close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ershov ural

код для вставкиСкачать
Н. Лапин
Автор «Конька-Горбунка» на Урале
14 июня 1856 года по случаю выхода в свет первого полного издания «Конькагорбунка» Петр Павлович Ершов писал: «Конек мой снова поскакал по всему русскому
царству... Заслышав тому уже 22 года, похвалу себе от таких людей, как Пушкин,
Жуковский и Плетнев, и проскакав в это время во всю долготу и широту русской земли,
он… тешит люд честной, старых и малых, и сидней и бывалых и будет тешить их, пока
русское слово будет находить отголосок в русской душе». Писатель не ошибся. Сто с
лишним лет спустя «Конька-горбунка» читают с интересом и дети, и взрослые.
Мне посчастливилось обнаружить неизвестные документы, проливающие свет
на литературную и общественную деятельность Ершова. Найденные в Курганской
области рукописи позволяют говорить о большой популярности «Конька-горбунка»
среди зауральских крестьян и о широкой просветительной деятельности его автора.
Ершов был современником Пушкина и декабристов. Находясь под
впечатлением революционного выступления 14 декабря 1825 года, Ершов в известном
стихотворении «Тимковскому» хотел: «во славу витязей свободы колосс подоблачный
вознесть».
Дружба с Кюхельбекером, Фонвизиным и другими, сосланными в Тобольск
«витязями свободы», не сделала Ершова активным борцом за свободолюбивые
идеалы декабристов. Однако его «Конек-горбунок» был близок по духу тем, кто
поднимался на борьбу с самодержавным строем. Свидетельство этого — рукописный
сборник, составленный в сороковых годах прошлого века в Зауралье. Этот сборник
бережно хранили несколько поколений учителей. Передала его Курганскому
пединституту учительница Шмаковской средней школы Лидия Михайловна Ткаченко.
Сборник, как указывает сделанная на нем надпись, составлен в селе Полевском
(вблизи от Шадринска) в мае 1842 года. Из 78 его страниц, написанных разными
почерками, 73 занимает сказка П.П. Ершова «Конек-горбунок». Кроме сказки, здесь
находятся рифмованные народные пословицы и поговорки, объединенные под
названием «Стихи», басня «Круглая порука», притча «Размышления о женитьбе».
Первое издание сказки Ершова 1834 года было изуродовано цензурой.
Последовавшие за ним издания 1840 и 1843 годов были перепечаткой первого
издания. Только четвертое издание 1856 года явилось публикацией полного «Конькагорбунка» без крупных цензурных изъятий.
Рукопись сказки Ершова в сборнике представляет собою вариант бесцензурного
текста «Конька-горбунка». Переписчики не могли скопировать его с печатного
издания, так как в 1842 году существовали только урезанные цензурой издания 1834 и
1840 годов. Они, следовательно, пользовались не сокращенным печатным, а имевшим
хождение в Зауралье полным рукописным текстом популярной сказки.
Созданная на основе народного фольклора сказка Ершова являлась
своеобразной сатирой на самодержавный строй. Обличительные тенденции «Конькагорбунка» были в свое время замечены и враждебно встречены цензурой.
Царская цензура по-своему была права. Крестьянству приходились по душе
эпизоды «Конька-горбунка», где выступали в смешном положении царь и его слуги.
Жалобы, подобные жалобам героев сказки,— «Мы, ты знаешь, как бедны, а оброк
давать должны»,— были понятны, близки и уральской деревне.
Обличительные настроения «Конька-горбунка» развивают и дополняют другие
произведения рукописного сборника села Полевского. «Стихи» — собрание народных
афоризмов, бичующих пороки общества, построенного на угнетении, лжи и обмане.
Правды и справедливости простому народу искать негде:
Правда сгорела...
Смирение спряталось,
Добродетель по миру ходит
с кошелем,
Благодеяние под арестом.
«Стихи» указывают, что лучшие моральные качества отсутствуют у тех, кто
должен быть образцом:
Вера осталась в Иерусалиме.
Надежда с якорем на дне моря,
Любовь больна простудою.
Обличая лицемерие, корыстолюбие и лживость духовенства, вера которого
«осталась в Иерусалиме», «Стихи» недвусмысленно клеймят и беззаконие
чиновников, ибо:
Кроткость взята под караул
на съезжей...
Закон у доктора на пуговицах.
Произвол и самоуправство властей над крестьянами, по словам «Стихов»,
привели к тому, что закон стал существовать только на пуговицах чиновничьих
мундиров. Фраза острая и меткая, так как у чиновников на форменных пуговицах
действительно символическое изображение свода законов с царской короной
наверху.
«Стихи» органически дополняют критическое отношение к власть имущим,
которое пронизывает «Конек-горбунок». Иронически-пренебрежительное отношение
ершовской сказки к царю и его челяди развивается «Стихами» в острую критику
морали эксплуататорского общества в целом. Подобная тенденция присуща и
остальным произведениям сборника. Басня «Круглая порука» направлена против
угнетателей слабых и обездоленных. Безрадостная доля деревенского жениха
показана в «Размышлениях о женитьбе». Трудно найти бедняку невесту: «богатую
взять, будет попрекать... церковного чину взять, кутейником станут звать... из
дворянства взять, надобно много убору содержать».
Отношение составителей сборника из села Полевского к окружающему их миру
обмана, произвола и эксплуатации выражено последней строфой «Стихов»: «Терпение
скоро лопнет — лопнуло». Терпение лопнуло! Эти слова сборника четко определяют
настроение крестьян Зауралья во время его составления.
Село Полевское, где был создан рукописный сборник, лежит в центре района,
крестьянское население которого известно еще с XVIII столетия своими
антикрепостническими выступлениями. Сороковые годы XIX столетия были временем
резкого обострения всех противоречий между феодально-крепостнической.
монархией и государственными крестьянами. Весной 1842 года Шадринский уезд
охватило мощное крестьянское движение, которое было подавлено только в 1843
году.
Появление в Зауралье рукописного сборника обличительных произведений —
яркое проявление бунтарских настроений деревни, терпение которой лопнуло.
Ершовский «Конек-горбунок» оказался созвучным настроениям повстанцев
Шадринского уезда. Грамотеи села Полевское тщательно скопировали с имеющейся у
них рукописи сказку Ершова, дополнив ее другими, родственными ей по духу
произведениями народного фольклора. Созданный в крестьянской среде рукописный
сборник из села Полевское отображает думы и чаяния зауральских хлеборобов.
Неизвестный до сих пор литературоведам этот сборник — редкий и очень ценный
памятник прошлого Урала.
Не менее интересны и связанные с деятельностью Ершова документы,
обнаруженные мной в Курганском областном архиве. Эти документы помогают поновому осветить ту область деятельности Ершова, которая до сих пор оставалась по
сути дела неизученной.
Окончив в 1835 году Петербургский университет, Ершов всю свою жизнь
проработал учителем, а с февраля 1857 года — директором Тобольской гимназии.
Ершов был передовым педагогом своего времени. В составленных им записках о
реформе гимназического курса он предлагал сократить количество часов, отводимых
на латинский язык, и за счет их увеличить объем таких предметов, как русский язык,
история, география, .естествознание. Будучи рядовым учителем, Ершов не мог
осуществить своих замыслов. Заняв в 1857 году пост директора гимназии, он получил
возможность влиять на постановку учебного дела не только в Тобольске: директор
гимназии по положению являлся руководителем всех школ, находящихся в губернии.
«На днях,— писал 27 ноября 1857 года Ершов своему петербургскому другу
Треборну,— отправляюсь путешествовать по дирекции. А дирекция, нечего сказать,
дистанция огромного размера, пять тысяч верст — не более. Нынче делаю только
около трех тысяч, оставляя остальные до февраля».
В первых числах декабря 1857 года кибитка Ершова мчалась по дороге на
Ялуторовск и Курган. Школы этих городов Ершов решил посетить в первую очередь.
Ознакомившись с ялуторовскими школами, Ершов во второй половине декабря
направился в Курган. Положение курганских школ было очень тяжелым. Уездное
училище еще кое-как проводило занятия, а женская школа их прекратила. Здание, в
котором она занималась, требовало срочного ремонта, не было ни учителей, ни денег
на приобретение самых необходимых пособий. Не было всего этого и у директора
училищ Тобольской губернии: денег на содержание женских школ бюджет царского
министерства народного просвещения не предусматривал. Однако Ершов нашел
выход. Чтобы собрать деньги на ремонт, Ершов обратился к местным купцам,
желавшим прослыть меценатами и тем обратить на себя внимание начальства, он
упросил преподавать в женской школе учителей уездного училища, добился обещания
от жен курганских чиновников помогать школе. 17 декабря 1857 года Ершов с
радостью сообщал жене: «Утро провел в сборах к дороге. Потом был у купца
Шишкина. Хлопоты мои о возобновлении в Кургане женской школы кончились
успехом. Купец Менщиков обещал за свой счет поправить школу и в течение целого
года выдавать жалованье учителю и все, что нужно для школы. Здешние дамы
согласились принять школу в свое покровительство... За обедом у Шишкина пили
здоровье школы и всех, принимавших в ней участие, а потом выпит еще бокал за
директора. Забыл сказать, что старшая дочь хозяина, очень умная и образованная
девица, приняла на себя труд обучать в школе рукоделию».
Добившись возобновления занятий в женской школе, Ершов много сделал и для
Курганского уездного училища. С 1833 года это училище занималось в двух ветхих
домах, которые грозили обвалом каждую минуту. Чтобы не допускать длительного
перерыва занятий, необходимо было немедля соорудить в Кургане новое школьное
здание. Никакими средствами для этого дирекция училищ Тобольской губернии не
располагала, и Ершов был вынужден собирать деньги путем подписки. По его
инициативе «Тобольские губернские ведомости» печатают имена жертвователей,
даже если они вносили 1—2 копейки. Примечательно, что давали деньги на училище
не только зажиточные горожане, но и крестьяне Курганского округа. Любой денежный
сбор, проводимый начальством, крестьяне встречали враждебно, но подписка,
организованная Ершовым, прошла успешно. Зауральская деревня знала и любила
автора «Конь ка-горбунка». «Кто не порадуется еще более усердию окружных
крестьян,— писали «Тобольские ведомости»,—которые не хотели в таком добром
деле отстать от городских обывателей в пожертвованиях своею трудовою копейкой. И
они поняли всю пользу уездного и приходского училища для их собственных детей».
Благодаря энергии Ершова было собрано 3 тысячи рублей, из которых крестьяне
пожертвовали около тысячи рублей. На эти деньги было куплено у купчихи Пелишевой
каменное здание, куда после различных переделок и переехало училище.
Вплоть до своей отставки в 1862 г. Ершов продолжал интересоваться делами
курганских школ. Об этом рассказывают документы Курганского областного архива.
Письма в Курган директора училищ Тобольской губернии Ершова по финансовым
вопросам свидетельствуют о его неутомимых хлопотах по налаживанию бюджета
местных школ. Хорошо зная о тяжелом материальном положении рядовых учителей,
Ершов добивается для них прибавки к жалованию. 29 декабря 1860 года Ершов писал
смотрителю Курганского училища: «Из числа суммы всемилостивейше назначенной на
добавок к жалованью учителям приходских училищ на 1859 и 1860 год, я
препровождаю при сем к Вашему высокоблагородию сто шестьдесят девять рублей
одиннадцать с четью копеек и покорно прошу Вас, милостивый государь, выдать их
учителю вверенного вам приходского училища Михайлову» .
Выдающийся русский писатель Ершов знал силу печатного слова. Он постоянно
заботился о том, чтобы училища получали новые книги и журналы. 23 марта 1861 года
Ершов напоминал Курганскому училищу о необходимости своевременной посылки
денег на выписку «Отечественных записок» — одного из самых передовых журналов
того времени.
Просветительная деятельность Ершова имела большое значение для Зауралья.
Чудесный сказочник, энтузиаст развития школьного дела навсегда вписал свое имя в
историю нашего края.
// Урал. – 1965. - №3. – С. 186-188
Документ
Категория
Культура
Просмотров
16
Размер файла
318 Кб
Теги
ershov, ural
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа