close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Былинный и фольклорный образ Великого князя Владимира

код для вставкиСкачать
Исследовательская работа
Управление образования администрации г.Владимира
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение г.Владимира
«Средняя общеобразовательная школа № 21»
Городская научно-практическая конференция
учителей-словесников и учащихся 9-11 классов
образовательных учреждений г. Владимира,
посвящённая 1000-летию памяти
Святого равноапостольного великого князя Владимира
Секция «Учащиеся 9-11 классов»
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА
«Былинный и фольклорный образ Великого князя Владимира»
Выполнил учащийся 9-а класса
Луговой Кузьма Владимирович
Руководитель – Богачева Галина Геннадьевна,
учитель русского языка и литературы
г.Владимир
2015 год
1
ВВЕДЕНИЕ
АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ
Немногие имена в русской истории могут сравниться по значимости с
именем Святого равноапостольного великого князя Владимира, крестителя
Руси, на века вперед предопределившего духовные судьбы русских людей.
Эпоха Святого Владимира была ключевым периодом для государственного
становления православной Руси. Объединение славянских земель и оформление
государственных границ державы Рюриковичей происходило в напряженной
духовной и политической борьбе с соседними племенами и государствами.
Крещение Руси от православной Византии было важнейшим шагом ее
государственного самоопределения. Святой Владимир всю жизнь боролся за
единство Русской земли. Он правил Русским государством тридцать семь лет
(978-1015), из них двадцать восемь лет прожил в Святом Крещении. Времена
Святого Владимира ознаменованы началом распространения грамотности на
Руси и масштабным каменным строительством. Им был заложен наш город
Владимир-на-Клязьме, основаны Белгород, Переяславль и другие русские
города. Празднование Святому равноапостольному Владимиру было
установлено Святым Александром Невским после того, как 15 мая 1240 года
помощью и заступничеством Святого Владимира была им одержана знаменитая
Невская победа над шведскими крестоносцами.
2015 год – год 1000-летия памяти Святого равноапостольного великого
князя Владимира. Память о нём донесли до нас через тысячелетие как
письменные источники – летописи, так и устные – былины, легенды, предания.
Сегодня обращение к первоисточникам для изучения личности Великого князя
Владимира особенно актуально. И если памятники письменности
зафиксировали оценки современников по отношению к деяниям князя
Владимира Святославича, то в произведениях устного народного творчества на
протяжении веков не могло не возникнуть изменений в передаче событий и
характеров.
Отсюда следует ГИПОТЕЗА: фольклорный образ Великого князя
Владимира претерпел изменения в более поздних вариантах произведений
устного народного творчества.
Итак, ЦЕЛЬЮ моего исследования стало изучение образа Великого князя
Владимира в былинах.
Для реализации этой цели я поставил перед собой следующие ЗАДАЧИ:
1) познакомиться с имеющимися по данной теме литературой и
источниками в Интернете;
2) проанализировать особенности былинного жанра;
3) проанализировать былины, создающие образ князя Владимира
Святославича;
4) определить причины, повлиявшие на изменение фольклорного образа
Великого князя Владимира.
В своём исследовании я главным образом опирался на идеи, высказанные
в работах В.Я.Проппа «Русский героический эпос» и Ф.М.Селиванова
«Поэтика былин в историко-филологическом освещении».
2
ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
1. Былины и историческая действительность
Былины – русские народные эпические песни о подвигах богатырей.
Основой сюжета былины является какое-либо героическое событие либо
примечательный эпизод русской истории (отсюда народное название былины –
«ста́рина», «старинушка», подразумевающее, что действие, о котором идёт речь,
происходило в прошлом).
Впервые термин «былины» введён Иваном Сахаровым в сборнике «Песни
русского народа» в 1839 году, он предложил его исходя из выражения «по
былинам» в «Слове о полку Игореве», что значило «согласно фактам».
Большинство известных нам былин складывалось в эпоху Киевской Руси
(IX-XII в.в.), а некоторые из старин восходят и вовсе к древним
догосударственным временам. В то же время не только исследователь, но и
простой читатель может найти в текстах былин отголоски событий и быта
гораздо более поздних эпох. Отсюда возникает вопрос о соотношении эпоса и
исторической действительности, вызвавший множество споров в научной среде.
Как бы то ни было, былина представляет нам особый мир – мир русского эпоса,
в рамках которого происходит причудливое взаимодействие и переплетение
разнообразных исторических эпох. Исследователь Ф.М. Селиванов писал:
«Далеко не все события и герои, однажды воспетые, оставались в памяти
потомков. Ранее возникшие произведения перерабатывались применительно к
новым событиям и новым людям, если последние казались более
значительными; такие переработки могли быть многократными. Происходило и
по-другому: прежним героям приписывались дела и подвиги, совершаемые
позднее. Так постепенно складывался особый условно-исторический эпический
мир с относительно небольшим числом действующих лиц и ограниченным
кругом событий. Эпический мир по законам устной исторической памяти и
народного художественного мышления объединял в себе людей из разных
столетий и разных эпох. Так, все киевские богатыри (Илья Муромец, Добрыня
Никитич, Алеша Попович, Михайло Потык, Ставр Годинович, Чурило
Пленкович, Сухман и др.) становились современниками одного князя
Владимира и жили в эпоху расцвета Киевской Руси, хотя им приходилось
сражаться с врагами, досаждавшими Русской земле с X до XVI в.в. К этой же
эпохе подтягивались и герои, эпические повествования о которых существовали
задолго до княжения Владимира Святославича (Вольга, Святогор, Микула
Селянинович)»1.
Надо понимать, что героический эпос не отражает исторических событий,
а преображает их. Песенно-эпическая память народа – не том летописного
свода, стоящий на полке, она не хранит деяний прошлого в точности, а
представляет собою народное осмысление истории и, передаваясь столетиями
из уст в уста, изменяется, скрывая историческую первооснову под
позднейшими наслоениями. Вот какова, по наблюдениям учёного первой
Селиванов Ф.М. Поэтика былин в историко-филологическом освещении: композиция, художественный мир,
особенности языка. – М.: Кругъ, 2009, - с.28
1
3
половины XX века Н.П.Андреева, может быть эта «многослойность»: «В
былинах о Владимире рассказывается, например, о том, как к Киеву подступает
татарский царь «Батыга» (или «Абатуище» и т.п.). В одном из вариантов
изображается, как Владимир торопится по совету окружающих вызвать
богатыря на помощь:
Ещё ту князь Владимир да не ослушался,
А нахватил он ведь кунью шубочку соболью,
Обувал же калоши да на босу ногу,
А побежал да ко кружалу да государеву. [Григорьев, т. 3, № 15 (319)]
Таким образом, в одном и том же тексте сталкиваются факты X-XI веков
(Владимир Святой), XIII в. (татары под предводительством Батыя взяли Киев в
1240 г.), XVI-XVII веков («кружало государево», то есть кабак) и XIX-XX веков
(«калоши»). Совершенно ясно, что песни о Владимире в X-XI веках не могли
говорить ни о «калошах», ни о «кружале», ни о татарах: древняя былина дожила
до позднейших времён и приобрела за свою долгую жизнь новые черты»2.
Фольклористы различных научных школ выработали несколько гипотез
образования новых вариантов былин. Вот как их излагает профессор
Ф.М.Селиванов: «1) историческое событие отдельными реалиями наслаивалось
на уже существующий сюжет; 2) событие, изображённое в былине, неизбежно
заслонялось позднейшими многократными историческими наслоениями, что
затрудняет или делает невозможным поиск исконного содержания;
3)первоначальный отклик на событие осуществлялся в произведениях другого
жанра (хвалебная песнь, сказание, предание), содержательную сторону которых
впитала в себя былина»3. Из третьего положения также вытекает, что сами
былины в том виде, как они нам знакомы, складывались позднее времён
Киевской Руси – уже в эпоху удельных княжеств и татаро-монгольского ига, а
во времена единого древнерусского государства бытовали лишь так называемые
«протоформы» будущих былин (песни-хроники, отражавшие только что
свершившееся событие; песни-славы в честь князей, звучавшие на пирах, а
также, возможно, их противоположность – песни-поношения; воинские
причитания, исполнявшиеся на похоронах и поминках), причём не в массе
простого народа, а в дружинной среде, в окружении князя.
Во время татаро-монгольского ига на основе этих более ранних песенных
жанров уже среди крестьянства и посадских людей начали складываться
собственно былины, ставшие воспоминанием о былом единстве Русской земли,
позволявшем успешно отражать набеги иноплеменников, а также и призывом к
объединению разрозненных сил для общей борьбы с захватчиками. Это точно
выразил ещё в XIX веке критик Н.А.Добролюбов: «… во времена бедствий
родной земли вспомнил он народ минувшую славу и обратился к разработке
старинных преданий. Тут он начал организовывать разбросанные сказания,
перепутал лица, местности и эпохи и целый трёхсотлетний период
сгруппировал около лица одного Владимира, бывшего ему памятнее других.
Н.П.Андреев. Былины. – ФЭБ: http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/byl/bil-005-.htm
Селиванов Ф.М. Поэтика былин в историко-филологическом освещении:
художественный мир, особенности языка. – М.: Кругъ, 2009, - с.29
2
3
композиция,
4
Богатырей Владимировых заставил сражаться с татарами и самого Владимира
сделал данником грозного короля Золотой Орды Этмануйла Этмануйловича… В
живой действительности народ не видел никакого средства управиться с своими
поработителями… Но тяжела была ему эта покорность, и он всё не оставлял
мечтать о средствах освобождения»4.
Именно та важная роль, какую стали играть былины в национальноосвободительной борьбе, возрождении русского государства после иноземного
ига, и обеспечила им такую долгую жизнь в устной традиции – они пережили
воспетую ими Киевскую Русь на целое тысячелетие! По мнению профессора
Ф.М.Селиванова, «русский народ, формировавшийся в XIV-XV веках,
осознавал себя непосредственным наследником Киевской Руси, её славной
истории, её былого могущества. Воспоминания о героическом прошлом поновому представали в эпоху национальной консолидации в условиях борьбы
против ордынского ига… Будучи отражением процесса этнической
консолидации, былины одновременно способствовали укреплению идеи
единства народа»5.
2. Былины о князе Владимире Святославиче Святом
Ещё В.Г.Белинский выделил в русских былинах киевский цикл и
новгородский. Подавляющее большинство сюжетов принадлежит к киевскому
циклу. Основу содержания этих былин составляют события времён Киевской
Руси – огромного восточноевропейского государства, населённого
древнерусскими племенами (поляне, древляне, северяне, дреговичи, радимичи,
вятичи, кривичи, словене и пр.), предками современных русских, украинцев и
белорусов. Большинство событий, происходящих в былинах, приурочено к
стольному городу Киеву и двору князя Владимира, былинный образ которого
объединил воспоминания по меньшей мере о двух киевских великих князьях:
Владимире Святославиче Святом (960 – 1015) и Владимире Всеволодовиче
Мономахе (1053 – 1125). Основная тема – защита Русской земли от южных
кочевников; Киев не просто место действия былин, а он воспет как центр
русских земель: из Мурома, Ростова, Рязани, Галича едут богатыри на службу в
Киев.
Формирование киевского цикла былин определялось характерными
историческими обстоятельствами. В IX – XI веках Киев достиг высокого
расцвета и могущества; он играл важную роль в борьбе с печенегами и
половцами, закрывая им путь в северные русские земли. В этой борьбе
осознавались общерусские задачи и складывалось самосознание русского
народа. Киев в это время объединял почти все русские области и был
признанным их центром. Князь Владимир сыграл видную роль в организации
борьбы с печенегами. Он совершил ряд победных походов и в своей
деятельности пользовался поддержкой народных масс. При Владимире
Добролюбов
Н.А.
О степени участия
народности в развитии русской литературы:
http://az.lib.ru/d/dobroljubow_n_a/text_0280.shtml
5
Селиванов Ф.М. Поэтика былин в историко-филологическом освещении композиция,
художественный мир, особенности языка. – М.: Кругъ, 2009, - с.31
4
5
построены оборонительные рубежи – заставы; перестали нанимать варяжские
отряды, а начали привлекать в дружину простых людей. Демократизация
сказалась и в общественном устройстве: пиры Владимира были своеобразными
совещаниями, на осенние праздники урожая князь созывал «множество
народа». Реформа управления княжествами и крещение Руси имели своё
значение. Всё это было основой положительной оценки деятельности князя
Владимира и обусловило его идеализацию. Летописи называют его «Великим»,
а былины «Красным солнышком».
Образ Великого князя Владимира я исследовал на материале былин:
«Былина о Сухмане-Богатыре», «Илья Муромец в ссоре с князем Владимиром»
(Источник: Песни, собранные П. В. Киреевским. Вып. 1-10. М., 1860–1874),
«Илья Муромец и Идолище в Киеве» (Источник: Беломорские былины,
записанные А. В. Марковым. М., 1901), «Илья Муромец и Соловей-Разбойник»,
«Илья Муромец и Калин-царь», «Илья Муромец и голи кабацкие» (Источник:
Онежские былины, записанные А. Ф. Гильфердингом летом 1871 года. М. –
Л.,1950), «Добрыня и Дунай сватают невесту князю Владимиру» (Источник:
Архангельские былины и исторические песни, собранные А. Д. Григорьевым в
1899–1901 гг., с напевами, записанными посредством фонографа. СПб., 2003),
«Идолище сватает племянницу князя Владимира», (Источник: Беломорские
былины, записанные А. В. Марковым. М., 1901).
3. Приёмы идеализации образа князя Владимира в былинах
Зачин – устойчивое начало былины, которое служит исходным моментом
действия, содержит экспозицию (указание на время и место действия).
Наиболее употребительным зачином в былинах служит картина пира у князя
Владимира:
В стольном городе во Киеве
У ласкова у князя у Владимира
Было пированьице - почестен пир
На многих князей, на бояр,
На русских могучих богатырей
И на всю поляницу удалую.
Такие сходные описания, встречающиеся в разных былинах, называются
общими местами. Нельзя забывать, что пир как совместная трапеза – это
средство соединения группы воедино, это древняя традиция застолья как своего
рода братства, предложения дружбы и помощи. Пир и власть взаимосвязаны.
Пир символизирует благополучие народа, силу князя и его богатырского войска.
Имя князя Владимира в каждой былине сопровождается эпитетами
"Красное солнышко", "светлый", "пресветлый", "славный", "ласковый",
"грозный". Эти выразительные средства одновременно традиционны и
оценочны. «У ласкового князя у Владимира» «ясны очи», «уста сахарные»,
«суд праведный», «столы белодубовые», «гусли звончатые», «палаты
красовитыя», «луга гряновитыя», у него «светлая светлица», «меды медвяные»
(тавтологические эпитеты).
Согласно принципу контрастности, широко использующемуся в былинах,
6
образу «светлого» князя Владимира противопоставлены «собака Калин-царь»,
«Идолище поганое» и прочие образы, олицетворяющие враждебные Русской
земле силы.
Противопоставление вызывает парные уменьшительно-ласкательные и
увеличительные формы: «Идолище», «ручища словно граблища», «головища с
лоханищу», «глазища» – и «желтые кудёрки» князя, его «кунья шубонька»,
жена Опраксеюшка, выходит он «скорёхонько» «во горенку» и т.д.
Враги князя Владимира огромны, гиперболы в их изображении позволяют
подчеркнуть силу и смелость богатырей, вступающих с ними в борьбу.
Важное место в былинах занимает диалог – объяснение героев, в котором
выявляются цели их действий, душевные состояния, отношения друг к другу.
Вот как обращается к своим богатырям князь Владимир, оправдывая своё
прозвище «ласковый»:
Говорит тут князь Владимир да стольнокиевский:
«Уж вы, слуги, мои слуги да слуги верные!»
«Уж ты ой, тихой Дунай да сын Иванович!
Послужи ты мне нонче да верой правдою…»
4. Позднейшие изменения былинного образа князя Владимира
Былинный образ Владимира претерпел изменения. В дальнейшем своём
развитии он приобретает иные черты: сначала он, как говорит Н.А.Добролюбов,
противопоставлялся современным князьям как укор им в неумении вести
борьбу против иноземных захватчиков, а затем в образе Владимира всё более
стали развиваться отрицательные черты: сначала он стал изображаться
иронически, как в былине «Илья Муромец и Соловей-разбойник», а потом и
ещё более критически, как в былине «Ссора Ильи Муромца с князем
Владимиром». Он стал представляться как самодур, который может наказать
богатыря без его вины, как деспот, который может нарушить обычай и сватать
жену Добрыни за Алёшу Поповича. Особенно стали осуждаться его бессилие и
трусость, черты, которые были приписаны ему позже. Он стал изображаться как
данник Батыю, как князь, который готов отдать Киев Калину-царю.
В былинах Владимир постоянно является пирующим с купцами да
боярами. Являются во время пира его богатыри, израненные, «булавами буйны
головы пробиваны», с известием о вражьей силе, появившейся на Русской
земле, а князь пьет, ест, прохлаждается, их челобитья не слушает. Более того, не
верит в подвиги богатырей, эту силу одолевших («Илья Муромец и СоловейРазбойник», «Былина о Сухмане-Богатыре»). Приезжая на пир, богатырь
оказывается на краю социальной пропасти, лежащей меж ним и гостями. О
многом говорит факт повторяемости былинного сюжета о ссоре богатырей с
князем Владимиром, обиде на него. Одна из причин конфликта – подарок,
оскорбляющий богатырскую честь. По другим версиям, богатырю князь уделяет
не достаточно почетное место или вовсе забывает позвать на пир. Богатыри
попадают в опалу, изгоняются из Киева, и Владимир обрисовывается как
сторонник князей и бояр, как трус и даже изменник.
Нападает на Киев Калин-царь – Владимир «закручинился, запечалился,
7
повесил буйну голову и потупил очи ясные» оттого, что «нет у него стоятеля,
нет сберегателя...» Приезжает Илья Муромец с Соловьем-разбойником и велит
ему свистнуть в полсвиста, а князя Владимира, вместе с его княгинею, берет
под пазуху, чтобы они не упали от свисту соловьиного. А в другой песне князь
Владимир и «окорач ползет» от сильного свиста.
Эти примеры говорят о сниженности образа князя Владимира в былинах.
5. Причины, повлиявшие на изменение
фольклорного образа Великого князя Владимира
Н.А.Добролюбов видит причину снижения образа князя Владимира во
влиянии византийской книжности на народную поэзию: «Не такими
представлял народ наш своих князей, близких к норманскому периоду; это мы
видим в народных преданиях, записанных Нестором. Вспомним величавый
образ Святослава, храброго, деятельного, разделяющего с подданными все
труды, заботящегося о богатстве земли своей, говорящего: "Не посрамим земли
Русския, — ляжем костьми ту". Вспомним и позднейшее изображение князя
Игоря в "Слове", мало подвергшемся книжной порче: и он, подобно древним
князьям, является храбрым и деятельным; он сам идет во главе своего войска в
чужую землю, чтобы отомстить врагам за обиду земли Русской; он не
смущается пред опасностями и говорит: "Лучше потяту быти, неже полонену
быти..." Не таким является Владимир в наших народных сказаниях. В нем нет и
признаков русского князя; это не что иное, как византийский владыка или
вообще восточный правитель, недоступный для народа, стоящий от него на
недосягаемой высоте, счастливый избранник судьбы, не имеющий другого дела,
кроме пиров и веселья. Есть ли во всем этом хоть какое-нибудь сходство с чисто
русским, собственным, народным представлением князей? Есть ли что-нибудь
подобное вообще в славянских песнях, не подвергшихся восточному влиянию?
Подобные представления могли явиться только в позднейшую эпоху,
принесшую к нам много восточных понятий, усердно распространявшихся в
народе книжниками, которые столь же плохо понимали требования поэтической
истины, как и нужды русского народа»6.
Другое объяснение даёт снижению образа князя Владимира В.Я.Пропп7.
Он говорит, что картину, которую показывает русский эпос, можно
рассматривать как последнюю ступень уже завершившегося процесса
циклизации, понимая под циклизацией расположение действия песен вокруг
одного центра, Киева, и центрального лица, князя Владимира. По мере того как
происходит консолидация племен в государство, по мере того как начинает
появляться народ, этот герой становится главой своего народа, позднее —
главой своего государства. Став главой государства, этот герой теряет свою
активную роль, становится только носителем власти, и центр тяжести
повествования переносится на богатырей.
Но для такого обесцвечивания центральной фигуры имелась и другая
Добролюбов
Н.А.
О степени участия
народности в развитии русской литературы:
http://az.lib.ru/d/dobroljubow_n_a/text_0280.shtml
7 Пропп В.Я. Русский героический эпос. – ФЭБ: http://feb-web.ru/feb/byliny/critics/rge/rge-001-.htm
6
8
причина. Раннее феодальное государство на некотором этапе исторического
развития представляло собой прогрессивный тип общественной формы по
сравнению с племенным строем, при котором народ распадался на племена.
Таким прогрессивным государством была Киевская Русь. Однако, по мере роста
классовой дифференциации и классового антагонизма, киевский князь все
больше становится главой не только государства, но главой своего класса.
Высокий образ Владимира — более древний, сниженный образ
принадлежит более поздним векам обостренной классовой борьбы.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Эпос, как утверждает В.Я.Пропп, живуч не воспоминаниями прошлого, а
тем, что он отражает идеалы, которые лежат в будущем. Он отражает не
события той или иной эпохи, а ее стремления. Народ, возвеличивая киевскую
эпоху, стремился не к реставрации Киевской Руси, а смотрел вперед, стремился
к единству, которое Киевская Русь начала осуществлять, но не довела до конца.
То, к чему стремился народ, позднее было осуществлено Москвой.
Киевский, или Владимиров, былинный цикл отразил общенациональную
идею народного единства в период феодальной раздробленности. Эпический
князь Владимир стал организующим центром того государственного единства, к
которому народ стремился. Это стремление народ не только выразил в своем
эпосе, он осуществил его в своем историческом развитии.
Былинный образ Великого князя Владимира послужил воплощению в
жизнь общенациональной идеи.
Литература и Интернет-источники
1. Андреев Н.П. Былины. – ФЭБ: http://feb-web.ru/feb/byliny/texts/byl/bil-005-.htm
2. Добролюбов Н.А. О степени участия народности в развитии русской
литературы: http://az.lib.ru/d/dobroljubow_n_a/text_0280.shtml
3. Ковпик В. Калугина А. Былины. Исторические песни. Баллады. – М.: Эксмо, 2008
4. Лихачев Д. Эпическое время русских былин // Сборник: B честь академика
Б.Д.Грекова. М.; Л., 1952. С. 55—63.
5. Пропп В.Я. Русский героический эпос. – ФЭБ:
http://feb-web.ru/feb/byliny/critics/rge/rge-001-.htm
6. Сайт ПРАВОСЛАВИЕ.RU http://days.pravoslavie.ru/Life/life4240.htm
7. Селиванов Ф.М. Поэтика былин в историко-филологическом освещении:
композиция, художественный мир, особенности языка. – М.: Кругъ, 2009
Автор
boga4eva.galina
Документ
Категория
Искусство, Культура, Литература
Просмотров
656
Размер файла
187 Кб
Теги
владимир, фольклорная, образ, великого, князь, былинный
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа