close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Шахматы игра и жизнь Крогиус Н.В. (www.PhoenixBooks.ru)

код для вставкиСкачать
Шахматы
Н.В. Крогиус
Ш А ХМАТ Ы
ИГРА И ЖИЗНЬ
Ростов-на-Дону
еникс
2011
www.phoenixbooks.ru
УДК 794
ББК 75.581
КТК 5780
К83
Книга печатается
в авторской редакции
Крогиус Н.В.
К83
Шахматы : игра и жизнь / Н.В. Крогиус. —
Ростов н/Д : Феникс, 2011. — 375 с. : ил, [8] л. ил. —
(Шахматы)
ISBN 978-5-222-17777-8
Книга международного гроссмейстера, заслуженного
тренера России, доктора психологических наук Н.В. Крогиуса предназначена как для широкого круга интересующихся
шахматами, их теорией, историей и психологией, так и для
специалистов — спортсменов и тренеров.
В книге приводятся воспоминания автора — чемпиона
Европы, двукратного чемпиона России, победителя многочисленных международных турниров, знаменитого тренера,
вице президента ФИДЕ о встречах с выдающимися шахматистами, государственными деятелями, сложных и зачастую
конфликтных отношениях, существующих в спорте высших
достижений.
Автор рассказывает о ряде крупнейших шахматистов разных лет, в том числе о десятом чемпионе мира Б. Спасском,
тренером которого Н. Крогиус был в момент завоевания им
высшего титула.
Часть книги посвящена вопросам психологии шахмат, в
которой автор является одним из общепризнанных мировых
авторитетов.
Кроме того, идет речь о негативных тенденциях в поведении некоторых шахматистов, возникающих из-за их чрезмерной амбициозности и эгоизма, что типично не только
для мира шахмат, но и для любой человеческой деятельности, в которой присутствует конфликт.
УДК 794
ББК 75.581
ISBN 978-5-222-17777-8
© Крогиус Н.В., 2010
© ООО ЛИЦ «Экслибрис», 2010
© Оформление: ООО «Феникс», 2010
www.phoenixbooks.ru
От автора
Людям достался чудесный дар — шахматы. Эта мудрая
древняя игра на протяжении веков восхищает, учит и вдохновляет многочисленных поклонников.
Важно сохранить и упрочить тот авторитет, который
приобрели шахматы в духовной жизни народов. Особенно
актуальна эта задача сейчас, когда классические шахматы
пытаются подменить лихорадкой блица, коммерческими
шоу, а то и просто откровенной пошлостью.
Автор неизменно выступал против подобных кульбитов,
полагая, что только опора на классические шахматы, как
первооснову, может обеспечить прогрессивное развитие
мира шахмат.
В настоящей книге представлены работы, издаваемые
впервые, а также некоторые материалы прошлых лет, пересмотренные в соответствии с изменившейся обстановкой и некоторыми новыми данными. Автор надеется, что
обсуждаемые проблемы будут интересны широкому кругу
любителей шахмат.
Выражаю большую благодарность земляку — саратовскому шахматному литератору и тренеру Алексею Ивановичу Гуляеву за дружескую помощь в подготовке данного
издания.
Николай Крогиус
www.phoenixbooks.ru
4
ШАХМАТЫ: игра и жизнь
I
ВОСПОМИНАНИЯ
Осенью 1942 года мы с мамой и бабушкой жили в селе
Синодском Саратовской области. Через наше село проходил старинный тракт Казань — Астрахань. В те сентябрьские дни по тракту войска шли на фронт, к Сталинграду.
Привал делали за околицей села. Мы, мальчишки, крутились возле военных и после их ухода собирали окурки.
Сами еще не курили, но знали: главными ценностями в то
время были табак и водка.
Помню, набрав банку табака, я пошел в сельпо, чтобы
поменять «добычу». Но полки магазина, увы, были пусты.
Пылился лишь комплект шахмат. Пришлось их взять. С этого все и началось. Потом обычный путь — школьные соревнования, занятия в саратовском Дворце пионеров и т. д.
В 1944 году пришел в шахматный кружок Дворца пионеров, где стал постигать азы шахмат под руководством Серафима Вениаминовича Свечникова. Став перворазрядником,
начал заниматься у Николая Константиновича Аратовского. Группа молодых шахматистов собиралась по вечерам в
спортзале, что во дворе Дома учителя на Радищевской.
Было тесно, порой холодно. Тускло светила лампочка,
но занятия пролетали как миг — настолько было интересно. Свой педагогический подход Н. Аратовский мог
выразить в следующих словах: «Хочу воспитать учеников,
которые умели бы самостоятельно мыслить». Думаю, что
это ему удавалось. На его занятиях мы, как правило, самостоятельно разбирали собственные партии. Н. Аратовский
умело направлял обсуждение. Привлекала и личность Николая Константиновича, человека прямого, ответственного
и доброжелательного.
Вспоминается история, подлинные события которой
стали мне известны много позже. Осенью 1947 года меня
www.phoenixbooks.ru
I. Воспоминания
5
пригласили на чемпионат одного спортивного общества в
Москве. Это была редкая для тех лет удача — участвовать в
турнире, где можно было стать кандидатом в мастера (что
тогда было не менее весомо, чем сегодня мастерское звание). Конечно, я мечтал о поездке. Мне казалось, что это
чуть ли не вопрос жизни. Но... Я был учеником десятого,
выпускного класса 19-й мужской школы (в те годы было
раздельное обучение). Учился я средне, поэтому учителя и
слышать не хотели о моем выезде на турнир.
Хлопоты мамы и спорткомитета успеха не принесли.
В отчаянии я стоял около учительской, где шел решающий
для меня педсовет, понимая, что надежды нет никакой.
И вдруг узнаю: отпустили!!! Оказывается, Павел Акимович Ерохин, директор школы, внезапно заявил на совете:
«Пусть едет, потом догонит то, что пропустил».
На турнире в Москве я разделил первое место и выполнил норму для получения разряда «кандидат в мастера».
Спустя много лет я спросил Павла Акимовича: «Как же
вы решились меня отпустить? Я ведь помню, как много
хлопот доставлял вам на уроках...» — «Ко мне приходил
Аратовский. Мудрый он человек», — ответил директор.
Круг моих знакомых был широк и весьма разнообразен — от глав государств до «постояльцев» новосибирской
тюрьмы, где я проводил сеанс одновременной игры. Столь
широкий диапазон сложился благодаря шахматам. Древнюю игру любят все — министры и рабочие, юноши и
старцы, русские и немцы. Встречи с самыми именитыми
людьми состоялись у меня в период, когда я возглавлял
Управление шахмат Госкомспорта СССР и был вице-президентом международной шахматной организации ФИДЕ
(1981–1990).
Я готов рассказать о многих интересных людях из разных сфер жизни, но хотелось бы начать с ученых.
Я близко знал замечательного советского психолога
Б. Ананьева, хирурга Ф. Углова, конструктора систем космической радиосвязи Ю. Быкова, встречался с физиками
Ж. Алферовым и Б. Понтекорво и другими корифеями.
Очень памятны мне годы, проведенные в Саратовском
университете. Мне посчастливилось работать вместе с
www.phoenixbooks.ru
6
ШАХМАТЫ: игра и жизнь
такими высококлассными специалистами, как психологи
Р. Тугушев, И. Стрелкова, Р. Селиванова, Е. Гарбер, историк А. Аврус, биолог В. Игнатов.
Нередко провинция робеет перед столицей. Не миновал
сего и Саратов. Не знаю, как сейчас, а в прошлом явно
недооценивали научный потенциал Саратовского университета. И напрасно. Для примера замечу, что уровень
подготовки саратовских психологов в 1970–1980-е годы не
уступал уровню выпускников психологического факультета
МГУ. Это признавали и московские профессора.
Помню встречи с политическими деятелями: Г. Алиевым, Е. Примаковым, К. Мазуровым, П. Демичевым,
Э. Хонеккером, Я. Кадаром, Имельдой Маркос и др. Из
них лучшим шахматистом был Янош Кадар — играл в силу
кандидата в мастера.
Особое уважение вызывали у меня Е. Тяжельников и
Е. Лигачев. Первый совершил немало добрых дел для развития культуры, искусства и спорта (и, в частности, для
шахмат). Евгений Тяжельников сочетал в себе качества
руководителя крупного масштаба с человечностью и простотой. Многим людям он помог в трудную минуту. К сожалению, об этом редко вспоминают.
Егора Кузьмича Лигачева преимущественно интересовали вопросы развития массовых шахмат и их роль в формировании у молодежи положительных свойств мышления
и характера. Он меня подробно об этом расспрашивал.
После окончания юбилейного чемпионата СССР (Москва,
1987) Егор Кузьмич сказал: «Будем готовить Постановление ЦК КПСС о развитии шахмат в стране». Конечно, это
открывало перед шахматами широкие перспективы. В проекте, который готовил я (от Госкомспорта СССР), предусматривалось открытие новых шахматных клубов и детских
школ, повышение зарплаты тренерам, введение преподавания шахмат в пединститутах, значительное увеличение
количества молодежных и командных соревнований и т. д.
Было согласовано финансирование проекта.
Однако в заманчивые планы вмешался злой рок — вернее, М.С. Горбачев. Буквально накануне предварительного
обсуждения проекта в ЦК Е.К. Лигачева сняли с поста
главного идеолога и «бросили» на сельское хозяйство.
www.phoenixbooks.ru
II. О шахматистах
53
II
О ШАХМАТИСТАХ
Кто вы, гроссмейстер Спасский?
Многие люди, впервые встретившиеся со Спасским,
отмечали, что он сразу же вызывал симпатию своей располагающей внешностью, доброжелательным и деликатным
обращением, мягкой улыбкой. И это впечатление не было
обманчивым.
Как правило, Борис Васильевич стремился делать людям
добро. В силу своих возможностей он многим помог, причем в самых разнообразных жизненных ситуациях: одних
поддержал материально, за других хлопотал перед властями,
третьих ободрил участием и толковым советом. Б. Спасский
не раз выступал в защиту гонимых и обиженных.
Помню, как тепло приветил он пожилого бедолагу-армянина Аркадия (кстати, во время своего матча с Т. Петросяном). Гораздо более известны его обращения в защиту
культурного наследия России и письмо президенту Дж.
Бушу, касающееся судьбы Р. Фишера. Все эти «разнокалиберные» эпизоды — явления одного порядка, отражающие
моральное кредо Б. Спасского.
После второго матча с Р. Фишером (Югославия, 1992)
Борис Спасский оказался обладателем более полутора миллионов долларов. На вопрос о том, на что потрачены эти
деньги, он ответил так: «Полмиллиона съели французские
налоги. Потом, мне совершенно неинтересно лежать в гробу с пачками денег. Какие-то деньги оставил в семье, а на
остальные купил восемь квартир своим родным и друзьям».
Добавим, что указанные квартиры находятся в России — в Москве и Петербурге и что вряд ли в деяниях
www.phoenixbooks.ru
54
ШАХМАТЫ: игра и жизнь
отечественных чемпионов мира можно найти похожий
поступок.
Любопытно отношение Б. Спасского к соперникам в
шахматных соревнованиях. Не секрет, что современные
шахматы, особенно на профессиональном уровне, являются примером острого и бескомпромиссного межличностного конфликта. Порой встречающиеся в печати идиллические рассказы о «друзьях-соперниках», которые чуть
ли не готовы помочь друг другу проявить свое искусство
в товарищеском споре на 64-клеточной доске, лишены
основания.
В действительности развивается жесткая, а нередко и
жестокая борьба, мобилизующая весь комплекс духовных
и нервных сил человека. Указывают, что шахматы нередко
вызывают неприязнь к противнику.
Эти суждения справедливы и часто отражают мысли и
чувства шахматиста в процессе состязания. Г. Левенфиш
говорил: «Мне не нужны друзья-партнеры. Для стимула в
игре мне необходим только образ врага». Интересно следующее высказывание С. Флора: «Михаил Ботвинник —
это человек, для которого — пусть и за шахматным столом
напротив сидит брат, лучший друг, тренер — этот сидящий
на время партии становится врагом. И относится он к своему противнику как к врагу, со всеми вытекающими отсюда последствиями».
Часто острое противоборство за доской сопровождалось
возникновением неприязненных, а иногда и враждебных
отношений между шахматистами. Укажем на следующие пары: Тарраш — Эм. Ласкер, Нимцович — Тарраш,
Алехин — Капабланка, Бронштейн — Ботвинник, Корчной — Петросян, Корчной — Карпов, Каспаров — Карпов,
Топалов — Крамник. Число подобных примеров нетрудно
увеличить.
Борис Спасский может быть отнесен к тем немногочисленным представителям шахматной элиты, которые
за доской не видели в партнере врага и не ввязывались в
психологические войны после игры. Б. Спасский сохранил
корректные отношения с Т. Петросяном и А. Карповым, а
дружеские с П. Кересом и даже Р. Фишером.
www.phoenixbooks.ru
II. О шахматистах
55
Трудный, амбициозный характер Р. Фишера был «притчей во языцех». Он никому не доверял... кроме Спасского.
Борис, не поступаясь собственным достоинством, сумел
наладить откровенные и взаимоуважительные отношения
с американским чемпионом.
В ряде случаев казалось, что, придерживаясь недостаточно жесткой позиции, Спасский вредит сам себе. Так,
например, в 1972 году в ответ на «фокусы» Фишера он мог
не играть матч и покинуть Исландию, сохранив мировую
шахматную корону.
Может быть... Но тогда нет ответа на вопрос — достиг ли
бы Спасский тех же вершин, обладая другим характером?
С шахматистами, с которыми прямой конкуренции
не было, а также с другими людьми Б. Спасский вел себя
как порядочный, честный и незлой человек. Мир элитных
шахмат иногда сравнивают с банкой, полной пауков, поедающих друг друга. Если даже эта характеристика лишь
отчасти справедлива, то жизненный путь Б. Спасского не
имеет с ней ничего общего.
Он никого не подставлял, доносов не писал, в какихлибо заговорах и интригах не участвовал, ссор и скандалов
избегал. Спасскому завидовали, порой критиковали, но
никто не мог сказать, что он причинил умышленное зло
кому-либо.
Таков Борис Спасский по отношению к другим людям.
Гораздо труднее познакомиться с его внутренним «я»,
отношением к самому себе. Здесь он, в лучшем случае,
лаконичен. Любые попытки вызвать на откровенность,
«поговорить по душам» жестко пресекались. Как правило,
Борис Васильевич держал дистанцию в общении с другими
людьми. Особенно это было заметно при контактах с любопытными журналистами.
Американский писатель, классик детективного жанра
Роберт Ладлем заметил: «Никогда не давайте объяснений
без крайней необходимости». Десятый чемпион мира
обычно следовал этому совету. Однажды он подчеркнул:
«Я всегда старался держать с людьми дистанцию. Знаете,
как это бывает — братание, а на следующий день нож в
спину. Это не мой стиль».
www.phoenixbooks.ru
120 ШАХМАТЫ: игра и жизнь
III
О ПСИХОЛОГИИ ШАХМАТ,
ЭСТЕТИКЕ И ПРОБЛЕМАХ
КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ
Шахматный образ
Шахматное мышление в значительной степени образно.
Но что же понимается под «шахматными образами», какими характерными особенностями они обладают?
В определении понятия «шахматный образ» нет единого
мнения. Физиолог В.Б. Малкин отмечал: «Опытным шахматистом в процессе игры накоплено большое количество
шахматных образов, иначе говоря, типовых позиций, по
поводу которых он имеет сложившуюся оценку. Эти позиции и являются весьма существенными элементами языка,
которым мастер творит свои «поэмы». Расчет вариантов в
процессе игры необходим, прежде всего, для перехода из
одной типовой позиции в другую».
Из этого высказывания видно, что главным признаком
образа автор считает обобщенный элемент (оценку типичной позиции), а конкретные позиции, возникающие в процессе установления взаимоотношения между отдельными
элементами ситуации (например, при расчете), не относит к
образам. Здесь не учитывается и наглядная сторона образа.
Аналогичных взглядов придерживаются и другие исследователи (например, Р. Рети). Для доказательства того, что
наглядные элементы носят в мышлении шахматиста подчиненный характер, приводятся высказывания З. Тарраша
и С. Розенталя.
«Истинный любитель шахмат, мысли которого всецело
поглощены планом и комбинациями, возникающими в
www.phoenixbooks.ru
III. О психологии шахмат, эстетике... 121
процессе игры, в отличие от новичка, видит не деревянную
фигуру с лошадиной головой, но фигуру, которая обладает
присущим ей ходом коня, которая эквивалентна примерно
трем пешкам, которая готовится начать решительную атаку
и т. д. Любитель не видит деревянную куколку, не видит, из
чего она сделана, он видит только значение этой фигуры
как коня. Чем более мысль углубляется в комбинации, тем
менее глаза замечают материал шахматной доски и фигур.
Все внимание шахматиста сосредоточивается внутренне
в нем самом, и его взгляд, который случайно падает на
внешние предметы, не отдает себе отчета в их природе. Вот,
например. Я не могу сказать, были ли шахматные доски,
употреблявшиеся на турнире с моим участием в Дрездене
(1892 г.), из дерева или картона, но я могу наизусть воспроизвести на доске почти все партии, которые я там сыграл», — писал З. Тарраш.
Французский мастер С. Розенталь поделился с известным психологом А. Бинэ следующими мыслями: «Вы
спрашиваете меня о зрительном воображении? Мой ответ
зависит от смысла, который придается этому слову. Я вижу
шахматную доску, как видят улицу, по которой проходят, не
обращая на нее внимания. Когда вы открываете ваш шкаф,
вы знаете, где находятся все вещи, хотя вы и не видите их
все. То же самое и в отношении ходов, сделанных на шахматной доске».
В приведенных высказываниях достаточно ясно показывается значение моментов обобщения, абстракции в
мышлении шахматиста. Но можно ли на основании этого
говорить о противоположности наглядного и понятийного,
единичного и общего в шахматном мышлении?
Мы придерживаемся мнения, что шахматный образ всегда представляет собой в той или иной степени обобщение.
Но обобщающие моменты нельзя отделить от их наглядной
основы. Они возникают как отражение предметного содержания ситуации. В процессе формирования шахматного
образа происходит отбор элементов воспринятой ситуации. В образе воспроизводятся благодаря этому не все,
а лишь наиболее существенные элементы.
«Тот или иной момент в представлениях отражается в
общей структуре познания субъектом объекта и приобре-
www.phoenixbooks.ru
122 ШАХМАТЫ: игра и жизнь
тает то или иное место в этой структуре в зависимости от
своего объективного значения для самого предмета, а в
определенных случаях — для деятельности субъекта», —
писал академик Б.Г. Ананьев.
Приняв это положение, нетрудно заметить, что ни
З. Тарраш, ни С. Розенталь не отвергают наглядной стороны мышления шахматиста, а лишь описывают отбор существенных элементов и отбрасывание малозначимых (так,
они не замечают величину, форму материал доски и фигур,
а выделяют в сознании функциональные особенности фигур и полей, траектории их возможных перемещений).
Таким образом, поля и фигуры отражаются в сознании
не сами по себе, а как носители смыслового содержания
ситуации. В шахматных образах рельефно наблюдается
единство абстрактного и конкретного, чувственного и логического, так как идея, оценка непосредственно выражаются в определенных ходах и вариантах.
А. Алехин также обратил на это внимание. Он писал:
«Играющий не пытается воспроизвести перед своими
глазами всю доску с ее белыми и черными клетками... но
припоминает только какой-нибудь характерный ход, конфигурацию части доски».
Показательно упоминание о «характерном» ходе, т. е.
о конкретном, наглядном элементе, который выступает в
роли носителя смыслового содержания, оценки позиции.
Это принципиальное положение о взаимосвязи чувственного и логического в структуре образного мышления
подтверждается результатами наших наблюдений и экспериментов.
Было установлено, что мастер, проводящий сеанс одновременной игры на 25–30 досках, как правило, немедленно обнаруживает отсутствие фигуры, нарочно снятой
играющим с доски. Из бесед с мастерами и экспериментов выяснилось, что мастера не запоминают буквального
расположения фигур во всех партиях, но в каждой из них
руководствуются определенным смысловым содержанием:
планом, идеей тактической операции. Обдумывая позицию
со снятой с доски фигурой, мастер обнаруживает несоответствие прошлой оценки с настоящей. Начинаются поис-
www.phoenixbooks.ru
254 ШАХМАТЫ: игра и жизнь
IV
ОБ ОЦЕНКЕ ДОСТИЖЕНИЙ
ШАХМАТИСТОВ
По монаршему слову
В средние века гроссмейстером, или великим магистром, именовался глава католического духовно-рыцарского ордена. Он избирался рыцарями пожизненно, однако
вступал в должность лишь после утверждения выборов
римским папой. В наши дни слово «гроссмейстер» прочно
вошло в обиход как само собой разумеющееся. Но каково
происхождение этого титула применительно к шахматам?
Называть сильнейших шахматистов гроссмейстерами
стали в первой четверти прошлого столетия. Кто впервые
ввел в употребление это звание для шахматистов — до
недавнего времени оставалось тайной. Поэтому большой
интерес представляли исследования, проведенные сотрудниками немецкого журнала «Europe Rochade». На поиски
их натолкнул любопытный казус — читатель Х. Опферман
прислал в редакцию разгневанное письмо с вопросом:
«Почему на страницах вашего журнала Л. Пахман именуется гроссмейстером, а А. Нимцович лишь «маэстро»?»
Поклоннику А. Нимцовича ответили, что в те времена
(1911–1912 годы), которые описывает Л. Пахман, титул
маэстро употреблялся по отношению к наиболее признанным шахматным авторитетам. Так называли не только
А. Нимцовича, но и Эм. Ласкера, Х.Р. Капабланку, М. Видмара, О. Дураса и некоторых других. Но этим ответом не
ограничились: поиск возникновения гроссмейстерского
звания продолжался.
www.phoenixbooks.ru
IV. Об оценке достижений шахматистов 255
Выяснились любопытные факты. Оказывается, в
1914 году в Петербурге, во время проведения большого
международного турнира, обращаясь к участникам финального этапа Эм. Ласкеру, Х.Р. Капабланке, А. Алехину, З. Таррашу и Ф. Маршаллу, император Николай II
(по-видимому, впервые) назвал выдающихся шахматистов
гроссмейстерами. Так, по монаршей воле и царскому слову,
появился в шахматах этот титул!
В течение многих лет после Петербургского турнира
видные шахматисты именовались гроссмейстерами в прессе нерегулярно и весьма произвольно, нередко в зависимости от субъективных пристрастий обозревателей. Так,
в 30-е годы Г. Штальберга и А. Лилиенталя называли то
гроссмейстерами, то мастерами.
Первую попытку упорядочить ситуацию и ввести ее в
официальные рамки сделали в нашей стране. В 1927 году
5-й Всесоюзный шахматный съезд учредил звание гроссмейстера СССР. Первым его обладателем стал в 1929 году
Б. Верлинский, одержавший победу в VI чемпионате страны. Но в 1931 году звание отменили, и Б. Верлинский вернулся в ряды мастеров.
В 1935 году гроссмейстерский титул был вновь учрежден. За успех во 2-м Московском международном турнире
(дележ 1–2-го мест с С. Флором) гроссмейстером СССР
стал М. Ботвинник. С него и велся официальный счет обладателей этого звания. Гроссмейстерский билет №2 получил Г. Левенфиш (за ничейный результат в матче с Ботвинником в 1937 году), №3 — А. Котов (за второе место вслед
за Ботвинником в XI первенстве СССР, 1939).
Вероятно, читателям, особенно молодежи, будет небезынтересно познакомиться со списком первых тридцати
советских гроссмейстеров (приводятся даты присвоения
звания): П. Керес, И. Бондаревский, А. Лилиенталь (1940),
В. Смыслов (1941), С. Флор (1943), И. Болеславский
(1945), В. Рагозин (1946), Д. Бронштейн (1948), Ю. Авербах, Е. Геллер, Т. Петросян, М. Тайманов (1952), А. Толуш
(1953), Б. Спасский (1955), В. Корчной (1956), М. Таль
(1957), Р. Холмов (1960), Е. Васюков (1961), Л. Полугаевский, В. Симагин, Л. Штейн (1962), В. Антошин (1963),
www.phoenixbooks.ru
374 ШАХМАТЫ: игра и жизнь
Содержание
От автора................................................................................3
I. Воспоминания .....................................................................4
Первые послевоенные ...................................................... 16
Встречи на шахматном пути ............................................. 20
Запретная рокировка ........................................................ 27
Антикварная ценность турнира........................................ 28
Зимний вечер в Сибири .................................................... 29
Репрессированный ферзь ................................................. 30
Рижский подарок ко дню рождения ................................ 32
Выпивали, веселились... ................................................... 35
Радуйтесь, вас обокрали! .................................................. 36
Ваше превосходительство ................................................. 38
Партии-миниатюры.......................................................... 39
Сила пропаганды .............................................................. 49
II. О шахматистах ................................................................ 53
Кто вы, гроссмейстер Спасский? ..................................... 53
Философия борьбы ........................................................... 67
Тарраш-публицист ............................................................ 74
Романтик шахмат .............................................................. 78
Нужен ли психоанализ? .................................................... 82
Когда танки не прошли (Мастер и его школа) ................. 91
Уроки Бондаревского........................................................ 95
Мифы в истории шахмат
(«Миф первый — гонимый Гарри») .................................... 101
Встречи с Каспаровым .................................................... 107
III. О психологии шахмат, эстетике и проблемах
компьютеризации .......................................................... 120
Шахматный образ ........................................................... 120
www.phoenixbooks.ru
Содержание 375
Динамика мышления ...................................................... 124
Тактика борьбы ............................................................... 163
Vidi, vici... ......................................................................... 183
Пять признаков красоты
(Заметки об эстетике шахмат) ...................................... 195
Останется ли человек в шахматах? ................................. 206
Возраст шахматных успехов ........................................... 208
Психологическая инициатива ........................................ 226
IV. Об оценке достижений шахматистов ............................ 254
По монаршему слову ...................................................... 254
Апельсиновые рощи ....................................................... 256
Медвежья услуга
Эмануилу Ласкеру ........................................................... 261
Зевать продолжаем? (Риторический вопрос) ................... 264
V. Шахматы: «за» и «против» (Chess: pro et contra)............. 268
Школа творчества и воспитания .................................... 268
Отношение к другим ....................................................... 302
Отношение к себе ........................................................... 351
www.phoenixbooks.ru
Серия «Шахматы»
Николай Владимирович Крогиус
ШАХМАТЫ
ИГРА И ЖИЗНЬ
Ответственный редактор И. Жиляков
Редактор А.И. Гуляев
Технический редактор Л. Багрянцева
Компьютерная верстка В. Микизиль
Художник А. Вартанов
Корректоры Г. Бибикова, В. Югобашян
Сдано в набор 20.06.2010. Подписано в печать 30.09.2010.
Формат 84 u 108/32. Бумага офсетная.
Гарнитура Школьная. Печать офсетная.
Усл. печ. л. 20,16. Тираж 2500 экз.
Заказ
ООО «Феникс»
344082, г. Ростов-на-Дону, пер. Халтуринский, 80.
Отпечатано с готовых диапозитивов в ЗАО «Книга»
344019, г. Ростов-на-Дону, ул. Советская, 57.
www.phoenixbooks.ru
Автор
phoenixbooks
Документ
Категория
Методические пособия
Просмотров
113
Размер файла
97 Кб
Теги
phoenixbooks, www, www.phoenixbooks.ru, Книги издательства Феникс
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа