close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

lomonosov300.ru/147915_booklist.download.doc.html

код для вставкиСкачать
Л о м о н о с о в М . В . Записка о необходимости преобразования Академии Наук. 1758—
1759 // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений / АН СССР. — Т. 10: Служебные документы.
Письма. 1734—1765 гг. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. — С. 32—72.
1758—1759. ЗАПИСКА О НЕОБХОДИМОСТИ
ПРЕОБРАЗОВАНИЯ АКАДЕМИИ НАУК
Приступление
В благословенное время государствования всемилостивейшия
самодержицы нашея, наслаждаясь многочисленными ея к нам,
подданным, благодеяниями, с радостною надеждою ожидаем
полного благополучия, то есть всесовершенного установления
непоколебимых и ясных законов, которыми отвратятся все
вредительные в судах беспорядки и пагубные ухищрения.
Высочайшее повеление е. и. в. из Правительствующего Сената о
рассмотрении и исправлении всех российских законов по
справедливости касается и до имп. Академии Наук. Того ради
высокопомянутый Правительствующий Сенат повелел учинить
Академического регламента рассмотрение.1 Всевожделенный
случай к исправлению бедного состояния Академии! Однако
вкоренившееся и застарелое в ней злочастиеа чинит препоны и сему
великому матернему и божественному попечению и желанию всемилостивейшия
монархини нашея, ибо все оное рассмотрение пресеклось коварными происками и
наглыми поступками, которыми самозванный сочинитель,2 а следовательно и
защи[ти]тель оного регламента старался от него отвести высочайший указ е. в., данный из
Правительствующего Сената о исправлении законов.
Стоя за пользу и важность высокопомянутого указа, принужден я был претерпеть
неправедное и несносное огорчение,3 однако как прочих поношений и гонений, мною
претерпенных, так и сего не упоминаю обстоятельно. Нынеб в рассуждении Академиив
предприял я отдать отечеству последнюю должность, ибо ежели сим ничего не успею,
твердо уверен буду, что нет божия благоволения, дабы по мере желания и щедролюбия
великия нашея государыниг ученые люди размножились и науки распространялись и
процветали в отечестве.
Сим предприятием побуждаю на себя без сомнения некоторых негодования, которых
ко мне доброжелательство прежнее чувствительно, однако совесть и должность оного
несравненно сильнее. Чем могу я перед правосудием извиниться? Оно уже
заблаговременно мне предвещает и в сердце говорит, что, имея во многих науках знание,
ведая других академий поведение, видя великий упадок и бедное состояние здешней
Академии, многие недостатки и неисправности в регламенте и бесполезную трату толикой
казны е. в., не представлял по своей должности. Что ответствовать? Разве то, что я боялся
руки сильных? Но я живота своего не жалеть в случае клятвою пред богом обещался.
Итак, ежели сим истинной своей ревности не удовольствую и, может быть, себя
опасности подвергну, однако присяжную должность исполню.
Для лучшего изыскания способов, как исправить Академию Наук, должно, во-первых,
предложить ее состояние, потом показать причины такового оныя упадку; наконец,
объявить способы к исправлению и к приведению ея в цветущее состояние.
Часть первая
О худом состоянии Академии Наук
Глава I
О состоянии Академии Наук прежде нового регламентаа
1) С начала Академии Наук, от 1725 по 1733 год, ни единого российского студента
при ней не было, который бы лекции у профессоров слушал. А приехавшие из Москвы
тогда 12 человек из Спасских школ лучшие посланы в Камчатскую экспедицию, и там,
кроме Крашенинникова, стали негодными, будучи без всякого призрения; оставшиеся в
Санктпетербурге, скитавшись несколько времени в бедности, для худого содержания
определились по художествам и в Канцелярию.4
2) Взяты из Москвы в Академию из Спасских школ в 1736-м году 12 человек, из
которых Ломоносов и Виноградов посланы для науки за море. Оставшиеся принуждены
были немалое время терпеть крайнюю нужду и не иметь долгое время в науках
наставления. Затем просили о том в Правительствующем Сенате, и библиотекарю
Шумахеру учинен был сильный выго[во]р. После того лекции начались студентам, и
деньги кормовые в малом числе выдавались. По окончании лекций некоторые определены
в переводчики, прочие остались студентами, и по большей части без призрения и доброго
смотрения, будучи в уничтожении, от уныния и отчаяния опустились в подлость и тем
потеряны. Ломоносов и Виноградова с третьим, Рейзером, определены были кабинетским
указом 1736 года марта 18 дня учиться за морем на сумме особливой, из Статской
конторы, сверх академической. Однако Канцелярия академическая,б получив оную,
употребила на другие расходы, а оные три студента принуждены были жить в
Санктпетербурге с 19 марта до половины сентября месяца, затем что денег на дорогу
долго ждали и в осень глухую на море едва не потонули. За морем будучи, претерпевали
великую нужду за удержкою жалованья и, живучи в долг и беручи деньги в проценты,
великие понесли убытки. Наконец, как они в Фрейберге горным делам учились, и
советник Генкель не получил наперед шестисот рублев обещанных, половины своей за
них платы; также и им, студентам, весьма скудно деньги и то через него, Генкеля,
присылались, которые он у себя стал удерживать и, не надеясь от Академии себе
награждения, по прошествии десяти месяцев, при окончании химического курса совсем
оным студентам отказал в деньгах. В таких обстоятельствах принужден был Ломоносов
искать случая в Россию возвратиться и по прошению оного, а по ордеру Академии
президента фон-Бреверна в Санктпетербург приехал. Оставшие после его товарищи
близко три года не могли для долгов в отечество возвратиться, пока их Горная коллегия
по представлению вице-президента Рейзера выкупила, хотя между тем в Академию сумма
на троих оных студентов каждый год наперед отпускалась.а, 5
6) В Гимназии каково расположение было,б из тогов видно, что ни един школьник в
студенты из ней не выпущен, кроме одного или двух, которые прежде в других школах а
доброеб положили основание.
7) Набрано было столько художников, и по приватным причинам приняты были
люди, к определенным делам неспособные или совсем негодные. Кроме других примеров,
принят был в академическую службу егер якобы для стреляния птиц и зверей в
Кунсткамеру, а подлинно для удовольствия чьей-то поварни. Сим множеством излишних
и негодных служителей так отягощена была Академия, что не токмо определенной суммы
25 тысяч и доходов от Типографии и от Книжной лавки, но и чрезвычайных прибавлений
недоставало, которых до ста десяти тысяч рублев сверх положенной суммы блаженныя
памяти государыня императрица Анна Иоанновна в разные времена Академии
пожаловала. Итак, была в деньгах всегдашняя нужда, и не токмо нижние академические
служители, но и профессоры нередко принуждены были брать жалованье книгами и оные
продавать весьма дешевою ценою, уступая рублевую книгу за 70 копеек и меньше, отчего
пришли в убытки и в бедность.6 Иностранные почетные члены, которым обещано именем
Академии жалованье, не получали того многие годы. Не упоминаю здесь о Типографии и
о Книжной лавке, где с самого начала никакого надлежащего счету не бывало, о чем ясно
свидетельствуютв на то учиненные от разных академических служителей протесты и
доносительства.
Подарки от Канцелярии книгами как здесь, так и за морем в дорогих переплетах
принесли казне несказанный убыток и всегдашней академической скудости были не
последнею причиною и крайним препятствием обучению природных россиян.
Сие все только один пример. Еще многогог не упомню, однако думаю, сие может
подать некоторую идею о бедном состоянии Академии прежде нового стата.а
Какое из сего Академии бесславие учиниться должно было, то как здравым
рассуждением заключить можно, так и само искусство показало. В самое то время, когда
политическое состояние России почиталось у иностранных еще сомнительным, когда они
думали, что просвещение Петр Великий только лишь вводить в наше отечество начинает,
многие славнейшие ученые люди во всей Европе, иные уже в глубокой своей старости, в
Россию приехать не обинулись. Ныне, когда почти весь свет уверен о нашем большем
прежнего просвещении, а особливо, что несравненная монархиня наша высокоматернею
щедротою и богатым снабдением и высочайшим покровительством наук повсюду
прославлена, когда милосердие, человеколюбие и великодушие сияет на престоле
всероссийском, не токмо знатные профессоры, но и те, которые недавно из студентов
вышли, не хотят к нам в академическую службу, не взирая на знатную сумму, которая им
предлагалась.б Близ десяти человек из Германии призываны были, однако все отказали.в
Итак, посылан был от Канцелярии Тауберт и Бургав в чужие краи 7 не столько для других
причин, сколько для того, чтобы иностранных ученых уверить, якобы академическое
состояние было в лучшем цвете.
Адъюнктов хотя девять числилось, однако действительно едва одного имели. Пять за
морем обучались, здесь Красильников только лишь геодезист и обсерватор добрый,
Трескот у географического дела, еще Шестаковский — все и первых оснований в
словесных и высоких науках не знают, один — Клейнфельд, который по большой части
переводил Бургаву при больных и в науке своей анатомической далее простираться не
имел времени.а, 8
В Университете, хотя по стату недоставало только одного профессора математики и
физики, однако не былоб в нем ни подобия университетского по примеру других
государств, не былоб факультетов, ни ректора,в по обычаю выборного повсягодно, не былоб
студентов, ниг лекций, ниже лекциям каталогов,д ни диспуты, ниже формальные промоции
в лиценциаты и в докторы, да и быть не могут, затем что Санктпетербургский университет
и имени в Европе не имеет, которое обыкновенно торжественною инавгурациею во всем
свете публикуется; и словом главного дела не былоб — университетского регламента.
Не меньшего сожаления былое достойно бедное состояние Гимназии. Учители
русские только былиж латинского языка в нижних классах, да и те недостаточны.
Французского языка и немецкогоз учителии по большой части ленивы и недостаточны и
часто переменялисьа по приватным причинам. Школьников хотя число и нарочито было,б
однако пользы от них как преждев не было,г ибо, как показано, 1) учителей надлежащих не
имелось,д 2) ученикие все жили по своим домам и не имелиж доброго смотрения и, будучиз
заочью, извинялии свою леность и гулянье то отдалением дому, то болезнию притворно и
другими случаями, 3) не бывалик строгие экзамены настоящим образом и в установленное
время, 4) словом,л никакого о Гимназии распорядку не было.м, 9
Каково состояние Типографии и Книжной лавки, то показывает долговременное
печатание книг, высокие их цены. О исправлении Типографии и Книжной лавки в бывшей
прошлого 1754 года комиссии довольно мы рассуждали,10 однако все без успеху
осталось.н
Художества, хотя имели некоторыео успехи, однако ученому корпусу тягостны, ибо
по табели академической прошлого 1754 года исходило на академиков, на Университет,
на Гимназию, на почетных членов, на переводчиков и на Библиотеку едва двадцать тысяч
рублев, а достальные тридцать две тысячи и сверх того доходы от Книжной лавки как по
здешней Типографии, так и по торгу заморскому книгами и купферштихами, притом
продажа математических инструментов и других художных вещей а исходит на
Канцелярию и на художества. Не упоминаю о тех капиталах, которые на строение от
Правительствующего Сената и от других команд получаемы были.б
Из помянутых тридцати трех тысяч ежели бы равномерно исходило на Канцелярию и
художества, присокупляя к тому другие доходы, осталось бы по последней мере на
каждый год по 13-ти тысяч рублев с лишком, и остаточная сумма с 1747 года июля от 24
числа была бы с лишком сто тысяч рублев, за которую не токмо академическое здание
починить, но вновь бы много прибавить и украсить и погорелые книги и вещи в в осмь лет
наполнить возможно было.г
Часть 2-я
О причинах испорченного состояния
Академии Наук
Глава первая
О причинах худого состояния Академии прежде нового стата
Главные причины худого академического состояния две: первая — искание и
получение правления Академическим корпусом от людей мало ученых, вторая —
недоброхотство к учащимся россиянам в наставлении, в содержании и в произведении.
Сии причиныа не токмо прежде нового стата, но и после оного много вреда принесли
благостоянию академическому.
Когда первые славные профессоры в Россию приехали,11 нашли при тогдашнем
президенте Блументросте у Библиотеки Шумахера, состоящего у него в поверенности.
Вскоре почувствовали, что он столько ж над ними власти требует, сколько президент, и
почти все, что вздумает, на то его приводит часто противу добрых намерений
профессорских, которые о том негодовали и приносили бесполезные жалобы. Потом, как
Блументрост в Москву отъехал, все осталось в руках Шумахеровых, который для своего
вспоможения в Канцелярии, без указа учрежденной, и для произведения в действо своих
намерений против профессоров принял к себе в Канцелярию студента Миллера (был он
тогда за адъюнкта). Его посредствием выведывал профессорские на себя советы, всевал
между ними ссоры, пользовался их несогласием и чинил всякие им огорчения. Наконец,
им же в досаду выпросил у Блументроста, чтобы с Ейлером, Гмелином, Вейтбрехтом и
Крафтом, свидетельствованными и удостоенными, неудостоенный Миллер произведен
был в профессоры.
Однако сим своим обманом сам обманулся, ибо Миллер, получив профессорство,
больше усилился и стал волю брать у Шумахера, склоняясь на профессорскую сторону.
Шумахер, покрыв ласкательством коварство, присоветовал Миллеру ехать в Германию,
якобы для заведения корреспонденции с книгопродавцами на академическом коште,
притом для получения Миллеровых отцовских пожитков. По возвращении своем из-за
моря Миллер увидел, что хитрости, в которые он употреблен был от Шумахера, все
профессорам известны, а Шумахер нашел способы его унизить, показав, что Миллер
много для своего тщеславия и корысти в не показанные в инструкции места ездил и
издержал казенные деньги излишно и прочая.
В таких обстоятельствах Миллер притеснен искал случая, как бы ехать в Камчатскую
экспедицию, что и учинилось.а Между тем Шумахер для приведения профессоров в ссору
между собою прибирал себе всегда из них по обстоятельствам партию, вооружал и
ободрял молодых профессоров против старых, надобных себе привлекал выдачею наперед
или прибавкою жалованья, а других томлением, удерживая оное, сегодня того лаская, кого
угнетал вчерась, переменял, как понадобится;б президентов и других знатных особ улещая
то подарением разных книг в хороших переплетах, грыдорованных листов, на что многие
тысячи рублев истрачены, то дачею оных в долг из казенной Книжной лавки, которых,
чаятельно, много пропало. Все сие делал для удержания и укрепления своего самовластия,
о приращении наук и о чтении лекцийв не имея ни малого попечения. По приезде
Миллеровом из Сибири, где он разбогател и приобрел великую гордость, какие ссоры,
споры, тяжбы с Шумахером были, описать невозможно: все профессорские собрания
происходили в ссорах.г И сие есть первая причина.д, 12
Вторая причина отчасти немало соединена с первою, ибо Шумахер ведал, что
профессоры, читая российским молодым людям лекции, а особливо детям людей знатных,
притти могут в знакомство в господских домах и чрез то сыщут себе патронов, которым
они состояние свое и академическое показать могут. Того ради чтение надлежащих
лекций весьма началось поздно, было редко и краткое время без окончания продолжалось.
Кроме того, Шумахеруа было опасно происхождение в науках и произвождение в
профессоры природных россиян, от которых он уменьшения своей силы больше опасался.
Того ради учение и содержание российских студентов было в таком небрежении, по
которому ясно оказывалось, что не было у него намерения их допустить к совершенству
учения. Яснее сие понять можно,б что Шумахер неоднократно так отзывался: я-де
великую прошибку в политике своей сделал, что допустил Ломоносова в профессоры.13 И
недавно зять его, имения и дел и чуть не Академии наследник,14 отозвался в разговоре о
произведении российских студентов: Разве-де нам десять Ломоносовых надобно? И одинде нам в тягость.в
Рассуждениег о Академическом регламенте и статед
Для желаемого произведенияе предприемлемых важных учрежденийж должно
полагать и предписывать себе неложные правила, дабы не подвергнуть себя каким
преткновениям, не пропустить ничего нужного и не ввести бесполезного или еще и
вредного. Учреждение имп. Академии Наук простирается не токмо к приумножению
пользы и славы целого государства, но и к приращению благополучия всего
человеческого рода, которое от новых изобретений происходит и по всему свету
расширяется, о чем внешние академии довольно свидетельствуют. Того ради, приступая к
рассмотрению академического стата и регламента, должноа положить в начале общие
основания, на которых надлежалоб сочинителю утвердить и расположить всю великого
сего государственного и всему свету полезного здания систему, ибо без оных подвержено
все колебанию ив скорому падению и разрушению.г
Оные основания в следующих пунктах кратко предлагаются.
1) Регламент академический таким образом сочинен и расположен быть должен,
чтобы он имел свою силу и был приличен вд будущем времени и во всяких
обстоятельствах мог стоять непременен. Того ради не должно смотреть на настоящие при
сочинениие оного обстоятельства, ниже на лицо, заслуги и недостатки тех, которые
находятся в Академии при худых обстоятельствах.ж
2) Дабы Академия не токмо сама себя учеными людьми могла довольствовать, но и
размножать оных и распространять по всему государству.
3) При сочинении регламента должно прилежно смотреть на учреждение славных
академий в других государствах, из давных времен процветающих, как на добрые
примеры, выключая то, что с прочими главными узаконени[ям]и Российского государства
несогласно.
4) Дабы между равными, а особливо между высшими чинами было всегда согласие,
от нижних к старшим — пристойное почтение, от подчиненных к начальникам —
законное послушание, для тогоа наблюдать в сочинении регламента все надобные к тому
обстоятельства и стараться о добром порядке, ибо сие необходимо нужно к
беспрепятственному приращению наук и приобретению от народа к ним почтения и
любления.
5) Дабы добрые имели ободрение, а злые — страх, должно определить по мере заслуг
награждения, по мере преступлений наказания.
6) Чтоб в учрежденииб разных академических департаментов положено было
пропорциональное разделение. В противном случае будет Академия подобна некоторому
безобразному телу, которое от болезни, неравное питание членов производящей, имеет те
части больше и тучнее, которые в здравом состоянии должны быть равны или меньше.
7) Дабы Академический регламент был наблюдаем строго и порядочно, для того
положить и утвердить, чтоб не делать в противность оногов отмен без высочайшей
монаршеской воли по примеру других команд и предписать точные и обстоятельные
пределы, до которых главные командиры в нечаянных приключениях г отмену чинить
могут, и что с общего членов согласия, что сами собою.д
Сочинитель академического стата и регламента,15 приняв сие важное дело на себя,а не
имел перед собоюб таковых необходимо нужных оснований, что из следующих явствует.
В противность первого основания большая часть нового стата и регламента сочинена в
по бывшему прежде, а особливо в краткое время пред оным испорченному
академическому состоянию.г Например:
1) Канцелярия учреждена таким образом, как тогдашние обстоятельства, а не самая
справедливость по приличности ученого корпуса требовала на все будущее время, ибо
члены в ней положены советник и асессор, которые в науках и языках некоторое понятие
имеют, то есть Шумахер и Теплов. Но если бы оба они были люди великого учения и, как
ныне, оба статские советники,д, 16 то бы конечно в стате тогда положены были в
Канцелярии два статские советники,е оба великого учения.ж
2) В Астрономическом классе положен калкулатор только для того, что был тогда
профессор Винсгейм, который ни к чему больше, какз календари сочинять, был
способен.17 В других академиях такие члены под сим именем не бывают, и у нас адъюнкт
астрономии то исполнять должен.а
3) Ректором университета положен историограф, то есть Миллер, затем что он тогда
был старший профессор, и сочинитель был об нем великого мнения. б И если б Миллер
был юрист или стихотворец, то конечно и в стате ректором был бы назначен юрист или
стихотворец.
4) Историографу придан переводчик китайского и манчжурского языков, то есть
Ларион Россохин.18 Однако если бы Россохин вместо китайского и манчжурского языков
знал, например, персидский и татарский, то бы конечно в стате положен был при
историографе переводчик персидского и татарского языка.
5) В европейских государствах, которые ради отдаления от Азии меньшее сообщение
с ориентальнымив народами имеют, нежели Россия по соседству, всегда бываютг при
университетах профессоры ориентальных языков. В академическом стате о том не
упоминается, затем что тогда профессора ориентальных языков не было, хотя по
соседству не токмо профессору, но и целой Ориентальной академии быть быд полезно.е
6) Каждая наука в Академии имеет равное достинство, и в каждой может быть
равенство и неравенство профессорского знания, ибо иногда может быть в числе их
чрезвычайного учения физик, иногда ботаник, иногда механик ж или другие, иногда в тех
же профессиях — пошлые люди, а иногда и один многие науки далеко знает, хотя
определен к одной профессии.
Итак, вообще рассуждая, должно положить всем профессорам равное жалованье, а
прибавку чинить по рассмотрению достоинств и службы, ибо весьма бы обидно было
великому ботанику, каков ныне Линней, иметь по штату 860 рублев, а высшему
математику, каковые нам весьма из посредственных рекомендованы, дать 1800 рублев.
Притом для неравности положенного жалованья студенты больше стараются о тех науках,
где оное велико, что уже примером оказалось, затем чтоа большая частьб студентов к
математике старание приложили, ведая, что высшему математику жалованье велико в и
притом, сидя в своей камере или гуляя в саду, может отправлять свое дело. Химику
жалованье положено 860 рублев, и притом должен он в уголье, в саже и в вредных парах
обращаться.г Сие произведено, смотря на тогдашние обстоятельства,д что сочинителье
жалованье положилж алгебраистуз 1800 рублев для Ейлера или Бернулия, астроному 1200
для выписания славного ж человека, анатомику 1000 для Бургава; прочим по 860 и 660-ти.
Но если б Ейлер (или Бернулий) был таков химик или ботаник, каков он математик, то без
сомнения положено бы жалованья было 1800 рублев химику или ботанику.
7) О небытностии президентской весьма часто в регламенте упоминается, яко бы то
было нужное и законами утверждено быть достойное дело. Мне кажется, что сочинитель
воображал себе твердо тогдашнее самовластие шумахерское, при котором президентов по
большей части не было или когда и были, да всегда почти его слушали, что и ныне
удержать всякими мерами старается его наследник.а, 19
8) Вредительнее всего и поносительнее российскому народу (а напечатан регламент
на иностранных языках), чтоб сочинитель в должных постоянными быть российских
государственных узаконениях положил быть многим иностранным в профессорах и в
других должностях, которые сначала по нужде выписываются,в и тем дал повод
рассуждать о нас в других государствах, якобы не было надежды везде иметь своих
природных россиян в профессорах и в некоторых других должностях, затем что смотрел
на тогдашнее состояние,г а законы служить должны в будущие роды.д Что иное подумать
можно, читая в регламентее о выписании высшего математика и других профессоров,ж о
бытии адъюнктов переводчиками у иностранных профессоров, о переводе книг
профессорских о контрактах с иностранными профессорами о иностранных
канцеляристах и провизоре типографском (смотри 5, 9, 13, 26, 50 пункты и табель стата). 20
Что можно подумать как сие, что Санктпетербургская Академия Наук ныне и впредь
должна состоять по большей части из иностранных, то есть что природные россияне к
тому неспособны.а
В противность второго основания, против распространения наук в России в
регламенте отнята вся надежда к произведению в высшие чины профессоров.б В других
государствах, несмотря на их множество,в ниже на то, что большая часть не из
дворянства,г производятд профессорове в советники правительства, в статские и тайные,ж и
сверх того в знатное дворянство, то есть в бароныз и даются им кавалерии.и В Регламенте
академическом капитанские ранги по-старому профессорам оставлены, адъюнктам и
никаких не дано, и словом рангов не расположено, чем бы к учению иметь ободрение. к И
для того дворяне детей своих охотнее отдают в Кадетский корпус, нежели в Академию,
ибо, положив многие годы и труды на учение, не иметь почти никакой надежды далее
произойти, как до капитана,л есть главное отчаяние всему дворянству и опасность
вступить в Академию, а если бы ранги расположены были, то дворяне возымели бы охоту
не меньше к наукам, как к военному искусству, и чрез то бы из Академии в статских
чинах ученые дворяне размножились и честь наук возвысили.а
Хотя ж быб дворяне в академическую службу вступить не похотели,в то по последней
мере вступали бы охотнеег разночинцы;д однако размножению науке по силе нового стата
быть почтиж нельзя. Во-первых, студентов положено 30 человек: весьма мало по великой
сумме.з В немецкой землии университеты наполнены многими тысячьмик и хотя по
большой части учатся на своем коште, однако и в самых посредственных содержатся на
жалованье больше, нежели здесь.
Школьники в Гимназии не по пропорции студентов положены. Сочинитель не
рассуждал здесь общел о человеческом роде,м 1) что молодых больше умирает, нежели кои
старее,н так что едва сороковый человек до 30 лет доживает, для чего школьников много
больше надобно, нежели студентов; 2) не рассудил того, что не всякий школьник в
студенты годен быть можета по разности понятия и прилежания;б 3) хотя иной остроумен,
да по разным обстоятельствам далее произойти не может. По всему сему должно было
положить больше школьников, нежели студентов, однако в стате положено студентов 30,
а школьников 20 человек.в Ежели сочинитель думал о безжалованных школьниках, то
должен был думать и о безжалованных студентах, а жалованные школьники г должны
иметь перед жалованными ж студентамид всегда свою пропорцию.
Другие европейские государства наполнены людьми учеными всякого звания, однако
ни единому человеку не запрещено в университетах учиться, кто бы он ни был, е и в
университете там студент тот почтеннее, кто больше научился,ж а чей он сын,з в том нет
нужды. Здесь, в Российском государстве ученых людей мало: дворянам для низкости и
неимения рангови нет ободрения;к в подушный оклад положенным запрещено в Академии
учиться.л Может быть, сочинитель думал, что Российскому государству великая будет м
тягость, ежели оно 40 алтын в год потеряет для получения ученого россиянина, а но пустьб
хотя бы и 40 алтын жаль было, а не жальв бы 1800 руб., чтобы иноземца выписать; однако
чем те виноваты, которые, состоя в подушном окладе, имеют такойг достаток, что на
своем коште детей своих в науку отдать могут? И для чего выключены все глухо,д не
различив хороших людей посадских от крепостных помещичьих?е
В противность третьего основания не смотрел сочинитель на примеры других
академий, а больше всего:ж
1) В расположении академических классов, которое не токмо с чужестранными
академиями несходно, но и здравому рассуждению противно и ясно показывает незнание
его в науках. Ибо в астрономическом положен калкулатор, которого имени в других
Академиях не слыхано, физический класс разделен на два, на физический и на физикоматематический, якобы астрономия также в математике купно и в физике участия не
имела, равноз как механика! Для алгебраиста одного целый класс сделан.и
2) В Университете положил учиться просодии, школьному делу, и точно до Гимназии
надлежащему, а опустилк разделение профессоров нал факультеты: нужное дело.
3) О расположении и содержании Гимназии ничего в регламентеа не упомянуто,
быдто бы голова и верхние части тела могли стоять без ног, или лучше все бы тело не
требовало для своего питания и содержания пищи.
В противность четвертого основания, первое, запрещено академикам в другие науки
вступать кроме своей профессии,21 чрез что пресекается не токмо нужное сношение, но и
союз наук и людей ученых дружба. Ибо часто требует астроном механикова и физикова
совета, ботаник и анатомик — химикова, алгебраист пустого не может всегда
выкладывать, но часто должен взять физическую материю, и так далее. Того ради, советуя
друг с другом, всегда должны будут иметь дружеское согласие. Сверх того, разве то
противно наук происхождению, чтобы анатомик знал химию и писал свои в ней
изобретения? Или, что он выдумал, то отдать химику и чрез то потерять часть своей
славы? Вольность и союз наук необходимо требуют взаимногоб сообщения и
беззавистного позволения в том, что кто знает упражняться.в Слеп физик без математики,
сухорук без химии. Итак,г ежели он своих глаз и рук не имеет, у других заимствовать
должен, однако свои чужих лучшед и нельзя запретить их употребления.е
В противность пятого пункта не положено в академическом штате ни добрым
ободрения, ни злым наказания,ж без чего никакое учреждение стоять не может, но всегда к
развращению и разрушению клонится, что и самым делом в Академии оказалось,а в
которой напрасные штрафы наглым образом налагаются; напротив того, заслужившие
достойного награждения лишаются, недостойные снабдеваются.
В противность шестого пункта что учинено, то весьма явствует, ибо ежели кто
сличитб Академию, Университет и Гимназию с художествами, ясно увидит уродливое
тело. О сем обстоятельно показано в приложениях № . . . в, 22
В противность седьмого пункта позволеног главному командиру в отменениид
пунктове в регламенте, чего в других регламентах и уставах не дозволяется.ж Ибо таковые
пункты, каков естьз последний пункт в Академическом регламенте,23 приписываются
только в инструкциях, а особливо в тех, которые даются в дальные посылки, где в
трудных и крутых обстоятельствах невозможно спроситься высшей команды илии
высочайшей монаршеской воли.к По сему дозволению воспоследовало, что от начала сего
стата и регламента по сие времяа едва ли оставленыб несколько пунктов в своей силе.
Большее числов оных отменялись и нарушаемы были отчасти для трудного исполнения,
ибо не в силу дела положены, отчасти и по маловажным причинам для приватныхг
намерений отменены, что все служило к великим в Академии беспорядкам и к
пресечению желаемой пользы.
Глава 3
О неисполнении по новому регламенту и о неправильном
употреблении последнего пункта24
Хотя некоторые неисполненные пункты в самом деле трудны, чтоб их исполнить,
однакод сочинителя не извиняют, много меньше его облегчают, но паче отягощают.
1) Актов публичных в год положено три — § 29, однако с нуждою по одному бывает.е
2) Три конференции в неделю по три часа назначено, не в силу и некстати, ибо
профессоры дома трудятся, а читают свои изобретенияж только в собраниях. А без чтения
напрасны собрания.
3) Опыты, учиненные профессорами, повторять при президенте (§ 22): исполнить
невозможно ни президенту, ни профессорам.
4) У книг припечатывать президентскую апробацию (§ 26); никогда не исполнено.а
5) Три экзамена в год студентам в президентском присутствии положено (§ 49):
никогда не было.
6) б Присяга иностранным по силе §: не всегда исполнено.в
7) Награждений иностранным за решение задач пять должна Академия ученому
свету.г
8) Университетский регламент, учреждение Типографии и Книжной лавки, также и
других всех департаментов по 44, 54, 55, 65 пунктам: ничего не исполнено.д, 25
9) Хотя мало пунктов исполнено по строгости, однако один 55-й наблюден весьма
точно, то есть, чтобы адмиралтейский регламент до Книжной лавки не касался, 26 и о
приходах и расходах и о числе книг знать только Канцелярии, а в ревизию счетов не
посылать. Однако ежели бы по тому ж пункту содержать Книжную лавку по примеру
иностранных, то должно бы вести точный расходам и приходам и числу книг расчет,
следовательно, не надобно бы было в справедливом деле оного регламента страшиться.
10) Но не токмо пункты многиее не исполнены, но многие и в противное отменены,
без всякой причины, под однем видом и покрытием последнего пункта, 27 по
произволению. И спорные между собою делаа происходили, например журналы в
Конференции членам подписывать и не подписывать, за прогульные часы вычитать и не
вычитать из жалованья, членов производить без академиков и не производить без их
согласия.б В отсутствии президентском доволен был в Канцелярии один Шумахер, в
присутствии — понадобились в ней многие члены.29 Сколько ж чудных перемен учинено
со членами, некоторые примеры то покажут. Профессор Браун против своего желания и
напрасно отлучен от Академической конференции и Обсерватории, а ныне опять по
временам с академиками заседает, как захотят;в за долговременные прилежные лекции не
получил никакого ободрения.30 Напротив того, Бургав, не быв в Конференции близ
четырех лет из упрямки и ничего для Академии не сделав, получил прибавку жалованья
500 р.31 Секретарство Конференции взято от Винсгейма к Штрубу, от Штруба опять к
Винсгейму, после дано Рихману,г Гришеву, от Гришева взято и дано Миллеруд, 32 — все по
пристрастиям,е без причин и без совета, а особливо Миллеру, который ж былз изобличен в
подозрительных переписках и в недоброхотных рассуждениях о российском народе. 33
Прибавлено ему 500 рублев жалованья, и поверена должность российского географа; сие
учинено определением, которое явные само себе противности содержит.и, 34
От сего всего не токмо многие академики, не токмо вся Академия, но и все отечество
страждет, лишаясь плода, чаемого от бесприкладной щедроты великодушныя монархини
нашея.а
Все сие рассудив, ясно видеть можно, коль близко стоялаб Академия при конечном
своем разрушении, которое вместо славы российской к посмеянию, вместо пользы к
ущербу, вместо радости любящим науки к печали служило.в
Часть 3
О исправлении Академии Наук
Глава первая
О исправлении Академии вообще
Рассуждая таковое Академии состояние, невозможно сыскать к ее исправлению
лучшего способа, как пресечь оные причины, которые привели Академию, то есть: 1) не
попустить больше властвовать над науками людям мало ученым, которые, однако, хотят,
чтоб их за ученых почитали, каковы показаны выше в первой и второй части; 2) чтобы не
дать великой власти чужестранным тем, в которых некоторое к ученым россиянам
недоброжелательство примечено; 3) вышепомянутый регламент отменить, для того что 1)
не утвержден на крепких основаниях, как выше показано, 2) что излишествами не по
своей краткости наполнен, 3) не внесены самые нужные пункты, и словом во всем
недостаточен, 4) нет в нем доброго порядка: часто заднее напереди, переднее назади
поставлено, и смешаны материи разного рода, например пункты, до регламента
надлежащие, смешаны с статом.
Приступая к важному сему делу, во-первых, должно сверх вышеписанных оснований
в уме и в сердце твердо положить, чтобы во всем его произведении наблюдать
высочайшее намерение е. и. в., простирающееся к пользе и славе отечества, и всегда иметь
в памяти беспримерное ея к наукам щедролюбие, и ради того всячески стараться и
блюстись, чтобы не дать ни малейшего места какому пристрастию или небрежению, и
ничего не упустить, что к скорому распространению наук в России и к сравнению или
паче превышению иностранных академий, в Европе процветающих, служить может, ибо
нам помыслить нельзя, чтобы когда благополучнейшего времени к совершенному своему
возращению науки могли дождаться, каким ныне под великодушным царствованием
великия Елисаветы пользоваться могут. Пропустив без пользы сей от бога дарованный
случай, сие несказанное его благодеяние и благоговение, в толь щедрой и
человеколюбивой монархине нам дарованное, не токмо в своей совести грызения терпеть
принуждены будем, но и перед всем светом, у всех будущих родов прослывем ленивыми,
малодушными, неблагодарными и таковых великих благодеяний и щедрот недостойными.
Глава 2
О стате Академическом
Академические департаменты суть следующие:
1. Канцелярия.
2. Академическое собрание.
3. Университет.
4. Академия Художеств.
5. Библиотека и Кунсткамера.
6. Гимназия.
7. Географический департамент.
8. Переводческая экспедиция.а
Стат Академического собранияб
В Академическом собрании должно быть для высоких наук трем классам:
математическому, физическому, историческому. Сие разделение имеет свое основание на
познании человеческом, из которых нижнеев представляет вещи просто, без изыскания
причин и без выкладки, однем историческим описанием, второе или среднее познание
представляет вещи с причинами, по физическомуг рассуждению, третие или высшее
познание, сверхд показания причин, утверждает оные математическим исчислением.
Должность сего собрания состоит главно в том, чтобы изобретать новыее в высоких
науках вещи и изобретенные рассматривать общим советом. Никак не можно тому быть,
чтоб всякий профессор мог рассуждать о всех других науках. Для того надлежит быть во
всякой науке трем членам, как то по большой части состоит в Парижской академии наук. ж
Канцелярия
Президент
3000
Вице-президент
1800а
Проректор Университета.
Старший академик.
Инспектор Гимназии.
Библиотекарь.
Эконом из профессоров.
Членам заседать по рангам, считая старшинство.
Два секретаря — один по наукам, другой по экономии.
Протоколисты.
Регистраторы.
Два канцеляриста.
Два подканцеляриста.
10 копиистов.
Сторожей шесть.
Комиссар.
Счетчик.
Академическое собрание
Математический класс
Ординарный
член
высшей математики.
—
—
астрономии.
—
—
механики.
Физический класс
Ординарный
—
—
Исторический класс
Ординарный
физик.
медик.
химик.
анатомик.
—
ботаник.
—
металлург.
Секретарь Конференции не надобен, затем что есть Канцелярия.38
У каждого класса по одному экстраординарному.
У каждой профессии по адъюнкту.
Нотариус.
Архивариус.
Канцелярист.
Три копииста.
Два сторожа.
Сверх сего к вышеписанным принадлежат:
Лаборатор.
Садовник.
Просектор из адъюнктов.
Почетных членов 10.
Университет
Проректор.
В Юридическом факультете
Профессор общих прав.
»
российских прав.
»
истории и политики.
В Медицинском факультете
Три профессора из академиков.
В Филозофском факультете
Профессор филозофии и физики.
»
математики из академиков.
Профессор красноречия иа словесных наук.
Профессор древностей и ориентальных языков.
Тридцать студентов.
Два педеля.
Писарь при университетских собраниях.
Четыре сторожа.б
През[иденту] и виц-през[иденту]
4800
Ордин[арным]
Экстр[а]орд[инарным]
Адъюнкт[ам]
Юрид[ический] фак[ультет] 3
Мед[ицинский] факул[ьтет] приб[авки] по 200 3-м
В Филоз[офском] фак[ультете] 3 по 860
30 студ[ентам]
60 гимназ[истам]
Учителям
7740
5940
3340
2580
600
2580
3000
2160
2000
34740а
Мат[ематический]
Географ[ии].
Астрон[омии].
Механики.
Вы[с]ше[й] математ[ики].
Физ[ический]
Физики.
Анат[омии].
Хим[ии].б
Ботан[ики]
Истор[ический]
Истории
Юриспруд[енции].
Ориент[альных] яз[ыков].
Филос[офии] и красноре[чия].
Академиковв 12 по 660
7920
Экстраординарных 3 по 50[0]
1500
Адъюнктов 12 по 360
4320
13740
Почетных жалованных членовг
2000
Президент.д
Глава третия
О регламенте Академии Наук
Из предложенной табели академического штата довольно явствует, что толь разных
департаментов распорядок требует не токмо больше, нежели Теплова, знания и смыслуа
(которые он притом по большей части в коварства употребляет), но и самому ученому
человеку, главное свое старание к пользе отечества простирающему, одному тягостен
будет. Итак, не токмо по моему мнению, но и по прехвальному и высочайшему примеру,
данному отб всемилостивейшей монаршеской воли в сочинениив нового российскогог
уложения,39 надлежит поручить сочинение Академического регламента нескольким
ученым людям, в которых смотреть следующего: 1) чтобы они были те, которые
порядочно продолжали свое учение здесь и в других государств академиях или
университетах и темд приобрели знание состояния оных; 2) чтобы они были природные
россияне или отдали себя в российское подданство вечно,е ибо от сих больше должно
ожидать усердия;ж 3) чтобы они не были участниками нынешнего испорченного
академическогоз состояния, ибо опасно, чтобы не стали защищать своих прежних
поведений; 4) чтобы в академической службе не имели своих родственников, для которых
бы не стали стараться о должностях и чинах, в Академии негодных, или прибавлять в
стате жалованья.
Итак, хотя я имею к Академическому регламенту довольно материи, однако оное до
нарочногои всемилостивейшего учреждения оставляю. Ныне только предлагаю оного
план, или оглавления по департаментам.
Глава
Глава
Глава
Глава
Глава
Глава
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Глава
»
»
»
»
»
»
»
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Часть 1
О Академическом собрании
О упражнениях всех академиков вообще и каждого особливо.
О должности секретаря Конференции и других при ней служителей.
О приватных собраниях.
О «Комментариях» и других сочинениях.
О публичных торжествах.
О задачах и награждениях вне Академии.а
Часть 2
О Университете
О ректоре университетском.б
О лекциях.
О диспутах.
О произведениях в градусы.
Ов произведении студентов в Гимназии.
О сочинениях университетских.
О приеме студентов извне Академии.
О посылке студентов в чужие краи на академическом содержании и на их
собственном под протекциею и смотрением академическим.г
71
Глава
»
»
»
1.
2.
3.
4.
Глава
»
»
»
1.
2.
3.
4.
Глава
»
1.
2.
Частьа 3
О Академии Художеств
б
О собраниях и заседаниях.
О должности каждого члена и о смотрении над художествами.
О сношениях с академиками.
О произведениях в мастеры.в
Часть 4
О Российском собрании
О упражнениях и должностях членов.
О собраниях и заседаниях.
О сочинениях их и изданиях.
О приеме членов извне Академии.
Часть 5
О Гимназии
О учителях.
О расположении часов, в которые учить, и чему, и по каким книгам.
»
»
»
»
3.
4.
5.
6.
О школьныхг и домашних задачах.
О приеме школьников.
О содержании школьников.
О свидетельстве школьников и о переводе по классам.д
72
Глава
»
»
»
1.
2.
3.
4.
Глава
»
»
»
»
»
»
»
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Часть 6
О Библиотеке и Кунсткамере
О содержании и расположении Библиотеки и Кунсткамеры.
О пускании гостей.
О употреблении книг от академических служителей.
О выписке книг и всяких вещей в Библиотеку и Кунсткамеру.
Часть 7
О Канцелярии
О должности канцелярской.
О заседаниях.
О порядках.
О смотрении наук и художеств.
О содержании жалованной суммы.
О содержании и поведении книжнойа продажи.
О прочих делах, до комиссарства и экономии надлежащих.
О награждениях и штрафах по всем департаментам.
Сноски
Сноски к стр. 35
а
Зачеркнуто тщится.
Зачеркнуто последняя моя должность.
в
Академии надписано вместо зачеркнутого наук.
г
Зачеркнуто науки распространялись и процветали в отечестве.
б
Сноски к стр. 36
а
Зачеркнуто Хотя академическое состояние прежде нового штата было по большей части в мою при
Академии небытность, однако имею об оном немалое знание, которое отчасти чрез достоверные известия, отчасти
по приезде из-за моря в немалое время собственным искусством сведал. Всех беспорядков ни моя память обнять
не может, ниже их множество представить позволяет обстоятельно. Для того знатнейшие кратко упоминаю.
1. Члены Академии Наук, Петром Великим выписанные славные люди — Герман, Бернулий, Билфингер,
Беккенштейн и другие <для неудовольствия и обид от бывшего тогда Академии президента Блументроста и от
библиотекаря Шумахера> принуждены были выехать, и Россия лишилась великой от них чаемой пользы.
2. Ссоры Шумахеровы с оставшими старыми профессорами, а особливо с Делилем и Дюверноем, много
приращению наук препятства учинили.
3. Великое воспящение и помешательство чинили частые неудачливые челобитья на Шумахера: 1) самых
первых вышепомянутых профессоров бесполезные жалобы для незнания российского языка; 2) приехавших из
Москвы в 1736 году студентов прошение в Прав[ительствующем] Сенате, для того что их почти голодом
уморили; 3) доносительство многих академических служителей разных званий с советником Нартовым, для чего
учреждена была комиссия [в] 1742-м году, и по некоторым пунктам Шумахер приличился, но, знатным
предстательством прикрыт, спасся; 4) всем Профессорским собранием подаваны были в Правительствующий
Сенат на него письменные жалобы <который указал править учеными делами Профессорскому собранию, однако
вступлением новым штатом все отменилось, и Канцелярия получила полную власть над профессорским
корпусом>. Таким образом, происходящие неспокойства препятством были наставлению молодых людей, а
особливо что их мало на жалованье содержалось, не было смотрения и усердия к обучению природных россиян.
Сноски к стр. 37
а
б
Ломоносов и Виноградов написано на полях другими чернилами вместо зачеркнутого Мы двое.
Канцелярия академическая написано на полях другими чернилами вместо зачеркнутого Шумахер.
Сноски к стр. 38
а
Зачеркнуто и уже в мою бытность здесь в адъюнктах четыреста рублев на мою часть якобы для посылки
мне за море из Статс-конторы принимались в Академию. Чудное дело! Я был в одно время три года здесь и за
морем вдруг. <Здесь определено то жалованье 300 рублев, а за морем четыреста, однако>. 5) В 1742-м году,
приметив Шумахер, что многие академические служители на него доносить в испровержении наук и в похищении
казны изготовились, определил читать лекции только для виду и выдал каталог лекций всех профессоров и
адъюнктов, хотя только прямых российских студентов было только двое — Протасов да Котельников, которые из
Невской семинарии добровольно в Академию выпросились. Но сии лекции пресеклись в краткое время
<Шумахеровым арестом>. Пунктов 3 и 4 нет в рукописи.
б
Зачеркнуто мне неизвестно, однако.
в
Зачеркнуто худое ее состояние.
Сноски к стр. 39
а
других школах было зачеркнуто и заменено словами Спасские школы, которые затем тоже зачеркнуты,
а слова других школах восстановлены.
б
доброе написано на полях вместо зачеркнутого нарочитое.
в
Зачеркнуто каталоги печатные.
г
Зачеркнуто не слыхал, иного.
Сноски к стр. 40
а
Зачеркнуто И так после нового стата пять профессоров <не упоминая Краценштейна, что не имел жалобы>
с неудовольствием из России отъехали; шестой — Вейдбрехт от огорчения <с небольшим сорока лет> умер.
б
Зачеркнуто Ибо лучше хотят по известным своим привилегиям и вольностям от самих себя (хотя и не с
большим достатком) зависеть, нежели стоять у канцелярской двери меж подьячими или у Теплова в передней меж
лакеями и часто, не получив входу, назад без успеху со стыдом поворотиться.
в
Зачеркнуто Итак, ныне за малым числом академических членов Конференции редко бывают, а когда и
случаются, однако почти бесполезны, затем что рассуждать нет с кем <в делах ученых> о высоких науках. Конец
абзаца Итак, посылан был. . . в лучшем цвете приписан на полях другими чернилами.
Сноски к стр. 41
а
Зачеркнуто Почетные члены по большой части <все> немцы, что противно не токмо регламенту, но и
самой справедливости, ибо Академия должна иметь взаимное сообщение с учеными людьми каждого народа.
Переписки с ними также редко бывают для малого числа членов, а иные несколько и опасаются, имея
прискорбные примеры.
б
не было надписано вместо зачеркнутого нет.
в
Зачеркнуто ни всегдашнего, ни.
г
ни надписано вместо зачеркнутого нет.
д
Зачеркнуто не бывают.
е
было вписано другими чернилами.
ж
русские и были вписано другими чернилами.
з
и немецкого вписано другими чернилами вместо зачеркнутого лучший.
и
Первоначальное учитель переделано на учители и далее зачеркнуто почти никогда не обучает, и прочие
учители французского и немецкого языка.
Сноски к стр. 42
а
Первоначальное переменяются переделано на переменялись.
было приписано на полях другими чернилами.
в
Зачеркнуто по нынешнее число.
г
Зачеркнуто так и впредь уповать нельзя.
д
не имелось надписано другими чернилами вместо зачеркнутого нет.
е
Зачеркнуто в немалом числе иноземцы.
ж
Первоначальное живут и не имеют переправлено на жили и не имели.
з
Зачеркнуто в отдалении.
и
Первоначальное извиняют переправлено на извиняли.
к
Первоначальное не бывают переправлено на не бывали.
л
В подлиннике по ошибке сохранено незачеркнутое нет.
м
распорядку не было надписано другими чернилами вместо зачеркнутого твердого узаконения и
распорядков.
б
н
Зачеркнуто Для лучшего знания прилагаю здесь мои о том рассуждения на проект секретаря Ханина,
который хотя не столько о настоящем деле, однако больше о своих акциденциях и о ранге старался, желая быть
сам директором.
о
имели некоторые надписано вместо зачеркнутого имеют.
Сноски к стр. 43
а
Зачеркнуто одно нрзб слово и получаемые на строение от.
Первоначальное получаются переделано на получаемы были.
в
Зачеркнуто не без смысла.
г
Зачеркнуто Но все сии <обстоятельства> довольствия не помогают. Стояла долго Академия без внешнего
виду и украшения, без внутреннего удовольствия и жизненного движения и, словом, в дряхлом теле едва знаки
дыхания име<ет>ла. Как, напротив того, процветает Кадетский корпус! Хотя позже Академии начался, но войско
е. в. наполнено из него искусными офицерами.
б
Сноски к стр. 44
а
Зачеркнуто а особливо первое.
Сноски к стр. 45
а
Зачеркнуто по приезде его из Сибири.
Зачеркнуто лишь бы только удержать свое самовластие прир[нрзб].
в
и о чтении лекций приписано на полях другими чернилами.
г
По приезде Миллеровом. . . происходили в ссорах приписано на полях другими чернилами.
д
На полях против заключительных строк этого абзаца приписано и зачеркнуто бывшие над Миллером.
б
Сноски к стр. 46
а
Шумахеру надписано другими чернилами вместо зачеркнутого самовластителю.
Зачеркнуто доказывается недопущением многих россиян к высоким наукам чрез <употребление>
принуждение к переводам, от чего я, сквозь многие нападения прошед, избавился и Попова за собою вывел и
Крашенинникова.
в
Здесь Ломоносовым выставлен значок, указывающий, что продолжение находится на другом листе, в
начале которого был выставлен, очевидно, такой же значок. Но листа с таким значком среди сохранившихся
бумаг Ломоносова не обнаружено.
г
Вместо зачеркнутого Рассмотрение.
д
Написано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого О главной причине худого состояния Академии по
новом стате, то есть о недостатках и неисправностях регламента и стата. В черновике этому заглавию
предшествовало Глава вторая.
е
В черновике желаемого произведения надписано вместо зачеркнутого всех.
ж
В черновике учреждений приписано на полях вместо зачеркнутого дел.
б
Сноски к стр. 47
а
Первоначальное должен я переделано рукой Ломоносова на должно.
надлежало надписано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого должно было.
в
В черновике оных подвержено все колебанию и надписано вместо зачеркнутого оных должно быть все
зыблемо и к.
г
В черновике зачеркнуто склонило.
д
Первоначальное по переделано рукой Ломоносова на в и зачеркнуто всяком.
е
при сочинении вписано рукой Ломоносова.
ж
В черновике худых обстоятельствах приписано на полях другими чернилами вместо зачеркнутого
нынешнем состоянии.
б
Сноски к стр. 48
а
В черновике зачеркнуто учредить.
В черновике зачеркнуто и содержании.
в
В черновике в противность оного надписано вместо зачеркнутого в нем.
г
В черновике нечаянных приключениях надписано другими чернилами вместо зачеркнутого нужных
обстоятельствах.
д
После этого абзаца рукой Ломоносова написано на полях NB отступить.
б
Сноски к стр. 49
а
В черновике зачеркнуто без профессорского совета и сообщения.
В беловике, писанном писарской рукой, отсутствует следующий лист, содержание которого (со слов
таковых необходимо нужных до слов высшему математику жалованье велико включительно) печатается по
собственноручному черновику.
в
В черновике сочинена приписано на полях другими чернилами.
г
В черновике зачеркнуто основана и расположена, как.
д
как ныне, оба статские советники написано на полях другими чернилами вместо зачеркнутого Шумахер бы
тогда был статский, а Теплов — коллежский советник.
е
два статские советники надписано другими чернилами вместо зачеркнутого статский и коллежский
советник.
ж
Зачеркнуто другими чернилами 2) Российского собрания, нужного весьма учреждения, тогда не было,
следовательно, в стате о том не упомянуто.
з
ни к чему больше, как надписано вместо зачеркнутого <только> ничего больше не умел, как.
б
Сноски к стр. 50
а
и у нас. . . должен приписано другими чернилами.
профессор, и сочинитель. . . великого мнения приписано на полях другими чернилами.
в
ориентальными надписано другими чернилами вместо зачеркнутого тамошними.
г
всегда бывают надписано другими чернилами вместо зачеркнутого содержатся.
д
Зачеркнуто можно.
е
хотя по соседству. . . полезно приписано на полях другими чернилами.
ж
Зачеркнуто и иногд[а] <одно слово нрзб> люд[и].
б
Сноски к стр. 51
а
затем что вписано другими чернилами.
Зачеркнуто набранных за шесть лет.
в
Далее печатается по беловику, писанному писарской рукой.
г
В черновике зачеркнуто Всего сего причина.
д
смотря на тогдашние обстоятельства приписано на полях рукой Ломоносова вместо зачеркнутого
сочинителевым пристрастием или незнанием.
е
сочинитель надписано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого он.
ж
Зачеркнуто по тогдашним обстоятельствам.
з
Зачеркнуто написал.
и
О небытности надписано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого Об отсутствии.
б
Сноски к стр. 52
а
воображал себе. . . его наследник написано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого всегда того желал,
дабы (как то делом оказалось) самому по своим прихотям в Академии самовольничать. Далее рукой Ломоносова
приписано и зачеркнуто целил на настоящего президента, под именем небытности разумел президентское
отсутствие, представлял себе едина[на]чальство Шумахерово вечным. В черновике самовольничать написано
вместо зачеркнутого господствовать.
б
В черновике зачеркнуто другими чернилами несмысленною гордостию надменный.
в
которые сначала по нужде выписываются приписано на полях рукой Ломоносова.
г
тогдашнее состояние надписано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого настоящее неосновательные
токмо, чему в черновике соответствовали слова настоящее только.
д
В черновике затем что. . . будущие роды приписано на полях другими чернилами.
е
в регламенте приписано на полях рукой Ломоносова.
ж
Зачеркнуто и о даче им большего жалованья.
Сноски к стр. 53
а
В черновике ныне и впредь. . . к тому неспособны приписано на полях другими чернилами вместо
зачеркнутого без иностранных <никогда> стоять не может? Сие произошло от того, что сочинитель смотрел на
тогдашнее состояние Академии, из иностранных почти сложенное.
б
Зачеркнуто Профессоры.
в
В черновике зачеркнуто считаться вравне с регирунгс <надворными> гофратами.
г
В черновике ниже на то. . . дворянства приписано на полях другими чернилами.
д
В подлиннике осталось неисправленным производятся.
е
профессоров приписано на полях рукой Ломоносова.
ж
В черновике в советники. . . тайные приписано на полях другими чернилами вместо зачеркнутого в тайные
советники.
з
В черновике в бароны приписано на полях другими чернилами вместо зачеркнутого во фрейгеры.
и
и даются им кавалерии приписано на полях рукой Ломоносова.
к
В черновике зачеркнуто другими чернилами Сверх того от Канцелярии действительным членам презрение и
несмысленные и между собою спорные ордеры: сделай то или другое, быдто бы профессорское дело, которое все
мысли в непорядок приводит и охоту к трудам отнимает. Было как когда захочется: в трынку заиграть или на
караул поставить.
л
В черновике зачеркнуто и то с трудом.
Сноски к стр. 54
а
В черновике и честь наук возвысили надписано другими чернилами вместо зачеркнутого и возросла бы
честь Академии.
б
Хотя ж бы надписано вместо зачеркнутого Но пускай.
в
Первоначальное не хотели исправлено на не похотели.
г
охотнее приписано на полях рукой Ломоносова.
д
В черновике зачеркнуто когда бы их довольное число было, которому.
е
размножению наук приписано на полях рукой Ломоносова вместе зачеркнутого тому.
ж
почти приписано на полях рукой Ломоносова.
з
Первоначальное по великому жалованью е. в. исправлено на по великой сумме.
и
В черновике зачеркнуто сколько могу упомнить, двадцать пять университетов, вместо чего приписано на
полях другими чернилами в толь многих университетах.
к
университеты наполнены многими тысячьми приписано на полях рурой Ломоносова вместо зачеркнутого в
толь многих университетах многие наполнены до 4000, самые малые до 80-ти студентов. Над зачеркнутым в толь
многих рукой Ломоносова надписано и зачеркнуто знатного числа.
л
не рассуждал здесь обще приписано на полях рукой Ломоносова вместо зачеркнутого не имел никакого
понятия.
м
Зачеркнуто не знал.
н
кои старее надписано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого старых.
Сноски к стр. 55
а
быть может приписано на полях рукой Ломоносова.
В черновике разности понятия и прилежания надписано другими чернилами вместо зачеркнутого своему
остроумию.
в
В черновике 30, а и 20 человек вписано другими чернилами.
г
школьники приписано на полях рукой Ломоносова.
д
перед жалованными ж студентами приписано на полях рукой Ломоносова вместо зачеркнутого между
собой.
е
В черновике зачеркнуто приехал[?] в университет и показал свой аттестат, что он учился в школе[?].
ж
В черновике зачеркнуто и себя показал, что он [три слова нрзб].
з
В черновике зачеркнуто того никто.
и
низкости и неимения приписано на полях рукой Ломоносова вместо зачеркнутого беспорядку.
к
В черновике зачеркнуто разночинцам, а особливо.
л
В черновике зачеркнуто [два или три слова нрзб] положено?
м
будет вписано рукой Ломоносова.
б
Сноски к стр. 56
а
В черновике первоначальное дабы получить ученого природного человека переделано на для получения
ученого россиянина.
б
но пусть надписано вместо зачеркнутого да пускай.
в
В черновике жалеть, надписанное вместо зачеркнутого плюнуть.
г
В черновике зачеркнуто достаток, что они <дене[г]> 100 раз за своих сорок алтын заплатить могут, а не
позволено детям их в Академии учиться.
д
В черновике зачеркнуто сравнив.
е
В черновике зачеркнуто и от холопей.
ж
В черновике зачеркнуто <безумно> нескладно умничал. В беловике, писанном писарской рукой,
отсутствует следующий лист, содержание которого (со слов 1) В расположении академических классов до слов
В противность седьмого пункта позволено главному командиру в отменении включительно) печатается по
собственноручному черновику.
з
равно надписано вместо зачеркнутого ибо.
и
Зачеркнуто какое безобразие! имел неу[нрзб] что.
к
и точно. . . а опустил надписано другими чернилами вместо зачеркнутого над сочинением. А прошел.
л
Зачеркнуто другими чернилами три.
Сноски к стр. 57
а
и содержании и в регламенте приписано на полях другими чернилами.
Зачеркнуто союза.
в
упражняться вписано другими чернилами.
г
Итак надписано другими чернилами вместо зачеркнутого для того.
д
Зачеркнуто и ежели к употреблению возбраняет, тот сам не позво[ляет].
е
Зачеркнуто другими чернилами Профессорское собрание совсем подвержено канцелярским двум членам,
малое понятие о науках имеющим. Какое ж иметь могут почтение к ним учащиеся, видя их уничижение? И какою
ревностью в наставлении учащие поступать будут, видя себя в презрении?
ж
Зачеркнуто никому.
б
Сноски к стр. 58
а
Зачеркнуто где нет как способов.
сличит надписано вместо зачеркнутого <снесет> сравнит.
в
О сем. . . в приложениях № . . . приписано на полях другими чернилами.
г
позволено надписано другими чернилами вместо зачеркнутого дана воля.
д
отменении надписано вместо зачеркнутого рассуждении всего. Далее печатается по беловику, писанному
писарской рукой.
е
В подлиннике рукой Ломоносова пунктов ошибочно исправлено на пункты.
ж
дозволяется надписано рукой Ломоносова вместо зачеркнутого бывает.
з
есть вписано рукой Ломоносова.
и
В черновике высшей команды или приписано на полях другими чернилами.
к
Зачеркнуто Сколько сей пункт подал причины к беспорядкам, то следует ниже в главе писано и далее весь
последний абзац главы второй написан рукой Ломоносова.
б
Сноски к стр. 59
а
Зачеркнуто <осталось> остав[лен].
Первоначальное оставлен переправлено на оставлены и далее зачеркнуто был один.
в
Первоначальное Большая часть переправлено на Большее число и далее зачеркнуто Ежели нет
нарушен[ных?].
г
Зачеркнуто нужд.
д
Зачеркнуто другими чернилами нерассудного.
е
Зачеркнуто другими чернилами 1) для малого числа профессоров, 2) для позднего назначения и приказания,
3) для разных досад и огорчений профессорам.
ж
свои изобретения приписано на полях другими чернилами.
б
Сноски к стр. 60
а
исполнено приписано на полях другими чернилами.
Зачеркнуто Университета, Типографии, Книжной лавки.
в
Первоначальное не исполнено исправлено другими чернилами на не всегда исполнено.
г
пять должна Академия ученому свету надписано другими чернилами вместо зачеркнутого вместо семи
одна выдана, вместо девяти три назначены.
д
Зачеркнуто и хотя профессоры по президентскому ордеру долго трудились о Университете, однако Теплов
ни их труда не апробовал, ни поправил, ни своего не выдал. Подобным образом и та комиссия, в которой
поручено было некоторым академическим членам трудиться о разборе академических служителей, была
бесплодна, затем что Теплову по его намерениям не показалась и только была для виду.28
е
Зачеркнуто не наблюдены.
б
Сноски к стр. 61
а
б
дела надписано вместо зачеркнутого дела деланы, н[а]пр[имер] приказания.
Зачеркнуто Многим ея чле[нам].
в
а ныне. . . как захотят приписано на полях другими чернилами.
Зачеркнуто от Рихмана к.
д
взято и дано Миллеру надписано вместо зачеркнутого к Миллеру. И несмот[ря].
е
К первоначальному по прихотям приписано на полях другими чернилами и фантазиям, после чего все
переделано на все по пристрастиям.
ж
Зачеркнуто им же.
з
Зачеркнуто по Теплова исканию в.
и
сие учинено. . . противности содержит приписано позднее.
г
Сноски к стр. 62
а
Зачеркнуто Однако надежды еще не видно к исправлению Академии: вкоренившийся злодей 35 все еще по
своим мыслям в ней обращается; к нему все ходят для спросу; от него все зависит; <он> и недовольно, что
[с]только зла в Академии сделал, но еще новым злом старое закрыть тщится, явно противясь высочайшему
повелению е. в. из Правительствующего Сената <о исправлении законов>,36 понося и обижая тех явно и нагло,
которые свято почитают оное всемилостивейшее и высокоматернее повеление е. в. о исправлении законов. В
таковой своей бесстыдной продерзости когда он не обинулся на меня учинить нападение, 37 ведая, что я больше,
нежели другие профессоры, могу сыскать покровительства, то, чего не может он предпринять на других
профессорах, которые перед ним трепещут и ничего не смеют молвить, ведая его силу и злое сердце?
б
Первоначальное стоит исправлено на стояла.
в
печали служило приписано вместо зачеркнутого сокрушению и слезам служить будет.
Сноски к стр. 64
а
Начало главы написано заново вместо зачеркнутого в черновике Целый академический корпус состоять
имеет из следующих частей: 1. Академическое собрание <Академия Наук>. 2. Университет. 3. <Академия
Художеств>. Российское собрание. 4. <Гимназия. Российское собрание>. Гимназия. 5. <Гимназия> Академия
Художеств. 6. Библиотека и Кунсткамера. 7. Канцелярия.
б
Вместо зачеркнутого в черновике Академии Наук.
в
В черновике зачеркнуто первое.
г
В черновике зачеркнуто обычному [?].
д
В черновике зачеркнуто простого.
е
В черновике зачеркнуто натуре.
ж
В сохранившемся неполном черновике далее шел следующий текст, не вошедший в беловик Каждого
должность, чин и жалованье предлагается в следующей таблице:
Должности
Ранги
Жалованье
Класс математический
Ординарный
или
старший
член
высшей
математики
астрономии
механики
Класс физический
Ординарный или старший физик
—
—
— медик
—
—
— химик
В ранге подполковника или по
последней мере премиермайора
По
660 р.
Класс исторический
Ординарный или старший анатомик и зоолог
—
—
— ботаник
—
—
— металлург
Итого
Секретарь Конференции —
У
каждой
должности
по
одному
экстраординарному или молодшему члену по
500 р.
В каждой должности по адъюнкту по 360 р.
в том же ранге
5940 р.
1000
Премиер или секунд-майоры
4500
Капитан
3240
Итого
14680
Сноски к стр. 65
а
Цифры вписаны красными чернилами рукой Ломоносова.
Сноски к стр. 67
а
Зачеркнуто красными чернилами греческих и латинских наук.
Беловик, писанный писарской рукой на этом обрывается. Дальнейшие строки до итога 34 740
включительно написаны рукой Ломоносова красными чернилами, а против них на полях его же рукой и теми же
красными чернилами произведены связанные с этими строками арифметические подсчеты.
б
Сноски к стр. 68
а
Все дальнейшее до начала главы третьей приписано рукой Ломоносова черными чернилами.
Зачеркнуто и катал[ог] нау[к].
в
Перед словом академиков зачеркнуто Ордин[арных].
г
Зачеркнуто 8 по 200 <200 и по 100> <и по 100> рублей.
д
Строкой ниже зачеркнуто вице-през[идент].
б
Сноски к стр. 69
а
Зачеркнуто который сверх.
Зачеркнуто <высочайшей> неопределенной.
в
Вместо зачеркнутого учреждении.
г
Зачеркнуто регламента.
д
Зачеркнуто научились.
е
Зачеркнуто для большего усердия.
ж
ибо от сих. . . усердия приписано на полях.
з
Зачеркнуто стата.
и
нарочного надписано вместо зачеркнутого такового.
б
Сноски к стр. 70
а
Зачеркнуто Глава 7. О награждениях и штрафах внутрь Академического собрания.
Зачеркнуто адъюнктах.
в
Зачеркнуто соответ[ствии?].
г
Строкой ниже зачеркнуто 9. О награждениях и штрафах.
б
Сноски к стр. 71
а
Часть написано вместо зачеркнутого Глава.
Первоначальное или переделано на и.
в
Строкой ниже зачеркнуто 5. О награждениях и штрафах.
г
Зачеркнуто упражнени[ях].
д
Строкой ниже зачеркнуто 7. О награждениях и наказаниях.
б
Сноски к стр. 72
а
Первоначальное О Книжной лавке переделано на О содержании и поведении книжной продажи.
Документ
Категория
Историческая личность
Просмотров
6
Размер файла
145 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа