close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

15.ТОРГОВЫЕ ПАРТНЕРЫ ВЫСОКОГО РАНГА (СССР – НОРВЕГИЯ НАЧАЛА 30-Х ГОДОВ) Северная Европа Проблемы истории Выпуск 3 Отв ред дин ОВЧернышёваМ, «Наука», 1999 С195 - 213

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1
Репневский А.В.
ТОРГОВЫЕ ПАРТНЕРЫ ВЫСОКОГО РАНГА
(СССР – НОРВЕГИЯ НАЧАЛА 30-Х ГОДОВ)
Из истории торгово-экономических отношений Советской России и
Норвегии серьезно исследованы только события первой половины 20-х годов
– коммерческие договоры 1921 и отчасти 1925 гг., и то по причине их политического значения.1 Собственно экономическим результатам этих соглашений
за редким исключением придавалось второстепенное значение. Взаимная же
торговая политика и практика второй половины двадцатых и тридцатых годов
рассматривалась только в сборниках документов и исторических трудах
обобщающего характера, где ей естественно не могло быть уделено достаточно места.2 В целом в отечестве нашем, как и за рубежом, включая Норвегию,
бытует мнение, что в советские времена взаимная коммерция двух стран никогда не носила масштабного характера и в лучшем случае была слабой копией дореволюционного времени. Считается, что в этой области отсутствует сам
предмет исследования, хотя культурный человек знает кое-что о рыбных операциях 1921/22 гг. и об Олезундской концессии на убой морского зверя.
Экономические связи 140-миллионного Советского Союза и 2,7миллионной Норвегии заслуживают гораздо большего внимания, чем то, которое уделялось им до сих пор. Рассекреченные в начале 90-х гг. документы
из архивов Российской Федерации,3 интереснейшие архивные дела Департамента Торговли Норвегии, а также давно опубликованные сборники внешнеторговой статистики,4 на анализ которых обращалось недостаточно внимания,
дают нам право утверждать, что, например, в период между 1929 и 1933 гг.
СССР и королевская Норвегия были друг для друга торговыми партнерами
высокого ранга. Выявлению обстоятельств, масштабов и результатов этого
явления посвящена данная статья.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
Во всех смыслах рубежным для экономических отношений двух стран
стал 1927-28 операционный год. В 1928 г. зерновые поставки Норвегии оказались незначительны (в 1929 году они отсутствовали вовсе). Произошло это по
причине установленных государством низких закупочных цен на хлеб,
начавшегося «раскулачивания», а также из-за неблагоприятных погодных
условий. Баланс российской внешней торговли с Норвегией резко нарушился.
Надо было искать хлебу хотя бы временную замену. СССР не нуждался более
и в импорте рыбы с Севера Норвегии на Север России, что вызвало недовольство Осло. Тем самым рушились традиционные, веками устоявшиеся товарные группы, на которых держался весь комплекс взаимной экономической и
во многом политической заинтересованности. В 1928 году заканчивалось действие торгового договора, заключенного в декабре 1925 года. Сторонам надо
было решать вопрос о целесообразности его продления. Назревал кризис экономического партнерства, хотя в цифровых объёмах торгового оборота это
было не так заметно. Скорее это был кризис торговой политики, выработанной в 1921 году. Прежняя экономическая и политическая линия выполнила
поставленные задачи и исчерпала себя.
1928 и 1929 годы стали периодом поисков новых горизонтов сотрудничества, свежих принципов наших экономических связей и абсолютно иных товарных групп в качестве базиса советского импорта. Причем поиски инициировались Советской Россией. Норвегия же первоначально стремилась сохранить «статус кво». В определении перспективных направлений важную роль
сыграла деятельность торгпредства в Осло, одной из задач которого являлось
изучение экономического потенциала, состояния финансов, промышленности,
торговли страны пребывания.5
С 1927/28 оперативного года работники торгпредства по заданию Центра стали обращать серьезное внимание на значение и характер норвежской
электрометаллургической промышленности. Москву особенно интересовал
алюминий. Сравним предвоенные годы, когда во всем мире было произведено
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
до 70 тыс. тонн, и 1926 г., когда его выплавка подвигалась к 200 тыс. тонн, а
норвежский потенциал достиг 22-х тыс. тонн.
Рост удельного веса Норвегии в мировом производстве алюминия6
Страны
Германия
Англия
Франция
Швейцария
Норвегия
Прочие страны Европы
США
Канада
Всего
Годы
1911
1,5%
11%
22,2%
15,3%
2,3%
5,9%
32,2%
9,0%
99,40%
1926
14,8%
3,7%
10,5%
11,0%
11,0%
2,4%
37,0%
9,0%
99,40%
Таблица иллюстрирует высокую конкурентоспособность норвежской электрометаллургии, несмотря на ввозной характер бокситового сырья. Рентабельность этого производства обеспечивалась благодаря дешевизне электрической энергии и новой технологии проф. Педерсена, на которую переходила
тогда крупнейшая в стране “Norsk Aluminium C° Aktieselskap” (далее: “Норшк
Алюминиум К°”).
Следует подчеркнуть и еще одно немаловажное обстоятельство. Такой
крупный производитель, как Франция, на рубеже 30-х годов практически не
продавал алюминий на экспорт, а производил его для нужд собственной индустрии. Прочие производители - Англия, Германия и Италия - не только не желали продавать алюминий за границу, но и старались его ввезти, так как собственного производства им не хватало. Даже США, дававшие 37% мирового
объема этого металла, ввозили его для себя из Канады. Оставалась еще Швейцария, но доставка товаров из неё была связана с высокими затратами на перевозки по железным дорогам. Кроме того, удорожание швейцарских грузов
происходило из-за необходимости пересекать несколько таможен европейских
стран. Ввиду вышесказанного Норвегия оказывалась для нас почти единственным базовым поставщиком алюминия. Она нуждалась в новых рынках
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
сбыта, ибо до 90-95% своей электрометаллургической продукции отправляла
на экспорт, что давало ей в 30-е годы не менее 1/6 части всей экспортной выручки.7 Это был идеальный партнер, с которым сложились довольно ровные
дипломатические и торговые отношения. Балтийское и Баренцево моря обеспечивали наиболее короткие и дешевые пути доставки больших партий грузов
на норвежских же судах. Торгпредство
СССР имело значительный опыт
фрахтовой работы под рыбу, зерно и лес, да и норвежские деловые и правительственные круги были рады занять выгодным фрахтом свой огромный торговый флот.
Следовало иметь в виду, что у власти в королевстве с 15 февраля 1928
года стояло второе правительство либералов (венстре) во главе с Людвигом
Мувинкелем, с которым у нас были налажены наиболее прочные контакты
еще с 1921 года. Более того, за несколько месяцев до этого - 7 октября 1927
года на пост полномочного представителя СССР в Осло вновь была возвращена Александра Михайловна Коллонтай, находившаяся в личных дружеских
отношениях с этим премьером, занимавшим одновременно и кресло министра
иностранных дел. Она не раз отдыхала по приглашению Л.Мувинкеля на его
даче и могла в неофициальной обстановке обсуждать важные политические и
торговые дела. Советские полпреды в других странах вряд ли могли похвалиться такой степенью взаимоуважения и понимания с руководством стран
аккредитации. Правда, основной задачей Александры Михайловны как посла
были попытки заключить с Норвегией договор о ненападении, но она никогда
не упускала из виду и дел торговых.8 Документы свидетельствуют, что
А.М.Коллонтай и Л.Мувинкель очень много сделали для того, чтобы подписанный 15 декабря 1925 года торговый договор между нашими странами не
был денонсирован к концу 1928 года в связи с истечением трехлетнего срока
действия. Договор был автоматически продлен, что и позволило к началу пятилетки сохранить юридическую базу для мощного рывка в торговом обороте.
Совместно они сумели переключить внимание Советского правительства на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
то, как дальше можно использовать имеющееся соглашение в интересах двух
народов. Они обсудили и реализовали идею «индустриального» кредита под
импорт норвежских металлов и промышленных товаров.
В конце октября 1928 года Политбюро, СНК и НКТ наконец-то приняли
решение об ориентации на Норвегию в закупках некоторых цветных металлов
и ферросплавов. Есть основания полагать, что большую роль в этом сыграли
хорошие личные отношения и совпадение политических взглядов полпреда в
Осло Александры Михайловны Коллонтай и председателя Металлоимпорта
СССР Александра Гавриловича Шляпникова (Беленина). Эти двое проявили
наибольшую активность при переговорах с норвежским правительством и
фирмами. Конечно, советское государство постаралось «не класть все яйца в
одну корзину» и обеспечило соглашения по металлам еще с несколькими
странами.
Приобретение больших партий цветных металлов и ферросплавов стало
новым явлением не только советского периода отношений с этой северной
страной, но всего предыдущего времени. Внешнеторговая статистика Российской империи начала века и кануна первой мировой войны дает незначительные цифры в этой сфере экономических связей. Это и понятно. Соответствующие индустриальные отрасли Норвегии тогда только зарождались. Кроме
того, как в России царской, так и в России советской периода 20-х годов база
для производства и потребления цветных металлов была слаба. Только в августе 1929 года было принято специальное постановление СТО о форсировании
внутреннего производства цветных и редких металлов. Но на его реализацию
требовались годы. А потому всю первую пятилетку страна вынуждена была
импортировать почти 100% потребности алюминия и никеля.9
Постараемся определить долю Норвегии в покрытии этих потребностей
от размеров всего отечественного импорта цветных металлов, а также установить долю Союза в общем объеме норвежского экспорта и оценить значение
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
этих запродаж для её экономики в условиях разразившегося мирового экономического кризиса.
Советский импорт цветных металлов за 1929 - 1933 год (в тоннах).10
1929
Общий
119 876
импорт
в т.ч.
6 544
алюминия
в т.ч.
2 883
никеля.
в т.ч.
34 124
цинка
других
76 325
Из них в
3 435
Норвегии
в т.ч.
3 395
алюминия
в т.ч.
39
никеля
в т.ч.
1
цинка
других
0
1930
Годы
1931
1932
131 631 124 754 78 848
1933
Всего за
5-летие
% закупок
за 5 лет
51 333
506 44211
100
9 990
20 264
10 498
10 564
57 860
100
3 806
3 958
3 498
950
15 095
100
38 362
23 654
10 603
5 804
112 547
100
79473
76 878
54 249
34 015
320 940
100
12 635
14 926
10 050
7 375
48 421
9,56
4 943
11 497
8 626
5 381
33 842
58,49
0
466
809
126
1 440
9,54
7 692
2 960
610
1 727
12 990
11,54
0
3
5
141
149
0,05
Бросается в глаза доминирование Норвегии в советском импорте алюминия. Её доля за пятилетие, как видим, составила 58,49%. А в 1932 г. процент участия Норвегии достиг максимума - 82,17 %. По никелю и цинку показатели выглядят скромнее - 9,5 и 11,5 процента соответственно. Но и это
должно считать высоким результатом коммерческого сотрудничества при
наличии большого числа мировых конкурентов. Среди европейских партнеров
СССР по поставкам цветных металлов Норвегия заняла в указанные годы второе - третье место. Впереди неё была только Германия. Указанную продукцию
мы также активно приобретали во Франции, в меньшей степени в Италии,
США и некоторых других государствах.12
Рассмотрим теперь значение экспорта цветных металлов (особенно
алюминия) в Советскую Россию для самой Норвегии. Выявим, насколько ве-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
сомым было для неё это партнерство. Обратимся к еще одной авторской таблице.
Доля участия СССР в норвежском экспорте цветных металлов
1929 - 1933 гг. (в тоннах и процентах).13
1929 г.
экспорт
металл
из
Норвегии
алюминий
никель
цинк
другие
металлы
всего
1930 г.
экспорт
доля
доля
доля
в
в
в
весь
СССР весь
СССР весь
СССР
СССР
СССР
СССР
в%
в%
в%
29 584 4 498 15,20 23 676 6 300 26,61 25 438 13 102 51,50
339514
12 583 49,46
396
39
9,85
708
0
0
2 286
467
20,43
3 062
1
0
27 097 7 692 28,39 45 398 2 960
6,52
7 619 28,12
2 432
5,36
1 901
0
0
4 784
0
0
3 377
3
0,09
34 943
4 538
3 435
12,99
9,83
56 265 13 992
13 919
1932 г.
экспорт
металл
Норвегии
алюминий
никель
цинк
другие
металлы
всего
1931 г.
экспорт
24,87
24,74
76 499 16 532
15 485
21,61
20,24
всего за пятилетие
экспорт
доля
доля
доля
в
в
в
весь
СССР весь
СССР
весь
СССР
СССР
СССР
СССР
в%
в%
в%
15 008 9 137 60,88 15 178 6 232 41,06 108 888 39 269 36,06
5 381 35,45
36 796 33,79
4 088
893
21,84 3 428
51
1,49
10 906 1 450 13,30
0
0
1 399 12,83
37 811 610
1,61 45 711
0
0
159 079 11 263 7,08
10 662 6,70
4 071
5
0,12
5 465
141
2,58
19 598
149
0,76
60 978 10 645
1933 г.
экспорт
17,46
69 782
6 424
5 522
9,21
7,91
298 467 52 131
49 006
17,46
16,42
Заставим цифры “заговорить”. Судя по ним, степень нашего участия в
норвежском экспорте цветных металлов была никак не менее 16,42%, что весомо. Все внимание Металлоимпорта СССР было сосредоточено на алюминии, т.е. на той отрасли, которой у нас еще не существовало, но в которой
Норвегия, наоборот, была наиболее сильна. Советская доля закупок данного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
металла была исключительно велика. За пятилетие она составила в среднем
от 34 до 36 % общих запродаж его иностранным покупателям. А в отдельные
годы - в разгар экономического кризиса - оказалась еще значительнее. Так в
1931 году Россия приобрела около половины экспортного алюминия. А в
наиболее тяжелом для Норвегии 1932 году - даже более 60 %, считая от общего объема производства, а не только от размера поставок на внешний рынок.15
Поэтому есть все основания согласиться со следующим выводом торгпредства по итогам 1932 года: “Из изложенного неизбежно вытекает, что экспорт, а, следовательно, и производство алюминия в Норвегии зависит от
наших закупок”.16 В развитие этого тезиса можно утверждать, что благодаря
СССР, как крупнейшему клиенту, норвежская алюминиевая промышленность
избежала финансового и производственного краха и лишь минимально сократила рабочую силу на своих заводах в 1931 - 1932 годах.
Поскольку норвежская алюминиевая, да и вся цветная металлургия в
значительной степени контролировалась иностранным капиталом: французским, германским, английским и американским, то закупка продукции этой
отрасли Союзом в условиях небывалого кризиса 1929 - 1933 гг. была еще и
услугой владельцам акции этих государств, позволившей им не только выжить, но даже иметь некоторую прибыль.
В определенной степени такая зависимость наблюдалась и по никелю.
СССР являлся самым стабильным потребителем собственно норвежской части
производства этого продукта. Других надежных рынков сбыта никеля в это
время у норвежских фабрикантов не было.17
Приведенная в таблице доля нашего импорта того или иного металла не
есть единственный и абсолютный показатель (предел) возможного влияния
Союза на экономическую и внешнеторговую ситуацию в королевстве. Суть
заключается в полном освоении собственно норвежской доли капиталов и
продукта, на которую имелись льготы стортинга. Реальным показателем высокой степени норвежской заинтересованности в никелевом экспорте в Рос-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
сию стало то, что в 1931 году мы добились там парламентских госгарантий
кредитования 75% стоимости закупок никеля и права на кредит в 9 месяцев.
Такого успеха ни в одной другой стране мира СССР еще не достигал.
Большим весом обладало торгпредство и в приобретении некоторых
ферросплавов, особенно ферросилиция и феррохрома.
Производственные мощности Норвегии по феррохрому составляли в годы кризиса около 5000 тонн в год, но в простаивали без заказов. В 1930, 1932
и 1933 годах феррохром если и выплавлялся, то почти исключительно по
нашим заявкам из поставляемой Россией же руды. Всего за период с 1929 по
1933 год в Союз было доставлено оттуда 7634 тонны этого сплава, что составило более 60% всего норвежского производства.
Производственные возможности Норвегии по ферросилицию составляли
в начале 30-х гг. чуть больше 40 000 тонн в год. В закупках его СССР не был
монополистом, как в случае с феррохромом, но являлся одним из крупнейших
контрагентов норвежских фирм, пренебрегать которым невыгодно. Лучшим
для экспорта ферросилиция оказался последний предкризисный 1929 год.
Производственные мощности тогда были загружены полностью. В результате
за рубеж было направлено 40 896 тонн этого сплава разных сортов. СССР
преимущественно нуждался в 75%-ном ферросилиции и взял себе в тот год 6
501 тонну. Затем производство резко пошло на спад. Спад этот на 50% и более
грозил полной остановкой работ, но советские заказы 1931 и 1933 годов, почти по 13 тыс. тонн каждый, вдохнули жизнь в силициевые фабрики. Наш импорт составил соответственно почти 49% и 56% всего произведенного в эти
годы продукта. А за пятилетие – 36 760 тонн или 28,31% норвежского экспорта.18
Большой интерес к советским заказам всех пяти фирм,19 производивших
в Норвегии ферросилициум необходимой нам спецификации, вполне понятен.
В 1932 году, например, они были загружены только на 1/3 производственных
мощностей и несли убытки. Одна из фабрик,
«Вьюльверфоан», и вовсе
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
обанкротилась. Завод её ещё продолжал работать, но принадлежал уже банкам-залогодержателям: “Норшке Кредитбанк” и “Бергенс Приватбанк”.
Взаимная заинтересованность в импорте-экспорте ферросилиция была
столь велика, что стороны пошли против установлений европейского синдиката производителей этого продукта, синдиката, созданного для того, чтобы
под ударами кризиса удержать мировые цены на сплавы. История этой операции представляет определенный интерес, так как отражает характерные методы торговой политики и практики того времени. В 1931 году основная масса сделок (около 9 000 тонн) на партии ферросилиция была заключена Москвой через европейский синдикат. Договоры о поставках подписывались советскими ответственными чиновниками в Берлине через немецкое торгпредство.
Эти договоры не устраивали нас своей высокой ценой. Чтобы сбить цену, торговое представительство СССР в Осло повело другие переговоры и попыталось создать фирму-аутсайдера в этой сфере индустрии. Деятельность эта завершились успехом. В середине года был заключен договор на поставку в
ближайшем будущем 3 000 тонн сплава с крупнейшим в стране продуцентом
– фирмой “Норсгрюнд Электрометаллургиске”. Ради этой выгодной сделки
фирма вышла из состава Евросиндиката. Причем цена за закупленный нами
металл оказалась на 9,5 % ниже текущих ставок синдиката.20 Это несомненный и большой успех торгпредства. В довершение всего эта фирма впервые в
порядке встречной сделки купила в Союзе 5 000 т. марганцевой руды.21
Правда, закрепить успех в следующем году не удалось. Во-первых, потому, что отечественные импортные потребности в ферросилиции пошли на
спад, а во-вторых, из-за нашего нежелания пойти на некоторые уступки фирме
в повышении цены её товара. После срыва новых переговоров “Норсгрюнд
Электрометаллургиске”, испытывая тяжелые финансовые затруднения, вынуждена была снова вступить в синдикат.
В результате этого провала в 1932 году Москва приобрела в Норвегии
только 2 000 тонн ферросилиция, из которых до конца года сумела отгрузить
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
только 1 727 тонн, что и составило 13,13% всего экспорта этого продукта. Советские дипломаты-торговцы считали, что именно из-за сокращения наших
заказов “ вдвое уменьшился и вывоз ферросилиция из Норвегии в 1932 году”.22 По их оценке, благополучие в работе отрасли находилось в прямой зависимости от нас.23 Это обстоятельство подтвердилось практикой работы в
1933 году. Выступив в самом конце 1932 г. с покупкой относительно небольшой очередной партии сплава и заказав еще 3 000 т. на 1933 г., “мы нарушили
работу Европейского Синдиката и поставили его перед фактом расторжения с
ним договоров некоторыми фирмами”.24
Интересно отметить, что те норвежские фирмы, которые все же остались
в составе синдиката, по оценке торгпреда, были “готовы пойти на любые варианты надувательства Синдиката во имя продажи помимо него того же ферросилиция лишь под другим названием”.25 Надо признаться, что и автора сначала ввела в заблуждение странная отчетность официальных статистических
ежегодников “Norges Handel” за соответствующий период, где нет названия
ферросилиций, но упоминаются сплавы с нестандартными наименованиями.
Советские заказы этого сплава на 1932 и 1933 гг. либо вообще отсутствовали в
строках статотчетности и проходили по другим её разделам, либо были названы “силикоманганом”. С такой маскировкой были заключены торговые сделки на 5 000 тонн металла.26 По существу это тот же ферросилиций, но с содержанием силиция, вместо положенного минимума в 74%, в 72 - 73%.27 Это
давало фирмам формальное право делать продажи вне синдиката. Таким образом им удавалось в полном и прямом соответствии с известным выражением
«и невинность соблюсти, и капитал приобрести».
Закупки ферросилиция вне синдиката давали Советской России, помимо
заметного снижения цены, возможность расширить собственный экспорт в
Норвегию путем ответных поставок руды и тем хоть как-то уменьшить
огромный отрицательный баланс нашей внешней торговли с этой страной.
Торгпредство прямо настаивало на встречных сделках такого рода. При лю-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
бых соглашениях через синдикат подобные ответные торговые ходы были бы
исключены.
По феррохрому мы изначально развивали отношения с не состоявшей в
еврообъединении Аарона Гирша компанией “Ила Смельтверк”. Ею руководил
уже тогда известный всему миру профессор металлург Педерсен. Мы приобретали готовый сплав из поставляемой нами же хромовой руды. Но фирма
Педерсена в годы кризиса была слаба в финансовом и производственном
смысле. Она не имела возможности ни дать Союзу фирменный кредит, ни
выполнить значительные по объему заказы.
Степень нашего влияния на норвежскую электрометаллургическую индустрию хорошо иллюстрирует ход правительственных переговоров о предоставлении СССР на 1932 год очередного “индустриального” госгарантированного кредита. По ряду причин политического и идеологического свойства (у
власти в это время находилась враждебно настроенная к Советскому Союзу
Крестьянская партия) в конце 1931 года эти переговоры зашли в тупик и были
сорваны. Известие об этом серьезно встревожило норвежские профсоюзы. В
январе 1932 г. профобъединение обратилось к министру иностранных дел
Норвегии Бродланду со специальным посланием. В этом документе прямо
констатировалось, что такие отрасли промышленности, как алюминиевая, механическая, машиностроительная, судостроительная, индустрия ферросплавов, никеля и цинка, весьма “заинтересованы в поставках Советскому Союзу”,
что “многие из этих предприятий поддерживали свое производство только
при помощи советских заказов”.28 Для спасения производств в обстановке
кризиса, обеспечения занятости десятков тысяч рабочих профсоюзные лидеры
требовали возобновления переговоров о госгарантиях России по норвежским
банковским и фирменным кредитам. В письме министру подчеркивалось:
“Для рабочего класса это является не политическим, а в первую очередь экономическим вопросом”.29 Копия этого обращения была направлена и в советское торгпредство. Нажим со стороны профсоюзов сыграл, по нашему мне-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
нию, не последнюю роль в том, что переговоры вскоре были возобновлены.
Правда, их благополучное завершение относится уже ко времени возвращения
к власти партии либеральной буржуазии – венстре.
Другим серьезным фактором нашего влияния стала совместная экономическая игра торгпредства и концерна “Норшк Алюминиум Компани” против
Европейского синдиката алюминия и сплавов. Эту международную организацию возглавлял алюминиевый альянс “Алюминиум Франсез” и французское
же объединение ферросплавов во главе с фирмой “Аарон Гирш”. Цель синдиката - удержать на мировом рынке падающие цены на свою продукцию. Торгпредство же, выполняя указания Кремля, стремилось обеспечить максимально
низкие цены при высоком качестве алюминия и сплавов. Присутствовал в
наших устремлениях и политико-идеологический компонент - желание досадить французам за их резко антисоветские позиции в отношении роли т.н.
“советского демпинга” и критику за использование в СССР труда заключенных и спецпоселенцев при выработке экспортных товаров. Правда, этот компонент был третьестепенным в практической работе торгпредства.
Ставка была сделана на алюминиевых и марганцевых аутсайдеров Норвегии. Основным продуцентом алюминия по заключенному торгпредством Генеральному соглашению на 1931 год должна была стать “Норшк Алюминиум
К°”. При этом советские дипломаты подтолкнули фирму к временному разрыву с Евросиндикатом.30 СССР снова создал для себя аутсайдера, с которым и
вел дела на взаимовыгодной основе.
От этой фирмы мы получили 12-
месячный кредит под закупки года, т. к. госгарантия правительства Норвегии
уже была исчерпана.
Само норвежское правительство не возражало против особых отношений
Металлоимпорта с этой компанией. Во-первых, фирма была одной из влиятельнейших не только в промышленных, но и в правительственных кругах.
Во-вторых, потому, что около 1/2 акционерного капитала её принадлежало
норвежцам. Это значительно больше, чем у основного её конкурента “Норшке
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
Нитрид”, заводы которого почти целиком оказались во власти французских
капиталов. А в кризисной ситуации правительство поддерживало любые меры
по обеспечению и выживанию именно национального бизнеса.
В 1932 году торгпредство СССР в Осло также заключило наиболее
крупные сделки с “Норшк Алюминиум К°“. Благодаря этому фирма удержалась “на плаву” в самый жестокий экономический шторм. Она оказалась конкурентоспособной, несмотря на противостояние Западноевропейскому алюминиевому синдикату и общему недовольству французских бизнесменов,
подвизавшихся в этой же отрасли производства.
Вот что сообщают по этому вопросу документы торгпредства: “Особенностью нашей работы по закупкам алюминия в Норвегии является то обстоятельство, что весь закупаемый в Норвегии алюминий мы берем от фирмы
“Норшк Алюминиум К°“, стоящей вне французского алюминиевого альянса
“Алюминиум Франсез”, а контролируемой американцами. Мы, можно сказать,
являемся таким образом покупателями всей продукции (около 90%), изготовляемой этой фирмой, включая и ту часть, которая производится заводами (в
Эйдехамне и Тюсседале), контролируемыми “Алюминиум Франсез”. На торговле с нами фирма «Норшк Алюминиум К°» при резком упадке производства
и экспорта вообще алюминия в Норвегии за последние два года (1931 и 1932
годы) значительно укрепилась, расширяет свое производство, подчинила себе,
насколько нам известно, завод в Гломфиорде “Хаугвик Смельтеверк”, увеличивает у себя производство алюминиевой окиси для того, чтобы снабжать ею
свой завод в Хоингере и завод “Хаугвик Смельтеверк” в Гломфиорде. Во главе правления завода “Хаугвик Смельтеверк” стал директор “Норшк Алюминиум К° “ Сигурд Клауман...
Поскольку основные поставки алюминия производятся фирмой “Норшк
Алюминиум К°“, совершенно очевидно, что заводы фирмы «Норшк Нитрид
Аксиесельскоп» (подконтрольна французам) в Эйдехавне и Тюсседале влачат
весьма жалкое существование и если работали в 1932 году с нагрузкой мень-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
ше, чем на 30 %, то и то благодаря нарядам фирмы “Норшк Алюминиум К°“
для поставок в СССР”.31
Деловая советская активность в алюминиевой области была замечена
правой оппозицией в парламенте Норвегии. Во время прений на предмет
предоставления очередных госгарантий Москве 3 февраля 1931 года депутатом Андерсеном было высказано предположение, что алюминий русские могут использовать в военных целях. Кроме того, он считал, что поскольку алюминиевые предприятия принадлежат в основном иностранным предпринимателям, то не стоит давать советам под это гарантированный государством кредит. Доверенное лицо алюминиевых магнатов Г.Фасмер в ответ заявил, что
алюминий русские берут “не для военных целей, а для производства кабеля”
и, что он, Фасмер, вовсе “не является защитником иностранных интересов” и
“не куплен кем бы то ни было”.32
Замечание о том, что желательно было бы экспортировать не сырой алюминий, а готовую продукцию, Г.Фасмер парировал фразой, что “алюминий
трудно причислить к сырью или полусырью; тонна алюминия стоит 1400 –
1500 крон, то есть немногие машины имеют такую цену за тонну”. 33 Фасмер
утверждал также, что, определяя размер госгарантированного кредита, “надо
исходить не только из интересов рыбаков. Промышленники тоже требуют защиты своих интересов, ибо безработица растет и нужно быть крайне осторожным, чтобы не увеличить её”.34 Он напомнил парламентариям и о том, что
до сих пор СССР строго придерживался сроков платежей по госгарантиям и
никогда не подводил норвежское правительство и парламент.35
Важно отметить, что норвежские фирмы отпускали нам металл не только
по более низким ценам, чем те, что диктовал Евросиндикат, но и всегда точно
в оговоренные сроки и только высокого качества. Дежурной строкой отчетов
торгпредства стали фразы типа: ”заказанные товары поставляются аккуратно,
рекламаций не было”36. Это делало честь норвежским фирмам в отличие от
многих советских внешнеторговых комитентов.37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
Если в импорте из Норвегии на рубеже 30-х годов для СССР доминирующим компонентом стали металлы, а не рыба, то в сфере отечественного экспорта в Норвегию серьезную конкуренцию традиционному хлебу составил
лесной товар. 1930 – 31 годы дали весьма посредственные результаты (55 и 59
тысяч тонн соответственно) в советской продаже зерна этой приполярной
стране. Невелики были поставки и 1932 года.38 В этом не было вины норвежской хлебной монополии, готовой приобрести у Москвы зерно в гораздо
больших количествах. Причина состояла в отсутствии достаточных экспортных ресурсов у советской стороны. Те запасы, которые имелись, направлялось
в первую очередь в Германию, Британию, Италию, Францию, чтобы покрыть
импорт машин и оборудования. Для Норвегии оставалась значительно меньшая часть русского хлеба.
И всё же только с июля 1930 и по июль 1931 Хлебная Монополия, согласно своему годовому отчету, покрыла советским ввозом 60% потребности
в зерне, а по ржи 87%.39 В свете этого можно считать восстановление экспортных позиций СССР на хлебном рынке Норвегии вполне состоявшимся.
Статистические данные показывают, что всех зернопродуктов, включая муку
и крупы, в импорте Норвегии Российская империя давала: 1908 г. 46,4%, в
1909 - 38,0%, а в 1914 всего 19,5%. СССР же в
1930 г. предоставил 23,2% от
общего ввезенного хлебного тоннажа.40
К 30-м годам Союз сумел утвердиться и на лесном рынке этой страны в
части лесоматериалов (в основном т.н. балансов). Важно то, что значительное
увеличение их пришлось как раз на конец 1928 и 1929 годы, когда они частично компенсировали отсутствие в нашем экспорте зернопродуктов. Но
максимальное количество лесного товара пришлось на 1930-1932 годы (126
505 тонн, 107 653 тонны и 188 437 тонн соответственно). По стоимости этот
товар превзошел одновременные поставки зерна и оставил далеко позади уровень 1913 года, когда в Норвегию было направлено 85 883 тонны пило- и лесоматериалов.41 И это несмотря на то, что, начиная с 1930 года, в соответствии
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
с объективными законами кризисного времени, стоимость лесной экспортной
продукции все время катилась вниз. Так, беломорские балансы только за этот
год подешевели на 15-20%. Другие лесоматериалы упали в цене в среднем на
11%.42 Лесные заказы в торгпредстве стали весомой составляющей всего норвежского импорта этого сырья. При ввозе в страну в 1930 году всего 525 тыс.
кубометров леса доля СССР - 293 тысячи кубометров или 45,6%. Мы серьезно
потеснили финнов и шведов. Газета “Дагбладет” приводила на этот счет такие
сравнительные данные: в 1931 г. весь ввоз балансов составил 86 506 кубометров. Из них русских - 85 100 кубометров, шведских – 1 406 кубометров.43
Финнам вообще не удалось продать ни кубометра сырья этого типа.
Надо иметь в виду, что до революции весь финляндский лес, получаемый
Норвегией, также числился за Россией. После же 1917 г. независимая Финляндия превратилась в нашего конкурента. Не удивительно, что Финляндия и
Швеция сочли себя ущемленными и активно подключились к международной
кампании дискредитации советских лесных товаров как демпинговых и производимых трудом заключенных. Особенно больно это ударяло по высококачественному беломорскому лесу.
Третьей составляющей советского экспорта в Норвегию, как впрочем, и
во многие другие страны, стали богатства отечественных подземных кладовых: нефть и нефтепродукты, уголь и руда. Причем, до революции и сразу после неё Россия выступала покупателем английского и норвежского угля. В
1913 году мы приобрели у Норвегии 32 300 тонн угля (включая кокс).44 В 1921
г. норвежские суда также доставляли в Архангельск и свой, и английский
уголь.45 И только с 1929 года СССР впервые стал сам экспортировать его в
Норвегию. Наибольшие запродажи пришлись как раз на 1931 - 1933 годы (от
3,5 до 5,5 тыс. тонн ежегодно).46 Кроме того, начиная с 1930 г. и по 1939 г.
включительно СССР ввозил в Норвегию партии марганцевой и других руд
объемом от 7 до З0 тысяч тонн в год.47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
Но главное место в этой группе товаров занимала нефть и нефтепродукты (керосин, бензин, газойль, мазут). Они пошли на экспорт в Норвегию
пробными партиями с 1925/26 хозяйственного года.
Наибольшие объемы
прибывали от нас в Норвегию в годы первой пятилетки. С 1929 по 1933 год
этой страной было закуплено в СССР в общей сложности 173 616 тонн нефтетоваров (в среднем пришлось по 34 723 тонны за каждый из пяти лет).48 Для
сравнения скажем, что в 1913 году Российская империя продала Норвегии
всего 640 тонн нефти и продуктов нефтеперегонки.49 Правда, по углю, руде,
нефти, в отличие от зерна и леса, Москва так и не выбилась в число ведущих
партнеров Осло. Норвегия везла уголь и руду из Англии и Германии, старалась развить собственную добычу угля на Шпицбергене. Кроме того, слишком
влиятельной на норвежском внутреннем рынке была англо-голландская компания “Шелл”, чтобы позволить СССР хозяйничать там.
Остальная экспортная номенклатура: шкуры морского зверя, обручи для
бочек, галоши, автопокрышки, соль, зеленый горошек, фрукты, масло и даже
кинофильмы мало что могли добавить нашему экспорту в смысле значимости
на рынке этой скандинавской страны.
В целом советское экспортное участие в Норвежских зарубежных закупках выглядело (по их стоимостной доле) следующим образом: 1930 г. - 1,99%
(по другим данным 2,1%)50, 1931 г. - 2,4%, 1932 г. - 3,69%, 1933 г. - 2,58%,
1934 г. - 3,0%.1932 год стал для СССР высшим достижением межвоенного
времени. Напомним, что в 1913 году аналогичный параметр составлял 4,2%, а
несколькими годами ранее и того больше. Выходит, что самый главный качественный уровень, определявший степень нашего присутствия на норвежском
рынке, - процент (доля) в годовом импорте Норвегии повторно покорен не
был.
Однако и 3,69% позволили в тридцать втором году занять в импорте
Норвегии 7 место из общего числа примерно 90 государств.51 Место вполне
почетное. В этой табели о рангах СССР обогнал Францию, Польшу (ранее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
тоже часть Российской империи), Данциг, Бельгию и Люксембург, которые,
несмотря на малые размеры территории, вовсе не являлись карликами в международной коммерции. Союз обошел Аргентину и вплотную подобрался к
Дании и Нидерландам. Справедливости ради скажем, что место в первой десятке экспортеров Москва удерживала недолго - всего год. Великобритания
же и Германия с их 21,52% и 21,34% каждая, по-прежнему были для нас недосягаемы, как, впрочем, и США с их 8,43% в норвежском импорте.52
Подведем экономический и политический баланс импортно-экспортных
отношений с норвежской стороной в указанный период. В общей сложности
за 1929 - 1933 годы СССР закупил в Норвегии 363 160 тонн разных товаров на
сумму около 135 млн. крон (или на 234 млн. рублей).53 А продал Норвегии
значительно большее по весу количество грузов - 1 190 000 тонн, но на много
меньшую сумму - 91 566 000 крон (или на 75 млн. 45 тыс. рублей). Причина
таких различий характерна для России: мы поставляли почти необработанное,
а потому дешевое сырье. Покупали же едва ли не самые дорогостоящие металлы-фабрикаты. Поэтому в норвежском экспорте мы заняли куда более высокое место, чем в импорте этой страны. В 1929 году 2,38% в сумме норвежского экспорта дали Москве 10-ое место в концерте 90 других мировых покупателей. В 1930 году мы поднялись в этом списке на 6-ое место, имея 4,36%
от стоимости всех норвежских продаж за границу. И, наконец, в 1931 году заняли 3-е место (7,36% всего экспорта). Мы оставили позади себя не только
Швецию, связанную с Норвегией тысячами нитей общего прошлого, не только Бельгию и Люксембург, но даже Францию (5,87%) и США (7,09%).54
Главными причинами нашего взлета (за два года переместились с 10 на 3
место в табели о рангах покупателей норвежских товаров) были стратегическая линия партийно-государственного руководства СССР на форсированную
индустриализацию и специфические условия мирового экономического кризиса, когда общие объемы мировой торговли стремительно падали, а советский импорт столь же стремительно рос. Наложение двух названных условий
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
в коротком историческом отрезке времени обеспечило результат. Очевидно,
что это положение, катализированное чрезвычайными обстоятельствами, не
могло сохраняться продолжительно. Вполне можно утверждать, что СССР в
смысле экономических контактов с Норвегией стал “халифом на час”.
Понятно, что в российском внешнеторговом обороте удельный вес Норвегии даже в эти лучшие годы был меньшим, чем наш в норвежском. Так, в
1930 году он составил всего 1,1% внешнеторгового оборота СССР, в 1933 1,5%. Но и эта малая величина означала, что Норвегия занимала соответственно 7 и 5 места в списке торговых партнеров Союза. Причем в 1933 г.
Норвегия даже оттеснила Чехословакию и Швецию. Впереди неё оставались
только великие державы и Нидерланды.
Наше значение бизнес-партнера Норвегии усиливалось ещё и тем, что
при общем отрицательном балансе её внешней торговли экономические связи
с СССР в 1929-1933 годах имели ярко выраженное положительное сальдо. В
1931 году Советский Союз вовсе стал самым выгодным для Норвегии контрагентом. Норвежский экспорт в Россию превысил импорт из неё на 13 млн.
669 тыс. крон.55 В целом же во времена кризиса только СССР и Франция постоянно приносили крупный валютный доход королевству. А с остальными
своими партнерами по бизнесу - Англией, Германией, Швецией, Данией и
США - Норвегия имела минусовый торговый баланс на десятки и даже сотни
млн. крон с каждой.56
Кроме этого Норвегия имела с нами самый выгодный для себя расчетный
баланс. Таковой включал стоимость фрахтуемых Союзом судов под перевозку
импортно-экспортных грузов. СССР вынужден был в течение всех межвоенных лет активно использовать гигантские возможности норвежского торгового флота, ибо своих судов катастрофически не хватало. Почти вся рыба, хлебное зерно, лесные грузы и нефтепродукты доставлялись под норвежским флагом. Это отчетливо видно по таможенным журналам прихода-отхода судов в
порты Ленинграда, Беломорья и Мурмана.57 Только в 1930 г. было зафрахто-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
вано норвежского тоннажа на 30 млн. крон, что превысило сумму отечественного импорта из этой страны (29 836 млн. крон.) В 1931 году только одна советская фрахтовая контора в Осло заплатила за тоннаж 20 млн. крон.58 Газета
же «Афтенпостен» в номере от 9 февраля 19З2 г. оценила общий размер русских фрахтовок в Норвегии предыдущего года в 21-23 млн. крон.59 Таким образом, СССР в годы кризиса содействовал еще и снижению уровня т.н. “прикольного флота” страны, то есть той части судов, которым не было работы.
Между тем проблема эта была очень остра. В 1932 г. более 25% торгового
флота страны оказалась на приколе,60 а в 1933 г. ещё простаивали 19-20% судов.61 Предоставляя работу такому “мировому морскому извозчику”, как Норвегия, Москва содействовала не только улучшению её внешнеторгового баланса, но и некоторому разрешению социальных проблем, связанных с безработицей моряков и их семей.
Выводы
Да, Советы оказались «халифами на час». Но какой по значению это был
«час»!
За это время кардинально изменился сам характер торговых отношений:
качественно иными, не “рыбными”, а “индустриальными”, стали госгарантированные кредиты, хлеб перестал быть монопольным продуктом нашего экспорта в Норвегию, а столь же традиционные рыбопродукты навсегда потеряли
значение главного вида норвежского экспорта в Россию. Их место занял такой
дорогостоящий товар, как алюминий и легированные сплавы.
Широко известно, что в 1931 и 1932 годах СССР занимал первое место в
мире по импорту машин и оборудования. В 1931 году мы ввезли 1/3, а в следующем году даже около 1/2 мирового экспорта этой дорогостоящей продукции.62 Но часто забывается то, что в годы первой пятилетки Москва стала и
крупнейшим импортером некоторых металлов. “Черные и цветные металлы
были второй после машин и оборудования важнейшей статьей советского импорта”.63 На их закупки было использовано до 1/5 части всех затрат на импорт
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
пятилетия.64 В годы первой пятилетки было импортировано в общей сложности 4,1 млн. тонн металлов (основную массу которых составили черные). Это
позволило СССР создать собственные новые отрасли машиностроения. В этом
отношении нельзя не оценить высоко вклад Норвегии в наше развитие, особенно в области ферросплавов и цветных металлов (алюминия и цинка).
Нет свидетельств того, что эти металлы шли непосредственно на создание вооружений СССР, как того опасались правые депутаты стортинга. Однако несомненно, что создание тяжелой индустрии с помощью норвежского
алюминия и ферросплавов содействовало росту оборонной мощи Советского
Союза. Норвегия, хотя наша торговля с ней и оставалась на порядок ниже, чем
с Англией, Германией и США, сыграла в первой пятилетке ключевую роль в
отношении поставок названных выше стратегически важных металлов и игнорировать значение этого фактора недопустимо.
Норвегия также многое приобрела от такого сотрудничества. В изложенных материалах ясно показано, сколь большое значение в условиях кризиса
сыграли промышленные заказы Москвы. Они обеспечили жизнедеятельность
важнейших и современнейших видов электрометаллургического производства
Норвегии, смягчили удары кризиса. Ранее на эти факты историки не обращали
должного внимания. Отметим, что с 1932 года - в разгар кризиса - отрицательный индекс внешнеторгового баланса Норвегии вдруг обнаружил тенденцию к сокращению. Тенденция эта оказалась устойчивой. Норвежский
экспорт с 1929 по 1931 годы сократился всего на 27%, что представляло собой
вполне благоприятный результат в сравнении с 51%-ым сокращением мировой торговли за то же время.65 Мы постарались показать, что относительное
благополучие экспортных отраслей Норвегии было не в последнюю очередь
результатом советских заказов в металлургической промышленности и фрахте.
В завершение скажем, что еще одним своеобразным отражением признания СССР в качестве уважаемого партнера по бизнесу были изменения в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
норвежских статистических изданиях по экономике. По 1930 год включительно во всех справочниках такого рода наша страна проходила под прежним
названием “Russland” - “Россия”. Власти ссылались на то, что названия СССР,
РСФСР, а тем более других республик Союза незнакомы норвежской публике.
Проблемы с маркировкой советских товаров на таможне Норвегии вызывали
серьезные политические скандалы на рубеже 30-х годов. Впервые с 1931 года, и это не было случайностью, в торговых справочниках утвердилось название “Sovjet - Samveldet” - “Советский Союз”.66
Мы осветили недооцененный, наименее изученный в истории взаимных
экономических отношений период, который на деле оказался наиболее весомым в переустройстве традиционных видов и методов торговли. Советской
России удалось на короткое время вернуть себе дореволюционный уровень
влияния на норвежском импортном и экспортном рынке. Эти годы являются
необходимым связующим звеном между историческим прошлым и современными коммерческими интересами двух государств. Мы установили далеко
не ординарную и положительную роль этих связей для экономики, промышленного роста и уровня жизни наших народов.
Опыт торговых отношений пяти лучших лет межвоенного взаимовыгодного сотрудничества может и должен пригодиться в Баренцевом регионе и сегодня, и завтра.
Примечания.
1
Булатов В.Н. Из истории установления советско-норвежских внешнеторговых связей (1918-1924) // В кн.
Исторические связи Русского Севера и Норвегии. - Архангельск, 1989. - С. 123 - 132; Карпова Р.Ф. Советские
отношения со Скандинавией. 1920-1923 гг.// Скандинавский сборник. - Таллин, 1965. - Вып.10. - С. 135-170;
Митрофанова Л.С. У истоков становления советско-норвежских отношений // Новая и новейшая история. 1981. - № 6. - С. 31-32; Репневский А.В. НКИД СССР в период подготовки русско-норвежских торговых переговоров 1924-1925 // Слово о людях и земле Поморской. - Вып. 2. - Архангельск, 1995. - С. 124-127; Его же.
Арест норвежских зверобоев в Архангельске и торговые переговоры 1921 г.// Там же. - С. 128-135; Его же. К
вопросу о ратификации Советской Россией торгового соглашения с Норвегией /сент.1921 г./ (По материалам
Архангельского Севера) // Вопросы истории Европейского Севера: Проблемы социальной экономики и политики: 60-е годы Х1Х-ХХ вв./ Петрозаводск, 1995. - С.139-148; Сорокин В.В. Значение советско-норвежских
торговых переговоров 1920-1921 гг. для развития мурманских рыбных промыслов.// В кн. Мурманский пединститут. Ученые записки. - Мурманск, 1964. - Т. 5. - С. 221-244; Шишкин В.А. Становление советскоскандинавских отношений (1917-1923 гг.).// В кн. Институт истории. Москва. Ленинградское отделение. Тру-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
ды. - Л.,1970. - Вып.11. - С. 164-203; Danielsen E. Norge - Sovjetunionen. Norges utenrikspolitikk overfor
Sovietunionen 1917 - 1940. - Oslo, 1964; Repnevskij A. En ny start: Handels forhandlingene mellom Russland og
Norge 1920-1921 (et Russisk syn).// Frykt og Forventning. Russland og Norge i det 20 arhundre. - Arkhangelsk,
1996. - S. 97-120.
2
Документы внешней политики СССР. - М., - 1958-1978; Norge og Sovjetunionen 1917-1955. En utenrikspolitisk
dokumentasjon. / Hovedredaktor Sven G. Holtsmark. - Otta, 1995 (В конце 1997 года появилось русское издание
этого сборника документов); Norsk Utenrikspolitikks Historie. Odd-Bjorn Fure. Bind 3: Mellomkrigstid. 19201940. - Oslo, 1997; История Норвегии. / Отв. ред. А.С.Кан. - М., 1980; Кан А.С. История скандинавских стран:
Дания, Норвегия, Швеция. - М.,1980; Шишкин В.А. Цена признания. СССР и страны Запада в поисках компромисса (1924 -1929 гг.) – С-Пб., 1991. (См. также и многие более ранние его работы); Шаскольский И.П.
Изучение истории скандинавских стран советскими учеными.// Вопросы истории Европейского Севера: сб.
науч. статей. - Петрозаводск, 1976. - С. 116-133.
3
Архив внешней политики РФ (далее АВП РФ). Ф. 4, 116, 186 и Историко - внешнеэкономическое Управление Министерства внешних экономических связей РФ (далее ИВЭУ РФ).
4
Внешняя торговля СССР за 1918 - 1940 гг. Стат. обзор. - М., 1960; Norges offisielle Statistikk VI. 154. - X. 50.
Norges Handel 1917-1941. - Kristiania (Oslo), 1917 - 1941 (Далее Norges Handel ...).
5
Функции торгпредств изначально были определены постановлением СНК от 26 мая 1921 года. См. Вестник
НКИД. - 1922. - № 1-3. - С. 175-177. С образованием Советского Союза “Положение о торговых представительствах СССР за границей” было отредактировано и утверждено заново. Требование изучения народного
хозяйства и рынка страны пребывания закреплено в нем под пунктом 6-а. (ГААО. Ф. 49. О. 1. Д. 227. Л. 139.)
См. так же В.А. Шишкин. Советское государство и страны Запада в 1917 - 1923. Очерки истории становления
экономических отношений. - Л., 1969. - С. 405.
6
ИВЭУ РФ. Ф. Экономика Норвегии. Оп. 12136. Д. 69. Л. 1. См. также История Норвегии./ Отв. ред. А.С.Кан.
- М., 1980. - С. 345.
7
Добров А. Норвегия. – М., 1941. - С. 58.
8
История Норвегии... - С. 377-378; В.А.Шишкин. Цена признания... - С. 349 -350.
9
Внешняя торговля СССР за 20 лет (1918 - 1937). М., - 1938. - С.19. Там сказано, что в 1932 г. нужды страны
по алюминию были удовлетворены за счет импорта на 92%, а по цинку - на 43,7%.
10
Таблица составлена автором на базе комплекса норвежских и отечественных статистичеких данных.
11
Считается, что за годы первой пятилетки (1928-1932 гг.) ввоз цветных металлов составил 479 тыс. тонн. См.
Внешняя торговля СССР за 1918-1940 гг. - С. 311 и 345.
12
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 104. Л. 66.
13
Внешняя торговля СССР за 1917 - 1940 годы. - С. 687–690; Norges Handel 1929-1933. - Oslo, 1930–1934;
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д.74. Л. 64. Там же. Д. 93. Л.8 и Д.104. Л. 60-61, 70.
14
Поскольку отечественные и норвежские источники иногда расходятся в цифрах, то приходится указывать
максимальные и минимальные варианты существенных различий.
15
Практически весь норвежский алюминий шел в эти годы на экспорт. Например, в 1929 году в стране было
выплавлено 30 тысяч тонн его, а экспортировано более 29 тысяч тонн. В 1932 г. произведено 18 тысяч тонн и
вывезено 15 тысяч тонн. (ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 104. Л. 60, 61).
16
Там же. Л. 61.
17
Там же. Л. 63.
18
Вычислено автором на основе сопоставления нескольких источников. См., например, ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 104. Л. 61; Внешняя торговля СССР за 1917-1940 гг. - С. 688; Norges Handel 1929 1933. - Oslo, 1930 - 1934 и др.
19
Чисто норвежской из них была только одна “Тинфос Ернверке”, остальные, такие как “Мерекер
Смельтверк” и “Норсгрюнд Электрометаллургиске”, частью или в основном являлись фирмами с преобладанием инокапитала. Все они состояли в Европейском синдикате сплавов.
20
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 36-37.
21
Там же. Д. 104. Л. 62.
22
Там же.
23
Там же.
24
Там же.
25
Там же.
26
Norges Handel 1932. - Oslo, 1933. - S. 186; Norges Handel 1934. - Oslo, 1935. - S. 194.
27
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 104. Л. 62.
28
АВП РФ. Ф. 116. Оп. 15. Д. 5. П. 10. Л. 12
29
Там же.
30
Там же. Д. 92. Л. 2, 4 и Д. 93. Л. 36.
31
Там же. Д. 104. Л. 61.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
32
Там же. Д. 99. Л. 73, 77.
Там же. Л. 73.
34
Там же. Л. 73-74.
35
Там же. Л. 74.
36
Там же. Д. 74. Л. 70,71. Д. 92. Л. 5.
37
Там же. Д. 104. Л. 46. Д. 93. Л. 40.
38
Внешняя торговля СССР за 1918 - 1940 гг... - С. 676-678.
39
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 7.
40
ИВЭУ РФ. Д. 84. Л. 10.
41
Внешняя торговля СССР за 1918 - 1940 гг... - С. 675-678.
42
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 84. Л. 8-9.
43
Там же. Д. 93. Л. 32.
44
Внешняя торговля СССР за 1918 - 1940 гг... - С. 682.
45
ГААО. Ф. 49. Оп.1. Д. 178 а. Л.120, 136-137 и др.
46
Внешняя торговля СССР за 1918 - 1940 гг... - С. 675-677.
47
Там же. С. 675-682.
48
Там же. С. 675-677.
49
Там же. С. 670.
50
Norges Handel. 1933. - S. 16 & Norges Handel. 1934. - S. 18.
51
Там же. - S. 16-17. См. также ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 5.
52
Там же.
53
Исчислено по курсу рубля 1950 года. См. Внешняя торговля СССР за 1918 - 1940 гг... - С. 687-692.
54
Подсчеты проведены автором с использованием справочников Norges Handеl. 1929 - 1933.
55
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп.12136. Д. 93. Л. 6-7 и Norges Handel. 1933. - Oslo, 1934. - S. 15.
56
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп.12136. Д. 104. Л. 25.
57
ГААО. Ф. 5863. Оп. 1. Д. 4. См. там же. Д. 14.
58
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 98. Л. 150.
59
Aftenposten. – 1932. - 9 februar.
60
История Норвегии. / Отв. ред. А.С.Кан. - С. 348.
61
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 111. Л. 1.
62
Внешняя торговля СССР за 1918-1966 гг. / Стат. сборник. - М., 1967. - С. 14.
63
Там же. С.VII -VIII.
64
Там же. С. IX.
65
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 104. Л. 1.
66
Norges Handel 1930. - Oslo, 1931. - S. 13.
33
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа