close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

презентация "хотелось бы всех поименно назвать"

код для вставкиСкачать
ХОТЕЛОСЬ БЫ ВСЕХ
ПОИМЁННО НАЗВАТЬ….
История Трудовой армии в Краснокамске
в годы Великой Отечественной войны
Российские немцы… История этого народа полна
героических страниц с первых лет их пребывания на территории
Российского государства. Нелёгкая, горькая судьба выпала на
долю российских немцев в годы Великой Отечественной войны.
Она ярка, многострадальна и ярка,
Мучительна до боли при воспоминаньях,
Её правдиво не опишут и в века,
Судьбу, изрешечённую в страданьях.
Вместе со всем советским
народом российские немцы
встали на защиту Отечества. Но
им не позволили защищать с
оружием в руках, удар
репрессивной машины
сталинского режима прошёлся
по каждому российскому немцу
будь то взрослый мужчина,
женщина или ребёнок.
ДЕНЬ 28 АВГУСТА 1941 ГОДА
ЧЁРНОЙ ДАТОЙ ВОРВАЛСЯ В
СУДЬБУ ЭТОГО НАРОДА.
В этот день был издан Указ
Президиума Верховного Совета
СССР «О переселении немцев,
проживающих в районах
Поволжья»
В Указе было сказано: «По достоверным данным, полученным
властями, среди немецкого населения, проживающего в районах
Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и
шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны
произвести взрывы в районах, населёнными немцами
Поволжья…»
Немцам было официально предъявлено ОБВИНЕНИЕ в
ПОСОБНИЧЕСТВЕ ФАШИЗМУ.
И далее в этом Указе говорилось: «Во избежание нежелательных
явлений и для предупреждения серьёзных кровопролитий
Президиум Верховного совета СССР признал необходимым
переселить всё немецкое население, проживающее в районах
Поволжья, в другие районы».
ДЕПОРТАЦИЯ… Страшное слово. Это не просто выселение. Это
было изгнание, жестокое, бесчеловечное. На международном
уровне депортация и насильственное переселение из родных мест
признаны ПРЕСТУПЛЕНИЕМ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.
Одновременно с немцами
Поволжья в казахские степи, в
дикую тайгу Сибири и
воркутинские лагеря были
направлены украинские,
крымские, кавказские немцы.
Их судьбу разделили немцы
Горьковской, Куйбышевской,
Ленинградской, Калининской
областей, города Ленинграда,
Калмыкской АССР. За период с
сентября 1941 года по 1 января
1942 года в Сибирь и Казахстан
было отправлено 344 эшелона с
переселенцами – 1209430
немцев. 444005 человек были
размещены в Казахстане.
Депортация была проведена в
период с 3 по 20 сентября 1941
года. Всего было выселено 438
тысяч немцев из Автономной
республики немцев
Поволжья, Саратовской и
Сталинградской областей. В
целях профилактики
органами НКВД было
арестовано 349 человек. Это в
основном были те, кто
открыто протестовал против
принудительного выселения.
Их признали
«антисоветскими
элементами»
Люди перевозились в крытых
товарных вагонах, куда их
набивали по 40 и более человек
вместе с небольшим
имуществом, которое было
разрешено взять. Спали на
нарах, а то и просто на полу,
постелив солому. Постоянно
существовала проблема с
пищей и водой. С наступлением
холодов возникла проблема
отопления вагонов, которая
практически не решалась.
Антисанитарные условия
вагонов дополнялись плохим
качеством воды, что приводило
к вспышкам инфекционных
заболеваний и смерти.
Переселение и адаптация
немцев в новых местах
проживания проходили в
тяжёлых условиях.
Вспоминает ЕКАТЕРИНА
ФЁДОРОВНА РЕЙНБАНДТ:
«Когда началась война, мне
было 14 лет. Родилась я на
Северном Кавказе, недалеко
от Ставрополя. Нас посадили
в вагон для перевозки скота.
Туалета не было, сплошные
нары. В Казахстан везли
целый месяц.
Бывало так: подъедешь к
станции, а там эшелон
разбитый с крымскими и
украинскими немцами . Были
погибшие, люди ходили и
плакали, искали своих»
С целью рационального использования немцев – переселенцев
Государственный Комитет обороны постановил мобилизовать
мужчин от 17 до 50 лет и женщин-немок в возрасте от 16 до 45 лет
включительно в рабочие колонны – ТРУДОВУЮ АРМИЮ. От
мобилизации освобождались женщины-немки беременные и
имеющие детей в возрасте до 3-х лет. Дети старше 3-х лет
передавались на воспитание остальным членам данной семьи,
колхозам или в детские дома. Невозможно передать словами, что
испытывали матери и отцы, когда от них отрывали беспомощных
детей. Многие родители так и не смогли отыскать своих детей после
войны. Незаживающей раной в сердце остались воспоминания о
потерянных детях.
ЗАЧЕМ БЕЗВИННО ПРОПАДАЮ Я ЧЕРЕЗ ФАМИЛИЮ СВОЮ?
ТОГО И САМ НЕ ПОНИМАЮ, ЗА ЧТО ПОРОЧАТ ЧЕСТЬ МОЮ.
НЕ СОВЕРШАЛ Я ПРЕСТУПЛЕНЬЯ И НЕ БЫЛ В ЖИЗНИ
ПОДЛЕЦОМ,
ВСЕГДА ИМЕЛ ОДНО СТРЕМЛЕНЬЕ - ИДТИ ЧТОБ ПРАВЕДНЫМ
ПУТЁМ,
НО МНЕ ФАМИЛИЯ МЕШАЕТ, ОНА МНЕ ХОДУ НЕ ДАЁТ…
Несомненно, нужды фронта требовали привлечения огромного
количества трудовых резервов для народного хозяйства страны, и
с этой точки зрения привлечение немецкого населения для
создания экономической базы обороны государства, ведущего
военные действия, было оправдано. НО ОПРАВДАНО ЛИ БЫЛО
СТАВИТЬ МОБИЛИЗОВАННЫХ В ПОЛОЖЕНИЕ
ЗАКЛЮЧЁННЫХ? Сталинское руководство страны сочло
необходимым применение именно ПРИНУДИТЕЛЬНО –
РЕПРЕССИВНОГО МЕТОДА ПРИВЛЕЧЕНИЯ НЕМЕЦКОГО
НАСЕЛЕНИЯ К ТРУДОВОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ В
ПРОМЫШЛЕННОСТИ СССР.
Лагеря Молотовской (Пермской) области были по смертности
трудармейцев одними из самых страшных. К октябрю 1945 года
Молотовская область по количеству немцев – трудармейцев
превосходила все республики, края и области страны, не считая
Кемеровскую область.
В конце 1942 года в наш город
Краснокамск Молотовской
области прибыло около 4 тысяч
женщин и девушек – немок. В
большинстве своём они
прибыли из Казахстана, куда
попали ещё в 1941 году. В
Краснокамске они работали в
конторе центрспецстроя, на
нефтезаводе, Камском
целлюлозно-бумажном
комбинате, Молотовнефтестрое,
в конторе бурения, в лесу на
лесозаготовках и других
объектах.
Условия пребывания в Трудовой армии были тяжелейшими не
только в физическом плане, но и в моральном. Например, на
лесозаготовках нормы для женщин были большие, работали по 16
часов в сутки. Кто не выполнял норму, тому обед не давали,
только хлебный паёк – 600 граммов. Пищу на место вырубки не
привозили, одежды и обуви не давали. Не хватало рукавиц, а
морозы в те зимы доходили до 40 градусов. В 1943 году женщинам
выдали лапти, и они плакали от радости, потому что вся их обувь
была изношена.
ИЗ ОТЧЁТА НКВД за октябрь 1943 года: «Спецодеждой
большинство немок в нефтяной промышленности города
Краснокамска не обеспечено. В зимний и весенний периоды
ежедневно из-за отсутствия обуви не работали 150-200 человек».
Но они трудились, вкладывая все силы в Победу над врагом.
Из воспоминаний
трудармейки Фриды
Карловны Граф: «Нас
привезли в барак возле
станции с голыми нарами.
Было сыро и холодно. Бегали
мыши, кусали клопы. После
обеда устроили собрание, на
котором приняли решение,
что будем работать так, как
наши бойцы воюют на
фронте. Покажем, на что
способны…»
Не будет полной история трудармейцев в городе Краснокамске,
если не коснуться истории так называемого Делового двора.
Деловой двор – это сараи, построенные буквой «П». В просветах
между досками была видна Кама. На скорую руку построили
трёхэтажные нары. В каждом бараке горела чугунная печь. Около
печи было тепло, а в конце барака – иней и гулял ветер.
Из акта комиссии Краснокамского городского отдела НКВД и
ВКП (б) по обследованию материально-бытовых условий
спецмобилизованных немок, работающих в тресте
«Краснокамскнефть»: «К моменту обследования в стенах
сплошные щели, потолок провис и держится на подпорках,
угрожает опасностью жильцам. Стёкла побиты, вторые рамы
установлены не полностью, также и газовые плиты. Двери
закрываются не плотно, крыша протекает, сушилка не
построена, прачечная отсутствует, кухни для приготовления
пищи нет. Одеяла совсем не выдавались…»
Молодым женщинам и девушкам приходилось осваивать
новые профессии. С этой целью проводилось краткосрочное
обучение.
Из архивных данных.
Приказ №267 от 30 июля 1944 г.
1.Провести с 30 июля 1944 года целевое краткосрочное обучение
по специальности формовщиков по изготовлению
гипсоблочных пустотелых камней следующих рабочих:
(фамилии 17 девушек и женщин). Срок обучения 15 дней.
Инструктор т. Башмаков.
2.Провести с 25 июля 1944 года обучение по квалификации
лесорубов следующих рабочих (фамилии 7 девушек). Срок
обучения 1 месяц. Инструктор т. Гаврин
Тяжёлые условия жизни и труда, унизительное положение порой
вызывали протест у определённой части трудармейцев. Власти
умело противодействовали «негативным» проявлениям со
стороны трудармейцев, применяя суровые наказания.
Из протокола допроса обвиняемой трудармейки ЕВЫ
ФЁДОРОВНЫ БЕХТГОЛЬД, рабочей Камского бумкомбината.
Её обвинили в антисоветской агитации среди мобилизованных
немок. «В конце июня или в начале июля месяца 1943 года в беседе
с мобилизованными немками я высказала сомнение в скором
окончании войны, заявив, что территория Советского Союза
немцами занята очень большая, и Красная Армия её за короткое
время не освободит. Следовательно, война между Германией и
Советским Союзом затянется.
22 ноября 1943 года по вопросу снижения нормы хлеба для рабочих
карьера я сказала: «Посадить бы на такую норму тех, кто издал
такой приказ».
Ева Фёдоровна за проведение антисоветской агитации была
приговорена к 6 годам лишения свободы. Реабилитирована в 1965
году.
Где бы ни работали люди немецкой национальности, какие бы
лишения они не терпели, несчастье своей Родины они
воспринимали как своё собственное горе, понимали, что война
есть война, и все несправедливости списывали на её счёт.
Из воспоминаний ВИТАЛИЯ ЯКОВЛЕВИЧА ЧЕРНЫШЁВА,
инженера-электрика Краснокамского нефтепромысла: «Не
переоценить роль девушек немецкой национальности в
обеспечении электроснабжения добычи нефти на промыслах
«Краснокамскнефть». Помню Розу Шваб и Агнессу Рейнер,Олю
Бендер (Кисс), Валю Эпп (Фукс), Нину и Эльзу Курц и многих
других. Мы все относились к ним, как к основным работникам. Я
не помню, чтобы кто-то из нас, работающих, упрекнул их в
принадлежности к немецкой национальности. Они трудились,
вкладывая все силы в победу над врагом».
Из казахских степей в
Краснокамск была направлена
МАРТА ПЕТРОВНА ДИК
(МЕДВЕДЕВА).
Мать Марты сумела захватить
старое одеяло, из которого
потом сшила Марте юбку. Без
неё девушке было бы совсем
плохо: здесь, на Урале, она
валила лес. Из-за недоедания у
неё началась дистрофия. Но её
состояние заметили вовремя и
начали лечить. После этого
Марта стала разрисовывать
игрушки, а впоследствии ей,
немке, доверили нарисовать
портрет Сталина, который
долгое время висел у проходной
Бумкомбината.
Из воспоминаний бывшей
трудармейки ГРАУБЕРГЕР
АННЫ АНДРЕЕВНЫ: «В
Трудовой армии научились
валить лес, выполнять любые
строительные работы.
Делали гипсоблоки,
шлакоблоки и многое другое.
На работу ходили в
деревянных колодках: другой
обуви не было. Полураздетые,
опухшие от голода. В бараках
было холодно. Под утро вода в
вёдрах застывала, а одежда
примерзала к нарам.
Самое страшное, что
каждый день кого-нибудь не
досчитывались».
На Камском бумкомбинате
работала ТЕЙШ ФРИДА
АЛЬБЕРТОВНА. Здесь
готовили продукцию для
фронта. Фриде не было ещё и
16 лет, а работа была
физически тяжёлой, подчас
непосильной для хрупкой
девушки. Но она очень
старалась, и уже в начале
декабря 1943 года в
торжественной обстановке ей
вручили удостоверение
«Стахановец военного
времени».
Просматривая архивные данные тех лет, с удовлетворением
отмечаешь, что эти удивительные немочки-трудармейки работали
на совесть, и их труд отмечали благодарностями, премиями.
Из Приказа №95 от 27 марта 1944 года треста
«Молотовнефтестрой»: «За отличные показатели в деле освоения
стахановских методов в организованной на 2-м участке т.
Смыслина стахановской школы премировать лучших
штукатуров:
Луя Э.И. – платьем
Клам Ф.Д. – платьем
Майер Е.Г. – платьем
Эйдемиллер Б.Г. – платьем
Герман Р.А. – платьем
Клюк С.Я. – платьем».
Сегодня ХОТЕЛОСЬ БЫ
ВСЕХ ПОИМЁННО
НАЗВАТЬ….
Их тысячи, кто прошёл через Трудовую армию.
Антонова (Пфайфер) Лидия Борисовна, Винс Елена Ивановна,
Буланкова (Гофман) Барбета Иосифовна, Сусликова (Бендер)
Ольга Ивановна, Вильмс Пётр Петрович, Франк Эдуард
Яковлевич, Граф Фрида Карловна, Корчагина (Цандер)
Антонина Фердинандовна, Зырянова (Адольф) Фрида
Георгиевна, Завадская Мария Абрамовна, Гельд Ирма Яковлевна,
Мюллер Эрнестина Ивановна, Горих Александра Кондратьевна,
Бауэр Эмиль Фридебертович, Кудрявцева (Вегеле) Софья
Филипповна, Герман Берта Александровна, Лебедева (Ширлинг)
Эрика Абрамовна, Энц Гильда Владимировна, Церр Геди
Адольфовна, Раушенбах Виктор Брунович, Файчук Матильда
Александровна и многие, многие другие…
Неугасима память поколений,
И ради тех, чью память свято чтим,
Давайте, люди, встанем на мгновенье
И в скорби постоим и помолчим…
•
Невозможно спокойно читать и
слушать воспоминания бывших
трудармейцев.
САК ЭММАНУИЛ ЯКОВЛЕВИЧ
в Казахстане ещё до войны
похоронил всех своих родных. В
апреле 1942 года был мобилизован
в Трудовую Армию. Под конвоем
привезли в лагерь. Это был
Байкалострой
Челябметаллургстроя. Поселили
в бараках, в каждом было по 200300 человек. Спали на голых
нарах, кормили баландой, в
которой каждую крупиночку
можно было сосчитать. Люди
падали и умирали от голода,
холода и болезней. Его разыскала
двоюродная сестра Эмилия,
которая в Трудовой армии была в
Краснокамске. Здесь они наконецто встретились.
В Челябметаллургстрой
попал и ЭМИЛЬ БАУЕР.
Здесь были шахты, рудники,
леса. Это был страшный
лагерь, с колючей
проволокой, собаками,
конвоем. Из всей его бригады
в живых осталось 6 человек.
Многие девушки – немки вышли замуж за русских парней,
сменив свои немецкие фамилии. Они связали свою судьбу с
нашим городом Краснокамском.
Сегодня из бывших трудармейцев в живых осталось 16
человек.
Через четыре десятилетия после войны Родина признала
трудовой подвиг российских немцев в годы войны:
краснокамские трудармейцы были награждены медалями
«За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны
1941-1945 годов». К сожалению, не все дожили до этой поры.
В конце 40-х годов началась волна репатриации –
возвращения на Родину советских немцев, угнанных в
Германию и Польшу с оккупированных земель. Но вместо
своих обжитых мест они угодили в лагеря спецпоселенцев.
Осенью 1945 года в Молотовскую область таким образом
прибыло 15 тысяч репатриантов, из них 2 тысячи были
направлены в Краснокамск. К бывшим трудармейцам
после войны присоединились их дети, которые приехали на
«воссоединение» с семьями преимущественно из
Казахстана.
В 1948 году был издан очередной Указ Президиума Верховного
Совета СССР о том, что немцы, самовольно покинувшие место
спецпоселения, караются 20-летней каторгой. Спецпереселенцы
без разрешения спецкомендатур НКВД не имели права отлучаться
за пределы района. Без разрешения комендатуры никто не имел
права съездить даже в Пермь. Это касалось и взрослых, и детей.
Спецпереселение продолжалось до 1956 года. В 1964 году
Президиум Верховного Совета СССР принял постановление,
касающееся людей немецкой национальности. Огульные
ОБВИНЕНИЯ в отношении немецкого населения БЫЛИ
СНЯТЫ, но ВОЗВРАЩАТЬСЯ В ТЕ МЕСТА, ОТКУДА ОНИ
БЫЛИ РОДОМ, РОССИЙСКИЕ НЕМЦЫ НЕ ИМЕЛИ ПРАВА.
Да и некуда было им возвращаться: их дома давно уже были
заняты другими людьми.
АВТОНОМНАЯ РЕСПУБЛИКА НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ НЕ
БЫЛА ВОССТАНОВЛЕНА.
Где похоронены тысячи
российских немцев Поволжья,
Украины, Крыма и других
областей во время
депортации, в трудармейских
лагерях, в чужих землях
Германии , Польши?
Об этом ни слова!
СТРАШНО БЫТЬ
ОБОЛГАННЫМ!
СТРАШНО ПРИНИМАТЬ
НЕЗАСЛУЖЕННУЮ КАРУ!
Саммет российских немцев в Краснокамске. Бывшие
трудармейцы.
Депортация и спецпоселение нанесли немецкому населению
нашей страны не только тяжёлый физический урон, но и
глубочайшую моральную травму. В течение многих послевоенных
лет в стране существовало табу на немецкую тему. В результате
одна часть российских немцев быстро ассимилировалась, другая
часть стала связывать своё будущее с эмиграцией в Германию. По
переписи 1959 года в Краснокамске проживало около 4 тысяч
немцев, по переписи 1989 года – 1530 человек. В настоящее время
около тысячи. За эти годы они всей душой прикипели к
Краснокамску, он навечно стал для них Малой Родиной. В 1990
году немцы Краснокамска создали общественную организацию
«ВОЗРОЖДЕНИЕ» («ВИДЕРГЕБУРТ»). И каждый год 28 августа
в День Памяти и Скорби члены общества «Возрождение»
вспоминают имена тех, кто стойко вынес тяготы Трудовой армии,
депортации и лагерей. ЭТО НАДО ЗНАТЬ, ОБ ЭТОМ НАДО
ПОМНИТЬ!
Экспозиция к Дню Памяти и Скорби в городском музее.
Макет одного из бараков, где жили российские немцы в годы
войны.
28 августа к памятнику жертвам репрессий возлагается
памятный венок
В городе Энгельсе
Саратовской области 26
августа 2011 года был
открыт памятник
РОССИЙСКИМ НЕМЦАМ
- ЖЕРТВАМ РЕПРЕССИЙ.
Мемориал состоит из двух
фигур, изображающих
взрослого человека и
юношу, а также чёрной
вертикальной плоскости,
символизирующей границу
между жизнью до
депортации и после неё.
Каждый год 28 августа и
30 октября в городе проводится
митинг памяти тех, кто попал
под пресс репрессий. Мы
вспоминаем и российских
немцев – жертв этих репрессий.
И каждый раз мы произносим
слова замечательного человека,
почётного жителя нашего
города Петра Петерса: «Очень
хочется, чтобы между нами,
людьми разных
национальностей, не было
вражды, ведь все мы являемся
РОССИЯНАМИ».
Документ
Категория
Презентации по истории
Просмотров
52
Размер файла
13 575 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа