close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

120.Императорская Россия и СССР сравнительная динамика позиций в торговле с Норвегией (1900 – 1933 гг)

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1
А.В.Репневский (Архангельск)
Императорская Россия и СССР: сравнительная динамика позиций
в торговле с Норвегией (1900 – 1933 гг.)
До начала 30-х годов место СССР в табели о рангах мировых
торгово-экономических связей Норвегии было весьма скромным. СССР
находился в конце второго десятка государств по размерам внешнеторгового
оборота Норвегии.i С её рынков Россия была вытеснена конкурентами еще в
период первой мировой войны. В двадцатые годы Москве невозможно было
тягаться по экспортно-импортному и финансовому влиянию на Норвегию не
только с такими державами, как Великобритания, Германия, Франция, США и
Швеция, но и со многими малыми государствами Европы: Данией, Голландией,
Бельгией и даже Люксембургом.
Союзу ССР было далеко и до прежних ведущих позиций имперской России
первого десятилетия ХХ века. В советских внешнеторговых кругах и в первую
очередь в торгпредстве Христиании (Осло) это отлично сознавали и отмечали
любой, пусть даже самый маленький, успех на пути приближения к уровню
коммерческих
отношений
царского
времени.
Для
начала
было
проанализировано то, на чем держалась прежняя русско-норвежская торговля.
В экспорте это было хлебное зерно: рожь, ячмень, лесо- и пиломатериалы, а в
импорте преобладали сельдь, прочая соленая рыба и уголь.
Торгпредство не только изначально стремилось к восстановлению этих
традиционных статей торговли, но и пыталось добиться доверия у возможно
большего числа контрагентов – норвежских продавцов и покупателей. Если в
1923/24 годах у советского торгового представительства насчитывалось в
активе всего несколько фирм, как правило, только среди рыбаков и
пароходовладельцев, то уже к 1926/27операционному году их количество
возросло до 87, а в 1928/29 гг. – до 146.ii Количество же экспортных товаров к
этому времени достигло 51 наименования, “из которых 10% прочно
закрепились на норвежском рынке”. iii
Ориентация как на некий эталон на Россию предвоенную, долго была
своеобразной “манией” советских правящих кругов. В стране многие
десятилетия все сравнивалось с 1913 годом, сформировалась соответствующая
система статистики и психология мышления. Впрочем, “мания” эта выглядит с
многих точек зрения вполне обоснованной, по крайней мере в отношениях с
Норвегией. Так, например, угля больше, чем в 1813 году из Норвегии, Россия
никогда не завозила. Рыбы закупили больше в советское время только в одном
1921/22 хозяйственном голодном для отечества году. В смысле размеров
взаимного торгового оборота 1913 г. также был вполне показательным для
всего предыдущего десятилетия – оборот тогда составил чуть более 37 млн.
крон. Следуя в целом этой естественной логике, постараемся все же взглянуть
на проблему шире, а потому охватим время не с привычного предвоенного 1913
года., а с начала ХХ века, чтобы выявить тенденции не в статике, а в развитии.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
Обратим внимание на довольно пространную авторскую таблицу 1.
1. Русско (советско) - норвежская торговля 1901 – 1933 гг.iv
Годы
1901-1905
(среднее)
1905
1906
1907
1908
1909
1910
1911
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
Импорт
Норвегии из
России
в тыс. в % ко
крон
всему
ввозу
31 509
10,68
31 900
31 146
33 910
26 674
27 804
нет
нет
21 602
23 228
19 446
1
988
6
188
6
718
9
763
6
256
1920
Экспорт
Норвегии в
Россию
в тыс. в % ко
крон
всему
вывозу
5207
2,75
Сумма
торгового
оборота
в тыс.
в%к
крон
общему
балансу
36 716
7,57
10,21
8,77
8,79
7,09
7,19
данных
данных
3,85
4,20
3,43
0,23
5 301
5 428
6 692
6 510
8 857
нет
нет
11 803
13 775
10 401
10 051
2,45
2,22
2,64
2,71
3,31
данных
данных
3,18
3,51
2,54
1,48
37 201
36 574
40 602
33 184
36 661
нет
нет
33 405
37 003
29 847
12 039
7,01
6,20
6,35
5,38
5,63
данных
данных
3,59
3,62
3,05
0,78
0,46
91 976
9,31
98 156
4,19
0,40
78 482
9,92
85 200
3,47
0,78
24 127
3,20
33 891
1,69
0,24
9
1,18
15 489
0,45
0,03
234
3 744
0,30
0,09
9 335
1,46
10 661
0,51
0,07
16 167
2,05
17 123
0,81
0,34
6
0,77
10 953
0,50
1,84
0,90
1,08
1,72
360
12 815
11 825
11 387
9 693
1,20
1,13
1,40
1,42
41 039
24 298
23 239
26 459
1,58
1,00
1,22
1,59
4 606
0,11
862
1
1921
326
1922
956
1923
4
1924
1925
1926
1927
593
28 223
12 473
11 852
16 776
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
1928
1929
1930
1931
1932
1933
4 681
7 055
21 221
20 666
25 487
17 137
0,46
0,66
1,99
2,4
3,69
2,58
12 379
17 904
29 836
34 335
32 227
20 928
1,81
2,38
4,36
7,36
5,67
3,66
17 060
24 959
51 057
55 001
57 714
37 535
1,00
1,37
2,92
4,14
4,58
3,07
В приведенной таблице правильнее всего сосредоточиться на анализе
динамики процентных показателей импорта, экспорта и общего торгового
оборота независящих от колебаний курса денежных единиц. Процентный
показатель дает наиболее верное представление о значимости русского, позже
советского импорта-экспорта в норвежском внешнеторговом обороте, о степени
российского влияния на норвежском рынке, да и в политических кругах
Христиании (Осло).
Судя по таблице 1, лучшим для России, но не для Норвегии, по балансу
внешнеторговых операций был период 1901 – 1905 годов. Российский
экспорт хлеба и леса в эту страну многократно превышал по стоимости
ответные рыбные и угольные поставки. А именно эта узкая номенклатура
товаров, как говорится, “делала погоду” в коммерции, составляя в ту пору до
99 % торгового оборота и по цене, и по весу.
Изучим, как изменился этот баланс спустя три десятилетия.
Начало 30-х совпало с периодом мирового экономического кризиса
перепроизводства. Норвегия втянулась в кризис несколько позже других стран
– к осени 1930 года, да и то не столь резко, как это происходило в соседних
скандинавских государствах: Швеции и Дании.v
Все же внешняя торговля Норвегии пострадала очень существенно.
Отрицательный балансовый индекс ее нарастал по 1931 год. Однако, начиная с
1932 года, в самый разгар кризиса, он неожиданно обнаружил тенденцию к
сокращению. Эта же положительная тенденция прослеживалась и в следующем
году. Кроме того, норвежский экспорт с 1929 по 1931 год сократился всего на
27%, что представляло собой вполне благоприятный результат в сравнении со
средним 51% сокращением объёмов мировой торговли за тот же период
времени.vi
Есть основания полагать, что это произошло не в последнюю очередь
благодаря советским заказам в металлургической промышленности и
благотворному влиянию Советской России на норвежский импортный и
экспортный рынок. Существенную роль в новом выдвижении на первые
торговые позиции Москвы сыграло падение уровня мировой деловой
активности в период кризиса и последующей депрессии.
Рост значения Советов как делового партнера Норвегии определялось в
частности тем важным фактором, что при общем отрицательном балансе её
внешней торговли, экономические связи с СССР в 1929-1933 годах имели ярко
выраженное положительное сальдо. Из европейских стран в начале мирового
экономического кризиса положительный баланс для Норвегии обеспечивали
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
только Франция, СССР, Италия, Финляндия и ещё Исландия. vii В 1931 году
Советский Союз вовсе стал самым выгодным для Норвегии торговым
контрагентом. Её экспорт в Россию превысил импорт из неё на 13 млн. 669
тыс. крон. viii В целом же во времена кризиса только СССР и Франция
постоянно приносили крупный валютный доход королевству. С остальными
главными партнерами по бизнесу Англией, Германией, Швецией, Данией и
США Норвегия имела минусовый торговый баланс на десятки и даже сотни
млн. крон с каждой.ix
Кроме этого Норвегия имела с нами самый выгодный для себя расчетный
баланс. Этот баланс включал стоимость фрахтуемых Союзом судов под
перевозку импортно-экспортных грузов. СССР вынужден был в течение всех
межвоенных лет активно использовать гигантские фрахтовые возможности
норвежского торгового флота, ибо своих судов катастрофически не хватало.
Почти вся рыба, хлебное зерно, лесные грузы и нефтепродукты доставлялись за
рубеж под норвежским флагом. Это отчетливо видно, например, по
таможенным журналам прихода-отхода судов в порты Беломорья и Мурмана.
Переписка архангельских таможенников с норвежским консульством о
движении иностранных судов была очень оживленна. Ее обобщенные данные
за 1932 г. представлены в таблице 2.
2. Сведения о судах загранплавания, посетивших порты
Северного края в 1932 годуx
Порты
Северного
края
Общее
количество
судов
Общий
тоннаж
судов
Архангельск
Мезень
Онега
Печора
Сорока
Кемь
Ковда
Всего
494
46
62
11
нет данных
нет данных
нет данных
613
682 512
40 723
84 517
32 898
нет данных
нет данных
нет данных
840 650
Из них
количество
норвежских
судов
254
35
34
11
14
10
10
368
Тоннаж
норвежских
судов
320 164
28 065
39 241
нет данных
16 707
11 888
11 919
427 984
Из подобной же информации за 1935 год следует, что из общего числа в
847 кораблей загранплавания, посетивших Архангельск, Онегу, Мезень и
Печору, 236 были приписаны к норвежским портам. Своих советских судов в
этом списке было еще совсем мало – всего 49. xi Чтобы ликвидировать
норвежскую монополию и сбить цены на фрахт, к этому времени шире
привлекались “торговцы” под флагом Дании, Швеции, Британии, Голландии,
Швеции и Германии. Но совсем ликвидировать лидерство норвежцев до второй
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
мировой войны, особенно на арктических лесовозных линиях, Союзу так и не
удалось.
В 1930 г. Советской Россией было зафрахтовано норвежского тоннажа на
30 млн. крон, что превысило всю сумму отечественного импорта из этой страны
(29 836 млн. крон.) Последующие годы дали не меньшие масштабы фрахтовых
оплат. Так, в 1931 году только одна советская фрахтовая контора в Осло
заплатила за заказанный тоннаж 20 млн. крон.xii Таким образом, СССР в годы
кризиса содействовал еще и снижению уровня т.н. “прикольного флота”
Норвегии, то есть той части судов, которым не было работы. Проблема эта
была очень остра. В 1932 г. более 25 % торгового флота страны оказалась на
приколе. xiii И в следующем 1933 г. ещё простаивали 19 – 20 % судов. xiv
Предоставляя работу такому “мировому морскому извозчику”, как Норвегия,
Москва содействовала не только улучшению её внешнеторгового баланса, но и
некоторому разрешению социальных проблем, связанных с безработицей
моряков и их семей.
Укреплению положительного для Норвегии торгового сальдо в коммерции
с СССР в период кризисных лет содействовало то, что Экспортхлеб запродал
туда в 1930 и 1931 гг. далеко не самое максимальное количество ржи,
пшеницы, ячменя и овса. (55 и 59 тысяч тонн соответственно). Невелики они
были и в 1932 году.xv В этом не было вины Норвежской Хлебной монополии,
готовой приобрести у нас зерно в больших количествах. И всё же только с июля
1930 г. и по июль 1931 г. Хлебная монополия, согласно её годовому отчету,
покрыла советским ввозом 60 % потребности в зерне, а по ржи даже на 87 %. xvi
В свете этого можно считать, что СССР восстановил дореволюционные
российские позиции на хлебном рынке Норвегии. Статистические данные
свидетельствуют, что всех зернопродуктов, в том числе муки и крупы, в
импорте Норвегии 1908 г. Россия давала 46,4 %, в 1909 - 38,0 %, а в 1914 всего 19,5 %. СССР же в 1930 г. дал 23,2 %.xvii
К 30-м годам Союз ССР сумел пробиться и утвердиться также на лесном
рынке этой страны в части лесоматериалов (в основном так называемых
балансов) и пиломатериалов. Важно то, что значительное увеличение таковых
запродаж началось как раз с конца 1928 и в 1929 году, когда отсутствовали
зернопродукты. Но максимальное количество лесного товара пришлось на 1930
– 1932 годы (126 505 тонн, 107 653 тонны и 188 437 тонн соответственно). По
стоимости и объему этот товар превзошел одновременные поставки
зернопродуктов и оставил далеко позади уровень 1913 года, когда в Норвегию
было направлено 85 883 тонны пило- и лесоматериалов.xviii И это несмотря на
то, что, начиная с 1930 года, в соответствии с объективными законами
кризисного времени стоимость лесной экспортной продукции также все время
катилась вниз. Беломорские балансы только за этот год подешевели на 15-20 %.
Другие лесоматериалы упали в цене в среднем на 11 %.xix
Лесные заказы через торгпредство стали весомой составляющей
норвежского импорта древесного сырья. При ввозе в страну в 1930 году всего
525 тыс. кубометров леса доля СССР равнялась 293 тысячам кубометров или
45,6 %. Мы серьезно потеснили финнов и шведов. Газета “Дагбладет”
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
приводила на этот счет сравнительные данные 1931 года. Тогда весь ввоз
балансов составил 86 506 кубометров. Из них русских – 85 100 кубометров,
шведских только – 1406 кубометров.xx Финнам вообще не удалось продать ни
кубометра сырья этого типа. При импорте Норвегией всего лесного товара в
размере 272,4 тыс. кубометров доля России составила 31,6 %. Опираясь на эти
достоверные сведения, можно утверждать, что и по процентной весомости в
норвежском импорте древесины довоенный уровень был превзойден.
Например, за весь 1914 год, а на поставки лесоматериалов в Норвегию начало
мировой войны практически не повлияло, она получила из России 21,6 % своих
закупок этого типа. А уже в 1929 г. мы завезли 26,3% ее импорта. xxi Надо иметь
в виду, что до революции весь финляндский лес, получаемый Норвегией, также
считался российским. После же двух российских революций 1917 года
Финляндия стала нашим экономическим конкурентом на лесных рынках мира.
Третьей базовой составляющей советского экспорта в Норвегию, как,
впрочем, и во многие другие страны, стали нефть и нефтепродукты, уголь и
руда. Причем до революции и в годы гражданской войны Россия сама
выступала покупателем английского и норвежского угля. В 1913 году мы
приобрели его у Норвегии 32 300 тонн (включая кокс).xxii В 1921 г. норвежские
суда также доставляли в Архангельск свой, американский и английский
уголь.xxiii И только с 1929 года СССР впервые стал сам экспортировать его в
Норвегию. Наибольшие запродажи пришлись на 1931 – 1933 годы (от 3,5 до 5,5
тыс. тонн ежегодно).xxiv
Начиная с 1930 г. и по 1939 г. включительно СССР ввозил в Норвегию
партии марганцевой и других руд объемом от 7 до 30 тысяч тонн в год.xxv
Но, конечно, главное место в этой группе товаров занимала нефть и
нефтепродукты (керосин, бензин, газойль, мазут). Эти продукты пошли на
экспорт в Норвегию пробными партиями с 1925/26 хозяйственного года. Но
самые значимые поставки осуществлялись опять таки в годы первой пятилетки.
С 1929 по 1933 год этой страной было закуплено у Москвы 173 616 тонн
нефтетоваров (в среднем по 34 723 тонны за каждый из пяти лет). xxvi Для
сравнения скажем, что в 1913 году Российская империя продала Норвегии
всего 640 тонн нефти и продуктов нефтеперегонки.xxvii
Правда, по всем этим составляющим: углю, руде, нефти, в отличие от
зерна и леса – Москва так и не выбилась в число ведущих партнеров Осло.
Норвегия везла уголь и руду из Англии и Германии. Старалась, как и СССР,
развить собственную добычу угля на Шпицбергене. Кроме того, слишком
влиятельной на норвежском внутреннем рынке была англо-голландская
кампания “Шелл”, чтобы позволить Москве хозяйничать там.
Остальная экспортная номенклатура: шкуры морского зверя, обручи для
бочек, галоши, автопокрышки, соль, зеленый горошек, фрукты, масло и даже
кинофильмы – мало что могли добавить нашему экспорту в смысле его
значимости на рынке.
Сравним сложившуюся ситуацию с дореволюционной. В первое
пятилетие ХХ века по процентной доле (10,68 %) в общей стоимости
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
ввезенного в Норвегию зарубежного товара Российская империя занимала
третье место среди примерно 50 государств партнеров Норвегии,
традиционно уступая только Великобритании и Германии. xxviii К 1913 году
положение России на рынке Христиании существенно ослабло. Но и тогда доля
России равнялась 4,2%.
В абсолютном кроновом выражении показатели 1913 и 1930 года
отличались не намного (23 223 000 и 22 594 000 крон соответственно xxix), но
надо помнить, что за 17 прошедших лет вырос объем норвежских закупок во
всех других странах. Поэтому в процентном выражении в начале первой
пятилетки доля российских товаров на норвежском рынке оказалась в 2 раза
ниже 1913 года, составляя всего 2,1 %. В целом динамика советского
экспортного участия в зарубежных закупках Норвегии начала тридцатых
выглядела так:
1930 г. – 1,99 % (по другим данным 2,1 %)xxx
1931 г. – 2,4 %
1932 г. – 3,69 %
1933 г. – 2,58 %
1934 г. – 3,0 %
Таким образом, 1932 год стал для СССР высшим достижением
межвоенного времени в этом смысле. Общий же тоннаж перевезенных в
Норвегию в 1932 году товаров превосходил 1913 год в 1,5 раза. А если учесть
гораздо более высокие цены на зерно и лес перед первой мировой войной в
сравнении с кризисными годами начала 30-х, то следует считать, что
предвоенный уровень торговли
был превышен и по абсолютному
стоимостному показателю.
Но вот самый главный относительный и качественный уровень,
показывающий степень российского присутствия на норвежском рынке процент стоимости отечественных товаров в суммарном импорте
Норвегии – так никогда и не был повторён. СССР не смог достичь уровня ни
1913 года, ни тем более начала века. Однако 3,69 %, которые он всё же
получил, позволили в тридцать втором году занять 7 место из общего числа
примерно 90 продававших что-либо Норвегии государств. xxxi Место вполне
почетное. Союз наконец-то обогнал в этой табели о рангах Францию, Польшу и
Данциг xxxii , Бельгию и Люксембург, которые, несмотря на малые размеры
территории, вовсе не являлись карликами в международной коммерции.
Советский Союз оставил позади себя также Аргентину и вплотную подобрался
к Дании и Нидерландам.
Справедливости ради скажем, что место в первой десятке экспортеров
Москва удерживала недолго – всего год. Великобритания же и Германия с их
21,52 % и 21,34 % каждая, по-прежнему были для нас недосягаемы, как,
впрочем, и США с их 8,43 % в норвежском импорте.xxxiii
И все же быстрый прогресс советского экспорта этих лет очевиден.
Москва поднялась с 15-го места в 1929 г. на 10-е в 1931 и на 7-е в 1932 г. (В
1933 снова опустились на 11-е место.)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Однако не столько экспорт в Норвегию, сколько импорт из неё обеспечил
Москве быстрое продвижение вперед во взаимных экономических связях. В
этом отношении абсолютные показатели 1913 года были превзойдены уже в
1930 году. Они сблизились и в процентном выражении ко всему норвежскому
экспорту. Форсирование ввоза и значительный дисбаланс товарооборота с
отрицательным для России знаком в Норвегии (да и со всем Западным миром)
на несколько лет стали преднамеренной политикой советского руководства.
Эта линия и позволила Советскому Союзу с 1931 года вновь выдвинуться в
ведущую группу государств, торгующих с Норвегией.
Вот как выглядела доля советских заказов по двум главным группам
норвежских товаров – морепродуктам и металлам. (Таблица 3)
3. Главные товарные группы советского импорта из Норвегии
1929 – 1933 гг. (в 1000 крон)
Годы
1929
1930
1931
1932
1933
за 5
лет
стоимость
проценты
стоимость
проценты
стоимость
проценты
стоимость
проценты
стоимость
проценты
стоимость
проценты
Весь
Из них
Из них
импорт продтовары металлы: сырые и
СССР (сельдь, рыба) полуфабрикаты
17 904
5 636
9 613
100
31,48
53,69
29 836
10 340
13 782
100
34,66
46,19
34 335
5 823
23 836
100
16,96
69,42
32 227
5 338
20 908
100
16,56
64,88
20 398
2 168
15 157
100
10,63
74,31
134 700
29 305
83 296
100
21, 75
61,84
Таблица 3 показывает, что вместе за пятилетие морепродукты и металлы
составили 83,59 % стоимости советского импорта из Норвегии. Очевидно их
преобладание над всеми прочими товарами. Причем внутри этих двух групп
прослеживается возрастание роли металлов: алюминия и ферросплавов – и
постепенное снижение роли сельди и рыбы.
А теперь оценим, как Советская Россия выглядела в качестве покупателя
тех же товаров для норвежской стороны.
По группе товаров животного происхождения (рыбопродукты) доля СССР
в норвежском экспорте кажется незначительной. Германия, Испания, Франция
в этом отношении были для Норвегии куда более важными
партнерами-покупателями. Ценность Москвы для Осло состояла в ином. А
именно в том, что по некоторым специфическим видам рыбопродуктов
Советская Россия оказалась либо самым крупным, либо практически
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
монопольным покупателем. Особенно это касалось улова жителей провинций
Северной Норвегии (Финмаркена). Другого постоянного рынка сбыта, кроме
русского Поморья, они, в силу вековых традиций, не имели. Правительство и
Стортинг всячески старались учесть их нужды в любых торговых и
политических соглашениях с Москвой. Надо иметь в виду и сильное “рыбное
лоббирование” с севера на центральные власти. Так, первый делегат от рабочей
партии (НРП) был избран в парламент именно из северной части страны
благодаря поддержке рыбацкого населения. Не считаться с этим социальным
слоем было невозможно.xxxiv
Так что советское участие в закупках норвежских морепродуктов было
узконаправленным, но доминирующим в своем виде и опиравшимся на
старые традиции поморской обменной торговли XVIII – XIX веков, то есть
носило не только чисто экономический, но и социально-исторический характер,
характер взаимодействия двух культур. Таковы особенности рыбного импорта
России. Общую же ситуацию представляет таблица 4.
4. Доля советского импорта в целом и по главным группам норвежских
экспортных товаров 1929 – 1933 гг. (в 1000 крон) xxxv
за 5 лет
1933
1932
1931
1930
1929
Годы
Весь
экспорт
Норвегии
Стои752 046
мость
%%
100
Стои684 001
мость
%%
100
Стои466 667
мость
%%
100
Стои568 591
мость
%%
100
Стои557 885
мость
%%
100
Стои3 029 190
мость
%%
100
Экспорт
Норвегии
в СССР
Весь
Весь экспорт
Из них
экспорт
продтоваров
в
металлов
животного
СССР (включая
происхождения
черные)
Из
них
в
СССР
17 904
169 397
5 637
90 652
9 613
2,38
100
3,32
100
10,60
29 836
152 162
10 400
79 498
13 782
4,36
100
6,83
100
17,34
34 335
108 908
5 823
74 526
23 836
7,36
100
5,35
100
31,98
32 227
120 049
5 338
70 585
20 908
5,67
100
4,45
100
29,62
19 603
112 215
2 168
87 338
15 157
3,51
100
1,93
100
17,35
133 905
662 731
29 366
402 599
83 296
4,42
100
4,43
100
20,69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
В общей сложности за период 1929 – 1933 годов СССР закупил в Норвегии
363 160 тонн разных товаров на сумму около 135 млн. крон или на 234 млн.
рублей.xxxvi А продал Норвегии значительно большее по весу количество грузов –
1 190 000 тонн, но зато на много меньшую сумму – 91 566 000 крон или 75 млн.
45 тыс. рублей. Причина таких различий очевидна и характерна для России:
она продавала почти не обработанное, а потому дешевое, сырье. Покупала же
дорогостоящие металлы-фабрикаты.
Это не помешало Советской России в начале 30-х на короткое время
оттеснить в норвежском экспорте других сильных конкурентов. Для выяснения
этого вопроса обратимся к таблице 5
5. Торговый оборот Норвегии и СССР по ценности (в 1000 крон)
и в процентах к общему торговому обороту Норвегии
за период 1929-1933 годов xxxvii
Годы
1929
1930
1931
стоимость 17 904 29 836 34 335
экспорт
Норвегии % в экспорте
2,38
4,36
7,36
в СССР
Норвегии
стоимость
7 055 21 221 20 666
экспорт
СССР в % в импорте
0,66
1,99
2,40
Норвегию
Норвегии
стоимость 24 959 51 057 55 001
Торговый
оборот % в торговом
СССР-Но
обороте
1,37
2,92
4,14
рвегия
Норвегии
1932
32 227
1933
20 298
5,67
3,66
25 487
17 137
3,69
2,58
57 714
37 535
4,58
3,07
В 1929 году 2,38 % в сумме норвежского экспорта все же дали Москве Х
место в концерте 90 других стран-покупателей. В 1930-м СССР поднялся на VI
место, имея 4,36 % от стоимости всех норвежских продаж за границу. И,
наконец, в 1931 году Советский Союз занял III место, закупив товаров,
которые составили 7,36 % цены всего экспорта Норвегии. Это было
наивысшим советским достижением со времен начала ХХ века и по самый
конец его. В 1931 г. в этом отношении Москва оставила позади себя не только
Швецию, связанную с Норвегией тысячами нитей общего прошлого, не только
Бельгию и Люксембург, но даже Францию (Париж приобрел только 5,87 % всех
товаров, поставленных этой Скандинавской страной за границу). На короткое
время были оттеснены также Соединенные Штаты Америки, импортировав
7,09 % от стоимости продаж Осло.xxxviii
Главными причинами стремительного взлета СССР (за два года
переместились с 10 на 3 место в табели о рангах покупателей норвежских
товаров) были стратегическая линия партийно-государственного руководства
СССР на форсированную индустриализацию, что породило острую нужду в
алюминии и сплавах, и специфические условия мирового экономического
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
кризиса, когда объемы мировой торговли стремительно падали, а советский
импорт столь же стремительно рос. Наложение двух названных условий
обеспечило этот результат.
Очевидно, что это положение, катализированное чрезвычайными
обстоятельствами, не могло сохраняться долго. Период этот действительно
оказался кратковременным, но он очень много дал Советской России в
реализации ее стратегических программ развития. Следует высоко оценить
вклад Норвегии в становление тяжелой и оборонной отраслей
отечественной промышленности, особенно в сфере поставок ферросплавов
и цветных металлов (алюминия и никеля).
С другой стороны, советские заказы обеспечили деятельность важнейших
и самых передовых видов электрометаллургического производства Норвегии в
годы жесточайшего в истории человечества кризиса перепроизводства. Россия
смягчила его удар по своему северному норвежскому соседу.
Взаимная торговля в начале 30-х оказалась максимально значимой и
взаимовыгодной. Но при этом доля традиционного норвежского рыбного
экспорта в Россию перестала играть существенную роль в обмене товарами.
Снизилось и относительное значение ответных российских зерновых
запродаж, т.е. с начала века существенно изменилась структура
импорта-экспорта.
Мы осветили наименее изученный период экономических связей наших
стран, период, которому ранее совсем не придавалось значения, и который на
деле оказался наиболее весомым и переломным в переустройстве
традиционных видов и условий торговли. Он является необходимым
связующим звеном между историческим прошлым и сегодняшним днем
1929-1933 годы следует признать временем наивысших и наиболее
тесных торговых отношений между СССР и Норвегией как межвоенного,
так и настоящего времени. Взаимная коммерция достигла по значению,
тоннажу и денежным суммам другого лучшего периода в экономических
связях двух стран, относимого к началу ХХ века.
i
Историко-внешнеэкономическое Управление Министерства внешнеэкономических связей Российской
Федерации (далее ИВЭУ РФ). Ф. Торгпредство СССР в Норвегии (далее Торгпредство). Оп. 12136. Д.83. Л. 11.
ii
Там же. Л. 36.
iii
Там же. Л. 38.
iv
Автор намеренно прибег в таблице к кроновому эквиваленту, а не к рублевому, так как рубль в ХХ веке
испытывал такие гигантские колебания курса, что не может отразить сколько-нибудь объективной картины.
Крона также падала и поднималась, но в гораздо меньшей степени.
v
Derry T.K. A History of Modern Norway 1814 - 1972. – Oxford, 1973. – P. 319; Norges Historie. Klassekamp og
Fellesskap 1920 – 1945. - T. 13 // Red. Knut Mykland. – Drammen, 1993. – S. 92. (Последняя книга является
десятым стереотипным изданием. А впервые она вышла из печати еще в 1978 году); История Норвегии // Отв.
ред. А.С.Кан. – М., 1980. – С. 248.
vi
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 104. Л. 1.
vii
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 6 – 7. (См. также: Norges Handеl 1933. – Oslo, 1934. – S.5.)
viii
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 6 – 7 и NH. 1933. – Oslo, 1934. – S. 15.
ix
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 104. Л. 25.
x
Государственный архив Архангельской области (далее ГААО). Ф. 5863. Оп. 1. Д. 14. Л. 207, 219 – 220.
xi
Там же. Д. 20. Л. 164.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
xii
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 98. Л. 150.
История Норвегии./ Отв. ред. А.С.Кан... – С. 348.
xiv
ИВЭУ РФ. Ф.Торгпредство. Оп. 12136. Д. 111. Л. 1.
xv
Внешняя торговля СССР за 1918 – 1940 гг. /Стат. сб. – М., – С. 676 – 678.
xvi
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 7.
xvii
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 84. Л. 10. Какие либо сравнения с дореволюционным временем в
денежном выражении недостоверны, так как даже за рядом стоящие годы цены на зерно существенно
отличались. Например, в 1929 г. Норвегия приобрела за границей 463 тысячи тонн зерна на сумму 91 366 тыс.
крон, а в 1930 г. – 546 тысячи тонн, но на сумму всего в 73 629 тыс. крон. xvii Как крупнейший поставщик зерна,
СССР серьезно страдал от падения этих цен в годы кризиса и не выполнял экспортного плана по ценности.
xviii
Внешняя торговля СССР за 1918 – 1940 гг. – С. 675 – 678.
xix
ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 84. Л. 8-9.
xx
Там же. Д. 93. Л. 32.
xxi
Там же. – С. 7 – 8. См. также Д. 84. Л. 33, где приводятся данные по продаже в Норвегию советского
необработанного леса по ценности и в процентах.
xxii
Внешняя торговля СССР за 1918 – 1940 гг... – С. 682.
xxiii
ГААО. Ф. 49. Оп.1. Д. 178 а. Л. 120, 136-137 и др.
xxiv
Внешняя торговля СССР за 1918 – 1940 гг... – С. 675 – 677.
xxv
Там же. С. 675 – 682.
xxvi
Там же. С. 675 – 677.
xxvii
Там же. С. 670.
xxviii
Место Швеции учесть труднее, т.к. до конца 1905 года Норвегия состояла с ней в унитарном договоре.
xxix
Показатели вполне сравнимы, так как валютный кризис поразил Норвегию значительно позже. В 1930 году
крона стояла еще высоко, покупательная способность ее была приближена к периоду 1913 года.
xxx
Norges Handеl (далееNH). 1933... – S. 16 & NH. 1934... – S. 18.
xxxi
Там же. – S. 16 – 17. См. также: описательный отчет Торгпредства СССР в Норвегии за 1931 год (ИВЭУ
РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 5.
xxxii
Надо иметь в виду, что значительная часть Польши и сам Данциг до революции тоже были частью
Российской империи, а не её конкурентами.
xxxiii
Там же.
xxxiv
Согласно данным норвежской таможенной статистики, Советский Союз в 1937 г. приобрел соленой сельди
68,7 тыс. тонн, что составило 62 % экспорта этого вида товара, а в 1931 г. – 36 тыс. тонн или 46,2 %. Данные по
прочей рыбе за эти же годы таковы: в 1930 г. приобретено 2,5 тыс. тонн (47,4% экспорта), в 1931 г. – 3,0 тыс.
тонн, что составило 85,6 % всего экспорта данного продукта (ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л.
8) В следующем году СССР также вывез 56 % заготовок соленой сельди и 51,5 % рыбы (ИВЭУ РФ. Ф.
Торгпредство. Оп. 12136. Д.104. Л.63.). Эти сорта рыбных продуктов нельзя отнести к деликатесным.
Наоборот, они были наиболее дешевым и грубым товаром. Высшие сорта рыб и рыбные товары высокой
переработки шли в основном в европейские страны и в Америку. Очень мало, в сравнении с другими
государствами, Россия закупала и консервов. Зато в 1931 и 1932 годах Москва заказала большие партии
рыбьего жира в Норвегии. Причем в 1931 г. приобрела у Осло около 1/4 всего экспортного рыбьего жира (73,7
гкл.) (ИВЭУ РФ. Ф. Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 8 и Д. 104. Л. 63.).
xxxv
Составлено на основе данных официальной норвежской торговой статистики NH 1929 – 1934. Основные
цифры см. NH 1933... – S. 194, NH 1934... – S. 25.
xxxvi
Исчислено в рублях по курсу 1950 года. См. стат. справочник Внешняя торговля СССР за 1917 – 1940 гг... –
С. 687 – 692.
xxxvii
Составлено на основе данных Norges Handеl 1929 – 1934 годов. Эти данные в целом хорошо
корреспондируются с аналогичными сведениями советского торгпредства в Осло. (См. ИВЭУ РФ. Ф.
Торгпредство. Оп. 12136. Д. 93. Л. 5 – 6.)
xxxviii
Подсчеты с использованием справочников Norges Handal 1929-1933 годов. Понятно, что в российском
внешнеторговом обороте удельный вес Норвегии даже в эти лучшие годы был меньшим, чем русский в
норвежском. Так, в 1930 году он составил всего 1,1 % внешнеторгового оборота СССР, в 1933 – 1,5 %. Но и эта
малая величина означала, что Норвегия занимала соответственно 7 и 5 места в списке торговых партнеров
Союза. Причем в 1933 г. Норвегия даже оттеснила Чехословакию и Швецию. Впереди неё оставались только
великие державы и Нидерланды. (Riser Georg. Russland foran den annen Femårsplan. – Oslo, 1934. – S. 111.)
xiii
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа