close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мифы и легенды о музыке

код для вставкиСкачать
Мифы и
легенды о
музыке
С древних времён с помощью музыки вводили в транс, передавали послания
божествам, музыкой зажигали сердца на битву и благодаря гармонии нот устанавливали
мир между враждующими сторонами, мелодией признавались в любви. Сказания и легенды
о музыке донесли до нас из глубины веков много интересного.
Миф о Пане и его флейте
Однажды козлоногий бог лесов и полей Пан повстречал прекрасную наяду Сирингу
и полюбил её. Но дева была не в восторге от ухаживаний весёлого нравом, но страшного
ликом лесного бога и убежала от него прочь. Пан побежал следом, и ему почти удалось её
настичь, но Сиринга взмолилась к реке, чтобы та её спрятала. Так прекрасная дева
превратилась в тростник, а опечаленный Пан срезал стебель этого растения и сделал из
него многоствольную флейту, которую в Греции называют именем наяды – Сирингой, а у
нас этот музыкальный инструмент известен как флейта Пана или свирель. И сейчас в лесах
Греции вы можете услышать печальный звук тростниковой флейты, который иногда похож
на ветер, иногда на плач ребенка, иногда на напев женского голоса.
Индийская легенда о флейте и любви
Индейские парни, даже если были бесстрашными воинами, могли стесняться
подойти к девушке, чтобы признаться ей в своих чувствах, и вдобавок ко всему, на
ухаживания не было времени и места: в типе с девушкой жила вся семья, а за поселением,
влюбленных могли съесть животные или убить белые люди. Поэтому у юноши был в
распоряжении только рассветный час, когда девушка шла по воду. В это время юноша мог
выйти и заиграть на флейте-пимак, а его избранница в знак согласия могла только бросить
смущенный взгляд и кивнуть. Потом в селении девушка имела возможность определить
юношу по технике игры и выбрать своим мужем, поэтому этот инструмент еще называют
флейтой любви.
Есть сказание, которое гласит, что однажды дятел научил охотника делать флейтупимак, а ветер показал какие прекрасные мелодии можно извлекать из неё.
Казахская легенда о музыке
Жил злой и жестокий хан, которого боялись все. Этот тиран любил только своего
сына и всячески его оберегал. А юноша очень любил охотиться, не смотря на все
увещевания отца о том, что это очень опасное занятие. И однажды, отправившись на охоту
без слуг, парень не возвратился. Опечаленный и расстроенный правитель послал своих слуг
на поиски сына со словами о том, что зальет глотку расплавленным свинцом тому, кто
принесет печальную весть. И ушли слуги в ужасе искать сына, и нашли его растерзанного
диким вепрем под деревом. Но благодаря совету конюха, слуги взяли с собой мудрого
пастуха, который сделал музыкальный инструмент и сыграл на нем хану печальную
мелодию, в которой было понятно без слов о смерти сына. А правителю ничего не
оставалось сделать, как залить расплавленным свинцом в отверстие деки этого
инструмента.
Миф об Орфее и Эвридике
Орфей, ученик музыканта Лина, достиг совершенства в игре на лире.Он женился на
красавице Эвридике, которую любил даже больше, чем музыку, но в день свадьбы у него
на глазах умерла от укуса ядовитой змея. Несчастный Орфей изливал свое горе в
печальных песнях, аккомпанируя себе на лире.
Боги услышали дивную музыку Орфея и прониклись к нему жалостью.Они разрешили
ему спуститься в загробный мир и вернуть Эвридику на землю. Но при одном условии:
когда он поведет жену за собой к свету, он не должен оглядываться назад.
Увы! Орфей нарушил запрет: он на мнгновение обернулся, чтобы взглянуть на
любимую... И Эвридика вновь исчезла в загробном мире, теперь уже навсегда. А у Орфея
осталась лишь его волшебная музыка.
Аполлон и Гермес
Поэт Алкей рассказывает, что Гермес, бог изобретательства и прогресса, в детстве
нашел огромную черепаху, убил ее, взял панцирь и, натянув на него струны из овечьих
кишок, сделал музыкальный инструмент - лиру. С тех пор сладнозвучная лира всегда
сопровождала Гермеса в его странствиях. Юднажды, оказавшись в Греции, он встретил
Аполлона, который пас стадо коров, принадлежавшее богам Олимпа. Озорной Гермес
решил подшутить над Аполлоном и украл пятьдесят коров. Но вскоре Аполлон обнаружил
пропажу и потребовал, чтобы Гермес в уплату отдал ему лиру. Впоследствии Аполлон
научился так виртуозно играть на этом инструменте, так полюбил его чудесные трели и
чарующие мелодии, что превратился в бога музыки и поэзии.
Аполлон и Марсий
Марсий - это сатир, то есть наполовину козел, наполовину человек. Не удивляйся: в
мифологии полно таких существ, по сравнению с которыми анимешки Неко - всего лишь
легкое отклонение от нормы! При своей мало располагающей внешности Марсий, однако,
замечательно умел играть на авлосе - двойной флейте; но он так зазнался, что посмел
бросить вызов самому Аполлону, заявив, будто может сыграть гораздо лучше!
Аполлон принял вызов, вступил в состязание с Марсием и, разумеется, победил. Недаром
же он бог музыки! Аполлон был так оскорблен и так разгневан, что жестоко наказал
Марсия. Тот хоть и был талантливым музыкантом, все же не смог сравняться с божеством.
Авлос
Происхождение самого слова «авлос» (авлос — трубка) неизвестно. Однако многие
древние источники считают родиной авлоса Малую Азию. Особенно часто упоминается
Фригия, Ливия и Египет. Малоазийское происхождение авлоса и его распространение в
Греции и Риме привело к тому, что сосуществовали различные формы этого инструмента.
Вполне возможно, что в процессе освоения инструмента в Греции он приобретал некие
новые черты и формы.
Основной частью авлоса была трубка, называвшаяся «бомбикс», и имевшая на конце
небольшое расширение наподобие современного раструба. Длина бомбикса варьировалась
в зависимости от требуемого регистра и вида инструмента: высокие авлосы, с небольшим
диапазоном, были короткими, а низкозвучащие, обладавшие более широким диапазоном,
— значительно длиннее. Бомбикс делался из самых различных материалов: тростника,
лотоса, самшита, рогов, костей некоторых животных и даже из кованой меди (правда,
очень редко).
Авлосы делали и из костей животных. Чаще всего для этого выбирали оленьи и ослиные
кости. В основной части авлоса, бомбиксе, было определенное количество отверстий,
называвшихся «тремата» или «трипемата» . Ранние образцы инструмента имели всего три
или четыре отверстия. Позднее их число увеличивалось и изменялось в зависимости от
длины бомбикса, разновидности инструмента и т. д. Аэдона, дочь эфесского царя
Пандарея, была женой прославленного воина Зета, сына Зевса и Антиопы, дочери речного
бога Асопа. У Зета был брат — знаменитый кифарист Амфион. Аэдона испытывала лютую
и черную зависть к Ниобе — жене Амфиона. Случилось так, что Ниоба имела
четырнадцать детей, а Аэдона — только одного единственного сына Итиса. Зависть
мучила Аэдону и днем и ночью. Сама Ниоба также разжигала эту ненависть. Она
постоянно издевалась над Аэдоной, притворно жалея ее и напоминая о том, что у нее
только один сын. Аэдона зажаждила мести. Она решила убить одного из сыновей Ниобы.
Однажды ночью Аэдона прокралась в покои, где спали два мальчика — сын самой Аэдоны
Итис и любимый сын Ниобы Йемен. Аэдона бесшумно пошла направо, к Йемену,
нагнулась над спящим и вонзила ему кинжал в сердце.
Когда наступило утро, до Аэдоны стали доноситься чьи-то голоса. Некоторые из них
упоминали имя Итиса. Чувствуя беду, кинулась туда, где она была ночью, и с ужасом
увидела, что ее дорогой единственный сын Итис лежит на ложе с правой стороны и в
груди его торчит кинжал.
Боги сжалились над несчастной матерью и превратили ее в маленькую птичку — в
соловья, (по-гречески аэдон — соловей) . С тех пор, что бы соловей ни пел, будь-то
веселая и радостная песнь или грустный и скорбный напев, он всегда поет мелодию на
одно и то же слово: «Итис, Итис, Итис». Во всяком случае, древние греки были убеждены,
что в пении соловья слышится именно это слово.
Древний Китайский Дворец.
На золотом резном троне сидит Желтый Предок и радуется, что вся Поднебесная его
поддерживает. Радуется, а сам не перестает думать об Устройстве Миропорядка, и с
Мудрецами о том советуется.
И вот один Мудрец, Ведающий Музыкой Цзыюй, сравнил всю Поднебесную с
Музыкой.
- Все во вселенной, внутри четырех морей, освещается солнцем и луной, управляется
планетами и звездами, приводится в порядок четырьмя временами года, а наиболее важное
- двенадцатилетним циклом.
Так и Музыка, влекомая Мелодией Духа, исполняется на различных инструментах, среди
них и кожанные барабаны, и металлические колокола чжун, и бамбуковая дудка юэ, и
серебрянные колокольчики лин. Когда Музыкант издает звук, тонкие вибрации исходят из
инструмента и устремляются в Пространство. И тогда совершаются чудеса, приводящие в
порядок Вселенную.
- Расскажи нам, Ведающий Музыкой, о тех чудесах, которыми владеет Музыка,предложил Великий Желтый Предок.
- С давних времен все люди на Земле мечтали о сохранении Великого Равновесия,рассказал Ведающий Музыкой Цзыюй,- и долго они искали что-то такое, что могло бы
обьяснить состояние Великого Равновесия.
И бродили они по дорогам, и брали они в руки разные предметы, и всюду царило Великое
Молчание, и все были заняты Поиском.
Вот один человек, ставший впоследствии Учителем Музыки, срезал бамбуковую палку и
сделал на ней столько дырочек, сколько лет он бродил по свету.
Посмотрел он на сей предмет и нашел, что это соответствует Истине.
Тогда будущий Учитель Музыки приложил бамбуковую трубку к губам и дунул. Он
зажимал пальцами разные дырочки и получались разные Звуки. На эти Звуки собралось
великое множество народа.
Все слушали Звуки и восхищались.
И было решено, что это есть состояние Великого Равновесия. С тех пор Музыка
сопровождает китайцев повсюду. А слово "юэ", означающее музыку, включает в себя
всю праздничную сферу жизни: и поэзию, и архитектуру, и танец, и живопись, и все
ритуалы и даже сервировку стола.
- Это правда,- склонил голову Желтый Предок,- мы чтим и любим звуки, сопровождающие
нас в этой жизни. И даже прощаясь с Поднебесной, мы украшаем последний ритуал
музыкой. Верно ты сказал об Устройстве Миропорядка и о Музыке, которая призвана
сохранять Великое Равновесие.
Звуки Китайской Дворцовой Музыки заполняют зал.... Медленная, спокойная мелодия
плывет над головами Мудрецов. Желтый Предок сидит на золотом резном троне,
довольный тем, что вся Поднебесная его поддерживает.И все в Мире совершается как
надо.
Старый броненосец по имени Киркинчо жил в горах в самом центре Боливии. Он очень
любил музыку и поэтому каждое утро спешил к большой расщелине в скале, чтобы
послушать, как свистит и поет там ветер. А каким он чувствовал себя счастливым, когда в
длинные осенние вечера лягушки в ближайшем пруду устраивали свои удивительные
концерты! От умиления глаза Киркинчо заволакивались слезами, и он, будто древний
рыцарь в своем коричневом панцире, торопился к воде, чтобы вдоволь насладиться пением
этих зеленых пучеглазых красавиц.
— Ах, если бы я мог петь, как они! — вздыхал броненосец и сидел у пруда до тех пор,
пока лягушки не умолкали.
Высокомерные квакушки, привыкшие,что Киркинчо всегда восхищается ими, делали вид,
будто вовсе не замечают его. А однажды одна из них проквакала:
— Если ты будешь ходить сюда даже до конца твоей жизни, ты все равно не научишься
петь, как мы. Потому что мы — умные лягушки, а ты — глупый Киркинчо!
И все они рассмеялись.
Но скромный и вежливый броненосец не обиделся на эти слова, тем более что зеленая
красавица проквакала их так сладко, что у Киркинчо даже сердце защемило.
И вот как-то вечером, когда броненосец сидел на берегу пруда, мимо по тропинке прошел
индейский мальчик, в руках у него была клетка с канарейками, желтыми, как солнце. Ах,
как они пели! Услышав их, броненосец был потрясен до самой глубины своей
артистической души. А когда мальчик был уже далеко, Киркинчо со всех ног бросился
догонять его, чтобы снова послушать пение канареек.
Лягушки тоже услышали, как пели канарейки, и, восхищенные, повыпрыгивали на берег и
сидели там тихо-тихо до тех пор, пока мальчик не скрылся, за поворотом дороги. И тогда,
перебивая друг друга, они громко заквакали:
— Нет, конечно, канарейки — это тоже лягушки, только с крыльями! Летать-то они
умеют, но поем мы куда лучше их!
И после этих слов они заквакали так самозабвенно и громко, как никогда прежде.
— Вы только посмотрите, — вдруг удивленно воскликнула одна из них, — наш-то
почитатель, Киркинчо, пустился вслед за канарейками!
— Он, наверно, решил научиться петь, как они! — проквакала другая. — Ах, этот глупый
Киркинчо!
И все лягушки дружно рассмеялись.
А броненосец уже несколько часов бежал за мальчиком и никак не мог вдоволь
насладиться нежным пением канареек. От долгого бега лапки его распухли и покрылись
ссадинами. А мальчик пошел еще быстрее, видимо намереваясь еще до темноты прийти в
свою деревню.
И тогда Киркинчо решил: «Отдохну немножко, а потом побегу догонять мальчика».
Он прилег на песок, да так и не смог от усталости подняться до тех пор, пока совсем не
стемнело и сладкие голоса канареек не замолкли где-то вдали...
Была уже ночь, когда, собравшись с силами, Киркинчо поднялся и медленно побрел назад.
Он обогнул пруд и был уже совсем рядом с домом, но проходя мимо хижины индейского
волшебника Себастьяна Мамани, вдруг решил зайти к нему.
— Уважаемый Дон Себастьян, — начал Киркинчо, переступая порог, — пожалуйста,
научи меня петь также, как поют канарейки.
И он в волнении опустил голову, ожидая ответа.
Услышав такую странную просьбу, многие бы рассмеялись, но Дон Себастьян
внимательно выслушал броненосца, а потом сказал ему:
— Я могу научить тебя петь лучше, чем поют канарейки, лягушки и даже кузнечики. Но за
это чудо ты должен расплатиться жизнью...
— Хорошо, — тихо согласился Киркинчо, — только, пожалуйста, поскорее научи меня
петь.
— В таком случае ты запоешь уже завтра, — ответил волшебник...
И вот на следующее же утро по всему боливийскому нагорью Альтиплано раздалась
громкая и задорная песня Киркинчо.
А когда Дон Себастьян проходил мимо пруда, в котором жили лягушки, те так удивились,
увидев у него в руках броненосца и услышав замечательную песню, что даже рты
пораскрывали от изумления, а потом долго не могли закрыть их.
— Скорее все на берег! — квакали они. — Свершилось чудо, старый Киркинчо запел! Он
поет даже лучше нас и лучше кузнечиков! Он поет лучше всех на свете!
И они запрыгали вслед за Мамани, чтобы подольше послушать песню броненосца.
Хотя лягушки и считали себя самыми умными существами на свете, но они так и не
поняли, что индеец Себастьян Мамани вовсе не был волшебником. А был он мастером,
делавшим музыкальные инструменты. Ах, какие хорошие барабаны и кены — эти
индейские флейты — выходили из его рук! Вот и к панцирю Киркинчо он прикрепил
длинную деревянную ручку и натянул на нее струны...
Так появилась маленькая индейская гитара, которую Мамани назвал чаранго и которая в
его руках пела самозабвенно и радостно.
Фригг и Юнона
Фригг, как и римская Юнона (греческая Гера), олицетворяла собой воздух и
покровительствовала браку, считалась богиней супружеской и материнской любви,
покровительницей родов. Ее также изображают в виде прекрасной величественной
женщины в богатых одеждах. Богиня из свиты Фригг, Гна, так же искусно, как и греческая
Ирида, выполняет поручения своей госпожи. Юнона повелевает облаками, которые она
может разогнать одним взмахом руки, а Фригг может вить облака из нити, которую прядет
на своей волшебной прялке.
В римской мифологии можно встретить множество примеров того, как Юнона пытается
перехитрить Юпитера. В скандинавской мифологии подобные сказания также встречаются
довольно часто. Юнона (Гера) требует у мужа отдать Ио ей в дар, несмотря на то что тот
не хочет расставаться с ней. В скандинавском мифе Фригг искусно одерживает победу над
Винилами в саге о Лангобардах. Гнев Одина, который Фригг навлекает на себя, украв
золото с его статуи, равен неудовольствию Юпитера, вызванному ревностью Юноны и ее
вмешательством в ход Троянской войны. В мифе о Гевьон и ее хитрости, с помощью
которой она завладела землей Гюльви, быки Гевьон перенесли большой кусок земли в
море, из которого она создала свое королевство – остров Зеландию. В этом мифе
прослеживается связь с мифом о Дидоне, с помощью коварства заполучившей землю, на
которой основала свой город Карфаген. В обеих историях присутствуют быки. В
скандинавском мифе эти могучие животные переносят часть суши в море. В греческом
мифе Дидона могла взять столько земли, сколько покроет бычья шкура. Разрезав шкуру на
тонкие ремни, Дидона окружила ими большой участок и основала на этой земле цитадель
Карфагена Бирсу.
Тор и греческие боги
Скандинавский бог-громовержец Тор имеет много общих черт с Юпитером. Он
вооружен молотом Мьёлльниром, символом молний у северян, и, как и Юпитер,
использует молот в битве с великанами. Как и Меркурий, Тор очень быстро мужает: если
скандинавский бог, будучи несколько часов от роду, играючи подбрасывает несколько
тюков медвежьих шкур, то Меркурий, когда ему не исполнилось и года, крадет быков
Аполлона. По своей физической силе Тор сравним с Геркулесом, который в раннем
возрасте также проявлял чудеса силы, задушив змей в своей колыбели, а затем с радостью
сражался с великанами и чудовищами. Геркулес переоделся в женщину и сел за прялку
для того, чтобы угодить Омфале, царице Лидии, в то время как Тор переоделся в богиню
Фрейю для того, чтобы забрать свой молот у великана Трюма. Главный атрибут Тора –
молот – использовался древними скандинавами в различных целях. Молотом освящали
погребальный костер и церемонию бракосочетания, а пограничные столбы, забитые
молотом, считались у северян священными, как и гермы или статуи Гермеса (Меркурия),
переносить которые было нельзя под страхом смерти.
Жена Тора Сив, обладательница прекрасных золотых волос, как уже говорилось выше,
является богиней земли, а ее волосы – символом плодородия. Кража Локи этих волос
сравнима с похищением Плутоном Прозерпины. Для того чтобы вернуть локоны, Локи
отправляется к карликам (аналог – слуги Плутона), пробираясь в подземный мир. Так и
Меркурий в поисках Прозерпины спускается в Аид.
Овод, который мешает Юпитеру завладеть Ио, после убийства Меркурием Аргуса
появляется в скандинавском мифе: овод жалит карлика Брокка, не давая ему таким
образом завладеть волшебным кольцом Драупниром, которое является аналогом золотых
волос Сив и также символизирует дары земли. Овод мучает карлика все время, пока он
делает вепря с золотой щетиной, прототип золотой колесницы Аполлона. Он также не дает
выковать рукоятку молота Тора.
Можно увидеть параллель между волшебным кораблем Скидбладниром, также
созданным карликами, и быстроходным Арго, который символизировал плывущие по небу
облака. Так же как на Скидбладнире могли поместиться все боги, так и Арго доставил всех
греческих героев к берегам Колхиды.
Германцы, называя дни недели в честь богов, как римляне, назвали день Юпитера именем
Тора, откуда произошло название четверга (Thursday).
Миф о борьбе Тора с Хрунгниром схож с мифом о битве между Гераклом (Геркулесом) и
Антеем. Гроа так же скорбит о своем сыне Аурвандиле, как и римская богиня Церера
(греческая Деметра) о потерянной Прозерпине (Персефоне), и радостно поет, узнав, что ее
дитя вернется к ней.
Сын Тора Магни, который всего трех лет от роду демонстрирует волшебную силу, убирая
ногу мертвого Хрунгнира с поверженного отца, также напоминает нам Геркулеса в
детстве. Ненасытный аппетит Тора на свадьбе Трюма сравним с прожорливостью
Меркурия, съевшего за раз двух быков.
Переправа Тора через вышедший из берегов поток напоминает поединок Ясона, когда тот
перебирался через поток на пути во владения Пелия, у которого он намеревался отвоевать
трон отца.
Чудесное ожерелье, украшавшее Фригг и Фрейю, является аналогом пояса Венеры,
который Юпитер взял у нее, чтобы покорить себе ее хозяина; как и волосы Сив и кольцо
Драупнир, оно олицетворяет растительность или звезды, мерцающие на небе.
Скандинавскому богу-меченосцу Тюру, несомненно, соответствует у греков бог войны
Арес. Сходство между ними настолько велико, что именем Тора назван день недели,
почитаемый как день Ареса, – вторник (Tuesday или Tiu's day). Как и Арес, Тор был
неугомонным и мужественным, он любил шум битвы, и ничто не страшило его. Только он
осмелился сразиться с волком Фенриром, а греческая пословица о Скилле и Харибде имеет
свой северный эквивалент: «Сорваться с Лединга и Дроми». Волка Фенрира,
символизирующего подземный огонь, сажают на цепь, как титанов, которых приковывают
к скале в Тартаре.
Документ
Категория
Культура
Просмотров
8 327
Размер файла
238 Кб
Теги
мифы, музыка, легенда
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа