close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

798.Планетарная эволюция прошлое, настоящее, будущее

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования Российской Федерации
Ростовский государственный строительный университет
Э.А.Витол
ПЛАНЕТАРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ:
прошлое, настоящее, будущее
Ростов-на-Дону
2002
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 13113/119
ББК Ю252:Б.в
Витол Э.А.
Планетарная эволюция: прошлое, настоящее, будущее.
Изд-во Ростовского гос. строительного университета, 2002.
Печатается по решению Ученого совета РГСУ
ISBN 5-9525-0001-3
Рецензент: член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского,
Международной академии ноосферы,
Международной академии информатизации,
доктор философских наук,
профессор
А.М.Старостин
Монография посвящена исследованию и философскому осмыслению одной из важнейших проблем
современного познания – планетарной эволюции, а также такому направлению научной мысли как
эволюционизм. Здесь представлена авторская концепция, отражающая сущность направленных масштабноисторических преобразований земной материи в единстве ее настоящего, прошлого и будущего; и
планетарного эволюционизма как определенного слоя теоретического знания, органически включенного в
структуру новой научной картины мира. Монография рассчитана на специалистов, научных работников,
преподавателей вузов, аспирантов и студентов, широкий круг читателей, интересующихся философскими
проблемами планетарного и космического развития.
 Витол Э.А., 2002
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВВЕДЕНИЕ
В данной работе отражен философский взгляд на проблемы естественно-исторического развития
планетарных образований. Планетарная эволюция представляется системно, в виде генетически связанных,
качественно различных масштабных структур, которые в процессе направленных изменений
последовательно передают друг другу функцию лидерства в преобразованиях земной материи. Здесь
исследуются общие и специфические черты этих структур, их прошлое, настоящее и будущее состояния.
Структура монографии представляет собой концептуальную систему, состоящую из четырех логически
взаимосвязанных смысловых блоков. В первом – теоретическом (I.Определение планетарной эволюции),
рассматривается парадигма эволюционизма, обозначаются ее функции и роль в современном рациональном
познании, а также ее влияние на процесс формирования новой научной картины мира. Приводятся основы
концепции эволюции, которая затем выступает теоретическим каркасом всей монографии. Далее
представляется определенная типология эволюционизма, включающая в себя: микро-, макро-, планетарный,
глобальный и универсальный эволюционизм. Выявляются их особенности и область применимости,
указывается также на недопустимость смешения различных типов эволюционизма. Затем внимание
акцентируется именно на планетарном эволюционизме, в рамках которого исследуется историческое
развитие земной материи, выделяются его существенные признаки и черты, указывается на такое свойство
планетарной эволюции как направленность.
Во втором блоке – историческом (II.Прошлое), анализируется рождение самой планеты Земля в ходе
космогенеза и процесс последовательного возникновения отдельных ее подсистем, которые лидируют на
определенных этапах эволюции планетарной материи: геогенез, биогенез, антропосоциогенез, техногенез,
ноосферогенез. Опора на теорию, представленную ранее, позволяет выявить определенные закономерности
планетарного развития и его универсальные черты.
В третьем блоке - аналитическом (III.Настоящее) исследуется доминирующая сегодня планетарная
система – антропосфера, указывается на пределы ее развития, временное лидирующее положение в земной
истории. Здесь выявляются внутренние и внешние стороны ее основного противоречия, указываются
преобладающие тенденции развития, посредством которых данное противоречие будет разрешаться.
Вскрывается взаимоотношение естественного и искусственного в преобразованиях земной материи, а также
особенность взаимопереходов материального и идеального.
В четвертом блоке – прогностическом (IV.Будущее), делается попытка построить модель будущего.
Знание определенных тенденций прошлого и современного развития, а также выявленных закономерностей
планетарной эволюции, позволяет не только критически оценить существующие интерпретации
фундаментальной научной концепции перехода биосферы в ноосферу, но и дать новую, принципиально
отличную от существующих, трактовку этого масштабно-исторического процесса. Более того, показать
планетарную эволюцию не только как последовательную смену генетически связанных качеств материи, а
как закономерный виток, возвращающий живую земную материю назад в неорганическое состояние, но на
ином качественном уровне, и предопределяющий ее будущую экспансию в космическое пространство.
Здесь же рассматривается проблема космических цивилизаций, проводятся определенные аналогии между
закономерностями их развития и эволюцией земного разума.
В монографии охвачен широкий круг проблем – от общеметодологических и философских – до
конкретнонаучных, т.к. вопросы планетарной эволюции, включающие в себя закономерности развития
живой материи Земли, мыслящей (разумной) ее формы, искусственной материи и искусственного
интеллекта, и их генетическую связь, являются не только естественнонаучными, но и важнейшими
мировоззренческими проблемами, исследование и раскрытие которых ведет к познанию фундаментальных
законов бытия.
В настоящей работе подводится своеобразный итог теоретических исследований, проводимых автором
в течение последних лет. Главная ее направленность – обозначить общие контуры такого проявления
научной мысли, каким на нынешнем этапе выступает планетарный эволюционизм, указать его основные
концептуальные черты, определить посредством введения типологии эволюционизма его место в общей
структуре современного научного знания. К тому же необходимо, используя весь комплекс существующих
научных достижений, сформировать теоретический фундамент для последующего изучения
эволюционирующей планетарной материи в разнообразии ее качественных форм и единстве ее этапов –
прошлого, настоящего и будущего.
Актуальность обозначенных проблем имеет не только важное теоретическое, но и существенное
практическое значение. Это обусловлено тем, что человечеству следует глубже познать свою неразрывную
связь с природой Земли и явлениями окружающего космоса. Изучение закономерностей их
взаимосвязанного развития, т.е. коэволюции позволит человеку, с одной стороны, регулировать свои
взаимодействия с окружающим миром, постепенно гармонизируя их, а с другой – строить долгосрочные
стратегические планы по своему собственному развитию.
В настоящее время уже накоплен огромный эмпирический и теоретический материал, касающийся
процессов исторического развития земных подсистем. Его обобщение и системный анализ требуют не
только совершенствования методологии общенаучных подходов, но и выхода на качественно новый уровень
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
философского осмысления действительности. Представляя планетарную эволюцию как целостный,
закономерный и необратимый процесс качественного преобразования земной материи, следует выделить ее
универсальный алгоритм, реализующийся на каждом из исторических этапов, будь-то развитие неживой
формы (геогенез), живой (биогенез), разумной (антропосоциогенез) или искусственной (техногенез).
Причем, возникает настоятельная необходимость кардинально реформировать представления о человеке как
высшей из всех планетарных форм, а следует рассматривать его как закономерную фазу общего
планетарного развития. Его лидерство конечно как во временном, так и в пространственном аспектах, и
неизбежно должно перейти к иным масштабным структурам, которые станут доминирующими в будущем.
Огромен и чрезвычайно разнообразен окружающий нас мир земной природы. Чтобы познать его и
сформировать объективные воззрения на его системы, явления и закономерности развития требуется, вопервых, тщательно изучить каждую из его качественно разнообразных форм, а во-вторых, соединить их в
единую пространственно-временную целостность – континуум. Поэтому наиболее общие представления о
Земле и историческом развитии ее подсистем формируются только тогда, когда исследователь выделяет
сущностные, устойчивые, повторяющиеся на каждом этапе черты. Это открывает возможность для
построения новой общенаучной картины мира и позволяет дать в ее рамках интерпретацию масштабноисторических планетарных преобразований, включающих в себя и человека.
Автор выражает признательность д.ф.н., проф. В.Е.Золотухину и д.ф.н., проф. И.А.Негодаеву,
ознакомившихся с рукописью и высказавших ряд конструктивных замечаний и советов, способствующих
улучшению ее содержательной части, а также проф. А.М.Старостину, осуществившему комплексный анализ
работы.
Часть I. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЛАНЕТАРНОЙ ЭВОЛЮЦИИ
Глава 1. Парадигма эволюционизма
1.1. Понятие парадигмы
Для обозначения форм и способов познавательной деятельности в теорию познания были введены
следующие понятия: парадигмы (Т.Кун), темы (Дж.Холтон), традиции (С.Тулмин, П.Фейерабенд,
Л.Лаудан), социальной образности (Д.Блур), неявного знания (М.Полани), стиля мышления и др. [176,с.265].
Сегодня широкое распространение получило понятие парадигмы, которое применяется как в философскометодологической литературе, так и в общенаучных концепциях и науковедческих трудах. Часто по своему
определению парадигма близка, а иногда (в определенных аспектах) и совпадает с понятием стиль (тип)
мышления.
Согласно определению Т.Куна, под парадигмой понимаются признанные всеми научные достижения,
которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их
решения [96,с.11]. Комментируя данное определение, Ю.В.Яковец уточняет: парадигма – это такая
господствующая система научных идей и теорий, которая дает ученым, а с их помощью и через системы
образования – всему обществу, определенное видение мира и позволяет сравнительно успешно решать
мировоззренческие, теоретические и практические задачи, служа эталоном научного мышления [208,с.3].
Постепенно происходит изменение содержания понятия парадигмы. Если раньше, в соответствии с
концепцией Т.Куна, с ней непосредственно ассоциировалось какая-либо фундаментальная теория, имеющая
определенную завершенность и ставшая образцом для решения исследовательских задач [176,с.236]. Так,
например, эволюционная концепция Ч.Дарвина послужила теоретическим базисом для возникновения
парадигмы эволюционизма. То сегодня центральное место здесь начинают занимать значимые идеи –
целостности, экологизма, космизма, типологизма и т.д., вокруг которых формируются знания и
вырабатываются определенные ценностные и познавательные нормативы.
Хотя было бы неправильным считать, что по данным направлениям отсутствуют серьезные
теоретические работы. Так, например, фундамент экологических знаний составляет учение В.И.Вернадского
о биосфере. Но единой теории, которая выступила бы основой парадигмы экологизма, еще нет. Тем не
менее, идет интенсивный научный поиск в этой сфере, следствием которого становятся статьи, монографии,
диссертации. То же самое можно сказать и о парадигмах космизма, целостности, типологизма, гуманизма и
других, которые интегрируются сегодня в единую систему общенаучных парадигм. Результаты
теоретических исследований, проводимых в указанных направлениях, образуют своеобразные "зародыши",
выступающие основой для кристаллизации конкретно-научных знаний. Постепенно эти основы
разрастаются, формируя теоретическое ядро каждой из парадигм.
Наука в своем развитии опирается на своеобразные основания – парадигмы, являющиеся
теоретическими конструкциями, которые не только задают направление научного поиска, но оценивают его
результаты, выступая, таким образом, критерием истинности. Парадигма есть и основание для выбора
проблем, и модель для решения исследовательской задачи, позволяя преодолевать возникающие
затруднения в процессе познания и фиксировать изменения в структуре знания, связанные с осмыслением
новых фактов и явлений. Следовательно, парадигмы – это совокупности определенных концептуальных,
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ценностных и методических установок, присущих человеческому познанию на различных его этапах. Их
основной задачей является организация и оптимизация процесса научного познания. Система парадигм
позволяет человеку осуществлять целенаправленную деятельность, как по освоению окружающего мира,
так и по его преобразованию.
Функция парадигмы заключается в том, чтобы сообщить ученому, какие из сущностей проявляются в
природе, а какие отсутствуют, более того, указать в каких формах они проявляются. Подобная информация
позволяет составить общий план, отдельные детали которого уточняются конкретными научными
исследованиями. Значение данного плана для длительного развития науки весьма существенно, т.к. природа
слишком сложна и разнообразна, чтобы изучать ее вслепую. Таким образом, парадигмы выступают
важнейшим моментом научной деятельности, предоставляя ученым не только план деятельности, но и
направления для реализации этого плана. Осваивая парадигму, ученые овладевают одновременно теорией,
методами и стандартами, которые тесно переплетены между собой [96,с.149].
Научная революция выражает процесс смены доминирующих на определенном историческом этапе
парадигм, а переход к новым парадигмам составляет суть научной революции [96,с.23-24]. Смена парадигм
науки является важнейшим условием общественного прогрессивного развития, затрагивая помимо самой
науки многие сферы человеческой жизнедеятельности. Если в переходные эпохи (во время смены парадигм)
прогностическая функция науки резко снижается, то в фазах распространения и господства новой
парадигмы зона научного предвидения существенно расширяется [208,с.6].
Выделяют следующие виды парадигм: общенаучные, которые признаются всем научным сообществом
и общественным сознанием независимо от отрасли знаний, вида деятельности; частные
(специализированные) парадигмы, образующие теоретическую основу различных отраслей знаний (частных
наук) и используемые в практической деятельности в той сфере, к которой эти науки относятся; локальные
парадигмы, несущие на себе отпечаток специфического познания и применения общенаучных парадигм в
той или иной локальной цивилизации или стране с учетом присущего ей менталитета. Все эти виды
парадигм тесно взаимосвязаны между собой, причем, господствующая, определяющая роль принадлежит
именно общенаучным парадигмам, которые по-разному применяется в различных отраслях знания [208,с.3].
Следует отметить, что ни одна из парадигм никогда не может решить всех проблем, возникающих в
ходе теоретического осмысления окружающей реальности и формирования научной картины мира. Поэтому
складываются определенные системы общенаучных парадигм, которые занимают доминирующее
положение на определенных исторических этапах развития науки.
История науки показывает, что парадигмальные установки являются не только абстрактными
конструкциями, но, воздействуя на психологию исследователя, становятся своеобразными стереотипами
мышления и системой убеждений, оказывая влияние на формирование интеллектуального, внутреннего
мира личности. Данный процесс Т.Кун назвал формированием приоритета парадигмы.
С каждым значимым этапом развития науки изменяются, порой весьма существенно, и ее парадигмы.
Это обусловлено тем, что их характер напрямую связан с предметом познания, с особенностями объектов,
включаемых в область активных исследований, а смена обусловлена научными революциями, изменениями
мировоззрения и самой научной картины мира. Ученым приходится преодолевать барьеры усвоенных
методов, стереотипов и ценностей, которые определяют их сознание и целеполагающую деятельность.
Происходит крушение веры в незыблемость существующих принципов и научных истин. Научное
мировоззрение вступает в противоречие с устоявшимися канонами, что связано с большими
психологическими трудностями, с преодолением консерватизма мышления.
Лишь высокоразвитая, духовно-богатая, разносторонняя личность, у которой присутствует сильная
мотивация, интеллект и целевые установки, способна вступить в конфликт с научным мышлением своего
времени, своего социального окружения, и предложить новое видение мира, новаторские пути развития
науки и оригинальные методы исследования. С другой стороны, только достаточно теоретически развитые и
прочно вошедшие в практическую сферу науки парадигмы, могут оказывать воздействие на структуру
личности, определяя характер ее познавательной деятельности.
Изменение парадигм вынуждает ученых увидеть мир и комплекс исследовательских проблем по
теоретическому познанию этого мира в ином свете. По мере утверждения новой парадигмы число ее
сторонников начинает возрастать, что еще больше способствует ее дальнейшей разработке. Постепенно
число статей, книг, научных программ, опирающихся на новую парадигму, увеличивается. Как отмечает
Т.Кун, любое новое объяснение природы, представленное в виде открытия или теории, всегда возникает
сначала в голове одного или нескольких индивидов. Это именно те, которые учатся видеть мир по-другому.
Их способность к новому видению облегчается двумя обстоятельствами, которые не разделяются
большинством других членов научного сообщества. Во-первых, они являются учеными молодыми или
новичками в области, подверженной кризису, поэтому устоявшиеся воззрения на мир, определяемые старой
парадигмой, на них действуют меньше, нежели на большинство современников. Во-вторых, их внимание
постоянно сосредоточено именно на проблемах, вызывающих кризис [96,с.190].
Но стереотипы старых парадигм, довлеющие над сознанием ученых, весьма сильны, ибо переход к
новым парадигмальным установкам требует перестройки, реформирования мировоззрения индивида, а это
весьма болезненный процесс. М.Планк, например, так характеризует данное обстоятельство: "новая научная
истина прокладывает дорогу к триумфу не посредством убеждения оппонентов и принуждения их видеть
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мир в новом свете, но скорее потому, что ее оппоненты рано или поздно умирают и вырастает новое
поколение, которое привыкло к ней" [214,с.33-34].
Парадигмы современной науки берут свои истоки в научной революции, обусловливающей
возникновение ее неклассического этапа. Начиная со второй половины ХХ века, происходит их
кристаллизация, и лишь в настоящее время они оформляются в определенную взаимосвязанную систему.
Одной из наиболее значимых сегодня является парадигма эволюционизма. Ее определяющее значение для
теории познания состоит в необходимости рассмотрения всех существующих объектов и явлений
(природных, социальных, технических, концептуальных) в их развитии, эволюции.
1.2. Парадигма эволюционизма
Идея эволюции (развития) представляет собой одно из наиболее ценных интеллектуальных достижений
человечества. В идейном ряду средств познания эволюционизм занимает выдающееся место, это касается
любой области – физики, биологии, социологии, политэкономии и т.д., а также философского знания. Везде
можно обнаружить гипотезы, догадки, теории, направленные на осмысление как самих объектов развития,
так и концептуальных систем их отражающих, всей науки в целом. Причем, эволюционизм позволяет
представить не только процесс генезиса различных систем, но и выявить тенденции будущих изменений
[94,с.4].
Эволюционизм как определенное целостное мировосприятие, включающее природные объекты и
человека, впервые появляется у Ч.Дарвина. Его фундаментальные труды по биологической эволюции во
многом определяют особенности научного мировоззрения современности. Если ранее парадигма
эволюционизма носила локальный (частнонаучный) характер, имея применимость лишь в науках о живой
природе (микроорганизмах, растениях, животных и человеке), то со временем ее значение возрастало,
распространяясь на явления и системы неживой природы (геологические, астрономические, химические, а
впоследствии – технические), социальной природы и сферу интеллектуальной деятельности (эволюции
идей, научных концепций).
Философско-мировоззренческую направленность идея эволюционизма приобрела в работах
знаменитых мыслителей – «русских космистов» – В.И.Вернадского, К.Э.Циолковского, А.Л.Чижевского и
др., указавших на необходимость обязательного рассмотрения факторов космического влияния на все
развивающиеся системы Земли, на планетарную эволюцию в целом, включая человеческую цивилизацию.
Видеть мир как развитие образующих его объектов и явлений – вот та методологическая основа, на
которой базируется любое эволюционное учение. Эволюционизм вносит в научную картину мира динамику,
отвергая ее статичность, неподвижность. Он оказывает существенное воздействие на формирование
современного научного знания разработкой концепции саморазвивающихся систем. Главный упор здесь
делается на изучение движущихся сил природы и общества, т.е. на онтологический аспект. Причем,
эволюционизм направлен на выявление общности законов развития, поэтому в нем реализуется временной
подход в изучении процессов самоорганизации на различных структурных уровнях материи [117,с.109].
Понятие времени, а вместе с ним и понятие становления сейчас применяются ко многим процессам и
явлениям, имеющим различную природу. Этому способствовало и бурное развитие таких научных
направлений, как синергетика, неравновесная термодинамика, теория катастроф и др. Время есть
существенная характеристика саморазвития, т.к. саморазвитие всегда осуществляется в реальном времени и
только время выявляет направленность этого процесса. Признание времени одной из главных черт
материальных процессов, его одномерности и однонаправленности (векторности), определяет всеобщую
необратимость тех изменений, которые непрерывно происходят в окружающем мире, включая и эволюцию
общества.
Являясь фундаментальной закономерностью объективного мира, развитие отражается, в первую
очередь, философией в системе ее универсальных принципов, законов и категорий. Одним из таких
принципов является диалектический принцип развития, который находит своеобразное отражение в
формировании парадигмы эволюционизма. Эволюционизм представляет воплощение диалектической идеи
развития в теоретических построениях естественных наук. Ведущим методологическим принципом
эволюционизма является историзм, реализующийся в стремлении объяснить явления природы на основе их
происхождения и развития. К такому объяснению тяготеет каждая из отраслей науки, которая достигает
определенной степени зрелости. Именно исторический подход и исторический анализ служат объединению
наук о живой и неживой природе, естественных и общественных, психологических и технологических
дисциплин, выступая важнейшим фактором научного познания [191,с.8-9]. Интеграция научных знаний,
широкое привлечение философии для обоснования разноплановых научных концепций, обусловили
диалектизацию современной науки. Важнейшим компонентом данного процесса является исторический
подход.
Сущность исторического подхода заключается в том, чтобы исследовать объект в его становлении.
Развитие здесь представляется как направленность по оси времени в виде единства этапов – прошлого,
настоящего и будущего. Современное состояние материального объекта или системы всегда содержит в
себе остаточные признаки прошлого и внутренние (сокрытые) тенденции будущего развития. Таким
образом, парадигма эволюционизма позволяет в исследовании предметов и систем познавать не только
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прошлое, но и будущее, их сложное противоречивое единство. При изучении прошлого важно уточнить
особенности возникновения (генезиса) саморазвивающейся системы, т.е. определить какие процессы,
явления и объекты обусловили ее рождение. Затем необходимо выявить качественное своеобразие этой
системы, ее состав и структуру, совокупность внешних связей.
В основе любого развития лежит противоречие, поэтому эволюцию материальной системы следует
рассматривать как развертывание, обострение и разрешение ее основного противоречия. Таким образом в
эволюционизме одна из главных задач – выявление противоречивой природы различных развивающихся
материальных систем. Что позволяет не только понять их внутреннюю структуру, а также характер
поведения и законы функционирования, но и предсказать будущее. Следовательно, прогностическая
функция является важнейшим компонентом эволюционизма.
В настоящее время эволюционный подход получил широкое распространение и в науках исследующих
объекты неживой природы (эволюционная термодинамика, эволюционная химия), и в науках о живой
природе и человеческом обществе (биология, социология, демография). Дальнейшее совершенствование
научного познания ведет к тому, что сама наука и в первую очередь естествознание все больше
превращается в целостное учение о развитии (эволюции).
Следует отметить несколько важных для формирования парадигмы эволюционизма моментов. Первый
связан с тем, что из поля философско-методологического анализа практически выпали теоретикоэволюционные представления, имеющие незначительную степень общности. Это отмечал еще С.В.Мейен,
указывая на то, что методологи науки с удовольствием анализируют фундаментальные теории Ч.Дарвина и
А.Эйнштейна, нежели работы, затрагивающие мелкие с их точки зрения проблемы. Второй определяется
таким существенным фактором, стимулирующим направленность теоретико-эволюционных исследований,
как мода на те или иные теории [94,с.6]. Так, например, сегодня таким модным научным направлением,
привлекающим пристальное внимание философов и методологов науки, является синергетика,
рассматриваемая и как теория самоорганизации, и как определенное мировосприятие.
Исследуя трудности развития современного эволюционизма, В.С.Крисаченко отмечает многообразие
интерпретаций понятия "биологический эволюционизм". Он выделяет следующие подходы, которые можно
распространить также и на весь эволюционизм в целом [94,с.141]:
1. Понимание эволюционизма как особой науки.
2. Понимание эволюционизма как совокупности (суммы) знаний и представлений об эволюции.
3. Представление эволюционизма как определенной эволюционной концепции.
4. Представление эволюционизма в виде фундаментального принципа познания.
В качестве специфического слоя научного знания, имеющего определенную структурную
организованность и претендующую на роль особой науки, выступает в последнее время универсальный
эволюционизм. Он как любая наука стремится к обладанию необходимыми атрибутами – специфическим
объектом и предметом исследования, методами и категориально-понятийным аппаратом, определенным
классом закономерностей. Здесь в роли объекта выступают системы вообще, вне зависимости от их природы
и функционально-структурной специфики и субстратного проявления. Это могут быть как вещественные
системы – биологические, геологические, космические, так и энергетические, а также идеальные – идеи,
концептуальные представления, теории разного рода. Предметом познания являются механизмы развития
данных систем, а основным методом выступает эволюционный.
Точка зрения на эволюционизм, понимаемый как совокупность представлений об эволюции, сегодня
наиболее распространена. В ней отражается восприятие эволюционизма, как выходящего за рамки
определенной концепции, будь-то дарвинизм или синтетическая теория эволюции, рассматривающих
развитие живого. Этому способствует возникновение целого класса новых научных концепций, где
анализируется эволюция космологических объектов (Вселенной, галактик, звезд), этно-культурных
образований (этногенез Л.Н.Гумилева) и проч.
Все больше получает признание интерпретация эволюционизма как фундаментального принципа
познания. Именно как методологический принцип эволюционизм играет важную роль в рациональном
познании, выводя науку на новые рубежи, как по осмыслению окружающей реальности, так и по анализу
собственного развития, выявлению его закономерностей. Тенденции использовать эволюционизм не только
в качестве объяснительной модели, но и как логико-методологическую модель организации знания
получают широкую реализацию. Роль принципа эволюционизма оказывается незаменимой при осмыслении
развития разнообразных и разнокачественных систем Универсума, при определении соотношений реальной
и реконструируемой эволюции, реальной системы и ее теоретического образа, эволюции естественной и
искусственной, а также для уяснения перспектив по воздействию на разнообразные эволюционирующие
системы – биогенные, техногенные, биосферные, социальные и др.[94,с.143].
1.3. Различные аспекты парадигмы эволюционизма
Парадигма эволюционизма характеризуется многогранностью, многофакторностью. Среди различных
ее аспектов можно выделить следующие: теоретический, общекультурный (культурологический),
философско-мировоззренческий, аксиологический. Кратко рассмотрим специфику каждого из них.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Теоретический аспект. Создание методологией науки образа теоретической сферы эволюционизма,
выявление его развития и дальнейших перспектив, выполняет двойственную функцию: во-первых,
фиксирует бытовавшее и бытующее теоретико-эволюционное знание, во-вторых, – задает определенный
идеал будущего теоретического знания. Все это очень важно для исследователей, т.к. позволяет им
учитывать сложившиеся реалии в конкретных областях знания, а также – видеть перспективу
совершенствования теоретической сферы, представляющейся на данном этапе развития науки оптимальной
[94,с.182].
Эволюционизм, также как и общая теория систем, кибернетика и синергетика направлен на
фундаментальную черту организации материи – развитие. Поэтому эволюционизм как наука необходим, вне
всякого сомнения. Он включает в себя как минимум следующие компоненты [94,с.143]:
1) разработку обобщенных моделей эволюции;
2) построение логико-методологического аппарата описания развития различных объектов мира;
3) создание частных теорий эволюции различных развивающихся систем;
4) разработку теории управления эволюцией объектов и систем определенного класса.
Одной из проблем эволюционизма является определение несовпадения эволюционного учения и
теории эволюции как своеобразных реальностей науки. Эволюционизм не исчерпывается какой-либо
концепцией эволюции, а представляет собой совокупность разнообразных теорий, гипотез и т.п. Их
существование вызвано многообразием форм организации и развития самих объектов окружающего мира, а
также многообразием способов и методов познания, различием теоретических подходов и
мировоззренческих установок. Возникает необходимость нового теоретико-эволюционного синтеза, поиска
всеобщей теории эволюции для придания эволюционному учению статуса научной теории. Так как в этом
учении до сих пор сочетаются теории, концепции, допущения, предложения, не имеющие системного
единства [94,с.149]. Следует четко понимать, что эволюционное учение не есть теория эволюции, а
существующая теория эволюции не может охватить всего многообразия проявлений развивающихся систем,
представив его в целостности.
Сама теория эволюции должна опираться, во-первых, на разнообразие научных данных, синтезируя их
вокруг центральной идеи – идеи эволюции, а во-вторых, любая система это явление уникальное, имеющее
собственную историю. Поэтому для реализации синтетических функций эволюционизма и познания
истории разнообразных систем и явлений возникают эволюционные направления конкретных наук.
Развитие различных эволюционных направлений определяется значимостью анализируемого материала для
самореализации самой науки, более полного и глубокого осмысления ее объекта исследования [94,с.146].
Таким образом, помимо теорий, претендующих на всеобщность, можно отметить наличие весьма
значительного числа концепций, имеющих конкретно-научный характер, или частных теорий эволюции.
Критерием для подобного выделения является их направленность на описание и объяснение развития тех
или иных конкретных систем.
Сегодня исследователи перспективу развития эволюционизма усматривают в следующих
направлениях: 1) интенсивная разработка частных теорий эволюции, результатом чего явится более тонкое
понимание конкретных механизмов эволюции и политеоретичность эволюционизма; 2) синтез
существующих эволюционных направлений в единую теорию эволюции. Причем, это может быть не
единственная теория, а единая в том смысле, что она включит (хотя бы на уровне взаимосогласованности и
дополнительности) уже существующие частные и общие представления об эволюции, а также выступит
лидером, показывающим перспективу развития эволюционизма в целом [94,с.157].
Проблема эволюции является ключевой для всего эволюционизма. Поэтому значительным
достижением теоретико-эволюционных исследований стало возникновение теории эволюции эволюции [65],
где анализировалась эволюция самих механизмов эволюции, эволюция субстрата эволюции и эволюция
движущих сил эволюции. Все это явилось существенным вкладом в дело развития самой эволюционной
концепции, привело к более полному пониманию такого явления, каким выступает эволюция.
В современном естествознании формируется взгляд на мир как на единую глобальную динамику,
одной из фундаментальных в этой картине мира является идея эволюционизма. Основной формой ее
реализации в естествознании служит экстраполяция и интеграция эволюционных знаний. Парадигма
эволюционизма служит сегодня одним из оснований интеграционных процессов и в самом естествознании,
и в науках об обществе, человеке и техносфере. Она способствует преодолению неопределенности, хаоса,
кризиса, наблюдаемых в области научной рациональности, формировании новой научной картины мира,
характерных для переходного периода от старых парадигм к новым. Позволяет наряду с другими
парадигмальными установками современной науки (типологизмом, космизмом, экологизмом и др.) поновому взглянуть на глобальные проблемы современности, наметить новые стратегические пути
исследований мира в целом и отдельных его масштабно-структурных уровней и систем.
Следует отметить, что даже в такой специфической научно-теоретической проблеме как исследование
космических цивилизаций парадигма эволюционизма играет важнейшую роль. Так, например,
Л.В.Лесковым была предложена целостная типология эволюций космических цивилизаций [103].
Эволюционное мировидение выступает важнейшим компонентом современного научного мышления,
которое ориентирует исследователей на отказ от существующих традиционных постулатов, догм,
стереотипов, в конечном итоге – от старых парадигм. Существенной функцией науки является
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предсказательная, т.е. научное предвидение, именно парадигма эволюционизма усиливает роль данной
функции, способствуя построению гипотетических моделей, в которых будут представлены сценарии
будущего. Система методологических подходов, формируемых эволюционизмом, начинает играть
значительную роль в поиске оптимальных, наиболее вероятных моделей развития различных масштабных
систем: человечества (антропосферы), биосферы, техносферы, ноосферы, Вселенной и др.
Парадигма эволюционизма по-новому рассматривает и человека в природных процессах
преобразования, а именно, показывает его включенность в данные процессы. Это вовсе не означает
необходимости обязательного исследования человека применительно к эволюционирующим объектам и
системам различных уровней: микро-, макро- и мегамира, а означает лишь то, что человек, т.е. человеческая
цивилизация или такая общепланетарная система как антропосфера, есть развивающаяся структура,
органически вплетенная в ход планетарной истории. Отсюда следует и конечность, этапность, преходящий
характер данной системы в масштабно-исторических трансформациях, качественных изменениях земной
материи.
Парадигма эволюционизма кардинальным образом меняет представления самого человека о
собственных возможностях. Если раньше наука воспринималась как средство (инструмент) преобразования
и подчинения окружающей природы, то теперь – как метод познания допустимых (разумных) рамок
воздействия на эту природу, включая собственную природу человека. Сегодня широко распространяется
идея коэволюции (совместного развития) человека и природы, формируется новая этика, регламентирующая
научные исследования и эксперименты в определенных областях, например, в генной инженерии. Именно
проблема поиска оснований этики науки во многом будет решаться с участием парадигмы эволюционизма.
Эвристическая функция эволюционной теории обусловлена углублением процесса познания сущности
объектов научного исследования. Эволюционно-теоретический аспект здесь выступает не целью, а
средством познания данных объектов. Именно в этом реализуется действенность эволюционного метода.
Таким образом, парадигма эволюционизма находит своеобразное выражение в специфическом методе
познания – эволюционном, который постепенно занимает одно из значимых мест в самой теории познания.
Эволюционный метод может быть реализован и как совокупность конкретных методик, и как общая
стратегия исследования. Он близок методологическому знанию, вернее, такова его методологическая и
эвристическая функции. Создавая общий интеллектуальный фон исследования, эволюционный метод
требует рассмотрения явлений в их взаимосвязи, единстве, развитии. Вместе с тем, в каждом отдельном
случае, в той или иной науке, он представлен своей конкретной формой, куда интегрированы и частные
методики, и общенаучные приемы познания [94,с.154-157].
Парадигма эволюционизма способствует развитию разнообразия методологических подходов,
способов познания законов и особенностей эволюционных процессов, т.е. широкому методологическому
плюрализму. Вместе с тем наблюдается заимствование и взаимопроникновение этих методов, как в процессе
самого познания, так и в концептуальном синтезе полученных знаний. Универсальность законов
реализуемых в материальном мире, включающем и человека, находит отражение и в формировании
концептуальных структур, в универсальности методов познания развивающегося мира различными
отраслями науки, в формировании в конечном итоге концепции универсального эволюционизма.
Фундаментальность теоретических знаний, имеющих эволюционное содержание, определяется и
практическими нуждами человечества. Во-первых, необходимостью обеспечения дальнейшего роста
научно-технического прогресса и разрешения, тесно связанных с этим глобальных экологических проблем,
стремлением к гармонизации отношений в системе "техника-человек-природа". Во-вторых, необходимостью
реформирования и развития социально-политических систем и экономических моделей.
Общекультурный аспект.
Метафора эволюции многократно преломляется в разных гранях
современной культуры, а также в культурах прошлых эпох. Идея эволюционизма, соотносясь с
представлениями о самоорганизации, нелинейности, системности, способствует формированию нового
взгляда не только на природные процессы (в живой и неживой природе), но также на общественное
развитие, на эволюцию систем искусственной (технической) природы, на мир в целом. Более того,
эволюционизм со временем становится фактором общекультурным, оказывая воздействие как на общую
духовную культуру, так и на различные формы ее проявления: эстетику, литературоведение, историю, сферу
общественно-политической деятельности, науковедение, на общественное сознание; отражая при этом мир
как подвижную, изменчивую сущность. Парадигма эволюционизма обусловливает и новое осмысление
экономических процессов, так в 1982 г. выходит книга Р.Нельсона и С.Винтера «Эволюционная теория
экономических сдвигов», а с 1989 г. начинает издаваться журнал «Evolutionary Economics» [208,с.10]. В
настоящее время даже такая специфическая сфера как музыка и музыкальное творчество рассматривается в
исторической эволюции [195,с.113].
Эволюционизм сегодня – это культурный феномен, проявляющийся в новом смысле осознания мира.
Он влияет на умонастроения, находящиеся далеко за пределами науки, соприкасающиеся с эстетическиобразно-чувственной сферой человека. Эволюционизм в современной культуре приобретает новые смыслы,
которые не ограничиваются рамками естественнонаучного знания. Значительное влияние парадигма
эволюционизма оказывает на формирование постнеклассической рациональности и моделей
постиндустриального общественного развития. Парадигма эволюционизма, достигнув определенной
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
степени зрелости, сегодня оказывает существенное воздействие и на культурологию, как систему
теоретического знания, где отражаются особенности развития культуры.
Ряд исследователей в своих работах выдвигает обоснование эволюции культуры как движение от
низшего к высшему, тождество или сходство исторических путей разных народов и их культурное единство.
В русле неоэволюционизма возникает культурная антропология (Дж.Стюарт, Д.Шилкин, Л.Уайт, Г.Чайлд)
[94,с.28]. Формируются научные концепции, в которых исторические этно-культурные преобразования
отражаются через призму эволюционных идей (концепция этногенеза Л.Н.Гумилева). Аналогии между
развитием природных систем и эволюцией культуры направлены в основном на поиск некоторых
инвариантов, характерных и для природы, и для общества.
Философско-мировоззренческий аспект. Сегодня осмысление эволюционизма не ограничивается
рамками самой науки (ее рефлексии), а поднимается до более высокого уровня – до философских
обобщений, что обусловливает и рост его философского значения. В отличие от прежней трактовки,
сводящей эволюционизм к медленным, постепенным изменениям, эволюционизм современный включает в
себя единство непрерывного и дискретного, этапов резкого качественного и медленного количественного
изменения. Следует отметить, что уже сформировалась достаточно мощная традиция философскометодологического анализа эволюционизма. Она позволяет не только определить его основные черты, но и
рельефно выявить те сферы, которые требуют дополнительного внимания. В частности, к таким сферам,
имеющим актуальное значение, необходимо отнести: введение типологии эволюционизма, определение
своеобразия планетарного эволюционизма, соотношение эволюции человечества и других масштабных
планетарных систем – биосферы, техносферы, ноосферы.
Сама идея эволюционизма может быть представлена как современная форма историзма. Заслуга
Дарвина заключается в том, что он пошел значительно дальше, распространив эволюцию с природы на
человека как следствие и результат процесса развития. Поэтому дарвинизм следует понимать гораздо шире,
а именно, как мировоззрение, которое ориентирует на поиск объективных закономерностей органической и
неорганической природы, и которое утверждает эволюцию человека в мире и мира в человеке [199,с.2526]. Изменения в научном мировоззрении, вызванные теорией Дарвина, проявились прежде всего в том, что
естественнонаучное познание переориентировалось на эволюционную проблематику. Причем, в настоящее
время на первый план выдвинулся вопрос о причинах, механизмах и факторах эволюции.
На современном этапе мировоззренческая значимость парадигмы эволюционизма существенно
повышается, т.к. она способствует гармонизации человеческих представлений об изменяющемся мире.
Здесь раскрывается единство человека и природы, человека и Вселенной. Вместе с тем развенчивается миф
о величии человека, его особом, привилегированном месте в мировом историческом процессе. Именно
благодаря парадигме эволюционизма становится возможным философски осмыслить путь развития самого
человечества и планетарной материи в целом.
Построение теоретического образа, в котором синтезируются передовые достижения философской и
естественнонаучной мысли, мировоззренческих и идеологических образований, практической деятельности
человека, составляют компетенцию философии и являются существенным вкладом в развитие познания.
Возникает течение философской мысли, цель которого – исследовать различные аспекты эволюционизма.
Изменение образа эволюционизма обусловлено не только тем, что открытия в этой области знания
выдвигают новые научные, практические, гуманитарные и проблемы иного характера, но и тем, что поток
идей от теории познания, логики и диалектики, существенно обогащает познавательные и иные
возможности науки, а создаваемое видение науки становится для нее возможной перспективой развития.
Причем, очень важно понимать: ни сам эволюционизм, ни связанные с ним программы и модели, не имеют
абсолютного и завершенного характера, и не являются единственно возможными, а всегда действуют в
системе, в комплексе с другими парадигмальными установками науки [94,с.15-16].
В рамках самого философского знания возникают течения, в которых преломляется действие
парадигмы эволюционизма. При этом применение данных теорий эволюции определяется характером самой
философской доктрины, принятыми в ней подходами к объяснению мира. Таким образом, философские
течения имеют селективный подход к эволюционизму, сохраняя при этом главное его качество, – отражать
различные явления в их развитии [94,с.28]. Значительное распространение получила тенденция переноса
теоретико-эволюционных положений на сам познавательный процесс. Следствием чего стало
возникновение эпистемологического эволюционизма.
В последние десятилетия в Западной Европе и США зародилось новое междисциплинарное
направление, которое ориентировано на решение не только конкретно-научных, но и философских проблем.
Главной его целью является исследование биологических предпосылок человеческого познания и
объяснение его особенностей на основе современной синтетической теории эволюции. Данное направление
в англоязычных странах получило наименование "эволюционной эпистемологии", а в немецкоязычных –
"эволюционной теории познания". Здесь наиболее ценными качествами, представляющими важное значение
для развития философской мысли, стали – рациональная установка и ориентация на рассмотрение реальных
процессов [77,с.3].
Ряд известных философов и эпистемологов – Д.Кэмбэлл, К.Поппер, У.Эзер, И.Лакатос и др. пытались
использовать эволюционную парадигму для описания исторического приращения научного знания
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[111,с.132]. Сегодня данная парадигма применяется с позиции эволюционной эпистемологии как модель
роста науки, отражая когнитивную эволюцию и рост научно-теоретического знания [110].
Идея эволюционизма не только включена в систему науки и мировоззрения, как рационального
осмысления действительности, но и в более широкую область – в менталитет [200,с.32]. Эволюционные
идеи проникают из научной сферы и в область обыденных знаний. Современный человек начинает ощущать
возрастающий темп различных процессов развития – социального, культурного, политического,
экономического, научно-технического. Водоворот ускоряющихся событий
заставляет его менять
собственное мышление, все больше наполнять его эволюционными представлениями. Это, в свою очередь,
приводит к трансформации мировоззрения индивида и идейно-мировоззренческой сферы социума.
Сегодня эволюционизм, занимая достойное место в идейно-мировоззренческой области, выступает
фундаментом научного мировоззрения и качественно новой чертой научной идеологии. На пороге ХХI века
его роль усиливается, что обусловлено противоборством с широко распространенными религиозномифологическими представлениями, а также – необходимостью популяризации научных знаний [42].
Аксиологический аспект. В силу того, что эволюционизм интегрирует не только естественное, но и
общественное, философское, а также техническое знание, он создает помимо определенного образа мира,
концентрированно выраженного в научной картине мира, еще и образ человека. Поэтому выступает
системой мировоззренческой, а это, в свою очередь, требует своеобразной ориентации эволюционизма, его
направленности на гуманизм, выработку определенных морально-этических норм и системы ценностей, где
учитывается объективность развития природы, общества и индивида [94,с.158].
Социокультурная значимость эволюционизма оценивается сегодня по тому влиянию, которое он
способен оказывать на личный выбор и ценности человека. В настоящее время выдвигается предложение
принять эволюционную способность природных систем в ряду тех ценностей, на основе которых могут
строиться нормативные модели. Наука в этом случае будет иметь целью расширение взаимодействия
человека с окружающим миром (ценности науки), проявление потенциально заложенного в нем (законы не
открываются, а конструируются, складываются во взаимодействии бытия и сознания) с тем, чтобы
развиваться, быть жизненной. При подобном характере ценностей человек в своей деятельности будет
ориентирован на такой выбор, который позволяет сохранить в природе разнообразие, а в обществе –
многообразие [200,с.32]. Таким образом, парадигма эволюционизма служит для выработки новых
ценностных идеалов, в основе которых лежит идея эволюции.
Глава 2. Теория эволюции
2.1. Ядро парадигмы эволюционизма
Если системообразующим понятием эволюционизма выступает понятие эволюции, то основой
парадигмы эволюционизма, ее теоретическим ядром является концепция эволюции. Сегодня актуальнейшей
задачей является выработка такой единой теории эволюции, которая бы отражала общий уровень знаний о
развивающихся системах различной природы (живые и неживые, социальные, технические и
интеллектуальные системы) и различных масштабов (микро-, макро-, мегамир). Еще Г.Спенсер ставил своей
целью создание учения об эволюции вообще, которое бы объединило конкретные науки и трактовало бы их
частные истины в контексте эволюции. В данном учении, названном «синтетической системой философии»,
он попытался подвести под единый закон эволюции все явления – от неорганических до социальных, т.е.
выразить идею эволюционного единства [199,с.35-37].
Существующие научные концепции в основном опираются на теорию биологической эволюции,
основы которой были заложены еще Ч.Дарвином и затем развиты его последователями в синтетической
теории эволюции (СТЭ). Необходимость поиска универсальных закономерностей развития диктуется
широким внедрением в науку парадигмы эволюционизма, определяющей рассмотрение многочисленных и
разнокачественных образований материи в их эволюции. С другой стороны, такая концепция позволит
отразить саму планетарную эволюцию, этапами которой выступают качественно различные формы
организации и движения материи.
Сегодня на роль универсального метода в теории познания претендуют: диалектика, системноструктурный анализ, реализующийся в общей теории систем, и синергетика, анализирующая становление
сложноорганизованных систем различной природы [209]. Стремление выработать универсальное понятие
эволюции обусловлено велением времени. В науке происходит зарождение и формирование концепции
универсального эволюционизма, базирующейся на философских принципах и понятиях, и использующей
все достижения современного научного познания. Но пока физика и биология не дают единой картины
развития, перехода от сложных физических к простым, но еще более сложным на самом деле
биологическим структурам. До сих пор сохраняется водораздел в вопросе рассмотрения особенностей
развития систем различной природы: неживых (физических, химических, планетных, звездных, технических
и т.д.) и живых (биологических), включающих человека. Эволюционные концепции сначала были созданы в
биологии, а позднее в геологии и астрономии. И хотя с тех пор теоретический уровень объяснения
изменчивости природы, несомненно, вырос, тем не менее теории эволюции разных по природе
материальных объектов и методы их познания были отделены друг от друга.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Существенное сближение этих позиций начинает происходить благодаря возникновению новых
научных направлений, таких как синергетика, эволюционная термодинамика, теория системогенеза,
эволюционика и др. Здесь будет уместным сослаться на теоретическое положение, представленное ранее
Т.Куном, который утверждал, что новая парадигма должна быть поддержана данными, полученными из
других областей исследования. Именно в этих областях, подчеркивал он, могут быть развиты особенно
убедительные аргументы в пользу новой парадигмы [96,с.203]. Соотнося это положение с формированием
такой общенаучной парадигмы, какой является эволюционизм, мы видим яркое его подтверждение:
парадигма, возникшая на основе теории биологического развития, получает серьезное теоретическое
обоснование и импульс к дальнейшему развитию совершенно из другой области – синергетики,
базирующейся на физическом и математическом знании. А сама синергетика становится источником новых,
нетрадиционных вопросов о мире, источником эволюционного мировидения.
Немаловажную роль в синтезе различных взглядов на эволюцию, а также в формировании самой
концепции универсального эволюционизма играет и философия. Диалектика как философское учение о
развитии позволяет не только применить свои принципы и законы для отражения универсальности
эволюционных процессов (область онтологии), но и помогает созданию категориально-понятийного каркаса
новой концепции (область гносеологии). Наряду с этим сегодня зреет понимание того, что известные законы
диалектики не являются полными, т.е. они не отражают всей сложности и многообразия реального мира.
Так, рассматривая проблему общих законов А.М.Ковалев приходит к выводу, что законы диалектики не
являются в подлинном смысле всеобщими законами мироздания, ибо указанные три ее закона относятся
хотя и к важнейшей, но к одной сфере мироздания – к его развитию, тогда как миру присущи, помимо этого,
также законы строения и функционирования. Он отмечает, что после столь грандиозных открытий в науке и
глобальных преобразований в социальной области, настало время по-иному подойти и к проблеме более
общих законов мироздания. На самом деле мир оказывается намного сложнее, чем представлялось ранее
[83,с.34-35].
Т.И.Ойзерман, проводя критическое осмысление диалектического материализма, указывает на то
обстоятельство, что данная философская теория все еще не вышла из стадии становления. Она, по его
мнению, "вопреки уверениям ее ортодоксальных представителей, носит не столько систематизированный,
сколько эскизный характер" [138,с.31]. На неполноту законов диалектики указывает и Ю.А.Урманцев, автор
оригинальной концепции общей теории систем – ОТС(У), в рамках которой зарождается новое научное
направление – эволюционика. По его мнению, даже наиболее перспективные эволюционные учения как
научные, так и философские отражают истинную картину развития лишь на 2/8, несмотря на наличие
огромного фактического материала. Это, естественно, приводит к необходимости существенного (на 6/8)
дополнения указанных учений [182,с.68]. Именно в ОТС(У) реализуется попытка представить целостную
концепцию, включающую в себя 8 неэволюционных и 8 эволюционных системных преобразований,
отражающих развитие природы, общества и мышления.
В современном естествознании формируется новое понимание эволюции, которое проявляется, вопервых, через распространение идеи универсальности эволюции, что характерно для многих областей
знания: космологии, экологии, учения о ноосфере, глобальной геотектоники и др.; во-вторых, в построении
естественнонаучных теорий, объектом которых является эволюция не одной формы материи, а всеобщая
и универсальная; в-третьих, глобальный подход выражается в процессах экстраполяции и интеграции
эволюционных знаний [199,с.79].
За последние десятилетия в лоне каждой науки сформировался "свой" эволюционизм, в котором
развитие специфических систем (Вселенной, химических элементов, Земли, биосферы, исторически
сменяющихся социумов) рассматривалось через призму конкретнонаучных знаний [155,с.44]. Синтез
современного естественнонаучного знания, в котором проявляется действие парадигмы целостности,
обусловлен необходимостью построения новой научной картины мира, дающей целостное (а не
фрагментарное) представление о мире, о взаимодействии разных его уровней (микро-, макро- и мегамира), о
материальных системах различной природы (живой, неживой, интеллектуальной) и об универсальных
законах эволюции, реализующихся повсюду в Универсуме.
Отрицательное значение в этой интеграции играет антропоцентризм. Сегодня сформировалась даже
антропная научная концепция или антропный принцип, который широко обсуждается и используется для
обоснования определенных выводов о строении Вселенной, нашей Галактики, месте человека в
эволюционных планетарных процессах и космогенезе. На основе анализа фундаментальных физических
констант делается вывод о том, что только в узком диапазоне их значений возможно существование
сложных структур вплоть до живых систем. А, следовательно, данные константы (или их комбинации)
именно таковы, чтобы живые структуры могли существовать. Отсюда выводится обобщающее заключение о
том, что Вселенная устроена именно так для того, чтобы в ней мог появиться и жить человек. Более того, в
последнее время говорят об особом положении Солнца в так называемом «галактическом поясе жизни», в
относительно спокойной зоне синхронного вращения спиральных рукавов Галактики и межзвездного газа.
Необходимо указать, что не фундаментальные константы правят миром, а они сами есть итог
определенного развития этого мира. Причем, важным для понимания является то обстоятельство, что
данные константы отражают не весь материальный мир – Универсум, а всего лишь ту его часть, которая уже
познана человеком. Но корректно ли тогда приписывать им всеобщее значение? На наш взгляд, нет.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следует еще раз констатировать, что все успехи естествознания были связаны с преодолением
антропоцентризма. Это нашло отражение не только в научных трудах таких классиков как Коперник,
Галилей, Ньютон, Лаплас, Эйнштейн, но и в современных концепциях, в частности, космологических, где
показывается множественность вселенных и глобальных эволюций, ограниченность их для теоретического и
эмпирического познания. Еще в начале ХХ века один из ярких представителей русского космизма Н.И.Умов
отмечал: "Имеет смысл окончательное освобождение от антропо- и геоцентризма" [181,с.485].
Сегодня многие исследователи отмечают сложность концептуального отражения такого феномена,
каким является эволюция. Так, по точной оценке И.В.Черниковой, фундаментальной причиной отсутствия
единства во взглядах на эволюцию является ее объективная многоаспектность. Причем, многоаспектность
эволюции проявляется и в изменении ее законов. Осознание изменчивости самого эволюционного процесса,
изучение закономерностей эволюции как исторического преобразования, стало одним из последних
достижений естествознания [199,с.130]. Указывая на то, что дополнительность есть специфическая форма
отражения эволюции, она выделяет три аспекта дополнительности: 1) методологический аспект, как
дополнительность методов эволюционного познания; 2) теоретический аспект, как дополнительность
концепций; 3) исторический аспект, который отражает внутринаучную и социокультурную обусловленность
генезиса исследовательских программ эволюции [200,с.25-26].
Многоаспектность и противоречивость такого явления, которое обозначается категорией «эволюция»,
предопределила и разные формы его описания. Так, например, А.А.Любищев выделил для подобного
описания основные пары антитез: эволюция как развертывание задатков (преформизм) и эволюция как
развитие с новообразованием (эпигенез); эволюция как постепенное, непрерывное развитие и эволюция как
революционное развитие, скачкообразное, прерывное; эволюция прогрессивная и эволюция регрессивная
(эманация); эволюция на основе случайных мутаций (тихогенез) и эволюция на основе твердых законов
формообразования (номогенез); эволюция на основе внешних факторов (эктогенез) и эволюция на основе
внутренних факторов (эндогенез) и др. [199,с.123]. Одним из важнейших свойств эволюции является ее
объективность, которая доказывается всей историей развития естествознания. Но вместе с тем, это свойство
эволюции в первую очередь можно обосновать тем, что объективность определяется ее материальностью.
Отмечая общие успехи эволюционизма, известные широкому кругу читателей, В.С.Крисаченко
указывает на то, что здесь существуют трудности и противоречия, которые все больше и больше получают
отражение в научных и научно-популярных изданиях. Сложившуюся ситуацию в области эволюционизма
можно охарактеризовать как близкую к революционной: с одной стороны, научным сообществом остро
ощущается нехватка единой теории эволюции, а с другой – в последнее время появляется все больше и
больше обобщений эволюционного толка, которые, имея порой альтернативный характер, претендуют на
роль такой теории [94,с.15].
Положение осложняется тем, что эвристические возможности эволюционизма оказались применимы
для оптимизации познавательного процесса в различных областях знания (естествознании,
обществоведении, технических науках), поэтому актуальной становится проблема выбора той или иной
модели эволюции, характеризующейся достаточной теоретической обоснованностью.
Анализ состояния дел в сфере формирования системы эволюционизма и согласованности
существующих концепций развития между собой, позволяет сделать следующее заключение. В силу
сложившихся исторических условий, эволюционизм получил преимущественную разработку в своих
крайних формах – как всеобщая теория развития и как совокупность общих предметных эволюционных
концепций. Лишь впоследствии стали развиваться и теории среднего уровня, в частности, глобальный
эволюционизм. Но характерным является то, что и общие теории, и особенные, и частные пока не
объединены в единую систему. Более того, существует много пробелов, которые еще не заполнены и
трудностей в состыковке достаточно хорошо разработанных теорий [94,с.91].
Совокупность исторически складывающихся теоретических эволюционных представлений,
свидетельствует о реализации определенных тенденций в развитии науки об эволюции [94,с.184]:
- происходит дифференциация теоретико-эволюционного знания, проявляющаяся, с одной стороны, в
формировании общей теории эволюции (концепций, претендующих на эту роль), а с другой, – в
формировании комплекса частных теорий эволюции;
- наблюдается неравномерность развития отдельных направлений, типов и форм эволюционизма;
- отрасли эволюционизма,
которые наиболее развиты и теоретически разработаны, пытаются
распространить свою концептуальную структуру на всю предметную область эволюционизма;
- усиливается поиск единой теории эволюции, из которой можно было бы дедуктивно выводить частные
теории эволюции;
- увеличивается прикладное значение теоретико-эволюционного знания, влияющего на различные сферы
человеческой деятельности: биотехнологическую, генно-инженерную, экологическую, медицинскую и
проч.
Следует отметить, что в эволюционизме всегда была и остается значительной роль дискурсивного
знания. Поэтому здесь весомыми остаются такие познавательные средства, как умозаключение по аналогии
и экстрополяция. А конкуренция между различными эволюционными моделями, концепциями, гипотезами
– это вполне естественный процесс.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.2. Основы теории эволюции
Анализ понятия "эволюция", рассмотрение различных его определений: через философскую категорию,
через результат, через механизм, причины и закономерности, через главный признак, через объект
эволюционного процесса; проведен достаточно подробно В.С.Крисаченко в его монографии "Философский
анализ эволюционизма" (Киев.1990) [94]. Главная практическая значимость анализа типов определения
понятия "эволюция" состоит в том, что благодаря ему можно уяснить общую направленность той или иной
эволюционной концепции как теоретической системы, что важно для понимания ее общности,
гносеологического статуса, места в эволюционизме в целом. Здесь же делается попытка определить
различные формы самого эволюционизма.
Современный этап развития теоретико-эволюционного знания имеет определенные особенности. Образ
эволюции здесь формируется на основе признания фундаментальности таких принципов, как [94,с.186]:
многоуровневость эволюционного процесса;
мультинаправленность эволюции;
приоритетности направлений, механизмов, объектов эволюции для достижения целей теоретического
познания.
Эффективность эволюционизма зависит от решения двух взаимосвязанных задач: 1) какую общую
теорию эволюции принять за концептуальную основу, 2) какие философски-методологические положения
принять в качестве общих оснований. Если решение первой задачи влияет на разработку обобщенных и
частных теорий эволюции, то второй – на построение категориально-понятийного аппарата [94,с.143].
Для того чтобы представить определенную теорию эволюции вначале следует сформировать ее
категориально-понятийный аппарат. В силу всеобщности основополагающими здесь будут философские
категории, такие как: материя, движение, пространство, время, качество. Движение является атрибутивным
свойством материи, способом ее существования. Оно состоит из движения, мыслимого как изменение, и
покоя, понимаемого как сохранение. В этом смысле изменение абсолютно для движущейся материи, а покой
относителен, причем он представляет собой один из моментов изменения. Движение для материи – это
изменение вообще, включающее как качественный, так и количественный аспекты. Все возможные
изменения, по мнению А.И.Ракитова, можно свести к четырем типам: 1) изменениям, связанным с
перемещением в физическом или геометрическом пространстве, 2) изменениям во времени, 3) структурным
изменениям, 4) функциональным изменениям [154,с.57].
Эволюция определяется двумя важными, казалось бы взаимоисключающими характеристиками, –
статикой и динамикой. Под статикой понимается все то, что придает устойчивость, дискретность и
фиксированность различным состояниям материальных объектов и систем, имеющим разные уровни
организации. А динамика отражает то, что создает разнообразие форм и видов сущностей. Переход же из
одного стационарного состояния в другое осуществляется именно благодаря случайному, разнообразию
механизмов его проявления [48,с.76-77].
В мировом эволюционном процессе выделяются две стадии. Первая характеризуется относительной
стабильностью, медленным развитием существующих структур. В этот период природа осуществляет поиск
новых "измерений развития", возникают зачатки будущих организационных структур. Вторая стадия имеет
взрывной, бифуркационный характер, здесь происходят быстрые изменения, в ходе которых из
предшествующих "заготовок" выбираются те, которые будут доминировать на следующем стабильном этапе
развития. Выбор и стабилизация одной из структур, допускаемых законами природы (физическими,
химическими, биологическими и проч.), зависят от случайных факторов. Именно поэтому эволюционный
процесс характеризуется необратимостью. Данные причины порождают и постоянно возрастающее
разнообразие новых форм развития [122,с.4].
Дадим определение эволюции: эволюция – это существенная характеристика материального движения
(движущейся материи), связанная с качественными изменениями. Следовательно, материя является
основополагающей категорией для построения теории эволюции. Причём данная категория берется в её
классической для материалистической диалектики интерпретации, т.е. как обозначающая объективную
реальность. Но в силу своей предельной общности понятие материи характеризуется чрезвычайной
абстрактностью. Поэтому логично сделать переход от абстрактного к конкретному: от рассмотрения всей
объективной реальности – к анализу ее обособленных образований. Поскольку материя разнокачественна по
своему содержанию и этих её разнокачественных структур – множество, то для локализации целесообразнее
всего использовать категорию качества. Её применение для описания процесса эволюции позволяет
выделить сущность (существенную определенность), благодаря которой материя является именно такой, а
не иной на разных этапах её развития.
Ранее эволюцию рассматривали как одну из форм развития, имеющую непрерывный характер,
противопоставляя её революции, характеризующейся качественными скачками, разрывами постепенности.
Но в действительности под эволюцией следует понимать не только постепенные, количественные, но и
качественные изменения. Переход одних качеств материи в другие в процессе эволюции выявляет её
континуальность (непрерывность, связанность). Выделение же из материи отдельных устойчивых
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
локализованных образований – качеств материи, указывает на её дискретность (прерывность),
проявляющуюся в разнокачественности.
Эволюционный процесс есть диалектическое единство движения (изменения) и покоя (сохранения),
континуальности (непрерывности) и дискретности (прерывности). Покой есть существование материи в
рамках определенного качества, он представляет собой один из моментов (этапов) эволюции, а движение,
проявляющееся через смену качеств материи, представляет, собственно, саму эволюцию. Переходы одних
качеств материи в другие осуществляются не хаотично, а направленно и упорядоченно, образуя
последовательности: К1К2КК .
Именно последовательность генетически связанных, сменяющих друг друга качеств материи
представляет собой содержание эволюции. Говоря о смене качеств материи, мы тем самым выделяем
качественные изменения движущейся материи, количественные же ее изменения происходят внутри самих
качеств, в рамках их меры. Накопление количественных изменений приводит в конечном итоге к
нарушению меры и, согласно закону перехода количественных изменений в качественные, – переходу
данного качества материи в другое. Самодвижение материи в Универсуме проявляется, таким образом, как
саморазвитие её качеств, выступающее внутренним источником различных эволюций.
Здесь следует сделать важное замечание: в реальном мире существует множество эволюционных
процессов, протекающих как на каждом из масштабно–структурных уровней бытия (в микро-, макро- и
мегамире), так и между ними, когда материя переходит из одного состояния в другое, например, из
вакуумноподобного состояния микромира в вещественное, характеризующее рождение нашей Вселенной.
Другим существенным замечанием является указание на бессмысленность высказываний о том, что какое–
то из качеств материи низшее, а какое–то высшее, какое–то простое, а какое–то сложное. Уровень
сложности качеств материи, как принадлежащих одной последовательности, являющейся содержанием
конкретной эволюции, так и разным последовательностям, образующим разнохарактерные эволюции,
относителен и при их сравнительном анализе требуется обязательно указывать характеристику, принятую в
данном случае за определяющую: субстратную, структурную, функциональную или какую–либо другую. В
противном случае сравнение будет носить некорректный характер.
Совокупное пространство–время является формой бытия материи, которая выступает его содержанием.
Диалектика связи формы и содержания проявляется в том, что содержание должно быть оформлено, так же
как и форма содержательна, поэтому нельзя рассматривать пустое пространство–время не заполненное
материей. Согласно реляционной концепции (берущей начало еще от Лейбница) «пространство и время есть
атрибуты той формы движения материи или того уровня ее организации, которая подвергается
рассмотрению. И пространство, и время порождаются самой материей как ее неотъемлемое свойство.
Говорить о пространстве вне материи, а о времени до возникновения самих тел бессмысленно» (с.29
Кибернетика и ноосфера).
Под пространством–временем понимается абстрактно–общая структура связи явлений и смены
состояний объективной реальности. Пространство, как форма бытия материи, есть условие сосуществования
материальных объектов, явлений, систем, общая закономерность и структура их связи. Время, будучи
формой бытия материи, есть условие изменения любых состояний движущейся материи, как в
качественном, так и в количественном аспектах.
Анализируя отличие живого вещества от неживого (косного), В.И.Вернадский последовательно
проводил разделительную линию между ними по всем параметрам, вплоть до самых фундаментальных
форм – до состояния пространства и времени в живом и неживом. Тем самым понятия о пространстве и
времени, конкретизировавшиеся до Вернадского лишь в физико-математических науках, перешли в "сферу
действия" биологических и биосферных закономерностей [80,с.29].
Важнейшим следствием реляционной концепции является разнохарактерность пространства и времени
качественно различных материальных систем и процессов. А при «переходе от одной формы движения
материи к другой существенные черты пространства и времени меняются. Их изменяет преобладающая,
определяющая форма движения материи, поскольку пространство и время вещественно-энергетически и
информационно обусловлены» [80,с.29].
Вопрос синтеза пространства и времени в описании физической реальности поставил А. Эйнштейн, а
для описания живой природы – В.И.Вернадский. Он отмечал: «Неотделимость времени от пространства,
неизбежность при изучении природных процессов одновременно изучать и время, и пространство
устанавливают два положения: 1) время, как и пространство, и как пространство–время, может быть только
одно; 2) изучая время одновременно с пространством, ход времени неизбежно будет выражаться
векторами». Причем, В.И.Вернадский особо подчеркивает – «это не будет линейное выражение времени, как
иногда говорят, – это будет векториальное его выражение» [32,с.148].
Невозможно говорить о всеобщем пространстве-времени, выступающем формой бытия всей материи,
ибо дискретность материального движения, которая проявляется в обособленности локальных качественных
образований (структур), неизбежно должна приводить к дискретности и разнокачественности самого
пространства-времени, к его локализации, где обнаруживаются определенные свойства: размерность,
связность, изотропность, кривизна и т.д.
Переход от материи вообще, т.е. категории обозначающей всю объективную реальность, к понятию
качества материи, служащей для обозначения локальных фрагментов этой реальности, характеризующихся
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
своеобразием (т.е. познавательное движение от абстрактного к конкретному), влечет за собой закономерный
переход: от рассмотрения пространства-времени как формы бытия всей материи – к локальным зонам
пространства-времени как формам бытия различных качеств материи.
Каждое качество материи ввиду ее много- и разнокачественности имеет собственную, присущую лишь
ему локальную зону пространства-времени, выступающую формой его бытия. А существование
(возникновение, существование и исчезновение) самого качества материи определяет и параметры
(величину) данной локальной зоны: оно ограничивает пространственный ареал и временной интервал.
Так как качества материи входящие в последовательность, являющуюся содержанием конкретной
эволюции, генетически связаны между собой: каждое последующее зарождается в недрах предыдущего, то и
их локальные зоны пространства-времени также являются связанными, частично перекрывающими друг
друга. С одной стороны, совокупность последовательно сменяющихся качеств материи представляет
эволюцию, являясь её содержанием, а с другой – совокупность присущих этим качествам локальных зон
пространства–времени образует единую целостность пространственно–временной континуум (ПВК),
выступая формой бытия эволюционирующей материи. Следовательно, можно сделать заключение о том, что
каждая эволюция имеет собственный ПВК.
Но здесь необходимо сделать существенное уточнение: ПВК – есть гносеологическая условность,
посредством которой отображается не движущаяся, а застывшая (пространственно-подобная) форма
эволюционирующей материи. От физического или математического континуума, выступающего как
одновременная целостность составляющих элементов, его отличает то, что он не может одновременно явить
в действительности все входящие в него локальные зоны пространства-времени. Ибо последние сами
отражают время, определяемое существованием сменяющихся качеств материи: они формируются вместе со
становлением отдельных качеств и разрушаются вместе с их деградацией, т.к. являются формами их бытия.
Совокупность всех временных составляющих локальных зон пространства-времени, образующих ПВК,
представляет временную ось данной эволюции, направленную от истока к вырождению, т.е. её собственное
одномерное (векторное) время [36,с.125-127].
Наличие подобной временной оси у каждой эволюции отражает важнейшее свойство материального
движения, а именно – его канализированость. Движущаяся материя представляет собой огромное
количество каналов – разнохарактерных и разномасштабных эволюций, которые протекают как на каждом
из её масштабно-структурных уровней (микро-, макро-, мегауровень), так и между ними, когда
эволюционирующая материя, сменяя свои качества, разворачивается из микромира в макро- или мегамир,
либо сворачивается из макро- или мегамира в микромир. Одновременно с этим происходит существенное
изменение параметров локальных зон пространства-времени и его характеристик. Это является основанием
для типологизации разнообразия эволюционных процессов.
Таким образом, наряду с канализированностью можно отметить еще два существенных свойства
движущейся материи – это универсальная развертываемость и универсальная свертываемость. Первое
свойство реализуется в эволюциях, подобных эволюции нашей Вселенной, т.е. в глобальных эволюциях
развертывания – ГЭР, согласно разработанной нами классификации [37]. Здесь последовательная смена
качеств сопровождается смещением материи в сторону значительного расширения (увеличения, раздувания)
локальных зон пространства-времени. Второе свойство проявляется, наоборот, в тех случаях, когда
последовательная смена качеств материи приводит к сужению, резкому уменьшению локальных зон П-В.
Это реализуется в глобальных эволюциях свертывания – ГЭС, например, при гравитационном коллапсе,
когда происходит катастрофическое сжатие до микроскопических размеров огромных космических систем.
Термин "evolutio" был известен еще в Древнем Риме, но философский статус ему впервые придал
Н.Кузанский. Он пришел к пониманию мира как развертыванию (explicatio) и свертыванию (complicacio) его
из бога и обратно. Здесь развертывание и эволюция понимались как синонимы. Можно отметить
интересную особенность: в современной теории эволюции (в частности в концепции глобального
эволюционизма) интерпретация Н.Кузанского обретает новый смысл, наполняясь новым,
материалистическим содержанием, и выступая в качестве признака типологизации глобальных эволюций,
т.е. выделения глобальных эволюций двух типов - развертывания и свертывания.
Скорость сменяемости качеств материи в конкретной последовательности отражает темп эволюции,
который может быть равномерным, либо изменяться на определенных ее этапах, например, увеличиваться
(убыстряться) или уменьшаться (замедляться). Это дает возможность расширить типологию
(классификацию) эволюций материи, и различать их по темпу.
В будущем еще предстоит выявить
глубинную связь между темпом самих разнохарактерных эволюций и их пространственно-временными
континуумами. Что касается глобальных эволюций материи, то здесь темп непосредственно связан с
искривлением пространства-времени, кривизна которого является внешним отражением внутренних
процессов, т.е. изменения скорости протекания. Поэтому глобальные эволюции одного типа могут
различаться своим темпом: протекать либо с замедлением, либо с ускорением, что, в свою очередь,
приводит к искривлению их ПВК (отрицательному, положительному). При равномерном процессе
искривления не происходит и пространство-время характеризуется нулевой кривизной.
С.Д.Хайтун в качестве движущей силы самой эволюции и ее фундаментальной сущности предлагает
признать взаимодействия. Он утверждает, что интенсификация процессов превращения разных форм
взаимодействий друг в друга и является вектором эволюции, ее "высшим смыслом" [193,с.156]. Но здесь, на
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наш взгляд, стоило бы данную формулировку дать в более строгой интерпретации и вести речь о
направленном характере таких преобразований. Именно скорость процессов превращения разных форм
взаимодействий друг в друга в ходе их направленных переходов и отражает темп эволюции. Причем,
данный темп может не только возрастать или уменьшаться, но и оставаться постоянным.
Для эволюционных процессов любого характера определяющим является детерминизм, когда
переходящие друг в друга материальные образования объединены генетической связью. Анализ ступеней
(фаз, этапов) всякого развития позволяет выделить два аспекта. Во-первых, содержание каждого
последующего этапа детерминировано содержанием (качественным своеобразием) предыдущего. Вовторых, последовательность основных этапов развития материи означает однозначную связь качеств или
сущностей этих этапов, а не всей совокупности частных свойств и событий, происходящих в их рамках.
Сама же направленность «понимается как ограничение возможных направлений изменчивости, как
канализированность, причем она выявляется не только апостериорно, но в некоторых случаях априорно
(типы запретов) [199,с.154].
Всякая эволюция характеризуется двойственностью, которая обнаруживается как в чертах
закономерного, направленного процесса, так и в чертах случайного, ограниченного в своей изменчивости.
Но понятие направленности здесь вовсе не означает какого-либо целеполагающего действия, а отражает
поступательный характер самого развития. Современная наука свидетельствует о том, что эволюция, как
тип самодвижения крупномасштабных материальных систем, представлена в материальном мире так
широко, что может рассматриваться на уровне философской всеобщности [144,с.5].
Детерминизм есть признание объективно присущей явлениям природы взаимной обусловленности,
которая лежит в основе закономерной упорядоченности связей и отношений, регулярности и
направленности протекания процессов [190,с.7]. В настоящее время концепция вероятностной причинности
выступает одним из основных моментов в проблеме саморазвития материи на всех ее уровнях. А
расширение самого понятия причинности до уровня понятия вероятности имеет важное значение и для
естествознания, и для философии [1,с.287-288].
Решение о роли случайности в развитии невозможно, если ее рассматривать вне вероятностной формы
ее выражения. Созидающая роль случайности в процессах развития принадлежит вероятности,
представляющей
собой
повторяющуюся,
статистически-упорядоченную
случайность,
которая
контролируется внутренними факторами. Именно поэтому вероятностное понимание эволюции на
современном этапе развития науки выражается в представлении о ней как об "автоматически регулируемом
процессе" [190,с.15]. Естественно, речь здесь должна идти о саморегуляции системы, а не о каком- либо
целеполагающем воздействии на неё.
Еще одним свойством эволюций является их конечность, ибо ничто кроме Универсума (т.е.
материального мира в целом) не обладает бесконечным бытием. И это относится к эволюциям всех типов,
даже несмотря на огромные, поистине колоссальные размеры некоторых локальных зон пространствавремени глобальных эволюций. Именно через конечность отдельных процессов, в том числе эволюционных,
реализуется такое свойство материи как бесконечность (неуничтожимость) ее бытия, а, следовательно, и
бесконечность существования самого Универсума как целостной системы, охватывающей все явления и
объекты окружающей реальности.
Диалектический подход позволяет выявить тот факт, что всякая эволюция включает в себя не только
развитие качественно новых материальных образований, т.е. моменты созидания, где проявляется свойство
саморазвития материи, но и моменты разрушения (деградации), в которых реализуется ее самоуничтожение.
Поэтому эволюция любых материальных систем, в том числе глобальных, всегда содержит в себе два этих
момента – разрушение и созидание, что обусловлено конечностью их существования.
Особенно важной в теоретико-эволюционных исследованиях, имеющей серьезное значение, является
методологическая проблема соотношения понятий развития и эволюции. Эта проблема активно обсуждается
в философской литературе, причем большинство авторов склоняется к тому мнению, что понятие
"эволюция" значительно уже понятия "развитие" и является его реализацией применительно к
определенной, весьма ограниченной области действительности. Они делают заключение о том, что развитие
– это генезис, становление и превращение фундаментальных форм бытия (форм движения материи),
исходным моментом которого становится появление нового рода предметов, качеств и взаимосвязей. А
эволюция касается не возникновения нового значительной степени общности (универсального), но
трансформации конкретных форм сущего; она есть новообразование в ряду относительно однородных
возникших объектов. И поэтому, заявляют они, корректнее говорить о развитии живой материи из неживой,
социальной из биологической и т.д., а для описания процессов, протекающих внутри этих классов объектов
следует использовать понятие эволюции – эволюция неживого, эволюция живого, эволюция социального
[94,с.20]. С подобной позицией сегодня, на наш взгляд, нельзя согласиться.
Эволюцию роднит с развитием то, что она осуществляется в комплексе многих взаимообусловленных
изменений в системе из большого числа взаимодействующих элементов. "За счет внутренних
взаимодействий система (например, звезда) сама формирует условия своего устойчивого существования, а в
последующем сама их изменяет, обусловливая свой переход в качественно новое состояние, как правило,
путем скачка. Таким образом, эволюционирующие системы – это системы с самодетерминацией
внутренними условиями" – пишет Б.Я.Пахомов. Современное естествознание показывает, что именно в ходе
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эволюции в рамках эволюционирующих структур возникают предпосылки для формирования новых
структурных уровней материи. Затем из-за самодетерминации внутренними условиями возникают эти новые
структурные уровни и соответствующие им формы движения материи. Поэтому эволюция включает в себя
развитие как один из своих результатов, а точнее – развитие происходит посредством эволюции
самодетерминирующихся систем [144,с.5].
" В то же время эволюция не тождественна собственно развитию как процессу формирования иерархии
структурных уровней материи и форм движения – утверждает Б.Я.Пахомов. – По своему содержанию
понятие развития уже и специфичнее понятия эволюции, точно так же, как понятие эволюции уже и
специфичнее понятия движения вообще. Однако по своей сущностной роли развитие есть наиболее важный
фундаментальный тип сложного движения, ибо все, что существует в мире, все, что движется в нем и
способно эволюционировать, должно сначала возникнуть путем развития. И потому именно категория
развития есть мировоззренческий и методологический ключ к пониманию всего сущего в мире" [144,с.5-6].
Распространение парадигмы эволюционизма на различные области науки привело к тому, что понятие
эволюции стало применяться повсеместно для отражения развития материальных систем, имеющих
существенные качественные и масштабные различия, – Вселенной, звезд и галактик, земной материи,
включающей в себя такие качественно разные формы, как геологическая, биологическая,
антропосоциальная, техногенная. Здесь правильнее вести речь об эволюционных процессах разной степени
общности, т.е. определенной их иерархичности. Данные процессы могут быть изолированными друг от
друга, а могут протекать во взаимодействии, в этом случае реализуется коэволюция – сопряженное,
взаимообусловленное развитие. Более того, необходимо отметить и такой момент, как генетическая связь
эволюций определенного вида между собой, когда одна из них порождает другую или несколько других.
Что, например, происходит с микроэволюцией вакуумноподобного (сингулярного) состояния, дающей
импульс для развертывания глобальным эволюциям разнообразных вселенных, характеризующихся
существенными отличиями – размерностью пространства-времени, его связностью и проч. В этом случае
можно констатировать ветвление (дифференциацию) самого эволюционного процесса на отдельные потоки
(ветви, рукава).
Канализированность материального движения, т.е. разделение (дифференциация) его на множество
различных (разнокачественных, разнохарактерных, разномасштабных) каналов, предопределяет и наличие
такого свойства эволюционных процессов как ветвление, когда один из каналов может делиться (ветвиться)
на два и более. «Именно направленность отличает историческое развитие, эволюционный процесс от
изменчивости, от отдельного акта новообразования, но поскольку эволюционный процесс имеет много
уровней, аспектов, то и направленность его не следует отождествлять с однонаправленностью» [199,с.154].
Через ветвление как бы реализуется поле вероятностного развития качественно новых материальных
образований. Здесь проявляется единство закономерного и случайного. Из единого ствола (канала) отходят
отдельные рукава (ветви), в некоторых из них развитие заходит в тупик и гаснет (прекращается), либо
остается на одном и том же уровне в течении длительного времени. В других, наоборот, за счет новых форм
материальных систем и новых методов самоорганизации, саморазвитие получает новый мощный импульс и
данный путь (данная ветвь) становится новой столбовой дорогой эволюции.
У исследователей существуют два подхода к отражению эволюции живой материи, воплощающиеся в
модели постепенного развития (рис.1 а) и модели скачкообразного развития (рис. 1 б). В них по сути дела
ставится вопрос о том, как происходит процесс эволюционных преобразований – плавно (континуально) или
дискретно (дисконтинуально).
Данное визуальное отражение именуется кладогенезом. Кладогенез
представляет собой ветвящееся древо, но есть еще и фамногенез, представляющий собой куст с коротким
общим корнем и многими отходящими от него ветвями (рис.1 в) [21,с.37].
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сегодня назрела необходимость более расширенного применения данных графических моделей,
распространения сферы их действия с живой материи на мир вообще, включающий не только
развивающиеся материальные системы живой и неживой природы, но и системы идеальные – концепции,
идеи, мысленные конструкции и проч. По терминологии А.Пуанкаре здесь происходят бифуркации, а по
терминологии Р.Тома – катастрофы. Физический смысл такого явления как бифуркация – это точка
ветвления путей эволюции открытой системы, имеющей нелинейный характер. Именно случайность
открывает дорогу новым, ранее не существовавшим эволюционным процессам, способствуя их ветвлению.
Множественность качественно различных путей эволюции есть проявление эффекта нелинейности
[155,с.44-45].
Рассмотрение наиболее общих закономерностей процесса совершенствования организации материи во
Вселенной позволяет сделать заключение о том, что магистраль, как главное направление развития, всегда
выступает в единстве с образованием боковых ветвей, т.е. – демагистрализацией, именно в этом
заключается диалектика эволюционного процесса [68,с.14-25].
Главным организационным принципом эволюции выступает усложнение, дифференциация форм
движения материи. Он основывается на прогрессирующем объединении, интеграции все новых структурных
элементов, которые постоянно возникают в ходе этой дифференциации. Еще академик А.И.Опарин отмечал,
что когда в процессе развития возникают новые формы движения материи, темп их развития резко
возрастает, но ускорение сосредотачивается на все более ограниченной области развивающейся материи
[80,с.84]. Через ветвление материя реализует свойство саморазвития и качественной неисчерпаемости своих
образований. Своеобразие новых, возникающих каналов (ветвей) эволюционирующей материи определяется
внутренними причинами и внешними факторами (условиями внешней среды). Направленность процесса
ветвления отражает переход от униации, т.е. единой системы (единого ствола) через дифференциацию и
интеграцию – к индивидуализации, т.е. к отдельным ветвям (каналам), которые в будущем сами могут
становиться основными, что отражается известным принципом системного морфогенеза.
Постепенно, по мере достижения определенного уровня дифференциации системы, рост разнообразия
сменяется свертыванием этого разнообразия. На определенном этапе ветвления появляется странный
аттрактор, т.е. устойчивая структура, которая как бы притягивает к себе множество других "траекторий"
развития. Именно эта устойчивая структура предопределяет ход дальнейшей эволюции системы, устраняя
относительную независимость других направлений, подчиняя их собственным законам [155,с.47]. Таким
образом, на определенном этапе развития наступает фаза индивидуализации.
Обобщая, можно сказать, что стратегия любого эволюционного процесса характеризуется двумя
важнейшими моментами: 1) вначале идет постепенное расширение фронта эволюции (процесс ветвления),
2) затем, когда найдено оптимальное, наиболее эффективное направление развития, именно туда
локализованная материя устремляет свои основные силы, осуществляя качественный прорыв, и превращая
его в новое направление (фаза локализации или индивидуализации), которое в перспективе также имеет
возможность (за счет ветвления) превратиться в будущем в широкий фронт (рис.2).
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следует отметить, что со временем происходила и эволюция представлений о самой эволюции. Если
ранее преобладали линейные представления, основанные на лапласовском "железном" детерминизме (рис.3
а), то постепенно их характер менялся. В научном мировоззрении стали преобладать нелинейные взгляды.
Сначала исследователи поняли, что процесс развития не обязательно соответствует вектору, т.к.
обнаруживаются и определенные отклонения от магистрали (рис.3 б). А затем возобладали воззрения на
эволюцию как ветвящийся процесс (рис.3 в), вследствие чего у многих современных ученых
сформировались такие представления, которые полностью исключали линейные процессы из эволюции.
Возобладали хаос, неверие в возможности науки осуществить предсказание хода и результата развития той
или иной системы.
Возьмем на себя смелость утверждать, что вскоре линейные представления вновь возвратят свои
утраченные позиции. Но, естественно, они при этом претерпят существенные качественные изменения,
обогатившись всеми новейшими научными достижениями. Здесь проявится известная диалектическая
триада: "тезис-антитезис-синтез", которая отразит фазы исторического познания такого феномена
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
объективной реальности, каким является эволюция. В воззрениях, характерных для ХХI века,
преобладающим будет мнение об эволюции как линейно-нелинейном процессе, отражающемся вектором и
реализующемся путем ветвления отдельных ее этапов (рис.3 г). В подобной модели все предложенные ранее
интерпретации эволюции (рис.3 а, б, в) выступают в качестве частных случаев. Широкие эмпирические
обобщения эволюционных процессов различной природы (как космической, так и планетарной) позволяют
сделать вывод о том, что линейно-нелинейные представления находят подтверждения во многих сферах
реальности. Более глубокое познание всего разнообразия эволюционных процессов связано также с
осознанием такого момента как относительность развивающихся структур, а соответственно и
относительность присущих им собственных систем отсчета. Линейный характер структуры, проявляющийся
в одной системе отсчета, в другой может коренным образом измениться – она приобретает свойства
нелинейности, например, как на рис.4 (а, б, в, г).
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для разработки концепции эволюции очень важен системный подход. Но в современной научной
литературе преобладает мнение, что он больше направлен на «статику», чем на «динамику», на «ставшее», а
не «становящееся». Поэтому считают необходимым дополнить его взятым извне учением о развитии.
Ю.А.Урманцев же, наоборот, полагает, что «общая теория систем с самого начала должна строиться в
соответствии с требованиями диалектики, т.е. как теория возникновения, существования, преобразования и
развития систем природы, общества, мышления» [63,с.155]. Он формулирует основные законы ОТС в виде
законов системогенеза и разрабатывает системное учение о развитии - эволюционику, предметом которой
«является выяснение принципов и закономерностей возникновения сложного из простого, т.е. принципов
действия механизмов формирования и дальнейшего развития различных уровней организации материи,
начиная с Вселенной и заканчивая человеком» [182,с.132-133].
Указывается, что эволюционное формирование и дальнейшее развитие уровней организации материи
подчиняется определенной закономерности, проявляющейся в наличии одних и тех же основных этапов
генезиса в качественно различных рядах развития. Выделение этих этапов позволяет сформулировать
принцип системного морфогенеза
как основу эволюционики. Множественность и гетерогенность
«первичных» элементов при определенных условиях неизбежно приводит к процессу униации
(объединения). «Этап униации оказывается главным в системном морфогенезе. Именно в ходе униации
образуется новый уровень системной сложности - униат, и уже внутри последнего осуществляются (опятьтаки на основе гетерогенности и разновидности протоэлементов) процессы дифференциации и интеграции,
которые определяются излагаемым принципом. Возникшее, еще мало дифференцированное объединение
является в целом более высокоорганизованным и энергетически более «выгодным» образованием по
сравнению с окружающими его «единицами низшей категории» [182,с.138-139].
Так как этап униации зависит от концентрации конкретных протоэлементов, то концентрационный
градиент и процесс униации определяют качественные скачки (повышение уровня сложности), ведущие к
возникновению различных уровней организации материи в соответствии с принципом системного
морфогенеза. При этом продукт этапов дифференциации - интеграции - индивидуализации может выступать
в качестве протоэлемента для последующей униации. Градации или этапы, отражаемые принципом
системного морфогенеза, предстают перед нами в качестве механизмов эволюционного процесса. Общее
направление «униация - индивидуализация» выступает по существу вектором эволюции материи,
лишенным изначального целеполагания. Здесь униация как бы задает пространственно-временной
континуум формирующегося объекта (или группы объектов), и потому именно она выступает в качестве
системообразующего фактора природы [182,с.139-140].
Процесс системной интеграции и индивидуализации нового образования (униата) никогда не заходит
так далеко, чтобы полностью преобразовать составляющие его протоэлементы. Отсюда объединение единиц
низшей категории в униат с последующим преобразованием его в более высоко организованную систему в
целом не препятствует сохранению предшествующих структурных единиц (или ступеней) в более высоких,
а также процессу интеграции (или взаимодействия) элементов систем на одном уровне и на разных уровнях
организации материи. Обобщая вышеизложенное, эволюционное развитие материи можно определить как
процесс непрерывного (на основе множественности и гетерогенности протоэлементов) многофазного
перехода рассеянного однородного субстрата в состояние структурно-энергетической концентрации
объектов, являющихся протоэлементами по отношению к последующему «униатному» состоянию
вышеорганизованной системы [182,с.140].
Большое значение для формирования концепции эволюции имеет идея круговоротов, определенной
цикличности. «Идеи первотолчков, больших и малых круговоротов развития, взаимопревращения
субстанций и отдельных вещей являются доминирующими - естественно, в различных вариациях - в
натурфилософских концепциях прошлого» [209,с.54]. Указывая на важность круговоротов, Н.С.Печуркин
предлагает поставить их в центр картины развития живой природы [145,с.9]. На наш взгляд, круговороты
есть не только важнейший фактор эволюции живых систем, но и систем вообще: живых, неживых,
технических, социальных, интеллектуальных. Поэтому круговороты составляют основу мировых процессов
и должны занять соответствующее место в современной научной картине мира. Подобную точку зрения
обосновывает Ю.Н.Соколов, рассматривая цикличность развития систем различной природы и их
противоречий [163].
Важным фактором эволюционного развития является цикличность – повторяющиеся воздействия
внешней среды. Следствием этого становится и формирование внутрисистемных циклических процессов
как своего рода отражения или ответа на цикличность окружающего мира. Таким образом, открытым,
саморазвивающимся системам присущи циклические процессы, т.е. можно констатировать, что вместе с
эволюцией систем происходит и эволюция средств и способов этой эволюции. Все круговороты можно
подразделить на три типа: вещественные или субстратные (иногда их ошибочно называют круговоротами
материи), энергетические и информационные. Они могут рассматриваться изолированно, а могут и во
взаимодействии, переплетении. Именно через круговороты проявляются в эволюционных процессах такие
моменты как самовозникновение, саморазвитие и самоуничтожение отдельных материальных образований
(систем).
Если раньше основное внимание исследователи и философы уделяли круговоротам вещества (зачастую
отождествляя его с материей), то сейчас их пристальный взгляд направлен на энергетические и, главное,
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
информационные круговороты. Выявление особенностей круговоротов энергии позволяет определить
истинную причину процессов самоорганизации, в частности, биологических структур - это поток свободной
(внешней) энергии и «вынужденность» вращения вещества под воздействием этого. Здесь помимо
развивающейся (эволюционирующей), т.е. промежуточной, открытой системы, через которую проходит
поток энергии, должна быть и внешняя система, выступающая приемником или стоком энергии, куда та
переходит в рассеянном виде. Согласно законам физики в любых промежуточных системах такого типа (с
протоком энергии) возникают циклы в виде динамических структур [145,с.10].
Именно энергетический подход указывает направление развития сложных открытых систем,
подвергающихся постоянной накачке энергией извне, - «это совершенствование циклов вещества; их
умощнение и ускорение; возрастание переработки энергии каждой единицей структуры» [145,с.12]. К тому
же энергетический аспект рассмотрения эволюции позволяет перейти от применения понятий "энтропия" и
"негэнтропия" (широко распространенных в современной научной литературе) к понятию энергии, которое
более точно отражает характер и сущность материального движения.
Любая локальная, т.е. ограниченная по своим параметрам (объему) система, которая находится в
потоке энергии, вынуждена реагировать на его возмущающее воздействие организацией внутренних циклов,
т.к. единственный способ конечному (локальному, ограниченному) придать свойство бесконечности - это
заставить его вращаться по замкнутому кругу. Исследуя потоки энергии и самоорганизацию различных
структур, Н.С.Печуркин замечает, что не бывает «само» организации, а бывает вынужденная организация
циклических потоков вещества «в виде динамических структур под влиянием внешней возмущающей силы.
И такая структура существует до тех пор, пока она более эффективно выполняет функцию переноса, чем
если бы этот перенос осуществлялся без нее» [145,с.18]. Он делает следующие выводы, являющиеся
опорными для энергетического подхода:
1. Внешний движитель (источник энергии) вызывает циклические переносы вещества, организуя
динамические структуры в промежуточной системе. Сам момент появления такой структуры случаен, он
связан с флуктуациями в системе.
2. Эти структуры более интенсивно выполняют функцию переноса. В конкурентной борьбе выживают
наиболее эффективные из них (их можно назвать «приспособленные»).
3. Если при изменении потока энергии структура начинает хуже выполнять функцию переноса, то она либо
заменяется возникновением новой, либо исчезает совсем.
Делается также общее заключение, которое будет иметь важное значение для формирующейся
концепции универсального эволюционизма: в системе с протоком свободной энергии структура вторична, а
функция первична. Но основная проблема здесь, на наш взгляд, заключается в поиске метода, позволяющего
определять какой из потоков внешней энергии, проходящей через локальную систему, будет для нее
главным, т.к. она может одновременно находиться в потоках различных энергий. Лидирующей в
определенных внешних условиях становится та из развивающихся систем (та ветвь эволюции), которая
имеет более высокий темп эволюции, вовлекает в свои круговороты больше внешней энергии и больше ее
перерабатывает, ускоряя и умощняя эти круговороты. Именно такая система выделяется в общем потоке
развития и постепенно занимает доминирующее положение.
В настоящее время существуют три интерпретации развития, понимаемого: 1) как мировой круговорот
материи, 2) как необратимые качественные изменения; 3) как бесконечное движение от низшего к высшему.
По нашему мнению, ни одна из них не имеет право на самостоятельное существование, они должны
рассматриваться лишь как взаимодополняющие друг друга. Необратимые качественные изменения,
несомненно, составляют основу эволюционных процессов, но они могут реализовываться и как движение от
низшего к высшему – с повышением уровня организации, и как движение от высшего к низшему, т.е. как
дезорганизация (деградация). Причем, данные процессы пронизаны цикличностью, ибо на каждой стадии
развития субстрата он существует за счет круговоротов вещества, энергии и информации. А сам целостный
процесс какой-либо локальной эволюции (например, планетарной) выступает частью более глобальных,
космических круговоротов, отражая их иерархичность. К тому же не может быть бесконечного движения от
низшего к высшему. Векторность хоть и является важнейшей чертой эволюционных процессов, но она
всегда конечна как в пространстве, так и во времени. Бесконечностью как атрибутом обладает материя,
рассматриваемая вообще, т.е. материальный мир в целом – Универсум. А он пронизан различными,
взаимопроникающими масштабными уровнями – миро-, макро-, и мегамиром; различными состояниями –
вещественными (которые в отличие от известной нам трехмерной пространственной формы, могут иметь и
иное количество измерений), полевыми и сингулярными; представлен помимо нашей Вселенной и другими
вселенными или самозамкнутыми космическими мирами. В Универсуме эволюционные потоки настолько
разнообразны, разнокачественны и разномасштабны, что говорить здесь о единой направленности просто не
имеет смысла.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Типология эволюционизма
3.1. Эволюционизм и парадигма типологизма
Эволюционизм в широком смысле является концептуальной системой, где в качестве
системообразующей выступает идея эволюции. Данная система не всегда соответствует логикометодологическим требованиям, предъявляемым к научным теориям, т.к. может представлять собой и иные
формы научного познания (гипотезу, господствующее мнение, миф и т.п.), однако, несмотря на это,
обладает значительными интегративными и объяснительными функциями [94,с.26]. В.С.Крисаченко,
оценивая состояние дел в области философского осмысления эволюционизма, выделяет следующие типы
теоретических обобщений [94,с.7]:
- развитые формы теоретического знания (типа дарвиновской теории, математических и гипотетикодедуктивных теорий и т.п.);
- теоретическое знание различной идейной и предметной ориентации (именуемое обычно как анти- и
недарвиновские теории);
- теоретическое знание различной степени совершенства (теории, концепции, учения, программы и т.п.);
- теоретические представления различной степени общности (общие и частные теории эволюции).
Типологизм, как явление научного мышления, начинает формироваться с того времени, когда
различные науки в теоретической форме приступили к изучению сложноорганизованных систем [117,с.106].
Парадигма типологизма ориентирует исследователя на выявление единых основ структурной организации
материи. Она помогает вести поиск законов, отражающих как разнообразие и сложность материальных
образований, так и систему их взаимоотношений в Универсуме. Типологизм близок, а иногда, в
определенных аспектах, и совпадает с такими понятиями, как классификация и систематизация. В общем
случае, типология понимается как классификация, производимая по качественным признакам.
Внедрение парадигмы типологизма в сферу научного познания затрагивает и эволюционизм, приводя к
типологизации как самих реально происходящих процессов (область онтологии), так и классификации
концептуальных систем, их отражающих (область гносеологии). Согласно культурологическим
исследованиям, ни один из способов мышления не может не только существовать и раскрываться, но даже
формироваться без взаимодействия с другими. Каждый из них диалогичен, а «партнером» типологизма
выступает эволюционизм. Но принципиальное отличие эволюционизма заключается в том, что в нем упор
делается на изучение движущих сил развития природы, т.е. на онтологический аспект, а в типологизме,
наоборот, на гносеологическую проблематику, которая направляет исследователя на поиски идеальных
типов, отражающих возможные формы изменчивости материальных систем в их историческом развитии
[117,с.105-109].
Таким образом, парадигмы эволюционизма и типологизма ориентируют научное познание на изучение
с разных сторон разнообразия и сложности материального мира - Универсума. Здесь эволюционизм
отражает общность происхождения развития, а типологизм - общность структурной организации. Поэтому в
первом случае реализуется в основном временной подход, а во втором - пространственный. Если в
парадигме эволюционизма находит своеобразное преломление философский принцип развития, то в
парадигме типологизма - принцип материального единства мира. Вместе они создают предпосылки для
выработки объективного знания и служат основой формирования современной научной картины мира.
Отмечается, что важнейшие завоевания эволюционной мысли, такие как теоретическая филогенетика,
создание генеалогического древа органического мира, концепция морфологических закономерностей
эволюции, целостности организма в индивидуальном и историческом развитии – стали возможны именно
благодаря типологическому мышлению [126,с.209].
Парадигмы эволюционизма и типологизма, имея общенаучное значение, получают своеобразное
отражение в таких методах познания, как исторический и системный. Системный метод направлен на
изучение не только организации самого субстрата развития, но и структуры процесса. Здесь эволюция
характеризуется не просто как поток изменений, а как организованная целостность, т.е. система изменений,
в которой выделяется определенная иерархия относительно самостоятельных (в функционировании)
уровней. Исторический метод позволяет отразить эволюцию как направленный процесс,
характеризующийся прежде всего непрерывностью, преемственностью [199,с.159].
Как отмечалось ранее, эволюционизм является не только научной парадигмой, но и системой научнотеоретических концепций и взглядов. В общих рамках данной системы необходимо различать масштабноструктурный уровень материальных процессов, изучением и отражением которых занимается та или иная
эволюционная концепция.
Парадигма типологизма позволяет выделить пять основных типов эволюционизма [39,с.12]. Первый
тип – микроэволюционизм, сюда входят те эволюционные теории, которые занимаются изучением развития
микросистем физического, либо химического характера, т.е. микроэволюций. Второй тип –
макроэволюционизм, составляют эволюционные концепции, исследующие особенности развивающихся
систем макромира. В его рамках выделяется, занимая важнейшее место, планетарный эволюционизм,
представляющий третий, наиболее мощный и развитый тип. Сюда относятся и синтетическая теория
эволюции, базирующаяся на учении Ч. Дарвина, и ноосферная концепция В. И. Вернадского, вскрывающая
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
особенности и направленность перехода биологической формы материи в социальную и эволюцию
последней, а также множество других концепций, отражающих развитие геологической, биологической и
социальной форм материи на Земле. Четвертый тип – глобальный эволюционизм, его образуют различные
эволюционные концепции, вскрывающие закономерности и специфику развития материальных систем
глобального масштаба, представляющих мегамир. Это космические объекты, имеющие колоссальные
пространственно-временные параметры, такие, например, как вселенные.
Каждый из данных типов эволюционизма вносит свой вклад в создание современной научной картины
мира, отражая разнокачественность и многообразие Универсума. Эволюции материальных систем
различных масштабов, несомненно, обладают специфическими свойствами, поэтому описываются
законами, имеющими локальный характер, и характеризуются ограниченной областью применимости. Эти
законы нельзя механически переносить с одной группы явлений на другие, например, с микроуровня на
макро- и мегамир, и наоборот. Но вместе с тем, многообразные эволюции, несомненно, имеют и какие-то
общие, универсальные черты и признаки, свойственные развивающимся системам любого характера и
масштаба. Поэтому необходимо выделить еще один, наиболее значимый сегодня, пятый тип –
универсальный эволюционизм, который и призван заниматься выявлением таких черт и признаков.
В настоящее время философы и ученые зачастую смешивают глобальный и универсальный
эволюционизмы, принимая их за однозначные, синонимичные понятия и отождествляя. Это совершенно
недопустимо, ибо глобальность определенных процессов вовсе не свидетельствует об их универсальности.
Глобальные эволюции, во-первых, реально существуют, во-вторых, они весьма специфичны и их
закономерности нельзя автоматически распространять с мегауровня на мир в целом, т.е. на макро- и
микроявления.
Мир представляет собой движущуюся материю. Разделение же ее на своеобразные состояния и виды,
вычленение в них различных уровней организации, соответствует и дифференциацииии материального
движения на специфические формы и типы. Эволюция, являясь существенной чертой материального
движения, носит всеобщий характер, т.е. она присуща любым материальным системам вне зависимости от
их качественного различия. Но было бы неправильно представлять универсальную эволюцию как нечто,
имеющее реальность. Как нет материи вообще, она всегда существует в конкретном воплощении (явлениях,
объектах, системах), так нет и материального движения вообще, следовательно, нет и универсальной
эволюции, ибо она всегда проявляется в эволюциях определенных типов и видов, т.е. в эволюциях
конкретных систем.
Цель универсального эволюционизма – выявить общие закономерности, присущие развивающимся
системам различной природы (живой и неживой, социальной, технической и интеллектуальной), различных
форм организации и масштаба, а не открытие самой универсальной эволюции как таковой, поиски которой
во Вселенной просто бессмысленны. Универсальный эволюционизм – это теоретическое понятие и в
отличие от других типов эволюционизма не имеет материальной наглядности.
Представленная типология позволяет создать системное представление о самом эволюционизме, о его
роли и месте как в современной теории познания, так и в разносторонней и многообразной человеческой
деятельности (рис.5). Нами предлагается выйти из системы координат, обусловленной предметом изучения
конкретных наук – биологии, химии, геологии и др., которые соответственно рассматривают биологическую
эволюцию, химическую, геологическую и проч., и осуществить переход на общий уровень, не
ограниченный конкретно-научным видением проблемы. Тогда типология эволюционизма приобретает
несколько иной вид, охватывая материальный мир в целом. В соответствии с установленной в науке
масштабно-структурной градацией, здесь выделяются четыре основных типа: микро-, макро-, глобальный и
универсальный эволюционизм, и один производный – планетарный эволюционизм.
Парадигма эволюционизма имеет в качестве своего ядра общую теорию эволюции, которая создается
посредством исследований, проводящихся в каждом из выделенных типов эволюционизма, и
синтезирующих затем полученные знания в универсальные законы эволюции. Парадигма эволюционизма
формирует эволюционный метод, применяющийся в разных сферах теоретического освоения мира:
философии, общенаучных направлениях (таких как кибернетика, теория систем, теория информации и др.),
в естествознании и технических науках, обществоведении и антропологии (человекознании). С другой
стороны, она активно воздействует на мышление индивида и общественные формы сознания, обусловливая
становление и распространение эволюционного мышления, находящего реализацию в самых разнообразных
сферах человеческой деятельности: науке и производстве, экономике и политике, идеологии, культуре и
искусстве; проникая в общечеловеческую культуру и захватывая все ее пласты, относящиеся как культуре
материальной, так и духовной.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Типология эволюционизма сегодня является эвристически ценной и для самой теории познания, так
как позволяет уточнить иерархию и область применимости различных эволюционных концепций. Попытки
выстроить единую историческую цепь событий – от рождения Вселенной, к возникновению человека,
некорректны, так как здесь смешиваются совершенно различные типы материальных систем, а
следовательно, и различные типы эволюций: глобальная эволюция Вселенной, имеющая колоссальные
пространственно-временные параметры, и локальная, планетарная эволюция живого вещества, включающая
становление человека. Но сегодня в различных теоретических исследованиях еще преобладает ошибочная
идея сведения области действия глобального эволюционизма в конечном итоге к эволюции самого человека.
Неправомерно также говорить о сопряженной (взаимообусловленной) эволюции или коэволюции
человека и Вселенной. Человек во Вселенной – бесконечно малая величина, весь долгий процесс эволюции
человечества представляет собой лишь кратчайший миг в ее истории. Осознание данного факта происходит
очень трудно, что обусловлено антропоцентричностью и геоцентричностью нашего мышления. От
провозглашения человека венцом творения природы – к пониманию незначительности и ничтожности его
бытия в бескрайних просторах космоса, вот путь «взросления» человеческого самосознания. Здесь,
естественно, никто не может отрицать реальности влияния космических факторов на планетарную
эволюцию, но это влияние локальной пространственной зоны космоса, окружающего нашу планету, а не
всей Вселенной в целом. Ибо громадные ее размеры, а соответственно и расстояния между образующими
крупномасштабную структуру объектами, предопределяют тот факт, что чем дальше эти объекты от Земли,
тем дольше во времени удален источник их физического воздействия. Эволюция человека насчитывает
несколько сотен тысяч лет, а свет (как источник, имеющий максимальную физическую скорость
распространения) от удаленных космических систем идет гораздо дольше. Поэтому говорить здесь о
воздействии всей Вселенной просто некорректно.
Главная практическая значимость приведенной типологии эволюционизма заключается в том, что на ее
основе можно определить общую направленность той или иной конкретной эволюционной концепции, что
является важным для установления степени ее общности, гносеологического статуса и места в
эволюционизме в целом. Закономерные преобразования научного познания, связанные с широким
внедрением парадигмы эволюционизма, приводят к применению эволюционного подхода практически ко
всем сферам окружающей действительности, начиная с человека и его мыслительных процессов, и
заканчивая Универсумом, с многообразием его разнокачественных и разномасштабных изменяющихся
структур. В процессе реализации этого подхода формируются различные типы и виды эволюционизма, как
следствие развития и концептуализации самой идеи эволюции, парадигм эволюционизма и типологизма.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.2. Концепция глобального эволюционизма
Современное естествознание и, в первую очередь, космология, все настойчивее обращаются к идее
глобального эволюционизма в поисках средств мировоззренческого, методологического и теоретического
характера [117,с.77]. В связи с этим А.Турсунов отмечает, «что космология нашего времени закладывает
фундамент новой научной картины мира. Центром же идейной кристаллизации этой новой картины служит
глобальный эволюционизм – концепция, конкретизирующая диалектико-материалистический принцип
развития на уровне основания науки» [179,с.71].
Сегодня концепция раздувающейся Вселенной, трансформируя уже сложившуюся физическую картину
мира, придает новый импульс формированию общенаучной картины мира на основе идей глобального
эволюционизма. А.Д.Линде – автор новой космологических взглядов, указывает на то, что произошло
радикальное изменение воззрений на Вселенную «как на нечто однородное и изотропное и сформировалось
новое видение Вселенной, как состоящей из многих локально однородных и изотропных мини-вселенных, в
которых и свойства элементарных частиц, и величина энергии вакуума, и размерность пространствавремени могут быть различными» [169,с.203].
Таким образом, в настоящее время происходят существенные изменения в философскомировоззренческих основаниях научной картины мира. Теперь наблюдаемая Вселенная может
рассматриваться как малая часть Вселенной или Универсума как единого целого, включающего большое
количество различных эволюционирующих вселенных
[60,с.56]. Но поскольку возможно такое
разнообразие вселенных, то должно быть и разнообразие сценариев (моделей) их развития, поэтому
возникает настоятельная необходимость выделить и классифицировать определенные типы этих глобальных
эволюций.
Собственная авторская концепция глобального эволюционизма, основанная на философских и
естественнонаучных посылках, получила развернутое представление в отдельных публикациях и в
диссертационной работе [38]. Методологическими основаниями данной концепции стали парадигмы
эволюционизма, типологизма, космизма и целостности.
Видеть мир как развитие составляющих его объектов и систем, вот та методологическая основа, на
которой базируется любое эволюционное учение, в том числе, относящееся к миру космоса – мегамиру.
Парадигма эволюционизма требует даже саму Вселенную представлять как эволюционирующую систему,
имеющую собственные закономерности развития, т.е. в виде глобальной эволюции. Именно она и является
предметом глобального эволюционизма как теоретической (концептуальной) системы. Причем, здесь
рассматривается множественность таких вселенных, а соответственно, множественность и гетерогенность
самих глобальных эволюций. В этом проявляется действие парадигмы типологизма – выявить и
категориально обозначить разнообразие, разновидности развивающихся вселенных. Это может быть как
онтологическое разнообразие, отражающее реальную сложность и определенную иерархичность мегамира
(вариант множественности вселенных), здесь глобальные эволюции рассматриваются в структуре
Универсума, так и гносеологическое разнообразие, характеризующее широкие возможности (спектр
вероятностной реализации), различные сценарии (концептуальные модели) одной реально существующей
вселенной (вариант единственности вселенной). Существенным моментом данной концепции глобального
эволюционизма является то, что в ней нет места человеку как онтологическому объекту, т.к. он бесконечно
малая величина, которой можно пренебречь. Поэтому человек здесь всегда объект гносеологии, т.е.
выступает в роли познающего субъекта.
В своей концепции глобального эволюционизма мы абстрагировались (отвлекались) от какого-либо
структурного или субстратного проявления материи, сосредоточив внимание лишь на сущностных
(качественных) моментах ее эволюции. Считая подобный подход весьма плодотворным (на данном этапе
развития глобального эволюционизма как новой концептуальной структуры), применим его для
классификации глобальных эволюций и сведения их в определенную систему. Но, в этом случае возникает
вопрос: какой же признак или свойство материи выбрать в качестве системообразующего? Поскольку
внешне материя проявляет свое бытие через пространство-время, то было бы вполне естественным
воспользоваться этим и анализировать ее глобальную эволюцию по пространству-времени, т.е. по форме
бытия.
Основными свойствами пространства-времени, отражающими его качественный характер выступают
топологические. Менее фундаментальными свойствами, раскрывающими его количественный характер,
являются метрические. Опираясь на топологические и метрические свойства пространства-времени, и
будем проводить классификацию – выделение определенных классов, типов и подтипов глобальных
эволюций, и их систематизацию. Принадлежность качеств материи данной (а не иной) последовательности
внешне, через форму бытия материи – пространство-время, должна проявляться, как обладание каждой из
локальных зон П-В, присущих этим качествам материи, общими топологическими свойствами. К таким
свойствам могут быть отнесены, в частности, размерность и связность пространства-времени. Причем,
следует отметить, что данные свойства сохраняются на протяжении всей глобальной эволюции.
Итак, выбранные нами топологические свойства пространства-времени есть то общее, что объединяет,
связывает локальные зоны П-В в единую целостность - ПВК. В качестве же различающего признака, по
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которому производится обособление локальных зон П-В одной последовательности, а также проводится
классификация самих последовательностей, выбираются метрические свойства.
Поскольку движение (изменение) для материи абсолютно, а покой относителен, постольку ее
существование в рамках какого-либо качества носит временный характер. Вместе с тем, последующее
(возникающее) качество материи не тождественно предыдущему (ставшему). Иными словами, качество
материи не может бесконечно долго переходить в себя посредством тождественного преобразования
(стасигенеза), что обусловлено рамками его меры – внутренним накоплением количественных изменений,
которое неизбежно приводит к нарушению меры и переходу материи в другое качество. Таким образом, в
отдельной последовательности качество материи – К2 никогда не может быть тождественно К1, а К3 – К2,
ибо, в противном случае, имеем одно (единое) качество материи, а это означает ее неизменность,
абсолютный покой, и противоречит основному свойству материи – всегда быть в движении, т.е.
количественно и качественно изменяться.
Но со сменой качеств материи происходит и смена присущих им локальных зон П-В. Различие
сменяемых локальных зон П-В отражается как в их внешних параметрах (размерах), так и во внутренней
структуре. Нас, в данном случае, интересует первое, ибо изменение этих параметров – есть изменение
метрических свойств пространства-времени. Последовательная смена качеств материи в процессе
глобальной эволюции должна сопровождаться смещением материи:
1) либо в сторону сужения
(уменьшения) локальных зон П-В, 2) либо в сторону расширения (увеличения) локальных зон П-В.
В первом случае, каждое последующее качество материи, начиная с К1, характеризуется меньшими
параметрами локальной зоны пространства-времени. Длительность его существования меньше
предыдущего. То же самое можно сказать о пространственной протяженности последующих качеств
материи: она уменьшается. Во втором случае, каждое последующее качество материи, начиная с К 1,
характеризуется большими параметрами локальной зоны пространства-времени, т.е. его длительность
существования и его пространственная протяженность больше, чем у предыдущего.
Последовательности сменяющихся качеств материи, у которых происходит увеличение (расширение)
локальных зон П-В, назовем последовательностями развертывания материи, а последовательности, у
которых происходит уменьшение (сужение) локальных зон П-В – последовательностями свертывания
материи. Выделенное американским исследователем Э.Янчем [213], такое свойство эволюционирующей
материи как «универсальная развертываемость», нашедшее отражение в концепции расширяющейся
Вселенной, не является единственным. Необходимо указать на объективное существование
противоположного ему свойства – универсальной свертываемости, играющего не менее важную роль в
процессах космической эволюции.
Ранее мы отмечали, что последовательность сменяющихся качеств материи выступает содержанием
эволюции, поэтому, опираясь на данное аксиоматическое условие и рассматривая глобальную эволюцию,
можно провести следующий шаг классификации, а именно – выявить определенные типы глобальных
эволюций. Если глобальная эволюция имеет своим содержанием только одну последовательность –
последовательность развертывания, то она – глобальная эволюция развертывания материи (ГЭР). Если
глобальная эволюция имеет своим содержанием только одну последовательность – последовательность
свертывания материи, то она – глобальная эволюция свертывания материи (ГЭС).
Выделенные нами в качестве базовых две разновидности последовательностей: последовательность
развертывания материи и последовательность свертывания материи; в двух вариантах их чередования будут
образовывать различные классы, включающие в себя определенные типы, начиная с класса одноэтапных
глобальных эволюций и заканчивая многоэтапными.
Класс одноэтапных глобальных эволюций представлен двумя типами – ГЭР и ГЭС, рассмотренными
нами выше. Содержанием двухэтапных глобальных эволюций выступает сочетание одной
последовательности развертывания материи и одной последовательности свертывания материи. Эти
сочетания составляют два типа, образующие класс двухэтапных глобальных эволюций: глобальные
эволюции развертывания-свертывания материи (ГЭРС) и глобальные эволюции свертыванияразвертывания материи (ГЭСР). Таким образом, каждое из таких универсальных свойств
эволюционирующей материи как свертываемость и развертываемость, проявляется в глобальных эволюциях
не только обособленно, но и в определенном их сочетании. На основании парадигмы целостности мы
должны не только раскрыть весь комплекс свойств, присущих исследуемому явлению, но, что немаловажно,
выявить их взаимоотношения, сочетания.
Обобщая, можно сказать, что класс глобальной эволюции зависит от количества этапов ее
составляющих, где каждый этап представлен только одной из базовых последовательностей. Многоэтапные
глобальные эволюции получаются (в гносеологии) путем приращения, т.е. последовательного
присоединения к одноэтапной новых этапов. Причем, общее количество типов глобальных эволюций,
составляющих каждый класс (вне зависимости от количества этапов) всегда равно двум. Это обусловлено
тем, что базовых последовательностей всего две – развертывания и свертывания.
Выводы, содержащие в себе предложение о существовании различных классов, типов и подтипов
глобальных эволюций, не является умозрительными, а имеют естественнонаучное обоснование. Еще в 1922
г. российский ученый А.А.Фридман, проведя анализ уравнений Эйнштейна, показал, что Вселенная не
остается неизменной во времени, а должна расширяться или сжиматься. Он приходит к заключению: для
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нестационарной, динамичной Вселенной «возможны случаи, когда радиус кривизны мира, начиная с
некоторого значения, постоянно возрастает с течением времени; возможны даже случаи, когда радиус
кривизны меняется периодически: Вселенная сжимается в точку (в ничто), затем, снова из точки доводит
радиус свой до некоторого значения; далее, опять, уменьшая радиус своей кривизны, обращается в точку и
т.д.» [192,с.100]. Таким образом, кроме класса одноэтапных глобальных эволюций, включающих в себя
глобальные эволюции развертывания и глобальные эволюции свертывания, возможны и классы
многоэтапных глобальных эволюций свертывания-развертывания и развертывания-свертывания. Причем,
следует отметить, что помимо решений А.А.Фридмана уравнения Эйнштейна могут иметь также и другие
решения, а значит, могут быть предложены и другие модели эволюционирующей Вселенной.
Сосредоточим теперь внимание на последовательностях сменяющихся качеств материи, чтобы
определить, чем различаются они между собой. Для этого, как было условлено ранее, в виде различающего
будет использовано одно из метрических свойств пространства-времени, а именно его кривизна.
Вначале необходимо уяснить тот факт, что понятия
“кривизна пространства” и “кривизна
пространства-времени” совершенно отличны по своему содержанию и обозначают разные явления, поэтому
отождествление их недопустимо. Если первое из них обозначает, собственно говоря, кривизну самого
пространства и характеризует его как статичный объект (систему), то второе – изменение кривизны
пространства во времени, т.е. деформацию пространства (в данном случае речь идет, естественно, о
локальном пространстве, а не всеобщем) и определяет его как динамичный объект (систему). Именно к
такому пониманию кривизны пространства-времени применима ОТО (общая теория относительности)
Эйнштейна о тензоре кривизны пространства-времени [55]. Правда здесь необходима оговорка – общая
теория относительности носит локальный характер, т.е. охватывает лишь те области объективной
реальности, пространство-время которых четырехмерно, мы же в наших рассуждениях не вводим подобных
ограничений, абстрагируясь от данного конкретного топологического свойства пространства-времени.
Кривизна пространства и кривизна пространства-времени могут иметь одинаковые знаки, т.е.
совпадать по знаку, а могут и различаться: например, пространство с положительной кривизной,
деформируясь с течением времени, может являть как отрицательную, так и нулевую кривизну пространствавремени.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Итак, возможны три варианта кривизны пространства-времени: отрицательная (–), положительная (+),
нулевая (0) (рис.6). Соответственно, последовательность развертывания со своей стороны, и
последовательность свертывания – со своей, могут реализовываться в действительности в любом из трех
указанных вариантов:
Р
/ | \
Р+ Р0 Р
С
/ | \
С+ С0 С
Как следствие, глобальные эволюции одного типа, например, принадлежащие классу одноэтапных,
могут отличаться кривизной пространства-времени (знак кривизны вносится в обозначение своеобразным
индексом), образуя подтипы.
Представим результаты нашей классификации, ограничившись классами одноэтапных и двухэтапных
глобальных эволюций.
I. Класс одноэтапных глобальных эволюций материи.
1. Тип - глобальные эволюции развертывания, ГЭР.
Подтипы:
1.1. Глобальные эволюции развертывания с положительной кривизной пространства-времени, ГЭР+.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.2. Глобальные эволюции развертывания с отрицательной кривизной пространства-времени, ГЭР.
1.3. Глобальные эволюции развертывания с нулевой кривизной пространства-времени, ГЭР0, т.е.
здесь пространство-время не искривляется;
2. Тип - глобальные эволюции свертывания, ГЭС.
Подтипы:
2.1. Глобальные эволюции свертывания с положительной кривизной пространства-времени, ГЭС+.
2.2. Глобальные эволюции свертывания с отрицательной кривизной пространства-времени, ГЭС.
2.3. Глобальные эволюции свертывания с нулевой кривизной пространства-времени, ГЭС0, т.е.
здесь пространство-время не искривляется.
Типы, составляющие класс двухэтапных глобальных эволюций, также могут реализовываться в
действительности в различных вариантах, разбиваясь на подтипы, в зависимости от изменения кривизны
пространства-времени на каждом из их этапов. Применим такое же обозначение с индексами,
указывающими какой знак кривизны пространства-времени характеризует каждый из этапов.
II. Класс двухэтапных глобальных эволюций материи.
1. Тип - глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭРС.
Подтипы:
1.1. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭР+С+.
1.2. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭР+С.
1.3. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭР+С0.
1.4. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭРС.
1.5. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭРС+.
1.6. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭРС0.
1.7. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭР0С0.
1.8. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭР0С+.
1.9. Глобальные эволюции развертывания-свертывания, ГЭР0С.
2. Тип - глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭСР.
Подтипы:
2.1. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭС+Р+.
2.2. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭС+Р.
2.3. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭС+Р0.
2.4. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭСР.
2.5. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭСР+.
2.6. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭСР0.
2.7. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭС0Р0.
2.8. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭС0Р+.
2.9. Глобальные эволюции свертывания-развертывания, ГЭС0Р.
Чем больше этапов содержит глобальная эволюция материи (а как мы уже отметили, возможно
существование и многоэтапных эволюций), тем богаче спектр ее вероятностной реализации в отношении
подтипов. Поэтому анализ нами далее не проводится, ибо достаточно приведенных примеров, чтобы
представить себе внутреннюю логику предлагаемой классификации.
Рассмотренная система классификации является сердцевиной данной концепции глобального
эволюционизма. Но это вовсе не означает, что она – единственно возможная, ибо в зависимости от
методологии исследования и различных подходов могут быть сформированы иные теоретикопознавательные системы, отличающиеся от представленной выше. Проведя суммирование получаем 24
подтипа (6+18), составляющих содержание классов одноэтапных и двухэтапных глобальных эволюций. У
классов глобальных эволюций, имеющих более двух этапов, количество подтипов их составляющих
значительно возрастает.
Общее количество подтипов, входящих в данный класс, может быть представлено формулой – 23 n,
где 2 – означает существование двух базовых последовательностей, представляющих содержание
глобальных эволюций; 3 – означает возможность существования каждой из указанных последовательностей
в трех вариантах, в зависимости от кривизны пространства-времени; n – есть порядок класса, т.е. конечное
число, указывающее сколько этапов содержит глобальная эволюция, входящая в данный класс. Например,
для класса трехэтапных глобальных эволюций общее количество подтипов составляет: 233=54. Суммарное
количество всех возможных подтипов глобальных эволюций (представляющих все классы) отражается
формулой:
k
23n = (23) + (232) +...+ (23k)
n=1
Применение математики есть дальнейшее внедрение типологического способа мышления (парадигмы
типологизма) и служит отражением количественной характеристики такого явления как глобальные
эволюции. В данном случае, мы от сущностных моментов переходим к его количественным аспектам, все
глубже познавая природу данного явления. Следует отметить важную роль математического мышления в
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
формализации системы знаний, ибо применение математических методов предполагает глубокое овладение
содержанием рассматриваемой области.
Общее визуальное представление сущности разработанной системы классификации глобальных
эволюций дано на рис.7. Приведенная классификация основана на формальной и диалектической логике и,
естественно, носит гипотетический характер, т.е. она суть концептуальная (субъективная) реальность. Но,
как известно, не все логически допустимое имеет онтологический статус. Установить соответствие данной
концептуальной реальности объективной, а значит подтвердить ее достоверность или, наоборот,
опровергнуть – это задача естественнонаучная и не входит в круг тех вопросов, которые мы в данном
исследовании пытались рассмотреть.
После установления определенной классификации глобальных эволюций, которая основывалась на
топологических и метрических свойствах пространства-времени, т.е. формы бытия материи, необходимо
попытаться понять и сущность процесса: почему искривляется (либо не искривляется) пространство-время и
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чем это вызвано. Описывая глобальную эволюцию материи, мы уже затрагивали вопрос искривления,
причем, подчеркивали, что нельзя путать разные понятия (и обозначаемые ими явления): кривизну
пространства и кривизну пространства-времени, отождествление которых недопустимо. Говорить об
искривлении пространства-времени можно лишь в том случае, когда рассматривается несколько смежных
локальных зон П-В (фрагмент ПВК) или весь пространственно-временной континуум. Бессмысленно
говорить о кривизне пространства-времени, если рассматривается одна локальная зона П-В (одно качество
материи).
Очевидно, что искривление пространства-времени является внешним отражением внутреннего
процесса, т.е. изменения скорости сменяемости качеств материи. Изменение формы (пространства-времени)
вызвано изменением содержания (материального движения) и характеризует неравномерность
(нелинейность) данного процесса. Неравномерность эволюционирующей материи вызывает искривление
пространства-времени: как положительное, так и отрицательное. Здесь правомерно сказать о том, что
кривизна пространства-времени служит отражением изменения темпа глобальной эволюции, т.е. ход
эволюции может либо убыстряться (сменяемость качеств материи убыстряется) – темп эволюции
увеличивается, либо замедляться (сменяемость качеств материи замедляется) – темп эволюции
уменьшается. При равномерном процессе искривления не происходит и пространство-время
характеризуется нулевой кривизной: постоянный темп глобальной эволюции искривления пространствавремени не вызывает.
Таким образом, глобальные эволюции одного типа могут различаться своим темпом. Допустим,
глобальная эволюция развертывания (ГЭР) может проходить как с увеличением, так и с замедлением темпа.
Тогда, в первом случае, ПВК будет иметь отрицательную кривизну пространства-времени, а во втором –
положительную. У глобальной эволюции свертывания (ГЭС) картина меняется на обратную: увеличение
темпа приводит к положительному искривлению пространства-времени, а уменьшение – к отрицательному.
Так как эволюция есть существенная характеристика материального движения, указывающая на его
качественный аспект, то в принципе можно говорить и о темпе самого материального движения.
Как уже отмечалось ранее, все глобальные эволюции характеризуются конечностью вне зависимости
от их типа и темпа. Это, в частности, относится и к глобальным эволюциям развертывания, хотя в
некоторых космологических моделях указывается на их бесконечный характер, что в принципе неверно.
Мы указали на дискретно-континуальный характер глобальных эволюций. Дискретность (прерывность)
проявляется в существовании эволюционирующей материи в рамках различных качеств, сменяющихся на
протяжении эволюции. Онтологически это означает, что актуально всегда представлено только одно –
доминирующее качество материи, представляющее саму последовательность. Но поскольку сменяющиеся
качества материи генетически связаны между собой, т.е. частично пересекаются с образованием переходных
зон, то налицо и континуальность (непрерывность) глобальных эволюций. Дискретно-континуальный
характер глобальной эволюции, такой ее своеобразный дуализм, можно представить как квантованность, где
квантом глобальной эволюции (квантом ГЭ) выступает качество материи с присущей ему локальной зоной
П-В. С этой точки зрения сам процесс глобальной эволюции происходит определенными порциями –
квантами ГЭ. В рамках кванта ГЭ материя сохраняет качественную неизменность и с этой точки зрения
находится в покое или в стационарном состоянии. Переход же одного кванта ГЭ в другой (смена качеств
материи), характеризует переход материи из одного стационарного состояния в другое.
Рассмотрим квантовую природу глобальной эволюции. Само качество материи, т.е. квант ГЭ, всегда
проявляется через пространство (мы здесь не рассматриваем, что это за пространство и какими свойствами
оно обладает), которое характеризуется конечностью, но может быть безграничным, т.е. замкнутым само на
себя. Поскольку качество материи практически неизменно в рамках своего существования: от
возникновения до разрушения (материя находится в состоянии относительного покоя), то правомерно
сказать, что оно тождественно переходит само в себя в рамках своей меры, являя стасигенез. Поэтому,
неизменным остается и пространство как одна из форм бытия данного качества материи. При этом
необходимо подчеркнуть, что неизменным оно будет именно со своей качественной стороны, со стороны же
количественной изменения, естественно, идут и, накапливаясь, приводят к нарушению меры и
преобразованию данного качества материи (его переходу в другое). Все эти изменения, количественные
переходы, являют другую форму бытия качества материи – время. Совокупность пространства и времени,
как форм бытия конкретного качества материи, от его возникновения до перехода в иное, составляют
локальную зону П-В – целостную форму его бытия.
Следовательно, качество материи не является статичной системой, а расслаивается, почти
тождественно переходя само в себя в рамках своего существования, образуя локальную зону П-В. Мы
говорим "почти", потому что с каждым таким переходом его состояние тождественно предыдущему и в то
же самое время нетождественно, т.к. произошли определенные количественные изменения. Если
использовать аналогии из физической реальности, то можно сказать, что в этом проявляется свойство
уединенной волны типа солитона [188]. Корпускулярные же свойства проявляются в том, что в любой
фиксированный момент своего бытия качество материи представлено не пространством-временем, а только
пространством.
Как нельзя сказать о четкой границе между квантами, так нельзя сказать и о четкой границе между
соседними, т.е. генетически связанными в последовательности качествами материи, ибо они соединены
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
переходными зонами, где именно и происходит скачок, нарушающий постепенность, – переход одного
кванта ГЭ в другой. Таким образом, вся глобальная эволюция материи состоит из квантов ГЭ или
происходит квантами ГЭ, представляя собой уединенную волну, прокатывающуюся в Универсуме. Причем,
данная волна, как и сама глобальная эволюция – конечна, имея начало – исток и окончание – сток; не
взаимодействуя с другими подобными волнами (глобальными эволюциями). А поскольку допустимы
множественность и гетерогенность глобальных эволюций, то, соответственно, подобных волн
прокатывается в Универсуме несметное количество, он просто "бурлит" от них. Но, следует понимать, что
сказанное выше нельзя воспринимать буквально, в виде водной поверхности, по которой катятся волны.
Нет, такое представление трехмерно, глобальные же процессы в Универсуме многомерны.
Глобальная эволюция актуально всегда представлена одним - доминирующим в последовательности
качеством материи, поскольку все предыдущие разрушились, а все последующие еще не возникли.
Доминирующее качество материи есть по сути дела фронт уединенной волны или фронт волны ГЭ (т.е.
глобальной эволюции). Как последовательно сменяется доминирующее качество материи, т.е. квант ГЭ
сменяется квантом ГЭ, так и фронт волны ГЭ движется от ее возникновения к вырождению.
Существенным в процессах глобальных эволюций является то, что сменяющиеся в последовательности
качества материи могут иметь различную структуру и различные внешние параметры своих локальных зон
П-В: от макро- до мегамасштаба. Причем, их смена происходит не хаотически, а последовательно: либо в
сторону увеличения параметров, либо в сторону уменьшения. Таким образом, некоторые волны эволюции
катятся в микромире (они не относятся к глобальным), другие – глобальные, пульсируя и увеличиваясь,
разворачиваются в макро- и мегамир, третьи же, наоборот, пульсируя и уменьшаясь, сворачиваются из
мегамира в макро- и даже микромир. В этом проявляется удивительное свойство Универсума – замкнутость
на себя, где наблюдается единство и взаимопереход его противоположных сторон: ультрабольшого и
ультрамалого; своеобразная глобальная симметрия [108,с.149]. Таким образом, симметрия, как свойство
материального мира, характеризует не только его отдельные части
(уровни): микро-, макро-, и
мегасистемы, но и его общее устройство.
Обобщая, следует подчеркнуть, что замкнутость характеризует не только ту или иную форму движения
материи или качественно определенный уровень ее организации, но и отдельные области или состояния.
Поэтому представление о замкнутости качественной определенности есть отражение универсального
свойства объектов, явлений материального мира. Любое качество материи, доминирующее в том числе,
замкнуто само на себя. Его самозамкнутость проявляется через форму бытия – локальную зону П-В, а еще
точнее – через пространство, ее формирующее.
Пространство, являющееся формой бытия качества материи, в любой фиксированный момент его
существования, характеризуется замкнутостью на себя, отсутствием взаимоотношений (взаимодействий) с
пространствами, представляющими другие глобальные эволюции. Даже в том случае, если у качества
материи есть взаимоотношения с внешним для него миром, не оказывающие существенного влияния на его
бытие или которые просто нейтрализуются им, мы будем считать его замкнутым. Причины
самозамкнутости могут быть самые различные, например, разная топология этих пространств и их
внутренняя структура, разные внешние параметры и т.п., либо большое их удаление друг от друга,
исключающее всякое физическое взаимодействие вообще. Таким образом, каждая локальная зона П-В
качеств материи, составляющих глобальную эволюцию, самозамкнута. Но генетическая связь качеств в
последовательности диктует подобную связь и их формам бытия – локальным зонам П-В, которые, частично
перекрываясь между собой (с образованием переходных зон), образуют единую целостность – ПВК – форму
бытия глобальной эволюции материи, ее пространственно-временной отпечаток. ПВК есть идеальный
объект – гносеологическая модель, отражающая реальные материальные процессы. Поэтому когда мы
говорим о самозамкнутости пространства, либо о локальной зоне П-В (форме бытия доминирующего
качества материи), то это область онтологии; когда же переходим к рассмотрению ПВК, подчеркивая его
замкнутость, то это область гносеологии.
Итак, ПВК также обладает свойством самозамкнутости, на что указывают современные исследователи
[66,с.20]. Ибо оно (это свойство) практически транслируется (передается) одной локальной зоной П-В
другой: от начального качества материи к конечному. Таким образом, ПВК замкнут во временном аспекте:
от начала и до конца (по оси собственного времени); и в пространственном аспекте, т.к. любые
пространственно-подобные сечения (т.е. сечения на фиксированных отрезках времени) являют
пространство, которое самозамкнуто. Следует особо отметить, что свойство самозамкнутости ПВК вовсе не
означает свернутости в кольцо его вектора времени – это не поворот на 180о, ибо такой поворот вовсе не
свидетельствует о самозамкнутости ПВК (что трактуется как обратимость времени); а означает нечто другое
– отсутствие взаимоотношений с другими ПВК. Более того, поскольку, во-первых, ПВК самозамкнут, то все
его события рассматриваются лишь в собственной системе отсчета, поэтому говорить о повороте стрелы
времени просто некорректно, ибо для него временная ось всегда однонаправлена и характеризует эволюцию
(движение материи) от более ранних качеств материи – к более поздним. Во-вторых, в силу
относительности существования глобальных эволюций, нет таких внешних (для них) систем отсчета,
относительно которых можно было бы установить поворот стрелы времени в рассматриваемом ПВК.
Развивая эту мысль, приведем вообще крамольное высказывание: представляя ПВК конкретной глобальной
эволюции в различных видах (вариантах) с поворотом стрелы времени на любое значение, в том числе и на
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
180о, будем иметь их топологическую эквивалентность до тех пор, пока не совместим (не сведем в единую
точку) его начало и конец, т.е. начальное и конечное качества материи. В этом случае изменяется его
топология: ПВК приобретает причудливую форму, например, своеобразного бублика. Размыкание
замкнутости обусловлено таким свойством материи как саморазвитие, когда каждое качество материи
порождает другое (последующее), само же разрушается.
Следует согласиться с тем, что понятие качественной замкнутости имеет важное методологическое
значение для построения научных теорий. Из нее, в частности, следует принцип несводимости законов,
действующих в одной форме движения материи к законам другой формы. Действительно, если качественная
определенность замкнута, т.е. порождена взаимодействиями внутри данной области, то нет никаких
оснований для выведения ее из качественно другой определенности. Отсюда можно сделать вывод о том,
что законы, действующие в рамках одной глобальной эволюции, могут коренным образом отличаться от
законов, действующих в другой глобальной эволюции.
Существенной характеристикой качества материи является конечность его существования. Внешне это
проявляется через форму его бытия – локальную зону П-В, имеющую конечную пространственную и
временную составляющие. И все это несмотря на то, что локальные зоны П-В отдельных качеств материи
могут иметь огромные, поистине колоссальные размеры (например, Метагалактики). Иначе говоря, кванты
ГЭ имеют конечное существование. Но и вся глобальная эволюция в целом также имеет конечное бытие,
ибо ничто (никакая материальная система) кроме Универсума не обладает бесконечным бытием. Поэтому
все существующие (и возможные) глобальные эволюции материи характеризуются конечностью своего
бытия. Именно через конечность отдельных материальных процессов, в частности – глобальных эволюций,
реализуется такое свойство материи как бесконечность (неуничтожимость) ее бытия, а следовательно и
бесконечность существования Универсума (в новой космологии – Мультиверса) как целостной системы,
охватывающей все материальные процессы.
В силу самозамкнутости качество материи имеет относительное бытие, ибо нет никакой (в онтологии)
внешней системы отсчета, относительно которой его (это качество) можно было бы обнаружить, т.е.
отследить его существование, а следовательно и его преобразования. Поэтому эволюция качества материи, а
шире – вся глобальная эволюция, может быть познаваема лишь своим собственным внутренним
"наблюдателем" – познающим субъектом. В этом состоит важнейшее свойство глобальных эволюций
(эволюционирующих мини-вселенных) вообще – относительность их существования и взаимоотношений.
Познающий субъект ограничен пространственно-временными рамками "своего" качества материи и не
может реально выйти за них, осуществив "путешествия к иным мирам". Для него всегда (опять подчеркнем
– в онтологии) существует лишь внутренний мир того качественного состояния, которому он сам
принадлежит. Выход наружу – за рамки данной локальной зоны П-В, возможен лишь идеально, в теоретикопознавательном аспекте, за счет конструирования каких-либо гипотетических концептуальных моделей
внешнего мира – фрагментов Универсума (Мультиверса), а в абсолютном пределе и самого Универсума. На
них экстраполируются те закономерности, которые эмпирически установлены (подтверждены практикой)
для его собственной локальной зоны П-В. Допустим, закономерности глобальной эволюции нашей
вселенной (метагалактики) мы можем проецировать и на иные комологические миры.
Таким образом, из относительности отношений качеств материи, представляющих различные
глобальные эволюции, следует и относительность их существования (по отношению друг к другу или
внешнему наблюдателю). Каждое качество несет в себе собственную систему отсчета и реально для него нет
никаких внешних (ему не присущих) систем, даже в виде познающего субъекта, относительно которых
можно было бы фиксировать факт его существования, либо фазы эволюции.
Если рассматривать качества материи включенные в последовательность, являющуюся содержанием
глобальной эволюции, то необходимо отметить, что включены они именно генетически, имея связь с
предыдущими (породившими) и последующими (которых порождают сами). Отсюда следует, что
относительность есть черта, присущая всей последовательности, она как бы транслируется от одного
качества материи к другому в процессе их сменяемости; а в общем – и всей глобальной эволюции. Таким
образом, можно сказать, что все глобальные эволюции, вне зависимости от их класса, типа, подтипа,
характеризуются относительным существованием и не находятся во взаимоотношениях, кроме
генетических: когда окончание одной глобальной эволюции может служить началом другой, т.е. когда одна,
завершаясь, порождает другую. Факт обособленного существования различных космологических миров и
замкнутости их ПВК имеет и физическое обоснование: ни один элемент материи не может попасть из
одного ПВК в другой согласно закону сохранения массы-энергии [66,с.20].
Выявленные нами типы и подтипы глобальных эволюций являются возможными, т.е. существование
каждого из них в реальности носит вероятностный характер. Но связь возможности и действительности
выражается в том, что не все логически допустимое обладает онтологическим бытием, поэтому на вопрос,
какие из типов (подтипов) реализуются в действительности, должны дать ответ естественные науки.
Физиками уже сейчас вводятся определенные ограничения, они, например, считают, что знак кривизны у
четырехмерного пространства-времени должен быть постоянным на протяжении всей глобальной эволюции
[137,с.80].
Ранее отмечалась условность пространственно-временного континуума (ПВК), являющего собой
застывшую форму (проcтранственно-временной след) развивающегося содержания – эволюционирующей
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
материи. Сама глобальная эволюция должна проходить по определенному закону: "протяженная форма это
совокупность всех элементов, в которые переходит при непрерывном изменении порождающий элемент...
Чтобы результат был определенным, различное должно развиваться по некоторому закону. В случае
простой формы этот закон должен быть одним и тем же для всех элементов становления. Таким образом,
простая протяженная форма – это форма, которая возникает благодаря происходящему по одному и тому же
закону изменению порождающего элемента [57,с.74-75]. В нашем случае порождающим элементом
выступает качество материи с присущей ему локальной зоной П-В, а закон, единый для всех элементов
становления (качеств материи одного и того же рода), есть закон, описывающий глобальную эволюцию
материи (эволюционирующую мини-вселенную) и, естественно, смену локальных зон П-В, образующих
ПВК. Следовательно, существуют законы, отражающие детерминированность глобальных эволюций,
отражающие общий характер их реализации. Но это вовсе не означает, что зная общий характер данной
глобальной эволюции можно указать какие конкретные качества материи ее составляют (т.е. их субстратное
проявление, элементы, структуру и т.п.), а также – какова очередность их расположения в
последовательности.
Общий
характер
глобальной
эволюции
отражает
закономерность,
детерминированность данного материального процесса. Проявляется же эта закономерность через
случайность
–
возникающие,
сменяющиеся
качества
материи.
Причем,
взаимосвязь
(взаимообусловленность) случайности и закономерности здесь не следует понимать как реализацию жестко
детерминированной закономерности через абсолютные случайности. Ибо, во-первых, сами закономерности
имеют вероятностную реализацию (возможна реализация различных типов и подтипов глобальных
эволюций и переход одних в другие, например ГЭР – в ГЭС). Во-вторых, когда глобальная эволюция
происходит по какому-либо конкретному закону (а соответственно имеем определенный тип, подтип
глобальной эволюции), тогда каждое качество материи должно обладать определенными родовыми
признаками, сохраняющимися на протяжении всей глобальной эволюции, что уже не допускает абсолютной
случайности. К тому же каждое предыдущее качество порождает последующее, что еще больше
ограничивает поле вероятности для каждого из качеств материи, составляющих последовательность.
По какому пути развивается наша Вселенная? Вопрос о том является ли ее глобальная эволюция
одноэтапной, соответствующей одному из типов ГЭР +, ГЭР0, ГЭР, либо принадлежит двухэтапным и
соответствует типу ГЭРС, остается пока открытым. А может быть, данная эволюция имеет более сложный,
многоэтапный характер, ибо действительность порой оказывается гораздо богаче и содержательней не
только научных гипотез, но и научной фантастики.
Если принять во внимание модель пульсирующей вселенной, которая раскрывает ее периодически
повторяющиеся, неоднократные циклы расширения и сжатия, то такой модели соответствует глобальная
эволюция развертывания-свертывания (ГЭРС). Но в зависимости от количества повторяющихся циклов она
может быть не только двухэтапной, но и многоэтапной, например, четырех- (ГЭ2РС), шести- (ГЭ3РС),
восьмиэтапной (ГЭ4РС) и более. Тогда вводится число N, обозначающее полное количество циклов
развертывания-свертывания (ГЭNРС). Астрофизики сегодня высказывают мнение о реализации таких
многоэтапных глобальных эволюций, пространство-время которых характеризуется именно положительной
кривизной – ГЭNР+С+.
Несомненную важность для развития глобального эволюционизма представляет математическое
знание. Такие сферы математики как топология и теория катастроф [12] позволяют не только подвести
рациональную базу под абстрактные философские рассуждения о пространственно-временных формах
глобальных эволюций, но и дать определенную визуальную их интерпретацию. Предложенная Р.Томом
топологическая классификация бифуркаций (катастроф), зависящих от четырех параметров, включает в себя
семь типов топологических разрывов [212]. Среди них есть гиперболический, параболический и
эллиптический разрывы или как их еще называют "пуповины" (рис.8). Рассматривая ПВК разнотипных
глобальных эволюций, характеризующихся четырехмерностью пространства-времени, можно соотнести их
с данными тремя типами топологических бифуркаций. Здесь ПВК глобальной эволюции ГЭР  соответствует
гиперболическая пуповина (рис. 8а), ГЭР + параболическая (рис.8б), а ГЭР+С+ эллиптическая (рис. 8в).
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рассматривая философский аспект глобальных эволюций, мы отметили, что они есть проявление
такого свойства материального движения как канализированность, разделение (ветвление) его на множество
каналов. Причем, данное множество состоит из различных, обособленных, не пересекающихся между собой
каналов. Они могут характеризоваться как сходством между собой по определенным признакам, так и
различием. В нашей концепции это отражается посредством введенной классификации глобальных
эволюций, дифференциацией их на определенные классы, типы, подтипы. Но хотелось бы сделать
существенное замечание: не все каналы материального движения есть глобальные эволюции материи, к ним
принадлежит лишь некоторая их часть. Именно она и может быть систематизирована при помощи
предложенной классификации. Ибо, во-первых, существуют каналы материального движения, которые
относятся к макро- и микромиру, следовательно, эволюционирующая по ним материя не обладает свойством
глобальности. Во-вторых, каналы движущейся материи, относящиеся к макромиру (как, впрочем, и каналы
микромира) могут входить, т.е. быть вложенными в более масштабный канал, относящийся к мегамиру,
который и являет собой глобальную эволюцию материи.
Исходя из последнего, можно предположить, что каналы материального движения не ограничиваются
выявленными чертами, а имеют более сложную иерархичную структуру: обособленные (не
пересекающиеся, не взаимодействующие) между собой, внутри они расщепляются (ветвятся) на множество
более мелких, которые могут взаимодействовать, влияя друг на друга. Эти более мелкие каналы
несоизмеримы по длительности существования с большим, включающим их в себя, поэтому они возникают
и исчезают, а исчезая, дают жизнь новым каналам.
Движущаяся материя, проявляя свойство
канализированности, разделяется на каналы не только одномасштабные, принадлежащие одному из
"миров": микро-, макро-, либо мегамиру, но, что очень важно для понимания происходящих мировых
метаморфоз, и на каналы разномасштабные, когда движущаяся (эволюционирующая) материя "перетекает"
из микро- в макромир, или из мегамира – в макромир и т.п. Здесь нам опять придется подчеркнуть
условность разделения Универсума на микро-, макро- и мегамир, выделяемых познающим субъектом, само
существование которого и вносит эти условные границы. Рассматривая лишь мегамир, что часто делается в
космологии, как область реализации (существования) глобальных эволюций, т.е., исключая из
представлений другие области объективной реальности (микро- и макромир), мы ограничили бы
собственное познание, поставив ему искусственные рамки. Следствием этого было бы непонимание
главного – самой сущности и характера глобальных эволюций, а также источников их происхождения.
Детальное изучение иерархии материального движения (многообразия его каналов) еще предстоит, мы
же вернемся к глобальным эволюциям, четче обозначив границы области применимости нашей концепции
глобального эволюционизма: не вся объективная реальность, и даже не вся физическая реальность есть поле
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ее действия, а всего лишь определенная их часть. Поэтому выявленные закономерности не следует
механистически распространять на весь материальный мир вообще, ибо их глобальность вовсе не
свидетельствует об универсальности (всеобщей применимости).
Множественность глобальных эволюций материи проявляется не только как множество, т.е. большое
количество одинаковых (однотипных), но и как множество разных (разнотипных) глобальных эволюций.
Последнее дает нам право говорить о такой их черте как гетерогенность. Еще одним существенным
моментом является самозамкнутость и конечность каналов движущейся материи, что в нашей концепции
принимает вид самозамкнутости и конечности глобальных эволюций и их ПВК.
Если глобальную эволюцию материи рассматривать в виде эволюционирующей космологической
вселенной, являющейся составной частью Универсума как единого целого, то становится ясно, что не
только путешествия к иным вселенным (иным мирам) не возможны, но принципиально не возможна и сама
физическая взаимосвязь между ними, а также существование для них внешнего наблюдателя. Ибо, вопервых, каждая вселенная замкнута своим ПВК, не пересекающимся с ПВК других вселенных, во-вторых,
качество материи в котором существует познающий субъект – замкнуто, ограничено пространственновременными параметрами своей локальной зоны П-В. Как следствие, эмпирическое познание допустимо в
рамках локальной зоны П-В того качества материи, которому принадлежит сам познающий субъект, так как
предшествующие качества материи данной глобальной эволюции уже разрушились, а последующие – еще
не возникли, возникнут же они с исчезновением "нашего" качества материи, т.е. с исчезновением самого
познающего субъекта. Конечность существования познающего субъекта (имеется в виду конечность
человеческой или иной космической цивилизации) также естественна и закономерна, как и
пространственно-временная конечность отдельных качеств материи.
Но возможно также частичное эмпирическое исследование качеств материи предшествующих тому,
которое актуально существует, включая самого познающего субъекта. Так для Вселенной, истоком которой
послужил так называемый "большой взрыв", оставшееся реликтовое излучение позволяет изучать начальные
качества материи, несмотря на то, что они уже разрушились (исчезли). Последующие же качества будут
познаваться лишь теоретически (концептуально), с экстраполяцией полученных эмпирических данных.
По мере смены качеств эволюционирующей материи дискретно, скачкообразно меняется и величина
присущих им локальных зон П-В. Изменение этой величины может быть весьма значительным: от
микроскопических, до макроскопических и даже мегаскопических масштабов, что характеризует
глобальную эволюцию развертывания. Противоположная направленность изменений отражает глобальную
эволюцию свертывания. Отсюда следует очень важный вывод: не глобальная эволюция связывает
различные, статично представленные уровни Мироздания: микро-, макро- и мегамир; а данные уровни есть
проявление или форма бытия этапов самой эволюционирующей материи. Этот момент является очень
трудным для понимания, но необходимый как для самих исследователей, так и развития современной
теории познания.
Перенося рассмотрение такого явления как эволюция с планетарного масштаба, где анализировалась
последовательная цепочка генетически связанных, порождающих друг друга материальных систем,
представляющих развитие жизни на Земле: от простейших – до человека (земной цивилизации); на
космологический, где также исследовались сменяющие (порождающие) друг друга материальные системы:
от возникновения нашей космологической Вселенной ("большой взрыв") – до образования ее
крупномасштабной структуры, появления галактик, планет и т.д.; мы неизбежно должны выйти на
следующий, более глобальный, запредельный уровень бытия и изучить эволюции различных материальных
образований в рамках самого Универсума (Мультиверса). Здесь привычные для нас критерии процесса
развития типа сложности материальных систем, иерархичности и т.п., начинают давать сбои – сказывается
их относительный характер. Это объясняется тем, что в структуре Универсума проявляется сочетание
потоков материального движения мега- и микромасштаба. Микро- и мегамир неразделимы (в онтологии),
они взаимопересекаются, переходят друг в друга. Лишь в абстракции, в теоретико-познавательном аспекте
можно четко выделять (условно вырезая их из реальности) определенные фрагменты мироздания микро-,
макро-, либо мегамасштаба. Причем, малые масштабы вовсе не свидетельствуют о простоте материальной
системы, как, впрочем, верна и обратная картина – огромные масштабы не есть обязательное условие ее
сверхсложности. Нами ранее отмечался тот факт, что понятие сложности в исследовании таких явлений как
глобальные эволюции – относительно. Парадоксальность подобной ситуации заключается в том, что
иерархия материальных систем Универсума может быть не только прямой (традиционной), когда большая
система включает в себя меньшие, но и обратной, когда малые системы микромира содержат в себе
огромные (глобальные) системы мегамира, на что указывал М.А.Марков [108]. Универсум замыкается сам
на себя, проявляя, таким образом, глобальную (супер-) симметрию. Поэтому в концепции глобального
эволюционизма важно было сформулировать такое понятие развития, которое не замыкалось бы на каких-то
его частных сторонах, свойствах, а носило бы философский характер.
Принципиально важным в исследовании процессов глобальных эволюций является выделение
критериев развития. В традиционном подходе доминируют те, которые отражают лишь форму
преобразований, связанную с количественным возрастанием или прогрессом. Последний понимается как
направленный ряд изменений, для которого характерным является то, что интенсивность состояний,
определяющих раннее состояние развивающейся системы, меньше интенсивности позднейших [206,с.42]. В
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
глобальном эволюционизме понятие прогресса (прогрессивного пути развития) не имеет смысла, ибо не
может быть четко выделенных и однозначно определенных восходящих потоков материального движения в
рамках Универсума, т.к. это подразумевает восхождение от простого к сложному или последовательное
усложнение материальных систем. Потоки же материального движения в данной целостной Суперсистеме
равноправны – как восходящие, так и нисходящие.
Рассматривая глобальную эволюцию в структуре ее внутренних и внешних взаимоотношений,
выявляем своеобразную иерархию, которая может быть облечена в форму антиномий "глобальное –
локальное" (или: целое – часть). Таким образом, получаются антиномии: с одной стороны, глобального –
всего процесса глобальной эволюции материи с присущим ей ПВК (формой бытия) и локального –
отдельных качеств, в рамках которых материя сохраняет устойчивость, стабильность, с присущими им
локальными зонами П-В (формами их бытия); с другой стороны, локального – отдельной глобальной
эволюции с ее ПВК, взятой из всего множества существующих глобальных эволюций (т.е. один из
множества каналов движущейся материи) и глобального – всей материи Универсума, содержащей в себе
множество глобальных эволюций различных типов (совокупность всех каналов движущейся материи).
Неизбежно мы приходим к логическому заключению, согласно которому формой существования
Универсума тоже должен быть какой-то пространственно-временной континуум, имеющий принципиальное
отличие от локальных или традиционных (для нашей концепции) ПВК. Назовем этот гипотетический
континуум – Супер-ПВК. Все существующие ПВК глобальных эволюций являются его составляющими
элементами (частями), но не пересекаются между собой, хотя могут находиться в генетической связи.
Соответственно, пространство Супер-ПВК коренным образом отличается от пространств, являющихся
одномоментными срезами ПВК традиционных, ибо говорить здесь о конкретной размерности, связности,
кривизне и других свойствах, присущих обычным пространствам, просто не имеет смысла. Назовем данное
пространство – Суперпространством. Причем, пространства входящие в Суперпространство
(составляющие его), могут иметь различную топологию, в частности, размерность, различную метрику
(микро-, макро-, мегапараметры), различную кривизну и т.д. Время Супер-ПВК тоже отличается от
однонаправленного, одномерного времени традиционных ПВК – оно многомерно (его мерность
определяется количеством ПВК, входящих в Супер-ПВК), т.е. наблюдается ветвление времени; и
разнонаправлено – не имеется единого, выделенного направления для движущейся материи – она ветвится,
расслаивается.
Теперь рассмотрим роль и место человека в глобальных эволюциях, выделив прежде всего, три важных
момента. Первый. Его мы уже касались ранее, вводя категорию качества материи. При рассмотрении
глобальных эволюций в рамках Универсума нельзя определить какие-либо группы форм движения материи,
присвоив им статус основных. Здесь правомерно в виде основной рассматривать лишь физическую форму
движения. Все этапы эволюции как нашей Вселенной, так и других (и подобных ей и отличных от нее), то
есть качества материи, образующие глобальные эволюции разных типов, подтипов и классов, принадлежат
именно физической форме.
Второй момент. Неправомерно представлять направленность эволюции нашей Вселенной так, как это
делается многими исследователями: от “большого взрыва” – к человеку как социальной форме движения,
считая, таким образом, последнего закономерным этапом развития самой Вселенной [130]. Необходимо
видеть два несоразмерных материальных явления: эволюционирующую материю космоса и планетарную
живую материю, естественным этапом развития которой и стал человек. Если первое носит глобальный
характер и имеет колоссальные пространственно-временные масштабы, второе – локально. Человек по
отношению к Вселенной является бесконечно малой величиной, не оказывающей на ее эволюцию никакого
воздействия и, тем более, он не может являться этапом ее эволюции.
Третий момент. Философы, пытающиеся присвоить человеку статус определяющего фактора эволюции
материи [139,с.49], наделяют его возможностью бесконечного развития (как в пространстве, так и во
времени). Они пишут следующее: “С появлением социальной формы материи и движения, развитие материи
в его магистральной линии представляет собой развитие социального на основе биологических, физических
и т.д. явлений в Метагалактике, Галактике, Солнечной системе, планете, в нем самом, ибо социальная форма
материи вовлекает в сферу своей деятельности все новые объекты природы, становясь последовательно
планетарным, космическим и космологическим фактором, способным к бесконечному развитию” [82,с.6465].
Бесконечность как свойство материи реализуется благодаря конечности бытия конкретных форм ее
движения и социальная форма здесь не может быть исключением. Следовательно, выдвижение тезиса о
бесконечности человека, есть не только проявление мировоззренческой “близорукости”, но и наносит
определенный вред теории познания. Возрастающую роль воздействий человека на земную природу
пытаются искусственно возвести в ранг вселенского масштаба. “Уже в настоящее время – пишет
А.Н.Коблов, – выдвигаются вполне реальные проекты преобразования ближнего и дальнего космоса:
создания “сферы Дайсона”, преобразования Солнца, искусственных взрывов сверхновых, образования
космических колоний и т.д.” [82,с.64]. Хочется задать авторам таких проектов вопрос: они отдают себе
отчет в том, что предлагают или это просто плод буйных фантазий?
Для познающего субъекта, принадлежащего одному из качеств материи глобальной эволюции
(состоянию материи данного рода), вся совокупность накопленных знаний относится, в подавляющем
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
большинстве, именно к этому качеству материи и его локальной зоне П-В. Данное обстоятельство
обусловлено тем, что предыдущие качества материи, предшествующие данному, уже разрушились,
прекратив свое существование, а последующие еще не возникли. Возникнут же они с закономерной
деградацией данного, доминирующего в последовательности (естественно, доминирующего относительно
системы отсчета познающего субъекта, поскольку речь идет о познании), его переходом в иное качество.
Следовательно, с исчезновением в процессе глобальной эволюции нашего качества материи, исчезает, т.е.
прекращает свое существование, и сам познающий субъект, ибо ареал его действительного распространения
всегда ограничен рамками локальной зоны П-В. На самом деле этот ареал значительно меньше ее, как по
пространственным, так и по временным параметрам.
Для познающего субъекта, его качеством материи является один из этапов бытия эволюционирующей
космологической вселенной (началом которой послужил "большой взрыв"), соответствующий ее
современному состоянию. О количественном значении пространственного и временного параметров
локальной зоны П-В что-то конкретное пока сказать довольно сложно. Человек есть явление сугубо
планетарное, возникшее на определенном этапе существования Земли (здесь мы не принимаем во внимание
гипотезу панспермии и другие идеи о внеземном происхождении человека), поэтому ареал его
распространения ограничен пространством этой планеты, а также ближним космосом. Это обусловлено
земной сущностью человека – возможностью его существования в очень узком диапазоне значений
определенных физических параметров (температуры, давления, влажности и плотности воздуха, излучения
и т.п.) и сил (в частности, гравитации). Высказывания же о том, что по мере своей эволюции человечество
сможет расширить предписанный ему природой ареал – не более чем досужие размышления, ибо не
меняется (и не изменится!) физическая сущность человека. Исходя из этого, можно сделать заключение: не
возможны не только космические путешествия к иным мирам – другим космологическим вселенным, что
исключено уже само по себе в силу относительности их существования (самозамкнутоси ПВК), но не
возможны даже путешествия человека к иным галактикам нашей Вселенной. Данное табу нисколько не
умаляет достоинств человечества в его собственных глазах, хотя и забирает венец, дарованный
антропоцентристами, с пафосом провозгласившими человека вершиной эволюционирующей материи.
Возвращаясь к возможностям познания (имеется в виду не только теоретическая, но и эмпирическая
его составляющие) необходимо все же корректно расширить их в область прошлого. Это обусловлено тем,
что существующее на данный момент доминирующее качество материи (в котором находится и сам
познающий субъект) всегда несет в себе остаточные явления предыдущего, породившего его качества
материи. Продуцируя последующие в ходе глобальной эволюции, предыдущие разрушаются именно как
качественные образования (материальные структуры, обладающие определенными качественными
свойствами), субстратные же их "останки" продолжают оставаться в рамках локальной зоны П-В
последующего качества материи. Здесь еще раз уместно напомнить о существующем ныне реликтовом
излучении, сохранившемся от начальных этапов развивающейся Вселенной.
Если говорить о будущем, т.е. о тех качествах, которые сменят "наше" в ходе глобальной эволюции, то
допустимо их познание лишь теоретическое (концептуальное, идеальное), с экстраполяцией полученных
ранее знаний. Будущее нашей Вселенной в целом, стратегическая модель ее глобальной эволюции и сам
характер этой эволюции, могут быть установлены не только теоретически, но и подтверждены эмпирией
(определенными физическими экспериментами) уже в рамках данного качества материи. Парадоксальность
такой ситуации обусловлена тем, что сам масштабный процесс уже развернулся и, изучив и
проанализировав его тенденции, можно выявить закономерности именно такого, а не иного типа (подтипа)
глобальной эволюции.
Теперь, что касается возможности, вернее невозможности посылки сигнала "в прошлое", либо
получение такового "из будущего", что впрочем одно и тоже, если рассматривать единую стрелу времени
глобальной эволюции. Необходимо четко понимать, основываясь на эволюционной парадигме, что речь о
посылке сигнала в прошлое (имеются в виду предыдущие качества материи, предшествующие нашему)
попросту абсурдна, ибо противоречит необратимому и однонаправленному характеру времени ПВК
глобальной эволюции. Сигнал распространяется в пространстве, но в данном случае таковое уже
отсутствует, ибо локальная зона П-В, как форма бытия предшествующего качества материи, разрушилась
вместе с самим этим качеством. То же самое относится и к идее получения сигнала из будущего, т.к. имеем,
в принципе, явление аналогичное рассмотренному выше, лишь смещенное по временной оси ПВК
относительно актуально существующего качества материи.
Посылка же сигнала из нашего качества материи в последующие (в будущее), тоже практически
нереальна. Это обусловлено тем, что, во-первых, скорость распространения такого сигнала должна точно
соответствовать темпу самой глобальной эволюции на данном ее этапе (в противном случае сигнал будет
распространяться в настоящем, в данной локальной зоне П-В, не выходя за ее пределы), а во-вторых,
материальный носитель этого сигнала может быть разрушен при переходе материи из данного качества в
иные. Все, сказанное выше, вовсе не отрицает возможности различных пространственно-временных
парадоксов, присущих нашему качеству материи, и обусловленных особенностями структуры его локальной
зоны П-В.
До сих пор мы рассматривали глобальные эволюции как явления, вырывая их из структуры
Универсума и не учитывая всей сложной совокупной системы взаимоотношений материальных явлений
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
между собой. Ибо, как уже подчеркивалось, глобальные эволюции – это всего лишь одна из множества
форм реализации материального движения. Подобный подход был обусловлен тем, что для построения
концепции глобального эволюционизма, то есть для вторжения в область непознанного, вначале
необходимо было определиться с исходными понятиями. Лишь после того как сформулирован
определенный категориально-понятийный аппарат, дано определение глобальной эволюции, формы ее
бытия, появилась возможность осуществить классификацию различных глобальных эволюций и выявить их
свойства: конечность, самозамкнутость, относительность существования, множественность и
гетерогенность, квантованность и т.д.
Обозначим изложенную в предыдущих главах концепцию глобального эволюционизма как
стандартную, не выходящую за рамки традиционных парадигм, в силу того, что для ее создания не
требовалось привлечения экстраординарных космологических идей, так как она соответствует моделям
А.А.Фридмана. Таким образом, предложенная концепция самодостаточна. Выход же за ее пределы,
достраивание и расширение диктует необходимость не только введения новых понятий и категорий, т.е.
дальнейшего преобразования категориально-понятийного каркаса, но и учета новейших физических и
космологических моделей Вселенной.
В физических теориях, а также и в космологических моделях, описывающих Вселенную и ее
эволюцию, уже широко используется такое понятие как “состояние”. Поэтому его использование вполне
оправдано. Универсальность данного понятия состоит в том, что оно отражает не только физическую
сущность различных материальных явлений Универсума, но служит также для описания разномасштабных
процессов микро-, макро- и мегамира. Понятие “состояние” связано с большинством философских
категорий, таких, например, как качество, количество, мера и т.д. [62;73;78;81;99;151;153;160], не совпадая
в полном объеме по своему функционированию ни с одной из них. Оно также тесно связано с категориями
пространства и времени. Это проявляется в том, что состояние материальной системы всегда обнаруживает
себя в единстве пространственно-временных характеристик.
Воспользуемся определением понятия “состояние”, данного А.Л. Симановым [160,с.60]: состояние –
это философская категория, отражающая специфическую форму реализации бытия, фиксирующая момент
устойчивости в изменении, развитии, движении материальных объектов в некоторый данный момент
времени при определенных условиях. Состояние есть не просто совокупность качеств, проявляющихся в тех
или иных отношениях, но и системы связей в этих отношениях. Кроме того, состояние объекта играет
главную роль в детерминации движения. Таким образом, понятие “состояние” отражает наиболее
существенное в реальности [160,с.44].
Применим категорию состояния к описанию явлений Универсума, для этого объединим ее с категорией
материя. Дадим определение новому понятию: состояние материи – категория, отражающая
специфическую форму реализации бытия, фиксирующая момент устойчивости в различных видах и
масштабах материального движения. Ввод в категориально-понятийный аппарат концепции глобального
эволюционизма категории “состояние материи” позволяет нам выйти на очень широкий, поистине
глобальный, охват явлений материального мира, его целостной системы – Универсума; подняться в
познании на более высокий уровень абстрагирования. С одной стороны – это позволит определить
источники и стоки глобальных эволюций, их взаимосвязь и место в структуре Универсума; с другой – дать
определенную интерпретацию материальных явлений вне зависимости от их масштаба.
Рассмотрение материального образования, имеющего определенную структуру (а именно таковым
является состояние материи), как системы в определенные моменты ее бытия позволяют выделить: 1)
внешнее состояние системы и 2) внутреннее состояние системы, а точнее совокупность внутренних
состояний, присущих элементам системы. Причем, внутреннее состояние определяет некоторым образом
внешнее состояние, которое выступает, следовательно, проявлением (в преломленном виде) многообразия
его внутренних состояний [160,с.45-47]. Здесь можно отметить как связь состояний элементов, образующих
систему, например, элементов, образующих качество материи; так и связь последовательных состояний
самой системы, например, генетическую связь последовательно сменяющих друг друга качеств материи.
Классифицированные нами ранее глобальные эволюции, их типы и подтипы относятся к одному и
тому же состоянию материи, а именно такому, когда материя обладает определенными родовыми
признаками, по аналогии с системами одного и того же рода ОТС(У). Обозначим это состояние С i, где
индекс i указывает на определенные родовые признаки конкретной глобальной эволюции. Таким образом,
данное состояние материи Ci расслаивается на состояния материи с определенными родовыми признаками,
где каждое из состояний С1 ; С2 ;; СN представляет собой конкретную глобальную эволюцию:
Сi
С1 С2 С3  CN
Причем, здесь не указывается какие это конкретно признаки, но, что необходимо подчеркнуть, они
относятся к топологическим свойствам пространства-времени. Таким образом, состояние материи Сi есть не
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жестко связанная взаимодействиями система – некая целостность, а видовая совокупность состояний
материи с теми или иными родовыми признаками. Следовательно, С i – вид состояний материи данного рода.
А точнее, один из видов, так как далее будут рассмотрены и другие виды состояний.
Итак, данное состояние материи Сi многослойно и многосложно, ибо материальное движение
реализуется в нем не только в виде различных глобальных эволюций (всего их широкого спектра, согласно
приведенной ранее классификации), но и каждая из глобальных эволюций, в свою очередь, включает в себя
множество эволюционных потоков различных уровней (различных пространственно-временных
масштабов), обладая, таким образом, внутренней иерархией. Именно к этим внутренним эволюционным
потокам возможно применение такого понятия как коэволюция (сопряженная, взаимообусловленная
эволюция) и то лишь в том случае, когда эти потоки протекают в какой-либо одной части локальной зоны ПВ, то есть соизмеримы по пространственно-временным параметрам.
Помимо рассмотренного расслоения состояния материи, назовем его пространственным, т.к.
происходит оно в Суперпространстве, существует также и внутреннее расслоение каждого из состояний,
характеризующихся собственными родовыми признаками (С1 ; С2;...; Сn). Примером такого расслоения
служат качества материи данной глобальной эволюции, где общее для нее состояние, например С 1,
внутренне расслаивается на подсостояния С11, С12, ..., С1К, каждое из которых соответствует определенному
качеству материи:
К1К2КК
С11С12С1К


C1
Такое внутреннее расслоение можно назвать временным, поскольку каждое из подсостояний
С11С12С1N характеризует данное состояние материи (С1) на определенном этапе его бытия, т.е. идет
расслоение во времени.
С1
С11 С12

С1N
Для познающего субъекта, принадлежащего какому-либо качеству материи, представляющего, в свою
очередь, одно из состояний материи данного рода, другие состояния необычны (сказывается
относительность систем отсчета) и характеризуются им как особые или сингулярные. “В сингулярности –
отмечает И.Д.Новиков, – свойства времени, вероятно, сильнейшим образом изменяются, приобретая
квантовые черты. Река времени дробится здесь на неделимые капли... Неправильно говорить, что
сингулярность  граница времени, за которой существование материи происходит уже вне времени. Но
следует сказать, что пространственно-временные формы существования материи приобретают здесь совсем
особенный характер, а многие понятия становятся даже бессмысленными” [136,с.131].
Подобные состояния материи образуют целый вид, который будем обозначать С S. К таким
сингулярным состояниям материи можно, в частности, отнести состояние вакуума (или вакуумно-подобное
состояние). Здесь дискретно-континуальный характер материи проявляется своеобразно, через форму бытия
 пространство-время, которое характеризуется дискретностью. Материя в сингулярном состоянии состоит
из отдельных локальных образований, пространственно-временные параметры которых равны (либо близки)
планковским величинам. По сути дела, это физически минимально возможные локальные зоны П-В, иначе 
кванты П-В, где абсолютное числовое значение пространственной составляющей каждого из них близко к
величине 10-33 см, а числовое значение временной составляющей 10 -44 с. Временную составляющую можно
трактовать как длительность существования данного локального материального образования, формой бытия
которого выступает квант П-В.
Говоря о сингулярности как об особом состоянии материи мы конечно лукавим. Это объясняется тем,
что познающий субъект принадлежит эволюционирующей материи, одним из родовых признаков которой
является четырехмерность пространства-времени, поэтому данное состояние материи для него является
естественным и кажется основным, остальные же выступают как особые. Это своеобразный
космологический антропоцентризм. Ну а что же в реальности? Согласно новейшим космологическим
концепциям [136,с.157] в реальном мире подавляющую часть физического объема Универсума занимает
материя, находящаяся именно в сингулярном состоянии, для материи данное состояние  основное.
Особыми же являются те, когда эволюционирующая из сингулярности материя обретает родовые признаки,
в нашем случае  четырехмерность пространства-времени. Причем родовые признаки, характеризующие
состояние материи данного рода, сохраняются на протяжении всей глобальной эволюции не теряясь при
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
переходе одного качества материи в другое. Именно для этих состояний применима наша концепция,
представленная ранее, а следовательно, и все используемые там понятия: “качество материи”, “локальная
зона П-В”, “ПВК”, “глобальная эволюция” и др. Именно для этих состояний мы делаем заключение:
1. Формой существования состояния материи с определенными родовыми признаками является: для
всего  ПВК, для качества материи  локальная зона П-В.
2. Формой изменения материи в рамках одного ее качества являются: квантигенез, изогенез, либо их
совокупность  квантиизогенез; в переходных зонах  квантиквалигенез, изоквалигенез,
квантиизоквалигенез. Формой изменения данного состояния материи (в рамках глобальной эволюции)
является квалигенез – последовательная смена качеств материи.
3. Формой материального движения здесь выступает глобальная эволюция.
Для состояний материи других видов, например сингулярных, данные понятия теряют смысл, но
могут быть введены новые: “квант П-В” (квант пространства-времени), “квантовый континуум” или
"континуум квантов П-В", где кванты П-В являются элементами, составляющими единую целостность 
континуум (“пространственно-временную пену”)  форму существования сингулярного состояния материи.
Представим визуальную интерпретацию иерархии состояний материи.
С  состояния материи
Вид состояний материи
с родовыми признаками
Вид сингулярных
состояний материи
Сi
Сs
С1 С2 С3  CN
C21 C22 C23  C2K
CS1 CS2 CS3  CSK
CN1 CN2 CN3  CNK
Поскольку движение для материи абсолютно, то никакой материальный объект не может находиться
бесконечно долго в одном и том же состоянии. Он должен рано или поздно перейти в другое состояние,
зависящее от предыдущего. Наличие этих переходов и их взаимосвязь отражаются категорией “связь
состояний” [160,с.44]. Через связь различных состояний материальных объектов (состояний материи в том
числе) реализуется принцип всеобщей универсальной связи. Относительно одного объекта выделено три
типа связей состояний, описываемых соответствующими законами: 1) связь состояний объекта с
состояниями других объектов; 2) связь между внутренними и внешними состояниями объекта; 3) связь
состояний одного объекта в последовательные моменты времени. Все эти связи переплетены друг с другом,
в результате чего состояние объекта становится тем или иным. Рассмотрим данные типы связей
применительно к состоянию материи (рис. 9).
Первый тип связи: связь состояний материи с другими. В момент зарождения глобальной эволюции
материя, вернее ее локальное образование, которое мы характеризовали как состояние материи данного
рода, например С1, обретает родовые признаки, а в момент вырождения теряет их  нечто (С1), разрушаясь,
переходит в ничто.
 нечто 
(С1)
Бытие
- - - - - - - -  - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - Небытие
ничто
Рассматривая философский аспект глобальной эволюции [36], мы подчеркивали двойственность
переходов, связывающих движущуюся материю и небытие: появление на свет нового нечто есть не только
его выход из ничто (из небытия), но и, обязательно, результат порождения его другим нечто  другим
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
материальным образованием. Следовательно, конкретное состояние материи есть не только результат, но и
предтеча появления другого состояния материи, обладающего либо отличными от него родовыми
признаками (когда состояния материи, относятся к одному виду), либо вообще не относящиеся к данному
состоянию материи.
C

С1

C
Бытие
- - - - -  - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - Небытие
ничто
ничто
ничто
Таким образом, можно выделить возможные варианты связи состояний материи: не только
родственные, т.е. состояний материи данного рода Сi, когда глобальная эволюция одного типа порождает
глобальную эволюцию другого типа, например С1  С5  С2 (рис.9 б), но и разновидовые, когда
глобальная эволюция порождается сингулярным состоянием, либо с вырождением переходит в сингулярное
состояние, например С1  Сs (рис.9 а).
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Здесь хотелось бы отметить несколько интересных моментов. Первый. Если материя из одного своего
состояния, характеризующегося одними родовыми признаками, переходит в другое, характеризующееся
другими родовыми признаками, т.е. глобальная эволюция одного подтипа, например ГЭР +, порождает
другой подтип, например ГЭС+, то это вовсе не означает того, что их совокупность можно представить в
виде одной глобальной эволюции, в данном случае двухэтапной ГЭС+Р+. Это невозможно в силу того, что в
момент перехода меняются родовые признаки, а нами подчеркивалось  все качества материи,
последовательность которых образует глобальную эволюцию, непременно должны обладать общими
родовыми признаками.
Второй момент. Необходимо понимать, что с переходом материи из сингулярного состояния (С s) в
состояние данного рода (Сi), все сингулярное состояние не исчезает  не переходит в ничто (небытие). Для
понимания этого момента важно уточнить тот факт, что из двух рассмотренных видов состояний материи, а
именно, сингулярного и состояния данного рода, надо выделить: 1) лишь локальную сингулярность
(например Сs1), породившую конкретную глобальную эволюцию, а не всю сингулярность вообще С s; 2)
материю с конкретными родовыми признаками (допустим, нашу Вселенную) С1, а не весь вид состояний
данного рода Сi. Тогда можно говорить не только о локальной зоне, но даже весьма малой локальной зоне
сингулярности, формой существования которой выступает квант П-В с параметрами, равными или
близкими планковским величинам. Порождая материю с конкретными родовыми признаками С 1 (нечто),
квант П-В переходит в ничто, а следовательно, не нужно исчезновение всей сингулярности как таковой.
Сs1 
С1
Бытие
- - - - -  - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - Небытие
ничто
ничто
Когда нечто переходит в ничто, покидая бытие, мы ведь не говорим, что вместе с ним исчезает бытие
материи как сущее, нет, исчезло лишь бытие данного, конкретного нечто. Таким образом глубинная связь
состояний материи разных видов - Сs и Сi осуществляется посредством связи локальных зон сингулярного
состояния материи с состояниями материи конкретных родовых признаков, где связь, подобная С s1  С1,
означает обретение материей данных признаков, а связь, подобная С3  Сs3  потерю последних. Выделим
также возможные связи состояний материи внутри вида Сi  между состояниями материи с конкретными
родовыми признаками (С1; С2; С3; ). Данные связи означают возможную генетическую взаимосвязь
различных глобальных эволюций внутри вида состояний материи Сi.
Рассмотрим второй тип связи: между внутренними и внешними состояниями материи. Состояние
материи с определенными родовыми признаками С 1 выступает внешним для глобальной эволюции,
внутренним же для нее являются подсостояния С11, С12, С13, , С1К, которые соответствуют каждому из
последовательно сменяющихся качеств материи (рис.9в).
С11С12С1К

C1
Поскольку глобальная эволюция всегда представлена одним, актуально существующим качеством
материи, следовательно, на глобальном этапе бытия состояния материи С1 как внешнего, внутренне оно
всегда представлено одним из подсостояний С11, С12, С13, , С1К. Например, в начальный момент бытия 
подсостоянием С11, а в конечный момент подсостоянием С1К.
Проанализируем третий тип связи: связь подсостояний материи в последовательные моменты бытия
состояния материи. Как мы уже отметили, в каждый момент своего бытия состояния материи с
конкретными родовыми признаками С1 внутренне представлено одним из подсостояний С 11, С12, С13, , С1К.
Связь же этих подсостояний по сути дела выявляет временную ось состояния С 1 (не зря мы
охарактеризовали расслоение состояния С1 на подсостояния С11, С12, С13, , С1К как временное) и,
соответственно, временную ось ПВК как формы бытия данного состояния (рис. 9г).
Стрела времени (временная ось), характерная для изолированного состояния материи, например С 1, с
присущим ему ПВК, не применима при комплексном рассмотрении состояний материи и их
взаимоотношений. Относительность различных типов и видов времени по отношению к системам отсчета
проявляется в том, что линейный характер времени в своей системе отсчета, с точки зрения другой системы
отсчета может представлять собой гораздо более сложный образ. Например, глобальная эволюция
развертывания-свертывания (ГЭРС) может соединять сингулярное состояние материи с состоянием материи
другого рода и иметь вид: Сs1  С1  Сs2 (рис. 10а), но может быть представлено и так Сs  Сi, т.е. как
круговорот (рис.10б).

47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рассматривая такую глобальную эволюцию как систему, необходимо подчеркнуть коренное различие
процессов, протекающих внутри и вне ее. Дело в том, что процесс глобальной эволюции внешне (вне ее
ПВК) не проявляется. Это связано с тем, что развертывание материи, приобретшей родовые признаки, идет
в иной системе отсчета (или в другом измерении), не проявляясь внешне и не взаимодействуя с
окружающим миром, на фоне которого этот процесс происходит. Искусственность (неестественность,
надуманность) “внешнего наблюдателя” объясняется тем, что развертывание материи с данными родовыми
признаками может фиксировать лишь наблюдатель, обладающий теми же родовыми признаками, т.е., по
сути дела, он всегда будет внутренним наблюдателем. Процессы, происходящие внутри системы,
необходимо разделить на этапы микро-, макро- и мегаэволюции. На этапах микроэволюции параметры
локальных зон П-В малы, на этапах же мегаэволюции эти параметры поистине колоссальны. Таким образом,
процесс глобальной эволюции растягивается на очень продолжительный период в основном за счет этапа
мегаэволюции. Внешне же моменты начала (истока) и конца (стока) глобальной эволюции почти совмещены
во времени (проявляется относительность систем отсчета).
Далее. Энергия, “излившаяся” из сингулярного состояния в начале глобальной эволюции
развертывания-свертывания (ГЭРС), должна полностью возвратиться в это же состояние, согласно закону
сохранения энергии. Таким образом, по мере смены качеств материи энергия не теряется, ибо материя,
обладающая родовыми признаками, развивается как “вещь в себе”  отсутствует взаимодействие, а
следовательно и обмен энергией с внешним для нее миром; происходит лишь видоизменение форм энергии.
Эту энергию можно назвать транзитной. На каждом этапе глобальной эволюции будет занимать
доминирующую (главенствующую) роль энергия того или иного вида взаимодействия между элементами
(например: ядерного, гравитационного). Самодвижение материи или глобальная эволюция есть
развернутый переход материи из одного ее состояния в другое под напором “излившейся энергии”. Что
вовсе не являет собой приверженность “энергетизму”, поскольку энергия есть всего лишь мера движения
материи.
Посмотрим как может быть по-разному представлен ПВК глобальной эволюции ГЭ2Р +С+,
связывающий два состояния материи – вещественное (мегамир) и вакуумноподобное или сингулярное
(микромир). Обычное, линейное представление данного ПВК, состоящего из двух областей (1 и 2),
соединенных горловиной, приведено на рис.11а. Нелинейное же представление с последовательным
усложнением дано на рис.11б, 12а, 12б. Если в первом случае (рис.11б) ПВК замыкается на микромир (на
континуум квантов П-В) начальным и конечным квантами П-В, то во втором (рис.12а) данные кванты, при
условии их эквивалентности (тождественности), могут быть соединены ("сшиты") в горловину. А в третьем
(рис.12б) – две области ПВК вложены друг в друга, а горловины предстают в виде своеобразных ручек.
Подобная интерпретация напоминает замкнутые 3-геометрии снабженные ручками из квантовой
геометродинамики Дж.Уилера [180,с.86]. Но необходимо сделать существенное уточнение: в отличие от
статичных трехмерных объектов Уилера, наши объекты – четырехмерные (включающие три
пространственных измерения и одно временное), поэтому они отражают динамику, т.е. эволюции
разнотипных вселенных. К многоэтапным глобальным эволюциям также может быть применен подобный
подход для графической интерпретации их ПВК. Например, для глобальной эволюции ГЭ4Р +С+ ее ПВК
будет иметь следующий вариативный вид, характеризующийся различной степенью компактификации
пространства-времени (рис.13 а, б, в, г).
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Существовать для материи  это значит покоиться или изменяться. Рассмотрим относительность покоя
или изменения. Как известно, способом существования материи является движение. Абсолютность
движения для материи всегда реализуется через покой (сохранение) и изменение конкретных материальных
образований, которые, в свою очередь, в разных отношениях (в различных системах отсчета) проявляют
свой относительный характер: одна и та же материальная система, характеризующаяся как изменяющаяся в
одной системе отсчета, в другой будет характеризоваться как покоящаяся. Если рассматривать глобальную
эволюцию целиком, то состояние материи с конкретными родовыми признаками, которому принадлежат все
качества материи данной глобальной эволюции, остаются неизменными. Если же рассматривать это
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
состояние материи, но вместе с другими генетически с ними связанными состояниями, то налицо его
изменяющийся, преходящий характер.
Относительность существования следует из относительности отношений. Поэтому проанализируем
взаимоотношения, в частном случае  взаимодействия, между состояниями материи. Глобальные эволюции
и их ПВК самозамкнуты, т.е. не находятся во взаимоотношениях и не существуют друг для друга состояния
материи, имеющие определенные родовые признаки (С 1; ; С2; ; С3; ), которым принадлежат эти глобальные
эволюции. Но вместе с тем, состояния материи, связанные генетически, когда глобальные эволюции одного
типа порождают глобальные эволюции другого типа, либо когда эти эволюции зарождаются из
сингулярного состояния, также находятся в генетической связи, поэтому существуют друг для друга.
Итак, мы подробно рассмотрели представленную систему классификации глобальных эволюций,
являющуюся ключевым звеном концепции. Подобная система предложена впервые, здесь в качестве
системообразующих признаков используются топологические и метрические свойства пространствавремени. Среди последовательностей сменяющихся качеств материи выделяются две базовые:
последовательность развертывания и последовательность свертывания. Указание на существование этих
последовательностей имеет важное методологическое значение, т.к. здесь такое свойство движущейся
материи, как универсальная развертываемость (выявленное американским исследователем Э.Янчем),
дополняется ему противоположным – универсальной свертываемостью. Более того, указывается на
возможность совместной реализации данных свойств в глобальных эволюциях свертывания-развертывания
и развертывания-свертывания, которые к тому же могут быть многоэтапными. После введения
классификации делается важный вывод о том, что гносеологическая модель глобального эволюционизма,
допускающая множество различных мегаэволюций материи, есть концептуальная реальность, но не все
логически допустимое обладает онтологическим статусом. Верификация же должна осуществляться, в
первую очередь, космологией и астрофизикой.
Далее выявляются различные свойства глобальных эволюций: конечность, квантованность,
самозамкнутость, гетерогенность, относительность существования; а также уточняется место познающего
субъекта в материальном мире. Как ошибочно считают многие современные исследователи, «фокусом
глобально-эволюционной проблематики является человек. Это касается всех аспектов идеи глобального
эволюционизма, предстает ли она в форме мифа эпохи, или в форме фундаментальной составляющей
оснований науки, или как эволюционная концепция» [200,с.4]. На наш взгляд, предназначение глобального
эволюционизма как раз обратное, противоположное по смыслу – показать локальность, человека в
масштабных процессах космической эволюции, его ограниченность и конечность, как в онтологическом, так
и в гносеологическом (ограниченность познавательных возможностей) аспектах.
Сторонники антропного принципа, напротив, отстаивают точку зрения, согласно которой человек как
носитель интеллекта есть не только порождение неразумной природы, но и сам становится ее демиургом. То
есть выдвигается предположение о том, что наличие высокоорганизованной материи столь же императивно
для существования материи неживой (неодушевленной), как и тривиально противоположное их
соотношение. Данное положение означает, что Природа в состоянии самореализовываться только в качестве
осознающего (познающего) себя и управляющего собой (с помощью человека) Универсума, а не как слепая
и бессодержательная стихия, которая именуется "окружающий мир" [48,с.72].
Приверженцы
современных
форм
антропоцентризма
заявляют:
без
вмешательства
высокоорганизованной и разумной материи – человека, сама Вселенная не в состоянии ни возникнуть, ни
существовать. Они предлагают рассматривать эволюцию Вселенной (выступающей одной из множества
вселенных, образующих Универсум), как состоящую из двух фаз – "естественной" и синтетической
(антропогенной). Если первая фаза начинается с сингулярности и завершается появлением мыслящей
субстанции – человека, то вторая протекает под воздействием разума, создающего условия для
возникновения новой, "потомковой" Вселенной, рождающейся на месте предшествующей [48,с.48].
При всем уважении к авторам подобных фантазий, следовало бы напомнить им о тех не вселенских, а
сугубо приземленных проблемах, которые цивилизация никак не может решить на маленькой планете. Это
не только разростающийся экологический кризис, но и внутренние противоречия, раздирающие само
человечество – экономические, политические, социальные и масса иных.
3.3. Микроэволюционизм
Впервые термины микроэволюция и макроэволюция были введены в 1927г. российским генетиком
Ю.А.Филипченко для характеристики разных масштабов
эволюции живой материи Земли. Свое
дальнейшее развитие они получили в работах известного ученого Н.В.Тимофеева-Ресовского, который
сформулировал следующее определение: «микроэволюция – совокупность изменений, происходящих в
генофондах популяций за сравнительно небольшой период времени и приводящих к образованию новых
видов. В отличие от этого макроэволюция связана с эволюционными преобразованиями за длительный
исторический период времени, которые приводят к возникновению надвидовых форм организации живого»
[156,с.222].
С позиции современных знаний можно отметить, что в биологических науках зародилась не только
сама идея эволюции, но и определенная типология эволюций, которая, постепенно трансформируясь и
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развиваясь, со временем распространилась и на другие предметные области, охватывая микро-, макро- и
мегамир, а также неживую природу.
Анализируя различные естественнонаучные концепции эволюций материи на микроуровне, можно
сделать следующее важное обобщение: микроэволюции являются началом развертывания качественно
новых масштабных материальных образований (систем) в Универсуме. Если ранее нами были выделены
всего лишь два типа (класса) микроэволюций: микрофизическая эволюция, отражающая особенности
перехода от вакуумноподобного (сингулярного) состояния материи к вещественному, знаменующему
рождение нашей Вселенной; и биохимическая эволюция, вскрывающая закономерности перехода
неорганической планетарной материи в живое состояние, образующее биосферу [39,с.81]. То сегодня, с
учетом богатого научного материала, анализа различных тенденций совершенствования и самоорганизации
объектов материального мира, систематизации и философского обобщения, эту типологиию необходимо
существенно дополнить.
К микроэволюционизму сегодня следует также причислить и те материальные процессы развития на
Земле, которые обусловливают возникновение как живой искусственной материи (создание на основе
генетики и генной инженерии новых живых систем), так и неживой искусственной материи (синтез на
молекулярно-атомарном уровне соединений и веществ, ранее не встречавшихся в земной природе), а также
– будущее возникновение искусственного интеллекта, базирующегося на микроэлектронике,
нанотехнологиях и проч. Микроэволюционизм также
должен закономерно включить в себя и
разнообразные микропреобразования, происходящие в ходе космогенеза.
Микроэволюционизм субъядерный, рассматривающий микрофизическую эволюцию, составляют
концепции, отражающие особенности того уровня микромира, который представлен элементарными
частицами, его структуру и различные формы организации, а также эволюцию здесь различных состояний
материи. Эти концепции возникают в физике элементарных частиц, физике высоких энергий, квантовой
физике и других разделах современного естествознания. Основная задача здесь – установить своеобразие и
этапность микропереходов от одних состояний материи (вакуумноподобных) к другим (вещественным),
отражающих общие закономерности рождения Вселенной (или вселенных) из микромира.
Физика элементарных частиц – бурно развивающаяся отрасль современного знания. Она имеет
большое теоретическое и мировоззренческое значение, т.к. выявляет закономерности строения объектов и
систем и особенности явлений микромира, взаимодействия и взаимопревращения его элементов. В
настоящее время известно свыше 350 элементарных частиц и античастиц, а открытие новых свидетельствует
о неисчерпаемости материального мира, о существовании ранее неизвестных видов и состояний материи.
Познание законов природы приводит ученых к пониманию того факта, что на субмикроуровне все
известные физические силы (взаимодействия): электромагнитное, сильное, слабое и гравитационное,
сливаются в единую суперсилу (концепция суперобъединения), а пространство здесь может иметь более
четырех измерений (7, 11 и более).
Модель суперобъединения с физической точки зрения основывается на трех идеях: 1) идеи о
калибровочной природе полей, переносящих взаимодействия; 2) идеи о спонтанном нарушении симметрии
исходного вакуума в точках релятивистских фазовых переходов; и 3) идеи о кварково-лептонном
структурном уровне строения вещества. С методологической точки зрения в теории суперобъединения
реализуется парадигма целостности (холизма), которая становится основополагающей парадигмой в
современной физике. А вакуум здесь предстает в качестве основного объекта и исходной абстракции
физической теории [116,с.4].
При обычном макроскопическом подходе к структуре (строению) мира считалось, что вся материя
состоит из микрочастиц, поэтому велся постоянный поиск наиболее фундаментальных из них. Но в 60-е
годы возникает концепция суперструн, где связанные друг с другом микрочастицы представлялись в виде
струн двух типов: со свободными концами и в виде замкнутых петель. С середины 70-х годов эта концепция
получила значительное развитие, обусловленное внедрением идеи суперобъединения. Основное
преимущество струн перед частицами состояло в их поведении. Если при низких энергиях они вели себя как
частицы, то при высоких начинали «вибрировать», что позволяло физикам устранить определенные
теоретические трудности.
Микрофизическая эволюция показывает особенности рождения Вселенной, таким образом,
современная физика не только подтверждает единство микро-, макро- и мегамиров, целостность
материального мира – Универсума, но и ведет активный поиск закономерностей эволюционных переходов с
одного структурного уровня материи на другой. Особенно важной здесь оказывается концепция вакуума.
Вакуум является своеобразным (сингулярным) состоянием материи, это не просто пустота, тут
происходит постоянное возникновение и исчезновение виртуальных частиц, из-за чего вакуум как бы кипит.
Физическая природа вакуума очень необычна, потому что он может находиться в одной из многих
разновидностей, различающихся энергиями. Заключенная здесь энергия в огромных количествах способна
перетекать из одного вида (состояния) в другой. Кроме этого, вакуум характеризуется гигантской разностью
отрицательных давлений, из-за чего возникают силы отталкивания.
Если материя микроуровня, сконцентрированная в ничтожно малом объеме, из которой произошло
рождение Вселенной, находилась в состоянии вакуума, то здесь действовали силы отталкивания,
вызывающие ее стремительное расширение. Этот этап, характеризующийся экспоненциальным раздуванием
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пространства, назвали инфляционным. Размеры Вселенной за чрезвычайно короткий промежуток времени
увеличились с миллиардной доли протона до нескольких сантиметров. Согласно инфляционной концепции,
разработанной в 1980г. американским ученым А.Гутом, Вселенная начала свое существование из состояния
вакуума, лишенного вещества и излучения. Но так как вакуум неустойчив, происходит его распад,
отталкивание исчезает, а энергия освобождается в виде мощного излучения, мгновенно нагревшего
Вселенную. С этого момента она стала развиваться в соответствии со стандартной концепцией горячего
«большого взрыва». И хотя процесс расширения, вызванный первоначальным импульсом, еще идет, его
скорость неуклонно падает, т.к. с возникновением обычного вещества начинает действовать совершенно
иная сила – сила гравитационного притяжения.
Процесс взаимосвязи двух состояний материи – вакуумноподобного (сингулярного) и вещественного,
характеризующегося четырехмерностью пространства-времени, хорошо отражается теорией цикла,
предложенной Ю.Н.Соколовым [164]. При распаде вакуума его энергия переходит в энергию рождающегося
вещества (происходит "большой взрыв"), а направленность сил меняется на противоположную: сила
отталкивания заменяется силой притяжения, это первая фаза. Когда же вселенная, развивающаяся по
сценарию, соответствующему глобальной эволюции развертывания-свертывания (ГЭРС), в результате
гравитационного коллапса сжимается в точку и опять возвращается в микромир (сингулярность), тогда
проявляется и вторая фаза цикла (рис.14).
Исследуя процессы распада вакуума, российские ученые А.Д.Линде [104] и А.А.Старобинский создали
в 1986 г. концепцию множественности вселенных. По их расчетам при плотностях материи, близких к
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
планковской должны проявляться квантовые свойства пространства-времени, которое находится здесь в
виде «пространственно-временной пены». В микромасштабах порядка 10-33 см и 10-44 с происходит
возникновение маленьких замкнутых мини-вселенных. Они раздуваются из-за сил вакуумного
отталкивания. Причем, большая часть их тут же возвращается в состояние «пены», но малая доля
продолжает раздуваться настолько, что плотность в них падает и вакуум распадается. Эти мини-вселенные
дальше развиваются согласно концепции горячего «большого взрыва». Таким образом, «взрывы» в
материальном мире происходят постоянно, обеспечивая возможность существования бесконечного
множества замкнутых вселенных, имеющих различные физические характеристики и законы, различную
размерность пространства-времени. В одной из таких вселенных находимся в настоящее время и мы (в
качестве жителей и наблюдателей).
И.Д.Новиков графически процесс ветвления мини-вселенных представил следующим образом
[136,с.151-157]. Причем, он указывает, что в действительности каждая из мини-вселенных порождает не 2
(как показано на рис.15), а 8 новых, характеризующихся различной плотностью вакуума ( п, в, в, в ).
Можно этот процесс отразить несколько иначе – в виде фамногенеза, как ветвящиеся на каждом из уровней
(рис.16). Тогда связь между вещественным состоянием материи и вакуумноподобным осуществляется
посредством глобальных эволюций – их возникновением и исчезновением (рис.17). Если же вещество
вселенной достигает критической плотности и преодолевает ее, то в результате длительного и непрерывного
раздувания пространства, такая вселенная должна неизбежно достичь состояния вакуума (рис.17).
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следует отметить оригинальные подходы выдающегося физика-теоретика Дж.Уилера, посвятившего
свои исследования одной из фундаментальных проблем современного естествознания – проблеме структуры
и свойств пространства, времени и материи, проблеме геометризации взаимодействий и поиску того, как
свойства субмикромира определяют природу вакуума и самого макромира. Уилер развил идеи
геометродинамики в теории суперпространства или квантоводинамической топологии [180].
Анализ начальных моментов расширения Вселенной позволяет сделать вывод о том, что самым
главным результатом этой стадии микроэволюции стало образование крайне незначительного перевеса
вещества над излучением, которое оценивается учеными приблизительно как излишек одного протона или
нейтрона на миллиард фотонов. Именно из этого излишка в ходе дальнейшей эволюции и возникло то
огромное богатство и разнообразие материальных образований, явлений и форм, начиная от атомов,
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
молекул и кончая разнообразными планетами, звездами, галактиками и скоплениями галактик, образующих
крупномасштабную структуру нашей Вселенной [156,с.128-129].
Именно процессы микроэволюции, отмечает Г.И.Рузавин, привели к образованию молекул и были
предпосылкой начала макроэволюций во Вселенной, следствием которых стало возникновение
разнообразных макротел и макросистем. Именно микроэволюция обеспечивает условия для макроэволюции.
Поэтому, подчеркивает он далее, микро- и макроэволюции взаимно обусловлены и дополняют друг друга в
ходе общих круговоротов материи. И хотя нам сегодня известны лишь некоторые аспекты космической
эволюции – комогенеза, связанные в частности с образованием планет, звезд и галактических систем, но
везде можно отметить указанную закономерность, взаимообусловленность микро- и макроэволюций.
Микроэволюционизм, рассматривающий биохимическую эволюцию, т.е. предбиотическую эволюцию
микросистем молекулярного уровня, образуют концепции, которые возникают в таких науках как:
кристаллография, минералогия, геохимия, биохимия, коллоидная химия, молекулярная генетика. В общем
плане назначение концепции биохимической эволюции – выявить сущность и закономерности перехода на
микроуровне от неживой материи к живому планетарному веществу.
Согласно современным естественнонаучным концепциям, процесс самоорганизации присущ также и
неживым системам молекулярного уровня (концепция предбиотической эволюции М.Эйгена, теория
саморазвития автокаталитических систем А.П.Руденко и др.). Постепенно приходит понимание того факта,
что отбор является принципиальным механизмом саморазвития не только биологических организмов
макромира, но и автокаталитических систем микромира. Именно этим можно объяснить генетическую связь
неорганической (неживой) материи с появившимся предбиотическим этапом, обусловившим рождение
жизни на Земле.
В исследовании саморазвития в неживой природе наиболее яркий пример – кристаллические системы.
Их способность к росту и восстановлению утраченных частей свидетельствует о наличии свойств
саморегуляции и самостабилизации. Рост кристаллического объекта – это процесс перехода существующих
разрозненно атомных, ионных или молекулярных частиц в состояние, характеризующееся упорядоченной
структурой и согласованностью функционирования. Строение кристалла определяется количественными
соотношениями его структурных элементов, их размерами и поляризационными свойствами. От конкретных
количественных характеристик микрочастиц (элементов) зависит какую форму – куб, пирамиду, либо
другую пространственную фигуру приобретет кристаллическая решетка. Минералы не только способны к
обмену атомами с окружающей средой, но также могут реагировать на изменение внешних условий путем
перегруппировки атомов в своих кристаллических решетках. Это указывает на способность минеральных
кристаллов компенсировать разрушающие энергетические воздействия внешней среды.
Согласно концепции Эйгена, при определенных физико-химических условиях на планете появляется
множество мономерных молекул органического вещества, которые в процессе хаотического движения
начинают связываться между собой (объединяться), образуя полимерные молекулы. В этой же среде
находятся также молекулы, выступающие катализаторами. Именно они порождают автокаталитический
процесс синтеза. Между разнотипными молекулами полимеров возникает конкурентная борьба за
находящиеся вокруг них мономеры, т.к. их присоединение удлиняет цепочки полимеров, делая их более
устойчивыми системами.
Преимущество среди этих систем получили те, которые характеризовались высокой скоростью
автополимеризации и были циклически замкнуты. Поэтому дальнейшая эволюция продолжается за счет
конкуренции циклов, приобретающих свойство размножения, и отбора наиболее приспособленных. К ним
относятся системы, состоящие из двух типов полимерных молекул, образующих спаренный цикл
«нуклеиновые кислоты-белки».
Таким образом, суть биохимической эволюции заключается в постоянном преобразовании молекул от
органического типа мономеров до самовоспроизводящихся полимеров. В ходе отбора среди рождающихся
микроскопических систем происходит выделение и усиление роли тех, которые максимально эффективны в
условиях данной среды. Концепция саморазвития автокаталитических систем, при ее последовательной
разработке, превращается в концепцию естественного синтеза белковых полимеров в специфических
физико-химических условиях первобытной Земли. А рассмотрение общих законов самоорганизации
микросистем в историко-эволюционном плане приобретает форму поиска ответа на вопрос о переходе от
неживого состояния к живому.
В учении биогенеза, описывающего возникновение на планете живой материи, наиболее известными
являются концепции А.Н.Опарина и Дж.Бернала. По Опарину эволюция от неживого к живому идет как
развитие коацерватных микрообразований, появляющихся в водоемах литосферы. Коацерваты –
коллоидные двухслойные системы. Из-за более плотного верхнего слоя они приобретают форму микросфер
или коацерватных капель. Этот верхний слой служит для них защитной оболочкой, через него также
осуществляется обмен веществами с окружающей средой. Он утверждает, что именно коацерваты стали
исходной формой организации многомолекулярных систем для последующей эволюции.
Коацерваты являются открытыми системами химического типа. По мере постепенного развития их
существование стало зависеть от организованности внутренних процессов, а взаимодействие с внешней
средой обусловило способность к самосохранению и росту. Со временем накапливающиеся количественные
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изменения в этих системах привели к качественному преобразованию. Произошло их превращение в живые
белковые микротела, т.е. осуществилось рождение простейшего носителя жизни – протоплазмы.
Согласно концепции Дж.Бернала переход от неживой (неорганической) формы к живой можно
разделить на ряд отличных друг от друга стадий. Первая характеризуется исходным состоянием среды и
молекулярными процессами в ней. Вторая отражает химическую эволюцию с концентрацией,
обусловленной минералами. На третьей стадии в ходе полимеризации образуются коацерватные капли,
делающие живое вещество независимым от минерального.
Фактором, подтверждающим эволюционную (генетическую) связь неживой и живой материи, является
ассиметрия молекул белковых образований. Современное естествознание левую симметрию молекул живых
систем объясняет тем, что фотосинтез полимолекулярных соединений органического вещества происходил
на поверхности левосимметричных кристаллов. Возникнув из неживых (химических) веществ, первые
живые системы не только унаследовали их свойства и определенные признаки, но и приобрели новые
качества благодаря особым характеристикам белковых молекул.
Образовавшиеся простейшие живые системы – клетки, состояли из двух частей – управляющей (ядро
клетки) и управляемой (цитоплазмы). В ядре клетки содержатся молекулы нуклеиновой кислоты ДНК,
каждая из которых состоит из двух цепочек атомов, связанных друг с другом четырьмя основаниями.
Именно они выступили основой генетического кода, несущего наследственную информацию о живой
системе. Порядок расположения этих оснований предопределяет не только внешний вид или
пространственную форму, но и последовательность всех основных процессов жизнедеятельности живых
систем. Причем, следует отметить, что генная форма организации присуща всему живому на планете – от
простейших живых микроорганизмов до человека.
По данным современной генетики, воздействия внешней среды: космические излучения, изменение
температуры и других физико-химических параметров, экологическая обстановка в целом, вызывают
изменения генетического кода – мутации. Это приводит к возникновению качественно новых живых
организмов, из которых в ходе естественного отбора выживают лишь те, которые наиболее приспособлены.
Именно они оставляют потомство, дающее начало новым биологическим видам и способствующее
дальнейшему развертыванию биологической эволюции как планетарного исторического процесса.
3.4. Макроэволюционизм
Макроэволюции происходят в различных областях нашей Вселенной, отражая общую изменчивость ее
крупномасштабной структуры. Возникновение и развитие разнообразных космических объектов, имеющих
макромасштабы, а также их подсистем и являются предметом макроэволюционизма. Сюда также следует
причислить и планетарные процессы земной природы, имеющие разнокачественное проявление.
В последнее время появляется все больше научных работ, посвященных выявлению особенностей и
закономерностей эволюции звезд и звездных систем – галактик; развитию планет Солнечной системы и
особенно планет земной группы [93]. Публикуются научные труды, в которых анализируются проблемы
жизни во Вселенной, существования космического разума [205]; предпринимаются попытки
классифицировать по определенным признакам космические (инопланетные) цивилизации и их эволюции
[103].
Становление макроэволюционизма позволит ответить на очень существенные для человека вопросы о
том, самобытна ли эволюция земной материи или она характеризуется определенной универсальностью;
повторяются ли этапы, пройденные развивающейся материей нашей планеты Земля, в истории других
планетных систем, существующих в необъятных просторах космоса.
Все это соприкасается с вопросами возможного развития живой материи на иных космических
объектах, об основе других (неземных) форм жизни, сходстве и различии космических цивилизаций с
земной, темпах и закономерностях эволюции космического разума (если таковой, конечно же, существует).
3.5. Формирование концепции универсального эволюционизма
Естественнонаучные исследования сегодня не ограничиваются только областью глобального
эволюционизма, наоборот, происходит мощный прорыв во всех направлениях, главная цель которого –
уточнение отдельных фрагментов окружающего мира, выявление разнообразных и разнохарактерных
процессов эволюции. Здесь можно отметить и микроэволюционизм, занимающийся поиском ответов на
такие значимые вопросы, как возникновение жизни на Земле в процессе биохимической эволюции,
зарождение нашей Вселенной из вакуумноподобного состояния, завершающееся «большим взрывом»,
множественность мини-вселенных, строение микромира, тайны генотипа человека, возможность его
моделирования и корректировки, создание искусственного интеллекта. Это и планетарный эволюционизм,
вскрывающий закономерности исторического развития земной материи, его направленность, взаимосвязь с
космосом и будущие этапы. Это и универсальный эволюционизм, призванный выявить всеобщие законы
эволюции систем, имеющих качественно различную природу (живые и неживые, биологические и
социальные, естественные и искусственные, интеллектуальные и технические) и принадлежащих разным
масштабно-структурным уровням бытия (микро-, макро-, мегамиру). Вместе с тем, зреет понимание
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
необходимости объединения, синтеза знаний об этих фрагментах реальности, соединения их в стройную
структуру новой научной картины мира.
Философы отмечают, что современное естествознание приходит к пониманию эволюционного
процесса как универсального, имеющего общие закономерности на разных уровнях организации,
включающего в себя человека как составляющую и как специфический фактор эволюции [199,с.63]. Сегодня
эволюцию необходимо осмыслить не как локальный процесс, присущий конкретным материальным
образованиям (биологическим, геологическим, космологическим и т.д.), а как всеобщий универсальный
процесс. Вместе с тем, надо понимать следующее: естествоиспытатели говорят об универсальности
эволюции не потому, что все объекты, изучаемые наукой, развивающиеся, а потому, что те, которые
развиваются,
обнаруживают общность, универсальность в развитии [199,с.121]. Как отмечается,
универсальные законы выявляются для описания глобальных свойств систем, хотя в то же время в
поведении из них фиксируются индивидуальные, случайные явления [199,с.134]. Таким образом, наряду со
всеобщими и универсальными закономерностями, действуют и закономерности, присущие отдельным
явлениям и процессам Универсума, характеризующиеся специфическими признаками.
Благодаря работам И.Пригожина и его коллег, в научном мире стало формироваться понимание того,
что процесс образования любой структуры универсален, он не зависит от субстратного носителя. «Это
открытие, где средствами конкретных наук доказывается единство самоорганизации в живой, органической,
неорганической материи, послужило мощным стимулом и основанием для очередного, но качественно
нового этапа в развитии естествознания» [199,с.8-9]. Значение синергетики повышается сегодня благодаря
таким ее открытиям, через которые проступает универсальность законов окружающего мира, общность
процессов рождения, усложнения, видоизменения и распада систем в самых разных областях
действительности [155,с.50].
Выводы синергетики, действительно, стали серьезным достижением в деле конкретнонаучного
обоснования идеи универсального эволюционизма, т.к. в ходе исследований было выявлено, что
необходимые для развития условия – это возникновение неустойчивого состояния, динамическое
равновесие, самоорганизация, являются универсальными характеристиками процесса, которые не связаны
со спецификой субстрата развития. Наряду с этим отмечается, что самоорганизация есть необходимое, но не
достаточное условие для эволюции, ибо последняя характеризуется также преемственностью и
направленностью, поэтому создание универсальной теории самоорганизации еще не означает создания
теории универсального эволюционизма [200,с.19].
Проводя анализ формирования концепции универсального эволюционизма, некоторые ученые
отмечают: цель на данном этапе исследования – обосновать, используя достижения современного
эволюционного естествознания, объективную реальность единого мирового процесса [200,с.20]. Но
возникает закономерный вопрос: о каком процессе здесь идет речь? Если под ним понимается конкретная
глобальная эволюция именно нашей единственной Вселенной, тогда цель оправдана, а если универсальная
эволюция, тогда цель эфемерна, ибо последней в природе не существует. Бессмысленно также говорить о
едином процессе развития применительно ко всему Универсуму (т.е. материальному миру в целом), ведь
согласно новейшей космологии возможно существование различных, существенно отличающихся друг от
друга, самозамкнутых развивающихся мини-вселенных.
Универсальный подход естествознания к такому явлению как эволюция не только вносит
методологические коррективы в исследование, не только меняет структуру науки о природе, отдельные
дисциплины которой объединяются, интегрируются вокруг идеи универсальности эволюции, но и
закладывает в основание естествознания новые мировоззренческие аспекты, ставит перед необходимостью
переосмыслить идеалы, ценностные установки науки о природе [199,с.178].
Несомненную важность для теории познания, формирования концепции универсального
эволюционизма и самой современной научной картины мира имеет выделение в науке определенных типов
концепций развития [145,с.11]. В этом также проявилось действие парадигмы типологизма.
По методологии все современные интерпретации развития можно отнести к трем основным типам: 1)
субстратные, 2) энергетические, 3) информационные. Субстратные концепции занимаются анализом того
кто (если это живая) или что (если это неживая система) эволюционирует, т.е. вскрывают структурные
особенности эволюционирующих систем. Энергетические раскрывают направленность процесса развития,
отвечая на вопрос: куда эволюционирует та или иная система, испытывающая энергетическое воздействие.
Информационные концепции, появившись относительно недавно в кибернетике, теории систем и теории
информации, дают представление о темпах эволюции, т.е. исследуют вопрос о том как, с какой скоростью
развиваются те или иные системы.
Типология эволюционизма должна учитывать все указанные типы концепций, т.к. они
взаимодополняют и взаимообогащают друг друга при выявлении всесторонних свойств различных
эволюций. А недооценка даже одного из них приводит к неверным выводам и обобщениям [145,с.12]. Лишь
в совокупности всех своих черт и закономерностей раскрывает мир свое целостное, богатое содержание,
которое должно найти отражение в формирующейся современной научной картине мира. Следует отметить
также, что и глобальный, и планетарный эволюционизм, а также макро- и микроэволюционизм, вносят свою
лепту в формирование эволюционизма универсального, в развитие самой теории познания.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Планетарный эволюционизм
4.1. Предмет планетарного эволюционизма
Оценивая теоретическую разработанность эволюционизма, следует отметить, что подавляющая часть
работ посвящена лишь одной из его форм, а именно, связанной с такими теоретико-познавательными
направлениями как дарвинизм и синтетическая теория эволюции, где рассматривается эволюция в
органической природе. Лишь в последнее время стали появляться серьезные работы, рассматривающие
проблемы эволюции систем совсем другого характера – космических – планет, звезд, галактик, Вселенной,
что обусловлено интенсивным теоретическим и практическим освоением космического пространства;
физико-химических систем, что вызвано бурным развитием таких направлений научного поиска, как
неравновесная термодинамика, синергетика, теория катастроф; этно-культурных и социально-политических
систем, что в свою очередь связано с обновлением обществоведения.
Но еще не разработанной остается проблема планетарной эволюции. Естественно, появляются научноисследовательские и философские труды, в которых освещается и анализируется какой-либо аспект
планетарного развития или отдельные его исторические этапы (геологический, антропосоциальный,
техногенный, ноосферный и проч.). Но крайне мало системных исследований, рассматривающих эволюцию
земной материи в целостности ее пространственно-временных характеристик, как единую систему,
имеющую определенные истоки, проходящую ряд последовательных качественных трансформаций, и
имеющую вполне предсказуемое будущее. Лишь представив пространственно-временной континуум
планетарной эволюции, а также выявив его особенности, мы сможем понять и ее собственную сущность, ее
определенную направленность.
В современном естествознании формируется новый объект исследования – планетарная материя,
рассматриваемая и в виде разнокачественной системы, и в исторической эволюции, где реализуется
генетическая связь этих ее разноплановых качеств. Это предопределяет и синтез знаний, продуцируемых
различными науками: естественными, общественными и техническими; и выделение относительно
самостоятельного слоя знаний – планетарного эволюционизма, который является значительным шагом на
пути к формированию концепции эволюционизма универсального. Это обусловлено тем, что эволюция
земной материи включает разнокачественные формы – геологическую, биологическую, антропосоциальную,
интеллектуальную (сознание), техническую. Данное обстоятельство диктует необходимость выработки
универсальных подходов к такому явлению как планетарная эволюция и поиск универсальных
закономерностей и алгоритмов развития.
Возрастание роли планетарного эволюционизма сегодня обусловлено интеграцией множества научных
концепций, отражающих развитие различных видов земной материи (геологической, физической,
химической, биологической, социальной, технической, интеллектуальной). Современный человек пытается
понять: как соотносятся эти виды между собой, какое место в планетарной эволюции занимает сама
человеческая цивилизация и, что особенно важно, какова ее роль на будущих этапах развития.
В целом планетарный эволюционизм изучает рождение Земли, как определенного космического
объекта и целостной системы, исследует ее строение и развитие, а также возникновение и закономерности
эволюции и своеобразие следующих ее масштабных подсистем: геосферы, биосферы, антропосферы,
техносферы и ноосферы. Здесь представлены научные подходы, отражающие ту или иную сторону
эволюции земной материи. Это геологические (геотектонические) концепции о структуре и изменении
планеты; концепции о живом веществе, его эволюции и влиянии на геологические процессы и облик Земли
в целом; концепции образования биосферы, а также выделение из нее человека (антропосоциогенез) и
переход в новое качественное состояние – ноосферу; концепции формирования искусственных систем
различного характера – органических и неорганических (технических); концепции о влиянии космоса на
развитие земной материи и др.
По мнению акад. Ю.А.Косыгина, все оболочки планеты, выступающие объектом исследования
общепланетарных преобразований, можно именовать геосферами. В подобном подходе есть определенный
рациональный смысл, ибо и глубинные слои Земли и поверхностные ее оболочки, в том числе такие как
атмосфера, гидросфера, а также антропосфера, техносфера и ноосфера являются именно ее подсистемами
[90,с.20]. Руководствуясь такой позицией, он предлагает рассматривать все геосферы, особенно
пограничные (частично наложенные одна на другую) как систему активно взаимодействующих структур.
Именно подобное понимание позволяет познать Землю как определенную целостность, открывает
возможность создания общей теории ее развития. Но с нашей точки зрения, применение термина геосфера
следовало бы ограничить только теми земными оболочками, которые являют геологическую форму
движения материи, иначе возникает некоторая путаница с понятиями, затушевывается качественная
специфика (как субстратная, так и функциональная) тех материальных образований, которые они призваны
отражать.
Если под сферой в геометрии традиционно понимается поверхность шара, т.е. геометрическое место
точек, одинаково удаленных от центра, то говоря о сферах как подсистемах Земли, мы должны понимать
здесь не только саму сферическую поверхность, но и определенный слой, ограниченный двумя такими
поверхностями, центром которых является центр земного шара – земная кора, мантия и проч. Причем,
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мощности некоторых оболочек очень малы по сравнению с радиусом Земли, а некоторые из них могут быть
не сплошными, а иметь прерывистый характер, такие например, как антропосфера и техносфера [90,с.23-24].
Ю.А.Косыгин в рамках своего учения – тектоники геосфер, предлагает следующую типологию
земных оболочек: глубинные, поверхностные и наружные. Под глубинными подразумеваются те сферы
(слои), которые не выступают на поверхность. К поверхностным относят сферы непосредственно
распространенные на или вблизи земной поверхности – это гидросфера, биосфера, часть атмосферы,
антропосфера, техносфера и ноосфера, часто сюда включают и литосферу. Именно они имеют прямое
отношение к существованию и развитию человеческой цивилизации и поэтому представляют особый
интерес для исследователей. В системе поверхностных сфер все земное пространство разделено на три части
– литосферу, атмосферу и гидросферу. Их динамическая связь обусловливает те значительные
преобразования, которые здесь происходили в процессе планетарной эволюции. Остальные сферы не имеют
своего собственного пространства, занимая определенные области каждой из этих трех основных сфер. К
наружным сферам причисляют газовые оболочки и физические поля, располагающиеся значительно выше
поверхности планеты – магнитосферу, гравитационное поле Земли и др. [90,с.23-24].
С нашей точки зрения, в данную типологию следует внести определенную корректировку. Область
существования техносферы, а в будущем и ноосферы не ограничивается лишь поверхностью планеты, т.к.
они с неизбежностью расширяются сначала к наружным оболочкам, а затем все дальше в космическое
пространство. Следовательно, данные сферы характеризуются совершенно особыми, переходными чертами,
в которых проявляется сущность и направленность будущих этапов планетарной эволюции.
Исследование системы разнокачественных сфер как естественной совокупности, изучение самой Земли
в целом, а не фрагментарно, отрывочно (в виде разрозненных частей), становится важнейшим из
фундаментальных направлений в современной науке. Здесь соединяются геология и астрофизика, биология
и социология, естественные науки и общественные. Сегодня наступает такой исторический период, когда
необходимо свести в стройную систему разрозненные знания о различных структурных образованиях
земной материи и их историческом развитии. Объединить их в общность пространственно-временными
отношениями и причинно-следственными связями, выявить те универсальные черты, которые присущи всем
этапам планетарной эволюции.
4.2. Особенности планетарного эволюционизма
Важнейшей задачей планетарного эволюционизма является определение иерархии эволюционирующих
систем Земли, уточнение их взаимовлияния, энергетического воздействия друг на друга. В естествознании
конца прошлого века можно выделить две важнейшие концепции: материалистическую концепцию
эволюции в науках о живой природе и концепцию энергии в физике. Поиск внутренней связи между ними
осуществляется и в различных научных исследованиях ХХ века. Особенно он усиливается с появлением
такого направления в теоретическом познании, каким выступает планетарный эволюционизм. Причем,
наблюдается взаимопроникновение этих концептуальных подходов: парадигма эволюционизма
распространяется на различные системы неживой природы – космические, геологические, химические, а
сегодня – технические, интеллектуальные, информационные, а энергетический подход все шире
применяется в исследовании биологических и социальных систем, которые признаются открытыми,
обменивающимися веществом и энергией с окружающим миром.
Здесь проявили свое действие такие общенаучные парадигмы, как целостность, эволюционизм и
космизм. Парадигма целостности диктовала необходимость общего рассмотрения как самих объектов
различной природы (живых и неорганических), так и всевозможных научных методов их познания.
Парадигма эволюционизма ставила условие - исследовать эти объекты в развитии, выявлять закономерности
и движущие силы их эволюции, а также – качественно различные этапы. Что находило затем отражение в
формировании концептуальных систем, гипотез, учений. Парадигма космизма указывала на открытость
планетарных систем, их подверженность влиянию космических факторов.
Человек не может существовать без планеты (геосферы), характеризующейся определенными
геофизическими и геохимическими параметрами. Земля – это колыбель и дом человеческой цивилизации.
Вместе с тем, она – своеобразный космический корабль, на котором человечество мчится по просторам
Вселенной: вращаясь вокруг Солнца, планета вместе с Солнечной системой летит по галактической орбите,
и, находясь в структуре нашей галактики, удаляется с ней от других галактик (из-за расширения Вселенной)
с чудовищной скоростью – около 600 километров в секунду. Поэтому парадигма космизма требует
учитывать и факторы космического воздействия на планетарную эволюцию материи, на все ее качественно
своеобразные этапы. Более того, ведь само появление планеты Земля как индивидуализированного
космического объекта есть закономерный итог космического развития – космогенеза, который вместе с тем
есть предтеча эволюции планетарной.
Планетарный эволюционизм, выявляя особенности и закономерности развития живых систем разных
типов (микроорганизмов, растений, животных, человека), должен указывать на то, что рассматриваемая
живая материя – это форма именно земной жизни, характеризующаяся спецификой, обусловленной как
физико-химическими параметрами самой планеты, так и энергетическим воздействием окружающего
космоса, в частности Солнца. Сегодня науке не известны иные (инопланетные или космические) формы
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
организации живой материи, поэтому распространять ее законы на другие развивающиеся системы
материального мира пока недопустимо. Это было бы слишком смелой и некорректной экстраполяцией.
Планетарный эволюционизм, получая и систематизируя новые знания, помогает преодолевать
устоявшиеся стереотипы в осмыслении реальности. Один из таких стереотипов – представление человека
высшей ступенью земной эволюции, обладающего способностью неограниченного самосовершенствования
и распространения как в пространстве, так и во времени. Человеческая цивилизация или такая подсистема
Земли как антропосфера выступает одним из качеств планетарной материи. Ее историческая этапность
обусловлена конечностью бытия любых материальных систем, т.е. данное качество имеет присущую лишь
ему локальную зону пространства-времени. Фантазии о способности человека освоить иные космические
миры, путешествовать во времени и т.д., не имеют ничего общего с действительностью. Пространство
ближнего космоса – вот тот локальный участок Вселенной, который человек способен освоить и
колонизировать.
Одной из задач планетарного эволюционизма становится задача по определению соотношения
естественного и искусственного в динамике исторических преобразований земной материи. С появлением
разнообразных систем искусственного происхождения темп планетарной эволюции резко возрастает.
Начинает быстро формироваться качественно новая масштабная структура – техносфера. Следствием чего
становится усиление роли искусственных систем в вещественно-энергетических и информационных
круговоротах Земли. Но здесь необходимо указать на относительность разделения планетарных систем на
естественные и искусственные. Подобная градация значима лишь для человека, т.е. познающего субъекта
(гносеологический аспект). Для самой планетарной материи системы и того, и другого типа вполне
естественны, ибо они являются закономерными продуктами целостного масштабного исторического
развития (онтологический аспект).
Проблема соотношения естественного и искусственного тесно связана с другой, не менее важной
проблемой, – соотношением материального и идеального, без решения которой трудно будет понять
специфику планетарного развития, его современное состояние и, особенно, будущие этапы. Идеальное здесь
следует понимать предельно широко – как определенное свойство, которое присуще не только человеку, но
и другим системам материального мира. Чем дальше идет эволюция земной материи, тем большее значение
в земных процессах приобретают информационные круговороты. Одновременно с этим в техногенезе
выделяется качественно новая ветвь – возникают искусственные системы интеллектуальной
направленности. Образуется принципиально новая форма идеального – виртуальная реальность. С
созданием искусственного интеллекта область ее влияния станет значительно расширяться, оказывая
воздействие на многие процессы земных преобразований.
Каждая последующая масштабная система, возникающая на новом этапе планетарной эволюции,
оказывает существенное воздействие на все предыдущие, втягивая их в орбиту своего действия, в свои
вещественно-энергетические круговороты. Таким образом, процесс земного развития становится
многослойным, содержащим в себе взаимодействующие, качественно отличные системы, имеющие
различную структуру и масштабы. Поэтому не только доминирующая система определяет специфику
происходящих на конкретном историческом этапе процессов, но реализуется также и обратное действие.
Например, эволюция человечества определяется не только уровнем развития техники (техносферы), но
зависит и от состояния геосферы и биосферы. Ибо любые значительные (экстремальные, критические)
изменения в их функционировании влекут за собой и важнейшие изменения в человеке и в антропосфере в
целом. Сюда же следует отнести и воздействия космоса, различные факторы которого влияют на
функционирование и развитие всех масштабных систем планеты, включая человека.
4.3. Направленность планетарной эволюции
Чтобы понять сущность планетарной эволюции как единой системы, включающей в себя определенные
этапы развития, выявить темп на данных этапах и его изменение, необходимо рассмотреть прошлое Земли
(ее историю), фазы качественных переходов планетарной материи, определивших своеобразие ее
настоящего, т.е. произвести периодизацию. Анализ истории планеты, последовательности сменяющихся
качеств материи, генетически связанных между собой, позволяют выявить закономерности эволюции
земной материи, детерминанту и доминанту ее развития. Это позволяет прогнозировать будущие
качественные состояния планетарной эволюции, будущие ее этапы.
Определение доменанты планетарного развития является приоритетной задачей планетарного
эволюционизма. Направленность выступает важнейшей его чертой. В исторической последовательности
возникающих форм организации, генетически связанных между собой, исследователи выявляют черты,
свидетельствующие о наличии определенной векторности. И хотя полученные и систематизированные
данные носят пока характер эмпирических обобщений, тем не менее, их эвристическая ценность для
процесса познания очень велика.
Другой важной задачей здесь выступает исследование своеобразия отдельных исторических этапов
развития земной материи. Сравнение качеств материи прошлого, настоящего и будущего в их общей
последовательности открывает возможность оценить, как переходит лидирующая функция от одного из них
к другому, а также – в чем, в каких аспектах проявляется это лидерство: в субстратном (в структуре и
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
составе), в энергетическом (в способности вовлекать внешнюю энергию в эволюционные процессы и
перерабатывать, трансформировать ее), в информационном и других.
Направленность есть объективное проявление эволюции природы. Именно направленность отличает
эволюционный процесс от отдельного акта новообразования. Причем, направленность понимается как
ограничение возможных путей изменчивости, как канализированность процесса. Она выявляется не только
апостериорно, но в некоторых случаях априорно (запреты: системные и динамические). Но следует
подчеркнуть, что направленность всегда проявляется как сочетание случайности, реализующейся в веере
(спектре) вероятностных направлений, т.е. в ветвлении, и в необходимости (закономерности), что в свою
очередь находит отражение в векторности изменений. Современные научные представления об эволюции
основываются на принципах детерминизма, который в своих развитых формах включает в себя идею
вероятностного подхода к связям и закономерностям объективного мира [190,с.3].
По мнению И.Пригожина, лишь только тогда в описании системы может появиться различие между
прошлым и будущим, т.е. необратимость, если она себя ведет случайным образом. «Стрела времени – это
проявление того факта, что на самом деле будущее не задано заранее» – пишет он [149,с.25]. На наш взгляд,
здесь все же следует отметить тот факт, что генетическая связь прошлого, настоящего и будущего является
не только основой детерминированности процесса эволюции, но и служит определенному ее сужению,
обусловленному предыдущими состояниями системы. Происходит постепенная концентрация
эволюционирующей материи на главном, магистральном направлении. Так, например, фактор цефализации,
характерный для эволюции живых систем биосферы, приведший к возникновению человека, также
действует и в мире искусственной планетарной материи (т.е. в техносфере), обусловливая выделение
интеллектуальной ветви техногенеза. Что позволяет говорить об универсальности некоторых механизмов в
развитии земной материи.
Как и любая другая эволюция, планетарная также имеет определенную направленность,
детерминированность. Это проявляется в последовательной смене генетически связанных, различных
качеств земной материи в ходе ее исторического развития. На каждом новом этапе происходит смена
лидирующего качества, что влечет за собой резкое увеличение темпа самой эволюции, существенную
перестройку масштабных земных образований (систем) и связанных с ними круговоротов вещества,
энергии, информации.
Первой из качественно своеобразных форм локализованной материи выступает геологическая форма.
Затем лидирующая роль переходит к живой планетарной материи («живому веществу» по Вернадскому),
формируется целостная система – биосфера. На определенном этапе ее самоорганизации и
самосовершенствования происходит индивидуализация – выделяется один из биологических видов Homo
sapiens, на основе которого формируется качественно новая система – человеческая цивилизация
(антропосфера), представляющая собой мыслящую живую материю. Прогресс последней обусловлен
количественным ростом – квантигенезом, изменением отношений между людьми – изогенезом, развитием
научной мысли, ставшей по утверждению В.И.Вернадского планетарным явлением, – ноогенезом, и
созданием благодаря этой мысли искусственных (технических) систем различной направленности,
образующих техносферу, – техногенезом.
Подчеркивая эвристическую ценность идеи цефализации Дж.Дана для научного познания,
В.И.Вернадский писал: «В наших представлениях об эволюционном процессе живого вещества мы
недостаточно учитываем реально существующую направленность эволюционного процесса» [33,с.271].
Сегодня становится понятно, что ориентированность характерна не только для живой планетарной материи,
но также и для неживой материи, имеющей искусственную природу. Объективно существующая
направленность развития не может прекратиться, ограничившись (завершившись) на человеке,
характеризующемся далеко не совершенной природой. «Мы могли бы это предвидеть из эмпирического
обобщения из эволюционного процесса. Homo sapiens не есть завершение создания, он не является
обладателем совершенного мыслительного аппарата. Он служит промежуточным звеном в длинной цепи
существ, которые имеют прошлое и, несомненно, будут иметь будущее» – отмечает В.И.Вернадский
[31,с.55].
На смену человечеству идет техносфера, которая выступит в будущем новой лидирующей
общепланетарной структурой. Это вовсе не означает автоматического приговора человеку и всей
человеческой цивилизации, которая уже на современном этапе характеризуется как техногенная. Подобные
представления, пронизанные технофобией, в принципе неверны, т.к. планетарные процессы представляют
собой коэволюцию, что означает сосуществование и взаимообусловленное развитие земных систем,
находящиеся на различных уровнях (ступенях) эволюции. Так геосфера никуда не исчезает с появлением
живой планетарной материи, организованной в биосферу. А сама биосфера, уступая историческое лидерство
человеческой цивилизации, объединенной в антропосферу, также остается и развивается совместно с ней.
Анализ направленности планетарной эволюции позволяет не только логически связать прошлое и
настоящее, но и экстраполировать полученные знания в будущее. Цель подобной экстраполяции
заключается в том, чтобы на основе выявленных тенденций не только определить последующие этапы
развития земной материи, но и выявить их качественное своеобразие, установить системообразующие
элементы. Общую направленность планетарной эволюции в виде единства ее качественно различных
этапов, охватывающих прошлое, настоящее и будущее можно представить следующим образом:
1)
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
геогенез  2) биогенез  3) антропосоциогенез  4) техногенез  5) ноосферогенез. Где пятый этап
связан с будущим формированием такой общепланетарной системы как ноосфера.
Целостность эволюции на Земле рассматривалась еще В.И.Вернадским, представлявшим ее как
системное единство, что нашло отражение в его учении о геосфере, биосфере, ноосфере как своеобразных
уровнях иерархии целостности. Лишь исследуя и анализируя процесс планетарной эволюции в целом, а не
отдельные его звенья (фазы, этапы), можно понять не только феномен жизни и феномен человека
(человеческого сознания), и феномен техники (т.е. искусственной материи), но также и феномен
искусственного интеллекта. И именно целостный подход (парадигма целостности) диктует необходимость
рассмотрения космогенеза как предтечи планетарной эволюции.
Часть II. ПРОШЛОЕ
Глава 5. Космогенез. Предтеча земной эволюции
5.1. Образование Солнечной системы
Процесс образования Солнечной системы, включающий в себя и рождение Земли, необычайно сложен
и мы не ставили перед собой задачу построить какую-либо концепцию его отражающую. Наша цель
заключается в том, чтобы показать наличие определенного, универсального алгоритма, как в эволюции всей
Солнечной системы, так и в планетарной эволюции земного вещества. Этот алгоритм состоит в чередовании
фаз: униация – дифференциация и интеграция – индивидуализация, и многократно повторяется в ходе
эволюционных преобразований.
Различные космологические явления раскрывают древнейшие формы движения материи,
предшествующие образованию Солнечной системы и Земли. Сегодня становится очевидной философская
сущность космологической предыстории земного вещества. Системный подход к исследованию генезиса
земной материи и Земли в целом, являющейся мельчайшей частицей Солнечной системы и Галактики,
обусловливает необходимость всестороннего изучения данной предыстории [148,с.74].
Рождение Земли как определенного космического тела, также как и образование других планет и
самого Солнца, нельзя рассматривать в виде изолированного процесса. Данное становление происходит на
фоне и под воздействием различных физических сил и энергий, в русле общего эволюционного развития
масштабных космических систем. Поэтому хронология возникновения нашей планеты включена в общий
ход образования Солнечной системы как единой целостности.
Благодаря интенсивному исследованию ближнего космоса космическими аппаратами, а также
детальному анализу метеоритов, были получены научные данные о составе отдельных тел Солнечной
системы. Они свидетельствуют о том, что химический состав Земли и других планет сформировался как
следствие космической эволюции вещества, связанной с физико-химическими процессами в широком
смысле слова. Допланетная стадия развития вещества сыграла решающую роль в образовании Земли и ее
биосферы [43,с.277-278].
В эволюции Вселенной существуют и проявляются противоположные движения материи: аккумуляция
(концентрация) и рассеяние, синтез и распад атомных ядер. В круговоротах: межзвездный газ – туманности
– звезды – межзвездный газ с течением времени увеличивалось содержание тяжелых элементов и мелких
сконденсировавшихся твердых частиц (пылинок). Пылинки существовали и в том газовом облаке, из
которого впоследствии родилась и Солнечная система.
Подобные преобразования, как следствие медленных и быстрых (взрывных) процессов, были
свойственны и нашей Галактике. Она относится к спиральному типу, который считается молодым, т.к. здесь
процесс звездообразования (в отличие, например, от эллиптических галактик) еще активно идет. Солнце,
возникшее около 5 млрд лет назад, является обыкновенной небольшой звездой ("желтым карликом"), каких
в Галактике насчитывается миллиарды, поэтому его нельзя считать каким–то особенным (выделенным)
космическим объектом. Такие звезды относятся к типу долгоживущих и мало изменяются со временем, в
отличие от звезд массивных, быстро эволюционирующих и имеющих короткий период существования.
Галактики – это гигантские звездные системы, составляющие крупномасштабную структуру
Вселенной. Их строение весьма разнообразно, а количество в пространстве, доступном современным
телескопам, огромно и составляет сотни миллиардов. Наша Галактика (Млечный путь) представляет собой
громадный плоский диск с утолщением в середине. Из этого центрального утолщения – ядра, где плотность
звезд наибольшая, в плоскости диска исходят спиральные рукава, в которых плотность звезд тоже высока.
Солнце располагается посередине радиуса галактического диска и расстояние от него до центра Галактики в
два миллиарда раз превышает расстояние от Солнца до Земли.
Астрономические исследования различных звезд и звездных систем дали ученым полное основание
считать Солнце обычной, рядовой звездой, исключить представления о привилегированности Солнечной
системы в пространстве Вселенной. Согласно закону всемирного тяготения, звезды, входящие в Галактику,
движутся по орбитам вокруг ее ядра. Солнце вместе со своими планетами совершает полный оборот за
двести с лишним миллионов лет.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для выявления особенностей глобальной эволюции Вселенной большое значение имеют исследования
взаимосвязи между звездами и межзвездной средой, т.к. именно звезды являются системообразующими
элементами галактик. Ученые полагают, что основная эволюция вещества во Вселенной осуществляется в
недрах звезд. Здесь происходят ядерные преобразования, вследствие чего выделяется огромная энергия,
которая позволяет им излучать свет и тепло в течение длительного времени (миллиарды лет). Превращение
водорода в гелий и другие тяжелые элементы предопределяет индивидуальную эволюцию самих звезд, в
том числе и Солнца.
Все звезды продуцируют мощную энергию, источником которой являются внутренние ядерные
реакции. Но любые источники энергии имеют конечные запасы, поэтому и Солнце, и другие звезды
рождаются, развиваются и умирают, отдавая свое вещество и энергию окружающему их космическому
пространству. В ходе космогенеза осуществляется непрерывное возникновение звезд из рассеянной
конденсирующейся материи космоса. Два процесса – переход космической материи из диффузного
состояния путем концентрации в различные тела и системы, и ему противоположный – рассеяние вещества
и энергии определяют сущность глобальных космических преобразований. Причем, следует отметить, что
для образования звезды нужна критическая масса порядка 0,3 массы Солнца. При меньшей массе
космические тела не выходят за рамки планетной фазы развития, они излучают только тепловую энергию,
обусловленную их гравитационным сжатием.
Согласно концепции «большого взрыва», структура Вселенной определялась, прежде всего,
концентрационным градиентом огромного числа гетерогенных элементарных частиц, которые объединялись
сначала в ядра, а затем в атомы водорода и гелия. Из последних, в свою очередь, сформировались звезды, а
внутри них уже происходил синтез остальных химических элементов, что вело к дифференциации звезд и
формированию вокруг некоторых из них систем типа Солнечной. Именно на этом основании выделяются
следующие этапы (фазы) космогенеза: множественность и гетерогенность «первичных» элементов –
объединение их – дифференциация – интеграция (в подсистемы) – индивидуализация (нынешнее состояние
Вселенной) [98,с.133].
Считается, что в мегамире наиболее важной является сила гравитации, она обусловливает
формирование различных неоднородностей в газово-пылевых туманностях. Дифференциация приводит к
тому, что здесь образуются определенные сгущения, которые являются основой для рождения звезд, планет
и др. систем. Поскольку эти неоднородности могут различаться по физико-химическим свойствам, по
месторасположению во вращающемся газово-пылевом образовании (облаке) и по другим признакам, то это
становится предпосылкой, во-первых, для возникновения своеобразных подсистем, например, планет
земной группы и планет-гигантов, во-вторых, – для индивидуализации самих планет, т.е. вступления их в
фазу собственной истории, когда получают развитие геологические процессы.
Коллапс (гравитационное сжатие) протозвездного облака может привести к формированию: 1)
одиночной звезды; 2) двойной или кратной системы; 3) звезды, окруженной протопланетным диском. Какая
из этих трех возможностей реализуется, зависит от исходной массы и момента импульса конденсации.
Протопланетные диски при собственной малой массе (М=0,01-0,1 массы Солнца) несут основную долю
момента системы. Так у Солнечной системы 99,8% массы заключено в самом Солнце, а 98% момента в
орбитальном движении планет [170,с.194].
Так как все тела Солнечной системы состоят из атомов химических элементов, то химический состав
нашей планеты представляет собой часть истории атомов космоса, охватывающей также процессы их
образования в далеких во времени космических системах с необычными термодинамическими условиями.
Некоторые свидетельства
этих процессов ученые находят в изотопном составе элементов и их
распространении в космическом пространстве [43,с.297].
Сегодня ученые отмечают, что изотопный состав ряда распространенных химических элементов,
изученный в материале метеоритов, Земли, Луны и Солнца, оказался чрезвычайно близким, а то и
тождественным. Это является свидетельством того, что все вещество Солнечной системы имело общую
судьбу в отношении ядерного синтеза (нуклеосинтеза). Процессы нуклеосинтеза происходили от далеких
времен формирования нашей Галактики в различных звездах до момента рождения самой Солнечной
системы. Именно последний акт нуклеосинтеза и предшествовал образованию ее планет. Временной
интервал между окончанием последнего акта нуклеосинтеза и формированием твердых тел в ранней
Солнечной системе составляет 50-100 млн лет. Перед образованием Солнечной системы возникли
многочисленные радиоактивные изотопы, в том числе, изотопы тяжелых и трансурановых элементов.
Основная их часть вскоре распалась, но меньшая часть с периодами полураспада свыше миллиона лет
дожила до образования твердых тел Солнечной системы. Следы ее былого существования остались в виде
некоторых аномалий, отличающихся повышенным содержанием радиогенных изотопов в продуктах
осколочного деления. Именно на основании данных об изотопах был вычислен возраст Земли,
насчитывающий 4,50,05 млрд лет. [43,с.304-305].
Формирование Солнечной системы, включая и Землю, началось когда последний акт нуклеосинтеза
завершился. Тогда в данной системе стала снижаться температура. Это привело в дальнейшем к тому, что
новорожденные атомные ядра оделись электронными оболочками и возникла возможность протекания
химических реакций и химической эволюции. Состав каждого из членов Солнечной системы в значительной
мере оказался обусловленным этими процессами. Атомы химических элементов постепенно приобрели
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разные свойства, которые определяются их положением в таблице Менделеева [43,с.307-308]. Таким
образом, все это свидетельствует о том, что и в начале образования Солнечной системы, и в возникновении
Земли, важнейшую роль играли микроэволюции.
При остывании газа, рожденного последним актом нуклеосинтеза, элементы стали образовывать
определенные соединения согласно космохимическим свойствам. Конденсация элементов и их соединений
происходила в порядке, обратном их летучести – вначале тугоплавкие окислы и металлические конденсаты,
а затем менее тугоплавкие соединения в виде силикатов, и в конце – летучие и весьма летучие атмофильные
элементы. Инертные газы, как наиболее летучие, вообще не конденсируются в пределах Солнечной
системы, образуя лишь газовые оболочки больших внешних планет [43,с.311].
Научные концепции возникновения и формирования структуры Солнечной системы весьма
многочисленны и разнообразны, начиная с трудов И.Канта и П.Лапласа, и заканчивая разработками
современных ученых. Но все они носят гипотетический характер, постоянно верифицируясь, соотносясь с
новыми научными фактами и открытиями.
Приводя краткую характеристику каждой из данных концепций, И.И.Потапов предлагает следующую,
наиболее вероятную, по его мнению, схему происхождения Земли. Учитывая многочисленные объективные
данные, время конденсации, консолидации, сгущения и агломерации вещества протосолнечной туманности,
охватывающее образование Солнца, планет, метеоритов, отмечает он, оценивается интервалом 4,7 – 4,5
миллиардов лет. В пределах этих 200 млн лет можно выделить следующие основные, наиболее вероятные
события [148,с.95]:
1) 4,7 – 4,68 млрд лет назад. В межзвездном облаке, находящемся в одной из спиральных ветвей (рукавов)
нашей Галактики, в результате фрагментации, сжатия и последнего энергичного нуклеосинтеза, который
был вызван взрывом Сверхновой звезды, рождается протосолнечная гелиево–водородная туманность,
содержащая небольшое количество твердых частиц (пылинок), тяжелых и радиоактивных элементов.
2) 4,68 – 4,60 млрд лет назад. В этой туманности, выведенной из равновесия, начались процессы
упорядочивания движения частиц, которое постепенно становится круговым. Туманность начинает
сжиматься, вращаться и принимать форму диска, в котором намечаются сгущения в центре и на местах
будущих наиболее крупных планет. Процессы сгущения (аккреции) сопровождались уходом основной части
водорода на Протосолнце и Юпитер. Начались конденсации (сжижение) газов и их отвердевание. Сатурн и
более далекие планеты возникали из относительно холодного вещества уплощенного диска протосолнечной
туманности согласно концепции Канта (предложенной еще в 1775 г). Это был первый («холодный») этап
образования Солнечной системы.
3) 4,60 – 4,52 млрд лет назад. В недрах сжимающегося Протосолнца происходило значительное
гравитационное уплотнение и разогрев вещества, рождались тяжелые и сверхтяжелые (в том числе
радиоактивные) элементы. Быстрое вращение Протосолнца приводило к резкому увеличению центробежной
силы и вызывало интенсивное истечение утяжеленного радиоактивного вещества. Основная часть его
рассеялась в окружающем пространстве, а незначительная задержалась в гравитационном поле,
обусловленном Протосолнцем и уже образовавшимся Юпитером. Именно из нее стали рождаться планеты
земной группы, их спутники, метеориты и астероиды. Здесь в первую очередь сгущались (слипались)
металлические частички, нередки были захваты массивными планетами более мелких, которые разрушались
приливными воздействиями. Это был второй («горячий») этап формирования Солнечной системы из
вещества, прошедшего через колоссальные температуры и давления предшествующих ядерных реакций. В
этих условиях происходила эволюция Проземли и Протолуны, составивших 4,6 млрд лет назад двойную
планету.
4) С рубежа 4,520,02 млрд лет назад космическое (догеологическое) прошлое нашей планеты завершается
и наступает геологический этап ее существования, когда масса, объем и рельеф достигают современных
значений и форм. На Земле начинают проявляться геологические процессы (вулканизм, метаморфизм,
тектогенез и др.). До рубежа 3,8 млрд лет назад еще продолжалось образование астероидов и метеоритов,
часть которых, падая на поверхность планет и их спутников, вызывала образование кратеров, формирующих
своеобразный "лунный" ландшафт.
Итак, анализируя космическую историю, можно сказать, что единая общность, образованная из
частичек космической пыли и газа, – протосолнечное облако, в ходе эволюции начинает концентрироваться
(сжиматься). Здесь проявляется процесс интеграции, реализующийся за счет гравитационных сил. Вместе с
тем, одновременно происходит и процесс дифференциации – выделяются зародыши планет и самого
Солнца. Эти процессы завершаются индивидуализацией, т.е. оформлением каждого из объектов Солнечной
системы, которые после этапа космогенеза начинают собственную (индивидуальную) историю,
характеризующуюся определенным своеобразием (рис.18).
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Все пространство Солнечной системы пронизывается потоками различных энергий, которые исходят
из Вселенной, из Галактики и ее звезд, из межпланетной среды, от каждой планеты и других космических
тел, но в первую очередь – от самого Солнца. Межпланетное пространство заполнено различными видами
физических полей – гравитационными, магнитными, тепловыми, электрическими и др. Именно
взаимодействие энергетических потоков, физических полей и самих движущихся космических объектов и
обусловливает единство Солнечной системы, способствует интеграции всех ее составляющих [93,с.24].
Солнечную систему, которая состоит из множества крупных и малых космических тел, совершающих
движение по орбитам и обладающих различными физическими полями нельзя представлять в виде
стационарной системы. Следует отметить непрерывное изменение всех параметров космических тел и их
движения в межпланетном пространстве. Сведения о претерпеваемых в процессе эволюции изменениях
элементов движения масс и энергии объектов Солнечной системы выступают показателем ее дальнейшего
развития. Хотя современный темп эволюции данной масштабной системы по сравнению с бурным периодом
аккреции, несомненно, более медленный. Таким образом, на Солнечную систему в ее нынешнем виде нельзя
смотреть как на стабильную, а следует определить ее как непрерывно эволюционирующую [93,с.48].
5.2. Индивидуализация планет
Солнечная система состоит из Солнца – звезды, в которой сконцентрирована основная ее масса, девяти
планет, 63 спутников планет, большого числа астероидов, комет и метеоритов, а также межзвездного газа.
Сегодня общеизвестен тот факт, что планеты представляют собой сферические тела Солнечной системы,
эллиптические орбиты которых расположены в одной плоскости. Данные о составе планет разделяются на
прямые и косвенные. Лишь о немногих планетах существуют прямые данные, они получены при
лабораторном анализе каменного материала Луны и при измерении анализаторами, которые были
доставлены на поверхность планет автоматическими космическими станциями (АМС). К косвенным
данным относят величины отражательной способности поверхности планет, а также величины их средних
плотностей, полученные в ходе наблюдений и вычисленные по законам небесной механики [43,с.289].
Современная наука процесс формирования состава планет разделяет на два этапа. Первый этап
знаменовался охлаждением газового диска, расположенного вокруг Солнца, конденсацией части вещества
этого диска в твердые частицы, что привело к рождению газово-пылевой туманности. В силу ее
неустойчивости и разной скорости остывания возникает химическая неоднородность, дополнительно
возрастающая под воздействием давления солнечных лучей, отбросивших легкие вещества в периферийные
области туманности. На втором этапе произошло сгущение (аккумуляция) конденсированных частиц в
первичные планеты. Указывается, что оба этих этапа не были резко разделены во времени, а аккумуляция в
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отдельных зонах протопланетного диска началась тогда, когда процесс конденсации еще не завершился.
Отмечается также зависимость химической эволюции протопланетного вещества от гелиоцентрического
расстояния: если вблизи самого Солнца возникали планеты преимущественно из высокотемпературных
конденсатов, то вдали от него возрастала пропорция более окисленной низкотемпературной фракции
[43,с.289].
Образование Земли происходило за счет аккумуляции (аккреции) высокотемпературных конденсатов.
Существует два предположительных варианта этой аккумуляции. Первый, представленный в
космогонической гипотезе О.Ю.Шмидта, свидетельствует об ее однородном (гомогенном) характере. Земля
возникла как шар однородного химического состава и лишь затем приобрела современное оболочечное
строение. Второй раскрывает неоднородный (гетерогенный) характер данной аккумуляции, с самого начала
определивший основные черты структуры земного шара. Вначале объединились металлические частички,
образовавшие ядро, а затем на него осели поздние конденсаты, сформировавшие мантию. Сегодня ряд
ученых высказывает мнение, основывающееся на физических данных и данных космохимии, которое
указывает на вероятность второго варианта образования планет [43,с.315-317].
Последующая эволюция Земли, как и других планет, определялась их массами, наличием гидросферы,
жизненных процессов, влиянием холода окружающего космоса (-2730С). В основе геологического развития
было взаимодействие и преобладание внешних (космических, экзогенных) факторов над внутренними
(эндогенными): охлаждения над разогреванием, сжатия над расширением и поглощения над излучением
[148,с.112].
Внутренняя энергия Земли медленно, но неуклонно уменьшается и закончится, приблизительно, через
2 млрд лет. Среди внешних энергетических источников главным для нее является Солнце. Это практически
вечный источник энергии, а также света, тепла и других излучений, из которых лишь незначительная доля
(двухмиллиардная часть) достается нашей планете. Но все равно это количество энергии огромно: ее за год
Земле достается больше, чем содержится во всех известных залежах нефти, газа и каменного угля, которые
по существу являются законсервированной солнечной энергией. Движение всех частиц приповерхностного
слоя земного вещества также происходит благодаря солнечной энергии [148,с.106-107].
На основе известных космохимических данных в настоящее время делаются широкие эмпирические
обобщения, позволяющие понять процесс происхождения планет и самой Земли, формирования в конечном
итоге биосферы на ней. Химические процессы окислительно-восстановительного характера разной степени
интенсивности совершались в период формирования Солнечной системы. Они охватывали весь
протопланетный материал, т.к. ближайшие к Солнцу планеты рождались преимущественно в
восстановительных условиях, а дальние в условиях окисления. Различие в составе отдельных планет
свидетельствует о фракционировании химических элементов в ходе рождения Солнечной системы. Данное
фракционирование существенно зависело от гелиоцентрического расстояния. В гигантских внешних
планетах, возникших из вещества близкого по составу солнечному, это фракционирование проявилось
менее интенсивно. Солнечная система в целом химически дифференцирована, это свидетельствует о том,
что главным мотивом разделения было возрастание летучих компонентов в космических телах (включая
кометы) по мере возрастания гелиоцентрического расстояния [43,с.296-297].
Несмотря на единый исходный материал, послуживший основой для образования Солнечной системы –
протосолнечное газопылевое облако, все ее объекты резко делятся на несколько разнохарактерных
подсистем, отличающихся составом и строением, это: 1) планеты-гиганты внешней группы, которые
представляют собой огромные жидкие шары с малой плотностью вещества, образованные в основном
легкими элементами – водородом и гелием; 2) планеты внутренней (земной) группы, образованные тяжелым
веществом. Таким образом, можно констатировать, что все планеты принадлежат двум уровням
организации вещества, поэтому различны и пути их эволюции. Состав Солнечной системы позволяет
утверждать, что образование планет земной группы, которая составляет ее внутреннюю часть, и планетгигантов, составляющих ее внешнюю часть, есть следствие процесса дифференциации.
На этапе индивидуализации каждое из небесных тел, образующих Солнечную систему (само Солнце,
планеты и их спутники, астероиды) приобретает присущие лишь ему индивидуальные признаки. К ним
можно отнести массу и размеры, химический состав, строение (структуру), наличие определенной
атмосферы (либо отсутствие таковой). По своим главным параметрам планеты дифференцируются на две
группы, которые могут быть представлены в виде своеобразных подсистем – внутреннюю или земного типа,
к ней относятся ближайшие к Солнцу – Меркурий, Венера, Земля, Марс. И внешнюю – планеты-гиганты,
куда входят далекие – Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун. Плутон, имея незначительные размеры, не относится
ни к тем, ни к другим.
Сходство внутренних планет заключается, во-первых, в том, что они имеют среднюю плотность в
несколько раз превышающую плотность воды, т.к. состоят в основном из твердых материалов, их
поверхности – твердые. Во-вторых, все они медленно вращаются вокруг своей оси. Внешние планеты,
наоборот, характеризуются низкой плотностью, что указывает на их газовый состав. У них отсутствует
твердая внешняя оболочка. Причем, они имеют крупные размеры и массы за исключением маленького
Плутона, соизмеримого с Луной, и характеризуются быстрым вращательным движением. Отмечается также
наличие колец у большинства из них.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кроме этого в Солнечной системе имеется большое количество малых небесных тел: астероидов,
метеоритов и комет. Считается, что астероиды и метеориты – это остатки роя протопланетных тел, т.е.
каменистые образования внутренней околосолнечной зоны, где зародились планеты земной группы. А
кометы являются каменно-ледяными образованиями, родившимися в зоне планет-гигантов [130,с.142].
Сегодня ученые выделяют важную космохимическую закономерность – состав внутренних планет
зависит от их расстояния до Солнца. От гелиоцентрического расстояния зависит также и состав астероидов
– малых твердых тел, движущихся в основном между орбитами Марса и Юпитера. Большинство из них
имеет неправильную форму и только наиболее крупные – Церера, Паллада и Веста – шарообразны, а их
диаметры равны соответственно 1000, 608 и 538 км. За последнее время получены данные, которые
подтверждают генетическую связь между астероидами и метеоритами: метеориты являются осколками
астероидов [43,с.291-295].
После завершения фазы формирования планет состояние их поверхности определялось в основном
двумя явлениями: падением большого числа мелких фрагментов из межпланетного пространства и
внутренней активностью собственных недр. Современный вид поверхности планет свидетельствует, что у
каждой из них эти процессы сочетались в разных пропорциях. На более поздних стадиях развития планет
важнейшую роль стала играть газовая оболочка – атмосфера [204,с.126].
Эволюция планет Солнечной системы необычайно сложна, она изменчива во времени и распадается на
целый комплекс взаимосвязанных процессов. Для познания планетарных преобразований следует учитывать
их неразрывную связь с эволюцией масштабных космических систем. Любой природный процесс
функционирует лишь при условии обеспечения его необходимой энергией. Потоки этой энергии и
сопутствующее им вещество, которые в совокупности обусловливают эволюцию планеты, называют
факторами планетарной эволюции [93,с.48].
В зависимости от массы вещества в планете за счет радиогенных элементов и гравитационного сжатия
генерируется внутрипланетная, эндогенная энергия, которая у Земли характеризуется высокой
интенсивностью. Под воздействием солнечной энергии формируется тепловое поле поверхности планет, во
внешних их сферах образуются сложные экзогенные процессы, заключающиеся в перемещении и
преобразовании вещества. Данные процессы, рассматриваемые в геологическом и геоморфологическом
аспектах, выступают как антиподы эндогенным: созданные эндогенным фактором морфологически
выраженные тектонические структуры экзогенным фактором уничтожаются [93,с.59].
Ученые, сопоставляя данные об эволюции планет, полученные в результате космических
исследований, приходят к заключению об однотипности ранней истории планет земной группы. Хотя
дальнейшее их развитие, вплоть до современной геологической эпохи, проходило неодинаково, а
однотипность сохранилась лишь у Меркурия и Луны. В ходе длительной эволюции сформировалась и
сходная структура планет этой группы, но на фоне общности четко проявляются и их специфические
особенности, которые придают каждой из планет собственную индивидуальность. Отмечается, что у всех у
них недра продифференцировали на примерно концентрические сферы – ядро, мантию и кору, которые в
свою очередь подразделяются на слои. К тому же более крупные из них – Земля, Венера и Марс, имеют и
атмосферы, также дифференцированные на слои: тропосферу, стратосферу и верхнюю атмосферу,
построенные у них неодинаково [93,с.60-64].
Системный подход дает основание рассматривать каждую планету как открытую природную
структуру, состоящую из подсистем находящихся во взаимной связи. К тому же помимо внутренних
существуют еще и внешние связи, посредством которых происходит обмен веществом и энергией с
окружающим космосом. Каждая из планет получает из космического пространства мощные потоки энергии
(в основном от Солнца), а также метеоритное вещество, а сама излучает в окружающее пространство
тепловую энергию и газы [93,с.64].
Открытыми также можно признать и все подсистемы – концентрические сферы и слои внутри планет,
среди которых выделяют две основных: внутреннюю и внешнюю. Подобное деление имеет физическое
обоснование, т.к. обе области планетного пространства – внутренняя и внешняя, будучи тесно
взаимосвязаны как части целого, вместе с тем резко различаются тепловыми полями и протекающими в них
преобразованиями. Если внешняя область питается космической энергией, то внутренняя – эндогенной. Это
вовсе не означает, что тот или иной вид энергии, помимо указанного, не участвует в процессах обеих
областей. Однако выделение основных источников энергии имеет важное значение, т.к. с ними связаны
напряженность и режим тепловых полей данных областей планет. Возникающие во внешней области
экзогенные процессы отличаются динамичностью, высоким темпом протекания, они подчиняются
суточному и сезонному ритмам, годовой и многолетней периодичности. Во внутренней области, наоборот,
ход процессов чрезвычайно замедлен, т.к. в них вовлечены огромные массы планетного вещества и они
подчиняются геологическим закономерностям [93,с.65].
Поверхность выступает своеобразным энергетическим фокусом внешней области планеты, где
воспринимаются как потоки космической энергии, так и энергия недр. Атмосфера и гидросфера играют
важнейшую роль в отражении, поглощении и трансформации солнечной энергии, в возбуждении во
внешнем слое планет комплекса экзогенных процессов. Но энергия (в том числе и солнечная) имеет то
свойство, что она сама по себе "не работает", т.е. не возбуждает природных процессов, если не переходит в
другие виды энергии. Поэтому активность возбужденных на планетах экзогенных процессов зависит не от
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
количества солнечной радиации, а только от той ее части, которая преобразуется в другие виды энергии,
например, в скрытую теплоту парообразования, химическую энергию, гравитационную и проч. Именно
такие превращения и стимулируют экзогенные процессы. Но для подобной трансформации необходимо
наличие благоприятных сред, какими и являются атмосфера и гидросфера [93,с.74].
Ученые, исследующие развитие планет Солнечной системы, помимо факторов эволюции выделяют еще
и фазы эволюции. Так эволюция планет земной группы включает следующие фазы: 1) фаза аккреции
(рождения); 2) фаза расплавления их внешних сфер; 3) "лунная" фаза, где господствующим фактором
рельефообразования была метеоритная бомбардировка и ударные кратерные формы были основным
элементом поверхности; 4) последующее время, когда эволюция планет приобретала разные черты. Исходя
из того факта, что к настоящему времени вещество всех планет земной группы уже продифференцировало
(т.е. в соответствии со своим удельным весом и составом разделилось на более тяжелое ядро, мантию и
кору), высказывается мнение о полном расплавлении планетного вещества в конце фазы аккреции или
непосредственно вскоре после нее [93,с.60-63].
Фаза расплавления внешней сферы планет характеризовалась массовым выделением газов и воды,
которая при очень высокой температуре поверхности находилась в виде пара. Считается что в этот период
все планеты внутренней группы – Меркурий, Венера, Земля, Марс, а также Луна обладали атмосферами в
которых в парообразном состоянии содержались и гидросферы. Благодаря своей массе, а следовательно, и
силе гравитации, такие крупные планеты как Земля и Венера смогли удержать выделившиеся из недр газы и
пары воды, из которых впоследствии и сформировались атмо- и гидросферы. А малые планеты из-за
недостаточности сил притяжения имели неустойчивые атмосферы, теряющие газы и водяные пары,
непрерывно улетучивающиеся в космос. Когда восполнение потерь из недр прекратилось, то Луна и
Меркурий утеряли свои газовые оболочки, а на Марсе она перешла в сильно разреженное состояние
[93,с.61-62]. Охлаждение поверхности планет привело к тому, что она стала постепенно отвердевать. Когда
же температура поверхности охладилась до 1000С, водяные пары стали конденсироваться, переходя в
жидкое состояние.
Все большие небесные тела (звезды, планеты и их спутники) имеют шарообразную форму, немного
сплюснутую за счет их вращения вокруг собственной оси. Это обусловлено тем, что шар является наиболее
устойчивой фигурой тяжелых тел. Подобную форму они приобретают за счет своей тяжести (т.е.
собственного гравитационного поля). Для небольших небесных объектов (астероидов, малых спутников
планет) возможна произвольная (неправильная) форма. Шаровидность определяется предельным значением
массы тела и его размеров, если эти параметры выше (больше) критических, то небесные тела могут иметь
только форму, близкую сферической. Выступы же на их поверхности (горы, складки и т.д.), т.е. отклонения
поверхности от средней, могут быть не более допустимого значения, которое, например, для гранитных гор
Земли составляет предельную высоту 11 км [27,с.58-61].
Если нынешняя атмосфера Земли состоит на 78% из азота, на 21% из кислорода и на 1% из других
газов, то атмосферы других планет совершенно иные. Так на Марсе и Венере преобладает углекислый газ,
на планетах гигантах – гелий, водород, метан и аммиак. А на Луне и Меркурии атмосфера вовсе
отсутствует. Состав атмосферы также предопределен индивидуальной историей планет. Сжимаясь силами
тяготения, они приобретали шарообразную форму, а их недра разогревались. Именно под действием
высоких температур и давления там происходили химические реакции, сопровождающиеся движением вниз
более тяжелых продуктов, формирующих ядро, и подъемом наверх более легких, которые образовывали
кору. Газообразные продукты этих реакций и послужили основой для первичных планетных атмосфер
[27,с.135].
На многих планетах и их спутниках обнаружены следы тектонической деятельности – извержения
вулканов, трещины, разломы от планетотрясений. Отмечается, что за сотни миллионов лет поверхности
планет и их спутников меняются, отражая превращения физико–химической структуры недр. Малые
небесные тела, исчерпав запасы энергии и остыв, как бы умирают, большие живут долго [27,с.69].
На планетной стадии развития Земли главным источником эндогенной энергии становится процесс
гравитационного разделения земного вещества на плотное окисно-железное ядро и остаточную более
легкую оболочку, включающую в себя земную мантию и литосферу [148,с.102]. На начальных этапах масса
Протоземли и ее объем очень быстро росли, а поверхность непрерывно изменялась, поэтому в этот период
геологических процессов, которые присущи нынешней литосфере, еще не происходило [148,с.112].
Указанные ранее этапы космогенеза прошли в своем формировании и Солнечная система, и наша
планета Земля, т.к. их образование также зависело от плотности, давления и температуры межзвездого газа.
Налицо также геологическая и геоморфологическая дифференциация Земли, интеграция ее строения (в
подсистемы – оболочки и слои) и индивидуализация (по законам небесной механики) в Солнечной системе.
Существенным моментом здесь является то, что и глобальная космическая эволюция, и эволюция
Солнечной системы, и эволюция Земли (двух последних после этапа объединения – униации) не
прерываются вплоть до настоящего времени [98,с.134].
Следует отметить, что сегодня появляются новые, нестандартные научные подходы, отражающие
особенности формирования самой Солнечной системы и эволюцию Земли. Так, например, А.А.Маракушев
предлагает генетический подход, в рамках которого дается объяснение эндогенной активности Земли и всех
других планет Солнечной системы и их спутников, обусловленной водородной дегазацией их жидких ядер
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[107]. Так как длительность этих процессов измеряется миллиардами лет, отражая колоссальные запасы
водородных флюидов, которые концентрировались в недрах железно-каменных планет и их спутников, то
это дает ему основание утверждать о несовместимости подобных процессов с существующими
традиционными представлениями возникновения этих небесных тел путем аккреции дегазированного
железно-каменного вещества в вакууме космоса или протосолнечной туманности [107,с.239].
Развивая свою концепцию, А.А.Маракушев утверждает, что только кометная гипотеза в ее водноводородном аспекте может дать объяснение унифицированному формированию всех планет Солнечной
системы на ранней стадии ее эволюции. "В эту стадию – пишет он, – происходила аккумуляция гелийводородной ледяной массы будущего Солнца в окружении быстро вращающегося небулярного диска, в
котором аналогичным образом осуществлялась аккреция ледяных планетезималей, формирующих
планетные и кометные тела". В дальнейшем эволюция всех тел определялась только массивностью
аккумуляции ледяных планетезималей, которая нарастала к центру протосолнечного диска. Здесь – в
центральной зоне температура была минимальной, что способствовало затвердеванию и вхождению в
планетезимали всех газов, включая водород. На периферии в их состав входили лишь высокотемпературные
конденсаты, а колоссальные массы водорода и гелия оставались в газообразном состоянии и не были
вовлечены в процессы аккреции твердых тел [107,с.239].
Более массивные аккумуляции сосредотачивались в плоскости эклиптики, они давали начало фазе
планетного развития, включающей гравитационное сжатие, полное плавление, импульсное расслаивание на
расплавленные железно-каменные ядра и гигантские флюидные оболочки, быстрое вращение которых за
счет действия центробежных сил порождало спутниковые системы планет. Согласно такому сценарию
развития, массивность планет с приближением к Солнцу возрастала: Нептун – Уран – Сатурн – Юпитер –
протопланеты земной группы, с последовательным увеличением пространственных размеров флюидных
оболочек, а также способностью к порождению спутниковых систем [107,с.239].
Воздействие Солнца на стремительно вращающийся громадный диск посредством солнечного ветра
привело к значительной потери массы этого диска – от него остались лишь кометная и планетная системы. В
этот период эволюции Солнечной системы (продолжительность которого составляет несколько миллиардов
лет) ближние к Солнцу планеты – Меркурий, Венера, Земля, Марс потеряли свои флюидные оболочки и
спутники, от которых остались лишь Луна, Фобос и Деймос. А недостаточно расслоившиеся (хондритовые)
планеты за счет взрывного распада превратились в пояс астероидов, расположенный между Марсом и
Юпитером. Потерял часть своей флюидной оболочки и спутниковой системы и сам Юпитер. Лишь только
удаленные от Солнца планеты – Сатурн, Уран и Нептун сохранили первозданные оболочки и спутниковые
системы. Поэтому эндогенная активность планет земной группы есть следствие их протопланетного
развития, в ходе которого образовались огромные запасы водородных флюидов в их недрах [107,с.240].
Недоучет традиционными моделями протопланетной стадии развития Земли, считает А.А.Маракушев,
не дает возможности правильно интерпретировать и ее генетические отношения с Луной, ибо только
планеты, имеющие большие флюидные оболочки, могут образовывать спутниковые системы. По его
мнению, и Земля, и Луна являются порождением общей материнской планеты – Протоземли, которая
обладала водородной флюидной оболочкой, превосходящей современную оболочку Юпитера [107,с.242243].
На современном этапе в геологии возникает новая парадигма – квантовые принципы развития Земли.
Здесь проблемы изменчивости и устойчивости, непрерывного и дискретного получают единое объяснение с
помощью квантовых представлений, но источником планетарных изменений признается внешняя энергия.
Земля, получающая кванты космической энергии с каждым разом (с каждым квантом) переходит в новое
энергетическое состояние, устанавливающее предельные возможности структурных геологических
перестроек планеты. Порция космической энергии должна неизбежно вызывать активные изменения
геофизических полей и приводить к перераспределению вещества как внутри геосфер, так и между ними,
обеспечивая те процессы, которые творят геологическую историю Земли [143,с.115-122].
Земля, по сравнению с другими планетами внутренней группы Солнечной системы, претерпела
существенные изменения с момента своего возникновения. Она достигла высокой степени эволюции.
Наиболее характерными ее особенностями стали: исключительная динамичность развития и чрезвычайно
широкий диапазон интенсивных природных процессов. Если в ранние стадии своего существования она
мало чем отличалась от других планет своей группы, то в дальнейшем коренные изменения произошли во
внешней зоне нашей планеты – в строении ее коры, устройстве поверхности, составе атмосферы и
климатической обстановке [93,с.208].
Согласно предложенной картине развития Солнечной системы – от этапа униации к индивидуализации,
велик соблазн представить в качестве последнего конкретно нашу планету. В этом случае получится, что
именно Земля есть определенный итог развития всей космической материи, послужившей основой для
образования и эволюции всей Солнечной системы. Для подобной оценки есть определенные основания, т.к.
именно наша планета характеризуется самой высокой интенсивностью эндогенных и экзогенных процессов,
что привело в конечном итоге к появлению на ней таких подсистем как атмо- и гидросфера, а затем и
возникновению жизни и целостной биосферы.
Но будет ли объективным подобный подход? Не попадем ли мы в ту же ситуацию, которую сами
критикуем, когда некоторые мыслители пытаются земную материю и человека представить в виде
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
закономерного итога эволюции всей Вселенной, искусственно задавая направленность ее развития к
человеку, и представляя его как высший продукт такой масштабной эволюции. Поэтому пока, до получения
всеобъемлющей научной информации, касающейся структуры и состава всех тел Солнечной системы, более
корректным будет считать, что после образования планет, каждая из них вступает в свою индивидуальную
фазу развития.
Таким образом, фаза индивидуализации в общем плане может быть представлена не одной ветвью –
земной, а совокупностью ветвей, где отражена развивающаяся материя других планет и их спутников. Мы
же, выделяя именно земную, в данном случае подчеркиваем не ее исключительный характер, а просто
необходимость более детального изучения этапов дальнейшей земной эволюции, которая включает в себя
человечество в качестве одного из своих этапов. Именно этим она и представляет особый интерес для
исследователей.
Почему необходимо столь тщательное рассмотрение космических эволюционных процессов?
Благодаря этому наступает понимание двух важнейших моментов. Первый. Эволюционные преобразования
пронизывают все структурные и масштабные уровни бытия. Второй. Знание сквозных мегатрендов
космической, а затем планетарной эволюции позволяет прогнозировать будущее, те качественно новые,
экстраординарные состояния, которые ожидают нас на следующих этапах земной истории.
Глава 6. Геогенез. Геологическое развитие Земли
6.1. Дифференциация земного вещества
Окончание ХХ века ознаменовалось стремительным расширением и углублением исследований в
области наук о Земле и других планетах, входящих в Солнечную систему. Это определяется тем, что без
рассмотрения нашей планеты в аспекте происхождения и эволюции, а также ее положения в рамках этой
системы невозможно решение многих фундаментальных проблем. В первую очередь это относится к
эндогенной активности Земли, охватывающей тектогенез, импактогенез, сейсмические процессы,
магматизм, метаморфизм и рудообразование, определяющей эволюцию земной коры и мантии [107,с.3-4].
Планеты земной группы возникли практически одновременно и имеют один уровень организации
вещества. Но несмотря на сходство их образования, состава материала и наличие твердой поверхности,
постепенно каждая из них приобретает индивидуальные черты. Современные исследователи предлагают
историю Земли разделить на два различных этапа: раннюю историю и геологическую историю. Если в
раннюю историю наша планета развивалась также как и другие планеты земной группы, т.е. в очень
замедленном темпе, то в геологическое время эволюция ее внешней области характеризуется
необыкновенной быстротой [93,с.250].
Следует указать на то обстоятельство, что не все исследователи согласны с такой периодизацией.
Некоторые из них полагают, что имеет право на существование и другой подход к проблеме выделения
геологического периода в истории Земли. Согласно которому и образование планеты, и процессы
протекающие на ней, вплоть до появления живой материи, являются геологическими. Здесь считается, что
первоначальная Земля есть продукт и этап развития геологической формы движения материи [35,с.81-87].
Сегодня некоторые философы, анализируя применение принципа развития в изучении геологических
процессов, предлагают различать два типа концепций развития: 1) метафизическую, где в качестве
источника, причины, побудительной силы движения и развития выступает внешний толчок, и 2)
диалектическую, где причины развития заключены в самом объекте, в его самодвижении [67]. На наш
взгляд, здесь сталкиваются не только различные философские подходы, но и взаимодействие различных
концепций материи и энергии. На современном этапе, наверное, не стоит резко антагонистически
противопоставлять друг другу внешние и внутренние причины развития, т.к. парадигма целостности требует
учета всех факторов, обусловливающих эволюцию объекта (системы), имеющих как эндогенную, так и
экзогенную природу.
Ранняя история нашей планеты включает в себя следующие фазы: аккрецию (т.е. ее рождение), фазу
расплавления внешней сферы земного шара и фазу первичной коры ("лунную" фазу). Если во время
аккреции, когда шло образование планеты за счет непрерывного объединения соударяющихся крупных
космических тел и зародышей планет – планетезималей, а также притяжения более мелких агрегатов, Земля
оставалась холодной. То в фазе расплавления за счет интенсивного разогрева и метеоритной бомбардировки
ее внешняя поверхность представляла собой океан раскаленного тяжелого расплава с прорывающимися
наружу газами. Именно тогда возникла первичная атмосфера, состоящая в основном из водяного пара с
небольшой примесью углекислого газа. Остывание привело к образованию тонкой первичной коры, которая
вскоре вся покрылась кратерами от падения небесных тел – наступила "лунная" фаза. А с охлаждением
поверхности до +1000С начинается принципиально новый период развития планеты – ее геологическая
история [93,с.252-253].
При понижении температуры (менее 1000С) состояние воды, которая в парообразном виде находилась в
атмосфере, стало изменяться. Практически вся гидросфера, сосредоточенная ранее в атмосфере, которая по
сути своей была "примитивной паровой атмосферой", превратилась в жидкость. Жидкое состояние воды
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
является наиболее активным по сравнению с газовой или твердой фазами. Именно этим и обусловлено
резкое ускорение процессов в поверхностном слое планеты [93,с.253].
Переход из атмосферы огромного количества воды, образование поверхностных стоков и водоемов,
привело к эволюции воздушной среды – она из водной превратилась в углекислую. Но возникновение
крупных водоемов на земной поверхности обусловило поглощение углекислого газа, т.к. СО2 легко
растворяется в воде. Поэтому воздушная среда стала утрачивать и СО2, уменьшалось также и его давление
[93,с.256]. Дальнейшая эволюция воздушной оболочки происходила под воздействием живых систем,
жизнедеятельность которых существенно изменила ее состав. Образование атмо- и гидросферы есть
следствие дальнейшей дифференциации земного вещества.
Если допустить, что образование планеты соответствовало варианту гетерогенной аккумуляции, то
рост первичной Земли начался с объединения металлических частиц. Когда же металлическое ядро-зародыш
достигло значительной массы, стал происходить гравитационный захват более поздних конденсатов из
окружающей космической среды. Тогда и возникла первичная мантия, представляющая собой мощную
оболочку из смеси металлических, силикатных и троилитовых частиц. Затем, на более поздних этапах
аккумуляции на формирующуюся планету осели самые поздние конденсаты – гидратированные силикаты и
возможно органические вещества космического происхождения [43,с.318].
Далее, из-за адиабатического сжатия, первичного нагрева от падающих частиц и радиогенного нагрева
от распада радиоактивных изотопов резко повысилась температура, что привело к локальному плавлению
железисто-сернистых масс и их ассиметричному стеканию вниз к центральным областям. Этот процесс
завершил формирование ядра в целом. Вместе с тем, выплавление в верхних горизонтах первичной мантии
легкоплавких силикатных фракций, привело к образованию базальтовой коры океанического типа. «Если
первый центростремительный процесс дифференциации приводил к извлечению из первичной мантии
преимущественно сидерофильных и халькофильных химических элементов и накоплению их в ядре
планеты – отмечают Г.В.Войткевич и В.А.Вронский, – то второй центробежный процесс миграции охватил
преимущественно летучие литофильные и атмофильные элементы» [43,с.319-320].
В ходе формирования структуры планеты происходила дифференциация земного вещества при
геологических процессах: породы с большей плотностью преимущественно опускались вниз, а более легкие,
наоборот, поднимались вверх. Это обусловило определенное современное строение Земли, которое сегодня,
благодаря сейсмическим исследованиям, хорошо известно. В центре находится внутреннее ядро – твердый
шар, состоящий из никеля и железа, радиусом 1200 км, температура в котором достигает 5000 0С. Внешнее
ядро (до радиуса 3486 км) образовано расплавленными металлами. При вращении планеты оно также
медленно вращается, создавая геомагнитное поле. Затем идет мантия – упругая каменная оболочка,
представляющая слой земных пород, толщиной 2900 км. Высокая температура в некоторых ее зонах
вызывает плавление твердых пород и образование магмы, которая затем извергается на поверхность. Земная
кора (литосфера) – это относительно твердый слой, имеющий толщину от 6 до 70 км. Она состоит из
огромных участков – плит, которые очень медленно перемещаются относительно друг друга. Наибольшая
интенсивность разделения Земли на железное ядро и силикатную мантию происходит вскоре после ее
образования, в первый миллиард лет существования. Происходит оно и сейчас, но в очень замедленном
темпе.
Именно гравитационная дифференциация явилась причиной того, что земной шар стал так
разнообразен. Она послужила не только разделению веществ по плотности, но и привела к тому, что
некоторые химические реакции, энергетические невыгодные в обычных условиях, становятся возможными
для больших масс в гравитационном поле [27,с.65]. К тому же гравитационная дифференциация
одновременно с выделением тепловой энергии в недрах способствовала ее выходу к поверхности вместе с
подъемом легких фракций. Перенос тепла и масс вещества выглядел на заре существования Земли как
мощное извержение вулканов. Именно вулканические газы образовали первичную углекислую атмосферу
планеты, а извергнутые лавы – ее первую базальтовую кору.
Современные научные представления о внутреннем (глубинном) строении Земли, основанные на
геофизических данных, гораздо сложнее [148,с.26]. Здесь отмечается, что не только ядро дифференцируется
на подсистемы, но также и мантия, и литосфера, составляющие вместе земную оболочку.
Переход от протопланетной фазы развития к собственно планетарной эволюции, согласно концепции
эндогенной активности А.А.Маракушева, имел катастрофический характер, обусловленный бурным
отделением флюидов от расплавленного ядра планеты. Что привело к образованию глобальной рифтовой
системы на поверхности Земли, к разделению ее на блоки, определившее затем размещение на ней
континентов и океанов. Флюидное давление в земном ядре уравновешивалось давлением ее силикатных
оболочек, что обусловило превращение планеты в саморегулирующуюся систему импульсного отделения от
ядра флюидных потоков, которые стимулировали периодическое усиление ее активности [107,с.240].
Движущей силой эндогенной активности выступает кристаллизация твердого субъядра Земли,
сопровождающаяся ростом флюидного давления в ее жидком ядре, периодически нарушаемым импульсами
дегазации, что определяет стадийность развития земной коры. Здесь импульсам дегазации соответствуют и
усиления спрединговой активности океанов, приводящие к фазам диастрофизма, формирующего складчатые
пояса. С последующим ослаблением этой активности соотносятся эпохи разрушения континентальной коры,
экстенсивное развитие базальтового магматизма и установление на континентальных окраинах океанов
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
геосинклинального режима. "Стадийность эволюции земной коры закономерно коррелирует с развитием
магматизма, рудообразования и катастрофами на поверхности Земли [107,с.240].
А.А.Маракушев утверждает, что исследования Земли обнаруживают импульсный процесс дегазации ее
ядра, вследствие чего на поверхность выделяются огромные массы водорода. Но водород почти полностью
теряется в окружающем космическом пространстве, а на поверхности планеты задерживаются лишь более
тяжелые газы, из которых и формируется атмосфера. Это обусловлено тем, что гравитационное поле
планеты не способно удержать молекулярный водород, обладающий чрезвычайно высокой миграционной
способностью. Из-за проникновения водородных флюидов в стратосферу происходит образование
перламутровых облаков, что повышает альбедо Земли и является причиной наступления ледниковых
периодов. Стратосферные облака разрушают защитный озоновый слой, а это, в свою очередь,
сопровождается массовым вымиранием животных [107,с.240-241].
Предлагаемые нетрадиционные подходы к фундаментальным проблемам происхождения и эндогенной
активности Земли, раскрывают возможности оригинального освещения геологических процессов
образования и эволюции земной коры, ее континентов и океанов. Был разработан механизм замещения
мощной эвкритовой протокоры, возникшей в результате первичного расслоения планеты. Щелочной
магматизм определил следующую ступень ее эволюции в направлении развития островных архипелагов,
ставших предвестниками континентальной складчатой коры. Они, в свою очередь, представляли
"первичные области сноса терригенного материала в рифтовые прогибы, стимулировавшие зарождение
первичных эвгеосинклиналей и создание складчатой континентальной коры, которая является высшей
ступенью коровой эволюции планет и была достигнута только на Земле" [107,с.243].
6.2. Активность поверхностного слоя
Если рассматривать историю Земли, то ее геологическое развитие также обусловлено, с одной стороны,
дифференциацией, следствием которой является образование определенной (оболочечной) структуры
планеты. С другой – интеграцией, где реализуется взаимодействие и взаимообусловленность развития всех
подсистем Земли – ее геосфер. Постепенно из этих подсистем выделяется та, которая характеризуется
наибольшей интенсивностью процессов, – это поверхностный слой, т.е. происходит своеобразная
индивидуализация. Именно поверхность планеты, ее верхняя оболочка – земная кора (литосфера) является
тем местом, где зарождаются новые подсистемы Земли – гидросфера и атмосфера, взаимодействие которых
между собой, вместе с влиянием космоса, на определенном геологическом этапе порождают качественно
новую планетарную оболочку – биосферу (рис.19).
Зональное или оболочечное строение Земли и других планет, стало результатом как начальных условий
их формирования, так и последующих процессов химической дифференциации. Причем, самые верхние
оболочки планеты – литосфера, гидросфера и атмосфера – это вторичные образования, являющиеся
продуктом собственно геологической истории Земли. Именно они выступили материальной основой для
возникновения и дальнейшего развития живой планетарной материи, рождения биосферы в целом
[43,с.320].
Земная кора является поверхностью, разделяющей зоны разного химического и физического состава.
Она образовывалась на расплавленной и охлаждающейся Земле. Если процессы, проходящие внутри
планеты, характеризовались чрезвычайно малой скоростью, то на ее поверхности – литосфере, наоборот.
Таким образом, постепенно выделяется та подсистема Земли, где скорость протекания геохимических и
геофизических процессов наибольшая – это поверхностный слой, т.е. наблюдается локализация или
индивидуализация. Темп эволюции планетарной материи здесь резко повышается, что приводит к
возникновению новых подсистем – гидросферы и атмосферы, в которых образуются интенсивные
круговороты вещества, огромные массы которого, перемещаясь по поверхности планеты, меняют ее
геологический облик.
Если в ранние стадии своей эволюции Земля, как и другие планеты, развивалась под действием тех же
факторов – космического, экзогенного и эндогенного, то после появления гидросферы и сильного
обводнения сухой поверхности планеты темп ее эволюции резко возрос, а с появлением биосферы, а затем и
человека интенсивность планетарных преобразований увеличилась еще больше.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Поскольку из всех планет земной группы Земля обладает наибольшей массой, то она характеризуется и
наибольшей внутренней (эндогенной) энергией – радиогенной, гравитационной и проч. Внутри космических
тел и на их поверхности все виды поступающей энергии трансформируются, переходя в тепловую. Именно
она возбуждает процессы преобразования планет. Тепловая энергия земных недр стимулирует и
тектонические процессы и вулканизм. За счет тепла поддерживается расплавленное (жидкое) состояние
внешнего ядра, конвекционные течения в котором образуют биполярное геомагнитное поле и влияют на его
функционирование. Длительное действие эндогенной энергии привело к тому, что за геологическое время
сформировалась такая современная структура земной коры и верхней мантии, какой не существует ни у
одной из планет Солнечной системы [93,с.233-235].
Действие экзогенного фактора эволюции на Земле имело сходный характер с другими планетами – оно
приводило к разрушению форм (тектоники и рельефа), созданных космическими и эндогенными факторами.
Если на ранних стадиях эволюции нашей планеты экзогенный фактор проявлялся слабо, то на последующих
его роль существенно возросла. Причиной этого стала появившаяся жидкая вода (гидросфера),
образовавшая глобальные круговороты, резко активизировавшие экзогенные процессы. Возникающий на
земной поверхности горный рельеф в исторически короткие интервалы полностью уничтожался, а
современные горы очень молоды – им всего 10-20 млн лет [93,с.235].
Экзогенный фактор оказывает влияние и на эндогенный, передавая в недра Земли вещество и энергию
из ее внешней области. Поэтому можно констатировать взаимосвязь между двумя этими факторами
планетарной эволюции, а также непрерывное взаимодействие между внутренней и внешней областями
планеты [93,с.236]. При определенных условиях экзогенный фактор на Земле может не только свести на нет
морфологические проявления фактора эндогенного, но и почти полностью нейтрализовать такой
фундаментальный космический фактор как метеоритная бомбардировка. Этому способствуют две причины:
защитное действие атмосферы и необыкновенная активность поверхностных преобразовательных
процессов, в ходе которых уничтожаются кратерные структуры.
Толщи осадочных пород и гранитного слоя земной коры стали результатом действия экзогенных
процессов, играющих важнейшую роль в планетарной эволюции. Их действием и объясняется тот факт, что
на поверхности или в неглубоких недрах Земли породы первичной коры отсутствуют – они оказались
полностью переработанными.
Земля, как и другие крупные космические тела, обладает магнитным полем, что обусловлено
особенностью ее строения – наличием у нее жидкого внешнего ядра. Шаровое биполярное магнитное поле
искажается под воздействием магнитных полей Солнца, Юпитера и др. планет, а также под влиянием
солнечного ветра – плазменного потока, летящего в межпланетном пространстве с огромной скоростью –
около 500 км/с. Деформированное магнитное поле Земли называется магнитосферой. Сегодня ученые
указывают на факт периодического изменения за последние 4,5 млрд лет полярности геомагнитного поля с
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прямой на обратную, когда Южный полюс превращался в Северный, а Северный в Южный [93,с.224-225].
Это вносило определенные изменения в процессы поверхностного слоя.
Атмосфера – это воздушная оболочка планеты, разделенная на много слоев, не имеющих четких
границ. С момента возникновения Земли ее строение и атмосфера постоянно менялись, отражая общие
процессы планетарной эволюции. Первичная земная атмосфера приближалась по своему составу к
солнечной, состоящей на 98% из водорода и гелия с примесью других элементов. С образованием
литосферы и особенно после снижения температуры приповерхностных зон до 374 0С, являющейся
критической для воды, состав земной атмосферы уже приближался к выделениям современных вулканов:
90-98% приходилось на долю водяных паров, а 2-10% - на остальные газы, где главным компонентом был
углекислый. Атмосфера Земли по своему составу была близка тогда нынешним атмосферам Венеры и
Марса, а первичные водные бассейны, начавшие формироваться при охлаждении поверхности до 100 0С,
содержали лишь весьма небольшую часть объёма вод современного океана [148,с.117-118].
Первичная углекислая земная атмосфера, насыщенная парами воды, образовалась вследствие
вулканических извержений. Большая часть этих паров стала конденсироваться и появился первичный океан,
а затем возникла целостная гидросфера. Все газы атмосферы находятся в химическом равновесии друг с
другом, с водой гидросферы и веществами земных пород. Водой сегодня покрыто около 70% поверхности
планеты.
Главным источником кислорода современной земной атмосферы является растительность, т.е. живое
вещество планеты. Благодаря солнечной энергии, хлорофилл растений перерабатывает углекислоту,
используя углерод для своего строения, а кислород отдавая в атмосферу. Ученые высказывают мнение, что
существует также и другой источник образования кислорода, также обусловленный излучением Солнца, –
это распад молекул воды на водород и кислород на высотах порядка 30 – 50 км [27,с.139].
Солнце выступает главным источником внешней энергии для поверхности земного шара. Именно под
его влиянием возникают и осуществляются круговороты вещества на внешнем слое планеты. Основным
передатчиком энергии между космосом и Землей выступает атмосфера. К границе ее верхнего слоя –
тропосферы подводится поток солнечной радиации около 1000 ккал/(см2год). Из-за того, что планета имеет
форму шара, на единицу этой поверхности поступает лишь 250 ккал/(см 2 год) и то третья часть его
отражается. Таким образом, поверхности Земли, атмосфере и гидросфере достается всего лишь 167
ккал/(см2 год). Причем мировой океан, являясь мощным аккумулятором солнечного тепла, за год
накапливает его в 21 раз больше, чем вся остальная поверхность. Можно сказать, что гидросфера в целом
работает под влиянием солнечной энергии как гигантская тепловая машина [145,с.19 – 21].
Следствием энергетического воздействия Солнца является длительное существование в геологической
истории Земли самых интенсивных круговоротов – воды и воздуха, в ходе которых циклически повторяется
перемещение огромных масс вещества по поверхности планеты. Только за год ветры, реки, ледники
переносят 1010 т твердого и растворимого вещества, часть которого, попадая в морские и океанические
впадины, осаждается. Постепенно, погружаясь на большую глубину, эти осадочные породы
трансформируются, переплавляются за счет внутреннего тепла Земли. А затем вновь выносятся в виде
магмы на поверхность, где опять подвергаются выветриванию и разрушению, включаясь в следующие
геохимические циклы [145,с.28]. Геологические круговороты длятся очень долго – миллионы и сотни
миллионов лет, постепенно меняя внешний облик планеты.
Причиной переноса воздушных масс, т.е. круговоротов воздуха выступает конвекция – подъем более
легкого теплого воздуха вверх и замещения его снизу более тяжелым холодным. Наибольшая конвекция
проявляется в тропической зоне, где солнечные лучи наиболее интенсивно прогревают атмосферу. Именно
экваториальная конвекция порождает глобальные ветры на поверхности планеты [27,с.160, с. 172].
Так как континентальные плиты земной коры движутся, то в них постоянно возникают давления или
напряжения. Это обусловливает изменение формы поверхности – образуются складки и разломы, а также
является источником землетрясений. В современной геологии существуют противоположные теоретические
обоснования, по-разному объясняющие изменения геологического облика Земли. Согласно концепциям
фиксизма, все геологические неоднородности – континенты, щиты, массивы, платформы и т.д., всегда
находились на одних и тех же местах, а их развитие шло под воздействием вертикальных и радиальных
движений земного вещества, т.е. было обусловлено гравитацией [148,с.162]. Концепции мобилизма,
наоборот, основываются на ведущей роли горизонтальных перемещений, где главный источник движения –
ротация или вращение Земли вокруг собственной оси. В результате чего под влиянием центробежной силы
перемещаются участки земной поверхности. Сегодня наблюдается постепенное сближение позиций и
объединение этих концепций, так как нельзя отрывать эволюцию литосферных плит, толщина которых
менее 2% земного радиуса, от эволюции всей планеты. В этом проявляется известный принцип
философских исследований – целостный подход [148,с.171-172].
Сегодня предлагается ввести в геологию новую – квантовую парадигму, которая позволит по-новому
взглянуть на разнообразие теоретических работ, существующее в современной геологической отрасли
знания. Построить из них логическую цепочку, объединенную идеей квантового механизма, управляющего
в геологии состоянием устойчивости и изменчивости: устойчивость – получение новой порции энергии,
разрушающая старую устойчивость и создающая устойчивость новую [143,с.121-122].
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Если учесть то обстоятельство, что геологические концепции всегда опирались на космологические
представления, то в свете квантовой парадигмы наиболее вероятной выглядит модель неоднородной
аккреции, согласно которой ядро, мантия, верхний слой и легкие оболочки возникали независимо и за очень
короткие исторические периоды (105-107 лет). А между ними были длительные перерывы. Таким образом,
дифференциация земного вещества есть наложенный процесс. Неомобилистские концепции геотектоники
являются отражением эпох получения Землей энергетических квантов, а фиксистские – этапов спокойного
развития между эпохами квантования. Следовательно, в свете подобной парадигмы конкурирующие сегодня
в геологии геотектонические концепции не исключают друг друга, а наоборот дополняют [143,с.122].
Геологические исследования показали, что начиная с рубежа 3,8 млрд лет назад, общая площадь
континентальной литосферы неуклонно увеличивалась. В истории Земли возникали периоды, когда все
континенты, сомкнувшись, образовывали единые массивы, окруженные океаном. Затем данные массивы
вновь разъединялись, раскалываясь, раздвигались в разные стороны. Эти последовательно возникающие
суперконтиненты получили наименование Пангея–0, Пангея–I, Пангея–II. Последний из них (Пангея–II),
состоящий из Гондванской и Лавразийской областей, «расползаясь», дал жизнь и определенные очертания
современным континентам [148,с.170,с.178].
Возраст океана ненамного меньше возраста самой Земли. Уровень мирового океана неоднократно
понижался на 120-150 м. Вода накапливалась на суше в виде огромных ледников, перемещение и таяние
которых вызывало не только изменение земного рельефа, но и существенное изменение климата. В истории
Земли выявлено несколько десятков ледниковых периодов, сильно менявших климатические условия на
планете. Промежутки между ними составляют от 40 до 100 и более тысяч лет. Поэтому предлагается в
рамках гидросферы выделить еще одну масштабную систему – криосферу, объединяющую массы воды,
находящиеся в твердом агрегатном состоянии. Сюда входят ледниковые и снежные покровы, подземные
льды (вечная мерзлота), морские льды с айсбергами и атмосферные льды. Криосфера является прерывистой
системой, а ее общий объем составляет около 25 млн км3 [90,с.35]. Массы океанских и морских вод
циркулируют по поверхности планеты благодаря течениям. Холодные и теплые течения также оказывают
значительное влияние на климат. Воды гидросферы, испаряясь, поднимаются в атмосферу, образуют облака
и перемещаются вместе с воздушными массами на громадные расстояния.
Историческая дифференциация материи поверхностного слоя Земли, ее самоорганизация, интеграция и
самосовершенствование, происходившие под влиянием внутренних (эндогенных), внешних (экзогенных) и
космических факторов, привели к появлению качественно нового образования – живой планетарной
материи (рис.19). Дальнейшая геологическая эволюция земного вещества испытывала значительное влияние
появившейся живой материи, первичные системы которой, зародившись в воде (т.е. в гидросфере) около 3,8
млрд лет назад, впоследствии распространились по всей поверхности планеты, а также в атмосфере. Живые
системы, сначала простейшие, а затем более сложные, активно включались в существующие круговороты
вещества и энергии, значительно повышая их интенсивность и в целом существенно увеличивая темп
планетарной эволюции.
Планетарная материя как сложная система по мере своего развития все более обособляется, в ней
растет число автоколебательных подсистем. Сущность самоорганизации заключается во все более тонкой
циклической дифференциации ее вещества на различные структурные уровни со снижением общей
энтропии. Каждая из ее сфер становится подсистемой, которая ритмично обменивается веществом, энергией
и информацией с соседними оболочками. Все это многообразие взаимодействует между собой и
подчиняется единому закону эволюции [88,с.33].
Глава 7. Биогенез. Образование и развитие биосферы
7.1. Возникновение живой материи
Если не учитывать сверхъестественных причин, то у появления жизни на Земле есть следующие
варианты. Первый – жизнь зародилась на планете естественным образом в ходе эволюции планетарной
материи. Второй - жизнь принесена с космической пылью и метеоритами в виде спор и цист, которые
длительное время сохраняются, несмотря на космический вакуум и холод. Третий вариант, которого
придерживался и сам В.И.Вернадский, основатель учения о биосфере, указывает на вечность живой
материи, т.е. не было никакого момента рождения, жизнь существовала всегда [3,с.80].
Вернадский четко стоял на позициях Редди (XVII в.), согласно которым, «все живое происходит
только от живого». Сегодня данный принцип связывают также с именем Пастера. Из принципа ПастераРедди он делает вывод: поскольку жизнь вечна, то она не могла зародиться на Земле, возраст которой всего
более четырех миллиардов лет [119,с.10]. «Однако, – отмечает акад. Н.Н.Моисеев, – за последние полвека
произошли важнейшие научные открытия, и в настоящее время ситуация существенным образом
изменилась, во всяком случае, одну из космогонических гипотез, а именно гипотезу о начальном взрыве, мы
уже имеем право считать эмпирическим обобщением» [119,с.11].
Со временем космогонические
гипотезы из общих философских рассуждений постепенно
превращаются в теории, основанием которых являются объединенные определенным образом факты, т.е.
эмпирические обобщения. Они играют значительную роль в современном рационалистическом
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мировидении и вносят определенные коррективы в понимание и интерпретацию ряда распространенных
мировоззренческих положений, к которым относятся и общие представления о жизни [119,с.10].
Открытие такого явления космоса как реликтовое излучение стало эпохальным событием для научного
познания, ведь оно означало, что гипотеза начального взрыва получила весьма надежный опытный
фундамент и пришло время рассматривать ее в качестве эмпирического обобщения. «Но в свете
космогонической гипотезы начального взрыва – пишет Н.Н.Моисеев, – принять предположение о вечности
материи и жизни уже нельзя» [119,с.12]. На наш взгляд, тут делается неправомерное смешение понятий
материи и вещества. Естественно, сама материя (в ее философском понимании) существует вечно,
проявляясь в качественно различных видах и формах, в иных состояниях (например, сингулярном), в
других вселенных, имеющих иные физические характеристики (гипотеза множественности вселенных). А
вещество нашей Вселенной действительно порождается в ходе «большого взрыва», когда локализованная
материя на микроуровне переходит из сингулярного (вакуумноподобного) состояния в вещественное,
имеющее четырехмерность – три пространственных измерения и одно временное. Здесь начальные этапы
глобальной эволюции характеризуются такими физическими параметрами, которые полностью исключали
возможность существования живых систем (колоссальные температура и давление, отсутствие атомов и
молекул). В этот период господствует лишь ионизированное излучение.
Проповедуя тезис о вечности жизни, В.И.Вернадский исследует биосферу как самоорганизующуюся
систему. Он отмечает, что биосфера изменяется и воспроизводит условия своего существования, не
учитывая при этом, что первоначальные условия биосферы есть результат эволюции неорганической
природы. Поэтому эти первоначальные условия фактически оказываются скрытыми в последующем
функционировании самой живой материи и биосферы в целом как самоорганизующейся системы [49,с. 138139].
Сегодня сторонники варианта космического происхождения органической материи выдвигают новые
аргументы. «В настоящее время – отмечают Г.В.Войткевич и В.А.Вронский, – получены космохимические
данные, указывающие на широкие возможности возникновения органических веществ как
предшественников жизни в космических условиях. Большая часть молекул, обнаруженных в межзвездных
облаках, относится к простейшим соединениям углерода, включая такую важную молекулу для жизни как
глицерин – аминокислоту. Однако до образования сложных высокомолекулярных соединений еще очень
далеко» [43,с.328].
Достаточно сложные соединения содержатся непосредственно в телах Солнечной системы, например, в
метеоритах. Основываясь на последних теоретических и экспериментальных данных, они делают вывод о
том, что «синтез довольно сложных органических соединений как предшественников живого вещества был
закономерным этапом в химической эволюции Солнечной системы в канун формирования планет.
Возникшие в космических условиях органические вещества вошли в состав многих тел, но лишь на Земле
реализовались возможности дальнейшей
прогрессивной эволюции, которые обеспечили быстрое
возникновение саморегулирующих высокомолекулярных систем – непосредственных предков первых
живых организмов. В метеоритах и их родоначальных телах химическая эволюция оказалась
замороженной» [43,с.333].
Предполагается, что существовали две возможности развития событий. Первая: химическая эволюция,
начавшись в космических условиях, продолжилась в условиях Земли и за относительно короткий период
привела к образованию первых простейших живых организмов. Вторая: рождение первых сложных молекул
ДНК, лежащих в основе наследственности, произошло в космических условиях, а полное раскрытие их
потенциала наступило в водоемах нашей планеты, содержащих растворенные органические вещества
[43,с.333-334].
Перенос места возникновения органической материи с Земли в космическое пространство, будь-то
пространство Солнечной системы или Галактики, вовсе не отменяет главного вопроса, имеющего не только
важное естественнонаучное, но также и философское значение, и касающегося перехода неживой материи в
живое состояние. А подобный переход является сегодня неоспоримым объективным фактом. Вполне
возможно, что процессы перехода неживого вещества в живое в различных областях Вселенной (в том числе
на планетных системах) на определенном этапе ее эволюции происходят по-разному. Но возможно
существует и универсальный механизм реализации этих процессов.
В последнее время появляется все больше научных работ, объясняющих происхождение живой
материи из неживой путем самоорганизации и последовательного усложнения структур последней [16;207].
Системный подход к проблеме эволюции дает основание рассматривать живые системы не только как
принадлежащие миру живой природы или только миру неживой природы, а как саморазвивающиеся
системы, которые, с одной стороны, являются пределом развития химических соединений и поэтому
находятся с неживой материей в генетическом родстве, а с другой, элементами нового качества – живой
природы [173,с.110].
Возникнув из неживых (химических) веществ в процессе микроэволюции, первичные живые системы
закономерно унаследовали и их свойства, но постепенно в ходе становления и развития они приобрели
новые качества, которые ранее не были присущи исходному материалу. Следует отметить, что всякая новая
система возникает на основе старой, перенимая у нее необходимые элементы, структуру, функции, но
интегрируя их, приводит в соответствие со своим качественным своеобразием (со своей природой),
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
заставляя служить собственной направленности развития [13,с.41]. В этом процессе проявляется как
преемственность рождающихся в ходе планетарной эволюции различных качественных форм земной
материи (реализующаяся посредством их генетической связи), так и новообразования, характеризующиеся
возникновением у материи таких признаков и свойств, которых ранее не существовало.
Здесь необходимо указать на то обстоятельство, что возникновение живой материи (при любых
вариантах – космическом или земном), т.е. предбиотический этап планетарной эволюции непосредственно
связан с микроэволюцией, когда процессы направленного качественного изменения протекают на
микроуровне. Зачастую этот этап исследователи называют химической эволюцией.
Нам наиболее близка позиция планетарного происхождения жизни, поскольку она закономерно
вписывается в логику непрерывного исторического развития земной материи, усложнения форм ее
организации и нарастания темпа эволюции на каждом последующем ее этапе. Важнейшим аргументом,
свидетельствующим именно о земном происхождении живой материи, является единство генетического
кода у всех живых организмов планеты. "Появление и развитие жизни на Земле – пишет А.Е.Криволуцкий, –
это уникальное явление во всей Солнечной системе. Но оно не случайно, а было подготовлено сочетанием
ряда благоприятных условий. Прежде всего для зарождения жизни должен был сформироваться сложный
комплекс активно взаимодействующих природных компонентов, которые в течение чрезвычайно
длительного времени в относительно стабильных гидротермальных условиях испытали строго
направленную эволюцию" [93,с.249].
Важнейшая особенность молекул живого вещества, открытая Л.Пастером, проявляется в их
способности отклонять поляризованный луч, т.е. они являются оптически активными. В современной науке
это свойство получило название молекулярной хиральности. У молекул же неорганических веществ такое
свойство отсутствует, т.к. их строение совершенно симметрично.
Указывая на то, что движение земного вещества есть основа геологических процессов, проф.
И.И.Потапов подчеркивает, что всё движется в окружающем нас мире. И мы движемся вместе с несущей нас
поверхностью вращающейся Земли, которая одновременно движется вокруг Солнца, а вместе с ним вокруг
центра Галактики и т.д. Причем, все происходящие движения разнообразны по форме и разномасштабны.
Даже огромные неподвижные горы сегодня уже не те, что были вчера, и завтра они будут другими.
Непрерывный ход очень медленных геологических процессов постоянно изменяет их внутреннее строение,
то подновляет, то разрушает и сглаживает рельеф. И возникновение жизни из неживого вещества, и
эволюция живых организмов, и их смерть как переход в неживую материю – всё это есть движение земного
вещества. Всё движется как во времени, так и в пространстве, и в неживой, и в живой природе. Каждое из
этих движений может быть разложено на движения составляющих частей, которые в свою очередь могут
быть разложены на движения всё более мелких частиц и во всё более короткие промежутки времени
[148,с.318].
Геологические процессы как внутриземные (эндогенные), так и внешние (экзогенные) – есть
проявление движения земной (планетарной) материи. Несмотря на своё разнообразие данные процессы
всегда взаимосвязаны. Так историческая эволюция Земли как охлаждающегося космического тела
предопределила «появление сконденсировавшейся гидросферы и водного литогенеза, а также зарождение
жизни в водной среде. Последняя явилась не только местом возникновения первых живых организмов, но и
защитным слоем (своеобразной крышей), предохранившим их от губительного действия космических
лучей» [148,с.319].
Биологической эволюции предшествовала длительная предбиотическая (химическая) эволюция, в
процессе которой произошел переход от неорганической материи к органической, с последующим
возникновением простейших форм жизни. Уже на предбиотической стадии эволюции планетарной материи,
т.е. до возникновения первых живых клеток, существовали материальные системы, обладающие
способностью к самовоспроизведению, метаболизму, развитию через мутации и конкуренцию с другими
системами. Именно эти фундаментальные свойства, характеризующие жизнь, возникли благодаря
самоорганизации структур [156,с.132]. Отмечается также, что решающая роль в процессе перехода от
химических систем к биологическим принадлежит катализу. Этот факт подтверждается в настоящее время
многими научными данными [156,с.159].
Роль каталитических процессов усиливается по мере усложнения состава и структуры химических
систем. Основываясь на этом, некоторые ученые напрямую связывают химическую эволюцию с
самоорганизацией и саморазвитием каталитических систем. Вместе с тем отмечается, что переход к
простейшим формам жизни «предполагает также особый дифференцированный отбор лишь таких
химических элементов и соединений, которые являются основным строительным материалом для
образования биологических систем» [156,с.160]. Из более чем ста химических элементов всего лишь шесть,
названных органогенами, выступают в качестве основы для построения живых структур различных видов и
форм, это водород, углерод, кислород, азот, фосфор и сера. По химическому составу у живого вещества
нашей планеты преобладают следующие элементы – H,C,O,N. Именно они являются главными элементами
живой планетарной материи и поэтому называются биофильными. Их атомы образуют в живых организмах
сложные молекулы в сочетании с водой и минеральными солями [43,с.35].
Сформировавшиеся во внешней области Земли плотная атмосфера и мощная гидросфера, надежно
защитили ее поверхность от неблагоприятного воздействия космоса: сильного охлаждения, губительной для
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
всего живого коротковолновой солнечной радиации, метеоритной бомбардировки. К тому же атмосфера
обеспечила еще одно важное свойство – оранжерейный или парниковый эффект, благодаря которому
равновесная температура земной поверхности составляет в настоящее время 15 0С. Водные массы,
образующие гидросферу, из-за высокой теплоемкости и низкой теплоотдачи сильно смягчают
температурную контрастность. Такое же смягчающее воздействие оказывают и облака, покрывающие около
половины поверхности земного шара. Поскольку максимальные годовые амплитуды температур
практически не превышают 1000С (от +500 до –500С), то это создает возможность воде находится во всех
трех фазах – жидкой, твердой и газообразной, а также при определенных условиях переходить из одной
фазы в другую. Что является важнейшим фактором функционирования земной природной системы
[93,с.209]. Именно благодаря огромным массам воды, которые образуют круговороты вещества и энергии,
активность экзогенных процессов настолько повышается, а их темп становится таким бурным, что
оказывает воздействие не только на внешнюю поверхность нашей планеты и ее подсистемы, но и на общую
эволюцию Земли.
В ходе круговоротов планетарного вещества произошёл отбор самого энергоёмкого и подвижного
носителя – молекул воды. В зародившихся на определённом историческом этапе биотическом круговороте
(круговороте живого вещества) вода также играет важнейшую роль. Это вещество и его движения
пронизывают всю биосферу и другие поверхностные оболочки планеты. В атмосфере – это испарение и
масштабный перенос облаков по всей Земле; в гидросфере – это аккумуляция тепла океаническими водами
и возникающие глобальные течения; в литосфере – это теплоноситель отопительной системы, который
позволяет выводить внутренние потоки тепла на поверхность [145,с.44].
Вода является основой структуры живого вещества, которое состоит из неё на 2/3. Самому
В.И.Вернадскому нравилось определение жизни как "живой воды" [9,с.20]. Вода и жизнь – явления
генетически связанные между собой, к тому же вода участвует в энергодающих метаболических процессах,
без которых жизнь невозможна. Трудно переоценить значение воды и для человеческого организма, так за
время своей жизни человек использует (прокачивает) в среднем около 75т воды, что в 1000 раз превышает
его собственный вес [145,с.44].
Как отмечается, первые простейшие микроскопические живые системы зародились около 3,8 млрд лет
назад в водных бассейнах, охлаждённых до температуры 40 0С и ниже. Через несколько миллионов лет
появились
примитивные
(анаэробные,
микроскопические,
прокариотические)
и,
вероятно,
бактериоподобные автотрофы. А примерно 3,5 – 3,4 млрд. лет назад возникли уже более сложные формы
жизни, подобные диатомовым и зелёно-голубым водорослям современного Мирового океана [148,с.131].
Поэтому, подводя итог, можно сделать следующий вывод: появление жизни в гидросфере есть
закономерный этап эволюции всей планетарной материи, следствие развития всех внешних оболочек Земли
– литосферы, атмосферы и гидросферы.
7.2. Экспансия живых систем
По прошествии 500-600 млн лет после образования гидросферы, начала литогенеза и зарождения
жизни, т.е. 3,3–3,2 млрд. лет назад, развитие анаэробных водорослеподобных автотрофов стало весьма
интенсивным – в их эволюции произошёл своеобразный «биологический взрыв» (графитовый), во многом
обусловленный углекислым составом тогдашней атмосферы [148,с.131].
Первая в истории Земли биосфера носила восстановительный гетеротрофный характер. В дальнейшем
же, в ходе геологических преобразований, эволюция биосферы происходила как разрешение противоречия
между безграничной способностью организмов к размножению и ограниченностью минеральных ресурсов,
которые могут быть использованы в определенную историческую эпоху. Данное противоречие разрешается
путем овладения новыми источниками вещества и энергии, а также приобретением растениями и
животными новых качеств приспособления. При этом наследственная изменчивость становится важнейшей
предпосылкой развития, а естественный отбор – механизмом, который закрепляет новые качества [43,с.334].
Вследствие геологических процессов, вызванных усилением консолидации планеты и образованием
протоплит, постепенно на поверхности планеты стали формироваться протоплитные бассейны, в которых
экологические условия характеризовались значительным постоянством температуры, солёности,
газонасыщенности, малой глубиной. Если раньше диатомовые, сине-зелёные водоросли, бактериоподобные,
анаэробные автотрофы существовали локально и кратковременно в изменчивых, часто выкипающих или
высыхающих водных бассейнах, то в протоплитных морях им были обеспечены значительно лучшие
условия для эволюции. Это вызвало резкие изменения в жизнедеятельности водных микроорганизмов,
выделяющих кислород [148,с.142].
С периода 2,4 млрд лет назад происходит резкий рост их численности и фотосинтезирующей
деятельности – очередной «биологический взрыв». Он привёл к весьма значительному повышению
содержания кислорода в тогдашней атмосфере. И если до этого периода древние отложения формировались
в углекислой атмосфере, то позднее этого рубежа осадочные процессы почти повсеместно происходили в
условиях окисления. Поверхностный слой планеты, состоящий в основном из железосодержащих пород и
минералов, с того времени покрывается корами выветривания и начинает интенсивно «ржаветь» [148,с.142].
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Образование железисто-кремниевых формаций докембрия, содержащих значительную часть всего
имеющегося на Земле железа, есть «убедительное свидетельство направленного развития внешних оболочек
Земли от изначально восстановительных условий к окислительным с прохождением ими кислородного
барьера на рубеже 2,2-2,0 млрд лет назад» [148,с.143]. Геологическое время, ограниченное приблизительно
периодом 2,4-1,8 млрд лет назад было поистине «железным биологическим взрывом» в истории Земли. Всё
это свидетельствовало о резком выделении в атмосферу свободного кислорода. Если до рубежа 2,4 млрд лет
назад «почти вся водная микрожизнь при взаимодействии с окружающей углекислой средой «выдыхала»
также только СО2, что является сущностью брожения, то позднее та же флора стала усваивать всё больше и
больше углерода и начала выдыхать О2. Из этого следует, что характерный для современных растений
процесс фотосинтеза в своей первой части (поглощение СО 2) отражает древнейшие (3,8-2,4млрд. лет назад)
условия возникновения и существования живых организмов, а во второй (выделение О 2) – более поздние
функции, приобретённые первичной водной флорой в основном с рубежа 2,4 млрд. лет назад» [148,с.146].
В докембрийских морях некоторые из представителей флоры стали поглощать свободный кислород и
своих собратьев, т.е. стали гетеротрофами. Способность поглощать и усваивать кислород привела к
существенным изменениям в живых системах. Если раньше при поглощении углекислого газа происходил
процесс брожения, то теперь – окисления (т.е. скрытого горения), выделявшего в 10 раз большее количество
тепловой энергии [148,с.321]. Стали появляться первые представители фауны, сначала простейшие
одноклеточные, а позднее – более сложные, многоклеточные.
Последующая эволюция планетарного живого вещества протекала крайне неравномерно. Постоянное
развитие периодически сменялось бурными «биологическими взрывами», которые оставляли после себя в
осадочных геологических породах специфические образования. За «железным» были «строматолитовый» и
«шунгитовый» взрывы, затем последовали «горючесланцевый», «каменноугольный», «меловой» и
«газонефтяной взрыв». Именно поэтому можно сказать о том, что земная кора содержит в себе в
переработанном виде следы былых биосфер.
Жизнь биосферы, охватывающей часть литосферы и атмосферы и практически всю гидросферу,
обусловлена ее взаимодействием с недрами, верхними слоями атмосферы и окружающим космосом. Именно
следствием данного взаимодействия и являются периодически возникающие спады и подъемы
продуктивности живого вещества [106,с.3].
Поскольку большая часть геологического времени с периода появления первых водоемов
характеризовалась тем, что эволюция живых организмов проходила в воде, то, поэтому древняя биосфера
ограничивалась преимущественно рамками гидросферы. И хотя сейчас очень трудно восстановить облик
ранних биосфер, тем не менее, можно сделать определенный вывод: «размножение организмов в древней
биосфере создавало «давление» на среду и приводило к упорной экспансии самих организмов в разные
области нового обитания» [43,с.334]. Постепенно жизнь в мелководных морских бассейнах так развилась,
что, переполнив их, «выплеснулась» на сушу. Началась экспансия живой материи по всей поверхности
планеты и в атмосферу. Биосфера начинает стремительно расширяться, существенно раздвигая свои
пространственные границы.
Одной из важнейших черт живых систем является их способность к размножению, т.е. рождению себе
подобных. В этом проявляется такая форма развития как квантигенез – количественный рост элементов
системы. Высокая скорость (интенсивность) размножения живых организмов математически отражается
экспонентой. Анализируя этот процесс, Ч.Дарвин писал: «Все органические вещества естественно
возрастают в такой прогрессии, что если бы они не погибали, земля вскоре была бы покрыта потомством
единственной пары... Даже медленно размножающийся человек, удваивающий свою численность в 25 лет, и
по этой пропорции менее чем в тысячу лет буквально не осталось бы для его потомства места, где можно
было бы поставить ногу» [61,с.56].
Следует указать на тот факт, что процессы размножения живых организмов существенно различаются
своей скоростью. Здесь проявляется общая закономерность: скорость размножения организмов обратно
пропорциональна их размерам (массе). Мелкие организмы, таким образом, размножаются значительно
быстрее крупных. Особенно впечатляет темп роста микроорганизмов: при благоприятных условиях
размножения «потомки одной бактериальной клетки способны в течение всего лишь 2 суток создать
биомассу по величине, равную массе всей планеты, а по объёму превышающую её в пять раз с лишним»
[145,с.35].
Но в реальности возможности неограниченного размножения не могут реализовываться и поэтому
«биологические взрывы» кратковременны по сравнению со всей историей развития живой материи на
Земле. Эволюционирующие живые системы ограничены нехваткой вещества, что компенсируется
организацией циклических процессов. В живой природе возникают различные циклы: от молекулярных
структур клетки – до биосферы как целостной системы, охватывающей всё живое. На планете образуется
биотический круговорот [145,с.36].
«Жизнь возникла в структуре геосферы на основе предбиологических обменных процессов,
геологического круговорота вещества и энергии как "средство" интенсификации этих процессов и как
"средство" более эффективного использования солнечных и других космических излучений, достигающих
земной поверхности» – пишет Э.В.Гирусов [50,с.21]. Живая земная материя становится закономерным
участником планетарных круговоротов вещества и энергии, более того, она выступает их инициатором.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Г.П.Аксенов образно сравнивает ее с наездником в цирке, стоящим посередине арены и подстегивающим
бегающую по кругу лошадь. Так и живая материя в одном месте, а именно в поверхностном слое сообщает
неживому (косному) веществу энергетический импульс, а далее оно движется уже само, влекомое
собственными силами – геологическими, тектоническими, вулканическими, радиоактивными и др. [3, с.80].
Одним из самых ярких показателей высокого уровня земной эволюции стало возникновение и бурное
развитие живой материи. Под ее воздействием земной мир стал меняться более стремительно, нежели под
влиянием общепланетарных естественных процессов. Таким образом, на одном из этапов планетарного
развития к абиогенным факторам эволюции добавляется биогенный, проявляющийся в воздействии
органического мира, организованного в биосферу.
Круговороты вещества и энергии есть важнейший фактор существования биосферы, условие ее
целостности и устойчивости. Каждый из элементов, входящих в состав живого вещества, поступает в живой
организм из окружающей неорганической среды, вовлекается в процесс клеточного метаболизма, а затем
вновь возвращается в окружающую среду. Впоследствии этот цикл неоднократно повторяется, что дает
основание говорить о многократном использовании химических элементов в жизнедеятельности живых
систем. Если бы таких круговоротов не было, то жизнь, быстро исчерпав запасы любого элемента, уже
давно бы завершилась.
Но вместе с тем, некоторая часть неорганического вещества, вследствие концентрационной функции
живых систем, выходит из круговорота за пределы биосферы, погружаясь в глубокие слои земной коры.
Именно этим обусловлено историческое обновление биосферы, каждое новое состояние которой уже не
повторяет предыдущие. Таким образом, взаимодействие живой и неживой материи заключается в
вовлечении последней в функционирование биосферы, а после ряда превращений – возврат ее в прежнее
неживое состояние.
В.И.Вернадский рассматривал биосферу как область жизни, основой которой выступает
взаимодействие живого и неживого (косного) вещества. Главной же особенностью биосферы, по его
мнению, является биогенная миграция атомов химических элементов, вызываемая энергией Солнца и
проявляющаяся в процессе обмена веществ, росте и размножении живых организмов. Данная биогенная
миграция подчиняется двум биогеохимическим принципам: 1) стремится к максимальному проявлению,
следствием чего является «всюдность» жизни, ее пространственное распространение; и 2) приводит к
выживанию тех организмов, которые увеличивают эту биогенную миграцию [43,с.9].
Под биосферой В.И.Вернадский понимал такую систему, область распространения которой включает
как живое, так и неживое вещество. В подобной интерпретации, которая является общепринятой среди
последователей великого мыслителя, пространство биосферы захватывает участки литосферы, гидросферы
и атмосферы. Считается, что все части поверхностных сфер, проникнутые живой материей, изменены
биогеохимическими процессами, поэтому по признаку этих биогенных изменений биосфера может быть
признана как имеющая собственное пространство.
Нам же более близка позиция акад. Ю.А.Косыгина, который предлагает понятием биосфера обозначать
только системно организованную совокупность живых организмов, распространившихся в областях
основных поверхностных сфер – литосферы, гидросферы и атмосферы, представляющих по отношению к
ней окружающую среду [90,с.54]. Ибо косные тела не являются системообразующими элементами для
биосферы, хотя и вовлечены в ее круговороты. Таким образом, биосфера изначально не имеет собственного
пространства, а выступая производной системой, занимает область других поверхностных сфер, сужая тем
самым их естественную пространственную зону.
Анализируя влияние космических факторов на развитие земной жизни, Н.Н.Моисеев подчеркивает:
«Живое вещество – это тонкая пленка на поверхности планеты, усваивающая космическую энергию, прежде
всего энергию Солнца. Эта особенность живого вещества бесконечно ускоряет все планетарные процессы»
[119,с.7]. Ученые отмечают, что все живое вещество по своей массе занимает ничтожное место по
сравнению с любой из верхних сфер земного шара. По последним оценкам общее количество массы живого
вещества в современную эпоху равно 2420 млрд тонн. Эту величину можно сравнить с массой верхних
оболочек Земли, в которые в той или иной степени проникла биосфера [43,с.28]:
Масса, в т
Живое вещество……….2,41012
Атмосфера……………..5,151015
Гидросфера…………….1,5 1018
Земная кора……………2,8 1019
Сравнение
1
2146
602500
1670000
Следовательно, в отношении массы живое вещество планеты значительно уступает даже такой легкой
оболочке планеты как атмосфера (почти в две тысячи раз). Но качественно резко отличается от нее и других
неорганических природных систем своей активной ролью в земных преобразовательных процессах и
планетарной эволюции в целом.
Индивидуальное развитие каждого из живых организмов от зарождения и до смерти осуществляется,
во-первых, под действием генетических программ, а во-вторых, – под влиянием внешней среды (в том числе
внешних энергий). Именно поэтому одинаковая генетическая основа – генотип, не всегда приводит к
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
формированию организмов, имеющих одинаковый фенотип, одинаковый набор свойств. Организм
приобретает такие признаки, которые помогают ему существовать в конкретных условиях. А удачные
приспособительные изменения, например, смена сезонной окраски, регулируются естественным отбором,
который обеспечивает выживание организмов с генотипами, способными оптимально реагировать на
изменение внешних условий [165,с.136]. Поэтому генетический аппарат «должен быть достаточно
устойчивым, чтобы сохранять и передавать наследственную информацию, и в то же время достаточно
гибким, чтобы эволюционировать, не препятствовать образованию новых видов жизни» [165,с.108].
Живая планетарная материя, исторически развиваясь, начинает ветвиться, что проявляется в
дифференциации – широком видовом и морфологическом разнообразии организмов – растений, животных и
бактерий (рис.20), которых по современным оценкам насчитывают свыше 2 млн. Живое вещество нашей
планеты сегодня представлено огромным множеством организмов, характеризующихся индивидуальными
признаками, разнообразием форм и размеров. Среди них встречаются и мельчайшие микроорганизмы
(малые бактерии, инфузории), размеры которых составляют микрометры, и многоклеточные животные и
растения, имеющие крупные размеры [43,с.50].
Таким образом, реализуется исторический процесс дифференциации, когда единый канал начинает
делиться на множество рукавов. Вместе с тем, процесс интеграции проявляется в том, что все живые
системы Земли включены в биотический круговорот, представляя цепи питания, которые одновременно
являются и энергетическими цепями. Они образуют единую планетарную структуру – биосферу,
распространяясь повсюду: вверх – до нижней части стратосферы (до озонового экрана, примерно 30-40км) и
вниз – до донных океанических отложений и глубины проникновения подземных вод вместе с
микроорганизмами (до глубины около 10км) [145,с.41]. Различные формы жизни широко проникают в
земную атмосферу. Мелкие микроорганизмы поднимаются вверх воздушными течениями до больших
высот, таким же образом переносятся споры различных растений. Активно и на большие расстояния во
время перелетов перемещаются представители позвоночных – птицы, и многочисленные летающие
крылатые насекомые [43,с.58].
Необходимость многообразия в рамках биосферы объясняется с точки зрения кибернетического
подхода. По закону необходимого разнообразия любая система только тогда обладает устойчивостью для
блокирования внутренних и внешних воздействий, когда имеет достаточное внутреннее разнообразие
[9,с.26].
Интеграция элементов системы, возникновение в ней различных взаимодействий и подсистем, их
пространственно-временная организация обусловлены не только необходимостью выживания, т.е.
самосохранения, но и потребностью повышения процесса усвоения и переработки поступающей энергии,
т.е. развития. Таким образом, поток внешней энергии заставляет систему самоорганизовываться и
самосовершенствоваться.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Возникнув вместе с появлением жизни, биосфера Земли постоянно расширялась и усложнялась. Мир
живого распространялся в глубины морей и океанов, населял атмосферу, перерабатывал верхний слой
литосферы в почву. Одновременно шло прогрессивное развитие форм организации живых систем, их
взаимоотношений, т.е. такая форма системного развития как изогенез. Наряду с этим происходило
постоянное вымирание определенных видов и более крупных таксонов (классификационных групп), что
стало определенной закономерностью исторического развития живой материи. Процесс рождения новых
видов и исчезновения старых стал постоянным свойством биосферы.
Общий ход биогенеза включал в себя длительные перерывы, вызванные причинами, имеющими
катастрофический характер. Биологи обнаружили признаки по крайней мере пяти массовых вымираний
жизненных форм, наиболее поздним из которых было исчезновение с поверхности Земли динозавров около
66 млн лет назад. Таким образом, длительная эволюция биосферы включала постоянное исчезновение
семейств, родов или видов растений и животных. Средняя продолжительность отдельного биологического
вида составляет около 15 млн лет [9,с.17].
Если исчезновение отдельных видов может быть вызвано воздействием местных факторов – сменой
экологической ниши или обострением конкурентной борьбы за обладание этой нишей, то массовые
вымирания связаны с глобальными катастрофами. Они были вызваны действием геологических факторов
(вулканическая активность, изменение уровня моря, движение континентов) или факторов космических.
Внешние для биосферы факторы являлись мощным импульсом, стимулирующим эволюционный процесс,
т.к. внутренние ее изменения носят чрезвычайно медленный характер [9,с.17].
Согласно современным космохимическим, геохимическим и палеонтологическим данным эволюцию
биосферы можно представить в виде трех главных этапов. Если первый этап включал эволюцию вещества
Солнечной системы и ранней Земли, то последние два отразились в каменной летописи геологической
истории нашей планеты. Первый этап – восстановительный, он завершился появлением на Земле первой
гетеротрофной биосферы. Второй этап – слабоокислительный, характеризуется появлением фотосинтеза,
косвенные следы которого обнаружены в формациях, существовавших 3,8–4 млрд лет назад. Он длится в
течение времени от 4 до 1,8 млрд лет тому назад и завершается осадконакоплением полосчатых железистых
формаций раннего и среднего докембрия. Третий этап – окислительный – выразился в становлении
фотоавтотрофной биосферы. Здесь появляется большое количество свободного кислорода, что привело к
возникновению и широкому развитию животного мира [43,с.358-359].
Таким образом, биосфера не только сама изменяется в ходе планетарной эволюции, но и своим
непосредственным воздействием заставляет меняться и другие поверхностные системы планеты –
литосферу, гидросферу и атмосферу. В совокупности же происходит коэволюционное (сопряженное,
взаимообусловленное) развитие земной материи.
7.3. Процессы в биосфере
Основой существования самой биосферы, а также происходящих в ней биогеохимических процессов
является определенное положение нашей планеты в космосе, в первую очередь, ее расстояние от Солнца и
наклон земной оси к плоскости земной орбиты. Данное пространственное расположение обусловливает
климат на планете, а последний – жизненные циклы всего многообразия населяющих ее живых организмов.
Солнце является не только источником энергии биосферы, но и регулятором всех геологических,
химических и биологических процессов на Земле [156,с.185-186].
Биосфера, выработав путем самоорганизации сложную систему гомеостатических циклов, которые
повторяются через определенные временные интервалы, смогла сохранить жизнеспособность важнейших
своих компонентов. Это помогло ей избежать тех крайностей, которые наблюдаются на соседних с нею
планетах земной группы – Марсе и Венере [9,с.19]. Все живые системы нашей планеты приспособились к ее
вращению вокруг своей оси и обращению вокруг Солнца. Множество растений и животных точно следуют
околосуточным (циркадным) ритмам [9,с.25].
Сегодня указывается на три источника, которые способствуют расширению и обновлению научных
представлений об эволюции жизни как закономерном процессе, это: 1) учение В.И.Вернадского о биосфере,
2) различные варианты общей теории систем (ОТС), 3) кибернетика и теория информации [22,с.140].
Причем, это не единственные источники, сюда же можно отнести и теорию самоорганизации, и синергетику
и др. общенаучные подходы.
"Осознание того факта, что жизнь представляет собой круговорот веществ, энергии и информации в
рамках некоторого единства, системы (биосферы), имеет не только огромное теоретическое и практическое,
но и – пока еще не до конца оцененное – методологическое значение – пишет В.Г.Борзенков. – Оно привело
не только к более корректной постановке самих вопросов о происхождении и эволюции жизни как
возникновения и последующей дифференциации и интеграции некоторой относительно отграниченной от
среды системы круговорота вещества, энергии и информации, протобиосферы, но и сразу же выявило новые
возможности для трактовки известных феноменов макроскопического проявления эволюции как
закономерных. К их числу относятся известная неравномерность темпов эволюции, так называемые
"остановки" в процессах эволюции, явление "затухания" эволюции и т.д." Все указанные закономерности
особенно хорошо согласуются с теорией самоорганизации. Поэтому обычное представление эволюции
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
только как ветвления есть всего лишь аспект (хоть и очень важный) или "внутренний срез" данного
процесса [22,с.140-141].
Со временем биотический круговорот, составляющий основу жизни, начинает играть ведущую роль в
трансформации веществ на планете. Второй биогеохимический принцип В.И. Вернадского связывает вопрос
о направленности эволюции живых систем с их энергетикой. Согласно его положениям, преимущество в
ходе эволюции получают те организмы, которые приобрели способность усваивать новые формы энергии
или «научились» полнее использовать химическую энергию, запасённую в других организмах [145,с.46].
В настоящее время энергетический подход в изучении эволюции живых систем получает реализацию в
виде двух энергетических принципов: экстенсивного и интенсивного развития живого. Первый принцип
обусловлен захватом внешней энергии биологическими системами, а второй связан с эффективностью её
использования [145,с.48].
Согласно энергетическому принципу экстенсивного развития, в процессах развития надорганизменных
систем использованный биологической структурой поток энергии возрастает, достигая локальных
максимальных значений в стационарных состояниях [145,с.49]. Данный принцип свидетельствует о
способности живой системы захватывать энергию и ее способности к пространственному распространению
(экспансии). При этом качественных изменений в её энергетике может не происходить, достаточно быстрого
размножения.
При длительной эволюции на первый план выдвигаются процессы, направленные на повышение
качества использования энергии. Это обусловлено условиями жесточайшей нехватки вещества. Но ведь при
быстром размножении и ограничении по веществу требуется и быстрое отмирание, что сопровождается
потерями энергии и информации, и ставит популяцию в невыгодные условия. Следовательно, выгодной
здесь становится структура с более длинным циклом развития. Именно поэтому увеличение длительности
существования считается одним из наиболее характерных проявлений эволюционного прогресса [145,с.59].
Энергетический принцип интенсивного развития гласит: любая живая система надорганизменного
уровня развивается (эволюционирует) таким образом, что поток использованной энергии на единицу
биологической структуры (за время существования этой структуры) возрастает. Отмечается, что в теории
морфофизиологической эволюции рост продолжительности жизни и уменьшение числа потомков являются
одним из показателей приспособленности животных. Вещество, которое содержится в млекопитающих,
энергетически более нагружено и активно. Это в целом соответствует энергетическому биогеохимическому
принципу Вернадского [145,с.60-63].
Для описания совокупности живых организмов (растений, животных, микроорганизмов, человека) или
земной формы жизни В.И.Вернадский вводит понятие “живое вещество”. Но живому веществу требовалась
среда для его развития. Необходимо было научно установить ее размеры, свойства, структуру и функции.
Такой «средой жизни» и стала открытая В.И. Вернадским «биосфера».
В научных трудах В.И.Вернадского встречаются различные трактовки понятия «биосфера». По мнению
Б.С.Соколова [162], ученый не стремился дать однозначного и точного определения. Он раскрывал
содержание данного понятия с разных точек, соотнося его с другими существующими на тот момент
понятиями науки. По Вернадскому биосфера – это «организованная, определенная оболочка земной коры,
сопряженная с жизнью, ее пределы обусловлены прежде всего полем существования жизни». Живое
вещество или планетарная живая материя выступает основой и движущей силой биосферы.
Представляя живое вещество как целостность, ученый предложил выражать его в весе, в энергии, в
характере отвечающего ему пространства, в атомном (элементном) составе. Тем самым качественная
совокупность живых систем обретает количественные критерии, меру, численное выражение. В
геологической истории планеты живое вещество в целом выступает «как непрерывный интегральный поток
живых организмов, как могучая геологическая сила, коренным образом меняющая лик Земли». Источником
этого потока является космическая энергия и, в первую очередь, энергия Солнца [150,с.178].
Основополагающим свойством биосферы В.И.Вернадский считал ее организованность. По нашему
мнению, это свойство не может выступать в качестве признака отличающего биосферу и само живое
вещество от других земных оболочек (литосферы, гидросферы, атмосферы). Организованность присуща
материи вообще, любым ее формам и образованием: космическим, планетарным, геологическим и т.д.,
поэтому она не может быть особой характеристикой жизни и не может использоваться для выделения
качественного своеобразия биосферы.
Формой деятельности живого вещества в биосфере выступает биогеохимическая работа. Способность
живой материи вовлекать в свои круговороты неорганические вещества (косное вещество, по
Вернадскому) определила исторические преобразования литосферы и атмосферы. Выход из циклов
этих веществ обусловил их накопление в толще земной коры. Углерод аккумулировался в углях,
нефти, органогенных известняках, битумах, каустобиолитах и других известных месторождениях. «То же
самое можно сказать о кремнеземе (диатомиты, трепелы, опоки), железе и марганце (железистомарганцевые руды), азоте, калии, сере, фосфоре и многих других химических элементах, захватываемых
живыми организмами биосферы и после их отмирания образующих месторождения ценного минерального и
органического сырья» [150,с.180].
Отмечая важность учения о биосфере, разработанного В.И.Вернадским, для формирования концепции
универсальной эволюции, Н.Н.Моисеев пишет: «Современная рационалистическая парадигма позволяет
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шире смотреть на проблемы развития. И на эволюцию в целом, в том числе и эволюцию живого
вещества. Эволюция отдельных видов всего лишь фрагмент общего процесса развития. Поэтому для
понимания эволюционного процесса недостаточно изучения деталей и отдельных механизмов
видообразования, как это имеет место в современных эволюционных творениях. В.И.Вернадский был
первым, кто связал эволюцию живого вещества и эволюцию окружающей среды со всем разнообразием
взаимодействующих механизмов» [119,с.6].
Необратимость процессов в живой материи ставит вопрос о времени, «ибо нигде в окружающей нас
природе, – замечает В.И.Вернадский, – время не выдвигается в такой степени и в такой организованности,
как в живом веществе» [34,с.130]. Осмысливая функционирование и развитие биосферы, он приходит к
пониманию необходимости введения сюда не только временной составляющей и пространственных
представлений, но и целостного пространства-времени как общей формы проявления живого вещества.
Подчеркивая в своих трудах, что в мировоззрение естествоиспытателей ХХ века входит новое, более
сложное понятие – о пространстве-времени.
Выступая как целостная система, биосфера характеризуется в первую очередь определяющим
воздействием живого вещества на многие земные процессы: химические, физические, термодинамические,
информационные. И поэтому биологическое время В.И.Вернадский считал главным временем в биосфере.
Состояние пространства, занятого живым веществом, а также метрика времени и его качественные
характеристики, продуцируются деятельностью самого этого живого вещества [80,с.30].
У биосферы есть определенные пределы или пространственные и временные рамки, которые
накладывают ограничения на все ее функционирование. В частности, пространственные пределы
объективно существуют, они определяют ее структуру и функции. Верхняя граница биосферы
охватывает тропосферу и ограничивается озоновым слоем, который своеобразным экраном защищает
все живое от губительного воздействия космических излучений. Нижняя ее граница очень изрезана:
биосфера включает всю гидросферу суши и Мировой океан, а на материках проникает в среднем в
земную кору до глубины около 16 километров, где она сопрягается с областью «былых биосфер»
[150,с.180].
В различных отечественных и зарубежных публикациях под биосферой понимают только совокупность
организмов, т.е. лишь живую планетарную материю, противопоставляя биосферу атмосфере, гидросфере и
литосфере. И мы придерживаемся такого мнения. В.И.Вернадский и ряд его последователей при
определении понятия "биосфера" включают сюда также и неживую материю Земли – косное вещество. Так,
указывая на взаимосвязь неорганической (неживой) и живой материи планеты, В.И.Вернадский пишет:
«Земная оболочка, биосфера, обнимающая весь земной шар, имеет резко обособленные размеры, в
значительной мере она обусловливается существованием в ней живого вещества – она им населена.
Между ее косной, «безжизненной» частью и живым веществом, ее населяющим, идет непрерывный
материальный и энергетический обмен, материально выражающийся в движении атомов, вызванном
живым веществом» [31,с.15].
На наш взгляд, здесь происходит некорректное смешение внутрисистемных взаимодействий,
свойственных самой живой материи биосферы, и межсистемных взаимодействий, существующих между
биосферой и окружающим ее неорганическим миром земной природы (литосферой, гидросферой и
атмосферой) и космическим пространством с его объектами и энергиями (рис.20).
Живое вещество планеты находится в непрерывном и тесном взаимодействии с неживым посредством
круговоротов. Причем, именно живое вещество (живая планетарная материя) является основанием
биосферы, тем системообразующим фактором, который объединяет ее в определенную целостность.
Развитие биосферы происходит не только за счет усиления взаимодействия разнообразных живых
организмов, но и путем углубления взаимодействия живой планетарной материи и окружающей среды.
Таким образом, в ходе планетарной эволюции наблюдается как дифференциация живых систем, так и их
интеграция, объединение в различные виды коопераций. Но вместе с тем, происходит и интеграция, развитие
взаимосвязи и взаимовлияния живого и неживого. Именно данный процесс В.И.Вернадский и считал
сущностной характеристикой биосферы.
Появление живого вещества на планете и его историческая эволюция рассматривается
В.И.Вернадским в зависимости от естественной эволюции земных оболочек – литосферы, гидросферы и
атмосферы. Он стремится взглянуть на планету Земля и образующееся на ней живое вещество не
«изнутри», не через непосредственно окружающий человека мир живой природы, не через факты и явления
жизнедеятельности бесчисленных видов живых существ, но представить эту жизнедеятельность в виде
единого закономерного процесса из космических просторов Вселенной. Подобный взгляд через
«космическую призму» является эвристически ценным для познания планетарных эволюционных
процессов, т.к. подобное видение «снимает односторонний антропоцентрический и геоцентрический
взгляд на живую природу, включая и самого человека» [70,с.8].
Биологическая эволюция характеризуется как непрерывный исторический процесс, сопровождающийся
появлением новых видов живых систем, которые оказывали воздействие на всю биосферу в целом, а также
на природные системы: почву, наземные и подземные воды и т.д. Все это подтверждается тем, что почвы и
реки девона совсем иные, нежели третичной и тем более нашей эпохи. Следовательно, эволюция видов
постепенно распространяется и пронизывает всю поверхностную область планеты [156,с.187]. Биосфера
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
охватывает нижнюю часть атмосферы, гидросферу и верхние горизонты литосферы. Продукты
жизнедеятельности живых существ являются весьма подвижными, поэтому они перемещаются в
пространстве далеко за пределами обитания самих организмов.
По глубокому убеждению В.И.Вернадского, стратегическая линия развития планетарной живой
материи заключается в уровне цефализации или в степени развития центральной нервной системы (принцип
Дана). В процессе исторической эволюции живых систем некоторые образующие их клетки
специализируются, в первую очередь к ним относятся нервные. А «увеличение их количества и усложнение
мозга составляют главную тенденцию развития живого. Как уже говорилось, в соответствии с уровнем
цефализации каждый более высокоразвитый вид расширяет свои информационные связи. Значит,
уменьшается его зависимость от среды, нарастает его средообразующая функция, а, следовательно, и
степень организованности данного биоценоза» [80,с.34].
В процессе исследования эволюции живой планетарной материи, выделяются следующие ее важные
закономерности [43,с.354-357]:
1. Необратимость эволюционного развития.
2. Ускорение темпа биологической эволюции.
3. Эволюция отдельных групп организмов протекала с разной скоростью.
4. На фоне общей тенденции ускорения эволюции были эпохи повышенного видообразования.
5. Среди животных в ходе геологического времени происходит направленное изменение нервной
системы, ее историческое усложнение (цефализация).
Эволюция живого вещества постепенно приводит к росту и углублению дифференциации внутри
биосферы. Сегодня эволюция животного мира предстает как сложный и разветвленный процесс. Это
обусловило сосуществование в составе современной фауны и флоры различных видов, являющихся
последними звеньями самых различных рядов (ветвей) развития и стоящих на разных уровнях организации.
Переход же к человеку стал последним звеном лишь одного из рядов или ветвей развития. Многие из этих
эволюционных ветвей обособились с древнейших времен и развивались параллельно друг другу. Но
необходимо понимать, что их обособление никогда не было абсолютным. Именно здесь проявился
коэволюционный характер исторического развития живых систем: эволюции одних из них неизбежно
оказывали влияние на эволюции других. В качестве примера наглядных проявлений таких взаимодействий
можно привести пищевые (энергетические) отношения различных организмов в биосфере [165,с.127-128].
Биосфера, состоящая из определенных структурных компонентов, исключительно сложна в своей
организованности. Это обусловлено тем, что каждый из компонентов сам имеет очень сложную,
иерархически построенную структуру. К тому же биосфера характеризуется не только сложным составом,
но и сложным функционированием.
Деятельность живой планетарной материи обусловила современный химический состав атмосферы и
растворенного вещества гидросферы. А так как все части биосферы связаны с этой деятельностью, то
биологическая эволюция своей необратимостью предопределила и необратимость эволюции всей биосферы
и связанных с ней оболочек – атмосферы, гидросферы и литосферы. Развитие процесса цефализации
постепенно привело к появлению мыслящих живых существ – людей. В планетарной эволюции происходит
эпохальный качественный скачок – рождение мыслящей живой материи Земли. Таким образом, можно
сделать заключение: человек есть закономерный продукт биосферы и планетарного развития в целом.
Именно с появлением биологического вида Homo sapiens в биосфере происходит индивидуализация –
возникают новые элементы, выступающие системообразующими для принципиально новой планетарной
системы – антропосферы (рис.20).
Глава 8. Антропосоциогенез. Рождение и эволюция человечества
8.1. Человечество как автономная часть биосферы
Освоение живой материей новых условий ведет к расширению биотического круговорота,
превращению его в спираль. Но отмечается, что спиралевидный ход развития живого не исчерпывает
сущностных характеристик эволюции. Самоорганизация живого имеет своими пределами вещественные
ресурсы планеты. Однако такая возможность ограничения биогенной миграции атомов преодолевается
историческим развитием особой формы, представленной особенностями поведения живых существ, которые
Вернадский называет «техникой жизни». Жизнь, выступая космопланетарным явлением, усиливает
миграцию атомов и охватывает всю планету. При этом наступает исчерпание возможностей биосферы,
остается лишь одна неиспользованная возможность развития жизни – ее техника. Так определяется
одноперспективность дальнейшей эволюции жизни, ее магистральная ветвь – цефализация [3,с.95-96].
Таким образом, можно констатировать факт индивидуализации в общей эволюции биосферы.
Живое вещество, как система взаимодействующих организмов, непрерывно эволюционирует. И в этой
эволюции четко прослеживается процесс постепенного развития и усложнения центральной нервной
системы. Однажды достигнутый в ходе эволюции уровень развития мозга уже не идет вспять, а только
вперед. И вот на определенном этапе появляется человек – мыслящее существо, имеющее интеллект.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Именно с ним и его деятельностью связано новое ускорение процесса эволюции биосферы и всей
планетарной материи [119,с.8].
Если рассматривать исторический процесс развития биосферы, то история человечества составляет
здесь очень незначительную часть. Действительно, сама история биосферы представляет собой чередование
целого ряда фаз эволюции, каждая из которых представляла все более сложные формы развития жизни. И
только в конце этого процесса усложнения появляются человек и общество [89,с.203]. Здесь следует
отметить то обстоятельство, что темп планетарной эволюции на каждом новом ее этапе повышается,
особенно резко возрастает он с появлением человечества, его автономизацией в рамках биосферы и
формированием новой планетарной системы – антропосферы.
В.И.Вернадским была предложена общая картина развития внешней оболочки нашей планеты. Если
факт возникновения жизни на Земле принять в качестве эмпирического обобщения, то мы вступим в русло
закономерных предположений. Возникновение атмосферы и гидросферы, появление и смена биосфер,
экспансия жизни во все уголки нашей планеты, развитие и усложнение ее форм – все это многообразие
явлений – есть закономерное проявление единого эволюционного процесса. Рождение человека – это также
одно из звеньев единого закономерного процесса развития планеты Земля [80,с.74].
Американским ученым Джеймсом Дана еще до появления эволюционной концепции Ч.Дарвина был
сформирован принцип цефализации. В нем он указал на то, что историческое развитие живой планетарной
материи имеет четко выраженное направление, которое связано с постепенным усовершенствованием и
ростом центральной нервной системы. Миллионы и миллиарды лет длился этот процесс, пока на
определенном этапе планетарной эволюции не привел к появлению человека – животного существа,
наделенного разумом (интеллектом). Но, как совершенно справедливо указывает Е.Ф.Солопов,
магистральную линию исторического развития живого, направленную от простейших организмов к
человеку, нельзя рассматривать в отрыве от других ветвей биологического прогресса. Более того, «ни в коем
случае недопустимо выделение этой линии трактовать как обоснование антропоцентризма природы, как
признание какой-то изначальной устремленности ее к человеку» [165,с.131].
С возникновением человека в истории Земли начинается так называемый антропогенный период. В
поиске единства естественно-природных и социально-исторических процессов В.И. Вернадский выделяет
особый этап в развитии биосферы, связанный с социальной деятельностью человека. Он отмечает:
«Человечество как живое вещество неразрывно связанно с материально-энергетическими процессами
определенной геологической оболочки Земли – с ее биосферой. Оно не может физически быть от нее
независимым ни на одну минуту» [30,с.214].
Сегодня, критически оценивая идеи Ч.Дарвина и их историческое развитие, можно сказать следующее:
«Концепция эволюции в учении о биосфере фундаментальнее и конкретнее, чем у Дарвина и в современной
синтетической теории эволюции. Понятие приспособления в концепции Вернадского вырастает до
определения взаимодействия косного и живого вещества, конкретизированного в обмене веществ, в
биогенной миграции атомов в биосфере, усиливающейся с ходом эволюции, с созданием новых форм
жизни» [3,с.94-95]. Одной из таких новых форм, возникающих в процессе дифференциации живой материи,
и стало появление биологического вида Homo sapiens, выступившего на историческую арену и
формирующего новую планетарную систему – антропосферу.
Уже в 30-е годы В.И.Вернадский выделяет из системно организованной планетарной живой материи –
биосферы, особую ее часть – человечество. Подобный вывод основывался на следующих обстоятельствах
[49,с.139]:
1) человечество занято не "производством" биогеохимической энергии, а ее потреблением;
2) человечество нельзя представить в виде "постоянного количества живого вещества";
3) геохимическая функция человечества определяется не его "массой", а его производственной
деятельностью, основанной на разуме.
В.И.Вернадский представлял человечество как автономизирующуюся внутри биосферы целостность.
Единство эволюции и истории он усматривал в том, что живая материя, также как и человечество, – это
планетные явления. Поэтому им присуща центрированность взаимодействия, что и определяет жизнь и
человечество как геологические силы. Подобно тому как живая планетарная материя, преобразуя неживую,
создает биосферу, так и человечество, преобразуя биосферу, постепенно создает ноосферу. И если давление
живого вещества в биосфере осуществляется через размножение и пространственную экспансию, то научная
мысль, создавая технические устройства (т.е. искусственную материю), приводит к новой организации
биосферы [3,с.96].
И здесь, как отмечается, возникает противоречие. С одной стороны, человечество как часть биосферы
должно соблюдать основной принцип развития, присущий эволюции живого, быть включенным в
биосферный круговорот веществ. С другой – оно есть обособленная часть биосферы, разумность которой
приводит к новому типу детерминации, вернее, центрации. Именно разумность, интеллект человека выводит
его за пределы непосредственного участия в биотическом круговороте. "И если цепи питания лежат в основе
сложных взаимодействий в мире животных и приводят к образованию ими средовых единств в виде
экологических ниш, то единство среды, создаваемое человеком – культурное. Поэтому и оказался
возможным современный антропогенный экологический кризис" [3,с.96].
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Человек прошел длительный путь развития не только как социальное существо, но и как
биологический вид. Его появление в биосфере связывается с длительными изменениями и
совершенствованием биологической организации, которая создает предпосылки для широких
функциональных проявлений, а также для разнообразной деятельности. Поэтому историческую эволюцию
человечества характеризуют как антропосоциогенез.
Современные отрасли естествознания – молекулярная биология и биохимическая генетика открывают
возможности расширения наших знаний об эволюции приматов, о степени и особенностях дифференциации
древнейших предков человека [184,с.180]. Человек представляет собой последнее звено эволюционной
ветви приматов, которая в совокупности составляет семейство гоминид. Эта ветвь растянута на очень
длительный период времени – на несколько геологических эпох, а отдельные ее ответвления четко
различаются между собой. Истоки семейства гоминид, т.е. начало его становления, совпадают с моментом
дивергенции от общего ствола высших приматов двух главных ветвей – понгидной (обезьяней) и
гоминидной (человеческой) [184,с.101-102].
В процессе гоминизации шло формирование специфически человеческой морфофункциональной
системы мозга, в результате чего мозг обезьяноподобного предка превратился в мозг, характерный для
современного человека. Эта система обеспечила не только процветание биологическому виду Homo sapiens,
но и позволила ему занять господствующее положение в земной природе [184,с.217].
Биологическая эволюция присуща всей живой материи планеты, различным видам растений и
животных, и, естественно, человеку. Но это относится лишь к тому периоду антропогенеза, пока не
появился человек разумный. В дальнейшем биологическая эволюция человечества переходит в основном в
социальную, а социогенез становится ведущим фактором масштабных преобразований. Но это не значит,
что факторы биогенеза совсем не действуют в дальнейшем развитии человечества. Подобное восприятие
было бы проявлением заблуждения, т.к. их действие проявляется даже на современном эапе. Это
обусловлено тем, что человек есть биосоциальное, а еще точнее – биоинтеллектуальное существо, в основе
которого все-таки находится живая материя.
Эволюция древних человекообразных обезьян целиком определялась естественным отбором, в ходе
которого происходили биологические изменения телесных особенностей и мозга. Именно благодаря этому
появились первобытные люди, имеющие определенное морфофизиологическое строение, и способные
создавать искусственные предметы и искусственную среду обитания, т.е. приспосабливать к себе среду
естественную. Но уже ко времени появления кроманьонцев (ископаемых людей современного вида)
главную роль стали играть не факторы эволюции биологической, такие как наследственность, изменчивость
и естественный отбор, а факторы социального развития – трудовая деятельность, речь, организация
совместной жизни людей и т.д. Поэтому биологическая эволюция человека практически прекратилась, чем и
обусловлено малое отличие современных людей от ископаемых кроманьонцев [165,с.156].
Сегодня учеными отмечается тот факт, что антропосоциогенез не следует представлять в виде
линейного процесса [100,с.221]. Здесь идет постоянное ветвление: возникают все новые направления
развития, большая часть которых вскоре исчезает. На каждом из начальных этапов антропосоциогенеза
одновременно существовало множество эволюционных ветвей, поэтому попытки представить того или
иного ископаемого нашим прямым прародителем отражают устаревшее представление об эволюции как
линейном процессе.
С прекращением видообразования человека 30-40 тыс. лет назад завершается и процесс антропогенеза.
«С этого времени заканчивается и действие группового отбора как ведущего фактора эволюции человека.
Отныне она связана с социальной стороной. В основе эволюции лежит развитие интеллекта и
целесообразной деятельности. Необходимо отметить также, что с возникновением человека и общества
генетическая информация утрачивает свое главенствующее значение в жизнедеятельности вида – человек.
А на первое место выдвигается социальная информация [89,с.219].
Если в биологическом плане человек предстает как организм, как особь вида Homo sapiens, поведение
которой детерминирует генетическая программа, то в социальном – как личность, включенная в
совокупность общественных отношений с другими людьми – личностями. Таким образом, и биологическое,
и социальное в человеке неразрывно переплетены, находясь в тесном взаимодействии. «Биологически
обусловлены продолжительность детства, зрелого возраста и старости человека, детородного возраста,
способности к усвоению определенных видов пищи и т.п. Генетически обусловлена и одаренность людей в
различных видах деятельности. Биологическую природу имеет расовая и половая дифференциация людей в
рамках единого вида. Биологически каждый человеческий индивидуум уникален, неповторим вследствие
набора генов, полученных от родителей» [165,с.207].
Социальная и культурная эволюция, пишет Г.И.Рузавин, «связана не столько с передачей
индивидуального опыта, навыков, знаний и правил поведения, сколько с усвоением богатейшего опыта,
знаний и традиций в целом всех предшествующих поколений людей в той мере, в какой они зафиксированы
и объективизированы в результатах практической и интеллектуальной деятельности. Именно благодаря
этому социальная эволюция совершается несравненно более быстрыми темпами, чем эволюция
биологическая» [156,с.250].
В ходе планетарного развития на первый план выходит социальный отбор: исторически сменяются
типы отношений между людьми в социуме, т.е. преобладающей становится такая форма системного
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
развития как изогенез. При этом наблюдается неуклонный рост численности человечества – квантигенез.
Таким образом, в комплексе в антропосфере действует квантиизогенез.
Оценивая возросшую энергетику человека, Н.С.Печуркин отмечает: «Особенно наглядны расхождения
обменов для человеческой популяции, вовлекающей в свою среду дополнительные энергетические
источники. Если по уровню основного обмена человек занимает срединное положение в группе
млекопитающих (согласно известной диаграмме «от мыши до слона»), то дополнительное использование и
производство энергоресурсов у него в среднем в 20 раз выше. А в развитых странах и в 50-100 раз!
Следовательно, согласно ЭПИР (энергетическому принципу интенсивного развития - Э.В.), человек в 20 раз
более активен, чем млекопитающие и птицы, обладающие самыми высокими показателями
энергорассеяния» [145,с.62].
8.2. Антропосфера – новая планетарная система
В ходе дифференциации живой планетарной материи, т.е. появления все новых и новых ее форм, а
также интеграции, когда формируется единая планетарная система – биосфера, начинает выделяться одна из
ветвей, а именно – биологический вид Homo sapiens. Человек, благодаря своему разуму и социальной
организации, постепенно становится мощной преобразующей силой. Он не только включается в уже
существующие на Земле круговороты вещества, энергии и информации, но и создает собственные,
характеризующиеся гораздо большей интенсивностью и мощью.
«Человечество закономерным движением... со все усиливающимся в своем проявлении темпом
охватывает всю планету, выделяется, отходит от других живых организмов как небывалая геологическая
сила – подчеркивает В.И.Вернадский. – Мы как раз переживаем ее яркое вхождение в геологическую
историю планеты. В последние тысячелетия наблюдается интенсивный рост влияния одного вида живого
вещества – цивилизованного человечества – на изменение биосферы» [31,с.19].
Переход от одного этапа планетарной эволюции к другому, от одной общепланетарной системы –
биосферы, лидирующей ранее, к другой – антропосфере, «содержит помимо всего прочего, в скрытой
форме переход от спонтанного течения биологического времени к измененной его форме, т.е. от
биохронности к абиохронности. На смену несвязному биологическому времени приходит социально
обусловленный процесс освоения прошлого, настоящего и будущего» [80,с.35].
Связь эта – важнейшая информационная составляющая для развития социально организованного
человечества, которое интенсивно осваивает временные области, овладевая совокупной памятью. «В
кибернетическом смысле степень упорядоченности любой системы будет характеризоваться объемом
мощности исторической и естественнонаучной памяти. Чем больший объем этих реальных областей
осваивает наука, тем яснее она способна проанализировать себя во времени и в пространстве» [80,с.35].
Таким образом, идет не только пространственная экспансия человечества, осваивающего и заполняющего
все подсистемы биосферы, а также – литосферу, гидросферу и атмосферу, но и освоение времени. В целом
антропосфера заполняет доступную ей пространственно-временную область.
Вместе с тем, В.И.Вернадский указывает на переделы (пространственные ограничения), характерные
для новой планетарной системы, именуемой сегодня антропосферой или антропосоциосферой. Человек «как
все живое, может мыслить и действовать в планетном аспекте только в области жизни – в биосфере, в
определенной земной оболочке, с которой он неразрывно закономерно связан и уйти из которой он не
может. Его существование есть ее функция. Он несет ее всюду. И он ее неизбежно, закономерно, непрерывно
меняет» [80,с.24]. Более того, человек также связан и с самой планетой (т.е. геосферой) через присущие ей
силы (гравитационные, магнитные и др.), которые не только определяют особенности его структуры (осевое,
вертикальное строение скелета), но и наличие такого органа восприятия как вестибулярный аппарат. Вся
совокупность действующих на планете физических и химических условий и определяет земную сущность
человека, указывает на его земное происхождение и на пространственный ареал его распространения.
Ближний космос – вот предел, который доступен человеку в освоении окружающего пространства.
Осознание пространственно-временных пределов антропосферы позволяет сделать следующее
заключение: «Действенность разума в ходе целеполагания должна быть ограниченна пределами
возможностей существования человека, а таковыми выступает биосфера. Соответственно то, что прежде
рассматривалось лишь как условие жизни человека – природа и демографический фактор, сегодня
превращаются в исторические пределы, ограничивающие человеческий разум как геологическую силу»
[3,с.97].
Пока шло становление целостного человечества, влияние человека на земную природу было
несравнимо с геологическими силами, и ничем не отличалось от воздействий других организмов, поэтому
он ощущал себя частью биосферы. Но постепенно формирование и усиление антропосферы стало основой
для качественной перестройки биосферы. Воздействие человека нарастало, а в последние тысячелетия
многократно усиленное научной мыслью и различными искусственными системами (техникой), так
возросло, что стало не только решающим фактором преобразования внешнего слоя планеты, но и причиной
тех изменений, которые происходили в различных органических и неорганических формах. Деятельность
человека стала приводить к уничтожению отдельных видов флоры и фауны, к нарушению
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
функционирования биогеоценозов (экосистем), а вместе с этим – разрушению структуры самой биосферы,
ее циклической организации.
Некоторые философы и ученые связывают появление человека, т.е. процесс антропосоциогенеза с
историческим переходом от простого биологического приспособления, свойственного живым организмам, к
целенаправленному изменению окружающей природной среды разумными существами – людьми. На наш
взгляд, подобные умозаключения не совсем верны, т.к. если рассматривать совокупную планетарную
эволюцию, то можно отметить следующие моменты. Во-первых, и развивающаяся живая планетарная
материя – во всем многообразии ее видов и форм, на каждом историческом этапе также оказывала
существенное влияние на окружающую земную среду – земную кору, гидросферу и атмосферу, что
приводило к значительным изменениям последних. Во-вторых, оценивая деятельность человечества с
современных научных позиций, обогащенных экологическими знаниями, вряд ли можно признать ее
разумной и целенаправленной. Если это так, то возникает вопрос: следствием чего тогда являются
глобальные экологические проблемы, не результатом ли бездумной, хаотичной, не сообразующейся с
законами развития биосферы, деятельности людей по освоению и преобразованию Земли. Именно во
многом благодаря осознанию этой ситуации возрастает научный интерес к планетарному эволюционному
процессу и роли человека в нем.
Заняв лидирующее положение среди живых планетарных форм, человечество становится главной
движущей силой эволюции планетарной материи, т.е. единой системой (униатом), внутри которой
начинаются процессы дифференциации и интеграции. С одной стороны, происходит ветвление единого хода
антропосоциогенеза, появляются все новые и новые формы социальной организации людей (различные
этнические, культурно-исторические, политические, экономические, идеологические и др.), а также
рождаются различные индивиды (личности), отличающиеся психикой, физиологией, расовыми,
национальными, социальными и другими признаками. С другой стороны, происходит слияние, интеграция
людей, оформляется и крепнет единая общность – человеческая цивилизация или антропосфера,
формируется общечеловеческая культура.
Сегодня остается спорным вопрос о месте и времени, когда произошла дифференциация Homo sapiens с
образованием трех крупнейших расовых типов современности – негроидов, монголоидов и европеидов, а
также о том, как происходило их дальнейшее смешение и распространение. Так, например, В.В.Бунак,
отражая этот сложнейший процесс, дает ему собственную графическую интерпретацию в виде древа с
четырьмя основными стволами, которые ветвятся более чем на 50 отдельных ветвей [26,с.290].
Возникшее в ходе истории хозяйственное и этнокультурное разнообразие человечества создавало
препоны для общения между популяциями, и не только увеличило их число, но и способствовало
неизбежному популяционному разнообразию. С другой стороны, в местах этнокультурной интеграции
многообразие исторических событий вызывало интенсивное смешение, способствуя обогащению расового
состава человечества [5,с.345]. Таким образом, в антропосоциогенезе проявляются две взаимодополняющие
тенденции – этнокультурная дифференциация и противоположная ей интеграция.
Человек как биологический вид чрезвычайно пластичен. Его разнообразие проявляется во многом –
размерах тела, цвете кожи, форме волос и головы, в др. признаках. Географическая локализация этих
признаков служит основанием для разделения человечества на несколько больших рас, имеющих
определенные ареалы распространения, и свидетельствует о том, что на него оказывает влияние
окружающая среда. Человек, как и все живые организмы, испытывает воздействие самых разнообразных ее
факторов – геомагнитного и гравитационного полей, радиации, климатических условий и проч. Все они в
той или иной мере влияют на его биологическую структуру, ее функционирование и развитие [8,с.28].
Это приводило к многообразию в рамках единого биологического вида Homo sapiens. Разнообразие
(внутренняя дифференциация) является основным условием существования данного вида, столь широко
расселившегося по поверхности планеты. Это есть следствие огромной изменчивости – индивидуальной,
внутривидовой и межгрупповой, характеризующей данный вид [8,с.30].
Человек, как системообразующий элемент антропосферы, является компонентом множества ее
иерархических подсистем (рис21). Он одновременно принадлежит и определенной нации, и является
гражданином определенного государства, входит в какой-либо профессиональный союз и состоит в
религиозном сообществе или общественном объединении и т.д. Эти подсистемы антропосферы во многом
формируют в нем соответствующее мировоззрение и социальные качества, обусловливают его
целенаправленную деятельность.
Человек становится человеком не от рождения (как животные), а в процессе воспитания и образования,
т.е. в ходе своей социализации, когда он приобретает знания, накопленные и преобразованные
многочисленными поколениями. Если в биосфере главным фактором выступает наследственная
информация (биологическая память), то в антропосфере – социальная (социальная память). Здесь возникает
специальная информационная система, обеспечивающая накопление, хранение и передачу существенно
важной информации от поколения к поколению (вертикальный обмен информацией), а также обмен
информацией между людьми в ходе социальных отношений одного поколения (горизонтальный обмен
информацией). Что в совокупности способствует историческому прогрессу человеческой цивилизации
[14,с.13].
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Личность, выступая как целостная система, необычайно подвижна, динамична. Она изменяется и
развивается в зависимости от изменения и эволюции общества, социальной среды. Если одни черты и
проявления жизни личности теряются в процессе ее развития, то другие, наоборот, развиваются и крепнут, а
третьи – приобретаются вновь. При этом в общем процессе прогрессивного развития общества теряются
прежде всего те черты личности, которые обусловлены социальной средой, ушедшей в историческое
прошлое, а приобретаются и развиваются новые черты, соответствующие новому типу общества, новым
историческим условиям [14,с.19].
В процессе дифференциации на первый план выдвигается человек-мыслитель, а научная мысль
становится планетарным явлением. Выяснение значения научной мысли как планетного явления, как
новой геологической и планетарно-космической силы, ее неудержимого прогрессивного развития,
является крупнейшим вкладом в развитие современного естествознания и формирование новой
естественнонаучной картины мира [70,с.46]. Отмечается, что В.И.Вернадский предпринял грандиозную
попытку не только обосновать, но и прогнозировать человеческую историю как естественный процесс
[3,с.97]. Именно такой попыткой явилось созданное им учение о переходе биосферы в ноосферу.
Вместе с тем, несмотря на обретенную мощь и относительную независимость, человечество все же
является неотъемлемой составной частью биосферы, т.к. оно есть одна из форм организации живой материи
(мыслящая форма). Именно в силу этого антропосфера жестко взаимосвязана с биосферой и не может
развиваться самостоятельно вне ее. Особенно ярко эта связь проявляется в такой преобразующей
деятельности человека как материальное производство. Здесь природные богатства (полезные ископаемые,
органическое топливо, плодородная почва, вода и т.д.) не только составляют основу производства, но и
жизни человечества в целом. Вне биосферы, использования ее богатств и создания на их основе
искусственных предметов и систем различного назначения, человек не может существовать.
В основе эволюции лежит способ проб и ошибок, который осуществляется через учет отклонений
развивающихся материальных образований (систем) от магистрального направления. Все их действия,
приводившие к уменьшению отклонений, способствовали усилению живучести этих образований, таким
образом, соответствовали требованиям эволюции. Они закреплялись, приводя к упорядочиванию
внутренних связей, к качественным изменениям взаимодействий, перестройке внутренних структур и росту
активности [1,с.40].
Внешние и внутренние причины и факторы вызывали изменчивость развивающейся системы, а те из
них, которые имели для нее позитивное значение в процессе естественного отбора, закреплялись,
наследовались. Следовательно, дарвиновская триада – изменчивость, наследственность и естественный
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отбор, имеет более широкую область применимости, нежели только сфера биологических систем, на что и
указывал акад. Н.Н.Моисеев [123]. Даже социальные системы и сам человек развиваются под действием
указанных факторов, несмотря на то, что некоторые мыслители слишком акцентируют внимание на его
разумности, забывая о совокупности стихийных отклонений в эволюции человека, вызванных как внешними
условиями, так и внутренними. Внешние и внутренние факторы обусловливают, во-первых, то, что
развивающаяся система приспосабливается к окружающему миру, видоизменяясь, и во-вторых, что эта
система видоизменяет внешний мир, структурируя его согласно своим функциональным особенностям.
По мнению Р.Ф.Абдеева, отклонения от нормы, а в более широком смысле разнообразия являются
непременным атрибутом прогресса и самосовершенствования функциональных систем. Мыслящая
планетарная материя, образующим элементом которой является человек, также исторически развивается за
счет разнообразия, дифференциации индивидов. Индивидуальность каждого человека обусловлена в первую
очередь биологическими признаками – различием генетического кода, половыми, возрастными и др.
признаками. Индивидуальность интеллектуальная и возникающая на ее основе социальная, предопределены
свойствами интеллекта, его творческими способностями, которые проявляются в разнообразных сферах
жизнедеятельности (наука, культура, искусство, политика, производство и т.д.). Здесь же существенный
отпечаток на индивидуальные черты накладывает полученное воспитание и образование. Разнообразие
людей (этническое, национальное и проч.) обусловливает взаимообогащение человечества, выступая
залогом его прогрессивного развития.
Как индивидуальная, так и групповая деятельность ориентированы на приспособление к окружающей
социоприродной среде, выживание, самоутверждение и расширение сферы жизнедеятельности. Эта
разноплановая деятельность должна учитывать объективные закономерности, обстоятельства и ситуации и к
тому же – немыслима без взаимопонимания взаимодействующих индивидов, т.е. интеграции их усилий
[154,с.18].
Глава 9. Техногенез. Становление техносферы
9.1. Историческая роль техники
Если ранее универсальность законов развития определялась их действием в мире природы (живой и
неживой), в обществе и сфере человеческого мышления, то сегодня сюда следует добавить и мир
искусственной природы – техносферу, в рамках которой разворачивается процесс техногенеза. Ибо эта
сфера почему-то до сих пор выпадала из общего рассмотрения, хотя ее значение на современном этапе
планетарной эволюции крайне важно не только для человечества, но и для будущего земного развития
земной в целом.
Человечество, являясь особой (мыслящей) формой живой планетарной материи, вносит принципиально
новые элементы во взаимоотношения с земной природой. Оно выступает внутри биосферы в виде
автономной целостности (подсистемы), планетарное влияние которой неуклонно возрастает. Если ранее
живое вещество, преобразуя косное (неживое), породило биосферу, то позднее человечество,
трансформируя саму эту биосферу, создает техносферу. «Но если при формировании биосферы все
биоценозы лишь поддерживают системную целостность путем обмена веществом и энергией, то человек
помимо этих функций, в первую очередь производит овеществление природы, создавая новые
искусственные предметы» [89,с.180].
На современном этапе отмечается, что изучение техники, ее влияния на биосферу и природу в целом
нуждается не только в прикладном, но и в глубоком теоретическом осмыслении. Ибо техника постепенно из
вспомогательной силы человека все больше превращается в силу автономную, значение которой возрастает
не только для земных процессов, но и для окружающего космоса. Лишь в последнее время техника,
технические системы, техногенез в науке и философии стали рассматриваться как своеобразный феномен,
возникло даже целое направление философской мысли, получившее наименование «философия техники».
Над формированием нового мировоззрения работают все социально-философские дисциплины,
изучающие феномен техники. Стремление соединить знания о законах развития техники и ее социальных
функциях с идеей разумного природопользования и гармонизацией человеческого существования, по
мнению О.Д.Симоненко, дает основание говорить о том, что совершается переход от "философии техники" к
исследованиям, которые можно характеризовать термином "технософия". "Технософия как качественно
новый этап развития философии техники и философской мысли в целом должна способствовать появлению
новой стратегии развития техносферы, которая сделает более реальным переход к социальному миру и
гуманистическим принципам организации общества в масштабах всей планеты. Технософия призвана
утвердить в обществе основы мудрой, а не прагматически-рациональной системы ценностей, касающейся
технологических возможностей человеческой цивилизации и направлений ее развития. Фактически речь идет
о всеобъемлющей корректировке жизнеустройства в глобальном масштабе, об изменении культурной
матрицы развития цивилизации" [161,с.105].
Наряду с этим происходит формирование определенных понятий и категорий для обозначения самой
техники в разнообразии ее видов и форм, а также для отражения развития совокупности технических
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
систем. Так по аналогии с живым веществом, лежащим в основе биосферы, предлагается использовать
термин «техновещество» для обозначения совокупности всех существующих технических устройств и
систем. В состав техновещества, в частности «включают технические устройства, добывающие полезные
ископаемые и вырабатывающие энергию подобно зеленым растениям в биосфере. Выделяется также
технический блок по переработке полученного сырья и производству средств производства. Далее идет
техника, производящая средства потребления. Затем – технические системы по передаче, использованию и
хранению средств информации. В особый блок выделяют автономные многофункциональные системы –
роботы, автоматические межпланетные станции и др.» [89,с.187].
По нашему мнению, для обозначения технических систем во всем их функциональном и масштабном
разнообразии, а также для анализа исторического развития было бы более целесообразным использовать
понятие «искусственная планетарная материя», т.к. именно она выступает основой и системообразующим
фактором такой формирующейся структуры как техносфера.
Следует отметить, что сам феномен техники очень сложен, а мнения о ее природе, структуре,
функциях, связях с другими сферами человеческой деятельности – весьма многообразны. «Группировка этих
мнений, – отмечает А.А.Воронин, – не носит строгого характера, это еще не классификация, но уже и не
отдельные суждения конкретных авторов» [45,с.97].
Философский анализ, который провели В.С.Степин, В.Г.Горохов и М.А.Розов [146,с.11], позволяет
представить технику
 как совокупность технических устройств, артефактов – от отдельных простейших орудий до
сложнейших технических систем;
 как совокупность различных видов технической деятельности по созданию этих устройств – от научнотехнического исследования и проектирования до их изготовления на производстве и эксплуатации, от
разработки отдельных элементов технических систем до системного исследования и проектирования;
 как совокупность технических знаний – от специализированных рецептурно-технических до
теоретических научно-технических и системотехнических знаний.
«К философскому анализу техники сложились различные подходы – пишет И.А.Негодаев. – В одних
случаях техника трактуется в чисто инструментальном плане, в других – как явление культуры, в-третьих –
в ее взаимоотношениях с научным знанием. Иногда технику рассматривают в таких аспектах, как
мировоззренческий, натуралистический, волевой, рациональный и так далее. Наличие многоаспектного
рассмотрения техники при ее философском исследовании вполне правомочно и определяется рядом
обстоятельств» [133,с.8].
В разные периоды человеческой истории термин «техника» имел и разное содержание, это было
обусловлено меняющейся значимостью функций человека и техники в трудовом процессе. Сегодня
актуальной задачей становится рассмотрение эволюционного аспекта, выявление законов развития самой
техники (техногенеза), особенностей становления целостной техносферы и определение места техники в
общей планетарной эволюции.
Знание – это основное средство накопления и передачи культурно-исторического опыта в ходе
общественного развития. Выделяются различные типы знаний: обыденное, связанное с повседневным
опытом людей, мифологическое и религиозное, научное и др. Научное знание не только отражает мир, но и
служит средством его преобразования, создания искусственной природы – техносферы. Данный термин был
введен в 20-е годы академиком А.Е.Ферсманом для обозначения мира технических (искусственных) систем
окружающих человека.
Техника есть овеществленное человеком знание законов природы. Поэтому она непосредственно
зависит от истинных знаний объективных закономерностей окружающего мира и создается для достижения
людьми всего многообразия своих практических целей. Назначение всех технических систем – изменение
вещественного, энергетического и информационного состояния предметов труда. Следовательно, техника
выступает своеобразным посредником между социально организованным человеком и природными
процессами, являясь важнейшим элементом их взаимодействия.
И.А.Негодаев акцентирует внимание на анализе следующих взаимосвязанных аспектов техники
[133,с.9]:
 техника как особый вид человеческой деятельности;
 техника как средство этой деятельности;
 техника как реализованное знание;
 техника как социальный феномен.
По нашему мнению, сегодня все большую значимость начинает приобретать осмысление техники как
феномена планетарной эволюции. Это обусловлено целым рядом причин. Здесь можно отметить и широкое
внедрение в научное познание парадигмы эволюционизма, и формирование концепций планетарного и
универсального эволюционизма, а также уточнение их места и роли в современной научной картине мира, и
открытие объективных законов развития самих технических систем, и становление такой общепланетарной
системы как техносфера, усиление ее влияния на все земные процессы, включая развитие человеческого
общества.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как справедливо отмечает В.С.Поликарпов: «Сегодня уже недостаточно представлений о техносфере
как совокупности технических инструментальных артефактов» [146,с.14]. В настоящее время под техникой
понимают не только приборы, машины и оборудование, но и всю систему технических, научнотехнических, производственных, транспортных, энергетических, информационных, электронных и других
средств. Одной из основных функций техники является функция преобразования. Таким образом, к технике
можно отнести все то, посредством чего (при помощи чего) человек осуществляет преобразование природы,
включая и свою собственную природу и как индивида, и как социума (социально организованной
структуры).
В рамках планетарного эволюционизма важно не только дать определение технике, но и уяснить что
такое техногенез, ибо данное понятие также недостаточно разработано и вызывает самые разнообразные
интерпретации. Термин "техногенез" впервые был предложен А.Е.Ферсманом, который использовал его для
обозначения совокупности химических и технических процессов, производимых деятельностью человека и
приводящих к перераспределению химических масс земной коры. В общем смысле он понимал техногенез
как геохимическую деятельность в рамках промышленности [17,с.41].
В настоящее время данный термин, в связи с широким философско-мировоззренческим анализом
феномена техники, стал активно применяться. Но существует весьма неоднозначное его определение в
различных научных и философских трудах, и энциклопедических изданиях. В основном понятие
техногенеза ассоциируется с геологической деятельностью человечества. На наш взгляд, подобное
определение не совсем корректно, ибо в этом случае то явление, которому необходимо дать четкую
характеристику, уходит в тень, а на первое место выдвигаются его следствия, т.е. сущность явления
заменяется его внешними (межсистемными) взаимодействиями, например, по типу "техника-геосфера" или
"техника-антропосфера" и проч.
Термин техногенез в основе своей содержит понятие техники, следовательно, более правильным было
бы увязать его именно с техникой – с ее появлением и историческим развитием, что собственно и
отражается вторым, присутствующим здесь термином – генезисом.
Также как сущность живого вещества заключается в особенностях его строения и функционирования, а
никак не в геологопреобразующей деятельности, что является следствием его существования, а отнюдь не
первопричиной. Ибо тогда возникает вопрос: а чем, собственно, в качественном аспекте геологическая
деятельность живого отличается от такого же рода деятельности, вызванной Солнцем? То же самое
относится к человеку и антропосфере в целом, ее системообразующий элемент – человек (разумное живое
существо), а преобразовательная функция по отношению к земной природе есть всего лишь форма
проявления сущности – раскрытие качественного своеобразия данной системы. Это же можно сказать и о
технике.
Нельзя понимать техногенез как разнообразие проявлений технической деятельности человечества.
Р.К.Баландин ставит весьма актуальный философский вопрос: а можно ли техногенез считать объективным
природным процессом? По нашему мнению, если рассматривать возникновение и развитие техники в общем
русле планетарной эволюции, в чередовании определенных ее этапов, то следует прийти к логическому
выводу о его закономерном и объективном характере.
Техногенез как планетарное явление относительно молод, он занимает ничтожно малый временной
интервал в планетарной эволюции. Но тем не менее, стремительно расширяясь, уже ярко, властно и
масштабно раскрывает свои особенности, затрагивая и недра Земли, и ее поверхностные оболочки (гидро-,
атмо- и литосферу), саму человеческую цивилизацию (антропосферу) и окружающий космос. Поэтому, как
справедливо отмечает Р.К.Баландин, данный процесс переходит в разряд явлений, имеющих не только
геологическое, но и космическое значение [17,с.128-129].
Проблема познания техногенеза является весьма сложной, она носит междисциплинарный характер и
не ограничивается рамками какой-либо конкретной науки или группы наук. Это вызвано тем, что сам
процесс техногенеза исторически меняется, приобретая все новые черты и свойства, которых ранее не
существовало. Поэтому изучение и осмысление техногенеза сопряжено с объективными трудностями, одна
из которых заключается в сложности изучаемого объекта, а также комплекса его внешних (межсистемных)
взаимодействий.
Современные исследователи, анализируя место техногенеза в исторических планетарных
преобразованиях, приходят к выводу, что данный процесс не случайность, а "закономерный результат
предыдущей геологической и биологической эволюции, знаменующий начало нового этапа геологической
истории Земли" [17,с.213]. Но необходимо добавить следующее – техногенез является также и
закономерным продуктом развития человека (антропосоциогенеза), без которого он в принципе вряд ли был
реализован.
На наш взгляд, под техногенезом следует понимать, во-первых, сам процесс генезиса (рождения,
возникновения) техники, все новых и новых ее видов и форм. Во-вторых, это определенные законы
эволюции самой техники, отражающие логику ее направленного внутреннего изменения (например,
замену технических систем технологиями, выход на первое место интеллектуальных технических
систем и т.д.). Внешние стороны техногенеза проявляются: 1) через систему внешних взаимодействий
техники (искусственных систем различной направленности), организованной в целостную техносферу, с
другими планетарными системами: геосферой, биосферой и антропосферой; 2) через преобразование
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
природы, включающее в себя: мир неживой природы (неживая планетарная и космическая материя), мир
живой природы (живое вещество, организованное в биосферу), мир самого человека (включая его
биологическую и интеллектуальную составляющие) и мир социума в его планетарной целостности –
антропосферу
Развитие техники представляет собой мощную силу, которая определенным образом формирует
историю человечества, коренным образом меняя характер общества и антропосферы, а также планетарной
материи в целом. Техника непосредственно связана с накопленными человечеством знаниями и уровнем
социальных отношений. Здесь следует указать на их взаимообусловленный характер. Ибо каждому уровню
развития техники должны соответствовать – объем и качество накопленных знаний, и определенный тип
социальных отношений. С другой стороны, только определенная форма общественного строя может
стимулировать технический прогресс. Таким образом, налицо коэволюция техники (техносферы) и
общества (антропосферы) с одной из главнейших его структур – наукой. Развитие общества способствует
техногенезу, но и техногенез, особенно после начальных его этапов, является мощным импульсом
социогенеза и ноогенеза.
Движущие силы науки и техники, а также источник направленного преобразования природной среды
следует искать не в отдельных личностях, а в первую очередь в постоянно растущих, исторически
меняющихся потребностях людей. Человечеству приходится заниматься производством материальных благ
и новых предметов и систем искусственного характера, внося при этом существенные изменения в свое
природное окружение. Это обусловлено тем, что изначально человек не находит в окружающем его мире
тех объектов, которые необходимы ему для собственной жизнедеятельности. А земная природа не создана
для удовлетворения быстро растущих потребностей и интересов землян [51,с.89].
Искусственно создаваемые человеком материалы и предметы, которые активно и постоянно им
использовались, приводили к расширению представлений о свойствах этих предметов, способствовали
пониманию причинных связей в окружающем их мире, раздвигали их собственные возможности,
заложенные природой. Мир искусственного давал человеку колоссальные возможности как для его
собственного развития, так и для переустройства окружающего естественного мира земной природы,
который раскрывался перед человеком во всей своей многогранности и разнообразии. Предметы и явления
этого мира все больше превращались из таинственных и опасных в понятные и доступные [51,с.42].
Древнейшие предки человека, перешедшие к изготовлению и активному использованию предметов и
орудий искусственного характера, оказались в состоянии не только открывать что-то новое, но и изобретать.
"Следовательно, – пишет Ф.А.Гисматов, – исторически искусственное выступало как совместный результат
процессов открытия и изобретения" [51,с.47]. С началом создания искусственного, с развертыванием
техногенеза, начинается неуклонная эмансипация людей от стихий и случайностей окружающего мира.
Расширяя и всячески совершенствуя мир искусственного, создавая "вторую природу" – новую
экологическую среду, человек, во-первых, становился менее зависимым от среды естественной, а во-вторых,
опираясь на технику, он превращался в мощную планетарную силу.
По мнению Ф.А.Гисматова, с возникновением трудовой деятельности, которая в первую очередь
связана с изготовлением и применением искусственных предметов и материалов, собственно и начинается
история самого человека. Данная история свидетельствует о том, что каждый скачок в создании
искусственного и переход к использованию новых материалов означал и качественный скачок в способе
производства, приводил к повышению его эффективности. Именно благодаря искусственным предметам
происходила универсализация деятельности предков человека, а соответственно их способности и
потребности также приобретали универсальный характер. Поэтому универсальность человека
детерминирована не только его универсальной биологической структурой, но также и всей сферой
искусственного [51,с.51].
Недооценка роли искусственного в антропосоциогенезе объясняется тем, что орудийная деятельность
встречается и в мире животных. Факт применения многими животными необработанных предметов в
качестве орудий общеизвестен, но данные, которые накоплены
зоопсихологами и этологами,
свидетельствуют о том, что процесс изготовления орудий среди животных крайне редкое, исключительное
явление [51,с.45].
С момента своего появления техника внедряется во все жизненные сферы человека, обусловливая его
выживание, существование и историческое развитие. "Исследование феномена техники, изучение истории
техники, анализ ее взаимосвязей с социальными и природными процессами, обсуждение ее перспектив на
современном уровне развития техногенной цивилизации касаются не только и не столько самой техники, но
будущего человечества" – пишет О.Д.Симоненко [161,с.10].
Постепенно в теории познания происходит продвижение от понимания техники как определенной
среды к представлению о ней как целостной планетарной системе – техносфере [161,с.22]. Человек не
только действует в техносфере, но и существует в ней. Замена естественного окружения искусственным
создает новые чувственно-предметные реалии бытия. Возникает не только квазиприродный материальный
мир искусственного характера, но и действительность сознания, мир ноуменов – технос [161,с.30].
Техногенез как любой природный процесс характеризуется вовлечением в свои круговороты масс
вещества, потоков энергии и информации. В техногенезе происходит их преобразование и создание новых
объектов и систем, имеющих искусственную (техногенную) основу. Особенно важной для техногенеза
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
является интеллектуальная (мыслительная) энергия человека, обусловленная функцией его интеллекта.
Именно поэтому информационные потоки, инициированные интеллектуальной деятельностью, выходят в
техногенезе на первый план, стимулируя создание и развитие новых видов и форм техники.
Хотя некоторые исследователи и утверждают, что человечество в своей геологической функции не
выступает как источник энергии, с этим вряд ли можно согласиться. Да, действительно, энергетические
возможности человека как биологического вида существенно ограничены. Так по приблизительным
оценкам ученых совокупная мощность всех электростанций на несколько порядков больше, нежели
энергетическая мощность человечества. Но не стоит забывать о том, что человек – это разумное живое
существо у которого кроме биологической (физической) энергии есть еще и энергия интеллектуальная.
Помноженная на миллиарды людей, она представляет реальную планетарную силу, на что указывал в своих
трудах еще акад. В.И.Вернадский, подчеркивая превращение научной мысли в масштабный планетарный
фактор. Поэтому антропосфера, несомненно, является источником энергии для процесса техногенеза и
развития всей техносферы, выступая фундаментом и залогом их становления, качественного
совершенствования и пространственного распространения.
Человек продуцирует не только мысли, но и знания, именно они и являются основными компонентами
интеллектуальных энергетических потоков, позволяя овеществить данные знания в виде конкретных
технических объектов и систем, а также способствуя развитию и качественному совершенствованию
последних. Современная техника, которая достигла небывалой, постоянно растущей мощи, немыслима без
людей. Ее функционирование и дальнейшее развитие пока еще невозможны в автономном режиме, т.е. без
человека. Поэтому техногенез предполагает присутствие в явном или неявном виде людей, включая их как
необходимый и важный компонент.
Критикуя технократов, считающих что человеку отводится роль элемента техники, участвующего в ее
развитии, деятельности и "размножении", Р.К.Баландин выделяет два фактора, которые, по его мнению,
дают основание рассчитывать на укрощение техногенеза – это 1) знания и разум человека, 2) его чувство
красоты и нравственность. Здесь следует не согласиться с подобными "радужными" ожиданиями, т.к. знания
и разум могут использоваться (и используются) человеком как во благо, так и во зло, о чем, кстати,
свидетельствует усиление роли науки в создании новых технических видов и средств уничтожения себе
подобных, приобретающих массовый характер. Что касается красоты и нравственности, то эти критерии
никогда не были и не будут определяющими в техногенезе – процессе возникновения новых видов техники
и технологий, ибо данные категории весьма расплывчаты и субъективны.
Следует указать на все возрастающий темп техногенеза, особенно отчетливо проявившийся в
последние столетия. Если в природе все процессы, в том числе и кризисные, регулируются естественным
образом за длительные промежутки времени, то "бурное развитие и необычайная агрессивность техногенеза
не оставляет надежд на естественную регуляцию. Приспособительные возможности живого вещества и
неорганической материи очень высоки лишь для геологических масштабов времени. А техногенез удваивает
свою мощь в считанные десятилетия (а теперь уже в считанные годы). По сравнению с природными
процессами он идет со скоростью взрыва, сплошь и рядом круша сложившиеся природные объекты,
переиначивая течения геохимических реакций, активизируя инертные зоны" [17,с.260].
Развертывание техногенеза происходит хоть и ускоренно, но крайне неравномерно, путем ступенчатых
подъемов на более высокие энергетические и информационные уровни, соответственно идет и увеличение
организации всей его системы и структуры самой техносферы [17,с.249].
Зарождение и развитие техногенеза неразрывно связано с эволюцией человечества. Техногенез не
только отражает всю совокупность свойств человечества, но и определяет многие качества самих людей.
Являясь тем процессом, который порожден человеком для освоения природных ресурсов и преобразования
окружающей реальности, техногенез способствует усилению автономизации самого человека и
антропосферы в рамках земной природы. Вместе с тем между человеком и природой образуется техногенная
среда (техносфера), от которой во многом зависит судьба человечества [17,с.249-250].
Техногенез превращается не только в геологическую силу, определяющую характер взаимодействия
общества с окружающей реальностью. Он становится и силой социальной, влияющей на человеческую
разобщенность и интеграцию, участвующей в формировании личности, в становлении системы знаний, в
биологической жизни человечества и проч. [17,с.251].
Как отмечает Р.К.Баландин: "Человечеству для его существования на Земле необходима вполне
определенная среда. Техногенез созидает такую среду. Но одновременно он является фактором,
разрушающим эту среду" [17,с.216]. Повышение роли техногенеза определяется тем, что в рамках
биосферы техника во всем многообразии ее форм, начинает все больше вытеснять животных и растения из
их экологических ниш, приводя к их исчезновению. К тому же следует отметить, что в некоторых
технологических процессах, например, получении новых веществ и соединений, биосфера начинает мешать
развитию техногенеза. Это обусловлено наличием в ней определенных физико-химических параметров.
Поэтому местом некоторых техногенных процессов уже становится не Земля, а пространство ближнего
космоса – находящиеся там орбитальные комплексы.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9.2. Формирование техносферы
В настоящее время предпринимаются активные попытки дать определение техносфере. Здесь также как
и в случае с понятием биосферы, в которое некоторые мыслители включают и составляющие неживой
природы – части геосферы, атмо- и гидросферы, происходит аналогичная ошибка. Многие современные
исследователи в понятие "техносфера" прямо или косвенно включают человека (человеческую
деятельность). Следует указать на неправомочность подобного подхода. Да, естественно, все планетарные
системы развиваются в коэволюции, т.е. взаимообусловленно, но, тем не менее, каждая из них имеет
собственную качественную специфику, что следует учитывать в различных теоретических построениях.
Чтобы полнее и всесторонне проанализировать значение и роль техники в планетарной эволюции,
необходимо не замыкаться только на исследовании ее взаимосвязи и взаимоотношений с человеком и
обществом – как предлагает ряд современных ученых. А рассмотреть саму технику как определенную
систему, характеризующуюся качественным своеобразием, и ее место в историческом развитии земной
материи. Лишь тогда будет понят этот масштабный феномен.
Сегодня у некоторых ученых преобладает позиция, согласно которой, системно организованная
техника, т.е. техносфера, не имеет самостоятельной сущности, а целиком определяется предметнопрактической и природопреобразующей деятельностью человека, объединенного в антропосферу. Так,
например, Р.К.Баландин определяет техносферу как область технической деятельности человечества
[17,с.116].
Но если строго подходить к определению каждой из масштабных систем Земли, появляющихся по мере
эволюции планетарной материи, – геосфере, биосфере, антропосфере и той же техносфере, то можно указать
на следующее обстоятельство: каждая из них, несмотря на собственное качественное своеобразие,
находится в зависимости от предыдущих, ранее возникших в земной истории, не только генетической, но и
вещественно-энергетической и информационной. Что делает невозможным существование любой из
планетарных систем вне остальных.
Человечество (антропосфера) не может существовать вне рамок геосферы и биосферы, ибо оно
включено во многие присущие им круговороты вещества и энергии. Это обстоятельство и отражает
целостный характер планетарной эволюции, где все ее исторические этапы, представленные лидирующими
масштабными системами, вплетены в общий ход развития земной материи. Это – временное представление,
но необходимо указать и на пространственный аспект – взаимодействие и взаимозависимость всей
совокупности различных масштабных структур, находящихся на одном отрезке земного времени.
Появление и развитие техносферы включено в направленный поток преобразований, реализующихся в
процессе самоорганизации земной материи. Совершенно справедливо указание Р.К.Баландиным на то
обстоятельство, что рождение техносферы связано с эволюцией биосферы и живых существ, с появлением
человека и социальным прогрессом общества [17,с.116]. Но здесь следует дать более широкую картину, ибо
техносфера включена в общее русло планетарной эволюции, которая начинается с формирования геосферы
и которая техносферой не завершается, а предполагает в будущем появление качественно иных планетарных
систем.
На наш взгляд, не совсем удачно и определение техносферы как особой оболочки Земли, в которой
осуществляется предметно-практическая деятельность человека [161,с.25]. Ибо сегодня становится
очевидным, что область ее существования или ареал пространственного распространения не ограничивается
только поверхностными оболочками планеты (лито-, гидро- и атмосферой), которые постепенно
заполняются и преобразуются техникой, но что самое важное – начинает все больше расширяться в
окружающее космическое пространство.
Термин "техносфера", отмечает О.Д.Симоненко, с одной стороны, восходит к учению В.И.Вернадского
об оболочках Земли, а с другой – свидетельствует о том, что техника приобретает системные свойства и
образует структуру, выходящую из-под контроля и за рамки управления создавшего ее человечества. Все
разнообразие элементов техники в техносфере представлено как определенная совокупность, соединенная
связями, имеющими то или иное происхождение и назначение. Возникают эти связи в процессе
качественного совершенствования техники и технологий, в ходе смены их поколений [161,с.22-23].
Следует указать, что техника и техносфера неравные понятия, ибо наличие технических систем на
планете еще не означает автоматического появления самой техносферы. Процесс подобного становления
носит эволюционный характер и определяется возникновением определенной структуры и системных
связей, которые являются необходимым условием возникновения масштабной системы определенного
качества.
Все существующие определения техносферы так или иначе включают в себя человека (либо
человеческую деятельность). Сегодня, на наш взгляд, следует уходить от подобного антропоморфизма.
Замыкаясь в осмыслении техники как планетарного феномена на человеке, мы никогда не продвинемся в
понимании направленных масштабных преобразований земной материи, происходящих в ходе планетарной
эволюции. Лишь представление техники как важнейшего самостоятельного фактора этой эволюции
позволит выявить и ее качественное своеобразие, и ее роль в тех кардинальных изменениях, в русло
которых входит земная материя.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для доказательства зависимости техносферы от человека приводится следующий мысленный
эксперимент: если вдруг его удалить из структуры техносферы, то последнюю ожидает неминуемая
деградация. Но логично расширить подобное абстрактное моделирование и посмотреть, что же будет с
самим человеком, если вдруг на мгновение исчезнет биосфера. Ведь его также постигнет неизбежная
деградация, ибо вне биосферы человечество существовать не может. То же самое произойдет и с биосферой,
если мысленно удалить геосферу. Таким образом, факт взаимодействия и взаимовлияния различных систем
Земли еще не является основанием для определения понятия одной из них через другие.
В некоторых определениях техносфера представляется как преобразованная биосфера [161,с.25], т.е.
как своеобразная оболочка, несущая на себе следы преобразующей деятельности человека. Но подобная
дефиниция не выдерживает никакой критики, т.к. технические системы не вписаны в биосферные
круговороты, совсем даже наоборот, они их разрушают.
Сущность техники, на что справедливо указывает Х.Ленк, не характеризуется какой-либо одной
чертой. "Феномен техники – пишет он, – и ее вовлеченность в другие сферы общественной жизни и
культурные традиции могут быть поняты лишь с точки зрения надпрофессиональных принципов,
опирающихся на системные взаимосвязи между всеми влияющими факторами" [101,с.71].
Вся история эволюции человека связана с зарождением и развитием техники, а следовательно, и со
становлением техносферы. Постепенно человек переносит на технику те функции, которые ранее
осуществлялись им самим. Вначале это были производственные функции, затем функции контроля, а позже
– функции управления. Если на ранней стадии развития техники ею замещались механические функции
человека, то на более поздних – интеллектуальные. Разум (интеллект) человека помогает ему в создании все
новых и новых объектов и средств, при помощи которых формируется не только новая (искусственная)
среда обитания, но и новые способы воздействия на окружающий мир. Благодаря различным машинам,
механизмам, техническим приспособлениям и науке человечество овладевает все новыми и новыми видами
энергии, усиливая свою мощь. Вначале это была энергия ветра и воды, одомашненных животных, затем –
парового двигателя. Далее наступил век электричества, а сегодня широко используется атомная энергия.
Постепенно человечество сосредотачивает в своих руках все большую и большую энергетическую мощь.
Итак, становление человека как разумного существа тесно переплетается с созданием им различных
искусственных объектов – орудий труда, жилищ, одежды, коммуникаций и т.п. Следовательно, наряду с
выделением в биосфере системно организованной человеческой цивилизации – антропосферы, происходит и
постепенное формирование и развитие техносферы. Техника явилась универсальным инструментом в
совершенствовании видов и форм человеческого общения. Она позволила преодолеть в объединении людей
пространственные, временные, языковые и другие барьеры.
Уже в глубокой древности естествознание разделяет те процессы, явления и объекты, которые
происходят в природе естественным путем, и те, которые создаются человеком. Условность такого
разделения очевидна, ибо человек есть тоже природная система. Но вместе с тем, закономерности развития
искусственных систем имеют свои специфические особенности. Это касается как искусственных
неорганических (технических) систем, так и искусственных органических (живых) систем.
Планетарную материю разделяют на три уровня: неорганическое вещество, живое вещество и
социально организованные структуры, представленные человеком. Соответственно, в истории планетарной
эволюции выделяются этапы, связанные с качественными изменениями материи, переходом ее с одного
уровня на другой. Первое такое качественное изменение было обусловлено зарождением жизни на Земле и
развитием биосферы. Второе – возникновением человека и формированием антропосферы. С появлением
мыслящего живого существа – человека, природа обрела способность познавать свои собственные законы.
Но с появлением интеллекта материальные процессы не перестали быть естественными, следовательно, все
создаваемое человеком, а это и неживые (технические) системы и живые органические системы, также
являются закономерными продуктами планетарной эволюции и характеризуют ее новый качественный этап
– становление техносферы. Здесь строгое разделение естественного и искусственного вряд ли оправдано,
т.к. и то и другое есть две стороны проявления единой сущности – планетарной самоорганизации материи.
Одним из первых примеров вмешательства человека в ход естественной эволюции живых систем
может служить выведение им определенных сортов растений и пород домашних животных. Длительный
процесс искусственного отбора приводил к тому, что посредством непрерывной селекции человеком были
созданы новые сорта культурных растений и породы животных, имеющих необходимые признаки.
Технология выступает основой и главным показателем научно-технического прогресса. В своей
эволюции она опирается на совокупность естественнонаучного знания и служит стимулом для
возникновения новых направлений науки и техники, создавая им материальную и информационную базу.
Следовательно, технология это, с одной стороны, продукт (результат), а с другой – источник развития
человеческой цивилизации. Вся история техносферы может быть представлена как совершенствование
механической технологии, затем последовательная ее замена другими видами – физической, химической,
микрофизической и информационной технологией. Причем, на каждом этапе происходит ускорение темпа
научно-технического прогресса.
В ходе человеческой деятельности, направленной на освоение и преобразование окружающего
мира, а также благодаря научной мысли и ее развитию – ноогенезу, возникают новые элементы, не
характерные для антропосферы, это
технические системы. Антропосоциогенез дополняется
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
техногенезом, переплетаясь с ним и получая мощный импульс прогрессивного развития. Формируется
качественно новая планетарная система – техносфера, в ее основе находятся искусственные системы,
имеющие неорганическую природу. Этот процесс знаменует появление новой ветви эволюции земной
материи, значение которой резко возрастает благодаря научно–технической революции.
Под техническими системами (техникой вообще), сегодня понимают «совокупность механизмов и
машин, а так же систем и средств управления, добычи, хранения, переработки вещества, энергии и
информации, создаваемых в целях производства и обслуживания непроизводственных потребностей
общества» [132,с.281]. На наш взгляд, технические системы – это все созданное человеком, т.е.
искусственная или “очеловеченная” (вторая) природа, имеющая неорганическую основу. Сюда можно
отнести не только вышеперечисленное, но также здания и сооружения, предметы быта, одежду, обувь,
транспорт, вооружение, различное снаряжение и т.д. К такому пониманию техники сегодня приходят
многие мыслители. «Ныне, когда техника внедрилась буквально во все сферы человеческой деятельности, –
отмечает И.А.Негодаев, – технику понимают более широко, как искусственно созданные средства
человеческой деятельности и, более того, как овеществленное знание» [133,с.8].
Технические системы – это по сути дела и есть искусственные системы, т.к. techne (греч.) – означает
искусство, мастерство. Поэтому надо различать узкоспецифическую трактовку термина «технические
системы» и широкую, созвучную и синонимичную понятию
«искусственные системы». Тогда
техногенез предстает как процесс освоения и преобразования, изменения окружающего мира (живой и
неживой природы, самого человека и общества) путем создания все новых и новых технических систем,
формирования общепланетарной техносферы. Техника постепенно приобретает все большее значение
для поступательного развития самого человечества. Вместе с тем приходит понимание того, что
техника и техногенез выступают факторами исторического, планетарного преобразования, в ходе
которого изменяется окружающий земной мир.
Переход лидирующей функции к эволюционирующим системам искусственной природы нарастает.
Процесс техногенеза сам начинает ветвиться на множество каналов, т.е. наблюдается дифференциация
(рис.22), в ходе чего возникают технические системы различной направленности: транспортные,
энергетические, бытовые, коммуникационные, радиоэлектронные, интеллектуальные и т.д. В них
используются различные потоки энергии (электрическая, тепловая, механическая, солнечная, ядерная и
проч.). Одним из главных энергетических потоков здесь выступает интеллектуальная (мыслительная)
энергия человека, благодаря которой возникают все новые и новые виды технических систем, идет их
постоянное совершенствование.
Говорить здесь о целенаправленном развитии техники человеком было бы слишком самонадеянно.
Так как процесс создания (изобретения) различных видов технических систем происходил, да и сейчас в
основном происходит неорганизованно, спонтанно, во многом интуитивно, без знания определенных
законов эволюции самой техники, которые только сейчас наука начинает открывать. Вместе с тем,
отбор (как фактор эволюции) срабатывает и здесь, наблюдается индивидуализация, в процессе которой
выделяется наиболее значимый класс технических систем – интеллектуальные системы. На определенном
этапе они становятся основными элементами техносферы, проникая в различные области
функционирования самой техники и человеческой деятельности. В техногенезе, по нашему мнению, также
реализуется принцип цефализации, характерный для эволюции живой планетарной материи. Постепенно
среди технических систем выделяются те, которые обладают автономной системой самоуправления, т.е.
имеют определенные интеллектуальные функции. Их количество и значение год от года возрастают.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Технические системы, так же как ранее живые организмы (биосфера) и человек (антропосфера),
распространяются во все уголки планеты. Их преимущество перед живой материей в пространственной
экспансии очевидно: там, где не могут существовать живые системы (человек в том числе), может успешно
функционировать техника. Это касается не только глубин океана и земной коры, но также и космического
пространства, ведь техника не нуждается в биосфере с ее многочисленными круговоротами вещества и
энергии, ни в геосфере, т.е. в самой планете с ее определенными физико-химическими особенностями
(гравитационным и магнитными полями, наличием определенной атмосферы, температуры, давления и
т.д.). Именно технические системы, а не человечество (о чем в свое время мечтал В.И. Вернадский) могут
быть автотрофными, способными непосредственно усваивать энергию из окружающей среды, как например,
посредством солнечных батарей. Это дает им возможность широкого распространения за пределы планеты –
в космическое пространство. И эта экспансия уже началась за счет создания и эксплуатации космических
беспилотных автоматических станций, направляемых к другим планетам Солнечной системы и их
спутникам.
В различных научных работах можно встретить рассуждения о техносфере как целостной,
оформившейся общности. Анализируя историческое развитие планетарной материи, можно сделать
определенный вывод: техносфера как масштабная земная система только находится в стадии становления.
Процесс ее формирования в современных условиях еще идет, он же продолжится и в будущем.
Сегодня процесс техногенеза можно трактовать двояко: 1) антропоцентристски, т.е. с точки зрения
позиций и интересов человека и 2) глобально-исторически, как определенный, качественно
своеобразный этап планетарной эволюции материи. Оценивая с первой позиции, видим, что создавая
различные виды техники и технологий, человек упрочивает свое лидерство среди планетарных
систем, выступая мощной преобразующей силой. Нет более могущественной современной планетарной
структуры, чем антропосфера. А многообразные технические системы позволяют удовлетворять самые
различные потребности человека: биологические, интеллектуальные, социальные, в том числе,
потребность познания и связанный с ней ноогенез. Таким образом, направленное развитие техносферы –
техногенез, целиком отвечает целям и задачам человека и им же осуществляется.
Оценивая со второй позиции (взгляд сквозь "космическую призму") видим, что возникновение
технических систем различных видов и направленности – это закономерный процесс дифференциации
униата – антропосферы, в ходе которого в ней появляются новые элементы (неорганической, а затем и
органической природы), ранее для нее совершенно несвойственные. Таким образом, наблюдается фаза
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
индивидуализации. Эти вновь возникающие элементы для своего совершенствования и расширения
пространственного ареала используют не только новые виды энергии (электрическую, ядерную и др.),
но, что более парадоксально, – человеческую интеллектуальную энергию. Здесь нет никакого налета
мистики и теологии, одушевления техсистем, ведь по Вернадскому научная мысль – это есть реальное
планетарное явление.
Со становлением техносферы как новой планетарной структуры, основой которой выступает
неорганическая материя, человек постепенно вытесняется из всех сфер своей жизнедеятельности.
Вначале это было производство, затем сфера обслуживания, контроля и управления, а нынче – сфера
творчества. Не секрет, что сегодня интеллектуальные технические системы заменяют человека в таких
областях, как проектирование, анализ экономической деятельности, создание музыкальных,
графических, видео- и других произведений. И это не гимн техническому прогрессу, а объективная
оценка реальных преобразований, которые характеризуются будущим переходом лидирующей функции
в планетарном развитии к техносфере.
Сегодня техносферу уже можно представить в виде масштабной системы, имеющей
самоорганизующийся характер, основным энергетическим источником эволюции которой выступает
интеллектуальная энергия человечества. Поэтому роль планетарных информационных круговоротов
возрастает не только в силу социального прогресса, т.е. саморазвития человеческой цивилизации, но со
временем во все большей степени из-за эволюции техносферы. Ибо информационные потоки выходят здесь
на первый план, поскольку это связано с появлением и широким распространением интеллектуальной ветви
техногенеза.
Часть III. НАСТОЯЩЕЕ
Глава 10. Основное противоречие современности
10.1. Антропосфера – доминирующая система современности
Всякое развитие локализованной материи (а таковой и является планетарная материя) определяется по
доминирующей системе, лидирующей на рассматриваемом историческом этапе. На нынешнем отрезке
земного времени, общая длительность которого составляет уже около 4,5 млрд лет, такой доминирующей
системой является человеческая цивилизация или антропосфера. Ее значение в масштабах планеты сегодня
настолько велико, что влияет даже на существование самой Земли: накопленный ядерный потенциал
позволяет не только уничтожить все живое, но и разрушить саму планету, поставив, таким образом, точку в
направленном процессе земной эволюции.
В ходе развития биосферы, с одной стороны, и прогрессивного развития общества, с другой, место и
роль человека в существенно изменились, что привело к тому, что сегодня многие природные процессы
протекают под непосредственным или опосредованным действием антропогенных факторов [198,с.73].
Человечество, постепенно выделяясь из биосферы, не только включалось в существующие геологические,
биохимические (биотические) и энергетические круговороты, но и организовывало принципиально новые,
выходящие за рамки ее компенсаторных функций. Если раньше живая материя биосферы существенно
меняла облик планеты, ее литосферу, атмосферу и гидросферу, то сегодня воздействие человечества,
объединенного в антропосферу, уже выходит за пределы Земли, распространяясь в космическое
пространство. Человек начинает осваивать ближний космос.
Сейчас антропогенному и техногенному влиянию подвержены такие доминировавшие ранее
планетарные системы, как геосфера, т.е. геологическая форма земной материи, включающая физические и
химические составляющие; и биосфера, в основе которой биологическая форма, объединяющая все
планетарные проявления жизни (микроорганизмы, растения и животных). В биосфере сегодня практически
не осталось элементов, которые бы не испытывали на себе антропогенное воздействие, проявляющееся на
всех уровнях биосферы – почве, гидросферных и атмосферных частях, животном и растительном мире
[198,с.79].
Природа постоянно ведет поиск все новых и новых форм путем самоорганизации и саморазвития
земной материи. Если вначале доминирует геологическая форма, образующая саму планету как
определенное космическое тело, входящее в структуру Солнечной системы, то затем появляется живая
материя, коренным образом преобразующая поверхность планеты, и формирующая новую систему –
биосферу. Живые организмы Земли создают круговороты вещества и энергии, имеющие большую
интенсивность, нежели геологические, и оказывают на последние значительное влияние. С зарождением и
развитием антропосферы, человек образует еще более мощные и скоростные круговороты, влияющие, в
свою очередь, на уже существующие.
Как отмечает А.С.Червинский, степень социальной детерминации естественных процессов на
различных уровнях структурной организации биосферы настолько возросла, что высказывается мнение о
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правомерности выделения антропогенного круговорота веществ и энергии, который качественно отличается
от естественных – биотического и геохимического, а также о необходимости выделить два типа эволюции –
естественную и антропогенную [198,с.73].
История человечества все больше превращается в глобальную и единую историю. Все что происходит
в жизни отдельных народов и государств резонирует на весь земной шар; то, что происходит в одной сфере
социума, сразу же отражается на всех других сферах. А само человечество во всех его основных измерениях
становится интегральным целым, при непрерывном росте разнообразия [168,с.30]. Поэтому и изучать
человечество следует как некую целостность, отдельные части которой связаны глубокими внутренними
узами. Но, будучи целостным, человечество отнюдь не едино. Оно распадается на огромное количество
подсистем, имеющих собственные интересы, цели, определенные возможности их достижения.
10.2. Основное противоречие антропосферы
Противоречия объективны, они проявляются во всех сферах материального мира, а также – в
концептуальной (субъективной) реальности. Их существование не зависит от воли и желаний людей. Но
объективно существующие в материальных явлениях противоречия не всегда обнаруживаются в ходе
человеческого познания. Это становится возможным лишь в процессе сложной и трудной мыслительной
деятельности, посредством которой объективное противоречие переводится в субъективное, теоретическое
[115,с.143]. Непременным условием, позволяющим выявить противоречие и правильно его оценить,
интерпретировать, является зрелость, определенная развитость этого противоречия.
Для того чтобы определить направленность развития исследуемой качественно своеобразной
материальной системы необходимо выявить ее основное противоречие. Основным противоречием считается
такое, которое наиболее глубоко выражает сущность данного явления на всем протяжении его
существования и развития: от возникновения до уничтожения или преобразования в иное качество. Причем,
как отмечается, оно влияет на все остальные противоречия в комплексе противоречий внутренних и
внешних, главных и неглавных, антагонистических и неантагонистических [64,с.201].
«Основное противоречие, – пишет В.И.Горбач, – определяет наиболее существенные особенности
явления и процесса его развития, причем на всем протяжении существования явления как данного качества»
[53,с.215]. Оно обусловливает также ряд других противоречий явления, с большей или меньшей степенью
опосредованности влияет на все остальные его противоречия. Это можно объяснить тем, что основное
противоречие образуется взаимодействием наиболее существенных противоположных сторон явлений.
Выделяются следующие признаки основного противоречия [196, с.54], которое:
 выражает наиболее глубокую сущность явления, его коренное качество и охватывает все стороны
явления как целого;
 проявляется на всем протяжении существования явления;
 накладывает отпечаток на все остальные противоречия, обусловливает и пронизывает их, существенно
влияет на их развитие и разрешение, а также определяет все закономерности, свойства данного явления;
 играет решающую роль в развитии, выступает его основным источником, двигательной силой,
определяет главное направление развития;
 разрешает противоречие путем указания перехода явления из одного качественного состояния в другое.
Основное противоречие ставшего процесса, отмечает В.П.Кохановский, начинается с того момента,
когда он, во-первых, появляется как единое целое, как внутренне самостоятельная, органически
взаимосвязанная система всех своих предпосылок (элементов), пусть даже незрелая, неразвитая; во-вторых,
приобретает определенную прочность, устойчивость и достаточную широту распространения; в-третьих,
однажды возникнув, уже не исчезает, а развивается вширь и вглубь, развертывается как движение
собственных форм реализации [91,с.76]. В этом раскрывается качественная специфика противоречия, но ее
необходимо дополнить и количественной определенностью пространственно-временных параметров
противоположностей целого как относительно, в рамках более общей системы, так и абсолютно, т.е. по
отношению к себе самой [174,с.33].
Учет единства качественной и количественной сторон противоречия обусловлен тем, что без этого
невозможно научно объяснить источники изменения и развития, их движущие силы. Противоречие всегда
характеризуется определенным единством качественных и количественных свойств. Оно представляет
собой такое взаимодействие, взаимосвязь качественно определенных противоположностей, где их
количественное различие выступает необходимым моментом. Подчеркивается также тот факт, что именно
целостный подход к познанию противоречий в единстве их качественных и количественных характеристик
позволяет более глубоко и точно решать проблему предсказания особенностей развития – его
направленности, характера, способа, темпов. Функциональные же различия противоположностей и
противоречий указывают на их «неравенство» с качественной стороны, т.е. их различное место и роль в
вещи как системе и ее взаимодействии с окружающей средой [23,с.41-44].
Для того чтобы раскрыть основное противоречие, следует проанализировать главные
противоположности, которые его образуют. Осмысление же основного противоречия дает знание
своеобразия исторической ситуации данного момента как момента перехода от одного эволюционного этапа
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
к другому. Принцип противоречия выступает не только фундаментальным законом объективного мира, но
также и как всеобщий закон познания, принцип диалектического метода, который требует воспроизводить в
мышлении действительные противоречия, присущие материальным объектам и системам, путем раздвоения
единого и познания противоречивых частей его [92,с.136].
И.С.Нарский
отмечает,
что
учитывая
широчайшее
распространение
диалектических
противоположностей, можно сделать следующее заключение: познание через противоположности означает,
во-первых, отрицание любых ограничений и преград на пути применения самых различных частных
приемов, методик, методов и подходов в познании. Во-вторых, принцип познания через
противоположности означает запрет на абсолютизацию любого из этих частных методов и приемов
познания [128,с.16].
Так как каждое явление есть единство внутренне взаимосвязанных сторон, моментов, отношений, то
оно с самого первого момента своего появления уже содержит в себе какое-либо противоречие. Сколько бы
ни было сторон в единстве, оно неизбежно раздваивается на противоположности. Но в живом созерцании
это единство всегда выступает в слитности, нераздельно, как чувственно-конкретное, поэтому познание
должно выходить за рамки чувственного опыта, поднимаясь до абстрактного мышления, задача которого –
разделение единства на противоположности и анализ их развития.
Противоречие есть источник и основа всякого развития. Это относится и к планетарной эволюции в
целом и к отдельным ее этапам, в том числе – антропосфере. Ее системообразующим элементом является
человек, воплощающий в себе единство двух противоположных структур: биологической, представляющей
его как живой организм (биоструктура), и интеллектуальной, представляющей его как мыслящее
существо, наделенное сознанием (нооструктура).
Бренность, пространственная и временная ограниченность биологической оболочки человека вступает
в противоречие с безграничностью его мыслей, идей, образов, т.е. проявлением интеллектуальной
(духовной) деятельности. Следовательно, на уровне человека главное противоречие – между био- и
нооструктурами, которые имеют не только разные функции, но и разное течение (разный темп) времени.
Сам Вернадский ощущал на себе противоречивое единство двух этих структур. Еще в 30-е годы он
неоднократно пишет в дневнике о своем молодом уме при дряхлеющем теле, о мозге, который убивается
стареющим телом, что наглядно демонстрирует две несовпадающие скорости жизни этих подсистем
человека [3,с.85]. Чем выше интеллект субъекта, тем острее он ощущает противоречие между своим
биологическим организмом (телом) и внутренним духовным миром,
глубже осознает их
разнокачественность.
Все существование и развитие цивилизации было обусловлено функциями указанных структур.
Вместе с тем данное противоречие отражает не только борьбу, но и единство – именно благодаря этому
проявляется феномен человека. Биоструктура есть и носитель, и вместе с тем исполнитель функций
нооструктуры, оказывая, в свою очередь, на нее собственное влияние. Они, таким образом, жестко
переплетены и взаимообусловливают деятельность друг друга. Здесь каждая из внутренних
противоположностей одного явления, одной сущности предполагает другую, возможна благодаря другой,
т.е. они совпадают, тождественны. Одновременно с этим они и не совпадают, имея разную качественную
специфику и разные тенденции. Причем, одна из противоположностей неизбежно берет верх над другой,
постепенно занимая главенствующее положение.
Человечество представляет собой определенный биологический вид, включенный в биосферные
процессы, являя таким образом качество планетарной материи «био». Его характеристики сосредоточены в
биологической памяти или генотипе. Наряду с этим существует общественное сознание, как совокупность
действующих нооструктур, представляющее качество планетарной материи «ноо», которое
аккумулируется в социальной памяти. В прогрессивном развитии человечества нооструктура выходит на
первый план: происходит постепенная планетаризация сознания.
Двойственная природа человека предопределяет и противоречие, выступающее сегодня основным для
всей антропосферы. Не экономические,
политические, идеологические, экологические и прочие
противоречия играют здесь ключевую роль, а противоречие между качествами планетарной материи «био»
и «ноо», связанными в определенное единство [40]. Это свидетельствует о переходном характере самой
антропосферы, ее промежуточном положении в направленной исторической сменяемости: биосфера
(качество материи «био») – антропосфера (качество материи «био-ноо») – ноосфера (качество материи
«ноо»). А разрешение данного противоречия должно неизбежно привести к закономерному переходу
антропосферы в ноосферу, ибо борьба противоположностей неизбежно завершается скачкообразным
переходом в качественно новую, более высокую форму развития.
Следует указать на ошибочность представления человека только в виде биосоциального феномена, ибо
в этом случае выпадает из рассмотрения, затушевывается такая важная подсистема человека, как
нооструктура (сознание, интеллект). А именно она является основой индивидуального развития, да и во
многом определяет развитие социальное. К тому же следует сказать, что общественные формы организации
присущи и животному миру, поэтому данный термин охватывает более широкий класс природных явлений,
нежели только человеческое общество.
Развитие – есть борьба противоположностей, которая абсолютна, как абсолютно само движение, в то
же время их единство условно, временно, относительно и преходяще. Эволюция планетарной материи,
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
представленная на современном этапе такой доминирующей системой как антропосфера, обусловлена
сочетанием в ней двух противоположных качественных сущностей – «био» и «ноо». Именно их единство
определяет конкретное тождество противоположностей, т.к. ни одна из них не может существовать без
другой. Вместе с тем, они взаимоисключают друг друга, находясь в состоянии борьбы, столкновения, что
обусловливает внутренний импульс процесса планетарной эволюции, возможность перехода к новым ее
этапам.
Для представления общей картины происходящего необходимо проследить развертывание самого
противоречия, т.к. не только исследуемое явление есть процесс, но и содержащееся в нем противоречие
тоже. Каждое противоречие, выступая источником развития, само при этом развивается, проходит ряд
этапов, вплоть до его обострения и разрешения [92,с.140].
Поскольку противоречие – это отношение между тождеством и различием в данном единстве, то и в
его собственном развитии можно выделить следующие основные этапы. Первый этап характеризуется
господством тождества над различием противоположностей. Но развитие тождества приводит в конечном
итоге к расхождению противоположностей, т.е. ко второму этапу, когда различие преобладает над
тождеством. Дальнейшая эволюция противоречия ведет к его обострению и обогащению. Оно приобретает
новые черты, достигая высшего напряжения и зрелости. Затем наступает третий этап, на котором
противоречие разрешается, т.е. борьба противоположных сил получает новую форму своего движения
[115,с.142-143].
Анализируя развитие основного противоречия антропосферы, можно сделать следующее заключение: в
настоящее время оно находится на втором этапе, что характеризуется преобладанием одной из
противоположностей, а именно – качества материи «ноо».
10.3. Антропосоциогенез как преодоление пространственно-временной ограниченности человека
Поскольку все системы и явления, кроме Универсума (материального мира в целом), характеризуются
конечностью своего бытия, выражающуюся в их пространственно-временной локализации, постольку для
понимания процесса антропосоциогенеза необходимо проанализировать каждую из выделенных структур
человека в пространственном и временном аспектах.
Его биологическая оболочка имеет вполне определенные, ограниченные размеры и форму, занимая
локализованный участок земного пространства. Пространственная ограниченность биоструктуры
преодолевается путем квантигенеза – количественного роста человечества, постепенно освоившего и
заполнившего поверхностное пространство планеты, все ее подсистемы: землю (литосферу), воду
(гидросферу), воздух (атмосферу). В настоящее время рамки этого пространственного ареала существенно
расширяются: человек выходит за пределы Земли, начиная осваивать ближний космос.
Вторым мощнейшим фактором преодоления пространственной ограниченности биоструктуры явилось
создание искусственных (технических) систем – техногенез. Развитие человечества тесно связано с
пространственной экспансией, социальной деятельностью и качественным изменением форм
антропогенного воздействия на планетарную среду.
Создание и совершенствование различных видов транспорта – наземного, водного, воздушного, а затем
и космического, позволило людям преодолеть свою биологическую ограниченность в передвижении, дало
им возможность перемещаться, преодолевая огромные расстояния. Транспорт послужил также интеграции
биоструктур, связывая их в единую общность, не взирая на преграды и удаленность. Таким образом,
процесс антропосоциогенеза тесно переплетается с техногенезом и во многом им обусловлен. «Техника, –
пишет А.А.Воронин, – помогает человеку преодолеть комплекс своей природной (телесной)
ограниченности. Он развивает огромную скорость, поднимает невероятные тяжести, создает новые
материалы и средства переработки информации потому, что он алчет власти – над пространством и
временем, над собой и ближним своим, над космосом и хаосом» [45,с.104].
Временная ограниченность биоструктуры, краткость ее жизни преодолевается за счет исторической
сменяемости поколений: одни биоструктуры отмирают, им на смену рождаются новые. Это позволяет
биологическому виду Homo sapiens существовать в веках. Биологическая (видовая) память сосредоточена в
биоструктуре каждого человека, в его генотипе. Именно, благодаря ей, сохраняется устойчивость качества
планетарной материи «био».
Нооструктура не передается биологическим путем. Рождающийся человек имеет ее лишь в потенции, а
ее становление обусловлено изогенезом – определенными социальными отношениями, когда происходит
соприкосновение человека с достижениями материальной и духовной культуры как своей исторической
эпохи, так и предшествующих. Развитие нооструктур целиком зависит от накопленных обществом знаний.
Преодоление же временной ограниченности происходит благодаря передаче этих знаний от поколения к
поколению. Ибо с прекращением жизни биоструктуры завершалось и бытие связанной с ней воедино
нооструктуры. А, следовательно, терялся накопленный ею опыт и знания, не будучи включенными в
социальную память.
Постепенно знание, аккумулирующееся лишь в людских головах, стало в определенной символической
(знаковой) форме переносится на внешние (интерсубъективные) носители: возникает графика,
письменность, язык математических формул и т.д. «Передача от поколения к поколению исторически
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сложившихся и меняющихся программ поведения, общения и деятельности (накопление социального
опыта) возможна только благодаря их закреплению в знаковой форме, их функционированию как
семиотических образований» – указывает В.С.Степин. Он отмечает также, что такими образованиями могут
выступать любые фрагменты человеческого мира: как сам человек, его действия и поступки, когда они
становятся образцом подражания, так и предметы созданной человеком второй природы [167,с.10].
Можно выделить общую тенденцию исторического оформления знаний – стремление к
универсализации их представления (кодирования). Это позволяет, во-первых, большему количеству
нооструктур получить доступ к таким знаниям, обеспечить их быстрое усвоение. Во-вторых, исключить
исторически обусловленный характер самого знания, придав ему объективность, т.е. устранить, либо
минимизировать здесь действие субъективных причин: мировоззренческих, методологических, языковых и
т.п.
Таким образом, если ранее существование планетарного качества «ноо» обеспечивалось за счет
социальной памяти, состоящей из взаимодействущих нооструктур, то на определенном этапе происходит ее
частичный выход на внешние – интерсубъективные носители. А весь ход прогрессивного развития
человечества (антропосоциогенез) становится связанным с их совершенствованием, увеличением роли и
места этих носителей в жизни общества. Если биологическая память – основа каждой биоструктуры и всего
качества материи «био», остается практически неизменной уже в течение десятков тысяч лет, то социальная
память, как основа нооструктур и качества материи «ноо», стремительно видоизменяется, постоянно
совершенствуясь. Это свидетельствует о том, что в их противоречивом единстве, присущем антропосфере,
ведущая роль переходит к планетарному качеству «ноо». Что на уровне человека как системообразующего
элемента характеризуется доминированием его нооструктуры, а в обществе наблюдается резкое увеличение
слоя интеллектуальных работников.
Пространственная
ограниченность
нооструктур
преодолевается
различными
средствами
коммуникации, такими как почта, телефон, радио, телевидение, компьютерные сети (интернет) и т.д.,
позволяющих людям обмениваться информацией друг с другом, а также получать одновременный доступ к
источникам информации большому количеству нооструктур (например, подключение через компьютерные
сети к электронным банкам данных). Сегодня развитие теле-космическо-компьютерных коммуникационных
сетей дает реальную возможность каждому человеку иметь информацию различного рода: научную,
техническую, политическую, экономическую, идеологическую и др., что служит совершенствованию его
нооструктуры. С другой стороны, у любого человека появляется возможность передавать (транслировать и
тиражировать) свои знания другим нооструктурам, это способствует умощнению социальной памяти и
обеспечивает ускорение прогрессивного развития цивилизации. Следствием чего является повышение на
современном этапе темпа самой планетарной эволюции. Объем циркулирующей в обществе информации
настолько возрастает, что аналитики предрекают грядущий «информационный взрыв».
10.4. Пределы развития антропосферы
Главное действующее лицо антропосферы, ее системообразующий элемент – человек. Именно его
особенностями и определяется характер самой этой структуры, ее пространственно-временные параметры.
Пространственные пределы человека (а, следовательно, и антропосферы) обусловлены возможностью его
существования в очень узком диапазоне физико-химических параметров (наличия магнитного и
гравитационного полей, температуры, давления, плотности и влажности воздуха, определенного состава
атмосферы и т.п.), характерных для биосферы нашей планеты. Ибо человек может существовать только в
биосфере, параметры которой удовлетворяют очень жестким условиям. Отмечая особенность современного
этапа планетарного развития, следует указать, что, во-первых, деятельность людей во все большей степени
определяет структуру и функции всех состояний и взаимодействий живой и неживой природы. Во-вторых,
человек – это живое существо, порожденное конкретными условиями планеты Земля, и определенными
космическими воздействиями. Поэтому любые значительные колебания внешних условий отражаются на
его состоянии и вообще могут ставить предел его жизнеспособности.
Освоение космического пространства показало: длительное воздействие космоса крайне
неблагоприятно сказывается на человеческом организме, вызывая нарушения его функций. Человек
является сугубо земным существом, этим и определяется невозможность его масштабной экспансии в
космос. Максимальное, что он может осуществить – это освоить околоземное космическое пространство.
Но это еще не космос, а лишь грань между реальным безграничным космосом и одной из песчинок
мироздания, которой является Земля.
Жесткое космическое излучение, губительное для всего живого, отсутствие силы земной гравитации,
геомагнитного поля и других факторов, свидетельствует о том, что антропосфера не является той системой,
которая может расширить пространственный ареал своего обитания с планетарного уровня до космического.
Природное несовершенство человека отмечали такие видные российские мыслители как В.И.Вернадский и
К.Э.Циолковский. И если первый говорил о том, что в будущем человечество должно стать автотрофным,
т.е. способным усваивать вещество и энергию непосредственно из окружающей среды, то второй предрекал:
со временем человечество превратится в лучистую энергию. Но данные идеи не стоит воспринимать
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
буквально, перенося их на человека и человечество в целом, а следует видеть планетарно-исторический
процесс преобразования материи, где ее новые качественные состояния, следующие за антропосферой,
будут обладать указанными свойствами.
Все материальные системы, кроме Универсума, т.е. материального мира в целом, характеризуются
конечностью своего бытия. Это обусловлено накоплением количественных изменений, приводящих в
конечном итоге к изменению их качественного своеобразия, эволюционному переходу в другие системы.
Каждое из сменяющихся качеств планетарной материи имеет временную и пространственную
ограниченность. Не является исключением и такая планетарная система как антропосфера. Поэтому
совершенно необоснованны попытки наделить ее особым статусом, способностью выхода на новый
уровень саморазвития.
Человек с легкостью воспринимает мысль о качественном преобразовании систем в планетарной
эволюции до тех пор, пока это не затрагивает его места в истории и будущем развитии. Здесь
антропоцентризм мешает ему понять простую вещь: человечество как определенная система имеет свои
пределы и непременно сменится другой системой, имеющей иные свойства, позволяющие ей осуществлять
лидирующую функцию в процессе дальнейшей эволюции планетарной материи. Такова диалектика
природы.
Люди мучаются над вопросом смысла своей жизни, своей миссии на этом свете. Никто из них не может
понять своего действительного функционального предназначения на Земле. Поэтому невозможно сказать и
об истинном назначении всего человечества – земной цивилизации или такой планетарной системы как
антропосфера. Какова цель ее появления во Вселенной и какова направленность развития? Трудность и
значимость данных вопросов неизмеримы. Но человек может и должен найти на них ответ. А поможет ему в
этом такое свойство интеллекта как опережающее отражение, способность прогностического мышления.
Тормозящим фактором познания, как уже отмечалось, является антропоцентризм: даже исследователь
мыслящий системно, диалектически, осознающий конечность бытия любой конкретной материальной
системы, ограниченные возможности ее развития, пасует перед вопросом о будущем человечества. Ему
трудно согласиться с мыслью о конечности (как пространственной, так и временной) человеческой
цивилизации, о переходе лидирующей функции к другой системе в ходе разворачивающейся планетарной
эволюции. Но ведь внутренне протестуя против собственной смерти, человек знает о ее неизбежности и этот
факт не требует каких-либо доказательств.
Естественно, закономерности планетарной эволюции не так однозначны. Здесь каждая последующая,
вновь возникающая в единой исторической цепи, система, отрицает предыдущую диалектически. Это
означает, что все предыдущие могут сохранять свое бытие, но, испытывая сильнейшее воздействие,
трансформируются (видоизменяются) под влиянием новой, к которой переходит лидирующая функция.
Поскольку человек, так же как ранее биологический организм, выступающий системообразующим
элементом биосферы, связан с конкретным этапом эволюции земной материи, то в этом и проявляется его
исторически преходящий характер. Человек – элемент антропосферы, является более функциональной
системой нежели биологический организм. Он обладает способностью организовывать на Земле новые
масштабные круговороты вещества и энергии. Но вместе с тем имеет и своеобразные пределы,
обусловленные его необычной, двойственной природой. В человеке проявляется противоречивое единство
двух структур – биологической и интеллектуальной (разумной). Современные научные и философские
представления о человеке как многосложной системе, имеющей интегральную сущность, не совсем верны
потому, что именно две указанные подсистемы полностью определяют его существование и
функционирование, а также общий ход развития человеческой цивилизации – антропосоциогенез.
У человека как планетарной системы есть две возможности для собственного развития, это 1)
преобразовать окружающий мир в различных его измерениях: мир неживой природы, мир живого,
социальный мир и т.д.; и 2) преобразовать себя самое и как материальный объект определенного уровня
организации (биоструктура), и как элемент идеального (нооструктура). Данные возможности реализуются
им посредством создания искусственной планетарной материи, т.е. расширения и умощнения техносферы
(процесс техногенеза) и расширения и планетаризации сферы идеального (процесс ноогенеза). Но следует
указать, что и та и другая возможности существенно ограничены. У мира есть пределы для изменений,
обусловленные спецификой действующих законов – физических, химических и проч. В качестве примера
здесь можно привести законы функционирования биосферы, нарушая которые человек сам ставит себя на
грань исчезновения. К тому же человек имеет локальные энергетические ресурсы и определенный
пространственно-временной интервал, которые также сужают возможности реальных преобразований
окружающей действительности.
Что касается внутренних преобразований, то и здесь существуют объективные пределы, преступив
которые человек может потерять свою качественную специфику, свою оригинальную природную сущность.
Особенно отчетливо это начинает проявляться сегодня, когда успехи науки позволяют кардинально
изменить биоструктуру человека. Если генная инженерия направлена на изменение его живой плоти,
трансформацию биологических функций, то нанотехнологии открывают широкие перспективы
проникновения разнообразных искусственных элементов как в само тело человека, так и в его мозг, и
внедрения сюда средств микроэлектроники (в частности, микрочипов). Человеческий интеллект к тому же
подвержен серьезному влиянию новых форм идеального, таких как компьютерная виртуальная реальность.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Все это приводит нас к логическому заключению о том, что антропосфера, выступающая сегодня
лидирующей планетарной системой, имеет вполне определенные пределы своего развития, а
соответственно, и ограниченную зону пространственно-временного действия своего фукционального
качества ("био-ноо").
Помимо основного противоречия присущего антропосфере, назовем его внутренним, т.е. противоречия
между качествами планетарной материи «био» и «ноо», можно выделить и главное внешнее противоречие.
Это противоречие между человеком организованным в антропосферу и искусственными (техническими)
системами, образующими техносферу, т.е. между лидирующей на нынешнем этапе структурой и идущей ей
на смену (вытесняющей ее) новой планетарной системой. Поступательное развитие человеческой
цивилизации обусловлено последовательной передачей искусственным (техническим) системам различных
функций человека. В широком смысле технике передаются функции освоения и преобразования природы
или окружающего мира. Техника, по мнению Х.Ортеги-и-Гассета, противоположна приспособлению
субъекта к среде, представляя собой, наоборот, приспособления среды к субъекту. Он подчеркивает, что
здесь мы сталкиваемся с действием, обратным биологическому [140,с.37].
Освоение это не только пространственное перемещение – экспансия, обусловленное открытием
непознанных уголков планеты и различных ее подсистем (вплоть до ближнего космоса), и внедрением туда
техники. Но и концептуальное или теоретическое освоение, опирающееся на интеллектуальные технологии,
математические модели с использованием компьютерной техники. Преобразование же природы отвечает
уже известным, приведенным ранее энергетическим принципам. «Идея преобразования мира и подчинения
человеком природы, – отмечает В.С.Степин, – была доминантой в культуре техногенной цивилизации на
всех этапах ее истории, вплоть до нашего времени» [168,с.34]. Данная идея была важнейшей составляющей
того «генетического кода», который определял само существование и эволюцию техногенных обществ.
Чем больше накапливается в техносфере энергетическая мощь, связанная с получением, хранением,
переработкой или преобразованием вещества и энергии, тем больше функций по управлению и контролю за
различными процессами передается человеком самой технике. Ибо резко возрастает роль человеческого
фактора в различных техногенных катастрофах локального и глобального масштаба. Человек это не машина,
его базисная структура – биологический организм, который подвержен влиянию многих внешних
(космических, геофизических, климатических и др.) и внутренних (психосоматических, эмоциональных,
биоритмических и прочих) факторов. Это обусловливает низкую функциональность человека в различных
процессах.
Человек есть несовершенное существо, особенно ярко это проявляется в условиях современного
производства и других сферах жизнедеятельности. Даже в такой специфической области как военная (т.е.
уничтожение себе подобных), на первый план выдвигаются технические системы. Человек утомляется, его
реакция замедляется, ему нужны отдых и сон, периодическое питание, удовлетворение еще целого спектра
биологических, интеллектуальных и социальных потребностей. Технические же системы неустанны и
функциональны, вышедшие из строя легко заменяются новыми, более совершенными.
Возникновение индустрии, базирующейся на сложнейших технологических процессах,
сверхскоростных и сверхточных технических устройствах, привело к тому, что непосредственное участие
человека в производстве в силу его физиологической и нейропсихологической ограниченности стало
невозможным. К тому же данная ситуация усугубляется стремительным развитием сверхгигантских
производственных, транспортных и коммуникационных систем. Автоматизация технических и
технологических систем становится насущной необходимостью, т.к. без нее ход научно-технического
прогресса неизбежно затормозился бы. Но ведь следует видеть и другую, оборотную строну медали:
автоматизируя разнообразные процессы в техносфере, человек тем самым интенсивно способствует ее
автономизации, т.е. обретению определенной самостоятельности.
Сегодня многие технические системы, в том числе интеллектуального направления (компьютеры),
оснащаются защитными устройствами от неразумных действий самого человека. Это так называемая
«защита от дурака». Таким образом, постепенно взаимодействие с техникой (порой весьма сложной как в
структурном, так и в функциональном отношении) сводится сегодня до простейших, понятных и доступных
среднему человеку операций. И эта тенденция в техногенезе с течением времени будет усиливаться.
Искусственные системы все больше и больше становятся автономными, а управление ими передается
другим искусственным системам – интеллектуальным.
Человек, преодолев свою первоначальную зависимость от природного мира, за счет создания мощного
и разнообразного мира искусственных систем – техносферы, вновь попал в зависимость, но теперь уже от
самой техники. Ее всестороннее влияние на прогрессивное развитие человечества все больше усиливается.
Дальнейшее совершенствование человечества (антропосоциогенез) все теснее и теснее переплетается с
техногенезом. С одной стороны, техника последовательно освобождает человека от различных его функций,
порой весьма своеобразных, например, размножения (искусственное оплодотворение, клонирование, генная
инженерия и т.п.), а с другой, существенно расширяет сами человеческие возможности, в том числе в
области творчества, той сфере, ранее считавшейся доступной лишь человеку, которая сегодня также
интенсивно осваивается искусственными (компьютерными) системами.
Таким образом, основное противоречие современного этапа планетарной эволюции можно представить
с двух сторон. Во-первых, как основное (внутреннее) противоречие антропосферы – лидирующей сегодня
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
планетарной системы. Оно заключается в единстве и борьбе здесь двух различных качеств материи «био» и
«ноо», что на уровне ее системообразующих элементов (людей), проявляется как единство и борьба в них
био- и нооструктур. Во-вторых, как внешнее противоречие, представляющее собой диалектическое единство
и борьбу человеческой цивилизации (антропосферы), с одной стороны, и мира искусственных систем
(техносферы) – с другой. Шире, рассматривая планетарно-исторический процесс качественного
преобразования земной материи, данное противоречие можно представить как противоречие между живой
материей (живым веществом) Земли, организованной в биосферу, и искусственным миром техносферы,
имеющим неорганическую (неживую) природу.
Сегодня некоторые философы пытаются не только проанализировать историю развития науки и
техники, но и спрогнозировать их будущее. Но данные прогностические модели фрагментарны, ибо, давая
картину развития тех или иных отраслей техники и технологий, их авторы не видят главного – глобальных
процессов преобразования земной материи, становления техносферы и перехода эволюционирующей
материи в новое качественное состояние – искусственное, базирующееся на неорганической основе.
Уточняя определенные детали системного противоречия человечества и техносферы, они не выявляют
глубинного внутреннего противоречия, прнизывающего саму антропосферу, и не указывают пути его
разрешения.
При всей кажущейся несвязности, разнохарактерности и внутреннее и внешнее есть именно стороны
одного – основного противоречия современности. Только внутреннее сокрыто, глубинно, а внешнее видимо
и фиксируемо. Здесь внешняя сторона противоречия как раз и выступает средством разрешения
сущностного внутреннего. Что определит стратегическое направление будущего планетарной эволюции, а
именно переход биосферы в ноосферу, когда качество «ноо» выделится в самостоятельную сущность, заняв
доминирующее положение на последующих исторических этапах.
Глава 11. Естественное и искусственное в планетарной эволюции
11.1. Искусственное – средство разрешения основного противоречия современности
В философской литературе понятия "естественное" и "искусственное" мало разработаны. Это, как
верно отмечает Ф.А.Гисматов, обусловлено их кажущейся очевидностью и обманчивой простотой. Хотя за
привычностью употребления и кажущейся ясностью данных терминов скрывается немало противоречивого
и проблематичного. К тому же совершенно не изучено соотношение "искусственного" с другими
категориями [51,с.5].
Ускоряющийся научно-технический прогресс с каждым годом расширяет круг предметов и явлений,
которые обозначаются термином "искусственное". Это вновь созданные, ранее не существовавшие в земной
природе искусственные вещества и материалы, здания и сооружения, средства коммуникации,
искусственные органы человека, искусственные спутники Земли, искусственные круговороты вещества,
энергии и информации и т.д. Сегодня все чаще ведется речь об искусственном интеллекте. Даже сама среда
человеческого обитания все больше и больше приобретает искусственный характер.
Человек интенсивно творит мир "второй" природы, поэтому чтобы понять такой феномен планетарного
развития как техника, следует всесторонне проанализировать понятие искусственного. Теоретическая
важность и сложность данного понятия для современного познания, а также для уяснения диалектической
связи естественного и искусственного, предопределяют необходимость проведения отдельного развернутого
исследования в этой области. Мы же рассмотрим лишь один из аспектов отмеченной многогранной
проблемы, высветив лишь взаимодействие естественного и искусственного в ходе планетарной эволюции.
Синонимом естественного выступает природное, натуральное. Поэтому, в каких бы значениях не
употреблялось это понятие, оно всегда обозначает все то, что принадлежит природе, естеству. Будучи
фрагментом природы, естественное также соотносится с ней как и материальное с материей. Сфера
естественного включает в себя все объекты, системы, процессы, явления, которые возникают и реализуются
по имманентно присущим природе законам. Естественное существует независимо не только от человека и
вне его, но и в нем самом – в биологических, химических и физических процессах [51,с.9].
Следует указать на то обстоятельство, что естественное соотносится не только с понятием
искуственного, но и с таким понятием как сверхъестественное. Исходя из того, что естественное означает
все объективное, природное, земное, а сверхъестественное, наоборот, – неземное, потустороннее, которое
находится вне рамок реального существования материального мира, то можно сделать следующий вывод: в
данном аспекте рассмотрения эти понятия соотносятся как материальное и идеальное. Но не стоит
полностью отождествлять содержание этих понятий – "сверхъестественное" и "идеальное", т.к. последнее
более емкое, им охватывается как реальное (например, информационно-структурная реальность), так и
ирреальное. Поэтому сверхъестественное высупает всего лишь в качестве компонента сферы идеального
[51,с.10].
Отмечается, что именно естественное и искусственное являются понятиями однопорядковыми, т.к.
смысл одного из них не может быть понят и раскрыт без другого [51,с.10]. Но корень их
противопоставления заключается прежде всего в причине их происхождения. Если естественное возникает
само собой, в ходе природного развития, то искусственное – это то, что создается самим человеком. Только
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в данном аспекте их противопоставление имеет смысл. Но анализируя материальные образования вообще,
возникающие в ходе разнообразных эволюций, мы неизбежно приходим к выводу о том, что искусственное
– такой же закономерный продукт направленных эволюционных преобразований, как и естественные
материальные системы: космические, геологические, биологические, социальные. Таким образом,
эвристическая ценность противопоставления "естественное – искусственное" проявляется лишь в
концептуальном смысле, поэтому важно лишь в теоретико-познавательном, т.е. гносеологическом аспекте.
Взятое в онтологическом плане, оно не имеет смысла, ибо для масштабных качественных преобразований
планетарной материи искусственное является вполне естественным состоянием, своеобразным этапом
развития, на что указывал акад. Н.Н.Моисеев.
Критически оценивая типологию искусственных систем, предложенную Г.М.Воропаевой, где
искусственное разделяется в зависимости от степени влияния на него человека [46,с.192-193], Ф.А.Гисматов
предлагает производить различение искусственного по форме и по содержанию, искусственного вещества и
искусственно полученного вещества, искусственного и синтетического [51,с.18]. Соглашаясь с подобным
подходом, следует его несколько расширить, добавив сюда возможность разделения искусственных
объектов и систем еще по функциональным признакам, по их функциональному предназначению.
Эвристически ценным, по нашему мнению, является различение класса искусственных веществ,
объектов, явлений и класса искусственно созданных веществ, объектов, явлений. Сегодня в свете последних
достижений науки, особенно генной инженерии, данный подход позволяет четко различать то, что создано
человеком (субстратное и структурное воплощение) от того, как оно им создано (методы, технологии). Если
в процессе клонирования будут получены отдельные человеческие органы или сам человек, то это вовсе не
означает что они искусственные, ибо в их основе лежит естественная органическая материя. Но они –
искусственно созданные. К тому же следует отметить: искусственным путем могут получать не только
качественно новые вещества и соединения, но и те которые уже существуют в природе естественным
образом. Именно поэтому биологические организмы, получаемые в ходе генных модификаций, являются
искусственными лишь по форме, а по содержанию, по своей сущности они остаются представителями
живой материи Земли, неся в себе все ее качественные признаки.
Понятие "синтетическое" характеризуется меньшей степенью общности и входит в "искусственное",
отличающееся более широким охватом объектов и явлений. Синтетическое вещество является
одновременно и искусственным, но не любой искусственный материал будет обязательно синтетическим.
Синтетические вещества, создаются путем преобразования их химической структуры, выступая продуктом
сложных и глубоких превращений. А искусственные материалы могут быть получены и другими способами,
например, путем механической, физической обработки [51,с.20-21].
Сейчас еще преобладает точка зрения, что природный и социальный миры должны осмысливаться в
категориях "естественное" и "искусственное" с позиции практически действующего в них человека. Так,
например, Ф.И.Гиренок считает, что сама человеческая цивилизация создается напряжением между
естественным и искусственным, посредством чего человек воспроизводит себя именно как человек, а не
одна из природных сил. Поэтому цивилизация возникает и существует в пространстве между естественным
и искусственным, и именно здесь следует искать проблемы и противоречия в ее развитии [49,с.80].
О.Д.Симоненко также отмечает, что человеческое общество "существует в пограничном пространстве
между естественным и искусственным. Подобно тому, как от прикосновения легендарного фригийского
царя Мидаса все обращалось в золото, так практическая, рукотворная деятельность человека превращает
естественное в искусственное" [161,с.16].
На наш взгляд, не в этом состоит ключевая проблема дальнейшей эволюции планетарной материи, а в
основном противоречии, которое пронизывает саму антропосферу, и выражается в противоречивом
единстве двух качеств – "био" и "ноо". Сегодня возникает необходимость принципиально иного –
космического взгляда на различные проявления планетарных процессов. Здесь типологическая парадигма
обусловливает выделение планетарных систем следующих типов: 1) естественные неживые (геологические,
физические, химические), 2) естественные живые (биологические), 3) мыслящие живые организмы (люди),
4) искусственные неживые (технические), 4) искусственные живые (созданные на основе генной
инженерии). Таким образом, искусственное, имеющее вещественную (субстратную) основу, следует
разделить на две большие сферы, которые имеют качественное отличие: во-первых, это сфера живых
искусственных объектов и систем, во-вторых, сфера искусственных неживых (неорганических) объектов и
систем, которые можно назвать техническими. Но ведь помимо вещественного, существуют и иные виды
реальности, например, различные виды полей. Поэтому необходимо также выделить искусственные поля,
например, информационное, энергетические, а также соответствующие им круговороты.
В настоящее время, на пороге нового тысячелетия, происходит кардинальное переосмысление
теоретической составляющей науки, связанное с переоценкой ее основных идей, концептуальных целевых
установок, парадигм, идеологически-мировоззренческих ориентиров и самой научной картины мира. Но
следует произвести также и комплексный анализ сферы ее практической реализации. В связи с этим
становится актуальной проблема нового осмысления такого феномена планетарной эволюции как техника.
Попытка выявить особенности ее исторического развития представляет не только чисто теоретический,
познавательный интерес, связанный с определением закономерностей формирования ноосферы, но имеет и
сугубо утилитарное, практическое значение. Ибо знание этих характерных особенностей и закономерностей
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
позволит направлять и корректировать ход такого масштабного планетарного процесса как научнотехнический прогресс, который имеет основополагающее значение для дальнейшего развития самой
человеческой цивилизации.
Для формирования общих представлений о технике и ее месте в глобальных преобразованиях земной
материи необходимо ответить на следующие вопросы:
 Что понимается под техникой?
 На что оказывает влияние техника?
 Каковы особенности исторического развития техники?
 Куда направлено и к чему в будущем приведет это развитие?
Дадим определение технике: под техникой следует понимать все многообразие неживых объектов и
систем искусственного происхождения, возникающее в ходе прогрессивного развития. Причем, это
многообразие необходимо представлять в виде определенной структуры, которая исторически
совершенствуется. Лишь подобный подход к определению техники позволит выявить ее характерные черты,
закономерности развития, место и роль в процессах самосовершенствования земной материи. Устранение из
формулировки антропоморфного фактора связано с тем, что создание и производство технических объектов
может осуществляться не только человеком, но и самой техникой, реализующей функцию воспроизводства.
В такой интерпретации понятие техники близко понятию искусственного (от греч. techne – искусство),
но не имеет никакого отношения к искусству, когда техника трактуется как исполнительское мастерство в
какой-либо сфере функционирования (музыке, спорте, производстве и т.д.). К тому же, сужение объема
понятия, ограничение его искусственными объектами и системами неживой природы обусловлено тем, что
помимо данного класса систем существует и другой, включающий в себя искусственные, создаваемые при
помощи генной инженерии живые организмы, которые никак нельзя причислить к техническим.
Техника как определенное явление представляет совокупность технических объектов и систем весьма
разнообразных и по субстратному воплощению, и по функциональному предназначению. К ней помимо
машин, механизмов, приборов и устройств можно отнести здания, строения и сооружения, средства
транспорта и системы коммуникаций, мебель и предметы быта, одежду, обувь и проч. В целом сюда можно
причислить все, что представляет собой вещественные носители материальной и духовной культуры. Но
техника не является только пассивной составляющей, ибо. к ней также можно причислить и все то, при
помощи чего человек познает окружающий мир в его материальном и идеальном проявлении, а также
преобразует этот мир и создает нечто новое. Таким образом, техника является и определенным
инструментом, способствующим теоретическому и практическому освоению окружающей реальности, ее
изменению, и определенным, своеобразным продуктом, т.е. результатом этих процессов. Причем,
характерной особенностью здесь является постоянное качественное обновление, связанное с
возникновением все новых и новых технических систем, и их общий количественный рост.
Помимо преобразующего действия, направленного на окружающую среду, следует отметить еще один
важный момент: под влиянием техники меняется не только внешний по отношению к человеку мир, но и он
сам. Две основные его составляющие – биологическая (телесная оболочка) и интеллектуальная (внутренний
мир личности) испытывают всестороннее воздействие техники, как прямое (непосредственное), так и
косвенное (опосредованное). Сегодня технические системы все больше и больше проникают в организм
человека, в основном это связано с медициной, в частности, с такой ее отраслью как хирургия. Следствием
чего является не только целенаправленное изменение естественных человеческих органов и систем, но и их
замена искусственными, такими, например, как электростимуляторы и искусственные клапаны сердца,
слуховые аппараты, титановые суставы, силиконовые протезы и т.д.
Даже носитель человеческого интеллекта – головной мозг в настоящее время подвергается внедрению
искусственных систем. В определенные его участки вживляют тончайшие электроды с целью стимуляции
мозговых функций для восстановления памяти, лечения психических расстройств, наркомании и т.д.
Проводятся эксперименты по имплантации человеку микрочипов, которые позволят посредством радиоволн
передавать управляющие сигналы из мозга на внешние технические устройства. Это открывает возможность
на практике воплотить человеческую мечту о том, чтобы мысленными командами управлять техникой.
Все сильнее техника влияет на общественные взаимоотношения и социальное развитие в целом.
Различные средства транспорта и коммуникаций позволяют сократить расстояния и преодолеть преграды,
способствуя интеграции людей. Технические системы меняют сам уклад жизни современного человека,
значительно ускоряя ее темп. Средства массовой информации позволяют обеспечить доступ к источникам
разнообразной информации (идеологической, научной, политической, экономической и проч.) огромным
людским массам, что приводит к значительным и быстрым изменениям в общественном сознании. Именно
техника помогает человечеству ощутить единство и свою планетарную мощь. Вместе с тем, техника
выявляет и его слабость, неспособность совладать с новыми глобальными проблемами, имеющими
техногенный характер.
С каждым новым витком своего исторического развития техника существенно меняет и сферу
духовной культуры. Возникают новые виды и формы искусства, такие как фотография, кинематограф,
цветомузыкальное искусство, дизайн, компьютерная графика и музыка, компьютерная анимация и т.д. А
сами носители духовной культуры становятся общедоступными за счет технических средств, позволяющих
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
производить копирование, тиражирование и повсеместное распространение разнообразных (визуальных,
звуковых, аудиовизуальных, пространственно-объемных) произведений искусства.
Следует отметить, что рассматриваемая в предельно абстрактной форме, культура предстает как способ
бытия земного разума. Поэтому культура это вовсе не космический, вселенский феномен, а явление,
имеющее исключительно планетарный характер, определяемое пространственно-временными параметрами
бытия человеческой цивилизации. Формируя и изменяя окружающий мир с учетом своих потребностей и
интересов, человечество создает мир искусственных (технических) предметов и искусственную среду.
Следовательно, мир искусственного является не всей культурой, а всего лишь предметной формой
существования культуры [51,с.100-101].
Техника открывает широкие перспективы для творческой самореализации человека в различных
областях его жизнедеятельности. Она позволяет одновременно и раздвинуть рамки внутреннего мира
индивида, предоставив ему возможность транслировать, передавать свои мысли, идеи, образные
представления другим людям, оказывая на них при этом определенное воздействие; и материализовать их,
воплотив в конкретные вещественные формы. Таким образом, техника расширяет эстетически-чувстеннообразную сферу человеческой личности и способствует увеличению роли идеального, в частности,
информационных круговоротов, как в социальных процессах, так и в прогрессивном развитии целостной
цивилизации.
Если ранее техника служила для преобразования вначале вещественно-энергетических, а затем
информационных круговоротов непосредственно на Земле, усиливая техногенное воздействие на живую и
неживую природу планеты, то сегодня ее направленность начинает меняться. Она все больше устремляется
в космическое пространство, выступая своеобразным фактором его трансформации. Наступает
исторический период индустриализации космоса и это непосредственно связано с будущим человеческой
цивилизации, решением многих глобальных проблем современности, имеющих разноплановый характер:
энергетических, технологических, экологических, коммуникационных, научно-исследовательских.
Технические системы космического предназначения (ракеты-носители, спутники, орбитальные станции,
скафандры, системы жизнеобеспечения космонавтов, центры управления полетами, космодромы и т.д.)
открывают возможность не только освоить околоземные орбиты, но и осуществить продвижение на другие
объекты Солнечной системы. Именно поэтому всестороннее развитие такой отрасли как космонавтика,
непосредственно зависит от уровня развития самой техники.
Рост и совершенствование техники, особенно начиная с момента ее интенсивной интеллектуализации,
приводит к тому, что она сама начинает существенно влиять на собственное развитие. Ибо каждая новая
фаза технической революции становится основанием (фундаментом) для следующего качественного скачка,
обусловливая появление многообразия новых видов и форм технических объектов.
Обобщая, можно сделать заключение о том, что посредством техники преобразуются:
1) земная материя, ее неживые и живые системы (геосфера, атмосфера, гидросфера, биосфера);
2) человек и как биологическое существо, и как мыслящий субъект;
3) общественные структуры (социум);
4) мир идеального, представляющий духовную культуру и информационные круговороты;
5) сама техника (техносфера);
6) целостная человеческая цивилизация (антропосфера);
7) окружающее космическое пространство.
Таким образом, техника оказывает влияние на социальный прогресс и научно-техническое развитие, на
становление и совершенствование личности, на умощнение научной мысли, которая, как указал
В.И.Вернадский, становится планетным явлением, на планетарную эволюцию в целом и отдельные ее
стороны, на некоторые процессы ближнего космоса.
Сегодня существует широкое разнообразие систем, моделей, концепций техники, которые строятся на
различных теоретических и методологических основаниях. Как отмечает Г.М.Тавризян: в ХХ веке возникла
чрезвычайно пестрая и сложная картина философских учений и школ, которые дают свою интерпретацию
технического развития общества, сущности техники, воздействия научно-технического фактора на
исторически сложившуюся культуру человечества [172,с.7].
Техника – это средство, позволяющее высвободить человека. Он стремится всячески освободиться от
биологической жизни, предпринимая все усилия, чтобы свести ее к минимуму, чтобы вообще не
испытывать потребности делать то, что вынуждено делать животное. В возникающей пустоте, остающейся
после преодоления человеком животной жизни, он создает другие, уже небиологические заботы, которые не
навязаны ему природой, а изобретены им для себя самого [140,с.43].
Анализируя сущность техники как феномена искусственной природы, Х.Ортега-и-Гассет приходит к
закономерному выводу о необходимости рассмотрения вопроса о бытии самого человека. «Перед нами
удивительное существо, – пишет он, – чье бытие состоит не в том, что уже есть, а в том, чего еще нет, иначе
– сущее в том, чего еще не существует» [140,с.45]. Именно освоение и преобразование концептуальное
(духовное, идеальное) и практическое (материальное) окружающего мира, включая внутренний мир
индивида и мир социума, есть предназначение человека. И основой для этого процесса являются
искусственные (технические) системы различного рода и направленности.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Процесс этого освоения и преобразования проявляется через творчество, именно здесь реализуются
универсальные способности человека к созданию нового. Дух творчества присущ всем видам человеческой
деятельности и всем проявлениям социальной организованности. Поэтому можно сказать, что творчество
есть непременный атрибут человеческого бытия. Вся история цивилизации являет нам живое творчество
личностей и масс, выступающее залогом общественного прогрессивного развития – антропосоциогенеза.
Творчество проявляется также и в духовной сфере, т.е. в интеллектуальной, мыслительной
деятельности – ноогенезе, когда создаются новые идеи, теории, концептуальные представления о мире, о
самом человеке и их взаимоотношениях. Наиболее весомо творческий характер человеческой сущности
раскрывается в предметно-практической деятельности, связанной с созданием искусственных объектов и
систем как живой, так и неживой природы. Процесс последнего именуется техногенезом, а взятый целостно
в виде исторического этапа планетарной эволюции он приводит к возникновению качественно новой
планетарной системы – техносферы.
Под творчеством сегодня понимают такую форму деятельности, в результате которой появляется или
целенаправленно создается нечто новое. Причем, это новое не обязательно должно иметь вещественный или
предметный вид, но может быть воплощено и в способе создания или в технологии [51,с.74].
Выделяются три взаимосвязанных и взаимообусловленных уровня творческой деятельности:
индивидуально-личностный (или единичный), групповой (или особенный), общечеловеческий (или общий)
[51,с.75]. Причем, что очень важно для понимания сущности творчества, оно не обязательно сводится к
изготовлению только полезных вещей, характеризующихся новизной, ибо не всегда можно однозначно
определить прогрессивный или гуманистический смысл тех или иных изобретений, открытий или
социальных действий [51,с.77].
Важное место в творческом процессе занимает копирование. Но следует отметить, что повторение,
воспроизводство окружающих природных форм и процессов есть лишь начальный этап творчества. Человек
и общество в целом не могут ограничиться лишь подражанием земной природе, т.к. она существует и
эволюционирует не специально для человека, а по своим собственным законам. Поэтому он неизбежно
продуцирует принципиально новые по форме и по содержанию вещества, предметы и системы, которых
ранее в мире не существовало.
На современном этапе научно-технического прогресса становится очевидной ошибочность концепции
подражания природе. Наука и техника развиваются не по законам живой природы и не по законам
социальным, в их основе лежат собственные законы техногенеза. Но это вовсе не означает, что идея
подражания целиком ошибочна и должна быть отброшена, вовсе нет, т.к. она имеет определенную
эвристическую ценность для конкретных областей создания техники. Чем собственно и обусловлено
возникновение таких синтетических областей научно-технического творчества как бионика.
Человек по Х.Ортеге-и-Гассету обречен созидать, творить самого себя как личность, достигая
определенных жизненных целей, т.к. жить, означает прилагать максимальные усилия, чтобы возникло то,
чего еще нет, чтобы возник сам человек. Поэтому человек обязан сберегать усилия, с целью посвятить их
избыток осуществлению невероятного – реализации своего бытия в мире. Данный философ убежден в том,
что и смысл, и причина техники находятся за ее пределами, и заключаются в использовании человеком его
избыточных сил, высвобожденных благодаря этой самой технике [140,с.47].
Что касается сущности рождения (генезиса) техники, то здесь следует согласиться с данным выводом.
Действительно, причина возникновения техники – это сам человек, а если смотреть шире, то такая
планетарная система как антропосфера. Но закономерно задаться вопросом: куда же направляются эти
высвобожденные силы? Ответ, на наш взгляд, кажется очевидным – на преобразование окружающего мира:
мира земной природы (как живой, так и неживой), мира общества (социальных отношений), мира человека
и, естественно, мира самой техники – искусственной среды – техносферы. Весь длительный процесс
исторического совершенствования человека свидетельствует об этом. А средством (инструментом)
подобного преобразования опять-таки выступает искусственное, т.е. сама техника.
Но ведь взятая в историческом, планетарно-эволюционном аспекте живая материя биосферы также
преобразовывала окружающий ее мир (возникла кислородная атмосфера, почва, залежи органического
топлива и т.д.). Здесь, очевидно, следует видеть главное – качественно меняется характер преобразований,
их темп и масштабность. Преобразования из сферы вещественно-энергетической постепенно смещаются в
сферу информационную, их темп существенно ускоряется, а пространственная зона расширяется за пределы
Земли. Если в биосфере господствует биохимическая энергия, то в антропосфере – энергия
интеллектуальная. Научная мысль становится планетарным явлением, тем масштабным фактором, который
определяет развертывание эволюции земной материи на современном этапе и в будущем.
Сущность возникновения техники заключается в особенности самого человека, в его необычной
двойственной, противоречивой природе, представленной биологической и интеллектуальной подсистемами.
Именно техника позволяет преодолеть животную составляющую и реализовать человеку свою жизненную
программу, которая есть проявление его нооструктуры. Следовательно, причиной возникновения техники
выступает противоречие между качествами планетарной материи «био» и «ноо». И именно создание
искусственной материи (искусственных, технических объектов и систем) есть основа разрешения данного
противоречия. Но этого мало, поскольку для полного разрешения необходима и другая важная
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
составляющая – искусственная концептуальная реальность (иначе, виртуальная реальность), которая также
продуцируется человеком.
Развитие основного противоречия, да и противоречия вообще, как справедливо указывает
З.М.Оруджев, невозможно без системы опосредующих звеньев. Он выделяет следующие моменты: 1)
посредствующие звенья существуют объективно, «онтологически»; 2) они присутствуют в составе
диалектического противоречия от начала и до конца его разрешения; 3) возрастание системы
посредствующих звеньев – закон развития диалектического противоречия [141,с.226].
В противоречии двух качественных сущностей планетарной материи «био» и «ноо» опосредующей
системой выступает искусственная материя. Именно ее развитие, становление, умощнение и способствует
как развитию основного противоречия современности, так и его последующему разрешению. З.М. Оруджев
отмечает, что «чем менее развит предмет, тем менее развита система посредствующих звеньев. Изменение
системы посредствующих звеньев (их количественное возрастание и качественное, структурное
усложнение) является… весьма важным законом развития» [141,с.226]. Следовательно, развитие и
умощнение мира второй природы – искусственных систем, образующих техносферу, есть проявление
закономерности, а не какой-то случайный акт. А сама техносфера есть одновременно и качественно
своеобразный, самостоятельный этап планетарной эволюции и промежуточное звено (определенная фаза) в
разрешении основного противоречия антропосферы и ее последующего перехода в ноосферу.
Поэтому теоретическое разрешение противоречий системы заключается не в том, чтобы дополнить
описание одной картины явлений другой, ей противоположной, и не в установлении ложности или
неточности в одном из противоположных утверждений, а именно в обнаружении посредствующих звеньев,
благодаря которым противоречие существует и развивается [142,с.89].
На необходимость выделения посредствующих звеньев указывают и представители современного
естествознания, в частности, теоретической биологии. Они пишут: “умение выделить в системе элементы,
особенности, которые бы являлись противоположностью, опосредованной промежуточными звеньями,
является важнейшим требованием применения общего системного подхода к исследованию биологических
явлений” [201,с.407].
Уже в настоящее время можно выделить две основные тенденции в эволюции искусственной материи
на Земле, которые характеризуют развитие указанных ранее посредствующих звеньев. Первая связана с
развитием (созданием, разработкой) искусственных (технических) объектов и систем неживой природы,
вторая – с появлением искусственных объектов и систем живой (биологической) природы. И та и другая
ветви эволюции достигли такого момента в своем развертывании (росте, совершенствовании), который
характеризуется переходом на микроуровень их вещественного (субстратного) носителя. У искусственных
систем неживой природы это проявляется в создании (синтезе) таких веществ и соединений на атомарномолекулярном уровне, каких раньше не существовало в земной природе, возникают так называемые
нанотехнологии. У искусственных систем живой природы новое также возникает именно на микроуровне.
Генная инженерия позволяет сегодня создавать такие живые системы и организмы, внешний вид, структура
(включая генную структуру), функции, поведение и т.п. которых существенно отличаются от известных
обитателей земной биосферы. Поскольку общность живого проявляется в генной организации всех живых
систем, от которой они полностью зависят (начиная от внешнего вида и заканчивая различными
функциями), то целенаправленные изменения последней, опирающиеся на научные знания, позволяют
поистине творить чудеса, создавая ранее невиданные биологические формы.
В этих двух, отмеченных выше тенденциях концентрированно представлено начало (один из первых
этапов) разрешения противоречия между качествами планетарной материи “био” и “ноо”, т.е. между двумя
противоположностями, связанными в единство в такой структуре как антропосфера. Трудность понимания
вопроса (проблемы) разрешения основного противоречия современности заключается, на наш взгляд, в том,
что обыденное сознание не может себе представить как же может разрешиться противоречие между двумя
противоположностями – био- и нооструктурами, если они связаны воедино в самом человеке. Ведь именно
их единство и противоборство и делает человека человеком, качественно своеобразным феноменом
планетарной эволюции.
Разрешение данного противоречия ошибочно можно интерпретировать как разделение этих структур в
человеке, одномоментное превращение их в самостоятельные разнокачественные сущности, имеющие
раздельное бытие. Тупиковость такого подхода обусловлена тем, что здесь следует рассматривать не
индивидуальный уровень элементов в системе, а уровень целостности самой этой системы, т.е. всю
антропосферу, где связаны два противоположных качества материи в единство "био-ноо”, – это, во-первых.
А во-вторых, надо видеть не фрагмент развития (например, фрагмент антропосоциогенеза), а общую
планетарную эволюцию, где один из ее этапов и характеризует современное состояние. В-третьих, что
может быть самое важное (и вместе с тем недоступное) для сегодняшнего понимания, это то, что в
планетарной системе определенного качества, на определенном этапе ее развития, в процессе
дифференциации возникают элементы для нее совершенно не характерные, отличные от
системообразующих элементов самой этой системы. Именно возникновение подобных качественно новых
элементов и есть предтеча будущих масштабных преобразований. Так в неживой природе Земли (геосфере)
возникли органические соединения, выступившие системообразующими элементами биосферы, также в
живой планетарной материи появляется человек (носитель интеллекта), ставший системообразующим
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
элементом антропосферы, и также закономерно в самой этой антропосфере, на определенном этапе ее
развития, появляются искусственные элементы, свидетельствующие о появлении совсем иной планетарной
системы – техносферы, ее становлении и эволюции.
Именно искусственные системы двух типов (живые и неживые) являются не только показателем
ветвления эволюционирующей планетарной материи, но и характеризуют начало разрешения основного
противоречия современности – постепенное выделение качеств “био” и “ноо” в самостоятельные сущности.
Здесь сразу могут возникнуть возражения: да, с искусственными, синтезированными на основе генной
инженерии живыми системами, как выделившимся качеством материи “био”, можно согласиться, но ведь
технические системы неорганической природы не являются воплощением качества “ноо”. С одной стороны
это верно. Действительно, искусственные системы неживой природы – это только предтеча
(посредствующее звено). Но ведь в процессе их дифференциации в техносфере выделяется тот самый вид –
интеллектуальная техника, который не только предопределит дальнейшее развитие техногенеза, но истанет
подлинным носителем качества “ноо” в будущем.
Таким образом, искусственная материя есть и способ (средство) разрешения основного противоречия
современности и субстратная основа новых лидер-качеств планетарной эволюции. Понимание этого
момента важно не только в онтологическом, но и в гносеологическом аспекте, ибо, как указывается,
“подчеркивание опросредованной структуры реальных противоречий предмета – факт, с которым в
методологическом исследовании невозможно не считаться”. Ведь без понятия промежуточных членов или
посредствующих звеньев даже «самая интересная концепция представляется незавершенной, становится
весьма затруднительным различение диалектических и формально-логических противоречий по форме, по
структуре» [142,с.90-92].
Специфика промежуточных членов заключается в том, что они сочетают в себе отдельные свойства
противоположностей, а не сами противоположности. Именно поэтому они и не являются
противоположностями. З.М.Оруджев приводит следующий пример: «Настоящее есть промежуточное звено,
опосредствующее связь прошлого с будущим. В нем актуально содержатся отдельные черты прошлого –
результат прошлого (одно отношение), и потенциально будущее, а актуально лишь предпосылки будущего
(другое отношение). То и другое образуют непосредственное единство» [142,с.92-94]. В этом смысле
настоящий (современный) этап планетарной эволюции, прошедший, т.е. ему предшествовавший, и
будущий, находятся в своеобразной генетической связи, где прослеживается смена лидер-качества
развивающейся земной материи: био био-ноо ноо.
Возникает закономерный вопрос: а где же в этой цепочке место техносфере и почему здесь не отражено
то противоречие, которое сегодня многие считают одним из основных, а именно противоречие человека
(антропосферы) и техники (техносферы)?
Как отмечает З.М.Оруджев, на уровне промежуточных членов противоречие исчезает. Подчеркнем
особо, что речь идет именно об основном противоречии. Таким образом, оценивая отношение
искусственных систем живой природы и искусственных систем неживой природы между собой, а также
отношение искусственной материи, организованной в техносферу, и антропосферы, нельзя признать их
противоречивыми именно с точки зрения реализации основного противоречия современности («био» –
«ноо»). Диалектическое противоречие есть целостное единство крайних и промежуточных членов
отношения. Причем, промежуточные члены противоречивого отношения отличаются друг от друга и от
крайних членов противоречия качественно, т.к. сочетают в себе не противоположности в разном количестве,
а лишь различные свойства этих противоположностей [142,с.94]. Вот в чем и заключается качественное
различие как самих посредствующих звеньев между собой (искусственные системы живой и неживой
природы), так и от крайних членов противоречия (качества планетарной материи «био» и «ноо»).
Теперь необходимо выяснить, какая же из двух противоположных тенденций развития искусственной
планетарной материи станет преобладающей, выступив доминантой следующего этапа масштабных
преобразований. Так как искусственные живые (биологические) системы есть повторение, воспроизводство
уже существующей материи, имеющей биологическую форму, то их нельзя признать в виде принципиально
нового этапа планетарной эволюции. В планетарно-эволюционном аспекте они не несут в себе нового
качества. Искусственные неорганические (технические) системы, наоборот, содержат в себе новое качество
как в отношении формы, так и в отношении содержания. Поэтому приходим к закономерному выводу:
будущее за искусственной материей, имеющей неорганическую (неживую) природу, именно она является
перспективной и обеспечит исторический переход в качество «ноо», а также его дальнейшее развитие и
пространственное распространение.
10.2. Зрелость техносферы
Интеллект (нооструктура) позволяет человеку осуществлять целенаправленную активную деятельность
по освоению и преобразованию материального мира. Познание объективных законов природы дает
возможность материализовать их в виде конкретных объектов и систем, продуцируемых человеком в ходе
антропосоциогенеза.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Человек реализует себя как личность, осуществляя свои концептуальные программы в следующих
сферах: в мире материального, когда он создает мир искусственных объектов и систем (данный процесс
именуется как техногенез); в сфере человеческих отношений, когда исторически меняются типы
взаимодействий между людьми в социуме (процесс антропосоциогенеза); и в сфере интеллектуальной
(идеальной), когда человек творит концептуальную реальность (этот процесс можно охарактеризовать как
ноогенез). Таким образом, историческое развитие человеческой цивилизации органично включает в себя все
три указанных процесса – антропосоциогенез, техногенез и ноогенез.
Антропогенное воздействие в различные исторические периоды, в первую очередь, обусловлено
уровнем технической оснащенности общества и степенью развития самого социального организма.
Становление и совершенствование методов трансформации природы невозможно рассматривать в отрыве от
истории самого общественного развития. Степень воздействия и характер преобразования природной среды
определяется, с одной стороны, уровнем развития техники и технологических процессов, которыми
располагают общество на определенных этапах своего развития, а с другой, уровнем развития социальных
отношений [198,с.55]. Следовательно, происходит историческое смыкание антропосоциогенеза, ноогенеза и
техногенеза.
Анализируя включенность человека в биосферные круговороты, можно сделать заключение о том, что
в естественной, т.е. первозданной природе человеку нет места ни в его биологическом проявлении, ни тем
более в социальном. Только искусственная экосистема, которая значительно дополнена комплексом
технических и технико-биологических средств, обеспечит его нормальное развитие и существование
[198,с.9].
Следует отметить тот важный факт, что техника и человек находятся в определенном единстве.
Единство целостной человеческой цивилизации (антропосферы) и мира искусственных систем
(техносферы), во-первых, проявляется в их генетической связи: именно структура антропосферы порождает
искусственную земную материю. Во-вторых, данное единство реализуется в системе их тесного
взаимодействия, где человек на ранних стадиях становления техносферы – это активная сторона, а техника –
пассивная. В-третьих, единство техносферы и антропосферы раскрывается в том, что благодаря
искусственным предметам и системам (искусственной среде) человек получает относительную
автономность, независимость от окружающей реальности. В-четвертых, целостность человека и техники,
его опора на мир «второй» природы определяет направленность прогрессивного общественного развития –
антропосоциогенез. В-пятых, техника выступает основой интеграции цивилизации, формирования
общечеловеческой культуры, ибо все культурное наследие материализовано в определенных искусственных
системах (как вещественных, так и информационных).
«С точки зрения техники и человек и машина представляют собой диалектическое единство» – пишет
И.А.Негодаев. Это проявляется в том, что само существование человека и его разносторонняя деятельность
невозможны без орудий этой деятельности, в частности, машин. Но ведь и техника имеет свой смысл,
поскольку она является средством деятельности человека и при помощи ее он осуществляет достижение
своей цели. Вместе с тем, человек и техника противоположны: в технических системах идеи человека
овеществлены, материализованы, т.е. приобрели форму объективной реальности, поэтому существуют вне и
независимо от сознания людей. Создавая техносферу, человечество свои собственные идеи и цели отделяет
от себя [133,с.111].
Но все вышесказанное относится к моменту возникновения техники и начальным фазам ее развития,
далее вступают в действие уже иные факторы. По мере развертывания техногенеза, развития и умощнения
мира искусственных систем неживой природы – техносферы, человек начинает терять контроль над
«джинном» технизации. На современном этапе он ощущает свое ничтожество перед могуществом техники.
Это означает, что эволюция техносферы вступает в качественно новую фазу, характеризующую ее как
зрелую систему. Теперь контроль и управление в процессах функционирования и развития техники
постепенно будут переходить к самой технике.
Осознание данного факта очень важно для самого человека и в утилитарном смысле, и в инженерном, и
особенно в философском. Ведь по сути у техносферы на определенном историческом этапе возникают такие
важные свойства как: самовоспроизводство искусственных систем, их саморазвитие, количественный рост
и пространственное распространение. Более того, в техносфере начинает выделяться подсистема,
отвечающая за ее автономизацию (обретение определенной самостоятельности) и управление всеми
внутренними процессами, это – интеллектуальная ветвь техногенеза. Так Р.К.Баландин, рассматривая
перспективы и тенденции развития техногенеза, указывает на то, что данный процесс может изменить свою
направленность. Если раньше он направлялся человеком в основном для удовлетворения своих
потребностей, то в будущем может быть ориентирован на "удовлетворение потребностей" самой техники –
на ее воспроизводство, содержание и качественное совершенствование [17,с.271].
Если до ХХ столетия человечество жило и развивалось, осознавая себя бессмертым, отмечает
В.С.Степин, то на современном этапе, когда мощь человека стремительно нарастает благодаря научнотехнической революции, возникает парадоксальная ситуация: человечество не только не может реализовать
претензии на всестороннее господство над природой и обстоятельствами, но, наоборот, само становится
заложником того сложного и мощного мира искусственных систем, имя которому техносфера [168,с.43].
Данную картину необходимо дополнить следующим фрагментом: постепенно человек осознает не только
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ограниченность своих возможностей, но и пределы собственного пространственно-временного
распространения, а значит и пределы исторического развития такой системы как антропосфера, временность
ее лидирующего положения в земной истории.
Критически оценивая концепцию становления техносферы, А.С.Червинский предлагает другую –
концепцию биотехносферы. Она, по его мнению, отразит процесс формирования нового этапа в развитии
земной биосферы, связанный с целенаправленным антропогенным преобразованием природной среды в
планетарных масштабах. Он указывает, что характерным признаком этого является возникновение в
биосфере социально детерминированных экологических систем с высокой степенью взаимопроникновения
и взаимозависимости природного и искусственного. Те кардинальные изменения связей в системе «человек
– природа», которые обусловлены возникновением «искусственной», социально регулируемой природной
среды свидетельствуют о становлении нового этапа в развитии целостной биосферы, который можно
определить как биотехносферу [198,с.18-23].
Для
системной
организованности
биотехносферы
характерна
тесная
функциональная
взаимозависимость основных компонентов – социального (в техногенном аспекте) и природного
(абиотических и биотических элементов). По определению А.С.Червинского [198,с.20] компонентами
биотехносферы выступают:
 технически вооруженный человек, способный к активной природопреобразующей деятельности;
 антропогенно преобразованная среда обитания живых организмов (абиотический элемент биосферы).
Изменение среды, под которой понимается техническая обработка почвы, техногенное изменение водного и
термального режима и т.д., носит целенаправленный характер и осуществляется в целях достижения
большего соответствия потребностям общества;
 окультуренные, качественно измененные по отношению к диким формам материальные носители жизни.
Причем измененные настолько значительно, что существовать вне связи человек – окультуренная
абиотическая среда – живые организмы они, как правило, не могут.
На структурной определенности биотехносферы основаны и ее функциональные характеристики,
которые условно разделяются на внешние и внутренние. К внешним относят функции, выполняемые в
системе биосферы как единой целостности. В качестве примеров этих функций могут быть: поддержание
стабильности состояния атмосферы, активное участие в газообмене, биологическая очистка среды обитания,
поддержание динамического равновесия различных биосферных компонентов. Внутренние функции
определяются как социальные, а их реализация связана с обеспечением условий жизнедеятельности
человека, удовлетворением как его материальных, так и духовных запросов в системе «человек-природа»
[198,с.21].
Обобщая все характеристики, биотехносферу представляют как часть земной биосферы, состав,
структура и энергетика которой в сущности своей обусловлены техногенной деятельностью человека.
Именно она обеспечивает динамику социоприродных циклов трансформации вещества, энергии и
информационно-регулятивных взаимодействий. Главной особенностью биотехносферы является
структурно-функциональное единство природных и социальных факторов, которое выражается в
образовании устойчивой динамичной целостности, где протекание природных процессов детерминировано
развитием социального компонента. Таким образом, биотехносфера – это часть природной среды,
преобразованная в ходе антропосоциогенеза в целях
достижения ее наибольшего соответствия
потребностям человека [198,с.21].
На наш взгляд, термин биотехносфера, выбранный А.С.Червинским для обозначения системно
организованной части земной материи, не совсем удачен, т.к. он нечетко отражает те глобальные
направленные изменения, которые сам автор так тщательно и верно описывает. Ведь главное действующее
лицо ее – это человек, следовательно, речь должна идти об антропосфере как качественно своеобразной
планетарной системе. Совершенно естественно, что антропосфера есть автономная часть биосферы,
органически с ней взаимосвязанная, естественно также и то, что антропосоциогенез тесно переплетается с
техногенезом, но при этом нельзя забывать главное – качественно не меняются системообразующие
элементы антропосферы, а значит, качественно не меняется и сама данная планетарная система.
Как указывает В.С.Степин, те нарастающие бурные изменения, которые происходят в сфере техники и
технологии, оформляющиеся в научно-технический прогресс, радикально обновляют предметную среду, где
непосредственно протекает жизнь человека. При этом возникают совершенно новые формы кооперирования
человеческого труда, новые типы коммуникаций, способы хранения и передачи информации, связи и
отношения в человеческих сообществах, новые формы взаимодействия и взаимообогащения различных
культурных традиций [168,с.29]. Человек, развивая мир искусственной природы во всем ее разнообразии,
одновременно усложняет и свой мир и в социальном, и индивидуальном измерениях. Наблюдается такая
ситуация, когда новые мощнейшие силы искусственного (техногенного) характера, вызванные к жизни
самим человеком, уходят из-под его контроля. Нарастает противоречие между техникой и миром
техносферы, с одной стороны, и человеком и целостной антропосферой, с другой. Это ведет к важным
изменениям в самом человеческом обществе.
Стремительное развитие техногенной цивилизации делает весьма сложной проблему социализации и
формирования личности. Быстрый темп изменений, происходящих в мире, приводит к тому, что
обрываются многие корни, традиции, заставляя человека одновременно жить в разных традициях, разных
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
культурах, приспосабливаться к разным, постоянно меняющимся обстоятельствам. Связи человека
расширяются, но все больше становятся стихийными, случайными, они, с одной стороны, стягивают всех
индивидов в единую целостность – антропосферу, а с другой – ведут к изоляции человека [168,с.45].
В настоящее время идет активное становление такой отрасли философского знания как «философия
техники». Здесь центральная проблема, по мнению И.А.Негодаева, заключается в том, чтобы выявить в
какой мере и каким образом техника содействует достижению целей человека, как эта техника влияет на
социальную структуру, ее динамику, культуру, политику, на развитие науки, образ жизни людей и
гуманизацию общественных отношений [133,с.10]. Несомненно, указанные аспекты важны, но более
значимыми, имеющими действительно глубокий философский смысл, по нашему мнению, выступают
другие:
 техника как основа разрешения основного противоречия современного этапа планетарной эволюции
(между качествами земной материи «био» и «ноо»);
 выделение двух основных ветвей развития искусственного: 1) систем живой (биологической) природы,
2) систем неживой (технической) природы;
 особенности современного техногенеза, заключающиеся в выделении интеллектуальной ветви развития
техники;
 техносфера как новый этап планетарной эволюции, знаменующий качественный переход земной
материи из живого (биологического) состояния в неживое (неорганическое);
 выявление закономерностей глобального витка планетарного развития: неживая материя – живая
материя – неживая материя;
 автономизация техносферы;
 техносфера как предтеча и основа возникновения ноосферы.
Таким образом, технику и техносферу, как целостное объединение всех существующих технических
систем, следует рассмотреть через «космическую призму», в череде закономерно сменяющихся этапов
планетарной эволюции. И лишь тогда будет понято ее подлинное предназначение и действительный смысл,
а не путем фрагментарного анализа и частичного представления, которые не могут считаться по-настоящему
философскими.
«Поскольку философия внесла свой вклад в сохранение динамики современной техники, – пишет
Ф.Рапп, – она должна помочь также понять наше положение и повести технику к дальнейшему развитию в
рациональном направлении» [189,с.53]. С первым тезисом здесь можно согласиться. Действительно, лишь
философское осмысление позволит понять технику как планетарный, а еще точнее космопланетарный
феномен, ибо ареал ее пространственного распространения не ограничивается Землей, а все больше
расширяется в космос. Но второй тезис вызывает удивление и напоминает догмы, так называемой
марксистско-ленинской философии, которую пытались использовать для непосредственного рационального
преобразования общества, для определенного социального переустройства.
Здесь мы сталкиваемся с одним очень распространенным заблуждением. Знание определенных
закономерностей развития общепланетарных систем, таких, например, как биосфера, антропосфера,
техносфера, вовсе не дает возможности человеку вносить изменения в ход их направленной эволюции, ибо
последняя разворачивается по своим собственным, объективным законам и имеет определенные фазы
(этапы). Вера в безграничные возможности человека, его способности влиять на планетарные процессы,
является одной из тех иллюзий, которые следует отбросить, вступая в XXI век, если действительно мыслить
рационально. Зная объективные законы техногенеза и следуя им, люди добьются оптимальной
эффективности социального и научно-технического развития, нежели действуя вслепую или, наоборот,
вопреки.
Некоторые (например, автор концепции биотехносферы А.С.Червинский) считают, что единство
природного и социального в общепланетарном масштабе возможно лишь при условии достижения
способности управлять биосферными процессами (как на уровне планетарной биоты, так и на уровне
абиотической среды). Здесь следует заметить, что термин «управлять» в данном случае не уместен, а более
подходит термин «направлять», когда человек, учитывая объективные законы развития и функционирования
планетарных систем, будет способен корректировать их в общем русле целенаправленного
самопреобразования.
Философски оценивая взаимоотношения техники и человека, И.А.Негодаев отмечает, что человек
вынужден создавать технику и пользоваться ею с целью дополнять, усиливать свои естественные органы,
искусственно созданными средствами. Поэтому человек представляет собой крайне несовершенное орудие
для выполнения разнообразных технических функций. Его историческая роль в этом отношении – роль
временного заменителя, которую он со временем уступает технике [133,с.110].
Историческая ограниченность человечества (антропосферы) обусловливает выход на авансцену новой
планетарной системы – техносферы. Ее становление и эволюция имеют собственные закономерности и
стратегию, и не могут определяться желаниями и волей человека, хотя люди и могут осознанно ставить
определенные локальные (тактические) задачи по развитию (разработке) тех или иных видов технических
систем.
«Анализ динамики всех структурных элементов техносферы показывает, – подчеркивает
А.Литвинцева, – что в целом происходят существенные изменения места и роли техносферы в целостной
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
социокультурной системе. Она начинает занимать не только приоритетное место, чем и порожден
техногенный характер современной цивилизации, но и порабощает человека, подчиняя его законам своей
эволюции [146,с.14]. Как указывает В.С.Поликарпов,
подобное теоретическое положение сегодня
общепринято в мировой философии техники, его используют в своих трудах крупные исследователи при
рассмотрении проблемы экзистенции человека [146,с.14-15].
Создавая и совершенствуя технику, передавая ей все большее и большее количество своих функций,
человек вместе с тем развивает и самого себя. Поэтому техника выступает не только как средство
деятельности человека, но и как средство его развития. Основные этапы техногенеза характеризуются все
большей свободой человека. Он последовательно высвобождается от многих функций, перекладывая их на
технические (искусственные) системы. Но этот процесс можно оценивать и иначе, с противоположных
позиций: техника с каждым значимым этапом своего развития «освобождается» от человека как посредника
между нею и окружающей реальностью. Вытеснение человека техническими системами означает в
планетарном масштабе переход лидирующей функции от антропосферы к техносфере. В этой ситуации
показательно то, что в широком смысле не только техника сегодня зависит от человека, но и сам человек
начинает сильно зависеть от техники.
Технические системы и техносфера в целом выступают как овеществленное знание самих объективных
законов природы, поэтому, пишет К.Ясперс [211,с.171]: «Применяя силу природы против сил природы,
техника господствует над природой посредством самой природы». Таким образом, техносфера как
качественно новая масштабная структура, имеющая искусственный характер, начинает доминировать в
планетарной эволюции, выделяясь из естественной природы планеты.
Согласно утверждению В.А.Кутырева [197,с.278], при достижении определенного уровня сложности
мира искусственных систем, возникающего в результате человеческой деятельности, происходит его
«отпадение» от своего творца. Мир искусственных систем неживой природы – техносфера, зародившись в
недрах антропосферы, благодаря теоретическому (интеллектуальному) и практическому (производственноматериальному) творчеству человека, постепенно обретает самостоятельность и начинает развиваться по
собственным законам. То же самое происходило и с предыдущими планетарными структурами,
доминировавшими на определенных исторических этапах земной эволюции – геосферой, биосферой и
антропосферой. Зародившись в недрах предыдущих (находясь с ними в генетическом родстве),
выступающих в качестве внешней среды, они развивались, выделяясь со временем в самостоятельные
структурные образования, т.е. автономизируясь.
Если раньше технические системы были посредником между человеком и природой, то по мере их
умощнения, становления целостной техносферы, расширения области ее влияния, т.е. достижения
определенной зрелости, происходит смена ролей: теперь человек становится посредником между
искусственной средой Земли и средой естественной. Но тенденции планетарного развития, в частности
техногенеза, показывают низкую эффективность такого состояния и ведут к постепенному вытеснению
человека. На первый план выходит взаимоотношение "техносфера – материальный мир", что как раз и
свидетельствует о будущем главенствующем положении техносферы в планетарной эволюции. Уже сегодня
наблюдаются такие интересные процессы как самовоспроизводство, рост количественного и качественного
разнообразия искусственных (технических) систем, указывающих на дифференциацию в техносфере.
11.3. Особенности современного техногенеза
Процесс создания искусственной или очеловеченной («второй») природы, имеющей неорганическую
основу, называется техногенезом. Именно благодаря ему человек постоянно расширяет свои
функциональные возможности, как биологические, так и интеллектуальные. Техносфера на современном
этапе стремительно расширяется. Любая из областей человеческой жизнедеятельности, начиная c
биологических функций и заканчивая интеллектуальным творчеством, сегодня обусловлена (опросредована)
теми или иными искусственными предметами и техсистемами. Вся современная жизнь человека как
индивида, так и человечества в целом (антропосферы) теснейшим образом переплетены с техносферой, с
искусственным миром, выступающим основой материальной и духовной культуры цивилизации.
Элементы техносферы – искусственные предметы и системы имеют неорганическую природу. Их
возникновение, существование и развитие на Земле есть непреложный, объективный факт. Поэтому
противопоставление техносферы миру живой природы – биосфере, а также неорганической (геологической)
природе самой планеты в контексте рассмотрения совокупной (целостной) планетарной эволюции
непродуктивно. Здесь опять действует фактор антропоцентризма, который создание рук человеческих и его
интеллекта, противопоставляет тому, что рождается (возникает) в природе само собой, т.е. естественным
путём. Попытка выявить тенденции развития техники является необычайно сложной задачей. Серьезной
помехой здесь выступает антропоцентризм, ставящий человека во главу техногенеза и оценивающийвсе
технические новации именно с точки зрения человека.
Появление на Земле живых существ, обладающих разумом (нооструктурой), а также способность этих
существ самоорганизовываться в определённые социальные структуры, предопределяет и возможность
создания искусственного. В процессе саморазвития планетарная материя приобретает новое свойство – она
обзаводится интеллектом и общественными формами организации, что позволяет производить
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«искусственное», такие материальные объекты, которые могут быть созданы только при помощи интеллекта
и общественных форм памяти [118,с.145]. Поэтому искусственными данные объекты и системы будут лишь
по отношению к человеку, в общем же русле исторического материального движения они выступают как
реализация естественного развития планетарной материи, как своеобразный его этап.
Становление науки – наиболее эффективного способа получения и систематизации объективного
знания, с одной стороны, обусловлено потребностями человека и общественного производства, а с другой –
собственной логикой и закономерностями. То же самое относится