close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Печурчик Ю. Ю. Учение Канта о рефлектирующей способности суждения. Канд. дис.

код для вставкиСкачать
Dissertation. Kant's doctrine of the reflective Judgement
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
_____________________________________________________________
На правах рукописи
Печурчик Юзеф Юзефович
Учение Канта о рефлектирующей способности суждения
Специальность 09.00.03 — История философии
Диссертация
на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Санкт-Петербург 1996
Диссертация выполнена на кафедре истории философии философского факультета
Санкт-Петербургского государственного университета.
Научный руководитель: доктор философских наук,
профессор Ю.В. Перов
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор Я.А.Слинин
кандидат философских наук, А.И.Тимофеев.
Ведущая организация:
Российский государственный педагогический
университет им А.И.Герцена (Санкт-Петербург)
Защита состоится 19 сентября 1996 г. в 14.00 час. на заседании диссертационного
совета К.063.57.18 по защите диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук в Санкт-Петербургском государственном университете по адресу:
199034, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, д.5, философский факультет, ауд. №
Kant's doctrine of the reflective Judgement
Abstract. The dissertation investigates the Kantian system as trihotomicheskoe unity of the principles of
reason, the power of judgment and reason, which is achieved due to the opening of the third "criticism" a
priori principle of judgment. It Kant concludes that his system is given a priori as the trinity. Thus, the
principle of judgment mediates between the theoretical and practical philosophy. Kant believes that reason - discursive, and the mind - intuitive. Intuitive knowledge or engaged in speculative systematization.
The thesis also examines the concept of moral spirituality based on the root causes of dualism (God) and
intellectual causality (freedom) The study reveals that the concept of reflective Judgement has a kinship
with such concepts as "the beginning", "first principle", the "principle", "reason "," causa sui
","entelechy", "speculative reason" and others. The author enriches domestic research that attempts to
reconstruct the integrity of the system of Kant.
Keywords: reflective Judgement, trichotomy, judgment, system, teleology, speculative reason.
-2СОДЕРЖАНИЕ
Стр.
ВВЕДЕНИЕ................................................................................................................. 3-22
Глава I. Становление понятия рефлектирующей способности суждения в критической философии…………………………………………………………………………………………………... 23-90
§ 1. Понятие способности суждения у Канта..................................................................................
23-53
§ 2. Понятие способности суждения и рефлексия.......................................................................... 5469
§ 3. Понятие рефлектирующей способности суждения
и спекулятивного разума .................................................................................................................
70-90
Глава II. Понятие рефлектирующей способности
суждения. ......................................................................................................................................... 91152
§ 1. Понятие целесообразности.................................................................................................... 91103
§ 2, Понятие эстетически-рефлектирующей способности суждения........................................ 104134
§ 3. Понятие рефлектирующей способности
суждения вообще............................................................................................................................. 135152
ЗАКЛЮЧЕНИЕ .............................................................................................................................. 153163
ЛИТЕРАТУРА................................................................................................................................. 164179
-3ВВЕДЕНИЕ
Рефлектирующая способность суждения играет важную роль для понимания философии
И.Канта в ее систематическом единстве. Кант полагал, что только после исследования этой способности можно считать завершенной критическую часть его философии1, которая посвящена
критике чистого разума, его априорных принципов. Открытие и обоснование априорного принципа способности суждения вносит единство в систему принципов чистого разума. Разработка понятия рефлектирующей способности суждения тесно связана, таким образом, с понятием системы у
Канта, о возможности интерпретаций которого ведутся дискуссии в исследовательской литературе. Является нерешенной проблема, какая из "Критик" дает в наиболее адекватном виде целостное
представление о кантовской системе.
Понятие "критика" в докантовской метафизике соотносилось с понятием "способность суждения" в его широком значении как "способность оценки", "суждение вкуса", "практическое суждение", и т.д. В поисках материального критерия истины Кант разрабатывает трансцендентальную
способность суждения, априорными принципами которой выступает система категорий. Применение принципов трансцендентальной способности суждения требует творческого подхода, инту1
Кант И. Критика способности суждения. Соч. в 6-ти т., Т.5. М., "Мысль", 1966. С.167.
иции (Muttterwitz), врожденной способности ума оценивать факты, которая требует упражения, но
отсутствие которой не может заменить многознание. Естественная способность суждения
(secunda Petri), эвристические возможности которой были отмечены Кантом уже в первой "Критике", служит основанием критического исследования принципа способности суждения, составляющего самую важную часть "Критики способности суждения". Принцип способности суждения
позволяет превратить дуалистическое строение "критики" в трихотомическое в соответствии с
высшими -4- ("т.е. как содержащие в себе автономию"2) способностями души: "Представить совокупность способностей субъекта в форме целостной системы было заветной мечтой Канта, в максимальной степени реализованной им именно в "Критике способности суждения", само создание
которой было инициировано стремлением к системности"3, - подчеркивает Ю.В. Перов.
Принцип трихотомического деления, примененный при построении таблицы категорий в "Критике чистого разума", реализуется в "Критике способности суждения" в таблице "всех высших
способностей с точки зрения их систематического единства"4. Трансцендентальная дедукция
идей, которая еще мало исследована в нашей литературе, тоже построена на трихотомическом
принципе, который реализуется в трех законах: однородности, спецификации и 'непрерывности
форм, где "третий закон соединяет оба первых закона"5. В "Приложении к трансцендентальной
диалектике", исследуя дедукцию идей, Кант ссылается на максимы способности суждения, которые во Введении к "Критике способности суждения" называются сентенциями метафизической
мудрости.
Поскольку систематизации особенных законов посредством максим способности суждения в
первой "Критике" уделяется даже больше места, чем в третьей "Критике", то некоторые немецкие
исследователи считают гипотетическое применение разума аналогичным систематизирующей
функции рефлектирующей способности суждения. М. Лидтке в работе "Der Begriff der
reflektierende Urteilskraft in Kants Kritik der reinen Vernunft" включает систематизирующую способность суждения в телеологическую. Кроме нее он отмечает -5- способность суждения о внутренней целесообразности (биологическая) и способность суждения о внешней целесообразности
(конечная). А. Модель в книге "Metaphysik und reflektierende Urteilskraft bei Kant" полагает, что
систематизацией особенных законов в "Критике чистого разума" Кант занимается шире и более
разнообразными способами. А.-Б Хэрткорн в диссертации "Kritik und System" отмечает, что синтезирующая способность суждения служит мостом между теоретическим и практическим разумом. В диссертации исследуется роль систематизации особенных законов в осознании Кантом
априорного характера принципа способности суждения. Априорный принцип целесообразности
позволяет достроить систему критической философии на основе системы априорных принципов,
которая представлена в таблице всех высших способностей. Так как единство кантовской системы
не аналитическое, а синтетическое, то его система имеет не дуалистическое, а трихотомическое
строение. Кант указывает в примечании и к таблице категорий, и к таблице всех априорных (высших или чистых) способностей на специфику своего деления в чистой философии: синтетическое
деление "необходимо должно быть трихотомией"6.
Б. Тушлинг утверждает, "что сам Кант преодолел ограниченность классической трансцендентально-философской точки зрения и указал на необходимость определенного спекулятивного
расширения и модификации своей системы"7 в сторону философии Фихте, Шеллинга и Гегеля.
Свою позицию Кант недвусмысленно высказал в заявлении по поводу фихтевской монистической интерпретации кантовской философии. Возникает поэтому необходимость исследования по-
Там же. С. 197.
Перов Ю. В. Кант о способности суждения в контексте природы и свободы, сущего и должного. //Иммануил Кант.
Критика способности суждения. СПб., 1995. С.5-65.
4
Кант И. Критика способности суждения. С. 198.
5
Там же. С. 563.
6
Там же. С. 198.
7
Тушлинг Б. Проблема системы трансцендентального идеализма в "Критике способности суждения" //Кант. Сб.
Вып. 16, 1991. С. 8.
2
3
нятия системы у Канта, которое требует уточнения как трихотомичес-6-кое единство принципов
рассудка (категорий), способности суждения (принцип целесообразности) и разума (идеи).
В отечественной литературе отсутствуют специальные работы, посвященные анализу понятия
рефлектирующей способности суждения. Исследованию подвергаются особенные виды этого понятия: эстетическая и телеологическая способности суждения. Нет указания на то, что существует
связь между систематизирующей функцией спекулятивного разума, которую Кант уже в первой
"Критике" оценивал как телеологию, и рефлектирующей способностью суждения.
На важность для понимания философии Канта систематизирующей деятельности гипотетического разума указывал В.Ф. Асмус в вводной статье к "Критике способности суждения". Т.Б. Длугач в работе "Проблема единства теории и практики в немецкой классической философии" отмечает, что Кант вдруг начинает предполагать не только чисто логическое, но и объективное применение идей разума. Подобные высказывания имеются и у других авторов, но ни дедукции идей, ни
анализу систематизирующего их применения не посвящено ни одного специального исследования.
Систематизирующую способность суждения как модификацию телеологической исследуют в
своих работах М.А Булатов, Л.А. Калинников и С.В. Корнилов. Больше всего внимания уделено
эстетической способности суждения. Ей посвящены работы В.Ф. Асмуса, М.Н. Афасижева, Ю.Б.
Борева, A.B. Гулыги, М.С Кагана, Л. И. Новожиловой, М. Ф. Овсянникова, Л.Н. Столовича и др.
Кроме уже отмеченных работ Б.Тушлинга и М.Лидтке в диссертации используются работы
следующих зарубежных авторов: М. Баума, К. Дюзинга, Д. Ленфернс, А. Модель, Г. Ненон, X.
Ратке, М. Райзингер, Т, Рокмор, Х.-Г Гадамера, Г. Функе, А.-Б. Хэрткорн, H.O. Шроль-Фляйшер,
анализу которых посвящены введение и первая глава .
Макс Лидтке предпринял попытку выявить наличие понятия рефлектирующей способности в
первой "Критике". Некоторые интерп-7-ретаторы отождествляют принцип целесообразности с
гипотетическими идеями спекулятивного разума. Подобные высказывания выявляют последовательность и цельность кантовского мировоззрения, которое, обладая оригинальностью, не выпадает из традиции, a coxраняет с ней тесную связь. А. Модель соотносит термины рефлексия, спекуляция, используя зеркальную метафорику, так как specula означает по-латыни зеркало.
В отечественной литературе тоже можно найти подтверждение гипотезы А. Моделя. M.А. Гарнцев обращает внимание на иллюминизм (или световую символику) у Плотина и Августина в связи с интеллектуальной интуицией Декарта и спекулятивным мышлением 8. M. Лидтке исследует
истоки понятия рефлектирующей способности суждения в немецком Просвещении, показывает
становление его в "Критике чистого разума" и дает систематизацию его модификаций в "Критике
способности суждения". Д. Ленферс9 сводит учение Канта к тезису: "Телеология находит свое
объяснение только в теологии"10. Шроль-Фляйшер опирается на тезис Канта: "Положение есть
Бог, стало быть, есть высшее благо в мире, есть априорное синтетическое положение, которое из
морали не может быть развито аналитически"11. Главный вывод его книги состоит в том, что апология морали Канта требует включения понятия Бога в философскую систему, чтобы показать неразрывную связь этого понятия с тeoрией познания12.
Гегель полагал, что разум обладает в лице рефлектирующей -8- способности суждения высшей систематизирующей силой13. Если рассматривают кантовскую систему философии как предшественницу и исток гегелевской, то сводят ее к какому-либо высшему принципу. Тушлинг Б. отстаивает тезис, который поддерживают многие авторы: "Поворот, который был принятием и требованием идеи субъективности у Фихте, Шеллинга и Гегеля, фактически уже был основополага-
Гарнцев M.А. Проблема самосознания в западноевропейской философии. М., 1987. С.194-195.
Lenferns D. Kants Weg von der teleologie zur Theologie. Köln, 1965.
10
Кант И. Соч. Т. 5. С. 427.
11
Кант И. Трактаты и письма. Издательство: Наука, 1980. С.81.
12
Schroll-Fleischer N.O. Der Gottesgedanke in der der Philosophie Kants. Odense,1984. S. 11.
13
Гегель Г.В Ф. Сочинения в 14 томах.Tом 11. Лекции пo истории философии. Кн. 3. М.: Соцэкгиз, 1935ю С.454.
8
9
юще закреплен в кантовской системе14. А. Гулыга пишет, что почти все разновидности современного философствования восходят к Канту.15
Влияние Канта на последующее развитие философии огромно. Однако, возникает вопрос, какова собственная позиция самого Канта, если многие (часто противоположные) системы берут в
ней свое начало, Анализ переписки, относящейся к периоду зарождения критического поворота
наводит на мысль, что трансцендентальная философия была задумана, прежде всего, как моральная философия, для обоснования которой были внесены изменения в теоретическую часть метафизики, позволяющие разъединить природную и свободную каузальность. Чтобы спасти свободу,
Кант постулирует априорность форм созерцания. Он понимает, что таким образом достигается
лишь отрицательное определение свободы, ибо полного влияния чувственного мира избежать в
этой жизни невозможно. Постулат же бессмертия предполагает понятие Бога: "Без Бога в кантовской системе нельзя допустить, что феноменальный мир может быть приведен в соответствие с
нравственным законом"16,- пишет В. Хёсле.
В диссертации отстаивается тезис, что благодаря эстети-9-ческой способности суждения Кант
вовсе не выходит за рамки критицизма, как считают некоторые авторы17, а, напротив, укрепляет
его, точно также как понятие рефлектирующей способности суждения позволяет довести до логического завершения систему трансцендентализма. Одновременно получает оформление понятие
системы у Канта, построение которой иное, чем у Гегеля, что не исключает возможности их сравнительного анализа, как это делает, например, М. Баум: "Парадоксальные гегелевские разъяснения определенного отрицания и метода, делающего возможным систему философии, становятся
понятными и могут быть, следовательно, спасены, если мы вспомним об аргументах Канта в
"Критике способности суждения".18
Кант, возражая на попытку интерпретации своей философии у Фихте, категорически настаивал,
что у него уже имеется завершенная система философии19. Так уже "Критику чистого разума" он
считал целостной и завершенной. Для построения системы он полагал достаточным таблицы категорий. Под системой принципов Кант понимает трихотомическую их рядоположность, которая
обладает тем не менее единством. В диссертации раскрывается специфика кантовского понимания
систематического единства, которое не сводимо, ни к гегелевскому, ни к аддитивному. Оно отражает двойственную природу человека, нравственная сущность которого не всегда берет верх над
природной. Как писал о человеке Гете в "Фаусте": паденья эти и подъемы так в совершенстве мне
знакомы. Д.Реале и Д. Антисери полагают, что говоря о практическом законе, Кант "философски
интерпретирует евангельскую максиму, согласно которой мо-10-рально не то, что делается, а
намерение, с которым нечто сделано. Благая воля - суть евангельской морали"20.
Полного примирения между Богом и человеком, между природной необходимостью и свободной каузальностью невозможно. Согласование между чувственностью и разумом осуществляет не
предустановленная гармония, а аналогия между моральной и природной целесообразностью,
между божественным и человеческим разумом. Корнилов С.В. рассматривает важность принципа
аналогии только для изучения органического мира: "Принципиальная новизна аналогии в кантовской телеологии заключается в том, что она перестает мыслиться как способ доказательства и
приобретает статус эвристического приема изучения органических существ». Эта идея является
плодотворным вкладом Канта в методологию науки"21. Кант аналогию называл умозаключением
Тушлинг Б. Проблема системы трансцендентального идеализма в "Критике способности суждения" С. 9.
Гулыга А. Кант. М.,1977. С. 5.
16
Хёсле В. Этика и наука в философской системе Канта //Хёсле В. Гении философии Нового времени. М., 1992. С.70103.
17
См. Модель А. Указ. Соч. С. 188.
18
Баум М. Отношение системы и диалектики у Гегеля. //Философия Гегеля: проблемы диалектики. М., 1987. С. 198.
19
Кант И. Трактаты и письма. С. 625.
20
Реале Д. и Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Новое время (от Леонардо до Канта). СПб.: Петрополис, 1996. С.656.
21
Корнилов С.В. Аналогия как принцип телеологической способности суждения. //Кант. сб. Вып. 17. С. 42-49. С.
49.
14
15
рефлектирующей способности. Исследование, проведенное в диссертации, выявляет более широкое значение принципа аналогии, чем это отмечено у С. В. Корнилова.
И.С. Нарский отстаивает тезис, что "вопреки общераспространенному мнению, не третья, а
вторая "Критика" более эффективно нацелена на преодоление онтологического дуализма", что в
ней предпринята попытка проложить связующие мостки между миром феноменов и миром ноуменов22. Важным моментом исследования является решение проблемы, каким образом достигается примирение.
Калинников Л.А., рассматривая многообразие трактовок кри-11-тической философии в нашей,
и зарубежной литературе, считает необходимым для более адекватной интерпретации ее систематическое рассмотрение. Исследователи очень часто подгоняют кантовскую позицию под гегелевскую. Калинников Л.А. сводит систему Канта к телеологии. Открытие априорного созерцания
и связанная с ней дедукция категорий считается Кантом главным его достижением и поэтому в
диссертации понятие системы рассматривается так, чтобы не противоречить интенциям великого
мыслителя. Чернов С.А. правильно уточняет позицию Калинникова Л.А., что термин "телеологический" нельзя признать удачным для обозначения кантовского метода. Свою позицию Чернов
С.А. аргументирует тем, что понятие цели не выражает главного в кантовском методе. Не менее
важен также аспект целостности. Идея целостности суть принцип телеологии и если уж искать
высшую систематизирующую идею, то ею может быть только понятие свободы, пишет С.А. Чернов: "Вся теория науки Канта, трактовка всех гносеологических понятий, изображение всех деталей познавательного процесса с самого начала определены конечной целью - получением
трансцендентальной свободы"23.
Как пишет Баум М., у Канта нет логической связи между спонтанностью рассудка и свободой24. Он отмечает, что открытие априорного принципа способности суждения приводит к более
расширенному понятию природы, которое включает понятие сверхчувственного, природную волю человека и сближается с понятием свободы25. Проблема связи рассудка (intellectus ectipi) и разума (intellectus archetypi) выводит Канта на открытие априорных принципов -11- способности
суждения, к которым он подходит уже в первой "Критике", и формулировка которых наблюдается
в конце второй "Критики"26. Априорный принцип суждения вкуса первоначально по замыслу Канта должен был служить для реорганизации телеологии27.
Корнилов С.В. пишет, что Кант в первой "Критике" отверг телеологический метод,28 тогда как
большинство исследователей полагают, что он там присутствует. В диссертации проводится
обоснование последней интерпретации критической эпистемологии, тем более что и Корнилов
С.В. отмечает эвристические возможности принципов однородности, спецификации и непрерывности форм. Последние, как будет показано, по сути дела сводятся к принципу целесообразности
уже в "Критике чистого разума", указывая на его триадическую структуру, 29 по аналогии со строением таблицы категорий.
Корнилов С. В. прав в том, что Кант в "Критике чистого разума" скорее обозначил, чем исследовал телеологию,30 если под этим иметь в виду более ясное понимание проблемы, достигнутое в
третьей "Критике". Механистическая концепция науки исходит из аддитивности целого, а телеологическая предполагает знание целого, до познания частей31. Целое, о котором идет здесь
речь, представляет собой некий зародыш, систему априорных принципов разума 32. Сравнение целого с организмом, как будет выявлено в ходе исследования, преувеличено Кантом, Садь согласно
Нарский И.С. О строении проблемной антиномии во второй "Критике" Канта. //Кант. Сб. Вып. 13. С.4 и 8.
Чернов С.А. Телеология свободы. //Кант. Сб. Вып. 17. С. 21-29. С.23.
24
Baum M. Die transzendentale Deduktion in Kants Kritik. Köln, 1975. S. 235.
25
Там же. С.150-160.
26
Столович Л.Н. Проблемы эстетики в "Критике практического разума" // Кант. сб. Вып.13. С. 95-102.
27
Кант И. Трактаты. С. 559-562.
28
Корнилов С.В. Указ. соч. С.130.
29
Кант И. Соч. Т.З. С. 562.
30
Корнилов С.В. Указ. Соч. С.132.
31
Кант И. Соч. Т. 3. С. 554.
32
Там же. С. 681-682.
22
23
Канту и система категорий является зародышем всей его философии. Этим целым является разум
вообще как высшая познавательная способ-12-ность (рассудок, способость суждения и разум),
противопоставляемый чувстсвенности: "… Без разума мы не имели бы никакого связного применения рассудка"33. Как показано в диссертации, это трансцендентальное допущение будет названо в "Критике способности суждения" принципом рефлектирующей способности суждения.
Ойзерман Т.Н. отмечает, что кантовская телеология открыла концепцию конвенционализма,
которая обладает несомненным гносеологическим значением, но совершенно лишена онтологического содержания. В диссертации указывается, что понятие сверхчувственного в полным соответствием с понятием опосредования и не может иметь объективной сферы. Существование
нравствености непосредственно очевидно, по Канту, тогда как Бог и бессмертие души суть необходимые условия ее существования, поскольку человек, пишет Ойзерман Т. И, "во всяком случае
его интеллект и его добрая воля существуют как "вещь в себе", т.е. трансцендентным образом,
безотносительно к пространственно-временному континууму". Ойзерман Т.И. подчеркивает, что
примирения не достигается и в третьей "Критике", а в ней рассматриваются применительно к эстетике и телеологии основоположения первых двух "Критик"34. В диссертации показано,, что
примирение все же получено, но не в монистическом, а в трихотомическом виде.
Согласно К. Дюзингу, Кант не признавал интеллектуальное созерцание как высшую познавательную способность35. М. Баум же, напротив, пишет, что по сути дела, "можно в союзе с Кантом выдвинуть аргумент против Канта" и допустить "идею вполне -13- возможного в себе самом
интуитивного рассудка"36. Ф. Хеспе правильно указывает, что кантовский интуитивный рассудок суть идея некоего лишь возможного рассудка, а именно божественного рассудка37. В диссертации уточняется, что телеологическая способность суждения является аналогом морального
суждения.
Понятие интуитивного рассудка, оказывается, не так просто интерпретировать, поскольку Кант
дает повод считать, что идеи суть эманация божественного разума38. Особую трудность вызывает
оценка дедукции идей, которая проводилась в первой "Критике"39. Сводя дедукцию к телеологии,
отмечая объективность принципа систематического единства40, Кант имеет в виду под целым, которое предшествует частям, постулаты практического разума. Мысль, положенная в основание
дедукции трансцендентальных идей, что без разума, без системы его априорных принципов не
было бы никакого опыта вообще, в "Критике способности суждения" доводиться до логического
завершения дедукцией принципа целесообразности41. Весь пятый раздел Введения указывает на
тождество проблем, обсуждаемых в нем и в "Приложении к трансцендентальной диалектике". М.
Лидтке обосновывает, что "три трансцендентальные идеи разума в их регулятивном применении
тождественны с принципом рефлектиующей способности суждения"42.
Каждая из модификаций рефлектирующей способности суждения выполняет систематизирующую функцию. Однако главную задачу -14- трансцендентального синтеза разума выполняет
эстетическая способность суждения, поскольку только она имеет априорный принцип. Она позволяет достичь трихотономического построения системы чистого разума, аналогичного с таблицей
категорий43. Трихотомическое деление отмечает М. Баум в определении позитивной свободы44,
Там же. С. 558.
Ойзерман Т.И. Развитие понятия философии в кантовской "Критике способности суждения" //Кант. Сб. Вып . 16 .
С. 12-22, и С . 15.
35
Дюзинг К. Ранняя логика и диалектика Гегеля. Ист.-филос. еж. 89. С.216.
36
Баум М. Заметки по вопросу об отношении системы и диалектики у Гегеля. //Философия Гегеля: проблемы диалектики. М.: "Наука", 1987. С. 187-198. С. 192-193.
37
Хеспе Ф. Кантовская телеология и гегелевское понятие субъективности. // Кант. сб. Вып. 17. 1993. С. 29-42. С. 3031.
38
Реале Д. и Антисери Д. Указ, соч. С. 664.
39
Кант И. Соч. Т. 3. С. 570-571 и С. 581-582.
40
Там же. С. 577.
41
Кант И. Соч. Т. 5. С. 182-183.
42
Liedtke M. Der Begriff der reflektierenden Urteilskraft in Kants Kritik der reinen Vernunft. Hamburg, 1964. S. 109.
43
Кант И. Соч. Т.3. С. 567, Т. 5. С. 198 и Трактаты. С. 92 и С. 443.
33
34
которая выполняет опосредующую функцию между волей и нравственным законом, тем более что
понятие природы при этом охватывает и понятие свободы: "Под природой человека подразумевается только субъективное, основание применения его свободы вообще (под [властью] объективных моральных законов), которые предшествуют всякому действию, воспринимаемому нашими
чувствами"45.
Является преувеличением видеть в трихотомии указание на диалектическое тождество 46. В
трихотомическом делении по принципу синтеза априори, как его называет Кант в Логике47, не
происходит примирения противоположностей. Кант настаивает в трактате о "Религии" и в статье
"Об изначально злом в человеческой природе", что ничего среднего между злом и добром не существует: "Но для учения о нравственности вообще очень важно не допускать насколько возможно никакой моральной середины"48.
Как выясняется из статьи С.А.Чернова49, Калинникова Л.А. привело к преувеличениям стремление материалистически интерпретировать телеологию Канта. Но в чем исток преувеличений М.
Туш--15-линга, когда он утверждает, "что сам Кант преодолел ограниченность классической
трансцендентально-философской точки зрения и указал на необходимость определенного спекулятивного расширения и модификации своей системы"50 в сторону философии Фихте, Шеллинга и
Гегеля. Свою позицию Кант недвусмысленно высказал в заявлении по поводу монистической интерпретации трансцендентальной философии у Фихте». В диссертации показано, что понятие системы, неясно выраженное у Канта, требует уточнения как трихотомическое единство принципов
рассудка (категорий), способности суждения (пpинцип целесобразности) и разума (идеи). Тогда
становится очевидным принципиальное различие кантовского и гегелевского подходов.
Ойзерман Т.И. правильно подчеркивает дуалистическую направленность критической философии, одновременно разъясняя, что идеи (Бог, бессмертие) выступают не причиной, а лишь условием существования нравственности. Позиция диссертанта заключается в том, что противоречия
нет между тезисами Ойзермана Т.И. и Тушлинга М.
Система Канта уникальное явление, но ее можно рассматривать как предшественницу не только немецких идеалистов, но и многих других систем. Как пишет M.H. Афасижев 51, из Канта вышли Шопенгауэр А., Бергсон А., Кроче Б., а также экзистенциализм Хайдеггера М., Ясперса,
Сартра и др. Каждый из названных мыслителей понимает философию Канта по-своему. Так исследователи творчества Хайдеггера отмечают, что он редуцирует трансцендентализм в выгодном
для своей позиции свете52.
Hекоторые кpитики обвиняют Канта в формализме. Калинников Л. А. правильно указывает,
что нельзя обвинять Канта в формализме -17- исходя из гегелевского понятия формы, так как в
гегелевской системе форма противостоит содержанию, а у Канта - бесформенности53. В диссертации показано положительное значение "формализма" для понимания природы прекрасного. Против обвинений Канта в формализме писал и Асмус В.Ф. в своем обстоятельном исследовании
"Немецкая эстетика XVIII века"54. Показав истоки понятия способность суждения в средневековой
философии, он отмечает влияние на формирование понятия эстетического суждения у Канта его
предшественника Баумгартена55. В диссертации обстоятельно показана подготовительная работа
этого видного представителя немецкого Просвещения, труды которого еще мало изучены не только у нас, но и на его родине.
Баум М. Указ. Соч. С. 235-236.
Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 2. С. 22.
46
Калинников Л. А. Проблемы философии истории в системе Канта. Изд-во ЛГУ, 1978. С.25.
47
Кант И. Трактаты. С. 443.
48
Там же. С. 92 и Т. 4. Ч. 2. С. 23.
49
Чернов С.А. Телеология свободы.
50
Тушлинг М. Указ. Соч. С. 8.
51
Афасижев М.Н. Эстетика Канта. М., 1978. С. 112-132.
52
Доброхотов А.Л. Категория бытия в классической западноевропейской философии. МГУ, 1987. С.199.
53
Калинников Л.А. Проблема формы: Аристотель, Гегель, Кант. //Кант. Сб. Вып.16. С.30-39 и С.33.
54
Асмус В. Ф. Немецкая эстетика XVIII века. М., 1962. С. 165.
55
Там же. С. 10.
44
45
Главной характеристикой кантовской философии признается ее трансцендентальная направленность. Однако, указанием на открытие априорного принципа способности суждения, еще не
выясняется его объединяющая роль, поскольку, как отмечается многими исследователями, то поскольку у Канта не было ясного представления о системе принципов чистого разума, то и систематизируящая роль принципа целесообразности остается под вопросом. Так Асмус В.Ф. (и ссылающиеся на него авторы), утверждает, что нет достаточных данных для ответа на вопрос, каким
образом мысль о тождестве критики вкуса и телеологии проникла в сознание Канта»56. В диссертации исследована роль систематизирующей способности суждения, как способствующей осознанию Кантом априорного принципа способности суждения, и во-вторых, ее опосредующая роль в
трихотомическом делении рефлектирующей способности суждения: 1) эстетическая; 2) телеологическая; 3) систематизирующая.
-18В письме к Рейнгольду 28-12. 1787 априорный принцип суждения вкуса выдвигался для реорганизации телеологии57. В третьей Критике задача конкретизируется так, что понятие привходящей красоты служит для согласования вкуса с разумом, а именно прекрасного с добрым, то есть
эстетического чувства и морального58, а aпpиopные суждения о свободной красоте служат для перехода от эстетики к телеологии. Кант утверждает, что вопрос о том, как можно априори принимать природу за совокупность предметов вкуса, относится к телеологии59, тем самым отмечает
априорную связь обоих модификаций рефлектирующей способности суждения. Упрек кантовской
эстетике в формализме основан на недооценке того обстоятельства, что Кант не случайно в "Аналитике прекрасного" начинает исследование суждения вкуса с категории качества. Такой подход,
как полагает А. Модель60, давал понятное для читателей 18 века указание на связь качества с формой в духе аристотелевской натурфилософии и "субстанциональных форм" схоластики, которые
Лейбниц реабилитировал вместе с понятием "энтелехии" в своей метафизике также и для естествознания. Кант, по сути дела, использует, критически переосмыслив, философские достижения
Лейбница, поэтому в диссертации уделяется так много места сравнительному анализу монадологии и трансцендентальной философии под углом зрения способности суждения.
В Введении, которое было написано позже основного текста "Критики способности суждения"
Кант вводит телеологическое понятие природы, "чтобы закономерность ее формы соответствовала по меньшей мера возможности целей, осуществляемых в ней по законам свободы"61. Отсутствие такого понятия природы в науке противоре-19-чит факту свободы, тому, следовательно, что
"понятие свободы должно осуществлять в чувственно воспринимаемом мире ту цель, которую
ставят его законы"62. Посредством этого понятия не достигается теоретического познания вследствие его ограничения критикой. Но понятие сверхчувственного, которое подробно анализируется
в диссертации, выполняет опосредующую функцию. Оно непознаваемо, но мыслимо.
Телеологическое суждение о природе невозможно без гипостезирования высшего рассудка, а,
следовательно, и интеллектуального созерцания. Важно при этом отметить, что определяющая
способность суждения выступает как ограничение способности суждения вообще, так как познание достигается вследствие ограничения деятельности категорий. Как пишет Хеспе Ф., "Поэтому
категории только постольку обеспечивают познание, поскольку их можно применить к эмпирическому созерцанию и, одновременно, таким образом, ограничить его"63. К гипостазированию intellectus archetypus Канта приводит уже в первой "Критике" потребность систематизации рассудочных знаний. Субъективная потребность разума не удовлетворяется познанием лишь явлений, потому систематизация и доставляет ему удовольствие. До осознания априорного чистого незаинтересованного эстетического удовольствия остался один шаг, который и был сделан.
Там же. С. 169.
Кант И. Трактаты и письма. С. 559-562.
58
Кант И. Соч. Т. 5. С. 234.
59
Там же. С. 304.
60
Модель А. Указ. Соч. С. 274.
61
Кант И. Соч. Т. 5. С. 174.
62
Там же. С. 173-174.
63
Хеспе Ф. Указ. Соч. С. 33.
56
57
Рассудок разделяет гармонию мироздания сеткой категорий. Цельное воспpиятие действительности было бы невозможно получить, подчеркивает Кант, если бы схема разума изначально не
управляла опытным познанием. Без разума, априорной системы его принципов, невозможен никакой опыт. Такова дедукция априорных трансцендентальных идей. Поскольку принципы (аналогии
опыта) эмпирической способности суждения (много места анализу этой модификации уделяет
Лидтке) имеют полуконститутивную значимость, как и принцип -20- телеологической способности суждения, постольку ее можно рассматривать как опосредующую между определяющей и
рефлектирующей способностями суждения. Полная гармония разума, его самоудовлетворенность
собой достигается в сфере свободы. Несмотря на автономию практического разума моральное
удовольствие рассматривается все же Кантом как аналог божественного блаженства 64. Оно непосредственно, так как разум обладает здесь полной автономией, поскольку теологическое суждение
(Бог, бессмертие) выступает лишь условием, а не причиной. Эстетическое же удовольствие опосредовано познавательной способностью, ее игрой.
Физико-теологическое доказательство бытия Бога оценивается во всех трех "Критиках" как яснейшее и доступнейшее для необразованного человека, а физикотеология рассматривается "как
подготовка (пропедевтика) к теологии"65.
Так как решение теоретического перехода от чувственного к сверхчувственному найти нельзя,
то, как полагает Модель А., оно перепоручается Кантом критически переосмысленной теологии66.
В отличие от догматического теизма Кант в своей философии не исходит из понятия Бога и не ведет к нему« Когда он говорит о "технике природы", то ссылается всего лишь на "божественного
архитектора"67.
Избежать упоминания Бога Канту удается и в эстетике природы. В "Диалектике эстетической
способности суждения" дедукцию общезначимости суждений вкуса о прекрасном он ведет опираясь не на субъективную формальную целесообразность, как в "Аналитике", а на трансцендентальное понятие разума, полагая таким образом эстетическое удосольствие аналогом автономного морального чувства. Автономия эстетизирующего субъекта выявляется особенно в эстетике "возвышенного", когда анализируется величие и мощь при-21-роды, позволяющее открыть человеку
внутри себя свое превосходство над ней. Кантовское понимание возвышенного созвучно пониманию Просвещением абсолютного, которому оно придало земную настроенность. Как пишет Модель А., "Кантовское описание отношения разума и воображения (сверхчувственной и чувственной размерности) в понятии возвышенного напоминает понимание отношение внутреннего и
внешнего человека у Мейстера Экхарта»68.
Если в средние века возвышенность соотносилась с божественностью, как это выразилось,
например, у Ансельма в его онтологическом доказательстве, то Просвещение связывает понятие
возвышенного с этическим величием и внутренним достоинством отдельного индивида. Кант сумел соединить обе тенденции. Кантовское определение возвышенного представляет собой своеобразную трансформацию онтологического аргумента Ансельма, которому уже Лейбниц придал
несколько иной поворот. "Возвышенным мы называем то, что безусловно велико"69. У Ансельма
присутствует аналогичное выражение: "Существует, следовательно, без сомнения как в уме, так и
в предмете нечто такое, больше чего нельзя помыслить"70.
Кант сумел перекинуть мост не только между двумя частями своей философии, но и соединить
критическую философию с догматической. Широта его мировоззрения позволяет ей быть источником большинства течений философии. Выделенные Кантом типы суждения, пишет Дмитриевская И.В., аналогичны современным моделям понимания. Она отмечает особую важность для тео-
Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 1. С. 451.
Там же. С. 476.
66
Модель А. Указ соч. С. 234.
67
Кант И. Соч. Т. 5. § 72 - § 73.
68
Модель А. Указ. Соч. С. 309.
69
Кант И. Соч. Т. 5. С. 253.
70
Цит. по: Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 11. С. 129.
64
65
ретико-системной концепции понимания рефлектиpующей способности суждения и ее пpинципа71.
-22Не вызывает поэтому сомнения
актуальность исследования, предпринятого в диссертации, поскольку такая важная тема, как способность суждения, придающая законченность системе критической философии и доводящая трансцендентальный переворот до его логического
завершения, вызывающая так много противоречивых мнений. Тем более, что в отечественной
литературе нет ни одного исследования, посвященного систематическому исследованию способности суждения и ее модификаций.
Глава 1. Становление понятия рефлектирующая способность суждения в критической
философии
§ 1. Понятие способности суждения у Канта
Понятие рефлектирующей способности суждения Кант обстоятельно анализирует в" Критике
способности суждения". Сам термин рефлектирующая способность суждения еще раз упоминается только в так называемой "Логике" Йеше72. Причина, согласно которой Кант не употребляет понятие рефлектирующей способности суждения ни в "Антропологии", ни в других сочинениях,
вышедших позже "Критики способности суждения", согласно А. Моделю, находится, скорее всего, в том, что Кант почувствовал, что посредством понятия рефлектирующая способность суждения он удаляется от трансцендентального значения и что трехчленная структура разума (рассудок
- способность суждения - разум – Ю. П.) может взорвать рамки критической философии73. Хотя
предметом третьей "Критики" должна была быть способность суждения, на что и указывает
название произведения, на самом деле в ней рассматривается в основном только рефлектирующая способность суждения.
Впервые понятие рефлектирующей способности суждения Кант использует в "Первом введении" в "Критику способности суждения", где рефлектирующая способность суждения противопоставляется определяющей. Как отмечает А. Модель, «Различение определяющей и рефлектирующей способностей суждения является терминологическим творением Канта, … на которое Кант
решился лишь -24- в ходе разработки "Критики способности суждения"»74. В общем виде способность суждения определяется там следующим образом: "Способность суждения есть не
только способность подводить особенное под общее (понятие которого дано), но и, наоборот,
способность находить общее для особенного"75.
Способность находить для эмпирически особенного более общее понятие называется еще
иначе "как способность рефлектировать согласно некоторому принципу о данном представлении
ради понятия, возможного благодаря этому"76. Такая способность суждения и называется поэтому рефлектирующей способностью суждения, или "способностью рассуждения (facultas
dijudicandi)"77. Когда происходит определение уже имеющегося, a priori данного понятия "данным
эмпирическим представлением", тогда способность суждения называется определяющей78.
Для подведения особенного под общее необходимо правило или принцип. Рефлектирующая
способность суждения опирается на принцип целесообразности, который означает, что "природа
Дмитpиевская И. В. Способность суждения и проблема понимания. //Кант. сб. Вып. 16. С. 112118. С. 115,118.
71
Кант И. Трактаты и письма. С.431-432.
Model А. Metaphysik und reflektierende Urteilskraft bei Kant. Fr./M., 1987. S. 109.
74
Там же. S. 231.
75
Кант И. Соч. Т. 5. С. 114.
76
Там же. С. 115.
77
Там же.
78
Там же.
72
73
сообразуется с нашей способностью суждения,79 то есть устройство природы соответствует
нашей способности суждения, ("подводить данные частные законы под более общие, которые не
даны"80. Для определяющей способности суждения в качестве принципов подведения выступают
основоположения рассудка, которые a priori предписывают природе всеобщие трансцендентальные законы: "В отношении всеобщих понятий природы, только среди которых вообще возможно
то или иное понятие опыта (без особого эм-25-пирического определения), рефлексия имеет уже
свое предуказание (Anweisung) в понятии природы вообще, т.е. в рассудке, и способность суждения не нуждается в особом принципе рефлексии, а схематизирует рефлексию a priori и применяет
эти схемы к каждому эмпирическому синтезу, без которого не было бы возможно ни одно суждение опыта"81. Эти законы объективны, тогда как принцип целесообразности, как и его различные
модификации, "есть субъективно необходимое трансцендентальное предположение"82. В силу
того, что этот принцип носит не только логический, но и трансцендентальный характер, он имеет
все же хотя и неопределенное, но объективное значение: "Принцип такого систематического
единства также и объективен, но неопределенно (prinсipium vagum)"83.
В "Критике чистого разума" проблема принципа для подведения особенного под общее возникает не только при систематизации частных законов посредством гипотетического применения
разума,, или рассудочных знаний посредством идей спекулятивного разума, но и при любом применении способности суждения вообще, Кант указывает на данную проблему в первой "Критике"
сразу же после дефиниции способности суждения: "Способность суждения есть умение подводить
под правила, т.е., различать, подчинено ли нечто данному правилу (casus datae legis) или нет"84.
Проблема принципа для применения способности суждения, которая составляет самую важную
часть критики этой способности, в свою очередь порождает целый ряд вопросов, анализ которых
и позво-26-ляет Канту раскрыть природу этой загадочной способности85.
Дело в том, что подведение особенного под общее (правило, принцип, закон) в свою очередь
требует другого общего и, следовательно, нуждается в наставлении способности суждения, некоей интуиции, посредством которой формулируется какое-либо основоположение или принцип:
"Но правило именно потому, что оно есть правило, снова требует наставления со стороны способности суждения; т.о., оказывается, что, хотя рассудок и способен к поучению посредством правил
и усвоению их, тем не менее способность суждения есть особый дар, который требует упражнений, но которому научиться нельзя. Вот почему способность суждения есть отличительная черта
так называемого природного ума (Mutterwitz)... И если нет этого естественного дара, то никакие
правила, которые были бы предписаны ему с этой целью, не гарантируют его от ошибочного
применения их"86. В примечании к этому тексту Кант подчеркивает: "отсутствие способности
суждения есть, собственно, то, что называют глупостью, и против этого недостатка нет лекарства"87.
Разум в широком его значении как способность познания вообще всегда стремится к безусловному. В свою очередь, рассудочные формы единства (категории, законы и т.д.) в силу своей обусловленности требуют безусловного. Следовательно, природа способности суждения выводит нас
на антиномии: проблема начала вообще и, соответственно первопричины, беспредпосылочного
начала или свободы ("способность безусловно начинать некоторое состояние, а стало быть, и ряд
следствий его"88) и наконец, абсолютное первоначало всего, Бог ("четвертое противоречие -27трансцендентальных и идей"89. Недаром М.Лидтке, А.Модель и М.Баум, исследующие рефлектиТам же. С. 108.
Там же.
81
Там же. С. 116-117.
82
Там же. С. 114.
79
80
83
Там же. Т. 3. С. 577.
Там же. C. 217.
85
Кант И. Соч. Т. 5. С. 166.
86
Там же. Т. 3. С. 218.
87
Там же. Прим.
88
Там же. Т. 3. С. 419.
89
Там же. С. 425.
84
рующую способность суждения, рассматривают систематизирующую функцию идей как тождественную аналогичной функции рефлектирующей способности суждения.
Синтезирующая функция способности суждения» выражая "стремление разума к систематическому познанию ведет к практическому"90, - отмечает А.-Б. Хэрткорн. Таким образом, уже в
самом начале "Критики чистого разума" заложена проблематика третьей "Критики". Глубоко
прав, поэтому, Калинников Л.А, когда пишет, что идея "априорных принципов рефлексивной
способности суждения и была заложена уже в идее трансцендентального схематизма, структура
которого априорна"91. Говоря о способности суждения как о даре, которому нельзя научиться,,
Кант восходит к учению о гении, "который дает искусству правило"92. Справедливости ради следует отметить, что такое понимание способности суждения глубоко укоренено в традиции.
Так согласно Гете, ("Поэзия и правда") с гением связана способность к индукции и аналогии93,
которые Кант в "Логике" рассматривает как "два вида умозаключений способности суждения"94.
Называя Mutterwitz "естественной способностью суждения"95, Кант находится в русле, как
школьной метафизики, так и европейской традиции вообще. Приведем по этому вопросу выска28-зывание М. Лидтке: "Т.к. правила высшего научного познания принадлежат к правилам художественного учения о разуме вообще, то, - согласно Мейеру, - нужно способность суждения рассматривать как вид Mutterwitz. Ни Баумгартен, ни Мейер не идентифицировали Mutterwitz ни со
способностью суждения, ни со способностью оценки. Баумгартен в своей "Логике" определял
Mutterwitz как естественную логику; Мейер присоединяется к своему учителю: "Mutterwitz называется врожденное естественное учение о разуме. На ней зиждутся упражнение(Schulwitz) и художественный разум»96. Термин Mutterwitz указывает еще на одну разновидность рефлектирующей способности суждения, а именно остроумную , так как Witz на немецком языке и означает
остроумие. Кант рассматривает остроумную способность суждения в "Приложении к трансцендентальной диалектике"97 и в "Учении о методе"98 "Критики чистого разума", а также в "Антропологии"99.
М. Лидтке полагает, что как остроумие, так и все другие виды способности суждения, используемые в "Критике чистого разума", кроме трансцендентально-определяющей, можно рассматривать в качестве различных "функций рефлектирующей способности суждения"100. Трансцендентальную способность суждения М. Лидтке считает модификацией определяющей способности
суждения вообще101. По его мнению, дефиниция, данная Кантом в "Критике чистого разума"
совпадает, если ее прокомментировать в интенции -29- трансцендентальной философии, с
дефиницией определяющей способности во "Введении" к "Критике способности суждения"102.
В "Критике чистого разума" способность суждения была определена как "умение подводить
под правила"103. В качестве "умения" выступила "схема", "скрытое в глубине человеческой души
искусство"104. Схема - продукт воображения, "которое зависит от рассудка, если иметь в виду
единство ее интеллектуального синтеза, и от чувственности, если иметь в виду многообразное
[содержание] схватываемого"105. М. Лидтке пишет, что понятие способности суждения вне главы "Аналитики основоположений" "Критики чистого разума" употребляется в традиционном виHertkorn А.-В. Kritik und System. München, 1986. S. 99.
Калинников Л. А. Категорический императив и телеологический метод. Кант. Сб. Вып.13. Калининград, 1988. С. 23.
92
Кант И.Соч. Т.5. С. 322.
93
См. А. Модель. Указ. Соч. С. 287.
94
Кант И. Трактаты и письма. С.287.
95
Кант И. Соч. Т. 3. С. 218.
96
Liedtke M. Der Begriff der reflektierenden Urteilskraft in Kants Kritik der reinen Vernunft. S. 85.
97
Кант И. Соч. Т. 3. С. 560.
98
Там же. С. 631-632.
99
Кант И. Соч. Т. 6. С. 440.
100
Лидтке М. Указ. Соч. С. 100.
101
Там же. С. 4.
102
Там же.
103
Кант И. Соч. Т. 3. С. 217.
104
Там же. С. 223.
105
Там же. С. 213.
90
91
де. "Вне этой главы способность суждения применяется в традиционном смысле этого понятия
(facultas dijudicandi) и, следовательно, не только в ее определяющем (Мейер: рефлектирующем)
значении, но так же в ее рефлектирующем (Мейер: сравнивающем)"106. Модель А. отмечает,
что Канту не удалось провести ясную границу между понятием воображение и понятием способность суждения107. Так воображение определяется как "схватывание (apprehensic) многообразного
[содержания] созерцания"108, а способность суждения как "изображение (exhibitio) предмета, который соответствует этому понятию в созерцании109, а в § 23 "Критики способности суждения"
воображение тоже называется "способностью изображения". Тесная связь способности суждения
и воображения и взаимозаменяемость их определений позволяет М. Лидтке рассматривать трансцендентальную способность суждения (как и определяющую вообще) модификацией рефлектирующей способности суждения, пос-30-кольку ее схематизм опирается на воображение110. Шопенгауэр А. критикует Канта за то, что у него апперцепция отождествляется с созерцанием и с
рассудком, а способность суждения - со способностью мышления111.
"Следует отметить, - пишет Гулыга А. В., - что в немецком языке способность суждения означает общую способность к осмыслению и оценке вещей с точки зрения их пользы или вреда для
того, кто их оценивает, "приговор", Лейбниц ввел новое значение этого понятия как члена силлогизма, а со времени Канта оно означает и позицию личности112.
В "Критике способности суждения" способность суждения определяется как способность судить, то есть как "субъективное условие всех суждений"113, которая составляет "среднее звено
между рассудком и разумом"114. Во "Введении" уточняется значение способности судить: "Способность суждения вообще есть способность мыслить особенное как подчиненное общему"115.
Особенное может быть подчинено общему двояким образом, "Если дано общее (правило, принцип, закон), то способность суждения, которая подводит под него особенное (ив том случае, если
она в качестве трансцендентальной способности суждения a priori указывает
условия,
сообразно
которым
только -31- и можно подводить под это общее), есть определяющая способность. Но если дано только особенное, для которого надо найти общее, то способность суждения
есть чисто рефлектирующая способность"116. Главное условие для выявления определяющего характера способности суждения заключается в том, чтобы общее было дано.
Общее может быть дано различным образом, что и разделяет определяющую способность
суждения на виды. Особенность трансцендентальной способности суждения состоит в том, что
она априори указывает условия подведения особенного под общее, а именно, "она может также
a priori указать случаи, к которым эти правила должны применяться"117, то есть она априори
располагает предуказаниями, как подводить особенное под общее, в соответствии с требованием трансцендентальной философии к понятиям "относиться к своим предметам a priori"118. Трансцендентальная способность суждения априори опосредует между всеобщими, чистыми еще несхематизированными понятиями рассудка и формами чувственности и называет условия, благодаря которым возможен их синтез119. Она, таким образом, априори связывает, спонтанность рассудка с рецептивностью чувственности. Этот синтез осуществляют схемы и трансцендентальные основоположения рассудка. Всеобщие и необходимые законы природы, по Канту, "основываются на
Лидтке М. Указ. Соч. С. 104.
Модель. Указ. Соч. С. 103.
108
Кант И. Соч. Т. 5. С. 124.
109
Там же.
110
Лидтке М. Указ соч. С. 155.
111
Шопенгауэр А. Критика кантовской философии. //Шопенгауэр А. Соч. в двух томах. Т. 1. M., 1993. С. 525.
112
Гулыга А. В. Место эстетики в философской системе Канта. //Философия Канта и современность. М., 1974. С. 268.
113
Кант И. Соч. Т. 5. С. 229.
114
Там же. С. 164.
115
Там же. С. 177.
116
Там же. С. 177-178.
117
Кант И. Соч. Т. 3. С. 219.
118
Там же. С. 219-220.
119
Там же. С. 221.
106
107
категориях, применяемых к формальным условиям всякого возможного для нас созерцания, поскольку и оно дано а priori. Под этими законами способность суждения определяющая, ведь ее дело только подводить под данные законы"120. В качестве условия подведения под категории выступают определения времени. -32Трансцендентально-определяющую способность суждения M. Лидтке рассматривает как результат рефлектирующей способности суждения, которая, по его мнению, содержится в продуктивном воображении121.
Наряду с трансцендентально-определяющей способностью суждения Лидтке М. выделяет эмпирически-определяющую способность суждения,122 которая "подводит a posteriori данное многообразное под уже схематезированные понятия рассудка"123. Кант анализирует эту разновидность
способности суждения в связи с постулатами эмпирического мышления: "Если понятие какогонибудь предмета ужа совершенно полное, то я все же еще могу спросить об этом предмете: только
ли возможный он или действительный, и в последнем случае, не есть ли он также необходимый
предмет? Тем самым уже не мыслятся определения в самом объекте, а только ставится вопрос, как
он (вместе со всеми своими определениями) относится к рассудку и эмпирическому применению
его, к эмпирической способности суждения и к разуму (в его применении к опыту)"124. Хотя постулаты эмпирического мышления наряду с аналогиями опыта считаются лишь регулятивными
основоположениями125, тем не менее по отношению к опыту вообще они все же конститутивны
и определенны, "так как они делают a priori возможными понятия, без которых нет никакого опыта"126. Принцип целесообразности тоже является трансцендентальным принципом:
-33"... Принцип целесообразности природы (в многообразии ее эмпирических законов) есть трансцендентальный принцип. Ведь понятие об объектах, поскольку они мыслятся как подпадающие
под этот принцип, есть только чистое понятие о предметах возможного познания из опыта вообще
и не содержит в себе ничего эмпирического"127. Принцип рефлектирующей способности суждения
обосновывает возможность природы вообще128, так как без него познание вообще невозможно:
"Трансцендентальный принцип - это принцип, через который a priori представляется всеобщее
условие, единственно при котором вещи могут стать объектами нашего познания вообще"129. Тем
не менее, он является всего лишь регулятивным в отношении применения рассудка и разума к
опыту, так как отличается от основоположений рассудка тем, что основание их всеобщих свойств
находится в необходимом единстве трансцендентальной апперцепции, которая выражает необходимое отношение понятий и созерцаний. Дедукция принципа целесообразности необходима, так
как без этого принципа понятие опыта вообще невозможно. Вследствие того, что нельзя показать
связь принципа целесообразности с трансцендентальным единством апперцепции, не остается, по
Канту, иного способа как предположить необходимость его для достижения "неопределенного"
единства эмпирических законов: "Способность суждения … должна признать в качестве априорного принципа, что … случайное в частных эмпирических законах природы все же содержит хотя
и непостижимое для нас, но тем не менее мыслимое закономерное единство при связывании многообразного [содержания] в сам по себе возможный опыт"130. -34Следовательно, такое единство или понятие опыта лишь предположено, но не доказано. Поэтому оно носит преднамеренный, то есть целенаправленный характер. Вследствие чего применение принципа рефлектирующей способности суждения лишь регулятивно.
Кант И. Соч. Т. 5. С. 181-182.
Лидтке М. Указ соч. С. 155.
122
Там же. С. 4.
123
Кант И. Соч. Т. 3. С. 281.
124
Там же.
125
Там же. С. 251.
126
Там же. С. 566.
127
Кант И. Соч. Т. 5. С. 180.
128
Там же. С. 182.
129
Там же. С. 180.
130
Там же. С. 182-183.
120
121
Регулятивности этого принципа присуща необходимость, так как без него невозможно и применение рассудка в опыте: "… Хотя рассудок в отношении их (объектов) a priori ничего определить не может, он все же, чтобы следовать этим так называемым эмпирическим законам, должен положить в основу всякой рефлексии о них некий априорный принцип, гласящий, что познаваемый по этим законам порядок природы возможен, … что в природе существует постижимая для нас субординация родов и видов. … Не предполагая этого соответствия (природы и способности суждения - Ю.П.), мы не имели бы порядка природы по эмпирическим законам, стало
быть, и путеводной нити для опыта, осуществляемого согласно всему ее многообразию, и для исследования его"131.
Итак, несмотря на то, что рефлектирующая способность суждения и ее принцип лежат в основании возможности познания природы (в силу трансцендентальности его), Кант не указывает ни
одного места в "Критике чистого разума" для рефлектирующей способности суждения и ее принципа, ни в "Учении о методе", где в главе "Архитектоника чистого разума" дает деление всего познания чистого разума, причем под разумом понимается вся высшая познавательная способность:
рассудок, способность суждения и разум132. Аналогичное деление приведено в "Критике способности суждения" в таблице всех высших познавательных способностей с точки зрения их
систематического единства и соответствия способностям души133.
Лидтке M. находит все же место в первой "Критике", где хотя и не употребляется термин рефлектирующая способность суждения, но где по существу применяется ее принцип, принцип целесообразности: "Речь идет при этом в большей степени о разделах, в которых Кант говорит о
регулятивном применении идей чистого разума и о их использовании для исследования природы, то есть для познания особенного"134. И это прежде всего "Приложение к трансцендентальной
диалектике". Как подчеркивает Модель А. Кант не дает ясного указания, что между понятиями
"гипотетическое применение разума" и "рефлектирующая способность суждения" существует
тождество135. Когда Кант в "Предисловии" к "Критике способности суждения" все же указывает
как на само собой разумеющееся на то, что идеи "служат регулятивными принципами"136, тогда
он дает понять,, что терминология "Критики чистого разума" в "Критике способности суждения"
остается. Сравнение между "Приложением к трансцендентальной диалектике" и "Критикой способности суж-дения", показывает что, существует не только существенное согласование относительно обсуждаемой проблематики особенных законов, но также между определениями пар понятий аподиктического и гипотетического применения разума и совпадающую изоморфию комплементарных понятий рефлектирующей и определяющей способности суждения137.
Сравнив текст "Приложения" с текстом третьей "Критики" (в основном "Введений"), Лидтке
М. показывает, что те признаки ,, которые присущи принципу целесообразности, относятся -36- и
к трансцендентальным идеям разума в их эмпирическом применении К этим признакам относятся: целесообразное единство многообразного, трансцендентальность и регулятивность138.
Калинников Л. А. считает, что телеология как завершение системы мыслилась Кантом изначально. Основные же идеи целостной, завершающей все построение системы изложены в "Приложении" и "Трансцендентальном учении о методе" первой Критики. Содержание "Приложения"
столь близко содержанию "Первого введения" третьей Критики, что первое можно охарактеризовать как конспективное изложение второго139. Модель А. же полагает, что проблема особенных
законов содержится не только в зародыше в "Критике чистого разума, но в определенных пунктах Кант занимается этим там шире и более разнообразными способами, чем позже в "КритиТам же. С. 184.
Кант И. Соч. Т. 3. С. 682.
133
Кант И. Соч. Т. 5. С. 199.
134
Лидтке М. Указ. Соч. С. 30.
135
Модель А. Указ. Соч. С. 225.
136
Кант И. Соч. Т. 5. С. 164.
137
Кант И. Соч. Т. 3. С. 554-555.
138
Лидтке М. Указ. Соч. С. 110.
139
Калинников Л.А. Категорический императив и телеологический метод. С. 26-27.
131
132
ке способности суждения"140. Систематизирующую функцию идей Лидтке М. называет систематизирующей способностью суждения, которую он относит к виду телеологической способности
суждения. Телеологическую способность суждения Лидтке М. делит на: 1. Способность суждения о внутренней целесообразности (биологическая способность суждения); 2. Способность
суждения о внешней целесообразности (конечная способность суждения); 3. Способность суждения для систематизации рассудочных знаний (систематизирующая
способность
суждения)141. -37Задача критики чистого разума, считает Кант, должна состоять в том, чтобы перепроверить источники и границы способностей чистого разума и тем самым уберечь их от ошибок путем трансцендентальной критики142. Ошибочные суждения могут возникнуть из обоих источников нашего
познания, из чувственности и рассудка, которые вырастают "быть может из одного общего, но неизвестного нам корня"143. Но ни рассудок, ни чувственность сами по себе ошибаться не могут.
Ошибки возникают из-за того, что мы неправильно соотносим понятия рассудка и идеи разума с
предметами опыта. Правильным применением понятий занимается способность суждения. Трансцендентальная способность суждения и эмпирическая следят, чтобы категории были направлены
на возможный опыт и его систематическое единство144.
За правильное применение идей отвечает тоже способность суждения, которая подчиняется
принципу целесообразности и опирается на индукцию и аналогию: "Все, что имеет основу в природе наших способностей, должно быть целесообразным и согласным с их правильным применением"145. Правильное применение идей состоит в том, чтобы соотность их не с предметами, а
с понятиями рассудка: "… и все ошибки, вызываемые подстановкой, всегда следует приписывать недостатку в способности суждения, а не рассудку или разуму … Разум имеет своим предметом, собственно, только рассудок и его целесообразное применение"146. По всем признакам,
которые здесь указывались (аналогия, целесообразность, систематизация), здесь речь может идти только о рефлектирующей способности суждения147.
-38На это обстоятельство указывает также понятие критики, с которым тесно связано понятие
способности суждения. Лидтке М. отмечает, что понятие критики (в широком значении) было у
Мейера и Баумгартена наукой о правилах ясного суждения о совершенстве и несовершенстве.
Хайдеггер М., исследовавший историю происхождения понятия критика, показал, что уже Готшед, и в особенности Шефстбери, использовали данное понятие в вышеприведенном значении148.
Модель А. полагает, что термин "критика" образован от греческого слова "кринайн", которое переводится как различать, судить, оценивать149. Хэрткорн А.-Б. пишет, что термин "критикос" в
смысле исскуства суждения или оценки, то есть различения истинного от ложного, присутствует в греческих текстах времен Платона150. Модель А. полагает, что понятие критика соотносимо
с майевтикой Сократа151. В диалоге "Теэтет" Платон использует термин "критика", когда говорит
об искусстве отделять ложные призраки мысли от ее истинного и полезного плода152. В близком
значении к такому понятию критики выступает у Канта способность суждения.
Идя навстречу пожеланию эмпиризма (Локк, Юм) Кант ищет материальный критерий истины153, для чего изобретает трансцендентальную способность суждения. Уже в 1763/64 гг., нахоМодель А. Указ. Соч. С. 223.
Лидтке М. Указ. Соч. С. 25.
142
Кант И. Соч. Т. 3. С. 121.
143
Там же. С. 124.
144
Там же. С. 281.
145
Там же. С. 552.
146
Там же.
147
Лидтке М. Указ. Соч. С. 109. Прим.
148
Там же. С. 103.
149
Модель А. Указ. Соч. С. 36.
150
Хэрткорн А.-Б. Указ. Соч. С. 29.
151
Модель А. Указ. Соч. С. 34.
152
Платон. Собрание сочинений в 4-х тт. Т. 2. М., “Мысль”, 1994. С. 202.
153
Кант И. Соч. Т. 3. С. 160-161.
140
141
дясь под влиянием Локка154, в одном из примечаний к лекциям он пишет: "Разумное познание,
которое не имеет иных принципов, кроме эмпирических понятий, может быть лишь критикой" -39Критика чистого разума посредством трансцендентальной способности суждения следует тому, "чтобы предотвратить заблуждения способности суждения (lapsus judici - лат. ошибка в суждении - Ю. П.) в применении немногих наших чистых рассудочных понятий"155.
Правила способности суждения, однако, не дают конкретного познания,, так как их точность и
правильность абстрагируется "от частных обстоятельств"156. Применение правил, поэтому требует
всегда творческого подхода, который может опираться на интуицию (Mutterwitz), естественную
способность суждения. Отсюда намечается выход на проблему отношения гения и ученого в
"Критике способности суждения". Ученый ориентируется на правила, которые ограничивают
творческий потенциал его дарования. Открытия в науке, часто совершаются учеными, которые
либо не знают какой-либо теории, либо бессознательно обходят ее предписания, либо в творческом озарении выходят за ее рамки. Понятно почему, например, Эйнштейн признавал большую
роль творчества Достоевского Ф.М. в открытии теории относительности. Известно, что абстрактность рассудочных правил приводит к проблеме соответствия эксперимента и теории.
Трансцендентальные основоположения, таким образом, выполняют противоречивую роль в познании. Они позволяют, с одной стороны, ограничить произвол воображения, но, с другой стороны, сами вносят произвол, абстрагируясь от конкретных обстоятельств. Всеобщие законы рассудка не могут поэтому охватить многообразие эмпирических законов. Трансцендентальная способность суждения не отменяет, следовательно, здравый смысл, интуицию, способность суждения
вообще. Как показывает Гадамер Х.-Г., одно дело здравый смысл обыденного сознания, а -40другое - развитая способность суждения или интуиция157.
Понятно почему Кант вводит рефлектирующую способность суждения в третьей "Критике",
так как уже анализ трансцендентальной способности суждения дает выход, например, на вопрос,
можно ли научить добродетели (Сократ). Если у человека есть способность суждения, то он может научиться всему. Кант подхватывает и разрабатывает девиз Просвещения: Sapere aude! Научись пользоваться своим разумом (если он есть, то есть cпoсобность суждения (Mutterwitz )158.
Справедливы, в этом смысле, сетования Гадамера Х.-Г., что "издавна существовало знание о том,
что возможности рационального доказательства и учения не полностью исчерпывают сферу познания. … Нам … приходится с трудом пролагать себе обратный путь и этой традиции … "159.
Способность суждения в качестве здравого смысла, интуиции, основанной на опыте, широко
используется в "Критике чистого разума", когда Кант пишет, что критика должна опираться на
"зрелую способность суждения"160,4 используя которую, Мейер и Баумгартен основывали понятие критики161. В "Предисловии" к первому изданию "Критики чистого разума" Кант указывает
на индифферентизм и скептицизм, которые проникли в философию, вследствие зрелой способности суждения: "Совершенно очевидно, что это безраличие есть результат не легкомыслия, а
зрелой способности суждения"162. -41Индифферентизм происходит по причине того, что не достает мужества достигать большей
определенности в суждениях посредством длительного исследования, чтобы избежать ошибки в
суждении. В оригинале Кант упоминает в связи с этим "мужественную способность суждения". В
данном контексте зрелая способность суждения, стало быть, не определяющая, а способность
Лидтке М. Указ. Соч. С. 140. Прим.
Кант И. Соч. Т. 3. С. 219.
156
Там же.
157
Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы филос. Герменевтики. М.: Прогресс, 1988. С. 50-61.
158
Кант И. Соч. Т. 6. С. 27.
159
Гадамер Х.-Г. Истина и метод. С. 66.
160
Кант И. Соч. Т. 3. С. 75.
161
Лидтке М. Указ. Соч. С. 104.
162
Кант И. Соч. Т. 3. С. 75.
154
155
суждения вообще, то есть способность мыслить особенное как подчиненное общему (неизвестно
какому).
В "Учении о методе" рефлектирующий характер зрелой способности суждения выступает
яснее163. Лидтке полагает, что Кант сравнивает здесь остроумную, зрелую и мужественную
способность суждения вольфовской школы164. Скептицизм приходит к осмотрительности и посредством остроумной способности суждения (при переводе на русский язык термин "остроумная
способность суждения" опущен): "Он (скептицизм – Ю. П.) свидетельствует об осмотрительности способности суждения, проводящей школу опыта. Однако необходим еще третий шаг, возможный лишь для выполнения зрелой способности суждения, в основе которой лежат твердые
и испытанные с точки зрения их всеобщности максимы"165. В оригинале этот отрывок выглядит
так: "zeugt von Vorsichtigkeit der durch Erfahrung gewitzigten Urteilskraft. Nun ist aber noch ein dritter
Schritt nötig, der nur der gereiften und männlichen Urteilskraft zukommt"166, что дословно означает
следующее: «Он свидетельствует об осмотрительности остроумной способности суждения, достигаемой посредством опыта. Однако необходим еще третий шаг, возможный лишь для зрелой
и мужественной способности суждения ....». -42Приведенное уточнение очень важно для обоснования того, что рефлектирующая способность
суждения (а остроумная способность суждения суть ее модификация) применяется в первой
"Критике ". Для подтверждения этого тезиса Лидтке М. приводит кантовское примечание к лекциям: "Способность суждения в обычном практическом применениям означает быть осмотрительным, то есть часто прибегать к тому, чтобы посредством остроумной способности суждения избегать обманчивых действий"167. Это умение способности суждения выпутываться есть
следствие острого ума, находящегося под управлением проницательной способности суждения.
Остроумие, которое ведет посредством функции сравнения к всеобщему, опирается на способность суждения, которая различает и определяет, рефлектирует, ничего не определяя. Как утверждает Кант в одном из примечаний к лекциям: "Остроумие суть предварительная способность
суждения для определяющей"168. Подтверждением данных выводов может служить цитата из
"Антропологии": "Так же как способность находить для общего (для правила) особенное есть
способность суждения, так способность придумывать для особенного общее есть остроумие
(ingenium). Дело первой способности - замечать различия в многообразном, отчасти и в тождественном; дело второй - замечать тождество многообразного, отчасти и различного. Самый
превосходный талант в обеих способностях - замечать малейшие сходства или несходства; способность к этому называется проницательностью (acumen)…."169.
Эта цитата из "Антропологии" будет использоваться при рассмотрении понятия рефлексия,
поскольку в "Первом введении" Кант выводит из понятия рефлексия как рефлектирующую способ-43-ность суждения, так как все вышеприведенные виды способности суждения, которые
представляют собой (как показал Лидтке М.) модификации рефлексии или способности мыслить170. Необходимо отметить терминологическую неясность Канта в отношении способности
суждения. Когда Кант противопоставляет зрелую и остроумную способности суждения скептическому воздержанию от суждения171, тогда зрелая способность суждения носит скорее рефлектирующий характер. В "Дисциплине чистого разума", напротив, он противопоставляет зрелую
способность суждения172, которая опирается на основоположения здравого человеческого рассудка173. Здесь способность суждения должна "заключать, исходя не из понятий, а из созерцания,
Кант И. Соч. Т. 3. С. 631-632.
Лидтке М. Указ. Соч. С. 105.
165
Кант И. Соч. Т. 3. С. 631-632.
166
KrV. A761/B789
167
Лидтке М. Указ. Соч. С. 105-106.
168
Там же. С. 106.
169
Кант И. Соч. Т. 6. С. 440.
170
Кант И. Соч. Т. 3. С. 175.
171
Там же. С. 75, а также С. 631-632.
172
Там же. С. 649.
173
Там же. С. 647.
163
164
соответствующего понятию"174 и, таким образом, является определяющей способностью суждения«
Противоречивый характер зрелой способности суждения (одновременно рефлектирующей
(остроумие) и определяющей выступает при систематизации посредством идей, а также при
сопоставлении аподиктического и гипотетического применения разума, так как по мнению некоторых исследователей первый опирается на определяющую, а второй - на рефлектирующую способность суждения: "… Функции, которые Кант прежде приписывал гипотетическому применению разума, он перенес на инстанцию способности суждения, что означает то, что он понятие
"спекулятивного разума", инстанция metaphisica specialis, трансформировал и вложил в понятие "рефлектирующая способность суждения". … Понятие "рефлектирующая способность суждения" получило у Канта в первую очередь функции, которые впоследствии обозначились -44- как
спекуляция (с естественной теологией как основный предметом); новое понятие понимается Кантом одновременно настолько широко, что он включил в сферу действия его и эстетику"175.
Переход от систематизирующей функции способности суждения или гипотетического применения разума (а значит и зрелой способности суждения как рефлектирующей) к эстетической способности суждения был намечен Кантом уже в "Приложении к трансцендентальной диалектике" первой "Критики": "… Мы имеем … право не только мыслить причину мира в идее, исходя из утонченного антропоморфизма (без чего о ней ничего нельзя было бы мыслить), а именно мыслить эту причину как сходство, имеющее рассудок, удовольствие, и неудовольствие, а
также сообразные с ними желание и волю, но мы и вправе приписывать ей бесконечное совершенство далеко, следовательно, превосходящее то совершенство, на допущение которого дают
нам право эмпирические знания о порядке мира. Действительно, регулятивный закон систематического единства требует, чтобы мы изучали природу так, как если бы (аналогия - умозаключение
рефлектирующей способности суждения – Ю.П.) повсюду бесконечно обнаруживалось систематическое и целесообразное единство (принцип родов остроумной способности суждения - Ю.П.)
при возможно большем многообразии (принцип видов – Ю.П.)"176.
Здесь видно также указание на интуитивный рассудок телеологической способности суждения,177 то есть intellectus archetypus, который в "Критике чистого разума" определяется
как "законодательный разум"178. Баум М. доказывает, что разум у Гегеля - это созерцающий (интуитивный) -45- кантовский рассудок179. Разум же определяется у Канта как "систематичность познания", "как связь знаний согласно одному принципу"180.
Такая постановка вопроса дает основание Калинникову Л. А. предполагать, что Кант мыслил
телеологию181 как завершение критической философии: "Идея нуждается для своего осуществления в схеме, то есть в a priori определенном из принципа цели существенном многообразии и порядке частей"182. В "Архитектонике чистого разума", Кант представляет систему как целое, которое вырастает внутренне "из одной высшей и внутренней цели", "подобно зародышу, все части
которого еще не развиты и едва ли доступны даже микроскопическоу наблюдению" „ "путем
generatio aeguivoca из простого скопления собранных вместе понятий, … "хотя все они имели
свою схему как первоначальный зародыш"183. Такое понимание системы напоминает гегелевские представления, что сбивает некоторых исследователей с толку. Баум М., пишет в статье о
Гегеле: "Разумеется, гегелевская концепция системы отличается от кантовской тем, что формально определяется не только через идею абсолюта, а также и тем, что завершенность, как и
Там же.
Модель А. Указ. Соч. С. 219.
176
Кант И. Соч. Т. 3. С. 590.
177
Кант И. Соч. Т. 5. С. 179, 415, 430, 435-437.
178
Кант И. Соч. Т. 3. С. 587.
179
Баум М. Отношение системы и диалектики у Гегеля. С. 192-194.
180
Кант И. Соч. Т. 3. С. 553-554.
181
Калинников Л. А. Указ. Соч. С. 26.
182
Кант И. Соч. Т. 3. С. 680.
183
Там же. С. 681-682.
174
175
необходимость по отношению к многообразию познаний у Гегеля не только постулируется"184.
-46Монистическую интерпретацию своей системы, которую предпринял Фихте, Кант не признал:
"Нужно, однако, заметить, что мне непонятна претензия приписать мне мысль, будто я намеревался создать лишь пропедевтику трансцендентальной философии, а не систему этой философии"185. На специфику своего понимания системы Кант указывает в "Архитектонике", когда говорит, что "общий корень нашей познавательной способности раздваивается и производит два
ствола, один из которых есть разум"186. Под разумом здесь понимается система априорных
принципов всех высших способностей познания (рассудка, способности суждения и разума)187,
что Кант уточнит только в третьей "Критике", найдя априорный принцип способности суждения для чувства удовольствия и неудовольствия. При анализе кантовского понятия ''система''
нужно учитывать разработанный им принцип автономии, вследствие чего архитектонику чистого
разума ("искусство построения системы"188) можно представить в виде системы рядоположных
априорных принципов (рассудка, способности суждения и разума). Ведь разум всегда один,
подчеркивает Кант, будь то теоретический или практический. Последний как раз и выступает в
качестве систематизирующей цели: "Конечная цель есть не что иное, как все предназначение человека, философия, исследующая эту цель, называется моралью"189. У Канта система не выводиться аналитически из одного понятия, как это было в догматизме, а есть система априори синтетически расчлененного целого, представляющего -47- собой уже готовую "схему как первоначальный зародыш"190. Этим зародышем является априорное понятие разума, в широком его значении как высшая способность познания вообще, включающее категории, идеи и, наконец,, принцип целесообразности. Таким образом, под системой у Канта имеется в виду "архитектонический
план", который "представляет собой систему всех принципов чистого разума"191.
Свою систематизирующую деятельность практический разум осуществляет как бы на расстоянии, через "сверхчувственную" пропасть, находящуюся в ведении гипотетического разума или
принципа целесообразности рефлектирующей способности суждения. Открыв априорный принцип способности суждения192, Кант заполнил пробел в системе априорных принципов чистого
разума, передав связующую функцию между рассудком и разумом способности суждения. Характер связи, тем не менее, не изменился после этого, так как вследствие автономии каждой из
способностей чистого разума, связь между априорными понятиями разума может быть только
интенциональной, но не реальной (материальной). И в этом смысле прав Луканин Р. К., утверждающий, что выдвигая понятие научной системы, Кант идет вслед за Платоном.
Правда, у самого Платона, разъясняет Луканин Р.К., не было ни термина "система" (в смысле
обозначения логической структуры познания), ни четкого понятия о ней193. В примечании Луканин P.К. разъясняет, что слово "система" у Платона означает просто собрание однородных
предметов. Таковы, например, -48- система государств, система чисел, система музыкального
аккорда. Позднее Аристотель скажет о системе "системе государств и всякой другой общественной системе"194.
Представление о науке как некоторой логической системе возникло в эллинистическую эпоху.
Стоики определяли искусство как систему, составленную из понятий пригодных для жизни195.
Баум М. Указ. Соч. С. 190.
Кант И. Трактаты и письма. С. 625.
186
Кант И. Соч. Т. 3. С. 682.
187
Там же и Т.5. С. 199.
188
Кант И. Соч. Т. 3. С. 680.
189
Там же. С. 685.
190
Там же. С. 682.
191
Там же. С. 122.
192
Кант И. Трактаты и письма. С. 560-561.
193
Луканин Р.К. Учение Канта об идее и Платон. // Философия Канта: Современные исследования и дискуссии.
M., 1983. С. 96.
194
Цит. по: Луканин Р.К. Учение Канта об идее и Платон. С. 96.
195
Там же.
184
185
Нечто подобное говорит о понятии системы у Канта Рокмор: "… Кант вскользь говорит о том, что
он имеет в виду под "системой", однако никогда не формулирует это в окончательном виде"196.
Сам Кант считал, что система принципов чистого разума, которую он дал уже в "Критике чистого разума" есть законченная наука и одновременно всего лишь "зародыш ее"197. Синтетическая
система априорных принципов называется критикой, которая предохраняет способность суждения от заблуждений198, поскольку ни одна из способностей познания (чувственность, рассудок и разум) сама по себе не ошибается. Кант полагал, что уже в своем первом критическом
произведении он нашел "ключ" к решению всех проблем метафизики 199. Уже таблица категорий,
по его мнению, "указывает все моменты спекулятивной науки" 200. Трансцендентальные идеи
(психологическая, космологическая и теологическая) "служат к упразднению дерз-49-ких и суживающих область разума утверждений материализмa, натурализма и фатализма и через то дают
простор нравственным идеям вне области умозрения201. Что касается гипотетического применения разума в отношении систематизации рассудочных знаний, то в "Критике чистого разума"
Кант "хотя и представил эту задачу как важную, но не попытался ее разрешить" 202, - писал он
самокритично. Модель А. комментирует кантовскую самокритику так: "для теоретического разума сверхчувственное представляется лишь негативным образом, поскольку его деятельность исходит из предпосылки, которая находится по ту сторону его способности определения, поскольку
его аффицирует вещь в себе"203
Кант надеялся, что эвристический заряд его трансцендентального подхода сам собою приведет его к решению всех проблем метафизики. Во "Введении" и в "Учении о методе" "Критики
чистого разума" Кант делает набросок всей системы философии, в которой подготовлено место и
для рефлектирующей способности суждения в самом широком ее значении и для ее трансцендентального принципа"204. Так и случилось, когда ему удалось открыть априорный принцип
суждения вкуса, о чем Кант пишет в письме к Рейнгольду: "Эта внутренняя уверенность возникла
во мне благодаря тому, что при дальнейшем переходе к другим задачам я нахожу эту систему не
только верной, но также, когда я не знаю, как найти правильный метод для исследования какогонибудь определенного предмета, я осмеливаюсь оглянуться назад, чтобы получить выводы, которых не ожидал, только после общего обзора элементов познания и относящихся к ним способностей души. -50- Так, сейчас я занят "Критикой вкуса", которая позволяет открыть новый вид
принципов a priori …"205. В "Предисловии"к "Критике способности суждения", в котором вместе
с последующим,"Введением" изображен взгляд Канта на основные принципы его критической
философии в ее систематическом виде, Кант формулирует задачу третьей "Критики":
1. Она должна выяснить, присущ ли способности суждения априорный принцип; 2. После чего
нужно определить, имеет он конститутивную или регулятивную силу; 3. Может ли способность суждения предписывать чувству удовольствия и неудовольствия правила206.2.
Одновременно способность суждения рассматривается как посредник между рассудком и разумом, а чувство удовольствия и неудовольствия - между способностью желания и способностью познания.
Кант положительно отвечает на поставленные вопросы. Способность суждения обладает априорным принципом. Его вид отчасти конститутивный (но не имеет своей собственной "области"),
отчасти регулятивный; способность суждения может давать чувству удовольствия и неудовольРокмор Т. Гегелевская циркулярная эпистемология как антифундаментализм. //Историко - философский ежегодник. № 91. С.193.
197
Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 1. С. 182.
198
Там же. С. 205.
199
Кант И. Соч. Т. 3. С. 76.
200
Там же. С. 177.
201
Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 1. С. 60.
202
Там же.
203
Модель А. Указ. Соч. С. 99.
204
Лидтке М. Указ. Соч. С. 28.
205
Кант И. Трактаты и письма. С. 560.
206
Кант И. Соч. Т. 5. Предисловие. Гл. V/VI.
196
ствия правила. В силу выше указанных признаков способность суждения получает статус "трансцендентальной рефлектирующей способности суждения".
Наряду с основными задачами Кант решает проблему систематизации эмпирических законов,
начатую в первой "Критике", как "логическое применение способности суждения" 207. Исходя из
обоих "Введений" есть все основания предполагать, что систематизирующую способность
суждения можно рассматривать -51- как модус эстетической
способности суждения208. »
Как было отмечено выше, эта связь имплицитно была сформулирована Кантом уже в первой
"Критике"209, на что прямо указывает следующая, очень важная для характеристики эстетической способности суждения цитата: "Та часть критики способности суждения, которая содержит
в себе эстетическую способность суждения, принадлежит этой критике по существу, так как
только он содержит в себе принцип, который способность совершенно а priori полагает в основу
своей рефлексии о природе, а именно принцип формальной целесообразности природы по ее
частным (эмпирическим) законом для нашей познавательной способности, без которых рассудок
не мог бы в ней разобраться"210. Оба этих вида рефлектирующей способности суждения, эстетическая и систематизирующая, имеют отношение к чувству удовольствия и неудовольствия, но
по разному. В суждении о прекрасном удовольствие возникает вследствие непреднамеренного
акта души211, в то время как при систематизации это чувство предполагает намерение212.
Другим аспектом систематизирующей функции эстетической способности суждения является
"связь двух частей философии в единое целое", ради чего и была задумана "Критика способности
суждения"». С этой целью в разделе "Диалектика эстетической способности суждения" Кант указывает на аналогию между эстетическим опытом и нравственной деятельностью, назвав § 59 "О
красоте как символе нравственности". В предыдущем же параграфе рассматривается взаимосвязь
эстетики и телеологии: "То, что предоставляет нам возможность воспринимать -52- внутреннюю
целесообразность в соотношении наших душевных сил при суждении о тех или иных ее продуктах, и притом как такую, которую исходя из сверхчувственного основания надо считать необходимой и общезначимой, - это свойство природы не может быть ее целью или, вернее, не может
рассматриваться нами как такая, иначе суждение, которое определялось бы этим, имело бы своей
основой гетерономию, а не автономию и не было бы свободным, а суждению вкуса полагается
быть свободным"213. Кант подчеркивает здесь, одновременно, что объяснение возникновения прекрасных вещей может быть, как посредством механизма, так и телеологии.
На примере образования кристалла, этого естественно-художественного образования, отмечается, что прекрасная форма природы возникает случайно, непреднамеренно. Интересно, что для
характеристики качественного изменения при образовании кристалла здесь используется образ
"скачка"214. При этом широко используется образная терминология проблемы единства посредством метафор - "пропасть", "переход", "мост", "скачок", что в "Критике способности суждения"
соответствует языку физикотеологии "Критики чистого разума", что является признаком того, что
Кант сознательно посредством телеологического метода хотел физикотеологию преобразовать и
секулязировать. Вновь выступившие метафоры - "средство связи", "опосредование", которые
наряду с другими образами о переходе будут отшлифованы в особенности в языке спекулятивной
диалектики Гегеля215.
Наряду с проблемой перехода подчеркивается автономность эстетики, то есть независимость
эстетического суждения от "намерения" самой природы: "благосклонность, с которой мы воспринимаем природу, не та, которую она к нам прояв-53-ляет"216. В телеологическом же сужТам же. С. 118.
Модель А. Указ. Соч. С. 220.
209
Калинников Л. А. Указ. Соч. С.27-28.
210
Кант И. Соч. Т.5. С. 194.
211
Там же. С. 190.
212
Там же. С. 186-187.
213
Там же. С. 372.
214
Там же. С. 370.
215
Модель А. Указ. Соч. С. 215.
216
Кант И. Соч. Т.5. С. 372.
207
208
дении, напротив, "мы можем рассматривать как благосклонность к нам природы то, что она
кроме полезного столь щедро дарит нам красоту и прелесть"217, - пишет Кант уже после того как
он доказал возможность автономного суждения вкуса. Последняя цитата взята из § 67, который
называется так: "Относительно принципа телеологического суждения о природе вообще как системе целей", в котором исследуется систематизация природы посредством принципа внешней
целесообразности. В итоге получается тесная связь всех форм рефлектирующей способности
суждения, так как есть возможность завершить параграф положением, что природа и благосклонна (телеологическое суждение) и не благосклонна к нам (эстетическое, а следовательно, и систематизирующее суждение). Проведенный анализ способности суждения подтверждает мысль
Канта об эвристическом заряде априорной системы чистого разума, так как уже трансцендентальная способность суждения содержит предпосылки расширения понятия способности суждения и
выявления ее рефлексивных возможностей. Еще большие перспективы раскрываются при исследовании эмпирической способности суждения, правила (постулаты эмпирического мышления и
аналогии опыта) которой имеют одновременно конститутивную и регулятивную силу, и в этом
смысле напоминают принцип рефлектирующей способности суждения, принцип целесообразности.
-54-
217
Там же. С. 405-407.
Автор
iozeph
Документ
Категория
Философия
Просмотров
61
Размер файла
246 Кб
Теги
суждение, канта, канда, печурчик, учение, дис, способностей, рефлектирующей
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа