close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

328.Проблема безопасности в современных международных отношениях Учебное пособие

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
И.Ю. Киселев
А.Г. Смирнова
Проблема безопасности
в современных
международных отношениях
Учебное пособие
Рекомендовано
Научно-методическим советом университета
для студентов специальности Политология
Ярославль 2005
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 327(075.6)
ББК Ф4(0)3я73
К 44
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного издания. План 2005 года
Рецензенты:
доктор психологических наук, профессор В.А. Мазилов;
кафедра политологии и социологии ЯГПУ им. К.Д. Ушинского
К 44
Киселев, И.Ю., Смирнова, А.Г. Проблема безопасности в современных международных отношениях : учеб. пособие / И.Ю. Киселев,
А.Г. Смирнова ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль : ЯрГУ, 2005. – 115 с.
ISBN 5-8397-0420-2
Учебное пособие «Проблема безопасности в современных международных отношениях» содержит материалы, посвященные рассмотрению
трансформаций в сфере безопасности, оценки угроз и сотрудничества государств в современном мире. Обсуждаются основные подходы к определению понятия безопасности. Особое внимание уделяется понимаю
безопасности как многоаспектного явления. Отдельный раздел посвящен
обсуждению сущности понятия угрозы как элемента безопасности, проблемам восприятия и оценки угрозы. На основе проведенных авторами
эмпирических исследований рассматривается проблема сотрудничества
России и США при урегулировании иракского кризиса 2002 – 2003 гг., а
также осуществляется попытка выделить некоторые характеристики международной безопасности и роли США в мире так, как они представлены в инаугурационной речи президента США Дж. У. Буша 2005 г. Каждый тематический раздел сопровождается списками рекомендуемой и
дополнительной литературы, а также вопросами для повторения и закрепления материала.
Предназначено для студентов, обучающихся по специальности Политология (курс "Международная безопасность в меняющемся мире", блок
ГСЭ), очной формы обучения.
Ил. 2. Библиогр.: 42 назв.
УДК 327(075.6)
ББК Ф4(0)3я73
ISBN 5-8397-0420-2
 Ярославский государственный
университет им. П.Г. Демидова, 2005
 И.Ю. Киселев, А.Г. Смирнова, 2005
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Оглавление
Предисловие .......................................................................................... 5
Примечания ......................................................................................... 9
Глава 1. Безопасность ....................................................................... 10
1.1. Безопасность: проблема определения .................................... 10
1.2. Проблема расширения понятия безопасности в
современном мире ..................................................................... 14
1.3. Виды безопасности................................................................... 24
1.4. Проблема определения новых угроз как «угроз
национальной безопасности» .................................................. 32
Примечания ....................................................................................... 37
Вопросы для повторения ................................................................. 39
Рекомендуемая литература ........................................................... 40
Дополнительная литература и источники .................................. 40
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка .................... 41
2.1. Сущность понятия «угроза» ................................................... 43
2.2. Восприятие угрозы ................................................................... 49
2.3. Оценка угрозы ........................................................................... 58
Примечания ....................................................................................... 73
Вопросы для повторения ................................................................. 75
Рекомендуемая литература ........................................................... 76
Дополнительная литература и источники .................................. 76
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества ................... 77
3.1. Новые угрозы и проблема сотрудничества .......................... 78
3.2. Факторы сотрудничества государств ................................. 80
3.3. Представление проблемы в сознании как фактор
сотрудничества государств ................................................... 85
3.4. Основные характеристики образа государства и образа
мира в речах президента РФ В.В. Путина и президента
США Дж. Буша в период иракского кризиса 2002 – 2003
гг.................................................................................................. 88
3.5. Репрезентация проблемы как фактор сотрудничества
России и США в ходе иракского кризиса 2002 – 2003 гг. ..... 93
Примечания ....................................................................................... 98
Вопросы для повторения ............................................................... 100
Рекомендуемая литература ......................................................... 101
Дополнительная литература и источники ................................ 101
4. Вместо заключения: динамика образа США
в инаугурационных речах американских президентов в
период 1949 – 2005 гг. ............................................................... 102
4.1. Образ США в инаугурационной речи Дж. У. Буша 20
января 2005 г. .......................................................................... 104
4.2. Динамика образа США в инаугурационных речах
американских президентов в период 1949 – 2005 гг.:
адаптация к изменениям........................................................ 107
Литература .................................................................................... 114
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Предисловие
Предисловие
Учебное пособие «Проблема безопасности в современных
международных отношениях» содержит материалы, посвященные рассмотрению трансформаций в сфере безопасности, оценки
угроз и сотрудничества государств в современном мире. Перечисленные проблемы являются основой курса «Международная
безопасность в меняющемся мире», преподавание которого осуществляется студентам 3 курса факультета социальнополитических наук Ярославского государственного университета.
Необходимость разработки курса и написания учебного пособия обусловлена следующими причинами. Первая – это настоятельный запрос практики мировой и внутренней политики.
Угроза войны с применением ядерного оружия в течение нескольких десятилетий держала мир в напряжении, отодвигая остальные проблемы на второй план. Окончание «холодной войны», с одной стороны, стало знаком того, что человечество продемонстрировало здравый смысл и не выпустило «ядерного
джина» из бутылки. С другой стороны, казалось бы, избавившись от одной угрозы, государства всего мира осознали существование других, не менее серьезных угроз: демографические
проблемы, грозящий в скором будущем дефицит природных ресурсов, и особенно энергоносителей, все более возрастающий
экономический разрыв между государствами Юга и Севера, экологические проблемы.
При этом нельзя сбрасывать со счетов и ядерное оружие.
Как подчеркивает доктор технических наук, профессор Е. Абрамян, в распоряжении России и США по-прежнему остается
15 тыс. ядерных бомб, в то время как для уничтожения человечества достаточно 3-4 тысяч. «Да, сегодня нет противостояния
великих держав, но выявилась другая опасность – терроризм. …
Сколько жертв будет, если они используют ядерное оружие?» 5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
задает вопрос профессор [2, с. 23]. Более того, перенаселение
планеты, истощение природных ресурсов, растущее расслоение
общества по уровню достатка, которое возросло в несколько раз
вместе с промышленным ростом, могут привести к войнам. А
при современном вооружении любая локальная война может перерасти в глобальную катастрофу. Принимая во внимание, что
один из основных документов, который регулировал международные отношения в области безопасности - договор ПРО 1972
г. – утратил свою силу, сказанное приобретает особую остроту.
Таким образом, облик безопасности в современном мире
существенно изменился, и сам концепт безопасности, а также
другие ключевые конструкты мировой политики, такие как «угроза», «национальные интересы», «сотрудничество» требуют
переосмысления. Поэтому рассмотрение перечисленных проблем представляется важной в подготовке специалистовполитологов.
Вторая причина разработки курса по безопасности и написания учебного пособия связана с природой рассматриваемых
конструктов, с необходимостью более глубокого осмысления
политических, социальных и психологических составляющих
безопасности, угрозы, национальных интересов и сотрудничества. В учебниках и монографиях российских авторов проблема
безопасности чаще всего представлена в контексте довольно
формализованного подхода официальных документов по национальной безопасности и внешней политики [см., например, 1],
исторического экскурса, оценки военного потенциала или геополитики. При этом без внимания зачастую остается «человеческий фактор»: оценка и восприятие угроз, сотрудничество, реализация потребностей человека, находящегося в специфической
ситуации. Поэтому важная задача курса и данного учебного пособия состоит в рассмотрении механизмов обеспечения безопасности, связанных с действием когнитивных и эмоциональных
процессов.
Представляемое учебное пособие рассматривает три основные проблемы безопасности, которые соответствуют главам
данного издания.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
В первой главе «Безопасность» представлены основные
подходы к определению понятия безопасности (раздел 1.1.
«Безопасность: проблема определения»), обсуждается проблема расширенного толкования безопасности, а также виды безопасности (раздел 1.3. «Виды безопасности»). В разделе 1.2.
«Проблема расширения понятия безопасности в современном
мире» особое внимание уделяется рассмотрению теорий безопасности, которые продемонстрировали, что безопасность представляет собой многоаспектный феномен, который не ограничен
существованием только военных угроз, возникающих из взаимодействия государств на международной арене. В частности,
представлен обзор концепций и теорий безопасности, разработанных учеными так называемых «южного» и «северного» регионов. А среди последних представлены идеи, возникшие в
рамках парадигмы феминизма, культуралистских теорий безопасности, постмодернизма
Раздел 1.4. посвящен осмыслению обоснованности рассмотрения новых угроз безопасности в экономической, экологической, демографической и других сферах как угроз национальной
безопасности. Поставленная задача осуществляется посредством
рассмотрения основных характеристик национальной безопасности.
Вторая глава «Угроза: определение, восприятие, оценка»
посвящена рассмотрению угрозы в качестве основного элемента
безопасности. В разделе 1.2. «Сущность понятия "угроза"» выделяются и обсуждаются характеристики угрозы, такие как: 1)
причинение вреда, 2) условный характер угрозы; 3) связь угрозы
с намерениями субъекта угрозы; 4) рассмотрение угрозы в качестве когнитивной оценки; 5) категоризация угрозы как результата
взаимодействия субъекта и объекта угрозы; 6) дискретный характер угрозы; 7) зависимость восприятия и оценки угрозы от содержания национальных интересов государства. Раздел 2.2.
«Восприятие угрозы» посвящен рассмотрению психологических
факторов и механизмов категоризации субъекта или события в
качестве угрожающего. В разделе 2.3. «Оценка угрозы» обсуждается проблема оценки вероятности наступления события, в том
числе и угрозы. В рамках данного раздела также рассматривают7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
ся характеристики «эффективной угрозы» с точки зрения особенностей контекста презентации угрозы, самой угрозы, а также
возможности выполнения предъявляемых требований.
Третья глава «Безопасность и проблема сотрудничества»
формулирует проблему сотрудничества государств в современном мире, а также рассматривает значение репрезентации проблемы в сознании политического руководства в качестве фактора сотрудничества. В основе данной главы - результаты эмпирического исследования сотрудничества России и США в ходе
урегулирования иракского кризиса 2002 – 2003 гг. В исследовании проверяется предположение, согласно которому наличие
общей проблемы, в том числе общей внешней угрозы, является
необходимым, но не достаточным условием для возникновения
сотрудничества. У лидеров государств должно возникнуть разделяемое понимание решаемой проблемы. Проведение операции
в Ираке – пример отсутствия оснований для сотрудничества. В
качестве теоретической основы исследования выступает когнитивный подход к пониманию функционирования международных организаций. Для выявления особенностей репрезентации проблемы
в сознании президентов России и США использовался метод контент-анализа официальных заявлений президентов России и
США по иракской проблеме.
В заключительной главе «Динамика образа США в
инаугурационных речах президентов США в период 1945 –
2005 гг.» осуществляется попытка выделить некоторые характеристики международной безопасности и роли США в мире так,
как они представлены в инаугурационной речи президента США
Дж. У. Буша. Исследование текста речи осуществлялось при помощи методики контент-анализа, предназначенной для выявления идентификационного, статусного и ролевого компонентов
образа США, а также их эмоциональной окрашенности. Полученные характеристики образа США обсуждаются посредством
анализа динамики основных характеристик образа США в инаугурационных речах президентов США 1945 – 2000 гг.
Каждая глава учебного пособия завершается списком вопросов, при помощи которых студенты смогут проверить свои зна8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
ния. Главы также снабжены списками рекомендуемой и дополнительной литературы и источников.
Представленные в учебном пособии материалы могут быть
использованы в ходе как лекционных, так и семинарских занятий. Каждая глава завершается постановкой важных проблем и
вопросов, которые нуждаются в дальнейшем рассмотрении. Они
могут стать основой для дискуссий в ходе семинаров или выступить в качестве тем для исследовательских проектов студентов.
Примечания
1. Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под
общ. ред. А.А. Прохожева. М.: Изд-во РАГС, 2002. 320 с.
2. Финякина И. Смерть на выбор // Московский комсомолец.
2005. 6-13 июля. С. 23.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
Глава 1. Безопасность
Глава 1. Безопасность
Понятие безопасности стало общеупотребимым в общественно-политическом дискурсе. В 1992 году впервые в истории
нашей страны был принят Закон Российской Федерации «О
безопасности». С одной стороны, повышенное внимание к проблеме безопасности обусловлено распространением в нашем
обществе либеральных ценностей, декларирующих, что безопасность наряду со свободой, правом собственности и сопротивлением угнетению, входит в число неотъемлемых прав человека. С
другой стороны, несмотря на окончание холодной войны и прекращение противостояния Востока и Запада 1, мир осознал существование других, не менее значимых и неотвратимых угроз –
экономических, экологических, демографических и многих других. Все это привело к переосмыслению сущности явления безопасности в современном мире.
В данной главе будут рассмотрены основные подходы к определению понятия безопасности, проблема расширенного толкования безопасности, а также виды безопасности.
1.1. Безопасность: проблема определения
Проблемы безопасности изучаются многими научными дисциплинами. И практически в каждом из направлений имеется
свой подход к определению сущности явления безопасности.
Отчасти это связано с тем, что разные страны в разные периоды
своего развития выдвигают собственные требования к безопасности, испытывая воздействие различных угроз. При этом опре-
Необходимо отметить, что понимание безопасности в период «холодной войны» строилось на существовании в первую очередь военных
угроз; в качестве субъекта безопасности выступало государство.
1
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
делить даже самое общее значение термина «безопасность» также весьма не просто.
В «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова безопасность определяется как «состояние, при котором не угрожает
опасность, есть защита от опасности» [8, c. 41]. Иначе говоря,
«безопасность» в русском языке понимается по контрасту с понятием опасности. Вместе с тем в Западной Европе «безопасность» понималась несколько глубже. В английском языке термины «опасность» и «безопасность» нельзя рассматривать как
находящиеся в отношениях противопоставления. Безопасность –
«security» - это «состояние защищенности от опасности; защищенность от шпионажа, атаки или грабежа. Безопасность также
обозначает возможность не испытывать чувства тревоги или
опасения, а также свободу от сомнений, уверенность, убежденность» [26, с. 2735]. Опасность – «danger» - это «возможность
причинить вред или испортить что-либо; предрасположенность к
нанесению вреда или увечий, риску, опасности. Опасность также
обозначает убытки, вред, ущерб» [25, с. 591]. Европейские мыслители рассматривали безопасность как состояние человека,
возвышающего его над страданием; объективное положение индивида, в котором он избавлен от перспективы внезапного покушения на его личность и собственность (А. Смит); цель общества с республиканским политическим устройством (Г.В. Лейбниц); составную часть политической свободы (Ш.Л. Монтескье).
Расширение понятия безопасности, которое наблюдается в последнее время, приводит к появлению еще большего количества
значений, в рамках которых рассматривается данное понятие.
Если систематизировать существующие определения понятия безопасности, можно выделить три основных подхода к понимаю сущности данного явления. Первое направление подразумевает понимание безопасности как многоаспектного состояния. Подобное понимание безопасности свойственно
большинству современных исследователей и подразумевает отказ от ее рассмотрения только как отсутствие внешних угроз по
отношению к государству со стороны других государств. Данное
понимание безопасности критикуется с точки зрения двух основных моментов. Во-первых, государство не является единст11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
венным субъектом безопасности. Социальные, этнические и религиозные или другие культурные меньшинства (социетальная
безопасность), индивиды с их базовыми потребностями (безопасность человека), а также мировое сообщество (глобальная
или всемирная безопасность) выступают в качестве носителей
нужд безопасности наравне с государством. Во-вторых, подчеркивается тот факт, что было бы не правильно уделять исключительное внимание только физическому и политическому параметрам безопасности. Другие аспекты, связанные с жизнью человека, также важны с точки зрения проблемы безопасности: это
и экономическая безопасность, и информационная безопасность,
и безопасность окружающей среды, и многие другие 2.
Второе направление предполагает рассмотрение безопасности как представления о том, каким должно быть такое состояние и каково оно на самом деле. Например, безопасность,
по определению Л. Перепелкина, - это состояние устойчивого
функционирования и воспроизводства социального объекта/субъекта, поддерживаемое с помощью особой институциональной среды. При этом под «воспроизводством» понимается
повторение во времени и пространстве, в последовательности
поколений структурных, функциональных и семантических характеристик социального объекта/субъекта, взятых в их динамических связях с окружением [6, с. 153]. Таким образом, в данном
определении безопасность представлена как результат, как состояние. Вместе с тем в нем не обсуждаются механизмы, при
помощи которых данное состояние может достигаться и поддерживаться. А между тем данное замечание имеет принципиальное значение. Так, возникает вполне справедливый вопрос:
советское общество можно было охарактеризовать как «безопасное»? Казалось бы, напрашивается очевидный ответ: нет. Согласно современному расширенному пониманию термина «безопасность», базовые виды безопасности, такие как экономическая, экологическая, социетальная, в нашей стране не были
Подробнее к обсуждению понятия безопасность как многоаспектного явления мы вернемся в параграфе, посвященном проблеме расширенного определения понятия безопасности.
2
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
реализованы в полном объеме. Тем не менее общество устойчиво функционировало и воспроизводилось. В данном случае выявление механизмов обеспечения безопасности могло бы снять
возникшее противоречие.
Третье направление в определении сути явления безопасности как раз и предполагает выделение механизмов. Они содержатся в определении понятия «национальная безопасность». В
соответствии с положениями существующей законодательной и
нормативно-правовой базы определение понятия «национальная
безопасность» выглядит следующим образом. Национальная
безопасность или безопасность нации есть защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в
различных сферах жизнедеятельности от внутренних и внешних
угроз, обеспечение устойчивого поступательного развития страны [7, c. 22]. Данное определение сохраняет «сильные стороны»
определений безопасности, представленные в первых двух направлениях. Во-первых, безопасность в данном случае рассматривается как многоаспектное явление, в контексте расширенного
понимания субъектов и объектов безопасности. Во-вторых, сохраняется указание на устойчивость и поступательность развития страны, которое подчеркивалось в рамках второго направления. В дополнение к перечисленным преимуществам данного
определения можно выделить еще одно: описание механизма
обеспечения безопасности или ее отсутствия. В качестве такового можно рассматривать динамику интересов личности, общества и государства и угроз, с которыми они сталкиваются.
Понятие угрозы, а также соотношение угроз и национальных интересов государства станут предметом подробного рассмотрения в главе 2 «Угроза: определение, восприятие, оценка».
В данной главе мы ограничимся лишь самыми общими определениями этих понятий. Жизненно важные интересы – это совокупность потребностей, удовлетворение которых обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. Угроза – совокупность условий и
факторов, создающих опасность жизненно важным интересам
личности, общества и государства. Реальные и потенциальные
угрозы объектам безопасности, исходящие от внутренних и
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
внешних источников опасности, определяют содержание деятельности по обеспечению внутренней и внешней безопасности.
В качестве ключевых в приведенном определении выступают также понятия личности, общества и государства. И личность, и общество, и государства выступают одновременно в качестве субъектов и объектов безопасности. В зависимости от
того, кто выступает субъектом и/или объектом - отдельный человек, общество, государство или сообщество государств, - устанавливается тот или иной уровень безопасности. Соответственно предметом усилий по ее обеспечению/защите становятся
личная или индивидуальная безопасность, социетальная безопасность или безопасность общества, национальная безопасность или безопасность государства, международная или коллективная безопасность [6, с. 19]. Представляется, что в реальности реализацию этих видов безопасности сложно отделить
друг от друга, поскольку, если не обеспечена личностная безопасность, едва ли можно говорить о безопасности общества, государства, а в конечном итоге и международной безопасности.
1.2. Проблема расширения понятия
безопасности в современном мире
Традиционное понимание безопасности исходит из необходимости защиты территориальной целостности государства силой оружия. Концептуальные основы подобного понимания
безопасности были сформулированы в рамках парадигмы реализма в теории международных отношений.
Реалисты рассматривали безопасность с позиции понятия
силы. Теоретически понятие силы выступало синонимом понятию безопасности государства, защищенности против внешней
угрозы. При этом подчеркивается, что безопасность обеспечивается наращиванием военного потенциала государства. Определение безопасности, в основе которого лежит понятие государства, в свою очередь, строится на основе положения, согласно
которому четко определенная граница между внутренним порядком и внешней анархией является естественным состоянием,
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
предполагающим реальную возможность начала войны между
государствами. По причине отсутствия надгосударственных авторитетных институтов, способных сдерживать агрессивные намерения государств по отношению друг к другу, последние могут рассчитывать только на собственные возможности при обеспечении безопасности. Подобная система обеспечения
собственной безопасности приводит к возникновению так называемой «дилеммы безопасности». Ее суть заключается в том,
что действия одного государства, направленные на обеспечение
собственной безопасности, воспринимаются другими как демонстративные военные приготовления. Например, в контексте дилеммы безопасности зачастую обсуждается выход США из договора ПРО 1972 года и развертывание ими системы национальной противоракетной обороны. Подобное поведение государств
может привести к дестабилизирующей гонке вооружений, которая способна снизить общую безопасность системы и входящих
в нее государств. Для реалистов стабильность в мире определяется только существующим балансом сил.
Современные подходы к пониманию явления безопасности
развиваются представителями целого ряда школ и направлений.
Вместе с окончанием «холодной войны» и отказом сверхдержав
от гонки вооружений сместились акценты в рассмотрении проблем безопасности. Если раньше внимание концентрировалось
на военном измерении безопасности сверхдержав, то сейчас определение безопасности расширено. В него включены, в том
числе, экологические и экономические аспекты безопасности.
Целесообразность расширения понятия безопасности продемонстрировали появившиеся на западе, в России, странах так
называемого Юга3 концепции безопасности, которые выявили
Сразу по окончании «холодной войны» нередко звучали утверждения, что в современном мире противостояние по линии Восток – Запад
сменилось противостоянием по оси Север – Юг. В странах северного полушария (развитых государствах), общий социально-экономический уровень жизни намного выше, чем в развивающихся странах южного полушария. Иногда страны Юга называют странами «третьего мира». Вместе с
тем необходимо отметить существенную неоднородность государств Севера и Юга [5].
3
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
целый круг проблем и угроз, с которыми сталкивались другие
государства мира, а не только великие державы. Более того, новые концепции продемонстрировали, что в качестве объекта и
субъекта выступают не только государства, но и социальные
группы и даже отдельные индивиды. Рассмотрим кратко эти
концепции.
Если рассматривать проблемы безопасности с позиций
Юга, то основная угроза безопасности в данном регионе исходит
от военных конфликтов, которые во множестве возникают в
данном регионе. Однако военные конфликты Юга редко бывают
межгосударственными. Основная причина их возникновения состоит в проблеме легитимности режимов, которые, как правило,
поддерживаются извне и зачастую характеризуются тем, что отстраняют от участия в политическом процессе определенные социальные группы. Более того, как подчеркивает Э. Тикнер, существует предположение, что термин «государство» в его западном понимании не может быть применено к Югу, где
квазигосударства получают свою легитимность скорее от международной системы, чем за счет поддержки своих граждан. «В
международной системе, которая частично и на Юге имеет тенденцию к внутреннему беспорядку, а стабильность международных границ нередко поддерживается вмешательством и интересом великих держав, предположение реалистов о границах между анархией и порядком перевернуто с ног на голову» [12,
с. 191]. Тем самым ученые если не опровергли, то, по меньшей
мере, поставили под сомнение претендующую на универсальность модель безопасности, разработанную в рамках реализма и
характеризующую преимущественно отношения государств Севера.
В научных трудах, посвященных проблеме безопасности в
данном регионе, были выделены и новые виды безопасности.
Несмотря на то, что военные конфликты по-прежнему остаются
источником угрозы безопасности, многие ученые утверждают,
что безопасность не должна определяться исключительно в категориях военной угрозы. Так, Эдвард Азар и Чанг-ин Мун определяют нестабильность как угрозу ценностям и идентичности,
смысл которых меняется во времени и пространстве [20]. Кэро16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
лин Томас в своем исследовании проблем безопасности поднимает вопрос об экономическом измерении национальной безопасности, рассматривая не просто внутреннюю безопасность государства, но и безопасность в сферах продовольствия, здравоохранения, финансирования и торговли [27].
На Севере в современном определении безопасности возникли два течения. Представители первого течения придерживаются традиционного понимания проблемы национальной
безопасности и развивали идею о том, что после распада СССР
США с их военным и экономическим потенциалом и поддержкой союзников имеют все для того, чтобы занять ведущее место
гаранта глобальной безопасности.
Второе течение связано с развитием концепции «общей»
или всесторонней безопасности. Представители данного направления доказывают, что понимание национальной безопасности с
акцентом на военном аспекте больше не отражает реальную ситуацию, характеризующуюся появлением многочисленных новых угроз безопасности в современном взаимозависимом мире.
Как и ученые, писавшие о перспективах развития Юга,
представители научного сообщества Севера придерживаются
расширенного толкования понятия безопасности и вводят в научный оборот термин общей безопасности. Подход с позиций
общей безопасности предполагает, что глобальные угрозы, существующие для всей системы, нельзя решить только в рамках
традиционных границ. Существенное внимание необходимо
уделять общим угрозам, которые следует разрешать только на
пути сотрудничества, основанного не на альтруизме, а на понимании собственной выгоды.
Различные ученые, среди которых можно назвать Р. Ульмана, Б. Бузана, Дж. Мэтьюс, определяют безопасность в многозначных терминах 4. Они подчеркивают, что традиционное определение безопасности должно быть дополнено включением экоБолее полный обзор концепций безопасности Севера см.: Тикнер Э.
Переосмысливая проблемы безопасности // Теория международных отношений на рубеже столетий / Под ред. К. Буса и С. Смита; Общ. ред. и
предисл. П.А. Цыганкова. М.: Гардарики, 2002. С. 185 – 207.
4
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
номических проблем, проблем окружающей среды, природных
ресурсов, демографии. Таким образом, многогранность содержания понятия национальной безопасности, определяемой в военных, экономических, экологических категориях, и их взаимозависимость является основой концепта «общей безопасности».
В дополнение к подходам понимания безопасности, разработанным представителями научного сообщества так называемых Севера и Юга, необходимо рассмотреть и ряд других концепций, которые обычно не связаны в нашем сознании с проблемой безопасности. Но тем самым они и ценны, что
предлагают не совсем традиционное представление о рассматриваемой проблеме, добавляя новые оттенки в представление о
безопасности в современном мире. В частности, будут рассмотрены особенности понимания безопасности в концепции феминизма, в культурологических теориях и в идеях постмодернистов.
Вклад концепции феминизма состоит в расширении границ
знания путем включения в него опыта женщин и в использовании гендерного подхода.
Поскольку функции военной и национальной безопасности
государства всегда рассматривались как «мужские». М. Залевски
и С. Энло со ссылкой на работы целого ряда исследователей доказывают, что формирование гендерной идентичности играет
значительную роль в военном мышлении и идеологии разных
стран. В западных странах при военной подготовке систематически внедряются традиционные западные ценности мужественности [3, с. 300]. Таким образом, феминистский подход акцентирует внимание на том, что только очень небольшая часть женщин в
любой стране принимают участие в формировании политического курса страны и обеспечении безопасности, которые обычно
обозначаются как «национальные».
Между тем именно женщины чаще всего становятся жертвами физического и структурного насилия. По подсчетам Женской национальной организации, 80 – 90% потерь, произошедших в результате конфликтов со времен Второй мировой войны,
составили гражданские лица, большинство из которых женщины
и дети. Женщины и дети составляют 80% всех беженцев. Жен18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
щины часто становятся жертвами домашнего насилия во всех
обществах [прив. по 12, с. 201 – 202].
Расширение определения безопасности за счет экологического и экономического измерений также выявляет уязвимость
женщин. Множество исследований фиксирует факт неравенства
распределения доходов между мужчинами и женщинами, закрытость для женщин определенных сфер деятельности, например,
политической. Женщины чаще лишаются рабочих мест, если
возникает необходимость сокращения кадров на предприятии, и
в целом вынуждена заниматься менее престижным и низкооплачиваемым трудом, чем мужчины. По данным Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного
прогнозирования РАН, соотношение занятости по всем возрастным группам в России складывается в пользу мужчин [10]. Что
касается разницы в оплате труда мужчин и женщин, то по данным Всеобщей конфедерации профсоюзов, в России и странах
СНГ за период реформ разрыв в оплате труда мужчин и женщин
существенно вырос. При этом отмечается, что в наибольшей
степени упала заработная плата именно женщин, в основном занятых в кризисных отраслях материального производства, на работах, не требующих высокой квалификации, и в бюджетной
сфере. Реструктуризация экономики лишь усилила отставание
уровня оплаты труда «феминизированных» отраслей в сравнении с ее уровнем в целом по промышленности [9].
Кроме расширения перечня видов безопасности, феминистические подходы способствовали пересмотру статических
границ традиционного анализа безопасности. Подчеркивая отношения физического насилия, охватившего все уровни общества, данный подход ставит под вопрос отождествление безопасности лишь с государством. Рассмотрение безопасности с позиций проблемы женской незащищенности поднимает проблему
неравных социальных отношений как причину отсутствия безопасности. Сторонники феминистского подхода считают, что
подлинная безопасность будет достигнута только тогда, когда
эти иерархические социальные отношения и разделяющие различия будут признаны и существенно изменены, а все индивиды
станут участвовать в обеспечении собственной безопасности.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
Различные культуралистские подходы, которые уже давно
занимают важное место в научных исследованиях в области международной безопасности, направлены против реалистической
парадигмы и уделяют особое внимание тем ситуациям, в которых конкретный стратегический выбор нельзя объяснить, оперируя понятием реального интереса. Взамен данного фактора
культуралистские подходы выдвигают на первый план фактор
ментальности.
Современные работы сторонников данного направления,
появившиеся после окончания «холодной войны», разнообразны
по объекту исследования, исследовательской методологии и используемых для анализа проблем безопасности факторов. М.
Деш выделяет четыре основных подхода: организационный, политический, стратегический и глобальный [15].
Представители организационного подхода рассматривают в
качестве основного фактора особенности организационной культуры. Так, например, Дж. Легро полагает, что военные в разных
странах различаются по организационной культуре и поэтому
ведут войну по-разному [18].
Сторонники политического подхода рассматривают проблему безопасности сквозь призму внутриполитических факторов. Так, Э. Кир утверждает, что в различных национальных политических культурах приняты разные средства контроля над
военными, причем специфику этих средств определяют внутренние политические мотивы, а не внешние стратегические соображения [16]. При этом сторонники данного подхода подчеркивают, что политические установки по отношению к использованию военной силы заметно различаются даже в странах,
занимающих сходное положение в международной системе.
Стратегический подход строится на основе утверждения о
том, что стратегия государства на международной арене объясняется главным образом национальными особенностями стратегической культуры, а не требованиями международной системы .
Глобальный подход в рамках культуралистских теорий рассматривает действия государств по обеспечению безопасности
как направляемые не столько национальными интересами,
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
сколько глобальными культурными нормами. Так, например, с
точки зрения данной перспективы, военные организации и оружие следует рассматривать в качестве таких же символов, как
флаг государства. В этом смысле ядерные программы также обладают символическим знанием, отражая представления государственных деятелей о соответствующем поведении современного государства [24]. Иначе говоря, все государства стремятся
приобрести одни и те же типы вооружений не потому, что реально в них нуждаются, а потому, что эти вооружения связаны в
их восприятии с государственным престижем.
В свою очередь отказ от определенных видов вооружения
также определяется действием глобальных культурных норм,
которые запрещают его использование, и представлениями о
престиже государства. Так, С. Сэйган подчеркивает, что существующие нормы, связанные с отказом от приобретения ядерного
оружия, были бы невозможны без давления со стороны сильных
государств, убежденных, что существующие нормы соответствуют их интересам. Вместе с тем, как только эти нормы создаются, они формируют идентичности и ожидания государств. И
даже сильные государства становятся связанными теми нормами, которые они создали [24].
Сотрудничество государств в области безопасности также
может быть рассмотрено с позиций данного подхода. По утверждению Т. Рисс-Каппена, такие союзы, как НАТО, формируются
и сохраняются не в ответ на некие общие угрозы, а на основе
приверженности глобальным нормам [23]. Подобного подхода
придерживается и М. Барнетт, по мнению которого международные союзы возникают не в результате осознания общей угрозы, а на базе общей идентичности [14].
Завершая рассмотрение культуралистского подхода к проблеме безопасности, необходимо подчеркнуть, что он вряд ли
может рассматриваться в качестве альтернативы, которая может
полностью заменить реалистическую парадигму. Однако, как
подчеркивает М. Дэш, он может быть полезен как дополнение к
существующим теориям в трех отношениях. Во-первых, культурные факторы способны объяснить разрыв во времени между
структурными сдвигами и изменившимся поведением госу21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
дарств. Во-вторых, учет этих факторов помогает понять, отчего
некоторые государства ведут себя иррационально и страдают от
неумения приспособиться к требованиям международной системы. Наконец, если внешнему окружению государства свойственна структурная неопределенность, внутренние факторы, в
том числе и культура, начинают играть более самостоятельную
роль [15].
Постмодернисты рассматривают проблемы безопасности с
точки зрения понятия «дискурса». Несмотря на то, что внешняя
реальность не отрицается, сторонники данного подхода ставят
под сомнение доступность среды для понимания. Среда представлена нам только в нашем восприятии и интерпретациях посредством языка. Понятия власти и гегемонии, которые являются ключевыми в дискуссии о безопасности, занимают достойное
положение в постмодернистской теории.
В частности, раскрытие смысла дискурса безопасности было
осуществлено в рамках копенгагенской школы международных
отношений, и особенно O. Вивер. С точки зрения представителей данной школы опасность не является объективным условием. Она не существует независимо от субъектов. Опасность – это
результат интерпретаций собыйтий участниками международных отношений. Анализ безопасности, таким образом, подразумевает рассмотрение «дискурса секьюритизации» 5 [19, с. 382].
Тот или иной объект или ситуация превращается в проблему
безопасности посредством применения актором особого речевого акта. Речевой акт, посредством которого действия или события начинают категоризоваться в качестве «угрозы безопасности», включает два основных компонента. Во-первых, должно
иметь место признание наличия угрозы по отношению к группе,
к которой принадлежит говорящий, а также - выражаться требование уделить особое внимание факту существования данной
угрозы. Во-вторых, речевым сообщением должен быть сформулирован запрос на использование экстраординарных, нестандартных средств, позволяющих справиться с угрозой. Процесс
«секьюритизации» считается завершенным только в том случае,
5
От англ. «security» - безопасность.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
если речевой акт достигает эффекта, запланированного говорящим. Речевой акт, направленный на аудиторию, является успешным только в том случае, если аудитория согласилась с
обоснованностью категоризации действия или события в качестве угрозы и запроса на экстраординарные меры, и, как следствие, привела последние в исполнение.
Концепт «дилемма безопасности», который рассматривается
в качестве одного из основных в реалистической парадигме, получил оригинальную интерпретацию в работах копенгагенской
школы. Запрос на экстраординарные меры для защиты от предполагаемой угрозы, возникающий в процессе секьюритизации,
приводит к возникновению опасений у ряда государств, что эти
меры могут быть направлены против них. Они, в свою очередь,
могут начать встречный процесс «секьюритизации». Таким образом, опасная спираль дилеммы безопасности в основе своей
является проблемой применения особых формулировок в отношении интерпретируемой ситуации, а не наращивания военного
потенциала.
Соответственно, путь урегулирования проблемы безопасности состоит в прекращении процесса секьюритизации. Только
если перестать воспринимать мир и говорить о нем в терминах
угрозы, можно ощутить себя по-настоящему в безопасности. Таким образом, задача исследователя состоит в выявлении процесса секьюритизации, анализе последствий и применения «десекьюритизации» в качестве альтернативного пути интерпретации происходящего.
Логика рассуждений представителей копенгагенской школы
подтверждается реальной практикой международных отношений. Например, иракский кризис 2002 – 2003 гг. может быть
представлен как результат процесса секьюритизации, когда угрозы, исходящие от данного государства, формулировались на
уровне политического дискурса и не подкреплялись реальными
фактами.
В рамках данного издания мы не ставим перед собой задачу
критического осмысления существующих подходов к проблеме
безопасности, к определению их сильных и слабых сторон. Мы
пытались проиллюстрировать при помощи различных концеп23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
ций те изменения, которым подверглась классическая концепция
безопасности на рубеже столетий. Эти изменения связаны, вопервых, с увеличением числа субъектов безопасности. Теперь в
качестве таковых выступают не только государства, но и различные социальные группы, отдельные индивиды, мировое сообщество в целом. Во-вторых, возникли концепции, которые
обозначили возможность использования широкого набора факторов для анализа проблем безопасности. Иначе говоря, теперь
при рассмотрении проблем безопасности отмечается целесообразность оценки не только военных возможностей государства,
но и внутриполитических факторов, организационной культуры,
идей, циркулирующих в международной среде, и особенностей
политического дискурса. Наконец, в практику обеспечения
внутренней и международной безопасности введены новые виды
безопасности, обусловленные осознанием существования новых
угроз, которые сосредоточены далеко не только в военной сфере.
Рассмотрим некоторые из них.
1.3. Виды безопасности
С позиций наиболее распространенного в современном политическом дискурсе понимания безопасности как многоаспектного явления виды безопасности могут быть классифицированы
по двум основаниям. Во-первых, с точки зрения появления новых объектов и субъектов безопасности. Во-вторых - с учетом
выделения многообразных параметров безопасности как дополнение к традиционным политическому и физическому параметрам.
Субъекты и объекты безопасности - все те, кто создает
безопасность и пользуется ее плодами. В качестве таковых могут
выступать отдельный человек и соответственно личная или индивидуальная безопасность, общество – социетальная безопасность, государство – национальная безопасность и, наконец, сообщество государств – международная безопасность. Рассмотрим кратко названные виды безопасности.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Международная безопасность апеллирует к проблеме силы, ее распределения и применения. Иначе говоря, поддержание
международной безопасности связано с поощрением или воспрепятствованием организованному насилию в международных
отношениях и осуществлением военной активности. Таким образом, говоря о международной безопасности, мы поднимаем
проблемы войны и мира.
Модели международной безопасности строятся на основе
критерия количества объектов международной безопасности и
особенностей взаимоотношений между ними.
Однополярная система безопасности характеризуется доминированием на международной арене одного государства. Как
отмечалось выше, после окончания «холодной войны» возникла
и активно воплощается в жизнь идея новой «Пакс Американа»,
то есть легитимация и укрепление статуса США в качестве
единственной сверхдержавы. В качестве важнейшей ставится
задача по предотвращению появления нового соперника, представляющего угрозу тому порядку, которому ранее противостоял
Советский Союз.
Модель согласованных действий или «концерта держав»
[11, c. 244] – модель международной безопасности, предполагающая союз нескольких великих держав, которые могли бы
взять на себя ответственность как за поддержание стабильности
в мире, так и за предотвращение и урегулирование локальных
конфликтов.
После распада СССР и трансформации биполярной системы
международных отношений эксперты в области международных
отношений отмечали появление беспрецедентных возможностей
для кооперации великих держав. В частности, обсуждались перспективы реализации первоначальной идеи сотрудничества государств в рамках Совета Безопасности ООН, когда пять постоянных членов СБ ООН (США, Великобритания, Франция, Китай
и Россия), разделяя общие интересы в поддержании целостности
системы, будут работать на предотвращение войн или восстановление мира. Таким образом, СБ ООН функционирует на основе принципа согласованных действий, который предполагает,
что в целом хотя и не наблюдается полное совпадение интересов
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
великих держав, но имеет место их существенное пересечение.
Однако события в Югославии и особенно иракский кризис
2002 – 2003 гг. продемонстрировали, что интересы и действия
членов СБ ООН далеко не всегда согласованны. Данное обстоятельство заставляет экспертов сделать вывод, что «ООН как
уникальный мировой механизм – останется. Совет Безопасности
как решающий концерт великих держав – скорей всего, нет» [1].
Многополярная модель предполагает, что власть и влияние в
международной системе распределены среди нескольких держав.
При этом необходимо отметить, что однополярная и многополярная модели не всегда принципиально противоречат друг другу.
Так Дж. Най-мл. подчеркивает, что власть и влияние в глобальный информационный век распределены, скорее, как «в трехмерной шахматной игре» [22, с. 238]. С точки зрения военного критерия мир униполярный, и США имеют здесь существенное преимущество перед другими государствами. В экономической
сфере мир многополярный. Здесь размещаются США, страны Европы и Япония, обеспечивающие 2/3 мирового производства.
Уровень транснациональных отношений пересекает границы
многих государств и находится вне контроля правительств. Иначе
говоря, влияние США, которые выступают в качестве центра
униполярной модели мира, не эквивалентно на всех трех уровнях.
И униполярная с точки зрения военного компонента система может рассматриваться как мультиполярная с учетом экономического и ряда других измерений.
Сторонники глобальной модели исходят из тезиса о том, что
международная безопасность может быть по-настоящему обеспечена лишь только на глобальном уровне, когда все члены мирового сообщества принимают участие в ее создании. Создание
подобной модели, отмечает А.А. Сергунин, может быть возможно при условии, когда все страны и народы будут разделять некий минимум общечеловеческих ценностей и возникает глобальное гражданское общество с единой системой управления
[11, c. 246].
Следующий уровень обеспечения безопасности – национальная безопасность. Национальная безопасность или безопасность нации есть защищенность жизненно важных интересов
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
личности, общества и государства в различных сферах жизнедеятельности от внутренних и внешних угроз для обеспечения
устойчивого поступательного развития страны [7, c. 22].
Национальная безопасность – это сложная многоуровневая
функциональная система, в которой непрерывно происходят
процессы взаимодействия и противоборства жизненно важных
интересов личности, общества и государства с угрозами этим
интересам, как внутренними, так и внешними. Взаимодействие и
противоборство интересов и угроз, в свою очередь, осуществляется при постоянном воздействии факторов внутренней и внешней окружающей среды, а также действий управляющей системы. В качестве целевой функции этой системы выступает степень защищенности данных интересов от угроз.
Основными объектами национальной безопасности законом установлены: личность – ее права и свободы; общество –
материальные и духовные ценности; государство – его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность.
Основным субъектом обеспечения национальной безопасности является государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной власти. В качестве принципов обеспечения национальной
безопасности выступают: законность, соблюдение баланса
жизненно важных интересов личности, общества и государства;
взаимная ответственность личности, общества и государства за
обеспечение безопасности; интеграция с международными системами безопасности.
В настоящее время впервые в соответствии с Законом Российской Федерации 1992 г. «О безопасности» национальная
безопасность подразделяется в зависимости от местонахождения
источника опасности на два типа – внутреннюю и внешнюю. В
основе такого деления лежат территориальные границы между
государствами. Деление на внутреннюю и внешнюю безопасность необходимо также для осознания того, что при обеспечении внутренней безопасности требуются совершенно другие методы, формы и способы, чем при обеспечении внешней безопасности.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
Социетальная безопасность или безопасность общества
обнаруживает себя в проблеме идентичности. Британский теоретик Б. Бьюзен подчеркивает, что человеческие коллективы стремятся обеспечить свою безопасность, противодействуя внешним
угрозам, которые могут разрушить их идентичность. Таким образом, выживание общества есть вопрос идентичности, поскольку
это способ, при помощи которого общество сигнализирует об угрозах собственному существованию. Если угрозы будут реализованы, члены общества больше не смогут воспринимать себя в качестве «мы» [28, с. 25]. Это может произойти по причине территориальных и человеческих потерь, изменения политической
системы, насаждения чуждых ценностей и т.д. Таким образом,
даже несмотря на тенденцию к глобализации, к объединению,
стремление обезопасить, защитить идентичность проявляется в
стремлении к определению географических границ и территории
либо в мирной форме, либо в форме насилия. Поэтому проблему
идентичности в контексте безопасности следует рассматривать в
контексте взаимоотношений между ин- и аутгруппой.
Термин «индивидуальная безопасность» или безопасность
личности смещает акценты с государств и наций в качестве
объектов безопасности на индивидов, а также обозначает проблему социального и психологического благополучия личности.
Например, Дж. Лининг, операционализируя понятие индивидуальной безопасности, рассматривает социальные, психологические, политические и экономические факторы, которые обеспечивают благополучие личности. Для того чтобы человек достиг
состояния безопасности, он должен иметь гарантированный минимальный уровень пищи, воды, иметь пристанище, а также определенную степень защиты от различных угроз. Кроме этого,
человек должен быть способен реализовывать базовые психологические потребности в идентичности, признании, участии и автономии [17].
Перечисленные потребности можно объединить в три категории, которые позволяют перейти к практической оценке уровня обеспечения индивидуальной безопасности. Первая категория, объединяющая реализацию потребностей в идентичности и
признании, позволяет выявить особенности взаимоотношений с
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
определенным местом, которое характеризуется устойчивым
ощущением дома и безопасности, возможностью не испытывать
страх. Вторая категория подразумевает объединение всех четырех потребностей и отражает взаимоотношения с сообществом, которые, в случае достаточного уровня обеспечения безопасности, характеризуются построением системы конструктивной социальной или семейной поддержки. Третья категория
также включает в себя реализацию всех основных потребностей
и описывает отношения со временем, которые предполагают
принятие прошлого и положительное восприятие будущего.
Актуальность изучения индивидуальной безопасности обусловлена взаимосвязанностью различных уровней безопасности.
Если признать факт существования зависимости между стабильностью и уровнем обеспечения национальной безопасности, тогда появляется необходимость определить и измерить уровень
безопасности отдельной личности.
При этом изучение феномена «индивидуальной безопасности» поднимает целый ряд важных вопросов. Во-первых, безопасность личности заставляет пересмотреть отношения между
индивидом и государством, а также понимание суверенитета последнего. Традиционно суверенитет государства и его легитимность строятся на основе контроля государства над территорией,
независимости государства и его признании со стороны других
государств. Роль граждан состоит в поддержании данной системы. Как подчеркивает И. Ньюман, подход с позиции безопасности человека переворачивает данное уравнение: государство
должно служить гражданам, от которых оно получает легитимность. Трансформации подвергается суверенитет, получаемый
посредством признания государства со стороны других государств. Международная легитимность государственного суверенитета строится не только на контроле над территорией, но также на соблюдении прав человека и обеспечении благополучия
граждан. Поэтому суверенитет государства, которое не хочет
или не способно обеспечить соблюдение прав человека и обеспечить безопасность и благополучие своих граждан, может быть
нарушен [21]. В данном случае показательным является пример
Ирака.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
Во-вторых, задача по обеспечению безопасности личности
заставляет по-новому взглянуть на проблему взаимоотношений в
диаде агент-структура. Индивидуальная безопасность подразумевает рассмотрение личности не только в качестве объекта, но
также и субъекта безопасности. Однако большинство угроз для
человека проистекает из структурных факторов и распределения
власти, которые находятся за пределами влияния отдельных индивидов. В этой связи возникает и третий вопрос: является ли
безопасность личности в основе своей вопросом существующих
структур и институтов власти, особенностей экономических и
политических отношений?
На поставленные вопросы еще предстоит ответить, но независимо от ответов на них, обозначенные исследовательские проблемы позволили по-новому сформулировать особенности отношений безопасности в современном мире, обусловленные, в
том числе, и появлением новых субъектов безопасности. Содержательное наполнение этих отношений обеспечивает появление
новых угроз и соответственно новых видов безопасности. Поэтому вторая классификация видов безопасности связана с появлением новых параметров безопасности. Далее будут кратко
рассмотрены те из них, которые наиболее часто появляются в
дискурсе безопасности.
Традиционно безопасность рассматривается в контексте ее
физического и военного параметров. Безопасность существования человека - защищенность от негативных воздействий различного характера, способных нанести ущерб его организму.
Данная категория безопасности относится к человеку как биологическому существу и отражает необходимость защиты его потребности в самосохранении. Военная безопасность рассматривает защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в оборонной сфере от внутренних и
внешних угроз.
В Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной президентом В.В. Путиным 28 июня 2000 г., в дополнение к традиционным видам безопасности обозначаются
экономическая, экологическая и информационная безопасность
[4]. Экономическая безопасность определяется защищенно30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
стью жизненно важных интересов личности, общества и государства в экономической сфере от внутренних и внешних угроз.
С точки зрения российского политического руководства обеспечение экономической безопасности связано, в том числе, с минимизацией рисков при дальнейшей интеграции России в мировую экономику, формированием справедливой международной
торговой системы при полноправном участии Российской Федерации в международных экономических организациях, обеспечивающем защиту в них национальных интересов страны, а также созданием условий в стране для формирования экономики
рыночного типа [4]. Экологическая безопасность призвана способствовать защищенности интересов личности, общества и государства от угроз природного и техногенного характера. Информационная безопасность связана с защитой жизненно важных интересов личности, общества и государства от угроз,
порождаемых информационной эпохой. Эти угрозы могут быть
связаны с искажением информации (пропаганда, дезинформация), манипулированием доступностью информации, быть вызывны несанкционированным доступом к источникам информации (шпионаж, деятельность всевозможных хакерских групп)6,
сокрытием информации. Необходимо отметить, что развитые государства являются наиболее уязвимыми перед воздействием
подобных угроз, по причине активного использования информационных технологий в жизни общества. Неполадки в их работе
могут повлечь существенное разрушительное воздействие. В качестве примера можно привести охватившую в 1999 году весь
мир панику, связанную с возможным сбоем в функционировании компьютеризированных систем в наступающем 2000 году.
В социально-политическом дискурсе используются ссылки и
на другие виды безопасности. Социальная безопасность связана с решением таких вопросов, как обеспечение социальных гарантий, социальная защита и многое другое, что формирует статус человека, его уверенность в своем будущем. Предмет психоНеобходимо отметить, что иногда угрозу информационной безопасности может представлять сбор и экспертный анализ открытой, но
разрозненной информации.
6
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
логии безопасности – психологические причины нарушения
всех видов безопасности, а также пути использования психологии для обеспечения и поддержания системы безопасности.
Объектом изучения психологии безопасности в этом случае являются различные виды деятельности человека, связанные с
риском нарушения системы безопасности.
Выделение и описание различных видов безопасности является адекватным ответом на запрос реальной жизни человека.
Вместе с тем расширение понятия безопасности приводит к постановке весьма важного вопроса о соотношении классического и
современного определений понятия безопасности. Иначе говоря,
несмотря на то, что словосочетания «экономическая безопасность», «экологическая безопасность», «социальная безопасность» и другие виды безопасности содержат слово «безопасность», являются ли экологические, экономические, социальные
и другие проблемы угрозами безопасности в классическом понимании данного термина? Следующий раздел главы посвящен поиску ответа на поставленный вопрос.
1.4. Проблема определения новых угроз
как «угроз национальной безопасности»
В предыдущих разделах были рассмотрены основные направления в изменении понимания феномена безопасности в современном мире, приведены примеры новых видов безопасности. В заключение данной главы необходимо остановиться на
рассмотрении основной проблемы, связанной с расширением
понятия «безопасность». В заявлениях политических лидеров
нередко та или иная проблема возводится в ранг угрозы национальной безопасности. Вместе с тем правомерно ли применение
термина «безопасность», а тем более «национальная безопасность» для определения новых угроз, с которыми сталкивается
человечество в экономической, экологической и других сферах?
До того момента, когда понятие безопасности приобрело
нынешнее расширенное значение, национальная безопасность
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
была связана, прежде всего, с проблемой организованного насилия и характеризовалась следующими особенностями.
Первая особенность обусловлена значением термина «национальный». Предметом усилий по обеспечению национальной
безопасности становится государство. Однако угрозы в современном мире приобретают все более интернациональный характер, редко затрагивают только одно государство: терроризм представляет собой угрозу для всех стран; «глобальное потепление
приведет к увеличению уровня воды не только у берегов США,
но и у других стран; финансовая нестабильность может поразить
всю мировую экономику» [22, с. 237]. Поэтому подобные угрозы
вряд ли можно категоризовать в строгом смысле в качестве угроз
национальной безопасности. Однако именно грамотная интеграция глобальных интересов в концепцию национальных интересов
позволит государству выработать более дальновидную политику,
в том числе и по преодолению новых угроз.
Вторая особенность связана с интенциональностью действий государств. Стремление нанести урон безопасности противника в привычном смысле слова является действием преднамеренным. Государства начинают гонку вооружений, заключают
договоры, создают альянсы, имея перед собой определенную
цель. Вместе с тем достаточно трудно представить ситуации, когда государство преднамеренно причиняло урон окружающей
среде другого государства, проводило демографическую политику, способствующую сокращению естественного прироста населения и росту смертности, «организовывало» стихийные бедствия или направляло метеориты к Земле. Несомненно, все это
является результатом деятельности человека, но результатом непреднамеренным7, хотя не являющимся от этого менее угрожающим и разрушительным.
Например, при обсуждении экологических проблем и разработки
политики в области охраны окружающей среды используется понятие
«экстерналии» - положительные или отрицательные побочные последствия производства или потребления, осуществляемого одним субъектом/субъектами, напрямую затрагивающие другого субъекта/субъектов.
7
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
Третья особенность определяется характеристиками организаций, обеспечивающих безопасность. Военные организации - секретные, иерархиченые, централизованные, используют
дорогостоящие «высокие технологии». Они в полной мере владеют искусством разрушать и убивать. Обеспечение новых видов безопасности вряд ли возможно при помощи подобных
средств.
Например, задачу по обеспечению экологической безопасности зачастую берут на себя различные неправительственные
организации, которые действуют в рамках гражданского общества. Среди направлений деятельности экологических неправительственных организаций – «формирование системы лоббирования и осуществление постоянного давления на власти, привлечение прессы к проблемам, которые еще не осознаны общественностью и не отражаются в деятельности властей, изменение
ценностей населения, формирование у них активной гражданской позиции, пропаганда среди населения альтернативного образа жизни. Они также действуют в качестве канала постоянной
коммуникации населения и властей в целях совместного принятия решений» [2]. Таким образом, перечисленные характеристики организаций, занимающихся охраной окружающей среды,
существенным образом отличаются от характеристик организаций, обеспечивающих национальную безопасность в классическом смысле слова. Сам факт, что обеспечением безопасности от
организованного насилия ведает государство, а экологической
безопасностью – преимущественно неправительственные организации, заставляет предполагать использование разных средств
и способов реагирования на возникающие угрозы.
Используемые средства представляют собой четвертую
особенность. Обеспечение национальной безопасности в классическом понимании построено по принципу игры с «нулевой
суммой», когда одна сторона получает все выигрыши, а другая полностью проигрывает. Такая логика не приемлема для решения экологических, демографических, экономических проблем,
которые требуют сотрудничества, а не конфликта.
Пятая особенность тесно связана с предыдущей и предусматривает противопоставление своей группы, нации («мы»)
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
другой группе или нации («они»). Поэтому ключевой фигурой в
целом ряде подходов к проблеме безопасности, а также политико-идеологических концепций является враг, который противостоит нации и стремится разрушить ее ключевые ценности. Задача построения отношений сотрудничества, которая выходит на
первый план при разрешении новых проблем безопасности, требует преодоления подобного противопоставления.
Пожалуй, единственный случай, когда акцентирование различий между «мы» и «они» может быть отчасти оправдан, - это
обеспечение этнокультурной и этнополитической безопасности,
связанной с сохранением уникального культурно-исторического
наследия этнической группы и ее политического статуса. Но и
здесь есть существенная оговорка: наряду с принципом поддержания собственной идентичности группа должна уметь признавать право другой группы на уникальность ее идентичности.
Шестая особенность предполагает, что обеспечение национальной безопасности построено на основе достижения краткосрочных целей, в то время как урегулирование экологических,
экономических, демографических и некоторых других проблем
требует конструирования стратегических проектов, рассчитанных
на долговременную перспективу. Например, авторы проектов по
демографической политике настаивают даже на создании своего
рода «национальной идеи» в данной области [13].
В заключение необходимо отметить, что хотя насилие, экологические, энергетические, демографические и многие другие
проблемы могут представлять угрозу жизни и благополучию,
однако не все они являются угрозой безопасности. Чтобы прокомментировать данное утверждение, необходимо обратиться к
термину «безопасность индивида».
Как отмечалось ранее, переосмысление понятия безопасности после окончания «холодной войны» было связано, в том
числе, и с осознанием того факта, что защита территориальной
целостности государства является необходимым, но не достаточным условием благополучия человека. Граждане, которые
чувствуют себя в безопасности с точки зрения традиционного
понимания безопасности, могут ощущать незащищенность в повседневной жизни. Поэтому с точки зрения расширительного
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
толкования концепта безопасности акценты смещаются с государства на индивида как на объект безопасности.
Сильные стороны подобного понимания безопасности уже
обсуждались в предыдущем разделе. Сейчас важно выделить
одну из его существенных «слабых сторон». С точки зрения
данного определения безопасности, все, что представляет серьезную угрозу жизни и существованию человека, является угрозой безопасности, независимо от источника угрозы. Данное утверждение нельзя назвать необоснованным. Но вместе с тем, если рассматривать индивида как своего рода точку отсчета в
определении уровня обеспечения безопасности, то тогда каждую
угрозу, субъективно воспринятую им в качестве таковой, можно
рассматривать в качестве угрозы безопасности. А это в свою
очередь приведет к возникновению неуправляемого количества
переменных, которые необходимо учитывать при выработке политики в области безопасности, тем самым сделав данную задачу весьма проблематичной.
Таким образом, суммируя сказанное выше, можно сделать
вывод, что расширительное толкование концепта безопасности с
трудом может быть соотнесено с классическим определением
понятия национальной безопасности, а новые угрозы, с которыми сталкивается человечество в различных сферах, не могут
быть описаны при помощи основных характеристик угроз национальной безопасности. Вместе с тем в свете современного
понимания сущности феномена безопасности все более проблематичным становится произвольное разграничение угроз как носящих и не носящих статус угроз национальной безопасности.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Примечания
1. Времена // ОРТ. 20.03.2003. 23.15.
2. Глушенкова Е.И. Гражданское общество и политический процесс (на примере экологического движения). Адрес в Интернет:
http://www.auditorium.ru/economy/texts/butenko/Gluchenkova.html.
3. Залевски М., Энло С. Вопросы идентичности в международных отношениях // Теория международных отношений на рубеже
столетий / Под ред. К. Буса и С. Смита; Общ. ред. и предисл.
П.А. Цыганкова. М.: Гардарики, 2002. С. 288-313.
4. Концепция внешней политики РФ // Иванов И. С. Новая российская дипломатия. Десять лет внешней политики страны. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 210-232.
5. Лебедева М.М. Мировая политика. М.: Аспект Пресс, 2003.
Главы 10, 11. С. 206-238.
6. Миграция и безопасность в России / Под ред. Г. Витковской и
С. Панарина. М.: «Интердиалеки», 2000. 341 с.
7. Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под
общ. ред. А.А. Прохожева. М.: Изд-во РАГС, 2002. 320 с.
8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / Российская академия наук. Институт русского языка им.
В.В. Виноградова. 4-е изд., дополненное. М.: А ТЕМП, 2004. С. 41.
9. Официальный сайт Всеобщей конфедерации профсоюзов:
http://www.vkp.ru
10. Полетаев А. Эффективен ли труд россиян // Демоскоп, 2004.
8-21 марта. № 149-150. Адрес в Интернет: http://www.demoscope.ru/
weekly/2004/0149/tema01.php
11. Сергунин А.А. Изучение проблем безопасности в России
// Российская наука международных отношений: новые направления
/ Под ред. А.П. Цыганкова, П.А. Цыганкова. М.: ПЕР СЭ, 2005.
С. 229-254.
12. Тикнер Э. Переосмысливая проблемы безопасности // Теория
международных отношений на рубеже столетий / Под ред. К. Буса и
С. Смита; Общ. ред. и предисл. П.А. Цыганкова. М.: Гардарики,
2002. С. 185-207
13. Что делать? // Культура, 10.04.05. 14:55
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
14. Barnett M. N. Identity and Alliances in the Middle East // The
Culture of National Security / Ed. by P. J. Katzenstein N. Y.: Columbia
Univ. Press, 1996. P. 400-450.
15. Desch M. C. Culture Clash: Assessing the Importance of Ideas in
Security Studies // International Security, 1998. Summer, Vol. 23. No. 1
P. 141-170
16. Kier E. Culture and Military Doctrine: France between the Wars
// International Security, 1995. Spring, Vol. 19. No 4. P. 65-93.
17. Leaning J. Psychosocial Well-Being over Time // Security Dialogue vol. 35, no. 3, September 2004. Р. 354-355.
18. Legro J. W. Cooperation under Fire: Anglo-German Restraint
during World War II. N.Y, Ithaca: Cornell Univ. Press, 1995.
19. Muller H. Security Cooperation // Handbook of International Relations / Ed. by W. Carlsnaes, T. Risse, B.A. Simmons. London, Thousand Oaks, New Delhi: SAGE Publications, 2002. P. 369-391.
20. National Security in the Third World / Ed. by Azar E., Moon C.
L.: Edward Elgar, 1988
21. Newman E. A Normatively Attractive but Analytically Weak
Concept // Security Dialogue, 2004. vol. 35, no. 3. September. Р. 358-359.
22. Nye (Jr.) J. The American National Interests and Global Public
Goods // International Affairs, 2002. Vol. 78. № 2. P. 233-244.
23. Risse-Kappen T. Collective Identity in a Democratic Community:
The Case of NATO // The Culture of National Security / Ed. by
P.J. Katzenstein N. Y.: Columbia Univ. Press, 1996. P. 357-399.
24. Sagan S. D. Why States Build Nuclear Weapons? Three Models
in Searching a Bomb // International Security, 1996/1997. Winter. P. 5486.
25. The New Shorter Oxford English Dictionary / Ed. by L. Brown.
Volume 1. A-M. Oxford: Clarendon Press, 1993. Р. 591
26. The New Shorter Oxford English Dictionary / Ed. by L. Brown.
Volume 2. N-Z. Oxford: Clarendon Press, 1993. Р. 2735.
27. Thomas G. In Search of Security: The Third World in International Relations. Boulder, Colorado: Lynne Rienner, 1987.
28. Weaver O., Buzan B., Kelstrup M., Lemaitre P. Identity, Migration and the New Security Agenda in Europe. London: Pinter Publishers,
1993. Р. 25
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Вопросы для повторения
1. Дайте определение основных понятий: безопасность, угрозы безопасности, интересы, объекты и субъекты безопасности,
дилемма безопасности.
2. В чем заключается суть понимания безопасности как многоаспектного состояния? Чем оно отличается от классического
определения безопасности в рамках концепции реализма?
3. Перечислите и определите основные положения «альтернативных» концепций безопасности: феминизм, постмодернизм
и копенгагенская школа, культуралистские концепции.
4. Перечислите основные виды безопасности с точки зрения
появления новых объектов и субъектов безопасности. Дайте определение понятий «международная безопасность», «национальная безопасность», «социаетальная безопасность» и «индивидуальная безопасность».
5. Перечислите основные виды безопасности с точки зрения
выделения новых параметров безопасности. Каков принцип их
выделения?
6. Перечислите и определите суть основных характеристик
национальной безопасности.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Безопасность
Рекомендуемая литература
1. Миграция и безопасность в России / Под ред. Г. Витковской и С. Панарина. М.: Интердиалеки, 2000. 341 c.
2. Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под
общ. ред. А.А. Прохожева. М.: Изд-во РАГС, 2002. Главы 1-3.
3. Сергунин А.А. Изучение проблем безопасности в России
// Российская наука международных отношений: новые направления / Под ред. А.П. Цыганкова, П.А. Цыганкова. М.: ПЕР СЭ,
2005. С. 229-254.
4. Тикнер Э. Переосмысливая проблемы безопасности //
Теория международных отношений на рубеже столетий / Под
ред. К. Буса и С. Смита / Общ. ред. и предисл. П.А. Цыганкова.
М.: Гардарики, 2002. С. 185 – 207.
Дополнительная литература и источники
1. Закон Российской Федерации «О безопасности» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 15.
2. Концепция внешней политики РФ // Иванов И. С. Новая
российская дипломатия. Десять лет внешней политики страны.
М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 210-232
3. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. М.: 2000.
4. О национальной безопасности. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Дипломатический вестник. 1996. № 7. С. 24-35.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
Глава 2. Угроза:
определение, восприятие, оценка
Угроза представляет собой важный элемент в определении
понятия безопасности. В данной главе угроза рассматривается в
контексте трех ключевых проблем.
Первая проблема – определение понятия угрозы. Основным
документом, определяющим угрозы, с которыми сталкивается
личность, общество и государство, является концепция национальной безопасности. Как правило, приход к власти новой администрации бывает отмечен также и появлением новой концепции национальной безопасности. Более того, например, в США
подобный документ редактируется ежегодно. Делается это с целью наиболее адекватного отражения тех вызовов и угроз, которые появляются внутри страны и на международной арене. В связи с этим концепции национальной безопасности, подписанные с
интервалом в 3-4 года, могут содержать очень разные перечни
основных вызовов и угроз государству. Например, в Послании
Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, посвященном национальной безопасности, подчеркивается, что одной из важнейших угроз национальной безопасности является региональный сепаратизм и национализм [4]. В отредактированном
варианте Концепции 2000 г. данная угроза уже практически не
рассматривается, а обсуждение вызовов и угроз внутренней безопасности начинается с экономических проблем [2].
В этой связи возникают вопросы: что такое угроза? Каковы
ее основные характеристики? Когда та или иная проблема начинает рассматриваться в качестве угрозы безопасности? Поэтому
основная задача первого раздела данной главы состоят в том,
чтобы рассмотреть природу угрозы и выделить основные характеристики последней в качестве элемента безопасности.
Две другие проблемы изучения угроз тесно взаимосвязаны и
отражают субъективную природу данного феномена. Первая из
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
них - проблема восприятия угрозы и определения факторов, которые влияют на категоризацию субъектов и событий как угрожающих. Какими должны быть эти субъект или событие, какие
характеристики должны содержать? Или источник восприятия
субъекта или события как носящих угрожающий характер стоит
искать в особенностях личности и мышления того, кто выносит
суждение о существовании угрозы? Эти вопросы будут рассмотрены в разделе «Восприятие угрозы».
Проблема оценки угрозы представляет собой тесно связанный с первым, но в то же время особый по своим характеристикам и функциям процесс. Если процесс восприятия угрозы подразумевает категоризацию субъекта или события в качестве угрозы,
то оценка угрозы связана с определением достоверности ее реализации, а также ее актуальности, важности для субъекта. Например, политический лидер может расценивать глобальное потепление в качестве угрозы, но вместе с тем оценивать актуальность данной угрозы для своего государства как весьма низкую.
Практическая значимость изучения процессов восприятия и
оценки угрозы обусловлена тем, что в последнее время государства все чаше становятся жертвами приведенных в исполнение
угроз, достоверность которых была явно недооценена и которые,
возможно, вообще не рассматривались в качестве таковых. Террористические акты в США, Великобритании, России и в некоторых других странах – тому подтверждение. И когда в прессе и
политических кругах обсуждаются ошибки в предупреждении
террористических атак, акцент чаще всего делается на развитии
технологий, улучшении организации работы, выделении дополнительного финансирования. Однако почти без внимания остается так называемый «человеческий фактор». Ведь суть работы
сотрудников специальных служб и политических деятелей –
сформировать суждение по проблеме, вынести оценку в условиях неопределенности [15, с. 5]. В связи с этим важно найти ответ
на следующие вопросы. Какие характеристики события или объекта будут способствовать оценке угрозы как достоверной и актуальной? Каковы психологические механизмы переработки
информации об угрозе? Как особенности личности и мышления
субъекта принятия решения влияют на ее оценку в качестве дос42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
товерной и актуальной? Данные вопросы будут рассмотрены в
третьем разделе главы «Оценка угрозы».
2.1. Сущность понятия «угроза»
Угроза является объектом целого ряда исследований по проблематике международных отношений, принятию решений, политической психологии. Однако, несмотря на очевидную теоретическую и практическую значимость данной категории, ни в
отечественной, ни в зарубежной литературе пока не выработан
единый подход к определению понятия угрозы. Существующие
понятия разноплановы, и понимание сущности угрозы часто зависит от той теории, в рамках которой работает автор. Рассмотрим некоторые из них.
Начнем с определения, которое содержится в Законе Российской Федерации «О безопасности». С точки зрения данного
определения «угроза безопасности – совокупность условий и
факторов, создающих опасность жизненно важным интересам
личности, общества и государства» [прив. по 3, с. 117]. Ключевыми в этом определении являются понятия «условия», «факторы» и «опасность». Условие – это то, от чего зависит нечто другое. Условие в данном случае рассматривается как нечто внешнее по отношению к изучаемому явлению. Фактор – это
причина какого-либо процесса или явления, определяющая его
характер и отдельные черты. Опасность – способность причинить какой-либо вред, возможность чего-либо опасного, какогонибудь несчастья. Таким образом, угроза с точки зрения данного
определения, рассматривается как воздействие, в первую очередь, внешних причин, которые способны принести вред.
Не менее важные аспекты категории угрозы раскрывает определение угрозы, которое предложил Дж. Хови, рассматривая
процесс восприятия угрозы в рамках теории игр. Он определяет
угрозу как «условную, зависящую от обстоятельств претензию,
сигнализирующую о намерении причинить кому-нибудь вред –
физический, экономический или любой другой, если тот, кому
угрожают, не будет вести себя так, как предписывает угрожаю43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
щий» [13, c. 11]. При этом подчеркивается, что вред может быть
причинен напрямую или опосредованно. Нанесение прямого
ущерба осуществляется за счет непосредственного удара по цели, в то время как опосредованное причинение ущерба осуществляется за счет нанесения удара третьей стороне, важной для
субъекта, в отношении которого направлена угроза.
Определение угрозы, которое дает Т. Шеллинг, отчасти повторяет определение Дж. Хови. Т. Шеллинг подчеркивает, что
отличительная черта угрозы состоит в том, что субъект заявляет
о своем намерении совершить определенные действия в случае
непредвиденных обстоятельств. Но вместе с тем субъект подчеркивает, что он не хотел бы совершать эти действия. При этом
отмечается, что наступление «непредвиденных обстоятельств»
зависит от поведения объекта угрозы [21, с. 123]. Таким образом,
данное определение включает предыдущее, но в него добавлено
требование, что угроза предполагает совершение субъектом угрозы действий, которые он предпочел бы не совершать, в случае
если бы объект угрозы принял его требования.
Приведенные определения, так же как и определение угроз
национальной безопасности в законе «О национальной безопасности», содержит такие ключевые элементы, как причинение
вреда и наличие условий. Но вместе с тем можно выделить и новые аспекты. Во-первых, угроза – это не просто воздействие неких внешних условий, то есть односторонний процесс, а результат взаимоотношений, возникающих между объектом и субъектом угрозы. Иначе говоря, угроза возникает не только как
продукт действий субъекта угрозы, но и реакции на угрозу со
стороны объекта угрозы. При этом, как убедительно демонстрирует Дж. Хови, различные варианты реакции объекта угрозы на
условия субъекта угрозы могут привести к новому витку взаимодействия между объектом и субъектом угрозы. Данный аспект
феномена угрозы обусловливает важный принцип ее анализа:
изучению должны подвергаться объект и субъект угрозы, их поведение на разных этапах взаимодействия, а также результат
восприятия и оценки угрозы в ходе их взаимодействия.
Во-вторых, в свете рассмотрения угрозы как процесса и результата взаимоотношений объекта и субъекта угрозы свои осо44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
бенности приобретает уже упоминавшийся нами элемент понятия угрозы – условия. «Условный» характер угрозы состоит не
просто в том, что угроза является результатом воздействия некоторых внешних условий, а в том, что они могут привести к реализации угрозы, если не будут выполнены субъектом угрозы.
Иначе говоря, воздействие «условий» не обязательно приведет к
реализации угрозы.
В-третьих, определение Т. Шеллинга вводит еще один важный аспект явления угрозы - намерения. Его определение подчеркивает: чтобы определить, являются ли предъявляемые требования угрозой или нет, необходимо знать «истинные намерения». Одно и то же утверждение, произнесенное разными
людьми, в одном случае может быть расценено как угроза, а в
другом – нет.
В политической психологии угроза рассматривается как
возникающая в силу предвосхищения негативных последствий.
Иначе говоря, угроза – это когнитивная оценка [прив. по 22] событий. Данный аспект угрозы подчеркивает активность объекта
угрозы в определении того, является ли конкретный субъект или
событие угрожающим или нет. В этой связи хотелось бы привести определение угрозы, которое дает Д. Пруитт: «Восприятие
угрозы – это убеждение о том, что другая нация будет, скорее
всего, препятствовать в достижении целей данной нации» [19, c.
5]. Как и в ранее приведенных определениях угрозы, в данном
определении присутствует тема вреда, опасности. Но приведенное определение вводит и новый аспект: угроза – это убеждение.
Таким образом, категоризация угрозы – процесс субъективный.
И одно и то же событие может быть оценено как угрожающее
одним актором, и как не представляющее опасность – другим.
С точки зрения когнитивной теории угрозы подразделяются
на символические и реалистические. Существование первых
обусловлено различиями в культурных ценностях, разделяемых
разными группами. Реалистические – связаны с угрозой благополучию, благосостоянию группы.
Данная классификация позволяет выделить еще одно свойство угрозы. Угроза направлена против жизненно важных
интересов личности, общества или государства. Как подчерки45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
вает Б. Максвинни, обеспокоенность индивида проблемой собственной безопасности различается в отношении интересов, возникающих в связи с обладанием материальными ресурсами, действием институтов, а также влиянием вызовов и угроз, которым
подвержен индивид [16, с. 152].
Как и угрозы, национальные интересы могут быть классифицированы как реальные и символические. Реальные интересы
или геополитические интересы предполагают необходимость
рассматривать все события, которые происходят в непосредственной близости от границ государства, как находящиеся в сфере
его жизненно важных интересов. При этом географический параметр сферы национальных интересов может варьировать. Например, заместитель председателя Комитета Государственной думы
по обороне А. Арбатов, сравнивая масштабы ответственности
России и США в современном мире, подчеркивает, что если
США чувствуют себя ответственными за то, что происходит за
десять тысяч километров от их территории, то Россия считает себя ответственной за то, что происходит на расстоянии полутора
тысяч километров от нашей территории. В частности, он отмечает: «Мы не можем отгородиться от нашего ближайшего окружения физически, это сфера наших жизненных интересов. Не в том
плане, что мы будем диктовать, а в том плане, что наша экономика, благополучие и безопасность неразрывно связаны с тем, что
происходит там» [7]. Символические интересы обусловлены
существованием важных для страны ценностей и принципов. Как
подчеркивает Дж. Най-мл., ценности представляют собой важную
часть национальных интересов [17, с. 237]. Защита прав человека
и поддержка свободы и демократии все чаще декларируется в качестве важных задач, решая которые, государства вносят вклад в
обеспечение собственной безопасности.
Подобное соотношение угроз и интересов позволяет сформулировать очевидный, но важный принцип восприятия и оценки угроз. Для того чтобы определить, будут ли данный субъект
или события восприняты как угрожающие, необходимо знать
представления о национальных интересах, разделяемых субъектом принятия решений. Этот очевидный в теории принцип гораздо сложнее реализовать на практике. Политические лидеры
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
легко оперируют фразой, что то или иное действие «соответствует национальным интересам государства». Но осознание и
четкая формулировка национальных интересов – весьма сложная
задача, о чем свидетельствуют напряженные дискуссии представителей научной и политической элиты России.
Сравнение категории угрозы с конструктами «предупреждение» и «недоверие», которые используются в теории и практике
внешней политики и международных отношений, позволяет выделить и другие важные характеристики угрозы.
В частности, предупреждение может быть определено как
утверждение о том, что то или иное поведение может привести к
нежелательным последствиям. При этом подчеркивается, что
субъект, который делает предупреждение, не в силах предотвратить наступление этих последствий [13, c. 12]. В качестве примера предупреждения можно привести следующее утверждение:
«Если произойдет столкновение Земли с астероидом диаметром
в километр, цивилизация погибнет». В данном случае причинение вреда связано не с намерениями человека, который делает
подобный прогноз, уничтожить все живое, а с возможными действиями сил природы. Угроза, в свою очередь, также предполагает наступление негативных последствий, если объект угрозы
откажется вести себя требуемым образом. Но в отличие от предупреждения, эти негативные последствия будут реализованы
субъектом угрозы. Таким образом, и предупреждение, и угроза
представляют собой заявления о том, что определенные действия могут привести к причинению вреда субъекту, который планирует осуществить эти действия. Отличие заключается в том,
что вред в случае угрозы будет причинен субъектом, который
формулирует угрозу, а в случае предупреждения – третьей стороной или силами природы.
Сравнение двух понятий позволяет выявить такую характеристику угрозы, как зависимость ее реализации от субъекта угрозы. Иначе говоря, неподчинение объекта угрозы требованиям
субъекта угрозы не обязательно автоматически приведет к реализации угрозы. Данное обстоятельство особенно справедливо в
случае так называемых «пустых» угроз, а также угроз с низкой
вероятностью. Подобная характеристика угрозы превращает по47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
ле международных отношений в захватывающую игру с весьма
высоким уровнем неопределенности.
В заключение необходимо сказать несколько слов о восприятии угрозы и об отношениях доверия между государствами.
Хотя недоверие, возникающее между государствами, и восприятие угрозы часто связаны между собой, в основе своей это разные феномены. В то время как восприятие угрозы влечет за собой ожидание опасностей определенного вида, исходящих от
другого государства, отношения недоверия предполагают, что
другая нация в целом является источником опасностей [19, c. 8].
Например, США и Япония конкурируют в ряде отраслей экономики, рассматривают действия друг друга как угрожающие своим экономическим интересам, но в целом между государствами
существуют отношения доверия. Или США могут не доверять
«коммунистической» Кубе, но не опасаться угрозы с ее стороны.
Таким образом, восприятие угрозы – дискретно, в то время как
недоверие тотально. Данное свойство угрозы содержит значительный резерв для преодоления враждебности между государствами, если только она не построена на недоверии между ними.
Ведь чем больше государства не доверяют друг другу, тем более
граждане этих государств склонны воспринимать друг друга как
источник возможных угроз в тех или иных сферах. Вместе с тем
продолжительная категоризация другого государства в качестве
враждебного приводит к всё большему недоверию по отношению к нему.
Подводя итог рассмотрению угрозы в качестве одного из основных конструктов безопасности, выделим ее следующие характеристики:
1) угроза связана с возможностью причинения вреда в какой-либо сфере, с возможностью чего-либо опасного;
2) угроза носит условный характер, подразумевая возможность причинения вреда в том случае, если личность, группа или
нация откажутся выполнять требования субъекта угрозы;
3) реализация угрозы зависит от намерения субъекта привести ее в исполнение в случае неподчинения объекта угрозы
выдвигаемым требованиям. Однако невыполнение требований
не влечет за собой автоматического исполнения угрозы;
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
4) угроза представляет собой результат когнитивной оценки
событий. Иначе говоря, объект угрозы проявляет активность в
определении того, является ли конкретный субъект или событие
угрозой или нет;
5) характеристики 3 и 4 позволяют рассматривать угрозу как
результат взаимоотношений, возникающих между объектом и
субъектом угрозы;
6) восприятие угрозы носит дискретный характер: категоризация индивида, группы или нации в качестве угрожающей в одной сфере, не обязательно приведет к проецированию угрозы на
другие сферы, и оставляет возможность для сохранения отношений доверия между государствами;
7) восприятие и оценка угрозы должны рассматриваться в
контексте представления субъекта принятия решений о геополитических и символических национальных интересах того государства, от имени которого он выступает.
2.2. Восприятие угрозы
Основная задача данного раздела состоит в том, чтобы рассмотреть существующие подходы к поиску ответа на вопрос:
при каких обстоятельствах государства воспринимают действия
других участников международных отношений как угрозу свой
безопасности.
Опираясь на выделенные характеристики угрозы, логично
было бы предположить, что для построения умозаключения о
грозящей опасности государственный лидер должен оценить
намерения предполагаемого субъекта угрозы и имеющегося у
него потенциала для причинения вреда. Подобную двухфакторную модель использует Д. Пруитт для объяснения восприятия угрозы [19]. При этом подчеркивается, что для категоризации действий как угрожающих субъект должен убедиться и в
наличии намерения, и в наличии потенциала. Дж. Сингер построил своего рода формулу, согласно которой воспринятая угроза является результатом предполагаемого потенциала, умноженного на предполагаемые намерения субъекта угрозы [23].
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
Предположенная модель, несмотря на ее логичность и способность объяснить определенные паттерны поведения государств на международной арене, часто критиковалась. И основной аргумент критиков состоял в том, что объяснение поведения
государств с точки зрения баланса силы не всегда является оптимальным способом определения возможной угрозы [14]. Хотя
существующий у государства потенциал редко игнорируется политическими лидерами при оценке угрозы, само существование
возможностей и ожидание угрозы не обнаруживают прямой зависимости. Например, с одной стороны, США могли бы с легкостью разрушить Великобританию, Францию или Германию, однако эти государства не боятся нападения США. С другой стороны, эти страны могут сами нанести ощутимый удар США, но
США предпочитают, чтобы эти страны наращивали свои вооружения. Здесь, конечно, можно возразить, что в обоих случаях,
несмотря на существование военного потенциала для нанесения
удара, государства не усматривают для этого намерений.
Однако можно привести и другие примеры: в 40-е гг. СССР
воспринимался США как враг, несмотря на то, что он был очевидно ослаблен войной. В данном случае не только фактор возможностей, но и фактор намерений не позволяли категоризовать
государство как угрожающее. Рассматривая данный пример, Р.
Джервис делает вывод, что «восприятие возможностей СССР является скорее следствием, нежели причиной восприятия враждебности СССР» [14]. Таким образом, двухфакторная модель
восприятия угрозы была способна объяснить лишь ограниченное
количество исторических событий, и нуждалась если не в пересмотре, то, как минимум, в существенной доработке.
Отправным пунктом для формулировки новых механизмов
восприятия угрозы стало признание того факта, что оценки потенциала и намерений в основе своей являются субъективными
суждениями, а не объективными посылками. В этой связи представляется необходимым выявить механизмы вынесения суждений о намерениях, возможностях и, в конечном счете, о существующих угрозах.
Американский политический психолог Р. Джервис выделяет
три основных механизма восприятия угрозы. Это атрибуция,
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
влияние мотивированных искажений и немотивированных искажений.
Влияние атрибуции на восприятие угрозы проявляется в
том, что действия государств категоризуются как угрожающие,
если они нарушают установленные правила игры в международных отношениях. То есть выигрыши, которые получают другие
акторы, часто менее причиняют беспокойство, нежели способ,
при помощи которого они достигаются. Действия государства
воспринимаются как угрожающие, если оно демонстрирует намерение проигнорировать общепринятые процедуры, легитимные права других участников международных отношений, а
также совершить рискованные поступки с целью улучшения
своей позиции.
Рассмотрим данный механизм более подробно. В основе механизма атрибуции лежит предположение, согласно которому
участники международных отношений оценивают действия других акторов как рациональные. Иначе говоря, они предполагают,
что выигрыши, которые получает актор от своих действий,
должны быть больше или, по меньшей мере, равными ожидаемым затратам и рискам. Анализируя поведение других участников международных отношений, государственный деятель также
конструирует представление о ценностях, которые, по его мнению, другие акторы приписывают различным объектам. Таким
образом, оценивая действия других государств на международной арене, политик, во-первых, рассматривает их как рациональные и, во-вторых, как направленные на достижение приоритетных целей. Поэтому вывод о существовании угрозы будет
сделан в том случае, если действия государства воспринимаются
как не соответствующие приоритетным целям или затраты, связанные с реализацией политического курса, превышают полученные выигрыши.
Например, заявление Северной Кореи о выходе из договора
о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а также объявление о своем ядерном статусе были восприняты целым рядом
государств как однозначно враждебные или, по меньшей мере,
вызывающие озабоченность. В данном случае в основе суждения
о существовании угрозы лежит механизм атрибуции. Во-первых,
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
объявив о выходе из договора о нераспространении ядерного
оружия, Северная Корея нарушила «общепринятые процедуры»,
поскольку договор рассматривается многими государствами в
качестве основы режима о нераспространении ядерного оружия.
Во-вторых, затраты на создание ядерного оружия государством,
переживающим серьезные экономические проблемы, а также
политические и военные риски, сопровождающие действия Северной Кореи, значительно превышают ожидаемые выигрыши.
Подобные рассуждения заставляют сделать вывод о враждебных
намерениях данного государства.
Вместе с тем, рассматривая влияние механизма атрибуции,
Р. Джервис подчеркивает, что нерациональные и противоречащие общепринятым нормам действия 8 государства в реальности
не обязательно означают его подготовку к войне. Иногда дополнительные инвестиции в оборону действительно осуществляется
в «оборонительных целях». Но, тем не менее, государства чаще
всего склонны делать вывод об агрессивных намерениях.
Второй психологический механизм восприятия угрозы обусловлен действием немотивированных искажений, которые
связаны с особенностями процессов переработки информации.
Анализируя случаи неудач спецслужб в прогнозировании важных для страны событий, Р. Хойер делает вывод, что большинство из них является результатом ошибок, допущенных в процессе анализа поступившей информации. Важная информация
не принималась в расчет, отвергалась, неправильно интерпретировалась, поскольку не соответствовала существующим мыслительным моделям [12, с. 65]. Таким образом, в качестве основного фактора, связанного с действием немотивированных искажений при восприятии угрозы, выступают не подвергающиеся
проверке предубеждения относительно того, как устроен политический мир.
Например, в последнее время, в связи с действиями Северной Кореи, появляются замечания, что договор о нераспространении ядерного
оружия должен быть пересмотрен, поскольку он больше не выполняет
свои функции.
8
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Рассматривая наиболее известные случаи неудач в работе
разведки, среди которых могут быть названы нападение Японии
на Пирл-Харбор в 1941 г., Карибский кризис 1962 г., распад
СССР и, наконец, теракты 11 сентября 2001 г. в США, исследователи обнаруживают повторяющуюся схему анализа информации. Во всех случаях обработка входящей информации осуществлялась под влиянием существующих предубеждений относительно поведения враждебной стороны [15]. Например, неспособность американской разведки спрогнозировать размещение
на Кубе советских ракет объяснялась существующим у
представителей данной структуры предубеждением, что подобное поведение не соответствует проводимой ранее советской политике. Иначе говоря, американские спецслужбы были убеждены, что Советский Союз, всегда демонстрировавший осторожность в военных вопросах, никогда бы не решился на такой
рискованный шаг. Информация, которая противоречила данному
представлению о поведении СССР, или «подгонялась» под него,
или отбрасывалась как недостоверная. Например, факт усиления
советского военного присутствия на Кубе интерпретировался в
соответствии с обещаниями Советского Союза защитить ее от
американского вторжения.
В качестве возможного источника представлений о поведении международных акторов выступают так называемые «уроки
истории» - события, которые государство пережило в недавнем
прошлом. В этой связи Я. Верцбергер определяет политиков как
практических интуитивных историков [25]. События, с которыми сталкивается государство на современном этапе, сопоставляются с событиями прошлого, вызывая воспоминания о причинах этих событий, результатах военных кампаний. Например, принимая решения о вмешательстве в ситуацию в Косово,
президент США Б. Клинтон и члены конгресса сравнивали ситуацию в данном регионе и четыре исторических события:
войну США во Вьетнаме, Холокост и массовое истребление
евреев в Европе, Мюнхенскую конференцию 1938 г., когда демократические государства не смогли противостоять усилению
нацистской Германии, а также конфликт на Балканах, который
привел к началу Первой мировой войны [18]. В результате со53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
бытия в Косово рассматривались как геноцид, осуществляемый
диктаторским режимом. И демократические государства должны
были вмешаться, чтобы остановить преступления и предотвратить распространение конфликта.
Отчасти ситуация в Косово выглядела именно так. Однако
использование исторических аналогий приводит к тому, что политик не всегда способен уловить специфику современной ситуации. Более того, «уроки истории», которые извлекают политики, обычно излишне упрощаются, а полученные знания обобщаются. Они ожидают, что будущее будет похоже на прошлое, а это не всегда, а скорее всего почти никогда полностью
не соответствует действительности. Таким образом, исторические аналогии становятся источником ошибок восприятия и некачественного анализа событий.
В дополнение к историческим аналогиям можно выделить и
другие источники немотивированных искажений:
1) зеркальные образы – склонность людей приписывать
свои ценности, образы мира, подсчеты относительно затрат,
рисков и вероятностей, а также представления о рациональном и
нерациональном поведении другим акторам. Излишне было бы
говорить, что подобные проекции почти всегда ведут к ошибочным суждениям;
2) восприятие поведения других акторов как более рационального, тщательно спланированного и скоординированного.
Это может привести к игнорированию таких важных факторов,
как особенности внутренней политики, борьба бюрократических
структур в качестве детерминант поведения государства на международной арене;
3) эвристика доступности, которая используется для оценки вероятности наступления события. Данная стратегия упрощенной переработки информации предполагает, что оценка событий находится под влиянием наиболее доступной информации, среди которой особое место занимают планы и намерения
субъекта. Например, пытаясь оценить, как соперники могут использовать новые виды вооружений, лидеры государства обычно
пытаются представить, как бы они сами его использовали.
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
4) эвристика репрезентативности, которая позволяет сделать вывод о принадлежности объекта к определенной категории
на основе их похожести по тому или иному критерию. Данная
стратегия является вполне рациональной, если используемый
для сравнения критерий – самый важный. Однако на практике
так бывает не всегда. Результаты экспериментов показывают,
что зачастую выбор критерия обусловлен тем фактом, что он является общим для сравниваемых объектов. В истории международных отношений существуют примеры, согласующиеся с данной моделью. Так, после Второй мировой войны представители
американских ВВС не рассматривали СССР в качестве источника военной угрозы. Ситуация объяснялась тем, что каждая военная служба, анализируя военные перспективы, видела своих потенциальных врагов в лице тех государств, которые уже обладали или могли создать вооружения, сходные с их собственными.
После Второй мировой войны представители ВВС США воспринимали Германию и Японию в качестве наиболее вероятных
оппонентов, так как оба государства обладали технологиями для
развития стратегических ВВС. Американские военные полагали,
что только страны с технологическими возможностями для создания современных стратегических бомбардировщиков в будущем могут бросить «военный вызов» США. Поэтому они «сбрасывали со счетов» СССР как возможного противника, поскольку
он не мог создать подобные вооружения во время войны и отстал в осуществлении данной задачи, по крайней мере, на 20-30
лет. Однако на практике Советский Союз превратился в серьезного и опасного противника США; их противостояние затянулось на десятилетия. Причиной ошибочных прогнозов стало использование неадекватных критериев для сравнения. Перспектива создания ядерного оружия оказались более весомым
фактором для оценки военного потенциала, нежели стратегическая авиация.
Кроме ошибок восприятия угрозы, возникающих по причине
особенностей переработки информации и вынесения суждений,
могут быть выделены и искажения, детерминированные эмоциями и неосознаваемыми потребностями субъекта. Это так называемые мотивированные искажения.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
Потребности субъекта принятия решений и интересы государства могут оказать существенное влияние на восприятие угрозы. Так, Р. Уайт выделяет следующие мотивированные ошибки
восприятия, в основе которых лежит преимущественно тревожность политика и его потребность в позитивной самооценке:
1) «дьявольский» образ врага подразумевает восприятие врага как монстра, воплощение зла, в отношении которого оправданы даже самые жестокие методы борьбы. Враг рассматривается
как источник угрозы;
2) моральный образ «я» поддерживается тем, что «своя
группа» воспринимается более позитивно, чем чужая. В свете
созданного образа, действия нации, от имени которой выступает
политик, категоризуются им как оборонительные, направленные
на защиту от коварных происков «врага»;
3) иллюзия «за нас, в нашу пользу» подразумевает тенденцию
воспринимать отношение других групп по отношению к своей
как более дружественное, чем в действительности. Данная
ошибка проявляется, например, в том, что нация почти всегда
убеждена в наличии сторонников ее мнения по тому или иному
вопросу или предпринятых действий;
4) преувеличенная уверенность в своем военном потенциале
часто ошибочна, но, тем не менее, свойственна поведению
сверхдержав [26].
Две последние ошибки часто влияют на недооценку угрозы,
которая исходит от потенциального врага, поскольку в целях
создания позитивной самооценки нации, лидер может игнорировать сигналы, которые отражают негативное отношение другого
государства. В свою очередь, создание «дьявольского» образа
врага и позитивного образа собственной группы способно привести к преувеличению угрозы и подозрительности к любым
действиям «врага». Таким образом, один из механизмов действия мотивированных ошибок восприятия – избирательное внимание. Его действие проявляется в отборе информации, сконструированной соответствующим образам, способной поддержать
позитивную самооценку группы и снизить тревожность. Остальные информационные сигналы могут игнорироваться или интерпретироваться в соответствии с существующими образами.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Еще один механизм влияния мотивированных искажений –
рационализация. Политический лидер вряд ли когда-то признается, даже самому себе, что, принимая решение, он просто хотел
избавиться от мучительного состояния неопределенности, избежать тревоги или приобрести вес в глазах своих подчиненных.
Все эти сугубо личные мотивы маскируются вполне рациональной аргументацией, объясняющей, почему было принято то или
иное решение, например, апелляцией к нуждам государственной
политики.
Мотивированные и немотивированные искажения продолжают оказывать влияние и на проводимую политику, после того
как субъект или событие были восприняты как угрожающие.
Подводя итог рассмотрению основных факторов и механизмов восприятия угрозы, хотим обратить внимание на два важных
момента.
Изучение восприятия угрозы и искажений, возникающих
при вынесении суждений, представляет собой преимущественно
обширную серию изученных случаев из практики мировой политики, которые обнаруживали влияние того или иного когнитивного или эмоционально-потребностного механизма. Однако,
как позволяет увидеть сделанный в данной главе обзор факторов
и механизмов, они многочисленны и противоречивы. Поэтому
возникают вопросы: как они организованы? В каких обстоятельствах субъект принятия решений выбирает данный, а не иной
инструмент, чтобы справиться с неопределенностью? Как различные когнитивные и мотивационно-эмоциональные техники
взаимодействуют друг с другом? Пока эти вопросы остаются без
ответа.
Вторая проблема носит практический характер. Используемые при переработке информации схемы, образы, эвристики –
это не только источник ошибок, но также и работающие техники, позволяющие субъекту принятия решений перерабатывать
большие объемы информации, справляться с неопределенностью, быть оперативным. При этом подобные техники часто
обеспечивают «правильные» ответы. В этой связи в свете задачи
повышения точности прогнозирования угроз возникает вопрос:
нужно ли стремиться к совершенствованию работы людей, при57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
нимающих решение в данной области, за счет устранения из их
аналитического аппарата всех техник и приемов, которые являются источником искажений? Или без них работа будет полностью парализована? Если это так, то какова практическая значимость исследований в данной области, кроме увлекательных
экскурсов в историю мировой политики?
2.3. Оценка угрозы
Оценка угрозы представляет собой важный этап в категоризации людей и событий в качестве источника угрозы. Восприятие угрозы позволяет зафиксировать тот факт, что действия
субъекта, группы или государства представляются опасными,
носят угрожающий характер. Однако теперь необходимо определить, насколько серьезной является угроза с точки зрения вероятности ее реализации и ее значимости для субъекта. Определение перечисленных параметров и является основой процесса
оценки угрозы.
Результатом процесса оценки угрозы может служить классификация угроз как завышенных, заниженных, адекватных,
мнимых и неосознанных. При этом под завышенной и заниженной угрозой понимается объективно существующая угроза
соответственно с завышенным или заниженным, вплоть до полного игнорирования, уровнем реальной опасности. Мнимая угроза – это ложная, надуманная, искусственно сформированная
угроза при отсутствии достаточно реального основания для этого. Адекватная угроза отражает оптимальный случай, когда реальные параметры угрозы с достаточной точностью совпадают с
ее субъективным обликом [3, с. 123]. Реальная угроза – это
окончательно сформировавшееся явление, когда для нанесения
вреда не хватает одного или нескольких факторов или условий
[3, c. 121]. В случае неосознанной угрозы опасность нанесения
вреда существует, но ситуация не воспринимается субъектом как
угрожающая. Например, разрушение озонового слоя, несомненно, является угрозой, однако не всегда воспринимается в качестве таковой субъектами принятия решений.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Приведенные определения, казалось бы, задают достаточно
четкий критерий для определения достоверности угроз – отклонение от уровня «реальной опасности». Однако данный критерий весьма проблематично применить на практике. Что такое
«реальная опасность»? Как определить тот порог, по отношению
к которому угроза будет завышенной, заниженной или адекватной? Приведенное определение реальной угрозы не позволяет
ответить на поставленные вопросы.
Оценка угрозы зачастую строится на основе несовершенных
и ошибочных суждений субъекта принятия решений. И даже
компетентные сотрудники спецслужб, военные, чья деятельность связана с определением уровня угрозы, кажется, не обладают четкими «объективными» критериями реальной угрозы. Об
этом свидетельствуют результаты исследования: 23 офицера
НАТО читали отчеты разведки. Затем их просили назвать точную вероятность наступления события, которое в тексте обозначалось как «вероятное». Полученные оценки варьировали в диапазоне от 25% до 91%. Характеристика «наиболее вероятное»
была оценена в интервале от 50% до 95%. Наконец, вероятность
наступления «невероятного» события составляла от 1% до 40%
[12, с. 154-155]. Результаты исследования наглядно демонстрируют, что вероятность наступления «невероятного» события
превышает вероятность наступления «вероятного» события.
Следовательно, не только о четко определенных критериях реальной угрозы, но и просто о границах «вероятного» и «невероятного» события речь идти не может.
Теория перспективы, сформулированная Д. Канеманом и
А. Тверски, подтверждает данный вывод. Исследования в рамках
теории перспективы продемонстрировали, что, во-первых, субъект принятия решений вряд ли определяет «вероятность» в классическом понимании сущности данного конструкта. Скорей всего, имеет место эмпирическая оценка возможности наступления
события. Поэтому можно ожидать, что оценка возможности наступления одного и того же события будет отличаться у разных
людей, находящихся в одной и той же ситуации. Да и оценки
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
одного и того же субъекта могут варьировать9. Во-вторых, оценки малых вероятностей завышаются, а высоких – занижаются.
Приведенные результаты исследования с участием офицеров
НАТО подтверждают перечисленные закономерности.
Существующие исследования в области оценки угрозы используют концепт «эффективность угрозы». Однако в данном
случае рассматривается несколько иная проблема, а именно проблема действенности угрозы, возможности добиться с помощью
угрозы своих целей. При этом центральными становятся характеристики угрозы и действия угрожающего субъекта, а не ее
восприятие объектом угрозы.
Угроза является эффективной, если она привела к изменению поведения субъекта, в отношении которого направлена угроза, в желаемом для объекта угрозы направлении. В исследованиях, посвященных изучению угрозы, формулируется целый ряд
условий, которые способствуют эффективному применению угрозы. Некоторые из них касаются особенностей отношений между государствами, другие раскрывают характеристики самой
угрозы.
Обобщая результаты исследований отечественных и зарубежных ученых, можем выделить следующие условия эффективного применения стратегии угрозы в международных отношениях:
1) применение угрозы может привести к взаимовыгодным
результатам, когда между сторонами не существует конфликта
интересов. В данном случае логика рассуждений такова, что если стороны обладают разнонаправленными, но достаточно четко
сформированными и важными интересами, применение угрозы
окажется непродуктивным, поскольку объект угрозы не сможет
отказаться от реализации своих интересов и выполнить требоваНеобходимо также учесть влияние законов «политической арифметики» на вынесение суждений о вероятности наступления событий. Ведь
известно, что, например, формула 19+1, которая использовалась для обозначения особых отношений России и НАТО, не дает число «20», как
предполагает закон сложения, то есть не делает Россию полноценным
участником процесса принятия решений.
9
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
ния субъекта угрозы. Последний, в свою очередь, не сможет пересмотреть свои требования или отказаться от угроз, поскольку
его интересы также важны для него. Поэтому в данном случае
применение угрозы может привести к состоянию «ни войны, ни
мира» без перспективы реализации интересов сторон;
2) принимая во внимание предыдущий пункт, субъект угрозы должен быть более мотивирован в достижении своих целей,
чем объект угрозы;
3) угроза может оказаться эффективной в ситуации, когда
отсутствуют условия для построения эффективной коммуникации между государствами. В данном случае вынесение бескомпромиссных требований позволяет вывести ситуацию из тупика, когда ни одно из государств не может пойти другому навстречу. Соответственно, угроза оказывается неэффективной,
когда другие формы взаимодействия между сторонами в принципе возможны;
4) субъект угрозы должен обладать адекватной поддержкой
внутри страны для реализации избранной внешнеполитической
стратегии с применением угрозы;
5) угроза окажется действенной, если объект угрозы воспринимает эскалацию насилия как нежелательный путь развития
событий и поэтому предпочитает отказаться от своих притязаний [1, с. 325-326].
Условия повышения эффективности самой угрозы, согласно
классификации Б.М. Блэчмана и Т. Кофман Уитс, могут быть
объединены в две группы: достоверность угрозы и выполнимость требований для объекта угрозы [9, c. 6]. При этом подчеркивается, что перечисленные качества не гарантируют того,
что угроза обязательно окажется эффективной. Скорее, они
представляют собой «условия, создающие возможность» [9, с.
6] для того, чтобы угроза оказалась эффективной. Перечисленные условия формируют основу для оценки затрат, связанных с
подчинением или неподчинением объекта угрозы требованиям,
выдвигаемым субъектом угрозы. Баланс между стоимостью подчинения и стоимостью неповиновения определяет эффективность угрозы [9, с. 7].
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
Эффективность угрозы определяется характером угрозы, а
также контекстом, в котором она представлена.
Можно выделить следующие характеристики контекста, в
котором должна быть представлена эффективная угроза.
1) угроза применения военной силы оказывается более успешной, если в прошлом существовал прецедент реализации угрозы. Иначе говоря, угроза начала военных действий будет воспринята как достоверная, если ранее субъект угрозы подтверждал свои требования реализацией угроз. Прецеденты также
могут оказать и негативное воздействие. Поражение государства, особенно от более слабого противника, может уменьшить
субъективную достоверность угрозы в будущем;
2) наличие или отсутствие поддержки военных действий со
стороны общественного мнения, а также авторитетных институтов власти, например, поддержки Конгресса, если речь идет о
США. Если общественность поддерживает действия своего правительства, предполагающего начать военные действия против
того или иного государства, тем самым соглашаясь на возможные жертвы среди своих солдат, финансовые затраты, то в данном случае можно надеяться, что угроза будет приведена в исполнение. Б.М. Блэчман и Т. Кофман Уитс, проанализировав
случаи использования США угрозы применения военной силы
или ее ограниченного использования в период президентства
Дж. Г. У. Буша и Б. Клинтона в отношении Панамы (1989 – 1990
гг.), Ирака (1990 – 1996 гг.), Сомали (1992 – 1995 гг.), Македонии (1992 – 1999 гг.), Боснии (1992 – 1999 гг.), Гаити (1994 –
1996 гг.), Северной Кореи (1994 – 1996 гг.), Тайваня (1996 гг.),
пришли к выводу, что поддержка военных действий со стороны
общественности имела место в трех случаях успешного применения угрозы и отсутствовала - в одном случае очевидного провала. Поддержка общественности не гарантирует успешной реализации угрозы, тогда как ее очевидное отсутствие может стать
серьезным препятствием в создании достоверной угрозы. В отношении Сомали, Гаити, а также Боснии отсутствие поддержки
общественности придало уверенности объекту угрозы и послужило для него дополнительным стимулом отстаивать свой курс
действий;
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
3) наличие или отсутствие поддержки со стороны других
государств. Протест союзников может уменьшить желание государства реализовывать угрозы из опасения возможных осложнений в более важной сфере отношений с дружественными государствами. Как подчеркивают Б.М. Блэчман и Т. Кофман
Уитс, данный фактор приобрел особое значение в сфере оценки
угроз и использования силы в современный период, поскольку
США стали весьма неохотно действовать без поддержки союзников в ситуациях, которые возникли после окончания «холодной войны» [9, c. 8];
4) репутация президента и других высокопоставленных политиков. Вместе с тем, научные источники по-разному оценивают роль данного фактора, и анализ случаев применения угрозы
разными президентами не проливает свет на данную проблему
[9, с. 9].
Завершая рассмотрение характеристик контекста, которые
способствуют повышению эффективности угрозы, подчеркнем,
что все перечисленные условия важны не сами по себе, а с точки
зрения их восприятия объектом угрозы. Например, важен не сам
факт поддержки выдвигаемых государством требований его союзниками, а то, что поддержка союзников будет расценена объектом угрозы в качестве индикатора серьезности намерений, которые предъявляет субъект угрозы.
Характеристики угрозы также вносят значительный вклад
в повышение эффективности ее реализации. С точки зрения Дж.
Хови, для того, чтобы угроза оказалась эффективной, необходимо соблюдение пяти основных условий [13, c. 13-15].
Во-первых, чтобы быть эффективной, угроза должна быть
релевантной, или, иначе говоря, может повлиять на изменение
поведения объекта угрозы. Выполнение данного условия требует
наличия у объекта угрозы свободы действий, чтобы он мог изменить свое поведение в соответствии с требованиями субъекта
угрозы. Если объект угрозы вообще не имеет выбора, тогда будет бессмысленно угрожать ему, поскольку угроза не может оказать влияние на его поведение. Например, бессмысленно требовать от государства «предъявить» свое ядерное оружие, исполь63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
зуя угрозу начать против него военные действия, если оно не обладает таким оружием.
Во-вторых, угроза должна быть весьма ощутимой, значимой
для объекта угрозы. Данная характеристика предполагает, что
объект угрозы должен предпочесть согласиться с требованиями
угрожающего, нежели сопротивляться им и тем самым добиться
приведения угрозы в исполнение. Например, напряженность в
отношениях с Молдавией, обусловленная незаконными арестами
и выдворением за пределы страны граждан России, привела к
появлению угрозы со стороны нашего государства прекратить
закупку вина в Молдавии. Данная угроза могла бы остаться незамеченной, если бы была предъявлена, например, Франции, для
которой потеря одного из не самых крупных импортеров вина не
стала бы ощутимым ударом. Но данная угроза в случае ее реализации могла быть воспринята вполне серьезно Молдавией, для
которой экспорт данной продукции представляет собой важный
источник пополнения бюджета.
Значимость угрозы зависит также и от характера выдвигаемых требований. С одной стороны, угроза не будет воспринята
всерьез, если предъявленные требования окажутся мягкими. С
другой стороны, даже очень серьезная угроза может оказаться
неэффективной, если требования субъекта угрозы, как уже отмечалось выше, затрагивают жизненно важные интересы объекта
угрозы, которыми он не может поступиться.
В-третьих, чтобы быть эффективной, угроза должна сопровождаться явным или неявным обещанием, что она не будет
реализована, если объект угрозы продемонстрирует повиновение. При этом он должен быть также уверен и в том, что в случае невыполнения им требований субъекта угрозы угроза будет
приведена в исполнение.
В-четвертых, угроза должна быть достаточно очевидной.
Иначе говоря, сообщение, которое содержит угрозу, должно
быть понятно объекту угрозы. В сообщении об угрозе должны
быть ясно изложены требования, предъявляемые субъектом угрозы. Дж. Хови подчеркивает, что если объект угрозы не понял
сообщения, то нельзя рассматривать его поведение, пусть даже
соответствующее предъявляемым требованиям, как результат
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
воздействия угрозы, а угрозу – как эффективную [13, c. 15]. В
сообщении также должны быть ясно изложены последствия невыполнения требований. С одной стороны, если возможные последствия воспринимаются объектом угрозы как недостаточно
серьезные, то он может проигнорировать угрозу, даже если она
достаточно значимая и достоверная. С другой стороны, если
значимость возможных последствий переоценена, объект угрозы
может предпочесть подчиниться требованиям субъекта угрозы,
даже если угроза в реальности выглядит недостаточно серьезной. В данном случае, по мнению Дж. Хови, угроза не может
рассматриваться как эффективная, поскольку изменения поведения объекта угрозы являются результатом ошибок восприятия, а
не угрозы как таковой [13, c. 15].
Чтобы вербальное сообщение об угрозе было более эффективным, серьезность намерений может быть также продемонстрирована при помощи реальных действий. Например,
Б.М. Блэчман и Ст. С. Каплан делают вывод, что размещение сухопутных войск на территории потенциального места военных
действий будет более эффективным средством повышения достоверности угрозы, чем маневры морских сил [10]. Вероятно, это
происходит потому, что сухопутные операции сопряжены с
большим риском и жертвами. И если руководитель государства
и командование вооруженных сил соглашаются на проведение
сухопутной операции, то это демонстрирует намерение нести
политическую ответственность за подвергаемые риску жизни
военных, и значит, демонстрирует серьезность намерений и угрозы.
Наконец, чтобы быть эффективной, угроза должна быть
правдоподобной, достоверной. Достоверность угрозы определяется степенью уверенности объекта угрозы в том, что угроза будет реализована в случае невыполнения им требований, предъявляемых субъектом угрозы. При этом не имеет значения, насколько ощутимой является угроза. Она не окажется
действенной, если объект угрозы знает, что она никогда не будет
реализована. Дж. Хови полагает, что достоверность угрозы часто
является функцией намерений субъекта угрозы. Это особенно
очевидно в ситуации, когда обе стороны ведут себя рациональ65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
но, обладают полной информацией о происходящем и знают о
возможностях и предпочтениях друг друга. В подобной ситуации каждый последующий шаг субъекта может быть с легкостью предсказан другой стороной. Достоверность угрозы, следовательно, зависит от того, каковы возможности и предпочтения
субъекта угрозы. В данном случае угроза является либо полностью достоверной или вообще недостоверной [13, c. 14]. Вместе
с тем, как показывает практика принятия политических решений
и многочисленные исследования, оценка угрозы зачастую происходит при наличии неполной информации, а политические лидеры - не всегда рациональны. В данном случае задача по оценке
вероятности реализации угрозы в случае отказа объекта угрозы
подчинить требования угрожающего субъекта значительно усложняется.
Достоверность угрозы представляет собой один из основных
критериев эффективности угрозы. Однако то, насколько «достоверной» окажется угроза, во многом зависит от объекта угрозы.
Со своей стороны субъект, предъявляющий требования, может
лишь попытаться увеличить достоверность угрозы, используя
ряд приемов.
Устранение вариантов представляет собой первую стратегию. Проблема достоверности угрозы возникает в том случае,
когда субъект угрозы в качестве одного из возможных вариантов
рассматривает возможность отказаться от реализации угрозы.
Один из способов устранить подобную проблему состоит в том,
чтобы убедить объекта угрозы в том, что в случае неповиновения угроза будет реализована и субъект угрозы никогда не «повернет обратно», независимо от того, хочет он этого или нет.
Например, для того чтобы продемонстрировать серьезность намерений, армия может взрывать мосты позади себя, символически и практически отрезая путь для отступления.
Изменение выигрышей представляет собой еще одну стратегию изменения выигрышей. Для этого субъект угрозы может совершить ряд шагов: повысить согласованность своих действий,
даже за счет увеличения затрат; повысить «стоимость» отказа от
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
реализации угрозы 10; соединить задачу по реализации угрозы и
важные для страны принципы, например, поддержание престижа
страны; или заменить изначально неправдоподобную угрозу более реалистичной 11.
Создание и использование неопределенности относительно намерений и возможностей также способствует повышению достоверности угрозы. Субъект угрозы не всегда имеет
возможность открыто демонстрировать свои намерения. Однако
это не является необходимым. Иногда достаточно, чтобы объект
угрозы был уверен в существовании достаточно высокой вероятности реализации угрозы в случае неповиновения. Данное утверждение также справедливо и в отношении средств, необходимых для осуществления угрозы. Один из способов доказать
серьезность намерений и наличие для этого возможностей можно продемонстрировать при помощи частичной реализации угрозы. Подобную тактику используют террористы, когда демонстрируют серьезность своих намерений, убив одного из захваченных заложников.
Какова роль неопределенности в описанной ситуации? В
данном случае, конечно, трудно говорить о полной неопределенности. Объект угрозы располагает некоторой информацией о
намерениях и возможностях субъекта угрозы, но они неизвестны
ему до конца. Поэтому можно предположить, что он предпочтет
не рисковать и подчиниться требованиям субъекта угрозы, поскольку ему предоставляется возможность избежать неминуемых потерь, которые связаны с отказом подчиниться требованиям субъекта угрозы. Ведь согласно основному положению теории перспективы субъект избегает рискованных форм
поведения, когда ожидает получить выигрыши.
После Шестидневной войны 1967 г. Израиль санкционировал поселения своих граждан в секторе Газа и на западном берегу реки Иордан.
Тем самым Израиль увеличил стоимость своего отказа от реакции на действия палестинцев по захвату этих территорий. Теперь Израиль должен
был защищать своих граждан [прив. по 13, c. 36].
11
Например, трудно рассматривать в качестве достоверной угрозу
США нанести ядерный удар по любому государству, которое будет представлять угрозу безопасности их союзникам.
10
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
Четвертый путь повышения достоверности угрозы – это создание впечатления недостаточной рациональности. Суть данной
стратегии заключается в том, что субъект угрозы дает понять
своему противнику, что его действия не обязательно подчиняются законам рациональности и, следовательно, не могут быть
предсказаны на основе анализа распределения выигрышей. Другими словами, необходимо убедить объект угрозы в том, что угроза может быть реализована в любом случае, даже если реализация угрозы обернется потерями для субъекта угрозы. В данном
случае воспринятая вероятность реализации угрозы будет выше,
поскольку мы традиционно настороженно относимся к действиям
политиков, от «которых можно ждать всего, что угодно».
Наконец, еще одна возможность повысить достоверность угрозы связана с введением в ситуацию новых игроков. Существует,
по меньшей мере, два варианта данной техники. Первый состоит
в том, что слабый игрок может быть заменен более сильным.
Второй вариант предполагает реализацию угрозы третьей стороной. Например, угроза может быть реализована международными
организациями от имени мирового сообщества.
Завершая рассмотрение стратегий, необходимо отметить,
что государства продолжают использовать мнимые угрозы в
практике мировой политики. Создание достоверных угроз требует значительных затрат. И эти затраты непосредственны и определенны, в то время как выигрыши от этих инвестиций –
удавлены во времени и отличаются значительной неопределенностью. Как подчеркивает Дж. Хови, мнимые угрозы могут использоваться в ситуации, когда реализация угрозы связана со
значительными потерями для субъекта угрозы, а расхождения
интересов субъекта и объекта угрозы – незначительны [13, c. 51].
Еще одна составляющая эффективной угрозы, кроме характеристик контекста и самой угрозы, связана с особенностями
требований, предъявляемых объекту угрозы. Решение объекта
угрозы подчиниться или не подчиниться требованиям субъекта
угрозы обусловлено трудностью, выполнимостью этих требований. Б.С. Блэчман и Т. Кофман Уитс формулируют следующие
характеристики действенных требований:
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
1) эффективные требования должны быть конкретными, ясно изложенными и сформулированными в терминах, понятных
объекту угрозы;
2) требования должны быть более или менее обременительными для объекта угрозы. При этом важно помнить, чтобы они в
то же самое время были выполнимыми, поскольку, если они будут слишком трудны, объект угрозы не сможет выполнить их,
даже если бы хотел;
3) требования должны содержать так называемые «положительные намерения», то есть объект угрозы должен быть вознагражден в случае выполнения им требований субъекта угрозы.
Позитивные намерения не только меняют восприятие содержания требований, но также являются оправданием для объекта угрозы в его стремлении уступить и принять требования объекта
угрозы;
4) обременительный характер требований также обусловлен
публичным характером требуемого отступления или подчинения. Публичная и унизительная капитуляция порой может быть
воспринята как исход, которого нужно избежать любой ценой [9,
с. 10-11];
5) еще одно условие выработки эффективных требований
может быть сформулировано на основании исследований Т.
Шеллинга. Он проводит различия между угрозами, которые
сдерживают от совершения чего-либо, и угрозами, которые принуждают к чему-либо. Различие состоит в том, что первые пытаются сохранить статус-кво, а вторые – его изменить. Ученый
полагает, что в целом принуждение – более сложная задача, чем
сдерживание [20]. Трудность задачи по принуждению связана с
влиянием предыдущего фактора – публичностью подчинения.
Требования, которые принуждают к совершению каких-либо
действий, предполагают изменение поведения, и значит, совершение видимых действий, которые воспринимаются объектом
угрозы как болезненные, «связанные с риском политических потерь» [9, с. 11]. Поэтому объект угрозы стремится избежать этого любой ценой.
Как и в случае с остальными характеристиками угрозы, фактор трудности требований имеет значение не сам по себе, а с
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
точки зрения его восприятия субъектом угрозы. Данное замечание еще раз обращает внимание на один из основных принципов
изучения угрозы как результата взаимоотношений субъекта и
объекта угрозы. Однако работы по данной проблематике чаще
всего не затрагивали подобной взаимосвязи. Если исследователи
и конструировали модели взаимоотношений [см., например, 13],
то субъекты рассматривались как рациональные, действующие в
условиях полной доступности информации. Но подобные условия почти никогда не соответствуют практике мировой политики. Альтернативный подход к рассмотрению данной проблемы
начал формироваться в рамках теории перспективы [8].
Исследования процесса принятия политических решений в
рамках теории перспективы позволяют также привлечь внимание к проблеме оценки вероятности реализации угрозы. Данная
проблема стала особенно актуальной в современном мире, изменив приоритеты в изучении угрозы. Биполярный мир характеризовался наличием четко определенного врага. Современные государства теоретически могут ожидать нанесения удара из любой точки планеты. Все чаще в качестве потенциального
источника угрозы выступают государства Юга, которые, с одной
стороны, не обладают значительными возможностями для нанесения удара 12, но, с другой стороны, демонстрируют весьма враждебные намерения. Какова вероятность того, что эта угроза будет реализована? Какая страна и когда в очередной раз станет
мишенью террористической атаки? Поиск ответа на поставленные вопросы заставляет рассматривать проблему субъективной
оценки вероятности в качестве приоритетного исследовательского направления в области изучения восприятия и оценки угрозы.
Категория вероятности достаточно хорошо изучена с позиций формально-математического подхода к изучению и описанию процесса принятия решений. Вместе с тем в рамках другого
подхода – описательного, широко используемого в теории принятия решений, категория субъективной вероятности декларируЧаще всего это бедные государства, которые не обладают современным оружием, боеспособными армиями и т.д.
12
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
ется как основополагающая, однако не выделяется в самостоятельную область исследований [6, с. 3]. А между тем данный
процесс является центральным для оценки угрозы, построения
прогнозов в данной области. При этом важно описать закономерности определения вероятности именно в отношении угрозы
как особого объекта политических оценок.
Задача по изучению процесса оценки вероятностей, в свою
очередь, приводит к смещению акцентов в исследовательских
проектах с субъекта на объект угрозы – на актора, в отношении которого направляется угроза.
В заключение хотелось бы отметить еще два вопроса, связанные с изучением процессов восприятия и оценки угрозы в современном мире.
Исследования по проблеме восприятия угрозы позволяют
сделать вывод, что ошибки и искажения, возникающие при категоризации субъекта или события как угрожающего, чаще всего
обусловлены особенностями познавательных процессов субъекта восприятия, а не характеристиками воспринимаемого объекта
или события. В этой связи возникает вопрос: переносимы ли уже
выделенные закономерности восприятия на новые угрозы, которые возникли в современном мире? Какое влияние на восприятие угрозы оказывает изменение роли, статуса, и другие характеристики субъекта восприятия в меняющемся мире?
Второй вопрос связан с оценкой роли угроз и поощрений в
качестве инструментов влияния в современном мире [11]. В последние годы в политический дискурс прочно вошел термин
«мягкая сила» в противовес «жесткой силе» [24]. Мягкая сила –
это влияние, которое оказывает государство, обладая своего рода «силой притяжения», привлекательностью в глазах других государств, в то время как «жесткая» сила – это способность заставить других сделать то, что необходимо государству, и получить
нужные результаты. «Жесткая» сила использует метод кнута и
пряника, чтобы заставить других сделать то, что они предпочли
бы не делать. Иначе говоря, это влияние при помощи угрозы.
«Мягкая» сила действует за счет привлекательности. Она обычно вырастает из привлекательности культуры, ценностей, таких
как демократия и права человека, а также из политических про71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
грамм, которые учитывают интересы других наций и народов.
Ресурсы мягкой и жесткой силы могут подкреплять друг друга:
одна не противоречит другой. Например, директор центра международных исследований, профессор института США и Канады
А.Уткин подчеркивает, что «мягкая сила», демократия, стала одним из излюбленных инструментов американской внешней политики» [5], наряду с тем, что США продолжают успешно использовать и силу принуждения.
Политолог Дж. Най-мл. делает прогноз, что, хотя важны оба
инструмента влияния, в информационный век «мягкая» сила
становится более важной, чем это было раньше. «Соединенные
Штаты с их открытым демократическим обществом выиграют в
информационный век, если лучше осознают природу и ограничения этой силы. Их институты останутся привлекательными, а
открытость общества будет увеличивать доверие к нему» [17, c.
238]. Таким образом, США получат выгоды от использования
«мягкой силы». Как, в свою очередь, изменится роль угроз в современном мире?
Угроза всегда была и остается важным инструментом влияния, а также создает контекст отношений между государствами
и другими участниками международных отношений. Поиск ответов на поставленные вопросы позволит обозначить новые характеристики угрозы в современном мире.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Примечания
1. Киселев И.Ю. Политический истеблишмент: психологические
аспекты практики властвования. М.: ИП РАН, 2000. 410 с.
2. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. М., 2000.
3. Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под
общ. ред. А.А. Прохожева. М.: Изд-во РАГС, 2002. 320 с.
4. О национальной безопасности. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Дипломатический вестник. 1996. № 7. С. 24-35.
5. Постскриптум // ТВЦ, 15.01.05; 21:25
6. Сухих Н.А. Вероятностная репрезентация субъективного опыта в задачах принятия решений: Автореф. ... канд. психол. наук. Ярославль, 1999.
7. Что делать? // Культура, 18.02.2003
8. Berejikian J.D. International Relations under Risk: Framing State
Choice. Albany: State University of New York Press, 2004. 151 p.
9. Blechman B. M., Cofman Wittes T. Defining Moment: The Threat
and Use of Force in American Foreign Policy // Political Science Quarterly, 1999. Vol. 114, № 1. P. 1-30.
10. Blechman B.M., Kaplan St. S. Force Without War. Washington,
DC: Brookings Institution, 1978.
11. Davis J.W. Jr. Threats and Promises: the Pursuit of International
Influence. Baltimore, London: John Hopkins University Press, 2000. 222
p.
12. Heuer R.J., Jr. Psychology of Intelligence Analysis. Center for
Study of Intelligence, the Central Intelligence Agency, 1999.
13. Hovi J. Games, Threats and Treaties: Understanding Commitments in International Relations. London, Washington: Pinter, 1998.
14. Jervis R. Perceiving and Coping with Threat // Psychology and
Deterrence / Ed. By R. Jervis, R. Ned Lebow, J. Gross Stein. Baltimore,
London: Johns Hopkins University Press, 1985. P. 13-33.
15. Keller J. The Psychology of Intelligence Failures: Patterns, Diagnoses, Prescriptions. Paper, prepared for the Annual Meetings of ISPP.
Lund, Sweden. July 14-18, 2004.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
16. McSwenney B. Security, Identity and Interests. A Sociology of
International Relations. Cambridge: Cambridge University Press, 1999.
244 p.
17. Nye (Jr.) J. The American National Interests and Global Public
Goods // International Affairs, 2002. Vol. 78. № 2. Pp. 233-244.
18. Paris R. Kosovo and the Metaphor War // Political Science Quarterly, 2002, Vol. 117 Issue3. P. 423-461.
19. Pruitt D.G. Threat Perception, Trust and Responsiveness in International Behavior. Technical report № 11. Office of Naval Research,
Washington DC, 1964.
20. Schelling T.C. Arms and Influence. New Haven, CT: Yale University Press, 1966. 293 p.
21. Schelling T.C. The Strategy of Conflict. Cambridge, MA.: Harvard University Press, 1980.
22. Schlueter E., Christ O. The Question of Causality in ThreatPrejudice Relations: Empirical Evidence. Paper prepared for the Annual
Meetings of the International Society of Political Psychology, Toronto,
July 3-6, 2005.
23. Singer J.D. Threat-perception and Armament-tension dilemma
// Conflict Resolution, 1958. № 2. Р. 90-105.
24. The Power of Persuasion: Dual Components of US Leadership.
The Conversation with J. Nye // Harvard International Review, 2003.
Winter. P. 46-48.
25. Vertzberger Y.Y.I. Foreign Policy Decision-makers as Practicalintuitive Historians: Applied History and Its Shortcomings // International
Studies Quarterly, 1986. № 30. P. 223-247.
26. White R. Fearful Warriors: A Psychological Profile of US-Soviet
Relations. NY: The Free Press, 1984. 374 p.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Вопросы для повторения
1. Что такое «угроза национальной безопасности»? Раскройте суть основных понятий данного определения: «факторы»,
«условия» и «опасность».
2. Перечислите основные характеристики понятия «угроза».
Как они влияют на принципы изучения угрозы?
3. Как соотносится понятие «угроза» с понятиями «предупреждение», «доверие», «национальные интересы»?
4. В чем заключается суть процесса восприятия угрозы? Определите влияние факторов намерений и возможностей на восприятие угрозы в современном мире.
5. Что такое мотивированные и немотивированные ошибки
восприятия? Приведите примеры подобных ошибок.
6. Каково содержание процесса оценки угрозы? В чем его
отличие от восприятия угрозы?
7. Дайте определение понятий: завышенная, заниженная,
адекватная и мнимая угроза.
8. Что такое «эффективная угроза»? Какие факторы определяют эффективность угрозы в качестве инструмента влияния?
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Угроза: определение, восприятие, оценка
Рекомендуемая литература
1. Киселев И.Ю. Политическая коммуникация на рубеже
столетий. М.; Ярославль, 2002. Раздел 4 «Коммуникация доверия». С. 267-307.
2. Лебедева М.М. Мировая политика. М.: Аспект Пресс,
2003. Главы 8-11. С. 162-240. Глава 15. С. 298-316.
3. Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под
общ. ред. А.А. Прохожева. М.: Изд-во РАГС, 2002. Главы 4-6.
С. 130-148.
4. Переосмысляя современность: Материалы международной конференции (II) // Полис. 2003. № 3. С. 14-32.
5. Харрел Э. Международная политическая теория и глобальная окружающая среда // Теория международных отношений на рубеже столетий / Под ред. К. Буса и Ст. Смита; Общ.
ред. и предисл. П.А. Цыганкова. М.: Гардарики, 2002. С. 138 –
162.
Дополнительная литература и источники
1. Концепция внешней политики РФ // Иванов И.С. Новая
российская дипломатия. Десять лет внешней политики страны.
М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 210-232
2. Морозов И.Л. Информационная безопасность политических систем // ПОЛИС, 2002. № 5. С. 134-145.
3. О национальной безопасности. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Дипломатический вестник. 1996. № 7. С. 24-35.
4. Хвощев В.Е. Изменяющаяся Россия: проблемы безопасности и пограничной политики // ПОЛИС. 2002. № 6. С. 181-183.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
Глава 3. Безопасность
и проблема сотрудничества
Определение понятия безопасности как защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от
внутренних и внешних угроз подразумевает рассмотрение проблем безопасности сквозь призму конфликтных взаимоотношений. Поэтому представители мирового научного сообщества
уделяли больше внимания конфликтам в международных отношениях, нежели сотрудничеству, причинам начала военных действий, нежели факторам, способствующим их прекращению.
Подобное нарушение баланса исследовательского интереса в
пользу конфликта объяснялось, с одной стороны, запросом практики: ХХ век отмечен двумя мировыми войнами и многолетней
«холодной войной» двух систем и двух полушарий. С другой
стороны, конфликты чреваты серьезными последствиями, жертвами и разрушениями и, значит, достойны большего внимания,
нежели гармоничные и стабильные периоды мирных взаимоотношений.
Изменения, которые произошли в современном мире, привели к смещению акцентов в исследовательской проблематике в
пользу изучения сотрудничества. Тем более, как показали события, произошедшие на арене мировой политики, отсутствие противостояния не обязательно приводит к сотрудничеству, а государства, даже обладая общими интересами в сфере обеспечения
безопасности, не всегда могут построить кооперативные отношения.
В данной главе на основе обсуждения результатов проведенного авторами эмпирического исследования рассматриваются факторы, способствующие построению отношений сотрудничества в международных отношениях. Особое внимание уделяется репрезентации проблемы в сознании политического
руководства в качества фактора сотрудничества государств. В
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
качестве примера рассматривается участие России и США в урегулировании иракского кризиса 2002 – 2003 гг. В данном случае
антитеррористическая операция в Ираке используется в качестве
примера отсутствия оснований для построения сотрудничества
между Россией и США.
3.1. Новые угрозы
и проблема сотрудничества
Сотрудничество, развитие партнерства по-прежнему остается не только одной из важных задач практики международных
отношений, но и актуальной темой научных исследований.
После распада Советского Союза и трансформации биполярной системы международных отношений эксперты отмечали
появление беспрецедентных возможностей для кооперации государств: тем более что изменившиеся характеристики международной среды, связанные с возрастанием взаимозависимости
государств, все большей «интернационализацией» проблем, с
которыми сталкивается современный мир, требуют от участников международных отношений не конфронтации, а сотрудничества. Так, Р. Аксельрод, в ходе своего выступления на конференции «Переосмысляя современность» (Москва, октябрь
2002 г.) выделил 6 категорий угроз международной безопасности: 1) технологические угрозы, обусловленные усовершенствованием компьютерных технологий и повышением роли информации в жизни человека; 2) проблемы идентичности; 3) природные ресурсы и, в частности, проблемы нехватки нефти;
4) изменение сложившегося соотношения сил, связанное с ускоренным развитием бывших «аутсайдеров»; 5) экономические
проблемы и разрыв между богатыми и бедными; 6) демографические сдвиги [5, с. 14-16]. Природа перечисленных угроз такова, что противостоять им способно мировое сообщество в целом,
а не отдельно взятое государство.
Наряду с появлением новых угроз не утратили свое значение
и «традиционные» угрозы, связанные с распространением оружия массового уничтожения и терроризмом. Однако в новом ты78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
сячелетии эти угрозы также приобрели ряд особенностей. Вопервых, по оценкам экспертов, вследствие разрушения системы,
сдерживающей распространение ядерного оружия, вероятность
его использования в ближайшие тридцать лет довольно велика
[5, с. 17]. Во-вторых, существенно расширилась география осуществления террористических актов; терроризм приобрел статус
«международного». В-третьих, как отмечает В.М. Сергеев, угрозы в современном мире, в том числе и терроризм, характеризуются своей «десубъективацией» [5, с. 20]. Зачастую остается неизвестным, кто принимал решение о совершении терактов, кто
несет за них ответственность. И, наконец, угрозы распространения и применения ОМУ и терроризм рассматриваются как взаимосвязанные.
Террористическая атака на США 11 сентября 2001 г. и осознание уязвимости государств перед подобными угрозами привело к созданию глобальной антитеррористической коалиции государств. Долгое время в качестве своего рода «эталона» сотрудничества государств в рамках коалиции выступала
проведенная США и союзниками антитеррористическая операция в Афганистане. Однако коалиция вскоре распалась. Военная
операция в Ираке, проведенная в 2003 г. при военном и политическом лидерстве США, является ярким примером расхождения
в позициях, занимаемых членами антитеррористической коалиции. Действия США в отношении Ирака в 2002 – 2003 гг. не нашли поддержки и у российского политического руководства.
Основными вопросами, которые направляли ход исследования, были следующие: Почему операция, представленная мировому сообществу как «антитеррористическая», не нашла поддержки у российского политического руководства? Как стало
возможно, что государства, которые всего лишь два года назад
выступили единым фронтом в борьбе с данной угрозой, не смогли далее поддерживать сотрудничество? Какие факторы определяют возможность сотрудничества государств в урегулировании
международных конфликтов?
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
3.2. Факторы сотрудничества государств
Прежде чем попытаться ответить на вопросы о причинах
трудностей при построении сотрудничества между Россией и
США в ходе урегулирования иракского кризиса 2002 – 2003 гг.,
необходимо рассмотреть факторы, которые определяют возможность сотрудничества государств при разрешении международных проблем.
Важность изучения переменных, которые могут повлиять на
выбор государством союзников, обусловлена целым рядом причин.
Во-первых, выбор союзников определяет безопасность государства. Как подчеркивает П. Дибб, «коалиция не сильнее, чем
ее самое слабое звено» [11]. А результаты эмпирических исследований, посвященных оценке «жизнеспособности» создаваемых альянсов, демонстрируют, что в случае войны государства
приходят на помощь своим партнерам по альянсу только в 25%
случаев [см. 19]. По результатам исследования Б. Эшли Лидса,
Э.Г. Лонга и С. Митчелл Маклафлин, показатель «надежности»
альянса составляет 74,5% [13]. Это означает, что почти в 25%
случаев государство может остаться один на один с надвигающейся угрозой. Данное обстоятельство заставляет государственных деятелей быть внимательней к выбору союзников.
Во-вторых, факторы, которые влияют на возникновение альянсов государств, определяют эволюцию международной системы в целом [22, с. 1], и сами определяются ею. Государства образуют альянсы для того, чтобы совместно противостоять угрозам. Однако вместе с распадом СССР и окончанием «холодной
войны» система международных отношений изменилась. Мир
стал более мозаичным, угрозы «рассредоточились», и теперь
труднее понять, какое государство представляет угрозу, а какое может рассматриваться в качестве потенциального союзника.
Подобные изменения привели к тому, что пространство современных международных отношений все более индивидуализируется, усиливается роль субъективных факторов, детерминирующих действия международных акторов. Можно предполо80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
жить, что роль субъективных факторов в создании альянсов государств также возрастет.
Какие факторы выступали в качестве основных при построении отношений сотрудничества между Россией и США в
ходе иракского кризиса 2002 – 2003 гг.?
Обобщая результаты эмпирических исследований [см. 12,
22], можно выделить следующие переменные, способствующие
кооперации государств при разрешении международных проблем: 1) географическое расположение, 2) общность культуры,
3) научение, 4) одинаковые политические режимы, 5) наличие
общей угрозы.
Географическое расположение. Влияние данного фактора
на формирование альянсов оценивается неоднозначно разными
исследователями. Например, B. Лай и Д. Рейтер доказывают, что
государства, расположенные ближе друг к другу географически,
с большей вероятностью смогут стать союзниками [12, с. 211].
Дружественные отношения между государствами-соседями могут сохраняться и при наличии таких разногласий, которые могли бы привести к осложнению отношений с другими государствами. Однако термин «симбиоз с соперником»13, используемый
сторонниками психодинамического подхода к изучению международных отношений [21], заставляет предположить, что близлежащие государства больше претендуют на роль «врага».
Ст. Уолт рассматривает влияние географического расположения во взаимосвязи с существующими угрозами. Он подчеркивает, что при прочих равных условиях государства с большей
вероятностью образуют альянс в ответ на угрозы, исходящие от
близлежащих государств, чем от географически более отдаленных [22, с. 23, 276]. Однако он также поддерживает предполоФеномен симбиоза с соперником характеризует ситуацию, когда
нация на осознаваемом уровне стремится дистанцироваться от своего
«врага», а на бессознательном уровне – ощущает сходство с ним, поскольку на «врага» проецируются отрицательные качества собственной
нации. Таким образом, «враг» для нации – это она сама, но со знаком
«минус». И нация чувствует себя неразрывно связанной со своим врагом,
испытывает потребность в его существовании.
13
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
жение, согласно которому союзы образуют преимущественно
близлежащие государства, поскольку имеют общие региональные интересы.
Оценивая влияние географического расположения на возможность сотрудничества России и США в рамках антитеррористической коалиции в целом и в ходе урегулирования иракского
кризиса 2002 – 2003 гг. в частности, мы можем сделать вывод о
низкой значимости данного фактора. Созданная в 2001 году антитеррористическая коалиция характеризуется как «глобальная».
В нее вошли союзники США по НАТО, Япония и Австралия. К
ней присоединились Россия, Китай, Пакистан и Индия. Крупнейшие международные организации, такие как ООН, лидеры
стран организации Азиатско-тихоокеанского экономического
сотрудничества, а также лидеры ряда исламских государств осудили террористические акты. В период проведения операции в
Ираке в 2003 году коалиция насчитывала 49 государств. Другими словами, география государств была более чем разнообразна,
чтобы выступать в качестве основного фактора, объясняющего
причины несовпадений позиций России и США в рамках антитеррористической коалиции.
Общность культуры. Влияние данного фактора проявляется в том, что государства, характеризующиеся общностью языка,
этичности и религии, с большей вероятностью станут союзниками.
Глобальный характер антитеррористической коалиции связан, в том числе, и с беспрецедентной представленностью культур государств. Данное обстоятельство не позволяет рассматривать языковые или религиозные различия в качестве фактора,
препятствующего сотрудничеству России и США, предполагая у
них наличие меньшей культурной общности, чем, например, у
США и Албании или Руанды, которые США позиционируют в
качестве членов антитеррористической коалиции [16].
Сходство политических систем. Б. Лай и Д. Рейтер, используя данные по взаимодействию государств в период с 1816
по 1992 гг., продемонстрировали, что после 1945 г. государства с
одинаковыми типами режимов с большей вероятностью образовывали союзы друг с другом. Вместе с тем исследователи показа82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
ли необоснованность предположения о том, что демократии скорее пойдут на сотрудничество друг с другом, чем авторитарные
режимы [12, с. 222].
На чем базируется гипотеза о влиянии сходства политических систем? Ст. Уолт, используя понятие идеологической солидарности, доказывает, что, во-первых, создание альянсов с государствами-единомышленниками может рассматриваться как
способ защиты политических принципов. Если государственные
деятели полагают, что их политическая система в основе своей
справедливая, то задача по защите государств со сходными политическими системами должна рассматриваться как значимая
цель. Во-вторых, государства с одинаковыми политическим системами меньше опасаются друг друга, поскольку они предполагают, что «такому же» государству будет труднее на них напасть. В-третьих, союз государств с одинаковым социальнополитическим устройством может усилить легитимность слабых
режимов за счет их присоединения к разделяемым принципам и
идеям [22, с. 33-35].
Что касается роли сходства политических систем в построении сотрудничества между Россией и США в период иракского
кризиса, то, как и в случае с двумя предыдущими факторами,
данный фактор также не позволяет нам объяснить несовпадение
позиций России и США по Ираку. К 2003 году Россия и США
достигли большего сходства своих политических систем, чем,
например, США и СССР в период кувейтского кризиса 19901991 гг., когда два государства осудили действия Ирака по отношению к Кувейту и одобрили решение СБ ООН о силовых методах урегулирования кризиса.
Научение. Упоминание о кувейтском кризисе 1990 –
1991 гг. позволяет нам обратиться к рассмотрению еще одного
фактора, способствующего формированию альянсов государств – к влиянию прошлого опыта. Россия и США имели совместный опыт как в борьбе с международным терроризмом (антитеррористическая операция в Афганистане, проведенная в ноябре 2001 г.), так и урегулирования иракской проблемы
(кувейтский кризис 1991 г.). Более того, как признавали в 1991
году лидеры СССР и США, кувейтский кризис имел большое
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
значение для построения новых отношений между двумя государствами. В тот период сотрудничество СССР и США было
охарактеризовано как «беспрецедентное»; а ситуацию в регионе
Персидского залива называли «лабораторией, в которой испытываются усилия двух государств по созданию нового миропорядка после окончания «холодной войны» [6].
Однако позиция России по ситуации в Ираке 2002 – 2003 гг.
позволяет сделать вывод, что наличие прошлого опыта не помогало, и даже отчасти препятствовало сотрудничеству между Россией и США в данный период. В частности, операция в Ираке
расценивалась российским политическим руководством как проводимая вопреки тем принципам, которых оно придерживалось, и
которые лежали в основе проведения антитеррористической операции в Афганистане. Таким образом, ситуация вокруг Ирака
воспринималась по контрасту с проведенной в 2001 году антитеррористической операцией в Афганистане.
Наличие общей угрозы. Государства образуют альянсы,
чтобы противостоять внешней угрозе. При этом в зависимости
от характера угроз и статуса государств они могут или сдерживать враждебное государство, или устранить угрозу, присоединившись к более сильному государству [22].
Насколько влиятельным является данный фактор при объяснении российско-американских отношений в период иракского
кризиса 2002 – 2003 гг.? Согласно утверждению о том, что государства с большей вероятностью станут союзниками, если
столкнутся с общей угрозой, сотрудничество России и США
должно было только укрепиться в свете возникновения новых
угроз, исходящих от международного терроризма. Однако на
практике произошло совсем другое: антитеррористическая коалиция государств распалась.
Данное обстоятельство позволяет предположить, что наличие общей внешней угрозы является необходимым, но не достаточным условием для возникновения сотрудничества. У лидеров
России и США должно было возникнуть разделяемое понимание
решаемой проблемы.
Согласно определению, «коалиция» - это объединение, союз
государств, созданный для достижения общих целей [4, c. 16684
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
167]. Как отмечала советник по национальной безопасности
К. Райс, члены антитеррористической коалиции разделяли общие цели. «Мы стремимся достичь никак не меньше, чем безопасности наших граждан. Многие члены коалиции сами стали
жертвами террора; все понимают ужасную цену терроризма и
возможную катастрофическую опасность, связанную с оружием
массового уничтожения (ОМУ)» [18]. Подобные цели – борьба с
терроризмом и распространением ОМУ – разделяло и российское политическое руководство, но Россия не рассматривалась
США в качестве члена коалиции. Причина этому заключается в
том, что членов коалиции объединяют не только общие цели, но
и общие принципы [11]. Данное условие в российско-американских отношениях реализовано не было. И рассогласование в
действиях России и США как членов антитеррористической
коалиции в период иракского кризиса 2002 – 2003 гг. обусловлено различиями в восприятии иракской проблемы и политического мира в целом, существующими у российского и американского политического руководства.
Таким образом, можно предположить, что в качестве фактора построения партнерских отношений между государствами
выступает создание разделяемого лидерами разных стран понимания решаемой проблемы.
3.3. Представление проблемы в сознании
как фактор сотрудничества государств
Обоснованность предположения о том, что создание разделяемого представления о проблеме в сознании политиков выступает в качестве фактора построения партнерских отношений
между государствами, подтверждается исследованиями процесса
принятия внешнеполитических решений [см., например, 17].
Они продемонстрировали, что представление проблемы в сознании является основой принимаемых решений и что политики
могут прийти к различным решениям через изменение репрезентации решаемой проблемы [см. 14].
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
Упоминавшиеся работы посвящены изучению процесса
принятия решений отдельными индивидами. Однако сотрудничество государств в рамках коалиции подразумевает осуществление согласованных действий и решений со стороны политических лидеров разных стран. Данное обстоятельство делает актуальным рассмотрение проблемы согласования репрезентаций
проблемы, конструируемых разными акторами, в рамках международных организаций.
С точки зрения классического определения организация может рассматриваться как ряд процедур, посредством которых ее
члены преследуют достижение согласованных целей, контролируя состояние неопределенности. В данном случае возможность
кооперации определяется соблюдением норм, договоров, которые структурируют международные отношения, делают их
предсказуемыми. Неэффективность деятельности организации
объясняется тем, что международные отношения налажены недостаточно хорошо.
Ученые, занимающиеся изучением когнитивных процессов,
не разделяют подобное объяснение неудач международных организаций при урегулировании международных проблем. Если
государства не могут согласованно действовать в рамках организации, то в данном случае нельзя говорить о существовании организации как таковой. Таким образом, организация – это скорее
следствие совместных усилий государств, нежели их отправная
точка.
Данные идеи раскрывает когнитивный подход к пониманию
функционирования международных организаций [20]. В основе
данного подхода лежит предположение, согласно которому организация не предполагает существования изначально заданных
целей, которые государства должны достичь. Скорее, организация возникает из существования несовпадающих целей. Поэтому
функция организации с точки зрения данного подхода состоит в
примирении разногласий, возможности найти приемлемую трактовку рассматриваемой проблемы, а не направить поведение
конкретного государства в русло заранее оговоренных принципов. Сотрудничество государств, пусть даже и не предполагающее построение формальной организации, строится по тому же
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
самому принципу. Политики, выступающие от имени государства, должны создать разделяемую реальность, по возможности
находиться на одном уровне понимания решаемой проблемы.
Обобщение результатов эмпирических исследований, посвященных изучению влияния образа «Я» государства на внешнюю политику, реализуемую его лидером [1, 2], позволяет сделать вывод, что возможность создать разделяемую реальность
зависит от различий в образах, которые конструируются лидерами государств.
Рассматривая образ «Я» государства как состоящий из трех
компонентов – идентификационного, статусного и ролевого, каждый из которых характеризуется позитивной, негативной или
амбивалентной эмоциональной окрашенностью, можно сформулировать следующий механизм представления проблемы в сознании политика. Доминирующий статусный, идентификационный или ролевой компонент образа «Я» государства определяет,
какие характеристики проблемной ситуации рассматриваются в
качестве ведущих, а какие – игнорируются. Иначе говоря, изучение образа государства позволяет выстроить иерархию приоритетов политического руководства, которые влияют на его
предпочтения при принятии решений. Эмоциональная окрашенность образа влияет на репрезентацию решаемой проблемы с
точки зрения потерь и выигрышей.
Сотрудничество государств возникает в том случае, если
представление проблемы в сознании корректируется за счет обратной связи, получаемой от партнеров. Однако, как показывает
практика международных отношений, к общему пониманию решаемой проблемы прийти очень трудно, и действия акторов зачастую отражают существование несовпадающих точек зрения.
По нашему мнению, урегулирование иракского кризиса
2002 – 2003 гг. представляет собой пример подобного несовпадения репрезентаций проблемы в сознании лидеров России и
США. И, несмотря на то, что российский и американский президенты декларировали сотрудничество двух государств в рамках
антитеррористической коалиции, с точки зрения когнитивного
подхода к формированию международных организаций, Россия
и США не могли создать эффективно действующую коалицию.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
3.4. Основные характеристики
образа государства и образа мира
в речах президента РФ В.В. Путина
и президента США Дж. Буша
в период иракского кризиса 2002 – 2003 гг.
Принимая во внимание влияние особенностей представления проблемы в сознании в качестве фактора, определяющего
сотрудничество государств, можно сформулировать гипотезу
исследования, согласно которой урегулирование иракского кризиса 2002 – 2003 гг. характеризуется несовпадением репрезентаций проблемы в сознании лидеров России и США и их неготовностью корректировать сложившиеся репрезентации с учетом
получаемой обратной связи.
В ходе исследования был осуществлен контент-анализ 385
утверждений президента США Дж. Буша и 264 утверждений
президента РФ В.В. Путина, характеризующих иракский кризис
2002 – 2003 гг. Поскольку представление проблемы в сознании
рассматривается нами в контексте основных компонентов образа
«Я» государства, утверждения кодировались как несущие информацию об идентичности, статусе и роли России и США, а
также об их эмоциональной окрашенности. Для выявления образов политического мира, конструируемых лидерами России и
США, использовалась методика контент-анализа «Глагол в контексте» Ст. Уокера.
Обработка результатов производилась с помощью компьютерной программы по социальной статистике SPSS для Windows.
В частности, использовались такие статистические критерии, как
U Манна-Уитни, Т-критерий Вилкоксона, а также - описательная
статистика.
Согласно результатам контент-анализа речей президентов
России и США в период иракского кризиса образ России, как и
образ США, характеризуется доминированием ролевого компонента. В среднем по выборке частота появления ролевых утверждений в речах президента РФ составляет 56,71%. Далее по частоте появления следуют статусные (40,86%) и идентификацион88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
ные утверждения (2,43%). В текстах речей президента США ролевые утверждения составляют 44,16%. Далее по частоте упоминания следуют статусные утверждения – 30,91% и идентификационные утверждения – 24,93%.
Сравнение частоты появления идентификационных, статусных и ролевых утверждений в речах президентов США и России
при помощи критерия U Манна-Уитни позволяет сделать вывод
о существовании достоверных различий в частоте появления
идентификационных утверждений (р= 0,029) и статусных утверждений (р = 0,07).
Образ «Я» России, как и образ «Я» США характеризуются
позитивной эмоциональной окрашенностью.
3
,6
3
,5
2
,4
,
3
2
1
,2
,1
0,0
1
РФ
США
График 1. Частота появления идентификационных, статусных
и ролевых утверждений в речах президентов США и России
в период иракского кризиса 2002 – 2003 гг.:
1 – идентификационные утверждения;
2 – статусные утверждения;
3 – ролевые утверждения
Вместе с тем можно выделить и различия. В текстах речей
Дж. Буша содержится больше позитивных утверждений, чем в
заявлениях В.В. Путина: 69,12% и 57,71% соответственно. Одновременно американский президент использует больше негативных утверждений, чем российский президент: 22,38% и 15%
соответственно. Однако указанные различия статистически не89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
достоверны. Эмоциональная окрашенность образа «Я» России
по сравнению с образом «Я» США отличается достаточно большой долей амбивалентных оценок: 27,29% и 8,5% соответственно. Различия статистически достоверны: критерий U МаннаУитни значим на уровне 0,029.
,8
1
1
,6
,4
3
2
,2
0,0
2
3
США
РФ
График 2. Частота появления позитивных, негативных и амбивалентных утверждений в речах президентов США и России
в период иракского кризиса 2002 – 2003 гг.:
1 – позитивные утверждения;
2 – негативные утверждения;
3 – амбивалентные утверждения
Образы политического мира, конструируемые президентами
России и США в период иракского кризиса 2002 – 2003 гг., также существенно различаются. При этом наиболее значимые различия обнаруживают так называемые «философские убеждения» - убеждения о том, как устроен политический мир.
В то время как образ мира, конструируемый в своих выступлениях президентом США Дж. Бушем, категоризуется преимущественно как конфликтный (Р-1 = -0,17), образ мира в заявлениях президента России предстает как кооперативный. Среднее
значение индекса Р-1 (природа политического мира) в целом по
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
российской выборке составляет 0,4. Различия статистически
достоверны. Критерий U Манна-Уитни значим на уровне 0,014.
Президент России также более оптимистично оценивает
возможность реализации политических целей, чем президент
США. Среднее значение индекса Р-2 (возможность реализации
политических целей) для российской выборки составляет 0,41, в
то время как для американской -0,16. Различия статистически
достоверны. Критерий U Манна-Уитни значим на уровне 0,021.
Политическое будущее, с точки зрения российского президента В.В. Путина, представляется вполне предсказуемым (Р-3 =
0,52), в то время как американский президент воспринимает будущее как непредсказуемое (Р-3 = 0,2). Различия статистически
достоверны. Критерий U Манна-Уитни значим на уровне 0,05.
И президент США, и президент России признают высокую
роль случая в истории. Однако среднее значение индекса Р-5
(роль случая) для российской выборки (0,65) ниже, чем для американской выборки (0,87). Различия статистически достоверны.
Критерий U Манна-Уитни значим на уровне 0,04.
Несмотря на существование различий в содержании философских убеждений, не были выявлены статистически достоверные различия в значениях индексов, обозначающих инструментальные убеждения. Но значение индекса I-1 (стратегические
приоритеты) позволяет сделать вывод, что базовая установка В.В.
Путина на взаимодействие с миром является более кооперативной (I-1 = 0,56), чем у Дж. Буша (I-1 = 0,33).
Тактические приоритеты российского президента также более кооперативные. В текстах заявлений президента России
практически нет ссылок на такие средства реализации власти,
как «наказание» (5%) и «угроза» (6%), в то время как в выступлениях американского президента они составляют 14% и 16%
соответственно. Различия в частоте упоминания «наказания» как
средства реализации власти в текстах речей российского и американского президента статистически достоверны. Критерий U
Манна-Уитни значим на уровне 0,021. В целом российский президент наиболее часто использует «поддержку» (35,29%) и «сопротивление» (25,71%), в то время как американский – «поддержку» (21,63%) и «вознаграждение» (21,13%).
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
Российский президент в своих выступлениях демонстрирует
бóльшую склонность к риску, чем президент США. Среднее значение индекса I-3 (склонность к риску) для российской выборки
составляет 0,41, а для американской – 0,19. Российский президент
менее склонен к чередованию конфликтного и кооперативного
поведения, а также утверждений о намерениях и конкретных дел,
чем американский. Среднее значение индекса I-4a (соотношение
конфликтного и кооперативного поведения) для российской выборки составляет 0,43, в то время как для американской – 0,48.
Среднее значение индекса I-4b (соотношение утверждениях о намерениях и конкретных поступках) для российской выборки составляет 0,64, и для американской выборки – 0,71.
Что касается соотношения утверждений о намерениях и
конкретных поступках в российской и американской выборке, то
президент В.В. Путин в своих выступлениях чаще использует
утверждения о намерениях (54,14%), нежели ссылки на конкретные действия (45,86%). Соотношение утверждений о намерениях
и конкретных поступках в речах американского президента обратное. Дж. Буш чаще апеллирует к уже совершенным действиям (64,13%), нежели к намерениям (35,88%). Сравнение распределения переменных, обозначающих частоту упоминания намерений и поступков при помощи Т-критерия Вилкоксона
позволяет сделать вывод о существовании достоверных различий в частоте утверждений двух типов (р = 0,04).
Таким образом, полученные результаты позволяют сделать
вывод существенных различиях в образах страны и мира, конструируемых президентом России В.В. Путиным и президентом
США Дж. Бушем в период иракского кризиса 2002 – 2003 гг. В
этой связи можно ожидать и существование различий в представлении решаемой проблемы в сознании, в репрезентации сути
проблемы и способов ее разрешения.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
3.5. Репрезентация проблемы
как фактор сотрудничества России и США
в ходе иракского кризиса 2002 – 2003 гг.
Чтобы проверить гипотезу о несовпадении репрезентаций
иракской проблемы в сознании лидеров России и США и неготовности корректировать сложившиеся репрезентации с учетом
получаемой обратной связи, необходимо, во-первых, выявить
особенности репрезентации иракской проблемы в сознании президента России В.В. Путина и президента США Дж. Буша, и, вовторых, оценить возможности лидеров двух стран корректировать сложившиеся представления под влиянием получаемой обратной связи.
Начнем с рассмотрения особенностей репрезентации иракской проблемы в сознании президентов России и США.
Как уже отмечалось, образ России и образ США характеризуются доминированием ролевого компонента. Это означает, что
как президент России, так и президент США оформляли ситуацию по Ираку в контексте обязательств, которые данные государства избрали для себя на международной арене.
Однако с точки зрения содержания, представления об обязательствах России и США в мире существенно отличаются. Для
российского президента урегулирование иракской проблемы
сводилось преимущественно к обеспечению работы инспекторов
ООН (18,18% утверждений о ролях) и разоружению Ирака
(14,55%), а после начала военных действий – к разрешению гуманитарных проблем иракцев (10,91%). Для выполнения подобных задач наиболее эффективными представлялись политикодипломатические методы (9,87% утверждений о принципах реализации ролей) в рамках резолюций СБ ООН (34,55%), реализуемых при участии партнеров России на международной арене
(8,64%).
Основная задача США заключалась в свержении режима С.
Хуссейна (38,23%). При этом данная задача представлена в тесной взаимосвязи с борьбой с международным терроризмом
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
(8,33%), обеспечением международной безопасности и безопасности США (2,78%).
Детерминанты ролевых предпочтений России и США также
существенно отличаются. Выбор США своих ролей в ходе иракского кризиса обусловлен угрозами, с которыми они столкнулись на международной арене. Определение источников угроз, в
свою очередь, обусловлено содержанием идентификационного
компонента образа США.
В выступлениях, посвященных иракской проблеме, президент Дж. Буш подчеркивает уязвимость США перед угрозами,
которые преимущественно исходят от режима С. Хуссейна
(55,56% утверждений об угрозах) и международного терроризма
(18,06%). При этом данные угрозы часто воспринимаются как
взаимосвязанные. Таким образом, в сознании американского
президента был сконструирован образ врага, против которого
США боролись, в том числе и в ходе военной операции в Ираке.
Образ врага, в свою очередь, стал основой восприятия идентичности США. Враг – это тот, кто попирает ценности США.
Ключевым элементом идентичности США можно назвать ценность свободы (20,83% утверждений об идентичности), которая
зачастую представлена вместе с «возможностями» (2,08%), «надеждой» (4,17%), «миром» (4,17%). В радиообращении Дж. Буша от 1 марта 2003 г. подчеркивается, что эти ценности мало
значат для С. Хуссейна, но много – для США [10]. Поэтому
«враг» должен быть уничтожен. И в этом смысле знаковым становится утверждение президента, что ценности (идентичность) и
интересы (роль) США ведут страну в одном направлении.
Репрезентация проблемы российским политическим руководством осуществлялась на совершенно иных основаниях. Выбор
ролей, как и в случае США, был обусловлен фактом восприятия
угроз. Содержание угроз, в свою очередь, определялось несоблюдением принципов построения международных отношений,
которые В.В. Путин декларировал в качестве основных.
В заявлениях российского президента подчеркивается, что
угроза состоит в создании однополярного, унифицированного
мира (16% утверждений об угрозах), непосредственным следствием которого станет распад сложившейся системы междуна94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
родной безопасности (16%). В этой связи, несмотря на то, что
Россия неоднократно подчеркивала существование угроз, связанных с возможностью существования в Ираке оружия массового уничтожения (20%), она выступала против военных действий и за урегулирование всех проблем вокруг Ирака на основе
резолюций Совета Безопасности ООН. Принципы построения
международных отношений, постулирующие многополярность
(23,81% утверждений о принципах построения международных
отношений), необходимость принятия коллективных решений
(9,52%), невозможность навязывать свой образ мира, свои ценности другим, привели к возникновению новой репрезентации
проблемы, центром которой стали действия США и сил коалиции в Ираке, а не изначальная задача по разоружению Ирака и
возвращению его в сферу действия резолюций СБ ООН.
Таким образом, политические лидеры России и США поразному воспринимали суть иракской проблемы и наметили отличающиеся пути ее разрешения. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что основное условие сотрудничества государств, предполагающее создание разделяемого видения проблемы, не было реализовано в российско-американских
отношениях.
Кроме различий в восприятии проблемы, характеристики
образов России и США позволяют сделать вывод о незначительном потенциале лидеров двух государств по корректировке сложившихся у них картин мира под влиянием получаемой обратной связи. И здесь целесообразно обратить внимание на следующие особенности конструируемых образов.
Первый связан с особенностями восприятия Россией и США
своего статуса, а именно отношений с другими участниками международных отношений. Несмотря на фиксируемые трудности
во взаимоотношениях с США в период иракского кризиса
(17,65% утверждений об отношениях с другими государствами),
российский президент, тем не менее, рассматривает Соединенные Штата в качестве основного партнера России по урегулированию данного кризиса и борьбе против распространения ОМУ
(47,06%). В то же время Дж. Буш в анализируемых выступлениях ни разу не упоминает о России в связи с ситуацией в Ираке и
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
никак не комментирует позицию России, Германии и Франции
по рассматриваемой проблеме. Фактически в данном случае о
корректировке позиции США на основе получаемой обратной
связи речь не идет.
Особенности образа России и образа мира, конструируемого
В.В. Путиным, также позволяют сделать вывод о незначительной склонности российского президента к корректировке своей
позиции по Ираку. Мы уже отмечали существование значимых
различий в убеждениях российского и американского президентов о том, как устроен политический мир. По мнению российского президента, политический мир характеризуется как кооперативный, достаточно предсказуемый и предоставляющий возможности для реализации политических целей. Иначе говоря,
ситуация в Ираке – это всего лишь проблема, требующая решения, но не подразумевающая кардинальных изменений существующего мирового порядка. Как подчеркивал заместитель министра иностранных дел А. Салтанов, «наши интересы гораздо шире, чем вопрос об Ираке. Вопрос стоит о том, в каком мире мы
дальше будем жить» [7].
Образ мира, конструируемый президентом США Дж. Бушем
в период иракского кризиса 2002 – 2003 гг., характеризуется как
конфликтный; подчеркивается существование препятствий со стороны других международных акторов на пути реализации США
политических целей. Другими словами, по мнению американского
политического руководства, в мире действуют «силы беспорядка»,
для борьбы с которыми необходимо использовать экстраординарные меры и изменить существующий миропорядок. И эти меры
были реализованы. Однако, как отмечал директор правового департамента МИД РФ Р.А. Колодин, России не были выгоды «не только война, но и миропорядок, выстраиваемый администрацией
Буша» [3]. Иначе говоря, действия США рассматривались российским политическим руководством сквозь призму потерь и,
следовательно, вряд ли можно было ожидать изменений в ранее
заявленной позиции России.
Таким образом, и президент России В.В. Путин, и президент
США Дж. Буш продемонстрировали незначительный потенциал
к корректировке сложившихся репрезентаций иракской пробле96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
мы. Следовательно, второе условие построения сотрудничества
также не было реализовано в отношениях между двумя государствами.
Обобщая полученные результаты, можно сделать вывод, что
российские и американские политические лидеры в ситуации
иракского кризиса 2002 – 2003 гг. продемонстрировали разные
варианты представления решаемой проблемы в сознании. С точки зрения когнитивного подхода к пониманию функционирования международных организаций в отношениях между Россией
и США возникла ситуация, когда задачи самореализации, поддержания собственных образов «Я» значительно доминировали
над процессами поиска разделяемого образа мира. Таким образом, во взаимоотношениях России и США в период иракского
кризиса отсутствовали базовые условия возникновения сотрудничества. Результаты исследования также позволили рассматривать особенности репрезентации проблемы в сознании политиков в качества фактора, определяющего возможность сотрудничества государств при урегулировании международных проблем.
Полученные результаты также позволяют наметить направления дальнейшего научного поиска в сфере изучения сотрудничества в международных отношениях. Основное из них связано
с изучением процессов формирования политиками разделяемого
понимания решаемой проблемы, взаимного приспособления существующих трактовок событий. Какие факторы определяют
процесс корректировки партнерами существующих репрезентаций? Разделяемые каждым из них идеи? Статусные позиции
партнеров? Материальные ресурсы и возможности?
Отдельного рассмотрения заслуживает также процесс получения «обратной связи», который, как предполагается, лежит в
основе создания разделяемого видения мира.
Представленные в рамках данной главы результаты исследования являются первым шагом в поиске ответов на поставленные вопросы. Они нуждаются в дальнейшем изучении с использованием других случаев сотрудничества или его отсутствия в
практике мировой политики.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
Примечания
1. Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Динамика образа государства в
международных отношениях. СПб.: СпбГУ, 2003. 272 с.
2. Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Образ государства как фактор
принятия внешнеполитических решений // ПОЛИС. 2004. № 4.
C. 116-125.
3. Колодин Р.А. Программа «Свобода слова» // НТВ. 21.03.2003.
20:10
4. Краткий политический словарь. М.: Политиздат, 1988. C. 166167.
5. Переосмысляя современность: Материалы международной
конференции (II) // Полис, 2003. № 3. C. 14-32.
6. Примаков Е.М. СССР и США в новом мире // Литературная
газета, 1990. № 40.
7. Салтанов А. Программа «Основной инстинкт» // ОРТ.
6.03.2003. 20:50.
8. Яковлев Н. США - СССР: так кто же развалил «империю зла»
// Молодая гвардия, 1992. № 10.
9. Baker J. A Summons to Leadership. Address before the Chicago
Council on Foreign Relation, Chicago, 21 April. Washington: US Information Service, USIS-Eur504; 4.11.92.
10. Bush G.W. President's Radio Address. March 1, 2003. Адрес в
Интернет: http:// www.whitehouse.gov
11. Dibb P. The future of international coalitions: how useful? How
manageable? // The Washington Quarterly. 2002. Vol. 25, №. 2. P. 131144.
12. Lai B., Reiter D. Democracy, Political Similarity, and International Alliances, 1816-1992 // Journal of Conflict Resolution. 2000. Vol.
44. № 2, April. P. 203-227
13. Leeds B.A., Long A.G., McLaughlin Mitchell S. Reevaluating
Alliance Reliability: Specific Threats, Specific Promises // Journal of
Conflict Resolution. 2000. Vol. 44. № 5, October. P. 686-699.
14. McDermott R. Prospect Theory in International Relations: The
Iranian Hostage Rescue Mission // Avoiding Losses / Taking Risks :
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Prospect Theory in International Relations / ed. by B.Farnham. Ann Arbor: The Univ. of Michigan Press, 1994. P. 73-99.
15. Nye (Jr.) J. The American National Interests and Global Public
Goods // International Affairs, 2002. Vol. 78. № 2. P. 233-244.
16. Operation Iraqi Freedom. Who are the current coalition members? Адрес в Интернет: http:// www.whitehouse.gov/ infocus/
iraq/news20030327-10.html
17. Problem Representation in Foreign Policy Decision-Making / Ed.
by D.A. Sylvan, J.F. Voss. Cambridge, Cambridge University Press,
1998. 347 p.
18. Rice C. The Coalition // The Wall Street Journal, 2003. March 26.
19. Sabrosky A. N. Interstate alliances: Their reliability and the expansion of war // The Correlates of War II: Testing some realpolitik models / E. by J. David Singer. New York: Free Press, 1980. P. 161-98
20. Shih Chih-yu. Seeking Common Causal Maps: A Cognitive Approach to International Organization // Contending Dramas: A Cognitive
Approach to International Organization / Ed. by Cottam M.L., Chih-yu
Shih. N.Y., L., 1992. P. 39-56.
21. Volkan V.D. An Overview of Psychological Concepts of Pertinent to Interethnic and/or International Relations // The Psychodynamics
of International Relations / Ed. by Volkan V., Julius D.A., Montville J.V.
Vol.1: Concepts and Theories. Lexington, 1991. P. 31-46.
22. Walt St. M. The Origins of Alliances. Itaca: Cornell University
Press, 1994. 285 p.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Безопасность и проблема сотрудничества
Вопросы для повторения
1. Какие факторы влияют на построение отношений сотрудничества в международных отношениях?
2. В чем заключается суть когнитивного подхода к пониманию функционирования международных организаций? Каковы
основные критерии кооперации?
3. Определите суть процесса репрезентации проблемы в сознании. Какова роль образа государства в построении репрезентации проблемы в сознании политического руководства?
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Рекомендуемая литература
1. Бертон Дж.Б. Конфликт и коммуникации. Использование
контролируемой коммуникации в международных отношениях
// Теория международных отношений: Хрестоматия / Сост., научн. ред. и коммент. П.А. Цыганкова. М.: Гардарики, 2002. С.
349-361.
2. Киселев И.Ю. Политическая коммуникация на рубеже
столетий. М., Ярославль, 2002. Раздел 4 «Коммуникация доверия». С. 267-307.
3. Киселев И.Ю. Принятие решений в политике: теоретические аспекты психологии выбора. Ярославль, 2002. 100 с.
4. Уолферс А. Противоборство и сотрудничество: очерк международной политики // Теория международных отношений:
хрестоматии / Сост., научн. ред. и коммент. П.А. Цыганкова. М.:
Гардарики, 2002. С. 334-348.
5. Хаас Э.Б. За пределами нации-государства: функционализм и международная организация // Теория международных
отношений: Хрестоматия / Сост., научн. ред. и коммент. П.А.
Цыганкова. М.: Гардарики, 2002. С. 316-333.
6. Цыганков П.А. Политическая социология международных
отношений. М.: Радикс, 1994. Глава 12. С. 228-251.
Дополнительная литература и источники
1. Официальный сайт Министерства иностранных дел РФ:
http://www.mid.ru
2. Официальный сайт Президента РФ: http://www.kremlin.ru
3. Официальный
сайт
Президента
США:
http://www.whitehouse.gov
4. Официальный Организации стран североатлантического
договора (НАТО): http://www.nato.int
5. Официальный сайт Организации объединенных наций
(ООН): http://www.un.org
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
4. Вместо заключения
4. Вместо заключения: динамика
образа США в инаугурационных речах
американских президентов
в период 1949 – 2005 гг.
Завершая учебное пособие, вместо традиционного заключения, в котором обычно содержатся выводы и подводятся итоги
уже сказанного, мы предлагаем рассмотреть перспективы международной безопасности с учетом обозначившихся тенденций в
современном мире. 20 января 2005 г. состоялась инаугурация 44го президента США Дж. У. Буша. Процедура вступления в
должность нового американского президента и произнесенная
им речь стали «главной новостью дня» информационных выпусков, определяя предмет дискуссий, прогнозов политологов и
экспертов в области международных отношений. Интерес к данному событию понятен. США, оставаясь мировым лидером в военной сфере и обладая существенным экономическим и культурным потенциалом, во многом определяют облик международной безопасности. А торжества, связанные с вступлением в
должность нового президента, и его инаугурационная речь, которые в США называют празднованием американской конституции и государственности, представляют собой также и программу действий Соединенных Штатов на ближайшие четыре года.
С учетом того факта, что США в современном мире превратились в глобальную державу, интерес к программным заявлениям нового американского президента выглядит вполне обоснованным. Как отмечал в 2003 г. советник по внешней и оборонной
политике А. Федоров, «американское присутствие – видимое
присутствие». Оно осуществляется через множество каналов –
от военного до гуманитарного, телевизионного. В результате
формируется фактор постоянного присутствия США. Это не
может не сказываться на российской внешней политике. «Ты
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
каждый день живешь с Америкой» - делает вывод эксперт [7]. В
этом смысле инаугурационная речь адресуется не только американскому народу, но и всему миру.
Актуальность изучения образа политического мира, конструируемого Дж. У. Бушем, обусловлена фактом его переизбрания
на второй срок. Обычно для второго президентского срока не характерны кардинальные решения и поступки. Субъекты принятия
политических решений действуют в условиях расширенных временных рамок, то есть связывают принимаемое решение с целым
рядом других решений в прошлом, настоящем и будущем, и в период второго президентского срока политики в том числе «работают» на создание собственного положительного имиджа в истории. В контексте данной задачи яркие и неординарные решения,
которые, как правило, сопряжены с излишним риском, могут
привести к прямо противоположным результатам. Но в случае с
переизбранием Дж. У. Буша может сложиться другая ситуация.
Он может воспринять свою победу на выборах как победу своего
курса, в том числе и внешнеполитического, который характеризуется экспансией, применением стратегии упреждающих ударов
и односторонними действиями при разрешении международных
проблем. Это означает, что грядущее четырехлетие может быть
отмечено осуществлением США силовых акций в ряде регионов
мира с целью продвижения ценностей свободы, демократии и
борьбы с терроризмом, дальнейшим ослаблением роли международных институтов, все большим дистанцированием США от остального мира.
Для того, чтобы проверить предположение относительно основных характеристик внешней политики США, мы рассмотрим
особенности образа США в инаугурационной речи Дж. У. Буша
2005 г., а затем проанализируем эти особенности с точки зрения
динамики образа США в инаугурационных речах американских
президентов после окончания Второй мировой войны в период
1949 – 2001 гг.
Инаугурационные речи представляют собой особый жанр
официальных заявлений. Их содержание в значительной степени
определяется базовой мировоззренческой, философской и гражданской тематикой, отвечает законам преемственности и нова103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
торства в социальной и политической сфере. В частности, содержание инаугурационной речи президентов США отражает
поиск американской идентичности, места государства в мире, а
также его «миссии».
Поскольку доминирование высказываний того или иного
типа может отражать отнюдь не особенности восприятия места и
роли США в мире, а определяться спецификой жанра инаугурационных речей, возникает опасение получить искаженное представление об образе государства. Кроме того, тексты речей, «за
минимальным исключением, не отражают индивидуальных особенностей личностей их авторов» [3, с. 22]. Однако проведенные
ранее исследования позволяют рассматривать инаугурационные
речи в качестве надежного источника для выявления базовых
характеристик образа государства. В частности, контент-анализ
инаугурационных речей американских президентов в период
1949 – 2001 гг. позволил зафиксировать изменения образа США
в ответ на изменения внутри- и внешнеполитической ситуации
[4, 5, 10]. Таким образом, инаугурационные речи - это не только
тексты для «внутреннего использования», которые отражают базовые ценности американцев и призваны интегрировать нацию.
Они также представляют собой репрезентацию международных
событий в политическом восприятии США, осуществляя «примерку американского политического «Я» к эху мировой истории» [3, с. 25]. Иначе говоря, в инаугурационных речах президенты США конструируют картину политического мира и место
своего государства в этом мире. Какой образ мира и образ США
сконструировал новый, 44-й президент Америки? Каково влияние этих образов на внешнюю политику данного государства?
4.1. Образ США в инаугурационной речи
Дж. У. Буша 20 января 2005 г.
Поиск ответов на поставленные вопросы осуществляется
при помощи контент-аналитического исследования инаугурационной речи Дж. У. Буша. Процедура исследования предполагает
выделение основных компонентов образа государства: иденти104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
фикационного, статусного и ролевого. Поэтому высказывания
президента кодировались как несущие информацию об идентичности, статусе и роли США. Необходимо отметить, что в качестве единицы анализа выступали именно высказывания, поскольку
они помогают рассматривать речь как принадлежащую определенному субъекту, демонстрируют ориентацию на ситуативное
действие [1, с. 62-63]. Данные характеристики речевого высказывания в наибольшей степени соответствуют целям исследования, нежели анализ лингвистических форм и значений, поскольку позволяют связать заявления американского президента и
практику внешней политики США.
Для того чтобы выявить особенности образа США в инаугурационной речи Дж. У. Буша в контексте речей других американских президентов, использовались результаты проведенного ранее исследования динамики образа США в инаугурационных речах президентов США в период 1949 – 2001 гг. [4, 5, 10].
Образ США характеризуется доминированием идентификационных утверждений. Далее по частоте появления следуют
внешнеполитические ролевые утверждения, статусные утверждения и внутриполитические ролевые утверждения.
Доминирование идентификационных утверждений характерно для всех инаугурационных речей американских президентов, поскольку они призваны отразить основные элементы американской идеологии, ценности, которые объединяют нацию. Не
является исключением и инаугурационная речь нынешнего президента. Пресс-служба Белого дома накануне проведения церемонии вступления в должность Дж. У. Буша представила инаугурационное выступление как «речь о свободе». В частности отмечалось, что «президент будет говорить об идеалах и
ценностях, которые горячо любят американцы» [2]. Однако
«свобода» стала ключевым концептом не только идентификационного компонента образа США. Идея свободы лежит также в
основе восприятия статуса и роли Соединенных Штатов.
Наибольший резонанс в мире вызвали ролевые утверждения,
характеризующие внешнеполитические задачи США. Основная
из них связана тем, чтобы принести свободу во все страны мира
и покончить с тиранией, поддерживать возникающие демокра105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
тические движения и институты. Для реализации поставленных
задач новая администрация предполагает использовать два традиционных инструмента влияния США: сочетание силы оружия
и силы идеи. С одной стороны, Дж. У. Буш отмечает, что хотя
выполнение данной задачи и не является преимущественно делом военных, тем не менее в случае необходимости США будут
защищать себя и своих друзей, используя военную силу. С другой стороны, подчеркивается, что в арсенале новой команды
президента должны присутствовать и политико-дипломатические методы: «США будут разъяснять свой выбор перед каждой
нацией и каждым правительством» [8]. Президент также призывал руководствоваться при реализации внешнеполитических целей такими ценностями как «человеческое достоинство» и «доброта».
Выбор США своих ролей обусловлен угрозами, с которыми
они столкнулись на международной арене (статусный компонент
образа США). Источники угроз, в свою очередь, представлены в
контексте содержания идентификационного компонента образа.
И ценность свободы также во многом определяет характеристики названных компонентов образа.
В своей инаугурационной речи Дж. У. Буш неоднократно
подчеркивает уязвимость США перед угрозами. Основная угроза, по мнению президента, исходит от тирании. Для того чтобы
справиться с данной угрозой и обеспечить надежду на мир в
своей стране, необходима экспансия свободы по всему миру. И
хотя, как подчеркивает Дж. У. Буш, возможности США не безграничны, воля Америки тверда, а влияние - существенно.
Современные угрозы приобрели новые особенности. Первая
связана с тем, что угрозы все чаще позиционируются в контексте
базовых ценностей США (идентификационный компонент образа), среди которых центральное место также принадлежит
«свободе». Наряду с ценностью свободы зачастую представлены
такие ценности, как «справедливость», «права» и «достоинство».
Как подчеркивает Дж. У. Буш, «в конце концов, без свободы нет
справедливости, а без свободы, регулируемой законом, - нет
прав человека» [8]. Вторая особенность заключается в том, что
борьба против угрозы тирании представлена в непосредственной
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
связке с требованием морали, то есть выбор в пользу свободы
характеризуется как «неизменно правильный». У Соединенных
Штатов появилось моральное право наносить удары, обвинять,
указывать на недостойное поведение.
Таким образом, на основе сказанного можно сделать вывод,
что особенности идентификационного компонента образа США
определяют основные направления их внешней политики. Чтобы
выявить характерные особенности восприятия ситуации в мире
новым американским президентом, необходимо рассмотреть динамику образа США в инаугурационных речах президентов –
предшественников Дж. У. Буша.
4.2. Динамика образа США
в инаугурационных речах американских
президентов в период 1949 – 2005 гг.:
адаптация к изменениям
Необходимость анализа динамики образа США в период
1949 – 2005 гг. определяется целью выявить специфические особенности образа, репрезентируемого новым американским президентом, и определить его влияние на внешнюю политику
США. И здесь важно обратить внимание, во-первых, на структурные трансформации построения профиля образа США, а вовторых, на изменения восприятия отдельных компонентов образа.
Структурные изменения в построении образа США в
инаугурационной речи Дж. У. Буша 2005 г. связаны с тем, что
идентификационно-статустный паттерн построения образа
США в инаугурационных речах американских президентов в период 1989 – 2001 гг. сменился идентификационно-ролевым.
Другими словами, по форме образ США, конструируемый
Дж. У. Бушем, строится так же, как и образ США в инаугурационных речах американских президентов в годы «холодной войны» в период 1949 –1985 гг.
На практике изменение паттерна построения образа государства выражается в смещении акцентов в осуществляемой ли107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
дерами данного государства внешней политики. В основе американской внешней политике периода «холодной войны» лежала
задача поддержания идентичности и образа мира США на фоне
набирающего силу альтернативного видения мира, предлагаемого СССР. Как подчеркивал бывший госсекретарь США
Дж. Бейкер, «после 1945 г. во внешней политике США доминировал один стратегический, политический и моральный императив: предотвратить войну с Советским Союзом, сохранив при
этом западные ценности и интересы» [13, с. CRS 162]. Другими
словами, «холодная война» может быть рассмотрена с точки
зрения «потребности государств упорядочить неопределенность
мира таким способом, который поможет защитить хрупкие
идентичности» [9, с. 18]. Для реализации поставленной задачи
декларируется необходимость активных действий США на международной арене. В этой связи óльшая
б
часть ролевых утве рждений характеризует основные направления внешней, нежели
внутренней политики. В результате образ США, так же как и политика в рассматриваемый период, характеризуется идентификационно-ролевой направленностью.
С момента окончания «холодной войны» акценты политики
изменились. Основная цель американской внешней политики в
период 1989 – 2001 гг. может быть сформулирована как легитимация статуса США в качестве единственной сверхдержавы.
Данная цель была довольно четко обозначена в проекте документа Пентагона «Руководство по оборонному планированию на
1992 – 1999 финансовые годы», подготовленного в феврале 1992
года. В нем содержится призыв к согласованным усилиям США
сохранить в обозримом будущем свой статус единственной
сверхдержавы. В качестве важнейшей ставится задача по предотвращению появления нового соперника, представляющего
угрозу тому порядку, которому ранее противостоял Советский
Союз [11, c. 13]. И Дж. У. Буш в ходе первого президентского
срока также придерживался обозначенного направления в реализации внешней политики.
Инаугурационные речи периода 1989 – 2001 гг. также характеризуются уменьшением частоты появления ролевых утверждений. К чему на практике привело уменьшение ролевого сег108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
мента образа США в период 1989 – 2001 гг.? Акцентирование
ролевых предпочтений наблюдается в том случае, если изменения на международной арене создают новые возможности для
реализации государством его «миссии в мире». В период после
окончания «холодной войны» и распада СССР Соединенные
Штаты в одночасье превратились в обладателя непревзойденного военного, экономического и культурного потенциала. Однако
уменьшение ролевого компонента отражало такое состояние, когда, как справедливо отмечает Дж. Най, «американцы находились в состоянии неопределенности относительно того, как
сформировать внешнюю политику, чтобы реализовать имеющийся потенциал» [12, с. 233].
Данное утверждение подтверждает тот факт, что ролевой репертуар США в период 1989 – 2001 гг. сократился в два раза по
сравнению с периодом 1949 – 1985 гг. При этом сокращение перечня ролей не сопровождалось его обновлением. Сопоставление
ролевых приоритетов США в рассматриваемые периоды позволяет сделать вывод, что роли, которые рассматривались президентами США в период холодной войны в качестве приоритетных,
сохранили свою актуальность и в период после ее окончания.
Среди них: защита мира, предотвращение распространения оружия массового уничтожения, «дело свободы», построение новых
отношений с ранее враждебными государствами, роль лидера в
мировых делах. Вместе с тем утратили свое значение роли, обусловленные спецификой ситуации, в частности, противостоянием
СССР и США. Соотношение внутриполитических и внешнеполитических утверждений в речах американских президентов в период 1989 – 2001 гг. позволяет утверждать, что американцы уделяли
основное внимание внутриполитическим проблемам и мало интересовались делами остального мира. Вопросы внешней политики играли незначительную роль в президентской кампании
2000 г. [12, с. 233-234].
События 11 сентября 2001 г. стали еще одной переломной
точкой в построении образа США. Инаугурационная речь
Дж. У. Буша 2005 г. отражает изменение соотношения основных
компонентов образа, который характеризуется доминированием
идентификационных и ролевых утверждений.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
Для того чтобы сделать выводы относительно того, к чему
на практике привели изменения паттерна построения образа
США, рассмотрим особенности восприятия содержания основных компонентов образа. И здесь необходимо остановиться
на трех основных аспектах.
Первый аспект связан с тем, что роли США характеризуются преимущественно внешнеполитической направленностью.
То есть, если в период 1989 – 2001 гг. внутриполитические ролевые утверждения доминировали над внешнеполитическими утверждениями, то в инаугурационной речи 2005 г., как и в речах
президентов периода «холодной войны», основное внимание
уделяется действиям США за рубежом. И на современном этапе,
так же как и в период «холодной войны», внутренняя политика
должна обеспечивать достижение внешнеполитических целей.
Для реализации основной задачи США на международной арене,
связанной с обеспечением свободы во всем мире, президент призывает к объединению усилий всех поколений, «отдавать делу
свободы больше, чем хотели бы». Одна из важнейших внутриполитических задач Соединенных Штатов также связана с необходимостью завершить дело свободы в своей стране.
Второй аспект трансформации образа США в инаугурационной речи Дж. У. Буша в 2005 г. обусловлен особенностями
восприятия внешней угрозы. Аналитики отмечают, что теракты
11 сентября и борьба с международным терроризмом привнесли
энергию и определили направление американской внешней политики. Вслед за периодом покоя и умиротворения, позволившим США снизить свою активность на международной арене,
наступили «годы огня» – период борьбы с «врагом».
Тема угрозы присутствует практически во всех инаугурационных речах президентов в анализируемые нами периоды. Но
она получила особое развитие в инаугурационной речи
Дж. У. Буша 2005 г. Так, в период 1949 – 1985 гг. проводилась
идея «благополучной Америки» и мира, который сталкивается с
величайшей опасностью - коммунизмом. Но, понимая и признавая причастность к судьбам людей всей земли, США принимают
на себя миссию по борьбе с этим злом и построению свободного
мира. В инаугурационных речах в период 1989 – 2001 гг. про110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
слеживается идея избавления от угроз. В речи Дж. У. Буша угроза репрезентируется как имеющая непосредственное отношение
к США, связывается с возможностью физического уничтожения.
«Мы увидели свою уязвимость. ... Жизнь хрупка, а враг реален»
- подчеркивает президент [8]. Поэтому, чтобы обезопасить себя,
США должны первыми наносить удар за пределами своих границ. Подобной стратегии упреждающих ударов Дж. У. Буш придерживался в период первого срока президентства и, по мнению
экспертов, будет придерживаться и впредь [см., например, 14, с.
48]. Сделанные прогнозы выглядят вполне обоснованными в
свете заявлений Дж. У. Буша в отношении Ирана и ряда других
государств.
Тема угрозы в инаугурационной речи Дж. У. Буша рассматривается также и в контексте задачи объединения нации. По
мнению вновь избранного президента, американское общество
способно объединиться, чтобы противостоять угрозам, ставящим под сомнение ценности США, их идентичность.
Идентичность США определяет третий аспект трансформации образа США в инаугурационной речи Дж. У. Буша 2005 г.
Рассматривая действия государств на международной арене, политологи различают внешнюю политику, основанную на ценностях, и внешнюю политику, базирующуюся на интересах. Например, президент фонда «Политика» В.А. Никонов связывает
различия в осуществлении внешней политики «республиканскими» и «демократическими» администрациями США, в том числе
с приверженностью первых интересам государства, а вторых –
ценностям общества [6]. Однако подобное разделение представляется не совсем точно отражающим реальную ситуацию: категория ценностей неизменно присутствует при определении
США своих национальных интересов, независимо от того, кандидат какой партии занимает в данный момент пост президента.
Американское общество, которое «в глазах всего мира воплощает практицизм в действиях и прагматизм в политике, настойчиво
объявляется нацией идеалистов» [3, с. 22]. Нынешний президент
не является исключением. В своей инаугурационной речи он
подчеркивает, что «теперь жизненно важные интересы Америки
и ее базовые убеждения представляют единое целое» [8].
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
***
К чему на практике может привести внешнеполитическая
линия, сконструированная на основе подобного образа государства?
Привнесение идентификационного компонента в политику
превращает последнюю в борьбу за базовые ценности, определяющие уникальность нации и составляющие основу ее самооценки. Если же ценности рассматриваются в неразрывной связи
с проблемами безопасности нации, то ее внешняя политика будет неизбежно опираться на силу оружия, а не на силу идей. В
Ираке, Иране, Сирии и ряде других государств, намеченных для
«экспорта» свободы и демократии, США рискуют развязать
конфликты идентичности, которые грозят стать затяжными и
трудноразрешимыми, поскольку ни одна из сторон не сможет
поступиться своими ценностями. И выход из подобных конфликтов будет возможен при использовании силы.
Сочетание идентичности, интересов безопасности и воспринятый статус мирового лидера увеличивает вероятность дальнейшего использования США стратегии односторонних действий при разрешении международных проблем и уменьшает вероятность того, что они будут корректировать свою политику в
соответствии с обратной связью, получаемой от международных
организаций и других международных акторов. Другими словами, Соединенные Штаты воспринимают себя как слишком могущественное государство, чтобы вместе с другими странами,
коллективно решать вопросы, имеющие для США жизненно
важное значение.
Таким образом, особенности конструирования образа США
в инаугурационной речи. Дж. У. Буша позволяют сделать вывод,
что Америка продолжит курс на реализацию односторонних
действий, внешней экспансии и использование ресурсов военной
силы в ходе осуществления внешней политики. В данной ситуации особенно важным представляется вопрос: будет ли подобное
внешнеполитическое поведение США вызывать возмущение или
находить поддержку у других международных акторов. Пока
Соединенные Штаты демонстрируют самодостаточность в своих
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
действиях, важная задача членов мирового сообщества состоит в
том, чтобы попытаться скорректировать подобное восприятие
статуса американским политическим руководством. При этом
наиболее эффективной стратегией представляется не демонстрация протеста действиям новой «империи», а возможность влиять
на принимаемые США решения через сотрудничество с ними.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
Литература
1. Верч Дж. Голоса разума. Социокультурный подход к опосредованному действию. М.: Тривола, 1996. 176 с.
2. Вести // РТР, 20.01.05. 17:09.
3. Инаугурационные речи президентов США от Джорджа
Вашингтона до Джорджа Буша (1789 – 2001) с историческим
комментарием / Общ. ред. и комментарий Э.А. Иваняна. М.:
Стратегия, 2001. 528 с.
4. Киселев И.Ю. Динамика образа государства в международных отношениях: Автореф. дис. ... д-ра социол. наук. СПб.:
СПбГУ, 2003. 42 с.
5. Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Динамика образа государства в международных отношениях. СПб.: СПбГУ, 2003. 272 с.
6. Страна и мир // НТВ, 3.11.2004.
7. Что делать? // Культура, 10.02.2003, 22:40.
8. Bush G.W. Inauguration Speech. http:// www.whitehouse.gov
9. Campbell D. Writing Security: United States Foreign Policy
and the Politics of Identity. Manchester: Manchester University
Press, 1992. 269 p.
10. Kiselev I.Yu., Smirnova A. La Dinámica de la Autoimagen
de los Estados Unidos a Través de los Discursos Públicos // Psicología Politíca, 2004. № 28. P. 55-68.
11. Klare M. Endless Military Superiority // The Nation, 2002.
July 15. P. 12-16.
12. Nye (Jr.) J. The American National Interests and Global Public Goods // International Affairs, 2002. Vol. 78, №. 2. Рр. 233-244.
13. Soviet Diplomacy and Negotiating Behavior. Buffalo, New
York: William S. Hein & Co, 1993. Vol. 4. P. CRS 162-168.
14. The Power of Persuasion: Dual Components of US Leadership. The Conversation with J. Nye // Harvard International Review,
2003. Winter. P. 46-48.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Проблема безопасности ...
Учебное издание
Киселев Игорь Юрьевич
Смирнова Анна Геннадьевна
Проблема безопасности
в современных
международных отношениях
Учебное пособие
Редактор, корректор А.А. Аладьева
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 15.11.2005 г. Формат 60×84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 6,74. Уч.-изд. л. 5,2.
Тираж 100 экз. Заказ
.
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет.
150 000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06515 от 26.10.2001
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37 тел. (0852) 73-35-03
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Вместо заключения
116
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа