close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

prudius-uistochnika

код для вставкиСкачать
Елена Прудиус
У источника Урд.
Рунный круг в сказках и мифах
Содержание:
Преддверие
Руны старшего Футарка и рунические календари
Руны, их имена и символы, процесс гадания
Знакомство с устройством книги
Немного о мифологии
Несколько слов благодарности
Руны:
1. Феу (сказка «Дом с Красным цветком»)
2. Уруз (сказка «Тур одичалый»)
3. Турисаз (сказка «Поле, Сторож и Тучка»)
4. Ансуз («Сказка о старом капитане»)
5. Райдо (сказка «Из жизни пылинок»)
6. Кано (сказка «Золотое проклятие)
7. Гебо (сказка «Деревянная девочка и Черная Змея»)
8. Вуньо (сказка «Коза и лесовик»)
9. Хагалаз (сказка «Бальная туфелька»)
10. Наутиз (сказка «Альбина и Даркина»)
11. Иса (сказка «Красавица и сиринга»)
12. Йер (М.Энде «Бесконечная книга» - отрывок)
13. Эйваз (М.Энде «Бесконечная книга» - отрывок)
14. Перт (сказки Д.Соколова «Принцесса-коза» и Е.Прудиус «Косы принцессы»)
15. Альгиз («Первобытная сказка»)
16. Соулу («Сказка про облизанный Колобок»)
17. Тейваз (отрывок из «сказания о принце Эйнаре»)
18. Беркана (сказка «История Пера и Соль»)
19. Эваз (сказка «Лушка-босоножка»)
20. Манназ («Сказка о голой черепахе»)
21. Лагуз (сказка «Ведьма и кузнец»)
22. Ингуз (сказка «Поляна»)
23. Отила (сказка «Бегущая»)
24. Дагаз (сказка «Карамельная горбунья»)
Изнанка магии (сказка «Человек по имени Орви»)
О материнской (и прочей женской) магии
Веер Великой Богини
От хлебного Духа через тельца к человеку
Руна рождения
Три оси судьбы
Заколосятся хлеба…
Ступени героического посвящения в рунах
Идентификация и разотождествление, кое-что о шаманском посвящении
Приложение №1. Рунический календарь
Приложение №2. «Речи Сигрдривы»
Приложение №3. Древнеанглийская руническая поэма
Преддверие
Встречаются асы
на Идавёль-поле,
о поясе мира
могучем беседуют
и вспоминают
о славных событиях
и рунах древних
великого бога.
(«Старшая Эдда», пер. с
древнеисл.
А.
Корсуна,
«Прорицание вёльвы», 60)
Нам предстоит войти в пространство, имеющее отношение к очень древним истокам нашей
культуры. Руны – часть древней Традиции, система символов, кодирующих ведущие
ценности наших предков, но, может быть, окажется, что эти ценности не устарели и не
подлежат списанию. Поэтому, знакомство с рунами представляет не только исторический
интерес, но и может помочь знакомству с сегодняшним днем, отраженным в старинном
зеркале, обрамленном двадцатью четырьмя знаками. Эти знаки служили с одной стороны
магическими символами, с другой - литерами алфавитного письма северных народов. Все же
считается, что первой функцией рун была гадательная. Искусство гадания или мантика
имела название Runemal, т.е. «Речь рун». Это искусство вовсе не было в те времена широко
доступным (само слово руна значит «тайна»), гаданием занимался либо общинный жрец,
либо отец семейства, срезая ветвь плодоносящего дерева и деля его на кусочки, помеченные
руническими знаками. Эти кусочки разбрасывались на белом полотне, и затем произвольно
выбирались три из них. Вообще все, в чем люди видели скрытые большие силы, непременно
окружалось покровом тайны, являлось мистическим, в том числе, первые алфавиты у всех
народов мира. Грамотный человек был магом, ему в числе немногих избранных был
доступен язык крошечных, прихотливо расположенных значков. Имеет смысл задаться
вопросом, что делаем сейчас мы, популяризаторы системы древних, прежде тайных, знаний,
делая их доступными любому, кто умеет читать. Отвечая на этот вопрос, приходится
признать тот факт, что истинное значение рунических символов сейчас приходится
осознавать заново. Достоверных источников, рассказывающих нам о рунах, совсем немного.
К их числу можно отнести литературное эддическое и скальдическое наследие, из которого
до наших дней дошли такие произведения, как поэтическая «Старшая Эдда» Сэмунда,
прозаическая «Младшая Эдда» Снорри Стурлуссона (и то и другое – находки, относящиеся
к XIII веку), древнеанглийская руническая поэма (считается, что она была создана, вероятно,
в конце VIII – начале IX столетия), и разрозненные упоминания о рунах в исландских и
скандинавских сагах. Причем, все, что там говорится о рунах, говорится иносказательно, с
учетом того, что люди должны были обладать какими-то базовыми знаниями, помогающими
им распознать смысл древней символики. Все, что нам известно о значении рун сегодня, на
самом деле, попытки современных рунологов буквально в последние несколько десятков лет
познать древние смыслы – от Рене Генона до Ральфа Блюма, Найджела Пенника, Эдреда
Торссона и т.д. в наши дни. С научной точки зрения это имеет отношение к разделу
семиотики – прагматике, которая устанавливает отношения между знаковыми системами и
человеком. Т.о. процесс познания может являться весьма субъективным и нюансированным,
в каждом послании знаков может быть множество оттенков в зависимости от исходных
знаний человека, особенностей его восприятия, стратегии обработки информации, времени и
ситуации. Так что, (увы или к счастью) раз и навсегда определенного значения как
единственной истины, по-видимому, просто не существует, и через сто лет те же рунические
символы могут быть описаны в других категориях и понятиях, с другой точки зрения людей,
живущих в другую эпоху. Но, возможно, что есть и осевые, общие и всеобщие категории для
всех времен и культур, со времен К.Г. Юнга их называют архетипами.
Так почему многим людям так хочется познавать древние символы, почему наша эпоха в
культурном плане называется некоторыми культурологами эпохой ремифологизации, т.е.
возврата к образам, сюжетам, архетипам, открытие которых относится к осевому времени,
описанному Карлом Ясперсом? Ценности осевого времени (примерно 600 год до н.э.) –
базовая система всей современной культуры, и возрождение активного интереса к ней есть
важнейший признак Ренессанса, культурного Возрождения. По многим косвенным
признакам можно сказать, что, пройдя эпохи модерна и постмодерна, общество
почувствовало ностальгию по ценностям осевого, изначального времени. И в этом смысле,
как ни напоминает многое в современных общественных процессах сумерки богов и
свидетельствует о распаде, гибели и переформирование этносов, упадке культуры как
массового явления, энтропии, тепловой смерти Вселенной, в руинах социума прорастают те
семена, которые были брошены в древнейшие времена. Что в каком-то смысле мы живем в
начале очередного Ренессанса, и интерес к древним знаковым системам, мифологии,
язычеству не случаен, а является отражением глубинного и базового процесса
преобразования и Возрождения. Правомерно возникает вопрос о соотношении такого
интереса и вопросов веры, религиозности, о том, насколько одно противоречит другому.
М.б. радикальный ответ на этот вопрос: либо бог, обращение за светлым знанием к Нему,
либо самостоятельное ведовство, значит, ведьмовство. Но, по сути дела, такое решение по
принципу «да» или «нет» это отрыв ребенка от груди матери, просветленного духа от его
материальной оболочки, правого полушария от левого, это лоботомия, приводящая к
усмирению и полной покорности прооперированного шизофреника. На самом деле, люди не
желают отказываться ни от одного, ни от другого. Веруя в светлые образы Христа и
Богоматери, нередко обращаются своими мыслями и чувствами к растительным и животным
духам и богам, исполняются мощью и производительной силой подземного мира Нави.
Смысл познания рун в свете таких рассуждений может сводиться к выявлению всеобщих и
всевременных ценностей, к познанию природы души человека, к его приобщению к
великому зданию культуры. Мы имеем возможность посмотреть в зеркало, обрамленное
рунным кругом, на самих себя и задать вопрос тому, кто там отражается, что сейчас
происходит и о чем я должен подумать? Мы увидим вскоре, что рунный круг, в сущности и
в целом, представляет собой мифологему жизни человека, переплетение всего разнообразия
сюжетов и ролей, базовых архетипов и локальных мифологем. Точнее, мы вполне
произвольно можем обратиться к рунному кругу с этой выбранной нами точки зрения.
К.Г. Юнг в свое время отдал дань мантическим системам, написав свои работы
«Синхронистичность», «О синхронистичности» и комментарии к издаваемой тогда первой в
Европе книге перемен И-Цзын. Он предположил, что человек обладает неким внутренним
знанием из области коллективного бессознательного, которое позволяет привести в
значимое соответствие явление материального порядка и состояние нашего внутреннего
мира. «Как может отдаленное во времени и пространстве событие создать соответствующий
психический образ, когда передача необходимой для этого энергии вообще не укладывается
в нашей голове? Тем не менее, каким бы непостижимым это не казалось, мы, в конце
концов, вынуждены предположить, что в бессознательном существует что-то вроде
априорного знания или "непосредственности" событий, у которых отсутствует какая бы то
ни было причинная основа. В любом случае, наша концепция причинности не годится для
объяснения этих фактов». «Наш обзор столь широкого поля ощущений был бы неполным,
если бы мы упустили из виду так называемый метод "ворожбы". Ворожба претендует если
не на создание "сихронистических" событий, то, по крайней мере, на умение поставить их
себе на службу. Примером тому является "метод оракула" из "Книги перемен", подробно
описанный доктором Гельмутом Вильгельмом. В "Книге перемен" высказывается
предположение, что существует "синхронистическое" соответствие между психическим
состоянием задающего вопросы и отвечающей на них гексаграммой. Синхронистические
феномены доказывают возможность одновременной смысловой эквивалентности
разнородных, причинно не связанных друг с другом процессов; иными словами, они
доказывают, что воспринятое наблюдателем содержимое может быть, в то же самое время,
представлено каким-то внешним событием, причем без всякой причинной связи. Из этого
следует или что психе расположена вне пространства, или что пространство родственно
(связано) с психе».
По-прежнему, как и во времена Юнга, у нас нет доказательств о природе психе и
описанного феномена синхронистичности, и все же интерес к мантическим системам
усиливается в широких кругах и профессиональной среде психологов. Возможно, более
ясное понимание этих явлений – дело не столь далекого будущего, и отмахиваться от какойто области познания мира и себя только потому, что мы еще не располагаем инструментом
для точного измерения явления, вряд ли стоит.
Мы достаем руническую дощечку и догадываемся, какое именно отношение она имеет к
нашей жизни. Мы бросаем три монетки шесть раз подряд, рисуем гексаграмму, и
вчитываемся в слова Книги Перемен, постигая, как это может быть связано с нашей судьбой.
Мы получаем сон и думаем над его истинным содержанием. Особенно важно не пренебречь
предсказанием при, казалось бы, явном несоответствии своего состояния и смысла
полученного знака. Особенно когда знак говорит о том, что наше желание не может быть
осуществлено сейчас. В конечном счете и руны и И-Цзын оказываются правы – всегда.
Эта книга т.о. представляет собой еще одну современную попытку интерпретации
рунических символов с точки зрения аналитической, в частности, архетипической
психологии, переводя язык символов на более понятный и чувственный язык образов и
сюжетов.
Через ряд образов человек всегда старался отождествить себя с теми или иными явлениями
природы. Это помогало ему чувствовать свою причастность к стихиям, природным силам,
осмысливать свое существование. Так рождались тотемы, и посвященный воин в нужный
момент умел исполниться духом своего предка, сильного, ловкого или хитрого животного. У
древних славян традиционно было принято отождествление с волком (отсюда представление
о вервольфах, волкодлаках), а у древних скандинавов - с медведем. Воины-медведи
назывались берсерками. В битве они были ужасны для врага. Их мужество и отвага были
безграничны, они шли в бой голыми, кусая край своего щита от избытка ярости, и
одерживали победы, которые были не под силу простым людям. Образ медведя помогал
мобилизовать собственные внутренние ресурсы, использовать их максимально.
В психологии существует представление о двух типах мышления: левополушарном
абстрактно-логическом и правополушарном конкретно-образном. Язык символов является
переходным между категориями и понятиями слева и миром образов справа. Это язык
портового города Одессы, эсперанто нашей психики. Язык символов имеет самое прямое
отношение к так называемому магическому мышлению. Рунические символы родственны и
созвучны многим другим символам мировой культуры, которые внешне могут выглядеть
очень по-разному, но отражать одни и те же глубинные сущности.
Этих знаков множество, в качестве примеров можно привести: спирали (символ гармонии с
миром магии), лабиринты, на которых сосредоточивались и отправлялись в шаманские
путешествия между мирами, свастика – символ солнца и света, пятиконечная звезда –
символ вечности и совершенства, ромб с крючьями – знак плодородия, бога Фрейра (другое
его имя Инг, Ингви – отсюда название одной из рун – Ингуз).
Руны – система использовавшаяся еще до Рождества Христова на территории
индоевропейского культурного бассейна. Есть две версии появления рун. По одной из них
они сформировались у нордов (скандинавы, древние германцы, кельты, славяне) из североиталийского алфавита в результате римской экспансии на севере Европы. По другой версии
шесть тысяч лет назад на территории Евразии существовала этническая общность
индоевропейцев - ариев, которые имели общую письменность и алфавит, а позднее разными
ветвями мигрировали в Индию и на северо-запад Европы, образовав этнос нордов. Т.о. их
письменность и алфавиты развились из единого индоевропейского корня, потому имеют
много общего. Сходство рунического алфавита с древнеиталийским письмом по
свидетельству культурологов является наиболее очевидным. В этой книге пойдет речь о
старшем Футарке, относящемся к северо-западной школе рунической магии. Его родина –
Дания, время старта традиции – начало первого тысячелетия.
Цель этой книги не столько мантика (гадание) и магия (волшба), хотя и не без этого (если
понимать некоторые направления психотерапии как практику, основанную на магическом,
символическом мышлении), сколько попытка понять сюжеты нашей жизни с их помощью,
имея в виду значение рун, как концентрата, квинтэссенции духовного опыта человечества,
мощного носителя символической, закодированной информации. НАЗВАТЬ сюжет,
НАЗВАТЬ героя - значит, дать возможность обрести реальное и осознанное, а, значит,
ответственное бытие. «Вначале было слово».
Современные мифологи и психологи юнгианского направления считают, что базовых
сюжетов в нашей жизни не так много. К ним можно отнести путь героя, домохозяина,
шамана, мудреца (отправляю вас к книге Д. Соколова «Книга сказочных перемен»), плутатрикстера, Божественного Ребенка, Великой Матери и т.д... Все они описаны в фольклоре и
эпосе народов мира, заложены в магических ритуалах и религиозных культах. В главе «Три
оси судьбы» сделана попытка приведения их в соответствие с базовыми архетипами К.Г.
Юнга. И на страницах книги у нас будет возможность вспомнить их. Именно вспомнить, а
не узнать впервые, потому что предшествующий опыт бесчисленных наших предков
включает его весь, а опыт нашей личной жизни также воплотил львиную его долю.
Руны старшего Футарка и рунические календари
«Пора мне с престола
тула поведать
у источника Урд;
смотрел я в молчанье,
смотрел я в раздумье,
слушал слова я;
говорили о рунах,
давали советы
у дома Высокого…
((«Старшая Эдда», пер. с
древнеисл. А. Корсуна. «Речи
Гримнира», 111)
Футарк - система рунических символов, использовавшихся для мантики (гадания) и магии,
это часть древней индоевропейской Традициии, носитель сакрального знания. Само слово
«футарк» является аббревиатурой имен первых шести рун: Фе, Уруз, Турисаз, Ансуз, Райдо,
Кано. Считается, что наиболее древний и традиционный рунический алфавит состоит из 24
рун. Его и назвали старшим футарком в отличие от младших, более поздних формаций,
состоящих из 18, 33 и т.д. рун. Один из них представлен в древнеанглийской рунической
поэме (приложение №3).
Двадцать четыре руны старшего Футарка отражают различные важнейшие грани нашего
бытия, как и более пространные формы хранения информации – мифы о богах и
героический эпос, а также – другие мантические системы, такие, как арканы Таро и Книга
перемен И-цзын. Не могу удержаться от сравнения рунного круга с прекрасной диадемой из
драгоценных камней – рун.
Рассказывая о рунах, я стремилась сохранить их общепринятое значение, которое никак не
может быть случайным. Т.о. отчасти эта работа носит исследовательский характер в рамках
единства историко-культурного (в частности, мифологического), религиоведческого, и
психологического подходов. С другой стороны здесь представлен и собственный опыт
общения с рунами, постижения их смысла. Опыт этот оформлен в частности в годичный
рунический календарь (приложение №1), который, безусловно, может быть оспорен
специалистами, но именно в таком виде он прояснил те аспекты рун, которые были
непонятны раньше, при разорванном восприятии каждой из них. Связная картина
непрерывной череды периодов действия рун, рунный круг стал кругом судьбы,
мифологемой жизни человека.
Рунические календари отражали попытку их создателей упорядочить свое мировоззрение и
соотнести его со своими буднями. Действительно, двадцать четыре руны старшего Футарка
так и просят расписать "пульку". Вызывает соблазн и наличие 12 астрологических знаков,
которые уже расписаны по кругу года. Попытки совместить астрологию и рунологию уже
реализованы некоторыми авторами – Найджелл Пенник, Антон Платов. Очень интересна в
этом смысле (и не только в этом) книга К. Сельченка "Астропсихологическое толкование
рун".
Со времен средневековья сохранились древние рунические годовые календари, в которых,
например, руне Альгиз соответствовал Перунов (Ильин) день (20 июля - по-старому), а в
древнегерманском календаре, которым пользовался Адольф Гитлер, день нападения на
Советский Союз был спланирован таким образом, чтобы через два месяца, отведенных для
завершения войны, настало время Соулу (Зиг) - великой руны победы. Как нам известно,
расчеты фюрера на победу не оправдались, м.б. они были неверными?
Если выбрать за точку отсчета зимний солнцеворот, и расположить в этой точке мировое
древо шаманских путешествий Иггдрасиль (руну Эйваз), а остальные руны – через каждые
две недели в их классическом порядке, то возникает картина, которую мы увидим дальше.
Интересны некоторые совпадения рунного (в этом варианте) и зодиакального (в
представлении Найджела Пенника) кругов.
Т.о.получился календарь-наоборот с осью года, проходящей через два солнцеворота летний и зимний. Наиболее всего по смыслу летнему солнцевороту соответствовал переход
от руны Дагаз (расцвет, день, прорыв) к Феу - символу благополучия, достатка, расцвета, а
зимнему - переход от Йер, руны принятие урожая года к Эйваз, руне шаманского
путешествия между мирами и временами. Что из этого получилось, будет видно дальше в
текстах, посвященных каждой руне. В этом раскладе нет притязания на единственно верное
решение, просто это удобно и во многом понятно с точки зрения психолога. Интересны
также некоторые смысловые совпадения со знаками Зодиака.
Кроме расклада по временам года и месяцам для меня существенно было выделить
рунические периоды жизни человека. Так к детству я отнесла период, начинающийся
Альгиз, руной высшей защиты (крещение и другие ритуалы принятия ребенка в мир людей)
и завершающийся Манназ (руной человека), юность занимает период от Лагуз по Уруз
включительно, зрелость от Турисаз по Вуньо, старость и смерть - с Хагалаз по Перт. Также
было интересно соотнести рунный круг с тремя основными мирами славян. В моем
представлении к миру Прави (высших духовных сфер) относятся руны с Альгиз по Манназ,
к миру Яви - с Лагуз по Вуньо. Навь занимает область с матери рун Хагалаз (она занимает
священную в нордической традиции девятую позицию) по Перт (нарушая целостность
второго атта, восьмерки рун, которая включает в себя еще и Альгиз и Соулу). Таким
образом, детство заняло всю область Прави, ребенок защищен свыше, пока он не стал
вполне взрослым. Все мировое Коло (колесо) вращается вокруг своего Кола - древа
Иггдрасиль, а само Коло окружено Мировой Бездной Гинунгагап. Где же место рунного
круга? Он и есть коло.
В результате работы с руническим календарем возникло также представление о руне
рождения, что весьма напоминает астрологические аспекты рождения. Возник образ рунного
веера Великой Богини, представление об архетипе Начальной Бездны, как живородящей
пустоты и растворяющей человека лавки «Нужных вещей». Обо всем этом пойдет дальше
речь.
Для
того,
чтобы
дальнейшее
повествование
стало
вполне
осмысленным, нужно обратиться к речам
Сигрдривы из «Старшей Эдды» и
комментариям А. Платова к этим стихам
в его книге «Магические искусства
Древней Европы». Платов обращает
внимание, что старший футарк был
разбит на три атта по восемь рун, а
Сигрдрива дает Сигурду восемь советов,
которые
вполне
укладываются
в
специфику каждой группы. С речами
Сигрдривы можно познакомиться в
приложении №2 этой книги.
Т.о. получается восемь рядов рун, один
из
которых
не
идентифицирован
Сигрдривой, кроме того, что в речах
сказано следующее:
Рог освяти,
опасайся коварства,
лук брось во влагу,
тогда знаю твердо,
что зельем волшебным
тебя не напоят.
Первые две руны этого ряда, Турисаз и Иса, являются защитными рунами, о функции Эваз
также станет известно. Предположим, что этот ряд рун выполняет функцию защиты. В
дальнейшем мы будем возвращаться к этим рядам и их смыслу.
Руны, их имена и символы, процесс гадания
1. Фе (Феу)
9. Хагалаз
17. Тейваз
2. Уруз
10. Наутиз (Науд)
18. Беркана
3. Турисаз (Турс)
11. Иса
19. Эваз
4. Ансуз
12. Йер (Йара)
20. Манназ
5. Райдо
13. Эйваз (Иваз)
21. Лагуз
6. Кано
14. Перт
22. Ингуз
7. Гебо
15. Альгиз
23. Одаль (Отила)
8. Вуньо
16. Соулу (Совелу)
24. Дагаз
Вы здесь видите двадцать четыре старинных символа. Для гадания руны вырезали на
деревянных плашках, окрашивали их своей кровью или охрой. Существует несколько
способов гадания, и эти способы продолжают развиваться и модернизироваться вплоть до
онлайн-проектов. Какой вариант предпочтителен? Наверное, тот, который потребует от
гадающего некоторых усилий и творческой включенности в процесс. Начинать знакомиться
с рунами можно и в их промышленном, картонном или деревянном варианте, но развивать
его желательно уже в рукотворном – т.е. сделать самим руны из глины или из доступного
для обработки дерева.
Способы гадания – лучше начинать с технически несложных (но это не облегчает
интерпретацию). Первый – руна Одина. Нужно сосредоточиться на своей мысли (желание
или вопрос), «грея» мешочек с рунами в руках, а затем, не глядя, выбрать одну из них.
Значение руны и будет ответом на ваш вопрос или возможность осуществления желания.
Этот ответ не так прост и конкретен, как в традиционных карточных гаданиях. Никаких
казенных домов и червовых тузов с королями на нашем пути, никаких злых разлучницблондинок. Руна описывает картину нашего внутреннего мира, его актуальное состояние,
мало того, нередко ставит перед гадающим задачу прислушаться к ее вести. Можно сказать,
что она помогает вслушаться в свой же собственный внутренний голос, который тщится
пробиться в наши уши, но они устремлены по привычке в мир внешний. Руны – способ
контакта с нашим собственным мудрым бессознательным. Язык бессознательного и рун
нужно изучать, на это требуется время и упорство, тогда от чистой схоластики,
использования смысловых клише исследователь сможет естественно прийти к собственной
нюансировке языка рун и личному диалекту, уникальному интерфейсу. Еще один способ
гадания и подробности интерпретации будут описаны дальше, в главе о материнской (и
прочей женской) магии. Этот же фрагмент дан для удовлетворения первого здорового
любопытства исследователя своего внутреннего мира.
Знакомство с устройством книги
«Согласно книге Маршалла Маклюэна
"Галактика Гутенберга" (1962), после
изобретения
печати
преобладал
линейный способ мышления, но с конца
60-х ему на смену пришло более
глобальное восприятие -- гиперцепция -через образы телевидения и другие
электронные средства». (Эко У. От
Интернета к Гутенбергу: текст и
гипертекст»)
В той же статье Умберто Эко (ученый – специалист в области семиологии и автор
бестселлера «Имя розы») пишет о двух типах книг. «Книги относятся к двум категориям:
книга для чтения и книга-справочник. Книга для чтения - а это может быть что угодно:
роман, философский трактат, социологическое исследование - читается по принципу
"разворачивания истории": на первой странице говорится, что произошло убийство, история
разворачивается, пока, наконец, на последней странице не оказывается, что убийцей, как
всегда, был дворецкий. Кончилась книга - кончилось ваше чтение. Автор хочет, чтобы вы
начали с первой страницы, расследовали вопросы, которые он вам предлагает, и потом он
подаст вам вывод. …Но есть еще книги для консультации - справочники, энциклопедии.
Такие книги лучше сначала прочитать один раз с начала до конца, а потом уже, зная
содержание, обращаться к отдельным параграфам. Энциклопедии замышляются для
спорадического и никогда - для линейного чтения. Человек, прочитавший энциклопедию с
начала до конца, - готовый кадр для психбольницы. Люди открывают энциклопедии, чтобы
узнать, когда жил Наполеон и какова формула синильной кислоты».
Энциклопедии и справочники – яркий пример гипертекста, состоящего из вполне
автономных элементов, на каждый из которых можно попасть по целой системе ссылок и
непосредственно из содержания.
Данная книга является неким гибридом такого вот справочного гипертекста и линейной
беллетристики. В чисто гадательных целях можно выборочно читать статьи, посвященные
отдельным рунам, и этот способ безусловно удобен для непосредственного удовлетворения
любопытства. Если почитать статьи, предваряющие описание рун и следующие за ним,
можно узнать кое-что об ассоциативном процессе автора, в котором слепилась масса
компиляций и комментариев к ним.
Теперь о главах, посвященных рунам: о каждой руне будет рассказано по определенному
плану. Этот план отражает представление о рунах, как о драгоценных камнях, имеющих
множество граней. Не в моих силах описать их все, но некоторые – просто необходимо.
Сначала современная сказка, метафорическая грань, своего рода литературная
иллюстрация. Она отражает привязанность автора именно к этому литературному жанру и
склонность к правополушарному типу мышления. Герои сказок самые разные, объединять
их будет проникнутость духом действия руны, отражением вполне определенного периода в
развитии человека. Сказки в основном мои. Их появление на свет связано с «сильными» для
меня событиями, местами и людьми. И все это заквашено на длинной предыстории, в
которой явственно различимы лишь образы моих бабушек и угадываются тени дедушек.
Некоторые сказки я позаимствовала с упоминанием авторов (и, естественно, с их
разрешения, кроме М. Энде). Надо сказать, что почти любая сказка имеет более сложный
сюжет, нежели отражение одной руны. Она, как правило, концентрирует немалый фрагмент
жизни. Просто акцент стоит там, где мы его видим в данном случае.
Мифологические параллели и психологический смысл знака - это отражение базовых
архетипов, совокупности отдельных мифологем, некое сплетение корней древа жизни. Это
древние и повторяющиеся на разные лады истории о героях и богах. Психологическое
осмысление имеет целью выявление связи между очень древними и глубинными
психическими структурами и современной жизнью человека.
В книге будет развернуто представление о рунической периодизации цикла развития
человека. Под циклом понимаю период существования и развития кого-либо вплоть до
физической либо психической смерти-возрождения.
Так же занятны календарные параллели, т.е. соответствие между конкретными
историческими событиями или элементами традиционного уклада жизни и руническими
смыслами соответствующего периода.
И, конечно, мантика и магия. Этот аспект представляет в первую очередь историкокультурологический интерес. Я далека от традиционной магической процедуры, но
современные психотерапевтические практики очень много уделяют внимания работе с
программами, сюжетами жизни, проводя их диагностику и попытки реинпринтинга
(переписывания) судьбы. Мантика есть процесс вопрошения своей судьбы, и оракулом
служит система древних рунических знаков – Футарк. Под магией имею в виду в первую
очередь ее внутренний, интуитивный круг, который позволяет работать со своими
собственными состояниями и их изменениями. В меньшей степени будет затронут внешний
круг ее - совокупность действий, ритуалов, обрядов, направленных на изменение внешних
параметров ситуации. Больше всего меня как профи, интересует материнская магия – магия
помощи своему ребенку. Любая мать обладает в этом плане реальным могуществом,
превосходя любые другие совокупные воздействия. Я считаю достаточно безнравственным
оказывать профессиональную психологическую и психотерапевтическую помощь ребенку
изолированно от его родителей, не включая их в число самых активных котерапевтов.
Делать так – значит, признать их духовными и психическими калеками или паразитами.
Мать – по своей сути целящая и растящая Беркана. Если она в силу каких-либо тяжелых
обстоятельств утратила эти свойства, помощь ребенку должна начинаться с помощи его
матери, с реанимации ее внутреннего «бэби», с его исцеления. Исключения – социальные
сироты, тут уж ничего не поделаешь.
Некоторое внимание я уделила графической символике рун, связи их формы и содержания.
Существует так называемая руническая йога, т.е. система поз, имитирующих рунические
символы, например, руну Иса отражает скованная поза прямо стоящего человека со
сдвинутыми ногами и прижатыми к туловищу руками. В позе Тейваз руки человека уже
свободно отстоят от туловища подобно оперению стрелы. Не исключено, что эти телесные и
метафорические ассоциации грешат натяжками, но все же проясняют образный ряд.
Несколько рун я позволила себе смелость сопоставить с гексаграммами И-Цзын, просто
там, где мне случилось заметить существенное сходство. На самом деле, я не думаю, что
древние китайцы и древние скандинавы могли выдумать что-то принципиально разное про
одного и того же человека, даже если он не произошел от нашей земной амебы (это для тех,
кого обижает родство с обезьяной), а занесен на землю в виде вселенских семян разума
каким-нибудь космическим ветром.
Немного о мифологии
«Тот Боян, исполнен дивных сил,
Приступая к вещему напеву,
Серым волком по полю кружил,
Как орел, под облаком парил,
Растекался мыслию по древу»
(«Слово о полку Игоревом» перевод Н.Заболоцкого)
Т.к. предполагается говорить о мифологических соответствиях, то возникает
необходимость хотя бы очень кратно познакомить читателя с азами мифологии, в основном,
скандинавской. Мифы бывают космогоническими (о создании), эсхатологическими (о
разрушении), сезонными (о возрождении).
Итак – начало мира. Когда-то непомерно давно существовала Мировая Бездна, мир
холодных туманов Нифльхейм и мир огня Муспельсхейм, которые кто-то (?) создал. На
краю страны огня сидел охраняющий ее великан Сурт. Из Нифльхейма, его потока Кипящий
Котел, истекали все реки мира, и их ядовитые туманы застывали в Мировой Бездне в виде
инея и льда. При встрече с жаром и искрами Муспельсхейма иней стал таять и превращаться
в капли воды. Из этих капель возник первый инеистый великан (хримтурс) Имир и первокорова Аудумла. Корова выкормила Имира и лизала камни, из которых посредством этого
процесса появился перво-человек Бури. Один и его братья Вили и Ве были потомками
Имира и Бури. Это не помешало им убить Имира, и из его тела создать мир: землю, небо и
звезды. К тому же времени, по-видимому, относится появление мирового древа Иггдрасиль,
пронизывающего собой девять миров, в числе которых и Муспельсхейм и Нифльхейм, и
Хельхейм, обитель умерших от старости и болезней, и Утгард, внешний мир стихийных
сил, где обитают ётуны - великаны, и Мидгард, срединный мир людей, и Асгард, верхний
мир богов, с Вальгаллой - раем для павших в битве героев. Есть еще миры светлых альвов
(эльфов) и подземных карликов или темных альвов - цвергов. В славянской мифологии этим
мирам приблизительно соответствуют: Явь (мир явленный) - среднему миру людей, Правь Асгарду (высшим духовным сферам), Навь (тридевятое царство или тот свет) - подземному
миру смерти Хель. Иггдрасиль, пронизывающий их, является своего рода хребтом,
многомерной сутью, служит также средством связи между этими мирами, транспортным
средством в шаманских путешествиях (Иггдрасиль дословно значит "скакун" Игга). Игг в
свою очередь значит "ужасный", это одно из хейти (замена имени) Одина. Один, чтобы
овладеть тайнами рун, принес себя в жертву себе же, приколов себя копьем к древу Мира, и
провисел на нем девять долгих дней и ночей без еды и питья. Упав потом с древа, он постиг
тайну рун, тайну судеб.
Далее из эддического литературного наследия нам становится известно о Рагнарёке,
конце мира, гибели или сумерках богов. Это не полный конец, из праха старого мира
прорастут побеги нового, останутся кое-какие боги и парочка людей, мужчина и женщина вполне достаточно, чтобы сопоставлять Рагнарёк не с концом света, а всемирным потопом
греческой и более поздней, христианской мифологии.
Мы обозначили некоторые пространственно-временные координаты. Естественно, что они
символичны - древние наши предки и не пытались отразить истинную картину мира,
оперируя архетипами. Особое место в системе мироздания занимает Мировая Бездна,
первичное чрево, из которого рождается все сущее. В древней германской традиции
существовало представление о Гинунгагапе - Зияющей Пустоте, которая не имела какойлибо структуры, и не имела половой принадлежности, т.е. не отражала женский принцип,
как это могло бы показаться логичным. Гинунгагап объединял и женское и мужское начало
и рождал из себя все сущее. Антон Платов пишет о Котле рождения и смерти, архетипе,
пронизывающем как языческую мифологию, так и христианские мифы, так что, по его
мнению, чаша святого Грааля не что иное, как вариант священного Котла. Есть некая
сущность, в которой все рождается и куда все возвращается для того, чтобы раствориться,
поглотиться ею, и, может быть, родиться заново и стать красавцем писаным, как Иван-дурак
из сказки Ершова "Конек-горбунок" или ... страшно подумать - исчезнуть навсегда. Бездна
вызывает потому сакральный страх перед всеми своими формами, что она и начало и
одновременно, конец. Ее пустота и притягивает к себе, манит заглянуть в пропасть, как в
место рождения, где было хорошо, как в утробе матери, и вызывает ужас поглощения. Не
отсюда ли vagina dentata (зубастое влагалище) З. Фрейда и та великая американская задница,
куда попадает, судя по их фильмам, каждый второй персонаж? Не то ли это место, куда
действительно надо попасть, чтобы прожить радикальную космическую трансформацию, а
не те паллиативные косметические операции, которыми мы пытаемся улучшить свою
жизнь? И вместе с тем, это та бездна, куда проваливается наркоман и алкоголик в поисках
забвения и достигает, в конце концов, своей цели несколько раньше, чем это было задумано
Творцом. Не будем спорить, какого рода - мужского или женского, эта Бездна, хотя в
переводе на русский и Бездна, и вагина, и задница звучат однозначно. Это место рождения и
отключки. Символику Бездны, возможно, передают Эйваз, Перт и ... Фе с Уруз (с
противоположной стороны мировой оси). Если Эйваз приковывает к пустоте, чтобы
поглотила, растворила и переродила Перт (это эволюция духовного порядка), то Фе может
поглотить не пустотой, а своими Нужными Вещами, совсем как у Стивена Кинга в
одноименном магазине, где владелец, исповедующий чудесный и столь знакомый нам
принцип: "от каждого по возможностям, каждому по потребностям", становится вскоре
ужасающе узнаваем в совершенно дьявольском обличии. Следующая за ней Уруз может
оставить после себя настоящее пепелище в биологическом и грубо эмоциональном плане.
***
«Крики и ревущий хохот донеслись и из
другого места – именно от левого подъезда
и, повернув туда голову, Григорий Данилович
увидел вторую даму, в розовом белье. Та
прыгнула с мостовой на тротуар, стремясь
скрыться в подъезде, но вытекавшая
публика преграждала ей путь, и бедная
жертва своего легкомыслия и страсти к
нарядам, обманутая фирмой поганого
Фагота, мечтала только об одном –
провалиться сквозь землю».
(М. Булгаков «Мастер и Маргарита»)
Этот подраздел посвящен Трикстеру – одному из базовых архетипов бессознательного и
яркому персонажу мифов. Почему? Он – судьбоносный фактор, самоактивный и во многом
безжалостный, наивный и любознательный как дитя и, как правило, всесокрушающий. Без
него невозможны какие-либо кардинальные изменения. Это фактор революционных, а не
эволюционных изменений. Зачем это нужно в преддверии рунного круга? Да потому, что
этот персонаж будет регулярно присутствовать во всех рунах трансформации, радикальных
поворотов судьбы. Это и Соулу, и Эваз, и Лагуз, и сразу тройка: Ансуз, Райдо, Кано, и,
конечно, Хагалаз.
Ж. Дюмезиль создал систему классификации языческих богов на основе кастовой системы
древних индусов. Эти касты таковы: брахманы (жрецы), кшатрии (воины), вайшья
(ремесленники, крестьяне) и шудра – неприкасаемые, бесправные. Так и многочисленные
боги имеют свои вполне определенные специализации. Касте брахманов соответствуют боги
магии и смерти: Один, Велес или Волос (у славян), возможно, Аполлон у греков (он может
исцелять болезни, но и может их насылать), Гермес и Меркурий в их развитых формах.
Касте кшатриев соответствуют боги войны и громовержцы: Тор и Тюр у скандинавов,
Перун у славян, Арес у греков и Марс у римлян. Касте вайшья принадлежат боги
плодородия: Фрейр и Фрейя у скандинавов, Даждьбог у славян, троица Деметра-ПерсефонаГеката и Дионис у греков.
Не вполне ясно обстоит дело с последней кастой неприкасаемых (шудра). Если провести
социальные параллели, то в Европе им могут соответствовать юродивые, убогие, божьи
люди, а также – скоморохи, шуты – все, кто резко выделяется из общей среды людей,
занятых полезными и понятными видами деятельности. Они не связаны с какой-либо
прагматической функцией в социуме. Функция некоторых из них носит мистический
характер, они на свой лад общаются с высшими силами, обладают нередко странной
властью, они способны своими пророчествами и неуместными шутками вывести из
равновесия любую систему. Что касается самой Индии и ее неприкасаемых - вот что
известно о секте садху – исповедующих культ Шивы. Шива - бог, названный
медитирующим аскетом и который согласно священным текстам в период завершения
мирового цикла вызовет силы огня и уничтожит этот мир, для того, чтобы создать новый,
когда будет на то его желание и воля. Садху пользуются скверной репутацией – это бродячая
секта, промышляющая «чудесами» и торгующая талисманами, они неопрятны и не чисты на
руку, медитируют редко, экономически не производительны. В санскритологии есть
представление по поводу содержания их жизни как «подвижничества-трюкачества». В
Индии к ним относятся с опаской и не стремятся к разоблачениям как шарлатанов. А вдруг
они и впрямь просветленные?
Европейский аналог шудра вряд ли является однородной группой. В ней можно
обнаружить не менее трех подгрупп:
 божьи люди, юродивые, принадлежащие миру Прави (пользуясь христианской
терминологией, они блаженные, сродни ангелам),
 шуты-плуты, скоморохи (сродни бесенятам, и они отлично чувствуют себя везде, как
космополиты),
 социальный балласт, маргиналы, люди с минимальными волевыми побуждениями.
Объектом нашего внимания, наверняка, является средняя подгруппа. Среди богов это те,
чье поведение носит скандально-вызывающий характер и постоянно провоцирует
изменения. Для такого бога уже есть в литературе, посвященной мифологии, определение –
трикстер (введенное Полем Радином), т.е. бог-плут, пересмешник, пройдоха, хулиган,
трюкач, нередко вор и обманщик, покровитель вина и азартных игр. Бог-провокатор, он
шутки ради занят проверкой на вшивость.
У Л. Гумилева в его исследовании «Этногенез и биосфера земли» есть введенное им
понятие – «пассионарий», т.е. «страстный». Пассионарии это люди с очень сильными
эмоциональными побуждениями, заставляющими их изменять агрегатное состояние среды.
При этом логическое объяснение их поведению обнаружить практически не удается. Просто
очень хочется совершить то или другое – воевать, захватывая все новые земли, или
устраивать дворцовые перевороты. Что угодно – лишь бы не сидеть на месте, а быть
непосредственным участником новых событий. При этом у пассионария инстинкт
самосохранения значительно менее интенсивен, чем его жажда деятельности. Действие
любой ценой – его девиз. В этом понятие «пассионарий» сближается с представлением о
трикстере. Именно от него зависит, состоится ли героическое посвящение бога-воина или
магическое посвящение бога смерти. Бог перемен, фактор трансформации. Не зря во всех
европейских и восточных государствах при дворе всегда был шут, второе «я» монарха,
который пользовался немыслимыми привилегиями и которому прощались все прегрешения.
Он действует не во имя какой-то идеи, а от избытка сил, неистребимого и
гипертрофированного инстинкта исследователя и первооткрывателя. Ему просто интересно
посмотреть, что будет, если дернуть за эту веревочку. Вспомните Карлсона из детской
книжки Астрид Линдгрен. У шведов Карлсон весьма одиозный герой. Отношение к нему в
Швеции примерно то же, что и к богу-трикстеру Локи. Сравните это с нашим российским
обожанием этого скомороха. А наши Иван-дурак, Емеля тоже трикстеры, хотя внешне
простоватые. Некто средний между божьим человеком и трюкачом, который сам исполнен
верой в свои фокусы: «ступайте, сани, сами домой!». Но они все-таки значимо ближе к миру
Прави, просветленности, простоте душевной, чем их западные близнецы. У всех у них нет
ни малейшей зависимости от внешних приличий, общепринятых ценностей, они действуют
по внутреннему наитию. И тех и других отличает детская непосредственность восприятия и
поведения.
Познакомимся поближе с этим обаятельным и небезопасным персонажем с точки зрения
мифологии. Его особенности воплотились в следующих мифологических персонажах.
Гермес (Меркурий в римской мифологии) - сын Зевса и Майи. Область его специализации всевозможные новшества, его считают тем, кто изобрел меры, числа, азбуку, и научил этому
людей. Азбука и руны - происходят из одного общего корня. Т.о. Гермес вполне может быть
отцом рун. Гермес - бог посланник, аналог славянского крылатого пса Симаргла. Он
охраняет пути, он покровительствует путникам в путешествии при жизни, он же ведет души
умерших в их последний путь - в царство Аида. Он дает в торговле барыш и посылает
людям богатство. Он же и бог красноречия, вместе с тем - изворотливости и обмана. Он
непревзойденный ловкач, хитрец и вор. Это он украл однажды в шутку у Зевса его скипетр,
у Посейдона - трезубец, у Аполлона - золотые стрелы и лук, а у Ареса - меч. А также был
главным героем истории с похищением священных коров Аполлона. Это свое первое
преступление он совершил, еще пребывая в колыбели. На то он и бог, чтобы, раскрутив свои
пеленки, незаметно выскользнуть из колыбели и нарушить покой самого гармоничного и
просветленного бога. С Гермесом также тесно связаны истории Диониса и Пана, которые
имеют немалое отношение к процессам трансформации. С одной стороны Дионис и Пан
явные боги плодородия, но без трансформации, разрушения мертвых оболочек зерна, им не
выполнить свою основную функцию. Поэтому их поведение имеет явственные черты
необычности, странности, разрушительности, презрения к общепринятым нормам
поведения.
Дионис по одной из версий - сын Зевса и земной женщины Семелы. Основная функция
этого бога – плодородие, но есть и аспекты стихийности, разрушительности,
непредсказуемости поведения. Ревнивая Гера, супруга Зевса, под видом повитухи научила
несчастную женщину попросить громовержца показаться перед ней в своем истинном виде.
Он же не мог отказать любимой в ее просьбе, и она погибла от его молний. Едва не погиб и
Дионис, но божественный отец спас сына, зашив его к себе в бедро и затем переродив его
(это имеет отношение к руне Альгиз - защиты, призывания богов). Гера не остановилась в
своем мщении, и наслала безумие на воспитателя Диониса - Атаманта, и тот хотел убить
воспитанника. Вот тогда вмешался Гермес, и унес юного Диониса к нимфам, которые
воспитали
мальчика. Дионис - бог виноделия и веселья, вакханалий, мощных
трансформационных и очищающих процедур, аналогичных, по-видимому, состоянию
психической смерти-возрождения. Сам Дионис был еще богом безумия, которым он заражал
всех, с кем соприкасался. Обновиться человеку можно только одним способом - отказаться
от прежнего своего ума, чтобы исполниться новым.
Пан - сын Гермеса и нимфы Дриопы, постоянный спутник Диониса-Вакха в его
вакханалиях вместе с безумными менадами, сатирами, фавнами - всей этой козлоногой и
козлорогой братией. Значение культа Диониса и его спутников, было так велико, что в их
честь разыгрывались специальные спектакли, посвященные смерти и ежегодному
возрождению Диониса, сопровождаемые хором козлообразных спутников. Эти спектакли
прозвали трагедиями от древнегреческого «tragos», что значит, козел. Нужны ли еще
доказательства значимости роли Трикстера? На этих доступных всем спектаклях (в отличие
от мистерий - таинств для посвященных) люди могли удовлетворить свою потребность в
партиципации, т.е. в сопричастности силам природы и их возрождающим, обновляющим
силам.
В древнем Египте аналогом Гермеса является бог Тот. Дж. Фрезер в своей «Золотой ветви»
описывает следующую историю по текстам Плутарха. Когда-то египетский календарный год
состоял из трехсот шестидесяти дней. Небесная богиня Нут вступила в любовную связь с
богом земли Гебом. Когда Ра, муж Нут, узнал об этом, он разгневался и провозгласил, что не
будет в году такого дня, когда Нут смогла бы разрешиться от бремени. Тогда Тот, другой
любовник богини, бог с головой ибиса, сыграл в шашки с Луной и выиграл у нее одну
семьдесят вторую каждого дня, получив таким образом пять полных дополнительных к году
дней. Так легенда объясняет появление современного года. А богиня Нут получила
возможность разрешиться от бремени сначала Осирисом, затем его сестрой и женой Исидой,
коварным Сетом и его женой Нефтидой.
Скандинавский Локи, которого в летописях называют то асом, то ётуном (из рода
великанов, олицетворяющих слепые силы самой природы) - бог плутовства, раздора,
интриги, воровства, всевозможных проказ и проделок, а также стимулятор и
непосредственная причина всех значительных событий в Асгарде (городе богов-асов) и во
всех девяти мирах. Крайне неудобный бог, вместе с тем кровный брат Одина, спутник Тора
в его героическом путешествии в страну великанов к Утгарду-Локи. Он же - мать (это не
опечатка) чудесного коня Одина с восемью ногами - Слейпнира, добытчик золотых волос
Сив, супруги Тора, ожерелья Брисингамен Фрейи, богини любви, красоты и плодородия,
оружия Одина - копья Гунгнир, золотого вепря бога плодородия Фрейра и молота Тора Мьёлльнир.
Вот некоторое сюжеты, связанные с Локи. Его выходки часто носят бесцельный характер,
просто от скуки. Он участвует с другими асами и асиньями в пире у морского великана
Эгира и устраивает там перебранку. Он поносит богов и богинь, говоря им в глаза самую
неприятную правду, не щадя самого Одина.
(Локки) сказал:
«Ты, Один, молчи!
Ты удачи в боях
не делил справедливо;
не воинам храбрым,
но трусам победу
нередко дарил ты».
(Один) сказал:
«Коль не воинам храбрым,
но трусам победу
нередко дарил я,
то ты под землей
сидел восемь зим,
доил там коров,
рожал там детей,
ты - муж женовидный».
( Локки) сказал:
"А ты, я слышал,
на острове Самсей
бил в барабан,
средь людей колдовал,
как делают ведьмы, ты - муж женовидный"». («Старшая Эдда», пер. А. Корсун, «Перебранка Локки»).
В результате Локи покидает собрание, т.к. появляется Тор со своим молотом Мьёлльнир и
грозит ему.
Найдя на костре
полусгоревшее
женщины сердце,
съел его Локи;
так Лофт зачал
от женщины злой;
отсюда пошли
все ведьмы на свете (там же).
Кроме того, вместе с великаншей Ангрбодой он производит на свет трех чудовищ - Волка
Фенрира, который в Рагнарек проглотит Одина, мирового змея Ёрмунганда, который также
выступит против богов, и Хель, которая станет хозяйкой страны мертвых Хель в
Нифльхейме. Одна половина ее цвета мяса, а другая мертвая, синяя. Эта физическая
асимметрия и положение в обществе роднит ее с нашей славянской бабой ягой. Сам же
Локи рукой слепого Хёда губит сына Одина Бальдра доброго и в Рагнарёк выступает
инициатором гибели богов. Но этот же Локи вольно или невольно способствовал тому, что
светлый Бальдр отсиделся в сумерки богов в царстве мертвых, и смог воскреснуть после
гибели богов для нового мира. А многие плутни Локи отличались изяществом и
блистательностью. Особенно хороша история, описанная Снорри Стурлуссоном в
«Младшей Эдде» о строительстве Асгарда - города асов. Однажды к асам пришел некий
великан и предложил за три полугодия построить им крепость. В качестве награды за
работу он хотел ни много, ни мало - солнце, луну и первую красавицу Асгарда - богиню
Фрейю. В помощь себе он попросил коня Свадильфари. Боги сомневались в выгодности
такой сделки, но Локи убедил их, что великан не успеет справиться с работой и проиграет.
Великан начал трудиться, и конь Свадильфари делал еще больше, чем он. Когда до
окончания срока осталось три дня и великану осталось только достроить ворота, стало ясно,
что придется рассчитываться с мастером. Тогда Локи обернулся прекрасной кобылицей и
увел Свадильфари с собой. Великан остался один и не смог вовремя закончить работу. Асы
ему не заплатили, а Локи в образе кобылы родил потом от Свадильфари восьминогого коня
Слейпнира, быстрее которого не было на свете. Хозяином его стал сам Один. Однажды
слоняясь от скуки и не зная, чем заняться, Локи решил слетать к великанам и узнать, не
замышляют ли они что-нибудь против асов. Он сходил к богине красоты Фрейе и попросил
ее соколиное оперение. Добрая Фрейя дала ему оперение, и Локи, обратившись в сокола,
полетел в Ётунхейм. Там, достигнув дома великана, славившегося своим умом и силой, он
сел на крышу и устроил страшный шум, привлекая к себе внимание. Хозяин увидел сокола
на крыше и велел слугам поймать его. Локи-сокол решил притвориться спящим и взлететь в
самый последний момент, но достался все-таки слугам, поскользнувшись на черепице
крыши. Великан посадил его в клетку и держал его там три месяца без еды и питья, пока
Локи не сознался, кто он на самом деле. Тогда великан поставил условие его освобождения
из клетки: он должен уговорить бога Тора прийти к нему без своих атрибутов силы - молота
Мьёлльнир, пояса силы и железных рукавиц, и сразиться с ним. Локи обещал и сделал это.
Хорошо, что Тор его не подвел и сумел победить великана голыми руками. Таков северный
Локи.
Было бы несправедливо, говоря о персонажах индоевропейских мифов, не упомянуть богов
индуизма. Кришна, один из наиболее значительных аватар (земных воплощений) бога
Вишну, в детстве был шутником и плутишкой, крал масло на маслобойне у своих приемных
родителей, за что и был неоднократно наказан. Шива, который уже был упомянут, является
также, как и Вишну, синкретической сущностью, т.е. всеобъемлющей и неразделимой в
своей многоаспектности. Один из его аспектов – мощный созидательный потенциал, что
отражает фаллическая символика, присущая культу Шивы, но другой аспект прямо
противоположен – это потенциальное разрушение, готовность к сожжению старого мира,
чтобы со временем мог восторжествовать новый мир. Как тут не вспомнить Локискандинава? Особенно, если учесть, что один из сыновей Шивы, Картикейя – бог войны и
покровитель воров.
Некоторые древние традиции напрямую отражали специфику трикстера как реформатора.
У Дж. Фрезера («Золотая ветвь») есть описание древних римских Сатурналий, которые
происходили в течение недели до зимнего солнцеворота. Это были массовые народные
гуляния, в которых все и вся становилось с ног на голову, когда рабы играли роль господ, а
господа безропотно им прислуживали. В те дни избирали царя Сатурналии, который
одевался в шутовскую корону и мантию, и пользовался огромными привилегиями и
почестями. В конце Сатурналии он либо должен был покончить самоубийством, либо его
убивали. На следующий день воцарялся новый мир. Этнологи видят в римских Сатурналиях
предтечу последующих италийских и прочих европейских карнавалов, общей чертой
которых оставалась вывернутость всего строя жизни наизнанку и власть короля-шута,
который в конце карнавала, исполнив свою роль в трансформации, обновлении мира,
умирал, как умирает зерно, давая жизнь колосу. Сатурн и был богом умирающего зерна,
аналогом Кроноса древних греков. Бог Уран был оскоплен своим сыном, Кроносом. Семя
Урана стало жертвой, принесенной для продолжения процесса оплодотворения, как
природного цикла. Надо сказать, что в последующих карнавальных культурах в Европе и на
Руси герой-шут тоже изначально являлся пострадавшей стороной. Это происходило с
Пульчинелло в Италии, Полишинелем во Франции, Панчем в Англии и нашим русским
Петрушкой, которого нередко в конце ярмарочного спектакля нечистая сила уносила в ад.
"Много дней грустил король.
Не знал народ, что за беда.
И кто-то во дворец привел
Смешного карлика-шута.
Карлик прыгал и кричал,
Народ безумно хохотал,
А шут смешить не прекращал,
На пол вдруг король упал.
Хо! Хо! Все вверх дном!
Хо! Хо! Все ходуном!
Хохот со всех сторон!
Хохот в веселом царстве!
...От усталости и смеха
Несчастный люд изнемогал,
Валялись стражники в доспехах,
И каждый страшно хохотал.
Не стало больше короля.
Все, как один, сошли с ума.
Летели месяцы, года
В веселом царстве карлика-шута!
Хо! Хо! Все вверх дном!
Хо! Хо! Все ходуном!
Хохот со всех сторон!
Хохот в веселом царстве шута!"
(из песни "Король и шут" одноименной панк-рок группы)
Последний фрагмент иллюстрирует современный вариант мистерии разрушения молодежную рок-культуру. Не уверена, что создатели и участники группы "Король и шут"
имеют представление о богах-трикстерах, древних мистериях и сумерках богов, но именно
так у них получилось и по форме и по содержанию. Эффект концертов наиболее популярных
рок-групп поистине катастрофичен, летят если не головы, то крыши, подростки проходят
инициацию разрушения безмятежного и отсвечивающего розовым утра своей жизни для
того, чтобы войти в жесткие светотени своего дня. Солист рок-группы "Rammstein" Тилль
Линдеманн говорил о песнях своей группы, что это личный Апокалипсис. Рагнарёк... Трудно
таким образом переоценить современный вариант мистерии обновления. Кого-то воротит от
тяжелого рока и металлики (понимаю - еще недавно сама принадлежала к когорте
отворачивающих носы) и они могут спросить, а нельзя ли как-нибудь потише, поприличнее
пройти эту самую инициацию-трансформацию? Увы. По мифологии как-то не получается. В
жизни тоже. Вы же сами видите - рок неистребим. Рок - судьба - вирд - это все одно и то же.
Несколько слов благодарности
Есть несколько человек, прямо или косвенно причастных к появлению этой книги, и я рада
возможности сказать здесь об этом.
Николай Прудиус – отец моих детей и самый верный друг, без его понимания и
сочувствия у меня не было бы, наверное, реальной возможности что-то писать (да и многих
других возможностей тоже не было бы). Кто-то может усмехнуться: мол, может, так оно и
лучше было бы (в смысле «бабе дорога - от печи до порога»), но я так не считаю.
Дмитрий Соколов – товарищ по жизни, хозяин ашрама в чудесной деревне Ворон в
крымских горах и собрат по перу, автор книг, которые стали для меня своего рода
катализатором творческого процесса: «Сказки и сказкотерапия», «Приключения принца
Эно», «Волшебные грибы», Лоскутное одеяло и психотерапия в стиле дзэн», а также
недавно вышедшая в издательстве «Речь» книга о мистериях. О «Сказочной книге перемен»
надо сказать особо – именно она вызвала у меня короткое замыкание и потребность писать о
рунах в том же ключе, в каком он представил гексаграммы китайской книги перемен –
проиллюстрировав их образами сказок.
Катерина Нистратова, с которой мы познакомились в Вороне и которая пишет сейчас о
Локи – кормчем Нагльфара. Разговоры с ней о рунах и поэтические образы ее «Локи»
помогли выстроить некоторые важные моменты книги.
Леонид Огороднов – человек из той же тусовки, автор книги «Скандинавская мифодрама»,
мы с ним много общались на тему скандинавской культуры, его замечания избавили меня от
некоторых ошибок.
А сейчас мы перейдем к рунам, каждой из них, начиная традиционно с первой руны
первого атта, Феу.
1. Феу (Фе).
Первая руна Футарка. Руна собственности, в первую очередь, скота,
владения имуществом, благополучия
«Не тот богат, у кого много, а кому
достаточно» (пословица).
Дом с Красным Цветком
Дом был живым. Об этом никто не догадывался, никто, кроме одной из женщин, живущих
в нем.
Однажды, проснувшись от шума, она не смогла вспомнить приснившийся ей сон и поняла,
что этот дом полон суеты. Суеты и хищных вещей. Он полон ловушек в виде медового
оскала лестниц из натурального дерева, охотящихся за ее спотыкающимися ногами,
белоснежной плиты и раковины-тюльпана, которые требовали чистоты, а в противном
случае покрывались отвратительными, похожими на трупные, пятна. Полированные
поверхности мебели требовали зеркального блеска, мягкие ковры изнемогали от
вульгарности и безалаберности мелкого мусора. Все они в немой мольбе призывали
Женщину обратить на них внимание и сражаться с подступающим со всех сторон Хаосом.
Дом постепенно растворял в себе и грозил уничтожить ее однажды, как огромное и
безжалостное Ничто. Это была бездна, из которой, может, и был выход, но не было никакой
гарантии, что она его найдет.
Дом был очень красивым и удобным, он был божеством достатка. И он требовал
ежедневной жертвы, человеческой жертвы в виде ее живой теплой крови, которую медленно
и неумолимо высасывал из нее, оставляя все меньше и меньше сил для жизни.
Это был не первый ее Дом. Первому она отдала почти двадцать лет своей жизни, отдала
щедро, без раздумий, избрав это божество, помогающее растить детей и защищающее их от
непогоды и холода. Но зачем ей сейчас этот второй Дом? Почему она позволяет ему
выпивать остатки своей крови?
Женщина позвала собак и пошла в лес. Лес был тихим и занятым своими незаметными
делами. Вошедшая Женщина не мешала ему, а где и мешала, он выставлял ей навстречу
ветку или посылал шершня, внезапно гудящего прямо в ухо. Собаки сначала носились взад и
вперед, потом, тяжело дыша, потрусили за ней, иногда только опережая или забегая в
стороны, привлеченные чем-то непостижимым для хозяйки.
Возле дороги она увидела две сосны, очень высокие и стройные, выросшие очень плотно
друг к другу, так что внизу между ними не было просвета, и только выше они несколько
расходились в стороны своими вершинами. «И так всю свою жизнь вместе, - подумала
Женщина. - И не вольны они что-то изменить. И никакой воли вовсе нет. Не то, что у нас,
людей». Она подошла к соснам и обняла их, как две гигантские ноги огромного сильного
существа, голова которого терялась высоко в небе; почувствовала себя ребенком,
прижавшимся к ногам взрослого человека и нашедшего таким образом опору.
В это время в Доме рождался Красный Цветок. Он был еще совсем маленьким, но уже таил
в себе угрозу. Угрозу уничтожения, гибели этого Дома.
Вернувшись из леса, Женщина увидела Красный Цветок и вмиг распознала его тайну.
Цветок впитал ее страх и ненависть к Дому и вырос еще немного прямо у нее на глазах. Дом
встревожено хлопнул форточкой, тоскливо скрипнул дверями. Женщина вздрогнула и
решила, что не хочет его гибели. Просто ей надо уйти, забрав Красный Цветок с собой.
***
Маленький Домик, в котором она жила потом, тоже нуждался в ее времени и заботе, но был
очень неприхотлив и терпелив, готовый ждать сколь угодно долго свою хозяйку. Он был
просто рад тому, что она возвращается снова и снова к нему. Красный Цветок стал просто
цветком и единственным украшением этого нового ее жилища.
Ключевые слова: «имущество», «владение», «феод», «скот». Происходят от позднего
скандинавского слова, означавшего имущество, готского – Faihy (владение). Все имена
родственны словам «феод», «феодал».
Это первая из рун победы. Считается, что руна может соответствовать славянскому богувсеотцу Велесу, а, значит, и Одину, и прочим столпам мира, подобным им. Это боги, не
столько покрытые шрамами, сколько увитые лаврами, находящиеся в зените своей славы,
укомплектованные атрибутами своей специфики и власти, боги-триумфаторы, победители.
В этом периоде бог уже совершил собственные, личные подвиги, и ему немаловажно, как
это оценят, что он «будет с этого иметь». Важны материальные свидетельства достижений и
благополучия, товарный знак. Персонажи этого знака - Один в золотом крылатом шлеме и с
копьем Гунгнир, Тор с молотом Мьёлльнир, поясом силы и железными рукавицами, Сив с
золотыми волосами, Идунн с яблоками вечной молодости, это Аполлон с его священными
коровами (пока их не украл сосунок Гермес). Это Зевс с жезлом, Посейдон с трезубцем (пока
их не умыкнул тот же Гермес). Это успешный бизнес дядюшки Сэма, это галерея любовниц
Казановы, это «нобелевка» для ученого, сделавшего открытие. Одним словом, каждый в этот
период имеет своего рода визитку, открывающую перед ним двери. Сезам, откройся! Бог и
человек воспринимается по «одежке», по его яркому оперению. Для начала эволюции
совсем неплохо. Но если задержаться на этом этапе, то одежка начнет путать.
Однажды северный бог-громовержец Тор в одном из своих путешествий крепко уснул, а,
проснувшись, обнаружил пропажу своего молота. Разгневался Тор, что проспал свое оружие
и пошел за помощью к Локи. Тот попросил у Фрейи ее соколиное оперение, и полетел в
страну великанов, они были наиболее подходящими кандидатами на роль подозреваемых,
поскольку Тор с ними постоянно воевал, охраняя границы Мидгарда. И точно – молот
оказался у одного из великанов, который согласился вернуть свою добычу, но в качестве
выкупа потребовал самую красивую богиню Асгарда Фрейю. Она должна была стать его
женой. Локи помчался обратно и доложил Фрейе о возможном решении вопроса. Обычно
добрая и отзывчивая богиня тут разгневалась не на шутку и наотрез отказалась от
предложения. Даже если от этого зависит благополучие Асгарда и Мидгарда вместе взятых.
Тогда боги, во главе с Одином, посоветовались и решили, что самому Тору, поскольку он и
проспал свой молот, надо переодеться в женское платье, украсить себя ожерельем Фрейи
Брисингамен, и выдать себя за невесту. Грубый и мужественный Тор смутился и
расстроился от такого поворота событий. Тогда Локи предложил себя на роль служанки
невесты и согласился одеться в женское платье. Так и сделали – одели Тора в женское
платье, украсили его драгоценным ожерельем Фрейи, спрятали его рыжую жесткую бороду
под фату и повязали голову платком. Тор отправился к великану в сопровождении
переодетого Локи. Великан очень обрадовался и посадил невесту рядом с собой. У него
вызвал некоторое подозрение аппетит невесты, которая одна съела целого быка и восемь
огромных лососей, но хитрый Локи сказал, что Фрейя семь дней и ночей не ела, с
нетерпением ожидая возможности увидеть жениха. Великан с удовольствием поверил ему.
Потом великан захотел поцеловать невесту и увидел сквозь фату горящие как угли глаза
Тора. Он испугался, ведь не могут у женщины быть такие глаза. Но Локи опять успокоил
его, сказав, что Фрейя не спала семь ночей в ожидании свидания, от того и покраснели ее
глаза. В конце концов, великан, выполняя свое обещание, вынес молот Мьёлльнир и
положил на колени невесте. Тор вскочил тогда, сорвав с себя фату, и победил всех
великанов.
В психологическом плане руне может соответствовать одна из форм защиты –
компенсация, т.е. наше имущество утешает нас при отсутствии или недостатке чего-либо
важного, кроме того, что является самостоятельной ценностью. Л. Толстой писал об Анне
Карениной до ее встречи с Вронским, что тогда она не была счастлива, но была покойна и
достойна.
Не зря так же сказано в самом начале – благополучие, не испорченное самодовольством.
Можно добавить – благополучие по праву, законное, необходимое, не ставшее самоцелью.
Иначе появляются такие сюжеты, как «Сказка о золотой рыбке» Пушкина, «Хищные вещи
века» братьев Стругацких, «Нужные вещи» Стивена Кинга и такая вот сказка про Дом с
Красным Цветком. Женщине, живущей в большом и красивом Доме, по неопытности можно
позавидовать, и сама она еще недавно была вполне довольна своей заполненной атрибутами
материального благополучия жизнью. Но любое время кончается, и сказка как раз подводит
нас к концу периода Фе.
В годичном календаре это период примерно с 23 июня по 6 июля. В плане возрастной
периодизации это период расцвета возможностей в основном материального плана,
прекрасной работоспособности и фертильности. Юность, преддверие зрелости, которой еще
не хватает духовности. Этот путь впереди. Время Фе соответствует празднику Ивана
Купала, летнему солнцевороту. В ночь на Ивана Купала издревле было принято искать
цветок папоротника, который цветет очень редко, один раз в семь лет. У этого цветка было
немало названий в свое время, один из них – Жар-цвет. Считалось, что тот, кому повезет
сорвать этот цветок, сможет видеть все, что есть под землей. Ему откроются тайны кладов и
золотых жил. Очень символично для Фе. И это нырок из Яви в подземелья Нави.
Мантика и магия. Руна символизирует миролюбие, мирное землепашество и
строительство, законное владение, умение управлять имуществом. Ее символ напоминает
рога быка, так же, как и первая буква семитского алфавита, «алеф». Только «алеф»
перевернута по отношению к «Фе». Также перевернутым воспринимается ее звучание.
Следование руны за руной Дагаз (день, расцвет) в рунном круге означает кульминацию,
максимальную полноту силами и реализованными возможностями, гармонию и достаток,
некий зенит жизни в его материальном и душевном (не духовном еще) смысле. Если она в
прямом положении, то означает либо уже полученные или сохраненные вами возможности
(сугубо материального плана, а также это м.б. сохранение или восстановление старой любви
или дружбы, т.е. собственности душевной), либо возможность их получения, тогда задача –
правильно ими распорядиться. Марья Моревна сказала Ивану-царевичу: «Сумел ты меня
добыть, теперь сумей удержать». По Ральфу Блюму Фе способствует переводу энергии в
«формативные сферы», т.е. материализации наших намерений, переходу от репетиций к
реальной жизни, от мечты - к конкретному действию. В перевернутом положении руна
может предупреждать о последствиях скупости или неумения распоряжаться своим
имуществом вплоть до нарушения процесса владения, потерь.
Т.о. медитация над символом Фе и работа над ее талисманом помогает сосредоточиться на
образе успешного в материальном и душевно здорового человека, на успехе и достатке. Это
напоминает историю о том, как некий муж повесил на зеркале для бритья в ванной
изображение автомобиля. Однажды он подвел свою жену к окну и показал ей на стоящее
под окном восхитительное новенькое авто, его машину. Жена немедленно сделала
правильный вывод и повесила на мужнино зеркало для бритья изображение роскошной
натуральной шубки. В сексуальной магии Фе олицетворяет физические и общие
эмоциональные аспекты любви.
2. Уруз. Руна новых форм, руна Мощи, того, что действует
«Блестело море, все в ярком свете, и грозно
волны о берег бились.
В их львином реве гремела песня о гордой
птице, дрожали скалы от их ударов,
дрожало
небо
от
грозной
песни:
"Безумству храбрых поем мы славу»! (М.
Горький «Песня о Соколе»).
Тур одичалый
Жила когда-то одна принцесса. Совсем еще молодая. От родителей ей достались в
наследство рыжие густые волосы и хорошенькие веснушки на маленьком носике, а также сад, в котором росло немного деревьев, зато был пруд и много густой сочной травы. И жили
в том саду – пингвин, змея и еще один зверек – непонятно кто, на высоких ножках с
копытцами. Родители ей ничего про этого зверька не рассказывали, а рос он очень медленно.
Сама девушка-принцесса жила в башне за оградой сада, но большую часть времени
проводила в саду среди своего наследства. В башне принцесса однажды обнаружила
старинную книгу, которая начиналась такими странными словами:
«Огнем прокалитесь,
И ветром уймитесь,
Рассыпьтесь землею,
Пролейтесь водою,
Себя растворите,
И тихо замрите…»
Принцесса, прочитав эти слова, пожала плечиками, захлопнула книжку и забыла про нее.
Пингвин был очень любопытный, неуклюжий и безобидный. Ему очень хотелось бы
летать, но крылья от рождения были короткие, а тело - тяжелое на подъем. Правда, он очень
хорошо плавал, ничуть не хуже соседки по пруду – змеи. Но на суше он отставал от ловкой,
быстрой и коварной змеи. Та его поторапливала, больно покусывая сзади за хвост. Хвост
очень болел, потому что змея была довольно ядовитая. Пингвин огорчался и нырял в воду, а
змея злорадствовала. А маленький зверек подрастал на берегу. Он не играл с пингвином и
змеей, и к воде подходил только для того, чтобы попить воды. Когда он подрос, у него
появились рожки. Они становились все больше, и начали уже круто изгибаться назад.
Образованный пингвин сказал, что он похож на тура. Так детеныша и стали звать – тур.
Подрастая, тур все больше хотел попасть на волю, за пределы сада. Иногда он даже
разбегался и изо всех сил ударял своими крутыми рожками изгородь, так что она начинала
трещать и прогибаться. Принцесса всплескивала руками и ругала своего буйного питомца.
Ему становилось стыдно и он, наклонив голову, возвращался к пруду, где резвились пингвин
и змея.
Однажды все они услыхали рев какого-то сильного зверя. Рев приближался, и вот вдали
показался огромный бык с большими изогнутыми рогами, очень похожими на рога тура.
Испуганный пингвин сказал, что это дикий тур, и, кажется, он очень зол. И, точно, бык несся
очень быстро, низко нагнув рогатую голову и взрывая копытами землю, прямо по
направлению к саду принцессы. Пингвин плюхнулся в воду, змея соскользнула туда же, и
они спрятались под корнями прибрежных ив. Принцесса тоже готова была спрятаться куда
угодно, но тут маленький тур вскочил на свои стройные сильные ноги и бросился к
изгороди. Он издал рев почти столь же громкий, как и тот, дикий тур. И дикий тур с разбегу
ударил в изгородь. Она затрещала, но тут в нее изнутри ударил молодой тур принцессы, а
змея скользнула темной блестящей лентой в образовавшуюся в изгороди щель и куснула
дикого тура за ногу. Тот заревел от боли и унесся прочь. Бедная перепуганная принцесса с
пингвином кое-как починили изгородь. Принцесса ушла спать в свою башню. Она подумала,
что там, высоко над землей, она будет в большей безопасности. Но за свой сад она все же
очень боялась.
А юный тур каждый день издавал свой боевой клич и бил изнутри изгородь. Вдалеке ревел
дикий тур, и с каждым днем его рев приближался. Принцесса что только не делала, чтобы
усмирить своего тура, но его боевой пыл только разгорался. Она пробовала посадить его на
привязь, но какое там… Он сорвался с привязи и, пробив в одном месте ограду, выскочил на
волю. Хорошо, что не было там дикаря. Принцесса с трудом уговорила своего тура
вернуться обратно и опять долго чинила изгородь.
- Ты совсем одичал! – бранила тура принцесса.
- А кто тебя еще защитит? – возражал тур, - Ведь вокруг такие сильные враги. Ты и сама
видела.
И принцесса не знала, что ему ответить. Она сама боялась дикого тура. Она целый день
сейчас думала о том, что он может появиться опять, и что тогда будет.
***
Однажды молодой тур принцессы был особенно беспокоен и бегал вдоль изгороди, взрывал
копытами землю и ревел. И вот вдали показалось облако пыли, которое ревело вдесятеро
громче. Принцесса в страхе спряталась в своей башне, а пингвин и змея затаились под
корнями. Даже молодой тур, прислушавшись к страшному шуму, казалось, застыл в
нерешительности.
Принцесса сверху видела, что к ее саду приближается целое стадо диких туров – три, пять,
семь… восемь! Что сейчас будет? Принцесса закрыла глаза и вдруг ей пришли в голову
строчки из старой книги. Она их стала шептать:
Огнем прокалитесь,
И ветром уймитесь,
Рассыпьтесь землею,
Пролейтесь водою,
Себя растворите,
И тихо замрите…
И в тот же миг, когда она кончила произносить эти слова, изгородь вспыхнула оранжевым
пламенем, а все деревья, и пингвин и змея – все они, кроме юного тура, рассыпались землею
– рыхлой и жирной. Юный тур выскочил на свободу. А пруд поднялся в небо серой тучей и
пролился обильным дождем над землей.
В это время достиг своей цели первый из туров, тот самый дикарь, который уже нападал на
сад принцессы. Он перескочил через догорающую изгородь и увяз в пышной, обильно
политой земле. Земля поглотила его и выпустила белого голубя. Второго тура тоже
поглотила земля, и из него проросла виноградная лоза. Из третьего тура пророс хлебный
колос. Из четвертого… От него остался его турий рог. Последние пять туров тоже увязли в
земле (с ними и юный тур принцессы), и земля остудила их воинственный пыл, потом
отпустила их. И они убежали прочь, радуясь освобождению.
Принцесса видела сверху прорастающую лозу, хлебный колос и турий рог. Сверху летал
белый голубь.
Принцесса спустилась в свой неузнаваемый сад и погрузила руки в мокрую землю. Она
стала лепить из нее – мужчину. Она лепила и пела, пела и лепила. Когда она закончила
лепить и петь, мужчина глубоко вздохнул и открыл глаза. Сначала он увидел принцессу и
улыбнулся ей. И она улыбнулась ему. Потом он увидел виноградную лозу, хлебный колос и
турий рог.
Прошло время, и мужчина сжал хлебный колос, а женщина испекла хлеб, мужчина выжал
молодое вино из лозы и вылил его в турий рог. Тогда они сели рядом и стали есть хлеб и
пить вино. Досталось и голубю крошек.
А пятеро диких туров? Одного из них мужчина приручил (уж не юного ли тура бывшей
принцессы?) и пахал на нем землю весной, перед тем, как засеять поле хлебом. Потом
отпускал его на волю.
Не верите? Мне и самой с трудом верится.
Ключевые слова и смыслы названия – «зубр», «бык», «тур». Происходят от позднего
скандинавского, означавшего зубр, британского Ur (зубр), готского Urus (бык). В древности
эти животные были символом огромной силы.
Уруз это первая из рун пива, имеющих прямое отношение к процессам плодородия и
развития. Чтобы получить пиво, нужно сначала посадить ячмень, вырастить, сжать его, и
потом вполне насладиться вкусом и радующим душу хмелем. Напрашивается представление
о постепенной трансформации бога растительности – полей и лесов через вспышку
антропоморфной сути Отилы, Дагаз (истории о которых еще впереди) и Фе в зооморфную
ипостась – Диониса козлорогого, устраивающего мистерии вакхического безумия,
сметающие все на своем пути. В славянской мифологии смыслу этой руны близок Ярило
(Яровит) – бог плодородия, солнечного света, эротической и боевой мощи, иногда
изображаемый с огромным фаллосом. Сила огромная, стихийная и практически
неуправляемая. Остается принять ее с радостью, как бурю, как возможность обновления
физического, душевного и духовного. Эта руна сообщает, что никакое благополучие и покой
не бывает вечными, что внешний мир имеет обыкновение врываться в наше бытие в самый
неподходящий момент. «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает
убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих!» (М. Булгаков «Мастер и Маргарита»). Но
этот же внешний мир оплодотворяет и очищает своей ярью, подмешивает кровь дикого
быка к жидкой водице домашнего животного, волка скрещивает с лайкой для
восстановления в ней свойства выживать в любых условиях. В нашей жизни это
символизирует радикальное изменение образа и содержания жизни, подобное вылету
бабочки из куколки. Не всегда эта трансформация желанна, и чаще всего болезненна, но
стихийна и неизбежна. Она как бы сообщает человеку о необходимости духовного
смирения: да, ты почти бог, но все еще зверь! Вот и принцессе не удалось укрыться в своей
башне, сохранив неизменным свой уютный и «возвышенный» мир. Внутренняя дикая ее
составляющая призвала внешнюю стихию и слилась с нею, чтобы обрести новую форму и
новое содержание. А весь прежний мир послужил хорошим строительным материалом для
новой жизни.
Еще один психологический аспект этой руны – происходящее воспринимается как стихия,
проявление активности внешнего мира. Это соответствует психологической защите –
проекции, т.е. собственные внутренние состояния еще не готовы к принятию и
проецируются во внешний мир. Я сам тут почти ни при чем. Работа над этой руной помогает
сознательно отнестись к соотношению внешнего и внутреннего в событийном потоке,
распознавать неслучайность своего столкновения с кажущимися чисто внешними
ситуациями. Уруз разрывает третье звено идентификации-отождествления, зависимость
человека от своей атрибутики благополучия – как уже устаревшей для дальнейшего
развития человека. Предыдущие два звена разотождествления нам представят Эваз и Дагаз –
в соответствующих главах. (О процессе разотождествления в целом в последней главе книги
о шаманском посвящении).
В годичном календаре это период примерно с 7 июля по 22 июля. С точки зрения
возрастной периодизации мы уже ближе к периоду зрелости, пока в физиологическом и
эмоциональном аспекте. После праздника Ивана Купала, на котором девки теряли свое
девство и вместе с парнями предавались бесовским игрищам (по свидетельству
христианских летописцев), наступил период создания семей и рождения детей, обретение
новой социальной формы: женщины и мужчины, матери и отца, семьи, в конце концов.
Мантика и магия. Мощь – сила внешнего круга магии, того, что действует, яри – движущей
силы боевого и эротического воодушевления и экстаза, сметающей на своем пути все
обветшалое, слабое, нежизнеспособное. Это руна необузданной силы жизни. Это также руна
новых начинаний, потому что новому легче прорваться, разрушив старые формы. Эта руна
дает женскую силу женщинам и мужскую - мужчинам. Без нее невозможно ни одно
плодотворное начинание, ни дело, ни отношения мужчины с женщиной. В прямом
положении руна передает смысл обретения новой формы, оздоровления ситуации и
физического состояния, обретения свойства мощи, неукротимости, решимости. Да,
возможны ошибки, но кто не рискует, тот не пьет шампанского. По словам одного моего
мудрого коллеги, если бы женщины сразу становились мудрыми, так и детей бы не кому
было рожать. Я бы еще назвала Уруз руной Буревестника. Вспомните Горького: «Над седой
равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет буревестник,
черной молнии подобный. То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он
кричит, и тучи слышат радость в смелом крике птицы. В этом крике жажда бури, силу
гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике».
Эта руна соединяет в себе свойства Соулу и Ингуз одновременно. При этом на первый
взгляд ее содержание скорее деструктивно и как-то нежелательно после благополучия и
процветания Фе. Поэтому важно принять законность и необходимость ее прихода. В
обратном положении руна говорит о дезорганизации силы, ее неверном понимании, попытке
стоять на пути селевого потока или бегстве в область болота, застоя от чистых и быстрых
рек. При этом сила присутствует как объективная суть, но ваши с ней соотношения неверны
и деструктивны. Надо подумать о своей позиции и, во всяком случае, осознать, в чем она
состоит. Медитация над Уруз помогает исполниться дикой первозданной силой, когда
нужно прорвать и преодолеть старые отжившие стереотипы, заложить здоровое начало
любого начинания, хорошего партнерства, дружбы и любви. Графический символ руны
напоминает тело дикого быка – зубра, поэтому даже созерцание знака вызывает
необходимые ассоциации. При этом надо понимать, что «лес рубят – щепки летят», и быть
готовым к наведению порядка после лесоповала.
3. Турисаз (Турс). Руна защиты и воинского посвящения
«Будь такие все, как вы, ротозеи,
Что б осталось от Москвы, от Расеи?
(рус. нар. песня «Как родная меня мать
провожала»)
Поле, Сторож и Тучка.
В одной не очень далекой от нас стране раскинулось поле. На нем росло… Я не знаю, как
это называли жители той страны, но что-то очень полезное и охотно покупаемое всякими
важными иностранцами. Кажется, оно походило на наш подсолнух и предпочитало хорошую
солнечную погоду. Вы же знаете, как великолепно выглядит ярко-желтый подсолнух в
лучах солнца.
А еще в этой стране, прямо над полем, жила-была Тучка. Она и родилась-то из влажных
испарений этого поля. Сначала она была совсем маленькая, и почти не мешала полю
наслаждаться отличной погодой. Но мало-помалу Тучка собирала в себя все больше влаги с
окрестных мест. И уж такой у нее был переменчивый характер, что никак она не могла
угодить полю. В самую жару, когда надо было бы пролиться дождем, она вдруг испарялась,
и полю не доставалось ну ни капли. То ей вздумалось просыпаться крупным градом над
созревшими корзинками плодов, и отличный урожай оказывался на земле. То она решала
дождить каждый божий день - и поле начинало гнить на корню. Короче, Сторож, которому
была вверена забота о поле, страшно злился, и, в конце концов, приобрел где-то у заморских
купцов специальную пушку, из которой можно было расстреливать Тучку специальными
противотучкиными снарядами. Иной раз Тучка даже не успевала приблизиться к своему
полю, как ее встречал земной град Сторожа. Но Тучка не зря жила в этой стране, где все
обитатели, в том числе и тучки, умели не только разговаривать, но даже думать. И Тучка
придумала. Она стала подстерегать, когда Сторож засыпал, и тогда с удовольствием портила
его посевы. Сторож просыпался, а уж Тучки и след простыл. Правда, иногда она не успевала
убраться подальше, а, может, ей просто хотелось увидеть разъяренное лицо Сторожа. Даже
ценой того, что он разряжал ей вдогонку свою пушку. Один раз она дождалась его
пробуждения совсем близко, и он всадил в нее весь заряд! Ой-ой-ой, как больно было нашей
Тучке! И она помчалась с плачем в небесную канцелярию. Заведующая небесной
канцелярией госпожа Погода давно была недовольна Сторожем поля, который то и дело
портил ее планы. И она сказала Тучке, что та может оставаться над своим полем, и жить так,
как считает нужным. А Сторож… Он не имеет права так направо-налево пользоваться своей
пушкой. И Тучка была сначала очень довольна.
Однако через некоторое время они снова столкнулись со Сторожем. И Тучка опять
вспомнила, почем фунт лиха. И снова помчалась в небесную канцелярию. Там ее и оставили
на поправку. А в канцелярии у госпожи Погоды кого только не было... Были и четыре ветра
– Северный, Южный, Западный и Восточный, и Гром и Молния, и Ураган, и Смерч, и
Тайфун, и страшная Цунами. И Тучка смотрела на них во все глаза. Вот это да! Вот это
силища! И не сразу заметила среди них Сквознячок. Да и появлялся он, собственно говоря,
только когда в небесной канцелярии кто-нибудь открывал форточку. И когда он появлялся,
Тучка и оглянуться не успевала, как оказывалась уже на улице. Сквознячок ее так незаметно
вытягивал, что она только диву давалась. И это было совсем не больно, и как-то очень
интересно, потому что Сквознячок так быстро и легко носился по воздуху, что одно
удовольствие было играть с ним в догонялки.
А Сторож вышел рано утром на край поле. Пушка была уже наготове. Тучки нигде не было.
Он огляделся вокруг – но Тучки как ни бывало. «Куда бы выстрелить» - подумал Сторож. И
с досады сшиб пару подвернувшихся спелых желтых корзинок. «Но где же все-таки Тучка?»
- спросил он себя. Тут откуда-то сверху прогремел гром и сверкнула молния. Сторож
посмотрел наверх и увидел высоко-высоко в небе свою Тучку. Но она была не одна, а вокруг
было полно серых и черных тучищ, готовых вот-вот пролиться дождем, а то и прорваться
градом. Они будто предупреждали его: «Спрячь пушку, а не то хуже будет!». Сторож
подчинился и спрятал пушку. Тогда ворота небесной канцелярии закрылись, страшные тучи
исчезли внутри, а Тучка спустилась немного ниже. И она как-то необычно двигалась, будто
танцевала на какой-то воздушной подушке. Это ее носил почти незаметный со стороны
Сквознячок. Ведь в небесной канцелярии осталась открытой форточка. Целый день Тучка
носилась вокруг поля вместе со Сквознячком, а вечером усталая улеглась спать. И усталый
Сторож тоже улегся спать. Утром он проснулся, вскочил и побежал смотреть свое поле. С
ним было все в порядке. А Тучка мирно спала на краю поля, уставшая после вчерашней
беготни. На третий день поле стало высыхать без воды. И Сторож позвал Сквознячок.
- Будь любезен, попроси Тучку пролиться над полем сегодня, - застенчиво попросил
Сторож.
- Хорошо, - ответил Сквознячок и помчался к Тучке. Он вообще любил двигаться, особенно,
когда его просили так вежливо и уважительно.
И вскоре над полем пролился отличный мелкий дождик, после которого поле стало просто
замечательно себя чувствовать. Тогда Сторож сказал «большое спасибо» Сквознячку и
Тучке. И они ответили ему «большое пожалуйста». И улетели по своим делам.
Ключевые слова – «турс» (великан), «ворота», «шип» или «колючка». Происходят от
позднего скандинавского, означавшего турс-великан, британского Thorn (колючка, отсюда,
терн, терновник), готского Thauris (турс).
Турисаз – руна защиты от враждебных воздействий, при этом оказывается, что расплата за
насилие может быть совершенно эквивалентной: око за око, зуб за зуб. Мы видим в сказке,
что обладатель грубой силы какое-то время может быть эффективным, и он во многом прав,
применяя силу, чтобы защитить свои владения. Это тоже Мощь, но уже более
антропоморфная, очеловеченная, вооруженная. Ее символом является молот бога Тора
(Перуна) – Мьёлльнир, руна даже по форме напоминает стилизованное изображение молота.
Наиболее реальное мифологическое соответствие – сам Тор или Перун, а также – ётуны –
древние великаны, воплощающие стихийные силы природы. Тор – предшественник Одина
как главы всех асов (хотя чаще рассматривается как сын Одина, впрочем, определение
«сын» может отражать лишь социальный статус по отношению к Всеотцу). Это хозяин своих
владений, стоящий на страже своего имущества. Охрана имущества подразумевает как
использование оружия, так и ограды и некоторых других, более хитрых средств (например,
отравленный шип). Тор считался весьма недалеким богом по сравнению с Одином и Локи,
наиболее близким к природным, стихийным силам (недаром именно он отправился в
путешествие к Утгарду-Локи, чтобы помериться силами с самой Старостью и попытаться
выпить океан), но у него хватило смекалки избавиться от нежеланного жениха его дочери –
карлика Альвиса. Альвис посватался к Труд в отсутствие Тора, и ему удалось уговорить
Сив, его жену и мать девушки, отдать ее замуж за него. Вернувшийся Тор решил не
применять грубую силу, а стал беседовать с ним, задавая различные вопросы до самой зари,
т.к. знал, что лучи солнца превратят в камень этого жителя тьмы. Так и произошло, и Тор
избавился от нежелательного жениха. А с самим Всеотцом Одином однажды случилось
следующее: валькирия Сигрдрива (в саге о Вольсунгах – Брюнхильд) забрала в Вальгаллу
душу не того парня, ослушавшись Одина, и тот наказал непокорную деву уколом
отравленного шипа, от которого она уснула, и должна была спать до тех пор, пока смельчак
не разрубит на ней доспехи. Т.е. Сигрдрива и Брюнхильд оказались прототипами Спящей
Красавицы. Разбуженная потом Сигрдрива перестанет быть валькирией, девой битвы, и
выйдет замуж. Проснувшись, она дает разбудившему ее Сигурду советы по использованию
рун. Видно, охранять свои владения можно и таким образом, заставив пребывать в
символическом сне принадлежащую тебе женщину. Правда, это характеризует властелина
как некрофила. Еще один из символов этой руны – фаллос как оплодотворяющий шип. И
оплодотворение здесь связано со стагнацией всех остальных функций женщины, кроме
фертильной и оберегающей домашний очаг и верность семье. В саге о Вольсунгах дочь
первого из рода, Сигни, была отдана замуж за нелюбимого, мало того, оказавшегося врагом
ее отцу, властелина. Дочь умоляет отца забрать ее, когда она сообщает ему о враждебных
намерениях своего супруга. Отец ей отвечает отказом, т.к. выйдя замуж, она обязана
разделить судьбу своего супруга. В конце концов, Сигни, имея возможность спастись,
остается в горящей крепости со своим мужем и двумя старшими сыновьями. Однако
заклятие имеет срок действия, и следующие руны, возможно, помогут снять его. Ведь и наш
герой растет и проявляется своими до сих пор неизведанными сторонами.
Есть, возможно, еще один аспект «шипа». Синдром «Спящей Красавицы» наиболее
вероятно связан с уколом ее отца, проявлением психологического инцеста. Да еще с
попустительства матери. Ведь мы помним, что родители принцессы забыли пригласить на
крестины не какую-нибудь, а злую ведьму. Ни один из них не вспомнил о такой «мелочи».
В чем может быть смысл такого отцовского (родительского) заклятия? По сюжету сказки
принцесса должна дождаться достойнейшего претендента, не менее могущественного, чем
отец, которому подчинятся неблагоприятные обстоятельства, который возьмет их под свой
контроль. Если обратиться к славянскому фольклору, то его метафоры еще более
прямолинейны: Кощей Бессмертный контролирует свою дочь или украденную невесту, и
Ивану-царевичу нужно сломать иглу, в которой сокрыта жизнь и сила темного властелина.
Игла – то же самое отравленное веретено, тот же фаллический символ власти и контроля.
Побеждает Кощея (целует принцессу) тот, кто оказался могущественнее, возможно, он той
же породы, и даже представляет собой молодую и более сильную ипостась той же сущности.
Сторож из сказки функционально является громовержцем, но его сильнее оказалась госпожа
Погода со своим посланцем Сквознячком.
Пользуясь терминологией Юнга, мы видим перед собой анимус женщины. Отец,
осуществляя психологический инцест и становясь интроектом дочери, как бы заклинает ее
«не продешевить», избрать более достойного, более сильного, чем он сам. В сказках царь
обещает свою дочь в жены тому, кто сможет совершить подвиг, который уже не под силу
самому царю. Природа человека проводит свои эксперименты по евгенике, зачем-то
стремясь ко все большему совершенству… А иначе «вино переходит в уксус, а Мюнхаузен –
в Феофила». С тем же упорством дочки алкоголиков выходят замуж за еще более горьких
пьяниц, словно выполняя программу природы по обрезанию сухих ветвей с древа жизни.
Горько это звучит и жестко, но если ты знаешь о такой возможности, то, глядишь,
развернешь свои взоры и стопы в другие регионы и реализуешь другие аспекты
наследственности.
Психологический аспект руны – принятие ответственности связано с процессом
интериоризации, принятием происходящего как результата собственной активности и
свободной воли. Принятие внутрь, отождествление себя и того, что я делаю. Не только
бытие определяет сознание, но и сознание имеет необходимость и возможность влиять на
бытие. Это вопрос собственного выбора из спектра представленных возможностей, так
Сигни выбрала умереть, чтобы исполнить свой долг. Это вопрос не какой-то конечной
правильности и целесообразности, а представления о явленном мире, за которое человек
отвечает как за свое.
В Турисаз отражена пятая ступень героического посвящения (с первыми четырьмя мы еще
столкнемся – Соулу, Тейваз, Эваз, Дагаз). Сейчас герой реализует свои возможности для
защиты своего дома, своей семьи, своей родины. Ему сейчас от 20 до 30 лет.
***
«Никто не знает, что произойдет, если что-то совершишь, ясно?
… Иногда люди погибают, потому что кто-то совершает что-то... но если кто-то не
делает это что-то, может погибнуть гораздо большее количество людей. Ты меня
понимаешь, сынок?» (С. Кинг).
***
В годичном календаре это период примерно с 23 июля по 6 августа. С точки зрения
возрастной периодизации это зрелость, воплощающая реализованную и ответственную
власть мужа и отца, хозяина своих владений. 20 июля у наших предков – Перунов (или
Торов) день. В этот период мне как-то во сне явилась руна Перуна – так это звучало в
сновидении. Соответствует первой половине периода знака Льва – воплощению мощи
властелина. Не хватает еще одного аспекта власти – мудрости правления, но это задача
следующей руны – Ансуз.
Мантика и магия. Это руна воинского посвящения, и я бы ее назвала руной сильного
Властелина. Правда – властелина – предшественника Одина, так же как Турс, руна Тора,
предшествует Ансуз, руне Одина. Действие руны способствует организации Хаоса,
стихийных сил, в том числе женской природы, социализируя ее направленность. Турисаз
символизирует созидательную функцию мужского начала, мощный производительный
принцип. Ключевое слово «врата» отражает ответственность за принятие власти, что
является жертвой при получении ее плодов. Поэтому прямое положение Турс нередко
трактуется как размышления при открытых вратах ситуации. Это похоже на обычай сидеть
на чемоданах перед дальней дорогой – вспомнить, все ли взято, не забыто ли что-то важное.
Т.е. решение уже по сути дела принято, важно его осуществить качественно и ответственно,
потому что ты выходишь из-под прикрытия привычных защит и гарантий, ты теперь тот, кто
впереди, тот, кто решает и отвечает. Тяжела шапка Мономаха. В каком-то смысле это значит
стать самым старшим, потерять родителей и остаться без тыла, который хранил тебя всю
жизнь. Право избирать и быть избранным. Перевернутая позиция руны отражает
неготовность к принятию ответственности, вред поспешности в принятии решения,
необходимость дальнейших раздумий над грядущим поступком. Медитация над руной
способствует принятию ответственной позиции, защите своих ценностей, психологическому
взрослению, готовности, как к лаврам, так и терниям.
4. Ансуз. Руна богов
Человек шептал:
- Господь - поговори со мной !
И луговые травы пели...
Но человек не слышал!
(автор неизвестен, перевод с англ. В.
Севостьянова)
Сказка о старом капитане
«Жил на свете капитан,
Он объехал много стран…»
Так пела капитану зеленая бусинка из маминого ожерелья. Еще бусинка пела ему:
«Капитан, капитан, улыбнитесь,
Ведь улыбка это флаг корабля,
Капитан, капитан, подтянитесь –
Только смелым покоряются моря!».
И у капитана каждый раз становилось легче на сердце от этой песенки, которую пела
бусинка маминым голосом. Еще мама в детстве подарила своему сыну капитанский китель,
в кармане которого он и хранил бусинку.
Капитан плавал по морям, путешествовал по разным странам, и всегда в самые тяжелые
времена ему помогала мамина бусинка, которая пела ему песенку. Поэтому все путешествия
капитана имели успех, и его белый китель гордо сиял на капитанском мостике.
Но однажды капитан обнаружил, что он уже стар и не стоит больше на капитанском
мостике, а погружен в недра темной комнаты, и вместо бравой команды с ним соседствуют
кот с двумя котятами и курица, изредка несущая светящиеся яйца.
Капитан не заметил, что его белый китель истрепался, изветшал и куда-то делся. Мамина
бусинка стала часто теряться, т.к. капитану по-прежнему казалось, что она в кармане кителя,
которого уже не стало. Капитан тогда думал, что бусинку забрали котята или даже кот. Он
набрасывался на них с кулаками и топал ногами. Поэтому через некоторое время в доме
остались только капитан и курица. Иногда ее светящиеся яйца помогали капитану отыскать
свою бусинку, и капитан успокаивался. Но пришло время, когда и курица ушла из дома,
оставив последнее светящееся яйцо.
И при свете этого яйца капитан увидел, что он совершенно одинок и никому не нужен, и
гол. Тогда он нашел свою зеленую бусинку, продел сквозь нее веревочку и повесил себе на
шею.
И бусина тихо спела ему маминым голосом:
«Капитан, капитан, улыбнитесь…»
Ключевые слова: «ас» (бог), «послание» (отсюда руна посланника, как это сформулировал
Ральф Блюм), «знак». Происходят от позднего скандинавского, означавшего бог,
британского аналогичного, готского Ansus (бог, послание).
Ансуз – повивальная руна, способствующая пробуждению новых, неизвестных ранее
аспектов личности или картины мира. Молодой домохозяин постепенно взрослеет,
созревает, матереет. Воинское посвящение он уже прошел. Впереди – посвящение
шаманское, духовное, отправляющее в Путь. Но сначала надо очень внимательно
прислушаться к знакам, посланиям богов. Если Лагуз призывала прислушаться к себе, к
своему нутру, то теперь наш герой имеет большой жизненный опыт, который обеспечил его
знанием об огромности и закономерности мира. Теперь важно постичь не только внутренний
закон, которым он был обеспечен богами с пеленок, как инстинктом жизни. Настало время
постичь причины и взаимосвязи происходящего, закон всеобщей взаимосвязи, законной
обусловленности всего происходящего, даже если оно нам совсем не нравится. И мы
увидим, что этот путь будет весьма долог. Считается, что этой руне соответствует Один,
известный своими шаманскими (духовными) путешествиями, и Локи, который сам вечный
путник, и олицетворяет собой множество знаков и посланий богам и людям. Они не всегда
приятны и желательны на первый взгляд. Локи дает нам труд понять сообщение и принять
его наиболее полезным и правильным образом (вот в этом и вся штука, а что есть правильно
и хорошо?). Проснувшаяся Сигрдрива сообщает Сигурду о рунах и полезных правилах
поведения. Оставшийся в одиночестве старый капитан увидел, наконец, истинное
положение дел, прозрел. Это не хэппи-энд, впереди Путь (который символизирует
следующая руна – Райдо), даже у такого старого капитана. Но Ансуз дарует озарением –
инсайтом, в свете которого яснее обозначается почва под ногами и направление движения.
Еще один аспект руны. Один желает испить из источника мудрости Мимира, и ему
приходится ради этой возможности оставить в залог свой глаз, который отныне лежит на дне
под водой источника и видит то, что не дано видеть остальным. Мы опять наблюдаем здесь
момент принесения жертвы. Для того, чтобы обрести новое, еще невиданное, приходится
пожертвовать чем-то старым.
Эта руна снова дает импульс развития, открывая потоки внешней и внутренней
информации. Герою становится мало просто удержать приятный «status quo», он слышит
голос мира и жаждет его понять. В этот период возможно проявление психологической
защиты, называемой вытеснение. Сообщение есть, но оно не доходит до сознания. У
психологов есть также термин «алекситимия», который означает отсутствие понимания
своих внутренних переживаний, защита себя от себя же. Символ состояния алекситимии –
страус с головой, погруженной в песок.
Еще один смысл руны – она служит разрыву четвертого круга идентификаций (с
предыдущими тремя мы встретимся, знакомясь с рунами Эваз, Дагаз и Уруз) – со своими
собственными атрибутами и достижениями. Кем я буду без своего дома, без диссертации,
ученой степени, учеников и клиентов, без своей красоты или крутой машины? Кто я перед
всевидящими богами? Кем я отражусь в источнике Урд и зеркале тролля? Этой же цели
будут служить и следующие за Ансуз Райдо и Кано.
***
«Человек шептал:
-" Господь - поговори со мной!,
И луговые травы пели...
Но человек не слышал!
Человек вскричал тогда:
- Господь - поговори со мной!"
И гром с молнией прокатились по небу,
Но человек не слушал!
Человек оглянулся кругом и сказал:
- Господь, позволь мне увидеть тебя!
И звезды ярко сияли...
Но человек не видел.
Человек вскричал снова:
- Бог - покажи мне видение !
И новая жизнь была рождена весной…
Но человек этого не заметил!
Человек плакал в отчаяние:
" Дотронься до меня, Господь,
И дай мне знать, что ты здесь!"
После этого Господь спустился и дотронулся до человека!
Но человек смахнул с плеча бабочку и ушел прочь..."
(автор неизвестен, перевод с английского Владимира Севостьянова)
***
Послания есть всегда, ими наполнен воздух, они падают на нас вместе с яблоком, и нужно
быть Исааком Ньютоном своей жизни, чтобы понять тайный смысл этого послания.
В годичном календаре это время примерно с 7 по 22 августа. Период руны соответствует
второй половине знака Льва – властелина. В данном случае отражен аспект не только
личной силы, но и мудрости, связи с божественной сутью. Властелин становится
проводником божественной воли. У древних египтян было принято считать фараона богом.
Китайский император также всегда считался сыном Неба. В плане возрастной периодизации
это разгар зрелости, когда человеку нет нужды задавать лишние вопросы, он начинает
видеть внутренний план ситуации, чувствовать отношение людей к себе и свое к людям.
Здесь человек начинает избавляться от ярких перьев свадебного наряда, Тор узнаваем без
своего молота, а Один – в простой широкополой шляпе – просто по тому ощущению,
которое остается от общения с ними. На этой фазе развития не нужны документы,
свидетельства, справки, если вам нужно разобраться в намерениях кого-либо.
Мантика и магия. Руна внутреннего круга магии – того, что ведет. Руна мудрого
Властелина. Властелин в данном контексте в первую очередь над самим собой, а затем уже
над обстоятельствами. Тот, кто чутко прислушивается к сигналам как внешнего, так и
внутреннего мира. Однако, как и Лагуз, эта руна связана с возможностью самообмана,
пониманием информации так, как нам бы хотелось. Недаром форма руны напоминает гарпун
с двумя зазубринами (у Лагуз только одна зазубрина) – на такой крючок попасть легко, а
соскочить с него проблематично. Это отражает сущность руны, как принадлежащей не
только Одину, но и Локи - трикстеру, трюкачу, плуту. Каждое сообщение несет поэтому
двойной смысл, отражая как светлое лицо Одина, так и его Тень – коварного аса Локи.
Осознание двойственности бога единого, каждого сообщения, каждого деяния и есть начало
магического посвящения героя. В прямом положении руна обозначает получение знаков,
информации или иного дара. Но условием получения должна быть чуткость,
внимательность, открытые глаза и уши. Обратное положение руны сообщает о том, что ваш
анализ ситуации может быть ошибочным, что канал связи с духовным уровнем сообщений
не работает, что, возможно, вы вытесняете и не понимаете очень важную информацию.
Однако сложившаяся ситуация имеет свой смысл при отсутствии реальной готовности
смотреть правде в глаза. Иногда правда бывает слишком тяжела, может способствовать
разрушению жизненно важных иллюзий, того, что сейчас является концепцией мира,
костяком существования. Или его панцирем. Пока у нас нет хорошей страховки, надежной
замены этой иллюзии, осознавание может стать гибельным процессом. От него личность и
защищается обратным положением руны. Однако она приближает нас к разгадке тайны.
5. Райдо (Райд). Руна дороги, пути, объединения, гармонизации, справедливости
«Сказали мне, что эта дорога меня
приведет к океану смерти, и я с полпути
повернул обратно. С тех пор все тянутся
передо мною кривые, глухие, окольные
тропы...» (А. и Б. Стругацкие «За миллиард
лет до конца света»)
Из жизни пылинок
Пылинка в солнечном луче была похожа на снежинку. Во всяком случае, так ей говорил
солнечный луч. А вот в темноте ее никто не видел. Да и она сама-то не могла себя увидеть.
Но это было не так важно, как то, что сквозняком и ветром ее заносило в разные интересные
места. Правда, иногда, в настолько неожиданные, что дух захватывало. Иногда она садилась
на экран телевизора, и его начинало искрить, так что она то отлетала, то опять намертво
приклеивалась к экрану. Шум и грохот стоял такой, что ничего понять было невозможно, а
вспышки света слепили. Ничего хорошего не было на экране телевизора. Гораздо приятнее
было попасть на диван, где сидела хозяйкина кошка. Если кошка ложилась прямо сверху, то
пылинка перекочевывала на ее шкурку, а потом вместе с ней отправлялась гулять.
Вот так однажды отправилась пылинка на кошке гулять на улицу. Как здорово было
пройтись по свежему воздуху, сиять в солнечных лучах, вместе с кошкой принимать
приветствия ее знакомых кошек и котов, а также хозяйкиных соседок!. Пылинка чувствовала
себя очень важной персоной. Кроме того, ей просто-напросто было очень интересно
путешествовать с кошкой – то взлетать на дерево, на самую верхушку, то перемахнуть через
забор, то просто блестеть бриллиантом в ее шкурке. Одним словом, такая жизнь очень
нравилась пылинке. До тех пор, пока кошка не отправилась охотиться в подвал. О, сколько
же там было других пылинок! Ни в каком другом месте она не встречала столько своих
товарок. Кошка осторожно кралась, выслеживая мышь, и вдруг чихнула. И наша пылинка
вылетела из ее шкурки и осела на полу, в огромной толпе своих родственников. А кошка
побежала дальше.
Пылинке было очень мягко лежать среди других в почти полной темноте, но сначала она
очень скучала по привычной жизни, путешествиям. И сделать ничего не могла. В подвал
никто не приходил, и не приключалось никаких сквозняков. Она затосковала, пробовала
подольше спать, потом изучила комплекс какой-то особенной гимнастики для пылинок. Ее
соседки смеялись над ней, они-то уже давно привыкли к такой размеренной жизни. Прошло
время – и она тоже стала привыкать так жить, в тишине подвала.
И вот однажды в подвале прорвало трубу с горячей водой. И – о, ужас! – вода хлынула на
пол, и затопила весь пол, смешав с собой все-все пылинки, которые сейчас понесло в
неведомое, крутя и подбрасывая. У нашей пылинки захватило дух, но она решила
внимательно смотреть на все происходящее – авось что-то интересное подвернется. Их
вынесло на улицу в потоке воды и прибило к обочине. К вечеру лужа высохла, и пылинку
подхватил ветер. Она неслась в пыльном смерчике в голубой лунной дорожке, и осела на
крыше. А там гуляла ее знакомая кошка, и опять всосала своей шкурой нашу пылинку. «Вот
так дела, - подумала пылинка, - и стоило столько путешествовать, чтобы попасть в ту же
шкуру?» На что кошка ей резонно возразила: «А что же ты, дорогая, могла поделать с этим?
Хочешь ты или не хочешь, а ветер или я сильнее тебя. Лучше скажи, было ли интересным
твое путешествие?» На что пылинка и рассказала ей о подвальной жизни и самых мышиных
норах. За что кошка поблагодарила ее. И тут же чихнула, отчего пылинка взметнулась и
снова оказалась на голубой лунной дорожке.
Ключевые слова: «дорога», «путешествие», «колесо мирового порядка». Происходят от
позднего скандинавского, означавшего «дорога», британского Rad (дорога), готского Raida
(путешествие).
Райдо – руна прибоя, возвращения домой в самом широком смысле, поиск своего
истинного дома, своего места в мире. Руну персонифицируют все путешествующие боги – и
в реальном и духовном плане. Один и Локи, Гермес и Меркурий, Осирис, бродящий по
земле и делящийся с людьми секретами возделывания земли и выращивания зерна, Дионис,
путешествующий со своими виноградными лозами и вином, заражающий своим безумием
(разрушением старого ума) людей. Каждое путешествие приносило новые знания,
приближало к состоянию обновленной ясности (по определению Ральфа Блюма), что
характерно для следующей руны, Кано. Путешествие разрушало также отжившие иллюзии
и оставляло героев лишь с необходимым и самым важным.
Однажды Тор решил совершить путешествие в Утгард, к великанам, чтобы помериться с
ними силой. В спутники он взял Локи, который рад был нескучно провести время. Путь их
лежал к Утгарду-Локи, властелину страны великанов. По пути они переночевали в одном
доме, где жил отец с двумя взрослыми детьми – сыном Тьяльви и дочерью Ресквой. В доме
совсем не было еды, и Тор сказал, что это не беда. Он зарезал обоих козлов, что везли его
повозку, и велел их приготовить. Только, предупредил он, все кости надо аккуратно сложить
на шкуры и не повредить ни одну из них. Локи же шепнул так, чтобы слышал только
Тьяльви, что самое вкусное находится как раз внутри кости. Тьяльви не удержался и
расколол бедренную кость одного из козлов, чтобы отведать костный мозг. Утром Тор встал
и освятил шкуры с костями своим Мьёлльниром. Встали козлы, только один из них захромал
на заднюю ногу. Понял все Тор и нахмурил грозно свои брови. Хотел наказать сурово
хозяев, да сменил гнев на милость и простил с одним условием, что хозяин отдаст своих
детей ему в услужение. Так дальнейший путь Тор и Локи совершали уже с Тьяльви и
Ресквой. Путь их пролегал через лес, спускалась ночь, и надо было искать место для
ночлега. В темнеющем лесу увидели они постройку, в которой были три стены и потолок, и
еще маленькая пристройка сбоку. Там они и укрылись на ночь. Утром они встретили в лесу
великана, который назвался Скрюмиром и вызвался помочь им добраться до Утгарда-Локи.
Он только спросил, не видели ли они его рукавицы, которую он обронил в лесу. Когда
дошли до постройки, в которой ночевали путники, оказалось, что это и есть рукавица
великана, а малая пристройка – палец ее. Смутились путники, увидев свою малость рядом с
великаном. Но решимость Тора двигаться дальше не ослабела. Вскоре Скрюмир
распрощался с ними, показав направление пути и предупредив, что в Утгарде он не самый
большой великан. Придя в Утгард и во дворец Утгарда-Локи, Тор и его спутники были
приняты повелителем. Тот им предложил испытания, чтобы увидеть, чего стоят его гости.
Он спросил, есть ли у них такие умения, в которых они хотели бы помериться силами. Тогда
Локи выступил вперед и сказал, что он берется очень быстро съесть любую пищу. УтгардаЛоки позвал человека по имени Логи. Обоих посадили за корыто с жареным мясом, и они
начали очень быстро есть. Локи съел половину мяса, но Логи съел за это время не только
мясо, но и кости, и свою часть корыта. Он и был объявлен победителем, а Локи был смущен.
Дальше испытанию подвергся Тьяльви, который славился умением очень быстро бегать. К
нему позвали парнишку по имени Хуги, и они побежали. Трижды Хуги обогнал Тьяльви и
был признан победителем. Дальше выступил сам Аса-Тор. Он сказал, что готов
соревноваться в питье. Тогда ему принесли узкий и очень длинный рог с водой. УтгардаЛоки сказал, что доблестно выпить его в один присест, что в два приема его уже выпивали,
а в три - немало найдется уже свершивших этот подвиг. Тор сделал огромный глоток и
посмотрел на рог – жидкость почти не убавилась. Второй глоток тоже почти ничего не
изменил, и только после третьего Тор увидел, что воды в роге стало заметно меньше. Все это
смутило бога, привыкшего быть могучим. Следующим испытанием была кошка, которую
нужно было поднять. Тор взял ее под живот и стал поднимать, но кошка выгибалась и
становилась все длиннее и длиннее, так что Тору удалось только оторвать от пола одну ее
лапу. Великаны смеялись над Тором, и ему стоило больших трудов не терять мужества.
Потом Утгарда-Локи предложил ему померяться силами с кем-нибудь, и поскольку Тор не
проявил большой силы, его соперницей была назначена старая нянька Элли. Старуха вышла
и едва не положила Тора на лопатки. Он с большим трудом удержался на ногах, упав на
одно колено.
Когда расстроенные гости готовились уезжать, хозяин сказал им правду о том, что
произошло. Оказывается, соперником Локи был сам Огонь (Логи), и победить его было
невозможно в таком соревновании. Соперником Тьяльви была Мысль (Хуги) самого
Утгарда-Локи, а Тору в первом испытании был предложен рог, соединенный с морем.
Поэтому третий глоток Тора на самом деле напугал великанов, т.к. он был столь велик, что
вызвал отливы в море. Кошка была мировым змеем Ёрмунгандом, и Тору удалось сделать с
ним то, что от него никак не ожидали великаны. Но особенно велик был на самом деле
третий проигрыш Тора, ведь старуха Элли оказалась самой Старостью (интересно, что имя
Элли родственно Хелен-Хель – хозяйке царства мертвых), а Тор всего лишь упал перед ней
на одно колено. Поэтому, сказал Утгарда-Локи, мы не желаем, чтобы вы еще у нас бывали.
Интересна в данной истории игра слов-имен. Локи мира людей встретил во внешнем мире
своего дикого аналога и предтечу, Локи Утгарда, и померился с ним силами. На всякого
Локи найдется Логи- олицетворение самой стихии огня.
Как видите, дорога многое расставила на свои места: люди и антропоморфные боги не
могут быть могущественнее стихийных, природных сил, которые олицетворяет Утгард, и все
же возможности человека могут быть очень большими. Для меня удивительно, что
рукописи, найденные в XIII веке (это касается и младшей и старшей Эдды), могли содержать
столь провиденциальные притчи. Ведь достижения цивилизации и убедительные
свидетельства обуздания человеком природных сил в основном произошли гораздо позже.
Не было еще электричества, динамита, плотин, пара и телевидения, не было открыто
свойство радиоактивности, но, видимо, уже заключение огня в очаги и воды в акведуки,
изобретение пороха и солнечных часов помогли людям провидеть могущество и
потенциальную опасность человеческого контроля над силами природы.
Райдо, возможно, имеет важный философский аспект: соотношение между целью,
результатом и путем, процессом движения к цели. «Цель порождает страх, страх не
достигнуть цели. Этот страх никогда не исчезнет, пока мы не утратим цель. Цель так же
важна, как и утрата ее, она нужна нам для того, чтобы иметь, испугаться и после
отказаться от нее, обретя бесстрашие» (Сидоренко А.А. «Заяабари»). Дорога может
неожиданно для нас изменить прежние представления о смысле жизни, о той цели, к
которой стремится человек. Пылинка из сказки недоумевает по поводу целесообразности
своего возвращения в ту же самую «шкуру», мудрая кошка ставит ее на место, подсказывая
о существовании обстоятельств, несравненно более сильных, нежели желания какой-то
пылинки. Руна дороги, таким образом, постоянно возвращает нас к мыслям о божественной,
все определяющей сущности, закрепляя достижения Ансуз. Она еще раз возвращает нас к
мысли о законной обусловленности всего происходящего в мире.
Существует Восток и Запад, и соответственно, восточный и западный подходы к
рассмотрению дихотомии Путь-Цель. Если современный Запад четко нацелен на
достижение цели, результата, требует гарантий успеха, то Восток издревле был настроен на
сам процесс Пути, ибо как нам, несовершенным людям, может быть сразу, в начале Пути,
известно, что впереди и к чему мы на самом деле предназначены? Райдо помогает нам
выяснить в своем процессе, кто мы и какие мы. Она помогает сформировать картину
изменяющегося мира с постоянно расширяющимися границами, соединить известное ранее
с только что узнанным.
С точки зрения психологии прямая Райдо это процесс интеграции, «ход», а обратная –
«уход», все виды ухода от своей реальности, от своего Пути – в болезнь, работу, секс,
алкоголь, наркотики, иллюзии...
С точки зрения возрастной периодизации Райдо соответствует периоду нового поиска
после выполнения основных биологических и социальных функций: бытового обустройства
и рождения детей. Теперь самым важным для человека становится обретение своего пути,
своего уникального места в мире. Хочется не просто работать, а работать интересно, с
удовольствием, общаться с теми, кто нравится, а не с теми, с кем нужно. В календаре года
это время примерно с 23 августа по 6 сентября, в гороскопе Дева.
Мантика и магия. Прямое положение руны: вам предстоит путь, а фактически вы уже
стоите на пути. Важно доверять ходу событий, полотну дороги, которая у вас под ногами.
Все дороги ведут в Рим, как было сказано. Ваш путь будет совпадать с путями нужных вам
по-настоящему людей. Именно в пути вы узнаете, с кем вам надлежит быть. Знак
символизирует процесс синтеза, гармонизации происходящего. Обратное положение:
вместо синтеза, гармонизации, встреч возможны расставания, разрывы отношений,
расхождение путей, заблуждения, сомнения витязя на распутье дороги. Значит, путь где-то
рядом, надо нащупать твердую почву под ногами, внимательно прислушаться к журчанию
источника воды, к которому всегда ведет тропа, спросить свое сердце, куда оно вас ведет.
Это путь сердца (если вспомнить П. Коэльо), а не мысли. В магическом плане руна
способствует удачному и безопасному путешествию, как вполне физическому, так и
шаманскому путешествию духа. Ее изображение очень близко к традиционному
изображению буквы «R» латинского алфавита, напоминает о ключевом слове «дорога».
6. Кано. Руна Демиурга, воплощения и раскрытия, обновленной ясности
«Неважно, что ты делаешь, важно, чтобы
все, к чему ты прикасаешься, меняло форму,
становилось не таким, как раньше, чтобы в
нем оставалась частица тебя самого. В
этом разница между человеком, просто
стригущим траву на лужайке, и настоящим
садовником. Первый пройдет, и его как ни
бывало, но садовник будет жить не одно
поколение» (Р. Бредбери).
Золотое проклятие
Жила-была на свете прекрасная женщина, само совершенство. Ее лик был ангельским,
стан стройным и гибким, мысль точной и верной, она казалась воплощением самой жизни.
Звали ее Аурика. Всё, что она затевала, удавалось, все, к кому она прикасалась, становились
золотыми – блестящими, драгоценными и … мертвыми. И они уже не могли больше без нее
жить. Она своей волей могла на время вдыхать в них жизнь, свою жизнь. Постепенно у нее
получилось что-то вроде музея золотых фигур, которые умели двигаться по мановению ее
прекрасных рук. И состоял этот музей из самих дорогих и близких ей людей – ее мужей и
детей.
И только ночью, когда Аурика засыпала, золотые фигуры в своем мертвом сне начинали
жить жизнью сомнамбул, делая то, что давно забыли под властью чар прекрасной женщины.
Младший, любимый сын, уходил на улицу и стряхивал с себя золото, как старую змеиную
кожу, готовый раздать свою оболочку всем жаждущим. Но наступало утро, и прекрасная
Аурика открывала глаза. Она видела сына облупившимся, потерявшим форму, непохожим
на прежнего золотого мальчика. Это до глубины души тревожило и пугало ее. Все остальные
фигуры ее музея вели себя вполне пристойно, если, конечно, не считать редких отлучек
последнего супруга Аурики. Но Аурике было пока не до этого из-за неприятностей с
младшим сыном. А напрасно, потому что уходил супруг к маленькой, тихой и не очень
красивой женщине по имени Тая, ничем не напоминающей его блестящую супругу. Видела
бы ее Аурика! Как бы смеялась и негодовала она, и не могла понять, как можно от нее
уходить к такому ничтожеству. Но если бы она посмотрела сцену их встречи до конца, то ей
стало бы не до смеха. В тишине Таиного дома, в синей глубине уютной комнаты золотая
статуя ее мужа начинала обретать теплоту и трепет живой плоти, излучать удивленную и
спокойную радость бытия маленького, недавно родившегося ребенка. Тая любила звать его
по имени, и от звука своего имени (а звала она его Павликом) он почему-то вспоминал чтото важное про самого себя. Например, то, что когда-то писал стихи. Он садился возле
теплого камина, потрескивающего славным веселым огоньком, брал бумагу и перо и стихи
сами стекали на белые листы. Тая берегла их, складывая листочек к листочку.
Но Аурика ничего этого не знала. Потому что отлучки мужа были редкими и, вернувшись,
он вновь с обожанием смотрел на свою прекрасную супругу и был готов исполнить любую
ее волю.
Сын поддавался дневной шлифовке, которую Аурика творила усердно и неустанно, и к
очередной ночи он был почти как новенький. Ах, если бы Аурика могла не спать вовсе…
Но это было невозможно, и сын ночью снова вставал и уходил на темные улицы, где
ночные воры помогали избавиться ему от части золота. Прекрасная мать так измучилась
странностями сына, что решила пойти на крайнюю меру – взять с него страшную клятву
жизнью своей несравненной и драгоценной матери, что он больше никогда не станет
выходить на улицу в ночное время. И сын дал ей эту клятву. И больше не выходил ночью из
дома, и вид его оставался блестящим и великолепным, а его успехи в свете ошеломительными.
Однажды он встретил девушку. Она была как сама весна с синими фиалковыми глазами,
рассыпчатой медью волос, звонким и веселым смехом, напоминающим о песне весеннего
ручейка. Когда она ступала по земле, в траве расцветали васильки и ромашки, звонче пели
птицы и сама природа, казалось, не могла налюбоваться своей прекрасной дочерью.
Девушка не осталась равнодушной к вниманию и восхищению юноши, сына Аурики, да и
как это было бы возможно – ведь он был самым блестящим из молодых людей в ее
окружении. Он умел красиво ухаживать, дарил ей цветы, всегда уместные времени года. В
этом он всегда советовался со своей матерью. И она давала ему отличные советы. Сын был
счастлив и его девушка тоже.
Однажды ночью юноше не спалось. И вдруг он услышал где-то на улице женский
отчаянный крик. У него подпрыгнуло сердце – голос был очень похож на голос его
любимой. Он было рванулся к двери, но вспомнил о клятве, которую однажды дал своей
матери. Сердце его разрывалось на части. Он поклялся жизнью своей дорогой матери, что не
ступит больше за порог дома в ночное время. А женщина на улице… Может, это вовсе не
его любимая? Да и что ей делать на улице в такое время? Смирив так свое сердце, он
приказал себе вернуться в постель, и вскоре уснул. Во сне он не заметил, как последнее, что
у него еще было живым, его сердце, превратилось в кусок золота.
Утром следующего дня сын Аурики узнал, что ночью его невесту похитили, и ее следов не
удалось обнаружить нигде. Аурика была искренне огорчена этим событием, ведь девушка
ей нравилась, и золотое сердце ее сына забилось скорее, в унисон ее расстроенному сердцу,
оба они проливали слезы горя. Девушку так и не нашли, сын Аурики вскоре женился на
красивой девушке из хорошей семьи, и она его обожала. Единственное, что мучило молодую
женщину, была одна странность супруга – он видеть не мог простых цветов, особенно,
весенних фиалок, ромашек и васильков. Муж Аурики ушел к Тае и вскоре был забыт в свете.
Зато его стихи постепенно просачивались из тихой синей комнаты на улицу, и люди их
повторяли и даже пели. Аурика сделала блестящую партию, выйдя замуж за президента
крупного банка – молодого, красивого и преуспевающего. Возможно, поэтому Аурика не
заметила, как подрастает внучка Зоя, и под ее ножками весной расцветают ромашки и
васильки. И однажды эти резвые ножки нашли дорожку к дому Павла и Таи.
На этом и прервалась история золотого проклятия.
Ключевые слова: факел, пламя. Происходит от позднего скандинавского, означавшего
«факел», британского Can (факел), готского Kanu (Kusma?) – «пламя». Руна являет собой
некий светящийся, освещающий, но и потенциально ослепительный, сжигающий образ.
Кано – целящая руна, могущая оздоровить ситуацию человека, его внутренний мир. В
северной мифологии руну наиболее явно персонифицирует Локи, чье имя созвучно Логи,
что значит «огонь». Мы помним, что в путешествии Тора к Утгарта-Локи его спутником был
именно Локи, соревновавшийся в силе с самим огнем. В средиземноморской мифологии в
связи со смыслом руны явственно возникают женские образы факелоносцев – это Деметра,
ее дочь Персефона и Геката. Их изображения встречаются с одним факелом, двумя в обеих
руках, перекрещенными факелами с четырьмя огнями. Смысл факела может быть
неоднозначным – нам известно, в частности, что факельные шествия были неизменным
элементом элевсинских мистерий древних греков, посвященных Деметре, Персефоне и
Дионису. Рассмотрим одно из значений. Известно, что Деметра в поисках дочери достигла в
своих странствиях Элевсина и, сохраняя инкогнито, предложила услуги в качестве няни
младшего сына царя Элевсина. Там Деметра обрела свое счастье – к ней по решению Зевса
на две трети года из подземного мира стала возвращаться ее дочь Кора-Персефона. В знак
благодарности людям, приютившим ее, каждую ночь Деметра погружала маленького
царевича в пламя огня, желая даровать ему бессмертие. Деметре, как и Изиде в аналогичном
египетском мифе, не удалось этого осуществить, потому что мать-царица случайно застала
Деметру за исполнением огненного обряда и в страхе отняла у нее ребенка. Деметре не
удалось даровать людям абсолютное бессмертие, но она научила их понимать таинство
смерти зерна и рождения из него колоса, как земной аналог бессмертия, непрекращающийся
процесс повторения цикла жизни-смерти. Этому, вероятно, и были посвящены Элевсинские
мистерии. А что же огонь? Бесстрашно пройдя его, можно было обрести бессмертие. Не это
ли пыталась сделать славянская баба Яга, во многом аналогичная по своим функциям
Деметре, пытаясь посадить в печь пойманных детей? Да только людям бессмертие, как
видно, ни к чему – и бабе Яге это никогда не удается сделать. А вот ее самое в печь сажают,
да только она появляется после этого в следующей сказке, как ни в чем не бывало.
В сказке о золотом проклятии огонь Аурики ослепительный и сжигающий, в нем
отсутствует животворное начало. Вспомним также гибель Семелы, матери Диониса, к
которой Зевс явился во всем блеске и молниях своего величия. «Счастливы те, кто,
приобщившись на мгновение к какой-либо блестящей судьбе, быстро уходят от опасных
лучей прожекторов». (А. Моруа «Жорж Санд»). Таков был exit Паджелло – итальянского
любовника Ж. Санд, и после окончания романа со знаменитой и взбалмошной
писательницей он прожил длинную и достойную жизнь в лучах былой славы. Уйдем же
теперь от этих смертоносных огней и вернемся к камину в синей комнате Таи - именно там
есть все, что необходимо для возрождения и реализации творческого начала Павла. Это и
есть творческий огонь Кано.
Наш герой прошел Путь, который прояснил его взгляд на мир, свои отношения с ним,
выявил тождество себя и мира, проявленность в себе сил этого мира. Теперь осталось не
мешать обнаруженным внутренним силам, прошедшим катализ дорогой, дать возможность
им созреть в некий творческий продукт и излиться. Наступила пора созидания,
плодоношения. Один возвращается из своего путешествия с Медом поэзии и делает его
достоянием асов и людей. Локи возвращается с золотыми волосами для Сив, молотом для
Тора и копьем для Одина. Петр Великий строит Санкт-Петербург, Пушкин пишет «Евгения
Онегина». Беременный своими идеями Ницше разрешается «Заратустрой». В это период
каждый человек своего рода микроскосм, микробездна, исторгающая свет и животворное
(или разрушительное) пламя творчества.
Кано это и теплое и животворящее излучение звезды по имени Солнце, вокруг которой
вращается полная жизни Земля, и разрушительный взрыв сверхновой. Это статуя Марса
Бенвенуто Челлини и вторая мировая Гитлера, сады Семирамиды и Хиросима и Нагасаки
Трумэна, Эрмитаж и сожженная Геростратом библиотека.
Это процесс рождения на свет основного явственного, явленного итога жизни человека,
того, что будут помнить потомки. В этом смысле огонь Кано все-таки может даровать
бессмертие. Человек одновременно и животворящая Бездна и демиург, устроитель
собственной маленькой Вселенной. При этом не надо путать его с Большим Творцом.
Каждому свое. Возможны варианты прохождения руны: демиург понимает процесс и
позволяет свободно изливаться, рождаться новому. Или пытается перекрыть родовые пути,
которые в таком случае катастрофически для самого творца разрушаются сходящей лавиной.
Внутренний огонь, не будучи отпущенным на волю, может сжигать человека изнутри.
Творец может также ослепнуть от собственного блеска и перестать видеть ситуацию со
стороны. Т.е. процесс является вполне стихийным, но нуждается в аккуратном
сопровождении и наблюдении, чтобы не мешать его естественному ходу и не подвергать
опасности себя.
***
Это период плодоносной зрелости, тот, который считают временем самой оптимальной
работоспособности, примерно, от 35 до 50 лет. Хотя Лермонтов и Пушкин управились
гораздо раньше. В календаре это период примерно с 7 по 22 сентября, бабье лето, золотая
осень, желтые свечи берез, факелы кленов и осин в синеве осеннего неба, сверкающие нити
в волосах и паутинок в воздухе – воистину, это драгоценное время нашей жизни и года.
Мантика и магия. Прямое положение руны: освобождение чего-то ранее запертого в нас,
это похоже на роды, состоящие из периодов вынашивания, раскрытия и изгнания. Для
вынашивания необходим покой, тишина, отдохновение, тепло укрощенного огня. Раскрытие
– это необходимое условие рождения. Речь идет о том, чтобы человек раскрылся в первую
очередь себе самому, и не побоялся, нашел мужество открыться людям. Иначе для кого его
плоды? Энергия руны организует процесс созидания, дает ему направление и силу.
Обратное положение руны: возможна гибель нерожденного плода, омрачение, неудачи,
потеря партнера, гибель зарождающейся любви. Для человека есть задача быть осторожным,
внимательным и не торопиться стимулировать роды или, наоборот, не пытаться
перенашивать. В магическом отношении руну хорошо применять для активизации
(оптимизации) творческого процесса (с этой точки она руна Созидающего, Демиурга), она
способствует рассеиванию мрака невежества, освежению взгляда на интересующий вас
предмет, обновленной ясности (формулировка Р. Блюма). Форма руны, как считают,
напоминает средневековое приспособление, в котором в домах жгли лучину, еще легко
представить себе богиню, держащую в обеих руках по горящему факелу. Поэтому над
символом можно сосредоточиваться, желая достичь активного творческого состояния.
Используют руну и для целительства, считая, что она воздействует на душевное состояние,
разгоняя своим светом ночной мрак и прогоняя ночные страхи, принося душевное
успокоение. Применяется Кано и в любовной магии в качестве приворота. Однако рунологи
предупреждают, что полученная таким образом любовь может быть недолговечной и
непрочной. Достаточно вспомнить сагу о Вольсунгах, о том, как Гудрун получила в мужья
Сигурда, жениха валькирии Брюнхильд, через волшбу своей матери Кримхильд, и как
недолго длилось ее счастье, как раз до тех пор, пока Сигурд не увидел Брюнхильд вновь и не
вспомнил ее.
7. Гебо. Руна единства противоположностей, партнерства, дара, особенно, дара
свободы
«Может быть, если в результате своих
отношений люди не могут обрести друг
друга, они обретают новых самих себя?
Способен ли один человек сделать для
другого нечто большее, чем подарить ему
его самого?.. (Лариса Гармаш «Так говорила
Заратустра»).
Деревянная Девочка и Черная Змея
Жила-была в лесу Елочка. Не хуже и не лучше прочих елочек – такая же пушистаяиглистая-шишастая. Хотя себя считала очень неудачной и даже от ветра умудрялась
качаться не так, как все. Однако когда пришло время, наша Ёлочка в числе прочих попала
под топор дровосека и очутилась на празднике жизни в качестве новогодней елки в доме,
где жили две прелестные маленькие девочки.
Елочка немного грустила о своем лесе, об оставленном, довольно высоком своем пеньке, но
вскоре утешилась, ведь девочки искренне радовались празднику, и их звонкий смех заставил
Елку забыть о свободной жизни в лесу.
Все проходит, и Новый Год тоже прошел. С Елки сняли блестящие звонкие игрушки,
мишуру, светящуюся гирлянду, с нее осыпались почти все иголки. «Боже мой, от нее
остался только голенький скелет!». Так крикнула старшая из девочек, а младшая не хотела
расставаться с Елкой и долго не разрешала вынести ее во двор. Однако произошло и это, и
Елка в числе прочих оказалась на улице. Потом их всех собрали и куда-то увезли.
Дальнейшая ее судьба точно неизвестна, но хочется думать, что наша Елочка попала в
добрую печку и сгорела там, согрев чье-то озябшее тело и развеселила смолистым
трескучим огоньком чье-нибудь сердце. Об этом можно только догадываться и мечтать.
Но это еще не вся история Елки. Как было уже сказано, в лесу остался довольно высокий ее
пенек. Дровосек срубил только пышную верхушку дерева.
Увидел как-то Хозяин Леса высокий стройный пенек и задумался. Был он большим
волшебником и мастером своего дела. Поискал он в своей подземной сокровищнице и нашел
там красивый серебряный кувшин с высоким узким горлышком. Поставил его на пенек.
Красиво получилось. Превратил пенек в Деревянную Девочку с кувшином на плече.
Хорошая получилась девочка. И наложил он на нее заклятие. Целый год будет она жить в
мире людей, сохраняя некоторые свойства дерева, и кувшин ее будет никому не виден. А раз
в году, в самый короткий зимний день, она должна будет возвращаться в лес и опять
врастать корнями в лесную землю. Еще Хозяин леса что-то тихо пробурчал себе под нос, но
Деревянная Девочка этого не расслышала. И волшебство свершилось. Из леса вышла
девочка немного деревянной походкой.
У нее объявились мама и папа. Зажила девочка обычной человеческой жизнью. Целый год
она и не вспоминала о том, что когда-то жила в лесу среди деревьев. Только вот двигалась
так, как будто ее деревянные шарниры были плохо смазаны. Из-за этого над Деревянной
Девочкой смеялись, и она очень страдала от этого. От этого страдания ей очень хотелось
научиться танцевать. Но долгое время у нее ничего не получалось, пока не вошла она в
возраст.
Деревянная Девочка не забывала раз в году возвращаться в лес и врастать там корнями в
лесную землю. Тогда в лесу объявлялся пенек с прекрасным сияющим серебряным
кувшином на нем, в котором любила отражаться и играть сама Луна.
Наутро она опять становилась Деревянной Девочкой и возвращалась домой. Почти такой
же, как была, только глаза сияли чуть ярче, чем прежде, должно быть, из-за серебряного
кувшина. Одно не давало ей покоя – та часть заклятия Хозяина Леса, которую она не
расслышала. Ей казалось, что это имеет какое-то отношение к тому, что среди людей она
оставалась слишком уж деревянной, а в лесу не была даже обычным деревом, а просто
пеньком, на котором стоял серебряный кувшин.
В это лес часто приходил один Мальчик. Нравилось ему там бывать. Приметил его Хозяин
Леса и решил поразмяться в своей волшбе. И превратил мальчика в Черную Змею. А после
заклятия жизнь Мальчика выглядела примерно так: вернувшись к людям, он выглядел
вполне обычным мальчиком, только ум его развивался по-змеиному гибко, остро и как-то
немного раздвоено, как змеиный язык. Когда же он приходил в лес, то превращался в
Черную Змею.
И вот однажды Черная Змея увидела в лесу очень красивый серебряный кувшин на пеньке,
и в нем сияла луна. Парень наш был любопытный, и кувшинов обычно не пропускал. В иных
из них бывало молоко. И вот Змея скользнула в кувшин, и словно в бездну провалилась.
Обратно кинулась – не тут-то было. То ли горлышко слишком узким оказалось даже для
такого гибкого существа, то ли какая другая причина – но осталась змея биться в кувшине. В
положенное время пенек превратился снова в Девочку, да уже не просто Деревянную, а
такую, которая могла танцевать. Видно, приобрела она часть змеиных качеств за счет своего
пленника. И хорошо ей и страшно одновременно, ведь бьется Змея в кувшине, на волю
просится. Но поделать ничего не может – не в ее это силах. Так и вышла из леса Девочка с
невидимым кувшином, в котором металась невидимая Змея. А потом оттуда вышел и
Мальчик. Только с тех пор все не так у него пошло, не так, как прежде, как будто лишился
он своей силы. Вроде он и здесь, и одновременно в кувшине мается.
А Девочке-то хорошо – на нее внимание обращать стали. Какая-то стать и гибкость в ней
обозначились. Только вот страшно по ночам было, когда билась и просилась на свободу
Змея в кувшине.
Через год в самый короткий зимний день снова пришла Девочка с кувшином в лес, и
Мальчик тоже пришел. Пришел и увидел серебряный кувшин на еловом пеньке. Кинулся к
нему – хочет с собой забрать. Да не тут-то было – кувшин намертво к тому пеньку
прижился. С досады парень пнул пенек изо всей силы. Вскрикнула Девочка от боли. Тут и
стыдно и жалко самого себя парню сделалось. Обнял он пенек с кувшином вместе и
заплакал горько. Попали его слезы на пенек и под корни его. И вот тут-то тайная часть
заклятия Хозяина Леса сработала. Обомлел парень: не декабрь суровый вокруг уже, а
примерно середина марта, и оживает на его глазах пенек, ветки пустил, иголвой свежей
ощетинился. Не успел парень оглянуться – Елочка перед ним живая, пушистая, с кувшином
в ветвях. Только глазами моргнуть успел – Елочка в девушку обратилась с кувшином в
руках. Увидела она: парень перед ней мается, в муке мучается. Пожалела его, и упали две
горячие слезинки прямо в кувшин. А по скользкой дорожке от слез из кувшина черная змея
выскользнула – и к парню. Еще миг – и ни змеи, ни кувшина не видно стало. Вокруг летнее
утро вовсю царит, и стоят парень с девушкой, друг на друга смотрят.
Тут бы вроде и к свадьбе дело, да только после свадьбы конец всегда короткий: «и жили
они долго и счастливо, и умерли в один день». А этим еще просто пожить хотелось. Потому
они просто смеялись, выходя из леса навстречу утру и солнцу.
Хозяин Леса выглянул из фиолетовой глуби леса, почесал свой замшелый затылок, глядя
вслед парню с девушкой, и захотел еще колдануть что-нибудь напоследок. Да только
Хозяйка его за руку взяла и сказала: «Хорошо получилось, пусть себе идут».
Ключевые слова: дар, партнерство, единство противоположностей. Происходят от
британского Geofu (дар), готского Giba (дар).
Гебо относится к рунам речи; с психологической точки зрения речь это вторая сигнальная
система, призванная обеспечить взаимное понимание и взаимодействие человеческих
существ. Гебо персонифицирована в северной богине Гевьён, щедрой дарительнице,
аналогичной богине изобилия. Это так же Фрейя, богиня красоты и плодородия, не
жалеющая своего соколиного оперения и чудесного ожерелья Брисингов, когда они нужны
кому-то. Это и Фригг, она не ревнива и не мешает своему мужу Одину жить так, как он
считает нужным. Вместе с тем она сама хитроумна и поступает, как ей нужно. Это помогает
ей оставаться подругой Всеотца.
Деревянная Девочка освобождает Черную Змею, благодаря которой ее жизнь замечательно
изменилась, хотя есть искушение оставить в качестве талисмана удачи, гарантии
дальнейшего успеха. Но есть так же внутреннее ощущение, что не принесет счастья
подневольная добыча, что птица счастья не живет в клетке, она дитя свободы. «Чтобы
удержать, нужна сила, чтобы отпустить - мудрость», - говорит народная пословица.
Психологический смысл знака в умении гармонично совмещать необходимые друг другу
противоположности: мужчину и женщину, свободу и ответственность, жизнь и смерть,
новое и старое. Так, один из смыслов может быть в принятии миром плодов творческого
процесса предыдущей Кано. Литературные соответствия также интересны. Бегущая по
волнам Фрэзи Грант Александра Грина спасает потерпевших кораблекрушение, приносит
жаждущим дар жизни, разделяет с ними самые тяжелые, полные отчаяния минуты. Взамен
ей ничего не нужно, кроме свободы и простора морей. Соборная Душа Веера миров В.
Головачева (светлые маги-демиурги объединяются в единую систему, чтобы победить
Люцифера), Ловец снов С. Кинга объединяет друзей детства, чтобы победить опасного
пришельца мистера Грэя. В другом романе С. Кинга «Оно» разыгрывается совершенно
мистериальная сцена сексуального соединения девочкой-подростком своих друзеймальчиков для победы над злом, которое слишком огромно и страшно, чтобы победить его
меньшей кровью, чем девственная кровь Беверли.
Период руны занимает примерно с 23 сентября по 6 октября, соответствует осеннему
равноденствию, времени, когда природа находится в равновесии, сбалансированности дня и
ночи, тьмы и света. Астрологически это Весы. В человеческой жизни это мудрая и
просветленная зрелость, свободная уже от многих иллюзий и цепей. Это период нахождения
внутреннего умиротворения, окончание внутренней войны человека с самим собой, Эго и
Ид, достижение целостности, самости.
Мантика и магия. Руна в любом положении остается самой собой. Ее получение означает в
первую очередь дар партнерства и свободы в любых областях жизни, гармонии во всех
сферах. Руна дает карт-бланш в ваших отношениях и любой некорыстной деятельности.
Мне, как и почти всем рунологам, хочется повторить слова Р. Блюма о Гебо: «пусть между
вами гуляет звездный ветер». Магическое применение руны всегда позитивно – и в
служебных отношениях, и в дружбе, и любви, ее бескорыстной и зрелой ипостаси.
Графическое изображение руны традиционно означает поцелуй, и напоминает позу
человека, максимально открытого миру: с бесстрашно и доверчиво раскинутыми крестом
руками и ногами. Кроме того, она эффективна при необходимости достигнуть внутренней
гармонии, сглаживания внутренних противоречий.
8. Вуньо. Руна света, синтеза и радости
«День только к вечеру хорош,
Жизнь тем ясней, чем ближе к смерти»
(К. Бальмонт).
Коза и лесовик
Разные невеселые мысли лезли в голову одной козе, попавшей в лес, который считала
знакомым, но выбраться из него не могла. «Как же было нормально в стаде, и чего не
жилось?» - думала она невеселую думу, пытаясь отыскать хоть какую-то дорогу. На самом
деле дорог был полно, они то и дело пересекались под ее копытами, скрещиваясь и петляя в
разные стороны. И не было какой-то одной, явно лучше истоптанной. Коза прижалась
раненым боком к стволу дерева и отпрянула, т.к. боль стала невыносимой. «А-а-а, зараза, сама на себя обозлилась коза, - нашла чем прислоняться». Сверху что-то упало на голову
козе и зашевелилось. Она заверещала от неожиданности и крутанула головой изо всех сил.
Что-то упало вниз рядом с козой. Если бы коза могла, то убежала бы непременно, но страх
пригвоздил ее к земле и обратно к дереву тем же боком. Что-то в траве пошевелилось и
зарыдало тоненьким голосом. Коза перестала трястись, потому что сил больше не было и
стало странно. Владелец тоненького голоса наконец-то выпутался из травы, и коза увидела
лохматого и явно давно немытого лесовика. Он еще смахивал на еловую шишку с
оттопыренными в разные стороны чешуйками. Лесовик юркнул под ближайшую корягу и
оттуда молча изучил козу придирчивым взглядом. Коза тем временем угрела бок под
деревом, а копыта ее давно расползлись по траве. Она хотела спать и вяло думала: «Пусть
его, лесовик, так лесовик, не волк же. А если бы и волк». И коза уснула. Лесовик подошел
поближе. От козьего бока было тепло, и он пристроился совсем близко, а потом и вовсе
привалился рядом.
Утром солнце увидело их сквозь листья. Они были красивы в его утренних лучах. Ресницы
козы дрожали от сладких утренних снов, а лесовик поворачивался и грел другой бок о козу.
Ему снился маленький зеленый пруд в полуденный зной, и сонные лягушки, греющиеся на
берегу. А он лежал на спине в этом пруду и смотрел в небо.
Наконец коза открыла глаза и потянулась, захрустев всеми своими суставами. Заныла
вчерашняя рана, но уже не так сильно, как вчера. А на ране сладко дрых вчерашний лесовик.
В общем, к ране он так и прилип. Коза даже попрыгала, чтобы его стряхнуть, но лесовик не
отклеился, а только заворчал недовольно. Так и пошла коза дальше с лесовиком. Он, между
прочим, точной дороги тоже не знал, потому что коза не могла ему объяснить, куда она,
собственно, идет. Знать бы самой…Зато он хорошо знал, что тут съедобно. Рана тем
временем зажила, и лесовик перебрался как-то незаметно к козе на спину. Скоро они вышли
на край леса, и вдалеке была видна деревня. Змеился дымок над крышами, вкусно пахло
скошенной травой и печеным хлебом. Коза пошла туда и вдруг почувствовала себя слишком
легко, очень плохо легко. Лесовика на спине уже не было. Он вернулся в лес. «Вот, паразит,
- расстроилась коза, - даже не попрощался». И повернула обратно в лес.
- Эй ты, как там тебя! – мекнула она, - пошли со мной дальше.
Из ветвей отозвались:
- Я житель лесной, мне там нельзя.
И помедлив немного, добавил:
- Оставайся ты со мной. Если хочешь.
- Я то хочу, а как насчет волков?
Лесовик напрягся мозгами и заплакал. Коза тоже плакала. Неясно было, что же делать.
Скоро стало опять темно, и край леса растворился в ночи. А они все стояли и смотрели друг
на друга. Утром она ушла пастись на луг, а лесовик остался в лесу. Было как-то странно и
непривычно без теплого бока. Вечером коза вернулась в лес. Лесовик ждал ее на самом
краю. Так они и привыкли жить, приходя вечером на край леса и рассказывая друг другу обо
всем, что случилось за день. Коза радовала лесовика спелыми колосьями, а тот ее –
душистой земляникой. Они жили долго и счастливо на белом свете, пока в лесу не случился
пожар. Но это уже другая история.
Ключевые слова: свет, синтез, радость. Происходят от британского Wynn (радость),
готского Winja (радость).
Вуньо – первая в футарке руна мысли. Мысль традиционно отождествляется со светом,
лучом его во мраке непонимания. В этом сущность Вуньо – благополучное и радостное
завершение прежде сомнительных и сложных ситуаций. Причем, возможно гармоничное
сосуществование таких неоднородных персонажей, как коза и лесовик (здесь явственно
присутствует Гебо). Что касается длительности состояния радости, то вечного нет ничего.
Вуньо скорее предлагает насладиться каждым мигом предоставленного счастья,
исполниться благодарностью своей удивительной и щедрой судьбе. В одном из романов
Агаты Кристи старая, тяжело больная, умирающая женщина предается воспоминаниям о
прожитой жизни, о смерти своего маленького единственного сына и говорит, что судьба
подарила ей большое счастье, ведь ее ребенок целых два прекрасных года был с нею.
Мифологические соответствия многочисленны. Вот одно из них. Велик и могуч
тучегонитель Зевс. И немало огорчений доставляет он своей прекрасной супруге,
покровительнице домашнего очага, Гере. Однажды полюбил он прекрасную Ио, дочь
речного бога Инаха. А чтобы защитить ее от гнева Геры, превратил в белоснежную корову.
Однако Гера все же узнала Ио в корове и приказала стоокому Аргусу день и ночь стеречь ее
в укромном месте. Аргус день и ночь стерег Ио, и никто не мог подобраться к ней. Зевс,
узнав об этом, призвал на помощь своего сына Гермеса. Тот немедленно помчался выручать
Ио на своих крылатых сандалиях. Он очаровал Аргуса своими сладкими речами, и тот
уснул. Тогда Гермес снес ему голову своим изогнутым мечом, и освободил Ио. И все же это
не помогло бедняжке. Гера наслала на нее огромного овода, который мучил ее и нещадно
кусал. Обезумевшая от боли Ио бежала по земле, не разбирая дороги, добежала она так до
страны скифов, где был прикован к скале Прометей. Он предсказал Ио, что она найдет свое
спасение в Египте. Снова бесконечно долго бежала Ио и, добежав до Египта, избавилась она
от овода. Там Зевс превратил ее снова в женщину, и родила она сына Эпафа, ставшего
царем Египта. Еще Эпаф стал основателем рода героев, в котором появился на свет Геракл,
освободивший от долгого плена Прометея.
Во всех подобных историях герои переносят немалые испытания, пребывая на грани
отчаяния, но все оканчивается хорошо благодаря их верности, умению верить в свою мечту,
своим друзьям, тому, что связано с предыдущей руной Гебо. Дар партнерства и свободы
приносит в конце концов счастье. Вуньо олицетворяет конец всех счастливых сказок: они
жили долго и счастливо и умерли в один день. Тут бы и Золотому веку начаться, личному
бессмертию и все такое прочее, но не это предусмотрено в божественном сценарии.
Психологический смысл этой руны связан с просветленной старостью и другими
аналогичными спокойными и радостными состояниями – временем удовлетворения
прожитой и проживаемой жизнью. Это может быть странно людям молодым, но И.И.
Мечников, знаменитый русский естествоиспытатель, автор работ «Этюды оптимизма» и
«Этюды о природе человека», брат Ивана Ильича, послужившего прототипом рассказа Л.Н.
Толстого «Смерть Ивана Ильича», считал, что только в старости человек может быть понастоящему счастлив, познав цену жизни и наслаждаясь каждым мгновением ее остатка. Это
удел немногих, но рунный круг дарует такую возможность каждому человеку перед
сумерками его жизни, последней битвой накануне конца-перерождения. Психологической
защитой в данный период может быть концептуализация – создание картины мира, в
которой центральной идеей является страдание, его сверхценность. Тогда радость
становится незнакомкой, persona non grata.
В круге года это октябрь (примерно с 7 по 22 октября) – разгар осени, теряющий листву и
становящийся прозрачным лес, теплые деньки после утренних заморозков, полные закрома и
полки в кладовой, уютные вечера в освещенных и теплых домах в кругу семьи.
Еще это – хороший итог длительных усилий, когда есть возможность радостно насладиться
результатами. Астрологически это соответствует второй половине Весов – периоду
равновесия жизни.
Мантика и магия. В прямом положении руна сообщает о наступлении радости, завершении
периода тьмы в вашей жизни, просветлении и равновесии. Если даже вы сейчас не
чувствуете этого, то, вдумавшись, обязательно почувствуете благодарность жизни за то, что
вы имеете и просто дышите воздухом. Обратное положение руны свидетельствует о кризисе,
искушении сверхценностью страдания. Сейчас света еще нет, но от вас зависит, пройдете
ли вы этот последний перед солнечным берегом участок тьмы, или сложите руки и
позволите снять с себя мерку для постройки своего последнего пристанища, домикадомовины. Можно сойти с дистанции до появления второго дыхания. Этот период дается
для того, чтобы человек, по выражению С. Кинга, «стоял в темноте и учился любить
свет». Поэтому обратное положение руны требует от вас еще одного последнего броска,
усилия для того, чтобы все завершилось вашей победой и радостью. Даже оно утверждает,
что ваш путь был верным, и игра стоит свеч. Магическое действие руны очень велико – это
олицетворение светлой силы Яви, радости явленного существования. Вуньо – последняя
светлая руна перед сумерками года и жизни. Ее применяют для успешного завершения
любого предприятия, улучшения настроения, создания психологического комфорта.
Талисман с такой руной – прекрасный подарок другу, любимому. Графический символ руны
напоминает флюгер – флажок, хорошо чувствующий направление ветра, гармонично ему
соответствующий. Этот внутренний флюгер возвещает о приходе радости, помогает ее
распознать, не пройти мимо.
9. Хагалаз. Мать рун, руна разрушения, руна Самайна – праздника мертвых.
Сумерки, наступление Нави
«Ненавижу римлянина по имени Статус
Кво. Шире открой глаза, живи так жадно,
как будто через десять секунд умрешь.
Старайся увидеть мир. Он прекрасней
любой мечты, созданной на фабрике и
оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не
ищи покоя – нет такого зверя на свете. А
если есть, то он сродни обезьяне – ленивцу,
которая висит день–деньской на дереве вниз
головой. Тряхни дерево посильнее – пусть
эта ленивая скотина треснется задницей
об землю!» (Р. Бредбери).
Бальная туфелька
Бальная туфелька была чудо как хороша. Она была такая гладкая, красная и блестящая, да
еще с маленькими сверкающими бриллиантиками на носочке. Хозяйка очень любила ее и
парочку, и одевала их в самые ответственные свои выходы. Танцевалось в них удивительно
легко. И почти все любовались на чудесные туфельки. И завидовали хозяйке. Туфельке это
все очень и очень нравилось. Она купалась в лучах славы. И никак не могла решить, кто из
ее поклонников обожает ее больше всех. В таких размышлениях проходило немало времени.
На следующих балах оказывалось, что приходили и другие, очень хорошенькие туфельки.
Но наша – то все же была лучше большинства из них. Кажется, она была родом из Франции,
и с этим обстоятельством спорить было решительно невозможно.
Прошло время, и туфелька как-то умудрилась попасть под дождь вместе со своей парочкой.
Краска с нее кое-где облупилась, и даже некоторые бриллиантики, ее гордость, выпали, да и
потерялись. Теперь хозяйка уже гораздо реже обувала свои милые туфельки, у нее
появились другие, может, не столь хорошего происхождения, но новые и гладкие, и со всеми
бриллиантами. «Что делать? – горевала наша туфелька, - неужели все забудут меня раз и
навсегда? Неужели я больше никому не нужна?» И вот как-то хозяйкина маленькая дочка
увидела ее. Она издала восхищенный вопль, схватила туфельку и, конечно же, сразу влезла в
нее. Туфелька была самая настоящая, а, главное, на высоком каблучке, который стучал так
громко! Девочка чувствовала себя прекрасной принцессой. И сама туфелька тоже стала в тот
день королевой детского двора. Все складывалось просто чудесно. Она по–прежнему
прекрасна и пользуется всеобщим признанием.
Но дети существа непостоянные и не умеют беречь. Туфелька истерлась еще больше, и
даже каблучки не стучали уже так убедительно. Маленькая девочка выросла и получила
другие туфельки в подарок. А старые бросила в прихожей.
Однажды ее мама убирала вещи на зиму и задумалась над своими старенькими бальными
туфельками. Сколько можно их держать дома? Покрутила так и эдак – удобная колодка,
отличная кожа. И отнесла к знакомому мастеру, который убрал бриллиантики, подрезал
каблучок, и сделал туфельки на каждый день, которые хозяйка еще долго с удовольствием
носила. Хотя злые языки еще говорили по-другому, что туфельку никто не переделал, а
выкинули на помойку, где она стала королевой, сверкая оставшимися бриллиантами. Как
вам такая судьба?
Ключевые слова: град, разрушение, полный разрыв (Антон Платов). Происходят от
позднего скандинавского, означавшего «град», готского Hagl (град).
Хагалаз – вторая из рун победы в войне, в которой не оказывается победителя, но в
которой оставшиеся в живых могут воспользоваться плодами отшумевшей грозы.
Однажды наступает такой катастрофический день в жизни женщины (и ее туфельки), когда
уже никакие ухищрения не могут обмануть ее саму в том, что она все еще молода и красива.
В лучшем случае за спиной о ней говорят, что это женщина со следами былой красоты, с
прошлым. Нелегко пережить такую катастрофу после светлого периода наслаждения
жизнью. Это начало конца прошлой жизни, которую уже не вернуть. Дщерь Петрова,
Елизавета, в молодости была очень хороша собой, а когда начала болеть и стариться, то это
стало крушением ее жизни, что не замедлило привести к концу. Екатерина Великая, бывшая
принцесса Фике, говорила, что не видела еще женщины, столь сильно переживающую
утрату молодости и красоты. Такова Хагалаз. Она раз и навсегда разрушает прежнюю жизнь
и ставит человека перед необходимостью что-то делать с руинами прежней своей обители,
выстраивать свое отношение к жизни после катастрофической потери.
Мифологически он может соответствовать крупнейшей катастрофе в истории северных
богов – Рагнарёку, сумеркам богов. Этот период связан с освобождением Локи из плена.
Можно найти немало соответствий с историей потопа в греческой мифологии и
библейскими историями о всемирном потопе. Во всех случаях сначала был золотой век, в
котором люди пребывали в невинности, не знали корысти и предательства. Но затем
погрязали в пороке, и даже древние боги и герои совершали неправедные поступки,
поклоняться золотому тельцу.
В греческой мифологии Зевс долго терпел неправедные поступки людей, их непокорность
богам, все возрастающую гордыню, и наслал на землю страшный ливень, во время которого
вода покрыла всю сушу, за исключением горы Парнас. Спасся только один человек
Девкалион и его жена Пирра. Девкалион был сыном Прометея. Мудрый отец, провидя
бедствие, научил сына сделать деревянный ящик, в котором они с Пиррой скрылись во
время потопа и девять дней и ночей носились по бурным волнам. Волны вынесли их на
вершину Парнаса, и они стали единственными выжившими. Потом из камней по просьбе
Девкалиона и Пирры и воле богов появились и другие люди.
В скандинавской мифологии есть немало эпизодов, рассказывающих о преддверии
Рагнарёка. В перебранке Локи, о которой мы уже узнали в главе о факторе трикстера,
коварный ас поносит богов, обвиняя их в постыдных прегрешениях, и никто из богов не
называет его лжецом. Его и не подвергли бы столь суровому наказанию, если бы потом Локи
не добавил, что это он стал причиной гибели светлого Бальдра. Когда асы узнали об этом
поступке Локи, гнев их был безграничен. Локи укрылся в быстрой речке, приняв образ
лосося, но боги его поймали сетью. Они связали его кишками одного из сыновей, а второго
превратили в волка, и Скади, богиня зимней охоты, повесила над ним ядовитую змею, с
зубов которой стекал на Локи яд. Его жена, Сигюн, оберегала Локи от мучений и держала
под змеей сосуд. Когда сосуд наполнялся ядом, она выносила его вылить, и тогда яд попадал
на Локи, от чего он так страшно корчился, что начинались землетрясения.
В саге о Вольсунгах рассказывается о начале и конце доблестного рода богатырей, ведущих
свою родословную от самого Одина. Учителем последнего из Вольсунгов, Сигурда, был
карлик Регин. Однажды он рассказал своему юному ученику о золоте и кольце Андвари,
которые сторожил его брат Фафнир в образе дракона. Когда-то это золото досталось их отцу
в качестве выкупа за случайно убитого богами Одином и Локи младшего из братьев, Отра в
образе выдры. Локи (опять Локи) тогда был послан добыть золото для уплаты выкупа, и он
пошел к самому богатому карлику Андвари. Тот жил в воде в образе щуки, и Локи удалось
его поймать. Локи потребовал за его жизнь все его золото, и карлик отдал ему огромную
груду сверкающего металла. Разгоревшиеся от жадности глаза Локи уловили маленькую
искорку под плавником Андвари. Он потребовал и это золото. Это было чудесное кольцо
Андвари, обладающее свойство умножать богатство. Тогда карлик в сердцах проклял Локи
и каждого, кто прикоснется к этому кольцу: он погибнет. Никому не принесет счастья и
удачи все его богатство, это золото. Потом к этому кольцу прикасался и сам Один,
пленившись его красотой, и отец Регина и Фафнира, и потом Фафнир убил своего отца а
сам, обратившись в дракона, теперь охраняет его. В дальнейшем Регин уговаривает Сигурда
отобрать сокровища у Фафнира, и Сигурд из удальства делает его, убивает Фафнира, из
любопытства берет Андваранаут, кольцо Андвари, и, таким образом, приговаривает себя к
смерти. Никому не принесло счастья богатство подводного карлика, и разрушило множество
судеб, погибли доблестные роды Вольсунгов и Гьюкингов.
Смысл Хагалаз также передает Дионис, Лисий, разрушитель границ, творящий мистерии
безумия, рассыпающий по камешкам здание личности. Сможет ли потом посвященный чтото заново строить? – не об этом думать Дионису.
Психологический смысл руны заключен в катастрофе революции – разрушении старого,
изжившего себя мира, что символизирует и дракон Нидхёгг, подгрызающий корни древа
Иггдрасиль. Это конец большой программы, это завершение миссии, это сигнал бедствия:
«спасайся, кто может!». Это встреча лицом к лицу с миром мертвых, с призраком
собственной смерти. Немногие способны пережить широкоформатный катаклизм. В
индивидуальной жизни человека подобная катастрофа сопоставима с такими соматическими
нарушениями, как массивный инфаркт или инсульт, прободение язвы желудка, острый
психоз с утратой целостности личности. Тому, кто переживает подобное, уже нет дороги
обратно. А что впереди, совершенно неизвестно. Пока полный мрак. В
психотерапевтических практиках Хагалаз сопоставима с переживаниями человека на сеансе
холотропного дыхания, когда он низвергается в бездну своей Тьмы, пройдя через ломку
мышечных блоков. Вот одно из таких переживаний: «Все тело вытянулось в струну, затем
устремилось стать дугой, напряженной до предела и неистово содрогающейся. Ощущения в
мышцах можно было сравнить только с теми, которые дают 220 вольт, разрядившиеся в тебя
из неисправного утюга. «Вольтова дуга», – мелькнуло в сознании. И тут же быстро
добавилось: «Истерическая дуга». Возникла картина встречи и столкновения
противоположно заряженных сущностей, их последней битвы на радужном мосте Биврест,
последней вспышки вольфрамовой спирали, после чего остается тьма, тишина и покой,
сладостная погруженность в необычно теплую и матерински мягкую землю». Пережигание
старой спирали, безнадежно устаревшей идентификации.
В возрастной периодизации Хагалаз – старость с ее последними испытаниями в виде
смерти одного за другим сверстников и друзей, одиночеством и неприкаянностью, упадком
сил, лишением света Яви, низвержение в мир Нави градом небесным. В годичном календаре
на период действия руны (примерно с 23 октября по 6 ноября) приходится древний
кельтский праздник мертвых Самайн (в современном мире Хэллоуин) – 31 октября.
Рядышком, 7 ноября – Великая Октябрьская Социалистическая революция.
Мантика и магия. Хагалаз – непереворачиваемая руна, действует одинаково в любом
положении. Она мать рун, занимает священное для скандинавов девятое место в футарках, и
является первой руной второго атта (восьмерки рун). Так же, возможно, отражает прорыв
сил Нави, подземных чудовищ, несущих смерть и разрушение. Это одна из главных рун
Вирда (судьбы). Не пройдя Нави, не достичь и просветления Прави. Надо сказать, что она не
столько сообщает об уже идущем катастрофическом процессе, сколько терпеливо
предупреждает о возможном его наступлении. Нередко появление Хагалаз совпадает с уже
имеющимся ухудшением физического самочувствия, но если пока все хорошо, есть смысл
задуматься, какой процесс в вашей жизни может разрушиться. Это все равно произойдет,
старое рано или поздно должно уйти в небытие, и если вы поймете, с чем именно придется
расстаться – с какой программой или иллюзией, это будет подобно постройке Ноева ковчега,
в котором удастся спасти себя самого (свою самость) и лишь самое необходимое. Все-таки
это руна великого очищения, подобная радикальной хирургической операции по полному
удалению опухоли.
Некоторые рунологи используют руну как защиту от враждебных сил, в том числе от
сглаза, но другие более осторожны перед ее разрушительной и слепой силой, и не трогают
для волшбы. Достаточно вспомнить сюжет «Собаки Баскервилей», где, казалось бы,
прикормленное и прирученное чудовище губит в конце концов своего хозяина, монстр
Франкенштейна убивает своего создателя, ужаснувшегося своему творению, любой,
выпустивший джинна из древней бутылки, рискует в первую очередь своей собственной
жизнью. Изображение руны близко к алфавитному символу, соответствующему русскому
звуку «х», позволяет легко вспомнить и о Хагалаз, Хель и Хеймдалле. А еще она
напоминает позу человека, положившего руку на сердце как бы в момент острой боли.
10. Наутиз (Науд). Руна потребности, принуждения, необходимости, терпения
«Нужно сесть на закраину тьмы и
терпеливо удить упавший туда свет»
(Пабло Неруда).
Альбина и Даркина
В одном самом обыкновенном городе жила-была девочка. У нее было красивое имя
Альбина и младшая сестричка по имени Даркина. Альбина была худенькая блондинка с
голубыми глазами, а Даркина – пышечка-брюнетка с темно-зелеными глазами. А вот
родились они: Альбина – в темное, ночное время года, когда дни стремительно
укорачивались, несясь к самому короткому, а Даркина – солнечным утром года, когда вся
природа радовалась своему пробуждению и расцвету. Может быть, поэтому Даркина больше
улыбалась и росла очень жизнерадостной и легкомысленной девочкой, а голубоглазая
Альбина была склонна к мечтательности и грусти. Если у Даркины любое дело получалось с
лёту, то у Альбины все зависело от настроения. А оно у нее часто бывало грустным, ведь
она была старшей сестрой, и ей часто доставалось от родителей и за себя, и за сестру.
Иногда она удивляла родителей и свою сестру замечательным рисунком или игрой, которую
она придумывала сама, а иногда отказывалась делать самые простые вещи и молча плакала,
ничего не объясняя.
Их мама происходила из старинного рода, в котором через поколение молодые женщины
почему-то рано умирали. Альбина и Даркина были следующими. Но девочки ничего об этом
не знали. Обе они, как и почти все девочки на свете, любили играть, только Даркина любила
кукол, а Альбина – кукол не очень любила, зато ей очень нравились мягкие зверушки. Когда
девочки были еще маленькими, отец привез им из заморской страны замечательные
игрушки: Альбине рыжего тигряшку с черными полосками, а Даркине – красивую и
нарядную куклу с золотистыми кудряшками. Обе девочки очень любили своих игрушечных
друзей. Но легкомысленная Даркина могла бросить где-нибудь свою Лизу и забыть про нее
на время, пока бегала по улице с мальчишками, а серьезная Альбина всегда брала с собой в
постель Тигряшку. Он был единственным, кому она всегда могла рассказать о своей жизни.
А жизнь, как было сказано, у нее не была особенно веселой, ведь она была старшей сестрой,
и с нее спрашивали порядок в доме, когда родители возвращались с работы. Даркина же
была шалуньей и часто не слушала Альбину.
Так и росли девочки, а игрушки их старились. Особенно досталось Лизе – ее носик
облупился, кудряшки отклеились от головки, одну руку куклы Даркина где-то потеряла. И
она стала забывать свою любимицу. Отец привез ей как-то новую, еще более красивую
куклу, а старую мама выбросила на помойку.
А вот Альбина берегла своего Тигряшку, как могла, зашивала его мех, если он рвался. И
по-прежнему всегда брала его с собой в постельку. Родители и сестра уже стали над ней
смеяться, ведь время шло и обе девочки незаметно превратились в хорошеньких девушек.
Даркина уже давно бросила играть в куклы, уж третья кукла ее пропала неизвестно где, а
Альбина все еще берегла своего друга.
Однажды, вернувшись домой, Альбина не нашла Тигряшку на своей кровати.
Встревоженная, она стала искать и вскоре нашла его голову в нижнем ящике родительского
платяного шкафа. Альбина заплакала и прижала ее к себе. Что могло произойти с ее
маленьким верным другом? Кто смог так ужасно поступить с ним? Когда вернулась домой
мама, она застала свою старшую дочь горько плачущей и все еще обнимающей Тигряшкину
голову. Альбина вся дрожала от рыданий и не могла произнести ни слова. Тогда мама,
видно, испугалась и сказала, что она хотела постирать Тигряшку, ведь он стал такой старый
и грязный. Мама еще подумала про себя: «и такой никчемный!». Альбина так и не узнала,
говорила ли ее мама правду. Тигряшкино туловище так и не нашлось, а мама сказала, что
оно очень испортилось от стирки, и его пришлось выбросить. Долго еще Альбина не могла
забыть гибели своего маленького друга. Она могла только беречь его старую голову и
иногда разговаривать с ней.
Прошло еще время, Даркина первая ушла из дома, стала жить далеко, в другой стране, и
вскоре там погибла - ее понесла лошадь. Родители и сестра оплакали девушку и похоронили
ее. Альбина теперь часто плакала Тигряшкиной голове, тоскуя о сестре. И ей казалось, что
голова ее понимала и жалела гораздо больше, чем все люди с руками и ногами.
Прошло время. Альбина вышла замуж, и у нее появились один за другим двое
замечательных малышей – мальчик и девочка. А Тигряшкина голова осталась где-то в
родительском доме, в старом фибровом чемоданчике. Иногда Альбина вспоминала своего
друга, но дети не давали ей грустить. Их звонкие голоса радовали мать и отца, маленькие
ножки бойко топали по всему дому. Игрушки детей тоже часто ломались, и Альбина, помня
своего ТИгряшку, старалась починить их. Поэтому у детей было много старых и любимых
игрушек с новыми глазами и носами, зашитыми платьицами.
Дети выросли, их глаза стали серьезными, первые неудачи уже ранили их. Редко теперь
раздавался в доме звонкий и беззаботный смех, все чаще дети уходили из дома по своим уже
недетским делам. Альбина стала тосковать и снова вспоминать ТИгряшку, разговоры с его
головой. Иногда ей казалось, что он отвечает ей и даже рассказывает о разных людях. Он
рассказывал ей об очень страшном мире вокруг нее. Да и что хорошего он мог видеть,
находясь внутри старого фибрового чемоданчика? Но Альбина ему верила, потому что он
был ее самым лучшим и даже единственным настоящим другом. Постепенно она перестала
выходить из дома, потому что ей было страшно, что с ней что-то произойдет. Альбина
пыталась рассказывать близким о тех опасностях, которые ей угрожали, но ей никто не
верил, и скоро она осталась совсем одна. Только Тигряшкин тихий голос по-прежнему
говорил с ним, но и он стал пугать Альбину. Однажды ей приснилось, что его голова в
чемоданчике плачет и просит ее о спасении. Как жалко Альбине стало своего старого друга!
Бедный старенький Тигряшка – он там совсем один и уже так давно. Утром Альбина
проснулась вся в слезах и решила ехать в родительский дом. Что бы не случилось с ней, она
должна помочь Тигряшке, она должна спасти его. Она плохо представляла себе, как она это
сделает, но знала, что от этого теперь зависит все.
Альбина вбежала в родной дом и кинулась в чулан, в котором много лет никто не разбирал
старые вещи. Она стала искать чемоданчик, и сначала его нигде не было, но потом под
целой грудой старых ящиков и сумок обнаружился чемоданчик из фибры. Альбина нажала
на его замочки, но, вот досада, они не открывались. «Значит, - подумала женщина, - они
закрыты на ключ». Что же делать? Она даже хотела, было, сломать замочки, но Тигряшкин
голос стал от этого совсем жалобным. Он не хотел, чтобы она ломала замочки его темницы.
И Альбина стала искать ключик. Но ведь такие ключики очень маленькие, и все это было так
давно, что найти ключик казалось невозможным. И, действительно, женщина перерыла все,
что только могла, она переложила все вещи в чулане и открыла все сумки и чемоданы, но
нужного ключика все не было.
Тогда она подошла к своей старенькой маме и спросила у нее про ключик. Старушка
поискала у себя в ящиках и скоро дала ей маленький стальной ключик. Альбина сразу
открыла им старый чемоданчик. Тигряшкина голова была там, и Альбина прижала ее к себе
и заплакала. Так же, обняв ее, она свернулась калачиком на диване, том самом, на котором
спала еще в детстве. И незаметно для себя уснула. Во сне она видела Тигряшку еще
совсемовеньким, с туловищем и лапами, пушистого и красивого. Мало того, он еще взял ее
за руку и повел на улицу. И ей было совсем не страшно теперь.
Альбина проснулась и пошла в магазин. Там она купила пушистый искусственный мех
нужного оттенка рыжего цвета в черную полоску и легкую набивку. Еще она купила
пуговички для глаз и носа, ведь старые совсем стерлись, крепкие нитки и разные иголки.
Она пришла домой и стала шить Тигряшке новое тело из этого меха. Она очень старалась, и
тело получилось очень красивым. Потом она вычистила его старую голову, аккуратно
зашила все прорехи, пришила новые глаза и носик, а из ярко-красного лоскутка сделала ему
язычок. Потом она соединила вместе туловище и голову Тигряшки и легла спать с ним в
обнимку.
Старая мать наклонилась над спящей дочерью, и с ней произошло то, чего не было уже
много лет – она заплакала. Ее слезы упали на лоб дочери и Тигряшкину голову.
Утром Альбина проснулась и увидела свою мать-старушку, которая нянчила на коленях ее
полосатого друга. Она испуганно вскочила и хотела отнять его у матери. Мать растерянно
посмотрела на нее и продолжала гладить Тигряшку. Он казался почти совсем живым.
- Ты принесешь хлеб? – спросила мать. – А я подержу его.
Альбина долго смотрела на мать, потом кивнула и пошла в магазин. На улице было солнце,
какого она не видела уже много лет. Лица людей казались добрыми и приветливыми. Хлеб
оказался теплым, недавно из печи, и очень душистым. Альбина в детстве любила есть
горбушку с вареньем, запивая теплым молоком. У мамы, наверное, есть варенье. Женщина
купила еще молока и пошла домой. Сейчас она намажет хлеб вареньем и подогреет молоко,
и они вдвоем, нет, втроем с Тигряшкой, позавтракают, как это было давно-давно, и как
теперь будет долго-долго.
Ключевые слова: нужда, потребность, необходимость, принуждение. Происходят от
позднего скандинавского, означавшего «нужда», британского Nied (нужда), готского Nauths
(нужда).
Наутиз – руна пива и имеет отношение, как и Уруз, к процессам плодородия. Только в
данном случае этот процесс еще потенциален, почти неуловим в настоящем, огонь нового
рождения еще долго придется добывать болезненным трением друг о друга наших
субличностей, противоречий, отыскивая ту потребность, которая является истинной и
необходимой.
«Нёрви или Нарви звался великан, живший в Ётунхейме. Была у него дочь, от рождения
черная и сумрачная, по имени Ночь. Мужем ее был человек по имени Нагльфари, а сына их
звали Ауд. Потом был ее мужем Анар, дочь их звалась Землею. А последним мужем ее был
Деллинг, из рода асов. Сына их звали День. Был он в своего отца светел и прекрасен собою.
Позвал Всеотец Ночь и сына ее по имени День и дал им двух коней и две колесницы и послал
их в небо, дабы раз в сутки объезжали они всю землю. Впереди несется Ночь, и правит
конем Инеистая Грива, и каждое утро орошает землю пена, стекающая с его удил. А конь
Дня зовется Ясная Грива, и грива его озаряет землю и воздух». («Младшая Эдда» Снорри
Стурлуссона).
Ночь (Нотт) персонифицирует руну Науд. Еще одна существенная персонификация руны –
Скульд, третья из норн, сидящих у источника Урд и вяжущих узлы нашей судьбы. Ее имя
означает «то, что должно быть», долг.
Период действия руны - Рагнарек, сумерки богов, последствия финальной битвы богов с
силами нижнего мира – Нифльхейма, мира огня – Муспельсхейма, мировыми чудовищами,
вырвавшимися на свободу – змеем Йормунгандом и Волком Фенриром, отцом их – Локи,
который возглавляет разрушение старого мира. В этой битве каждый мужественно принял
свою судьбу, свою смерть – Один, проглоченный Фенриром, белый ас Хеймдалль, убивший
и убитый Локи, Тор, погубивший Мирового Змея и им погубленный, Фригг и остальные
асиньи, сражавшиеся рядом со своими мужьями. Из прорицания вёльвы известно, что конца
света не будет, что останутся живы сыновья Тора и сын Одина, что вернется из страны
мертвых Хель светлый Бальдр со слепцом Хёдом. Что земля поднимется из моря –
прекрасная и зеленая, и без посева заколосятся поля, и выйдут из священной рощи люди –
женщина Лив (что значит «жизнь») и мужчина Ливтрасир (исполненный жизнью),
укрывшиеся в роще от пламени Сурта, и дадут они начало новым людям на земле. Но это
все произойдет не сразу, понадобится какое-то время после разрушения, чтобы убедиться в
том, что утро действительно наступает, что солнце не исчезло окончательно.
В психологическом аспекте действие руны Науд может спровоцировать такую
психологическую защиту как депрессия. Важно ей не поддаться, не упасть духом.
Считается, что Науд поддерживает человека в самое трудное для него время. Она
символизирует жизнь под давлением, необходимостью, причем, в одиночестве. Очень важно
не утратить внутренний свет, потому что внешнего не остается. Все, что осталось у Альбины
– это голова ее детского друга – Тигряшки. С ним связаны детские, светлые воспоминания.
Период одиночества и погружения в детство (то, что со стороны выглядит как безумие и
соответствует последствию действий Хагалаз) становится целебным для Альбины. И это
прошло, и только тогда настало время выйти изнутри себя - спасать Тигряшку, спасать саму
себя.
В годичном календаре уже глубокая осень (примерно с 7 по 22 ноября), приближается (а на
севере фактически уже наступила) зима – ночь года, дни и власть солнца стремительно
уменьшаются. Это Скорпион в гороскопе – существо, жалящее само себя. Ночь (Нотт) –
мать Ёрд (Земли) и Дага (Дня). Нотт олицетворяет руну Наутиз, и таким образом, является
матерью двадцать четвертой руны Дагаз. Самые темные часы бывают перед рассветом. Как
они долги для ожидающих солнца, знают только те, кто не спал перед утром, мучимый
безмерной усталостью. И все же Ночь рождает День.
Мантика и магия. Очень важно при получении руны не прийти в отчаяние, не предаться
панике от своей несвободы, невозможности немедленно удовлетворить потребность. Она
приучает таким образом к смирению, жизни после потери, лишения чего-то важного ранее
(учитывая ее связь с предшествующей руной разрушения), укрощению огня желания. Она
призывает к молчанию и терпеливому преодолению сумерек своей жизни, она готовит
красавицу к ее столетнему сну, призывая следующую руну, ледяную Иса.
В магии древние предки наши применяли ее как защиту от отравления, в частности, через
спиртные напитки. Современники обращаются к ней для того, чтобы сохранить умеренность
в употреблении алкоголя. Таким образом, это руна не только смирения, но и умеренности.
Хороша она для преодоления ненависти, разногласий, стрессовых ситуаций, укрепления
воли и веры. Не зря ее форма напоминает крест. Используется так же в сексуальной магии
для того, чтобы найти партнера. Является, как Хагалаз и Кано, очень мощной руной, и
применение должно быть очень аккуратным, чтобы не пострадал сам отпустивший ее на
волю.
11. Иса. Ледяная руна, пятая стихия
«Женщина смотрит в окно.
За спиной догорает свеча.
Поздно».
Красавица и сиринга
Жил когда-то в диких первозданных лесах Пан – лесной бог. Такая судьба выпала ему, что
внушал он страх почти каждому, кто его видел. Иногда даже панический ужас. И не
удивительно, ведь едва появившись на свет, Пан перепугал до смерти собственную матушку,
нимфу Дриопу, и она стремглав и без памяти кинулась прочь от него. Кто знает, что бы
дальше было с младенцем, если бы вовремя отец родной Гермес не появился и не отнес
малыша, украшенного рогами, копытами, хвостом и мохнатой шерстью, прямо на Олимп, во
владения деда – самого Зевса – громовержца. Возрадовались боги появлению маленького
Пана и разрешили ему жить рядом с собой столько, сколько сам захочет. Но Пан не захотел
и вернулся в свои леса.
Пан был очень сильным и с утра до ночи без устали обходил свои владения, иногда
присоединяясь к веселому и буйному Дионису. Их спутники, также рожденные в лесах, сами
очень походили на Пана, так что здесь бог лесов и полей чувствовал себя просто прекрасно.
Но однажды он встретил прекрасную нимфу Сирингу, в которую влюбился с первого
взгляда. Если бы у него хранился портрет его матушки, он бы увидел, как похожа Сиринга
на нее. И, что за ирония безжалостной судьбы – прекрасная Сиринга так же, как когда-то
Дриопа, ужаснулась обличью бога лесов и полей и бросилась прочь от него. Он стал ее
настигать, и она, не желая принадлежать этакому страшилищу, взмолилась богу реки, к
которой подбегала, о защите. Бог реки внял ее мольбе и превратил ее в тростник, такой же
стройный, какой была Сиринга.
Пан, увидев это, в отчаянии упал на берег и зарыдал, обхватив свою безобразную голову.
Потом в память о девушке он срезал стебель тростника и сделал из него свирель – сирингу, с
которой с тех пор не расставался. Мелодии, которые он играл на этой свирели, были столь
прекрасны, что даже птицы замирали, услышав ее звуки.
Однажды такая сиринга попала в руки одного юноши, который был безнадежно влюблен в
холодную и надменную красавицу. Она играла своими поклонниками, лепила их как
куличики в песочнице. Что только они не делали ради нее! Но еще ни один не смог вызвать
у нее слезы любви, ни один не заставил быстрее биться ее сердце. Она скучала. В конце
концов, даже самое замечательное и самое вкусное блюдо в больших дозах может надоесть.
И тогда красавица объявила о своем решении (это произошло на очередном балу в ее честь):
она выйдет замуж за того, кто сможет вызвать ее слезы. Она слышала от других людей, что
есть на свете сердце. Оно, конечно, причиняет муки, но ведь это же не хуже, чем так
скучать!
Что только не вытворяли кандидаты в женихи – рассказывали ей грустные истории,
сочиняли стихи и серенады, бились на турнирах и приходили к ней, бледные и истекающие
кровью. Она оставалась равнодушной. И наш юноша, узнав о решении красавицы, тоже
принял участие во всех этих соревнованиях, получил немало ран, но все было впустую.
Тогда он смирил свое сердце и стал играть на сиринге. Он полюбил эти прекрасные звуки,
которые ему удавалось извлекать из тростника, они исцеляли его сердце. Даже птицы
замирали, когда юноша играл на свирели. Чтобы видеть свою красавицу, он устроился
музыкантом в ее дворце. При этом он не рисковал быть обнаруженным, потому что у
девушки не было привычки рассматривать своих слуг.
Да, если человеку по-настоящему чего-то захочется, то непременно так и сбудется.
Однажды вечером красавица в сопровождении своей камеристки гуляла по берегу моря. И,
надо же такому было случиться, услышала звуки свирели, на которой играл юноша. Свирель
пела о том, как тяжела участь девушки, которая не может любить, как прекрасен мир вокруг,
и как он недоступен ей, пленившей себя в тростнике. Сиринга пела о гордой красавице,
оставившей позади себя груду разбитых сердец, красавицу с остывающим сердцем и
холодным взором.
И вдруг красавица заплакала. Лились горячие щедрые слезы на ее шелковистые гладкие
щечки. Сердце рвалось из груди. Оно словно хотело улететь вслед этим дивным звукам. От
боли раненого сердца она двинулась в сторону звуков. Она шла крадучись, боясь спугнуть
неизвестного музыканта. Лился желтый свет восходящей луны, резкие тени от деревьев и
кустов пугали красавицу. И вот звуки совсем близко… Она спряталась за деревом и
продолжала слушать. Свирель пела, а девушка продолжала плакать. Потом свирель затихла
и послышались шаги. Девушка выглянула и увидела удаляющуюся фигуру в плаще с
капюшоном. Кто же это был? Она пошла вдогонку и окликнула музыканта. Он оглянулся, но
не стал откидывать капюшон. Красавица в полутьме видела только блестящие глаза. Где-то
в складках плаща пряталась свирель.
- Простите, что я останавливаю вас. Но я дала слово. Вы можете и не знать об этом. Я
решила, что выйду замуж только за того, кто заставит меня плакать. Я хотела знать, есть ли
у меня сердце, как у всех остальных людей. И вот… Когда вы играли, я узнала об этом.
Оказывается, о сердце можно узнать только тогда, когда оно перестает тебе принадлежать. Я
не вижу вас, но мое сердце с вашей музыкой.
Музыкант не отвечал, и красавица растерялась.
- Вы меня, наверное, даже не знаете. И с чего я взяла, что могу быть нужна вам? Но всетаки, возьмите – вот.
Девушка дала незнакомцу любимый ярко-желтый платочек со своим вензелем. Она его
вышила сама специально для такого случая. Другого такого платка не было. Незнакомец
взял его, и девушка увидела на правой руке музыканта свежий шрам полумесяцем. Он
повернулся и пошел прочь. Девушка вздохнула и вернулась к себе домой. В ту ночь она так
и не заснула до утра. Она стала ждать, не придет ли тот таинственный музыкант с ее
платочком. Но он не приходил. Тогда красавица пошла снова на берег моря и стала искать
его сама. Не сразу она услышала звуки свирели. Как и в первый раз, музыка вызвала у нее
горячие слезы. Она хотела видеть музыканта, но ни за что на свете не решилась бы
помешать ему. Потом, как и в первый раз, он прекратил играть и пошел. Она не решилась
подойти к нему ни на этот, ни на следующий раз. Она пыталась проследить за ним, но он
внезапно скрылся в темноте, и девушка не поняла, куда он исчез. Она даже не могла узнать,
где он живет и какого он роду-племени.
Тогда девушка придумала устроить музыкальный конкурс женихов. Много знатных и
красивых юношей явилось на этот конкурс, много звучало прекрасных мелодий, с большим
искусством выступали многие из претендентов, но ни разу не дрогнуло сердце красавицы и
ни одной слезинки не пролили ее глазки.
Больше никого не хотела видеть опечаленная девушка и заперлась в своем дворце. И так
захотелось ей музыки, что приказала она капельмейстеру и его музыкантам играть для нее.
Чудесные у нее были музыканты и как они старались! И вдруг соло свирели заставило
дрогнуть ее сердце. Она едва сдержалась, чтобы не начать разглядывать, как простолюдинка,
своих же музыкантов. Но, если женщине надо, она самого черта перехитрит. Достала она
ручное зеркальце и стала пудрить носик, да заглядывать зеркалом в ложу музыкантов. Но и
«Моцарт» не прост оказался, предусмотрительно держась в тени.
Ах, красавице теперь еще сильнее захотелось узнать его. Позвала она к себе
капельмейстера и заявила, что хочет брать уроки игры на свирели. Прислать к ней велела
того, кто сегодня играл в оркестре.
Сама сидит, ждет, волнуется – аж сердце выскакивает. Вот зашел музыкант, почтительно
склонился перед ней, встал с достоинством. Молод, собой недурен. О, да ведь это один из
тех юношей, которые сражались за нее! Вот и шрам на руке.
- Я знаю, кто ты, и от своего слова не отступлюсь. Буду твоей женой, если твоя воля на это
будет. Так сказала девушка, запунцовев от волнения. И уж без всякой музыки слезы на ее
глаза навернулись. Тогда юноша достал ее желтый платочек и те слезы вытер.
Сыграли они свадьбу веселую. Жених играл на сиринге, а невеста от счастья смеялась.
Гости, конечно, тоже своего не упустили, немало счастливых пар на той свадьбе
повстречалось. Видно, сиринга что-то им напела.
Ключевые слова: лед, застой, затор. Происходят от позднего скандинавского, означавшего
«лед», британского Is (лед), готского Eis (лед). В северной Традиции основных стихий не
четыре, как у более южных народов, а пять. Пятая и есть лед.
Иса (возможно) – руна защиты, следующая за Турисаз. В мифологии это тоже сумерки
богов – период перед тем, когда поднялась земля из моря и обнаружились выжившие.
Также с точки зрения женского веера это сон валькирий Сигрдривы и Брюнхильд, которые
по условию Одина проснутся, только когда их разбудит самый бесстрашный герой. Это и
Фригг, которая все провидит, и все знания держит при себе. Это Казанова, который после
сорока лет полной блеска, удачи и славы жизни, оказался в недрах библиотеки своего
богемского покровителя, не узнаваемый больше никем. Все, что он мог в той ситуации –
писать мемуары. Благодаря которым и прославился в последующих веках. Еще один
персонаж Иса - Кай у Снежной королевы, и слово, которое он должен собрать из льдин –
«вечность». Это и все и одновременно ничто. Это просто не для человека. Слезы Герды
растопили промерзшее сердце названного братца и смыли осколки зеркала злого тролля. Кай
смог после этого возродиться человеком. В сказке о Спящей Красавице принцесса спит, пока
ее поцелуем не разбудит отважный принц.
Лед можно разбить – тогда прежде целое превратится в осколки. И его можно растопить –
тогда он станет живой водой. Только с этой стихией шутки плохи, если поторопиться. Как
правило, руна действует длительно, ей нужен естественный период завершения. В конце
концов, лед сберегает в себе много ценного для нас, служит опорой и дорогой, тая глубоко
под собой воду. Период руны – время скрытого, сугубо внутреннего развития, когда на
материальном уровне констатируется полная неподвижность. Этим она отражает свою
специфику зародыша, личинки, зерна с новыми, неведомыми раньше свойствами. При этом
внутренние, незаметные снаружи процессы могут быть тем драгоценнее, чем глубже и тише
они происходят. «Одиноким годам тюремного заключения Сервантеса мы обязаны Дон
Кихотом, лучшими страницами Стендаля – годам его ссылки в болота Чивитта-Веккии,
м.б. даже комедией Данте мы обязаны исключительно его изгнанию (во Флоренции он со
шпагой и секирой в руках писал бы кровью, а не терцинами), только в Camera obscura – в
искусственно затемненном помещении, - создаются самые пестрые картины жизни. (С.
Цвейг «Казанова»).
Нимфа Сиринга застыла, став тростником. Практически все внешние процессы в ней
замерли. Этим она была защищена от опасности, и этот же фактор, сокрыв внутри ее силы,
явил дивную музыку, которая размораживает сердца красавиц. Размораживающим фактором
является Герда для Кая, принц для Спящей Красавицы. Это говорит о вполне стихийном,
объективном характере ситуации, она, как правило, связано с реальными событиями жизни и
другими людьми, хотя основная причина по-прежнему в нас самих. Эти спасительные,
кажущиеся внешними факторами, на самом деле, самое лучшее, самое жизнеспособное из
нашей прошлой жизни, то, что послужит костяком жизни обновленной, то, что относится к
категории вечных ценностей.
Иса может породить необходимость в такой психологической защите как апатия, снижение
уровня активности.
В плане возрастной периодизации это период погружения в себя, в ситуации объективного
и субъективного одиночества, мораторий в развитии, защищающий от преждевременного
конца. В календаре это период примерно с 22 ноября по 6 декабря, глубокая зима, Стрелец в
гороскопе.
Мантика и магия. Иса сообщает об остановке, замораживании того процесса, о котором вы
думаете. Не зря графическое изображение руны напоминает человека со сдвинутыми ногами
и с прижатыми к туловищу руками («связанными» руками и ногами). Это может быть
защита, сохранение ценностей, а также - приостановка нежелательных процессов, как,
например, развитие болезни. Иса тяжело переносится при «нетерпении сердца», но если
принять ее с пониманием законности всего происходящего и благодарностью, то ледяной
панцирь, может быть, спасет вас от огненных стрел Муспелля (как-никак Стрелец в
гороскопе).
12. Йер (Йару). Руна урожая
«Вы спросите меня, чем велик человек?
Что создал вторую природу? Что привел в
движение силы почти космические?... Нет!
Тем, что, несмотря на все это, уцелел и
намерен уцелеть и далее». (А. и Б.
Стругацкие «Пикник на обочине»).
Отрывок из «Бесконечной книги» М. Энде
Скорчившись, как дитя в материнской утробе, лежал он в темных глубинах основания
Фантазии и терпеливо разыскивал забытый сон - картину, которая приведет его к Живой
Воде.
Он ничего не мог разглядеть в вечной ночи и потому не сумел бы отличить и выбрать
свою картину, даже если бы она оказалась у него в руках. Ему оставалось только
надеяться, что счастливый случай или милостивая судьба когда-нибудь поможет ему
найти то, что он ищет. Вечер за вечером поднимал он при закатном свете на поверхность
земли слюдяные дощечки, какие ему удалось отъединить за день в глубинах рудника
Минроуд. И вечер за вечером оказывалось, что работа его была напрасной. Но Бастиан не
жаловался и не возмущался. Он потерял всякое сострадание к самому себе. Он был
терпелив и покорен, тишина царила в его душе. Но, хотя силы его были неисчерпаемы, он
часто чувствовал большую усталость.
Как долго длилось это суровое время, сказать невозможно - такая работа не
измеряется днями и месяцами. Но вот, наконец, наступил вечер, когда он поднял на
поверхность земли картину, которая вдруг так его взволновала, что он едва удержался,
чтобы не вскрикнуть от изумления и тем ее не разрушить.
На тоненькой слюдяной дощечке - не очень большой, формата обычной книжной
страницы - был ясно виден человек в белом халате. В руке он держал белую гипсовую
челюсть. Вид у него был такой понурый, выражение лица такое грустное и озабоченное,
что у Бастиана заколотилось сердце. Но больше всего его потрясло, что человек этот как
бы вмерз в ледяную глыбу. Со всех сторон его окружал непроницаемый, хотя и совершенно
прозрачный слой льда.
Пока Бастиан рассматривал картину, лежащую перед ним на снегу, в нем проснулась
тоска по этому человеку, хотя он его и не знал. Это чувство словно надвигалось откудато издалека, как прилив в море, который сначала едва замечаешь, но вот он шумит все
ближе и ближе, становится огромной, мощной волной высотой с дом и увлекает все за
собой. Бастиан чуть не захлебнулся в этом приливе тоски. Он задыхался, хватал губами
воздух. Сердце его болело, оно было слишком мало для такого огромного чувства. В этой
волне прибоя пошло ко дну все, что еще оставалось у него в памяти о самом себе. Он забыл
последнее, что у него было: свое имя.
В хижину Йора Бастиан вошел молча. Рудокоп тоже ничего не сказал, но долго смотрел
на него, и взгляд его снова, казалось, был устремлен куда-то в дальнюю даль. И вдруг, в
первый раз за все это время, на лице его, словно вытесанном из серого камня, на мгновение
мелькнула улыбка.
Мальчик, у которого теперь не было даже имени, не мог уснуть в эту ночь, несмотря на
усталость. Картина все время стояла у него перед глазами.
Ему казалось, что человек этот хочет ему что-то сказать, но никак не может, потому
что закован в глыбу льда. Мальчик без имени хотел помочь ему, хотел сделать что-нибудь,
чтобы лед растаял. Словно в вещем сне, он видел, как обнимает глыбу обеими руками,
крепко-крепко, стремясь растопить ее теплом своего тела. Но все было напрасно.
И вдруг он услышал, что хочет сказать ему этот человек, услышал не слухом, а всем
своим существом:
«Помоги, не бросай меня в беде! Мне не выбраться самому изо льда. Только ты можешь
меня освободить - только ты один!»
Ключевые слова: урожай, год, возможно, земля, как источник всех и всяческих урожаев
(созвучно имени руны имя Йорд – богини земли, а рудокопа, который в данном случае
является божеством земли, зовут Йор). Достоверно происходят от позднего скандинавского,
означавшего «год», британского Year (год), готского Jer (урожай).
Йер – повивальная руна. Для того, чтобы состоялось рождение нового, его нужно
правильно принять, это и будет урожаем всех предыдущих усилий.
В сказке о мальчике Бастиане на руднике царит зима, лежит снег. Там он должен найти
хотя бы одну картину своего забытого сна, чтобы понять, к кому возвращаться, ведь Живая
Вода спросит его об этом. Мы видим здесь поочередное воплощение трех ночных рун –
Наутиз (тоска, терпение и самозабвение, потеря чувства жалости к самому себе), Иса - зима,
снег, закованный в лед отец Бастиана, Йер – терпеливое и деятельное ожидание результата
своих усилий и поиска понимания, ключа ко всему – под землей. Так лежит зерно под
землей, готовясь дать всходы (как дитя в материнской утробе). Снаружи пока ничего не
видно, еще царит зима, но еще немного – и ярко-зеленые ростки обрадуют взор и отогреют
сердце. Ускорить этот процесс невозможно, можно только верить в его свершение и
создавать условия для него, а затем принять урожай. Под знаком всех трех рун на внешнем
плане ничего не происходит, но идет самая важная подготовительная работа по принятию
результата всего, что было сделано до сих пор. В Йер уже явственно звучат нотки грядущей
радости – встречи с Живой Водой, которая необходима для роста всходов и продолжения их
судьбы. Где же искать ее, как не в источнике Урд, том, что у корней Иггдрасиля – Мирового
Древа? Не туда ли отправятся дальше все наши герои – к этой оси миров? Там сидят девы
судьбы, норны: Урд – судьба, Верданди – становление, Скульд – долг. Они завяжут узел
судьбы нового мира и обновленного человека.
***
«Живы Видар и Вали, ибо не погубили их море и пламя Сурта. Они селятся на Идавёлльполе, где прежде был Асгард. Туда приходят и сыновья Тора — Моди и Магни и приносят с
собою молот Мьёлльнир. Вскоре возвращаются из Хель Бальдр с Хёдом. Все садятся рядом
и ведут разговор, вспоминая свои тайны и беседуя о минувших событиях, о Мировом Змее и
о Фенрире Волке». («Младшая Эдда»)
Вот кто останется после Рагнарека – битвы асов с враждебными им силами. Сыны Одина,
Локи и Тора, и их дело – вспомнить все, что произошло. Вспомнить и принять урожай
прошлого. Для того, чтобы жить дальше. Но это еще не все. В старшей Эдде мы видим
заключительные строки о том, кто останется после Рагнарека; говорит восставшая из
мертвых вёльва:
«Нисходит тогда
мира владыка,
правящий всем
властелин могучий.
Вот прилетает
черный дракон,
сверкающий змей
с Темных Вершин;
Нидхёгг несет,
над полем летя,
под крыльями трупы —
пора ей исчезнуть».
Казалось бы, только что мы прочитали о мире, покое, воспоминаниях, но это не весь
урожай. С целым сонмом чудовищ уже справились погибшие боги, и отмстил за своего отца
– Одина сын Ринд, Видар, убивший Фенрира. Но предстоит последний бой с темным
владыкой мира, подгрызающим корни древа Иггдрасиль, а теперь вылетевший на свободу и
правящий миром. Впереди еще последняя схватка, о которой нам уже ничего не
рассказывает вёльва, т.к. пора ей исчезнуть. Нам остается только догадываться, что будет
дальше. Об этом нам поведает следующая руна, Эйваз (Иваз).
Бальдр Добрый прошел Хель, мир мертвых, мир подземной тьмы. Теперь он готов принять
эстафету Всеотца. Восходит солнце юного бога, юного Бальдра. Не скоро он еще войдет в
полную силу, ведь не зря его зовут богом весны. Но норны уже режут руны и прядут нить
судьбы…
С точки зрения психологии эта руна может вызвать психологическую защиту в виде
соблазна регресса или компенсаторного фантазирования вместо взрослой и трезвой оценки
ситуации. «Что старый, что малый», – говорят. Впасть в детство можно, например…
С точки зрения возрастной периодизации это конец жизни, ее окончательный итог,
который принимается спокойно и с благодарностью. Весь урожай уже виден как на ладони.
В календаре это период примерно с 7 по 22 декабря, самые темные (Велесовы) дни, в конце
периода зимний солнцеворот, поворот года на весну.
Мантика и магия. Появление этой руны говорит о том, что пришло время окончательного
подведения итогов, принятия истинного урожая. Этот урожай считается в целом позитивным
и, главное, справедливым, т.к. проросло только то, что сажали, причем, лучшее и самое
жизнеспособное из него. Перед нами стоит задача – правильно принять этот урожай и
понять его смысл. Каждый получит то, что он действительно хотел и на что вольно или
невольно работал все это предыдущее время. Урожаю еще понадобится Живая Вода, т.е. не
время сейчас почивать на лаврах, еще впереди труды, но процесс набрал свою силу и
обозначил направление. Важно их сохранить. Это конец цикла, большого, важного цикла,
впереди новый цикл, новый год, новая жизнь.
В магической практике Йер используют для успешного завершения начатого дела,
получения хорошего результата. Графический символ руны напоминает разомкнутую
двухлопастную свастику, знак света и солнца, направленную «посолонь», по солнцу. Хотя
мы еще в сердце Нави, подземного, непроявленного мира, но грядущее не за горами, и
солнце выйдет утром.
13. Эйваз (Иваз). Руна Тиса – смерти и посмертного существования, защиты,
шаманских путешествий
Приходя, не радуйся, уходя – не грусти.
Отрывок из книги М. Энде «Бесконечная книга»
Бастиан наконец достиг Живой Воды с помощью своих друзей – Атрейо и дракона
Фалькора.
- Теперь Вода спрашивает, - продолжал Фалькор, - готов ли Бастиан?
- Да, - громко сказал Атрейо. - Он готов.
В то же мгновение огромная голова Черной Змеи начала медленно подниматься, не
выпуская из пасти хвоста Белой Змеи. Могучие тела их изогнулись и образовали высокие
ворота - одна половина черная, другая белая.
Атрейо провел Бастиана за руку через эти зловещие ворота к роднику. И только теперь
он открылся им во всей красе и величии. Фалькор шел за ними следом. И, пока они шли,
Бастиан с каждым шагом терял один за другим все чудесные дары Фантазии. Из
красивого, сильного, бесстрашного героя он снова превратился в маленького, полного,
боязливого мальчика. Даже его одежда, от которой там, у Йора, в Руднике Минроуд
остались одни лохмотья, теперь окончательно исчезла.
Так и стоял он, босой и нагой, перед большим золотым кругом, в середине которого била
фонтаном Живая Вода. Она казалась высоким хрустальным деревом. В это последнее
мгновение, когда Бастиан уже утратил все свои фантастические дары, но еще не обрел
вновь воспоминания о своем Мире и о себе самом, он почувствовал полную растерянность:
он больше не знал, к какому Миру принадлежит и существует ли на самом деле.
Но тут он просто прыгнул в кристально прозрачную воду, окунулся, перевернулся,
фыркнул, обрызгал себя и, широко раскрыв рот, стал ловить сверкающую струю золотого
дождя.
Он пил и пил, пока не утолил жажду. Радость переполняла его – радость жить и быть
самим собой. Потому что теперь он снова знал, кто он такой и к какому Миру
принадлежит. Он родился заново. И самое прекрасное было то, что теперь он хотел быть
именно тем, кем он был. Если бы он мог выбирать из бесчисленных возможностей, он
выбрал бы только эту одну. Теперь он знал: в мире есть тысячи тысяч радостей, но, в
сущности, все они - одна-единственная радость: радость любить. Любить и радоваться это одно и то же.
И потом, много лет спустя, когда Бастиан давно уже возвратился в свой Мир, когда он
стал взрослым и даже старым, его никогда не покидала эта радость. В самое тяжелое
время радость эта жила в глубине его сердца, и заставляла его улыбаться, и утешала
других людей».
***
После этого Бастиан вновь обрел память и узнал, что должен вернуться в мир людей, и
принести Живую Воду своему отцу (как Один тайну рун – людям). Вот и источник Урд, в
котором человек может вновь обрести судьбу, принеся для этого жертву (расстанется, как
Бастиан, со всеми дарами и иллюзиями Фантазии, или на девять дней и ночей приколет себя
копьем к Мировому Колу, как Один).
В этой истории даже вид фонтана Живой Воды не случайно напоминает хрустальное
дерево – Мировое Древо Иггдрасиль.
Ключевые слова: сосна, тис, защита. Происходят от позднего скандинавского Yr (сосна),
британского Eoh (тис), готского Eiws (Eihwas) – «защита».
Эйваз – руна прибоя, возвращения домой. Тис – дерево, священное для скандинавов.
Славно оно тем, что достигает самого преклонного возраста среди прочих деревьев и, даже
будучи уже совершенно дряхлым, способно вдруг пускать из своего нутра молодые побеги и
продолжать расти. Тис выделяет эфирные масла, изменяющие состояние сознания и
способствующие шаманским путешествиям между мирами. Это функционально роднит тис
с древом Иггдрасиль. Иггдрасиль дословно значит, скакун Игга, значит, оно является
транспортным средством. Из литературного наследия нордов известно, что Иггдрасиль это
дерево, вобравшее в себя свойства самых различных деревьев, некое универсальное древо, в
котором присутствуют и свойства священного тиса. Послушаем же, что нам сообщает о
ясене Иггдрасиль прозаическая Эдда Снорри Стурлуссона: «Тот ясень больше и прекраснее
всех деревьев. Сучья его простерты над миром и поднимаются выше неба. Три корня
поддерживают дерево, и далеко расходятся эти корни. Один корень — у асов, другой — у
инеистых великанов, там, где прежде была Мировая Бездна. Третий же тянется к
Нифльхейму, и под этим корнем — поток Кипящий Котел, и снизу подгрызает этот корень
дракон Нидхёгг. А под тем корнем, что протянулся к инеистым великанам, — источник
Мимира, в котором сокрыты знание и мудрость. Мимиром зовут владетеля этого
источника. Он исполнен мудрости, оттого что пьет воду этого источника из рога
Гьяллархорн. Пришел туда раз Всеотец (Один) и попросил дать ему напиться из источника,
но не получил он ни капли, пока не отдал в залог свой глаз.
…Под тем корнем ясеня, что на небе, течет источник, почитаемый за самый священный,
имя ему Урд. Там место судбища богов. Каждый день съезжаются туда асы по мосту
Биврёст. Этот мост называют еще Мостом Асов». («Младшая Эдда»).
В Старшей Эдде, однако, о корнях сказано несколько иначе. Один из корней в Нифльхейме,
царстве мертвых, и под ним источник – Кипящий Котел. Два других – у великанов и людей.
У великанов – источник Мимира, источник мудрости, а у людей – стало быть, источник Урд,
источник судьбы, место судбища богов. Нам известно, что Один появился тогда, когда еще
не было не было земли и моря и неба. Он с братьями создал землю, море и небо – из тела
убитого ими великана Имира. Но тогда уже был Нифльхейм, а, значит, и источник Кипящий
Котел. Один, как и все возникшее к этому времени – порождение Кипящего котла. Он его
уже знает, этот мрачный, но исток жизни, зарождения всего сущего. Дальше из младшей и
старшей Эдды мы узнаем о том, что Один познал тайну следующего источника - Мимира.
Для того, чтобы испить один глоток чудесной воды, Один оставляет в залог свой глаз. С тех
пор глаз остается в источнике Мимира, а Один окривел, приобрел асимметрию облика,
метку Нави, нижнего мира мертвых. Остается еще один источник, источник Урд, тайну
которого предстоит постигнуть Одину.
Нам известно из эддического наследия, что Один однажды принес себя в жертву самому же
себе, пронзив себя копьем и пригвоздив к Иггдрасилю, оседлав межмирного скакуна, чтобы
обрести тайну рун. Согласно древним текстам, руны резали норны, живущие возле
источника Урд и поливающие его водами Древо Мира. Обозначается связь между норнами,
источником Урд и рунами. Тайны источника Урд (судьбы) и рун связаны между собой,
возможно, представляют собой одно и то же.
Один, отправляя сына Бальдра в последний путь, шепнул ему на погребальном костре чтото о рунах. Об этом вёльва не говорит. Однако налицо зарождение новой жизни после
Рагнарека и появление зловещего дракона Нидхёгг, как властелина этого мира. Какова будет
дальнейшая судьба юного мира и юного бога? Об этом ничего не известно нам, потомкам.
Ни эддическое, ни скальдическое литературное наследие не сообщает об этом. Вёльве пора
было исчезнуть. Поэтому дальнейшее повествование будет попыткой реконструкции
информационного провала, фантазией чистейшей воды (хорошо бы, Живой Воды).
Только источник Урд, только руны могут поведать эту тайну. Но рухнул Иггдрасиль, не
выдержавший борьбы с драконом, подгрызавшим его корни. Землю поглотило море. Но
восходит юная дочь проглоченного волком Солнца в голубое глубокое небо, и земля
показывается из-под воды, и двое людей, мужчина и женщина, улыбаются друг другу,
напившись росы в священной роще. Из обломка священного древа показался юный побег,
наполняясь силой воды всех трех источников: мертвой воды Кипящего Котла, мудрой воды
источника Мимира и живой воды источника Урд. Стремительно растет юный Иггдрасиль,
вновь пронизывая и соединяя обновленные миры. И юный Один-Бальдр повторяет жертву
отца, выполняет его последний завет – постичь тайну рун, чтобы постигнуть тайну темного
чудовища и спасти юный мир, пронзает себя копьем и вешает на Иггдрасиле. Мало убить
внешнее чудовище, надо не пожалеть чудовища в себе. Чтобы одолеть его в последней
схватке, чтобы новый мир успешно прошел свои родовые пути и обрел законное право на
существование.
Формулировка «принес себя в жертву самому себе» комментируется А. Платовым в книге
«Магические искусства древней Европы» на примере славянской былины про бой на
Калиновом мосту над речкой Смородиной. Иван Быкович сражается с драконами (читайте –
Мировым чудовищем, кем бы оно ни было). По сути дела, это единый индоевропейский миф
о битве героя (бога) с мировым чудовищем, желающим погубить мир людей. Это
скандинавский Рагнарек. Кто же это чудовище? Оно до предела зооморфно, оно несомненно
принадлежит подземному миру Нави. Платов проводит параллель между юным богатырем
(коровьим сыном) и славянским богом Велесом, а также его скандинавским аналогом,
Одином. Но и у Одина и у Велеса также есть признаки хтонического происхождения: Один,
при всей его респектабельности (он бог магии, покровитель поэзии, доставший для асов мед
поэзии) является хозяином Вальгаллы – того света для душ погибших воинов-героев, он без
вреда для себя спускается в Хель, обитель мертвых. Добывая мед поэзии, он запросто
обращается в змею. Его облик несет признаки асимметрии, характерный для порождений
Тьмы. Дьявол хром, часто одна его бровь изображается с крутым изломом, а глаза разные, у
бабы яги одна нога костяная, Хель, повелительница скандинавского мира мертвых ужасна
обликом: одна половина ее цвета мяса, а вторая – синяя, мертвая. Велес является скотьим
богом (и мать его корова), и в Велесовы (самые мрачные) дни зимнего солнцеворота славяне
традиционно рядились в звериные шкуры и рога. Иван же при его вполне человеческой
наружности – коровий сын. Т.о. налицо дуальность, двойственность их природы. На
Калиновом мосту происходит битва на грани миров Яви и Нави, Света и Тьмы, Прошлого и
Будущего, старого бога-чудовища с юным богом-человеком, старой ипостаси с новой. Битва
Одина с самим собой же. Принесение в жертву себя старого, чтобы возродиться новому. Бой
на Калиновом мосту, Рагнарек и жертва Одина, висящего девять дней на Мировом древе,
соединяющем все миры, в том числе Мидгард (Явь) и Хель (Навь). Все это личины одного и
того же события – смерти старого для жизни нового.
Кем же сойдет с Древа Мира юный бог, мудрый и столь претерпевший? Закончатся ли на
этом его превращения? Настанет ли после его возрождения просветленное царствие духа на
земле? Об этом расскажет следующая руна – Перт.
Смысл руны, таким образом, в обозначении некоего важнейшего рубежа в жизни, в
освобождении духа от своих материальных оболочек, в поиске своего настоящего дома,
мира. Иваз традиционно относится к рунам прибоя, и ее древние скандинавы изображали на
носу своего судна, чтобы вернуться домой. Возвращение домой в самом широком смысле, к
себе, к своим внутренним смыслам – это содержание Иваз. Руна Тиса тринадцатая в старшем
Футарке. Двенадцать предыдущих символизировали законченность, гармоничность круга.
Иваз нарушает эту гармонию, выбивает почву из-под ног, выводит на новые уровни, в новые
пласты реальности. Она по сути дела отсылает нас в Изначальную Бездну, с которой
генетически связан Иггдрасиль. Поэтому формой психологической защиты от влияния руны
в данном случае может быть симбиоз, зависимость, связанность с чем-то более
поверхностным, но также ведущим в Бездну – алкоголем, наркотиками, сексом, игрой.
По поводу грани освобождения духа от материальных оболочек нам рассказывает
процедура посвящения сибирского шамана. Есть несколько признаков настоящего шамана:
иногда его наследственность, особенности психической жизни, склонность к измененным
состояниям сознания, нередко эпилепсия. Но шаманом человек становится только тогда,
когда во сне, грезе или ином измененном состоянии сознания в символической форме
пройдет испытание в виде терзания его плоти, нередко расчленения тела какими-то силами,
вываривания в котле (опять котел – Бездна), освобождения костей от плоти. Как мальчик
Бастиан расстался со всеми дарами Фантазии перед источником Живой Воды, стал тем, кем
был рожден, во всей своей простоте и гениальности, так и тот, кто получает руну Тиса,
принимает с ней возможность оставить шелуху всех своих прежних иллюзий, обнажив
сокровенную сердцевину, слив ее с осью мира.
В возрастной периодизации это и начало и конец, провал в Вечность. По-другому сказать
невозможно, не пройдя сего этапа. Может соответствовать началу духовного перерождения
после того, как человек посмотрел в лицо смерти. В годичном календаре – зимний
солнцеворот, поворот на новый год, весну, период с 23 декабря по 6 января. В гороскопе –
Козерог.
Мантика и магия. Получая Эйваз, мы имеем возможность и необходимость, оставшись без
своих оболочек и даже без своего хребта, соприкоснуться с осью миров, слиться с ней,
нанизать себя на нее, задержать дыхание в прислушивании к тайне своего существования,
самой сердцевине своего бытия, остаться в полном одиночестве, провалиться в Бездну. При
этом Эйваз обеспечивает защиту. Тот, кто висит на древе мира, защищен им же на период
принесения этой жертвы. Отдаться ли этому процессу - вопрос доверия к миру и себе
самому.
К силам руны Тиса традиционно прибегают тогда, когда необходимо постичь тайны жизни
и смерти, обрести мудрость, защиту от неверных решений и ложных поступков.
Графическое изображение руны напоминает Лагуз – руну интуиции, только зеркально
продолженную и развернутую на сто восемьдесят градусов. Т.о., любое ее положение
является прямым. И если Лагуз обращена вверх, к источнику светлых сил, то Эйваз в
равной степени связывает нас как с «пентхаусом», так и с подвалами и подземельями
мироздания и собственного внутреннего мира.
14. Перт. Руна Непознаваемого, магического посвящения через прохождение
состояния психической смерти
Король умер. Да здравствует король!
***
«А может быть, на наших глазах как бы
стихийно
возникает
совершенно новая
компонента человеческой цивилизации, новый
образ жизни, новая самодовлеющая культура.
И тогда кровь, боль, нечистота - роды!
Младенец непригляден, даже уродлив, он вопит
и гадит, но он обречен на рост, и в обозримом
будущем он обречен занять свое место в
структуре человечества». (А. и Б. Стругацкие
«Отягощенные злом»).
Принцесса-коза (сказка Мити Соколова)
Жила-была прекрасная королева, которая любила красивые наряды, приятную беседу и
вкусную еду. Дни и ночи свои она проводила в пирах и развлечениях. И вот однажды она
поехала со своей свитой в далекий лес. Там они расстелили скатерти на траве, разожгли
костер и стали пить вино и жарить мясо молодого козленка.
Тем временем мимо них проходил великий бог диких чащ и полей, козлоногий Пан. Он играл
на свирели и не обращал внимания на королевский пикник. Увидев его, королева стала громко
смеяться, а вслед за ней стали смеяться ее придворные. Пан и вправду был некрасив, весь
поросший косматой шерстью, на ногах у него были копыта, а на голове рога. Ко всему
тому, он еще и прихрамывал на левую ногу.
Когда Пан услышал смех и увидел направленные на него трясущиеся пальцы, он очень
нахмурился, а потом издал свой знаменитый крик, сеющий в сердцах панический ужас.
Придворные в ужасе разбежались, но сама королева, сильная и смелая женщина, осталась
сидеть, где была. Пан приблизился к ней и сказал:
- Ага, королева, тебе кажусь отвратительным я, дух лесов и гор. Что ж, ты еще
налюбуешься на рога и копыта почище моих! Отныне каждый понравившийся тебе
мужчина, приблизившись к тебе, будет превращаться в козла. И твоим дочкам, и дочерям
их дочек, из рода в род передастся это заклятие!
Пан исчез в лесу, а с королевой все так и вышло. Каждый понравившийся ей мужчина, не
успевал он зайти в ее покои, превращался в козла. Королева, конечно, горевала, но делать
было нечего. От одного из таких козлов она родила дочку, и та унаследовала материнское
заклятие, и учила через много лет свою дочь (чтобы девочка не расстраивалась), что так
уж устроен мир, все мужики – козлы.
У той дочки родилась своя дочь, у той – опять дочка. Эта принцесса, выросшая в
прекрасную девушку, с детства любила цветы, траву и деревья. Ее мама, по семейной
традиции, рассказывала ей, что все мужчины – козлы, и принцесса вскоре начала в этом
убеждаться. Из-за ее красоты и симпатичного характера мужчины так и толпились
вокруг нее; и те из них, кто принцессе нравился, скоро начинали блеять и скверно пахнуть.
Принцесса, в отличие от своей мамы и бабушек, никак не могла смириться и выйти замуж
за какого-нибудь козла. Всех своих блеющих женихов она собирала на заднем дворе дворца,
так что со временем так образовалось здоровенное стадо. А перед дворцом принцесса
выращивала вкусную капусту, чтобы подкармливать своих несчастных ухажеров.
И вот однажды принцесса сидела в своей комнате и увидела прекрасного принца, который
шел по дорожке к ее двери. Залюбовавшись его красотой, принцесса совсем забыла о
заклятии, а потом он постучался в дверь – и было уже поздно: прекрасный принц
превратился в козла. В отчаянии принцесса вскрикнула, а потом схватила какую-то вазу и
со всех сил грохнула ее о зеркало, которое висело на стене. Зеркало разлетелось вдребезги, и
в ту же секунду принцесса начала ощущать странные превращения в теле. Ее ноги стали
очень легкими и сильными, а в голове появилась какая-то восхитительная крепость… Через
минуту из комнаты принцессы выбежала самая настоящая коза, которая помчалась по
следам полюбившегося ей принца.
***
Принцесса-коза оказалась отличной козой, которая прекрасно жила и наслаждалась
жизнью. Она весело скакала по лесам и полям и жевала свои любимые цветочки и листочки.
Тут-то и увидел ее Пан, козлоногий бог диких чащ. Он залюбовался молодой козой, а потом
побежал к ней. А принцессе какое-то звериное чутье велело убегать. И вот они побежали –
она впереди, а он за ней. Бежали они долго, но Пан никак не мог ее догнать. Наконец он
совсем выдохся и взмолился:
- Не убегай! Я исполню любое твое желание! Я сотворю любое чудо! Только не исчезай,
красавица!
И тут принцесса-коза задумалась. Думала она долго, пережевывая случайно попавшийся
василек. И наконец объявила Пану свою волю:
- Пан, мне нужно Настоящее Чудо! Понимаешь, настоящее, не маленькое!
- Ну говори же, - сказал Пан.
- Итак, - сказала принцесса-коза, - я согласна войти в твою свиту и следовать за тобой.
Но! Я так же хочу быть принцессой во дворце, причем настоящей принцессой, и чтоб
никаких больше козлов и заклятий! А теперь скажи мне, о великий Пан – ты можешь
совершить такое чудо или это так же трудно, как догнать меня?
Да, - сказал Пан, - будь по-твоему. Конечно, обычно так не делается, но для тебя, о
прелестница, нет никаких преград. Ты только не болтай об этом и не приближайся к
дворцу.
И чудо свершилось, Настоящее Чудо. Во дворец вернулась прекрасная принцесса, еще
краше, чем была. Там на заднем дворе она обнаружила целое войско расколдованных
женихов. Из них она создала шикарную гвардию, с помощью которой покорила соседнюю
страну злого колдуна. А потом, разослав повсюду гонцов, нашла поразившего ее принца, изза которого когда-то разбила зеркало. Они счастливо сыграли свадьбу. На месте
капустных грядок перед дворцом молодая королева насадила красные розы. И иногда –
совсем редко – она выходила посмотреть, как бегает по горам и лесам дикая и вольная коза,
подруга великого Пана.
Косы принцессы
(мое продолжение сказки Мити Соколова)
Хорошо жила принцесса со своим прекрасным принцем, всего было у них в достатке –
любви, восхищения друзей и зависти врагов. Принц успешно воевал с зарвавшимися
соседями, границы его владений расширялись. Вот только одно огорчало счастливую пару детей у них не было.
Принцесса стала чаще похаживать в лес, и, прячась за деревьями и затаив дыхание, следила
за легкими и грациозными движениями козы - подруги Пана. Иногда она видела и самого
Пана, к которому коза подбегала и ласково терлась о его косматые ноги. Принцесса
содрогалась от отвращения, но не могла оторваться от этого зрелища. Потом она убегала к
себе во дворец, но продолжала видеть козу с Паном. Она смотрела на своего принца, но это
не помогало ей. Молодой принц заметил ее отлучки. "У принцессы тайна, - подумал он, - и
она не хочет поделиться со мной. Так я узнаю ее сам". И принц выследил принцессу во
время очередной отлучки, и вслед за ней пришел в лес. Принцесса уже нашла подругу Пана
и как завороженная смотрела на нее. Тогда принц вскинул ружье и выстрелил в козу.
Раздался стон раненого животного и почти одновременно крик принцессы. Принцесса в
ужасе взглянула на принца, метнувшись было к нему, но тут же кинулась к раненой козе, и
опять к принцу. Он стоял молча и ждал. В конце концов принцесса, бросив на него
прощальный взгляд, подбежала к козе и упала на нее. Принц видел только вспышку света,
ослепившую его. Когда он смог снова видеть, коза уносилась прочь, и ее золотые косы
развевались по ветру. Косы принцессы…
Прошел год со дня исчезновения принцессы, но принц так и не смог ее забыть. Ни одна
женщина не смогла надолго увлечь его, и, глядя на них, он видел косы убегающей козы.
Тогда он решил найти ее. И отправился в лес. Долго ему пришлось идти одному через
чащобы и болота, через буреломы и земляничные полянки. Иногда он видел пасущихся коз,
но ни у одной из них не было кос принцессы. Он привык спать на земле, подстилая лишь
траву, питаться кореньями и ягодами, оброс и редко мылся. Одежда его истрепалась,
повисла лохмотьями и однажды, взглянув в чистый ручей, он увидел там незнакомое
одичавшее существо. Из его груди вырвался крик боли. Он вскочил и побежал, что было
силы и куда глаза глядят. Когда его силы стали иссякать, впереди что-то знакомое золотом
мелькнуло. Косы принцессы…Силы принца от этого возросли троекратно. Он стремительно
побежал и вскоре догнал козу с золотыми косами. Она забежала в синий сумрак глубокой
пещеры, остановилась наконец и, обернувшись, ждала его.
Они жили душа в душу в синей пещере. У него выросли рожки и копыта на ногах, он
любил перебирать длинные золотые волосы принцессы-козы и заплетать их в косы. Там
родился их сын, чудесный маленький козленок с золотистыми завитками на крутом лобике.
И все бы хорошо, да только иной раз одолевала принца-фавна и принцессу-козу тоска по
миру людей, откуда оба они были родом. Увидел как-то принц черного ворона, который
грянулся оземь и превратился в добра молодца. Принц-фавн спросил его:
- Научи, сделай милость, как ты это делаешь.
Ответил ворон:
- Нет ничего сложного. Ты просто думаешь о том, кем хочешь стать и больно стукаешься о
землю. Так, чтобы искры из глаз посыпались. Тебе легче – ты и так наполовину уже такой,
как надо.
Поблагодарил его принц-фавн и пошел к принцессе-козе. Он рассказал ей о том, что они
смогут стать снова людьми, если захотят. Она обрадовалась, и они вместе с козленочком
своим грянулись о землю, аж искры из глаз посыпались. А когда глаза открылись, они
увидели друг друга. Принцесса была как прежде прекрасна, принц силен и суров, а их
сынишка походил на прежнего козленочка только золотистыми завитками на крутом лобике.
Во дворце их никто не узнал, там уже были новые принц с принцессой. И они пошли
бродить по свету, нашли себе небольшую деревушку возле леса, принц построил домик, в
котором они стали жить. Вокруг дома у них росли красные розы (очень красивые) и зеленая
капуста (очень вкусная). Сын в детстве предпочитал капусту.
Ключевые слова: поиск, Непознаваемое (то, что скрыто). Происходят от готского Painthra
– «то, что скрыто». Скрытое непознаваемо до тех пор, пока не откроется миру и свету, не
родится в него.
Перт – целящая руна. В ее утробе совершаются чудеса преобразования и появления новой
жизни. Принцесса, будучи несчастной в качестве человека, обретает запретное прежде
счастье в образе козы, и не просто счастье, а возможность стать матерью, т.е. соединиться со
своей животной, природной сущностью, отвергнутой ранее в силу предрассудка
(врожденной антипатии к «козлам»). В теплом мраке синей пещеры совершилось таинство
рождения ребенка и выхода в мир людей.
Литературные соответствия Перт многочисленны. В сказке Ершова «Конек-горбунок»
Иван-дурак выходит из чана с кипящим молоком красавцем писаным, а старый, зарвавшийся
царь сварился. Такая же участь ждет и царя Додона из сказки Пушкина о золотом петушке.
Это сказки о тех, кто жаждет изменений, не вложив предварительных усилий, не имея
достаточных оснований, мечтающих о великой халяве (в этом коварство Перт). А вот в
истории о волшебнике Изумрудного города (страны Оз) совсем другой расклад. Там герои
достигают своих желаемых целей, вложив в их достижение труд пути и интуитивно чувствуя
в себе семя будущих изменений. Лев изначально царь зверей, а Страшила соображал всегда
неплохо - хоть соломой, хоть иголками с булавками.
Метафорически это также возрождения птицы Феникс из пепла, возможность глобальной
трансформации. Вместо с тем Перт считают руной достаточно коварной, не дающей
гарантии однозначного изменения. Ведь родила же нимфа Дриопа от Гермеса
страшненького рогатого-бородатого и копытного Пана, и в ужасе бежала от него,
Персефона родила от Зевса рогатого младенца Загрея, которой впоследствии через
перерождение Семелой и Зевсом оказался Дионисом. Но, как сказано, кто не рискует, тот не
пьет шампанского. Кроме того, откуда нам знать, что есть «хорошо» на самом деле?
Традиционно многие исследователи рун видели в Перт нечто вроде сосуда-стаканчика, в
котором перемешивают игральные кости перед тем, как вытащить жребий. А из эддического
наследия мы знаем, что асы на своем Идавёлль-поле в Асгарде забавлялись игрой в золотые
тавлеи (игра, подобная шахматам). Игра – модель жизни, фигурки-тавлеи потом обретают
реальную плоть. Поэтому считается, что Перт покровительствует игре, азартным игрокам,
риску.
Перт это последний всплеск царства Нави, исторгающей из своего лона юного бога, в
каком бы обличье он не появился. Роды. Рождество. Утроба, печь, древний обряд
перепекания неполноценного ребенка. Лабиринт Минотавра, поглощающий многих,
выпускающий героев. Иона в чреве кита, Красная Шапочка в чреве Волка. Рождение
спасителя, Иисуса Христа. В каком-то смысле Перт это чаша Святого Грааля, в ее
соотнесении с котлом смерти и рождения (Антон Платов), Изначальной Бездной. А так же
это Святой Грааль для психологов и психотерапевтов, вожделеющих второе рождение.
Особенности христианской символики состоят в том, что Христос подчеркнуто
антропоморфен уже с момента рождения. Однако Аниэла Яффе в статье «Символы в
изобразительном искусстве» рассказывает нам о том, что образы животных все же играли в
христианстве немалую роль. Так, евангелисты Святой Лука, Святой Марк и Святой Иоанн
символизируются соответственно следующими животными: быком, львом, орлом. Только
Святой Матфей имеет облик человека либо ангела. Сам Христос упоминается в священном
писании как агнец божий, а так же символически предстает в виде рыбы (у ранних
христиан), змеи, вознесенной на крест, льва, изредка, единорога. В рождественском сюжете
Христос находится в яслях рядом с ягнятами. А. Яффе пишет: «Мы чувствуем, что
дочеловеческое, как и сверхчеловеческое, должно относиться к божественному…».
Поэтому нет ничего удивительного в том, что обновленный мир начинается предельно
просто, примитивно, ведь у него еще так много времени впереди, чтобы вырасти, пройти
поочередно все этапы становления. И козленок лишь символ этой простоты по сравнению с
таким сложным микрокосмом как человек.
В данном сюжете «козлиная» тема странным образом перекликается с андерсоновскими
сказками «Девочка со спичками», «Ангел», да и «Русалочка», в которых герои не
выдерживают борьбы за свое существование (растворяются в глубине Перт), но Андерсен
верил, и вслед за ним хочется верить в то, что их путешествие не закончилось. В этих
сказках трансформация на материальном уровне произошла необратимая, но исполненная
возвышенной и щемящей одухотворенности, ни с чем не сравнимого света и тепла,
которого жаждет каждая живая душа. Русалочка превращается в одну из дочерей воздуха, и
через некоторое время сможет обрести бессмертную душу. Души девочки со спичками и
умершего ребенка из сказки «Ангел» отлетают к богу, к душам тех, кто любил их при жизни.
В дальнейшем мы увидим, как наш герой будет постепенно терять зооморфные черты, по
мере своего роста и развития, и становиться все более антропоморфным и удаляющимся от
своей животной природы - до следующего периода трансформации, когда ему понадобится
такое свойство, как плодородность.
Чтобы осуществить Перт, нужно не бояться умереть в символической форме. Это не имеет
ничего общего с суицидом, как полным уходом из жизни. Напротив, если дети воспитаны в
канонах инициатической культуры, зная о возможности символического, психического
перерождения, то они защищены от рокового исхода. Перт символизирует разницу между
синей Бездной, в недрах которой теплится новая жизнь и черной дырой гравитиционной
ловушки, в которую обваливаются безвозвратно. Хотя и последняя имеет шанс однажды
вспыхнуть сверхновой.
В рунической возрастной периодизации это рождение человека или его духовное
перерождение. Что же касается календарных параллелей, то в представленном рунном
календаре период Перт начинается примерно 7 января и длится по 22 января. В гороскопе –
Козерог. Дж. Фрезер в «Золотой ветви» сообщает следующее. Ранние христиане Рождество
не отмечали, и в Евангелиях нигде не упоминалось о дате рождения Христа. Потом
египетские христиане стали отмечать этот праздник шестого января, и этот обычай к
четвертому столетию распространился на весь тогдашний христианский мир. Однако
Западная церковь отказывалась принять и узаконить этот обычай. Взамен этого она
установила в качестве подлинной даты 25 декабря, что позднее приняла и Восточная
церковь. Почему именно так? Фрезер цитирует одного сирийского автора христианского
вероисповедания: "Отцы церкви перенесли празднование с 6 января на 25 декабря вот
почему. У язычников был обычай того же 25 декабря праздновать день рождения солнца, в
честь которого они зажигали огни. Христиане также принимали участие в этих
торжествах. Когда церковные власти поняли, что христиане сохраняют пристрастие к
этому празднику, они посоветовались и решили, что настоящее Рождество должно
отмечаться 25 декабря, а 6 января - праздник богоявления (эпифании). Вот почему
сохранился также обычай жечь свечи до 6 января".
Блаженный Августин увещевал братьев и сестер во Христе праздновать этот день не как
языческий праздник рождения солнца, т.е. не ради самого солнца, а ради Того, кто сотворил
солнце.
Мантика и магия. В прямом положении руна говорит о возможности обновления после
стряхивания с себя родовых оболочек, это может соответствовать в своих крайних
проявлениях психической смерти-возрождению, второму рождению личности. Но руна
может выпасть и по поводу гибели одной из иллюзий, одного аспекта кармического хвоста.
Масштабы ее могут быть различными. Но в любом случае она способствует приведению нас
к очень простой форме, с которой хорошо начинать новый процесс развития. Это похоже на
то, как человек прозревает после операции замены хрусталика, мир представляется ему
потрясающе ясным и как бы новым, никогда не виданным. Человек заново учится ходить
после инсульта. В динамической медитации или во время холотропного дыхания нередки
переживания приземленности, отождествления себя с кем-то ползающим, даже
доисторическим; после этого странно подниматься вновь на ноги.
«Шагни, и еще раз», - твердил мне инстинкт
И вел меня мудро, как старый схоластик
Чрез девственный, непроходимый тростник
Нагретых деревьев, сирени и страсти.
«Научишься шагом, а после хоть в бег,» Твердил он, и новое солнце с зенита
Смотрело, как сызнова учат ходьбе
Туземца планеты на новой планиде. (Б. Пастернак)
Обратное положение руны наиболее вероятно связано с проблемой появления нового изпод груды старых заблуждений, страхов. Но как бы мы не упирались, прошлое уже не
вернуть, не заключить цыпленка обратно в яйцо, а дитя живым задержать в утробе. Оно
неумолимо просится наружу, к солнцу, к свету, к воздуху, жизни. Так стоит ли находиться у
него на пути ценой собственной жизни?
Использование руны в магии (по А. Платову) связано с ее способностью вызывать акт
психической смерти и перерождения. Однако автор предупреждает, что Перт дает фактор
риска и непредсказуемости в результатах волшбы. Вообще практика призывания больших
сил связана с большим риском. В этом нужно отдавать себе отчет. Но если в результате
гадания Перт все же досталась вам, то вряд ли стоит идти на попятный. Так же Перт может
помочь в ситуациях, связанных с риском, игрой (в древней традицией), нахождением
потерянных вещей. Стоит предупредить игроманов – Перт может показать свою спину, если
попробовать ее эксплуатировать как свою собственность. Она быстро покажет, кто в доме
хозяин. Это снова фактор трикстера – Локи.
15. Альгиз. Руна высшей защиты. Призывание богов. Начало Прави
«Береженого бог бережет.»
(рус. посл.)
Первобытная сказка
Ахка тихо выскользнула из-под мехового полога жилища их большой семьи. Еще
некоторое время она прислушивалась к ровному дыханию ее младших сестер и братишки
Урфа, матери, к храпу отца, тихим постанываниям бабушки Аски. Она нарушала запрет
покидать селение в ночное время и без ведома старших. Тем более, что ее целью был лес –
место, в которое женщинам, кроме мудрых старух, не было доступа. Но сегодня она не
могла заснуть и только притворялась спящей. Мысль побывать ночью в лесу в последнее
время стала навязчивой. Другие девочки ее возраста жили куда проще – им доставляло
удовольствие скалить свои зубы и сверкать глазами при виде молодого охотника, который,
заметив эти знаки внимания, по-особенному приосанивался и расправлял плечи,
победоносно косился на девчачье племя, которое теперь изо всех сил старалось над
вкусными зернами, растирая их камнями. Каждая из них знала, что пройдет небольшое
время, и из соседнего племени к ним на смотрины придут люди. Это будут несколько
старших охотников и молодых мужчин, которым пришло время жениться.
В тот день в селении будет праздник – на больших кострах женщины приготовят много
жареного мяса и вкусных кореньев, испекут лепешки и рыбу в ароматных листьях. А
молодежь будет танцевать и показывать друг другу свои достоинства и красоту. Потом
несколько девушек, выбранных молодыми охотниками и сумевших их догнать в состязании
на скорость, станут невестами. Стать женой своего было нельзя: у тех, кто ослушались
старших и родили от своего, дети часто умирали рано или были уродливы.
Смотрины продолжались до тех пор, пока тьма не опускалась на мир, и не зажигались
светильники ночи. Их много, бесконечно много, и Акха часто рассматривала их узоры.
Каждую ночь они были одними и теми же. Акха научилась их узнавать. А охотники умели
по светильникам определять дорогу в лесу, чтобы вернуться домой после удачной или
неудачной охоты. В ночном небе был еще один огромный светильник, который в отличие от
маленьких, все время менялся. На несколько дней время от времени он пропадал совсем, а
потом появлялся в виде ярко-желтой изогнутой полоски, похожей на лист режущего руки
растения. Постепенно полоска полнела, наливалась, пока не становилась совсем полной, как
человеческое лицо, правда, не любого человека, а как у Быу, самого толстого человека
племени. И на этом лице Акха даже видела глаза и другие черты. В те дни, когда светильник
был таким, ей становилось особенно тревожно, грудь теснили непонятные ей чувства,
хотелось даже завыть, как это делали собаки. И еще хотелось куда-то далеко убежать. В лес,
про который она знала столько страшного. Там водились звери, встречи с которыми не
боялись только прошедшие посвящение охотники. Женщинам нечего было и думать о том,
чтобы пойти туда в одиночку. Только мудрые старухи, которые когда-то прошли свое
посвящение, знали, как туда ходить за корнями растений и цветами, которыми лечили
людей от невесть откуда взявшихся болезней. И то, перед выходом в лес, они защищали себя
амулетами и наговорами, шли, как на смерть, благословив домашних.
Бабушка Акхи, старая Аска, иногда рассказывала своей внучке о том, как она сама попала
первый раз в лес, как ее наказали за это – сначала били по спине тонкими кожаными
ремнями, пока от боли она не потеряла сознания, потом держали взаперти без света и еды, и
без воды – она не помнила, сколько. Она выжила и получила разрешение от старейшин
племени учиться у мудрых старух разбираться в травах и готовить полезные снадобья, а,
кроме того, произносить заклинания от злых духов леса, которые насылали болезни на
людей племени. Потом ее выдали замуж, и она попала в это племя, где и родила одного за
другим шестерых детей, выжил из которых только отец Акхи – Урап.
- А зачем ты пошла в лес, бабушка? – допытывалась Акха. – Ведь ты знала, что тебя
накажут?
Бабушка таинственно улыбалась и только грозила внучке темным скрюченным пальцем.
- И не думай о лесе.
Но от этого думалось еще сильнее. Акха с завистью смотрела на мальчиков, которых
отводили в лес, где они становились охотниками. Говорили, что там они проходят страшные
испытания. Точно никто ничего не говорил – это была тайна, но мальчики возвращались
потом в племя с новым именем, со шрамами на спине, с окаменевшими невозмутимыми
лицами, словно не узнававшие никого. Матери знали об этом заранее и провожали сына в
лес, как на смерть. Больше он никогда не будет ее ребенком. Вернется взрослый незнакомый
мужчина, который будет защищать и кормить племя, добывая пищу иногда в неравной
схватке с диким зверем, а то и со злыми духами, которых в лесу было великое множество.
Правда, их племя защищал дух- покровитель, Лось, которому нужно было часто приносить
жертвы – лучшую еду и лучшие вещи. Акха знала про лес еще кое-что очень важное. Что
там есть такие поляны с высокой и густой травой, роса которых дает силу и красоту, и еще –
плодовитость. Нужно только искупаться в этой росе ранним утром, еще до восхода солнца.
И успеть вернуться в свое жилище так, чтобы никто не заметил.
И вот Акха уже прильнула к земле. Как все дети племени, она умела бесшумно и незаметно
ползти, почти сливаясь с землей. Ей нужно было преодолеть границу селения, которую
охраняли взрослые воины. Сердце трепыхалось в груди, пульсировало одновременно в
висках и в кончиках пальцев, липкий пот выступил на ладонях и подмышками. Она набрала
побольше воздуха в грудь и потом глубоко выдохнула, стараясь сделать это бесшумно.
Собак она не боялась. Все они были ей отлично знакомы и давно прикормлены. Нет, не
специально для побега! Просто собаки ей вообще нравились.
Акха потихоньку поползла. На ее счастье, ночь, обещавшая быть пасмурной, не обманула
ее ожиданий, и ночной светильник большую часть времени находился за тучами. Совсем
близко услышала тихий разговор стражей и замерла, пока не убедилась, что они ушли
дальше. А когда выползла, как ей показалось, далеко за границу селения, то вскочила на
ноги, и, что было духу припустила в лес. На границе леса она пугливо оглянулась в сторону
селения. Нет, все было спокойно. Костерок стражей казался издали совсем маленьким, то
угасал, то опять вспыхивал. Как зачарованная, Акха некоторое время смотрела на далекое
пламя костра и на мгновение остро пожалела о том, что не осталась в теплой постели. Но
потом сжала кулачки и губы, закусив нижнюю чуть не до крови, и повернула в лес.
Луна (это имя называли только тем, кто становился взрослым), вышла из облаков. И
осветила пространство между деревьями. Усилился ветер, раскачивая ветви. Слабо
освещенное видимое пространство леса пересекала подвижная и непрерывно меняющаяся
сеть фиолетовых теней сплетенных ветвей. Вдруг из дупла дальнего дерева высунулась
длинная, темная, костистая лапа. Пошевеливая длинными пальцами, она тянулась прямо к
одеревеневшей от ужаса девочке. Акха не могла отвести глаз от этой руки. Она слышала про
духов деревьев. Знала, что они могут быть опасны для человека, что нужно что-то им
сказать…Что же? Мозг Акхи мутно и дурнотно пульсировал, бессильно тщась вспомнить,
что нужно сказать. Она почти теряла сознание от панического ужаса, когда вяло
перебирающий свои картинки мозг набрел на одну из них – ей нужно на росную лужайку!
Ведь была же ее бабушка в лесу! Ведь смогла она как-то пройти все – только немножко не
успела до восхода солнца в селение. Тогда-то ее и сцапали старшие.
Акха быстро закрыла глаза, потом резко открыла их, посмотрев в упор на дупло. Руки уже
не было. Акха приободрилась, расценив это как покровительство духа предков ее затее. Она
прошептала, что обязательно принесет им в жертву самую красивую шкурку, которую
подарит ей отец.
Теперь она пошла, не оглядываясь и придерживаясь тропинки, которую, видно, проложили
охотники и старухи. Лес был прекрасен. Узор из фиолетовых лунных бликов и теней все
время менялся, будто тек куда-то. Уханье филина девочку не пугало, как и возможная
встреча со змеей. Той нужно было просто уступить дорогу, во время ее заметить. Акха
старалась ступать очень тихо. Теперь она шепотом обращалась к лесным духам со словами,
которые вспомнила:
- Я пришла узнать вас и поклониться вам. Пропустите меня с миром.
Она торжественно и тихо ступала между деревьями, осторожно и ласково прикасалась к
древесной коре кончиками пальцев. Если бы она видела себя со стороны, как это мог Свонг,
то обнаружила бы на своем лице блаженно-изумленное выражение с оттенком недавнего
страха. Свонг уже давно наблюдал за лесной гостьей. Он жил здесь так давно, что не помнил
о том, что было раньше, до его жизни в этом лесу. Ночью здесь бывали мужчины и
мальчики, а женщин не было уже давненько… Его темное сморщенное лицо напряглось от
тщетной попытки вспомнить что-то важное, но так и не получилось.
Луна опять наполовину спряталась за облака, мрак в лесу сгустился, не становясь вполне
черным. А она все шла, уже не разбирая дороги. Свонг следовал за ней совершенно
бесшумно, прячась за стволами деревьев. Вдруг прямо за ним, обломившись, упала с дерева
большая ветка. Акха стремительно развернулась и увидела застывшего от неожиданности
Свонга. Крик застрял в горле у девочки. Это мог быть только злой дух – маленький, темный,
корявый, со светящимися, как у диких зверей, глазами. Сейчас бросится на нее – и все,
конец. Сомлевшее сознание Акхи тихо исчезло среди громких стуков в голове.
Она осела и опрокинулась навзничь в густую траву. Свонг испытывал досаду и интерес. Он
любил подсматривать за жизнью людей, но за пределы леса ему выходить было нельзя. И
вот эта девочка. Он знал, зачем приходили эти девочки в лес. Знал, потому что видел как
минимум двух-трех купальщиц в утренней росе. Сам он этого никогда не делал. Он просто
жил в лесу. И ему бы не пришло в голову подвергать себя этой бессмысленной процедуре.
Но ему хотелось понять, зачем это делают люди. И вот девчонка отключилась вместо того,
чтобы дать ему досмотреть.
Он подошел поближе и рассмотрел ее – длинные светлые волосы, светлое же в лунном
свете лицо. Юное стройное тело, беспомощно беззащитное. У Свонга что-то произошло с
глазами – их застило горячими слезами и защипало в носу. На девочку хотелось смотреть
еще и еще. Но он уже понял, что ему надо делать. Он прикоснулся к ее вискам, сосредоточив
мысль, и она встала, не открывая глаз. Он взял ее руку и повел к той самой поляне. Акха шла
и продолжала находиться в забытьи – до тех пор, пока они не подошли к краю поляны.
Трава здесь была необычно высокой и густой. И вся в росе. Свонг вывел ее на середину
поляны и тихонько толкнул в траву. От холода и охватившей внезапно сырости Акха охнула
и пришла в себя. Сначала она вскочила на ноги, потом поняла, что находится там, где и
хотела. Уже было неважно, что с ней случилось до этого. Поляна не внушала страха, она
звала ее к себе. Акха нырнула в густые росные пряди травы и перевернулась на спину.
Холод заставлял ее двигаться, и она каталась в траве, мгновенно вся вымокнув. Чтобы
согреться, сорвала ветку дерева с мелкой листвой и начала охаживать себя, сбросив с себя то
небольшое количество меха, которое полагалось девочке ее возраста. От ударов ветками
кровь вскипела в ней, и вся она словно гудела изнутри, сильно и ровно вибрировала всем
телом. Разогревшаяся, пылающая Акха забыла о времени, но, бросив взгляд на свое
розовеющее тело, поняла, что уже становится видно. Подхватив свою одежду, она
стремительно побежала по своим же следам из леса. Ей нужно было успеть. Свонг со
вздохом последовал за ней. Он наблюдал волшебное превращение испуганной девочки в
хохочущую от радости и ощущения своей силы женщину. Ради этого стоило столько
времени прожить в лесу в полном одиночестве. Он так сильно об этом подумал, что Акха
остановилась и обернулась среди своего бега. Глаза Свонга с восторгом и обожанием
смотрели на нее. Она было надумала по привычке напугаться, но страшно не было. Каким-то
краем своего знания она поняла его хорошую причастность к себе. Махнула ему на
прощанье рукой и выбежала из леса. Звезды и луна еще царили в темно-фиолетовом
предутреннем небе. Она успеет. Сейчас она могла все. А бабушка? Добралась ли она до той
поляны, и встретила ли то диво дивное, страшно-безобразное? Теперь я смогу спросить у нее
об этом. И Акха, пригнувшись, заструилась между кустами.
Ключевые слова – лось, осока, тростник. Происходят от позднего скандинавского,
означавшего «лось», готского Algs (Algis) – тростник.
Альгиз – руна речи, в данном случае речь обращена к высшим силам, могущим
покровительствовать человеку. Это руна призывания богов. В отличие от других защитных
рун это руна пассивной защиты, скорее, защищенности (А. Платов). Она требует лишь
осторожности, внимательности в своих действиях, прислушивания к слабому шороху ветра,
голосу инстинкта жизни новорожденного дитяти. Форма руны напоминает и рога лося, и
поднятые вверх руки человека, взывающего к Небу. Смысл руны в том, что лось
защищается своей осторожностью, тростник колеблется от ветра, соответствуя ему и
поэтому не ломаясь. Руна создает условия, препятствующие вторжению чужих вредоносных
сил.
Первобытная девочка боится леса, но чувствует покровительство духов своего рода, своего
тотема. И, раз они ее хранят, значит, дело ее правое, благословенное. В другой сказке, когда
у королевской четы наконец родилась дочь, родители позвали на ее крестины всех
волшебниц своей страны, чтобы они одарили новорожденную. Мы помним, что это история
о Спящей красавице. Все закончилось благополучно, т.к. малышка была взята под защиту
волшебными силами, хотя и с оговорками.
Новорожденное дитя нуждается в защите, покровительстве могуществ, кем и чем бы они
ни являлись. Дитя имеет полное право пользоваться этим покровительством. Здесь
появляется активный женский архетип самоотверженной матери. Зевса прячет его мать,
также как прячет дева Мария сына своего Иисуса в ночь избиения младенцев. Но не всем
так повезло с матерью - мать маленького Пана – нимфа Дриопа, увидев, что ее
новорожденный имеет козлиные ноги и бороду, в ужасе бежит прочь. Дитя принимает под
свою защиту отец – бог Гермес, и несет его на Олимп, к богам. Боги радуются и принимают
новорожденного.
Психологический смысл знака в осознании своей тесной сопричастности этому миру,
частью и детищем которого мы являемся, чьей благодатью мы пользуемся, даже если нам
кажется, что мы недостаточно любимы. Мир настолько же щадит нас, растущих и
несмышленых, как мать терпит боль, когда ее малыш кусает грудь, дающую ему молоко. Он
нам всегда дает шанс. Защита от понимания содержания этого знака может заключаться в
цинизме, девальвации духовных ценностей, браваде безверием.
В годичном календаре это конец января – начало февраля (примерно с 23 января по 6
февраля). У древних кельтов был праздник Имболк – принятие ребенка в мир людей,
который они праздновали 1 февраля. Православное крещение 19 января также очень близко
к периоду Альгиз.
В годе нашей жизни это самый ранний период жизни ребенка – младенчество, в котором
его еще необходимо «донашивать» - на руках.
Мантика и магия. В прямом положении руна говорит о возможном повороте событий,
открытии новых перспектив, возможном изменении какого-либо аспекта жизни. Защита
состоит, во-первых, в вашей правоте, правомерности и своевременности этого поворота (раз
получен этот знак, это так и есть). Но это не снимает личной ответственности взрослого
человека перед самим собой. «Верь в Аллаха, но покрепче привязывай своего верблюда» так сказано в одной из восточных историй о Ходже Насреддине.
В обратном положении руна говорит о трудностях достижения желаемого. Возможно, вы
не правы, добиваясь этого именно сейчас. Важно проявить свойство внутренней гибкости,
не рассердиться на свою судьбу, на бога, который не внял молитвам на сей раз. «Юпитер, ты
сердишься, значит, ты не прав» - так говорили древние римляне. В положенное время и при
должном размышлении все встанет на свои места. Если желаемый поворот правомерен, он
произойдет непременно.
Обратная Альгиз также связана для меня с содержанием гексаграммы №36 И-Цзын,
носящей название «поражение света». Приведу комментарий Д. Соколова из «Книги
сказочных перемен». «Образ гексаграммы очевиден: это солнце, спрятавшееся под землею.
Время года - зима, длинная ночь, короткий день... Время суток - ночь. Состояние души тьма. Во тьме мы плохо видим, торжествует неосознанность. "Темные" силы, изгнанные
днем, врываются в существование. Человек погружается в мир снов. В них он ведет себя
совсем не так, как при свете дня. На перекрестке появляется черт. ...Но солнце,
спрятавшееся под землю, сразу дает нам двойной образ: с одной стороны, конечно, тьма, а
с другой - свет внизу, внутри. Любому наблюдателю за человеческой природой быстро
становится ясно, что добро и зло совершенно не аналогично сознательному и
бессознательному. Человек вытесняет ("прячет под землю") не меньше прекрасных и
божественных вещей, чем темных и дьявольских. Сам Господь Бог появляется на
перекрестке в виде бомжа ("Шел Господь пытать людей в любови, выходил он нищим на
кулижку..." Есенина). Тень, вытесняемое, содержит бесчисленные богатства человеческой
души».
Вот и получается, что обратная Альгиз может содержать обращение не к возвышенным
небесным силам, а к солнцу, которое сейчас под землей. Мать прячет свое новорожденное
дитя во тьму от враждебных сил. Альгиз традиционно используют для защиты, получения
покровительства высших сил, и для усиления личной силы самого человека. Ее графический
символ очень напоминает позу человека с воздетыми вверх руками, обращение к богам.
16. Соулу (Совелу). Великая руна Победы
«О, я хочу безумно жить,
Все сущее увековечить,
Безличное – вочеловечить,
Несбывшееся – воплотить!
Пусть душит жизни сон тяжелый,
Пусть задыхаюсь в этом сне.
Быть может, юноша веселый
В грядущем скажет обо мне:
- Простим безумство. Разве это
Сокрытый двигатель его?
Он весь – дитя добра и света,
Он весь – свободы торжество.
(А. Блок)
Сказка про облизанный Колобок
Привет всем! Я – Колобок, ваш старый знакомый. Правда, у меня такое впечатление, что я
одновременно существую в нескольких параллельных мирах – так много про меня наплели
всяких историй. Так что у меня, говоря языком психиатров, сложная личность, и я не уверен,
какая из них настоящая. Впрочем, это судьба всех популярных героев – молва искажает их
до неузнаваемости. А я вам расскажу историю, которая и вправду со мной случилась
однажды. По-моему, это было в момент искривления пространства-времени, когда я съехал с
классического, известного всем сюжета.
И я хочу кое-что поправить в своей истории. Во-первых, момент моего рождения отнесен к
желанию дедки насладиться чем-нибудь вкусненьким и стараниям бабки состряпать это
вкусненькое. Дескать, тогда-то я и родился. Дудки-фигушки! Насколько сам помню, я
существовал всегда, только выглядел по-разному. До того, как попасть в дедкины-бабкины
закрома и сусеки, я точно был пшеничным колосом. И меня всегда норовили склевать какието птицы. Иногда им это удавалось – частично. Но от меня так просто не избавишься! А до
этого я жил в бесчисленных предках этого колоса. В общем, наша генеалогия теряется в
такой глубокой древности, что я не решаюсь назвать своего самого главного предка. Если бы
я захотел получить дворянский титул, то это был бы как минимум, герцогский.
Одним словом, в очередной раз я появился из-под ловких бабкиных пальцев, которыми она
меня перемешала (даже дух захватывает от воспоминаний!) с вкуснейшей девицей
Сметанкой, о которой я мог только вздыхать в своем амбарном плену. И вот – где Сметанка,
а где я – есть только я, я, я! И кто же теперь я? Ладно, так можно голову сломать от
размышлений. Ха-ха, да только не мою, не с чего ее обламывать! Спасибо бабке –
гениальный замысел. Дальше все как рассказано, так и было. Встречал я разные существа в
лесу. Но куда им было меня провести! Катился я и радовался своей свободе. Мне-то много
не надо. Тропинка или иная плоскость (плохо только в яму закатиться – я слышал, так
играют люди в гольф – похожими на меня, только глупенькими и не столь благородными
происхождением колобками). Так вот - тропинка, утром восход, вечером – закат – вот и все,
что мне нужно.
И вот однажды я встретил Ее. Она была прекрасна – величавая, рыже-пушистая и
сладкоголосая. Как она пела хвалебные песни герою… Это мне. И я был готов на все. Как
сейчас вижу – сижу у нее на носу, и уже острый ее язычок касается моего бока. И ласково
так облизывает меня со всех сторон. А меня в голове вдруг слово взорвалось белой
вспышкой, незнакомое, видно, от каких-то моих предков: «Шухер!». Я срываюсь с лисьего
носа и качусь изо всех сил. Она за мной, а я от нее. Она настигает, и тут, братцы мои, из
меня как поперли колючки…(бабка, что ли, их туда наложила для дедки?). А лиса в меня
мордой как раз! Вот вою-то было… Одним словом, я свободен и теперь, облизанный, но не
побежденный. Привет всем!
Ключевые слова: победа, могущество, целостность, солнце, его свет. Происходят от
позднего скандинавского, означавшего «солнце», британского Sigil (солнце), готского Sauli
(солнце).
Соулу – руна мысли, озарения, способности по-своему увидеть мир. Это мощная
трансформационная руна. Она олицетворяет неразделимое первозданное единство Силы
(того, что ведет) и Мощи (того, что действует). Она символизирует солнце, его свет, силу,
могущество, дающее жизнь, и Белый Свет в целом. Это похоже на то действие, которое
оказывает маленький ребенок на всех окружающих. Нормальное настроение ребенка до 5
лет – несколько приподнятое, «солнечное». Другие детские проявления руны – жадное
сосание груди, требовательный плач в мокрых пеленках и штанишках, стремление увидеть
новые вещи и потрогать их, а заодно попробовать на зуб или беззубые десны.
Это сказка написана по мотивам фантазии мальчика четырех лет о колобке, который
убежал из дома и закатился под крыльцо, а оттуда выкатился уже ёжик, который уколол
лису. В этом возрасте очень часто (и по свидетельству К.И. Чуковского в его книге «От двух
до пяти» и по моим наблюдениям) дети не соглашаются с логичным для взрослого исходом
сказки о колобке, и всемерно спасают его, отождествляя, видимо, с ним самих себя.
Колобок должен обязательно стать победителем. И ведь даже его круглая форма, как и у
блинов, традиционного славянского угощения на масленицу, напоминает формой солнце. Я
даже думаю, что народная сказка про колобок является не только и не столько
назидательной (мол, не катись далеко, а то съедят), хотя, разумеется, не без этого, сколько
провоцирующей на сопротивление среде и рождение героического сюжета. Возраст
знакомства со сказкой – период сплошных протестов и противоречий, стратегия жизни –
жить вопреки.
Один из персонажей руны, Буратино – настоящий маленький хулиган. Он делает, что
хочет. Вот ключевое слово – своеволие, как выражение высшей правоты (мы сейчас в
горнем царстве Прави, где каждый житель одарен знанием свыше). Он проникнут духом
решимости и отступать не намерен. Он одарен первичным знанием, что есть хорошо. Он
является настоящим демиургом, творящим свой мир, и в конце каждого дня творения
восклицающий:
- И это хорошо!
И у него все, как это ни печально для иного законопослушного читателя, получается. Ведь
со стороны его деяния выглядят как чистой воды разрушение. Герой этой главы также
похож на мышку из сказки о курочке Рябе. Она разбивает яичко, но в каждом яичке,
согласно космогоническим мифам множества народов, содержался материал для построения
мира. В индуизме есть миф о борьбе злых и светлых сил – данав и адитьев. Чтобы одолеть
данав, был створен Индра. Он был сыном Неба и Земли. Возникнув, он раздвинул их раз и
навсегда. Глотнув хорошенько сомы и взяв важдру – чудесное копье, он поразил Вритру (его
имя означает «нечто скрытое»), который в виде змея лежал на горной цепи. Из Вритры (по
другой версии – из гор под ним) хлынули небесные воды, которые уже были беременны
солнцем, и подобно мычащему стаду коров, ринулись к Индре. Воды и солнце отправились
на небо, а потом мир, в котором стало всего достаточно, разделился на Сущее и Не Сущее,
из которого, однако это сущее и возникало. Напрашивается аналогия Не Сущего с Несущим,
курочкой-несушкой, которая породила Вритру - космическое яйцо, содержащее в себе
солнце. В скандинавском мифологическом наследии в роли такого космического яйца
оказывается первовеликан Имир, которого убивает и расчленяет на элементы мира Один с
братьями. Это фактически первое деяние будущего Всеотца. Это начало творения своего
собственного мира маленьким ребенком.
- Не пей из копытца, Иванушка – козленочком станешь, - говорила братцу Аленушка.
Но Иванушка все равно выпил, и пророчество исполнилось. На самом деле любая
Аленушка знает, что братец станет козликом, и любая женщина это знает, и не слишком
старается на самом деле предотвратить ужасное превращение, потому что только оно дает
ни с чем не сравнимую свободу и силу действий. В этом смысл древних мистерий – выйти из
человеческого облика на короткое время, проникнуться духом дикой природы, напиться из
ее чистых родников мертвой и живой воды.
Соулу персонифицирует та ипостась бога-всеотца Одина, которая носит воинственный и
зооморфный характер, т.к. развитие и эволюция человека еще только началось. Кем были
наши самые отдаленные предки, ясно из наблюдения за развитием человеческого зародыша,
который проходит стадии примитивного многоклеточного, рыбы, птицы, затем только
млекопитающего. Так и в своей личной истории ребенок поднимается от самых
примитивных форм восприятия и реагирования до возвышенно-духовных. Сейчас наш герой
носит черты главного бога воинских искусств – Тюра, которого в разных местах звали Тиу
или Зиу. Когда-то он являлся верховным богом скандинавов, пока его не вытеснили Тор и
Один. Он традиционно изображается в рогатом шлеме. Этот образ близок по содержанию
образу Ивана - коровьего сына из русской былины, того самого, который дал бой драконам
на Калиновом мосту над речкой Смородиной. В скандинавской мифологии тоже проходит
«коровья» линия. Согласно Старшей и Младшей Эддам, люди на земле зародилась по
причине лизания камней некой пра-коровой Аудумлой.
Имир – первый из хримтурсов, инеистых великанов (или йотунов). От него пошел род
великанов на земле. Сначала в своей подмышке он зачал мужчину и женщину, а обе его ноги
зачали мужчину. Как видите, эти предтечи людей на земле даже не зооморфны, а еще ближе
к примитивной изначальной природе, флоре, обладая способностью к вегетативному
размножению и почкованию. В крайнем случае являются гермафродитами (чертами
гермафродита обладал Гермес и его сын от Афродиты – Гермафродит). Если продолжить
параллель с греко-римской мифологией, то легко вспомнить, что Зевс родил Афину из своей
головы, а Диониса переродил из бедра. Эти боги, как сама природа, не ограничены подобно
людям в своих возможностях, и не связаны только половым способом размножения.
Продолжая мысль о «коровьих» культах, нельзя не вспомнить Индию с ее поклонением
коровам, как священным животным, где комплементом является описание глаз как
«волооких», т.е. похожих на коровьи.
Итак, наш юный бог все еще явно зооморфен и имеет очевидный избыток сил. Эти силы
дают ему возможность как творить, так и вытворять. В этом контексте он уже приобретает
черты бога-плута, бога-трикстера, хулигана, взрывателя границ, попирающего все приличия
и порядки, постоянно провоцирующего богов на столкновения, междоусобицу, да еще сам
себя подставляющий под удар. Так, Локи срезал волосы Сив, супруги Тора, и был во
искупление вины отправлен богами в путь за новыми волосами для пострадавшей богини.
Так у Сив появились новые, золотые волосы. Как это похоже на поведение малыша, который
может запросто при гостях ляпнуть правду-матку про гостей же, и получить за это по попке.
Еще такой солнечный и непосредственный ребенок напоминает Диониса - бога веселья и
виноделия, другое имя которого – Лисий, что значит, растворитель границ.
Что интересно, такому герою и море по колено, и все сходит с рук. «Но судьба любит
отважных, бросающих ей вызов, ибо игра – ее стихия. Она дает наглым больше, чем
прилежным, грубым охотнее, чем терпеливым и потому одному, не знающему меры, она
уделяет больше, чем целому поколению…» (С. Цвейг «Казанова»).
Психологический смысл руны в способности мгновенно мобилизовать свои возможности,
осуществить мощный бросок самое себя на реализацию цели, которая сейчас является самой
важной, судьбоносной. Противоположно по смыслу (при наличии запрета на проявления
силы и буйства жизни) состояние астении, ипохондрии, фиксации на своей слабости,
немощи.
В плане возрастной периодизации Соулу соответствует периоду жизни от крещения или
иного ритуала принятия ребенка в сообщество людей примерно до 5-6 лет. В это период
входит первый возрастной кризис 3 лет, когда ребенок проявляет черты непокорности,
своеволия, упрямства, неистребимого желания побеждать, преодолевать, взламывать все
существующие границы. В календаре это время с 7 по 22 февраля.
Дети, особенно, мальчики любят осуществлять эту мистерию перевоплощения – в дракона,
особенно динозавра, причем, ни в какого попало, а в самого ужасного – Тиранозаврус рекс.
Их воодушевляют герои, подобные Спайдермену – человеку-пауку, Гайверу и Сейлор-Мун
(девочка из японского мультсериала, которая говорила: «лунная призма, дай мне силу!» – и
тут же превращалась в супергероиню, которая может все). Все эти герои исполнены мощи и
внутреннего огня, так же, как и древние скандинавские берсерки – воины-медведи. Девиз
всех этих персонажей: «Veni, vedi, vici!» («Пришел, увидел, победил!» – лат.).
Многие матери боятся этой мощи ребенка, этого внутреннего огня, который заставляет их
отчаянно отстаивать свою правоту. Мамам хочется притушить эти «звериные» проявления,
которые «унижают» его человеческую сущность.
Поскольку период действия этой руны примерно до 5-6 лет, то дитя еще физически мало, и
этим пользуются родители, пресекая его поведение. Истинный берсерк продолжает
упрямиться, если он прав изнутри (например, он еще совершенно не голоден, а вы
настаиваете на принятии внутрь каши-размазни и прочих сомнительных деликатесов). Или
ему надо доиграть еще немножко, потому что он еще не умеет управлять своими тормозами
так же хорошо, как Вы. Но если Вам удастся вспомнить собственные мокрые штанишки
(потому что не успели вовремя добежать до туалета), то, возможно, отнесетесь с
пониманием к несовершенству своего юного героя, и повторите свою попытку минут через
10-15, когда его Мощь и Правь уже будут иссякать. Одна из сутей Соулу – импульс, порыв,
т.е. невозможно на высочайшем уровне энергетики жить долго, надо уметь вовремя уйти на
запасную позицию, восстановить свои силы после подвига. Поэтому правильное понимание
Соулу (эту мысль высказал уже К. Сельченок): это единство с одной стороны безоглядного
рывка вперед, а с другой – умение отпустить руну Победы с благодарностью. Дитя этого еще
не знает. За него это должна почувствовать его мать. Вы сами знаете сколько угодно
примеров, когда ребенок перевозбуждается в своих буйных играх и нуждается в остановке
процесса снаружи, чтобы тут же уснуть.
Соулу ребенка нужно научиться радоваться, потому что тот, кто познал эту светлую и
мощную руну в детстве, с Победой будет в естественных отношениях, и все последующие
достижения и трансформации упадут в благодатную почву раннего опыта. Эта руна и
первый возрастной кризис соответствуют первой негласной ступени героического
посвящения, на которой ребенок противопоставляет себя всему миру для того, чтобы
выделить себя из него ради себя же.
В конце февраля (конец Соулу – начало Тейваз) на Руси празднуют Масленицу – победу
бога Солнца над Зимой.
Мантика и магия. Если Соулу досталась при гадании, это карт-бланш для ваших действий
по поводу той ситуации, о которой сейчас размышляете. Она говорит: «Вперед, без страха и
сомнений. Солнце сейчас на вашей стороне». Если вам необходима победа, нужно
сосредоточиться на символе Соулу, обратиться ко всем образам, так или иначе с ней
связанным, и исполниться духом Силы и солнечного света. Вы сейчас определенно правы,
ваше желание и действие имеют высшее покровительство царства Прави, но само по себе
ничего не получится без вашего самого активного участия. Если Соулу досталась в ответ на
вопрос по поводу ваших ожиданий извне, она просто сообщает, что все у вас будет хорошо,
и ваши ожидания правомерны. Область магического применения Соулу – достижение
победы, мобилизация всех своих сил, настрой на подвиг, прояснение ситуации (действие
солнечного света). Форма Соулу напоминает зигзаг молнии и напоминает нам о мощи и
мгновенности ее воздействия. Это энергия солнца в импульсе, это разрядка огромных сил в
короткое время.
17. Тейваз. Руна Воина Духа
«Не падай духом, а падай брюхом» (А.В.
Суворов).
***
«Per aspera- ad astra!» (через тернии - к
звездам!).
Отрывок из сказочной повести «Сказание о принце Эйнаре и живой воде»
Королева уснула и увидела сон. Она увидела девочку из сказки. У нее были вредные
глаза и капризный голос, а еще она была маленькая и обиженная. Это была маленькая Анна.
Вдруг рядом с ней Анна увидела прекрасную женщину в блестящем платье и золотыми
волосами. Она подошла к девочке и ласково обняла ее, погладила по голове. И девочка
заплакала. Ее давно никто не обнимал так ласково и заботливо. Женщина сказала, что
поможет ей собрать яблоки, и они принялись за дело. Они складывали краснобокие яблоки
одно к одному, и все они были такие крупные и красивые, что просто загляденье. А потом
позвали других людей, которые ели яблоки и радовались. Эти люди потом накормили
девочку всякими вкусными вещами. И она больше никогда не голодала. А женщина опять
исчезла, но девочка почему-то не огорчалась, ведь это была добрая волшебница.
А однажды сад заболел. На него напала какая-то черная плесень. Листья чернели и
скручивались, а цветы опадали, едва раскрывшись. Анна ходила среди черных деревьев, и ей
хотелось убежать оттуда. Но ей было очень жалко эти деревья. Она должна была спасти их.
Вдруг вспомнила: «Ворона! Где же ворона!»
Ворона сидела, как обычно, на соседнем дереве, как ни в чем не бывало. Анна
протянула к ней руки и спросила:
- Как мне спасти сад?
- Это не сад, это твой сын, Эйнар. И спасти его может только живая вода, причем только
та, которую ты найдешь сама. Если ты найдешь ее, твой сын вернется к тебе.
- Где же я найду живую воду?
- В тридевятом царстве. И знает об этом только баба Яга.
Анна проснулась и рассказала свой сон нянюшке Дорис. Та покачала головой и сказала,
что в этом сне все правда. И тридевятое царство есть, и баба Яга, и живая вода. Только найти
живую воду очень трудно. Погибнуть можно на этом пути.
- Мне теперь все одно. Нет мне покоя и радости, пока сына не верну.
- Идти тебе придется одной, в бедной одежде и с одним только хлебом.
- Я на все согласна.
Тут вернулся ее жених Бейнир. Королева рассказала ему о своем решении и
попросила остаться вместо нее править страной, пока она не вернется с сыном. Они вместе
издали указ о поиске по всей стране принца Эйнара. Тому, кто найдет его, была обещана
большая награда.
А королева надела бедное простое платье, взяла краюху хлеба, соль в тряпочке и пошла
по дороге прочь от своего дворца. Первый раз в жизни шла она пешком по пыльной дороге,
и ее нежные ноги быстро стерлись и устали. Она все-таки добрела до маленького домика,
который стоял на самой окраине леса, и постучала туда. Ей открыла старушка и пустила в
дом.
- Только нет у меня еды никакой, - сказала она королеве.
- Да вот, у меня есть хлеб, - ответила Анна и положила хлеб на стол.
- Ну, это совсем другое дело! – обрадовалась старушка.
Вдвоем они поели хлеб с солью, запили ключевой водой и улеглись спать. Анна так
устала, что даже не смогла спросить старушку, как ей искать бабу Ягу. Утром они встали и
позавтракали хлебом, который принесла Анна, и у нее осталась только половина краюхи. А
старушка хитро посмотрела на Анну и говорит:
- Знаю, зачем ты пришла, и хорошо, что угостила меня своим хлебушком, не пожалела.
Я ведь тетка родная бабе Яге и ее сестрам. Скажу тебе, как добраться до них, а уж про
живую воду только они тебе расскажут. Держат они это в большом секрете, не всем и не
каждому рассказывают, а только тем, кто прошел через все трудности и испытания, и не
испугался их. А тебе я за твое добро помогу – дам свой платочек. Ты, когда придешь к
первой моей племяннице, положи его сразу на стол – она и признает его. А дальше и сама
поможет.
И старушка достала из сундука красивый цветастый платочек, и дала его королеве. Та с
поклоном сказала ей «спасибо». Показала ей старушка дорогу, которой идти к младшей
племяннице (она ближе всех жила), и Анна пошла путь-дорогой.
Долго ли, коротко ли шла, никто не знает, весь хлеб до крошки давно съела, ноги в
кровь стерла, платье в лохмотья сносила, и пришла, наконец, на поляну, где избушка
крутилась. Остановила она избушку словом заветным, какое помнила из сказок нянюшки
Дорис:
- Избушка-избушка, стань к лесу задом, ко мне передом!
Избушка и остановилась. Анна вошла в нее и увидела страшную бабу Ягу, которая
глянула на нее взглядом недобрым. Не дожидаясь, пока баба Яга что-то скажет, быстро
достала из узелка платок старушки и молча расстелила его на столе. Баба Яга сказала:
- Вижу-вижу, что была ты у тетушки моей. И что велит она мне помогать тебе. Что ж,
воля тетушки – закон. Что ты хочешь?
Хитрая баба Яга отлично знала, зачем идет Анна, но решила ее еще раз проверить.
- Иду я, бабушка, искать живую воду для своего сына, принца Эйнара, чтобы вернуть
его. Невмоготу мне жить без него.
- Знаю-знаю, что была ты королевой, а сейчас нищенское рубище одела и голодаешь.
Помогу тебе, так и быть.
Накормила Анну, в баньку отвела, и стала Анна после баньки, как новенькая, как будто
лет десять сбросила. Выспалась на мягкой перине, а утром увидела рядом со своей постелью
платье новое, чистое, с узором, вышитым из диковинных зверей, птиц, да цветов. И стояли
рядом сапожки мягкие, тоже изузоренные. Анна оделась и обулась – все оказалось впору,
точно на нее шито. Дала ей баба Яга каравай мягкого, теплого хлеба и соли в тряпочке.
- Вот тебе в дорогу. Только не ешь всего хлеба, а принеси краюху сестре моей средней и
положи ей на стол. Тогда она узнает, что ты от меня идешь.
И дала матери Эйнара еще клубочек ниток, который приведет ее, куда надо. Сказала
Анна бабе Яге «большое спасибо» и пошла путем-дорогой.
Долго ли, коротко ли шла – про то нам неизвестно, только стерла новые сапоги до дыр,
сносила почти до лохмотьев платье нарядное, от хлеба краюха малая осталась. Не ест ее
Анна, бережет. И вот совсем уже маленький стал клубочек, уже близко изба второй бабы
Яги, и вдруг слышит Анна плач ребенка в лесу. Кинулась она на голос и увидела маленького
мальчика, одного, босого и едва одетого, очень худого. Анна кинулась к нему и спросила:
- Откуда ты, дитя? Где твоя мама?
Мальчик ответил:
- Нет у меня никого, я заблудился и очень хочу есть.
Анна вздохнула, вспомнила своего сына и подумала: «Была, не была, не возьму я греха
на душу, не оставлю дитя без помощи, может, и Эйнара моего какая-нибудь добрая женщина
накормит». И отдала малышу хлеб. А потом взяла его за руку и повела за клубочком. И,
только они дошли до избы, которая крутилась по всей поляне, как мальчик мгновенно
обернулся старой, страшной старухой, бабой Ягой средней. Анна испугалась, но делать
нечего – к ней и шла. Баба Яга остановила избу и впустила туда Анну.
- Знаю, что была ты у моей тетки и сестры. За то, что не пожалела последнего куска
хлеба для меня, помогу тебе. Ешь, мойся и ложись спать. Утро вечера мудренее. Авось, чтонибудь придумаем.
Анна поела, отпарилась-отмылась в баньке, и разом всю усталость и лет десять скинула.
Выспалась в мягкой постели и утром увидела возле себя красивое, вышитое платье, еще
лучше прежнего, и прекрасные узорчатые сапожки. Оделась – все в пору ей пришлось, и
стала с бабой Ягой завтракать, в дорогу собираться. Баба Яга сказала ей так:
- Строга сестра наша старшая, так просто не скажет она тебе про живую воду, даже если
мы попросим. Потребует она взамен твою молодость и красоту. Если отдашь – подскажет
она тебе, как живую воду найти.
Крепко задумалась Анна. На все она готова ради сына, а молодости и красы жалкопрежалко. Вспомнила жениха своего, Бейнира любимого. И решилась.
- На все готова. Пойду я к твоей сестре.
Дала ей баба Яга хлеб клубочек и предупредила:
- Иди и никуда не оглядывайся, не оборачивайся, смотри только на клубочек, иначе
потеряешь дорогу.
Поблагодарила ее Анна и пошла путем-дорогой. Днем идти было легко, а вот как
свечерело, начались кругом крики, да стоны:
- Обернись, красавица, смотри, кто за тобой идет!
Чуть не обернулась Анна, да вовремя вспомнила, о чем ее баба Яга предупреждала, и
дальше пошла.
Справа зеркало появилось и заговорило:
- Посмотри в меня – ты уже теряешь свою красоту!
И чуть не посмотрела Анна туда, да вспомнила слова бабы Яги, и сдержалась.
Слева страшный призрак возник, огнедышащий дракон. Чуть не кинулась бежать со
всех ног Анна, но вспомнила слова бабы Яги, и упрямо смотрела на клубочек. А дальше она
услышала голос Эйнара:
- Мама, спаси меня!
И бедная королева не выдержала и посмотрела в ту сторону, откуда был голос, а
наваждение тут же и пропало. Пусто и темно стало в лесу. И клубочек пропал из виду.
Бедная Анна расплакалась во весь голос. Она села под дерево и закрыла лицо руками. Так и
сидела, горюя, до самого утра. А утром встала и решила: «Пойду, куда глаза глядят, пока
жива буду». Нет мне обратного пути. И пошла по той тропинке, по которой давеча клубочек
катился. А тропинка, как нарочно, хорошо видна и протоптана. И даже лес будто
расступаться стал перед ней. И скоро увидела она перед собой избу огромную, которая
кувыркалась по всей поляне. И поняла сразу, что все-таки пришла, куда ей надо было.
Тихая, строгая была Анна. И даже слова не сказала, а уже остановилась в своей пляске
сумасшедшая изба и впустила королеву вовнутрь. Без страха вошла она туда и увидела
страшилище кошмарное, с бородавками, из которых показывали свои головки змеи, и снова
прятались внутрь. Только Анне уже ничего страшно не было. Поклонилась она бабе Яге и
сказала:
- Здравствуй, бабушка, помоги мне найти воду живую, чтобы вернуть сына своего,
Эйнара.
- А, знаешь ли, какую цену беру за это?
- Знаю, бабушка. Бери мою молодость и красоту, ничего не жалко.
- Ладно, красавица.
И баба Яга - старшая взмахнула клюкой, и Анна стала меньше ростом и затряслась от
слабости. Ее руки стали узловатыми и сморщенными, а в ковше с водой она увидела старое,
тоже сморщенное свое лицо и провалившийся рот. Из глаз королевы-старушки выкатилась
одна слезинка, но больше Анна плакать не стала. Баба Яга посмотрела на нее и сказала:
- Пойдешь за моим псом, он приведет тебя к озеру. В нем и будет живая вода. Наберешь
ее в горшочек и брызнешь ею на своего сына. Тогда он тебе поверит и вернется к тебе.
- А где же мне найти сына? – спросила старушка-королева.
- Теперь найдешь, - ответила баба Яга и замолчала.
Дальше Анна пошла за старым псом бабы Яги с горшочком для воды, краюхой хлеба и
клюкой, на которую опиралась. Как тяжело было идти, как сильно болели ноги, и не хватало
воздуха, и неровно колотилось сердце, иногда замирая. Анна боялась только, что умрет, не
дойдя до цели. Хорошо, что пес тоже был старый и шел очень медленно.
Они отдыхали и ели хлеб бабы Яги, и опять шли дальше. Пес откуда-то знал, куда идти.
И вот, наконец, Анна увидела, что растения вокруг стали просто роскошными,
изумительно красивыми. Некоторые из них пышно цвели, другие уже стояли, увешанные
созревающими или зрелыми плодами. Анна сорвала одно зрелое яблоко и съела его, а
огрызок кинула псу. Тот на лету подхватил его и съел. Анна почувствовала, что силы ее
прибыли, дышать стало легче, да и пес побежал бодрее. Анна увидела разных животных, в
том числе и тех, от которых бы убежала в другой раз. И волки, и кабаны были тут, и
рычание какого-то очень крупного хищника раздавалось близко.
Анна откуда-то знала, что бояться не нужно. Никто никого здесь не трогал, все шли в
одном направлении, туда же, куда шли старушка-королева и пес. Анна поняла, что озеро
близко.
Ключевые слова: действие, формирование. Связаны с именем Тюра (бога войны):
английском Tir, готском Teiws.
Тейваз – руна победы. Психологический смысл руны в организации борьбы с силами Хаоса
собственного «Я». По сравнению с предыдущей Соулу, олицетворяющей преимущественно
стихийные силы, Тейваз значительно более одухотворена, человечна.
Королева Анна дошла до живой воды, отдав все, что имела, кроме самой жизни, и этим
спасла и себя и сына. Русалочка приносит в жертву свой прекрасный голос, чтобы получить
ножки и возможность видеть принца. Принеся в жертву свою жизнь ради счастья принца,
она встала на путь обретения бессмертной души. Достижение цели в данном случае связано
с принесением осознанной и добровольной жертвы. Одной силы и правоты сейчас мало,
нужно ради достижения цели пожертвовать чем-то важным для себя. Причем, принесение
жертвы не подразумевает обязательного получения чего-то взамен. Это не бартер по
контракту.
Не зря ее основным персонажем считают скандинавского бога воинских искусств Тюра, но
Тюра, существенным атрибутом которого является уже не рогатый его шлем, а пустой
правый рукав. Тюр вполне аналогичен греческому Аресу и римскому Марсу, но более
упорядочен и невозмутим, чем вспыльчивые дети Средиземноморья, более спокоен и суров,
он бог-миротворец, олицетворение сил порядка. Это совершенно нешумный бог в отличие
от Ареса. Кстати, появление бога войны после козленка не случайно. Изначально римский
Марс был богом растительности, и только потом войны.
Руна в данном контексте соответствует второй ступени героического посвящения (и
второму возрастному кризису ребенка), на которой ребенок добивается постепенной победы
над собой ради причастности к своим родителям, своему роду, клану.
С Тюром связана следующая история, описанная в Эддах. Когда боги узнали из прорицание
вёльвы о том, что волк Фернир в Рагнарёк проглотит Одина, они решили крепко спутать его.
Они пробовали крепкие цепи, но Фенрир без труда их разрывал. Тогда после двух
неудачных попыток подземными карликами-цвергами были изготовлены крепчайшие путы
Глейпнир, и боги пришли к Фенриру. Асы уверили его, что и эти путы он легко сбросит, но
Фенрир потребовал залог своей свободы. Тогда Тюр положил ему свою правую руку в пасть.
Боги надели на Фенрира путы, и он не смог их сбросить. Тогда он откусил руку Тюра. С тех
пор Тюр всегда изображается одноруким и считается богом-миротворцем. Благодаря его
жертве богам удалось надолго обезвредить Фенрира и отстоять мир. Близко к этой ситуации
стоят жертвы Одина ради обретения мудрости.
В годичном календаре периоду действия Тейваз соответствует конец февраля и начало
марта (примерно с 23 февраля по 6 марта) и, что интересно, День защитника Отечества, 23
февраля. У меня нет объяснения подобным совпадениям, но следующая руна, Беркана, и ее
совпадение с днем 8 Марта меня развеселили. В жизненном цикле это период примерно от 56 до 8-9 лет, когда ребенок постепенно от положения маленького ребенка, пользующегося
многими правами и привилегиями, начинает получать обязанности, с одной стороны,
повышающие его социальный статус до старшего брата или сестры, маминого помощника,
затем школьника. С другой стороны, ребенок приносит в жертву свою безответственность,
легкость и беззаботность существования, знакомится с рамками, нормами поведения в
обществе. Точнее, к этой жертве его нередко очень активно подвигают родители и прочие
воспитатели. Для того, чтобы этот период прошел законно и менее травматично для ребенка,
воспитателям надо позаботиться о параллельной статусной компенсации, чтобы ребенок
почувствовал себя не униженным очередной обязанностью, а вполне героическим и
достойным персонажем, который делает очень важное для всех дело, подобно богу Тюру.
Интересно, что и Тюр, и ребенок после прохождения периода Тейваз имеет последствия
травмы (метку Нави), нуждается в исцелении. Задача следующего периода – проходящего
под знаком Берканы, как раз в этом.
Мантика и магия. В прямом положении руна обозначает активный период в вашей жизни,
требующий целеустремленности, организованности, умения правильно принести жертву, т.е.
расстаться с приятностями прежнего образа жизни, из которого вы сейчас вырастаете, как из
коротких штанишек. Это качество целеустремленности отражается в форме руны –
напоминающую стрелу или копье. Это знак взросления, созревания отношений с людьми,
бесстрашного отношения к ним. В обратном положении руна свидетельствует о «потере
энергии» (А. Платов). Возможно, ваша энергия уходит в ненужном направлении, усилия
имеют неверную цель или несвоевременны. Здесь уместно вспомнить «Скажи-ка, дядя, ведь
недаром Москва, спаленная пожаром, французу отдана?». Сейчас может быть оправдано и
необходимо именно отступление, чтобы, собравшись с силами, вновь обрести свою столицу.
Настоящее состояние может быть связано с болью и обидой, но эти чувства не должны
затмевать предчувствия последующей победы. При этом положении руны задача Воина
Духа по организации внутреннего Хаоса особенно серьезна. Как любая перевернутая руна,
она дает время для раздумий и переоценки своих взглядов.
18. Беркана. Руна роста, целительства, плодовитости
«В его усадьбе жизнь идет своим чередом. Здесь
все растет и цветет под присмотром доброй
хозяйки. Здесь царят покой и счастье. Все, что в
других местах порождало бы раздоры и
огорчения, здесь не вызывает ни жалоб, ни боли.
Все идет, как и должно идти. Что из того, что
хозяин дома затосковал и хочет жить с
кавалерами в Экебю? Разве можно обижаться на
солнце за то, что оно каждый вечер исчезает на
западе, погружая землю в темноту?
Кто непобедимее умеющего покоряться? Кто
более уверен в победе, чем умеющий ждать?»
(Сельма Лагерлеф «Сага о Йесте Берлинге»)
История Пера и Соль
Жили-были когда-то девушка по имени Соль и парень по имени Пер. Полюбили они друг
друга и поженились. Соль стала хозяйкой в доме Пера, и все знала в этом доме, кроме одной
маленькой комнатки, всегда закрытой на ключ. С улицы было видно, что окошко комнаты
затянуто занавеской, и в ней две дырочки, как будто для глаз. Пер не хотел, чтобы она
заходила в эту комнату. Соль любила его, и вскоре забыла думать об этой комнате.
Пер был викингом. Пришло время ему вместе с другими мужчинами собираться в дальний
поход. На прощанье он поцеловал Соль и сказал: «Если хочешь, чтобы я вернулся, будь мне
верна и не заходи в маленькую комнатку».
Пер уехал и Соль осталась одна. Она ждала Пера и думала о маленькой комнате, в которую
ей нельзя заходить. Она подходила к ней и прислушивалась. За дверью сначала было тихо.
На второй день за дверью маленькой комнаты послышались какие-то шорохи, а на третий
день – шаги. И тут Соль не выдержала и нашла ключ от комнаты. Она открыла дверь. В
комнате был Пер, ее муж. Точно такой, какого она знала и любила. Только он был здесь, а не
в походе. Он попросил ее принести ему дерево и инструменты, и к вечеру смастерил
скамейку, совсем такую, какую ей давно хотелось.
На второй день Пер попросил еды. И Соль накормила его. Пер смастерил замечательный
стол.
А на третий день Пер попросил Соль остаться с ним на ночь и лечь в одну постель. Тогда
он сможет выходить из комнаты. Услышав это, Соль вышла из комнаты, прикрыв за собой
дверь. Она легла спать одна и ночью увидела сон. Ей приснился Пер. Он был в плену у
врагов – израненный, едва живой. Тогда Соль встала и закрыла дверь маленькой комнаты на
ключ. И больше к ней не подходила. Постепенно звуки из-за двери стихли и вовсе пропали.
Соль ждала Пера. Он вернулся с другими мужчинами, которых ждали их женщины. Пер
обнял жену, крепко поцеловал ее и прошел в маленькую комнату. И стал там мастерить
самые лучшие вещи, которые только могла представить себе Соль.
Ключевые слова: рост, развитие, береза.
Беркана – руна того же ряда, что Уруз и Наутиз, т.е. руна пива. Береза (дерево руны) –
очень полезное дерево. В средней полосе России для чего только оно не использовалась: и
веники в баньку, и береста на туеса, и сок березовый по весне. Привычное, ничем особым не
привлекающее дерево, но как без него обойтись? Еще Беркана это женский персонаж, образ
взрослой, психологически зрелой женщины, умеющей понимать, заботиться, прощать, а,
главное, растить. Неважно, что или кого – ребенка, сад, своего мужа. Это образ
плодородной, помогающей женщины. Причем, рост, который вызывает Беркана, не бурный,
всем заметный, а медленный, постепенный, бережно целительный - постепенное накопление
количества, которое затем перейдет в качество. Ожидание быстрых достижений и
результатов неуместно, замечателен сам процесс, его магическая насыщенность. В сказке
Соль дожидается своего героя, не поторопившись и не поддавшись мороку и соблазну
быстрого достижения счастливой жизни, таким образом она вновь обретает супруга и
хозяина своего дома.
В «Бесконечной книге» М. Энде мальчик Бастиан в своем путешествии приходит к Дому
Превращений. Там он встречает женщину, цветущую в самом прямом смысле этого слова,
на ней лопаются почки и выпускают цветы, которые потом превращаются в сочные плоды.
Она радуется приходу мальчика, потому что теперь будет кому есть ее плоды, она окружает
его материнской и бескорыстной заботой. «Он слышал, как она встала, подошла к нему,
склонилась над ним. Она погладила его по голове и поцеловала в лоб. Потом взяла на руки и
куда-то понесла, а он, как маленький, прислонился головой к ее плечу, все глубже и
глубже погружаясь в теплую тьму. В полусне он почувствовал, как его раздели и уложили
в мягкую благоухающую постель. Он еще слышал, словно издалека, как прекрасный
нежный голос тихонько напевает песню:
Спи, мой мальчик, как ты мил,
И так много пережил!
Долго шел, блуждал, страдал.
Был великим - станешь мал.
Будь же снова малышом!
Спи, мой мальчик, сладким сном!
Когда он проснулся утром, ему показалось, будто он выздоровел после тяжелой
болезни - так спокойно и радостно было у него на душе. Он огляделся и увидел, что
находится в очень маленькой комнатке и лежит... в детской кроватке!».
Он прожил у Аюолы еще долго, и все длилось лето. И вскоре Бастиан понял, что в нем
растет желание любить самому. Тогда он с благодарностью покинул Дом Превращений.
Этот сюжет напоминает тот отрезок пути Герды, идущей спасать Кая, где она попала в
чудесный сад старушки, умеющей колдовать. Оба сюжета представляют собой прекрасный
тайм-аут, в котором нокаутированного боксера обмахивают полотенцами и смачивают его
разбитые губы, чтобы он восстановил свои силы.
Интересно, что оба писателя - и Г.Х. Андерсен, и М. Энде, имеют прямое отношение к
северной духовной Традиции. Многие сказки Андерсена являются пересказами лучших
народных сказок. Михаэль Энде – выпускник Вальдорфской школы, основанной Рудольфом
Штайнером, антропософия которого во многом базировалась именно на Северном Духовном
Пути. В Вальдорфских школах, в частности, детям принято читать сказки братьев Гримм,
филологов, тщательно собравших и пересказавших народные сказки германского народа –
части древней Традиции.
Беркана соответствует архетипу Великой богини-матери, которая может существовать в
разных ипостасях – и супруги верховного бога – Реи, скандинавской Фригг, славянской
Макоши, Астарты, Кибелы, Артемиды, которые нередко функционировали не только как
богини плодородия, но и как хранительницы домашнего очага, семьи. Как бы ни выглядели
женские персонажи, они, в конечном счете, оказывают существенную помощь нашему
герою. Ведь в предыдущий рунический период наш герой проявил мужество и одержал
победу над своим же страхом ценой принесения жертвы (Тюр теряет руку в пасти Фенрира,
королева Анна – свою молодость и красоту, Иван-царевич вкушает в избушке бабы яги
пищу мертвых), на всех осталась метка Нави. Теперь они нуждаются в исцелении и помощи,
и дальнейшем продвижении.
Психологический смысл этой руны в личностном росте, который происходит сначала
незаметно, внутри, какое-то время является нереализованной потенцией, но в нужный
момент при наличии всех факторов готовности проявляет себя. Важно не сжечь раньше
времени кожу царевны-лягушки, сбросить Емелю с печки, не требовать от героя и ребенка
слишком быстрой утраты зооморфности, даже растительности его существования. Это у
него впереди и наступит уже очень скоро. Оборотная сторона смысла руны –
злоупотребление периодом потребления и насыщения, возведение в культ эпикурейства,
гедонизма. В современной культуре наиболее всего Беркане соответствует движение хиппи,
грин-пис, культура растаманов с музыкой рэггей, несущей позитивные эмоции.
С точки зрения рунической возрастной периодизации, возможно, это период роста ребенка
между его вторым (6-8 лет) и третьим (12-15) возрастными кризисами. Относительно
спокойный период, когда ребенок без особых бурь и ломок тела и характера наслаждается
процессом узнавания расширяющегося и удивительного мира. В этом возрасте и мечта о
дальних странах, и о том, что хорошо бы стать космонавтом, а на худой конец пожарником.
Это в случае прямой, позитивной руны. Если же материнский защитный и стимулирующий
фактор недостаточен или деформирован, то тогда мы имеем картину семьи Резо (из
одноименного романа Эрве Базена), где сыновья назвали свою безжалостную и
муштрующую мать Психиморой, и не росли даже в физическом плане. В современных
детских домах и приютах высокий рост детей также является редкостью.
Накопленный багаж знаний и опыта познания мира за период действия руны затем даст
качественный скачок тем более существенный, чем позитивнее он прошел.
Интересно, что согласно данному руническому календарю руне Беркана соответствует
период примерно от 7 по 22 марта, в т.ч. праздник 8 Марта – женский день, день матерей,
жен, бабушек – всех, кто умеет заботиться, давать жизнь и ее растить.
Мантика и магия. Сфера действия руны – рост во всех смыслах – и физический и
духовный. Она способствует также рождению и возрождению, благоприятна при решении
проблем, связанных с воспитанием детей, при бесплодии и для облегчения процесса родов.
Она способствует защите организма от инфекции и прочих вредоносных агентов. Кроме
того, Беркана, являясь руной пива, бережет человека от обманов и иллюзий. В средние века
Беркану использовали для изгнания бесов. В рунескрипте (ряд последовательно вырезанных
или изображенных рун) ее хорошо использовать для обеспечения мира, гармонии и защиты
домашнего очага. Для использования руны во внутреннем круге материнской и женской
магии достаточно медитировать над образом и содержанием руны, но можно и сделать
талисман с ее изображением. Графическое изображение Берканы соответствует и букве «B»
латинского алфавита, и у многих рунологов вызывает ассоциации с формой женской груди.
Если при гадании выпадает обратная Беркана, это говорит о том, что в настоящее время
имеет место затруднение роста, развития, проблемы питания в самом широком смысле. Она,
таким образом, ставит задачу подумать над причинами, могущими вызвать такое нарушение
и восстановить процесс правильного питания, абсорбции необходимых факторов роста,
которые могут быть чем угодно – как продуктами питания, так и общением с нужными
людьми, занятиями, действительно желанными и экологичными внутреннему миру
человека.
19. Эваз. Руна лошади, прогресса, сдвига с «мертвой» точки, перехода
количественных изменений в качественные
«Умей доверять - это величайшая из наук,
потребных нам в жизни; судьба подобна
благородной арабской кобылице: она не
терпит
трусливого
всадника,
но
мужественному – покоряется». (Л. Соловьев
“Повесть о Ходже Насреддине”)
Лушка-босоножка
Жила-была девица одна – дочь единственная у вдового гражданина. Звали ее все попростому - Лушка. Была она рукодельница и хозяюшка всем на радость. Пришлось
научиться всему после смерти матушки. Решил гражданин этот жениться, и, как это обычно
бывает, у его избранницы оказались две свои дочки – мымры первостатейные, надменные и
ленивые. В общем, дочек в доме трое, а толку и от одной не дождешься, ведь Лушку жаба
задушила – страсть неохота на сестриц названных пахать. А деться некуда – мачеха
помыкает и самую тяжелую работу дает. Терпит Лушка год, терпит второй такую жизнь, а
на мачеху не угодишь. Что ни сделает Лушка, все не в прок – и не чисто, и не вкусно, и руки
у нее не из того места растут! Уж Лушка и нарочно стала соль в еду сыпать без меры, чтобы
у сестриц и мачехи рожи перекосило. Батюшка огорчался и Лушку тоже ругал.
Терпит Лушка третий год, а там и четвертый, и уж совсем мачеха озверела – смешала
три крупы вместе: гречу, пшено, да рис – и повелела ей разобрать на три отдельные кучи.
Начала Лушка перебирать, а мачеха и огня, можно сказать, вовсе не оставила, А у Лушки
еще слезы рекой льются, все застят. На ощупь Лушка приспособилась перебирать, а конца и
края нет работе. Тогда девушка в отчаянии крикнула: «Где же ты, матушка, на кого ты меня
оставила!». И что вы думаете, в углу темнота зыбкой сделалась, стала рассеиваться, и мамин
образ светлый появился.
- Что же ты, доченька, раньше-то меня не позвала? Я все эти годы ждала, когда
позовешь. Говори, дочка, чем тебе помочь.
- Ах, матушка, морит меня мачеха трудом невыносимым, а свои дочки-белоручки в
хоромах сидят, ручками белыми кружева новые перебирают, в зеркала хрустальные на рожи
свои налюбоваться не могут. А я ни света белого не вижу, ни парней пригожих.
- Вот что, дочка, пришлю я тебе помощников – муравьев, да жужелиц – они тебе крупуто переберут, а ты поезжай на бал в дом городского судьи. Там сегодня празднуют день
совершеннолетия его сына и устроили смотрины невест. Всех богатых и красивых девушек
города ждут сегодня на бал.
- Да в чем же я пойду, матушка? У меня ведь кроме этого платья ничего и нет. Разве то
коричневое уродство, в котором я в церковь хожу.
- Не беда, дочка, все сегодня у тебя будет. Как я исчезну, останется здесь платье
роскошное со всеми причиндалами, башмачки хрустальные, а на улице будет тебя ждать
карета с кучером и форейторами. Одно условие, милая доченька, ты не должна по пути на
праздник выходить из кареты.
Сказала так матушка и в тот же миг исчезла, а в том углу осталось сияние от такого
красивого платья, каких Лушка и не видывала. И парочка башмачков сияла искристым
блеском, как будто морозом-инеем прихваченная. Не растерялась Лушка, чутье женское
подсказало, что как на себя одеть. Волосы подняла вверх, заколола, диадемой украсила, в
башмачки впрыгнула. Щеки горят – красотка прирожденная изнутри к платью прильнула. И
зеркала не надо – без того знала, какова сейчас.
В общем, дальше было все как по писаному. На улице ждала ее карета с кучером и
форейторами. Полетела карета с ветерком. У Лушки дух захватывает.
- Гони сначала вокруг города! – кричит она кучеру, - а потом уж на праздник. Хочу раз
в жизни с ветерком прокатиться!
И полетела карета вокруг города. А красота ночью, луна полная вышла, лунная
дорожка на пруду засеребрилась, задрожала, словно манит к себе. Эх, была – не была!
- Тормози! – кучеру кричит Лушка.
Останавливает кучер карету, выходит оттуда девица, и, надо же такое придумать, стала
луну сквозь башмачки хрустальные рассматривать. А та словно ближе сделалась через
башмачки. И там на луне вроде человечек, на Лушку смотрит. И вдруг что-то крыльями
захлопало, Лушку задело и тьмой луну закрыло. Девица завизжала от страха, башмачки
бросила и деру дала. Сколько бежала и куда – и не помнила. Однако кучер не оплошал и
догнал Лушку. Снова она в карету села и раздумывает: «Как теперь без башмачков поеду? И
где их сейчас искать?» Может, и можно было их найти, но Лушка решила так, что платье
длинное, все равно не видно – кто в башмачках, а кто и без.
Приехала на бал, народ на нее таращится – девица такая нарядная, пригожая, щеки
румяные, глаза горят. Сам сын хозяйский глаз на нее положил, приглашает ее танцевать,
ухаживает напропалую, пирожными угощает. А той все нравится – и кавалер, и пирожные, и
танцевать. Сначала следила, чтобы ножки не были видны из-под платья, а потом на радостях
забылась – и тогда хозяйка дома, мать молодого кавалера, заметила, что у прекрасной
девицы из-под роскошного платья то и дело мелькают грязные ножки (ведь она неизвестно
сколько пробежала по земле и их выпачкала!). В ужасе она сообщила об этом своему
супругу, и Лушку потихоньку, под белые ручки с этого бала выдворили, наказав обуться.
Нельзя сказать, что она не расстроилась, да и кареты с кучером и форейторами перед домом
не оказалось. Пришлось ей пешком возвращаться. Да только домой она не спешила, а пошла
опять луну смотреть на берег пруда. А там дорожка все серебрится и к себе зовет. Эх, была не была – побежала Лушка по лунной дорожке и, говорят, так до луны и добежала, к
лунному человеку в гости. А так как ноги у Лушки все же были грязными, то наследила она
и на луне – с тех пор на ней пятна.
Ключевые слова: лошадь, перемены, прогресс. Происходят от британского Eoh (лошадь),
готского Aihos (Ehwas) – «лошадь.
Эваз (возможно) руна защиты, в данном случае, еще и поддержки. Эваз персонифицируют
все волшебные помощники в сказках (эта мысль уже высказана в книге К. Сельченка
«Астропсихологическое толкование рун»), полученные от бабы-яги или аналогичного
персонажа-дарителя. А период действия Эваз реализует закон диалектики и развития
человека: перехода количественных изменений в качественные. Беркана долго и бережно
копила силы ребенка для того, чтобы сейчас быстрым скачком наступило его превращение в
героя. Дары этого периода: сапоги-скороходы, шапка-невидимка, ковер-самолет, скатертьсамобранка, волшебная палочка, хрустальные башмачки – они носят вспомогательный и
защитный характер, не подменяя действий самого героя. Они способствуют более
безопасному достижению цели. Получение их является своеобразным итогом
предшествующего акта мужества прихода в лес, избушку бабы-яги и вкушения ее пищи
мертвых. Ведь ожить обновленным можно только после процедуры умирания чего-то
отжившего, освобождающего дорогу новому. Вот так наш герой, едва появившись из
пеленок, уже в чем-то умирая, возрождается. Лушка решается позвать из мира мертвых свою
маму, решается выйти первый раз из дома. Это большой риск и путь в неизвестность.
Мифологически – непосредственные персонификации: конь Свадильфари, помогавший
великану-каменщику строить Асгард – он был так силен, что делал больше самого великана.
Слейпнир – быстрейший на свете восьминогий конь Одина, сын Свадильфари и Локи в
образе кобылы. Уместно вспомнить о Пегасе из греческих мифов, который уносил
Беллерофонта на подвиг победы над чудовищем. В русских сказках Ивану-царевичу для
того, чтобы достичь своей цели, приходится работать на бабу Ягу, у которой пасется табун
лошадей, и только один из них обладает волшебными свойствами (нередко он на вид
горбунок и заморыш). Его-то и нужно заработать Ивану. Как тут не вспомнить КонькаГорбунка из одноименной сказки Ершова.
В свете этих персонажей незаметно и стремительно меняется сопутствующий женский
образ. Великая богиня разворачивается к герою другим своим лицом, как трехликая Геката.
И этот лик уже не доброй и терпеливой матери, а той Деметры, которая потеряла свою дочь
и в некоторых областях Греции называлась черной Деметрой, будучи злой исстрадавшейся
старухой. Это лик матери, теряющей свое дитя, маленького светлого ребенка, и
обнаруживающей на его месте непокорную девицу с грязными ногами. Мы видим
мифологические образы этих матерей: бисексуальный Локи, родивший Слейпнира, ужасная
Горгона Медуза, из обезглавленного Персеем тела которой вылетел Пегас, снова баба-яга,
владелица волшебного конька. Парадоксально, но именно такая изменившаяся мать
способствует процессу трансформации героя, сталкивая его с жесткой реальностью и даруя
свою помощь лишь бесстрашному. Добрая матушка покидает Лушку, на смену ей приходит
мачеха, которая фактически выталкивает падчерицу в большой мир. И даже бал у
городского судьи вовсе не выход в Лушкином положении. Ей надо идти еще дальше, за
пределы ее привычного мира. Потому появляется еще одна «мачеха» - судейская жена,
выдворяющая Лушку с праздника. Что же касается роли помощника – от Лушки зависит,
куда лошадь направить, послать ее в карьер или остановить.
Не только лошадь является помощником. Это еще все атрибуты богов, приумножающие их
естественные свойства. Силу Одина увеличивает его копье Гунгнир, силу Тора - молот,
пояс и рукавицы, проворность Локи – его крылатые башмаки, Гермеса и Меркурия –
крылатые сандалии. У Лушки хрустальные башмачки, которые играет роль линзы
восприятия.
Психологически смысл руны в преодолении первого звена идентификации – с
собственными родителями, выход в «лес жизни», ее дикое поле для того, чтобы пройти
возрастную и социальную инициацию – стать мужчиной или женщиной в психологическом
плане. Средства у него для этого есть: лошадиные силы выплеска половых гормонов и
параллельно с этим мощный рост самосознания. Представьте себе картину без его роста –
что бы бедные подростки делали с расторможенным сексуальным инстинктом и прежним
маленьким и умеющим в основном впитывать, а не отражать умом. Таким образом,
волшебный дар – это лошадиные силы, но только от возничего зависит, куда его понесут
они, как он сможет справиться со своим сильным скакуном. Ведь нам известно, что
волшебные штуки способны выкидывать разные шутки с их обладателями. Фактор
трикстера снова в ходу. Мало уметь добыть, надо уметь владеть. Жеребец Свадильфари в
последний момент подвел своего подельщика, великана, и убежал за прекрасной кобылой –
Локи. А сколько раз в сказках уже после успешного пути героя и совершения подвигов его
же братья убивают его спящего и отнимают у него эти волшебные вещи и добычу. Другое
дело, что они имеют еще меньше оснований владеть ими и оттого быстро теряют.
Руна соответствует третьей ступени героического посвящения – победе над старшим
кланом внутри себя, психологический отрыв от материнской груди, от пеленок и юбок, и
достижение равенства в своем возрастном клане, что соответствует жесткому правилу
древних римлян «где ты ничего не можешь, ты ничего не должен хотеть». Свое мужество
приходится доказывать и юношам и девушкам. Отсюда в наше время расцвет экстремальных
видов спорта (что вместе с рэпом, брэйком и грэффити составляет молодежную хип-хоп
культуру). Это является частью современной инициатической культуры.
Интересны девочки этого периода. Они чувствуют свое меняющееся тело. Это с одной
стороны пугает, с другой стороны – переполняет сознанием важности своей уж теперь-то
самой настоящей женственности. Тело становится самой интересной игрушкой. Выплеск
гормонов – и половых и роста, будоражит кровь, заводит машину эмоций. Сколько углов
девочка посшибает, пока научится управлять ею. Годом ведьмы зовут в народе за это
тринадцать ее лет. Ох, как трудно справиться с ними бывает в этом возрасте, с крутым
внезапным норовом. Стригут тебя диковатыми глазенками вчерашней паиньки, да так и
норовят улизнуть куда-нибудь, то шушукаться с подружкой, то по старинке улетать на
тарзанке с друзьями-мальчишками, которые еще не разобрались в своем недоумении по
поводу ее новостей. Мамы, знайте, что в этом возрасте ваши дочки шушукаются не только о
самом красивом мальчике из десятого класса, но и о вас. Видно, нелегко им дается это
расставание с детством, с привычной лаской маминой теплой руки.
- А моя мама мне вчера волосы подрезала. Я ее попросила немножко, а она мне как
отстригла… - И она изображает пальцами огромный зазор сантиметров в пятнадцать. Лучше бы сразу налысо подстригла!
- А моя мама вчера в обморок упала, когда я вернулась с улицы вместе с Лешкой. Ты бы ее
видела!
В общем, мамки типа полный отстой, относиться к ним можно в лучшем случае с
жалостливым снисхождением, но обойтись без них еще так тяжело. И все-таки это должно
произойти. Чтобы оно осуществилось, девочки (и мальчики) нарываются на конфликты,
матери воспламеняются с пол-оборота, так же выполняя незнаемую ими программу
расставания. Война, вынес тел с поля боя, плен и контрибуция в виде слезного прощения.
- Прости, дочка…
- Прости, мама…
Но уже не будет долго-долго (пока дочка не повзрослеет по-настоящему) той детской
легкой и беззаботной близости между ними, что была раньше. Мать вышвыривает дочь в ее
только возникающий новый мир, чтобы не оставить приживалкой в своем.
Психологическая защита от прохождения этого нелегкого этапа – состояние социальнопсихологической инфантильности, задержки развития в этих сферах.
В календарном году период руны соответствует весеннему равноденствию (23 марта – 6
апреля), окончательной победе весны и переходу к лету. В гороскопе – мощный огненный
Овен. В жизни это подростковый или как его еще называют, пубертатный кризис.
Мантика и магия. В прямом положении руна свидетельствует о наступлении перемен в
жизни. Они изначально не несут знаковой окраски, положительными или отрицательными
их делает «возничий». Одно несомненно: в вашем распоряжении большие силы и подарки
судьбы. Распорядитесь ими верно и не проспите свое счастье. В обратном положении руна
говорит о наличии препятствий к изменениям. Но поскольку время перемен наступило,
изменения все равно произойдут. У вас есть время, не торопясь, обдумать свои действия и
направление движения, пока баба Яга раздумывает, какой именно дар вам вручить.
В магическом отношении Эваз способствует переходу количества в качества, оживлению
любого процесса, началу реального движения. Это касается и внутренних процессов
человека и внешних – на социальном уровне. Представьте себе сильного горячего скакуна,
который готов вас нести куда угодно. Вам останется крепко держать поводья и удержаться в
седле. Иной раз и безо всякого седла. Графическое изображение руны напоминает
лошадиную голову с чуткими ушами, так что несложно сосредоточиться на ее изображении,
чтобы войти в нужное состояние.
20. Манназ. Руна человека, сбрасывающая драконьи шкуры личности
- Я – мастер, - он сделался суров и вынул из
кармана халата совершенно засаленную
черную шапочку с вышитой на ней желтым
шелком буквой «М». Он надел эту шапочку и
показался Ивану и в профиль и в фас, чтобы
доказать, что он – мастер. – Она своими
руками сшила ее мне, - таинственно добавил
он.
- А как ваша фамилия?
- У меня нет больше фамилии, - с мрачным
презрением ответил странный гость, - я
отказался от нее, как и вообще от всего в
жизни. Забудем о ней.
(«Мастер и Маргарита» - М.А. Булгаков)
Сказка о голой черепахе
Жила-была черепаха. Она была морской черепахой и любила плавать в открытом море.
Тогда она забывала, что на ней громоздкий панцирь, ее движения в воде были легкими,
скользящими и стремительными. И только когда она выходила на берег (а ведь ей
приходилось это делать, когда она откладывала на берегу свои яйца), то чувствовала
изнурительный вес этого панциря, который с каждым днем становился все тяжелее и теснее.
На берегу она могла только медленно ползать. Как же это – так чудесно чувствовать себя в
воде и так ужасно неловко – на суше? Она говорила об этом знакомым черепахам, но они ее
не понимали и были вполне довольны своей жизнью. Но нашей черепахе ее панцирь казался
самым тяжелым и неуклюжим на свете.
Тогда черепаха пошла к морской ведьме и попросила избавить ее от панциря. Неужели она
не сможет, как все нормальные морские и сухопутные животные обходиться без такой
громоздкой защиты? В конце концов, у нее есть позвоночник, не то что у улиток. Да ведь
даже ближайшие родственники улиток, слизняки, как-то обходятся и без хребта, и без
домика-панциря. Черепаха сказала, что в награду за помощь она готова навсегда отдать
ведьме свой панцирь, а из него можно сделать множество замечательных вещей – красивых
и прочных, например, гребенку для волос или шкатулку для драгоценностей.
Ведьма только что проснулась. Ей приснился прекрасный сон про то, как она, маленькая
девочка, сидит на берегу и играет в теплом песке, обсыпает себя с ног до головы, зарывается
в песок – и это так приятно, что сладостно щемит сердце и перехватывает дыхание. Поэтому
ведьма не стала торопиться помогать черепахе в ее опрометчивом решении.
Морская ведьма сказала черепахе:
- Сначала я сделаю твой панцирь невидимым, а через три дня ты придешь ко мне, и если
захочешь, я заберу его.
Черепаха удивилась, но спорить с морской ведьмой – себе же дороже будет. Ведьма
коснулась панциря черепахи – и в следующий момент его как бы не стало. Черепаха впервые
увидела свое тело. Оно было удивительно маленьким и худым, полупрозрачным. Было
видно, как пульсирует сердце, сокращается желудок, проходит пища по кишечнику.
- Ой, - сказала черепаха.
- А теперь иди, - велела ей ведьма.
Черепаха поплыла. Все было как прежде, только странно было видеть себя и свое такое
беззащитное тело. Вдруг метнулась к ней крупной тенью какая-то рыбина и раскрыла
огромную зубастую пасть. Черепаха в ужасе и по привычке вжала голову и лапки в панцирь
и почувствовала, как щелкнули снаружи зубы чудовища. Потом отпустили ее и черепаха,
открыв глаза, увидела, как в недоумении хищница уплывает прочь. Черепаха, справившись с
охватившим ее страхом, продолжила свой путь, плавая на хорошо освещенных местах, там,
где ее могли увидеть. Многие рыбы с удивлением смотрели на нее. Морской петух
приблизился к ней и спросил:
- И что это за птица такая?
Морской конек ехидно добавил:
- Ни мышонок, ни лягушка, а неведома зверушка!
Черепаха обиделась:
- Хорошо вам – все уже привыкли, как вы выглядите.
- А кто ты все-таки?
Черепаха задумалась, кто она сейчас на самом деле, и решила сказать:
- Я черепаха, только у меня панцирь сейчас не виден.
- Ну да – дом без крыши, мозги без черепа, - не унимался морской конек, - подумаешь,
красотка, на себя посмотри – все кишки наружу.
- Но у тебя тоже нет панциря, - возразила обиженная до слез черепаха.
- А вот и нет, у меня ничего не пульсирует, как у тебя. В тебя так и хочется ткнуть чемнибудь. И он действительно ткнул в черепаху своим жестким плавником. И. конечно, сразу
наткнулся на твердый, как камень, панцирь.
- Ну вот, чуть не сломал плавник, - рассердился конек. – Обманщица ты и аферистка.
Врушка и дура.
Морской петух тоже колыхнул от смеха своими роскошными плавниками, и они с коньком
отвернулись от черепахи и поплыли по своим делам.
Черепаха чертыхнулась про себя и вся залезла в панцирь, что было ее способом
сосредоточиться. И было пока непонятно, что дальше делать. Вдруг ее что-то сильно
тряхнуло и начало швырять в разные стороны. Она открыла глаза и чуть-чуть высунулась
наружу. Какая-то сила неистово раскачивала ее. Эта сила оказалась огромным кальмаром,
который принял ее за легкую и мелкую добычу. Когда ему это надоело, он отшвырнул
черепаху прочь. Хорошо, что все это было в воде, а иначе не сосчитать бы было черепков ее
невидимого панциря.
На второй день черепаха стала уже привыкать к своему новому обличью, и на всякий
случай пряталась, если замечала кого-нибудь покрупнее рядом с собой. И все-таки один раз
зазевалась, и … попала в пасть огромной акулы. Акула глотнула сравнительно небольшое
существо, но, о ужас, это существо застряло в ее глотке и не проходило ни туда, ни сюда.
Так бы и пропала черепаха, задохнувшись без воздуха в пасти чудовища, если бы
растерявшаяся акула не попала сама в рыбацкие сети. Вовремя вытащили ее на палубу
своего судна рыбаки. Потроша акулу, они увидели в ее глотке странное существо, ни на что
не похожее. Оно оказалось в прозрачной и очень прочной оболочке.
- Видит око, да зуб неймет! – захохотал обросший щетиной крепкий мужчина в зюйдвестке.
Но другие скорее испугались, по очереди ощупывая невидимый панцирь.
- Не к добру это, не бывает таких существ на свете, - сказал длинный и худой рыбак с
курчавой темной бородкой. – Похоже на черепаху, только почему панцирь невидимый?
Надо отдать ее морю.
- Надо отдать ее ученым – пусть разберутся, бывает так или не бывает, - предложил третий.
Они заспорили между собой. Тем временем черепаха тихонько поползла к краю борта и
шлепнулась оттуда обратно в воду.
Пришел третий день. Черепахе стали нравиться ее приключения, хотя раньше она пришла
бы в ужас от таких передряг. Теперь она решила выйти на берег. Медленно, как обычно, она
выползла на берег и быстро устала, задыхаясь в ставшем еще более тесном панцире. «Надо
все-таки отдать ведьме панцирь», - почти решила она. Тут сверху на нее спикировал орел,
нацелив когти на маленькое тело черепахи. Конечно, его когти скользнули по поверхности
панциря. От неожиданности орел взмыл вверх и улетел. Черепаха оправилась от испуга и
подумала, что в очередной раз панцирь спас ее от смерти. Тут надо хорошенько подумать,
стоит ли избавляться от него.
На четвертый день надо было идти к морской ведьме, но черепаха не знала, на что ей
решиться. И все-таки с ведьмой шутки плохи. Черепаха отправилась в ее подводный чертог.
Ведьма сразу увидела ее сомнения и сказала:
- Тебе придется принять решение сейчас.
- А можно я останусь в прозрачном панцире?
- Вот этого нельзя. Такие вещи больше чем на три дня не годятся. Или я возвращаю тебе
твой старый панцирь, или забираю его совсем. Но у тебя есть еще одна возможность. Ты
можешь вырастить на себе новый панцирь, если, конечно, останешься жива.
Ведьма коснулась невидимого панциря черепахи, и та вдруг почувствовала холод, который
обтекал ее со всех сторон. Панцирь, даже невидимый, оказывается, хорошо удерживал
тепло. Как страшно черепахе было покидать чертог морской ведьмы, но делать нечего – сама
кашу заварила. И то сказать – невмоготу ей было дальше в панцире жить. То ли росла она
внутри быстрее, чем надо, то ли панцирь ей какой-то жесткий достался.
Поплыла она быстро и украдкой, хоронясь под водорослями и в тени камней. Да ведь долго
там не спрячешься – иногда ей надо было вдохнуть свежий воздух на поверхности воды.
Черепаха выбирала удобный момент, чтобы рядом не было никакого хищника, и
стремительно взмывала на поверхность и так же быстро возвращалась в свое укрытие. Так
же трудно ей стало питаться. Ее пища, маленькие рыбки, быстро усвоили, что черепаха
далеко от своей норы не могла уплывать, и держались от нее подальше, кроме самых
маленьких, только что появившихся на свет. Пришлось черепахе перейти на водоросли.
Сначала это было просто отвратительно, но голод не тетка - черепаха стала привыкать как к
своей тайной жизни, так и к новой необычной пище.
Как-то она увидела вдали своих знакомых – морского конька и петуха. Черепаха
вспомнила, как они ее дразнили, и поспешно спряталась за камень. Она была одна, совсем
одна на всем белом свете. И ни одной живой душе даже сказать не могла, как плохо живется
на свете голой черепахе. Тем временем она подрастала, округлялась, шея ее расправилась,
потому что некуда ее было вжимать, лапы вытянулись, стали длиннее; она стала быстрее
плавать. На ее голове выросло что-то вроде пышного длинного плавника. В него она стала
закутываться, когда становилось особенно холодно.
Однажды черепаха пробралась совсем близко к берегу, лакомясь нежными водорослями, и
вдруг к ней метнулась крупная тень, щелкая огромными зубами. Черепаха успела только
выскочить на берег и забиться под большой камень. Хищник разочарованно щелкнул
набором великолепных, но оставшихся без работы орудий пиршества и уплыл обратно. А
черепаха осталась на берегу. Было тепло, песок был просто замечательно мягким. Черепаха
зарылась в этот чудесный песок и не заметила, как уснула. Так с ней было, когда она еще не
вылупилась из яйца и только ждала своего часа, чтобы устремиться к морю, пробив
скорлупу. А теперь она очутилась вновь на этом берегу, откуда однажды уже начался ее
путь. Куда же он приведет ее на сей раз?
Сколько времени черепаха провела в этом сне под камнем, зарывшись в теплый песок,
никому неизвестно, но, проснувшись, она протерла глаза, потянулась, что было силы, и
встала на ноги. С какой стороны на нее не посмотри – девочка и девочка, первая на этом
острове. Она осталась жить на этом берегу. Говорят, что в свое время она встретила на
берегу парня, который раньше был тоже черепахой, только сухопутной. Откуда мне это
известно? Да на этом острове в теплом море до сих пор живет племя потомков их детей. И
они тоже предпочитают жить без панциря, как самая первая на свете голая черепаха.
Ключевые слова: человек, «Я». Происходят от позднего скандинавского, означавшего
«человек», английского Man (человек), готского Manna (Mannaz) – человек.
Манназ – повивальная руна, руна, символизирующая отношения человека и человечества,
человека и Вечности, самого себя со своей Тенью и со своими масками-шкурами, а также
волшебными дарами предыдущего периода Эваз.
Во многих волшебных сказках есть момент, когда главный герой, один из трех братьев, с
помощью волшебного средства добывает красавицу (или молодильные яблоки) и
возвращается к братьям. Те, полные зависти, сонного его или убивают, или сталкивают в
погреб, а сами с братовой добычей быстренько домой скачут, чтобы подвиг за свой выдать.
Человек остается сам по себе, без всяких волшебных кунштюков. А вот черепахе из сказки
самой стало в тягость носить на себе панцирь, который служил ей и защитой и домом. И
стоило ей только сильно пожелать освобождения, как все события стали работать на это ее
желание, и не стало дороги назад… Так появлялись на земле ЛЮДИ. Так было раньше, так
это происходит и сейчас.
В мифологическом аспекте предыдущий героический персонаж Тюр видоизменяется,
приобретая черты весенних богов: египтянина Осириса, Адониса, возлюбленного Афродиты
в греческой мифологии, азиатского Аттиса, скандинавского Бальдра. Общее у этих
персонажей – их красота и совершенство, полная безвредность и отсутствие агрессивности.
Они были рождены для любви. Сама богиня любви Афродита не устояла перед чарами
прекрасного Адониса и даже забыла о своей собственной красоте, нарядах и золотых
украшениях. О Бальдре из эддического наследия нам известно, что Бальдр Добрый славился
своей справедливостью, и никто никогда не бывал обижен в его чертогах. Предсказания же
его не сбывались. Существование возвышенное, духовное, просветленное и не действенное
на материальном уровне. Как не от мира сего. И, действительно, мы еще в мире Прави,
явленный мир нам дарует Лагуз вместе с воскресающим весенним богом.
Всех этих героев объединяет ранняя насильственная смерть и последующее воскрешение,
что делает их божествами умирающей и возрождающейся природы. Они, ведя возвышеннодобродетельное существование на земле, еще и лишаются плоти, проходят через подземное
царство. Затем Адонис по легенде возвращается к Афродите на полгода каждой весной, а
Бальдр воскресает после Рагнарёка, сумерек богов.
Психологический смысл руны в самопознании, постижении своей сути, того главного, что
является стержнем личности, того места, которое человек призван занимать в мире, своей
миссии. Воспоминания об этом периоде в жизни никогда не оставят человека, хотя могут
впоследствии показаться наивными. Это период начала буйного расцвета плоти и ее
призыва, а с другой стороны – такого мощного импульса одухотворенности, какой бывает
только весной нашей жизни. Психологический механизм этого периода – сублимация, т.е.
вознесение и преобразование сексуальности в творческую энергию, жажду исследования
мира внешнего и внутреннего. Этот механизм свойственен именно периоду юности, для
больших талантов может быть спутником всю жизнь. По свидетельству биографов В.А.
Моцарта его жена Констанция говорила о своем муже: «Моцарт пишет, значит, Моцарт
опять влюблен».
Лошадиные силы предыдущего знака Эваз продолжают действовать, только теперь конь
больше похож на Пегаса, выбивающего копытом Кастальский источник вдохновения поэтов.
В возрастной периодизации Манназ соответствует второму, позитивному, периоду
переходного возраста, когда основные битвы за свое обособление от взрослых, за свою
внутреннюю территорию, отшумели, когда мост в детство разведен или разрушен, и
подросток облекся в «кокон» пубертата.
«Мне некуда деться,
Свой мир я разрушил.
По мне плачет только свеча
На холодной заре».
(рок-группа «Ария»)
Теперь можно заняться созданием своих миров. Они создаются в тишине одиночества, в
своем мире-коконе, подальше от взрослых. Нередко подростки начинают увлекаться
философией, мистикой, эзотерикой, другими духовными теориями и практиками. Именно к
этому возрасту относится увлечение мирами Толкина (его «Властелином колец»), которые
этот филолог-специалист по древнегерманской культуре, создал на основе изучения древней
северной Традиции. В этот период юные увлекаются музыкой, которую взрослые
воспринимают как шум. Рок, рэп, рэйв и т.д. и т.п. Пока не вслушаются в слова. А
вслушаться надо, потому что создание кумиров похоже на посвящение маленького пажа
служению прекрасной даме. Во многом это идеалистично, но и судьбоносно. Слушайте, о,
родители, внимательно слушайте слова их песен. Вы очень много поймете тогда о своих
почти выросших детях. Если тексты вам кажутся нечистыми, низменными, это не говорит о
том, что они не могут быть полезны и необходимы. Еще Фрезер более ста лет назад высказал
мысль, что древние предки наши не делали разницы между священным и нечистым. Это
разделение произошло сравнительно недавно. Впоследствии большинство этнологов
согласились с ним. Далеко не всегда увлечение подростка является светлым,
жизнеутверждающим. Нельзя забывать, что прежняя ипостась однорукого Тюра все еще
иногда кричит от боли, идущей из детства, если подросток не прошел, как надо было бы,
период целительной Берканы. Много ран и боли в детстве – много гноя и крови в песнях
юных, но когда-то же душе надо выпустить эту мрачную свою Тень, чтобы освободилось в
ней место для света и радости.
В этом возрасте не только они сами сбрасывают маски и сдирают родительский камуфляж,
но и их самих оставляют и подставляют прежние дары. Те же гормоны, которые раздвинули
костяк мальчика и одарили девочку алыми цветами полнолуния, обозначив пересечение
границы детства, теперь «кидают», украшая прыщами самые видные места – лицо и грудь,
которую девочка только-только отдекольтировала. Их покидает собственное привычное
тело, устраивая фокусы с превращениями, причем превращениями просто подлыми. У
девочки этого возраста соотношение округлостей и угловатостей явно в пользу последних,
прилив щенячьего жира еще не наступил. И вот сначала период мучительных многочасовых
разглядываний себя в зеркало, нарастающая печаль, потом злость на «уродину» в зазеркалье.
А со всех сторон все только и талдычат, что внешность это не главное, что важнее душа,
чтобы она красивая была.
Душа! Идите вы все подальше со своей душой!
Душа. Да отстаньте, надоели.
Душа… А, может, и правда…
В классе кто-то прочитал «Алхимика» Коэльо. «Почитать, что ли?..». Почитали –
поговорили. «А Баян Ширянов про нарков такое написал! «Низший пилотаж» не читал? …
Ты че? И Пелевина не читал – «Затворника с Шестипалым»? Ну, ты даешь вообще…»
Девочка переводит с английского грязные стихи Мерилина Мэнсона и плачет над ними,
парень качает из Инета тексты Рамштайн и сидит со словарем. «А, может, и правда, есть
душа?.. Интересно, где она находится у взрослых? Или она бывает только в переходном
возрасте, а потом проходит, как детская инфекция? Нет, вот у бабушки она точно есть. И у
мамы бывает иногда. А отца вообще дома нет... Как болит сердце. Может, это и есть душа?»
В календаре года период примерно с 8 по 22 апреля, все еще Овен в гороскопе.
Мантика и магия. Если Манназ в прямом положении, она сообщает о необходимости
скромности и избегания излишеств. Даже ее графический символ напоминает позу человека
со смиренно скрещенными на груди руками. Она зовет к тишине и внутреннему покою,
отказу от суеты и навязанного цивилизацией сумасшедшего ритма жизни, переключения
телепрограмм, суматошного побега от себя самого. Она предлагает: «остановись, присядь,
смотри и слушай». Она подарит нам сон, о котором хочется думать и понять его, стихи и
песню, от которых замрешь. Она подарит любовь, в которой ничего не надо, кроме счастья
любимого человека. Она подарит тебе тебя. Ведь традиционно Манназ – повивальная руна.
«Я не пытался останавливать свои мысли о суетном прошлом – их не остановить
специально. Даю им зеленый свет, и они, пометавшись в пространстве ума и сообразив,
что на них не обращают внимания, постепенно затихают и вскоре утихомириваются
совсем. Я как будто перестаю существовать» (А. Сидоренко «Заяабари (Странствие через
море Байкал)»).
В обратной позиции Манназ предупреждает о внутреннем «враге», с которым человек
плохо знаком, о непознанной и неприрученной Тени, которая во многих сказках занимала
место своего хозяина. Тени это удавалось именно потому, что сам человек не удосуживался
уделить ей внимание.
В магическом отношении Манназ поможет постигать человеку самого себя и свою Тень,
освободить свою божественную искру.
21. Лагуз. Руна интуиции, внутреннего круга магии, того, что ведет
«Нужно было становиться взрослым, и,
может
быть,
я
каким-то
образом
подсознательно убеждался в этой печальной
необходимости, глядя на поток золотых
солнечных лучей, стремительно таявших в
высоких кронах деревьев. Мне кажется, что я
понял тогда: люди потому боятся взрослеть,
что не хотят расставаться с маской, к
которой они привыкли, и примерять другую.
Если быть ребенком — значит учиться жить,
то становиться взрослым — значит учиться
умирать» (С. Кинг «Кристина»)
Ведьма и кузнец
Маленькая ведьма жила прямо за водопадом, в пещере. Вы спросите, а как же она не
оглохла? Вот именно, что оглохла, ведь водопад шумел дни и ночи напролет и много-много
лет. Ее пещера была самым настоящим ласточкиным гнездом в отвесной каменной стене. Вы
спросите, как же она оттуда выбиралась? Она оттуда вылетала. И не на помеле, как ее
товарки из сказок, а просто так. И не всегда, а только тогда, когда у нее было окрыленное
состояние. И обратно попасть она могла только в таком же состоянии.
А если ее что-то сильно огорчало, то она не рисковала выбираться из своей пещеры. Вам
кажется, что это трудная жизнь? Она другой не знала и радовалась ей. Поэтому летала она
каждый день, и не было случая, чтобы не смогла вернуться к себе домой. Водопад шумно
радовался ее возвращению и усердно преломлял заходящее солнце сквозь свои струи, озаряя
пещеру летящими радужными бликами. Ведьмочка смеялась и хлопала в ладоши, а потом
сквозь полуопущенные веки глядела, как гаснут радужные гости по углам и стенам пещеры,
и все погружается во мрак.
Маленькая ведьма стала большой и уже знала, что теперь все беды, происходящие с
людьми, будут сваливать прямо на нее. Так устроены люди – предупреждала ее мать. Падет
ли скот, заболеет ли ребенок в семье, проклянет ли соседка соседку, а та возьмет и помрет
после этого – все это люди подумают на нее – ближайшую ведьму. А то еще и на костер
попадешь…
Теперь из своей пещеры она вылетала реже, только в очень солнечные и лучезарные дни.
От постоянных дум окрыленность вяла и подсыхала. А в городе бывало все что хочешь и что
не хочешь. Однажды там началась страшная эпидемия какой-то новой и неизвестной
болезни, от которой умирали люди каждый день. Скоро их негде стало хоронить. Люди не
знали, что делать, и вспомнили, что в округе живет ведьма. Верно, это ее рук дело, решили
они. Оставшиеся в живых собрались и пошли за город, к водопаду. Дойдя до него, они
остановились и стали совещаться, как им поймать ведьму и самим не пострадать.
Следующее утро выдалось прекрасным и солнечным. Ведьмочка почувствовала, что за
спиной вырастают крылья, и вылетела из пещеры. Она не заметила притаившихся людей и
полетела по направлению к городу. Она давно не была там. В последний раз она увидела там
пригожего парня в кузнице, который ловко ковал всякие полезные в хозяйстве вещи.
Ведьма залюбовалась им, притворившись деревенской девушкой. Он заметил ее и
улыбнулся хорошенькой прохожей. Но ведьмам нельзя любить. От этого может пропасть их
сила и полеты, она может стать простой женщиной. И ведьма повернулась и пошла прочь.
А теперь она летела к городу и хотела только одного – увидеть того пригожего парня,
посмотреть еще раз, как из-под его рук выходят блестящие ножи и лемеха, серпы и подковы.
Увидеть белозубую улыбку. Она долетела до города – он был почти пуст. И наковальня не
звенела сегодня. И площадь городская была пуста. И запах тления источали щели между
камнями и поры земли. И ведьма не была бы ведьмой, если бы не знала, отчего все это. Она
знала, что не должна помогать людям, что только самым смелым из них, добравшимся до
нее, имела право сделать это. Но сейчас умер уже или умирал тот самый парень…
Тут ею овладело отчаяние, ярость. Такой силы в ее крыльях еще не бывало, но теперь она
ее донесла до леса, где ведьма собрала травы и сварила зелье. Чтобы лечить людей. С этим
зельем она заходила в дома и давала пить больным людям. Не сразу она нашла своего
кузнеца. Он метался в предсмертном бреду и не узнал ее. Она влила ему в горячий, в сухих
корках, рот, отвар и произнесла заклинание. Больной успокоился и заснул. До утра ведьма
бродила по дворам и давала больным свой отвар. Она насмотрелась на умирающих и
умерших, на мечущихся в жару и остывающих после последнего всплеска жизни. Утром сил
уже не было. Не было радости, не было уже и злости. Не было крыльев. Была только
усталость и надежда. Что он выживет. Что другие выживут. Вернувшиеся охотники за
ведьмой нашли ее возле колодца, лежащей без сил. Они узнали ее не сразу – ведь не так
часто можно увидеть настоящую ведьму летящей над землей в лунную ночь. А, узнав,
схватили и посадили в подвал с железными запорами. Она плакала от бессилия. Как
объяснить людям, что она не губила людей, а лечила, что смерти их не хотела, просто жила
сама по себе, постигая магию восходов и закатов, дождей и гроз, любви и смерти.
На утро следующего дня на площади был готов костер. Оставшиеся в живых люди пришли
смотреть, как палач сожжет ведьму. Ее повели к столбу, и она в ужасе увидела того парня,
которого спасла накануне. Он шел к ней с цепями, чтобы привязать к столбу. И тут глянула
она ему прямо в душу той девчонкой прохожей. Узнал ее кузнец, только виду не подал,
чтобы не погубить. Шепнул ей: «люблю тебя» и так надел цепи, чтобы стряхнуть могла с
себя. «Буду ждать тебя» - шепнул ей еще, уходя. И вот, когда костер вспыхнул и жар стал
подбираться к ее ногам, в ней не было силы, не было злости и ярости, в ней была только
любовь, которая лишает силы ведьму, но почему-то крылья ее вновь налились силой,
подняли ее над костром. Цепи сползли, как бумажные. Ведьма поднялась в воздух вместе с
дымом. И улетела...
А перед водопадом ее ждал кузнец. Она его увидела и поняла, что больше не сможет
подняться в свое ласточкино гнездо, что и не хочет она этого. И стали они жить внизу –
возле водопада. Кузнец построил маленький дом – пятистенок, а ведьма родила ему двоих
детей – мальчика и девочку, а потом еще одну девочку. Говорят, этот кузнец потом
придумал какой-то летательный аппарат, на котором спускался с высокой горы и парил в
воздухе. А она махала ему руками снизу и смеялась. Дети росли крылатыми.
Ключевые слова: вода, поток, интуиция. Происходят от позднего скандинавского,
означавшего «вода», британского Lagy (вода), готского Lagus (вода). Имеется в виде не
просто вода, а вода в потоке, в движении, в русле.
Лагуз – руна прибоя. Для меня (и с этим можно поспорить) эта руна связана с образом
светлого Бальдра, сына Одина, лучшего из асов, в чертогах которого никогда не
происходило несправедливости, и существование которого не имело никакого воздействия
на реальность, пока он не принял смерть. Это история о том, как прийти к людям, уходя от
них. И еще эта руна традиционно является женской, следующей в ряду женских рун – после
Перт и Берканы. Если Перт олицетворяет утробу, дающую миру дитя, перепекающую дитя
нездоровое, перерождающую посмертно, если Беркана символизирует женщину растящую,
сберегающую, то Лагуз это образ матери и жены, отдающей миру свое дитя. Отдающей
потому, что не разумом, а сердцем понимает – по-другому нельзя, и, как ни больно
расставаться с любимым существом, это неизбежно. Они отдавали самое дорогое миру
людей для того, чтобы сын мог выполнить свою миссию. Фригг знала прорицание вёльвы о
грядущей смерти ее сына, светлого Бальдра, и взяла слово со всех вещей на свете, кроме
омелы, что они не причинят ее сыну вреда. Побег омелы показался ей слишком юным для
того, чтобы брать с него слово. И именно этот побег с легкой руки слепого Хёда и по
наущению коварного аса Локи стал причиной гибели Бальдра. Дева Мария также не могла
не знать о том, какой крест принимает ее сын, и она могла только благословить Христа на
подвиг, отдать его людям.
Поэтому Лагуз это руна интуитивного озарения, постижения смысла и цели происходящего
и мужества доверять своему ощущению. Это руна отпускающая и освобождающая движение
по воле волн и провидения.
Средневековая история Тристана и Изольды повествует нам о том моменте, когда тяжело
раненый Тристан после боя с врагами погрузился в лодку, но не имел сил грести. Тогда он
вверил себя своей судьбе, и воды вынесли его на тот берег, куда пришла Изольда и спасла
Тристана от смерти.
Жизнь маленькой ведьмы из сказки связана с потоком свободно падающей воды, и ей не
нужен слух, чтобы иметь знание. Она потому и ведьма, что знает, не мудрствуя лукаво, а
наблюдая за естественно и свободно происходящими процессами. Это знание показывает ей
избранника, который захочет с нею быть, дает мужество принять крест костра. Все
происходит так, как надо.
Психологический смысл руны в умении достичь такого доверия к самому себе, что при
отсутствии защит и масок позволяет проникнуть очень глубоко внутрь и одновременно ясно
видеть то, что снаружи; то и другое чудесным образом объединившись, дает нам вдруг
точное знание. Защититься от знания можно самообманом, ложным выгодным или
поверхностным знанием (психологические защиты – рационализация, концептуализация),
которое создает искусственную картину мира и ничего не дает для развития человека.
Женский аспект руны прокомментирую особо. Только сердце, только материнская
интуиция может подсказать женщине, как ей строить отношения с ребенком, готов ли он к
тому, чтобы отпустить его к людям и самому себе или, наоборот, она ему еще нужна, чтобы
он доразвился в ее тепле. Помню одну женщину, у сынишки которой был врожденный порок
сердца, и она с ним почти не расставалась, демонстрируя яркий пример симбиоза. При этом
у нее не было особых сомнений в верности таких отношений. Мальчишка производил
впечатление вполне счастливого и даже восторженного жизнью, он не стеснялся матерью.
При контрольном обследовании в девять лет на УЗИ сердца обнаружили заращение
овального окна межпредсердной перегородки, самопроизвольное излечение от порока
(статистически позднее, ребенка готовили к операции). Весь мой опыт и интуиция
подсказывали мне, что это сделала мать своей целящей любовью, и только она знала,
сколько близости и любви нужно ее ребенку, чтобы он справился с тяжелым страданием. Во
многих других случаях слепота и глухота матерей заставляет их нянчить своих взрослых
детей вместо того, чтобы благословить их на собственную миссию.
В годичном календаре Лагуз соответствует период с 23 апреля по 6 мая, Телец в гороскопе
(первая половина плодородного знака земли). События этого периода - Пасха – смерть и
возрождение Иисуса, а также ацтекский, очень похожий по смыслу на христианский,
праздник Токсталь, на котором приносили в жертву прекрасного юношу, которому целый
год до этого воздавались божеские почести. В отношении праздника, посвященного
весенним возрождающимся богам, нет единства в разных культурах. Они приурочивались
как к весеннему равноденствию (культы Аттиса и Адониса), так и к концу апреля. Фрезер
приводит сведения так же о том, что при зарождении христианства в некоторых странах
считалось, что крестный путь Христа приходился на весеннее равноденствие. Сам Фрезер в
своей «Золотой ветви» делает вывод, что смерть Бальдра приходилась на летний праздник
огня, день Ивана Купалы – 22-23 июня, летний солнцеворот. Однако там же он пишет о том,
что у северных народов не было такой тесной привязки праздников к поворотным точкам
солнечного года, для них, в основном, скотоводов, более значимы были периоды выгона
скота на пастбище весной и возвращение его в стойла осенью. А это соответствует весной
концу апреля – началу мая (кельтский праздник Бельтан), а осенью – Самайну, празднику
мертвых. Да, дети Севера могли своим рунам и своим богам придать свою специфику.
В году жизни это похороны внутреннего «ребенка», вступление в плодородную юность, в
следующую руну Ингуз. Это начало мира Яви. Хлебный дух после принесения человеческой
жертвы вновь переселяется в хлебный колос.
Мантика и магия. Прямое положение руны предлагает расслабиться и прислушаться к
голосу интуиции. В обратном положении руна предупреждает об опасности самообмана, о
трудностях доступа к своему внутреннему миру, к верному восприятию ситуации.
Магическое применение связано с усилением своей интуиции, внутренней психической
силы. Ее форма может свидетельствовать об обращении своего внимания «вверх», к светлым
силам. Мы все еще на грани мира Прави.
22. Ингуз. Руна Фрейра (Инга, Ингви), плодородия, завершения и начала
«Воздержание! В чем воздержание, дураки?
Воздерживайтесь всю жизнь от того, что
является злом. Разве бог сотворил благо,
чтобы мы от него отказывались?
Воздерживайтесь радоваться прекрасному
и смотреть на цветущую сирень!…
(Записная книжка Ж.С., 25 апреля 1864 г –
А. Моруа «Жорж Санд»)
Поляна
В подземной пещере, освещенной неровным пламенем печного огня, старуха творила
квашню. Опара дышала как живая, вздымаясь вверх и лопаясь пузырями, распространяя
вкусный кисловатый запах. Опара ходила ходуном и старуха, обминая ее, бурчала себе под
нос: «Пора… Пора там наверху проснуться, проклюнуться».
И она кинула в опару пригоршню семян, которые тут же стали набухать и дружно
прорастать вверх, чуя Солнце сквозь пласт земли.
Наверху была поляна в горах Жигулевских, чудесных, старых, давно скругленных
ледниками и ветрами горах, поросших лесом и кустарниками, травами и цветами. Поляна
была словно в каменной чаше, образованной склонами окружающих гор и обрамлена
ровными фестонами березняка и сосен. Душа радовалась на этой поляне красоте природы
почти невозможной.
И видно потому с утра прибежали сюда с утра пораньше три девицы-красавицы. Вбежали с
лесной тропинки и замерли на краю поляны. Поляна за одну ночь словно проснулась,
опушилась роскошными сочными травами, распустилась пышными кустарниками,
ощетинилась кое-где прекрасным чертополохом, словно предупреждая: «будьте
осторожны!».
Девушки тихо вошли на поляну, и тут клубника дикая алыми свечками в глаза кинулась, в
рот запросилась. Нигде больше нет ягоды крупнее и слаще, чем на этой поляне. Девушки
обо всем на свете забыли, собирая ягоду и наполняя рот душистой вкуснятиной.
Одна из девушек, Настя, зашла на поляну выше других и ахнула: земля под ногами вся
пузырями, как хорошая опара, дышит и прут из нее травы целыми купами: и зверобой, и
душица, и Иван-чай и клубника щедрыми россыпями. Показалось Насте в страхе от такого
великолепия, что земля под ногами дышит, как живая и волнами ходит. Ей бы убежать, а она
ничком упала, руки-ноги крестом раскинула и прильнула лицом к пузырю земли. Ей бы
вскочить, когда земля мягко проседать, осыпаться под ней стала. А она все лежала и
слушала дыхание земли.
***
Старуха в подземной пещере прислушалась. Была она крива на один глаз, но оставшийся
видел все и под землей и на земле. Она увидела лежащую сверху в земле девицу-красавицу.
Прислушалась, принюхалась.
- Придется вернуть людям, - пробурчала она, - понесла от моих ягод.
Пузырь земли мягко вынес Настю на поверхность, к небу, солнцу, травам, деревьям,
людям. Вставая, она уже знала, что даст жизнь Солнечному мальчику.
Ключевые слова: плодородие, завершение. Происходят от британского Ing (Ингви),
готского Ing (Ingus) – Ингви.
Ингуз – целящая руна. Это продолжение периода Яви, мира явленного. Все происходящее
сейчас и далее, становится сугубо земным и реальным.
Настя попала в самое сердце плодородных сил, которые зарождаются всегда под землей, в
тишине и влаге почвы, и практически невозможно избежать этого праздника природы,
праздника зарождения нового растения, нового зверя и птицы, нового человека, новой идеи,
картины, книги. Нужно быть воистину слепым, глухим и утратившим осязание и обоняние –
быть мертвым, чтобы пройти мимо и не заметить, не впустить в себя прорастающую спору
жизни.
Мифологические персонификации – это все боги плодородия: славянский Даждьбог,
скандинавский Фрейр, аналогичный ему также германский бог Инг, супруг богини
плодородия и взращивания Нертус, боги греческие Деметра, Персефона и Дионис.
Интересна история богов плодородия в северной Традиции. Когда-то воевали асы с ванами
(славянскими богами). Долго длилась эта война, и решили боги жить в мире. А залогом миру
должен был стать обмен пленниками. Так асам достались ванские боги: Ньёрд, бог моря, и
его дети – Фрейр и Фрейя. На холодном севере туговато с собственным плодородием,
поэтому более южные и более земные, символизирующие производительную силу земли,
боги, оказались нелишними. Дети Ньёрда ближе к земле, земному и человеческому, чем асы.
Фрейр женился на красавице-великанше Герд (родина ее Утгард, внешний мир стихийных
сил), которую с трудом укротил его слуга Скирнир. Получилось, что бог плодородия
обуздал саму стихию. Фрейя замужем за человеком по имени Од, хотя ей без конца
предлагают блестящие партии.
Название руны связано с прозвищем Фрейра, Ингви. Строго говоря, Фрейр это не имя, оно
значит господин, так же как Фрейя – госпожа. Существенно то, что мы узнаем из младшей
Эдды о Фрейре. Чтобы просватать строптивую Герд, он послал с этой миссией Скирнира, но
тот согласился сделать это, только получив меч-самосек Фрейра. Этим поступком Фрейр
окончательно расстался с героическим своим путем, оставшись богом плодородия в чистом
виде. В сумерки богов это и подведет его, он погибнет, не имея оружия. Впрочем, погибнут
и другие, вполне вооруженные боги. Таков Вирд, судьба.
Смысл руны в завершении предыдущего периода, духовного становления
антропоморфного бога, и начале нового, животворного, земного и простого по своей сути
периода. Его мощь сопоставима с подвигом травинок, пробивающихся через асфальт, с
неприхотливым упорством мхов и сосенок, растущих на камнях. Это неукротимая
гелиотропная, сугубо мужская сила, существующая, пока существует солнце. Возникает ее
новый, мощный импульс. Пора сажать картошку и выводить «тараканов» из головы. Уметь
радоваться просто свету и теплу, подобно свежей травинке, пробивающейся из земли,
ящерице, замирающей на солнце. Содержание Ингуз мне очень напоминает первую
гексаграмму И-Цзын «Творчество». Вот как о ней сказано в «Книге сказочных перемен» Д.
Соколова. «Первая ситуация – «чистый ян» - трубит о начале мироздания и перемен. С
энергетической точки зрения это мгновенный мужской порыв, лишенный как сомнений, так
и мудрости, зато обладающий очень сильным (как кажется) потенциалом действия.
Впрочем, в реальном действии этот потенциал почти мгновенно будет уничтожен, если не
видоизменится. Из Дао Дэ Цзин мы помним, что мощный дуб ломается ветром, но
травинка только гнется. Вся эта сплошная напряженная «палочная» (шесть палок на
рисунке) система бывает очень ярка и привлекательна для простолюдина, но не слишком
жизнеспособна. … В И Цзин этой позиции соответствует гексаграмма «Творчество», а
образы комментариев наполнены драконами: вначале нырнувшим, потом вышедшем на
поле, затем летящим. Ах, прекрасные китайские драконы! Изящество и величие! В наших
краях им чаще рубили головы. Но, серьезно, дракон – очень сильное существо, требующее
подчинения, подобный творческому импульсу, требующему реализации. Как часто бывает,
что первый блин нового дела и оказывается самым лучшим! Первая любовь, первая
вырезанная дудочка, первая медитация, первое духовное прозрение – для многих людей
надолго и даже на всю жизнь они остаются лучшими, несравнимыми по своей мощи и
красоте ни с чем из того, что последовало. Последовало, конечно, очень много интересного,
и такого, и эдакого, и опыт накопился, но то, первое, бывает отмечено печатью
несравненной удачи, которую дарит только небо. Шесть янских черт – это и есть небо,
сплошное небо, сплошная нечеловеческая логика и мощь свыше, являющаяся в виде дождя,
драконов, ярких вспышек удачи. Такие ситуации не управляются людьми».
Это одна из самых мощных рун в Футарке. Ее приход однозначно благодатен и
плодотворен. Графический символ руны – ромб с крючьями – образ, который присутствует
практически во всех культурах как знак плодородия. А. Платов приводит в своей книге
«Магические искусства древней Европы» изображение женщины из африканского племени
с татуировкой на животе в виде большого ромба. Древние были наблюдательны, а природа
украсила человеческое тело прекрасными знаками плодородия. Врачи и анатомы хорошо
знают ромб Михаэлиса, который можно увидеть над крестцом. По его форме легко судить о
емкости женского лона. Однажды в период написания этой книге мне приснился ромб
Михаэлиса – ромб Фрейра. Так услышала это во сне. Хотя об этом анатомическом ромбе не
вспоминала много лет после окончания мединститута. Ромб Ингуз открыт и вверх и вниз,
плодородие зависит в равной степени от Урана-Неба, его влаги и Геи-Земли, ее почвы.
С психологической точки зрения руна символизирует творчество, но не итоговое (как у
Кано), а стартовое. Это генофонд, полученный от родителей. Это щедрое рассевание семян
по влажной пашне. Неизвестно, что взойдет, но есть радость от самого процесса. Много в
этом состоянии от попрыгуньи-стрекозы в ее лучшие времена до встречи с мудрым
муравьем, который прекрасно знает, что не все коту масленица. И все же нам веснами
доставляют детскую радость и бабочки-однодневки, и прозрачно-сверкающие стрекозы,
вселяя уверенность, что жизнь продолжается и можно открывать ее новый чистый лист. Это
действительно может быть эйфория, которая осложняет жизнь, если в ней застрять, но без
нее жизнь не в радость.
С точки зрения возрастной периодизации это юность, которая от возвышенных и
бесплодных мечтаний перешла к вполне земным радостям любви и созидания. Первый
поцелуй, первый рабочий день, первая зарплата. В календаре года это период примерно с 7
по 22 мая, посадка огородов, цветение садов, той самой сирени, о которой писала Жорж
Санд. В зодиаке – по-прежнему Телец. Кстати, одним из эпитетов Диониса как бога
плодородия был «благодетельный телец».
Мантика и магия. Получая руну, мы можем быть уверены, что завершается некий важный
период, нечто уходит в прошлое, как прошлогодний лист в землю при весенней пахоте.
Важно без сожаления и с благодарностью отпустить это нечто. И у вас есть карт-бланш для
начала нового периода. Вы можете начать жизнь с нового листа, расчистив место от старого
хлама. Так весной хозяйка, приезжая на свою дачу, распахивает окна, моет стекла и полы,
смахивает пыль, стирает занавески, и дом начинает сиять как новенький. Ингуз в магии
хорошо применять для пробуждения дремлющих способностей, энергии человека, направляя
ее вовне. С этой точки зрения она является целящей руной, ведь энергия, таящаяся внутри и
не имеющая допуска вырваться на улицу, часто направляется нами на саморазрушение (а
куда ей еще деться?).
23. Одаль (Отила). Руна наследства и разделения
«Людям нужна сила трения, которая их
останавливает,
чтобы
они
хотели
двигаться вперед, и сила тяжести, которая
придавливает их к земле, чтобы они
мечтали взлететь» (Н. Дарьялова «Великая
и загадочная»)
Бегущая
Было это давным-давно, когда на нашей Жигулевской земле деревья разговаривали и даже
камни шептали. Когда Волга веснами широко и привольно разливалась, подмывая корни
деревьев и размывая берега.
Жили в одном селе приволжском парень и девушка. Друг друга любили, только родители
по-другому решили. Прочили девушку за другого, богатого и немолодого годами. И вот
решили влюбленные уйти из этих мест куда глаза глядят. Пошли они на берег Волги
попрощаться с рекой и родными местами. А пока стояли, взявшись за руки, налетел вдруг
откуда ни возьмись вихрь, взметнул темный смерч воды из Волги и швырнул его на берег.
Видит девушка: смерть близка, и взмолилась своим древним богам о спасении, чтобы не
унесла их вода в тридевятое царство. А вихрь уже успел отбросить их друг от друга, уронить
парня на землю. Вцепился он пальцами в сырую землю, песок речной. И в тот же миг
обратился в дерево, лежащее на берегу и вывернутыми корнями цепляющееся за берег.
Девушка, как стояла, взмолившись и вытянув реки к небесам, так и застыла стройным
деревом. Руки-ветви в небо воздеты, ноги-корни змеями сплетенными в землю впились,
вцепились, вгрызлись.
«Ах, земля родная, матушка суровая, не дай погибнуть!»– взмолилась девушка.
И земля удержала их, не дала вихрю унести деревья. Парень-дерево мощно выпустил
ветви-стволы прямо вверх, в небо. У девушки-дерева корни умножились, как паучьи лапы,
крепко вцепились в землю. Только верхушка высохла, и три ворона на нее сели.
Увидела девушка лежащего на земле парня своего и рванулась к нему на помощь. Но
корни, только что спасшие ее, не пускали. Поднялась она только над землей на корнях своих
сплетенных, вознесясь над их шатром. Заплакала она, закапала росой с листочков.
Шел по берегу Один с братьями, увидел на берегу два дерева с крепкими корнями, вдохнул
в них жизнь, снова превратил в людей – мужчину по имени Аск, что значит «ясень» и
женщину по имени Эмбла, что значит «ива».
Кинулась Эмбла к Аску, растормошила его, пробудила ото сна. Поднялись они оба рука об
руку и стали жить тут же, на этом берегу. Домик построили, детей нарожали. Дети их
выросли, да в новые места ушли, там корни пустили.
Может, и вам случилось видеть на берегу Волги Эмблу, бегущую к Аску на своих корнях?
Ключевые слова: наследство, разделение, земля предков, владение. Происходят от
британского Ethel (наследство) и готского Othal (разделение).
Отила – руна речи, обращения. В данном случае, обращения к своим корням. Должно быть,
воплощениями Одаль-Отилы являются юные боги, только что оперившиеся, только
постигающие свои связи с предками и их наследием, еще только строящие свое гнездо во
многом по образу и подобию, но уже с неясной сначала потребностью сделать по-своему,
так, как никто еще не делал. Это юный Магни, сын Тора, в возрасте трех дней от роду
явившийся выручать своего отца, которого асы не могли вытащить из-под ноги им же
поверженного великана. Магни смог это сделать, потому что унаследовал от своих
родителей – бога Тора и великанши Ярнсаксы, исполинскую силу. Руну напоминают также
Аполлон и Афродита, юные и прекрасные, за спинами которых угадывается их мать Латона
(Лето) и уж непременно, отец-громовержец и тучегонитель.
В фазе этой руны еще очень существенно, что ты сын Зевса или любимый племянник и
ученик господина имярек, в твоих достижениях немалый вес занимает доставшаяся тебе по
наследству хорошая генетика. «Спасибо Вашей маме», - так сказал мудрый мужчина
молодой привлекательной женщине, целуя ее руку.
Корни спасают от гибели высыхания, отчуждения, от них зависит, будут ли поступать в
организм питательные соки и происходить развитие, но наступает момент, когда они же
мешают движению, освоению новых пространств. Возможность дальнейшего
существования зависит от того, как верно человек понимает отношения со своими корнями,
которые только недавно вынесли его на поверхность и показали благодатному солнцу. Это
произошло в период Ингуз, а теперь задача Отилы помочь растению и человеку оценить
свои возможности и дальнейшие задачи.
Т.о. психологический смысл знака – в осознании характера своей связи с предками,
выделения своего и унаследованного, умении быть благодарным и вместе с тем
независимым, имеющим корни и вместе с тем умеющим летать. Задача исключительно
сложная и связана с принятием личной ответственности за происходящее, ведь так и тянет
свалить свои неприятности на проблемных предков и плохую генетику. «В обычных
условиях он бы свалил на что-нибудь вину за эту пустую, нечистую жизнь и успокоился. Но
сейчас ему не припомнилась ни система, ни комплекс неполноценности, в котором
виноваты родители, ни нынешнее время. Он никогда не жил своими взглядами, они были
связаны лишь с тем внешним обличьем, которое сейчас с него сползало. Теперь он знал, о
том не думая, что он и только он выбрал мусор и битые бутылки, пустые жестянки,
мерзкий пустырь» (К.С. Льюис «Мерзейшая мощь»)..
Это период, когда орлята учатся летать, им еще нужно родительское гнездо, откуда они
совершают вылеты, но недалеко то время, когда гнездо будет собственное, а родители
станут товарищами по осеннему перелету в теплые страны.
В плане возрастной периодизации это юность, период постижения тайн и сокровищ своего
рода, связи с предками. Собственные достижения еще пока не совсем твоя заслуга, а
результат получения наследства. Если сопоставить этот рунический этап со средневековой
рыцарской периодикой, то сейчас оруженосец (вчерашний паж прекрасной дамы) изучает
геральдику, чтобы пройти рыцарское посвящение в следующей руне. Хорошо в такой
период построить семейную генограмму – графическое изображение связей с
родственниками по вертикальной и горизонтальной линии, подумать, что с ними есть
общего, а в чем ты совсем не такой. Что хочешь принять из наследия в неизменном виде, что
приумножить, а что использовать как сырье. Обособление, выделения своей территории –
вот важная задача этого периода. Одаль принадлежит к области мира явленного, но в ее
период совершается путешествие к корням и обратно. Она все-таки мостик с Навью,
напоминание подземного мира мертвых о себе. К этому периоду относится английская
пословица о том, что в каждом шкафу есть свой скелет, т.е. своя семейная тайна. Разгадка ее
– задача Отилы.
В годичном календаре это период примерно с 23 мая по 6 июня, в гороскопе Близнецы,
первая фаза.
Мантика и магия. В прямом положении Одаль говорит о балансе между зависимостью и
свободой, необходимостью постижения этой мистической связи, обращения взгляда к своим
корням, своему происхождению, памяти рода. Она сообщает нам о возможности свободы в
пределах известных границ. В обратном положении Одаль предупреждает о возможности
разрыва связей со своими корнями, связанной с выходом за пределы личной Ойкумены.
Пересадка юного существа на другую почву, прививание ветки на другое дерево имеет
некоторый риск, но, в сущности, не опасна при бережном исполнении, а иногда это
единственная возможность спасти растение или человека. Садоводы хорошо знакомы с
такими процессами. Воспитатели детских домов и приемные родители - тоже. В магии
Одаль традиционно используют при проблемах здоровья старших в семье, для сохранения
имущества. В духовном плане медитация над руной может способствовать решению
проблемы взаимоотношений со своими корнями, предками, границами, определении своего
личного пространства. Графическое изображение руны очень напоминает предыдущую,
Ингуз, намекая на близость с ней и определенное сходство. Только открыта руна своим
перекрестом вниз, туда, где корни. Небо сделало свое дело, теперь важна способность
существа питаться соками земли, пользоваться корневой системой.
24. Дагаз. Руна прорыва, трансформации, наступления дня
«На переломе истории ужасно неуютно:
сквозит, пахнет, тревожно, страшно,
ненадежно, но с другой стороны - счастлив,
кто посетил сей мир в его минуты
роковые...»
(А.
и
Б.
Стругацкие
«Отягощенные злом».
Карамельная горбунья
Жили в одном селе муж да жена. Хорошими они были людьми, а вот детей у них долго не
было. Зато соседские ребятишки к ним охотно бегали – хозяйка всегда их вкусненьким
угощала, карамель варила, петушков леденцовых сама делала. А хозяин учил их из чурочек
и дощечек скворечники и лавочки мастерить. А хозяйке своей он формы для петушков
делал. Вот однажды женщине этой сон приснился, как будто пришла она к трем старым
женщинам, и они ей говорят: «Сделай карамельную девочку, а муж пусть сделает
деревянную колыбельку, и нянчи дочку».
Проснулась женщина, диву дается от такого сна. Но решила-таки послушать женщин из
сна. Попросила она мужа своего сделать форму для красивой девочки и колыбельку для нее.
Покачал муж головой – странные вещи жена говорит, но не стал перечить, все, как она
просила, сделал. Сделала и она самую лучшую молочную карамель с малиновым сиропом и
залила в формочку. Как остыла девочка, вытащила ее из формы, завернула в пеленки и
положила в колыбельку. Стала ей песни петь и качать. Девять дней так качала без устали, и к
концу последнего дня девочка открыла глазки и зачмокала губками. Какая же красивая
девочка получилась – кровь с молоком! Муж да жена не нарадуются. А тут в дверь стучат.
Муж пошел открывать, а на пороге стоят три старые женщины, три пряхи. Попросились они
на постой. Старшая сказала: «Мы знаем, что у вас дочь родилась. А мы ей судьбу напрядем.
Такая у нас работа».
Пустил их хозяин на постой. Принялись пряхи за работу. Старшая нить вытягивает,
средняя на веретено накручивает, младшая ножницы держит, нить обрежет, как довольно
будет. Старшая нить вытягивает и приговаривает: «Будет расти она умницей, да красавицей,
веселой и приветливой, любое дело в руках у нее спориться будет».
Средняя пряха старается, на веретено нить накручивает. Вдруг веретено упало ей прямо на
ногу и укололо. Вскрикнула от боли средняя пряха и сказала: «Значит, быть тому, что в три
года девочка упадет, да ушибется и станет горбатенькой!»
Расстроились родители, да делать нечего – слушают дальше.
Напряли гостьи целое веретено хорошей тонкой пряжи, тогда младшая обрезала нить и
сказала:
- Проживет она жизнь долгую, себе и добрым людям на радость.
На том попрощались пряхи с хозяевами и в ночь ушли.
Растет дочка и все краше становится. А, главное, веселая да приветливая растет. Родители и
соседи не нарадуются. Муж и жена уж думали: может, пронесет. Ан нет, в три года упала их
девочка и спинку ушибла. С тех пор вырос у нее горбик. Только она будто его и не замечала,
да и другие привыкли постепенно. Характер-то у девочки был хороший, дети целой гурьбой
к ней в гости ходили.
Так и росла она, рукодельницей стала – хоть шить, хоть кружева плести, хоть прясть, хоть
ткать – равных ей в округе не было. Вот только танцевать она стеснялась, своего горбика
стыдилась, и на посиделки молодежные не ходила.
Однажды нашла она на дороге игрушку – деревянную птичку. Стала детей спрашивать:
чья, мол. Никто не отзывается, нет хозяина. Взяла тогда девочка птичку к себе. Жалко стало
ненужную игрушку. Сделала мягкое гнездышко из пряжи, положила туда птичку и стала
думать, что вырастет та птичка и станет сильным большим орлом. Родители только между
собой переглядывались. Нянчит она свою птичку, зернышки ей дает, песенки поет. То ли от
зерна, то ли от песен ожила птичка и расти стала. И в самом деле выросла, правда, не орлом,
а большой ночной птицей-филином. А девочка и рада была - радешенька. Филин как подрос,
в лес стал по ночам летать, девочку с собой звать. И один раз так сильно захотелось ей с
филином в лес, что затрещал ее горбик, и расправились из него крылья крепкие. Так и
полетела она вместе с филином, над ночным лесом летели они, над полем и озером, опять
над лесом. Под утро вернулись они домой, девочка крылья опять в горбик сложила, чтобы
людей не пугать. Ну, чем они, в конце концов, виноваты, что у них нет таких крыльев?
А по ночам две чудесные птицы покой села берегли. Было раз такое, что затушили они
начинающийся пожар – своими крыльями огонь забили, в другой раз воров ночных
напугали, так что те больше никогда не вернулись в эти края.
Долго жили – не тужили в тех краях карамельная горбунья и друг ее, филин – добрым
людям на радость и удачу, а лихим да нечистым на руку – на острастку.
Ключевые слова: день, прорыв, трансформация. Происходят от британского Day (день),
готского Dags (день).
Дагаз – руна мысли, которая вырвалась из тьмы Науд (Ночи), Наутиз (тоски, стеснения).
Дословно, «Даг» это день.
Считается, что Дагаз посвящена белому асу Хеймдаллю, стражу радужного моста Биврест,
что соединяет Мидгард и Асгард. Как и мост, руна отражает собой взлет, воспарение от
земных корней Отилы к высшим духовным сферам внезапно открывающихся возможностей
человека. Наступает его день, зенит его солнца, которое преломляется в небесных слезах
расставания с детством, обособления от предков, отрыва от корней, без которого не бывает
эволюции, освоения неизвестных сфер жизни. Тогда мы видим прекрасную радугу, и небо
становится совсем близким. Дагаз стремится к звездным часам жизни человека, к расцвету
его возможностей, способностей, достижений. Вместе с Фе, следующей дальше по кругу и
первой в Футарке руной, Дагаз представляют расцвет Яви, ее сияющее торжество. Это еще
очень мужская руна по многим параметрам – и мужским персонификациям, и силе
воздействия, и дневной своей сути.
Это еще руна рыцарского посвящения, если вспомнить о том, что задачей Одаль-Отилы
было изучение геральдики, истории рода. Именно теперь герой должен добыть свое личное
оружие, свой именной меч, подобный Экскалибуру короля Артура, легендарному мечукладенцу славянского титана Святогора. Это уже четвертая ступень героического
посвящения.
И вот еще один аспект руны – она является дверью в новый мир. Сказывается ее
непосредственная близость к оси мира и года.
Психологический смысл в готовности к прорыву, бесстрашному вылету из любого гнезда
или даже с голого места и свободному взлету в восходящих потоках воздуха. Посмотрите на
парение орла или ястреба высоко в небе. Когда-то они решились на это в первый раз! Даже
графический символ Дагаз напоминает распростертые крылья. Крылья из горбика
карамельной девушки. Ей нужно было очень сильно захотеть поступить не так, как обычно,
а сугубо по-своему, чтобы крылья прорвались сквозь коросту горба. Защитное образование
при столкновении с этой руной – страх, либо еще большая глупость – бесшабашная (она же
безбашенная) удаль.
В календаре года это период перед летним солнцеворотом (примерно с 7 по 22 июня), в
конце которого самый длинный день года, канун праздника Ивана Купала. В цикле жизни
кульминация юности, приближение к полному расцвету. Дагаз разрывает второй круг
идентификаций – не только с родителями, но и другими значимыми и известными людьми.
Разрывает в том смысле, что эти идентификации освещаются ярким солнцем осознания.
Мантика и магия. Дагаз – непереворачиваемая руна. Ее получение – не только большая
радость и удача, но и ответственность. Потому что мало порадоваться подвернувшемуся
шансу, им надо уметь воспользоваться, и … кто-то первый раз прыгнет с парашюта, чтобы
победить свой страх высоты, кто-то признается в долго скрываемой любви, кто-то прочитает
свои стихи друзьям. Произойдет что-то новое, небывалое в вашей жизни. И это будет
действительно ваше достижение, ваш подвиг. Только тогда вы действительно примете
эстафету мужества всех ваших доблестных предков. Хочется назвать эту руну руной
Подвига в самом широком смысле.
Магия руны огромна. Она поможет вырваться из привычного круга представлений,
осветить неожиданные пути и способы существования, обрести удачу и мужество.
***
Рунный круг замкнулся. Свет Дагаз переходит к благополучию Фе. Мир вступает в новый
круг. Осталось только прокомментировать то, что кажется существенным в теме рунного
круга.
Изнанка магии
Волосы вихрем,
Стиснули шею.
Душат ствол ветви.
Это вихрь смерти,
Место рождения.
Человек по имени Орви и джинния
На берегу бескрайнего Мертвого моря жил один человек. Скорее молод, чем стар. Звали
его Орви. Один жил, а занимался тем, что играл на кифаре и ловил рыбу. Только в Мертвом
море рыбы не было, а в сети попадались в основном бутылки. Многие были просто пустые,
выброшенные любителями морских купаний, в иных содержались записки с призывами о
помощи. Но даты, указанные в них, говорили о том, что бутылки эти слишком долго
носилась по волнам, и тех, кто писал, уж нет давно на свете. Орви собирал эти записки и
иногда в лунные ночи грустно раздумывал над ними.
Но на самом деле он искал совсем другие бутылки. В которых были джинны и джиннии.
Никогда не знаешь, что можно ожидать от джинна, который сидит там внутри сотни и
тысячи лет – построит он город или проглотит тебя от злости. Ведь сидеть взаперти, да еще
не по своей воле, согласитесь, не самое приятное занятие.
Однажды человек Орви поймал такую бутылку. Она была хорошо закупорена, и внутри
что-то шевелилось. Ему очень захотелось открыть ее и посмотреть, кто же там сидит. Но он
все-таки боялся. Так он ходил вокруг бутылки и думал, как бы ее открыть, чтобы не опасно
было. А сам все на кифаре наигрывал. В общем, решил попробовать вот так и открыть, под
музыку. А вдруг джиннов, как и змей, можно так заклинать? Эх, была - не была – открыл он
бутылку. И точно, взметнулось оттуда пламя, тут же превратившееся в джинна средних
размеров. Человек Орви играет себе на кифаре, а сам на джинна смотрит. Тот было дернулся
несколько раз от злости, да потом звуки кифары так ему понравились, что он сел на песочек
рядом и стал медленно раскачиваться под музыку. В общем, все хорошо обошлось.
Построил тот джинн дворец - не дворец, но так, хижину приличную, и зажил наш Орви
лучше прежнего.
Так время от времени попадались ему такие вот бутылки закупоренные, и он их под звуки
кифары открывал, и так эта музыка действовала, что никто, ну никто из джиннов и даже
джинний не причинил ему вреда. А он их отпускал на волю и смотрел, как они улетают
потом кто куда. Иные в гости потом похаживали. В общем, нескучно жилось.
Однажды поймал Орви бутылку потяжелее других. А снаружи вроде все как обычно.
Откупорил ее и начал играть. А оттуда никого нет. Тогда Орви повернулся и пошел дальше
по берегу. На кифаре не стал больше играть, так себе посвистывает. А за его спиной из
бутылки пламя взметнулось и в огромную джиннию превратилось. Просидела она в бутылке
несметно много лет, и столько же не видела человеческого лица, и не слышала человеческой
речи. Увидела она спину уходящего человека и окликнула его. Он обернулся и увидел
огромную джиннию. От страха он выронил свою кифару и побежал прочь. Тогда она его
настигла и разорвала на части, и бросила в воды Мертвого моря. Потом разнесла в щепки
его хижину и тоже выбросила в море. Потом разбила свою бутылку и унеслась прочь из
этих мест. Только кифара на берегу осталась, и ветер перебирал ее струны, рождая
прекрасные и печальные звуки.
***
В этой книге многажды употреблялись слова «мантика» и «магия». Во все века людей
увлекали эти занятия, которые, как кажется на первый взгляд, не требуют особого
образования или квалификации. И особой ответственности. В свободной продаже есть
множество пособий по магической «кухне». Вроде бери и делай. Мрачная история человека
по имени Орви о том, что с большими силами шутить опасно. Эта сказка по сути дела
фантазия на тему Орфея. После смерти горячо любимой жены Эвридики, которую ему не
удалось вернуть из царства Аида, певец так и не смог утешиться, и больше не обращал
внимания ни на одну женщину. Однажды он со своей кифарой оказался в лесу, на пути
шествия вакханок, и обезумевшие менады, увидев Орфея, не обращавшего на них внимания,
разорвали его на части. Так Орфей соединился со своей любимой, только уже не на этом, а
на том свете. Из мифа нам известно, что Орфею свет белый стал не мил, а, может, и никогда
не был мил, ведь у него было разрешение Аида вернуть Эвридику на землю и, если бы
только Орфей не обернулся, не нарушил условие подземного царя, Эвридика была бы с ним
вновь на земле. Каждый получает то, что хочет. А что хотел человек по имени Орви? Отчего
он был так невнимателен к своей добыче? Подсознательное стремление к смерти или
легкомыслие по отношению к разбуженным темным силам, к которым отчаянно влекло?
«Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья…»
(А.С. Пушкин)
В связи с этим сюжетом невозможно не вспомнить описание сути шаманских посвящений,
которые в частности приводил Мирча Элиаде в своем труде «Шаманизм: архаические
техники экстаза». Непременным компонентом посвящения было переживание физических
мук, связанных с расчленением тела – во сне или в состоянии транса. После этого шаман
обретал способность к путешествию между мирами – нижним, средним и верхним.
Работая с рунами (неважно, будет ли ваша магия светлой или темной), вы непременно
столкнетесь со своей Тенью, областью бессознательной психики, в обычных условиях
тщательно охраняемой многочисленными защитами. Так же в практике психотерапии врач
или психолог, работая со своим клиентом, выпускает джинна его бессознательного мира,
нередко огромной мощности, и сам рискует подвергнуться в той или иной степени его
разбуженной активности. Хорошо, если тот на радостях воздвигнет дворцы, но может и
сделать своего спасителя объектом для вымещения накопленной злобы и обиды. Особенно
опасно будить Спящих Красавиц – хорошо выдержанные экземпляры могут сильно «ударить
в голову». Станет ли практикующий магию или психотерапию от этого шаманом (мастером)
– еще вопрос, ведь жертва имеет не менее трех вариантов дальнейшего бытия (кроме
уничтожения на материальном плане) – стать героем, тираном или мудрецом. Почему речь
зашла о психотерапевтах, узнаете из следующей главы.
Техника безопасности работы с рунами и не только с ними содержится в смыслах рун
Альгиз и Ансуз, а также в «зимней» связке – Наутиз, Иса, Йер.
О материнской (и прочей женской) магии
«Когда б любовь моя была
Слаба как свечка и мала,
Ты б никуда уйти не мог –
Все б огонек ее берег.
И в продолженье многих лет
Дрожал: вот-вот погаснет свет!
Но ведь она же не свеча –
Она, как солнце, горяча,
И потому, наверно, ты
Не знаешь страха темноты,
Уходишь ты на срок любой –
Любовь, как солнце, над тобой!»
(Сильва Капутикян)
Прошу прощения у мужчин. Не адресую к вам свое сообщение, т.к. работаю в основном с
матерями, женщинами. Хотя есть древний миф о том, что Одина научила искусству сейда
(один из видов социально неодобряемой волшбы) ванская богиня Фрейя.
Несколько странно и как-то не принято отождествлять магические практики и
современную психотерапию. Однако они связаны непосредственным родством. Как люди и
их обезьяноподобные предки. Что же касается популярности в народе, то в России
востребованность гадалок, ворожей и хиромантов на порядок опережает спрос на
психотерапевтов. Возможно, на Западе дело обстоит как-то иначе, но… Отчего-то и им не
позавидуешь.
Современный дикарь из африканского племени либо из племени экваториальных островов
делает куколку своего врага и протыкает ей глаза, чтобы он ослеп, или сердце, чтобы долго
не мучился. Потом он закапывает эту куколку на предполагаемом пути своего врага и
уверен, что врагу будет причинен ущерб. Дочка дикаря делает куколку своего будущего
ребенка, заворачивает ее в тряпочки и баюкает. Современная девочка тоже нянчит свою
«лялю», кормит ее, укладывает спать. Она, как и первобытный ее предок, уже работает над
образом, символом грядущего реального объекта.
Мать бережно подбирает оброненную ребенком вещь, разглаживает ее и аккуратно кладет
на место. Это вещь ее ребенка, значит, сберегая его вещь, она так же отнеслась сейчас к
нему самому. Выросла дочь, ушла из дома. Мать сажает цветок и вдруг понимает, что
ухаживает за ним, как раньше за своей дочкой. Этот цветок становится цветком ее ребенка.
По его состоянию она судит, как дочка себя чувствует, от ее ухода за цветком неким образом
зависит благополучие ее ребенка. Мать становится древней берегиней, воплощением
божества-защитника. Права ли она, делая так – другой вопрос, но суть в другом – нечто
древнее и непостижимое ей самой заставляет ее делать это, чтобы, не видя ребенка,
посылать ему свое благословение. Моя покойная бабушка, мать отца, отличалась каким-то
особенно сильным чадолюбием. Она говорила: «Мои дети – мои боги». Она ждала сына с
фронта. В конце войны получила на него похоронку, но не поверила ей. Контуженого отца
не сразу нашли в куче обломков и фрагментов человеческих тел. Восьмого мая 1945 года
бабушка получила письмо от отца из госпиталя на территории Германии. Она знала, она
верила, что он вернется. Вспомните стихотворение К. Симонова «Жди меня»:
«Жди меня – и я вернусь,
Только очень жди.
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди.
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Тем, кто вместе ждет.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня.
Выпьют горькое вино
На помин души.
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.
Жди меня – и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня,
Тот пусть скажет: повезло…
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня».
Современный христианин назовет это верой, и это верно, только вера в данном случае
имеет вполне реальную основу – некие древние и мощные символы и образы. Есть образ
Всемогущей Любви как источника жизни и образ любимого, защищенного этой любовью.
Если вспомним сказку Метерлинка «Синяя птица», то мы увидим, что брата и сестру –
Тильтиля и Митиль в поисках птицы счастья хранил образ Материнской Любви, которая
появлялась в самых трудных ситуациях, поддерживая детей. Современная сказка о Гарри
Поттере имеет сходный сюжет: в самые тяжелые моменты Гарри спасают призраки его
родителей.
Суть происходящего описал Дж. Фрезер в своем фундаментальном исследовании
мифологий и религий различных народов «Золотая ветвь». Первобытный человек и
современные маги оперируют функциями символического мышления, за неимением синицы
в руках они взаимодействуют с журавлем в небе. Это соответствует принципам имитативной
(гомеопатической) и, в меньшей степени, контагиозной (работающей по принципу
заражения, контакта) магии. Но сначала немного про общие принципы магического (читаем,
символического) мышления. Большая их часть описана Фрезером.
Первое – вера в телепатию, взаимодействие на расстоянии.
Второе – причина и следствие могут быть связаны как прямой, так и обратной связью.
Третье – подобное действует на оригинал.
Четвертое – вещи, бывшие во взаимодействии, сохраняют связь.
Пятое – всеобщая одушевленность, в том числе, мира вещей. Так, в скандинавской
мифологии имена имеют копье Одина – Гунгнир, молот Тора – Мьёлльнир, ожерелье Фрейи
– Брисингамен, котел эйнхериев (воинов, упокоившихся в Вальгалле) – Эльдхримнир, в
котором варят вепря Сэхримнира. И так до бесконечности. Мир весь живой, текучий,
изменчивый, «лепкий» (по выражению русского писателя А. Амфитеатрова).
Магия имитативная опирается на принцип сходства, подобия. Создавая образ кого-то и
взаимодействуя с ним, мы властны делать то же самое с реальным объектом. Подобие неким
образом переносит действие в нужное русло. Мысль становится материальной, а мыслеобраз
- действующей силой. Первобытный человек чувствует мир достаточно плотным для того,
чтобы ощущать себя как его часть, все перемещения которой передаются и резонируют в
остальном мире. Эффект бабочки (теория Хаоса): если в одном полушарии бабочка
взмахнула крылышками, то в другом это движение может породить цунами. Все зависит от
силы мысли и веры мага в свое чародейство.
Магия контагиозная опирается на принцип контакта человека с неким предметом, как бы
заражающим его своей сутью (вспомним заряженную воду Алана Чумака). Так, можно
производить манипуляции, сжигая волосы или кусочек одежды объекта своей волшбы. Или
можно носить их с собой в качестве талисмана (у матерей часто хранится младенческий
локон ее ребенка). Из области, близкой нашей современности, на этом основан феномен
фетишизма: особых сексуальных предпочтений, связанных с пристрастием к конкретным
объектам, принадлежащим женщине, особенно, напоминающей мать. Таким объектом
может стать цвет одежды, высота каблука, а также особая форма груди, ног, длина волос, в
общем то, что по Юнгу, составляет образ анимы, внутренней женщины, хозяйки
внутреннего мира мужчины. Кстати, женщины-фетишистки тоже есть – сколько угодно. С
феноменом фетишизма связан один из сюжетов народных сказок, в котором герой в поисках
своей любимой должен найти ее среди абсолютно похожих на нее девушек: «голос в голос,
волос в волос». Внешние атрибуты сходны, и только внутреннее содержание имеет
специфику. Незримо опираясь на этот принцип контагиозной магии, девушка хранит давно
высохший цветок, подаренный ее любимым, юноша целует косынку своей возлюбленной и
ее следы на песке. Да мало ли что еще.
А теперь коротко о том, как это связано с принципами современной психотерапии. Все
психотерапевтические практики, которые направлены на работу с символами, образами,
архетипами, имеют своими корнями магические практики первобытного человека. Это в
первую очередь игровая детская психотерапия, это сказкотерапия, юнговский метод
активного фантазирования, символ-драма, гештальт-терапия, психодрама, многие техники
НЛП. Везде, где мы работаем не с реальным объектом, а с замещающим его образом или
отражающим его символом, взаимодействуем с ним, воссоздаем или реконструируем
модель прошлых с ним отношений, а затем моделируем будущие, мы являемся в какой-то
степени первобытными магами. Только дикарь мне больше напоминает вдохновенного
Моцарта, создающего свою музыку по наитию, интуитивно, без анализа, а современный
психотерапевт смахивает на Сальери:
…звуки умертвив,
музыку я разъял, как труп.
Поверил я алгеброй гармонию.
(А.С. Пушкин «Моцарт и Сальери»)
Кажется, что актуальной задачей практикующего психотерапевта, мага, целителя, матери,
растящей ребенка, одним словом того, кто пытается повлиять на процессы развития и
изменения, является следующая: сохранить вдохновенность Моцарта и обрести
ответственность и понимание процесса Сальери. Вероятно, это общая задача нашей эпохи,
люди которой дерзнули познать мир, кинув в огонь лягушачью кожу его тайны. Теперь нам
еще долго придется искать прекрасную царевну в тридевятом царстве.
Что касается конкретных магических (психотерапевтических) техник, то сама
сосредоточение, своеобразную медитацию над образом, в данном случае, образом руны – ее
графическим символом и персонажами из области мифологии, сказок, прочей литературы,
которые отражают ее содержание. Внешний круг магии – заклинания, создание
мыслеформул, меня интересуют куда меньше. Вот создание рунических амулетов и
талисманов – хорошая вещь. Важно, чтобы этот объект был создан собственными руками и в
состоянии глубокого настроя на ситуацию. Важна не столько технология, сколько
сосредоточенность процесса, потому что результат всегда уникален, как уникальны люди,
участвующие в творчестве. Считается, что делать рунические наборы и амулеты лучше из
природных материалов: дерева, глины, кости. Древние предки наши использовали для этой
цели камни. Они-то, собственно и являются единственными достоверными памятниками
прошлого, т.к. дерево и глина куда менее долговечны. Галина Бедненко рекомендует так же
использовать для этой цели соленое тесто, только предупреждает, что изделие нужно беречь
от домашних животных и людей, чтобы талисман не был съеден как вульгарное печенье.
Мои рунные наборы: первый из глины, второй из древесины можжевельника. Однако более
важно, что они создавались в «сильном» месте с участием значимых для меня людей.
Кого сильно увлекает внешний аспект магии, может почитать книгу А. Платова
«Магические искусства Древней Европы» и Г. Бедненко «Руническая магия».
Вот некоторые широко известные практики. Самая простая по форме (но отнюдь не по
содержанию) практика, это гадание «руна Одина». Вы достаете из мешочка одну руну, как
ответ на ваш вопрос. Она дает ответ на настоящее, актуальное состояние дел. Руна может
находиться в прямом положении или перевернутом. Перевернутая позиция означает
непонимание наступления нового периода в вашей жизни, защиту от него, своего рода
слепоту и глухоту, страх перед вторжением нового. Вместе с тем такой знак вас защищает от
слишком быстрых изменений, к которым вы можете быть еще не готовы. Это дает
возможность для раздумий и пересмотра жизненных позиций, накопления сил.
Сосредоточение над символикой руны поможет вам перейти постепенно к ее прямой
позиции. Если ответ руны позитивен, вы можете ее же использовать для создания
рунического амулета, т.е. вырезать знак на деревянной плашке или кусочке глины, или
вышить на каком-то небольшом куске ткани. Считается (и я внутренне с эти согласна), что
срок действия каждого амулета имеет ограничения. Надо почувствовать, когда можно с
благодарностью отпустить руну и уничтожить амулет (с дерева можно просто соскоблить
руны или сжечь его, глину хорошо предать земле). Т.е. я хочу сказать, что если вы будете в
контакте со своей реальностью и неформально отнесетесь к созданию и существованию
амулета, то будете находиться в динамическом контакте со своим образом. Это момент
вашей личной ответственности за происходящее, создающий магическое напряжение
ситуации. Только вы поймете, когда нужно отпустить предыдущую руну, исполнившую свое
предназначение, и достать из мешочка следующую. При создании амулета специалисты
рекомендуют обращаться к высшим силам, например, Одину или норнам, богиням судьбы,
режущим руны рождения каждому человеку, явившемуся на свет. Есть также представления
о личной норне рождения, о норнах, представляющих разные миры – Асгард, Етунхейм,
миры светлых альвов и темных подземных карликов-цвергов.
Другой рунический расклад – трехрунный. Принято выкладывать три руны справа налево
(почему так – не очень известно), вообще, если следовать представлениям о том, что левая
сторона это область прошлого, а правая – будущего, то есть основание выкладывать слева
направо. Смысл расклада определяется неоднозначно разными рунологами. Можно
определять руны как отражающие прошлое (первая), настоящее положение дел (вторая) и
будущее развитие событий (третья). Но если исходить из мифологии, то судьбу вершили три
норны – Урд (судьба), Верданди (становление), Скульд (долг). В какой-то степени это
напоминает психологическую триаду «хочу – могу – должен». Должно быть, истина где-то в
области сцепления этих понятий: прошлое» - «судьба» - «хотение», «настоящее» –
«становление» - «возможности», «будущее» – «долг» – «долженствование». На глазок
общего немало.
Если расклад выпал благоприятным, то он является самым лучшим вариантом для создания
более сложного, трехчастного амулета. Тогда вырезаются либо три руны подряд
(рунескрипт), либо одна вязаная руна (вязь, вензель из рун, когда все они входят в одно
изображение). Не вполне благоприятное предсказание некоторые рунологи предлагают
изменять в более выгодную сторону, заменяя отдельные руны на более оптимальные, но я не
сторонница этого подхода. Все нужно прожить – и благоприятное положение вещей и
неудачное. Судьбу надо принять и пройти, а не мудрить над ее искусственным улучшением.
Другое дело, что неблагоприятный расклад можно прожить в символической форме, не
дожидаясь, пока шарахнет реальностью по голове. Это достигается умением
сосредоточиваться на внутренней своей жизни. Однажды мне выпала очень неблагоприятная
гексаграмма голодного дьявола (классическое ее название - «Питание»), и тут же – светлая
руна Дагаз. Между ними огромный смысловой разрыв, и организм отреагировал
спонтанным интенсивным, автоматизированным дыханием и потоками слез (то, что С. Гроф
называет «крийя», превращение потенциальной энергии Кундалини в поток Шакти). По
окончании этой мощной очистительной процедуры голодный дьявол оказался смытым
потоками воздуха и слез, и Дагаз воцарилась вполне реально.
Что касается составления рунескриптов, не привязанных к результатам гадания, то
существует множество готовых магических формул, но цель настоящего труда не в их
применении.
Существует вопрос принесения жертвы в процессе создания амулета. Человек хочет что-то
получить. По закону сохранения энергии новое не получается из полной пустоты, оно чаще
всего образуется из праха старого. Рожая ребенка, женщина жертвует значительной частью
своей плоти, расставаясь раз и навсегда, например, с девичьей формой груди и половиной
своих зубов. Прося что-то у судьбы, вы должны понимать, что получите новое только при
согласии на расставании со старым, причем чем-то, значимым для вас. Размер жертвы
должен быть соразмерным получаемому. «Из ничего вкусно не бывает» - так говорила одна
старая мудрая женщина, бабушка Галя - моя соседка, прекрасная повариха, ныне уже
упокоившаяся в мире. Чем будет жертва – каплей вашей крови, которой вы по северной
традиции окрасите амулет, пиво или сок, вылитые на огонь свечи или дорогие вам иллюзии
прошлого, которые вы молча оторвете от своего сердца – решать только вам самим.
Однозначно, что не пожертвовав дорогим старым, вы не получите дорогого нового. Халява
порождает новые иллюзии, новое платье короля и драконьи шкуры личности.
Подводя итог предыдущим размышлениям, хочу внести ясность в содержание понятий.
Мантику в данном контексте я рассматриваю как процесс самопознания и осознавания
происходящего, а магию – как работу над своим сюжетом, жизненным сценарием,
возможность прожить его более эффективно и почувствовать, когда он готов к переписке
или продолжению. Ведь большинство наших сюжетов походят на неоконченную сказку.
Жила-была Аленушка. Плохо жила, а что делать – не знала. Да еще и знать не хотела.
Представляете, какой простор для работы!
Веер Великой Богини
«Если вы не стали красавицей к тридцати
годам, значит, вы просто дура» (Коко
Шанель).
Рунный круг как будто целиком и полностью посвящен героическому и шаманскому Пути
мужчины, но в нем все же есть руны, достаточно сильно отражающие женскую суть. Их
совокупность, исходящая из центра круга, напоминает по форме веер. Эпиграф отражает
динамическую суть этого веера, принцип трансформации, постепенного проявления и
изменения женской сути в процессе движения по кругу, раскрытия веера. Со мной можно
поспорить в плане добавления либо удаления какой-либо из рун, но суть веера все же
останется. Вот эти руны: Перт (живородящая и заодно ненасытная утроба), Беркана
(растящая дитя и кормящая его грудью мать, исцеляющая раны одним прикосновением),
Эваз – мачеха, выталкивающая из гнезда и отправляющая героя в путь, Лагуз (мать
провидящая и отдающая дитя миру явленному), Наутиз (Науд, Нотт) – ночь года,
породившая Дага (день), олицетворяющего руну Дагаз, Иса (ледяная руна,
останавливающая, замораживающая все процессы). В отношении последней руны мне
подсказала товарка по перу и рунам Катерина Нистратова. Только она представляет
носительницей сути руны богиню Идунн, владеющую золотыми яблоками вечной
молодости, а мне в данном случае ближе Фригг, жена Одина и мать Бальдра. Она не ревнива
(фригидна?) и все пророчества держит при себе (замораживает). Она же могла в Рагнарёк
заморозить процесс разрушения, чтобы потом из-под оттаявшего льда показался
оживающий мир, в который смог вернуться с того света ее сын Бальдр. Конечно, это всего
лишь досужие домыслы, какой именно персонаж олицетворяет руну, но суть в том, что
женщина может стать той силой, которая останавливает нежелательные и несвоевременные
события (например, собственные менструации на весь период Великой Отечественной
войны). Кроме того, Иса напоминает Спящую Красавицу, ожидающую своего принца, а пока
холодным кокетством удерживающую возле себя поклонников, до тех пор, пока не поймет,
что ей, собственно, самой надо. Она нередко социально осуждается, но данное состояние
можно рассматривать как фазу развития сюжета, как составную часть веера женской судьбы.
В рунном веере далее идет Йер – аналитический период жизни, а затем Перт – психическое
перерождение в плодородную женщину. Иса это «мораторий» Эрика Эриксона между
периодами перекристаллизации, переразвития. Наверняка, вполне женской руной является
также Йер, руна принятия урожая, выращенного за целый год.
Кем только не была великая богиня – и Реей, и Астартой, и Кибелой, и Макошью. Характер
образов мог отражать их небесную, возвышенную специфику (Афродита Урания и Геката
Урания) и в то же время земное и подземное происхождение (Афродита Пандемос народная, Геката Хтония - подземная). К этому ряду женских образов относится и
славянская баба Яга, и, стало быть, ее скандинавская соратница Хель, владычица подземного
мира мертвых. И вместе с тем напрашивается родство с Еленой Прекрасной и Премудрой.
Хель – Хелла – Гелла – Елена. Все эти имена весьма созвучны, слышатся явно
однокоренными – и все они принадлежат волшебницам разного внешнего возраста, но всех
объединяет хтоническое происхождение. Ведь и Елену Прекрасную искать приходится не
где-нибудь, а в тридевятом царстве, тридесятом государстве (на том свете), у ее отца, Кощея
Бессмертного, который уже без всяких натяжек монстр. И для того, чтобы ее найти, обычно
приходится пройти через вышедшую в тираж старуху типа бабы Яги. Не пройдя старую
ведьму, не получишь молодую, в каком-то смысле – ее же. Даже Зевсу не удалось обойти
Деметру, отдав ее дочь, Персефону замуж за своего подземного братца Аида-Гадеса. В
конце концов, Деметре удалось отвоевать половину (по другим данным – две трети) года
для того, чтобы дочь была с ней, и земля в это время расцветала.
Мы видим, что в какой-то ипостаси женщина становится поглощающей и разрушающей
Бездной (злая ведьма). В какой-то момент в психологическом плане любая женщина может
стать такой Бездной. Но, не пройдя ее, не отдавшись ей, не пройдя героическое посвящение
в зооморфной избушке бабы Яги, не обрести живущей за ней Елены Прекрасной. Мало того,
самой женщине, чтобы добраться до живущей где-то внутри нее красавицы, нужно без
страха и отчаяния пройти через эту собственную, одиозную и несимпатичную, зато очень
сильную ипостась, ту, которая умеет выживать на грани миров жизни и смерти. Неприятие
внутренней бабы Яги может внешне выражаться в конфликте с собственной матерью,
которая со своей стороны и не собирается скрывать или как-то бороться со своей
ведьминской сутью. «Человек никогда не будет хорошим, пока не поймет, какой он плохой
или каким плохим он мог бы стать, пока он не поймет, как мало у него права ухмыляться и
толковать о «преступниках», словно это обезьяны где-нибудь в дальнем лесу, пока он не
перестанет так гнусно обманывать себя…» (Г.К. Честертон).
В теории Бездны, как женской сути, есть тонкое место. Ведь существуют сказки о красавице
и чудовище, Аленьком цветочке и Финисте - ясном соколе. Там драма разыгрывается на
другой стороне этой медали. В лес-Бездну идет женщина, чтобы достичь любимого
мужчины. Таким образом, Бездна – некая всеобщая мама-папа, у которой и дочки и сынки
без разбору. Можно сказать, что Бездна находится в досексуальной зоне бытия, где еще нет
«иксов» и «игреков», где размножается простым делением первичная протоплазма. А
женские ассоциации возникают просто потому, что женщины к ней (Бездне) остались как-то
ближе, выполняя более насыщенную биологическую функцию вынашивания и
деторождения.
Для меня важен еще один аспект женского веера. Наиболее насыщен «женскими» рунами
второй атт (вторая восьмерка старшего футарка), та, которую связывают традиционно либо с
именем белого аса Хеймдалля – стража радужного моста Биврест, того, что соединяет
Мидгард с Асгардом, либо с Хель, владычицей обители мертвых. Мне ближе вторая версия,
т.к. область Нави наиболее вероятно относится именно к этому атту. Хеймдалль же тот, кто
охраняет светлый мир от вторжения сил Тьмы, он препятствует смешению двух важнейших
сутей, которым положено существовать раздельно, погранично, как свету и тени. Женщина
всегда, во всех культурах, соотносилась с символикой ночи, а мужчина – дня. До сих пор
солнечная суть мужчины связывается с его ликом, со всех сторон окруженным лучами
волос. Как солнце. А женщина окружена лучами волос лишь наполовину. Как луна.
Женщина биологически – прирожденная тьма, утроба. Но и для нее есть путь в область
Прави и Яви. И самый простой и естественный – через материнство. Из Ночи в День
рождается дитя, которое традиционно проходит обряд принятия людьми, богами, богом
единым в монотеизме, обретает покровительство мира Прави и мира явленного. Его мать,
таким образом, становится мадонной с младенцем, вся ее суть просветляется,
облагораживается, одухотворяется. Судьба женщины с подавленным или деформированным
инстинктом материнства может быть трагичной и для нее самой и для ее ребенка. Мы сейчас
видим множество таких исковерканных судеб спившихся матерей и их брошенных детей.
Если у мужчины всегда есть шанс пройти духовный рост посредством других видов
созидания (не только родить сына, но и дом построить, посадить дерево), то у женщины…
также есть такая возможность, но природа все же ее основательно зациклила на материнстве,
которое является слишком специфической и необходимой для природы функцией. Его очень
трудно заменить другим созидательным процессом. В этой связи я привожу отрывок из
«Педагогической поэмы» А.С. Макаренко. «В деле перевоспитания нет ничего труднее
девочек, побывавших в руках. Как бы долго ни болтался на улице мальчик, в каких бы
сложных и незаконных приключениях он ни участвовал, как бы ни топорщился он против
нашего педагогического вмешательства, но если у него есть — пусть самый небольшой —
интеллект, в хорошем коллективе из него всегда выйдет человек. Это потому, что мальчик
этот, в сущности, только отстал, его расстояние от нормы можно всегда измерить и
заполнить. Девочка, рано, почти в детстве начавшая жить половой жизнью, не только
отстала,— и физически и духовно, она несет на себе глубокую травму, очень сложную и
болезненную. Со всех сторон на нее направлены «понимающие» глаза, то трусливопохабные, то нахальные, то сочувствующие, то слезливые. Всем этим взглядам одна цена,
всем одно название: преступление. Они не позволяют девочке забыть о своем горе, они
поддерживают вечное самовнушение в собственной неполноценности. И в одно время с
усекновением личности у этих девочек уживается примитивная глупая гордость. Другие
девушки — зелень против нее, девчонки, в то время когда она уже женщина, уже
испытавшая то, что для других тайна, уже имеющая над мужчинами особую власть,
знакомую ей и доступную. В этих сложнейших переплетах боли и чванства, бедности и
богатства, ночных слез и дневных заигрываний нужен дьявольский характер, чтобы
наметить линию и идти по ней, создать новый опыт, новые привычки, новые формы
осторожности и такта».
От хлебного Духа через тельца к человеку
«Мы источник веселья – и скорби рудник.
Мы вместилище скверны – и чистый родник.
Человек, словно в зеркале мир, - многолик.
Он ничтожен – и он же безмерно велик».
(Омар Хайям)
Мы увидели, что в рунном круге сути растительная, животная и человеческая вальсируют,
сменяют друг друга перед лицом наблюдателя. Если Манназ и Лагуз напоминают нам о
человеке в его высокой духовности, то уже следующая Ингуз плодородна, как разлив Нила,
дающий жизнь посевам. Только мы узрели респектабельного и мирного домохозяина в руне
Фе, как следующая же Уруз являет нам образ дикого быка. И так далее. Целая череда
перевоплощений в одном цикле жизни. Как только процесс развития начинает благостно
стагнироваться на просветленном человеческом облике, как в него грубо вторгается Утгард,
внешний мир, с табунами своих козлов, быков и прочих скотов, чтобы содрать с героя его
незапятнанные покровы сверхчеловека и комфортабельные маски лояльного гражданина. Не
будет тебе вечного покоя – дудки-фигушки!
Фрезер описал эту цикличность на примере культа Диониса. Дионису греки поклонялись
как богу растительности, виноградной лозы. Другие народы аналогично поклонялись
хлебному Духу. Но так же Дионис изображался в виде козла или быка, одним из его
эпитетов был «благодетельный телец». Известны и его вполне антропоморфные ипостаси в
ореоле виноградных листьев. Причем, козлорогому Дионису приносили в жертву козлов, а
быковидному – быков. По обычаю, бог должен был отведать приносимую ему жертву, т.е.
самого же себя (вспомним бой на Калиновом мосту). Диониса-козла даже изображали
пьющим теплую козью кровь. Иными словами, вкусить свою же плоть было
самоуничтожением с одной стороны, с другой стороны – превращением в плотоядного
человека. Это отражало процесс эволюции виноградной лозы в козла, а козла в человека.
Когда же бог становился вполне антропоморфным, его приносили в жертву Хлебному Духу,
чтобы получить хороший урожай. Этот обычай бытовал у южноамериканских ацтеков. Во
время Токсталь, самого крупного праздника года, который по нашему календарю
приходился на конец апреля (что соответствует по времени Пасхе), в жертву приносили
юношу, которому целый год до этого воздавали божеские почести. Бог возвращался в
хлебный колос и виноградную лозу, чтобы начать круг снова.
Руна рождения
«В
каждом
солдатском
ранце
маршальский жезл» (В. Чурбанов.)
–
Норны, богини судьбы, были заняты именно тем, что определяли судьбу каждого
родившегося человека, резали руны и пряли нить его жизни. Мы не знаем, как это
происходило, но кажется естественным связать судьбу с периодом рождения, в том числе,
воспользовавшись рунической периодизацией. В общем, как это делают астрологи.
Конечно, развернутый астрологический прогноз включает в себя много переменных, кроме
даты рождения – важен год и время суток, и положение планет и звезд относительно друг
друга. Поэтому руна рождения – это никакой не точный прогноз жизни, а лишь образ
некоторой части потенциала человека, который может быть реализован им в своей жизни
или заброшен где-то на «чердаке». Так же, как и «астрологический» потенциал. У меня есть
некоторые наблюдения, которые нет оснований обобщать, но можно поразмышлять на эту
тему. Знакомые мне женщины, рожденные в марте под знаком Берканы, отличаются сильной
материнской направленностью, стремлением опекать и защищать своих близких. Мужчины
же, рожденные в это время, напротив, готовы в любых количествах принимать такую заботу.
Июньские,
рожденные
под
знаком
«Дагаз»,
нередко
реализуют
мощный
трансформационный потенциал, справляясь либо с тяжелой болезнью, либо со сложной
социальной ситуацией, из которой буквально выскочили. Рожденная под знаком «Лагуз» в
конце апреля моя мать всю жизнь обладает очень сильной интуицией и часто видит вещие
сны. Мои знакомые, рожденные в конце мая и начале июня под знаком Отилы, отмечены
повышенной значимостью своих отношений с «корнями» - родителями, вообще,
полученным наследием и проблемой своего обособления.
В чем можно обнаружить смысл этого вполне примитивного и неглубокого
отождествления? В том же самом самопознании. Мы отталкиваемся еще от одной опоры,
отражаемся еще в одном зеркале, знакомимся со своим потенциалом и встаем перед
выбором поступка еще раз. Кому-то интересно проделывать эти процедуры со знаками
гороскопа, кому-то ближе по духу руны.
Три оси судьбы
«Для традиционного восприятия мира
характерно видеть во всем, что происходит
вокруг,
результат
действия
неких
божественных сил (т.е. собственно богов,
reginn). Следовательно, триадность самого
бытия в традиционной картине мира
должна
почитаться
результатом
триадности самих сил, богов».
(А. Платов «Магические искусства Древней
Европы»)
В этой главе я постараюсь прояснить возможные параллели между смыслами рунного
круга, мифологическими персонажами и теориями из области культурологии и психологии.
В рунном круге очень заметно чередование сюжетов рождения, плодородия и мастерства с
сюжетами героической борьбы и жертвенности, а также – путешествий и познания мира.
Мы уже видели сопоставление кастовой системы Ж. Дюмезиля и пантеонов боговидоевропейцев. Таким образом, мы увидели три оси сюжетов: ось плодородия и мастерства,
ось героической борьбы, ось путешествий между мирами, познания и мудрости. Это будет
нашей отправной точкой.
Кроме того, в мифологиях многих народов есть представление о трех божествах судьбы –
греческих мойрах, римских парках, скандинавских норнах. Первая из них (у греков Клото, у
скандинавов – Урд) вытягивает нить из кудели, вторая (Лахезис и Верданди соответственно)
накручивает пряжу на веретено, а третья (Атропа и Скульд) обрезает нить жизни, когда
приходит время. Клото и Урд (судьба) символизируют изначальность, прирожденность, и
это ось жизни, плодородия, Лахезис и Верданди (становление) олицетворяют героический
путь борьбы, а Атропа и Скульд (долженствование) – духовную миссию человека и
завершение его земного пути.
Следующей параллелью по праву первенства и значимости станет представление о шести
архетипах К.Г. Юнга (отсылаю вас к книге «Душа и миф»). Он писал о богине-Матери (ее
основные аспекты на оси плодородия), Предвечном Младенце, в котором силен аспект
рождения, а также героического посвящения, к которому он предуготован. Дева-Кора –
символ Жертвы, которая также находится на оси борьбы. Сенекс-старец (мудрец) находится
на оси путешествий и мудрости. Самость, как сущность, целостность и гармония, также
может быть отнесена к этой оси. Трикстер – плут и проказник, взрыватель границ, похоже,
имеет свои представительства на каждой оси, но нигде долго не задерживается, побуждая
человека к перемещениям в очередной сюжет.
Далее предлагаю вашему вниманию работы С. Грофа о перинатальных матрицах рождения.
БПМ-1 (базовая перинатальная матрица) носит название матрицы рая и соответствует
внутриутробному развитию плода, защищенного теплой, мягкой и питательной маткой, а
также оси плодородия. БПМ-2 , матрица ада, соответствует периоду начала схваток при
закрытом еще зеве матки. Плод, вероятно, испытывает тогда адские муки сжатия, тупика,
безысходности. Это сюжет «кидалово», очень специфический для Трикстера. БПМ-3 –
матрица продвижения в родовых путях, соответствует оси борьбы и героического
преодоления. Тут уже видно направление и смысл борьбы, появляется свет в конце пути.
БПМ-4, матрица рождения, выхода плода во внешний мир, соответствует оси путешествий
между мирами.
Наконец, Л. Сонди (автор теории судьбоанализа и метода портретных выборов), будучи
врачом и изучая психически больных, выделил основные побуждения, свойственные
человеческой природе. Сразу оговорюсь, что он не смешивал их с инстинктами и
юнговскими архетипами¸ определяя для них свой собственный уровень психической жизни
(где-то между ними). Эти базовые побуждения соответствуют трем основным большим
психозам (в их крайнем выражении).
Первый из них - шизофрении (Я-побуждение, которое очень напоминает ось путешествий
между мирами, и точно – миры галлюцинирующего шизофреника недоступны для
окружающих, мы - здесь, а он – там).
Второй – эпилепсия, и ему соответствует пароксизмальное побуждение, представление о
библейских братьях Каине и Авеле, первый из которых во гневе убил второго.
Мифологическим героям (Геракл, Кухулин и др.) весьма присуща эта пароксизмальность и
пылкость, которая приводит их к победам, но и нередко подводит под социальное осуждение
и наказание.
Побуждение к контактам - маникально-депрессивный психоз, обозначает связанность
человека с его родителями, ребенка с маткой посредством пуповины, стремления вернуться
назад в лоно или искать новых животворных привязанностей, стремления отцепиться от
своей опоры (родиться).
Четвертое побуждение было названо Сонди сексуальным, оно состоит из векторов
нежности и эротической привязанности (Эрос, либидо Фрейда) и садо-мазохизма (Мортидо,
Танатос Фрейда). Т.о. первый вектор сексуального побуждения имеет отношение к оси
плодородия и жизни, а второй – к оси борьбы, жертвенности, тирании и смерти.
Это предельно краткое и неполное изложение гипотезы культурально-психологических
соответствий в круге судьбы. Ее теоретическое и практическое значение может выйти
далеко за пределы рамок этого небольшого труда, посвященного рунам. Скажу лишь о том,
что верное представление о ведущем и актуальном сюжете человека может существенно
помочь в определении нашей воспитательной и терапевтической тактики, особенно, в
отношении ребенка. Например, канва сюжета должна быть насыщена если не в
реалистическом плане, то на символическом непременно. В этом и был смысл древних
ритуалов, оргий и праздников, в которых высвобождались агрессивные, разрушительные
составляющие части общего потенциала человека, активизировалось его плодородное и
творческое начало. На реалистическом уровне Сонди говорил о рациональной
профориентации, т.е. социализированном применении доминирующих побуждений. Так,
человек с сильными садистскими задатками может быть в душе вампиром, а по профессии
мясником (обратимся к фильму по одноименному роману С. Лукьяненко «Ночной дозор»).
Женщина с сильным контактным вектором может привязывать к себе своих взрослых детей,
нанося им вред, но может и отдавать свою заботу тем, кто в ней действительно нуждается –
брошенным малышам в домах малютки. И так далее.
Важно также сказать о мифологических и сказочных персонажах и символах каждой оси.
Для оси плодородия, творчества и жизни характерны образы океана или моря, бочки
(утробы), яйца, заключающего в себе жизнь и смерть Кащееву, яблони с яблоками, скатертисамобранки, рога изобилия, котла, искупавшись в котором, можно стать добрым молодцем,
коровы крошечки-Хаврошечки, чьи косточки прорастут в яблоньку, печки, в которой
прячутся дети в сказке «Гуси-лебеди» и печки бабы Яги, в которой она перепекает по
древнему обычаю нездоровых детей. Сама Яга – по сведениям из русского фольклора –
повитуха в родах, а не только испытательный полигон для добрых молодцев. Иван-дурак и
Емеля на печи, Буратино, только что извлеченный из полена, Данила-мастер из сказок
Бажова, Гефест и Вулкан, кузнец скандинавских сказаний Вёлунд, финских – Ильмаринен.
Мифологические образы – уже знакомые нам Кибела, Ашторет, Рея, Юнона, Церера, Фрейя,
Фрейр, Пан, Дионис. Это, как ни странно, Кронос, поглощавший своей утробой
новорожденных детей Реи; они, только что явившиеся из одной утробы, вернулись в другую
– отцовскую, для того, чтобы пройдя ее, явиться все же на белый свет (а сказки «Волк и
семеро козлят» и «Красная Шапочка» – чем не аллюзии на эту тему?). Не лишен этих
характеристик и Зевс, проглотивший Метиду, беременную Афиной. Произвел на свет дочь
он из головы своей, как известно.
Для оси героической борьбы и смерти типичны боги войны и громовержцы - Зевс, Арес,
Юпитер, Марс, Тор, Тюр, Перун, герои – Геракл, Беовульф, Гильгамеш, Кухулин, король
Артур, Роланд, Святогор, с их атрибутами в виде копий, перунов, мечей, которые почти
всегда имеют собственные имена. Так, меч пророка Мухаммеда имел название Зу-Л- Факар,
Святогора – Меч-Кладенец, Зигфида – Бальмунг, короля Артура – Экскалибур, Роланда –
Дюрандаль, Беовульфа – Хрунтинг, копье Одина – Гунгнир, молот Тора - Мьёлльнир и т.д.
Все это оружие имело магическую силу и самостоятельную биографию, нередко дожидаясь
нового владельца после гибели хозяина. Жертвы этой оси – их множество, начиная с КорыПерсефоны. Это младенец-Загрей, убитый титанами, которому затем пришлось еще дважды
перерождаться через лоно Семелы и бедро Зевса, после чего уже на своих ногах он
решительно покинул ось борьбы ушел на ось плодородия. Это Прометей, прикованный к
скале по приказу Зевса за своеволие, Локи, наказанный богами Асгарда за свое жестокое
коварство, Бальдр, убитый слепым Хёдом по подстреканию Локи. Их символика –
различные признаки физической асимметрии – пустой рукав Тюра, кривой глаз Одина,
костяная нога бабы Яги, стигматы Иисуса. Это метки Нави. Это всевозможные чудовища,
которых побеждают герои – драконы, гарпии, горгона Медуза, Лернейская гидра, Минотавр.
Все они с человеческой точки зрения уроды, нелюди, чужаки, побочные продукты эволюции
или безответственной евгеники, подобные монстру Франкенштейна. Доктор Франкенштейн
из научного любопытства (похоти ума) создал существо, которого полагал высшим
продуктом созидания, но получил кошмарное создание, которого сам ужаснулся. По сути
дела жертва обстоятельств, да еще отвергнутый миром, породившим его. В данном варианте
сюжета Жертва становится безжалостным Тираном, орудием собственной мести,
воплощением ненависти и смерти.
На оси путешествий духа и мудрости мы обнаруживаем различных путников, просто
наблюдающих мир, и мудрецов-магов светлого и темного образов. Один, постигший тайну
рун на древе мира, Велес, Симаргл западных славян, развитые ипостаси-психопомпы
(проводники душ умерших в мир иной) Гермеса и Меркурия, Одиссей, человек по имени Од
у скандинавов, Локи, странствующий вместе с Тором в Утгард, троица Деметра-ПерсефонаГеката, Хель, старичок-лесовичок, баба Яга, Снежная Королева. Символы этой оси –
крылатые сандалии Гермеса-Меркурия, крылатые башмаки Локи, соколиное оперенье
Фрейи, ковры-самолеты, сапоги-скороходы, ступа бабы Яги, шапка-невидимка, гора, древо
мира и колодцы, в которых герой проваливается в следующее царство (как символы axis
mundi – оси мира). Остаются также метки Нави в виде физической асимметрии, т.е.
мудрецами, как правило, становятся бывшие жертвы.
Но вернемся к рунам. Ниже приведу таблицу вышеуказанных соответствий, включая
рунические (как они мне представляются). Вместе с тем содержание рун значительно богаче,
чем можно представить в мертвой схеме, их смысл текуч и переливчат в сообщающихся
сосудах рунного круга.
Параллели
Ось плодородия,
творчества, жизни
Ось героической
борьбы и смерти
Ось путешествия
духа и мудрости
Касты
древнеиндийск
ого общества
(Ж Дюмезиль)
Боги
Вайшья –
производители
материальных
ценностей
Кибела, Ашторет,
Рея, Юнона, Церера,
Кшатрии – воины
Брахманы – жрецы
Зевс, Арес, Юпитер,
Марс, Тор, Тюр, Перун,
Один, Велес,
Симаргл, развитые
Трикстеры –
фактор
трансформаций и
переходов между
осями
Шудра –
неприкасаемые
Локи, Гермес,
Меркурий, Тот,
Фрейя, Фрейр, Пан,
Дионис, Кронос
Загрей, Песефона,
Прометей
прикованный, Локи
прикованный, Бальдр,
Адонис, Аттис
Урд
Верданди
Великая БогиняМать, Предвечный
Младенец, Анима и
Анимус (как мужская
и женская сущности)
Яга – повитуха в
родах, Иван-дурак и
Емеля на печи,
Буратино в полене,
Лягушка (пока не
Царевна), Даниламастер, Гефест и
Вулкан, Вёлунд,
Ильмаринен
Предвечный Младенец
с чертами Героя, КораДева, Гадес (Тиран),
Персона (Авель), Тень
(Каин)
Геракл, Беовульф,
Гильгамеш, Кухулин,
король Артур, Роланд,
Святогор. Буратино,
борец с Карабасом,
Кора-Персефона,
Золушка, Гадкий
Утенок
Символы и
образы
Океан или море,
бочка (утроба), яйцо,
яблоня с яблоками,
скатерть-самобранка,
рог изобилия, котел
рождения и смерти,
корова крошечкиХаврошечки, печка, в
которой прячутся
дети в сказке «Гусилебеди» и печки бабы
Яги, цветок (лотоса),
из которого родился
Ра и Дюймовочка
Перинатальны
е матрицы С.
Грофа
Векторы
базовых
побуждений Л.
Сонди
Обобщенные
персонажи и
их руны
БПМ-1
Меч пророка
Мухаммеда Зу-ЛФакар, Святогора –
Меч-Кладенец,
Зигфида – Бальмунг,
короля Артура –
Экскалибур, Роланда –
Дюрандаль, Беовульфа
– Хрунтинг, копье
Одина – Гунгнир,
молот Тора –
Мьёлльнир. Пустой
рукав Тюра, кривой
глаз Одина, костяная
нога бабы Яги.
БПМ-3
Пустой рукав Тюра,
кривой глаз Одина,
костяная нога бабы
Яги. Крылатые
сандалии ГермесаМеркурия,
крылатые башмаки
Локи, соколиное
оперенье Фрейи,
ковры-самолеты,
сапоги-скороходы,
ступа бабы Яги,
шапка-невидимка,
гора, древо мира и
колодцы.
БПМ-4
Вектор
пароксизмального
побуждения, Танатоспобуждения
Герой (Тейваз),
Жертва (Наутиз, Иса),
Тиран (Хагалаз)
Вектор Япобуждения
?
Путник (Ансуз,
Райдо), Мудрец
(Йер, Эйваз)
Трикстер (Ансуз,
Кано, Хагалаз,
Соуло)
Божества
судьбы
Архетипы К.Г.
Юнга
Мифологическ
ие и сказочные
персонажи
Вектор контактного
побуждения, Эроспобуждения
Утроба (Перт),
Солнечный Ребенок с
чертами Трикстера
(Соулу), Демиург
(созидатель - Кано)
ипостасиГермеса и
Меркурия, Локи
странствующий,
троица ДеметраПерсефона-Геката,
Хель
Скульд
Картикейя,
разрушительный
аспект Шивы.
Сенекс и Самость
Трикстер
Одиссей, человек по
имени Од у
скандинавов.
Лягушкапутешественница.
Буратино, ведущий
друзей в свой театр,
черепаха Тортилла
Лиса, ворон, койот,
кот в сапогах и
котик в валенках.
Буратино, только
что рожденный,
Карлсон, который
живет на крыше,
Эмиль из
Лённеберги
(Лингрен)
Яркие и пестрые
одежды, нередко
рыжий цвет волос
или шерсти,
колокольчики,
трещотки и
свистульки.
Заколосятся хлеба…
(ось плодородия)
«Заколосятся
хлеба без посева,
?
БПМ-2
зло станет благом…»
(С. Стурлуссон «Старшая Эдда»,
«Прорицание Вёльвы»)
Что было в начале – курица или яйцо? До сих пор этот вопрос не решен. Но теперь ученые
доказали, что в начале жизни был свет. Наши далекие предки тоже так считали – достаточно
вернуться к главе о космогонии. Откуда древние могли знать о животворности пламени
Муспельсхейма, соединенного с мраком и холодом Нифльхейма, откуда им было знать
смысл еще не созданной тогда теории академика Опарина о первичных коацерватах,
возникших из влаги и на основе фотосинтеза? (Эту теорию во время нашей беседы вспомнил
мой коллега и собрат по перу Леонид Огороднов). Как бы там ни было, верность теории
подтверждается весьма старинными источниками. Но вернемся же к свету. Все три руны
мысли – Вуньо, Соулу, Дагаз связаны с представлением о свете, солнце, дне. Мысль
представлялась светлой и животворной, а еще она всегда была началом созидания. Сначала
возникал замысел, потом процесс творения. Ведь на оси плодородия с одной стороны мы
видим солнечного ребенка (Предвечного Младенца Юнга) с чертами Трикстерареформатора, а с другой стороны – Демиурга, созидателя. В рунном круге путь от
материнской утробы до собственной творческой утробности не близок. От Перт и Соулу
человек проходит периоды медленного роста и созревания (Беркана), начального
плодородия сеятеля (Ингуз), неистовства и торжества жизни Уруз, плодоношения (Кано).
Наутиз помогает осмыслить плодородные возможности стесненного и ограниченного
состояния. Тогда и заколосятся хлеба без посева.
Надо сказать, что в рунном круге руны плодородия и жизни равномерно перемешаны с
рунами героической борьбы и смерти. Жизнь плотно, постоянно и непосредственно связана
со смертью, потому Персефона является и богиней плодородия и царицей Иного мира, баба
Яга – повитухой и стражем входа на Тот Свет. Фрейра изображали с улыбкой на лице и
мертвой головой в руках, Вишну, защитник вселенной, изображался и с цветком лотоса
(символом плодородия) и с оружием в руках. Все весенние боги, олицетворяющие
возрождение жизни, прошли через смерть: Осирис, Аттис, Таммуз, Адонис, Бальдр, Иисус
Христос.
В процессе элевсинских мистерий по тем разобщенным данным, которые дошли до нас,
центральным таинством, по-видимому, было срезание в полной тишине зрелого колоса, но
был отражен и процесс развития колоса из зерна. Древние понимали необходимость
подготовки к смерти во время цветения жизни. Только так жизнь могла представляться не
цепочкой трагедий и предвкушением ужаса ухода, а земной частью пути человека. В
религиозных системах есть представление о таком единстве, искренне верующий человек не
просто защищен от страха смерти, но ему доступны потому сиюминутные радости жизни,
известно чувство благодарности за мгновения полноты событийности. Кто общался с
искренне верующими, тот мог заметить их по-детски беззаботное поведение, полное
уверенности, что они любимые дети у бога.
Если духовность человека не сформирована, то мы видим сюжет Жертвы, ставшей не
Героем или Мудрецом, а Тираном или крохотным зародышем, вернувшимся в какой-либо
эквивалент материнской утробы. С точки зрения психологии это защитный механизм
регрессии – возвращения на онтогенетически ранние фазы развития. Непереносимые
переживания отключают все «взрослые» форматы психической деятельности, и тогда
девочка-подросток ищет в комнате узкие щели, имитирующие внутриутробное положение,
забивается под кровать или за шкаф и кричит не своим голосом. Григорий Потемкин по
произведению В. Пикуля после жестокого избиения его братьями Орловыми шесть месяцев
сидел безвылазно у себя дома, никуда не выходя, зализывая свои физические и душевные
раны. Вышел оттуда он другим человеком – с острым охлажденным умом тонкого и
дальновидного политика, как бы родившись заново.
В ходе групповой телесно-ориентированной терапии регулярно приходится моделировать
внутриутробное положение и процесс «рождения». Детям и взрослым с патологией этих
периодов развития, т.е. поврежденными матрицами плодородия (БПМ-1) и героической
борьбы (БПМ-3) такие упражнения доставляют не только большое удовольствие, но и
существенное облегчение по окончании занятий. Знакомых с психологией читателей
адресую к психогенетике, ее практическим аспектам и телесно-ориентированным практикам,
сказкотерапии как средству символического насыщения потребности в защите и
безопасности.
Уход в алкоголизм вполне аналогичен возвращению в материнскую утробу, т.к. алкоголь
дает чувство тепла, беззаботности, безопасности и защищенности. Это не оправдание
алкоголикам, но намек на поиск реалистического или символического эквивалента факторов
восстановления, развития, плодородия.
Кроме утробы и беззаботного младенца мы наблюдаем на оси плодородия человека в
процессе творчества, а надо ли говорить, что творить нередко заставляет чувство
неудовлетворенности, ущербности, страдания, когда переживания рождаются в мир в
символической форме. Так люди могут освобождаться от них в ходе терапии творческим
самовыражением или арттерапии. Не зря все «утробные» руны традиционно являются
целящими (Перт, Ингуз, Кано).
И, наконец, еще одна возможность Жертвы – терпение и смирение Наутиз, сохранение в
глубине своей искры грядущего продолжения жизни. Даже если эта искра попадает в
Первичную Бездну, которая генетически связана с малой утробой нового рождения. Из
стаканчика Перт извлекается новый жребий.
Ступени героического посвящения в рунах
(ось героического пути и смерти)
«…Катбат, произнеся заклятие, сказал:
«Тот юноша, который получит сегодня
оружие,
больше
всех
мужей
Эрин
прославится своими подвигами, но будут дни
его жизни быстротечны и кратки». Кухулин
прошел мимо, сделав вид, что ничего не
слышал, и отправился к королю. «Чего ты
хочешь?», - спросил король. «Получить
оружие воина», - ответил мальчик».
(Т. Роллестон «Мифы, легенды и предания
кельтов»)
Этот вопрос до некоторой степени представлен в описаниях отдельных рун, но поскольку
тема представляется очень важной, никак не менее веера Великой Богини, то продолжу
комментарии. Следуя Джозефу Кэмпбеллу, нашего героя можно было бы назвать героем с
тысячью лицами, мы ведь видели, как он видоизменялся, приобретая оттенки формы и
проходя глобальные трансформации. Именно этот процесс отражен в ступенях героического
посвящения. Когда-то у наших предков, рожденных в недрах инициатической культуры, не
было вопросов, как надо воспитывать мальчиков и девочек. Наше время – один сплошной
огромный вопрос об этом. Как детский психолог, я знаю об этом хорошо. Поэтому, памятуя
о том, что мифы отражают архетипы, традиционные образцы жизни, а руны представляют
собой грани архетипов, мифологемы отдельных аспектов большого сюжета, окунемся в их
мир еще раз, приводя их в соответствие с современностью.
Хочу предварительно привести некоторые рассуждения на эту тему. Нам отлично известно,
кто именно способствовал прогрессу науки и, в целом, культуры. В списке звезд первой
величины почти сплошь мужские имена. В одной из статей антропологического направления
мне однажды попалось размышления автора на тему, что могло произойти на земле в начале
ледникового периода. Когда стало холодно, женщина укутала дитя своими длинными
волосами и укрылась в пещере, а мужчина добыл огонь. С древних времен прогресс и
расселение людей на земле, расширение Ойкумены, двигали два основных процесса: война и
торговля. При всей своей явной негативности войны приводили к расширению границ
освоенного мира, к переформированию и развитию этносов. Картографы сопровождали
действующие армии, пополняя копилку знаний о мире. Купцы, со своей стороны, в поиске
новых рынков сбыта, отправлялись в новые земли, искали новые, более короткие пути в
сказочно богатую Индию. Мы помним имена Марко Поло, Афанасия Никита, его
«Путешествие за три моря». Надо ли говорить, что экспансивными воителями и отважными
торговцами были в основном мужчины? Женщины ждали их дома, рожали и растили их
детей, самые непоседливые из них становились амазонками и маркитантками. И, хочу
добавить, очень важно, что именно женщины постоянно вдохновляли мужчин на
героические и творческие достижения. Ян Парандовский в своей книге «Алхимия слова»
пишет об этом следующим образом. «Женщина всегда была символом разлада и хаоса в
интеллектуальной жизни писателя. Из оскорбительных речей, которыми ее осыпали
философы, ученые, писатели, художники, можно было бы составить специальную
антологию, и в прежние времена такие антологии существовали. Но что значит эта
горсть оскорблений и насмешек (своего рода похвал в негативной форме) по сравнению с
вечно льющейся песнью песней, в которую каждое литературное поколение и почти
каждый писатель привносит все новые и новые строфы?… А в ней царит женщина во всем
блеске своих соблазнов – она радость, гибель, вдохновение».
В мифологии всех народов мира отчетливо проявилась разница между мужскими и
женскими культами. Причем, не в том плане, что мужское сильнее и всегда побеждает.
Конечно, во главе пантеонов богов, как правило, мы обнаруживаем мужской персонаж, будь
то Зевс, Юпитер, Один или Тримурти индуизма: Брахма, Шива, Вишну. Однако рядом с
ними непременно имеются сильные женские фигуры в виде законной супруги владыки или
его дочерей. Они проявляют свою силу и власть иначе, чем прямолинейные и простоватые
мужчины. Так, Афина Паллада побеждает Ареса, рвущегося напролом к победе, с помощью
своей мудрости (правда, еще и камня промеж глаз, но это скорее исключение, чем правило).
В чем же особенность активности мужских персонажей на Олимпе или в Асгарде? Вопервых, они постоянно с кем-то воюют и уничтожают как внешних врагов, так и друг друга.
Во имя самых различных целей: власти, мести, просто от несдержанности эмоций. Так,
Геракл был неоднократно наказан богами за непреднамеренные убийства под горячую руку.
Однажды он был вынужден отбывать срок в рабстве у царицы Омфалы, одетый в женское
платье и работая за прялкой. Боги и герои без конца рассеивают свое могучее семя,
оплодотворяя разных женщин, в том числе и богинь, но это не принципиально. Дети,
рожденные от смертных женщин, получают от отца божественную искру и божественные
права. Бастардов и байстрюков породил уже человеческий социум. Равноправие привилегия богов.
Многие боги и герои – страстные путешественники. О путешествиях северных богов мы
уже слышали. Средиземноморье нам оставило богатое эпическое наследие о героях: Геракл,
Язон, Тезей, Одиссей… Последний из них, вечный бродяга, хитрец и мудрец, любимец
богов за то, что всегда мог вызвать улыбку своим хитроумием. При всем при этом он в
конце концов возвращается к своей Пенелопе, которая сумела сохранить трон своему
любимому и окаянному бродяге. Одиссей близок по духу трикстеру Гермесу, о котором мы
уже кое-что слышали.
Иногда боги-мужчины созидают, являя свою принадлежность сюжету плодородия.
Например, Гефест (Вулкан в римской мифологии). Это бог-труженик, мастер, бог огня и
покровитель кузнецов. Он честен, прямолинеен и очень надежен. Правда, не очень счастлив
в любви. И, наконец, Аполлон, красавец, покровитель изящных искусств, символизирующий
ясное сознание. Мужчины бывают разными. И Аполлонов и Гефестов среди них не так
много, как бы хотелось женщинам. Лучше бы, конечно, побольше Аполлонов (но чтобы
работали как Гефест).
Нравится ли женщинам вышеописанная картина? Точно могу сказать, что, в основном, не
очень. По крайней мере, при тестировании методикой АСВ (анализ семейных
взаимоотношений) большинство женщин-матерей достигают диагностически значимого
числа по шкале «предпочтение женских качеств характера». Т.е. женщины более порядочны,
более надежны, в целом, более положительны, нежели мужчины. При этом воспитывают
мамы, заметьте, в основном, мальчиков (имеется в виду, что на прием к детскому психологу
гораздо чаще приводят мальчиков, чем девочек). И как же воспитывают? В соответствии,
конечно, со своими взглядами. Плохо – воевать, драться, грубить, предпочитать улицу дому,
хорошо – быть нежным, ласковым, домашним, хозяйственным и внимательным. Хорошо бы
еще, чтобы сыновья походили на нас во всем, кроме анатомических признаков, и при
наличии милого и безобидного характера выполняли свою функцию продолжения рода.
Только как же? Ведь именно мужские половые гормоны придают мужчине качества
агрессивности и неукротимости, мощной пробивной во всех смыслах силы.
Что интересно, многие мужчины также мечтают о кроткой и ласковой подруге, но редко
кому дается такое счастье. Точнее, сначала будто бы так, но, оказывается, и у женщин
агрессивный потенциал будь здоров, и в супружеской жизни куда более распространенными
персонажами являются «Ксантиппы», «Якобины» и «Мессалины», чем кроткие голубки.
Еще мужчины порой мечтают о подруге понимающей, глядящей с ними в одну сторону,
разделяющей их путь, о подруге писателя, художника, музыканта, фермера, наконец. Часто
ли они получают свой идеал? Наверняка чаще, чем в жизни, эти женские персонажи
встречаются в художественной литературе. Недавно я прочитала один хороший НФ –
рассказ («Полеты на метле» Людмилы Козинец). Там главная героиня окончила некий
закрытый лицей со специализацией «Маргарита», а ее подруги имели записи в своих
дипломах «Йоко» и «Гала» - соответственно профилю опекаемых дарований мужского пола.
Изредка мы встречаем описания подобных женщин в литературе биографической. Причем,
женщина, как правило, являет собой пример яркого дарования иного, чем у ее избранника,
рода. Ян Парандовский пишет, что «две одинаково могучие индивидуальности,
занимающиеся одним и тем же искусством, никогда не смогут друг с другом ужиться.
Будь они родственны между собой по духу, могло бы еще кончиться соавторством, неким
новым вариантом братьев Гонкур, будь они различны, вскоре разошлись бы с чувством
взаимной неприязни, а, может быть, и ненависти. Флобер питал к Жорж Санд глубокую
симпатию, но страшно подумать, что получилось бы, если бы им пришлось вступить в
брак. С Мюссе это могло выйти, пусть на короткий срок, потому что его пути с путями
Жорж Санд не пересекались: она восхищалась его стихами, он – ее мелодичной прозой, и
оба пребывали в заблуждении, считая, что гармонично дополняют друг друга, впоследствии
же взаимно осмеяли друг друга. Зато Флобер несколько лет чувствовал себя счастливым с
графоманкой Луизой Коле. Время от времени он давал ей советы, как писать, и получалось
приблизительно то же самое, как если бы орел учил летать курицу». Талантам и героям
нужны поклонники, более всего востребованы мужчинами женщины, которые подобно
булгаковской Маргарите искренне восхищаются теми, кто умеет проявить мастерство, и
берегут плоды его.
Сейчас я рискую навлечь на себя громы и молнии со стороны женской части читателей, но
продолжу в том же духе. Природа обеспечила мужчину агрессией и пробивными качествами
в избытке, чтобы не пострадало воспроизводство людей. А участие мужчин в таких
небезопасных делах, как война, и предпочтение всех опасных профессий (шахтеры,
каскадеры, кровельщики, электромонтажники, профессиональные военные, летчики и
подводники, спасатели и т.д.) приводит к тому, что в любой период жизни социума, не
говоря о войнах, «поголовье» мужчин стремится к быстрому сокращению. Что делают в этой
ситуации женщины? А они стремятся выполнить свою, природой обозначенную функцию стать матерями. Это как минимум. А программа оптимум – стать счастливой законной
обладательницей престижного мужа. Дальше можно было бы посвятить целую книгу тем
сетям и ловушкам, которые женщина расставляет в охоте на мужчину. Нужно ли
рассказывать, на что способна женщина, желающая добиться своей цели (благословенной
самой природой)? И какие чудеса целомудрия и верности мужчине нужно проявить, чтобы
ее отвергнуть? Когда она получает свою добычу, его называют изменником. Но в
традиционных культурах, например, у древних кельтов, мужчина, посмевший отвергнуть
воспылавшую к нему женщину, подвергался всеобщему презрению. Подобные настроения
отмечаются и в литературном наследии древней Индии. Как к этому относиться в нашей
«цивилизованной» реальности? Не берусь давать советов. Но если кому-то из женщин не
повезло стать законной «мегерой», но страстно хочется растить дитя, и вам не терпится
осудить ее и неверного мужчину, подумайте о том, что в определенных обстоятельствах вы
могли оказаться на ее месте.
Да, мужчины нам не нравятся (не по нраву, не по норову) за свои «бездомные» качества,
но именно таких мы страстно желаем заполучить в свои сети,…чтобы посадить их, как
Омфала Геракла, за прялку. Однако, ирония судьбы, прялка это орудие труда роковых дев мойр, парок и норн, и что за ужасную судьбу нам напрядет сидящий за ней, прирученный и
одомашненный мужчина! Как это часто и бывает.
Я сделала отступление по поводу сущности мужской, в том числе и героической,
активности. Может быть, это только древние, первобытные и примитивные мужские особи
были столь не разборчивы в способах своей героической реализации? Посмотрим тогда
дальше, пробираясь по линии времени в направлении нашего дня. Предлагаю опустить
средние века - почти сплошной мордобой и охота за Святым Граалем. Воинствующие
христиане опять же мужчины – ну что тут поделать? Ага, добрались до Ренессанса. Вот это
да! Единый вопль всего цивилизованного мира. Тот ли на солнце вспышка за вспышкой, то
ли какие иные мутагенные факторы, но появились целые плеяды гениев: Леонардо да Винчи,
Рафаэль, Джованни Бокаччо, Данте, Петрарка, Бенвенуто Челлини. А там и Христофор
Колумб со своим поиском нового пути в богатую золотом Индию, Фернан Магеллан,
уверовавший в шарообразность земли и возможность совершения кругосветного
путешествия. Гении в сфере искусства, рыцари пера, кисти и резца, строители храма
культуры – может, они отличались целомудрием или каким-то миролюбием? «Ты, может
быть, думаешь, спрашивал Изя язвительно, что сами непосредственные строители этого
храма — не свиньи? Господи, да еще какие свиньи иногда! Вор и подлец Бенвенуто Челлини,
беспробудный пьяница Хемингуэй, педераст Чайковский, шизофреник и черносотенец
Достоевский, домушник и висельник Франсуа Вийон... Господи, да порядочные люди среди
них скорее редкость! Но они, как коралловые полипы, не ведают, что творят. И все
человечество — так же. Поколение за поколением жрут, наслаждаются, хищничают,
убивают, дохнут — ан, глядишь, — целый коралловый атолл вырос, да какой прекрасный!
Да какой прочный!..» (А. и Б. Стругацкие «Град обреченный»). И так далее и тому подобное.
Таковы мужчины. Таковы люди.
Итак, наши предки решали вопрос становления мужского характера практически. В. Пропп
(в работе «Исторические корни волшебной сказки») описал обряд инициации мальчиков из
дикого племени охотников, жизнь которого была связана с постоянным риском и
необходимостью естественного, привычного мужества. После обряда мальчик забывал свое
детское прошлое и раз и навсегда становился мужчиной. Обряд в соответствии с жесткой
реальностью жизни племени представлял собой безжалостную и болезненную процедуру
испытания мальчика на умение терпеть боль и справляться со страхом. В смысле
психологического содержания это было поглощение ребенка тотемом (домом, имеющим
зооморфные черты), в котором и происходили моменты испытания, связанные с терзанием
плоти. Выходил из этого дома уже не ребенок, а мужчина, которому давали новое имя, а
свое старое он нередко забывал, как и то, что был раньше ребенком. Этого и требовалось по
процедуре посвящения. Отныне юноше предстоит выполнять взрослые и не терпящие
снисхождения к слабости, обязанности по охране племени и добыче пропитания для его
членов.
В наше время, возможно, нет нужды в подобных жестких способах посвящения, но в
условиях распада Традиции в процессе становления мужского характера функцию
испытательного полигона нередко выполняет так называемое «дикое поле» социума совокупность полукриминальных способов героического мужского посвящения. Это
деревенские битвы «стенка на стенку», «улица на улицу», это армейская дедовщина, это
уличные банды под началом «авторитетов», городские дворовые «стрелки», в которых не
работает правило драться до первой крови, как это традиционно было на русской деревне.
Так или иначе, потребность мужской натуры в героическом посвящении была, есть и будет.
Социально приемлемые формы этого посвящения должны быть задачей какой-то другой
книги, а мы еще раз вернемся к рунам. Они позволяют увидеть этапы этого посвящения.
Итак, Альгиз, руна высшей защиты, благословения матерью своего сына-воина, боевого
крещения. Затем Соулу, великая руна Победы. Она относится к оси плодородия, но
причастна и к становлению Героя. Это руна конкистадоров, исследователей новых миров,
первопроходцев, пассионариев, отчаянных голов во всех их проявлениях, трикстеров,
наконец. Она приходит в период примерно первого возрастного кризиса (трех лет), когда
ребенок стремится одержать верх над всем миром, нащупать границы своей Ойкумены,
мира обитаемого и доступного, убедиться в своих возможностях контролировать его.
Результатом этого периода становится радость возможности помериться своими силами с
новыми трудностями, препятствиями, умение вовремя отступать и копить силы для
следующего броска, вера в себя и свои силы – вот, пожалуй, главное личностное
образование этого периода. Я – тот, кто умет побеждать. И также я – тот, кто умет
рассчитать свои силы. Ведь берсерк это не камикадзе, он не идет на заведомую гибель, его
цель – помериться силами и стать победителем. Как относиться к ребенку в этом возрасте?
Он уже вырос из своих младенческих пеленок, его уже спустила на землю мать, а, значит, в
его воспитании должны принимать участие и мужчины. А женщине не нужно пугаться и
пугать своим страхом ребенка, если мужчина начинает тренировать сына на «центрифуге»
или «лифте». В это время можно воспользоваться возможностью испечь им вкусное печенье.
Нужно ли позволять ребенку побеждать во всем и всегда? Если это делать, как он отличит
ситуацию, которую он действительно может контролировать, от той, до которой он еще не
дорос, как он определит истинные границы своего мира? Все дело в мере. Если вы умеете
замечать и не бояться сопровождать самые маленькие победы вашего малыша радостью, у
него вполне сформируются качества победителя.
Следующая руна, Тейваз, относится более всего ко второму возрастному кризису 6-8 лет. К
этому времени у ребенка часто появляется младший брат или сестра, он вместо уютного
детского садика начинает посещать куда более суровую школу, иногда к тому времени его
родители разводятся. Одним словом, жизнь поверачивается к ребенку своей отнюдь не
ласковой стороной и требует от него развития способности управлять самим собой.
Произвольность поведения – так называют это психологи, и это есть новообразование
психической жизни именно этого возраста. Ребенок приобретает способность приносить в
жертву нечто старое взамен необходимому новому. Герой этого этапа привержен своему
семейному клану, он идентифицирует себя в первую очередь с ним и жертвует ради самых
близких и любимых людей – папы и мамы.
Дальше у нас период исцеляющей и растящей Берканы. Довольно долгий и неторопливый
период, готовящий ребенка к следующему этапу героического посвящения – под знаком
Эваз, скакуна, подарка судьбы. Это примерно 12-15 лет, третий возрастной кризис, который
называют подростковым или пубертатным. Его сущность в ниспровержении прежних
идеалов, серьезном повороте судьбы, выходе из детства. Эваз уносит прежнего ребенка в
мир мужчин (я имею в виду мальчиков), в дом его тотема, который в наше время они
определяют сами. Следующая Манназ - возраст активного разотождествления себя с
родителями. Это до некоторой степени можно сравнить со служением прекрасной даме
своей мечты и с пажеским периодом рыцарского пути. Знатные юноши рыцарского периода
сначала становились пажами знатных дам, потом оруженосцами рыцарей, и только потом
проходили собственное рыцарское посвящение. Их рисунки периода Манназ пронизаны
символикой кумиров – очень часто это рок-группы и их символы вплоть до пугающей
взрослых свастики и черепов. Хотя пугаться символа свастики можно, только если не знать,
что это знак солнца и света. Кто-то его использовал не по адресу? Их время прошло. Это
возраст расставания (в психологическом плане) с матерью. Она выполнила свою роль
наседки и квочки. Дальше, если она хочет быть действительно полезной своим выросшим
детям, ей нужно иметь мужество отойти и отстать, чтобы не тормозить дальнейшего
развития. Функция женщины в этот период более похожа на обоз действующей армии, в
котором есть и кухня, и санбат и маркитантские палатки. Все это должно быть обязательно,
но используется не постоянно, а при необходимости.
Следующая руна героического посвящения, Одаль (Отила) уводит нас к корням,
знакомству с предками, в частности, с героическим прошлым рода. Руна речи обращена к
предкам, истории рода. Это позволяет осознать свое отождествление с ними, чтобы
впоследствии оно не господствовало над человеком, а помогало ему. Как мы помним, этот
период соответствует статусу оруженосца, изучающего свою геральдику.
И, наконец, рыцарское посвящение под знаком Дагаз. Юноша совершает свой личный
подвиг, добывает себе личное именное оружие. Или заслуживает право пользоваться
оружием своего рода. Лев Гумилев становится известным ученым-этнологом и писателем, и
мало кто уже вспоминает, что он сын Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Петр Великий
совершает свой подвиг правления страной и строительства града на Неве, и это важнее для
потомков, чем тот факт, что он сын своего отца. Екатерина Великая стала мощной
политической фигурой; теперь уж и не вспомнишь, из какого крохотного немецкого
княжества приехала когда-то в Россию принцесса Фике.
Феу – руна победы, героя-триумфатора, достигшего зенита своей личной доблести.
Но впереди еще испытания. Турисаз, руна воинского посвящения, требует не просто
совершить личный подвиг, а применить свою доблесть для защиты своего дома, своей
семьи, своей родины. Вот достойная героя цель. Она уже существенно отличается от
неистовства Соулу, которой нет дела до благородной цели, выплеск которой происходит от
избытка сил и желания постичь новые пределы, где бы они ни находились.
Дальше в круге руны познания, пути, созидания, гармонии. В их числе Гебо – руна
гармонии, Соборной Души, закрепляющей и обеспечивающей победу. Как тут не вспомнить
К. Симонова:
«Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих».
Хочу остановиться на Хагалаз. Это спорный вопрос для меня, но напрашивается
размышление на тему о сущности героя. А она, похоже, в том, что он живет среди людей и
ради людей. И он остается с ними даже ценой физического развоплощения, ухода с
материального плана. «Харакири» и «камикадзе» - элементы японского, восточного
героического пути. Это последний поступок героя, который решил для себя, что именно так
он лучшим образом совершит и завершит свою миссию. В северной Традиции погибших в
битве героев забирали в Вальгаллу, скандинавский рай, Один и Фрейя, поровну. Все прочие,
умершие по возрасту или от болезней, оказывались в холодном и сумрачном царстве Хель.
Хагалаз своим градом небесным безжалостно расправляется со старым во имя торжества
нового мира. Герой никогда не стоит на пути у нового мира. Белый ас Хеймдалль ценой
своей жизни сразил Локи, Тор пал в битве с мировым змеем. А потом рождается юный мир,
и все начинается вновь. В сказаниях древних кельтов есть представление о гигантском
прыжке лосося, на который способны только истинные герои. Иногда он бывает последним
для героя, а для самого лосося - как правило. Ведь самка лосося неустанно держит путь
против течения, чтобы достичь тихого мелководья и отложить там икру, после чего ее чаще
всего настигает смерть от истощения либо от любителей поживиться рыбкой.
Было бы несправедливым умолчать о героическом посвящении женщин. Его характер
специфичен по отношению к мужскому, но в общих чертах и девочка проходит этот путь.
Только он в основном завершается на уровне Турисаз, когда она становится женой и
матерью (это традиционно, архетипически). Валькирия, дева войны, сподвижница самих
богов, Одина и Фрейи, выходя замуж, теряет свою потустороннюю специфику, становится
просто женщиной, матерью, и из области Нави через рождение ребенка переходит в царства
Прави и Яви. Хотя в жизни, разумеется, бывают исключительные случаи, когда героизм
женщин практически неотличим от мужского. В Рагнарек асиньи пали в бою, сражаясь
рядом с мужчинами. Ни одна из них не выжила, а после битвы вышла из рощи простая
женщина, Лив, чье имя значит жизнь. Ее и защищали герои и героини, ее драгоценное лоно,
которое даст жизнь новым людям. Ради нее не пощадили живота своего.
Хочу завершить эту тему еще одним размышлением. В двадцатом веке все представления о
мужском и женском подверглись коренным изменениям, граница между одним и другим
стерлась до почти полной прозрачности – вплоть до законодательных актов и оригинальных
киносюжетов. Лет тридцать тому назад Болгария провела эксперимент по предоставлению
мужчинам отпуска по уходу за ребенком вместо женщины. Насколько мне известно, этот
эксперимент не был длительным, т.к. в нем даже на глазок не обнаруживалось большого
смысла. Арнольд Шварценегер в одной из своих комедий испытал все прелести
беременности и произведения на свет ребенка, да и древние греки, по-видимому, тоже были
полны зависти к женщинам за их природную способность к сотворению человека, ведь Зевс
родил Афину из своей головы, а Диониса из своего бедра. Локи тоже рожал напропалую. А
женщины, в свою очередь хлебнули всяческих свобод, считавшихся каких-нибудь сто лет
прерогативой мужчин. В общем, поиграли в обмен ролями. Стало ясно, что в определенных
условиях мужчина может выносить дитя, а женщина – лететь в космос, открывать новые
земли и, вообще, убираться, куда захочет. Вопрос в другом – зачем? Зачем это теперь, когда
мужчины уже убедились в наших прекрасных возможностях? Хотя, может, надо
поддерживать их в хорошей рабочей форме для профилактики, чтобы не забывали уважать
слабый пол. А так, если все во всем убедились, то самоочевидным фактом является то, что
природа создала мужчину со всеми признаками воина, героя, защитника, первооткрывателя,
реформатора, строителя (это от рождения, пока он не испорчен воспитанием), а женщине
дала плодоносящее лоно, чудесную вскармливающую грудь и приверженность к домашнему
очагу.
И все же мне до боли знакомо страдание женского существа, в природе которого соединена
социально одобряемая кротость голубки и неистовство мятежного Денницы-Люцифера,
восставшего против своего отца. Не в этом ли мятеже свет, который он несет? В сокрушении
клетки, в которую заключен дух? Клетка из плоти и связанных с ней правил, в которую
заключена женщина, прекрасна собой и исключительно прочна по сравнению с мужской.
Мы знаем, как легко мужчины уходят с жизненного плана – вольно или невольно, и как
женщину удерживает в жизни и от ее бунта сначала природой заложенная жажда
материнства, затем забота о ребенке, а потом уже привычка жить после сжигания ее адского
топлива. Поэтому… поймите, мужчины, наше непокорство и наши истерики, и наши обманы
и хитрости в попытках обойти или прорваться сквозь страх несвободы. В этих рассуждениях
много от манихейства, мрачной антирелигии прошлого, согласно которой плоть и вся
материальная основа жизни объявлялась априорным злом, а дух должен был вырваться на
свободу любой ценой. Это, безусловно, крайняя точка зрения, но она существует, и
замалчивать ее опасно, ведь мне известны отчаявшиеся, так и не осмелившиеся открыто
бунтовать женщины, которые нашли наконец выход, он же вход – в мир иной. И, слава богу,
есть множество женщин, которые, пройдя своей героический путь борьбы за свои свободы
без чувства вины и категорического осуждения близких, нашли удовлетворение в мирной
семейной жизни.
Нет в этой главе никакой гармонии и завершенности. Нет в ней мудрости и
просветленности, и возможности найти ответы на все вопросы. Я ее рассматриваю как
сырой материал для построения своей картины мира, как для читателей, так и для себя.
Может быть, неправильно выставлять такой сырой продукт на читательском рынке, но ведь
продают же сырое мясо и рыбу, и с нами все в порядке, если только не выдавать
полуфабрикат за готовое блюдо и тем более – шедевр кулинарного искусства.
Идентификация и разотождествление, кое-что о духовном посвящении
(ось пути и познания)
«При виде моих родных, пришедших для битвы,
Кришна,
Подкашиваются мои ноги, во рту пересохло,
Дрожит мое тело, волосы дыбом встали. [...]
Их убивать не желаю, Мадхусудана, хоть и грозящих
смертью,
Даже за власть над тремя мирами, не то что за
блага земные.
Юный бог отвечает на это упреком, после чего
начинает великое поучение:
Как у тебя в беде такое смятенье возникло?
Оно для арийца позорно. [...]
Рожденный неизбежно умрет, умерший неизбежно
родится;»
(«Бхагават-Гита»)
Развитие личности проходит через последовательные фазы идентификаций
(отождествлений) и разотождествлений. Образцы для идентификаций берутся изнутри
(заложенные в генетической памяти) и снаружи - родительские сценарии, значимые другие.
Смена образцов идентификации подчиняется закону диалектики: «отрицание отрицания», по
которому старое свергается новым и сильным, а то в свою очередь сменяется еще более
современным и сильным. Если идентификация реализуется механизмом впитывания
личностью как промокашкой неких образов (в психологии интериоризация, формирование
интроекта), то разотождествление возможно через механизм отражения, отталкивания,
рефлексии, критического отношения к себе и другим. В этой системе соблюдается еще один
закон диалектики - «единства и борьбы противоположностей», центробежных и
центростремительных сил, впитывания и отторжения. Накопление потенциала действия
(количества) между полюсами противоположностей приводит к качественным скачкам в
развитии, новым во внешнем проявлении и внутреннем содержании этапам. Теперь перед
нами третий закон диалектики – «перехода количественных изменений в качественные». В
рунах вполне наглядно отражаются последовательные ступени, как идентификации, так и
разотождествления, хотя их сопоставление остается достаточно приблизительным. На
самом деле каждая руна представляет собой ступеньку, элемент целостного сюжета нашей
судьбы во всей ее многоплановости, в котором заложена дихотомия отождествлений разотождествлений. Однако некоторые руны все же являются узловыми моментами развития
после периодов относительно спокойного развития событий. В следующей таблице
отражена последовательность идентификаций – отождествлений в личной биографии
человека, начиная от рождения.
Руны
Соулу
Тейваз
Ингуз
Отила
Фе
Турисаз
Кано
Объекты идентификации
Сильное животное, дух дикого предка
Родители, род
Свое телесное, чувственное начало
Свой род, наследие предков
Свое личное имущество, атрибуты личной значимости, благополучия
Свой дом и семья, родина малая и большая
Свое творчество, самоактуализация
Следующая после этой таблица покажет возможную цепочку разотождествлений –
освобождения личности от очередного камуфляжа – сущности, которая является
зависимостью от образа-архетипа.
Руны
Сущность, с которой происходит разотождествление
Манназ и Лагуз Зависимость от родителей, в первую очередь, матери
Ансуз и Райдо
Зависимость от своих достижений и имущества
Йер и Эйваз
Зависимость от своей концепции мира (моего мира больше нет, зато есть
вся Вселенная)
Это исследование в основном интуитивного характера, вряд ли можно обнаружить в
рунном круге математически строгую модель развития – трансформации человека. А, может
быть, в этом вообще нет особого смысла. Другое дело, что насыщенный образный ряд
рунного круга способен оживить любую высохшую схему. В этом сущность древа мира –
Иггдрасиль.
О самом шаманском, духовном посвящении вряд ли у меня есть столько же оснований
рассуждать, как о героическом посвящении. Можно сказать, что если героическое
посвящение связано с цепочкой идентификаций, то шаманское – с последовательностью
разотождествлений. Эти два пути мне напоминают двойную спираль ДНК, будучи так же
перевиты и, в сущности, неотделимы друг от друга. Между ними дорога жизни из
комплементарных аденин-тиминовых и гуанин-цитозиновых оснований – ось плодородия.
Только в начале круга (от рождения героя) в этой спирали явно толще героическая
составляющая, а во второй половине постепенно набирает удельный вес вторая, духовная
компонента. Рунный круг отражает полную реализацию человека в круге его судьбы, но это
вовсе не значит, что любой человек проходит полноценно все стадии. Нужно немало:
желание, возможности, необходимость. Урд, Верданди, Скульд…Снова три норны сидят
возле источника Урд. Снова они режут руны и прядут нить судьбы. Пригласите их на свое
рождение?
Приложение 1
Рунный календарь
Приложение 2
Речи Сигрдривы
(печатается по изданию «Старшая Эдда: Эпос/ Пер. с древнеисландского А. Корсуна. – СПб.:
Азбука-классика, 2005».)
Сигурд поднялся на гору Хиндарфьялль и направился на юг во Фраккланд. На горе он
увидел яркий свет, как будто горел огонь, и зарево стояло до самого неба. Когда он
приблизился, он увидел ограду из щитов и в ограде — знамя. Сигурд вошел в огражденное
место и увидел, что там лежит и спит человек в доспехах. Сигурд сперва снял шлем с его
головы, и тут он увидел, что это женщина. Кольчуга сидела на ней крепко, словно приросла
к телу. Тогда он рассек Грамом кольчугу от ворота вниз и еще поперек, по обоим рукавам.
Затем он снял с нее кольчугу, и женщина проснулась, села, увидела Сигурда и сказала:
1
«Кто кольчугу рассек?
Кто меня разбудил?
Кто сбросил с меня
стальные оковы?»
(Он ответил):
«Сигмунда сын,
рубил недавно
мясо для воронов
Сигурда меч».
(Она сказала):
2
«Долго спала я,
долог был сон мой —
долги несчастья!
Виновен в том Один,
что руны сна
не могла я сбросить».
Сигурд сел и спросил, как ее зовут. Тогда она взяла рог, полный меда, и дала ему
напиток памяти.
(Она сказала):
3
«Славься, день!
И вы, дня сыны!
И ты, ночь с сестрою!
Взгляните на нас
благостным взором,
победу нам дайте!
4
Славьтесь, асы!
И асиньи, славьтесь!
И земля благодатная!
Речь и разум
и руки целящие
даруйте нам!»
Она назвалась Сигрдривой и была валькирией. Она рассказала, что два конунга вели
войну: одного звали Хьяльм-Гуннар, он тогда был старым и очень воинственным, и Один
обещал ему победу; другого звали Агнар, он был братом Ауды, и его никто не хотел взять
под свою защиту. Сигрдрива погубила в битве Хьяльм-Гуннара. А Один, в отместку за это,
уколол ее шипом сна и сказал, что никогда больше она не победит в битве и что будет
выдана замуж. «Но я ответила ему, что дала обет не выходить замуж ни за кого, кто знает
страх».
Тогда он просит поучить его мудрости, раз она знает, что нового во всех мирах. Она
сказала:
5
«Клену тинга кольчуг
даю я напиток,
исполненный силы
и славы великой;
в нем песни волшбы
и руны целящие,
заклятья благие
и радости руны.
6
Руны победы,
коль ты к ней стремишься, —
вырежи их
на меча рукояти
и дважды пометь
именем Тюра!
7
Руны пива
познай, чтоб обман
тебе не был страшен!
Нанеси их на рог,
на руке начертай,
руну Науд — на ногте.
.
8
Рог освяти,
опасайся коварства,
лук брось во влагу;
тогда знаю твердо,
что зельем волшебным
тебя не напоят.
.
9
Повивальные руны
познай, если хочешь
быть в помощь при родах!
На ладонь нанеси их,
запястья сжимай,
к дисам взывая.
.
10
Руны прибоя
познай, чтоб спасать
корабли плывущие!
Руны те начертай
на носу, на руле
и выжги на веслах, —
пусть грозен прибой
и черны валы, —
невредимым причалишь.
11
Целебные руны
для врачевания
ты должен познать;
на стволе, что ветви
клонит к востоку,
вырежи их.
12
Познай руны речи,
если не хочешь,
чтоб мстили тебе!
Их слагают,
их составляют,
их сплетают
на тинге таком,
где люди должны
творить правосудье.
13
Познай руны мысли,
если мудрейшим
хочешь ты стать!
Хрофт разгадал их
и начертал их,
он их измыслил
из влаги такой,
что некогда вытекла
из мозга Хейддраупнира
и рога Ходдрофнира.
14
Стоял на горе
в шлеме, с мечом;
тогда голова
Мимира молвила
мудрое слово
и правду сказала,
.
15
что руны украсили
щит бога света,
копыто Альсвинна
.
.
и Арвака уши
и колесницу
убийцы Хрунгнира,
Слейпнира зубы
и санный подрез,
16
лапу медведя
и Браги язык,
волчьи когти
и клюв орлиный,
кровавые крылья
и край моста,
ладонь повитухи
и след помогающий,
17
стекло и золото
и талисманы,
вино и сусло,
скамьи веселья,
железо Гунгнира,
грудь коня Грани,
ноготь норны
и клюв совиный.
18
Руны разные
все соскоблили,
с медом священным
смешав, разослали, —
у асов одни,
другие у альвов,
у ванов мудрых,
у сынов человечьих.
19
То руны письма,
повивальные руны,
руны пива
и руны волшбы, —
не перепутай,
не повреди их,
с пользой владей ими;
пользуйся знаньем
до смерти богов!
20
Теперь выбирай,
коль выбор предложен,
лезвия клен, —
речь иль безмолвье;
решай, а несчастья
судьба уготовит».
(Сигурд сказал):
21
«Не побегу,
даже смерть увидав,
я не трус от рожденья;
советы благие
твои я приму,
покуда я жив».
(Сигрдрива сказала):
22
«Первый совет мой —
с родней не враждуй,
не мсти, коль они
ссоры затеют;
и в смертный твой час
то будет ко благу.
23
Совет мой второй —
клятв не давай
заведомо ложных;
злые побеги
у лживых обетов,
и проклят предатель.
24
А третий совет —
на тинг придешь ты,
с глупцами не спорь;
злые слова
глупый промолвит,
о зле не помыслив.
25
Но и смолчать
ты не должен в ответ, —
трусом сочтут
иль навету поверят;
славы дурной
опасайся всегда;
назавтра убей
лжеца — тем отплатишь
за подлую ложь.
26
Четвертый совет —
если в пути
ведьму ты встретишь,
прочь уходи,
не ночуй у нее,
если ночь наступила.
27
Бдительный взор
.
каждому нужен,
где гневные бьются;
придорожные ведьмы
воинам тупят
смелость и меч.
28
Пятый совет мой —
увидишь красивых
жен на скамьях,
да не смутится
твой сон, и объятьями
не соблазняй их!
29
Совет мой шестой —
если за пивом
свара затеется,
не спорь, если пьян,
с деревом битвы, —
хмель разуму враг.
30
Песни и пиво
для многих мужей
стали несчастьем,
убили иных
или ввергли в беду,
печальна их участь.
31
Совет мой седьмой —
если ты в распре
с мужами смелыми,
лучше сражаться,
чем быть сожженным
в доме своем.
32
Совет мой восьмой —
зла берегись
и рун коварных;
дев не склоняй
и мужниных жен
к любви запретной!
33
Девятый совет —
хорони мертвецов
там, где найдешь их,
от хвори умерших,
в волнах утонувших
и павших в бою.
34
Омой мертвецу
голову, руки,
пригладь ему волосы;
в гроб положив,
мирного сна
пожелай умершему.
35
Десятый совет —
не верь никогда
волчьим клятвам, —
брата ль убил ты,
отца ли сразил:
сын станет волком
и выкуп забудет.
36
Гнев и вражда
и обида не спят;
ум и оружие
конунгу надобны,
чтоб меж людей
первым он был.
37
Последний совет мой —
друзей коварства
ты берегись;
недолго, сдается мне,
жив будет конунг —
множатся распри».
Приложение 3
Древнеанглийская руническая поэма
(Напечатано по изданию Платов А. Магические Искусства Древней Европы. – М.: София,
ИД «Гелиос», 2002. перевод Афанасия Колдая (с) 2001г.)
[Деньги] любому
сулят утешенье,
хоть каждый и должен
их тратить охотно,
если желает
поддержки Господа.
[Зубр] бесстрашен,
с рогами огромными,
свирепый зверь,
рогами сражается,
славный житель болот,
храбрый зверь.
[Шип] очень остр,
любому вредит,
кто схватит его,
жесток к тому,
кто ляжет на нем.
[Бог/рот] — повелитель
речи любой,
пристанище мудрости,
утешение мудрым.
[Ехать] по залу
легко для любого
воина; но
тяжко тому, кто
в дальней дороге
на сильном коне.
[Факел] каждому
известен огнем;
светел и ярок,
он горит, когда атлинги
отдыхают в чертоге.
[Дар] для любого —
гордость и слава,
помощь и ценность;
для любого бродяги
состояние; поддержка
тем, кто лишен всего.
[Радость] — тому,
у кого печалей
и горестей мало,
и тому, у кого
сила и счастье
и добрый дом.
[Град] — зерно
самое белое,
несет его ветер,
он приходит с небес,
потом водой станет.
[Нужда] грудь сжимает,
хоть сынам человеческим
бывает и в помощь,
и даже в спасение,
если знать о ней вовремя.
[Лёд] очень холоден
и скользок сверх меры;
блестит как стекло,
как само цветы,
мороза творенье,
приятен на вид.
[Урожай] людям надежда,
как бог то дозволит,
святой царь небесный,
так приносит земля
плоды свои славные
благородным и бедным.
[Тис] снаружи
грубое дерево,
тверд и крепок в земле,
хранитель огня,
корнями крепится,
радость поместья.
[Коробка для жребиев] —
игра и смех
средь мужей смелых,
где сидят воины,
в пива чертогах,
счастливы вместе.
[Осоки] жилище
обычно в болоте,
в воде растет она
и ранит жестоко
и кровью красит
любого, кто рвет ее.
[Солнце] — всегда
морякам надежда,
когда идут они
над купальней рыб,
пока коня волн
к земле не направят.
[Тир} — звезда,
веру крепит в атлингах,
не собьется с пути,
туманы в ночи
ей не помеха.
[Береза] бесплодна,
но вместо того несет
побеги без семени;
ее ветви прекрасны,
высокая крона
дивно покрыта,
нагружена листьями,
неба касаясь.
[Конь) перед ярлами
радость атлингов,
когда речь о нем, витязи —
люди достойные,
Верхом разговор ведут,
он всегда утешение
неугомонному.
[Человек) в радости
родне своей дорог,
хотя расставание
суждено каждому;
ибо будет предана
лорда указом
плоть эта непрочная
сырой земле.
[Вода] воистину
бескрайней кажется тому,
кто в путь вышел
на судне неверном,
волны морские
их сильно страшат,
а волн жеребец
узде не послушен.
[Инг] был, первым
из данов восточных,
кто людям явился,
покуда назад
по волнам не уплыл;
вослед — колесница;
вот кого воины
называют героем.
[День) — божий посланник,
людям дорог,
свет повелителя;
надежда и радость
богатым и бедным
и всем на пользу.
[Поместъе] дорого
каждому, кто
тем доволен, что верно
и согласно обычаю
в его жилище,
подчас в процветании.
[Дуб] на земле
для сынов человеческих
питание плоти;
нередко он странствует
по купальне олуши [= морю]
море покажет,
сохранит ли дуб верность
своему благородству.
[Ясень] высок,
людям на радость,
надежен и прочен,
и держится крепко,
хоть войной мужи многие
идут на него.
[Лук] из тиса для атлингов
и прочей знати
радость и слава,
прекрасен для всадника,
стоек в походе,
боевое оружие.
[Змей] — рыба речная,
хоть и на земле
свою пищу находит,
в дому своем светлом,
водой окруженном,
обитает он в радости.
[Могила] любому
ненавистна из знати,
когда неуклонно
плоть начинает –
труп – остывать
и землю сырую
прочить в невесты;
плоды опадают,
прочь веселье уходит,
узы веры растают.
Использованная и рекомендуемая литература:
Автор
Leemary
Документ
Категория
Искусство, Культура, Литература
Просмотров
241
Размер файла
1 716 Кб
Теги
prudius, uistochnika
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа