close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Баязитова Г. гр 101 МТ

код для вставкиСкачать
Образ доктора Вернера из романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Эссе
ОБРАЗ ДОКТОРА ВЕРНЕРА
ИЗ РОМАНА ЛЕРМОНТОВА "ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ "
Баязитова Гульюзум,
г. Стерлитамак, ГАПОУ РБ Стерлитамакский медицинский колледж, специальность
Лабораторное дело 1 курс, gulyuzum.bayazitova@mail.ru
Лермонтов - гениальный поэт, который
ввел в русскую поэзию стих,
отмеченный энергией мысли и мелодичностью.
Одно из произведений такого типа М.Ю. Лермонтова - это роман «Герой
нашего времени». Один из известных
советских
лермонтоведов А. В. Попов писал, что «в романе «Герой нашего времени» дана целая
галерея образов, большинство из которых созданы с такой убедительной жизненной
правдой, что казались и кажутся выхваченными из пестрого людского потока
современной автору действительности. Не случайно современники Лермонтова
называли конкретные имена и фамилии людей, послуживших художнику материалом
для создания отдельных замечательных образов»
Прообразом доктора Вернера — одного из главных действующих лиц повести
«Княжна Мери» — является Николай Васильевич Майер, служивший в то время
врачом при штабе генерала Вельяминова в Ставрополе.
В самом деле, стоит сравнить описание внешности доктора Вернера у
Лермонтова: «Вернер был мал ростом, и худ, и слаб, как ребенок; одна нога у него
была короче другой, как у Байрона; в сравнении с туловищем голова его казалась
огромна: он стриг волосы под гребенку, и неровности его черепа, обнаженные таким
образом, поразили бы френолога странным сплетением противоположных
наклонностей. Его маленькие черные глаза, всегда беспокойные, старались проникнуть
в ваши мысли»
с чертами Майера, запечатленными в воспоминаниях его
современников, например Н. М. Сатина: «В физическом отношении Майер был почти
урод. Лоб от лицевой линии выдавался вперед на неимоверно замечательное
пространство, так что голова имела вид какого-то треугольника. Сверх того, он был
маленького роста и чрезвычайно худощав», или Н. П. Огарева: «Его (Майера)
некрасивое лицо было невыразимо привлекательно. Волосы, стриженные под гребенку,
голова широкая, так что лоб составлял тупой угол, небольшие глубокие глаза, бледный
цвет лица, толстые губы... одна нога короче другой, что заставляло его носить один
сапог на толстой пробке и хромать... Кажется, все это некрасиво, а между тем нельзя не
любить это лицо. Толстые губы дышали добротой, глубокие карие глаза смотрели
живо и умно; но в них скоро можно было отыскать след той внутренней человеческой
печали, которая не отталкивает, а привязывает к человеку; широкий лоб склонялся
задумчиво; хромая походка придавала всему человеку особенность, с которой глаз не
только свыкался, но дружился», чтобы убедиться в портретном сходстве обоих, вплоть
до мелочей.
Внешний облик доктора Вернера обрисован Лермонтовым с выразительностью,
уступающей лишь портрету самого Печорина. В. А. Мануйлов писал по этому поводу:
«Таких детальных психофизиологических портретов до Лермонтова в русской
литературе не было. Портреты Карамзина и Пушкина... не представляют такого
развернутого анализа внешности героя и его внутреннего содержания, как это удалось
Лермонтову в портрете Печорина. Никого из героев своего романа он не описал так
подробно, как Печорина; это описание сделано с обстоятельностью наблюдателяклинициста (курсив наш.— Б. Н.), владеющего научным методом. У Лермонтова был
свой метод. На него он намекает, говоря: «мои собственные замечания, основанные на
моих же наблюдениях».
К этому следует добавить, что если портрет Печорина — «это портрет,
составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии», то портрет
доктора Вернера был списан Лермонтовым с живого оригинала.
С. Дурылин, размышляя о портретном сходстве Майера и доктора Вернера,
справедливо подмечал, что «выписывая с тщательной схожестью портрет Майера в
своем Вернере, Лермонтов внес в него одно чрезвычайно важное изменение» (речь
идет о различиях в цвете и выражении глаз). Однако дальнейшие рассуждения С.
Дурылина о том, что «очень много сходства и в психологическом портрете обоих»,
представляются нам недостаточно обоснованными.
Как явствует из описания Н. П. Огарева, Майер был человеком «глубокого
религиозного убеждения, или, лучше, религиозного раздумья. Христианское
направление Майера было гораздо сложнее, гораздо личнее христианского
самоутверждения Одоевского. Майер был уныл, ему нужно было утешение. Его
сердечное благородство и его потребность любви не уживались с действительностью.
Чтобы выносить хаос, ему нужно было единство божественного разума и
божественной воли: чтобы не умереть от отчаяния, ему нужно было бессмертие души».
Лермонтов же, наоборот, сделал своего доктора Вернера «скептиком и
материалистом, как почти все медики», представил его последовательным атеистом,
изучающим «все живые струны сердца человеческого, как изучают жилы трупа».
Для чего же понадобилось Лермонтову сделать внешний облик доктора Вернера
столь легко узнаваемым и в то же время подчеркнуть разительное несовпадение
психологических характеристик художественного образа и его прототипа? Возможно,
ответ на этот вопрос содержится в одной из фраз, описывающих доктора Вернера:
«неровности его черепа... поразили бы френолога странным сплетением
противоположных наклонностей».
Таким образом, образ доктора Вернера, являющегося «альтер эго» Печорина и
несущего дополнительную функциональную нагрузку в качестве источника
необходимых по ходу романа медицинских сведений, служит также объектом
психологического экспериментирования. Образ доктора Вернера из романа М. Ю.
Лермонтова «Герой нашего времени», который является отчасти романтическим и
отчасти реалистическим. С одной стороны, «он скептик и материалист, как все почти
медики», а с другой – «неровности его черепа поразили бы любого френолога
странным сплетением противоположных наклонностей», а «молодежь прозвала его
Мефистофелем». В этом персонаже одинаково легко обнаружить как демонические
черты, так и его необыкновенную человечность и даже наивность. Например, Вернер
прекрасно разбирался в людях, в свойствах их характера, но «никогда не умел
воспользоваться своим знанием», «насмехался над своими больными», но «плакал над
умирающим солдатом». Этот персонаж указал направление, в котором развивался
образ врача в русской литературе, – от доктора Крупова А. И. Герцена до Базарова И.
С. Тургенева.
Список литературы
1.
2.
М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени».
Журнал «Вопросы психологии» (http://www.voppsy.ru/issues/1990/902/902091)
Документ
Категория
Литература, Лингвистика
Просмотров
46
Размер файла
13 Кб
Теги
баязиитова, 101
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа