close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №10 октябрь 2012 г.

код для вставкиСкачать
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор раздела «Ближний круг»
Марина НЕФЕДОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор раздела «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Редактор раздела «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор раздела «Общее дело»
Екатерина САВОСТЬЯНОВА
Редактор раздела «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Корреспонденты:
Екатерина СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина СЕЧИНА
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 109004 Москва, ул. Станиславского,
д. 29, стр. 1
Телефон: (495) 912-91-19
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
Подписной индекс
по объединенному каталогу
«Пресса России» —
11805
по каталогу «Роспечать» — 46331
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
На первой странице обложки:
Фото Евгения Глобенко /
«Татьянин день» / Taday.ru
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 5
Япония. Вера и стойкость ...........................................................2
Как читать Евангелие ..................................................................7
Зачем читать Евангелие в группе ...............................................8
Настигнуты ли мы радостью? ....................................................12
Лицом или спиной: как складывался чин чтения Евангелия
на Литургии ...............................................................................15
Новые переводы открывают новые смыслы ...........................17
Чтение Евангелия как таинство ...............................................21
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам.
Мы сердечно благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша
постоянная благодарность и тем замечательным людям, которые финанси-
ровали журнал все предыдущие годы его существования, и новым постоян-
ным благотворителям. Их имена указаны в колонке слева, и вы можете за
них помолиться.
«Нескучный сад» просит о помощи!
Судьба нашего журнала в
ваших руках!Если вы люби-
те наш журнал и хотите, чтобы
он существовал и дальше, вы
можете поддержать нас по-
жертвованием (квитанция на
стр. 6).
Православная Тува: храм-юрта и горловое пение ...................24
Из опыта русского антиклерикализма .....................................32
Церковь и государство: нецерковное дело? ............................35
Личный опыт: как я нашла духовного отца ...............................38
Патмос: остров Откровения ......................................................40
Разоблачение лжи ....................................................................44
Будущая профессия: ищу себя на поле возможностей ............49
Федорино счастье: жизнь и приключения
старосты храма .........................................................................52
Детский вопрос: он огрызается! ...............................................56
Есть ли жизнь в библиотеках ....................................................72
Дети русской эмиграции о революции 1917-го .......................77
Детали икон: как понимать серьгу ............................................81
Убить телевизор ........................................................................84
44 57
58 71
72 86
24 43
87 88
7 23
К закону о волонтерах: волонтер дикий и волонтер
прирученный .............................................................................58
Конверт в карман халата ..........................................................63
Объектив: за покупками в «Лавку радостей» ...........................66
«Милосердие.ру»: мечта —быть как все ..................................70
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
Сlassified
Напомним, что 3 марта 2010 года у по-
бережья Японии произошло сильнейшее
за последнее столетие землетрясение и
цунами, в результате которых погибли бо-
лее 150 тысяч человек, а еще 3 тысячи до
сих пор числятся пропавшими без вести.
Эпицентр землетрясения находился в
130 км восточнее города Сэндай. В Восточно-Сэндайской епархии
32 прихода, многие из них сильно постра-
дали. В Русской Церкви был объявлен
сбор средств в помощь Японии, всего на
счет Отдела по церковной благотвори-
тельности поступило 39 765 490,31 руб-
ля, 4410,20 доллара и 17 985,04 евро.
В 2011 году средства несколькими
траншами были перечислены Японской
Православной Церкви. В первую оче-
редь деньги пошли на оказание помо-
щи пострадавшим, некоторая часть
была отложена на реставрацию разру-
шенных храмов. В японском календаре есть особое
время поминовения усопших в июле-ав-
густе —«бон», которое длится три-четыре
дня. Как раз на этот период пришлась
наша поездка по Восточной епархии. Отправной точкой стал портовый го-
род Офунато, в котором церковь постра-
дала не сильно. На городском право-
славном кладбище были повреждены
многие могильные плиты, сейчас почти
все они отреставрированы. Прихожане
тут в основном занимаются рыболовным
промыслом, многие из них потеряли свои
дома и офисы, но несмотря на это стара-
ются изо всех сил помогать друг другу.
В момент когда мы приехали, люди съе-
хались со всей округи для освящения
плодов на Преображение. Сразу три ок-
рестных прихода: Сакари, Кэсэннума и
Исиномаки после Литургии и панихиды
на кладбище собрались в храме, чтобы
поблагодарить уходящего на покой свя-
щенника из Итиносеки отца Василия Та-
гути и отметить годовщину рукоположе-
ния протоиерея Марка Коикэ. Далее наш путь лежал через город
Ямада, в котором из-за возгорания бен-
зина, принесенного волнами цунами, до-
2
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Эхо событий
Япония
Япония. Вера и стойкость
В сентябре этого года
Святейший Патриарх
Кирилл посетил Японию,
в том числе епархии
Японской Православной
Церкви, пострадавшие
в 2010 году
от сильнейшего цунами.
Накануне патриаршего
визита в пострадавшем
регионе побывали
специальный
корреспондент «НС»
Масако АРИМУНЭ
и фотограф
Евгений ГЛОБЕНКО.
1
тла сгорела церковь Благовещения Пре-
святой Богородицы, на ее месте сейчас
стоит поклонный крест. В паре часов ез-
ды от этого места, в городе Мориока, мы
встретились с иереем Михаилом Тайна-
ка, который ведет переговоры о восста-
новлении ямадского храма. Стараниями
отца Михаила и прихожан пострадавший
храм в самой Мориока почти полностью
обрел свой прежний вид. Отец Михаил,
так же как и многие православные япон-
цы, считает, что после этой трагедии мно-
гое изменилось в сознании людей: они
стали более внимательны друг к другу.
В городе Итиносекистоит старый де-
ревянный храм Вознесения Господня, ку-
да ходит восемь семей прихожан (прихо-
ды в городках Восточной епархии
небольшие). Настоятель отец Марк Кои-
кэ, с которым мы познакомились на Пре-
ображение в Офунато, радушно нас при-
нял. Храм в Итиносеки не пострадал, но
хлопот хватает — на плечах у батюшки де-
вять приходов (обычно от трех до пяти).
В городе Кэсэннума нас встретили
пожилые супруги Тю и Утако Тиба и их
дочь и внучка. Во время цунами их дом
был разрушен, поэтому они переехали в
приходской дом вблизи храма Воскресе-
ния Господня. Глава семьи, 81-летний Тю
Тиба, рассказал нам о себе: по проис-
хождению он из Сакари из семьи первых
японцев-православных, на его дедушку
рассчитывал «Николай-сан» как на осно-
ву церкви в Сакари, а сам Тю родился в
Токио, где служил его отец. Бодрый ста-
рик вспоминал, как трудно было быть
христианином в довоенной школе в сто-
лице, рассказывал об англиканской цер-
кви и университете при ней, рядом с ко-
торыми он жил, о работе в аптеке, куда
он устроился после школы. В общем, он
рассказал нам всю свою жизнь. Но когда
речь зашла о том дне, когда пришло цу-
нами, он вдруг замолчал. Вместо него
его дочь Фуми сказала: «Папа ничего не
помнит о том дне. В тот момент он сидел
один в магазине-аптеке на первом эта-
же своего дома. Когда в дом ворвались
морские волны, он бросился наверх. Мо-
крый и замерзший (в Японии в марте
еще очень холодно. — Ред.), он провел
много часов в одиночестве, ожидая, ког-
да его спасут, пока наконец его не нашел
мой муж. Моя мама в этот момент нахо-
дилась в больнице с пневмонией, я ее
навещала, а все трое наших детей были в
школе. Сначала мы спаслись отдельно в
3
1. В городе Ямада на месте, где теперь поклонный крест, стояла церковь Благовещения
Пресвятой Богородицы, которая сгорела из-за возгорания бензина, принесенного цунами
2. «Волны цунами остановились в нескольких метрах от храма Воскресения в городе Кэ-
сэннума», — объясняет Тю Тиба, прихожанин храма
3. Церковь Вознесения Господня города Офунато, к счастью, не сильно пострадала. Буду-
щий равноапостольный Николай Японский посещал это место в 1885 году. Также имеются
упоминания в его дневниках об этом месте
4. Исторический памятник города Офунато — верстовой столб. По шоссе, где он стоял, не-
сколько раз проходил или проезжал святой равноапостольный Николай, объезжая приходы
2
3
4
4
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
1. Верующие с острова Сахалин в знак поддержки прислали в Сэндай гирлянду из
бумажных журавликов
2. Кэнъити Сасаки из Исиномаки выписывает имена погибших прихожан
3. Сэцуко Йонэсато, прихожанка церкви в Исиномаки, потеряла мужа и сына и до
сих пор не может оправиться после трагедии. Она переехала в Токио и теперь хо-
дит в церковь Николай-до
4. Потемневший от волн цунами крест (справа) показала Утако Тиба в Кэсэннума.
Слева — такой же, но новый крест
5. Супруги Тиба потеряли все, кроме жизни, и переехали в приходской дом при
церкви Вознесения Господня в Кэсэннума. Тиба — бодрые и общительные стари-
ки, любят посещать разные храмы. Они с нетерпением ждали приезда Патриарха
Кирилла
1
2
3
4
разных убежищах и лишь спустя полтора
месяца смогли воссоединиться». Тут Тю-
сан наконец улыбнулся и сказал: «Мы,
слава Богу, спаслись, устроились здесь в
доме прихода, хотя он был давно необи-
таемым. У нас тут хорошо. Жалко мне
всех, кто в Фукусиме, там еще радиация».
Город Исиномаки наиболее постра-
дал от цунами. Здесь погибло больше
всего православных, хотя сам храм (до-
мовый) остался цел. Нас приняли пред-
ставитель прихода Петр Кэнъити Сасаки
и несколько прихожан. Они вспоминали
те страшные события. Петр Сасаки убе-
гал от волны на собственной машине в
сторону гор. Дорога заняла минут трид-
цать, но ему показалось намного дольше.
«Я ни о чем не мог думать в этот момент,
просто повторял сотни раз: “Господи по-
милуй”», — говорит он. Иоанн Юкио Эндо
плавал в волнах цунами, уцепившись за
доску, преодолевая страх и желание
смерти. Он смог говорить об этом страш-
ном моменте лишь совсем недавно. Уже потом, в Токио, мы познакоми-
лись с еще одной прихожанкой из Исино-
маки — Сэцуко Йонэсато. В тот день она
была на работе в ресторане у реки, муж
Андрей Кимисато сидел дома, сын Феодо-
сий Хаджимэ был на работе на автозаво-
де. Сэцуко еле успела убежать от воды,
поднимающейся вверх по течению реки
на высоту четырехэтажного здания, а
муж и сын... Она искала их изо дня в день
по убежищам, временно оборудованным
в школах и парках. Через месяц до нее
дошла весть, что обнаружилось тело му-
жа. А через три месяца нашли тело сына.
Спустя полтора года Сэцуко физически
поправилась, но то и дело вдруг сжимает-
ся сердце, например, в ванне мелькнет
мысль: «Как им тяжело и мучительно бы-
ло в мутной холодной воде, а я в такой чи-
стой и теплой воде купаюсь! Бедные
мои!» И муж Андрей, и их единственный
сын Хаджимэ были глубоко верующими.
Когда нашли Хаджимэ, его опознали по
кресту и складной иконке, которые он
всегда носил с собой. Так мы стали свидетелями того, как в
пострадавших приходах прихожане по-
степенно осваивают обычную жизнь и
наконец находят силы поделиться опы-
том пережитого испытания. Православ-
ные японцы молятся об упокоении по-
гибших и обо всех единоверцах со всего
мира, которые оказали им огромную по-
мощь пожертвованиями и молитвами.
5
5
МОЛИМСЯ О ЗДРАВИИ Андрея, Екатерины, Надежды и Виктора, Надежды, Екатерины, Василия, Алексея, Светланы, Антона, а также всех наших жертвователей, имена которых нам неизвестны
Благодарим всех наших жертвователей, которые поддержали наш просветительский проект в августе!
АНО «Издательский центр «Нескучный сад»
р/с 40703810638040005271
Сбербанк России ОАО г. Москва
к/с 30101810400000000225
БИК 044525225 ИНН 7706541910 КПП 770601001
АНО «Издательский центр «Нескучный сад»
р/с 40703810638040005271
Сбербанк России ОАО г. Москва
к/с 30101810400000000225
БИК 044525225 ИНН 7706541910 КПП 770601001
Как читать Евангелие
— Не читаешь каждый день, постоянно?
Ну, милая моя, что же ты хочешь? Еван-
гелие надо читать всю жизнь!»
И ведь вроде бы —читаем, и даже зна-
ем события и притчи. Но почему-то в
жизни ничего особо не меняется.
Меняется или не меняется —не нам су-
дить, потому что чтение Евангелия —
это тоже своего рода таинство, считает
протоиерей Георгий Климов, препо-
даватель кафедры библеистики
МДАиС. О разных способах прочтения
Евангелия —от буквального до аллего-
рического и мистического, о том, всем
ли эти способы по силам, —в Теме но-
мера.
Сейчас появилась традиция читать
Евангелие в группах. Не просто «из-
учать Писания», привлекая эксперт-
ные мнения, а читать Евангелие с
людьми малознакомыми, которым ча-
сто и поделиться-то нечем по поводу
иного трудного отрывка. Зачем это
нужно? Свою точку зрения в коммен-
тарии высказывает протоиерей Ген-
надий Фаст. А о том, какие виды еван-
гельских групп вообще бывают и что
делать, если хочется такую группу ос-
новать, — в расследовании коррес-
пондента «НС» под названием «Разум и
чувства».
Вопрос «как читать Евангелие?» вклю-
чает и вопрос «что читать?», когда мы го-
ворим о его переводах. Тем более что в
последнее время их становится все
больше. Некоторые подвергаются кри-
тике. Но может ли вообще быть один
эталонный перевод Библии? Размыш-
ляет Михаил Селезнев, член библей-
ской группы Синодальной библей-
ско-богословской комиссии.
И наконец, как читать Евангелие в хра-
ме? Лицом к алтарю или лицом к наро-
ду? Давний спор. Рады сообщить, что
здесь нет ровно никакой дискуссии, ко-
торая имела бы каноническую почву.
Почему — отвечают протоиерей Вла-
димир Хулап, завкафедрой церков-
но-практических дисциплин СПбДА,и
протоиерей Владислав Цыпин, зав-
кафедрой церковно-практических
дисциплин МДАиС.
Тема номера
«А ты Евангелие-то читаешь?— спрашива-
ет батюшка, когда начинаешь говорить
ему о трудностях жизни. 7
Фото Екатерины Степановой
Между строк
Ходить на групповое чтение Еванге-
лия я стала случайно: у нас на приходе, в
храме Покрова Богородицы в Красном
Селе, организовалась группа волонте-
ров, помогающих бездомным. И по по-
недельникам мы решили проводить ор-
ганизационное собрание. Среди нас
были люди малоцерковные. Да, впро-
чем, и для церковных требовалось ка-
кое-то духовное объединение. Чтобы мы
ни на секунду не забывали, ради Кого
мы этим занимаемся. На собраниях мы
стали читать Евангелие. Оказалось, что
это удивительно сосредотачивает. И за-
ставляет взглянуть на бесконечно зна-
комый текст по-новому. Я была совер-
шенно уверена в том, что встречи по
изучению Писания везде проходят оди-
наково — как наши, разумеется. И с
удивлением обнаружила, что это совер-
шенно не так.
Сотрудник Центра духовного разви-
тия молодежи при Даниловом монасты-
ре и ведущий евангельских кружков Фе-
дор Ярмош убежден: разнообразие
необходимо. «Сейчас столько людей
пришло в Церковь, все они отличаются
внутренним миром, психикой, искания-
ми. Поэтому и Евангелие стоит изучать
разными способами. Во-первых, само-
му хоть раз прочесть весь текст. Во-вто-
рых, дома читать толкования. Плюс со-
браться с такими же, как ты, в
группе»,— считает Федор. Для себя он
разделяет группы по принципу отноше-
ния к познанию Бога: «Ведь зачем мы
читаем Евангелие? Ради того, чтобы
Тема номера
Как читать Евангелие
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
8
Разум и чувства, или Зачем читать
Евангелие в группе?
Что такое евангельские
группы? Корреспондент
«НС» Анна ПАЛЬЧЕВА
побывала на некоторых
из них и с удивлением
обнаружила, что они могут
строиться на совершенно
разных принципах. Так
как правильнее
совместно изучать
Евангелие и зачем это
нужно?
Фото Екатерины Степановой
9
встретиться со Христом. Возможно, это
слишком возвышенная фраза, но суть
сводится к этому». Ну а сами способы
познания могут отличаться друг от друга.
Например, в группах библеистского
толка акцент делается на правильном по-
нимании текста с научной точки зрения.
Здесь равно важны и версии перевода, и
историко-культурный контекст. Наша при-
ходская евангельская группа оказалась
именно из этой категории. Помимо сино-
дального перевода мы используем и
сравниваем между собой несколько ис-
точников. Церковнославянский, древне-
греческий, древнееврейский тексты. Ню-
ансы перевода дают возможность понять,
что же имелось в виду в спорных местах.
Какое такое достоинство Иуды вос-
принял апостол Матфей, например? Ес-
ли посмотрим в церковнославянский
текст, то обнаружим, что там написано
«епископство». Все сразу же встает на
свои места. Бывают и более сложные
случаи, когда приходится разбирать ис-
торический, ветхозаветный контекст,
привлекать лекции по богословию, свя-
тоотеческий комментарий и т. д.
Возможно, кому-то такой подход пока-
жется слишком рационалистичным —
мол, мы делаем вид, что все дело в словах,
а как же быть с высокими смыслами?
Пожалуй, такой кружок больше подойдет
для людей, склонных к интеллектуальному
исканию. Подобные собрания часто вы-
ливаются и в миссионерскую активность.
При этом от ведущего требуется большой
набор разносторонних знаний. Оптималь-
ным модератором для такого кружка ока-
жется священник.
Непререкаемые
авторитеты
В храме святого апостола Фомы на
Кантемировской чада иерея Даниила Сы-
соева продолжают дело своего наставни-
ка. Здесь явно готовят миссионеров: обя-
зательно учат отрывки из Нового Завета
наизусть, находят в тексте места, полез-
ные для ведения дискуссии с инославны-
ми. Чтобы вовлечь всех присутствующих
в обсуждение, ведущий Виктор Куприян-
чук придумал такую схему: вопросы по
тексту исходят не от него. Их задают друг
другу по цепочке. Мне пришлось выкру-
чиваться и отвечать на непростой вопрос
соседки справа. Зато потом пришлось —
уже над моим вопросом — поломать го-
лову девушке слева от меня. Таким обра-
зом выявляются сложные и спорные мес-
та в прочитанном отрывке. Точку в дис-
куссии ставит чтение толкования святых
отцов. При мне читали комментарии Фео-
филакта Болгарского.
Место из Писания, которое мы обсу-
ждали, было непростое — о том, что Иу-
да «низринулся, расселось чрево его и
выпали все внутренности его» (Деян. 1:
18). Так что же случилось с Иудой? Вер-
сий у нас было множество. Святитель
Феофилакт же со слов ученика апостола
по имени Папий приводит историю о
том, что дерево, на котором повесился
предатель, не выдержало его, и он не
смог удавиться. А заболел неизвестной
болезнью, от которой раздувался до чу-
довищных размеров, пока наконец не
лопнул. И в том месте по сей день стоит
страшная вонь. История эта потрясла
мое воображение. Все очень хотели ус-
лышать от ведущего комментарий. Но
тот сказал только, что у святителя Фео-
филакта есть ссылка, что Папий сам пе-
редает эту историю с чужих слов. Следо-
вательно, это лишь слухи. По правилам
кружка толкования святых отцов ком-
ментировать не положено. И мое любо-
пытство осталось неудовлетворенным. Федор Ярмош разъяснил мне, в чем
тут дело: «Группу храма апостола Фомы я
бы отнес к разряду библейской катехи-
зации. Там акцент делается именно на
познании через Духа Святого, действую-
щего в Церкви, прежде всего, через по-
знание толкований святых отцов. Ведь
Святой Дух — соавтор Божественного
Писания, Он действовал через богодух-
новенных авторов, которые создавали
Писание. Он же действовал и через свя-
тых отцов, которые толковали Писание.
И в этой группе акцент делается на по-
знании именно этого толковательного
аспекта. Такие кружки часто принимают
дидактический вид. Я считаю, что такого
рода кружки лучше вести священнослу-
жителю. Потому что к священнику люди
изначально склонны прислушиваться».
Струны души
В трапезной храма святой мученицы
Татианы при МГУ за чтением Евангелия со-
брались четыре девушки и два мужчины.
«Здесь я воспитываю в себе смирение, —
говорит Олег, внушительного вида человек
в летах. — Когда я сюда шел, я думал, вес-
ти кружок будет батюшка. А тут мало того
что не батюшка, так еще и девушка ведет!»
Руководит собранием Татьяна, катехиза-
тор из того же Центра духовного развития
молодежи. Уже третий год эта группа чита-
ет Евангелие от Луки — за одну встречу
разбирают стихов по пять. Зато как под-
робно! Прощупывают каждое слово, каж-
дую запятую. После молитвы Татьяна про-
сит Олега прочитать отрывок из Евангелия.
Затем каждый отвечает на стандартный
набор вопросов: что мне непонятно? что
меня поразило больше всего в этом тек-
сте? чему этот отрывок учит меня? Акцент
делается на личном восприятии текста. За два часа я узнала о собравшихся
массу информации. Кто из какой семьи,
кто откуда приехал и т. д. Потому что, раз-
бирая текст Писания, его прилагают не-
посредственно к своей жизненной си-
туации. Вот сейчас, в данную секунду я
поступаю по слову Евангелия или нет?
А как мне следует поступить завтра? Читая Евангелие дома, каждый огра-
ничен своим личным опытом. Здесь же
происходит взаимообмен. По мнению
Татьяны Зайцевой, при чтении Писания в
группе общение происходит сразу на
двух уровнях — с Богом и ближним, это
вертикальная и горизонтальная встреча
одновременно. «У каждого есть некий
внутренний фильтр. Казалось бы, ты уже
сто раз прочел этот отрывок и все толко-
вания наизусть знаешь. Но он от этого те-
бе не стал ближе. А тут ты вдруг услы-
шишь такую историю о том, что для
другого значит этот отрывок, что он, на-
конец, заживет и в тебе, и ты поймешь, о
чем это», —говорит Татьяна.
Мне так и не удалось выдавить из се-
бя ни слова. Почему-то стало казаться,
что мои переживания совершенно не
важны для других. Да и сказать было как-
то нечего. Мои сомнения развеял Миха-
ил: «Мне здесь не сразу понравилось. Но
я решил попробовать походить. Сначала
молчал, а с третьего раза как прорвало».
Впрочем, по опыту Татьяны, ведущей, не-
которых «прорывает» и с первого раза.
Все зависит от отношений в группе, от от-
крытости ее участников. Причем бук-
вально от каждого присутствующего.
Оптимальное количество членов
группы по опыту Татьяны — не более
12 человек. Если собирается больше
15 человек, ведущему уже сложно обо
всех позаботиться. Тогда начинаются
проблемы с «выскочками» — с теми, кто
Тема номера
Как читать Евангелие
10
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
всегда готов говорить. В таких случаях
необходимо устанавливать дисциплину.
Впрочем, и на той группе, где довелось
побывать мне, тоже действуют четкие
внутренние правила: собравшиеся не
перебивают друг друга, слово предос-
тавляется каждому, оценку (например,
это ерунда и т. д.) высказываниям друго-
го давать нельзя. Святые отцы и тут присутствуют за сто-
лом и задают общий вектор беседы. Точ-
но так же ведущий должен обладать зна-
ниями по библеистике. Но главным в этой
евангельской группе становится личный
отклик души на евангельский текст.
«Здесь мы делимся своими чувствами и
соображениями — а как же нам ту или
иную заповедь Христа в свою жизнь во-
плотить? И я бы назвал именно эти груп-
пы собственно евангельскими», — поды-
тоживает Федор Ярмош. Практикум
Собственно евангельские группы луч-
ше всего годятся для того, чтобы их вел
мирянин. Конечно, он должен знать осно-
вы катехизиса, прочитать заранее толко-
вания святых отцов. «Мне часто приходи-
лось сталкиваться с тем, что человек да-
же воцерковленный, но не прошедший
катехизацию не может оценить значение
отрывка в контексте, уловить его более
широкий смысл, а для этого нужно знать
не только Новый, но и Ветхий Завет», —
убеждена Татьяна Зайцева. При этом ве-
дущий группы никого ни в чем не настав-
ляет. Он скорее модератор, помогающий
другим высказаться, следуя его собствен-
ному примеру. Но подготовка дает воз-
можность вовремя отследить догматиче-
ские промахи, если такие возникнут.
Главное тут — не возгордиться и не
возомнить себя особенными, избранны-
ми. «Надо отдавать себе отчет в том, что
при чтении Евангелия у вас будет возни-
кать больше вопросов, чем верных отве-
тов на них. Важно не мнить о себе слиш-
ком много», — делится опытом Татьяна.
Если группа существует при приходе, та-
кого не происходит. Ведущий обычно на-
ходится в контакте со священником, и тот
следит за делами в общине. Если же груп-
па организована у кого-то дома, хорошо
получить благословение священника, что
поможет ощущать себя частью Церкви.
«Пока члены группы остаются полно-
правными членами Церкви, участвуют в
таинствах, они включены в нечто боль-
шее, чем свои собственные мысли, —
говорит Татьяна. —Но, конечно, чтение
Евангелия не должно затмевать собой
таинства, иначе есть риск скатиться в
сектантство». Если вы хотите организовать еван-
гельскую группу или присоединиться к
уже существующей, зайдите на сайт
http://predanie.ru. Тут собрана инфор-
мация по поводу большинства сущест-
вующих на территории России евангель-
ских групп. Там же есть и практические
материалы о том, как организовать
группу. На этом сайте вы найдете и свя-
тоотеческие толкования, и современ-
ные комментарии.
Более того, существуют группы, кото-
рые читают Евангелие по скайпу. Ис-
пользуя при этом функцию видеоконфе-
ренции. «Это очень удобно для тех, у кого
в городе нет евангельских групп, а необ-
ходимость в них есть», — говорит Татья-
на Зайцева.
Так что первое — найти единомыш-
ленников! Пусть даже и в скайпе. РЕКЛАМА
11
Зачем читать Евангелие с малознакомыми
людьми, которые часто знают не больше
моего и не могут поделиться ценной
интерпретацией трудного отрывка? Отвечает протоиерей Геннадий ФАСТ,
настоятель Градо-Абаканского собора святых
Константина и Елены (Республика Хакасия):
— Чтение Священного Писания можно сравнить с молит-
вой: есть молитва индивидуальная, а есть молитва совмест-
ная. Их нельзя противопоставлять. Чтение Писания в груп-
пе — это чтение Церковью, потому что группа — это Церковь
по слову Господа: «когда двое или трое собраны во Имя Мое,
там и Я посреди них» (Мф. 18: 20)». И в таком чтении важны
два момента. Первый —это совместное чтение слова Божия как трапе-
за. Конечно, можно и одному есть, но вообще-то трапеза пред-
полагает собрание людей. Есть трапеза евхаристическая,
есть трапеза слова Божия. И на нее люди собираются не для
того, чтобы пройти курс богословия. Курсы начинаются и за-
канчиваются, как курс в семинарии, в академии. А в таких
группах никогда ничего не кончается. Как причастие — чело-
век всю жизнь причащается. Чтение слова Божия — это пита-
ние Хлебом Жизни, Христом. Слово Божие объединяет людей,
так же как и трапеза Господня — Причастие. Это не означает,
что люди, собираясь для чтения Евангелия, видимым обра-
зом начинают общаться. Их общение не суетно, но оно помо-
гает открыть глубину другого. На евангельских встречах фор-
мируется единство людей во Христе, это совсем новый
уровень общения. Часто ли у наших прихожан слово Божие
становится поводом для встреч, разговоров? А в евангель-
ских группах это — норма. Вторая цель чтения Евангелия в группах — его изучение.
Совместная работа дает привычку, вкус, навык работы с тек-
стом и комментариями и в индивидуальном чтении. В группе
формируется евангельское умонастроение, евангельское по-
нимание веры.
Традиция совместного чтения слова Божия берет начало со
времен Ветхого Завета, когда народ израильский собирался
для чтения Писания в синагогах. Синагога и появилась для то-
го, чтобы совместно читать Писания. В Евангелии мы видим,
как Христос «вошел, по обыкновению Своему, в день суббот-
ний в синагогу, и встал читать» (Лк. 4: 16) пророка Исайю, а по-
том разъяснял текст. Так же и апостол Павел читал в синагогах
Писание. Там всегда был старший, который имел право текст
читать и разъяснять. Совместное прочтение Священного Писа-
ния продолжалось и в раннехристианские времена, например,
в александрийской огласительной школе: прямо на службе чи-
тался Шестоднев Василия Великого (IV век), а потом перед на-
родом разбирался. Когда апостол Павел был в Верие (см. Де-
ян. 17: 11), он говорил о вериянах, что они были
«благомысленнее фессалоникийских: они приняли слово со
всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это
так». Трудно себе представить, что эти люди просто из-за того,
что апостол Павел к ним пришел, начали ежедневно разбирать
Писания, если у них не было бы навыка этим заниматься. В Средние века чтение слова Божьего уступает место хра-
мовому благочестию, люди жили больше богослужением. Свя-
щенное Писание в это время и доступно было не всем. В За-
падной Церкви был даже период запрета самостоятельного
чтения Священного Писания, не разрешалось иметь эти тек-
сты дома. А в храме Писание читалось на латыни, которую не
все понимали. У нас такого запрета не было, но и практики
чтения не было. На службах читались положенные отрывки на
церковнославянском языке, которые народ плохо понимал и
часто не стремился понять, относясь к чтению Писания как к
священнодействию. Я заметил такую особенность: нередко
храмовые работники у нас не имеют никакого интереса к изу-
чению слова Божия, но они очень любят службы вообще, мо-
лебны, акафисты, церковное пение. Конечно, акафисты и пе-
ние — это тоже молитва, но это слово человека — Богу.
А Писание — это слова Бога человеку. И здесь нужна гармо-
ния. А мы часто умиляемся красивым пением, но нам не инте-
ресно, что Бог говорит нам! Трапеза Слова
Фото Екатерины Степановой
Дмитрий Мартынов, 32 года, доцент
кафедры истории и культуры Востока
Казанского федерального
университета: — Лучше всего об этом сказал Ме-
режковский: «Что положить со мною в
гроб? Ее [книгу Евангелия]. С чем я вста-
ну из гроба? С нею. Что я делал на зем-
ле? Ее читал». Какой-то особенной сис-
темы чтения у меня нет: могу читать
последовательно (чаще по несколько
глав), иногда неделями не брать в руки.
«Нельзя прочесть Евангелие, не делая
того, что в нем сказано. А кто из нас де-
лает? Вот почему это самая нечитаемая
из книг, самая неизвестная», — снова
Мережковский. Проблемы с чтением
Евангелия возникли, когда я захотел
прочитать его по-гречески. По-счастью,
есть параллельные издания. Никогда не
испытывал смущения или несогласия со
словами евангельского текста. «Слиш-
ком высокими» или «нереалистичными»
иные толкования бывают. С трудными
местами справляюсь, обращаясь к лите-
ратуре. В евангельские группы никогда
не ходил, но окончил Летний богослов-
ский институт при Библейско-богослов-
ском институте св. ап. Андрея. В ББИ бы-
Тема номера
Как читать Евангелие
12
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Настигнуты ли мы
радостью?
Приносит ли нам
Евангелие радость? Или
другие чувства? Как,
когда, зачем мы его
читаем? И меняет ли это
нашу жизнь?
«Нельзя прочесть
Евангелие, не стараясь
исполнить то, что в нем
сказано»
Фото ИТАР-ТАСС
13
ла очень душевная атмосфера искрен-
него уважения друг к другу православ-
ных, католиков, греко-католиков, еван-
гелистов и прочих деноминаций.
Надежда Алексеевна Суракова,
70 лет:
—
Я читаю Евангелие по главе в
день. Правда, летом, когда много дел в
огороде и приезжают внуки из других го-
родов, да простит меня Бог, иногда про-
пускаю чтение. Но у меня на столе есть
календарь с ежедневным евангельским
чтением — там указываются стихи из
Евангелия, которые в этот день читает
священник в храме. Эти отрывки я обя-
зательно прочитываю каждый день, ес-
ли не иду в этот день в храм.
Однажды ко мне приехала моя дав-
няя подруга из Саратова, увидела, что я
читаю Евангелие, и сказала: «Я в этой
книге многого не понимаю. А ты рас-
шифровываешь Евангелие?» Помню,
муж тогда вместо меня подруге сразу от-
ветил: «Галя, это опасно!» И я с ним, в
принципе, согласна! Читаю то, что пони-
маю, а что пока выше моего разуме-
ния — Господь откроет, если будет на-
добность. Еще у меня есть Толкование Еванге-
лия Феофилакта Болгарского, и оттуда я
тоже узнаю многое, что меня интересует
относительно Евангелия и событий, ко-
торые там описаны.
Особенно во время поста замечаю,
что какие-то стихи Евангелия становятся
понятнее. Вот недавно, например, дума-
ла над строчками: «С того времени Иисус
начал проповедовать и говорить: покай-
тесь, ибо приблизилось Царство Небес-
ное» (Мф. 4: 17). Я думала: «Ну конечно, приблизи-
лось! Ведь перед ними стоял сам Хри-
стос, беседовал с ними!» В общем, я ду-
мала, что Он обращается именно к
фарисеям, которые тогда беседовали с
Ним, спорили. А недавно, после службы,
с которой начался Успенский пост, я
стояла на остановке, ждала автобус и
словно глубже поняла эти строчки. Ведь
эти слова и к нам, современным верую-
щим, относятся. Ведь мы живем после
пришествия Христа, а значит, и к нам
приближено Царство Небесное. Только
мы этого часто не понимаем и не ценим!
В нашем городе много жителей, а в хра-
мах увидишь разве что одну сотую от
всего населения. Анатолий Иванов, 50 лет: — Читать Евангелие я начал год на-
зад. Потому что не хотел раньше брать
на себя большое дерзновение, чтобы,
не дай Бог, оно не оказалось непосиль-
ным для меня. До этого читал другую ли-
тературу, жития святых, а Евангелие
слушал в храме, и мне этого хватало. А
теперь понемногу читаю — по главе ка-
ждый день. Трудность с чтением Еванге-
лия у меня только одна — лень да уста-
лость, особенно летом, когда каждый
день много работы в огороде. Читаю я
стоя, а мне уже за пятьдесят, поэтому
ноги не всегда слушаются и норовят
усадить меня побыстрее. Лет десять на-
зад я искал себе духовного отца. Попал
в один монастырь, стал спрашивать на-
стоятеля: кого порекомендуешь в ду-
ховные отцы? А настоятель мне и гово-
рит: монахи за себя молятся, им о
своем спасении печься надо, так что ду-
ховного отца ты здесь не найдешь, луч-
ше живи по церковному уставу да читай
понемногу духовную литературу и служ-
бы посещай не реже раза в неделю. Вот
эти наставления я стараюсь выполнять.
А толкования на Евангелие мне пока не
встречались. Думаю, если Богу угодно,
то он меня просветит, а если нет, то так
и помру дураком. Ни о каком «духовном
росте» в результате чтения Евангелия я
не могу сказать: мы люди грубые и ту-
пые и что-то понять в духовном отноше-
нии можем очень редко, а почувство-
вать те тонкие материи, о которых
Господь в Евангелии говорит, могут
только монахи и молитвенники. Так что
для меня чтение Евангелия — это преж-
де всего обязанность, которую я стара-
юсь исполнять. Хотя бывает иногда та-
кое: хочешь принять какое-то решение
в жизни, пойти вправо или влево, и тут
на ум приходит место из Евангелия, где
говорится о похожей ситуации. Садишь-
ся, открываешь текст, читаешь — и по-
нимаешь, как надо поступить. Со мной
такие прояснения бывали, но крайне
редко.
Вячеслав Фролов, 32 года, менеджер
по продажам фабрики «Оружейникъ»,
алтарник:
— Я не умею читать книги неболь-
шими порциями, поэтому обычно я пе-
речитываю их «запоем». Евангелие по-
следний раз целиком перечитал в
Великий пост. Я периодически веду спо-
ры в сети на разные религиозные те-
мы, поэтому Священное Писание в це-
лом служит для меня источником
«Сначала я думала,
Христос обращается
к фарисеям, а потом
поняла — ко мне!»
«Если Богу угодно, Он
меня просветит, а если
нет — помру дураком»
«Евангелие для меня —
источник аргументов
в споре»
РЕКЛАМА
Тема номера
Как читать Евангелие
14
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
аргументов. В таком качестве я обра-
щаюсь к нему в среднем два-три раза в
неделю. Еженедельно на службах слу-
шаю чтение Евангелия и Апостол. К сча-
стью, наш диакон читает отчетливо, по-
этому смысл не теряется и чтение не
превращается в чисто декоративный
элемент богослужения.
У меня возникали определенные
трудности с противоречиями у разных
евангелистов. Но, обратившись к трудам
Феофилакта Болгарского, Иоанна Зла-
тоуста и профессора Лопухина, я нашел
объяснения всем трудным местам.
Меняет ли Евангелие меня самого?
Трудно сказать о себе объективно. Я не
заметил ни улучшения характера, ни
умаления тяги ко греху. Возможно, па-
мять на евангельские сюжеты чуть улуч-
шилась.
В нашем храме Казанской-Песчан-
ской иконы Божией Матери в Измайло-
ве мы пытались организовать молодеж-
ный клуб и в ходе поиска форм общения
провели одну евангельскую беседу. Сей-
час летний период, клуб пока не действу-
ет. Может быть, осенью возобновим об-
щение.
Маша Алучина, 9 лет:
— Мне папа поначалу читал Еванге-
лие вслух, особенно нравилась детская
Библия с картинками, я потом рисовала
картинки похожие. Сейчас начала сама
понемногу читать — перед сном больше
всего нравится. Особенно чудеса — ко-
гда Иисус ходил по воде, спас слепого
человека, и тот прозрел. Я верю, что для
Бога ничего невозможного нет! И мо-
люсь о том, чтобы моему братику Бог по-
мог преодолеть болезнь, чтобы братик
научился хорошо слышать и говорить.
Евангелие, как мне мама объяснила, оз-
начает «Благая весть», то есть хорошая
весть от Бога — о том, что Бог каждого
из нас любит и оберегает. И еще, что для
Него наши хорошие поступки — радость,
а злые — как предательство. Об этом то-
же написано в Евангелии, как Иисуса
предавали друзья и как Он, несмотря на
это, прощал их. Павел Постнов, 14 лет, пономарь: — Первое противоречие, которое у
меня возникло при чтении Евангелия,
это сцена, когда Христос выгоняет из
храма торговцев. Я, честно говоря, до
сих пор не совсем понимаю, как это со-
четается с тем, что в храмах сегодня
много чего продают, а при монастырях
люди устраивают пикники и для них тут
же жарят шашлык, ходят чуть ли не кло-
уны, предлагая сделать фото на па-
мять. Я люблю читать Евангелие вме-
сте с родителями — они могут
объяснить некоторые трудные места,
хотя признаются, что и сами не все по-
нимают. Этим летом я ездил поступать
в духовное училище, но в итоге решил
остаться учиться дальше в школе, а по-
сле ее окончания попробую поступить
в семинарию. Я только сейчас начи-
наю понимать, что моя жизнь могла бы
пойти совсем не в ту сторону, если бы
не Промысел Божий. Так и читаю в
Библии: «Кто стоит, смотри, чтобы не
упасть». Моя мать, например, когда ис-
кала средство, чтобы вылечить меня от
бесконечных болезней (простуды, ал-
лергии), ходила сначала к различным
знахарям, как я понимаю сейчас —
колдунам. И только по милости Бога
встретился нам священник, который
объяснил, что все это — от лукавого.
С приходом в Церковь и здоровье мое
как-то незаметно улучшилось. Читая Евангелие, я стал задумы-
ваться, как далеко я от Бога. А ведь
только Он может нас спасти. «Я есмь
хлеб жизни» — для меня эти евангель-
ские слова становятся близкими в по-
следнее время. Подготовила Лилия ЕГОРОВА
«В Евангелии я люблю
чудеса»
«Стал читать Евангелие
и понял, как далек
от Бога»
Фото ИТАР-ТАСС
— Для того чтобы быть услышанным,
говорящий обращается лицом к своей ау-
дитории. Это не только акустически об-
легчает понимание произносимого, но и
обеспечивает лучший контакт со слуша-
телями. Нередко оратор для этого нахо-
дится на особом возвышении: профессор
читает лекцию с возвышения кафедры,
докладчик поднимается на трибуну. Уже в Ветхом Завете мы видим, что
именно так поступает Ездра, уча Закону
вернувшихся из Вавилонского плена иу-
деев: «И принес священник Ездра закон
пред собрание мужчин и женщин... и чи-
тал из него на площади... пред мужчина-
ми и женщинами и всеми, которые могли
понимать; и уши всего народа были при-
клонены к книге закона. Книжник Ездра
стоял на деревянном возвышении, кото-
рое для сего сделали... И открыл Ездра
книгу пред глазами всего народа, потому
что он стоял выше всего народа. И когда
он открыл ее, весь народ встал... И чита-
ли из книги, из закона Божия, внятно, и
присоединяли толкование, и народ пони-
мал прочитанное» (Неем. 8: 2-5, 7). Воз-
можно, именно так читал и толковал кни-
гу пророка Исайи в Назаретской синаго-
ге Христос, когда «глаза всех были
устремлены на Него» (Лк. 4: 20).
«Вера от слышания, а слышание от
Слова Божия» (Рим. 10: 17). Слово —
важнейший способ личностной комму-
никации, поэтому в христианстве слово
благовествия (откровение Бога) и слово
молитвы (ответ человека) являются ос-
новными богослужебными элементами.
Однако богослужебное слово служит не
просто для передачи информации. Оно
действительно есть со-общение, то есть
глубинная причастность: Слово Христа
открывает сущность Бога, позволяет
нам стать участниками богослужебного
диалога и литургического богообщения.
Мы встречаемся со Христом, не только
вкушая Его Тело и Кровь, но и в открове-
нии Его спасительного Слова — в чте-
нии Священного Писания. Именно по-
этому единственная книга, которая
находится на престоле, это Евангелие,
15
Тема номера
Как читать Евангелие
Как складывался чин чтения
Евангелия на Литургии
Об истории чина и о том,
что две традиции чтения
Евангелия —лицом
к алтарю и лицом
к народу — могут быть
равно приемлемы, —
протоиерей Владимир
ХУЛАП, заведующий
кафедрой церковно-
практических дисциплин
Санкт-Петербургской
духовной академии наук,
доктор теологии.
Фото ИТАР-ТАСС
видимым образом представляющее
нам воплощенное Слово Божие, Христа.
Уже в III-IV веках появляются свиде-
тельства о существовании особого места
для чтения Евангелия в христианском
храме. В различных литургических тра-
дициях и в разные эпохи оно могло рас-
полагаться в алтарной части, в центре
храма, сбоку у стены или на колонне
и т.д. Например, т. н. «Апостольские по-
становления» (IV век) ясно предписыва-
ют: «В середине же чтец, став на некото-
ром возвышении, пусть читает книги».
Расположение места определяло на-
правление читавшего Евангелие: он мог
делать это лицом к народу, к алтарю, по-
луобернувшись к народу (чтобы не сто-
ять спиной к епископу). В Сирии на такой
площадке (вима), располагавшейся в
центре храма, находились места для кли-
ра, поэтому именно здесь проходила вся
Литургия Слова. А в западных храмах не-
редко было даже два специальных места
по бокам алтарной части: с одного чита-
ли Апостол, с другого — Евангелие. В Византии такое место получило на-
звание «амвон» (греч. «возвышение»). Оно
располагалось в центре храма и обычно
имело форму высокого (1-2 метра) цилин-
дра, полукруга или восьмиугольника. Тем
самым Евангелие возглашалось в центре
общины, диакон читал его лицом к алта-
рю, будучи окружен верующими. Это не
только обеспечивало прекрасное воспри-
ятие священного текста, но голос Христа
звучал посреди общины Его учеников, ви-
димым образом подтверждая обетова-
ние о том, что «где двое или трое собраны
во имя Мое, там и Я посреди них» (Мф. 18:
20). Тем самым видимым центром Литур-
гии Слова был амвон, а Евхаристической
литургии — престол, верующие же вкуша-
ли как от трапезы Слова, так и от трапезы
Тела и Крови Христовых. Практика чтения
Евангелия в центре храма сохраняется до
сих пор в архиерейском богослужении —
протодиакон читает его на небольшом по-
мосте, называющемся архиерейским ам-
воном.
Однако существовали и другие тра-
диции. Так, в день Пасхи Константино-
польский патриарх читал Евангелие с
горнего места (возвышенный трон в ал-
тарной апсиде), т. е. лицом к народу. О та-
ком обычае напоминает нам сегодня
чтение священником Евангелия лицом
к народу на пасхальной вечерне, особо
предписанное уставом. С течением времени амвон в приход-
ских храмах трансформировался в при-
мыкающий к солее полукруглый выступ, и
ситуация изменилась. Диакон оказался
читающим Евангелие уже не в центре со-
брания верующих, а спиной к ним. Если
же священник служит без диакона, то он
вообще читает Евангелие в алтаре, на
престоле, будучи к тому же отгорожен-
ным от молящихся иконостасом. Пропо-
ведь, которая также постепенно исчезла
со своего традиционного места (после
Евангелия) и переместилась в самый ко-
нец службы, лишила Литургию Слова еще
одного существенного элемента. Неуди-
вительно, что для многих самым главным
в первой части Божественной литургии
сейчас является чтение поминальных за-
писок, а тексты Писания воспринимают-
ся как нечто малопонятное (особенно
Апостол), трудно воспринимаемое акусти-
чески и иногда содержательно перегру-
женное (два-три чтения подряд). В начале XX века вопрос о возможно-
сти чтения Евангелия лицом к народу не
только обсуждался в церковной печати,
но эту практику начали вводить в целом
ряде приходов. Именно поэтому на Поме-
стном соборе 1917-1918 годов в числе
обсуждавшихся «Мер к упорядочению бо-
гослужения» было указано: «Всякое бого-
служебное чтение должно совершаться
на средине храма, на особом возвыше-
нии. Чтение Евангелия допускается лицом
к народу». Однако данный элемент стал
одной из характерных богослужебных
особенностей некоторых обновленческих
групп, поэтому в ходе борьбы с обновлен-
чеством местоблюститель митрополит
Петр (Полянский) включил его в 1925 го-
ду в число «смущающих совесть верующих
новшеств», которых необходимо было из-
бегать в то непростое время. Однако в современной практике ряда
поместных Православных Церквей диа-
кон читает Евангелие на амвоне лицом к
народу, и это имеет свою внутреннюю ло-
гику. Евангелие — это голос Божий, обра-
щенный к нам, а наши молитвы — ответ
на Его призыв. Такое понимание опреде-
ляет различное положение диакона во
время чтения Евангелия (лицом к верую-
щим) и произнесения ектений (лицом к
алтарю). Аналогичным образом пропо-
ведь — актуализация вечного Евангелия
в современных условиях — произносится
лицом к людям, к которым она обращена. В России сейчас появляются прихо-
ды, где Евангелие на Литургии читается
лицом к народу, и эта практика органи-
чески вписывается в ход богослужения
(особенно если за чтением сразу же сле-
дует проповедь). Конечно, данную тра-
дицию не нужно насильно вводить в ка-
честве общеобязательной, но и не
следует обвинять в «обновленчестве»
тех священников, на приходах которых
эта практика уже существует. Ведь Еван-
гелие, например, читается у нас лицом к
народу во время молебна, и это не вы-
зывает никакого смущения.
Тема номера Как читать Евангелие
16
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Есть ли канонические препятствия для чтения Евангелия
лицом к народу? Отвечает протоиерей Владислав ЦЫПИН,
заведующий кафедрой церковно-практических дисциплин
МДАиС, доктор церковной истории:
— Канонических предписаний, обосновывающих положение чтеца во вре
мя богослужения, нет. Чтение Евангелия лицом к алтарю есть дань традиции
и связано с восприятием Писания как неотъемлемой части богослужения и
молитвы. Ведь и молитвы священника перед чтением Евангелия, имеющие
назидательный характер, читаются лицом к алтарю. Конечно, если восприни
мать Евангелие как проповедь, то уместно его читать лицом к молящимся. Но,
по крайней мере, сейчас, такое положение чтеца воспринимается как воль
ность, поскольку оно не соответствует привычному богослужебному порядку.
Подготовил Даниил ЛЯХОВИЧ
Амвон византийского типа (в центре храма).
Базилика Сант-Аполлинаре-Нуово, Равенна
(VI век) — Насколько восприятие смы-
слов Библии зависит от языка, от сти-
ля? От современности изложения
или,наоборот, его возвышенной от-
страненности, вневременности? — Конечно, форма высказывания
небезразлична для человека. Известна
история. В парижском, кажется, метро
заменили таблички «Выхода нет» на таб-
лички «Выход в другом месте» — и в ре-
зультате резко сократилось количество
самоубийств в метро. С точки зрения пе-
редаваемой информации об устройстве
метрополитена таблички (с учетом кон-
текста) абсолютно синонимичны. Но так
уж устроен человек — слова действуют
на каком-то подсознательном уровне,
еще до всякого логического их анализа. Я вот думаю, вспоминая про эти таб-
лички в метро: а что, если бы в русском
переводе Евангелия от Матфея вместо
русско-арамейских слов «Не можете слу-
жить Богу и маммоне» — стояло: «Не мо-
жете служить и Богу и богатству»? Вдруг
кого-то это вразумило бы? Конечно,
комментарии объяснят все непонятные
слова, но афоризм, краткий и емкий, ка-
ким было это речение Иисуса, скорее
способен пробудить человека, чем текст,
требующий обильных подстраничных
сносок.
Чем больше перевод отличается по
лексике, по синтаксису от того языка, на
котором мы говорим сегодня, тем мень-
ше мы чувствуем, что он про нас сказан
и к нам обращен. С другой стороны, если
герои евангельских повествований бу-
дут изъясняться современным сленгом,
это будет смешно, станет воспринимать-
ся как постмодернистская пародия.
В итальянском языке есть поговорка
«traduttore, traditore» («переводчик —
предатель»). Смысл ее в том, что адек-
ватный перевод невозможен. Если вду-
маться, это частный случай более общей
максимы Тютчева: «Мысль изреченная
17
Тема номераКак читать Евангелие
По мнению Михаила
СЕЛЕЗНЕВА, члена
библейской группы
Синодальной библейско-
богословской комиссии,
разные переводы Библии
должны сосуществовать
друг с другом, потому что
лишь одновременное
чтение нескольких
переводов Библии может
дать нам представление
об оригинале.
Новые переводы открывают
новые смыслы Фото ИТАР-ТАСС
Тема номера
Как читать Евангелие
18
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
есть ложь». Но ведь, с другой стороны,
мысль, которая не была изречена, вооб-
ще не существует для другого человека!
Получается, что, переводим ли мы древ-
ний текст или просто пытаемся донести
свою мысль до собеседника — мы со-
вершаем действие, которое с одной сто-
роны невозможно, а с другой стороны —
необходимо. «И пониманье нам дается,
как нам дается благодать», — сказал тот
же Тютчев. То есть, если мы что-то смог-
ли выразить и донести до другого чело-
века — произошло чудо.
Это касается и вопросов стиля в пе-
реводе древних текстов — архаика в пе-
реводе удаляет его от нас, а современ-
ность девальвирует смысл. Оба пути
ведут в тупик — а перевод нужен. — Получается, не может быть од-
ного эталонного перевода? Каждый
будет иметь свои недостатки? То есть
должны быть разные переводы, дос-
таточно качественные, но не ставя-
щие целью быть совершенными? — Думаю, вы правы. В англоязыч-
ном мире сейчас существует несколько
десятков разных переводов Библии.
Когда я работал над переводами Биб-
лии на русский, я постоянно сверялся с
английскими, французскими, немецки-
ми переводами — это дало мне воз-
можность оценить и степень их точно-
сти, и их соотношение друг с другом.
Многие переводы откровенно неудач-
ны, читать их — время зря тратить. А не-
которые переводы отчасти удачны, и
при этом каждый — удачен по-своему, в
своей нише; так что они действительно
дополняют друг друга.
— И эти переводы можно было бы
снабдить комментарием, информи-
руя читателя о других переводческих
возможностях?
— Комментарии нужны обязатель-
но, подробные и разноуровневые. В ча-
стности, для серьезного нового перево-
да Библии на русский язык обязательно
нужны комментарии, которые объясня-
ли бы наиболее значимые (а также наи-
более в глаза бросающиеся) отличия от
синодального. Для нашей, русской, мен-
тальности это совершенно необходи-
мо — слишком сильно недоверие ко
всему новому. Так было при Никоне, и
сейчас так же. Это недоверие можно
преодолеть только открытым диалогом,
честным рассказом о проблемах и о по-
пытках их решения.
— Сегодня в храмы пришло много
людей, совсем не приобщенных к
церковной культуре, в том числе и
культуре слова. Не должно ли быть у
народа своего, народного перевода
Библии? Простого и понятного?
Должны ли быть переводы отдельно
для книжников, отдельно для просте-
цов?
— Вы хотите сказать, что синодаль-
ный перевод — для книжников, а новый
перевод нужен исключительно просте-
цам? Это совсем не так. Я думаю, «книж-
ники» (если только они не филологи-биб-
леисты) тоже нуждаются в новом
переводе Библии. Ненужно усложнен-
ный, ненужно буквальный синтаксис си-
нодального перевода для всех читате-
лей тяжел. Особенно в Посланиях и в
Ветхом Завете — то есть в тех текстах,
где и так, без дополнительных препятст-
вий, расставленных переводчиками, ра-
зобраться бывает совсем непросто.
Часто думают, будто буквальный пе-
ревод — это перевод «более точный», «бо-
лее филологический». Далеко не всегда
так. Возьмем знаменитую максиму «Не
судите, да не судимы будете» (Мф. 7:1).
Кем не будете судимы? Распространен-
ное (и ложное) понимание: «не судите дру-
гих, и не будете судимы другими».
Почему ложное? Дело в том, что для
Евангелия от Матфея характерно стрем-
ление не упоминать лишний раз имя Бо-
жье; с этой целью часто используется
пассивная конструкция: «будут утешены»
(«насыщены», «помилованы», «судимы») в
смысле «утешены (насыщены, помило-
ваны, судимы) Богом». Такая конструк-
ция не говорит явно, кто именно будет
утешать, миловать или судить; но для чи-
тателей Евангелия было очевидно —
речь идет о Боге, о Страшном суде. А вот
читателю синодального перевода это не
очевидно. Хотя перевод буквальный,
слово за слово. Так часто бывает: пере-
водишь текст слово за слово — а он при
этом меняет свой смысл.
Я предложил бы такой перевод: «Не
судите, и не будете осуждены на Суде».
По крайней мере тот, кто читает глазами,
увидит большую букву в слове «Суд». Да и
слушающий, скорее всего, поймет, о ка-
ком суде идет речь. Валентина Николаевна Кузнецова в
своем переводе идет еще дальше и пи-
шет: «Никого не осуждайте —и вас Бог
не осудит». Это довольно точная переда-
ча смысла. Но с другой стороны —будет
ли это честно по отношению к евангель-
скому тексту — ведь там совершенно
сознательно, совершенно намеренно в
этом стихе избегается имя Божье...
— Когда я прочитала Новый Завет
в переводе В. Н. Кузнецовой, многи-
ми встреченный критически, для ме-
ня открылись новые евангельские
смыслы. Стали понятны места, кото-
рые я раньшена уровне словпонима-
ла плохо. Да, что-то резало ухо, воз-
никла масса вопросов: почему же
такая разница в этих переводах (си-
нодальном и Кузнецовой), но я была
благодарна переводчице, что
понимать стала больше.
— Не только вы. Я знаю очень мно-
гих людей — и «простецов», и даже фило-
логов, — которые говорят то же самое:
благодаря переводу Валентины Кузне-
цовой им стали понятны тексты и смыс-
лы, не понятные ранее, когда они читали
синодальный перевод.
Но критика Кузнецовой тоже не бес-
почвенна. Ее переводы рождались в об-
становке позднесоветских 1980-х, и это
наложило на них сильный отпечаток. На
протяжении всех советских десятиле-
тий — более чем полувека — атеистиче-
ская пропаганда пыталась представить
христианство как нечто устарелое и от-
жившее, «елейное», «келейное», «средне-
вековое». Вот этому стереотипу и бросал
вызов перевод В. Н. Кузнецовой, он
словно хотел сказать читателю: христи-
Михаил СЕЛЕЗНЕВ, филологбибле
ист, заведующий кафедрой библеистики
Общецерковной аспирантуры и докторан
туры имени святых равноапостольных Кирилла и
Мефодия Русской Православной Церкви, член биб
лейской группы Синодальной библейскобогослов
ской комиссии, доцент Института восточных куль
тур и античности РГГУ. В 19962010 годах руково
дил новым переводом Ветхого Завета на русский
язык в Российском библейском обществе. НС:
19
анство — оно бодрое, боевое, живое, го-
ворящее современным языком; это был
протестный, полемический перевод, на-
целенный на разламывание сложив-
шихся стереотипов. Но любое полемиче-
ское высказывание в силу самой своей
полемичности неизбежно тяготеет к то-
му, чтобы перегнуть палку в противопо-
ложную сторону. Синодальный перевод очень архаи-
чен, часто буквален до неестественно-
сти, труден для понимания (особенно
Павловы послания, Ветхий Завет). По-
этому где-то отказ от ненужной архаи-
зации, ненужного буквализма сино-
дального перевода действительно
проясняет текст, делает его ближе. Но в
переводах Кузнецовой на смену ненуж-
ной архаизации часто приходит ненуж-
ная модернизация. В притче о талантах
(см. Мф. 25) рассказывается, как хозя-
ин, уезжая в чужие края, раздал своим
рабам деньги: кому один талант сереб-
ра, кому пять, кому десять. Возвратив-
шись, он укоряет раба, который зарыл
это серебро в землю: «надлежало тебе
отдать серебро мое торгующим, и я,
придя, получил бы мое с прибылью» (си-
нодальный перевод). Я бы сказал, мо-
дернизируя язык, но не реалии: «надо
было ссудить мои деньги торговцам
(или ростовщикам), и тогда я, вернув-
шись, получил бы прибыль». Кузнецова
резчайшим образом вводит современ-
ные реалии: «тебе надо было положить
мои деньги в банк». Этот «банк» совер-
шенно выбивается из контекста, ведь
вокруг, даже в переводе Кузнецовой,
сплошные древние реалии: «серебро» в
значении «деньги», «талант», как мера
веса, сами отношения господина и ра-
бов — и вдруг реалия из совершенно
другой эпохи!
В синодальном переводе Евангелия
от Матфея (21: 43) говорится: «Потому
сказываю вам, что отнимется от вас
Царство Божие и дано будет народу, при-
носящему плоды его». Синтаксис Сино-
дального перевода здесь явно неудачен
(«плоды его» —это чьи? народа? Царст-
ва?). Я предложил бы сделать перевод
более ясным: «Я говорю вам, что Царст-
во Божие будет отнято у вас —и отдано
тому народу, у которого оно станет при-
носить плоды!» Кузнецова заменяет ме-
тафору «плодов» на более современную:
«будет отнято у вас Царство Бога и отда-
но народу, который приносит доход». На
мой взгляд, это неудачное «осовремени-
вание» — и ненужное. Оно разрывает ту
ткань «сельскохозяйственной» образно-
сти, которая пронизывает собой всю
Библию, и Ветхий и Новый Заветы; об-
раз «плода» вообще очень важен и для
ветхозаветной, и для новозаветной ме-
тафорики.
— Чаще всего Кузнецову критику-
ют за обращение к просторечию. — Дело не в грубых и просторечных
выражениях как таковых. Если таков
оригинал, переводчик обязан перевес-
ти его грубо и просторечно, нельзя же
Михаил Селезнев: «Часто думают, будто буквальный перевод — это перевод “более точный”, “более филологический”. Далеко не всегда так». На илл.: средневековая болгарская Библия (с гравюрами)
Тема номера
Как читать Евангелие
20
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
переводить Аристофана языком Еванге-
лия от Иоанна. Но и наоборот тоже нель-
зя. Синодальный перевод во многих слу-
чаях «завышает» лексику и образность
оригинала. Кузнецова, напротив, неред-
ко без необходимости «занижает» ее.
Например, Евангелие от Матфея
(5:11) в переводе Кузнецовой звучит
так: «Блаженны вы, когда вас оскорбля-
ют, преследуют и клевещут на вас, обли-
вая вас грязью из-за Меня!» Это «обли-
вание грязью» очень сильно выбивается
из общего стиля речений Иисуса — и не
имеет никакого стилистического прооб-
раза в греческом. Там стилистически
нейтральные глаголы: «ругать», «гово-
рить злые слова», «лгать»...
Для переводов типа английской
Good News Bible (русским аналогом ко-
торой является перевод Кузнецовой) ха-
рактерно стремление раскрыть метафо-
ры или вообще убрать их, чтобы текст
стал проще и понятнее. Иногда это оп-
равдано. Например, русский читатель
подчас понимает выражение «сыны чер-
тога брачного» (синодальный перевод
Мф. 9: 15) как «сыны, зачатые в чертоге
брачном». Не только Кузнецова дает
здесь смысловой перевод «гости на
свадьбе», но и Сергей Аверинцев, на-
много более консервативный, пишет в
своем переводе Евангелия от Матфея:
«гости на брачном пиру».
Однако зачастую раскрытие мета-
фор убивает образность, уничтожает
многомерность текста. В Евангелии от
Матфея (11: 28-30) Господь говорит:
«Придите ко Мне, все труждающиеся и
обремененные, и Я успокою вас; возь-
мите иго Мое на себя и научитесь от Ме-
ня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и
найдете покой душам вашим; ибо иго
Мое благо, и бремя Мое легко» (сино-
дальный перевод). С точки зрения со-
временного русского языка этот пере-
вод не очень удачен: слова «иго»,
«успокоить» несут в себе не совсем тот
смысл, который в них хотели вложить пе-
реводчики XIX столетия. Мало кто сей-
час знает, что церковнославянское сло-
во «иго» (греч. «дзюгос») — это ярмо для
воловьей упряжки. А слово «успокоить» в
современном языке предполагает ка-
кую-то предшествовавшую суету, бес-
смысленную ажитацию: «успокаивают»
человека, впавшего в истерику. Здесь
же речь идет об отдыхе и покое после
тяжкого труда. Я перевел бы: «Придите
ко Мне, все измученные и обременен-
ные тяжкой ношей, и Я дарую вам покой.
Наденьте Мое ярмо на себя, станьте
Моими учениками — ведь Я кроток и
смирен сердцем — и ваши души обретут
покой. Ярмо Мое — радостно, и ноша
Моя легка».
Важнейшее место в этих стихах зани-
мает метафора «ярма». В еврейской тра-
диции начала нашей эры «ярмо» часто
выступает как образ Закона, Запове-
дей, которые Бог возлагает на людей.
Поэтому смысл этих слов Христа таков:
Закон Его радостен и легок для тех, кто
(как апостол Павел в молодости) был из-
мучен выполнением ветхого Закона.
В переводе этих слов Кузнецовой мета-
фора «ярма» раскрывается, и «ярмо» од-
нозначно толкуется как «заповеди»: «за-
поведи Мои просты и ноша Моя легка!»
Но это очень далеко от оригинала. Жаль
наглядный и осязаемый образ «ярма».
Кроме того, греческое «хрэстос» может
значить «полезный», «хороший», «доб-
рый», «утешительный» (в данном контек-
сте «радостный» кажется мне неплохим
эквивалентом) — но никак не «простой». Или еще один очень сильный еван-
гельский образ: «когда творишь мило-
стыню, пусть левая рука твоя не знает,
что делает правая» (Мф. 6: 3). В переводе
Кузнецовой он полностью пропал: «когда
ты подаешь милостыню, пусть никто об
этом не знает». А ведь дело не только в
том, чтобы никто про это не знал, а преж-
де всего в том, чтобы ты сам не думал
про собственную «праведность». Чтоб ни
левая рука, ни мозг про это не знали.
— Возможно ли совместить со-
временный язык (как у Кузнецовой) с
большей филологической точно-
стью? Какие здесь сложности? — А что такое филологическая точ-
ность? Перевести слово за слово: «сыны
чертога брачного»? Или раскрыть мета-
фору и дополнить недосказанное: «и Бог
вас не осудит»?
Как минимум могут (и должны) сосу-
ществовать два разных перевода: один
более дословный (к нему нужны будут
комментарии про то, что на самом деле
имеется в виду), другой — ориентирован-
ный на современную литературную нор-
му (к нему нужны будут комментарии про
то, как это было сказано в оригинале). В функции дословного перевода
здесь может выступать синодальный.
Или, быть может, перевод под редак-
цией епископа Кассиана (Безобразо-
ва). «Кассиановский» перевод точнее,
если под точностью понимать букваль-
ную точность. Но синодальный привыч-
нее нам.
А если говорить о переводе Нового
Завета, ориентированном на современ-
ный язык, то в этой нише у нас сейчас
есть один-единственный перевод: Ва-
лентины Кузнецовой. У меня к нему не-
мало претензий, и смысловых, и стили-
стических, но больше пока нечего
порекомендовать тем, для кого Сино-
дальный текст стилистически чужд и не-
понятен. Когда пару лет назад в Российском
библейском обществе (РБО) решался
вопрос об издании «Современной Рус-
ской Библии», встал вопрос о том, вклю-
чать или нет в это издание новозавет-
ные переводы Кузнецовой. Я как
главный редактор РБО выступил против
и предложил именно то, о чем вы гово-
рите: создать перевод, который следует
современной русской литературной нор-
ме, но при этом не столь сильно противо-
поставляет себя традиции, не «переги-
бает палку в обратную сторону». Причем
это было больше, чем просто прекрас-
нодушные планы: к 2010 году я и мои
коллеги подготовили, как раз в том клю-
че, о котором вы говорите, перевод бо-
лее чем половины текстов Нового Заве-
та. Однако это предложение не было
принято дирекцией РБО, и я ушел из
Библейского общества. Жаль, что так сложилось. Ведь очень
многие сейчас, отталкиваясь от недос-
татков перевода Кузнецовой, отрицают
саму необходимость перевода Библии
на современный язык. А необходимость
есть. О необходимости нового перевода
Библии неоднократно говорил митропо-
лит Иларион (Алфеев), об этом же гово-
рили и члены Богословской комиссии
Межсоборного присутствия, подгото-
вившие документ «Отношение Церкви к
существующим разнообразным перево-
дам библейских книг». До тех пор, пока у
нас нет понятного перевода Библии,
санкционированного Церковью, — не
стоит удивляться, если люди, именую-
щие себя православными, цитируют и
исполняют Евангелие «с точностью до
наоборот».
Подготовила Ирина ЛУХМАНОВА
— Когда Христос сказал учени-
кам: «Вам дано понимать тайны Цар-
ства Божия, а прочим (внешним) — в
притчах», он имел в виду, что не все
способны постигнуть внутренний (ду-
ховный) смысл Его слов? — Евангелие, как и все Писание, да-
но нам, чтобы мы научились спасению и
вошли в Царство Божие. Если ради это-
го читать Писание — то тайна Царствия
нам откроется, будь ты простой рыбак
или образованнейший философ. Но если читать Евангелие как обыч-
ную книгу, из любопытства или даже из
уважения к гениальному автору, то ока-
жешься тем «внешним», которому тайны
открываются только в притчах. И ты бу-
дешь смотреть на эти тайны со стороны,
не будучи к ним причастным. Христос
сам отвечает, почему внешним не дано
знать тайны Царства, если продолжить
цитату слов Христа дальше: «...ибо огру-
бело сердце людей сих и ушами с трудом
слышат, и глаза свои сомкнули, да не
увидят глазами и не услышат ушами, и не
уразумеют сердцем, и да не обратятся,
чтобы Я исцелил их» (Мф. 13: 15-16).
Да, существуют разные способы тол-
кования Библии, но их нельзя назвать
противоречивыми. Еще Ориген говорил
о своеобразном триединстве: букваль-
ный способ толкования — это плоть Пи-
сания, иносказательный — это душа Пи-
сания, а символический — это дух
Писания, открывающий духовный
смысл. С Оригеном согласны отцы кап-
падокийцы — святители Григорий Бого-
слов и Григорий Нисский. То же самое
писал Андрей Кесарийский при толкова-
нии Апокалипсиса, а из более близких к
нам по времени святых — святитель
Феофан Затворник.
Что такое буквальный способ про-
чтения — понятно: что написано, то и чи-
таем и принимаем. Иносказательный —
это метод толкования через притчи.
Символический способ (который под-
разделяют на аллегорический и типоло-
гический или прообразовательный) —
21
Тема номера
Как читать Евангелие
Чтение Евангелия как таинство
Святоотеческая традиция
знает несколько способов
прочтения евангельского
текста: буквальный,
аллегорический
и духовный. Иногда эти
способы становились
предметом дискуссии
даже у святых отцов:
например, между
последователями
буквального
и аллегорического
способов толкования.
Могут ли быть между
этими способами
противоречия или они
все, как три ступени, ведут
к постижению Евангелия?
Объясняет протоиерей
Георгий КЛИМОВ,
преподаватель кафедры
библеистики МДАиС.
Текст: Дарья САЗОНТОВА
Фото РИА Новости
Тема номера
Как читать Евангелие
22
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
это использование читаемого как про-
образов или пророчеств. Например, Гос-
подь пообещал Аврааму — в тебе благо-
словятся все племена земные, твое
потомство будет как песок морской (Быт.
12: 3; 32: 12).
Как это можно понять? Можно в том
смысле, что у патриарха в потомках бу-
дет целый народ, как оно и сбылось. Но
с высоты Нового Завета очевидно: речь
идет не столько о потомках по крови,
сколько о том, что из семени Авраамова
придет Мессия — Христос, через Кото-
рого благословится все человечество: и
число последователей Христа — духов-
ных наследников Авраама — будет «как
песок морской». Существует и понятие мистического,
духовного толкования. Четвертое Еван-
гелие, Иоанново, даже называется
«Евангелион Пневматикон» («Духовное
Евангелие»). Но здесь нужно быть осто-
рожными. С древних времен практика
«мистического способа» толкования
Священного Писания связывалась с
еретиками-гностиками. Они кичились
тем, что им якобы открыты некие осо-
бые тайны и дарованы особые книги:
иными словами, им одним открыт под-
линный, духовный смысл Писания. Эта-
кая «монополия» на истину.
В Православии подход к «духовному
прочтению» куда трезвее. Нет никаких
«сверхтайн», деления на «посвященных»
в великие «истины» и «непосвященных».
Как ни странно, в Евангелии, вне зави-
симости от того, как ты его понима-
ешь — буквально или символически, ал-
легорически, — любой из способов
может стать духовным. В отличие от гно-
стиков Православная Церковь убежде-
на, что Евангелие предназначено для
каждого человека, а величайшая весть
Нового Завета о возможности спасения
не скрыта для «избранных», а доступна
всем, «открыта младенцам», как сказал
Христос. Одному открывается что-то че-
рез буквальный подход, другому — че-
рез аллегорический. Один — простой
рыбак, другой — философ, один — нази-
дается притчей, скажем, о том, что как
забросили невод в море, вытащили все,
и что попалось, стали разбирать: ры-
бу — в корзину, а водоросли, мусор —
выкинули вон (см. Мф. 13: 47-50). Рыба-
ку это понятно, он знает, о чем идет речь,
и от буквального прочтения он
усваивает важный принцип духовной
жизни. Философ же читает начало Еван-
гелия от Иоанна: «В начале было Слово,
и Слово было у Бога, и слово было Бог»
(Ин. 1: 1) — и это дает ему не требующее
доказательств представление о безна-
чальности, личности и божестве Логоса.
Разные толкователи отдавали пред-
почтение разным способам. Но бывало,
что всецелое увлечение одним из них,
при полном непризнании
других, приводило челове-
ка к заблуждению. Так, на
Пятом Вселенском соборе
был осужден Феодор Моп-
суетский — за то, что
слишком увлекся бук-
вальным толкованием Священного Пи-
сания, отвергая в силу этого, например,
возможность приложения ко Христу вет-
хозаветных пророчеств, если они уже
сами по себе сбывались в Ветхом Заве-
те. Любители же исключительно аллего-
рий и символов нередко заканчивали
свою жизнь в гностических сектах с их
«мистическим» толкованием текстов.
— Есть ли правильный «алгоритм»
чтения Нового Завета — сначала как
информацию, потом, если сердце
просвещается, начинаешь понимать
этот внутренний смысл? — Если я читаю Евангелие, желая
спастись, то Господь начинает откры-
ваться, а как — уже не так важно, да и
непросто это уловить. Здесь в действие
вступает благодать. Ведь чтение Еванге-
лия есть своего рода таинство, а читаю-
щий — его участник: он читает не про-
стой текст, а слово Живого Бога. По
плодам, по умиротворению, которое на-
чинает испытывать верующий после
прочтения иногда простейшей, сто раз
встречавшейся мысли, которая внезап-
но засияла перед ним как жемчужина,
он понимает: тронул сердце Господь, от-
крылся по милосердию Своему.
Но одно из свойств Бога — непости-
жимость. Значит, и Слово Его в пределе,
до конца непостижимо для человека, и
чем больше читаешь, тем более глубокий
смысл проступает сквозь строки. Имен-
но поэтому подвижники благочестия всю
жизнь читали Евангелие и никогда не пе-
реставали этого делать. Вот преподоб-
ный Серафим Саровский еженедельно
прочитывал все Четвероевангелие. — Почему иногда на уровне слов
вроде все понятно, а все равно — не-
понятно? Вот сам чувствуешь, что нет
понимания, и все! Это потому, что ду-
ховный орган не развит для усвое-
ния? Не на том уровне человек? — Во-первых, при чтении любого
текста Писания мы должны помнить сло-
ва апостола Петра о том, что «никакого
пророчества в Писании нельзя разре-
шить самому собою. Ибо никогда проро-
чество не было произносимо по воле че-
ловеческой, но изрекали его святые
Божии человеки, будучи движимы Духом
Святым» (2 Петр. 1: 20-21). Это же имеет
в виду и апостол Павел, когда говорит,
что духовное может быть понято только
духовным. Нам, простым грешным лю-
дям, невозможно полноценно постичь
тот смысл, которые вкладывали в текст
боговдохновенные апостолы, писавшие
в соавторстве с Духом Святым.
Во-вторых, для правильного чтения и
понимания Писания нужно прежде всего
довериться Богу. Причем не тому, кото-
рый, как любят говорить, «у меня в душе».
Господь Свое учение открыл и доверил
Церкви, а значит, доверие Богу — это до-
верие Церкви, ее Соборному учению.
Конечно, это не значит, что, доверив-
шись, можно будет всецело уповать на
то, что все станет понятным. Человек
поймет лишь то, к чему он через свой
личный духовный опыт хотя бы самую
малость причастен. Если нет и этой ма-
лости — можно читать сколько угодно,
все равно ничего не поймешь. Читая Пи-
сание, человек вступает в определен-
ную духовную реальность. Если ему зна-
кома духовная жизнь, то и эта
реальность будет понятна. Если не зна-
кома — то все будет на уровне «слушая,
не слышат, смотрят, но не видят, потому
что огрубело сердце их». Духовный ор-
ган — это и есть сердце. Любой дар Христов, по словам пре-
подобного Симеона Нового Богослова,
подается не за добродетели и не за тру-
ды, ради них понесенные, а за рождаю-
щееся от них смирение. Возможность
понимать Евангелие в свою меру — это,
конечно, дар, подаваемый за смирение. — В Средние века в Западной
Церкви была традиция lectio divina —
Если я читаю Евангелие, желая
спастись, то Господь начинает
открываться
23
духовного чтения Писания. Соответ-
ствует ли это православному духов-
ному прочтению? — Lectio divina — это своего рода по-
пытка католиков медитировать над тек-
стом и пытаться дойти до смысла по наи-
тию. С православной точки зрения это
происходит от чрезмерного доверия се-
бе при явном понимании, что ты не свят
и способен на погрешность. Конечно, это
не соответствует тому, что в Правосла-
вии называется духовным прочтением.
Хотя и в православной традиции есть ме-
сто для размышления над Евангелием,
но оно должно быть обязательно прове-
рено. Вот как советует читать Евангелие
святитель Феофан Затворник. Прочитав
отрывок, надо тут же еще раз вспом-
нить — о чем ты читал. Это сосредотачи-
вает внимание человека на прочитан-
ном. После этого святитель Феофан
советует поразмышлять — что для меня
лично может значить этот отрывок? Как
в моем сердце отзывается? По словам
святителя, это упражнение как ничто дру-
гое способствует развитию духа истин-
ной молитвы. Ведь без знания Еванге-
лия человеку сложно молиться Богу. Но святитель Феофан заповедует не
просто порассуждать «от ветра главы сво-
ея», а найти толкование на прочитанный
отрывок у признанных экзегетов: святи-
теля Иоанна Златоуста, блаженного Фео-
филакта Болгарского, преподобного
Симеона Нового Богослова, Ефрема Си-
рина, Феодорита Кирского и других, срав-
нив свои мысли с их учением, которое яв-
ляется выражением общепринимаемой
традиции толкования Православной Цер-
кви. Это научает человека мыслить в рус-
ле Священного предания.
— В чем смысл церковной тради-
ции ежедневного чтения Евангелия
на службах? Какая тут система и логи-
ка, почему отрывки часто несогласо-
ваны между собой? — Эта традиция зародилась в пер-
вые века христианства. В то время кни-
ги были дорогие, и познакомиться с
евангельским текстом обычный чело-
век мог только за богослужением в
церкви. Евангелия, поделенные на не-
большие отрывки, традиционно вычиты-
вались одно за другим. В современной
богослужебной практике Православной
Церкви такие отрывки называются «за-
чалами». Но иногда очередность меня-
лась — например, в нашей Церкви с
Пасхи начинается чтение Евангелия от
Иоанна. А в первые дни Страстной сед-
мицы прочитываются все четыре Еван-
гелия. Со временем на традицию еже-
дневного последовательного чтения
Четвероевангелия наложилась тради-
ция, связанная с церковными праздни-
ками. Поэтому, действительно, иногда не
совсем понятно, почему в этот день чи-
тается именно этот отрывок, а не какой-
нибудь другой, так переплелись тради-
ции. Кроме того, не про все известно,
как и почему они складывались, потому
что утеряны источники. Но мы верим, что
Господь на каждый день посылает нам
особое евангельское зачало, чтобы мы,
рассуждая о нем, назидались.
— Можно ли, используя разные
подходы (аллегорический, символи-
ческий), растолковать притчу о бес-
плодной смоковнице (см. Мф. 21: 18-
19)?За что ее все-таки погубил
Христос? — Этот отрывок интересен как раз
потому, что с буквальной точки зрения
его действительно понять невозможно.
Господь проклинает смоковницу утром в
Великий понедельник, когда идет очи-
стить Иерусалимский храм от торговцев.
Евангелисты Матфей и Марк, описы-
вающие, как Иисус подошел к смоковни-
це, отмечают, что «Господь взалкал» и по-
шел посмотреть, не найдет ли плода на
ней. Марк оговаривается: еще не время
было собирать смоквы. Но, невзирая на
это, Иисус, ничего не найдя на
смоковнице, проклинает ее: да не будет
больше от тебя плода вовек. И дерево
засыхает. Безусловно, это чудо стоит особня-
ком среди чудес Спасителя. Все они бы-
ли направлены на подание жизни, а это
как будто наоборот. В чем дело? Чтобы понять символический смысл
произошедшего, надо знать, чем смо-
ковница отличается от прочих деревьев.
Мы привыкли, что весной на деревьях
одновременно раскрываются почки и
цветов, и листьев. У смоковницы не так.
Сначала на голых ветвях появляются
цветы, завязываются плоды, а затем по-
являются листья. И если на смоковнице
есть листья — а евангельский текст ут-
верждает, что листья были, — значит, на
ней не может не быть завязавшихся
плодов. Но Господь видит, что листья на
смоковнице прикрывают не смоквы
(пусть незрелые) — а их полное отсутст-
вие! Пусть было не время собирать
плоды. Но их начаток уже должен был
быть! Господь показал, что готов был уто-
лить голод даже незрелыми плодами, то
есть принять людей, только начинающих
постигать тайну Нового Завета. Но ниче-
го не нашел — даже зеленых смокв, да-
же зачатков истинной веры. И вот здесь нам нужно знать ветхо-
заветный символический контекст. Смо-
ковница как дерево, обилующее плода-
ми, согласно пророческим книгам
Библии —образ ветхозаветного Израи-
ля. Проклятие смоковницы — это про-
клятие современного Христу иудейства,
которое «листьями» — исполнением
внешних обрядов — прикрывало отсут-
ствие духовных плодов, которые оно
обязано было принести Богу! О каких же
плодах речь? Мессианские пророчест-
ва, прообразы Ветхого Завета неминуе-
мо должны были привести иудеев к при-
знанию Иисуса из Назарета истинным
Мессией, но не привели! И Христос про-
клинает смоковницу: «да не будет
больше от тебя плода вовек» —в первую
очередь, плода обмана того лжемесси-
анского учения, по которому Мессия
должен был быть сильнейшим властите-
лем мира. Господу было важно препо-
дать урок апостолам, чтобы они запом-
нили: вера без Христа — это духовная
смерть, а лицемерная внешняя правед-
ность достойна проклятия.
Жизнь в Церкви
Православная вселенная
Православная Тува: храмюрта
и горловое пение
Православная миссия в Туве — единственная
в Русской Церкви, которая не имела успеха.
До революции она просуществовала всего несколько
лет, а потом закрылась, так и не обратив
в Православие ни одного тувинца. Год назад
в республике была образована самостоятельная
епархия. Есть ли перспектива у современных
просветителей Сибири?
За Саянами
— Топленый жир сибирского медве-
дя, чай таежный витаминный! — кричит
загорелый мужчина в зеленом камуф-
ляже. Мутные баночки с жиром, травя-
ные сборы и картонные ценники разло-
жены перед ним на крепко сбитом
неструганом столе и подсвечены кар-
манным фонариком. На улице ночь. Вы-
страивается очередь заспанных лю-
дей — кому кулек кедровых орешков,
кому барсучий жир. Сибиряк-продавец
давно не брит, уже несколько дней он
живет в бытовке на перевале через
Саяны и продает проезжим все то, что
сам собрал в лесу. Вокруг только тайга
и горы, но на перевале жарятся аромат-
ные шашлыки и варятся пельмени. Ци-
вилизацию привозит сюда вместе с
пассажирами рейсовый автобус Аба-
кан—Кызыл, единственный транспорт,
который связывает Республику Тува с
остальной Россией.
— Первые русские приехали в Туву в
начале XX века, чтобы наладить торго-
вые отношения с Китаем, — рассказы-
вает Валентина Сузукей, главный науч-
ный сотрудник Тувинского института
гуманитарных исследований. — Купцы
селились на востоке, в районе нынеш-
него города Туран, ближе к русской гра-
нице, где климатические условия позво-
ляли им заниматься земледелием.
В 1911 году они построили в Туране пра-
вославный храм и пригласили священ-
ника (он успел прослужить только не-
сколько лет — до 1919 года). Вскоре на
слиянии Большого и Малого Енисея был
основан город Белоцарск (будущая сто-
лица Тувы первоначально называлась в
честь белого царя Николая II). Планиро-
валось строительство железной дороги
из России в Китай, но планам помешала
революция. Тува вошла в состав СССР
одной из последних — в 1944 году. Две
трети коренных тувинцев-кочевников,
«юрточных», как их здесь называют, жи-
ли в западных районах республики и
никогда не сталкивались с русскими,
их культурой и религией. Некоторые из
их потомков до сих пор не говорят на
русском.
Старики-кормильцы
На центральной площади Кызыла
установлен украшенный красным наве-
сом-пагодой большой буддийский мо-
литвенный барабан. Считается, что, ес-
25
Текст и фото: Екатерина СТЕПАНОВА
ли его как следует покрутить, человеку
прощаются грехи. Неподалеку в хурээ
(буддийский храм) продаются обереги от
сглаза, амулеты и флажки с молитва-
ми — вешаешь такой флажок повыше, и
он «молится», колыхаясь на ветру. Внутри
хурээ расставлены свечи, в центре за
стеклом — золотая статуэтка Будды, ко-
торой почему-то жертвуют консервы,
шоколадки и банки с колой, не замечая
осуждающий взгляд Далай-Ламы с порт-
рета на стене. Буддизм в Туве гармонично вписал-
ся в местный шаманизм, ни в Бурятии,
ни в Монголии такого не встретить.
Большинство населения республики ис-
поведуют и то и другое одновременно.
Случаются межконфессиональные бра-
ки между ламами и шаманками, а ино-
гда в деревнях одного и того же челове-
ка приглашают то как ламу, то как шама-
на для совершения различных ритуалов
на дому. Языческие капища окружают
город — на перевалах, у слияний рек, в
центре города у административных зда-
ний стоят идолы, увешанные лентами и
буддийскими флажками. Над Енисеем
начали строительство самой большой в
мире золотой статуи Будды. Говорят, ее
будет видно с любой точки города. И все
это не музейное, а действующее.
— Тувинцы живут, как жили века-
ми,— говорит Валентина Сузукей. — На
уровне бытовых взаимоотношений они
обходятся обращением к ламам и шама-
нам, и это удовлетворяет их духовные
потребности. Философией и богослови-
ем интересуются единицы. Как у всех ко-
чевников, хранителей устной традиции,
у тувинцев принято верить на слово сво-
им старшим — как бабушки и дедушки
говорят, так и есть. Они не будут допыты-
ваться почему. Действительно, в Туве именно бла-
годаря старикам до сих пор сохранился
традиционный уклад жизни. Бабушка
Чадамаа живет со своим дедушкой, ко-
торый для удобства назвался Сашей, в
горах — в юрте. У них триста голов ско-
та — бараны и козы. Зимой и летом они
кочуют с юртой по степи, по горам в по-
исках пастбищ. Вокруг — никого. Де-
лить высохшие под палящим солнцем
пастбища кочевники не любят.
26
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Жизнь в Церкви Православная вселенная
Тува, отрезанная от окружаю-
щего мира Саянами, сохрани-
ла традиционный уклад жизни.
Здесь все как во времена свя-
тителей-миссионеров, трудами
которых 300 лет назад обраща-
лись соседние народы — хака-
сы и алтайцы. Тува в то время
была частью Монголии, потом
Китая и только в XX веке оказа-
лась под протекторатом Рос-
сийской империи, а затем в
составе Советского Союза. 1. Тувинский шаман. Архивное
фото начала ХХ века
2. Юрточная жизнь
3. Музыкант национального
оркестра Евгений Сарыглар,
мастер горлового пения
1
2
3
— Мы живем здесь последние три
года, — рассказывает Чадамаа, — рань-
ше жили в деревне. Я воспитала семе-
рых детей. Сейчас они взрослые, живут в
городе своими семьями. А мы ушли, что-
бы им помогать. Воду нам привозит госу-
дарство, для электричества есть генера-
тор. Мобильный телефон у нас есть,
медицинскую помощь всегда можно вы-
звать. Так что мы живем лучше наших
предков — со всем комфортом! А скот
ежегодно дает стопроцентный прирост.
Барашек стоит три-четыре тысячи руб-
лей. Вначале у нас их было 75, сейчас
300, в следующем году будет 600. Время от времени родственники
привозят к бабушке туристов. Показы-
вают им юрточную жизнь. Она готовит
национальный чай с молоком, солью,
маслом и крупой. От души угощает при-
езжих самогоном. Если повезет, то с ту-
ристами приедут артисты — исполните-
ли горлового пения. Звуки, которые они
издают, очень похожи на шум дикой при-
роды — в них слышится ветер, дождь, те-
чение горной реки. Это очень красиво, и
на мгновение соглашаешься со старика-
ми, что здесь в одинокой юрте действи-
тельно самое лучшее место для жизни.
— Все тувинцы верят, что любая ме-
стность имеет своего духа-хозяина, —
рассказывает артист Евгений Сарыг-
лар. — Горловое пение — это не кон-
цертная музыка. Ее даже нельзя запи-
сать нотами. Это способ сакрального
общения с духами гор, рек, деревьев.
Своеобразная молитва. Потому что духи
существуют и с ними нужно быть в хоро-
ших отношениях, а уж религия — кому
какая по душе. Религия русских
Православие в Туве воспринимается
как религия русских. Это не мешает ру-
ководителям республиканской админи-
страции окунаться в прорубь на Креще-
ние, хотя все они без исключения —
шаманисты и буддисты. Причем по-
скольку у кочевых народов очень разви-
то почитание старших (и начальников то-
же), то вслед за главой в проруби
оказывается весь административный
корпус — кто хочет и кто не хочет. А мо-
27
розы-то в Сибири нешуточные — дости-
гают минус сорока! В языческий празд-
ник, если нужно подняться пешком на
гору, все так же стройными рядами идут
за своими предводителями.
— Один-два тувинца крестятся каж-
дую неделю, — рассказывает епископ
Кызыльский и Тувинский Феофан. — Но
в храм они потом не ходят: боятся нару-
шить традицию, потерять работу. Да и
чувствуют себя в храме некомфортно.
Вокруг все русские, и им кажется, что
они предают свою семью, свой клан. В советское время здесь с этим
сильно перегнули палку, выросло поко-
ление тувинцев с русскими именами, не
говорящих на тувинском языке и не
знающих своих корней. Поэтому сейчас
на волне подъема национального само-
сознания буддизм и шаманизм продви-
гаются в республике как культурологи-
ческая база для сохранения этноса.
— Предложить тувинцу христианст-
во значит предложить ему перестать
быть тувинцем. А на это никто не пойдет.
Лобовое миссионерство здесь не будет
работать, — говорит протоиерей Генна-
дий Фаст, настоятель Градо-Абаканского
собора, известный сибирский миссио-
нер. — В европейском сознании вера и
национальная принадлежность — раз-
ные понятия. А у тувинцев это не делит-
ся, как у всех древних. Мы должны не об-
русить их, а принести им в их культуру
Христа, только тогда они потихоньку
отойдут от идолов. Другие ведь отошли.
Рим отошел, хотя и поставил сперва Хри-
ста в свой пантеон. Но это заняло не-
сколько веков. Так что мы знаем, что это
возможно, но нужно время, и нужны
подвижники.
Как привлечь тувинцев
в Церковь?
— Самая большая наша пробле-
ма — это отсутствие людей, — говорит
епископ Феофан. — На момент созда-
ния епархии в ней было зарегистриро-
вано четыре храма и четыре священни-
ка на всю республику! У нас большие
планы, но их некому воплощать. Нам
очень нужны миссионеры, нужны соци-
альные работники, нужны священники,
хорошо бы, чтобы они еще говорили на
тувинском языке. Потому что, я уве-
рен —будущее Православия в Туве за
28
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Жизнь в Церкви Православная вселенная
местными жителями, за тувинцами.
Русских здесь меньшинство — всего 10
процентов, но и они уезжают. Мы долж-
ны проповедовать тувинцам. Как 300
лет назад великие святители — просве-
тители Сибири проповедовали сосед-
ним народам хакасам и алтайцам. А ме-
тоды проповеди — они всегда
одинаковые. Это прежде всего любовь
к этому народу, желание ему послужить,
поделиться истиной Воскресения, по-
делиться любовью. Думаю, что они
должны на это откликнуться. И я бы не
стал говорить о какой-то особенной не-
восприимчивости тувинцев к христиан-
ству. Просто здесь почти никогда не ве-
лась миссионерская деятельность.
Можно сказать, что здесь — непаханое
поле! Священник, живший здесь, едва
справлялся с требами уже существую-
щих прихожан — расстояния в Сибири
большие, а дороги плохие.
Чтобы привлечь тувинцев, владыка
собирается построить храм в восточном
стиле, устроить миссионерский стан,
сделать передвижной храм-юрту, «во-
церковить» горловое пение. В сентябре
прошлого года был сделан полный пере-
вод Библии на тувинский язык (из язы-
ков народов России полный перевод су-
ществует только на русском, чувашском
и теперь тувинском языках). Началась
работа по переводу богослужения. Вла-
дыка и сам учит тувинский.
— Для привлечения священников,
мне кажется, можно воспользоватся во-
енным принципом, когда в отдаленные
сибирские районы (а Тува даже прирав-
нивается к северному региону) военных
присылают на два-три года, — делится
своими размышлениями протоиерей Вя-
чеслав Дементьев, настоятель Свято-
Троицкого собора в Кызыле. — Военные
по окончании этого срока получают чи-
ны, звания и с почетом возвращаются
домой — в Центральную Россию. Если же
сюда, на окраину, отправлять так или
иначе провинившихся — успеха миссии
не будет. А среди местных православных,
на мой взгляд, уже весь ресурс исчерпан.
Русских здесь больше не становится —
старики умирают, молодежь уезжает.
Есть, правда, в Сибири на Енисее
еще группа потенциальных православ-
ных прихожан — старообрядцы и старо-
веры, которые пришли сюда несколько
веков назад и скрываются в тайге, жи-
29
На Рождество Христово в 2012 году новопо-
ставленный епископ Кызыльский и Тувин-
ский Феофан (по национальности — кореец)
служил в кафедральном соборе в сослуже-
нии с двумя клириками — корейцем и буря-
том. Прихожане, зайдя в храм и впервые
увидев своего нового епископа, дружно раз-
вернулись и ушли молиться в другую цер-
ковь. Они решили, что «собор захвачен ту-
винцами» — настолько невероятно для них
было увидеть православного епископа с «не-
русской» внешностью 1. Епископ Кызыльский и Тувинский Феофан:
«Будущее Православия в Туве —за местными
жителями, за тувинцами». Чтобы привлечь ко-
ренное население, владыка собирается по-
строить храм в восточном стиле, сделать пе-
редвижной храм-юрту, «воцерковить» горло-
вое пение
2. Подавляющее большинство прихожан в
православных храмах — русские
3. Священник Вячеслав Дементьев, настоя-
тель Свято-Троицкого собора в Кызыле
1
2
3
вут там своими общинами. Но их не
очень много, и они крепко держатся за
свои убеждения.
— Проповедовать среди тувинцев
даже легче, чем среди староверов, —
рассказывает иеромонах Авель (Скоро-
ходов), настоятель храма Казанской
иконы Божией Матери в селении Сарыч-
Сеп, окормляющий русские деревни на
Енисее. — Потому что у тувинцев нет на
нас обиды, нет злости. А староверы сами
нас учат, они считают, что это мы заблуж-
даемся, что мы еретики.
Отец Авель ездил в Москву на едино-
верческие курсы. Научился служить по
старому чину, сшил себе старообрядче-
ское облачение.
— Жалко их очень, ведь они люди ве-
рующие, хотя богословски малограмот-
ные, — признается батюшка. — У меня
душа за них болит. Я служу для них по ста-
рому чину, приглашаю в храм. Пусть сто-
ят как хотят, пусть крестятся как хотят,
хор готов пригласить — только бы прихо-
дили и присоединялись к Церкви!
Одна матушка =
социальный отдел
В 70 километрах от Кызыла распо-
ложена деревня Усть-Элегест. В ней нет
ничего примечательного. На въезде —
буддийская ступа, неподалеку, как обыч-
но, языческое капище. На краю дерев-
ни — коррекционный интернат на 60 де-
тей. Детских домов в Туве очень много, и
почти все они коррекционные — на та-
кие заведения выделяется больше
средств из бюджета. Дети в них самые
разные, далеко не все нуждаются в кор-
рекции.
— Тува на 95 процентов дотацион-
ный регион. Даже продукты сюда приво-
зят из Москвы, — рассказывает жена
отца Вячеслава Дементьева, матушка
Марина, представляющая в своем лице
весь социальный отдел епархии. —
В республике ничего не производится,
и жить на пособие — единственный
способ существования для многих
местных жителей. Вот они и изворачи-
ваются. Здесь очень много людей с
«инвалидностью», много «детей-сирот».
Например, я знакома с двумя сестра-
ми-тувинками — у одной четверо детей,
у другой пятеро. Сначала они обе от де-
тей отказались, а потом оформили опе-
Жизнь в Церкви Православная вселенная
30
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
1. Матушка Марина Дементьева с детьми из интерната
2. Настоятель храма святого Иннокентия Иркутского в городе Туран игумен Алексей (Ким) — по
национальности кореец. Приехал из Владивостока по приглашению епископа Феофана. Для
успеха миссии важно, чтобы священник внешне был как можно больше похож на тувинца
1
2
ку над детьми друг друга, то есть над
своими племянниками. В итоге все так
и остались жить в своих семьях, зато их
мамы получают пособие — по 6500 на
каждого ребенка. И таких историй
здесь много.
Матушка впервые приехала в Усть-
Элегест по грустному поводу. В интерна-
те из 60 детей было 10 русских. Летом в
детском лагере двое утонули, и дирек-
тор-тувинец обратился в православный
храм, чтобы детей похоронить «как по-
ложено». Но оказалось, что дети были
некрещеные, отпевать их было нельзя.
Тогда директор сам попросил крестить
оставшихся воспитанников. Марина
стала всем крестной мамой. Сейчас де-
ти уже подросли, поступают в колледжи,
а матушка хлопочет об общежитиях и
стипендиях. На выходные берет их к се-
бе домой, на православные праздники
вывозит в храм, в Кызыл.
— Я была на Рождественских чтени-
ях, там священники делились своим опы-
том социальной работы на приходах, —
говорит матушка. — К сожалению, нам
трудно хоть как-то применить этот опыт.
Владыка да я — вот и весь наш «отдел».
— Люди здесь живут очень бедно и
неустроенно, — рассказывает епископ
Феофан. — Я думаю, нам надо разви-
вать социальную деятельность, через
нее мы сможем миссионерствовать.
Недавно мы подали заявки на конкурс
социальных проектов «Православная
инициатива» и в Отдел по социальному
служению. Очень надеемся на их под-
держку. Например, есть идея сделать
дом для людей, попавших в трудную си-
туацию, сделать дом дневного пребыва-
ния для детей — что-то вроде школы
продленного дня. А несколько лет назад
я посмотрел фильм «Форпост», очень
впечатлился детским приютом при мо-
настыре в Банченах и теперь мечтаю то-
же открыть при епархии детский дом.
Брошенных, никому не нужных детей
здесь очень много, и приют был бы
очень востребован. Так мы могли бы са-
ми воспитать православных тувинцев и
заложить основу миссии среди тувин-
ского народа. Ведь если появятся пра-
вославные тувинцы, они смогут пропо-
ведовать на своем языке. Кого-то из них
мы бы подготовили к священству. Так де-
лали и святитель Иоанн Шанхайский, и
святитель Николай Японский!
31
Предреволюционное
обострение
В начале ХХ века Россия пережива-
ла такие масштабные и стремительные
социальные изменения, каких еще не
знала за всю свою прежнюю тысячелет-
нюю историю. Однако именно это неиз-
бежно вызывало и усугубляло кризис
традиционных духовных ценностей, об-
нажало застаревшие русские болезни.
Подобное положение вещей не могло не
породить вопроса о роли Церкви в об-
ществе. Главным застрельщиком в кри-
тике Церкви, конечно, выступала интел-
лигенция. Почему? В первую очередь
потому, что сама себя она воспринима-
ла в качестве хранительницы нрав-
ственного идеала народа. Будучи бес-
компромиссной в отстаивании своих
принципов, русская интеллигенция не
отличалась особой реалистичностью и
жизненным прагматизмом. В результа-
те Церковь воспринималась либо как
конкурент, либо как помеха на пути тех
или иных радикальных утопий — социа-
листических или либеральных. Социалистическая и радикально-ли-
беральная среда была индифферентна к
религии. Один из лидеров кадетской пар-
тии Николай Некрасов, сын священника
и кандидата богословия, говорил так:
«Для нас “истинный сын православной
церкви” — есть фикция». Умеренные ли-
бералы считали себя христианами, но это
не мешало им гласно и активно критико-
вать Церковь. По их мнению, главным
грехом ее было то, что она служит госу-
дарству, причем не за страх, а за совесть.
Жизнь в Церкви
История
32
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
«Современный епископат потерял
всякое доверие»: из опыта
русского антиклерикализма
Русская Церковь уже
более тысячи лет является
одним из важнейших
социальных институтов
России и основным
духовным ориентиром.
Она никогда не могла —
да и не должна была —
полностью отстраниться
от политической жизни.
Это неизбежно вызывало
недовольство, особенно
в эпохи, когда ценности,
не вызывавшие сомнения
ранее, подвергались
пересмотру. Так обстоят
дела сейчас. Так было
и сто лет назад, перед
началом гонений.
Текст: Федор ГАЙДА
Зал заседаний Госдумы 1906-1917 гг. Таврический дворец
33
Известный философ князь Евгений Тру-
бецкой отмечал: «Святейший Синод стал
преимущественно органом надзора за
политической благонадежностью духо-
венства, духовным “департаментом по-
лиции”». Как считали либералы, всевлас-
тие так называемой «синодальной
бюрократии» (в первую очередь еписко-
пата) приводило к духовной стагнации в
Церкви. Докладчик октябристской фрак-
ции III Государственной думы по церков-
ным вопросам Иван Никаноров в глав-
ном рупоре партии — газете «Голос
Москвы» писал об «ужасном состоянии»
Русской Церкви, виной чему были имен-
но «синодальные порядки». Никаноров в
своих статьях призывал рядовое духовен-
ство протестовать против вмешательст-
ва светской власти в церковные дела и
отмечал, что такое вмешательство проис-
ходило по вине епископата. Напомним:
именно эта фракция в Думе составляла
центр и на тот момент пользовалась пра-
вительственной поддержкой. «Где его Святейшество?»
Пытаясь втянуть в политику «церков-
ные низы», политические деятели, в то
же время, активно критиковали за это
епископат. Наиболее распространенной
была распутинская тема. В том же «Голо-
се Москвы» писалось, что Григорий Рас-
путин не только руководит кружком, в
котором практикуется «духовное и телес-
ное сближение слушательниц с пропо-
ведником», но и имеет «высоких покро-
вителей». Отмечались связи Распутина с
епископом Сергием (Страгородским) и
ректором Санкт-Петербургской духов-
ной академии архимандритом Феофа-
ном (Быстровым). Все это, конечно,
должно было внушить публике «полное
отвращение, если не омерзение».
Накануне выборов подобная крити-
ка только нарастала. В предвыборной
борьбе использовались и вполне ис-
кренние мольбы православных христи-
ан к священноначалию урезонить «стар-
ца». Ныне причисленный Церковью к
лику новомучеников Михаил Новоселов
в своем обращении к Синоду в январе
1912 года писал про «хитрого заговор-
щика против святыни, церкви и гнусного
растлителя душ и телес человеческих,
Григория Распутина, дерзко прикрываю-
щегося этой самой святыней церков-
ной». За публикацию обращения в «Голо-
се Москвы» тираж номера был конфис-
кован, а редактор газеты привлечен к
суду. На следующий день октябристская
фракция выступила со спешным запро-
сом к правительству по поводу случив-
шегося. Ее лидер Александр Гучков за-
клеймил «страшное попустительство
высшего церковного управления» в от-
ношении Распутина и риторически во-
просил аудиторию о Святейшем синоде:
«Где его “Святейшество”, если он по не-
радению или по малодушию не блюдет
чистоты веры в церкви Божией и попус-
кает развратному хлысту творить дела
тьмы под личиною света?» Оратору апло-
дировал весь зал. К запросу присоеди-
нилась вся Дума, кроме одного депутата.
Впоследствии тема Распутина и близких
к власти неких «темных сил», якобы уп-
равляющих монархом и всем россий-
ским правительством, станет главным
инструментом оппозиционной борьбы
накануне Февральской революции —
она и приведет оппозицию к победе. После победно прозвучавшего дум-
ского запроса «Голос Москвы» продолжал
резкую критику Синода и уже писал, что он
формируется из «распутинской партии».
Кроме обсуждения «деяний» и «покровите-
лей» Распутина газета активно освещала
также активность знаменитого «царицын-
ского Савонаролы» иеромонаха Илиодо-
ра (Труфанова) — человека страстного,
неуравновешенного и склонного к скан-
дальным выходкам. Однако газета, раз-
умеется, выступала в его поддержку в
борьбе против «церковных бюрократов».
Деятельность печально известного Илио-
дора впоследствии закончилась снятием
сана, отказом от монашества и перехо-
дом в баптизм. В том же духе газета развивала и
кампанию в защиту афонских монахов-
имяславцев, оказывая полную под-
держку этому неоднозначному движе-
нию — лишь на том основании, что они
вступили в конфликт с церковной влас-
тью. Как и рассчитывали октябристы,
активная кампания в парламенте и
прессе не только формировала опреде-
ленные настроения в общественной и
народной среде, она также провоциро-
вала политический раскол в среде рус-
ского духовенства. Одна его часть внут-
ренне отворачивалась от умеренных
либералов, другая, наоборот, вовлека-
лась в оппозиционные антиправитель-
ственные настроения. Основным предложением либера-
лов по излечению «церковных болез-
ней» было отделение Церкви от госу-
дарства. Но этого, по их мнению, было
недостаточно, поскольку сама Цер-
ковь не была способна «выздороветь».
Особых надежд на созыв Поместного
собора у либералов в этом смысле не
было. Николай Бердяев отмечал: «Дав-
но уже говорят о Соборе, надеются, что
Собор возродит омертвевшую религи-
озную жизнь, обновит церковь. Но Со-
бор фальсифицируется в интересах
князей церкви, верных слуг государ-
ства. Государственная власть и цер-
ковная иерархия одинаково действуют
во имя человеческого властолюбия,
самоутверждаются. И “христианскую”
иерархию интересует не дело Христо-
во, а дело государственной и церков-
ной власти, дело земного царства, в
котором давно уже они царствуют и от
которого не хотят отказаться. Религи-
озное же сознание прогрессивной ча-
сти духовенства и православных ми-
рян, участвующих в освободительном
движении, таково, что не в силах побе-
дить отмеченный иерархический прин-
цип, духовно изменить власть». Иными
словами, нужно было так подготовить
Собор, чтобы он принял «правильные»
решения. Революционная логика
«Религиозное возрождение» в пер-
вую очередь связывалось с «религиоз-
ной революцией», благодаря которой
жизнь Церкви должна была начаться с
чистого листа. На страницах «Русской
Князь Евгений Трубецкой, русский фило-
соф, правовед. В 1917—1918 годах при-
нимал участие в работе Всероссийского
поместного собора Жизнь в Церкви
История
34
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
мысли» в 1917 году Бердяев утверждал,
что лишь в гуманистической секуляризо-
ванной культуре возможны были бы но-
вые откровения и пророчества. Таким
образом, весь исторический путь Церк-
ви перечеркивался. Сторонники ради-
кального церковного реформирования
сходились на том, что земная Церковь,
пошедшая на союз с государством, пол-
ностью утеряла связь с Церковью Не-
бесной. Земную Церковь требовалось
«спасти» лишь путем ее отделения от го-
сударства, демонтажа «синодальной бю-
рократии», глубокой демократизации и
секуляризации.
С победой Февральской революции
1917 года сразу обозначился идеал «ни-
спровержения», «освобождения», «демо-
кратизации» всего прежнего обще-
ственно-политического порядка. Это
непосредственно касалось и Русской
Церкви. В близкой Временному прави-
тельству газете «Речь» в статье «Трагизм
церкви» профессор Владимир Щеглов
писал: «Падение старого строя нигде не
отзовется так катастрофически, как в
православной церкви. Здесь менее, чем
где-либо, понимали, куда идет жизнь,
слепо держались мысли о незыблемос-
ти самодержавия и связывали с ним ве-
ковечное дело Христово». Епископат
был четко противопоставлен «церков-
ным низам». Часть мирян и низшего ду-
ховенства по примеру светских объеди-
нений стремились «организоваться в
своей собственной среде», полностью
подчинить иерархию собственной воле.
Многие архиереи были устранены от уп-
равления епархиями. На съезде кадет-
ской партии 26 июля 1917 года Евгений
Трубецкой приветствовал происходив-
шую «внутрицерковную революцию»:
«Все церковное управление попадает в
руки таких учреждений, в которых миря-
не составляют большинство. Эта демо-
кратизация Церкви неразрывно связа-
на с демократизацией государства».
Назначенный Временным прави-
тельством обер-прокурор Владимир
Львов был ярко выраженным «церков-
ным демократом» и сторонником широ-
ких церковных реформ. Несмотря на
заявления революционного обер-про-
курора об освобождении Церкви, себя
Львов считал «облеченным всеми пре-
рогативами прежней царской власти в
церковных делах», о чем прямо и за-
явил Синоду. Таким образом, самодер-
жавная опека сменялась революцион-
ным диктатом. Однако методы Львова
оказались гораздо более резкими, чем
у его предшественников, а вмешатель-
ство в дела Церкви — грубым и бесце-
ремонным. Практически сразу он от-
правил на покой петроградского
митрополита Питирима (Окнова) и
предложил уйти московскому митропо-
литу Макарию (Невскому), мотивиро-
вав такой шаг близостью владыки Рас-
путину. Несмотря на протест Синода,
святитель был уволен. Львов единолич-
но назначил в состав Синода активных
сторонников церковного реформиро-
вания — епископов Андрея (Ухтомско-
го) и Владимира (Путяту). Затем обер-
прокурор потребовал от Синода
подготовить новый закон о церковном
управлении, причем требовал внести в
него принцип выборности иерархии и
отмены «кастовости» в Церкви. После
отказа Синода он был распущен. Подобранному лично обер-прокуро-
ром новому составу Синода Львов объ-
яснил свою революционную логику так:
«Обер-прокурорская власть всеми сила-
ми стремится к полной свободе церк-
ви... но в настоящий момент переуст-
ройства всей церковной жизни на
новых началах свободного самоопреде-
ления... он (обер-прокурор. — Ф. Г.)... не
может не вмешиваться в жизнь церкви,
т. е. не проявлять здесь даже, пожалуй,
некоторого самовластия... Епископат в
церкви православной потерял почти
всякий кредит, а между тем он не хочет
вовсе отказываться от мысли, что сво-
бода церковной жизни должна выра-
жаться в полном самовластии только
именно одного епископата...» После
этого Львов пообещал передать всю
полноту церковной власти лишь Поме-
стному собору, воспринимая его как не-
кое представительство «церковных ни-
зов». На том же заседании Синода
обер-прокурор активно поддержал на-
правленное в Синод ходатайство «мос-
ковского исполнительного комитета
объединенного духовенства» о созыве
Всероссийского съезда духовенства и
мирян без участия епископата и мона-
шествующих. Обер-прокурор полагал,
что «современный епископат потерял
всякое доверие, всякий авторитет» и
появление на съезде «архиереев-распу-
тинцев» вызовет лишь «всеобщий со-
блазн, грандиозный скандал».
Вскоре Львов представил Синоду
собственный проект его устройства, в
соответствии с которым туда должны
были входить четыре епископа, четыре
пресвитера и четыре мирянина. Обер-
прокурор предложил избрать их на
предстоящем съезде духовенства и ми-
рян и объяснил это тем, что «современ-
ный состав Синода никакого авторите-
та не имеет, и если держится, то только
личным авторитетом обер-прокурора».
Лишь единодушный протест заставил
Львова отказаться от такого вопиюще-
го нарушения церковных канонов.
Однако «творческая» деятельность
обер-прокурора по «демократизации»
церковного управления не иссякала.
На первом заседании Предсоборного
совета 13 июня Львов также предлагал
вопреки канонам проводить заседания
Поместного собора по двум отдельным
куриям — епископата (1/3 от состава
собора) и клира и мирян (2/3 состава).
Поместный собор в глазах власти дол-
жен был стать «церковным парламен-
том», подобием Учредительного собра-
ния, созванным для решения тех задач,
которые уже были определены прави-
тельственным курсом. Лишь чудом По-
местный собор 1917-1918 годов не
стал орудием реформирования Русской
Церкви на протестантский лад, а навсе-
гда остался в ее истории Собором свя-
тых новомучеников и исповедников
Российских, Собором, избравшим на
Московский Патриарший престол свя-
тителя Тихона.
Александр Гучков, лидер октябристов,
председатель III Государственной думы,
инициатор думской кампании против Рас-
путина
Это страшное слово
«ФСБ»
31 июля 2012 года Патриарх Мос-
ковский и всея Руси Кирилл совершил
чин освящения закладного камня в ос-
новании нового храма у Академии ФСБ.
Эта новость сильно взволновала нецер-
ковную общественность. Раздались но-
вые обвинения в сотрудничестве Церк-
ви с властями и в вопиющем нарушении
Конституции, якобы запрещающей воз-
водить культовые сооружения на терри-
тории госучреждений. При этом никем
не уточнялось, какая именно статья
Конституции имелась в виду. Подобные
нападки сегодня не редкость. Интерес-
но, однако, что нападающие уже даже
не дают себе труда обосновывать свои
обвинения. Так против чего же выступа-
ют обвинители? Какие законы и обще-
ственные нормы нарушает Церковь, ос-
вящая, к примеру, упомянутый храм при
Академии ФСБ?
Прежде всего, церковь во имя
Иверской иконы Божией Матери воз-
водится не на территории академии.
Это отдельно стоящее здание строится
на Мичуринском проспекте в рамках
программы «200 храмов». Земля, вы-
деленная под строительство, юридиче-
ски принадлежит городу и не имеет ни-
какого отношения к ФСБ. Программа
«200 храмов» — совместный проект
Русской Православной Церкви и пра-
вительства Москвы. Ее цель — воспол-
нить недостаток церквей в городе, осо-
бенно в его новых районах. Как
сообщил «НС» настоятель строящего-
ся Иверского храма протоиерей Ва-
лерий Баранов, в районе Очаково-
Матвеевское на сегодняшний день
есть лишь одна небольшая церковь.
В воскресные дни и праздники она бы-
вает переполнена. А по мере заселе-
ния нового микрорайона Мичурино си-
туация только усугубится. Так что
сотрудники и студенты академии от-
нюдь не являются исключительной «це-
левой аудиторией» проекта, церковь
будет открыта для всех.
35
Жизнь в ЦерквиОстрый угол
Упреки Церкви в желании
слиться с государственной
властью и занять место
КПСС звучат с начала
девяностых, но, пожалуй,
никогда эта тема
не обсуждалась так часто,
как в последнее время.
Насколько обоснованы
эти обвинения?
Нецерковное дело?
Текст: Леонид ВИНОГРАДОВ, Евгения ВЛАСОВА
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и мэр Санкт-Петербурга Анатолий
Собчак. Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/фото из архива: 08.04.1996 год
Жизнь в Церкви
Острый угол
36
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Почему же СМИ упорно твердят о
«новом храме ФСБ»? Действительно,
территориально церковь располагается
рядом с академией. Более того, инициа-
тива ее открытия принадлежит админи-
страции этого учреждения. Еще при пат-
риархе Алексии II верующие сотрудники
академии обратились в Патриархию с
соответствующим предложением и по-
лучили благословение на строительство.
Однако тогда дальше разговоров дело
не сдвинулось, получить у московских
властей землю не удалось. И лишь те-
перь благодаря программе «200 хра-
мов» инициатива получила развитие.
Участие Академии ФСБ в этом проекте
отрицать невозможно, равно как и то,
что таковое участие никоим образом не
противоречит ни Конституции, ни каким-
либо другим правам и свободам граж-
дан в нашей стране. И если новый при-
ход будет состоять в основном из
сотрудников вышеозначенного ведом-
ства, в этом не будет ничего противоза-
конного, даже если кому-то кажется
возмутительным само упоминание ФСБ
рядом с Православной Церковью.
Ностальгия по госатеизму
Шум вокруг Иверского храма —это
скорее частный случай. Однако претензии
общества к Церкви не исчерпываются
отдельными историями. Недовольство
вызывает и показ по телевизору руково-
дителей страны, стоящих в храме на
праздничной службе.По Конституции го-
сударство у нас светское. Глава 28 Кон-
ституции РФ гласит: «Каждому гарантиру-
ется свобода совести, свобода
вероисповедания, включая право испо-
ведовать индивидуально или совместно с
другими любую религию или не исповедо-
вать никакой, свободно выбирать, иметь
и распространять религиозные и иные
убеждения и действовать в соответствии
с ними». Никаких оговорок, что государст-
венные деятели ограничены в этом пра-
ве, в Конституции нет. Правда, приходи-
лось слышать, что в законе есть буква и
дух, и показ политиков в храме нарушает
именно дух закона. Но нарушение духа
закона вряд ли можно доказать в Консти-
туционном суде, эти обвинения основаны
исключительно на эмоциях. США — светское государство. Тем не
менее, по словам члена британского Ко-
ролевского института международных
отношений, обозревателя радио «Ком-
мерсант FM» Константина Эггерта, там
демонстрация политиками своей религи-
озности считается нормой. «По большим
религиозным праздникам президент
США устраивает для представителей всех
общин завтраки в Белом доме, — говорит
Эггерт. — Среди приглашенных бывают не
только священники, но и религиозные фи-
лософы, сенаторы и конгрессмены, про-
сто активисты общин. Естественно, зав-
трак начинается с молитвы и молитвой
заканчивается». Очевидно, раздражение по поводу
появления руководителей России в хра-
ме объясняется не «нарушением зако-
на». Одни путают понятия «светское» и
«атеистическое» и, на словах ратуя за
светскость, в глубине души ностальгиру-
ют по государственному атеизму. Другие
же просто не верят в искренность веры
вчерашних коммунистов. «Если бы люди
видели воплощение христианских идеа-
лов в политической жизни! — говорит
Константин Эггерт. — Понятно, что она
не может быть совершенной, но, если
бы создавались некоррумпированные
институты, если бы государство заботи-
лось о слабых, проводило продуманную
социальную политику, наверное, и пуб-
лично демонстрируемые походы полити-
ков в церковь не воспринимались бы
многими так болезненно».
С оглядкой
на Византию
У некоторых право-
славная вера сочетается с
любовью к империи, силь-
ной власти и даже с готовностью оправ-
дать все ее действия. Такие люди часто
идеализируют допетровскую эпоху, а об-
разцом церковно-государственных от-
ношений многие считают Византию.
«В течение всей истории Православные
Церкви в разных странах были зависи-
мы от государства, — говорит профес-
сор Санкт-Петербургской духовной
академии протоиерей Георгий Митро-
фанов. — И в Византии, и в Древней Ру-
си, особенно в Московской, и в Россий-
ской империи Церковь находилась под
государственным давлением, и в этом
смысле синодальный период ничего ка-
чественно не изменил. Да, Петр I отме-
нил Патриаршество и установил нека-
ноничную структуру управления
церковной иерархией, но фактически он
лишь прямо и честно обозначил то, что
имело место уже много веков. Я имею в
виду традицию подчинения московских
митрополитов московским князьям,
патриархов — российским государям».
По мнению отца Георгия, именно
связанность Церкви и государства поро-
ждала и в Византии, и в России попытки
богословски обосновать необходимость
подобного союза. «Так возникла идея
симфонии властей, — считает отец Геор-
гий. — Толковали ее по-разному. Напри-
мер, классическое, восходящее к Юсти-
ниану, сравнение власти патриарха и
власти императора, соответственно, с
душой и телом не может считаться при-
емлемым, потому что Церковь самодос-
таточна и не нуждается ни в каких под-
порках. Душа и тело Церкви — в ней
самой, а государство изначально не
предполагалось Господом, оно плод гре-
хопадения, онтологически ущербно. Су-
ществовали трактовки симфонии вла-
стей с попытками разделить эти начала,
но на практике все сводилось к тому, что
можно назвать цезарепапизмом».
Кстати, монашество появилось имен-
но в IV веке, когда христианство стало го-
сударственной религией. Самые ревно-
стные из христиан почувствовали
обмирщение религии и начали уходить от
мира, чтобы сохранить дух христианства.
Оптимальный вариант
По мнению отца Георгия Митрофано-
ва, именно отделение Церкви от государ-
ства — наиболее приемлемый принцип с
точки зрения экклезиологии. В этих ус-
ловиях Церкви гораздо легче сохранить
свою первозданную природу — царства
не от мира сего. Он выделяет три перио-
да, когда Русская Церковь была относи-
тельно свободна от государственного
диктата: первые 100 лет монгольского
завоевания, несколько месяцев пребы-
вания у власти Временного правительст-
ва в 1917 году и 1990-е годы. «Хаос, ко-
торый тогда имел место в политической
жизни, позволял Церкви действовать
достаточно самостоятельно, — говорит
Церковь самодостаточна и не
нуждается ни в каких подпорках.
Душа и тело Церкви — в ней самой
37
отец Георгий о 1990-х годах. — Кроме
того, при Ельцине была создана право-
вая база государственно-церковных
взаимоотношений, дающая свободу
Церкви. Конечно, наш традиционный
российский принцип — законы хоро-
шие, но плохо исполняются — никуда не
делся, но все же в период правления
Ельцина принципы демократии в этой
сфере присутствовали. Сейчас сохраня-
ется приемлемая для Церкви законода-
тельная база, но общий настрой разви-
тия нашего государства, в котором
усиливаются авторитарные тенденции,
изменил ситуацию. Выяснилось, что
многие не жаждут свободы, не умеют
реализовываться в условиях свободы,
даже тяготятся ею. Не только в Церкви,
но и в других общественных институтах.
Это связано с ментальностью наших со-
временников — церковных и нецерков-
ных, а также с устоявшимися у многих
представлениями, что Церковь должна
служить своему Отечеству, то есть госу-
дарству. Это заблуждение. Церковь
должна служить Богу, а с государством
может иметь отношения только по-
стольку, поскольку государство не пре-
пятствует Церкви выполнять ее миссию.
Если препятствует, Церковь вправе об-
личить это государство, что отчасти
предполагается в Основах социальной
концепции».
Представление о чрезмерной добро-
желательности нынешнего государства к
Церкви сильно преувеличено. В качестве
примера отец Георгий приводит борьбу
Церкви за введение в школах курса «Ос-
новы православной культуры», в разра-
ботке которого он принимал непосредст-
венное участие. Оказалось, что многие
государственные чиновники настроены к
этому курсу критически и даже склоняют
родителей выбрать для своих детей Осно-
вы светской этики или Историю мировых
религий. «Часто администраторы считают,
что государство не должно поддерживать
Церковь, а мы постоянно действуем в
расчете на то, что нас поддержат», — де-
лает вывод отец Георгий.
Как опасна зависимость Церкви от
власти, показала история России в
прошлом веке. «Церковь как Тело Хри-
стово уничтожить невозможно, но как
организационная структура она в от-
дельной стране на каком-то историче-
ском этапе может быть
полностью уничтоже-
на,— объясняет отец Ге-
оргий Митрофанов. —
Это почти произошло в
1939 году, и подписание
митрополитом Сергием
Декларации в 1927 году
только поставило Церковь в полную
зависимость от советской власти, но
не спасло от гонений». «Идеологический отдел»
или нравственный
авторитет?
По данным социологических опро-
сов, от 60 до 80 процентов россиян
считают себя православными, при
этом регулярно исповедуется и прича-
щается не более 8 процентов, а среди
остальных «православных» есть те, кто
никогда не открывал Евангелие и даже
не верит в Бога. Естественно, эти люди
понимают Православие только как
свою культурно-историческую тради-
цию, и многие из них не против того,
чтобы эта традиция стала государст-
венной идеологией. «Выстраивая сейчас государствен-
ную идеологию, государство готово ис-
пользовать для нее православную ат-
рибутику, — считает отец Георгий
Митрофанов. — Возникает перспекти-
ва усиления зависимости Церкви от го-
сударства, и эта тенденция встречает
поддержку как у госчиновников, так и у
некоторых представителей церковной
иерархии. В результате многими нецер-
ковными людьми Церковь сегодня вос-
принимается как идеологический отдел
ЦК “Единой России”. Ситуация еще не
такова, но тенденция к ней есть».
Похоже видит сегодняшнюю ситуа-
цию Константин Эггерт: «На мой взгляд,
нет оснований говорить о слиянии
Церкви и государства как юридическом
процессе превращения Православия в
государственную идеологию. Но есть ос-
нования говорить, что на многие собы-
тия нашей жизни Церковь смотрит че-
рез оптику государства, то есть ее
взгляд полностью совпадает с государ-
ственным. А общество ждет от нее дру-
гого взгляда, независимого. Церковь
не должна быть оппозиционной, но она
несет в мир идеалы Евангелия, спасе-
ния, жизни с Богом. Очень хорошо, если
и государству эти ценности не чужды, но
в полноте ни одно государство нести их
в жизнь не может просто потому, что
оно, как любой земной институт, несо-
вершенно». Константин Эггерт аргументирует
свою позицию примером других стран.
По его словам, США — одна из самых
религиозных стран христианского ми-
ра, а там установление какой-либо ре-
лигии в качестве государственной за-
прещено конституцией. Это позволило
сформировать среду, в которой люди
привыкли отстаивать свои взгляды,
проповедовать свою веру. Американ-
ские миряне играют большую роль в
общественной жизни, влияют на поли-
тику, на принятие законодательных ре-
шений. А в странах, где какая-либо из
христианских церквей имеет статус го-
сударственной — в Великобритании,
Дании, Норвегии, — уровень религиоз-
ности гораздо ниже, чем в Америке.
И это несмотря на то, что в Великобри-
тании главой Англиканской Церкви яв-
ляется сама английская королева! Замечательный педагог и миссио-
нер протоиерей Борис Ничипоров
(1953-2003) говорил: «Православный
человек — современный человек». Он
имел в виду, что каждое время бросает
христианам новый вызов, и надо быть к
этому готовыми, а не прятать голову в
песок, пророчествуя о конце света. Для
современного мира характерно ослаб-
ление роли государственной власти и
возрастание роли гражданского обще-
ства. Нет никаких причин считать сами
эти условия не совместимыми с христи-
анскими идеалами.
«В любом случае общество будет дик-
товать форму государства в России, а
не государство обществу, каким ему
быть,— уверен Константин Эггерт. —
И это общество готово видеть в Церкви
независимый источник нравственного
авторитета. Если Церковь окажется не
готова к такой независимости, большин-
ству людей в России она станет просто
безразлична, так как не будет ассоции-
роваться с тем, что для них важно».
Есть мнение, что Церковь должна
служить Отечеству, то есть
государству. Это заблуждение
Я училась на философском факуль-
тете и пыталась «захаживать» в храмы
по территориальному признаку — рядом
с домом, институтом или туда, где были
знакомые прихожане. Несколько раз
приходилось задавать батюшкам вопро-
сы и получать ответы, почти как в изве-
стном анекдоте: «Отче, а что вы думаете
о двенадцатой главе Фомы Аквинско-
го?..» — «Замуж, дура, срочно замуж!»
Вопросы копились, упорство в поиске
ответов иссякало, а замужество, кото-
рое позволило бы переключиться с по-
исков смысла жизни на конкретный круг
обязанностей и забот, на горизонте еще
не маячило.
В этот период я и попала в Раифский
Богородицкий монастырь под Казанью.
Паломничать и трудничать я стала не по
своей воле. Затянувшийся переходный
возраст и конфликты с родителями на
фоне все тех же поисков смысла жизни
заставили маму поехать вместе со мной
в монастырь и поселить меня там на не-
сколько дней. Сама она тогда еще была
«захожанкой», но Раифа для нее уже ста-
ла духовной родиной, ее тянуло на служ-
бы именно туда. Раифа была единствен-
ным местом, которое, по мнению мамы,
могло исцелить меня от затянувшихся
поисков.
Я приехала в монастырь, посели-
лась в келье с несколькими женщина-
ми, и начался недолгий период моего
трудничества. Мы приходили в храм до
начала службы и замирали в благого-
вении. Было удивительно видеть, как
все монахи монастыря (более десяти
человек) выстраивались лицом на вос-
ток и некоторое время просто стояли
молча. От этого у меня создавалось
впечатление, что я попала в какую-то
иную реальность. После службы мы от-
тирали с пола воск, накапавший со све-
чей, ухаживали за монастырским ого-
родом и цветником. Соседка по
комнате как-то сказала мне: «Ты зна-
ешь, мне кажется, моя жизнь уже за-
кончилась... Вроде бы мне всего пять-
десят лет, но такое ощущение, что все,
конец, уже умирать пора». «Мне двад-
цать три, но у меня такое же ощуще-
ние», — ответила я.
Кто знает, к чему бы привели меня
духовные поиски, если бы я в один из
последних дней пребывания в монас-
тыре не наткнулась на табличку с над-
писью: «Иеромонах Филарет (Златоус-
тов)». В то время мне уже приходилось
38
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Наверное, в жизни
каждого человека
случаются судьбоносные
встречи. Правда,
понимаем мы это не
сразу, а только по
прошествии времени.
Придя к вере в 18 лет,
я искала ответы
на множество вопросов,
мучилась множеством
сомнений. И Господь
послал мне удивительного
человека, знакомство
с которым определило
мой жизненный выбор.
Текст: Лилия ЕГОРОВА
Жизнь в Церкви
Как я нашла
духовного
отца
Фото Павла Смертина
Личный опыт
39
слышать краем уха от своих казанских
знакомых, что одна из «достопримеча-
тельностей» монастыря — иеромонах
Филарет, 25 лет заведовавший кафед-
рой по приборам и автоматам для лета-
тельных аппаратов Казанского авиа-
ционного института и ушедший в
монастырь после того, как пережил
клиническую смерть. Я была в таком от-
чаянии, что даже перестала стесняться
и как-то легко открыла дверь, не заду-
мываясь, уместен ли такой вечерний
визит к батюшке без предупреждения.
Соседка по келье потом удивлялась мо-
ей смелости: «Как ты решилась вот так
без стука, без приглашения зайти в ке-
лью такого знаменитого старца?» А мне
уже тогда было понятно, что в Божьем
мире все не так, как в светской иерар-
хии начальников и подчиненных. Пусть
он знаменитый, но знаменит-то прежде
всего своим смирением и любовью.
Так неужели такого человека можно
бояться? Отец Филарет встретил меня внима-
тельным дружелюбным взглядом, при-
гласил попить чаю с шоколадными кон-
фетами. День был постный, но он,
наверное, видел, что мне не до поста.
Мне сразу стало уютно в его келье, и я с
порога начала жаловаться на душевную
смуту, на то, что православная вера ка-
жется мне недоступной, ее каноны не-
посильными. Рассказала, что учусь на
философа и боюсь сойти с ума, не сумев
разобраться в многочисленных концеп-
циях и взглядах на жизнь, потому что до-
веряю любой книге, которую открываю.
Беспокоил меня и выбор, который необ-
ходимо сделать в личной жизни: уходить
в монастырь или ждать «хорошего чело-
века», как советовали родственники и
батюшка из ближайшего к дому храма.
Все вопросы казались мне очень остры-
ми и срочными. Отец Филарет внима-
тельно выслушал меня, а потом достал с
полки фотоальбом и показал фотогра-
фию, на которой он стоит в окружении
улыбающихся молодых людей. Он указал
на миловидную девушку, примерно мою
ровесницу. «Это моя внучка. Самая лю-
бимая, родная девочка. Не так давно мы
сделали этот снимок. А потом она позна-
комилась с парнем, влюбилась в него.
Встречалась некоторое время, а через
какое-то время пошла к нему в гости и
оттуда уже не вернулась. Он оказался
маньяком. Убил ее, тело разрезал на не-
сколько частей и пытался спрятать. Но
его вовремя поймали».
Мои вопросы сразу померкли. Я оне-
мела от ужаса и не знала, что сказать.
Наверное, и не нужно было ничего гово-
рить. Отец Филарет не нуждался в уте-
шении, наоборот, он видел, что я, ровес-
ница его внучки, нуждаюсь в поддержке,
и был готов помочь мне. Через пару дней я уехала из монас-
тыря, а вскоре отец Филарет сам нашел
меня. Позвонил нашим общим знако-
мым и попросил передать, что ждет меня
в гости. «Теперь ты будешь
моей внучкой», — сказал
он через какое-то время.
Так у меня появился но-
вый родной человек. Ког-
да я жила в Москве, мы
переписывались и в кон-
це его писем неизменно стояла подпись
«дед Филарет». Меня это очень грело.
От абстрактных философских вопро-
сов отец Филарет потихоньку переклю-
чал меня на реальную жизнь: устраивал
на лето поработать в монастырском цвет-
нике, знакомил с другими своими духов-
ными детьми. Я видела, как одинаково
приветливо он общается что с профессо-
рами, что с местными бабушками, что со
вчерашними заключенными (которых
иногда назначали ему в келейники). Он
избегал любого намека на поклонение
ему как «старцу». Тех, кто приходил за со-
ветом, старался подтолкнуть к самостоя-
тельному решению. Учил не увлекаться
мистикой в простых бытовых неурядицах,
легко решаемых при наличии здравого
рассудка и желания его применять.
По вопросам, связанным с работой
техники, будь то фотоаппарат, компью-
тер или принтер, я тоже часто обраща-
лась к своему духовнику. Еще бы! Ведь
он — профессор, специалист по прибо-
рам и автоматам. В свое время именно
он помогал внедрять в школах Татарста-
на новый предмет — информатику. В 2006 году отец Филарет был по-
стрижен в великую схиму с именем Сер-
гий. В 2011-м пережил инсульт, прико-
вавший его к инвалидной коляске. Но он
продолжает общаться с людьми и почти
каждое воскресенье произносит пропо-
ведь. Поначалу мне это казалось стран-
ным: схимник должен уходить в затвор.
А мой духовник остается все таким же
общительным и радушным. Продолжает
переписку, телефонные переговоры с
друзьями и духовными чадами в разных
городах и странах, принимает посетите-
лей. «В древности великосхимники дей-
ствительно давали дополнительный
обет — вселиться в затвор, закрыться в
одинокой пещере, как в гробу, и тем са-
мым полностью умереть для мира, ос-
тавшись с единым Богом, — объяснил
мне отец Сергий. — Впоследствии за-
твор перестал быть обязательным обе-
том. В Свято-Троицкой Сергиевой лавре
я не раз встречал людей, которые при
попытке заговорить с ними отвечали,
что им разговаривать не разрешено. Их
послушание именно таково, и для их ду-
ши оно полезно. А я, напротив, стрем-
люсь общаться с теми, кто приходит в
монастырь и нуждается в поддержке,
просвещении и утешении». Одно из самых ярких моих воспоми-
наний о моем духовном отце: я иду к мо-
настырю и вдруг навстречу несется бе-
лая «Волга», а за рулем седовласый
старец, подозрительно похожий на отца
Сергия. Не может быть... Подхожу к ке-
лье — никого нет! В свои 85 лет отец
Сергий решил вспомнить былое, приоб-
рел подержанную машину и вновь сел
за руль. Сейчас, будучи прикованным к
инвалидной коляске, он все равно со-
храняет мобильность, его часто можно
встретить на территории монастыря в
окружении паломников. А на его коле-
нях мурлычет рыжий кот — любимец
схиигумена — с ошейником, на котором
написано: «Кот Раифский. Телефон хозя-
ина 8919...» Прошло несколько лет после зна-
комства с батюшкой. Постепенно жизнь
стала налаживаться, я устроилась на ра-
боту, поступила в аспирантуру, а через
некоторое время вышла замуж за вы-
пускника семинарии и стала матушкой.
Если бы мне, приехавшей тогда в сомне-
ниях и отчаянии в монастырь, кто-ни-
будь рассказал, какое будущее меня
ждет, я бы ни за что не поверила. Только
теперь я понимаю: в тот вечер, когда я
без стука со слезами на глазах вошла в
келью батюшки, начался путь моего ду-
ховного выздоровления.
Соседка удивлялась: «Как ты
решилась без стука, без приглашения
зайти к такому знаменитому старцу?»
Жизнь в Церкви Паломничество
40
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Остров
Откровения Патмос — остров площадью 34 квад-
ратных километра с населением чуть
больше 2500 человек — на первый
взгляд ничем не отличается от других
греческих островов: те же вытянутые
между линией моря и автодорогами га-
лечные пляжи, те же белые виллы с си-
ними дверями и ставнями, так же по ве-
черам туристы собираются в самых
живописных местах, чтобы наблюдать
закат над морем. Но стоит разговорить-
ся с местными жителями, и понимаешь
про Патмос главное: вся жизнь здесь —
и экономически, и метафизически — за-
висит от монастыря святого Иоанна Бо-
гослова.
Во времена Римской империи Пат-
мос был местом каторги, где ссыльные
работали на каменоломнях, добывая
мрамор. Апостол Иоанн, проповедо-
вавший христианство в Эфесе, был при
императоре Домициане сослан на
остров вместе со своим учеником Про-
хором. Вероятно, условия каторги были
не слишком жесткими, и апостол имел
относительную свободу передвижения.
Какое-то время они с Прохором жили в
пещере в горах. Именно здесь Иоанн
надиктовал ученику книгу, вошедшую в
корпус Нового Завета под названием
«Апокалипсис» или «Откровение Иоан-
на Богослова». Мистическим образом
Святой Дух открыл апостолу картины
будущего человечества, конца истории
и второго пришествия в мир Спасителя.
После этого Иоанн Богослов прожил
длинную жизнь: вернулся в Эфес, напи-
сал Евангелие и умер глубоким стар-
цем, окруженным учениками. А неболь-
шой островок в Эгейском море
оказался навсегда вписан в сакраль-
ную географию мира как место, где че-
ловечество в лице святого Иоанна по-
лучило Откровение Божие. Сегодня
любой паломник или турист имеет воз-
можность своими руками прикоснуться
к сводам пещеры, по преданию трес-
нувшим, когда Святой Дух заговорил с
Иоанном, ощутить тепло камня, на ко-
тором покоилась голова апостола, ко-
гда тот спал.
«Самоуправляемый
и самовластный»
Монастырь святого Иоанна Богосло-
ва, который уже более 900 лет остается
одним из центров греческой церковной
жизни, был основан преподобным Хри-
стодулом в XI веке. Он и сегодня выгля-
дит как типичная средневековая кре-
пость — мощное фортификационное
сооружение на вершине доминирующей
над островом горы. В 1088 году монастырь получил бул-
лу византийского императора Алексия I
Комнина, в которой его объявляли сво-
бодным от налогообложения, «само-
управляемым и самовластным». С тех
пор монастырь, а с ним и сам остров
имеют особый статус. С церковной точки зрения Патмос
является ставропигиальным, то есть не
входящим в состав ни одной епархии, но
напрямую подчиняющийся Константи-
нопольскому Патриарху. Наместник мо-
настыря носит также титул патриаршего
экзарха острова Патмос (до 1947 года,
когда Додеканесские острова, к кото-
рым относится Патмос, вошли в состав
Греческого государства, экзарх мона-
стыря осуществлял и верховную адми-
нистративную власть на острове). С государственной точки зрения
Патмосу придан статус национального
заповедника: на нем никогда не будет
аэропорта, запрещено многоэтажное
строительство. А если учесть, что мно-
гие жители до сих пор обитают в домах,
построенных крестоносцами, то даже
установку стеклопакетов или солнечных
батарей необходимо согласовывать с
инспекцией по охране памятников.
С 2000 года монастырем управляет
архимандрит Антипа (Никтарис). Он ро-
дился в Австралии в семье греческих
эмигрантов, но вырос уже на Патмосе и
здесь же получил базовое богослов-
ское образование в Патмосской цер-
ковной школе. Вся его жизнь, несмотря
на длительные периоды отсутствия в го-
ды учебы и служения на Афоне, связана
с островом, монастырем и книгой От-
кровения. Архимандрит Антипа зани-
мается толкованием Апокалипсиса для
современного читателя. «Откройте От-
кровение Иоанна Богослова, — гово-
рит он, — и вы прочтете все про нынеш-
ний кризис, про то, что нас ожидает и в
ближайшем будущем, и в отдаленной
перспективе. От нас требуется только
духовная внутренняя работа, чтобы
воспринять то, что Господь открыл нам
2000 лет назад».
41
Текст: Ксения ЛУЧЕНКО
Фото: Владимир ХОДАКОВ 9 октября — день памяти святого евангелиста Иоанна Богослова,единственного
из апостолов, кто умер не в результате казни, а своей смертью в глубокой старости. Одно
из самых таинственных событий в истории человечества произошло с Иоанном Богословом
на небольшом греческом острове Патмос, где он отбывал ссылку.
Монастырь святого Иоанна Богослова, основанный 900 лет назад, и сегодня выглядит как
типичная средневековая крепость — мощное фортификационное сооружение на вершине
доминирующей над островом горы
Сокровища
В середине ХХ века на Патмосе жил
старец Амфилохий (Макрис), память ко-
торого чтут во всем греческом мире,
обсуждается перспектива его канони-
зации. Он основал здесь женскую мо-
нашескую общину Благовещения Пре-
святой Богородицы, со временем
ставшую монастырем, и долгие годы ру-
ководил сестрами. Старец Амфилохий
считал, что один из главных вызовов,
стоящих перед человечеством, — это
экологические проблемы. Патмос был
в те годы практически голой, скали-
стой, выжженной солнцем землей.
Отец Амфилохий завез сюда с соседних
островов саженцы сосен, которые раз-
рослись по всему острову и теперь дают
тень и добавляют патмосскому воздуху,
помимо морских запахов, стойкий аро-
мат хвои. Архимандрит Антипа, толкуя Апока-
липсис, тоже говорит об экологических
проблемах: «Господь создал нас и вру-
чил человеку власть над миром, над
Землею, над тем, что ее населяет и что
на ней произрастает. И Господь спро-
сит с нас, призовет нас к ответу, как мы
сохранили вверенное нам достоя-
ние — преумножили или уничтожили?
Уничтожение живого на планете про-
тивно Богу и человеку как Божьему
созданию. Поэтому мы призываем за-
думаться над тем, чтобы сохранить Бо-
жий мир таким, каким Господь его за-
думал». Помимо Богом созданной природ-
ной красоты, Патмос — один из наибо-
лее убедительных примеров человече-
ского творчества, вдохновленного
христианским откровением и ощущени-
ем Божьего присутствия. Монастырь
святого Иоанна Богослова не только ме-
сто, где почти тысячу лет не прекращает-
ся молитва, но и интеллектуальная и
творческая точка притяжения право-
славных со всего мира.
В библиотеке монастыря хранится
уникальное собрание древних рукопи-
сей. Сегодня здесь насчитывается бо-
лее тысячи манускриптов богослов-
ского содержания, 125 документов
Византийской эпохи, в основном ха-
рактеризующих связи монастыря с
Константинопольским Патриархатом,
включая оригинал буллы (хрисовулы)
императора Алексия I Комнина, даро-
Жизнь в Церкви Паломничество
42
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
1, 3. Женский монастырь Благовещения Пресвятой Богородицы, основанный старцем Ам-
филохием (Макрисом)
2. У раки с мощами преподобного Христодула, основателя монастыря святого Иоанна Бо-
гослова. Преподобный устроил монастырь на горе близ пещеры, в которой, по преданию,
апостол получил Божественное откровение. Святой Христодул почитается в Греции как по-
кровитель острова Патмос
1
2
3
43
вавшей монастырю особый статус. Са-
мая древняя рукопись из монастыр-
ского собрания относится к VIII веку.
Старинных печатных книг, представ-
ляющих библиографическую ценность, в
хранилище монастыря около трех тысяч.
Далеко не все они богословского содер-
жания: встречаются и произведения гре-
ческих философов, и поэтические сбор-
ники, и даже антологии эпиграмм.
Монахи не только сохраняют и каталоги-
зируют книги и манускрипты, в монасты-
ре есть мастерская, где насельники за-
нимаются реставрацией старинных
изданий. Монастырская ризница де-
факто музей, собрание икон и произве-
дений христианского искусства. Самые
старые иконы, хранящиеся на Патмосе,
датируются XI-XII веками. Византийских
икон сохранилось всего восемь, среди
них — миниатюрное изображение свя-
тителя Николая XI века, выполненное в
технике мозаики. Но большая часть экс-
понатов — иконы, ризы, богослужебные
сосуды, утварь, напрестольные и наперс-
ные кресты — относится к XVI-XVIII ве-
кам. Икона «Се человек», выставленная
в экспозиции монастырской ризницы,
принадлежит кисти Эль Греко. Удивитель-
ная особенность музея монастырской
ризницы: в ней нашлось место и антич-
ным дохристианским экспонатам, таким
как, например, голова Диониса, и свиде-
тельствам турецкого нашествия, таким
как письменные распоряжения турецких
султанов, датирующиеся XIV-XV веками.
Патмос претендует на то, чтобы быть
курортным местом, где будут отдыхать ту-
ристы со всего мира. Особые надежды
возлагаются на Россию как близкую
грекам по вере и менталитету страну.
Посещение Патмоса лучше объединять с
другими Додеканесскими островами
(например, Родосом и Косом) или Кик-
ладским архипелагом (Тинос, Милос,
Парос).
Патмосский монастырь готов прини-
мать паломников из России. Монастырь
может принимать на несколько дней
священнослужителей, богословов и ис-
следователей, а в скитах, которые летом
пустуют, можно на более длительный
срок размещать священнослужителей с
семьями.
Благодарим Управление по туризму региона
Южных Эгейских островов, а также
авиакомпанию «ЭДЖЕАН ЭЙРЛАЙНЗ» и
агентство «Ле Гранд» за организацию поездки
и помощь в подготовке материала.
РЕКЛАМА
Монастырская ризница представляет собой музей, собрание икон и произведений христи-
анского искусства. Самые старые иконы датируются XI-XII веками. Большая часть экспона-
тов —иконы, ризы, богослужебные сосуды, церковная утварь —относится к XVI-XVIII векам.
На фото: фрагмент храмовой двери
Ближний круг
Внутренний мир
Разоблачение
лжи
Оказывается, наш организм в момент,
когда мы лжем, меняется, реагируя
особым образом: еще одно
доказательство, что нравственное и
природное в человеке неразделимо.
Эксперт-профайлер Евгений СПИРИЦА
рассказал о лжи с научной точки зрения
и раскрыл некоторые секреты ее
распознавания. Рекламный плакат американского сериала «Обмани меня» (англ. «Lie to Me»)
о расследовании преступлений специалистами, изучающими поведение чело-
века во время лжи
Страх разоблачения
— Вы занимаетесь распознава-
нием лжи. Есть какие-то признаки, по
которым можно сразу сказать: о, он
мне врет?
— Такой верный признак был только
у одного героя — Пиноккио: когда он
врал, у него отрастал нос. На самом де-
ле все лгут по-разному. Нет ни одного
явного признака лжи, иначе разобла-
чать ее было бы очень легко. Но наш ор-
ганизм всегда реагирует на собствен-
ную ложь. А Бог лишил нас возможности
управлять своей вегетативной нервной
системой и эмоциями — с этими прояв-
лениями и работают верификаторы.
Ученые-нейрофизиологи открыли,
что в момент, когда человек лжет, у него
включается «детектор ошибок» — это,
примитивно говоря, петля нейронов в
коре головного мозга. Если человеку,
который скрывает информацию, начать
задавать вопросы-стимулы, «детектор
ошибок» будет заставлять его организм
по-другому функционировать: он начнет
по-другому дышать, двигаться, у него
будет выделяться большое количество
адреналина.
— Но ведь человек может не
лгать, а просто волноваться во время
проверки, и у него будет выделяться
тот же самый адреналин...
— Адреналин тот же самый, а невер-
бальное поведение и речевые проявле-
ния будут другие. Его детектор ошибок
не будет задействован. Ложь всегда порождает страх, но не
просто страх — а страх разоблачения.
У просто страха есть свои невербальные
признаки, у страха разоблачения —
свои. Вот, например, посадка непричаст-
ного (не скрывающего информацию) че-
ловека, которому просто страшно: он
находится в черепашьей позиции, сжи-
мается, боится дистанцироваться. А при-
частный человек, который испытывает
страх разоблачения, сидит, дистанциру-
ясь от вас, откинувшись назад. У него мо-
жет проявляться телесная асиммет-
рия — причастные лица часто сидят в
очень неудобной позе. Верификатор дол-
жен уметь различать эти два страха. В де-
текции лжи есть такое понятие — ошибка
Отелло. Помните, Дездемона испугалась
Отелло, он увидел страх на ее лице и ре-
шил, что это признак вины. Он не был ве-
рификатором и совершил так называе-
мую ошибку первого порядка — не
отличил один страх от другого.
45
Текст: Марина НЕФЕДОВА
Пиноккио из американского сказочного мультфильма-пародии «Шрек». Этому персонажу
очень сложно врать — от небылиц у него вытягивается деревянный нос
Ближний круг
Внутренний мир
46
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
— Мы в основном знаем про рас-
познавание лжи с помощью специ-
ального инструмента — детектора
лжи, или полиграфа. А у вас какой-то
другой метод?
— Мы в основном занимаемся не-
вербальной, безинструментальной де-
текцией лжи. То, что происходит у челове-
ка внутри, всегда проявляется у него
снаружи —на лице, в теле. Любой чело-
век постоянно подает невербальные сиг-
налы — микровыражения, жесты. К со-
жалению, без специальных знаний не
всегда можно сказать, что они означают.
Американский психолог Пол Экман,
автор книги «Психология лжи», ставя
эксперименты, изучал, как люди лгут, ка-
кие признаки у них проявляются, что
происходит с мышцами лица, какие воз-
никают изменения в жестикуляции. Его
исследования позволили разработать
специальные модели верификации лжи,
которые используются сейчас в силовых
структурах ФБР, ЦРУ, АНБ, в службах
безопасности таможни, в досмотровых
службах аэропортов. В знаменитом се-
риале «Обмани меня» Пол Экман был од-
ним из главных консультантов.
У нас, кстати, тоже проводились по-
добные исследования, этим занималась
30-я лаборатория КГБ. Там работали по-
трясающие люди, уникальные ученые. В своей работе мы опираемся на эти
исследования. Главное, чем мы занима-
емся во время детекции лжи —мы про-
водим опросное интервью, изучаем
структуру опыта человека, сидящего на-
против нас: как он мыслит, как чувствует,
как видит эту ситуацию, как перерабаты-
вает информацию. Мы понимаем, какой
человек в норме, и, поняв это, можем
определить, говорит человек правду или
нет. Потому что, когда человек говорит
неправду, он отклоняется от нормы. Еще
раз повторю: нет ни одного верного при-
знака лжи, но есть изменение невер-
бального поведения. — А с кем и как вы работаете?
— Чаще всего нас приглашают на
крупные кражи. Самая распространен-
ная ситуация — частная фирма, из офи-
са пропали деньги. Обращение в право-
охранительные органы — это долгая
правовая процедура, деньги могут ис-
чезнуть, лучше искать по горячим сле-
дам. Приглашают нас. Мы беседуем с со-
трудниками, находим, кто это сделал или
кто был наводчиком. Фиксируем наше
исследование. Дальше владелец фирмы
сам решает, что делать с этим челове-
ком. Иногда сдает его правоохранитель-
ным органам. Бывает, что вопрос реша-
ется на месте — человек возвращает
украденное, его прощают. Правоохранительные органы поль-
зуются результатами наших исследова-
ний, к нам нередко обращаются сотруд-
ники милиции. Но в основном мы
работаем с бизнесом. Нас приглашают
во время кадровых проверок — когда
собеседование проходят соискатели вы-
соких должностей. Во время соверше-
ния коммерческих сделок, при покупке
бизнеса. Мы работаем сейчас с силовы-
ми антитеррористическими структура-
ми —это связано с разработкой моде-
лей по борьбе с терроризмом. Вообще же наша основная задача —
отделить причастных людей от неприча-
стных. И сделать так, чтобы непричаст-
ные люди не пострадали.
— Вы поняли, что человек причас-
тен, — дальше вы начи-
наете его раскручивать,
чтобы он признался? — Слово «раскручи-
вать» мне не очень нра-
вится. Естественно, для
нас важно получить при-
знание. Тогда мы можем
помочь заказчику вернуть похищенное
и, главное, вытащить человека из той
проблемы, в которой он оказался. Не-
редко бывает достаточно, что мы гово-
рим: если ты положишь деньги на место,
мы тебе покажем, как твою проблему
решить другим способом. И в большин-
стве случаев люди возвращают деньги,
а мы помогаем им найти выход из их
сложной ситуации. Признак Пиноккио
— Хочется и непрофессионалам
понимать, когда их обманывают. Вот
тот же синдром Пиноккио — я неодно-
кратно слышала, что если человек во
время разговора прикоснулся к носу,
то он врет...
— И меня часто спрашивают: «Евге-
ний, я вот был на переговорах, и там был
человек, который три раза дотронулся до
носа. Это что?» Я говорю: «Это всего лишь
трижды дотронулся до носа. Это ничего.
Может, у него нос чешется». Да, чем выше
уровень стресса, тем больше прикосно-
вений к себе совершает человек, это так.
Но это только говорит об уровне стресса,
о том, что информация для человека зна-
чима. Прикосновения — это так назы-
ваемые жесты-адаптеры. К этим жестам
мы прибегаем, когда пытаемся вернуть
себе спокойствие. Вспомните, когда в
детстве маленьким детям плохо, они уда-
рились или им страшно, что они делают?
Они бегут к маме с папой, те их берут на
руки, обнимают. Мы взрослеем, мам с
папой рядом нет. А прикосновение к ко-
же (кожа является очень важным рецеп-
тором!) блокирует выделение адренали-
на, успокаивает. — А есть ли какие-то изменения в
речи, по которым можно заподозрить
говорящего во лжи?
— Ну, например, когда человек лжет,
он делает паузу перед ответом. Почему?
Наше правое полушарие отвечает за об-
разы, за эмоции, за опыт. Если я попрошу
вас сейчас вспомнить какое-то событие,
вы будете это делать с помощью правого
полушария. Но если я попрошу вас опи-
сать это событие научно, вы перейдете в
левое полушарие, которое отвечает за
анализ, за логику, за оценку информа-
ции. Ложь — это всегда левополушарное
проявление, потому что без анализа си-
туации ты не можешь лгать, ты должен
проанализировать, что известно собе-
седнику, как тебе не выдать себя и т. п. По-
этому, когда человек говорит неправду,
он переходит на левое полушарие. И речь
в этот момент становится логической,
структурированной, не эмоциональной, в
ней появляется больше глаголов: я встал,
позвонил и т. п. Но за образами, за опы-
том при этом человек вынужден обра-
щаться к своему правому полушарию!
И при переходе с одного полушария на
другое возникает пауза. Кстати, лгущий
человек нередко после сказанного вни-
мательно смотрит на собеседника — для
того чтобы понять, верят ему или нет. Также есть такая вещь, как фальши-
вые эмоции. Было проведено много ис-
следований — какие мышцы лица при
Ложь всегда порождает страх
разоблачения. У просто страха одни
невербальные признаки, у страха
разоблачения — другие
47
каких эмоциях задействованы. При ве-
рификации лжи помогают так называе-
мые признаки фальшивых эмоций. На-
пример, если вы видите сдвинутые
брови и поджатые губы, а человек гово-
рит о любви к вам, стоит усомниться в
искренности его слов. Или, например, человек выражает
удивление, но, если в губах у него напря-
жение, губы сомкнуты или оттянуты на-
зад, скорее всего, его удивление фаль-
шивое.
Также если при выражении радости
мышцы вокруг глаз и брови напряжены,
напряжены скулы и мышцы нижней че-
люсти, то, возможно, человек совсем не
рад. Но, повторюсь, мы верифицируем
ложь по совокупным признакам, и не-
специалисту лучше не брать на себя сме-
лость утверждать, что тот или иной чело-
век врет. — Все ли люди испытывают страх
разоблачения? — Большинство. Но есть исключе-
ния. Однажды я проводил проверку одно-
го молодого человека. Он вел себя по-
трясающе, держался великолепно. Наша
беседа длилась полтора часа, и заце-
питься было не за что. И в конце беседы
я ему сказал: «Вы знаете, я вам верю».
И тут у него на лице на мгновение появи-
лась улыбка презрения. Причем заметил
я ее, когда просматривал запись бесе-
ды. И это позволило мне сделать вывод о
его причастности. Понимаете, неприча-
стный человек в этой ситуации испытал
бы облегчение и радость. А тут было на-
писано: ну, я тебя сделал. Он не смог
сдержать свои эмоции. Тщеславие — лю-
бимый грех верификатора. Некоторые
люди, когда лгут, испытывают не муки со-
вести, не страх разоблачения — а вос-
торг надувательства. Таких людей можно
поймать только на тщеславии. — Есть ли идеальные лжецы, ко-
торых невозможно разоблачить?
— Да, это хорошие актеры. Лучший
способ противодействия полиграфу —
это система Станиславского. Но боль-
шинству людей это неподвластно. Даже
если вам кажется, что вы верите в то,
что говорите, у вас нет опыта этой ситуа-
ции, и при правильно заданных вопро-
сах вы дадите ошибку.
— Ложь отличается от фантазии?
— В фантазии нет деструктивного
умысла. Вспомните рассказ Носова
«Фантазеры», там есть четкий критерий:
мальчишки фантазировали, и вот к ним
приходит еще один мальчик и говорит:
что вы тут просто так фантазируете, вот я
это делал с пользой — украл банку варе-
нья, съел, а губы спящей сестре нама-
зал, и все подумали, что это она. И они
на это ему сказали: э нет, ты не фанта-
зер, ты обманщик. Дети часто придумывают что-то безо
всякого деструктивного умысла — это
игра, это форма деятельности, это спо-
соб развития мозга, очень важный и не-
обходимый. Инструмент правды
— Сейчас стали очень распро-
странены проверки на детекторе
лжи, или полиграфе: во время судеб-
ного следствия, да и в бытовых ситуа-
циях. Как полиграф отличает правду
от лжи?
— Полиграф — это просто прибор,
который фиксирует не ложь и правду, а
реакции организма. В отличие от невер-
бальной детекции при проверке на по-
лиграфе главное — изменения физио-
логических реакций. Когда человек
испытывает стресс, его дыхание стано-
вится более глубоким, по-другому начи-
нает биться сердце, у него меняется по-
тоотделение, светопроводимость кожи,
происходит изменение кожно-гальвани-
ческой реакции — все это фиксирует по-
лиграф. Но опять же состояние стрес-
са — это еще не показатель лжи. Ученые
обратили внимание, что, если создать
установку безопасности, человек, кото-
рый не совершал преступления, человек
непричастный, адаптируется к процеду-
ре полиграфной проверки за десять ми-
нут. Даже если это человек тревожно-
мнительный, даже если ему вначале
очень страшно. А у причастного челове-
ка работает «детектор ошибок», и при
правильно заданном вопросе он все
равно даст определенную реакцию. Вся
проблема в том, что тут очень важна
профессиональная работа полиграфо-
лога, который должен уметь правильно
задавать вопросы и распознавать эти
реакции — а это не так просто! К сожа-
лению, сейчас грамотных полиграфоло-
гов очень мало. — Получается, даже при провер-
ке на детекторе лжи возможны
ошибки?
— Да. Во-первых, из-за низкого
уровня подготовки специалистов. Сего-
дня я беседовал с человеком, который
проводит полиграфную проверку в тече-
ние 20 минут — это нарушает все требо-
вания процедуры! И второе — «коммер-
ческая составляющая»: будешь платить
деньги — дам нужное заключение — не-
которые полиграфологи (я не обобщаю
ни в коем случае!) могут использовать
такие методы. Так что в суде я бы лично
отказался проходить проверку на детек-
торе лжи. Недавно было одно нашумевшее де-
ло, дело Макарова, когда человеку бла-
годаря результатам полиграфной про-
верки дали восемь лет. Но, как мне
известно, там были нарушены все тре-
бования этой процедуры. Я видел реак-
тограммы — там неправильно, негра-
мотно был составлен опросник. Могу
сказать только одно: я бы не смог при-
нять такую экспертизу. Это даже нельзя
назвать экспертизой. Но суд ее принял. Разоблачение как любовь
— Вы сказали, что нельзя зани-
маться детекцией лжи и не быть ве-
рующим человеком. Почему?
— Нельзя заниматься детекцией
лжи, не принимая человека. Ты не име-
ешь права осуждать. Иначе, если ты за-
хочешь увидеть ложь, ты ее всегда уви-
дишь. А ты должен быть наблюдателем.
Главное состояние верификатора — эм-
патия. Ты не судишь человека, ты изуча-
ешь структуру его опыта. И в этот момент
у тебя не должно быть никакой уничижи-
тельной позиции. На наших курсах каж-
дому своему слушателю мы говорим:
Евгений СПИРИЦА — психолог, руководи
тель Международной академии исследования
лжи www.iarl.ru, экспертпрофайлер, полиграфо
лог, бизнестренер, эксперт по вопросам безопасности и
антитеррористической деятельности, консультирует го
сударственные и негосударственные структуры по вопро
сам безопасности и кадровому менеджменту.
НС:
Ближний круг
Внутренний мир
48
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
наш главный принцип, как в известной
песне, «ол ю нид из лав». Все мы нужда-
емся в любви, а причастные люди еще
больше нуждаются в ней. Если ты не бу-
дешь любить причастного человека, ты
не получишь от него самого главного —
признания. Мы учим людей наблюда-
тельной позиции. Позиции, что перед то-
бой вселенная, и ты должен всего лишь
убедить человека сказать правду.
— В личной жизни вам не мешает,
что вы видите ложь? — Нет. У нас с женой нет надобности
обманывать друг друга. Или давайте
представим ситуацию: я вижу, что моя
супруга меня в чем-то обманывает. Но я
живу по принципу: нет поражения, есть
обратная связь. И это для меня повод
понять, что я сделал не так, почему ей
нужно меня обманывать? Как я могу ис-
править ситуацию? Я не слушаю слова.
Я слушаю причину, по которой человек
их сказал.
Или моя супруга на девятом месяце
беременности меня спрашивает: я у те-
бя красивая? Давайте положим руку на
сердце: на девятом месяце беременно-
сти женщина не фотомодель, не Клава
Шиффер. Но я ее люблю, для меня она
самая прекрасная женщина на свете, и,
если я ей говорю «конечно!» — я здесь
лгу или нет? Я наделяю свои слова глав-
ным смыслом — «ол ю нид из лав». И от-
сюда это уже не ложь. Это моя правда.
И это ее правда. Я могу описать ложь, структуриро-
вать ее, понять, как она проявляется у
человека. Но я не могу описать правду.
Эта тема, на мой взгляд, имеет божест-
венные механизмы.
— Если все научатся легко распо-
знавать ложь, не будет ли это опасно
для человечества?
— Тут очень важно такое понятие,
как эмпатия, принятие другого челове-
ка. Не каждый может быть верификато-
ром. Одними технологиями тут не обой-
дешься. У меня друг прошел у нас обучение.
И начал эти знания использовать на
своем персонале. И вдруг персонал от
него побежал. Он приходит ко мне: что
же делать? А я ему говорю: ты подумай,
приятно ли людям, когда их постоянно
раздевают? Ты начал видеть тонкие ве-
щи: например, что мужчина смущается
или женщина как-то неправильно по-
ступает, потому что у нее личные моти-
вы, или вот этому человеку от тебя нуж-
ны только деньги, — но ты не прощаешь
их, а вытаскиваешь их пороки. Итог ка-
кой? Они уходят от тебя. Этого не было
бы, если бы ты, видя все, принимал их и
прощал.
— Вам не страшно владеть таки-
ми эффективными инструментами? — Наша основная задача — понять,
скрывает ли информацию человек, ко-
торый сидит напротив тебя. Мы изуча-
ем ложь с научной точки зрения, мы —
ученые. При этом я хорошо помню, что «тще-
славие — мой самый любимый грех». Ес-
ли я скажу: о, я одного нашел, второго,
третьего — я великий!.. Со мной был та-
кой опыт. Когда мне показалось, что я уже
вижу всех насквозь, Господь меня очень
хорошо поставил на место. Я понимаю,
что это очень опасная вещь. Именно по-
этому я стараюсь делать все возможное,
чтобы люди, которые обращаются к нам,
были защищены, защищены тем, что «мы
все нуждаемся в любви». Только тогда ты
будешь эффективен. РЕКЛАМА
Бизнысмены
и бизнысвуманы
Третьекурсница Таня учится на куль-
туролога. Она только сейчас поняла, что
ее интересует архитектура, что она хоте-
ла бы заниматься промышленным ди-
зайном, но перевестись из вуза в вуз
нельзя из-за разницы программ. На вто-
рое высшее у семьи денег нет, а сама
она, молодой специалист, не заработает.
Приходится оканчивать вуз, уже сейчас
понимая, что образование, на которое
уходят годы, неадекватно. Вузовской
системе образования остро не хватает
гибкости, возможности менять образо-
вательную траекторию и надстраивать
ее модулями-кирпичиками — но вряд ли
решение найдется скоро. «Сейчас вместо простых и понятных
профессий на рынке появились тысячи
непростых и непонятных, скажем, мер-
чандайзер, дистрибьютор, логист, — гово-
рит психолог Евгения Пайсон. — Дети о
них не знают, и узнать им неоткуда. Систе-
ма профориентации рухнула — и наши де-
ти оказались перед выбором, который не
в состоянии сделать осознанно».
Родители все чаще обращаются к
психологам с просьбой как можно рань-
ше определить, к чему ребенок спосо-
49
Ближний круг
Родительский клуб
«Раскачавшись» после
начала учебного года,
школьники и их родители
начинают задумываться
о будущем — выбирать
вузы, определяться с ЕГЭ,
которые предстоит
сдавать, искать
репетиторов. Но нашим
детям сейчас очень трудно
делать выбор.
Ищу себя на поле
возможностей
Как детям выбрать будущую профессию
Текст: Анна ГАМАЛОВА
Фото ИТАР-ТАСС
бен. «Сейчас самый ранний возраст для
профориентации — это пятый класс, —
рассказывает Виталий Алтухов, руко-
водитель научно-методического от-
дела центра тестирования и разви-
тия “Гуманитарные технологии”. —
Уже в этом возрасте можно сделать гру-
бый набросок склонностей: этот ребе-
нок — скорее гуманитарий, у этого вы-
ражены творческие наклонности,
технические, экономические». Дети не знают толком ни рынка тру-
да, ни самих себя. Некогда я опрашива-
ла младших школьников для газетной
колонки на тему «Кем вы хотите стать».
Четко и определенно сказал «хочу во-
дить поезда по Филевской линии» только
один мальчик. Остальные предполагали
что-то туманное — вроде «бизнысву-
ман». Но для того, чтобы стать «бизныс-
вуман», надо иметь в себе определен-
ные задатки, без которых лучше
оставаться наемным работником. А как
понять, к чему у тебя есть склонности?
Есть организации, которые могут по-
мочь ребенку определиться с этим. На-
пример, с помощью деловых игр. «У нас
есть программа из пяти игр, которые да-
ют подростку представление о том, как
работает бизнес, — рассказывает руко-
водитель компании PROekt PRO “Про-
пуск в профессию” Юлия Пасс.— Игры
основаны на реальных бизнес-моделях,
в игре дети учатся выбирать стратегии,
ставить долгосрочные цели, принимать
решения, лучше осознают свои сильные
и слабые стороны, картина мира стано-
вится более объемной, а представления
о бизнесе — более реалистичными. Од-
ни делают вывод о том, что да, бизнес —
это мое. Другие приходят к выводу, что
собственный бизнес не для них, что они
не могут рисковать, им тяжело прини-
мать решения. Но каждый, оказывается,
может что-то делать классно». А самое интересное в PROekt PRO —
это экскурсии в настоящие компании.
Желающих быть дизайнерами здесь во-
дят в студию Артемия Лебедева. Будущих
журналистов — в «Коммерсант» и на «Эхо
Москвы». «Если человек хочет быть вра-
чом — мы ведем его в Бакулевский
центр. Здесь можно почувствовать, что
такое работа врача, например, увидеть
настоящую операцию на большом экра-
не: все как есть на самом деле. Иногда
кому-то становится нехорошо, бывает, —
замечает Юлия Пасс. — Но пусть ребе-
Ближний круг Родительский клуб
50
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
«Пойду в геологи, чтобы смотреть на небо»
Мы опросили несколько десятков человек, как они выбирали специаль
ность. Главный вывод из этого опроса: единственной правильной дороги к
любимой работе нет. Всегда — стечение обстоятельств, характера, серии вы
боров, которые люди делают на протяжении всей жизни. И лишь немногие с детства представляли себе, чем хотят заниматься. Иногда выбор специальности был обусловлен самыми фантастическими
представлениями. Марина, журналист, по образованию — геолог: «Я ехала в
автобусе, смотрела на небо через люк в крыше и решила: хочу стать геоло
гом — буду всю жизнь везде ездить и смотреть на небо. Я, кстати, совершен
но не жалею о полученной специальности».
Многих в детстве увлекает романтика: мечтают об археологии, об экспе
дициях, о работе в милиции. Под влиянием Шерлока Холмса одна из опро
шенных даже ходила в кружок юных друзей милиции и шефствовала над ху
лиганом. Затем жизнь вносит свои коррективы. Несколько человек рассказали, что им (или родителям) просто понрави
лось место, где расположен вуз, или его здание, или студенты оттуда.
Елена, филолог: «В девятом классе я была в гостях, куда пришли несколь
ко студентовбиологов из МГУ. Они были такие прекрасные по сравнению с
моими одноклассниками! И в школе учителя с университетским образовани
ем резко отличались от учителей из пединститута. Я уже в девятом классе
знала, что хочу учиться только в МГУ». Иногда выбор специальности определяет вовремя прочитанная книга.
Несколько человек из тех, кто задумывался о филологии или выбрал эту спе
циальность, называли книги Льва Успенского, а физики — «Солнечное веще
ство» Матвея Бронштейна. Иногда решающую роль играет хороший учительпредметник. Галина, микробиолог: «В десятом классе у нас появилась уникальная хи
мичка. Мы специально считали: 80 процентов учеников нашего класса стали
химиками. А когда на телеэкраны вышел советский сериал “Открытая кни
га” — я поняла, что буду только микробиологом и никем больше!»
Иногда дети под нажимом родителей идут учиться не туда, куда хотели
бы. Удивительно, что со временем они все равно занимаются тем, чем соби
рались заниматься с самого начала. Даже случайный первоначальный выбор некатастрофичен: продолжая
двигаться дальше, можно найти специальность, которая соответствует скла
ду характера.
Екатерина, патологоанатом: «После восьмого класса решила уйти из шко
лы, не хотела там оставаться из чувства противоречия. Ближайшее училище,
где была стипендия и можно было поступить без экзаменов, было медицин
ское. Отучилась. Год работала. А поскольку работать было интеллектуально
незатратно, подготовилась в институт. В институте очень быстро поняла,
что врачом быть не хочу: не могу войти в палату, не могу говорить с людьми,
и вообще — мизантроп. Хочу только думать в тиши кабинета. И тутто и нари
совалась патологическая анатомия — наконецто!!! И учителя по патанато
мии тоже были выдающиеся: интересные случаи подавали как детективы».
Когда-то детей водили на
настоящее производство,
где они могли «пощупать»
разные профессии. На фото: на экскурсии
в сталелитейном цехе.
Минск. 1958 год.
Репродукция Фотохроники
ТАСС
51
нок лучше сейчас постоит у окошка, зато
точно будет знать, что профессия врача
не для него». Пусть потянет лямку
Сейчас мало кто готов после школы
отправить своего недоросля, как Петру-
шу Гринева, тянуть лямку и нюхать порох,
да еще где-нибудь в степной глуши. По-
сле школы в вуз, желательно на бюджет-
ное отделение — это золотой стандарт
для современной российской семьи. Но
среди нынешних подростков появляется
все больше практиков, которые решают
сразу пойти работать (а учиться потом,
когда станет понятно, чего хочется) или
пойти получать не высшее, а среднее
профессиональное образование. Володя, с малолетства обожавший
машины, еще в девятом классе сказал
маме, что собирается быть автослеса-
рем. «Через мой труп», — ответила мама,
кандидат наук и убежденный сторонник
университетского образования. Но че-
рез два года сын все равно отправился
в автоколледж. Затем отслужил в армии
в гараже — рукастые ремонтники и там
нужны; окончил колледж, зарабатывает
больше мамы. Говорит: «Если пойму, что
мне это надо, пойду в МАДИ». Таких упер-
тых много: в этом году в московский кол-
ледж автомобильного транспорта пода-
ли чуть не в полтора раза больше
заявлений, чем в колледже мест, при-
чем именно на автомехаников и органи-
зацию перевозок, а не на популярные
некогда экономику и бухучет. Но даже если ребенок однозначно
уверен, что хочет в вуз, промахнуться с
выбором очень легко. Консультанты
дружно говорят: школьники обычно начи-
нают определяться, когда надо выбирать
экзамены для сдачи ЕГЭ, и это довольно
поздно — лучше начинать задумываться
об этом если не с пятого, то хотя бы с вось-
мого-девятого класса. Но даже если вре-
мени почти не осталось, лучше все-таки
получить консультацию по профориента-
ции, чем самоопределяться наобум. Кон-
сультация — это обычно тестирование и
разговор со специалистом. Конечно, тес-
тирование необязательно откроет исти-
ну в последней инстанции, но оно позво-
ляет узнать о человеке довольно много;
оценивает не только интересы и склон-
ности, но и словарный запас, внимание,
эрудицию, логику, эмоциональную ста-
бильность. Знаю случай, когда у мальчи-
ка без особых склонностей тестирование
обнаружило превосходное пространст-
венное мышление. Парень озадачился,
стал заниматься с репетитором... сейчас
оканчивает МАРХИ. «Для удачного будущего выбора про-
фессии нужно как можно раньше дать
ребенку почувствовать вкус настояще-
го дела: например, перепоручать ему
части своей работы под своим контро-
лем, — советует Евгения Пайсон. — Или
подыскивать для него летние лагеря —
математические, программистские,
биологические. Не специализирован-
ные школы, а именно лагеря, где ребе-
нок может попробовать себя в каком-то
деле и встретиться со взрослыми, кото-
рые им по-настоящему увлечены». Не-
которые школы возят своих учеников в
археологические или биологические
экспедиции, в трудовые лагеря (ска-
жем, школа № 548 традиционно орга-
низует трудовые лагеря в музее-запо-
веднике «Михайловское»). Не стоит,
правда, путать с этим «городские трудо-
вые лагеря» с унылой уборкой школы и
подклеиванием книг в библиотеке. Главный ключ к успешной профори-
ентации — живой интерес. Его, конеч-
но, можно подстегивать и пробуждать
при помощи специальных методик — но
лучше выращивать: разнообразием
жизни, опыта, занятий. И собственным
человеческим примером. РЕКЛАМА
Некоторые организации,
которые могут помочь
с выбором будущей
профессии
PROekt PRO «Пропуск в профессию», тел. (495) 9614688, www.proectpro.ru
Профориентационный центр
тестирования и развития
«Гуманитарные технологии»
при МГУ, тел. (495) 5043479, 6422434 (Москва), (812) 9320734 (СанктПетербург),
www.proforientator.ru
Центр профориентации
и социальной адаптации
молодежи «Горизонт», тел. (499) 7947291, (499) 7947905,
http://prof.sch504.edusite.ru/
Профориентационное
и образовательное
тестирование, поиск
центров профориентации
в регионах, teletesting.ru
Ближний круг Персона
52
Фото Владислава Нефедова
53
«Нет, я умирать не буду»
Была моя мама труженица всех мер.
И православная христианка. Окончили
они с папой по три класса, и было у них
нас семеро. Помню, как с мамой ходила
на поле — тогда косами косили рожь,
пшеницу, — отец косил, мама вязала
снопы, а мы их собирали, клали копны, в
каждой копне 52 снопа. Очень было ве-
село, хотя и тяжело. Потом пошла в школу. Мама на меня
надела крестик и сказала: «Не снимай ни
в коем случае». Это был, кажется, 37-й
год. Пришли мы в класс, учительница нас
рассадила и говорит: «Ну, дети, подними-
те руки, у кого есть крестик». Я смотрю по
сторонам — никто не поднимает. Думаю:
«Неужели все без крестов?» А на мне-то
крест — как же я не подниму… Подняла
я руку одна, она меня вызывает к столу и
начинает крестик снимать. А я вот так за-
жмала его рукой и говорю: «Нет, я никому
не дам крест снять. Это мне мама надела,
благословила в школу, чтоб я училась хо-
рошо». И учительница отступила…
Училась я средне. А потом война за-
стала. В 41-м году мне было 12 лет. Отец
наш с первых дней ушел на фронт. Пришел немец к нам быстро, к осе-
ни. А когда от Волгограда-то их обратно
погнали, немцы в нашем доме посели-
лись, а нас в амбар выгнали. Я ходила и
говорила на них: «Суслики вы сопатые
(они носами все время шмыгали), вы-
гнали нас, а сами пануете». А один, види-
мо, понял что-то, приходит к маме: «Мат-
ка, что такое суслик?» Мама догадалась,
говорит: «Это птичка такая, красивая».
Он: «А сопатые? Маленька на нас так го-
ворила». Мама испугалась, говорит: «Да
простите ее, она непонятная у нас». Хоте-
ли застрелить меня, но оставили. А потом немец стал отступать и все
уничтожать за собой. Старых пристрели-
вали, остальных гнали семьями в плен.
И нас погнали — маму, семерых детей и
бабушку. У нас один брат родился под
войну, так его в ванночке везли. А мы
все пешком шли. Пригнали нас в Литву, в концлагерь.
Жили мы в палатках по 40-50 человек.
А всего нас там было 7 тысяч пленных.
На день нам давали пол-литра супа жид-
кого и 100 грамм хлеба из опилок — так
кормили. Одного повара прямо при нас
немцы расстреляли, умышленно, что-то
он там нарушил, — собрали всех, и ма-
лых и старых, и расстреляли его при на-
ших глазах. Чтоб вели себя правильно.
Тяжело было. Люди как ошеломленные
были, тише воды, ниже травы. Лагерь был огражден колючей про-
волокой, два метра ввысь. А люди голо-
дные прокопали яму под эту изгородь и
пролезали — в деревни ходили поби-
раться. Мои братья-сестры все отказа-
лись — мы, говорят, лучше умрем с голо-
ду. А я говорю: нет, я умирать не буду, я
полезу в эту дыру. И мы с одной девушкой
лазили, побирались. Наберем хлебушка,
мыльца — кто что даст. И обратно в свое
логово — торопились к родным. Страшно
не было. Многих детей застреливали, бы-
ли патрули по вышкам, а мы все равно
вперед. И не попались ни разу. Мама не отчаивалась, хоть и с ма-
лыми детьми была в концлагере. Мама
такая верующая была, Божья. И у меня
какое-то было разуменье, что надо кре-
питься. Мы не унывали, надеялись, что
Господь с нами. Молились мы в концлагере с мамой.
Никто почему-то не противостоял нам.
Каждый вечер наша семья становились
на коленочки, помолимся понемножку,
как мама скажет, а потом спать ложим-
ся. И другие по нашему примеру, даже
которые не понимали, и те вставали на
колени и молились. Красный флаг
Полгода мы в концлагере пробыли, а
потом нас эшелоном отправили в Вос-
точную Пруссию. Когда ехали, маму чуть
не расстреляли. У нас было красное оде-
яло, и младший братик его обмочил. Ма-
ма одеяло-то в товарняке выставила в
окно, чтоб просушить. Вдруг нас оста-
навливают эсэсовцы. И мы слышим:
партизаны, партизаны. Думаем: где пар-
тизаны? А эсэсовцы с автоматами под-
ходят к нам: это что, красный флаг вы-
ставили? Мы говорим: это дети вот
обмочили… А они маму с товарняка ку-
вырком — на расстрел. А мы, дети, все
за ней тоже кувырком. А еще из Смолен-
ска семьи с нами ехали — и они все то-
же кувырком, все люди почему-то заод-
Федорино счастье
Жизнь и приключения старосты храма
Текст: Марина НЕФЕДОВА
Этой бабушке 83 года. Феодора Никитична поет песни и шутит.
При этом вот уже 30 лет она —староста одного подмосковно-
го храма. А до этого тридцать с лишним лет без отпусков про-
работала в колхозе. Вырастила восьмерых детей. Может, она
всегда такая радостная, потому что никогда не теряла веру, да-
же в немецком плену?
Феодора Никитична КУЗОВКОВА родилась в 1929 году. В по
следние 30 лет —староста храма Нерукотворного Образа Всемило
стивого Спаса в селе Вороново Московской области.
НС:
Ближний круг
Персона
54
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
но! Все обхватили ее, говорим: если за-
стрелите маму, и нас стреляйте. И тем
спасли маму. Отпустили ее. А в Восточной Пруссии мы у пана ра-
ботали. Нас когда туда привезли, одино-
чек сразу разобрали — рабочая сила. А у
нас мама, бабушка и семеро детей — не-
кому работать. Мы стоим, никому не нуж-
ны. Но один пан — видимо, Господь его
вразумил — взял нас, посадил на машин-
ную тачанку и привез к себе. Поселил в
дом, выдал еды и велел на работу ходить
маме, старшей сестре и мне. Мы работа-
ли, а бабушка дома была с малышами. Дали мне лошадь, такую толстоно-
гую, я на ней работала, сгребала по кар-
тофельным полям плети. Сгребала и пе-
ла песни: «Три танкиста», «Катюшу». Пан
спрашивает: «Что ты поешь?» А я говорю:
«Пою школьные песенки, какие знаю, и
вспоминаю свою школу». Я пела с такой
энергией, с такой любовью и представ-
ляла, как мы вернемся домой. Разные работы были у пана, как в
колхозе. Он нас не обижал. Проработали
мы у него два с половиной года, а тут при-
гнали немца в свое логово. Слышно ста-
ло, как снаряды рвутся, и хозяин наш пан
начал собираться на отступление. Он уе-
хал, а немцы приказали всех русских, ко-
торые остались, загубить. Но наши уже
были близко — не успели нас загубить.
Потом пришли наши и чуть нас не
расстреляли. Когда пан-то уехал, мы по-
шли к нему в дом, он сундуков наготовил
много с собой, а не все взял. Мы сунду-
ки-то эти раскрыли, да нарядов-то на-
брали, да нарядились, а наши солдаты
пришли, мы думали, они нас похвалят,
говорим: «Папы нашего с вами нету?»
А один лейтенант молодой — как он мне
запомнился! — на нас так автомат на-
правил: «А ну становись к стене, поли-
цейского семья!» А мама за автомат-то
рукой и говорит: «Что ты делаешь? А ес-
ли сейчас их отец подойдет? Он с перво-
го дня на фронте, может, он за вами идет,
а ты поднял ружье на детей!» А другой на
него обругнулся, снял с него этот авто-
мат и говорит: «Ты какое имеешь право
это делать? Без тебя разберутся!» Много раз нас хотели застрелить, но
ни один выстрел не получился. Все мы
уцелели, ни один не потерялся, не погиб.
И тем мы счастливы.
Потом дождались мы свою армию,
они нам запрягли бричку и отправили до
Брест-Литовска, разборочного пункта,
говорят, езжайте от греха. И вернулись
мы в свой колхоз, в Орловскую область.
Отец потом пришел с фронта. Он и не
знал, что мы в плену были. Господин
Наш дом сгорел, приняли нас соседки,
а потом мы начали строить свой дом —
отец хороший был плотник. У нас вокруг
сгоревшего дома были посажены дере-
вья, они выросли большу-
щие, мы из них строили. Ко-
гда мы вернулись, мне уж
18 лет было. А в восемнад-
цать с половиной вышла я
замуж за вояку — он весь в
орденах пришел, полюбил-
ся мне. Я его почитала, как господина. Он был коммунист, но верить мне не
запрещал. Я, бывало, вначале вечером
стеснялась при нем молитвы читать, а
потом думаю: чтой-то я буду его стеснять-
ся? Говорю: «Ты будешь слушать молит-
вы? Если будешь, я буду вслух читать, а
если нет — про себя». Ну, он согласится
вслух, я читаю, вижу — а он уж захрапел.
Я перекрещу его и дальше молюсь. Говорила ему: «Давай, Петя, повенча-
емся». Он: «Ты что придумала, опозорить
меня?» Это не получилось у нас. А так не
ругались мы из-за веры никогда. Однаж-
ды из райкома пришел к нам — мы их
звали «толкачи», — которые проверяли,
кто не работает, людей подгоняли. Хозя-
ин привел его обедать. А у нас была боль-
шая икона Спасителя. И вот он обедает,
да говорит мужу: «А вот нехорошо иметь
икону-то — ты партийный». А я и говорю:
«А это не его образ, простите, дорогой то-
варищ. Это наш семейный образ. А я вот
у вас была на совещании, у вас столько
портретов в комнате: и Ворошилов, и
Сталин, и Ленин, и Карл Маркс. Вы имее-
те право их себе держать, а почему мы не
имеем права Господа держать? Так что
вы хозяина не ругайте». И он ничего боль-
ше не сказал, чтоб выкинули или сняли.
Муж не обижал меня. А я и не позволя-
ла. Один раз, у нас уже одна дочка была,
был у нас праздник в деревне, полно лю-
дей из других деревень пришло — тогда ж
телевизоров не было, все на воле празд-
новали. А у меня до мужа был жених. И вот
на празднике оказался брат его. Мы пого-
ворили с ним, он нашу дочку на руках по-
держал, и мы разошлись. А люди-то, ви-
дать, передали — мол, так и так, знается
она. И вот сели мы обедать, родители мои
у нас были в гостях, а я чую, что-то мужа
берет. Потом остались мы вдвоем, и тут он
расстегивает ремень и говорит: «Я тебе
сейчас покажу, как знакомство продол-
жать». И размахнулся. А я, недолго думав-
ши, его хоп — и на кровать толкнула . И са-
ма на него. А ремень под ним застрял. Он
лежит, а у него сердце-то бьется, прям вы-
прыгнет. А я думаю: «Боже мой, а что сей-
час сердце разорвется у него —я ж пря-
мая виновница буду...» Села я около него,
прошло маленько времени, вижу, он вро-
де как в себя пришел, говорю: «Ну, уважа-
емый Петро, первый и последний раз ты
на мене ремень поднимал. Я этого не за-
служиваю». Он говорит: «А ты бы убежа-
ла». — «Нет, я из своего дома не побегу».
Ну и потом мирно мы жили, дружно. Да не-
когда было ругаться. Труд, заботы, дети.
Родили мы с ним восьмерых детей — сна-
чала пятеро было, а потом трое сразу. Три фермы
С тройней я сделалась огромная.
Продержали меня два месяца в больни-
це, я чуть жива была. И родились три ло-
пыря: первый 3 килограмма, второй —
2900, третий — 2800. Три десанта. В ар-
мии десантниками были.
Работала я на ферме, ферма рядом
была. Мне нравилось с утра рано ходить:
еще детки все спят, я все сделаю на фер-
ме — прихожу домой как раз к рассвету,
кормить их, поить. Они загудят — я гово-
рю: «Ну теперь гудите на здоровье, матка
пришла». Потом снова уходила. У меня
свекрушка была, она помогала. И дома
ферма была. Корова, 12 овец, два поро-
сенка, 30 курей, гуси, огород — 50 соток
картошки, лук, капуста. Я сейчас другой
раз лежу и вспоминаю — как вроде это
сказка… Дома — ферма, там — ферма.
А дети — еще третья ферма. Так было ра-
достно… Вот поверьте, я истину гово-
рю… Очень я деткам радовалась.
Да я ведь не восьмерых детей вырас-
тила, а двенадцать — еще четверых вну-
ков. Дочка у меня в аварию попала, у нее
с головой нарушение, отец их еще рань-
Уполномоченные нам говорили: вы
батюшкам не потакайте. Мы это ушами
слушали, а душой по-другому делали
55
ше погиб, а у нее четверо, маленькие
еще были. Меня вызывают в сельсовет:
ну, говорят, бабушка Федора Никитична,
мы тебя ставим опекуном, ты их дове-
дешь до дела. А я разве от своих внуков
откажусь? Я с удовольствием. И вот те-
перь меньшим, двойне, по 20 лет. Паша и
Маша — я с ними живу. А всего у меня во-
семь детей, шестнадцать внуков да шес-
теро правнуков. Одна радость! А в колхозе я проработала 32 года.
Конечно, трудов нам хватало. Всякое бы-
вало. Давали нам по семь гектар свеклы
полоть. И когда тройня народились, все
равно нам дали семь гектар. Но тут уж не-
возможно было полоть. Приходит муж и
говорит, что нас оштрафовали: подсчита-
ли урожай с семи гектар свеклы и на нас
возложили деньгами. Страшно, что посо-
дят в тюрьму. Я взяла малышей с собой и
поехала в Орел. Слава Богу, разобрались
там, сняли с нас штраф. Староста
Тройням пришли повестки в армию —
и тут муж у меня умер. Готовили проводы,
а сделали похороны. Я детей в армию
проводила — и переехала в Московскую
область, к дочке. У нас на Орловщине
церковь была за 50 километров. А тут ря-
дом, в Воронове. Пришла я в этот храм,
здесь служил отец Пантелеимон, монах.
Он меня как-то сразу приручил к храму.
А потом было собрание, пришел человек
из сельсовета, и батюшка говорит: у нас
нету старосты. И тут все бабушки подняли
за меня руки. Я говорю: «Отец Пантелеи-
мон, простите, я не могу понять, почему
я?» А он говорит: «Тут и понимать нечего,
ты православная христианка. Я подни-
маю за тебя обе руки». А перед тем как мне стать старостой,
мама мне приснилась. Принесла сверток
и положила. Я развернула — а там Еван-
гелие. И по сей день я староста, скоро
30 лет будет. Сначала один стаж вырабо-
тала на ферме, 32 года, теперь тут выра-
батываю второй стаж, другого сорта, Бо-
жий. Вот видите, что Господь делает? Отец Пантелеимон очень хороший
был батюшка. Тогда еще батюшки не бы-
ли хозяевами, а приезжали партийные,
сельсовет, и вот он меня научал — это
ведь уже можно говорить? — один доку-
мент должен быть нам, знаемый, другой
документ — им. Потому что, говорит,
иначе Церковь не сможет жить. Уполномоченные приходили. Батю-
шек они не любили. С уполномочными мы
не дерзали, а свое знали. А потом все из-
менилось. Батюшкам доверили храмы. Но
отец Пантелеимон умер, так и не побыл
хозяином. А я ему всегда старалась слу-
жить сколько было духу. И отцу Георгию
сейчас служу. Я их так уважаю — больше
чем сама себя. Иной раз по лбу зарабаты-
ваю за свою поспешность. И за это я тоже
благодарна. Отец Георгий очень хороший.
За 50 километров люди приезжают детей
крестить! Я говорю: «Вы ж три церкви про-
ехали!» А они: «А мы сюда хотим». Отец Пантелеимон умер 16 лет назад.
У него был диабет. Его подчас так сверты-
вало! А смерть свою он нам предсказал.
Однажды служба была воскресная, потом
крестины, потом венчание. И перед вен-
чанием он говорит: «Сахар сильно поднял-
ся, пусть едут люди в другой храм». Они от-
вечают: «Нет, мы желаем, чтобы вы нас
обвенчали». Он: «Тогда ожидайте, пойду в
алтарь подумаю». Пошел в алтарь, а выхо-
дит бодрый такой… Прошло венчание,
они уехали, а отец Пантелеимон мне и на-
шей казначее и говорит: «Ну вот, теперь
вы меня и похороните». А думаю: «Боже
мой, какие слова. Какой ответ на них да-
вать?» И говорю: «Отец Пантелеимон, как
же вы можете так говорить! А я-то пред-
ставляю, как вы меня отпоете». А он: «Нет,
Федора, ты меня отпоешь. Потом похоро-
нишь Капитолину — казначею, потом от-
ца Николая, —был у нас старенький свя-
щенник, —а сама, — и вот так рукой мне
по плечу три раза, — крепись, крепись и
крепись». И уехал… И больше мы его не
видали. Дома поднялся у него сахар, от-
везли его в больницу — и он скончался.
Дай ему Бог Царствие Небесное. А он и
сейчас как будто с нами. Истинная борьба
Я с детства молилась как могла.
У меня ведь и папа и мама молебные
были. Когда я еще в колхозе работала,
веру свою я не скрывала. Никто надо
мной не смеялся. Теперь прошу у Бога
подкрепления, чтобы не остаться в дол-
гу ни перед Ним, ни перед людьми. Ни одну службу в нашем храме я не
могу пропустить. Это моя жизнь. Езжу на
автобусе из другой деревни. Один раз я жду автобуса, сижу на ос-
тановке, пою стишки. Смотрю — подка-
тывает машина, такая интересная, я не
видала такую ни разу. Открывается
дверь — сидят два орла. Говорят: «Мать,
садись, подвезем». Я села, поблагодари-
ла их. А между ними стоит дипломат.
И один открывает его, а он полный де-
нег. И он говорит: «Мать, бери, сколько
хочешь!» А у меня мысль: как это бери
сколько хочешь? Если б надо, он бы сам
дал — на-ка, мать. А тут — бери… Гово-
рю: «Спасибо, дети, но я их боюсь. И на
что они мне лишние? Мне дают пенсию,
я работаю в храме, батюшка не обижает.
А вы ведь их везете по делам». Они гово-
рят: «Вот видишь, мать, какая ты счастли-
вая». Я им: «Вот это я приму от вас, дети,
да, я счастливая. И вам того желаю.
Будьте здоровы и не кашляйте».
А я и правда счастливая. Жизнь
свою вспоминаю, думаю: «Господи, как
было хорошо — а сейчас еще лучше».
Хоть у меня жизнь была каждый день и
час — истинная борьба, но мне почему-
то с детства это нравилось, что бороться
нужно. Вот всю войну мы прошли, были
трудности, страхи, но почему-то я никог-
да не унывала. Господь посылал силы.
Так и по сей день живу.
РЕКЛАМА
56
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Ближний круг
Детский вопрос
Екатерина БУРМИСТРОВА, семейный психолог, мама десятерых детей:
— Я бы не употребляла слово «огрызаться», оно излишне
эмоционально окрашено, это сразу вносит негативный отте-
нок. Ситуацию лучше определять нейтральными выражения-
ми: «формирование собственной позиции», «неприятие чего-
то», «выражение своего мнения».
Ребенок в подростковом возрасте выстраивает границы
иногда очень жесткие: «не смейте входить в мою комнату»,
«не открывайте мой шкаф», «мое дело, что лежит под моей
кроватью». В одной семье четыре девочки-подростка черти-
ли мелом на полу границы личного пространства — когда
они выросли, все это прошло, отношения остались замеча-
тельными. «Выкрутасы» могут доставлять неприятности, но
родителям важно продолжать проявлять терпимость, лояль-
ность к личности ребенка. Не забывайте никогда, что, даже
«кусаясь», ребенок продолжает любить вас. А в возражении
старшим — сама суть этого периода становления личности.
Четкость границ зависит от того, что принято и уважает-
ся в семье. Если родители всегда стремятся все контролиро-
вать, читают эсэмэски и залезают в сумки, то это ведет к от-
чуждению и еще большему сопротивлению: подросток
может начать отстреливаться из-за крепостной стены со
рвом, опустить железный занавес или воздвигнуть китай-
скую стену. Задача родителей — помочь ему построить «ев-
ропейские границы», с визами и вежливыми таможенника-
ми, показать возможную гибкость в отношениях.
О том, как вести себя родителям, написаны тома. Но ес-
ли кратко, то важно эмоционально не включаться, делать
так, чтобы позиция взрослого оставалась неуязвимой, «не-
пробиваемой» эмоционально. Нельзя отвечать ребенку в
том же тоне, переходить на его неадекватную волну, потому
что таким образом вы становитесь на равных. Нужно стре-
миться всеми силами сохранять спокойствие, пытаясь объ-
яснить, достучаться.
Возможно, это получится только на 101-й или даже на
1001-й первый раз, поскольку это очень сложно. Гормоны
подталкивают ребенка «орать», а если в семье и раньше бы-
ло принято разговаривать на повышенных тонах, то сохра-
нить эмоциональное равновесие будет сложно. Чем более
расшатан эмоциональный фон, чем больше люди кричат, тем
сильнее им хочется кричать. Нельзя позволять ребенку в его
эмоциональных всплесках доходить до слов и действий, на-
рушающих родительские границы. Если мы чувствуем, что не в состоянии выдержать, что
можем сорваться, лучше выйти из контакта, сформулиро-
вав это так: «Ты можешь это говорить, но я не готов это слу-
Он огрызается! шать». Если же продолжать отступать, то ребенок пойдет
еще дальше, пытаясь нащупать и упереться хоть в какие-то
границы. К сожалению, в некоторых неблагополучных
семьях, где принято даже рукоприкладство, иногда терпят
слишком много. Трудными, мучительными и для родителей, и для самого
ребенка бывают проявления подросткового возраста, но,
если их нет, ситуация гораздо хуже. Либо ребенок боится их
проявлять открыто, либо отсутствует отделение от родите-
лей, что часто приводит к тому, что взрослые уже люди не мо-
гут создать семью, продолжают жить с родителями, находят-
ся под их активным влиянием, в коконе их мировоззрения. Жестким папам, особенно начальникам, чтобы не поте-
рять контакт с ребенком, придется перестраиваться, по-
скольку именно в этот период происходит «перезаключение
договора» на всю жизнь. Нужно понять, что ребенок уже вы-
шел из статуса подчиненного, что он ищет партнерских отно-
шений, поэтому, когда он начинает ощущать себя взрослым,
командный тон неуместен. Помогает чтение литературы (например, «Ваш беспокой-
ный подросток» Р. и Д. Байярд), воспоминания собственного
детства, беседы с друзьями, дети которых выросли и контакт
с ними потерян.
Родители могут потрудиться заранее, подобрать группу
сверстников (среди прихожан, в православных лагерях,
кружках), которая их больше устраивает культурно и нравст-
венно, чтобы у ребенка был выбор, чтобы он видел других
детей и других взрослых, учителей и вожатых. Когда подрос-
ток начинает отождествлять себя с той или иной группой
сверстников, а родителей эта группа не устраивает, тут уже
ничего нельзя сделать.
В подростковом возрасте дети часто начинают действо-
вать по принципу «все наоборот». Бесполезно требовать,
чтобы ребенок пошел навстречу первым. Но если вы вдруг
услышите, что, обращаясь к кому-то постороннему (не к вам),
он повторяет ваши слова, — порадуйтесь! Значит, он принял
вашу точку зрения. Но не стоит тыкать его в этот факт, пото-
му что для подростка очень важно внешнее проявление не-
зависимости. Священник Георгий ОРЕХАНОВ, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе,
по второму образованию психолог, отец четверых детей:
— Плохо у нас, родителей и священников, получается с
воспитанием христианских добродетелей. Послушание —
это добродетель, с воспитанием которой у нас получается
Когда наш старший ребенок в 12 лет начал «огрызаться», мы с мужем не были к этому го-
товы. Понятно, что переходный возраст, но как правильно пресекать недопустимое? Мой
муж по натуре жесткий человек, да еще и начальник, привык, чтобы его слушались, плюс у
нас православная семья, и мы всегда считали, что послушание —это важно. Как не ошибить-
ся, выстраивая свою линию отношений с сыном? Наталья
особенно плохо. Родители-христиане хотят послушных детей,
но сами, как правило, не имеют опыта послушания, не уме-
ют слушаться — ни своих родителей, ни Церкви. Святитель
Игнатий (Брянчанинов) подчеркивал, что хороших послушни-
ков могут воспитать только хорошие послушники, т. е. люди,
которые сами способны слушаться Церкви, своих духовни-
ков, имеют серьезный опыт послушания. Как правило, полу-
чается наоборот: будучи сами эгоистами, мы способны вос-
питать только эгоистов. Эту истину народная мудрость
формулирует следующим образом: от осинки не родятся
апельсинки. Объяснение этому факту очень простое: послу-
шание — добродетель, имеющая духовные корни, это фунда-
ментальная заповедь, данная Богом в раю и нарушенная
человеком.
У родителей вообще не так много времени, чтобы что-ли-
бо воспитать в своих детях. Как правило, это время до под-
росткового возраста, до начала так называемых кризисов
личности, т. е. таких периодов в жизни подростка, когда под
влиянием духовных и физиологических факторов все сущно-
стные категории подвергаются переосмыслению, серьезно-
му испытанию. Происходит рождение личности, а лич-
ность — не только психологическая или социологическая
категория, но в первую очередь духовная. Для подростка в
этот ответственный момент жизни на чашу весов поставле-
но все: любовь, доверие, дружба, жизненный смысл. И сама
вера — ведь не случайно «девятый вал» сомнений, часто
приводящий к уходу из Церкви, приходится именно на этот
период жизни молодого человека.
Как можно воспитать послушание в своих детях? Как
можно мотивировать их к послушанию? Единственное, с мо-
ей точки зрения, средство — любовь и авторитет, основан-
ный на любви. Недавно изданная на русском языке книга
«Моя жизнь со старцем Иосифом», посвященная одному из
самых известных афонских подвижников ХХ века, наглядно
показывает, какие феноменальные, удивительные плоды
может принести послушание, основанное на любви. И не
нужно успокаивать себя тем, что здесь речь идет о монаше-
ском послушании: принцип «любовь — послушание» являет-
ся универсальным, действующим и в монастыре, и в семье.
Именно в сложные периоды жизни подростка все — и
родители, и духовник — должны быть начеку. И рецепт здесь
простой: самое главное — чтобы дети нас любили. Только че-
рез любовь они способны воспринимать то, что для нас са-
мих ценно и значимо, только через любовь можно воспитать
послушание. А научить любви своих детей можем только
мы — если сами будем их любить.
Но здесь есть серьезная опасность — ловушка иска-
женного понимания любви, которое губит ребенка, делает
его эгоистом, рождает ложное послушание, основанное на
фарисействе. Именно поэтому мы ныне являемся свидете-
лями разрушения семей, когда речь идет уже не о непослу-
шании, а о существовании пропасти между родителями и
детьми, о стремлении последних бежать из семьи, о ситуа-
ции, когда отец абсолютно не способен передать своим де-
тям идеалы мужества, верности, чести и достоинства. Ко-
нечно, эта проблема берет свое начало не сегодня. Не
случайно русская мемуаристика и литература девятнадца-
того века содержат так много примеров тяжелых конфлик-
тов между отцами и сыновьями. Почему в русских воспоми-
наниях этого времени очень часто присутствует светлый
образ матери и очень редко — позитивный образ отца?
Замечательное исключение такого рода — история семьи
писателя С. Т. Аксакова, сыновья которого, Иван и Констан-
тин, относились к отцу с нежной любовью и очень тяжело
переживали его смерть.
Важно понимать, что одним из оснований современного
мира является противодействие именно послушанию. Идеал
современного мира — не подвиг жертвенной любви, не лич-
ностная самореализация, основанная на служении; человек
в очередной раз стал мерой всех вещей — индивидуум, це-
лью которого является карьерная, в первую очередь финан-
совая самореализация. Этот идеал рождает пародии на все
христианские добродетели. То есть существуют дьявольские
искажения, маски всех христианских добродетелей. Что касается послушания, искажение этой добродетели
может вестись двумя основными способами: либо с позиций
абстрактного гуманизма, педагогического либерализма, во-
обще отрицающего необходимость какой-либо строгости,
либо с позиций насилия. Первой дьявольской гримасой послушания, его полной
противоположностью является хамство. Не случайно уже в
начале книги Бытия мы встречаем два ярких примера тако-
го хамства — это ответ Адама Богу и поведение Хама по от-
ношению к Ною. Не случайно также, что очень часто непослу-
шание связано с предательством, самым ярким примером
этого является судьба Иуды. Вторая маска послушания — грубый произвол. ХХ век
богат примерами такого рода. В нацистском лагере Заксен-
хаузен недалеко от Берлина можно видеть страшную экспо-
зицию. Администрация лагеря перечисляет добродетели, ко-
торые могут позволить заключенному освободиться ранее
установленного срока. Первая из них, крупными буквами
выделенная на плакате, — послушание. Послушание, кото-
рое основано на попрании человеческой личности, послуша-
ние во имя торжества дьявольской лжи о человеке.
Я думаю, что в Евангелии нет более яркого напоминания
о непослушании и врачующей его последствия любви, чем
притча о блудном сыне. Рембрандт сумел очень точно в сво-
ей последней картине передать смысл этой притчи. Блудный
сын сполна вкусил все плоды дерзости, хамства, непослуша-
ния по отношению к отцу: все наследство растрачено, за ду-
шой ни гроша, обувь сбита, одежда разорвана, в душе отчая-
ние, рожденное распущенной жизнью... Но именно потому,
что в детстве сын имел опыт отцовской любви, в его сердце
рождается молитва и чувство раскаяния. Он возвращается
к Богу и отцу. И отец принимает сына: его руки — символ
любви, голова сына, покоящаяся на груди отца, — символ
ответной любви, являющейся залогом рожденного послуша-
ния, истинного, не требующего награды, о которой только и
помнит старший сын. Давайте почаще напоминать себе об этих руках, симво-
ле любви. И о старшем сыне. Подготовила Светлана УЛЬЯНОВА
57
Общее дело
Острый угол
Волонтер дикий
и волонтер
прирученный
Как обстоит дело с законами о волонтерах и волонтерстве в разных
странах мира? Российские добровольные помощники встретили
намерение государства взять их деятельность под контроль, мягко говоря, без энтузиазма. В России волонтерство пока еще от-
носительно новое явление. В него во-
влечено не так уж много людей. Государ-
ство и общество еще просто не успели
выработать механизмы эффективного
взаимодействия в этой сфере. Возмож-
но, нам пригодился бы опыт других
стран. Особенно тех, где волонтерство
широко распространено и где подобное
законодательство прошло проверку
временем. Как показывает зарубежная
практика, чем меньше государство вме-
шивается в волонтерские дела, тем лег-
че жить и самим добровольцам, и тем,
кому они помогают.
Украина
Там волонтерство находится при-
мерно на той же стадии развития, что и
у нас. Поэтому и проблемы те же. В ап-
реле 2011 года на Украине вступил в
силу закон «О волонтерской деятельно-
сти». Реакция представителей волон-
терского движения на этот документ
была резко негативной.
В законе под волонтерской помо-
щью понимается «добровольная, беско-
рыстная, социально направленная, не-
прибыльная деятельность». Волонтерам
позволено помогать кому угодно и как
угодно. Ограничения и запреты начина-
ются дальше.
Во-первых, закон разрешает быть
волонтерами только лицам, достигшим
18 лет. Старшеклассникам и несовер-
шеннолетним студентам, многие из ко-
торых охотно участвовали в благотвори-
тельных акциях, путь в волонтерство
отныне закрыт. Также под запрет попа-
дают различные программы, в рамках
которых тяжелобольным детям помога-
ют их сверстники (а такие проекты при-
обретают на Украине все большее рас-
пространение).
Во-вторых, документ указывает на
то, что «волонтеры оказывают волон-
терскую помощь на основе договора об
осуществлении волонтерской деятель-
ности, заключенного с волонтерской ор-
ганизацией». Люди, которые в индиви-
дуальном порядке опекали ребенка в
детском доме или своим ходом ехали в
район стихийного бедствия, после
вступления закона в силу называться
волонтерами не имеют права.
Присваивать организациям волон-
терский статус и вести их реестр при-
зван новый «центральный орган испол-
нительной власти в сфере волонтерской
59
Текст: Антон МЕСНЯНКО
В коллаже использовано фото ИРАР-ТАСС
Общее дело
Острый угол
60
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
деятельности». Тем, кто этому органу
чем-то не приглянулся и не получил офи-
циального статуса, закон запрещает ка-
кое-либо использование слов «волон-
тер», «волонтерская деятельность» в
своем названии и деятельности. При этом на Украине сегодня дей-
ствует множество волонтерских объ-
единений и отдельных волонтеров, ко-
торые не имеют юридического статуса
и не собираются его получать. На их
счету тысячи добрых дел, десятки (если
не сотни) спасенных жизней. Очень ча-
сто это стихийные группы единомыш-
ленников, возникшие из общения в со-
циальных сетях и на интернет-форумах.
Никакой организационной структуры у
них нет. Необходимость получать офи-
циальную бумагу, дающую право про-
водить свободное время, помогая
ближнему, кажется им абсурдом. Но за-
кон не оставляет особого выбора: либо
помогать подпольно, либо марширо-
вать под знаменами официозного во-
лонтерства.
Однако украинские законодатели
этим не ограничились. Отныне волон-
терская помощь в этой стране может
осуществляться только на основе пись-
менного договора между «волонтерской
организацией» и «получателем волон-
терских услуг». В отличие от больших во-
лонтерских организаций, которые часто
бывают неповоротливы, добровольные
помощники из интернет-сообщества
имели возможность оперативно отреа-
гировать на проблему и в считаные часы
оказаться там, где нужна помощь.
Теперь этим группам быстрого реагиро-
вания связали руки. Легче ли будет от
этих бумажных проволочек попавшим в
беду людям, авторы закона вряд ли
подумали.
Еще одним спорным моментом укра-
инского волонтерского закона является
вопрос о выплате компенсаций добро-
вольным помощникам за оказанные ус-
луги. По замыслу, это должно привлечь в
ряды добровольцев новых людей. Но,
во-первых, работа, за которую человек
берется потому, что за нее платят, а не
потому, что испытывает потребность по-
мочь другим, как-то не вяжется с пред-
ставлениями о волонтерстве. Во-вто-
рых, примечательно, что расходы на
возмещение волонтерских трат должны
по закону взять на себя... волонтерские
организации. Самостоятельно денег они
не зарабатывают. Их фонды формируют-
ся из пожертвований и грантов. И те-
перь часть этих средств не дойдет до ад-
ресатов, а будет потрачена на оплату
волонтерского «бескорыстия».
Закон о волонтерстве действует на
Украине уже больше года. Представи-
тели волонтерских организаций ини-
циировали общественное обсуждение
документа и намерены внести на рас-
смотрение парламента поправки в
этот закон.
США
Соединенные Штаты Америки обла-
дают богатейшим опытом волонтерской
деятельности. В ней принимают участие
не только молодежь и взрослые, но так-
же старики и дети. В США добровольче-
ство представлено многочисленными
некоммерческими организациями —
как религиозными, так и светскими. Они
содержат бесплатные больницы для ма-
лообеспеченных, приюты для бездо-
мных, всевозможные телефоны дове-
рия, помогают трудным подросткам и
неизлечимо больным людям, защищают
окружающую среду...
Наряду с волонтерами-одиночками
здесь в течение десятилетий действуют
крупные организации, численность ко-
торых исчисляется тысячами человек.
Разумеется, их работа не обходится без
бюрократического элемента, но иначе
организовать этот огромный людской
поток было бы невозможно. Волонтерская деятельность широко
поддерживается на государственном
уровне. Этим занимается целое феде-
ральное агентство — Корпорация госу-
дарственной и муниципальной службы
(Corporation for National and Community
Service, CNCS). Однако система коорди-
нации волонтерских проектов, управле-
ние немалыми финансовыми потоками,
умение привлечь в свои ряды новых лю-
дей и максимально эффективно исполь-
зовать их потенциал — это те вещи, ко-
торым американских волонтеров
научило не государство. Многомиллион-
ное волонтерское братство сумело са-
моорганизоваться, чтобы приносить как
можно больше пользы людям.
Американское правительство при
этом не стояло скромно в сторонке, а
создавало для волонтеров режим на-
ибольшего благоприятствования, сти-
мулируя деятельность добровольческих
организаций. Та же CNCS — не сборище
чиновников, занимающихся распилом
благотворительных средств и следящих,
чтобы все ходили строем. Это один из
крупнейших грантодателей страны, вы-
деляющих на волонтерские программы
миллионы долларов ежегодно. Помимо
поощрения благого дела у властей есть
и собственный интерес: помогая обез-
доленным, волонтеры снимают с госу-
дарства часть социальных обяза-
тельств. В представлении западного обывателя быть волонтером —хорошо и правильно, сторонить-
ся чужой беды, не помогать ближнему — как-то неловко. Тем более что выбор деятельнос-
ти для добровольных помощников весьма широк
61
В итоге за позапрошлый год амери-
канские волонтеры бесплатно предоста-
вили услуги, оцениваемые в 173 млрд
долларов. Всего в 2010 году, по данным
CNCS, в различных волонтерских про-
граммах приняли участие 26,8 млн взрос-
лых американцев. Их общий вклад соста-
вил 8,1 млрд часов. При этом появление
«неорганизованных» волонтеров-одино-
чек, пришедших из соцсетей, не пугает
представителей власти. Они с удовлетво-
рением отмечают, что волонтерская ак-
тивность молодых людей в возрасте до
30 лет с каждым годом растет.
Законов, непосредственно регули-
рующих деятельность добровольцев, в
США нет. Однако законодательная база
в этой области все же существует: на-
пример, Акт об экономических возмож-
ностях 1964 года, Закон о государствен-
ной и муниципальной службе 1990 года
или Акт о служении Америке 2009 года.
Эти документы направлены на то, чтобы
уточнить отношения между государ-
ством и волонтерами, разграничить пол-
номочия добровольческих организаций
и госорганов по предоставлению соцус-
луг, защитить права и интересы всех
действующих лиц. В целом общий тон
волонтерского законодательства в Со-
единенных Штатах далек от ограничи-
тельно-репрессивного.
Отметим, что государственное фи-
нансирование волонтерских начина-
ний имеет и обратную сторону. В начале
2000-х Белый дом напомнил волонте-
рам, что они должны дополнять, а не
подменять собой деятельность государ-
ственных служб. Иначе возникает кон-
фликт интересов. Например, госфинан-
сирование добровольных пожарных
дружин вызывает резкое недовольст-
во у профсоюза профессиональных по-
жарных.
Во избежание щекотливых ситуаций,
которые могли бы скомпрометировать
волонтерство как таковое, американ-
ские власти в качестве доминирующей
формы поощрения избрали поддержку
через общественное мнение. В обще-
стве создается положительный образ
волонтера — патриота, гражданина,
взрослого и самостоятельного челове-
ка, способного прийти на помощь и при-
нять правильное решение в трудной
жизненной ситуации. Занятия волонтер-
ством придают человеку социальную
значимость. В представлении обывате-
ля быть волонтером — хорошо и пра-
вильно, а не помогать ближнему — как-
то неловко.
Европа
По другую сторону Атлантики волон-
терство распространено также весьма
широко. Однако в разных странах вла-
сти по-разному выстраивают отноше-
ния с волонтерами. Это связано с со-
стоянием некоммерческого сектора,
культурными традициями и прочими
факторами.
В Германии, Франции, Великобрита-
нии добровольчество имеет богатые
традиции, в него вовлечены миллионы
людей. В таких странах государство за-
нимает в отношении волонтеров пози-
цию авторитетного покровителя, оказы-
вающего общественным активистам
всестороннюю поддержку. В специаль-
ных законах, которые бы защищали ин-
тересы волонтеров, необходимости нет.
При этом государство, конечно, не
упускает из виду столь значимый соци-
альный феномен. Ведь волонтерство —
это не просто жизненная установка зна-
чительной доли граждан. Это еще и гро-
мадный сектор экономики. В европей-
ских странах объем волонтерской
деятельности достигает 15 процентов
ВВП. Например, в Германии безвоз-
мездную помощь в том или ином виде
оказывает от четверти до половины
взрослого населения. Без добровольче-
ских объединений многие сферы обще-
ственной жизни просто не могли бы су-
ществовать.
Естественно, государство поощряет
добровольчество и на законодательном
уровне. В той же Германии основные поло-
жения, касающиеся волонтерской
службы, прописаны в Гражданском ко-
дексе, а также в региональных зако-
нах. В этой стране государственные
служащие могут быть освобождены от
работы на несколько часов в неделю,
чтобы посвятить это время работе с
молодежью. Людям, которые на обще-
ственных началах ухаживают за пре-
старелыми, работают инструкторами
или преподавателями, предоставляют-
ся существенные налоговые льготы.
Участие в волонтерских программах
является очень важной строчкой в ре-
зюме профессионального опыта. На-
выки, приобретенные за время работы
в добровольческих дружинах, ценятся
особенно высоко.
Европейские добровольцы прекрас-
но обходятся без регламентирующих до-
кументов и не видят оснований что-либо
менять в этом плане. Назойливое вме-
шательство государства в эту жизнен-
ную сферу многим может даже пока-
заться оскорбительным. Это личное
пространство человека, зона его персо-
нального выбора. Практически все ос-
В отличие от больших организаций, которые зачастую бывают неповоротливы, доброволь-
ные помощники из интернет-сообщества имеют возможность оперативно отреагировать на
любую проблему и в считаные часы оказаться на месте бедствия
Фото ИТАР-ТАСС
тальные области так или иначе затро-
нуты государством. Добровольчество
является приятным исключением. Во-
лонтерская служба вырабатывает у мо-
лодых людей навык общественной ини-
циативы, самостоятельных поступков.
В мировоззренческом плане это приви-
вает людям мысль, что от них многое за-
висит в этом мире, на каждом лежит до-
ля ответственности за происходящее
вокруг, каждый может сделать этот мир
лучше. Из этого и вырастает подлинное
гражданское общество.
Вместе с тем добровольность труда
не предполагает хаотичного характера
работы. Если волонтер действует в со-
ставе организации, то их отношения, как
правило, регулируются договором, стро-
го определяющим объем работ. Однако
волонтерам-одиночкам при этом никто
никаких препятствий не чинит.
В государствах Центральной, Вос-
точной и Южной Европы, где волон-
терство не является органичным эле-
ментом местной культуры, картина
несколько иная. В последние 10-15 лет
здесь было создано особое правовое
поле, способствующее развитию добро-
вольчества. Толчком к этому послужили
предпринятые ООН и Советом Европы в
1980-1990-х годах инициативы по со-
действию волонтерской деятельности
на национальном уровне. Правительст-
вам европейских государств было реко-
мендовано включать добровольчество
в национальные стратегии социально-
экономического развития, избавиться
от барьеров, прямо или косвенно меша-
ющих людям заниматься волонтер-
ством, ослабить налоговый пресс. ООН
также призвала предоставить волонте-
рам должную социальную защиту «при
полном уважении к их независимости».
Последний пункт особенно важен в
свете законодательных инициатив, вы-
двигаемых на постсоветском простран-
стве. Эксперты отмечают, что националь-
ное законодательство о волонтерах
должно следовать нескольким базовым
критериям. Во-первых, закон должен
скорее облегчать волонтерскую деятель-
ность, нежели регламентировать ее.
Слишком жесткое регулирование будет
подавлять спонтанные инициативы. Во-
вторых, регулирование одной формы не
должно исключать существование дру-
гих, в первую очередь неформальных
или ситуативных добровольческих ини-
циатив. В-третьих, при принятии закона
нужно выяснить, как местное законода-
тельство влияет на волонтеров: если во-
лонтерская деятельность подавляется,
необходимо сделать все возможное, что-
бы устранить эти препятствия. Наконец,
проекты должны готовиться в тесном
взаимодействии государства и граждан-
ского общества.
Волонтерские законы в европейских
странах соответствуют вышеупомяну-
тым критериям. Их принятие существен-
но облегчило жизнь волонтерам и по-
служило стимулом к бурному развитию
добровольчества. Например, в Чехии от-
сутствие у волонтеров правового стату-
са приводило к тому, что нетрудоустроен-
ные добровольцы теряли пособия по
безработице. Бескорыстная помощь
рассматривалась как нелегальная ра-
бота, хотя сами волонтеры не получали
за нее вознаграждения. Принятие зако-
на позволило устранить эту коллизию.
При этом чешский закон о волонтерах
является, пожалуй, самым несовершен-
ным в Европе: все организации постав-
лены на госучет, только они имеют право
набирать и обучать волонтеров, а также
заключать с ними договоры. Все осталь-
ные волонтеры не признаются и не за-
щищаются государством.
Похожая ситуация сложилась в Вен-
грии. Местные законы перечисляют ти-
пы организаций и учреждений, кото-
рые могут быть организаторами и
получателями добровольческой помо-
щи. НКО, привлекающие к работе во-
лонтеров, закон обязывает регистри-
роваться в компетентном органе, вести
личные дела добровольцев и хранить
их в течение пяти лет после прекраще-
ния сотрудничества.
Некоммерческие организации Лат-
вии в прошлом не могли возмещать во-
лонтерам расходы, закон определил
правовой статус волонтеров, после чего
их перестали уподоблять наемным ра-
ботникам. В Италии закон гарантирует волон-
терам защиту и права, при этом налагая
ряд обязанностей. Организациям необ-
ходимо страховать здоровье и ответ-
ственность волонтеров перед третьими
лицами. В Румынии волонтерская деятель-
ность всегда должна осуществляться на
основании письменного контракта, что
затрудняет краткосрочное или ситуатив-
ное волонтерство. Самым либеральным законодатель-
ством о волонтерах является люксем-
бургское. Здесь регламентируется лишь
прохождение полугодовой или годовой
волонтерской службы в специальных
организациях, аккредитованных в ми-
нистерстве по делам молодежи. В некоторых странах волонтеры пос-
ле получения официального статуса
столкнулись с определенными сложнос-
тями. В основном они касаются налого-
обложения: в Швейцарии, Эстонии,
Бельгии и Македонии НКО обязаны пла-
тить налоги с возмещения волонтерских
расходов. Это создает серьезные пре-
пятствия работе добровольческих объ-
единений. Целесообразность таких мер
является в упомянутых странах предме-
том общественной дискуссии.
Общее дело
Острый угол 62
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Волонтерская служба прививает молодым людям мысль, что каждый из них способен сде-
лать этот мир лучше. Так и вырастает подлинное гражданское общество
— Александр Владимирович, как
оценивать денежную «благодар-
ность» врачам с нравственной точки
зрения? Или, быть может, этот вопрос
вообще не имеет отношения к этике?
— Начну с небольшого историческо-
го экскурса. С чего вообще началась
платная и бесплатная медицина?
В Средние века, когда человек заболе-
вал, он шел к врачу и платил деньги. Или
откупался яйцами, курами... Но со вре-
менем стало понятно, что у некоторых
больных денег нет, как и кур. И кто-то за
них должен платить. Годы шли, и богатые
люди придумали систему: если кто-то из
их работников заболевает, за него дол-
жен платить трудовой коллектив. Так
возникли зачатки страховой системы в
медицине. И в этом есть компонент
нравственности, основанный на ин-
стинкте самосохранения — ведь каждый
знает, что когда-нибудь и он может ока-
заться в такой же ситуации. Потом боль-
ничные кассы превратились в страховые
компании, а высшим проявлением прин-
ципа страхования стала государствен-
ная система финансирования медицин-
ской помощи. Суть-то та же самая: люди,
отдав налоги, платят и за свое лечение в
случае болезни. То есть созданы условия,
при которых, по идее, за медпомощь пла-
тит государство, а не каждый сам за
себя. И вот сейчас, разрешая платные
медицинские услуги, мы отходим от нрав-
ственных, экономических и инстинктив-
ных принципов. Мы возвращаемся в
Средние века. И то, что мы называем се-
годня взятками, это не что иное, как ос-
татки прежней системы, когда человек
платил яйцами, курами и проч. Здесь есть очень тонкая, но четкая
юридическая граница: если медицин-
ская помощь не зависит от требования
врачом денег (то есть врач может наме-
кать, но лечит вас в любом случае), то
здесь нет состава преступления. А вот
если он отказывает в медпомощи или
ставит ее компоненты в зависимость от
денег, то это квалифицируется либо как
взятка, либо как вымогательство, либо
как превышение служебных полномо-
чий и в любом случае является уголовно
наказуемым деянием. Таким образом,
когда врач говорит «потом отблагодари-
те», это не преступление. Преступле-
ние — это когда медицинская помощь
зависит от того, заплатили вы или нет.
Так что это не просто этический, это
юридический вопрос. 63
Текст: Екатерина ПИЧУГИНА
Конверт в карман халата
Давать или не давать
деньги врачу — этот
вопрос перед
большинством из нас
даже не стоит. Когда речь
идет о здоровье или даже
жизни — не до этики.
О прижившейся традиции
мы поговорили с
президентом
общероссийской Лиги
пациентов Александром
САВЕРСКИМ.
Общее делоОстрый угол
Фото ИТАР-ТАСС
Общее дело
Острый угол
64
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
— Принято ли в других странах
благодарить врачей или это исключи-
тельно российская особенность?
— На Западе медицина — это техно-
логия. Для нас медицина — это немнож-
ко искусство, немножко ремесло. Но
лучше, наверное, когда это технология.
Ведь когда к пациенту относятся как к
предмету искусства — это небезопасно.
Никаких взяток тамошняя система не
предусматривает, они в нее не уклады-
ваются. Недавно знакомый ездил во
Францию удалять грыжу. Заплатил за
полный цикл диагностики, который за-
нял три дня (а у нас бы длился месяца-
ми!) 750 евро. И еще 250 евро за опера-
цию. При этом на каждом углу его
спрашивали: а почему вы сами платите?
Почему не страховая компания? Даже
речи ни о каких подарках не заходило.
Там это сразу же расценивается как не
разрешенный, не облагаемый налогом
доход и грозит потерей лицензии. Там
врачи так рисковать не будут.
— Но в нашей культуре врачей
уже давно принято «благодарить».
И вроде бы не дать даже как-то не-
прилично. Как расценивать это явле-
ние — как милую традицию, с кото-
рой не хочется прощаться, или как
дурную привычку, с которой обяза-
тельно нужно расстаться?
— В ряде стран эту проблему решили
через систему пациентских соплатежей,
которые фактически несоразмерны со
стоимостью услуги. И сделано это исклю-
чительно для того, чтобы человек не
только чувствовал себя потребителем,
но и понимал, что он что-то отдал из сво-
его кармана, а значит, и ему должны за
это что-то сделать. Дело в справедливо-
сти и равновесии. Если человек дал, он
вправе ожидать чего-то взамен и на
психологическим уровне, и на право-
вом. Если он не дал, он всегда будет ощу-
щать себя существом зависимым и
должником. Так что все благодарности
имеют природу равновесия — люди пы-
таются восстановить его: им помогли, и
они благодарят. Это вопрос правосозна-
ния людей. Мы, к сожалению, не пони-
маем, что достаточно того, что заплатило
государство, у нас считается, что врачи
нищие. Когда общество будет уверено,
что врач получает нормальные и доста-
точные деньги от государства, тогда та-
ких благодарностей не будет. А до тех пор
это будет продолжаться неизбежно.
— Вы считаете, что могут быть та-
кие суммы, которые покажутся дос-
таточными? Я вот на днях слышала,
что врачи московской скорой помо-
щи получают по 80-90 тысяч рублей в
месяц. Этого разве мало?
— Немало, конечно. Но скажу вам,
что именно на действия врачей скорой
у нас практически нет жалоб начиная с
2007 года — как раз с тех времен, как
ввели нацпроект «Здоро-
вье» и им сильно приба-
вили зарплату. Количест-
во жалоб сократилось в
разы, а раньше они были
на одном из первых мест.
А вот в области акушер-
ства и гинекологии жалу-
ются по-прежнему, по-
скольку зарплаты здесь
так сильно не повышали. Так что тен-
денция очевидна. Леонид Рошаль
предложил средства, выделенные го-
сударством на модернизацию, напра-
вить на повышение зарплат медикам.
Это как раз позволит им получать на
30 тысяч в месяц больше. И это пра-
вильно — пусть лучше врач работает в
избушке на курьих ножках, но получает
не 10 тысяч рублей. Пока мы требуем
от врачей нравственности, а сами на-
плевательски относимся к ним, мы не
можем ожидать от них самоотдачи. Но
и врачебное сообщество виновато в
этой ситуации. Например, среднюю
зарплату врача по России узнать прак-
тически невозможно. Таких данных
нет. Говорят об «увеличении на 15%» и
проч. И не более того. — Где грань между этичным и не-
этичным? Цветы-конфеты можно —
деньги нельзя? — На самом деле ничего нельзя с
точки зрения закона. Любое имущество
стоит денег. А с точки зрения благодар-
ности можно все. Критерий здесь не за-
висит от величины взноса.
— Как вы думаете, что такое мо-
раль для врача в современном мире?
— Правильнее, конечно, спросить у
самих медиков. Вспоминается одна ис-
тория. У меня есть знакомый врач, ко-
торый профессионально занимается
вопросами этики и одновременно яв-
ляется профессором одного медицин-
ского университета. Приходит к нему
на экзамен красавец-грузин с пятого
курса. Профессор спрашивает его по
билету и понимает, что студент не знает
не только этого вопроса, но и ничего
из пройденного материала вообще. То-
гда он откладывает билет и спрашива-
ет, чем отличается хороший врач от
плохого. Студент не моргнув глазом го-
ворит: хороший врач тот, который как
минимум по сто баксов за смену зара-
батывает. Но врач должен быть обяза-
тельно хотя бы в определенной степе-
ни альтруистом. В ситуациях, когда
людям нужна экстренная помощь, на-
пример, в зонах боевых действий, как
там можно заработать по сто баксов?
Надо готовить студентов-врачей к не-
коему самоотречению, но мы прекрас-
но понимаем, что экономическая, пра-
вовая системы не могут основываться
на альтруизме. Поэтому общество
должно относиться к врачу с уважени-
ем. А оно предполагает и нормальный
экономический достаток. В общем, ес-
ли мы ждем, что врачи должны о нас
заботиться самоотверженно, то и мы
должны к ним относиться соответ-
ственно: уважать их работу, понимать,
как она тяжела, понимать, что они спа-
сают наши жизни и порой даже высту-
пают в роли вершителей судеб. Вот ча-
сто говорят «врач от Бога». И в этом
есть резон. При участии акушера-гине-
колога появляется на свет новая
жизнь; реаниматологи вытягивают лю-
дей с того света. Врачи стоят у начала
жизни и смерти. Но какое право при
этом они используют: данное им Богом
или пациентом? Вопрос непростой. Па-
циент доверяет врачу право распоря-
жаться своей жизнью. И в этом смысле
состояние врачебного права — инди-
катор нравственности в обществе.
Сразу становятся видны все вызовы,
на которые сегодня общество не мо-
жет ответить: неправильная экономи-
ческая модель, неправильная система
управления, нерешенные нравствен-
ные ориентиры. Например, эвтаназия,
По данным из открытых источников,
средние размеры «благодарностей»
составляют половину официальной
стоимости тех же медицинских услуг
в коммерческих клиниках
донорство, трансплантология, клеточ-
ные технологии, клонирование. Иног-
да ощущение такое, что мы живем в
Средневековье. Наука развивается
бешеными скачками, а общество не го-
тово дать ответ на эти вызовы, имею-
щие глубоко нравственный, а не пра-
вовой характер. Хорошо это или плохо,
как это применять — серьезно не об-
суждается. Это решается практически
только самими заинтересованными
лицами, то есть врачами, а общество
безмолвствует. Я считаю, что помощ-
ником в решении таких вопросов
должна выступить Церковь, потому что
говорить о том, что просто нельзя — и
все, в корне неправильно.
— Деньги врачи принимают не
только от пациентов. Сегодня нала-
жена система работы с представите-
лями фармкомпаний, о чем всем пре-
красно известно. Как это в целом
влияет на систему здравоохранения?
— В кабинетах врача проходят це-
лые аукционы. Врачи, конечно, не
должны позволять фармкомпаниям
консультировать их, выписывать ре-
цепты на их бланках. С этого момента
врач перестает руководствоваться
здоровьем пациента и начинает —
только своими меркантильными инте-
ресами. Эта ситуация совершенно не-
допустима. А последствия — самые не-
предсказуемые и порой абсурдные.
Это уже привело к «пандемии» свиного
гриппа, которой не было. Дошло до то-
го, что любовь признали болезнью и
поместили этот «диагноз» в междуна-
родный классификатор заболеваний и
патологий! Это демонстрирует нагляд-
но, как частный капитал пытается ле-
чить все, что он готов придумывать лю-
бые болезни, а врач становится
заложником всех этих явлений. Госу-
дарство не может поставить защитные
фильтры на пути частного капитала —
он их сжигает взятками. Врач становит-
ся винтиком в механизме коррупции и
влияет на принятие решений государ-
ством. Так, например, составляются
списки жизненно важных и необходи-
мых лекарств. Врачи могут, например,
объявить чиновникам, что началась
эпидемия любви и надо срочно заку-
пать дорогие лекарства. Это утрирован-
но, но на деле все так и происходит. — В обществе есть мнение, что
профессия врача — одна из самых
циничных. Вы, как защитник пациен-
тов, его поддерживаете? — Нет. Весь «цинизм» состоит в том,
что в силу ряда особенностей врач час-
то перестает реагировать на челове-
ческую боль. У акушера-гинеколога,
который 36 часов подряд слышит крики
беременных, или хирурга, который видит
людей, корчащихся от боли, появляется
некая толстокожесть — защитная
реакция организма, позволяющая не
сойти с ума от постоянного лицезрения
человеческих страданий. Опасность в
том, что нередко врачи начинают расце-
нивать болезнь как нормальное состоя-
ние. Хирурги без адреналина даже отды-
хать не могут — в отпуске лазают на
высокие горы, прыгают с парашютом...
В нашей практике был случай, когда
врач не отреагировал на истошные крики
роженицы, которая звала на помощь.
У нее рвалась матка, но акушер не смог
отличить по крику эту боль от обычной
родовой. На мой взгляд, необходимо соз-
дать что-то типа школы адаптации врачей
к таким стрессам, которая позволила бы
медикам оставаться нормальными людь-
ми, воспринимать ситуацию адекватно и
оценивать ее правильно.
— Это явление было, есть и будет по одной простой при
чине: любой труд требует оплаты и человеку свойственно
благодарить того, кто оказал ему помощь. В какихто случаях
это является благодарностью, в какихто — оплатой. Мало то
го, есть благодарность, есть ритуальная благодарность, есть
традиции, есть поборы, есть взятки. Это все совершенно раз
ные вещи, и у них разные корни. Когда пациент приносит
доктору коробку конфет, ни у кого это не вызывает никакого
смущения. Но врачи, как известно, ни цветами, ни конфета
ми не питаются. Гораздо логичнее дать ему некоторую сумму
денег, которую он использует так, как считает нужным. К этому примыкает ритуальная дача доктору: принято
благодарить хирурга после операции. Это просто тради
ции, против которых не возражают ни врачи, ни пациен
ты. Часто человек готов делать чтото и бесплатно, но, по
скольку все равно несут, зачем отказываться? Когда речь идет о сложных операциях, тут вступают в
действие другие механизмы: за счет пациентов компенси
руется неадекватная оплата хирурга. Если какаято опера
ция в мире стоит, допустим, 100 тысяч долларов, а опери
рующий хирург получает за нее 50 тысяч, значит, столько
стоит его труд. Но у нас операция может стоить столько
же, но хирург от этого ничего не получает, кроме своей
зарплаты. Там, где оплата труда высокая, вопросы о побо
рах и благодарностях потихонечку уходят сами собой. Есть, конечно, и обычное вымогательство. Это вещь
безусловно порочная, греховная, и с этим надо бороться.
У нас есть абсолютно коррумпированные отрасли — на
пример, онкология (это наш позор). Но никто не будет вы
могать за помощь с экстренных больных. Бывает и так, что мы сами готовы платить за какието
нарушения. Если я хочу, чтобы сделали операцию вне
очереди, чтобы мною занимался профессор и т. д., то я за
это плачу. Тут так же, как с гаишником: хочешь по закону —
тебе и будет по закону. Хочешь «похорошему» — плати. Бывает, что пациенту оказываются какието дополни
тельные услуги. В большинстве случаев мы имеем дело не с
неэтическими, а с внеэтическими проявлениями — это на
ходится за пределами нашей традиционной этики.
Точнее, этику здесь нарушают обе стороны. Если мы го
товы платить за то, что нам не полагается, не надо оби
жаться за то, что эти деньги с нас берут.
У нас бытует точка зрения, что врач должен жить бед
но, всем помогать, всех лечить. Это все прекрасно, врачи
безмездные — идеал, к которому надо стремиться, но ведь
подавляющее число людей живут обычной жизнью. В кон
це концов, идеалом для каждого человека должны быть
преподобные, но их чтото среди нас не так много...
КОММЕНТАРИЙ Иеродиакон ФЕОДОРИТ
(Сеньчуков), в прошлом врач-
реаниматолог скорой помощи: 65
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Уже издалека слышны детские го-
лоса — две маленькие девочки вы-
бирают игрушки, пока их мама пере-
бирает вешалки с одеждой. Девушка
неформальной внешности, с пирсин-
гом и татуировками, копается в кор-
зинке с украшениями. Еще одна жен-
щина примеряет пиджак. «Как на вас
сшит!» — комментирует волонтер Аида,
встречающая гостей. Она не продавец
и не администратор. Просто волонтер.
В «Лавке», за исключением одного
штатного сотрудника, работают только
добровольцы. Общее дело Объектив
«Мало —
намного
больше,
чем ничего»
«Мало —
намного
больше,
чем ничего»
«Лавка радостей» в самом
центре Москвы — не
обычный магазин. В ней
нет цен. И ценников нет.
Каждый покупатель сам
решает, сколько платить
за вещь. Деньги идут на
благотворительность. Текст: Диана РОМАНОВСКАЯ
Фото: Павел СМЕРТИН
66
67
В небольшой комнате создатели ма-
газина разместили тысячи вещей — от бе-
зыскусного хендмэйда до творений миро-
вых дизайнеров. Одежда, обувь и сумки,
украшения, безделушки... Товар лежит на
виду, а еще — в шкафчиках, по которым
не возбраняется лазить. Все вещи — са-
мые разные. «Все это приносят обычные
люди, — рассказывает Мария Тимофее-
ва, руководитель проекта “Лавка радо-
стей”, — в том числе дизайнеры. Скоро
нам будут отдавать вещи из остатков кол-
лекций некоторые магазины».
Charity shops — благотворительные
магазины — идея не новая. Самыми по-
пулярными они оказались в Великобри-
тании, где их насчитывается больше семи
тысяч. В России тоже такие есть: два в
Санкт-Петербурге, один в Кирове и еще
один — в Волгограде. «Лавка радостей»
стала пятым российским charity shop. Все
деньги идут, разумеется, на благотвори-
тельные цели. Выручка «Лавки радостей»
направляется на счет некоммерческого
партнерства «Все вместе», проектом ко-
торого она, собственно, и является, а
дальше — на помощь разным людям.
Благотворительные магазины — идея не новая. Самыми популярными charity shops оказа-
лись в Великобритании, где их насчитывается больше семи тысяч. «Лавка радостей»
(http://www.facebook.com/Krusa77#!/LavkaRadostej) — пятый такой магазин в России. Все
деньги идут, разумеется, на благотворительные цели. Каждый кладет в прозрачный ящик
сколько может (и хочет). «С одной стороны, не надо стесняться средств, которыми распо-
лагаешь, — говорит руководитель проекта Мария Тимофеева. — А с другой — люди, которые
принесли нам эти вещи, тоже хотят сделать свой вклад, и его не стоит обесценивать»
68
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Внедряюсь между вешалками с
одеждой и подсматриваю, кто сколько
положит в прозрачный ящик. Женщина,
примерявшая пиджак, кладет тысячу
рублей. Неформалка тоже что-то выбра-
ла, положила несколько сотен. Пока пе-
ребираю одежду, натыкаюсь на толстов-
ку известной европейской фирмы.
Рядом — российского производства
юбка. Все качественное, надеть не
стыдно. Приходят все новые посетители, каж-
дому из которых объясняют правила ма-
газина. На стене плакат: «Размер пожер-
твований вы устанавливаете сами.
Помните, что мало — это намного боль-
ше, чем ничего». Мария Тимофеева объ-
ясняет: «С одной стороны, не надо стес-
няться средств, которыми располагаешь.
А с другой — люди, которые принесли
нам эти вещи, тоже хотят сделать свой
вклад, и его не стоит обесценивать».
Но миссия «Лавки радостей» заклю-
чается не только в товарно-денежном
обмене. Этот магазин еще и своего рода
площадка для общения. Покупатели об-
суждают друг с другом товары, погоду,
книги, галерею кукол, в помещении ко-
торой находится магазинчик... Всем
предлагают чай и печенье. «Я здесь поч-
ти постоянно, — поделилась со мной
Мария. — И все время с кем-то разгова-
риваю, рассказываю, слушаю. Люди
Общее дело Объектив
В небольшой комнате создатели магазина разместили тысячи самых разных вещей. Одежда,
обувь, украшения, безделушки. Все это лежит и висит на виду, а еще — в шкафчиках, в которых
не возбраняется копаться. Рядом с творением известного дизайнера — бесхитростный хенд-
мэйд, рядом с фирменной одеждой — отечественная продукция. «Все это приносят обычные
люди, — рассказывает Мария Тимофеева. — Скоро нам будут отдавать вещи из остатков кол-
лекций некоторые магазины»
приходят не только за покупками, но и
за общением. Многие узнают что-то
новое о благотворительности. Некото-
рые часами копаются в вещах, что-то
покупают, а потом мы садимся на сту-
пеньку и начинаем разговаривать. Так
уютно. Как будто родные. Все уходят с
хорошим настроением. А недавно при-
шел человек и сказал: “Мы к вам за ра-
достью”». «Лавка радостей» планирует
расширяться, переезжать в другое по-
мещение. Нужно больше места, и боль-
ше посетителей, и больше общения, ма-
стер-классов, других мероприятий, ко-
торые могли бы объединять людей. Все
это в будущем.
Каждый вторник здесь — тематиче-
ский. Первый, например, был этничес-
ким. За ним последовали посудный, дет-
ский, школьный. Обычно вещи «по теме»
разбираются в тот же день. Средняя вы-
ручка «Лавки радостей» — 100 тысяч
рублей в неделю, солидная сумма для
благотворительного проекта. А поток
посетителей увеличивается буквально
на глазах. За час моего пребывания в
«Лавке» корзинка с украшениями не-
много опустела, в шкафчиках воцарил-
ся легкий беспорядок, а в прозрачном
ящичке стало немного больше денег. От
тысячерублевых купюр до десятирубле-
вых монет. Сразу видно, каждый принес
что мог.
69
Как и многие его
сверстники, Денис любит
автомобили, велосипеды,
увлекается рыбалкой.
Но в отличие от других
мальчишек, время для хобби
он находит только между
курсами лечения.
Денису всего 14 лет, но за плечами
мальчугана — взрослая жизнь, полная
борьбы, боли и каждодневного пре
одоления. На сегодняшний день они
вместе с мамой Татьяной побывали во
всех ведущих клиниках страны. Четы
режды он лечился в Китае у лучших
специалистов, прошел несколько кур
сов водной терапии в Евпатории.
В 2009 году Денис прошел курс реаби
литации в центре «Огонек» на Чер
ном море. Именно там мальчик сделал
свои первые долгожданные шаги с
поддержкой. Даже поверить было
трудно в такое счастье! Спустя два го
да Денис с мамой приехали туда из
своего Подмосковья вновь. И однаж
ды в ничем не примечательный день
на очередной процедуре Денис вдруг
встал и сделал свой первый самостоя
тельный шаг. Это было настоящим чу
дом. Ни медики, ни даже мама уже не
верили в то, что это ему удастся. Да и окружающие порой недоуме
вают. Есть же статистика, есть науч
ные данные. Изменения происходят
лишь до определенного возраста, а
дальше, верь не верь, ничего не помо
жет. Что за странный мальчик, этот
Денис Бартош, откуда у него такое
упорство, откуда столько сил?
А просто он верил — и тогда, когда
сделал первые шаги, поразившие вра
чей, и сейчас продолжает верить. Же
лание жить, стать таким, как все, пе
ресиливает все недуги и немощи, и
Денис не пасует перед трудностями.
Ведь прогресс не всегда идет равно
мерно, случаются и откаты назад, и
резкие ухудшения. Но он все равно
идет вперед и постоянно чтото при
думывает. Например, для того, чтобы
учиться в школе с другими детьми, Де
нис научился писать носом. «Пред
ставьте, идет урок русского языка, —
рассказывает мама Татьяна, — все дети
пишут ручкой, а Дениска — носом. Со
стороны выглядит очень необычно.
Но к нам привыкли. Даже подставку
на письменном столе смастерили спе
циальную, чтобы нагрузка на шею бы
ла меньше».
Как и все дети, пять дней в неделю
Денис с мамой приезжают в школу,
специализированную, для инвалидов
опорников. Учится он с удовольствием
и не любит пропускать уроки. Со все
ми педагогами умеет найти общий
язык, они его очень любят и уважают
за упорство. Правильно и четко произ
носить слова у Дениса еще не получа
ется, мешает гипертензия. Руки тоже
пока слушаются плохо, все больше ухо
дят в стороны. Но Денис, по словам
врачей, держится молодцом, не отчаи
вается и продолжает идти вперед к за
ветной цели — просто стать как все.
«Если бы вы знали, — рассказывает
Татьяна, — с каким упорством он про
ходит процедуры, многие из которых
болезненные, долгие. Не каждый
взрослый человек выдержит». Но Де
нис, как мы уже знаем, особенный. Сейчас в семье Бартошей работает
только муж. Доходы семейства более
чем скромны. Пенсия Дениса по инва
лидности целиком уходит на покупку
лекарств. Говорит Татьяна: «Бывает
настолько тяжело, что опускаются ру
ки. Каждое утро просыпаешься, подхо
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Мечта — быть как все
Текст: Екатерина ГОНЧАРОВА
70
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
1
дишь к окну и видишь, как здоровые
дети в школу бегут. В такие моменты
думаешь, что осталось немного, по
следний курс — и мой сын станет здо
ровым. Но только начинаешь так ду
мать, как наступает резкое ухудшение.
Как будто и не лечились. То ножка от
кажет, то ручки совсем слушаться пе
рестанут. Где тут взять силы? Не опус
тить руки мне не дает Денис. Подбад
ривает меня, вселяет в меня надежду.
И мы опять с новой силой рвемся в
бой. И побеждаем».
Дорогие друзья, давайте вместе по
можем этому мужественному подрост
ку преодолеть трудности. Мы объявля
ем сбор помощи на очередной курс
реабилитации в центре «Огонек» в
размере 155 тысяч рублей. Как помочь
Дорогие друзья! Если вы можете помочь Денису Бартошу, то, пожалуй
ста, обращайтесь в православную службу помощи «Милосердие» по телефо
ну (495) 9729702. Денежные пожертвования можно переводить на банков
ские реквизиты РОО «Милосердие». Напоминаем, если вы переводите на
наш счет адресное пожертвование, вам следует после этого связаться с нами
по телефону (495) 9729702 или email komissia@miloserdie.ru и уточнить,
кому именно переведены деньги. Спаси Господи!
Реквизиты: Рубли
Получатель: РОО «Милосердие», ИНН / КПП 7706409126 / 770601001,
р/с 40703810100100002900, Банк: ОАО «МИнБ», К/с 30101810300000000600, БИК 044525600.
US Dollars
Beneficiary: ROO «Miloserdie», Account 40703840700101002900,
Beneficiary’s bank: Moscow Industrial Bank, Octyabrsky Branch,
Bank address: 28 Leninsky av., 119071 Moscow, Russia, SWIFT MINNRUM1010,
Correspondence bank: The Bank of New York,
Bank address: One Wall Street, New York 10286 NY USA, Account 8900086009,
SWIFT IRVT US 3N.
Euro
Beneficiary: ROO «Miloserdie», Account 40703978300101002900,
Beneficiary’s bank: Moscow Industrial Bank, Octyabrsky Branch,
Bank address: 28 Leninsky av., 119071 Moscow, Russia, SWIFT MINNRUM1010,
Correspondence bank: Deutsche Bank AG,
Bank address: Taunusanlage 12, D60325 Frankfurt am Main, Germany,
Account 947 2911 1000, SWIFT DEUT DE FF.
В графе «Назначение платежа» просим указывать: «Пожертвование для
Дениса Бартоша».
71
1. Денис Бартош — удивительный мальчик.
За его плечами 14 лет жизни, полных борьбы
и преодоления
2. По словам врачей реабилитационных цен-
тров, Дениска держится молодцом и продол-
жает шаг за шагом идти к заветной цели —
стать таким же, как все его сверстники. «Ес-
ли бы вы знали, — говорит его мама, — с ка-
ким упорством он проходит болезненные
долгие процедуры»
2
Культура
Книжность
Есть ли жизнь
в библиотеках
Общедоступные музеи, библиотеки, бесплатное высшее образование —
все эти институты сейчас зачастую воспринимаются как пережитки
социалистического прошлого. Способна ли сохраниться общедоступная
бесплатная библиотека или вынуждена будет уйти в небытие, стоит ее
реформировать или музеефицировать?
Фото Евгения Глобенко
Идеология библиотеки
Библиотечное дело в России начало
чрезвычайно активно развиваться со
второй половины XIX века, когда благо-
даря деятельности земств и различных
частных и государственных организа-
ций впервые появилась целая сеть пуб-
личных читален, не связанных с высши-
ми учебными учреждениями. В начале ХХ века существовало уже
множество специализированных изда-
ний и профессиональных организаций
библиотекарей, счет библиотек шел на
тысячи, что для страны, в которой более
половины населения не умело толком
читать и писать, вполне приличный ре-
зультат. Однако в большинстве случаев
библиотеки базировались в уездных и
губернских городах и лишь иногда в
больших селах, т. е. большая часть под-
данных аграрной Российской империи
практически не имела постоянного дос-
тупа к книгам.
После прихода к власти большеви-
ков и начала проведения политики мас-
совой ликвидации безграмотности
именно библиотеки становятся одним
из основных опорных пунктов совет-
ской власти и культурной революции на
селе и в малых городах. В 1920-е годы
резко увеличилось количество библио-
тек, а наполнение их современной и
идеологически выверенной литерату-
рой было под особо пристальным вни-
манием власти. Неудивительно, что
многие из прежних церковно-приход-
ских собраний были переформированы.
К тому же в связи с реформой орфогра-
фии возникла необходимость переизда-
ния, а часто и переписывания многих
учебных пособий.
Следующим этапом в становлении
советской библиотечной системы ста-
новится эпоха сплошной коллективиза-
ции в деревне в 1930-е годы. Вместе с
образованием колхозов и совхозов по
всей стране появляется огромная сеть
библиотек, выполняющих функцию од-
ного из проводников коммунистиче-
ской идеологии. Каждый колхоз наряду
с клубом и школой обзаводится и биб-
лиотекой, полной заранее отобранных
книг.
После Великой Отечественной вой-
ны начинается новый виток в развитии
малых и средних публичных библиотек.
По всей стране появляются библиотеки,
приписанные к профсоюзам, заводам,
колхозам, учебным заведениям либо
73
Текст: Петр МАЗАЕВ, Юлия КАМАЕВА
Культура
Книжность
74
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
же организованные полностью на обще-
ственных началах. Порядку комплекто-
вания и содержания библиотек вновь
начинают уделять внимание на самом
высоком уровне. Малые местные биб-
лиотеки пополняются за счет новых из-
даний классических отечественных и за-
рубежных произведений, регулярно
получают новые подшивки газет и жур-
налов, имеют возможность высказы-
вать предложение о докомплектовании.
Важной особенностью советской
библиотечной системы и одним из глав-
ных отличий ее от западной является
официально заявленная политико-про-
пагандистская функция. Так, согласно
одному из постановлений ЦК КПСС
(1959) библиотеки должны были быть
«опорными пунктами партийных органи-
заций по коммунистическому воспита-
нию трудящихся», а Большая советская
энциклопедия в своей предперестроеч-
ной редакции так и вовсе в качестве ос-
новного признака советских массовых
библиотек заявляет «подбор и продви-
жение к широким читательским кругам
литературы, способствующей овладе-
нию марксистско-ленинской теорией».
Любопытно, впрочем, что даже при
такой сильной идеологизированности
советские библиотеки оставались в пер-
вую очередь учреждениями культуры.
Самым сложным периодом в истории
публичных библиотек в России стали
1990-е годы. Оказавшись в ситуации ми-
нимального финансирования, острейше-
го кадрового голода и глобального кри-
зиса поступлений, библиотеки, как,
впрочем, и многие другие учреждения
культуры и образования, были поставле-
ны на грань выживания. Зачастую они
превращались в копировальные центры
или площадки для проведения частных
мероприятий, о просветительной дея-
тельности речи часто идти не могло: не
было ни денег, ни достаточно разрабо-
танной схемы того, как должны функцио-
нировать библиотеки в современном
мире. Многие почли за лучшее просто со-
хранить то что есть в надежде на лучшие
времена.
Библиотеки большого
города
В больших городах библиотеки до-
вольно быстро перестали быть пассив-
ными участниками культурного процес-
са и начали собственное наступление
на публичную сферу. Устройство кон-
цертов, лекториев, поэтических вече-
ров, выставок и даже курсов — отныне
стабильный фон деятельности больших
библиотек. Так, например, московская
ЦУНБ им Н. А. Некрасова («Некрасов-
ка») в июле нынешнего года открыла в
Саду им. Баумана «Летнюю читальню»,
целью которой, по словам директора
Оксаны Чувильской, было показать, что
библиотека — «это не просто пыльное
книгохранилище». Не отстают и другие
московские библиотеки: в парках от-
крываются летние читальные залы, в
которых, кроме чтения, устраивают иг-
ры, концерты и лектории.
Многие библиотеки стараются изба-
виться от налета академизма, свойст-
венного старым книгохранилищам, и
тем самым привлечь нового читателя.
Показательна здесь судьба Российской
государственной библиотеки для моло-
дежи, которая после проведенной гло-
бальной реконструкции стала полно-
масштабным молодежным культурным
центром, находясь в котором порой за-
бываешь, что ты не в модном кафе.
Очевидны и кардинальные сдвиги в
социальном функционировании биб-
лиотек. Для тех, кто не имеет возможно-
сти или силы воли заниматься дома, они
становятся своеобразным рабочим ка-
бинетом, где все под рукой и ничто не от-
влекает. Для других — местом встречи
людей одного сообщества: ученых раз-
ных специальностей, студентов, школь-
ников, матерей с детьми и проч. Для
третьих — своеобразным информотде-
лом, где можно получить квалифициро-
ванную справку, которая поможет сори-
ентироваться в море литературы.
Библиотека и интернет:
конкуренция или
симбиоз?
Одной из причин упадка библиотек
часто называют возможность чтения
книги в интернете либо с электронного
носителя. Уже с конца 1990-х годов по
сети и различным «прогрессивным» из-
даниям гуляет мысль о том, что «газеты
умрут к 2035 году», а книги и вместе с ни-
ми традиционные библиотеки — и того
раньше, поскольку все функции обычной
библиотеки доступны электронной, а «бу-
мажный» формат экономически просто
невыгоден. Именно на волне этой идеи
«панэлектронизации» в 2000-х обрели
популярность все самые известные
электронные библиотеки, такие как lib.ru
Максима Мошкова.
Однако традиционные библиотеки
продолжают развиваться, используя
технические новинки в своих интересах.
Ведь большинство посетителей исполь-
зуют их далеко не только из-за эксклю-
зивности предлагаемых книг, но по при-
чине большего удобства работы с
бумажной книгой. При этом, учитывая,
что дальнейшее развитие технологий
электронной бумаги и смена поколений
может действительно сделать бумаж-
ные собрания пережитком докомпью-
терной эпохи, уже сейчас библиотеки
начинают внедрять новые технологии.
Большинство современных библио-
тек имеют свои сайты, которые позво-
ляют найти, а иногда и заказать нужную
книгу прямо из дома. Существует даже
специальная межбиблиотечная система
поиска — Сигла (которая, правда, не да-
ет пока стопроцентной уверенности в
обнаружении нужной вам книги).
Стремясь хотя бы в какой-то мере со-
ставить конкуренцию Google-books,
библиотеки, например РГБ («Ленинка»),
начинают сканировать и выкладывать в
сеть наиболее редкие и ветхие книги
своего собрания, тем самым получая но-
вый источник дохода (быстрое скачива-
ние такой книги стоит немалых денег) и
спасая некоторые книги от физического
уничтожения.
Во многих московских и питерских
библиотеках появляется и Wi-Fi, что позво-
ляет читателю совмещать работу с бумаж-
ной и электронной книгой. Часто можно
наблюдать, как студенты, получив нужную
книгу в библиотеке, не могут найти в ней
необходимую информацию, поэтому при-
бегают к поиску по электронному изданию
этой книги прямо из библиотеки.
Наконец, все чаще в больших город-
ских библиотеках можно встретить объ-
явления о возможности воспользоваться
зарубежными базами данных журналов,
статей, газет и книг, что при учете очень
скудного пополнения фондов российских
библиотек зарубежными изданиями
чрезвычайно ценно.
Словом, в больших городах намеча-
ется новый виток развития библиотек.
Однако что делать малым региональ-
75
Иллюстрацией наших слов вполне может
послужить Ферапонтовская сельская
библиотека — типичная в своем роде. Это —
один из 28 филиалов Кирилловской
центральной библиотечной системы
в Вологодской области. На территории
одного сельсовета находятся три
библиотеки: Суховерховская, Красновская
и Ферапонтовская, последняя является
«центральной усадьбой», она крупнее двух
других, ее фонды составляют около 9 тысяч
единиц. Новые поступления
Фонд Ферапонтовской сельской библиотеки обновля
ется ежегодно, масштаб обновления зависит от финанси
рования. Выделенную сумму Кирилловская центральная
библиотечная система распределяет между 28 филиалами,
она определяет и набор поставляемых книг. Новые поступ
ления составляют детская и «отделовская» (т. е. специали
зированная, например, по теме сельского хозяйства, тех
ники, искусства и проч.) литература.
За 2010 год в Ферапонтовскую сельскую библиотеку по
ступило 376 экземпляров (включая периодику). Галина Бо
рисовна Софронова, сотрудник Ферапонтовской сельской
библиотеки с 30летним стажем, утверждает, что периоди
ки поступает мало, т. к. финансирования на нее не хватает
(библиотека настаивает на том, чтобы поступали хотя бы
«Аргументы и факты» из информационных газет, в июле
последний номер лежит за март 2012 года). Взрослое насе
ление читает в основном небольшие любовные романы, де
тективы, газеты и журналы. В здании библиотеки читают
разве что газеты и журналы, все книги берут на дом. По
мнению библиотекаря, не хватает художественной литера
туры, прессы, словарей и энциклопедий.
Мнимая конкуренция
Летом сельские библиотеки живут более насыщенной
жизнью за счет дачников и гостящих детей. Зато местное
население летом почти не приходит за книгами. Часто в
сельскую библиотеку заглядывают школьники за внекласс
ным чтением, но, вопервых, школьников в селе не так уж
много, а вовторых, в школе есть своя библиотека. Всего на расстоянии меньше километра сконцентриро
ваны три библиотеки: школьная, обычная сельская и пре
восходящая их в несколько раз по объему музейная. Но та
кое соседство не образует конкуренции: вопервых, у музея
с одной стороны и у школы и библиотеки с другой почти не
пересекаются аудитории (музей почти не работает на мест
ную аудиторию, тогда как библиотека и школа почти не ра
ботают на внешнюю). Вовторых, сельские школа и биб
лиотека вынуждены создавать своеобразный тандем, что
бы выполнить все те требования, которые к ним предъяв
ляются. Главным образом это внушительное количество
мероприятий (только у библиотеки их около 100 в год), ко
торые должны провести обе организации: игры, конкурсы,
праздники (причем библиотеки организуют праздники са
мые разные — от Недели краевых писателей до Праздника
молока), театральные постановки и т. п. Библиотекарь по
лучает зарплату 10 тысяч рублей.
Выходы в деревни и в интернет
У сельских библиотек есть особая функция, незнакомая
библиотекам городским: один день в расписании библио
теки обозначен как «Выход в деревни». В этот день библио
текарь складывает книги в сумку и обходит близлежащие
деревни (а расстояние это зачастую немалое, особенно для
немолодой женщины с сумкой, полной книг). Поскольку на
должности сельского библиотекаря обычно трудятся по
долгу (многие из нынешних библиотекарей начали свою
работу еще в СССР), то библиотекарь знает набор своих
читателей, вкусы каждого из них. Так что система работает
«по старинке».
Одним из ощутимых нововведений в существовании
сельской библиотеки за последние 20 лет стало появление
компьютера и возможность выхода в сеть. Местные жите
ли приходят в библиотеку, чтобы воспользоваться поиско
виком. Правда, делится Галина Борисовна Софронова, ин
тернет зачастую подключен, но не оплачен, т. к. во многих
местах он существует в виде модема, который требует еже
месячного выделения средств. Так что формальная интер
нетизация вовсе не означает фактическую. Галина Бори
совна подытоживает: «Мне кажется, с распада СССР ниче
го не изменилось: население такое же, ходят стабильно
(разница — 13 человека), на почте ничего не поменялось,
стеллажи все те же, я здесь уже 30 лет работаю, так еще до
меня женщина работала с этими стеллажами. Так что един
ственное нововведение — это компьютер».
Ферапонтово: из жизни сельской библиотеки
Фото Евгения Глобенко
ным, городским и сельским библиоте-
кам, которые не имеют обширной ауди-
тории (а значит, и возможности сущест-
вования за счет рыночных механизмов)?
К тому же малое количество персонала
(в сельских библиотеках библиотекарь
обычно один) не позволяет развернуть
активную деятельность по организации
мероприятий.
Особенности малых
Малые провинциальные библио-
теки с их скромными и медленно
обновляющимися фондами всегда на-
ходились в принципиально ином поло-
жении, чем их старшие собратья, но и
выполняли они совершенно иные
функции. Главной задачей таких малых
библиотек было приучить население к
чтению и обеспечить самыми необхо-
димыми книгами. К ней добавляется социализирую-
щая функция: каждый библиотекарь
буквально поименно знает своих чита-
телей, их вкусы и предпочтения, умеет
найти нужные книги в своем скудном
собрании и разрешает читать их долго.
В селах в библиотеку обращаются за
книжкой не только для того, чтобы за-
ставить родного недоросля прочесть то
или иное программное произведение,
или из-за редкости издания, а потому,
что никаких других возможностей для
чтения не остается. На фоне облуплен-
ных потемневших стен постепенно вы-
мирающей деревни, почти полного от-
сутствия в селах молодежи смешно и
грустно выглядят требования, предъ-
являемые ЮНЕСКО к библиотечным
сетям, по оснащению их последними
техническими новинками для обеспе-
чения равного доступа информации по
всему миру. С учетом печальных особенностей
современной российской деревни ма-
лые провинциальные библиотеки впол-
не справляются со всеми поставленны-
ми перед ними задачами. Изменить
нынешнее состояние малых публичных
библиотек возможно только при усло-
вии общего коренного переворота жиз-
ни в деревне и малых городах. Только
вот нужно ли это делать сейчас? Для ста-
риков, составляющих основное населе-
ние деревни, компьютеризация библио-
тек едва ли является первоочередной
потребностью.
Культура Книжность
76
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Лучшие московские библиотеки
Не претендуя на сколь-нибудь полный анализ
библиотечной жизни столицы, мы предлагаем читателям
список из пяти библиотек Москвы, которые совершенно
необходимо посетить.
1. «Ленинка» (РГБ)
Посетить легендарную «Ленинку» полу
чится только у тех, кто достиг 18 лет, и если
вам уже есть 18, то следует это сделать хотя
бы из этнографического интереса. Здесь уди
вительным образом совмещается советский
шик с новейшими технологиями: электрон
ные терминалы внушительно стоят посреди
вестибюля и работают с таким скрипом, будто все еще основаны на перфо
картах. Ни о каких развлекательных мероприятиях речи, конечно, не идет,
да и вряд ли ктото захочет развлекаться в храме Книги.
2. «Историчка» (ГПИБ)
В главную гуманитарную библиотеку Мо
сквы следует прийти за тремя вещами: (1)
чтобы тихотихо походить по залам второго
этажа, где сидят «те самые люди», что напи
сали «те самые книжки», (2) чтобы посидеть
в громадном читальном зале с кучей книг, да
же если вы ни одну из них не собираетесь
прочитать, (3) чтобы отведать знаменитых пирожков из столовой «Исто
рички», равных которым, кажется, просто нет.
3. «Некрасовка» (ЦУНБ им Н. А. Некрасова)
«Некрасовка» известна не только своим
очень хорошим собранием и дружелюбной
атмосферой, но также необычайным количе
ством мероприятий, которые совершенно
необходимо посещать и которые будут инте
ресны самому широкому спектру читателей.
4. «Иностранка» (ВГБИЛ им. М. И. Рудомино)
Иметь читательский билет в «Иностран
ке» стоит не только для того, чтобы получать
прекрасные книжки и диски на дом или смот
реть альбомы по искусству, которые нигде не
достать, и даже, быть может, не затем, чтобы
посещать все те бесконечные выставки, кон
церты и прочие мероприятия, что там проходят, но и просто для того, что
бы иметь возможность посидеть в зале, где вокруг столько умных людей.
5. РГБ для молодежи
В Российскую государственную библиоте
ку для молодежи надо приходить с друзьями,
чтобы потом долго с открытым ртом бро
дить по залам, сидеть в кафе, читать комиксы
в специальном зале и не верить, что все это
возможно.
Я не умею врать
1917 год как поворотная веха в ис-
тории России и последовавшая за ним
братоубийственная гражданская война
на протяжении долгих лет являлись объ-
ектом пристального внимания не только
со стороны историков-профессионалов,
но и многих современников тех собы-
тий. По существу, «вспоминать» начали
почти сразу, почти синхронно происхо-
дящему. И это нельзя было объяснить
лишь воздействием политической конъ-
юнктуры: то, что случилось в стране, пря-
мо и непосредственно затронуло каждо-
го из ее граждан, полностью переверну-
ло, а подчас и просто сломало их жизни,
заставляя вновь и вновь переосмысли-
вать недавнее прошлое, ища ответ на
трудноразрешимые или вовсе не разре-
шимые вопросы, поставленные револю-
ционной эпохой столь неожиданно и ост-
ро. Может показаться удивительным, но
в нестройную «вспоминающую» много-
голосицу первых послереволюционных
лет постоянно вплетались голоса тех, ко-
го, казалось бы, трудно было там услы-
шать — детей, которым довелось взрос-
леть в это непростое время.
Действительно, мальчики и девочки
1920-х годов оставили после себя нема-
ло письменных текстов, в которых шла
77
КультураИстория
«Боженька! Помилуй Россию,
помилуй меня!»
Дети русской эмиграции о революции 1917 года
В октябре мы вспоминаем
страшные события
95-летней давности.
Трагедию, случившуюся
в стране тогда,
чувствовали не только
взрослые. Дети понимали
ее по-своему, в каком-то
смысле чище и острее.
Мальчики и девочки
1920-х годов. Голоса тех
детей рассказывают
больше и правдивее, они
не умеют врать.
Текст: Алла САЛЬНИКОВА
78
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
речь о том, что произошло с ними сами-
ми, с их родителями, с другими близкими
и не очень близкими им людьми после
революции 1917 года. В большинстве
своем такие детские воспоминания со-
хранились в форме школьных сочине-
ний. Не отрицая тот факт, что воздейст-
вие взрослых на эту форму детского
мемуарного творчества было достаточ-
но велико — даже само их появление
инициировалось взрослыми, — значе-
ние таких воспоминаний трудно пере-
оценить. Мало того что наблюдательные
дети подчас подмечали и фиксировали
то, что оставалось не увиденным взрос-
лыми, мало того что они предлагали
свои, «детские» интерпретации многих
явлений, фактов и событий, они писали
так откровенно, так искренне и открыто,
что изложенное ими на простых тетрад-
ных страницах немедленно превраща-
лось в своеобразные исповеди. «Я не
умею врать, а пишу, что правда», — это
признание 12-летней девочки из Яро-
славской губернии могло бы быть рас-
пространено на преобладающее боль-
шинство детских воспоминаний,
написанных вскоре после окончания
Гражданской войны в России. Дети 1917-го
Наиболее ранние детские воспоми-
нания о революции 1917 года восходи-
ли к письменной культуре «бывших» и
создавались детьми «чужих». Тексты эти
были явно политизированы, что и понят-
но: прошлое быстро превращалось для
этих детей в «утраченный рай», зачастую
вместе с потерянной Родиной и обретен-
ным эмигрантским эпилогом, — неда-
ром один из русских педагогов-эмигран-
тов, писатель и публицист Н. А. Цуриков
называл их «маленькими перелетными
птичками». По подсчетам созданного в
1923 году в Праге под председательст-
вом выдающегося богослова, философа
и педагога В. В. Зеньковского Педагоги-
ческого бюро по делам средней и низ-
шей русской школы за границей, к сере-
дине 1920-х годов за рубежом
насчитывалось около 20 тысяч русских
детей только школьного возраста. Из
них в зарубежной русской школе обуча-
лись не менее 12 тысяч. Педагоги-эмиг-
ранты не без оснований полагали, что
обучение в русских школах будет спо-
собствовать сохранению у детей нацио-
нальной идентичности, в том числе за
счет сохранения родного языка и право-
славного вероисповедания. Заметим,
что православные церковнослужители
сыграли огромную роль в создании и
деятельности русских беженских школ:
богослов и философ Г. В. Флоровский,
основатель и первоиерарх Русской Пра-
вославной Церкви за границей митро-
полит Антоний (Храповицкий), началь-
ник Российской духовной миссии в
Китае митрополит Иннокентий (Фигу-
ровский) и многие другие. Под покрови-
тельством РПЦ за границей существова-
ли и действовали детские и молодежные
организации: скауты, соколы, детские
хоры, оркестры и театральные коллекти-
вы, регулярно проводились Дни русской
культуры и отмечавшиеся на Благове-
щение Дни русского ребенка, во время
которых проходил сбор средств на нуж-
ды детей путем церковных тарелочных
сборов и подписных листов. В декабре 1923 года в одной из са-
мых больших русских эмигрантских
школ — русской гимназии в Моравской
Тшебове (Чехословакия) — по инициа-
тиве ее директора неожиданно были от-
менены два урока и всем учащимся
предложили написать сочинение на те-
му «Мои воспоминания с 1917 года по
день поступления в гимназию» (среди
прочих участников опроса была и дочь
Марины Цветаевой Ариадна Эфрон, о
чем она много лет спустя написала в
своих мемуарах). Позднее Педагогиче-
ское бюро распространило этот опыт на
ряд других русских эмигрантских школ
Болгарии, Турции, Чехо-Словакии и Юго-
славии. В результате к 1 марта 1925 го-
да в Бюро были собраны 2403 сочине-
ния общим объемом 6500 рукописных
страниц. Результаты анализа воспоми-
наний изданы в нескольких брошюрах,
однако сами воспоминания долгое вре-
мя не публиковались и хранились внача-
ле в Русском заграничном историче-
ском архиве в Праге, а после передачи
его в Россию по окончании Второй ми-
ровой войны — в ЦГАОР СССР (ныне —
Государственный архив РФ). Часть этих
документов была опубликована лишь в
1997 году по благословению архиманд-
рита Кирилла (Павлова). Собранные сочинения были очень
разными, что не случайно: ведь их пи-
сали учащиеся разных возрастов, при-
чем возрастной диапазон колебался от
8 (ученики приготовительных классов)
до 24 лет (молодые люди, возобновив-
шие обучение после вынужденного пере-
рыва). Соответственно, и объемом сво-
им эти сочинения сильно отличались друг
от друга — от нескольких строчек, с боль-
шим трудом выведенных самыми ма-
ленькими, до 20-страничных сочинений
старшеклассников, написанных убори-
стым, мелким почерком.По мере взрос-
ления ребенка и совершенствования его
письменной речи прослеживалось ус-
ложнение текстов, когда на смену фикса-
ции отдельных, часто разрозненных ав-
Культура История
1. Построение русских скаутов. Марсель.
1930 год
2.Занятие музыкой с детьми в русской
коммуне Монтгерон. Париж. 1926 год
3. Учителя и учащиеся прогимназии Все-
российского союза городов в лагере Се-
лимие. 1920 год
1
2
3
79
тобиографических фактов приходили по-
пытки осмысления прошлого, рассужде-
ния о судьбах покинутой Родины, причем
зачастую патриотические настроения и
чувства прямо подпитывались религиоз-
ными установками и религиозным созна-
нием писавших. Россия и православная
вера сплетались воедино, и именно в ве-
ре Христовой видели эти отвергнутые но-
вой советской властью дети надежду на
воскрешение своей Отчизны: «Попросим
же мы Бога о том, чтобы он взял под
свою защиту поруганную и униженную,
но не забывшую, несмотря на все гоне-
ния, христианскую веру, нашу дорогую
Святую Русь»; «Где-то там, в глубине не-
объятной России, появятся люди старин-
ного уклада, которые с именем Божьем
на устах пойдут спасать Россию»; «Я ве-
рю, что правда восторжествует и Россия
спасется светом Христовой Веры!».
Бог был с детьми
При всем их многообразии основная
масса детских воспоминаний содержа-
тельно и оценочно укладывалась в до-
вольно стабильную противополагающую
схему: «было хорошо — стало плохо». До-
большевистское прошлое представало в
сочинениях детей эмиграции как краси-
вая, добрая сказка, в которой всегда бы-
ло место религии и Богу. Вспоминая «зо-
лотое», «тихое», «счастливое» детство в
России, мальчики и девочки подробно
описывали с таким нетерпеньем ожи-
даемые «светлые праздники» Рождества
и Пасхи, когда обязательно ходили в цер-
ковь и получали подарки, наряжали елку
и красили пасхальные яйца, когда рядом
были родители и друзья, а еще — «Кто-то
Милосердный, Который простит и не осу-
дит». «Рождество, — пишет ученик 6-го
класса Английской школы для русских
мальчиков в Эринкее (Турция) Иван Чу-
маков. — Изучаешь тропарь, рассказы-
ваешь отцу, матери, сестрам, и даже
младшему братишке, ничего еще не по-
нимающему. А мать так за три дня по-
просишь разбудить к заутрене. В церк-
ви стоишь спокойно, ежеминутно
крестишься и читаешь тропарь. Кончи-
лась церковная служба. Не возвраща-
ясь домой, бежишь “Христа славить”.
Тут конфеты, пряники, копейки — все
карманы. Потом — домой разговлять-
ся. После этого — опять славить...
А вскоре и Пасха. Это праздник... не-
описуемый. Весь день колокольный
звон, катание яиц, “христосование”, по-
здравления, подарки...» Бог был с детьми, а дети — с Богом
не только в дни религиозных праздни-
ков, но постоянно, ежедневно, ежечас-
но. Некоторые из них прямо признава-
лись в «глубокой религиозности»,
унаследованной от родителей. Молитва
неизменно занимала свое особое, ус-
тойчивое место в детских рутинных по-
вседневных практиках: «Наутро я просы-
пался всегда веселый, одевался,
умывался, молился Богу и шел в столо-
вую, где уже был накрыт стол... После
чая я шел заниматься, решал несколько
задач, писал две страницы чистописа-
ния и т. д.». Бог хранил, Бог защищал, Бог
умиротворял, Бог вселял надежду: «Вот
отдельные картины из дальнего детства.
Ночь, перед образом Божьей Матери го-
рит лампадка, ее дрожащий неверный
свет освещает всепрощающий лик Пре-
лестной Девы, и кажется, что черты ее
лица движутся, живут, а прелестные глу-
бокие глаза смотрят на меня с лаской и
любовью. Я, маленькая девочка, в длин-
ной ночной рубашке лежу в кровати,
мне не хочется спать, я слышу храпенье
моей старушки-няни, и мне представля-
ется в ночной тишине, что я одна в ог-
ромном мире, где нет ни одной челове-
ческой души, мне делается страшно, но,
смотря на чудные черты Божьей Матери,
страхи мои понемногу уходят, и я неза-
метно для себя засыпаю».
И вдруг внезапно, в один миг все
это — такое «свое», такое привычное,
такое устоявшее — было разрушено, а
безбожие, как это ни кощунственно
звучит, было возведено в ранг новой
веры, где молились новым революци-
онным апостолам и следовали новым
революционным заветам. «Большеви-
ки проповедовали, что Бога нет, что нет
красоты жизни и все дозволено», и не
просто проповедовали, а воплощали
эту вседозволенность на практике. За-
прет на преподавание Закона Божьего
и замена висящих в классных комнатах
икон — «этих безделушек», как называ-
ли их красные комиссары, — портрета-
ми вождей революции были, пожалуй,
наиболее безобидным из того, что
предприняли новые власти.Оскверне-
ние религиозных святынь происходило
повсеместно: и во время обысков, сви-
детелями которых были дети («Несколь-
ко пьяных, разнузданных матросов, с
ног до головы увешанных оружием, бом-
бами и перевитыми пулеметными лен-
тами, ворвались в нашу квартиру с гром-
кими криками и бранью: начался
обыск... Все подверглось разрушению и
разгрому, даже иконы срывали эти бого-
хульники, били их прикладами, топтали
ногами»), и за пределами их дома. «Боль-
шевики в храмы Божьи вторгались, уби-
вали священников, вынимали мощи и
разбрасывали по церкви, ругались по-
большевистски, смеялись, но Бог терпел
и терпел», — с горечью свидетельствует
Преподаватели и студенты Свято-Сергиевского богословского института в Париже. 1945 год.
В центре — схимонах Савватий. Справа от него — Владимир Вейдле, Александр Шме-
ман,Константин Андроников и Сергей Верховский. Крайний справа — отец Василий Зень-
ковский
Культура
История
80
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
15-летний ученик Русской гимназии в
Шумене (Болгария). «Свет от пожара ос-
вещал церковь... на колокольне кача-
лись повешенные; их черные силуэты
бросали страшную тень на стены церк-
ви», — вспоминает другой. «На Пасху,
вместо звона, стрельба. Страшно выйти
на улицу», — пишет третий. И таких сви-
детельств было немало.
Именно на Бога и уповали дети в са-
мые тяжкие, самые страшные минуты
своей жизни, и именно Ему возносили
хвалу, когда испытания оказывались
уже позади: «Нас ввели в большую свет-
лую комнату (ЧК. — А. С.)... Я помню, что
в то мгновение я только молилась. Сиде-
ли мы не долго, пришел солдат и нас ку-
да-то повел; на вопрос, что с нами сдела-
ют, он, гладя меня по голове, отвечал:
“Расстреляют”... Нас привели на двор,
где стояло несколько китайцев с ружья-
ми... Это было похоже на кошмар, и я
только ждала, когда он кончится. Я слы-
шала, как кто-то считал: “Раз, два”...
Я видела маму, которая шептала: “Рос-
сия, Россия”, и папу, сжимающего мами-
ну руку. Мы ждали смерти, но... вошел
матрос и остановил готовых стрелять
солдат. “Эти еще пригодятся”, — сказал
он и велел нам идти домой. Вернув-
шись... домой, мы все трое стали перед
образами, и я в первый раз так горячо и
искренно молилась». Для многих молит-
ва становилась единственным источни-
ком жизненной силы: «В ночь под Благо-
вещение была страшная канонада; я не
спала и всю ночь молилась»; «Я никогда
раньше не молился, никогда не вспоми-
нал Бога, но, когда я остался один (после
смерти брата), я начал молиться; я мо-
лился все время — где только представ-
лялся случай, и больше всего молился на
кладбище, на могиле брата». Помилуй Россию,
помилуй меня!
Между тем были среди детей и со-
вершенно отчаявшиеся, утратившие
жизненный стержень, а вместе с ним —
как им казалось — и веру во Всевышне-
го: «Я хуже волка, вера рухнула, нравст-
венность пала»; « Я... с ужасом заметил,
что ничего того святого, того доброго,
что вкладывали в меня папа и мама, —
у меня нет. Бог для меня перестал суще-
ствовать как что-то далекое, заботящее-
ся обо мне: Евангельский Христос. Встал
передо мною новый бог, бог жизни...
Я стал... полным эгоистом, который го-
тов для своего счастья поступиться сча-
стьем других, видящего в жизни только
борьбу за существование, считающего,
что высшее счастье на земле — это
деньги». Именно таких детей и подрост-
ков имел в виду В. В. Зеньковский, ко-
гда, анализируя сочинения, утверждал,
что «религиозный путь преодоления» от-
крылся пока еще далеко не всем, и нуж-
на очень кропотливая работа, чтобы по-
мочь детям «подойти ближе к Церкви».
В эмиграции дети оказались в ка-
кой-то степени ограждены от крово-
жадного революционного молоха. Им
вернули многое из того, что они сами
хотели бы вернуть из недавнего про-
шлого. Но, по их собственным словам,
даже Рождество стало каким-то «груст-
ным», не таким, как в оставленной Рос-
сии, которую они никак не могли за-
быть и куда они так хотели бы
вернуться. Нет, им отнюдь не нужно бы-
ло новое советское отечество, враж-
дебный и непривычный для них «анти-
мир» советской власти и большевизма.
Они стремились в ту, прежнюю Россию,
о которой писали в своих сочинениях и
которую изображали на своих рисун-
ках: тихие, заснеженные дворянские
усадьбы, кремлевские стены и башни,
маленькие деревенские церквушки.
Особенно трогает среди сохранивших-
ся рисунков один: маковки православ-
ных церквей с крестами и лаконичная
надпись «Я люблю Россию». Большин-
ству из этих детей так никогда и не уда-
лось осуществить свою мечту. Но они
продолжали верить и истово молиться
за Родину и за самих себя: «Боженька,
неужели все так и останется? Помилуй
Россию, помилуй меня!»
При подготовке статьи были ис-
пользованы материалы книг «Дети рус-
ской эмиграции (Книга, которую меч-
тали и не смогли издать изгнанники)»
(М.: ТЕРРА, 1997) и «Дети эмиграции:
Воспоминания» (М.: Аграф, 2001), а
также монографии автора «Российское
детство в ХХ веке: История, теория и
практика исследования» (Казань: Ка-
занский гос. ун-т, 2007). РЕКЛАМА
81
Клав, фибула и корзно
На иконах запечатлены императоры в па-
радных облачениях, воины-мученики в доспе-
хах и длинных плащах, святые князья в бога-
тых аристократических одеждах. Различные
их типы и отдельные элементы, являясь исто-
рическими реалиями, могут рассматриваться
в рамках истории древнего римского, визан-
тийского или русского костюма. Так, плащи
воинов закреплены на плечах или груди осо-
быми застежками-фибулами, круглыми, в ви-
де дужки с иглой, реже — фигурными по фор-
ме. Имея совершенно конкретную функцию,
они являлись и своеобразным украшением,
использовавшимся с древнейших времен
вплоть до эпохи Раннего средневековья. За-
имствованием из римского костюма являют-
ся вертикальные полосы клава (клавия), изо-
бражаемые всегда на хитоне Христа и
первоверховных апостолов Петра и Павла.
Эти нашитые полосы ткани, отличающиеся по
цвету от основной одежды, служили знаками
отличия римских граждан. Многие детали одежды, войдя в христиан-
скую иконографию, были наделены символи-
кой. Так, например, особая торжественная оде-
жда архангела Михаила, в которой он
изображается на древних иконах, является об-
лачением византийского придворного. Ее от-
личительной особенностью служит далматика с
широкими рукавами и так называемый лор —
широкая длинная полоса ткани с жемчугом и
драгоценными камнями. Ангел в лоратных об-
лачениях — слуга Небесного Царя, лор являет-
ся символом этого высокого служения. Что касается русских национальных форм
одежды, то и здесь иконы дают богатый мате-
риал. Как выглядел и чем отличался по по-
крою парадный княжеский плащ корзно, дос-
товерно не известно. Однако именно в корзно
с меховой подкладкой (и даже с меховым во-
ротником) изображаются благоверные кня-
зья Борис и Глеб, равноапостольный князь
Владимир и другие русские святые знатного
происхождения.
Культура
Иконы
Детали икон: как понимать серьгу
Икона — это прежде всего святой образ, перед
которым мы предстоим в молитве, зримо
выраженный опыт жизни святых.
Это и произведение искусства, которое доносит до
нас представление наших предков о прекрасном.
Но кроме всего прочего, икона является еще
и важным историческим источником,
рассказывающим о забытых традициях. Что,
например, означает серьга в ухе Младенца Христа?
Текст: Светлана ЛИПАТОВА
На илл.: деталь фрески церкви Панагии ту Араку в Лагудера. Кипр. 1192 (?)
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Культура Иконы
82
Как выглядел и чем отличался по
покрою парадный княжеский плащ
корзно, достоверно не известно.
Однако именно в корзно с меховой
подкладкой (и даже с меховым во-
ротником) изображаются благо-
верные князья Борис и Глеб, рав-
ноапостольный князь Владимир и
другие русские святые знатного
происхождения
На илл.: святые благоверные князья Борис и Глеб и святой равноапостольный
князь Владимир. Двусторонняя икона из новгородского Софийского собора
Серьга — мужское украшение
Кажущиеся удивительными и неожиданны-
ми, детали на иконах доносят до нас свидетель-
ства об ушедших в далекое прошлое традициях.
На великолепном греческом образе святого
мученика Иакова Перского (конец XII — начало
XIII века) обращает на себя внимание серьга в
виде колечка с небольшой подвеской. Такое ук-
рашение на Востоке издавна было мужским
аксессуаром и могло указывать на высокий со-
циальный статус. Несмотря на то что на одной
из фресок собора Святой Софии в Киеве
(XI век) изображен неизвестный святой с дву-
мя серьгами (предположительно св. Георгий),
на Руси не сложилось традиции изображать
воинов с украшениями в ушах. Но их бытование
в княжеской среде как мужского аксессуара,
подчеркивающего высокое происхождение,
прослеживается по письменным источникам.
Византийский писатель Лев Диакон (конец
X века) в своем сочинении «История» описыва-
ет внешность князя Святослава Игоревича, сы-
на княгини Ольги: «...выглядел он хмурым и су-
ровым. В одно ухо у него была вдета золотая
серьга; она была украшена карбункулом (кам-
нем красного цвета), обрамленным двумя
жемчужинами». Неизвестно, когда широкая
традиция ношения мужчинами серег прерва-
лась и забылась, но есть неоспоримое свиде-
тельство ее существования и в XIV веке. Обра-
тимся к тексту Духовной грамоты великого
князя Ивана Ивановича (сына Ивана Калиты),
своеобразному завещанию, составленному
около 1358 года. Среди предметов, которые
князь оставляет своим сыновьям, Дмитрию (бу-
дущему герою Куликовской битвы) и Ивану, мы
увидим не только иконы, сабли и пояса, но и
серьги, причем снова украшенные жемчугом.
«А се дал есмь сыну своему, князю Дмитрью:
икону святыи Олександр, чепь (цепь) золоту ве-
ликую врану с крестом золотым... бармы, пояс
великий золот с каменьем с женчуги, что мя
благословил отець мой, князь... сабля золота, и
серга золота с женчугом» (цитируется по публи-
кации: Духовные и договорные грамоты вели-
ких и удельных князей XIV-XVI вв. Подготовлено
к печати Л. В. Черепниным. М.-Л.: Издательство
Академии наук СССР, 1950).
Существует предположение, что серьга в
ухе мужчины издавна означала и то, что он
единственный сын у своих родителей. Разли-
чия в ношении серьги в зависимости от того,
каково было семейное положение воина, бы-
товали на Руси в казачьей среде, но эта тради-
ция имеет более древние корни. В греческой
фреске 1192 года в храме Панагии-ту-Араку
на острове Кипр круглая серьга с тремя под-
Обращает на себя внимание серьга в виде колечка с небольшой подвес-
кой. Такое украшение на Востоке издавна было мужским аксессуаром и
могло указывать на высокий социальный статус
Именно золоченые ковши,
такие как на иконе, бытова-
ли в русской придворной
среде. По всей видимости,
иконописец понятным язы-
ком хотел рассказать, что
Пресвятая Богородица, как
об этом говорит Предание,
родилась в доме богатых
родителей
На илл.: девушки с кувшина-
ми и ковшом. Деталь иконы
«Рождество Богоматери». Ко-
нец XVI — начало XVII века.
Музей им. Андрея Рублева
83
весками в правом ухе Младенца Христа, Кото-
рого держит на руках Богоматерь, возможно,
символизирует именно то, что Иисус — Едино-
родный, Единственный Сын Божий.
Золоченые ковши
Особое обилие деталей, рассказываю-
щих о традициях и быте, содержат русские
памятники XVII столетия, как иконы, так и
росписи храмов. Художники этого времени
свободно и естественно насыщали древнюю
иконографию бытовыми деталями и наблю-
дениями из окружающего мира. С топогра-
фической и архитектурной точностью изо-
бражали они русские монастыри на иконах
святых основателей древних обителей, с
большой увлеченностью писали интерьеры
(так называемое «палатное письмо»), напол-
ненные посудой и повседневными предме-
тами. Так, на иконе из Музея имени Андрея
Рублева неизвестный мастер конца XVI —
начала XVII века расположил сцены рождест-
ва и младенчества Богоматери в интерьерах
своего времени.Мать Пресвятой Богороди-
цы Анна, лежащая на ложе, представлена в
ярком киноварном платье со свисающим
вниз длинным рукавом. Эта деталь очень точ-
но взята художником из реальной жизни,
ведь чрезвычайно длинные рукава были от-
личительной чертой национального русского
костюма вплоть до реформ Петра I. Длинные
рукава парадной одежды также подчеркива-
ли знатность, но являлись при этом и симво-
лом материального благополучия, поскольку
ткань на пошив такой одежды использовали
с избытком.
К праведной Анне идут девушки-служанки
с дарами, в их руках золотые кувшины, блюда,
а также ковши — два из них стоят на столе ря-
дом с Анной, еще один держит перед собою од-
на из дев, вычурно отставив в сторону локоть.
Форма ковшей в виде плоской чаши с носи-
ком и ручкой, напоминающей плывущую утку,
являлась характерной для русской питьевой
посуды XVI—XVII веков. Именно золоченые
ковши, такие как на иконе, бытовали в при-
дворной среде. По всей видимости, иконопи-
сец понятным языком хотел рассказать, что
Пресвятая Богородица, как об этом говорит
Предание, родилась в доме богатых родите-
лей. Несмотря на то что через такие детали в
икону привносится земное мироощущение, ху-
дожнику удается не нарушить идеальности об-
раза, который прежде всего был создан для
молитвенного предстояния. Сегодня, прочитав
перед иконой молитву, мы можем всмотреться
в нее и увидеть свое забытое прошлое.
На илл.: святой великомученик Иаков Перский (Персянин). Двухсторонняя
икона. Конец XII — начало XIII века. Византийский музей. Кипр
Конец эфира?
Последние проекты в сфере телеви-
дения указывают на то, что люди, управ-
ляющие «ящиком», чувствуют тревогу
за будущее. Если на Западе уже не-
сколько десятилетий телеэфир сегмен-
тируется — появляются специализиро-
ванные, зачастую кабельные, каналы,
показывающие определенные типы пе-
редач (о животных, о спорте etc.), то в
России телеэфир во многом ограничи-
вается тремя кнопками, а в осталь-
ном — как повезет. Лучше всего харак-
теризует ситуацию то, что среди моло-
дого поколения считается плохим тоном
признаваться, что ты смотришь телеви-
зор. Оборотная сторона таких разгово-
ров — признания людей, что они редко
смотрят «ящик», а если и смотрят, то
«Культуру». Рейтинги этого канала, впро-
чем, говорят об обратном. Появление
интернета и его распространение при-
вело к тому, что даже необходимость
смотреть новости отпала. Впрочем, ис-
тория свидетельствует не в пользу ско-
рой смерти ТВ. Когда само телевидение
только появилось, многие говорили о
близящейся кончине всех остальных
медиа. А они до сих пор еще живы и да-
же чувствуют себя неплохо.
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Культура Телевидение
84
Убить
телевизор
В текущем году впервые
в истории аудитория
«Яндекса» превысила
аудиторию Первого
канала, в связи с чем
незамедлительно стали
появляться прогнозы
смерти ТВ. Однако следует
помнить, что с такими же
прогнозами было связано
и появление самого
телевидения. Что же ждет
наш привычный «ящик»
завтра? Слухи о смерти
весьма преждевременны.
Текст: Александр МИХАЙЛОВ
Фото Benny Vegas/ Photonica RM/ fotobank.ru
85
Новая форма ящика
В середине августа 2012 года Кон-
стантин Эрнст, генеральный директор
Первого канала, в интервью журналу
«Сеанс» рассказал о своих планах сде-
лать новый канал для тех, кто родился по-
сле 1980 года, — «Первый Digital». О са-
мом проекте еще ничего не известно, и
вместе с тем он показателен. Само на-
звание указывает на то, что появление
нового канала планируется как ответная
реакция на уход части аудитории в интер-
нет. Последний небезосновательно вос-
принимается как угроза привычному ук-
ладу — с каждым годом количество
пользователей сети растет. Так, апрель-
ский опрос ВЦИОМа показывает, что чис-
ло людей, выходящих в интернет хотя бы
раз в полгода, на настоящий момент со-
ставляет 58 процентов от населения
страны. Этот факт, впрочем, сам по себе
еще ничего не означает — кажется, что
многие из этих людей используют сеть
исключительно для того, чтобы зайти на
почту или пообщаться с кем-то «Вконтак-
те». Все же выйти во Всемирную паутину
один раз за полгода еще не означает ак-
тивно ей пользоваться, а уж тем более
предпочитать ее телевизору. Но статисти-
ка по большим городам показывает дру-
гую картину, и руководители телеканалов
это очень хорошо понимают. О знакомст-
ве с ситуацией свидетельствуют и по-
следние действия государственной вла-
сти: в конце августа президент России
Владимир Путин подписал закон, регули-
рующий финансирование «Общественно-
го телевидения». У этого канала есть да-
же четкая дата запуска в эфир — 1
января 2013 года, хотя о нем, впрочем,
тоже нельзя сказать ничего конкретного.
Своими создателями он позиционирует-
ся как независимый канал, свободный
от цензуры и рекламы, который поспо-
собствует формированию гражданского
общества в стране. Что значит заявлен-
ная свобода, пока не очень ясно, так как
изначально финансирование проекта
будет осуществляться государством и
лишь потом на основе частных пожертво-
ваний. Тезис о формировании граждан-
ского общества же видится реакцией на
последние политические события и дис-
куссию, связанную с ними. «Первый
Digital» и «Общественное телевидение»
позволяют взглянуть на сам феномен те-
левидения с новой стороны.
Первый: скандальный
опыт
Крайне симптоматично, что появле-
ние телевидения само по себе вызвало
разговоры о смерти других медиа, таких
как газеты и журналы. С появлением ви-
деопроигрывателей заговорили о том,
что век кино в его традиционном форма-
те распространения в кинотеатрах от-
считан. Теперь ясно, что разговор о
смерти кинотеатров, так же как и о смер-
ти печатных медиа, все же был прежде-
временным. Интересно, что уже упомя-
нутый Константин Эрнст в недавнем
интервью «Коммерсанту» сказал, что
классическое телевидение убьет не ин-
тернет, а люди, им сформированные.
Это очень точная формулировка —
Эрнст отчетливо понимает, что ТВ само
по себе никуда не денется, а лишь
трансформируется так, чтобы отвечать
запросам новой группы людей. Предла-
гаемый им шаг — создание нового ка-
нала — логичен. Сейчас, впрочем, не-
возможносказать, каким будет «Первый
Digital» — будет ли он транслироваться
традиционным способом или же будет
сетевым, пока неясно. Но уже можно
сделать прогноз о его содержании. Не
случайно именно на Первом вышло два
ТВ-продукта, обернувшихся самым зна-
чительным скандалом последнего вре-
мени, не связанным напрямую с полити-
кой. Сериалы «Школа» и «Краткий курс
счастливой жизни» Валерии Гай Герма-
ники откровенно потрясли публику, не
привыкшую к эстетике новой драмы. По-
лучается, что «Первый Digital» — это ло-
гическое продолжение эксперимента с
форматом, которым сериалы Германики
и являлись. Эрнст в уже упомянутом ин-
тервью говорит о том, что фильмы — это
малая форма, визуальный аналог рас-
сказа, а сериал является возвращением
к большой форме, то есть к роману. И в
этом смысле современный мир снова
повернулся к большой форме — она сно-
ва приобретает свою актуальность в
связи с тем, какую популярность приоб-
ретают сериалы. Телевизионные рей-
тинги показывают, что самые популяр-
ные из них привлекают аудиторию,
превышающую главные спортивные со-
бытия. А это означает успех. Причина
этого успеха отчасти лежит в самой по-
даче материала — регулярность выхода
новых серий противопоставляется неве-
роятной скорости обновления контента
в интернете. Ожидание в течение недели
задает ритм и упорядочивает жизнь. Ин-
тернет же подобного предложить не мо-
жет: для сети скорость обновления мате-
риалов является главным критерием
успеха. Заставить пользователя ждать
чего-то уже не получится — он просто пе-
реключится на другие ресурсы. Надо
признать, что Константин Эрнст очень
хорошо понимает преимущества, кото-
рые останутся у телевидения в новую
эпоху, и не собирается соревноваться со
Всемирной паутиной на ее поле, а пред-
лагает ей альтернативу. При этом, учиты-
вая уже упомянутый опыт «Школы», мож-
но предположить, что скандальные
эксперименты с формой продолжатся.
ОТВ: для меньшинства?
ОТВ все же проект другого рода. Кро-
ме того, этот канал совсем из другой эпо-
хи. Бывший президент Медведев видел
в нем подобие BBC, а британской компа-
нии, на секундочку, уже 85 лет. Можно
возразить, что изначально она осущест-
вляла радиовещание и уже потом стала
заниматься одноименным каналом, но
это не меняет сути. В проекте ОТВ все же
главное слово «общественное», не слу-
чайно к этому словосочетанию в сооб-
щениях других СМИ обычно прикрепля-
ют словосочетание гражданское
общество. В этом есть определенная ло-
гическая связь. Хрестоматийное оп-
ределение, принадлежащее Гегелю, гла-
сит, что гражданское общество — это
дифференциация, возникающая между
семьей и государством, нечто, что отде-
ляет человека от государства и позволя-
ет ему чувствовать себя свободнее.
Идея же общественного телевидения —
это идея о том, как сделать вещание сво-
бодным от цензуры. Впрочем, эта идея
абсолютно последовательная, так как
цензура бывает двух типов — одну из
них накладывает государство, а другая
является следствием зависимости ре-
дакций от рекламодателей. В этом смыс-
ле ОТВ — работа над ошибками, но ни-
как не новый проект. Однако этот канал
преподносится как нечто новое, что по-
может вернуть публику к экранам. В си-
туации меняющегося восприятия инфор-
мации этот ход откровенно «в пользу
бедных». Тем более что его позициони-
рование не совсем ясно — это канал для
Культура
Телевидение
86
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
определенных групп или для всех? Пер-
вое, конечно, более вероятно, так как
запрос на новый канал мог возникнуть
скорее у тех, кто обычное телевидение
не смотрит, а тогда какое оно общест-
венное и, соответственно, как за него
взимать налог? Ведь если вернуться к
рейтингам, то очевидно, что большинст-
во-то как раз «ящик» смотрит. Впрочем,
если быть до конца честным, то нужно
признать, что, возможно, и у большинст-
ва есть запрос на новое телевидение, но
пока большинство об этом не говорит.
В любом случае вопрос позиционирова-
ния стоит достаточно остро. А от ответа
на него зависит наполнение вещания,
следовательно, и будущее канала.
Всеобщая мобилизация
Другая причина, о которой говорят,
когда речь заходит о победе интернета
над телевидением, это принципиальное
отсутствие цензуры в сети. При первом
взгляде кажется, что да, это действи-
тельно большое отличие. С этим, одна-
ко, можно поспорить, потому что в со-
временном мире трудно всерьез
говорить о политической цензуре, ее
почти не осталось, однако осталась цен-
зура гораздо более серьезная. Это цен-
зура рекламодателей. Выдающийся
французский социолог Пьер Бурдье го-
ворит о ней в своих «Лекциях о телеви-
дении» (прочитанных, кстати, на ТВ),
предупреждая, что она часто переходит
в самоцензуру. При этом самые жест-
кие формы она имеет по ряду причин
именно на ТВ — в первую очередь из-за
того, что цена рекламы там выше.
Редакторы каналов не хотят терять
большие деньги и сознательно под-
страивают эфир под рекламодателей.
И получается, что прямой цензуры нет, а
есть лишь самоцензура. Будущее, в ко-
тором интернет-СМИ мог-
ли бы избежать этой логи-
ки игры, сомнительно.
Если же продолжать
говорить о различиях ме-
жду двумя типами медиа,
то ключевое из них заклю-
чается в скорости откли-
ка. Больше не нужно ждать утренне-
го/дневного/вечернего выпуска
новостей — сеть реагирует мгновенно.
Нечто произошло, и у этого был свиде-
тель — несколько секунд, и сообщение
об этом в твиттере. Еще минута-две — и
об этом сказали самые оперативные
сайты. Время отклика — не больше де-
сяти минут, в какой бы точке мира ни
произошло событие, если оно действи-
тельно важное. В этом смысле не только
время, но и пространство сужается.
Впрочем, есть и оборотная сторона —
очень трудно понять, что же из случив-
шегося было действительно важным.
Для кого-то такое событие — цунами в
Таиланде, но для многих важнее будет
болезнь друга. Об этом, конечно, не со-
общают в новостях. Но интернет — это
то место, где приватное сливается с об-
щезначимым в едином потоке информа-
ции, а события тысячами проносятся пе-
ред глазами. ТВ в этом смысле
невиннее, оно не несет в себе иллюзии
маленького мира, где твой настоящий
друг равен тысяче остальных знакомых
в фейсбуке. Но это скорее к вопросу о
дружбе, и вместе с тем хорошо иллюст-
рирует, как интернет размывает связи.
Телевидение же на связи не претендует,
но подменяет реальность. Оно осущест-
вляет выбор в огромном потоке за нас,
тем самым спасая от необходимости де-
лать его самим.
Главная же угроза заключается в
том, что интернет претендует стать даже
более всеохватывающим, чем ТВ. Со-
всем нетрудно представить себе то вре-
мя, когда в каждом мобильном телефоне
будет доступ в сеть. Мы живем в эпоху
всеобщей мобилизации — не в том толь-
ко смысле, что у всех есть мобильные те-
лефоны. Благодаря сети мы в любой мо-
мент времени способны воспринимать
новую информацию, мы всегда к ней го-
товы и даже ощущаем в ней некую по-
требность. И при этом ее слишком много,
чтобы ее было возможно хоть как-то вос-
принимать. В каком-то смысле интернет
даже в современном виде не для челове-
ка. Слишком большое количество аль-
тернатив сводит с ума. В этом и заключа-
ется будущее телевидения — оно не
умрет, а останется жить как нечто более
человечное. Можно даже предположить,
что оно уйдет в сеть и будет служить там
одним из каналов для получения инфор-
мации. Такая дорога более чем вероят-
на. Сейчас не очень понятно, чем в итоге
будет «Первый Digital», но в России уже
есть первый цифровой канал. Для интер-
нета запуск канала «Дождь» в какой-то
мере стал событием — в русский сегмент
паутины наконец-то попалось ТВ. Впро-
чем, для кого-то он прошел незамечен-
ным — такова природа сети. Поглощать
все, чтобы потерять из виду.
РЕКЛАМА
Классическое телевидение убьет
не интернет, а люди, им
сформированные
Илзе Лиепа
поручитель службы
«Милосердие»
Как важно, что в нашем обществе, прагматичном и равнодушном, находятся люди, способные к милосердию!
Православная служба помощи «Милосердие» www.miloserdie.ru/friends
88
Нескучный сад № 10 (81) октябрь 2012 год
Индекс
46331
Индекс
11805
Через агентства:
Подписка
на электронную
версию журнала:
«Pressa.ru» «Артос-Гал» Тел.: (495) 981-03-24,
(495) 788-39-88
«Интер-Почта» Тел.: (495) 500-00-60
«МК-Периодика»
(для проживающих за рубежом)
Тел.: (495) 681-91-37
Служба распространения журнала «Нескучный сад»
Телефон: (495) 933-95-77
Web: http://pressa.ru/
«Роспечать»
«Пресса России»
В каждом отделении связи по каталогам:
Тел.: (495) 9430498, (495) 9430499
email: podpiska@nsad.ru, podpiskansad@yandex.ru
Подписка на журнал «Нескучный сад»
РЕКЛАМА
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
1 101
Размер файла
10 525 Кб
Теги
ns_2012_10_25_81
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа