close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

гагарин

код для вставкиСкачать
К 50-летию первого полета человека в космос: Новые и невыдуманные истории о Юре Гагарине и других первых космонавтах
К 50-летию
первого полета человека в космос
Новые и невыдуманные истории
о Юре Гагарине,
других первых космонавтах
и фотографе Косте Караичеве
вместе с никогда никем не виданными фотографиями
Пущино-2011
_________________________________________________
Памяти
Юрия Гагарина и Константина Караичева
посвящается
Первое событие:
заочная встреча с Юрием Гагариным
Двенадцатое апреля – многозначащий день. В 2011 году – это день
50-летия полета Юрия Гагарина сами знаете куда. Это 50-летие
первого полета человека в космос. Это еще и 49-й по счету День
космонавтики.
Для меня лично, кроме всего прочего и как у всех людей, – это день
50-летия моего первого знакомства с Ю.Гагариным. Заочного
знакомства, которому, вообще говоря, я никогда не придавал ну
совершенно никакого значения.
К наступлению того «дня знакомства» я благополучно обучался
основам физики, математики и прочим азам науки, каждодневно по
паре раз перебегая из зоны Б своего общежития в Главном здании
МГУ на Ленинских горах в соседнее здание физфака за
обозначенными знаниями и в обратном направлении ради столования
и сладкого сна без сновидений.
Бегал, бегал, никогда не надевая верхней одежды, – вместе со
своим соседом по комнате 809 зоны Б Костей Караичевым, - как вдруг
услышал всесоюзный гром: 12 апреля 1961 года совершен первый в
мире полет человека в космос… С тех пор и знаком с этим
первочеловеком.
Полвека назад невозможно было найти собеседника, у которого не
вспыхивал бы огонек в глазах после произнесения слова «Гагарин». В
последние двадцать лет невозможно найти человека, потухший взгляд
у которого может быть оживлен любым словом. Кроме меня, что ли?
Пока горю, ознакомлю читателя с теми, многолетней давности,
эмоциональными событиями, связанными с именами Ю.Гагарина или
его друзей-космонавтов. Может, у него, читателя, тоже вспыхнут
искорки в глазах?
Так уж случилось, что эти события крайне тесно связаны и с Костей
Караичевым, оставившим нас тоже не вовремя.
Вот так выглядел Костя в
студенчестве в свои 22 года,
в 1964 году, уже в меру
«откормленный» и
повзрослевший.
Фото К.И.Караичева.
Публикуется впервые.
Сам себя он снять на
фотокамеру не мог, но мы
условимся: все фотки
относить к нему. Читай об
этом на стр. 5.
Таким образом, все нижесказанное посвящается двум лицам –
космонавту Юре Гагарину и фотографу Косте Караичеву, а точнее – их
памяти.
Второе событие второе заочное знакомство с Ю.Гагариным оказалось несколько сумбурным и как бы нечестным. 15 мая 1961
года, судя по летописи МГУ, в котором мы с Костей были студентами
первого курса физфака, ректор МГУ академик И.Г.Петровский сгоряча
направил
космонавту
поздравление-телеграмму
с
такими
душераздирающими словесами:
2
«Приветствие МГУ Герою Советского Союза летчику-космонавту
СССР майору Ю.А.Гагарину. Дорогой Юрий Алексеевич! Студенты,
аспиранты, профессора, преподаватели, сотрудники, весь 30тысячный коллектив Московского государственного университета
имени М.В.Ломоносова восхищены Вашим замечательным подвигом,
который навеки будет запечатлен в летописи завоеваний
человечеством тайн природы…»
Правильное по сути содержание письма вызвало у меня крайнее
возмущение
своими
«мелочами».
Так,
например,
почему
беспартийный академик вдруг решил, что я, как студент, и
окружающие меня студенты-физики восхищены и приветствуют? А
может, нет? Вправе ли он говорить за нас и не спросясь у нас? Мы что
– неживые? Ко мне никто не обращался за советом, написать это
приветствие или воздержаться от написания; ни один из известных
мне студентов тоже не был опрошен на предмет согласия с
приветствием. Не объявился ни профессор, ни иной «сотрудник»,
слышавший хотя бы о самом факте телеграфного приветствия
космонавта. И.Петровский же – и ректор, и академик, а поступил поворовски бездумно, безответственно и безнаказанно. Но главное –
так, как делали и делают все остальные «начальники» – от главного
дворника до президента страны. Захотел и сказал – якобы за всех
сразу, вместо всех, но не от имени всех.
Я
квалифицировал
поздравительную
телеграмму
как
фальсификацию, самодурство ректора. Обман со стороны академика
не усилил мою неразвитую любовь к майору Гагарину.
Во-вторых, почему это приветствие написано лишь 15 мая? Лично я
не допустил бы столь длительного воздержания…
По всем этим причинам я сделал свой и очень неожиданный для
всех вывод: в перечне событий на сайте МГУ допущена ошибочка.
Вероятно, И.Г.Петровский приветствовал Ю.Гагарина не 15 мая, а 15
апреля 1961 г, когда космонавт дал свою первую пресс-конференцию
в Доме ученых Академии наук СССР на улице Кропоткинской, на
побережье только что открытого бассейна Москва. Хотя тот факт, что
ректор не согласовал
приветствие со мною, сохранил свою
неактуальность, несмотря на указанную ошибку…
Кстати, именно во время полета в космос и поздравления
космонавта я находился в КПЗ московского отделения милиции 116,
что возле будущего магазина «Москва» на Ленинском проспекте, и
отбывал четырехдневное судебное наказание за произнесенную в
автобусе рейса 111 «МГУ – Площадь Революции» фразу «Чем
кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»
Очень обидную, как оказалось, для двух транспортных контролерок и
двух
случайных
мальчиков-милиционеров,
на
дармовщинку
попользовавших этот автобус. Настолько обидную, что все они
3
расписали в судебной бумаге, как я вырывал пистолет из кобуры
мента и грозил всех их перестрелять.
Иначе говоря, был я в краткосрочном тюремном заключении и
именно поэтому не мог знать о приветствии Ю.Гагарина от моего
имени.
Третье событие:
очная встреча с Юрием Гагариным
Более ярким и плодотворным оказалось третье, теперь уже очное
знакомство с первым летчиком-космонавтом СССР. 14 ноября 1961
года Ю.Гагарина встречали в актовом зале МГУ те же студенты,
аспиранты, преподаватели в торжественной обстановке: завлекли его
за стол президиума под мозаичными панно и громадным цветным
портретом В.И.Ленина, с цветами, микрофонами и ура-речами.
Ю.Гагарина опять приветствовал ректор И.Г.Петровский – теперь уже
сознательно от имени коллектива МГУ, частично расположившегося в
этом зале. Значит, более уважительно по отношению ко мне. Самый
первый космонавт был один на этой встрече, названной почему-то
пресс-конференцией для каких-то журналистов: то ли второму
летчику-космонавту Г.С.Титову было некогда, то ли он успел все
сказать на такой же конференции четыре месяца назад, то ли он
переживал утреннюю партийную взбучку за недостойное космонавта
поведение на курорте, то ли два первых временно раздружились.
Мы не журналисты. Мы умеренные любители таких сходок и по
совместительству студенты уже второго курса. Но мы и нам подобные,
а не какие-то неопознанные «советские и иностранные журналисты»
заполнили едва ли не весь громадный актовый зал. Вероятно, другого
подобного по размерам зала не было во всей Москве, не считая
только что отстроенного, но пока непригодного для использования
Кремлевского Дворца съездов. Если посчитать поштучно, окажется,
что всех нас было примерно полторы тысячи персонажей. Если
повнимательней всмотреться в отдельные участки территории этого
зала, студентов можно было найти от первых до последних рядов
партера, в безместных и не разделенных одна от другой боковых
«ложах», на разделяющих эти ложи и партер дубовых заборчиках,
всевозможных проходах, ступеньках, подоконниках, архитектурных
выступах колонн, за входной дверью – и где еще, я не знаю.
Коллективно мы, а не какие-то малочисленные журналисты,
составляли основу всего персонала, якобы приветствующего
космонавта. Правильнее сказать: встреча коллектива МГУ и
журналистов с героем-космонавтом.
4
Мы не приветствовали его, а просто присутствовали здесь,
приобретали возможность рассказать близким и потомкам, что
виделись воочию с первокосмонавтом.
Кто это – мы? Это я и тот самый Константин Иванович Караичев,
мой вечный друг, сосед по двухместной комнате в общежитии, в
дальнейшем партнер при решении домашних задач по методам
математической физики и коллективных записей лекций Иридия
Александровича Квасникова, Владимира Васильевича Мигулина, Рема
Викторовича Хохлова и других рядовых молоденьких преподавателей.
Я прибыл во студенты из безвестного сибирского Омска, Костя – из
знойного
и
прославленного
Сталинграда.
Оба
увлекались
фотографией – в той мере, которая нам была уготовлена эпохой:
фотоаппаратами «Смена» и «Зоркий», черно-белой негативной
фотопленкой в 32 и 65 единиц чувствительности, позже
некоммерческой пленкой А2 чувствительностью в 200 единиц,
домашней
обработкой
снимков
самодельными
растворами.
Фотографировали друг друга. Оба радовались необычному
выражению лица у Гены Иваницкого или прыжку Юры Малова через
легкоатлетический барьер в беге на 110 метров в трехзальном
спортивном корпусе; вечером и ночью закрывали единственное
огромное окно шерстяным одеялом и изощрялись в создании
фотоснимков с помощью фотоувеличителя «Нева-2М», проявителя
Дуловича, гипосульфита и многочисленных пластмассовых ванночек.
Я, однако, не слишком смел и не в состоянии вот так, запросто,
выйти на видное место в этом огромном зале, подойти к столу
президиума
и
фотографировать
своим
новоприобретенным
«Кристаллом» или «Зенитом-3М» содержимое этого стола. А Костя не
имел комплексов неполноценности
и, вооружившись
моей
фотокамерой и где-то заранее добытым объективом ТАИР-11,
бесстрашно делал все, что ему хотелось.
Так что фотоснимки, как правило, были сделаны именно им. Много
реже мною или Геннадием Игоревичем Иваницким. Обрабатывались
они, напротив, чаще мною в домашней ночной фотолаборатории.
Иными словами, все фотоснимки – результат нашего совместного
творчества, итог умозаключений трех голов, бесчисленных
перемещений трех пар ног, рук, глаз. В дальнейшем этот результат
будет приписан единоавторству Кости Караичева – для простоты и в
честь самого энергичного фотографа и самого блистательного ума на
всем курсе, представленном пятью сотнями студентов.
Вот первый его снимок из серии о космонавтах, сделанный именно
на этой встрече студентов с теми, кто в президиуме, или на «прессконференции для советских и иностранных журналистов».
5
14 ноября 1961 года.
Пока И.Г.Петровский отвлек свой взор на приоткрывание
форточки и на речистого В.В.Коккинаки на трибуне, майор
Ю.Гагарин в ожидании вручения ему золотой медали имени
К.Э.Циолковского скромно рассматривает поступившие к нему
бумажки с вопросами от неугомонных студентов, тем самым
подтверждая их главенствующую роль в этом зале.
Какое ни есть, а фото К.И.Караичева. Публикуется впервые
6
Ну и второй снимок – почти сразу после первого…
14 ноября 1961 года.
Ю.Гагарин показывает всем присутствующим свой шрам на левом
надбровье, который появился всего три недели назад сразу после
выписывания из сокольнического госпиталя, где он залечивал следы
ночного подвига с медицинской сестрой на черноморском курорте. Ну
и дополнительные две геройские звезды, отсутствующие полгода
назад.
Какое ни есть, а фото К.И.Караичева. Публикуется впервые
По окончании этой сходки, после слов председателя о закрытии
конференции и по неписанным законам исполнялся Гимн Советского
Союза. Высококачественную музыку давали нам два громадных, едва
ли не в полкубометра, деревянных ящика в обоих углах сцены, в
которых
спрятаны
самые
совершенные
динамические
громкоговорители. Костя запечатлел Ю.Гагарина в эти недолгие пять
минут. Только Костя: других фотокорреспондентов вовсе не
интересовали такие мелочные и неинтересные факты, как стойка
смирно и выслушивание гимна.
7
14 ноября 1961 года.
Смирно! – когда исполняется Гимн Советского
Союза. Такой закон. Такая традиция.
Ю. Гагарин чтил свой гимн и свою страну.
Такого фото К.И.Караичева нигде не увидишь.
Публикуется впервые.
8
14 ноября 1961 года.
Не выдержал: слова Гимна сами лились…
Нет, Ю.Гагарин не солировал, но почти шепотом
подпевал коллективу, заполнившему актовый зал.
Такого фото К.И.Караичева нигде не увидишь.
Публикуется впервые.
До сих пор никто не сказал о таланте Ю.Гагарина в пении, не
показал его при исполнении Гимна Советского Союза – единственной
и неповторимой его Родины. Мы с Костей запечатлели это ушами,
глазами и фотографиями – первые и даже единственные открыватели.
О космонавте люди еще как-то помнят, о его Родине и способности
безголосо петь – нет.
Съемка велась из разных мест: в первый раз с одной стороны
актового зала (назовем ее левой), во второй и третий раз – справа.
Это означает, в частности, что в зале хватало места для перемещения
фотографа-любителя и что фотографировать было «позволено»
любому желающему, включая студента второго курса, да еще и
ростом меньше ста шестидесяти сантиметров. Попробуй-ка сделать то
же сейчас, в эру «демократии»!
Кстати, в перечне событий на сайте МГУ снова допущена ошибка:
там указано, что встреча состоялась 15 декабря 1961 года – именно в
тот день, когда Ю.Гагарин завершал свою длительную командировку
по маршруту Индия-Цейлон-Афганистан и лишь готовился к
завтрашнему вылету из Кабула в Ташкент. Месячная медлительность
9
регулярно преследовала того, кто заполнял сайт МГУ… Интересно бы
узнать, ошибка это или намеренное введение читателей в
заблуждение?
Четвертое событие:
встреча с А.Николаевым и П.Поповичем
18 августа 1962 г Андриян Григорьевич Николаев и Павел
Романович Попович, за четыре дня отлетав в сумме 105 оборотов
вокруг Земли, прилетели в Москву и сразу из аэропорта Внуково
прибыли по Ленинскому проспекту к Мавзолею В.И.Ленина. Ну а мы с
Костей и Геной – тут как тут, с фотоаппаратами: хорошо, что
космонавты показываются нам по субботам, когда можно не учиться.
18 августа 1962 года.
Один из нас фотографирует сбоку: А. Николаев и П. Попович
только что отговорили свои благодарственные речи в адреса
партии, правительства и советского народа и теперь безропотно
гуляют в этом самом народе, представленном должностными
лицами.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
10
18 августа 1962 года.
… другой в анфас: А. Николаев один. П.Попович прячется где-то
слева от объектива. Но наверняка тоже под бдительным
обхаживанием людей в форме и шляпках…
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
Пятое событие:
встреча студентов с Германом Титовым
Второй космонавт Земли прибыл к нам на физфак на празднование
Дня Архимеда. То был день 7 мая 1963 года, когда мы с Костей
заканчивали обучение как студенты-третьекурсники.
11
7 мая 1963 года.
Конечно, наиболее активные студенты и здесь не отстали:
одарили Германа Степановича Титова неофициальным значком
физфака и сопровождали от самого автомобиля, доставившего
его в наши, студенческие объятия,..
Фото К.И.Караичева – Г.И.Иваницкого. Публикуется впервые.
7 мая 1963 года.
… до ракеты, еще вчера построенной ловкими руками тех же
студентов на фасадной стене здания физфака.
Вот она, ракета из тряпочек с люком в форме внутриоконной
межкомнатной двери и со смотровой площадкой, изготовленной
из высококачественного металлопроката сталь-3.
Пару часов театрализованного представления запечатлили на
века К.И.Караичев с Г.И.Иваницким. Публикуется впервые
12
Вот как выглядела взлетная площадка с установленной на ней
ракетой, специально подготовленные для полета и приветствия
Г.Титова. Ее ведь тоже наверняка никто из современников не
видел…На следующем снимке входное отверстие ракеты
расположено над входом в здание физфака, и к нему ведет
лестничный бульвар, пока не озелененный.
7 мая 1963 года.
Так готовилась публика, собравшаяся у входа на физфак, к
предстоящей встрече со вторым космонавтом Земли. Взоры
обращены не на макет ракеты и только что изобретенные Арменом
Сарвазяном значки физфака на фасадной стене здания, а на
приближающегося сюда же самого Г.Титова.
Интересно, а что видят при этом люди из окна пятого этажа?
Фото К.И.Караичева – Г.И.Иваницкого. Публикуется впервые
Гена Иваницкий не всегда радовал нас своим студенческим
присутствием. Еще до окончания первого курса он уехал в Сибирь, в
город, позже сообщенный нам как Дивногорск, чтобы там строить
коммунизм, и якобы на заработки. Через пару лет вернулся, на
заработанные средства поразгружал вагоны на товарном дворе рядом
с Главным зданием МГУ, понаделал множество фотонегативов
(включая фотоснимки с праздника Архимеда-1963, в том числе
седьмомайские), пожурил меня за безобразно выполненный его наказ
с пересылкой книг в новоназванную столицу Таджикистана Душанбе и
исчез навсегда. Где же ты, Гена?
13
Шестое событие:
встреча первой женщины-космонавта и ее
космического напарника
Валентина Владимировна Терешкова и Валерий Федорович
Быковский побывали в космосе почти одновременно и каждый в
собственном корабле. Оба вернулись на Землю 19 июня 1963 года и в
Москву 22 июня, во Внуково, где мы их и ожидали или, как теперь
говорят, коллективно встречали.
22 июня 1963 года. Аэропорт Внуково.
В трех десятках метров от доставившего космонавтов
самолета. Первые улыбки, цветы, приветствия. К идущим по
летному полю В.Терешковой и В.Быковскому не пробиться
простому фотографу-любителю: огромная людская толпа
перегородила
всеснимок
подходы.
Следующий
сделан сбоку и чуть раньше, чем то, что
Кого
это
они,
космонавты,
поддерживают
свободными
от
известно остальному человечеству
по фотографии
журналиста
цветов и приветствий руками?
Валерия Генде-Роте (http://www.gendeФото К.И.Караичева – И.Г.Иваницкого. Публикуется впервые.
rote.com/eng/gallery/kosmos/tereshkova/photo_4.html).
14
22 июня 1963 года. Аэропорт Внуково.
Все еще не подошли к аэровокзалу. Цветы сданы куда-то «на
хранение», но улыбки с лиц не сняты. Ведут космонавты,
оказывается, радующегося дядьку с фамилией Хрущев…
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые
Седьмое событие:
вторая встреча при Мавзолее В.И.Ленина
Все знают, что Герман Титов летом, 6-7 августа 1961 года отлетал
в космосе свои двадцать пять часов и тем самым стал вторым
космонавтом планеты.
Кое-кто знает, что вчера, 6 ноября 1963 года, Ю.Гагарин стал
полковником. Сегодня же он вместе с Г.Титовым отмечал это событие
на трибуне Мавзолея Ленина, всего год назад наполовину
опустевшего без выкраденного забальзамированного тела Сталина.
Чесались у кого-то ручонки и извилины…
15
7 ноября 1963 года.
В ожидании более важной публики Г.Титов веселит присутствующих на
трибуне Мавзолея В.И.Ленина «людей в штатском» под водительством
предполагаемого генерал-полковника Д.Устинова показом анекдотичного
ребуса. Ю.Гагарин наблюдает чуть со стороны, как не очень свой в этой
компании, но тоже заулыбался...
Такого фото К.И.Караичева нигде не увидишь. Публикуется впервые.
16
Восьмое событие:
третья встреча при Мавзолее В.И.Ленина
19 октября 1964 года.
Готовится торжественная церемония оглашения с трибуны
Мавзолея В.И.Ленина очередного вселенского события – полета
первого группового экипажа в составе космонавтов Комарова
Владимира Михайловича, Егорова Бориса Борисовича и Феоктистова
Константина Петровича 12—13 октября 1964 года на первом
космическом аппарате «Восход».
Сходятся первые посетители: Передовики Комаров и Леонид Ильич
Брежнев радостно встречают Семена Михайловича Буденного.
Такого фото К.И.Караичева нигде не увидишь. Публикуется впервые.
19 октября 1964 года.
Трибуна постепенно заполняется отстающими. Слева направо:
Ю.Гагарин, Г.Титов, А.Николаев, В.Николаева-Терешкова, П.
Попович, Л.Брежнев, В.Комаров, Анастас Иванович.Микоян,
К.Феоктистов.
Фото К.И.Караичева – Г.И.Иваницкого. Публикуется впервые.
17
19 октября 1964 года.
Вот и все на месте. Слева направо: Ю.Гагарин, Г.Титов, А. Николаев,
В.Николаева-Терешкова, В.Комаров, А.Микоян, К.Феоктистов, Алексей
Николаевич Косыгин, Б.Егоров, Михаил Андреевич Суслов и не
идентифицированные другие.
Фото К.И.Караичева – Г.И.Иваницкого. Публикуется впервые.
18
Девятое, предпоследнее событие:
Случайная встреча с Юрием Гагариным
Именно так. Шел как-то с Красной площади Ю.Гагарин. Его
окружила огромная толпа зевак. На пересечении с улицей 25-летия
Октября его и застал наш Костя.
Когда это было, доподлинно неизвестно…
Но было… вскоре после 10.09.1962.
На самом переднем плане и в самом центре расположился затылок
Гены Иваницкого, прикрывшего собой Валерия Быковского. Возится он
со своим фотоаппаратом и, похоже, тем самым веселит Юрия
Гагарина. Пришлось Косте заменить Гену и сделать вот этот кадр…
В этом месте еще не было построено то краснеющее безобразие,
которое оскорбило век Гагарина названием «казанский собор» и
перегородило Исторический проезд.
Не лучшим
образом запечатлен
ГУМ. Зато
приемлемо отражена
Десятое
и последнее
событие:
современная
фототехника
–
камера
«Зоркий»
у
очкарика сзади Юрия
встреча с целым отрядом космонавтов
Гагарина. Да и свободная обстановка очевидна: никаких охранников,
ментов, людей в форме и шляпках!
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
19
Десятое, последнее событие:
Встреча с целым отрядом космонавтов
Эта встреча коллектива МГУ и журналистов с многочисленными
космонавтами пришлась на 26 марта 1965 года.
«Литературная газета» №39 от 27 марта 1965 года словами
журналистки Г. Башкировой писала о ней так. «Шестая космическая…
Пресс-конференция П.И.Беляева и А.А.Леонова. Раз, два, три…
четыре кордона, и возле каждого толпа студентов, и вопрос как на
театральной премьере: «Нет лишнего билетика?» А в актовом зале
МГУ почти все полторы тысячи мест уже заняты за целый час до
начала пресс-конференции. Журналисты бродят по залу, ищут каждый
себе самое удобное по каким-то им одним ведомым стратегическим
соображениям место, а собратья из конкурирующих газет и журналов
пытаются разгадать эту «стратегию». …среди почетных гостей –
академиков, физиков, химиков, биологов… Ровно в три часа
начинается шестая по счету «космическая» пресс-конференция.
Космонавты не опаздывают».
У нас, не журналистов, то же событие, обрисованное моими
словами и с помощью имеющихся фотографий, выглядело несколько
иначе. То была не «шестая космическая», а по меньшей мере
восьмая, причем по меньшей мере седьмая только в актовом зале
МГУ. Конференцию давали не П.Беляев и А.Леонов, а
многочисленные, по меньшей мере вдевятером, космонавты, и
проводилась она в честь полета П.Беляева и А.Леонова. Такие вот
студенческие поправочки.
Ну и по третьей журналистской «модификации». Среда, 24 марта
1965 года. У не самого главного входа в Главное здание МГУ на
Ленинских горах, обращенного к физфаку с химфаком, – простое
объявление о прибытии к нам группы космонавтов, включающей
П.Беляева и А.Леонова. Написанное не Репиным простым чертежным
почерком на обычном ватмане в два склеенных листа с помощью
самого широкого чертежного пера и синей и черной туши. Повешенное
на фанерно-деревянном щите на двухметровой высоты деревянных
ножках. Висит два или три дня, не вызывая горячих эмоций. Ни на
физфаке, ни внутри Главного здания таких объявлений больше не
видел.
Для «подступа» к актовому залу – никаких препятствий. Это
справедливо для студентов МГУ и тем более для проживающих здесь.
Билетики (о которых назавтра распространялась журналистка из
газеты) не предусморены. Внутри здания. Мода такая пока не
завелась. Бдительные вахтерши все равно никого чужого не
20
пропустят. Ажиотажа нет и у самого главного входа в высотное
здание, хотя крутится множество всякого люда.
Мы вдвоем все еще студенты физфака, хотя очень скоро, 8
февраля 1966 года, получим свои дипломы физиков и распрощаемся
навсегда. Пока же мы бегаем, как дети-несмышленыши, туда-сюда: то
за запасной фотопленкой к газетному киоску, то домой за
фотокассетой или штативом. Наконец успокоились и утвердились в
зале.
Снова зал заполнен, как и два, и четыре года назад. Однако
далеко не «целый час» восседают тутошние пришельцы. Да и не
могло быть иначе: представьте себе, что за воздушная атмосфера
осталась бы в зале, будь здесь полторы тысячи лиц в течение часа.
Или, напротив, если б были открыты – в марте! – все форточки…
Мы, как постоянные посетители и знатоки всех зданий и этого зала,
умеющие беспрепятственно двигаться во всех направлениях и сквозь
любые преграды, и здесь, в толпе, были как чебаки в реке. Юркость
Кости оценивается в 56 килограммов массы тела при росте 158
сантиметров, моя – в 65 и 175. Я устроился где-то на уровне 15-го
ряда по правую сторону от сидячих мест и наблюдал за всем
происходящим стоя. По укоренившейся в аудиториях физфака
привычке: не нарушать ход событий, если понадобится выйти. Костя
шнырял повсюду, невозмутимо перешагивая, если было надо, через
кого угодно, протираясь о колени всяких академиков, с произвольно
соскакивающими с языка и ничему не обязывающими извинениями.
Этакий юркий, невозмутимый и вежливый.
Когда за столом президиума собрались все те, кто был
«запланирован», встал М.В. Келдыш и произнес самую обычную, даже
стандартную речь со смещением ее направления к космосу.
Вот в таком порядке располагались семеро космонавтов за этим
длиннющим столом (слева направо): Попович – Титов – Гагарин –
Беляев – Келдыш – Леонов – Комаров – Егоров. Удостовериться в
этом можно как на последовательно выполненных наших
фотографиях, так и на общей фотографии корреспондента РИА
Новости Давида Шоломовича (http://visualrian.ru/images/item/616458).
Позже появлялись еще и А.Николаев с К.Феоктистовым, но им не
довелось быть запечатленными неудавшимися фотографамилюбителями.
Тем временем всякие бумажки передавались из зала, заполняли
стол президиума и разбирались по-фамильно, по своему прямому
назначению. Позже космонавты поочередно вставали и отвечали на
указанные там вопросы либо делали то же не приподнимаясь со
стула.
21
26 марта 1965 года.
Вот «левая» часть стола президиума: Леонов и Титов веселятся в
связи с вопросом, поступившим к ним, и тем ребусом, которым пару
лет назад развлекалась другая публика на трибуне Мавзолея Ленина.
Гагарин увлечен залом.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
Потом П.Беляев показал одному из любопытствующих свою новую
медальку.
26 марта 1965 года.
«Центр» стола президиума. Ю.Гагарин, как и А.Леонов, увлечен
событиями в зале. П.Беляев показывает только что полученную из
рук
М.Келдыша
золотую
медаль
имени
К.Э.Циолковского
интересующимся созерцателям, и за ним приглядывает Г.Титов.
М.Келдыш готовится к своему последующему слову, которым он
огласит награждение А.Леонова и пригласит на трибуну этого
обладаеля медали.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые
22
Наиболее неудачным для Кости оказалась правая сторона стола
президиума: к ней он не успел подойти из-за обрыва пленки (внутри
фотоаппарата), и мне пришлось выполнять его работу со своего
условно пятнадцатого ряда с помощью слабосильного объектива
Индустар-50 и новенькой, недавно приобретенной фотокамеры
«Кристалл».
26 марта 1965 года.
«Правая» часть стола президиума. На переднем плане грустно рассматривающие тысячный зал Леонов, Комаров и
Егоров…
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые
Всем им, бедненьким космонавтам, пришлось несладко… Попробуй,
разберись с этой кучей бумажек, будто птичьей стаей слетевшихся на
стол.
26 марта 1965 года.
Громадная куча фотографий и бумажек с вопросами! Леонов и
Комаров обсуждают, как и кому из них двоих справляться с этой
кучей. «Я отвечаю первым или ты?»
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые
23
Хорошо, что почти все обращения адресованы не В.Комарову…
26 марта 1965 года.
А.Леонов почитывает вопросы, направленные в его личный адрес,
и уже готовится к своему выступлению с пленарным докладом.
В.Комаров слушает очередной фрагмент речи М.Келдыша.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
В ответ на теплые слова Президента Академии наук и получение
сладковатой для души золотой медали имени К.Э.Циолковского на
трибуну взошел П.Беляев ради пространной речи минут на двадцать.
26 марта 1965 года.
«Алексей Леонов произвел все подготовительные операции для
выхода в космическое пространство и с нетерпением ожидал моей
команды. Он хотел выскочить в космос даже раньше намеченного
программой срока, но я его удержал», - сказал старший по воинскому
званию П.Беляев.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
24
Тем временем А.Леонов тщательно перечитывал и зубрил свою
речь, чтобы не попасть впросак с каким-нибудь неизвестным словом,
когда наступит его очередь выхода к трибуне.
26 марта 1965 года.
А.Леонов тщательно готовится к своему отчету перед
представителями Академии наук СССР, журналистами, работниками
МГУ, к ответам на вопросы студентов и прочих любопытствующих,
Ему уже пора выходить к трибуне.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
25
Самыми
длительными
и
впечатлительными
оказались
обязательная речь А.Леонова, предоставленная ему как второму
пилоту корабля «Восход-2» председателем собрания М.Келдышем, и
ответы на сочинения всевозможных гениев, изложенные на
многочисленных «бумажках». Он долго и с хорошим знанием дела
пересказывал какие-то теоретические выкладки, стоя за ученической
доской с кусочком мела. А страждующие студенты злорадно
наслаждались тем, что не только им приходится чуть ли не ежедневно
пачкаться мелом перед доской и нудными преподавателями.
26 марта 1965 года.
А.Леонов, будучи уже едва ли не признанным художником-живописцем,
схематически изображает свое проникновение в космическое
пространство сквозь несозревшее мышление ученых и непроницаемые
стенки космического корабля.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
Его речь изобиловала не только страстью, эмоциями и
жестикуляцией, но также умением живописать и художественно
мыслить.
26
26 марта 1965 года.
А теперь можно и поговорить. «Блестяще доложил», как говаривал
его командир Н.Каманин.
С помощью мела и рисунков А.Леонов показывал на ученической
доске, как он выходил в открытый космос, как летал в нем и
входил обратно в корабль. Все это – не взирая на обжигающий
солнечный свет, обозначенный буквой S.
Такого фото К.И.Караичева нигде не увидишь. Публикуется впервые.
А.Леонов так рассказывал о выходе в космос: «Немного потянул на
себя фал и стал медленно приближаться к борту. Затем я снова
оттолкнулся от корабля и, поворачиваясь вокруг поперечной оси, стал
медленно отходить от корабля. Перед глазами открылось величие
космического простора. Яркие немигающие звезды на фоне темнофиолетового с переходом в бархатную черноту бездонного неба
сменялись видом Земли. Передо мною проплывали величавые
зеленые массивы, я узнал Волгу, горный хребет седого Урала, потом
видел Обь, Енисей, как будто я проплывал над огромной красочной
картой. Расстояние не позволило определить города и детали
рельефа, но тому, кто знаком с кистью и мольбертом, трудно
подыскать более величественную картину, чем та, которая открылась
передо мною. Солнце яркое, как бы вколоченное в черноту неба,
проникая лучами через забрало гермошлема, ощутимо согревало
лицо. Затем опять звезды, земные просторы» (Газета «Правда», 27
марта 1965 г.).
Тем временем Костя метался по зрительскому фронту и снимал…
27
26 марта 1965 года.
А вот он во всей своей красе – без космоса, мела и рисунков, но с
ореолом. И все не отходя от трибуны актового зала МГУ.
Такого фото К.И.Караичева нигде не увидишь. Публикуется
впервые.
А вот и другие космонавты, кроме Леонова и Беляева, - участники
конференции.
28
26 марта 1965 года.
Ю.Гагарин изучает и сравнивает вопросы, записанные на двух
бумажках. Фотограф же видит не бумажки и погоны, а четкий шрам и
поврежденный череп у левого надбровья.
Такого фото К.И.Караичева нигде не увидишь. Публикуется впервые.
29
26 марта 1965 года.
Ю.Гагарин выслушивает реакцию публики на его ответ по одному и
тому же вопросу, изложенному в двух бумажках. Похоже, надоело все до
чертиков… Четыре года, каждый день одно и то же…
…И всего одна Звезда Героя…
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
30
26 марта 1965 года.
Пока А.Леонов распространяется о своих космических способностях,
Г.Титов только готовится отвечать на вопросы публики.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
26 марта 1965 года.
… и, демонстрируя музыкальные пальчики левой руки, правой
регистрирует свои умозаключения по тем же вопросам от публики.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
31
26 марта 1965 года.
П.Попович смотрит явно не туда. Видно, держит в голове одну мысль о
том, как через три дня ему будут присваивать внеочередное воинское
звание полковника.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
26 марта 1985 года.
В.Комаров позирует специально Косте, демонстрируя карандаш и все
свои знаки отличия. Орел!
Б.Егоров готовится к аналогичной фотосъемке, наводя порядок на
столе.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
32
26 марта 1965 года.
В.Комаров
повторно
позирует
специально
Косте,
демонстрируя те же достоинства в полупрофиль, с улыбкой и без
свидетелей.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
26 марта 1965 года.
…И Б.Егоров дождался своей фотоочереди.
Фото К.И.Караичева. Публикуется впервые.
33
Послесловие
На этом наши с Костей и Геной заботы закончились навсегда:
интересующие нас пресс-конференции в МГУ более не устраивались
вплоть до нашего прощания с физфаком.
Судя по приведенным картинкам, Костя (и Гена) фотографировал
все, что ему нравилось и что он хотел. Он отснял многие кадры из
многих разных мест в огромном актовом зале МГУ, не испытывая
светхзатруднений с недостатком свободного места, в аэропорту, на
улицах и стадионах Москвы и у Мавзолея В.И.Ленина, не ощущая
каких-либо ограничений со стороны властей, начальства или тех
мнимых институтов, которые все мы в экстазе непрофессиональных
политиков называем цензурой. На всем протяжении полных пяти
студенческих лет мы втроем не подвергались никаким действиям
сторонних лиц, препятствующим нашим взаимодействиям с
космонавтами и выполнению фоторабот.
© Ю.Каминский, 2011 год
34
Документ
Категория
Наука и техника
Просмотров
147
Размер файла
21 556 Кб
Теги
космонавт, gagarin, день космонавтики, полет в космос, Юрий Гагарин
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа