close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Паустовский Константин Георгиевич

код для вставкиСкачать
ПАУСТОВСКИЙ КОНСТАНТИН
ГЕОРГИЕВИЧ
1892-1968
Детство
Константин Паустовский русский советский писатель.
Родился 19 мая 1892 в Москве в
семье железнодорожного
статистика. Отец, по словам
Паустовского, «был
неисправимым мечтателем и
протестантом», из-за чего
постоянно менял места работы.
После нескольких переездов
семья поселилась в Киеве.
Паустовский учился в 1-й
Киевской классической гимназии.
Когда он был в шестом классе,
отец оставил семью, и
Паустовский был вынужден
самостоятельно зарабатывать на
жизнь и учебу репетиторством.
Константин Георгиевич гимназист
Из воспоминаний
Никаких тягостей и забот. Очевидно, из-за этих своих
свойств отец долго не уживался на одном месте. После
Москвы он служил в Пскове, в Вильно и, наконец, более
или менее прочно осел в Киеве, на Юго-Западной
железной дороге. Моя мать - дочь служащего на сахарном
заводе - была женщиной властной и неласковой. Всю
жизнь она держалась "твердых взглядов", сводившихся
преимущественно к задачам воспитания детей.
Неласковость ее была напускная. Мать была
убеждена, что только при строгом и суровом обращении с
детьми можно вырастить из них "что-нибудь путное".
Семья наша была большая и разнообразная, склонная
к занятиям искусством. В семье много пели, играли на
рояле, благоговейно любили театр. До сих пор я хожу в
театр, как на праздник.
И, конечно, больше времени тратили на чтение книг,
нежели на приготовление уроков.
Университет
По окончании гимназии Паустовский учился в Киевском
университете, затем перевелся в Московский университет.
Первая мировая война заставила его прервать учебу.
Военные годы
По окончании гимназии Паустовский учился в Киевском
университете, затем перевелся в Московский университет.
Первая мировая война заставила его прервать учебу.
Паустовский стал вожатым на московском трамвае, работал
на санитарном поезде. В 1915 с полевым санитарным
отрядом отступал вместе с русской армией по Польше и
Белоруссии.
Паустовский писал: «Мы брали раненых в Москве и
развозили их по глубоким тыловым городам. Тогда я
впервые узнал и всем сердцем и навсегда полюбил
среднюю полосу России с ее низким и, как тогда мне
казалось, сиротливыми, но милыми небесами, с молочным
дымком деревень, ленивым колокольным звоном,
поземками и скрипом розвальней, мелколесьем и
унавоженными городами - Ярославлем, Нижним
Новгородом, Арзамасом, Тамбовом, Симбирском и
Самарой».
Военные годы
В отряде из попавшегося мне засаленного
обрывка газеты я узнал, что в один и тот же
день были убиты на разных фронтах два
моих брата. Я остался у матери совершенно
один, кроме полуслепой и больной моей
сестры. Я вернулся к матери, но долго не
смог высидеть в Москве и снова начал свою
скитальческую жизнь. Февральская
революция застала меня в глухом городке
Ефремове бывшей Тульской губернии. Я
тотчас уехал в Москву, где уже шли шумные
митинги на всех перекрестках, но главным
образом около памятников Пушкину и
Скобелеву.
Из воспоминаний
Начал работать репортером в газетах, не спал и не ел,
носился по митингам и впервые познакомился с двумя писателями
- другом Чехова Гиляровским, и начинающим писателем волгарем Яковлевым. После Октябрьской революции и переезда
Советского правительства в Москву я часто бывал на заседаниях
ЦИКа, несколько раз слышал Ленина, был свидетелем всех
событий в Москве в то небывалое, молодое и бурное время.
Потом опять скитания по югу страны, снова Киев, служба в
Красной Армии в караульном полку, бои со всякими отпетыми
атаманами. Из Киева я уехал в Одессу, начал работать там в
газете "Моряк" - пожалуй, самой оригинальной из всех тогдашних
советских газет. Она печаталась на обороте разноцветных листов
от чайных бандеролей. В Одессе я впервые попал в среду
молодых писателей. Среди сотрудников "Моряка" были Катаев,
Ильф, Багрицкий, Шенгели, Лев Славин, Бабель, Андрей Соболь,
Семен Кирсанов и даже престарелый писатель Юшкевич. В
Одессе я жил у самого моря, и много писал, но еще не печатался,
считая, что еще не добился умения овладевать любым
материалом и жанром.
Работа в РОСТА
В 1923 Паустовский вернулся в Москву и начал
работать редактором РОСТА. В это время печатались
не только его очерки, но и рассказы. В 1928 вышел
первый сборник рассказов Паустовского «Встречные
корабли». В том же году был написан роман
«Блистающие облака». В этом произведении
детективно-авантюрная интрига сочеталась с
автобиографическими эпизодами, связанными с
поездками Паустовского по Черноморью и Кавказу. В
год написания романа писатель работал в газете
водников "На вахте", с которой в то время
сотрудничали А.С.Новиков-Прибой, М.А.Булгаков
(одноклассник Паустовского по 1-й Киевской
гимназии), В.Катаев и др.
Работа в газетах
В 1930-е годы Паустовский активно работал как
журналист газеты "Правда" и журналов "30 дней",
"Наши достижения" и др., побывал в Соликамске,
Астрахани, Калмыкии и многих других местах - по
сути, объездил всю страну. Многие впечатления этих
поездок "по горячим следам", описанные в газетных
очерках, воплотились в художественных
произведениях. Так, герой очерка 1930-х годов
«Подводные ветры» стал прототипом главного героя
повести «Кара-Бугаз» (1932). История создания
«Кара-Бугаза» подробно описана в книге очерков и
рассказов Паустовского «Золотая роза» (1955) одном из самых известных произведений русской
литературы, посвященных осмыслению природы
творчества. В «Кара-Бугазе» Паустовскому удалось
рассказать о разработке залежей глауберовой соли в
заливе Каспия так же поэтично, как о странствиях
юноши-романтика в своих первых произведениях.
Творчество
После выхода в свет «Кара-Бугаза» Паустовский оставил
службу и стал профессиональным писателем. По-прежнему
много ездил, жил на Кольском полуострове и на Украине,
побывал на Волге, Каме, Дону, Днепре и других великих реках, в
Средней Азии, в Крыму, на Алтае, в Пскове, Новгороде, в
Белоруссии и других местах. Особое место в его творчестве
занимает Мещерский край, где Паустовский подолгу жил один
или с друзьями-писателями – А. Гайдаром, Р. Фраерманом. О
любимой им Мещере Паустовский писал: «Самое большое,
простое и бесхитростное счастье я нашел в лесном Мещерском
краю. Счастье близости к своей земле, сосредоточенности и
внутренней свободы, любимых дум и напряженного труда.
Средней России – и только ей – я обязан большинством
написанных мною вещей. Я упомяну только главные:
"Мещерская сторона», «Исаак Левитан», «Повесть о лесах»,
цикл рассказов «Летние дни», «Старый челн», «Ночь в октябре»,
«Телеграмма», «Дождливый рассвет», «Кордон 273», «Во
глубине России», «Наедине с осенью», «Ильинский омут».
Среднерусская глубинка стала для Паустовского местом
своеобразной «эмиграции», творческим – а возможно, и
физическим – спасением в период сталинских репрессий.
Творчество в период войны
В годы Великой Отечественной войны Паустовский
работал военным корреспондентом и писал рассказы,
среди них «Снег» (1943) и «Дождливый рассвет» (1945),
которые критики назвали нежнейшими лирическими
акварелями.
В 1950-е годы Паустовский жил в Москве и в Тарусе
на Оке. Стал одним из составителей важнейших
коллективных сборников демократического направления
Литературная Москва (1956) и Тарусские страницы
(1961). В годы «оттепели» активно выступал за
литературную и политическую реабилитацию гонимых
при Сталине писателей – Бабеля, Ю. Олеши, Булгакова,
Грина, Н. Заболоцкого.
Творчество
В 1945–1963 Паустовский писал свое главное
произведение – автобиографическую «Повесть о
жизни», состоящую из шести книг: «Далекие годы»
(1946), «Беспокойная юность» (1954), «Начало
неведомого века» (1956), «Время больших ожиданий»
(1958), «Бросок на юг» (1959–1960), «Книга скитаний»
(1963). В середине 1950-х годов к Паустовскому пришло
мировое признание. Паустовский получил возможность
путешествовать по Европе. Он побывал в Болгарии,
Чехословакии, Польше, Турции, Греции, Швеции, Италии
и др. странах; в 1965 долго жил на о. Капри. Впечатления
от этих поездок легли в основу рассказов и путевых
очерков 1950–1960-х годов "Итальянские встречи",
"Мимолетный Париж", "Огни Ла-Манша ".
Факты из жизни
В 65-м году путем сложных
дипломатических интриг Советскому Союзу
удалось изменить решение Нобелевского
комитета о присуждении премии Константину
Паустовскому и в самый последний момент
вручить ее Шолохову. А в Италии и Швеции
уже были изданы в "нобелевской" серии
однотомники К. Паустовского.
Творчество Паустовского оказало
огромное влияние на писателей,
принадлежащих к так называемой "школе
лирической прозы", - Ю.Казакова,
С.Антонова, В.Солоухина, В.Конецкого и др.
Факты из жизни
В конце концерта Марлен Дитрих на сцену ЦДЛ вышел с
поздравлениями и комплиментами большой начальник из КГБ и
любезно спросил ее: "Что бы вы хотели еще увидеть в Москве?
Кремль, Большой театр, мавзолей?"
И эта как бы недоступная богиня в миллионном колье вдруг тихо так
ему сказала: "Я бы хотела увидеть советского писателя Константина
Паустовского. Это моя мечта много лет!"
Сказать, что присутствующие были ошарашены, - значит не сказать
ничего. Мировая звезда - и какой-то Паустовский?! Что за бред?! Все
зашептались - что-то тут не то! Начальник, тоже обалдевший поначалу,
опомнился первым, дошло: Ничего, и не такие причуды звезд
пережили!
И всех мигом - на ноги! И к вечеру этого самого Паустовского, уже
полуживого, умирающего в дешевой больнице, разыскали. Объяснили
суть нужной встречи. Но врачи запретили. Тогда компетентный
товарищ попросил самого писателя. Но и он отказался. Потребовали!
Не вышло. И вот пришлось - с непривычки неумело - умолять.
Умолили…
И вот при громадном скоплении народу вечером на сцену ЦДЛ вышел,
чуть пошатываясь, худой старик.
А через секунду на сцену вышла легендарная звезда, гордая
валькирия,подруга Ремарка и Хемингуэя, - и вдруг, не сказав ни единого
слова,молча грохнулась перед ним на колени. А потом, схватив его руку,
начала ее целовать и долго потом прижимала эту руку к своему лицу,
залитому абсолютно не киношными слезами. И весь большой зал
беззвучно застонал и замер, как в параличе. И только потом вдруг медленно, неуверенно, оглядываясь, как бы стыдясь чего-то! - начал
вставать. И встали все. И чей-то женский голос вдруг негромко выкрикнул
что-то потрясенно-невнятное, и зал сразу прорвало просто бешеным
водопадом рукоплесканий!
А потом, когда замершего от страха Паустовского усадили в старое
кресло и блестящий от слез зал, отбив ладони, затих, Марлен Дитрих
тихо объяснила, что прочла она книг как бы немало, но самым большим
литературным событием в своей жизни считает рассказ
советского писателя Константина Паустовского "Телеграмма", который
она случайно прочитала в переводе на немецкий в каком-то сборнике,
рекомендованном немецкому юношеству.
И, быстро утерев последнюю, совсем уж бриллиантовую слезу, Марлен
сказала - очень
просто: "С тех пор я чувствовала как бы некий долг - поцеловать руку
писателя, который это написал. И вот - сбылось! Я счастлива, что я
успела это сделать. Спасибо вам всем - и спасибо России!"
Марлен Дитрих и Константин
Георгиевич Паустовский
Семья
Вадим Константинович (02.08.1925 — 10.04.2000) — сын от
первой жены Екатерины
В августе 1925 года в Рязани у Паустовских родился сын
Вадим, здесь же маленький Вадим был крещён.
Валерия Владимировна Валишевская — вторая жена
Валерия Валишевская — сестра известного в 20-е годы
польского художника Зигмунта Валишевского. Валерия
становится вдохновительницей многих произведений —
например, «Мещерская сторона», «Бросок на юг» (здесь
Валишевская явилась прообразом Марии).
Татьяна Алексеевна Евтеева — Арбузова (1903—1978) —
третья жена
Татьяна была актрисой в театре им. Мейерхольда.
Они встретились, когда она, актриса Татьяна Евтеева,
была женой модного драматурга Алексея Арбузова (ей
посвящена арбузовская пьеса «Таня»). А он, писатель
всемирной известности Константин Паустовский, был женат.
Нежность, единственный мой человек, клянусь жизнью, что такой
любви (без хвастовства) не было еще на свете. Не было и не будет,
вся остальная любовь -- чепуха и бред. Пусть спокойно и счастливо
бьется твое сердце, мое сердце! Мы все будем счастливы, все! Я знаю
и верю... — писал о ней Паустовский.
Алексей Константинович (1950—1976) — сын от третьей жены
Татьяны
Родился Алексей в селе Солотча Рязанской области.
Алеша рос и формировался в творческой атмосфере
писательского дома, в сфере интеллектуальных поисков
молодых писателей и художников. Но меньше всего он был
похож на «домашнего», избалованного родительским вниманием
ребенка. С компанией художников он бродил по окрестностям
Тарусы, исчезая порой из дома на два, на три дня.
Полотна Алексея Паустовского — это еще одна
творческая жизнь, наполненная поисками и страданиями.
 К.Г. Паустовский
с сыном Алешей.
К.Г. Паустовский с
собакой Грозным.
Последние годы
Место захоронения выбрано самим писателем.
Могила располагается в зеленом квадрате,
окруженном дорожками. В изголовье лежит камень
неотшлифованного красного гранита, на котором с
одной стороны помещена надпись "К.Г. Паустовский",
а с другой "1892 - 1968".
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
68
Размер файла
940 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа