close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

квалификации преступлений

код для вставки
Курсовая работа
2
Оглавление
Введение ....................................................................................................................... 3
Глава 1. Общая характеристика квалификации преступлений .............................. 4
§1. Понятие квалификации преступлений ............................................................ 4
§2. Уголовно-правовое значение квалификации преступлений ......................... 7
Глава 2. Общие основания квалификации преступлений ..................................... 11
§1. Этапы классификации ..................................................................................... 11
§2. Алгоритм квалификации преступлений ........................................................ 14
Заключение ................................................................................................................ 24
Список использованных нормативных источников и литературы ...................... 25
3
Введение
Общеизвестно, что под квалификацией преступления в уголовном праве
понимается установление и юридическое закрепление точного соответствия
между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления,
предусмотренного уголовно-правовой нормой.
Деятельность названных должностных лиц, иногда именуемая легальной
квалификацией, осуществляется в тесном единстве норм уголовного и
уголовно-процессуального
официальная
права.
квалификация,
уполномоченными
органами
Юридическое
значение
т.е.
осуществляемая
или
лицами
и
имеет
специально
обязательно
только
на
то
получившая
юридическое закрепление.
Целью
данного
исследования
является
изучение
квалификации
преступлений.
Указанная цель конкретизируется в постановке и решении ряда
следующих основных задач:
- раскрыть понятие квалификации преступлений;
- исследовать уголовно-правовое значение квалификации преступлений;
- исследовать этапы квалификации преступлений;
- охарактеризовать алгорит квалификации преступлений.
Нормативной базой исследования явились положения Конституции
Российской Федерации, действующего уголовного законодательства и иных
нормативных правовых актов.
Многие
ученые-правоведы
занимались
исследованием
вопросов,
связанных с квалификацией преступлений против жизни и здоровья. К ним
следует отнести: Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева, Г.Н. Борзенкова, В.С.
Комисарова, А.В. Наумова, В.Н. Кудрявцева и других авторов.
4
Глава 1. Общая характеристика квалификации преступлений
§1. Понятие квалификации преступлений
Термин «квалификация» (от лат. qualitas - качество и facio - делаю)
означает оценку деятельности людей в соответствии с заранее определенными
критериями (с точки зрения морали, нравственности, уровня подготовленности
к выполнению определенной задачи). Наиболее широкое применение этот
термин получил в праве, причем в таких отраслях, как гражданское и
(особенно) трудовое право, где его чаще употребляют в позитивном смысле,
например квалификация работы, под которой понимается характеристика
определенного вида деятельности по ее сложности, точности, ответственности.
Квалификация работника - это степень и вид профессиональной обученности,
имеющие значение для качества выполнения конкретного вида деятельности. В
уголовном и смежных с ним отраслях права криминального цикла (уголовном
процессе,
криминалистике,
криминологии)
термин
«квалификация»
применяется не просто к социальным явлениям, а к тем из них, которые в
соответствии с законом могут быть отнесены к преступлениям. Он определяет
не позитивные качества человека, а вид и тяжесть преступного деяния,
совершенного им, а значит, и уровень его общественной опасности и другие
признаки, позволяющие дать уголовно-правовую оценку действий субъекта.
Таким образом, квалификация преступления есть уголовно-правовая
оценка
конкретного
общественно
опасного
деяния,
устанавливающая
соответствие признаков совершенного деяния признакам состава преступления,
предусмотренного конкретной статьей уголовного закона. Когда такое
соответствие будет установлено, можно говорить о наличии преступления и о
статье Особенной части УК, под которую оно подпадает. В этом и состоит цель
квалификации.
Квалифицируя преступление, правоприменитель отвечает на следующие
вопросы, относящиеся к общественно опасному деянию и закону, подлежащему
применению:
5
– является ли преступлением деяние, подвергаемое анализу; не относится
ли оно к гражданско-правовым, административно-правовым деликтам либо
аморальным, безнравственным поступкам;
– если деяние является преступлением, то под какую конкретную статью
(часть, пункт) Особенной части УК оно подпадает;
–
подлежат
ли
применению
статьи
из
Общей
части
УК,
регламентирующие стадии осуществления преступления, вопросы соучастия,
обстоятельства,
исключающие
преступность
деяния,
множественность
преступлений;
– является ли действующим уголовный закон, подлежащий применению;
– нет ли коллизии, конкуренции уголовно-правовых норм;
– нет ли в действиях, совершенных лицом, юридических или фактических
ошибок;
– достаточно ли четко излагаются в статьях УК понятия, которые там
записаны, и возможно ли их однозначное толкование?
Ответив на эти вопросы, правоприменитель может дать уголовноправовую оценку действиям субъекта и в качестве формулы обвинения назвать
конкретную статью (часть, пункт) Особенной части УК со ссылкой (в
необходимых случаях) на статьи Общей части. Социальный характер и
обязательную силу по конкретному уголовному делу имеет только легальная
квалификация, т.е. уголовно-правовая оценка совершенного деяния, даваемая
судом.
Результаты
квалификации
фиксируются
в
документах,
предусмотренных УПК. Они имеют обязательную силу как для лица, чьи
действия оцениваются, так и для всех юридических лиц, уполномоченных
реализовать решения, вытекающие из квалификации деяния1.
Другие виды квалификации (доктринальная, неофициальная и т.п.) не
имеют обязательного значения. В частности, доктринальная квалификация
может учитываться законодательными органами при разработке новых
1
Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 2012. С. 30.
6
уголовных законов и правоприменителями для более глубокого уяснения уже
существующих законов, смысла уголовно-правовых норм и, как итог,
правильного их применения. Неофициальная квалификация преступлений,
даваемая гражданами либо средствами массовой информации по итогам
интерактивных и других опросов, также не порождает никаких правовых
последствий. Она может лишь отражать правовые взгляды отдельных лиц либо
служить показателем общественного мнения о качестве вновь принятого закона
или решения по какому-либо конкретному уголовному делу. В данной работе
речь пойдет о легальной квалификации, даваемой следствием или судом.
Понятие «квалификация» в теории и правоприменительной деятельности
употребляется в двух значениях: как процесс установления признаков
преступления в деянии лица, происходящий во времени, и как результат
деятельности следствия и суда, зафиксированный в процессуальном документе
(постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном
заключении, приговоре - как обвинительном, так и оправдательном - либо
определении суда). В последнем значении квалификации результат подводит
итог работе правоохранительных органов по установлению соответствия
признаков совершенного деяния конкретной норме уголовного закона,
подлежащей применению в данном случае.
Оба значения термина «квалификация» (процесс и результат) тесно
связаны между собой. Результат - формула обвинения - не может появиться
спонтанно, без предварительной познавательной деятельности следственных
органов и суда по установлению наличия состава преступления в поведении
лица, привлекающегося к уголовной ответственности. Для квалификации итога - обязательным признаком является ссылка на конкретную норму
уголовного закона. Формула обвинения должна содержать точное указание на
пункт, часть статьи Особенной части УК, а в необходимых случаях и на статьи
Общей части УК (например, ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ - покушение
на умышленное убийство двух и более лиц). Обязательная ссылка на уголовноправовую норму при квалификации позволяет отграничить преступление от
7
правонарушения, ответственность за которое устанавливается нормами других
отраслей
права.
Квалификация
как
результат
(итог)
закрепляется
в
соответствующем процессуальном документе следственных органов или суда.
С этого момента работу по квалификации деяния можно считать оконченной.
Процессуальный документ, оформленный с соблюдением требований УПК,
приобретает юридическую силу.
Излишне говорить, что такой итог может появиться только в результате
большой предварительной работы юристов по изучению обстоятельств
совершенного преступления, установлению отличительных признаков смежных
составов преступления, отысканию и сличению норм уголовного закона с
данным конкретным деянием. Работу следователей с полным основанием
можно отнести к разряду научно-познавательной деятельности, опирающейся
как на базовые фундаментальные науки (философию, общую теорию права,
социологию,
логику),
так
и
на
прикладные
(уголовный
процесс,
криминалистику, судебную психологию, психиатрию и др.).
С учетом сказанного можно дать следующее определение квалификации
преступления:
это
установление
и
юридическое
закрепление
точного
соответствия признаков совершенного общественно опасного деяния и
признаков состава преступления, предусмотренного конкретной уголовноправовой нормой1.
§2. Уголовно-правовое значение квалификации преступлений
Понятие квалификации имеет два взаимосвязанных значения: 1) процесс
установления признаков состава преступления в деянии лица и 2) результат
этого процесса: официальное признание и закрепление в юридическом
документе установленного соответствия между признаками совершенного
деяния и уголовно-правовой нормой.2
1
2
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2001. С. 5.
Курс уголовного права. Том 1. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова – М., 2013. – С. 94.
8
Квалификация преступления как процесс и его результат имеет
психологический, логический и правовой аспекты.
С точки зрения психологии она представляет собою мыслительный
процесс, связанный с решением конкретной задачи. Понятно, что четкое
мышление юриста, применяющего закон, помогает избежать ошибок при
квалификации, сделать вывод обоснованным и убедительным.
С логической точки зрения квалификацию преступления можно
рассматривать как построение силлогизма, в котором большой посылкой будет
норма закона, малой – признаки совершенного деяния, а выводом –
квалификация содеянного. Так, если установлено, что А. с корыстной целью
проник в чужую квартиру в отсутствие хозяев и вынес из нее ценные вещи
(малая посылка), а эти действия по закону образуют тайное хищение чужого
имущества, сопряженное с незаконным проникновением в жилище (большая
посылка), то содеянное должно квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ
как кража при отягчающих обстоятельствах (вывод).
Правовой аспект квалификации связан, прежде всего, со следующим.
Совершая преступление, субъект вступает в уголовно-правовое отношение с
государством. Но это отношение необходимо выявить, обозначить и
официально
закрепить
в
процессуальных
документах.
Квалификация
преступления и является таким обозначением и закреплением. Указывая статью
УК,
предусматривающую
совершенное
субъектом
деяние,
сотрудник
правоохранительного органа (дознаватель, следователь, прокурор) дает свою
оценку
указанному
уголовно-правовому
отношению.
Она
многократно
проверяется, уточняется и затем окончательно закрепляется в судебном
приговоре, где указывается, по какой статье УК осужден или оправдан
подсудимый.1
Хотя при квалификации содеянного мы обязательно ссылаемся на одну
или несколько статей Особенной части УК, тем не менее, в ряде случаев
1
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Рарога – М., 2012. – С. 189.
9
упоминаются и некоторые нормы Общей части (например, о приготовлении к
преступлению и покушении на него – ст. 29 и 30, о соучастии в организованной
преступности – ст. 32–35 и др.). В указанных случаях только совместное
применение норм Общей и Особенной частей Уголовного кодекса обеспечивает
правильную квалификацию содеянного.
Можно ли сказать, что квалификация преступления есть применение
уголовного закона к конкретному случаю? Нет, это было бы неточно.
Квалификация преступления – только часть этого процесса. Применение
уголовного закона включает не только квалификацию, но и назначение меры
наказания (или освобождение от него), возникновение судимости и др. Однако
квалификация при этом играет весьма существенную, можно сказать,
решающую роль, потому что в уголовно-правовом аспекте от нее зависит
выбор санкции, которую применит суд к осужденному, да и многие другие
правовые последствия. Квалификация содеянного служит основанием для
применения
мер
пресечения,
ею
определяются
подследственность
и
подсудность уголовного дела и другие процессуальные акции.
Прямая обязанность следственных, прокурорских и судебных органов
состоит в том, чтобы квалифицировать преступления в точном соответствии с
законом и всеми обстоятельствами дела. Выводы относительно квалификации
преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту
должны быть мотивированы в приговоре. При этом суд должен обосновать
квалификацию преступления в отношении каждого подсудимого и в отношении
каждого преступления.
Правильная квалификация преступления является одной из гарантий
осуществления правосудия в соответствии с законом. Ведь ошибки в
квалификации могут серьезно отразиться на судьбе обвиняемого, подчас даже
создать угрозу для его жизни. Противоположного рода ошибки означают
неоправданное смягчение уголовной ответственности, не обоснованное
обстоятельствами дела. В любом случае неправильная квалификация ведет к
вынесению
неправосудного,
несправедливого
решения;
она
извращает
10
судебную, следственную и прокурорскую практику, подрывает авторитет
органов правосудия и самого закона. Наконец, ошибки в квалификации
преступлений искажают данные уголовно-правовой статистики, а тем самым
создают неверное представление о состоянии преступности в стране и работе
правоохранительных органов.1
Следует различать так называемую легальную и доктринальную
квалификацию. Легальная квалификация, имеющая официальный характер и
юридическую силу, производится следственными, судебными и прокурорскими
органами.
Доктринальная, или
научная, квалификация
предлагается в
юридической литературе или дается отдельными лицами в порядке выражения
своего мнения по тому или иному уголовному делу. Студент, решающий задачу
на
семинаре
по
уголовному
праву,
осуществляет
доктринальную
квалификацию, которая служит ступенькой для приобретения навыков
официального применения закона в будущей практической работе.2
1
2
Российское уголовное право / Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В. Наумова. – М., 2013. – С. 162.
Уголовное право. / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. – М., 2013. – С. 165.
11
Глава 2. Общие основания квалификации преступлений
§1. Этапы классификации
Квалификация осуществляется на всех этапах расследования и судебного
рассмотрения
уголовного
дела,
на
что
прямо
указывает
уголовно-
процессуальный закон. Так, в ч. 2 ст. 140 УПК РФ говорится, что, вынося
постановление о возбуждении уголовного дела, прокурор, следователь,
дознаватель обязаны указать не только повод и основания к возбуждению
уголовного дела, но и пункт, часть статьи Уголовного кодекса РФ, по
признакам которой оно возбуждается. В дальнейшем следователь, вынося
постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обязан назвать
закон, предусматривающий данное преступление (п. 5 ч. 2 ст. 171 УПК).
Аналогичные требования предъявляются к этапу составления и утверждения
обвинительного заключения (п. 4 ч. 1 ст. 220 УПК), рассмотрения уголовного
дела в суде, постановления и вынесения приговора (п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК), где
прямо сказано о необходимости разрешения судом вопроса, содержит ли
деяние подсудимого состав преступления и каким именно уголовным законом
оно предусмотрено. Более того, в резолютивной части обвинительного
приговора суд обязан указать уголовный закон, по которому подсудимый
признается виновным (п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК). На данном этапе процесс
квалификации можно считать завершенным. Вместе с тем уточнение или
изменение
закона,
который
применялся
на
предшествующих
этапах
расследования и судебного рассмотрения уголовного дела, возможно и на
последующих
стадиях
движения
дела.
В
частности,
квалификация
преступления возможна также при кассационном или надзорном производстве,
когда поводом для отмены приговора может послужить неправильное
применение закона (ч. 3 ст. 379 УПК, п. 3 ч. 1 ст. 369 УПК). Проверка
правильности квалификации преступления является также важной функцией
деятельности прокурора в период расследования и судебного рассмотрения
дела. Часть 2 п. 1 ст. 221 УПК, в частности, указывает на право прокурора при
12
поступлении дела от следователя или органа дознания проверить правильность
квалификации деяния подследственного и изменить ее в случае необходимости.
Итак, квалификация преступления проходит ряд этапов, начиная от
возбуждения уголовного дела и заканчивая вступлением приговора в законную
силу. Специфика каждого из этапов расследования и судебного рассмотрения
уголовного дела предопределяет и особенности квалификации преступления,
однако общим для всех этапов является движение от незнания к полному
знанию как фактических обстоятельств уголовного дела, так и той нормы УК,
которую следует применить в конкретном случае. При этом прослеживается
прямая зависимость между объемом установленных фактических обстоятельств
и точностью квалификации. Реальные возможности точной и полной
квалификации у следственных органов на первоначальном этапе расследования
весьма ограниченны. Поэтому и правовая квалификация на стадии возбуждения
уголовного дела может носить предварительный, ориентировочный характер.
Однако на стадии окончания предварительного расследования она должна быть
максимально полной и правильной, так как базируется на всех установленных
следствием обстоятельствах совершения преступления.
Условиями правильной квалификации деяния на всех этапах могут
служить:
– точное и полное установление фактических обстоятельств дела;
– их глубоко профессиональное изучение;
– определение уголовно-правовых норм, под действие которых подпадает
совершенное общественно опасное деяние;
– сопоставление признаков преступления, названных в статье УК, с
признаками совершенного деяния;
– разграничение смежных преступлений;
–
построение
вывода,
закрепление
его
в
соответствующем
процессуальном документе с указанием пункта, части, статьи Особенной части
13
УК,
предусматривающих
уголовную
ответственность
за
данный
вид
преступления1.
Значение правильной квалификации преступления трудно переоценить.
Мало раскрыть преступление и найти лицо, которое его совершило. Вникая во
все обстоятельства совершения конкретного преступления, необходимо
ответить на вопрос, кто совершил общественно опасное деяние; установить
вину, мотив, которыми руководствовалось лицо; цель, способ, место и время
исполнения деяния; наличие соучастников; обстановку, при которой оно
(деяние) было выполнено. С учетом всех добытых в процессе следствия данных
можно говорить о квалификации преступления. Правильность квалификации
преступления означает прежде всего торжество принципов, закрепленных в
уголовном законе: законности, равенства граждан перед законом, личной
индивидуальной ответственности, справедливости.
Принцип справедливости (выделим его особо) означает, что уголовное
наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, применяемая к лицу,
совершившему преступление, соответствует тяжести преступления, степени
вины и личности преступника, проявившихся в совершенном деянии. Именно
этот принцип служит залогом достижения общей и специальной превенции,
исправления преступника. Правильная квалификация преступлений - это
полное, правильное применение всех уголовных законов, охватывающих
конкретное общественно опасное деяние. И это единственный вариант
уголовно-правовой оценки совершенного деяния и юридическое основание для
наступления правовых последствий, предусмотренных законом.
Также надо иметь в виду, что правильная квалификация преступления
имеет важное криминологическое значение, ибо на ее основе выделяется
качественная структура преступности и разрабатываются меры по ее
предупреждению. Неправильная квалификация может дать искаженную
картину состояния и динамики преступности, что неизбежно повлечет ошибки
в планировании профилактической работы.
1
Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. М., 2012. С. 124.
14
Правильная квалификация преступления имеет большое значение и для
нормотворчества. Успехи или трудности в квалификации показывают
законодателю степень правоприменительной эффективности тех или иных
уголовно-правовых норм и могут служить основанием для внесения в них
соответствующих изменений и дополнений.
§2. Алгоритм квалификации преступлений
Основные
тезисы
правил
квалификации
заключаются
в
точном
применении уголовно-правовой нормы к конкретному случаю на определенной
стадии судопроизводства: во-первых, исходя из установленных и закрепленных
в
квалификационном
сопровождаемого
уголовно-правовой
решении
фактической
нормы;
фактических
и
обстоятельств;
юридической
в-третьих,
во-вторых,
аргументацией
завершившимся
выбора
закреплением
применяемой уголовно-правовой нормы в квалификационном решении в виде
формулы, формулировки.
Традиционна классификация общих и специальных (частных) правил.
Общие правила квалификации содержат предписания об оценке деяния
по признакам объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны
преступления, теоретически обосновываются с учетом общих представлений о
составе преступления как
юридическом основании квалификационного
решения.
Специальные
правила
квалификации
формулируют
требования
о
применении норм уголовного права о множественности преступлений, стадиях
и соучастии в преступлении, изменении квалификации преступлений в
уголовном судопроизводстве, а также о квалификации отдельных видов
преступлений, предусмотренных Особенной частью УК.
Одной из задач современной теории является согласование правил
квалификации, приведение их в систему взаимодействующих положений. В
некоторой степени эта система определяется структурой квалификационных
15
выводов о наличии либо отсутствии в деянии состава преступления, аналогична
структуре состава преступления, содержанию его элементов и признаков,
характеризующих объект, объективную сторону, субъект и субъективную
сторону преступления.
Общее положение, определяющее правила квалификации, заключается в
том,
что
необходимость
уголовно-правовой
защиты
разного
рода
общественных отношений от опасных посягательств является главным
причинным основанием криминализации (уголовно-правового запрета) деяний,
что определяет доминирующее положение объекта по отношению к другим
элементам и признакам преступления. Квалификация по объекту предполагает
учет структуры объекта как общественных отношений, их систематизации и
взаимосвязи по вертикали (общий, родовой, видовой, непосредственный) и
горизонтали (основной, дополнительный, факультативный), включая предмет и
потерпевшего. Отсюда вытекает следующее.
1. Системность (по вертикали и горизонтали), совокупность, взаимосвязь
и соподчиненность объектов уголовно-правовой охраны, как они установлены
законодателем, определяют квалификационный процесс, в частности, выбор
уголовно-правовой нормы, изменение квалификации в границах этой системы.
2. Основной непосредственный объект уголовно-правовой охраны
является главной целью преступления, он же определяет квалификацию по
основному составу и стадии преступления.
3. Характер общественной опасности вреда служит главным критерием
разграничения преступлений по объекту, в том числе по основному составу и
квалифицированным видам.
4. Степень вреда объекту по признаку общественной опасности
дифференцирует деяния на значительные (преступные) и малозначительные
(непреступные).
5. Признание в конкретном составе преступления определенных
правоотношений в качестве основного непосредственного объекта образует
16
единое основание для квалификации деяния по объекту, но исключает
повторную квалификацию тех же последствий для того же объекта.
6. Наличие в составе дополнительного и факультативного объектов не
изменяет квалификацию деяния как оконченного преступления, но не
исключает дополнительную квалификацию деяния по статье УК, где они
представлены в качестве основного объекта преступления, причинение вреда
которому признано более тяжким преступлением1.
Алгоритм квалификации преступлений представляет собой систему
последовательных операций для решения квалификационных задач.
В отличие от правил квалификации алгоритмы не содержат частных и
промежуточных выводов, лежащих в основе общего решения, но указывают
пути,
оптимальную
последовательность,
хронологию
действий,
что
с
наименьшими затратами приближает исследователя к решению главной задачи,
т.е. к квалификационному решению.
Теория алгоритмов квалификации позволяет усовершенствовать сам
процесс
принятия
квалификационного
решения,
автоматизировать
его,
обезопасить от неверных выводов. Алгоритмы слагаются в системы и
подсистемы.
К
общим
относятся
алгоритмы:
оценки
фактических
обстоятельств по объективным и субъективным признакам, поиска уголовноправовой нормы, подлежащей применению.
Специальные алгоритмы определяют схемы движения при оценке
квалифицирующих признаков, множественности преступлений и разрешения
конкуренции уголовно-правовых норм, квалификации деяний при фактической
ошибке, неоконченной преступной деятельности, соучастии в преступлении, а
также при изменении квалификации преступлений по различным причинам
(при изменении уголовного закона, при изменении фактических обстоятельств,
при исправлении квалификационной ошибки).
Макаров С. Правила и алгоритмы квалификации преступлений в теории и практике // Уголовное право. 2013.
N 4. С. 33 - 39.
1
17
Алгоритмы, как и правила квалификации, многочисленны и изменчивы.
Выбор алгоритма как часть квалификационной деятельности определяется и
корректируется
расследования
фактическими
установлена
обстоятельствами
причастность
к
дела.
деянию
Если
в
ходе
нескольких
лиц,
применяются алгоритмы соучастия.
Алгоритм при квалификации соучастия предполагает оценку деяния
исполнителя (непосредственного причинителя вреда), так как в силу
акцессорной
обусловленности
действия
организатора,
подстрекателя
и
пособника квалифицируются по той стадии преступления, что удалась
исполнителю, либо в которой он поучаствовал (ч. 5 ст. 34 УК). Если
игнорировать это, квалифицировать действия организатора преступления,
например, убийства, без учета того, что исполнителю удалось лишь покушение
на убийство (потерпевший выжил), даже когда дело в отношении исполнителя
выделено в отдельное производство (за розыском), деяние организатора может
быть ошибочно квалифицировано только по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ, т.е.
без ссылки на ч. 3 ст. 30 УК РФ, что неоправданно ухудшит его положение.
При квалификации фактической множественности преступлений как
юридически единичного преступления по правилам ч. 1 ст. 17 УК (например,
несколько простых убийств подлежат единой квалификации по п. «а» ч. 2 ст.
105 УК - убийство двух и более лиц) каждое из преступлений должно быть
проверено и сопоставлено с другими как тождественное: 1) по основному
составу преступления; 2) по роли участия в нем (в качестве исполнителя либо в
качестве организатора, подстрекателя, пособника); 3) стадии преступления.
Иначе указанное выше правило не применяется, деяния квалифицируются по
совокупности преступлений (например, по ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105, ч.
1 ст. 30, ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК).
Алгоритм оценки субъекта преступления определен ст. 19 УК по общим
признакам (возраст и вменяемость). Специальный субъект требует применения
специальных алгоритмов. Например, для признания лица должностным
(применительно к гл. 30 УК) предлагается последовательное установление
18
фактических обстоятельств, характеризующих: 1) содержание полномочий
представителя власти, организационно-распорядительных и административнохозяйственных
соответствующей
обязанностей;
должности
2)
основания
(постоянно,
и
порядок
временно,
по
замещения
специальному
полномочию); 3) место осуществления этих полномочий (государственные
органы,
органы
местного
самоуправления
и
др.).
Следование
этим
рекомендациям позволит признать соответствующее лицо должностным,
отграничив его от иных субъектов, в том числе от субъектов управленческих
(ст. ст. 201, 204 УК) и других преступлений.
При оценке преступлений с квалифицирующими признаками сначала
следует разрешить вопрос о принадлежности отягчающего обстоятельства к
одному из элементов и признаков состава преступления. Этот прием позволяет
выбрать применяемые правила квалификации, соответственно, по объекту,
объективной стороне, субъекту, субъективной стороне преступления. Ошибка
на этой стадии приведет к квалификационной ошибке в итоге. Так, если
отнести беспомощное состояние потерпевшего (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК) при
убийстве к способу преступления, то как бы появляются основания для
соответствующей квалификации убийства спящего человека или человека,
находящегося в состоянии алкогольного опьянения. Однако законодатель
руководствовался другими мотивами и учел данное обстоятельство для защиты
дополнительного объекта - общественных отношений, обеспечивающих особо
бережное отношение к младенцам и малолетним детям, а также лицам,
психически и физически ограниченным в силу престарелого возраста и
заболеваний. Установление истинной природы данного обстоятельства и
применение правил квалификации по объекту, соответственно, исключают
применение данного обстоятельства к случаям убийства спящих. Практика в
этом вопросе достаточно стабильна. Другое дело, когда речь идет об
изнасиловании, в составе которого использование виновным беспомощного
состояния потерпевшей, в том числе в силу алкогольного опьянения,
характеризует способ преступления.
19
Признак соучастия в квалифицированных составах характеризует способ
деяния, поэтому ответственность за совершение преступления группой лиц,
группой лиц по предварительному сговору, организованной группой несут те,
кто таким способом воспользовался. Можно считать это еще одним аргументом
в пользу признания лица виновным в совершении группового преступления,
когда соисполнители не способны нести уголовную ответственность в силу
возраста или невменяемости.
Обстоятельства, предусмотренные п. п. «б», «г» ч. 2 ст. 105 УК (т.е.
убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом
служебной деятельности или выполнением общественного долга, убийство
женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности)
характеризуют не основной, а дополнительный объект преступления, поэтому
не являются самостоятельным основанием криминализации и квалификации. В
связи
с
этим
отсутствуют
достаточные
фактические
основания
для
квалификации умышленного причинения смерти человеку при заблуждении
виновного в наличии одного из указанных обстоятельств в том числе: а) как
покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах либо; б) по
совокупности преступлений - оконченного убийства и покушения на убийство с
учетом указанных отягчающих обстоятельств.
В юридической литературе обе точки зрения достаточно распространены,
представлены в теории фактической ошибки и при рассмотрении квалификации
убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии
беременности, определенным образом аргументируются1. При этом не
уточняется, что правило квалификации преступлений при фактической ошибке
по
направленности
умысла
применяется
не
только
при
прямом
конкретизированном умысле, но и при ошибке в основном непосредственном
объекте и связанными с ним предмете и потерпевшем. По мнению А.В.
Корнеевой,
1
если
виновный
при
совершении
преступления
ошибочно
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2012. С. 364
20
предполагает наличие объективных обстоятельств, усиливающих степень
общественной опасности содеянного, деяние подлежит квалификации как
покушение
на
преступление
при
наличии
этих
квалифицирующих
обстоятельств. Так, если виновный намеревался убить женщину, которую он
ошибочно полагал беременной, необходима квалификация как покушение на
убийство беременной женщины (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК)1.
Аналогичное мнение в категоричной форме высказывается другими авторами.
В.К. Дуюнов, отмечая, что деяние, при совершении которого виновный
осознавал
наличие
отсутствующих,
квалифицирующих
представляет
собой
обстоятельств,
покушение
на
фактически
преступление
с
квалифицирующими обстоятельствами2. Распространена и другая позиция о
квалификации таких случаев по совокупности преступлений, в том числе как
оконченного
преступления
и
покушения
на
преступление
с
квалифицирующими обстоятельствами (например, по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст.
105, ч. 1 ст. 105 УК).
Таким образом, в юридической литературе и практике определились
следующие варианты квалификации убийства женщины, которую виновный
ошибочно считал беременной: 1) как оконченное убийство по ч. 1 ст. 105 УК; 2)
как оконченное убийство беременной женщины (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК); 3) как
покушение на убийство беременной женщины (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105
УК); 4) по совокупности преступлений как оконченное «простое» убийство (ч.
1 ст. 105 УК) и как покушение на убийство беременной женщины (ч. 3 ст. 30, п.
«г» ч. 2 ст. 105 УК).
Вероятно, руководствуясь исключительно научными целями, авторы
часто абстрагируются от ситуаций посягательства на жизнь женщины,
действительно беременной или ошибочно полагавшейся таковой, когда: 1)
после посягательства сама женщина осталась жива, она не была беременна; 2)
Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений: Учебное пособие // Отв. ред. А.И. Рарог.
2-е изд. М.: Проспект, 2013. С. 80.
2
Дуюнов В.К., Хлебушкин А.Г. Квалификация преступлений: законодательство, теория, судебная практика:
Монография. М., 2013. С. 74.
1
21
после посягательства женщина осталась жива, сохранилась беременность; 3)
после посягательства женщина осталась жива, но действия виновного повлекли
прерывание беременности; 4) посягательство на женщину, которую виновный
полагал
беременной,
сопровождалось
иными
квалифицирующими
обстоятельствами (сопряжено с разбоем или с изнасилованием и др.); 5)
посягательство осуществлялось лицом по найму, когда организатор (заказчик)
преступления ошибочно полагал женщину беременной, а исполнитель (киллер)
никакой информацией на этот счет не располагал.
Выбор для оценки этих ситуаций правила квалификации преступлений
при фактической ошибке как правила единственного, т.е. исходя из
направленности умысла, без учета вреда основному объекту уголовно-правовой
охраны, методологически необъяснимо и приводит к неверной оценке.
Обсуждая варианты квалификации убийства женщины, которую виновный
ошибочно полагал беременной, необходимо отметить следующее.
1. В зависимости от совокупности фактических и юридических оснований
по правилам квалификации оконченного преступления (ч. 1 ст. 29 УК) оно
признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все
признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом. В
рассматриваемой
ситуации
умышленное
причинение
смерти
женщине
достаточно для квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Наличие дополнительного
объекта, если он действительно существует, повышает общественную
опасность деяния в целом, что дает основание для повышения ответственности
за это деяние. Фактическое отсутствие указанных обстоятельств не меняет
оценку деяния по основному составу как оконченного преступления.
Следовательно, противоречащей принципу справедливости (ч. 2 ст. 6 УК) будет
квалификация единичного преступления по совокупности (ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст.
30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), так как для этого нет совокупности фактических
оснований.
Квалификация деяния как «покушения на квалифицирующий признак»
при том, что налицо все признаки оконченного преступления, противоречит
22
правилам разрешения конкуренции уголовно-правовых норм (в данном случае общей и специальной), так как полного поглощения деяния применяемой
нормой не происходит. Наоборот, наступившие последствия (смерть женщины)
выходят из-под уголовно-правовой оценки. Не подходит в данном случае и
правило поглощения норм при квалификации неоконченной преступной
деятельности, которая, как отмечалось выше, производится по признакам
основного состава. Кроме того, наблюдается нарушение логического закона
тождества в квалификационной деятельности, поскольку не соблюдается
требование
единства
критериев
принятия
решения,
искусственно
в
противоречие вводятся объекты основной и дополнительный.
И еще один взгляд на ту же ситуацию. Представим, что деяние лица
квалифицировано как покушение на убийство женщины, заведомо для
виновного находящейся в состоянии беременности, но в судебном заседании
поставлена
«заведомость»
потерпевшей
под
сомнение,
не подтвердилась. Сможет ли
фактически
суд
беременность
переквалифицировать
преступление с покушения на оконченное и какая из норм полнее охватывает
деяние, предусматривающая оконченное убийство или покушение на него? В
любом
случае
состав
покушения
на
преступление
уменьшает
объем
инкриминируемого деяния, не охватывает фактическое причинение смерти
потерпевшей, что явно несправедливо.
2. Вина как признак субъективной стороны не является самостоятельным
криминализационным
основанием
и,
соответственно,
самостоятельным
фактическим основанием квалификации преступления, хотя и определяет
пределы фактических обстоятельств, подлежащих уголовно-правовой оценке.
Содержание и реализация принципа вины не дают оснований для нарушения
иных принципов (законности, справедливости, объективности) и правил
квалификации
фактически
оконченного
единичного
преступления.
В
анализируемых ситуациях принцип вины (ст. 5 УК), согласно которому лицо
подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные
действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в
23
отношении которых установлена его вина, является юридическим основанием
для квалификации оконченного преступления без учета фактически не
состоявшихся отягчающих обстоятельств.
Кроме того, что в обсуждаемых ситуациях авторы не уточняют
содержание и направленность умысла (хотя в теории доминирует мнение о том,
что
покушение
на
преступление
возможно
только
с
прямым
конкретизированным умыслом), ограничиваются указанием на осознание
виновным (пусть даже ошибочного) наличия одного из данных обстоятельств.
При этом не учитывается, что содержание и направленность умысла
характеризуются совокупностью интеллектуального и волевого моментов
субъективной стороны, в конкретном преступлении данное обстоятельство
может восприниматься виновным как побочный результат с безразличным к
нему отношением, что, как известно, характеризует косвенный умысел,
соответственно, исключает квалификацию покушения на данное преступление.
К
тому
же
признак
«заведомость»
в
рассматриваемом
составе
преступления не тождественен прямому конкретизированному умыслу и не
гарантирует
его
наличие
в
каждом
случае,
так
как
характеризует
интеллектуальный, но не волевой момент субъективной стороны преступления,
не равнозначен он и цели преступления.
3. Злоупотребление принципом вины, неоправданное расширение его
влияния на квалификацию, когда при любой неполной реализации умысла
деяние квалифицировалось бы по направленности умысла, могут привести к
нарушению принципов справедливости и объективности.
Предлагаемые подходы к квалификации преступлений с анализом
криминализационных оснований, соотношения принципов и правил в системе
позволяют разрешить и некоторые другие дискуссионные вопросы в оценке
уголовно-правовых деяний.
24
Заключение
В результате выполненной работы сделаны следующие выводы:
Уголовно-правовая квалификация - это деятельность по соотнесению
(сопоставлению) признаков содеянного и признаков состава преступления,
итогом которой является констатация совпадения или несовпадения таковых
признаков. От правильной квалификации преступлений зависят многие
правовые последствия: признание лица виновным в совершении уголовно
наказуемого деяния, возможность (или невозможность) освобождения от
уголовной ответственности, вид и размер наказания, которые будут назначены
по приговору суда, вид учреждения, в котором должно содержаться лицо в
случае лишения его свободы, возможности признания наличия того или иного
вида рецидива, условия досрочного освобождения от наказания, подсудность,
подследственность. Отсюда видно, что квалификация (уголовно-правовая
оценка) содеянного - весьма ответственный акт, от качества осуществления
которого зависят будущее обвиняемого и нормальное функционирование
правосудия.
Правовую
преступления
основу
как
квалификации
необходимое
и
преступлений
достаточное
составляет
основание
состав
уголовной
ответственности. Совершение деяния, содержащего все объективные и
субъективные
признаки
необходимым
и
состава
достаточным
конкретного
основанием
преступления,
для
привлечения
выступает
лица
к
ответственности по УК. Без наличия в деянии лица признаков состава
преступления не будет и уголовной ответственности. При наличии в деянии
лица признаков состава преступления установления иных оснований для
привлечения виновного к уголовной ответственности не требуется.
25
Список использованных нормативных источников и литературы
Нормативные акты
1.
Конституция Российской Федерации (принята на всенародном
голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. – 1993. – № 237.
2.
Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // Собрание
законодательства РФ – 1996. – N 25. – Ст. 2954.
Литература
3.
Бородин
С.
В.
Квалификация
убийства
по
действующему
законодательству. – М.: Норма, 2012. – 314 с.
4.
Дагель П.С. Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее
установление. – М.: Издательство Воронежского университета, 2004. – 254 с.
5.
Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права.
Т. 1. Общая часть. – М.: Юрист, 2013. – 452 с.
6.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под
ред. Лебедева В.М. – М.: Юрайт-М, 2013. – 521 с.
7.
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. – М.:
Норма, 2001. – 253 с.
8.
Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. – М.: Норма,
1960. – 142 с.
9.
Курс уголовного права. Том 1. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С.
Комиссарова – М.: ИКД «Зерцало-М», 2013. – 634 с.
10.
Макаров С. Правила и алгоритмы квалификации преступлений в
теории и практике // Уголовное право. 2013. N 4. С. 33 - 39.
11.
Макашвили В. Г. Некоторые вопросы вины в уголовном
законодательстве // Государство и право. – 2002. – N 1.
12.
с.
Наумов А.В. Российское уголовное право. – М.: Юрист, 2013. – 587
26
13.
Пионтковский А. А., Меньшагин В. Д. Курс уголовного права.
Особенная часть. Т.1. – М.: Закон, 2012. – 565 с.
14.
Рарог А. И. Проблемы субъективной стороны преступления. – М.:
Пресса, 1991. – 351 с.
15.
Российское уголовное право / Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.
Наумова. – М.: Норма, 2013. – 623 с.
16.
Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М.П.
Журавлева и С.И. Никулина. – М.: Закон, 2013. – 534 с.
17.
Слуцкий И.И., Ткачевский Ю.М. Уголовное право. – М.: Закон,
2003. – 429 с.
18.
Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1.
– М., 1994. – 539 с.
19.
Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления. – М.: Норма,
2013. – 254 с.
20.
Уголовное право России. / Под ред. Б. В. Здравомыслова – М.:
Проспект, 2013. – 574 с.
21.
Уголовное право России. / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева,
А.В. Наумова. – М.: Норма, 2012. – 632 с.
22.
Уголовное право. / Под ред. В.Н. Кудрявцева – М.: Юридическая
литература, 2013. – 598 с.
23.
Уголовное право. / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. – М.:
Норма, 2013. – 478 с.
Автор
i94i2015
Документ
Категория
Уголовное право
Просмотров
1 213
Размер файла
128 Кб
Теги
kval, 743s
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа