close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

331.Власть и бизнес в Индии стратегия политического взаимодействия в первой половине XX века

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Кафедра всеобщей истории
Лаборатория африканистики и востоковедения
Т.А. Федорова
Власть и бизнес в Индии:
стратегия политического
взаимодействия
в первой половине ХХ века
Учебное пособие
Рекомендовано
Научно-методическим советом университета
для студентов, обучающихся по специальности История
Ярославль 2006
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 930:372.8
ББК Т3(5Ind)6–2
Ф 33
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного издания. План 2006 года
Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор А.С. Ходнев;
кафедра гуманитарных дисциплин МУБИНТ
Ф 33
Федорова, Т.А. Власть и бизнес в Индии: стратегия политического взаимодействия в первой половине ХХ века: учеб. пособие
/ Т.А. Федорова; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль : ЯрГУ, 2006. –
108 с.
ISBN 5-8397-0505-5(978-5-8397-0505-0)
Учебное пособие представляет собой исследование истории
Индии первой половины ХХ века с точки зрения эволюции политических интересов индийского национального предпринимательства. Работа позволяет охарактеризовать взаимоотношения
колониальной власти и национальной буржуазии страны в период борьбы за независимость.
Пособие предназначено для углубленного изучения новейшей
истории Индии студентами в рамках дисциплины История бизнеса (часть вторая – Бизнес и политика в колониальной Индии),
блок ГСЭ, специальность 020700 История, очной и очно-заочной
форм обучения.
Пособие подготовлено и опубликовано при поддержке
Фонда Президента РФ. Грант МК-2215.2005.6
УДК 930:372.8
ББК Т3(5Ind)6–2
ISBN 5-8397-0505-5(978-5-8397-0505-0)
2
© Ярославский
государственный
университет
им. П.Г. Демидова, 2006
©Т.А. Федорова, 2006
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
П
ервая половина ХХ века ознаменовалась подъемом
освободительного движения в Индии, активным участником которого стала буржуазия. В условиях антиколониальной борьбы национальное предпринимательство сложилось как класс, а рост экономического влияния индийских
коммерсантов и промышленников сопровождался активизацией
их политической деятельности, способствовал изменению их статуса и роли в борьбе за независимость. Изменились взгляды
предпринимателей на такие ключевые проблемы, как колониализм, освободительное движение, кастовая система, изменилась
система их жизненных ценностей и приоритетов. В результате к
середине 1940-х годов осознание собственных интересов вывело
деловой мир Индии на новый уровень общественно-политической активности. В конце колониального периода национальная
буржуазия представляла собой организованную оппозицию правящему режиму. Она действовала на общеиндийском и региональном уровнях, эффективно используя систему представительских организаций бизнеса. Их руководство формировало концепцию экономического развития независимого государства,
объективно отвечавшую интересам крупного промышленного
капитала и соответствовавшую потребностям национального
строительства в целом.
Настоящая работа предполагает комплексное исследование
взаимоотношений британской колониальной администрации,
стремившейся защитить интересы метрополии в Индии, и национальной буржуазии, укреплявшей свое экономическое и политическое влияние по мере развития освободительного движения. В
задачи исследования входит характеристика социально-экономических позиций, сфер интересов и общественного потенциала отдельных групп индийского национального бизнеса на момент начала первой кампании гражданского неповиновения в 1920 году.
Также анализируются основные методы и приемы экономического и внеэкономического воздействия колониальных властей на
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развитие индийского внутреннего рынка, определяются закономерности и особенности реагирования основных группировок
национального бизнеса на действия и законопроекты метрополии, касающиеся интересов индийских предпринимателей. Работа позволяет выявить степень лояльности отдельных торговопромышленных «домов» к британскому правлению по мере изменения политической и экономической конъюнктуры и обозначить роль политических партий и представительских организаций национальной буржуазии в развитии системы официальных
контактов между властью и бизнесом. Важнейшей задачей исследования является определение и характеристика основных этапов
и особенностей политического диалога между колониальной администрацией и национальным бизнесом вплоть до завоевания
Индией независимости.
Проблемы взаимодействия колониальной власти и бизнеса в
Индии не были предметом специального рассмотрения в отечественной литературе. В то же время многое было сделано для классовой характеристики индийской национальной буржуазии и лидеров национально-освободительного движения. Следует особо
выделить работы В.И. Павлова и А.И. Левковского, создавших
мощную методологическую базу для изучения индийской национальной буржуазии как социально-исторического феномена.
В.И. Павлов впервые поставил вопрос о национально-религиозной основе формирования групп индийского предпринимательства, а А.И. Левковский дал исчерпывающую социально-экономическую характеристику индийской национальной буржуазии как
формирующегося под воздействием колониализма класса.
В.В. Черновская продолжила социально-историческое исследование индийского предпринимательства, уделяя большое внимание независимому периоду его развития. Изучение проблем, связанных с историей предпринимательства в Индии, как в прошлом, так и в настоящем невозможно без знакомства с их
трудами, ставшими классикой отечественной индологии.
Спектр зарубежных исследований, так или иначе затрагивающих проблемы власти и бизнеса в колониальной Индии, значительно шире. Наиболее ценным представляется вклад таких
ученых, как С. Кочанек, Т.А. Тимберг, А.Д.Д. Гордон, К. Марковиц, исследовавших как общие, так и частные примеры взаимо4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
действия индийского бизнеса и крупнейших политических сил
Индии в первой половине ХХ века. Индийский исследователь
Д. Трипатхи занимается изучением проблем бизнеса и политики в
колониальной Индии на основе реконструкции предпринимательского этоса. При этом он принимает во внимание, прежде
всего, особенности традиционной социальной среды как «места
рождения» предпринимателя. В настоящее время в Индии издано
большое количество работ, посвященных деятельности представительских организаций бизнеса как регионального, так и общеиндийского масштаба. Хотя в большинстве своем они тенденциозны и субъективны, но в целом позволяют создать целостную
картину развития непартийных предпринимательских организаций в первой половине ХХ века, а также их взаимоотношений с
колониальным правительством и национально-освободительным
движением.
Предлагаемое пособие состоит из трех глав, каждая из которых делится на параграфы. Первая глава посвящена анализу начального этапа взаимоотношений индийского национального
предпринимательства и колониального государства. Здесь исследуются такие проблемы, как формирование условий диалога между национальным деловым сообществом и властью, изменение
политической позиции и экономического потенциала индийского
бизнеса под влиянием движения свадеши и Первой мировой войны. Глава вторая освещает основные аспекты политического и
социально-экономического развития индийского предпринимательства в условиях подъема национально-освободительного
движения в 1920-е годы. Третья глава показывает последовательное развитие стратегии индийского национального делового сообщества в отношении колониальной политики и освободительного движения в период, предшествующий независимости.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Взаимодействие
индийского бизнеса
и колониальной власти
в XIX – начале ХХ века
1. Исторические условия деятельности
делового сообщества Индии
и формирование диалога «власть – бизнес»
в колониальный период
В
Индии торговля и связанные с нею прибыльные виды
занятий с древности были разделены на сферы влияния отдельных каст и их подразделений, для которых
конкретный вид экономической деятельности служил главным
источником обогащения. При этом многие купеческие и ростовщические семейства достигли успеха на основе сотрудничества с
представителями феодальной власти. После фактического распада империи Великих Моголов и превращения Индии в колонию
Великобритании в 1858 году индийское предпринимательство
продолжало строить свои отношения с новой властью на основе
традиционных, средневековых правил социального поведения.
Деловое сообщество Индии всегда занимало осторожную позицию в отношении политического процесса, предпочитая, по
возможности, не вмешиваться в него вообще и только следить за
маневрами властных структур. От них во многом зависело благосостояние и свободное функционирование агентов экономической жизни: налоги, льготы, пошлины, а в древности и средневековье – и сама жизнь торговца или ростовщика. Такова была ситуация со времен правления индусских царей до мусульманских
властителей империи Великих Моголов. Логика отношений бизнеса и власти тоже была одинакова, с незначительными отклонениями в исторической действительности.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
События разворачивались примерно по одной схеме. Когда
династия или правитель вступали в свои права, они, как правило,
были заинтересованы в экономическом процветании своей территории. А главным залогом этого процветания в Индии во все
времена были традиционные коммерческие структуры, фундаментом которых как внутри отдельного региона, так и в целом по
стране выступала деятельность профессиональных торговоростовщических каст. Поэтому начиналось сближение между
бизнесом и властью. Первый получал гарантию (на какое-то время) неприкосновенности личности и имущества, льгот, должности, привилегий, наконец, возможность работать в стабильных
условиях, что гарантировала военно-репрессивная машина нового государства или правителя. Правитель в свою очередь получал
надежный источник пополнения казны, снабжения двора и рынков необходимыми товарами. Пока традиционная экономика
функционировала успешно, представителям делового мира не о
чем было беспокоиться. Но как только наблюдался сбой в отлаженной системе (а причины, его вызывавшие, были различны –
от неурожая, принуждавшего ростовщика вгонять производителей в долги и тем самым сокращать поступления в казну, до разорительных набегов врагов), гнев правителей обрушивался не
только на крестьян, но и на представителей торгово-ростовщического сообщества. Тогда вставал вопрос не только о сохранении общественного положения и имущества, но и самой жизни.
Вариантов дальнейшего поведения, собственно, было два.
Либо продолжать прежнюю деятельность, подстраиваясь под политическую конъюнктуру, но рискуя потерять все в результате
каприза правителя или разбойничьего нападения, либо «уйти в
подполье», надежно спрятав и тем самым сохранив для потомков
богатство. В целом логика взаимодействия власти и предпринимательства (в основном торгово-ростовщического) до начала
ХХ века оставалась практически неизменной и заключалась в
стремлении национального бизнеса приспособиться к менявшимся конкретным политическим и экономическим условиям.
С XIX века эксплуатация Индии шла методами промышленного капитализма, менявшего отлаженную систему экономических процессов. С 1814 по 1835 годы экспорт индийских
тканей в Великобританию уменьшился более чем в четыре раза, а
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
импорт английских тканей в Индию, наоборот, увеличился в шестьдесят три раза1. Такая политика англичан подрывала основы
национального ремесла и торговли, но в то же время давала индийцам возможность освоить новый, фабричный способ производства товаров. Начиная с первой половины XIX века, целью
купцов и предпринимателей Индии стала борьба за собственные
экономические интересы. Одновременно, под воздействием национально-освободительного движения, формировались политические взгляды индийской буржуазии.
Складывание политических взглядов индийских предпринимателей с начала XIX века шло параллельно процессу
становления капиталистического уклада в стране, под непосредственным влиянием английского промышленного капитала. Его целью было превращение Индии в аграрно-сырьевой
придаток Великобритании. Увеличивался вывоз индийского сырья из колонии и ввоз английских товаров промышленного производства. В.И. Павлов справедливо отмечал, что английский капитализм формировал в колонии такие условия, которые максимально благоприятствовали выкачиванию дани, ускоряющей его
развитие2. Образованные индийцы называли такую политику
метрополии "теорией выкачки"("drain" theory)3. Но, с другой стороны, эти условия создавали почву для возникновения капиталистического уклада в самой Индии. У индийских торговцев и
предпринимателей появился пример для подражания – Великобритания. А поскольку ее экономические интересы были связаны
с развитием текстильной промышленности, то и индийцы вкладывали накопленные на компрадорской торговле и ростовщичестве капиталы в ту же отрасль. Отсюда и специфика возникновения капиталистического уклада в колониальной Индии: он формировался лишь в узкой сфере производства – текстильной
промышленности.
Во второй половине ХIХ века она была представлена несколькими десятками фабрично-заводских предприятий, в основ1
Павлов В.И. Формирование индийской буржуазии. М., 1958. С. 89.
Там же. С. 138.
3
Dasgupta A. A History of Indian Economic Thought. London, 1993.
P. 74.
2
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ном принадлежавших индийцам4 (англичане не сразу осознали
необходимость строительства фабрик на территории колонии –
промышленные товары в основном привозились из метрополии).
Но в Индии не производилось необходимого оборудования для
оснащения фабрик и заводов, которое закупалось в Англии, что
связывало экономические интересы индийцев с политикой Великобритании.
Иными словами, деятельность британских предпринимателей в Индии не только обогащала метрополию, но и открывала новые возможности бизнеса для самих индийцев.
Стабильность политической жизни, технологический трансферт,
не требовавший лишних материальных затрат, демонстрационный эффект, привели к зарождению национальной фабричной
промышленности Индии уже во второй половине ХIХ века. Пионерами в данном направлении хозяйственной деятельности стали
представители этноконфессиональной общины парсов. Затем в
промышленность устремились и представители других религий и
национальностей.
Парсы одними из первых получали западное образование и в
целом были самой вестернизированной предпринимательской
общиной Индии. Местом преобладания парсов в коммерции, а
затем и в промышленности, стал Бомбей. Известно, что первую
успешно функционировавшую прядильную фабрику в Бомбее открыл в 1854 году парс банкир Ковас Нанабхай Давар5.
Его успех послужил примером представителям других религиозных общин, не только парсов, а также мусульман и индусов.
Они преуспевали в освоении фабричного дела, в основном благодаря системе внутриобщинного и внутрикастового кредитования,
совместно формируя директораты новых предприятий. В 70-х годах XIX века наиболее влиятельным среди парсов-предпринимателей, занятых в текстильной промышленности, было семейство Тата.
Первыми промышленными предпринимателями из числа индусов стали не только вайшьи (торгово-ростовщическое сословие
согласно классической системе Вед), но и брахманы, в чьи ис4
5
Павлов В.И. Указ.соч. С. 139.
Павлов В.И. Указ.соч. С. 155.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
конные обязанности вошли священнослужение и государственная служба. Система внутрикастового кредитования помогала им
собрать необходимый для покупки фабрики капитал со всем необходимым оборудованием. Поэтому предприятия, построенные
индийцами, были акционерными. Среди индусов, принадлежавших к торговому сословию и признававших систему каст, можно
выделить не только ортодоксальных индуистов, но и джайнов6.
Бания-джайны, наряду с их однокастниками-индуистами, становились удачливыми коммерсантами. Шестое за 1860 год предприятие, построенное в Бомбее, управлялось членом подкасты
копал-бания Натубхаем Мангалдасом7. В 1861 году Ранчходлал
Чхоттолал, нагарский брахман по кастовой принадлежности, открыл первую текстильную фабрику в Ахмедабаде. При этом
Чхоттолал получал финансовую поддержку от крупнейших ахмедабадских банкиров, среди которых был Маганбхаи Карамчанд
(Сарабхаи), джайн банкир, чья семья пользовалась репутацией
пионеров промышленности в Гуджарате8.
Мусульмане также активно участвовали в промышленном
предпринимательстве, начиная со второй половины XIX века. В
силу специфики индийского общества, группы мусульманкоренных жителей страны жили по законам кастовой системы.
Мусульмане, занятые в торговле и ростовщичестве, так же, как и
индусы, делились на касты и подкасты. Наиболее крупных "коммерческих" каст было три: ходжа, бохра и меманы. Их деятельность развивалась наиболее успешно в Северном Гуджарате и
Бомбее, куда из Гуджарата в конце XVIII – первой половине
XIX века переселилось большое количество мусульман. Они зарабатывали первоначальный капитал на посреднической торговле
хлопком, опиумом, зерном, английскими товарами, на государственных контрактах и поставках для англо-индийской армии. В
Северном Гуджарате и Бомбее существовало несколько десятков
крупных мусульманских торговых фирм. Среди них можно назвать ходжа Хабиббхоев, Дхарамси, Пунджабхоев (из этой семьи
вышел М.А. Джинна, основатель государства Пакистан), Ибра6
Джайнизм – конфессия в Индии.
Павлов В.И. Указ. соч. С.160.
8
Там же.
7
 10 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гима Пабани, Лалджи, Алларакхия Сумара, М. Премджи; бохра
Салехбхоя Тайябджи, Исаджи Тайябджи, Хебтулла Алибхоя,
Хебтулла Шейх Адама, Мусаджи Лукманджи; меманов Нурани,
Сетха. Они стали пионерами промышленного предпринимательства среди мусульман. В 1859 году в Бомбее была пущена первая
текстильная фабрика, принадлежавшая мусульманину ходжа
Дхарамси9. В 1860 году их было уже семь. В 1854 – 1900 годах
индийцы в Бомбее открыли 87 текстильных фабрик, из них
36 принадлежали парсам, 9 – мусульманам и 21 – индусам10.
Таким образом, процесс формирования национального промышленного предпринимательства в Индии начался и активно
развивался со второй половины XIX века при поддержке колониальной власти. Однако превращение компрадоров в национальных предпринимателей происходило достаточно медленно и неравномерно, так как владельцы первых текстильных фабрик принадлежали не только к разным конфессиям (парсы, индуисты,
джайны, мусульмане) и национальностям (гуджаратцы, бенгальцы, марварийцы и другие), но и социальным слоям (торговцыростовщики, интеллигенция, помещики). Все это мешало им объединиться в борьбе за свои экономические и политические интересы, а потому они не могли занимать равные с англичанами позиции на рынках Индии.
Большинство "пионеров индийской промышленности" были
выходцами из двух экономически наиболее развитых региона –
Гуджарата и Бомбея. Гуджаратцы (кастовые группы мусульман,
индуистов и джайнов, однородные в национально-этническом
отношении) представляли вторую после парсов (рассматриваемых как конфессия и национальность) по величине и экономическому потенциалу группу текстильных фабрикантов. Центром их
деятельности стали Ахмедабад (столица современного штата
Гуджарат) и Бомбей. Наиболее значительными среди гуджаратцев были касты бания – джайнов и бхаттиа. Бхаттиа оказались в
числе первых промышленников Бомбея. Известно четыре наиболее влиятельных семейства: Морарджи Гокулдаса, Дамодара
9
Левин С.Ф. Формирование буржуазии Пакистана. М., 1976. С.26.
Там же.
10
 11 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тхакерси, Мулраджа Кхатау и Виссанджи. Тхакерси и Кхатау
были связаны с группой Таты и английским капиталом11.
Следует подчеркнуть, что в период становления промышленного капитализма в Индии интересы индийской буржуазии, в основном компрадорской, были тесно связаны с интересами Великобритании. В частности, "пионеры индийской промышленности" собрали свой первоначальный капитал в основном благодаря
ввозу английских товаров в Индию и вывозу сырья из страны.
Такой путь, например, прошла группа Тата. На протяжении почти
полувека колониальной эпохи, начиная со второй половины
ХIХ века, практически единственной отраслью, в которой индийские предприниматели связывали себя с производством, оставалась текстильная промышленность. Поэтому позицию индийского бизнеса в целом по отношению к колониальному режиму формировали текстильные фабриканты. При их поддержке (и на их
деньги) был создан ряд религиозно-просветительских организаций. Так индийские предприниматели начали осознавать свое
"особое положение" в общественной структуре12. Подобного рода
организации возникали в Бенгалии (Ассоциация Британской Индии), Бомбейском Президентстве (Бомбейская Ассоциация),
Мадрасе (Мадрасская туземная ассоциация) и других провинциях. Они не носили антиколониальный характер и были явлением
сугубо элитарным. Но в 70-х годах ситуация изменилась. На базе
уже существовавших организаций были созданы общества нового типа, которые все более тяготели к национализму. Такие организации, как "Пуна сарваджаник сабха" (Всенародное собрание
Пуны, 1870) в Махараштре, Индийская ассоциация, созданная в
1874 году в Бенгалии, "Мадрас Махаджана сабха" (Мадрасское
народное собрание, 1881), представляли собой по сути уже различные направления национально-освободительного движения13.
11
Kochanek S. Business and politics in India. Berkely: University of California Press, 1974. P. 19.
12
Комаров Э.Н. Элитарная модернизация как форма и результат общественного развития Индии в колониальный период // Россия и окружающий мир: контуры развития. Вторые Павловские чтения. М., 1996.
С. 188.
13
Там же.
 12 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Деятельность таких организаций можно охарактеризовать
как либерально-националистическую. Наряду с многочисленными стихийными крестьянскими войнами, она создала в Индии
второй половины XIX века специфическую обстановку, угрожавшую стабильности общественного порядка. Поэтому англичане были вынуждены согласиться с требованиями национальнобуржуазных организаций Индии о необходимости создания общеиндийской национальной общественно-политической организации. Таковым стал созданный в 1885 году из представителей
буржуазии и либеральных помещиков Индийский национальный
конгресс (ИНК).
На первых порах его действия характеризовались как политика трех "П" – просьб, петиций, протестов. Целью были реформы в области просвещения и экономики. Программу ИНК составили теоретики национальной экономической школы – Дадабхай
Наороджи, Махадев Говинд Ранаде, Гопал Кришна Гокхале и
Ромеш Чандра Датт. Видные общественные деятели и публицисты второй половины XIX века, осознававшие всю горечь положения коренного населения Индии, не желали осуждать британское правление в целом, и ИНК выступал не как антиправительственная организация, а как "лояльная оппозиция Ее
Величества"14.
Почти одновременно с созданием ИНК на волне национально-патриотического порыва начался процесс формирования национальных палат – региональных и общеиндийских коммерческих организаций. Наряду с либерально-просветительскими обществами, носившими большей частью религиозный характер,
организации предпринимательства выражали прагматические интересы деловой элиты общества. В рассматриваемый период образование таких палат носило единичный характер и охватывало,
главным образом, район Бенгалии. Во второй половине XIX века,
в результате экономического подъема в регионе, здесь начался
процесс, именуемый Бенгальским ренессансом. Он нес с собой
культурное возрождение и рост национального самосознания
бенгальцев, что отразилось на росте их политической активности.
14
Beasant A. How India wrought for freedom. New Delhi, 1975. P. 59.
 13 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Иначе говоря, именно в Бенгалии, как нигде в Индии, был силен
дух национализма.
Следует отметить, что в этих условиях в Бенгалии большинство промышленных предприятий находилось в руках англичан.
Данный факт ставил под угрозу положение индийских капиталистов, которые на волне подъема национализма с целью защиты
своих экономических интересов объединились в 1887 году в Бенгальскую национальную торгово-промышленную палату. Эта организация также ставила своей целью сотрудничество с ИНК.
Таким образом, в конце XIX – начале XX века процесс
формирования политической позиции индийской буржуазии
по отношению к колониальной власти происходил одновременно с процессом ее трансформации из компрадорской в национальную. Следствием данного процесса стало создание в
рамках предпринимательских кругов ряда организаций, тяготевших к национализму.
Крупнейшие региональные индийские деловые элиты – бомбейская и гуджаратская – в целом сформировались к началу
ХХ века, под непосредственным влиянием английского капитала.
Подавляющее большинство промышленников-индийцев не
строили, а покупали у Великобритании фабрики с готовым оборудованием, так как отсутствовали предприятия по его производству в самой колонии. Следовательно, индийские предприниматели были заинтересованы в сотрудничестве с метрополией, так
как она поставляла необходимое для их фабрик оборудование. В
то же время англичане доминировали на индийском рынке текстиля благодаря ввозу дешевых изделий из метрополии. Индийские фабрики чаще всего удовлетворяли его остаточный спрос, а
также экспортировали индийскую хлопковую ткань в страны
Азии и Африки, не составляя конкуренции Манчестеру.
Существовала двойственность политической позиции национальной буржуазии. С одной стороны, по отношению к
метрополии она проявляла лояльность, которая была следствием не только открывшихся перспектив промышленного
развития, но и традиционного для индийского общества уважительного отношения к государству. С другой стороны, индийские предприниматели стремились обеспечить собственные экономические интересы за счет протекционистских мер
 14 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
колониального правительства. Так происходило формирование нового для индийской буржуазии, лояльного, качества
политической активности. Оно выражалось в создании ее
крупнейшими представителями религиозно-просветительских либеральных обществ и патриотически-коммерческих
организаций, ставивших своей целью борьбу за льготы и уступки индийским деловым кругам со стороны правительства. Такие организации стали форумом для выражения деловым
сообществом своих экономических и политических интересов на
региональном уровне. В масштабах всей страны эту роль был
призван играть Индийский национальный конгресс. Кроме того, в
начале ХХ века индийские предприниматели уже не могли игнорировать национально-освободительное движение в колонии.
Они были вынуждены определить свою позицию в отношении
одной из его форм, которая приняла наиболее радикальный характер в начале ХХ века – свадеши.
2. Движение свадеши и политика британской
колониальной администрации в отношении
индийского капитализма
Появление свадеши как формы протеста против экономической политики Великобритании в Индии индийские ученые относят к 1849 году, когда Гопалрао Дешмукх в Пуне выступил на
страницах местной газеты "Прабхакар" в защиту потребления
индийских товаров вместо импортных15. В Бенгалии в 1867 году
Набогопал Митра организовал "Хинду Мила" (Национальное собрание). Одной из основных задач "Хинду Мила" было поощрение местных товаропроизводителей путем организации выставок
национальной ремесленной продукции16.
Одновременно с развитием свадеши формировалась концепция "экономического национализма", теоретически обосновывавшая требования промышленного бизнеса Индии о
15
Chandra B. The Rise and Growth of Economic Nationalism in India.
New Delhi, 1977. P. 123.
16
Chattopadhyay R. Indian Business and Economic Planning // Business
and Politics in India. A historical Perspective. New Delhi, 1991. P. 310.
 15 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
государственной протекции и воплощавшая чаяния буржуазии о конституционной оппозиции правительству. Представители свадеши в своей борьбе обращались к традиционным для
Индии способам производства продукции (ручному ремеслу и
ткачеству) как к источнику процветания общества. Акцент делался на "славное прошлое" индийской сельской общины, следствием чего стало обращение к индуизму и пропаганда ценностей индусского общества. Такую позицию, в частности, занимали Дайананда в Северной Индии, С. Вивекананда в Бенгалии и Б.Г. Тилак
в Западной Индии. Р. Тагор в своем творчестве воспевал идеал
сельского общества древней Индии. В экономическом преломлении их идеи воплощались в призывах поддерживать отечественное производство и бойкотировать все иностранные товары (а
также и европейский образ жизни). Свадешисты понимали, что
экономическая политика Великобритании подрывает стабильность традиционного индийского общества путем разорения местных производителей17.
К началу ХХ века сложились два направления буржуазной оппозиции колониальному правительству. Первое направление – умеренное – отражало позицию деловой элиты и
было представлено облеченными в конституционную форму требованиями о протекционизме и поддержке крупной национальной промышленности. Второе – свадеши – призывало вернуться
к традиционным методам производства и бойкотировать импортные товары. Оно опиралось на массовую поддержку населения и
несло в себе опасность социального взрыва и дестабилизации,
что противоречило интересам как колониального правительства,
так и крупного бизнеса. Но было и общее, что сближало позиции
этих двух направлений: их представители видели "корень зла" в
политике Великобритании.
Таким образом, начиная со второй половины XIX века, пионеры индийской промышленности находились перед выбором: продолжать сотрудничество с правительством, подбирая крошки со
стола английского капитала, или поддержать свадеши, что было
чревато угрозой классовым интересам. Очевидно, что на первом
этапе развития свадеши (вторая половина XIX века) крупный
17
Chattopadhyay R. Op. cit. P. 311.
 16 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бизнес его не поддерживал, хотя промышленники использовали в рекламных целях лозунг свадеши (например, в 1885 году
Д. Тата назвал одну из своих хлопчатобумажных фабрик "Свадеши
Миллс"). В начале ХХ века ситуация изменилась.
С одной стороны, колониальные власти не содействовали, а
тормозили развитие предпринимательской деятельности индийцев, которой требовалась защита от конкуренции товаров экономически более развитых стран18. С другой – произошло усиление
позиций свадешистов внутри ИНК, что вызвало его радикализацию и грозило социальным взрывом. Таким образом, раскол происходил как бы в двух плоскостях: на общеиндийском и конгрессистском уровнях. При этом второе в концентрированном виде
выражало первое, поскольку ИНК можно рассматривать не только как партийную организацию, но и как "своеобразный блок
различных социальных сил, которые... объединила борьба против
иностранных колонизаторов"19. Если учесть, что по социальной
природе ИНК – это "партия различных слоев индийской буржуазии, буржуазно-помещичьей интеллигенции, капитализирующихся помещиков и большей части так называемых средних слоев"20,
то можно констатировать факт противостояния двух тенденций
внутри самой буржуазии – умеренной и радикальной. Отмеченное противостояние было также противоборством основных
школ экономического национализма – умеренных (отражавших
позиции "пионеров промышленного предпринимательства") и
свадешистов (представлявших интересы мелкой буржуазии, ремесленников и торговцев)21.
Таким образом, до начала ХХ века индийская промышленная
буржуазия не решалась сделать окончательный выбор. Она занимала некое срединное положение между радикальными свадешистами и колониальным правительством. Необходим был стимул
для дальнейшего развития политической активности.
Таким стимулом стал раздел Бенгалии в 1905 году. Данная мера, предпринятая вице-королем лордом В. Керзоном, противоречи18
Левковский А.И. Особенности развития капитализма в Индии. М.,
1963. С. 320.
19
Девяткина Т.Ф. Индийский Национальный Конгресс. М., 1975. С. 4.
20
Там же.
21
Chattopadhyay R. Op. cit. P. 311.
 17 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ла интересам практически всех слоев индийского общества. Хотя
интересы промышленной буржуазии не были прямо затронуты,
ИНК поддержал национально-освободительное движение в стране.
Л.Л. Рай, Б.Ч. Пал и Б.Г. Тилак, возглавлявшие радикальное крыло
Конгресса, пользовались необычайной популярностью среди простого населения Индии и защищали позиции свадешистов. Их требования к умеренному руководству организации заключались в
поддержке бойкота иностранных товаров и участии в движении
свадеши. Кроме того предприниматели увидели в свадеши способ
поддержки промышленного развития. На страницах газет обсуждалось, что в случае успеха движение будет прекрасной поддержкой
индийской промышленности. Действительно, можно привести
факты, подтверждающие справедливость такого мнения. С конца
1905 года было построено несколько свадешистских предприятий.
Средства были собраны как среди простого населения путем продажи акций, так и среди крупных промышленников. "Таймс оф
Индиа" приводит сведения об организации таких предприятий в
различных частях страны. Например, в Сиалкоте была основана
"Свадешистская компания" с капиталом в 50 тыс. рупий. Цена акций (10 рупий) делала возможным их широкое распространение22.
В Калькутте образовалось прядильно-ткацкое предприятие с капиталом 400 тыс. рупий (акции по 500 рупий)23. Однако торговоростовщическая община марвари Калькутты не участвовала в движении свадеши 1905 года, которое призывало бойкотировать одежду, сшитую из импортных тканей. Наоборот, они находились в оппозиции националистическому движению, считая, что оно угрожает основам их образа жизни.
В Пуне свадешисты осуществляли сбор денег среди сочувствующих движению в специальные фонды, чтобы впоследствии
покупать и расширять национальные промышленные предприятия24. В Бомбее при поддержке крупной буржуазии по инициативе ИНК в конце 1905 года состоялась промышленная и сельскохозяйственная выставка. Позднее, в том же году, открылась
Всеиндийская выставка в Бенаресе. На ней были широко пред22
Times of India. 18.11.1905. P. 1.
Ibid. 6.01.1906. P. 7.
24
Banerjea S. A Nation in Making. London. 1925. P. 209.
23
 18 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ставлены товары как ручного, так и фабричного производства.
Инициатива ее открытия принадлежала ИНК. Его лидеры приурочили это событие к своей 21-й сессии. На ней было озвучено
одобрительное отношение умеренного большинства к движению
свадеши и определены задачи организации. Они состояли в том,
чтобы добиться управления Индией "в интересах самих индийцев, и чтобы с течением времени в стране была создана система
правления наподобие самоуправляющихся колоний Британской
империи"25. Для достижения поставленной цели, по мнению одного из лидеров умеренных, теоретика экономического национализма Г.К. Гокхале, необходимо было усиление влияния индийцев в управлении страной.
Таким образом, на данном этапе крупная буржуазия и
поддерживавшие ее умеренные политики ИНК были вынуждены четко сформулировать свою позицию в отношении национально-освободительного движения и его специфической
формы – свадеши, что было крайне важно по нескольким причинам. Во-первых, растущее недовольство мерами колониального
правительства (вернее, отсутствием таковых) в области экономической политики Великобритании в Индии вызывало критику со
стороны крупного индийского капитала. Его идеологи осуждали
выкачку богатств из страны и отсутствие мер, направленных на
повышение уровня жизни индийцев26. Во-вторых, давление крайних во главе с Б.Г. Тилаком подталкивало умеренное большинство
к тому, чтобы озвучить позицию организации по отношению к
свадеши. Крайние (экстремисты) пользовались огромной популярностью среди широких масс населения Индии. Они вели националистическую пропаганду в городах и деревнях. Умеренные
поспешили влиться в свадеши, чтобы держать крайних под своим
контролем. В-третьих, деловая элита осознала выгоды движения
свадеши. С одной стороны, мощная финансовая поддержка строительства промышленных предприятий со стороны населения способствовала быстрому развитию производственной сферы экономики Индии. С другой стороны, участвуя в движении свадеши,
индийская буржуазия на деле доказывала колониальному прави25
26
Gokhale G.K. Speeches of G.K. Gokhale. Madras. 1920. P. 698.
Gokhale G.K. Op. cit. P. 699.
 19 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельству, что национальная промышленность страны жизнеспособна. Для того, чтобы ее функционирование было выгодно как
метрополии, так и колонии, представители деловой элиты Индии
считали необходимым добиваться от правительства в будущем
более благоприятного инвестиционного климата.
В целом индийская промышленная буржуазия Индии признавала необходимым привлечение иностранного капитала в экономику страны, что расширило бы предпринимательскую деятельность индийцев. Но сотрудничать с иностранным капиталом
было можно только путем образования акционерных компаний и
предприятий27. Осторожное отношение к английскому предпринимательству было вполне оправдано результатами политики
фритредерства, или экономического либерализма. В результате
молодая и слабая индийская национальная буржуазия не получала поддержки со стороны правительства в конкурентной борьбе
не только с английскими фирмами, но и с другими иностранными
компаниями, что, с точки зрения индийских предпринимателей,
было неоправданно. В качестве аргумента они приводили пример
других стран Востока, где государство заботилось о национальных предпринимателях. Так было в Японии, экономические успехи которой впечатляли. Однако Япония являлась независимой
страной, а Индия – колонией, что с горечью констатировали промышленные магнаты, которые выступали за сотрудничество с
правительством28. Как отметил А.И. Левковский, "индийская национальная буржуазия осознавала враждебность своих интересов
интересам английских монополий, деятельность которых становилась им поперек дороги и непосредственно сокращала прибыли
индийских предпринимателей"29.
В то же время индийским коммерсантам было необходимо
сотрудничать с иностранными компаниями в силу определенных
причин. Одной из них было отсутствие собственного машиностроения в Индии. Продолжение и распространение бойкота по
всей стране ставило под вопрос иностранные поставки фабричного оборудования30. Индия не могла обеспечить себя промышлен27
Times of India. 5.01.1907. P. 8.
Ibid.
29
Левковский А.И. Указ. соч. С. 363.
30
Times of India. 21.10.1905. P. 2.
28
 20 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ной продукцией в полном объеме. Только текстильная промышленность была развита в достаточной степени, чтобы удовлетворить спрос на товары, возникший в связи с бойкотом импорта.
Поэтому главной темой выступлений индийских общественных
деятелей, представлявших интересы крупной буржуазии, было
требование протекции индийской промышленности со стороны
колониального правительства.
Однако очевидно, что требуемую для развития промышленности поддержку буржуазия получила от массового движения
свадеши, которое использовала с наибольшей выгодой для себя.
Благодаря свадеши существенно расширился внутренний рынок
на изделия индийских хлопчатобумажных фабрик. Индийские
промышленники увеличивали прибыль не только за счет увеличения сбыта товаров, но и благодаря повышению цен на них 31.
Еще одним важным для индийской буржуазии последствием свадеши стало возникновение новых отраслей промышленности. В
1907 году началось строительство первого в Индии металлургического комбината Тата. Он был построен на деньги акционерной
компании, собиравшей средства внутри страны. Но самым главным последствием свадеши стало политическое и экономическое размежевание в рядах индийской буржуазии (умеренные
и свадешисты), отраженное в деятельности представлявшей
ее интересы организации – Индийского национального конгресса.
В период движения свадеши выявилась близость политических позиций умеренного большинства ИНК и промышленных
магнатов. В то же время усилилось отчуждение между формировавшейся национальной буржуазией и английским режимом. В
основе этого отчуждения лежали такие факторы, как расовая дискриминация, практиковавшаяся со стороны жителей метрополии
по отношению к коренному населению Индии, и нежелание властей оказать поддержку индийскому предпринимательству (поддержку оно получило от движения свадеши).
Свадеши способствовало расширению круга национальных
предпринимателей и развитию всех форм промышленного производства, включая и мелкое. Отдельные группы индийской бур31
Левковский А.И. Указ. соч. С. 370.
 21 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жуазии консолидировались, осознавая себя полноправной частью
общества. Число национальных торгово-коммерческих ассоциаций росло. Одной из крупнейших организации такого рода стала
основанная в 1907 году в Бомбее Индийская торговая палата.
Большинство в ней составляли представители крупного бизнеса.
Согласно ее уставу в комитете организации из 31 человека только
8 были представителями мелких коммерческих ассоциаций32.
Движение свадеши не только способствовало качественному
и количественному росту промышленного предпринимательства
в Индии. Важным последствием событий 1905 – 1908 годов, связанных с национально-освободительной борьбой и выразившихся
в свадеши, было дальнейшее развитие доктрины экономического
национализма. Такие ее идеологи, как Г.К. Гокхале, Р.Ч. Датт,
Д. Наороджи и другие, не только поддержали свадеши, неоднократно выступая на открытии промышленных конференций, но и
дали политэкономическое обоснование принципов отечественного производства. Именно школа умеренного национализма, к которой принадлежали эти ученые и общественные деятели, сыграла существенную роль в развитии доктрины. На данном этапе
сформировались основные принципы экономического национализма, которые объективно вступали в противоречие с
принципами экономической политики Великобритании.
3. Социально-экономическое
и политическое развитие индийского
предпринимательства в 1913 – 1918 годах
В начале ХХ века промышленное развитие Индии продолжалось, но шло слишком медленными темпами. Причиной тому отчасти была политика метрополии, покровительствовавшая коммерческим организациям европейской и компрадорской буржуазии. Поэтому представители национальной буржуазии почувствовали необходимость создать собственную, без участия европейского капитала, организацию, целью которой была бы защита
32
Gordon A.D.D. Businessmen and politics: rising nationalism and a modernizing economy in Bombay. 1918 – 1933. New Delhi. 1978. P. 170.
 22 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интересов капитала национального. Базой для воплощения идеи
стали ежегодно созываемые промышленные конференции, занимавшиеся пропагандой национального производства. На
9-й Промышленной конференции (1913) была принята резолюция, приветствовавшая дальнейшую координацию действий организованного индийского бизнеса. Резолюция гласила, что конференция призывает всех, кто заинтересован в развитии национальной промышленности, принять участие в деятельности уже
существующих индийских коммерческих палат, торговых ассоциаций, предпринимательских союзов и промышленных объединений. В резолюции также содержался призыв создавать аналогичные организации бизнеса там, где их еще не было33. Таким образом промышленная конференция озвучила потребность
корпоративного национального бизнеса Индии в необходимости
координации действий представительских коммерческих организаций. Консолидации деловых кругов способствовала экономическая ситуация в стране накануне войны, вызванная кризисом в
финансово-кредитной и промышленной сферах экономики. Особенно пострадали местные акционерные банки. Кроме того со
спадом движения свадеши индийская промышленность лишилась
крупных инвестиций34. Таким образом, политика правительства в
области промышленности и финансов не способствовала развитию национального сектора экономики.
Поскольку к тому времени именно европейский капитал был
защищен корпоративно, т. е. имел свои палаты и ассоциации, индийские предприниматели последовали примеру своих конкурентов. Одной из важных функций работы конференций было привлечение общественного мнения на сторону национального
предпринимательства. Они также осуществляли тесное сотрудничество с ИНК, а следовательно, так или иначе занимались и
решением проблем политических. Многие предпринимателинационалисты понимали: для того, чтобы требования бизнеса
были услышаны, необходимо солидное представительство, а не
разрозненные коммерческие ассоциации. Поэтому в 1913 году
промышленники Бомбея стали инициаторами нового движения
33
34
Silver Jubilee Souvenir 1927-1951. FICCI. New Delhi. 1951. Page Eight.
Левковский А.И. Указ. соч. С. 96.
 23 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
национального предпринимательства. Ф. Карримбхой, преуспевающий фабрикант и общественный деятель, предложил созвать
Индийский коммерческий конгресс. Инициатива была направлена на укрепление организационной основы индийской коммерции и получила поддержку национального бизнеса. В документах
конференции 1913 года акцентировалось внимание на необходимости созыва такого конгресса. "Не было еще времени, когда бы
возникла большая необходимость сильного и аргументированного выражения индийского мнения по экономическим вопросам.
Налоговая политика усиливается, важные вопросы, связанные с
использованием индийских денег на индийские нужды, подлежат
обсуждению. В связи с этим мнение индийской стороны должно
быть максимально ясным и четким"35. Однако осуществление
инициативы по созыву Индийского коммерческого конгресса было отложено из-за начавшейся Первой мировой войны.
Военное время оказалось весьма результативным для развития национальной промышленности. За четыре года монополия
англичан в угольной промышленности ушла в прошлое. В хлопчатобумажном производстве также сложилась благоприятная ситуация для индийского капитала. К 1915 году индийцам принадлежало 32 фирмы и 54 действующие фабрики в Бомбее, в то время как англичане владели 8 фирмами и 29 фабриками36. Таким
образом, за время войны произошли изменения в промышленном
секторе экономики колонии за счет увеличения количества индийских предпринимателей.
В то же время последствия Первой мировой войны негативно
сказались на развитии финансово-промышленной сферы. В годы
войны из страны было вывезено огромное количество продовольствия, сельскохозяйственного и промышленного сырья, продукции горнодобывающей и металлургической промышленности,
что ограничивало возможности расширения внутреннего производства и негативным образом сказывалось на развитии национального сектора экономики.
В 1915 году прошел намеченный еще два года назад съезд
Индийского коммерческого конгресса (ИКК), который должен
35
36
Silver Jubilee Souvenir . Op. cit. Page Eight.
Павлов В.И. Указ. соч. С. 180.
 24 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
был воплотить чаяния национальных капиталистов об объединении разрозненных организаций делового мира в противовес ассоциациям и палатам, где доминировали европейцы и компрадоры.
Первая сессия конгресса, на которой присутствовало несколько сотен делегатов со всей Индии, состоялась в городском
зале Бомбея. Первое заседание открыл Д. Вача, занимавший пост
президента Индийской торговой палаты Бомбея. Первым председателем новой организации был избран инициатор ее создания,
Ф. Карримбхой37. В своей речи он подчеркнул, что создание "федеративной коммерческой палаты... особенно необходимо в современной политической и экономической обстановке в Индии",
и выразил сомнение в том, что интересы индийского делового
сообщества могли бы адекватно выражаться уже существовавшими организациями бизнеса38.
На сессии были провозглашены цели Индийского коммерческого конгресса. Во-первых, предусматривалось совместное обсуждение вопросов коммерции, торговли и промышленности, а
также выработка общей стратегии национального бизнеса. Вовторых, ИКК призывал сообща добиваться тех преимуществ, которых были лишены разрозненные организации. В-третьих, организация приняла решение о расширении за счет открытия отделений в регионах39.
По итогам заседания создали специальный комитет по подготовке к формированию принципиально новой представительской
организации деловых кругов. В его состав вошли предприниматели и общественные деятели: Ф. Карримбхой, М. Рамджи,
Л. Самалдас, Д. Вача, В.Д. Тхакерси, Л.Х. Лал, С. Чинтамани и
П. Тхакурдас. Деловой мир страны сделал первый шаг на пути
объединения на общеиндийском уровне. Потребность в нем была
продиктована необходимостью защиты экономических интересов, а также солидарностью с национально-освободительным
движением, возглавляемым ИНК.
В ответ Англия вынужденно пошла на некоторые уступки. С
началом Первой мировой войны правительство объявило о пол37
The Indian Year Book and Who’s Who 1931. Bombay. 1931. P. 761.
Silver Jubilee Souvenir e. Op. cit. Page Nine.
39
The Indian Year Book and Who’s Who. Op. cit. P. 761
38
 25 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ном изменении колониальной политики. Теперь целью правительства была официально объявлена индустриализации Индии и
создание ответственного правительства. Первое объявление о новой политике сделал вице-король лорд Хардинг в 1915 году. В
нем оговаривались причины таких перемен. Во-первых, нежелание того, чтобы Индия "стала объектом демпинга для промышленности иностранных государств, чья конкурентная борьба за
рынки будет обостряться по мере того, как станет ясно, что политическое будущее больших государств зависит от их экономического положения". Тезис имел под собой реальные основания.
Доля Англии на индийском рынке промышленных товаров за
время войны действительно упала с 2/3 до немногим более 1/3 от
общего объема проданной продукции. Японская, американская, а
позднее и германская конкуренции усиливались, несмотря на высокие тарифы и имперские преференции.
Во-вторых, причиной изменений в политике правительства
вице-король назвал единодушную позицию индийской общественности по вопросу об индустриализации колонии. Под "общественностью" подразумевалась промышленная элита Индии, которая требовала льгот и уступок и проявляла сочувствие к национально-освободительному
движению.
Правящие
круги
метрополии понимали, что без сотрудничества с местной буржуазией Индия никогда не станет надежным тылом для Великобритании, ведущей войну на нескольких направлениях. В интересах
сохранения стабильности внутри империи англичане предложили
компромиссный выход из создавшейся ситуации – "реформы
Монтегю – Челмсфорда", опубликованные в 1918 году. Они
обеспечивали расширение круга индийских избирателей, что соответствовало настроениям национальной буржуазии. В то же
время введение куриальной системы выборов вносило раскол в
национально-освободительное движение. Привилегии закреплялись за мусульманским населением, численность которого не
превышала 1/7 от общего числа коренных жителей. Согласно куриальной системе выборов, имущественный ценз для мусульманина составлял 3 тыс. рупий в год, тогда как для индуса – 300
тыс.
В период Первой мировой войны в экономике Индии основной тенденцией снова стало нарастание противоречий
 26 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
между интересами национальных деловых кругов и колониальной политикой Великобритании. В то же время доктрина
экономического национализма получила не только дальнейшее
развитие, но и возможность практического воплощения с помощью общеиндийской организации предпринимательства. Солидаризируясь с ИНК, деловой мир в 1913 году опубликовал решение о консолидации под флагом защиты своих экономических
интересов и создании представительской организации национального бизнеса в масштабах всей страны.
Еще одним итогом событий исследуемого периода стало увеличение числа промышленных предпринимателей среди индийцев, в частности за счет представителей предпринимательской
общины марвари. Термин марвари, как и гуджаратцы, применяется по отношению к национальной группе выходцев из Раджастхана с общими элементами культа, но с разницей в ритуальной практике, религиозных корнях и экономической деятельности. В отличие от парсов и гуджаратцев, которые сосредоточили
основное внимание на деятельности в районах Ахмедабада и
Бомбея, марвари распространяли свое влияние и на другой экономически развитый район страны, в частности Западную Бенгалию. Центром их активности стала Калькутта.
Марварийская миграция в Калькутту насчитывает три волны.
Первая датируется 1564 годом: группа мигрантов из Раджастхана
представлена подкастами Освалов и Аггарвалов. Освалы, сравнительно небольшая по численности группа, специализировались на
банковских операциях. Членами ее были знаменитые Джагат Сетхи, которые давали кредиты Ост-Индской компании. Однако
большее значение в коммерческом отношении имели Аггарвалы40.
Вторая волна миграции марвари в Калькутту имела место в
начале XIX века и была связана с утратой Ост-Индской компанией монополии на торговые операции в Индии. Наиболее значительным семейством из второй волны переселенцев можно назвать Махешавари. Их потомственной профессией была банковская деятельность. Из числа их потомков впоследствии вышли
такие предприниматели и общественные деятели, как Г.Д. Бирла,
Дж. Баджадж и другие.
40
Kochanek S. Op. cit. P. 21.
 27 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Третья, самая большая волна мигрантов-марвари пришлась
на 90-е годы XIX века и была связана с расширением сети железных дорог и превращением Калькутты в один из коммерческих
центров Индии.
В целом уже к началу ХХ века предпринимательская община
марвари заняла ведущие позиции в оптовой и розничной торговле
Бенгалии. Отдельные представители общины впоследствии направили свою деятельность в иное, нетрадиционное русло предпринимательской активности, а именно – в промышленность.
Следует отметить, что далеко не все марвари выбрали сферой
своей деятельности индустрию, так как они в большинстве своем
являлись ультраортодоксальными индуистами. Промышленная
деятельность не была санкционирована их кастовыми обычаями,
которые предусматривали лишь традиционные виды деятельности – торговлю и ростовщичество. Существует мнение, что представители марварийской общины занялись промышленным бизнесом, так как он был и выражением, и причиной националистических и реформистских импульсов, распространившихся в среде
торговцев и ростовщиков к концу войны. Представляется, что
причиной этого явления стало также отсутствие национальной
конкуренции на промышленном рынке Бенгалии.
Бенгальцы Калькутты, наряду с парсами Бомбея, первыми
получили английское образование и приобрели навыки, позволившие им служить брокерами, посредниками и переводчиками
на английских предприятиях, рассеянных по территории северной Индии. Богатые бенгальцы, такие как Дварканатх Тагор,
двинулись в промышленность еще во второй четверти XIX века.
Но предприятия, принадлежавшие бенгальцам, были недолговечны. К концу века бенгальцы оставили попытки стать промышленными предпринимателями, что позволяло марварийцам занять
их место в данной области, а также вытеснить их из офисов английских фирм.
Основным условием первоначального накопления капитала предпринимательской общиной марвари и ее процветания стало взаимодействие с англичанами. Многие зажиточные
марварийцы служили брокерами в британских управляющих
агентствах. Англичане называли их бания, безотносительно кастовой принадлежности последних. Такой брокер одновременно
 28 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обеспечивал и кредит, и страховку. Британцы хотели сбыть ввезенный товар как можно скорее после прибытия, при этом восстановить вложенный капитал, получить с него прибыль и не
иметь дело с розничной торговлей. Бания решал подобные проблемы. За это он получал 1 процент с прибыли. С другой стороны, марвари контролировали торговлю Бенгалии, и поэтому имели доступ к капиталам и кредитам своих общин. Они идеально
устраивали англичан в качестве брокеров и посредников41.
Промышленное предпринимательство до Первой мировой
войны было прерогативой метрополии. В 1900 году, несмотря на
то, что число построенных в Бомбее и Ахмедабаде текстильных
фабрик возросло, индийская промышленность производила только
15% необходимых для нужд колонии тканей. Основное количество
промышленной продукции привозилось из метрополии. Торговля
находилась преимущественно в руках местных дельцов. Центром
розничной торговли импортными тканями в Калькутте стал Бара
Базар, где осуществлялось 80% торговых операций с тканями. Текстильный рынок в основном контролировался марвари.
Таким образом, до начала ХХ века марвари не вкладывали
свои капиталы в промышленность42. Однако уже тогда проявилась их кастовая обособленность. В 1898 году в Калькутте была
образована ассоциация марвари. В ее функции входила финансовая поддержка членов предпринимательской общины, а также забота об их социальном, моральном и культурном процветании43.
Марвари, следовательно, были очень консолидированной национальной группой, что сыграло не последнюю роль в дальнейшем
развитии их предпринимательской и общественной деятельности.
Итак, община марвари, не будучи исключением в ряду других, создавала первоначальный капитал на торгово-ростовщических и посреднических операциях, занимая в основном компрадорские позиции. Отчасти поэтому до 1914 года промышленное развитие Индии шло медленно (прогресс намечался только в
хлопчатобумажной и джутовой промышленности, меньше – в
41
Павлов В.И. Указ. соч. С. 235.
Там же.
43
Там же. С. 236.
42
 29 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сталелитейной). Производства машин не было, хотя работали ремонтные мастерские, главным образом железнодорожные44.
Первая мировая война изменила экономические условия в
стране. Период 1913 – 1915 годов в литературе получил название
времени банковских крахов и символизировал кризис индийской
экономики. Зато прекращение с началом войны импорта из Германии и Австро-Венгрии создало необходимую для дальнейшего
развития индийского капитализма нишу. За время войны число
зарегистрированных в стране акционерных компаний возросло с
2 552 до 2 789, а их капиталы увеличились с 721 до 1 066,1 млн.
рупий45.
Среди тех, кто нажил и значительно увеличил состояния путем спекуляций в военное время, были марвари. К числу разбогатевших в период войны семейств исследователи относят Бирла,
Далмия, Поддар, Баджадж и некоторых других. Следует отметить, что Г.Д. Бирла и другие предприниматели, разбогатевшие
во время войны, в основном имели два источника дохода. Первый – работа в управляющих агентствах и конторах англичан в
качестве бания. Второй источник – спекуляция на рынках и игра
на бирже, что приносило гораздо больше дохода. Существует
любопытное свидетельство о том, как младший брат Г.Д. Бирлы,
Бриджмохан, накануне собственной свадьбы выиграл на бирже
полторы сотни тысяч рупий. В целом за время войны семейство
Бирла увеличило свои доходы в четыре раза46. Огромные прибыли позволили им реализовать свой капитал в промышленности,
т. е. заняться нетрадиционным для их общин видом деятельности.
Джутовая промышленность была первой отраслью, в которой
марварийцы заменили европейцев. До того времени джут был
прерогативой шотландцев47.
Промышленники ощутили выгоды, которые им сулило национально-освободительное движение, в частности свадеши, и
они установили контакт с его руководителями. Некоторые предприниматели стали членами ИНК. С.Н. Банерджи, умеренный
44
Датт П. Индия сегодня. М., 1948. С. 153.
Левковский А.И. Указ. соч. С. 98.
46
Jaju R.N. G.D. Birla. A Biography. New Delhi. 1985. P. 66.
47
Timberg T. The Marwaris: from traders to industrialists. New Delhi.
1979. P. 166.
45
 30 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
политик и ставленник предпринимательских кругов, считал задачей националистического движения "окружить … промышленность тарифной стеной". Он полагал, что, если у индийцев нет
необходимой законодательной власти, нужно, с одной стороны,
ее добиваться, а с другой – поощрять развитие местной промышленности иным способом: протекционистскими общественнополитическими движениями свадеши и бойкотом английских товаров, имевшими большой экономический эффект. Сам С.Н. Банерджи, по собственному свидетельству, лично собирал средства
для поддержки текстильной промышленности Бенгалии, выступал за необходимость создания национальных банков и специальных фондов для кредитования индийской промышленности48.
Все поддерживаемые им и другими умеренными меры свидетельствовали о близких позициях умеренных политиков и финансовопромышленной верхушки национальной буржуазии. В свою очередь, сближение предпринимательских кругов с лидерами националистического движения могло обеспечить представителям бизнеса высокие посты в представительных органах власти. Отношение индийской буржуазии к колониальным властям стало
более взвешенным. Промышленники почувствовали себя вправе
требовать от метрополии помощи в деле становления национальной индустрии, в обмен на сохранение лояльности по отношению
к правящему режиму. Индийская буржуазия окрепла экономически и даже оформилась институционально, образовав собственные предпринимательские союзы.
В исследуемый период можно говорить о феномене индийского буржуазного национализма, представленного в рамках
ИНК двумя основными течениями – крайних и умеренных.
Умеренные, благодаря своему социальному составу представляющие для настоящего исследования особенный интерес, состояли из представителей крупной буржуазии, интеллигенции и
связанных с ними помещиков-либералов. Источником идеологии
умеренных были концепции западноевропейского происхождения. Особенную популярность, в силу колониального развития
страны, имели труды английских мыслителей и общественных
деятелей.
48
Banerjea S. A nation in making. London. 1925. P. 199.
 31 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Непосредственной причиной, побудившей промышленников
принять участие в деятельности ИНК, были экономические интересы. К косвенным причинам можно отнести расовую дискриминацию со стороны англичан. Кроме того, они сами принесли
"плоды западного просвещения" в Индию и подготовили почву
для развития национализма. Идеи демократии распространились
среди образованных слоев индийского населения. Они открывали
новые возможности диалога с правящими кругами метрополии.
Иными словами, промышленные магнаты осознали необходимость сотрудничества с ИНК и Мусульманской лигой. Однако
индийские предприниматели, принимая участие в национальноосвободительном движении, опасались прежде всего радикализма, присущего крайним во главе с Б.Г. Тилаком. Традиционные
ценности ориентировали бизнесменов на предпринимательскую
деятельность в мирных условиях, а призывы к насильственным
методам борьбы противоречили их принципам. Кроме того классовое чутье советовало буржуазии опасаться массовых народных
выступлений, так как недовольство могло быть направлено не
только против англичан, но и вообще против тех, в чьих руках
сосредоточено богатство.
Таким образом, к 1918 году индийские предприниматели оставались достаточно лояльными по отношению к метрополии.
Она по-прежнему представлялась им силой, способной обеспечить нормальное течение деловой жизни в стране, а уступок от
властей, как показала практика, можно было добиться, апеллируя
к национально-освободительному движению. В то же время национальная промышленная элита не хотела уступать англичанам
преимуществ пользования возможностями современного рынка.
Точно так же как ИНК, членами которого были и промышленники, выступал за равенство в правах англичан и индийцев как
субъектов одного государства. Однако предпринятых действий
было недостаточно для защиты экономических интересов индийских предпринимателей. Национальная буржуазия приняла собственные меры, выразившиеся в созыве Индийского коммерческого конгресса.
Образование ИНК свидетельствовало о росте экономической
силы национального предпринимательства, его стремлении к
консолидации, а также об эволюции политических взглядов ин 32 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дийской буржуазии. Эта организация наделялась такими функциями, которые позволяли ее руководству высказывать колониальному правительству требования от лица большинства национальных предпринимателей Индии. Осознавая значимость происходивших в деловом мире структурных перемен и констатируя
бурный рост промышленности колонии в период войны, правительство было вынуждено пойти на уступки в законодательной
сфере, что выразилось в реформах Монтегю – Челмсфорда. Таким образом, можно констатировать несомненный прогресс в
процессе развития диалога «власть – бизнес». В начале ХХ века
индийский национальный бизнес значительно укрепил свои
позиции и с момента появления непартийных организаций
предпринимательства ставил целью корпоративное объединение в масштабах всей страны. Эти организации, провозглашая коммерческие приоритеты, были призваны выполнять функцию политического давления на правительство.
Контрольные вопросы
1. Охарактеризуйте основные принципы взаимоотношений
традиционного делового сообщества Индии и феодальной власти.
Что изменилось после завоевания Индии англичанами?
2. По какому принципу формировались предпринимательские общины в колониальной Индии? Какова специфика генезиса
капитализма в Индии?
3. Когда начался процесс формирования политической позиции индийской буржуазии по отношению к колониальной власти? В чем причина ее двойственности?
4. Какова роль движения свадеши в формировании политических взглядов индийских предпринимателей?
5. Как Первая мировая война повлияла на экономическую обстановку в Индии? Что изменилось в отношениях национального
предпринимательства и метрополии?
 33 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Тактика деловых кругов
в отношении национальноосвободительного движения
и колониальной политики
в 1918 – 1931 годах
1. Формирование политических интересов
индийской национальной буржуазии
в 1920-е годы: пример Бомбея
П
ериод 1918 – 1920-х годов в Индии характеризовался
экономическим кризисом, порожденным Первой мировой войной и нарастанием борьбы за независимость, проходившей в форме кампаний гражданского неповиновения, или несотрудничества. В таких условиях происходило
формирование политических интересов национального предпринимательства, которое еще не представляло консолидированной
социальной общности. Особенно наглядно этот процесс можно
представить на примере Бомбея, который являлся крупнейшим
промышленным и торговым центром колониальной Индии.
В 1918 – 1922 годах в Бомбее действовали по крайней мере
три разнонаправленные и политически значимые силы:
крупные промышленники, колониальная администрация и
партия Индийский национальный конгресс. Фактором, корректировавшим политику как ИНК, так и крупного бизнеса, были
взаимоотношения с массовым сектором предпринимательства –
мелкими торговцами и ростовщиками, которые в зарубежной литературе получили название рыночники, в противовес промышленникам. Экономическое положение различных предпринимательских групп города было одним из стимулов их общественнополитической активности в данный период.
Пример Бомбея позволяет говорить о начале корреляции интересов представителей деловых кругов с направлениями поли 34 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тического процесса на локальном уровне. Можно выделить три
группы крупных бизнесменов Бомбея – землевладельцев, крупных торговцев и промышленников, представлявших порой взаимоисключающие интересы. С целью защиты своих экономических интересов на городском уровне ведущие бизнесмены города
создали ряд общественных организаций, в каждой из которых
доминировали представители определенных группировок деловых кругов, что оказалось на руку прежде всего владельцам модернизированного производства как наименее крупной и наиболее уязвимой части предпринимательства.
В рамках рассматриваемого периода в деловой жизни города происходили два взаимосвязанных процесса. Один характеризовался размежеванием между промышленниками и
представителями торговых (компрадорских) группировок
местного бизнеса, другой демонстрировал постепенный поворот первых в сторону Индийского национального конгресса.
Пример Бомбея показывает, что на данном этапе взаимозависимость интересов регионального предпринимательства и
ИНК обусловила сближение их позиций в противостоянии
колониальной администрации накануне первой кампании
гражданского неповиновения.
Метод несотрудничества с колониальными властями не оправдал надежд большинства бомбейских фабрикантов, что способствовало ослаблению их интереса к ИНК. Причиной этого
была законодательная политика англичан, которые еще в
1919 году предложили реформу финансовой системы колонии.
Теперь все доходы и сборы оставались полностью в руках местной исполнительной власти. Они же должны были платить правительству Индии фиксированные денежные взносы. Сумма таких взносов устанавливалась на несколько лет вперед, а в дальнейшем подвергалась изменению49. Предложенная схема
финансовой отчетности устраивала бомбейских фабрикантов. Более того, они почувствовали возможность контролировать экономическое развитие города, что можно было осуществить с помощью провинциальных законодательных собраний. Таким образом
предприниматели намеревались усилить влияние на экономиче49
The Indian Year Book and Who’s Who. 1931. Bombay, 1931.
 35 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
скую политику города. Так же, как и умеренные члены ИНК, они
приветствовали реформу Монтегю – Челмсфорда, расширявшую
избирательное право. В то же время радикально настроенные
сторонники М.К. Ганди требовали предоставления Индии самоуправления. Поэтому подавляющее большинство представителей
крупной буржуазии сохранило свои симпатии на стороне умеренных, которые наиболее точно выражали специфику их отношений с правительством.
После опубликования реформы многие владельцы фабрик
даже составили оппозицию политике несотрудничества М.К. Ганди. В октябре 1920 года, через два месяца после начала общеиндийской кампании гражданского неповиновения, сторонники
конституционных методов борьбы во главе с крупнейшими промышленными магнатами Бомбея официально заявили о своем несогласии с политикой М.К. Ганди. Они создали комитет по антинесотрудничеству, который в первые дни своего существования
получил пожертвования от крупнейшего финансово-промышленного дома Д.Р.Д. Таты, который считался одним из инициаторов
его создания. Через месяц о поддержке организации заявили и
некоторые представители Либеральной федерации Западной Индии – бомбейской политической партии, состоявшей из части
бывших конгрессистов-умеренных50.
Таким образом, представители бомбейской промышленной
буржуазии на данном этапе придерживались прогосударственной
линии поведения. В их числе были представители торговофинансовой элиты с довоенной родословной: Тата, Тхакурдас и
другие. В то же время предприниматели, в основном гуджаратцы
и марвари, пожелавшие открыть собственный бизнес позднее,
например семья Бирла, столкнулись с серьезными препятствиями
как со стороны уже утвердивших свои позиции бизнесменов, так
и со стороны колониального правительства. Первые вытесняли
их с рынков, второе – наносило ущерб посредством налоговой и
тарифной политики.
В данной ситуации поддержка политики М.К. Ганди представлялась этой категории предпринимателей единственным способом заявить о себе как в финансово-экономической, так и в по50
Gordon A.D.D. Op. cit. P. 159.
 36 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
литической сфере. Среди этой группы предпринимателей, составлявшей значительную массу населения города, оказались как
рыночники, так и промышленники. Поэтому представители ИНК
были заинтересованы в их поддержке и пытались склонить на
свою сторону, используя экономические и политические разногласия между ними и уже укоренившимися на бомбейском рынке
крупными промышленниками. Сам М.К. Ганди, например, уделял
особое внимание торговцам тканями. В 1921 году он обратился к
ним со страниц «Бомбей Кроникл», призывая принять участие в
бойкоте иностранных товаров. Он убеждал их в том, что бойкот
импорта сбережет более 60 млн. рупий в год. При этом и более
крупные торговые операции будут идти с участием индийской
стороны, а значит, прекратится откачка капиталов из страны,
появятся новые возможности бизнеса для рыночников51.
Таким образом, рыночники и промышленники из числа пришлого населения играли заметную роль в политике ИНК, направленной на бойкот импорта. На данном этапе их интересы были
взаимосвязаны и взаимозависимы. Бомбейские предприниматели,
напротив, противостояли националистически ориентированной
политике Индийского национального конгресса вплоть до
1922 года, когда сложились благоприятные условия для сближения с ИНК. В результате в период первой общеиндийской кампании гражданского неповиновения (1920 – 1922) два основных
фонда, финансировавших ИНК – «Джинна мемориал холл фанд»
и «Тилак сварадж Фанд» – получали пожертвования почти исключительно от торговцев и ростовщиков: 37 жертвователей были представителями купеческих фирм, 184 – членами купеческих
ассоциаций разного уровня. В то же время происходило усиление
экономических и политических позиций рыночников, что показывала работа таких организаций бизнеса, как Индийская торговая палата (ИТП) и Бомбейская национальная ассоциации розничных торговцев.
В первой организации традиционно доминировали представители крупного капитала, промышленники, которые проводили
решения, не всегда выгодные рыночникам. Например, решение
об одобрении резолюции в поддержку реформы Монтегю – Челм51
Bombay Chronicle. 7.07.1921.
 37 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сфорда в 1919 году, в то время как рыночники, действуя совместно с гандистами, выступали за осуждение несправедливой для
них финансовой политики Великобритании.
Такая же расстановка сил в ИТП наблюдалась и в 1921 году,
когда обсуждался адрес принцу Уэльскому, собиравшемуся совершить визит в Индию. Традиционно лояльные представители
крупной буржуазии призывали голосовать за принятие адреса, с
чем были не согласны рыночники. В результате работа заседания
была сорвана, ИТП оказалась под угрозой дезорганизации, и
только на следующем собрании адрес все же был одобрен преимуществом в один голос, причем решающим оказался голос
председателя собрания.
В 1921 году разгорелась фракционная борьба и внутри Бомбейской национальной ассоциации розничных торговцев. Ассоциация начала бойкот иностранных тканей, приурочив эту акцию
к повышению курса рупии. Через 6 месяцев бомбейский промышленник М. Рамджи, являвшийся председателем ассоциации,
после консультации с правительством в Дели попытался на очередном собрании аннулировать первоначальную резолюцию по
бойкоту. Однако в этом ему помешали националистически настроенные члены ассоциации Н. Дайял, В. Говинджи, Н. Пуршотам и Н. Кешавлал. Они выпустили циркуляр, согласно которому
М. Рамджи запрещалось выступать на собраниях или требовать
их созыва. В циркуляре также оговаривалось, что бойкот не должен быть прекращен ни при каких условиях, что данная акция –
следствие не столько повышения курса рупии, сколько Нагпурской резолюции ИНК. На следующем собрании Н. Пуршотам
подверг критике правительство за «кампанию клеветы» против
индийских торговцев. После этого резолюция по бойкоту иностранных тканей прошла.
Таким образом, очевидно, что рыночники поддерживали национально-освободительное движение в его активной фазе – в
период кампании несотрудничества. В это время промышленники, решив воспользоваться теми благами, которые предлагала колониальная администрация, дистанцировались от ИНК. Когда,
вопреки ожиданиям М.К. Ганди, кампания перестала быть ненасильственной, промышленники прекратили открыто взаимодействовать с ИНК. Их пугал размах массового движения и неспо 38 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
собность ИНК полностью контролировать вспышки локального
экстремизма. В сложившихся условиях политика колониальной
администрации представлялась им меньшим злом. Они приняли
на вооружение тактику «равноудаленности», как от правительства, так и от ИНК. Пример Г.Д. Бирлы подтверждает это. По его
собственному свидетельству, он играл роль защитника М.К. Ганди от англичан и англичан от М.К. Ганди52.
В изучаемый период бомбейская бизнес-элита разделилась на
несколько группировок, которые предлагали порой диаметрально
противоположные решения тех или иных задач в области городского строительства и социальной политики, что было следствием отсутствия синхронизации в развитии традиционного и модернизированного секторов производства. В то же время раскол в
рядах предпринимательства происходил и по отношению к набиравшему силу Индийскому национальному конгрессу.
Пришлые бизнесмены, особенно марварийские, такие как
Г.Д. Бирла, не скрывали своих симпатий к М.К. Ганди и открыто
финансировали ИНК. Бомбейские промышленники Д.Р.Д. Тата,
И. Рахимтула, К. Джехангир скептически относились к политике
ИНК. Их интересы были более связаны с британскими, а их экономическое положение – более прочным и не зависящим от конкуренции с английскими производителями. Некоторые предприниматели одновременно сочувствовали и той, и другой стороне. Пример
тому дает деятельность П. Тхакурдаса. В 1920 году он по приглашению Д.Р.Д. Таты принял участие в формировании комитета по
антинесотрудничеству53. В то же время П. Тхакурдас явился одним
из организаторов Индийского коммерческого конгресса, форума
национального бизнеса, оказывавшего поддержку ИНК.
Таким образом, в период 1918 – 1922 годов национальный
бизнес избрал достаточно гибкую и перспективную стратегию
политического лавирования. Предприниматели старались держаться в стороне от тех мероприятий Индийского национального
конгресса, которые были связаны с открытой конфронтацией и
агитацией. В то же время они не прекращали финансовую поддержку мероприятий ИНК, в частности конструктивных про52
53
Sunday. 26 June – 2 July 1983.
Bombay Chronicle. 7.07.1920.
 39 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
грамм М.К. Ганди. Деловые круги посредством деятельности на
региональном уровне распространяли свое влияние на формирование политики партии. Кроме того бизнесмены действовали в
унисон с националистически настроенными членами Законодательного совета, тем самым оказывая давление на колониальное
правительство и добиваясь удовлетворения требований растущей
национальной индустрии.
Политический фон, на котором происходило оттачивание
тактики национального бизнеса, характеризовался незначительными уступками колониального правительства в законодательной области. Умеренное крыло Индийского национального конгресса, испытывавшее разочарование окончанием первой кампании гражданского неповиновения, сделало ставку на парламентские методы борьбы, в результате чего в 1923 – 1926 годах в ИНК
снова произошел раскол.
Группа конгрессистов, солидаризируясь с М.К. Ганди и выступая за бойкот законодательных собраний, сосредоточила внимание на конструктивной, созидательной деятельности – ручном
ткачестве, борьбе против неприкасаемости, улучшению отношений между индусами и мусульманами. Группа получила название
противники перемен. Сторонники перемен, или свараджисты,
умеренные, возглавляемые М. Неру и Ч.Р. Дасом, выступали за
участие в выборах, за конструктивную программу и ненасилие,
но считали, что бойкот законодательных ассамблей помогал англичанам использовать эти органы в своих интересах. Таким образом, они считали целесообразным перенести борьбу за сварадж
на конституционный уровень и одержали победу. М.К. Ганди
был вынужден пойти на серьезные уступки и отменить гражданское несотрудничество как основную форму деятельности ИНК.
Соглашение, получившее название пакта Ганди – Даса, было
подтверждено съездом в 1924 году. Принятие такого решения находилось в русле интересов буржуазии. Свараджисты выражали
озабоченность бесконтрольным поведением масс и считали, что
более безопасным способом борьбы за самоуправление будет
участие в работе легислатур. Такая ситуация сохранялась вплоть
до конца 1920-х годов, когда работа конгрессистов в законодательных органах не принесла желаемых результатов, а к руково 40 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дству ИНК пришли радикально настроенные политики молодого
поколения Дж. Неру и С.Ч. Бос.
Сближение интересов ИНК, крупных промышленников и
розничных торговцев было обусловлено послевоенным упадком
экономики. Огромное количество фабричных товаров оставалось
нереализованными. С 1924 по 1927 годы объем непроданной ткани увеличился примерно в два раза54, что провоцировало проблему неплатежей в условиях капитализации индийской экономики.
Кроме того индийские фабриканты располагали более высокооплачиваемой рабочей силой, чем, например, Япония. Импорт из
этой страны в 1924 году по сравнению с 1914 годом возрос в
18 раз, хотя и составлял всего 6,35% от общего объема производства Индии в 1923 – 1924 годах. Фабрики одного только Бомбея
производили в 1920 – 1921 годах 50,3% индийской пряжи и
51,3% тканей. В 1924 – 1925 годах процент упал до 38,2 и 43%
соответственно55.
Период 1923 – 1931 годов стал новым этапом формирования тактики индийских деловых кругов по отношению к национально-освободительному движению и его авангарду –
ИНК. Промышленная элита демонстрировала стремление к
консолидации в рамках всей страны с целью защиты своих
экономических интересов на политическом уровне. Деятельности ИНК оказалось недостаточно, однако конституционные
методы борьбы, которых придерживалось умеренное большинство Индийского национального конгресса, становились
и тактикой делового мира. Особенно ярко слияние интересов
индийской промышленной элиты и свараджистов ИНК проявилось во время второй кампании гражданского неповиновения, которая под влиянием деловых кругов была развернута М.К. Ганди.
54
55
Gordon A.D.D. Op. cit. P. 177.
Ibid. P. 120.
 41 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. М.К. Ганди и роль деловых кругов в борьбе за
независимость
М.К. Ганди пользовался поддержкой практически всех категорий населения, участвовавших в национально-освободительном движении, начиная с неприкасаемых и заканчивая крупными
промышленниками-капиталистами, которые оказывали ему материальную помощь. Политическая позиция элиты делового сообщества формировалась под влиянием личности М.К. Ганди. В то
же время промышленные магнаты использовали его авторитет и
положение лидера национально-освободительного движения в
своих интересах.
Обладая сильной харизмой, М.К. Ганди пользовался безграничным доверием широких слоев населения Индии, что делало
возможным привлечение их в национально-освободительное
движение. Одновременно появлялась возможность направлять
активность масс в нужное деловому сообществу русло, пользуясь
авторитетом М.К. Ганди. С его приходом к руководству ИНК
превратился в массовую партию, авторитетную и достаточно
сильную для того, чтобы защищать корпоративные интересы
бизнеса.
После спада революционного подъема и движения свадеши
1905 – 1908 годов в арсенале ИНК не было достаточно действенных средств, с помощью которых можно было бы добиться уступок от колониальных властей. М.К. Ганди предложил свой, опробованный во время его пребывания в Африке способ: ненасильственное сопротивление. Его массовые кампании – сатьяграхи56 – были организованным движением масс, но не имели ничего
общего с революциями, вызывавшими антипатии буржуазии. Поэтому промышленные магнаты, почувствовав недостаточность
мер колониального правительства в области экономической политики, осознавали необходимость сотрудничества с Индийским
национальным конгрессом. Кроме того М.К. Ганди принадлежал
к ростовщической касте бания, традиционному деловому сообществу. Многое в его учении было построено на традиционных
религиозных установках, близких предпринимателям.
56
Сатьяграха – буквально: "упорство в истине".
 42 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Взаимоотношения М.К. Ганди с представителями деловой
элиты Индии строились на принципе гуру-чела57. Некоторые
предприниматели были усыновлены лидером национальноосвободительного движения и обращались к нему, используя
слово бапуджи58. Они участвовали в его конструктивных программах, давали деньги на проведение политических акций ИНК.
В числе учеников и последователей Махатмы были марварийские бизнесмены Дж. Баджадж и Г.Д. Бирла. М.К. Ганди официально усыновил их, что означало особую духовную близость
между ними и признание промышленниками неоспоримого авторитета бапуджи в той части делового сообщества, для которой
они сами были примером для подражания.
Для Г.Д. Бирлы и Дж. Баджаджа, как и для многих других,
М.К. Ганди был учителем, отцом и духовным наставником, о чем
свидетельствуют их письма и мемуары59. Их привлекало учение
об ахимсе – ненасилии и сама личность в М.К. Ганди. Величие
Махатмы, по мнению Г.Д. Бирлы, заключалось в том огромном
влиянии, которое его деятельность оказывала на индийское национально-освободительное движение60 М.К. Ганди, по мнению
предпринимателя, принес огромную жертву: в своей деятельности он сознательно отказался от использования достижений цивилизации61. Таким образом, для Г.Д. Бирлы, так же как и для
других признававших авторитет М.К. Ганди индийцев, он был
прежде всего Махатмой – великой душой, жертвовавшей собой
на благо нации. Поэтому предприниматель, как и многие другие,
охотно предоставлял ему средства, необходимые для нужд освободительного движения. Представители делового сообщества видели в Махатме человека, способного управлять национальноосвободительным движением. Таким образом, лидер ИНК объективно выполнял важную функцию – он осуществлял непо57
Учитель-ученик
Bapu – отец, ji – суффикс, означающий уважительное отношение к
человеку.
59
Birla G.D. In the Shadow of the Mahatma. Bombay, 1953; Bajaj J.,
M.K. Gandhi. To a Gandhian Capitalist. Correspondence between Mahatma
Gandhi and Jamnalal Bajaj and members of his family. Bangalore, 1951.
60
Mehta V. Mahatma Gandhi and his apostles. Bombay. 1976. P. 62.
61
Ibid. P. 64
58
 43 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
средственную связь между индийским бизнесом и Национальным Конгрессом, что способствовало, с одной стороны,
укреплению национально-освободительного движения, а с
другой – позволяло предпринимателям в определенной степени контролировать деятельность ИНК, направляя ее в
нужное русло. При этом авторитет Махатмы оставался неизменно велик.
Исследуя политическую деятельность этих предпринимателей, индийский исследователь А. Чакрабарти выдвинул тезис о
существовании в общественной жизни Индии первой половины
XX века феномена, который он называет одухотворенная политика и политизированная духовность62. Термин предполагает
раскрытие социокультурной специфики формирования политической позиции индийской буржуазии под влиянием учения и авторитета М.К. Ганди, харизматического лидера, который сумел поставить традиционные ценности индийского общества на службу
национально-освободительному движению.
Иллюстрацией сказанного может быть деятельность
Г.Д. Бирлы. Личное знакомство и духовная близость к М.К. Ганди предопределили его место в национально-освободительном
движении. Они принадлежали к одной касте – бания. Их сближали чувства гуманизма и патриотизма. Оба испытали воздействие
дискриминационной политики. Влияние религии на их мировоззренческие установки было, как свидетельствовали современники, бесспорным.
Роль Г.Д. Бирлы в национально-освободительном движении
двойственна. Он выступал в роли финансового спонсора и политического парламентера и действовал не от имени своего духовного учителя, а в качестве самостоятельного политика, пытаясь
разъяснить колониальным властям основные положения философии и программ вождя национально-освободительного движения. Но Г.Д. Бирла был скорее практиком. В отличие от
М.К. Ганди, который апеллировал к гуманистическим ценностям,
настаивая на разрешении насущных проблем всей нации,
Г.Д. Бирла взывал к ним, чтобы защитить интересы ее части – деловых кругов. Некоторые идеи М.К. Ганди, преимущественно их
62
Chakrabarti A. Gandhi and Birla. Calcutta. 1955. P. 8.
 44 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
экономическая часть, не устраивали предпринимателя. У него не
вызывали симпатии такие установки, как ориентация на развитие
деревенских промыслов и мелкой промышленности как средство
возрождения индийской экономики. Поэтому именно духовная
близость к М.К. Ганди направляла политическую деятельность
Г.Д. Бирлы, который, несмотря на некоторые разногласия с лидером ИНК, поддерживал любые его начинания, в том числе и массовые кампании гражданского неповиновения – сатьяграхи.
Г.Д. Бирла финансировал и поддерживал национальноосвободительное движение в течение тридцати двух лет. По мнению ряда индийских исследователей, своих средств он израсходовал больше, чем любой другой бизнесмен63. М.К. Ганди отчитывался перед ним до мелочей, хотя Г.Д. Бирла неоднократно говорил ему, что тот может расходовать деньги так, как сочтет
нужным. В этом отношении в Гандиджи был силен дух его касты – бания. Обыкновенно М.К. Ганди в письме или лично просил
Г.Д. Бирлу выделить определенную сумму денег на четко обозначенные мероприятия: на работу по пропаганде национальной
домотканой одежды – кхади, на борьбу с неприкасаемостью, распространение грамотности и т.д.64. Бизнесмен впоследствии делал
расчеты и сообщал, какой суммой может располагать Махатма. В
октябре 1927 года предприниматель писал М.К. Ганди, что на будущий год сможет выделить от 50 до 100 тыс. рупий65. Г.Д. Бирла
признавался, что носил кхади только для того, чтобы сделать
приятное бапуджи и чтобы продемонстрировать свою веру в бога. В целом же Г.Д. Бирла придерживался собственного мнения
относительно того, каким образом можно было популяризировать
производство и ношение кхади. Он предлагал наложить дополнительный сбор на товары из Манчестера66. Такую же точку зрения
отражала позиция основанной Г.Д. Бирлой организации национального предпринимательства – Федерации индийских торговопромышленных палат.
Сохранилось письмо, которое свидетельствует о безусловном
признании Г.Д. Бирлой авторитета Ганди как лидера националь63
Chakrabarti A. Gandhi and Birla. Op. cit. P. 9.
Bapu: a Unique Association. Bombay, 1977. P. 73.
65
Ibid.
66
Ibid.
64
 45 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
но-освободительного движения. По словам его автора, Махатма
обладал силой, которой у него самого не было67. С другой стороны, Бирла признавал, что имел собственную точку зрения относительно методов достижения независимости. Например, предприниматель высказывался по поводу проблемы коммунализма в
Индии. По его мнению, единство индусов и мусульман могло
быть достигнуто только с помощью религиозной свободы и терпимости68. В частности, он предлагал разрешить мусульманам
отправлять обряды повсеместно, а индуистам – играть на музыкальных инструментах перед мечетями в любое время суток69.
Если бы обе стороны согласились, в законодательном собрании
можно было бы провести закон о запрещении обращения в ту или
иную веру девушек и юношей младше 18 лет70. Он придавал
большое значение парламентским методам борьбы, веры в которые к тому времени уже не было у М.К. Ганди71. И тем не менее
предприниматель предлагал Махатме распоряжаться деньгами по
собственному усмотрению, уверенный, что в конечном итоге они
послужат их общей цели – достижению свараджа. Кроме того
бизнесмен не испытывал ни малейшего сомнения в том, что вся
работа, которую осуществлял М.К. Ганди, приносила только добро, и не в его компетенции было оценивать деятельность учителя72. Поэтому Г.Д. Бирла просил вождя нации не медлить и обращаться за средствами в случае необходимости. Однако при этом
предприниматель давал понять, что его кошелек отнюдь не бездонный. Он выражал надежду, что М.К. Ганди с пониманием отнесется к тому, что прислать более крупную сумму нет возможности. Более того, Бирла уверенно определял собственную и, по
его мнению, важную роль в национально-освободительной борьбе: "Как и Вы, я следую определенным коммерческим схемам,
успех которых считаю необходимым для блага нации"73.
67
Bapu: a Unique Association. Op. cit. P. 73.
Ibid. P. 74.
69
Ibid.
70
Ibid.
71
Ibid.
72
Ibid.
73
Ibid.
68
 46 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Любопытным
для
характеристики
взаимоотношений
М.К. Ганди и Г.Д. Бирлы является эпизод, связанный с пребыванием предпринимателя в ашраме74. Оно требовало подчинения
внутренним правилам, которым обычно следовали все, кто находился в обители. Поэтому Гандиджи велел своему секретарю Махадеву Десаи прибраться в шкафу Гханшьямдаса. Однако тот сообщил Гандиджи, что в ашраме, как и дома, в его шкафу будет
прибираться его собственный слуга. А когда Ганди попробовал
возразить, Г.Д. Бирла заявил, что в таком случае он не останется
в ашраме, потому что было бы лицемерием с его стороны делать
здесь то, чего он бы никогда не стал делать дома. Вероятно, М.К.
Ганди пришлось уступить, поскольку предприниматель оставался
в ашраме в обществе Махатмы в течение месяца75. Приведенный
эпизод свидетельствует о том, что влияние лидера национальноосвободительного движения на Г.Д. Бирлу не было всеобъемлющим. Более того, он имел четкую жизненную позицию, менять
которую не желал даже под влиянием Махатмы Ганди.
Иногда Г.Д. Бирла позволял себе давать Махатме советы, касавшиеся национально-освободительного движения. М.К. Ганди их
не воспринимал всерьез. Например, в письме от 20 июля 1924 года
он писал: "Бог дал мне наставников, и я расцениваю тебя как одного из них. Все они хотят, чтобы я стал совершенным человеком"76.
Таким образом Махатма мягко указывал Г.Д. Бирле на разницу в их
положении и предлагал не вмешиваться в дела, которые ему не по
силам. Пример характеризует взаимоотношения М.К. Ганди и
предпринимателя как отношения между умудренным опытом, добрым отцом и неразумным сыном. Выполняя отцовские функции,
Махатма в том же письме проявлял заботу о здоровье и рационе
своего "дорогого Гханшьямдаса". "Пей молоко в течение пятнадцати дней... Ешь фрукты, но не хлеб. Возьми за правило пить молоко
с маслом"77, – наставлял он усыновленного.
Несмотря на легкую пикировку, из писем следует, что отношения между ними были проникнуты глубокой симпатией и при74
Ашрам – религиозная обитель, приют, где люди под руководством
наставника занимаются медитацией и повседневным трудом.
75
Mehta V. Op. cit. P. 63.
76
Bapu: a Unique Association. Op. cit. P. 8.
77
Ibid.
 47 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вязанностью. А то, что Бирла видел в Махатме неоспоримого лидера борьбы за независимость, подтверждается тем, что в преддверии прибытия комиссии Саймона78 Г.Д. Бирла предлагал
М.К. Ганди, к тому времени ушедшему с поста руководителя
ИНК, "выйти и принять активное участие в политике". Он высказывал соображения относительно выражения протеста против
деятельности комиссии и одобрительно отзывался о чувстве
единства, которое царило в то время среди людей всех классов79.
Существовавшее состояние общества предприниматель советовал М.К. Ганди использовать для того, чтобы вернуться к руководству национально-освободительным движением. По его мнению, тогда можно было бы решить проблему индусскомусульманского противостояния80.
Г.Д. Бирла также давал Ганди советы по поводу проведения
бойкота иностранных товаров. Он считал, что "без эффективной
демонстрации простые негативные акции были бы бесполезны"81,
и призывал по прибытии комиссии проводить харталы – прекращение деловой активности – повсеместно, наряду с массовыми
выступлениями населения. Г.Д. Бирла с чувством удовлетворения
констатировал, что "дух несотрудничества вновь обрел силу".
Однако вместе с тем он выражал озабоченность тем, что в рядах
руководства ИНК не было личности, способной возглавить и
контролировать движение. М.К. Ганди оставался единственным,
кто, по его мнению, подходил для этой роли.
Иными словами, Г.Д. Бирла принимал активное участие в освободительном движении и пытался участвовать наряду с лидерами ИНК в формировании политического курса организации,
хотя сам не был ее членом, в отличие от другого предпринимателя-националиста Дж. Баджаджа.
78
Комиссия, состоявшая из представителей Великобритании. Прибыла в Индию 3 февраля 1928 г. для подготовки нового закона об управлении
Индией. Была встречена массовым движением местного населения под лозунгом “Саймон, прочь из Индии”, так как в ее состав не включили представителей ИНК и других политических партий.
79
Bapu: a Unique Association. Op. cit. P. 8.
80
Ibid.
81
Ibid.
 48 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дж. Баджадж, как и Г.Д. Бирла, был одним из "любимых детей Гандиджи", и в своей политической деятельности полностью
руководствовался мнением М.К. Ганди. Лидер ИНК считал "честными" способы, при помощи которых Дж. Баджадж зарабатывал деньги. А "текстильный король" по первому требованию Махатмы передавал ему астрономические по тем временам суммы,
уверенный, что они будут истрачены на пользу стране. Когда
М.К. Ганди потребовались деньги для того, чтобы неподалеку от
Ахмедабада основать свою обитель, ашрам на реке Сабармати,
Дж. Баджадж их немедленно предоставил.
Так Дж. Баджадж стал "капиталистом гандистского образца",
т. е. предпринимателем, обладавшим духовностью, а значит, способным победить в себе стремление к стяжательству. Подтверждением служит такой эпизод: когда М.К. Ганди объявил бойкот
английских товаров, Дж. Баджадж сжег все находившиеся в его
доме ковры, мебель и одежду иностранного производства82.
Когда во время подготовки Нагпурской сессии ИНК (1920)
встал вопрос о том, кто будет на ней председательствовать,
Д. Мунджи, один из лидеров Индийского национального конгресса, посоветовал Дж. Баджаджу, выполнявшему функции партийного казначея, занять пост председателя. Мунджи счел возможным, чтобы речь председателя была произнесена не на английском, как обычно, а на хинди. Кроме того он назвал еще одну
причину, по которой кандидатура Дж. Баджаджа, с точки зрения
Д. Мунджи, была наиболее подходящей на пост председателя.
Предприниматели слишком "стеснялись" участвовать в политике.
Они были готовы вносить любые суммы, "но не шли дальше"83.
Если бы Дж. Баджадж согласился принять предлагаемый пост,
это оказало бы огромное влияние на остальных бизнесменов, побудило бы их оставить свои страхи и принять более активное
участие в общественной жизни84. Однако бизнесмен, проявляя
определенную скромность, в письме к М.К. Ганди приводил аргументы, согласно которым он, по его мнению, не мог претендовать на пост. Дж. Баджадж ссылался на ограниченность своего
82
Mehta V. Op. cit. P 62.
Bajaj J., Gandhi M.K. Op. cit. P. 46.
84
Ibid. P. 46-47.
83
 49 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
образования, молодой возраст (31 год) и отсутствие опыта. Дж.
Баджадж предлагал передать этот пост другому, не менее достойному, человеку – Шри Шулкаджи, правда, не забыв отметить,
что тот "не имеет веры в несотрудничество". Бизнесмен просит
бапуджи принять все это во внимание и посоветовать, как поступать в дальнейшем. В ответной телеграмме от 27 сентября
1920 года М.К. Ганди рекомендовал Баджаджу занять пост в том
случае, если Шулкаджи откажется. В письме, последовавшем за
телеграммой, секретарь М.К. Ганди, М. Десаи пояснил, что главной причиной, по которой Махатма принял решение передать
пост Дж. Баджаджу, было нежелание видеть там "непригодного
человека"85. М. Десаи пояснил, что молодой возраст и отсутствие
образования – не аргументы для отказа. Единственной причиной,
по которой Дж. Баджадж имел право отказаться от предлагаемого
поста, Гандиджи назвал то, что атмосфера на сессии могла оказаться "недостаточно чистой" для преданного борца за независимость86.
Духовная связь между М.К. Ганди и Дж. Баджаджем была
очевидной87. В одном из писем к нему Махатма не употребил
приставку "Чи"(Chi) перед именем Джамналала. Данная приставка – сокращенный вариант обращения "Чиранджи" (Chiranji), означавшего пожелание долгой жизни. Используя ее, старшие члены одной семьи обращались к младшим. Поскольку Дж. Баджадж
был усыновленным сыном М.К. Ганди, отсутствие приставки его
очень опечалило. Он написал Бапуджи о своих сомнениях по поводу того, достоин ли он быть сыном Махатмы88. В ответном
письме М.К. Ганди успокоил приемного сына, пояснив, что приставка не была употреблена в письме, поскольку писал он из
тюрьмы, и письмо могло попасть в чужие руки. А обращение
"Чи" было, в его представлении, слишком интимным, чтобы ктото другой мог его читать. Вместо этого Гандиджи употребил слово бхаи – брат. Чтобы Дж. Баджадж не сомневался в отцовских
чувствах, М.К. Ганди сам рассуждал в письме по поводу того,
достоин ли он быть принятым как отец. Он писал, что он также
85
Bajaj J., Gandhi M.K. Op. cit. P. 47.
Ibid.
87
Ibid. P. 55.
88
Ibid. P. 53.
86
 50 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
несовершенен, как и все люди, и если Баджадж считал себя недостойным быть его сыном, то и он сам был недостоин своего
отцовства89.
Дж. Баджадж, следуя воле М.К. Ганди, занимался активной
деятельностью не только внутри ИНК. В сентябре 1924 года он
стал свидетелем индо-мусульманского столкновения в Нагпуре и
безуспешно попытался утихомирить толпу, получив ранение в
левую руку90. Гандиджи в письме из ашрама Сабармати выразил
ему сочувствие и посоветовал разобраться в причинах конфликта
спокойно, выяснить, были ли в рядах индусов и мусульман здраво мыслящие люди, способные устранить причины конфликта.
М.К. Ганди сообщил Дж. Баджаджу, что и внутри ИНК подобные
противоречия достаточно сильны. На сессии 1924 года в Белгауме, проходившей под председательством Ганди, все его попытки
организовать широкомасштабную сатьяграху оказались тщетными. Он писал Баджаджу, что ничего из сказанного им не было
понято правильно, "недоверие вокруг" предопределило поражение сторонников сатьяграхи91.
В 1926 году Дж. Баджадж испытал серьезные неприятности,
связанные с негативным отношением однокастников к его политической деятельности. М.К. Ганди охарактеризовал ситуацию, в
которой оказался предприниматель, бурей, которая одновременно
являлась для Джамналала "тестом на веру"92. Вероятно, в ожидании решения панчаята93, Дж. Баджадж написал Гандиджи письмо.
М.К. Ганди успокоил приемного сына, убедив его в том, что тот
не нарушил предписаний касты и не мог подвергнуться остракизму со стороны однокастников. По мнению Гандиджи, ничего
страшного не должно было случиться. Пострадать могло лишь
влияние самого Дж. Баджаджа на деловое сообщество, что
уменьшило бы взносы в казну ИНК94. М.К. Ганди советовал проявить максимум вежливости и твердости в отношении к предпи89
Bajaj J., Gandhi M.K. Op. cit. P. 55.
Ibid. P. 56.
91
Ibid. P. 57.
92
Ibid. P. 63.
93
Совет касты, общины, выносящий вердикт о том или ином поступке
члена общины или касты.
94
Bajaj J., Gandhi M.K. Op. cit. P. 64.
90
 51 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
саниям панчаята, что, по его мнению, смягчило бы однокастников. М.К. Ганди считал, что каста несомненно должна подвергнуться реформированию, и данное событие было шагом на этом
пути95. Любопытно, что далее Гандиджи, как ни в чем не бывало
обращается к Баджаджу по вопросам казны ИНК и даже просит
напомнить Г.Д. Бирле, какую сумму тот должен прислать96.
Вышеизложенное свидетельствует, что Дж. Баджадж полностью находился под влиянием М.К. Ганди и его учения о сатьяграхе. Будучи общественным деятелем он следовал в русле концепции духовного наставника, одновременно являясь членом
ИНК и его бессменным казначеем.
Таким образом, и Г.Д. Бирла, и Дж. Баджадж были приверженцами М.К. Ганди. Оба испытывали на себе его влияние и силу
харизматического лидера. Авторитет Махатмы помогал им сохранять веру в успех национально-освободительной борьбы. Оба
безоговорочно доверяли ему как ее руководителю.
Деятельность Г.Д. Бирлы и Дж. Баджаджа дает уникальный пример участия националистически настроенных предпринимателей в борьбе за независимость под руководством
М.К. Ганди. Его личность была для них прежде всего духовным,
в том числе и религиозным авторитетом. Средства, которые, благодаря влиянию Махатмы, получило национально-освободительное движение, исчислялись сотнями тысяч рупий. М.К. Ганди
очень хорошо себе представлял, какую пользу национально-освободительное движение могло извлечь из сотрудничества с буржуазией. Оно не только давало возможность сохранения социального консенсуса в период борьбы, но и обеспечивало необходимую для проведения массовых кампаний финансовую базу.
Не все предприниматели устремились под знамена национально-освободительного движения под руководством М.К. Ганди. Многие из них занимали более осторожную позицию в таких
радикальных вопросах, как проведение харталов, кампания
"Прочь из Индии" и т. д. Значительное количество представителей крупной буржуазии, включая одного из наиболее влиятельных – П. Тхакурдаса, скептически относились к целям и методам
95
96
Bajaj J., Gandhi M.K. Op. cit.
Ibid.
 52 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
борьбы, которые пропагандировал Махатма. Но в целом, благодаря действиям М.К. Ганди и его ближайших сподвижников
из числа промышленников, ИНК расширил свою социальную
базу и завоевал поддержку и симпатию в среде индийских
бизнесменов. Деловой мир, в свою очередь, получал гарантию
того, что интересы корпоративного бизнеса будут учитываться в национально-освободительной борьбе, руководимой Гандиджи.
3. Образование Федерации
индийских торгово-промышленных палат
и обострение противоречий между колониальной
властью и национальным бизнесом в 1927 – 1931
годах
Деятельность представительских организаций национального
капитала показывала стремление к консолидации на уровне страны. Наиболее активными сторонниками этой идеи в 1920-е годы
были марвари. Их не удовлетворяла пассивная деятельность ежегодно созываемых ИКК. Со стороны бизнесменов движение в
поддержку организованной деятельности зародилось как результат определенной исторической потребности, а формы, которые
оно приняло, были продиктованы конкретными условиями того
времени. В целом же индийская национальная буржуазия находилась в ситуации нерешительности. С одной стороны, явные
противоречия с интересами британского капитала и ухудшающиеся условия функционирования национальных отраслей коммерции делали необходимыми и насущными меры по организации собственных ассоциаций бизнеса. С другой – вызывали опасения кампании гражданского неповиновения под руководством
ИНК и рост радикализма в рядах правящих кругов партии.
Среди тех, кто осознал необходимость преобразований в
представительных структурах бизнеса, был Г.Д. Бирла. Он начал
кампанию по образованию ассоциаций национального капитала в
1925 году, когда по его инициативе и непосредственном участии
были образованы Индийские торговые палаты Калькутты. В со 53 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
став Палат входили такие организации регионального предпринимательства, как Ассоциация рисовых купцов Калькутты, Джутовая ассоциация Восточной Индии и ряд других. Они выполняли обычно функции арбитража в спорных вопросах, касавшихся
торговли97. Индийские торговые палаты Калькутты посылали
своих представителей в различные официальные, общественные
и коммерческие организации с целью проконтролировать качество услуг и соблюдение договоров о сделках. Среди "охваченных"
ее вниманием был "Рэйлвэй Рэйтс Эдвайзэри Комити", экспертный орган, влиявший на формирование политики правительства в
области железнодорожных перевозок и строительства.
Позиция марварийского капитала, возглавляемого группой
Г.Д. Бирлы и его союзников, была достаточно активной и устойчивой в отношении экономической экспансии национального
бизнеса на внутреннем рынке. Можно предположить, что такая
политика предпринимателей шла несколько дальше ответной реакции на действия британских бизнесменов и предполагала достижение политических целей, что соответствовало и устремлениям свараджистов Индийского национального конгресса.
До 1926 года Индийский коммерческий конгресс не был популярной массовой организацией делового мира Индии. Требовалось
изменение принципов его работы. Требовалось скорейшее разрешение обострившихся в конце 1920-х годов англо-индийских противоречий в вопросах, связанных с неблагоприятной для индийской рупии валютной политикой колониального правительства. В
1927 году в Мадрасе под председательством И. Рахимтулы прошел
последний съезд ИКК. Его заседание завершилось созданием новой
общеиндийской организации – Федерации индийских торговых палат (ФИТП). В число ее руководителей вошли Г.Д. Бирла, Д.М. Петит, П. Тхакурдас, Л. Шри Рам, Б.Ф. Мадон, К. Лалбхаи и ряд других крупнейших предпринимателей98.
Первый съезд организации, произошедший несколько дней
спустя, символизировал акт объединения национального предпринимательства перед лицом угрозы корпоративным интересам.
В ходе его работы был назначен исполнительный комитет ФИТП.
97
98
The Indian Year Book and Who is Who. 1931. Op. cit. P. 763.
Ibid.
 54 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В его функции входило решение организационных вопросов до
созыва второго съезда. На первом съезде также был принят устав
федерации, в котором отражались цели создания ФИТП. Они виделись более радикальными по сравнению с требованиями бизнеса в предшествующие годы. Так, организация получала право отстаивать интересы национального бизнеса в вопросах внутренней
и зарубежной торговли, транспорта, промышленности, финансов
и других сферах экономики. Кроме того предприниматели делегировали ФИТП право вступать в любые соглашения с местным
или центральным правительствами с целью получения прав, концессий и привилегий, которые будут признаны желательными
общим собранием членов ФИТП99.
Устав палат предусматривал членские взносы. Для крупных
торговых организаций взнос составлял 300 рупий, для небольших
ассоциаций бизнеса – в два раза меньше100. В целом на первом году своего существования ФИТП объединила 24 национальных
коммерческих организации. Однако с каждым годом число желающих вступить в этот крупнейший торгово-промышленный
форум увеличивалось.
Второй съезд, который состоялся 28 – 29 декабря 1928 года в
Калькутте, более четко сформулировал принципы работы ФИТП
(с 1929 года – Федерация индийских торгово-промышленных палат, ФИТПП). Председателем, или президентом организации, был
избран П. Тхакурдас. Он пользовался большим влиянием в предпринимательской среде колониальной Индии. Список участников
и гостей второго форума ФИТП101 свидетельствует о повышенном внимании со стороны предпринимательства к деятельности
организации. Среди единомышленников и помощников П. Тхакурдаса были Г.Д. Бирла, представлявший Индийские торговые
палаты Калькутты, Д. Петит, председатель Индийской купеческой палаты Бомбея, М. Четтиар, делегированный на форум Торговыми палатами Южной Индии, В. Хирачанд, прибывший на
съезд от имени Торговых палат Махараштры102. Все они пред99
The Indian Year Book and Who is Who. 1931. Op. cit. P. 762.
Ibid.
101
Ibid.
102
Reports of the Executive committee of the FICC for 1928. Bombay.
1929. P.1.
100
 55 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ставляли интересы крупнейших национальных торговых и промышленных организаций Индии. В качестве залога лояльности
ФИТП по отношению к колониальному правительству и для демонстрации готовности национального бизнеса к взаимовыгодному сотрудничеству на открытие съезда был приглашен вицекороль лорд Ирвин. О том, что именно второй съезд стал поворотным моментом в работе организации, свидетельствовали слова П. Тхакурдаса о том, что хотя это уже вторая сессия ФИТП,
"...в первый раз мы имеем честь видеть среди нас такого высокого гостя, как Его Превосходительство вице-король, и это ... открывает новую эру в анналах этой Федерации"103.
В то же время в своей речи председатель ФИТП подчеркнул,
что организация продолжает сложившуюся традицию сотрудничества деловых кругов с Индийским национальным конгрессом,
так как "невозможно отделить экономику от политики при всем
желании, так же, как невозможно остановить Солнце и Луну"104.
Развивая свою мысль, П. Тхакурдас пояснил, что, по мнению
участников съезда, индийская коммерция и промышленность,
лишенные вдохновения национализма, могут быть сведены к
элементарной эксплуатации105.
Фактически в речи председателя ФИТП содержались основные положения политической платформы национальной индийской буржуазии. В частности, в ней формулировались принципы
взаимоотношений с колониальным правительством. П. Тхакурдас
отмечал, что представители деловых кругов не поддерживали и
оставляют за собой право не поддерживать некоторые меры правительства, так как в представлении бизнесменов "желаемая ими
безопасность не могла быть осуществлена силами правительства"106. О том, что предприниматели были заинтересованы в конституционном сотрудничестве с правительством, свидетельствуют слова П. Тхакурдаса о том, что деловой мир чувствовал недостаточное влияние законодательной власти на исполнитель103
Federation of Indian Chambers of Commerce and Industry. Proceedings
of the Second Annual Meeting held at Calcutta on 28th and 29th December 1928.
Calcutta. 1929. P. 2.
104
Ibid. P. 3.
105
Ibid. P. 4.
106
Ibid.
 56 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ную. Высказывание одновременно было предложением дальнейшего расширения представительства индийской коммерции в
провинциальных ассамблеях.
В целом председатель ФИТП дал понять, что "индийская национальная буржуазия является частью индийского национализма", и поддерживает борьбу за самоуправление107. Он заверил,
что британские коммерческие интересы останутся неприкосновенны, что, с точки зрения автора настоящего исследования, не
могло соответствовать действительности при безоговорочной
поддержке национально-освободительного движения деловыми
кругами Индии. В то же время не вызывает сомнения скептическое отношение индийских предпринимателей к английскому тезису о том, что благосостояние Индии измеряется английскими
капиталовложениями. П. Тхакурдас заметил, что вложения индийского капитала в Индию в тысячу раз больше, чем английского108. Подчеркивая готовность не акцентировать внимание на критике колониальной политики, председатель ФИТП призвал "не
измерять отношения между двумя странами в рупиях и аннах"109.
Резолюции, принятые на съезде, свидетельствовали о твердом намерении деловых кругов отстаивать свои экономические
интересы на уровне правительственных комиссий и комитетов.
Так, одной из первых была принята резолюция, которая предлагала правительству пересмотреть таможенную политику и учредить совет экспертов при колониальной администрации, включающий представителей делового мира110. Другая резолюция
съезда показывала заинтересованность националистически настроенных предпринимателей в работе международных форумов.
В ней, в частности, говорилось: "Правительство должно снабжать
Исполнительный комитет ФИТП полной информацией о заседаниях всех международных конференций и комитетов под эгидой
Лиги Наций ..., на которых затрагиваются экономические и финансовые вопросы "111. Далее резолюция содержала более радикальные требования, касающиеся участия индийского представи107
Federation of Indian Chambers of Commerce and Industry. Op. cit. P. 5.
Ibid.
109
Ibid.
110
Ibid.
111
Ibid. P. 70.
108
 57 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельства в международных мероприятиях. Предприниматели требовали, чтобы правительство "консультировалось с Комитетом
ФИТП" перед тем, как сформировать делегацию участников на
такие конференции. Более того, полноценная делегация, по их
мнению, должна состоять только из индийцев112.
Очевидно, что данная резолюция демонстрировала достаточно радикальный в отношении политики метрополии характер организации деловых кругов. Не меньшим радикализмом отличались и дискуссии по принятым резолюциям. Например, выступление Д.П. Хаитана, представлявшего Торговые палаты Калькутты, можно охарактеризовать как агрессивное. Он заявил: "Что
касается отправки полностью индийской делегации, то могут
быть возражения, что даже доминионы не имеют полной квоты.
Мне безразлично, что имеют доминионы. Мы хотим принимать
полноценное и активное участие в делах, которые обсуждаются
на международных конференциях. Мы хотим использовать это
право, и я не вижу причин, почему правительство Индии должно
нам в этом отказывать"113. В дальнейшем из отчетов о работе исполнительного комитета ФИТП следует, что Д.П. Хаитан получил такую возможность и в том же году в составе индийской делегации принимал участие в Международной конференции по
труду114.
Работа исполнительного комитета ФИТП в 1928 году показала отношение национального предпринимательства к таким документам, как Постановление правительства Индии о финансах и
Меморандум Объединенных торгово-промышленных палат Индии, приветствовавший английскую правительственную комиссию Саймона, которая должна была выработать новую конституцию для Индии. По поводу первого комитет однозначно признавал постановление "неудовлетворительным и разочаровывающим", так как оно не предполагало снижение налогов. Что касается Меморандума ОТПИ, то ФИТП отказалась принять в нем
участие. Считая, что в данной комиссии должны принимать участие и индийцы, комитет подчеркнул незначительность интере112
Federation of Indian Chambers of Commerce and Industry. Op. cit.
Р. 70.
113
114
Ibid. P. 71.
Reports of the Executive committee of the FICC for 1928. Op. cit. P. 7.
 58 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сов, представленных ОТПИ в Индии, по сравнению с огромной
суммой собственно индийских капиталовложений115.
Деятельность ФИТП подтверждала тезис о неразрывности бизнеса и политики для националистически настроенных
предпринимателей, что демонстрировали заявления исполнительного комитета по вопросу о письме Объединенных торговых
палат Индии и Цейлона. Письмо было разослано 27 июля
1929 года и адресовано английскому парламенту и коммерческим
структурам Великобритании, в котором ОТПИ от имени индийских деловых кругов высказывались против предоставления Индии самоуправления и за его замену расширением представительства в уже существовавших законодательных органах. Комитет
признал письмо провоцирующим "дискриминационное законодательство" и резко отмежевался от него, в очередной раз подчеркнув, что ОТПИ не являются организацией, уполномоченной говорить от имени индийского бизнеса на том основании, что там
представлены интересы прежде всего европейцев.
С момента своего образования ФИТП привлекала внимание не
только индийских деловых кругов. Она стала членом сразу двух
организаций за рубежом: Международной торговой палаты и Международной организации промышленных предпринимателей116.
Таким образом, индийский национальный капитал принимал
активное участие в организации и работе ФИТПП. На ее заседаниях обсуждались в основном экономические вопросы. В
1929 году разразился мировой экономический кризис, который
сопровождался усилением социальной нестабильности в обществе. Для промышленников негативными последствиями кризиса
был не только спад производства, но и активизация рабочего и
стачечного движения, которое поддерживал ИНК. В декабре
1929 года Лахорский съезд ИНК принял решение о начале новой
кампании гражданского несотрудничества, или неповиновения.
Оно было намечено на 26 января 1930 года. День провозглашался
Днем независимости.
Представители различных предпринимательских кругов поразному представляли себе выгоду и последствия своего участия
115
116
Reports of the Executive committee of the FICC for 1928. Op. cit. Р. 7.
Ibid. P. 6.
 59 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
или неучастия в кампании. Существовала группа бизнесменов,
традиционно поддерживавшая близкие отношения с М.К. Ганди.
Она в основном была представлена промышленниками Калькутты и Ахмедабада. Что касается бомбейских фабрикантов, то им
более близки были воззрения и тактика свараджистов.
Кампания гражданского неповиновения 1930 года, развернувшаяся под руководством ИНК, в целом негативно оценивалась бомбейскими промышленниками. П. Тхакурдас считал, что
движение не могло быть конституционным и оставалось опасным
оружием в руках населения, большинство которого было безграмотным. Он считал движение оружием, подходящим на данном
этапе. Но, по его мнению, оно могло дать людям опасный урок,
способный доставить большие неудобства даже свараджистскому
правительству117.
Ф.И. Диншоу, один из крупнейших финансовых магнатов Бомбея, считал, что город уже истощил все свои ресурсы. Проведение
кампании сулило голод и нищету населению, что в свою очередь
грозило упадком торговли. Ф.И. Диншоу давал понять, что в таких
условиях он отказывается поддерживать действия ИНК.
В целом влияние кампании гражданского неповиновения деловой мир Бомбея оценивал следующим образом. Во-первых,
массовая безработица все же вносила элемент насилия в движение, несмотря на заверения его лидеров. Во-вторых, бойкот иностранных товаров имел следствием отсутствие инвестиций, что
влекло за собой углубление экономической депрессии.118
Было бы преувеличением говорить, что все предприниматели
придерживались единого мнения по поводу кампании гражданского неповиновения. Напротив, каждая группировка искала в
нем выгоды с точки зрения своих корпоративных интересов. Так,
рыночники и мелкие предприниматели шли в одной упряжке с
ИНК, что означало, что они придерживались единого мнения по
поводу причин ухудшения экономического положения города.
Виновным в данном случае выступало колониальное правительство. Однако рыночники не исключали и других методов борьбы,
а действия ИНК в данном случае играли им на руку.
117
118
Gordon A.D.D. Op. cit. P. 200.
Ibid. P. 201.
 60 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Крупные промышленники, как и колониальное правительство,
винили ИНК и движение гражданского неповиновения в спаде
промышленности и торговли. Ситуация складывалась таким образом, что промышленники сочли положение критическим, это побудило их выступить в роли посредников между колониальным правительством и ИНК. Предприниматели решали двойную задачу:
склонить правительство к изменению фискальной политики и избежать развития деструктивных элементов в кампании гражданского неповиновения, которое сулило стать еще более угрожающим в
связи с надвигавшейся экономической депрессией.
В целом промышленники разделились по критерию отношения к предстоявшей кампании ИНК. Г.Д. Бирла, Л. Наранджи,
А. Сарабхаи, желали ее продолжения. Причем Л. Наранджи сделал заявление, в котором говорилось, что политика и экономика
переплетены между собой так тесно, что невозможно обрести
экономическую независимость без завоевания политической119.
П. Тхакурдас, М.А. Джинна, М.Р. Джайакар, Ч. Сеталвад подписали манифест в поддержку предложения лорда Ирвина об урегулировании вопроса о статусе Индии путем переговоров. Таким
образом эта часть предпринимателей и политиков была готова
сотрудничать с правительством. Поэтому в 1930 году, перед началом кампании гражданского неповиновения, ее сторонники в
среде промышленников оставались в меньшинстве. А события,
связанные с экономической депрессией, заставили даже их отказаться от поддержки движения.
Одним из таких событий стал Чрезвычайный бюджет, предложенный колониальной администрацией. Его опубликование
вызвало бурный протест как индийских, так и английских предпринимателей. Меры, предлагаемые данным документом, по их
мнению, "покалечили" бы торговлю и промышленность120. Бойкот
иностранных товаров также вызывал ряд вопросов, на которые
было трудно найти четкий ответ. Например, никак не удавалось
выработать четкий критерий: какой процент капитала и управления позволяет считать предприятие иностранным. Также отсутствовало единое мнение по поводу того, кого следует считать ино119
120
Gordon A.D.D. Op. cit. P. 202.
Thomas P.J. Federal finance. Calcutta. 1948. P. 362.
 61 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
странцем; было не ясно, возможно ли импортировать отдельные
компоненты при производстве того или иного продукта, и, наконец, могли ли индийские фирмы вывозить капитал.
Конгресс не давал четких ответов на подобные вопросы, что
оставляло возможность обвинить его в том, что такая форма протекции отечественному бизнесу всего лишь создавала высокие
цены и лишала бизнесменов и рабочих их заработка. В результате, хотя для города в целом бойкот иностранных товаров и движение свадеши могли принести пользу, на имидже ИНК в глазах
промышленников подготовка этих акций сказалась отрицательно.
ИНК, в свою очередь, предпринимал меры для того, чтобы
выработать четкий механизм действия во время бойкота. В частности, в 1927 году был назначен подкомитет по бойкоту. Однако
за два года работы он не смог представить списка тех фирм, которые следовало считать иностранными. Только в 1930 году список был представлен при участии таких конгрессистов и предпринимателей, как Дж. Даулатрам и Дж. Баджадж, был также
предложен механизм бойкотирования предприятий. В списке было 56 фабрик, 24 из которых находились в Бомбее. Для того, чтобы называться "фабриками свадеши", предприятия должны были
выполнить ряд условий. Одним из них было запрещение использования на фабриках иностранной пряжи или сырья. Допустимая
доля иностранного управления или капитала не должна была
превышать 25%. Страховка оформлялась только в индийских
компаниях. Кроме того производительность предприятий не
должна была ставить под угрозу ручной труд мелких производителей и создавать им конкуренцию121.
Однако бойкотирование 56 предприятий оставляло без работы 51 тыс. рабочих, т. е. более 1/3 всей фабричной рабочей силы,
а ущерб совокупным инвестициям индийцев составил
18 035,5 тыс. рупий, что вызвало беспокойство среди акционеров
обозначенных иностранными фабрик. Поэтому в дальнейшем
ИНК был вынужден сократить список бойкотируемых фирм до
15, что составляло 15 тыс. рабочих, из которых всего 22 были не
индийцами. Кроме того бойкотируемые предприятия выплачива-
121
Gordon A.D.D. Op. cit. P. 209.
 62 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ли дивиденды 16 876 индийским держателям акций и производили 25% совокупного продукта Бомбея122.
В марте 1931 года произошла встреча Дж. Неру, видного свараджиста и предпринимателя С. Банкера, М.К. Ганди и владельцев бойкотируемых фабрик. В результате было решено создать
синдикат индийских фабрикантов под руководством Н. Вадиа,
одного из крупнейших промышленников Бомбея. Синдикат скупал иностранные ткани внутри города и отправлял их на экспорт,
в результате чего появлялись деньги на закупку тканей индийского производства. Данное мероприятие касалось лишь тех фабрикантов, которые в дальнейшем были согласны сократить использование иностранных тканей в производстве.
Несмотря на то, что фабриканты в целом одобрили бойкот
иностранных товаров, кампания гражданского неповиновения
приносила им ущерб. Так, во время харталов и пикетов закрывались целые рынки, причем не проводилось различия между лавками и фирмами свадеши и несвадеши.
"Индийский текстильный журнал" являлся отражением меняющейся позиции крупного промышленного предпринимательства к движению свадеши. В начале 1930 года на его страницах с
восторгом обсуждались преимущества движения. Говорилось о
том, что оно могло быть возможным решением проблем бомбейской промышленности123. В августе того же года журнал уже спорил, что нездоровый эффект бойкота превышал выгоду от свадеши124. В сентябре 1930 года Ассоциация бомбейских фабрикантов
выпустила заявление, которое не оставляло сомнений в отношении промышленников к акции ИНК по бойкоту фабрик. Она признавалась разрушительной, как для служащих и держателей акций, так и для города в целом125. Многие обвиняли ИНК в неспособности вести четкую политику в отношении бойкота.
Таким образом, депрессия, харталы, бойкот и неспособность
ИНК контролировать нарастание социальной напряженности убеждали промышленников в том, что их интерес состоит в скорейшем свертывании кампании гражданского неповиновения и при122
Gordon A.D.D. Op. cit. Р. 209
Indian Textile Journal. 1930. April. P. 306.
124
Ibid. August. P. 490.
125
Bombay Chronicle. 2.09.1930.
123
 63 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мирении ИНК и правительства. Поскольку подобное примирение
могло произойти только после переговоров с лидерами Индийского национального конгресса на высшем уровне, Ассоциация бомбейских фабрикантов выпустила заявление: пришло время для того, чтобы правительство однозначно провозгласило конференцию
"круглого стола" призванной дать Индии независимость в статусе
доминиона126. С данной точкой зрения соглашались такие преданные сторонники М.К. Ганди из числа предпринимателей, как
А. Сарабхаи и Г.Д. Бирла. Они также считали, что кампанию гражданского неповиновения пора прекратить. Колониальная администрация, в свою очередь, выразила готовность идти на переговоры и обвинила ИНК во всех экономических трудностях.
В подотчетной промышленникам прессе развернулась агитация за прекращение движения. В середине 1930 года была образована Ассоциация индийской промышленности. Ассоциация
печатала памфлеты о том, что виновниками безработицы являются бойкоты. Организация под названием Ассоциация безработных рабочих заявляла, что политика ИНК по бойкоту фабрик
может вполне привести к отчуждению рабочих от националистических идей127.
Промышленники продолжали выполнять функцию посредников между ИНК и правительством. Ведущую роль играл
П. Тхакурдас, который находился в контакте с В. Пателем и
М.К. Ганди. Правительству промышленники грозили углублением депрессии и требовали изменения финансовой политики. ИНК
предлагалось выступить инициатором всепартийной конференции с целью согласования позиций по вопросам дальнейшей политической деятельности. П. Тхакурдас вел переговоры и с колониальным правительством, и с ИНК, в чем ему помогали члены
Либеральной федерации М.Р. Джайакар и Т.Б. Сапру. Промышленники дали понять представителям ИНК, что дальнейшая пропаганда движения гражданского неповиновения приведет к экономическому и политическому хаосу и что лучше проконсультироваться с умеренными и отозвать движение128, тем более что
126
Gordon A.D.D. Op. cit. P. 221.
Bombay Chronicle. 27.09.1930.
128
Gordon A.D.D. Op. cit. P. 228.
127
 64 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
результаты кампании гражданского неповиновения были далеко
неоднозначными. Она породила проблемы безработицы, а рыночная структура оказалась неспособной обслуживать промышленность, от которой зависело благосостояние города. Фоном
служила продолжавшаяся экономическая депрессия.
Таким образом, в период 20-х годов ХХ века тактика деловых кругов в отношении национально-освободительного
движения характеризуется большим, чем в предшествующее
время, радикализмом. Была создана Федерация индийских
торгово-промышленных палат – первая общенациональная
представительская организация бизнеса Индии. Она претендовала на активную роль в формировании направлений экономической политики правительства и в то же время солидаризировалась с ИНК. Серьезным испытанием прочности связей между ИНК и деловой элитой стала вторая кампания
гражданского неповиновения. Если на начальном этапе
большинство промышленников ее поддерживали, то вскоре
они воочию убедились в том, что это действенное, но опасное
оружие в борьбе с колониализмом. Поэтому интересы национальной деловой элиты страны, самоорганизовавшейся в
собственные ассоциации и палаты разного уровня, вновь
совпали с интересами умеренных конгрессистов. И те, и другие были готовы к конституционным методам противостояния
британским интересам в колонии, что проявилось на конференции "круглого стола" в Лондоне.
 65 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Контрольные вопросы
1. Опишите процесс формирования политических взглядов
индийских предпринимателей под влиянием первой кампании
несотрудничества. Учитывайте неоднородность делового сообщества (компрадоры, национальные промышленные предприниматели, рыночники, крупные торговцы и землевладельцы).
2. Оцените
степень
влияния
лидера
национальноосвободительного движения М.К. Ганди на формирование политических взглядов индийских предпринимателей. Чем она объясняется?
3. В чем отличие между Г.Д. Бирлой и Дж. Баджаджем как
последователями М.К. Ганди?
4. Какова была цель создания ФИТПП? Какую роль эта организация сыграла в национально-освободительном движении в
1930-е годы?
 66 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Формирование стратегии
политического влияния национальной
буржуазии
в 1930 – 1940-е годы
1. Столкновение интересов
власти и бизнеса на конференции «круглого
стола» в Лондоне
П
роцесс поэтапного движения Индии к самоуправлению происходил в обстановке массовой национальноосвободительной борьбы. Конгресс провозгласил
день 26 января 1930 года. Днем независимости, празднование которого по всей стране символизировало готовность к новой кампании гражданского неповиновения. В марте М.К. Ганди опубликовал свои требования к колониальному правительству, получившие название "11 пунктов". Их выполнение было способно
предотвратить кампанию, но правительство отказалось рассматривать требования М.К. Ганди, и в апреле 1930 года он объявил о
начале новой кампании гражданского неповиновения.
Колониальные власти ответили репрессиями. Был издан ряд
чрезвычайных указов, запрещающих митинги и демонстрации.
Согласно этим указам власти получали право без суда и следствия арестовывать и высылать из страны любое лицо, подозреваемое в нарушении закона. Всякий, кто сопротивлялся уплате налогов, подвергался длительному тюремному заключению. За невыполнение законов устанавливалась коллективная ответственность
жителей того или иного района. За уклонение от ответственности
грозила тюрьма, так же как и за агитацию против вербовки в армию и полицию129. М.К. Ганди и ряд других видных конгрессистов оказались в тюрьме.
129
Civil and military gazette. L. 20.02. 1931.
 67 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В обстановке революционного подъема и репрессий завершила работу комиссия Саймона, доклад которой был опубликован в июне 1930 года. В нем подтверждалось, что каждый закон
об управлении Индией является шагом на пути предоставления
ей самоуправления. Однако готовившийся новый закон не предусматривал для Индии прав доминиона. Предполагалось некоторое расширение избирательных прав населения при сохранении
куриальной системы выборов. Рекомендовалось образование отдельной провинции Синд и превращение Северо-Западной пограничной провинции из непосредственно управляемой губернатором в имеющую свое законодательное собрание. Предполагалось
отделение от Индии Бирмы. Особое внимание в отчете уделялось
"противоречиям между отдельными религиозными общинами и
кастами Индии"130.
Как следовало из доклада, ни требования ИНК, ни интересы
национальной буржуазии не были учтены комиссией Саймона.
Однако кампания гражданского неповиновения продолжалась, и
остановить ее мог только М.К. Ганди.
В письме, посланном руководителями ИНК М. Неру,
М.К. Ганди, С. Найду, В. Пателем, Д. Дулатрамом, С. Махмудом
и Дж. Неру из тюрьмы в Иераваде лидерам лояльной к правительству Либеральной федерации Т.Б. Сапру и М.Р. Джайакару в
августе 1930 года, конгрессисты снова предлагали англичанам
выполнить несколько условий прекращения кампании. Главными
условиями назывались предоставление Индии права выхода из
состава Британской империи, создание полностью национального
правительства, а также выполнение всех 11 пунктов, предложенных ранее М.К. Ганди131. Кроме того в письме оговаривалась реабилитация всех пострадавших участников кампании гражданского неповиновения.
Письмо представляло собой ответ на предыдущую инициативу Т.Б. Сапру и М.Р. Джайакара в деле урегулирования разногласий между Индийским национальным конгрессом и правительством. Однако позиция лидеров ИНК оставалась прежней132.
130
См. подробнее: Report of the Indian Statutory Commission (Simon
Report). Vol. 1-2. London. 1930.
131
Неру Дж. Автобиография. М., 1958. С. 646.
132
Там же. С. 252.
 68 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.Б. Сапру и М.Р. Джайакар впоследствии вошли в число представителей Индии от Либеральной федерации на первой конференции "круглого стола". Они проявляли лояльность по отношению к правительству Индии и считали, что "движение гражданского неповиновения причинило вред стране" и что оно "несвое"несвоевременно и неконституционно"133. Однако они не имели
влияния в руководстве национально-освободительным движением и поэтому не могли способствовать его прекращению.
Конференция "круглого стола" проводилась в течение трех
сессий в 1930, 1931 и 1932 годах в Лондоне по инициативе англичан. Формально ее цель состояла в том, чтобы собрать за столом переговоров представителей различных политических партий Индии и сформулировать предложения по новому конституционному устройству страны. На деле конференция была
призвана одобрить тот проект законодательства, основой которого служил отчет комиссии Саймона.
Позиция крупного национального бизнеса, представленного
прежде всего ФИТПП, по отношению к конференциям "круглого
стола" в целом мало отличалась от позиции ИНК, в котором попрежнему доминировал М.К. Ганди. В период подготовки и проведения конференций тактика промышленников заключалась в
тесном сотрудничестве с ИНК при условии применения им методов конституционной борьбы.
Первая сессия конференции "круглого стола" проходила в
Лондоне в ноябре 1930 года, когда в Индии продолжалась кампания гражданского неповиновения. Представители Индийского
национального конгресса, находившиеся в заключении, не принимали участия в ее работе. Г.Д. Бирла советовал М.К. Ганди поехать в Лондон. Однако тот отказался наотрез, заявив, что британцы потеряли доверие индийской нации. Махатма был уверен,
что и в Законодательной ассамблее деятельность конгрессистов
не будет плодотворной. По мнению М.К. Ганди, все парламентские методы достижения свараджа были ИНК исчерпаны134. Свараджистское крыло Индийского национального конгресса его
поддержало, покинув заседание ассамблеи в полном составе.
133
134
Неру Дж. Указ. соч. С. 645.
Birla G.D. In the Shadow of the Mahatma. Op. cit. P. 44.
 69 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Г.Д. Бирла не был уверен в мудрости такого шага, поскольку, по
его мнению, в результате индийцы лишались возможности приобретения опыта парламентской борьбы135. Однако ФИТПП, также как и ИНК, отказалась участвовать в работе этой конференции – ее члены не получили от правительства четких разъяснений
о том, каковы "функции и возможности" данного форума, а также
"уверений в предоставлении стране статуса доминиона с введением необходимых гарантий на время переходного периода"136.
В результате на первой конференции Индию представляли
князья, Мусульманская лига, Хинду Маха Сабха, Либеральная
федерация и Федерация неприкасаемых, возглавляемая Амбедкаром. Представители Либеральной федерации, придерживались в
основном программы, известной как Конституция Неру137 и предусматривавшей для Индии статус доминиона. Другие делегации
выдвигали на первый план религиозно-общинные требования.
"Хинду Махасабха" добивалась отказа от предоставления гарантий мусульманской общине. Амбедкар, председатель Федерации
неприкасаемых, выступал за образование специальной курии и
увеличение представительства в законодательных органах независимо от того, будет Индии предоставлено самоуправление или
нет. М.А. Джинна выдвинул 14 пунктов. В них также не ставился
вопрос ни о ликвидации колониального статуса, ни о будущем
государственном устройстве страны. Его требования включали
сохранение куриальной системы выборов. Мусульманам, по его
мнению, должно быть предоставлено 1/3 всех мест в центральных и провинциальных органах власти. Кроме того М.А. Джинна
предполагал утверждение законов и резолюций при условии, если за них проголосовали 3/4 членов каждой из религиозных общин.
Таким образом, присутствовавшие на конференции делегации представляли разнонаправленные и порой взаимоисключающие интересы. Их объединяла лишь лояльность к
колониальному правительству и неприязнь к движению гра135
Birla G.D. In the Shadow of the Mahatma. Op. cit. Р. 44.
FICCI. Proceedings of the Fourth annual session. Calcutta, 1931. P. 4.
137
Ее автором был Мотилал Неру, отец Дж.Неру, разработавший одновременно с комиссией Саймона свой вариант рекомендаций к индийскому законодательству.
136
 70 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жданского неповиновения, которое было невозможно остановить без участия представителей ИНК. Поэтому колониальная
администрация, возглавлявшаяся лордом Ирвином, была вынуждена начать переговоры с находившимся в тюрьме М.К. Ганди. В
результате в январе 1931 года Махатму освободили, и кампания
гражданского неповиновения была прекращена. Согласно документу, известному как Пакт Ганди – Ирвина, английская сторона
обязывалась прекратить репрессии и освободить арестованных,
которых не обвиняли в насильственных действиях. М.К. Ганди от
имени ИНК соглашался принять участие во второй конференции
"круглого стола". Рабочий комитет ИНК в январе 1931 года принял "непримиримую резолюцию", в которой настаивал на предоставлении Индии независимости138. М.К. Ганди взял на себя
ответственность добиваться этого на предстоявшей конференции.
Националистически настроенные деловые круги с энтузиазмом восприняли предложение участвовать в ней. Они одобрительно отнеслись к тому, что ИНК будет представлен в лице
М.К. Ганди, о чем свидетельствует приглашение его на открытие
4-го ежегодного съезда ФИТПП, состоявшегося в марте
1931 года. Во вступительной речи президент федерации Л. Шри
Рам выразил надежду, что, поскольку представители Индийского
национального конгресса будут участвовать в работе конференции "круглого стола", то все увидят в недалеком будущем "плоды
совместных усилий народных представителей и Британского
правительства, заключенные в конституции, которая удовлетворит законные устремления индийцев и предотвратит возобновление борьбы, благородно остановленной соглашением Ганди –
Ирвина"139. Шри Рам также от имени собравшихся делегатов, обращаясь к присутствовавшим представителям колониального
правительства, определили политическую позицию организации:
"Мы не хотим ничего большего, чем доминион, но ничто меньшее нас не удовлетворит"140. Выступивший за ним М.К. Ганди
поблагодарил собравшихся бизнесменов за финансовую помощь,
оказанную ИНК и национально-освободительному движению в
138
Неру Дж. Указ. соч. С. 265
FICCI. Proceedings of the Fourth annual session. Op. cit. P. 4.
140
Ibid. P. 12.
139
 71 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
целом. Он призывал их активнее участвовать в движении и даже
возглавить его. Правда, для этого бизнесменам необходимо было
стать "опекунами и слугами бедных", от имени которых выступал
ИНК141. Первым шагом на пути служения бедным, по мнению
М.К. Ганди, могло стать не только материальное, но и интеллектуальное участие деловых кругов в борьбе за сварадж.
Еще одним значительным событием на съезде стало назначение Г.Д. Бирлы, П. Тхакурдаса и Д.М. Сахиба в качестве делегатов от ФИТПП на вторую конференцию "круглого стола".
Таким образом, представители деловых кругов надеялись,
что правительство в новом Акте об управлении подарит им если
не финансовую независимость, то, по крайней мере, значительные уступки в данном направлении – например, снижение курса
рупии и контроль над тарифной политикой внутри страны. Иными словами, промышленники надеялись, что кампания гражданского неповиновения уже сыграла свою роль дубинки для колониального правительства.
Состав участников открывшейся осенью 1931 года второй
сессии конференции практически ничем не отличался от предыдущего. Дж. Неру отмечал, что большинство делегатов представляли лишь самих себя. Он назвал их "реакционерами до мозга
костей" и объяснил наличие такого состава участников тем, что
"участники конференции "круглого стола" были назначены английским правительством". Очевидно, имея в виду позицию Федерации неприкасаемых по отстаиванию собственных интересов,
Дж. Неру с горечью констатировал, "как низко может пасть угнетенный народ и как его можно сделать пешкой в империалистической игре"142.
Среди лояльных правительству делегатов вновь были
М.Р. Джайакар и Т.Б. Сапру. Г.Д. Бирла писал М.Р. Джайакару,
что Т.Б. Сапру по вопросу об имперских преференциях был на
стороне правительства и что, к сожалению, даже в тех вопросах,
которые можно обсуждать на законных основаниях, они не имеют их поддержки143. Г.Д. Бирла неоднократно, в ходе обсуждения
141
FICCI. Proceedings of the Fourth annual session. Op. cit. P. 16.
Неру Дж. Указ. соч. С. 313.
143
Birla G.D. In the Shadow of the Mahatma. Op. cit. P. 46-47.
142
 72 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
экономических вопросов, наталкивался на полное непонимание
со стороны Т.Б. Сапру и М.Р. Джайакара. Его попытки с помощью личных встреч и письменных объяснений прийти к соглашению не увенчались успехом.
К. Джехангир, бомбейский фабрикант и представитель Либеральной федерации, резко осудил политику ИНК. Он заявил, что
всегда будет бороться против независимости и отметил, что умеренные, к каковым он себя причислял, всегда выступали за конституционные методы политического урегулирования. Однако
это не означало, что они "готовы благодарно принимать все, что
диктуется из Уайт Холла". К. Джехангир язвительно добавил,
что в Индии нет таких людей вообще, а если бы и были, то премьер-министр обязательно организовал бы их представительство
на конференции144. Он напомнил присутствовавшим англичанам,
что такие люди, как он сам, всегда были на страже интересов Великобритании и выступали за неразрывность ее связей с Индией.
К. Джехангир обещал не выступать на стороне несотрудничества
и умолял правительство не дать "народу поверить, что несотрудничество – единственный способ добиться самоуправления для
Индии"145. В противном случае, предупреждал он, Великобритания не только не будет иметь ни одного друга в Индии, но и потеряет тех друзей, которые стоят за неразрывную связь между
Индией и Англией всю свою жизнь146.
Таким образом, на конференции "круглого стола" либералы
выступали в союзе с метрополией, осуждая тактику ИНК и поддерживая конституционные преобразования правительства. Точка зрения К. Джехангира отличалась от точки зрения представителей ФИТПП, что объяснимо в контексте противостояния группировок внутри делового мира Индии. К. Джехангир принадлежал к бомбейской группе. Промышленники Бомбея на протяжении 20-х годов ХХ века показывали негативное отношение к
националистическим кампаниям ИНК. Они демонстрировали лояльность по отношению к правительству, одновременно рассчитывая на некоторые уступки в области налоговой и тарифной по144
Indian Round Table Conference. Second Session. September 7. December 1. 1931. Proceedings. London, 1931. P. 141.
145
Indian Round Table Conference. Op. cit. P. 146.
146
Ibid.
 73 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
литики. Такой же точки зрения придерживались Т.Б. Сапру и
М.Р. Джайакар.
Представители ФИТПП более тяготели к ИНК, придерживаясь линии М.К. Ганди во время обсуждения вопроса о курсе рупии по отношению к фунту стерлингов, проблемы коммерческой
дискриминации и финансовых гарантий англичан в Индии. Наиболее ярким на заседании конференции «круглого стола» в
1931 году было выступление Г.Д. Бирлы, который убедительно
доказывал несправедливость политики англичан в области финансов и промышленности. Он начал речь с напоминания о том,
что представляет собой индийский бизнес. ФИТПП, по его словам, состояла из 45 коммерческих организаций. Вся угольная
торговля уже находилась в руках индийцев, и ФИТПП имела непосредственные связи с ней по всей стране. Страховой бизнес, по
словам Г.Д. Бирлы, принадлежал индийцам. То же самое он отметил по чайной и хлопковой торговле и некоторым другим
отраслям коммерции. Г.Д. Бирла полагал, что право говорить от
лица всего делового сообщества ему дает еще и то, что он был
избран, а не назначен делегатом на конференцию. Он также подчеркнул, что только ФИТПП и ИНК определили своих представителей таким образом147. Г.Д. Бирла отметил, что результаты
предыдущей конференции были "совсем неудовлетворительны".
Однако пакт Ганди – Ирвина убедил предпринимателей в том,
что английское правительство готово проявить добрую волю и
что все прерогативы и льготы будут закреплены за национальным
сектором экономики Индии. В течение девяти недель консультаций Г.Д. Бирла пришел к выводу, что ничего не изменилось. Результаты совещаний и работы в комитетах снова оказались неудовлетворительными. Накануне окончания этой сессии конференции Г.Д. Бирла констатировал, что не может разделить
оптимистической точки зрения некоторых коллег о том, что конференция прошла успешно. Такой точки зрения придерживались,
в частности, представитель Мусульманской лиги Ага Хан и
Т.Б. Сапру148. Дж. Неру иронически заметил, что Ага Хан "на
этой конференции "круглого стола" ... мог бы быть неплохим
147
148
Indian Round Table Conference. Op. cit. P. 361.
Ibid.
 74 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
представителем империалистической Англии. Вся ирония заключалась в том, что считалось, будто он представляет Индию"149.
Г.Д. Бирла высказал мнение, что за первые шесть недель
конференции не было проведено настоящей дискуссии. То, что
он назвал "нерешительной дискуссией", показало, что практически никаких изменений, по сравнению с рекомендациями комиссии Саймона не было внесено. По-прежнему значительные преимущества в области коммерции сохранялись у англичан150.
Г.Д. Бирла дал краткий анализ документов конференции, касавшихся финансового законодательства. Он отметил, что будущее
индийское правительство по-прежнему не получит контроль над
финансами Индии. В качестве примера он привел ситуацию с
компанией "Индиан рэйлвэй". Ее бюджет в чистом состоянии
оценивался в 400 млн. рупий, а валовой – в 1 млрд. рупий. Из
текста резолюции не было ясно, кто будет контролировать эту
крупнейшую коммерческую структуру. Конференция рекомендовала создать специальный уставной совет, который занимался бы
вопросами управления компанией. Однако ничего не было сказано о том, будет ли он состоять из членов Центральной законодательной ассамблеи или представлять какие-либо другие органы
власти. По мнению Г.Д. Бирлы и П. Тхакурдаса, вопрос об "Индиан рэйлвэй" был весьма важным, а расплывчатые формулировки принятого постановления не свидетельствовали о выполнении
англичанами обязательств передать основную часть финансового
управления в руки индийцев151.
Г.Д. Бирла обратил внимание собравшихся на один из пунктов постановления, в котором оговаривалась возможность внесения изменений в Закон об индийской валюте. В этом пункте содержалось указание на то, что для внесения любых поправок в
данный закон необходима санкция генерал-губернатора152. Таким
образом, по мнению Г.Д. Бирлы, и вопросы валютной политики
не были переданы под контроль выборной власти, несмотря на
149
Неру Дж. Указ. соч. С. 314.
Indian Round Table Conference. Op. cit. P. 362.
151
Ibid. P. 363.
152
Ibid.
150
 75 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предложение создать специальный Резервный банк для контроля
повседневных финансовых операций внутри страны153.
Г.Д. Бирла детально изложил свои соображения по поводу
общего бюджета. Из 900 млн. рупий метрополия оставляла за собой право распоряжаться 720 млн., включая такие статьи, как
содержание армии, выплаты по государственному долгу и социальному обеспечению. В подобных условиях, пояснил Г.Д. Бирла, страна даже при максимальных гарантиях, не может полностью контролировать свои финансы154. Однако предприниматель
предложил выход из создавшейся ситуации. В частности, он проанализировал причины роста военного бюджета и пришел к выводу, что нет никаких оснований тратить на нужды армии
470 млн. рупий. Вполне достаточно, по его мнению, вернуться к
уровню 1913 года, когда они составляли 330 млн. рупий.
Г.Д. Бирла согласился с выводами комиссии Саймона по поводу
того, что несправедливо взваливать бремя военных расходов
Англии только на плечи индийских налогоплательщиков. Предприниматель отметил, что, в отличие от других владений метрополии, рост военных расходов в Индии составил около 100%. В
доминионах он не превышал 33%, а в самой Великобритании –
48%155. Г.Д. Бирла заметил, что в интересах колонии, как и в интересах метрополии, была бы выработка конструктивного решения по поводу способа экономии средств на этом направлении.
В вопросе, связанном с долговыми обязательствами Индии
перед Англией, представитель национальной индийской буржуазии выразил сомнение в справедливости приписывания некоторых расходов Индии. В частности, он ссылался на отчет ИНК, в
котором отрицалась заинтересованность Индии в колониальных
войнах Англии в Египте, Судане и Абиссинии. Следовательно,
заключал Г.Д. Бирла, эти траты следовало записать в расход Великобритании, а не Индии.
Таким образом, по мнению предпринимателя, путем уменьшения военного бюджета и списания части индийского долга
можно было бы снизить процент закладной собственности Индии
153
Indian Round Table Conference. Op. cit. Р. 363.
Ibid. Р. 364.
155
Ibid.
154
 76 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
с 80% до 50% и даже больше. Тогда правительство не препятствовало бы смягчению финансовых гарантий156. Г.Д. Бирла предположил, что ситуация, в которой окажется будущий министр
финансов правительства Индии, будет сложной. Ему пришлось
бы изыскивать средства экономии бюджета лишь из тех 20%, которые ему оставляло предлагаемое законодательство. Он был бы
вынужден навязать стране новые виды налогообложения.
Г.Д. Бирла отметил, что такой способ финансового контроля не
устраивал индийских бизнесменов. Существовавшую ситуацию
он образно сравнил с владением казной, в которой ничего не осталось157.
Рассуждая по вопросу о финансовых гарантиях, которые согласно постановлению предоставлялись Индией Англии,
Г.Д. Бирла предупредил представителей британской делегации,
что в их интересах не потерять доверие индийских инвесторов.
Они, по мнению предпринимателя, видели в таких гарантиях защиту интересов Сити, а не своих собственных.
Г.Д. Бирла отметил, что в целом положение на второй сессии
конференции было еще хуже, чем на предыдущей. Он не видел
действительного желания англичан прийти к приемлемому соглашению по финансовому контролю и обвинил британскую сторону в затягивании работы конференции и попытке перевести
дискуссию в русло конфессиональных проблем и вопросов о положении меньшинств. Г.Д. Бирла напомнил присутствовавшим,
что даже в самой Великобритании не все подобные разногласия
урегулированы. Он обвинил англичан в стремлении преувеличить проблемы отсутствия единства в Индии, а также воспользоваться этим в своих интересах158. Г.Д. Бирла объяснил, что он, как
и любой индийский предприниматель, не заинтересован в массовых акциях гражданского неповиновения. Однако, по его мнению, политика доводов и убеждений, пропагандируемая правительством, не дала положительных результатов. Он предлагал
воздержаться от очередного вызова Индийскому национальному
конгрессу. Возобновление кампании гражданского неповинове156
Indian Round Table Conference. Op. cit. P. 366.
Ibid.
158
Ibid. P. 369.
157
 77 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния вызвало бы резкое сокращение доходов бюджета. Пополнить
его не удалось бы ни при помощи новых налогов, ни при помощи
займов, так как ни один здравомыслящий инвестор, будь он индиец или англичанин, не стал бы вкладывать деньги в акции государства, находящегося в такой ситуации. Поэтому, предположил Г.Д. Бирла, Великобритании пришлось бы тратить свой капитал на нужды своей администрации в Индии, что, на его
взгляд, было не в интересах метрополии159.
Заканчивая свое выступление, предприниматель призвал
британскую сторону не делать величайшей ошибки и найти возможность "дружеского урегулирования". В противном случае, по
его мнению, через несколько лет англичанам уже не придется
иметь дело с таким человеком, как М.К. Ганди, который "во многом показал себя как больший консерватор, чем многие из вас"160.
Кроме того на их стороне уже не было бы князей и лояльных капиталистов, как он сам. В конце своей речи Г.Д. Бирла предупредил британскую делегацию, что через несколько лет им придется
иметь дело с новыми людьми, новыми условиями и новыми амбициями. Он посоветовал остерегаться этого161.
Таким образом Г.Д. Бирла, выступая в роли представителя национальных промышленных предпринимателей, подверг резкой критике резолюции конференции по финансовым
вопросам. Формально он сохранял лояльность и вежливое
отношение к английским коллегам, однако по содержанию
его речь была радикальной. Фактически он поддержал требования ИНК и М.К. Ганди и одновременно дал понять правительству, что индийская буржуазия не более заинтересована в разжигании кампаний гражданского неповиновения, чем
английская сторона. В случае принятия неудовлетворительного
для национального бизнеса Индии решения по вопросу о финансах он грозил возобновлением кампании под руководством
М.К. Ганди.
Следует отметить, что Г.Д. Бирла сохранял роль посредника
между ИНК и колониальной администрацией. Он пытался убе159
Indian Round Table Conference. Op. cit. P. 370.
Ibid.
161
Ibid.
160
 78 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дить правительство в необходимости пойти на уступки хотя бы в
вопросах экономики. Предприниматель разъяснял англичанам,
что несправедливое по отношению к индийской буржуазии решение толкнет ее на сотрудничество с национально-освободительным движением.
Вторым представителем ФИТПП на конференции "круглого
стола" был П. Тхакурдас. Судя по его выступлению, он интересовался только экономическими аспектами обсуждавшихся вопросов. Он припомнил, что еще в 1922 году имел честь быть в составе делегации предпринимателей, обратившихся к лорду Ридингу.
По его словам, тогда индийские предприниматели понимали, что
нельзя увеличивать налоговое бремя страны. Однако его поразило, что незадолго до 2-й сессии конференции правительство
предложило увеличить сумму сборов. П. Тхакурдас пришел к выводу, что английская налоговая политика несправедлива по отношению к Индии. То же самое он отмечал и в области валютной
политики Великобритании, в частности обменного курса рупии,
назвав курс в 1 шиллинг 6 пенсов "актом несправедливости, который неприемлем и должен быть исправлен"162. П. Тхакурдас затронул проблему внешнего долга Индии перед Великобританией.
Он отметил, что в период с 1924 по 1931 годы долг увеличился на
64 млн. фунтов. К моменту конференции он составлял 388 млн.
фунтов. П. Тхакурдас не выразил желания обсуждать причины
такой задолженности, но впредь просил Англию не давать в долг
Индии. Он не хотел, чтобы стране отказали в самоуправлении
или независимости под предлогом задолженности. На момент
конференции он мог с уверенностью говорить о том, что одна из
названных англичанами причин отказа Индии в предоставлении
независимости заключалась именно в огромном долге и, следовательно, в неспособности этот долг оплатить. Поэтому П. Тхакурдас и призывал метрополию не увеличивать этот долг. Здесь он
выступил в качестве защитника интересов земледельцев, на которых приходилось основное бремя налогов. Предприниматель в
несколько патетической манере призывал английское правительство не усугублять положение земледельцев. П. Тхакурдас предложил считать "подделкой" всю конференцию в случае, если она
162
Indian Round Table Conference. Op. cit. P. 377.
 79 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
не будет способствовать улучшению положения сельского населения163. Он заверил, что Индия выплатит долги, однако не преминул заметить, что в кризисной экономической ситуации Индия
оказалась не по вине индийцев, а по вине англичан. Он пояснил,
что решение взять на себя долговые обязательства принимало
правительство Ее Величества, тогда как выбранные законодательные органы, состоявшие из англо-индийцев, выражали протест. П. Тхакурдас поэтому предлагал, чтобы в дальнейшем не
было произведено никаких заимствований без одобрения индийских законодательных собраний164. Предприниматель выразил
озабоченность, что в дальнейшем у индийской администрации
могут возникнуть проблемы с управлением страной, если не решится вопрос с налогами и внешним долгом.
Таким образом, из выступлений Г.Д. Бирлы и П. Тхакурдаса можно заключить, что оба они стояли на позициях предоставления Индии экономической самостоятельности. Представители делового мира готовы были поступиться независимостью политической, однако настаивали на том, чтобы
финансовые вопросы решало национальное, а не колониальное правительство. Оба понимали, что английская сторона не
готова идти на уступки. Сравнивая результаты работы второй и
первой сессий конференции, Г.Д. Бирла и П. Тхакурдас отмечали
регресс, что свидетельствовало о нежелании метрополии идти на
компромисс с деловыми кругами Индии. Из их выступлений становилось ясно, что они осознавали кризисную ситуацию в мировой экономике, но не видели причин для того, чтобы Индия расплачивалась за метрополию.
В то время как представители делового мира Индии не смогли найти общий язык с английской стороной в вопросах урегулирования финансовых взаимоотношений, М.К. Ганди оказался не в
состоянии убедить собравшихся в важности предлагаемых им
политических преобразований. Из писем М. Десаи Дж. Баджаджу
из Лондона становится ясно, что М.К. Ганди был одинок в своем
противостоянии общей тенденции. Например, по вопросу о курсе
рупии представители индийской стороны не решились поддер163
164
Indian Round Table Conference. Op. cit. Р. 377.
Ibid. P. 380.
 80 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жать Махатму из-за давления С. Хора165, председательствовавшего на сессии члена английского кабинета. Во время их личной
встречи выяснилось, что последний даже помыслить себе не мог
о том, чтобы предоставить Индии провинциальную автономию.
Это для него звучало практически так же, как и полная независимость166.
Таким образом, вторая сессия конференции "круглого стола"
в Лондоне не принесла положительных результатов ни национально-освободительному движению, ни деловым кругам Индии.
М.К. Ганди отбыл на родину, где возобновил кампанию несотрудничества. Предприниматели, хотя и чувствовали разочарование от результатов конференции, тем не менее вернулись к коммерческой деятельности.
Как представители ФИТПП, Г.Д. Бирла и П. Тхакурдас придерживались линии М.К. Ганди, не афишируя свои убеждения
публично. Но во время заседания палаты некоторые бизнесмены,
прочитав отчет делегации, критиковали своих представителей за
то, что они "привязали свою совесть к тесемкам фартука Конгресса". Однако было признано, что иностранные интересы невозможно победить без веса ИНК167.
Для самого движения за независимость конференция была значима. Прежде всего ее результаты оправдывали возобновление кампании гражданского неповиновения. Что касается позиций левого крыла ИНК, то они резко усилились. Такие лидеры, как Дж. Неру, еще раз получили подтверждение
тому, что единственной дорогой к свараджу являются массовые выступления народа и классовая борьба. Колониальное
правительство, в свою очередь, получило возможность обвинить ИНК в том, что соглашение не было достигнуто и в этот
раз.
Таким образом, работа второй сессии конференции никого не
удовлетворила, что понимали не только участники национальноосвободительного движения, но и англичане. Именно поэтому
Г.Д. Бирла получил от С. Хора приглашение принять участие в
165
Bajaj J., Gandhi M.K. Op. cit. P. 68.
Ibid. P. 69.
167
Venkatasubbiah H. Enterprise and Economic Change. 50 years of
FICCI. New Delhi. 1977. P. 17.
166
 81 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
работе специально учрежденного консультативного комитета.
Данный комитет должен был еще раз обсудить вопросы, связанные с финансовыми гарантиями, которые вызвали особое возмущение представителей индийского национального бизнеса во
время конференции. Однако Г.Д. Бирла отказался принять участие в работе комитета. Он объяснил свой отказ с позиций политики руководства ФИТПП, организации, в руководстве которой
он состоял, хотя уже не являлся ее председателем. Согласно резолюции, принятой на заседании ФИТПП по окончании конференции, организация отказывалась поддерживать принятые в
Лондоне решения. Но, несмотря на отказ, Г.Д. Бирла заверял
С. Хора, что сделает все возможное для того, чтобы вернуть членов ФИТПП на путь сотрудничества168. Таким образом, Г.Д. Бирла, как и П. Тхакурдас, сохраняя внешнюю лояльность по отношению к колониальному режиму, придерживался линии ИНК и
национального предпринимательства в вопросах экономической
и политической стратегии. Следует отметить, что на данном этапе действительно прослеживалось "единство среди людей всех
классов", поскольку направление политики ИНК и организованной части национального бизнеса совпадало. Однако, по мнению
Г.Д. Бирлы, парламентские методы борьбы еще не исчерпали себя полностью. Так, С. Хор предложил предпринимателю обеспечить участие индийской стороны в работе Оттавской конференции, которая касалась вопросов об имперских преференциях и
должна была состояться летом 1932 года. Кроме того С. Хор просил Г.Д. Бирлу предоставить ему возможность ознакомиться с резолюцией комитета ФИТПП по поводу решений конференции
"круглого стола". Копия такой резолюции действительно была
выслана С. Хору. В ней говорилось, что организованный национальный бизнес Индии будет готов к сотрудничеству с правительством при условии выполнения им ряда требований. Одно из
таких требований – прекращение политики репрессий в стране.
Другое требование касалось выполнения условий предыдущей
резолюции ФИТПП. Согласно ее положениям, англичанам предлагалось создать специальный комитет, состоящий из представителей индийского бизнеса, не участвовавших в работе конферен168
Birla G.D. Op. cit. P. 53.
 82 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ции "круглого стола". Данный комитет должен был еще раз рассмотреть вопросы о финансовых гарантиях. Однако англичане в
свое время отказались созвать комитет на таких условиях. В резолюции ФИТПП, копию которой Г.Д. Бирла представил С. Хору, говорилось, что организация пойдет на сотрудничество с правительством в случае, если требования промышленников по составу комитета будут удовлетворены169. Промышленники готовы
пойти дальше и принять участие в работе консультативного комитета по подготовке Акта об управлении Индией. В письме
С. Хору Г.Д. Бирла пытался убедить его в том, что было бы неплодотворным приглашать к участию в обсуждении вопросов о
финансовых гарантиях тех, кто "не понимает предмета"170. В данном случае предприниматель имел в виду Т.Б. Сапру и
М.Р. Джайакара. В качестве альтернативы он предлагал посадить
за стол переговоров опытных предпринимателей, что позволило
бы быстрее и правильнее решить проблему финансовых гарантий171.
Г.Д. Бирла предлагал англичанам подумать о серьезности ситуации в Индии. ИНК, по его мнению, был слишком радикальной
организацией, чтобы правительство могло ориентироваться на
его требования. Он убеждал С. Хора, что, если Англия "даст...
конституцию, удовлетворяющую требованиям прогрессивных
людей, она даже может получить благословение Гандиджи"172.
Г.Д. Бирла доверительно сообщал Хору о том, что лично он всегда проводил различие между ИНК и М.К. Ганди. Можно предположить, что он всегда верил в способность вождя нации контролировать работу ИНК. В то же время он как бы намекал
С. Хору, что М.К. Ганди все же был готов к компромиссу. Так,
под прогрессивной общественностью Г.Д. Бирла почти наверняка
имел в виду людей своего круга и взглядов. Он как бы предупреждал, что если англичане удовлетворят требования бизнеса, то
М.К. Ганди поддержит конституцию.
Таким образом, в конце 20 – начале 30-х годов ХХ века
тактика национального бизнеса заключалась в тесном со169
Birla G.D. Op. cit. P. 54.
Ibid. P. 55.
171
Ibid.
172
Ibid. P. 56.
170
 83 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
трудничестве с ИНК, так как их интересы значительно сблизились благодаря непродуманной колониальной политике
Великобритании. Вопросы внешнего долга, имперских преференций, финансовых гарантий, таможенных протекций и
ряд других вызывали справедливое возмущение национальных промышленных кругов Индии, что толкало их на дальнейшее сближение с ИНК. Хотя в большинстве своем предпринимателям были чужды такие методы Индийского национального конгресса, как кампании гражданского неповиновения, они
принимали их как неотъемлемую часть борьбы за сварадж. При
этом по-прежнему важным фактором, связующей цепью между
партией независимости и деловыми кругами Индии выступал
М.К. Ганди, что продемонстрировала работа второй конференции
"круглого стола". В целом она была признана неудовлетворительной как деловыми кругами, так и ИНК, который осенью
1932 года в знак протеста против третьей сессии конференции
«круглого стола» возобновил кампанию гражданского неповиновения, продолжавшуюся до мая 1933 года.
2. Путь к единству
и корпоративному влиянию
индийского бизнеса
Экономический кризис начала 30-х годов ХХ века сопровождался всплеском национально-освободительного движения, которое в 1934 году было подавлено правительством с помощью репрессий. Внутри ИНК усилилось левое крыло, возглавляемое
Дж. Неру и С.Ч. Босом. Такая тенденция заставляла деловое сообщество искать новые варианты отстаивания собственных интересов на политическом уровне, включая давление на руководство
ИНК с помощью умеренного большинства.
В середине 30-х годов ХХ века внутри ИНК продолжало
углубляться размежевание по линии "умеренные – радикалы". Индийские деловые круги, солидаризируясь с первыми и
оказывая политическую и материальную поддержку ИНК, получили возможность воздействовать на политику организации. Целью была нейтрализация леворадикального крыла ИНК, позиции
 84 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которого усилились в связи с выходом из тюрьмы и возвращению
к политической деятельности Дж. Неру. В 1936 году он занял
пост председателя ИНК и, в силу своей симпатии к социализму,
занимал достаточно жесткую по отношению к капитализму позицию. Однако основная масса конгрессистов – умеренные – не
поддерживала председателя в этом вопросе. Вместе с представителями торгово-промышленных кругов они вынудили Дж. Неру
отказаться от радикальных заявлений, сделанных от имени организации. Одной из причин было их желание участвовать в выборах в провинциальные законодательные собрания в 1937 году.
На выборах 1934 года ИНК получил более половины мест в
Центральном законодательном собрании, что свидетельствовало
о его популярности и поддержке со стороны зажиточной части
населения. На заседаниях вновь избранного законодательного органа был обсужден и принят новый проект Конституции, составленный на основе рекомендаций комиссии Саймона и конференций "круглого стола".
В новом законе содержался ряд пунктов, предусматривавших
расширение избирательных прав населения: снижался имущественный ценз, в результате чего корпус избирателей расширялся
до 12% взрослого населения; законодательные собрания получали больше прав, чем раньше (провинциальные кабинеты министров ставились под контроль местных легислатур).
Однако принцип диархии сохранялся. Практически вся полнота власти по-прежнему находилась в руках колониальной администрации. Куриальная система выборов закрепляла привилегии мусульманского меньшинства и индийских князей. Индусы,
включая неприкасаемых, имели 70% голосов и лишь 55% мест.
Представители князей составляли 1/3 депутатов Центрального
законодательного собрания.
Опубликование новой Конституции вызвало всеобщие протесты в стране. Дж. Неру писал: "О том, какую свободу сулит
Индии этот предполагаемый дар Англии, можно судить по тому,
что даже наиболее умеренные и политически отсталые группы в
Индии осудили эту конституцию как реакционную. Традиционные и последовательные сторонники правительства вынуждены
 85 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
были сочетать свои обычные расшаркивания с критическими замечаниями. Другие же высказывались гораздо резче"173.
В 1935 году решался вопрос об участии или неучастии ИНК в
парламентских выборах, проводимых на основе, как было принято тогда говорить, "рабской конституции Саймона". Положительное решение вопроса давало умеренному большинству ИНК финансовую поддержку ведущих предпринимателей Индии. В то же
время различные группировки бизнеса вели целенаправленную
атаку на денежную и тарифную политику Великобритании, пользуясь поддержкой фракции ИНК на заседаниях Законодательной
ассамблеи. Весной 1936 года, с избранием Дж. Неру на пост
председателя партии, позиции радикального крыла Индийского
национального конгресса, противостоявшего идее участия в парламентских выборах, резко усилились, что вызвало негативную
реакцию со стороны представителей крупной буржуазии и спровоцировало кризис внутри самого ИНК. Противостояние умеренного большинства и радикального меньшинства показало, что
индийская буржуазия укрепила свои позиции внутри ИНК и способна влиять на развитие национально-освободительного движения, исходя из собственных интересов. Однако в дальнейшем
участие ИНК в выборах на основе новой Конституции показало,
что без радикализации движения борьба за независимость обречена на провал или медленное течение, что не способствовало
решению экономических задач национальных предпринимателей.
Представители деловой элиты Индии разделились по критерию отношения к политике национально-освободительного движения вообще, и ИНК, в частности. С одной стороны, прогрессивно настроенные предприниматели признавали общность целей с ИНК в лице М. Неру и его сторонников. С другой – их
пугала возможность принятия этими лидерами методов борьбы,
пропагандируемых Дж. Неру. Предпринимателей больше устраивали парламентские методы, предлагаемые, в частности,
Т.Б. Сапру. Им предприниматели отдавали предпочтение не потому, что поддерживали правительство. По признанию П. Тхакурдаса, "честность правительства Индии или Великобритании
173
Неру Дж. Указ. соч. С. 605.
 86 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ушла в небытие"174. Яблоком раздора в то время стали кампании
гражданского неповиновения. В 1930-х годах предприниматели
по-прежнему не одобряли использование массовых движений для
достижения поставленных целей. Они противопоставляли им
создание более широкого и, следовательно, более демократичного спектра общественно-политических движений. Однако в их
рядах не было того единства, которое они демонстрировали во
время работы комитета по антинесотрудничеству в 1920-е годы.
Одна фракция, состоявшая преимущественно из фабрикантов
Бомбея, выступала за образование собственной партии, которая
бы вписалась в партийно-политическую систему, предлагаемую
новой Конституцией. Инициатором такого проекта был Х.П. Моди, представлявший интересы концерна Д.Р.Д. Тата. Эта группа
предпринимателей считала, что ИНК следует исключить из сферы политической деятельности. При этом промышленники полагали, что умеренная часть конгрессистов могла бы составить костяк новой организации, которая бы представляла интересы бизнеса в грядущей партийно-политической структуре.
В 1935 году решался вопрос об участии или неучастии ИНК в
парламентских выборах, проводимых на основе "рабской конституции Саймона". Положительное решение вопроса давало умеренному большинству ИНК финансовую поддержку ведущих
предпринимателей Индии. В то же время различные группировки
бизнеса вели целенаправленную атаку на денежную и тарифную
политику Великобритании, пользуясь поддержкой фракции ИНК
на заседаниях Законодательной ассамблеи. Весной 1936 года с
избранием Дж. Неру на пост председателя партии позиции радикального крыла ИНК, противостоявшего идее участия в парламентских выборах, резко усилились, что вызвало негативную реакцию со стороны представителей крупной буржуазии и спровоцировало кризис внутри самого Индийского национального
конгресса.
В августе 1935 года Х.П. Моди опубликовал план создания
партии, которая должна быть основана на интересах промышленного бизнеса и коммерческих групп. Необходимость создания
предпринимательской партии он объяснял тремя соображениями.
174
Неру Дж. Указ. соч.
 87 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Во-первых, промышленники опасались усиления влияния радикального крыла внутри ИНК. Х.П. Моди даже предупреждал бизнесменов, которые готовы были поддержать Конгресс, об опасности "политического хаоса", который он в себе несет. В своей
речи, опубликованной в "Таймс оф Индиа", он обвинил руководство ИНК в отсутствии конструктивной политики и в желании
только разрушить порядок, установленный существующей Конституцией. Предприниматель также предупреждал, что нет гарантии соблюдения ИНК интересов бизнеса после завоевания
большинства мест в законодательных органах. Однако в случае,
если умеренные возьмут верх над радикалами, промышленный
бизнес был готов сотрудничать с ИНК175. Вторым мотивом образования новой партии было недовольство политикой либералов,
которые, по мнению Х.П. Моди, были слишком близки с ИНК,
что говорило об их слабости и неспособности отстаивать интересы бизнеса. Третье соображение, которое вынудило предпринимателей объявить о создании своей партии, касалось усиления
аграрной направленности политики ИНК что в свою очередь грозило ослаблением в нем позиций промышленного бизнеса.
Заявление, сделанное Х.П. Моди, имело двойной смысл. Вопервых, оно было сигналом для умеренной части ИНК, напоминавшим о необходимости объединения. Во-вторых, оно предлагало промышленникам прекратить поддержку ИНК в преддверии
выборов. В данном случае Х.П. Моди делал ставку на тех предпринимателей, которые, хотя и симпатизировали ИНК, но традиционно враждебно относились к социализму. Таким человеком, в
частности, был П. Тхакурдас. В ситуации, когда ему предложили
выбор между давлением на руководство ИНК с целью ослабления радикалов и присоединением к новой партии, он твердо высказался против второго варианта176. Он справедливо полагал, что
спектр политических партий после достижения свараджа будет
неуклонно расширяться, и поэтому на данный момент П. Тхакурдас не видел смысла в образовании еще одной организации. Наоборот, его стремлением было объединение всех националисти-
175
176
Times of India. 14. 08.1935.
Times of India. 28.08.1935.
 88 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческих сил страны177. Еще одним предположением относительно
причин его отказа поддержать инициативу Х.П. Моди могло
служить то, что он окончательно сделал ставку на умеренное
большинство ИНК. В любом случае поддержка П. Тхакурдасом
ИНК говорила о дальнейшем сближении позиций националистически настроенного промышленного предпринимательства и
умеренных конгрессистов.
Другая группа предпринимателей, находившаяся в непосредственном контакте с руководством ИНК, в частности с М.К. Ганди и Дж. Неру, пыталась убедить радикально настроенных политиков в необходимости участия в выборах. В то же время они не
оставляли попыток давления на колониальное правительство с
целью получения уступок и льгот в области экономической политики. Г.Д. Бирла летом 1935 года посетил Великобританию. Он
настаивал на освобождении заключенных, попавших в тюрьму за
участие в движении гражданского неповиновения.
В августе 1935 года представители радикального крыла ИНК
развернули кампанию против участия в выборах, встретившую
сопротивление со стороны умеренных. В результате в конце года
один из их лидеров Р. Прасад фактически начал предвыборную
кампанию ИНК, объявив, что провинциальным комитетам Индийского национального конгресса следует начать сбор подписей
для участия в выборах, что не осталось незамеченным Х.П. Моди
и группой его сторонников. Они признали, что единственным реальным шансом буржуазии оставалось взаимодействие с ИНК.
Х.П. Моди фактически отказался от своих слов о целесообразности создания новой партии и тем самым оказывал поддержку начавшейся фракционной войне внутри ИНК.
Необходимость поддержки ИНК, пользовавшегося популярностью среди основной массы населения, диктовалась еще и политикой метрополии. Бюджет Григга, принятый в начале
1936 года, накладывал решительные ограничения на деятельность национального финансового и промышленного капитала. В
ответ организации крупного бизнеса одновременно с промышленниками в Законодательной ассамблее развернули критику в
адрес экономической политики правительства. М. Субердар на
177
Times of India. 28.08.1935.
 89 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ежегодном собрании ИТП высказал требование к колониальным
властям более четко сформулировать основные положения промышленной политики. Он также предложил избранным членам
легислатуры более решительно защищать интересы бизнеса на
заседаниях ассамблеи. Призыв М. Субердара поддержал крупный
предприниматель В. Хирачанд, выступивший с критикой денежной и тарифной политики правительства178.
В целом рассматриваемые события демонстрируют тенденцию к объединению крупного промышленного бизнеса на основе
противостояния ограничительным финансовым мерам колониальной администрации. Предприниматели оказались в ситуации,
когда сотрудничество с правительством уже не являлось для них
гарантией защиты интересов национального бизнеса. Между тем
взаимодействие с умеренным крылом ИНК, наоборот, демонстрировало возможность союза в борьбе за экономические гарантии. В Законодательной ассамблее промышленники и конгрессисты неоднократно голосовали одинаково. Наиболее ярким проявлением тенденции к их союзу стало обсуждение бюджета Григга.
Сам Григг скептически назвал такое единство "священным союзом" крупного бизнеса и ИНК179. Реальность такого союза демонстрировали итоги голосования за денонсацию Оттавских соглашений. Резолюция была принята на заседании Законодательной
ассамблеи при поддержке конгрессистов. Таким образом, голосование по Оттавским соглашениям свидетельствовало о том, что
ИНК действовал в русле интересов промышленных кругов Индии. В свою очередь промышленники приветствовали результаты
голосования по денонсации. Большинство предпринимательских
организаций приняли резолюции, в которых поздравили ассамблею с принятием справедливого решения.
Однако одно обстоятельство мешало окончательному объединению промышленников и Индийского национального конгресса – усиление позиций левого крыла ИНК во главе с Дж. Неру. Его авторитет и популярность как среди конгрессистов, так и
среди широких масс населения обеспечивали устойчивые позиции радикалов в руководстве национально-освободительным
178
179
Bombay Chronicle. 2.03.1936.
Markovits C. Op. cit. P. 107.
 90 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
движением. Таким образом, несмотря на численное превосходство, умеренные были вынуждены считаться с мнением левого
меньшинства.
Дальнейшие события разворачивались таким образом, что
именно вмешательство Дж. Неру послужило стимулом для
дальнейшего и более прочного сближения умеренных и промышленников. Некоторые из них высказывали опасения радикализации ИНК в связи с тем, что Дж. Неру активно занимался
пропагандой идей социализма, особенно после выхода из тюрьмы
в начале 1936 года. Опасения не были беспочвенными. Так, на
речи во время сессии ИНК в Лакхнау Дж. Неру заявил, что в Индии необходимо отменить частную собственность. В такой ситуации даже те предприниматели, которые традиционно симпатизировали национально-освободительному движению, были вынуждены выразить свое негативное отношение к методам
политической борьбы, предлагаемым Дж. Неру. В частности,
Г.Д. Бирла на страницах "Хиндустан таймс" предупредил лидера
радикалов об опасности раскола национально-освободительного
движения. Избегая прямых нападок, он дал понять, что страна
нуждается в длительном периоде "выздоровления" после двух
кампаний гражданского неповиновения. По его мнению, на данном этапе нужно было максимально использовать все имевшиеся
легальные средства политической борьбы. Это касалось прежде
всего участия в предстоящих выборах в законодательные органы
страны. Г.Д. Бирла считал парламентскую деятельность неизбежным этапом национально-освободительной борьбы и тактично
давал понять, что Дж. Неру достаточно реалистичный политик,
чтобы принять все эти аргументы в расчет180.
Дж. Неру проигнорировал предупреждение Г.Д. Бирлы и
продолжал агитацию против выборов на основе новой Конституции. Он не скрывал своей приверженности идеалам социализма.
Благодаря его активной деятельности радикальное крыло ИНК
обретало былой авторитет, утерянный за предшествующие месяцы. Действия левых явно грозили расколом ИНК, но М.К. Ганди
настоял на том, чтобы Дж. Неру был избран на пост его предсе-
180
Hindustan Times. 24.03.1936.
 91 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дателя. Вероятнее всего, он считал, что такой ответственный пост
обеспечивал более взвешенное отношение к политике.
Дж. Неру тем не менее не изменил свою тактику, что спровоцировало критические выпады в его адрес со стороны ряда предпринимательских организаций. В частности, А.Д. Шрофф, вицепрезидент ИТП, крупный финансист, в ответ на речь Дж. Неру на
сессии ИНК в Лакнау, дал понять, что подобные заявления из уст
руководителя крупнейшей политической организации страны могут только повредить ее интересам. Он призывал представителей
делового мира указать ИНК, что подобные высказывания для них
неприемлемы181.
Заявление А.Д. Шроффа послужило началом открытой кампании против Дж. Неру. Во время его визита в Бомбей группа
предпринимателей противопоставила социалистическим идеям
Дж. Неру Бомбейский манифест182. Документ содержал резкую
критику заявлений президента ИНК о необходимости революционных перемен в политической и экономической жизни страны.
Деловая элита, включая Н. Саклатвалу, П. Тхакурдаса, Ч. Сеталвада, П. Сетхну, К. Джехангира и других, подписалась под манифестом, основные положения которого свидетельствовали об
очередной попытке крупной индийской буржуазии поставить под
контроль деятельность ИНК.
Промышленники высказывали резкий протест против той
политики, которую пропагандировал Дж. Неру. В частности, в
своем обращении к ИНК на сессии в Лакнау он говорил о необходимости борьбы с бедностью путем упразднения частной собственности и замены современной структуры производства "высоким идеалом" кооперации183. Предприниматели считали, что
ошибочная позиция руководства ИНК дает народу иллюзию достижения желаемого уровня благосостояния только путем разрушения уже сложившейся структуры производства. Внедрение установок такого рода в сознание "недумающих масс", по их мнению, способно было разрушить на только институт частной
собственности, но и поколебать такие принципы, как веротерпи181
Times of India. 29.04.1936.
A Bombay Manifesto of twenty-one businessmen // Times of India.
20.05.1936.
183
Ibid.
182
 92 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мость и безопасность личности184. Промышленники решительно
высказывались за мирный путь достижения самоуправления для
Индии, который в конце концов объединил бы все патриотические силы страны185.
Манифест свидетельствовал о том, что предприниматели
рассчитывали создать антисоциалистический альянс186. Они сделали попытку объединить все имущие классы, включая лендлордов и заминдаров. Угроза частной собственности, содержавшаяся
в речи Дж. Неру, была хорошим аргументом в пользу такого объединения. С другой стороны, промышленники предупреждали о
возможном нарушении свободы вероисповедания в случае принятия радикальных мер, предложенных президентом ИНК. Это
могло отпугнуть мелких собственников в городе и деревне. Сами
авторы манифеста избегали четкого определения направленности
своей политики. Они говорили о необходимости самоуправления
для Индии, но не поясняли, будет ли это полная независимость
или статус доминиона.
Следует отметить, что внутри группы предпринимателей,
подписавших манифест существовало несколько фракций. Они
представляли интересы различных коммерческих структур.
Н.Б. Саклатвала, А.Р. Далал, Х.П. Моди и К. Джехангир были делегированы от имени концерна Таты. Фракция П. Тхакурдаса
кроме него самого включала Х. Мадхавдаса, Ч.Б. Мехту и
М. Виссанджи. Ключевой фигурой являлся А.Д. Шрофф, который
формально представлял интересы ИТП. Одновременно он был
одним из директоров предприятий, входящих в состав "дома" Таты, концерна, который инициировал создание манифеста187. В целом предприниматели, подписавшиеся под документом, представляли высший эшелон бомбейской торговли и промышленности. Впоследствии Дж. Неру обвинил их в том, что они не могут
претендовать на адекватное выражение интересов всего делового
мира, но они тем не менее составляли значительную его часть.
184
A Bombay Manifesto of twenty-one businessmen // Times of India.
20.05.1936.
185
Ibid.
186
Markovits C. Op. cit. P. 110.
187
Ibid. P. 111.
 93 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Бомбейский манифест был очередной попыткой поставить
под контроль деятельность ИНК и первой попыткой прямого
вмешательства бизнеса в политику на общенациональном уровне.
Кроме того предприниматели различных фракций и группировок
показали способность объединиться в случае угрозы их классовым интересам, хотя это не исключало наличия у них разных целей. Так, если А.Д. Шрофф был последовательным критиком политики Дж. Неру и его оппонентом, то П. Тхакурдас хотел лишь
"подкорректировать" действия молодого политика и помочь ему
впредь не допускать подобных ошибок.
Таким образом, в середине 1930-х годов внутри ИНК обострилось противостояние умеренной и радикальной группировок, что сокращало возможность влияния на политику организации со стороны предпринимательства. В то же время
сам крупный торгово-промышленный бизнес Индии находился в ситуации экономического соперничества, которое
проецировалось на уровень политического противостояния и
продолжалось вплоть до начала 1940-х годов. Именно тогда
был практически решен вопрос о будущем Индии – она должна
была получить статус доминиона и стать независимой. Одновременно стало очевидным, что ИНК возглавит суверенное правительство. Вставал вопрос о том, как строить взаимоотношения с
новой властью. «Капитанам индустрии» было понятно, что возможность маневра сократится в связи с исчезновение такой значительной политической силы, как колониальное правительство.
Поэтому индийское предпринимательство перед лицом перемен
приняло решение об объединении экономических и политических интересов.
В условиях радикализации политики ИНК и нарастания национально-освободительной борьбы под его руководством в конце 1930 – первой половине 1940-х годов, представители крупной
индийской буржуазии сделали ставку на самостоятельное формирование экономической политики страны. Они приняли активное участие в создании проектов планирования экономического
развития, в работе комитетов ИНК и советов правительства в качестве консультантов. Они предлагали собственные варианты
планирования, оказывавшие значительное влияние на официальную политику. Накануне предоставления Индии независимости
 94 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
промышленники давали понять ИНК и колониальной администрации, что интересы национального корпоративного бизнеса достаточно значительны для того, чтобы с ними считались все политические силы.
Результатом такого решения в 1944 году стал документ, известный под названием Бомбейский план188. В нем лидеры делового сообщества предлагали рекомендации к выработке генеральных линий экономического развития страны в независимых
условиях189. Главной целью плана было ускоренное развитие
ключевых отраслей промышленности в рамках частного предпринимательства.
В данном документе предприниматели обозначили свое видение политической перспективы Индии. Они признавали, что
после войны в стране будет создано национальное правительство,
которое получит свободу действий в области экономики. Все
протекающие в ней процессы должны подчиняться единой схеме,
что являлось необходимым условием эффективного планирования. Наилучшей системой управления страной, таким образом,
признавалось центральное федеральное правительство, в юрисдикции которого находились бы вопросы, связанные с экономикой всей страны. Безусловно, "капитаны индустрии" не исключали предоставления автономии провинциям при условии, что она
"не помешает экономическому единству Индии". В целом промышленники рассчитывали на создание правительства на основе
"центральной директивной власти, которая пользуется существенной поддержкой населения" и обладает достаточной силой и
юрисдикцией190. Целью плана провозглашалось удвоение национального дохода в течение 15 лет. Для того, чтобы это стало реальностью, предполагалось в 2 раза увеличить производство
сельскохозяйственной и в 5 раз промышленной продукции как
крупных, так и средних, и мелких отраслей.
На начальной стадии претворения плана в жизнь, поясняли
авторы, внимание должно быть сосредоточено главным образом
188
Thakurdas P. Tata J.R.D. et al. A brief Memorandum Outlining A Plan
of Economic Development For India. Bombay: Commercial Printing Press.
1944.
189
Thakurdas P. Tata J.R.D. et al. Op. cit. P. 1.
190
Ibid. P. 2.
 95 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на создании предприятий энергетики и производстве необходимого оборудования, что позволит сократить зависимость от иностранного оборудования, равно как и от финансирования. Производство товаров народного потребления ложилось на мелкую и
кустарную промышленность, деятельность которой сокращала
затраты по производству оборудования191.
Так как основным вопросом в стране по-прежнему оставался
вопрос о бедности, авторы Бомбейского плана также не могли
обойти его вниманием. В частности они подсчитали, какова
должна быть стоимость "сбалансированной диеты" взрослого индийца. Согласно плану, в день он должен был потреблять 16 унций круп, 2 унции сахара, 6 – овощей, 2 – фруктов, 1-5 – жиров, а
также 8 унций цельного молока или 2-3 унции мяса, рыбы или
яиц192. Одна унция составляет 28,35 грамма, так что прогнозировался по-прежнему весьма низкий уровень потребления. Не вдаваясь в подробности, следует отметить, что предприниматели
сделали расчеты касательно всех сторон жизнедеятельности человека, включая медицинское обслуживание, образование, стоимость и стандарты жилья и примерный уровень дохода населения. Однако главной целью проекта следовало считать индустриальное развитие страны, о чем свидетельствует таблица расходов,
предложенная авторами Бомбейского плана.
Срок в 15 лет был разбит на три пятилетних плана. Первый
план предполагал затраты в 14 млрд. рупий, из которых 7,9 млрд.
отводились промышленности, в том числе 4,8 – основным ее отраслям, т. е. крупной промышленности. На долю сельского хозяйства приходилось 2 млрд., а образования и медицины – по
0,4 млрд. рупий. Второй план требовал большего финансирования – 29 млрд., третий – 57 млрд. При этом пропорция сохранялась: на нужды промышленности отводилась примерно половина
общих затрат193.
В целом Бомбейский план свидетельствовал о силе корпоративного бизнеса, его желании и способности участвовать в процессе экономического развития страны. В 1945 году были опуб191
Thakurdas P. Tata J.R.D. et al. Op. cit. P. 7.
Ibid. P. 8.
193
Ibid. P. 53.
192
 96 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ликованы результаты работы совета при вице-короле, заключенные в документе под названием Заявления о промышленной политике Правительства Индии194. Содержание документа констатировало большое влияние корпоративного бизнеса на формирование стратегии экономического развития. В официальных
кругах признавалось, что правительственная политика сформулирована в том же ключе, что и Бомбейский план195. Тем не менее, представители делового сообщества выступали с критикой в
адрес данного заявления. В частности, Г.Д. Бирла в своей речи на
19-й сессии ФИТПП в марте 1946 года выступил с речью, осуждавшей правительственную политику в области планирования196.
Основным ее содержанием было осуждение правительства за
бездействие и неспособность управлять экономикой Индии.
Г.Д. Бирла утверждал, что представленный правительством план
экономического развития, "более или менее копирующий Бомбейский план"197, не мог быть осуществлен колониальным правительством, чему препятствовали такие положения официального
документа, как сохранявшиеся финансовые гарантии британским
предпринимателям. Деятельность одного из авторов Бомбейского
плана, А. Далала, приглашенного в состав правительства для
осуществления экономической политики государства, не принесла облегчения промышленности Индии. Г.Д. Бирла критиковал
ограничения деловых связей с "нестерлинговыми" государствами, которые касались как покупки технологий, так и приглашения специалистов. Для того, чтобы пригласить американского
специалиста для консультации в Индию, например, надо было
сначала объяснить, почему такой консультации нельзя получить
в Англии198. Иными словами, предложенное государственное
планирование фактически не улучшало ситуацию в экономике
страны. Бирла называл это "планированием для ограничения"199
развития индийского производства. Он утверждал, что если су194
Statement of Government’s Industrial Policy. Planning and Development Department. April. 1945.
195
Chattopadhyay R. Op. cit. P. 335.
196
Birla G.D. A Critique of Government Planning. New Delhi. 1946.
197
Ibid. P. 1.
198
Ibid. P. 8.
199
Ibid. P. 9.
 97 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дить об эффективности этого плана с точки зрения увеличения
производства, то следовало констатировать полный провал. "Были только траты денег, времени и энергии и никаких достижений", зато увеличился дефицит товаров200. Заканчивая критику
правительства, Г.Д. Бирла сделал дружеский жест в отношении
"партии всей страны", которая готовилась принять бразды правления от англичан. От имени делового сообщества он провозгласил, что настоящее правительство, неспособное проводить в
жизнь политику планирования, должно передать власть в руки
национального правительства – единственного, способного справиться с поставленной задачей.
Таким образом, если в 1930-х годах именно предприниматели выступали в защиту планируемого развития Индии и
считали разработку таких планов своей прерогативой, то с
1940-х годов возникла иная ситуация. Механизмы влияния и
контроля над экономикой после войны неизбежно должны
были перейти к новому, независимому правительству. Такое
правительство мог возглавить только Индийский национальный конгресс, который под руководством Дж. Неру не
стремился строить свою экономическую политику в русле
интересов только частного предпринимательства. Поэтому
деловой мир использовал возможность еще раз заявить о себе
как о силе, с которой все же придется считаться будущему
правительству.
Подводя итоги, заметим, что взаимоотношения колониальной
власти и национального бизнеса Индии в первой половине
ХХ века во многом характеризуют политическое противостояние,
которое привело страну к независимости. Индийский бизнес
прошел сложный путь, изменивший его отношения не только с
колониальной, но впоследствии и с суверенной властью. Изначально находившееся в зависимости, индийское предпринимательство, как традиционное, так и современное, постепенно формировало навыки отстаивания собственной позиции
перед властью. Важным инструментом выработки таких навыков стали апелляции к национально-освободительному
движению, активно развернувшемуся с 1920-х годов. Не ме200
Birla G.D. A Critique of Government Planning. Op.cit. P.13.
 98 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нее важным шагом на пути защиты собственных интересов
стало образование представительских организаций национального бизнеса, объединившихся в Федерацию индийских
торгово-промышленных палат. Эта структура отражала позицию всего национального капитала по отношению к фактам экономической и политической жизни Индии и приобретала решающее воздействие на ситуацию в стране. Важным
шагом на пути объединения всего индийского бизнеса в лице
ФИТПП и ОТППИ, представлявших крупный компрадорский капитал, стала их совместная деятельность по разработке и опубликованию в 1944 году собственного проекта
программы экономического развития Индии на 15 лет – Бомбейского плана. Документ не просто демонстрировал единство интересов индийского предпринимательства перед колониальной властью, но и был первой попыткой корпоративного влияния на формирование экономического и
политического курса в недалеком будущем суверенной страны. На этом историческом этапе лидеры организованного бизнеса уже формулировали условия будущего сотрудничества с государством201.
Контрольные вопросы
1. Охарактеризуйте цель и задачи конференции «круглого
стола». Какова позиция национального индийского бизнеса на
второй сессии конференции? Насколько она совпадала с мнением
метрополии, ИНК?
2. Какие требования национального бизнеса были озвучены в
Лондоне в 1931 году?
3. Раскройте стратегию корпоративного влияния индийского
бизнеса на политику правительства. Когда и в каких условиях
была сформирована эта стратегия?
201
Черновская В.В. Внепартийные организации капиталистов в политической жизни Индии и Нигерии // Буржуазные партии и политическая
борьба в странах Востока. М. 1987. С.71.
 99 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заключение
К
началу ХХ века в Индии сложилась и постоянно развивалась универсальная система политических
взаимодействий, основанная на господствующем положении англичан в государстве и обществе. Ключевым элементом системы являлись два агента политической и социальноэкономической деятельности: колониальное правительство и индийский бизнес. Их взаимодействие развивалось во времени и
подвергалось влиянию остальных элементов системы. Можно
структурировать эти элементы, объединив их в следующие группы:
 политические организации;
 представительские организации бизнеса;
 либерально-националистические организации.
Политические организации были представлены партиями,
крупнейшей из которых, безусловно, являлся Индийский национальный конгресс. Действия Мусульманской лиги, политической
партии мусульман, и Всеиндийской Либеральной федерации тоже влияли на расстановку сил. Представляется, что в этой группе
три данные элемента играли ключевые роли.
Представительские организации бизнеса демонстрировали
постепенную тенденцию к укрупнению и объединению в общеиндийских рамках. В первую очередь следует назвать Индийский
коммерческий конгресс, не столько как организацию (он по сути
таковой не являлся), а как конференцию предпринимательских
союзов и ассоциаций. В 1921 году была создана организация
Объединенные торговые палаты, представлявшая интересы европейского и компрадорского капитала. В 1927 году – Федерация
Индийских торговых палат, защищавшая интересы капитала национального.
Либерально-националистические организации имели меньшее значение, однако их создание стало попыткой влияния наиболее консервативной части зажиточных кругов на политические
процессы внутри страны.
 100 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Средства взаимодействия элементов системы условно можно
подразделить на легитимные и нелегитимные. Легитимные
средства были как формальными (законодательные акты, указы,
выступления на заседаниях, съездах, конференциях, консультации, официальные визиты, просьбы, петиции, протесты), так и
неформальными (личные беседы, встречи в кругу семьи, личная
переписка, забастовки, митинги протеста).
Факты и события национально-освободительного движения,
такие как кампании гражданского неповиновения – сатьяграхи, с
точки зрения функционировавшей системы были нелегитимными. Так же, как нелегитимным считается подкуп избирателей и
депутатов, шантаж, угрозы, средства силового давления, не предусмотренные законодательством.
Система подвергалась воздействию ряда связанных между
собой факторов, с разной степенью значимости влияющих на
взаимоотношения власти и национального бизнеса. Первый
фактор представляет собой объективное качественное развитие
индийской национальной буржуазии, в результате которого частный сектор экономики страны совершил переход от традиционных к современным (капиталистическим) методам производства
и общественной деятельности. Второй фактор касается развития
национально-освободительной борьбы в стране, катализировавшей и частично осуществлявшей процесс политического взаимодействия между колониальным государством и корпоративным
индийским бизнесом. Третий фактор связан с развитием мировой экономической и политической ситуации, побуждавшей колониальное правительство менять свою политику в отношении
растущего корпоративного сектора индийского предпринимательства. Сочетание этих факторов обеспечивало национальному
бизнесу относительную свободу маневра и возможность выбора
наиболее приемлемой стратегии политического диалога с колониальной властью.
Индийский торгово-ростовщический, а затем и промышленный бизнес занимал в данной системе подчиненное положение.
Об этом можно судить по количеству и результативности
средств, используемых деловым сообществом для достижения
желаемого результата – расширения электоральных списков и государственной помощи в создании национальной индустрии.
 101 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прежде всего использовались в основном легитимные средства.
Нелегитимные были попросту невозможны, поскольку деловой
мир всегда оставался в интересах самосохранения лояльным
официальной власти. Именно поэтому требования предпринимательства озвучивал Индийский национальный конгресс.
В 1915 году, после созыва первого Индийского коммерческого конгресса, ставившего целью выработку общей стратегии национального бизнеса, англичане впервые объявили о намерении
осуществить чаяния индийской торгово-промышленной буржуазии и провозгласили индустриализацию Индии целью государства в области экономики. В 1927 – 1928 годах власть приветствовала создание Федерации индийских торгово-промышленных палат, целью которой была не только защита интересов
национального предпринимательства, но и озвучивание его политической позиции (после 1928 года она практически совпадала с
линией Индийского национального конгресса, крупнейшей оппозиционной организации). В 1931 году представителей ФИТПП
пригласили на конференцию «круглого стола» в Лондон, где обсуждался вопрос о политическом будущем Индии. В 1942 году
члены ФИТПП приняли участие в работе комитета послевоенной
реконструкции при вице-короле в качестве неофициальных советников. Таким образом диалог между властью и национальным
бизнесом успешно проходил и без посредничества политических
партий, в большинстве которых, тем не менее, были представлены интересы индийской буржуазии.
Со временем отношение индийской буржуазии к колониальным властям становилось более взвешенным. Промышленники
почувствовали себя вправе требовать от метрополии помощи в
деле становления национальной индустрии в обмен на сохранение лояльности по отношению к правящему режиму. Арсенал
средств взаимодействия расширился – стали чаще практиковаться бойкоты и харталы.
Таким образом, начиная с 1913 года, когда была образована
первая общеиндийская представительская организация национального бизнеса – Индийский коммерческий конгресс, происходило постепенное усиление влияния национального бизнеса в
рамках диалога с властью. Несмотря на то, что в целом ИКК не
имел реального влияния в деловом мире и в политике, сам факт
 102 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
его образования говорит о тенденции к непартийному объединению национальной буржуазии, с одной стороны, и об официальном признании этой тенденции колониальным правительством, с
другой. Так начинался диалог между властью и непосредственно
бизнесом как социальной общностью, развивавшийся без участия
политических партий. Для зарождающейся национальной буржуазии это был диалог-тест на возможность самостоятельного
включения в спектр политического взаимодействия. С позиций
колониальной администрации он может быть охарактеризован
как "диалог-разрешение".
Ситуация изменилась к 1944 году, когда деловое сообщество
Индии опубликовало свой вариант плана экономического развития страны, впервые ставший результатом коллективных усилий
«капитанов национальной индустрии». Этот документ демонстрировал классовую зрелость индийской буржуазии, ее готовность
самостоятельно управлять экономическими процессами в масштабах всей страны и наличие независимой политической позиции по отношению к колониальному правительству. Взаимодействие между колониальной властью и бизнесом на данном историческом этапе может быть охарактеризовано как диалогультиматум с позиций национальной буржуазии и как диалогкомпромисс с точки зрения колониальной администрации. Такая
эволюция свидетельствует, во-первых, о необычайно возросшей
степени влияния национальной буржуазии на развитие социально-экономических процессов в стране, а во-вторых, о политическом обособлении делового сообщества, которому не нужна была
политическая партия для того, чтобы заявить о своих планах на
будущее в рамках независимого государства. Данное утверждение не означает, что буржуазия не принимала участия в деятельности политических партий вообще, однако их существование
больше не было основным условием выживания класса.
Такой степени социально-экономического и политического
могущества индийский национальный бизнес достиг в результате
ряда взаимосвязанных процессов, происходивших в стране в первой половине ХХ века. Во-первых, укрепляются позиции национальной буржуазии на индийском внутреннем рынке, постепенно
вытесняется английский капитал. Параллельно происходит процесс классового становления индийского предпринимательства, о
 103 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чем свидетельствует образование в 1910 – 1930-е годы ряда представительских организаций национального капитала, в том числе
общеиндийских. В результате политическим авангардом зажиточных слоев местного населения становится национальная торгово-промышленная буржуазия. Во-вторых, под влиянием экономической и политической конъюнктуры британская колониальная администрация поэтапно делает ряд уступок в деле
расширения политических прав местного населения, в частности
имущих классов. В результате существенно увеличивается роль
национального бизнеса в процессе диалога с колониальными властями. В-третьих, по мере того, как администрация исчерпывает
прежние методы воздействия на внутренний рынок колонии в
своих интересах, национальное предпринимательство, наоборот,
приобретает собственный опыт такого воздействия. Как следствие, к концу колониального периода политические интересы национального бизнеса представлены не столько партией Индийский национальный конгресс, сколько представительскими организациями делового мира. В-четвертых, корпоративно объединенная национальная буржуазия еще до предоставления Индии
независимости являлась не маневрирующей между ИНК и британской колониальной администрацией частью общества, а значительной политической силой, способной влиять на принятие
государством важнейших социально-экономических решений.
Таким образом, структурно-исторические условия формирования диалога «власть – бизнес», изначально строившиеся на
основе традиционных, средневековых норм социального поведения, в течение колониального периода претерпели существенные изменения. Деловое сообщество укрепило свой политический статус и стало оказывать влияние на принятие
властных решений.
 104 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопросы к зачету
1. Функции касты в деловом сообществе.
2. Рынок и государственная политика в системе ценностей
традиционного предпринимателя.
3. Пионеры индийской промышленности: путь от купца к
фабриканту.
4. "Лояльная оппозиция Ее Величества" (цели и задачи ИНК
как партии либеральной буржуазии).
5. Деловое сообщество и движение свадеши.
6. Деловое сообщество накануне и во время Первой мировой
войны
7. М.К. Ганди и индийская промышленная элита.
8. Индийский бизнес и национально-освободительное движение в 1918 – 1922 годах.
9. Деятельность национальных организаций индийского капитала в 1923 – 1930 годах.
10. Представители Федерации индийских торгово-промышленных палат на конференции «круглого стола» в 1931 году.
11. Внутрипартийная борьба в ИНК и политика промышленного капитала
12. Индийский бизнес и политика экономического планирования в середине 30-х – 40-е годы ХХ века.
 105 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
Введение ............................................................................................. 3
Глава 1. Взаимодействие индийского бизнеса
и колониальной власти в XIX – начале ХХ века ......... 6
1. Исторические условия деятельности делового
сообщества Индии и формирование диалога
«власть-бизнес» в колониальный период .......................... 6
2. Движение свадеши и политика британской
колониальной администрации
отношении индийского капитализма .............................. 15
3. Социально-экономическое и политическое развитие
индийского предпринимательства
в 1913 – 1918 годах ............................................................ 22
Контрольные вопросы ........................................................... 33
Глава 2. Тактика деловых кругов в отношении
национально-освободительного движения
и колониальной политики в 1918 – 1931 годах ........... 34
1. Формирование политических интересов
индийской национальной буржуазии
в 1920-е годы: пример Бомбея .......................................... 34
2. М.К. Ганди и роль деловых кругов
в борьбе за независимость ................................................ 42
3. Образование Федерации индийских
торгово-промышленных палат и обострение
противоречий между колониальной властью
и национальным бизнесом в 1927 – 1931 годах .............. 53
Контрольные вопросы ........................................................... 66
 106 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Формирование стратегии политического влияния
национальной буржуазии в 1930 – 1940-е годы ......... 67
1. Столкновение интересов власти и бизнеса
на конференции «круглого стола» в Лондоне................. 67
2. Путь к единству и корпоративному
влиянию индийского бизнеса ........................................... 84
Контрольные вопросы ........................................................... 99
Заключение .................................................................................... 100
Вопросы к зачету .......................................................................... 105
 107 
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Учебное издание
Федорова Татьяна Александровна
Власть и бизнес в Индии:
стратегия политического
взаимодействия
в первой половине ХХ века
Учебное пособие
Редактор, корректор О.Н. Скибинская
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 05.12.2006 г. Формат 60х84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 6,28. Уч.-изд. л. 5,17.
Тираж 100 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет.
150000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37
тел. (4852) 73-35-03, 58-03-48, факс 58-03-49.
 108 
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа