close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

68

код для вставкиСкачать
?.?. ?????????
??????????? ???????
? ?????????????????
?????????
????????????? ? ??????? ??????-???????????? ???????
«???????????????? ???????» ? ???????? ??????????.
??????? ????????????? 10.02.00 «???????????»,
13.00.00 «?????????????? ?????»,
12.00.10 «????????????? ?????; ??????????? ?????»
????????????? ? ??????? ??????-?????????????????
?????????? ??????????? ? ????? ? ???????? ??????????.
??????? ????????????? 10.02.00 «???????????»,
13.00.00 «?????????????? ?????»,
12.00.10 «????????????? ?????; ??????????? ?????»
?????? 2012
УДК [34:81'25](035.3)
ББК 81.07
А92
Рекомендовано для печати
Ученым советом юридического факультета РУДН
Р е ц е н з е н т ы:
доктор филологических наук, профессор С.С. Хромов
(зав. кафедрой лингвистики и межкультурной коммуникации
Института права и гуманитарного образования МЭСИ (Университет))
доктор юридических наук, профессор А.Х. Абашидзе
(зав. кафедрой международного права юридического факультета РУДН)
Главный редактор издательства Н.Д. Эриашвили,
кандидат юридических наук, доктор экономических наук, профессор,
лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники
А92
Атабекова, Анастасия Анатольевна.
Юридический перевод в междисциплинарном контексте:
монография / А.А. Атабекова. ? М.: ЮНИТИ-ДАНА,
2012. ? 131 с.
ISBN 978-5-238-02296-3
Агентство CIP РГБ
Монография посвящена исследованию феномена юридического
перевода в контексте исторического развития общества с позиций
профессионально ориентированной когнитивной практики субъектов
правовой сферы, с учетом специфики и неоднородности юридического
дискурса в связи с современными задачами образования в поликультурном европейском обществе.
Для специалистов в области юридического перевода.
ББК 81.07
ISBN 978-5-238-02296-3
© ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА, 2011
Принадлежит исключительное право на использование и распространение
издания (ФЗ № 94-ФЗ от 21 июля 2005 г.).
Воспроизведение всей книги или какой-либо ее части любыми средствами или в
какой-либо форме, в том числе в интернет-сети, запрещается без письменного
разрешения издательства.
© Оформление «ЮНИТИ-ДАНА», 2011
????????
В переводе <?>, кроме перевода Священного Писания,
в котором расположение слов есть тайна,
я передаю не слово в слово, а мысль в мысль.
Софроний Евсевий Иероним (Стридонский).
Письмо LVII. К Паммахию о наилучшем
способе перевода
Настоящая монография посвящена исследованию феномена
юридического перевода в различных парадигмах научного знания.
Интенсивная международная интеграция во всех сферах социального взаимодействия, растущая мобильность человеческих ресурсов в поликультурном пространстве Европейского Союза требуют правового определения взаимоотношений субъектов международного сотрудничества. Данные процессы обусловливают социальную востребованность и гуманитарную значимость юридического
перевода, который рассматривается как инструмент обеспечения
прав граждан (Aequalitas 2003).
Следует подчеркнуть, что к настоящему времени в европейских
исследованиях накоплен значительный опыт лингвотеоретического
анализа особенностей юридического перевода.
Западноевропейские специалисты подчеркивают необходимость
юридических знаний для выполнения качественного юридического
перевода, специально обращают внимание на необходимость учитывать специфику национальных правовых систем в процессе перевода, функциональное и жанрово-стилистическое разнообразие
юридических текстов, предметом особого внимания является вопрос о функциональной эквивалентности в юридическом переводе
(Garzone 2000, Groot 1998, Halverson 1997, Lewison 2004, Pym,
?ar?evi? 1989, 1997, Sin K, Roebuck 1996, Shveitser 1993, Shlesinger,
Jettmarovб 2006, Weisflog 1987).
3
Исследование данной проблематики проводится и российскими
специалистами (Алимов 1998, Атабекова 2008, Гамзатов 2004, Глинская 2002, Левитан 2010, Сысоева 2009, Хижняк, Волгина, Данилов
и др. 2009).
Кроме того, в России уделяется значительное внимание задачам
и технологиям обучения юридическому переводу, на материале разных пар языков разработаны учебно-методические комплексы для
подготовки специалистов соответствующего профиля (Алимов 2005,
Атабекова, Горбатенко, Горбатенко, Удина 2011, Власенко 2006,
Лебедева 2010, Мешкова, Шереметьева 2004, 2009, Томпсон 2004,
Федотова, Толстопятенко, Старосельская, Резник 2008).
Однако до настоящего времени юридический перевод не стал
предметом полипарадигмального анализа, который синтезирует
данные различных гуманитарных наук. Между тем подобный ракурс
представляется необходимым в условиях доминанты антропоцентризма, развития интегративных тенденций в научных исследованиях.
Изложенное выше определяет актуальность настоящего исследования.
Цель монографии ? рассмотреть историко-культурные, социально-правовые, философские, лингвистические и лингводидактические контексты теории и практики юридического перевода,
обобщить результаты выполненных исследований по проблематике
юридического перевода, проанализировать актуальные вопросы и
перспективы обучения юридическому переводу в вузе на современном этапе развития общества.
Монография состоит из трех глав.
В п е р в о й г л а в е анализируется практическая деятельность в области юридического перевода на протяжении развития
мировых цивилизаций, исследуется потенциал юридического перевода в обеспечении прав человека, юридический перевод также рассматривается как компонент медиативной деятельности в поликультурном пространстве Европейского Союза.
В т о р а я г л а в а посвящена лингвистическим исследованиям
юридического перевода. В соответствующих разделах главы рассматриваются характеристики юридического дискурса, релевантные
для теории и практики перевода в правовой сфере, анализируется
сущность юридического перевода с позиций герменевтики, исследуются становление и развитие интерпретативной теории юридического перевода, изучается специфика категории функциональной
эквивалентности в юридическом переводе, обсуждается возможность использования в метаязыке теории юридического перевода
понятия «кванта перевода».
Предметом специального анализа является вопрос об адаптации
в юридическом переводе. Также представлен краткий обзор типовых
4
переводческих трансформаций в данной разновидности специального перевода, исследуются основания типологии ошибок в юридическом переводе.
В т р е т ь е й г л а в е анализируются лингводидактические
аспекты юридического перевода. Обучение юридическому переводу
рассматривается в компетентностной образовательной парадигме, с
учетом требований Федеральных государственных образовательных
стандартов третьего поколения.
Подчеркнем, что педагогический и переводческий опыт автора
настоящей монографии свидетельствует о том, что для выполнения
качественного юридического перевода переводчику необходимы
системные знания в правовой сфере. В то же время поликультурный характер профессиональной деятельности требует от юристов
не только знания иностранного языка, но и переводческой компетентности для решения текущих профессиональных задач.
Поэтому основным предметом исследования в настоящей монографии является подготовка специалистов юридического профиля к
переводческой деятельности в профессиональной сфере.
Данное направление анализа коррелирует с требованиями новых
Федеральных образовательных стандартов к выпускникам юридических вузов уметь переводить тексты профессиональной направленности, отвечает задачам подготовки специалистов в области юридического перевода по программе дополнительного к высшему образования с присвоением квалификации «переводчик в сфере профессиональной коммуникации», учитывает содержательные характеристики Федерального образовательного стандарта по направлению «Переводоведение» (квалификация «специалист»). Кроме того, в
процессе исследования учитываются современные требования к
подготовке переводчиков в зарубежных вузах.
В качестве объекта анализа в данной главе определены подходы
и принципы, содержание и средства обучения письменному юридическому переводу. Также обсуждается проектирование системы заданий с учетом современных педагогических технологий. Специально рассматривается вопрос о подготовке кадров для обучения
письменному юридическому переводу.
Считаем необходимым подчеркнуть, что в настоящей монографии
основное внимание уделяется вопросам письменного юридического
перевода, специально не обсуждается проблематика судебного перевода в силу специфики данного вида профессиональной деятельности.
Библиография включает 321 позицию. В Приложении предлагается вариант программы дисциплины «Теория юридического перевода», разработанной в соответствии с требованиями новых Федеральных государственных образовательных стандартов высшего
профессионального образования (далее ? ФГОС ВПО).
5
?????
1
??????????? ???????
? ????????????????? ???????
В данной главе рассматриваются исторические артефакты юридического перевода в контексте развития цивилизации на различных этапах истории, анализируется роль юридического перевода в
развитии международных отношений, в обеспечении прав человека,
в рамках медиативной деятельности. Рассмотрение данных вопросов
представляется актуальным для определения социально-гуманитарной значимости юридического перевода.
1.1. ??????????? ??????? ? ?????????
???????? ???????????
Перевод юридических текстов имеет давнюю историю, которая
тесно связана с развитием цивилизации. Представляется возможным отметить, что развитие юридического перевода обусловлено
образованием классового общества, созданием рабовладельческих
государств, появлением договорных отношений между ними.
Первые международные договоры появились в 3-м тысячелетии
до н.э. во рабовладельческих государствах Востока: в Шумере, Эламе,
Аккаде, Лагаше.
Самый древний из дошедших до настоящего времени международный договор был подготовлен на эламском языке и заключен
в XXIII в. до н.э. между правителями Элама и аккадским царем
Нарамсином.
В лингвистическом отношении культура Двуречья была более
развита, чем культура Сирии и Палестины. Поэтому племена, использовавшие в устном общении западносемитические и хурритские языки, использовали письменность аккадцев. Во многом
именно поэтому аккадский язык функционировал в качестве языка
международных отношений в Сирии, Палестине и далее в Египте и
государстве хеттов. Об этой практике свидетельствуют найденные
6
архивы египетских фараонов и хеттских царей. Большинство документов подготовлено на аккадском языке (Всемирная история 1956).
В XIII в. до н.э. международные договоры получили особое развитие в царстве хеттов. Среди них наибольшую известность приобрел знаменитый договор о военном союзе между египетским фараоном Рамсесом II и царем хеттов Хаттусилем III (1278 до н.э.),
который дошел до нас в подлиннике (Sca1a 1898).
Большинство международных договоров в истории Древнего
мира были двусторонними. Многосторонние договоры носили
ограниченный по числу сторон характер. Так, P. Скала приводит
218 древних договоров, заключенных до 338 г. до н.э., в том числе
многосторонних 25, из них редко с числом сторон более 10 (Sca1a
1898). Эти данные свидетельствуют о том, что истоки юридического
перевода относятся к периоду Древнего мира.
Какого-либо одного языка, на котором составлялись бы международные договоры, не было. В государствах Древнего Востока они
писались на признанном в качестве международного аккадском
языке (вавилонская клинопись). Договоры Древнего Рима писались
на латинском языке. В Древней Греции применялись древнегреческий язык и его диалекты. Договоры составлялись, как правило, в
одном подлинном экземпляре, с которого делались переводы на
другие языки и копии договоров ( Талалаев 1960).
Для лучшей сохранности договоры высекались на мраморных
или простых каменных плитах или столбах, а также на серебряных
или медных досках (в зависимости от важности договора), которые
устанавливались в специальных храмах под сохранностью богов.
В древнем Китае существовал даже особый дворец договоров
Менг-фу. Столбы и плиты с текстами договоров выставлялись и в
других общественных зданиях или просто на площадях. Это было
своеобразным способом опубликования договоров для всеобщего
сведения и исполнения (Phillipson 1911).
В IV в. в Японии появилось бюро переводов атики-но фумибито, которое занималось толкованием и переводом дипломатических
документов, поступавших из Китая и Кореи.
Древнейшим памятником римского цивильного права являются
Законы 12 таблиц. Эти законы были разработаны в V в. до н.э.,
написаны на 12 деревянных досках-таблицах, которые были установлены на Форуме ? главной площади Рима. Подлинник ?
доски-таблицы ? не сохранился. Для истории развития юридического перевода интересен тот факт, что в XIX в. была предпринята попытка реконструкции текста этого юридического памятника, для которой исследователи использовали фрагменты
работ древних римских и греческих авторов, цитирующих или
анализирующих содержание законов.
7
Отметим также, что текст Законов 12 таблиц был переведен с
латинского на греческий, потом на старофранцузский язык.
Также необходимо упомянуть свод римского гражданского права «Corpus juris civilis», который в 528?534 гг. был разработан юристами под руководством авторитетного византийского юриста Трибониана по решению императора Юстиниана. Первоначально свод
состоял из трех частей: институций (4 тома, представляющие собой
учебник для начинающих юристов), дигест (50 томов, составленных
из трудов классических римских юристов, с интерполяциями кодификаторов), кодекса Юстиниана. Позже была добавлена последняя
часть свода ? «Новеллы» (Novellae). Оригинальный текст был выполнен на латыни, позднее дословно переведен на греческий, далее
на другие языки. Специалисты отмечают, что перевод данного правового источника с латыни на греческий был выполнен как буквальный перевод (Аr?evi? 1997).
Французский специалист в области истории и юриспруденции
Дени Годефруа впервые издал этот свод в 1538 г.
В качестве примеров юридического перевода в Древней Руси
можно привести договоры, которые были заключены с Византией в
911 и 944 гг. Надо признать, что среди специалистов нет единого
мнения о конкретном времени их перевода. Так, И.И. Срезневский
считал, что договоры были написаны на греческом языке, а затем
переведены на русский (Срезневский 1854: 260).
В.М. Истрин утверждал, что договоры были переведены с греческого, но в XI в. (Истрин 1924: 387?397).
Интересным представляется заключение С.П. Обнорского, который считал, что работа над переводом договоров выполнена в период их заключения, но по-разному: перевод договора 911 г. с греческого был выполнен болгарином, а окончательная редакция ?
русским писцом. В то же время перевод договора 944 г. сделан более качественно, международные термины даны по-гречески, без
перевода, влияние болгарского языка в лексике менее выражено,
при этом отражаются старославянская и древнерусская традиции
письменности (Обнорский 1936).
На наш взгляд, важно упомянуть перевод Законов Ману с
санскрита на английский язык. Законы Ману ? прародителя человечества, согласно древнеиндийским представлениям, представляют собой свод наставлений благочестивому представителю
древнеиндийского общества относительно религиозного, морального и общественного долга.
Первый перевод был выполнен основателем индологии сэром
Уильямом Джонсом и издан в 1794 г.
8
В период Средних веков еще не сформировались национальные
языки, поэтому юридические документы составлялись по-прежнему
на латыни.
Историю развития юридического перевода в Германии в Средние века подробно исследовал Ф. Хек. В своих трудах автор отмечал, что часто судебные решения и комментарии готовились в устной форме на формировавшемся в то время разговорном варианте
немецкого языка. Далее эти документы переводились в письменной
форме на латынь, причем использовался метод буквального перевода; немецкие слова заменялись латинскими эквивалентами без учета контекста и смысловой структуры текста (Heck 1931).
Кроме того, в ряде случаев документы, подготовленные на латыни, одновременно переводились на немецкий язык. Так, в XIII в. на
латыни был подготовлен свод документов Der Sachsenspiegel, регламентирующий земельные вопросы, вопросы наследования, состояние в браке, распределение товаров, вопросы уголовного права и
судебной системы и окрестности дела. В течение 1220?1235 гг.
также была подготовлена и версия этого свода законов на немецком языке.
Однако в период Возрождения латынь вновь доминирует и признается языком законов в Германии. Лишь в период Реформации
Мартин Лютер выполнил довольно свободный перевод Библии на
немецкий язык. Себастьян Брант перевел Corpus Juris Civilis на немецкий язык (см. об этом: Wieacker 1952). Однако его труд не был
оценен должным образом. Доминирующие позиции латыни в международном праве и международной дипломатии были скорректированы
развитием национальных языков в Европе начиная с XVII в.
Так, во Франции, начиная с XVII в., французский язык постепенно занимает свои позиции как язык судопроизводства и
законодательства, проводится языковая реформа, цель которой
заключается в том, чтобы сделать язык законов понятным и доступным для народа (Didier 1990).
На развитие статуса юридического перевода повлиял труд
Ш.Л. де С. Монтескьё «Дух законов», опубликованный в 1748 г, в
котором последовательно проводилась концепция языка законов,
доступных для народа (Didier 1990).
Именно под влиянием идей Монтескьё прусский король Фридрих II отдал распоряжение перевести на немецкий язык земельный
кодекс, изданный на латыни. В процессе перевода латинские заимствования сопровождались объяснениями на немецком языке
(Hattenhauer 1987).
Создание Кодекса Наполеона в 1804 г. повлекло за собой его
перевод на всех близлежащих территориях. Сравнивая переводы кодекса на немецкий язык, С. Шаршевик обнаруживает стремление
9
переводчиков «уйти» от дословного перевода, на примере текстовых
фрагментов оригиналов и переводов выявляет попытку переводчиков создать национальную юридическую терминологию на немецком языке (Аr?evi? 1997:33).
Интересные примеры многоязычной судебной практики в
Англии в судах графства Кент в период XIV в. приводятся в книге
М.Т. Клэнчи, который описывал следующую процедуру устнописьменного судебного перевода.
Вопросы судей направлялись присяжным в письменной форме
на латыни или французском языке. Их ответы в устной форме записывались на латыни. Далее при появлении судьи вердикт присяжных на французском зачитывал представитель жюри, мысленно
переводя текст с латыни.
От имени присяжных их представитель далее представлял эти
же ответы на английском языке. После того как позиция присяжных была в устной форме озвучена на французском и английском
языках, вердикт записывали на латинском языке в судейские свитки (Clanchy 1979).
В целом можно утверждать, что юридический перевод в течение
многих веков представлял собой практическую деятельность по переводу законодательных, дипломатических, научно ориентированных текстов.
Методологические вопросы юридического перевода привлекли
внимание специалистов в связи с созданием международных организаций (прежде всего, ООН), развитием и расширением Европейского Союза.
В связи с этим рассмотрим несколько подробнее процедуру использования официальных рабочих языков данных организаций.
Как известно, 6 языков (английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский) имеют статус рабочих языков ООН.
Рабочими языками Секретариата ООН являются английский и
французский. Делегат может выступать на любом из официальных
языков, а его выступление синхронно переводится на другие официальные языки. Большинство документов ООН также издается на
всех шести официальных языках. Иногда делегаты выступают на
неофициальных языках. В этом случае делегация обязана либо
обеспечить устный перевод, либо предоставить текст выступления
на одном из официальных языков.
В Правилах процедуры Генеральной Ассамблеи ООН (раздел VIII)
представлен ряд параграфов, в которых определен регламент использования языков в процессе работы многоязычных форумов
(Правила процедуры Генеральной Ассамблеи: электронный ресурс).
Так, согласно Правилу 51 английский, арабский, испанский,
китайский, русский и французский языки «являются как офици-
10
альными, так и рабочими языками Генеральной Ассамблеи, ее комитетов и подкомитетов» (Правила процедуры Генеральной Ассамблеи:
электронный ресурс).
Специальный раздел посвящен процедуре устных переводов.
Правило 52 определяет, что речи, которые произносятся на одном
из шести официальных языков Генеральной Ассамблеи, переводятся устно на другие пять языков (Правила процедуры Генеральной
Ассамблеи: электронный ресурс).
В соответствии с Правилом 53 процедуры представители стран ?
членов ООН могут выступать на любом языке, помимо официальных и рабочих языков Генеральной Ассамблеи. Однако в данной
ситуации выступающие самостоятельно принимают меры для того,
чтобы текст их речей был переведен в устной форме на один из
языков Генеральной Ассамблеи или ее соответствующего комитета.
При этом «устный переводчик может принять за основу устный
перевод на первый такой язык» (Правила процедуры Генеральной
Ассамблеи: электронный ресурс).
Предметом отдельного внимания являются языки, на которых
подготовлены стенографические отчеты и отчеты реферативного
характера (краткие отчеты).
В соответствии с Правилом 54 такие отчеты готовятся в возможно короткий срок на языках Генеральной Ассамблеи.
Следует отметить, что в целях укрепления равноправного статуса всех стран ? членов ООН документы Генеральной Ассамблеи, ее
комитетов и подкомитетов могут быть изданы на любом другом
языке, помимо языков Ассамблеи или соответствующего комитета
по решению Генеральной Ассамблеи, что установлено Правилом 57
процедуры (Правила процедуры Генеральной Ассамблеи: электронный ресурс).
Иначе решен вопрос о статусе официальных языков в Европейском Союзе (далее ? ЕС). На настоящий момент официальными
языками Евросоюза признаны 23 языка. Соответственно на данные
языки осуществляется перевод официальных документов и решений
органов ЕС. Также обеспечивается перевод на все языки во время
официальных мероприятий ЕС на высшем уровне; в период работы
сессий Европарламента и Совета Евросоюза осуществляется синхронный перевод.
Кроме того, граждане стран ? членов Евросоюза имеют право
на обращение с запросом в официальные органы данной организации и получение ответа на любом из языков ЕС, имеющих статус
официального. Английский, французский и немецкий являются
тремя рабочими языками Комиссии ЕС.
Рассмотренные процедуры свидетельствуют о том, что переводческая деятельность, в том числе дипломатической, политико-
11
экономической, правовой направленности, является явлением не
только собственно лингвистическим, но и представляет собой инструмент социально-политического развития государств, способствует международному сотрудничеству государств.
1.2. ??????????? ??????? ??? ??????????
??????????? ???? ????????
Содержание международных документов позволяет рассматривать перевод как инструмент соблюдения прав человека, обеспечивающий равное право всех лиц на справедливое рассмотрение дела
в суде независимо от национальной принадлежности.
Ряд международных документов создают правовую базу для
обеспечения равноправия представителей разных культур и носителей
разных языков, в том числе и в случае судебного разбирательства.
В Уставе Организации Объединенных Наций (подписан 26 июня
1945 г. на конференции в Сан-Франциско и вступил в силу 24 октября
1945 г.) прямо заявлено о равноправии граждан ? носителей разных
языков, о необходимости развивать «уважение к правам человека и
основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии?» (гл. 1, ст. 1, п. 3) (Устав ООН: электронный ресурс).
О равноправии граждан ? носителей разных языков и культур
заявлено во Всеобщей декларации прав человека (принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 г.).
В ст. 2 провозглашены равные права и свободы для каждого человека независимо от различий, в том числе и в отношении языка.
Далее, в ст. 7, подчеркиваются равенство всех людей перед законом
и их право «без всякого различия на равную защиту закона» (Всеобщая декларация прав человека: электронный ресурс).
Для обеспечения равных прав всех субъектов судебного процесса, согласно рассмотренным выше положениям, необходимо обеспечить процедуру перевода в случае, если подсудимый не владеет
языком судопроизводства страны, в рамках юрисдикции которой
проводится судебное разбирательство.
В п. 3 Международного пакта о гражданских и политических
правах подробно прописаны гарантии, на который имеет право
каждый гражданин, которому предъявлено уголовное обвинение
(Международный пакт о гражданских и политический правах: электронный ресурс).
Так, в подпункте (a) заявлено право гражданина на подробное
уведомление о характере и основаниях предъявляемого ему уголовного обвинения на понятном ему языке.
12
Подпункт (b) декларирует право гражданина на возможности
для подготовки своей защиты, на выбор защитника и взаимодействие с ним. Содержание данного пункта также подразумевает необходимость перевода в случае, если обвиняемый и защитник ? носители разных языков и не владеют общим для них языкомпосредником.
Подпункт (d) определяет право гражданина на то, чтобы «иметь
назначенного ему защитника в любом таком случае, когда интересы
правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком
случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника» (Международный пакт о гражданских и политический
правах: электронный ресурс).
Данное право также специально оговорено в подпункте (f), который прописывает право гражданина «пользоваться бесплатной
помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого
в суде, или не говорит на этом языке» (Международный пакт о
гражданских и политический правах: электронный ресурс).
Спустя 40 лет данные вопросы специально рассматриваются
применительно к соблюдению прав детей. Так, в ст. 40 Конвенции
о правах ребенка (принята 20 ноября 1989 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи 44/25) заявлен ряд гарантий для каждого ребенка,
нарушившего уголовное законодательство или обвиняемого в его
нарушении. Среди данных гарантий отмечается «бесплатная помощь переводчика, если ребенок не понимает используемого языка
или не говорит на нем» (Конвенция о правах ребенка: электронный
ресурс).
Статус юридического перевода в связи с соблюдением прав человека декларируется в документах международных региональных
организаций.
Так, ст. 8 Американской Конвенции о правах человека (заключена в г. Сан-Хосе 22 ноября 1969) декларирует «право обвиняемого на бесплатную помощь переводчика, если он не понимает языка,
используемого в суде, или не говорит на этом языке» (подпункт (а)
п. 2 ст. 8) (Американская Конвенция о правах человека: электронный ресурс).
Подпункт (d) той же статьи определяет право обвиняемого защищать себя лично или через посредство выбранного им самим
защитника, а также свободно и конфиденциально сноситься со
своим защитником, что предполагает помощь переводчика в случае,
если обвиняемый и защитник не имеют общего языка ? посредника
(Американская Конвенция о правах человека: электронный ресурс).
Обсуждая статус юридического перевода как инструмента обеспечения прав человека, необходимо подробно остановиться на Евро-
13
пейской конвенции по правам человека (далее ? ЕКПЧ), которая
была подписана 4 ноября 1950 и вступила в силу 3 сентября 1953).
В п. 2 ст. 5 и п. 3 ст. 6 сформулированы требования к обеспечению устного и письменного перевода в процессе досудебного разбирательства и в судебном процессе.
Так, согласно п. 2 ст. 5 «Право на свободу и безопасность» каждому арестованному должны незамедлительно сообщить «на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение» (ECHR: электронный ресурс).
В ст. 6 определяется право на справедливое судебное разбирательство и, в частности, отмечается, что каждый гражданин, который обвиняется в совершении уголовного преступления, имеет следующие права:
(a) «быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему
обвинения»;
(e) «пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не
понимает языка, используемого в суде, или не говорит на
этом языке» (Европейская конвенция о защите прав человека
и основных свобод: электронный ресурс).
В то же время в 1978 г Европейский суд по правам человека
(далее ? ЕСПЧ) в судебном решении по делам Luedicke, Belkacem
and Koc v. Germany (раздел II «О предполагаемом нарушении статьи 6 п. 3 «e»», п. 40) отметил, что «термин «бесплатно» не обозначает ни освобождения от оплаты на определенных условиях, ни
временных льгот по оплате, ни приостановки платежа, а всеобщее и
полное освобождение от необходимости платить» (Luedicke,
Belkacem and Koз v. Gremany: электронный ресурс).
Далее в п. 46 отмечается, что в подпункте (е) п. 3 ст. 6 каждый,
кто не говорит или не понимает языка, используемого в суде, имеет
право на получение бесплатной помощи переводчика без последующего возложения на него возникших расходов (Luedicke, Belkacem
and Koз v. Gremany: электронный ресурс).
Далее в п. 48 характеризуются различия мнений относительно
того, какие расходы подпадают под действие указанного подпункта
(е), предусмотрена ли бесплатная помощь переводчика только во
время слушаний или применима к другим расходам по переводу.
Согласно позиции Суда, «в контексте права на справедливое
разбирательство, гарантированного статьей 6, пункт 3, подпункт «e»
означает, что обвиняемый, который не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на нем, имеет право на бесплатную
помощь переводчика для письменного или устного перевода всех
документов или заявлений по возбужденному против него делу, которые необходимы ему для понимания происходящего и гарантируют
14
соблюдение его прав» (Luedicke, Belkacem and Koз v. Gremany:
электронный ресурс).
Для нас в данных формулировках важны выделение степени
владения языком судопроизводства и определение видов перевода
(устного и письменного) как лингвистических аспектов соблюдения
прав человека в суде.
В то же время, рассматривая в 1989 г. дело Kamasinski v. Austria,
Суд отклонил жалобу заявителя на то, что ему не была предоставлена некоторая информация о выдвинутых против него обвинениях, проведении следствия, заключении о виновности и о судебном
решении на понятном ему языке.
Суд постановил, что формулировки в ст. 6 (п. 3, подпункт (e)
ЕКПЧ) предполагают помощь в виде устного перевода во время
процесса и письменный перевод доказательств или официальных
документов в период досудебного расследования, что, однако, не
является обязательным требованием. Деятельность переводчика
должна обеспечить обвиняемому достаточную информацию по делу
для защиты и представления своей версии событий перед судом.
Для развития лингводидактики и практики юридического перевода нам представляется очень важным постановление суда о том,
что в обязанность компетентных органов входит не только назначение переводчика, но и последующий контроль за адекватностью
перевода (Kamasinski v. Austria: электронный ресурс).
Европейская конвенция о защите прав человека и основных
свобод также предусматривает в ст. 6 право на справедливое судебное разбирательство. При этом в п. 74 заявлено, что «право, указанное в пункте 3 (е) статьи 6 на бесплатную помощь переводчика,
распространяется не только на устные заявления, сделанные в ходе
судебного разбирательства, а также документальные материалы и
досудебного разбирательства». Пункт 3 (е) означает, что если гражданину предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления, при этом он не понимает языка или не говорит на языке,
используемом в суде, то данный гражданин «имеет право на бесплатную помощь переводчика для перевода или интерпретации всех
документов или заявлений по возбужденному в отношении него делу... чтобы иметь преимущество на справедливое судебное разбирательство» (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод: электронный ресурс).
Кроме того, в ст. 3 Резолюции (78) 8 Комитета министров
Совета Европы «О правовой помощи и консультациях» отмечается, что юридическая помощь должна предусматривать все расходы, понесенные обязательно тяжущимися для защиты своих законных прав, и в частности оплату услуг адвоката, расходы на
15
работу эксперта, свидетелей и переводы (Resolution (78)8: электронный ресурс).
В п. 31 принципа 6 Рекомендации № R(81)7 Кабинета министров Совета Европы о мерах, облегчающих доступ к правосудию,
подчеркивается, что государства должны обеспечить не только
устный перевод во время слушания дела, но и проинформировать граждан о возможностях письменного перевода необходимых документов; более того, должностные лица, ответственные
за предоставление информации, работая с гражданами, не владеющими языком судопроизводства в достаточной степени и не
имеющими сопровождающего, который владеет родным языком
подсудимого и языком судопроизводства, должны работать в непосредственном контакте с переводчиками; также рекомендуется
подготовить письменный перевод документов, которые предоставляют информацию о процедуре судебного разбирательства
(Recommendation № R(81)7: электронный ресурс).
Рекомендация № R(97)6 Совета Европы, направленная на совершенствование практического применения этих положений, призывает
государства-члены обеспечить по возможности адвоката, говорящего
на языке, который заявитель понимает (Recommendation №°R(97)6 of
the Council of Europe: электронный ресурс).
К настоящему времени существует перечень дел, рассмотренных
Европейским судом по правам человека, в которых решения принимались с учетом качества и объема переводческих услуг, предоставленных во время судебного разбирательства. Среди наиболее
известных можно перечислить следующие:
? «Озтюрк против Германии» («Ozturk v[ersus] Germany», 1973,
«Series A № 22»);
? «Людеке, Белкасем и Коч против Германии» («Luedike, Belcasem and Koc v[ersus] Germany», 1979,Series A № 29);
? «Лутц против Германии» («Lutz v[ersus] Germany»,1987, Series
A № 136);
? «Брозичек против Италии» («Brozicek v[ersus] Italy», 1989, Series A № 167);
? Камасинский против Австрии» («Kamasinsky v[ersus] Austria»,
1989, Series A № 168);
? «Кассани против Великобритании» («Cussany v[eresus] United
Kingdom,2002, Series A № 632);
? Лагерблом против Швеции» («Lagerblom v[ersus] Sweden»,
2003, Series А № 657).
Все решения Европейского суда по правам человека по перечисленным делам были направлены на преодоление последствий
нарушения фундаментальных прав человека в сфере применения
языка судопроизводства, допущенные вследствие несовершенства
16
национального законодательства ряда европейских стран. В отношении этих стран правозащитными институтами Совета Европы
были вынесены судебные решения.
Значительное внимание вопросам устного и письменного перевода уделяется в резолюциях заседаний Европейского Совета Европейского Союза в Тампере 15?16 октября 1999 г. В соответствующих
документах отмечается значимость устного и письменного юридических переводов во всех сферах судебной системы ? в уголовных, гражданских, коммерческих и административных делах, в организации
лагерей беженцев и в процедурах предоставления убежища.
В выводах по итогам встречи на высшем уровне относительно
сфер возможного сотрудничества были выделены три основные
области:
? доступ к правосудию, обеспечение лиц, обвиняемых в совершении преступления, правильной и точной информацией о
выдвинутых против них обвинениях, помощь тем, кто участвует в слушаниях, обеспечение для обвиняемых возможности
быть услышанным и получать информацию на родном языке;
? взаимное признание судебных решений, в ходе следствия и
на стадии досудебного разбирательства, а также признание
окончательных решений; очевидно, что такое признание может быть достигнуто только при наличии полного взаимного
доверия процедурам, которые проводятся в других государствах-членах, и требует гарантий в отношении качества устного
или письменного перевода;
? координация и по возможности централизация информации
относительно судопроизводства, деятельности сотрудников
полиции, судебных органов.
Во всех этих областях правовой устный и письменный переводы
рассматриваются в качестве важнейшего инструмента, поскольку
эффективное сотрудничество требует детального взаимопонимания
сторон (Tampere European Council 15 and 16 October 1999).
Вопросы оказания переводческих услуг в целях соблюдения
прав человека обозначены в Римском статуте Международного уголовного суда (??ринят 17 июля 1998 г.).
В п. 1 сказано, что обвиняемый имеет право на публичные
справедливые, беспристрастные слушания по делу и на ряд гарантий, которые конкретизируются в соответствующих подпунктах.
При этом подпункт (а) определяет «право быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который обвиняемый
понимает в полной мере и на котором он говорит, о характере, основании и содержании предъявленного ему обвинения» (Римский
статут Международного уголовного суда: электронный ресурс).
17
Подпункты (d) и (f) определяют гарантии обвиняемому на безвозмездные услуги квалифицированного переводчика; также указывается, что обвиняемый обладает правом «получать переводы, необходимые для того, чтобы судебное разбирательство отвечало требованиям справедливости, в случаях, когда язык, используемый для
рассмотрения дела в Суде либо при составлении документов, представленных Суду, не является тем языком, который обвиняемый
понимает в полной мере и на котором он говорит» (Римский статут
Международного уголовного суда: электронный ресурс).
В целом анализ рассмотренных международных и региональных
документов позволяет утверждать, что оказание переводческих услуг
в устной и письменной формах на стадиях досудебного разбирательства, в период судебных слушаний и на последующих этапах
является инструментом обеспечения и гарантией соблюдения прав
человека.
При этом в рамках судебного разбирательства и последующих
обращений в вышестоящую инстанцию могут обсуждаться объем и
формат переводческих услуг (количество и тип документов для перевода, все виды перевода или только, например, устный перевод,
квалификация переводчика, уровень знания языка судопроизводства обвиняемым и т.д.).
В целом следует подчеркнуть социально-правовую значимость
качества юридического перевода, от которого зависит судьба участников судебного процесса. Именно поэтому вопросы подготовки юридических переводчиков являются объектом исследования ряда международных проектов под эгидой ЕС (см., например: Aequalitas 2003).
В странах ЕС юридический перевод также является неотъемлемой оставляющей деятельности медиаторов, чем обусловлено появление ниже следующего раздела в настоящей монографии.
1.3. ??????????? ??????? ??? ?????????
??????????? ???????????? ? ??????????????
???????????? ??
Медиация представляет собой интегральный феномен, включающий социально-правовые, философские, лингвокультурные и
психологические аспекты. Интенсивное развитие современного поликультурного мира, объединяющего представителей различных
профессиональных сообществ, обусловливает актуальность изучения лингвокультурных аспектов медиации в различных профессиональных контекстах (Garzone G., Rudvin 2003). Известно, что к настоящему времени сложились и развиваются различные парадигмы
изучения медиации.
18
Вопросы медиации активно исследуются специалистами в области культурно-исторической психологии (Зинченко 1994, Коул
1997, Пузырей 1986). Опосредование (медиативность) как качество
психической реальности является центральным понятием культурно-исторической школы Выготского?Леонтьева и означает включенность всех психических актов в культурный контекст жизни и
деятельности индивида.
Медиация рассматривается как опосредованное знаком, символом, словом и мифом развитие человека. Созданная Л.С. Выготским
теория опосредования в развитии человека является основой для
современных междисциплинарных исследований в области психологии развития, психологической педагогики, теории овладения
языком и научных направлений, изучающих развитие и функционирование языка и интеллекта человека.
Особое значение в условиях развития поликультурной сферы
социального взаимодействия приобретают труды В.А. Лекторского
по проблематике культурного опосредствования (Лекторский 2004: 8).
Вопросы языкового посредничества исследуются в контексте
философской герменевтики (Копылов 2006), в рамках которой среди прочих аспектов анализируются и проблемы общезначимости
понимания (интерпретации) применительно к феномену языкового
посредничества, что включает в парадигму исследования вопросы
переводимости, поскольку они рассматривают условия возможности или невозможности интерпретировать оригинал на переводящем языке.
Данные вопросы применительно к юридическому переводу рассматриваются в разделе 1.4 настоящей монографии.
Феномен медиации также традиционно ассоциируется с определенным способом взаимодействия сторон при наличии некоторого
конфликта. В юриспруденции процедура медиации представляет
собой альтернативный судебному способ урегулирования споров с
участием посредника. Традиции внесудебного разбирательства и согласительных процедур широко распространены в США и Евросоюзе и закреплены в международных документах.
Так, в 2002 г. Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) был принят и одобрен Генеральной Ассамблеей
ООН типовой закон «О международной коммерческой согласительной процедуре» (ЮНСИТРАЛ. Типовой закон «О международной
коммерческой согласительной процедуре»: электронный ресурс).
В 2008 г. вступила в силу директива ЕС «О некоторых аспектах
медиации в гражданских и коммерческих спорах» (Директива
2008/52 Европейского парламента и Совета «О некоторых аспектах
медиации в гражданских и коммерческих спорах»: электронный
ресурс.).
19
Федеральный закон № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре
урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» был принят 27 июля 2010 г. и вступил в силу 1 января 2011 г.
(Федеральный закон № 193-ФЗ: электронный ресурс).
В целом для современного этапа исследования медиации характерны междисциплинарный контекст, расширение исследовательского поля, внимание к социальному измерению феномена языкового посредничества (Taft 1981, Zarate, Gohard-Radenkovic, Lussier,
Penz 2004).
В связи с проблематикой настоящей монографии более подробно остановимся на анализе медиации как процессе взаимодействия
представителей разных культур. Данное направление анализа исследуется в рамках межкультурной коммуникации и переводоведения.
Так, концепции языкового посредничества (термин введен О. Каде)
активно разрабатывается в течение нескольких десятилетий представителями российской и зарубежных школ (например: Каде 1978,
Комиссаров 1984, Пшёнкина 2005, Valero-Garcйs 2005).
В переводоведении вопросы языкового посредничества рассматриваются в связи с технологиями отождествления оригинала и перевода в функциональном, структурном и содержательном отношении. Межкультурное посредничество определяется как сущность
профессиональной деятельности переводчика, специалистов по
межкультурной коммуникации. Соответственно в теории и практике подготовки соответствующих кадров решаются задачи формирования и развития поликультурной личности «медиатора культур».
Подчеркнем, что ряд специалистов в области межкультурной
коммуникации и перевода рассматривают перевод как инструмент
взаимодействия между культурами, переводческую составляющую
данного процесса, при этом особое внимание уделяется именно
социокультурным аспектам переводческого посредничества (Angelelli
2000, Bochner 1981, Katan 1999, Samovar, Porter, Stefani 1998,
Schдffner 1996).
Российские лингвисты также исследуют феномен медиатора
культур (Елизарова 2001, Слышкин 2002), технологии формирования межкультурно ориентированной языковой личности специалиста в конкретной области профессионального взаимодействия
(Плужник 2003).
Подготовка медиаторов является одним из ключевых инструментов обеспечения социального равноправия, плюрализма языков
и культур на пространстве Европейского Союза (Hernandez 1997,
Kondo 1997, Rudvin 2003).
В данном процессе существенное значение имеет оказание переводческих услуг лицам, испытывающим языковые барьеры в процессе социального взаимодействия на территории стран ЕС. Именно
20
поэтому во многих европейских странах разрабатываются образовательные программы подготовки специалистов в области языкового посредничества ? медиаторов в социально востребованных
областях.
Несомненный интерес представляет исследование образовательно-практической деятельности медиаторов в шести европейских
странах ? Швейцарии, Бельгии, Австрии, Италии, Испании, Германии (Comparative study?: электронный ресурс).
Медиация реализуется в сферах здравоохранения, права, образования. Следует отметить, что данная практика трактуется либо
как собственно межкультурная медиация и нацелена на решение
конфликтных ситуаций без акцента на языковых аспектах процесса
медиации, либо как лингвокультурное посредничество, в процессе
которого языковым и культурным аспектам уделяется особое
внимание.
В данных странах исследуемая практика обозначается различными терминологическими сочетаниями: Intercultural translation
(«Interkulturelle Ьbersetzung»), Intercultural Mediation (Interkulturelle
Mediation) (Швейцария), «intercultural mediator» (в сфере здравоохранения) и «social interpreter/translator» (устный письменный переводчик в социальной сфере) (Бельгия), Intercultural mediator (Испания), mediatore (inter-) culturale/ mediatore linguistico culturale
(Италия), «community interpreting», «public service interpreting» or
«liaison interpreting» (Австрия), «language and cultural mediation» /
«language and integration mediation» (Германия).
Перечисленные варианты характеризуют содержание деятельности специалиста, направленной на обеспечение языкового посредничества между представителями разных этнокультур в различных
сферах социального взаимодействия (здравоохранении, образовании, правовой сфере).
Подготовка медиаторов в перечисленных странах имеет различный академический формат, начиная от краткосрочных курсов до
программ, предусматривающих степень бакалавра (например, в
Университете г. Рагуза, г. Кальяри, Италия) и магистров (университеты Алкала, Саламаки, Валладолида в Испании).
В Швейцарии существует национальный образовательный стандарт подготовки медиаторов, предусмотрена их сертификация. Академические стандарты на уровне университетов разработаны в Австрии,
Испании, Германии. Важно обратить внимание на то, что содержание обучения варьируется.
Программа подготовки медиаторов в Швейцарии нацелена на
формирование компетенций в области межличностной и межкультурной коммуникации (включая знание иностранного языка),
социального взаимодействия, умений работать с документами, базо-
21
вых знаний в области права, здравоохранения, образования, навыков работы с текстом и передачи информации, владения специальным терминологическим глоссарием соответствующих сфер социальной практики. Начальный уровень подготовки в области иностранного языка и перевода в Швейцарии обозначен как B2.
В Бельгии подготовка медиаторов предусматривает формирование знаний и умений в области межкультурной вербальной и невербальной коммуникации и антропологии, социальной сферы
жизнедеятельности общества, включая здравоохранение. Медиаторам необходим следующим минимум компетенций: владение родным языком (чтение и понимание), компетенции в области иностранного (европейского) языка на уровне B2, переводческая компетенция, инфокоммуникационная компетенция, знания, касающиеся трудового законодательства, здравоохранения, технологий
сотрудничества.
В Австрии подготовка устных переводчиков для социальной
сферы включает изучение психологии общения, культуры, конфликтологии, устного перевода, скорописи в устном переводе.
Подготовка медиаторов в Испании нацелена на формирование
компетенций в области медиации и конфликтологии, межкультурной коммуникации, иностранного языка, социальной деятельности
(знание регламента работы полиции, судов, учреждений здравоохранения, административных, образовательных, муниципальных
учреждений). В связи с проблематикой нашего исследования подчеркнем, что предметом специальной подготовки являются переводы в суде, в сфере здравоохранения.
В Италии система подготовки медиаторов предусматривает изучение таких дисциплин, как социальная психология, социология
образования, дидактика, иностранные языки, система здравоохранения, право (законодательство и правовые институты), статистика
и информатика. Компетенции медиатора включают навыки межкультурного взаимодействия, консультирования, сотрудничества с
различными учреждениями социально-правовой сферы, обработки
информации.
Изложенное выше позволяет рассматривать юридический перевод как компонент медиативной деятельности в поликультурном
социальном контексте.
Краткий анализ образовательных и социально ориентированных
сфер медиации в странах ЕС позволяет нам утверждать, что обсуждение вопросов о подготовке специалистов в области профессионально ориентированного лингвокультурного посредничества
является актуальным и закономерным. Соответствующая образовательная программа способствует выполнению социального заказа
общества на подготовку специалистов, способных к осуществлению
22
эффективной толерантной профессиональной деятельности в поликультурной среде.
К сожалению, до настоящего времени в российских публикациях медиация обсуждается только в правовом поле, ее феномен не
является объектом системного анализа профессионально ориентированной лингводидактики.
В 2005 г. была подготовлена докторская диссертация Т.Г. Пшенкиной «Вербальная посредническая деятельность переводчика в
межкультурной коммуникации: психолингвистический аспект»,
которая является существенным вкладом в исследование профессионально ориентированной лингвокультурной медиации (Пшенкина 2005).
В трудах ряда зарубежных исследователей подчеркивается, что
медиативная деятельность специалиста включает и переводческую
практику, его статус в качестве вербального посредника между своей и иной профессиональными культурами (Taft 1981, Garzone,
Rudvin 2003). Указанные специалисты рассматривают лингвокультурное посредничество в конкретной сфере социального взаимодействия как разновидность профессионально ориентированной
межкультурной коммуникации, которая требует транскодирования
исходной информации средствами другого языка с учетом специфики «принимающей» корпоративной субкультуры конкретного сообщества, профессионально значимых специальных концептов,
стратегий и тактик речевого поведения, социально обусловленных
интенций субъектов медиативной ситуации (Garzone, Rudvin 2003).
Продолжение исследований в данном направлении представляется актуальным и своевременным для подготовки юристов, способных к профессиональной деятельности в межкультурном контексте, сущность которого определяет востребованность специалистов, выступающих в качестве посредников между «своей» и иноязычной правовыми культурами.
Данный подход соответствует реализации компетентностной парадигмы в Федеральных государственных образовательных стандартах высшего профессионального образования (далее ? ФГОС ВПО)
по различным направлениям подготовки специалистов, в которых
владение иностранным языком в профессиональной сфере рассматривается как одна из общекультурных компетенций; в то же время
итоги освоения соответствующей дисциплины предполагают способность переводить иноязычные тексты профессиональной направленности. Синтез данных видов деятельности определяет специфику профессионально ориентированного лингвокультурного посредничества как вид деятельности специалиста в поликультурной
профессиональной среде.
23
??????
В настоящей главе предпринята попытка рассмотреть статус юридического перевода с позиций гуманитарных наук.
Изученный материал позволяет утверждать, что юридический перевод является инструментом развития цивилизаций, отражает становление и совершенствование социально-политического взаимодействия
субъектов международного сообщества.
Анализ международных документов свидетельствует о том, что юридический перевод также играет важную роль в обеспечении и соблюдении прав человека.
Краткий анализ социально ориентированных сфер медиации в
странах ЕС позволяет утверждать, что теоретико-практическое изучение
феномена юридического перевода имеет важное значение для развития
медиативной деятельности в интересах представителей разных культур,
способствует выполнению социального заказа общества на подготовку
специалистов, способных осуществлять профессиональную деятельность в качестве посредников между «своей» и иноязычной правовыми
культурами.
Предпринятый в данной главе анализ позволяет говорить об актуальности интегрального изучения юридического перевода, необходимости исследовать собственно его лингвистические характеристики в связи
с историко-культурными, социально-политическими контекстами взаимодействия субъектов в правовой сфере.
Подобный интегральный анализ также предполагает рассмотрение
проблематики юридического перевода с позиций философской герменевтики, с точки зрения процедур понимания и интерпретации в связи
с социально-историческими фактами, культурными традициями, спецификой этноса.
24
?????
2
??????????? ??????? ??? ???????????
??????????????????? ????????????
Как известно, юридический перевод является одним из объектов
лингвистических исследований. Специфика юридического перевода
исследуется с позиций современного переводоведения, к настоящему
времени выполнен ряд фундаментальных исследований в данной
области, можно говорить об активном развитии данного научного
направления.
Разработка теории юридического перевода, на наш взгляд,
должна опираться на системный анализ особенностей юридического
дискурса как разновидности институционального дискурса. Поэтому
в данной главе рассматриваются положения, направления, результаты исследований в области юридического дискурса, которые, на
наш взгляд, представляют несомненную актуальность для разработки
теории юридического перевода.
В главе исследуется сущность интерпретативной теории юридического перевода, определяется современный статус процедуры
лингвистической адаптации в юридическом переводе, приводятся
примеры базовых трансформаций в процессе юридического перевода, рассматривается вопрос о типологии и причинах ошибок в
юридическом переводе.
2.1. ??????????? ??????? ? ???????????
??????????????? ?????????????
Как известно, в современных лингвистических исследованиях
последовательно проводится разграничение категориальных понятий «текст» и «дискурс».
Для исследований текста принципиально важна его материальность (это зафиксированный продукт коммуникации), такие категориальные характеристики, как коммуникативная обусловленность,
целевая установка, связность и завершенность, структурно-компо-
25
зиционная оформленность. Перечисленные характеристики определяют необходимость учета и анализа в исследованиях по теории перевода таких вопросов, как приемы сохранения и оформления
связности, актуального членения, оформления жанровой принадлежности и т.д. средствами принимающего языка в процессе перевода.
В дискурсивных исследованиях особое внимание уделяется
взаимодействию и взаимозависимости лингвистических и экстралингвистических факторов (прагматических, ситуативных, социокультурных, психологических, когнитивных ? см. определение дискурса Н.Д. Арутюновой: Арутюнова 1990).
Соответственно накопленный к настоящему времени опыт дискурсивного анализа позволяет использовать в теории и практике
юридического перевода результаты сопоставительных исследований
относительно различий в вербальном оформлении юридических
понятий, в коммуникативной структуре законодательных текстов и
нормативных актов, в стратегиях общения в правовой сфере с точки зрения их обусловленности национальными традициями правовой культуры конкретного государства и системно-структурными
характеристиками конкретной языковой системы. Подобные сопоставительные исследования являются необходимым условием дальнейшего изучения приемов и технологий юридического перевода с
учетом перечисленных выше факторов.
Также несомненную важность для исследований в области теории юридического перевода представляют результаты исследований
по лингвистическим аспектам права, взаимосвязи языка и права.
Изучение данных вопросов проводится в рамках юридической лингвистики (Голев 1999, Кузнецов, Бурдин, Солнцева 2006, Хижняк,
Волгина, Данилов и др. 2009). Представители данного научного направления вносят существенный вклад в сопоставительные исследования системы юридической терминологии, в изучение влияния
экстралингвистического контекста на ее динамику, в развитие когнитивно-дискурсивной парадигмы анализа юридического языка.
Для теории юридического перевода, для лингводидактики юридического перевода, практической переводческой деятельности в
правовой сфере важным является разграничение двух фундаментальных разновидностей дискурса ? устной и письменной, которые
различаются каналами восприятия информации, речевыми стратегиями, особенностями языкового оформления устного и письменного текста.
Соответственно в теоретических исследованиях по юридическому переводу необходимо четко определять объект анализа: письменный/ устный юридический дискурс (тексты законов, нормативных актов, документов и т.д., с одной стороны, и, например, устное
общение в суде ? с другой).
26
Для практической подготовки специалистов важно последовательно разрабатывать технологии обучения письменному и устному
юридическим переводам. Также подчеркнем, что в российской лингводидактике и академической практике вузов основное внимание
уделяется формированию компетенций в области письменного
юридического перевода. К сожалению, до настоящего времени в
России не обсуждается система подготовки судебных переводчиков,
хотя деятельность судебного переводчика регламентируется статьями в различных кодексах РФ.
Одним из важнейших параметров анализа и характеристики
дискурса является категория участников коммуникации, поскольку
именно они продуцируют текст.
На основании данного параметра разграничиваются личностный
и институциональный типы дискурса. Личностный дискурс рассматривается как реализация индивидуальной языковой личности.
Институциональный дискурс представляет различные практики
речевой кокммуникации, типичные для сложившихся в обществе
социальных институтов, характеризует стандартизированность общения между людьми, которые строят его в соответствии с нормами данного корпоративного сообщества (Бейлинсон 2009, Карасик
2000 а, б, 2008, Халеева 2010).
Для исследования специфики юридического перевода нам представляется важным социальный аспект характеристики институционального дискурса, рассмотрение его лингвистических характеристик в аспекте их социальной обусловленности, определение
коммуникативных механизмов общения, средств выражения в связи
с ситуацией общения и требованиями общества. Юридический дискурс представляет собой разновидность институционального дискурса. Соответственно теория и лингводидактика юридического перевода опираются на социально обусловленные особенности юридического дискурса.
Также представляется необходимым учесть ряд вопросов терминологического характера. При исследовании конкретных сфер реализации институционального дискурса специалисты также используют термины «профессиональный дискурс», «специальный дискурс» (Алимов 1998, Алексеева 2010, Бейлисон 2009а, Варнавских
2004, Денисенко 2003, Зюбина 2005, Современные теории дискурса
2006 и др.).
На наш взгляд, использование данных терминов призвано
акцентировать внимание на том, что конкретная разновидность
институционального дискурса связана с речемыслительной деятельностью людей в определенной предметной сфере, в конкретной
профессиональной среде.
27
Предметно-тематическое содержание, участники, условия протекания дискурса образуют когнитивное, коммуникативно-прагматически и типологически обусловленное пространство, определяющее общность текстовых структур и их формальных элементов
внутри дискурса одного типа, а также специфику данных текстов.
Не случайно в теории переводоведения выделяется такое направление, как теория специального перевода.
Для соответствующего направления исследований в области переводоведения принципиально важно опираться на положения
функциональной стилистики, теорию жанров, использовать данные
современных исследований в области функциональной стилистики.
Подчеркнем, что современные авторы творчески развивают заложенное в трудах классиков положение о том, что на выбор языковых средств оказывают влияние многие экстралингвистические
характеристики коммуникативной ситуации (см., например: Гумбольдт 1984: 185, Витгенштейн 1985: 85, Бахтин 1986: 111?160).
В исследованиях по функциональной стилистике специально оговаривается роль экстралингвистических ситуативно-коммуникативных
стилеобразующих факторов (Портнова 1986:10), обусловленность
языковых характеристик текста конкретного жанра общепринятыми
социальными практиками (Kress 1985:20).
Обращение к функционально-стилистическим исследованиям
позволяет сделать акцент на том, что специальный (юридический)
дискурс материально представлен совокупностью содержательно связанных текстов, типичных для определенной сферы коммуникации.
Данные тексты являются формой существования жанров соответствующего дискурса, его языковым выражением. Подобный ход
рассуждений определяет необходимость обсуждать в теоретическом
аспекте и учитывать в практической переводческой деятельности
жанрово-стилистические особенности оригинальных и переводных
юридических текстов.
Также в процессе типологии юридических текстов для переводческих целей представляется актуальным оперировать категорией
регистра, которая характеризует конфигурацию семантических ресурсов, ассоциируемую носителем данной культуры с типовой ситуацией (Halliday 1978:111).
Кроме того, представляется возможным учесть позицию
Р. Мартина, который выстраивает последовательность «идеология ?
жанр ? регистр ? язык» (ideology ? genre ? register ? language ?
Martin 1992: 493?507). Идеология трактуется как система базовых
ценностей некоторой культуры (the system of coding orientations
constituting a culture ? Martin 1992: 507), социальный контекст рассматривается в двух аспектах (контекст культуры ? жанр и контекст ситуации ? регистр).
28
Несколько иначе разграничивает категориальные характеристики регистра и жанра Дж. Кресс, который рассматривает регистр как
более общее понятие, чем жанр, своего рода «зонтик», объединяющий такие различные характеристики, как диалект, форма
речи (устная, письменная и т.д.), жанр, содержание, характеры
(Kress 1993: 35).
С учетом рассмотренных выше категорий институционального
дискурса, регистра, жанра можно сформулировать ряд положений
относительно юридического дискурса, которые релевантны для теории и практики юридического перевода.
Юридический дискурс представляет собой текст права в динамике, в процессе толкования и разъяснения. В юридическом дискурсе отражаются интересы, права, обязанности индивида и общества, характер взаимоотношений этих сторон вербально выражен в
законах, нормативных актах, официальных документах и т.д.
В каждой национальной правовой системе сложилась система
стандартных форм взаимодействия сторон в различных правовых
ситуациях, специфика которых на вербальном уровне представлена
системой соответствующих жанров.
Соответственно для теории и практики юридического перевода
важно учитывать сложившиеся в национальной правовой системе и
ее отраслях традиции вербального оформления стандартных жанров
речевого взаимодействия в правовой сфере.
Специфика юридического дискурса неразрывно связана со спецификой юридического профессионального мышления. В создании
и интерпретации юридических текстов актуализируются когнитивные структуры сознания специалистов правовой сферы, используются языковые маркеры данных структур.
В переводческих исследованиях важно учитывать, что специфика юридического дискурса исследуется и определяется в диахронии,
лексическом, синтаксическом, риторическом аспектах (Васильянова
2007, Правикова 2003, Хижняк 2009, Bhatia 1993, Danet 1985, Hiltunen 1990, Kurzon 1984, Maley 1994, Melinkoff 1963, Shuy 1993,
Tiersma 1999).
Так, лингвисты выделяют следующие системообразующие признаки юридического дискурса: хронотоп (время и место, типичное
для юридического диалога), цель (регулирование функционирования социальной системы, упорядочение общественных отношений,
закрепление определенных свобод и ответственности, обеспечение
соответствия социальной системы господствующим ценностям и
идеалам), ценности, выраженные в основных концептах (закон,
право, справедливость), и стратегии (разъяснение, регулирование,
29
регламентация, контроль, предписание, организация), варьирование
коммуникативных ролей в зависимости от особенностей ситуации
общения (Петрук 2007).
Кроме того, представляется важным учесть, что в юридическом
дискурсе можно выделить различные регистры, в том числе законодательный, судебно-процессуальный, дипломатический, административно-канцелярский, научный, публицистический, разговорный
(Антонова 2005, Телешов 2004, Dietrich, Klein 2000, Eriksen 1999,
Luttermann 1999, Nord 1997, Otto 1981).
Названные выше авторы подчеркивают функционально-лингвистическую неоднородность юридических текстов, предлагают различные основания классификации текстов юридического дискурса.
При этом в качестве ведущего дифференциального признака рассматривается коммуникативное назначение текста в осуществлении
связей между отправителем и получателем.
Опираясь на многочисленные труды по указанной проблематике, нам представляется возможным выделить наиболее общие для
юридического дискурса функциональные классы текстов, каждый
из которых включает в себя совокупность ряда жанров:
(1) научные юридические тексты (основная функция ? фиксация нового общественно значимого научного знания в целях
информирования научного и профессионального сообщества; в эту группу входят монографии, научные статьи, аннотации, рецензии и другие типы научных текстов);
(2) тексты профессиональной юридической деятельности (основная функция ? средство коммуникации и способ осуществления профессиональной деятельности специалистами;
включают в себя тексты деловой переписки, законодательные документы, судебные документы и другие типы юридических документов, типичные для профессиональной деятельности юристов);
(3) тексты, отражающие речевую деятельность неспециалистов в
правовой сфере (основная функция ? средство коммуникации и способ осуществления непрофессиональной деятельности неспециалистами; включают в себя счета, газетножурнальные статьи на юридические темы для непрофессионалов и т.п.).
Перечисленные характеристики имеют важное значение для
теории и практики юридического перевода. Учет соответствующих
параметров, анализ юридического текста по данным параметрам
позволяет выполнить адекватный перевод, избежать ошибок в передаче смысла.
30
2.2. ??????????? ??????? ??? ??????????? ????????????
? ??????????? ?????? ????????
Юридический дискурс в условиях межкультурного взаимодействия специалистов, представляющих разные национальные правовые
системы, является объектом теории специального перевода.
Выделение юридического перевода в качестве направления специальной теории перевода имеет важное социально-гуманитарное
значение, поскольку данная сфера профессиональной деятельности
способствует укреплению законности и правопорядка в условиях
международного сотрудничества государственных структур, коммерческих организаций, отдельных граждан, а также содействует
обеспечению прав человека в поликультурном социуме.
К настоящему времени накоплен значительный лингвотеоретический опыт исследования теории и практики юридического
перевода.
Его специфика определяется особенностями языка юридического дискурса в целом. Поэтому представляется необходимым учитывать его основные лингвистические характеристики, представленные в научной литературе по данной проблематике и кратко рассмотренные в предыдущем разделе.
Разумеется, в теории и практике юридического перевода учитываются положения общей теории перевода, характеризующие общие
закономерности переводческого процесса независимо от конкретного языкового материала, данные частной теории перевода относительно закономерностей процесса перевода, переводческих
трансформаций на материале конкретной пары языков.
Для теории юридического перевода имеют важное значение исследования по проблематике перевода терминологии (см., например: Ванников 1984).
Кроме того, в теоретических исследованиях юридического перевода уделяется значительное внимание особенностям переводческих
технологий применительно к разным жанрам юридических текстов
с учетом статуса участников общения и условий его реализации в
рамках «совмещения» конкретных национальных правовых культур
и законодательных систем.
В последние десятилетия анализ проблем юридического перевода носит ярко выраженный междисциплинарный характер. На наш
взгляд, во многом это обусловлено развитием когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистических исследований в целом.
К исследованию технологий перевода юридических текстов
привлекаются данные сравнительного права, исследования в области юридической терминологии, юридической лингвистики. Проблемы юридического перевода исследуются в связи с соблюдением
31
прав человека, а также рассматриваются специалистами стран, которые официально считаются двуязычными (например, Канада).
Представляется возможным выделить ряд аспектов в исследованиях по анализируемой в настоящей монографии проблематике.
Языковые системы конкретных языков, обладающих синтаксическими и семантическими особенностями экспликации значения,
предъявляют определенные требования и накладывают ограничения
на возможные варианты юридического перевода.
Соответственно теория юридического перевода развивает традиции собственно лингвистических исследований, рассматривает вопросы соотношения языковых конструкций в исходном языке и
языке перевода.
В типичных жанрах юридического дискурса представлены специальные юридические концепты, категории национальной правовой системы, различных отраслей права. Данные понятия вербально организованы в отраслевые терминологические системы. В связи
с различием национальных правовых систем для исследований в
области юридического перевода актуальным является выявление
содержательной сущности категории эквивалентности, определение
условий адекватного перевода юридических понятий.
Антропоцентрическая доминанта современных научных исследований обусловливает актуальность изучения перечисленных вопросов в лингвокогнитивном аспекте, с точки зрения соотношения
понятий исходного и принимающего языков, способов фреймового
моделирования их структуры и языкового оформления в процессе
перевода.
В предыдущем разделе отмечалось, что юридический дискурс
представлен совокупностью текстов определенных жанров. Поэтому
объектом теории юридического перевода являются особенности перевода юридических текстов, представляющих кодифицированные
жанры юридического дискурса. Соответственно развивается прагмастилистическое направление исследований в теории юридического перевода.
В последнее десятилетие особое внимание обращается на значимость экстралингвистического контекста в адекватной передаче
смысла юридического текста.
Юридический дискурс реализуется в рамках обсуждения проблем конкретной правовой отрасли, в конкретный период времени.
Соответственно теория юридического перевода учитывает синхронический и диахронический параметры юридического дискурса с
позиций лингвокультурологии.
Таким образом, для развития теории и практики юридического
перевода представляются объективно востребованными междисциплинарные исследования, интеграция лингвистического, прагмасти-
32
листического, лингвокогнитивного, когнитивно-дискурсивного, лингвокультурологического подходов к объекту анализа.
Среди основополагающих категорий теории перевода рассматриваются эквивалентность и адекватность. Однако специалисты подчеркивают (см., например: Швейцер 2009, Синявская-Суйковска
2009), что содержательные характеристики данных категорий раскрываются различными авторами по-разному (Комиссаров 2000,
Левицкий 1984,), разрабатываются понятия коммуникативной эквивалентности (Neubert 1985), динамической эквиалентности (Найда
1970), функциональной эквивалентности (Швейцер 2009).
Кроме того, специалисты ? практики в области юридического
перевода подчеркивают сложность поиска смысловых экв??валентов
при переводе юридических терминов (Анохина 2008, Garzone 2000,
Loidl 1996, ?Аr?evi?1989).
Именно поэтому, интегрируя перечисленные выше подходы к
изучению юридического перевода, многие европейские специалисты разрабатывают теорию функциональной эквивалентности в
юридическом переводе с учетом различий в правовых культурах,
традиций, собственно лингвистических свойств национальных правовых дискурсов (Garzone 2000, Groot 1998, Halverson 1997, Lewison
2004, Pym, ?ar?evi? 1989, 1997, Sin K., Roebuck 1996, Shveitser 1993,
Shlesinger, Jettmarovб 2006, Weisflog 1987).
На основании трудов перечисленных исследователей представляется возможным говорить о том, что юридический перевод осуществляет медиацию между правовыми дискурсами, отражающими
в языковой форме различные национальные правовые системы.
В этой связи несомненно перспективным для дальнейших исследований представляется положение о переводе как медиативном процессе, в который включен оригинальный и переводной тексты
(Wang 2009). В данном процессе интерпретируется не только сам
текст, но и дискурсивная (когнитивно-коммуникативная) ситуация,
вербализующая взаимодействие субъектов в правовой сфере.
В свою очередь, данное положение позволяет говорить об актуальности концепции интерпретативного перевода (Selescovich,
Lederer 1984, 2002, Чернов 1986, Бабалова 2009) для дальнейших исследований в области юридического перевода.
2.3. ??????????? ? ???????? ???????????????? ??????
???????????? ????????
Многие специалисты в области юридического перевода, работающие с различными языками, подчеркивают, что специфика юридического перевода заключается в необходимости интерпретации
33
специальных понятий, их комментирования в силу специфики и
этнокультурных особенностей национальных правовых систем.
Также подчеркивается, что история развития философии в целом и правовой мысли в частности свидетельствует о давних устойчивых тенденциях анализа социально-политических, социальноправовых явлений в связи с анализом внутренней формы языка
(Атарщикова 1998:23, Кузнецов 1991).
Поэтому несомненную важность для теории и практики юридического перевода представляют научные работы, в которых перевод
рассматривается как «антропологическая константа человеческого
бытия? форма интерпретации культур, их специфики, нормы, логики, пронизывающая всю интерпретацию как таковую» (Рябова:
электронная публикация).
Проблемы перевода исследуются с позиций понимания как глобальной философской проблемы, в контексте теории познания, в
аспекте соотношения языка, мышления, бытия (см., например: Автономова 2008).
Не случайно в истории и теории перевода выделен философскогерменевтический подход к анализу проблем перевода (Steiner
1975:238).
Специалисты едины во мнении, что философская ориентация в
науке о переводе имеет давнюю историю (Theories of Translation?
1992). Так, в энциклопедии исследований по переводу (Routledge
Encyclopedia of Translation Studies 2001) имеется целый ряд статей, в
которых рассматриваются философско-культурологические аспекты
перевода.
В рамках данного направления ученые исследуют вопрос о соотношении оригинала и перевода, обосновывают невозможность
полной тождественности оригинала и перевода.
Подобный подход представлен в «герменевтическом движении»
Штайнера (например, Steiner 1975), который рассматривает перевод
как постепенное (поэтапное) проникновение переводчика в текст
оригинала и его присвоение.
Широко известны концепция «чистого языка» В. Беньямина,
деконструктивистская теория Ж. Деррида, в которых постулируется
и аргументируется идея очевидного различия оригинала и перевода,
его понимание как процесса «переживания» оригинала, его обогащения новыми смыслами.
Не случайно Ж. Деррида сравнивает перевод с ребенком, который, вбирая черты родителей, в то же время представляет собой нечто иное (Деррида 1997). В. Беньямин, подчеркивая различие оригинала и перевода, пользуется метафорами ядра и скорлупы, плода
и кожуры, короля и мантии (Benjamin 1974: 89).
34
Подчеркнем, что в обсуждение этих вопросов были в течение
длительного времени вовлечены представители различных философских и лингвистических школ.
Так, герменевтический взгляд на природу перевода, исследование феномена межъязыковой непереводимости в связи с взаимоотношением языка и мышления представлены в трудах А. Тайтлера
(Tytler 1907), Ф. Шлейермахера (Schleiermacher 1838), А. Шопенгауэра (Schopenhauer 1891).
В ХХ в. невозможность тождественных отношений между оригиналом и переводом как проблему понимания, семиотики, философии коммуникации продолжают обсуждать представители различных наук.
Так, лингвист-востоковед К. Ажеж подчеркивает, что «структурные связи между знаками весьма различны в разных языках; не
бывает так, чтобы некий знак одного языка занимал в его системе
точно такое же место, какое занимает в системе другого языка знак,
с помощью которого пытаются перевести первый» (Ажеж 2006: 46).
Американский философ, логик, математик У. Куайн отмечает,
что «приемы перевода с одного языка на другой могут устанавливаться различными путями, каждый из которых совместим со всей
совокупностью речевых предрасположений, но которые несовместимы друг с другом» (Куайн 200: 27).
На наш взгляд, развитие философского подхода к исследованию
феномена перевода обусловлено влиянием М. Хайдеггера, Г. Гадамера,
П. Рикера на развитие гуманитарных исследований XX в.
Г. Гадамер подчеркивал, что замысел исходного высказывания
невозможно полностью передать просто путем замены единиц языка, поскольку «уникальное свойство языка, утрачиваемое в переводе, состоит в том, что любое слово в нем порождает другое, каждое
слово в языке, так сказать, пробуждается другим, вызывая к жизни
новые слова и открывая путь к речевому потоку? слово никогда
нельзя отделить от его многозначности? смысл, присущий данному
слову в данном речевом событии, не исчерпывается наличным
смыслом, присутствующим здесь и теперь?» (Гадамер 1991: 59).
Таким образом, в рамках герменевтического подхода осуществляется толкование онтологической сущности процесса перевода.
На наш взгляд, одним из положений герменевтики, важнейшим
для лингводидактики специального, профессионально ориентированного перевода является различение понимания и интерпретации.
Вслед за П. Рикером мы считаем, что «нужно установить соотношение между понятиями интерпретации и понимания. Понимание ? это искусство постижения значения знаков, передаваемых
одним сознанием и воспринимаемых другими сознаниями через их
35
внешнее выражение (жесты, позы и, разумеется, речь). Цель понимания ? совершить переход от этого выражения к тому, что является основной интенцией знака, и выйти вовне через выражение.
Важно соблюдать точность в терминологии и закрепить слово «понимание» за общим явлением проникновения в другое сознание с
помощью внешнего обозначения, а слово «интерпретация» употреблять по отношению к пониманию, направленному на зафиксированные в письменной форме знаки» (Рикер 1995: 149).
В исследовании проблем интерпретации иноязычного юридического дискурса представляется необходимым обратиться к трудам
М. Хайдеггера и Х.-Г. Гадамера, которые подчеркивали роль традиции, языка, социокультурной предпосылки понимания.
Так, М. Хайдеггер подчеркивал, что понимание начинается с
уровней исторического, практического и эмоционального существования человека и далее осуществляется движение от понимания к
истолкованию (что характеризует специфику экзистенциальной
герменевтики Хайдеггера) (Heidegger 1982/1959).
Как и для М. Хайдеггера, понимание для Х.-Г. Гадамера является
определением человеческой экзистенции, оно соотнесено с культурой как с целым, организованным на основе языка (Гадамер 1988).
Специалисты-юристы рассматривают герменевтику в качестве
важнейшего источника современной методологии в области теории
толкования права, признавая инструментальную функцию языка
для адекватной интерпретации и понимания правовых явлений
(Хабибуллина 2001). Признается, что «основания права лежат в закономерностях языка» (Александров: электронная публикация).
Обращается внимание на наличие расхождений между универсальной природой закона и конкретным правовым положением (Алексеев 1999).
В современных исследованиях по философии права подчеркивается, что «глубокое понимание всегда предполагает умение применять усвоенные знания к решению конкретных задач, к анализу
других случаев» (Рузавин 1985: 168).
В то же время исследователи обращают внимание на то, что
«абстрактное слово» не имеет «правильного значения», никогда
его не имело, не будет иметь и по природе вещей не может иметь.
Это «самый полезный урок, который семантика дает юристу»
(F.A. Philbrick. Language and the Law. N.-Y., 1949. Цит по: Грязин
1983: 120).
Человек конструирует социальный мир на основе культуры как
формы социальной памяти, «экстернализируя себя в процессе своей
деятельности» (Бергер, Лукман 1995: 170). Именно поэтому правоведы утверждают, что предпосылочное знание, лежащее в основе
36
всех процессов правового мышления (понимания, объяснения,
обобщения, описания и т.д.), обладает наиболее яркими чертами
окружающей индивида социокультурной среды (Овчинников 2002).
Таким образом, проблемы интерпретации иноязычного правового дискурса обусловлены герменевтической природой правовых
знаний, особенностями культуры, этноисторическими фактами развития социума в целом (Атабекова 2008, Боровкова 2001, Костикова
2006, Попова 2005, Сидорова 1995, Сысоева 2009). Подобный подход
позволяет по-новому рассмотреть статус переводчика в психогерменевтических процедурах (Сорокин 2003). При этом необходимо учитывать возможные различные стили интерпретации (Падучева 1991).
Обсуждая юридический перевод в аспекте соотношения языка и
мышления как процесс понимания и интерпретации, на наш взгляд,
также необходимо учитывать, что интерпретация анализируется и в
рамках семиотики, при этом специалисты различают экстенсиональную и интенсиональную интерпретацию.
Экстенсиональная интерпретация предполагает прямое указание
на денотат. Интенсиональная интерпретация осуществляется путем
косвенного указания на денотат через актуализацию признаков
класса, к которому тот принадлежит (Алексеев 2002: 11).
Применительно к объекту нашего анализа отметим, что перевод
специального текста требует особого внимания именно к интенсиональной интерпретации.
Обсуждение проблем интерпретации иноязычного специального
дискурса обусловлено тем фактом, что процедура интерпретации,
как отмечает И.И. Евлампиев, представляет собой «один из ключевых феноменов культуры. Ее можно обнаружить в любой сфере
культуры, поскольку она практически тождественна процедуре придания смысла объекту культуры? в качестве наиболее характерного
образца акта речевого общения, в котором слушатель производит
интерпретацию слов говорящего. Особенно наглядным этот процесс
является в том случае, когда производится перевод смысла высказывания с одного языка на другой» (Евлампиев 1997: 138).
При этом, как подчеркивает Б.В. Марков, «знаки другого, особенно представителя другой культуры, должны восприниматься на
основе определенных предпосылок (в том числе они должны восприниматься именно как сообщения, собственные стандарты логики и истины не должны проецироваться на выражения чужого, отдельные знаки должны восприниматься с учетом своеобразия способа их употребления в чужой культуре» (Марков 2000: электронная
публикация).
Развитие герменевтической парадигмы исследования дискурса,
его анализ в ракурсе интерпретации и моделирования (Баранов,
Сергеев 1991, Борботько 1982, Макаров 1998) также позволяют рас-
37
сматривать перевод как моделирование текста перевода средствами
иной языковой системы.
При этом лингвисты также отмечают относительный характер
интерпретации, подчеркивая, что любой национальный язык (и соответственно культура) далек от непротиворечивой интерпретации
реальности, так как именно культура задает множественность и вариативность способов интерпретации, которая социальна по сути
(Ляхтеэнмяки 1999).
Необходимо отметить, что в лингвистических исследованиях
проблемы интерпретации обсуждаются и в связи с проблемами перевода в условиях межкультурной коммуникации (см., например:
Мирам 1999, Ольшанский: электронная публикация). При этом интерпретация рассматривается как более общее понятие, одно из основных в философии (Марков 2000: электронная публикация).
Р. Якобсон рассматривает три способа интерпретации вербального знака, который можно интерпретировать посредством других
знаков того же языка (внутриязыковой перевод), посредством знаков другого языка или посредством знаков другой невербальной
семиотической системы (Якобсон 1978).
В результате интерпретации высказывание обретает речевое
значение, которое (в отличие от неразлагаемых и «хранимых» языковых значений) «вычисляется» (Демьянков 1988) в условиях искусственного билингвизма (Черничкина 2007), совмещения двух культур специального знания.
Модели, инструменты и результаты интерпретации зависят от
личностных характеристик индивида (Демьянков 1989) и коллективных традиций социума. Так, при воспроизведении текста по памяти его модификация осуществляется субъектом в соответствии с
познавательными стереотипами и нормами, принятыми в данной
социальной среде (Герасимов, Петров 1988: 8).
Пытаясь понять смысл текста, интерпретатор помещает его
фрагмент в модель, существующую независимо от конкретного текста.
«Фрейм активизируется текстом, если некоторая? языковая форма
ассоциируется с рассматриваемым фреймом» (Филмор 1988: 65).
Следует подчеркнуть, что к настоящему времени выполнен ряд
работ, в которых технологии юридического перевода рассматриваются именно с позиций интерпретации (Beaupre 1986, Dykiel 2003,
Fung 1997, Lewison 2004,Tomб?ek, 1991, Pie?kos 1993, Атабекова
2008, Сысоева 2009, Мурзин 1985, Шевченко 2007). Таким образом,
развивается традиция изучения лингвистических аспектов юридического
перевода с учетом философских аспектов интерпретации в целом.
Однако следует отметить, что развитие интерпретативной теории юридического перевода осуществлялось на протяжении длительного исторического периода времени.
38
Так, эволюция технологий юридического перевода, согласно мнению С. Шаршевик, может быть представлена следующим образом:
? строго буквальный перевод (strict literal Literal);
? умеренно буквальный (moderately literal);
? идиоматичный перевод (idiomatic);
? интерпретация и присвоение текста (co-drafting) (Sarcevic
1997: 31?32).
На первый взгляд вопросы теории и практики юридического
перевода должны быть ориентированы на текст оригинала, необходимость его максимально точного воспроизведения средствами другого языка.
Кроме того, в рамках длительного исторического периода юридические тексты рассматривались как авторитетные, священные,
близкие по своему онтологическому статусу к Библии. Поэтому в
течение многих веков доминировал буквальный перевод юридических текстов.
Об этом пишет один из ведущих исследователей в данной области С. Шаршевик, подчеркивая, что исторически перевод юридических текстов отличался буквализмом в силу их статуса авторитетных источников (Ar?evi? 1997: 23).
С автором полемизирует К.-Х. Лавинь, которая подчеркивает,
что надо учитывать тот факт, что юридический перевод возможен
только путем присвоения и переосмысления правового текста с
учетом периода, правовой культуры, для которой переведен текст,
прагматических задач переводчика (Lavigne 2006).
Отсутствие буквализма в юридическом переводе в XIII в. во
Франции К.-Х. Лавинь рассматривает на примере перевода Институтов ? одной из пяти частей Корпуса (Corpus juris civilis), который
был составлен в Византийской империи во второй половине VI в.
под эгидой Юстиниана I. Правитель запретил любые комментарии
к этим законам, так как хотел, чтобы они были переведены на греческий язык в том же порядке и последовательности, как на латыни.
Перевод Корпуса отличался буквализмом и дословностью, так
как текст считался священным, его авторы получили власть от Бога
(Thireau 1993: 18).
Аргументируя свою точку зрения, К. Лавинь анализирует стихотворный перевод Институтов на французский язык, который в XIII в.
был выполнен Ричардом д?Анебо для обучения школьника и помощи
ему в понимании латыни, для навыков сопоставления текстов на
латыни и французском языке.
Автор подробно исследует следующие аспекты в переводе указанного текста:
? использование кальки;
39
? условия употребления синонимов при переводе латинской
юридической терминологии;
? использование приема семантического сдвига;
? решение вопросов метрической системы стихотворного текста
(в связи с чем увеличивается объем переводного текста);
? оправданность смены регистра текста (прозаический ориги-
нал представлен в стихотворном изложении в переводе);
? использование комментариев в тексте для привлечения вни-
мания адресата и решения педагогических задач, в связи с
чем текст приобретает моралистическую тональность.
К. Лавинь на многочисленных примерах показывает, как Ричард
д?Анебо добавляет или удаляет различные элементы в текст перевода в целях его адаптации к целевой аудитории. В этом смысле перевод Институтов на старофранцузский язык и в стихотворной форме
представляет собой переосмысление и присвоение текста переводчиком. Подобный опыт можно рассматривать в качестве истоков современной интерпретативной теории юридического перевода.
Представляется возможным утверждать, что на современном
этапе развития гуманитарных наук интерпретативный подход в теории и практике юридического перевода является наиболее обоснованным, поскольку предполагает анализ социолингвистических,
лингвокультурологических и лингвопрагматических аспектов интерпретации (об этих аспектах интерпретации см: Кудинова 2010),
что коррелирует с интегративными тенденциями развития научного
знания в целом.
Юридический перевод как интерпретация, на наш взгляд, представляет собой процесс, нацеленный на трансляцию «культурноспецифических смыслов» (использование термина вслед за
Л.П. Тарнаевой: Тарнаева 2008) как конститутивных единиц национальной правовой культуры, вербально представленных в оригинальном и переводном текстах юридического дискурса.
Подобное видение юридического перевода основано на том, что
восприятие и правильная интерпретация переводного текста обусловлены «экстралингвистическим контекстом вторичной речевой
ситуации, фоновыми знаниями читателей перевода, а также прагматической мотивацией переводчика-квазиавтора при создании
текста и его установкой на получателя» (Евсеева 2007: 5, 7).
Юридический перевод как интерпретативная деятельность переводчика обусловлен вариативностью как универсальным свойством
языка, таким онтологическим свойством текста, как его интерпретационная вариативность (Арнольд 1981, Кухаренко 1988) и ее модусно-диктумными детерминантами (Ким 2009). Разница в интерпретации связана с различием «преинформационных запасов носителей
исходного языка и носителей переводного языка, что обусловлено
40
различием национально специфических компонентов их концептуальных картин» (Евсеева 2007: 9).
Используя подход Л.Г. Ким к анализу феномена интерпретации
на материале русского языка применительно к переводческому
процессу, представляется возможным говорить о нескольких потенциально возможных вариантах интерпретации в процессе перевода.
При этом множественность интерпретации характеризует количественный параметр переводческой деятельности, а вариативность ?
качество вариантов перевода (употребление терминов «множественность интерпретации» и «вариативность интерпретации» вслед за
Л.Г. Ким: Ким 2009).
Развитие интерпретативной теории юридического перевода неразрывно связано с исследованием когнитивных аспектов переводческой деятельности (Минченко 2008).
Анализ литературы по исследуемой проблематике позволяет утверждать, что когнитивный подход крайне перспективен для изучения процесса юридического перевода, успешность которого во многом определяется качеством интерпретации специальных концептов
(Атабекова 2008, Сысоева 2009).
Процедура понимания и интерпретации концептуальной структуры юридического текста включает понимание текста оригинала,
смысл которого задан автором, интерпретацию концептов средствами языка оригинала, использование собственных фоновых знаний на
языке оригинала, формирование субъективных смыслов (обусловливающих множественность интерпретации текста), переосмысление
конститутивных компонентов фреймовой структуры концепта, их
интерпретацию и объективацию средствам языка перевода.
К настоящему времени опубликован ряд работ практикующих
переводчиков в правовой сфере и преподавателей специального перевода, в которых представлены интересные примеры интерпретативной переводческой деятельности с учетом экстралингвистического контекста.
В частности, несомненный интерес представляют статьи
Т.П. Некрасовой об англоязычной интерпретации русскоязычного
понятия «оборот земли» (Некрасова 2007), русскоязычного концепта «титул» и его производных (Некрасова 2009), об англоязычной
интерпретации понятий «регистрация» и «постановка на учет» (Некрасова 2010), исследование Ю.В. Литвинова, в котором рассматривается процедура интерпретации англоязычных понятий applicable
law и governing law с учетом специфики национальных правовых
систем в целом, а также в рамках их употребления в различных отраслях права (Литвинов 2009), анализ закономерностей перевода
понятия contract через эквиваленты «контракт» или «договор» на
основании изучения средств «правовой защиты в случае нарушения
41
договора в системе обязательственного права РФ и средств правовой защиты в рамках английского контрактного права» в статье
М.И. Чиркиной и Е.В. Юшиной (Чиркина, Юшина 2007:40) и т.д.
Следовательно, специальный перевод требует навыков интерпретации иноязычных специальных знаний, навыков адекватной
лингвокогнитивной обработки стандартных ситуаций представления
узкоспециальных знаний в профессиональной среде. Междисциплинарный характер интерпретации необходимо учитывать в обучении иностранным языкам и профессионально ориентированному
переводу (Васильева 1997, Атабекова 2008, Сысоева 2009).
Нам также представляется необходимым подчеркнуть важность
комментария в юридическом переводе. Для теории и практики
юридического перевода принципиально важно положение о статусе
комментария в переводе, которое разработано в диссертации
Т.В. Евсеевой (Евсеева 2007). Диссертант обращает внимание на то,
что в ряде случаев информационная недостаточность (лакунарность) переводного текста представляет собой не имманентное
свойство текста, а результат восприятия адресата.
Соответственно именно через комментарий обеспечивается декодирование скрытого смысла текста адресатом. При этом «переводной текст с комментарием рассматривается как эквивалентное
оригиналу произведение, прагматически адаптированное за счет
восполнения потенциально лакунарных фрагментов необходимой
информацией» (Евсеева 2007: 6).
Также в процессе перевода необходимо учитывать структурный
аспект процедуры интерпретации, в результате которой возможны
различные виды соотношений, например соотношение терминов
как языковой объективации концептов, соотношение термина и
текста и т.д. (Виноградов 2004, 2005).
Обсуждение структурных аспектов интерпретации позволяют
обсуждать и обосновывать правомерность и необходимость и в лингводидактическом аспекте (формировании навыков перевода у студентов) и использовать в процессе переводческой деятельности различные с точки зрения формальной структуры варианты переводческих соответствий в юридическом переводе, например соотношение
двухкомпонентного именного словосочетания в языке оригинала и
распространенного предложения на языке перевода.
Развитие интепретативной теории юридического перевода позволяет по-новому рассмотреть вопрос о его единицах. Традиционно в общей теории перевода в качестве его единиц выделяют звуки,
морфемы, лексемы, словосочетания и т.д. Опираясь на труды классиков отечественного и зарубежного переводоведения и учитывая
специфику юридического перевода, обусловленную его интегративной, междисциплинарной природой, представляется возможным
42
говорить о выделении квантов интерпретативного юридического
перевода. Формулируя данное положение, мы учитываем результаты исследований И.В. Арнольд (Арнольд 1981), В.К. Радзиховской
(Радзиховская 2001), Л.Г. Ким (Ким 2009).
Напомним, что в лингвистических исследованиях понятие кванта используется в связи с исследованием механизмов порождения и
восприятия речи. Так, «квантом системы мыслеречеязыкового действия является элементарное речевое действие, зафиксированное
моделью порождения речи, подобно тому как предложение является
квантом языковой системы в качестве наименьшей единицы сложного синтаксического целого» (Радзиховская 2001:199?200).
В.И. Заика рассматривает квант как «вербализованный фрагмент действительности или предмета действительности, по которому читателем не только узнается этот предмет, но и воссоздаются
признаки, как если бы он был описан целиком» (Заика 2006: 58).
Как видим, два толкования кванта базируются на дифференциации
механизмов порождения и восприятия речи.
Л.Г. Ким разрабатывает понятие кванта в аспекте интерпретации, определяет квант интерпретации как минимальную ментально-текстовую единицу, которая регулирует смысловую самоорганизацию интерпретируемого текста как континуального, целостного
феномена и влияет на интерпретирующий текст (Ким 2009).
Учитывая результаты перечисленных выше исследователей в обсуждении вопроса о единицах юридического перевода, представляется обоснованным вводить в метаязык описания юридического перевода понятия кванта как минимальной когнитивно-дискурсивной
единицы, которая вербально отражает компонент (субъект / объект)
правовой ситуации, элементарные речевые действия ее участников.
Обсуждение проблематики юридического перевода с позиций
интерпретации должно включать, на наш взгляд, и обсуждение вопросов о соотношении перевода (как собственно лингвистического
процесса) и адаптации юридического текста к социокультурному
контексту целевой аудитории. Этому вопросу посвящен следующий
раздел монографии.
2.4. ?????? ?? ?????????
? ??????????? ????????
Напомним, что статус адаптации оценивается специалистами в
области теории перевода по-разному. Так, многие российские специалисты в области перевода разграничивают перевод и адаптивное
транскодирование (adaptives ertragen ? термин О. Каде: Kade 1958:
152?159), рассматривая последнее как неполноценное соответствие
43
переводческому процессу, нацеленное на создание упрощенного/
неполного текста перевода (данная точки зрения представлена в
трудах В.Н. Комиссарова, Т.А. Казаковой, которые основываются
на позиции О. Каде).
Напомним, что О. Каде ввел понятия текстопреобразующей
адаптации (упрощающей и воздействующей) и информативно-преобразующей адаптации, которая включает редукционно-описательную
и редукционно-информативную (Kade 1958).
Нам представляется возможным рассматривать адаптацию не
только как парапереводческий процесс, упрощающий текст оригинала, о чем писал В.Н. Комиссаров (Комиссаров 1984). Не случайно сам патриарх отечественного переводоведения подчеркивал, что
именно ориентация на рецептор перевода потребовала введения в
метаязык описания переводческого процесса таких понятий, как
«динамическая эквивалентность» (Ю. Найда), «прагматическая адаптация» (А. Нойберт).
В современных исследованиях по вопросу о соотношении перевода и адаптации подчеркивается, что традиционное понимание
процесса перевода в аспекте собственно семантических взаимоотношений между оригинальным и переводным текстом неизбежно
ведет к негативному восприятию факта адаптации оригинального
текста (Malmkjaer 2000).
В то же время переводческая практика в различных контекстах
культурной практики социума свидетельствует о необходимости социокультурной адаптации для обеспечения взаимопонимания представителей различных культур (Weiss 2004).
Так, И. Гамбьер и П. Катрисс рассматривают данный вопрос
применительно к процессу дубляжа фильмов (Gambier 2003, Cattrysse
1992).
Необходимость культурной адаптации при переводе литературных произведений системно обосновывает Дж. Миллер (Miller 2001).
Этот же тезис убедительно доказывает Д. Камерун на материале
исследований проблем перевода литературных произведений для
театральных постановок (Cameron 2000).
Существующие аргументы в пользу или против адаптации как
полноценного переводческого приема подробно исследуются
С. Шаршевик в ее широко известной монографии по юридическому переводу (ar?evi? 1997).
В связи с развитием электронных форм письменной профессионально ориентированной межкультурной коммуникации обсуждается
специфика общения в правовой сфере, опосредованного переводом
(Jimйnez-Crespo: электронная публикация). При этом подчеркивается необходимость адаптации микро- и макроструктур оригинала
44
юридического текста к социально-культурному и правовому контексту целевой аудитории (Там же).
Исследователи подчеркивают, что простой перевод содержания
текста юридического содержания на сайте без соответствующей
адаптации может отрицательно сказаться на его восприятии (Kendall,
Jones 2007). Адаптация текста требует консультаций с экспертами по
правовым вопросам, которые несут ответственность за разработку
источников правовых разделов веб-сайтов (Garrand 2001).
Кроме того, обсуждая статус адаптации в юридическом переводе, представляется важным учесть исследования по проблематике
лингвистической адаптации (например, Houbert 1998, Paquin 1998,
Verschueren 1991), суть которой заключается в конкретизации
смысла текста и его коммуникативно-модальной направленности
для адресата-субъекта иного этно/социокультурного сообщества.
В данном направлении с точки зрения прагматики перевода обсуждается специфика культурологических аспектов в вариантах перевода, выполненного на материале различной пары языков (Гусаров 2009).
Необходимость адаптации в юридическом переводе с учетом
специфики относительно культурного контекста правовой сферы
подчеркивают китайские специалисты при сравнительном анализе
юридических текстов на китайском и английском языках (см., например: Leo Chan 2009).
Изложенное выше позволяет утверждать, что интерпретативный
подход к юридическому переводу может включать элементы прагмалингвистической адаптации в целях конкретизации коммуникативно-модальной направленности оригинала юридического текста
относительно профессионально-культурного контекста иной национальной правовой системы.
Подобный подход позволяет «снять» дискуссионный для теории
перевода в целом и специальной теории перевода в частности вопрос о соотношении категорий «функциональная эквивалентность»
и «адекватность», по крайней мере при обсуждении проблематики
юридического перевода. О размытости, абстрактности данных категорий пишут ряд современных исследователей (см., например: Борисенко 2008).
Анализ представленных выше положений по вопросам интерпретации, проблемам соотношения перевода и адаптации представляется актуальным для практики письменного юридического перевода, поскольку обращает внимание и переводчика, и преподавателя перевода, и слушателя курса юридического перевода на необходимость системного анализа смысла юридического текста, отказа от
калькированного перевода, поиска (а иногда и создания) функциональных эквивалентов.
45
В целом изложенное выше относительно значения интерпретативной деятельности, лингвистической адаптации в процессе юридического перевода позволяет оценить данный процесс как эвристическую речемыслительную деятельность специалиста в билингвальной профессиональной среде. Данная деятельность способствует эффективному взаимодействию юристов как медиаторов национальных правовых культур.
2.5. ??????? ????????????? ?????????????
? ??????????? ????????
Обсуждая лингвистические аспекты юридического перевода,
нам представляется необходимым охарактеризовать и те переводческие трансформации, которые типичны для процесса перевода
юридических текстов.
К настоящему времени на материале нескольких языков проанализированы технологии трансформаций в юридическом переводе (Алимов 1998, Атабекова, Горбатенко, Горбатенко, Удина 2010,
Левитан 2010), их интегративный характер с позиций междисциплинарного подхода к объекту анализа (Атабекова 2008, Атабекова,
Сысоева 2009).
Остановимся на данных вопросах более подробно.
Различия национальных языков и культур вообще и правовых
культур в частности обусловливают тот факт, что в практике перевода не всегда возможен перевод с помощью кальки ? использования прямых однозначных словарных соответствий, полный перевод
в условиях совпадения грамматических категорий, форм в тексте
оригинала и перевода.
Поэтому в теории и практике юридического перевода особое
внимание уделяется переводческим трансформациям исходного
текста, в процессе которых осуществляются замены единиц перевода оригинального текста. Существуют различные классификации
данных трансформаций. В самом общем виде можно вслед за
Л.С. Бархударовым выделить перестановки, замены, допущения и
добавления (Бархударов 1975).
Представляется актуальным рассмотреть приемы переводческих
трансформаций с учетом уровневой структуры языка, которая включает лексику, морфологию, синтаксис.
Далее мы предлагаем примерный вариант лингвистического
описания тех переводческих трансформаций, которые традиционно
осуществляются в процессе письменного юридического перевода.
Подробное описание позволяет сформировать у специалистов
юридического профиля, не имеющих фундаментального лингвисти-
46
ческого образования, базовые знания о сущности трансформаций в
письменном переводе юридических текстов.
Лексические трансформации обусловлены несовпадением значения лексических единиц исходного и переводящего языков и
представляют собой отказ от прямого словарного соответствия, поиск иной лексической единицы.
При этом возможно:
? сужение значения слова, если исходная единица обладает
высокой степенью обобщения; соответственно переводится
конкретный вариант значения слова в контексте: attorney ?
адвокат;
? расширение исходного значения ? процедура, обратная предыдущей;
? замена слова в связи с языковым или экстралингвистическим
контекстом: working hours ? рабочий день;
? прием описания значения исходной единицы, в случае если
отсутствует регулярное словарное соответствие или налицо
несовпадение смысловых функций языковых единиц в исходном и переводящем языках:
Yellow dog contract ? трудовой договор, категорически запрещающий сотруднику вступать в профсоюз под угрозой увольнения;
? переводческий комментарий, который используется в качестве
дополнительного приема к перечисленным выше в случаях,
когда необходимы пояснения, связанные с различием правовых культур; различие между описанием и комментарием демонстрируется с учетом примера в предыдущем пункте:
Yellow dog contract ? трудовой договор, категорически запрещающий сотруднику вступать в профсоюз под угрозой увольнения, практика типична для законодательства США.
Обычно такой договор содержит следующие три положения:
(1) сотрудник обязан представить доказательство того, что он не является членом профсоюза; (2) сотрудник должен пообещать не вступать в
профсоюз, (3) работодатель обещает уволить сотрудника в случае вступления в профсоюз. Данный договор не может быть принудительно осуществлен в судебном порядке и запрещен по закону большинства штатов.
Таким образом, при лексических заменах осуществляется замена отдельных конкретных лексем или словосочетаний исходного
языка словами или словосочетаниями языка перевода. При этом
происходит отказ от использования регулярных словарных соответствий, что обусловлено особенностями языкового или внеязыкового
контекста.
При рассмотрении морфологических аспектов перевода особое
внимание уделяется употреблению частей речи в тексте оригинала и
перевода. При этом возможны следующие варианты перевода:
47
? полный перевод (полное сходство грамматических форм, их
значений, функций);
перевод (например, отсутствие артикля, формы
вспомогательного глагола в русском варианте относительно
английского оригинала);
? функциональная замена (при несовпадении значений грамматических категорий);
? уподобление грамматических форм в условиях их различия в
исходном языке и языке перевода, например при переводе
английских оборотов с инфинитивом: he was detained to be interviewed by the local police ? его задержали и допросили в местном отделении полиции;
? конверсия, в результате которой происходит изменение морфологического статуса формы: to prevent from abusing office ?
предотвратить злоупотребления служебным положением;
? антонимический перевод, который часто связан с различием
лексико-грамматической сочетаемости языковых единиц в
исходном и переводящим языках.
Рассмотрим ряд примеров.
Так, возможна смена грамматических категорий числа у существительных, например замена ед./мн. числа:
? нулевой
In managing the business of Company, the General Manager has the authority to ?
Управляя бизнесом Компании, Генеральный директор обладает следующими полномочиями?
Также возможна смена частей речи при переводе, например в
условных конструкциях:
Pending the possible signing of a Joint Venture Agreement ?
В связи с возможным подписанием Соглашения об организации Совместного предприятия?
При переводе юридических документов важно учитывать традиции графического оформления текста (употребление заглавных
букв) и его структуру (наличие преамбулы, расположение абзацев
текста и т.д.), например:
Each High Contracting Party shall allow the free passage of all consignments
of medical and hospital stores ?
Каждая Договаривающаяся Сторона будет предоставлять свободный
пропуск всех посылок с медицинскими и санитарными материалами
Ранее мы уже подчеркивали актуальность антонимического перевода в юридических текстах. Данный прием имеет место в нижеследующем примере:
48
We will spare no effort to ensure that children and all civilian populations ?
Мы приложим все усилия к тому, чтобы детям, а также всему гражданскому населению?
Синтаксические преобразования при переводе связаны с изменением количества и порядка следования компонентов в словосочетании, изменением порядка следования придаточных и главного
предложений в структуре сложного предложения, сменой главных
членов предложения при переводе и т.д.
Рассмотрим ряд примеров.
Так, при переводе возможен различный порядок слов в предложении без изменения статуса главных членов предложения:
Democratic and participatory governance based on the will of the people best
assures these rights ?
Лучшей гарантией этих прав является демократическая форма правления, основанная на широком участии и воле народа
Обычным является прием добавления компонентов в структуру
словосочетания:
On Franco airport Samara terms ? На условиях франко-борт самолета
Аэрофлота в аэропорту г. Самара ?
Final Acceptance Protocol ? Протокол проведения окончательных испытаний и пуска оборудования в эксплуатацию
Возможно «развертывание» синтаксической конструкции при
переводе: слово придаточное предложение/ оборот с неличной
формой глагола:
The joint Venture Agreement shall be signed before (date), failing which all
parties are free to pursue other alternatives ?
Соглашение об организации Совместного предприятия должно быть
подписано до ______ (дата), а если этого не произойдет все стороны
являются свободными действовать по своему усмотрению
Также возможна смена подлежащего и сказуемого при переводе:
The traveling expenses and living expenses of the Buyer»s specialists are to
be at the Buyer»s account ?
Покупатель оплачивает все расходы, связанные с переездом своих специалистов на завод Продавца и их проживание
Следующий пример свидетельствует о комплексном характере
переводческих трансформаций, при которых изменения на уровне
структуры предложения часто включают не только замену главных
членов предложения, но и изменения оттенков модального значения за счет замены модального глагола, морфолого-синтаксических
изменение залога:
49
These rights and freedoms may in no case be exercised contrary to the purposes and principles of the United Nations. ?
Осуществление этих прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций
Изучение и освоение перечисленных выше стандартных переводческих трансформаций в юридических текстах представляют, на
наш взгляд, необходимый начальный этап для дальнейшего исследования переводческих трансформаций, специфических для различных жанров юридических текстов.
2.6. ????????? ????????? ??????
? ??????????? ????????
При обсуждении вопросов интерпретации в юридическом переводе, задач поиска функциональных эквивалентов и возможных переводческих трансформаций нам представляются актуальными экспериментальные исследования типологии ошибок, которые возможны в практике юридического перевода.
Подобная типология, безусловно, учитывает методологию классификации переводческих ошибок, разработанную в трудах классиков отечественного переводоведения В.Н. Комиссарова, Н.К. Гарбовского, Л.Л. Нелюбина.
Так, градация ошибок, предложенная В.Н. Комиссаровым, основана на оценке степени искажения содержания оригинала при
переводе. Развивая данный подход, Н.К. Гарбовский рассматривает
смысловые и лингвистические аспекты в типологии ошибок, анализируя качество передачи взаимоотношений между референтом и
денотатом при переводе.
Представляется перспективным подход к типологии ошибок с
точки зрения когнитивной модели перевода (Минченко 2008).
Автор выделяет ошибки, связанные с актуализацией концепта,
отличного от того, который представлен в оригинальном тексте.
Кроме того, переводческие ошибки возникают вследствие нулевой
объективации концепта, представленного в оригинальном тексте, в
процессе перевода. В качестве причин ошибочного перевода также
рассматривается интерпретация концептов с нарушением норм
языка перевода, с возможной утратой категории когерентности в
тексте перевода ( Минченко 2008).
С учетом специализации переводческой деятельности нам представляется своевременным и востребованным изучение ошибок в
конкретной сфере профессионально ориентированного перевода.
В связи с проблематикой настоящей монографии считаем очень интересным практически ориентированный эксперимент М.Г. Гамзатова,
50
который сравнивал ошибки, совершаемые в процессе письменного
юридического перевода лингвистами-переводчиками и юристамипереводчиками (Гамзатов 2004).
В то же время необходимо подчеркнуть, что типология ошибок
в юридическом переводе должна опираться на системный лингвотеоретический анализ, учитывать семантический и прагмастилистический потенциалы языковых единиц, оформляющих специальные
юридические понятия (Атабекова 2008). Подобный подход кратко
охарактеризован в пособии А.А. Атабековой и И.А. Сысоевой (Атабекова, Сысоева 2009), системно реализован и подробно представлен
в диссертационном исследовании И.А. Сысоевой (Сысоева 2009).
В работах данных авторов описаны результаты эксперимента с
участием студентов-юристов, изучающих английский язык. Участникам эксперимента было предложено выполнить интерпретационный перевод специальных юридических концептов, представленных
в дискурсивном контексте. Далее проводился анализ степени адекватности интерпретации студентами англоязычных правовых концептов относительно нормативно зафиксированных соответствий.
На следующем этапе были проанализированы причины ошибок в
интерпретации, определен перечень знаний, навыков и умений, необходимых специалисту в области юридического перевода.
Эксперимент показал, что ошибочная интерпретация специальных концептов может быть обусловлена объективными особенностями семантики языковых единиц, их потенциальной многозначностью, способностью образовывать синонимические ряды,
паронимы, антонимы и конверсивы, вступать в отношения энантиосемии, а также трудностями в разграничении явлений полисемии и омонимии.
В частности, ошибки в интерпретации связаны с отсутствием
знаний относительно:
? терминологического значения общеупотребительных многозначных слов;
? специализации семантики языковых единиц, обусловленной
различным контекстным окружением юридического концепта
в условиях регулярной сочетаемости, в зависимости от синтагматических особенностей его дискурсивной реализации, с учетом специфики узкоотраслевых правовых знаний;
? национально-культурного компонента значения в структуре
языковых единиц, который ограничивает потенциальную
многозначность слова в узкопрофессиональном этнокультурном
контексте, а также накладывает ограничения на потенциальный
синонимический ряд, явления паронимии и энантиосимии,
перечень антонимических пар;
? направления развития гипергипонимических отношений языковых единиц; антонимического значения для контекстной
51
реализации многозначной единицы; конверсивного характера
предметной ситуации;
? норм построения многокомпонентного терминологического
словосочетания на родном языке для интерпретации антонимического значения контекстной реализации многозначной
единицы;
? ограничений на употребление языковых единиц, обусловленных регистром (жанрово-стилистической принадлежностью
текста юридическому дискурсу);
? возможностей графической полисемии/омонимии языковых
единиц, оформляющих специальные концепты;
? процедурно зафиксированных фактов замены компонентов
терминологической парадигмы, накладывающей ограничение
на употребление языковых единиц в связи со сменой компонентов указанной парадигмы.
Результаты эксперимента, выполненного И.А. Сысоевой, также
свидетельствуют о том, что ошибочная интерпретация англоязычных правовых концептов может быть обусловлена дискурсивной актуализацией прагмастилистического потенциала оформляющих их
языковых единиц. В этом случае ошибки в интерпретации англоязычных правовых концептов связаны с отсутствием знаний:
? о прагмастилистическом потенциале языковых единиц в определении социального статуса человека, его профессиональной принадлежности / квалификации;
? о прагмастилистическом потенциале языковых единиц в
оформлении оппозиции «свой ? чужой» с корпоративной
точки зрения;
? об этнокультурных / исторических / географических особенностях использования стилистических ресурсов иностранного
языка для обозначения правовых концептов;
? об ассоциативной позитивной / негативной связи между определенным стилистическим ресурсом и традициями правовой
оценки явления, составляющего содержание концепта;
? об актуализации переносного значения стилистически маркированных единиц, оформляющих специальное юридическое
понятие (Атабекова, Сысоева 2009).
Анализ причин ошибочной интерпретации свидетельствует о
том, что в процессе дискурсивной интерпретации англоязычных
специальных концептов необходимо учитывать динамику референции специального концепта, которая обусловлена межкультурным
взаимодействием национальных правовых систем, взаимодействием
национальной и узкопрофессиональной составляющих картин мира
вторичной профессионально ориентированной языковой личности,
межотраслевым взаимодействием специальных знаний, развитием и
сменой элементов концептуального аппарата узкоотраслевого знания, различными дискурсивными контекстами, особенностями
52
формального облика языковой единицы, особенностями синтагматических и парадигматических связей между членами иерархически
образуемых семантических рядов.
??????
Исследование сущности и специфики юридического перевода необходимо осуществлять в контексте антропоцентрической доминанты современных лингвистических исследований, в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы анализа языковых явлений.
Материал, проанализированный в данной главе, позволяет утверждать, что для развития теории и совершенствования практики юридического перевода необходима опора на современные исследования в
области институционального юридического дискурса.
Для собственно теоретического анализа и практической деятельности юридического переводчика актуальны данные относительно специфики регистров юридического дискурса, разработки в области типологии кодифицированных жанров юридических текстов.
Развитие теории и совершенствование практики юридического перевода должны опираться на междисциплинарные исследования, интеграцию лингвистического, прагмастилистического, лингвокогнитивного, когнитивно-дискурсивного, лингвокультурологического подходов к
объекту анализа.
Подобный интегральный подход обеспечивает разработку категории
функциональной эквивалентности в юридическом переводе с учетом
различий в правовых культурах, традиций, собственно лингвистических
свойств национальных правовых дискурсов.
Юридический перевод определяется как профессионально ориентированное посредничество (медиация) между правовыми дискурсами
различных правовых культур, которое представляет собой интерпретацию конститутивных категорий, понятий, процедур и т.д. национальных правовых культур, вербально представленных в оригинальном и
переводном текстах юридического дискурса.
Интерпретативный поход к изучению процесса юридического перевода позволяет оперировать понятием «кванта юридического перевода» при
описании единиц юридического перевода. При этом необходимо продолжить исследования относительно типовых переводческих трансформаций в
юридическом переводе, типологии возможных ошибок в данном процессе.
Обсуждение проблематики юридического перевода с позиций интерпретации позволяет решать дискуссионные вопросы о соотношении
перевода и адаптации, рассмотреть их как составляющие процесса
профессионально ориентированного языкового посредничества, которое представляет собой эвристическую речемыслительную деятельность
специалиста в билингвальной профессиональной среде.
На наш взгляд, накопленный опыт собственно научных исследований необходимо учитывать в образовательной практике, в процессе
проектирования современных дидактических материалов для обучения
юридическому переводу в вузе.
53
?????
3
??????????????????? ???????
???????????? ????????
На современном этапе развития российского образования подготовка специалистов в различных областях, владеющих навыками
профессионально ориентированного (специального) перевода, является социальным заказом.
Ранее, во введении, мы уже отметили, что переводческая деятельность в правовой сфере требует системных знаний в области
юриспруденции. В то же время сегодня юристы часто работают в
билингвальной профессиональной среде, сами выполняют переводы
юридических текстов для решения текущих профессиональных задач, что требует наличия переводческой компетенции.
Поэтому основным предметом исследования в настоящей главе
является подготовка специалистов юридического профиля к переводческой деятельности в профессиональной сфере.
В процессе анализа мы учитывали следующее: требования Федеральных образовательных стандартов к выпускникам юридических вузов уметь переводить тексты профессиолнальной направленности; задачи подготовки специалистов в области юридического
перевода по программе дополнительного к высшему образования с
присвоением квалификации «переводчик в сфере профессиональной коммуникации»; содержательные характеристики Федерального
образовательного стандарта по направлению «Переводоведение»,
зарубежный опыт в подготовке переводчиков.
В новых российских Федеральных государственных образовательных стандартах высшего профессионального образования (далее ?
ФГОС ВПО) по различным направлениям подготовки специалистов
владение навыками профессионального общения на иностранном
языке заявлено в качестве общекультурной компетенции. В результате изучения иностранного языка в рамках гуманитарного, социального и экономического цикла образовательной программы обучающиеся должны уметь переводить иноязычные тексты профессиональной направленности (Архив ФГОС: электронный ресурс).
54
В связи с проблематикой настоящего исследования в качестве
примеров представляется возможным сослаться на новые ФГОС
ВПО по направлениям подготовки «Юриспруденция» (квалификация
«бакалавр»), «Правовое обеспечение национальной безопасности»,
«Правоохранительная деятельность», «Экономическая безопасность»
(квалификация «специалист»).
Анализируя степень разработанности лингводидактики юридического перевода, следует подчеркнуть, что к настоящему времени
создана теоретическая база обучения профессионально ориентированному переводу в вузах России:
? разработан Государственный образовательный стандарт по
программе дополнительного профессионального образования
с присвоением квалификации «переводчик в сфере профессиональной коммуникации»;
? анализируется междисциплинарный характер системы подготовки переводчиков в сфере профессиональной коммуникации;
? исследуются теоретические основания обучения специальному переводу, состав и содержательные характеристики переводческих компетенций специалистов в научно-технической
и гуманитарной областях;
? конкретизируется и дифференцируется перечень технологий
для обучения различным видам перевода;
? разрабатывается содержание обучения различным видам специального перевода (Гавриленко 2009, Латышев 2011, Мыльцева 2008, Нелюбин, Князева 2009, Халеева 1990, Hurtado
1999, 2002, Schaeffner, Adab 2000, Tennent 2005, Wilss 1976).
В последние десятилетия активно разрабатывается лингводидактика различных видов перевода, проектируются учебные материалы
для обучения профессионально ориентированному переводу в различных областях предметного знания. Однако специалисты признают необходимость дальнейшего теоретического анализа и практической работы в данной области (Нелюбин, Князева 2009).
Обсуждая подготовку специалистов в области юридического перевода в рамках университетского образования, можно выделить
ряд существующих противоречий.
В новых Федеральных государственных стандартах для направления «Переводоведение» (квалификация «специалист») обозначена
возможность специализации, однако перечень компетенций переводчика описан без учета возможных различных профессионально
ориентированных контекстов переводческой деятельности. Между
тем подобные контексты требуют системных предметно ориентированных знаний, содержательно различаются с точки зрения предметно ориентированной деятельности, если, например, сравнить
работу переводчика в области права и медицины.
55
Отсутствие соотнесенности переводческих компетенций и предметно ориентированной деятельности переводчика в конкретном
профессиональном контексте характеризует и образовательный
стандарт для реализации программы дополнительного (к высшему)
профессионального образования с присвоением квалификации «переводчик в сфере профессиональной комуникации».
В то же время в новых ФГОС ВПО по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр») заявлено требование сформировать у выпускников способности к осуществлению перевода юридических текстов. Однако отсутствует описание сфер профессиональной деятельности юриста, в которых востребована переводческая составляющая.
Кроме того, новый ФГОС ВПО по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр») разработан с позиций компетентностного подхода, но при этом не указаны компетенции юриста,
необходимые для перевода юридических текстов.
Хотя в новых ФГОС заявлено требование обучать студентов
юридических вузов переводу текстов профессиональной направленности, в настоящее время не разработана многоуровневая система
учебно-методических комплексов для соответствующей подготовки
студентов на различных этапах обучения с учетом отраслевой специализации, различного контингента обучающихся.
Несмотря на то что в ФГОС ВПО по направлению «Юриспруденция» предусмотрены возможности для включения курса обучения письменному переводу юридических текстов в раздел вариативной части образовательной программы, в юридических вузах не
обсуждается данный вопрос.
Потенциал новых ФГОС ВПО по гуманитарным специальностям для формирования компетенций в области письменного юридического перевода не рассматривается.
К сожалению, наряду со значительным объемом теоретических
исследований в области лингводидактики профессионально ориентированного перевода в целом исследования в области лингводидактики юридического перевода носят эпизодический фрагментарный характер.
Также мы вынуждены отметить, что в условиях модернизации
современного российского образования, решения задач разработки
и внедрения интерактивных интегральных образовательных технологий в системе обучения юридическому переводу в основном используются традиционный типовой минимум и последовательность
упражнений.
Изложенные выше противоречия определяют необходимость
рассмотреть обучение юридическому переводу в компетентностной
56
образовательной парадигме, в контексте Федеральных государственных образовательных стандартов третьего поколения.
В связи с этим нам представляется целесообразным конкретизировать принципы и подходы обучения применительно к подготовке специалистов в области юридического перевода, изучить вопрос о содержании и средствах обучения письменному юридическому переводу, изучить возможности проектирования системы заданий для обучения письменному юридическому переводу с учетом
современных обучающих технологий.
Вышесказанное определяет актуальность вопроса о подготовке
кадров для обучения юридическому переводу.
Следует подчеркнуть, что в лингводидактике традиционно разграничиваются задачи обучения письменному и устному переводу,
так как данные виды деятельности различаются с точки зрения условия их реализации, необходимых компетенций, используемых ресурсов и т.д.
Практическая деятельность юристов, работающих в поликультурной профессиональной среде, включает, прежде всего, письменные виды переводческой деятельности. Поэтому в настоящей главе
в качестве объекта анализа выбраны вопросы обучения письменному
юридическому переводу студентов юридических факультетов и вузов.
3.1. ???????? ???????????? ????????
? ???????????????? ??????????????? ?????????
В процессе проектирования системы обучения юридическому
переводу в нелингвистическом вузе представляется обоснованным
опираться на принципы построения и развития компетентностной
образовательной парадигмы, которая является безусловной доминантой академического образования (Гершунский 2002, Делор 1996,
Зимняя 2006, Равен 2002, Татур 2004).
Инновационный характер развития постиндустриального общества требует от специалистов не только квалификации, которая
традиционно предполагает наличие умений осуществлять стандартные операции и действия профессионального характера, но и компетенций, которые рассматриваются как сочетание профессиональной подготовки и адекватное профессиональной среде поведение,
умение работать в команде, креативность и т.д. (Доклад международной комиссии по образованию для XXI века. «Образование:
скрытое сокровище» ? 1997).
В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года определяются
задачи формирования системы непрерывного образования на основе
57
компетентностного подхода, обеспечения взаимосвязи академических знаний и практических умений, развитие вариативности образовательных программ (Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года.
Раздел III, п. 4).
Как известно, основой компетентностного подхода является понятие компетенции. В современной дидактике понятие компетенции
раскрывается через совокупность знаний, навыков и умений.
В связи с проблематикой предлагаемой вниманию читателя монографии необходимо подчеркнуть, что в настоящее время в научно-исследовательской литературе по проблемам теории и практики
перевода существуют различные позиции по поводу выделения
компонентов переводческой компетенции.
Специалисты учитывают общие принципы выделения ключевых
компетенций личности. В отечественной и зарубежной лингводидактике накоплен опыт вычленения компонентов иноязычной
коммуникативной компетенции, хотя единая позиция по данному
вопросу также отсутствует, что очевидно в процессе анализа работ
различных исследователей (см., например, следующие труды: Бим
2001, Сафонова 2004, Мильруд 2005, Мыльцева 2008).
Принципиально важным представляется тот факт, что разработка концепции переводческой компетенции изначально осуществлялась с позиций системного подхода, однако перечень компетенций
варьируется у различных исследователей, как российских, так и зарубежных (Комиссаров 2001:333, Швейцер 2009: 28, Гавриленко
2009, Касымова 2009, Мыльцева 2008, Рябова 2011. Schaeffner, Adab
2000, Tennent 2005).
На практике в образовательных документах, законодательно утвержденных до 2010 г., компоненты переводческой компетенции
также описаны как совокупность знаний, умений и навыков.
Данную ситуацию мы наблюдаем в Государственном образовательном стандарте для обучения по программе дополнительного
профессионального образования «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации», который был утвержден в 1997 г.
(Государственные требования для получения дополнительной
квалификации «переводчик в сфере профессиональной коммуникации»: электронный ресурс).
Переводческая компетенция как совокупность знаний, навыков
и умений охарактеризована в образовательных программах для подготовки магистров в области письменного перевода (European
Master?s in Translation Program). Разработка компетентностной парадигмы подготовки переводчиков в университетах стран ЕС осуществлялась под эгидой и при непосредственном участии Директората
Еврокомиссии по письменному переводу.
58
Описание данной программы включает перечень компетенций,
характеризующих результаты академической подготовки переводчиков-магистров в вузах Европы. Далее мы приводим этот перечень в
краткой форме:
? компетенция в сфере оказания переводческих услуг (translation service provision competence), которая включает аспект переводческой деятельности и аспект межличностного взаимодействия (production dimension, interpersonal dimension);
? лингвистическая компетенция (language competence);
? межкультурная компетенция (Intercultural competence) в социолингвистическом и текстуальном аспектах (sociolinguistic
and textual perspectives);
? компетенция в предметной области (thematic competence);
? компетенция в области инфо-коммуникационных технологий
( technological competence- mastery of tools);
? компетенции в сфере обработки информации (information
mining competence) (Competences? 2009).
Следует отметить прагматическую направленность европейской
программы, ориентированность на практические задачи, которые
необходимо решать переводчику. Однако профессионально ориентированной специализации уделяется недостаточное, на наш взгляд,
внимание.
В связи с прагматической направленностью современного образования нам представляется перспективной позиция тех исследователей, которые рассматривают компетенции как комплекс профессиональных способностей к самостоятельной деятельности в конкретной профессиональной сфере на базе полученных знаний и
сформированных навыков и умений (Байденко 2005, Зеер, Сыманюк 2005, Шадриков 1994, Whiddett, Hollyforde 2003).
Наша позиция определяется тем, что подобный подход реализован в новых российских Федеральных государственных образовательных стандартах третьего поколения. В данных документах интеграция знаний, навыков и умений будущего специалиста позволяет
определить перечень его компетенций как способностей к выполнению профессиональной деятельности в определенной сфере.
Соответственно при обсуждении лингводидактических аспектов
юридического перевода актуальной является конкретизация примерного перечня компетенций как способностей, необходимых будущему специалисту-юристу для качественного выполнения письменного юридического перевода.
Определение подобного перечня способностей позволит разработать содержательные характеристики обучения письменному
профессионально ориентированному переводу студентов юридических факультетов и вузов.
59
3.2. ???????? ???????????? ???????? ? ?????????
??????????? ??????????????? ???????????????
?????????? ???????? ?????????
Обсуждая перспективы обучения письменному юридическому
переводу, мы учитывали те образовательные стандарты, в которых
определяются знания, навыки и умения, необходимые для переводческой деятельности.
Их анализ является актуальным, поскольку позволяет определить перечень компетенций, необходимых специалисту в области
профессионально ориентированного перевода, статус учебных дисциплин в структуре учебного процесса с позиций интегративных
тенденций современной парадигмы университетского образования
(Атабекова, Горбатенко, Удина 2010).
Как известно, начиная с 1997 г., в России действует Государственный образовательный стандарт профессиональной подготовки
выпускника для получения дополнительной к высшему образованию квалификации «переводчик в сфере профессиональной коммуникации».
Соответствующая программа дополнительного профессионального образования актуальна и востребована среди студентов юридических факультетов и вузов, поскольку позволяет будущему юристу
овладеть комплексом знаний, навыков и умений, необходимых для
эффективной юридической практики и научных исследований в
билингвальной профессиональной среде.
Применительно к нашему исследованию представляется особенно важным обратить внимание на подготовку специалиста в области практического курса письменного юридического перевода.
Прежде всего актуальны умения осуществлять предпереводческий анализ текста, определять цель перевода, выбирать общую
стратегию перевода с учетом его цели и типа оригинала, уметь осуществлять письменный / в ограниченном объеме ? устный перевод
текстов, относящихся к сфере основной профессиональной деятельности. Будущему специалисту необходимы умения использовать
основные способы и приемы достижения смысловой, стилистической адекватности. Обязательными являются умения правильно
оформлять текст перевода в соответствии с нормами и типологией
текстов на языке перевода. В процессе развития профессиональной
компетенции безусловно значимы умения профессионально пользоваться словарями, справочниками, базами данных и другими
источниками дополнительной информации и т.д. Перечисленные
параметры подготовки специалиста базируются на современных
нормативных документах (Государственные требования? для полу-
60
чения дополнительной квалификации «переводчик в сфере профессиональной коммуникации»: электронный ресурс).
На основании данного стандарта вузы России разрабатывают
программы для конкретных направлений специалистов (например,
в РУДН, в ПетрГУ и т.д.).
Для обучения юридическому переводу нам также представляется
необходимым учитывать те знания, навыки и умения, которые заявлены в новом Федеральном государственном образовательном
стандарте высшего профессионального образования по направлению подготовки 035701 «Перевод и переводоведение» (квалификация «специалист») (утвержден приказом Министерства образования
и науки Российской Федерации от 24 декабря 2010 г. № 2048).
Однако подчеркнем, что при обучении студентов юридических
факультетов и вузов переводу юридических текстов формирование
всего перечня переводческих компетенций, заявленных в данном
стандарте, невозможно из-за временных ограничений, из-за их по
сути «имплицитного» статуса в системе требований к освоению
будущими юристами дисциплины «Иностранный язык» в образовательной программе. Кроме того, у студентов и специалистов юридического профиля отсутствует фундаментальная системная лингвистическая подготовка.
Поскольку мы обсуждаем вопросы подготовки студентовюристов в области юридического перевода, то нам важно проанализировать, как оценивается статус владения иностранным языком и
навыками перевода в ФГОС нового поколения по направлениям
подготовки специалистов в области юриспруденции, по ряду других
направлений с очевидно выраженной правовой доминантой образовательной программы.
Прежде всего отметим, что владение иностранным языком рассматривается как одна из общекультурных компетенций в ФГОС
ВПО по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр»),
в ФГОС ВПО по направлениям «Правовое обеспечение национальной безопасности», «Правоохранительная деятельность» (квалификация «специалист»), в ФГОС ВПО по направлению «Экономическая
безопасность» (квалификация «специалист»), ФГОС по направлению «Государственное и муниципальное управление» (квалификация «бакалавр»). Далее мы приводим формулировки из перечисленных документов относительно требований к владению навыками
иноязычного общения:
? «владение необходимыми навыками профессионального общения на иностранном языке (ОК-13)» (ФГОС ВПО по направлению «Юриспруденция», квалификация «бакалавр»);
? «способность пользоваться русским и иностранным языком
как средством делового общения» (ОК-4, ФГОС ВПО по на-
61
правлению «Юриспруденция», квалификация «магистр», ОК-6
ФГОС ВПО по направлению «Международные отношения»,
квалификация «магистр»);
? «способность к деловому общению, профессиональной коммуникации на одном из иностранных языков» (ОК-15, ФГОС
ВПО по направлениям «Правовое обеспечение национальной
безопасности», «Правоохранительная деятельность», квалификация «специалист», ОК-14 ФГОС ВПО по направлению
«Экономическая безопасность», квалификация «специалист»);
? «владение одним из иностранных языков как средством коммуникации в рамках сложившейся специализированной терминологии профессионального международного общения»
(ОК-11 ФГОС ВПО по направлению «Государственное и муниципальное управление», квалификация «бакалавр») (Архив
Федеральных государственных образовательных стандартов:
электронный ресурс).
Далее в каждом стандарте ВПО конкретизируется содержание
требований к выпускникам в части освоения дисциплины «Иностранный язык» в рамках базовой части цикла ГСЭ. По результатам
изучения соответствующего курса студенты должны уметь:
? «читать и переводить иноязычные тексты профессиональной
направленности» (ФГОС ВПО по направлению «Юриспруденция», квалификация «бакалавр»),
? «читать и переводить иноязычную литературу профессиональной направленности» (ФГОС ВПО по направлениям
«Правовое обеспечение национальной безопасности», «Правоохранительная деятельность»),
? «читать и переводить иноязычную литературу по профилю
подготовки» (Архив ФГОС: электронный ресурс).
Заявленные в ФГОС требования необходимо конкретизировать
в аспекте их содержательных характеристик.
Подчеркнем, что нам представляется недостаточным перечень
знаний, навыков и умений, традиционно рассматриваемых как в
связи с компонентами иноязычной коммуникативной компетенции
(лингвистической, дискурсивной и т.д.), с одной стороны, так и перечисленных в образовательном стандарте дополнительного профессионального образования «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации» ? с другой: ни содержательные характеристики компонентов иноязычной коммуникативной компетенции, ни
содержание упомянутого образовательного стандарта не позволяют
соотнести переводческую деятельность специалиста с основными
видами его профессиональной деятельности.
Поэтому при описании перечня компетенций, необходимых
юристу для выполнения письменного профессионально ориентиро-
62
ванного перевода, нам представляется возможным опираться на
структуру видов профессиональной деятельности будущего юриста
и соответствующие им профессиональные задачи, система которых
определена в четвертом разделе типовой структуры ФГОС ВПО
третьего поколения.
В ФГОС ВПО по перечисленным ранее направлениям подготовки специалистов выявляются такие сферы профессиональной
деятельности, как экспертная, правоприменительная, научно-исследовательская (проектная), педагогическая.
Для юриста, осуществляющего в рамках выполнения функциональных обязанностей и переводческую деятельность, представляется возможным выделить ряд ее составляющих, соотносимых с видами профессиональной деятельности, обозначенных для бакалавра
и магистра по направлению подготовки 030900 «Юриспруденция».
Мы учитываем, что виды деятельности специалиста по направлению «Юриспруденция» несколько варьируются в зависимости от
квалификации бакалавра (правотворческая, правоприменительная,
правоохранительная, экспертно-консультационная, педагогическая)
и магистра (правотворческая, правоприменительная, правоохранительная, экспертно-консультационная, организационно-управленческая, научно-исследовательская, педагогическая).
Обобщая данный список, мы рассматриваем переводческую составляющую работы юриста с учетом поликультурного (как минимум
билингвального) характера современной профессиональной среды.
Так, деятельность юриста в правоприменительной сфере включает составление юридических документов, в том числе и на иностранном языке, их перевод с ин??странного и на иностранный
язык.
Экспертно-консультационная сфера предполагает оказание консультационных услуг на иностранном языке, осуществление правовой экспертизы документов, составленных на иностранном языке,
документов, составленных на двух языках, их оценку с точки зрения их соответствия действующему законодательству, подготовку
аналитических отчетов, обзоров по изменению законодательства зарубежных стран.
Педагогическая деятельность юриста в современных условиях
требует переводческих умений для работы с иноязычными документами в дидактических целях, для преподаваний дисциплин на иностранных языках в магистратуре и т.д.
Организационно-управленческая деятельность юриста также
предусматривает возможную необходимость не только иноязычного
общения, но и устного последовательного перевода, письменного
перевода документов, их редактирования.
63
Научно-исследовательская деятельность юриста включает информационно-поисковую работу в целях толкования иноязычных
юридических понятий, установления соответствий между асимметричными с точки зрения объема содержания понятиями в родном и
иностранном языках правовой сферы, анализ отраслевой специализации значения иноязычных понятий, поиск функциональных эквивалентов в условиях специфики национальных правовых систем,
анализ и определение языковой специфики аргументации, отражения доказательной базы в иноязычных юридических текстах.
Кроме того, подчеркнем, что в перечисленных видах деятельности
юрист активно использует информационные технологии для обеспечения профессиональной (специальной) деятельности. Этот факт также необходимо принимать во внимание при разработке компонентов
методической системы обучения юридическому переводу.
С учетом проанализированных компонентов профессиональной
деятельности юриста-переводчика и спектра профессиональных задач, которые должен быть готов решать специалист по переводу
юридических документов, представляется возможным определить
перечень компетенций как способностей, необходимых для выполнения качественного перевода юридических текстов.
Обучение студентов-юристов письменному юридическому переводу направлено на формирование следующих способностей, характеризующих профессиональные компетенции юриста в области перевода юридических документов:
? готовить юридические документы, тексты аналитического,
научного публицистического характера по правовой тематике
на иностранном языке;
? толковать различные правовые документы на иностранном
языке;
? участвовать в юридической экспертизе юридических текстов
на иностранном и русском языках;
? применять знание иностранного языка для двуязычной обработки юридических текстов;
? синтезировать знания в области юриспруденции, факты истории, данные относительно политической, экономической,
социальной жизни страны изучаемого языка, для решения
переводческих задач;
? адекватно (в соответствии с традициями национальной правовой культуры ) отражать результаты профессиональной деятельности в иноязычных юридических текстах кодифицированных жанров и в их переводе;
? использовать специализированные электронные ресурсы и
инфо-коммуникационные технологии, востребованные в работе как переводчика, так и юриста, для поиска информации.
64
Перечисленные способности развиваются как интеграция знаний, навыков и умений юриста в области письменного юридического перевода.
Соответствующая подготовка специалистов возможна не только
в процессе освоения дисциплины «иностранный язык» (в сфере
юриспруденции) в рамках базовой части цикла ГСЭ ФГОС ВПО
третьего поколения, но и за счет включения дисциплин профессионально ориентированного обучения иностранному языку и переводу в вариативную часть и блок дисциплин по выбору информационно-правового и профессионального цикла в учебных планах, разработанных на основе новых стандартов.
Так, в соответствии с новыми ФГОС третьего поколения в учебный план 2010/12 г. по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр»), разработанного на юридическом факультете РУДН,
включены следующие дисциплины по иностранному языку.
Цикл ГСЭ. Базовая часть: иностранный язык в сфере юриспруденции (начальный этап).
Цикл ГСЭ. Вариативная часть: иностранный язык в сфере
юриспруденции (средний этап).
Цикл ГСЭ. Дисциплины по выбору среди дисциплин гуманитарного профиля: практикум по межкультурной коммуникации,
язык и право: юрислингвистика.
Информационно-правовой цикл. Дисциплины по выбору: ИКТ
в юридическом переводе.
Профессиональный цикл. Дисциплины по выбору: юридическая
документация на иностранном языке, юридический перевод как
инструмент обеспечения прав человека.
Также подчеркнем, что в рамках программы ДПО «Переводчик
в сфере профессиональной коммуникации» студенты юридического
факультета РУДН осваивают такие дисциплины, как «Теория юридического перевода», «Практический курс юридического перевода»,
«Практикум по юридическому переводу», и проходят практику в
сторонних организациях и на юридических кафедрах университета
по профилю своей специализации.
Освоение данных дисциплин в соответствии с разработанными
программами предусматривает формирование переводческой компетенции у юристов в соответствии со сферами их профессиональной деятельности.
Кроме того, обучение студентов юридического факультета
РУДН по программе ДПО «Переводчик в сфере профессиональной
коммуникации» предусматривает не только сдачу квалификационного экзамена, но и устную защиту выпускной квалификационной
работы по юриспруденции на иностранном языке на профильной
юридической кафедре факультета, подготовку реферата данной
65
работы на иностранном языке, составление двуязычного глоссария
по изученной правовой тематике.
Знакомясь с содержанием данной главы, специалисты в области
теории и практики перевода могут возразить, что переводческая
квалификация, в том числе и в области юридического перевода,
требует специальной подготовки по специально разработанной образовательной программе высшего профессионального образования.
С учетом отсутствия ФГОС ВПО для направления «Переводоведение», предусматривающего квалификацию «магистр», представляется возможным говорить о перспективах разработки магистерской
программы по юридическому переводу в соответствии с ФГОС
ВПО для направления «Лингвистика» с присвоением квалификации
«магистр».
Подобные программы реализуются в ряде зарубежных университетов (MA in Legal Translation), например в Великобритании (City
University of London), Италии (University of Genoa), Канады
(University of Ottawa), Китая (The Open University of Hong Kong).
Более того, в нескольких университетах предлагается дистантный
формат освоения подобных программ.
Согласно требованиям ФГОС ВПО РФ, общая трудоемкость магистерской программы составляет 120 кредитов. Из них до 10 кредитов приходится на обязательные дисциплины базовой части общенаучного (дисциплины ) и профессионального (дисциплины) циклов.
Остальной объем часов представляется возможным распределять
на дисциплины, непосредственно связанные с теорией и практикой
юридического перевода. Кроме того, в подобной магистерской программе необходимо предусмотреть дисциплины, обеспечивающие
базовые знания правовых систем стран изучаемого языка, общее
представление о категориальных понятиях и системе отраслей права. На наш взгляд, преподавание данных дисциплин должно осуществляться юристами на изучаемом студентами иностранном языке.
Подобный подход реализован в разработке магистерских программ перечисленных выше зарубежных университетов.
В целом можно утверждать, что обучение юридическому переводу в вузах РФ может осуществляться в различных форматах, в
том числе:
? в качестве изучения самостоятельной дисциплины в составе
блока дисциплин по выбору в учебном плане основной образовательной программы по направлениям подготовки «Юриспруденция» и других программ подготовки специалистов правовой сферы;
? в качестве аспекта обучения в рамках практического курса
профессионально ориентированного перевода в цикле специальных дисциплин учебного плана подготовки специалистов
66
юридического профиля по программе ДПО «Переводчик в
сфере профессиональной коммуникации»;
? в качестве одной из дисциплин специализации при подготовке профессиональных переводчиков;
? в рамках специально разработанной магистерской программы
по юридическому переводу.
Поскольку мы неоднократно подчеркивали, что основное внимание в настоящей монографии уделяем подготовке юристов к
профессиональной переводческой деятельности, то далее предлагаем описание необходимых, на наш взгляд, знаний, навыков и умений, которыми должен владеть юрист в области теории и практики
юридического перевода.
Итак, по результатам освоения комплекса перечисленных выше
возможных дисциплин выпускник юридического вуза должен иметь
базовые знания общелингвистического характера о единицах и
уровнях (подсистемах) языковой системы, о специфике языка
юриспруденции в целом, о терминологии как составляющей словарного состава языка, способах образования терминов, их языковых особенностях.
Кроме того, юрист, осуществляющий профессиональную деятельность в билингвальном контексте, должен обладать профессионально ориентированной иноязычной компетенцией, в том числе
знать особенности системы иноязычной юридической терминологии с учетом отраслевой специализации, особенности лексикограмматической структуры иноязычных юридических текстов, их
жанрово-стилистических и композиционно-структурных особенностях. Эти знания обеспечивают юристу-переводчику умение применять правила продуцирования юридических текстов на иностранном языке для достижения их связности, последовательности, целостности на основе композиционно-речевых форм.
Юрист-переводчик по определению должен обладать комплексной переводческой компетенцией, которая предусматривает владение навыками системного сопоставительного лингвистического
анализа юридических текстов кодифицированных жанров на родном и иностранном языках, системные знания о междисциплинарном характере юридического перевода, знать о лексических, грамматических, прагмастилистических, социокультурных аспектах перевода юридических текстов, представление о проблематике эквивалентности, интерпретации и адекватности в юридическом переводе. Переводческая компетенция юриста в условиях поликультурной
среды профессионального взаимодействия включает умения специалиста осуществлять предпереводческий анализ письменного
юридического текста для прогнозирования вероятного когнитивного
67
диссонанса и несоответствий в процессе перевода и способов их
преодоления, владение навыками создания функционального эквивалента в условиях терминологической асимметрии и лакунарности
юридических понятий при сопоставительном анализе «родной» и
иноязычной правовых систем, умение применять переводческие
трансформации для достижения необходимого уровня функциональной эквивалентности при выполнении письменного юридического перевода, создавать комментарий к тексту перевода с учетом
его отраслевой/жанровой принадлежности, социокультурных характеристик адресата перевода, осуществлять послепереводческое редактирование текста перевода.
В условиях информационного общества и индустриализации
профессиональной деятельности переводческая компетенция юриста, профессионально занимающегося переводом, включает не
только владение основами библиографической культуры, но и умение работать со специализированными электронными ресурсами
(включая сетевые), востребованными в переводческой и юридической практике.
В заключение отметим, что юрист-переводчик должен быть способен к рефлексии относительно собственной переводческой деятельности в целях повышения ее качества.
Формирование перечисленных знаний и умений у юриста-переводчика возможно вследствие специально разработанной методической системы.
3.3. ??????? ? ???????? ????????
???????????? ????????
Профессионально ориентированный подход к обучению письменному юридическому переводу предполагает организацию переводческой подготовки в тесной взаимосвязи с дисциплинами по
основной образовательной программе в целях получения дополнительных профессиональных знаний и формирования профессионально значимых качеств личности.
Решение конкретных методических задач должно коррелировать
с содержательными методологическими принципами построения
системы образования в целом. Анализ их содержания применительно к процессу обучения письменному переводу в сфере права представляется необходимым осуществлять с учетом общих содержательных принципов модернизации российского образования. Их
развитие в динамике в связи с изменением социальных вызовов современности анализируется и определяется в целом ряде публикаций (Беспалько 2001, Сластенин 2004, Хоронько 2005).
68
Как отмечают специалисты в области современной дидактики,
содержательные принципы обучения отражают закономерности, которые связаны с отбором содержания образования и его совершенствованием. В значительном количестве работ специалисты исследуют принципы гражданственности, научности, воспитывающего
характера, фундаментальности и прикладной направленности (связи обучения с жизнью, теории с практикой) (Лернер 1986, Сластенин, Исаев, Шиянов 2004).
Принцип гражданственности в обучении реализует гуманистическую направленность содержания образования, нацеленного на
удовлетворение социальных и личностно значимых потребностей,
на развитие гражданского самосознания. Соответственно содержание обучения письменному юридическому переводу необходимо отбирать и проектировать с учетом его социальной, профессиональной и личностной значимости для учащегося. Необходимо разрабатывать интерпретационный материал, отражающий особенности
правовых реалий в родной и иноязычной правовых культурах, специфику вербального представления иноязычных юридических знаний и закономерности их интерпретации и лингвистической адаптации с учетом особенностей родного языка.
Согласно принципу научности, содержание обучения письменному юридическому переводу должно включать знакомство учащихся с основами теории юридического перевода, изучением ее специфики, категориального аппарата, основных понятий. Также необходимо представить учащимся базовые сведения о современных технологиях обработки иноязычной специальной информации.
Кроме того, концептуальный компендиум теории юридического
перевода как теоретической дисциплины должен найти отражение в
разработке учебных материалов и технологиях обучения, нацеленных на анализ и реализацию интерпретационных технологий в процессе решения проблемных ситуаций с использованием различных
источников информации и приемов ее обработки.
Принцип воспитывающего обучения юридическому переводу
предполагает развитие правовой культуры будущего юриста, включая иноязычную составляющую, совершенствование интеллектуального развития студента, индивидуальных познавательных способностей в профессионально ориентированной переводческой
деятельности.
Перечисленные выше принципы далее конкретизируются в положениях конструктивистской педагогики, концепции обучения в
сотрудничестве, которые безусловно актуальны для подготовки специалистов в области юридического перевода.
Реализация данных принципов обеспечивается в контексте интегративной модели высшего образования (Гусманов 1999, Загвя-
69
зинский 2001), требующей развития междисциплинарного подхода
к разработке учебных программ, системной межпредметной координации (Королева, Королев, Петрова 2009).
Реализация компетентностной образовательной парадигмы в
обучении письменному юридическому переводу обеспечивается за
счет взаимосвязанных подходов современной лингводидактики,
среди которых нам представляется возможным в качестве основополагающих выделить коммуникативно-когнитивный (Пассов 1985,
Ситнов 2005, Sweller 1988), социокультурный (Гальскова 2004, Сафонова 2004), профессионально ориентированный (Балыхина 2000,
Крупченок 2007, Образцов, Уман, Виленский 2005, Полат 2008,
Атабекова 2008).
Однако необходимо конкретизировать подходы и принципы
обучения применительно к предмету обучения, обсудить вопрос об
обновлении содержания и средств обучения.
На наш взгляд, реализация коммуникативно-когнитивного подхода к обучению письменному юридическому переводу предполагает отбор учебного материала в соответствии с профессионально
ориентированными коммуникативными потребностями специалиста в целях формирования и совершенствования индивидуально
значимого стиля когнитивной деятельности. Достижение данной
цели обеспечивается формированием способностей к анализу и
систематизации языковых фактов, умений установливать причинноследственные связи, оценить возможные варианты переводческих
решений с учетом готовых правил, разработать индивидуально значимые стратегии и тактики переводческой деятельности с учетом
конкретного объекта.
Реализация социокультурного подхода к обучению письменному
юридическому переводу обусловливает необходимость отбора культурологически значимой информации, которая позволит проводить
сопоставление национальных правовых традиций составления юридических документов
В процессе конкретизации принципов обучения применительно
к модели обучения письменному переводу мы учитывали собственно дидактические, лингводидактические, психологические, методические принципы организации обучения (Щукин 2002, Гальскова,
Гез 2005) иностранным языкам, а также опыт разработки принципов обучения профессионально ориентированному переводу, представленный в публикациях Н.Н. Гавриленко, И.А. Сысоевой (Гавриленко: электронный ресурс, Сысоева 2009).
Среди общедидактических выделяются принцип сознательности,
активности, наглядности, прочности, доступности и посильности,
межпредметной координации, межкультурного взаимодействия,
профессиональной компетентности преподавателя.
70
В соответствии с принципом сознательности в процессе обучения письменному юридическому переводу студентам необходим
комплекс заданий, последовательность выполнения которых позволяет сформировать способности к самостоятельной учебной деятельности. В русле современных идей самонаправляемого обучения
студентам необходимы умения осознать специфики единиц и жанра
перевода, понять учебно-профессиональные задачи, определить
технологии их выполнения, планировать свою учебную деятельность, переходить от линейного изучения теоретического материала
к гипертекстовому, от восприятия инструкций к индивидуальному
конструированию знаний, от выполнения заданий преподавателя к
постановке собственных целей, от изучения готового материала в
учебниках к поиску информации для разработки стратегий и тактик
самостоятельного решения проблемы.
В соответствии с принципом активности программа курса,
учебный материал, предлагаемые задания должны стимулировать
коммуникативно-когнитивную деятельность учащихся, обеспечивать различные траектории самостоятельного формирования переводческих умений.
Принцип наглядности требует использования различных визуальных средств представления учебного материала. Так, в лингводидактических исследованиях подчеркивается результативность
включения в дидактический материал схем, таблиц, визуально
графических способов фреймового структурирования содержания
единиц перевода, приема графического выделения дидактических
единиц, предлагаемых для усвоения. Принцип наглядности реализуется в обучении посредством использования информационно-компьютерных технологий, в частности технологий корпусной
лингвистики, двуязычного электронного конкорданса семантических сетей в электронном тезаурусе и т.д., которые визуально и в
системе демонстрируют соотношение единиц оригинала и переводного текста.
При обучении письменному переводу необходимо соблюдать
принцип доступности и посильности. Дидактический материал для
формирования переводческих знаний и умений необходимо соотносить с уровнем языковой подготовки, знаний студентов в области
юриспруденции, теоретической подготовки в области теории юридического перевода.
Принцип прочности требует многократного воспроизведения
алгоритма трансформаций в юридическом переводе на постоянно
расширяющемся языковом материале, на основании уже имеющихся знаний и ассоциативных связей, за счет выполнения системы заданий на воспроизведение осваиваемых дидактических единиц в
профессионально значимых для юриста-переводчика контекстах.
71
Подчеркнем, что при этом необходимы усложнение заданий, минимизация условий для возможности использования стандартных,
готовых переводческих решений.
Обучение письменному переводу должно коррелировать с изучением предметов основной образовательной специальности учащихся.
Профессиональные знания, получаемые в процессе изучения юридических дисциплин, совершенствуются и расширяются за счет сопоставительного изучения содержания русскоязычных и иноязычных
юридических понятий, в процессе сравнительного анализа различий
в коммуникативной структуре и прагмастилистических особенностей в оформлении параллельных текстов на русском и иностранном языках. Таким образом реализуется принцип межпредметной
координации в обучении письменному юридическому переводу.
Развитие профессиональной лингводидактики изменяет представление и о составляющих профессиональной компетенции преподавателя. Соблюдение принципа профессиональной компетентности педагога требует от преподавателя письменного юридического перевода не только профессионального уровня владения иностранным языком. Необходима профессиональная компетенция и в
смежных областях: переводческой, педагогической, иноязычной
коммуникативной.
В современных условиях помимо владения иностранным языком специальности и практическими навыками специального перевода преподавателю необходимо не только владеть методикой его
преподавания, но и иметь общее представление о тех профильных
дисциплинах, которые изучают будущие юристы.
Среди лингвистических принципов обучения основополагающими представляются системность, концентризм, разграничение явлений на уровне языка и речи, функциональность языковых средств
и их стилистическая дифференциация, минимизация.
В соответствии с принципом системности обучение письменному юридическому переводу должно опираться на системный анализ
гетерогенных используемых языковых средств (анализ морфологической структуры языковых единиц, возможностей их синтаксической сочетаемости в различных дискурсивных контекстах, востребованность приема комплексной функциональной замены на различных уровнях языковой системы и т.д.). В процессе обучения необходимо сформировать у учащихся понимание комплексного характера переводческих трансформаций, умение осуществлять интегральное преобразование оригинала путем лингвистической адаптации в целях их взаимообусловленности.
Организация учебного материала должна обеспечивать системное
и целенаправленное обращения к изученному материалу в целях
72
конкретизации и углубления имеющихся знаний. Таким образом
реализуется принцип концентризма и преемственности.
В соответствии с принципом разграничения явлений языка и
речи необходимо обеспечить последовательное формирование навыков и умений письменного юридического перевода через систему
языковых предпереводческих упражнений, условно-переводческих
упражнений, сфокусированных на профессионально ориентированную билингвальную речевую деятельность переводческих заданий,
впоследствии объединяемых в переводческий проект.
В соответствии с принципом функциональности обучение необходимо осуществлять с учетом типовых дискурсивных контекстов
юридического перевода. Дифференциальными параметрами подобных контекстов являются: отраслевая принадлежность соответствующего текстового фрагмента, рамки конкретной национальноправовой системы, жанр документа.
Формирование определенных ранее переводческих способностей должно опираться на принцип стилистической дифференциации, так как выбор переводческих приемов и трансформаций во
многом определяется жанровой принадлежностью юридического
текста, его прагмастилистическими характеристиками.
В соответствии с принципом минимизации отбор учебного материала должен соответствовать уровню иноязычной коммуникативной компетенции, коррелировать с предметно ориентированными знаниями студентов по юридическим дисциплинам.
В процессе обучения юридическому переводу важно учитывать
собственно методические принципы иноязычного обучения. В качестве ведущего в лингводидактике определяется принцип коммуникативности, составляющими которого являются мотивированность и информативность (актуальность и востребованность изучаемого материала для профессиональной деятельности учащихся),
ситуативность (профессиональная значимость учебной переводческой ситуации), эвристичность (перевод юридического текста требует творческого подхода, включает элементы интерпретации, а не
просто поиск терминов в словаре и калькированный перевод), проблемность (отбор языкового материала требует решения определенных профессионально ориентированных задач) и т.д.
Формирование навыков и умений письменного юридического
перевода осуществляется, прежде всего, в направлении перевода с
иностранного на родной язык учащихся.
Обучение переводу юридических текстов должно осуществляться в контексте взаимосвязанного обучения видам речевой деятельности, которое предполагает выявление (опознание) специальных
юридических понятий в процессе чтения иноязычного текста, анализ
языкового оформления, содержательно-смысловых характеристик
73
данных понятий в процессе говорения и аудирования, интерпретацинный перевод иноязычного юридического текста в устной и письменной формах на родной язык.
Применительно к исследуемой проблематике можно, на наш
взгляд, говорить о взаимосвязанном обучении различным видам
юридического перевода, включая зрительно-письменный перевод
(письменный перевод письменного текста), зрительно-устный перевод (устный перевод письменного текста), устный перевод на слух,
письменный переводческий диктант.
В соответствии с принципом ситуативно-тематической организации учебного материала обучение письменному юридическому
переводу организуется по модульному принципу. Каждый модуль
предполагает формирование компетенций в области юридического
перевода на материале конкретной темы, связанной с проблематикой определенной правовой отрасли, с учетом жанровой принадлежности текста оригинала и перевода. Подобный подход реализован в учебниках по иностранным языкам и переводу для юристов.
Нам представляется возможным соединить ситуативно-тематический принцип организации обучения с принципами ситуационной методики (технологий кейс-анализа), проектировать учебные
модули, подбирая тексты не просто по отраслям права, а на основе
реальных кейсов. В этом случае усиливаются ситуационно-тематическая направленность обучения и его интерактивный характер.
При этом необходимо проектировать учебный материал и виды
заданий таким образом, чтобы обеспечивать возможность для формирования у учащихся навыков системного анализа прагмалингвистических особенностей иноязычного юридического текста, поиска
функциональных эквивалентов для единиц перевода, представленных различными языковыми структурами.
С точки зрения собственно переводческой деятельности реализация принципа ситуативно-тематической направленности обучения (особенно на начальном и среднем этапах обучения юридическому переводу) предполагает отбор для каждого модуля/урока определенного перечня переводческих приемов (возможно, даже одного
из приемов), типичных для переводческой работы с юридическими
текстами.
На наш взгляд, на указанных этапах обучения важно последовательно (а не одновременно) отрабатывать определенный алгоритм
действия переводчика, формируя его умения интерпретировать
смысл текста оригинала и передавать его содержание с учетом возможно необходимой лингвокоммуникативной адаптации к социокультурным традициям восприятия информации представителями
другой этнокультурной принадлежности.
74
Принцип профессиональной направленности обучения юридическому переводу реализуется в различных аспектах. Одним из них
является проектирование дидактического материала, профессионально значимого для учащихся с точки зрения их правовой и переводческой компетенций.
Соответственно в процессе работы с таким материалом происходит формирование системных знаний у учащихся относительно
специфики юридического перевода, формирования навыков различных видов специального перевода.
При обучении юридическому переводу необходимо учитывать
уровень иноязычной коммуникативной компетенции учащихся, их
способности к осознанию особенностей экстралингвистического
контекста, которые развиваются благодаря актуализации профессионально-культурологических характеристик стандартных ситуаций правового взаимодействия.
Среди психологических принципов обучения релевантными для
обучения интерпретации иноязычных концептов нам представляются следующие:
? принцип поэтапного формирования знаний, навыков и умений перевода юридических текстов, определение этапов обучения переводу (ознакомительный, стандартизирующий, варьирующий, творческий), в соответствии с которыми необходимо разрабатывать различные типы заданий для формирования
знаний и умений;
? принцип учета индивидуально-психологических особенностей
учащихся (индивидуализация заданий, учет особенностей личности каждого обучаемого и т.д.).
При обсуждении методов обучения письменному юридическому
переводу мы считаем возможным отметить, что в лингводидактике
юридического перевода получают свое целевое звучание как общие
методы обучения (показ, объяснение, тренировка и т.д.), так и частные методики обучения, включая технологии тренинга, контекстное, проблемное обучение, кейс-анализ.
Технологии контекстного обучения (Вербицкий 1991) позволяют
моделировать предметное и социальное востребованное содержание
будущей профессиональной деятельности юриста-переводчика.
Проблемное обучение предполагает разработку заданий на анализ и сопоставление вариантов перевода, на анализ потенциальных
трудностей в переводе юридического текста определенного жанра и
путей их преодоления, на определение информационных источников, необходимых и достаточных для подготовки перевода, составление комментария и т.д.
Технологии кейс-анализа (Беленкова 2010, Платов 1991, Сысоева 2009) способствуют развитию аналитических умений при работе
75
в билингвальной профессиональной среде, навыков разработки траектории создания индивидуально значимого знания.
Проектные технологии позволяют говорить об актуальности
проектирования и внедрения в процесс обучения заданий на разработку переводческих проектов, которые обеспечивают активизацию
самостоятельных действий студентов, направленных на решение задач, значимых и для юриста, и для переводчика.
Перечисленные технологии обучения позволяют совершенствовать систему традиционных предпереводческих и собственно переводческих заданий с учетом развития интегративных тенденций в
образовании. Примеры реализации данных технологий в обучении
письменному юридическому переводу мы рассмотрим в следующих
разделах.
3.4. ?????????? ???????? ???????????
???????????? ????????
Определяя содержание обучения письменному юридическому
переводу, мы учитывали, что содержание обучения традиционно
рассматривают как систему знаний познавательных и речемыслительных действий, технологий их выполнения.
На основании характеристики профессиональной деятельности
юриста-переводчика и задач по формированию необходимых компетенций (способностей) применительно к содержанию обучения
письменному юридическому переводу представляется возможным
определить перечень необходимых знаний, исходя из ФГОС нового
поколения и зарубежных образовательных стандартов в области
подготовки переводчиков и лиц, умеющих переводить юридические
тексты.
Прежде всего, юристу-переводчику необходимы базовые знания
в области лингвистики и профессионально ориентированной межкультурной коммуникации, которые включают системные знания в
области лексики, грамматики и стилистики родного и иностранного
языков, знание правил нормативного употребления языковых единиц родного и иностранного языков; знание специфики юридической терминологии с точки зрения семантического потенциала
языковых единиц, оформляющих юридические понятия в речи; знание прагмастилистического потенциала языковых единиц, оформляющих терминологическую систему права на родном и иностранном языках; знание особенностей коммуникативной, лексикограмматической структуры юридических текстов разных жанров;
знание узуальных языковых средств, служащих для выражения определенного коммуникативного намерения в кодифицированной
76
сфере профессионально ориентированного общения; знание понятийных лакун, связанных с системными, категориальными различиями «своей» и «чужой» правовых культур.
В процессе обучения юрист-переводчик должен приобрести
знания в области теории и практики перевода, в том числе знание
основ теории юридического перевода; знание устойчивых переводческих соответствий, типичных для текстов юридических документов на русском и иностранном языках; знание основных переводческих приемов, алгоритма переводческих трансформаций юридического текста; знание возможных причин ошибок в юридическом
переводе.
Перечисленное выше предопределяет необходимость метаязыковых знаний, касающиеся дискурсивного анализа, теории и практики юридического перевода.
В условиях информатизации профессиональной деятельности
юристу-переводчику необходимо знать инфо-коммуникационные
ресурсы, которые оптимизируют переводческий процесс в соответствующей конкретной сфере профессиональной деятельности.
Следующим компонентом содержания обучения письменному
юридическому переводу являются познавательные и речемыслительные действия студентов, представляющие собой деятельность
по приобретению знаний и способствующие развитию переводческой компетенции.
Обучение переводу нацелено на формирование способности и
готовности к выполнению комплексных познавательных и речемыслительных действий по лингвокогнитивному освоению правовых явлений в билингвальном контексте. Данный процесс требует
осмысления иноязычной действительности, вербально представленной в иноязычном юридическом тексте путем интеграции знаний
различных гуманитарных дисциплин.
При этом необходимо соотносить причинно-следственные связи
в описании правовой ситуации, в характеристике ее субъектов; специфику их когнитивной деятельности с приемами вербального отражения данной информации в языковых единицах, в структуре
юридического текста.
Далее необходимо определять этнокультурную, отраслевую,
жанровую принадлежность иноязычного юридического текста,
идентифицировать его прагмастилистические особенности, выявить
терминологию, профессионально-маркированную лексику в структуре иноязычного юридического дискурса.
В процессе лингвокогнитивного освоения правовых явлений в
билингвальном контексте важно провести специальный анализ словарных статей терминов с точки зрения полноты значений, представленных в двуязычных и одноязычных словарях; сравнить объем
77
значения языковых единиц, обозначающих соотносительные юридические понятия в родном и иностранном языках. На следующем
этапе необходимо выполнить фреймовое моделирование содержания и состава устойчивых лексико-грамматических структур, представленных в коммуникативной структуре юридических текстов,
для идентификации перечня конститутивных компонентов значения данных структур.
Лингвокогнитивное освоение правовых явлений в билингвальном контексте требует комплекса речемыслительных действий в
собственно переводческой сфере, который включает осуществление
предпереводческого анализа текста, прогнозирование зоны переводческих трудностей, распознавание, восстановление, преобразование
единиц перевода, реализацию интерпретативного подхода к переводу, выстраивание стратегий речевой интерпретации иноязычных
специальных понятий, выполнение переводческого комментария на
основе сравнительного анализа данных «родной» и иноязычной
правовых культур, правку и редактирование переведенного юридического текста.
Кроме того, перечень познавательных и речемыслительных действий по лингвокогнитивному освоению правовых явлений в билингвальном контексте также включает поиск информации в специализированных ресурсах сети, использование технологий и ресурсов
компьютерной поддержки юридического перевода.
Для формирования перечисленных знаний в целях развития навыков и умений для осуществления описанных выше познавательных и речемыслительных действий необходимы соответствующие
средства обучения.
3.5. ???????? ???????? ???????????
???????????? ????????
Как известно, в лингводидактических исследованиях особое
внимание уделяется материальным и операционным средствам обучения применительно к разработке системы заданий, нацеленных
на формирование конкретных умений.
В качестве материальных средств обучения письменному юридическому переводу традиционно рассматриваются языковые единицы, специальные тексты, ресурсы ИКТ. Также при работе с юридической терминологией активно используются концептуальные
карты и структурные схемы компонентов значения языковой единицы ( Сысоева 2009).
В качестве основной учебно-методической единицы обучения
мы, следуя лингводидактической традиции, рассматриваем текст.
78
Ранее критерии отбора юридических текстов для формирования
навыков интерпретативного перевода сформулированы А.А. Атабековой и И.А. Сысоевой:
? отражение в тексте лингвистических характеристик типового
юридического документа;
? жанровое разнообразие текстов официальных юридических
документов;
? отражение типовых способов дискурсивной реализации юридических понятий;
? информативная насыщенность текста;
? соответствие содержания текста и предметной ситуации специальным знаниям студентов в области профессиональных
дисциплин;
? образовательная ценность текста в лингвистическом, переводческом аспектах;
? профессионально ориентированная культурологическая ценность текстов;
? соответствие языкового материала уровню языковых знаний
студентов;
? наличие разнообразных средств языкового оформления (Атабекова, Сысоева 2008: 29).
Применительно к обучению юридическому переводу также
подчеркнем, что во многих пособиях традиционно используются
оригинальные тексты и их официальные переводы, что позволяет
обучаемым анализировать и оценивать использованные переводческие приемы.
На наш взгляд, отбор двуязычных текстов, особенного для начального и среднего этапов обучения переводу, необходимо осуществлять с учетом типологии и количественных показателей использованных переводческих трансформаций. Наличие в тексте примеров разных переводческих приемов с низкой частотностью их реализации в рамках одного текста рассеивает внимание учащегося.
Стандартные послетекстовые задания на «обратный» перевод, без
многократной отработки какого-либо конкретного переводческого
приема, не позволяют сформировать его на уровне алгоритма переводческой деятельности.
Операционные средства, как известно, характеризуют действия
субъектов учебного процесса и включают имитацию, трансформацию, подстановку, комбинирование, конструирование и др. Данные
операционные средства сохраняют свою актуальность для обучения
юридическому переводу.
Интеграция материальных и операционных средств обучения
реализуется в системе методических приемов, которые представляют
собой «сочетание операционных и материальных средств и способов
79
их использования при учете условий обучения и направленности на
достижение какой-либо конкретной цели» (Пассов 1989:119).
Определение методических приемов обучения письменному переводу документов представляется нам необходимым условием разработки эффективной системы упражнений и заданий.
В дидактических исследованиях выделяют дидактико-методические и предметные приемы обучения. К дидактико-методическим
относят анализ, синтез, обобщение, систематизацию, сопоставление
языковых явлений.
Предметные приемы подразделяются на аналитические и функциональные. Аналитические приемы целесообразно использовать
при разработке заданий на выявление терминологических единиц в
юридическом тексте, определение возможных приемов их перевода,
оценку потенциальных приемов с точки зрения степени достижения функциональной эквивалентности, выделение зон переводческих трудностей, определение языковых единиц, при переводе которых возможны переводческие ошибки.
Особую ценность аналитические приемы имеют при анализе
использованных профессиональным переводчиком трансформаций,
в заданиях на определение перечня лексикографических и справочных источников, необходимых для выполнения перевода.
Функциональные приемы реализуются в разработке и выполнении студентами таких заданий, как выбор терминологических единиц из синонимичного ряда с учетом лингвистического и экстралингвистического контекста, определение функционального эквивалента потенциально многозначного юридического термина, выполнение переводческих трансформаций с единицами перевода
различного уровня языковой системы, составление глоссария, подготовка переводческого комментария.
3.6. ?????????????? ??????? ???????
??? ???????? ??????????? ???????????? ????????
В лингводидактических исследованиях неоднократно подчеркивалось, что эффективность обучения во многом зависит от обучающих технологий, типологии заданий. Многие исследователи традиционно пользуются категориальным дидактическим понятием «упражнение». В то же время в условиях развития образовательных
технологий, интегрирующих различные виды деятельности учащихся, представляется возможным оперировать термином «задание».
Традиционно упражнение рассматривается как инструмент и
единица организации учебного материала и как единица обучения
иноязычной речевой деятельности и переводу (Комиссаров 1997,
Латышев, Семенов 2005).
80
При разработке упражнений для развития переводческой компетенции, на наш взгляд, целесообразно строить их типологию с учетом
формирования речевого механизма и характера речевых действий.
Известно, что единицей и целью речевого механизма является
предложение (Бим 2001, Выготский 2008, Зимняя 2004, Пассов 1989,
Рубинштейн 2009), формирование которого осуществляется в направлении от простейших структур к более комплексным.
Соответственно в лингводидактике разграничивают две стадии
отработки речевого механизма: поэлементную и целостную. Каждую стадию (действие, операцию) необходимо отрабатывать путем
выполнения определенного вида упражнений.
Следуя общей лингводидактической традиции, при разработке
заданий мы выделяем следующие стадии формирования навыков и
умений юридического перевода: (1) восприятие, (2) имитация,
(3) подстановка, (4) трансформация, (5) репродукция, (6) комбинирование.
Мы также учитываем, что в лингводидактике перевода по характеру речевых действий различают предпереводческие и собственно
переводческие упражнения (Комиссаров 1997, Нелюбин, Князева
2009), тренировочно-подготовительные и коммуникативные (Трофимова 2004), подготовительные и практические (Латышев, Семенов 2005).
Предпереводческие упражнения обеспечивают закрепление языкового материала, фоновых знаний, навыка использования стандартных переводческих трансформаций. Так, является логичной
сложившаяся в лингводидактической практике система упражнений
на освоение устойчивых терминологических соответствий в родном
и иностранном языках, на избирательное употребление синонимов
с учетом различного лингвистического и экстралингвистического
контекста, на перефразирование высказываний с сохранением конститутивных компонентов его смыслового содержания.
Данные упражнения обеспечивают поэлементную отработку речевых (включая переводческие) навыков на конкретных единицах
перевода (слове, словосочетании, предложении).
С учетом принципа ситуационно-тематической организации
учебного материала особое значение приобретает разработка предпереводческих заданий на материале основного текста урока.
В соответствии с принципом взаимосвязанного обучения различным видам юридического перевода рекомендуется выполнение
предпереводческих упражнений и собственно переводческих заданий в устной и письменной формах.
Следует подчеркнуть, что в современной лингводидактике юридического перевода накоплен значительный опыт подготовки переводчиков в правовой сфере, исследованы и совершенствуются средства
81
для обучения, разнообразные виды заданий для формирования знаний, навыков и умений в области юридического перевода.
Разработаны учебно-методические комплексы для различных
этапов обучения юридическому переводу, на материале различных
языков (Алимов 2005, Атабекова, Горбатенко, Горбатенко, Удина
2011, Власенко 2006, Лебедева 2010, Мешкова, Шереметьева 2004,
2009, Томпсон 2004, Федотова, Толстопятенко, Старосельская, Резник 2008).
Не ставя своей целью анализ учебников и учебных пособий по
юридическому переводу, отметим несколько позиций, которые
представляются важными для обучения.
С нашей точки зрения, актуальна разработка заданий на работу
со словарями для составления тематически ориентированных двуязычных глоссариев, формирования навыков создания развернутого
комментария к переведенному юридическому тексту.
В условиях информатизации всех аспектов жизнедеятельности
современного социума, включая и профессиональную деятельность
специалиста, является оправданной и востребованной разработка
заданий с использованием современных специализированных ИКТ,
которые юристы применяют для перевода юридических документов
в профессиональной деятельности (Atabekova 2009).
Кроме того, с учетом системно разработанных и широко представленных в учебной литературе различного рода заданий на установление переводческих соответствий мы считаем необходимым
специально рассмотреть проектирование интегральных заданий интерактивного типа на примерах технологий кейс-анализа и тренинга в обучении юридическому переводу.
Перспективность данных технологий в обучении юридическому
переводу, на наш взгляд, связана с тем, что они реализуют интеграцию личностно-деятельностного, контекстного, проблемного, проектного обучения.
Общность технологий тренинга и кейс-анализа определяется их
интерактивным характером, воспроизведением ситуаций социального взаимодействия, активным воздействием на учащегося.
Данные технологии предполагают разработку заданий в определенной последовательности, которая моделирует деятельность
переводчика в реальных условиях и требует от учащегося принятия индивидуального решения на стадии выполнения каждого задания, результат которого является условием перехода к следующему этапу работы.
Однако в реализации технологий кейс-анализа и тренинга при
обучении юридическому переводу есть определенные различия.
Как известно, ситуационная методика сегодня активно используется в обучении (Красикова 2009, Прозументова 2003, Сурмин 2006).
82
Интеграция технологии ситуационной методики в процесс обучения переводу также представляется оправданной (Neubert 2004),
так как данная технология развивает необходимые для перевода навыки, включая аналитические навыки в области обработки информации, практические навыки применения теоретических знаний,
социальные навыки в области межличностного взаимодействия,
творческие навыки в разработке инновационных оригинальных решений, создания нового знания и т.д. (Атабекова, Сысоева 2008).
Опыт кейс-анализа в обучении студентов-юристов интерпретации
иноязычных юридических понятий апробирован в диссертационном
исследовании И.А. Сысоевой (Сысоева 2009).
Также считаем важным напомнить, что еще в 2007 г. на базе
юридического факультета РУДН в рамках международного симпозиума «Иностранные языки ? студентам-юристам» был организован семинар по интеграции кейс-метода в обучение юристов иностранным языкам и письменному юридическому переводу. Ряд
докладов был специально посвящен технологиям кейс-анализа в
обучении юридическому переводу (Lebedeva 2007, Леденева 2007,
Лобова 2007, Mashkova 2007).
На наш взгляд, использование элементов методики кейсанализа возможно уже на начальном этапе обучения юридическому
переводу (Атабекова, Горбатенко, Горбатенко, Удина 2011). Подобный кейс включает комплекс заданий на сопоставительный анализ
текста перевода с оригиналом, определение переводческих лексических, грамматических трансформаций, а также трансформаций,
связанных с прагмастилистическими и социокультурными особенностями иноязычного юридического текста. Завершающим является
задание на выбор лучшего варианта перевода.
Соответственно выполнение студентом учебного перевода юридического текста представляет собой систему взаимообусловленных
заданий в структуре кейса. Ниже приводится примерный возможный перечень заданий, который разработан нами специально для
кейса в целях формирования переводческих способностей, а не
просто иноязычной коммуникативной компетенции в области иностранного языка и межкультурной коммуникации.
Задание 1: прочитать оригинальный текст и текст перевода, выделить в тексте единицы перевода, которые отражают специфику
юридического текста (терминологические сочетания, синонимические ряды, единицы для грамматических преобразований в переводе). Данное задание развивает навыки лингвистического анализа
текста как компонента предпереводческого анализа текста.
Задание 2: определить приемы использованных переводчиком
лексических, морфологических, синтаксических преобразований.
83
Задание активизирует знания в области переводческих трансформаций.
Задание 3: выделить фрагменты оригинального текста, которые
подверглись комплексному преобразованию с точки зрения лексики
и грамматики. Задание способствует развитию системных знаний о
комплексном характере преобразований в процессе перевода.
Задание 4: определить причины использованных в переводе
трансформаций с учетом собственно лингвистических, стилистических, прагмакультурных аспектов перевода.
Задание помогает учащимся на практике проанализировать особенности взаимодействия лингвистических и экстралингвистических аспектов перевода.
Задание 5: определить, есть ли в тексте перевода зоны / единицы, которые можно квалифицировать как переводческие ошибки,
проанализируйте их причины.
Задание способствует развитию навыков самоконтроля качества
профессиональной деятельности в процессе перевода.
Задание 6: определить, есть ли необходимость в послепереводческом редактировании, подготовить свой вариант перевода. Задание
развивает навыки редактирования текста перевода.
Следующие два задания направлены на формирование уметь готовить переводческий комментарий к переведенному тексту.
Задание 7: проанализировать содержание переводческого комментария, оценить его с точки зрения информативной достаточности / избыточности и собственно языкового оформления.
Задание 8: определить перечень единиц перевода/фрагментов
текста перевода, к которым необходимо составить переводческий
комментарий.
На наш взгляд, важно учить студентов составлять различного
рода рабочие глоссарии, которые в дальнейшем составят основу
терминологической базы данных для выполнения переводов по
конкретной отрасли, проблематике и т.д. Поэтому в следующем задании (задание 9) студентам предлагается составить рабочий толковый глоссарий (на иностранном языке) и двуязычный глоссарий на
основе анализируемых текстов.
Для разработки кейсов представляется эффективным использование инфо-коммуникационных технологий, включая сетевые юридические словари и энциклопедии на иностранных языках и параллельные конкордансы.
Таким образом, технология кейс-анализа при обучении письменному юридическому переводу строится на сопоставительном
анализе текста оригинала и перевода, может включать комплекс за-
84
даний аналитического и продуктивного характера. При интеграции
ситуационной методики в процесс обучения переводу важно соблюсти
такие дидактические характеристики, как наличие ситуации из реальной жизни, коллективная работа, возможные варианты решений, профессионально ориентированная мотивация учащихся
(Платов 1991).
Реализация технологии тренинга в обучении письменному переводу осуществляется несколько иначе.
Тренинг признан эффективной образовательной технологией
для обеспечения социального, профессионального, личностного
роста. Технология тренинга исследуется специалистами в области
психологии, акмеологии и андрагогике. Подробный обзор тренинговых технологий представлен в монографии А.А. Атабековой и
Н.М. Беленковой (Атабекова, Беленкова 2010). Теория тренинга
интенсивно разрабатывается, прежде всего, применительно к его
проведению на родном языке для различных целевых аудиторий
(различных социально-возрастных групп, для специалистов различного профиля) для формирования многообразных социально и
профессионально значимых навыков.
Тренинг как лингвопедагогическая технология является объектом внимания специалистов, занимающихся вопросами преподавания иностранных языков (Малоокая 2009, Милющенко 2006, Румянцева 2003, Сибгатуллина 2007, Brislin, Yoshida 1994, Cohen 1998).
Также исследуются теоретические и практические аспекты тренинга
компонентов переводческой компетенции (Алексеева 2008,Сухова
2006, Касымова 2009).
На наш взгляд, при проектировании тренинга для обучения
письменному юридическому переводу важно учесть следующие положения относительно дидактической концепции данной технологии:
? организация тренинга основана на полилоге, предполагает
равноправные межличностные отношения, наличие постоянной обратной связи (члены группы получают информацию о
результатах своих действий от коллег), самодиагностику
(осознание и формулирование собственных проблем), вовлеченность каждого члена группы в коллективную деятельность
при сохранении личного пространства (Прудченков 1993);
? тренинг должен сочетать информационный и деятельностный
аспекты, включая компоненты самопознания (формулирование знаний о родной культуре), когниции (получение данных
о другой культуре), атрибуции (объяснение событий с точки
зрения другой культуры), формирование практических навыков поведения с учетом поликультурного сообщества (пове-
85
денческий компонент), воспроизведение и анализ ситуаций
межкультурного взаимодействия (ситуативный компонент)
(Brislin, Yoshida 1994).
С учетом изложенного выше считаем возможным для обучения
письменному юридическому переводу использовать тренинг, включающий следующую последовательность выполнения заданий членами учебной группы:
? прочитайте текст, определите зоны возможных трудностей при
переводе и интерпретации, определите их характер (лексические, грамматические, стилистические, социокультурные);
? определите возможные переводческие приемы для работы с
текстом;
? определите перечень источников, необходимых для выполнения
перевода (словари, энциклопедии, электронные корпуса и т.д.);
? определите, есть ли в тексте фрагменты, требующие специальной дополнительной обработки фактической информации
и /или комментария;
? составьте рабочий двуязычный глоссарий;
? подготовьте письменный перевод текста.
В целях развития у учащихся профессионально ориентированных навыков социального взаимодействия с коллегами и клиентами
членам учебной группы предлагаются задания на взаимное редактирование вариантов переводов, разработку рекомендаций по улучшению качества перевода, аргументацию членов учебной группы
относительно своей оценки качества перевода сокурсников.
Выполнение системы перечисленных заданий обеспечивает актуализацию всех компонентов (поведенческого, ситуативного, самопознания, когниции и атрибуции), релевантных для эффективности тренинга.
3.7. ?????????? ?????? ??? ????????
??????????? ???????????? ????????
Решение задач обучения письменному юридическому переводу
требует квалифицированных педагогических кадров.
Начиная с 90-х годов ХХ в., были разработаны краткосрочные
курсы повышения квалификации для преподавателей устного и
письменного перевода в вузах России и Европы.
Тем не менее стало очевидным, что подготовка преподавателей
в данной сфере должна осуществляться в рамках университетской
академической среды. В то же время и теоретики и практики признают необходимость проведения исследований, которые выпол-
86
няются в академической среде вуза и нацелены на разработку методологии преподавания устного и письменного перевода.
Подобные исследования уже ведутся, интерес профессионального сообщества к данной теме уже представлен в ряде публикаций
(Gile, 1995, Kiraly 2000Pym 2002, Schaeffner, Adab 2000, Tennent
2005), однако соответствующая методология нуждается в системной
разработке.
Для современных исследований и дальнейшего обсуждения представляются актуальными следующие вопросы, связанные с управлением и организацией образовательного процесса подготовки преподавателей устного и письменного перевода:
? содержательные характеристики компетенций преподавателей
устного и письменного перевода в сопоставлении с компетенциями устных и письменных переводчиков;
? педагогическая система подготовки преподавателей устного и
письменного перевода, включая обсуждение различных подходов, разработку учебных программ, критерии усвоения знаний; критерии и процедуры контроля, критерии качества
подготовки специалистов, технологии разработки учебных
пособий, критерии и процедуры приема на обучение, модели
и результаты обучения, образовательные форматы, вопросы
профессиональной этики (Atabekova, Udina 2010);
? роль образовательных учреждений и законодательных органов
в развитии педагогических стандартов подготовки кадров в области обучения устному и письменному переводу (CEPT 2005).
В процессе дальнейшего изучения заявленной проблематики
важно изучить пути преодоления разрыва между научными исследованиями, вузовской подготовкой педагогических кадров и реалиями
переводческой профессии.
В настоящем разделе предлагается ряд ключевых, на наш взгляд,
положений относительно перечисленных выше аспектов подготовки
преподавателей в области юридического перевода.
Увеличение спроса на высококвалифицированных переводчиков
определило необходимость разработки рамочной концепции компетенций письменного переводчика. Данная концепция была разработана в рамках проекта «Магистр письменного перевода» под эгидой директоратов ЕС по письменному и устному переводу. В процессе работы по проекту его участники определили перечень и содержание ключевых компетенций переводчика ? выпускника вуза,
которые в то же время соответствуют требованиям работодателя
(Competences for professional translators 2009).
На следующем этапе представляется актуальным определение
компетенций преподавателей в области письменного юридического
87
перевода. С точки зрения содержания данные компетенции включают
как переводческие, так и педагогические знания, умения и навыки.
Согласно общим европейским принципам определения компетенций и квалификации преподавателей, они должны иметь высшее профильное образование, пройти обучение по образовательной
программе междисциплинарного характера, овладеть знаниями и
практическими умениями в области педагогической деятельности,
иметь системные представления о ее социальных и культурных
параметрах, быть специалистами в конкретной предметной области
(CEPT 2005).
Кроме того, в процессе подготовки педагогов важно уделять
внимание формированию навыков как практической, так и научноисследовательской деятельности.
Таким образом, помимо компетенций в области специального
перевода преподаватели, обеспечивающие реализацию соответствующих образовательных программ, должны обладать компетенциями в области методики преподавания иностранных языков, в
сфере технологий обучения заявленным выше разновидностям перевода в условиях межкультурного взаимодействия.
Соответственно специалист, обучающий навыкам перевода,
должен владеть навыками разработки образовательных программ и
программ дисциплин, навыками проектирования учебных пособий,
должен уметь определять критерии и методику оценки знаний и т.д.
В условиях академического вузовского образования преподаватели перевода должны владеть знаниями и опытом в области лингводидактики перевода (Atabekova, Udina 2010, Schaeffner, Adab 2000,
Pym 2002).
Поскольку компетентностная образовательная парадигма рассматривается как основополагающая система современной образовательной политики и практики организации учебного процесса,
подготовка специалистов для обучения различным видам перевода
осуществляется в рамках заявленной парадигмы и объединяет ряд
педагогических подходов.
Компетенции переводчика рассматриваются как комплексный
лингвистический феномен, который определяется индивидуальными способностями личности, зависит от различных социальных и
культурных контекстов, от особенностей когнитивного процесса и
интуиции. Соответственно в аспекте философии образования подготовка специалистов в области обучения переводу опирается на
социально-конструктивистский подход (Kiraly 2000).
Создание современной модели подготовки преподавателей перевода сочетает коммуникативный, когнитивный, кросскультурный,
88
личностно-ориентированный подходы к организации, активного
контекстного обучения в сотрудничестве в целях обеспечения содержания учебного процесса на основе решения реальных задач, предполагающих поиск нескольких путей решения проблем, возникших в
ходе реальных проектов по письменному и устному переводу.
Также необходимо сочетание моделей обучения, ориентированных
на функциональное назначение, специфику процесса и конечного
продукта переводческой деятельности, что позволяет продемонстрировать степень знаний и в процессе, и в результатах.
В соответствии со сложившимися традициями программа подготовки преподавателя перевода включает интегрированное обучение иностранному языку, совершенствование навыков владения
родным языком, изучение лингвистических дисциплин (лингвистика текста, прагматика, дискурс) и дисциплин в области переводоведения (теории перевода, курсы по устному и письменному переводу). При разработке подобной программы особого внимания заслуживают сферы специального перевода, технологии, единицы перевода, варианты поиска эквивалента, понятие переводческой нормы,
редактирования и коррекции текста перевода, вопросы компьютерной поддержки перевода (работа с технологией «память переводов»,
терминологическими базами данных и др.).
Ключевым вопросом для обсуждения является сфера лингводидактики перевода. Будущий преподаватель перевода должен изучить
ряд дисциплин в рамках педагогической теории, в том числе возможные образовательные парадигмы, принципы, методы, подходы,
пути реализации принципов социального конструктивизма и динамику аудиторной работы. Также предметом изучения должны стать
такие темы, как содержание и структура урока, методики обучения
теоретическим и практическим дисциплинам, составление учебных
пособий, типология видов перевода для обучения и определение
специальных учебно-методических целей, методика формирования
переводческих компетенций, технологии разработки учебных программ, управления процессом обучения студентов.
Еще одним важным компонентом подготовки преподавателей в
области перевода является формирование навыков внедрения ИКТ
в образовательный процесс с учетом специфики образовательной
программы.
Так, преподаватель перевода должен уметь организовать эффективное обучение в компьютерных классах с использованием профессиональных рабочих станций, специализированного программного обеспечения для устного и письменного перевода, решения
задач локализации и т.д.
89
Подготовку преподавателей перевода необходимо осуществлять
с учетом трехуровневой системы современного высшего образования. Таким образом, будут расширены возможности самоопределения, профессионального статуса и развития специалистов, их академической мобильности в структуре европейского высшего образования. Также необходимо поддерживать проведение исследований
и обобщение эмпирического опыта в области подготовки педагогических кадров для преподавания перевода.
В целях совершенствования профессиональной подготовки преподавателей, обеспечения качества обучения и эффективной практической подготовки необходимо укреплять партнерские отношения между вузами, которые готовят преподавателей перевода, и учреждениями, в которых данные специалисты будут работать.
Важно создать ресурсы и обеспечить условия для непрерывного
обучения специалистов. При этом важно предусмотреть сочетание
официальных и неформальных мероприятий в области собственно
переводческой и педагогической подготовки на протяжении всей
трудовой деятельности. При этом результаты подобных этапов и
форматов обучения должны быть соответствующим образом оформлены и подтверждены документально.
Как на начальном, так и последующем этапе содержание подготовки специалистов в области преподавания перевода необходимо
проектировать на основе междисциплинарного подхода к обучению
в сотрудничестве.
Разработка и реализация программ начальной и дальнейшей
специализированной подготовки преподавателей в области перевода
в контексте задачи непрерывного профессионального развития специалистов требует поддержки и согласования организационных и
нормативных вопросов на национальном, региональном и / или местном уровнях.
??????
Обсуждение лингводидактических аспектов юридического перевода необходимо осуществлять с учетом реализации компетентностного
подхода в ФГОС ВПО по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр»). Данный документ интегрирует знания, навыки,
умения специалиста в различных сферах профессиональной деятельности, позволяет определить сферы профессиональной деятельности
юриста, которые включают выполнение письменного юридического
перевода, а также конкретизировать совокупность компетенций как
способностей, необходимых будущему специалисту-юристу для каче-
90
ственного выполнения письменного юридического перевода в обозначенных областях.
Содержательные характеристики обучения письменному профессионально ориентированному переводу студентов юридических факультетов и вузов важно рассмотреть с учетом фундаментальных принципов
воспитания и образования в вузе, включая принципы гражданственности, научности, воспитывающего характера, фундаментальности и прикладной направленности.
Кроме того, необходимо конкретизировать собственно дидактические, лингводидактические, психологические, методические принципы
организации обучения применительно к формированию компетенций в
области письменного юридического перевода.
Содержание обучения юридическому переводу целесообразно определять, синтезируя требования к подготовке специалистов в области
юриспруденции и перевода, заявленные в ФГОС третьего поколения.
При этом также важно учесть и опыт зарубежных образовательных
стандартов в области подготовки переводчиков и лиц, умеющих переводить юридические тексты.
Анализируя эффективность средств обучения юридическому переводу, хотелось бы подчеркнуть перспективность технологий тренинга и
кейс-анализа, поскольку они реализуют интеграцию личностнодеятельностного, контекстного, проблемного, проектного обучения,
обеспечивают интерактивный характер обучения, воспроизведение ситуаций профессионального взаимодействия, осуществляют активное
воздействие на учащегося.
Предметом специального обсуждения в рамках лингводидактики
юридического перевода является вопрос о подготовке квалифицированных педагогических кадров.
91
??????????
В настоящей монографии рассмотрен статус юридического перевода с позиций междисциплинарного подхода.
Выполненное исследование позволяет говорить о том, что юридический перевод представляет собой многоплановый феномен, требует
интегрального исследования в контексте исторического развития общества, с учетом социальной значимости данного вида профессиональной
деятельности для обеспечения прав человека, для развития медиативной деятельности в интересах представителей разных культур.
Лингвистические и лингводидактические аспекты юридического
перевода необходимо рассматривать с позиций философской герменевтики, с точки зрения процедур понимания и интерпретации, с учетом
антропоцентрической доминанты современных лингвистических исследований, в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы анализа.
Развитие теории и совершенствование практики юридического перевода должны опираться на междисциплинарные исследования, детальный анализ особенностей национальных правовых систем, интеграцию лингвистического, прагмастилистического, лингвокогнитивного, когнитивно-дискурсивного, лингвокультурологического подходов к
объекту анализа.
Подобный интегральный подход позволяет по-новому решать вопросы о сущности категории функциональной эквивалентности в юридическом переводе, о процедуре определения его конститутивных единиц, о типологии возможных ошибок в данном процессе.
На основании выполненного системного исследования юридический перевод определяется как процесс профессионально ориентированного языкового посредничества, представляющего собой эвристическую речемыслительную деятельность юриста-переводчика в билингвальной профессиональной среде.
Обсуждение лингводидактических аспектов юридического перевода
необходимо осуществлять с учетом реализации компетентностного подхода, заявленного в новых ФГОС ВПО по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр»).
92
Для выпускников соответствующих образовательных программ способность осуществлять юридический перевод является востребованной,
поскольку в условиях глобализации и международно-ориентированного
развития Россия повышает профессиональную компетентность специалиста в обеспечении законности и защиты интересов российских граждан, организаций, государства.
Кроме того, способность переводить юридические тексты, безусловно, повышает конкурентоспособность российских специалистов на
международном рынке труда.
Таким образом, задачи обучения юридическому переводу соотносятся с прагматической направленностью современного образования,
так как отвечают интересам государства, работодателя и будущего
специалиста.
В современных условиях обучение юридическому переводу необходимо осуществлять на основе анализа сфер деятельности юриста, в которых востребована переводческая деятельность. Кроме того, современные лингводидактические реалии требуют конкретизации принципы организации обучения применительно к формированию компетенций в области письменного юридического перевода, внедрению в практику обучения современных педагогических технологий, реализующих
проблемное, проектное обучение.
Предметом специального обсуждения в рамках лингводидактики
юридического перевода является вопрос о подготовке квалифицированных педагогических кадров.
Результаты выполненного исследования могут быть полезны для
дальнейшего теоретического исследования заявленной проблематики,
для разработки лекционных курсов по теории специального (юридического) перевода, для подготовки и повышения квалификации преподавателей юридического перевода, при проектировании учебно-методических комплексов, предназначенных для формирования переводческих
компетенций у специалистов юридического профиля.
93
?????????????????
??????
1. Автономова Н.С. Познание и перевод. Опыты философии языка.
М.:Российская политическая энциклопедия, 2008.
2. Ажеж К. Человек говорящий: вклад лингвистики в гуманитарные
науки: Пер. с фр. 2-е изд., стереотип. М.: Едиториал УРСС, 2006.
3. Александров А.С. Юридическая техника ? судебная лингвистика ?
грамматика права. Электронная публикация. Код доступа:
http://forum.hnet.ru/index.php?showtopic=35121
4. Алексеев Б.Т. Процессуальный подход к семантике и герменевтика // Философия о предмете и субъекте научного познания / Под
ред. Э.Ф. Караваева, Д.Н. Разеева. СПб.: Сан??т-Петербургское
философское общество, 2002.
5. Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб.: Лань, 1999.
6. Алексеева И.С. Введение в переводоведение: Учеб. пособие. М.:
Академия, 2004.
7. Алексеева И.С. Профессиональный тренинг переводчика. СПб.:
Союз, 2008.
8. Алексеева Л.М. Методика обучения письменному переводу специального текста // Вестник Перм. Ун-та. 2010. № 2(8).
9. Алимов В.В. Явление лингвистической интерференции при изучении специального перевода (На примере русского, английского и французского языков в военном, техническом и юридическом переводе): Дис. ? канд. филол. наук. М., 1998.
10. Алимов В.В. Юридический перевод: Практический курс. Английский язык. М.: КомКнига, 2005.
11. Алонцева Н.В. Обучение студентов-юристов написанию двуязычных текстов международных договоров // Вестник РУДН. Сер.:
Русский и иностранные языки и методика их преподавания.
2007. № 2 (6).
12. Американская Конвенция о Правах Человека. Электронный ресурс. Код доступа:http://www.zonazakona.ru/law/abro/575/
13. Анохина Л.И. К вопросу подбора в русском языке эквивалентов
юридических терминов, используемых правоведами немецкоязычных стран// Наука и практика. 2008. № 1(34).
94
14. Антонова О.В. Метафора в юридическом дискурсе как переводческая проблема // VII Федоровские чтения, 2005. Тезисы. Электронная публикация. Код доступа: http://www.utr.spb.ru/Doc/
Fyodorov%202005_thesis.htm
15. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка (стилистика декодирования ). 2-е изд. Л.: Просвещение, 1981.
16. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры. М.,1990.
17. Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический
словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1990.
18. Архив Федеральных государственных образовательных стандартов
ВПО. Электронный ресурс. Код доступа: http://mon.gov.ru/dok/fgos/
19. Атабекова А.А. Иноязычные специальные концепты в межкультурной профессионально ориентированной коммуникации (языковое оформление и интерпретация»). М.: РУДН, 2008.
20. Атабекова А.А., Беленкова Н.М. Коммуникативный тренинг формирования иноязычной коммуникативной компетенции студентов в разноуровневой поликультурной учебной группе. М.:
РУДН, 2010.
21. Атабекова А.А., Горбатенко Р.Г., Горбатенко О.Г., Удина Н.Н. Практикум по юридическому переводу для студентов юридических
факультетов и вузов (специализация «международное право»).
М.: РУДН, 2011.
22. Атабекова А.А., Горбатенко Р.Г., Удина Н.Н. Федеральные государственные образовательные стандарты третьего поколения и
перспективы иноязычного образования в России // Высшее образования сегодня. 2010. № 11. С. 90?93.
23. Атабекова А.А., Сысоева И.А. Формирование навыков интерпретации англоязычных юридических концептов. М.: РУДН, 2008.
24. Атарщикова Е.Н. Герменевтика в праве: история и современность: Монография. СПб.: Санкт-Петербургский университет
МВД России, 1998.
25. Бабалова Г.Г. Текс ? дискурс-интерпретативное переводоведение // Теория и практика перевода. 2009. № 1(6). С. 15?18.
26. Байденко В.И. Компетентностный подход к проектированию государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования (методологические и методические вопросы): Метод. пособие. М., 2005.
27. Байденко В.И. Основные тенденции развития высшего образования: глобальные и болонские измерения. Текст / Под науч. ред.
д-ра пед. наук, профессора В.И. Байденко. М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2010.
28. Балыхина Т.М. Структура и содержание профессиональной компетенции филолога (Методологические проблемы обучения русскому языку): Дис. ... д-ра пед. наук: 13.00.02. М., 2000.
29. Баранов А.Н., Сергеев В.М. Герменевтика и проблемы моделирования текста//Семантика и прагматика: Реф. сб. / Отв. ред.
A.M. Кузнецов. М.: ИНИОН АН СССР, 1991. С. 29?51.
95
30. Бархударов Л.С. Язык и перевод: (Вопросы общей и частной теории перевода). М.:Междунар. отношения, 1975.
31. Бахтин М.М. Проблемы речевых жанров // Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. М., 1986. C. 111?160.
32. Бейлинсон Л.С. Функции институционального дискурса // Вестник
Иркут. гос. лингв. ун-та. 2009. № 3. С. 142?147.
33. Бейлинсон Л.С. Профессиональный дискурс как предмет лингвистического изучения//Вестник Волгоград. гос. ун-та. Сер. 2: Языкознание. 2009(а). № 1. С. 145?149.
34. Беленкова Н.М. Реализация коммуникативного тренинга как лингводидактической технологии обучения иностранному языку в
поликультурной образовательной среде современного университета: Дис. ? канд. пед. наук. М.: РУДН, 2010.
35. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.
М., 1995.
36. Беспалько В.П. Не пора ли менять стратегию образования? // Педагогика. 2001. № 9. С. 87?95.
37. Бим И.Л. Концепция обучения второму иностранному языку
(немецкому на базе английского): Учеб. пособие. Обнинск: Титул, 2001.
38. Базылев В.Н., Сорокин Ю.А. Интерпретативное переводоведение:
Пропедевтический курс. Ульяновск: Изд-во Ульяновск. гос. унта, 2000.
39. Борботько В.Г. Семантическая организация и интерпретация
дискурса при когнитивной и эстетической коммуникации//Текст
как психологическая реальность. М.: Ин-т языкознания АН
СССР, 1982. С. 7?13.
40. Борисенко А.Л. Еще раз о буквализме // Мосты. 2008. № 1(17).
С. 7?13.
41. Боровкова М.В. Лингвостилистический статус текстов юридической интерпретации и юридического толкования (на материале
немецкоязычных и русскоязычных текстов): Дис. ... канд. филол.
наук. Екатеринбург, 2001.
42. Брандес М.П., Провоторов, В.И. Предпереводческий анализ текста.
М.: Изд-во КДУ, 2006.
43. Ванников Ю.В. Основные терминологические аспекты переводческой деятельности. М.: Междунар. отношения, 1984.
44. Варнавских Н.В. Типологические черты речевого поведения русско-и англоговорящих адвокатов (прагмалингвистический подход): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ростов н/Д, 2004.
45. Васильева В.В. Интерпретация текста в образовании: В помощь
учителям-словесникам. Пермь: ЗУУНЦ, 1997.
46. Васильянова И.М. Особенности аргументации в судебном дискурсе: Автореф. дис. ? канд. филол. наук. Тверь, 2007.
47. Вербицкий А.А. Активное обучение в высшей школе: контекстный
подход. М.: Высшая школа, 1991.
48. Выготский Л.С. Собрание сочинений. Т. 1?6. М., 1982?1984.
49. Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). М., 2001.
96
50. Виноградов С.Н. Интерпретация в системе знаковых отношений //
Вестник Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского. Сер. Филология. 2004. Вып. 1(5).
51. Виноградов С.Н. Инвариант как результат интерпретации языковых знаков // Вестник Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского.
Сер. Филология. 2005. Вып. 1(6). С. 81?88.
52. Витгенштейн Л. Философские исследования // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXVI. Лингвистическая прагматика. М.:
Прогресс, 1985. С. 79?128.
53. Всемирная история: Энциклопедия: В 10 т. /Ред. И. Лурье,
М. Полтавский. М.: Гос. изд-во полит. литературы, 1956.
54. Всеобщая декларация прав человека. Электронный ресурс. Код
доступа: http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm)
55. Власенко С.В. Договорное право: практика профессионального
перевода в языковой паре английский ? русский. М.: Вольтерс
Клувер, 2006.
56. Выготский Л.С. Педагогическая психология. М.: АСТ, 2008.
57. Гавриленко Н.Н. Теория и методика обучения переводу в сфере
профессиональной коммуникации. Книга 1. М.: НТО им. Вавилова, 2009. (Сер. «Мастерство перевода».).
58. Гавриленко Н.Н. Содержание и принципы обучения. Электронный ресурс. http://www.gavrilenko-nn.ru/didactics/663/ (дата обращения 6.11.2010).
59. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики: Пер. с нем. / Общ. ред. и вступ. ст. Б.Н. Бессонова. М.: Прогресс, 1988.
60. Гадамер Х.-Г. Актуальность прекрасного. М., 1991.
61. Гарбовский Н.К. Теория перевода. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004.
62. Гальскова Н.Д. Межкультурное обучение: проблема целей и содержания обучения иностранным языкам // ИЯШ. 2004. № 1.
63. Гальскова Н.Д., Гез Н.И. Теория обучения иностранным языкам:
Лингводидактика и методика: Учеб. пособие для студентов лингв.
ун-тов и фак. ин. яз. высш. пед. учеб. заведений. М.: Академия, 2004.
64. Гамзатов М.Г. Техника и специфика юридического перевода.
СПб., 2004.
65. Герасимов В.В., Петров В.В. На пути к когнитивной модели языка // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 23. Когнитивные
аспекты языка. М.,1988.
66. Гершунский Б.С. Философия образования для XXI века: Учеб. пособие для самообразования. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Пед.
о-во России, 2002.
67. Глинская Н.П. Юридическая терминология в разных функциональных стилях английской речи: Дис. ? канд. филол. наук. М.: МГУ.
68. Государственные требования к минимуму содержания и уровню
профессиональной подготовки выпускника для получение дополнительной кфалификации «Переводчик в сфере профессиональной
коммуникации». Электронный ресурс: http://www.linguanet.ru/umo/
Standarts-2vpo/profcom.doc
97
69. Голев Н.Д. Юридический аспект языка в юридическом освещении //
Юрислингвистика-1: Проблемы и перспективы. Барнаул, 1999.
70. Грязин И. Текст права. Таллинн, 1983.
71. Гумбольт В. Избранные работы по языкознанию М.: Прогресс, 1984.
72. Гусаров Д.А. Прагматика перевода: культурологический аспект:
Сопоставительный анализ на материале немецко-русских и англорусских переводов: Дис. ? канд. филол. наук. М., 2009.
73. Гусманов У.Г. Интеграция образования на пороге XXI века // Проблемы интеграции образования на пороге XXI века: Материалы
Всерос. науч.-практ. конференции. 26 мая 1999 г. Ч. 1 / Под общ.
ред. С.М. Усманова. Бийск, 1999.
74. Делор Ж. Образование: сокрытое сокровище. UNECCO, 1996.
75. Демьянков В.З. Специальные теории интерпретации в вычислительной лингвистике. М.: Изд-во МГУ, 1988.
76. Демьянков В.З. Интерпретация, понимание и лингвистические
аспекты их моделирования на ЭВМ. М.: Изд-во МГУ, 1989.
77. Денисенко В.Н. Вербальная коммуникация и профессиональная
компетентность юриста // Личность, речь и юридическая практика:
Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 6. Ростов н/Д: Дон. юрид. ин-т, 2003.
78. Деррида Ж. Вокруг вавилонских башен// Комментарии. 1997. № 11.
79. Директива 2008/52 Европейского парламента и Совета «О некоторых аспектах медиации в гражданских и коммерческих спорах». Электронный ресурс. Код доступа: http://eur-lex.europa.
eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2008:136:0003:0008:EN:PDF
80. Доклад международной комиссии по образованию для XXI века
«Образование: сокрытое сокровище». М.: ЮНЕСКО, 1997.
81. Дорохов Р.С. Формирование прагматической компетентности будущих переводчиков в вузе: Дис. ? канд. пед. наук. Курс, 2010.
82. Евлампиев И.И. Два измерения интерпретации // Метафизические исследования. Вып. 1: Понимание. Альманах Лаборатории
метафизических исследований при философском факультете
СПбГУ. СПб.: СПбГУ, 1997. C. 138?152.
83. Загвязинский В.И. Теория обучения. Современная интерпретация:
Учеб. пособие. М.: Академия, 2001.
84. Заика В.И. Очерки по теории художественной речи. Великий Новгород: Изд-во Новгород. гос. ун-та им. Ярослава Мудрого, 2006.
85. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (ЕКПЧ) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11
мая 1994 г.) ETS N 005. Электронный ресурс. Код доступа:
http://www.echr.ru/documents/doc/2440800/2440800?001.htm
86. Евсеева Т.В. Переводной художественный текст с комментарием:
структурные когнитивные и функционально-прагматические особенности: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ростов н/Д: Южный
федеральный университет, 2007.
87. Елизарова Г.В. Формирование межкультурной компетенции студентов в процессе обучения иноязычному общению: Автореф.
дис. ? д-ра пед. наук. СПб., 2001.
98
88. Зеер Э., Сыманюк Э. Компетентностный подход к модернизации
профессионального образования // Высшее образование в России. 2005. № 4.
89. Зимняя И.А. Педагогическая психология. М.: Логос, 2004.
90. Зимняя И.А. Ключевые компетенции: Новая парадигма результата
современного образования // Интернет-журнал «Эйдос». 2006.
Код доступа: http://www.eidos.ru/journal/2006/0505.htm.
91. Зинченко В.П. Культурно-историческая психология: опыт амплификации // Вопросы психологии. 1994. № 4. С. 5?19.
92. Зюбина И.А. Стереотипное речевое поведение государственного
обвинителя//Личность, речь и юридическая практика: Межвуз.
сб. науч. тр. Вып. 8. Ростов н/Д: Дон. юрид. ин-т, 2005.
93. Иовенко В.А. Теоретический курс перевода. Испанский язык. М.,
ЧеРо, 2005.
94. Истрин В.А. Договоры русских с греками X в. // Изв. ОРЯС.
Т. XXIX. М., 1924.
95. Каде О. Проблемы перевода в свете теории коммуникации// Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике: Сб. ст. М.:
Междунар. отношения, 1978.
96. Казакова Т.А. Теория перевода.
97. Карасик В.И. Этнокультурные типы институционального дискурса // Этнокультурная специфика речевой деятельности: Сб. обзоров. М.: ИНИОН РАН, 2000(а).
98. Карасик В.И. О типах дискурса // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: Сб. науч. тр. Волгоград:
Перемена, 2000(б).
99. Карасик В.И. Коммуникативная
тональность//Вестник
Сев.Осетин. гос. ун-та им. Коста Левановича Хетагурова. 2008. Т. 4.
100. Касымова Г.М. Формирование коммуникативной компетентности
будущих переводчиков в условиях многоаспектной деятельности:
Автореф. дис. ? докт. пед. наук. Казахстан: Алмааты, 2009.
101. Ким Л.Г. Вариативно-интерпретационное функционирование текста: Монография. Томск: Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2009.
102. Конвенция о правах ребенка. Электронный ресурс. Код доступа:
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml
103. Концепция долгосрочного социально-экономического развития
Российской Федерации на период до 2020 года. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.ifap.ru/ofdocs/rus/rus006.pdf.
104. Комиссаров В.Н. Теоретические основы методики обучения переводу. М.: Рема, 1997.
105. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. М.: ЧеРо, 2000.
106. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение: Учеб. пособие.
М.: ЭТС. 2001.
107. Комиссаров В.Н. Перевод и языковое посредничество // Тетради
переводчика. 1984. Вып. 21. С. 18?26.
108. Копылов А.В. Проблемы языкового посредничества в контексте
философской герменевтики: Дис. ? канд. филос. наук. Мурманск, 2006.
99
109. Королева Л.В., Королев М.Ю., Петрова Е.Б. Об интеграционных
процессах в образовании // Наука и школа. 2009. № 5. С. 3?6.
110. Костикова А.В. Толкование юридических текстов и основные
подходы к толкованию // Арбитражные споры. СПб.: Кадис,
2006. № 2 (34). С. 111?140.
111. Коул М. Культурно-историческая психология. М., 1997.
112. Красикова Е.Н. Кейс-метод в структуре и содержании методической компетенции лингвиста-преподавателя: Дис. ? канд. пед.
наук. Ставрополь, 2009.
113. Крупченко А.К. Становление профессиональной лингводидактики
как теоретико-методологическая проблема в профессиональном
образовании: Дис. ? д-ра пед. наук. М., 2007.
114. Куайн У.В.О. Слово и объект / Пер. с англ. А.З. Черняк,
Т.А. Дмитриев. М.: Праксис: Логос, 2000.
115. Кудинова Т.А. Языковой
субстандарт:
социолингвистические,
культурологические и лингвопрагматические аспекты интерпретации. Ростов-н/Д: Ростиздат, 2010.
116. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. М.: Просвещение, 1988.
117. Кузнецов В.Г. Герменевтика и гуманитарное познание. М., 1991.
118. Латышев Л.К. Технологии перевода. М.: НВИ-Тезаурус, 2001.
119. Латышев Л.К., Семенов А.Л. Перевод: Теория, практика и методика преподавания. М.: Академия, 2005.
120. Лебедева А.А. Английский язык для юристов. Предпринимательское право: Перевод контрактов: Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». М.:
ЮНИТИ-ДАНА, 2010.
121. Левитан К.М. Юридический перевод. Основы теории и практики. Урал. гос. юрид. академия, 2010.
122. Левицкий Р. О принципе функциональной адекватности перевода //
Съпоставително езикознание. IX/1984. Кн. 3.
123. Леденева Т.В. Case-studies на уроке юридического английского:
роль преподавателя // Междунар. симпоз. «Иностранные языки
студентам-юристам». Т. 1: Материалы методического семинара для
преподавателей иностранного языка. М.: МГОУ, 2007.
124. Лекторский В.А. Деятельностный подход: смерть или возрождение? // Методологические проблемы современной психологии /
Под ред. Т.Д. Марцинковской. М.: Смысл, 2004. С. 5?20.
125. Лернер И.Я. Взаимосвязь обучения и воспитания в целостном
учебно-воспитательном процессе. М.: Педагогика, 1986.
126. Литвинов Ю.В. Applicable Lawvs GoverningLaw Revis(it) ed: синонимы или нет? // Мосты. 2009. № 2(22). С. 14?17.
127. Лобова В.Ю. К вопросу о применении кейс-метода на уроках
юридического перевода // Междунар. симпоз. «Иностранные
языки ? студентам-юристам». Т. 1: Материалы методического
семинара для преподавателей иностранного языка. М.: МГОУ,
2007. С. 52?55.
128. Ляхтеэнмяки М. Перевод и интерпретация: о некоторых предположениях и мифологемах. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 1999. С. 32?45.
100
129. Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе. Тверь: Изд-во ТверГУ, 1998.
130. Малоокая Ж.Ю. Интерактивный тренинг в системе обучения профессионально ориентированной иноязычной компетенции // Лингвистические и культурологические традиции и инновации образования: Материалы IX Междунар. науч.-практ. конференции.
Томск: Изд-во ТПУ, 2009. С. 248?255.
131. Ман П. де. Вместо заключения: о «Задаче переводчика» Вальтера
Беньямина // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. 2000. № 5.
С. 158?185.
132. Марков Б.В. Знаки, язык, интерпретация // Аргументация, интерпретация, риторика. Вып 1. 2000. Электронная публикация. Код
доступа: http://www. argumentation.spb.ru/2000_1/papers/1_2000p6.htm
133. Международный пакт о гражданских и политический правах. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.un.org/ru/documents/
decl_conv/conventions/pactpol.shtml
134. Мешкова О.А., Шереметьева. Французский язык для юристов. М.:
Высшая школа, 2009.
135. Мильруд Р.П. Методика преподавания английского языка. English
Teaching Methodology. М.: Дрофа, 2005.
136. Милюшенко Т.В. Коммуникативный тренинг как средство совершенствования иноязычных устно-речевых умений студентов неязыкового вуза: На материале английского языка: Дис. .... канд.
пед. наук. Екатеринбург, 2006.
137. Минченков А.Г. Когнитивно-эвристическая модель перевода (на
материале английского языка): Автореф. дис. ? д-ра филол. наук. СПб., 2008.
138. Мирам Г.Э. Профессия: Переводчик. Киев: Ника-Центр, 1999.
139. Мыльцева Н.А. Система языкового образования в неязыковых
специализированных вузах: На материале английского языка: Автореф. дис. ... д-ра пед. наук. М., 2008.
140. Мурзин Л.Н. Текст как интерпретация текста // Отбор и организация текстового материала в системе профессионально ориентированного обучения. Пермь, 1985. С. 7?14.
141. Найда Ю.А. Наука перевода // Вопросы языкознания. 1970. № 4.
С. 3?14.
142. Назаров В.Ф. Курс юридического перевода по англо-американскому торговому праву. М.: МИД, 1994.
143. Некрасова Т.П. Набираем обороты, вовлекаем в оборот: Как переводить то, что хотел сказать законодатель // Мосты. 2007.
№ 1(13). С. 30?35.
144. Некрасова Т.П. Идите вы в арбитраж! Ошибки и ловушки в юридическом переводе // Мосты. 2008. № 1(17). С. 20?29.
145. Некрасова Т.П. Не оставляйте стараний, маэстро // Мосты.
2009(а). № 2(22). С. 4?13.
146. Некрасова Т.П. Не верь ушам своим. Продолжение разговора о
заимствованиях // Мосты. 2009(b). № 1(21). С. 21?29.
147. Некрасова Т.П. Словесные игры на юридическом поле // Мосты.
2010. № 1(25). С. 12?16.
101
148. Нелюбин Л.Л., Князева Е.Г. Переводоведческая лингводидактика:
Учеб.-метод. пособие. Флинта: Наука, 2009.
149. Образцов П.И., Уман А.И., Виленский М.Я. Технологии профессионально ориентированного обучения в высшей школе. М.: Пед.
общество России, 2005.
150. Овчинников А.И. Правовое мышление в герменевтической парадигме. Ростов н/Д: РГУ, 2002.
151. Обнорский С.П. Язык договоров русских с греками // Язык и
мышление. М.; Л., 1936. Вып. VI?VII.
152. Ольшанский Д.А. Интерпретация и перевод: Задачи читателя.
Электронная публикация. Код доступа: http://anthropology.ru/
ru/texts//olshansky/interpr.html
153. Падучева Е.В. Говорящий субъект речи и субъект сознания // Логический анализ языка. Культурные концепты. М.: Наука, 1991.
С. 164?169.
154. Пассов Е.И. Коммуникативный метод обучения иноязычному говорению. М.: Просвещение, 1985.
155. Пассов Е.И. Основы коммуникативной методики. М.: Русский
язык, 1989.
156. Петрук К.А. Семантико-синтаксические характеристики речевого
жанра «дискламация» в англоязычном юридическом дискурсе:
Автореф. дис. ? канд. филол. наук. Волгоград, 2007.
157. Платов В.Я. Деловые игры: разработка, организация и проведение: Учебник. М.: Профиздат, 1991.
158. Плужник И.Л. Формирование межкультурной коммуникативной
компетенции студентов гуманитарного профиля в процессе профессиональной подготовки: Автореф. дис. ? д-ра пед. наук. Тюмень, 2003.
159. Полат Е.С. Новые педагогические и информационные технологии
в системе образования. М.: Академия, 2008.
160. Попова Л.Е. Юридический дискурс как объект интерпретаций:
семантический и прагматический аспект: Дис. ... канд. филол.
наук. Краснодар, 2005.
161. Портнова Н.И. Фоностилистика французского языка. М.: Высшая школа,1986.
162. Правикова Л.В. Судебный дискурс: языковые аспекты // Вестник
ПГЛУ. 2003. № 3. С. 38?47.
163. Правила процедуры Генеральной Ассамблеи. Электронный ресурс.
Код доступа: http://www.un.org/ru/ga/about/garules/index.shtml
164. Прозументова Г.Н. Возможности метода кейс-стади для исследования изменений в образовании // Изменения в образовательных
учреждениях: Исследование методом кейс-стади. Томск, 2003.
С. 4?35.
165. Прудченков А.С. Тренинг личностного роста. М.: Творческая педагогика, 1993.
166. Пузырей А.А. Культурно-историческая теория Л.С. Выготского и
современная психология. М.: МГУ,1986.
102
167. Пшёнкина Т.Г. Вербальная посредническая деятельность переводчика в межкультурной коммуникации: психолингвистический
аспект: Автореф. дис. ? д-ра филол. наук. Барнаул, 2005.
168. Равен Дж. Компетентность в современном обществе: выявление,
развитие и реализация. М.: Когито-Центр, 2002.
169. Радзиховская В.К. Принципы обеспечения концептуальной целостности учебного курса по психолингвистике // Человек. Язык.
Искусство: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. М., 2001.
170. Рикер П. Герменевтика. Этика. Политика // Московские лекции
и интервью. М.: АО «Капи»: Издательский центр Academia, 1995.
171. Римский статут Международного уголовного суда. Электронный ресурс. Код доступа:http://www.index.org.ru/othproj/crimcrt/st_cont.html
172. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Питер, 2009.
173. Рузавин Г.И. Проблема понимания и герменевтика // Герменевтика: история и современность: Критические очерки. М., 1985.
174. Румянцева И.М. Интегративный лингво-психологический тренинг
(ИЛПТ) как средство воздействия на механизмы речи и новый метод обучения иностранным языкам // Материалы Всерос. науч.
конф. «Лингвистические / психолингвистические проблемы усвоения второго языка». Пермь, 2003. С. 20?23.
175. Рябова И.А. Совершенствование методики формирования социокультурной компетенции студентов переводческих факультетов в
процессе профессиональной подготовки: Дис. ?. канд. пед. наук.
М., 2011.
176. Рябова М.Э. Философские основы перевода. Электронный ресурс.
Код доступа: http://study-english.info/article033.php
177. Сафонова В.В. Коммуникативная компетенция: Современные
подходы к многоуровневому описанию в методических целях.
М.: Еврошкола, 2004.
178. Сибгатуллина А.А. Межкультурный тренинг как метод формирования культурологической компетенции будущего учителя иностранного языка национальной школы // Актуальные проблемы
высшего профессионального образования в России: Материалы
межвуз. науч.-практ. конф. Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2007. С. 378?381.
179. Сидорова Л.Н. Интерпретация как один из способов понимания
(на материале юридических текстов): Дис. ... канд. филол. наук.
М., 1995.
180. Синявская-Суйковска Т.В. Цель перевода, тип текста и текстовые
категории как основные переменные модели перевода // Вестник
Том. гос. ун-та. Сер. Филология. 2009. № 4(8). С. 38?46.
181. Ситнов Ю.А. Коммуникативно-когнитивный подход к развитию
грамматической компетенции студентов-лингвистов (на материале сложных грамматических явлений испанского языка): Дис. ?
д-ра пед. наук. Пятигорск, 2005.
182. Слышкин Г.Г. Межкультурная коммуникация: Проблема медиатора // Текст и комментарий 2: Материалы круглого стола. М.:
МАКС Пресс, 2002. С. 33?34.
183. Сластенин В.А., Исаев И.Ф., Шиянов Е.Н. Педагогика: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. 3-е изд., стереотип.
М.: Академия, 2004.
103
184. Современные теории дискурса: Мультидисциплинарный анализ.
Екатеринбург: Издательский дом «Дискурс-Пи», 2006. (Сер.
«Дискурсология»).
185. Сорокин Ю.А. Переводоведение: Статус переводчика и психогерменевтические процедуры. М.: Гнозис, 2003.
186. Срезневский И.И. Договоры с греками // Изв. ОРЯС. 1854. Т III.
187. Сурмин Ю.П. Ситуационный анализ или анатомия кейс-метода.
Центр инноваций и развития, 2006.
188. Сухова Л.В. Переводчик. Подготовка специалистов к переводческой деятельности: теория и практика: Монография. Самара,
Изд-во Самар. гуманитар. академии, 2006.
189. Сысоева И.А. Обучение студентов-юристов интерпретации англоязычных правовых концептов: Дис. ? канд. пед. наук. М.: РУДН, 2009.
190. Талалаев А.Н. Международные договоры рабовладельческого общества // Правоведение. 1960. № 3. С. 134?138.
191. Татур Ю.Г. Компетентностный подход в описании результатов и
проектировании стандартов высшего профессионального образования: Материалы ко второму заседанию методологического семинара. Авторская версия. М.: Исследовательский центр проблем
качества подготовки специалистов,
2004. Код доступа:
http://technical.bmstu.ru/istoch/komp/tatur_ll.pdf.
192. Телешов А.А. Лингво-прагматические особенности французского
законодательного дискура: Дис. ? канд. филол. наук. Н. Новгород, 2004.
193. Тарнаева Л.П. Культурная специфика языкового знака в лингводидактическом аспекте // Вопросы современной науки и практики. Т. 1. Сер. «Гуманитарные науки». 2008. № 3 (13) С. 59?67.
194. Тейтельбаум Е.С. Философия перевода: попытка построения чистой теории // Изв. Урал. гос. ун-та. 2007. № 48. С. 13?20.
195. Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре и Руководство по принятию и применению. Код доступа: http://www.uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/
arbitration/2002Model_conciliation.html
196. Томсон Г.В. Немецкий язык: Курс юридического перевода (гражданское и торговое право). М.: МГИМО, 2004.
197. Трофимова С.В. Методика обучения общественно-политическому
письменному переводу на языковом факультете: Автореф. дис. ?
канд. пед. наук. М., 2004.
198. Хабибулина Н.И. Политико-правовые проблемы семиотического
языка закона: Автореф. дис. ? д-ра юрид. наук. СПб., 2001.
199. Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной
речи (подготовка переводчиков): Автореф. дис. ? докт. пед. наук.
М., 1990.
200. Халеева И.И. Институциональная коммуникация: на пересечении
индивидуального и социального // Вестн. Моск. гос. лингв. унита. 2010. № 597. С. 9?16.
201. Хижняк С.П., Волгина К.В., Данилов К.В. и др. Юридическая лингвистика: Учеб. пособие. Саратов: СГАП, 2009.
104
202. Черничкина Е.К. К проблеме билингвального сознания // Дискуссионные вопросы современной лингвистики: Сб. науч. трудов.
Вып. 3 / Под ред. д-ра филол. наук, проф. Л.Г. Васильева. Калуга:
Калуж. гос. пед. ун-т им. К.Э. Циолковского, 2007. С. 27?31.
203. Чернов Г.В. Имлицитность текста, смысловой вывод и перевод //
Смысл текста как объект перевода. СНТ 278. М., 1986. С. 10?25.
204. Чиркина М.И., Юшина Е.В. Анализ практики юридического и финансово-экономического перевода // Мосты. 2007. № 1(13). С. 39?44.
205. Устав ООН. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.un.org/
ru/documents/charter/index.shtml
206. Федеральный государственный образовательный стандарт высшего
профессионального образования по направлению подготовки
(специальности) 035701 «Перевод и переводоведение» (квалификация (степень) «специалист»). Электронный ресурс. URL
http://mon.gov.ru/files/materials/8063/10.12.10?035701_C.pdf
207. Федеральный закон № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре
урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Электронный ресурс. Код доступа: http://base.consultant.ru/
cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=103038
208. Федотова И.Г., Старосельская Н.В., Резник И.В., Толстопятенко Г.П.
Теория и практика устного и письменного юридического перевода. Дубна: Феникс+, 2008.
209. Филмор Ч. Фреймы и семантика понимания // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 23: Когнитивные аспекты языка. М.:
Прогресс, 1988. С. 52?92.
210. Хижняк С.П. и др. Юридическая лингвистика: Учеб. пособие /
Под ред. С.П. Хижняка. Саратов: СГАП, 2009.
211. Хоронько Л.Я. Культурологические основания модернизации современного российского образования: Дис. ... д-ра пед. наук.
Ростов н/Д, 2005.
212. Шадриков В.Д. Деятельность и способности. М.: Логос, 1994.
213. Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты / Отв.
ред. В.Н. Ярцева. М.: Книжный дом «Либроком», 2009.
214. Шевченко Е.А. Interpretation of non equivalent terms of law: whistle
blowing as an example of conceptual discrepancy// Вторые всероссийские Державинские чтения. Кн. 8: Иностранный язык юридической специальности. М.: РПА, 2007. С. 211?214.
215. Шлейермахер Ф. О разных методах перевода // Вестн. Моск. унта. Сер. 9. Филология. 2000. № 2. С. 127?145.
216. Щукин А.Н. Методика обучения иностранным языкам: Курс лекций. М.: Изд-во УРАО, 2002.
217. ЮНСИТРАЛ. Типовой закон «О международной коммерческой
согласительной процедуре». Электронный ресурс. URL
http://linguistlist.org/callconf/eventcalendar.cfm?da=1&mo=7&ye=2011
218. Якобсон Р. О лингвистических аспектах перевода //Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. М., 1978. С. 16?24.
219. Aequalitas. Equal Access to Justice across Language and Culture in the EU.
Grotius project 2001/GRP/015. Antwerpen: Lessius Hogeschool, 2003.
105
220. Angelelli C. Interpretation as a Communicative Event: A Look through
Hymes» Lenses, in Meta. 2000. XLV. 4. P. 580?592
221. Atabekova, A., Udina N. Specialised Translation Skills Training:
Teachers? Competences in the Focus. International Symposium: Research, Education, Development. October 29?30, 2010, Targu-Mures,
Romania. P. 393?398.
222. Bates A.W. Managing Technological Change: Strategies for College and
University Leaders. San-Francisco, Jossey-Bass Inc. Publishers, 2000.
223. Beaupre M. Interpreting Bilingual Legislation. Toronto: Carswell,
1986.
224. Benjamin W. Die Aufgabe des Obersetzers. Gesammelte Schriften,
hrsg. von R. Tiedemann und H. Sehweppenhauser. Frankfurt a. M.:
Suhrkamp, 1974?1989. Bd.4 (l).
225. Bhatia V.K. Analysing Genre: Language in Professional Settings. London: Longman, 1993.
226. Brislin R., Yoshida T. Intercultural Communication Training. Thousand Oaks, CA: Sage, 1994.
227. Bochner, S. ed. The Mediating Person: Bridges between Cultures.
Cambridge Mass., Schenkman Publishing Company, 1981.
228. Brislin R., Yoshida T. Intercultural Communication Training. Thousand Oaks, CA: Sage, 1994.
229. Brozicek
v.
Italy
http://www.google.ru/#sclient=psy-ab&hl=
ru&newwindow=1&source=hp&q=Brozicek+v+Italy&pbx=1&oq=Bro
zicek+v+Italy&aq=f&aqi=&aql=&gs_sm=e&gs_upl=2206l5226l10l626
0l8l8l0l0l0l0l271l1727l0.4.4l8l0&bav=on.2,or.r_gc.r_pw.,cf.osb&fp=f96
cd66b36dddd90&biw=1024&bih=484
230. Cameron D. Tradaptation: Cultural Exchange and Black British Theatre // Carole-Anne Upton, ed. Moving Target: Theatre Translation
and Cultural Relocation. Manchester: St. Jerome, 2000. P. 17?24.
231. Candlin C., Gotti M. (eds) Intercultural Aspects of Specialized Communication. Peter Lang, 2004.
232. Cassany v United Kindom 2002. URL: http://cmiskp.echr.coe.int/
tkp197/view.asp?action=html&documentId=702044&portal=hbkm&so
urce=
233. Cattrysse P. Film (Adaptation) as Translation: Some Methodological
Proposals.Target. 1992. № 4(1). P. 53?70.
234. CEPT Common European Principles for Teacher: Competences and
Qualifications. European Comission, Directorate-General for Education and Culture, 2005.
235. Gile, D. (ed) Basic Concepts and Models for Translator and Interpreter Training. Amsterdam: John Benjamins, 1995.
236. Charting the Future of Translation History: current discourses and
methodology, Ed. G. Bastin & P. Banda ? University of Ottawa
Press, 2006.
237. Clanchy M. From Memory to Written Record:England, 1066?1307.
Cambridge, MA: Harvard University Press, 1979.
238. Cohen A.D. Strategies in Learning and Using a Second Language. New
York: Longman, 1998.
106
239. Comparative Study on Language and Culture Mediation in different
European countries. URL: http://www.transkom.info/pdf/ transkom_en.pdf
240. Competences for professional translators, experts in multilingual and
multimedia communication. EMT expert group. Brussels, 2009. Код
доступа: http://ec.europa.eu/dgs/translation/external_relations/ universities/documents/emt_competences_translators_en.pdf.
241. Danet B. Legal Discourse // T.A. Van Dijk (ed.) Handbook of Discourse Analysis, vol.1. London: Academic Press, 1985. P. 134?152.
242. Dietrich R., Klein W. et alii (Berliner Arbeitsgruppe). Sprache des Rechts.
Vermitteln, Verstehen, Verwechseln. // Zeitschrift fur Literaturwissenschaft und Linguistik. Sprache des Rechts. Heft 118, 2000. S. 5?33
243. Dembowsky P.F. Learned Latin Treatises in French: Inspiration,Plagiarism and Translation// Viator, 1986, 17. P. 255?266.
244. Dembowsky P.F. Scientific Translation and Translators» Glossing in
Four Medieval French Translators// Translation Theory and Practice
in the MiddleAges, ed. Jeanette Beer. Kalamazoo, MI: Western
Michigan University, 1987. P. 113?134.
245. Didier, E. Langues et Langages du Droit: Etude comparive des Modes
d?Expression de la Common Law et du Droit Civil, en Franзais et en
Anglais. Montйal: Themis, 1990.
246. Dryden J. On Translation // Theories of Translation: An Anthology of Essays from Dryden to Derrida. Chicago and London, 1992. P. 17?31.
247. Dykiel A. Rodzaje ekwiwalencji przek?adowej tekstуw specjalistycznych // J?zyki specjalistyczne 3. Lingwistyczna identyfikacja tekstуw specjalistycznych, Warszawa: Zak?ad Graficzny UW, 2003.
S. 134?146.
248. Eriksen L. Einfuhrung in die Systematik der juristischen Fachsprache. //
Eriksen, Lars; Luttermann, Karin [Hrsg.]. Juristische Fachsprache.
Kongressberichte des 12th European Symposium on Language for
Special Purposes, Bruxelles/Bressanone 1999.
249. ECHR: European Court on Human Rights http://www.echr.coe.int/echr/
250. Friedrich H. On the Art of Translation // Theories of Translation: An
Anthology of Essays from Dryden to Derrida. Chicago and London.
1992. P. 11?16.
251. Fung Y.C. Interpreting the bilingual legislation of Hong Kong// Hong
Kong Law Journal. 1997. 27(2) P. 206?228.
252. Gambier Y. Introduction: Screen Tradaptation, Perception and Reception. ?TheTranslator: Studies in Intercultural Communication. 2003.
№ 9(2). P. 171?189.
253. Garrand, Tim (2001). Writing for Multimedia and the Web. Woburn,
MA: Butterworth-Heinmann, 2001.
254. Garzone G., Rudvin M. Domain-specific English and language mediation in professional and institutional settings. Arcipelago, 2003.
255. Garzone G. Legal Translation and Functionalist Approaches: a Contradiction in Terms? // ASTTI/ETI (2000). P. 395?414.
256. Gйmar J.-C. La traduction juridique et son enseignement: aspects
thйoriques et pra tiques // Meta, 24. 1979. P. 35?53.
107
257. Gentzler E. Contemporary Translation Theories. London and New
York, 1993.
258. Groffier E. La langue du droit // Meta, 35?2, 1990. P. 314?331.
259. Groot de, G-R. Language and Law. Netherlands reports to the fifteenth
international congress on Comparative law. Antwerpen and Croningen. Intersentia, 1998. P. 21?32.
260. Halliday 1978 Halliday M.A.K Language and Social Semiotic. London, 1978.
261. Halverson S. The concept of equivalence in translation studies: Much
ado about something// Target. 1997. 9(2). P. 207?233.
262. Harvey M. A Beginner»s Course in Legal Translation: the Case of Culture-bound Terms //ASTTI/ETI (2000). P. 357?369.
263. Hattenhauer, H. Das Europдische Rechtsgeschichte. 3. erweiterte
Auflage.... Stanford, 1987.
264. Heck Ph. Ьbersetzungsprobleme im frьhen Mittelalter. Tьbingen 1931.
265. Heidegger M. Unterwegs zur Sprache / M. Heidegger. 7. Aufl.
Pfullingen: Neske, 1982.
266. Hernandez S.C. Traductor, traducciуn y mediaciуn intercultural. In
Hernбndez Sacristбn, C. and R. Morant Marco. Lenguaje y
Emigraciуn. Valencia: Universitat de Valиncia, 1997. P. 247?260.
267. Hiltunen R. Chapters in Legal English. Suomalainen Tiedekatemia, 1990.
268. Hurtado A. «La competencia tradutora y su adquisiciуn; un modelo
holнstico y dinбmico». Perspectives: Studies in Translatology. 7/2,
1999. P. 177?188.
269. Hurtado A. Traducciуn y Traductologнa. Madrid: Cбtedra, 2002.
270. Houbert F. Translation as Communication Process// Journal of Translation, 1998, Volume 2. № 3. URL: http://translationjournal.
net/journal/05theory.htm
271. International Covenant on Civil and Political Rights. Электронный
ресурс. Код доступа: http://www2.ohchr.org/english/law/ccpr.htm
272. Jimйnez-Crespo M. To adapt or not to adapt in web localization: a
contrastive genre-based study of original and localized legal sections in
corporate websites// Journal of Specialized Translation, 2011. № 15.
P. 2?27
273. Kade O. Die Sprachmittlung als gesellshaftliche Erscheinung und
Gegenstand wissenschaftlicher Untersuchung. Lepzig, Ubersetzungswissenschaftliche Beihefte, H., III., 1958.
274. Kamasinski v. Austria (Inadequate interpretation in criminal proceedings) (Series A, № 168 Application № 9783/82) European Court of
Human Rights (1991) 13 EHRR 36, 19 December 1989. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.hrcr.org/safrica/ arrested_rights/kamansinksi_austria.html
275. Katan D. Translating Cultures: An Introduction for Translators, Interpreters, and Mediators. Manchester, St. Jerome Publishing,1999.
276. Kendall K., Jones J. Websites and the Law: an Avenue for Localization //
Linguistic and Culture Issues in the Online Global Environment //
Kirk St. Amant, ed. Hershey, PA: Idea Publishing Group, 2007.
P. 202?214.
108
277. Kiraly D. A Social Constructivist Approach to Translator Education:
Empowerment from Theory to Practice. Manchester, UK and Northampton, MA: St. Jerome, 2000.
278. Kondo M. et al. «Intercultural Communication, Negotiation, and Interpreting». In Y. Gambier, D. Gile & C. Taylor (eds.) Conference Interpreting: Current Trends in Research. Amsterdam: Benjamins, 1997.
279. Kress G. 1985. Linguistic processes in sociocultural practice. Victoria,
Australia, 1985.
280. Kress G. Genre as social process // The Powers of Literacy: A Genre
Approach to Teaching Writing. Cope B & Kalantzis M (eds). London,
1993. P. 35?78.
281. Kurzon D. Themes, hyperthemes and the discourse structure of British
Legal Texts // Text. 1984. № 4(1?3). P. 31?55.
282. Lagerbom v Sweden 2003. URL: http://www.unhcr.org/refworld/ publisher,ECHR,,FIN,3f2641934,0.html
283. Lavigne C. H. Literalness and Legal Translation. Myth and False
Premises// Charting the Future of Translation History: current discourses and methodology, Ed. G. Bastin & P. Banda University of Ottawa Press, 2006. P. 145?162.
284. Lebedeva A.A. Contract Text Translation Training Methodology //
Междунар. симпоз. «Иностранные языки студентам-юристам». Т.
1. Материалы методического семинара для преподавателей иностранного языка. М.: МГОУ, 2007. С. 45?49.
285. Leo Chan T-H. At the Borders of Translation: Traditional and Modern(ist) Adaptations, East and West// Meta: journal des traducteurs /
Meta: Translators» Journal. Vol. 54. № 3. 2009. P. 387?400.
286. Lewinson K. The interpretation of Contract. London, Swee and
Maaxwell, 2004.
287. Loidl G. Handelsware Mensch. Цffentliche Sicherheit / Das Magazin
des Innenministeriums. Nr. 1?2 Wien: Bundesministerium fьr Inneres, 1996. S. 4?6.
288. Luedicke, Belkacem and Koз v. Germany (Application no. 6210/73;
6877/75; 7132/75). JUDGMENT. Strasbourg, 28 November 1978.
Электронный ресурс. Код доступа: http://vlex.com/vid/caseluedicke-belkacem-and-germany-27429984
289. Luttermann K. Ubersetzen juristischer Texte als Arbeitsfeld der Rechtslinguistik. // de Groot, Gerard-Rene; Schulze, Reiner [Hrsg.]. Recht
und Ubersetzen. Baden-Baden: Nomos, 1999. S. 47?57.
290. Lutz v Germany 1987. URL: http://sim.law.uu.nl/sim/caselaw/Hof.nsf/
1d4d0dd240bfee7ec12568490035df05/5b29b163493609ddc1256640004c
22ae?OpenDocument
291. Maley Y. The language of the law. //J. Gibbons (ed.) Language and
the Law. New York: Longman, 1994.
292. Malmkjaer K. Adaptations. In: Olive Classe, ed. Encyclopedia of Literary Translation into English. ?London: Fitzroy Dearborn, 2000.
293. Martin R. English Text: system and structure. Amsterdam, 1992.
294. Mashkova L.A. Mini-Profile Case Studies // Междунар. симпоз.
«Иностранные языки студентам-юристам». Т. 1. Материалы ме-
109
295.
296.
297.
298.
299.
300.
301.
302.
303.
304.
305.
306.
307.
308.
309.
310.
311.
312.
313.
тодического семинара для преподавателей иностранного языка.
М.: МГОУ, 2007. С. 55?58.
Melinkoff D. The Language of the Law. Boston: Little, Brown, 1963.
Mikkelson H. Community interpreting: An emerging profession. Interpreting, 1996, 1:1. P. 125?129.
Miller J.S. Adaptations of Western Literature in Meiji Japan. New
York: Palgrave, 2001.
Morris R. Pragmatism, Precept and Passions: The Attitudes of EnglishLanguage Legal Systems to Non-English Speakers, // Morris M. (ed)
Translation and the Law. Amsterdam/Philadelphia, John Benjamins,
1995. P. 263?279.
Mundy J. Introducing Translation Studies. Theories and applications.
London and New York, 2002.
Neubert A. Text and Translation. Leipzig: Verlag Enziklopaedie, 1985.
Neubert A. Case Studies in Translation: The study of translation
cases// Across Languages and Cultures. Volume 5/1. 2004. P. 5?21.
Nord C. A functional typology of translations // Anna Trosborg (Ed).
Text typology and translation. Amsterdam: John Benjamins, 1997.
P. 43?66.
Ostarhild E. Aspects of legal translation in Europe: The Need for Comparable Standards. 2003. http://tradulex.org/Hieronymus/Ostarhild.pdf
Otto Walter. Die Paradoxie einer Fachsprache // Der offentliche
Sprachgebrauch. Band. II, Stuttgart: Klett-Cotta, 1981. S. 44?57
Oztuk v Germany 1973. ?URL: http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/
view.asp?action=html&documentId=702044&portal=hbkm&source=
Paquin R., Translator, Adapter, Screenwriter.Translating for the audiovisual // 1998, Volume 2, № 3. URL: http://translationjournal.net/
journal/05dubb.htm
Pelage J. La traductologie face au droit // ASTTI/ETI, 2000.
P. 125?131.
Pie?kos J. Przek?ad i t?umacz we wspу?czesnym ?wiecie. Aspekty lingwistyczne i pozalingwistyczne.Warszawa: Wydawnictwo Naukowe
PWN, 1993.
Pym Anthony & Shlesinger, Miriam & Jettmarovб, Zuzana (eds.) Sociocultural Aspects of Translating and Interpreting. Amsterdam: John
Benjamins, 2006.
Pym A. Training Language Service Providers: Local Knowledge in Institutional Contexts, in Belinda Maia, Johann Haller, Margherita Ulrych, eds Training the Language Services Provider for the New Millennium, Porto: Universidade do Porto, 2002. P. 21?30.
Phillipson С. The International Law and Custom of Ancient Greece
and Rome, vol. I. London, 1911.
Recommendation No. R (81) 7 On Measures facilitating access to Justice
(Adopted by the Committee of Ministers on 14 May 1981 at its 68th Session). Электронный ресурс. Код доступа: http://www.coe.int/
t/e/legal_affairs/legal_cooperation/administrative_law_and_justice/text
s_&_documents/Conv_Rec_Res/Recommendation(81)7.asp
Resolution (78)8 of the Committee of Ministers of the Council of
Europe. On Legal Aid and Advice (Adopted by the Committee of
110
314.
315.
316.
317.
318.
319.
320.
321.
322.
323.
324.
325.
326.
327.
328.
329.
330.
331.
332.
333.
334.
Ministers on 2 March 1978 at the 284th meeting of the Ministers»
Deputies). Электронный ресурс. URL:http://www.coe.int/t/e/legal_ affairs/legal_cooperation/administrative_law_and_justice/texts_&_docu
ments/conv_rec_res/resolution(78)8.asp
Recommendation N°R(97)6 of the Council of Europe. URL:
http://cm.coe.int/ta/rec/1997/97r6.html).
Routledge Encyclopedia of Translation Studies. London, 2001.
Rudvin M. (2003). «Interpreting for Public Services: Some institutional, professional and intercultural aspects. Garzone, G. ed. Domain-Specific English and Language Mediation in Professional and
Institutional Settings. Milan: Arcipelago Edizioni, 2003. 111?198.
Samovar L., Porter, R., Stefani, L. Communication Between Cultures
3rd ed. Belmont, Wadsworth Publishing,1998.
Sarcevic S. Conceptual Dictionaries for Translation in the Field of
Law// International Journal of Lexicography. 1989. № 2:4. P. 277?293.
?ar?evi? S. New Approach to Legal Translation. The Hague: Klawer
Law International, 1997.
Sca1a R. Die Staatsvertrage des Altertums, т. I, Leipzig, 1898. P. 6?12.
Schдffner C. (1996) Translation as cross-cultural Communication in
Hoffmann, C. ed. Language, Culture and Communication in Contemporary Europe, Clevedon, Multilingual Matters. P. 152?164.
Schaeffner C., Adab B (eds). Developing Translation Competence,
Amsterdam, Benjamins, 2000.
Schleiermacher F. Ьber die verschiedenen Methoden des Ьbersetzens,
«Werke zur Philosophie», B. II, Berlin, 1838.
Schopenhauer, A. Ьber Sprache und Worte.» In Parerga und Paralipomena.... Leipzig: Brockhaus, 1891. Vol. 6, Chapter XXV, Section
309. Pp. 601?607.
Shveitser A. Equivalence and adequacy //Palma Zlateva (Ed) Translation as social action. London: Routledge, 1993. P. 47?56.
Selescovitch D., Lederer M. Interprйter pour traduire // Collection
Traductologie. № 1. P.: Didier Eurodition, 1984.
Selescovich D., Lederer M. Pedagogie raisonnee de l»interprйtation. 2е
йdition corrigйe et augmentйe. Paris: Didier Erudition, 2002.
Shuy R.W. Language Crimes. Oxford, 1993.
Sin K, Roebuck D. Language engineering for legal transplantations //
Language and Communication, 1996, 16(3). P. 235?254.
Pym A.D., Shlesinger M., and Jettmarovб Z., eds. Sociocultural Aspects
of Translating and Interpreting. Amsterdam: John Benjamins, 2006.
Steiner G. After Babel. Aspects of Language and Translation. New
York and London, 1975.
Sweller J. Cognitive load during problem solving: Effects on learning.
Cognitive Science, 12, 1998. P. 257?285.
Taft R. The role and personality of the mediator». In S. Bochner. (ed.)
The Mediating Person: Bridges between Cultures. Cambridge:
Schenkman, 1981: 73.
Tampere European Council 15 and 16 October 1999. URL:
http://www.europarl.europa.eu/summits/tam_en.htm.
111
335. Tennent Martha (ed.). Training for the New Millennium. Pedagogies
for Translation and Interpreting. Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins. 2005.
336. Theories of Translation: An Anthology of Essays from Dryden to Derrida. Chicago and London, 1992.
337. Tiersma P. Legal Language. University of Chicago Press, 1999. 328 p.
338. Thireau J-L. «La doctrine civiliste avant le Code civil» In La doctrineciviliste. CURAP et CHDRIP. Paris: PUF, 1993. P. 13?51.
339. Tomб?ek M. Law- Interpretation and translation// Translatologica
Pragensia IY, Acta Universitatis. Prague: Karolinum, Carolinae Philologica, 4?5/1991. P. 147?157.
340. Tytler A.F., lord Woodhouselee. Essay on the principles of translation.
London, New York, 1907.
341. Valero-Garcйs C. «Barreras lingьнsticas en la comunicaciуn intercultural. Datos y acciones. OFRIM, Revista especializada de inmigraciуn.
Suplementos II. 2004. P. 17?36.
342. Valero Garcйs C. «Mediation as translation or translation as mediation? Widening the translator?s role in a new multicultural society»,
Translation Directory, 2005. P. 320?324.
343. Verschueren J. Levels of Linguistic Adaptation: Selected Papers from
the International Pragmatics Conference, Antwerp, August 1987. John
Benjamins Pub, 1991.
344. Wang H. Discursive Mediation in Translation: Representation of the
Harry Wu Topic in the Chinese Translations of Living History»//Meta
(AHCI-indexed), 2009 54(4). P. 684?703.
345. Weisflog W.E. «Problems of Legal Translation». In Swiss Reports presented at the XIIth International Congress of Comparative Law.
Zьrich: Schulthess. 1987. P. 179?218.
346. Weiss T. Translating Orients: Between Ideology and Utopia. Toronto:
University of Toronto Press, 2004.
347. Whiddett S., Hollyforde S. A practical guide to competencies: how to
enhance individual and organisational performance. Chartered Institute of Personnel and Development, second edition, 2003.
348. Wieacker F. Privatrechtsgeschicte der Neuzeit (1952, revised 1967),
translated by Tony Weir as A History of Private Law in Europe, with
particular reference to Germany. Oxford; Clarendon Press, 1995.
349. Wilss W. Perspectives and limitations of a didactic framework for the
teaching of translation // R.W. Brislin (ed.), Translation applications
and research. New York: Gardner, 1976. P. 274?278.
350. Zarate G., Gohard-Radenkovic A., Lussier D., Penz H. Cultural mediation in language learning and teaching. European Centre for Modern
Languages. Council of Europe, Kapfenberg, 2004.
112
??????????
????????? ?????
«?????? ???????????? ????????»
1. Пояснительная записка
Современные условия профессиональной деятельности юристов
включают их взаимодействие с представителями различных национальных правовых культур. Межкультурная коммуникация в правовой сфере требует от специалиста не только знания иностранного языка, но и
навыков перевода соответствующих документов. Поэтому современная
иноязычная коммуникативная компетенция специалиста в области
права включает и переводческую компетенцию, основы которой закладываются в предлагаемом курсе. Данный курс может быть интегрирован в учебный план основной образовательной программы по направлению «Юриспруденция» в качестве курса по выбору, продвинутого /
факультативного курса.
Курс разработан на основе следующих нормативных документов:
? Государственные требования к минимуму содержания и уровню
профессиональной подготовки выпускника для получения дополнительной квалификации «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации»;
? Государственный стандарт по направлению 031200 «Лингвистика
и межкультурная коммуникация», специальность 031202 «Перевод и переводоведение»;
? Государственный стандарт по направлению «Юриспруденция»
(квалификация «бакалавр»);
? Примерная программа дисциплины обучения иностранным языкам (в вузах неязыковых специальностей) Министерства образования РФ;
? Документ Директората Европейского Союза по письменному переводу о требованиях к профессиональной компетентности переводчика, работающего в системе ЕС.
113
1. Цель и задачи дисциплины
Курс нацелен на формирование базовых, специфических и специальных составляющих основ переводческой компетенции специалиста
юридического профиля.
Цель курса ? сформировать у студентов теоретическую базу для
последующего развития умений и навыков юридического перевода.
Достижение данной цели обеспечивается в процессе решения взаимосвязанных задач:
? сформировать у слушателей представления о предмете и объекте
теории специального перевода;
? ознакомить слушателей с содержательными особенностями категориальных понятий теории специального (юридического)
перевода;
? охарактеризовать особенности кодифицированных жанров иноязычного юридического дискурса в сопоставлении с русским;
? охарактеризовать проблему переводимости, сущность категорий
адекватности и эквивалентности применительно к юридическому
переводу;
? выявить специфику переводческих соответствий и трансформаций в юридическом переводе;
? определить особенности перевода различных жанров юридических текстов.
2. Место дисциплины в структуре образовательной программы
Данный курс является одной из дисциплин по выбору в разделе
цикла ГСЭ ( или профессионального цикла) в рабочем учебном плане
ООП ВПО «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр»).
Освоение курса осуществляется по кредитно-модульной системе,
общая трудоемкость курса 2 кредита (72 часа занятий).
Освоение курса требует базовых знаний и умений в следующих областях:
? владение иностранным языком на уровне А2-В1;
? владение базовыми знаниями в области грамматики, лексики,
стилистики изучаемого языка;
? владение базовыми знаниями в области межкультурной коммуникации.
3.Требования к усвоению курса
В результате освоения дисциплины перевода слушатели имеют
представление:
? о прагмастилистических особенностях кодифицированных жанров юридического дискурса;
? о социокультурных аспектах юридического перевода;
? о различиях в языковом оформлении юридических текстов на
изучаемом и родном языках;
? о лингвокогнитивных аспектах юридического перевода;
? об особенностях юридической терминологии в сопоставительном
аспекте;
114
? об особенностях семантических отношений языковых единиц,
оформляющих специальные понятия в юридическом дискурсе;
? о прагмастилистическом потенциале языковых единиц, оформляющих специальные понятия в юридическом дискурсе;
? о роли перевода в обеспечении прав личности;
? знают основные трудности перевода юридических текстов;
? основные виды переводческих соответствий и трансформаций;
? специфику переводческих трансформаций в юридическом переводе;
? особенности основных жанров юридических текстов, основные
трудности перевода юридических текстов кодифицированных
жанров;
? умеют осуществлять предпереводческий анализ юридического
текста;
? выбирать общую стратегию перевода юридического текста с учетом его цели и жанра оригинала;
? выполнять компонентный анализ и осуществлять процедуру элементарного фреймового моделирования юридических понятий в
сопоставительном аспекте;
? анализировать и выбирать способы и приемы достижения эквивалентности и адекватности в процессе перевода юридических
текстов;
? осуществлять интерпретативный перевод юридических текстов;
? готовить подробный переводческий комментарий к переведенному юридическому тексту;
? владеют ключевыми понятиями курса, в том числе: лексическими, грамматическими, стилистическими трудностями юридического перевода, адекватностью, эквивалентностью юридических
понятий, специальным переводом, юридическим дискурсом, терминами, понятиями.
По итогам освоения курса формируется основа специальной составляющей переводческой компетенции переводчика в правовой сфере.
4. Объем дисциплины и виды учебной работы
Общая трудоемкость дисциплины составляет: 2 кредита 72 зачетных
единиц.
Всего часов
Семестр
Аудиторные занятия (всего)
Вид учебной работы
36
6
В том числе:
Лекции
18
6
Практические занятия
18
6
Самостоятельная работа (всего)
Выполнение домашних заданий
36
6
Виды промежуточной аттестации (тест)
Общая трудоемкость 72 ч./2 зач.ед.
115
6
5. Содержание дисциплины
5.1. Содержание разделов дисциплины
Тема 1
Специальный (юридический) перевод в системе переводоведения.
Теория перевода. Специальная теория перевода. Юридический дискурс как объект специальной теории перевода.
Аспекты юридического перевода.
Интерпретативная теория перевода и юридический перевод.
Истоки и специфика интерпретативного перевода. Актуальность
интерпретативного перевода в межкультурном общении в правовой
сфере.
Тема 2
История юридического перевода.
Тема 3
Проблемы перевода юридических терминов.
Характеристика терминосистемы права.
Принципы анализа содержания специального юридического понятия.
Истоки и лексическая база терминологии, расхождение между терминами изучаемого языка в национальных правовых системах и
родном языке, причины этого явления.
Изучение лексико-грамматической природы и структурно-семантического построения терминов и приемов их интерпретации средствами родного/изучаемого языка.
Проблемы полисемии, синонимии, омонимии, антонимии, конверсии, паронимии, энантиосемии в процессе адекватного перевода
правовых терминов. Перевод полиэквивалентных терминов.
Приемы перевода терминологических сочетаний, в языковом
оформлении которых используются стилистические средства языка:
метафора (соматизмы, анимализмы и т.д.), метонимия, оценочный
эпитет, аллюзия.
Приемы перевода терминологических сочетаний, в языковом
оформлении которых используются имена собственные, их лингвострановедческий потенциал.
Тема 4
Типология ошибок в интерпретации иноязычных правовых терминов.
Тема 5
Экстралингвистический контекст в юридическом переводе. Построение фреймовой модели как прием содержательного анализа
правового понятия при обучении юридическому переводу.
Перевод названий органов власти, названий организаций и должностей, функционирующих в сфере правовых отношений. Приемы
транслитерации и транскрипции имен собственных.
116
Тема 6
Грамматические трансформации в юридическом переводе.
Морфологические преобразования в переводе текстов правовой
сферы. Перевод различных частей речи.
Синтаксические преобразования на уровне словосочетания и предложения в переводе текстов правовой сферы.
Тема 7
Коммуникативная структура высказывания и текстологические аспекты перевода текстов правовой сферы.
Понятие коммуникативной структуры высказывания. Сопоставительный анализ коммуникативной структуры высказываний в текстах на иностранном и родном языках.
Функциональное назначение и логико-композиционные особенности построения текстов разных жанров иноязычного юридического
дискурса в сопоставлении с русским.
Тема 8
Стилистические аспекты перевода текстов кодифицированных жанров юридического дискурса. Особенность использования стилистических ресурсов в кодифицированных жанрах юридического дискурса.
Тема 9
Социокультурные аспекты юридического перевода.
Тема 10
Проблемы эквивалентности и адекватности в юридическом переводе.
Тема 11
Информационные технологии в переводе. Интернет-ресурсы в практике перевода. Специализированное ПО для практики перевода деятельности переводчика. Программное обеспечение, которое может
использовать переводчик. Автоматические переводчики (Machine
Translation), конкордансеры, терминологические базы данных и системы памяти переводов (Translation Memory).
Тема 12
Юридический перевод как инструмент обеспечения прав человека.
Международные договоры и конвенции, обеспечивающие права
человека на помощь переводчика в судебном процессе. Примеры
кейсов.
Тема 13
Статус переводчика в судебном процессе.
117
5.2. Разделы дисциплины и междисциплинарные связи с обеспечиваемыми (последующими дисциплинами)
№
п/п
1
2
Наименование обеспечиваемых
(последующих) дисциплин
№ разделов данной дисциплины,
необходимых для изучения обеспечиваемых (последующих) дисциплин
Практический курс юридического перевода
1?13
ИКТ в юридическом переводе
1?13
6. Разделы дисциплин и виды занятий.
№
п/п
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
Наименование раздела
дисциплины
Специальный (юридический) перевод в системе переводоведения
История юридического перевода
Проблемы перевода юридических терминов
Типология ошибок в интерпретации иноязычных правовых
терминов
Экстралингвистический
контекст в юридическом переводе
Грамматические трансформации
в юридическом переводе
Коммуникативная структура высказывания и текстологические
аспекты перевода текстов правовой сферы
Стилистические аспекты перевода юридических текстов
Социокультурные аспекты юридического перевода
Проблемы эквивалентности и
адекватности в юридическом
переводе
Информационные технологии в
переводе
Юридический перевод как инструмент обеспечения прав человека
Статус переводчика в судебном
процессе
Итого
118
Лекции
Практ.
занятия
СРС
Всего
часов
1
1
1
1
2
2
4
4
1
1
2
4
1
1
2
4
2
2
2
4
4
4
8
1
1
2
4
2
2
4
8
2
2
4
8
2
2
4
8
2
4
2
4
8
19
2
36
4
72
2
2
17
7. Выполнение проектных заданий
Освоение курса нацелено на формирование навыков научно-исследовательской и проектной деятельности в области теории юридического перевода.
Студентам предлагается на выбор выполнение ряда проектных заданий.
1. Самостоятельный перевод текста контракта/ устава с иностранного языка на русский и с русского языка на иностранный и переводческий анализ текста (выделить клише, определить
и проанализировать особенности терминологии, лексико-грамматической структуры высказываний, указать особенности текстовой структуры.
2. Подготовка реферата по проблематике юридического перевода с
самостоятельной разработкой библиграфической базы для изучения юридического перевода.
3. Эссе по проблематике юридического перевода/конкретному виду
работы в области юридического перевода.
8. Оценка текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации
Количество баллов ? 72
Посещение лекционных занятий (предъявление конспектов в письменной форме сразу после окончания лекции) ? 1?18
Активная работа на занятиях ? 1?18
Выполнение проектно-творческих работ ? 8
Промежуточная аттестация ? 10
Итоговая аттестация ? 18
9.
1.
?
?
?
2.
?
?
?
3.
?
?
4.
?
?
Примерные варианты тестов по курсу «Теория юридического перевода»
Теория юридического перевода является
одним из направлений общей теории перевода
одним из направлений специальной теории перевода
одним из направлений частной теории перевода
Специальная теории перевода изучает
особенности перевода в соотношении конкретной пары языков
специфику перевода текстов кодифицированных жанров применительно к конкретным разновидностям дискурса
специфику перевода текстов разных жанров
Теория юридического перевода изучает
процесс перевода юридических текстов
специфику категорий эквивалентности, адекватности, переводческих трансформаций в разных жанрах юридического дискурса
Юридический дискурс является разновидностью
институционального дискурса
личностного дискурса
119
5. Юридический перевод имеет междисциплинарный характер, поскольку
? данные сравнительного права и исследования по юридической
терминологии
? данные юридической лингвистики и исследования по юридической терминологии
? данные из данные различных отраслей юриспруденции и различных отраслей лингвистики
6. Интерпретативная теория перевода рассматривает всякий перевод
как
? личностно обусловленную качествами переводчика интерпретацию смысла
? как интерпретацию смысла
7. Необходимость интерпретации в юридическом переводе обусловлена
? особенностями и различиями национальных правовых культур
? спецификой национальных правовых культур и языковых систем
8. Интерпретация юридического текста имеет
? абсолютный характер
? относительный характер
9. Интерпретация юридического текста в переводе
? относительна из-за различия языковых систем
? относительна из-за различия национальных правовых культур и
языков
10. Интерпретация в процессе юридического перевода
? социальна по сути
? индивидуальна, зависит от конкретного автора юридического
текста и его переводчика
11. Модели, инструменты и результаты интерпретации в юридическом переводе зависят от
? автора оригинала и переводчика
? коллективных традиций социума и личностных характеристик
индивида
12. Теория юридического перевода рассматривает
? лингвистические и лингвокультурологические аспекты
? когнитивные, лингвистические и экстралингвистические аспекты
13. Экстралингвистический контекст в адекватной передаче смысла
юридического текста учитывает
? специфику национальной системы права, конкретной правовой
отрасли, конкретный исторический период времени
? позиции коммуникантов, особенности их взаимодействия в рамках конкретной отрасли права
14. История юридического перевода связана с
? развитием рабовладельческих государств и появлением договорных отношений между ними
? развитием древних цивилизаций
120
15. Первые переводы международных договоров появились в
? Древней Греции
? рабовладельческих государствах Востока
16. Древнейший из дошедших до нас международных договоров был
составлен на
? аккадском языке
? эламском языке
17. Текст Законов 12 таблиц был переведен с латинского
? на старофранцузский
? на греческий, потом на старофранцузский
18. Рабочими языками Секретариата ООН являются
? английский, испанский и французский
? английский и французский
19. При переводе терминологического словосочетания Malicious
Prosecution как «злонамеренное судебное преследование» используются
приемы
? функциональной замены
? функциональной замены лексических единиц и расширения состава словосочетания
? функциональной замены компонентов словосочетания
20. В переводе терминологического сочетания True heir как «законный наследник» используются приемы
? кальки и контекстной синонимии
? функциональной замены
? функциональной замены и кальки
21. При переводе единицы Head-note как «краткое изложение основных вопросов по решенному делу перед полным изложением последнего в сборнике судебных решений» был использован прием
? функциональной замены
? комментария
? описания
22. При переводе единицы the moral and material interests (моральные и материальные интересы) использован
? калькированный перевод
? описательный перевод
? функциональная замена
23. При переводе единицы just and favourable remuneration (справедливое и удовлетворительное вознаграждение) использован прием
? функциональная замена
? описание
? сужение лексического значения
121
24. При переводе единицы working hours (рабочий день) использован прием
? контекстная замена
? описание
? калька
25. При переводе единицы (a standard of living adequate) for the
health and well-being- ((необходим) для поддержания здоровья и благосостояния) использован прием
? увеличения числа компонентов в структуре словосочетания
? уменьшения числа компонентов в структуре словосочетания
? изменения структуры словосочетания
26. При переводе единицы Men and women of full age ? мужчины и
женщины, достигшие совершеннолетия, использован прием
? замены частей речи
? изменения структуры предложения
? кальки
27. При переводе единицы Everyone has the right freely to participate
(каждый человек имеет право свободно участвовать) использован
прием
? замены частей речи
? изменения структуры предложения
? кальки
28. При переводе единицы These rights and freedoms may in no case
be exercised contrary to the purposes and principles of the United Nations
(осуществление этих прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций) использован прием
? изменения структуры предложения
? кальки
? комментария
10. Контрольные вопросы для повторения курса
1. Типы текстов, которые являются объектом юридического перевода
2. Статус юридического перевода как дисциплины
3. Объект теории юридического перевода
4. Факторы, определяющие междисциплинарный характер изучения
особенностей юридического перевода
5. Специфика интерпретативной теории перевода
6. Соотношение понятий перевода, интерпретации, адаптации,
транскодирования. Языковое посредничество в процессе юридического перевода
7. Аспекты юридического перевода
8. Влияние экстралингвистического контекст на процесс юридического перевода
122
9. Основные этапы развития юридического перевода в различных
странах
10. Специфика терминосистемы права
11. Специфика категорий эквивалентности и адекватности в юридическом переводе
12. Лексические аспекты юридического перевода. Семантические
трансформации при переводе юридических текстов
13. Приемы перевод терминологических сочетаний, в языковом
оформлении которых используются стилистические средства
языка: метафора (соматизмы, анимализмы и т.д.), метонимия,
оценочный эпитет, аллюзия
14. Грамматические трансформации в юридическом переводе
15. Стилистические аспекты перевода текстов кодифицированных
жанров юридического дискурса
16. Информационные технологии в юридическом переводе
17. Юридический перевод как инструмент обеспечения прав человека
18. Статус переводчика в судебном процессе
11. Ресурсы для изучения курса
11.1. Обязательная литература
Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. М.: ЧеРо, 2000.
Алимов В.В. Теория перевода. Перевод в сфере профессиональной
коммуникации. М., 2004.
Копылова О.В. Аннотирование и реферирование: Конспект лекций
и метод. указаний. М., 1992.
Атабекова А.А. Иноязычные специальные концепты в межкультурной профессионально ориентированной коммуникации. М.:
РУДН, 2008.
Власенко С.В. Перевод юридического текста: когнитивные особенности номинации и реалии-профессионализмы в языковой паре
английский-русский // Филологические науки в МГИМО: Сб.
науч. тр. № 21 (37). М.: МГИМО(У), 2005. С. 129?140.
Гамзатов М.Г. Техника и специфика юридического перевода: Сб.
ст. СПб., 2004.
11.2 Дополнительная литература
Деренкова Н.С. Жанрово-стилистический аспект в обучении переводу
юридических текстов в курсе специального перевода // Учен. зап. /
Регион. открытый социал. ин-т. Курск, 2002. Вып. 4. С. 188?193.
Гроте Г.Р. де. Проблемы юридического перевода с точки зрения
компаративиста / Пер. В.В. Бойцовой, Л.В. Бойцовой // Юрид.
мир. 2003. № 7. С. 4?14.
Купцова Н.С. Перевод американского юридического текста // Язык
как структура и социальная практика. Хабаровск, 2004. Вып. 5.
С. 94?100.
123
Полубиченко Л.В. Язык юридической документации как объект
учебного перевода в функционально-стилистическом аспекте //
Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкульт. коммуникация. М., 1999. № 3. С. 116?128.
Проблемы перевода юридических текстов: Материалы межвуз.
конф., 22 апр. 2003 г. Белгород: Изд-во Белгород. юрид. ин-та
МВД РФ, 2003.
Пыж А.М. Особенности функционирования английских юридических терминов в художественном тексте и способы их перевода
на русский язык // Коммуникация в диалоге культур. Самара,
2002. С. 122?130.
Соколова В.Л. Использование фреймового подхода при учебном переводе англоязычных юридических текстов // Вестн. МГЛУ. М.,
2002. Вып. 472. С. 29?38.
Тархова Г.И. Правовая терминология в разных по структуре и условиям существования языках и особенности ее перевода // Единицы языка и их функционирование. Саратов, 1990. С. 43?48.
Щепотина Е.В. Лингвокультурные факторы перевода юридического
текста // Язык, коммуникация и социальная среда. Вып. 2. Воронеж: ВГТУ, 2002. С. 109?116.
Щепотина Е.В. Особенности перевода юридического текста на основе типа культуры // Учен. зап. РОСИ / Регион. открытый социал. ин-т. Курск, 2002. Вып 4. С. 272?277.
Atabekova A.A.A Comparative Cognitive Approach to Teaching Legal
English//Teaching and Learning LSP: Blurring Boundaries. Proceedings of the 6th International AELFE Conference. Lisboa,
2007. P. 465?468
Atabekova A.A. Teaching LSP for Lawyers-to-be: Combining Cognitive
and Cultural Approaches//Современные образовательные парадигмы //Univerzita Jana Evengelista Purkine, Usti nad Labem, Cseska,
2008. P. 66?69
Atabekova A.A. Frame modeling approach to teaching LSP terminology
Vzd?lбvбnн v sociokulturnнm kontextu: diverzita a vzd?lбvacн
bariйry. Ъstн nad Labem, Ъniverzita Jana Evangelisty Purkyne. 2008.
P. 93?96
Atabekova A.A. Task based LSP Learning with Concordance and Cognition Technologies//International Conference on Education and New
Learning Technologies. Barcelona, Spain, 6?8 July, 2009. P 4421?
4425
Atabekova A.A. Translating Concepts of Professional Culture by means of
Another Language: Challenges and Solutions//Vibran? didaktick?
otбzky vysokoskolsk? prнpravy stydentu 3. Cнslo Bulletinu Didaktick?ho for UJEP, 2009. P. 12?18.
124
Atabekova A.A. Critical Thinking through Blended LSP Course transferring Skills and Discipline to link education and research // International Conference on Education and New Learning Technologies.
Barcelona, Spain, 5?7 July, 2010. P. 172?175
Atabekova A.A. Developing information mining competence in legal
translation training (2009) EULITA (European Legal Interpreters and
Translators Association) Conference, November 16?18, 2009, Brussels, Belgium.
http://www.lessius.eu/tt/nieuws/eulita/session_3.aspx#DevelopingInforma
tionMiningCompetence
Giuliana Garzone: «Legal Translation and Functionalist Approaches: A Contradiction in Terms?» at http://www.tradulex.org/Actes2000/Garzone.pdf.
Sarcevic S. New approach to legal translation. The Hague etc.: Kluwer
law intern., 1997. XIII.
Wennstrom B. The lawyer and language / B. Wennstrom; transl. by
R. Carroll, D. Harrison. Uppsala: Uppsala university, 1994. [4], V, 235 p.
Yankova D. Towards achieving equivalence in Bulgarian-English translation of statutory writing // Чуждоезиковообучение. София, 2003. Г.
18. № 3. P. 52?63.
Susan ?ar?evi?, «Legal Translation and Translation Theory: a ReceiverOriented Approach» at http://www.tradulex.org/Actes2000/sarcevic.pdf.
11.3.Электронные базы данных
? база документов ООН http://unbisnet.un.org/
? база документов ЕС http://europa.eu/documentation/index_en.htm
? база юридических текстов на английском языке: Westlaw Database
Directory http://directory.westlaw.com/default.asp?GUID=WDIR00000000
000000000000000000727&RS=W&VR=2.0
? база образцов документов на английском языке
www.giveawaylegalforms.com/
? база юридических текстов на немецком языке:
Цsterreichische Nationalbibliothek Legal texts
www.onb.ac.at/ev/catalogues/search_legal_texts.htm
? база документов на французском языке:
http://eudocs.lib.byu.edu/index.php/France:_Legal_and_Governmenta
l_Documents
? база документов на испанском языке:
http://www.uslegalforms.com/spanishforms/
http://www.findlegalforms.com/forms/spanish-forms/
? учебник по работе с ПО TADOS
http://www.englishelp.ru/translator/books-for-translator/197-tradosmanuals.html
? информационно-образовательный портал для автоматизации
переводческой деятельности
http://www.gigatran.ru/dictionary/wordweb
125
11.4.Программное обеспечение
Internet Explorer, Microsoft Windows, Microsoft Vista, Microsoft Office,
ПО компании Promt, TRADOS
12. Материально-техническое обеспечение дисциплины
Учебные пособия, электронные справочные базы, мультимедийный класс с выходом в Интернет, ПО общего и специализированного
назначения.
13. Методические рекомендации по организации дисциплины
Данная дисциплина направлена на формирование базовых знаний в
области юридического перевода.
В целях эффективного освоения курса для каждой лекций подготовлена презентация PPT общим объемом 15?20 слайдов.
Организация учебного материала построена на образовательных
технологиях педагогики конструктивизма, которая объединяет проблемное, контекстное активное обучение в сотрудничестве, ориентированное
на решение задач (task-based learning).
В рамках лекционного курса излагаются общие лингвистические характеристики типовых юридических документов на иностранных языках,
которые необходимо учитывать в переводческой практике юриста.
На практических занятиях студенты закрепляют теоретический материал на материале юридических текстов конкретной жанровой принадлежности с учетом необходимости получения и переработки индивидуально значимой профессионально ориентированной информации
на изучаемом иностранном языке.
Преподаватель определяет общую траекторию работы, готовит рекомендации по использованию различных ресурсов для работы с юридическими документами и научно-теоретической литературой, оценивает конечный продукт образовательной деятельности.
Студент подбирает тематический материал, использует индивидуально выбранные ресурсы для выполнения самостоятельной работы,
учитывает рекомендации преподавателя.
Разработчик
Заведующий кафедрой ин. яз. юридического факультета докт. филол. наук, проф. А.А. Атабекова.
126
??????????
Введение
Глава 1. Юридический перевод в жизнедеятельности социума
1.1. Юридический перевод в контексте развития
цивилизаций
1.2. Юридический перевод как инструмент обеспечения прав
человека
1.3. Юридический перевод как компонент медиативной
деятельности в поликультурном пространстве ЕС
Выводы
Глава 2. Юридический перевод как направление
лингвотеоретических исследований
2.1.Юридический дискурс в современных лингвистических
исследованиях
2.2. Юридический перевод как направление исследований
в специальной теории перевода
2.3. Становление и развитие интерпретативной теории
юридического перевода
2.4. Вопрос об адаптации в юридическом переводе
2.5. Типовые переводческие трансформации в
юридическом переводе
2.6. Основания типологии ошибок в юридическом переводе
Выводы
Глава 3. Лингводидактические аспекты юридического перевода
3.1. Обучение юридическому переводу в компетентностной
образовательной парадигме
3.2. Обучение юридическому переводу в контексте
Федеральных государственных образовательных
стандартов третьего поколения
3.3. Подходы и принципы обучения юридическому переводу
3.4. Содержание обучения письменному юридическому переводу
3.5. Средства обучения письменному юридическому переводу
3.6. Проектирование системы заданий для обучения
письменному юридическому переводу
3.7. Подготовка кадров для обучения письменному
юридическому переводу
Выводы
Заключение
Библиографический список
Приложение
Программа курса «Теория юридического перевода»
127
3
6
6
12
18
24
25
25
31
33
43
46
50
53
54
57
60
68
76
78
80
86
90
92
94
113
/ Carole-Anne Upton, ed. Moving Target: Theatre Translation
and Cultural Relocation. Manchester: St. Jerome, 2000. P. 17?24.
231. Candlin C., Gotti M. (eds) Intercultural Aspects of Specialized Communication. Peter Lang, 2004.
232. Cassany v United Kindom 2002. URL: http://cmiskp.echr.coe.int/
tkp197/view.asp?action=html&documentId=702044&portal=hbkm&so
urce=
233. Cattrysse P. Film (Adaptation) as Translation: Some Methodological
Proposals.Target. 1992. № 4(1). P. 53?70.
234. CEPT Common European Principles for Teacher: Competences and
Qualifications. European Comission, Directorate-General for Education and Culture, 2005.
235. Gile, D. (ed) Basic Concepts and Models for Translator and Interpreter Training. Amsterdam: John Benjamins, 1995.
236. Charting the Future of Translation History: current discourses and
methodology, Ed. G. Bastin & P. Banda ? University of Ottawa
Press, 2006.
237. Clanchy M. From Memory to Written Record:England, 1066?1307.
Cambridge, MA: Harvard University Press, 1979.
238. Cohen A.D. Strategies in Learning and Using a Second Language. New
York: Longman, 1998.
106
239. Comparative Study on Language and Culture Mediation in different
European countries. URL: http://www.transkom.info/pdf/ transkom_en.pdf
240. Competences for professional translators, experts in multilingual and
multimedia communication. EMT expert group. Brussels, 2009. Код
доступа: http://ec.europa.eu/dgs/translation/external_relations/ universities/documents/emt_competences_translators_en.pdf.
241. Danet B. Legal Discourse // T.A. Van Dijk (ed.) Handbook of Discourse Analysis, vol.1. London: Academic Press, 1985. P. 134?152.
242. Dietrich R., Klein W. et alii (Berliner Arbeitsgruppe). Sprache des Rechts.
Vermitteln, Verstehen, Verwechseln. // Zeitschrift fur Literaturwissenschaft und Linguistik. Sprache des Rechts. Heft 118, 2000. S. 5?33
243. Dembowsky P.F. Learned Latin Treatises in French: Inspiration,Plagiarism and Translation// Viator, 1986, 17. P. 255?266.
244. Dembowsky P.F. Scientific Translation and Translators» Glossing in
Four Medieval French Translators// Translation Theory and Practice
in the MiddleAges, ed. Jeanette Beer. Kalamazoo, MI: Western
Michigan University, 1987. P. 113?134.
245. Didier, E. Langues et Langages du Droit: Etude comparive des Modes
d?Expression de la Common Law et du Droit Civil, en Franзais et en
Anglais. Montйal: Themis, 1990.
246. Dryden J. On Translation // Theories of Translation: An Anthology of Essays from Dryden to Derrida. Chicago and London, 1992. P. 17?31.
247. Dykiel A. Rodzaje ekwiwalencji przek?adowej tekstуw specjalistycznych // J?zyki specjalistyczne 3. Lingwistyczna identyfikacja tekstуw specjalistycznych, Warszawa: Zak?ad Graficzny UW, 2003.
S. 134?146.
248. Eriksen L. Einfuhrung in die Systematik der juristischen Fachsprache. //
Eriksen, Lars; Luttermann, Karin [Hrsg.]. Juristische Fachsprache.
Kongressberichte des 12th European Symposium on Language for
Special Purposes, Bruxelles/Bressanone 1999.
249. ECHR: European Court on Human Rights http://www.echr.coe.int/echr/
250. Friedrich H. On the Art of Translation // Theories of Translation: An
Anthology of Essays from Dryden to Derrida. Chicago and London.
1992. P. 11?16.
251. Fung Y.C. Interpreting the bilingual legislation of Hong Kong// Hong
Kong Law Journal. 1997. 27(2) P. 206?228.
252. Gambier Y. Introduction: Screen Tradaptation, Perception and Reception. ?TheTranslator: Studies in Intercultural Communication. 2003.
№ 9(2). P. 171?189.
253. Garrand, Tim (2001). Writing for Multimedia and the Web. Woburn,
MA: Butterworth-Heinmann, 2001.
254. Garzone G., Rudvin M. Domain-specific English and language mediation in professional and institutional settings. Arcipelago, 2003.
255. Garzone G. Legal Translation and Functionalist Approaches: a Contradiction in Terms? // ASTTI/ETI (2000). P. 395?414.
256. Gйmar J.-C. La traduction juridique et son enseignement: aspects
thйoriques et pra tiques // Meta, 24. 1979. P. 35?53.
107
257. Gentzler E. Contemporary Translation Theories. London and New
York, 1993.
258. Groffier E. La langue du droit // Meta, 35?2, 1990. P. 314?331.
259. Groot de, G-R. Language and Law. Netherlands reports to the fifteenth
international congress on Comparative law. Antwerpen and Croningen. Intersentia, 1998. P. 21?32.
260. Halliday 1978 Halliday M.A.K Language and Social Semiotic. London, 1978.
261. Halverson S. The concept of equivalence in translation studies: Much
ado about something// Target. 1997. 9(2). P. 207?233.
262. Harvey M. A Beginner»s Course in Legal Translation: the Case of Culture-bound Terms //ASTTI/ETI (2000). P. 357?369.
263. Hattenhauer, H. Das Europдische Rechtsgeschichte. 3. erweiterte
Auflage.... Stanford, 1987.
264. Heck Ph. Ьbersetzungsprobleme im frьhen Mittelalter. Tьbingen 1931.
265. Heidegger M. Unterwegs zur Sprache / M. Heidegger. 7. Aufl.
Pfullingen: Neske, 1982.
266. Hernandez S.C. Traductor, traducciуn y mediaciуn intercultural. In
Hernбndez Sacristбn, C. and R. Morant Marco. Lenguaje y
Emigraciуn. Valencia: Universitat de Valиncia, 1997. P. 247?260.
267. Hiltunen R. Chapters in Legal English. Suomalainen Tiedekatemia, 1990.
268. Hurtado A. «La competencia tradutora y su adquisiciуn; un modelo
holнstico y dinбmico». Perspectives: Studies in Translatology. 7/2,
1999. P. 177?188.
269. Hurtado A. Traducciуn y Traductologнa. Madrid: Cбtedra, 2002.
270. Houbert F. Translation as Communication Process// Journal of Translation, 1998, Volume 2. № 3. URL: http://translationjournal.
net/journal/05theory.htm
271. International Covenant on Civil and Political Rights. Электронный
ресурс. Код доступа: http://www2.ohchr.org/english/law/ccpr.htm
272. Jimйnez-Crespo M. To adapt or not to adapt in web localization: a
contrastive genre-based study of original and localized legal sections in
corporate websites// Journal of Specialized Translation, 2011. № 15.
P. 2?27
273. Kade O. Die Sprachmittlung als gesellshaftliche Erscheinung und
Gegenstand wissenschaftlicher Untersuchung. Lepzig, Ubersetzungswissenschaftliche Beihefte, H., III., 1958.
274. Kamasinski v. Austria (Inadequate interpretation in criminal proceedings) (Series A, № 168 Application № 9783/82) European Court of
Human Rights (1991) 13 EHRR 36, 19 December 1989. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.hrcr.org/safrica/ arrested_rights/kamansinksi_austria.html
275. Katan D. Translating Cultures: An Introduction for Translators, Interpreters, and Mediators. Manchester, St. Jerome Publishing,1999.
276. Kendall K., Jones J. Websites and the Law: an Avenue for Localization //
Linguistic and Culture Issues in the Online Global Environment //
Kirk St. Amant, ed. Hershey, PA: Idea Publishing Group, 2007.
P. 202?214.
108
277. Kiraly D. A Social Constructivist Approach to Translator Education:
Empowerment from Theory to Practice. Manchester, UK and Northampton, MA: St. Jerome, 2000.
278. Kondo M. et al. «Intercultural Communication, Negotiation, and Interpreting». In Y. Gambier, D. Gile & C. Taylor (eds.) Conference Interpreting: Current Trends in Research. Amsterdam: Benjamins, 1997.
279. Kress G. 1985. Linguistic processes in sociocultural practice. Victoria,
Australia, 1985.
280. Kress G. Genre as social process // The Powers of Literacy: A Genre
Approach to Teaching Writing. Cope B & Kalantzis M (eds). London,
1993. P. 35?78.
281. Kurzon D. Themes, hyperthemes and the discourse structure of British
Legal Texts // Text. 1984. № 4(1?3). P. 31?55.
282. Lagerbom v Sweden 2003. URL: http://www.unhcr.org/refworld/ publisher,ECHR,,FIN,3f2641934,0.html
283. Lavigne C. H. Literalness and Legal Translation. Myth and False
Premises// Charting the Future of Translation History: current discourses and methodology, Ed. G. Bastin & P. Banda University of Ottawa Press, 2006. P. 145?162.
284. Lebedeva A.A. Contract Text Translation Training Methodology //
Междунар. симпоз. «Иностранные языки студентам-юристам». Т.
1. Материалы методического семинара для преподавателей иностранного языка. М.: МГОУ, 2007. С. 45?49.
285. Leo Chan T-H. At the Borders of Translation: Traditional and Modern(ist) Adaptations, East and West// Meta: journal des traducteurs /
Meta: Translators» Journal. Vol. 54. № 3. 2009. P. 387?400.
286. Lewinson K. The interpretation of Contract. London, Swee and
Maaxwell, 2004.
287. Loidl G. Handelsware Mensch. Цffentliche Sicherheit / Das Magazin
des Innenministeriums. Nr. 1?2 Wien: Bundesministerium fьr Inneres, 1996. S. 4?6.
288. Luedicke, Belkacem and Koз v. Germany (Application no. 6210/73;
6877/75; 7132/75). JUDGMENT. Strasbourg, 28 November 1978.
Электронный ресурс. Код доступа: http://vlex.com/vid/caseluedicke-belkacem-and-germany-27429984
289. Luttermann K. Ubersetzen juristischer Texte als Arbeitsfeld der Rechtslinguistik. // de Groot, Gerard-Rene; Schulze, Reiner [Hrsg.]. Recht
und Ubersetzen. Baden-Baden: Nomos, 1999. S. 47?57.
290. Lutz v Germany 1987. URL: http://sim.law.uu.nl/sim/caselaw/Hof.nsf/
1d4d0dd240bfee7ec12568490035df05/5b29b163493609ddc1256640004c
22ae?OpenDocument
291. Maley Y. The language of the law. //J. Gibbons (ed.) Language and
the Law. New York: Longman, 1994.
292. Malmkjaer K. Adaptations. In: Olive Classe, ed. Encyclopedia of Literary Translation into English. ?London: Fitzroy Dearborn, 2000.
293. Martin R. English Text: system and structure. Amsterdam, 1992.
294. Mashkova L.A. Mini-Profile Case Studies // Междунар. симпоз.
«Иностранные языки студентам-юристам». Т. 1. Материалы ме-
109
295.
296.
297.
298.
299.
300.
301.
302.
303.
304.
305.
306.
307.
308.
309.
310.
311.
312.
313.
тодического семинара для преподавателей иностранного языка.
М.: МГОУ, 2007. С. 55?58.
Melinkoff D. The Language of the Law. Boston: Little, Brown, 1963.
Mikkelson H. Community interpreting: An emerging profession. Interpreting, 1996, 1:1. P. 125?129.
Miller J.S. Adaptations of Western Literature in Meiji Japan. New
York: Palgrave, 2001.
Morris R. Pragmatism, Precept and Passions: The Attitudes of EnglishLanguage Legal Systems to Non-English Speakers, // Morris M. (ed)
Translation and the Law. Amsterdam/Philadelphia, John Benjamins,
1995. P. 263?279.
Mundy J. Introducing Translation Studies. Theories and applications.
London and New York, 2002.
Neubert A. Text and Translation. Leipzig: Verlag Enziklopaedie, 1985.
Neubert A. Case Studies in Translation: The study of translation
cases// Across Languages and Cultures. Volume 5/1. 2004. P. 5?21.
Nord C. A functional typology of translations // Anna Trosborg (Ed).
Text typology and translation. Amsterdam: John Benjamins, 1997.
P. 43?66.
Ostarhild E. Aspects of legal translation in Europe: The Need for Comparable Standards. 2003. http://tradulex.org/Hieronymus/Ostarhild.pdf
Otto Walter. Die Paradoxie einer Fachsprache // Der offentliche
Sprachgebrauch. Band. II, Stuttgart: Klett-Cotta, 1981. S. 44?57
Oztuk v Germany 1973. ?URL: http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/
view.asp?action=html&documentId=702044&portal=hbkm&source=
Paquin R., Translator, Adapter, Screenwriter.Translating for the audiovisual // 1998, Volume 2, № 3. URL: http://translationjournal.net/
journal/05dubb.htm
Pelage J. La traductologie face au droit // ASTTI/ETI, 2000.
P. 125?131.
Pie?kos J. Przek?ad i t?umacz we wspу?czesnym ?wiecie. Aspekty lingwistyczne i pozalingwistyczne.Warszawa: Wydawnictwo Naukowe
PWN, 1993.
Pym Anthony & Shlesinger, Miriam & Jettmarovб, Zuzana (eds.) Sociocultural Aspects of Translating and Interpreting. Amsterdam: John
Benjamins, 2006.
Pym A. Training Language Service Providers: Local Knowledge in Institutional Contexts, in Belinda Maia, Johann Haller, Margherita Ulrych, eds Training the Language Services Provider for the New Millennium, Porto: Universidade do Porto, 2002. P. 21?30.
Phillipson С. The International Law and Custom of Ancient Greece
and Rome, vol. I. London, 1911.
Recommendation No. R (81) 7 On Measures facilitating access to Justice
(Adopted by the Committee of Ministers on 14 May 1981 at its 68th Session). Электронный ресурс. Код доступа: http://www.coe.int/
t/e/legal_affairs/legal_cooperation/administrative_law_and_justice/text
s_&_documents/Conv_Rec_Res/Recommendation(81)7.asp
Resolution (78)8 of the Committee of Ministers of the Council of
Europe. On Legal Aid and Advice (Adopted by the Committee of
110
314.
315.
316.
317.
318.
319.
320.
321.
322.
323.
324.
325.
326.
327.
328.
329.
330.
331.
332.
333.
334.
Ministers on 2 March 1978 at the 284th meeting of the Ministers»
Deputies). Электронный ресурс. URL:http://www.coe.int/t/e/legal_ affairs/legal_cooperation/administrative_law_and_justice/texts_&_docu
ments/conv_rec_res/resolution(78)8.asp
Recommendation N°R(97)6 of the Council of Europe. URL:
http://cm.coe.int/ta/rec/1997/97r6.html).
Routledge Encyclopedia of Translation Studies. London, 2001.
Rudvin M. (2003). «Interpreting for Public Services: Some institutional, professional and intercultural aspects. Garzone, G. ed. Domain-Specific English and Language Mediation in Professional and
Institutional Settings. Milan: Arcipelago Edizioni, 2003. 111?198.
Samovar L., Porter, R., Stefani, L. Communication Between Cultures
3rd ed. Belmont, Wadsworth Publishing,1998.
Sarcevic S. Conceptual Dictionaries for Translation in the Field of
Law// International Journal of Lexicography. 1989. № 2:4. P. 277?293.
?ar?evi? S. New Approach to Legal Translation. The Hague: Klawer
Law International, 1997.
Sca1a R. Die Staatsvertrage des Altertums, т. I, Leipz
Документ
Категория
Римское право
Просмотров
244
Размер файла
1 067 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа