close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Леванина Н. В саду ветров

код для вставки
В новую книгу Натальи Леваниной вошли произведения, в основу которых положены увлекательные путешествия в пространстве и времени. В центре внимания - человек на перекрёстке времён и цивилизаций. И в этой книге автор выступает зорким наблюдателем и т
Наталья ЛЕВАНИНА
В САДУ ВЕТРОВ
Повесть
Путевые заметки
Рассказы
Саратов
Издательство
ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»
2009
УДК 821.161.1-3
ББК84(2Рос=Рус)6-44
Л 34
Леванина, Н.Ю.
Л 34
В саду ветров : повесть, путевые заметки, рассказы / Наталья
Леванина; ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права».
— Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия
права», 2009. — 3 0 4 с.
ISBN 9 7 8 - 5 - 7 9 2 4 - 0 7 8 8 - 6
В новую книгу Натальи Леваниной вошли произведения, в основу которых поло­
жены увлекательные путешествия в пространстве и времени. В центре внимания - че­
ловек на перекрёстке времён и цивилизаций. И в этой книге автор выступает зорким
наблюдателем и тонким психологом. Любя людей и уважая их выбор, писатель оставляет
свою прозу свободной от морализаторства и резонерства. Книга обладает редкой эмо­
циональной заразительностью.
УДК 821.161.1-3
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
ISBN 9 7 8 - 5 - 7 9 2 4 - 0 7 8 8 - 6
© ГОУ ВПО «Саратовская государственная
академия права», 2009
© Леванина Н.Ю., 2009
Сказки странствий Натальи Леваниной
Вглядываясь и вслушиваясь в р у к о п и с ь будущей к н и г и , о с о б е н н о
если т ы у ж е различил только д а н н о м у а в т о р у п р и с у щ и е к о л о р и т и
звучание, если а в т о р с к о е м и р о в и д е н и е оставило т е б я неравнодуш­
ным, да ещё и о б н а р у ж и л и с ь в н ё м близкие т е б е с а м о м у т о ч к и отсчё­
та, — всегда н а ч и н а е ш ь п о и с к п р о и з в е д е н и я или даже п р о с т о отдель­
н о в з я т о г о образа, я в л я ю щ е г о с я своего р о д а с т в о р а м и , за к о т о р ы м и
начинается с а м о е и н т е р е с н о е , с а м о е главное. З а к о т о р ы м и ж д е т т е б я
о т к р ы т и е — и м е н н о о т к р ы т и е ! — сделанное писателем. О б этом,
кстати, г о в о р и л ещё замечательный п о э т Н и к о л а й Н и к о л а е в и ч
Б л а г о в : « У с б о р н и к а , с т и х о в ли, п р о з ы , о б я з а т е л ь н о д о л ж н ы быть
в о р о т а , должен быть в х о д . . . »
Т а к вот, т а к и м в х о д о м в п р о с т р а н с т в о ( н е р я д о п о л о ж н о е ) и в р е ­
мя (неоднолинейное) новой книги Натальи Ю р ь е в н ы Леваниной
видятся мне « в о з д у ш н ы е в р а т а » , а п о п р о с т у — таиландский аэ­
р о п о р т с непривычным, диковинным, если не сказочным для рус­
с к о г о слуха н а з в а н и е м — « У т о п а о » . Н е з н а ю т о ч н о п о ч е м у , н о
о д н о и м е н н ы й р а с с к а з , где а в т о р в ы с т у п а е т з о р к и м н а б л ю д а т е л е м
и тонким психологом, словно бы набрасывая верным карандашом
в походном планшете портреты своих попутчиков, врезается в
память п р е ж д е всего э т и м вот н е б р о с к и м , случайно, вроде бы, вы­
шедшим образом. Н о случайность подобного рода в настоящей
п р о з е далеко не случайна!
П а с с а ж и р а м , столь р а з н ы м , н о в чём-то очень п о х о ж и м друг на
друга, п р е д с т о и т лететь д о м о й , в Москву, где т е п е р ь зима и м о р о з .
Н о вылет задерживается, в о з д у ш н ы е врата пока, до п о р ы , з а к р ы т ы , и
к а ж д о м у из н и х а в т о р п р е д о с т а в л я е т в о з м о ж н о с т ь высказаться, или
п р о я в и т ь себя в п о с т у п к е - ж е с т е , или о с т а в и т ь п о себе в читательской
п а м я т и слепок н а п р я ж ё н н о г о о с м ы с л е н н о г о молчания, как сделали
это два шахматиста, не о т р ы в а ю щ и е с я о т м и н и а т ю р н о й д о с к и н и на
минуту. И в ч ё м тогда, с к а ж и т е на милость, смысл п у т е ш е с т в и я ?
Тут, далеко-далеко о т з и м н е й Р о с с и и , в местечке « п о т е р я н н о г о
р а я » , где бывает « ж а р к о , очень ж а р к о и н е в ы н о с и м о ж а р к о » , в с т р е ­
чаем м ы и « к е м е р о в с к и й у г о л е к » , н е з р и м ы й п о с л е м о р с к о й воды
(и вместе с а в т о р о м с о м н е в а е м с я : может, и не з а б о й щ и к и вовсе, а
п р о с т о начальники п о у г о л ь н о й л и н и и — н е т ведь у н и х т о й о с о б о й ,
никакой морской водой не смываемой черноты бровей и ресниц); и
красотку с пожилым ухажёром, уныло представляющим неизбежные
5
Н. Леванина. В саду ветров
о б ъ я с н е н и я дома, с ж е н о й ; и неразлучных З о ю и Л и л ю — две п р и ­
т я г и в а е м ы х друг к д р у г у п р о т и в о п о л о ж н о с т и . . .
К слову сказать, Н а т а л ь я Л е в а н и н а обладает р е д к и м и весьма цен­
н ы м д а р о м — д а р о м такта. И р о н и ч н о , п о р о й с лукавым о г о н ь к о м в
глазах ( э т о т о г о н е к м е р ц а е т т о тут, т о т а м на с т р а н и ц а х ) г о в о р я о
с в о и х г е р о я х , о н а никогда не п о з в о л я е т себе п р е н е б р е ж и т е л ь н о г о
т о н а и в о о б щ е в ы с о к о м е р н о г о о т н о ш е н и я к н и м . « Я и п о м ы с л и т ь не
м о г . . . » — как в ы р а з и л с я б ы Ю р и й К у б л а н о в с к и й .
Л ю б я л ю д е й и у в а ж а я и х в ы б о р , а в т о р оставляет с в о ю п р о з у сво­
бодной от какого бы то ни было морализаторства, от нравоучений
и р е з о н е р с т в а . О д н а к о ж е м о р а л ь н о - н р а в с т в е н н ы й подтекст, п р и ч ё м
глубокий и о с н о в а т е л ь н ы й , о щ у т и м в п р о з е Н а т а л ь и Л е в а н и н о й от­
чётливо. И п р е ж д е всего — э т о сочувствие. В о т чета адвокатов и з
Ч е л я б и н с к а . Всё вроде б ы у н и х х о р о ш о , о б е с п е ч е н н ы е , у с п е ш н ы е .
« Д е н ь г и т р а т я т г р а м о т н о — не на л и ш н и е г о с т и н и ч н ы е « з в ё з д ы » ,
а на э к с к у р с и и , в п е ч а т л е н и я » . Ж е н а всё з а б о т и т с я о муже, старается
п р е д у п р е д и т ь его п р о с ь б ы , подбадривает. Н о ч т о - т о н е так. И п р и ­
стальный — н е р а в н о д у ш н ы й , лучше сказать — а в т о р с к и й взгляд
различает п о д с в е ж и м ю ж н ы м з а г а р о м м у ж ч и н ы « н е з д о р о в у ю блед­
н о с т ь » . И дальше следует п о т р я с а ю щ е е п о с в о е й глубине наблюде­
н и е : « А главное — глаза у адвоката с м о т р я т у ж е не столько вокруг,
сколько в о в н у т р ь с е б я » . Д л я н е г о - т о в о з д у ш н ы е врата, только с о ­
всем другие, у ж е начали п р и о т к р ы в а т ь с я . . .
Трагическое и комическое сосуществует в прозе Натальи
Л е в а н и н о й , как, с о б с т в е н н о говоря, и в с а м о й ж и з н и . « О й , м о р о з ,
м о р о з ! Н е м о р о з ь м е н я ! — затягивают м у ж и к и , накачавшись п и в о м ,
к о т о р о г о тут, в буфете Утопао, — на л ю б о й вкус. — Н е м о р о - о з ь
меня-а-а-а, М о е г о - о к о н я ! »
Н о в о т и п о с а д к у о б ъ я в л я ю т , в о т и взлет. С к о р о — о т н о с и т е л ь ­
н о с к о р о — и в п р я м ь д о л ж е н будет встречать п р и л е т а ю щ и х седой
М о р о з к о на Д о м о д е д о в с к о м а э р о д р о м е . П р о х о д и т время. К т о - т о
у с п е в а е т п е р е к у с и т ь , кто-то заснуть. И вдруг « в т р е щ и н а х дина­
м и к а в о з н и к а е т п р о ф е с с и о н а л ь н о будничный г о л о с с т ю а р д е с с ы » ,
п р е д у п р е ж д а ю щ е й о б э к с т р е н н о й п о с а д к е в . . . Бангкоке. С а м о л ё т
начинает падать, или, если следовать л о г и к е стюардессы, « с н и ж а т ь с я
чуть более с т р е м и т е л ь н о , ч е м о б ы ч н о » . И о п я т ь г е р о и рассказа п р о ­
я в л я ю т себя — т е п е р ь у ж е в э к с т р е н н о й с и т у а ц и и : кто-то паникует,
к т о - т о даёт з а р о к и и о б е щ а н и я . . . З о я , п о р у г а в ш а я с я с Л и л е й , со6
Сказки странствий Натальи Леваниной
всем, в с у щ н о с т и , по-детски м с т и т е л ь н о поглядывает на вдавленную
в кресло подругу; « В о т и д о г у л я л с я ! » — п о д ы т о ж и в а е т п о ж и л о й
ухажер; « М о ж е т , о н о и не плохо, что так, сразу, не м у ч и т ь с я с а м о м у
и не мучить р о д н ы х » , — думает б о л ь н о й адвокат, к р е п к о д е р ж а за
руку жену; и только два ш а х м а т и с т а не п р е р ы в а ю т п а р т и ю — в е л и ч и ­
на п о с т о я н н а я должна оставаться всегда, иначе как же н а м н а д е я т ь с я
на чудо?
И чудо, к о н е ч н о , происходит. К а к в сказке.
Кстати, если слегка п е р е ф р а з и р о в а т ь н а з в а н и е л ю б и м о г о м н о й
с детства к и н о ф и л ь м а , т о п у т е ш е с т в и я Н а т а л ь и Л е в а н и н о й , запё­
чатлённые на бумаге, м о ж н о б ы л о б ы назвать сказками с т р а н с т в и й .
Уж очень в а ж е н для а в т о р а сам п р о ц е с с р а с с к а з ы в а н и я , сказывания.
Меняются маршруты, меняются временные ориентиры, неожиданно
с о п р и к а с а е т с я п р о ш л о е с н а с т о я щ и м , и будущее заглядывает на кафе­
дру ж и з н и глазами о б е з у м е в ш е г о от зачётов с т у д е н т а - п е р в о к у р с н и к а ;
м е н я е т с я и сам рассказчик, его н а с т р о е н и е , его т о н , — н о г о л о с его,
н е п о в т о р и м ы й его голос, о с т а ё т с я н е и з м е н н ы м .
В акварельной, п о л н о й з е м н о й и н е б е с н о й влаги п о в е с т и « Д о л г о
будет К а р е л и я с н и т ь с я . . . » о т р а з и л с я , как в о з е р е О н е г а , э п и з о д из
студенческих лет автора, о т п р а в л е н н о г о на землю К а л е в а л ы в фоль­
к л о р н у ю э к с п е д и ц и ю вместе с в е р н ы м и с в о и м и п о д р у г а м и - д р у з ь я м и ,
о б ъ е д и н ё н н ы м и о д н и м гордым, о т л и ч а ю щ и м человека о т всех о с т а л ь ­
ных л ю д е й м и р а званием, а в е р н е е , п р и з в а н и е м : филолог. Едут о н и из
б а с н о с л о в н о далёкого и ж а р к о г о С а м а р к а н д а , и с е в е р н а я п р и р о д а ,
скупая на я р к и е краски, н о п л е н я ю щ а я душу н е б р о с к о й с в о е й кра­
сотой, з а в о р а ж и в а е т ребят. Н а д о заметить, что к а р е л ь с к и й м о т и в
звучит у автора как-то о с о б е н н о п р о н з и т е л ь н о , что-то детское, прар о д н о е слышится в нем. В и ю н е в П е т р о з а в о д с к е е щ ё т о п и л и печи,
и сладковатый д р о в я н о й д ы м о к вился над т р у б а м и б р е в е н ч а т ы х до­
миков. « И м е н н о так, — в с п о м и н а е т автор, — пахло в б а б у ш к и н о м
дворе, когда о н а т о п и л а р у с с к у ю п е ч к у ! »
Весёлый студенческий н а р о д — Алинка, Витька К и м , « ш т а т н ы й
р а ц и о н а л и з а т о р » всей к о м а н д ы Вовка, Феликс, а п о п р о с т у Феля,
невезучая Элка, Н а т а ш а , « к л а д е з ь н а р о д н о й м у д р о с т и » и п о совме­
стительству п о э т е с с а М а р и н а — балагурит, сыплет ц и т а т а м и и п е ­
р и ф р а з а м и , удивляется, п о д н а ч и в а е т д р у г друга, н е в о л ь н о с м у щ а е т с я
тишиной и очарованием белой ночи.
« — Алин, у т е б я есть о щ у щ е н и е , ч т о в р е м я о с т а н о в и л о с ь ?
7
Н. Леванина. В саду ветров
— Ч т о - т о вроде того...
— С м о т р и , м ы всё в р е м я спешили, ехали, п е р е с а ж и в а л и с ь с п о ­
езда на п о е з д , а сейчас вдруг всё з а м е р л о . . .
— Т о ч н о , — подтвердила А л и н к а .
— Ну, и к а к тебе?
— Странно...
М ы шли п о с п я щ и м улицам, и всё б ы л о не так — светло-серое
небо в полночь... влажный ветерок, досыта напитавшийся озёрным
духом. Всё б ы л о н о в о е , д р у г о е , и потому, слегка с б и т ы е с толку, м ы
н е в п о п а д г о в о р и л и и надолго замолкали, п ы т а я с ь п р и н о р о в и т ь с я к
незнакомой планете».
В о т сразу п о ч е м у - т о чувствуешь, что весь э т о т к р о ш е ч н ы й диалог
п р о и з н о с и т с я ш ё п о т о м , х о т я а в т о р не у т о ч н я е т э т о й в а ж н о й детали.
А е щ ё — слова д е в ч о н о к - п о д р у г д о п о л н я ю т с я п о ч т и ф и з и ч е с к и ощу­
т и м ы м и паузами, н о не п у с т ы м и , а з а п о л н е н н ы м и . Н а с т р о е н и е м , ко­
т о р о е , м о ж е т быть, никогда не п о в т о р и т с я , воздухом, к о т о р ы й здесь
м а т е р и а л е н , в р е м е н е м , к о т о р о е , х о т ь и кажется, ч т о о с т а н о в и л о с ь , н о
идёт, идёт, и д ё т . . .
И з о в ё т к н о в о м у дню, и о б е щ а е т н о в ы е в с т р е ч и . К а к , н а п р и м е р ,
с дедом И г н а т о м , И г н а х о й по-здешнему, о б и т а ю щ и м в д о м и к е с па­
л и с а д н и к о м , п р и ч е м на д р у г о м б е р е г у озера, п о ч т и как у П р о п п а , и,
п о м е с т н ы м слухам, п р е д с т а в л я ю щ и м из с е б я н а с т о я щ и й ф о л ь к л о р ­
н ы й кладезь.
Дед, впрочем, встречает незваных гостей не очень-то приветливо.
« — М н е к о н ц е р т этот, девоньки, н у ж е н , как в ж . . . п е з у б ! » —
п о п у л я р н о о б ъ я с н я е т о н с в о ю п о з и ц и ю . И на в о п р о с А н ь к и « — К а к
ж е н а м б ы т ь ? » , не м е н е е доходчиво растолковывает: « — Как, как!
Ж . . . п о й квак ч е р е з к о с я к ! »
Н о всё-таки п о т о м , в свое в р е м я , со в т о р о г о дубля, если восполь­
з о в а т ь с я а в т о р с к и м о б о р о т о м , дед И г н а т выдал студентам несколько
п е с е н . Д а как! О н запел и т о т ч а с п р е о б р а з и л с я в н е ш н е и в н у т р е н н е .
П р и ч ё м техника п е н и я не б е с п о к о и л а И г н а т а . « Д а и к а к а я м о ж е т
б ы т ь техника, — в о п р о ш а е т автор, — когда р е ч ь идёт о чуде? Э т о т
в з д о р н ы й с т а р и к с п е р в ы м и звуками п е с н и вдруг п р е в р а т и л с я в из­
б и т о г о ж и з н ь ю скитальца, к о т о р о м у судьба на н а ш и х глазах н а н о ­
сит п о с л е д н и й . . . удар. Р у ш а т с я м е ч т ы и н а д е ж д ы . Ч е м ж и т ь ? З а ч е м
жить? Сердце сжимает неизбывная русская т о с к а » .
8
Сказки странствий Натальи Леваниной
П о диким степям Забайкалья,
где золото роют в горах
Бродяга, судьбу проклиная,
тащился с сумой на плечах...
Так ж е н е о ж и д а н н о п р е о б р а ж а е т с я в нескольких эпизодах, о с о ­
б е н н о в к о н ц е п о в е с т и , и и н т о н а ц и я а в т о р с к о г о голоса, и взгляд само­
го автора, у ж е о т д а л ё н н о г о в р е м е н е м о т т о й н е в о з в р а т н о й п о е з д к и ,
уже всё т е п е р ь п о н и м а ю щ е г о , н а х о д я щ е г о с я т е п е р ь как бы не в н у т р и
тех самых г о м е р о в с к и х часов, а в о в н е их. « . . . Н а м казалось тогда, ч т о
стоит только теснее п р и ж а т ь с я друг к другу, и н и к а к и е п р е г р а д ы не
устоят. Е щ ё не б ы л о п р и в ы ч к и ж и т ь н а с т о р о ж е . Е щ ё н е б ы л о о п ы т а
потерь. В т о т вечер, п о ч у в с т в о в а в н е я с н у ю п о к а у г р о з у распада, м ы
и н т у и т и в н о жались друг к д р у г у . . . »
И когда автор чуть р а с т е р я н н о спрашивает, о б р а щ а я с в о й в о ­
п р о с в о в р е м я и п р о с т р а н с т в о : « П о м н и т е , как когда-то сидели мы,
обнявшись, на б е р е г у д а л ё к о г о л е с н о г о о з е р а и пели: « Д о л г о будет
К а р е л и я с н и т ь с я / / Будут сниться с э т и х п о р / / О с т р о к о н е ч н ы х
елей р е с н и ц ы / / Н а д голубыми глазами о з ё р . . . » , — к о м п о д с т у п а е т
к горлу, и у т е б я у самого глаза с т а н о в я т с я на м о к р о м месте.
Если о с н о в н о й м а т е р и а л п о в е с т и о к а р е л ь с к о й э к с п е д и ц и и —
это акварельные краски, вода (чуть с о л о н о в а т а я п о р о й ! ) , л ё г к а я бе­
реста — т о путевые з а м е т к и с весьма и з я щ н ы м и т о ч н ы м н а з в а н и е м
« В е н с к и й в е к с е л ь » с о с т о я т из д е к о р а т и в н ы х в лучшем смысле под­
р о б н о с т е й л а д н о у с т р о е н н о г о , у с т о й ч и в о г о быта ж и т е л е й « у ю т н о й
столицы и с ч е з н у в ш е й и м п е р и и » . Н е случайно подруга автора Тома,
много лет у ж е ж и в у щ а я в А в с т р и и , умница-Тома, р е с т а в р а т о р п о
своей глубинной сути, г о в о р и т г о с т ь е : « Т ы , н а в е р н о е , заметила, что
н а с т о я щ и е в е н ц ы чувствуют себя н е м н о г о как на с ц е н е . . . »
Всё здесь предсказуемо, всё р а с п и с а н о заранее, всё и м е е т с в о ю
т р а д и ц и ю и и с т о р и ю . Д а ж е г о р о д с к о е кладбище В е н ы п о х о ж е чемто на н а ц и о н а л ь н ы й м у з е й э п о х и стилей, даже о б ы ч н о е , казалось
бы, кафе в ц е н т р е с т о л и ц ы и м е е т о т н о ш е н и е к с о л н е ч н о м у т а л а н т у
Штрауса, даже старый д и в а н в к в а р т и р е Т о м ы связан со з н а м е н и т о й
Венской к и н о с т у д и е й . (Когда Тома, п о в е р я я а в т о р у в а ж н ы е э п и з о ­
ды е в р е й судьбы, г о в о р и т о в е н с к о м стуле, на к о т о р о м сидела она
столько-то лет назад в п у с т о м к н и ж н о м магазине, сразу в с п о м и н а ­
ешь почему-то с т р о ч к и С л у ц к о г о : « В д е р е в н е — всё деревенское, / /
О д н и только стулья — в е н с к и е » . )
9
Н. Леванина. В саду ветров
А как чудесна и а ж у р н а в е н с к а я кухня: т у т и б р е ц е л ь — к р е п к о
з а п е ч ё н н ы й кренделёк, п о с ы п а н н ы й солью и т м и н о м , и а у ф ш т р и хи — а н а л о г н а ш е г о з и м н е г о салата, только н а м а з а н н о г о на хлеб, и
вкуснейший золенштанген («солёная штанга») с хрусткой румяной
к о р о ч к о й и н е ж н е й ш и м б е л ы м н у т р о м , и совсем м о л о д о е в и н о . . .
Разве что, подумалось, п и р о ж к о в с н а ч и н к о й из воздуха, п р и д у м а н ­
н ы х И л ь е й И л ь и ч о м О б л о м о в ы м , не хватает.
Правда, чего-чего, а ф и л о с о ф и и « о б л о м о в с к о г о П л а т о н а » ав­
с т р и й ц ы принять ну никак не могут. Для них работа — такая же
н е о т ъ е м л е м а я ч а с т ь ж и з н и , к а к еда и п и т ь ё . Э т о п р о с т о е щ е о д н а
хорошая европейская традиция — работать. М у ж Томы, «дели­
к а т н ы й Пешечка либлинг», с т а н о в и т с я к а к - т о б о л ь ш е и з н а ч и т е л ь ­
н е е , с а д я с ь за руль с в о е й к о м ф о р т а б е л ь н о й м а ш и н ы , с у т р а о н у ж е
спешит — бизнес! Н о при этом он образован, учтив, прекрасно
знает и с т о р и ю и культуру своей страны и у него, кажется, доброе,
любящее сердце...
Да, и е щ е м н е очень п о н р а в и л о с ь в н е м а б с о л ю т н о и с к р е н н е е
с т р е м л е н и е з а щ и т и т ь о т посягательств автора какую-то н е в з р а ч н у ю
т р а в и н к у - б ы л и н к у на г о р е Вексель. Такое в о т б е р е ж н о е , пускай до
м е л о ч н о с т и , о т н о ш е н и е к п р и р о д е заслуживает сегодня у в а ж е н и я и,
думаю, я в л я е т с я х о р о ш и м п р и м е р о м . Это, кажется, когда была б е л а я
О л и м п и а д а в Н о р в е г и и , н о р в е ж ц ы даже м а р ш р у т ы л ы ж н ы х т р а с с
р а з р а б а т ы в а л и так, ч т о б ы не р у б и т ь деревьев.
М е ж д у п р о ч и м , гора Вексель в в о л ь н о м п е р е в о д е — э т о место,
где м е н я е т с я погода. Н о вместе с а в т о р о м ты задумываешься: « В е д ь
э т о не только знак того, что здесь погода меняется. В о т что т а к о е
вексель д л я . . . а в с т р и й ц а ? Вексель — это строго установленная фор­
ма, у д о с т о в е р я ю щ а я обязательства векселедателя... Всё с т р о г о и
о п р е д е л ё н н о . . . У нас э т о т о ж е в у ч е б н и к а х з а п и с а н о . . . А как и с п о к о н
веков заведено? Что, к примеру, в пьесе А. Н . О с т р о в с к о г о « С в о и
л ю д и — с о ч т ё м с я » к у п е ц С а м с о н С и л ы ч Б о л ь ш о е г о в о р и т о векселе?
« Н а - к о , говорит, вексель. А п о векселю-то с и н ы х что в о з ь м ё ш ь ! . . »
. . . П о л у ч и т ь такое д о б р о от С о з д а т е л я ! О г р о м н ы е . . . леса, н е ­
д р а . . . к р а с о т у н е с к а з а н н у ю п р и р о д ы . . . и не р а с п л а т и т ь с я н и п о
о д н о м у из в ы д а н н ы х в е к с е л е й » .
Горько с т а н о в и т с я , о б и д н о . И н т е р е с н о е дело, по я з ы к у в е н с к а я
сказка, п о з в о л ю себе и т а к о е о п р е д е л е н и е , — вещь лёгкая, а ж у р н а я ,
самая, н а в е р н о е , и з я щ н а я в книге. Т у т м н о г о о празднике, о празд10
Сказки странствий Натальи Леваниной
нике р а б о т ы и отдыха, о п р а з д н и к е еды, о п р а з д н и к е и с т о р и и и куль­
туры, о празднике традиции и природы, о празднике национальной
одежды, наконец, п р о с т у ю и е с т е с т в е н н у ю р а с ц в е т к у к о т о р о й ав­
с т р и й ц ы н е п р о м е н я ю т н и на к а к и е н о в ш е с т в а . . . О п р а з д н и к е , н о
не о п р а з д н о с т и !
Э т о происходит, считаю, не только потому, ч т о а в с т р и й ц ы -заме­
чательный народ, в чем, в п р о ч е м , не сомневаюсь, а е щ ё в о т п о к а к о й
п р и ч и н е : для Н а т а л ь и Л е в а н и н о й её п о е з д к и не я в л я ю т с я , с о б с т в е н ­
но говоря, « т у р и с т и ч е с к и м и т у р а м и » . А в т о р в с я к и й р а з о т п р а в ­
ляется в п у т е ш е с т в и е , с п е ш а на в с т р е ч у с давними, и с п ы т а н н ы м и ,
в е р н ы м и , всё т а к и м и ж е п р е ж н и м и , н о и в о м н о г о м и з м е н и в ш и м и с я
друзьями ( « А в д р у г м ы н е у з н а е м друг д р у г а ? . . » ) , ж и в у щ и м и т е п е р ь
в р а з н ы х уголках планеты, а значит, ж д ё т его в э т и х п у т е ш е с т в и я х н о ­
вое п о н и м а н и е м г н о в е н н о м е н я ю щ е г о с я м и р а в о всех его весёлых и
трагических красках.
« В е н с к и й в е к с е л ь » , с л о в н о и з я щ н а я шляпка у м н и ц ы - Т о м ы , оста­
ётся где-то позади, п р е в р а щ а я с ь чуть л и н е в м и р а ж , чуть л и н е в сон,
чуть л и не в о п е р е т о ч н у ю сказку, р а з ы г р а н н у ю на н е б о л ь ш о й с ц е н е
старательными а к т е р а м и . И м е н н о так, в о в с я к о м случае, выглядят пу­
тевые з а м е т к и о ж и з н и а в с т р и й с к о й с т о л и ц ы на ф о н е « И з р а и л ь с к и х
арабесок».
И сразу о главной, м а г и с т р а л ь н о й т е м е а р а б е с о к , п р о с т у п а ю ­
щей сквозь о р н а м е н т х у д о ж е с т в е н н о й вязи, у г а д ы в а ю щ е й с я в и с т о ­
рических ретроспекциях, тревожно пульсирующей в Схождении
Благодатного О г н я ( в с я к и й р а з в е р и ш ь , что о г о н ь п о я в и т с я , н о и
т р е в о ж и ш ь с я : в чуде никогда нельзя б ы т ь у в е р е н н ы м н а в е р н я к а ) ,
ш е л е с т я щ е й в « С а д у в е т р о в » , о д и н а к о в о в а ж н о й и в начале п у т и ,
и « с п у с т я ж и з н ь » . . . Э т о тема п а м я т и , о б ъ е д и н я ю щ а я в с ю книгу.
Памяти исторической, национальной, личностной. Это рождает
о щ у щ е н и е — д а ж е п р и всей у с т р о е н н о с т и быта — н е н а д ё ж н о с т и и
х р у п к о с т и бытия.
Земля, на к о т о р о й всё р я д о м , р я д ы ш к о м , будь т о п о л ы х а ю щ и й
м н о г о ц в е т ь е м И е р у с а л и м с к и й базар и Голгофа, будь т о в о й н а и
мир, — и з м е н я е т т в о и взгляды на самые что н и на есть в е р н о высчи­
танные г е о п о л и т и ч е с к и е м а с ш т а б ы : с т р е л я ю т на о д н о м к о н ц е п л а н е ­
ты, а п о п а д а ю т в т в о ё сердце.
Там, в И з р а и л е , а в т о р в с т р е ч а е т д е р е в о своего детства — т у т о в ­
ник. « В Т в е р и и , — рассказывает Н а т а л ь я Л е в а н и н а , — э т о в о о б щ е
11
Н. Леванина. В саду ветров
одна из д о с т о п р и м е ч а т е л ь н о с т е й — д р е в н е е , м о щ н о е , в т р и обхвата
дерево, о к р у ж ё н н о е скамеечками. С а д и с ь и д у м а й ! » А задуматься
есть о чём. Гостя на э т о т раз у А н н ы , знакома с к о т о р о й была все-то
каких-то два года, а в т о р с п р а ш и в а е т себя: « И всё-таки, откуда э т о
т ё п л о е р о д с т в е н н о е чувство? Как, в каких д у ш е в н ы х и з г и б а х о н о с о ­
хранилось, ч т о и спустя столько лет, п р о й д я ч е р е з к а п и т а л ь н у ю ж и з ­
н е н н у ю ломку, о н о н а п о л н я е т м о ё н у т р о т е п л о м и н е и с к о р е н и м о й
симпатией? П о ч е м у всё, ч т о с в я з а н о с А н е й и её о к р у ж е н и е м , м н е так
в а ж н о и и н т е р е с н о ? . . Ч т о т а к о е два года, когда и десятилетия, подчас,
пролетают, как д р о в и ш к и в топку, не оставляя ничего, к р о м е п р о г о ­
р е в ш и х н а д е ж д и р а з о ч а р о в а н и й . Видимо, о с о б о е э т о было в р е м я .
И люди о с о б ы е » .
Н о л ю б о е в р е м я — о с о б о е . И в л ю б о е в р е м я человек, у к о т о р о ­
го нет дома, м о ж е т н а д е я т ь с я его о б р е с т и . Врата воздушные и врата
з е м н ы е о т к р ы т ы для в е р ы и света. Ж и з н ь идёт, под б о м б а м и ж е н я т с я
дети А н и и Б у м ы , снисходит Благодатный о г о н ь на Гроб Господень.
А если о н не сойдёт — значит, п р и ш л и п о с л е д н и е времена.
Н о чудо с в е р ш а е т с я . К а к в сказке. К а к в ж и з н и .
И . В . П ы р к о в , кандидат ф и л о л о г и ч е с к и х наук
3u&
грелил*
сниться...»
«Долго будет Карелия
сниться...»
С некоторых пор чувствую себя наполеоном. Нет, слава
Богу, не императором, а тортом, слоёным пирогом. Известно,
что в наполеоне некоторые слои трудно отлепить друг от дру­
га, другие же, наоборот, держат форму, цепляя к себе соседние
пласты. Этакие несущие конструкции.
Так и моя память. Состоит из многих
напластований.
Некоторые вспоминаются легко и сразу. Они без труда отде­
ляются от соседних, сохраняя форму и вкус. Другие, пропитав­
шись «веществом жизни», утрачивают исходную чёткость,
растворяясь в прежнем и настоящем.
Сейчас, когда моя жизнь, как лихач, несётся под горку, всё
прибавляя и прибавляя обороты, когда не только недели и ме­
сяцы, — годы мелькают, не успевая полновесно
отпечататься
в сознании, — всё чаще вспоминаю эпизоды, которые время по­
щадило. Тогда оно будто специально сбросило скорость, чтобы
я навсегда рассмотрела и почувствовала то, без чего моя жизнь
не была бы полной. А изысканный наполеон превратился бы в
банальный блин. «Блин, ничего не помню!»
До того...
— Э т о у ж а с к а к о й - т о ! М о з г и плавятся, п о с л е д н и е . . . Тебе х о р о ­
шо, т ы м е с т н а я . . . А я н е только у ч и т ь — ж и т ь н е м о г у в э т о м ч ё р т о ­
в о м пекле!
Так п р и ч и т а л а м о я А л и н к а , к о т о р у ю злая судьба з а б р о с и л а из
б л а г о с л о в е н н о й Одессы в С а м а р к а н д . Е й оставалось л и ш ь сдать здесь
п о с л е д н ю ю сессию и отбыть, н а к о н е ц , д о м о й , к м о р ю . Н а с о в с е м . Н о
эта близость н е з е м н о г о блаженства лишала м о ю п о д р у г у п о с л е д н е й
воли. А в о т с у т с т в и и ф и з и ч е с к и х сил, к о т о р ы е все уходили на б о р ь б у
с н е в ы н о с и м ы м для неё климатом, завалить сессию — р а з п л ю н у т ь !
И тогда — п р о щ а й , Одесса!
— Я , как и д и о т к а с ж и д к и м и мозгами, н и ч е г о и п о - р у с с к и - т о не
п о н и м а ю , а т у т — с т а р о с л а в я н с к и й , будь о н неладен. Н е видать м н е
м о р я ! Слушай, н е у ж е л и о н о где-то есть? — к р я х т и т А л и н к а , п о д н и 15
Н. Леванина. В саду ветров
маясь с пола, на к о т о р о м с у т к а м и л е ж и т голышом, з а в е р н у в ш и с ь в
мокрую простыню. Ж и в ё т она в комнатке с плотно занавешенными
о к н а м и у к а к о г о - т о д в о ю р о д н о г о д я д и Гоши и о ч е н ь пугает его с в о е й
м е л а н х о л и е й и р а ц и о н о м — в о д о й из холодильника на п е р в о е , вто­
р о е и т р е т ь е . Д я д я и п р и з в а л м е н я на п о м о щ ь .
— Голубка, в о з ь м и с е б я в р у к и ! Т ы ж е п р о с т у д и ш ь с я ! Д а и глаза
себе и с п о р т и ш ь , у т е б я т у т т е м н о , как у н е г р а в п о п е ! — п р о б у ю у р е ­
з о н и т ь подругу.
— Ха-ха! — м р а ч н ы м Ф а н т о м а с о м , не т р а т я сил на мимику, реа­
г и р у е т А л и н к а . — П р о с т у д и т ь с я в п а р и л к е ! А глаза м н е без н а д о б н о стев, всё р а в н о н и ч е г о н е п е т р ю .
Н о я не о т с т а ю :
— Н е т ы л и г о в о р и л а : сдадим и п е р е с д а д и м сессию? П о м н и ш ь ,
з и м о й т о ж е д р е й ф и л а , а ведь о б о ш л о с ь !
— З и м о й н е б ы л о п я т и д е с я т и градусов, — в о з р а ж а е т А л и н к а . —
А сдавать здесь э к з а м е н ы л е т о м — м а р к и з де С а д отдыхает!
— Т е б е ж е н е о д н о й ж а р к о . В с е м плохо, — давлю я на её коллек­
т и в и с т с к у ю м о з о л ь . О б ы ч н о э т о помогает. Н о н е сейчас.
— З н а е ш ь , ч т о я сегодня н о ч ь ю р е ш и л а ? Ч ё р т с ним, с образова­
н и е м , ж и з н ь д о р о ж е . Р о д и т е л и ведь от м е н я н е о т к а ж у т с я ?
— Обязательно откажутся. Н а кой ты им без старославянского
сдалася?
— Ну, всё — с у р о в о о т р е з а л а А л и н а , — ш у т к и в сторону, ж и з н ю
спасать надо.
— Слушай, т ы о т п е р е г р е в а как-то п р о с т о н а р о д н о з а г о в о р и л а .
Чуешь? Раньше с п л о ш н ы е одессизмы, а т у т — надобностев, жизню. К
ф о л ь к л о р н о й п р а к т и к е ты, девушка, готова!
— Н а т о т свет я готова.
— Ну, для п о к о й н и ц ы т ы с л и ш к о м х о р о ш а с о б о й , — п ы т а ю с ь
г р у б о л ь с т и т ь . И н о г д а э т о срабатывает — А л и н к а н е в е р о я т н о жен­
с т в е н н а и кокетлива. З а м е т и в слабый и н т е р е с , п р о д о л ж а ю :
— З н а е ш ь что, давай-ка мы, подруга, н а д р у г а е м с я над н а ш и м и
б е з у п р е ч н ы м и ф и г у р а м и и о с к о р о м и м с я — п о п ь е м - т а к и чайку с бу­
т и к а м и , я т у т п р и х в а т и л а , с колбаской!
— Э т о ж е и з в р а щ е н и е — п и т ь в п а р и л к е чай с колбасой! Д а м е н я
от одной мысли мутит!
16
«Долго будет Карелия
сниться...»
— Б р о с ь ! М е с т н ы е б а б а и в о н целые д н и в чайханах г о р я ч и й чай
гоняют, и ничего, з н а й себе п р е ю т до ста лет в своих стеганых хала­
тах!
— И з в р а щ е н ц ы ! — д и а г н о с т и р о в а л а А л и н а . — А я б ы сейчас из
воды не вылезала. Давай-ка махнём на Хишрау, ч ё р т с ней, с с е с с и е й !
— И ч е р т ы х а е ш ь с я т ы с п е р е б о р о м . Филолог т ы и л и как?
— Н е до политесу, — м р а ч н о б у б н и т А л и н к а . И вдруг — без
перехода, м е ч т а т е л ь н о . - З н а е ш ь , п р и с н и л а с ь м н е сегодня Одесса.
О т ч ё т л и в о ч у ю в о сне запах м о р я , — т е б е запахи снятся? — А м н е
в о т п р и с н и л и с ь . П а х н е т п р о с т о р о м , с о л ё н ы м в е т р о м и к а к и м - т о не­
в е р о я т н ы м счастьем. Я и з о всех сил б е г у к м о р ю , с к и д ы в а ю одежду
и ныряю. Н ы р я ю , а меня, п о н и м а е ш ь , как п о п л а в о к , выталкивает
наружу. А с н а р у ж и всё т о же п р о к л я т у щ е е солнце, м н о г о солнца!
Чувствую, не только я — вода накаляется. Е щ ё чуть-чуть — и м о р е
закипит. Я к р и ч у и п р о с ы п а ю с ь вся в поту. Ужас, да?
— Э т о знак т е б е был: з а к и п и т т о Хишрау, куда т ы м е н я соблаз­
няешь. Вода там стоячая, телами с о г р е т а я , да е щ ё и подсоленная, м ы
знаем чем. Н е у ж е л и охота?
Видя, что подруга в р о д е б ы дрогнула, я н а р и с о в а л а е й п о л н у ю
к а р т и н у грядущего а п о к а л и п с и с а :
— П о к а мы туда доедем, пока будем в воду заходить-выходить и
о б р а т н о д о б и р а т ь с я , — аккурат и обуглимся. Нет, у ж лучше тут, у
холодильника, п о к р е п ч е с ним, р о д и м ы м , о б н я т ь с я , глядишь, до эк­
замена и д о т я н е м . Т ы п р о него, я не п р о холодильник, п р о экзамен,
в о о б щ е - т о п о м н и ш ь ? А п о т о м — Ка-ре-ли-я!
У А л и н к и ж а л о б н о скривились губы, как у р е б ё н к а , к о т о р о м у
взрослые з а г о в а р и в а ю т зубы м о р о ж е н ы м , а сами п о д ш у м о к т о л к а ю т
всё т у же п р о т и в н у ю кашу.
— Там сейчас д о ж д и идут, представляешь? Я вчера п о телеку слы­
шала. Н е р е а л ь н о , да? М ы здесь как л у ж и и с п а р я е м с я , а где-то п р о ­
хладно и сыро. В К а р е л и и и в о о б щ е воды больше, ч е м всего осталь­
ного. И м ы там будем!
— « Т о в а р и щ , верь, в з о й д ё т она, звезда п л е н и т е л ь н о г о с ч а с т ь я ! »
— с а р к а с т и ч е с к и п р о в ы л а Алинка, н о п р о г р е с с , о п р е д е л ё н н о , наме­
тился — она у ж е смахивала на человека, у м е ю щ е г о читать.
П о т о м м ы уселись на полу и всё-таки у п л е л и п о п а р е б у т е р б р о ­
дов, после чего рассудок к Алинке начал в о з в р а щ а т ь с я :
17
Н. Леванина. В саду ветров
— В к о н ц е к о н ц о в , у з б е к с к и й ж е я сдала? А е г о я з н а ю н е лучше,
стараславянского.
— Гораздо х у ж е ! — подтвердила я а в т о р и т е т н о , нисколько не
лукавя: благополучно с д а н н ы й в п р о ш л у ю сессию у з б е к с к и й я з ы к
А л и н к а н е з н а л а совсем. — В о т видишь, всё не т а к безнадёжно.
К т о м у же у т е б я есть друзья, к о т о р ы е не у т р а т и л и з д р а в о г о смысла.
З н а е ш ь , что Вовка К и м вчера п о с л е консультации предложил?
— Н е - а . . . Я там не была. Чего расстраиваться? Всё р а в н о без
толку.
— А в о т Вовка т а к н е считает. О н , когда п о н я л , ч т о с т а р о с л а в я н ­
ский выше человеческих возможностей, придумал очередное непри­
с т о й н о е р а ц п р е д л о ж е н и е . М ы , кто в юбках, п и ш е м ш п о р ы . . . на верх­
н е й части н о г и .
— Н а л я ж к а х ч т о ли?
— Ну, в р о д е т о г о . . . Вовка э т о как-то иначе н а з ы в а л . . .
— Т ы о главном давай!
— Так вот, п и ш е м . . .
— На ляжках...
— Д а , т а м м е с т а м н о г о , п р и х о д и м на э к з а м е н в с к р о м н ы х д л и н ­
н ы х ю б к а х и сдуваем всё за м и л у ю душу.
— Я ч т о - т о не п о н я л а , а п р и ч ё м т у т Вовка? Н а чьих э т о л я ж к а х
о н ш п о р и т ь собрался?
— О д н а к о как б ы с т р о т ы в о с с т а н а в л и в а е ш ь с я . . . В о т у ж е и деви­
чья г о р д о с т ь п р о с н у л а с ь ! Вовка утверждает, что э т о с т а р и н н ы й сту­
д е н ч е с к и й о б ы ч а й . Л е т о м здесь все т а к сдают.
— Ч т о ж о н , х и т р ы й к о р е е ц , р а н ь ш е молчал? Ведь э т о м ы с л ь ! У
м е н я тут, между п р о ч и м , — о н а с о д о б р е н и е м оглядела свои всё ещё
п о л н ы е н о г и , — н е только с т а р о с л а в я н с к и й , весь ф и л ф а к п о м е с т и т ­
с я ! Вовка г е н и й ! Н о садист. Так долго м о л ч а л . . .
— Ему, н а в е р н о е , н е у д о б н о было, стеснялся м а л ь ч и к . . . Н о на
в о й н е как на в о й н е . В смысле — р а з н и ц у п о л о в у с т а н о в и м позже. Ну,
хоть в той же Карелии.
— Звучит почти развратно. Н о умиротворяет. Прорвемся.
И прорвались.
18
«Долго будет Карелия
сниться...»
Поездочка
В начале семидесятых выехать за пределы С р е д н е й А з и и в р а з ­
гар лета было не так п р о с т о . А т е м более о т п р а в и т ь в Р о с с и ю ц е л ы й
вагон студентов с двумя п е р е с а д к а м и — в М о с к в е и Л е н и н г р а д е . Н о
у н и в е р с и т е т с к о е начальство с э т и м как-то справлялось. К а к — о б
этом позже...
Ф о л ь к л о р н а я практика, куда м ы о т п р а в л я л и с ь п о с л е в т о р о г о к у р ­
са, д л я м н о г и х была н а с т о я щ и м п р и к л ю ч е н и е м . Н е знаю, к т о приду­
мал вывозить с а м а р к а н д с к и й студенческий и н т е р н а ц и о н а л в заповед­
н у ю К а р е л и ю , н о идея, н е с о м н е н н о , была в ы д а ю щ а я с я . Н а с , человек
пятьдесят, везли до П е т р о з а в о д с к а , там п р о с в е щ а л и в м у з е я х и теа­
трах, а п о т о м р а з б и в а л и на две команды. Я з ы к о в е д ы - д и а л е к т о л о г и
отправлялись изучать м е с т н о е н а р е ч и е на Валаам, а л и т е р а т у р о в е д ы
ехали до р а й о н н ы х ц е н т р о в , откуда р а с с р е д о т о ч и в а л и с ь п о о к р е с т ­
н ы м д е р е в н я м с о б и р а т ь то, ч т о ещё н е успели з а п а м я т о в а т ь м е с т н ы е
с т а р и ч к и и с т а р у ш к и . Считалось, ч т о п о м н я т о н и не только ч а с т у ш ­
ки и сказки, н о даже б ы л и н ы и н о в и н ы . В смысле, м о г у т и м п р о в и з и ­
ровать, соединяя древнюю старину с прогрессивной новизной.
М ы , сдав сессию, были до д у р и веселы и б е с п е ч н ы . Упаковав че­
моданы, явились, как и б ы л о велено, загодя на в о к з а л и в о ж и д а н и и
поезда п р о с т о у м и р а л и о т б е с п р и ч и н н о г о и п р и ч и н н о г о хохота.
Громко пели п о д гитару, и з о б р а ж а я и з с е б я п р о ж ж ё н н ы х флибустье­
ров, к о т о р ы м сняться с м е с т а в З е р а в ш а н с к о й д о л и н е и о к а з а т ь с я
п р а к т и ч е с к и за п о л я р н ы м к р у г о м — р а з п л ю н у т ь !
М е ж д у тем о т ъ е з ж а ю щ и й н а р о д п о д о з р и т е л ь н о у п о р н о т о л п и л с я
на п е р р о н е , н е о б р а щ а я в н и м а н и я на п а л я щ е е с о л н ц е . И б ы л о э т о г о
народа так много, что в о з н и к а л о е с т е с т в е н н о е о п а с е н и е за в м е с т и ­
м о с т ь п р и х о д я щ е г о состава. Н о студенты — н а р о д л е г к о м ы с л е н н ы й ,
ж и з н и н е з н а ю щ и й , н а и в н о в е р я щ и й в то, что, как и п о л о ж е н о , з а й м ё т
свои места согласно к у п л е н н ы м билетам. Т е м более ч т о и р у к о в о д и ­
тель у нас и м е л с я — с т а р ш е к у р с н и ц а Н а т а ш а Р а с т о ц к о в а , в чьи п р о ­
б и в н ы е с п о с о б н о с т и мы п о ч е м у - т о свято в е р и л и .
И вот, как б ы нехотя, как б ы у ж е н а д о р в а в ш и с ь , п о д п ы х т е л не­
в е р о я т н о й д л и н ы и з а г а ж е н н о с т и п о е з д , к о т о р ы й мы, ввиду о б р а з о ­
вавшейся в духе г р а ж д а н с к о й в о й н ы давки, п р а к т и ч е с к и в з я л и ш т у р ­
м о м . В с к о р е о б н а р у ж и л о с ь , что в н у т р и не только з а н я т ы все места,
19
Н. Леванина. В саду ветров
н о и о к о л о к а ж д о г о из них, согласно к у п л е н н ы м билетам, у ж е с т о и т
п о дублёру. М ы оказались дублёрами дублёров.
П о к а п е р в ы е дублёры качали права, мы, п о н и м а я в с ю б е с п е р с п е к ­
т и в н о с т ь п о л е м и к и , б ы с т р о п о з а н и м а л и т р е т ь и полки, с к и н у в оттуда
ч у ж и е м е ш к и и чемоданы.
К а к г о в о р и т с я , п о б е д и л а молодость. З а н я т ы е т а к и м о б р а з о м ба­
г а ж н ы е п о л к и о б е с п е ч и в а л и нам х о т я бы п о с м е н н о е п р о т я г и в а н и е
ног. Э т о б ы л о тем более ц е н н о , ч т о ехать н а м п р е д с т о я л о н е много,
не мало — почти четверо суток.
П е р е г о в а р и в а я с ь п о д п о т о л к о м , п о р е ш и л и , что лучше плохо
ехать, ч е м х о р о ш о оставаться. Тем более что с в е р х о т у р ы всё выгля­
дело даже з а б а в н о : с т р а д а н и я д в о й н и к о в , в з ы в а ю щ и х т о к п р о в о д н и ­
ку, то к начальнику поезда, т о ч ё р т знает к кому; у п ё р т о с т ь старых
хозяев, не ж е л а ю щ и х о с в о б о ж д а т ь с в о и з а к о н н ы е места, а главное —
м е л ь к а ю щ и е в р а з н ы х к о н ц а х вагона пыльные ф и з и о н о м и и о д н о ­
к у р с н и к о в , р е з в о р а с п л а с т а в ш и х с я на б а г а ж н ы х полках.
В о б щ е м , из вагона н и к т о н е вышел. И состав, х о т ь и н е был р е з и ­
н о в ы м , как-то у т р а м б о в а л с в е ж у ю п а р т и ю и с н а т у г о й дёрнулся. О н
с к р и п е л и в и з ж а л в с е м и с в о и м и ж е л е з я к а м и . Т р я с л о его как х р о н и к а
б о л е з н и Вита.
— Вишь ты, какая х р е н о в и н а , — донеслось вдруг и з соседнего
угла, — как думаете, доедет о н а до М о с к в ы или не доедет? — Э т о
п р и н я л с я и м п р о в и з и р о в а т ь н е у г о м о н н ы й Феликс.
— Д о М о с к в ы , я думаю, доедет, — подхватил с с о с е д н е г о лежака
Витька К и м .
— Н о в Л е н и н г р а д - т о , я думаю, н е доедет, — з а с о м н е в а л с я о п я т ь
Феликс.
— И в Л е н и н г р а д доедет, — а в т о р и т е т н о у с п о к о и л Витька.
— А в о т в П е т р о з а в о д с к н а в е р н я к а не доедет, — настаивал
Феликс.
— В П е т р о з а в о д с к н е доедет, — н е о ж и д а н н о согласился Витька,
ч е м ч р е з в ы ч а й н о н а п р я г соседей, п р и н и м а ю щ и х ф и л о л о г и ч е с к и й
т р ё п за ч и с т у ю монету.
В С р е д н е й А з и и п е р и о д а р а с ц в е т а застоя о т а к о й ш т у к о в и н е , как
к о н д и ц и о н е р , б ы л о и з в е с т н о мало, п р а к т и ч е с к и ничего. И у ж конеч­
но, его не б ы л о в нашем, « п я т ь с о т в е с е л о м » , п е р е в о з и в ш е м п р о с т ы х
с о в е т с к и х людей, к а к о в ы м и м ы тогда все и являлись.
20
«Долго будет Карелия
сниться...»
И п о к а т и л и м ы в а т м о с ф е р е , с ж и з н ь ю п р а к т и ч е с к и не с о в м е с т и ­
м о й . В р а с к р ы т ы е окна, как и з р а с п а х н у т о й печки, летел раскалён­
н ы й воздух, смешиваясь с запахами с о м л е в ш и х г р а ж д а н . О б р а з у я
г р е м у ч у ю смесь, о н п о д н и м а л с я к п о т о л к у и в ы ш и б а л о с т а т к и на­
шего ю н о г о сознания. Е с л и б о н о было, т о с о з н а н и е ! Б о л е е несозна­
тельных п а с с а ж и р о в т р у д н о себе и п р е д с т а в и т ь ! М ы т р а в и л и байки,
читали стихи, пели под гитару, к о т о р у ю , не сумев з а с у н у т ь в у з к у ю
щель между т р е т ь е й п о л к о й и п о т о л к о м , к р а с а в е ц И б р а г и м д е р ж а л
на в ы т я н у т ы х руках.
А н я С п у р всю д о р о г у п о - к о р о л е в с к и у г о щ а л а р а с т в о р и м ы м
к о ф е — н а п и т к о м и м п о р т н ы м и д е ф и ц и т н ы м . Б а н к а была большая.
М ы сразу и м з л о у п о т р е б и л и и впали в х р о н и ч е с к и й а ж и о т а ж . С п а т ь
было не только н е в о з м о ж н о , н о и а б с о л ю т н о н е н у ж н о . В о т только
вода в поезде б ы с т р о закончилась. Д а ж е в туалете.
О д н и м с л о в о м , на ч е т в е р т ы е с у т к и п р и л и ч н о о д и ч а в ш и е ,
х р о н и ч е с к и в с е г о ж а ж д у щ и е , м ы на д е р е в я н н ы х н о г а х в ы в а ­
лились на п е р р о н К а з а н с к о г о вокзала, п е р е п о л з л и на в о к з а л
Л е н и н г р а д с к и й и, н е о б р а щ а я в н и м а н и я н а с т о л и ц у н а ш е й р о ­
дины, рухнули на п р о с т о р н ы е в о к з а л ь н ы е с к а м е й к и в ожида­
нии следующего поезда.
В Л е н и н г р а д п р и е х а л и в е ч е р о м . Город выглядел замечательно, н о
как-то п о д о з р и т е л ь н о п у с т ы н н о . В с к о р е выяснилось, что всё населе­
ние п р и л и п л о к телевизору, п о к о т о р о м у в э т и часы п о к а з ы в а л и ан­
глийский с е р и а л « С а г а о Ф о р с а й т а х » . М ы п о ч у в с т в о в а л и себя без­
н а д ё ж н о о т с т а в ш и м и о т е в р о п е й с к и х ц е н н о с т е й . Н а м , узбекам, из-за
разницы во времени не имеющим возможности смотреть некоторые
п р о г р а м м ы ц е н т р а л ь н о г о телевидения, б ы л о н е п р и я т н о о щ у т и т ь
себя на задворках и м п е р и и .
Н о надо было с п е ш и т ь . Н а Ф и н л я н д с к о м в о к з а л е у ж е о б ъ я в и л и
посадку в р о с к о ш н ы й ф и р м е н н ы й п о е з д « К а р е л и я » , к о т о р ы й сле­
д у ю щ и м у т р о м и доставил нас в П е т р о з а в о д с к .
21
Н. Леванина. В саду ветров
На земле Калевалы
А в П е т р о з а в о д с к е ш ё л д о ж д ь ! Было, как я и о б е щ а л а Алинке,
с ы р о и п р о х л а д н о . Э т о была к а к а я - т о д р у г а я планета.
Я вдыхала чистый воздух, подставляя л и ц о крупным каплям, каждая
из которых отменяла факт пятидесятиградусной жары, изнурительной
сессии и г р я з н о й дороги. Воздух был не только нереально свежим, о н к
тому ж е содержал запах, к о т о р ы й я различу из тысячи других — слад­
коватый д р о в я н о й дымок. В конце и ю н я здесь топили печки! И з труб
многочисленных бревенчатых домиков столицы Карелии вились вполне
деревенские дымы, п р о б у ж д а я во мне ностальгические чувства. И м е н н о
так пахло в бабушкином дворе, когда она топила русскую печку! Ещё не
видя этого города, я полюбила его!
Н а с устроили в деревянном о б щ е ж и т и и пединститута с удобствами
на улице, и мы, покидав вещи, помчались осматривать город. Надо было
многое успеть: на Петрозаводск отводилось только т р и дня.
М ы с А л и н к о й о т п р а в и л и с ь в а в т о н о м н о е плаванье, благо, наш
к о м а н д и р Н а т а ш а н и к о г о и н е с о б и р а л а с ь опекать. У н е ё были свои
планы.
П е р в о - н а п е р в о о т ы с к а л и м ы с А л и н к о й б а н ю и с в о с т о р г о м сла­
д о с т р а с т ь я смыли с с е б я д о р о ж н у ю грязь. Б л а г о с т н ы е и о ч и щ е н н ы е ,
как белые ж е н щ и н ы , о т п р а в и л и с ь в ц е н т р обедать. В м е н ю п о н р а в и в ­
ш е г о с я нам д е р е в я н н о г о т е р е м к а были с т е р л я ж ь я уха, какая-то ку­
р и ц а и м н о г о р а з н ы х салатов. М ы хотели в с ё ! П о ч т и всё заказали и
сколько влезло — съели.
Н а е в ш и с ь , п о б р е л и , с ы т ы е и благостные, п о н е з н а к о м о м у городу,
п е р и о д и ч е с к и з а н ы р и в а я в с и м п а т и ч н ы е к а ф е ш к и т о п о п и т ь чайку
и кофейку, т о п о л а к о м и т ь с я м о р о ж е н ы м . Ж и з н ь , о п р е д е л ё н н о , нала­
живалась!
Город н а м п о к а з а л с я н е б о л ь ш и м и п а т р и а р х а л ь н ы м . К и р п и ч н ы е
м н о г о э т а ж к и б ы л и только в ц е н т р е . Н а с т о л и ч н у ю ж и з н ь н а м е к а л и
л и ш ь афиши, и з в е щ а ю щ и е о г а с т р о л я х Р и ж с к о г о р у с с к о г о театра
д р а м ы . Б и л е т ы к у п и л и н е о ж и д а н н о легко и до спектакля р е ш и л и
взглянуть на з н а м е н и т у ю О н е г у , к о т о р а я , по н а ш и м п о н я т и я м , ока­
залась н и к а к и м не о з е р о м , а самым н а с т о я щ и м м о р е м . Н а п р и с т а н и
п о п у т н о узнали, ч т о б и л е т ы на К и ж и , к о т о р ы е мы, конечно, не могли
м и н о в а т ь , з а р а н е е не п р о д а ю т с я , всё з а в и с и т о т погоды, к о т о р а я т у т
к а п р и з н а и часто путает все п л а н ы .
22
«Долго будет Карелия
сниться...»
Н а К и ж и у нас о т в о д и л с я п о с л е д н и й , т р е т и й день. О с т а в а л о с ь на­
деяться, что погода не подкачает.
А п о к а сходили м ы с п о д р у ж к о й в м е с т н ы й краеведческий музей,
накупили д е р е в я н н ы х карельских с у в е н и р о в , я р к и х т у р и с т и ч е с к и х
буклетов и в с р о к оказались у к р а с и в о г о з д а н и я с б е л ы м и колонна­
ми — м е с т н о г о театра. Н и н а з в а н и я , н и с а м о г о спектакля не п о м н ю ,
п о т о м у что, как только опустилась в м я г к о е б а р х а т н о е к р е с л о и свет
погас, я, з а я д л ы й т е а т р а л и к о л л е к ц и о н е р театральных п р о г р а м м о к ,
н е о ж и д а н н о и п о з о р н о заснула. Разбудило м е н я л и ш ь х л о п а н ь е к р е ­
сел и о б щ е е о ж и в л е н и е — спектакль з а к о н ч и л с я ! А л и н к у не разбу­
дило и это. П р и ш л о с ь м н е расталкивать п о д р у г у и о б ъ я с н я т ь ей всю
глубину н а ш е г о падения.
Н е м н о г о с м у щ ё н н ы е , н о замечательно отдохнувшие в ы ш л и м ы и з
театра и п о п а л и . . . в день! С т о я л и белые н о ч и ! Е щ ё одна э к з о т и к а !
М ы брели п о светлым п у с т ы н н ы м улицам н е з н а к о м о г о города.
Т и ш и н у белой н о ч и н а р у ш а л о л и ш ь ц о к а н ь е н а ш и х каблучков. В воз­
духе к р у ж и л т о п о л и н ы й пух. В м о е й лёгкой, как э т о т к р у ж а щ и й с я
пух, душе разливался какой-то о с о б е н н ы й п о к о й . Х о т е л о с ь г о в о р и т ь
о высоком.
— Алин, у т е б я есть о щ у щ е н и е , ч т о в р е м я о с т а н о в и л о с ь ?
— Ч т о - т о вроде т о г о . . .
— С м о т р и , м ы всё в р е м я спешили, ехали, п е р е с а ж и в а л и с ь с п о ­
езда на поезд, а сейчас вдруг всё замерло. У м е н я какое-то с т р а н н о е
чувство, будто в ы п а л и м ы и з п р и в ы ч н ы х к о о р д и н а т и т е п е р ь — в н е
времени и пространства.
— Точно, — подтвердила Алинка.
— Ну, и как тебе?
— Странно...
М ы шли п о с п я щ и м улицам, и всё было н е так — светло-серое
н е б о в полночь; запах д е р е в е н с к о й к р а п и в ы в г о р о д е ; в л а ж н ы й вете­
р о к , досыта н а п и т а в ш и й с я о з ё р н ы м духом. Всё б ы л о н о в о е , другое,
и потому, слегка сбитые с толку, м ы н е в п о п а д г о в о р и л и и надолго за­
молкали, пытаясь п р и н о р о в и т ь с я к н е з н а к о м о й планете.
Н о долго молчать трудно. М н е , п о к р а й н е й м е р е :
— Знаешь, я , кажется, п о н я л а , зачем нас сюда п р и в е з л и . Н е п р о ­
сто на э к з о т и к у полюбоваться...
— М ы в о о б щ е - т о на п р а к т и к у п р и е х а л и . И з в и н и , ч т о н а п о ­
минаю.
23
Н. Леванина. В саду ветров
Н о меня уже понесло:
— Здесь н е п р о с т о э к з о т и к а . К а р е л и я — э т о м е т а ф о р а в р е м е н и .
И к т о же её растолкует, к а к н е филологи? К а р е л и я с её о з ё р а м и , на са­
м о м деле, м и ф о л о г и ч е с к а я клепсидра, гигантские в о д я н ы е часы, где
вода, п е р е т е к а я с н е б а н а з е м л ю и н а о б о р о т , с о з д а ё т . . .
— К р у г о в о р о т в о д ы в п р и р о д е , — сумничала А л и н к а .
— Т ы м о ж е ш ь выслушать?
— Легко!
— П о м н и ш ь , у Гомера в « И л и а д е » , часы как в р е м я с у т о к есть
в о п л о щ е н и е а т м о с ф е р н о й влаги. О н и о т к р ы в а ю т и з а к р ы в а ю т врата
Олимпа, у п р а в л я я в р е м е н а м и года и ж и з н ь ю человека. Чуешь? И м ы
с т о б о й сейчас — к а к будто в н у т р и э т и х часов. В о о б р а з и , м ы — кап­
ли, из к о т о р ы х с о с т о и т п о т о к б ы т и я .
— Ну, т ы з а в е р н у л а . . . А н т и ч к у - т о ко-о-гда сдали!
— Нет, Алин, д е й с т в и т е л ь н о ! Тогда п о н я т н о , п о ч е м у п р о ж и з н ь
г о в о р я т « т е ч ё т » . В р е м я , к а к п о т о к , на к а к о й - т о м и г с о е д и н я е т л ю ­
дей, а п о т о м — р а з ! — и о н и , как брызги, р а з л е т а ю т с я в р а з н ы е сто­
р о н ы . В о т даже нас в о з ь м ё м . Т ы с к о р о уедешь в с в о ю Одессу, я тоже
о т п р а в л ю с ь , правда, п о к а не з н а ю куда. Я н и к о м у не говорила, и ты,
пожалуй, молчи, чего р а н ь ш е в р е м е н и - т о болтать, н о о т е ц м о й со д н я
на д е н ь д о л ж е н получить н о в о е н а з н а ч е н и е . . .
— Н и ч е г о с е б е ! И молчала! Уж м н е - т о могла сказать!
— Вот, г о в о р ю . . .
— Господи! Ну, п о ч е м у ж е всё т а к б ы с т р о кончается? Н е у ж т о
правда — б р ы з г и м ы ?
— М ы с л я щ и е б р ы з г и . З н а е ш ь , здесь всё в о о б щ е — с п л о ш н ы е
символы и м е т а ф о р ы . Д р е в н я я земля, д р е в н я я в о д а . . . И в о т эта бе­
лая ночь — тоже неспроста.
— Запомним её...
— К о н е ч н о , н о я сейчас не о т о м . С м о т р и , А л и н , ночь у м н о г и х
а с с о ц и и р у е т с я с т ь м о й , со с т р а х а м и . Ты ведь б о и ш ь с я т е м н о т ы ?
— В о б щ е м , да.
— К а к Тютчев?
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами —
ВОТ отчего нам ночь страшна!
— В хорошую компанию попала...
24
«Долго будет Карелия
сниться...»
— Д а уж, н е п л о х у ю . . . Получается, что н о ч ь ю м ы ж д ё м дня, света.
П р а в д а ведь? А здесь не надо н и ч е г о ж д а т ь ! В о т о н — д е н ь ! И н о ­
чью — день! Н е ж д и , а ж и в и ! Здесь и сейчас!
— Х о ч е ш ь сказать, что К а р е л и я не обещает, а р е а л ь н о даёт? —
у т о ч н и л а Алинка.
— В о т и м е н н о ! Ведь к р у г о м з н а к и ! Н а д о только их п о н я т ь .
М о ж е т , э т о и есть — ж и т ь о с о з н а н н о ? Т ы думала о б этом? Ведь ч т о
такое — ж и з н ь ?
— Ну, ты с п р о с и л а ! Ф о р м а с у щ е с т в о в а н и я белковых тел, как пи­
шут в учебниках.
— Н е о п о ш л я й ! Я ж е знаю, т ы п о н и м а е ш ь . С м о т р и , — обвела я
р у к а м и б е з л ю д н у ю улицу, — светло и тихо. П о к о й . В р е м я к а к будто
замерло. О с т а н о в и л о с ь . А в р е м я — э т о в о з м о ж н о с т и . У нас сейчас
в о з м о ж н о с т и — в о т о н и где! — я вытянула л а д о н ь и сжала п а л ь ц ы
в кулак.
— Н у что, удержала? — улыбнулась А л и н к а . — Голубушка, мета­
ф о р у не удержишь!
— А жаль... Н о я х о т я б ы п о п ы т а л а с ь . Знаешь, я чувствую, что
здесь м ы п о й м ё м что-то у ж а с н о в а ж н о е ! Эта карельская капелька не
потеряется!
— А я в о т с в о ю чуть не п о т е р я л а . И з носа.
— Д а ну т е б я ! Ё р н и ч а е ш ь !
Так за р а з г о в о р о м м ы н е з а м е т н о п о д о ш л и к общаге, где у ж е друж­
но сопели н а ш и у т о м л ё н н ы е г а в р и к и .
. . . А на следующий день у н а с была а в т о б у с н а я э к с к у р с и я п о за­
п о в е д н ы м карельским п р и г о р о д а м . М ы и с п р о б о в а л и в о д ы из зна­
м е н и т о г о ц е л е б н о г о источника, о т к р ы т о г о ещё в о в р е м е н а П е т р а
П е р в о г о и с тех п о р н е и з м е н н о о ж и в л я ю щ е г о всех б о л я щ и х и с т р а ж ­
дущих. Тот, кто н е о с м о т р и т е л ь н о и с п и л в о д и ц ы п р я м о и з стакана, а
не так, как п р е д у п р е ж д а л и , — ч е р е з соломинку, до к о н ц а д н я п р и о б ­
р ё л неряшливо-жёлтые зубы и дёсны. И пугал и м и : « Г ы - ы - ы . . . »
Водопад Кивач, на к о т о р ы й п о с л е с ы т н о г о и д е ш ё в о г о обеда в
заводской с т о л о в о й п р и в ё з нас по р а з б и т о й д о р о г е с т а р е н ь к и й ав­
тобус, был весь завален б р ё в н а м и , и ничего, к р о м е э к о л о г и ч е с к о г о
в о з м у щ е н и я , в нас н е вызвал.
Там, на Киваче, случилась одна т р а г и к о м и ч е с к а я и с т о р и я , ко­
т о р а я навсегда связала в м о е й п а м я т и э т о т К а р е л ь с к и й п р и р о д н ы й
заповедник и б е д н я ж к у Эллочку. Элла — т и п и ч н а я т и х о н я , до э т о й
25
Н. Леванина. В саду ветров
п о е з д к и б е з в ы л а з н о ж и л а с р о д и т е л я м и в С а м а р к а н д е . Н и к т о её на
н а ш е м б у й н о м к у р с е о с о б е н н о н е замечал. А т у т о н а оказалась глав­
ной героиней.
В а ж н а я деталь: н и к а к и х н и б и о - н и п р о с т о т у а л е т о в на Киваче в т о
в р е м я н е было. Г р а ж д а н е п о п р о с т у з а н ы р и в а л и в ёлочки-сосёночки,
благо леса там к р у г о м густые. В о т и Элка, п р и х в а т и в кого-то для вза­
и м н о г о д о з о р а , р е ш и л а п р о д е л а т ь т о ж е самое.
Н е у с п е л а о н а о г о л и т ь с я , к а к на н е ё , не и н а ч е к а к со в с е й
Карелии, слетелись м е с т н ы е к р о в о п и й ц ы всех мастей и размеров.
И с п у г а н н а я п р о и з в е д ё н н ы м э ф ф е к т о м , Элка с п е ш н о прервала
э т о т к р о в а в ы й ш а б а ш и с в о п л я м и , на ходу н а т я г и в а я и с п о д н е е ,
вылетела из леса. Хоть ю н о ш е й у нас и было немного, но язвитель­
ности это у них не убавляло.
— Ч т о , Элла, не удалось? — н е в и н н о п о и н т е р е с о в а л с я Вовка
Ким.
— Ч т о и м е н н о ? — начала пудрить м о з г и Элка.
— Д а л а д н о , м ы все там были, знаем.
— А знаете, так что с п р а ш и в а е т е ?
В о т и м е н н о . О д н а к о с к о р о Элла начала с у д о р о ж н о почёсывать­
ся, а затем п о к р ы л а с ь я р к о - к р а с н ы м и п я т н а м и и стала с т р е м и т е л ь н о
опухать. О с о б е н н о не п о в е з л о лицу. Э л к и н ы щ ё к и п о д н я л и с ь к б р о ­
вям, н о с р а с п л ю щ и л с я , а глаза п р е в р а т и л и с ь в п а н и ч е с к и е щёлки.
У к у ш е н н ы е я г о д и ц ы , судя п о т е л о д в и ж е н и я м , т о ж е сильно её бес­
п о к о и л и — п р и всём Э л к и н о м в о с п и т а н и и , о т о р в а т ь о т н и х р у к ей не
удавалось. П о с к у л и в а я и п о ч ё с ы в а я с ь , Элка стояла о к о л о п р и в е з ш е ­
го нас автобуса, как п о с л е д н е г о о п л о т а г о р о д с к о й ц и в и л и з а ц и и . Н о
п о р т и т ь д р у з ь я м п о е з д к у ей, о п р е д е л ё н н о , не хотелось. О н а муже­
с т в е н н о т е р п е л а и поначалу д а ж е о б щ а л а с ь :
— Эл, т ы ч т о , « Т а й г о й » н е м а з а л а с ь ? Н а т а ш а в е д ь п р е д у п р е ­
ждала...
— М а з а л а с ь , н о не в с я . . .
— А куда о н и т е б я цапнули?
— Туда.
— Т ы с м о т р и , к а к а я связь: цапнули туда — а распухло буквально
наоборот.
— Т о т о ж е распухло, п р о с т о н е видать.
— Класс, Элка, т е п е р ь т е б е на ухабы наплевать. К а к на подушке
поедешь!
26
«Долго будет Карелия
сниться...»
Н о т у т на а в т о б у с н у ю п л о щ а д к у вышла Наташа, наткнулась на
Эллу и чуть не закричала. П е р е д н е й с т о я л д и к о г о вида х у н в е й б и н , в
к о т о р о г о за полчаса п р е в р а т и л а с ь наша в о л о о к а я Элла.
— Элла, т ы что ли? — с т р у д о м догадалась Н а т а ш а .
— Я.
— Господи, что стряслось? Н а м и н у т к у оставила!
— К о м а р ы покусали.
— Д а ты ч т о ! О н и ж е всех к у с а ю т !
— А м е н я — так.
— Ну, всё, сворачиваем э к с к у р с и ю , — р а с п о р я д и л а с ь Н а т а ш а . —
Н а д о Элку с р о ч н о в б о л ь н и ц у везти.
И , о б р а щ а я с ь к Элле:
— Н е боись, девушка, залечим в лучшем виде!
— « З а л е ч и т ь » — глагол м н о г о з н а ч н ы й , — а в т о м а т и ч е с к и сум­
ничал Витька, н о все так в ы р а з и т е л ь н о на н е г о п о с м о т р е л и , что о н
ж и в ё х о н ь к о свернул с в о й л и н г в и с т и ч е с к и й пассаж.
Озёрная болезнь
Эллу на следующий день м ы п р о в о д и л и о б р а т н о , д о м о й . У н е ё
была п р о с т о дикая аллергия на м е с т н ы х к р о в о с о с о в . У б е д н я ж к и ,
к р о м е всего прочего, поднялась в ы с о к а я т е м п е р а т у р а . О с т а в л я т ь её
н е было н и к а к о й в о з м о ж н о с т и . Д а о н а и сама запаниковала, засоби­
ралась. Так, не успев начаться, п р а к т и к а для Элки закончилась.
Тема эта е щ ё н е к о т о р о е в р е м я н а м и г о р я ч о о б с у ж д а л а с ь . В е ч е р о м
с о б р а л и с ь м ы т е с н о й к о м п а н и е й в о д н о й из комнат своего в р е м е н ­
н о г о ж и л и щ а , с о г р е л и к и п я т и л ь н и к о м чай, н а р у б и л и б у т е р б р о д о в и,
н а с ы т и в ш и с ь , разомлели на к а з ё н н ы х л е ж а к а х — ж е л е з н ы х кроватях,
к о т о р ы е под т я ж е с т ь ю тел о т в и с а л и п о ч т и до пола.
— Гамаки, едрёна мать! — в ы р у г а л с я Феликс.
— Я таких б а н д и т о в о т р о д я с ь н е видывал, — н е в лад п о д д е р ж а л
Вовка Ким.
— Т ы э т о п р о кого? Уж не п р о к о м а р и к о в ли? — л е н и в о у т о ч н и л а
Аня.
27
Н. Леванина. В саду ветров
— К о м а р и к о в ! — ф ы р к н у л В о в к а . — Т о т к о м а р и к летит, как е р о план, а ж к о л е н к и в и д н о !
— Е р о п л а н с к о л е н к а м и — ч т о - т о н о в е н ь к о е , — съехидничала
Алинка.
— Л а д н о , н е ц е п л я й с я . Главное, ж а л о э т и х дракул только с л о н о ­
вья ш к у р а и в ы д е р ж и т ! У м е н я в о н т о ж е — с п л о ш н о й д и с к о м ф о р т !
— ж а л о б н о вытянул Вовка с в о ю п о к у с а н н у ю руку.
А н я , н и ч е г о не о б н а р у ж и в на его б е з у п р е ч н о смуглой коже, ф ы р ­
кнула:
— Н е т ничего, к р о м е младенческих п р и в и в о к . Н е п р и д у р и в а й с я ,
голубчик!
— Э т о о н намекает, что их всего д в о е тут, белых людей, — о н
и Элка! А о с т а л ь н ы е — аллигаторы, к о т о р ы х даже к о м а р ы не ж р у т ,
жало берегут! — встрепенулась Алинка.
— Заметь, я этого не говорил.
— Чего уж тут...
— А как у Элки ф и з и о н о м и ю - т о п о в е л о . . . М а т ь р о д н а я не узна­
е т . . . - в с т у п и л в к о л л е к т и в н о е ж у ж ж а н ь е Феликс. — К а к э т о в на­
роде говорится?
Сидит Элка на крыльце
С выраженьем на лице.
Выражает то лицо,
Чем садятся на крыльцо.
— Д о б р ы й ты, Ф е л я . . .
— В ы ж е знаете, я л ю б я .
— Ато...
— Х о ч е ш ь , т о ж е — л ю б я ? В свете п р е д с т о я щ е й ф о л ь к л о р н о й
п р а к т и к и , — н е о ж и д а н н о п р о д р а л а глаза наша п о э т е с с а М а р и н к а
Н а р у к и н а . И в о т в е т на с л а б ы й Ф е л и н к и в о к в д р у г н е о ж и д а н н о б о ­
дро доложила:
Я иду, иду, иду,
Собаки лают на пруду.
Что ж вы на меня лаете,
Ведь вы меня не знаете?
— Ребят, у меня предложение, — оживился наш штатный ра­
ц и о н а л и з а т о р В о в к а , — на ф и г н а м т а с к а т ь с я п о глухим к а р е л ь ­
с к и м д е р е в н я м , к о р м и т ь к о м а р о в , р и с к о в а т ь з д о р о в ь е м , когда у
28
«Долго будет Карелия
сниться...»
н а с — вот, п о д б о к о м , — о н к и в н у л на М а р и н к у , — к л а д е з ь на­
родной мудрости.
— Ну, насчет м у д р о с т и н е знаю, — з а с о м н е в а л с я Феликс, — вна­
чале пусть объяснит, ч т о э т и с о б а к и на пруду делали?
— Купались, в е с т и м о . . .
— О й , р е б я т к и , а я б ы сейчас с удовольствием, как та собака, п о ­
плавала! Т у т т а к о е О н е ж с к о е о з е р о ! М ы с А л и н к о й там были. Чудо!
Л и ш ь бы погода не подкачала, а т о не только к у п а н и е — К и ж и со­
рвутся!
Е щ ё долго м ы г о м о н и л и , подкалывали, и м п р о в и з и р о в а л и . Б е л ы й
свет, к о т о р ы й п р о н и к а л ч е р е з окна, п у т а л все к а р т ы . С п а т ь не х о т е ­
л о с ь . Н о надо. С к о р о н о в ы й день и в п е р ё д , на К и ж и !
. . . А н о ч ь ю случилась буря. Н а л е т е л р е з к и й с е в е р н ы й в е т е р с
т р а д и ц и о н н ы м для э т и х м е с т п р о н и з ы в а ю щ и м дождем. Н а т а ш а
Растоцкова т о ж е была т р а д и ц и о н н о пунктуальна, о н а растолкала нас
в у с л о в л е н н о е в р е м я и заставила включить к о л л е к т и в н ы й р а з у м : что
делать будем? С о д н о й с т о р о н ы , в П е т р о з а в о д с к е м ы п о с л е д н и й день
и К и ж и видеть надо, но, с д р у г о й с т о р о н ы , — какой ж е б е з у м е ц нас в
т а к о й ш т о р м повезёт?
Д о в о д ы п е р в о й с т о р о н ы п е р е в е с и л и , и м ы , б у к в а л ь н о на авось,
исключительно с н а и в н о й в е р о й в счастливый случай, потянулись не­
с т р о й н о й с т а й к о й на п р и с т а н ь .
М е с т н ы й н а р о д , похоже, х о р о ш о з н а л о с о б е н н о с т и с в о е г о кли­
мата и с в я з а н н о г о с н и м судоходства, а п о т о м у ж е л а ю щ и х сплавать
было мало, а т о ч н е е — не было никого, и мы, п о з а н и м а в п у с т о в а в ш и е
п о д н а в е с о м скамейки, уселись ж д а т ь у м о р я погоды.
— О, Аллах, что ж е так холодно? Л е т о ведь! — н е в ы д е р ж а л
Ибрагим.
— Ч т о , И б р а г и м , ж а р а лучше? К о с т е й не ломит? — п о с о ч у в с т в о ­
вала я т е п л о л ю б и в о м у таджику.
— Д а у ж . Я б ы сейчас с удовольствием п о ж а р и л с я на солнышке.
Я припомнила Алинке наш недавний разговор:
— Алин, а ты? П о м н и ш ь , как о прохладе мечтали?
— Н е до т а к о й ж е с т е п е н и ! — п о ш л а на п о п я т н ы й м о я н е п о с т о ­
я н н а я подруга.
— П р а в и л ь н о г о в о р и л а м о я б а б у ш к а : на ж и в о г о не у г о д и ш ь !
29
Н. Леванина. В саду ветров
— Е щ ё п а р о ч к у т а к и х дней, и у г о д и т ь м н е будет н е с л о ж н о , — от­
кликнулся п р о д р о г ш и й Феликс. О н в п р о ц е с с е о х м у р е н и я М а р и н к и
п о ж е р т в о в а л е й с в о й п и д ж а к и т е п е р ь п о - т и х о м у давал дуба.
— Л а д н о , р е б я т а , хватит ныть, п о ш л и к а п и т а н а обрабатывать,
— б о д р о п р е д л о ж и л а п о д о ш е д ш а я к н а м Наташа, — о н там без дела
кантуется.
— Где?
— В буфете. К п и в у п р и с м а т р и в а е т с я . Говорят, смена у него ско­
р о заканчивается.
— С т о п ! Е с л и о н сейчас к н е м у п р и с м о т р и т с я , м ы у ж т о ч н о на
К и ж и не п о п а д ё м ! П о ш л и б ы с т р е е ! — и м ы у с т р е м и л и с ь к б у ф е т н о й
стойке, у к о т о р о й , м е л а н х о л и ч н о п о г л я д ы в а я на бутылки, сидел наш
б е з р а б о т н ы й капитан.
К а п и т а н о к а з а л с я с о в с е м м о л о д ы м человеком, к о т о р о м у торчать
т у т о д н о м у у ж е п о р я д к о м надоело, и о н о х о т н о р а з г о в о р и л с я . Э т о
была его главная, с т р а т е г и ч е с к а я о ш и б к а , ведь кого не р а з г о в о р я т
филологи? Разве, м е р т в о г о . А к а п и т а н б ы л не только о ч е н ь ж и в о й , но
и с и м п а т и ч н ы й . П о ч у в с т в о в а в себя в ц е н т р е в н и м а н и я м о л о д е н ь к и х
и х о р о ш е н ь к и х девушек ( ю н о ш е й своих м ы з а б л а г о в р е м е н н о и з о ­
лировали), он проявил высшую степень готовности к знакомству и
д а л ь н е й ш е й д р у ж б е . М ы узнали, ч т о зовут его В и к т о р ( « П о б е д и т е л ь
с т и х и й » — в о с т о р ж е н н ы м х о р о м п е р е в е л и м ы его имя, кивая на
б у р ю за о к н о м ) . В ы я с н и л и , ч т о ходит о н п о О н е г е в т о р о й год, ч т о
с у д н о м с в о и м доволен, н а д ё ж н а я посудина, в с я к о е п о в и д а л а . . .
П о сути, он, деточка, сам ш ё л к н а м в р у к и ! О с т а в а л и с ь детали.
— О б о ж а ю м о р с к и х волков! Н а с т о я щ и е м у ж ч и н ы ! — п о ш л а в
н а с т у п л е н и е А л и н а , наша т я ж ё л а я а р т и л л е р и я . Хотелось б ы видеть
мужчину, к о т о р ы й у с т о и т п е р е д её ф о р м а м и и о б х о ж д е н и е м .
В и к т о р б ы л с м у щ ё н , о н я в н о не п р и в ы к к такому в н и м а н и ю .
— А в ш т о р м в а м д о в о д и л о с ь плавать?
— Н е плавать, а х о д и т ь ! — х о р о м и с п р а в и л и м ы подругу.
— Всяко бывало...
— Ну, у ж точно, в о л н ы были больше н ы н е ш н и х , — м у р л ы к а л а
Алинка.
— Бывало...
— В о т и получается, что в ы — б ы в а л ы й к а п и т а н ! Так н е у ж е л и вы
допустите, ч т о б ы г о с т и в а ш е г о города уехали из него, не с о л о н о хле30
«Долго будет Карелия
сниться...»
бавши? Кто знает, доведётся л и е щ ё когда п о б ы в а т ь в в а ш и х местах?
К а к нам, однако, п о в е з л о с к а п и т а н о м !
Виктор, х о т ь и дрогнул, н о е щ ё н е сдался:
— Д е в у ш к и , в ы с л ы ш а л и о б о х р а н е труда? У нас т о ж е е с т ь н о р ­
м ы . Я т у т не главный.
— Витечка, вы нас р а з о ч а р о в ы в а е т е . . . А к т о главный?
— О н е г а . Н о , кажется, на в а ш е счастье, ш т о р м утихает, х о т я . . .
— Что, « х о т я » ? — з а т е р е б и л и м ы « В и т е ч к у » со всех с т о р о н .
— Вам э т о не п о н р а в и т с я . . .
— Говорите!
— Н е п о н р а в и т с я , г о в о р ю , такая поездка. Будет качать, и вы пе­
репачкаете м н е всё судно.
— Виктор, э т о не серьёзно, — н е ж н о у к о р и л а его А н я С п у р . —
М н о г и х , н а п р и м е р , укачивает в самолетах, н о ведь о н и ж е л е т а ю т !
— В о т и м е н н о ! В о з ь м ё м с с о б о й ц е л л о ф а н о в ы е пакеты — и п о ­
р я д о к ! - загалдели м ы д р у ж н о , п о сути, слабо в н и к а я в д о в о д ы капи­
тана. Ж е л а н и е увидеть К и ж и застило разум.
— Давайте п о д о ж д ё м е щ ё часок, т а м будет в и д н о . . . М о й вам со­
вет: на еду о с о б о не налегайте, — п р е д у п р е д и л В и к т о р и скрылся в
каком-то с л у ж е б н о м п о м е щ е н и и .
М ы были в в о с т о р г е о т с в о и х п р о б и в н ы х с п о с о б н о с т е й . В с к о р е
о б н а р у ж и л а с ь одна з а б а в н а я вещь: до к а п и т а н с к о г о п р е д у п р е ж д е н и я
н и к т о о еде и не п о м ы ш л я л , н о с т о и л о е м у у п о м я н у т ь о ней, как поч­
ти о д н о в р е м е н н о все м ы о щ у т и л и в своих ж и в о т а х н о ю щ у ю пустоту.
В с п о м н и л и , ч т о у ж е п о ч т и полдень, а м ы сегодня только п о чашке
кофейной бурды проглотили.
— Вы, милые, как х о т и т е , а мы, м у ж ч и н ы , без еды н е м о ж е м . Т е м
более что п о е з д к а наша п и с я м и на воде вилана, — з а я в и л и все четве­
р о н а ш и х п а р н е й и предательски слиняли в столовую.
А в наших рядах поднялось волнение:
— В о т р е н е г а т ы ! К а к ж р а т ь — так о н и м у ж ч и н ы ! А ч е м о д а н ы
т а щ и т ь — так филологи!
— К а к будто кушать — м у ж с к а я п р е р о г а т и в а , — с п р и с у щ е й е й
л о г и к о й с ф о р м у л и р о в а л а А н я , — я т о ж е хочу!
— М ы все х о т и м ! Т е м более, что в м е с т н ы х с т о л о в ы х к о р м я т п р о ­
сто п о - д о м а ш н е м у !
— А м н е всё р а в н о — п о - д о м а ш н е м у или как, у м е н я у ж е н о г и
п о д к а ш и в а ю т с я и в ж и в о т е бурчит. Н а весь п р и ч а л . К т о м у ж е капи31
Н. Леванина. В саду ветров
т а н н и ч е г о о п р е д е л ё н н о г о так и н е сказал, — подвела и т о г М а р и н к а
и р е ш и т е л ь н о двинулась к выходу.
М ы , е с т е с т в е н н о , п о т я н у л и с ь за н е й .
Еда была, как н е д о з в о л е н н ы й плод: сладкой и ж е л а н н о й . И е щ ё
— обильной.
Когда мы, с ы т ы е и у м и р о т в о р ё н н ы е , вернулись на причал, обна­
р у ж и л о с ь , ч т о п о с а д к а на К и ж и у ж е началась. В и к т о р находился у ка­
п и т а н с к о й р у б к и и, п о г л я д ы в а я на нас, б о д р о отдавал р а с п о р я ж е н и я
с в о е м у е д и н с т в е н н о м у м а т р о с у — худенькому п о д в и ж н о м у п а р е н ь ­
ку, к о т о р ы й , н е с м о т р я на качку, ч ё т к о и с п о л н я л к о м а н д ы , с и н т е р е ­
с о м разглядывая н а ш у м н о г о н а ц и о н а л ь н у ю к о м п а н и ю .
С у д н о б ы л о маленьким, а в о л н ы п о - п р е ж н е м у б о л ь ш и м и . Н о не
о т с т у п а т ь ж е ! И м ы б о д р о с т у п и л и на палубу, откуда нас в с к о р е за­
гнал в т р ю м в н о в ь о ж и в и в ш и й с я ливень.
Д л я м е н я т а к и о с т а л о с ь загадкой, почему м ы тогда в ы ш л и в рейс?
То л и к а п и т а н В и к т о р р е ш и л - т а к и не ударить в г р я з ь л и ц о м и п о ш ё л
на н а р у ш е н и е и н с т р у к ц и й ; т о ли в о о б щ е судоходство п о э т о м у о з е ­
р у с о п р я ж е н о с п о д о б н ы м и п р и к л ю ч е н и я м и , Б о г в е с т ь ! Только мы,
отдав ш в а р т о в ы , очень с к о р о стали отдавать к о н ц ы . Все без исклю­
ч е н и я . Т у т м ы в с п о м н и л и и м а м о ч к у р о д н е н ь к у ю , и мудрый совет ка­
питана, и евангельское п р е д у п р е ж д е н и е о вреде ч р е в о у г о д и я .
К а ч к а была т а к о й силы, ч т о у с т о я т ь на ногах не было н и к а к о й
в о з м о ж н о с т и . С и д я м у т и л о с у т р о е н н о й силой. Е д и н с т в е н н ы й туа­
лет б ы л п о с т о я н н о кем-то занят. А п а к е т ы н е спасали.
Е щ ё на б е р е г у м ы в т у р и с т и ч е с к о м буклете вычитали, ч т о д и в н ы е
К и ж и в ы р а с т а ю т как б ы и з воды, п р и ч ё м сразу, в о всём с в о ё м велико­
л е п и и . Я в л е н и е К и ж е й всегда бывает в н е з а п н ы м и о ш е л о м л я ю щ и м .
Так о н о и случилось. К К и ж а м м ы были так в о всех смыслах опу­
с т о ш е н ы и п о т р я с е н ы , ч т о в н е з а п н о е о к о н ч а н и е п ы т к и , вкупе с п о ­
трясающей красотой древней архитектуры, родило эффект полно­
ц е н н о г о шока.
М ы причалили. Н а ватных ногах потянулись к деревянным
мосткам.
— Ч т о э т о было, р е б я т а ? — слабо п р о с т о н а л к р а с а в е ц И б р а г и м ,
в ы в а л и в а я с ь из туалета.
— Так в о т кто там сидел! Н у и э г о и с т же т ы ! — р а с к р и ч а л и с ь на
н е г о девчонки.
32
«Долго будет Карелия
сниться...»
— П р о с т и т е , милые, н о я был не в ф о р м е ! М е н я в с ю д о р о г у му­
т и л о ! — о п р а в д ы в а л с я в о с т о ч н ы й красавец, к о т о р ы й , к о н е ч н о же, не
м о г допустить, ч т о б ы ж е н щ и н ы у в и д е л и его в т а к о м ж а л к о м с о с т о я ­
нии.
— М у т и л о е г о ! А р и с т о к р а т в ш и в ы й ! А м ы тут, как п о с л е д н и е де­
м о к р а т ы , в с ю п о с у д и н у п е р е б л е в а л и . В и к т о р т е п е р ь до п е н с и и её не
о ч и с т и т . Д а и в ы г о н я т его, поди, со службы-то!
— Б р а т ц ы ! А как м ы о б р а т н о п о п л ы в ё м ? Я т е п е р ь сюда — н и
н о г о й ! — брезгливо передернулась А л и н к а .
— И не надо. О с т а в и м т е б я здесь. Будешь э к с к у р с и и водить. Т ы
в о о б щ е - т о в курсе, что К и ж и — о с т р о в ? — о т р е з в и л её Витька.
— О, Господи, в о т п о п а л и с ь !
— Н е н о й ! М ы т у т долго ходить будем. М о р е ещё сто р а з у с п о ­
к о и т с я ...
— А если нет?
— Д а в а й без « е с л и » . . . И т а к т о ш н о .
— Девчонки, смотрите, красота-то какая! Стоит любых мучений!
— и з о б р а з и л б о д р я ч к а Феликс.
— И всё же, что э т о было? — у п р я м о п ы т а л с я н а й т и всему э т о м у
н а з в а н и е И б р а г и м . — Е с л и О н е г а — не м о р е , а о з е р о , как п и ш у т в
книгах, т о получается, ч т о б о л е з н ь у нас не м о р с к а я , а о з ё р н а я ?
— Т е б е о т э т о г о легче? — п о и н т е р е с о в а л а с ь А н я , у к о т о р о й на
л и ц е б ы л о только о д н о ц в е т н о е п я т н о — с и н и е г у б ы .
— Значительно.
— Рада за т е б я . А м н е , к а к Ш е к с п и р у , « р о з у н а з о в и х о т ь р о з о й ,
х о т ь не р о з о й » , главное, все к и ш к и болят, и есть я, в и д и м о , у ж е не
захочу никогда...
— Ребята, все слышали? С в и д е т е л я м и будете! — п о д с у е т и л с я
Вовка.
Так слабо п е р е р у г и в а я с ь , п о д д е р ж и в а я друг друга на ш а т к и х м о ­
сточках, с т у п и л и м ы на землю, д а в ш у ю м и р у р у к о т в о р н о е д е р е в я н ­
н о е чудо — К и ж и . С к о р о , п р и д я в себя, м ы п о н я л и , ч т о н е только
П а р и ж с т о и т мессы, н о и К и ж и стоят н а ш и х телесных с т р а д а н и й , с
л и х в о й в о з н а г р а ж д ё н н ы х благодатью к р а с о т ы .
33
Н. Леванина. В саду ветров
Мы на месте
Н а следующее у т р о нас р а з д е л и л и на г р у п п ы и послали кого куда.
Н а ш а к о м п а н и я на с т а р е н ь к о м г о р б а т о м автобусе поехала до р а й о н ­
н о г о Пудожа. Т р я с л о п р и э т о м так, что п р и х о д и л о с ь и д т и на ш а н т а ж
и т р е б о в а т ь у ш о ф ё р а п е р е д ы ш к и , у г р о ж а я и с п о р т и т ь е м у весь са­
л о н . С а л о н — г р о м к о сказано. П о р т и т ь там, конечно, было нечего,
н о м о л о д о й с в е т л о в о л о с ы й ш о ф ё р , из м е с т н ы х , и сам, видимо, никуда
не спешил, и п о т о м у о х о т н о о с т а н а в л и в а л с я к а ж д ы е полчаса, с и н т е ­
р е с о м поглядывая на н а ш у р а з н о п л е м е н н у ю команду. И было на что
п о с м о т р е т ь ! Здесь были русские, евреи, а р м я н е , к о р е й ц ы , т а д ж и к и и
д а ж е грек, з а б р о ш е н н ы й в С а м а р к а н д р а з б у ш е в а в ш е й с я х у н т о й . В о т
в т а к о м э к з о т и ч е с к о м с о с т а в е ехали м ы с о б и р а т ь р у с с к и й ф о л ь к л о р !
И э т о была только м а л а я часть н а ц и о н а л ь н о с т е й , с р е д и к о т о р ы х
п р о т е к а л а наша о б ы ч н а я у н и в е р с и т е т с к а я ж и з н ь . То б ы л м о щ н ы й
э т н и ч е с к и й котел, в к о т о р о м все м ы были и н г р е д и е н т а м и и дегуста­
т о р а м и о д н о в р е м е н н о . И надо ч е с т н о п р и з н а т ь с я , что в а р и л и с ь м ы в
э т о м котле с б о л ь ш и м у д о в о л ь с т в и е м !
— Всё, приехали, в ы л е з а й ! — о б ъ я в и л водитель ч е р е з п а р у часов,
подрулив к к а к о й - т о д е р е в я н н о й х и б а р е .
— Ч т о это?
— А в т о в о к з а л . Н е видите? В о н табличка висит.
— Н и ч е г о у ж е не вижу, — п р о б у р ч а л Вовка К и м . — Я т у т п о до­
р о г е пуд ж и в о г о веса п о т е р я л . . .
— Всё правильно, — у с п о к о и л а А н я . — Город-то как называет­
ся? Пу-дож!
— Да, п р е д у п р е ж д е н и е было, н о м ы п о п ё р л и с я , — з а б р ю з ж а л
Феликс, к о т о р ы й т о ж е выглядел не ахти.
— А я бы, и в с а м о м деле, н е п р о т и в пудик скинуть, — размечта­
лась А л и н к а .
— К а к же, с к и н е ш ь ты, с т а к и м а п п е т и т о м ! — с ходу наехал
Витька.
— А т ы молчи, д и с т р о ф а н . З н а е ш ь п о с л о в и ц у : не в к о н я корм?
Так к о н я т о г о В и т е й з о в у т !
— Л а д н о , р е б я т а , п о ш л и куда-нибудь п е р е к у с и м и с к о о р д и н и р у ­
ем с в о и действия, — в ы с т у п и л а в р о л и о р г а н и з а т о р а и вдохновителя
грядущих побед руководитель Наташа.
34
«Долго будет Карелия
сниться...»
Т е л е ф о н о в тогда н и к а к и х и нигде п р а к т и ч е с к и не было, и м ы до­
г о в о р и л и с ь п е р и о д и ч е с к и выходить на связь н о г а м и — в с т р е ч а т ь с я
и делиться ф о л ь к л о р н ы м уловом, если к о м у что перепадёт, к о н е ч н о !
И з Пудожа, р а з б и в ш и с ь на м а л ы е г р у п п к и , р а с с ы п а л и с ь п о
о к р е с т н ы м деревням, где в т е ч е н и е недели п р е д с т о я л о н а м п о р а б о ­
тать « Ш у р и к а м и » . П о м н и т е « К а в к а з с к у ю п л е н н и ц у » ? В о т - в о т !
Только с м е с т н о й с п е ц и ф и к о й .
Н а с с А л и н к о й судьба з а б р о с и л а в О з ё р к и — у ю т н у ю д е р е в е н ь ­
ку, о т г о р о ж е н н у ю от б о л ь ш о г о света в о д о й и л е с о м . Н а п о с т о й нас
взяла баба Варя, х л о п о т л и в а я старушка, ч е й дом, с т о я в ш и й на околи­
це, о к н а м и выходил на з а р о с ш е е к а м ы ш о м о з е р о .
П о б р о с а в вещи, о т п р а в и л и с ь м ы с А л и н к о й на разведку.
Разведывать о с о б о было нечего. Д е р е в н я была маленькая. С о д н о й
с т о р о н ы к н е й в п л о т н у ю п о д с т у п а л г у с т о й х в о й н ы й лес, а со всех
о с т а л ь н ы х с т о р о н плескалось с п л о ш н о е о з е р о . П р о т и в о п о л о ж н ы й
б е р е г п р о с м а т р и в а л с я только в я с н у ю погоду. Н о где её, такую, взять
в К а р е л и и ? П о ч т и всё время, ч т о м ы там ж и л и , ш ё л дождь. П р а в д а ,
к а ж д ы й раз р а з н ы й : т о к р у п н ы й и т я ж ё л ы й ; т о мелкий, ф о н т а н н ы й ;
т о нудный, з а т я ж н о й , т о « с л е п о й » , солнечный. Н а к а ж д ы й день б ы л
свой, о с о б е н н ы й . П о с т о я н н ы м был только факт с ы р о с т и , так что ку­
паться, о п р е д е л ё н н о , н е хотелось. А м о р е , как пел В ы с о ц к и й , — в о т
о н о с т о и т . . . Ну, не совсем м о р е . . .
В п е р в ы й ж е свой поход п о д е р е в н е зашли м ы с А л и н к о й в мест­
н ы й м а г а з и н ч и к — к у п и т ь п р о д у к т о в и г о с т и н ц е в для н а ш е й х о з я й к и
и р а з у з н а т ь заодно, кто у н и х т у т « ф о л ь к л о р н ы й э л е м е н т » , к к о м у
надо л ы ж и в о с т р и т ь .
П р о д а в щ и ц а п о и м е н и Зинаида, справившись, у кого м ы о с т а н о ­
вились, п о с о в е т о в а л а для начала п о щ у п а т ь саму бабу Варю. « П р а в д а ,
п е с е н я о т н е ё о т р о д я с ь н е слыхала, но, может, н а в р ё т ч е г о . . . » — о б ­
н а д е ж и л нас р а б о т н и к прилавка.
О к р ы л ё н н ы е , м ы п о м ч а л и с ь д о м о й , и вдруг в и д и м : п р я м о на нас
л е т и т самолёт. Вернее, н е летит, а спускается!
— Ч т о это он? Падает? — о б е с п о к о и л а с ь м о я подруга.
— Н е т , вроде, п р и з е м л я е т с я . . .
— Н а воду? — не у н и м а л а с ь А л и н к а .
— Н а в е р н о е , в ы н у ж д е н н а я посадка, — п р о б о р м о т а л а я , следя за
м а н ё в р а м и н е б о л ь ш о г о самолётика буквально у с е б я п о д н о с о м .
35
Н. Леванина. В саду ветров
Н е спуская с н е г о глаз, з а м е р л и м ы у п о р о г а н а ш е г о дома. М е ж д у
т е м с а м о л ё т и к мягко п р и в о д н и л с я и м е т к о подрулил к д л и н н ы м де­
р е в я н н ы м м о с т к а м . И з н е г о в ы п р ы г н у л и с у р о в о г о вида м у ж и к и в
б р е з е н т о в ы х к у р т к а х и к и р з о в ы х сапогах. О н и п р и т о р м о з и л и , р а з ­
глядывая нас, как э с к и м о с ы б и ж у т е р и ю . П о т о м , оглядываясь и г р о м ­
к о п е р е г о в а р и в а я с ь , п р о т о п а л и дальше.
— Геологи, — п о я с н и л а п о к а з а в ш а я с я на к р ы л ь ц е баба В а р я . - В
магазин.
— Значит, о н и т у т п р о е з д о м ? — р а з о ч а р о в а н н о у т о ч н и л а Алинка,
на к о т о р у ю и х м у ж е с т в е н н ы й в и д я в н о п р о и з в ё л впечатление.
— П р о л ё т о м ! — и с п р а в и л а я п о ч т и механически.
— А д р у г и х мальчиков у вас в д е р е в н е нет? — п о и н т е р е с о в а л а с ь
м о я л ю б о з н а т е л ь н а я подрута.
— Есть. У П р о к о ф ь е в н ы всё л е т о в н у к и гостят, — п р и п о м н и л а
хозяйка.
— А сколько в н у к а м лет?
— Б о л ь ш и е уже. Ш к о л у заканчивают.
— Ну, что ж , пусть заканчивают, — р а з р е ш и л а А л и н а и со вздо­
х о м р а з о ч а р о в а н и я в о ш л а в дом. — Есть охота!
А еда у б а б ы В а р и у ж е г о т о в а ! П о к а м ы ходили, наша х о з я й к а на­
варила ухи, н а ж а р и л а к а р а с е й в сметане и надергала в о г о р о д е зелё­
н о г о лука. М ы с А л и н к о й б ы с т р е н ь к о уселись за стол, ели и нахвали­
вали.
Н а э т о й б л а г о с т н о й н о т е м ы и п о д к а т и л и к бабе Варе с п р е д л о ­
ж е н и е м и с п о л н и т ь что-нибудь ф о л ь к л о р н о е . О н а , слегка п о л о м а в ­
шись, согласилась. Н о когда увидела, что м ы вытащили свои р у ч к и и
т е т р а д к и и с о б и р а е м с я ч т о - т о писать, баба Варя к а т е г о р и ч е с к и отка­
залась — мол, и голосу-то у н е ё о т р о д я с ь н е бывало, и п а м я т и - т о не
о с т а л о с ь . П о всему б ы л о в и д н о — р а з в о л н о в а л а с ь старушка.
Д о л г о м ы её у г о в а р и в а л и . В к о н ц е к о н ц о в о н а выдавила фальши­
вым ф а л ь ц е т о м :
Мой милёнок — не телёнок,
Атпруко- тпруко- тпруко!
В бело-синенькой рубашечке
Лакает молоко.
Э т и м и о г р а н и ч и л а с ь . М ы с А л и н к о й переглянулись и оставили
артистку в покое.
36
«Долго будет Карелия
сниться...»
— Т ы п о н я л а что-нибудь? — с п р о с и л а я подругу, когда м ы выш­
ли п р о в е т р и т ь с я . — А если у всех т у т т а к о й т е л я ч и й р е п е р т у а р , ч т о
делать будем?
— Н е паникуй. Надо идти в народ. Втираться в доверие.
— Слушай, а ч т о т а к о е — б е л о - с и н е н ь к а я рубашка? П о л и н я л а ,
что ли?
— Д а л а д н о т е б е цепляться, в о т что т а к о е — « т п р у к о » ?
— Ну, э т о - т о я з н а ю ! Т а к в д е р е в н е п о д з ы в а ю т телят.
— Ну, ты, мать, даёшь, — с у в а ж е н и е м п о с м о т р е л а на м е н я А л и н а .
И м ы о т п р а в и л и с ь о б щ а т ь с я с м е с т н ы м населением.
А население было з а н я т о с в о и м и делами и н и с того, н и с сего
петь отказывалось. Я смекнула п е р в о й :
— Пойдем-ка, душа м о я , в магазин, за к р а с н е н ь к и м , а т о завалим
м ы с т о б о й в с ю практику.
А л и н а не в о з р а ж а л а .
. . . М а г а з и н выглядел, как М о с к в а п о с л е набега ф р а н ц у з о в .
Геологи у н е с л и с с о б о й п р а к т и ч е с к и всё. Зинаида, сделавшая х о р о ­
ш у ю выручку, была весела и б е з з а б о т н а :
— З а в т р а что-нибудь из П у д о ж а привезу. Всё р а в н о к о н с е р в ы
у ж е т о г о . . . С р о к г о д н о с т и з а к а н ч и в а л с я . . . А вы что, девчата?
— Да мы тут хотели винца купить...
— П о с л е геологов-то? Ну, в ы даёте! Р а н ь ш е надо б ы л о думать.
— О т к у д а ж е м ы знали? Ведь н е для себя, для дела.
— Д л я какого? — ж и в о з а и н т е р е с о в а л а с ь З и н а и д а .
Рассказали всё как есть. И тогда о н а сделала п р е д л о ж е н и е , о т ко­
т о р о г о м ы не смогли о т к а з а т ь с я :
— Ну, н и к а к и х там басен и с к а з о к я н е знаю, а в о т ч а с т у ш к и какиен и к а к и е прокричу. П о н я т н о е дело, не п о с у х у ! В ы у г о щ а е т е .
М ы н е в о з р а ж а л и . Тогда З и н а и д а п о в е с и л а на д в е р и т а б л и ч к у
« П е р е у ч е т » , достала откуда-то из недр бутылку « С о л н ц е д а р а » ,
налила себе полный стакан, опрокинула в себя и бодро скомандо­
вала:
— Ну, девки, з а п и с ы в а й т е !
« Д е в к и » быстренько изготовились. И начался театр одного
а к т е р а . З и н а п р я м о на г л а з а х и з з а м о т а н н о й ж е н щ и н ы п р е в р а т и ­
лась в огневушку-поскакушку, из к о т о р о й ф о н т а н о м полетели ли­
хие р и ф м ы :
37
Н. Леванина. В саду ветров
Юбка уже, уже, уже,
Уже бы не хуже бы.
Милый туже прижимал,
Туже бы не хуже бы!
— Пойдёт?
— Класс, З и н а !
З и н а , о п р е д е л ё н н о , входила в р а ж :
Ты не жми меня к березе,
Не целуй меня взасос.
У меня гипертония
И хронический понос!
М ы так и покатились, а р а с к р а с н е в ш а я с я певица, не забывая от­
хлёбывать, п р о д о л ж и л а :
Мене милый изменил,
Я измену приняла.
В уголок повесила,
Портянкой занавесила!
— Ещё? Ну, п и ш и т е , п о к а я д о б р а я :
Мене милый изменил,
Тосковать приходится.
Ух, как я по нём тоскую Юбочка не сходится!
— М о л о д е ц , З и н , только чуть п о м е д л е н н е е !
— Да запросто!
Раз директор магазина
Обозвал меня свиньёй.
Люди думали — свинина,
Встали в очередь за мной!
. . . К о г д а « С о л н ц е д а р » закончился, З и н а , как индеец, издала п о ­
б е д н ы й клич:
Иха-ха, иха-ха!
Чья же буду я сноха?
Кто же будет мой жених?
Повоюю я у них!
М ы были в восторге:
38
«Долго будет Карелия
сниться...»
— Ну, с п а с и б о тебе, З и н а и д а , выручила!
Расплатившись за вино, довольные тем, что день п р о ш ё л не впу­
стую, о т п р а в и л и с ь м ы д о м о й .
Там нас п о д ж и д а л г о н е ц и з с о с е д н е й д е р е в н и — Вовка К и м . М ы
в ы л о ж и л и свои н о в о с т и , а о н с о о б щ и л , ч т о завтра мы в т р о ё м на лод­
ке п о п л ы в е м на д р у г о й берег. Н а т а ш а т о ч н о знает, что там ж и в ё т
какой-то у н и к а л ь н ы й с т а р и ч о к . К нему-то м ы и п р и с т а н е м .
Вовка в о з в р а щ а т ь с я к себе не стал, баба Варя у с т р о и л а его н о ­
чевать на сеновале. В о т они, н е з а м ы с л о в а т ы е п р е л е с т и д е р е в е н с к о й
жизни!
Через озеро
— Д р ы х н е т е ? А я-то боялась — у п л ы л и ! — разбудил нас б о д р ы й
голосок А н я С п у р , к о т о р а я с у т р а у ж е о т м а х а л а пару к и л о м е т р о в ,
ч т о б ы п о с п е т ь к л е г е н д а р н о м у дедку. — А куда В о в к у дели?
— Т у т где-то б ы л . . . П о и щ и у А л и н к и п о д о д е я л о м . . .
— Алин, где Вовка? — н е у н и м а л а с ь А н я .
— Д а здесь где-то... М о ж е т , за м а т р а с з а в а л и л с я . . .
— Куда э т о я завалился? — о т к л и к н у л с я Вовка, к о т о р ы й , оказы­
вается, не только д а в н о проснулся, н о у ж е и начаёвничался с б а б о й
Варей. А т е п е р ь с т о я л на п о р о г е , б о д р и весел.
— Б а б а Варя выделила н а м лодку. Я пойду, гляну на неё, а вы, дев­
ч о н к и , б ы с т р е н ь к о подъём и в п е р ё д ! — с к о м а н д о в а л о н н а м как бы­
в а л ы й м о р с к о й волк. — Уже десять ч а с о в ! Вы что, спать сюда приеха­
ли?
— В т о м ч и с л е . . . А в ы что т у т с А н ь к о й , как старики, блондитесь?
Н е спится?
— Н а сеновале не р а з н е ж и ш ь с я , там подъём с петухами. О н и с
р а н ь я такое у с т р о и л и ! М ё р т в о г о п о д ы м у т ! — о б ъ я с н и л своё р а н н е е
п р о б у ж д е н и е Вовка.
— А м н е к И г н а т у не терпелось, — п р и з н а л а с ь у т р е н н я я гостья.
— В о т те р а з ! Я - т о думал, ч т о о д и н в т в о е й судьбе, а т у т к а к о й - т о
Игнат! Зарэжу!
39
Н. Леванина. В саду ветров
— Н е какой-то, а дед И г н а т ! Т о т самый, к к о т о р о м у м ы сегодня
едем, — п о н и з и в голос, А н я с о о б щ и л а в а ж н о е сведение. — Говорят,
дед И г н а т — г о л о с и с т ы й и, пардон, г о в н и с т ы й !
— Ух, т ы ! З в у ч и т как п е с н я ! Д е в у ш к и , а вы что у ш и развесили?
П о ч е м у не встаёте?
— Н а м девичья г о р д о с т ь н е п о з в о л я е т . . . п р и м у ж ч и н е , — закокетничали мы с Алинкой.
— С ч и т а ю до т р ё х — и в ы т р я х и в а ю из п о с т е л е й !
И хотя А л и н к а , с к л о н н а я п р о д о л ж и т ь у т р е н н е е представление,
настаивала на том, ч т о б ы В о в к а всё-таки в ы т р я х н у л её, н о нам, и
правда, было у ж е п о р а .
У т р о было п р е м и л е н ь к о е , даже, м о ж н о сказать, тёплое. М ы п о б ы с т р о м у в ы п и л и чайку, и, захватив свои ф о л ь к л о р н ы е п р и ч и н д а ­
лы, спустились к озеру. В о в к а к т о м у в р е м е н и у ж е столкнул на воду
к а к у ю - т о д р е в н ю ю лодку, вставил вёсла в у к л ю ч и н ы и т е п е р ь внима­
тельно о с м а т р и в а л д н и щ е п о с у д и н ы .
— Вов, а т ы г р е с т и у м е е ш ь ? — н а в с я к и й случай п о и н т е р е с о в а ­
лась А л и н к а .
— А ч т о т у т уметь? М е н я не э т о волнует. Щ е л и т у т в д н и щ е . . .
Кулак в л е з е т . . .
— А д р у г у ю л о д к у нельзя? Б е з щелей? — в с т р е в о ж и л а с ь А н я .
— Т у т все такие, я о с м о т р е л . . .
— Д а в а й т е в о з ь м ё м какой-нибудь ч е р п а ч о к , — п р е д л о ж и л а я, —
и будем все вместе в ы ч е р п ы в а т ь . . . Главное, ч т о б ы у тебя, Вовчик, сил
хватило. А т о м ы девушки с п р а в н ы е , к о р м л е н ы е .
— Тогда будем г р е с т и и ч е р п а т ь п о очереди, — подвёл итог Вовка,
велев всем б ы с т р о садиться. — Н е хочу н и к о г о путать, н о есть здесь
одна н а р о д н а я п р и м е т а : если у т р о м солнце, т о к обеду погода обяза­
тельно и з д е р м и т с я . М е с т н ы е ж и т е л и и с п о л ь з у ю т более э н е р г и ч н ы й
глагол. Так ч т о п о с п е ш и м , д е в о н ь к и !
М ы неловко п о г р у з и л и с ь в к о р я в у ю посудину, и Вовка не без тру­
да оттолкнул её о т берега. П о т о м кое-как п р и с т р о и л с я на сиденье и
начал э н е р г и ч н о шлёпать п о воде вёслами. Л о д к а п р и э т о м остава­
лась на месте, л и ш ь с о в е р ш а я н е р в н ы е р ы в к и в о к р у г с в о е й оси.
— К а к на карусели, — з а м е т и л а А н я , — а сколько нам плыть-то
вообще?
40
«Долго будет Карелия
сниться...»
— П о в р е м е н и н е знаю, к а к пойдёт, а т а к — несколько с о т е н
м е т р о в , в о в с я к о м случае, так сказала баба Варя, — п р о п ы х т е л у ж е
у с т а в ш и й лодочник.
П о к р у т и в ш и с ь еще н е к о т о р о е в р е м я на о д н о м месте, лодка не­
р е ш и т е л ь н о дёрнулась в п е р ё д . Видимо, В о в ч и к к н е й всё-таки п р и ­
н о р о в и л с я . О н , о б л и в а я с ь п о т о м , старался и з о всех сил. М ы в т р и
глотки п е л и г и м н ы его м у ж с к о й силе и в ы н о с л и в о с т и .
О з е р о , п о к о т о р о м у м ы начали с в о ё б е с ш а б а ш н о е д в и ж е н и е , в
т о у т р о было о г р о м н о й г о л у б о й чашей, ч и с т о й и с п о к о й н о й . Когда
о д и н б е р е г всё-таки отдалился, а д р у г о й так и не п р и б л и з и л с я , А н я
почему-то з а и н т е р е с о в а л а с ь глубиной водоёма.
— А к т о его мерил? В о н к а м ы ш и везде. Видно, что зарастает озе­
ро. Н а в е р н о е , не сильно глубокое, — п р о п ы х т е л п о т н ы й л о д о ч н и к .
— Н о самолеты на н е г о садятся, — п р и п о м н и л а я, — м ы вчера с
А л и н к о й видели.
— Ну, значит, глубокое, — н е б р е ж н о и с п р а в и л с я Вовка, — а в
ч ё м дело? Когда э т о тебя, Анечка, ц и ф р ы волновали?
— Н а в с я к и й п о ж а р н ы й . Я плавать не у м е ю . . .
Вовка был о б е с к у р а ж е н , н о вида н е подал:
— Ну, я думаю, до э т о г о не дойдёт. Вы, милые, главное ч е р п а й т е
лучше, а то, с м о т р и т е , лодка п о г р у ж а е т с я .
Э т о з а м е т н о было и без Вовки. М ы п р и н я л и с ь в ы ч е р п ы в а т ь всем,
ч е м только м о ж н о , включая л а д о н и и А н ь к и н у кепочку. Н о ч е м э н е р ­
гичнее м ы старались, т е м у с п е ш н е е эта посудина тонула.
О ц е н и в в с ю т щ е т н о с т ь н а ш и х усилий, В о в к а р е ш и л п р о в е с т и
р о к и р о в о ч к у : о н усадил за вёсла р о с л у ю одесситку, а сам, в о о р у ж и в ­
ш и с ь ч е р п а к о м , как заводной, п р и н я л с я спасать п о л о ж е н и е .
А л и н к е на вёслах не п о н р а в и л о с ь . О ч е н ь с к о р о о н а с о о б щ и л а ,
что силы у неё на исходе, ч т о о н а только выглядит з д о р о в о й девахой,
а на с а м о м деле о н а — х р у п к а я малютка.
— Заткнись, м а л ю т к а ! — р ы к н у л наш предводитель. — Т ы же на
м о р е в ы р о с л а ! И одна и з всех нас до э т о г о вёсла в р у к а х держала.
И м е й совесть!
— Ч т о , т а к серьезно? — испугалась Алинка, н е п р и з н а в ш а я в
г р о з н о м б и н д ю ж н и к е всегда в ы д е р ж а н н о г о Вовку.
— Н е т , шутя, на д н о и д ё м !
— М о ж е т , лучше в е р н у т ь с я ? — всерьёз о б е с п о к о и л а с ь н е в о д о ­
плавающая Аня.
41
Н. Леванина. В саду ветров
— Д а нет, д р у г о й б е р е г у ж е ближе будет. Н е паникуйте, девонь­
ки, сейчас п о д н а ж м ё м и п р и ч а л и м в лучшем виде. А п о к а п о т р е н д и т е
что-нибудь б о д р я щ е е . Ну, А н ю т а ! Н а ч и н а й !
А н ь к а н е п о с л у ш н ы м и г у б а м и , не о т р ы в а я взгляда о т воды, п р о ­
пищала:
Прибежали в избу дети,
Второпях зовут отцов:
«Тятя, тятя, наши сети
Притащили мертвецов»!
— А что, б о д р и т ! — п р о п ы х т е л Вовка. — Ты, Анечка, молодец,
всегда т о г о . . . п о д д е р ж и ш ь . . . К т о следующий?
Наверх, вы, товарищи,
Все по местам!
Последний пардон наступает!
Воде не сдается дырявый черпак,
Топиться никто не желает! видимо, не ж е л а я с с о р и т ь с я с к а п и т а н о м , ж а л о б н о п р о в ы л а
в з м о к ш а я гребчиха.
— Алина, б о д р я ч о к , т а к д е р ж а т ь ! — о д о б р и л её н е з л о п а м я т н ы й
Вовчик.
— К о м у с у ж д е н о у т о н у т ь , т о т не сгорит, — у т е ш и л а я д р у з е й
задорной поговоркой.
— И э т о радует! — откликнулся н а ш э н е р г и ч н ы й в о ж а к .
Мы на лодочке катались,
золотистой-золотой.
Н е гребли, а целовались,
Не качай, брат, головой, затянула вдруг А л и н к а х р и п л ы м басом.
— А я и не качаю, я вас всех п е р - р - э ц э л у ю . . . — п о о б е щ а л
Вовчик.
— Если, к о н е ч н о , д о п л ы в ё м . . . - п р о б л е я л а А н я .
— И без в с я к и х там « е с л и » , берег в о н у ж е . . . - кивнул к а п и т а н
с в о и м с т р у х н у в ш и м м а т р о с а м . — Ну, что, девоньки, п о ж и в ё м ещё?
Чудом п р о д е р ж а л и с ь м ы на плаву ещё н е к о т о р о е время, п о к а
наше д ы р я в о е к о р ы т о не уткнулось, н а к о н е ц , в ж е л а н н ы й берег.
42
«Долго будет Карелия
сниться...»
Резво п о в ы п р ы г и в а л и , не о б р а щ а я в н и м а н и я на в я з к о е и л и с т о е дно,
и д р у ж н о вытянули из воды своё т р у х л я в о е с о к р о в и щ е .
О т у с т а л о с т и и в о л н е н и я т р я с л о с ь всё. Н и слова не г о в о р я , у п а л и
на м о к р ы й лужок. П о т о м ещё с полчасика посидели, п р и в о д я в п о р я ­
д о к взлохмаченные нервы, а п о т о м , о б р е т я в м е н я е м о с т ь , о т п р а в и л и с ь
в р а с п о л о ж и в ш е е с я неподалёку село Р ы б н о е искать деда И г н а т а .
Н а п о д с т у п а х к селу увидели м ы двух м е с т н ы х ж е н щ и н , к о т о р ы е ,
в и д и м о , д а в н о за н а м и наблюдали. То, ч т о м ы о т н и х н е ч а я н н о услы­
шали, не п р и б а в и л о о п т и м и з м а :
— С м о т р и , о п я т ь к И г н а х е студенты п о н а е х а л и . О п я т ь к о ч е в р я ­
ж и т ь с я будет.
— Д а у ж , не у п у с т и т . . .
Ч т о и г о в о р и т ь , дед был м е с т н о й з н а м е н и т о с т ь ю . И хоть услы­
ш а н н о е н е о б н а д ё ж и в а л о , но не плыть ж е о б р а т н о ! О б э т о м в о о б щ е
думать не хотелось. Ж е н щ и н ы , загадочно улыбаясь, у к а з а л и нам на
аккуратный домик с палисадником.
— В о н тот, с г е о р г и н а м и . . . Т а м и ж и в ё т И г н а х а .
— А вы сами-то н и ч е г о н а м не и с п о л н и т е ? С к а з к и , п е с н и , может,
частушки?..
— Ну, нет, р е б я т у ш к и . Н е а р т и с т к и мы. Д а и дел полно.
И м ы потянулись к у к а з а н н о м у домику, к о т о р ы й выглядел как на
к а р т и н к е . Н а р я д н ы е р е з н ы е н а л и ч н и к и , к р ы л ь ц о и завалинка были
выкрашены в зелёный цвет и прекрасно гармонировали с жёлтым
ц в е т о м дома и г е о р г и н а м и , к о т о р ы е п ы ш н о цвели в у х о ж е н н о м пали­
саднике. Во всем чувствовался х у д о ж е с т в е н н ы й вкус и ... х о з я й с к а я
п о з а : мол, в о т я какой, о с о б е н н ы й . . .
В о т в е т на наш о с т о р о ж н ы й с т у к в д в е р ь р а з д а л о с ь м о щ н о е :
« В х о д и т е , не з а п е р т о ! »
— Голосистый, — м а ш и н а л ь н о к о н с т а т и р о в а л а А н я .
В кухне на с т р у г а н н о й т а б у р е т к е сидел т щ е д у ш н ы й дедок и п р и ­
ш и в а л н о в у ю п о д м ё т к у к с т а р о м у валенку. Н а н о с у у н е г о к р и в о ви­
сели т р е с н у в ш и е очки, и з - п о д к о т о р ы х о н глянул на нас без в с я к о г о
любопытства.
В о т в е т на нашу п р о с ь б у артист, не о с т а в л я я р а б о т ы , о б ъ я с н и л ,
ч т о о н п о к а не спятил, ч т о б ы п е т ь н и с того, н и с сего. О н , дед Игнат,
п о ё т только п о праздникам. Б л и ж а й ш и й — ч е р е з два дня.
— А ч т о у нас ч е р е з два дня?
О н глянул на нас как на н е д о у м к о в :
43
Н. Леванина. В саду ветров
— С у б б о т а . А в с у б б о т у ц е л ы х т р и п р а з д н и к а : блины пекут, в
б а н ю идут и б а б . . . - С т а р е ц в ы л е п и л п о х а б н у ю р и ф м у легко и есте­
ственно. — Хотите — приезжайте, нет — извиняйте, занят я . . .
— А вы р а з в е н е на пенсии?
— О т ж и з н и п е н с и и н е бывает.
— В ы знаете, дедушка, — р е ш и л а всё-таки д о г о в о р и т ь с я
Алинка, — мы к вам так плохо д о б и р а л и с ь , устали, п е р е н е р в н и ч а л и ,
чуть не утонули. М о ж е т , х о т ь что-нибудь н а м и с п о л н и т е ? Ну, п о ж а ­
луйста! У вас вон, голосина-то к а к о й !
— М н е к о н ц е р т этот, девоньки, нужен, как в ж . . . п е зуб! — п о ­
п у л я р н о о б ъ я с н и л а р т и с т н е з в а н ы м гостям. — Вам н у ж н о , вы и ду­
майте.
— К а к ж е н а м быть? — с о с т р о и л а ему глазки А н я .
— Как, как! Ж . . . п о й квак ч е р е з к о с я к ! - п о ч т и н е ж н о о т в е т и л ей
дедушка.
— П о ш л и , девчонки, бесполезно, — р а с п о р я д и л с я с м ы ш л ё н ы й
Вовка, — и з в и н и т е , ч т о п о б е с п о к о и л и вас, И г н а т . . .
— С т е п а н ы ч — подсказал х о з я и н .
— Д о с в и д а н и я . . . — м ы д р у ж н о п о п я т и л и с ь к выходу.
— В о т гад! Ведёт себя, к а к п р и м а - б а л е р и н а ! Ч т о у ж о н т а к о е ис­
полняет, что так в ы п е н д р и в а е т с я ? — в ы р в а л о с ь на улице н а ш е закон­
ное возмущение.
— Н а т а ш а сказала, к о л о р и т н а я ф и г у р а . . .
— К о р о в ь е в о н х р е н о в , в т р е с н у т ы х очках!
— С к о р е е , Б е г е м о т , сидит, п о ч и н я е т с в о й п р и м у с . . .
— Н е л ь з я так о п о ж и л о м человеке, — п о п р о б о в а л а я у р е з о н и т ь
своих р а с с т р о е н н ы х д р у з е й .
— А ему — м о ж н о ? С т р а ш н о подумать, как о б р а т н о п о п л ы в ё м .
— К а к п р и п л ы л и , так и п о п л ы в ё м ! — б о д р о заверил Вовка — В о т
только п е р е к у с и м . . .
М ы зашли в м е с т н ы й магазинчик, к о т о р ы й оказался не богаче
О з е р к о в с к о г о п о с л е набега геологов. Н о хлеб и килька в томате там
были.
Устроили т р а п е з у п р я м о о к о л о с в о е й лодки, м р а ч н о на неё п о ­
глядывая. Ч т о б ы п о д н я т ь н а м н а с т р о е н и е , Вовка, п р о г л о т и в с в о ю
п о р ц и ю кильки, б о д р о с к о м а н д о в а л :
— П у с т ы м и вы н е в е р н ё т е с ь ! З а п и с ы в а й т е , д е в ч о н к и , п о к а я
добрый:
44
«Долго будет Карелия
сниться...»
Килька плавает в томате
Ей в томате х о р о ш о .
Только я, едрёна мать,
Счастья в ж и з н и не нашёл!
— Ч т о так? — п о с о ч у в с т в о в а л а А н я . — П о Н э л ь к е соскучился?
Да, Вовчик? Ну, ничего, с к о р о у в и д и т е с ь !
— Ты, Владимир, хабальствуешь, как И г н а т ! — скривилась
А л и н к а . — Чувствую, м ы все т у т с к о р о м а т о м з а г о в о р и м .
— Д а у ж , И г н а т — как п а н П а л и в е ц у Гашека, ч е р е з слово —
« д е р ь м о » и « з а д н и ц а » , — навела я л и т е р а т у р н у ю параллель.
— Л а д н о , девочки, отдохнули — надо д о м о й с о б и р а т ь с я . П о г о д а
п о р т и т с я , — закруглил Вовка, старательно у в о д я взгляд в сторону. —
Вы у м е н я молодцы, о п ы т т е п е р ь у нас е с т ь . . .
И он, у к р а д к о й п о г л я д ы в а я на т е м н е ю щ е е небо, столкнул лодку
на воду и велел нам сразу ж е о т ч е р п ы в а т ь , не д о ж и д а я с ь , когда п о й ­
дём ко дну. Н а э т о т р а з у нас, к р о м е с т а р о г о ч е р п а к а , б ы л и е щ ё две
к о н с е р в н ы е б а н к и из-под кильки. Это, конечно, у п р о щ а л о задачу.
Вовка с о с т е р в е н е н и е м грёб, а мы, как заведённые, п о д д е р ж и в а л и на
плаву нашу о п а с н у ю посудину.
И всё вроде б ы шло неплохо, но, на н а ш у беду, ч е р е з н е к о т о р о е
в р е м я начала сбываться м е с т н а я п р и м е т а : погода, и в с а м о м деле, ста­
ла с т р е м и т е л ь н о п о р т и т ь с я . Застала нас э т а н е п р и я т н о с т ь а к к у р а т
п о с р е д и н е водоёма.
О б л а к а , к о т о р ы е и так в К а р е л и и к р е п я т с я к небу н и ж е о б ы ч н о ­
го, н а п и т а в ш и с ь влагой, п р я м о на глазах п р е в р а щ а л и с ь в л о х м а т ы е
тучи, п р а к т и ч е с к и сливаясь с п о т е м н е в ш и м о з е р о м . И в о т — чья-то
м о щ н а я р у к а р е з к о п е р е в е р н у л а клепсидру. В н е з а п н о п о т е м н е л о всё:
о з е р о , д н е в н о й свет, н а ш и лица. Э т о было с т р а ш н о .
— Что, девки, сдристнули? — д р е б е з ж а щ и м г о л о с о м деда И г н а т а
вдруг п о и н т е р е с о в а л с я Вовка.
Получилось так похоже, ч т о мы, н е в з и р а я на р е а л ь н у ю о п а с н о с т ь ,
д р у ж н о расхохотались и . . . п е р е в е л и дух. Б о е в о е н а с т р о е н и е н е смы­
ли даже п о т о к и хлынувшего л и в н я .
П р а к т и ч е с к и не о б р а щ а я в н и м а н и я на ж у т к у ю грозу, мы доволь­
н о б ы с т р о д о б р а л и с ь до р о д н о г о берега. М о к р ы е , но б о д р ы е припу­
с т и л и м ы к д о м у бабы Вари.
— Вовчик, — п р о с т у к а л а з у б а м и А л и н к а , — ссит — э т о не к о т о ­
р ы й ссит, а к о т о р ы й зассиссяет.
— А я к ж е ж , — почему-то п о - у к р а и н с к и о т в е т и л К и м .
45
Н. Леванина. В саду ветров
Снова вместе
У б а б ы В а р и м ы застали п о ч т и и д и л л и ч е с к у ю картину. З а с т о л о м
сидели б л а г о с т н ы е Феликс, М а р и н к а Н а р у к и н а и д р у г о й К и м — од­
н о ф а м и л е ц Витька. Х о з я й к а п о и л а всех чаем и з в е д ё р н о г о самовара,
к о т о р ы й пыхтел т у т же. А н а ш и д р у з ь я у г о щ а л и её чем-то я в н о п о ­
крепче, п о т о м у что, судя п о г о р я ч е ч н о м у румянцу, сподобили-таки
с т а р у ш к у на и с п о л н е н и е её е д и н с т в е н н о г о хита п р о телёнка в поли­
нялой рубашке.
Н а с в с т р е т и л и , к а к в с т р е ч а ю т п а л о м н и к о в п о с в я т ы м местам,
в о з в р а т и в ш и х с я , н а к о н е ц , в р о д н ы е П е н а т ы . Р а с с п р о с ы и коммента­
р и и б ы л и с а м ы м и о ж и в л ё н н ы м и . Н а к о н е ц п р и ш л а п о р а и н а м узнать,
как о н и т у т все очутились?
— Соскучились.
— Навестить пришли.
— П о ч у я л и , ч т о вы н а щ у п а л и з о л о т у ю жилу и р е ш и л и вас р а с ­
кулачить, — з а г о м о н и л и о н и р а з о м .
— Ну, насчет ж и л ы — к р е п к о с к а з а н о . . .
— Удавишься на т о й ж и л е . . .
М о г у ручаться, что у А ф а н а с и я Н и к и т и н а б ы л о меньше э м о ц и й
о т его х о ж д е н и я за т р и м о р я . М ы н а ш е п л а в а н и е ч е р е з о з е р о о п и с ы ­
вали так, что к р о в ь стыла в ж и л а х . Ребята п р о с т о р т ы п о р а з е в а л и , а
владелица д ы р я в о й п о с у д и н ы — м и л е й ш а я баба Варя — в п о л н о й
м е р е и с п ы т а л а комплекс у б и й ц ы . О н а , н е зная, как загладить с в о ю
н е в о л ь н у ю вину, п р е д л о ж и л а всей ч е с т н о й к о м п а н и и о с т а т ь с я у неё,
п о о б е щ а в п л а ц к а р т у на сеновале. М ы с в о с т о р г о м согласились —
расставаться, и в с а м о м деле, не хотелось.
И п о н е с л а с ь душа в р а й ! Веселье с т р е м и т е л ь н о н а б и р а л о о б о р о ­
ты. Феликс как всегда и м е л б е ш е н ы й успех со с в о и м и « к о р о н к а м и »
из р е п е р т у а р а Р а й к и н а . П о т о м п о д М а р и н к и н у г и т а р у м ы с вооду­
ш е в л е н и е м и с п о л н и л и « Е с л и д р у г о к а з а л с я вдруг и не друг, и н е враг,
а — т а к . . . » И только б ы л о п е р е ш л и к л и р и к е — « Я в в е с е н н е м л е с у
п и л б е р е з о в ы й сок, с н е н а г л я д н о й п е в у н ь е й в стогу н о ч е в а л . . . » —
как дверь распахнулась и п е р е д н а м и предстала Н а т а ш а Растоцкова.
Выглядела она, с к а ж е м п р я м о , н е о ч е н ь . . . С т и л ь н а я « ф р а ц у з с к а я » с т р и ж к а п л о т н о п р и б и т а к голове. Глаза — на пол-лица. Губы
е щ ё п о и н е р ц и и н е р в н о хватают воздух. А вся её с п о р т и в н а я ф и г у р а
выражает крайнюю степень возмущения:
46
«Долго будет Карелия
сниться...»
— С и д я т себе, п о ю т ! Гады! Ш т а б - к в а р т и р у у с т р о и л и ! А преду­
п р е д и т ь не могли?
— Как, Н а т а ш а ?
Оказывается, Наташа с самого утра отправилась с инспекцией
п о деревенькам, где оставила своих п о д о п е ч н ы х , и о б н а р у ж и л а , что
кто-то у ш ё л в н е и з в е с т н о м н а п р а в л е н и и е щ ё вчера, кто-то, туда же,
сегодня, а результат о д и н — никого, к р о м е И б р а г и м а в с о с е д н е й
Д м и т р о в к е , на месте не было. Д а и тот, в м е с т о т о г о ч т о б ы с о б и р а т ь
фольклор, к р у т и л а м у р ы со всем ж е н с к и м н а с е л е н и е м в в е р е н н о й ему
м е с т н о с т и . Вот п о ч е м у к полудню — м о м е н т у п о я в л е н и я в д е р е в н е
Н а т а ш и — о н ещё к р е п к о спал, восстанавливая п о р у ш е н н ы е силы.
А молодая х о з я й к а в к о к е т л и в о м фартуке, п е р е д в и г а я с ь п о и з б е на
цыпочках, готовила к его п р о б у ж д е н и ю о б и л ь н ы й стол.
У х о з я й к и э т о й в о о б щ е - т о был м у ж . А Н а т а ш а была у м н о й де­
в у ш к о й . П о ш к о д л и в о й и б р а г и м о в о й р о ж е о н а п о н я л а , ч т о скандал
с м о р д о б и т и е м — дело в р е м е н и , и о н о у ж е истекает.
— Ф о л ь к л о р и с т х р е н о в , — г р я з н о выругалась Н а т а ш а и забрала
п о д о п е ч н о г о вместе со ш м о т к а м и - м а н а т к а м и от греха подальше.
О б н а р у ж и в с в о ю п р о п а ж у в О з е р к а х , в п о л н о м составе, Н а т а ш а
перевела дух:
— Слава Богу, все н а ш л и с ь ! П о р о с я т а вы, н е д о р е з а н н ы е ! П о ю т
о н и ! Я т у т п о с л е д н и е н е р в ы р а с т р е п а л а , т р и д е р е в н и под д о ж д е м о б ­
шарила, а вы т у т к а й ф у е т е !
— Я тоже, — выглянул из-за её плеча в о с т о ч н ы й красавец.
— Что, И б р а г и м , в о л н у е ш ь с я или кайфуешь? — р е ш и л у т о ч н и т ь
Вовка.
— А ты догадайся с трёх разов!
— А чего т у т гадать! — в з о р в а л а с ь Н а т а ш а . — В о л н у е т с я о н ! Э т о
м у ж и к и т е п е р ь в Д м и т р о в к е в о л н у ю т с я . И б р а г и м сам т е п е р ь в мест­
н ы й ф о л ь к л о р войдёт. О н за т р и д н я всех баб в д е р е в н е п е р е щ у п а л .
— П е р е щ у п а л и л и п е р е п о р т и л ? — не о т с т у п а л в ъ е д л и в ы й
Вовка.
Н о И б р а г и м был н е п р о н и ц а е м :
— Н а т а ш а и вы все, у с п о к о й т е с ь ! Э т о н е в о з м о ж н о . Н е в смыс­
ле количества к о н е ч н о , а п о с у щ е с т в у в о п р о с а . П е р е п о р т и т ь м о ж н о
только девок, а м н е таковые не п о п а д а л и с ь .
— С к о л ь к о д о м о в в Д м и т р о в к е ? — зачем-то р е ш и л а у т о ч н и т ь
Алинка.
47
Н. Леванина. В саду ветров
— Д а пара сотен, н е больше, — н е б р е ж н о б р о с и л И б р а г и м .
— Б р е ш е т , к а к к о б е л ь . . . - не в ы д е р ж а л а Анька, к о т о р а я была
приписана к той же Дмитровке.
— С к а ж е м так: как кобель, о н е щ ё и б р е ш е т . . . - съязвил Феликс.
— Х в а т и т вам, р е б я т а , у й м и т е с ь ! К счастью, д е р е в у ш к а дохлая,
д о м о в двадцать будет...
— В о т И б р а г и м и вдохнул в н е ё ж и з н ь , — р е з ю м и р о в а л Витька.
— С т а р а л с я , — с к р о м н о п о т у п и л с я наш г е р о й .
— Вы слышите? Э т о т г е р о й - л ю б о в н и к ещё и ф и л о с о ф с т в у е т ! Д а
т е б е в п о д п о л ь е уходить н а д о ! — негодовала Н а т а ш а . Н о я её у с п о ­
коила:
— У нас есть в а р и а н т получше. М ы его к деду И г н а т у о т п р а в и м .
Н а лодке.
П о с л е д о в а в ш и й в з р ы в хохота н а с т о р о ж и л н и ч е г о н е в е д а ю щ у ю
Наташу:
— А в ч ё м дело?
М ы в о ч е р е д н о й р а з д о л о ж и л и нашу и с т о р и ю . Н а т а ш а была в
шоке.
— Вы представляете, что с о м н о й б ы л о бы, если б ы вы утонули?
— А вот это сложно!
— Ну, и э г о и с т к а ты, Н а т а ш а , только о себе и думаешь! А м ы
в п о л н е б ы м о г л и сейчас не и з самовара ч а й хлебать, а н е п о с р е д с т в е н ­
н о и з озера, — н а ч е р т а л а я светлую перспективу.
— Ну, к э т о м у в р е м е н и м ы б ы у ж е нахлебались и отвалились. Н а
дно, р а к о в к о р м и т ь , — у т о ч н и л а А н я .
— Здесь н е т раков, — вставила баба Варя.
— И э т о радует.
— В о б щ е м , так, — р е ш и л а Н а т а ш а . — К э т о м у С о л о в ь ю Р а з б о й н и к у больше н е п о п л ы в ё м . . .
— А как же?
— . . . п о й д ё м п е ш к о м . Вдоль озера.
— Н о э т о ж е далеко!
— Н е дальше т о г о света. З а в т р а о т п р а в и м с я в к о р о т к у ю экспе­
д и ц и ю п о о к р е с т н ы м д е р е в н я м , а п о с л е з а в т р а в ы й д е м п о р а н ь ш е и,
п о к р а й н е й мере, не у т о н е м . А что? З а щ и т а у нас м о щ н а я , — кивнула
о н а на н а ш и х ю н о ш е й , — н о г и к р е п к и е , ч т о для нас десять к и л о м е ­
тров? — Да тьфу!
48
«Долго будет Карелия
сниться...»
Н а э т о й о п т и м и с т и ч н о й н о т е и о с т а н о в и л и с ь . Д е н ь для всех вы­
дался с у м а т о ш н ы й . Т е п е р ь н у ж н о было куда-то п р и с т р о и т ь на н о ч ь
И б р а г и м а и Наташу. Б а б а В а р я п р е д л о ж и л а г е н и а л ь н о е р е ш е н и е : м ы
р а з л о ж и м м а т р а с ы п р я м о на полу, и получится о т л и ч н ы й л е ж а к д л я
девушек. А р е б я т всех о т п р а в и м на сеновал, авось не з а м ё р з н у т !
— Ч т о мы, малохольные ч т о ли, в июле-то м ё р з н у т ь ? — о б и д е ­
лись н а ш и п а р н и .
— Вот з а о д н о и п о с м о т р и м , к т о вы на с а м о м деле. Только не взду­
майте р а н о будить! — получили р е б я т а наш с т р о г и й наказ.
— Д а вы сами нас не т р о г а й т е ! Дайте, н а к о н е ц , выспаться, —
взмолился о т всего м у ж с к о г о пола и з м о ж д ё н н ы й И б р а г и м .
У т р о м д е в ч о н к и б ы л и р а з б у ж е н ы х л о п о т у н ь е й б а б о й Варей,
к о т о р о й передвигаться п о с о б с т в е н н о м у дому, ввиду н а ш е г о наше­
ствия, не было н и к а к о й в о з м о ж н о с т и . М ы , ч т о б ы не стеснять н а ш у
г о с т е п р и и м н у ю хозяйку, б ы с т р е н ь к о п о д н я л и с ь и п р и б р а л и с ь в доме.
П е р е д д л и н н ы м п о х о д о м надо было х о р о ш е н ь к о подзаправиться, и
м ы с А л и н к о й о т п р а в и л и с ь з н а к о м о й д о р о г о й в сельмаг, где у нас б ы л
блат в л и ц е р а з в е с ё л о й З и н а и д ы .
З и н а в с т р е т и л а нас как р о д н ы х :
— Ч т о - т о вас не в и д н о было? Я п о р а с с к а з а л а о в а ш е й практике,
так т у т м н о г и е хотят вам спеть.
— З а « С о л н ц е д а р » ? — у т о ч н и л а я н а в с я к и й случай.
— Ну, зачем? Н е обязательно.
— В смысле — м а р к а р о л и н е играет, в а ж н о с а м о наличие.
З и н е некогда было следить за ходом м о е й в и т и е в а т о й мысли, и
она просто спросила:
— Так б р а т ь будете?
— Будем. Н о н е вино. Н а м , З и н , еда н у ж н а . Н а с т о я щ а я .
— К р у п ы , хлеб, р ы б н ы е к о н с е р в ы п о д в е з л и . . .
— З и н , на к о й нам к р у п ы ? — задала я р и т о р и ч е с к и й в о п р о с . —
Н а с десять человек, з д о р о в е н н ы х ребят. П о л о в и н а — голодные му­
ж и к и ...
— Д а ну? — о ж и в и л а с ь Зинаида.
— Я не о том, слухай сюды, Зина. Н а м н у ж н а с ы т н а я еда.
— А вы заплатите б а б е Варе, о н а вас и накормит.
— Учи у ч ё н о г о . . . - о г р ы з н у л а с ь А л и н к а , — у ж е . Н о к о р м и т о н а
нас исключительно р ы б о й . М ы с к о р о с в е т и т ь с я начнем.
— А ч е м же е щ ё вас к о р м и т ь ? Т у т все так кушают.
49
Н. Леванина. В саду ветров
— М о ж е т , З и н , к т о с к о т и н у держит, может, к т о п о р о с ё н к а заре­
з а л ... - стала я задавать н а в о д я щ и е в о п р о с ы .
— К т о ж е л е т о м п о р о с я т колет, э т о о с е н ь ю только, к х о л о д а м . . .
— З и н , до холодов м ы н е д о т я н е м , п е р е д о х н е м т у т к ч ё р т о в о й ма­
тери!
— Ну, ладно, т а к и быть, выручу, п р о д а м вам палочку-каталочку.
Колбаса м е с т н а я , в а р е н а я . Д л я с е б я берегла, но, видно, п о г у б и т м е н я
м о я д о б р о т а , — вздохнула Зинаида, не без с о ж а л е н и я извлекая из за­
к р о м о в то, ч т о о н а назвала « п а л о ч к о й » .
— Н е погубит, а зачтётся, — з а в е р и л и м ы Зинаиду, у к л а д ы в а я в
с у м к у в ы д а н н ы й н а м п р е д м е т н е о п р е д е л ё н н ы х цвета, запаха и ф о р ­
мы.
— С м о т р и т е , не п о к а з ы в а й т е никому, д е ф и ц и т ! А т о м е н я р а з ­
н е с у т здесь! — н а п у т с т в о в а л а бдительная Зина.
Когда в о з б у ж д е н и е о т удачной о х о т ы слегка улеглось и м ы рас­
с м о т р е л и п р о д у к т на свету, р а з у м к н а м стал в о з в р а щ а т ь с я .
— Я думаю, есть её нельзя, — вынесла п р и г о в о р А л и н к а .
Я была м е н е е к а т е г о р и ч н а :
— А м ы и н е будем её е с т ь . . . т а к у ю ! М ы э т у х р е н о в и н у на сливоч­
н о м масле п о ж а р и м ! З а л ь ё м её, р о д и м у ю , я й ц а м и , засыплем з е л ё н ы м
луком. С ч ё р н ы м х л е б о м и о г у р ц а м и , думаю, п о й д ё т за милую душу!
— В таком сопровождении и подмётка пойдёт!
— Н е в ы к о б е н и в а й т е с ь , Эдита С т а н и с л а в о в н а !
— А п р и ч ё м т у т Пьеха?
— Так её д о м р а б о т н и ц а о т ч и т ы в а е т за н е у м е р е н н ы е п р е т е н з и и .
— Н о м о и - т о п р е т е н з и и — с а м ы е что ни на есть у м е р е н н ы е :
просто жить хочется!
— Знаешь, что, м и л а я , ж и в и , если м о ж е ш ь , без еды. Главное, дру­
г и м не м е ш а й ! Я сейчас э т у каталочку доведу до к о н д и ц и и . Увидишь,
ребятам понравится.
С к а з а н о — сделано. Н а все гнусные выходки и с х о д н о г о продукта
— к и с л ы й запах и у т р а т у ф о р м ы п р и ж а р к е — я отвечала р а д и к а л ь ­
н ы м и м е р а м и : толкала на с к о в о р о д к у о д н о за д р у г и м я й ц а , з а с ы п а я
всё у к р о п о м и з е л ё н ы м луком.
Ребята на колбасу с о б р а л и с ь б ы с т р о . Так ж е б ы с т р о о н и её слопа­
ли, не в н и к а я в и н г р е д и е н т ы и т о н к о с т и п р и г о т о в л е н и я .
И в о т у ж е м ы т о п а е м п о д о р о г е к лесу, в к о т о р о м п о п р я т а л и с ь
м а л е н ь к и е д е р е в у ш к и , е щ ё не п о п а д а в ш и е с я н а м на глаза.
50
«Долго будет Карелия
сниться...»
Берестяные грамоты
— Ч т о это вы деревья п о р т и т е ? — п р и щ у ч и л нас с Н а т а ш е й хи­
т р ю щ и й Вовка как р а з в т о т момент, когда м ы , п о о т с т а в о т команды,
п о п ы т а л и с ь срезать с б е р ё з о в о г о ствола р о в н у ю полоску.
Э т о была идея Н а т а ш и . Зачем-то ей п о н а д о б и л а с ь берёста, и о н а
п о п р о с и л а м е н я помочь. А т у т к а к из-под земли м а т е р и а л и з о в а л с я
Вовка и з а б р о с а л в о п р о с а м и :
— П о ч е м у отстаёте? З а ч е м вам кора? С вас б ы ш к у р у с о д р а т ь . . .
— Н е м н о г о в а т о л и в о п р о с о в , д о б р ы й т ы наш? — у р е з о н и л а
Вовку Наташа.
— В о т п о т е р я е т е с ь в лесу, тогда н е зовите, не приду, о б и д е л с я я.
Х о ж у т у т за вами, как нянька, а вы к а п р и з н и ч а е т е . — И Вовка п о ш е л
д о г о н я т ь остальных, оставив нас с Н а т а ш е й одних.
— В с а м о м деле, зачем т е б е берёста?
Н а т а ш а , замешкавшись, п р и з н а л а с ь :
— Я придумала п и с ь м а на н е й писать. Ж е н и х у .
— Р о с к о ш н а я идея! А у т е б я есть жених? — п о - и д и о т с к и уточ­
нила я . К а ж е т с я , она рада была п о г о в о р и т ь , и п о т о м у о х о т н о п р и ­
зналась:
— Есть. И свадьба ч е р е з месяц.
— Ух, т ы ! Ж и в а я невеста! И ч т о ж молчала, б е л о р у с с к и й п а р т и ­
зан?
— Вот, г о в о р ю . . .
— Ну, выкладывай, к т о он? К а к зовут? — выдала я а в т о м а т н у ю
очередь.
— О н курсант. З о в у т Толик.
— Я б ы так не с м о г л а . . .
— Как?
— В е с т и себя, как н и в ч е м н е бывало.
— А как м н е себя вести? Я — здесь, о н — на у ч е н и я х в КараКумах. Т о л и к в э т о м году заканчивает у ч и л и щ е , с к о р о получит назна­
чение.
— И т ы за ним, как в е р н а я жена? П о в о е н н ы м г о р о д к а м ? Я сама
в них р о с л а . Н е хочу пугать, н о не мёд, з н а е ш ь ! Д л я ж ё н р а б о т ы нет.
А у т е б я д и п л о м скоро. Ч т о делать будешь? Д е т и ш е к р о ж а т ь без оста­
новки?
Вижу, однако, ч т о такая п е р с п е к т и в а Н а т а ш у не смущает.
51
Н. Леванина. В саду ветров
— Д а я за н и м — х о т ь на к р а й света. О н , знаешь, какой? Таких не
бывает! Умный, д о б р ы й , к р а с и в ы й , в ы с о к и й , с п о р т и в н ы й . . .
— И в самом деле...
— Что?
— Многовато для одного...
— Вот и м е н я поначалу его с о в е р ш е н с т в о н а с т о р о ж и л о . М ы с
н и м на с о р е в н о в а н и я х п о з н а к о м и л и с ь . О н т о ж е гимнаст. С м о т р ю на
е г о в ы с т у п л е н и е — глаз не о т о р в а т ь ! А п о л л о н . Ну, думаю, п о в е з ё т ж е
какой-нибудь! П о ч е м у - т о эта мысль м е н я р а с с т р о и л а . Ч т о б ы у с п о к о ­
иться, н а ч и н а ю искать и з ъ я н ы , н о не н а х о ж у ! Вижу, п о с м а т р и в а е т на
м е н я . Ну, думаю, н а в е р н о е , б а б н и к . А может, т у п о й , двух слов связать
не м о ж е т ! В о б щ е м , и з о всех сил гашу впечатление.
— И ч т о же?
— П р е д с т а в л я е ш ь , н и ч е г о у м е н я не выходит. А о н т е м в р е м е н е м
з а к о н ч и л в ы с т у п л е н и е и . . . н а п р а в л я е т с я ко м н е ! Ч т о - т о сказал, ка­
ж е т с я , похвалил м о и вольные у п р а ж н е н и я , п о т о м нашлись какие-то
о б щ и е з н а к о м ы е . О д н и м словом, н е в а ж н о , что о н г о в о р и л . . . Главное,
я поняла, что попалась. С п е р в о г о взгляда. Я , т ы знаешь, девушка с п о ­
к о й н а я , а т у т ч у в с т в у ю — н е с ё т м е н я ч ё р т знает куда... К а к в в о д о в о ­
рот попала! П р о с т о ужас какой-то!
— П е р в ы й р а з слышу, ч т о п р о л ю б о в ь как п р о к о ш м а р рассказы­
вают.
— А э т о и есть к о ш м а р . Н а в я з ч и в а я и д е я п о и м е н и Толик, — как
о чём-то р е ш ё н н о м с т р о г о с ф о р м у л и р о в а л а Н а т а ш а . Я была обеску­
ражена:
— И что же? К а к всё распуталось?
— Д а н и ч е г о не р а с п у т а л о с ь ! Н а о б о р о т . Свадьба на носу, а я в
в о л н е н и и — невеста без места!
— Н о р м а л ь н о , все н е в е с т ы психуют. И м п о ш т а т у п о л о ж е н о .
А Н а т а ш а — всё о своём, о девичьем:
— М ы с н и м и виделись-то мало, и х ж е р е д к о в у в о л ь н и т е л ь н ы е
отпускают. Я только и делаю, ч т о тоскую. Д а ж е н е н а в и д е т ь себя на­
чала.
— Э т о за что же?
Т у т взгляд её слегка з а т у м а н и л с я :
— Д а потому, что веду себя с ним, как идиотка. О т всего
м е н я , п о н и м а е ш ь , в д р о ж ь б р о с а е т . . . За р у ч к у возьмёт, п р и о б н и 52
«Долго будет Карелия
сниться...»
м е т . . . А у ж целуется — с ума с о й т и ! У м е н я к о л е н к и п о д г и б а ю т с я .
Автоматически.
— И что, всегда — так?
— В том-то и дело... Пребываю с ним в хроническом обмороке.
Я у ж б о я т ь с я стала. З а него, не за себя. Е щ ё подумает, ч т о на п р и п а ­
дочную напоролся, и бросит...
— А сам-то о н как?
— Говорит, что любит. О н в о о б щ е как-то н е р е а л ь н о х о р о ш . Э т о
м е н я и пугает.
— Так, может, не с п е ш и т ь со свадьбой-то? О т л о ж и т ь ? . .
— Д а т ы ч т о ! Я п р о с т о у м р у ! — с е р ь ё з н о сказала Н а т а ш а , и б ы л о
п о н я т н о , ч т о о н а не преувеличивает.
— В о т с т р а с т и - т о ! И н т е р е с н о , ч е м всё закончится?
— Н а д е ю с ь , свадьбой.
— Э т о только в к н и ж к а х всё с в а д ь б о й заканчивается. А в о т в ж и з ­
н и как?
О н а п о ж а л а плечами:
— М а м а говорит, у всех по-разному. П о с м о т р и м . . . П р е д с т а в л я ­
ешь, Т о л и к п р о с и л у р о д и т е л е й м о е й р у к и . П р и ш ё л с цветами, с шам­
панским...
— П р я м о как в с т а р и н н о м р о м а н е !
— Д а у ж , гусар! А у м е н я сессия на носу. К а к сдала — и не п о м ­
н ю ! Когда м н е п р е д л о ж и л и в К а р е л и ю ехать, я даже обрадовалась.
— Э т о п о ч е м у же?
— А может, я горячку п о р ю ? М о ж е т , надо е щ ё р а з всё обдумать?
— И что, обдумала?
— С к о р е е б ы свадьба!
— С т о и л о у е з ж а т ь ! П р я м о « у ж , замуж, н е в т е р п е ж » . А что с бе­
р е с т я н ы м и грамотами? О т п р а в л я е ш ь ?
— Некуда их отправлять, г о в о р ю , на у ч е н и я х Толик. Я п и ш у и
складываю в коробку. П о т о м п о д а р ю с в о е м у жениху. Н а свадьбу.
— К р а с и в о . И м н о г о написала?
— К а ж д ы й день п о письму.
— З д о р о в о ! Счастливая ты, Н а т а ш к а !
— В о т это-то и с т р а ш н о !
— Глупости! Ж и в и да радуйся, р а з в ы т а щ и л а счастливый билет.
— Ну, по-твоему, что я должна, т а к а я счастливая, делать?
53
Н. Леванина. В саду ветров
— Э т о только в д е р ь м о - ф и л ь м е в л ю б л ё н н ы е г р о м к о п о ю т и хо­
хочут, раскачиваясь на качелях. А в ж и з н и — всё п о формуле д о к т о р а
Чехова.
— Т о есть?
— В н е ш н е всё п р е м и л е н ь к о . Ч т о б ы н и случилось с н у т р о м ин­
т е л л и г е н т н о г о человека, о н и у х о м н е поведёт, не выдаст себя. Будет
п р и в ы ч н о суетиться, п и т ь чай, м о к н у т ь п о д дождём, срывать, вот, бе­
рёсту, даже если в э т о с а м о е в р е м я — а о н - т о п р о себя э т о т о ч н о зна­
ет! — и складывается его судьба. Вот, Н а т а ш , и т в о ё счастье, судя п о
всему, п о т и х о н ь к у складывается и н а б и р а е т силу. О н о — т в о я тайна,
твоя изюминка.
— Господи, как х о р о ш о , что я с т о б о й заговорила, а т о б ы еще не­
м н о г о — и эта тайна р а з о р в а л а б м е н я на мелкие ч а с т и ! — п о - б а б ь и
вздохнула Н а т а ш а .
— Н и ч е г о , — у т е ш и л а я её, — А н а т о л и й с о б е р ё т и слепит из т е б я
н а с т о я щ у ю б о е в у ю подругу.
— В о т и э т о м е н я т о ж е т р е в о ж и т , — о п я т ь завела с т а р у ю п е с н ю
б е с п о к о й н а я невеста.
— П о ч е м у же?
— С ним, да и без н е г о т о ж е я т е п е р ь чувствую себя не пол­
ной...
— А т ы и есть не п о л н а я !
— Н е с м е й с я , я о д р у г о м . М е н я б е с п о к о и т , ч т о я, н о в а я . . . —
Н а т а ш а замялась, п о д б и р а я слова.
— Вроде, как ноль без палочки?
— Грубо, н о т о ч н о . Т ы - т о откуда знаешь?
— И з к н и ж е к , в е с т и м о . . . У Л е с к о в а , п о м н и ш ь , есть такая Д о м н а
П л а т о н о в н а , к р у ж е в н и ц а , так она, как о н а ц и о н а л ь н о й о с о б е н н о с т и ,
г о в о р и т о н а ш е й г о т о в н о с т и з а б ы т ь себя, отдать л ю б и м о м у всё, даже
мясо с костей...
— Его-то куда?
— Н а холодец! — съязвила я, не удержавшись. — Успокойся!
Н е филологу же объяснять...
— Говорю же, о т у п е л а я.
— Все бы мечтали так о т у п е т ь ! П о й м и , я не вправляю тебе
мозги...
— А т ы в п р а в л я й ! Я со с в о е й г и м н а с т и к о й м н о г о п р о п у с т и л а .
Л е с к о в а , вот, не п о м н ю . . .
54
«Долго будет Карелия
сниться...»
— П р и ч ё м т у т Л е с к о в ! Н и к о г д а н е п о з д н о . Д а т е б е э т о сейчас и
н и к чему, п о т о м как-нибудь. П о к а ж и в и и р а д у й с я !
— Н о ведь н е р е а л ь н о всё э т о . . .
— Что, любовь? Д а т ы сама-то с е б я с л ы ш и ш ь ? Л ю б о в ь , как э т о
следует из всей м и р о в о й л и т е р а т у р ы , и есть самая в ы с ш а я реаль­
ность.'
Н о видя, что л и т е р а т у р н ы е доказательства д е й с т в у ю т на Н а т а ш у
слабо, п е р е ш л а на к о н к р е т и к у :
— В о т с м о т р и , Н а т а ш , к р а с и в о вокруг? — обвела я взглядом зе­
л ё н у ю лужайку, на к о т о р о й м ы о с т а н о в и л и с ь .
Бог мой, тут было чем залюбоваться! Берёзы, окружившие нашу
полянку, были ч и с т ы и т р о г а т е л ь н ы . Э т о т т и х и й л е с н о й у г о л о к сво­
ей с п о к о й н о й п р е л е с т ь ю н а в о д и л на мысль о р а е как в п о л н е з е м н о й
р е а л ь н о с т и . Здесь было о с о б е н н о н е п о н я т н о , п о ч е м у л ю д и э т о г о н е
з а м е ч а ю т и п р о д о л ж а ю т с т р а д а т ь и мучиться, даже когда счастливы?
И м о я с о б е с е д н и ц а — наглядное т о м у доказательство. О н а вся в
своих думах и, похоже, даже не слышит м о е г о в о п р о с а .
— Наташа, о ч н и с ь ! П о с м о т р и в о к р у г ! К р а с и в о ?
— Очень.
— И что ж е получается? В м е с т о того, ч т о б ы ж и т ь да радоваться,
м ы только и делаем, что н о е м — дожди, к о м а р ы , л ю б о в ь , вот, н е п о ­
н я т н а я ! А ведь всё с к о р о закончится, я не п р о л ю б о в ь , к о н е ч н о , и в о т
тогда хватимся и п о й м ё м , ч т о э т о и было т о самое, о чём с т о и л о меч­
тать и что долго п о т о м будем в с п о м и н а т ь . Только и у м е е м — мечтать
да в с п о м и н а т ь ! А ж и т ь - т о когда?
Наташа, закусив травинку, согласно кивнула. Н о , судя п о расте­
р я н н ы м глазам, п о л н ы й п о р я д о к в её с м я т е н н о й душе всё-таки н е на­
ступил. Д а и зачем о н ей?
— Давай-ка д о г о н я т ь ребят, — п р е д л о ж и л а я , — а т о о н и у ж е
охрипли, аукаясь. Т ы только не забывай, Н а т а л ь я , что т в о й предсва­
д е б н ы й тайм-аут — э т о р а с т я н у т о е в о в р е м е н и счастье. А счастье —
э т о н а п и т о к богов, и п е р е п а д а е т о н и с к л ю ч и т е л ь н о счастливчикам.
Хочется, однако, п о с м о т р е т ь на т в о е г о Толика. Н а свадьбу-то п о з о ­
вёшь?
— О чём р е ч ь . . .
— Ну, и ладненько.
55
Н. Леванина. В саду ветров
И м ы с к о р ы м ш а г о м п р и п у с т и л и к о п у ш к е , на к о т о р о й , пользу­
ясь п а у з о й и р е д к и м с о л н ы ш к о м , у ж е з а г о р а л и н а ш и т е п л о л ю б и в ы е
друзья.
— Т ы и м п о к а н и ч е г о не р а с с к а з ы в а й , я как-нибудь п о т о м , — п о ­
просила Наташа.
— Н и - н и ! — п р и ж а л а я п а л е ц ко рту.
Н о р е б я т а , с л о в н о учуяв что-то, и сами не стали задавать н и к а к и х
вопросов. Деликатные, собаки!
Дед Игнат. Дубль второй
П е р с п е к т и в а дальних п е ш и х с т р а н с т в и й спугнула м н о г и х . Феликс
о б ъ я в и л , что у н е г о из-за э т о й м е с т н о й колбасы р а з ы г р а л а с ь язва, и
е м у н у ж е н п о к о й . М а р и н к а в с п о м н и л а п р о с в о ю х р о н и ч е с к у ю ми­
г р е н ь . А И б р а г и м в о з ж е л а л с о б и р а т ь р ы б а ц к и й фольклор, я к о б ы
о б е щ а н н ы й ему м е с т н ы м и с т а р у ш к а м и . « Л е т д в а д ц а т и . . . » — у т о ч ­
н и л Вовка.
К а к б ы т о н и было, а о с т а л ь н а я к о м а н д а из семи ч е л о в е к р е ш и ­
ла е щ ё р а з п о п ы т а т ь счастья с д е д о м И г н а т о м . М ы п р о с н у л и с ь ра­
нёхонько и б о д р ы м ш а г о м о т п р а в и л и с ь п о д о р о г е , ч т о вилась вдоль
о з е р а с заходом в п р и л е п и в ш и е с я к н е м у д е р е в у ш к и .
— К а к думаете, к а к а я у нас скорость? — п о и н т е р е с о в а л а с ь
Алинка через некоторое время.
— Б л и з к а я к с к о р о с т и света, — п р и в е т л и в о откликнулся
Витька.
— Я в т о м смысле, сколько н а м ещё идти?
— П о н я т н о , в к а к о м с м ы с л е . . . Долго, Алиша, ох, д о л г о . . .
— А п о д о р о г е э т о й в о о б щ е - т о что-нибудь ходит? — п о и н т е р е ­
совалась я, не з а м е т и в на д о р о г е п р и з н а к о в ж и з н и .
— М ы ходим, — о т в е т и л Вовчик.
— М ы не « ч т о » . . .
— Н е у в е р е н . Я уже, как о в о щ . Упарился. Т р е б у ю привала.
Н о Наташа сурово его остановила:
— Рано ещё...
56
«Долго будет Карелия
сниться...»
— Вов, а т ы что э т о р а н ь ш е д е в ч о н о к р а с к а п р и з н и ч а л с я ?
— У него, н а в е р н о е , п л о с к о с т о п и е , — п р е д п о л о ж и л Витька. —
Видите, как ковыляет? В з я л и инвалида на с в о ю голову.
— Н и к а к о г о п л о с к о с т о п и я . Э т о я вчера все н о г и себе стёр.
— А сколько и х у тебя?
— Все мои. И п о т о м — я всё-таки филолог, а не э ф и о п с к и й мара­
ф о н е ц — т а к и е д и с т а н ц и и к а ж д ы й день отмахивать.
— Отмахнул! П а р у километров!
— Вовка, знаешь, ч т о с з а г н а н н ы м и л о ш а д ь м и делают? Так что
помалкивай, д р у ж о к , целее будешь!
Так, м и л о беседуя, п р о ш л и м ы е щ е сколько-то к и л о м е т р о в .
— Х о р о ш о , х о т ь на л ы с и н у не плещет, к а к э т о т у т п р и н я т о , — че­
р е з н е к о т о р о е в р е м я заметила А н я , к о т о р а я умела в о всём находить
что-нибудь п р и я т н о е .
А солнце, и в с а м о м деле, э т и м у т р о м р а с с т а р а л о с ь . Его лучи, от­
р а ж а я с ь о т д о ж д е в ы х л у ж и о б и л ь н о й р о с ы , п р о н и к а л и в к о ж у как к о ­
м а р и н ы е жала. М ы п о с к и д ы в а л и к о ф т ы и к у р т о ч к и , в к о т о р ы е здесь
п р а к т и ч е с к и вросли, закатали б р ю к и и для п о д ъ я т и я духа затеяли
и г р у « Н а й д и десять р а з л и ч и й м е ж д у с а м а р к а н д с к и м и к а р е л ь с к и м
с в е т и л о м » . И м п р о в и з и р о в а л и азартно. П о о ч е р е д и п е р е б р а л и всё:
свет и цвет, силу и п р о д о л ж и т е л ь н о с т ь , э м о ц и и , с с о л н ц е м связан­
ные, и т и п загара. Ч т о м ы только не п р и п о м н и л и ! А когда иссякли,
Витька с г н у с н о й у л ы б о ч к о й озвучил ещё одно, ф и з и о л о г и ч е с к о е , как
он выразился, отличие.
— И з в и н я ю с ь , девочки, н о от самаркандского солнца я л е т о м
п р а к т и ч е с к и не писаю. Всё, пардон, п о т о м выходит. А т у т — н а о б о ­
рот...
— ... п и с а ю п р я м о в штаны, — з а к о н ч и л Вовка.
— Ну, всё, н а м е к п о н я л а . О с т а н о в к а ! — р а с п о р я д и л а с ь Н а т а ш а .
Только м ы разулись и с о с т о н а м и на в с ю о к р у г у развалились на
о б о ч и н е , как п о с л ы ш а л с я какой-то с т р а н н ы й звук. Ч т о - т о вдали буд­
то т р е щ а л о и д р е б е з ж а л о .
— В ы слышите? К а ж е т с я , к т о - т о едет. П е р е к р ы в а е м д о р о г у и го­
лосуем, — п р и н я л на себя к о м а н д о в а н и е Вовка, к о т о р о г о в о л д ы р и
на ногах сделали р е ш и т е л ь н ы м м у ж ч и н о й .
Треск приближался.
— Кажется, трактор...
— Вов, бесполезно, м ы ж е всё р а в н о все н е п о м е с т и м с я .
57
Н. Леванина. В саду ветров
— Перепугаешь шофёра, передавит ещё всех... - предупредила
я , з н а я п р и в ы ч к у д е р е в е н с к и х м е х а н и з а т о р о в ездить не вполне т р е з ­
выми.
Вскоре, и в с а м о м деле, п о я в и л с я т р а к т о р . С т а р а я железяка с в о ­
н ю ч е й т р у б о й и в ы с о к о й т е л е ж к о й ! П у с т о й ! Ш л а заготовка сена, и
т р а к т о р и с т , в и д и м о , б ы л к о м а н д и р о в а н для его п е р е в о з к и .
М у ж и к за рулем о к а з а л с я не р о б к о г о десятка, он, з а м е т и в нашу
орду, сам п р и т о р м о з и л и п о и н т е р е с о в а л с я , куда э т о м ы н а п р а в л я е м ­
ся? Услышав ответ, п р е д л о ж и л п о д б р о с и т ь .
О к а з а л о с ь , подбросить — в п р я м о м смысле слова. Д е л о в том,
ч т о в его ж е л е з н о й клетке м о ж н о было л и б о стоять, держась о б е и м и
р у к а м и за края, л и б о сидеть п р я м о на полу, п ы т а я с ь удержаться, ч е м
получится.
Вначале э т о н а м п о к а з а л о с ь даже забавным. П о к а т р а к т о р стоял.
Н о с т о и л о э т о й р а з д о л б а н н о й железяке начать д в и ж е н и е п о раздол­
б а н н о й же д о р о г е , как сразу в ы я с н и л о с ь , в к а к у ю о п а с н у ю а в а н т ю р у
м ы ввязались. С т а л о о ч е в и д н о , что в лучшем случае м ы п о о т к у с ы в а е м
себе я з ы к и и сделаем из н а ш и х п о п коллективную о т б и в н у ю . Е с л и ж е
не п о в е з ё т — п о в ы л е т а е м из к л е т к и на фиг, как клочки прошлогод­
н е г о сена.
М ы и з о всех сил п ы т а л и с ь п р и с п о с о б и т ь с я : п о ходу д в и ж е н и я ис­
п р о б о в а л и о б а в а р и а н т а , с и д я ч и й и с т о я ч и й , п ы т а л и с ь даже лежать,
н о п о н я л и , что, увы, всё б е с п о л е з н о ! Говорить в тележке было н е в о з ­
м о ж н о , и п о т о м у ж е с т а м и и м и м и к о й у с л о в и л и с ь т е р п е т ь , сколько
получится. П о л у ч и л о с ь недолго. И в с к о р е м ы н е т е р п е л и в о заколоти­
л и в кабину, т р е б у я о с т а н о в к и .
— Ч т о , не нравится? — удивился т р а к т о р и с т .
— Н - р - а - в и ц - ц а . . . Н о м ы лучше т а к . . . — н е о п р е д е л е н н о махну­
ла Н а т а ш а т р я с у щ е й с я р у к о й .
— Ну, с м о т р и т е сами, вам в и д н е й . Д а Р ы б н о е - т о совсем р я д о м ,
к и л о м е т р о в п я т ь будет.
К а к п а р а л и т и к и , п о к и в а л и м ы н е п о с л у ш н ы м и головами и п ь я н о й
п о х о д к о й двинулись дальше. Д а р р е ч и вернулся не сразу.
— К а к о й - т о у м н и к сказал, ч т о лучше плохо ехать, ч е м х о р о ш о
и д т и , - п р и п о м н и л а А л и н к а , п о к о с и в ш и с ь на в з б о л т а н н о г о Вовку. —
М у д р е ц т ы наш, д о м о р о щ е н н ы й . Ч т о слез-то тогда? В о т б ы и е х а л . . .
— У м е н я о т э т о й т р я с к и все м о з о л и полопались, — п о ж а л и л с я
мудрец.
58
«Долго будет Карелия
сниться...»
— М о з о л и — ч т о ! У м е н я о т с и д я ч е й езды п о л о п а л о с ь , даже не
знаю, как и с к а з а т ь . . . - п р о д о л ж и л с в о и о т к р о в е н и я Витька.
— Неужели геморрой?
— Если б ы !
Н о Наташа решительно остановила рискованную перепалку:
— Всё, ребят, хватит т р е п а т ь с я . В р е м я к обеду, перекусим? А т о
И г н а т вам тогда не показался п р и в е т л и в ы м , может, и не н а к о р м и т . . .
— О н тогда не ж д а л нас.
— А теперь, конечно, ждёт, т о м и т с я !
— Посмотрим!
П е р е к у с и в п о - б ы с т р о м у сельповским « З а в т р а к о м т у р и с т а » , не
с л и ш к о м в н и к а я , из чего сделана эта, п о х о ж а я на пластид, с е р а я мас­
са, м ы п о р а д о в а л и с ь за Феликса: э т о г о у г о щ е н и я его г а с т р и т т о ч н о
бы не п е р е ж и л ! А дальше, н а с л а ж д а я с ь о б р е т ё н н о й п о д н о г а м и п о ­
чвой, мы, как нам показалось, р е з в о в ы ш л и на ф и н и ш н у ю п р я м у ю ,
где всех нас ж д а л к о л л е к т и в н ы й п р и з — з а п о в е д н ы й дед И г н а т .
... Когда ч е р е з час м ы всё-таки п о я в и л и с ь в Р ы б н о м — в о т ч и н е
деда И г н а т а — и п р я м и к о м наладились к нему, т о получили х р е с т о ­
м а т и й н у ю к а р т и н у « В ы нас не ждали, а м ы п р и п ё р л и с я » .
Д е д только ч т о п о м ы л с я в баньке и т е п е р ь , ч и с т ы й и п р а в е д н ы й ,
в б е л о м солдатском белье, сидел за н а к р ы т ы м столом, с о б и р а я с ь ду­
ш е в н о в ы п и т ь и закусить. Н а нас о т р е а г и р о в а л л а к о н и ч н о :
— Проходьте, р а з п р и е х а л и . . . - В смысле: ч е р т и вас п р и н е с л и н е
вовремя.
Мы, чтобы не портить ему праздника, х о р о м заизвинялись и по­
п я т и л и с ь к выходу, у в е р я я , ч т о нам н е о б х о д и м о ещё кое-что сделать,
и мы, если о н не возражает, зайдём п о з ж е .
Н о дед о с т а н о в и л :
— Сказал, проходьте! — И , оглядев н а ш у делегацию, заметил. —
Н а в р о д е , б о л ь ш е вас с т а л о . . .
— Слава ваша растет, И г н а т и й С т е п а н о в и ч ! Н а р о д к вам тянется,
— без з а з р е н и я совести п о д в ы л Вовка.
— П о л н о болтать! С а д и т е с ь ! С е й ч а с старуха м о я и з б а н и в о р о ­
тится. Щ и хлебать будем.
— А у нас с с о б о ю было, И г н а т и й С т е п а н о в и ч ! — л а с к о в о п р о ­
молвил Витька, в ы н и м а я из ш и р о к и х ш т а н и н заначенную чекушку.
— Т а к в о т т ы что чуть н е р а з б и л ! А м ы - т о думали! — з а ш у м е л и
мы на Витьку.
59
Н. Леванина. В саду ветров
— Фу, какие и с п о р ч е н н ы е д е в у ш к и !
— Главно — н е р а з б и л . Н а л и в а й ! — с к о м а н д о в а л И г н а т х о р о ш о
поставленным голосом.
Д е в ч о н к и х о р о м отказались, а Витька с В о в к о й из д и п л о м а т и ч е ­
ских с о о б р а ж е н и й с о с т а в и л и деду к о м п а н и ю .
— К а к з о в у т хозяйку? М о ж е т , п о д о ж д е м её? — п р е д л о ж и л а
Наташа.
— С . . .ть, р о д и т ь и водку п и т ь — нельзя погодить, — авторитет­
н о з а в е р и л дед. — А бабу м о ю зовут А н н о й . М о ж н о — Н ю р а . Ж д а т ь
её нечего, о н а н и белое, н и ц в е т н о е не пьёт. О д и н чай п о п у с т у гоняет.
Т а к вы, г о в о р и т е , п е ш и м ходом д о б и р а л и с ь ?
М ы р а с с к а з а л и ему о н а ш и х д о р о ж н ы х п р и к л ю ч е н и я х , о в с т р е ­
т и в ш е м с я т р а к т о р и с т е . А когда замолчали, х о з я и н р е з ю м и р о в а л :
М о й милёнок — тракторист,
Н у а я доярочка.
О н в мазуте, я — в г... не,
Ч е м ж е мы не парочка?
П р ы с н у в , мы, однако, п о м н я о ц е л и визита, стали п о т и х о н ь к у вы­
таскивать с в о и научные п р и ч и н д а л ы — п р о т ё к ш и е р у ч к и и п о м я т ы е
т е т р а д к и . Н о И г н а т а н а ш и п р и г о т о в л е н и я б е с п о к о и л и мало. Е г о вол­
новало другое:
— А что, р е б я т а , в т а к у ю даль с о д н о й ч е к у ш к о й пёрлися? Н е п о русски это...
— А мы корейцы, не русские — отмазались наши Кимы.
— Д а ну? Я и т о думаю, ч т о - т о глаза у вас, навроде как у татар,
узкие...
Как говорится,
Н а д о е л о жить в Рязани
Всюду грязь, г..но и пыль.
Н а д о сделать о б р е з а н ь е
И уехать в Израиль.
М ы не стали в н и к а т ь в г е о г р а ф и ч е с к и е т о н к о с т и . Н а д о б ы л о до­
г о в о р и т ь с я о главном, и Н а т а ш а п р и с т у п и л а :
— А не захмелеете, И г н а т и й С т е п а н о в и ч ? М ы ведь к вам за делом
пришли...
Н о дед был т в ё р д в у б е ж д е н и я х :
— А п о суху-то к т о дело делает?
60
«Долго будет Карелия
сниться...»
— М ы сейчас, — всё п о н я л и н а ш и мальчики и для п о д д е р ж а н и я
к о р е й с к о г о р е н о м е рванули в магазин. Д е д т а к о й подход к делу одо­
брил:
М ы не будем водку пить
Будем д е н е ж к и копить.
А накопим р у б л е й пять Выпьем водочки опять!
— Ты, ч т о это, Степаныч, н и к а к выпиваешь? — п о я в и л а с ь на п о ­
р о г е р у м я н а я , п о л н а я ж е н щ и н а с р е д н и х лет. П о её л и ц у г р а д о м ка­
тился пот. О н а п р о м о к а л а его к о н ч и к о м б е л о г о с и т ц е в о г о платка,
к о т о р ы й от э т о г о съехал н е м н о г о н а б о к , о т ч е г о делал Н ю р у ещё м о ­
ложе. В о т э т о ж е н а у деда! М о ж н о сказать, молодуха! Е й и п я т и д е с я ­
т и не дашь!
— И з в и н и т е , б а б . . . тетя Н ю р а , э т о м ы в и н о в а т ы , — з а и з в и н я лись м ы х о р о м .
— А ! Так э т о вы н а к а н у н ь к а н у н я п р и е з ж а л и ? — п о и н т е р е с о в а ­
лась хозяйка, округлым ж е с т о м п р и г л а ш а я всех к столу.
— В о б щ е м , да.
— А а р т и с т к у р а ж и л с я ? Ж а л ь , м е н я дома не было, я б ы е г о ухва­
том!
— Уж б о л ь н о т ы г р о з н а , п р я м ц а р и ц а Тамара! — не без удоволь­
ствия п о д ы г р а л ей дед Игнат.
— Ц а р и ц а н е царица, а голодных б ы г о с т е й не о т п р а в и л а .
— Д а м ы не г о с т и и не г о л о д н ы е . . . - з а п р о т е с т о в а л и м ы х о р о м .
— Главное, ч т о б И г н а т С т е п а н ы ч н а м что-нибудь спел, а м ы б ы за­
писали. П р а к т и к а у н а с . . .
Т у т п о я в и л и с ь н а ш и « д в о е из л а р ц а » , и С т е п а н ы ч р а с ц в е л :
— С п о ю . В о т п о с и д и м и спою, — и о н п р и н я л с я м е т к о разливать
содержимое бутылки.
— Кушайте, р е б я т а , проголодались, поди? Щ и свежие, сегодняш­
ние, — захлопотала тётя Н ю р а .
— Щ и у тебя, мать, хоть ж . . . п у п о л о щ и ! — о п я т ь - т а к и с л ю б о ­
вью подколол ж е н у дед Игнат.
— Д а что ж т ы такое г о в о р и ш ь ? — всплеснула р у к а м и хозяйка. —
Вот всегда о н так, п е р е д л ю д я м и м е н я страмит. Н е слушайте е г о !
61
Н. Леванина. В саду ветров
— А н нет! О н и сюда затем и п р и ш л и — слушать м е н я ! А ещё —
к о н ь . . . с п и р т и . . . к о н ь с п и т и р о в а т ь , — г о р д о п р и о с а н и л с я уже слегка
захмелевший х о з я и н .
— К а к п р и ш л и ? Разве н е н а лодке?
М ы р а с с к а з а л и тете Н ю р е о с в о и х п р и к л ю ч е н и я х .
— Вам б ы на е р о п л а н е н а д о . . . - з а д н и м ч и с л о м п о с о в е т о в а л
И г н а т С т е п а н ы ч . — Видали, л е т а ю т тут?
— Видали. В О з е р к а х о д и н чуть на голову нам не сел, — отклик­
нулись м ы с А л и н к о й .
— Вот так и получается:
Сидит милый на крыльце
Морду моет борною,
Потому что пролетел
Ероплан с уборною, п о д ы т о ж и л дед, для к о т о р о г о , похоже, ч а с т у ш к а была у д о б н о й
ф о р м о й м ы ш л е н и я . О н и и с п о л н я л её п о - о с о б о м у : не пел, а п р о и з ­
н о с и л как докладчик р е з ю м е — о т ч ё т л и в ы м р е ч и т а т и в о м .
А щ и у Н ю р ы были замечательные. М ы , как выразился Вовка, с
т е л е с н ы м о з л о б л е н и е м съели с в о и н е м а л ы е п о р ц и и , р а з л и т ы е хо­
з я й к о й в глубокие д е р е в е н с к и е м и с к и . П о т о м выдули ц е л ы й с а м о в а р
а р о м а т н о г о ч а ю со з в е р о б о е м . И , н а к о н е ц , п р е и с п о л н е н н ы е з е м н о й
благодати, о т в а л и л и с ь о т стола, всё н а с т о й ч и в е е п о г л я д ы в а я на деда
И г н а т а . О н , казалось, н е о б р а щ а л на н а ш и н а м ё к и н и к а к о г о внима­
ния. П о в и с л а т и ш и н а . И вдруг каким-то н е з н а к о м ы м , н и з к и м голо­
сом дед И г н а т п о в ё л :
По диким степям Забайкалья,
где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
тащился с сумой на плечах...
... Господи! И всё п е р е в е р н у л о с ь ! П е р е д н а м и сидел у ж е н е хи­
л ы й дедок, а б ы в а л ы й м у ж ч и н а , к а ж д о е слово к о т о р о г о имеет вес и
силу. Ч а ш а его с т р а д а н и й п е р е п о л н и л а с ь , и душа застонала о с в о е й
п р о к л я т о й доле, б р о д я ж ь е й судьбе и д а л ё к о й р о д и н е , куда влечёт, н о
п у т ь закрыт.
Э т о нельзя б ы л о назвать п е н и е м , х о т я г о л о с его легко скользил
вдоль октав, о т куплета к к у п л е т у м е н я я т о н а л ь н о с т ь , пока не рухнул
в т р а г и ч е с к и й ш ё п о т финала.
62
«Долго будет Кар&тя
сниться...»
Б ы л о ясно, что техника и с п о л н е н и я И г н а т а не б е с п о к о и л а . Д а и
какая м о ж е т быть техника, когда р е ч ь идет о чуде? Э т о т в з д о р н ы й
старик с п е р в ы м и звуками п е с н и вдруг п р е в р а т и л с я в и з б и т о г о ж и з ­
н ь ю скитальца, к о т о р о м у судьба на н а ш и х глазах н а н о с и т п о с л е д н и й ,
видимо, с м е р т е л ь н ы й удар. Р у ш а т с я м е ч т ы и н а д е ж д ы . Ч е м ж и т ь ?
Зачем ж и т ь ? С е р д ц е с ж и м а е т н е и з б ы в н а я р у с с к а я тоска.
У нас в т о т м о м е н т о н о было о б щ е е , э т о сердце. Все были взвол­
н о в а н ы до слёз. В з в о л н о в а н ы и удивлены э т и м в о л ш е б н ы м п р е о б р а ж е н ь е м . Т а к в о т она, т а й н а деда И г н а т а ! Вот п о ч е м у и м е н н о к н е м у
у п о р н о п о с ы л а л и нас м е с т н ы е ж и т е л и !
П о т р е б о в а л о с ь н е к о т о р о е время, п р е ж д е ч е м м ы п р и ш л и в себя.
Дед И г н а т т о ж е молчал. С и д е л , п о к а ш л и в а л . О н б ы л взволнован, н о
не как горделивый а р т и с т о т в ы п а в ш е г о успеха, а как х у д о ж н и к о т
только ч т о п е р е ж и т о г о в д о х н о в е н и я .
Т ё т я Н ю р а не т о р о п и л а его, л и ш ь поглядывала на м у ж а с г о р д о ­
стью и л ю б о в ь ю .
— Ну, ладно, давайте что-нибудь повеселее, — р е ш и л , н а к о н е ц ,
дед И г н а т и, с з а д о р н о й у л ы б о ч к о й поглядывая на жену, в д р у г . . . за­
плясал г о л о с о м :
Вдоль по улице метелица метет,
За метелицей молодушка идет.
Ты постой, постой, красавица моя,
Дозволь наглядеться, радость, на тебя.
В п е р в ы й р а з видела, что м о ж н о танцевать — сидя. У И г н а т а пля­
сало всё: голос, б р о в и , плечи, н о г и . В его глазах б ы л такой ч е р т я к а ,
что за т ё т ю Н ю р у п р о с т о делалось с т р а ш н о — как о н а ж и в е т с э т и м
ж и в ч и к о м ? Видимо, только п о ч т е н н ы й в о з р а с т а р т и с т а и давал х о т ь
какую-то надежду на стабильность. И ещё, к о н е ч н о , л ю б о в ь , к о т о р а я
видна была т е п е р ь и н е в о о р у ж ё н н ы м глазом.
М ы т о ж е хлопали и т о п а л и , в ы р а ж а я с а м ы й и с к р е н н и й восторг.
З а п и с ы в а т ь было не надо. Весь И г н а т о в р е п е р т у а р давно напечатан.
Н о за т а к и м и с п о л н е н и е м , клянусь, с т о и л о ехать и з в а р я г в г р е к и !
А вернее — наоборот.
М ы и не заметили, ч т о к н а ш е й к о м п а н и и п р и с о е д и н и л с я е щ ё
один человек.
— П р о х о д и , М и т р и ч , — л а с к о в о пригласила тетя Н ю р а м у ж и ч ­
ка, к о т о р ы й т и х о стоял у д в е р и , п р и с л о н и в ш и с ь к косяку.
63
Н. Леванина. В саду ветров
— Н е , я з д е с ь . . . — п о м о т а л о н головой.
Д е д Игнат, похоже, г о с т ю не о б р а д о в а л с я .
— Д а в а й , « т а й н ы й плод л ю б в и н е с ч а с т н о й несла на т р е п е т н ы х
р у к а х . . . » — п р е д л о ж и л а м у ж у р а з г о р я ч ё н н а я Н ю р а . Видимо, и з и х
семейного репертуара.
Н о И г н а т С т е п а н ы ч почему-то с н и к :
— Всё, у с т а л . . . А п р о « п л о д » вам М и т р и ч в лодке споёт, да,
Митрич? Отвезёшь ребят? И м в Озёрки.
— Ч е г о ж , о т в е з у . . . — легко согласился м у ж и ч о к .
И м ы з а с о б и р а л и с ь в о б р а т н ы й путь.
— Н е л ю б и т о н м е н я . К А н н е с в о е й ревнует, — п о ж а л о в а л с я
М и т р и ч , когда м ы вывалились за порог.
— Понятно. Бывает...
У М и т р и ч а лодка была с м о т о р о м , и о н б ы с т р о д о м ч а л нас до на­
ш е г о берега. В о т у ж т о ч н о — м и р н е без д о б р ы х л ю д е й !
Прощание
А дома нас ж д а л и н а ш и « сачки » . Н е с п у с т ы м и р у к а м и . И б р а г и м у
не удалось, к о н е ч н о , р а з ж и т ь с я р ы б а ц к и м ф о л ь к л о р о м , зато о н р а з ­
ж и л с я ж и в о й р ы б о й и свежей к а р т о ш к о й .
— За к а к и е т а к и е заслуги? — п о и н т е р е с о в а л и с ь мы.
— За м о р а л ь н у ю травму, — о т в е т с т в о в а л н а ш красавец.
— К т о же т е б я т р а в м и р о в а л , голубчик?
— Ж е н щ и н ы , в е с т и м о . . . О н и м н е всю р ы б а л к у мульку гнали, п р о
« р о м а ш к и спрятались, п о н и к л и л ю т и к и » .
— Главное, п р о д у к т а м и к о м п е н с и р о в а л и . Ты ведь страдал,
И б р а г и м ? — п о д л а с т и л а с ь я к н а ш е м у добытчику.
— А то...
— Ну, ладно, хватит т р е п а т ь с я , — подвела итог Н а т а ш а . — У нас
сегодня п о с л е д н и й вечер в О з е р к а х . З а в т р а — в д о р о г у !
— П р е д л а г а ю о т м е т и т ь . . . — начал Вовка.
— Т ы с о п ь ё ш ь с я здесь, — н е р в н о в с т р я л Феликс, к о т о р о м у из-за
желудочного о б о с т р е н и я о с п и р т н о м н е л ь з я было и думать.
64
«Долго будет Карелия
сниться...»
— Я з в е н н и к а м и т р е з в е н н и к а м слова н е давали. Д а и не т о я и м е л
в виду. П р е д л а г а ю р а з в е с т и костер, п о с и д е т ь у огня, запечь т р о ф е й ­
н у ю р ы б к у и картошку. Когда ещё здесь о к а ж е м с я ?
Все, к о н е ч н о , согласились и ш у м н о й т о л п о й о т п р а в и л и с ь к о з е р у
р а з в о д и т ь костер. Здесь, на полянке, у ж е б ы л о с т а р о е к о с т р и щ е . М ы
п р и н я л и с ь д о м и к о м складывать б е р ё з о в ы е поленья, к о т о р ы е выде­
лила нам баба Варя. Всё та ж е баба В а р я дала н а м и д ы р я в о е закопчён­
н о е ведро, в к о т о р о м и п о с о в е т о в а л а запекать картошку.
Разводить к о с т е р с д р у з ь я м и - ф и л о л о г а м и — забава, п о ч и щ е рус­
ской рулетки: никогда не знаешь, кто без ч е г о в результате о с т а н е т ­
ся.
В э т о т раз Феликс п р о я в и л н е о ж и д а н н у ю инициативу, о н вдруг
в с п о м н и л , ч т о в с в о ё м п и о н е р с к о м детстве у ж е р а з в о д и л к о с т р ы .
П о ч е м у - т о наш а р т и с т р е ш и л , что у м е е т э т о делать.
Ч т о б ы к о с т е р запылал с п е р в о й же спички, н у ж н о б ы л о настру­
гать т о н к и х лучинок. П о д ж и г а т е л ь т щ а т е л ь н о п о д г о т о в и л с я : п о п р а ­
вил очки, у с т а н о в и л б е р ё з о в о е полено, п р и ц е л и л с я и так бабахнул п о
его к р а ю т о п о р о м , что полено, как т я ж ё л ы й снаряд, п р о л е т е в пару
м е т р о в , п р и з е м л и л о с ь а к к у р а т на н о г у б е з м я т е ж н о м у Витьке, к о т о ­
р ы й в э т о в р е м я в с т о р о н к е н а с а ж и в а л на и в о в ы й п р у т и к ж и р н о г о
карася. О д н о в р е м е н н о с т я ж ё л о й а р т и л л е р и е й в д р у г у ю с т о р о н у
б ы с т р о й пулей вылетела о с т р а я щ е п к а , о т к о т о р о й только п о ч и с т о й
случайности н и к т о не п о с т р а д а л .
Витька не сразу п о н я л , что п р о и з о ш л о . О н н е к о т о р о е в р е м я , вы­
пучив глаза, хлопал о т к р ы т ы м р т о м , после чего из н е г о п о ш ё л звук
такой м о щ н о с т и , что на н е г о с у ж а с о м откликнулись все д е р е в е н с к и е
собаки.
Феликс б ы л с п о з о р о м о т с т р а н ё н о т к о с т р а и о т п р а в л е н на о з е р о ,
подальше о т Витьки, м ы т ь картошку. Вслед ему п о л е т е л п у щ е н н ы й
Витькой д ы р я в ы й карась. Н о т у т у ж е д о с т а л о с ь р ы б о м е т а т е л ю .
— Нечего моими трофеями разбрасываться! — возмутился
Ибрагим.
— Уж лучше б ы п о л е н о м , — д р у ж е с к и п о с о в е т о в а л Вовка.
— Или топором... - пробурчал пострадавший.
Витька ещё долго ворчал, пытаясь всё-таки выяснить, откуда у
Ф е л и к с а р у к и р а с т у т . У с п о к о и л с я о н т о л ь к о тогда, когда И б р а г и м
в р у ч и л ему т о п о р и п р е д л о ж и л п р о д о л ж и т ь н а ч а т о е Ф е л и к с о м
дело. Н о т о л ь к о где-нибудь п о д а л ь ш е , п о т о м у ч т о В и т ь к а с т о 65
Н. Леванина. В саду ветров
пором смотрелся, как Малюта Скуратов с секирой. Интуиция
И б р а г и м у подсказывала, что п р о с т ы м синяком дело теперь может
не о г р а н и ч и т ь с я .
В к о н ц е к о н ц о в к о с т ё р был разведен, и все мы, как з а в о р о ж ё н н ы е ,
уставились на о г о н ь , к о т о р ы й с к а ж д ы м п о р ы в о м ветерка п о с ы л а л в
р а з н ы е с т о р о н ы сладковатый, г у с т о й дым, у в е р н у т ь с я о т к о т о р о г о
б ы л о н е в о з м о ж н о . О с о б е н н о с т р а д а л а о т дыма А н я , у к о т о р о й с р а з у
п о к р а с н е л и глаза и п о т е к л о и з н о с а .
— Я у ж е п р о к о п т и л а с ь вся, — п о ж а л о в а л а с ь наша малютка.
— Ты, Анечка, т е п е р ь р ы б и н а г о р я ч е г о или х о л о д н о г о копче­
н и я ? - р е ш и л зачем-то у т о ч н и т ь Феликс.
— А ч т о э т о т е б я и н т е р е с у е т ? Т е б е н и к а к у ю нельзя, п р и т в о и х
немочах, — о г р ы з н у л с я Витька, к о т о р ы й всё ещё не м о г с п о к о й н о
в о с п р и н и м а т ь г о л о с своего ч л е н о в р е д и т е л я .
— Ну, всё, хватит вам, — о с т а н о в и л а Наташа, — хочу сделать
в а ж н о е заявление. Ребята, я в ы х о ж у замуж! С в а д ь б а — в августе.
Так-то, голубчики! П р и г л а ш а ю всех!
— Вот э т о да! — в о с т о р ж е н н о з а о р а л и п о д к о п ч ё н н ы е голубчи­
ки. — П о з д р а в л я е м ! К л а с с ! Н а свадьбе п о г у л я е м !
— Т а к в о т о ч ё м вы с Н а т а ш к о й ш е п т а л и с ь ! — повернулась ко
м н е п р о н и ц а т е л ь н а я А л и н к а . — Ж а л ь , м е н я с вами не будет. Я ведь
сразу после п р а к т и к и — д о м о й , в Одессу.
— Ч т о ? Ч т о ? ! С у м а с о ш л а ! Д а никуда м ы т е б я не п у с т и м ! — за­
орали друзья-приятели.
— Я ж е г о в о р и л а в а м . . . Ч т о , забыли? — неловко оправдывалась
Алинка.
— Я , н а п р и м е р , н и ч е г о н е знал! Слушай, как э т о т ы возьмёшь, всё
б р о с и ш ь и уедешь? — негодовал Витька. — А как же мы? К а к наш
клуб? И в о о б щ е — всё это? — о н обвел р у к а м и наш о п е ч а л е н н ы й
круг. — Б а р а н начихал? М ы , м е ж д у п р о ч и м , скучать будем!
— Ч т о я, на т о т свет о т п р а в л я ю с ь , что ли? Будете ко м н е на м о р е
п р и е з ж а т ь ! С о с к у ч и т е с ь и п р и е д е т е ! — бодрилась Алинка, у к о т о ­
р о й предательски д р о ж а л голос.
— Я т о ж е не согласен! — р е ш и т е л ь н о о б ъ я в и л И б р а г и м . —
П о д у м а й сама, т ы ж е , А л и н к а , самая з н о й н а я р о з а в м о ё м цветнике.
Ч т о я без т е б я делать буду?
— Д а всё т о ж е . . . - б у р к н у л в д р ы з г р а с с т р о е н н ы й Витька.
66
«Долго будет Карелия
сниться...»
— А м ы все т у т без т е б я п е р е р у г а е м с я , — п р и п у г н у л Вовка. —
Кто нас м и р и т ь будет? К т о у нас главный д и п л о м а т и п е р е г о в о р щ и к ?
— Ну, ч т о в ы причитаете? — у р е з о н и л а А н я . — С а м и - т о дома
ж и в е т е ! А л и н к а тоже д о м о й хочет. К т о м у же, знаете ведь, как она
у з б е к с к у ю ж а р у п е р е н о с и т ! П р и е д е м , А л и н , к т е б е в Одессу, е щ ё
у в и д и м с я ! Ну, что р а с с т р о и л и девчонку? — п р и з в а л а всех к р а з у м у
Аня. — А ты, Натуля, что молчишь, п р и ш и п и л а с ь ? П о д р у г а , называ­
ется...
Тогда и я р е ш и л а с ь на с в о ё т р у д н о е п р и з н а н и е , к о т о р о е со вче­
рашнего дня просто обжигало внутренности:
— Ребята, у м е н я т о ж е всё плохо. Вчера в сельсовет п р и ш л а теле­
грамма. О т ц а м о е г о п е р е в е л и на службу в П о в о л ж с к , и я п р я м о от­
сюда поеду на н о в о е место.
— Ни-че-го себе! В о т так п е н о ч к и ! — в з р е в е л и м о и р о д и м ы е .
— А как же м о я свадьба?
— А как ж е н а ш и « Д е в я т ь М у з » ? М е ж д у п р о ч и м , клуб, Н а т а ш к а ,
без т е б я р а з в а л и т с я ! Т о ч н я к о м !
— И музы разбредутся кто куда...
Я пыталась у с п о к о и т ь с в о и х б о е в ы х д р у з е й :
— Вы что, забыли? А н я - т о о с т а ё т с я ! О н а ж е у нас президент.
— Н е согласная я ! — к а т е г о р и ч е с к и з а м о т а л а г о л о в о й р а с с т р о ­
е н н ы й президент.
— Я тоже, как и Алинка, буду к вам п р и е з ж а т ь . О б е щ а ю . А ты,
Анюта, н а й д ё ш ь себе н о в о г о зама, ну, хоть Витьку, а т о о н всё к р и т и ­
кует, пусть в о т п о р а б о т а е т , узнает, к а к о в о э т о . . .
— В ы что, с ума все посходили? Ч т о в о о б щ е п р о и с х о д и т ? С о в е с т ь
у вас, девчонки, есть? — н е р в н о вскрикнул Феликс, к о т о р ы й , похоже,
только т е п е р ь о б р ё л дар р е ч и .
— Посидели у костра...
— Так вы что, х о т и т е сказать, что м ы в п о с л е д н и й р а з — так, все
вместе? — всё не м о г п о в е р и т ь Вовка.
— Ну, вы п р я м о как на п о м и н к а х п р и ч и т а е т е ! П р е д с т а в л я е т е ,
сколько т е п е р ь у нас н о в ы х адресов? — б о д р и л а с ь я, хотя, надо п р и ­
знаться, получалось э т о у м е н я не о ч е н ь . . .
— О й , р е б я т к и , как же я без вас? — вдруг совсем по-детски
всхлипнула Алинка, у т к н у в ш и с ь м н е в плечо. Я — за ней. Вслед за
нами захлюпали и остальные девчонки. Ребята, пряча глаза, стара­
тельно засуетились около д о г о р а ю щ е г о к о с т р а .
67
Н. Леванина. В саду ветров
Выручила М а р и н к а . О н а взяла г и т а р у и ударила п о с т р у н а м :
Здесь вам не равнина,
Здесь климат иной.
Идут лавины одна за одной.
И за камнепадом ревёт камнепад...
М ы п р и в ы ч н о подтянулись в к р у ж о к , о б н я л и с ь и грянули:
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Н о мы выбираем трудный путь Опасный, как военная тропа.
. . . Н а м казалось тогда, ч т о с т о и т только т е с н е е п р и ж а т ь с я друг
к другу, и н и к а к и е п р е г р а д ы н е устоят. Е щ ё не б ы л о п р и в ы ч к и ж и т ь
н а с т о р о ж е . Е щ ё не б ы л о о п ы т а п о т е р ь . В т о т вечер, п о ч у в с т в о в а в
н е я с н у ю п о к а у г р о з у распада, м ы и н т у и т и в н о ж а л и с ь друг к другу,
в з б а д р и в а я с е б я В ы с о ц к и м . Н о сердце ёкнуло.
О том, что больше никогда не у в и д и м с я , м ы тогда, конечно, не
знали. Э т о н е в о з м о ж н о б ы л о представить. Н о и м е н н о так всё и п р о ­
и з о ш л о . Вначале свадебная э п и д е м и я развела д р у з е й по с е м е й н ы м
углам. А в с к о р е всех н а к р ы л и с т о р и ч е с к и й катаклизм, з а в а л и в ш и й
д о р о г у не только в п р о ш л о е .
К о м п а н и я наша т е п е р ь р а з б р о с а н а п о всему свету. Феликс после
краха д и к т а т у р ы ч е р н ы х п о л к о в н и к о в вернулся со с в о и м и з е м л я к а м и
на и с т о р и ч е с к у ю родину, в Г р е ц и ю ; А н я с с е м ь е й оправилась на дру­
гую историческую р о д и н у — в Израиль; Алинка теперь в незалэжной
Украине, Н а т а ш а Р а с т о ц к о в а — в н е д р у ж е с т в е н н о й Риге, И б р а г и м с
К и м а м и в далеком Узбекистане, я — в России. С л е д ы м н о г и х п о т е р я ­
ны. И м н е о с т а ё т с я , как ч е х о в с к о м у герою, на волне д о р о г о й п а м я т и
аукать в никуда: « М и с ю с и , где в ы ? » П о м н и т е , как когда-то сидели
мы, о б н я в ш и с ь , на б е р е г у далёкого л е с н о г о о з е р а и пели:
Долго будет Карелия сниться,
Будут сниться с этих пор
Остроконечных елей ресницы
Над голубыми глазами озёр...
Помните?
68
Израильские
Конечно,
арабески
Анечке...
Н а п л а с т о в а н и я впечатлений, о ж и в ш и е в о с п о м и н а н и я и о б и л и е
и н ф о р м а ц и и после и з р а и л ь с к о й п о е з д к и о б р а з о в а л и в м о е й душе
конгломерат т а к о й с и л ы и к р е п о с т и , ч т о е щ ё долго, п р о с ы п а я с ь дома,
в с в о е й п о с т е л и , я н е в и д я щ и м и глазами р а с с м а т р и в а л а л и ч н о клеен­
ные о б о и и силилась п о н я т ь : где я? Ч у т ь л и н е — к т о я ?
Тот б р о с о к , ч т о я сделала (или — м е н я сделали?), п о д о б е н п р ы ж ­
ку на м и с т и ч е с к о м б а т у т е — из н а с т о я щ е г о в п р о ш л о е и о б р а т н о .
Э т о был п е р е л ё т н е столько на самолёте, сколько на крыльях ч и с т е й ­
ш е й а в а н т ю р ы из п р е д с к а з у е м о й р а з м е р е н н о с т и на о с т р о в (плане­
ту, и н у ю с о л н е ч н у ю с и с т е м у ) , где легко в с п о м и н а е т с я з а б ы т о е , где
п р и о б р е т а ю т ю н о ш е с к у ю о с т р о т у все и м е ю щ и е с я в т в о ё м р а с п о р я ­
ж е н и и о р г а н ы чувств, где у б о й н ы й р а с п о р я д о к д н я только б о д р и т и
тонизирует. П р е д с т а в ь т е : подъём в 6, о т б о й в 12 ночи, а в п р о м е ж у т ­
ке — п о е з д к и п о местам, о д н о н а з в а н и е к о т о р ы х с п о с о б н о сделать
из т е б я к о г о - т о д р у г о г о : И е р у с а л и м , Н а з а р е т , Галилея, К е й с а р и я ,
Цфат.
А на следующее у т р о ты вновь г о т о в к п е р е д в и ж е н и я м , к о т о р ы е в
м и р н о е в р е м я могли б ы н е н а р о к о м и у б и т ь .
Т е п е р ь у м о и х р о д н ы х есть в е с о м ы й а р г у м е н т на м о и в о з м о ж н ы е
« ж а л о б ы т у р к а » : « Х в а т и т п р и д у р и в а т ь с я , мадам, м ы все п о м н и м
т в о и и з р а и л ь с к и е э к з е р с и с ы . Т а к развлекалась, ч т о только на т р е т и й
день о нас в с п о м н и л а . Х о р о ш о Б у м а п о э л е к т р о н к е в е с т о ч к у кинул, а
то бы до сих п о р б ы л и в н е в е д е н и и » .
О д н и м словом, м н е довелось п р о ж и т ь а б с о л ю т н о н е т и п и ч н ы й
для м е н я кусок ж и з н и , к о т о р ы й с в о е й п р я н о й э к з о т и к о й задурил го­
лову так, что м о й б е д н ы й р а з у м е щ е долго о т к а з ы в а л с я чётко иден­
тифицировать свою материальную оболочку в пространстве и вре­
мени.
А у кого бы не отъехала к р ы ш а ? П р е д с т а в ь т е :
— В о н , видите, т у зелёную гору? Э т о А р м а г е д д о н . В её д о л и н е
и о ж и д а е т с я самая п о с л е д н я я на Земле битва. Всем х о р о ш о в и д н о
гору? В о н та, да, не очень в ы с о к а я горка.
Или:
— П о с м о т р и т е , сюда. Вы думаете к р а е у г о л ь н ы й к а м е н ь — э т о
метафора? — Э т о в о т этот булыжник. П о с м о т р и т е сюда, да, с е р ы й
71
Н. Леванина. В саду ветров
такой. О т с ю д а и п о ш л а в с я ч е л о в е ч е с к а я и с т о р и я . С э т о г о с а м о г о
места, на к о т о р о м м ы сейчас с в а м и с т о и м . П р о й д ё м т е дальше, това­
рищи!
А ещё:
— П о с м о т р и т е в н и з . В и д и т е овраг? О н н а ч и н а е т с я о т Я ф ф с к и х
ворот Иерусалима и смыкается с долиной Кидрона, ниже Сионской
г о р ы . Э т о , господа, Геена о г н е н н а я . О н а самая. В йевусейскох а н а а н с к и е в р е м е н а эта д о л и н а использовалась как м е с т о ж е р т в о ­
п р и н о ш е н и я младенцев б о ж е с т в у п о и м е н и М о л о х . З н а к о м о е имя, н е
правда ли? П о з д н е е м л а д е н ц ы были з а м е н е н ы на овечек. П р о агнцев
б о ж ь и х все слышали? В ы п р а в ы , д у р н а я р е п у т а ц и я у оврага осталась.
Э т о ад, т о в а р и щ и !
И ещё:
— В о т здесь, п о с м о т р и т е направо, здесь в И у д е й с к и х г о р а х
были в с в о ё в р е м я два г о р о д а . С о д о м и, с о о т в е т с т в е н н о , Гоморра.
Ч т о с н и м и стало и за ч т о — к а ж д ы й о б р а з о в а н н ы й ч е л о в е к знает.
П р а в и л ь н о . М н о г о г р е ш и л и , за т о и были наказаны. П р о с о д о м с к и й
г р е х все слышали? Только с о л я н о й столб от всего э т о г о б е з о б р а з и я
и остался. Это, т о в а р и щ и , не п р о с т о й столб, э т о о к а м е н е в ш а я ж е н а
Л о т а , о б е р н у в ш а я с я , когда н е надо. В о н о н стоит, да н е Лот, о н у м е р
давно. С т о л б стоит. Д а , л ю б о п ы т н а я была, как все ж е н щ и н ы . П р о
п р и с у т с т в у ю щ и х не г о в о р ю . Т у т о д н и святые.
А также:
— С к а з к у п р о ж и в у ю и м ё р т в у ю воду п о м н и т е ? Э т о не сказка,
господа. В М е р т в о м м о р е р ы б ы н е живут, в о д о р о с л и не растут, п т и ­
ц ы не летают. С о л е й и м и н е р а л о в столько, что у т о н у т ь в н ё м нель­
зя. М о ж н о только газету п о ч и т а т ь . Вроде б ы больше негде. Д а . . .
Н о не э т о главное. Вода з а ж и в л я е т все и з в е с т н ы е к о ж н ы е болезни.
И не только. Вначале будет сильно драть. Т е р п и т е . П о т о м у в и д и т е
чудо. Только, у м о л я ю , не б е р и т е с с о б о й г р я з и , весь с а л о н н а м запач­
каете.
А как в а м это?
— П е р е д в а м и Галилейское м о р е . И л и о з е р о . Е г о з о в у т ещё о з е р о
К и н е р е т , Г е н н и с а р е т с к о е о з е р о , Т и в е р д и а н с к о е м о р е . О д н и м словом,
н е в а ж н о , вы всё р а в н о не з а п о м н и т е . Главное, ч т о и м е н н о здесь п р о ­
п о в е д о в а л и т в о р и л чудеса И и с у с . В ч а с т н о с т и , ходил п о э т о й воде
п е ш к о м . М о ж е т е п е р е к у с и т ь на бережку.
72
Израильские
арабески
Поначалу, собрав материал, я р е ш и л а , как А р и а д н а , р а з м а т ы в а т ь
э т о т клубок впечатлений, ц е п л я я е г о на т о ч н ы е даты и названия. Н о
призадумалась: кому н у ж н а эта т о ч н о с т ь ? Д а в н о у ж е в ы п у щ е н ы кни­
ги и буклеты, И н т е р н е т п е р е п о л н е н с а м о й р а з н о й и н ф о р м а ц и е й . Т а к
что для ж е л а ю щ и х узнать что-то о б И з р а и л ь с к и х д о с т о п р и м е ч а т е л ь ­
ностях источников предостаточно.
А потому, не п р и т я з а я на п о л н о т у и о б ъ е к т и в н о с т ь , п р о с т о р а с ­
скажу о т о м , ч т о осталось в п а м я т и . С о б е р у в о е д и н о осколки впечат­
лений, рассказов, р а з г о в о р о в , в с т р е ч и расставаний, п о р а з н ы м п р и ­
чинам з а с т р я в ш и х в с о з н а н и и . И ч а с т и ч н о п о м у т и в ш и х его. Начну,
впрочем, с самого начала.
Д е н ь первый.
Больше —
московский
Н а ш самолёт п р и з е м л и л с я д е к а б р ь с к и м в е ч е р о м в а э р о п о р т у
Б е н Гуриона, что в Тель-Авиве. Н а з в а н и е города, с о о б щ и л а б о й к а я
стюардесса, п е р е в о д и т с я с и в р и т а как « х о л м в е с н ы » . В и н ь е т к а в
в о с т о ч н о м стиле. Ч т о - т о м н е э т о н а п о м и н а е т ? — Н у да, к о н е ч н о !
С а м а р к а н д н е з а б в е н н ы й . М е с т о , где я п о я в и л а с ь на с в е т . . . Н а з в а н и е
того г о р о д с к о г о р а й о н а т о ж е н е л и ш е н о в о с т о ч н о й в и т и е в а т о с т и —
« Б а г и ш а м а л » , или т о ч н е е — « б о г и ш а м о л » , ч т о в л ю б о м случае
означает « с а д в е т р о в » .
И м е н н о в саду в е т р о в у м е с т н о н а б р е с т и на холм в е с н ы . . . К а к - т о
т а к . . . Н о п р е ж д е - а б с о л ю т н о з и м н е е м о с к о в с к о е безумие, б е з о вся­
ких там х о л м о в и в и н ь е т о к .
Выехали м ы безрассудно п о з д н о — за ч е т ы р е часа до вылета. З а
рулем светленького « М и ц у б и с и » доча, р е ш и в ш а я з а о д н о сделать
л ю б е з н о с т ь м у ж у и з а б р о с и т ь его п о д о р о г е на работу. Л о г и ч н о .
З а б р о с и л и . Е д е м дальше. П о к а без з а д н е й мысли, а т о ч н е е — без
разума в о о б щ е , отмечаю, что п р о ш е д ш и й н а к а н у н е л ё г к и й с н е ж о к
л и ш и л водителей п р и в ы ч н о г о лихачества. В о т и П о л и н а т о ж е н е т и ­
п и ч н о о с т о р о ж н и ч а е т . Н о э т о не спасло. Н е т , а в а р и и м ы и з б е ж а л и ,
н о на к л я т о й « Л е н и н г р а д к е » , п о ч т и н е з а м е т н о для себя, как в водо­
ворот, оказались в т я н у т ы м и в м н о г о к и л о м е т р о в у ю пробку. Э т а ги­
д р а поглощала всё н о в ы е и н о в ы е п о р ц и и г р я з н ы х авто без в и д и м ы х
73
Н. Леванина. В саду ветров
п р и м е т н а с ы щ е н и я . Н а с т у п а л н е у д е р ж и м ы й паралич. С т о л б н я к , Н и
вправо, н и влево. С т о и м , дергаясь, м и н у т с о р о к .
П е р в о й запаниковала Полина и приступила к решительным
д е й с т в и я м . Н е в е р о я т н о д е р з к о р а з г р е б л а соседей п о несчастью и
б о к о в ы м и улочками п о м ч а л а с ь к какому-то б л и з л е ж а щ е м у м е т р о .
Вывалила меня, даже не п о м н ю где. Велела дуть на Савёловскую.
Э т о с ч е м о д а н о м , п е р е с а д к о й и переходами. Дунула. А ч т о делать?
П о х о ж е , м е т р о — э т о т е п е р ь е д и н с т в е н н ы й т р а н с п о р т , если тебе,
действительно, надо куда-то не только ехать, н о и т а к и доехать.
Д о отлёта о к о л о двух с п о л о в и н о й часов. К а к мчалась п о эскала­
тору, н а т ы к а я с ь ч е м о д а н о м на н о р м а л ь н ы х п а с с а ж и р о в , как пучилась
с л е п ы м и глазами на указатели, как п а н и ч е с к и к о л о т и л о с ь сердце —
э т о отдельный р а з г о в о р .
Н а С а в ё л о в с к о й , в ы в о р а ч и в а я ч е м о д а н н ы е колёса и о т б и в а я себе
коленки, п р и м ч а л а с ь к кассе Экспресса, к о т о р ы й , как б ы л о м н е из­
в е с т н о , д о л ж е н б ы л ходить до и с к о м о г о Ш е р е м е т ь е в а . Ага, должен!
Т ё т я в кассе м е л а н х о л и ч н о п о я с н и л а , ч т о э к с п р е с с будет в
14 часов.
— А к к у р а т в о в р е м я м о е г о вылета, — к о н с т а т и р у ю я о с т а т к а м и
мозга. — Р а з г о в о р о к о н ч е н . Т ё т я п р о д о л ж а е т пить чай.
В панике в ы в а л и в а ю с ь н а р у ж у и п р я м о со с т у п е н е к п о п а д а ю в
о б ъ я т ь я п р о н ы р л и в ы х таксистов. Узнав в р е м я отлета, все отвяли,
к р о м е о д н о г о — а в а н т ю р н о г о вида г р у з и н а с р е д н и х лет. Только о н
брался д о с т а в и т ь м е н я (пусть и н е в с р о к ! ) в к л я т о е Ш е р е м е т ь е в о .
О р у п р о с р о к , п р о на ч ё р т а м н е в а ш е Ш е р е м е т ь е в о п о с л е 14.00, чтот о ещё.
Б ы в а л о м у о б д и р а л е я с н о : к л и е н т созрел. И тогда в с т р е ч н о е пред­
л о ж е н и е — 2,5 т ы с я ч и р у б л е й , и будет вам, ж э н ш ы н а , счастье. А у
м е н я есть в ы б о р ? !
П о м ч а л и с ь , как с б е ж а в ш и е из п с и х у ш к и и д и о т ы , — п о проселоч­
н ы м д о р о г а м , о б г о н я я м а ш и н ы и слева и справа, залетая на у с п е в ш и е
обледенеть т р о т у а р ы , — благо народу за г о р о д о м негусто, — в е д о м ы е
по т е л е ф о н у каким-то Гиви — з н а т о к о м м е с т н ы х д е р е в е н ь . Водитель
Георгий о к а з а л с я н а с т о я щ и м асом, о н не только н и к о г о не у г р о б и л ,
н о и о д н о в р е м е н н о , п о д с к а к и в а я на в ы б о и н а х и к о л д о б и н а х , р и с к у я
л и ш и т ь с я зубов, всю д о р о г у вёл со м н о й светскую беседу:
— Вы, ж э н ш ы н а , куда? В Тель-Авив? О ! А я г р у з ы н из Тэлави.
« М и м и н о » п о м н и ш ь ? Там т о ж е и х п э р э п у т а л и .
74
Израильские
арабески
О т в е т о м ему было м о ё з у б н о е м ы ч а н и е .
Георгий, однако, не о т ч а и в а л с я :
— Гиви сказал, п р о б о к нэт.
— А э т о что? — п р о р ы ч а л а я , з а м е т и в в п е р е д и п л о т н ы й р я д
машин.
— Это поезд. Пэрэезд. Сэйчас пройдёт... навэрно.
— А д р у г о г о п у т и нет?
— Есть. Самалёт.
— М-м-м-м...
П о с к о л ь к у дальше я только мычала, о б щ и т е л ь н ы й Георгий завел
долгий с е м е й н ы й р а з г о в о р п о телефону.
Т у т надо заметить, что в к у п л е н н о м э л е к т р о н н о м билете т а к а я
мелочь, как т е р м и н а л , указана н е была. Гиви п о т е л е ф о н у а в т о р и т е т ­
н о заявил, что если И з р а и л ь , — то т е р м и н а л , к а н э ш н а , № 2 . П о т о м у
как м е ж д у н а р о д н ы й . М н е л и с п о р и т ь и л и сомневаться? Трясусь, о б ­
лизывая ш е р ш а в ы м я з ы к о м р а з о м п о т р е с к а в ш и е с я г у б ы . И с у ж а с о м
наблюдаю, что со в р е м е н е м т в о р и т с я ч т о - т о н е в о о б р а з и м о е ! О н о
п р о с т о с о ш л о с ума — летит, сволочь, б ы с т р е е г р у з и н с к о г о ж и г у л я !
Н о вот, н а к о н е ц , замелькали п о с т р о й к и а э р о п о р т а . П о к а з а л с я
т е р м и н а л № 1 . М ч и м с я дальше. З а час до вылета о т ы с к а л и - т а к и меж­
дународный терминал № 2 .
Н а д о заметить, ч т о д о р о г а м е ж д у т е р м и н а л а м и № 1 и № 2 в
Ш е р е м е т ь е в е — н е п о п р я м о й , и н е р я д о м , а к и л о м е т р о в 10, загогу­
л и н а м и . И ввиду п р о д о л ж а в ш е г о с я снега и м н о г о ч и с л е н н ы х м а ш и н ,
э т о т путь п р я м о на глазах с т а н о в и л с я н е п р о е з ж и м . Н о как-то, спаси­
бо Гиви, всё-таки п р о с к о ч и л и .
Расплатившись, рванула в а э р о п о р т , а Георгий с бестелесным
Гиви — за д р у г и м и дураками.
Н а входе останавливает д е ж у р н ы й :
— Куда?
— В Тель-Авив.
— Э т о не здесь. Вам в Т е р м и н а л № 1 .
— А-а-а-а!!!
— Когда вылет?
— Ч е р е з 5 5 минут.
— Б е г и т е туда, — о н н е о п р е д е л ё н н о махнул куда-то вверх и в
сторону, — там Славик, о н п о м о ж е т . С л а в и к ! К т е б е !
75
Н. Леванина. В саду ветров
В состоянии невменяемости, полная пораженческих настроений,
у ж е г о т о в а я о т к а з а т ь с я о т всего на свете, как в з а м е д л е н н о й съёмке,
влекусь в у к а з а н н о м н а п р а в л е н и и . Н а в с т р е ч у у ш л ы й верзила. Твёрдо
о б е щ а е т д о с т а в и т ь в с р о к . З а 100 долларов.
Ч т о делать? Убить Славика? К и н у т ь всё и в е р н у т ь с я в С а р а т о в ?
П о р в а т ь на себе все волосы? Все р а с с м о т р е н н ы е в а р и а н т ы п е р е к р ы ­
в а ю т с я ч у в с т в о м долга — в И з р а и л е м е н я д о л ж н ы встречать, э к с к у р ­
сии, н а ч и н а я с з а в т р а ш н е г о у т р а , у ж е заказаны. И в о о б щ е . . . О б л о м
у ж очень ч у в с т в и т е л ь н ы й . А потому, как-то н е в е р о я т н о в с т р е п е н у в ­
шись, к и д а ю с ь вслед за р е з в ы м С л а в и к о м в его д о п о т о п н у ю м а ш и н у
с полулысыми, как в с к о р е в ы я с н и л о с ь , ш и н а м и , и на б е ш е н о й с к о р о ­
сти, ю з я всем к о р п у с о м , н е с ё м с я с н и м к т о м у месту, м и м о к о т о р о г о
не так давно, р у к о в о д и м ы е Гиви, м ы с Георгием у ж е п р о е з ж а л и .
Д о вылета 4 0 минут. В и з ж а т о р м о з а м и , С л а в и к останавливает
с в о й д р а б а д а н о к о л о какого-то, я в н о н е п а р а д н о г о входа. П о д х в а т и в
м о й н е л ё г к и й чемодан, с о п р о в о ж д а е м ы й м о и м п о д в ы в а н и е м , о н на
о г р о м н о й с к о р о с т и скачет ч е р е з какие-то п р о х о д ы и к о р и д о р ы к
стойке, где, з а в е р ш и в п о с а д к у н о р м а л ь н ы х п а с с а ж и р о в , у ж е сматы­
в а ю т с в о и ч и н о в н и ч ь и м а н а т к и а э р о п о р т с к и е служащие.
В и д у м е н я б ы л в м о ю пользу. С о м н о й даже с п о р и т ь не стали.
П р о с т о шлепнули, где надо, печатями, что-то п о - б ы с т р о м у п р и к л е и ­
л и на ч е м о д а н и велели с а м о й его о т т а р а н и т ь на д р у г о й к о н е ц зала, на
т р а н с п о р т ё р , где да-а-авно у ж е п р о ш л а р е г и с т р а ц и я багажа п а с с а ж и ­
р о в м о е г о р е й с а . ( И н т е р е с н о , как о н и все сюда в с р о к п о п а л и ? )
Н е с п о р ю . М н е л и с п о р и т ь ? В о л о к у чемодан. Н а автомате проле­
таю п р о в е р к у на в ш и в о с т ь — т о есть п а с п о р т н ы й контроль. У т а м о ­
ж е н н и к о в ко м н е и н т е р е с а нет. З а т о н у т р о м о ё , оказывается, д а в н о
и н т е р е с у е т с я с в о и м и ф и з и о л о г и ч е с к и м и п р а в а м и . И т у т не п о с п о ­
р и ш ь . Д у ю в туалет. Т а м м е н я застает о б ъ я в л е н и е п о р а д и о о том, что
п е р с о н а л ь н о м н е н а д о б ы п о т о р о п и т ь с я . Все п а с с а ж и р ы у ж е в сало­
н е и ж д у т одну м е н я . К а к могла, п о т о р о п и л а с ь и у с т р е м и л а с ь ч е р е з
п о с а д о ч н у ю к и ш к у в самолёт, где кое-кто у ж е у с п е л задремать.
Е щ ё н е о ч е н ь п о н и м а я , где я и что я , плюхаюсь в кресло и как
сквозь воду наблюдаю за п а н т о м и м о й стюардов, д е р г а ю щ и х какиет о в е р е в о ч к и и т е а т р а л ь н ы м и ж е с т а м и у к а з ы в а ю щ и х на р а з н ы е ча­
сти Б о и н г а , в к о т о р о м м н е п р е д с т о и т п р о л е т е т ь ч е р т о в у кучу к и л о ­
метров.
76
Израильские
арабески
Никакого предстартового волнения. О н о просто сгорело в без­
у м н о й с к о р о с т н о й топке. Л и ш ь б е с к о н е ч н о хочется пить. К а ж е т с я ,
выдула б ы полведра! Н о г и ещё п о п р и в ы ч к е дёргаются, куда-то бе­
гут. О д н а к о нет, как н и с т р а н н о — сижу, как н и удивительно — в
самолёте!
Полное ощущение нереальности прерывают нервные C M C от
П о л и н ы : « Т ы где?» с м о и м н е и з м е н н ы м о т в е т о м : « В К а р а г а н д е » .
Э т о е д и н с т в е н н о е , что п р и х о д и т в голову д л я о б о з н а ч е н и я м о е г о ме­
с т о н а х о ж д е н и я в п р о с т р а н с т в е и в р е м е н и . П о к л о н тебе, К а р а г а н д а !
И в о т уже, о к а з ы в а е т с я , л е т и м . Судя п о часам, л е т и м 4 часа.
С о в е р ш е н н о излечившись от а э р о ф о б и и , п р о г л о т и л а какой-то в о з ­
душный п е р е к у с о н , кажется, включая п л а с т м а с с о в ы е з у б о ч и с т к и .
Так и не поняла, когда наш л а й н е р коснулся-таки земли. Л е к а р с т в о
от стресса — д р у г о й стресс.
Всё! Я на земле о б е т о в а н н о й . П е р е з а г р у з к а .
А э р о п о р т Бен Гуриона поражает. Как потом выяснилось, он —
т р е т и й в м и р е п о к о м ф о р т у , размеру, о с н а щ е н и ю . Э т о о г р о м н о е сте­
к л я н н о е с о о р у ж е н и е , находясь в н у т р и к о т о р о г о в и д и ш ь мультяшные
п е р е м е щ е н и я людей по э т а ж а м . А э р о п о р т п р е к р а с е н , о г р о м е н , пред­
упредителен. М о и в а т н ы е п о с л е м о с к о в с к и х г о н о к н о г и м я г к о н е с ё т
б е г у щ а я д о р о ж к а и в ы н о с и т то к о д н о м у п р о п у с к н о м у пункту, т о к
другому. У последнего — п а с п о р т н о г о — к о н т р о л я м н о г о с т р а н н о ­
го люда с детьми и п е й с а м и . Н и к т о не нервничает, д е т и не шалят, все
д и с ц и п л и н и р о в а н н о ждут с в о е й о ч е р е д и .
— Т у р и з м ? — с п р а ш и в а е т п о ч т и п о - р у с с к и с т р о г а я девушка в
окошке.
— В о б щ е м , да, — о т в е ч а ю ч е с т н о , п о т о м у что главное для
м е н я — всё-таки встреча с д р у з ь я м и .
П о ч е м у - т о э т о т н е в н я т н ы й о т в е т в комплекте с м о и м и и з м у ч е н ­
н ы м и глазами у с т р а и в а ю т девушку, и я п р о п у щ е н а е ю л о в и т ь с в о й
о д и н о к и й чемодан, к о т о р ы й подъехал ко м н е на т р а н с п о р т ё р е с о б о ­
д р а н н о й о п о з н а в а т е л ь н о й б и р к о й . И где его, и н т е р е с н о , н о с и л о ?
А где н о с и л о меня? И м о й л и о н в о о б щ е ? Б и р к а - т о была не д л я кра­
с о т ы ! Н а н е й дочь вывела л а к о м для н о г т е й букву Н , в надежде, ч т о
мне, р а с с е я н н о й , э т о п о м о ж е т . Ч ё р т их р а з б е р ё т э т и ч е м о д а н ы , все
одинаковые!
77
Н. Леванина. В саду ветров
Благо, у м е н я есть е щ е о д и н о п о з н а в а т е л ь н ы й знак. С у ю к л ю ч и к
в м а л ю ю ю ю с е н ь к и й т а к о й з а м о ч е к на м о л н и и и о б н а р у ж и в а ю (о сча­
с т ь е ! ) , ч т о чемодан, действительно, м о й .
Д а л ь ш е в толпе п а с с а ж и р о в п р о д о л ж а ю п р о д в и г а т ь с я на б е г у щ е й
д о р о ж к е п о к а к и м - т о светлым м н о г о э т а ж н ы м проходам, где служба
б е з о п а с н о с т и п р о д о л ж а е т отлавливать п о д о з р и т е л ь н ы х г р а ж д а н п о
и м о д н и м и з в е с т н ы м п р и м е т а м . М н о ю , как и в М о с к в е , н и к т о о с о ­
бо не и н т е р е с у е т с я . И не о с о б о — тоже. Ну, ч т о ж , должна ж е быть
х о т ь какая-то и с т о р и ч е с к а я с п р а в е д л и в о с т ь ! С в о ё на сегодня я у ж е
получила.
И в о т п о с л е д н и й барьер, ж и в о й , и з в с т р е ч а ю щ и х . П р я м о п е р е д о
м н о й — с и м п а т и ч н ы й м у ж ч и н а с п р и к о л о т ы м на груди л и с т о ч к о м .
« Н а т а ш а » — значится на нем. Б а ! Д а э т о ж е я ! А м у ж ч и н а , судя п о
тому, ч т о я п о м н ю , — Б у м а ! Урра! Выловили-таки, д р у ж к и , не дали
с г и н у т ь ! И это, н е с м о т р я на п о ч т и ч а с о в о е о п о з д а н и е самолета, дол­
г у ю с у е т у на п р о в е р о ч н ы х и п р о ч и х пунктах. В о т т е п е р ь , действи­
тельно, п р и б ы л а ! Ну, з д р а в с т в у й т е !
П о с л е д н и й р а з я видела Буму, кажется, в 7 6 году. Кстати, и н т е ­
р е с у ю с ь , а Б у м а — не с л и ш к о м ф а м и л ь я р н о ? — Нет, всё в п о р я д к е .
Б у м а — э т о в о б ы ч н о й ж и з н и , а в о о б щ е — А б р а м , А в р а а м . Ну, э т о
к а к - т о . . . О с т а н а в л и в а ю с ь на п р и в ы ч н о м .
С п у с к а е м с я с н и м на п р о с т о р н о м л и ф т е и сразу п о п а д а е м на
о г р о м н у ю автостоянку. И щ е м с в о е г о « Я р и с а » . И в о т у ж е катим
ч е р е з Тель-Авив в с т о р о н у Н а т а н и и , и л и Н е т а н и и , п о к а н е п о н я л а .
Н а указателях л а т и н и ц е й вдоль д о р о г в с т р е ч а ю т с я о б а варианта.
Видимо, здесь э т о н е в а ж н о .
П о з ж е р а з г о в о р ч и в ы й э к с к у р с о в о д п о в е д а л и с т о р и ю такого р а з ­
д в о е н и я . Я к о б ы , ж и т е л и э т о г о к у р о р т н о г о городка, р а с т я н у в ш е г о с я
на 17 к и л о м е т р о в вдоль С р е д и з е м н о г о м о р я , о б р а т и л и с ь к н е к о е ­
м у б о г а т е н ь к о м у а м е р и к а н с к о м у Н а т а н у за с п о н с о р с к о й п о м о щ ь ю .
М о л , г о р о д н о с и т ваше с л а в н о е имя, т о да сё, дайте денег. А Н а т а н
э т о т с к а р е д о й о к а з а л с я и в п о м о щ и о т к а з а л . В о т с тех п о р и п о я в и ­
лась, я к о б ы , о т р и ц а т е л ь н а я ч а с т и ц а в н а и м е н о в а н и и э т о г о симпа­
т и ч н о г о местечка. Так л и это? Н е байка ли? Б о г в е с т ь ! К а к в с к о р е
я убедилась, т у т на к а ж д о м ш а г у — в а р и а н т ы и в а р и а ц и и , м и ф ы и
м е т а ф о р ы , б а й к и и приколы... В с а м о м деле, разве м о ж е т одна буква
ч т о - т о и з м е н и т ь в судьбе города?
78
Израильские
арабески
Ж е р т в а саратовских дорог, я и за г р а н и ц е й п р и в ы к л а о б р а щ а т ь
на них в н и м а н и е . Д о р о г и , а т о ч н е е — трассы, а м о ж е т быть д а ж е —
баны, в И з р а и л е и в п р я м ь х о р о ш и . Х о т ь я и ч к о кати! Ровненько, чи­
сто, всё о с в е щ е н о и р а з м е ч е н о .
Н е успел з а к о н ч и т ь с я о д и н г о р о д — начинается д р у г о й . П о б о ­
кам д о р о г и р а з л а п и с т ы е ф и н и к о в ы е пальмы и у в е ш а н н ы е м а н д а р и ­
нами а к к у р а т н ы е деревца.
— С е з о н , — п о я с н я е т Бума, — А н я т е б е н а б р а л а с в о и м и р у к а м и .
Угощать будет.
— Ух, т ы ! — Ф а р ы в ы х в а т ы в а ю т какие-то в ь ю щ и е с я н е з е м н о й
окраски кустарники.
— П р я м о райские кушчи!
— Бугенвили, — п о я с н я е т Бума, — и х т у т полно. Н а л ю б у е ш ь с я
еще.
О н у в е р е н н о рулит, п о п у т н о н а з ы в а я на н е з н а к о м о м я з ы к е п р о ­
б е г а ю щ и е за о к н о м селения.
— Т ы п р я м о как дома! — л я п а ю я, не подумавши.
И получаю г о т о в ы й ответ:
— А м ы и есть дома.
Д о р о г а пару р а з вильнула, и в о т у ж е м ы в ъ е з ж а е м в о д в о р неболь­
ш о г о дома с л и л о в ы м и б а л к о н а м и .
Приехали.
Анечка
... За спешкой, н е р в а м и , д о р о ж н о й с у е т о й я упустила из виду са­
м о е главное — м н е п р е д с т о я л о в с т р е т и т ь с я с человеком, к о т о р о г о я
не п р о с т о не видела м н о г о лет. ( С п а с и б о тебе, И н т е р н е т ! П о к л о н вам,
создатели « О д н о к л а с с н и к о в » ! П р и в е т , у м н ы е головы, о т м е н и в ш и е
в и з ы ! ) Разлука была т а к о й глухой и б е з н а д ё ж н о й , что даже мечтать не
п р и х о д и л о с ь о т о м , что встреча т а к а я когда-нибудь будет в о з м о ж н а .
И где? В стране, даже н а з в а н и е к о т о р о й у н а с п р и н я т о п о и з н о с и т ь ,
слегка (почти к о н с п и р а т и в н о ) п о н и з и в голос, — И з р а и л ь !
А н я . Л ю б и м и ц а н а ш е г о у н и в е р с и т е т с к о г о курса. О т в а ж н а я ма­
л ю т к а Анечка, к и п я щ а я и д е я м и . Э т о она придумала з н а м е н и т ы й в
начале семидесятых в С а м а р к а н д е « К л у б д е в я т и м у з » , в к о т о р о м
мы, з е л ё н ы е п е р в а ш и , с а з а р т о м в а р и л и с ь два года ( п о т о м я уехала),
79
Н. Леванина. В саду ветров
н е давая п о к о я н и куратору, н и к о м и т е т у комсомола, н и всей п о ч т е н ­
ной интеллигенции города Самарканда.
П о ч т и каждую с у б б о т у (!) м ы о р г а н и з о в ы в а л и н о в у ю в с т р е ч у т о
с м а с т и т ы м р е ж и с с ё р о м , т о с р е д а к т о р о м м о л о д ё ж н о й газеты, т о с
каким-нибудь писателем. У нас т о л п и л о с ь всё р а з у м н о е студенчество
города. В е ч е р а п р о х о д и л и в а к т о в о м зале филфака. Н е посуху. Н а
столах с т о я л и л и м о н а д и п и р о ж н ы е . Д е н е г за вход н е брали.
К о м с о м о л , со с в о и м и к о п е е ч н ы м и в з н о с а м и , на нас, конечно,
р а з о р и л с я , но не р о п т а л . П о м о г а л и все. И ч т о удивительно: не б ы л о
н и о д н о г о Ч П . Х о т я молодого, буйного, м н о г о н а ц и о н а л ь н о г о люду
с о б и р а л о с ь о б ы ч н о на н а ш и п о с и д е л к и б о л ь ш е с о т н и ! Н е было ни­
каких в а х т ё р о в и о х р а н н и к о в . Н е было надзирателей. Б ы л и молодые
и в з р о с л ы е у ч а с т н и к и , к о т о р ы е затевали и н т е р е с н е й ш и е р а з г о в о р ы ,
ч и т а л и стихи, с п о р и л и о с о в р е м е н н о м искусстве и, к о н е ч н о , обща­
лись, знакомились, т а н ц е в а л и до упаду. О, н е з а б в е н н ы е т в и с т и ш е й к !
Только вас в с ю ж и з н ь и о т п л я с ы в а ю !
П о м н ю , часто заглядывал на о г о н ё к В л а д и м и р Д а н ь к о — м о л о д о й
т а л а н т л и в ы й п о э т с о б л и ч ь е м п л а м е н н о г о Ч е Гевары. Благословлял
н а ш и а к ц и и х о т ь и н а ч и н а ю щ и й , н о у ж е и з в е с т н ы й в городе ж у р н а ­
л и с т Э д и к Сагалаев. « С п а с и б о клубу « Д е в я т и . . . Т е п е р ь н а м есть
куда з а й т и ! » — в ы р а з и л с я к т о - т о из п р и г л а ш ё н н ы х . Так и б ы л о !
Б о л ь ш е всех, конечно, доставалось о р г а н и з а т о р а м , т о есть А н е
как президенту, м н е как вице-президенту, н а ш и м мальчишкам, к о т о ­
р ы х на филфаке — раз-два и обчёлся, а т а к ж е н а ш е й группе, в к о т о ­
р о й завелись такие б е с п о к о й н ы е н а т у р ы .
Н и к т о , п о м н и т с я , в с е р ь ё з не р о п т а л . Все д р у ж н о таскали столы
и стулья, я щ и к и с л и м о н а д о м , к о р о б к и с п и р о ж н ы м и . А главное —
с а м и п и с а л и с ц е н а р и и , л и ч н о ездили к п р и г л а ш е н н ы м з н а м е н и т о ­
стям, у б е ж д а я и х в н е о б х о д и м о с т и в ы с т у п и т ь п е р е д студентами.
Д о б и в а л и с ь согласия (не п о м н ю , ч т о б ы кто-то нам о т к а з а л ) , п о т о м
р а з в е ш и в а л и п о с т е н а м а к т о в о г о зала к а р т и н ы м е с т н ы х художников,
т о ж е п р и г л а ш ё н н ы х на м о л о д ё ж н о е действо. И сами вели все э т и
м н о г о л ю д н ы е м е р о п р и я т и я . В о т о н а — школа ж и з н и и п р о ф е с с и и !
Т о б ы л и к р у п н ы е г о р о д с к и е культурные а к ц и и , п и т а в ш и е с я
и с к л ю ч и т е л ь н о э н т у з и а з м о м и х о р г а н и з а т о р о в . И б ы л о классно!
Н и к а к о г о ф о р м а л и з м а , если н е считать о г р о м н о г о б а р х а т н о г о аль­
бома, в к о т о р ы й м ы наклеивали ф о т о г р а ф и и п р и г л а ш ё н н ы х с и х ав­
т о г р а ф а м и . Д а е щ ё а к т и в н ы м у ч а с т н и к а м вручали на п а м я т ь само80
Израильские
арабески
дельные членские билеты. К с т а т и , нас э т о делать н и к т о не заставлял.
С а м и придумали.
Ряды н а ш и с т р е м и т е л ь н о р о с л и .
Н о в о т что удивительно: и голову н и к о м у не п р и х о д и л а мысль о
деньгах! Н и к т о и з о р г а н и з а т о р о в и г о с т е й н е т р е б о в а л для себя ника­
кого в о з н а г р а ж д е н и я . Факультетский к о м и т е т к о м с о м о л а и с п р а в н о
выдавал н а м деньги, не т р е б у я н и к а к и х чеков, да и не б ы л о и х тогда!
Д е к а н а т не в м е ш и в а л с я в н а ш у к и п у ч у ю деятельность, х о т я м о г б ы
опасаться за с о х р а н н о с т ь в в е р е н н о г о ему и м у щ е с т в а . И только п о м ­
ню п е ч а л ь н о е л и ц о н а ш е й к у р а т о р ш и , м о л о д о й к р а с и в о й ж е н щ и н ы ,
к о т о р а я тогда недавно вышла з а м у ж и, к о н е ч н о , имела с в о и какие-то
планы на к о н е ц недели. Н о и о н а н е р о п т а л а , не давила инициативу,
а с м и р е н н о являлась к началу о ч е р е д н о й акции, а п о т о м так же т и х о
исчезала. Благо, ж и л а о н а неподалёку.
М ы не и с к а л и выгоды и славы. П р о с т о так п р и д у м а л и и ж и л и . У
нас были х о р о ш и е у н и в е р с и т е т с к и е преподаватели, о н и нас м н о г о м у
научили ( п о к л о н и м ! ) , н о главный, б е с ц е н н ы й о п ы т — о п ы т о б щ е ­
н и я и о р г а н и з а ц и и м ы п р и о б р е л и и м е н н о в с в о ё м клубе.
А у и с т о к о в э т о г о б у р н о г о п о т о к а стояла м и н и а т ю р н а я красави­
ца с к о п н о й в о л н и с т ы х к а ш т а н о в ы х волос — н е у т о м и м а я , о т в а ж н а я
Анечка. К н е й - т о я п р и е х а л а спустя ж и з н ь .
Встретились!
И в о т что удивительно — сто л е т п р о ш л о ! Р а з н ы е с т р а н ы , р а з н ы е
судьбы, т е п е р ь и р а з н ы е я з ы к и — а как влепились друг в друга п р и
встрече, так и не расставались б ы с о в с е м ! Всё в а ж н о и и н т е р е с н о . И
п р о семью, и п р о работу, и п р о н о в у ю ж и з н ь , и п р о старых з н а к о м ы х .
И пусть не помолодели, чего у ж т а м ! В н у ч к и у о б е и х р а с т у т ! П у с т ь от
кудрявых г р и в о с т а л о с ь совсем н е м н о г о . П у с т ь с т а т у э т о к м ы сейчас
не н а п о м и н а е м , разве что — В и л л е н д о р ф с к у ю В е н е р у (кто знает —
о ц е н и т ! ) . Н о зато, как и п р е ж д е , х о ч е т с я (и, к счастью, м о ж е т с я ! )
хохотать и л а к о м и т ь с я о б щ е н и е м (и н е только и м о д н и м ! ) . Х о ч е т с я
г о в о р и т ь и г о в о р и т ь , всё в ы с п р о с и т ь , рассказать, узнать, поделиться.
Так что, о п р е д е л ё н н о , кое-что в девушках о с т а л о с ь !
Б у м а в с т о р о н к е только п о с м е и в а е т с я . О н - т о в курсе, о ч ё м м ы
верещим!
Недоумеваю:
81
Н. Леванина. В саду ветров
— Господи, н е у ж е л и больше т р и д ц а т и л е т п р о ш л о ? В о т у ж точ­
н о — « ж и з н ь моя, иль т ы п р и с н и л а с ь м н е ? » .
А н я э т о ф о р м у л и р у е т г о р ш е : « В с ё , что б ы л о н е с о м н о й , пом­
н ю » . В т о м смысле, ч т о э т о была к а к а я - т о д р у г а я , не з н а к о м а я сегод­
няшней Аня.
Н о в о т м ы — в с т р е т и л и с ь ! Узнали друг друга! Р а д ы ! Значит,
ж и в ы е щ ё в нас те « а к т и в и с т к и , к о м с о м о л к и , к р а с а в и ц ы » ! И напле­
вать, ч т о м е ж д у с т р а н а м и — т о п о н о с , т о золотуха — т о к р и з и с , то
о х л а ж д е н и е — есть б а з о в ы е в е щ и : дом, семья, п р о ф е с с и я , р а б о т а . И
тут у нас много общего: надёжный тыл в лице единственного мужа
( « и в горе, и в р а д о с т и » ) , д в о и х детей, что т е п е р ь у ж е в ы р о с л и , п о ­
в з р о с л е л и и, к р о м е в е ч н о г о б е с п о к о й с т в а , иногда вдруг возьмут и
о д а р я т ч у в с т в о м ф у н д а м е н т а л ь н о й н а д ё ж н о с т и и о п о р ы . И ещё, ко­
нечно, п р о ф е с с и я .
А н я закатила т а к о й в к у с н о т ы и о б и л и я стол, что даже п о п р о б о ­
вать всего не было н и к а к о й ф и з и ч е с к о й в о з м о ж н о с т и .
С трудом о т р ы в а е м с я друг от друга, надо спать. З а в т р а экскур­
сия в И е р у с а л и м — г о р о д т р ё х р е л и г и й . Т а к значится на жёлтеньком
листочке, о т к р ы в а ю щ е м м о ё з н а к о м с т в о с э т о й д р е в н е й , д ы ш а щ е й
и с т о р и е й и м и ф а м и землёй. У щ и п н и т е меня, н е у ж е л и э т о всё п р о и с ­
х о д и т со м н о й ? В р е а л ь н о с т и ?
А н я с Б у м о й т е п е р ь ж и в у т одни. Д е т и в ы р о с л и . М н е выделили
отдельную к о м н а т у с т а р ш е г о М а р и к а — врача и ученого, ж и в у щ е г о
в Х а й ф е . М а р к — г о р д о с т ь семьи. З н а к о м с т в о с н и м м н е ещё пред­
стоит.
Н а столе — к о н ф е т ы и ж у р н а л ы , к о н в е р т с т а л о н а м и на заказан­
н ы е э к с к у р с и и , на к о н в е р т е а к к у р а т н ы м А н и н ы м п о ч е р к о м — все
т е л е ф о н ы , адреса и я в к и , на случай, если заблужусь. М е с т н ы й теле­
ф о н в придачу. Н а к р о в а т и л и с т о к : « Д о б р о п о ж а л о в а т ь в И з р а и л ь » .
А н е ч к а в е р н а себе.
З а в т р а выезд о т м е с т н о й а в т о с т а н ц и и в 6 у т р а . Д о неё, м н е ска­
зали, п е ш о ч к о м м и н у т 15. Так ч т о подъём в 5. Н а д о отдыхать, наби­
р а т ь с я сил.
Н е с м о т р я на б е з у м н ы й , б е з у м н ы й , б е з у м н ы й , б е з у м н ы й день, за­
с ы п а ю б ы с т р о и легко.
82
Израильские
арабески
... Н а а в т о б у с н о й о с т а н о в к е у а в т о в о к з а л а у ж е д о ж и д а е т с я пуза­
т ы й автобус с и р е н е в о г о цвета. Н а н ё м значится — « B o r i s t o u r s » . Ну,
что ж, з а п о м н и л и , поехали. Главное — н е тот, что п е р е в о з и л злос­
ч а с т н у ю л е н и н г р а д с к у ю группу, не так д а в н о п о п а в ш у ю в у ж а с н у ю
аварию. ( « К у д а т ы едешь? Там автобусы в о д и т ь н е умеют, т у р и с т ы
д е с я т к а м и г и б н у т ! — С н а р я д д в а ж д ы в о д н у в о р о н к у не падает.
Авось, п р о р в ё м с я ! » )
А н ю надпись на толстом автобусном боку почему-то развеселила.
— Надо же! «Boris t o u r s » !
— А в ч ё м дело?
— А в том, что с и м е н е м Б о р и с у нас г у т кое-что связано. П о н а ч а л у
израильтянам т р у д н о было учить р у с с к и е имена. Н о , к их р а д о с т и ,
оказалось, что м н о г и е м у ж ч и н ы , п р и е х а в ш и е из С о в е т с к о г о С о ю з а ,
звались Б о р и с а м и (от и в р и т с к о г о слова « Б а р у х » — благословен­
н ы й ) . А поскольку среди э м и г р а н т о в б ы л о м н о г о м е д и ц и н с к и х р а б о т ­
ников, т о м е с т н ы е ж и т е л и р е ш и л и , что э т о и м я д а ю т и с к л ю ч и т е л ь н о
д о к т о р а м ! Д а ж е г о в о р и л и : « Е с л и т е б е плохо, — к р и ч и : « Д о к т о р
Борис!», — и обязательно придёт русский врач!» Израильтяне и
сейчас всех р у с с к и х в р а ч е й так и н а з ы в а ю т — д о к т о р Б о р и с . Ч т о - т о
вроде и м е н и нарицательного. А « Б о р и с т у р е » — э т о с у щ е с т в е н н о е
п о н и ж е н и е , для и з р а и л ь т я н и н а — такой ж е н о н с е н с , как в н а ш е в р е ­
мя « е в р е й - ч е р н о р а б о ч и й » !
А н я машет м н е на п р о щ а н и е р у к о й и о т п р а в л я е т с я н и свет, н и
заря в с в о й фитнес-клуб. Утверждает, что ф и з и ч е с к и е у п р а ж н е н и я
п о м о г а ю т ей п о д д е р ж и в а т ь здоровье. Л и ш ь б ы и в с а м о м деле п о м о ­
гали! З д о р о в ь е - т о у неё не б о г а т ы р с к о е . У т р о начинает с таблеток,
ими и заканчивает.
Ч т о и г о в о р и т ь , силы и ф о р м а н у ж н ы . А н я и здесь, в И з р а и л е , на
боевом посту. О н а , м о ж н о сказать, м е с т н а я з н а м е н и т о с т ь , п е р в а я ди­
р е к т о р ш к о л ы — р е п а т р и а н т из б ы в ш е г о С С С Р , представитель, как
здесь называют, р у с с к о й алии. В с в о ё в р е м я э т о был н а с т о я щ и й п р о ­
рыв. Никогда е щ ё до 1 9 9 6 года, в р е м е н и в о с ш е с т в и я А н и на дирек­
торство, на такие в ы с о к и е д о л ж н о с т и в И з р а и л е не б р а л и э м и г р а н ­
тов, а точнее — вновь п р и б ы в ш и х на с в о ю и с т о р и ч е с к у ю р о д и н у
граждан, даже если и были те г р а ж д а н е семи п я д е й в о лбу.
83
Н. Леванина. В саду ветров
В о т и А н я с Б у м о й в м е с т е с п о д р а с т а ю щ и м и д е т ь м и несколько
лет п о п р и е з д е з а н и м а л и с ь далеко н е и н т е л л е к т у а л ь н ы м трудом. Н о ,
п р и н я в р е ш е н и е ж и т ь на э т о й земле, р е ш и л и до к о н ц а п р о й т и с в о й
путь, п р и н я в все и с п ы т а н и я и п о д ч и н и в ш и с ь условиям. О н и , напле­
вав на о б р а з о в а н и е и и н т е л л и г е н т с к и е п р и в ы ч к и , п р о с т о в ы ж и в а л и ,
в р а с т а я в н о в у ю среду. Т е р п е л и в о м ы л и полы, с т о р о ж и л и , у х а ж и в а л и
за ч у ж и м и п р е с т а р е л ы м и и п о с т о я н н о учили, зубрили, долбили и в ­
рит. К а к на п л о т у в о т к р ы т о м м о р е , с ц е п и в руки, зубы, н е р в ы , и з о
всех сил д е р ж а л и с ь друг за друга, не давая н и к о м у свалиться и за­
х л е б н у т ь с я в н е л а с к о в ы х волнах н о в о й ж и з н и . Все вместе учились не
только г о в о р и т ь , читать и п и с а т ь — ж и т ь заново.
М а л ь ч и ш к а м , к о н е ч н о , б ы л о п р о щ е , о с о б е н н о старшему, Марику,
е м у в о о б щ е что-то в ы у ч и т ь — одна забава. Б у м а т о ж е — е щ ё т о т
лингвист, ж и в о р а з о б р а л с я с п р е м у д р о с т я м и и в р и т а . А н е , всю ж и з н ь
з а н и м а в ш е й с я р у с с к о й ф и л о л о г и е й , п р и ш л о с ь всех трудней. В о п е р в ы х , потому, что сил и в р е м е н и б ы л о маловато, в о - в т о р ы х , ей
н у ж е н б ы л не п р о с т о р а з г о в о р н ы й — т р е б о в а л с я х о р о ш и й литера­
т у р н ы й я з ы к . Нет, конечно, м о ж н о б ы л о п р о д о л ж а т ь давать у р о к и
и г р ы на ф о р т е п ь я н о в с о с е д н е й деревне, п о п у т н о у б и р а я с ь в богатых
виллах, н о в е р н у т ь с я к с в о е й п р о ф е с с и и без х о р о ш е г о з н а н и я я з ы ­
ка — здесь п р о с т о н е р е а л ь н о . А н я говорит, что об э т о м о н а даже и
не мечтала. Рассказывает о н е о ж и д а н н о м п р е д л о ж е н и и возглавить
школу, к а к Золушка — о п р е в р а щ е н и и т ы к в ы в карету, а с т о п т а н н ы х
б а ш м а к о в в х р у с т а л ь н ы е т у ф е л ь к и . Считает, что ей п р о с т о с к а з о ч н о
повезло. Н о мы-то знаем, к о м у везёт. К т о в е з ё т — т о м у и везёт!
Э т о была с у р о в а я п р о в е р к а на р е ш и м о с т ь начать н о в у ю ж и з н ь
в стране, к о т о р а я , надо полагать, не сразу распахнула д р у ж е с к и е
о б ъ я т и я с в о и м н о в ы м г р а ж д а н а м . Н е всем э т о оказалось п о силам.
М н о г и е стали с е р ь ё з н о болеть, даже у м и р а т ь . Н е к о т о р ы е , н е в ы д е р ­
ж а в и с п ы т а н и й , вернулись о б р а т н о .
Ч е р е з с м е р т и р о д н ы х и б л и з к и х п р о ш л и и м о и друзья. И х соб­
с т в е н н о е з д о р о в ь е т о ж е б о г а т ы р с к и м не назовёшь. П о сути, на н о ­
в о й Р о д и н е п р и ш л о с ь и м р о д и т ь с я заново. Н о , видимо, не у м е р е в —
не воскреснешь!
. . . И всё-таки, откуда э т о т ё п л о е р о д с т в е н н о е чувство? К а к , в
к а к и х д у ш е в н ы х и з г и б а х о н о сохранилось, ч т о и спустя столько лет,
п р о й д я ч е р е з к а п и т а л ь н у ю ж и з н е н н у ю ломку, о н о н а п о л н я е т м о ё ну84
Израильские
арабески
т р о т е п л о м и н е и с к о р е н и м о й симпатией? П о ч е м у всё, ч т о с в я з а н о с
А н е й и её о к р у ж е н и е м , м н е т а к в а ж н о и и н т е р е с н о ? Ведь и з н а к о м ы т о мы были, Господи, всего два года! Ч т о т а к о е два года, когда и де­
с я т и л е т и я , подчас, пролетают, к а к д р о в и ш к и в топку, не о с т а в л я я
ничего, к р о м е п р о г о р е в ш и х н а д е ж д и п е п л а р а з о ч а р о в а н и й . В и д и м о ,
особое это было время. И люди тоже — особые.
Тут неподалёку от Нетании в городке Ришон-ле Ц и о н обитает и
ещё один д о р о г о й м о й ч е л о в е ч е к — А л и н к а . С н е й м ы и в о о б щ е —
только о д и н год учились вместе. А п о т о м — письма, письма. П о с л е
т р е т ь е г о к у р с а я п р и е з ж а л а к н е й в Одессу. И в с ё ! К а к о т р е з а л о !
Думала, что п о т е р я л а навсегда. А о н а нашлась. Т у т же, оказывается,
р я д о м . И з р а и л ь — м а л е н ь к а я страна, здесь н е в о з м о ж н о п о т е р я т ь с я .
Разве что и с ч е з н у т ь совсем ...
За о к н о м т у р и с т и ч е с к о г о автобуса мелькают к о н т р а с т н ы е пейза­
ж и : а р а б с к и е п о с е л е н и я — всех о т т е н к о в к о р и ч н е в о г о , з е л ё н ы х на­
с а ж д е н и й п о ч т и нет. П р о и з в о д я т о н и впечатление н е з а к о н ч е н н о г о
строительства. Д е л о в том, что, когда п о п о л н я е т с я а р а б с к а я семья,
здесь п р о с т о н а ч и н а ю т д о с т р а и в а т ь в е р х н и е э т а ж и . С е м ь и , видно,
р а с т у т б ы с т р е е , ч е м идёт р а б о т а , — в о т и т о р ч и т а р м а т у р а п о ч т и из
к а ж д о г о дома, о к р у ж ё н н о г о с т р о и т е л ь н ы м и п р о ч и м м у с о р о м .
Е в р е й с к и е п о с е л е н и я т о ж е л е г к о узнать — п о з е л ё н ы м п о с а д к а м
м а н д а р и н о в , л и м о н о в , оливок. С о з р е в а ю щ и е б а н а н ы з а б о т л и в о п о ­
м е щ е н ы в р а з н о ц в е т н ы е ц е л л о ф а н о в ы е пакеты и в и с я т не только го­
товые к употреблению, но и практически упакованные! (На самом
деле, так и не п о н я л а , зачем и х в пакеты засунули — т о л и о т п т и ц , т о
ли от к а к и х п о г о д н ы х напастей?)
В о т п о линеечке (как л ю б и т м о й м у ж ) в ы с т р о и л и с ь оливковые
п л а н т а ц и и . Кстати, только р у с с к и е для о б о з н а ч е н и я о л и в о к приду­
мали два слова: о л и в к и — д л я зелёных, м а с л и н ы — д л я ч ё р н ы х . Н а
с а м о м деле, э т о одна и та ж е ягода, только в и д сбоку. То есть одна
с о з р е в ш а я , а д р у г а я — п е р е з р е в ш а я . Н о х о р о ш и о б е ! К р у п н ы е , соч­
ные, м я с и с т ы е ! Н е о т о р в а т ь с я . Благо, о л и в к и т у т — н е п р е м е н н ы й
а т р и б у т л ю б о г о стола. Ешь, сколько влезет!
Вот а к к у р а т н о п о д с т р и ж е н н ы й в и н о г р а д н и к отдыхает, н а б и р а ­
ясь сил в м е ж с е з о н ь е .
85
Н. Леванина. В саду ветров
А е щ ё я в с т р е т и л а здесь д е р е в о своего детства — т у т о в н и к ! В
Т в е р и и э т о в о о б щ е одна из д о с т о п р и м е ч а т е л ь н о с т е й — д р е в н е е ,
м о щ н о е , в т р и обхвата дерево, о к р у ж ё н н о е скамеечками. С а д и с ь и
думай! В с п о м и н а й , как в д р у г о й ж и з н и объедалась э т и м и м е д о в ы м и
я г о д к а м и до п о л н о г о и з н е м о ж е н и я . П р и в е т тебе, с а м а р к а н д с к и й ту­
т о в н и к ! З д о р о в о , ч т о ты, о к а з ы в а е т с я , с у щ е с т в у е ш ь не только в м о е й
п а м я т и . В о н как р а с к и н у л с я ! Б о г а т ы р ь , к р а с а в е ц !
Э к с к у р с о в о д с г о р д о с т ь ю сообщает, ч т о само п о себе, д и к и м о б ­
р а з о м , п р а к т и ч е с к и н и о д н о р а с т е н и е на э т о й земле не растёт. К а ж д о е
н а с а ж д е н и е — результат труда, с п е ц и а л ь н о г о — т о ч е ч н о г о — поли­
ва и о г р о м н о г о ж е л а н и я у к р а с и т ь землю, на к о т о р о й ж и в ё ш ь . И это,
конечно, достойно уважения.
Я вам
пишу...
. . . Н е т , о п р е д е л ё н н о , э п и с т о л я р и й вводит в заблуждение. И н е ­
в а ж н о , э л е к т р о н н ы й о н и л и б у м а ж н ы й . П о с л е того, как в начале
с е н т я б р я я о б н а р у ж и л а в « О д н о к л а с с н и к а х » весточку о т А н и , п о с ы ­
пались в о п р о с ы и о т в е т ы , д е п е ш и о п р о д е л а н н о й р а б о т е , с е м е й н ы е
н о в о с т и . Т а к п о т и х о н ь к у м ы о щ у п ы в а л и друг друга, радуясь узнавае­
мым приметам и почёсывая репу п р и несовпадениях.
В о т 3 0 с е н т я б р я А н я с о о б щ и л а мне, что у н и х сегодня Н о в ы й
год — н а с т у п и л 5 7 6 9 - ы й ! Н и ч е г о себе, п р и е х а л и ! С в о ё л е т о и с ч и с л е ­
ние. П о т о м в ы я с н и л о с ь , что и неделя в И з р а и л е и м е е т свои — и н ы е г р а д а ц и и . О т д ы х н а ч и н а е т с я в о в т о р о й п о л о в и н е п я т н и ц ы (во сколь­
ко и м е н н о каждую неделю — с о о б щ а е т с я отдельно) и п р о д о л ж а е т с я
всю субботу. И н а з ы в а е т с я э т о шабат. Д а как н и н а з о в и , главное, ч т о
друзья мои отдыхают от своей тяжёлой работы. А потому — шалом,
шабат!
П о т о м в ы я с н и л о с ь , ч т о п р и е д у я аккурат в х а н у к а л ь н ы е канику­
лы. Так разучила и е щ ё о д н о слово — Ханука.
Т у т ж е нашла в И н т е р н е т е . « Х а н у к а — е в р е й с к и й п р а з д н и к све­
чей, к о т о р ы е з а ж и г а ю т в честь чуда, п р о и с ш е д ш е г о п р и о с в я щ е н и и
Х р а м а п о с л е п о б е д ы в о й с к а И е г у д ы М а к к а в е я над в о й с к а м и ц а р я
А н т и о х а в 164 году до н а ш е й э р ы . П р а з д н и к начинается 25-го числа
е в р е й с к о г о м е с я ц а кислева и д л и т с я в о с е м ь д н е й . Э т о п р а з д н и к све­
та, р а д о с т и , веселья, игр, в к у с н о й еды (среди к о т о р о й — ж а р е н ы е в
86
Израильские
арабески
масле оладьи и п о н ч и к и ) . В п р а з д н и к к а ж д ы й в е ч е р з а ж и г а ю т свечи:
одну — в п е р в ы й день п р а з д н и к а , две — в о в т о р о й , т р и — в т р е т и й и
так далее, до восьми, используя д л я этого, к а к правило, с п е ц и а л ь н ы й
подсвечник — х а н у к и ю » .
Ага! Будет весело и вкусно. Удачно я подъеду!
П о т о м А н я н е о ж и д а н н о п р и н я л а с ь развлекать м е н я е в р е й с к и м и
анекдотами:
- Я вчера была у Яши в гостях.
- Да, и шо вы там делали?
- Я целый вечер играла на пианино.
- Ой, я таки тоже не люблю эту семью!
- Рабинович, ваша жена работает?
- Работает,
переводчицей.
-А где?
- В магазинах.
- Что значит "в магазинах"?
-Той значит, ходит по магазинам и переводит мои деньги.
А между т е м я х о р о ш о п о м н ю , ч т о в н а ш е м с о в е т с к о м п р о ш л о м
такое не проходило. Как-то, глядя на п ы х т я щ и й в г о р к у с т а р е н ь к и й
« З а п о р о ж е ц » « с у ш а м и » , я решила подколоть Алинку и спросила,
к и в н у в на м а ш и н ё ш к у : « З н а е ш ь , к а к о н н а з ы в а е т с я ? » — « Н е т » . —
«Еврейский танк».
Н о о б ы ч н о з а в о д н а я , л ё г к а я н а п е р е с м е ш к и А л и н к а н е под­
д е р ж а л а м о е г о в е с е л ь я . С к а з а л а т о л ь к о : « У м о е г о д я д и Г р и ш и та­
к о й » . — « Н у и что? — у д и в и л а с ь я . — У н а с и т а к о г о н е т » . Т е м а
была закрыта.
В о о б щ е для е в р е е в в С о в е т с к о м С о ю з е р а з г о в о р о и х н а ц и о ­
н а л ь н о й п р и н а д л е ж н о с т и , как я п о н и м а ю , б ы л б о л е з н е н н о й т е м о й .
П о м н ю , п р и знакомстве с А н е й с п р о с и л а : « У т е б я не р у с с к а я фами­
лия. Т ы н е м к а ? » И А н я чётко, п о буквам вылепила: « Я ч и с т о к р о в н а я
е в р е й к а » . — « Н у и р а д и бога. Т ы еврейка, я ч и с т о к р о в н а я русская.
И что из т о г о ? »
А в э т о т раз А н я со смехом в с п о м н и л а о т а к о м х а р а к т е р н о м э п и ­
зоде. О н и в С а м а р к а н д е п е р е е з ж а л и в н о в ы й дом, и м л а д ш и й — п я т и ­
л е т н и й С т а с и к у с т р о и л с я и г р а т ь со с в о е й ч е р е п а х о й на л е с т н и ч н о й
87
Н. Леванина. В саду ветров
площадке. Н а в о п р о с соседки: « Т ы кто, м а л ь ч и к ? » О т в е т и л ч ё т к о :
« Я е в р е й » . П о т о м п о м о л ч а л и д о б а в и л : « И ч е р е п а х а м о я т о ж е ев­
рейка».
Вот так. « И ч е р е п а х а м о я е в р е й к а ! »
А к а ж д ы й л и наш п я т и л е т н и й р е б ё н о к знает, что о н русский?
И ч т о э т о значит — б ы т ь русским?
. . . В о з в р а щ а ю с ь к н а ш е й п е р е п и с к е . Как-то получаю о т А н и
э л е к т р о н н ы й т о с т : « Ш л и п о д о р о г е т р и старца. Близилась ночь, и
р е ш и л и о н и п о п р о с и т ь с я на ночлег в один дом. « К т о в ы ? » — спра­
ш и в а е т х о з я и н дома. А с т а р ц ы о т в е ч а ю т : « И д ё м м ы далече, а зовут
нас З д о р о в ь е , Л ю б о в ь и Б о г а т с т в о » . — « Н о у нас только о д н о сво­
б о д н о е место, — отвечает х о з я и н дома, — что ж е д е л а т ь ? » — « А т ы
с п р о с и у своих д о м а ш н и х » , — о т в е т и л и с т а р ц ы . Ж е н а х о з я и н а го­
в о р и т : « П у с т и Б о г а т с т в о » . Старуха к р и ч и т : « П у с т и З д о р о в ь е ! » .
А дочь плачет: « П у с т и Л ю б о в ь » . Так и п р о с п о р и л и о н и до у т р а , а
старцы, н е д о ж д а в ш и с ь ответа, у ш л и ! Хочу, ч т о б ы в В а ш е м д о м е всег­
да нашлось м е с т о для Счастья, Л ю б в и и Б о г а т с т в а ! »
О п р е д е л ё н н о , м ы все ж е л а е м т о г о ж е ! П р и ч ё м , н е з а в и с и м о о т на­
циональности.
Потом появились р у к о д е л ь н ы е с т и х и :
Кого любила и кого люблю,
Теплом которых так была согрета,
За них, родимых, Бога я молю.
Пошли им сил, удачи и здоровья.
И не покинь их в самый трудный час.
Благослови и одари любовью,
Чтобы улыбка не сходила с глаз.
Чтоб дом был чашей полной и красивой,
Чтоб тучи обходили стороной,
Чтоб Родина всегда была любимой,
А дружба оставалась дорогой.
И пусть друзья раскиданы по свету,
М о я молитва каждого найдёт,
И в дом войдя, как первый луч рассвета,
С собой благословенье принесёт.
88
Израильские
арабески
Э т о б ы л о так т р о г а т е л ь н о и так м а л о н а п о м и н а л о п р е ж н ю ю , и р о ­
н и ч н у ю А н ю , что я поначалу растерялась. В с к о р е в ы я с н и л о с ь , ч т о за
э п и с т о л я р н ы м т р ё п о м с т о я т и з м е н е н и я капитальные. Зазвучал г о л о с
человека у б е ж д ё н н о г о , сложившегося, в р о с ш е г о в н о в у ю среду и
культуру без остатка.
« В о з в р а т и т ь с я — значит в о з в р а т и т ь с я на землю И з р а и л я и вы­
п о л н я т ь законы, д а н н ы е Б о г о м всему человечеству и з а п и с а н н ы е
М о ш е ( М о и с е е м ) в Т о р е . Тора, в п е р е в о д е — « о б у ч е н и е » , — на­
писала м н е А н е ч к а в о т в е т на в п о л н е п р о з а и ч е с к и й в о п р о с , кажется,
о самочувствии.
Т а к у ю А н ю я п о к а не знаю. Е с т е с т в е н н о ! В н а ш е й а т е и с т и ч е с к о й
ю н о с т и н и о ч ё м п о д о б н о м и р е ч и н е было. М ы р е з в о к о н с п е к т и р о ­
вали н а у ч н ы й к о м м у н и з м и п р о ч у ю у ч е б н у ю н е о б х о д и м о с т ь , о с о ­
бо не в н и к а я в нудные з а м у д р ё н н о с т и . Религия была о п и у м о м , а м ы
вели з д о р о в ы й о б р а з ж и з н и . Э т о п о з ж е , гораздо п о з ж е , ч е р е з Гоголя
и Д о с т о е в с к о г о п р и ш л а я к п р а в о с л а в и ю . И т о до к о н ц а не у в е р е н а :
п р и ш л а ли?
А т у т к а к а я - т о совсем н о в а я А н я . Кстати, п р и н я в в п о д а р о к м о и
к н и г и о Д о с т о е в с к о м , о н а в е ж л и в о п о б л а г о д а р и л а и у б р а л а их на
полку. Ч е р е з несколько дней, как бы невзначай, деликатно, н о т в ё р д о
о б р о н и л а : « Н е наш э т о писатель. Н е л ю б и т о н н а с ! »
В о т те раз, в о т те два! Д о с т о е в с к и й и И з р а и л ь , о к а з ы в а е т с я « д в е
в е щ и н е с о в м е с т н ы е » ! И э т о н е в о р т о д о к с а л ь н о й синагоге, а в интел­
л и г е н т н о м доме. И это п р и т о м , что р у с с к и й я з ы к с т р е м я т с я здесь не
забывать, н а ш и п р о г р а м м ы п о т е л е в и з о р у с м о т р я т , р у с с к и е к н и г и и
газеты читают. Д а и сам факт н а ш е й в с т р е ч и свидетельствует о т о м ,
что связи не п р е р ы в а ю т с я . И вдруг т а к а я р е а к ц и я на Д о с т о е в с к о г о !
О п р е д е л ё н н о , страна и м е е т с в о ю специфику.
Русский
язык
Д о м а А н и н о с е м е й с т в о г о в о р и т п о - р у с с к и . В домах м н о г о ч и с ­
л е н н о й р о д н и — тоже. Учат э т о м у я з ы к у д е т е й и внуков. П о п р о с и л и
м е н я п р и в е з т и р у с с к и х д е т с к и х к н и г для к р о х о т у л и Ш е л е ч к и . Н а вы­
рост.
М е ж д у с о б о й п о д р а с т а ю щ и е д е т и говорят, к о н е ч н о , на и в р и т е ,
хотя в п р и с у т с т в и и р о д и т е л е й , дома, с т а р а ю т с я г о в о р и т ь по-русски,
89
Н. Леванина. В саду ветров
в п р о ч е м , п о с т о я н н о с ъ е з ж а я на п р и в ы ч н ы й иврит. И судя п о акцен­
ту, п о тому, как нелегко бывает и м п о д о б р а т ь н у ж н о е р у с с к о е слово,
как б ы в семье н и п о д д е р ж и в а л с я р у с с к и й , как б ы н и культивировал­
ся — увы, о н о б р е ч ё н : ч е р е з п а р у д е с я т к о в л е т э т о т я з ы к будет всего
л и ш ь п а м я т ь ю о р о д и т е л я х , х о т е в ш и х , ч т о б ы д е т и э т о т я з ы к н е за­
бывали.
« Я т е п е р ь д а ж е думаю на и в р и т е » , — н е о ж и д а н н о п р и з н а ё т с я
Аня.
Тогда зачем е в р е я м р у с с к и й ? М н е н е о ж и д а н н о п р и ш л а на у м та­
кая аналогия. Н а ш и безумные девяностые. Содом и Гоморра в одном
флаконе. Геена о г н е н н а я — н е п о с р е д с т в е н н о за о к н а м и . С б и т а я с
толку м о л о д ё ж ь в с е р ь ё з м е ч т а е т о з а в и д н ы х п р о ф е с с и я х п р о с т и т у т ­
к и и р э к е т и р а . Н а и б о л е е у м е р е н н ы е ж е л а ю т делать б и з н е с в т о р г о ­
в о й будке. К р о в ь р е к о й .
И ч т о ж е и н т е л л и г е н ц и я ? Та, ч т о не скурвилась, к о н е ч н о . А ниче­
го, т и х о и р е г у л я р н о , взяв за р у к у Т а н ю - В а н ю - М а н ю , вела и х в музы­
кальные и х о р е о г р а ф и ч е с к и е школы, в с е к ц и и шахмат и л е п к и . Вели,
к о н е ч н о , бабули-дедули и в ы с и ж и в а л и в х о л о д н ы х к о р и д о р а х долгие
вечера, к т о — п р и х в а т и в книжку, кто — вязанье, т е р п е л и в о д о ж и ­
даясь, когда м о з г и детские с ф о р м и р у ю т с я так, как надо, а не как п о
т е л е в и з о р у п о к а з ы в а ю т ; когда душа д е т с к а я п р и о б р е т ё т и м м у н и т е т
к сволочизму, з а п о ё т и р а с п р я м и т с я , а не н а о б о р о т .
Так т е р п е л и в ы м у с е р д и е м , в о ж д е н и е м детей п о п р и в ы ч н ы м адре­
сам, в р а ч е в а н и е м культурой, ч т е н и е м с в о и х е щ ё детских к н и ж е к и
спасли н а ш и с т а р и к и ц е л о е п о к о л е н и е — и это е щ ё одна и х заслуга.
(Господи! Сколько у н и х тех заслуг! Только п е н с и ю н о р м а л ь н у ю не
заслужили!)
Другого разумного объяснения вскоре появившихся конкур­
сов в вузы, з а п о л н е н н о с т и библиотек, т е а т р о в и к о н ц е р т н ы х залов,
да в о о б щ е — самого факта с у щ е с т в о в а н и я н а ш е г о государства как
ц и в и л и з о в а н н о г о о б р а з о в а н и я , а н е с о м а л и й с к о й п и р а т с к о й бухты,
у м е н я нет. И л и у ж е — ч и с т а я м и с т и к а . Ведь р о д и т е л и - т о в э т о в р е м я
в к а л ы в а л и д о б е з о б р а з и я . А кое-кто, т о ж е до б е з о б р а з и я , делал с о ­
всем д р у г о е .
Так к ч е м у э т о я веду? М н о г о в е к о в о й культурный и н с т и н к т удер­
ж и в а е т н а ш и х е в р е е в о т з а б в е н и я р у с с к о г о языка. О н и , конечно, точ90
Израильские
арабески
н о не з н а ю т : зачем их д е т я м ч у ж о й я з ы к , н о чувствуют, ч т о не п о м е ­
шает. Ч т о я з ы к , а т е м более т а к о й м о щ н ы й и к р а с и в ы й , как р у с с к и й ,
определённо, л и ш н и м быть не может. Ну, и к о н е ч н о , ностальгия, на
э т о м я з ы к е п р о ш л а вся п е р в а я п о л о в и н а ж и з н и . Н е баран начихал!
До перестройки, помнится, наши С М И дружно осуждали эми­
г р а н т о в (и не только евреев) за предательство. П р и п о м и н а л и и м п о ­
лученное о б р а з о в а н и е и с о ц и а л ь н ы е блага. Н а з ы в а л и ж е р т в а м и с и о ­
н и с т с к о й п р о п а г а н д ы , о б е щ а л и у ж а с н о е будущее. В п е р е с т р о й к у , с
её к а р т о ч н о й с и с т е м о й и к р и м и н а л ь н ы м разгулом, всё п р е к р а т и л о с ь .
Видимо, тот, к т о писал, сам смылся о т греха подальше.
Я , конечно, н и к о г о и н и за что не о с у ж д а ю . Б о л е е того, п о с в о е м у п о н и м а ю , п о ч е м у м н о г и е н а ш и е в р е и снялись с м е с т а и в с е й
с в о е й большой семьёй, п о о ч е р ё д н о — сначала молодые, п о т о м р о ­
дители, — п е р е е х а л и на совсем н о в о е м е с т о жительства. Ведь э т о
была — з о в у щ а я и х И С Т О Р И Ч Е С К А Я Р О Д И Н А . В е щ ь а б с о л ю т н о
сакральная, н е п о д д а ю щ а я с я до к о н ц а л о г и ч е с к о м у о б ъ я с н е н и ю .
Д л я т о г о ч т о б ы п о н я т ь это, надо п о ж и т ь н е на Родине. К а к э т о
было, н а п р и м е р , у м е н я . М ы 2 0 л е т ж и л и в Узбекистане. И , как г о в о ­
р и т м о я мама, о н а всегда, к а ж д ы й день и час, хотела д о м о й , в Р о с с и ю .
А ведь ж и л и м ы в в о е н н о м городке, д о с т а т о ч н о и з о л и р о в а н н о , в аб­
с о л ю т н о р у с с к о я з ы ч н о й среде. И т е м не м е н е е . . .
Я с детских л е т п о м н ю э т о о щ у щ е н и е Р о д и н ы . П о м н ю , к а к долго
ехали на п о е з д е д о м о й , к бабушке, в М и х а й л о в с к о е . С т о я л и с с е с т р о й
у в а г о н н о г о окна, наблюдая, как н е в ы н о с и м о м е д л е н н о м е н я л с я
п е й з а ж за п ы л ь н ы м стеклом. Л и ш ь п у с т ы н и , затем с т е п и и б е с к о ­
н е ч н ы е столбы вдоль ж е л е з н о д о р о ж н о г о п о л о т н а . Н а т р е т ь и с у т к и
о п о с т ы л е в ш а я к а р т и н к а начинает, будто нехотя, сдаваться. В о т у ж е
замелькали ж и д к и е посадки, т р а в а стала п о в ы ш е , в н е й н а ч и н а ю т
п р о с в е ч и в а т ь р а з н о ц в е т н ы м и м а я ч к а м и цветы, и только ближе к
М о с к в е — в ы р а с т а ю т за о к н о м н а ш и замечательные к р а с а в ц ы —
русские леса, со с к а з о ч н о у ю т н ы м и п о л я н к а м и в н у т р и .
П о м н ю , как п р и п о я в л е н и и п е р в о й б е р ё з к и к о м наглухо з а т ы к а л
горло, а глаза заполнялись н е о ж и д а н н о й влагой. П л а к с о й , м е ж д у п р о ­
чим, я никогда не была.
Когда п р и е з ж а л и в Галич, я п р о с т о ошалевала о т п р о х л а д н о г о
о з ё р н о г о духа, г о р ч а щ е г о т о п о л и н ы м и п о ч к а м и и к р а п и в о й . А в сво­
ём л ю б и м о м М а л о м поле с р е д и р о м а ш к о в о й благодати становилась
91
Н. Леванина. В саду ветров
р ё в о й , п р я т а л а с ь за д е р е в ь я м и , н е в силах сдержать н а х л ы н у в ш и х
чувств.
Уже тогда с к а ж и м н е к т о : с о б и р а й с я - к а ты, девушка, на с в о ю и с т о ­
р и ч е с к у ю Родину, в Р о с с и ю , н у ж н а т ы ей д л я чего-то, — п е ш к о м б ы
пошла, не р а з д у м ы в а я ! И э т о п р и т о м , что р о д и л а с ь я в С а м а р к а н д е ,
т а м м н е было и х о р о ш о и и н т е р е с н о . Там у м е н я о б р а з о в а л о с ь много,
буквально на всю ж и з н ь ! — друзей, с о д н и м и из к о т о р ы х я полетела
сейчас в с т р е ч а т ь с я на д р у г у ю часть света!
Б о г его знает, что э т о т а к о е — н а ц и о н а л ь н о е ч у в с т в о ! О т ч е г о
и м е н н о свои н а р о д н ы е п е с н и и п л я с к и т р о г а ю т тебя до сердечного
с т е с н е н и я ? О т ч е г о р о д н ы е п е й з а ж и так к р е п к о з а п а д а ю т в душу?
Ведь, кажется, у ж е м н о г о ч е г о в и д е л а . . . И кто м н е о б ъ я с н и т , о т ч е г о
запах г а л и ч с к о й к р а п и в ы так и о с т а л с я на всю ж и з н ь ж е л а н н е е « а м ­
б р е » Ш а н е л и №5? Тот, к т о не ж и л на ч у ж б и н е , в р я д ли э т о п о й м ё т !
К т о м у же, в п е р е с т р о й к у , когда с п е ш н о к р у ш и л с я и н т е р н а ц и о ­
н а л и з м и под н о ж шла д р у ж б а н а р о д о в , — р у с с к и м х о т я б ы м о ж н о
было в е р н у т ь с я в Р о с с и ю . Н е л ь з я сказать, ч т о б ы и х туда звали, н о до­
м о й в к р а й н е м случае м о ж н о я в и т ь с я и н е з в а н ы м , не в ы г о н я т !
А И з р а и л ь стал не п р о с т о звать евреев, о н сделал п о д р е п а т р и ­
а н т о в с п е ц и а л ь н ы е п р о г р а м м ы . Н а п р и м е р , о р г а н и з о в а л г р у п п у под­
д е р ж к и в виде п р и ё м н ы х с е м е й . Б ы л а т а к а я и у м о и х д р у з е й .
И з письма А н и : « У нас была и есть п р и е м н а я семья. О н и ж и в у т в
К ф а р М о н а ш е . И м ы ж и л и там 8 лет. Э т о д е р е в н я в 7 к м о т Н а т а н и и .
К о н е ч н о , д е р е в н я — в м е с т н о м п о н и м а н и и . О г р о м н ы е виллы, сады
и т.д. М ы о ч е н ь д р у ж и м и сейчас. З о в у т их Н о а м и и Акива. О н у ж е
в д р у г о м м и р е . А с Н о а м и м ы п р о д о л ж а е м д р у ж и т ь . Э т о отдельная
тема, для м е н я очень в а ж н а я . Когда я болела, о н и в о с п р и н и м а л и э т о
как л и ч н у ю т р а г е д и ю и о ч е н ь п о м о г а л и » .
Такое, к о н е ч н о , не з а б ы в а е т с я . . .
Время собирать
камни...
А что касается учёбы, т о чего-чего, а её А н я никогда не боялась.
П о х о ж е , что и в и з у ч е н и и С в я т о г о п и с а н и я о н а продвинулась далеко.
В о н как ф о р м у л и р у е т : « Е с т ь такая мысль в книге Техелим (псалмы),
к о т о р ы е н а п и с а л ц а р ь Д а в и д : « В о з в р а щ а й т е с ь , сыны, и я возвращусь
к В а м » . Е с т ь о б ш и р н о е т о л к о в а н и е . В т о м числе и т а к о е : « Е в р е и
92
Израильские
арабески
должны в о з в р а т и т ь с я на з е м л ю И з р а и л я , и тогда Б о г в о з в р а т и т с я к
ним».
П о с к о л ь к у Б о г б у к в а л ь н о назначил (!) е в р е е в б ы т ь п р о в о д н и к о м
его идей для всего человечества, т о е в р е и как б ы о т в е ч а ю т за всех,
п о э т о м у в о з в р а щ е н и е е в р е е в на с в я т у ю з е м л ю — л и ч н а я з а и н т е р е ­
с о в а н н о с т ь к а ж д о г о человека, н е з а в и с и м о о т в е р о и с п о в е д а н и я .
Ну, а на С в я т о й земле п о л о ж е н о в е с т и с е б я в с о о т в е т с т в и и с за­
конами Торы.
Э т о так, на о д н о й ноге. К о н е ч н о , на э т у тему м о ж н о читать ц е л ы й
курс лекций».
П о х о ж е , л е к ц и и у ж е начались. Ну, что ж , я т о ж е у ч и т ь с я люблю.
П о с л у ш а ю с и н т е р е с о м . Х о т я , п р и з н а т ь с я в Т о р е , то есть в В е т х о м
завете, я не сильна. Д л я м е н я , п р а в о с л а в н о й , Евангелие, Н о в ы й за­
вет, как-то ближе. А в о о б щ е надо бы п е р е ч и т а т ь К н и г у Моисееву.
Вот ведь как у б е д и т е л ь н о всё и з л о ж и л , ч т о и ч е р е з т а к у ю тьму веков
действует!
И т а к , за ш е с т ь р а з н о р а б о ч и х л е т А н я в с о в е р ш е н с т в е выучила
иврит, научилась на н ё м не только г о в о р и т ь , н о и читать-писать. В о т
это м е н я п о р а з и л о , пожалуй, сильнее, ч е м её п р и в е р ж е н н о с т ь Т о р е .
Д е л о в т о м , что и в р и т — я з ы к с п е ц и ф и ч е с к и й . Т у т всё д р у г о е , н е п р и ­
в ы ч н о е — и алфавит: не л а т и н и ц а , не кириллица; и п о р я д о к букв:
н а о б о р о т — справа н а л е в о ; и с т р а н н о е н а п и с а н и е э т и х букв — не т о
к и т а й с к и е иероглифы, не т о а р а б с к а я вязь.
К а к п о з ж е я выяснила, и в р и т использует для письма с о б с т в е н ­
н ы й е в р е й с к и й алфавит в так н а з ы в а е м о м квадратном шрифте. О н
был з а и м с т в о в а н и в р и т о м и з а р а м е й с к о г о языка, ч т о с у щ е с т в о в а л
а ж в 6 веке до н. э. К в а д р а т н ы й ш р и ф т — э т о вид алфавита (на ив­
р и т е — алеф-бет), что означает: к а ж д ы й з н а к (буква) с о о т в е т с т в у е т
о п р е д е л ё н н о м у звуку, в о т л и ч и е о т н е а л ф а в и т н ы х систем ( д р е в н е е ­
гипетский, к и т а й с к и й ) , в к о т о р ы х к а ж д ы й з н а к о б о з н а ч а е т п о н я т и е
( и д е о г р а м м у ) и л и с о ч е т а н и е звуков ( с л о г о в о е п и с ь м о ) .
А гласных букв в и в р и т е н е т совсем. О д н и согласные. Ч т о - т о т и п а
стенограммы.
Господи, чего только н е т на белом свете!
И в о т что удивительно: я з ы к , с ч и т а в ш и й с я м ё р т в ы м в т е ч е н и е
18 столетий, с т а н о в и т с я в с е р е д и н е двадцатого века я з ы к о м повсед93
Н. Леванина. В саду ветров
н е в н о г о о б щ е н и я , г о с у д а р с т в е н н ы м я з ы к о м с т р а н ы . Э т о всё р а в н о ,
что м ы б ы вдруг, р е ш и в , ч т о с о в р е м е н н ы й р у с с к и й я з ы к с л и ш к о м ис­
п о р ч е н ж а р г о н а м и и з а и м с т в о в а н и я м и , п е р е ш л и б ы на с т а р о с л а в я н ­
ский — язык церковного богослужения и духовной девственности.
Т у т н у ж н а н е только в н я т н а я г о с у д а р с т в е н н а я п о л и т и к а , за э т и м
с т о и т э н т у з и а з м г р а ж д а н , ж е л а ю щ и х л и ч н о участвовать в с т р о и ­
тельстве с в о е г о государства и г о т о в ы х для э т о г о на л ю б ы е ж е р т в ы .
С самыми разными проявлениями патриотизма в Израиле я потом
н е о д н о к р а т н о встречалась. И э т о в ы з ы в а е т у в а ж е н и е . А п о к а закон­
ч у мысль об иврите, п о к а з а в ш е м с я м н е н е в о з м о ж н ы м п о т р у д н о с т и
языком.
П р о ш л о чуть более ста л е т с тех пор, как С о ю з в з а и м о п о м о щ и
н е м е ц к и х е в р е е в ( Х и л ь ф с ф е р а й н ) о с н о в а л в 1 9 0 4 году п е р в у ю в
И е р у с а л и м е у ч и т е л ь с к у ю с е м и н а р и ю для п р е п о д а в а т е л е й иврита, и с
м о м е н т а о т к р ы т и я в 1 9 0 5 году в Я ф ф о г и м н а з и и « Г е р ц л и я » — п е р ­
в о й в м и р е с р е д н е й школы, в к о т о р о й п р е п о д а в а н и е велось на и в р и ­
те, — и в о т у ж е э т о т я з ы к (вместе с а р а б с к и м ) я в л я е т с я о ф и ц и а л ь ­
н ы м я з ы к о м государства.
В ч ё м п р и ч и н а успеха столь н е в и д а н н о г о л и н г в и с т и ч е с к о г о экс­
п е р и м е н т а ? — О ф и ц и а л ь н о считается, ч т о главным з а л о г о м его стал
не только д о б р о в о л ь н ы й , н о и п р и н у д и т е л ь н ы й в ы б о р и в р и т а как
я з ы к а п о в с е д н е в н о г о о б щ е н и я в семьях р е п а т р и а н т о в в т о р о й и т р е ­
т ь е й волны, п р и б ы в ш и х в Э р е ц - И с р а э л ь в п е р в у ю ч е т в е р т ь X X века и
живших в кибуцах и сельскохозяйственных поселениях.
О к и б у ц а х — п о з ж е , туда м н е только п р е д с т о и т поехать. А пока,
мягко п о к а ч и в а я с ь на п о в о р о т а х , м ы п о д ъ е з ж а е м к главному г о р о ­
ду с т р а н ы , к п р е д м е т у п а л о м н и ч е с к и х с т р а с т е й и в о ж д е л е н и й —
Иерусалиму.
Возвращение
в
Иерусалим
... З а о к н о м э к с к у р с и о н н о г о автобуса п о я в и л и с ь о г р о м н ы е ка­
м е н н ы е с т у п е н и , п о к о т о р ы м ввысь у с т р е м и л и с ь всех о т т е н к о в бе­
л о г о к а м е н н ы е дома. П о г о д а , н е с м о т р я на зиму, я с н а я . П р а в д а , п о
м е с т н ы м м е р к а м , п р о х л а д н а я + 1 7 . А н я у т р о м заставила взять шарф,
к у р т к у и зонт. Говорит, что д о ж д ь о б я з а т е л ь н о будет. То ли всерьёз,
т о л и ш у т к и р а д и у т в е р ж д а е т , ч т о для с т о п р о ц е н т н о г о п р о г н о з а надо
п р о с т о заглянуть с б и н о к л е м в Т у р ц и ю . И тогда к бабке не ходи —
94
Израильские
арабески
если там дождь, а в Н а т а н и и сухо, — б е р и з о н т и не с о м н е в а й с я , ско­
р о д о ж д ь будет и здесь. П о ч е м у - т о и м е н н о Т у р ц и я ф и г у р и р у е т как
метео-оселок. Н е И о р д а н и я , н е Л и в а н , к о т о р ы е т о ж е из р а з н ы х мест
И з р а и л я видны, и даже не в б и н о к л ь .
В о о б щ е здесь всё р я д о м и всё к о н т р а с т н о : целых т р и м о р я , г о р ы
и п у с т ы н я ; т р и д р е в н е й ш и х р е л и г и и — х р и с т и а н с т в о , мусульман­
ство и иудаизм. Р а з н ы е культуры и т р а д и ц и и , о с о б ы й о б р а з ж и з н и
соседствуют здесь, правда, н е всегда с п о к о й н о . В о т п о ч е м у главный,
самый д р а м а т и ч н ы й к о н т р а с т и з р а и л ь с к о й ж и з н и — э т о В о й н а и
М и р . В соседях И о р д а н и я , Л и в а н , С и р и я , Египет. И н е з а ж и в а ю щ а я
рана — С е к т о р Газа.
Э к с к у р с и ю ведёт с и м п а т и ч н а я девушка М а р и н а . Н а подъезде к
И е р у с а л и м у начала с о о б щ а т ь н е о б х о д и м ы е сведения:
— П л о щ а д ь И з р а и л я п о р о с с и й с к и м м е р к а м мала — всего
21,5 тыс. кв. км. Н а с е л е н и е — более 7 м и л л и о н о в человек. ( Д л я срав­
н е н и я : М о с к в а и область з а н и м а ю т 4 8 т ы с я ч г е к т а р о в . А с о в о к у п н о е
население э т о г о м о н с т р а — 17-20 м и л л и о н о в человек. Д о п у щ е н и е в
т р и миллиона. С о с ч и т а т ь не м о г у т ! )
— Р е п о р т а ж и из И з р а и л я часто п о к а з ы в а ю т п о р о с с и й с к о м у
телевидению, о с о б е н н о п о Н Т В , и всё-таки, я думаю, что о с т р а н е
вы знаете совсем н е м н о г о . Знаете, что о с н о в н о е по ч и с л е н н о с т и на­
селение — е в р е и , что у них п р о и с х о д я т п о с т о я н н ы е к о н ф л и к т ы с
соседями-арабами, которые исподтишка устраивают в Израиле взры­
вы и д р у г и е т е р а к т ы . Регулярно с в о и м и м а л о м о щ н ы м и р а к е т а м и о б ­
с т р е л и в а ю т п р и г р а н и ч н ы е т е р р и т о р и и . П о т о м получают неадекват­
но м о щ н ы й ответ и на н е к о т о р о е в р е м я затихают.
Слышали, н а в е р н о е , п р о « М о с с а д » , — к о т о р а я , судя п о свиде­
тельству п р о ф е с с и о н а л о в , я в л я е т с я о д н о й и з самых м о щ н ы х р а з в е ­
д о к в м и р е . П р о неё передач, к о н е ч н о , не делают, п р о с т о , когда у н и ­
ч т о ж а е т с я о ч е р е д н о й главарь, — н а м е к а ю т на р а б о т у и м е н н о э т о й
с т р у к т у р ы . А дальше — с п л о ш н ы е н е п о н я т к и , включая столицу
страны. Ч а с т о с т о л и ц е й называют Тель-Авив. Н о ведь более полуве­
ка назад с т о л и ц е й п р о в о з г л а ш ё н и ф а к т и ч е с к и я в л я е т с я И е р у с а л и м .
С д р у г о й с т о р о н ы , м и р о в ы м с о о б щ е с т в о м э т о не п р и з н а н о .
Так, р а з б е р ё м с я . П р а в и т е л ь с т в о И з р а и л я н а х о д и т с я где? В
И е р у с а л и м е . — Тогда столица И е р у с а л и м . Н о п о ч е м у н е к о т о р ы е
м и р о в ы е С М И с т о л и ц е й у п о р н о н а з ы в а ю т Тель-Авив? Н а в е р н о е ,
потому, что долгое в р е м я п р а в и т е л ь с т в о находилось и м е н н о т а м и,
95
Н. Леванина. В саду ветров
к т о м у же, И е р у с а л и м н е п о л н о с т ь ю п р и н а д л е ж и т И з р а и л ю , а ТельА в и в — п о л н о с т ь ю . Р а з о б р а л и с ь ? В о т так в о в с ё м ! И где столица?
Э к с к у р с о в о д М а р и н а п р е д л а г а е т всем в ы й т и из автобуса и п р о ­
должает с в о й р а с с к а з о б И е р у с а л и м е :
— Город и м е е т с о в е р ш е н н о о с о б ы й статус как м е с т о р а с п о л о ­
ж е н и я с в я т ы н ь иудаизма, х р и с т и а н с т в а и ислама. С в я т ы н я м и для
е в р е е в я в л я е т с я Х р а м о в а я г о р а и её з а п а д н а я стена — С т е н а плача
( « К о т е л ь » ) ; для мусульман — в е л и ч е с т в е н н ы е м е ч е т и на Х р а м о в о й
г о р е ( р е л и г и о з н ы й а р х и т е к т у р н ы й комплекс Аль-Харам а л ь - Ш а р и ф ) ,
а для х р и с т и а н всех к о н ф е с с и й — м н о ж е с т в о ц е р к в е й , возведённых
там, где с т у п а л а н о г а И и с у с а . И м е н н о здесь п р о и с х о д и л и м н о г и е
с о б ы т и я , о п и с а н н ы е в Б и б л и и , и, в ч а с т н о с т и , главные и з н и х —
Р а с п я т и е Х р и с т о в о на п р и л е г а ю щ е й к городу Л ы с о й г о р е (Голгофе)
и Воскресение Христово.
М ы с в а м и н а х о д и м с я в С т а р о м городе, где р а с п о л а г а е т с я и с т о ­
р и ч е с к а я часть И е р у с а л и м а , к о т о р а я о к р у ж е н а к р е п о с т н о й с т е н о й .
С т а р ы й г о р о д и с т о р и ч е с к и поделён на е в р е й с к у ю , а р м я н с к у ю , х р и ­
с т и а н с к у ю и мусульманскую части.
А т е п е р ь о т п р а в л я е м с я на Х р а м о в у ю гору. У вас будет в о з м о ж ­
н о с т ь о с т а в и т ь з а п и с о ч к у в С т е н е плача. Увидим т р е т ь ю после
М е к к и и М е д и н ы мусульманскую д о с т о п р и м е ч а т е л ь н о с т ь — мечеть
Аль-Акса. З а й т и туда с м о г у т только те, кто з н а к о м с э т о й р е л и г и е й .
П р и входе в а м п р е д л о ж а т п р о д о л ж и т ь начатую служителем суру, и
если вы э т о не сделаете — в м е ч е т ь не попадёте.
П р а в о с л а в н ы е более д е м о к р а т и ч н ы . И е р у с а л и м с к и й х р а м
В о с к р е с е н и я Х р и с т о в а , более и з в е с т н ы й как Х р а м Гроба Господня,
м ы с в а м и сегодня о б я з а т е л ь н о п о с е т и м . А п о к а п р о х о д и т е ч е р е з э т о т
вход, п р е д ъ я в и т е с о д е р ж и м о е в а ш и х с у м о к , р а з р е ш и т е п о р а б о т а т ь
металлоискателю. М е р ы в ы н у ж д е н н ы е . Н о в в а ш и х и н т е р е с а х .
П о к а в о з н и к л а з а м и н к а на входе, я р е ш и л а у т о ч н и т ь у М а р и н ы :
— А сколько л е т И е р у с а л и м у ?
— О к о л о 3 тысяч. П р и б л и з и т е л ь н о . Редко м о ж н о в с т р е т и т ь на
земле уголок с т а к о й д р е в н е й ц и в и л и з а ц и е й , не правда ли? — ж и в о
откликнулась девушка.
— А я в т а к о м м е с т е родилась. С а м а р к а н д , — о б ъ я в и л а не без
гордости.
— Да-а. П о ч т и р о в е с н и к . Ему, кажется, 2 7 5 0 лет? — п р о я в и л а
Марина редкую осведомлённость.
96
Израильские
арабески
— Д а там ч е м глубже копают, т е м б о л ь ш е откапывают. В 7 0 году
п р а з д н о в а л и 2 5 0 0 лет, а в с к о р е о т к о п а л и г о р о д и щ е А ф р о с и а б , отку­
да С а м а р к а н д и пошёл, так там свидетельства гораздо более д р е в н е й
и с т о р и и . С е й ч а с о с т а н о в и л и с ь на ц и ф р е 2 7 5 0 лет, но, п о д о з р е в а ю ,
ц и ф р а не о к о н ч а т е л ь н а я . . .
— Есть в т а к и х местах о с о б о е о ч а р о в а н и е , — л ю б о в н о погляды­
вая снизу вверх на Х р а м о в у ю Гору, з а м е т и л а М а р и н а . — Я , н а п р и м е р ,
в м о л о д ы х г о р о д а х чувствую с е б я как с р е д и б е з д а р н о г о новодела.
— А здесь?
— О , э т о г о р о д - м у з е й ! П о д л и н н и к . Здесь всё и м е е т смысл.
М о ж н о думать над к а ж д ы м не только зданием, — ф р а г м е н т о м его,
с а м о й м а л о й частицей.
— В о т - в о т . А земля! К а к а я в таких местах земля! П р я м о н а ч и н е н а
т а й н о й . К а ж е т с я , что ходишь п о с о к р о в и щ а м . У м е н я такое с детства.
М ы , ещё н и ч е г о толком не п о н и м а я , и г р а л и в С а м а р к а н д е в с о к р о в и ­
ща, клады искали. И что и н т е р е с н о — всегда находили.
— И какие? — и н т е р е с у е т с я с у л ы б к о й М а р и н а .
— Д а чепуху д е т с к у ю — т о монетку, т о камешек к р а с и в ы й , т о
осколок н е п о н я т н о какой к о с т и . . . О б ы ч н ы е , конечно, и г р ы и о б ы ч ­
ные находки, но, м н е кажется, всё р а в н о — всё в т а к и х местах о с о ­
б е н н о е — и земля, и вода, и воздух. С п р и в к у с о м в е ч н о с т и .
— К р а с и в о сказали, но нам пора. Все наши п р о ш л и . Давайте
и мы.
М а р и н а п р о в е л а э к с к у р с и ю п о Х р а м о в о й горе, п о к а з а л а в и д н е ­
ю щ у ю с я п о о д а л ь М а с л и ч н у ю гору, рассказала о ц е р к в я х , о к р у ж а ю ­
щ и х э т о л е г е н д а р н о е место, откуда в о о б щ е всё пошло. П о Б и б л и и
и Корану, — э т о начало всей ч е л о в е ч е с к о й и с т о р и и . Н е больше, не
меньше. И ч т о должен и с п ы т ы в а т ь ч е л о в е к в т а к и х местах, в е р н е е —
в т а к о м м е с т е — п о т о м у что о н о — е д и н с т в е н н о е ? В о о б щ е — мож­
н о л и б е с п р е с т а н н о благоговеть? И как это? А куда деть в о п р о с ы ,
с о м н е н и я ? С н и м и М а р и н а нас т о ж е д о б р о с о в е с т н о ознакомила, на­
пример, у «Краеугольного к а м н я » :
— В с р е д и н е Купола С к а л ы , как вам х о р о ш о видно, возвышает­
ся п р и б л и з и т е л ь н о на 2 м е т р а большая скала д л и н о й 17,7 м е т р о в и
ш и р и н о й 13,5 м е т р о в . Э т о т к а м е н ь с ч и т а е т с я с в я щ е н н ы м и окру­
ж ё н п о з о л о ч е н н о й р е ш ё т к о й , ч т о б ы н и к т о к н е м у не п р и к а с а л с я .
Считается, ч т о э т о и есть т о т Э в е н а - Ш т и я ( « К а м е н ь О с н о в а н и я »
или « К р а е у г о л ь н ы й к а м е н ь » ) , о к о т о р о м в Талмуде г о в о р и т с я , что
97
Н. Леванина. В саду ветров
с н е г о Господь начал С о т в о р е н и е М и р а , и к о т о р ы й п о м е щ а л с я в свя­
т а я святых И е р у с а л и м с к о г о храма.
Однако, друзья, э т о п р о т и в о р е ч и т тому, что и з в е с т н о о
« К р а е у г о л ь н о м к а м н е » из д р у г и х е в р е й с к и х и с т о ч н и к о в . Так, со­
гласно о д н о м у из них, к а м е н ь п о д н и м а л с я над п о ч в о й всего на т р и
пальца, а эта скала, как видите, г о р а з д о в ы ш е ; к р о м е того, о н а край­
не н е р о в н а и з а о с т р е н а вверх, и п е р в о с в я щ е н н и к не м о г б ы ставить
на н е ё к а д и л ь н и ц у в Й о м К и п у р . ( И о м К и п у р — э т о Д е н ь искупле­
ния, с а м ы й в а ж н ы й иудейский п р а з д н и к . Э т о день поста, п о к а я н и я
и о т п у щ е н и я г р е х о в ) . В о т п о ч е м у н е к о т о р ы е полагают, что на э т о м
к а м н е во д в о р е Х р а м а находился не К р а е у г о л ь н ы й камень, а д р у г а я
иудейская с в я т ы н я — Ж е р т в е н н и к в с е с о ж ж е н и я .
... П р а в о , с м е ш н о . Ч т о весь м и р у п ё р с я в о с н о в а н и е н е к о е г о кам­
ня, — н е с о м н е в а ю т с я , а в о т насчёт к а д и л ь н и ц ы засомневались —
у с т о и т — н е у с т о и т ? А ведь я с н о , ч т о точка отсчёта в э т о й ч а с т и све­
та совсем другая. Т ы или в е р и ш ь — и л и нет. И л и с п о с о б е н п р и н я т ь
с и м в о л и м е т а ф о р у как н е в е р о я т н у ю , н о р е а л ь н о с т ь , или же не в си­
л а х о т к л ю ч и т ь с в о и шелудивые с о м н е н и я . И тогда встреча с р е а л ь н о й
и е р у с а л и м с к о й с в я т ы н е й т е б я даже и разочарует. Н е будут сходиться
к о н ц ы с к о н ц а м и . А н у ж н ы о н и тебе, те к о н ц ы ? П р о с т о в п и т ы в а й всё,
ч т о м о ж е ш ь . Н а о с т а т о к ж и з н и хватит и тебе, и детям и внукам т в о ­
им, и долго рассказывать будешь, к а к с п о д о б и л с я п о б ы в а т ь на С в я т о й
земле. Э т о ж е с о б ы т и е в с е й ж и з н и ! А такое — Б О Л Ь Ш О Е — сразу,
конечно, не рассмотреть и не понять,- тут время нужно.
— Т е п е р ь , друзья, — т о р о п и т нас М а р и н а , — м ы с вами ещё р а з
п р о й д ё м ч е р е з в о р о т а , у ж е на выход, и о т п р а в и м с я ч е р е з с т а р ы й го­
р о д к Х р а м у Гроба Господня. Убедительная п р о с ь б а : не отставать! Я
буду размахивать н а д г о л о в о й в о т э т и м с и н е н ь к и м платочком. Будьте
внимательны!
П р е д у п р е ж д е н и е не л и ш н е е , п о т о м у что повела нас М а р и н а п о
местам, к о т о р ы е р а з в е что в о сне и у в и д и ш ь . М ы спускались, под­
н и м а л и с ь и петляли п о у з к и м к а м е н н ы м д о р о ж к а м , натыкались на
к а к и е - т о д е й с т в у ю щ и е с и н а г о г и и ц е р к в у ш к и , в к о т о р ы х службы шли
с в о и м чередом, а люди в ч ё р н о м не о б р а щ а л и на б е с к о н е ч н у ю тол­
пу л ю б о п ы т с т в у ю щ и х н и к а к о г о в н и м а н и я . Здесь текла своя ж и з н ь ,
к о т о р о й п р и с у т с т в и е д о с у ж и х т у р и с т о в п о м е ш а т ь н е могло. Э т о у
м е н я у с и л и в а л о о щ у щ е н и е , ч т о п о г у б а м текло, а в р о т не п о п а л о —
98
Израильские
арабески
вроде бы был и видел, н о д о п у щ е н н е был — « м н о г о званых, м а л о
избранных».
Н у и ладно. С в е т с к а я ж и з н ь т о ж е и м е е т с в о и п р е л е с т и . Вот, сде­
лав о ч е р е д н о й п о в о р о т вслед за « с и н е н ь к и м с к р о м н ы м п л а т о ч к о м » ,
мы оказались в с а м о м ц е н т р е х р и с т и а н с к о г о квартала, в к о т о р о м на­
ходится вполне ж и т е й с к а я д о с т о п р и м е ч а т е л ь н о с т ь — з н а м е н и т ы й
и е р у с а л и м с к и й базар. П ё с т р ы й в о с т о ч н ы й т о р г с его п р о с т о д у ш н ы м
нахальством, д о м а ш н е й о т к р ы т о с т ь ю и н е у т о м и м о й о б щ и т е л ь н о ­
стью.
Ч е г о т у т только н е т ! П о с у д а , с у в е н и р ы , к о в р ы , у к р а ш е н и я , н а ц и ­
о н а л ь н ы е о д е ж д ы — всего не п е р е ч и с л и ш ь ! И т о ж е о щ у щ е н и е сво­
ей — з а к р ы т о й — ж и з н и ! И э т о п р и т о м , что б у к в а л ь н о за р у к и т е б я
хватают, п р е д л а г а я свои т о в а р ы . В о весь голос зазывают! М а р и н а ,
кстати, предупредила, ч т о на базар, а т о ч н е е — на одну, специальную,
лавку нам будет в ы д е л е н о в р е м я п о с л е э к с к у р с и и . Так и х о т е л о с ь в о с ­
к л и к н у т ь : « И ты, Б р у т ? » Видимо, здесь и с к л ю ч е н и й б ы т ь п р о с т о не
может. Н о м ы - т о у ж е т ё р т ы е калачи, не п е р в ы й день замужем, знаем,
что означает эта, « с п е ц и а л ь н а я » , лавка!
О д н а к о как всё на э т о й земле р я д о м ! Только что была н е м ы с л и ­
мая б а з а р н а я толчея, только что, с п о т ы к а я с ь п о с т у п е н я м , т ы гла­
зел п о с т о р о н а м , п о ч т и а в т о м а т и ч е с к и п р и к и д ы в а я : а не к у п и т ь ли
э т о т з о н т и к , может, у с п е ю . . . к а к и е к р а с и в ы е п о д с в е ч н и к и . . . в о т э т у
блузку я б ы п р и м е р и л а . . . да нет, в р я д ли, М а р и н а в о н м а ш е т платоч­
ком ... как б ы н е о т с т а т ь . . . никогда отсюда с а м о с т о я т е л ь н о не вы­
б р а т ь с я . . . — И в о т у ж е м ы на м а л е н ь к о й п л о щ а д и п е р е д Х р а м о м ,
одно н а з в а н и е к о т о р о г о р о ж д а е т д у ш е в н ы й т р е п е т . В с а м о м деле, как
в м е с т и т ь в сознание, что т ы н а х о д и ш ь с я на т о м с а м о м месте, где, п о
н а ш и м п р а в о с л а в н ы м и с т о ч н и к а м , был распят, п о г р е б ё н , а затем вос­
крес Иисус Христос?
А М а р и н а ( э т о п р о с т о её р а б о т а ! ) у ж е ведёт свой р а с с к а з о б
и с т о р и и и у с т р о й с т в е главной п р а в о с л а в н о й с в я т ы н и :
— Д р у з ь я ! С о в р е м е н н ы й х р а м Г р о б а Господня — э т о о г р о м н ы й
а р х и т е к т у р н ы й комплекс, в к л ю ч а ю щ и й Голгофу, с м е с т о м Распятия,
ротонду — архитектурное сооружение с огромным куполом, под
к о т о р ы м н е п о с р е д с т в е н н о р а с п о л о ж е н а Кувуклия, К а ф о л и к о н ,
или с о б о р н ы й Х р а м , я в л я ю щ и й с я к а ф е д р а л ь н ы м для П а т р и а р х о в
Иерусалимской православной церкви, подземный храм Обретения
Ж и в о т в о р я щ е г о К р е с т а , х р а м с в я т о й р а в н о а п о с т о л ь н о й Е л е н ы и не99
Н. Леванина. В саду ветров
сколько п р и д е л о в . Н а т е р р и т о р и и Х р а м а Гроба Господня р а с п о л о ­
ж е н о несколько д е й с т в у ю щ и х м о н а с т ы р е й , о н включает м н о ж е с т в о
в с п о м о г а т е л ь н ы х п о м е щ е н и й , г а л е р е й и т. п.
Х р а м разделен м е ж д у ш е с т ь ю к о н ф е с с и я м и х р и с т и а н с к о й церк­
ви: г р е к о - п р а в о с л а в н о й , католической, а р м я н с к о й , коптской, с и р и й ­
ской и э ф и о п с к о й , к а ж д о й и з к о т о р ы х выделены с в о и приделы и ч а с ы
для молитв.
...Господи, как м ы з а п р о г р а м м и р о в а н ы н а ш и м т е л е в и д е н и е м !
С т о и л о М а р и н е п р о и з н е с т и п о с л е д н ю ю фразу, как п е р е д глазами
встала б е з о б р а з н а я сцена п р о ш л о г о д н е й д р а к и между а р м я н с к и м и и
г р е ч е с к и м и м о н а х а м и в Х р а м е , на п о р о г е к о т о р о г о м ы о с т а н о в и л и с ь
сейчас н а ш е й п р и т и х ш е й кучкой.
А М а р и н а даёт п о с л е д н и е п р а к т и ч е с к и е у к а з а н и я : к у п и т е свечки
в о н там, слева от Кувуклии, о б я з а т е л ь н о запалите и х на огне, о н под­
держивается от Благодатного Пасхального огня; освятите крестики
и и к о н к и на К а м н е П о м а з а н и я . Н а д о э т о сделать с п р а в о й с т о р о н ы .
К а м е н ь п р я м о п е р е д вами. П о с т а р а й т е с ь п о п а с т ь в саму Кувуклию —
в о н она слева, э т о Ч а с о в н я над Г р о б о м Господним. Туда пускают
п о ч е т ы р е человека. П р и д ё т с я п о с т о я т ь в о ч е р е д и . Голгофа справа.
П о д н и м и т е с ь п о лесенке, всё х о р о ш е н ь к о о с м о т р и т е . П о с т а в ь т е свеч­
ки, п о м о л и т е с ь . П о х о д и т е п о Храму, н е м е ш а я службе. В с т р е ч а е м с я
ч е р е з п о л т о р а часа здесь, на выходе.
И мы отправились п о заданным маршрутам. Храм мне показался
совсем н е б о л ь ш и м . Н а р о д у б ы л о м н о г о . С в я щ е н н о с л у ж и т е л и с т р о г о
п о с м а т р и в а л и на п о с е т и т е л е й и в случае н е о б х о д и м о с т и — п р о с т о
р а з д в и г а л и толпу.
Огляделась. Так ч т о ж е получается? В о т она Голгофа, в о т К а м е н ь
П о м а з а н и я , на к о т о р о м с о в е р ш а л и р и т у а л над телом с н я т о г о с к р е с т а
И и с у с а , а вот, б у к в а л ь н о в нескольких шагах, — Гроб, а точнее, т о т
к а м е н ь в н у т р и скалы, на к о т о р ы й был п о л о ж е н м ё р т в ы й Х р и с т о с , и
где о н чудесным о б р а з о м в о с к р е с .
. . . В о т о п я т ь — та ж е п р о б л е м а . К а к с о е д и н и т ь в себе разум, ис­
порченный ненужным знанием, иссушенный привычным сомнени­
ем, и по-детски н а и в н у ю в е р у в чудо и справедливость? П о х о ж е , не
р е ш и в её, нечего было сюда и ехать. С т о я в т ё м н о м углу Храма, п о
п р и в ы ч к е р а с с ч и т ы в а я ш а г и и м е т р ы , п р и п о м и н а я всё, что читала и
видела, я вдруг н е о ж и д а н н о л е г к о нашла для себя т а к о й ответ. М о ж н о ,
к о н е ч н о , начать с о м н е в а т ь с я : у ж б о л ь н о всё р я д о м — и Голгофа, и
100
Израильские
арабески
п е щ е р а . И , сада нет, а в Е в а н г е л и и о т И о а н н а сказано, что п е щ е р а эта
была в саду... В с а м о м деле, куда за две т ы с я ч и лет сад подевался? И
не то чудесно, что Х р и с т о с г р е х и людские на с е б я п р и н я л , б ы л рас­
пят, а п о т о м в о с к р е с , — а ч т о с г е о г р а ф и е й ч т о - т о не получается!
А ведь с т о ю в т о м с а м о м месте, где чудеса не п р о с т о случались.
О н и п р о и с х о д я т и сегодня! Ведь что такое С х о ж д е н и е Б л а г о д а т н о г о
огня? — Э т о о т в е т на скепсис и н е у т о л и м ы й голод п о чудесному, э т о
доказательство того, что п р а в ы « н и щ и е д у х о м » , а н е л ю б о м у д р ы е
фарисеи, э т о н а п о м и н а н и е , ч т о б е з в е р ы ж и з н ь человека скудна и
беззащитна. И , конечно, э т о знак п р а в о с л а в н ы м , свидетельство о с о ­
б о г о Б о ж ь е г о благоволения.
А к а к и н а ч е ? Разве м о ж н о р а ц и о н а л ь н о о б ъ я с н и т ь э т о П а с х а л ь н о е
явление, е ж е г о д н о п р о и с х о д я щ е е в Х р а м е Гроба Господня п о д бди­
тельным и не всегда д р у ж е с т в е н н ы м к о н т р о л е м ? Свидетельств э т о ­
го чуда м н о ж е с т в о , о б ъ я с н е н и е — л и ш ь о д н о : э т о п о д т в е р ж д ё н н ы й
факт п р и с у т с т в и я Б о ж е с т в е н н о г о в ж и з н и .
Н е о ж и д а н н о в т о л п е увидела М а р и н у , о н а ставит свечку у
Кувуклии, о чём-то с о с р е д о т о ч е н о молясь. В о т т е п е р ь п р о д в и г а е т с я
п р я м о в м о ю сторону. Кивнула:
— О с т а л о с ь 10 минут. С о б и р а й т е с ь потихоньку.
— Х о р о ш о . Там н а ш и в о ч е р е д и стоят, х о т я т п о п а с т ь в ч а с о в н ю
над г р о б н и ц е й .
— Н и ч е г о , всех д о ж д ё м с я .
Когда ч е р е з н е к о т о р о е в р е м я я подошла к н а з н а ч е н н о м у месту,
около М а р и н ы стояло в с е г о ч е л о в е к десять. Решила р а с с п р о с и т ь её
о том, что всегда м е н я и н т е р е с о в а л о — о С о ш е с т в и и Б л а г о д а т н о г о
огня. М а р и н а о х о т н о откликнулась. Д е й с т в и т е л ь н о , о н а п р и с у т с т в о ­
вала п р и э т о м чуде в п р о ш л о м году — п р и в о д и л а сюда н е б о л ь ш у ю
группу наших паломников.
— Я в к о н ц е э к с к у р с и и у ж е повыдохлась, — улыбнулась о н а
устало, — зато у м е н я здесь — о н а кивнула на папку, с к о т о р о й не
расставалась, — есть очень и н т е р е с н ы е м а т е р и а л ы — впечатления
свидетелей-паломников. Е с л и вас э т о интересует, я м о г у и х вам п о ­
дарить, у м е н я дома есть д р у г и е к о п и и .
— В о т с п а с и б о ! И н т е р е с у е т — не т о с л о в о ! К о р о л е в с к и й пода­
р о к ! — заволновалась я.
Н а р о д м е ж тем подтянулся, э к с к у р с и я п о д о ш л а к концу, и м ы (че­
р е з базар и з а я в л е н н у ю с у в е н и р н у ю лавку) о т п р а в и л и с ь на с т о я н к у
101
Н. Леванина. В саду ветров
нашего сиреневого « Б о р и с а » . Н а обратном пути я в нетерпении
развернула М а р и н и н ы л и с т о ч к и и п р о ч и т а л а : « В о т как описыва­
ется Л и т а н и я ( ц е р к о в н а я ц е р е м о н и я ) С в я т о г о О г н я в Х р а м е Гроба
Господнего. Н а ч и н а е т с я о н а п р и б л и з и т е л ь н о за с у т к и до начала
П р а в о с л а в н о й П а с х и , к о т о р а я , как известно, п р а з д н у е т с я в и н о й
день, ч е м у д р у г и х х р и с т и а н . В Х р а м е н а ч и н а ю т с о б и р а т ь с я палом­
н и к и , ж е л а ю щ и е с в о и м и глазами у в и д е т ь с х о ж д е н и е Б л а г о д а т н о г о
О г н я . С р е д и п р и с у т с т в у ю щ и х всегда м н о г о и н о с л а в н ы х х р и с т и а н ,
мусульман, атеистов; за ц е р е м о н и е й следит е в р е й с к а я п о л и ц и я . В са­
м о м х р а м е в м е щ а е т с я до 10 т ы с я ч человек, вся п л о щ а д ь п е р е д н и м и
а н ф и л а д ы о к р е с т н ы х с о о р у ж е н и й также о к а з ы в а ю т с я з а п о л н е н ы на­
р о д о м — к о л и ч е с т в о ж е л а ю щ и х гораздо больше в о з м о ж н о с т е й хра­
ма, п о э т о м у п а л о м н и к а м бывает нелегко. В о т свидетельство о д н о г о
и з н и х : « Я б ы л в Х р а м е н а к а н у н е Л и т а н и и . Там з а р а н е е у ж е все све­
чи, л а м п а д ы , п а н и к а д и л а были п о т у ш е н ы . Е щ е с начала 2 0 века э т о
т щ а т е л ь н о в ы п о л н я л о с ь : т у р е ц к и м и властями тогда п р о и з в о д и л с я
с т р о ж а й ш и й о б ы с к в н у т р и ч а с о в н и ; п о наветам к а т о л и к о в доходили
даже до ревизии карманов священнодействовавшего митрополита,
наместника Патриарха...»
О б ы ч н о п р о и с х о д и т так. Н а с е р е д и н е л о ж а Ж и в о н о с н о г о Гроба
ставится лампада, н а п о л н е н н а я маслом, н о без огня. П о всему л о ж у
р а с к л а д ы в а ю т с я кусочки ваты, а п о к р а я м — п р о к л а д ы в а е т с я лента.
Так п р и г о т о в л е н н а я , п о с л е о с м о т р а т у р е ц к и х с т р а ж н и к о в , а н ы н е —
е в р е й с к о й п о л и ц и и , К у в у к л и я з а к р ы в а е т с я и о п е ч а т ы в а е т с я мест­
н ы м к л ю ч н и к о м - м у с у л ь м а н и н о м . « И вот у т р о м В е л и к о й С у б б о т ы ,
в 9 часов п о м е с т н о м у в р е м е н и , начали п о я в л я т ь с я п е р в ы е п р и з н а к и
Б о ж е с т в е н н о й силы: п о с л ы ш а л и с ь п е р в ы е р а с к а т ы г р о м а , м е ж д у т е м
как на улице б ы л о я с н о и солнечно. П р о д о л ж а л и с ь о н и в т е ч е н и е т р е х
часов ( д о 12-ти). Х р а м начал о з а р я т ь с я я р к и м и в с п ы ш к а м и света. То
в одном, т о в д р у г о м м е с т е стали блистать н е б е с н ы е з а р н и ц ы , предве­
щ а ю щ и е с о ш е с т в и е Н е б е с н о г о О г н я » , — п и ш е т один из очевидцев.
« В п о л о в и н е в т о р о г о часа, р а з д а ё т с я колокол в п а т р и а р х и и и
оттуда н а ч и н а е т с я ш е с т в и е . Д л и н н о й ч е р н о й л е н т о й входит в х р а м
г р е ч е с к о е духовенство, п р е д ш е с т в у я его Блаженству, Патриарху.
О н — в п о л н о м облачении, с и я ю щ е й м и т р е и панагиях. Д у х о в е н с т в о
м е д л е н н о й п о с т у п ь ю м и н у е т К а м е н ь М и р о п о м а з а н и я , идет к п о м о ­
сту, с о е д и н я ю щ е м у К у в у к л и ю с с о б о р о м , и затем м е ж д у двух р я д о в
в о о р у ж е н н о й т у р е ц к о й рати, едва с д е р ж и в а ю щ е й натиск толпы, ис102
Израильские
арабески
чезает в б о л ь ш о м алтаре с о б о р а » , - п о в е с т в у е т с р е д н е в е к о в ы й па­
ломник.
Ч е р е з 2 0 - 3 0 м и н у т п о с л е о п е ч а т ы в а н и я Кувуклии в х р а м вбега­
ет п р а в о с л а в н а я а р а б с к а я молодежь, чье п р и с у т с т в и е т а к ж е являет­
ся о б я з а т е л ь н ы м э л е м е н т о м П а с х а л ь н ы х т о р ж е с т в . М о л о д ы е люди,
как наездники, с и д я т на плечах д р у г у друга. О н и п р о с я т Б о ж ь ю
М а т е р ь и Господа, ч т о б ы о н д а р о в а л П р а в о с л а в н ы м Б л а г о д а т н ы й
О г о н ь ; « И л я дин, и л я виль эл М е с с и а » ( « Н е т веры, к р о м е в е р ы
Православной, Христос — истинный Б о г » ) — скандируют они.
Для прихожан-европейцев, привыкшим к иным формам выражения
чувств и с п о к о й н ы м б о г о с л у ж е н и я м , бывает весьма н е п р и в ы ч н о ви­
деть такое п о в е д е н и е м е с т н о й м о л о д е ж и . О д н а к о Господь будто на­
п о м и н а е т нам, что О н п р и е м л е т и такое, по-детски н а и в н о е , н о чи­
с т о с е р д е ч н о е о б р а щ е н и е к Богу.
« В о времена, когда И е р у с а л и м находился под б р и т а н с к и м ман­
датом, английский г у б е р н а т о р п о п ы т а л с я з а п р е т и т ь о д н а ж д ы э т и
« д и к а р с к и е » пляски. П а т р и а р х м о л и л с я в Кувуклии два часа: о г о н ь
не сошел. Тогда П а т р и а р х с в о е й в о л е й п р и к а з а л впустить арабов...
И о г о н ь с н и з о ш е л » . А р а б ы как б ы о б р а щ а ю т с я ко всем н а р о д а м :
п р а в и л ь н о с т ь н а ш е й в е р ы Господь п о д т в е р ж д а е т н и з в е д е н и е м
Благодатного О г н я н а к а н у н е п р а в о с л а в н о й П а с х и . Во что ж е веруе­
те в ы ? »
« В д р у г в н у т р и х р а м а над К у в у к л и е й п о я в и л о с ь н е б о л ь ш о е о б ­
лачко, из к о т о р о г о стал м о р о с и т ь м е л к и й д о ж д и ч е к . Я с т о я л недале­
ко о т Кувуклии, — п и ш е т о д и н с о в р е м е н н ы й п а л о м н и к , — п о т о м у
и на м е н я , г р е ш н о г о , у п а л и несколько р а з м а л е н ь к и е капли р о с ы .
Подумал, н а в е р н о е , на улице гроза, дождь, а к р ы ш а в х р а м е н е п л о т н о
закрыта, п о э т о м у вода п р о н и к а е т в о в н у т р ь . Н о т у т г р е к и закрича­
ли: « Р о с а , р о с а . . . » Б л а г о д а т н а я р о с а сошла на Кувуклию и с м о ч и л а
вату, л е ж а в ш у ю на Г р о б е г о с п о д н е м . Э т о было в т о р о е п р о я в л е н и е
Божией Силы».
Д а л е е в Х р а м входит п р о ц е с с и я — и е р а р х и п р а з д н у ю щ и х
П а с х у к о н ф е с с и й . В к о н ц е п р о ц е с с и и идет п р а в о с л а в н ы й П а т р и а р х
о д н о й из п о м е с т н ы х П р а в о с л а в н ы х ц е р к в е й ( И е р у с а л и м с к о й или
Константинопольский) в сопровождении армянского Патриарха и
с в я щ е н н о с л у ж и т е л е й . В с в о ё м к р е с т н о м ходе п р о ц е с с и я м и н у е т все
н а х о д я щ и е с я в х р а м е п а м я т н ы е места: с в я щ е н н у ю рощу, где был п р е ­
дан Х р и с т о с , место, где его п о б и в а л и р и м с к и е л е г и о н е р ы , Голгофу,
103
Н. Леванина. В саду ветров
где Его распяли, К а м е н ь П о м а з а н и я , на к о т о р о м т е л о Х р и с т а готови­
ли к п о г р е б е н и ю .
П р о ц е с с и я подходит к К у в у к л и и и т р и ж д ы о б х о д и т её. П о с л е
э т о г о П р а в о с л а в н ы й П а т р и а р х останавливается н а п р о т и в входа в
К у в у к л и ю ; его р а з о б л а ч а ю т о т р и з , и о н о с т а ё т с я в о д н о м п о л о т н я ­
н о м п о д р я с н и к е , ч т о б ы б ы л о видно, ч т о о н не п р о н о с и т с с о б о й в
п е щ е р у спичек или ч е г о б ы т о н и было, с п о с о б н о г о зажечь о г о н ь .
В о в р е м е н а господства т у р о к , п р и с т а л ь н ы й к о н т р о л ь за п а т р и а р х о м
о с у щ е с т в л я л и т у р е ц к и е я н ы ч а р ы , о б ы с к и в а в ш и е его п е р е д вхожде­
н и е м в Кувуклию.
Н а д е я с ь уличить п р а в о с л а в н ы х , г о р о д с к о е мусульманское на­
ч а л ь с т в о расставляло т у р е ц к и х в о и н о в п о всему храму, а те о б н а ж а ­
ли ятаганы, г о т о в ы е о т р у б и т ь голову всякому, к т о будет замечен в н о ­
с я щ и м и л и з а ж и г а ю щ и м о г о н ь . О д н а к о за в с ю и с т о р и ю т у р е ц к о г о
владычества н и к т о в э т о м т а к и не б ы л уличен. В н а с т о я щ е е в р е м я
Патриарха осматривают еврейские полицейские.
Н е з а д о л г о до п а т р и а р х а п о д р и з н и ч и й в н о с и т в п е щ е р у боль­
ш у ю лампаду, в к о т о р о й д о л ж е н р а з г о р е т ь с я главный о г о н ь и 3 3 све­
ч и — п о числу лет з е м н о й ж и з н и С п а с и т е л я . Затем П р а в о с л а в н ы й и
А р м я н с к и й П а т р и а р х и ( п о с л е д н и й т а к ж е разоблачается п е р е д вхо­
д о м в п е щ е р у ) входят в н у т р ь . Вход з а п е ч а т ы в а ю т б о л ь ш и м куском
воска и налагают на д в е р ь к р а с н у ю ленту; п р а в о с л а в н ы е служители
ставят с в о и печатки. В э т о в р е м я в х р а м е выключается свет и насту­
пает н а п р я ж е н н а я т и ш и н а — о ж и д а н и е . П р и с у т с т в у ю щ и е м о л я т с я
и и с п о в е д у ю т с я в с в о и х грехах, п р о с я Господа даровать Б л а г о д а т н ы й
Огонь.
Все н а х о д я щ и е с я в х р а м е л ю д и т е р п е л и в о ж д у т выхода п а т р и а р х а
с О г н е м в р у к а х . В п р о ч е м , в сердцах м н о г и х людей п р и с у т с т в у е т не
только т е р п е н и е , н о и т р е п е т о ж и д а н и я : в с о о т в е т с т в и и с п р е д а н и е м
И е р у с а л и м с к о й Ц е р к в и , считается, что т о т день, когда Б л а г о д а т н ы й
О г о н ь не сойдёт, будет п о с л е д н и м д л я людей, н а х о д я щ и х с я в Х р а м е , а
сам Х р а м будет р а з р у ш е н . П о э т о м у п а л о м н и к и о б ы ч н о п р и ч а щ а ю т ­
ся п е р е д т е м как п р и й т и в э т о святое м е с т о .
М о л и т в а и о б р я д п р о д о л ж а ю т с я до тех п о р , п о к а н е п р о и з о й д ё т
в с е м и о ж и д а е м о е чудо. В р а з н ы е годы т о м и т е л ь н о е о ж и д а н и е длится
о т п я т и м и н у т до нескольких часов.
П е р е д с х о ж д е н и е м О г н я х р а м н а ч и н а ю т о з а р я т ь я р к и е вспыш­
ки Б л а г о д а т н о г о С в е т а , т у т и т а м п р о с к а к и в а ю т м а л е н ь к и е м о л н и и .
104
Израильские
арабески
П р и з а м е д л е н н о й съемке х о р о ш о видно, что о н и и с х о д я т из р а з н ы х
мест х р а м а — от и к о н ы , в и с я щ е й над Кувуклией, о т купола Храма, о т
о к о н и других мест, — и з а л и в а ю т всё в о к р у г я р к и м светом. К р о м е
того, т о тут, т о там, м е ж д у к о л о н н а м и и с т е н а м и х р а м а м е л ь к а ю т
вполне в и д и м ы е м о л н и и , к о т о р ы е часто п р о х о д я т без в с я к о г о вреда
ч е р е з с т о я щ и х людей.
М г н о в е н и е спустя весь х р а м о к а з ы в а е т с я о п о я с а н н ы м м о л н и я ­
ми и бликами, к о т о р ы е з м е я т с я п о его с т е н а м и к о л о н н а м вниз, как
бы стекают к п о д н о ж и ю х р а м а и р а с т е к а ю т с я п о п л о щ а д и с р е д и па­
л о м н и к о в . О д н о в р е м е н н о с э т и м у с т о я щ и х в х р а м е и на п л о щ а д и за­
г о р а ю т с я свечи, сами з а ж и г а ю т с я лампады, н а х о д я щ и е с я п о б о к а м
Кувуклии, (за и с к л ю ч е н и е м 13 к а т о л и ч е с к и х ) . « И вдруг капля падает
на лицо, а затем в толпе раздается к р и к в о с т о р г а и п о т р я с е н и я . О г о н ь
пылает в алтаре К а ф о л и к о н а ! В с п ы ш к а и пламя — как о г р о м н ы й
цветок. А Кувуклия еще т е м н а я . М е д л е н н о — медленно, п о свечам
О г о н ь из алтаря начинает спускаться к нам. И т у т г р о м о в о й вопль
заставляет оглянуться на Кувуклию. О н а сияет, вся стена перелива­
ется с е р е б р о м , белые м о л н и и с т р у я т с я п о ней. О г о н ь пульсирует и
дышит, а и з о т в е р с т и я в куполе Х р а м а на Гроб с неба о п у с к а е т с я в е р ­
т и к а л ь н ы й ш и р о к и й столб света. « Весь Х р а м з а п о л н я е т с я не и м е ю ­
щ и м а н а л о г о в с и я н и е м , к о т о р о е , как полагают, в п е р в ы е я в и л о с ь во
в р е м я В о с к р е с е н и я Х р и с т о в а . В э т о ж е в р е м я д в е р и Ч а с о в н и над
Г р о б о м о т к р ы в а ю т с я , и выходит П р а в о с л а в н ы й патриарх, к о т о р ы й
благословляет с о б р а в ш и х с я и раздает Б л а г о д а т н ы й О г о н ь » .
Ц е н ы нет э т и м л и с т о ч к а м ! Только сейчас н а ч и н а ю п о н и м а т ь , в
к а к о м м е с т е я сегодня п о б ы в а л а . Е щ ё не п о к и н у в И е р у с а л и м а , хочу
вновь сюда в е р н у т ь с я !
Вечное
учительство
С м е р к а е т с я . Едем д о м о й . За о к н о м м е л ь к а ю т с т р а н н ы е ф и г у р ы
в ч ё р н ы х о д е я н и я х и з а в и т ы х пейсах. М н о г о детей, т о ж е в ч ё р н о м ,
с к и п а м и на голове. Такого количества о р т о д о к с а л ь н ы х евреев я не
видела никогда. П р а в был Б у м а : Х а й ф а работает, Тель-Авив гуляет,
И е р у с а л и м молится. П р о п е р в ы е два — в е р ю на слово, а в о т т р е т ь е
у т в е р ж д е н и е м о г у засвидетельствовать: а б с о л ю т н о в е р н о !
10S
Н. Леванина. В саду ветров
— Э т о н а ш и мудрецы. О н и думают н а д Т о р о й , т о л к у ю т её, — п о ­
я с н и л в е ч е р о м Б у м а , когда, в е р н у в ш и с ь , я делилась о ч е р е д н о й п о р ­
ц и е й с в е ж и х впечатлений.
— А на ч т о ж и в у т ? — п о и н т е р е с о в а л а с ь я п р о з а и ч н о .
— А на ч т о ж и л и в с о в е т с к и е в р е м е н а и с т о р и к и п а р т и и , главная
р а б о т а к о т о р ы х была думать над трудами М а р к с а — Энгельса —
Л е н и н а ? — в о п р о с о м на в о п р о с о т в е т и л Б у м и к и п о д ы т о ж и л :
— Э т о , в и д и м о , так надо. К т о - т о о б я з а т е л ь н о н а д чем-то должен
думать.
... В е ч е р о м , н а к о р м и в м е н я а р о м а т н ы м б о р щ о м , р ы б н о й запе­
к а н к о й с ц в е т н о й к а п у с т о й и ещё к у ч е й в с я к и х вкусностей, А н я п о о ­
бещала, что завтра п о к а ж е т м н е с в о ю школу. А п о к а м ы уселись с н е й
на диване, у к р ы в н о г и пледом, зябко п о ё ж и в а я с ь .
— Ч т о , Н а т а ш , холодно т е б е в н а ш е м ж а р к о м И з р а и л е ?
— Д а п р о с т о дуба дашь!
— М е н я тоже, вроде, знобит, — п о ж а л о в а л а с ь А н я . — Н а д о вы­
п и т ь акамол.
— А что это?
— Типа, парацетамола.
— И что, п о м о г а е т ?
— А т о ! М а р и к п р о п и с а л . С в о й врач. Я ему жалуюсь, мол, го­
лова болит, или — т е м п е р а т у р а , п р о с т ы л а . . . А у н е г о о д и н о т в е т :
« А к а м о л » . Говорю: « Д а не помогает мне твой акамол!» — «Тогда
два а к а м о л а ! » У н а с т у т к а н т и б и о т и к а м о т н о с я т с я как к а т о м н о м у
о р у ж и ю . В ы п и с ы в а ю т с т р о г о п о рецепту. И то сказать — о д н о на­
звание, если вдуматься, ч е г о стоит. Б и о — ж и з н ь ? А н т и — как из­
вестно, « п р о т и в » . Получается, « п р о т и в ж и з н и » . То есть бьёт всё
п о д р я д , не р а з б и р а я — свои, чужие? Вместе с болезнью у н и ч т о ж а е т
и то, без чего н о р м а л ь н а я ж и з н ь человека н е в о з м о ж н а . У нас т у т так
т р а к т у ю т . А к а м о л , и в с а м о м деле, действует. А что ему остаётся? —
смеётся А н я .
— Н а д о будет к у п и т ь э т о в о л ш е б н о е с р е д с т в о !
— Купим, — твёрдо пообещала Аня.
... С п а с и б о тебе, М а р и к ! А к о м о л - т о и в с а м о м деле р а б о т а е т ! Н а
себе о п р о б о в а л а , п о к а п и с а л а эти а р а б е с к и !
...Утром с а д и м с я в з н а к о м ы й « Я р и с » — маленькую, э к о н о ­
мичную, ю р к у ю машинку, с п о с о б н у ю п р и п а р к о в а т ь с я где угод106
Израильские
арабески
но ( Н а т а ш а , п р и в е т т е б е ! П о м н и ш ь , как г о н я л и на « Я р и с е » п о
П и т е р у ? — В о о б щ е , э т о наш л ю б и м ы й ж е н с к и й а в т о м о б и л ь . Т а к ч т о
и к А н е ч к и н о м у « Я р и с у » — т е п л о и с и м п а т и я ) . Удивляться т у т не­
ч е м у — « Т о й о т а » п р о д а ё т с в о и м а ш и н ы п о всему миру. Удивительно
другое: А н е ч к а за рулём! М н е м о й м у ж м н о г о лет впаривал, что маши­
ны — не для меня, р а з о б ь ю с я и помру. « И в о о б щ е — зачем тебе? —
п о в т о р я л о н без конца, — я рулю, э т о г о д о с т а т о ч н о » . Т и п и ч н ы й
м у ж с к о й ш о в и н и з м , как сказали б ы бдительные а м е р и к а н к и . А м о ­
жет, п р о с т о п е т у х не клюнул. М е н я , к о н е ч н о .
А н я , л и х о у п р а в л я я с в о е й д а м с к о й и г р у ш к о й , со смехом расска­
зывает: « З н а е ш ь , Н а т а ш , если б ы п о з а р е з т е б е б ы л о надо — села бы,
как миленькая, и поехала. Я ведь как за рулём оказалась? Ч е р е з год
после п р и е з д а нашлась для м е н я п р и л и ч н а я р а б о т а — у ч и т ь д е т е й
музыке. П р а в д а , в соседней деревне. Ч т о такое здесь « д е р е в н я » , —
т ы у ж е видела. К а м е н н ы е дома, сады, х о р о ш и е д о р о г и . Н о была одна
п р о б л е м к а : между н а ш и м и д е р е в н я м и ходил, к о н е ч н о , автобус, н о
редко. А т у т — на з а н я т и я надо к сроку, да и дома дел полно, м у ж ,
м а л ь ч и ш к и . . . В о б щ е м , всем ж е н щ и н а м э т о х о р о ш о известно, что
это такое — р а з р ы в а т ь с я м е ж д у д о м о м и р а б о т о й . А если р а б о т а за
30 к и л о м е т р о в ? Т у т о б щ е с т в е н н ы м т р а н с п о р т о м не о б о й д ё ш ь с я .
Ю м о р в том, что права у м е н я были. В С а м а р к а н д е е щ ё купила.
Т а к о й р а б о т о й т у т не р а з б р а с ы в а ю т с я , а п о т о м у дала согласие:
через неделю п р и с т у п а ю . И ч т о делать? И д у в школу в о ж д е н и я и
г о в о р ю : « М н е н у ж е н с а м ы й лучший и н с т р у к т о р ! » — М у ж и к и го­
гочут: « З а ч е м ? » — О б ъ я с н я ю , ч т о ч е р е з неделю я д о л ж н а ездить.
Хохот усиливается. О т п р а в л я ю т м е н я к какому-то М и ш е , мол, если
не он, то никто. М и ш а взялся. П р а в д а , п о т о м м н о г о раз п о ж а л е л . У
меня, как филолога, т и п и ч н ы й т е х н и ч е с к и й к р е т и н и з м . Ну, ничего,
п о п у л я р н ы м и словами, типа, « к н о п о ч к а , ручка, п и м п о ч к а » , М и ш а
показал, куда н а ж и м а т ь , ч т о б ы ехать, и на ч т о давить, ч т о б ы оста­
навливаться. П о т р е н и р о в а л и с ь , и ч е р е з неделю я отправилась. Еду
по о б о ч и н е со с к о р о с т ь ю 3 0 к и л о м е т р о в в час. Д о е х а л а . Горжусь со­
б о й . П р о в е л а у р о к и . В ы х о ж у на улицу, а т а м у ж е т е м н о . И т у т я обна­
р у ж и л а , ч т о п р о ф а р ы - т о м н е М и ш а н и ч е г о не о б ъ я с н и л ! Н е успел.
З а н е р в н и ч а л а , конечно, н о д о м о й - т о надо! С г о р е м п о п о л а м р а з в е р ­
нулась и поехала в к р о м е ш н о й т е м н о т е , на о щ у п ь . Ужас! П р и е х а л а
седая. В о т так, голубушка, а т ы г о в о р и ш ь — х о р о ш о в о ж у ! »
— Ну, ч т о ж , есть ж е н щ и н ы в е в р е й с к и х селеньях!
107
Н. Леванина. В саду ветров
— Здесь б е з м а ш и н ы нельзя. А л и н к а , вон, не р е ш и л а с ь в с в о ё в р е ­
м я сесть за руль, и т е п е р ь на п р и в я з и , ждёт, когда дочка о с в о б о д и т с я
и доставит. А когда э т о случится? И случится ли в о о б щ е ? Д е т и - т о за­
н я т ы ! Н е т , у ж лучше н и о т к о г о н е з а в и с е т ь !
— Это точно.
Т е м в р е м е н е м подъехали м ы к ш к о л ь н ы м в о р о т а м , зарулили н а
пустующую пока спортивную площадку и отправились смотреть
А н и н о х о з я й с т в о . Ч т о т а к о е п е р е е з д — п р е д с т а в л я ю т все. А что та­
к о е — за неделю п е р е е х а т ь ц е л о й школе — представить трудно. Т е м
более что в н о в о й школе е щ ё в о в с ю идёт р е м о н т , а п о п л о щ а д и о н а
чуть ли не в два р а з а м е н ь ш е п р е д ы д у щ е й . К а к всегда, всё д е р ж и т с я
на э н е р г и и о р г а н и з а т о р а . А н и н о й э н е р г и и . Её а ж п о д б р а с ы в а е т на
месте! Тут же убежала выяснять, почему в старом корпусе протекает
н о в ы й унитаз, п о ч е м у м е д л е н н о идут с т р о и т е л ь н ы е р а б о т ы в корпу­
се для самых маленьких, п о ч е м у столы г р я з н ы е и п р о ч е е , и п р о ч е е .
В п о р у с а м о й брать т р я п к у и п о м о г а т ь страдалице.
— И не думай! — останавливает А н я . П у с т ь начальство завтра
п о с м о т р и т , в к а к и е у с л о в и я нас п е р е в е л и . С к а н д а л будет. Р о д и т е л и
не согласятся. В с т а р о й - т о школе б ы л о с у п е р к о м ф о р т н о . Всё б ы л о
отлажено!
— А п о ч е м у п е р е в е л и ? Т е м более, среди у ч е б н о г о г о д а . . .
— Там, в ц е н т р е , з е м л я д о р о г а я . К т о - т о , кажется, в ы к у п и л .
Я не вникала. М н е п о с т у п и л п р и к а з п е р е е з ж а т ь — в о т и п е р е е з ж а е м .
К о ш м а р ! Н е т , к о н е ч н о , деньги выделяют, и со в р е м е н е м здесь будет
всё в п о р я д к е . С о в р е м е н е м . . .
— О б я з а т е л ь н о будет, т ы только не в о л н у й с я . « Я знаю, г о р о д
будет, я з н а ю — саду цвесть, когда т а к и е люди в с т р а н е е в р е й с к о й
есть!»
С м е х смехом, а ведь так и есть на с а м о м деле. Знаю, ч т о А н я в ле­
п ё ш к у р а с ш и б ё т с я , н о сделает всё п о в ы с ш е м у разряду. Та е щ ё п е р фекционистка!
« Ш к о л а в Хадере, — вычитала я в И н т е р н е т е п р о п е р в у ю А н и н у
школу, — п р и н а д л е ж и т к сети ш к о л и детских садов Ш у в у ( п е р е в о ­
д и т с я как « в о з в р а щ е н и е » ) . О т н о с и т с я к с и с т е м е н е з а в и с и м о г о о б ­
р а з о в а н и я . В н е й д е т и - р е п а т р и а н т ы н а ш л и себя, п о т о м у что здесь
был создан п о д х о д я щ и й п с и х о л о г и ч е с к и й климат, в ы с о к и й у р о в е н ь
п р е п о д а в а н и я , здесь и х у ж е ж д а л и д и р е к т о р и учителя — р е п а т р и а н ­
т ы из Р о с с и и , п о н и м а ю щ и е и х н у ж д ы и ч а я н и я » .
108
Израильские
арабески
К т о б ы с о м н е в а л с я ! Ведь у А н и в багаже не только филологиче­
ское с двумя а с п и р а н т у р а м и , н о и м у з ы к а л ь н о е о б р а з о в а н и е , о п р и ­
м е н е н и и к о т о р о г о я только что рассказала.
Э т о т е п е р ь газеты ш у м я т о т о м , что « ш к о л а « Ш у в у » п о д ру­
к о в о д с т в о м д и р е к т о р а А н н ы Ш . п р о и з в о д и т впечатление о с о б о г о
островка воспитания в большом море привычной государственной
системы о б р а з о в а н и я . Н а э т о м о с т р о в к е у ч е н и к и не б р о с а ю т в ди­
р е к т о р а и учителей стульев, не у с т р а и в а ю т д р а к м е ж д у с о б о й с п р о ­
л и т и е м к р о в и и л о м о м костей... Здесь н е только к о р м я т г о р я ч и м и
обедами, н о и учат э т и о б е д ы есть, п р а в и л ь н о пользуясь н о ж о м и вил­
кой. В э т о й школе о б у ч а ю т этике, эстетике, музыке, и з о б р е т а т е л ь н о ­
му м ы ш л е н и ю , углублённым з н а н и я м м а т е м а т и к и и других наук, я з ы ­
кам, д р у ж б е с р о д и т е л я м и , е в р е й с к и м и с т о р и и и т р а д и ц и я м , о х р а н е
о к р у ж а ю щ е й среды и ещё очень м н о г о м у » .
— Ты что, не знаешь, как э т и статьи п и ш у т с я ? С о б р а л и с ь благо­
дарные родители и настрочили...
— П р о с т о так не настрочат.
— Э т о точно, д о ж д ё ш ь с я о т них. О д н и п р е т е н з и и . А т е п е р ь и
вовсе съедят, — о б р е ч ё н н о вздыхает А н я , — школа-то, к о н е ч н о ,
не а х т и . . .
— А по-моему, н о р м а л ь н а я школа. У вас ж е все такие, т ы п о к а з ы ­
вала, не м н о г о э т а ж к и , а комплекс н е б о л ь ш и х к о р п у с о в .
— Так детям, о с о б е н н о маленьким, в н и х к о м ф о р т н е е .
— Я с е н п е н ь ! Слушай, а как у вас классы делятся?
— С к о р е й , делятся школы. Н а начальные, п р о м е ж у т о ч н ы е и
с р е д н и е : п р и б л и з и т е л ь н о с 1 п о 6 , с 7 — п о 9 и с 1 0 — по 1 2 к л а с с ы .
Знаешь, в начальных классах у н а ш и х д е т о к с п о к о й н а я ж и з н ь , здесь
их, в о с н о в н о м , развивают, учителя с и л ь н о - т о н е т р е б у ю т . Д а и в п р о ­
м е ж у т о ч н ы х — тоже. П а х о т а с р е п е т и т о р а м и н а ч и н а е т с я в с р е д н и х
классах. Т у т у ж д е р у т п о - в з р о с л о м у . . .
— А у нас дерут все 11 лет. К а т ь к а м о я , вон, т р е т и й год трубит,
головы н е п о д н и м а я . Гулять некогда! Д а т р у д н ы е такие з а д а н и я на
дом дают! Н е все р о д и т е л и с п р а в л я ю т с я !
— В у н д е р к и н д о в делают!
— К а к б ы н е н а о б о р о т . Д е т я м вся эта бодяга к к о н ц у п е р в о й чет­
в е р т и так надоедает, что п р о п а д а е т и н т е р е с к у ч е н и ю . А ведь э т о са­
м о е главное!
— Это точно!
109
Н. Леванина. В саду ветров
— У нас т е п е р ь п р и виде к н и г и р е б ё н о к сыпью п о к р ы в а е т с я . . .
— Здесь т о ж е читать стали меньше. А знаешь, ч т о м ы придума­
ли? Садись, к о ф е й к у у м е н я в кабинете выпьем. А то набегались п о
этажам.
М ы р а с п о л а г а е м с я в комнате, к о т о р о й в с к о р о м будущем пред­
с т о и т стать п о л н о ц е н н ы м к а б и н е т о м д и р е к т о р а . Т е х н и к у и м е б е л ь
уже привезли, правда, р а с с т а в и т ь всё п о местам е щ ё н е успели.
— Главное сейчас — классы! — о б ъ я с н я е т А н я , п о й м а в м о й со­
ч у в с т в е н н ы й взгляд. — М н е м о ж н о и п о п о з ж е у ю т навести. Садись.
К о ф е в а р к а работает, значит - п р о р в ё м с я !
С в а р и л и кофе, р а з л и л и п о п л а с т м а с с о в ы м стаканчикам и, р и с к у я
о п р о к и н у т ь б о д р я щ у ю влагу, д е р ж и м и х в руках. З а о д н о и согрева­
емся.
— Что, холодно? — смеётся А н я и п о в т о р я е т п о н р а в и в ш у ю с я ей
фразу:
— Замёрзла в нашем жарком Израиле?
— Д а ч т о - т о з я б к о . Д а ж е с т р а н н о . В е д ь 17 г р а д у с о в , а п р о б и ­
рает.
— Так н о ч ь ю холодно, з д а н и я выстывают, батарей-то нет, не т о ­
пятся, как в Р о с с и и . Д а и нет н е о б х о д и м о с т и . Т ы б а к и на к р ы ш а х
заметила? Б л е с т я щ и е такие? Э т о солнечные батареи. С о л н ц е здесь
п р а к т и ч е с к и круглый год ж а р и т — будь з д о р о в ! Хватает не п р о с т о
для г о р я ч е й воды. К и п я т о к п р о с т о ш п а р и т ! А п а р у недель в д е к а б р е я н в а р е м о ж н о и с п л и т - с и с т е м о й п о д о г р е т ь с я . Т ы п р о с т о неудачное
в р е м я выбрала. З и м а !
— Н и ч е г о , сейчас с о г р е ю с ь . Так что т ы п р о к н и ж к и начала рас­
сказывать?
— П р о какие к н и ж к и ? А-а-а! Слушай. П р и ш л а т у т ко м н е п а р у
лет назад одна м о я у ч и т е л ь н и ц а и п р е д л о ж и л а о р г а н и з о в а т ь что-то,
типа « К н и ж к и н год».
— У нас л а к о н и ч н е й — « К н и ж к и н а н е д е л я » .
— Н е т , т у т н е д е л е й н е о б о й т и с ь ! Р е ш и л и на в р е м е н и н е э к о н о ­
мить — дело-то святое! Задумали рассказать всё о книге: как она
делается, как оформляется, иллюстрируется, печатается. Детки
целый год р а с с м а т р и в а л и р а з н ы е книги, находили в них различия,
е з д и л и на э к с к у р с и ю н а п о л и г р а ф и ч е с к и й к о м б и н а т . П о т о м у ч и ­
л и с ь в ы д е л я т ь т е м у к н и г и , ее и д е ю , к о м п о з и ц и ю , х а р а к т е р и з о в а ­
ли героев. П о т о м получили творческое задание: самостоятельно
ПО
Израильские
арабески
н а п и с а т ь к н и ж к у на л ю б у ю и н т е р е с н у ю д л я н и х т е м у и в м е с т е с
р о д и т е л я м и о ф о р м и т ь её.
— И что, написали?
— К а к м и л е н ь к и е ! Т ы б ы видела, к а к и е к н и ж к и получились!
Ф а н т а з и я р а б о т а л а на п о л н у ю к а т у ш к у ! А какое т о р ж е с т в о з а к а т и л и !
Э т о м ы у м е е м . П р и ш л и родители, у ч а с т в о в а в ш и е в с о з д а н и и кни­
жек. В ы б и р а л и лучшую по с о д е р ж а н и ю и о ф о р м л е н и ю . П о т о м ли­
ковали п о б е д и т е л и . А ведь в ы и г р а л и ф а к т и ч е с к и все, и б о с э т и х п о р
дети (да и р о д и т е л и ! ) будут о т н о с и т ь с я к к н и ж к е иначе, ч е м до этого.
П и с а т е л е м дитё, м о ж е т быть, и н е станет, а в о т х о р о ш и м , вниматель­
н ы м читателем — э т о н е п р е м е н н о !
— З д о р о в о . Т ы знаешь, а я всегда была у в е р е н а , ч т о э т о наша се­
мейная зксклюзивочка...
— То есть?
— То есть м ы с К а т е й у ж е л е т ш е с т ь как самиздатовские к н и ж к и
л е п и м ! В п о с л е д н и е годы э т о о т ч ё т о п р о д е л а н н о й р а б о т е . В смыс­
ле — как К а т я лето провела. Вместе с о ч и н я е м , р и ф м у е м , а о ф о р м л я ­
ет и п и ш е т она сама. А у ж К а т и н е ж е г о д н ы й б е н е ф и с с н о в о й к н и ж ­
кой 1 с е н т я б р я — э т о отдельная тема!
— Значит, идея витает в воздухе...
— Значит. З н а е ш ь , что м н е у вас п о н р а в и л о с ь ? Ч т о н е с п е ш н о ,
вдумчиво, не на р ы с я х .
— Р е б ё н о к для л ю б о й р а б о т ы с о з р е т ь должен. А иначе б е с п о л е з ­
но. У н а с в о о б щ е так п р и н я т о в школе. Э п и ч е с к и е а к ц и и — наш ко­
нёк! Весь п р о ш л ы й год м ы г о т о в и л и с ь к ю б и л е ю с т р а н ы . П р о е к т на­
зывался « М и н и - И з р а и л ь » . Знаешь, ч т о придумали?
— Д а в а й , делись б е с ц е н н ы м !
— К а ж д о м у классу был выделен р а й о н и л и г о р о д И з р а и л я .
Сначала д е т и изучали его и с т о р и ю , г е о г р а ф и ю , п р и м е ч а т е л ь н ы е
места, а затем вместе с р о д и т е л я м и м а с т е р и л и макет. Удивительно,
с к а к о й и з о б р е т а т е л ь н о с т ь ю и с п о л ь з о в а л и с ь п о д р у ч н ы е средства:
п л а с т и к о в ы е стаканчики, к а р т о н н ы е т р у б к и о т р у л о н о в т у а л е т н о й
бумаги, б у т ы л о ч к и от й о г у р т а , — всё шло в дело! Д е т я м з а п р е т и л и
что-либо п о к у п а т ь в магазине д л я и з г о т о в л е н и я м а к е т о в — только
о т х о д ы ! А с о в м е с т н а я р а б о т а с р о д и т е л я м и , т ы ведь знаешь, сбли­
ж а е т как никогда! И е щ ё н е и з в е с т н о , к т о получил больше удоволь­
ствие — дети и л и и х родители?
111
Н. Леванина. В саду ветров
А в и т о г е получился б о л ь ш о й ш к о л ь н ы й макет « М и н и - И з р а и л ь » .
К а ж д ы й класс п о о ч е р е д н о п р и х о д и л в о г р о м н ы й зал б и б л и о т е к и , п о ­
с м о т р е т ь на п л о д ы трудов с в о и х и с в о и х т о в а р и щ е й . В к о н ц е у ч е б н о ­
го года всех ж д а л а награда: у ч е н и к и и и х р о д и т е л и о т п р а в и л и с ь на
экскурсию в настоящий «Мини-Израиль».
( « М и н и - И з р а и л ь » — э т о макет всего с т о я щ е г о в м и н и а т ю р е .
Удивительный м у з е й п о д о т к р ы т ы м н е б о м , и н т е р е с н ы й и детям, и
в з р о с л ы м . Д л я м е н я в п о с л е д н и й день м о и х каникул э т о было замеча­
тельным закреплением пройденного).
— Слушай, Ань, м н е н р а в и т с я . И д е я р о с к о ш н а я . А главное — её
м о ж н о и у нас п о п р о б о в а т ь .
— Вот и я о т о м ж е ! Давайте сотрудничать, обмениваться идеями!
— А н я , в е р н и с ь на з е м л ю ! К т о н а ш е г о учителя п о ш л ё т в И з р а и л ь
за о п ы т о м ? Д р у г о е дело, что я о б я з а т е л ь н о р а с с к а ж у с в о и м знако­
м ы м о б э т и х п р о е к т а х . И , Б о г даст, напишу.
— Б о г даст! — у в е р и л а м е н я А н я . — О н на х о р о ш и е дела всегда
даёт.
. . . И з А н и н о г о письма: « Н а с ч е т сил. С л о ж н о , годы дают о себе
знать, н о здесь н е л ь з я р а с с л а б л я т ь с я . . . Я п р а в л ю школой, как г о в о ­
р и т с я , строго, н о справедливо. А в о о б щ е м о е к р е д о : н е м е ш а й п р е ­
подавателям р а б о т а т ь . О н и сами знают, ч т о делать. Э т о я так шучу.
И з р а и л ь с к и е ш к о л ы н е п о х о ж и на советские. Н е знаю, лучше или
хуже, — п р о с т о другие, х о т я о р г а н и з а ц и я о б р а з о в а н и я п р о с т о сли­
зана с Р о с с и й с к о й » .
Раз п о ш ё л т а к о й р а з г о в о р , р е ш и л а в ы с п р о с и т ь всё:
— Слушай, Ань, а нагрузка? К а к а я у в а ш и х учителей?
— Б о л ь ш а я . 3 0 часов в м л а д ш и х классах, 2 4 — в старших.
— Много.
— К о н е ч н о , м н о г о . П р а в д а , сюда входят не только у ч е б н ы е за­
н я т и я . Э т о всё: у р о к и , классные часы, с о б р а н и я , э к с к у р с и и , о б щ е н и е
с родителями.
— Так э т о т о ж е у ч и т ы в а е т с я ?
— К о н е ч н о , ведь э т о р а б о т а ! К т о м у ж е о д и н день в неделю учи­
тель м о ж е т в з я т ь как в ы х о д н о й . А ч е р е з ш е с т ь л е т р а б о т ы и м е е т пра­
в о на год отдыха.
— Ух, т ы ! З д о р о в о ! В о т т о л ь к о . . . на что отдыхать-то?
112
Израильские
арабески
— Так зарплата идёт. В о о б щ е - т о р е ч ь не о б отдыхе, а о п о в ы ш е ­
нии к в а л и ф и к а ц и и . Учитель м о ж е т (по с в о е м у в ы б о р у ) з а п и с а т ь с я
на р а з н ы е курсы, хоть на танцевальные, х о т ь на у-шу, или ездить на
л е к ц и и в у н и в е р с и т е т ( у нас в у н и в е р с и т е т а х ведутся с п е ц и а л ь н ы е
з а н я т и я для всех ж е л а ю щ и х ) . А п о т о м э т о всё будет у ч и т ы в а т ь с я п р и
начислении зарплаты. Ч е м больше и лучше выучишься, — т е м боль­
ш е п о т о м будешь получать.
— А в о о б щ е , как с зарплатой?
— Н е густо для т а к о й р а б о т ы .
— А куда ж е п р о ф с о ю з с м о т р и т ?
— О ! П р о ф с о ю з у нас б о е в о й ! О д и н из самых с е р ь ё з н ы х .
Р е г у л я р н о о р г а н и з у е т р а з н ы е а к ц и и . Когда ш к о л ы б а с т у ю т — стра­
на встаёт. Куда ты п о й д ё ш ь с д е т и ш к а м и на руках?
— И чего добились?
— А в о т п о с м о т р и на платёжку, — А н я в ы т а с к и в а е т из к и п ы бу­
маг в я щ и к е стола л и с т о к . — Видишь, в о т эта доплата — результат
п р е д п о с л е д н е й забастовки, а эта — п о с л е д н е й . Д о п л а ч и в а ю т у ч и т е ­
л я м за п р о е з д к м е с т у р а б о т ы и о б р а т н о . Т е л е ф о н оплачивают. М ы
были о д н и м и и з п е р в ы х в И з р а и л е владельцами м о б и л ь н и к о в — тогда
это д о р о г о было и п р е с т и ж н о . П р о ф с о ю з п о д а р и л ! А ещё н а м платят
за то, ч т о б ы мы п р и л и ч н о выглядели. Видишь? В о т эта д е н е ж к а — на
одёжку. Ну, и к н и ж н ы е , к о н е ч н о !
— Интересно! Особенно про одёжку...
— И всё р а в н о р е д к о кто в школе до п о л н о й п е н с и и д о р а б а т ы ­
вает. ( У нас в И з р а и л е ж е н щ и н ы в 6 5 , а м у ж ч и н ы в 6 7 лет уходят на
п е н с и ю . Так ч т о вам п о в е з л о ! )
— Э т о не наша заслуга, из п р о ш л о г о досталось. А что, есть и не­
полная пенсия?
— Есть. Если у тебя стаж — 2 5 лет, и, п р и б л и з и т е л ь н о , т ы с я ч и
д о л л а р о в т е б е на ж и з н ь хватит, т о м о ж е ш ь у й т и п о р а н ь ш е . М н о г и е
т у т так и делают. П о т о м у ч т о н е р в ы в школе н у ж н ы ж е л е з н ы е !
Знаешь, что такое права р е б ё н к а п о - и з р а и л ь с к и ?
— Н е т , — ч е с т н о п р и з н а ю с ь я, — откуда?
— О о о ! Э т о ш т у к а . . . с е р ь ё з н а я ! Т ы не м о ж е ш ь о б и д е т ь р е б ё н ­
ка, у щ е м и т ь его чувство с о б с т в е н н о г о д о с т о и н с т в а . Разумеется, не
м о ж е ш ь т р о н у т ь его р у к о й . Э т о у ж е у г о л о в н а я статья. У нас в п р о ­
ш л о м году учитель физкультуры р а з н я л в коридоре двух братьев, о н и
п р о с т о у б и в а л и друг друга. Т а к о д и н в запале у ш и б с я о п о д б о р о д о к
113
Н. Леванина. В саду ветров
р а з н и м а в ш е г о . П р и ш л а мама, предъявила травму, освидетельствова­
ла в п о л и ц и и , и у ч и т е л я не п р о с т о л и ш и л и р а б о т ы , — его судили и
осудили.
— Ж ё с т к о ! А что ж е делать, если р е б я т а дерутся? О н и ведь в под­
р о с т к о в о м в о з р а с т е как п е т у х и !
— Х о р о ш и й в о п р о с . Я его задала т о й мамаше, к о т о р а я всю э т у
бучу подняла.
— И что?
— П р е д у п р е д и л а , ч т о м ы т е п е р ь и близко не п о д о й д ё м к её гипе­
р а к т и в н ы м деткам. П у с т ь лучше калечат друг друга, чем ж и з н и м о и х
учителей.
— А она?
— Говорит, н е и м е е т е права. В ы — учителя, если ч т о случится в
школе — будете отвечать как м и л е н ь к и е !
— В о т ведь!..
— Н о это, действительно, т а к и есть! Так м ы т е п е р ь что делаем?
Д е р у т с я ? - П о д х о д и м и г р о м к о ( д л я свидетелей) г о в о р и м , ч т о б не
дрались, что э т о плохо, н е к р а с и в о . Н о р а з н и м а т ь — н и - н и !
— А если не послушают?
— П у с т ь р о д и т е л и с н и м и р а з б и р а ю т с я . Э т о и х п р о б л е м ы . Кстати,
н а ш и х д е т о к на все случаи ж и з н и с п е ц и а л ь н а я служба снабдила теле­
ф о н а м и д о в е р и я . О н и м о г у т не только на учителя, н о и на соседей
и д а ж е р о д и т е л е й с т у к н у т ь , если что, насчёт своих каких-нибудь
детских у щ е м л е н и й , и тогда м е р ы будут п р и н и м а т ь с я по-взрослому.
Н е ш у т о ч н ы е , кстати, м е р ы . П о н я л а теперь, что р а б о т а наша на м и н ­
н о е поле смахивает?
— С ума с о й т и !
— В о т п о т о м у и р а б о т а ю т в школах, в о с н о в н о м , молодые учите­
ля с крепкими нервами.
Кстати, и в м а ш и н е , и дома дёргают А н ю п о ш к о л ь н ы м делам п о ­
с т о я н н о . В о т з в о н я т и з п о л и ц и и . Туда п о с т у п и л а и н ф о р м а ц и я , ч т о
школа в в ы х о д н о й п о ч е м у - т о о т к р ы т а . А н я с л о м я голову м ч и т с я
туда — а там у б о р щ и ц а з а к а н ч и в а е т у б и р а т ь с я .
Е щ ё з в о н о к : у ч е н и ц а п о с л е з а н я т и й не п р и ш л а д о м о й . Н а у ш а х
все. А н я на нервах. Здесь б ы л и случаи п р о п а ж и детей, а п о т о м у п о ­
л и ц и я и а д м и н и с т р а ц и я на п о д о б н ы е з а я в л е н и я р е а г и р у е т м г н о в е н 114
Израильские
арабески
но. М а т ь в и с т е р и к е , о н а р ы д а е т и у г р о ж а е т . А д м и н и с т р а ц и я к а ж д ы е
полчаса з в о н и т и и н т е р е с у е т с я . П о д к л ю ч и л а с ь п о л и ц и я . А в и т о г е
оказалось, что девочку з а б р а л и з ш к о л ы дед, к о т о р ы й ж и в ё т отдель­
но. А т е л е ф о н о н п р о с т о не слышит. Д е в о ч к а в с к о р е нашлась, она
м и р н о обедала с дедом, а п е р е д А н е й р о д и т е л ь н и ц а даже не и з в и н и ­
лась, х о т ь сгоряча м н о г о чего н а г о в о р и л а .
В о о б щ е д е т е й в И з р а и л е м н о г о . И не только в с е м ь я х о р т о д о к ­
сальных евреев, там п о р е л и г и и п о л о ж е н о п л о д и т ь с я и р а з м н о ж а т ь с я .
И х м н о г о везде — на улицах, в магазинах, на экскурсиях. Т и п и ч н а я
г о р о д с к а я к а р т и н к а : м о л о д о й папа катит коляску с с о п я щ и м малы­
шом, мама ведёт за р у ч к у большенького, а т о и двух. И так э т о м и р н о ,
д р у ж н о , без н е р в о в .
Аню по приезде в Израиль это тоже поразило. Призналась:
— З н а е ш ь , Н а т а ш , до сих п о р п е р е д глазами такая сценка. М ы
тогда совсем н е д а в н о п р и е х а л и . О т п р а в и л и с ь как-то с Б у м о й п о г у ­
лять. Н а м н а в с т р е ч у папа с т р е м я с ы н о в ь я м и . М а л е н ь к и й , ему годи­
ка т р и на вид, всё в р е м я убегал, а с т а р ш и й его ловил. П а п а с т р о г о
предупредил, что если м а л ы ш упадёт, т о п р и д ё т с я отвечать.
— Кому? С т а р ш е м у ? З а то, что н е словил?
— К а к б ы н е так! С а м о м у м л а д е н ц у !
— И что?
— П о н я т н о е дело — ч т о ! М а л ы ш д о п р ы г а л с я и свалился. Видимо,
б о л ь н о у ш и б с я . Расплакался.
— А папа?
— С п о к о й н о , не спеша, п о д о ш ё л и сказал: « К а ж д ы й в о т в е т е за
свои п о с т у п к и , и т ы в т о м ч и с л е » .
— М а л е ц , конечно, всё п о н я л . . .
— З р я и р о н и з и р у е ш ь . П о н я л ч т о надо. П о т о м у что сам поднялся,
отряхнулся и молча зашагал р я д о м с о т ц о м . П о т о м я м н о г о к р а т н о п о ­
д о б н о е наблюдала. Здесь учат брать на себя о т в е т с т в е н н о с т ь с с а м о ­
го н е ж н о г о возраста.
И ш ь , как р а з у м н о ! И л и только с о с т о р о н ы — так? Судя п о тому,
что я т у т видела и слышала, — нет, н е только. В п о с л е д н е е в р е м я м н е
часто п р и х о д и т с я в м е ш и в а т ь с я п р я м о на улице в п р о ц е с с в о с п и т а н и я .
Когда р е б ё н о к , распустив сопли, р е в ё т белугой на всю улицу, а мама­
ша, закончив б е с к о н е ч н у ю т е л е ф о н н у ю с т р е к о т н ю , н а ч и н а е т подна115
Н. Леванина. В саду ветров
чивать: « Г р о м ч е , г р о м ч е д а в а й ! » О н и даёт, к о н е ч н о ! Затем следует
в о з н а г р а ж д е н и е — смачный ш л е п о к за п р о д е л а н н у ю работу.
Ей, Богу, н и ч е г о п о д о б н о г о здесь не видела, хотя д е т и ш к а м и
всех м а с т е й и в о з р а с т о в б у к в а л ь н о у с ы п а н ы все п у б л и ч н ы е места.
П р и в и л е г и р о в а н н а я каста.
По горам,
монастырям...
В Иудейских горах расположено множество монастырей и
ц е р к в е й п р и них. О д и н из самых з н а м е н и т ы х — Л а т р у н с к и й мона­
с т ы р ь Б о г о р о д и ц ы , о с н о в а н н ы й в 1890 году м о н а ш е с к и м о р д е н о м
т р а п п и с т о в - м о л ч а л ь н и к о в . О н находится в 30 к и л о м е т р а х к в о с т о к у
от Тель-Авива. В начале X I X века, в Н а п о л е о н о в с к у ю к а м п а н и ю , на
С в я т у ю З е м л ю была п р и в е з е н а в и н о г р а д н а я лоза. Её п о с а д и л и на
о д н о м из х о л м о в в И у д е й с к и х горах, а позже о с н о в а л и на э т о м ме­
сте м о н а с т ы р ь . О б и т е л ь и п о сей день славится о т л и ч н ы м и в и н а м и ,
к о т о р ы е и з г о т о в л я ю т с я и з в и н о г р а д а Н а п о л е о н о в с к о й л о з ы . Его
в ы р а щ и в а ю т на п р и н а д л е ж а щ и х м о н а с т ы р ю угодьях, там же есть и
р о щ а о л и в к о в ы х деревьев. О л и в к о в о е масло т о ж е х о р о ш е е — густое,
ароматное.
Н о больше всего м е н я впечатлил о б р а з ж и з н и э т и х н е в и д и м ы х за­
т в о р н и к о в . П о д н и м а ю т с я о н и р а н о , до з а р и — в 3.15. Д а л ь ш е в тече­
н и е 11 часов у с е р д н о м о л я т с я . В и д и м о , что-то всё-таки едят. П о т о м 3
часа р а б о т а ю т на земле, в ы р а щ и в а я с в о и ф и р м е н н ы е в и н о г р а д н и к и и
оливы. Н е самое э т о л ё г к о е з а н я т и е , если учесть, что п о ч в ы там каме­
н и с т ы е , а если т о ч н е е — т о п р о с т о н е т никаких почв, о д н и с п л о ш н ы е
горы.
У п р а в и в ш и с ь п о хозяйству, м о н а х и п р и с т у п а ю т к главному —
о д и н час в день о н и . . . к о п а ю т себе могилу. В о т так, а пойду-ка я,
г р е ш н ы й , п о к о п а ю себе э - э . . . могилку, так сказать.
Х о т я в б о л ь ш и н с т в е с в о ё м получается, что р о ю т о н и я м у не себе,
а кому-то другому, более д о с т о й н о м у . И э т о п о н я т н о . Все б ы х о т е л и
быть п о х о р о н е н ы на С в я т о й Земле, да не у всех э т о получается.
. . . А в Л а т р у н е , в э т о м п р и ю т е молчальников, и правда, тихо.
Только ш о р к а л в е н и к о м с т а р ы й м о н а х , подметая у п а в ш и е листья, да
к а к всегда с д е р ж а н н о г о м о н и л и с в е ж и е п о р ц и и вновь п р и б ы в а ю щ и х
т у р и с т о в . А какой п о т р я с а ю щ и й вид о т к р ы в а е т с я с о с т у п е н е к х р а м а !
Здесь на ж и в о п и с н ы х холмах р а с т у т н е п о с а ж е н н ы е , а с о х р а н и в ш и е 116
Израильские
арабески
ся, е с т е с т в е н н ы е леса. Х о т я леса, к о н е ч н о , э т о г р о м к о сказано. Н о
и е р у с а л и м с к а я сосна и т а в о р с к и й дуб п р о и з р а с т а ю т здесь с незапа­
м я т н ы х в р е м ё н . И это т о ч н о !
П л о д ы м о н а ш е с к и х трудов м о ж н о купить в м а л е н ь к о м магазин­
чике, п р и м о с т и в ш е м с я п р и входе в Л а т р у н с к и й м о н а с т ы р ь . В и д и м о ,
зарабатывает М о н а с т ы р ь неплохо — б у т ы л к и с в и н о м и маслом р а з ­
летались как г о р я ч и е п и р о ж к и , да н е п о о д н о й , а ц е л ы м и н а б о р а м и !
... П о с е т и л и м ы и ещё о д н о л ю б о п ы т н о е м е с т о — г о р н ы й мона­
с т ы р ь Б е й т - Д ж а м а л ь . Т у т т о ж е есть свой замечательный х р а м — в
1930 году на ф у н д а м е н т а х р а з р у ш е н н о й в и з а н т и й с к о й ц е р к в и была
в ы с т р о е н а с о в р е м е н н а я церковь, в о всех ф о р м а х и к р а с к а х п о д р а ж а ­
ю щ а я д р е в н е й в и з а н т и й с к о й т р а д и ц и и . Все п о ч т и н е в о л ь н о з а л ю б о ­
вались я р к и м и ф р е с к а м и , у к р а ш а ю щ и м и с т е н ы : К р е щ е н и е святого
Стефана, Суд, И з б и е н и е к а м н я м и и П о г р е б е н и е .
М е н я ж е п р и в л е к л о другое. В м о з а и ч н о й р о с п и с и ц е р к в и Б е й т Д ж а м а л ь я увидела о д и н удивительный м у ж с к о й п о р т р е т . Д о л г о его
рассматривала. О т л и ц а веет п о к о е м , м о ж н о сказать — у м и р о т в о ­
р е н и е м , глаза серьёзные, д о б р ы е . О ч е н ь с и м п а т и ч н о е л и ц о . Видимо,
пока любовалась, прослушала к т о э т о такой. М о ж н о бы, к о н е ч н о ,
с п р о с и т ь у экскурсовода, н о его п л о т н ы м к о л ь ц о м о б с т у п и л н а р о д и
что-то там домогается. Л а д н о , — вздыхаю с с о ж а л е н и е м . — И к а к а я
разница, как звали э т о г о м и л о г о человека. Розу н а з о в и х о т ь р о з о й ,
хоть не р о з о й . . .
И т у т на с а м о м выходе из х р а м а о д и н с т а р е н ь к и й м о н а х п р о т я г и ­
вает м н е книжку. Т о н е н ь к у ю такую, с п о р т р е т о м на обложке. Ч и т а ю :
« Д о н Б о с к о . Д р у г б е с п р и з о р н ы х » . А с о б л о ж к и на м е н я с м о т р и т
т о ж е с а м о е лицо, что о с т а н о в и л о м е н я в ц е р к в и ! Т о л и м о н а х заме­
тил, к а к я разглядываю п о р т р е т , т о ли п р о с т о удивительная случай­
н о с т ь — Б о г весть! Н о п р о т я н у л о н к н и ж к у и м е н н о м н е .
П р я м о в автобусе п р и н я л а с ь её читать. Н е случайно б л а г о р о д н ы й
Д о н п р и в л ё к м о ё внимание. Ведь, м о ж н о сказать, коллега, педагог!
Великий предшественник нашего Макаренко. Ж и л он давно — с
1 8 1 5 п о 1888 год и, оказывается, м н о г о чего сделал для того, ч т о ­
бы б р о ш е н н ы х детей на З е м л е было м е н ь ш е . Д л я э т о г о он о с н о в а л
«Салезианское Общество» — чтобы воспитывать беспризорных
мальчишек, а т а к ж е с п е ц и а л ь н о е О б щ е с т в о для в о с п и т а н и я девочек.
У Д о н а Б о с к о б ы л о м н о г о и д р у г и х заслуг в п р о д в и ж е н и и п о м и р у
х р и с т и а н с т в а , н о один факт п р о с т о п о т р я с м е н я . И м б ы л о п о д о 117
Н. Леванина. В саду ветров
б р а н о , н а к о р м л е н о , о б о г р е т о и в о с п и т а н о п о всему белу свету о к о ­
л о 4 0 0 . 0 0 0 н е б л а г о п о л у ч н ы х д е т е й ! Вот э т о ч е л о в е ч и щ е ! Такого б ы
Д о н а да к н а м сейчас!
Х о т я м о н а х и и э т о г о м о н а с т ы р я з а р а б а т ы в а ю т (и, кажется, не­
плохо) п р о д а ж е й вина и масла, н о главное для н и х (и, к о н е ч н о , д л я
меня) — что этот Орден традиционно занимается педагогикой и
п р о ф е с с и о н а л ь н ы м о б у ч е н и е м м о л о д ё ж и . С 1845 года э т и м занима­
ется. М о л о д ц ы , с а л е з и а н ц ы ! Только сегодня, к о н е ч н о , и х результаты
г о р а з д о с к р о м н е е , д о Д о н а Б о с к о п о к а н и к т о не дотянулся!
... М е ж д у тем с м е р к а л о с ь . П р о г р а м м а на сегодня была в ы п о л н е ­
на. В р о д е б ы все м о н а с т ы р и о б о ш л и и объехали. С у в е н и р ы купили,
н о г и стоптали. Д о м о й ? — Н о н е у т о м и м ы й э к с к у р с о в о д Эдик какт о ч е р е с ч у р о ж и в л ё н н о соскользнул с м о н а с т ы р с к о й т е м ы в бота­
нику: « П о с м о т р и т е н а п р а в о — п о с м о т р и т е н а л е в о . . . » — А чего
с м о т р е т ь - т о ? Уже п р а к т и ч е с к и с т е м н е л о ! — « Т о г д а п о в е р ь т е на
слово, — не т е р я е т с я Эдик. — В г о р н о й г р я д е К а р м е л ь п р о и з р а с ­
тает о г р о м н о е к о л и ч е с т в о э к з о т и ч е с к и х р а с т е н и й . Э т о очень даже
интересно!»
П о х о р о ш о отработанному сценарию Эдик убалтывает потеряв­
ших б д и т е л ь н о с т ь п а с с а ж и р о в , а автобус т е м в р е м е н е м сворачивает
со с т о л б о в о й д о р о г и в к а к о й - т о т ё м н ы й , у з к и й п р о с ё л о к . Эдика ж е
п р о с т о несёт: « В лесах, к о т о р ы е в ы в и д и т е за о к н о м ( « Н и фига н е
в и д н о » , — б у р ч и т н а р о д ) , п р е о б л а д а е т и е р у с а л и м с к а я сосна, её вы
сегодня везде наблюдали, в с т р е ч а ю т с я д и к а я маслина, ф и с т а ш к о в ы е
деревья. Ф и с т а ш к и все л ю б я т ? А , т о в а р и щ и ? В у в л а ж н ё н н ы х р а й о н а х
п р о и з р а с т а е т лавр. И м е н н о из него, как вы п о н и м а е т е , п л е т у т лав­
р о в ы е в е н к и и д о б ы в а ю т лаврушку. Ж е н щ и н ы , н е забыли ещё п р о
кухню?
А что здесь т в о р и т с я в начале м а я ! П р о с т о сказка! С о н ш и з о ф р е ­
н и к а ! С к л о н ы гор, д р у з ь я м о и , п о к р ы в а ю т с я я р к о - з е л ё н о й т р а в о й , и
среди н е ё р а с т у т алые к о л о н и т ы (цветы, п о х о ж и е на н а ш и м а к и ) . Ч у т ь
п о з ж е зацветают р о з о в ы е и белые ц и к л а м е н ы , жёлтые крокусы, п о ­
т о м п о я в л я ю т с я б е л ы й л ю п и н и календула. Представляете? К о н е ч н о ,
представляете. Д а ч н и к и в салоне есть? В р у с с к и х автобусах всегда
есть. У м о и х р о д и т е л е й т о ж е была дача на Волге. Е щ ё как всё ц в е л о !
Н о о д н о дело — н о г о т к и и маки, а совсем другое, н а п р и м е р , земля­
н и ч н о е д е р е в о ! К т о видел э т о чудо п р и р о д ы ? А о н о в о т т у т ( ж е с т в
с т о р о н у т ё м н ы х г о р ) и р а с т ё т ! П о ч е м у так называется? С е й ч а с сами,
118
Израильские
арабески
л ю б о з н а т е л ь н ы е вы м о и , догадаетесь, — и н т р и г у е т Эдуард. П о х о ж е ,
б о т а н и к а — его главное призвание. О н п р о с т о в о ш ё л в р а ж :
— З е м л я н и ч н о е д е р е в о — это, конечно, н е совсем т о ч н о . М о ж е т
быть и к у с т а р н и к . Л и с т ь я у н е г о о ч е н ь к р а с и в ы е — т ё м н о - з е л ё н ы е ,
глянцевые, как о т п о л и р о в а н н ы е , правда, с з а з у б р е н н ы м и к р а я м и .
Ц в е т к и белые, н е б о л ь ш и е т а к и е колокольчики. П ч ё л ы и х любят.
Л ю д и т о ж е любят, есть, я г о д ы . И правда, плоды э т о г о дерева о ч е н ь
п о х о ж и на землянику, только п а х н у т н е так, как з е м л я н и к а в р у с с к о м
лесу. Там-то а р о м а т — с у м а с о й т и ! Д о сих п о р п о м н ю . Н о и из мест­
н ы х плодов делают вкусные д ж е м ы и л и к ё р ы . С а м ы й з н а м е н и т ы й
среди н и х — п о р т у г а л ь с к и й л и к ё р « М е д р о н х о » .
Х о т и т е п о п р о б о в а т ь ? — Е щ ё б ы ! — Я ж е г о в о р и л , что главная
и з ю м и н к а ещё в п е р е д и ! М ы с вами едем в . . . ( д а л е е п о с л е д о в а л о
с л о ж н о е н а з в а н и е д е р е в у ш к и на н е з н а к о м о м языке. Н е только з а п о м ­
нить, н о и п р о с т о — в о с п р о и з в е с т и н е т н и к а к о й в о з м о ж н о с т и ) , у вас
будет в о з м о ж н о с т ь п р о д е г у с т и р о в а т ь и к у п и т ь мёд, варенье, р а з н ы е
г о р н ы е чаи, замечательные п р и п р а в ы и, к о н е ч н о , м е с т н о е вино, олив­
к о в о е масло (кто ещё не к у п и л ) . О д н и м словом, не п о ж а л е е т е . Э т о
т р а д и ц и о н н о п о с л е д н я я точка н а ш е г о с е г о д н я ш н е г о м а р ш р у т а .
П о с л е т а к о й р е к л а м ы н а р о д п р и у т и х , обдумывая п р е д л о ж е н и е . А
Эдик куёт, не о т х о д я . . . О н с п р о ф е с с и о н а л ь н ы м о ж и в л е н и е м выва­
ливает на э к с к у р с а н т о в всё н о в ы е п о р ц и и б о т а н и ч е с к и х п о з н а н и й ,
з а с ы п а я и м и т л е ю щ и е угольки с о м н е н и я у н е к о т о р ы х , н е с л и ш к о м
д о в е р ч и в ы х т о в а р и щ е й . Кстати, Эдик у п о т р е б л я е т м н о ж е с т в о обра­
щений: «господа», «товарищи», «дорогие м о и » , просто — «на­
р о д » . В з а в и с и м о с т и от ситуации. В д а н н ы й момент, п о - б р а т с к и улы­
баясь, о н в о р к у е т :
— Т о в а р и щ и ! Д о р о г и е м о и ! Сейчас, к м о е м у глубокому сожа­
лению, в т е м н о т е вы его не видите, но, п о в е р ь т е на слово, э т о о ч е н ь
к р а с и в о е р а с т е н и е — называется иудино дерево. Иуда — в р у с с к о м
с о з н а н и и н е х о р о ш и й человек, предатель. Н а с а м о м деле, здесь И у д —
как в Р о с с и и И в а н о в ы х . Иуда — э т о о д н о из колен И з р а и л е в ы х .
О т с ю д а , кстати, и д р е в н е е н а з в а н и е с т р а н ы — Иудея.
Так вот, тот, что был у ч е н и к о м И и с у с а и п р е д а л его, — был Иуда
И с к а р и о т . И м е н н о т о т Иуда стал н а р и ц а т е л ь н ы м о т р и ц а т е л ь н ы м .
П о легенде, за предательство Иуде заплатили 3 0 с р е б р е н и к о в (ЗОсер е б р я н ы х шекелей. Кстати, т о в а р и щ и , наш шекель — п о ч т и т в ё р д а я
валюта. С о в е т у ю в н е й держать свои д е н е ж к и ! Н и к а к о й и н ф л я ц и и 119
Н. Леванина. В саду ветров
д е в а л ь в а ц и и ! ) . Т а к вот, с тех п о р э т и 3 0 с р е б р е н и к о в часто исполь­
зуют как с и м в о л н а г р а д ы за предательство. И у д и н п о ц е л у й — т о ж е
мало приятного...
Господа! П о н е к о т о р ы м и с т о ч н и к а м , р а с к а я в ш и й с я Иуда, я к о б ы ,
п о в е с и л с я на о с и н е , к о т о р а я с тех п о р стала буквально д р о ж а т ь от
у ж а с а п р и м а л е й ш е м ветерке, в с п о м и н а я , к а к о й гад на н е й в своё в р е ­
м я висел. И с п о г а н и л дерево. К т о п о м н и т р у с с к и й фольклор? А, народ?
И з чего там делают колы д л я в а м п и р о в и вурдалаков? — П р а в и л ь н о ,
из о с и н ы . О с и н о в ы й кол — е д и н с т в е н н о е о р у ж и е , с п о с о б н о е п о р а з ­
ить э т у нечисть. Н о есть и д р у г и е в е р с и и .
И Э д и к р а с п е в н о декламирует:
Когда, страдая от простуды,
Ай-Петри высится в снегу,
Кривое деревце Иуды
Цветет на южном берегу.
Весна блуждает где-то рядом,
А из долин уже глядят
Цветы, напитанные ядом
Коварства, горя и утрат.
Все узнали, чьи э т о стихи? Думаем, т о в а р и щ и , в с п о м и н а е м !
Такие в о т замечательные стихи п о с в я т и л э т о м у дереву Н и к о л а й
З а б о л о ц к и й . К а к видите, в е л и к и й п о э т считал, ч т о не на о с и н е , а
и м е н н о на и у д и н о м дереве п о в е с и л с я предатель, о с о з н а в весь у ж а с
содеянного. Х о т я должен сказать, ч т о есть версия, будто иудино дере­
в о н а з в а н о так п р о с т о п о м е с т у п р о и з р а с т а н и я — Иудеи. Н о в е р с и я
З а б о л о ц к о г о , к о н е ч н о , красивее. Вам, д о р о г и е м о и , решать, к а к у ю
в е р с и ю вы п р е д п о ч т ё т е .
— Т у т знаете, что и н т е р е с н о ? - Эдик я в н о с п е ш и т з а к р е п и т ь дей­
ствие с т и х о в на п о т р ё п а н н у ю аудиторию. — Когда иудино д е р е в о
цветёт, т о о н о ц в е т ё т п о л н о с т ь ю . Представляете, т о в а р и щ и ? Т о есть
я р к и м и ц в е т о ч к а м и о б л е п л е н ы и т о н к и е ветки, и толстые ветви, и
даже ствол. Ц в е т к и д е р ж а т с я п о ч т и м е с я ц , а у ж затем п о я в л я ю т с я
круглые л и с т о ч к и . И у ж е п о т о м — плоды. Т а к и е п л о с к и е б о б ы , начи­
н ё н н ы е с е м е н а м и . П р о р а с т а ю т о н и с трудом, ч т о б ы проклюнулись,
т р е б у е т с я п р е д в а р и т е л ь н а я о б р а б о т к а или к и п я т к о м , или д а ж е сер­
н о й к и с л о т о й . Н е к о н ц е н т р и р о в а н н о й , к о н е ч н о . Р а з м н о ж а е т с я иуди­
но д е р е в о также о т в о д к а м и и ч е р е н к а м и . П е р е с а д к у молодые д е р е в ь я
120
Израильские
арабески
п е р е н о с я т плохо: долго б о л е ю т и часто гибнут. Так что в е з т и д о м о й
не с о в е т у ю . Д а и н е п р о п у с т я т ч е р е з т а м о ж н ю .
— Волк! — з а к р и ч а л вдруг соседский мальчишка, т ы ч а п а л ь ц е м в
стекло. — Волк! Я сам видел! В - о - о - н за куст п о б е ж а л ! Д а в о т ж е о н !
(Ну, п р я м о п о Л ь в у Т о л с т о м у ! )
— Где? Где? — зашевелился автобус.
А о д и н м у ж ч и н а п о и н т е р е с о в а л с я у Эдика:
— Что, действительно, т у т волки водятся?
Эдик был п о с т а в л е н в с л о ж н о е п о л о ж е н и е . С о д н о й с т о р о н ы , ему
следовало д о б р о с о в е с т н о и з л о ж и т ь , что в К а р м е л ь с к и х л е с а х до сих
п о р ж и в у т д и к и е к а б а н ы и волки. Ч а с т о в с т р е ч а ю т с я шакалы. М о ж н о
в с т р е т и т ь и с р е д и з е м н о м о р с к у ю лисицу. И л ю б о г о из э т и х ж и в о т ­
н ы х в п о л н е м о г увидеть за о к н о м глазастый мальчишка. Н о , с д р у г о й
с т о р о н ы , кто же п о с л е э т о г о выйдет и з автобуса в т е м н о в а т у ю д е р е в ­
ню, р а з м е с т и в ш у ю с я п р я м о у п о д н о ж и я г о р ы , з а р о с ш е й , если в е р и т ь
т о м у же Эдику, всем на свете! И к и ш а щ у ю , похоже, тем ж е с а м ы м !
Н о Э д и к а голыми р у к а м и н е в о з ь м ё ш ь ! О н находчив, как у ж п о д
вилами:
— С к о р е е всего, господа, э т о п р о с т о собака, о б ы ч н а я б а н а л ь н а я
дворняга. И х т у т — пруд пруди! А в о о б щ е т у т водятся, главным о б ­
разом, н е б о л ь ш и е п о р а з м е р у б а р с у к и , д и к о б р а з ы , ежи. С о в е р ш е н н о
б е з о п а с н ы е ж и в о т н ы е ! А так, в о с н о в н о м , п т и ч к и — орлы, совы, ф и ­
лины...
— А я в « Д е т с к о й э н ц и к л о п е д и и » читал, ч т о здесь ещё д и к и е
к о ш к и в о д я т с я ! — не у н и м а е т с я о т р о к . — Вроде бы, д о м а ш н и е
одичали и п р е в р а т и л и с ь в р ы с е й и леопардов. Х о т ь и маленьких, н о
злых!
А в т о б у с м е ж д у тем п р о и з в ё л , пыхтя, с л о ж н ы й р а з в о р о т и о с т а н о ­
вился на к а к о й - т о п у с т ы н н о й п л о щ а д к е . Э д и к з а н е р в н и ч а л :
— М а л ь ч и к м о л о д е ц , л ю б о з н а т е л ь н ы й р е б ё н о к , н а ч и т а л с я книг.
Р е б ё н к у чудится, а д я д и и т ё т и с и д я т и слушают. М ы е щ ё долго
будем т у т сидеть, господа? Д о м о й с е г о д н я н и к т о не т о р о п и т с я ?
В ы х о д и т е , т о в а р и щ и , вас ж д у т удачные п о к у п к и ! Я л и ч н о буду ва­
ш и м п е р е в о д ч и к о м ! В п е р ё д , н а р о д ! С е й ч а с м ы с в а м и с о в е р ш и м на­
бег н а м е с т н у ю з н а м е н и т о с т ь — л а в к у п р я н о с т е й . И , у в е р я ю вас,
без д о б ы ч и не у й д ё м !
В и д я , что и после э т о г о н и к т о о с о б е н н о не т о р о п и т с я , Э д и к у т о ч ­
н я е т г о л о с о м р а з о ч а р о в а н н о г о учителя:
121
Н. Леванина. В саду ветров
— Т а к в ы действительно, не х о т и т е п р я н о с т е й ?
— Да как-то... Волки тут ходят...
—Тогда, к т о не хочет, м о ж е т оставаться в автобусе, а к т о хочет —
за м н о й ! Ш о ф ё р идёт вместе с нами. М а ш и н у ему, к с о ж а л е н и ю , п р и ­
дётся з а к р ы т ь .
П о с л е д н я я и н ф о р м а ц и я выдавила и з салона о с т а т к и с о м н е в а ю ­
щихся, и п р о ц е с с и я , н а к о н е ц , двинулась п о к р и в о й у з е н ь к о й улочке к
сараеподобному сооружению, оказавшемуся той самой лавкой пря­
ностей.
;
Назарет
У и з р а и л ь с к и х а в т о б у с н ы х э к с к у р с и й в с к о р е о б н а р у ж и л и с ь и не­
к о т о р ы е другие о с о б е н н о с т и . В о - п е р в ы х , н а р о д о н и с о б и р а л и с та­
кого р а н н е г о у т р а , что х о т ь и не л о ж и с ь ! Ч а с о в эдак с ш е с т и . П о т о м
долго колесили п о у з е н ь к и м улочкам Н а т а н и и и о к р е с т н ы х город­
ков — от о т е л я к отелю, п о с т е п е н н о н а п о л н я я салон. Ч а с и к а м к вось­
м и т р о г а л и с ь в п у т ь . Н о не надолго. Т у т н а с т у п а л о с в я т о е — в р е м я
ф и з и о л о г и ч е с к о г о п е р е р ы в а . Н а н е г о о р г а н и з а т о р ы не скупились —
давали м и н у т 4 0 . П о т о м . . . п р е д л а г а л и в ы й т и и з салона тем, кто, к
примеру, едет на М ё р т в о е м о р е или в Эйлат, э т о к югу. И л и , н а о б о ­
рот, к северу. За н и м и должен п о д о й т и д р у г о й автобус. З а к о м п а н и ю
долго ж д ё м автобуса на ю г ( с е в е р ) . И только затем, когда м а ш и н а , на­
к о н е ц , п о я в л я е т с я , и с о р т и р о в к а п а с с а ж и р о в завершена, — м о ж н о
ехать дальше.
Ну, всё, поехали. Вот, к примеру, цель с е г о д н я ш н е г о п у т е ш е ­
ствия — город Назарет.
Экскурсовод Дима, лысоватый человечек неопределённого воз­
раста, начал р а б о ч е й с к о р о г о в о р к о й с о о б щ а т ь сведения о Н а з а р е т е
е щ ё в автобусе: « Н а з а р е т — э т о г о р о д Б л а г о в е щ е н и я , место, где п р о ­
шло д е т с т в о Х р и с т а . О н ( г о р о д ) л е ж и т на холмах Н и ж н е й Галилеи.
Здесь р а с п о л о ж е н Х р а м Б л а г о в е щ е н и я — к р у п н е й ш и й на Б л и ж н е м
В о с т о к е с о б о р , з а м е т н ы й ещё п р и подъезде к г о р о д у и п р и н а д л е ж а ­
щ и й О р д е н у ф р а н ц и с к а н ц е в . О н б ы л возведён и о с в я щ ё н сравнитель­
н о недавно — в 1969 году. То есть м о л о д о й т а к о й х р а м . Так, приехали,
д р у ж н о в ы х о д и м из автобуса и н е р а с т я г и в а е м с я ! И т а к , м ы направля­
е м с я п о п е ш е х о д н о й з о н е в Х р а м Б л а г о в е щ е н ь я . О б я з а т е л ь н о обра122
Израильские
арабески
т и т е в н и м а н и е на мозаику. Я считаю, ч т о э т о о д и н и з лучших х р а м о в
на С в я т о й Земле. Э т о м о ё м н е н и е » .
М ч и м с я п о м о щ ё н ы м улочкам д р е в н е г о города, где к а ж д ы й ка­
мень д ы ш и т и с т о р и е й , где в р е м я о т п о л и р о в а л о все углы и ш е р о х о в а ­
тости, где хочется разглядеть к а ж д о г о в с т р е ч н о г о — его п р е д к и за­
п р о с т о могли б ы т ь з н а к о м ы и с девой М а р и е й , и с Х р и с т о м , к о т о р ы е ,
по библейским источникам, много лет провели именно в этих краях.
Н о — некогда! Главное — не отстать и не п о т е р я т ь с я !
Т о р г о в ц ы , вся ж и з н ь к о т о р ы х п р о х о д и т на э т и х улочках, б е з о ш и ­
б о ч н о вычислив н а ш у н а ц и о н а л ь н о с т ь , э н е р г и ч н о т р я с у т п е р е д н а м и
разноцветными тряпками и вопят: «Пажальста! Карашо! Давайд а в а й ! » . Ж и в о п и с н ы й араб с б а я н о м , на о б о ч и н е д о р о г и , р е з к о о б о ­
рвав в о с т о ч н у ю мелодию, вбухивает « П р о щ а н и е с л а в я н к и » . А н а м
некогда всё э т о о ц е н и т ь , м ы м ч и м с я , как нахлёстанные.
П р и б е ж а л и . В ы с т р о и л и с ь в полукруг и г о т о в ы внимать гордели­
в о м у Д и м е . Успеваю не столько п о н я т ь , сколько засвидетельствовать:
да, действительно, в н у т р е н н е е п р о с т р а н с т в о храма з а п о л н е н о цвет­
н ы м и м о з а и к а м и и к е р а м и ч е с к и м и барельефами, п о ж е р т в о в а н н ы м и
католическими о б щ и н а м и со всего мира.
Н о сам храм, о т к р о в е н н о г о в о р я , к а ж е т с я м н е к а к и м - т о н е у м е с т ­
н о м о д е р н о в ы м , а п о д а р е н н ы е мозаики, если ч е с т н о , н е все отлича­
ю т с я т о н к о с т ь ю х у д о ж е с т в е н н о г о вкуса и х создателей. Н о , как из­
вестно, д а р ё н о м у к о н ю в зубы не с м о т р я т ! Т у т главное — не к а м н и ,
а с а м о место. П р о с т р а н с т в о .
А э к с к у р с о в о д Д и м а у ж е т а щ и т нас дальше, в л е в ы й у г о л двора.
О н п о ч т и в экстазе: « Я л ю б л ю п о к а з ы в а т ь э т у скульптуру. Видите?
Д е в у ш к а с т о и т вроде с ю н о ш е й , но у ю н о ш и за с п и н о й крылья, и мы
м о ж е м догадаться, что э т о кто? П р а в и л ь н о , Ангел. А р х а н г е л Гавриил.
С н и м в ы я с н и л и . О с т а ё т с я в о п р о с : на к о г о п о х о ж а д е в у ш к а ? »
П р о с т ы е о т в е т ы , т и п а : « Н а деву М а р и ю » , — Д и м у не у с т р а и ­
вают. О н у п р я м о т р я с ё т головой, пока, с б и т а я с толку э к с к у р с и я не
смолкает окончательно. И н т е р е с н о , а к т о же, п о Д и м и н о м у р а з у м е ­
нию, м о ж е т с т о я т ь у храма и м е н и и в о славу Б о г о р о д и ц ы , как не сама
Б о г о р о д и ц а ? В о т ведь и А н г е л т у т присутствует, как б ы в подтверж­
дение н а ш и х версий.
— И Н и к и т а М и х а л к о в , к о т о р о м у я несколько л е т назад задал
э т о т же в о п р о с , не смог на н е г о о т в е т и т ь ! — с о ж а л е я о т о т а л ь н о й
людской недалёкости, и з р е к а е т Д м и т р и й . — А ведь э т о о ч е в и д н о !
123
Н. Леванина. В саду ветров
Ну, п о с м о т р и т е ещё р а з ! Д а , к о н е ч н о , девушка эта п о х о ж а на Е л е н у
К о р е н е в у ! К а к « К т о т а к а я ? » — А к т р и с а ! И з в е с т н а я ! Ах, к а к а я
связь? Б о г её знает! Н о ведь, по-моему, э т о н е с о м н е н н о ! П о ч е м у п о ­
хожа? Н е с н е ё л и ваяли? — Н е знаю, в р я д л и . . . Н о я так думаю!
— А т е п е р ь давайте з а й д ё м в сам Х р а м . П р е д у п р е ж д а ю : о н вну­
т р и будто смахивает на п у с т о й сарай. Н о э т о сделано специально.
Ч т о б ы н е отвлекать в н и м а н и я о т главной с в я т ы н и . П о п р е д а н и ю ,
и м е н н о здесь ж и л а Д е в а М а р и я , когда Ангел с о о б щ и л ей Б л а г у ю
Весть о том, ч т о будет у н е ё н е п о р о ч н о е зачатие и р о д и т о н а богоче­
ловека. И и с у с а Х р и с т а . Грот, в к о т о р о м , как у т в е р ж д а е т с я , был д о м
Б о г о р о д и ц ы , н а х о д и т с я на н и ж н е м у р о в н е храма.
И дальше, ч е р е з паузу:
— Я л и ч н о н а з ы в а ю э т о т зал м е м о р и а л ь н ы м .
К а к называется зал на с а м о м деле — с о о б щ е н о не было. К а к не
было н и ч е г о т о л к о м р а с с к а з а н о и об о т к о п а н н о й части д р е в н е г о го­
рода, з а в о р а ж и в а ю щ и й в и д на к о т о р ы й о т к р ы в а л с я п р я м о со двора,
где м ы полчаса слушали Д и м и н у отсебятину.
К о н е ч н о , м н о г и е и без э к с к у р с о в о д а знают, что в Н а з а р е т е И и с у с
п р о в ё л б о л ь ш у ю часть с в о е й ж и з н и . Ч т о в о с е м ь и з о д и н н а д ц а т и ,
о п и с а н н ы х в Е в а н г е л и и чудес, о н с о в е р ш и л и м е н н о в э т и х местах.
И в с а м о м Н а з а р е т е , и в о к р у г н е г о р а с п о л о ж е н о м н о г о святых мест,
с в я з а н н ы х с ж и з н ь ю И и с у с а . Н а западе р а с п о л о ж е н Ц и п п о р и , где, п о
п р е д а н и ю , находился р о д и т е л ь с к и й д о м М а р и и (сегодня э т о краси­
вый н а ц и о н а л ь н ы й п а р к ) ; здесь р я д о м и гора Т а б о р , на п р о т я ж е н и и
столетий п о ч и т а е м а я как м е с т о П р е о б р а ж е н и я Господня. Раньше
п а л о м н и к и - х р и с т и а н е вдумчиво в о с х о д и л и к э т о й г о р е . Все 4 5 0 0 ша­
гов они проходили в молитвах и с думой о Христе.
С о в р е м е н н ы е т у р и с т ы п р е о д о л е в а ю т э т о т путь р и с к о в о и с т р е ­
м и т е л ь н о : п о с е р п а н т и н и с т о й д о р о г е на такси, визжа и з н о ш е н н ы ­
м и т о р м о з а м и на п о в о р о т а х . В такси влезает о б ы ч н о ч е л о в е к семь.
П о с к о л ь к у у п р а в л я ю т с я м а ш и н ы чаще всего л и х и м и б е д у и н а м и ( э т о
и х б и з н е с ) , т о думается т е п е р ь н е о б л а г о с т н о м и в е ч н о м , а о д у р н о м
и с и ю м и н у т н о м . Типа: « П р о б и л м о й с м е р т н ы й час, п о м и р а т ь не х о ­
чется, но, видно, п р и д ё т с я . . . » и « К а к о г о дьявола я села к ш о ф ё р у с
такой р о ж е й ! »
Утешает только то, ч т о в н е п о в о р о т л и в о м , с т о л с т ы м и б о к а м и ав­
т о б у с е на э т о м у з к о м с е р п а н т и н е б ы л о б ы е щ ё с т р а ш н е й . Х о т я к т о
124
Израильские
арабески
знает? В о н он, автобус, подходит, и н а р о д , р е ш и в ш и й не м е н я т ь ш и л о
на мыло, вполне н е в о з м у т и м о из н е г о вылезает!
— Н а в е р ш и н е горы, — п р о д о л ж а е т с в о ё п о в е с т в о в а н и е Д и м а , —
р а с п о л о ж е н ы две ц е р к в и . Одна, н а и б о л е е часто п о с е щ а е м а я , была
восстановлена в 1950 году из п о л н ы х р у и н на месте ц е р к в и и кре­
п о с т и к р е с т о н о с ц е в . В н у т р и ц е р к в и н а х о д я т с я т р и часовни, н а п о м и ­
нающих о предложении апостола П е т р а построить « т р и хижины —
одну для Вас, одну для М о и с е я и одну для И л ь и » .
У п о д н о ж ь я г о р ы Т а б о р р а с п о л о ж е н а д е р е в н я Н а и н , где И и с у с
излечил м о л о д о г о мужчину, за ч т о в п е р в ы е б ы л назван Господом. К
в о с т о к у м о ж н о увидеть К ф а р К а н у — место, где И и с у с с о т в о р и л
свое п е р в о е чудо на с в а д е б н о й ц е р е м о н и и . Э т о н е б о л ь ш о й г о р о д о к ,
с двумя ц е р к в я м и , одна ф р а н ц и с к а н с к а я (т.е. р и м с к а я католическая),
и одна г р е ч е с к а я православная. В о б е и х ц е р к в я х н а й д е н ы о с т а т к и
р и м с к и х в о д н ы х р е з е р в у а р о в , в к о т о р ы х , согласно Евангелию, И и с у с
и п р е в р а т и л воду в вино. С е г о д н я К ф а р К а н а — это место, п р и т я г и ­
вающее о г р о м н о е число х р и с т и а н с к и х пар, нет, не для того, ч т о б ы
п о в т о р и т ь И и с у с о в о чудо, а для того, ч т о б ы п о д т в е р д и т ь с в о и сва­
дебные клятвы. Я в э т о м п р о с т о у в е р е н !
— А в Ц и п п о р и мы сегодня н е поедем, — б е з перехода о б ъ я в л я е т
л ы с е ю щ и й Н а р ц и с с . — Ну, и что, ч т о р я д ы ш к о м . Э т о тема о т д е л ь н о й
экскурсии. А п о й д ё м м ы с вами сейчас п е ш о ч к о м куда? — П р а в и л ь н о ,
за с у в е н и р а м и . Н о вначале н е м н о ж к о с п у с т и м с я .
Всех вновь у с а ж и в а ю т в автобус и п р о д е л ы в а ю т б е с п л а т н ы й ат­
т р а к ц и о н под н а з в а н и е м « В а м ж и т ь не н а д о е л о ? » , после чего выса­
ж и в а ю т и з м а ш и н ы , и она удаляется на с п е ц и а л ь н у ю стоянку, п о т о м у
как в городе — с п л о ш н а я п е ш е х о д н а я зона. Д и м и т р и й р е к о м е н д у е т
не т е р я т ь с я — то есть что было сил мчаться за н и м п о к а м е н н ы м м о ­
с т о в ы м в н е к у ю лавку, где будет в с е м счастье! Судя п о его о ж и в и в ш е ­
муся глазу, даже самым н а и в н ы м п о н я т н о , что Д и м а э т и м счастьем
т о ж е обделён н е будет.
Н е т , он, к о н е ч н о , б о д р о о т б а б а х а л п р о х р а м и д о с т о п р и м е ч а т е л ь ­
н о с т и , м и м о к о т о р ы х м ы п р о н е с л и с ь на р ы с я х , а п о т о м , л о в к о у т р о м бовав в в е р е н н у ю ему массу, втиснул её в лавчонку, в к о т о р о й н и п о ­
с м о т р е т ь , н и р а з в е р н у т ь с я ! М о т и в и р у е т э т о с к а з о ч н ы м и скидками,
невиданным ассортиментом и наличием понимающих по- русски
продавцов.
125
Н. Леванина. В саду ветров
А к т о п р о в е р и т ? В Н а з а р е т е до э т о г о не б ы в а л и . . . П р а в д а , визу­
альный о б з о р п р и л е г а ю щ е й к лавочке м е с т н о с т и свидетельствует о
т о м , что т а к о г о д о б р а на э т о й улочке — пруд пруди! Н о о ч е р е д ь у ж е
в ы с т р о и л а с ь , т о в а р о т о б р а н , глаза загорелись. И только дома, в ы й д я
из-под г и п н о з а , п о н и м а е ш ь , ч т о к у п и л б е з о б р а з н о д о р о г о , что в с о ­
седних м а г а з и н ч и к а х Н а т а н и и — т о ж е с а м о е п р о д а ё т с я на п о р я д о к
дешевле, п р и ч ё м т у т т ы м о ж е ш ь не только выбрать, н о и обдумать
покупку.
С а м о е о б и д н о е , что в р е м е н и на с у в е н и р ы о т в о д и т с я р о в н о в два
раза больше, ч е м на о с м о т р з а я в л е н н о й святыни.
С п е р е к у с а м и дело о б с т о и т так же. Т у т т о ж е в р е м е н и н е жалеют.
З а п о м н и л с я какой-то о с о б е н н о н е л е п ы й на э т о й земле п р и д о р о ж ­
н ы й р е с т о р а н « Э л в и с П р е с л и » . Х о з я и н , п о к л о н н и к певца, с г о н я л в
с в о ё в р е м я к р о д н ы м з н а м е н и т о г о артиста и заручился и х согласи­
ем на о т к р ы т и е з а б е г а л о в к и его и м е н и . Т а к туда нас в о з и л и т р и ж д ы !
Е с т ь там нечего (всё больше — хот-доги), п е с н и м о ж н о послушать
и в д р у г о е время, зато т у р и с т и ч е с к а я т р о п а туда не зарастёт, во вся­
к о м случае — р у с с к о я з ы ч н а я . Н а р о д о т н е ч е г о делать о т п о л и р о в а л
г и г а н т с к у ю с т а т у ю певца, ф о т к а я с ь между н о г у э т о й с о м н и т е л ь н о й
д о с т о п р и м е ч а т е л ь н о с т и . К с т а т и , э т о было е д и н с т в е н н о е место, где
за т у а л е т т р е б о в а л и шекель.
Когда в т р е т и й р а з нас доставили к Элвису, в а в т о б у с е раздался
д р у ж н ы й г о м е р и ч е с к и й хохот.
Ну, на с е г о д н я всё: п р о с в е т и л и с ь , перекусили, о п р а в и л и с ь и о т о ­
варились. П о е х а л и . В автобусе, у ж е в т е м н о т е , не чуя п о д с о б о й ног,
с о б и р а я с ь в з д р е м н у т ь п о д о р о г е д о м о й , вдруг с л ы ш и ш ь такое о б ъ ­
я в л е н и е . Те, кто едет туда-то и туда-то, — вылезайте, вас ж д ё т авто­
бус н о м е р такой-то. К т о х о т е л п о п а с т ь в т а к у ю - т о с т о р о н у — вам
п р и д ё т с я п о д о ж д а т ь с в о й автобус на п л а т ф о р м е . О н п р о р ы в а е т с я из
п р о б к и . О с т а л ь н ы е (кому, в и д и м о , п о п у т и с э к с к у р с о в о д о м и л и с в о ­
дителем) едут дальше. Так и п р ы г а л и по нескольку р а з с автобуса на
автобус.
З а т о как п р и я т н о было дома в ы т я н у т ь гудящие н о г и !
Д о следующей э к с к у р с и и . А т а м — всё сначала.
126
Израильские
1
Чек пост. Приехали .
На
арабески
свадьбу]
. . . В т о т день мы с п л а н и р о в а л и а б с о л ю т н о б е з у м н у ю а к ц и ю .
Н а ч а л о с ь н а к а н у н е вечером. « Н а т а ш , на е в р е й с к у ю свадьбу х о ­
чешь? — н е в и н н о п о и н т е р е с о в а л а с ь А н я , з а в а р и в а я чай. — Н а м т у т
п р и г л а ш е н и е п р и н е с л и . Б у м и н а т р о ю р о д н а я сестра в н у ч к у з а м у ж
выдаёт».
— Э т о н е в о з м о ж н о , у м е н я завтра с п л о ш н ы е э к с к у р с и и , — от­
ветила я р а з у м н о .
— Т ы с к а ж и : хочешь? — настаивала А н я .
— К о н е ч н о , хочу. Н о э т о н е и м е е т значения, ведь м е н я не зва­
ли, — п ы т а ю с ь я с т о я т ь на с в о ё м .
— З н а ч и т так, — о б ъ я в л я е т А н я , — з а в т р а м ы т е б я будем в е с т и
по телефону, п о т о м в ы л о в и м в у с л о в л е н н о м м е с т е и в п е р ё д !
Я пытаюсь возражать:
— Н о я буду в з а т р а п е з н о м виде. Р у с с о т у р и с т о . У м е н я завтра
лазанье п о г о р а м — Ц и п п о р и , Цфат. Т о - с ё . . .
— Э т о не и м е е т з н а ч е н и я ! — р у б и т А н я . — Т у т всё очень де­
м о к р а т и ч н о . Н а т в о и б р ю к и н и к т о с м о т р е т ь не будет. Т а м есть куда
смотреть.
— А как вы м е н я выловите? — блею я напоследок.
— Т е б е э т о надо? Б у м а всё сделает!
...Выехали, как водится, не п р о с н у в ш и с ь , — часиков в ш е с т ь .
В салоне с дремлющими пассажирами деликатно бубнит динамик:
— Город Ц ф а т находится в ц е н т р е В е р х н е й Галилеи и раскинул­
ся на в е р ш и н е г о р ы на в ы с о т е 8 0 0 м е т р о в н а д у р о в н е м м о р я . С пло­
с к о г о р ь я о т к р ы в а е т с я удивительно к р а с и в ы й вид на всю В е р х н ю ю
Галилею. Ц ф а т — д р е в н и й г о р о д с б о г а т о й и с т о р и е й . С о г л а с н о тра­
д и ц и и о н считается о д н и м из ч е т ы р е х с в я щ е н н ы х для е в р е е в г о р о д о в .
В р и м с к о - в и з а н т и й с к у ю э п о х у здесь б ы л ц е н т р е в р е й с к о й у ч е н о с т и ,
а в с р е д н и е века Ц ф а т с т а л к р у п н ы м п о тем в р е м е н а м г о р о д о м бла­
годаря п р и т о к у евреев, и з г н а н н ы х и х И с п а н и и . В 15-16 в е к а х г о р о д
стал е в р е й с к и м ф и н а н с о в ы м и р е л и г и о з н ы м ц е н т р о м . С ю д а стека­
лись каббалисты, п р е в р а т и в ш и е е г о в м и р о в о й ц е н т р каббалы, здесь
ж и л и п р о с л а в л е н н ы е е в р е й с к и е м ы с л и т е л и т о г о в р е м е н и . П е р в а я на
Б л и ж н е м В о с т о к е т и п о г р а ф и я была о с н о в а н а в Ц ф а т е а ж в 16 веке.
О к о л о Ц ф а т а находятся м н о г о ч и с л е н н ы е м о г и л ы е в р е й с к и х мудре­
ц о в п р о ш л ы х в р е м е н . Н а п р и м е р , м о г и л а р а б и Й о н а т а н а б е н Узиэля.
127
Н. Леванина. В саду ветров
О н а находится в месте, н а з ы в а е м о м « А м у к а » ( от « а м о к » — «глу­
б о к и й » ) . Д е й с т в и т е л ь н о , ч т о б ы д о б р а т ь с я сюда, н у ж н о с о в е р ш и т ь
з а т я ж н о й спуск п о и з в и л и с т о й г о р н о й д о р о г е . С а м р а б и И о н а т а н
б е н Узиэль не б ы л женат, н о завещал, ч т о к а ж д ы й , к т о п р и д ё т на
его могилу и п о м о л и т с я к а к следует — ж е н и т с я в т е ч е н и е года.
П о п р о б у й т е ! — с о в е т у е т н а м э к с к у р с о в о д О к с а н а , девушка б о д р а я ,
эрудированная, с хорошей речью и постоянной готовностью отве­
чать на в с е в о з м о ж н ы е в о п р о с ы т у р и с т о в .
О н а п о д р о б н о рассказывает о т о м месте, куда сейчас п р и в е з ё т
н а с п е р е п о л н е н н ы й автобус:
— В н а с т о я щ е е в р е м я в Ц ф а т е находятся м н о г о ч и с л е н н ы е дей­
с т в у ю щ и е с и н а г о г и и е ш и в ы ( с п е ц и а л ь н ы е о б р а з о в а т е л ь н ы е цен­
т р ы ) . Город Ц ф а т з н а м е н и т к о л о н и е й художников, г а л е р е я м и и ма­
стерскими, в которых выставлены работы местных мастеров. Н а
территории колонии художников находятся известные в еврейском
м и р е синагоги, с в и д е т е л ь с т в у ю щ и е о расцвете е в р е й с к о й культуры
в г о р о д е п о л т ы с я ч е л е т и я назад, когда Ц ф а т был о д н и м и з м и р о в ы х
ц е н т р о в каббалы.
... Утром, с о б и р а я м е н я в о ч е р е д н о й поход, а к к у р а т н о р а з р е з а я
вдоль с в е ж у ю л е п ё ш к у и н а м а з ы в а я её п о л ю б и в ш и м с я м н е хумусом — специальной смесью из гороховой пасты и приправ, — Анечка
п р о и н с т р у к т и р о в а л а м е н я насчёт п р е д с т о я щ и х к а б б а л и с т о в :
— С ч и т а е т с я , ч т о о н и знают, как у с т р о е н мир, и м о г у т п р и ж е ­
л а н и и и м у п р а в л я т ь . П о э т о м у с у щ е с т в у ю т с т р о г и е правила — к о м у
д о з в о л е н о изучать каббалу, а к о м у — и з в и н и т е ! Э т о м у ж ч и н ы стар­
ш е 4 0 лет, ж е н а т ы е , без и м у щ е с т в а , доказавшие с в о е й ж и з н ь ю абсо­
лютную приверженность законам Торы и досконально изучившие
п е р в ы е два у р о в н я . Н а с т о я щ и м к а б б а л и с т а м нельзя п о л ь з о в а т ь с я
с в о и м и з н а н и я м и для и з м е н е н и я т е ч е н и й с о б ы т и й , так как м ы н е зна­
ем з а м ы с л о в Б о г а и н е и м е е м п р а в а и х м е н я т ь . Л ю б о е в м е ш а т е л ь с т в о
п р и в е д е т к к а т а с т р о ф е и к о т д а л е н и ю к о н е ч н о й цели т в о р е н и я . М ы
в е р и м , что к о н е ч н о й целью я в л я е т с я а б с о л ю т н а я свобода, р а в е н с т в о
и счастье. А т ы думала, ч т о э т о л о з у н г и ф р а н ц у з с к о й р е в о л ю ц и и ?
— Я думала, это л о з у н г и К П С С .
— Насчёт Мадонны ты слышала...
— П о д а л а с ь в к а б б а л и с т к и на с т а р о с т и лет, — п р о я в и л а я осве­
домлённость, потихоньку пробуждаясь с помощью Буминого кофе,
128
Израильские
арабески
к о т о р ы й о н со с в о й с т в е н н о й ему п р я м о т о й называет б у р д о й (сыплем
м о л о т ы й к о ф е в к р у ж к у и заливаем к и п я т к о м . В о т и все дела!).
— Д у р к у е т дамочка! — А н я у к л а д ы в а е т в м о й р ю к з а ч о к л а д н е н ь ­
кий б у т е р б р о д с хумусом, а т а к ж е — яблоко, кучу м а н д а р и н о в , бу­
тылку с водой, к о н ф е т ы . О н а б ы засунула туда полхолодильника, н о
т у т я окончательно п р о с ы п а ю с ь и н а ч и н а ю п р о т е с т о в а т ь :
— Ань, т ы с м е р т и м о е й хочешь? К а к я таким в е р б л ю д о м буду п о
горам скакать?
— Зато верблюд с ы т ы й будет. Н е о т в л е к а й с я . Е щ ё к о ф е хочешь?
П е й , давай. Т а к вот. С е г о д н я м о д н о изучать каббалу, даже М а д о н н а
назвалась Э с т е р и сидит за п а р т о й . Н о , т ы же п о н и м а е ш ь , э т о всё н е
т о . . . В И з р а и л е недавно п р о ш е л в с е м и р н ы й съезд к а б б а л и с т о в . Так
ц е н т р к а б б а л ы — Цфат, куда т ы сейчас п о е д е ш ь . А б с о л ю т н о м и с т и ­
ческое м е с т о !
... В с а м о м деле, даже на п е р в ы й взгляд, э т о у д и в и т е л ь н ы й г о р о д
в горах, з а с т р о е н н ы й е щ ё в д р е в н о с т и выходцами из р а з н ы х мест.
Улицы в нём, как ручейки, с т р е м и т е л ь н о сбегают сверху вниз.
... Вот п о э т и м улочкам сверху в н и з и н а о б о р о т м ы всласть и набе­
гались с м о е й н о в о й з н а к о м о й Р о з о й . О н а сейчас ж и в ё т в Германии,
а в о о б щ е — из М о л д а в и и . Там мать осталась. Н е хочет п е р е е з ж а т ь .
Роза — ж и в а я , с и м п а т и ч н а я ж е н щ и н а л е т т р и д ц а т и с н е б о л ь ш и м (а
может, и с большим, п р о с т о х о р о ш о выглядит!), п р е п о д а ё т м у з ы к у и
п р о б у е т с и л ы в писательстве. М ы с н е й без устали спускались и под­
нимались п о ж и в о п и с н ы м у з к и м улочкам, на к о т о р ы х не только н е
разъехаться, н о и, п о р о й , не р а з о й т и с ь ! Б е з к о н ц а з а н ы р и в а л и в р а з ­
ные р е м е с л е н н ы е и художественные мастерские, к о т о р ы х здесь п р е ­
великое м н о ж е с т в о ! Т о п т а л и с ь о к о л о д о р о г и х поделок, рассматрива­
ли к а р т и н ы м е с т н ы х художников, о с н о в н а я тема к о т о р ы х — Ц ф а т .
Ф о т о г р а ф и р о в а л и друг друга, стараясь п р и х в а т и т ь в о б ъ е к т и в
м е с т н ы х ж и т е л е й — м у д р е ц о в и и х м н о г о ч и с л е н н ы х детей. Делать
это было нельзя, р е б я т н я отворачивалась, н е д р у ж е с т в е н н о з ы р к а я
глазами.
А л ю б о п ы т н а я Роза не у н и м а л а с ь — всё н о р о в и л а заглянуть
за о т к р ы т ы е двери, чтобы у в и д е т ь с в о и м и глазами, как ж и в у т н о ­
сители т а й н о г о знания. « Г р я з н о » , — к о н с т а т и р о в а л а печально.
В о о б щ е о т р е с т а в р и р о в а н н о й и у б р а н н о й оказалась только главная
улица Цфата. Ш а г влево, шаг в п р а в о — и т ы среди каких-то т о л и
129
Н. Леванина. В саду ветров
д р е в н и х , т о л и н е д а в н и х р у и н , р а з в а л е н н ы х д о м о в , б ы т о в о г о мусора.
А б с т р а г и р о в а л и с ь к а б б а л и с т ы капитально. Р е м о н т о м , о п р е д е л ё н н о ,
в этом городе никто не интересуется!
... И всё б ы х о р о ш о , если б ы не подтачивала мысль о т у м а н н ы х
в е ч е р н и х п е р с п е к т и в а х . Когда, усталые, все, н а к о н е ц , шлёпнулись в
а в т о б у с н ы е кресла, ш о ф ё р п р о и з н ё с в м и к р о ф о н : « Н а т а л ь я , к о т о р а я
сегодня хочет е щ ё п о п а с т ь на свадьбу, вам н у ж н о будет в ы й т и что-то
о к о л о Х а й ф ы , на Ч е к - п о с т » .
Н а р о д заоглядывался в п о и с к а х т и т а н и д ы , с п о с о б н о й п о с л е д н я
п о л з а н ь я п о г о р а м е щ ё и плясать на свадьбе!
Да, это была я, и м е н н о м н е н а д л е ж а л о в ы й т и на каком-то Ч е к . . .
чёрт, забыла! — ч т о б ы д о б а в и т ь п р и к л ю ч е н и й на с в о ю б о л ь н у ю ...
голову!
... А на т р а с с е м ы влетели в пробку. Д о м о с к о в с к о й ей, конечно,
б ы л о далеко, н о дёргались м ы м и н у т т р и д ц а т ь . Бума, в и д и м о , часто
з в о н и л шофёру, и н т е р е с о в а л с я , где м ы застряли, а потому, когда п р и ­
ш ё л ч е р ё д тасовать э к с к у р с а н т о в п о автобусам, м н е б ы л о п р е д л о ж е н о
в ы й т и и ехать до м е с т а в с т р е ч и на такси, тогда, м о ж е т быть, успею.
С о м н о й вызвалась ехать и ещё одна пара, к о т о р о й т о ж е куда-то
с р о ч н о п о т р е б о в а л о с ь . М ы п о й м а л и такси и помчались.
Ч е к - П о с т оказался п е р е к р ё с т к о м всех дорог, н е о б ъ я т н ы м и н е п е ­
ш е х о д н ы м . Б у м а п о м о б и л ь н и к у давал ш о ф ё р у самые п о д р о б н ы е ин­
с т р у к ц и и , н о то ли ш о ф ё р н е о ч е н ь х о р о ш о о р и е н т и р о в а л с я на мест­
н о с т и , т о ли плохо п о н и м а л и в р и т (а п о - р у с с к и н е п о н и м а л совсем),
н о в к о н ц е к о н ц о в о н в ы с а д и л м е н я на каком-то переходе, з а к л и н а я
с к о р о г о в о р к о й « ч е к - п о с т , ч е к - п о с т » , будто и сам не с л и ш к о м в э т о
верил.
Огляделась. А н и с Б у м о й н е видать. Там в о о б щ е ничего не было
в и д н о , к р о м е в е р е н и ц ы м а ш и н в о все с т о р о н ы . С т о ю , п о к а ч и в а я с ь
п о с л е долгой езды и г о р н ы х в о с х о ж д е н и й , и чувствую себя А к а к и е м
Б а ш м а ч к и н ы м на т о й п у с т ы н н о й и о п а с н о й п е т е р б у р г с к о й п л о щ а д и ,
ч е р е з к о т о р у ю ему так и н е д о в е л о с ь п р о й т и .
В д р у г в и ж у далеко-далеко, на дру-у-угой совсем с т о р о н е (бестол­
к о в ы й ш о ф ё р ! Всё-таки н е т а м высадил!) две р о д н ы е ф и г у р к и . О н и
п р ы г а ю т , машут р у к а м и , в и д и м о , что-то кричат и, похоже, т о ж е не до
к о н ц а в е р я т глазам с в о и м — в с т р е н у л и с ь - т а к и !
130
Израильские
арабески
... В о т с т а к и м и п р и к л ю ч е н и я м и п р и б ы л и м ы н а свадьбу, к о т о р а я
была н а з н а ч е н а в р о с к о ш н о м р е с т о р а н е в ц е н т р е Х а й ф ы .
Н о А н я была права. Д е й с т в и т е л ь н о , одеты б ы л и г о с т и достаточ­
н о д е м о к р а т и ч н о . Х о т я , к о н е ч н о , м а л о к т о и з н и х только что, н е от­
р я х н у в д о р о ж н о й пыли, я в и л с я на т о р ж е с т в о п р я м о с гор.
О т п р а в и л и с ь в туалет, я б ы с т р е н ь к о п р и в е л а с е б я в п о р я д о к (маз­
нула п а р у р а з п о с и н и м г у б а м р о з о в о й п о м а д о й ) , и двинулись м ы в
зал, где у входа р о д и т е л и н о в о б р а ч н ы х у ж е в о в с ю п р и в е т с т в о в а л и
гостей. Д л я тех, кто хотел п о д а р и т ь деньги, в с т о р о н к е с т о я л я щ и к с
п р о р е з ь ю . Е с л и п о д а р о к б ы л и н о й — его м о ж н о б ы л о п о л о ж и т ь на
стол. Т о ж е , н е а к ц е н т и р у я в н и м а н и я . И х о т ь п о д а р к и были недешё­
вые, а п о д а р о ч н ы е суммы — немалые, н и к т о не заглядывал за плечо
и не о ц е н и в а л п р и н е с ё н н о е .
Н и к а к и х д е м о н с т р а т и в н ы х блюд для подарков, с к о т о р ы х у н а с
часто н а ч и н а е т с я м е ж с е м е й н а я , а п о т о м и в н у т р и с е м е й н а я р о з н ь .
Гостей б ы л о много, человек т р и с т а . В д а л ь н е м углу на н е б о л ь ш о й
эстраде, « з а ж и г а л » какой-то очень х о р о ш и й ансамбль, и с п о л н я в ­
ш и й х и т ы на всех я з ы к а х м и р а , включая р у с с к и й . П е р е д э с т р а д о й —
с п е ц и а л ь н а я д е р е в я н н а я беседка, в к о т о р о й п о т о м и п о й д у т главные
с о б ы т и я . Хупа.
С п р а в а о т входа — бар с в ы п и в к о й и с т о й к и с закусками. Гости,
д о ж и д а я с ь брачевания, с а п п е т и т о м у г о щ а ю т с я и л о к у с о м с копчё­
н ы м м я с о м , и к у р я т и н о й , т у ш е н н о й с телячьим я з ы к о м , и ф а р ш и р о ­
ванными куриными шейками, и муфлетой — марокканскими много­
с л о й н ы м и блинчиками. Господи, да чего т у т только не б ы л о ! И э т о
была только т р е т ь и з п р е д л о ж е н н ы х у г о щ е н и й .
В т о р а я стойка была так ж е о б и л ь н о н а п о л н е н а е в р о п е й с к и м и за­
кусками, а т р е т ь я — и з ы с к а н н ы м и я п о н с к и м и . М о ж н о б ы л о заказать
л ю б о й коктейль у о б щ и т е л ь н о г о бармена, к о т о р ы й в е с е л о х о з я й н и ­
чал с р е д и всего э т о г о великолепия.
Я, п о н я т н о е дело, за день нагуляла б о г а т ы р с к и й аппетит. К т о м у
же А н я всё в р е м я подначивала: « П о п р о б у й то, о т в е д а й э т о ! »
П о п р о б о в а л а и отведала. О к а з а л о с ь , что э т о была только р а з ­
м и н к а . Д а л ь ш е все п р о ш л и к с в о и м столам (человек п о 7 ) и п р о ц е с с
б р а к о с о ч е т а н и я начался. Ну, ч т о скажу? О п р е д е л ё н н о , на э т о с т о и л о
посмотреть!
Н о з а к о н ч у п р о еду, о н а т о ж е т о г о с т о и т ! В с к о р е к а ж д о м у г о с т ю
п р е д л о ж и л и о г р о м н о е меню, и з к о т о р о г о надо б ы л о в ы б р а т ь что-то
131
Н. Леванина. В саду ветров
ещё! Это было выше моих физических возможностей! Вспомнилась
сказка А н д е р с е н а п р о о г н и в о и п р о р а з н ы е к о м н а т ы — т о с сере­
бром, то с золотом, то с драгоценными каменьями. Солдатику было
п р о щ е — о н п р о с т о в ы в а л и в а л н а п о л с о д е р ж и м о е п р е д ы д у щ е й ком­
наты. М н е п о п о н я т н ы м п р и ч и н а м э т о т в а р и а н т не подходил. А А н я
н а п и р а л а : « О б я з а т е л ь н о п о п р о б у й ф а р ш и р о в а н н у ю р ы б у ! Когда
е щ ё будешь есть т а к у ю печёнку? Б е р и н е м е д л е н н о . Ка-ка-я здесь за­
мечательная г о в я д и н а ! Т р е с к а й , тебе г о в о р ю ! » О п р е д е л ё н н о , п и р
для м е н я скатывался в с ц е н а р и й п р и с н о п а м я т н о г о Д е м ь я н а с его не­
з а б в е н н о й ухой.
. . . Э т и щ е д р о с т ь , о б и л и е , г о с т е п р и и м с т в о были п р я м о й п р о т и ­
в о п о л о ж н о с т ь ю того, ч т о о п и с а л а м н е недавно П о л и н а . О н и с м у ж е м
были п р и г л а ш е н ы на свадьбу в Л о н д о н . Ж е н и л с я и х английский друг,
р е ш и в ш и й с я на э т о т шаг п о с л е м н о г о л е т н е г о обдумывания, ухажи­
в а н и я и п р о ч и х н е с п е ш н о с т е й . Ухаживал д ж е н т л ь м е н у п о р н о , краси­
в о и деликатно, не о б и ж а я п о д р у г у даже н а м ё к о м на с в о ю м у ж с к у ю
доминанту. В смысле: все э т и годы невеста, с м и р е н н о т а с к а в ш а я с я
за н и м п о всем к а з ё н н ы м заведениям, платила за с е б я сама. Н е ш о в и ­
нист — орёл!
М о и р е б я т а в ы б р а л и х о р о ш и й с в а д е б н ы й п о д а р о к , к у п и л и биле­
ты, заказали г о с т и н и ц у и о т п р а в и л и с ь на т о р ж е с т в о . П о с л е к р а с и в о й
и не к о р о т к о й ц е р е м о н и и в е н ч а н и я в ц е р к в и все, и з р я д н о п р о г о л о ­
давшиеся, приехали, н а к о н е ц , в р е с т о р а н . С т о л ы у ж е б ы л и н а к р ы т ы .
Н а столах — лёгкие (в смысле количества и качества) закуски.
Зазвучали не п р о с т о п о з д р а в л е н и я — х о р о ш о п о д г о т о в л е н н ы е
с п и ч и в и с п о л н е н и и р о д н ы х и друзей. Всё э т о не спеша, о б с т о я т е л ь ­
но, с п о к а з о м слайдов, ф о т о г р а ф и й и других в е щ е с т в е н н ы х доказа­
тельств. О р а т о р а м не б ы л о конца. О н и вдумчиво, с т о н к и м англий­
ским ю м о р о м в с п о м и н а л и , как ходили с н и м (или с н е й ) в школу,
з а б а в н о болели а н г и н о й , занимались т е н н и с о м , о д н а ж д ы вместе от­
дыхали в Ш о т л а н д и и , к а к вдруг увлеклись м а т е м а т и к о й в колледже и
прочее, и прочее.
П р о г л о т и в за п а р у м и н у т п р е д л о ж е н н ы й п о д н о ж н ы й к о р м и не
н а с ы т и в ш и с ь , р е б я т к и м о и , в ы ж д а в паузу в с л о в е с н о м . . . э - э - э . . . п о ­
токе, п о д о з в а л и п о т и х о н ь к у о ф и ц и а н т а и п о и н т е р е с о в а л и с ь даль­
н е й ш и м м е н ю . О н о б ы л о н е з а м е д л и т е л ь н о им доставлено. Б ы л о
132
Израильские
арабески
п р е д л о ж е н о и в ы п и т ь и закусить, — о д н и м словом, н и в чём себе не
о т к а з ы в а т ь . . . за с в о и деньги.
Вот т а к а я в е с ё л а я английская свадьба!
У м о е й х л е б о с о л ь н о й м а м ы , у з н а в ш е й о б э т о м , был в з р ы в мозга!
У о р г а н и з а т о р о в э т о й е в р е й с к о й свадьбы, думаю, был б ы т о ж е .
О п р е д е л ё н н о , в о с т о ч н ы й м е н т а л и т е т м н е ближе. О н п р о с т о вкус­
нее. И человечнее. И н о р м а л ь н е е . П о - м о е м у . . .
. . . Т у т в а ж н ы й , в годах, д о с т о й н о г о вида господин ( « Р а в » , —
шепнула А н я ) п р о ш е с т в о в а л в ц е н т р т о й с а м о й хупы и начал читать
что-то и з толстой к н и г и ( « Т о р а » , — п о д с к а з ы в а е т А н я ) .
— А п р о что читает?- и н т е р е с у ю с ь на ушко.
— П р о то, что в Талмуде с к а з а н о : "Все благословения, к о т о р ы е
получает человек, п р и х о д я т к н е м у т о л ь к о благодаря его ж е н е "
— З о л о т ы е слова! А ч т о дальше?
— Е в р е й с к а я т р а д и ц и я в и д и т з н а ч е н и е б р а к а н е только в р о ж ­
д е н и и детей. Считается, что п о к а ч е л о в е к не в с т у п и л в б р а к , н е стал
частью с у п р у ж е с к о й п а р ы , е г о л и ч н о с т ь н е м о ж е т р а з в и т ь с я п о л н о ­
стью. " Н е ж е н а т ы й м у ж ч и н а н е м о ж е т д о с т и ч ь совершенства", —
у т в е р ж д а е т Талмуд. " Н е з а м у ж н я я ж е н щ и н а — э т о н е з а к о н ч е н н ы й
сосуд" — д о б а в л я е т Зогар. С у п р у ж е с т в о — н а и б о л е е т е с н а я связь,
отличная о т других связей в т в о р е н и и .
— И э т о не в ы з ы в а е т в о з р а ж е н и й . Слушай, Ань, а как на и в р и т е
с у п р у ж е с т в о называется?
— « К и д д у ш и н » , что в п е р е в о д е — « о с в я щ е н и е » , е щ ё м о ж н о
« н и с у и н » — это « в о з в ы ш е н и е » .
— К а к г о в о р и т с я , п о ч у в с т в у й т е разницу. Н а ш « б р а к » — со все­
ми в о з м о ж н ы м и д в у с м ы с л е н н о с т я м и , — и « о с в я щ е н и е » , « в о з в ы ­
шение» . Хорошо.
— « И О н сказал — « х о р о ш о » — с м е ё т с я Анька. О н а сегодня
весёлая, о ж и в л ё н н а я , н а с т о я щ а я красотка. В к р а с н о м п и д ж а к е и п р и ­
чёске.
Тут по ковровой дорожке торжественно прошествовали парами
бабушки-дедушки в о к р у ж е н и и р а з н о в о з р а с т н ы х внуков. П о т о м на
д о р о ж к у с т у п и л и б р а т ь я - с е с т р ы . П о т о м — р о д и т е л и ж е н и х а и не­
весты.
133
Н. Леванина. В саду ветров
Н а к о н е ц п о д ш к в а л а п л о д и с м е н т о в на д о р о ж к е п о я в и л с я же­
н и х — м о л о д е н ь к и й ю н о ш а , студент м е с т н о г о политехнического
у н и в е р с и т е т а . О н идёт в о к р у ж е н и и д р у з е й .
А в о т в б е л о с н е ж н о й п е н е выплыла к р а с и в а я и т р о г а т е л ь н о неж­
н а я невеста. И т о ж е — в хупу.
Н о в а я с е м ь я о б р а з о в ы в а л а с ь п р я м о на глазах. Все с т о я л и п о д
о д н и м н а в е с о м , к а к на м а л е н ь к о м плоту, п р и ж а в ш и с ь д р у г к другу,
р а с т р о г а н н ы е ц е р е м о н и е й , л ю б у я с ь на м о л о д ы х и в с л у ш и в а я с ь в
слова рава.
— Смотри, — шепчет Аня, — молодожены стоят под хупой,
о к р у ж ё н н ы е с в о и м и р о д н ы м и . Э т о з н а к г а р м о н и и м е ж д у н и м и все­
м и . Б е с е д к а — э т о и м и т а ц и я будущего дома, и в то ж е в р е м я о н а от­
к р ы т а со всех ч е т ы р е х с т о р о н , с и м в о л и з и р у я связь молодых со всем
миром.
— Красиво.
— А знаешь, ч т о ч и т а ю т п о с л е о б р у ч е н и я ?
— Откуда? А что?
— Б р а ч н ы й контракт.
— Дану!
— Да-да! С р а з у п о с л е о б р у ч е н и я с о с т а в л я ю т к е т у б у — б р а ч н ы й
контракт, документ, в к о т о р о м п е р е ч и с л я ю т с я о б я з а н н о с т и м у ж а
п о о т н о ш е н и ю к ж е н е . И н е думай, что э т о н о в о м о д н о е д о с т и ж е н и е
феминисток! Кетуба уходит корнями в дни Санхедрина, еврейского
В е р х о в н о г о суда в И е р у с а л и м е , б ы л о э т о несколько т ы с я ч лет назад.
Подписание кетубы предваряет основную церемонию и проводится
в п р и с у т с т в и и ч е т ы р е х свидетелей и п р о в о д я щ е г о службу. Там о г о ­
в а р и в а е т с я сумма, к о т о р у ю ж е н и х о б я з у е т с я выплатить, если б р а к
вдруг р а з в а л и т с я . Сумма, с к а ж у тебе, н е м а л е н ь к а я ! Знаешь, т о ж е це­
ментирует!
О д н и м из п у н к т о в к е т у б ы является согласие м у ж ч и н ы дать р а з ­
вод ж е н щ и н е , если пара вдруг р е ш и т ь р а з о й т и с ь . Ж е н и х в э т о м до­
г о в о р е подтверждает, ч т о н е будет о с п а р и в а т ь гет ( э т о и есть — ев­
рейский развод).
— Получается: х о ч е ш ь м и р а — готовься к войне? П р я м о на
свадьбе т о л к у ю т о разводе? К р у т о !
— Разводов, кстати, у нас не так много, в о в с я к о м случае, гораздо
меньше, ч е м в Р о с с и и , Е в р о п е и А м е р и к е .
Цокаю одобрительно языком.
134
Израильские
арабески
Аня продолжает комментировать:
— Считается, ч т о день свадьбы — э т о н е только очень р а д о с т н ы й
день в ж и з н и м о л о д о ж е н о в , н о и м о м е н т к р и т и ч е с к о г о самоанализа
и п р о с ь б ы о п р о щ е н и и г р е х о в п е р е д в с т у п л е н и е м в н о в ы й этап ж и з ­
н е н н о г о п у т и . Ж е н и х и н е в е с т а п о с т я т с я до о к о н ч а н и я ц е р е м о н и и
бракосочетания.
— Так значит, о н и сейчас голодные? Н а с о б с т в е н н о й - т о
свадьбе?
— В о т и м е н н о . А т е п е р ь следует ц е р е м о н и я , к о т о р а я называется
бедекен, в о в р е м я к о т о р о й ж е н и х , как видишь, п о к р ы в а е т л и ц о не­
весты п о к р ы в а л о м . Э т о с и м в о л и з и р у е т н а м е р е н и е ж е н и х а з а щ и щ а т ь
с в о ю жену. А о б р у ч а л ь н о е кольцо, к о т о р о е ж е н и х надевает на п а л е ц
своей н а р е ч ё н н о й , д о л ж н о б ы т ь о б я з а т е л ь н о без к а м н е й . Кольцо,
вручаемое невесте, нельзя о д а л ж и в а т ь и л и брать напрокат, посколь­
ку о н о является п о д а р к о м , а не п р о с т о с и м в о л о м с в е р ш и в ш е г о с я
брака. П о э т о м у кольцо д о л ж н о б ы т ь с о б с т в е н н о с т ь ю ж е н и х а . Е с л и
о н хочет использовать для ц е р е м о н и и ф а м и л ь н у ю д р а г о ц е н н о с т ь , о н
о б я з а н купить э т о кольцо у з а к о н н о г о владельца или получить его в
подарок.
— Знаешь, ч т о б р о с а е т с я в глаза? Ваш брак, в п е р в у ю очередь,
защищает п р а в а ж е н щ и н ы , — замечаю я п р о н и ц а т е л ь н о .
— А т ы что, п р о т и в ? — п о д н и м а е т с я н а д ы б ы А н я . — Т ы н е в
курсе, кто д е т е й вынашивает, р о ж а е т , в о с п и т ы в а е т ? К о м у б о л ь ш е
всех в браке достаётся?
— Ну, э т о я ещё п о м н ю .
— Ну, так и молчи! Всё п р а в и л ь н о !
— И ш ь , какая с е р д и т а я ! Уж кто б ы м ы ч а л . . . Б у м а - т о т в о й — во­
о б щ е п о д а р о к судьбы.
— А тут никто и не спорит! Во! Смотри, молодожены пошли
у е д и н и т ь с я в отдельной комнате. Нет, не за тем, за ч е м т ы подумала.
П р о с т о п е р е к у с я т п о - б ы с т р о м у и в е р н у т с я ! В о т тогда и начнётся на­
с т о я щ е е веселье!
Всё так и б ы л о — м о л о д ы е вскоре вернулись, и начались т а н ц ы до
упаду. Ч т о б р о с и л о с ь в глаза? — П ь я н ы х н е было, морду н и к о м у н е
набили. А чего в ы хотите? — С в а д ь б а - т о — е в р е й с к а я !
135
Н. Леванина. В саду ветров
Страна
по имени
Утопия
Когда А н я в о д и н и з с в о б о д н ы х д н е й р е ш и л а п о к а з а т ь м н е к и б у ц
« У т о п и я » , я была довольна в д в о й н е . В о д н о й с т о р о н ы , к т о ж е н е х о ­
чет взглянуть с в о и м и глазами на модель идеального о б щ е с т в а ? С а м и
м н о г о лет б ы л и з а н я т ы его с о з и д а н и е м . С д р у г о й с т о р о н ы , м н о г о
слышала о б и з р а и л ь с к и х к и б у ц а х и даже обедала в о д н о м и з н и х в
п е р е р ы в е м е ж д у э к с к у р с и я м и . Т а м всё б ы л о о б ы ч н о . А хотелось п о ­
чувствовать специфику.
Аня, управляя своим игрушечным « Я р и с о м » , попутно меня про­
свещала. Рассказала, ч т о к и б у ц ы т е п е р ь — богатенькие Б у р а т и н о .
О н и владеют землёй, а в И з р а и л е о н а — на вес золота. Н е все к и б у ц ы
т е п е р ь з а н и м а ю т с я сельским х о з я й с т в о м . Н е к о т о р ы е сдают землю в
аренду, к и б у ц ы на М ё р т в о м м о р е , н а п р и м е р , в ы п у с к а ю т косметику.
Да-да, э т о я у ж е т а м слышала! И п р и к у п и л а !
К о н е ч н о , з о л о т о й т е л е ц и здесь не дремлет. Весь м и р о з а б о ч е н зар а б а т ы в а н ь е м денег! И н е сегодня э т о взялось! Д р у г о е дело — к а к и м
с п о с о б о м ? Н а м т у т в И е р у с а л и м е и н т е р е с н ы е п о д р о б н о с т и о там­
п л и е р а х поведали. У ж на ч т о б ы л и р е л и г и о з н ы и а с к е т и ч н ы ! И х девиз
в п о л н е м о г б ы у к р а с и т ь какой-нибудь с о в р е м е н н ы й к и б у ц : « О г а et
l a b o r a » ( « Ж и в и и т р у д и с ь » ) . И ч т о же? — А всё т о же. Гладко б ы л о
на б у м а г е . . .
В 12 веке б ы л о задумано, что, в с т у п а я в О р д е н т а м п л и е р о в , р ы ц а ­
р и о д н о в р е м е н н о с т а н о в я т с я м о н а х а м и , т.е. п р и н и м а ю т м о н а ш е с к и е
о б е т ы п о с л у ш а н и я ( п о к о р н о с т и ) , б е д н о с т и и б е з б р а ч и я . О н и долж­
н ы были о т р е ч ь с я не только о т в с е й м и р с к о й ж и з н и , н о з а о д н о и о т
р о д с т в е н н и к о в ( п р я м о к а к н а ш и с е к т а н т ы ! ) . П и щ а м о н а х а — хлеб да
вода. В о з б р а н я л и с ь мясо, молоко, о в о щ и , ф р у к т ы , вино. О д н и м сло­
вом, возбранялось всё!
О д е ж д а — л и ш ь самая п р о с т а я . Если после с м е р т и р ы ц а р я - м о н а х а
в его вещах о б н а р у ж и в а л и с ь з о л о т ы е или с е р е б р я н ы е изделия, и л и
деньги, т о о н т е р я л п р а в о на п о х о р о н ы на о с в я щ е н н о й земле, т о есть
на кладбище, а если э т о о б н а р у ж и в а л о с ь у ж е п о с л е п о х о р о н , т о тело
надлежало извлечь и з м о г и л ы и б р о с и т ь на съедение псам. В о т так
с у р о в о . Н е для человека п и с а н о .
В д е й с т в и т е л ь н о с т и , э т и т р е б о в а н и я б ы л и — для п о с т о р о н н и х ,
не для своих. Т а м п л и е р ы п р о с л а в и л и с ь с в о е й ж а д н о с т ь ю о т н о с и ­
т е л ь н о в о е н н о й добычи, б ы л и о н и охочи д о ч у в с т в е н н ы х развле136
Израильские
арабески
ч е н и й и в и н о п и т и я , не стеснялись убивать и г р а б и т ь кого угодно,
включая и е д и н о в е р ц е в . ( П о м н и т е « А й в е н г о » В.Скотта? Х о т ь э т о и
х у д о ж е с т в е н н о е п р о и з в е д е н и е , н о и с т о р и ч е с к и е х р о н и к и подтверж­
дают все п р и в е д ё н н ы е в р о м а н е факты.)
Б о л е е того, к а к д о к а з ы в а ю т м н о г и е и с т о р и к и , и с т и н н ы м и с т о ч ­
н и к о м б о г а т с т в О р д е н а б ы л и в о в с е не в о е н н а я д о б ы ч а и п о ж е р т в о ­
вания, а активное ростовщичество! Фактически и м е н н о тамплиеры
были с о з д а т е л я м и б а н к о в с к о й с и с т е м ы Е в р о п ы ! Когда е в р е и , к о т о ­
рые сегодня считаются такими основателями, еще не поднимались
в ы ш е у р о в н я уличных м е н я л , — т а м п л и е р ы у ж е р а с п о л а г а л и р а з ­
витой системой кредитования и векселирования, причём денежные
о п е р а ц и и в е л и с ь у н и х не т о л ь к о с п о м о щ ь ю золота, н о и ц е н н ы х
бумаг.
К ч е м у э т о я? — А к тому, что в л ю б о м деле надо делать п о п р а в к у
на в р е м я и человеческую природу. Д а и р о л ь л и ч н о с т и в и с т о р и и ни­
кто н е о т м е н я л .
... П о ч е м у - т о очень не хочется, ч т о б ы с е г о д н я ш н я я п о е з д к а м е н я
р а з о ч а р о в а л а . Ведь к и б у ц ы — это, как т е п е р ь говорят, с в о е о б р а з н ы й
б р е н д И з р а и л я , о н и х п о всему с в е т у делают фильмы, с н и м а ю т теле­
в и з и о н н ы е п р о г р а м м ы , п и ш у т в газетах и И н т е р н е т е . И н а ш и люди,
п р о ш е д ш и е ч е р е з к о л л е к т и в и з а ц и ю и в ы к и н у т ы е в 90-х из с о ц и а л и з ­
ма, с о с о б ы м и н т е р е с о м вглядываются в л и ц а людей, к о т о р ы е и се­
годня, в начале 21 века, ж и в у т в к о м м у н а х , где, к р о м е ж е н ы и детей,
всё о б щ е е .
— Нет, — у т о ч н я е т А н я , — е щ ё есть л и ч н ы е счета. К и б у ц н и к
зарплату н е получает, н о у н е г о и м е е т с я « л и ч н ы й б ю д ж е т » , р а з м е р ы
к о т о р о г о о п р е д е л я ю т с я е ж е г о д н о на о б щ е м с о б р а н и и ( о н о — выс­
ш и й о р г а н к и б у ц а ) . А в п о в с е д н е в н о с т и о н п р о с т о б е р ё т по п о т р е б ­
ностям, из того, что есть, к о н е ч н о .
П р и в е т тебе, М а к а р Н а г у л ь н о в ! О б э т о м т ы мечтал? Здесь до сих
п о р р е а л ь н о действует п р и н ц и п п о ч т и к о м м у н и с т и ч е с к и й : о т к а ж д о ­
го п о с п о с о б н о с т я м , и к а ж д о м у — р а в н у ю долю о т « о б щ е с т в е н н о г о
п и р о г а » . Н о что, действительно, для м е н я в а ж н о , так э т о то, что л ю д и
здесь, о б ъ е д и н и в свои ж и з н и и силы, з а н и м а ю т с я р е а л ь н ы м , в а ж н ы м
делом. 3 0 0 т ы с я ч человек с о с т о я т в кибуцах, что р а в н я е т с я о к о л о 5 %
населения И з р а и л я . П р и э т о м о н и о б р а б а т ы в а ю т п о ч т и 4 0 % сель­
скохозяйственных угодий и производят 4 1 % сельскохозяйственной
137
Н. Леванина. В саду ветров
п р о д у к ц и и с т р а н ы . П р о и з в о д я т 8 1 % хлопка, 7 3 % бананов, 6 7 % к а р ­
т о ф е л я , 6 0 % молока, 1 0 0 % р ы б ы .
Впечатляет? И э т о е щ ё не всё. О н и также р а з в о д я т кур, выра­
щ и в а ю т о в о щ и , ф р у к т ы и ц в е т ы . Н а долю к и б у ц е в (в о с н о в н о м , го­
р о д с к о г о типа, есть и т а к и е ) п р и х о д и т с я 5 0 % о т п р о и з в о д с т в а всей
к о н с е р в н о й п р о д у к ц и и И з р а и л я . К и б у ц н и к и т а к ж е делают мебель,
с у в е н и р ы и д р у г и е в а ж н ы е для п о в с е д н е в н о й ж и з н и в е щ и .
Н е т р я п к а м и т у р е ц к и м и спекулируют, не воздух п р о д а ю т и п е р е ­
продают, не ж г у т свои н е р в ы на в и р т у а л ь н о й бирже, з а р а б а т ы в а я в
т р и д ц а т ь лет с т а р ч е с к и е болезни, — здесь с 1 9 0 9 года (вот, ю б и л е й
в э т о м году! 100 лет!) л ю д и з а н и м а ю т с я делом, т о й с а м о й р е а л ь н о й
э к о н о м и к о й , к о т о р у ю н и к а к не удаётся наладить н а ш и м р у к о в о д и ­
телям. М о ж е т , потому, что здесь р е а л ь н о действует модель о б щ и н ­
н о й ж и з н и на м и р у (столь л ю б е з н о й р у с с к о м у сердцу), а м ы в Р о с с и и
н и к а к не м о ж е м сыскать с в о ю н а ц и о н а л ь н у ю идею? А может, не там
ищем?
А н я , оказывается, п р о к и б у ц ы м н о г о чего знает. С о о б щ и л а , что
п о в с е д н е в н ы м и делами в к и б у ц е у п р а в л я е т с е к р е т а р ь . С т р о ж а й ш и м
о б р а з о м соблюдается 8-часовой р а б о ч и й день. Т р у д н ы е и г р я з н ы е
р а б о т ы , а т а к ж е д е ж у р с т в а в выходные и п р а з д н и ч н ы е д н и выполня­
ю т с я п о о ч е р е д и . Н е у к о с н и т е л ь н о действует д е м о к р а т и ч е с к и й п р и н ­
ц и п : сегодня т ы — начальник, а завтра — с к о т н и к . П р о с т о бальза­
м о м п о сердцу! К т о б ы л н и к е м — т о т станет всем. П о о ч е р е д и .
П о н я т н о , п о ч е м у н е к о т о р ы е израильтяне, и в и х числе — б ы в ­
ш и е н а ш и с о г р а ж д а н е , о х о т н о о т п р а в л я ю т в к и б у ц ы своих детей на
л е т н и е каникулы. Н а о з д о р о в л е н и е и в о с п и т а н и е . Э т о , в с а м о м деле,
в о с п и т а н и е трудом и с п р а в е д л и в о с т ь ю . И хотя н е к о т о р ы е сегодня в
И з р а и л е считают к и б у ц ы р а с с а д н и к о м п р и м и т и в н о й к о м м у н и с т и ­
ч е с к о й и д е о л о г и и , т о г о самого « п е щ е р н о г о р а в е н с т в а » , к о т о р о е
п р о т и в о р е ч и т ч е л о в е ч е с к о й с у щ н о с т и , — м н е кажется, что э т о т экс­
п е р и м е н т п р е к р а щ а т ь нельзя. Б е з у т о п и и с к у ч н о ж и т ь на э т о м свете,
господа! Уж п о в е р ь т е тем, к т о этого л и ш и л с я !
Ч т о с о б о й п р е д с т а в л я е т с о в р е м е н н ы й кибуц? — С о с т о р о н ы ни­
когда не узнаешь, а в н у т р ь тебя н е пустят. Э т о з а к р ы т а я (частная)
т е р р и т о р и я с о с в о и м у с т а в о м . П о т о м у о с т а ё т с я л и ш ь п р и в е с т и не­
к о т о р ы е свидетельства о ч е в и д ц е в . А н я у т в е р ж д а е т , что школы в ки­
буцах богатые, х о р о ш о о б о р у д о в а н н ы е .
138
Израильские
арабески
А в о т ч т о р а с с к а з а л а студентка из Б е л о р у с с и и , к о т о р а я п р и е х а л а
в Израиль по специальной программе:
— Т а м классно, очень к р а с и в о , д о м и к и к р а с и в ы е , н о для т у р и с т о в
есть с п е ц и а л ь н ы е д о м и к и г о с т и н и ч н о г о т и п а (мы в т а к и х и ж и л и ) .
Д а ж е н е знаю, как описать, что т а к о е кибуц... Типа Утопия... Т а м все
р а б о т а ю т , зарплата у н и х очень маленькая, едят б е с п л а т н о в столо­
в о й ( к о р м я т там п р о с т о с у п е р ) , п р о д у к т ы в м а г а з и н е б е р у т бесплат­
но, б е с п л а т н о б е р у т ф р у к т ы , за к в а р т и р ы не платят. Р а б о т а ю т п о ч т и
все на т е р р и т о р и и к и б у ц а , н о н е к о т о р ы е р а б о т а ю т и в б л и ж а й ш и х
городах. В т о м кибуце, где я ж и л а , е с т ь завод, на к о т о р о м о н и выра­
щ и в а ю т какие-то в о д о р о с л и для п р о и з в о д с т в а к о с м е т и к и , б о л ь ш и н ­
ство людей р а б о т а ю т там. Есть е щ е к и б у ц ы , к о т о р ы е з а н и м а ю т с я
п р о и з в о д с т в о м м о л о ч н о й продукции, в ы р а щ и в а н и е м ф р у к т о в и т.д.
Там тихо, с п о к о й н о . Н а в е р н о е , там х о р о ш о растить детей, в о к р у г
п р и р о д а , ч и с т ы й воздух... Н о о ч е н ь скучно, м ы э т о т м е с я ц п р о с т о
сходили с ума, н е знали, как с е б я развлечь, т а м совсем н и ч е г о н е п р о ­
исходит, к р о м е д и с к о т е к и п о ч е т в е р г а м . Я в к и б у ц е вела й о г у д л я всех
ж е л а ю щ и х , е щ ё одна девочка вела танцы, к о р о ч е , в с я ч е с к и л е ч и л и с ь
от безделья.
П р и э т о м в к и б у ц а х есть в с ё : и и н т е р н е т , и ц и ф р о в о е телевиде­
ние, все удобства. Д л я ж и т е л е й к и б у ц а наш п р и е з д б ы л н а с т о я щ и м
событием, п о т о м у что в и х ж и з н и за п о с л е д н и е л е т д е с я т ь н и ч е г о ин­
т е р е с н о г о не п р о и с х о д и л о . Н о и н т е р е с н о , что к и б у ц ы б ы л и созданы
не столько для р а з в и т и я сельского хозяйства, сколько для того, ч т о ­
бы о ч е р т и т ь г р а н и ц ы государства. Б о л ь ш а я часть И з р а и л я с о с т о и т
из п у с т ы н и , р а н ь ш е там н и к т о н е ж и л , п о э т о м у И з р а и л ь н е м о г к о н ­
т р о л и р о в а т ь то, как И о р д а н и я п о н е м н о ж к у двигала г р а н и ц ы в с в о ю
пользу, п о э т о м у б ы л и п о с т р о е н ы к и б у ц ы . Б о л ь ш и н с т в о из н и х нахо­
д и т с я близко к г р а н и ц а м , ч т о б ы д р у г и е с т р а н ы не могли и х двигать.
С т р а н н о н е м н о ж к о , н о м н е так о б ъ я с н и л и .
— М е ж д у тем, — э т о А н я д о б а в л я е т , — у ж е д а в н о и з р а и л ь с к и е
кибуцы строят у себя центры развлечений, аттракционов или во­
дные парки, что позволяет привлекать туристов и отдыхающих.
В о т к т а к о м у к и б у ц у Б а х а н м ы с т о б о й и п о д ъ е х а л и ! Здесь у м н ы е
г о л о в ы сделали о г р о м н ы й п а р к п л о щ а д ь ю 4 0 ООО кв.м, п о с а д и л и
тропические растения, разбили лужайки, устроили вольеры для
ж и в о т н ы х и п т и ц и — главное — р а з в е л и п р е к р а с н ы е о р х и д е и . И
139
Н. Леванина. В саду ветров
как, т ы думаешь, о н и н а з в а л и всё э т о в е л и к о л е п и е ? — Ну, к о н е ч ­
но, — « У т о п и я » ! К а к ж е ещё?
. . . Я н в а р с к и й день в ы д а л с я п а с м у р н ы м , в р е м е н а м и н а к р а п ы ­
вал д о ж д и к (ну, з и м а ! Ч т о п о д е л а е ш ь ? ) . З а т о на б е с п л а т н о й с т о я н ­
ке п е р е д п а р к о м б ы л о с о в с е м м а л о м а ш и н . П р и п а р к о в а л и с ь воль­
готно. К у п и л и б и л е т ы ( н е д е ш ё в ы е ) и о т п р а в и л и с ь в п а р к О р х и д е й ,
где, благодаря п о с т о я н н о м у климату, в о с с о з д а ю щ е м у а т м о с ф е р у
т р о п и ч е с к и х д о ж д е в ы х лесов, круглый год п ы ш н о ц в е т у т р а с т е н и я .
О р х и д е я — и з ы с к а н н о е и о ч е н ь к а п р и з н о е р а с т е н и е . Е г о чрезвычай­
н о т р у д н о р а з в о д и т ь в и с к у с с т в е н н о м климате. Н о здесь ц в е т у т как
миленькие!
В м и р е мало цветов, о т л и ч а ю щ и х с я т а к и м м н о г о о б р а з и е м .
С у щ е с т в у е т более 2 5 т ы с я ч видов п р и р о д н ы х о р х и д е й и о к о л о
100 ООО и с к у с с т в е н н о п о л у ч е н н ы х г и б р и д о в . Б о л ь ш и н с т в о т р о п и ч е ­
ских в и д о в р а с т у т на деревьях, используя их в качестве о п о р ы и под­
н и м а я с ь п о стволам над з е м л ё й в б о р ь б е за свет. Д р у г и е п о с е л я ю т с я
в о т в е с н ы х скалах, п р о н и к а я к о р н я м и в т р е щ и н ы м е ж д у к а м н я м и ,
где с к а п л и в а ю т с я влага и г н и ю щ и е р а с т и т е л ь н ы е о с т а т к и . А н е к о ­
т о р ы е о р х и д е и в о о б щ е ведут п о д з е м н ы й о б р а з ж и з н и , о н и никогда
не п р о р а с т а ю т над п о в е р х н о с т ь ю земли, д а ж е их ц в е т к и о п ы л я ю т с я
п о д з е м н ы м и н а с е к о м ы м и . Гуляя п о д о р о ж к а м парка, м о ж н о в о о ч и ю
у б е д и т ь с я в р а з н о о б р а з и и о р х и д е й , о к о л о к а ж д о г о цветка хочется
п р и т о р м о з и т ь и р а с с м о т р е т ь х о р о ш е н ь к о . Н о их т у т т а к о е м н о ж е ­
ство, ч т о глаз п о ч т и н е в о л ь н о в с к о р е начинает « з а м ы л и в а т ь с я » .
Э т у незадачу легко с н и м а ю т д р у г и е э к с п о н а т ы — о г р о м н ы е
пальмы, б а м б у к и п а п о р о т н и к и , м е ж д у к о т о р ы м и ж и в о п и с н о р а с п о ­
л о ж е н ы м и н и а т ю р н ы е скалы, в о д о п а д ы и озёра с з о л о т ы м и р ы б к а м и .
В б а с с е й н е Н и м ф величаво плавают о г р о м н ы е л и л и и — от белых до
с и р е н е в ы х . А среди б а н а н о в — о б ы ч н ы х , с ж ё л т ы м и плодами, п р о и з ­
растают, как з а с в и д е т е л ь с т в о в а н о в буклете, ещё и те, ч т о п р и н о с я т
голубые и к р а с н ы е плоды, п о ч е м у - т о со вкусом яблока. В о т они, со­
временные мичуринцы!
В с е р е д и н е парка д о р о г у п р е г р а ж д а е т дверца, о т к р ы в к о т о р у ю ,
о к а з ы в а е ш ь с я в вольере с п т и ц а м и . Все красавцы — павлины, фаза­
ны, п е т у х и — р а з г у л и в а ю т т а м с о в е р ш е н н о свободно. К у р о ч к и на их
к о р о л е в с к о м ф о н е с к р о м н ы до н е п р и л и ч и я !
140
Израильские
арабески
П т и ц ы почему-то п о д н я л и с т р а ш н ы й п е р е п о л о х ! В о п и л и , били
крыльями, в и д и м о , вдохновляли своего главного г р о м и л у — о г р о м ­
н о г о и н д ю к а — на подвиги. М ы , к о н е ч н о , не стали д о ж и д а т ь с я и н д ю ­
ш и н ы х подвигов и дунули ч е р е з п р о т и в о п о л о ж н у ю дверь к главной
заманке — р а с т е н и я м - х и щ н и к а м . О н и р а с п о л о ж и л и с ь на п р о т и в о ­
п о л о ж н о м к о н ц е т е п л и ц ы , куда м о ж н о п о п а с т ь , л и ш ь м и н у я спуски,
подъёмы, две о б з о р н ы е п л о щ а д к и , к л е т к и с п о п у г а я м и . Кстати, с р е ­
ди всего э т о г о в е л и к о л е п и я с т о я т скамейки, где м о ж н о отдохнуть и
п е р е в а р и т ь п о л у ч е н н ы е впечатления.
В п р о т и в о п о л о ж н о м к о н ц е , действительно, п р о и з р а с т а ю т т р о п и ­
ческие р а с т е н и я - х и щ н и к и . Тоже, между п р о ч и м , и з с е м е й с т в а орхи­
дей. Н а вид о н и в п о л н е б е з в р е д н ы , а на ф о н е с в о е й п ы ш н о й р о д н и так
и п р о с т о — не заметны. Е д и н с т в е н н о е , ч т о намекает на и х плотояд­
н о с т ь — м о х н а т ы е щупальца и б е з о б р а з н о а п п е т и т н о р а з з я в л е н н ы й
рот-ловушка. Н о сейчас чудовища д р е м а л и , н а м и м п р е д л о ж и т ь б ы л о
нечего, а потому, п о т о п т а в ш и с ь е щ ё н е к о т о р о е в р е м я о к о л о р а с т и ­
тельных х и щ н и к о в , м ы н а п р а в и л и с ь к выходу. Н а с в е ж и й воздух.
И з парка О р х и д е й м ы с А н е й в ы ш л и в о т к р ы т у ю часть парка, в
ц е н т р е к о т о р о г о н а х о д и т с я в о д о ё м с п о ю щ и м и ф о н т а н а м и , а вокруг,
на холмах, р а с п о л о ж е н ы ж и в о й уголок, лужайка с гамаками, аллея
зелёных скульптур, пагода, где м о ж н о п о с и д е т ь и даже п о л е ж а т ь в
тенёчке.
— Л е п о т а ! — п р о к о м м е н т и р о в а л а я о т и з б ы т к а чувств и вдруг
поняла, что п о н я т а . Н а нас заоглядывалось п р о х о д я щ е е м и м о семей­
ство, выгуливающее в « У т о п и и » свой м н о г о ч и с л е н н ы й м о л о д н я к .
— Слушай, Ань, В ы с о ц к и й в 70-е пел, что в И з р а и л е « н а ч е т в е р т ь
наш н а р о д » . А т е п е р ь , видимо, ещё больше. Н а э к с к у р с и я х всё в р е м я
слышу р у с с к у ю речь. Я вначале думала, ч т о п р о с т о р у с с к и е о б р а д о ­
вались б е з в и з о в о м у р е ж и м у и рванули сюда в б о л ь ш о м количестве, а
вон здесь и без э к с к у р с и й — н а ш и х полно.
— Р у с с к и е е в р е и л ю б я т э т о т парк. В И н т е р н е т е н е д а в н о вычита­
ла т а к у ю запись: « И з р а и л ь с к а я с т а т и с т и к а утверждает, ч т о к а ж д ы й
ш е с т о й ж и т е л ь с т р а н ы г о в о р и т п о - р у с с к и . П о с л е п о с е щ е н и я парка
« У т о п и я » у м е н я сложилось впечатление, ч т о с т а т и с т и к а о ш и б а е т ­
ся — к а ж д ы й ш е с т о й ж и т е л ь И з р а и л я г о в о р и т на и в р и т е » .
— Э т о радует, к о н е ч н о . . . М о ж е т , п р и с я д е м ? П о л ю б у е м с я на ко­
зочек? В о н какие г р а ц и о з н ы е !
141
Н. Леванина. В саду ветров
—Давай.
— М о ж е т , не к м е с т у и н е к о в р е м е н и , но, знаешь, Ань, с м о т р ю я
на вас и удивляюсь. В ы и в с а м о м деле т а к и е м у ж е с т в е н н ы е и л и п р о ­
сто привыкли?
— Т ы п р о в о й н у ? А сама к а к думаешь?
— К э т о м у п р и в ы к н у т ь нельзя. Значит, остаётся, — г е р о и .
— Ага, г е р о й с д ы р о й ! Т е б е в о т с т р а ш н о ?
— Ну, т а к . . . С е г о д н я в с ю н о ч ь л е ж а л а и какие-то с и р е н ы слуша­
ла. Всё п р и к и д ы в а л а , куда бежать, в случае ч е г о . . .
— А тебе Б у м а р а з в е н е показал?
— Что, комнату, в к о т о р о й к о м п ь ю т е р стоит?
— Д а , э т о н а ш е б о м б о у б е ж и щ е . Д о м с т р о и л с я у ж е с у ч ё т о м того.
А в о о б щ е надо б ы л о м е н я разбудить, я б ы тебе о б ъ я с н и л а , ч т о э т о
не в о з д у ш н а я т р е в о г а , а п о л и ц е й с к и е с и р е н ы . У нас о к о л о дома п о ­
л и ц е й с к и й участок. О н и включают. Д а не б о й с я т ы ! Н е долетит. Газа
на юге, а м ы на севере.
... М о и д р у з ь я и з о всех сил стараются, ч т о б ы я не т р е в о ж и л а с ь .
Уже на т р е т и й день м о е г о г о с т е в а н ь я Бума, слушая т е л е в и з о р (специ­
а л ь н о на иврите, ч т о б ы я не п о н я л а ) , как бы между делом о б р о н и л :
«Скоро начнётся...»
К а к только я появлялась п о с л е с в о и х э к с к у р с и о н н ы х набегов, —
р е б я т а б ы с т р е н ь к о в ы к л ю ч а л и р а д и о и телевизор. Р а с с п р а ш и в а л и в о
всех п о д р о б н о с т я х о м о и х впечатлениях. К а к п о н и м а ю , в с е м и с и л а м и
старались не омрачать м о и х и з р а и л ь с к и х каникул.
А в о о б щ е о ж и д а н и е в о й н ы и все её п о с л е д у ю щ и е ф а з ы идут в
И з р а и л е п о с т о я н н ы м ж и з н е н н ы м ф о н о м . Э т о н е бодрячество, э т о
п р и в ы ч к а ж и т ь в э к с т р е м а л ь н ы х условиях. Заметьте, — ж и т ь , а не
выживать! Н и паники, ни истерики — просто понимание реальной
о п а с н о с т и , г р о з я щ е й не а б с т р а к т н ы м людям, — а с о б с т в е н н ы м де­
тям, к о т о р ы х м о г у т п р и з в а т ь в а р м и ю ; родным, на головы к о т о р ы х
сейчас валятся снаряды.
Т а к получилось, ч т о и м е н н о в т о т день, когда в о й н а о ф и ц и а л ь н о
была объявлена, м ы и гуляли на свадьбе. Я в с в о и х разъездах ниче­
го ещё не знала. А на свадьбе, е с т е с т в е н н о , эта тема не поднималась.
И только п о д о р о г е д о м о й А н я , вдруг п о с е р ь ё з н е в , сказала: « П и р в о
время чумы».
И в о т у ж е с к о р о неделя, к а к начались в о е н н ы е д е й с т в и я .
142
Израильские
арабески
— Слушай, Ань, к а к а я - т о ч у д о в и щ н а я б о й н я ! П о ч т и т ы с я ч у м и р ­
ных п а л е с т и н ц е в убили.
— Так в э т о м весь у ж а с ! — воскликнула А н я . — О н и о б с т р е л и ­
вают н а ш и т е р р и т о р и и , д о г о в а р и в а т ь с я не хотят, п о т о м у что в о й ­
на — э т о б и з н е с хамасовцев. А где о н и с в о и п у ш к и устанавливают?
Почему такие большие жертвы? В спальном жилом районе. Среди
м и р н ы х л ю д е й ! А т о ещё — на к р ы ш у ш к о л ы затащат, ч т о б ы б ы л о п о ­
т о м что в с е м у м и р у п р е д ъ я в и т ь : вот-де к а к и е и з в е р г и е в р е и , в д е т е й
наших с т р е л я ю т ! В о т ведь в ч ё м к о ш м а р ! О н и из н а ш и х д е т е й у б и й ц
делают! Ведь Х а м а с — э т о н а с т о я щ и е т е р р о р и с т ы . Т ы п о м н и ш ь , как
о н и к власти п р и х о д и л и ?
— Так, кажется, в ы б р а л и их.
— « В ы б р а л и ! » З а с т р а щ а л и всех — кого п о у б и в а л и , кого из
с т р а н ы выгнали. А человеческая ж и з н ь для н и х в о о б щ е н и ч е г о н е
значит. Убьют какого-нибудь с м е р т н и к а или сам в з о р в ё т с я — а семья
радуется, на н е б о о н попал, к Аллаху. З н а е ш ь , как Я с и р А р а ф а т вы­
разился? — Сказал, ч т о всех п о б е д и т п а л е с т и н с к а я м а т к а ! В о т такой
ц и н и з м ! О н и там п о 16 ч е л о в е к р о ж а ю т . Б е д н ы е ж е н щ и н ы !
— Слушай, А н ь , я ч т о - т о н е совсем п о н и м а ю . Т у т как-то п о теле­
в и з о р у п о к а з ы в а л и , как п а л е с т и н ц ы блокаду п р о р ы в а л и — д ы р к у в
стене сделали и кинулись (не п о м н ю , т о л и в И з р а и л ь , то л и в Е г и п е т ) !
М е ш к а м и т а щ и л и муку, к р у п ы , б о ч к а м и к е р о с и н . У н и х ведь там ни­
чего н е т ! В о т и в о ю ю т с голодухи!
— Здесь н е м н о г о не так. А т о ч н е е — с о в с е м не так. М ы и м п о д в о ­
дами н а п р а в л я е м г у м а н и т а р н у ю п о м о щ ь . П о с т о я н н о . Н а м и л л и о н ы
долларов. В П а л е с т и н е , да, р а б о т ы нет, о н и н и ч е г о не п р о и з в о д я т .
Всё п о н я т н о : дети, ж е н щ и н ы . М ы н е изверги, п о м о г а е м . Так о н и п о ­
лучат п о м о щ ь — и в м е с т о « с п а с и б о » — давай о б с т р е л и в а т ь н а ш и
г р а н и ц ы . Д а л е к о у н и х не получается, техника не та, а если бы п о ­
лучалось — м ы б ы п о всей т е р р и т о р и и не знали п о к о я н и д н ё м , н и
ночью!
— Слушай, А н ь , — п ы т а ю с ь я н а й т и к а к о й - т о выход, — у вас ж е
х о р о ш а я разведка, д и п л о м а т ы . Н е у ж е л и н е л ь з я д о г о в о р и т ь с я ?
— Д а не с кем там д о г о в а р и в а т ь с я ! — А н и н ы глаза мечут г р о м
и м о л н и и . — Когда С е к т о р Газа и м н е п р и н а д л е ж а л — о н б ы л та­
кой п о д у ш к о й б е з о п а с н о с т и , с н а р я д ы до нас не д о л е т а л и . . . В о т и все
п е р е г о в о р ы . А когда А р и э л ь Ш а р о н отдал и м Газу, стало я с н о , что
143
Н. Леванина. В саду ветров
н и ч е м х о р о ш и м э т о не к о н ч и т с я ! Н а д е л а л дел и впал в кому. Д а ж е
земля его не п р и н и м а е т ! П р о с т и м е н я , Господи!
В о з р а з и т ь м н е нечего, о с т а ё т с я только всей д у ш о й сочувствовать
о б щ е й беде:
— Я не о ч е н ь р а з б и р а ю с ь в о всех э т и х т о н к о с т я х .
— М ы б ы т о ж е с удовольствием о н и х забыли. Н о ведь — сама
в и д и ш ь ! Н и к а к о г о ж и т ь я о т н и х нет. А в 2 0 0 2 году знаешь, ч т о п р я м о
у нас, в Н а т а н и и , было? Т е р р о р и с т - с м е р т н и к в з о р в а л р е с т о р а н в го­
с т и н и ц е « П а р к » ! Н е д а л е к о о т нас.
— Д а т ы что? ..
— В о т так! 3 5 ч е л о в е к п о г и б л и на месте. Ужас! И т ы думаешь,
о н и на э т о м у с п о к о и л и с ь ?
— Судя п о всему, — нет.
— Р а н ь ш е было е щ ё хуже. В о о б щ е э т о у ж е д а в н о зреет, копит­
ся. М ы все ж и в ё м как на п о р о х о в о й бочке. Знаешь, п о ч е м у сейчас,
вроде, п о т и ш е ? П о т о м у что главарей удалось о б е з в р е д и т ь . Думаешь,
И з р а и л ь в о ю е т ? — О н з а щ и щ а е т с я ! М а л ю с е н ь к о е государство на
п е р е д н е м крае б о р ь б ы с мусульманским э к с т р е м и з м о м .
— Д а ж е не знаю, что и сказать. Ж а л к о м н е всех. Вас ж а л к о —
ж и т ь вам с п о к о й н о не дают, в таком-то р а ю ! П а л е с т и н ц е в ж а л к о —
к р о ш а т их, как поленья. В о т т е б е и р а й с к и е к у щ и ! П о л у ч а е т с я п о л н а я
белиберда. Выходит, м и р н а я , р а з у м н а я ж и з н ь на с в о е й земле и есть
главная Утопия?
— Получается, так.
. . . И з динамика, з а м а с к и р о в а н н о г о п о д камень, лилась п р и я т н а я
музыка, нас обдувал в е т е р о к , а в бассейне с л и л и я м и н е с п е ш н о пла­
вали в о д я н ы е ч е р е п а х и .
Послесловие
П р о м н о г о е я, конечно, не написала. М н о г о е е щ ё п р е д с т о и т
о с м ы с л и т ь . М н о г о е п р о с т о не в ы р а з и т ь . Н о в о д н о м я убедилась аб­
с о л ю т н о т о ч н о : все л ю д и с в я з а н ы друг с другом. Д а так, что не р а з о ­
р в а т ь н и к а к и м и г р а н и ц а м и . С т р е л я ю т на о д н о м к о н ц е Земли, а п о ­
п а д а ю т в т в о ё сердце. И э т о не м е т а ф о р а , к о т о р ы м и так богата эта
д р е в н я я , п р е к р а с н а я , и з р а н е н н а я земля. Э т о р е а л ь н о с т ь , с к о т о р о й
т е п е р ь м н е ж и т ь дальше.
144
Венский вексель
Тамаре и П е т е р у Б л ю м
Предыстория
К о н е ц и ю н я . П о с л е д н и е д н и у ч е б н о г о года. Д в е р ь на к а ф е д р у
п р а к т и ч е с к и не закрывается. То и дело засовывается о ч е р е д н а я сту­
денческая головушка и, не без труда в о с п р о и з в о д я Ф И О и с к о м о г о
преподавателя, у т о ч н я е т его м е с т о н а х о ж д е н и е с о д н о й - е д и н с т в е н н о й
целью — в ы м о г н у т ь ж е л а н н у ю индульгенцию и вкусить, н а к о н е ц ,
л е т н е й вольницы. Т у т н а ш и ж е л а н и я с о в п а д а ю т — з а м о р ё н н ы е п р е ­
подаватели хотят т о г о же.
С т о и т н е в ы н о с и м а я ж а р а , с к о т о р о й с п р а в л я е т с я не к а ж д ы й кон­
д и ц и о н е р . О т в ы ш е д ш е г о из-под к о н т р о л я пекла т о и дело х е к а ю т с я
к о м п ь ю т е р ы . О н о и п о н я т н о : техника не человек, т е р п е т ь не будет.
Гвозди бы делать из э т и х людей, н о и о н и об э т у п о р у на пределе в о з ­
можностей.
Преподаватели в конце и ю н я н а п о м и н а ю т э ф и о п с к и х мара­
фонцев, завершающих свой безумный маршрут уже по ту сторона
д о б р а и зла. П о з а д и 4 2 к и л о м е т р а , о с т а ё т с я в с е г о ч у т ь - ч у т ь —
к а к и х - т о 195 м е т р о в , и т р а д и ц и о н н ы й м а р ш р у т будет взят, н а г р у з ­
ка в ы п о л н е н а и м о ж н о будет п е р е в е с т и дух, р а с с л а б и т ь о д е р е в е ­
невшие мышцы и разгладить сведённые судорогой внутренности,
з а л е ч и т ь б о л я ч к и , о т ъ е с т ь с я - о т о с п а т ь с я и, п о с т е п е н н о п р и х о д я в
себя, ж и т ь дальше.
Н о и м е н н о на э т и х п о с л е д н и х м е т р а х , когда э ф и о п а к а к а я т о н е в е д о м а я сила н а ч и н а е т ш в ы р я т ь и з с т о р о н ы в с т о р о н у , а
все о к р у ж а ю щ и е п р е д м е т ы в ы т я г и в а ю т с я в з ы б к у ю ф и н и ш н у ю
л е н т о ч к у на г о р и з о н т е , н а ш е с о л н ц е т е р я е т п о с л е д н ю ю с о в е с т ь
и ж а р и т с о с о б ы м о с т е р в е н е н и е м . Кто-то (не иначе — бывший
д в о е ч н и к ) п о д к и д ы в а е т на а д с к у ю с к о в о р о д к у ( ч и т а й — на к а ф е ­
д р у ) щ е д р ы е п о р ц и и с в о и х о д н о к о р ы т н и к о в , а н а ч а л ь с т в о , буд­
т о с п о х в а т и в ш и с ь , ш л ё т всё н о в ы е и н о в ы е д е п е ш и , з а п и с о ч к и и
п р е д с т а в л е н и я , о т в е ч а т ь на к о т о р ы е н е т у ж е н е т о л ь к о а п п е т и т а ,
но и просто — физической возможности.
К л и м а т и ч е с к о й о с о б е н н о с т ь ю н а ш е г о города я в л я е т с я то, что
л е т о м здесь м о ж н о ж и т ь и с к л ю ч и т е л ь н о у воды. Только там п р о п а 147
Н. Леванина. В саду ветров
дает э ф ф е к т ц е л л о ф а н о в о г о м е ш к а на голове. Географическое п о ­
л о ж е н и е города в о м н о г о м т о м у способствует. С з а п а д н о й с т о р о н ы
о т с т е п н о г о с к в о з н я к а г о р о д отделён горами, н е о п р я т н о з а р о с ш и м и
п ы л ь н ы м д р е в е с н ы м м у с о р о м . О б о с т а л ь н о м п о з а б о т и л и с ь люди.
П о л н о ц е н н о е удушье о б е с п е ч и в а е т п л о т н ы й р я д серых м н о г о э т а ­
ж е к , в ы т я н у в ш и х с я вдоль р е к и и н е п р о п у с к а ю щ и х с в е ж и й дух даль­
ш е н а б е р е ж н о й . А в н у т р и м е ш к а с т р а с т н о газуют на р а з д о л б а н н ы х
д о р о г а х водители, к л я н я г о р о д с к и е власти, климат и с в о ю несчаст­
н у ю судьбу, з а к и н у в ш у ю к р у т и т ь б а р а н к у в места, где о т с у т с т в у ю т
д о р о г и и м о с т ы , зато и д и о т с к и щ е р я т с я в ы б е л е н н ы е в р у ч н у ю к о р я ­
вые бордюры.
И м е н н о в такое время пришла к нам на кафедру благая весть о гря­
дущей аттестации вуза, а в связи с н е й — необходимость срочной (!)
тотальной (!) ревизии всех (!) учебно-методических документов.
К т о знает, ч т о э т о т а к о е — о ц е н и т , кто не в к у р с е — бесполез­
н о и о б ъ я с н я т ь . И л и нет, п о п р о б о в а т ь м о ж н о . П о м н и т е , что удумала
злая мачеха д л я б е д н о й Золушки? — П е р е б р а т ь в р у ч н у ю м е ш о к кру­
п ы (да, кажется, н е о д и н ! ) , отделив з е р н а от плевел. Сволочь, конеч­
н о ! Н о у З о л у ш к и была в запасе т я ж ё л а я а р т и л л е р и я в л и ц е т ё т у ш к и волшебницы и разных там подручных мышек-крысок... А у меня в
н а л и ч и и — всё те ж е з а м о т а н н ы е , н и з к о о п л а ч и в а е м ы е сотрудницы,
к о т о р ы е если е щ ё и дышат, т о только п о привычке, и с к л ю ч и т е л ь н о в
предчувствии с к о р о г о отдыха.
Н о д е л а т ь н е ч е г о , х о т ь и м е ч т а ю о х а р а к и р и , — с о б и р а ю ка­
федру.
— Так, коллеги, всё п о н и м а ю , устали, ж а р а , в отпуск хочется, н о
давайте п о м н и т ь о к о м и с с и и . О н а , к а к п р е д у п р е д и л и (палец вверх,
глаза з а к а т и т ь ) , н е ч а я н н о нагрянет, и тогда отпуск м о ж е т н а к р ы т ь ­
ся сами знаете ч е м . . . Е щ ё р а з надо п е р е л о п а т и т ь все н а ш и старые
учебно-методические документы и...
Т у т в к а б и н е т п р о с о в ы в а е т с я голова м о е г о в е р н о г о о р у ж е н о с ­
ца — Н и н ы Ф е д о р о в н ы . Голова с м у щ ё н н о б о р м о ч е т :
— Вас, Н а т а л ь ю р ь н а , к т е л е ф о н у . . . Говорят, подруга Т о м а из
Вены...
— К а к а я Вена? К а к и е подруги? Н а ш л и в р е м я ш у т и т ь .
— Я э т о у ж е ей ( к и в о к в с т о р о н у п р и т и х ш е й т р у б к и ) сказала.
О н а у т в е р ж д а е т , что всё т о ч н о .
148
Венский вексель
И з в и н я ю с ь п е р е д коллегами, б е р у т р у б к у и в ы х о ж у в бендешку.
— Ната-а-аша, — ж у р ч и т в т р у б к е х а р а к т е р н ы й голос с о т т я ж е ч кой, к о т о р ы й м о ж е т п р и н а д л е ж а т ь только о д н о м у человеку — м о е й
с т а р и н н о й у н и в е р с и т е т с к о й п о д р у г е Тамаре.
— Том? Ты-ы-ы? Откуда? Ч т о делаешь в Вене? — з а д а ю я сгоря­
ча с е р и ю и д и о т с к и х в о п р о с о в .
— Уже 10 лет здесь ж и в у и р а б о т а ю .
П р о кафедральные дела забыто.
— Н и ч е г о себе! Где только н а ш и х н е т ! А как нашла меня?
— Ну, мать, с п р о с и л а т о ж е ! Вышла в И н т е р н е т , н а б р а л а т в о ю
фамилию, и как на блюдечке в ы к а т и л с я т в о й р а б о ч и й т е л е ф о н .
— В с а м о м деле! И п р я м о так с р а з у и дозвонилась?
— Скажешь тоже — сразу! Я месяца два топталась, не решалась!
— Ч е г о так?
— Мандраж, естесссно...
Далее последовали девчачьи восклицания, судорожный обмен теле­
фонами, электронными адресами и прочее, и п р о ч е е . . . П о т о м начались
звонки, письма. Однако всего этого было мало. Требовалась личная
встреча. Очень скоро мы договорились, что сначала этим летом еду в
Вену я, а на следующий год жду Тому к себе с ответным визитом.
Советы
в
дорогу
Консультации по т е л е ф о н у с м о и м и р е б я т и ш к а м и , о б ъ е х а в ш и м и
полсвета, добавили п о л е ш е к в к о с т е р о к м о е г о н е т е р п е н и я . С ы н б ы л
лаконичен: « Х о р о ш а я страна, А в с т р и я . М я с о там у м е ю т г о т о в и т ь и
не э к о н о м я т на желудке. П о р ц и и н о р м а л ь н ы е , о б ъ е ш ь с я . И п и в о на­
стоящее, ж и в о е . П о е з ж а й , мать, не п о ж а л е е ш ь ! »
У дочери была н е м н о г о д р у г а я в е р с и я :
— Мамука, помнишь Виллендорфскую Мадонну? — заверещала
она в трубке, узнав о м о и х планах.
— Нет, — ч е с т н о п р и з н а л а с ь я.
— К а к ж е ! Ну, та е щ ё ж и р н а я тёхана, т р и д ц а т и т ы с я ч лет от
роду! Я тебе её з и м о й показывала, ну, к о п и ю , к о н е ч н о . Т ы е щ ё над
ней хохотала. Н у ?
— Э т о та, что ль, статуэточка в виде т у ч н о й д а м ы без н о г и
лица? — начала я м е д л е н н о п р и п о м и н а т ь . — Ч т о в ш к а ф у у вас сто­
ит? К р а с н е н ь к а я такая? С ш и ш к о й в м е с т о головы?
149
Н. Леванина. В саду ветров
— Ну, н а к о н е ц - т о ! О н а с а м а я ! Так вот, п о д л и н н и к в Вене, в
М у з е е Е с т е с т в о з н а н и я . Т ы сходи туда, м н е и н т е р е с н о , как о н а т е б е
в н а т у р е глянется?
— С а м о й и н т е р е с н о ! В с а м о м деле, ч т о м о ж е т означать одиннад­
ц а т и с а н т и м е т р о в а я толстуха-Венера? Я с н о только, что с ю м о р о м ,
как и с п и т а н и е м , у а в с т р и й ц е в всё в п о р я д к е . П р и ч ё м , д а в н о у ж е .
П о л и ш а гнула своё:
— М ы тогда в э т о т м у з е й н е п о п а л и , а т ы п о с т а р а й с я , там на ме­
сте р а с с п р о с и : п о ч е м у все дамские п р е л е с т и вырезали как надо, а п р о
л и ц о забыли?
— И м е е т л и э т о значение? Т а к а я пустяковина! С к о р е е всего,
э т о т р а д и ц и о н н ы й и д о л п л о д о р о д и я , м а т е р ь - п р а р о д и т е л ь н и ц а . Там
п о р т р е т н о е сходство н и к чему, даже вредит п р и таких-то п о д р о б ­
н о с т я х ... Н о сразу в и д н о — питалась ж е н щ и н а н о р м а л ь н о , н и в ч ё м
себе не отказывала. О т т о г о и р о ж а л а как заведённая! А т ы всё худе­
ешь, в о т и ...
— Ма-а-м-м-а-а... Н е начинай!
Н о я довела с в о ю мысль до к о н ц а :
— ... б е р и п р и м е р с В и л л е н д о р ф с к о й к р а с о т к и .
П о д р у г а Элла благословила на п о е з д к у по-своему.
— И з В е н ы все везут я й ц а М о ц а р т а , — р а д о с т н о с о о б щ и л а она,
о т п р а в л я я в р о т к у с о к т о р т а и з а п и в а я его н а ш и м л ю б и м ы м з е л ё н ы м
«Гринфилдом».
— Ч т о везут? — чуть н е подавилась я.
— К о н ф е т ы такие. М а л е н ь к и е , — Элла с к р у т и л а б о л ь ш о й и ука­
зательный п а л ь ц ы во что-то н а п о д о б и е фигы.
— З н а л б ы М о ц а р т , — обиделась я за л ю б и м о г о к о м п о з и т о р а .
— Н а э т и х ш а р и к а х его ц в е т н о й п о р т р е т н а р и с о в а н . К р а с и в о
смотрится...
— Н е з н а ю . . . Как-то не комильфо, — продолжала я капризничать.
Элла м е ж д у тем п р и п о м н и л а и е щ ё кое-что:
— И засахаренные цветочки везут. « Ф и а л к и С И с и » называ­
ются...
— Н и ч е г о не путаешь? — о п я т ь засомневалась я. — К а к и е м о ­
г у т быть с и с и у фиалок?
150
Венский вексель
— Х о т я н е т . . . М о ж е т , — С и с И . . . Н е у в е р е н а . Только ф и а л к и те
сильно на уголёк с м а х и в а л и . . .
— О к а м е н е л и б е д н ы е . . . М о ж е т , н е с в е ж и е были? — п р е д п о ­
л о ж и л а я, р а з л и в а я по ч а ш к а м чай и п о д р е з а я х р у с т к и е л о м т и к и
«Птичьего молока».
— М о ж е т , и н е свежие, — согласилась Элла. — Я н е п р о б о в а л а .
П о о с т е р е г л а с ь . А т ы привези-ка, подруга, н а с т о я щ и х ! В о т тогда м ы с
т о б о й и р а з б е р ё м с я . К а к ударим ...
— ...по окаменевшим я й . . .
— ...по твоим воспоминаниям. Как припомним переход
С у в о р о в а ч е р е з Альпы, хор в е н с к и х мальчиков, В е н с к у ю о п е р у . . .
— ... в е н с к и е кафе, вальсы и, с о о т в е т с т в е н н о , в е н с к и е стулья —
для комплекту.
— Н и ч е г о не забыли?
— К а ж е т с я , нет. Ну, если так — ж д и ! — н а п у т с т в о в а л а я Эллу.
— Уже начала, — откликнулась она.
Встреча
без
шляпы
... Вот, в к о н ц е к о н ц о в , всё согласовано, виза сделана, б и л е т ы ку­
плены, ч е м о д а н ы уложены. К о н т р о л ь н ы й з в о н о к :
— Слушай, Том, я т у т подумала, а вдруг м ы . . . т о г о . . . не у з н а е м
д р у г друга?
— С у м а сошла! — э н е р г и ч н о в о з м у щ а е т с я Тамара. — Я т е б я
узнаю. Н е с о м н е в а й с я . М н е Н и н а Ф е д о р о в н а п о э л е к т р о н к е т в о ю
ф и з и о н о м и ю прислала. В з р о с л у ю у ж е . . .
— В смысле — с т а р у ю р о ж у . . . М о л о д е ц , Н и н а Фёдоровна.
— ... ч т о б ы т ы не волновалась, сделаем так: я буду в с т р е ч а т ь
т е б я в а э р о п о р т у в б о л ь ш о й к р а с н о й шляпе, а в р у к а х у м е н я будет
русская книга.
— А п о ч е м у — в красной?
— Я одна т а к а я буду.
— А я тогда выйду в у з б е к с к о й т ю б е т е й к е . . .
?
— Д а шучу я так, по-дурацки. И н т е р е с н о взглянуть на т е б я .
В к р а с н о й шляпе.
— Взглянешь, — п о о б е щ а л а Тамара.
151
Н. Леванина. В саду ветров
. . . Н е п о т р е б о в а л а с ь ш л я п ы . Узнали друг друга сразу и почемут о разревелись, не о б р а щ а я в н и м а н и я на с п е ш а щ и х п а с с а ж и р о в и
с м у щ е н н о п е р е м и н а ю щ и х с я р я д о м О к с а н у и Рихарда — с т а р ш у ю
Т о м и н у дочку с м е с т н ы м ж е н и х о м . Э т о о н б ы с т р ё х о н ь к о доставил
нас к Т о м и н о м у дому, ч т о р а с п о л о ж и л с я в р а й о н е с завлекательным
н а з в а н и е м « Ф а в о р и т е н » . Там о ж и д а л нас вкусный о б е д о т П е т е р а
Блюма — спагетти с морепродуктами, приправленный нашими с
Т о м к о й н е у м е р е н н ы м и возгласами, г р о м к и м хохотом, б е с к о н е ч н ы ­
м и « А п о м н и ш ь ? . . » и с т р а н н ы м о щ у щ е н и е м , что только ч т о м ы с н е й
по-хулигански н а к р у т и л и х в о с т судьбе, и т е п е р ь п а р и м л е г к и м и пе­
р ы ш к а м и , в ы п а в ш и м и из т о г о с а м о г о хвоста.
Т о м а была хоть и не в шляпе, к а к обещала, зато в отпуске. Кстати,
ш л я п у Т о м ы о б н а р у ж и л о с ь великое множество, п р о с т о слабость
какая-то д а м с к а я к шляпкам, ш л я п и щ а м и ш л я п е н ц и я м .
Ч т о касается отпуска — то, как г о в о р и т с я , « к т о в о е в а л — и м е е т
п р а в о у т и х о й р е ч к и о т д о х н у т ь ! » Так и оказалась я в л е т н е й Вене с
п е р с о н а л ь н ы м и п е р в о к л а с с н ы м гидом.
Т о м а за т о в р е м я , ч т о ж и в ё т здесь, изучила г о р о д , как и з у ч а ю т
у н и к а л ь н ы й п е р в о и с т о ч н и к филологи, — досконально, с л ю б о п ы т ­
ством и любовью. М ы с ней обошли, а при помощи Томиного мужа
П е т е р а ( П е т е ч к и — как о н а его з о в ё т ) и о б ъ е х а л и на их с е р е н ь к о й
« Ш к о д е » все х у д о ж е с т в е н н ы е и и с т о р и ч е с к и е д о с т о п р и м е ч а т е л ь н о ­
с т и Вены, п о к о л е с и л и п о её ж и в о п и с н ы м о к р е с т н о с т я м , н е и з м е н н о
захлебываясь в в о с п о м и н а н и я х и о т к р о в е н и я х , к о т о р ы е продолжа­
лись у нас с Т о м о й х р о н и ч е с к и с у т р а до п о з д н е й ночи, п о к а деликат­
н ы й Пешечка либлинг не н а ч и н а л п о к а ш л и в а т ь из-за стенки.
Завтрак
на
лоджии
Н ы н е ш н я я Т о м а оказалась д а м о й р и т у а л ь н о й . О н а б ы с т р е н ь к о и
м е н я ввела в п о л е з н ы е для з д о р о в ь я т р а д и ц и и (и велела н е забывать
их дома! К а ю с ь , Т о м о ч к а , х о т ь и н е забыла, но, конечно, не с о б л ю ­
даю!)
У т р о м ы с н е й начинали на л о д ж и и . О д и н м о й с т а р ы й з н а к о м ы й
все о б о р у д о в а н н ы е для к о м ф о р т н о й ж и з н и места с м е ш н о назы­
вал американский образ жизни. Т о м и н а л о д ж и я — из т о й же о п е р ы .
152
Венский вексель
Т и п и ч н ы й р у к о т в о р н ы й американский образ жизни\ Н а всём — пе­
чать к о м ф о р т а и вкуса.
Н а н е б о л ь ш о м п р о с т р а н с т в е подруга у м е с т и л а и з я щ н ы й столик,
два п л е т ё н ы х кресла и в к о м п л е к т к н и м — в о з в р а щ ё н н у ю к ж и з н и
в и т у ю э т а ж е р к у с к н и г а м и , ц в е т а м и и ж у р н а л а м и . В о д н о й и з стен —
ниша с полками, к о т о р ы е у Т о м к и з а п о л н я ю т с я как б ы с а м и с о б о й
в е щ и ц а м и , о к о т о р ы х она, как А н д е р с е н , м о ж е т ч а с а м и р а с с к а з ы в а т ь
увлекательные и с т о р и и о том, к а к о н и к н е й приблудились, и к а к о й
смысл для н е ё и её близких и м е л о и х п о я в л е н и е в доме.
С в о й д о м Тамара с о б р а л а п о ч а с т я м к р о п о т л и в ы м у с е р д и е м л ю б ­
ви. Х о т ь звучит в ы с о к о п а р н о , н о а б с о л ю т н о т о ч н о ! Ведь Б о г е й дал
з о р к и й глаз, х у д о ж е с т в е н н ы й вкус и у п о р с т в о р е а н и м а т о р а , вды­
х а ю щ е г о ж и з н ь в самую б а н а л ь н у ю развалюху. К а к и м - т о о б р а з о м
она чуть л и н е с п е р в о г о взгляда чует н е о б ы ч н у ю судьбу п р е д м е т а .
В её р у к а х в е щ и о х о т н о я в л я ю т с в о й н а с т о я щ и й , с к р ы т ы й от д р у г и х
смысл.
Тома не п р о с т о р е с т а в р а т о р , — о н а н е у с т а н н ы й п о и с к о в и к и
внимательный исследователь о б л у п и в ш е й с я с т а р и н ы и п о к а л е ч е н ­
н ы х п р е д м е т о в . Её не в о л н у ю т в е щ и сами п о себе. О н а р а в н о д у ш н а к
н о в е н ь к и м т и п о в ы м и з д е л и я м со с в е ж и м ф а б р и ч н ы м глянцем, сколь­
ко бы о н и н и стоили. Т о м у и н т е р е с у ю т только б е с ц е н н ы е в е щ и . В
смысле — б е з ц е н ы , чаще всего — б у к в а л ь н о з а д а р о м , поскольку н и ­
кому д р у г о м у о н и п р о с т о не н у ж н ы ! И х о н а находит в самых р а з н ы х
местах, в т о м числе и в кучах б а н а л ь н о й рухляди.
И э т о только добавляет е й азарту. Е с л и у п р и г л я н у в ш е г о с я хлама
есть х о з я и н , Тома в с т у п а е т с н и м в п е р е г о в о р ы , д о б и в а е т с я с в о е г о и
тащит д о б ы ч у д о м о й , охваченная счастливым о х о т н и ч ь и м а з а р т о м .
Н е ж а л е я н и сил, н и в р е м е н и , н я н ч и т с я о н а с п о к а л е ч е н н ы м с о к р о ­
вищем, как с т я ж е л о б о л ь н ы м человеком, до тех п о р , п о к а не выведет
п о л о м а ш к у и з к о м ы и н е в е р н е т её к н о в о й ж и з н и .
П е т е р е й в э т о м н е препятствует. Н е т , н е п р а в и л ь н о . П е т е р в о
всём п о т в о р с т в у е т с в о е й р у с с к о й ж е н е , к о т о р а я , как с п р а в е д л и в о о н
рассудил, и есть его главное д о с т о я н и е . Л ю б и т о н Т о м к у до б е з у м и я .
Когда ч е р е з несколько д н е й м ы у с т р о и л и с ь на д и в а н е в г о с т и н о й
р а с с м а т р и в а т ь с е м е й н ы е а л ь б о м ы ч е т ы Б л ю м о в ( « Э т о П е т е ч к а всё
153
Н. Леванина. В саду ветров
р а з л о ж и л . О н у нас т щ а т е л ь н ы й м у ж ч и н а , п о р я д о к л ю б и т ! » ) , Тома
как-то в з ы с к у ю щ е на м е н я п о с м о т р е л а : « Т е б е у д о б н о с и д е т ь ? » —
« К о н е ч н о , всё в п о р я д к е » , — в е ж л и в о откликнулась я и вдруг смек­
нула, что в о п р о с - т о б ы л с подтекстом. П о к р у т и л а с ь д л я к о н т р о л я на
диване, п о ё р з а л а , нет, всё в п о р я д к е , удобно. А в ч ё м дело? — А в о т
в чём. Д и в а н , к о н е ч н о , т о ж е б ы л с и с т о р и е й , и Томе не т е р п е л о с ь е ю
поделиться:
— Когда один наш знакомый несколько лет назад перевёз свою
97-летнюю маму в дом для престарелых (так как п о ж и л о й женщи­
не стала нужна п о м о щ ь и врачебный п р и с м о т р ) , ему пришлось в
короткий срок, как говорится, очистить помещение. Шикарная
к в а р т и р а ( б о л ь ш е 1 5 0 кв. м п л о щ а д ь ю ) в с а м о м п р е с т и ж н о м р а й о ­
не Вены — довольно д о р о г о е удовольствие, если учесть, что ж и т ь
там никто не собирался. Н а с с мужем пригласили разбирать кни­
ги, в з я т ь то, ч т о п о к а ж е т с я и н т е р е с н ы м . Д е л о в т о м , ч т о у н а ш е г о
п р и я т е л я дед и о т е ц б ы л и и с т и н н ы м и в е н ц а м и , л ю б и л и э т о т г о ­
р о д , и м н о г и е к н и г и и з д о м а ш н е й б и б л и о т е к и , и з д а н н ы е е щ ё в на­
ч а л е 19 в е к а , п р е д с т а в л я л и д л я н а ш е й с е м ь и ( п о в ё р н у т о й на э т о й
теме) большой интерес.
Р а з б и р а л и м ы г о р ы к н и г с П е т е н ь к о й д о в о л ь н о долго, пыли я
наглоталась столько же, сколько вдохнули м о и лёгкие в с а н и т а р н ы е
дни в незабвенной библиотеке сельскохозяйственного института.
Помнишь?
— Е щ ё бы. Д о сих п о р о т х а р к и в а ю .
— Т а к вот. Ж е н а друга, т о ж е русская, после всего р е ш и л а нас от­
п о и т ь чаем. П л ю х н у л и с ь м ы на диван, сидим и удивляемся — до чего
же сидеть на н ё м х о р о ш о ! Я м е ж д у тем в с п о м н и л а слова своей м а м ы
о том, ч т о у нас « в б о л ь ш о й к о м н а т е у д о б н о п о с и д е т ь н е г д е » , и спра­
ш и в а ю : « А д и в а н к т о з а б е р ё т ? » — И получаю ответ: « А о н н и к о м у
н е н у ж е н . П р я м о не знаем, что делать: на п о м о й к у — жалко, а м е с т а
н и у кого н е т » . Я с м о т р ю на э т о чудо и в ы д ы х а ю : « А м о ж н о н а м
взять?» Друзья обрадовались: « Д а конечно! М ы и грузить поможем
и с р е д с т в о для ч и с т к и дадим. Только з а б е р и т е ! » К д и в а н у в п р и д а ч у
дали нам два о г р о м н ы х кресла и столик, и ещё т о р ш е р гигантских
р а з м е р о в с а б а ж у р о м из ш к у р ы б е д н о г о а ф р и к а н с к о г о слона. В о т
о н о всё стоит.
— А чего э т о слон — бедный?
154
Венский вексель
— Так у б и е н н ы й ж е !
— Логично! Н е отвлекайся.
— Т а к вот. Д о м о й тогда еле з а т а щ и л и с в о ю добычу, с т р у д о м р а с ­
ставили. Алекс ( д р у г м л а д ш е н ь к о й , С в е т ы ) п о м о г а л , с п а с и б о ему.
А п о т о м о н н е о ж и д а н н о так м о л в и л « з о л о т о е с л о в о » : « С т р а н н а я , —
говорит, — мебель. Сделана, я думаю, где-то в с е р е д и н е 50-х годов, а
с т и л и з о в а н а п о д к о н е ц 19 века. К о м у э т о п о н а д о б и л о с ь ? »
Так как г о в о р и л э т о д и з а й н е р , т о р е ш и л а я кое-что р а з у з н а т ь о
п р и о б р е т е н и и , а з а о д н о и Алекса п р о в е р и т ь — х о р о ш о л и и с т о р и ю
д и з а й н а учил?
Во в р е м я о т в е т н о г о в и з и т а друга с ж е н о й к нам, когда, о т у ж и ­
нав, м ы уселись на б ы в ш и е и х и с т а в ш и е н а ш и м и мебеля, с п р а ш и в а ю :
« К р и с т и а н , а откуда у вас в семье эта р о с к о ш ь ? »
« К а к откуда? Т ы ж е знаешь, ч т о м о й о т е ц был д и р е к т о р о м
В е н с к о й к и н о с т у д и и в т о в р е м я , когда на н е й с н и м а л и з н а м е н и т ы й
фильм « С и с и » с Р о м и Ш н а й д е р . Б ы л о э т о в 5 5 - о м году, сама Р о м и
тогда совсем д е в ч о н к о й снималась — е й 16 л е т было, а м н е и 4-х е щ ё
не и с п о л н и л о с ь . Когда фильм отсняли, часть д е к о р а ц и й о т е ц п е р е в ё з
д о м о й (то ли купил, т о ли спас о т свалки — н е з н а ю ) . А Р о м и , п р и ­
ходя к н а м в гости, л ю б и л а п о с т а р о й п а м я т и п о с и д е т ь на « и м п е р а ­
т о р с к о й » мебели. Я ж е у с а ж и в а л с я к н е й на к о л е н и » .
« А г а , — смекнула я , — п р а в был Алекс, в е р н ы й д и а г н о з поста­
вил дивану. Только как т е п е р ь нам-то, не звёздам, на н ё м с и д е т ь ? »
Н о ничего, с о в р е м е н е м п р и в ы к л и .
— У н е з в ё з д т о ж е з а д н и ц ы н е к а з ё н н ы е , — согласилась я.
... В зале у Б л ю м о в , на о д н о й из м н о г о ч и с л е н н ы х к н и ж н ы х п о ­
лок, п о ч т и на полу, сидит с р е д н и х р а з м е р о в чудовище — у ш и в р а з ­
н ы е с т о р о н ы , н е б р е ж н о п р и ш и т ы е п у г о в и ц ы и з о б р а ж а ю т глаза сла­
б о у м н о й панды, мех у чудовища свалялся так, будто о н о только ч т о
пробудилось после д е с я т и л е т н е й л е т а р г и и и п р о д р а л о з е н к и п е р е д
тем как и х о к о н ч а т е л ь н о з а к р ы т ь . О т к р о в е н н о г о в о р я , я вначале п р о ­
с т о испугалась. О к а з а л о с ь , н и ч е г о с т р а ш н о г о ( « Н е р в ы ! Н е р в ы ! » ) ,
п р о с т о э т о детская и г р у ш к а , л ю б и м ы й П е т е н ь к и н медведь, с к о т о ­
р ы м о н и г р а л в д а л ё к о м с в о ё м детстве. Н у и всё. В ы б р а с ы в а т ь нельзя.
Т е п е р ь будет сидеть до о ч е р е д н о г о П о т о п а , пугая г о с т е й из д а л ё к о й
России. С в о и - т о п р и в ы к ш и !
155
Н. Леванина. В саду ветров
Продолжение
завтрака
... О д н а к о в е р н ё м с я на л о д ж и ю . М ы , пользуясь отпуском, ни­
куда н е т о р о п и м с я , х о р о ш о выспались и теперь, не спеша, г о т о в и м
себе завтрак. П е т е р у б е ж а л у ж е на службу в к а к у ю - т о с в о ю ф и р м у п о
с н а б ж е н и ю м е с т н ы х ч и н о в н и к о в н е о б х о д и м ы м п и с ч е б у м а ж н ы м ин­
в е н т а р ё м . К с т а т и сказать, х о д и т ь П е т е р н е умеет. О н , действительно,
всё в р е м я бегает, п о с т о я н н о действуя на о п е р е ж е н и е . Т о м а ещё толь­
ко ч т о - т о придумала, только затянула т о н е н ь к и м с в о и м г о л о с к о м :
« П е т е н ь к а , л и б л и н г . . . » , а либлинг д а в н о у ж е всё сделал: п о с т и р а л
и в ы с у ш и л бельё, с г о н я л в с у п е р м а р к е т и з а т о в а р и л с я на неделю,
с в а р г а н и л обед, н а к р ы л на стол и ждёт, когда мы, н а к о н е ц , усядемся.
В ы п о л н и л всё в наилучшем виде!
И где только т а к и х П е т е н е к берут? — П о - м о е м у , исключительно
в Вене.
Тома своим сокровищем дорожит:
— П а п а сказал, что я так долго страдала со своим п е р в ы м му­
ж е м , а п о т о м и в о в с е без него, что П е т е р а м н е п р о с т о Б о г п о с л а л за
м н о г о л е т н ю ю б е с п о р о ч н у ю службу. П а п а как всегда прав, Ц а р с т в и е
ему н е б е с н о е ! Я П е т е н ь к у в ы м о л и л а и заслужила.
— С к р о м н е й н а д о быть, ц а р и ц а Тамара! Заслужила о н а ! А осталь­
н ы е ч т о ж? Б и о г р а ф и е й н е вышли? Н е о з л о б л я й м е н я , подруга! —
в о р ч у я, о д н о в р е м е н н о р а з д у м ы в а я : а н е у г о с т и т ь с я л и е щ ё с у т р е ч к а
и шоколадом? Маленькие выпуклые плиточки в ярких этикетках уже
д а в н о м е н я беспокоят, н о б л а г о р а з у м и е б е р ё т верх, и я о т в о ж у взгляд
о т в а з ы с ц е л ы м н а б о р о м сладких и с к у ш е н и й . — О ч ё м э т о мы? Ах,
да! Всё о н ё м ж е ! Ну, что т е б е сказать? О т х в а т и л а с о к р о в и щ е и п о ­
м а л к и в а й ! Ц е л е е будет. Кстати, а мама т в о я п о э т о м у поводу что ду­
мает? К а к к П е т е р у о т н о с и т с я ?
— Х о р о ш о о т н о с и т с я . Н о не п о н и м а е т : « Щ о в ш все б1гаэ?»
— Н у и? К а к т ы э т о е й о б ъ я с н я е ш ь ?
— А т ы с в о е й что-нибудь о б ъ я с н и т ь м о ж е ш ь ? Т о - т о . . . О н и у нас
ж е н щ и н ы с т а р о п р и ж и м н ы е . М о я м а м а над м н о г и м здесь дивится.
К примеру, в с т р е ч а е т она на улицах п о ж и л ы е пары, к о т о р ы е здесь
и с к л ю ч и т е л ь н о за р у ч к у ходят, и о т в е т г о т о в : « Ц е коханщ, в1дразу
в и д н о ! » М о л , к о н е ч н о , л ю б о в н и ч к и — ч е с т н ы е с у п р у г и так п о г о ­
роду не п е р е д в и г а ю т с я ! Ведь н а ш и ж ё н ы — п у ш к и з а р я ж е н ы ! А т у т
д е т с к и й сад какой-то, ш т а н ы на лямках!
156
Венский вексель
— И её м о ж н о п о н я т ь !
У т р е н н и е лучи, о т р а ж а я с ь о т в л а ж н ы х к р ы ш , ц е л я т с я п р я м о в
глаза. М ы р а с п а х и в а е м о к н а и п у с к а е м к себе в к о м п а н и ю солнышко,
как о з о р н о г о серфера, в ы л е т е в ш е г о п о ч и с т о й в о з д у ш н о й в о л н е п р я ­
м и к о м . . . к столу.
А вид с д е с я т о г о э т а ж а — п о т р я с а ю щ и й ! Вена и с в е р х о т у р ы вы­
глядит о п р я т н о й и у ю т н о й : к р ы ш и п о б л е с к и в а ю т в е с ё л е н ь к о й ч е р е ­
п и ц е й , о т к р ы т ы е т е р р а с ы с о с е д н и х д о м о в у т о п а ю т в з е л е н и и цветах,
улицы р а з л е т а ю т с я р о в н ё х о н ь к о , как п о л и н е й к е . З а л ю б у е ш ь с я ! Тома
довольна п р о и з в е д ё н н ы м э ф ф е к т о м , о н а м я г к о журчит, у г о щ а я м е н я
не только завтраком, н о и В е н о й .
— Ну, что скажешь?
— Н е р е а л ь н о к а к - т о . . . — б о р м о ч у я , н а с л а ж д а я с ь великолеп­
н ы м в и д о м и п ы т а я с ь п р и п о м н и т ь , ну где я могла п о д о б н о е видеть,
ведь в В е н е ж е я в п е р в ы е !
И вдруг:
— В о ! Знаешь, что м н е э т о н а п о м и н а е т ?
— Что?
— Декорации к оперетте Оффенбаха « Н а крышах П а р и ж а » .
О н а шла у нас в т е а т р е в н е з а б в е н н ы е д н и м о е й ю н о с т и , и к а р т и н ­
ка н а в е ч н о отпечаталась! Флигели, б а л к о н ч и к и , о к о ш к и - с т а в е н к и и
р а з н о ц в е т н а я чешуя ч е р е п и ц ы . Только т у т б о г е м е и селиться! В о т и
здесь, с м о т р и , будто г е н и а л ь н ы й х у д о ж н и к п о р а б о т а л с ф о р м а м и и
цветом, создавая е д и н ы й о б р а з !
— « О сколько и х у п а л о в э т у б е з д н у ! » — В смысле, сколько а р ­
х и т е к т о р о в , с т и л е й и н а п р а в л е н и й с м е н и л о с ь за т р и д ц а т и т ы с я ч н у ю
и с т о р и ю города. А получилось и вправду с к л а д н о ! Я л ю б л ю Вену, о н а
для ж и з н и создана. В о н в и д и ш ь т у т ё м н у ю п о л о с к у вдалеке, чуть пра­
вее с м о т р и . . . Э т о — В е н с к и й лес. Т о т с а м ы й ! Классно, да?
— О - о - о ! С р а з у включается м е л о д и я : « Т а д а м - тадам- тадамп а - п а . . . » — П р и р о д н ы й артефакт! Тут тебе и Штраус, и Милица
К о р ь ю с , и карета, в е з у щ а я в л ю б л ё н н ы х м е ж в ы с о к и х д е р е в ь е в
под утреннее щебетание птиц и бодрые звуки охотничьего рожка.
Кстати, т ы знаешь, что М и л и ц а — э м и г р а н т к а и з Р о с с и и ?
157
Н. Леванина. В саду ветров
Т о м а с н и с х о д и т е л ь н о кивает г о л о в о й , в смысле: ей ли не знать!
И продолжает:
— Я больше т е б е скажу: и м у з ы к а л ь н у ю а р а н ж и р о в к у сделал
т о ж е р у с с к и й , н е к и й Д м и т р и й Т е м к и н , я недавно о б э т о м вычита­
ла. В о о б щ е « Р у с с к и е в В е н е » — м о я л ю б и м а я тема. Я д а ж е кое-что
п р и н я л а с ь набрасывать. Д а всё в р е м е н и нет.
— Хотелось бы посмотреть твои наброски...
— П о к а ж у как-нибудь.
М ы помолчали, з а с м о т р е в ш и с ь на п а н о р а м у города. Тома при­
знаётся:
— Я долго не п о н и м а л а , ч т о э т и д е р е в ь я вдалеке и есть знамени­
т ы й В е н с к и й л е с ! Ч у д н о ! С м о т р и , что е щ ё покажу. Л е в е е с м о т р и . . .
В - о - о - о н т ё м н а я горка. Э т о о т р о г и Альп, а т о ч н е е — г о р а Вексель. В
в о л ь н о м п е р е в о д е : место, где м е н я е т с я погода. Н а д н е й сейчас дым­
ка — значит, завтра и у нас будет п а с м у р н о . М ы туда обязательно
с ъ е з д и м ! Д е р е в у ш к а т а м есть одна, трогательная, т е б е п о н р а в и т с я ,
называется Кирхберг-ам-Вексель. Т а м у нас д р у з ь я живут.
— З н а е ш ь , Т о м , как-то всё н е р е а л ь н о . К а к к о н ц е р т
Образцовой!
Елены
— Э т о как?
— Случилось э т о со м н о й л е т п я т н а д ц а т ь назад на её к о н ц е р т е .
К а к сейчас п о м н ю , с и ж у э т о я в н а ш е м о п е р н о м , слушаю б о ж е с т в е н ­
н ы е звуки б о ж е с т в е н н о й Елены, слушаю и вдруг п о н и м а ю , что вы­
п а д а ю из р е а л ь н о с т и ! Щ и п л ю с е б я за р у к у — не п о м о г а е т ! З н а е ш ь ,
Т о м , т а к а я была д и в н а я г а р м о н и я , т а к о е с о в е р ш е н с т в о , что на греш­
н о й земле э т о г о п р о с т о не могло б ы т ь ! Н о б ы л о !
— Я п о н и м а ю , о ч ё м ты. С а м а до сих п о р не м о г у ко м н о г о м у
здесь п р и в ы к н у т ь . З н а е ш ь , как н а з ы в а ю т Вену?
— К р а с а в и ц а ! — в ы д а ю я п е р в о е , ч т о п р и х о д и т в голову.
— Ну, э т о само с о б о й . . . У ю т н а я столица и с ч е з н у в ш е й и м п е р и и !
— З а б а в н о ! П о л у ч а е т с я — н е р е а л ь н о е м е с т е ч к о ! Уют того, чего
нет в природе!
— Э т о и м п е р и и нет, а г о р о д и тогда б ы л неплох. П о м н и ш ь п р о
Австро-Венгерскую монархию?
— И с к л ю ч и т е л ь н о п о Гашеку!
158
Венский вексель
— Я так и думала. У м е н я т о ж е « Ш в е й к » всегда п о д р у к о й .
Хочешь, у г о с т и м с я с у т р е ч к а ? С к о л ь к о н и п е р е ч и т ы в а ю — всегда х о ­
хочу как н е н о р м а л ь н а я !
— Аналогично!
Тома открыла книжку
«Убили, значит, Фердинанда-то нашего, — сказала Швейку его
служанка...
И п о н е с л о с ь ! М ы хохотали, давились о р е х а м и , п и л и
воду, с н о в а хохотали.
— Давай, Том, п р о П а л и в е ц а , у м и р а ю над н и м !
— Даю! — и с неподражаемой интонацией она продолжила
чтение:
«В трактире «У чаши» сидел только один посетитель.
Это был агент тайной полиции Бретшнейдер.
Трактирщик
Паливец мыл посуду, и Бретшнейдер тщетно пытался завя­
зать с ним серьезный разговор.
Паливец слыл большим грубияном. Каждое второе слово у
него было «задница» или «дерьмо». Но он был весьма начитан
и каждому советовал прочесть, что о последнем предмете на­
писал Виктор Гюго, рассказывая о том, как ответила англича­
нам старая наполеоновская гвардия в битве при Ватерлоо...
»
— П о д о ж д и , к т о - т о звонит, н а в е р н о е , П е т е р нас п о т е р я л , — и
Тома п о б е ж а л а г о в о р и т ь п о телефону, а я п р о д о л ж и л а сидеть с бла­
ж е н н о й улыбкой, п о ч т и ф и з и ч е с к и н а с л а ж д а я с ь б е с п о д о б н ы м гашековским юмором.
— П е т е р , свиданку нам назначил в ц е н т р е .
З а м е т и в м о й б л у ж д а ю щ и й взгляд и улыбку, Т о м а похвалила:
— П р а в и л ь н о сидишь, сейчас п р о д о л ж и м . О б о ж а ю !
«— Все это сербы наделали, в Сараеве-то, — старался на­
править разговор
Бретшнейдер.
— Ошибаетесь, — ответил Швейк. — Это все турки на­
творили. Из-за Боснии и Герцеговины.
И Швейк изложил свой взгляд на внешнюю
политику
Австрии на
Балканах...»
159
Н. Леванина. В саду ветров
— О й , Т о м , п о д о ж д и , не м о г у б о л ь ш е ! Д а й водички хлебнуть!
— У с а м о й всё п е р е с о х л о ! Ш в е й к т у т п и в о так а п п е т и т н о дует.
М о ж е т , и м ы п о чуть-чуть?
— Не, рано. П о к а водой ограничимся!
— Как скажешь! Я продолжаю?
«... Бретшнейдер показал Паливцу своего орла, с минуту
глядел на трактирщика и потом спросил:
— Вы женаты?
— Ал.
— А может ваша жена вести дело вместо вас?
— Может.
— Тогда все в порядке, уважаемый, — весело сказал
Бретшнейдер. — Позовите вашу супругу и передайте ей все
дела. Вечером за вами приедем.
— Не тревожься, — утешал Паливца Швейк. — Я аресто­
ван всего только за государственную
измену.
— Но я-то за что ? — заныл Паливец. — Ведь я был так
осторожен!
Бретшнейдер усмехнулся и с победоносным видом пояснил:
— За то, что вы сказали, будто на государя императора га­
дили мухи. Вам этого государя императора вышибут из головы».
Н а х о х о т а в ш и с ь до и з н е м о ж е н и я , взглянули, н а к о н е ц , на часы.
Б о л ь ш а я с т р е л к а п р и б л и ж а л а с ь к д в е н а д ц а т и . П о р а сворачивать тра­
пезу. Т а к и В е н у п р о б о л т а т ь недолго!
Б ы с т р е н ь к о п е р е м ы л и посуду и начали одеваться. Разговор, в п р о ­
чем, не п р е к р а щ а е т с я .
— Наташ, а мы тебе сюрприз приготовили. Вечерком повезём
т е б я в з а н я т н у ю д е р е в у ш к у п о д н а з в а н и е м Гумпольдскирхен. Р у с с к и е
з о в у т её « п ь я н о й д е р е в н е й » . Будем там в и н о пить, молодое. П е т я
п о с л е р а б о т ы о б е щ а л . М ы туда л ю б и м ездить.
— Ч т о п р е к р а с н о вас х а р а к т е р и з у е т . . . Слушай, Т о м , а как т ы всё
это выговариваешь? Гумм-м-б...
— Гумпольдскирхен, ч т о в Т е р м е н р е г и о н е , там п о й д ё м в мест­
н ы й Х о й р и г е р , будем п р о б о в а т ь « Ц и р ф а н д л е р » и « Р о т г и п ф е р » , —
с к о р о г о в о р к о й д о л о ж и л а Тома. О н а я в н о забавлялась.
160
Венский вексель
— Издеваешься?
— Б о ж е упаси! — рассмеялась Тамара. — Дело привычки, поверь
мне! И т ы бы заговорила как миленькая, коли б ж и з н ь заставила.
— С о м н е в а ю с ь . С к о р е е б ы — н а в е ч н о замолчала.
— Н е с м е ш и м о и к о л е н к и ! Замолчала б ы о н а !
Альпийская
деревушка
№1
С т о и т совсем н е м н о г о отъехать о т ц е н т р а города, с его д в о р ц а ­
ми, ф о н т а н а м и и м о н у м е н т а м и , и т ы б у к в а л ь н о ч е р е з полчаса ока­
з ы в а е ш ь с я в маленькой, у в и т о й зеленью а л ь п и й с к о й д е р е в у ш к е с
кукольно к р а с и в ы м и д о м и к а м и , ч е р е п и ч н ы м и к р ы ш а м и в стиле фах­
верк, что ж и в о п и с н о в з б и р а ю т с я п о с т у п е н ь к а м г о р н о г о склона, за­
саженного виноградом.
Тома не з а б ы в а е т с о о б щ а т ь п о д р о б н о с т и о т о м , ч т о н а и б о л ь ш е е
р а с п р о с т р а н е н и е стиль ф а х в е р к получил в с р е д н е в е к о в о й Е в р о п е , в
т о м числе и в А в с т р и и .
— П о м н и ш ь , как в детских н а ш и х к н и ж к а х выглядели д о м а
З о л у ш к и и К р а с н о й Ш а п о ч к и ? — э к з а м е н у е т о н а меня, п о к а П е т я
лихо п а р к у е т с в о й л и м у з и н на о к р а и н е д е р е в у ш к и .
— В о т так и выглядели! — обвела я р у к а м и о к р е с т н о с т и . — Ч т о то такое к а м е н н о е , н о у ю т н о е , у в и т о е хмелем, с т ё м н ы м и к р е с т а м и
на светлых фасадах.
— Знаешь, я где-то вычитала, что дома в стиле ф а х в е р к н а п о м и ­
н а ю т н а м сегодня о волшебстве, о п о б е д е д о б р а над злом.
— Х о т ь здесь о б э т о м п о м н я т ! Только п о к а не представляю, как
сказка с о е д и н и т с я здесь с п ь я н о й былью?
— А вот увидишь! — обещает Тома. — Соединится как ми­
ленькая!
Этот вечер мы провели в нереально этнографическом дворике, в
месте, н а з в а н и е к о т о р о г о я м о г у в о с п р о и з в е с т и только п о бумажке,
да и то с з а п и н к а м и — Гумпольдскирхен.
У Б л ю м о в была введена в с е м е й н у ю т р а д и ц и ю а в г у с т о в с к а я дегу­
стация м о л о д о г о вина, п р и ч ё м и м е н н о в э т о м с а м о м месте, где к т о м у
ж е классно г о т о в я т т р а д и ц и о н н ы е а в с т р и й с к и е блюда и з мяса.
К а к я вскоре убедилась: у Б л ю м о в м о и х — губа не дура. Еда
и в с а м о м деле б ы л а в к у с н о й , д о м а ш н е й . В и н о — с л а б е н ь к и м ,
161
Н. Леванина. В саду ветров
неперебродившим, п о э т о м у пил его даже Петер, который сидел
за р у л ё м .
М ы р а с п о л о ж и л и с ь в м а л е н ь к о м д в о р и к е под м о щ н ы м дубом, ко­
т о р ы й за с т о лет, в и д и м о , м н о г о чего т у т повидал. Выглядел о н м о н у ­
м е н т а л ь н о . Ц в е т н ы е ф о н а р и к и в е г о л и с т в е выглядели как бигуди в
шевелюре Карла Маркса.
М о и друзья изо всех сил меня просвещали. Поведали, что
слово « х о й р и г е р » означает в переводе с немецкого, во-первых,
м о л о д о е в и н о , а в о - в т о р ы х , — т о с а м о е с п е ц и а л ь н о е п и т е й н о е за­
в е д е н ь е , в к о т о р о м м ы с и д и м . Т а к и е п и т е й н ы е м е с т а здесь т а к ж е
называют Бушеншанк. Звучали также названия специальных со­
р т о в местных вин, но для меня это был уже перебор, и я даже не
п ы т а л а с ь з а п о м и н а т ь ч у ж и е , м н о г о э т а ж н ы е слова с н е в о з м о ж н о й
артикуляцией.
О б с т а н о в к а была о ч е н ь п р о с т о й — только деревья, д е р е в я н н ы е
столы и скамейки. П р и в ы б о р е еды здесь м о ж н о было самообслужиться по буфетному принципу в крестьянском доме с тяжёлыми
к а м е н н ы м и сводами. А м о ж н о было сделать заказ у х о з я й к и заведе­
н и я — р а с т о р о п н о й ж е н щ и н ы с р е д н и х лет, у с п е в а ю щ е й не только
п р и н е с т и еду и выпивку, н о и п е р е к и н у т ь с я п а р о й слов с г о с т я м и и
даже п о ходу дела спеть и п о п л я с а т ь .
Р а з г о в о р за н а ш и м с т о л о м вёлся на т р ё х я з ы к а х — р у с с к о м
( я — Т о м а ) , н е м е ц к о м ( Т о м а — П е т е р ) , английском ( я — П е т е р ) .
П о с л е д н и й в а р и а н т б ы л с а м ы м с о м н и т е л ь н ы м . Х о т я , у ч и т ы в а я не­
п р и н у ж д ё н н о с т ь о б с т а н о в к и , м ы могли б ы легко о б о й т и с ь и без слов.
Х о х о т а л и м ы в п о л н е м е ж д у н а р о д н о . Ч т о окончательно п о х е р и л о м о ё
т е о р е т и ч е с к о е п р е д с т а в л е н и е о б а в с т р и й ц а х как с д е р ж а н н ы х и даже
х о л о д н ы х л ю д я х . В о к р у г н а с восседали такие же н е з а к о м п л е к с о в а н ­
н ы е к о м п а н и и . Е л и все с б о л ь ш и м а п п е т и т о м . П и л и е щ ё больше.
В углу м а л е н ь к и й д е р е в е н с к и й о р к е с т р и к а з а р т н о н а я р и в а л фоль­
к л о р н ы е мелодии, п о д к о т о р ы е р а з г о р я ч ё н н ы е п о с е т и т е л и весели­
лись самым незамысловатым образом.
П е т е р о к а з а л с я н а с т о я щ и м з н а т о к о м а в с т р и й с к о й кухни и ф о р ­
менным садистом. О н настоятельно рекомендовал мне попробовать
ж а р е н о г о ц ы п л ё н о ч к а , а т а к ж е з а п е ч ё н н у ю до х р у с т я щ е й к о р о ч к и
свининку, н е п р е н е б р е г а т ь а в с т р и й с к и м и салатами и, конечно, обра­
т и т ь в н и м а н и е на а р о м а т н у ю х л е б н у ю выпечку: отведать б р е ц е л ь —
162
Венский вексель
к р е п к о з а п е ч ё н н ы й кренделёк, п о с ы п а н н ы й солью и т м и н о м , не за­
быть п р о в к у с н е й ш и й з о л е н ш т а н г е н .
Р е к о м е н д а ц и и б ы л и с т о я щ и м и . А « с о л ё н а я ш т а н г а » с в о е й хруст­
к о й р о з о в о й к о р о ч к о й и н е ж н е й ш и м белым н у т р о м м н е как-то о с о ­
б е н н о запала в душу, а т о ч н е е — в п е р е п о л н е н н ы й до б е з о б р а з и я
желудок. А ведь ещё о б я з а т е л ь н о н а д о б ы л о о т в е д а т ь т р а д и ц и о н н ы е
а в с т р и й с к и е а у ф ш т р и х и (что-то т и п а н а ш и х « з и м н и х » салатов, н о
н а м а з ы в а е м ы х здесь на хлеб). Ну, а д е с е р т ы — э т о п р о с т о запредель­
н о е и с к у ш е н и е ! О с о б е н н о ф р у к т ы в шоколаде. М ы , в п р о ч е м , от души
искусились!
Н а т р е с к а в ш и с ь , п о ш л и гулять п о д е р е в н е . А т о ч н е е — п о с р е д н е ­
в е к о в о м у п о с е л е н и ю , в к о т о р о м и к а м е н н ы е дома, у в и т ы е п л ю щ о м , и
с т а р и н н а я ц е р к в у ш к а каким-то удивительным о б р а з о м с о х р а н и л и с ь .
Ш л и м ы п о у з к и м улочкам, м о щ ё н н ы м т а к и м д р е в н и м б у л ы ж н и к о м ,
что за п р о ш е д ш е е в р е м я о н успел истесаться д о р о в н о й и гладкой п о ­
в е р х н о с т и , так что п о д о ш в ы п о н е м у п о ч т и скользили.
Ч е р е з д е р е в н ю здесь тянулся н а с т о я щ и й р и м с к и й акведук!
Действующий! Чистый ручеёк, хоть и был помещён в аккуратный
к а м е н н ы й футляр, ч у в с т в о в а л себя в н ё м в п о л н е п р и в о л ь н о . В о д и ц ы
из н е г о х о т е л о с ь отведать н е м е д л е н н о , что м ы и сделали п о с л е н е у м е ­
ренного нашего ужина.
Н е с м о т р я на то, что р е п у т а ц и я у д е р е в у ш к и , судя п о её р у с с к о ­
му названию, была не ахти, — к р у г о м было тихо. П о л н а я луна, вы­
катившись во всей к р а с е на я р к о - з в ё з д н о е н е б о , как т е а т р а л ь н ы м
п р о ж е к т о р о м подсветила м а с с и в н ы й а в т о б у с и надпись на н ё м —
« И н т у р и с т » . И сюда д о б р а л и с ь с о о т е ч е с т в е н н и к и ! В п р о ч е м , вели
о н и себя здесь удивительно п р и с т о й н о .
Н е с л ы ш н о б ы л о и м е с т н ы х собак, к о т о р ы х , как и п о л о ж е н о в де­
р е в н е , б ы л о пруд пруди! Т о л и п р и в ы к л и о н и к ч у ж о м у м н о г о л ю д ь ю ,
т о л и правда: « С о б а к а бывает кусачей только от ж и з н и с о б а ч ь е й » .
Тома сказала, что в А в с т р и и п р и н я т с п е ц и а л ь н ы й закон, з а п р е щ а ю ­
щ и й д е р ж а т ь с о б а к на ц е п и . Н а в е р н о е , п о э т о м у з а к о н о п о с л у ш н ы е
а в с т р и й с к и е к о б е л и и не б р е ш у т попусту, а в и л я ю т п р и в е т л и в о х в о ­
с т о м и п о м а л к и в а ю т в тряпочку.
В и н т е р е с н о е всё-таки м е с т о я заехала!
163
Н. Леванина. В саду ветров
И еще' одно
утро...
Т о м а п р и д в и г а е т м н е о в с я н к у ( « Е ш ь , давай, не к а п р и з н и ч а й !
Я с л е ж у ! » ) , н а с ы п а е т в в а з о ч к у п о л ю б и в ш е г о с я миндаля, п р и н о с и т
и з к у х н и п о т р я с а ю щ и й к о ф е « Н е с п р е с с о » (капсульный, с п е н к о й ,
н у ж н о й к р е п о с т и и т е м п е р а т у р ы — о б а л д е т ь ! ) и п р и этом, к а к э т о
у нас сложилось, рассказывает, р а с с к а з ы в а е т о своих н е в е р о я т н ы х
приключениях в Европе.
. . . В е т е р п е р е с т р о й к и в н а ч а л е д е в я н о с т ы х з а б р о с и л Т о м у в за­
штатный венгерский городок с тюркским названием Сомбатхей.
Там она больше десяти лет билась, как р ы б а об лёд, с маленькой
з а р п л а т о й , т я ж ё л о й р а б о т о й и д в у м я м а л е н ь к и м и д о ч к а м и на р у ­
к а х . И м е н н о т а м ( д о к у ч и ! ) р а з в а л и л с я её п е р в ы й х и л ы й б р а к , о т
к о т о р о г о эти самые д о ч к и и остались. Всем т р о и м п р и ш л о с ь вы­
учить венгерский ( « О ч е н ь сложный язык! Ты же знаешь, финноу г о р с к а я г р у п п а с у н и к а л ь н о й ф о н е т и к о й г л а с н ы х . Я з ы к слома­
е ш ь ! » ) . Д е в ч о н к и н а н ё м в ш к о л е у ч и л и с ь , да и с а м о й Т а м а р е я з ы к
был, конечно, н у ж е н для ж и з н и и р а б о т ы . П р и ш л о с ь одолевать.
Х о р о ш о хоть дети у м н ы е ! И на венгерском Оксанка на одни « п я ­
т ё р к и » в школе училась!
— А у нас д и т ё и на р у с с к о м . . . н е т о г о . . . Н е на « п я т ё р к и » . . .
Л и ч н а я ж и з н ь у Т а м а р ы долго н е налаживалась, п о к а случайно
н е о б ъ я в и л с я в С о м б а т х е е П е т е р , у к о т о р о г о к т о м у в р е м е н и семей­
ная и с т о р и я т о ж е о к о н ч а т е л ь н о развалилась. К а к г о в о р и т с я , « в о т и
в с т р е т и л и с ь два о д и н о ч е с т в а » .
— Слушай, Н а т а ш , а т е б е э т о т р я д « С о м б а т х е й - А в с т р и я - Б л у м К о м и н » ничего не напоминает?
— Напоминает. И с т о р и ю твоей жизни.
— Я на д р у г о е н а м е к а ю .
— Подскажи. Слишком сложно, мозги-то в отпуске...
— Ну, слушай. Я н а м е к а ю на « У л и с с а » .
— Д ж о й с а ч т о ли? — п р о я в и л а я р е д к у ю о с в е д о м л ё н н о с т ь .
Тамара согласно кивнула.
— Т а м как главного г е р о я зовут? — Л е о п о л ь д Б л ю м ( Б л у м ) ! —
провозгласила о н а т о р ж е с т в е н н о . И о н у Д ж е й м с а Д ж о й с а т о ж е
к а к у ю - т о часть ж и з н и п о ч е м у - т о « ж и л » в С о м б а т х е е .
164
Венский вексель
— Слушай, мать, в какие т ы т о н к о с т и входишь! Так х о р о ш о
« У л и с с а » п о м н и ш ь ! — зауважала я Тамару.
— Нет, к о н е ч н о . Ж и з н ь ткнула. П р а в д а , п о к а не п о н я л а — зачем?
А в с п о м н и л а я о б э т о м о б о всём г о р а з д о п о з ж е — когда у ж е перееха­
ла в В е н у и сама была Б л ю м .
— Ч т о в п е р е в о д е означает « ц в е т о ч е к а л е н ь к о й » . . . — о п я т ь от­
личилась я .
Н о Т о м а не отвлекалась на ч а с т н о с т и :
— А т ы знаешь, что т е п е р ь в С о м б а т х е е есть п а м я т н и к э т о м у
« ц в е т о ч к у » , и 16 и ю н я здесь п р о в о д я т день Л е о п о л ь д а Б л ю м а , так
называемый « B l u n T s day»?
Я п о ж а л а плечами. Откуда м н е знать, ведь я д о сего д н я н е числи­
ла себя в п о к л о н н и ц а х э т о г о к р а й н е з а м ы с л о в а т о г о р о м а н а .
У Т о м ы же, судя п о всему, б ы л и к а к и е - т о с в о и о т н о ш е н и я с
«Улиссом».
— Э т а т р а д и ц и я , как и п а м я т н и к , п о я в и л и с ь тогда, когда я у ж е
сменила ф а м и л и ю К о м и н а на Б л ю м .
— Видимо, т е б я и д о ж и д а л и с ь !
— З р я с м е ё ш ь с я . Ведь д о к т о р К о м и н — э т о не только е щ ё о д и н
г е р о й р о м а н а Д ж о й с а , друг Л е о п о л ь д а Блума, — н о и, как т е б е и з ­
вестно, м о й п е р в ы й супруг, действительно, врач!
— Ну, у б и л а !
— А хочешь, добью?
— К а к не х о т е т ь ! Н е ж и л е ц я теперь, п о с л е всего у с л ы ш а н н о г о .
— Знаешь, куда п е р е е х а л Д ж о й с о в с к и й Блум после С о м б а т х е я ?
— В Вену, е с т е е с с с н о ! — бухнула я н а удачу. — Ч т о - о - о , п р а ­
вильно?
— А б с о л ю т н о ! Ну, что скажешь?
— Скажу, что Д ж о й с задолго д о т в о е г о р о ж д е н и я н а п и с а л сце­
н а р и й т в о е й ж и з н и ! П р о ч и т а л а бы в своё в р е м я — м е н ь ш е о ш и б о к
наделала.
— Уж не знаю, что т е б е и о т в е т и т ь ! С к а ж у только, ч т о эта м и ­
с т е р и я т о п о н и м о в и а н т р о п о н и м о в в с в о ё в р е м я чуть с ума м е н я н е
свела! Сейчас-то я, конечно, успокоилась.
— З а т о я заволновалась! Д ж о й с м н е как-то р а н ь ш е н е с л и ш к о м
был и н т е р е с е н . Н о т е п е р ь — п р о ч и т а ю дома с л у п о й ! Т а к а я з а ш и ф рованность подачи...
165
Н. Леванина. В саду ветров
— А знаешь, как всё о т к р ы л о с ь ? Я только переехала в Вену, на­
чала п р е п о д а в а т ь в О О Н р у с с к и й для нулевиков и в п о и с к а х подхо­
д я щ и х у ч е б н ы х м а т е р и а л о в о т п р а в и л а с ь в к н и ж н ы й магазин, ч т о
р я д о м с с о б о р о м С в я т о г о С т е ф а н а . В р е м е н и в т о т день было у м е н я
п о л н ы м - п о л н о , делать б ы л о нечего, у ч е б н и к о в я не нашла и о т скуки
стала р а с с м а т р и в а т ь п о л к и с х у д о ж е с т в е н н о й л и т е р а т у р о й . В и ж у —
с т о и т т о л с т е н н ы й т о м « У л и с с а » . В с п о м н и л а , что е щ ё в студенческие
годы мечтала п р о ч е с т ь , да не т у т - т о было.
— Д а , тогда э т о б ы л о н е д о с т у п н о , — подтвердила я.
— Р о м а н у нас п е р е в е л и и начали публиковать отдельными частя­
м и в 1925 году, п о т о м в 30-е. П о м н ю , как в н а у ч н о й у н и в е р с и т е т с к о й
библиотеке, в отделе р е д к и х книг, с т р е п е т о м листала п о д о з р и т е л ь н о
т о н к у ю п о д ш и в к у « З в е з д ы » за 1 9 3 4 - 3 5 гг. и наткнулась на аккурат­
н о в ы р е з а н н ы е с т р а н и ц ы столь ж е л а н н о й книги.
— Предчувствовала-таки появление Блюма в своей жизни!
— М о ж е ш ь не верить, но волнение почему-то было запре­
дельное!
— О т ч е г о же? К о н е ч н о , в е р ю . А дальше что?
— П о т о м , в 1989, когда в н е з а б в е н н ы е п е р е с т р о е ч н ы е годы стали
публиковать всё, — м н е б ы л о н е до Д ж о й с а : развод, п о л н а я расте­
р я н н о с т ь и в о п р о с ы хлеба насущного...
И в о т ч е р е з десять лет, в п у с т о м к н и ж н о м магазине, я у ю т н о
у с т р о и л а с ь на в е н с к о м стуле, наугад р а с к р ы л а к н и г у и п р о ч и т а л а :
«Слышу, какрушатся пространства, обращаются в оскол­
ки стекло и камень, и время охвачено сине-багровым
пламенем
конца. Что же нам остается ?
— Я позабыл место, сэр. В 279 году до нашей эры.
— Аскулум, — бросил Стивен, заглянув в книгу с рубцами
кровопролитий.
— Да, сэр. И он сказал: еще одна такая победа — и мы по­
гибли.
Вот эту фразу мир и запомнил. Утеха для скудоумных. Над
усеянной телами равниной, опершись на копье, генерал обра­
щается с холма к офицерам. Аюбой генерал к любым офицерам.
А те внимают.
166
Венский вексель
— Теперь ты, Армстронг, — сказал Стивен. — А каков
был конец Пирра?
— Конец Пирра, сэр?
— Я знаю, сэр. Спросите меня, сэр, — вызвался Комин.
— Нет, ты обожди, Армстронг. Ты что-нибудь знаешь о
Пирре?»
Ч и т а ю и глазам с в о и м н е в е р ю :
— Ч т о за К о м и н ? О чём э т о всё? Я о п е ш и л а .
— Б ы л о с чего.
О т к р ы л а на удачу е щ ё раз, а т а м — В е н г р и я , А в с т р и я , Г а б с б у р г и . . .
Чувствуешь?
— Н е с о м н е н н о ! А дальше? Ч т о ?
— Д а л ь ш е было то, ч т о м е н я д о к о н а л о :
«— Соцветие всех талантов, — сказал Майлс Кроуфорд.
— Юриспруденция, древние языки...
— Скачки, — вставил Ленехан.
— Аитература,
журналистика.
— А будь еще Блум, — сказал профессор, — тогда и тонкое
искусство рекламы.
— И мадам Блум, — добавил мистер О'Мэдден Берк. —
Муза пения. Аюбимица всего Аублина».
— П о м н ю , у м е н я п о п л ы л о всё п е р е д глазами: м а д а м Блум, м и ­
стер Блум. П р е д с т а в л я е ш ь ? Д р о ж а щ и м и р у к а м и долго не могла на­
брать н о м е р т е л е ф о н а своего Блума и ж а л к о п о - а н г л и й с к и ( м ы тогда
на д р у г о м я з ы к е о б щ а т ь с я н е могли) п р о м я м л и л а , ч т о хочу купить
книгу, где о нас что-то написано, только надо разгадать — что.
— Н у и ? Разгадала ?
— Е с л и б ы . . . Н а р а з г а д ы в а н и е у м е н я н и тогда, н и сейчас н е б ы л о
ни сил, н и в р е м е н и . Ж и з н ь , как г о в о р и т с я , с т а в и т всё н о в ы е и н о в ы е
задачи. Х о т я ж е л а н и е до сих п о р есть. Д а и н е к и й т р е п е т о с т а ё т с я .
К а к т а с у ю т с я н а ш и судьбы? Где? И кем?
— Эх, кабы знать! В о т она, м и с т и к а л и т е р а т у р ы . . . и ж и з н и , —
добавила я, подумавши.
167
Н. Леванина. В саду ветров
Разговор
в кафе
А в г у с т о в с к и й день у м е р е н н о г о а в с т р и й с к о г о лета. С о л н ц е
г р е е т а к к у р а т н о , р е г у л я р н о у с т у п а я п р а в а т ё п л о м у дождичку. В
ожидании с работы Петера мы сидим с Томой в знаменитом кафе
« Ш в а р ц е н б е р г » ( S c h w a r z e n b e r g cafe), к о т о р о е , как здесь водится,
о т к р ы т о было не вчера, а в 1861 году. Н а п р о т и в , чуть п р а в е е — п о м ­
п е з н а я г о с т и н и ц а « И м п е р и а л » , где сразу после в о й н ы р а з м е щ а л ­
ся а п п а р а т С Ч С К — С о в е т с к о й ч а с т и с о ю з н и ч е с к о й к о м и с с и и п о
А в с т р и и . Л е в е е — здание б ы в ш е г о « К а з и н о » ( т е п е р ь здесь т е а т р
с т а к и м ж е н а з в а н и е м ) . В своё в р е м я , п о с л е в з я т и я Вены, с о в е т с к и е
в о е н н ы е у д о б н о к у р с и р о в а л и м е ж д у м е с т о м р а б о т ы , кафе и казино.
О т д ы х а л и с о т р у д н и к и С Ч С К и и х семьи т а к ж е н е п о д а л ё к у — в парке
У С И А ( р а с ш и ф р о в ы в а е т с я как У п р а в л е н и е с о в е т с к и м и м у щ е с т в о м
в Австрии).
М ы с и д и м за м а л е н ь к и м столиком, л е н и в о о т с л е ж и в а я п е р е м е ­
щ е н и е за о к н о м людей, м а ш и н и в е л о с и п е д о в (их всех т у т много, н о
толчеи нет, для всех — отдельные д о р о ж к и ) .
Тома говорит:
— Знаешь, Натуль, с э т и м м е с т о м связана не только и с т о р и я
С о в е т с к о й а р м и и , н о и л и ч н а я и с т о р и я н а ш е й семьи. П а п а П е т е р а
п о с л е о с в о б о ж д е н и я из к о н ц л а г е р я ( э т о б ы л А у ш в и ц / О с в е н ц и м и
о с в о б о д и л и его н а ш и солдаты 2-го У к р а и н с к о г о ф р о н т а ) несколько
лет р а б о т а л в э т о м с а м о м У С И А . П е р в а я П е т ь к и н а тёплая одежда
(американский крошечный жёлтый комбинезон, который, конечно
же, х р а н и т с я до сих п о р у нас дома) был в ы д а н г-ну Б л ю м у и м е н н о от
э т о й о р г а н и з а ц и и . О т е ц П е т и чудом в ы ж и л , п р о ш ё л ч е р е з т р и к о н ­
цлагеря!
— Господи, к а к всё п е р е п л е л о с ь ! Н а ш и с т о б о й о т ц ы — к а д р о ­
в ы е в о е н н ы е , м о й о т е ц з а к о н ч и л в о й н у в Германии, где-то здесь, не­
подалёку. О т е ц т в о е г о м у ж а , да и о н сам, о б я з а н ы ж и з н ь ю С о в е т с к о й
а р м и и . С к о л ь к о н а ш и х т у т полегло! М о ж е т , действительно, п р а в был
Д о с т о е в с к и й , и ч е л о в е к р о ж д а е т с я на э т о т свет для с т р а д а н и й ?
— К с т а т и о Д о с т о е в с к о м . М е н я эта тема мучила послед­
н и е 10 л е т — с т о г о с а м о г о м о м е н т а , как я вышла з а м у ж за еврея.
П а р а д о к с в т о м , ч т о у П е т е р а Д о с т о е в с к и й — о д и н из самых л ю б и ­
м ы х а в т о р о в . О н п р о щ а е т н а ш е м у р у с с к о м у г е н и ю его н е л ю б о в ь к ев­
р е я м , как б л и з к и м л ю д я м м ы п р о щ а е м и х м е л к и е недостатки. А ведь
168
Венский вексель
у П е т е р а не только папа п р о ш ё л к о н ц л а г е р я , н о и б о л ь ш у ю часть его
р о д с т в е н н и к о в ф а ш и с т ы у н и ч т о ж и л и . К о н е ч н о , П е т е р сам п о себе
очень ч у т о к ко всему антисемитскому. А т у т . . . Я долго п р и с т а в а л а к
нему с в о п р о с а м и , пыталась в ы т я н у т ь из н е г о о б ъ я с н е н и я , и однаж­
ды м о й с у п р у г о ч е н ь п р о с т о о т в е т и л м н е в о п р о с о м на в о п р о с : « Т ы
что думаешь, в о в р е м я В т о р о й м и р о в о й в о й н ы Д о с т о е в с к и й б ы л б ы
на с т о р о н е ф а ш и с т о в ? » — З н а е ш ь , м е н я э т о т а р г у м е н т у б е д и л , и м ы
э т у т е м у закрыли.
А м ы заказали ещё п о чашечке к о ф е и п о т и х о н ь к у в з б о д р и л и с ь .
Томе, в и д и м о , ж ё л т ы й к о м б и н е з о н н а в е я л м ы с л и о муже, и о н а за­
тянула своё, л ю б и м о е :
— П а п а прав был, П е т е н ь к у м н е Б о г п о с л а л . . .
— Т ы и с п о л н я е ш ь это, как мантру.
— Д а как не и с п о л н я й ! В о т и выходит: о н её за м у к и п о л ю б и л ,
о н а его — из с о с т р а д а н ь я к н и м ж е . . .
— К о н е ч н о , за ч т о е щ ё м о ж н о т е б я л ю б и т ь ? Н у красива, ну умна,
ну ф и г у р а г и т а р о й . . .
— Говори, г о в о р и . . . — с м е ё т с я Тамарка. — А если с е р ь ё з н о , т о
п р о с т о э т о — судьба. П е т и н ы д р у з ь я все д е с я т ь л е т п о с л е е г о р а з в о ­
да п ы т а л и с ь его ж е н и т ь , у ж е отчаялись.
— Огнеупорный Петечка! Молодец! П р о с т о у Пети твоего
губа — не дура. П о с м о т р е л а я на в е н о к , ну, ч т о скажу? — П р а в б ы л
П е т я , что не т о р о п и л с я . Н а л ю б и т е л я э т и ж е н щ и н ы , п р и ч ё м на боль­
ш о г о л ю б и т е л я ! К р у п н ы е какие-то, нескладные, н е н а к р а ш е н н ы е , т о ­
пают, выкатив н а р у ж у все с в о и п р и р о д н ы е и з ъ я н ы , в к р о с с о в к а х , с
р ю к з а к а м и за с п и н о й , как б о й ц ы б у н д е с в е р а на м а р ш е .
— Н е понравились? — с удовлетворением уточнила Тома. —
Вот и я г о в о р ю : н а ш и лучше!
— А то! Зато мне старушки местные понравились, в центре.
Ч и с т е н ь к и е , н а р я д н ы е , как к у к о л к и з а в е д ё н н ы е ! Ж и в у т — будто п о
привычке, чувствуется, что п е р е м е щ а ю т с я в с ю ж и з н ь п о о д н о м у и
т о м у ж е м а р ш р у т у : к о н д и т е р с к а я « Д е м е л ь » , к о ф е й н я на Кольмаркт,
р ы н о к « Н а ш м а р к » , прогулки в Бельведере.
— П р а в д а , чувствуется? В е н ц ы очень т р а д и ц и о н н ы . Д а ж е в ме­
лочах. Я п о к а ж у т е б е о д н о м о д е р н о в о е к а ф е в ц е н т р е , н о в о е , с иго­
лочки, только что о т к р ы л и . Так в е н ц ы ш а г а ю т м и м о д р у ж н ы м и р я 169
Н. Леванина. В саду ветров
дами. П р у т , как на нерест, в с в о ю з а д р и п а н н у ю кафешку « К о р б »
(правильно, « к о р о б » , « к о р з и н а » — в переводе, уже, я вижу, п о н и ­
м а е ш ь ! ) , в к о т о р у ю х о д и л и и х р о д и т е л и , куда водили и х самих в дет­
стве, куда сейчас о н и т а щ а т с в о и х детей. О д н и м словом, н о в ы й хозя­
и н о б р е ч ё н . Р а з о р и т с я и з а к р о е т с я . В е н у надо б ы л о узнать, п р е ж д е
ч е м деньги т р а т и т ь !
Ну, в с ё ! Б е ж и м , б е ж и м ! У нас сегодня п о плану Художественнои с т о р и ч е с к и й м у з е й . Т а м Б р е й г е л ь д и в н ы й . А п о т о м и П е т е ч к а под­
тянется...
Петенька,
либлинг...
О ч е р е д н о е у т р о . К а ш а за р а з г о в о р а м и доедена, вазочка с м и н ­
далём подчищена, а к о ф е в ы п и т у ж е не п о о д н о й чашке. С п о г о д о й
сегодня х о р о ш о . С о л н ц е ж а р и т п р я м о с у т р а . Т а к р а з о ш л о с ь , что
п р о с т о и з г о н я е т нас с н а с и ж е н н о й л о д ж и и , н о уходить всё р а в н о н е
хочется. У Т о м к и всё-таки удивительно у ю т н о . Н у что ж, на то о н и
отпуск, ч т о б ы никуда н е с п е ш и т ь . С и д и м , подставляя лица солнцу,
г р е е м с я и н а с л а ж д а е м с я с в о б о д о й . Т о м а вдруг р о н я е т :
— Знаешь, Наташ, мне кажется, мы с Петером продолжаем влю­
бляться д р у г в д р у г а . . .
— Поздравляю.
— Нет, с е р ь ё з н о . Уж н е знаю, как о н , а я б е з н е г о — как без р у к .
— Я заметила. Ч у т ь ч т о — « П е т е н ь к а , л и б л и н г . . . »
— Я серьёзно.
— А я что, с м е ю с ь ч т о ли? О н у т е б я как т р о е и з ларца, только
о д и н в э т и х т р ё х лицах.
— П р и м о е й н е п р а к т и ч н о с т и в б ы т у П е т я н е з а м е н и м . Н о я сей­
час о д р у г о м . М ы д у ш е в н о с н и м срослись. И п р о д о л ж а е м . У П е т е р а ,
между прочим, незаконченное психологическое образование, уни­
в е р с и т е т с к о е . С н и м знаешь, к а к и н т е р е с н о разговаривать?
— О с о б е н н о если п о - н е м е ц к и п о н и м а е ш ь .
— К с т а т и , П е т е р д о б ы л н а м б и л е т ы на о д н о ч и с т о в е н с к о е м е р о ­
приятие...
— В е н с к и й бал? Н о я н е м о г у — не захватила своё л ю б и м о е
боа!
—• Ах-ах! Ч т о т ы г о в о р и ш ь ! Нет, э т о будет не бал, но не хуже.
Т е б е п о н р а в и т с я . Э л и т н о е з р е л и щ е — в ы е з д н о й спектакль д л я интел170
Венский вексель
лектуалов по пьесе их местной знаменитости — А р т у р а Шницлера.
З н а е ш ь такого?
— Ш и л л е р а знаю, — начала я п о я с н и ч а т ь , — Ш т и р л и ц а — т о ж е ,
со ш н и ц е л е м н е о д н о к р а т н о водила з н а к о м с т в а в р а з н о г о р о д а о б щ е ­
питах, а в о т ч т о б ы всё в м е с т е — Ш н и ц л е р , каюсь, нет, не п о м н ю . Ну,
м о ж е т быть, и слышала, н о н е б л и з к о . . . А что, п о з о р н о е у п у щ е н и е ?
Н и з к о пала? П е т е н е п о н р а в и т с я ?
Т о м к а хохочет:
— О н сегодня вечером займётся нашим образованием. Обещал.
Добыл программу и комментарий. Пьеса называется «Анатоль: Три
эпизода». О н и тут над этим Анатолем обмирают. Классика жанра.
Что-то, т и п а н а ш е г о П е ч о р и н а . Так что, готовъсъ, в е ч е р о м п р е д с т о и т
читка.
— Л и ш ь бы не чистка, — б о р м о ч у я, п р и ц е л и в а я с ь к о ч е р е д н о м у
орешку.
— Я буду п е р е в о д и т ь , з а о д н о и сама р а з б е р у с ь , ч т о за п т и ц а та­
кая э т о т Ш н и ц л е р . О х , не з р я и м е н н о в э т о м м е с т е Ф р е й д п о я в и л с я !
Любят венцы покопаться.
— Сама люблю! Молодец, Петя, театрал и интеллектуал! — тра­
д и ц и о н н о о д о б р я ю ещё о д н о П е т и н о д о с т о и н с т в о . — А я ч т о - т о к
театру подостыла. Р а з д р а ж а т ь м е н я стали все э т и у ж и м к и и п р ы ж к и .
Д а ж е в с т о л и ч н ы х н а ш и х театрах. Н о т ы П е т е , р а д и Б о г а , н е г о в о ­
ри. О н доставал билеты, старался. И к т о знает, вдруг п о н р а в и т с я !
Венских-то а р т и с т о в я н е з н а ю ! Д а и Ш н и ц л е р э т о т — т ё м н а я д л я
меня лошадка!
А Т о м а п р о с т о в о р к у е т и заходится. Когда заходит р е ч ь о П е т е р е ,
она м о м е н т а л ь н о делается в л ю б л ё н н о й д е в о ч к о й . И как э т о у н и х п о ­
лучается? С л у ш а ю её как п е с н ю .
— ... и т у т м ы с н и м совпали. Р е г у л я р н о на спектакли и к о н ц е р ­
ты в ы б и р а е м с я . Ч а щ е всего — о н м е н я в ы т а с к и в а е т ! И в о о б щ е —
П е т е р , действительно, м н о г о з н а ч и т для м е н я . Е с л и б ы н е он, д о сих
пор бы мыкались по съёмным квартирам в венгерской провинции.
О н д а л м н е и д е в ч о н к а м всё: стабильность, Вену, с о б с т в е н н о е ж и л ь ё .
Гражданство, н а к о н е ц .
— А взамен о т х в а т и л в п о ж и з н е н н о е в л а д е н и е т р ё х к р а с о т о к !
171
Н. Леванина. В саду ветров
— Да уж. Правда, красоткам в Вене снова пришлось врастать
в новую жизнь, осваивать теперь немецкий, после венгерского, но
как б е з э т о г о ? Н а м н е п р и в ы к а т ь . Д е в ч о н к и м о л о д ц ы . М о ж н о п о ­
хвастаюсь?
Я о х о т н о киваю. Д е т и — э т о святое.
— О к с а н к а с к о р о будет з а щ и щ а т ь д о к т о р с к у ю п о медицине, п о
о н к о л о г и и . А С в е т а у ч и т с я на д и з а й н е р а . О к с а н к у с Р и х а р д о м т ы ви­
дела, а С в е т а с А л е к с о м завтра о б е ш а л и п р и й т и . Увидишь с т и л ь н у ю
парочку.
— А к а к у д е в ч о н о к с русским?
— С л о ж н о . О н и его, к о н е ч н о , знают, н о г о в о р я т у ж е с а к ц е н т о м .
К р у г о м н е м е ц к и й ! Ч т о т у т поделаешь?
— З а т о как вы все ш п р е х а е т е л и х о !
— И не г о в о р и ! О т о м , как я учила н е м е ц к и й , искала в Вене р а б о ­
ту, п р и в ы к а л а к н о в ы м т р е б о в а н и я м и у с л о в и я м — и в с п о м и н а т ь не
х о ч е т с я ! Тут, з н а е ш ь ли, с у р о в а я к о н к у р е н ц и я — н и к т о т е б е на блю­
дечке с голубой к а ё м о ч к о й н и ч е г о н е поднесёт. П р и х о д и л о с ь не п р о ­
с т о м н о г о р а б о т а т ь , а пахать, вгрызаться, вкалывать не п о - ж е н с к и ,
доходить до р у ч к и .
Д о г а д а й с я , сколько я тогда весила? — Д о п я т и д е с я т и не дотяги­
вала. К о щ е й в ю б к е !
— Слушай, К о щ е й ! А как ж е т ы с П е т е ч к о й с в о и м тогда и з ъ я с н я ­
лась? — вдруг о с е н и л о м е н я . — Ведь о н по-русски, как я поняла, н е
умеет, а н е м е ц к о г о т ы тогда не з н а л а . . .
— Я ж е г о в о р и л а . Н а п л о х о м английском несколько лет кое-как
и общались.
— М-м-да-а... И договорились же! Любовь — язык межнацио­
н а л ь н о г о о б щ е н и я , — и з р е к л а я глубокомысленно.
— Это точно! А вообще, знаешь, Наташ, язык в браке — не
главное.
— Д а что т ы !
— А х о т ь б ы и главное, н о в н а ш е м случае — где его было взять?
Только со в р е м е н е м . П о ш л а на интенсивы, П е т я со м н о й все у п р а ж ­
н е н и я делал. Т р е н и р о в а л н е щ а д н о , п о м о г а л и з о всех сил.
— А что ж ты, педагогша, его русскому-то не обучила? П о л - В е н ы
у т е б я учится, а м у ж а р о д н о г о — о б о ш л а .
— С а п о ж н и к без с а п о г !
172
Венский вексель
— Ну, всё, с а п о ж н и к , п о ш л и с о б и р а т ь с я , а т о я о т к о ф е д ю ж е
в з б о д р и л а с ь ! П о г у л я е м , денёк-то п о д а р о ч н ы й ! А там и р о д и м ы й со
службы п о д т я н е т с я . . .
... В о ж и д а н и и П е т е р а м ы б р о д и м по центру. Т о м а сыплет всевоз­
м о ж н ы м и н е в о з м о ж н ы м и для м о е г о уха н а з в а н и я м и :
— В о т К ё р т н е р ш т р а с с е — главная т о р г о в а я улица с т а р о г о го­
рода; здесь с т о и т наш з н а м е н и т ы й с о б о р С в я т о г о С т е ф а н а — один
из в ы д а ю щ и х с я ш е д е в р о в г о т и ч е с к о й а р х и т е к т у р ы . М ы сейчас п р о ­
сто с д р у г о й с т о р о н ы к нему п о д о ш л и . . . С е й ч а с с в о ж у т е б я на улицу
Грабен, т а м с т о и т з н а м е н и т а я Ч у м н а я колонна, её п о с т а в и л и в к о н ­
це 17 века по у к а з у и м п е р а т о р а Л е о п о л ь д а I в б л а г о д а р н о с т ь с в я т о й
Т р о и ц е за и з б а в л е н и е от, п о н я т н о е дело, чумы, ч ё р н о й с м е р т и .
— И откуда были т а к и е напасти?
— Я т о ж е и н т е р е с о в а л а с ь . З н а е ш ь , есть т а к а я л ю б о п ы т н а я в е р ­
сия: э п и д е м и и ч у м ы были в ы з в а н ы п о в а л ь н ы м и п о с т о я н н ы м о т р а в ­
л е н и е м с р е д н е в е к о в о й Е в р о п ы с п о р ы н ь ё й , к о т о р а я в м а л ы х дозах
и д е н т и ч н а г а л л ю ц и н о г е н у LSD, а в больших — в ы з ы в а е т э т у с а м у ю
чуму, с п о ч е р н е н и е м и о т м и р а н и е м к о н е ч н о с т е й .
— Н и ч е г о с е б е ! — я даже п р и с в и с т н у л а от удивления. — К а к а я
о с в е д о м л ё н н о с т ь ! Удивляешь т ы м е н я , Тома, б е с п р е с т а н н о . О д н о г о
этого р а д и с т о и л о сюда ехать! А ч т о такое, и з в и н я ю с ь , с п о р ы н ь я ?
— Э т о г р и б о к такой на злаках. П а р а з и т .
— П о к л е в а л и л ю д и з ё р н ы ш е к — и в л у ч ш е м случае о ф о н а р е л и , а
в худшем — т о г о . . . очумели с о в с е м ! — п о д ы т о ж и л а я.
— П о л у ч а е т с я так. М ы к э т о й т е м е е щ ё в е р н ё м с я , когда к « м и л о ­
му А в г у с т и н у » , в р е с т о р а н « Г р и е х е н б а й з л » сходим. О н там в под­
вале сидит. П о д ю б к и заглядывает.
— Что-о-о? К а к это? П о д р о б н е й , пожалуйста! Хочу п р я м о
сейчас! — пристала я к Томе, заинтригованная с о о б щ ё н н ы м и
сведениями.
— Д а куклу с н е г о сделали, муляж, и п о с а д и л и п о д стекло, как
м е с т н у ю з н а м е н и т о с т ь . А в г у с т и н в э т о м р е с т о р а н е лабухом слу­
ж и л — на в о л ы н к е н а я р и в а л , когда, к о н е ч н о , т р е з в ы й был. Ч т о слу­
чалось не всегда.
Во в р е м я ч у м ы о н п о п р и в ы ч к е « в о л ы н и л » , т о есть п р о д о л ж а л
пить, к у т и т ь и веселиться.
173
Н. Леванина. В саду ветров
— В о т о н — п и р во в р е м я ч у м ы !
Т о м а согласно кивнула и п р о д о л ж и л а :
— П и л т о т А в г у с т и н до б е с п а м я т с т в а .
— О н что, р у с с к и м был?
— В р я д ли. Х о т я с л а в я н с к о й к р о в и в венцах м н о г о . Так вот, од­
н а ж д ы в т а к о м н е в м е н я е м о м с о с т о я н и и его и п о д о б р а л и на улице,
п р и н я в за е щ ё о д н у ж е р т в у чумы, и с б р о с и л и в о б щ у ю ч у м н у ю м о ­
гилу на о к р а и н е города. Видимо, как надо не засыпали, п о т о м у что
у т р о м о н п р о ч у х а л с я и в ы б р а л с я из я м ы . П р е д с т а в л я е ш ь к а р т и н к у ?
— Да, не для с л а б о н е р в н ы х !
— З н а е ш ь , А в г у с т и н э т о т м и л е й ш и й , даже не заразился, х о т ь и
п р о л е ж а л в о б н и м к у с ч у м н ы м и м н о г о часов.
— Т а к было и з о б р е т е н о л е к а р с т в о о т ч у м ы ! — т о р ж е с т в е н н о
п р о в о з г л а с и л а я.
— П р о с т о а л к а ш е й н и ч е г о н е берёт. И в о ш ё л в и с т о р и ю : « А х ,
м о й м и л ы й А в г у с т и н , А в г у с т и н , А в г у с т и н ! Всё пройдёт, в с ё ! »
— Включая чуму, — д о б а в и л а я .
Глубокое
погружение
— А в о т и Х о ф ф б у р г — з и м н я я р е з и д е н ц и я Габсбургов! — т о р ­
ж е с т в е н н о о б ъ я в и л а Тамара.
Н у ч т о ж , к р а с и в о , п о м п е з н о . В о всём и м п е р с к и й размах. Здесь
т у р и с т о в о с о б е н н о м н о г о . О к о л о п а р а д н о г о подъезда — п р о д а в ц ы
билетов, в и д и м о из студентов, и б о л ь ш о е количество ф л а н и р у ю щ е й
публики, р а с с м а т р и в а ю щ е й з о л о ч ё н ы е к а р е т ы и л о ш а д е й с р а з н о ц ­
в е т н ы м и « у ш а м и » (с ш а п о ч к а м и т а к и м и на голове, в и д и м о для того,
ч т о б ы ж и в о т н ы е не отвлекались на г о р о д с к о й ш у м и, о д н о в р е м е н н о ,
чем-то друг от друга о т л и ч а л и с ь ) . К а т а ю т всех ж е л а ю щ и х . Только
плати!
— Слушай, Т о м , я совсем т е б я замучила! К а к б ы у т е б я кой-чего
не случилось!
— А что такое? — в с т р е п е н у л а с ь Тома.
— Д а одна м о я з н а к о м а я в П и т е р е в л е т н и й с е з о н т а к заработа­
лась, что, в о з в р а щ а я с ь как-то п о с л е б е с ч и с л е н н ы х с в о и х э к с к у р с и й
д о м о й , вышла и з р е й с о в о г о автобуса и по п р и в ы ч к е п р о т р у б и л а :
«Посмотрите, товарищи, направо!»
— И что товарищи?
174
Венский вексель
— П р ы с н у л и в р а з н ы е с т о р о н ы , о т греха подальше.
— Н е боись, не спячу! — у с п о к о и л а м е н я Т о м а и, п о д х в а т и в п о д
руку, повлекла дальше. — Н е мешай, я что, з р я готовилась?
— Боже упаси!
И Тома п р о д о л ж и л а м о ё п р о с в е щ е н и е :
— В о т н о с и т е л ь н о н е д а л е к о м п р о ш л о м , всего о к о л о 9 0 л е т назад,
э т о т г о р о д был с т о л и ц е й о г р о м н о й по е в р о п е й с к и м м а с ш т а б а м и м п е ­
р и и — А в с т р о - В е н г р и и , к о т о р а я включала в себя, п о м и м о н ы н е ш н е й
А в с т р и и , е щ е и В е н г р и ю , Чехию, С л о в а к и ю , части П о л ь ш и , У к р а и н ы
и Румынии, Словению, Хорватию и Б о с н и ю с Герцеговиной.
— П о м н ю , с п а с и б о Гашеку.
— И м п е р и я , с о б и р а в ш а я с я п о частям Габсбургами в т е ч е н и е ш е ­
сти веков, п о ч т и в одночасье р а с с ы п а л а с ь . . .
— Знакомая картина...
— ... а Вена тем н е м е н е е о с т а л а с ь т и п и ч н о и м п е р с к и м г о р о д о м ,
с великолепными дворцами, величественными соборами, многочис­
ленными памятниками, огромными площадями, широкими проспек­
тами и шикарными парками.
— С к л а д н о излагаешь! Горжусь! С а р а т о в с к и й ф и л о л о г нигде не
п р о п а д ё т и без р а б о т ы н е о с т а н е т с я !
— Э т о — да! С п а с и б о н а ш е м у у н и в е р с и т е т у ! П о д г о т о в и л на
все случаи ж и з н и ! Н е м е ш а й , слушай д а л ь ш е ! В В е н е р я д о м с г о т и ­
кой м и р н о у ж и в а ю т с я п ы ш н о е б а р о к к о , и м п е р а т о р с к и й ампир, клас­
сицизм, у ю т н ы й б ю р г е р с к и й б и д е р м е й е р . Н е т л и ш ь н е б о с к р е б о в ,
в п р о ч е м , один есть, о б щ е с т в е н н о с т ь пыталась е г о снести, н о и с т о р и ­
ки отстояли. О т былого размаха осталась и п р и в ы ч к а к балам. Такого
количества Ш к о л т а н ц е в нет нигде в м и р е . Т у т все т а н ц у ю т !
Тома вдруг о с т а н о в и л а с ь и з а г о в о р щ и ч е с к и п р о ш е п т а л а :
— Глянь на т о г о д ж е н т л ь м е н а . . .
— Какого?
— В о н того, с б а б о ч к о й . Видишь?
— С какой б а б о ч к о й ? — не п о н я л а я.
— Д а с г а л с т у к о м - « б а б о ч к о й » , — з а ш и п е л а п о д р у г а на м о ю не­
п о н я т л и в о с т ь . — В о н с и д и т на с к а м е й к е . . . г а з е т у читает.
— Ага, увидела. Х о р о ш , гусь! К а к думаешь, с ф о т о г р а ф и р о в а т ь
его м о ж н о ?
175
Н. Леванина. В саду ветров
— Только н е з а м е т н о . Д а в а й , вроде т ы м е н я с н и м а е ш ь . . .
Колоритная фигура?
— А то!
— Здесь э т и ф и г у р ы х о д я т в кафе и п р о в о д я т т а м кучу в р е м е н и .
З а к а ж у т к о ф е , к к о т о р о м у п р и л а г а е т с я б е с п л а т н ы й стакан воды, и
всё! — сидят, ч и т а ю т газеты, и г р а ю т в шахматы, беседы беседуют —
р а з в л е к а ю т с я о д н и м словом. И н и к т о и х н е только н е выгонит, —
даже н е намекнёт, мол, господа х о р о ш и е , п о р а и честь знать, о с в о ­
б о д и т е п о м е щ е н и е ! И э т о н е с м о т р я на к р и з и с , н е с м о т р я на то, что
м н о г и е сейчас р а з о р я ю т с я . Т р а д и ц и я здесь — п р е в ы ш е в с е г о !
А теперь
— очень глубокое
погружение
— Я вижу, т е б е здесь н р а в и т с я , — заметила я н е без р е в н о с т и .
— Н р а в и т с я ! — Т о м а встряхнула головой. — Х о р о ш и й г о р о д
В е н а — здесь х о р о ш о и ж и т ь , и у м и р а т ь .
— Ну, у м и р а т ь - т о в е з д е . . . где прихватит, — п р о м я м л и л а я, оза­
даченная Тамариным пафосом. Н о Тому уже несло:
— Ты м е н я н е п о й м ё ш ь , п о к а н е о к а ж е ш ь с я на к л а д б и щ е !
— Я , знаешь, не т о р о п л ю с ь !
— Я т о л к у ю п р о В е н с к о е к л а д б и щ е . В с у б б о т у поедем.
— А что, все весёлые места закончились? Я на кладбище как-то
не планировала.
— Н е п л а н и р о в а л а , п о т о м у что не знала. Увидишь, т е б е п о н р а ­
в и т с я ! — о н а подхватила м е н я п о д р у к у и усадила на с о с е д н ю ю с
« Г у с е м » скамейку.
М е н я Томин пафос, скажу честно, насторожил.
— Т о м , т ы в с в о ё м уме? — с п р о с и л а я деликатно. — Ч т о т а м м о ­
жет нравиться?
— Р а с с у ж д а е ш ь , к а к р у с с к а я . У в е н ц е в совсем д р у г о й подход.
Карнавальный, что ли...
— Ч т о , п о ю т и п л я ш у т на могилах? Так у нас э т о т о ж е встречает­
ся, редко, н о бывает. П р и е х а л и м ы с м у ж е м как-то п о весне на кладби­
ще, была, как сейчас п о м н ю , К р а с н а я Горка — п р а з д н и к ч е р е з неделю
п о с л е П а с х и . Н а р о д у — п р о р в а ! Вдоль ц е н т р а л ь н о й д о р о ж к и вы­
строились самопальные оркестрики с меланхоличным репертуаром
и р е з в о с т р и г у т бабки. Ч у т ь дальше п р и м о с т и л с я скрипач-одиночка
и тоже исполняет что-то чрезвычайно печальное.
176
Венский вексель
Н а р о д , к о т о р ы й с у т р а п о р а н ь ш е я в и л с я на « с в о и » м о г и л к и с
п о л н ы м б о е в ы м к о м п л е к т о м : к р а ш е н ы м и я й ц а м и , о с т а т к а м и кули­
чей, к о л б а с о й и водкой, — сразу п р и н я л с я с удобствами п о м и н а т ь
п о к о й н ы х ( д л я этого, как т ы п о м н и ш ь , о к о л о к а ж д о й « с в о е й » м о ­
гилки и в р ы т ы н а м е р т в о столик и с к а м е й к а ) . Н а солнышке, да на ста­
р ы е д р о ж ж и м н о г и х п о м и н а л ь щ и к о в развезло. В ы п и в и закусив, п о ­
тянулись о н и к выходу. А т у т их, г о т о в е н ь к и х , п о д ж и д а ю т м у з ы к а н т ы
со с в о и м д у ш е в н ы м р е п е р т у а р о м . Ну, какое сердце в ы д е р ж и т ?
И в о т наблюдаем м ы т а к у ю сцену: с к р и п а ч и н т е л л и г е н т н о С е н С а н с о м в ы ж и м а е т слезу. Ф у т л я р о т с к р и п к и у ж е п о ч т и п о л о н . О к о л о
него, к р е п к о шатаясь, о с т а н о в и л с я м у ж и ч о к . Слушает, слушает в н и ­
мательно, а п о т о м и г о в о р и т м у з ы к а н т у : « Т ы (ик!) што, п о в е с е л е е то н и ч е г о н е у м е е ш ь ? » И п р и с т а л о н к н е м у с э т и м в о п р о с о м не н а
шутку. П р и ш л о с ь с к р и п а ч у о т к у п а т ь с я — в ы д а л е м у часть своего г о ­
норара, чтоб отстал.
— Тут, к о н е ч н о , другое. У В е н ы и здесь п р о я в л я е т с я о с о б ы й ха­
р а к т е р . Ты, н а в е р н о е , заметила, что н а с т о я щ и е в е н ц ы ч у в с т в у ю т с е б я
н е м н о г о как на с ц е н е . . .
— Д а ж е в г р о б у ? — п о и н т е р е с о в а л а с ь я и получила в п о л н е се­
рьёзный Томкин ответ:
— Бе-зу-сло-вно! Ведь с м е р т ь — часть ж и з н и . И всё д о л ж н о б ы т ь
д о с т о й н о и красиво. У н и х есть на э т о т счёт даже о с о б о е п о н я т и е —
«Schone Leiche» — «Красивое тело».
— Называется «сделайте мне красиво!» А похоронная фирма
« Н и м ф а » отвечает: « Л ю б о й к а п р и з за в а ш и д е н ь г и ! О п р и х о д у е м за
милую д у ш у ! »
— Н е шути! Действительно, в понимании венцев погребение
о б я з а н о б ы т ь к р а с и в ы м ! С у щ е с т в у е т д а ж е о б щ е с т в о , к о т о р о е зани­
мается т а к и м « к р а с и в ы м п о г р е б е н и е м » .
— Типа, « С м е р т ь вам к л и ц у » ?
— Т и п а так. Здесь ф и л о с о ф и я о с о б а я . Э т о е щ ё и з б а р о к к о идёт.
Ж и з н ь есть театр. Д л я в е н ц а э т о т т е а т р п р о д о л ж а е т с я и п о с л е ж и з ­
ни. Т у т в а ж н о , как п р о в о д я т т е б я в п о с л е д н и й п у т ь и к а к п р и э т о м
т ы будешь выглядеть. Э т о н а с т о я щ е е в е н с к о е з р е л и щ е : р о с к о ш н ы й
катафалк, к р а с а в е ц - п о к о й н и к и н а р я д н а я толпа п р о в о ж а ю щ и х .
Весь г о р о д по с е й день в с п о м и н а е т п о х о р о н ы з н а м е н и т о г о акте­
ра Курта Юргенса. Тот заранее расписал, как его хоронить. С о ч и н и л
177
Н. Леванина. В саду ветров
в д о х н о в е н н ы й с ц е н а р и й . С о г л а с н о э т о м у с ц е н а р и ю , его х о р о н и л и
п р и свете факелов. П о г л а з е т ь на э т о з р е л и щ е с о б р а л о с ь пол-Вены. И
т у т ж е р о д и л с я анекдот. Д в е с т а р у ш к и на Ф р и д х о ф е — Ц е н т р а л ь н о м
к л а д б и щ е — н а с м о т р е л и с ь , к а к х о р о н я т артиста, заслушались, з а л ю ­
бовались. И забыли п р о « с в о и » м о г и л к и . О д н а д р у г о й и г о в о р и т :
« О х , забыла я п о л и т ь ц в е т о ч к и на могиле м у ж а » . — А д р у г а я е й в
ответ: « Н и ч е г о страшного, переживет».
В э т о м « ч ё р н е н ь к о м » ю м о р е — весь в е н с к и й характер.
— И з я ч н о ! Ну, что, я т е п е р ь в п о л н е г о т о в а на к л а д б и щ е ! Кстати,
где-то читала, ч т о в в е н с к о м ф о л ь к л о р е р о в н о п о л о в и н а п р о и з в е д е ­
н и й п о с в я щ е н а л и б о с м е р т и , л и б о тому, что с н е й связано. В е с ё л ы й
народ, доложу я тебе!
— В о т и м е н н о ! — расхохоталась Тамара, — весёлый, с ю м о р о м ,
н а р о д , к о т о р ы й п р е в р а т и л своё г о р о д с к о е кладбище в н а с т о я щ и й
н а ц и о н а л ь н ы й м у з е й э п о х и стилей! Здесь п о п а м я т н и к а м м о ж н о
изучать и с т о р и ю . Л ю б о п ы т н о , ч т о на в е н с к о м кладбище с т р о г о со­
блюдается с о ц и а л ь н а я и е р а р х и я : на п а м я т н и к а х о б я з а т е л ь н о указы­
вается п р о ф е с с и я усопшего. С кладбищем, п о г р е б е н и е м у в е н ц е в
н а п р я м у ю связана идея с о ц и а л ь н о г о п р е с т и ж а : всю ж и з н ь ч е л о в е к
к о п и т деньги на д о с т о й н ы е п о х о р о н ы , з а р а н е е п о з и р у е т д л я памят­
ника, и щ е т а р х и т е к т о р а , ж а р к о д и с к у т и р у е т о т о м , как д о л ж н а вы­
глядеть е г о могила. И к м о м е н т у его с м е р т и , н а к о н е ц , всё г о т о в о !
Ч е м п ы ш н е е п о х о р о н ы — т е м д о с т о й н е й человек. Л и ш и т ь в е н ц а
п о х о р о н н о й ( с в о е й и ч у ж о й ) р а д о с т и — всё равно, что и с п о г а н и т ь
религиозную святыню.
— Слушай, т ы т а к складно излагаешь, ч т о я туда у ж е н е п р о с т о
хочу — а хочу навсегда!
— С а м а хочу. Б е з ш у т о к !
— Д а у ж , к а к и е м о г у т быть и г р у ш к и !
— Т а к о й и с т о р и ч е с к и й факт. Б ы л в А в с т р и и в к о н ц е 18 века о д и н
р е ф о р м а т о р — И о с и ф II, с п а с и б о ему, к о н е ч н о , за з н а м е н и т ы й вер­
д и к т о в е р о т е р п и м о с т и . О н о т м е н и л телесные н а к а з а н и я и с м е р т н у ю
казнь. Всё хотел, в р о д е н а ш е г о (вашего) Горбачева, с и д я на т р о н е ,
п р о в е с т и д е м о к р а т и ч е с к и е р е ф о р м ы . Н о в ч ё м о н сильно проколол­
ся, так э т о в р е ф о р м е п о г р е б е н и я . Д е л о в том, что И о с и ф п о п ы т а л с я
ввести так н а з ы в а е м ы й « э к о н о м и ч е с к и й г р о б » — о д и н на всех граж­
дан В е н ы . Заворачивают, значит, п о к о й н и к а в э т а к и й г и г и е н и ч е с к и й ,
178
Венский вексель
п р о п и т а н н ы й известью саван, кладут в г р о б с о т к р ы в а ю щ и м с я д н о м .
П р и в о з я т на кладбище, д н о р а з в е р з а е т с я , з а к а л ь ц и н и р о в а н н о е тело
п а д а е т в могилу, — и г р о б едет дальше, за н о в ы м п о к о й н и к о м .
Н а э т о м все и с т о р и ч е с к и е р е ф о р м ы И о с и ф а II и закончились, п о ­
скольку « э к о н о м и ч е с к о г о г р о б а » в е н ц ы ему не п р о с т и л и .
— И правильно! — горячо поддержала я ритуальных горожан. —
Н у п о ч е м у э т и р е ф о р м а т о р ы всегда п о с я г а ю т на с а м о е святое?
— Л а д н о , хватит о г р у с т н о м . . . — п р е р в а л а Тамара к л а д б и щ е н ­
скую тему.
Н о меня уже разобрало:
— У вас ж е э т о не с л и ш к о м , к а к я п о н и м а ю , п е ч а л ь н а я тема...
— Ну, всё- т а к и . . . О д н и м словом, как т ы у ж е п о ч у в с т в о в а л а ,
в е н е ц — э т о стиль, характер, о б р а з ж и з н и . О н т р о г а т е л е н , забавен,
п р я м о д у ш е н , д и с ц и п л и н и р о в а н . О н эстет и о б ж о р а , т р у д я г а и акку­
ратист, ж и з н ь о н любит, а с м е р т и н е б о и т с я .
— Ну, мать, т ы п р о с т о г и м н и с п о л н и л а в о славу р я д о в о г о в е н ц а .
А я вот, п о к а м ы т у т гуляем, видела м н о г о л ю д е й далеко н е е в р о п е й ­
ского обличья, х и д ж а б ы и п р о ч е е . И т о ж е — в р о д е т е п е р ь м е с т н ы е ,
куча д е т е й ... О н и в е н ц е в и п о д к о р р е к т и р у ю т . С о в р е м е н е м .
— Т и п у н т е б е на я з ы к ! С а м о е о б и д н о е , ч т о э т и э м и г р а н т ы о б ы ­
чаев м е с т н ы х н е изучают, культура в е н с к а я и х не интересует. П р о с т о
заселяются ц е л ы м и к в а р т а л а м и и ч у в с т в у ю т с е б я х о з я е в а м и ж и з н и .
А жаль, в Б е н е есть ч е м у у ч и т ь с я !
— М н е т о ж е так кажется, — согласилась я , поглядывая н а « Г у с я » ,
к о т о р ы й н а г о р о д с к о й скамейке в о т у ж е о к о л о часа д е р ж а л с е б я как
на к о р о л е в с к о м п р и ё м е : с п и н а р о в н а я , м о р д а в а ж н а я , б е с п л а т н у ю
газетёнку ч и т а е т как К а т е х и з и с . Н у п р о с т о а р т и с т б о л ь ш и х и малых
академических т е а т р о в !
«Аемель»
— Т е б е н е кажется, что Вена — удивительно с о р а з м е р н ы й го­
род? — спросила Тома в т о т момент, когда м ы сделали о ч е р е д н у ю
с т о й к у возле с т а р и н н о г о здания в ц е н т р е с н е в е р о я т н о о г р о м н ы м и
дубовыми дверьми и массивными медными ручками.
— Если н е и м е т ь в виду э т и двери, т о — да, несомненно. И как
только их о т к р ы в а ю т ? А если т у т бабулька какая-нибудь ж и в ё т ? Ведь
М Ч С к а ж д ы й раз вызывать надо.
1
179
Н. Леванина. В саду ветров
— Как-то с п р а в л я ю т с я . . . — р а з д у м ч и в о протянула Тома. — Н о ,
согласись, к р а с и в о !
— К р а с и в о , — не стала я с п о р и т ь .
— Я думаю, э т о за счёт того, ч т о здесь п о м п е з н о с т ь а р х и т е к т у р ы
у р а в н о в е ш и в а е т с я к а к и м - т о п р о в и н ц и а л ь н ы м у ю т о м , а бесчислен­
н ы е к о ф е й н и и п и в н ы е р а с п о л о ж е н ы на т и х и х у з к и х улочках и л и в
маленьких двориках.
— З н а е ш ь , я думаю, ч т о и н а м п о р а у р а в н о в е с и т ь с я . Н о г и гудят.
— П о ш л и , т у т р я д о м есть о д н о и с т о р и ч е с к о е м е с т е ч к о . . .
— В Вене, в и д и м о , д р у г и х н е т !
О к а з а л о с ь , ч т о Т о м а и м е е т в виду к о н д и т е р с к у ю « Д е м е л ь » , ч т о
на К ё р т н е р ш т р а с с е , где н а р о д у в э т о т час почему-то было н е м н о г о .
З а н я л и м ы с н е й у ю т н ы й столик на д в о и х и о з н а к о м и л и с ь с м е н ю и
р е к л а м н ы м л и с т о ч к о м , п о в е д а в ш и м о том, что т р а д и ц и и и с т а р и н ­
н ы е с е м е й н ы е р е ц е п т ы « Д е м е л я » у ж е в т е ч е н и е более двух столетий
стоят на с т р а ж е в ы с о ч а й ш е г о качества сладких и с к у ш е н и й . Узнали
(вернее, я узнала, Т о м а - т о и р а н ь ш е была в к у р с е ) , что эта б ы в ш а я
п р и д в о р н а я к о н д и т е р с к а я Его И м п е р а т о р с к о г о Величества снабжа­
ла д в о р ф а н т а с т и ч е с к и м и л а к о м с т в а м и , с р е д и к о т о р ы х б ы л и и заса­
х а р е н н ы е фиалки, о к о т о р ы х дома толковала м н е Элла. И м п е р а т р и ц а
С и с и , столь ч т и м а я в е н ц а м и , н е с м о т р я на с в о и и з я щ н ы е ф о р м ы , без­
у м н о л ю б и л а сладости. « Д е м е л ь » у г о ж д а л ей в п о л н о й м е р е .
В л и с т о ч к е у т в е р ж д а л о с ь , ч т о и сегодня м а р к а « Д е м е л ь » п о п р е ж н е м у в ы с т у п а е т г а р а н т о м в ы с о ч а й ш е г о качества в о т н о ш е н и и
д е с е р т о в и кофе. Ч т о м ы и засвидетельствовали. Вкусили о т пред­
л о ж е н н ы х щ е д р о т — о т в е д а л и к о ф е п о - в е н с к и с куском н е и з м е н н о
в к у с н о г о апфельштруделя. Н е знаю, как во в р е м я о т к р ы т и я к о н д и ­
т е р с к о й , — в 1 7 8 6 году (думаю, что не х у ж е ! ) , н о м о г у сказать: в 2 0 0 8
году всё б ы л о б е з у п р е ч н о : с к а т е р т и чистые, салфетки накрахмален­
ные, п р и г о т о в л е н о всё ч е с т н о , по-домашнему. И в д о в е р ш е н и е кар­
т и н ы — н е з а б ы в а е м а я о ф и ц и а н т к а — молоденькая такая а в с т р и й к а ,
с к р о м н а я и п р и в е т л и в а я , без следов г р и м а на н о р м а л ь н о м лице. О н а
т о ж е была будто из к а к о г о - т о н е в е д о м о г о м н е в р е м е н и . Во в с я к о м
случае, т а к и х о ф и ц и а н т о к у н а с я н е встречала никогда!
Д о б и р а я л о ж к о й м о л о ч н у ю п е н к у с п р и в к у с о м ванили, я слуша­
ла р а с с к а з Т а м а р ы о т о м , ч т о в е н с к и е к о ф е й н и — э т о свидетельство
в л и я н и я В о с т о к а , с л о ж и в ш е г о с я е щ ё в о в р е м е н а , когда и м п е р и я
180
Венский вексель
Габсбургов соседствовала (и в о е в а л а ) с О с м а н с к о й и м п е р и е й . Ч т о
в е н с к и е к о ф е й н и , п о существу, с ф о р м и р о в а л и о с о б ы й , в е н с к и й ,
стиль ж и з н и , стали м е с т о м в с т р е ч п р е д с т а в и т е л е й всех слоев о б щ е ­
ства: с р е д н е г о класса, богемы, ч и н о в н и к о в . И м е н н о в к о ф е й н я х в о
м н о г о м сложился з н а м е н и т ы й в е н с к и й х а р а к т е р — веселый, о с т р о ­
умный и в то же время мягкий и приветливый. Недаром именно в
Вене р а с ц в е л и солнечные т а л а н т ы М о ц а р т а и Ш т р а у с а .
И разглядывая нарочито традиционное внутреннее убранство
кафе, в и д и м о , не м е н я в ш е е с я с к о н ц а 18 века, я о х о т н о согласилась:
— Ох, недаром!
Русская
Вена. Томины
записки
Как-то п о з д н и м в е ч е р о м зашёл у нас с Т а м а р о й р а з г о в о р о н а ш е й
«словесной» профессии.
— Ты, вот, зачем п и ш е ш ь ? — с п р о с и л и о н а м е н я н а п р я м и к .
— И з чувства долга.
— Т о есть?
— То е с т ь у н а с в р о д у я одна б о л е е и л и м е н е е у м е ю п и с а т ь . И я
посчитала, что должна рассказать о людях, которым по гроб ж и з н и
обязана. О бабушке, например. П е р в у ю свою книжку « У р о к и рус­
с к о г о » я п и с а л а и с к л ю ч и т е л ь н о д л я себя, с в о и х д е т е й и будущих
внуков.
— Д у м а е ш ь , будет и н т е р е с н о ?
— О т к у д а м н е з н а т ь ! Н о если з а х о т я т ч т о - т о у з н а т ь о ж и з н и сво­
их предков, то, п о к р а й н е й м е р е , у н и х будет т а к а я в о з м о ж н о с т ь .
— Так всё и осталось? В смысле — стимула? — н а с т ы р н и ч а л а
Тома.
— Н е т , к о н е ч н о . Е с л и серьёзно, т о т е п е р ь э т о в о з м о ж н о с т ь более
или м е н е е о с м ы с л е н н о з а н о в о п р о ж и т ь те м о м е н т ы ж и з н и , ч т о в р е ­
а л ь н о с т и п р о с к о ч и л и , царапнули, н а м е к н у л и на ч т о - т о . В о т как в т в о ­
ей и с т о р и и с Д ж о й с о м . П о к а н е сядешь, не п о п ы х т и ш ь , н е в с к о ч и ш ь
среди н о ч и с б е з у м н о й д о г а д к о й , п о к а н е о т ш е л у ш и ш ь слова, — так
н и ч е г о до к о н ц а и н е п о й м ё ш ь .
— А как ж е быть с « W e r schreibt, ег b l e i t » — « К т о пишет, т о т
останется»?
— Я н е п р о т и в . Э т о ч т о , п о д в о д к а к труду ж и з н и ? Д а в а й - к а сюда
с в о ю « Р у с с к у ю В е н у » . Д а в а й , н е с к р о м н и ч а й ! Я зачту, П е т я всё
181
Н. Леванина. В саду ветров
р а в н о п о х о з я й с т в у занят. Ш н и ц л е р , к а к я п о н и м а ю , ч у т ь о т к л а д ы ­
вается.
— С к а ж е ш ь т о ж е — « Р у с с к а я В е н а » ! Э т о , знаешь, какая о г р о м ­
н а я тема? У м е н я п р о с т о з а м е т о ч к и , э с к и з ы , ч е р н о в и ч к и . . . — н о
п а п к у с з а в я з к а м и пододвинула.
— Н е м е ш а й ч и т а т ь ! — у р е з о н и л а я Тому, углубляясь в к и п у п о ­
трёпанных листочков.
Попав первый раз в Вену с моей немецкой подругой, я услы­
шала потрясшую меня характеристику
города: «Вот, посмо­
три, как живут испорченные славянами немцы!» Я огляделась
вокруг и подумала: «Ну что, хорошо живут». А цитату из
Петра Вайля о том, что «Австрия во многом — впечатляю­
щий переход от Германии к Италии: смягчаются голоса, утон­
чаются лица, облагораживается кухня», — подруге приводить
не стала. Каждый в праве видеть мир по-своему.
Само географическое положение города уготовило
Вене
роль своеобразного моста между Восточными и Западными
Европейскими
странами.
«Здесь,
— как писал
Стефан
Цвейг, — сходились все течения европейской культуры; при
дворе, у аристократов, в народе немецкое было кровно связано
со славянским, венгерским, испанским, итальянским,
француз­
ским, фландрским, в том-то и состоял истинный гений этого
города музыки, чтобы гармонично соединить все эти контра­
сты в Новое и Своеобразное, в Австрийское, в Венское».
Вена. Какая она? Город часто сравнивают с избалованной
красавицей, которая незнакомому человеку кажется чопорной,
сдержанной, подчас надменной. С тем же, кто ей приглянется,
она может беззаботно закружиться в легкомысленном вальсе, а
с близким человеком любит запросто посидеть где-нибудь за бо­
калом молодого вина, вспомнить о прошлом, всплакнуть... Как
у каждой женщины, у Вены есть свои секреты и тайны. Много
она повидала на своём веку, много пережила. Немало в её исто­
рии и интересных русских страниц.
Начало диалога между Веной и Москвой было положено
ещё в XV веке, когда император Священной Римской империи
Фридрих III отправил официального посла ко двору Великого
182
Венский вексель
князя московского Ивана III. Тогда Австрия была самым даль­
ним европейским государством, с которым Русь поддерживала
регулярные дипломатические
отношения.
В течение XVI — XVII веков между странами
проходил
более или менее регулярный обмен посланиями и посольствами,
заключались договоры о «вечном мире и союзе». А вот летом
1698 года произошло небывалое событие: побывав в Северной
Германии, Голландии и Англии, австрийскую границу пересек
сам Пётр I. Д о него никто из русских царей не покидал преде­
лы своего государства. Правда, официально Великое посольство
возглавляли три полномочных посла — генерал и адмирал
Ф.Я. Аефорт, Генерал и комиссар Ф.А. Головин и думный дьяк
П.Б. Возницын. Но ни для кого не было секретом, что путеше­
ствующий инкогнито «капитан Пётр Михайлов»
есть ни­
кто иной, как русский царь.
Молодой, энергичный Пётр хотел как можно скорее встре­
титься с цесарем Аеопольдом 1, чтобы заверить его в «древ­
ней дружбе и любви» и укрепить анти-османский союз. Но не
тут-то было. Как оказалось, советники, историки и знатоки
протокола при дворе Габсбургов не знали, как принять Петра.
Ведь не мог император Священной Римской империи, эрцгерцог
Австрии, король Богемии и король Венгрии запросто
встре­
титься с бомбандиром Преображенского
полка!
Лесятьдней,которыепотребовалисьпридворнымЛеопольда
на разработку должного церемониала, Великое посольство про­
вело в Штокерау (местечке в 28 верстах от Вены). Пётр был
в бодром расположении духа и занимался перепиской, а 16 июня,
не дожидаясь торжественного въезда посольства, отправился в
столицу один, на почтовых лошадях.
Въехал он в Вену через Красные ворота, увенчанные башней,
и направился по Ротентурмштрассе
(Краснобашенной
улице)
к центру города. Сегодня, когда прошло более трёхсот лет, мы
не найдём этой башни (её снесли ещё в конце XVIII века), а вот
улица сохранилась. И берёт она начало от маленькой площади
на краю Старого города, где сейчас расположена станция ме­
тро Шведенплац. Если мы с вами пройдём по тем местам, по ко183
Н. Леванина. В саду ветров
торым проехал Пётр, то увидим немало зданий, задержавших,
может быть, на себе взгляд русского царя.
Петр направлялся в предместье Гумпендорф, во дворец гра­
фа Кенигсека, предназначенный для русского посольства. Дорога
его лежала через площадь Стефансплац, где и поныне стоит
главная святыня австрийской столицы — собор
Святого
Стефана.
Костёл был построен в первой половине XII века, а затем
достраивался, перестраивался и подновлялся на протяжении
столетий. От первоначальной
романской базилики уцелели
только западный фасад с монументальным порталом, носящим
название «Исполинские врата», и две «Языческие башни». С
XIV по XVI века росло готическое сооружение,
строительство
которого окончательно завершил знаменитый архитектор и
скульптор Антон Пильграм. Истинным шедевром являются
высеченные им из камня основание органа и кафедра, где мастер
и увековечил себя.
Другой шедевр собора Святого Стефана — саркофаг из
красного мрамора. На создание 240 фигур, украшающих
гробни­
цу, ушло 46 лет (1467 — 1513 годы). Здесь похоронен Фридрих
III, кайзер, заложивший первый камень в фундамент российскоавстрийских дипломатических
отношений.
Каким увидел русский царь это прекрасное
готическое
строение? К сожалению, Пётр не записал своих впечатлений.
Зато сохранились путевые дневники одного из сподвижников
Петра I, стольника П.А. Толстого, который,
направляясь
в Италию, побывал в Вене за год до прибытия сюда Великого
посольства. Прямой предок великого русского писателя А.Н.
Толстого так рассказал об её архитектуре:
«Вена — город каменный, великий, здание в нем великое ка­
менное древних лет, высокое и богатое <...>, есть палаты, а де­
ревянного строения в нем нет. В том городе много монастырей
и церквей западных каменных, изрядным мастерством сделан­
ных... В Вене костел соборный каменный, великий и зело высо­
кий, построен во имя архидиакона Стефана, сделан древнею из­
рядною работою со многими резьбами. Нанизу в том костеле у
столпа высоко сделано великое место подобно как чулан, со всех
184
Венский вексель
сторон оставлен окончинами; около окончин многие резьбы де­
ревянных изрядныя золоченыя поделаны во многих местах. На
том месте становится цесарь, когда слушает в том костеле
обедню. Тот костел св. Стефана зело длинен и неузок; в том
костеле множество резьбы из белого камня изрядной древней
работы, также много в нем украшения разными
мраморами.
На большом престоле в том костеле стоят четыре ковчега
серебряных, части мощей есть св. архидиакона Стефана; те
помяненные ковчеги серебряные сделаны дивною чеканною рабо­
тою».
Пробыв в Вене больше месяца, Петр, конечно, не раз захо­
дил в собор, поднимался по каменной лестнице Южной башни,
ведущей на смотровую площадку. Что ему,
двадцатишести­
летнему, стоило преодолеть 3 4 3 ступени! Зато какой вид от­
крывался с высоты 72 метров! Хорошо были видны узкие улоч­
ки, упиравшиеся в кольцо городских стен, поля и виноградники,
Венский лес. Хотя именно отсюда особенно бросались в глаза
так и не зажившие за 15 лет раны последней турецкой осады.
На протяжении многих лет Австрия и Россия были союз­
ницами в борьбе с Османской империей. А теперь Великому по­
сольству стало известно о секретных переговорах,
которые
ведет австрийский императорский двор с Турцией, с целью за­
ключения мира. Именно этот вопрос и заставил Петра так
спешить в Вену. Здесь русский царь решил выступить в новом
качестве: если в Голландии, оставаясь в тени, он предоставлял
своим послам вести дипломатическую работу, то переговоры с
Леопольдом I и представителями императорского
правитель­
ства он взял на себя.
Загородный дворец Фаворита, где сейчас находятся знаме­
нитая Терезианская гимназия (Терезианум) и Дипломатическая
академия, был летней резиденцией Аеопольда I. Именно здесь
проходил свои дипломатические «университеты»
молодойрусский царь. Пётр I, хотя и был разгневан действиями союзников
за его спиной, но, как умный политик, сумел пойти на компро­
мисс и замирение с турками, сохранив тем самым нормальные
отношения со своими союзниками и избежав полной изоляции.
Позже русский царь сумеет извлечь и другие выгоды из создае­
шь
Н. Леванина. В саду ветров
шейся ситуации. После распада Священной лиги России удастся
приобрести союзников в борьбе со Швецией.
Кроме дипломатической, была и другая, более весёлая сторо­
на пребывания Петра в Вене. Так в Фаворите в честь русского
царя император Леопольд дал бал-маскарад «Виршафт»,
на
который русский гость явился в костюме фрисландского кре­
стьянина, а по окончании спектакля много танцевал. В день
именин Петра во дворце Кенигсека был устроен
великолепный
бал и блестящий фейерверк, продолжавшийся около двух часов.
Любопытно отметить, что фейерверк запускали на противо­
положном от зрителей берегу реки Вены, причём начался он по
сигналу ракеты, посланной Петром лично.
А всего Великое посольство пробыло Вене более месяца. За
это время Пётр побывал в театре, посетил арсенал, библиоте­
ку, кунсткамеру. Но больше всего любил он ходить по городу и
внимательно ко всему присматриваться. По легенде, сохранив­
шейся в старых венских книгах, Пётр каждый день переодевал­
ся в новое платье, чтобы его не узнали, гулял по венским улицам,
заходил в простые гаштеты выпить стакан вина. Наверное,
не мог он пройти и мимо Гриехенбайзля, стоявшего на бойком
Мясном рынке. Тем более что там играл на волынке и распевал
свои куплеты знаменитый
Августин.
Так этот ресторанчик
выглядит и сейчас. Со времени
Великого посольства в нём перебывало видимо-невидимо гостей.
Грихенбайзель известен и тем, что его хозяева собирали авто­
графы знаменитых посетителей погребка, а затем переносили
их в увеличенном виде на потолок. Теперь полусферическое за­
вершение одного из залов Грихенбайзеля испещрено сотнями ро­
списей. Среди них автографы Людвига ван Бетховена,
Франца
Шуберта, Стефана Цвейга, Марка Твена, Ивана
Тургенева,
Фёдора Шаляпина и многих других.
Итак, о благодарной памяти. Она — ещё одно замечатель­
ное качество венцев. Оно проявляется и в наименовании площа­
дей и улиц, и в памятных досках на зданиях, и в величествен­
ном монументе — памятнике нашему солдату-освободителю в
центре города, воздвигнутому 25 августа 1945 года!
186
Венский вексель
Конечно, наши земляки щедро оросили австрийскую землю
своей кровью. Как же не помнить об этом! Но, к сожалению,
примеры варварского беспамятства всё множатся. А в Вене
перед памятником советскому Воину-освободителю
и днем и
ночью бьёт высокоструйный фонтан, унося высоко в небо нашу
общую печаль о тех, кто совсем немного не дожил до победы.
Хотя, безусловно, не всё так просто. Был и Аншлюс — во
многом насильственное, но без активного сопротивления присо­
единение Австрии к Германии. Ив 1938 году по указу Гитлера
Австрия получила даже новое название — Остмарк. Лишь во
время войны — в 1943 году силами антигитлеровской
коали­
ции было принято решение о восстановлении
государственной
независимости Австрии. Тем не менее, до самых последних дней
военных действий австрийские земли рассматривались
нами
как территория противника, а советские воины получали ме­
даль «За взятие», а не «За освобождение Вены».
Во многом благодаря Советскому Союзу австрийцы в 1945
году обрели государственную независимость, а через десять лет
приняли решение о вечном
нейтралитете.
Прочность этого решения сегодня как будто не вызывает
сомнений, поскольку в жизненном укладе австрийцев, как и в их
национальном характере, велика сила правил и традиций. Это
вообще очень дисциплинированная
нация, склонная следовать
раз навсегда заведенному порядку.
Это изумляет нас так же, как когда-то изумляло наших
предков. «В Вене на всех мостах сделаны помосты деревян­
ные, — свидетельствовал в XIX веке граф Е.Ф. Комаровский, —
и чтобы долее сохранить оные, на обоих концах каждого моста
поставлены столбы, на которых написано, чтобы через мост
ехали шагом. Ни один кучер, ни за что, ни под каким видом,
иначе через мост не поедет) а тут нет, однако же, ни часового,
ни будочника, который бы запретил ему сие делать. Мне слу­
чалось видеть, что даже самого императора по мостам везут
шагом».
Далее в «Записках»
следовал пассаж об аналогичном запре­
те в Петербурге. Тут, конечно, картина другая: «...до
того
доходило, что, когда карета скакала на мост, то будочник
187
Н. Леванина. В саду ветров
старался ее остановить, и если в карете сидела почётная осо­
ба, то офицер подходил к ней и говорил учтивым образом, что
по высочайшему повелению запрещено ездить так по мостам.
Некоторые из сих почётных особ доходили до того, что даже
плевали в глаза офицерам с досады, что не позволяют им ска­
кать как бешеным».
Мосты в Вене меняются, нравы — почти нет. Если здесь
было когда-то принято, что на дороге главная фигура — пеше­
ход, то и сегодня можно, не глядя, ступать на «зебру»,
будучи
абсолютно уверенным, что тебя непременно пропустят, какая
бы вереница машин ни выстроилась перед переходом.
... Русская Вена. Какая она? Может быть, та, что живёт
в воображении многих русских и чей образ навеян мелодиями
«Голубого Дуная» и «Сказок венского леса», строчками тра­
гедии «Моцарт и Сальери» и рассказами о том, как папа или
дедушка десять лет провели в этом городе с 1945 по 1955 год,
служа в Советской Армии? По такому городу не водят тури­
стические группы, о нём не пишут в путеводителях. Более того,
чтобы попасть в него, не обязательно ехать в Австрию.
Тем же русским, кто оказался жителем реальной Вены, го­
род приходится осваивать как целинные земли. Всё вокруг кра­
сивое, холодное, подчас даже чопорное. Начинаешь искать чтото родное, близкое. А нет ли у нас общих знакомых? Может, с
разговора о них и начнётся более тесное знакомство и взаимо­
понимание?
Шницлер.
Ликбез
Д е н ь п о д х о д и л к концу. П о с л е у ж и н а , на к о т о р о м П е т е р в очеред­
н о й р а з блеснул с в о и м и к у л и н а р н ы м и д а р о в а н и я м и — запёк в духов­
ке курицу, н а ч и н и в её булкой, ч е р н о с л и в о м и к а к и м и - т о о д н о м у ему
в е д о м ы м и п р и п р а в а м и , — м ы р а с п о л о ж и л и с ь с ы т ы м т а б о р о м на их
з н а м е н и т о й м е б е л и из д в о р ц а , п о т я г и в а я а п е л ь с и н о в ы й сок.
П е т е н ь к а , в ы п о л н я я задуманное, в ы т а щ и л какие-то с в о и к н и ж ­
ки и л и с т о ч к и и п р и с т у п и л к п р о с в е щ е н и ю . О н старался д о н е с т и
до н а ш и х л е г к о м ы с л е н н ы х м о з г о в мысль о ч р е з в ы ч а й н о м з н а ч е н и и
188
Венский вексель
А р т у р а Ш н и ц л е р а не только д л я а в с т р и й с к о й , н о и д л я всех п р о ч и х
культур.
Х о з я и н р е в н о с т н о следил за в ы р а ж е н и е м н а ш и х л и ц , когда н е о ­
быкновенно уважительно излагал обстоятельства ж и з н и и творче­
ства своего земляка, о с о б е н н о н а п и р а я на то, ч т о п и с а т ь п ь е с ы т о т
начал е щ ё в д е в я т и л е т н е м возрасте, а о б р а з о в а н и е получил м е д и ц и н ­
ское.
— Глянь, Т о м , п р я м о м е с т н ы й Ч е х о в получается. У А н т о н а
П а в л о в и ч а т о ж е в детстве б ы л водевиль — « Н е д а р о м к у р и ц а п е л а » .
И врач, о п я т ь - т а к и . . .
— Е м у до н а ш е г о Ч е х о в а . . . — п р о м я м л и л а Томка, н е з а б ы в а я
изображать крайний интерес к происходящему.
П е т е р , суетливо п е р е б и р а я л и с т к и и п е р и о д и ч е с к и заглядывая
в них, п р о и з н ё с д о в о л ь н о б о л ь ш о й к у с о к текста. Тамара, п о с л у ш н о
уточняя подробности, принялась переводить дальше:
— Родился э т о т король Артур австрийской литературы 15 м а я
1862 в Вене. В 1885 получил у ч е н у ю с т е п е н ь п о м е д и ц и н е , н о оста­
вил п р а к т и к у ( п о н и м а й — деньги! Здесь врачи, знаешь, как зашиба­
ю т ! ) , — так вот, всё э т о о н б р о с и л р а д и л и т е р а т у р н о г о т в о р ч е с т в а .
( П а р е н ь п р о с т о святой, б е с с р е б р е н и к ! ) Всегда о н т я г о т е л к п с и х о ­
л о г и ч е с к о м у анализу и п е р е о ц е н к е к у л ь т у р н ы х ц е н н о с т е й . Э т о тогда
б ы л о м о д н о ( Ф р е й д , Юнг, т о - с ё . . . ) , — п о т о м у к р и т и ч е с к о е о т н о ш е ­
н и е к культуре и у т о н ч е н н о с т ь вкуса сделали Ш н и ц л е р а з е р к а л о м
венского о б щ е с т в а п е р в ы х т р е х д е с я т и л е т и й 2 0 века. Р а н н я я е г о п ь е ­
са « А н а т о л ъ » , к о т о р у ю м ы завтра и у в и д и м , з а к р е п и л а за н и м р е п у ­
т а ц и ю мастера и м п р е с с и о н и с т и ч е с к о й о д н о а к т о в к и .
Д а л ь ш е Т о м а замялась:
— Т р у д н ы й текст. П о д о ж д и - п о д о ж д и . . . сейчас. Н а в е р н о е , так:
«Страстное утверждение мимолетных радостей жизни неизменно
в с т у п а е т у его г е р о е в в к о н ф л и к т с л ж и в о с т ь ю о б щ е с т в е н н ы х уста­
н о в о к , в о с т о р г с м е н я е т с я скукой, чувства н е п о с т о я н н ы , и с о б л а з н и ­
тель в о д н о й с ц е н е у ж е в следующей о б м а н у т с а м » .
— Т о р м о з я т а в с т р и й ц ы ! У нас « И скучно, и г р у с т н о . . . » ко-о-гда
было! А в общем, понятно: Анатоль — это австрийский « И в А н о в » .
П р о х о д и л и в своё время, да. Том? А н е к о т о р ы е даже д и п л о м п о н е м у
защищали...
189
Н. Леванина. В саду ветров
— П о м н ю - п о м н ю ! —- о ж и в и л а с ь Томка, к о т о р а я была свидете­
л е м э т о г о в а ж н о г о э п и з о д а в м о е й ж и з н и . — Н а п о с л е д н е й неделе
беременности!
— А я - т о как п о м н ю ! Всё волновалась, ч т о р о ж у и не у с п е ю ниче­
го п р о И в а н о в а к о м и с с и и д о л о ж и т ь !
П е т я с н о в а з а б е с п о к о и л с я . М ы отвлекались, а о н т в ё р д о нацелил­
ся п р о с в е т и т ь нас, а п о т о м у Тома, п р о д о л ж а я и з о б р а ж а т ь и н т е р е с и
усердие, п о ш л а дальше:
— Слухай сюды. Есть у н е г о п и е с а одна, « И г р а в л ю б о в ь » на­
зывается. Т а к ч т о о н там делает? С м е ш и в а е т за милую душу р о м а н ­
тическую сентиментальность с трезвым пониманием жизни и любви
как б е з н а д е ж н о п р е х о д я щ и х р а д о с т е й . В о т так, м а т ь ! Кто-то, видать,
в своё в р е м я з д о р о в о н а с о л и л н а ш е м у А р т у р у . В о н как излагает! Ч е г о
П е т е ч к а - т о встрепенулся? П а т р и о т ! Т у т в о т сказано, ч т о за р е д к и м и
и с к л ю ч е н и я м и Ш н и ц л е р оставался « в е н с к и м » д р а м а т у р г о м , в т в о р ­
ч е с т в е к о т о р о г о , однако, наблюдались н а т у р а л и с т и ч е с к и е в л и я н и я
Е Ф л о б е р а и Г.Мопассана.
— Вроде как н е о д о б р и т е л ь н о . П о р т и л и х о р о ш е г о а в с т р и й с к о ­
го п а р н я э т и ф р а н ц у з с к и е н а т у р а л и с т ы . Кстати, а чего Флобера-то
с М о п а с с а н о м в н а т у р а л и с т ы записали? У З о л я там что-то было, а
эти...
— Н е отвлекайся, а т о м ы сегодня не к о н ч и м . Т у т в о т е щ ё что
с к а з а н о : « В р о м а н е « Л е й т е н а н т Густль», в 1 9 0 1 году, писатель в чис­
ле п е р в ы х . . . в н е м е ц к о й с л о в е с н о с т и . . . о б р а т и л с я к в н у т р е н н е м у
монологу».
— Ну, и слава Б о г у !
— Ч т о , п р о н и к л а с ь ? — у т о ч н и л а Тамара, в о з в р а щ а я П е т е р у ли­
с т о ч к и и с о х р а н я я академическое в ы р а ж е н и е лица.
— Будем п о с м о т р е т ь . Кстати, е щ ё раз, для т у п ы х : ч т о и м е н н о м ы
з а в т р а увидим?
— Т у т н а п и с а н о « А н а т о л ь : 3 э п и з о д а » . П е р в ы й э п и з о д так и на­
зывается — « Э п и з о д » . . .
— Замысловато, — п р о в о р ч а л а я , н е м е н я я з а и н т е р е с о в а н н о г о
в ы р а ж е н и я лица.
— ... в т о р о й — « Р о ж д е с т в е н с к и е п о к у п к и » и п о с л е д н и й —
«Свадебное утро».
190
Венский вексель
— Ч т о означает, что, к р о м е м а л о х о л ь н о г о А н а т о л я , будут и ж е н ­
щ и н ы . Н е исключено, ч т о н о р м а л ь н ы е . А э т о неплохо.
Т у т П е т е ч к а снова з а б е с п о к о и л с я и стал ч т о - т о б ы с т р о г о в о р и т ь
п о - н е м е ц к и . Тома перевела:
— П е т е р утверждает, что п р о э т о г о А н а т о л я и все е в о н н ы е э п и ­
зоды т о ж е надо сейчас рассказать.
Глаза у м е н я от з а п е ч ё н н о й к у р и ц ы , а также э т и х эпизодических
А н а т о л е й у ж е д а в н о и б е з н а д ё ж н о слипались, а потому, о б в о р о ж и ­
тельно улыбнувшись П е т е р у , я п р о м я м л и л а :
— С к а ж и дяде спасибо. Д а л ь ш е я догадаюсь на месте. В к р а й н е м
случае, т ы ведь р я д о м будешь?
Анатоль
и
другие
У т р о м м ы с Т о м к о й , р а с п у с т и в ш и с ь на каникулах, долго спали,
п о т о м т р а д и ц и о н н о вдумчиво завтракали. Н е т е р п е л и в ы й П е т е р
н о с и л с я п о дому, с о б и р а я , пакуя и о т н о с я в м а ш и н у к а к и е - т о в е щ и .
И х б ы л о такое у с т р а ш а ю щ е е количество, будто нас о ж и д а л не двух­
д н е в н ы й п и к н и ч о к в д о м е д р у з е й со в с е м и удобствами, а д л и т е л ь н а я
зимовка с п и н г в и н а м и . Тома, как о б ы ч н о , м у ж у н е мешала. Я в о о б щ е
ничего н е п о н и м а л а , и только к р у т и л а г о л о в о й вслед м е л ь к а ю щ е м у
П е т р у . В к о н ц е к о н ц о в , о н всё с о б р а л и у г о м о н и л с я , а м ы оделись и
спустились к у т р а м б о в а н н о м у а в т о м о б и л ю .
За р у л ё м П е т я с т а н о в и л с я д р у г и м человеком. О н будто делался
в ы ш е р о с т о м , у с п о к а и в а л с я и вёл м а ш и н у значительно, с ч р е з в ы ч а й ­
ной осторожностью.
М ы с Т о м о й уселись на з а д н е м с и д е н ь е и начали ( п р о д о л ж и л и )
т р е н д е т ь , как заведённые. П а р у р а з п р и э т о м в з е р к а л ь ц е я п о й м а л а
в ы р а з и т е л ь н ы й П е т е н ь к и н взгляд и з а с о м н е в а л а с ь : так ли о н ниче­
го не п о н и м а е т по-русски? — Н а что Т о м а ответила, т и п а : к т о его
з н а е т . . . в р я д л и . . . не у ч и л а . . . м о ж е т н а с л у ш а л с я . . . а ч т о н а м с к р ы ­
в а т ь . . . Скрывать-то, безусловно, нечего, н о я з ы к у ф и л о л о г о в без
костей, м о ж е т и л я п н у т ь что н и п о п а д я . . . Входи п о т о м в т о н к о с т и
перевода!
Путь наш лежал в альпийскую деревушку под названием Кирхбергам-Вексель, что в п е р е в о д е означает « К и р х б е р г на В е к с е л е » , что в
п е р е в о д е означает « П о с е л е н и е с ц е р к о в ь ю на горе, на к о т о р о й п р о ­
исходит смена п о г о д ы » . В о т так, п р и б л и з и т е л ь н о . . .
191
Н. Леванина. В саду ветров
Д р у з ь я у м о и х д р у з е й о к а з а л и с ь о т л и ч н ы е ! Герхард — ш к о л ь н ы й
приятель Петера, ныне профессор-историк — монументального
вида весельчак. Н а х о д и л с я в с т а д и и с б р а с ы в а н и я веса, р е з в о к р у т и л
педали т р е н и р о в о ч н о г о аппарата и р а д о в а л с я результатам. Его ж е н а
А н и — х р е с т о м а т и й н а я м а т ь а в с т р и й с к о г о семейства: м и л а я х л о п о ­
т у н ь я в п е р е д н и к е , т р о е в ы р о с ш и х детей, куча внуков, х о з я й с т в о в
п о л н о м п о р я д к е , в о д в о р е всё цветёт и пахнет. Здесь н а к р ы т п о с т о я н ­
но действующий стол с непрекращающимся чаепитием.
Н а с п о п р и е з д е сходу н а к о р м и л и д о м а ш н и м сливовым п и р о г о м ,
н а п о и л и чаем и о т п р а в и л и в театр. С а м и ж е хозяева за в р е м я н а ш е г о
о т с у т с т в и я уехали в г о р о д с к у ю квартиру, оставив свой к у к о л ь н ы й
д о м и к в п о л н о е н а ш е владение.
... О т п р а в и л и с ь м ы в т е а т р загодя, часа за два. Б и л е т ы на э т о т
спектакль П е т е р з а к а з ы в а л е щ ё в апреле. Судя п о всему, э т о было
больше, ч е м к у л ь т у р н о е м е р о п р и я т и е , — э т о была я в к а п о с в я щ е н ­
ных. М а л е н ь к и й д е р е в е н с к и й т е а т р и к в л е с у Райхенау был назначен
м е с т о м в с т р е ч и в е н с к и х т е а т р а л о в и интеллектуалов. Там мне пред­
стояло знакомство и с другими друзьями Блюмов.
О д и н из н и х Р о б е р т — м а с с и в н ы й дядька с к о с я щ и м взглядом, в
н е д а л ё к о м п р о ш л о м б а н к и р , т е п е р ь на п е н с и и . Д р у г о й — Г ю н т е р —
т о ж е п р е д с т а в и т е л ь н ы й т а к о й м у ж ч и н а , п о - п р е ж н е м у служил в
к а к о м - т о х о р о ш е м месте. В и д н а я дама — С и л ь в и я , р а б о т а л а кем-то,
т и п а н а ш е г о завуча в школе. Н а завуча о н а и была п о х о ж а : п р я м а я ,
г р о м к а я , к а т е г о р и ч н а я . Д р у г а я — Хельга — п р о с т о дама, н а р я д н а я ,
на шпильках, с м а к и я ж е м .
В э т о т т е а т р п р и н я т о б ы л о п р и е з ж а т ь с запасом в р е м е н и . Д а м а м
о н о было н у ж н о для д е м о н с т р а ц и и своих, о т н ю д ь не д е р е в е н с к и х на­
р я д о в , а м у ж ч и н а м — д л я о б щ е н и я и выгула э т и х с а м ы х дам.
В с т р е т и л а с ь с т а р и н н а я к о м п а н и я очень сердечно. Все р а с ц е л о ­
вались и т у т ж е уселись за один б о л ь ш о й стол на о т к р ы т о й т е р р а ­
се. П р и н я л и с ь у г о щ а т ь с я « а х т е л я м и » — 1/8 л и т р а м е с т н о г о вина.
В и н о э т о обладало о д н и м с т р а н н ы м с в о й с т в о м : о н о о т к а з ы в а л о с ь
кончаться. Н е с ч а с т н у ю « о с ь м у ш к у » м ы тянули больше часа, п е р е ­
м е ж а я э т о т нелёгкий п р о ц е с с р а з г о в о р а м и и п е р и о д и ч е с к и м заныр и в а н и е м в туалет.
В о д и н из т а к и х п е р е р ы в о в Т о м а ввела м е н я в к у р с дела:
— Сильвия и Гюнтер — муж и жена.
192
Венский вексець
— Догадалась. Р я д о м сидят, в р а з н ы с т о р о н ы глядят.
— Роберт — бывший муж Сильвии, ныне муж Хельги...
— Выс-с-сокие о т н о ш е н и я !
— ... Хельга, в с в о ю очередь, увела Р о б е р т а и з с е м ь и . . .
— Вот те на! А с и д я т р я д к о м и п ь ю т л а д к о м !
— Все г р о м к и е б р а к о р а з в о д н ы е п р о ц е с с ы позади, всё поделено,
включая р е б ё н к а , б о л ь ш е делить нечего, м о ж н о д р у ж и т ь дальше.
— В о т она, Е в р о п а ! Н а ш и в р я д л и на т а к о е с п о с о б н ы . . . — засо­
мневалась я.
— Там т о ж е н е к о т о р ы е т ё р к и остались. П р и г л я д и с ь , может, за­
метишь.
— Д а я т е п е р ь и х всех н а м е р т в о п е р е п у т а л а : кто кого у кого
увёл!
— С м о т р и дальше, — з а и н т р и г о в а л а Тома, — т е б е п о н р а в и т с я .
А дальше п р о з в у ч а л звонок, п р и г л а ш а в ш и й в з р и т е л ь н ы й зал. К
н а ш е м у столу п о д о ш ё л официант, и с о с т о я т е л ь н ы е д я д ь к и рассчита­
лись. К а ж д ы й за себя и за с в о ю н ы н е ш н ю ю даму.
Видимо, глаза м о и п р и э т о м ч т о - т о такое в ы р а з и л и . Т о м к а пнула
меня под столом и прошипела с обворожительной улыбкой:
— Здесь так п р и н я т о .
Я привела л и ц о в п о р я д о к , и м ы двинулись в зал. И всё-таки я н е
могла так п р о с т о у г о м о н и т ь с я :
— Т о м , н о ведь ц е н а в о п р о с а — к о п е й к и ! Э т о ж е м и к р о с к о п и ­
ческая доза м е с т н о г о кисляка! Б а н к и р ы х р е н о в ы ! К т о м у ж е о н и т у т
все ж ё н ы - м у ж ь я , как выяснилось.
— С о в е р ш е н н о в е р н о . Успокойся, П е т я за т е б я заплатил.
— В о т оно, т л е т в о р н о е в л и я н и е Р о с с и и ! Т а к и р а з о р и т ь с я не­
долго!
— Н е ю р о д с т в у й . В ч у ж о й м о н а с т ы р ь со с в о и м уставом, сама
знаешь...
... З р и т е л ь н ы й зал в ы с о к о г о с о б р а н и я б ы л без сцены, занавеса да,
в о б щ е м , б е з о всего. Н а м а л е н ь к о м п р о с т р а н с т в е п р я м о п е р е д н а ш и м
н о с о м ( б и л е т ы были в п е р в ы й р я д ) с т о я л о несколько а н т и к в а р н ы х
п р е д м е т о в : столик, кушетка, кресло. М ы уселись в ж ё с т к и е венские
стулья, п о ч т и касаясь н о г а м и л а к о н и ч н о г о , но, в и д и м о , д о р о г о г о теа­
т р а л ь н о г о а н т у р а ж а . « Г о с п о д и , — подумала я п р о себя, — надо за
193
Н. Леванина. В саду ветров
н о г а м и следить, а т о в ы т я н е ш ь н е н а р о к о м и у г р о б и ш ь А н а т о л я того,
л и б о баб е г о . . . К о н ф у з в ы й д е т » .
Д в е р ь между з а л о м и з а п а с н ы м в ы х о д о м на улицу располагалась
п р я м о п е р е д н а м и и в ы п о л н я л а р о л ь кулис. И м е н н о оттуда появля­
л о с ь п о т о м б о л ь ш и н с т в о д е й с т в у ю щ и х лиц, хотя кое-кто из г е р о е в
р и с к н у л п р о б и в а т ь с я из-за н а ш и х с п и н п о у з к о м у проходу между р я ­
дами. К а к г о в о р и т с я , н е все д о ш л и . . .
З а л был ч е л о в е к на сто, и о н б ы л п о л о н . Ц а р и л о п р е д в к у ш е н и е
чего-то в высшей степени приятного. Австрийцы организованно по­
хлопали, н а м е к а я , что о н и г о т о в ы п о т р е б и т ь д о л г о ж д а н н ы й продукт.
Н а к о н е ц п о я в и л с я он, актёр и з о б р а ж а в ш и й л е г е н д а р н о г о Анатоля, и
т у т ж е п р и н я л с я н е р в н о п е р е м е щ а т ь с я на о т в е д ё н н о м ему п р о с т р а н ­
стве. О н м н е н а п о м н и л Э л л и н о г о м у ж а — человека немолодого,
н е р в н о г о , и м п у л ь с и в н о г о и не в п о л н е з д о р о в о г о .
П о т о м я в и л с я слуга А н а т о л я , п о т о м его друг. С ц е н а с т р е м и т е л ь ­
н о заполнялась н а р о д о м , и м о и о п а с е н и я за длину с в о и х н о г стали
в п о л н е р е а л ь н ы м и . Я сидела, с л о ж и в и х п о д стул о т греха подальше, и
наблюдала действо к а к в т е а т р е к а б у к и — не п о н и м а я н и слова, л и ш ь
улавливая э м о ц и и и о г р а н и ч е н н ы е п р о с т р а н с т в о м п е р е м е щ е н и я .
Н а р о д , в п р о ч е м , в к у ш а л спектакль в п о л н е сочувственно.
М е р о п р и я т и е , как и п р е д у п р е ж д а л н а к а н у н е П е т е р , с о с т о я л о и з
т р ё х новелл, м е ж д у к о т о р ы м и п е р е р ы в а не было. К а ж д а я и з новелл
п о к а з ы в а л а о т н о ш е н и я А н а т о л я с р а з н ы м и ж е н щ и н а м и , слугой, а
т а к ж е с д р у г о м М а к с о м , так и не в ы ш е д ш и м из с т а р и н н о г о амплуа
г е р о я - р е з о н ё р а , что, в п р о ч е м , не сильно ему п о м о г а л о (или м е ш а л о )
в о б щ е н и и со с в о и м п о с т о я н н о д ё р г а ю щ и м с я п р и я т е л е м .
Уже в п е р в о й ч а с т и в ы я с н и л о с ь , что Анатоль э т о т ( р е в е р а н с в
с т о р о н у Ф р е й д а ) к т о м у ж е у в л е к а е т с я г и п н о з о м . И в з б р е л о ему в
голову у с ы п и т ь с в о ю в о з л ю б л е н н у ю К о р у с е д и н с т в е н н о й ц е л ь ю :
узнать, в е р н а л и о н а ему?
М и л е н ь к о е дело, н о о н о с д е л а н о : К о р а — в г и п н о з е , и н а с т а ё т
время для сакраментального вопроса. И тут начинаются сомненья:
в н а ч а л е А н а т о л ь и з с о о б р а ж е н и й щ е п е т и л ь н о с т и у д а л я е т друга,
а з а т е м и с а м в п а д а е т в с т у п о р , в к о т о р о м его в д р у г о з а р я е т : а н у ж ­
на ли ему та п р а в д а ? Ж е л а е т л и о н её знать, у т р а т и в п р и э т о м н е
только дорогие сердцу иллюзии, но и вполне реальную женщину?
Т е м б о л е е что о с н о в а н и я д л я с о м н е н и й у А н а т о л я , в и д и м о , б ы л и .
194
Венский вексель
О н о и п о н я т н о : Кора — дамочка бойкая и смазливая, а сам он —
как р а з н а о б о р о т .
О д н и м словом, п о н я т ь А н а т о л я — о с о б о г о труда н е составляло,
н о э т о не добавляло и н т е р е с а к п р о и с х о д я щ е м у . Я п о к р у т и л а с ь п о
с т о р о н а м и о б н а р у ж и л а , ч т о з р и т е л ь н ы й зал всей д у ш о й п о д д е р ­
ж и в а е т э т о г о недотёпу. В ч ё м дело? И т у т м е н я о с е н и л о : н а в е р н о е ,
п р и ч и н а в каком-то о с о б е н н о м с п о с о б е и з ъ я с н е н и я , в э т а к о й не­
п е р е в о д и м о й и г р е слов, на к о т о р у ю и о т к л и к а е т с я н е и с п о р ч е н н о е
а в с т р и й с к о е сердце. В искусстве э т о о б ы ч н о е дело.
Я вздохнула и р е ш и л а к р о т к о д о т е р п е т ь до к о н ц а э т о т ц и р к на
к о н н о й тяге с м е т а н и е м , з а в ы в а н и е м и з а л а м ы в а н и е м р у к .
О ч е н ь скоро, однако, а т м о с ф е р а б е с п о к о й н о й э м о ц и о н а л ь н о с т и ,
к о т о р у ю п р и в о л о к на с ц е н у Анатоль, стала м е н я р а з д р а ж а т ь . С и д я
п р а к т и ч е с к и н а сцене, я у ж е с т р у д о м скрывала, ч т о в п о л н е с о з р е ­
ла п р и к о н ч и т ь э т о г о зануду. Б ы л о с о в е р ш е н н о н е п о н я т н о , за что его
л ю б я т дамы, судя п о виду — далеко не п о с л е д н е г о р а з б о р а . Ч т о н а ш ­
л и о н и в э т о м облезлом, п с и х и ч е с к и н е у р а в н о в е ш е н н о м человеке, за­
н я т о м только с о б о й ? Э т и н а р я д н ы е к р а с о т к и — с п е р ь я м и в шляпах,
вуальками и перчатками, с м и л е н ь к и м и р и д и к ю л ь ч и к а м и , туфелька­
м и и к р у ж е в а м и , — в ы п а р х и в а л и на сцену, как р а й с к и е п т и ч к и , слу­
чайно з а л е т е в ш и е в о г о р ч и в ш у ю и х р е а л ь н о с т ь . Ж а л ь б ы л о д а м о ч е к !
Зря наряжались!
Н а к о н е ц , всё к о н ч и л о с ь . В о с п и т а н н а я публика п о б л а г о д а р и л а г о ­
спод а к т ё р о в а п л о д и с м е н т а м и и начала о р г а н и з о в а н н о п р о с а ч и в а т ь ­
ся в у з к и й к о р и д о р , только что с л у ж и в ш и й а р т и с т а м закулисьем.
М н е п р и я т н о было р а з м я т ь с к о м к а н н ы е к о н е ч н о с т и и р а с п у с т и т ь ,
н а к о н е ц , м ы ш ц ы лица, п о ч т и два часа и з о б р а ж а в ш и е н е й т р а л и т е т .
Распрощавшись с практичными и любвеобильными друзьями
П е т е р а , м ы уселись в с в о ю « Ш к о д у » и рванули д о м о й ( х о р о ш о
иметь домик в альпийской деревне!).
Д о м а П е т я ( с в я т о й человек!) всё ж е р и с к н у л о с в е д о м и т ь с я : как
спектакль? П о н р а в и л с я ? М ы с Т о м к о й переглянулись. И т у т н е р в ы
сдали. М ы п р и н я л и с ь хохотать так, ч т о даже если б ы за э т о полага­
лась п у б л и ч н а я п о р к а , п р о щ е б ы л о б ы п р и н я т ь её, ч е м с д е р ж и в а т ь
н а к а т и в ш и е э м о ц и и . Д о слёз, до и с т е р и к и , до и к о т ы .
П е р е д П е т е р о м б ы л о с т ы д н о . О н старался. Е м у п о н р а в и л о с ь .
Ш н и ц л е р — л ю б и м ы й драматург. К т о м у ж е я, как гостья, могла б ы
195
Н. Леванина. В саду ветров
и с о в р а т ь что-нибудь в е ж л и в о е . Н е т , р а з о б р а л о ! И ж е н а Тамара, к о ­
т о р а я за д е с я т ь л е т стала п о ч т и а в с т р и й к о й , под в л и я н и е м э т о й рус­
ской, вышла и з - п о д к о н т р о л я и т о ж е впала в н е и с т о в с т в о ! И что с
э т и м и р ж у щ и м и д а м а м и делать? — К о н е ч н о , к о р м и т ь и х у ж и н о м !
Ч т о душечка П е т е р и сделал — о н молча о т п р а в и л с я на к у х н ю и п р и ­
нялся там г р е м е т ь п о с у д о й , г о т о в я у ж и н д л я двух не в п о л н е н о р м а л ь ­
ных женщин.
М ы с Т а м а р о й , п р я ч а б е с с т ы ж и е глаза, в и н о в а т о у с т р о и л и с ь на
д и в а н е , всё-таки п ы т а я с ь у г о м о н и т ь с я .
— З н а е ш ь , Т о м , ч т о м н е всё э т о н а п о м н и л о ? — подвела я т е о р е ­
т и ч е с к у ю базу под с в о ё б е з о б р а з н о е п о в е д е н и е .
— Н а ш студенческий кружок театральных рецензентов? —
хмыкнула Тома.
— Н е т . О д н у и с т о р и ю , к о т о р а я года т р и назад случилась в н а ш е м
городе. Н а у т р о п о с л е Н о в о г о Года ехала я в т р о л л е й б у с е к р о д и т е л я м ,
ч т о б ы и х п о з д р а в и т ь . Н а р о д у было не о ч е н ь м н о г о . Все полусонные,
дремлют. Н а о д н о й из о с т а н о в о к в о ш ё л в салон н е т р е з в ы й м у ж и ч о к
и стал п р о я в л я т ь чудеса г а л а н т н о с т и : у с т у п а л м е с т о ж е н щ и н а м , п р и ­
с т р а и в а л с т а р у ш е к , п о з д р а в л я л всех с п р а з д н и к о м . В о б щ е м , суетил­
ся не хуже т о г о А н а т о л я . П о т о м п о л е з за чем-то в к а р м а н и п р о с ы п а л
мелочь. П о ш а т ы в а я с ь , нагнулся, ч т о б её собрать, и вдруг г р о м к о , ме­
л о д и ч н о так, на весь с а л о н ... пукнул. Все замолчали, у с е р д н о пялясь
в окна. А м у ж и ч о к т о т р а с п р я м и л с я и с н е п о д р а ж а е м ы м ж е с т о м п о ­
я с н и л : « Н е р в ы н и к ч ё р т у ! » (он, конечно, в ы р а з и л с я э н е р г и ч н е й ) .
И т у т н а р о д п о к а т и л с я . Х о х о т а л и все до упаду. Н е к о т о р ы е даже с в о ю
остановку проехали!
— К ч е м у э т о ты?
— О ч е н ь на А н а т о л я похоже. Н а ч а л как джентльмен, а к о н ч и л . . .
О т т о г о и хохочем с тобой. Хрестоматийный закон комического:
о ж и д а л и о д н о — получили д р у г о е !
Австрийская
глубинка
Н е о ж и д а н н о я п р о с н у л а с ь от г р о м к о г о стука в о к н о . Так м н е п о ­
казалось. О т к р ы л а глаза, п ы т а я с ь о п р е д е л и т ь с е б я в м е с т е и в р е м е н и .
З а п о с л е д н и е д н и я столько э т и х мест п о м е н я л а , что не сразу с о о б ­
разила: на с е й р а з з а н е с л о м е н я в а л ь п и й с к у ю деревню, что р а с п о л о ­
жена у подножия горы с барыжным названием «Вексель». А лежу я
196
Венский вексель
сейчас с о б с т в е н н о й п е р с о н о й в м а л е н ь к о й к о м н а т к е на в т о р о м эта­
ж е к у к о л ь н о - а к к у р а т н о г о д о м и к а с о г р о м н ы м о к н о м на ч е р е п и ч н о й
к р ы ш е . И м е н н о в н е г о и з а к о л о т и л с я под у т р о п о л н о ц е н н ы й л е т н и й
ливень.
Ч е г о э т о я встрепенулась? С к о р о , однако, п о н я л а , ч т о н е всё т а к
п р о с т о . Я п о - п р е ж н е м у б о ю с ь п о т о п а ! С ж а в ш и с ь п о д одеялом, я ,
оказывается, д а ж е в о сне ж д а л а , ч т о сейчас на м е н я н а ч н ё т л и т ь и ка­
пать, — ведь дождь, судя п о у с т р о е н н о й и м шумихе, у п а л щ е д р ы й , а
к р ы ш а , п о м о и м представлениям, н е лучшее м е с т о д л я окна.
... Н е т , я не спятила. У м е н я у в а ж и т е л ь н а я п р и ч и н а . Д е л о в т о м ,
что п а р у л е т назад у нас в к в а р т и р е , на д е в я т о м этаже, долго и без­
н а д ё ж н о п р о т е к а л а к р ы ш а , и л и к р о в л я , ч ё р т её п о й м ё т ! Текла вез­
де — в о всех т р ё х комнатах, а т а к ж е в к о р и д о р е и на кухне. Э т о б ы л о
н е п р о с т о с т и х и й н о е бедствие, у с т р а н и т ь к о т о р о е н и н а ш Ж Э К , н и
О р г а н и з а ц и я О б ъ е д и н ё н н ы х Н а ц и й б ы л и не в силах. Э т о б ы л п о с т о ­
я н н о д е й с т в у ю щ и й Театр абсурда, где м н е , как с а м о й п р о б и в н о й (с
т о ч к и з р е н и я ж и л ь ц о в с д е в я т о г о п о ш е с т о й э т а ж , докуда досачивалась н е б е с н а я влага), о т в е д е н о б ы л о судьбой д у р к а н у т ь п е р в о й .
В районной жилищной конторе, расположившейся в аварий­
н о м сарае, м н е не отказывали, н а о б о р о т — с о ч у в с т в е н н о к и в а л и
головой, ц о к а л и я з ы к о м . . . Ч и н о в н и к и о х о т н о п р и н и м а л и о т м е н я
о ч е р е д н о е заявление, р е г и с т р и р о в а л и его в с в о е й А м б а р н о й книге,
и всё! В смысле — н и ч е г о ! П о ч т и полгода я в с е в о з м о ж н ы м и с п о с о ­
бами (вспоминать противно!) добивались внимания к этому решету
над головой, и, что х а р а к т е р н о , мастера, действительно, н е с к о л ь к о
р а з п р и х о д и л и . С у б т и л ь н ы е а з е р б а й д ж а н ц ы , н е успев п о я в и т ь с я ,
р а з в и в а л и б е ш е н у ю с к о р о с т ь — ч е м - т о там над г о л о в о й г р о м к о сту­
чали и г р е м е л и , пускали ч ё р н ы й дым, з а л и в а я к р ы ш у б и т у м о м , п о т о м
чем-то застилали, п о т о м э т о как-то с о е д и н я л и м е ж д у с о б о й , п о т о м . . .
А п о т о м п р о л и в а л с я дождь, и всё н а ч и н а л о с ь сначала. Текла, зараза
(крыша, в смысле — к р о в л я ) !
З а э т о в р е м я несколько раз с м е н и л о с ь р у к о в о д с т в о б о г о с п а с а е ­
м о й к о н т о р ы , б у м а г о о б о р о т н а б и р а л о б о р о т ы , д о к у м е н т а ц и я стала
вестись и с к л ю ч и т е л ь н о на к о м п ь ю т е р е , н а к о н е ц , п о д о с п е л а и благая
весть о р е ф о р м е Ж К Х ! П о я в и л и с ь какие-то ш у с т р ы е л и ч н о с т и , ко­
т о р ы е п р и д е л а л и к с т у п е н ь к а м н а ш е г о подъезда п е р и л а и в ы к р а с и л и
и х в голубой цвет. П о т о м п р и л е п и л и на дверь табличку с у к а з а н и е м
197
Н. Леванина. В саду ветров
улицы и дома, а у ж е п о т о м п р и с л а л и счета, к о т о р ы е элегантно назва­
л и « к о р р е к т и р о в к а м и » ( О х , у ж э т и вечные беленькие б о р д ю р ы п р и
раздолбанных дорогах!).
С м ы с л а н о в ы х счетов н а ш и п о д м о ч е н н ы е ж и л ь ц ы р е ш и т е л ь н о не
п о н я л и . Н о п о с т а р о й привычке, в надежде на мудрое р у к о в о д с т в о и
светлое будущее, п о т а щ и л и с ь и х оплачивать. М е ж д у тем х о т ь и м е н я ­
лась и с т о р и ч е с к а я ф о р м а ц и я в отдельно в з я т о м ведомстве, н о к р ы ш а
наша с о р т о д о к с а л ь н ы м п о с т о я н с т в о м сикала на голову то т а л ы м и
водами, т о в е ш н и м и л и в н я м и , т о х о л о д н ы м о с е н н и м дождём.
И в о т о ч е р е д н ы е м а с т е р а (кажется, у ж е а р м я н с к и е ) , разругав
с в о и х п р е д ш е с т в е н н и к о в , настелили сверху ч т о - т о другое, в и д и м о
всё-таки более в л а г о с т о й к о е , ч е м т у а л е т н а я бумага. И стало сухо.
М ы с а м о с т о я т е л ь н о в ы в е л и г р и б о к и за с в о й счёт сделали р е м о н т .
Ж и в ё м . П о к а . Н о т е п е р ь п р и звуках п а д а ю щ е й с н е б е с в о д ы меня,
в и д и м о , п о ж и з н е н н о будет охватывать паника о т н о с и т е л ь н о сохран­
ности жилища.
А т у т ещё э т о о к н о в п о т о л к е ! В него колотятся к р у п н ы е капли, а
о н о и не думает течь! К т о знает — почему? И почему, н а о б о р о т , и з о
всех сантехнических с о о р у ж е н и й в э т о й н е б о л ь ш о й а в с т р и й с к о й де­
р е в у ш к е и с п р а в н о течёт вода — и из к р а н о в , и и з у н и т а з о в , и в душе.
П р и ч ё м , т е ч ё т не в р о с с и й с к о м смысле — п р о т е к а е т , а в смысле —
сколько и где надо. В о т она, загадка!
...Горный ливень между тем неожиданно кончился, и комната
о к р а с и л а с ь в п р е д р а с с в е т н ы е с е р ы е т о н а . Уже м о ж н о б ы л о р а с с м о ­
т р е т ь д е т с к и е р и с у н к и и ф о т о г р а ф и и на с т е н а х . О т э т о г о , а т а к ж е
о т т о г о , ч т о л е ж у я , как н и с т р а н н о , в т ё п л о й и с у х о й п о с т е л и , —
стало мне спокойно и уютно, а оставленная дома крыша показалась
к а к и м - т о б р е д о м , не и м е ю щ и м ко м н е н и к а к о г о о т н о ш е н и я . Я с н о ­
ва заснула.
... З а в т р а к н а с ж д а л т р а д и ц и о н н о а в с т р и й с к и й : насколько с о р т о в
сыра в нарезке, а р о м а т н о е с л и в о ч н о е масло, ветчина, р о г а л и к и и п о ­
любившаяся мне «солёная штанга». И , конечно, кофе! Настоящий,
и з м о л о т ы х зёрен, с п е н о ч к о й . Ради э т о г о с т о и л о п р о б у д и т ь с я . Ч т о
м ы с Т о м о й и сделали. П е т е р - т о как н е л о ж и л с я ! О н и о р г а н и з о в а л
э т о т schmackhaftes, behilfliches Friihstiick (то есть — вкусный, полез­
ный завтрак).
198
Венский вексель
З а п р а в и в ш и с ь , все вместе о т п р а в и л и с ь о с м а т р и в а т ь д е р е в н ю , л ю ­
б о в а т ь с я видами, ф о т о г р а ф и р о в а т ь с я и е щ ё — р е ш и л и п о д н я т ь с я на
т у самую гору, что дала н а з в а н и е п р и ю т и в ш е й нас деревушке. П е т е р
с о о б щ и л , ч т о сегодня у к а т о л и к о в б о л ь ш о й п р а з д н и к — Успение
П р е с в я т о й Б о г о р о д и ц ы . О к о л о в о - о - о н т о й ц е р к в и , Вольфгангкирхе,
на с а м о м пике Векселя, будут н а р о д н ы е гуляния, м о ж н о будет уви­
деть селян в н а ц и о н а л ь н ы х к о с т ю м а х , послушать м е с т н ы й о р к е с т р ,
у г о с т и т ь с я д о м а ш н и м и п и р о г а м и и п и в о м с с о с и с к а м и . К т о ж е не за­
хочет? Только н е м ы !
И снова м е н я п о к и н у л о ч у в с т в о р е а л ь н о с т и , п о к а м ы ходили п о
деревне, разглядывая г о р н ы е склоны, на к о т о р ы х паслись т у ч н ы е
стада к о р о в . П е р е г л я н у в ш и с ь , м ы с Т о м о й в о д и н голос, г р а с с и р у я
п о - к о з а к о в с к и (из « С о л о м е н н о й ш л я п к и » , п о м н и т е ? ) , з а в о п и л и :
« К о р - р - р о в к и , к о р - р - р о в к и ! » Б у к о л и ч е с к а я благодать. Будто к т о - т о
с п е ц и а л ь н о п о к р а с и л в и з у м р у д н ы й цвет э т и луга и п р и ч е с а л и х мел­
кой гребёнкой.
А з а п а с а ю т т р а в у здесь, у т р а м б о в ы в а я её с п е ц и а л ь н о й т е х н и к о й
в о б ъ ё м н ы е п о л и э т и л е н о в ы е т ю к и (совсем н е так, как в детстве мы с
б а б у ш к о й косили, в о р о ш и л и и у к л а д ы в а л и в скирды. К а к сейчас —
н е знаю. В н а ш е м М и х а й л о в с к о м т е п е р ь о с т а л о с ь только две к о р о в ы ,
и, думаю, и х хозяева д е й с т в у ю т п о старинке, т о есть вручную. Е с л и
ещё действуют, к о н е ч н о . . . )
Д е р е в н я Кирхберг-ам-Вексель оказалась ч и с т е н ь к о й и п р и ­
ветливой. Л ю д и , р а б о т а в ш и е в о дворах, улыбались в о т в е т на н а ш е
д р у ж н о е « Грюс Г о т » . В о дворах, куда я старалась заглянуть с а м ы м
нахальным о б р а з о м , б ы л о м н о г о зелени, цветов, д е т е й и ж и в о т н ы х .
С о б а к и и здесь были з н а к о м ы со с в о и м и п р а в а м и — о н и и т у т не
тявкали по-пустому. И з п р и д о р о ж н ы х кустов с п о к о й н о выглядывали
д и к и е у т к и . З а о к о л и ц е й , за с п е ц и а л ь н о й и з г о р о д ь ю , паслись л о ш а д и .
М н о г о л о ш а д е й . П е т е р п о я с н и л , ч т о здесь н е к о т о р ы е в е н ц ы д е р ж а т
своих ж е р е б ц о в , т у т у н и х ( ж е р е б ц о в ) л е т н е е п а с т б и щ е , с н а б ж ё н н о е
а в т о м а т и ч е с к и м и п о и л к а м и и к о р м и л к а м и . Р а з ъ я с н и л , как эта техни­
ка работает. В с а м о м деле, р а б о т а е т . . .
За д е р е в н е й , п р я м о п о с р е д и г у с т о г о леса, затаилась пара ж и в о ­
п и с н ы х озёр, или прудов — н е в а ж н о . В о д н о м из н и х плавал н е р е ­
ально к р у п н ы й карп, а в д р у г о м сидел о г р о м н ы й дядька, на к о т о р о г о
его с п у т н и к и нацелили ф о т о о б ъ е к т и в ы . М е ж д у в о д о ё м а м и — т р а н с 199
Н. Леванина. В саду ветров
парант, с о д е р ж а щ и й б л а г о д а р н о с т ь человеку, к о т о р ы й д о б р о в о л ь н о
п р и н я л на с е б я о б я з а н н о с т ь п о уходу за э т и м и прудами. В о т ведь!
Гора по имени
Вексель
Н а г о р у м ы н е п о ш л и , а поехали. Всё-таки Вексель — э т о в е р ­
ш и н а с е в е р н о й о к о н е ч н о с т и Ш т и р и й с к и х Альп и н а х о д и т с я она на
п р и л и ч н о й в ы с о т е — 1668 м е т р о в . Р е ш и л и так: б о л ь ш у ю часть едем
на м а ш и н е , п о т о м о с т а в л я е м её ( т у т и в г о р а х есть а в т о с т о я н к и ) , а
дальше — н о ж к а м и .
... Д о с т о я н к и м ы д о б р а л и с ь довольно б ы с т р о . Н е у с п е л и вы­
б р а т ь с я из авто, как к н а м подлетели два г о с п о д и н а и в е ж л и в о п о и н ­
т е р е с о в а л и с ь , откуда м ы п р и б ы л и и в какой с е к ц и и н а м е р е н ы тру­
диться? П е т е р в с т у п и л с н и м и в п е р е г о в о р ы и выяснил, ч т о здесь,
в г о р н о м кемпинге, п р о в о д я т с в о ю е ж е г о д н у ю в с т р е ч у ф и л о с о ф ы ,
последователи Л ю д в и г а В и т г е н ш т е й н а . Н е с м о т р я на то, что м ы ока­
зались не из и х числа, господа, т е м не менее, п р и л е п и л и н а м булавкой
к а к о й - т о с в о й символ с б а н т и к о м и выдали несколько буклетов, к о т о ­
р ы е Тома, п о к а м ы следовали дальше, на ходу переводила.
Тамара п р о э т о г о ф и л о с о ф а , к о н е ч н о , слышала и р а н ь ш е , по­
скольку а в с т р и й ц ы с в о и х не забывают, и з д а ю т их труды, делают о
них передачи, к т о м у ж е Т о м а и в о о б щ е — ж е н щ и н а о б р а з о в а н н а я .
— Э т о т с а м ы й Л ю д в и г В и т г е н ш т е й н , как т ы поняла, — начала
о н а с в о ю п е ш у ю л е к ц и ю , — а в с т р и й с к и й ф и л о с о ф , нет, не ж и в о й
уже, у м е р в 1 9 5 1 году. О н представитель т а к н а з ы в а е м о й а н а л и т и ч е ­
ской ф и л о с о ф и и . Выдвинул в своё в р е м я п р о г р а м м у п о с т р о е н и я ис­
кусственного «идеального» языка...
— П о ч т и коллега! — о б р а д о в а л а с ь я.
— С л у ш а й дальше, — о с т а н о в и л а м о ю ч и с т у ю р а д о с т ь Тамара. —
П р о о б р а з о м э т о г о и д е а л ь н о г о я з ы к а д л я н е г о б ы л я з ы к математиче­
ской л о г и к и .
— Тогда не коллега.
— С о в с е м не коллега, — подтвердила Тома. — Т у т написано,
если я п р а в и л ь н о п о н я л а , что ф и л о с о ф и ю о н в о о б щ е п о н и м а л как
« к р и т и к у я з ы к а » . Разработал доктрину... какого-то логического
атомизма, п р е д с т а в л я ю щ у ю с о б о й п р о е к ц и ю . . . э - э - э . . . с т р у к т у р ы
з н а н и я на с т р у к т у р у м и р а . Так, к а ж е т с я !
200
Венский вексель
— А как это? — не п о н я л а я , о к о н ч а т е л ь н о о п р о с т и в ш и с ь на лет­
н и х каникулах.
— Н е з а м о р а ч и в а й с я ! — о с т а н о в и л а м е н я подруга. — М ы отды­
хаем или как? П у с т ь в о н в и т г е н ш т е й н ц ы т е п е р ь р а з б и р а ю т с я .
— Л о г и ч н о , — п р о б о р м о т а л а я и сорвала былинку, к о т о р у ю не­
з а м е т н о хотела п р и с п о с о б и т ь п о д зубочистку.
Т у т с П е т е й чуть не сделался р о д и м ч и к . О н з а м а х а л р у к а м и , чтот о в з в о л н о в а н н о о б ъ я с н я я ж е н е и с т р е л я я в м е н я с т р о г и м и глазами.
Т о м а пыталась п р и в е с т и е г о в чувство, н о п о т о м махнула р у к о й и
сказала:
— Голубка, П е т я , вот, у т в е р ж д а е т , что все р а с т е н и я здесь — из
К р а с н о й книги. Рвать и х к а т е г о р и ч е с к и нельзя. Будь добра, н е вол­
нуй м о е г о м у ж а ! П л ю н ь на т р а в к у !
— Н и за ч т о ! Я с о х р а н ю её как п а м я т ь ! — о т ч е к а н и л а я, о п у с к а я
травинку в карман.
П е т я был в о м н е с е р ь ё з н о р а з о ч а р о в а н .
В п р о ч е м , очень с к о р о , за о ч е р е д н ы м п о в о р о т о м г о р н о й т р о п и н ­
ки, нам о т р ы л а с ь к а р т и н а н а с т о я щ е г о н а р о д н о г о п р а з д н и к а , и п р о
п о з о р н у ю б ы л и н к у б ы л о забыто.
В ц е н т р е действа — с т а р и н н а я (по-моему, 18 в е к а ) к а м е н н а я
ц е р к о в ь святого Вольфганга. Н а м а л е н ь к о м пятачке п е р е д х р а м о м
у с т а н о в л е н д л и н н ы й р я д д е р е в я н н ы х столов и скамеек, на к о т о р ы х
н а р о д о т души у г о щ а е т с я с в о и м и л ю б и м ы м и в е н с к и м и с о с и с к а м и ,
запивая их пивом в масштабе « г р о с с » . Неподалёку настраивают
с в о и и н с т р у м е н т ы сельские м у з ы к а н т ы . В т о л п е м н о г о л ю д е й в на­
ц и о н а л ь н ы х одеждах.
Тома незамедлительно пояснила:
— Н а ц и о н а л ь н ы й к о с т ю м здесь н а з ы в а е т с я Trachten, и от него,
с о в е р ш е н н о н е с о м н е н н о , исходит д ы х а н и е старых, д о б р ы х в р е м ё н .
Ты согласна? С и м п а т и ч н ы й D i r n d l ( д л и н н о е платье с п ы ш н ы м и ру­
кавами и ф а р т у к о м ) или э л е г а н т н ы й м у ж с к о й п и д ж а к с е р о г о цвета с
з е л е н о й отделкой и сегодня я в л я ю т с я п о к а з а т е л я м и х о р о ш е г о вкуса.
Мечтаю купить такой пиджак Петечке.
Д а л е е Т о м а п о я с н и л а , ч т о изначально, как самые д о с т у п н ы е и на­
д ё ж н ы е м а т е р и а л ы ( н а р о д на м я к и н е н е п р о в е д ё ш ь ! ) , д л я и з г о т о в ­
л е н и я н а ц и о н а л ь н о й о д е ж д ы и с п о л ь з о в а л и к о ж у и лоден ( э т о о с о ­
б а я такая в о д о н е п р о н и ц а е м а я т к а н ь на о с н о в е ш е р с т и , и з в е с т н а я в о
201
Н. Леванина. В саду ветров
всем м и р е как т и р о л ь с к а я или ш т и р и й с к а я . У П е т ь к и из э т о г о лодена
ш т а н ы б ы л и с ш и т ы . Е м у на всё д е т с т в о и х хватило. С е й ч а с х р а н я т с я
у н а с в сундуке. Ес-с-стес-с-сно!).
В а в с т р и й с к и х н а р о д н ы х к о с т ю м а х п р е д п о ч т е н и е в о о б щ е отдаёт­
ся в с е м у н а т у р а л ь н о м у : ш е р с т и , льну, хлопку. Ц в е т т о ж е о п р е д е л ё н ­
ный, ты же видишь: л и б о синий (способ окраски в этот цвет раньше
был с а м ы м д е ш ё в ы м ) , л и б о зелёный, л и б о к р а с н ы й . П о с м о т р и , к а к о й
у м и р о т в о р я ю щ и й э ф ф е к т п р о и з в о д и т эта одежда! — Т о м а кивну­
ла на э т н о г р а ф и ч е с к у ю толпу, м и р н о п е р е м е щ а ю щ у ю с я на пятачке
перед церковью.
В с а м о м деле, н е с о м н е н н а я благость была налицо. И э т о п о н я т н о :
люди, п р и б ы в ш и е на п р а з д н и к из соседних селений, д а в н о и близко
знали д р у г с друга. Н а в е р н я к а , б ы л и и р о д с т в е н н и к и . О н и з д о р о в а ­
лись, р а з г о в а р и в а л и , п р и с а ж и в а л и с ь за столики, чокались массивны­
м и к р у ж к а м и и с а п п е т и т о м закусывали.
В о т з а и г р а л о р к е с т р . Все стали д р у ж н о подпевать и п р и х л о п ы ­
вать. Д е т и п л о т н о о б л е п и л и в ы с т у п а ю щ и х и, р а з и н я рот, л о в и л и б о ­
д р ы е звуки духовых и н с т р у м е н т о в .
— Н е знаю, к о г о как, а м е н я т о ч н о у м и р о т в о р и л и ! — п о п ы т а л а с ь
в ы р а з и т ь я с в о и чувства. — О т э т о й одежды, а в е р н е е — о т людей,
исходит о щ у щ е н и е с т а б и л ь н о с т и .
В с а м о м деле, казалось, что э т и красивые, с ш и т ы е в п о л н о м с о ­
о т в е т с т в и и с н а ц и о н а л ь н о й т р а д и ц и е й о д е я н и я , выглядят не п р о с т о
т р о г а т е л ь н о и п р о с т о д у ш н о . О н и выглядят н е к о л е б и м о ! Н и к а к а я
мода, н и к а к о й т е л е в и з о р с его б е с к о н е ч н ы м и дефиле не смогли п о ­
влиять на э т и х людей, п р е д п о ч и т а ю щ и х ж и т ь и одеваться в с о о т в е т ­
с т в и и со с в о и м и с о б с т в е н н ы м и п р е д с т а в л е н и я м и о т о м , что красиво,
а ч т о — не очень. В э т и х л ю д я х чудилась м н е основательность, са­
м о с т о я т е л ь н о с т ь , у в а ж е н и е к п р е д к а м , к с в о е й личной, с е м е й н о й , и
п р о с т о — и с т о р и и . Я д а ж е видела в э т о м н е к у ю фронду, вызов, п р о ­
тест. М н е о н и представлялись н о с и т е л я м и р е д к о с т н ы х ( о с о б е н н о
для Р о с с и и ) качеств з д о р о в о г о к о н с е р в а т и з м а . Когда н е т зуда экс­
п е р и м е н т а т о р с т в а , н е т б е с к о н е ч н ы х с о м н е н и й : а п р а в и л ь н о ли? а
н е п о п р о б о в а т ь л и по-другому? а не будет л и лучше в ы б р о с и т ь э т о
с т а р ь ё на п о м о й к у и н а ц е п и т ь на себя б р е н д о в ы е т р я п к и ? а может,
будем м ы в н и х к р а с и в е й и счастливей?
202
Венский вексель
Нет, о п р е д е л ё н н о , н а ц и о н а л ь н а я а в с т р и й с к а я одежда м е н я в п е ­
чатлила. О н а , к р о м е т о г о ч т о красива, е щ ё и символична. Э т о веще­
с т в е н н ы й знак н е в е щ е с т в е н н ы х о т н о ш е н и й — ч е г о - т о д о б р о г о , на­
дёжного, м и л о г о и у ю т н о г о .
— Н а р о д н а я одежда у нас т у т п р о д а ё т с я везде в с п е ц и а л ь н ы х ма­
газинах. Н о — д о р о г а я , с о б а к а ! Всё р а в н о к у п л ю ! — р е ш и л а Т о м а и
принялась переводить мне названия вещей и деталей из националь­
н о г о гардероба.
Л ю б у я с ь на п р о с т ы е з а г о р е л ы е л и ц а ж е н щ и н в п ы ш н ы х ю б ­
ках (kittl), н а р я д н ы х с а р а ф а н а х ( l e i b r o c k ) и кокетливых ф а р т у к а х
(schurz), рассматривая мужчин в коротких куртках (jopperl) и льня­
н ы х р у б а ш к а х ( h e m a d ) , д и в я с ь на и х чулки (stutzn) и т и р о л ь с к и е
ш л я п ы с п е р ь я м и , я и с п ы т ы в а л а глубокую с и м п а т и ю к народу, к о т о ­
р ы й так б е р е ж н о о т н о с и т с я к с в о и м т р а д и ц и я м , так н а д ё ж е н в с в о ё м
следовании тому, что п р о в е р е н о в р е м е н е м . С р е д и т а к и х л ю д е й п о ­
сещает т е б я з а б ы т о е о щ у щ е н и е у с т о й ч и в о с т и нашего, б е з у с л о в н о
безумного ( 4 раза) мира.
... М ы в о ш л и в н у т р ь ц е р к в и . М е с с а у ж е закончилась. В ы с о к и е го­
т и ч е с к и е своды, п р и н я в на себя м о л ь б ы и м о л и т в ы людей, п о т и х о н ь к у
о с т ы в а л и п о с л е службы. В ц е р к в и с т о я л запах ладана и луговых цве­
тов. И х п р и н е с л и п р и х о ж а н е , к о т о р ы е х о р о ш о п о м н я т , ч т о и м е н н о 15
августа католикам следует у к р а ш а т ь ц в е т а м и и т р а в а м и с в о и х р а м ы .
Ведь, как гласит предание, Б о г о м а т е р ь п р о в е л а о с т а т о к с в о и х д н е й
в доме И о а н н а Б о г о с л о в а — о д н о г о из л ю б и м ы х у ч е н и к о в Х р и с т а .
П р и её к о н ч и н е п р и с у т с т в о в а л и все а п о с т о л ы , к р о м е Ф о м ы , к о т о ­
р ы й с м о г п р и б ы т ь только на т р е т и й день. Уступив е г о п р о с ь б а м ,
а п о с т о л ы о т к р ы л и гробницу, н о н а ш л и в н е й л и ш ь м н о ж е с т в о цве­
тов. И м е н н о с э т и м и связана т р а д и ц и я о с в я щ е н и я р а с т е н и й в к а т о ­
лических ц е р к в я х . К о л и ч е с т в о трав, с о с т а в л я в ш и х букет, к о т о р ы й
положено нести в церковь для освящения, строго определено — от
девяти до с е м и д е с я т и семи. Е с л и букет с о с т а в л я е т с я только из девя­
т и видов, т о там о б я з а т е л ь н о д о л ж н ы б ы л и б ы т ь : « н е б е с н ы й ж а р » ,
базилик, т ы с я ч е л и с т н и к , з в е р о б о й , валериана, арника, ч а б р е ц , к о р о ­
вяк и з о л о т о т ы с я ч н и к .
П о с л е т о р ж е с т в е н н о й м е с с ы пучки т р а в п р и х о ж а н е н е с у т д о м о й
и с о х р а н я ю т и х до следующего д н я У с п е н и я : и х р а з в е ш и в а ю т в д о м е
над д в е р ь ю ж и л о й комнаты, ставят в « Б о ж и й у г о л » , п р и к р е п л я ю т к
203
Н. Леванина. В саду ветров
б р у с у в х о з я й с т в е н н ы х п о м е щ е н и я х . И эта т р а д и ц и я , как смогли м ы
у б е д и т ь с я , с о х р а н я е т с я в А в с т р и и до сих п о р .
М е с т н ы е ж е н щ и н ы в н а ц и о н а л ь н ы х одеждах развернули непода­
лёку о т « п я т а ч к а » б л а г о т в о р и т е л ь н у ю ярмарку. О н и выставили на
п р о д а ж у с в о ю д о м а ш н ю ю с т р я п н ю . Все з а р а б о т а н н ы е деньги (как
объяснил Петер) они передадут церкви.
С л а с т ё н у П е т е р а я р м а р к а тянула к себе неудержимо. И была п р и ­
ч и н а ! Н е только та, ч т о П е т е н ь к а проголодался, н о и а с с о р т и м е н т , и
к а ч е с т в о в ы с т а в л е н н ы х блюд. Всё б ы л о в е л и к о л е п н о ! Судите сами.
Н а ч и с т ы х скатертях в б е л о - з е л ё н у ю клетку были р а з л о ж е н ы п о та­
релкам и подносам знаменитые австрийские яблочные пироги и
рулеты, а т а к ж е п о - о с о б о м у п р и г о т о в л е н н ы е штрудели, а р о м а т н о е
п е ч е н ь е и ф р у к т о в ы е кнедлики, к о т о р ы е г о т о в я т с я здесь из к а р т о ­
ф е л ь н о г о теста. Тем, к т о п р о г о л о д а л с я п о с е р ь ё з н е й , м о ж н о было
к у п и т ь в а р е н и к и с т в о р о г о м , а т а к ж е з а п е к а н к у из к а р т о ш к и , муки,
м я с а и шпика. Всё пахучее, а п п е т и т н о е , п р я м о с пылу-с ж а р у с т о я л о
т у т ж е , в к а с т р ю л ь к а х и с у п н и ц а х ! А ещё были клёцки и з а п е ч ё н н а я
ф о р е л ь . А е щ ё . . . Н о П е т ю , о п р е д е л ё н н о , надо было отсюда уводить.
О н г о т о в б ы л к у п и т ь всё и т у т ж е п р и к о н ч и т ь !
По векселям
надо
1
платить .
П о с л е обеда м о и д р у з ь я легли отдохнуть, а мне не спалось, и я
о т п р а в и л а с ь п о б р о д и т ь п о д е р е в н е . Ш л а и думала. П о ч е м у же м ы
т а к плохо, т а к н е л е п о ж и в ё м ? Вроде, не дураки и р а б о т а т ь можем. А
может, о ш и б к а — базовая? М о ж е т , надо что-то подглядеть, чему-то
поучиться...
В о т у а в с т р и й ц е в как у с т р о е н а п и р а м и д а ж и з н и ? Ну, х о т ь на п р и ­
м е р е э т о й с а м о й д е р е в н и с в и д о м на храм. О т ч е г о ж и з н ь здесь такая
у с т о й ч и в а я ? М о ж е т , п о т о м у что о с н о в а н и е п р о ч н о е ? Земля, к р е с т ь я ­
не, х о з я й с т в о . Н и ч е г о не р а з р у ш е н о , в о н даже д р е в н я я в о д я н а я мель­
н и ц а и та р а б о т а е т !
Ч у т ь в ы ш е — театр, искусство, и т о ж е у в а ж и т е л ь н о е ко всему
о т н о ш е н и е . С в о и х любят, не з а б ы в а ю т — что на кладбище, ч т о в теа­
т р е , что на с и м п о з и у м а х ф и л о с о ф с к и х . Э т о следующий пласт на п у т и
к вершине.
А в о т и она, в е р ш и н а . Ц е р к о в ь . Н е п о р у ш е н н а я , с л ю б о в ь ю укра­
ш е н н а я л у г о в ы м и т р а в а м и и цветами, к о т о р ы е здесь т о ж е о х р а н я ю т 204
Венский вексель
ся как с в я т ы н и . И с о б и р а ю т с я в э т о й ц е р к в и и стар и млад — селяне,
гости, х у д о ж н и к и и учёные.
Здесь к р а с и в о и правильно, здесь ж и т ь хочется. Н е т в э т и х о б ж и ­
т ы х местах о щ у щ е н и я с и р о т с т в а и б о г о о с т а в л е н н о с т и . Господь, дей­
ствительно, л ю б и т тех, кто л ю б и т и п о ч и т а е т его, к т о х р а н и т ц е р к о в ь
и и с п о л н я е т с в о и вековые т р а д и ц и и .
В о т как гора эта а в с т р и й с к а я зовётся? — Вексель. О х , не случай­
н о ! Ведь э т о н е только з н а к того, ч т о здесь п о г о д а меняется. В о т ч т о
такое вексель для человека западного, ну, х о т ь т о г о ж е а в с т р и й ц а ?
Вексель — э т о строго установленная форма, у д о с т о в е р я ю щ а я о б я з а ­
тельство векселедателя у п л а т и т ь п о н а с т у п л е н и и п р е д у с м о т р е н н о г о
векселем с р о к а определенную д е н е ж н у ю сумму.
Всё к о н к р е т н о . Взял в долг, в ы д а л вексель — будь добр, в с т р о г о
о г о в о р е н н ы е с р о к и в е р н и деньги (или что-то там е щ ё ) с в о е м у вексе­
ледержателю — Хозяину, т о есть.
У нас э т о т о ж е в у ч е б н и к а х з а п и с а н о . З а п и с а н о ! А как и с п о к о н
веков заведено? Ч т о , к примеру, в п ь е с е А . Н . О с т р о в с к о г о « С в о и
люди — с о ч т ё м с я » к у п е ц С а м с о н С и л ы ч Б о л ь ш о е г о в о р и т о вексе­
ле? « Н а - к о , говорит, вексель. А п о векселю-то с и н ы х что в о з ь м ё ш ь !
В о т у м е н я есть з а в а л я щ и х т ы с я ч на сто, и с п р о т е с т а м и ; только и
дела, что к а ж д ы й год подкладывай. Х о ш ь , за п о л т и н у с е р е б р а всё от­
д а м ! . . . Всё вексель да вексель! А что т а к о е э т о вексель? Так, бумага,
да и всё тут. И на д и с к о н т у отдашь, так п р о ц е н т ы слупят, что в ж и в о ­
те забурчит, да е щ ё п о с л е с в о и м д о б р о м о т в е ч а й » .
Вот и получается, что вексель п о - р у с с к и э т о — н е долг, н е о б я з а ­
тельство, а — « Т а к , бумага, да и всё т у т » !
Н о ведь если у б р а т ь м а т е р и а л ь н у ю с о с т а в л я ю щ у ю , т о ч т о оста­
нется? Вексель — э т о слово, к о т о р о е н а д о держать, э т о с т р о г о е
обязательство, к о т о р о е н е о б х о д и м о в ы п о л н я т ь . П о т о м у что есть
должник, заёмщик, и есть владелец векселя, хозяин, к о т о р ы й впра­
ве рассчитывать, что с о с т а в л е н н ы й д о г о в о р будет и с п о л н е н . То есть
вексель только тогда и будет р а б о т а т ь , и перемена к лучшему для о б е ­
их с т о р о н случится, когда и если с о б л ю д а ю т с я у с л о в и я д о г о в о р а !
А у нас что получается? К о м у я должен — в с е м п р о щ а ю ! В е ч н о е
кидалово!
Получить такое добро от Создателя! О г р о м н ы е территории,
леса, недра со в с е м и п о л е з н ы м и и с к о п а е м ы м и , к р а с о т у н е с к а з а н н у ю
205
Н. Леванина. В саду ветров
п р и р о д ы . . . и — не р а с п л а т и т ь с я н и п о о д н о м у из в ы д а н н ы х вексе­
лей. Р а з р у ш и т ь х р а м ы и души, в ы р у б и т ь леса, выкачать нефть, изве­
сти д е р е в н и — и в г о р д ы н е даже лба не п е р е к р е с т и т ь !
Так ч е г о м ы хотим? Б о г а не л ю б и м , п р о душу забыли и желаем,
ч т о б ы всё у нас х о р о ш о было? — Н е бывает так.
Куда п о п а д а ю т о б м а н щ и к и и неплательщики? — В долговую яму.
И м е н н о там м ы и с и д и м — в глубокой, затхлой я м е , где п р о д о л ж а е м
о б м а н ы в а т ь и у н и ч т о ж а т ь друг друга. М ы — д о л ж н и к и , не распла­
т и в ш и е с я п о с в о и м векселям. Ох, г о р ь к о !
Отъезд
Д н и моего гостеванья пролетели быстро. Вот уже и домой пора.
Только п е р е д с а м ы м вылетом, в а э р о п о р т у уже, в с п о м н и л а :
— Т о м , а в и л л е н д о р ф с к у ю к р а с о т к у м ы с т о б о й так и не наве­
стили!
— Х о р о ш и й знак, — у т е ш и л а Тамара. — Будет ч е м в следующий
р а з з а н я т ь с я ! Д о л ж н а в е р н у т ь с я . П р и е д е ш ь ? П р и е з ж а й ! — хлюпну­
ла Томка, п р и ж а в ш и с ь ко м н е на п р о щ а н ь е . — П р и в е т всем нашим,
п о к л о н у н и в е р с и т е т у , н а в е с т и наш Л ё т н ы й городок, свои л а д о н и за
м е н я в Волгу о п у с т и .
— Опущу, навещу, п е р е д а м и напишу, — с д е р ж и в а я с ь из послед­
н и х сил, п о о б е щ а л а я с в о е й подруге.
... В о т т е п е р ь , кажется, всё — в ы п о л н и л а и последнее.
Утопао
В часе езды о т к у р о р т н о г о р а я п о д н а з в а н и е м П а т т а й я п р и т у ­
лился м а л е н ь к и й т а и л а н д с к и й а э р о п о р т с о п т и м и с т и ч н ы м и м е ч к о м
Утопао. С в о е г о рода « В д о б р ы й п у т ь ! » , в смысле — « Н и дна вам,
беспокойные граждане, ни покрышки!»
Тот, к т о летать н е с л и ш к о м любит, н а т к н у в ш и с ь на э т о т о п о г р а ­
фическое предупреждение, напрягся ещё в Домодедове. Потом, как
водится, п р и р о д н о е л е г к о м ы с л и е в з я л о верх. Т е м более на отдыхе,
тем более — на т а к о м ! Н о т е п е р ь — в о т о н о , возмездие, снова —
Утопао! П р и д у м а л и ж е название, ч е р т и н е р у с с к и е ! И впечатлитель­
ные п а с с а ж и р ы с н о в а затосковали, м а л е н ь к и м я з ы ч к о м к л я н я с в о й
д о р о ж н ы й зуд, и д и о т с к у ю охоту к п е р е м е н е м е с т и н е м и н у е м у ю п о ­
садку, судя п о всему — в о ч т о - т о м о к р о е . А что, в о д ы т у т т о ж е хва­
тает!
У входа в а э р о п о р т с к р о м н о у л ы б а ю т с я м е с т н ы е м и л а ш к и , ви­
димо, п р и с т а в л е н н ы е р а з в е я т ь д о р о ж н о е б е с п о к о й с т в о . Ч ё т к о ра­
ботает п о ч т и и г р у ш е ч н а я т а м о ж н я . С т е к л я н н а я к о р о б к а а э р о п о р т а ,
как р е з и н о в а я , накапливает всё н о в ы е и н о в ы е п о р ц и и русских, п р и ­
б ы в а ю щ и х на автобусах из р а з н ы х м е с т к у р о р т н о й П а т т а й и , ч т о б ы ,
когда н а с т а н е т с р о к , о п р о с т а т ь с я в с т о я щ и й н е п о д а л ё к у ч а р т е р н ы й
« И Л » , на круглых б о к а х к о т о р о г о значится р о д н о й о р и е н т и р —
«Домодедовские авиалинии».
Когда в б е с с л а в н ы е в р е м е н а в ь е т н а м с к о й в о й н ы , на э т о й преда­
тельски т о л е р а н т н о й т е р р и т о р и и , а м е р и к а н ц ы для своих в о е н н ы х
н у ж д п о - б ы с т р о м у с о о р у ж а л и а э р о д р о м , п р и л е п и в к н е м у э т о нехи­
т р о е здание, в р я д л и кто-то м о г п р е д п о л о ж и т ь , что ч е р е з несколько
десятков лет э т и с к р о м н ы е в о з д у ш н ы е врата будут п р о п у с к а т ь целую
тучу народа, в т о м числе и р о с с и й с к о г о , м е ч у щ е г о с я п о всему с в е т у в
поисках у т р а ч е н н о г о р а я . Н о и м е н н о так и случилось.
В Таиланде, как известно, существует т р и п о г о д ы : ж а р к о , очень
ж а р к о и н е в ы н о с и м о ж а р к о . В декабре — п е р в а я . П о в е з л о . В М о с к в е
сейчас — 3 0 . В э т и чудовищные градусы в е р и т с я н е больше, чем в
ж и з н ь на А л ь ф а - Ц е н т а в р е . Н а в е р н о е , т о ч н о так же с к о р о п о к а ж у т ­
ся н е р е а л ь н ы м и и э т и р а з л а п и с т ы е пальмы за стеклом; и гигантские
г р я д к и ананасов, т о р ч а щ и х из-под земли к а к д о м о р о щ е н н а я б р ю к в а ;
И э т и о г р о м н ы е л а з о р е в ы е цветы, т у т и там м е л ь к а ю щ и е в с о ч н о й
зелени как в ш и з о ф р е н и ч е с к о м бреду, к а к в о сне, как в сказке: « Т а к
в о т т ы какой — ц в е т о ч е к а л е н ь к о й ! » .
209
Н. Леванина. В саду ветров
Н о в е р н ё м с я в а э р о п о р т , где началось о ф о р м л е н и е багажа. Н и к т о
никуда не т о р о п и т с я . Т а й ц е в к э т о м у в о о б щ е н и ч т о на свете не под­
вигнет, а н а ш и т у р и с т ы сразу же п о п р и е з д е о х о т н о в л и в а ю т с я в э т у
к о л л е к т и в н у ю нирвану. Раздутые ч е м о д а н ы с т р у д о м в м е щ а ю т о б ­
н о в к и и э к з о т и ч е с к и е п о д а р к и ; п ё с т р ы е м е с т н ы е сумки, с н е п р е м е н ­
ным слоновьим орнаментом, плотно набиты тайскими сувенирами.
Затарились!
Т у т и там мелькают я р к и е к у р о р т н ы е н а р я д ы с н е и з м е н н ы м у з о ­
р о м из черепах, п а в л и н ь и х п е р ь е в и тех же слоников. М н о г и е даже в
п о м е щ е н и и н е в силах р а с с т а т ь с я с с о л н е ч н ы м и о ч к а м и и п л я ж н о й
к е п к о й . И т о сказать, с т е к л я н н ы е а э р о п о р т о в с к и е с т е н ы не только
не с д е р ж и в а ю т н а п о р а в о в с ю р а с к о ч е г а р и в ш е г о с я солнца, н о подли­
в а ю т масла в огонь, — л и ш ь д о б а в л я я к п е р в о р о д н о м у ж а р у б а н н ы й
э ф ф е к т о т духоты и и с п а р е н и й с о т н и человеческих тел, с о б р а н н ы х в
э т о м а к в а р и у м е . В е н и к о в только и не хватает! Б е р ё з о в ы х .
Л ю б и м а я ш у т к а п о с л е д н е г о часа: что делать, если р о д н ы е учудят
да и не в с т р е т я т дома с т ё п л ы м и вещами? О с т а ё т с я о д н о — в сланцах
п о с у г р о б а м , п р и к р ы в а я п а н а м о й н а и б о л е е д о р о г и е места.
Е с л и в ц е л о м п о с м о т р е т ь на с о б р а в ш и х с я , т о б р о с а е т с я в глаза т о
о с о б о е у м и р о т в о р е н и е , ч т о н е м и н у е м о разливается в отдохнувшем
о р г а н и з м е п о с л е п р и я т н ы х р а з в л е ч е н и й , сладкого безделья, вдумчи­
в о г о о б ж о р с т в а и к у п а н и я всласть в т ё п л о м и у ю т н о м , как материн­
ское л о н о , м о р е . Л ю д и к а ж у т с я с п о к о й н ы м и и б е с п е ч н ы м и .
Когда п р и г л я д и ш ь с я внимательнее, то з а м е т и ш ь : э т о не п р о с т о
толпа, а п р и ч у д л и в о — п о и н т е р е с а м и о б с т о я т е л ь с т в а м — рассо­
р т и р о в а н н о е людское м н о ж е с т в о . К т о - т о ж и л в о д н о м отеле, к т о - т о
п е р е з н а к о м и л с я на отдыхе, и т е п е р ь л ю д и о б м е н и в а ю т с я а д р е с а м и
и телефонами, перебрасываются короткими репликами, приглашая
з н а к о м ц е в т о п о к у р и т ь , т о чего-нибудь в ы п и т ь . М н о г о пар, н е к о т о ­
р ы е п у т е ш е с т в у ю т семьями, иногда н е с к о л ь к и м и сразу. В о т такая
к о м п а н и я р а с п о л о ж и л а с ь с о г р о м н ы м и к о р о б к а м и б ы т о в о й техни­
ки ближе к выходу. П р о н и х и з в е с т н о , ч т о — ш а х т ё р ы . Видимо, на­
чальники, п о т о м у что н и у кого нет т о й о с о б е н н о й ч е р н о т ы б р о в е й и
р е с н и ц , что отличает п р о с т ы х т р у ж е н и к о в забоя. А может, отмылсят а к и к е м е р о в с к и й уголёк в И н д и й с к о м океане, п о т е р я л ц в е т п о д па­
л я щ и м и лучами азиатского солнца? П р и е х а л и о н и сюда с ж е н а м и и
детьми, в с е г о — ч е л о в е к ш е с т ь . Д е р ж а т с я вместе, д р у ж н о и о б о с о ­
б л е н н о . И всё-таки не п о н я т н о , зачем о н и везут отсюда э т и о г р о м н ы е
210
Утопао
т е л е в и з о р ы ? Н е у ж е л и у н и х там нет? Н а в е р н о е , выгодно. Н а дураков
р е б я т а не п о х о ж и . И , судя п о с о о р у ж ё н н о й из к о р о б о к п и р а м и д е , не
бедные. Э к о н о м и к а ч т о л и заработала? Н о с е р ь ё з н ы е м ы с л и разле­
н и в ш а я с я голова отгоняет, как к о р о в и й х в о с т слепней.
А в о т с у п р у ж е с к а я пара — а д в о к а т ы и з Ч е л я б и н с к а . О б о и м п о д
шестьдесят, о б а подтянутые, с т р о й н ы е , в ш о р т а х . О б ъ е з д и л и весь
м и р . Д е н ь г и т р а т я т г р а м о т н о — н е на л и ш н и е г о с т и н и ч н ы е « з в ё з ­
д ы » , а н а э к с к у р с и и , впечатления. Н е п р о п у с к а ю т н и ч е г о с т о я щ е г о .
В п р о ч е м , о н у ж е не т а к бодр. П р и с т а л ь н ы й взгляд о б н а р у ж и т не­
з д о р о в у ю бледность, к о т о р у ю з а г р и м и р о в а т ь не смог даже с в е ж и й
ю ж н ы й загар. А главное — глаза у адвоката с м о т р я т у ж е не столь­
ко вокруг, сколько в о в н у т р ь себя. Д е р ж и т с я м о л о д ц о м , н о всё более
о ч е в и д н о — н е м и л о с е р д н ы й д и а г н о з не п о д д а ё т с я н и д о р о г о м у ле­
чению, н и п р я н о й э к з о т и к е . Ж е н а — его в е р н ы й п а р т н ё р п о б и з н е ­
су и ж и з н и — делает вид, что н и к а к о г о д и а г н о з а нет. И м е н н о о н а в
м о м е н т улучшения и п р и в е з л а е г о в э т о т м у ж с к о й р а й , н а с т о й ч и в о
п о б у ж д а я н и в чём себе не о т к а з ы в а т ь — н и в п р о з р а ч н ы х п о замыс­
лу м а с с а ж н ы х салонах, н и в д р у г и х р а з в е с ё л ы х к у р о р т н ы х заведени­
ях. О н , ч т о б ы не р а с с т р а и в а т ь жену, весь с р о к д о б р о с о в е с т н о , ч е р е з
силу р е з в и л с я . Н о к к о н ц у п о е з д к и сник. И т е п е р ь , как в о р о н а п о д до­
ждём, к л ю ё т г о р б а т ы м н о с о м в н е у д о б н о м а э р о п о р т о в с к о м кресле,
обливаясь п о т о м , в р е м я о т в р е м е н и в с к и д ы в а я голову и п о п р и в ы ч к е
б о д р о улыбаясь ж е н е .
Е г о э н е р г и ч н а я подруга с трудом подавляет р а з д р а ж е н и е на г р о ­
могласную семью, р а с п о л о ж и в ш у ю с я неподалёку. В е р н е е , на е ё главу
— молодую м и н и а т ю р н у ю ж е н щ и н у — Г а л у , как з о в ё т её м у ж ( « Г а - а ­
л а » , — п р о и з н о с и т о н п о - м а л о р о с с и й с к и мягко, на р а с п е в , н а п р а с н о
п ы т а я с ь её у с п о к о и т ь ) . В з я т о н в п у т е ш е с т в и е в качестве коллектив­
н о й н я н ь к и и ч е с т н о о т р а б а т ы в а е т в л о ж е н н ы е ж е н о й деньги — неу­
станно в о з и т с я с ш у с т р ы м т р ё х л е т н и м с ы н и ш к о й , п о п у т н о в ы п о л н я я
б е с ч и с л е н н ы е Галины к а п р и з ы . Т о ей н у ж е н к о к о с ( « П у с т ь р о в н е н ь ­
ко р а с п и л я т ! Д а с о л о м и н к у н е з а б у д ь ! » ) , т о с р о ч н о п о т р е б о в а л с я
веер ( « Д а не из павлиньев п е р ь е в , а тот, что я в Б а н г к о к е б р а л а ! » ) ,
т о н е о б х о д и м о что-то п о д л о ж и т ь под зад ( « Ж ё с т к и е с и д е н ь я ! » ) . И
Л ё н ь к а только успевает п о в о р а ч и в а т ь с я , у б л а ж а я н е д о в о л ь н у ю Галу
и п о п у т н о не сводя глаз с о з о р н о г о мальчишки.
— Кошелёк разбушевался! — прокомментировал Лёнькины
с т р а д а н и я м о л о д о й р о с к о ш н ы й б л о н д и н — душа в е ч н о к а й ф о в о й
211
Н. Леванина. В саду ветров
к о м п а н и и , с о с т о я щ е й из двух развесёлых п а р : двух с о р а т н и к о в б и з н е с м е н о в и и х в п о л н е р а с к р е п о щ ё н н ы х п о д р у ж е к . Таиланд, с его
с в о б о д н ы м и н р а в а м и , и м приглянулся давно, и о н и у ж е несколько лет
п о д р я д е з д я т сюда, как к себе на дачу, д в а ж д ы в год. О н и б ы и в о ­
о б щ е здесь остались, н о б и з н е с у н и х — ч ё р т з а н ё с ! — в э т о м медве­
ж ь е м углу — х о л о д н о й и с к у ч н о й Р о с с и и ( « Б р - р - р - р ! В с п о м и н а т ь не
хочется! Вот у ж поселились наши предки! Нашли местечко!»). Н о
дело есть дело, в смысле — деньги закончились, и п о т о м у п о с л е двух
м е с я ц е в б е с п р е р ы в н о г о кайфа, с к р е п я сердце, в о з в р а щ а ю т с я о н и в
к л я т ы е р о с с и й с к и е холода, ч т о б ы ч е р е з н е к о т о р о е в р е м я вновь в е р ­
нуться в этот благословенный край вечного праздника.
. . . А к к у р а т н о п р и с т р о и в на сиденье свои с у м к и и пакеты, сто­
и т ю н а я красавица. О к о л о неё хлопочет н е к а з и с т о г о вида м у ж ч и н а
с р е д н и х л е т . О т е ц ? — В р я д ли, ч е р е с ч у р обходителен. « П а п и к » ? —
Вот-вот!
К р а с о т к а д е р ж и т в р у к а х букет д о р о г и х орхидей, её т о н к и е р у к и
у н и з а н ы браслетами из к р а с н о в а т о г о т а й с к о г о золота, до самых плеч
с п у с к а ю т с я серьги и з такого ж е металла. П о х о ж е , всё своё о н а у ж е
получила и т е п е р ь п р о с т о о ж и д а е т п о с а д к и , ч т о б ы , в е р н у в ш и с ь до­
мой, н а к о н е ц и з б а в и т ь с я о т и с п о л ь з о в а н н о г о п о к л о н н и к а . А тот,
судя п о всему, влип п о п о л н о й . Ж а л к о заглядывает ей в глаза, б е с п р е ­
с т а н н о п р е д л а г а е т т о сок, т о минералку, т о чёрта в стуле. П о н и м а е т ,
ч т о в р е м я его истекает. О к о н ч е н бал, п о г а с л и свечи. П ы х т и т послед­
ний огарочек. Впереди — проза жизни, объяснение с женой, кото­
рая, конечно, не п о в е р и л а в его с р о ч н у ю командировку. З н а е т его,
как облупленного. А о н п е р е д о т ъ е з д о м — в о т дурак! — не смог как
следует з а м а с к и р о в а т ь с я , засуетился, зарадовался. С о н я - т о — в о н
к а к а я ! Все м у ж и к и на н е ё п я л я т с я ! Ну, о н и п р о к о л о л с я . С а м себя
выдал. Ж е н а , к о н е ч н о , никуда н е денется, н о п р и д ё т с я врать, и з в о ­
рачиваться. П р о т и в н о ! Ну, ничего, как-нибудь выкручусь. С о н е ч к а
т о г о с т о и т ! Разве м о г о н о н е й даже мечтать, когда всего м е с я ц на­
зад в с т р е т и л на п р е з е н т а ц и и ? Д е в у ш к а как с к а р т и н к и стояла около
и х н о в е н ь к о й « К а л и н ы » , и г р и в о п р и ж а в ш и с ь б е д р о м к капоту, за­
м а н и в а я п о с е т и т е л е й , к о т о р ы е , надо п р и з н а т ь , глазели не столько на
машину, сколько на её ж е н с к и е прелести.
И х з н а к о м с т в о б ы л о л ё г к и м и с т р е м и т е л ь н ы м . О т к р о в е н н о го­
в о р я , о н н и к а к не о ж и д а л , ч т о у ж е ч е р е з несколько д н е й эта м о л о ­
д а я красавица с п о к о й н о п р и м е т о т н е г о — человека не бедного, но,
212
Утопао
в о б щ е м , с а м о г о о б ы ч н о г о и к т о м у ж е в возрасте, и н о р к о в у ю шубку,
и п р е д л о ж е н и е вместе о т д о х н у т ь : «Где? В Таиланде? С п а с и б о , с удо­
вольствием».
Ну, х о т ь будет что в с п о м н и т ь ! С о н е ч к а - т о чудо, н а с т о я щ и й пода­
р о к судьбы. А п о д а р к и к а ж д ы й день не бывают. О н н е идиот, конеч­
но, всё п о н и м а е т — С о н е о н п о п р о с т у надоел. Н о застит р а з у м эта
в о л ш е б н а я девочка — з а г о р е л а я , как шоколадка, и т а к а я ж е сладкая.
. . . Ч т о и г о в о р и т ь , л ю б в и в э т о м р а з о г р е т о м зале м н о г о . С а м о й
р а з н о й . Эта пара — что в Таиланде, ч т о где б ы т о н и б ы л о — всег­
да п р и в л е к а е т в н и м а н и е . З о я и Л и л я . З о я — к о р о т к о с т р и ж е н н а я ,
сильная, к о р е н а с т а я . Л е т е й п о д т р и д ц а т ь . Р и с к о в а я . Э к с к у р с о в о д не
у с п е е т п р е д л о ж и т ь , к т о хотел б ы на слона залезть и л и с т и г р о м с ф о ­
т о г р а ф и р о в а т ь с я , л и б о ф о т о г е н и ч н о г о удава к себе на ш е ю п р и с т р о ­
ить, — о н а у ж е т у т как тут. В п р о ч е м , в э т и х забавах о н а не о д и н о к а ,
смельчаков в р у с с к и х г р у п п а х всегда хватает, и н е только м у ж ч и н , а
т о ч н е е — н е столько их! Н о когда на н е д а в н е м к р о к о д и л ь е м шоу, в
ответ на п р и г л а ш е н и е д р е с с и р о в щ и к а , З о я м о м е н т а л ь н о сиганула на
б е т о н н у ю арену, где о т д ы х а л и в м е л к и х лужах в п о л н е в з р о с л ы е алли­
гаторы, — р а с т е р я л и с ь даже у с т р о и т е л и представления. О н и ж е н е
знали, с кем и м е ю т д е л о ! Ч т о д л я н о р м а л ь н о г о человека — инфаркт,
для З о и — а д р е н а л и н , лучшее л а к о м с т в о а в а н т ю р и с т а . « И с п у г а л и
кота колбаской! Д а я ч е р е з т а к и х а л л и г а т о р о в п р о ш л а , п о к а отладила
свой б и з н е с в В о р о н е ж е ! »
В ю н о с т и З о я играла в гандбол. Б ы л а в р а т а р ё м и к а п и т а н о м .
Ц е п к о ловила у б о й н ы е мячи, н а д ё ж н о п р и к р ы в а я с в о и м м о щ н ы м те­
л о м и в о р о т а , и команду. К а к г о в о р и л т р е н е р , н а с т о й ч и в о п р е д л а г а ю ­
щ и й е й п е р е й т и в п р о ф е с с и о н а л ы , за н е й — как за к а м е н н о й с т е н о й .
В п р о ф е с с и о н а л ы н е пошла, п о т о м у ч т о в какой-то м о м е н т п о н я л а ,
ч т о за б е с к о н е ч н ы м и т р е н и р о в к а м и , с б о р а м и и м а т ч а м и п р о п у с к а е т
ж и з н ь . Т о т ж е т р е н е р , н е д е р ж а на н е ё зла, ввёл в фирму, в к о т о р о й
заправляли б ы в ш и е с п о р т с м е н ы .
Став более или м е н е е с о с т о я т е л ь н ы м человеком, З о я п р и н я л а с ь
навёрстывать у п у щ е н н о е . О н а д е г у с т и р о в а л а и к о л л е к ц и о н и р о в а л а
впечатления п о всему свету. В К р а с н о м м о р е з а н и м а л а с ь д а й в и н г о м ,
в Т и х о м о к е а н е с ё р ф и н г о м , в Т у н и с е на в е р б л ю ж ь и х г о р б а х п р о к а т и ­
лась ч е р е з всю Сахару, а в К р а с н о я р с к е в с к а р а б к а л а с ь ч у т ь не на все
« С т о л б ы » ... И так д а л е е . . . Н е м н о г и е м у ж ч и н ы могли похвастать
213
Н. Леванина. В саду ветров
т а к и м а в а н т ю р н ы м с п и с к о м ! Д а Б о г и ними, с м у ж ч и н а м и , о д н о на­
з в а н и е ! В о т у ж к т о её никогда не и н т е р е с о в а л .
Н е с к о л ь к о л е т назад в Т у р ц и и в с т р е т и л а она Л и л ю , п о л н у ю с в о ю
п р о т и в о п о л о ж н о с т ь . Л и л я была х р у п к о й н а т у р а л ь н о й б л о н д и н к о й .
К о с м е т и к о й н е пользовалась, в глаза н е бросалась. П у т е ш е с т в о в а л а
о н а за р о д и т е л ь с к и й счёт: её о т е ц — видная м о с к о в с к а я « ш и ш к а » ,
о т ч а я в ш и с ь п р и с т р о и т ь дочь за кого-нибудь из с в о и х ( п о п р и ч и н е её
к а т е г о р и ч е с к о г о о т к а з а ) , п у с т и л дочь п о свету, надеясь т а к и м о б р а ­
з о м с л о м и т ь её м а т р и м о н и а л ь н о е с о п р о т и в л е н и е . Н о о ш и б с я . Л и л я
о б ъ е з д и л а весь свет, о д н а к о з а м у ж так и н е захотела.
И в о т Т у р ц и я , К и м е р . Л и л я , з я б к о кутаясь в шаль, бредёт п о б е р е ­
гу о ч е р е д н о г о и н о з е м н о г о водоёма, п о д б и р а я и р а с с м а т р и в а я м о р ­
ские с о к р о в и щ а , в ы б р о ш е н н ы е н о ч н ы м ш т о р м о м — с о в е р ш е н н у ю
в с в о ё м н е ж н о м овале, т о н к у ю гальку с т ё м н о й п о п е р е ч и н о й , п о в т о ­
р я ю щ е й д в и ж е н и е волны; а к в а р е л ь н о й н е ж н о с т и р а к у ш е ч н ы е с т в о р ­
ки, р а з л у ч ё н н ы е водой, зато о т м ы т ы е е ю же до з е р к а л ь н о г о блеска;
з а б а в н о - ш е р ш а в ы е « ч ё р т о в ы п а л ь ц ы » ; ласково о т п о л и р о в а н н ы е бу­
т ы л о ч н ы е осколки. М о р е , к а к в о с т о ч н ы й купец, з а м е т и в ш и й к с в о и м
т о в а р а м и с к р е н н и й и н т е р е с , ш в ы р я е т к Л и л и н ы м н о г а м всё н о в ы е и
н о в ы е э к з е м п л я р ы . В ы б и р а й , у н о с и ! Н о девушка х о р о ш о знает: э т и
с о к р о в и щ а , как и ж и з н ь в о о б щ е , и м е ю т ц е н у только здесь и сейчас.
П о т о м всё п р е в р а щ а е т с я п р о с т о в кучу н е н у ж н о г о мусора.
... А м о р е в о л н о в а л о с ь . В о л н о в а л а с ь и люди, с т о л п и в ш и е с я у л о ­
д о ч н о г о причала. Ж е н щ и н а в м о р е ! Д а какая-то с т р а н н а я ! К а к русал­
ка, п л е щ е т с я в ш т о р м я щ е м м о р е — т о б о р е т с я с н а б е г а ю щ е й волной,
т о сдаётся на её м и л о с т ь , а п о т о м , будто н а с ы т и в ш и с ь стихией, воль­
но р а с к и д ы в а е т с я на б у р л я щ е й воде. О н а с п о ч т е н и е м и доставляет
ж е н щ и н у к берегу, на к о т о р о м в о т у ж е полчаса т о п ч у т с я ш о к и р о в а н ­
н ы е зрители. В п р о ч е м , пловчихе н е т до н и х н и к а к о г о дела. О н а с п о ­
к о й н о п р о х о д и т м и м о , п о д о б р а в со с к а м е й к и с в о й м а х р о в ы й халат
и н е б р е ж н о н а б р о с и в его на м о щ н ы е плечи. И д ё т в отель б о с и к о м ,
вразвалочку, о с т а в л я я на п л и т о ч н о й д о р о ж к е в л а ж н ы е следы.
Х р у п к а я м е р з л я ч к а Л и л я была п о т р я с е н а у в и д е н н ы м : девушка
(!) в апреле (!) плавает в С р е д и з е м н о м м о р е , а на п л я ж н о м табло в
э т о в р е м я светятся н е м ы с л и м ы е ц и ф р ы 11 градусов! Б о л ь ш е г о муж­
ч и н ы , чем эта ж е н щ и н а , о н а в с в о е й ж и з н и н е встречала! Так о н и
п о з н а к о м и л и с ь и сблизились. Ж и л и о н и в р а з н ы х городах, а п о т о м у
виделись у р ы в к а м и . Н о п у т е ш е с т в о в а л и только вместе.
214
Утопао
О д н а к о в Таиланде, в э т о й М е к к е о д н о п о л о й л ю б в и , ч т о - т о р а з ­
ладилось. Л и л я з а к а п р и з н и ч а л а . Е й не п о н р а в и л а с ь т а й с к а я кухня —
б е з соли, н о с о б и л ь н о й л и м о н н о й к и с л о т о й , к о т о р у ю о н а с детства
т е р п е т ь не могла. С т а л и вдруг р а з д р а ж а т ь З о и н ы у ж и м к и и п р ы ж к и
— т о к т и г р у в пасть, т о с п а р а ш ю т о м в м о р е . Ей, худенькой и сла­
б о с и л ь н о й , захотелось п о к о я , а р и с к о в а я п о д р у г а всё в р е м я лезла на
р о ж о н и её т а щ и л а туда же. Д а и к о с ы е взгляды ей п р и с к у ч и л и . К кон­
цу с р о к а Л и л я окончательно у т в е р д и л а с ь в мысли, что с о т н о ш е н и я ­
м и надо кончать. Почудила и хватит. О н а н и ч е г о п о к а н е г о в о р и л а
Зое, н о та и сама всё чувствовала и у ж а с н о психовала. Так ч т о отдых,
определённо, не удался.
. . . П а с с а ж и р ы у ж е были в п о л н о м составе, однако п о с а д к а п о
каким-то п р и ч и н а м всё задерживалась. Группа м у ж ч и н , о б л е п и в
стойку буфета, у с е р д н о накачивалась п и в о м . Здесь его — на л ю б о й
вкус! И вдруг оттуда, легко п е р е к р ы в а я в о к з а л ь н ы й г о м о н , п о н е с ­
лось: « О й , м о р о з , м о р о з ! Н е м о р о з ь м е н я ! Н е м о р о - о з ь меня-а-а-а,
Моего-о коня!»
Б а т ю ш к и с в е т ы ! Ну, м у ж и к и д а ю т ! Н а р о д з а к р у т и л головами,
заулыбался. Л и х а я удаль р у с с к о й п е с н и п р и н е с л а в э т о т т е п л и ч н ы й
уголок п а м я т ь о р о д н о м доме, о с н е ж н ы х п р о с т о р а х без к о н ц а и края,
о холодном в е т р е , заплутавшем в г у с т ы х к о н с к и х г р и в а х . . .
Служивые тайцы, в конце концов управившиеся с регистрацией,
п о в ы с о в ы в а л и с ь из-за с в о и х п е р е г о р о д о к , с у д и в л ё н н ы м и у л ы б к а м и
наблюдая за н е о б ы ч н ы м и п а с с а ж и р а м и .
— К а к б ы с т р о о н и спелись! — п р о б о р м о т а л а молодая, с п о р т и в ­
н о г о вида ж е н щ и н а , делая о ч е р е д н о й ход м и н и а т ю р н о й ш а х м а т н о й
фигуркой.
— С п и л и с ь и спелись — а в т о м а т и ч е с к и у т о ч н и л её м у ж , т о ж е
с п о р т и в н ы й , п р и к и д ы в а я , ч е м б ы о т в е т и т ь на с л о ж и в ш у ю с я к о м б и ­
нацию.
Э т у п а р у м е ж д у с о б о й так и н а з ы в а л и — « ш а х м а т и с т ы » . Весь
отдых о н и и г р а л и в с в о и м и к р о с к о п и ч е с к и е ф и г у р к и и разговарива­
л и только друг с д р у г о м . С т о и л о ехать! Выглядели о н и к а к « ф и з и ­
к и » и з ф и л ь м о в 60-х: загадочно-умные, и р о н и ч н о - и н т е л л и г е н т н ы е ,
в о б щ е м — с т р а ш н о д а л ё к и е о т народа. В о т и теперь, п р и с п о с о б и в в
качестве подставки для д о с к и с в о и с п о р т и в н ы е сумки, о н и с г о л о в о й
ушли в игру. И Б о г с н и м и !
215
Н. Леванина. В саду ветров
Д р у г и х , однако, п е с н я всколыхнула. О б щ и т е л ь н ы й т о л с т я к сред­
н и х лет, п у т е ш е с т в у ю щ и й в одиночку, вдруг р а з в е р н у л с я к с в о и м со­
с е д я м и п р и н я л с я г р о м к о , с п а ф о с о м вспоминать, к а к недавно услы­
хал э т у п е с н ю . . . на т а й с к о м п л я ж е :
— В о о б р а з и т е , о т с т а р у х и - м а с с а ж и х и ! С и ж у э т о я с у т р а на
пляже, б а л д е ю о т солнца, м о р я и всё т а к о е . . . З а д р е м а л даже. Вдруг
к т о - т о м е н я за з а г р и в о к цап! Я от н е о ж и д а н н о с т и чуть с кресла н е
рухнул! П о л о т н я н о е т а к о е кресло, на п л я ж е и х здесь выдают, ну, в ы
з н а е т е . . . Так в о т хватанули меня, ках кролика. Оглянулся — и чуть не
о п и с а л с я ! Н е п о в е р и т е — ж и в а я баба Я г а ! К а к в сказке! П р и к и н ь т е ,
у х м ы л я е т с я м н е п р я м о в л и ц о с т а р а я ведьма, как и п о л о ж е н о , всего
с о д н и м з у б о м ! А главное, как маньячка, не о т ц е п л я е т с я , л о м а е т м н е
шею!..
— Н а м а с с а ж звала, — догадалась п р и с т о й н о г о вида дама п е н с и ­
о н н о г о возраста.
— Т о ч н о ! А р у к и — как к л е щ и ! Ну, думаю, о т к а ж е ш ь сейчас —
придушит к чёртовой матери!
— Э т о на П а т т а й я - б и ч ? — у т о ч н и л а дама.
— Да. Так вы её видели?
— Н е п р о с т о видела. О н а чудо как м а с с а ж и р у е т ! Д а н е о б ы ч н о
так. С я д е т на т е б я в е р х о м . . .
— ... о н и все т а к . . .
— ... закатит глаза к н е б у и п е р е б е р ё т т в о и к о с т о ч к и п о ш т у ч н о ,
н а щ у п а е т все б о л я ч к и и надавит, куда надо. П о с л е — х о т ь летай, та­
кая лёгкость!
— А я не дался, — п о д о с а д о в а л толстячок, — п о м о л о ж е выбрал.
Тоже, кстати, неплохо. Так вот, л е ж у я, и з в и н я ю с ь , п о д молодухой, и
вдруг слышу: « О , м а р о - м а р о , н и м а р о м и н я . . . » Э т о старуха, с и д я
в е р х о м н а о ч е р е д н о м р у с с к о м клиенте, р а з б и р а е т его, как х о з я й к а хо­
лодец, и, о д н о в р е м е н н о , на весь п л я ж скулит.
— О б ы ч н о е дело — к о н к у р е н ц и я ! Н а ш и х заманивала, — п р о ­
к о м м е н т и р о в а л а дама.
— З а н а ш и х с т о и т п о б о р о т ь с я , не скряги! — гордо, в ы т и р а я со
лба пот, п р о п ы х т е л м у ж ч и н а . — Т о р г у ю т с я - т о р г у ю т с я , да и о т в а л я т
по полной! Широкие натуры!
— Тайцы, кажется, нас п о л ю б и л и , — улыбнулась ж е н щ и н а .
— Деньги они наши полюбили!
— Э т о , к о н е ч н о , т о ж е . Н а р о д бедный, н о ч и с т ы й .
216
Утопао
— Ч и с т ы й ! — ф ы р к н у л толстяк. — Н е П а т т а й я , а с п л о ш н о й б о р ­
дель!
— А м н е ж а л к о их, всё от б е д н о с т и . Когда есть нечего, г р я з ь не
прилипает. По-моему, для них связь с и н о с т р а н ц е м и п о р о к о м - т о н е
считается.
— К а к б ы т о н и было, а р а з в р а т — п о в ы с ш е м у классу, — ухмы­
ляясь, заключил толстяк.
Даму передёрнуло:
— Развратили их, к а к н и щ и х д е т е й ! Вначале а м е р и к а н ц ы с о с в о и ­
м и базами, п о т о м н е м е ц к и е с т а р и к а н ы , к о т о р ы е п о в а д и л и с ь сюда на
д а р м о в щ и н у п е р е ж и д а т ь свою г е р м а н с к у ю слякоть и л е ч и т ь в о н ю ч и е
г е м о р р о и . В о з ь м у т таечку в п о м о щ н и ц ы , о н а и переводчик, и мамка,
и нянька. А п о с у т и — сексуальная р а б ы н я у о б о ж р а в ш е г о с я б о р о в а !
З а т о как п р а к т и ч н о , как в ы г о д н о ! А у ж как мило — ч ё р т и х д е р и !
— Ч т о э т о вы? — удивился м у ж ч и н а э т о й н е о ж и д а н н о й горяч­
ности.
— Д а о б и д н о ! И н а ш и туда ж е ! П р о С о н е ч к у - т о М а р м е л а д о в у
все в школе читали, слова п р а в и л ь н ы е г о в о р и л и , а т у т как с ц е п и с о ­
р в у т с я ! Думают, далеко — т а к всё м о ж н о ! Т о ж е — м о ш н о й с в о е й
трясут! Капиталисты хреновы!
— Н а отдыхе л ю д и . . .
— Так людьми и надо о с т а в а т ь с я ! — к а т е г о р и ч е с к и о т р е з а л а с о ­
беседница.
С к о н ф у ж е н н ы й м у ж и к у ж и не р а д был, ч т о р о т о т к р ы л .
Замявшись, н е в п о п а д бухнул п е р в о е , ч т о п р и ш л о в голову:
— Вот я и говорю, скоро тайцы по-русски заговорят...
— Д а у ж , э т о не мы, л е н т я и ! Я т у т зашла как-то в аптеку, т а к
женщина-врач, учуяв, ч т о я русская, м у х о й вылетела из-за прилавка,
всё р а с с п р о с и л а и в с л о в а р и к с в о й записала.
— М о л о д ц ы , трудяги, — о д о б р и л толстячок. — М н е т а й ц ы
нравятся. Главное — честные. С о м н о й т у т и с т о р и я п р и к л ю ч и л а с ь ,
о б а л д е т ь ! Только м ы п р и е х а л и и р а з м е с т и л и с ь , у п р а в л я ю щ и й ч т о л и
э т о был, в г о с т и н и ц е , н е з н а ю . . . Так в о т о н о б ъ я с н и л : не х р а н и т е ,
мол, г р а ж д а н е , свои с о к р о в и щ а у с е б я в н о м е р а х . У б и р а ю т с я там, т о
да с ё . . . С л о ж и т е - к а их о т греха п о д а л ь ш е в н а ш и с е й ф ы . . . там, где
ключи в ы д а ю т . . .
— Ресепшн?
217
Н. Леванина. В саду ветров
— Т о ч н о ! Ну, и п р и н ё с я туда всё: деньги — рубли, доллары,
б а т ы . . . Засунул туда ж е б и л е т ы на о б р а т н ы й путь, д о к у м е н т ы . П р и
м н е всё э т о х о з я й с т в о закрыли и выдали м н е ма-а-ленький т а к о й клю­
чик. В н о м е р е его оставлять боюсь, сказали ведь — о п а с н о ! А куда
его девать на пляже, в б а с с е й н е и м а л о л и ещё где — ч ё р т его знает!
Впору, к а к э т о у З о щ е н к о ? — к н о г е на л я м к у п р и в я з а т ь .
— А в к а р м а н не п р о б о в а л и ? — съязвила дама, к о т о р о й собесед­
н и к н р а в и л с я всё м е н ь ш е .
Н о рассказчик и ухом не повёл:
— Так в т о м и дело! П о л о ж и л я его в карман, а в шортах-то
они мелкие — одно название! Вот и выпал он у меня, потерял я
ключик-то!
— Д а вы ч т о ! И как же?
— Кошмар! Очко у меня — жим-жим...
— И было от чего!
— П р и к и н ь т е : в ч у ж о й стране, б е з денег, д о к у м е н т о в , билетов. А
у ж где эта с т р а н а — в а м л и г о в о р и т ь — лети не д о л е т и ш ь ! Только в
воздухе больше 11 ч а с о в ! Ну, думаю, влип п о п о л н о й !
— Э т о т о ч н о ! И что ж е дальше?
— Д е ж у р н а я , к к о т о р о й я п р и м ч а л с я , с п о к о й н о так с п р а ш и в а е т :
мол, ч т о у вас там было? О п и ш и т е . Я о п и с а л , к о н е ч н о , на с в о ё м чудо­
в и щ н о м английском. С р а з у все слова в с п о м н и л , что когда-то учил!
С т о ю , н и ж и в — н и м ё р т в . . . И думаю на р о с с и й с к и й м а н е р : мол,
если здесь где-то п о т е р я л , в г о с т и н и ц е , т о м е с т н ы й п е р с о н а л у ж е
давно подсуетился...
— И?
— П р е д с т а в л я е т е , в ы н и м а е т эта д е ж у р н а я связку к л ю ч е й и от­
крывает, с м о т р ю , м о й я щ и к м о и м ж е к л ю ч о м ! А в я щ и к е всё на м е с т е !
Я с н о в а чуть н е у м е р — т е п е р ь у ж е о т счастья. Н о ч т о м е н я п р о с т о
до слёз умилило, т а к э т о р а с с к а з д е ж у р н о й о т о м , что п р и н ё с э т о т
ключ вчера и х у б о р щ и к . В ы ж е знаете, и х т у т много, за к о п е й к и ра­
б о т а ю т . . . Н и щ и е , в о б щ е м ...Так в о т н а к а н у н е в е ч е р о м п р и ш е л э т о т
трудяга о к о л о б а с с е й н а у б и р а т ь с я . . . О т к р ы т ы й такой бассейн, в о
д в о р е г о с т и н и ц ы , ну, в ы з н а е т е . . .
— Ну?
— Так вот, п р и ш ё л о н у б и р а т ь с я и н а ш ё л под с к а м е й к о й м о й
ключ. М о й з о л о т о й ключик. И п р и н ё с его, с в я т о й человек, п р я м и к о м
кдежурной!
218
Утопао
— Да уж, приключение! Хорошо, что хорошо закончилось!
— У м е н я до сих п о р как в с п о м н ю — п о д ж и л к и т р я с у т с я !
— Ещё бы!
. . . В ы л е т з а д е р ж и в а л с я у ж е больше, ч е м на час. О к о л о самолёта
суетились л ю д и в спецовках. Б е с п е ч н о м у б о л ь ш и н с т в у э т о почемут о казалось забавным. Ш у т и л и п о и н е р ц и и :
— Л у ч ш е поломка на з е м л е . . .
— К е р о с и н ч т о ли н е подвезли?
— Таиланд не отпускает, не всё е щ ё м ы т у т с о в е р ш и л и . . .
— «Ландыши, ландыши,
Светлого мая привет!» —
вдруг н и с того, н и с сего д о н е с л о с ь со с т о р о н ы буфета и з н е б о л ь ­
ш о й к о м п а ш к и , ц е н т р о м к о т о р о й была м о л о д а я и г р и в а я дамочка.
Э т о её и п р о р в а л о .
— « Ч е г о это они там пьют?» — заинтересовался бомжеватого
вида м у ж и к , р а з л е п л я я глаза. Выглядел о н к р а й н е н е о б ы ч н о : лет пя­
тидесяти, с кустами двухнедельной р а с т и т е л ь н о с т и на одутловатой
ф и з и о н о м и и р а д и к а л ь н о - к и р п и ч н о г о цвета, к о т о р ы й п р и о б р е т а е т ­
ся л и б о м н о г о ч а с о в о й т о р г о в л е й с л о т к а , л и б о нагуливается в о л ь н о й
бродяжьей жизнью.
Всё э т о в р е м я он, р а з б р о с а в п о проходу н о г и в сандалетах, т и п а
« П р о щ а й , м о л о д о с т ь ! » , п о д л о ж и в п о д щеку с в о й т о щ и й р ю к з а к ,
храпел самым н е п р и н у ж д ё н н ы м о б р а з о м . Е м у не м е ш а л и н и духо­
та, н и г о м о н , в о т только визгливые « Л а н д ы ш и » и вернули к ж и з н и :
« Н а д о в ы п и т ь . Д о р о г а на т р е з в у ю — п р о п а в ш е е в р е м я » . Э т о б ы л
один из е г о ж е л е з н ы х п р и н ц и п о в , н а р у ш а т ь к о т о р ы е о н н е с о б и р а л ­
ся. « Б о м ж » , не о б р а щ а я н и на к о г о в н и м а н и я , п р о п ё р с я к б у ф е т н о й
стойке, заказал себе д в е с т и г р а м м о в д о р о г о г о коньяка, в ы п и л без за­
куски и . . . п р о с н у л с я . О н вернулся на своё с т а р о е м е с т о , р а з м ы ш л я я ,
поспать л и е щ ё или у ж е н е стоит, р е ш и л , ч т о н е стоит, и окончатель­
н о р а з л е п и л глаза. Н е о ж и д а н н о о н и оказались у н е г о я р к о - с и н и е
— а к к у р а т п о д цвет т о г о неба, ч т о о т к а з ы в а л о с ь сейчас п р и н и м а т ь
перезревших пассажиров.
« Б о м ж » оглялелся
п о сторонам и встретился взглядом с н е ­
вольно р а з б у д и в ш е й его д а м о ч к о й . « Л а н д ы ш и ! » — хмыкнул о н п р о
себя. — С чего это её р а з о б р а л о ? » Н о к о н ь я к н а с т р а и в а л его, о п р е 219
Н. Леванина. В саду ветров
делённо, на м и р в о всём м и р е : « А б а б ё н к а ничего, б о й к а я , ц е н у себе
знает!»
К а к будто п о ч у в с т в о в а в , что только что была о ц е н е н а п о д о с т о ­
инству, ж е н щ и н а о т скуки и л ю б о п ы т с т в а р е ш и л а с н и м п о о б щ а т ь с я :
« Л ю б о п ы т н ы й т и п ! К а к о н т у т оказался? И н т е р е с н о , откуда у тако­
го д е н ь г и ? » К т о м у ж е п и в о всегда д е й с т в о в а л о на н е ё в о з б у ж д а ю щ е .
Заинтригованная женщина легкой походкой приблизилась к « б о м ­
ж у » и без л и ш н и х ц е р е м о н и й п р о т я н у л а р у к у :
— Алла. Ч и н о в н и к , — и д о б а в и л а не без кокетства. — М е ж д у
прочим — высокопоставленный. Служу в московской мэрии.
— Н у и х о р о ш о , — буркнул « б о м ж » . — Рад за т е б я .
Ж е н щ и н у п о к о р о б и л а э т о « т ы » , н о о т с т у п а т ь о н а была не на­
мерена:
— А вас как зовут? С а м и - т о откуда?
— Н е в а ж н о . М о ж н о звать, ну, х о т ь Федей.
— Ну, и как в а м Таиланд, Федя? — н е у н и м а л а с ь Аллочка.
— Как обычно.
Н а т а к о й о т в е т о н а я в н о не р а с с ч и т ы в а л а :
— Вы, что ж е , не в п е р в ы й раз?
— Не считал...
— П у т е ш е с т в у е т е налегке? — кивнула на его т о щ и й р ю к з а к .
— Всё с в о ё н о ш у с с о б о й , — п р о б у р ч а л Федя, к о т о р о г о Алла у ж е
у т о м и л а . Н о та и не думала о т с т у п а т ь :
— Любите путешествовать?
— Н е люблю холод...
— И где ж е в ы бывали? — н е без и р о н и и с п р о с и л а ж е н щ и н а , п о ­
лагая, что здесь он, к о н е ч н о , случайно и дальше какого-нибудь своего
З а х л ю п и н с к а не в ы е з ж а л .
— В э т о м году? Н а д о в с п о м н и т ь . . . В Х о р в а т и и . . . А р а б с к и х
Э м и р а т а х . . . и в о т здесь.
Алла вдруг п о н я л а , что м у ж и к н е в р ё т : « В о т ч ё р т ! К т о ж о н та­
кой? К о р е й к о , п р о ж и в а ю щ и й с в о и к а п и т а л ы ? »
М е ж д у т е м « б о м ж » з а в о з и л с я в п л а с т и к о в о м кресле, подыски­
вая д л я с в о е г о н е м а л о г о тела у д о б н у ю п о з у и д е м о н с т р и р у я и с ч е р ­
панность её лимита. Н о женское любопытство брало своё:
— И где ж е лучше?
— Где нас нет.
— А где м ы есть?
220
Утопао
— Тогда в Э м и р а т а х . Б о г а т о .
— К а к м н о г о вы о б ъ е х а л и . . . Ч е м ж е вы занимаетесь?
— Безработный.
Алла сделала круглые глаза и умолкла. А её з а г а д о ч н ы й собесед­
ник, у р а з у м е в , что п о с а д к а о п я т ь откладывается, р е ш и т е л ь н о надви­
нул м я т у ю панаму на глаза и н а т у р а л ь н о п о - х а м с к и захрапел.
— « В о т фрукт! И н т е р е с н о , к т о ж е о н на с а м о м д е л е ? »
Н о э т о т х р а п я щ и й С е з а м и не думал о т к р ы в а т ь с я .
— П о ш л и , к о ф е й к у что л и т я п н е м , — п р е д л о ж и л ю н о ш а с в о е й
подружке.
— П о ш л и , — т и х о согласились девушка.
— « А ведь не л ю б и т кофе. П о с л у ш н а я , как о в ц а на п р и в я з и . Х о т ь
бы раз в з б р ы к н у л а » , — з л и т с я п р о себя Саша, к о т о р ы й весь отдых
чувствует себя н е г о д я е м . О н о т п р о с и л М а ш у у её р о д и т е л е й , н а м е ­
кая, ч т о э т о будет п у т е ш е с т в и е с далеко и д у щ и м и п о с л е д с т в и я м и . И
они, ж а л к о заглядывая ему в глаза, о т п у с т и л и с в о ю е д и н с т в е н н у ю
дочь т о л и в Тайвань, т о л и в Таиланд... Судя п о всему, о н и т а к и не
п о н я л и . Д а для н и х всё о д н о — к ч ё р т у в з у б ы ! А к у д а деваться? М а ш а
повзрослела и влюбилась. Д а и п а р е н ь н е с п о м о й к и — в с в о и двад­
цать семь л е т — совладелец ф а р м а ц е в т и ч е с к о й ф и р м ы , и в о о б щ е —
врач п о о б р а з о в а н и ю , стало быть, п о и х р а з у м е н и ю , п о р я д о ч н ы й ! Где
она такого найдёт в и х К о л о м н е !
М а ш а здесь была как-то о с о б е н н о т и х а и покладиста, всё в р е м я
держалась за руку, п р и ж и м а я с ь щ е к о й к его плечу. С к о р о о н с т а л вы­
рываться: « Ж а р к о ! Р у к и п о т н ы е ! »
С а ш а н и в чём н е м о г её у п р е к н у т ь , и ч е м больше о н э т о п о н и м а л
— там сильнее злился. Злился не на Машку, на с е б я : « К а к о г о е щ ё
р о ж н а т е б е надо? Л у ч ш е й ж е н ы и не н а й т и . А ж е н и т ь с я , в и д и м о , п р и ­
дётся. А если нет? К а к с М а ш к и н ы м и р о д и т е л я м и о б ъ я с н я т ь с я ? Ведь
целый год в с т р е ч а л и с ь ! Д а и сюда п р и п ё р л и с ь ! — А н и к а к ! О д н о
дело в с т р е ч а т ь с я — и совсем д р у г о е — н о с к н о с у ц е л ы х две недели.
— Ну, и п о д о н о к ты, А л е к с а н д р ! И ч е м т е б е М а ш к а насолила? Ну,
т и х а я . . . Т а к и х о р о ш о . Ч е г о бузить-то? Д а и никуда о н а до э т о г о не
выезжала, р а с т е р я л а с ь . . . »
Так ведя э т о т б е с к о н е ч н ы й р а з г о в о р с с а м и м с о б о й , С а ш а п р о ­
глотил, н е почувствовав, ч а ш к у л ю б и м о г о кофе, к о т о р ы й в Таиланде
у м е ю т г о т о в и т ь в л ю б о й забегаловке, и наблюдал и с п о д т и ш к а , как
221
Н. Леванина. В саду ветров
девушка с плохо с к р ы в а е м ы м о т в р а щ е н и е м ц е д и т сквозь зубы нена­
в и с т н у ю жижу.
— « П р а в Д о с т о е в с к и й , к р о т о с т ь — с т р а ш н а я сила! Нет, о н это,
кажется, п р о к р а с о т у г о в о р и л . А что? И в э т о м смысле М а ш к а ни­
чего, в о н как налилась, п о д р у м я н и л а с ь ! О н а ведь и не отдыхала ни­
когда толком, п а ш е т в с в о е й к о н т о р е сутками, от з в о н к а до звонка.
А т у т приоделась, п о х о р о ш е л а . . . И чего э т о я на н е ё р а з в о н я л с я ?
Оглядись-ка п о с т о р о н а м ! Д а п р о с т о невеста — на п я т ь с п л ю с о м ,
с к р о м н а я , л ю б я щ а я , в о с п и т а н н а я ! Н е т о ч т о н е к о т о р ы е . . . Взять х о т ь
этих вот бизнесменских подружек, всю дорогу выпендривались, с
г о л ы м и с и с ь к а м и бегали. Д а и в о о б щ е — М а ш к а без з а к и д о н о в . И
не глупая, как в о н те д у р ы н д ы , что к р у ж а т о к о л о т о л с т о й т ё т к и с на­
р и с о в а н н ы м и б р о в я м и . Тоже м н е — э к с т р а с е н с ! К о р о в а в к о н с к о й
сбруе! В о н как раздухарилась, даже на отдыхе в е ш а е т в е р м и ш е л ь на
дурные у ш и ! »
... А С е р а ф и м а и не думала отдыхать. О н а в о в с ю р а б о т а л а !
Н е с к о л ь к о л е т назад, начелночив н е к о т о р у ю сумму, о н а и в п р я м ь
о т п р а в и л а с ь о т д о х н у т ь за границу. Ей, п р о с и д е в ш е й м н о г о лет в
Н И И , м о т а т ь с я с т р я п к а м и б ы л о трудно. Н о н а д о б ы л о п о д н и м а т ь
школьницу-дочь, да и вкус денег о н а у ж е р а с п р о б о в а л а . Н у ж н о
было ч т о - т о с р о ч н о придумать. И в о т здесь, от з н а к о м ы х подальше,
С е р а ф и м а р е ш и л а р и с к н у т ь . В р е м я б ы л о с м у т н о е , а ф е р н о е . У наше­
го с б и т о г о с толку н а р о д а в т у п о р у о б о с т р и л с я и н т е р е с к шаман­
ству и п р о ч е й е р е с и . А С е р а ф и м а всегда была ж е н щ и н о й находчивой
и а в а н т ю р н о й . В о т тогда, на К р и т е , и пустила о н а п р о б н у ю у т к у о
с в о и х в ы д а ю щ и х с я с п о с о б н о с т я х . И сама была о ш е л о м л е н а эффек­
том — скучающая денежная братия просто повалила к ней, занимая
о ч е р е д ь даже на п л я ж е . С у м м а полученных г о н о р а р о в т а к впечатлила
Серафиму, ч т о о т н ы н е о н а сделалась э к с т р а с е н с о м на выезде. О н а
н е у т о м и м о п у т е ш е с т в о в а л а , с л и х в о й « о т б и в а я » не только стои­
м о с т ь путёвки, н о и все о с т а л ь н ы е с в о и н е м а л ы е расходы. Трудилась,
н а д о сказать, у с п е ш н о : н а м о р щ и в лоб, т р а к т о в а л а г р а ж д а н а м снови­
д е н и я ; в с к р ы в а л а случившиеся в п р о ш л о м сердечные и ф и н а н с о в ы е
п р о б л е м ы ; п р о в и д е л а благополучное р а з р е ш е н и е всех недоразуме­
н и й и с к о р о е у с п о к о е н и е души и сердца. О д н и м словом, С е р а ф и м а ,
х о т ь и выглядела тетёхой, была ж е н щ и н а у м н а я , г о в о р и л а о н а только
то, ч т о н а д о б ы л о г о в о р и т ь л ю д я м на отдыхе. З а что и снискала успех.
Финансовый.
222
Утопао
. . . Н у , всё! О ж и д а н и е з а к о н ч и л о с ь . Всех п р и г л а ш а ю т в самолёт.
И н а р о д сквозь у з к и е д в е р и п р и н я л с я п е р е т е к а т ь из о г н я да в п о л ы ­
м я : из д у ш н о г о зала на р а с к а л ё н н у ю с к о в о р о д к у л ё т н о г о поля, где с
т а й с к о й н е т о р о п л и в о с т ь ю р а з р е ш и л - т а к и п о с а д к у э т о т сильно п р и ­
позднившийся лайнер.
У трапа вышколенные стюардессы предупреждают: в салоне жар­
ко, п р о с я т н е м н о г о п о т е р п е т ь : « В з л е т и м — и всё будет в п о р я д к е . О
кей?»
Н о вот, наконец, п о с а д к а закончилась. Все уселись п о с в о и м
местам. З а р а б о т а л м о т о р . Д в о е ю н о ш е й в у н и ф о р м е п о о б е и м с т о ­
р о н а м прохода б о д р ы м и ж е с т а м и п р о и л л ю с т р и р о в а л и з а и г р а н н ы й
текст о запасных выходах, ж и л е т а х б е з о п а с н о с т и , к и с л о р о д н ы х ма­
сках и п р о ч и х п р и п а р к а х . М е ж д у т е м самолёт н е т е р п е л и в о разогнал­
ся и взлетел.
... Л ё н ь к а , взяв на р у к и р а з м о р ё н н о г о р е б ё н к а , п р и н я л с я его ука­
чивать, в пол-уха слушая р а з г о в о р Галы с о к а з а в ш е й с я на с о с е д н е м
месте С е р а ф и м о й . Н е с м о т р я на то, что э к с т р а с е н с п о с л е двух ча­
сов о ж и д а н и я я в н о была н е в лучшей ф о р м е , а их р а з г о в о р м о г быть
услышан с и д я щ и м р я д о м м у ж е м , Гала р е ш и л а не у п у с к а т ь своего.
С е р а ф и м е о н а п р е д л о ж и л а деньги, а на м у ж а п о п р о с и л а « н е о б ё р ­
тывать в н и м а н и я » . Ж е н щ и н у и н т е р е с о в а л в о п р о с о п е р с п е к т и в а х
её брака. С е р а ф и м е , д а в н о н а б л ю д а в ш е й за э т о й п а р о й , б ы л о ж а л ь
мужа — симпатичного, в и д и м о д е р е в е н с к о г о паренька, и о н а н е к о ­
т о р о е в р е м я п р и к и д ы в а л а , ч т о для н е г о лучше — д о б р о в о л ь н о е р а б ­
ство с д е н е ж н о й с т е р в о й и л ю б и м ы м с ы н о м или свобода о т о б о и х ?
Так и не н а й д я ответа, о н а начала заплетать м о з г и — « с о д н о й сто­
р о н ы » , « с д р у г о й с т о р о н ы » . Н о н е на т у напала. Гала з р я никогда
не платила. О н а п о т р е б о в а л а я с н о с т и . К т о м у м о м е н т у в ы д о х ш а я с я
С е р а ф и м а у ж е в п о л н е ненавидела с в о ю клиентку, и потому, заглянув
для а н т у р а ж а в её ж ё с т к у ю ладонь, с ф о р м у л и р о в а л а со всей о п р е д е ­
лённостью:
— В и ж у н о в у ю ж и з н ь , м а т е р и а л ь н о е благополучие и м н о г о н о ­
вых в п е ч а т л е н и й . . .
— А где ж е э т о т ? — кивнула Гала в с т о р о н у п р и т в о р я ю щ е г о с я
с п я щ и м мужа.
— К с о ж а л е н и ю , его там нет.
— Н е п л о х о . А к т о есть?
223
Н. Леванина. В саду ветров
— К т о - т о д р у г о й . Властный, в возрасте, — т у м а н н о н а п р о р о ч и ­
ла С е р а ф и м а .
— « Б у м и с к а т ь с п е р л а м у т р о в ы м и » ! — б о д р о откликнулась
Гала.
— Что? — не п о н я л а п р о р и ц а т е л ь н и ц а .
— Э т о я так шучу. Н а д о ч т о - т о р е ш а т ь .
— Я п о д р е м л ю , не в о з р а ж а е т е ? М н о г о э н е р г и и за сеансы т е р я ю .
— С п и т е . Э й ! С т ю а р д е с с а ! Н е п р и н е с ё т е г р е й п ф р у т о в о г о соку?
Лёд положите!
И Гала, ввиду в ы н у ж д е н н о г о Л ё н ь к и н о г о п р о с т о я , п р и н я л а с ь го­
н я т ь в о з д у ш н ы х п р о в о д н и ц . Ч е р е з н е к о т о р о е в р е м я к н е й подошла
с т а р ш а я и у б е д и т е л ь н о п о п р о с и л а у с п о к о и т ь с я : на б о р т у более п о ­
л у т о р а с о т е н п а с с а ж и р о в , н е к о т о р ы м из н и х д е й с т в и т е л ь н о н у ж н а
п о м о щ ь . Гала п р я м о взвилась:
— В ы не для т о г о здесь р а б о т а е т е , ч т о б ы с о р т и р о в а т ь людей на
н у ж н ы х и н е н у ж н ы х . Ваша задача — за м о и деньги к а ч е с т в е н н о м е н я
обслуживать!
О д н и м словом, уснуть н е удалось не только С е р а ф и м е , н о и бли­
ж а й ш и м с о с е д я м . Только Л ё н ь к а , будто свалив с с е б я т я ж ё л ы й и не­
н у ж н ы й груз, к р е п к о спал, не о т п у с к а я даже в о сне своего разметав­
ш е г о с я сына.
— А к о р м и т ь нас т у т с к о р о будут? — с п р о с и л у п и т а н н ы й м о л о ­
д о й м у ж ч и н а с в о ю соседку — ту, ч т о пела п р о л а н д ы ш и .
Алла, у ю т н о у г н е з д и в ш и с ь , с о б р а л а с ь читать н о в е н ь к и й л ю б о в ­
н ы й р о м а н , с п е ц и а л ь н о п р и г о т о в л е н н ы й е ю на дорогу, т а к что беседа
с г о л о д н ы м с о с е д о м я в н о н е входила в её планы. Н о п о п у т ч и к силь­
н о п р о с в и с т а л с я . О н в о з и л с я в кресле, с б е с п о к о й с т в о м заглядывал
в проход, п ы т а я с ь о п р е д е л и т ь , ч т о п р о и с х о д и т у стюардесс за зана­
в е с к о й и с к о р о л и к о р м ё ж к а ? Тогда Алла достала из с у м о ч к и п а к е т и к
сушёных кальмаров:
— Угощайтесь. Еда будет, когда в ы с о т у н а б е р ё м .
— П р и д ё т с я п о т е р п е т ь . А в о о б щ е - т о я п о к у ш а т ь л ю б л ю . . . - с не­
к о т о р ы м с м у щ е н и е м п р и з н а л с я сосед.
— Заметно.
— З н а е т е , чем м н е б о л ь ш е всего п о н р а в и л с я Таиланд? Здесь я всё
в р е м я что-нибудь д е г у с т и р о в а л !
224
Утопао
— И как желудок? Выдержал? — с улыбкой п о и н т е р е с о в а л а с ь
Алла.
— Д а о н у меня, слава Богу, и гвозди варит.
— Ну, и ч т о ж е вы т у т т а к о г о ели?
— Крокодилов.
— Ну, э т и х у р о д о в т у т м н о г и е п р о б о в а л и , п о с л е э к с к у р с и и на
к р о к о д и л ь ю ферму.
— Э т о всё ерунда, — о с е д л а л с в о й к о н ё к г у р м а н . — Там с у п ч и к
подают с кусочком т о ли к у р и ц ы , т о л и и в с а м о м деле к р о к о д и л а , не
разберёшь!
— Так о н и п о х о ж и на вкус!
— А в о т и нет. У з а п е ч ё н н о г о к р о к о д и л а к р у п н ы е м я с н ы е волок­
на, да и в о о б щ е м я с о ж е с т к о в а т о . . . А п о в к у с у э т о т а к а я смесь п т и ц ы
и рыбы.
— Фу, гадость какая! — п е р е д ё р н у л о ж е н щ и н у .
— Ч т о , не п р о б о в а л и ?
— И не т я н е т !
— Правильно. У кого желудок слабый, а в о о б р а ж е н и е с и л ь н о е
м о ж н о и н е начинать.
— Б р - р - р ! Ч т о же ещё в ы т у т ели? — п р о д о л ж и л а т е м у Алла.
— Лобстера.
— Ну, л о б с т е р о в м о ж н о и в М о с к в е п о е с т ь .
— В М о с к в е , может, и м о ж н о , а у нас в Свердловске и х не подают.
— А в ы что, р е с т о р а н н ы й завсегдатай?
— Н е совсем. П р о с т о л ю б л ю э т о дело.
— Я с н е н ь к о , - п р о б о р м о т а л а ж е н щ и н а , п о н и м а я , ч т о её л ю б о в ­
ный р о м а н н а к р ы л с я м е д н ы м т а з о м .
Н о ж е р т в у а п п е т и т а э т о не смущало. О н , з а м о р и в червячка, п р е ­
исполнился к с в о е й соседке с а м о й и с к р е н н е й с и м п а т и е й :
— А в о о б щ е я считаю, ч т о х о р о ш а я еда — э т о у к р а ш е н и е ж и з н и ,
праздник, к о т о р ы й всегда с т о б о й !
— К а к вы з а г о в о р и л и ! П р я м о п о э т застолья! — улыбнулась
Алла.
— К в о п р о с у о застолье, — т у т ж е подхватил сосед. — А не вы­
пить л и н а м за п р и я т н о е з н а к о м с т в о ?
— А м ы разве п о з н а к о м и л и с ь ? — кокетливо вскинула р е с н и ц ы
женщина.
— Так п о р а . Георгий, — представился о н п е р в ы м .
225
Н. Леванина. В саду ветров
— А л л а . . . М е ж д у п р о ч и м — Георгиевна.
— П о ч т и тёзка. Б ы , Аллочка, р о м пьёте? — взял Георгий быка за
рога. — У м е н я с с о б о й бутылка.
— О ч е н ь д а в н о когда-то п р о б о в а л а — « Н е г р о » назывался, уже
забыла, к о н е ч н о , что э т о б ы л о . . . С удовольствием в с п о м н ю , — не
стала ж е м а н и т ь с я к о м п а н е й с к а я соседка. — Т е м более, п у т ь н е близ­
к и й . Ж о р а . . . Вас так н а з ы в а ю т ? Н а д о как-то в р е м я к о р о т а т ь . . .
— М е н я как только не н а з ы в а ю т . . . А п о м н е — х о т ь г о р ш к о м на­
зови, только в п е ч к у н е ставь!
О н п о п р о с и л у с т ю а р д е с с ы п а р о ч к у п л а с т и к о в ы х стаканов, плес­
нул в н и х тяжёлую, т ё м н у ю ж и д к о с т ь , п р и н ю х а л с я и н е с п е ш а п о д н ё с
ко рту.
— А ч о к н у т ь с я ? — к о к е т л и в о н а п о м н и л а Алла.
— И в с а м о м деле — за з н а к о м с т в о ! — и с п р а в и л с я Ж о р а .
— З а п р и я т н о е з н а к о м с т в о , — с улыбкой у т о ч н и л а ж е н щ и н а .
— Будем з д о р о в ы !
. . . С а м о л ё т н а б р а л высоту, р о в н о ш у м е л и м о т о р ы , п о д п о т о л к о м
п р о р е з а л с я т е л е в и з о р со с т а р о й к о м е д и е й , п р а к т и ч е с к и без звука.
С т ю а р д е с с ы б о й к о у г о щ а л и н а п и т к а м и , о б е щ а я с к о р ы й обед. Н а р о д ,
н а к о н е ц , п е р е в ё л дух, о к о н ч а т е л ь н о п р и д я в с е б я п о д п е р с о н а л ь н ы м и
с т р у й к а м и х о л о д н о г о воздуха, п р о б и в а ю щ е г о с я с в е р х н е й панели.
. . . Л и л я з я б к о п о ё ж и л а с ь , раскинула с и д е н ь е и свернулась кала­
ч и к о м , н а м е р е в а я с ь п р о с п а т ь в с ю дорогу. З о ю э т о м ё р т в о е ц а р с т в о
не устраивало, и о н а з а г о в о р и л а с ю н о ш е й , к о т о р ы й сидел ч е р е з п р о ­
ход справа от н е ё . Ю н о ш а , а э т о был « н е г о д я й » С а ш а , т о ж е тяготил­
ся с в о е й в я л о й с п у т н и ц е й , и п о т о м у о х о т н о откликнулся на З о и н о
п р е д л о ж е н и е у г о с т и т ь с и г а р е т о й и с о с т а в и т ь ей к о м п а н и ю . О н и
о т п р а в и л и с ь в х в о с т самолёта, где все м е с т а о к к у п и р о в а л а весёлая
м у ж с к а я к о м п а н и я — та самая, что недавно так душевно и с п о л н и ­
л а п е с н ю п р о р у с с к и й м о р о з . Д ы м там с т о я л к о р о м ы с л о м ! О д и н му­
ж и к рассказывал, как о н в Таиланде л о в и л р ы б у п р я м о в о т к р ы т о м
м о р е , с катера. Н е с к о л ь к о ч е л о в е к со с в я щ е н н ы м т р е п е т о м в н и м а л и
ему. Д р у г о й п е р е д с в о е й м а л е н ь к о й а у д и т о р и е й р а з в и в а л мысль об
о с о б е н н о с т я х м е с т н о й фауны, о с о б е н н о н а п и р а я на то, что между
т а й с к и м и д о м а ш н и м и ж и в о т н ы м и и и х владельцами о б щ е г о гораздо
больше, ч е м м е ж д у т е м и ж е ж и в о т н ы м и — но, к примеру, р о с с и й с к и ­
ми. Заинтриговал.
226
Утопао
— А я не п о н я л , — з а п л е т а ю щ и м с я я з ы к о м п р о г о в о р и л о д и н и з
слушающих. — П о я с н и . П р о скотину.
— О ч е н ь п р о с т о , В и т ё к ! Т ы в и д а л когда-нибудь у с е б я в г о р о д е
дворнягу, ч т о б ы развалилась она на т р о т у а р е и д р ы х л а б ы б е л ы м
днём б е з з а з р е н и я совести? А н а р о д б ы её обходил! В с т р е ч а л т а к у ю
картину?
— Н е - е . . . — п о м о т а л г о л о в о й Витёк.
— П о т о м у что т а к о г о у нас не м о ж е т б ы т ь никогда! Н а ш и д в о р ­
н я ж к и с к р о м н ы е , ж м у т с я п о углам, п о д н о г а м и не валяются, на глаза
не п о п а д а ю т с я . . .
— Вы п р я м в р и ф м у ! — хмыкнула п р и с о е д и н и в ш а я с я к р а з г о в о ­
ру Зоя.
— Ну, так вот. А в Таиланде л е ж и т себе псина, где упала, х о т ь на
узком т р о т у а р е , а хоть и на д о р о г е , и все её о б х о д я т и о б ъ е з ж а ю т ,
рискуя, м о ж н о сказать, ж и з н ь ю ! А у ж н о ч ь ю ! Я сколько р а з в т е м н о т е
на н и х п р о с т о н а с т у п а л ! Так д а ж е н е о г р ы з а ю т с я ! П е р е д в и н у т с я и
сопят дальше.
— Н у . . . А п р и чём т у т какая-то связь? — не п о н я л п ь я н е н ь к и й
Витёк.
— Н е какая-то, а связь с с а м и м и т а й н а м и — т а к и м и ж е с п о к о й ­
ными, н е т о р о п л и в ы м и , будто л е н и в ы м и !
— У э т и х л е н и в ы х всё работает, и лифт, и душ, и п е р с о н а л ! А у нас
за что н и возьмись — п р - р - у ! — сделал Витя г у б а м и н е п р и л и ч н ы й
звук.
— А с к у р а м и что? — п о и н т е р е с о в а л а с ь З о я .
— В е р н е е , н е с курами, а с п е т у ш к а м и , — у т о ч н и л о р а т о р . —
А в о т что. Видели в ы когда-нибудь, ч т о б ы н а ш и п е т у х и на д е р е в ь я х
сидели?
— Д е л а т ь и м что л и н е ч е г о ! — хмыкнула девушка, к о т о р у ю э т о т
р а з г о в о р всё б о л ь ш е забавлял. — Я — нет, не видела. Н о , н а в е р н о е ,
могут, ведь о н и же п т и ц ы !
— Вот именно — птицы! И именно — могут! — поднял оратор
у к а з у ю щ и й перст. — Р у с с к и е п е т у х и , к а к р у с с к и е м у ж и к и , — м н о г о
чего могут, н о не х о т я т !
— Так зачем и м деревья? В смысле — петухам, — хохотала З о я .
— И м и на земле неплохо — к у р о ч к и , ч е р в я ч к и , т о - с ё . . .
— А зачем тогда, по-вашему, т а й с к и е п е т у ш к и туда полезли? —
п р о д о л ж а л гнуть своё рассказчик.
227
Н. Леванина. В саду ветров
— Э с т е т ы , б л и н ! К р а с и в о ! « В ы с о к о с и ж у — далеко г л я ж у » . . .
Д а и о н и на виду! — п р е д п о л о ж и л а З о я .
— В е р н о , девушка! С и д я т э т и красавцы, свесив с в о и п ё с т р ы е
х в о с т ы , а все на н и х снизу вверх заглядывают!
— А о н и на всех сверху в н и з какают, — д о б а в и л С а ш а .
Раздался в з р ы в хохота.
— Н а ш и п р о с т о п о у м н е й будут... — п р е д п о л о ж и л а З о я .
— П о ч е м у это? — о п я т ь не п о н я л Витёк.
— Так н а ш п е т у х — п т и ц а к р у п н а я , если бы о н с в е т о ч к и . . . да по
п о л н о й . . . да на с в о и х х о з я е в — не с н о с и т ь е м у г о л о в ы !
— К а к н и к р у т и , а всё р а з н и ц а н а л и ц о ! В о т и я о т о м ж е ! — под­
вёл и т о г натуралист.
— И н т е р е с н о получается! — хмыкнул Витёк, к о т о р ы й , н а к о н е ц ,
ч т о - т о п о н я л . В о з б у ж д ё н н о т р я с я головой, о т п р а в и л с я о н в д р у г о й
к о н е ц самолёта, к ж е н е , п о д е л и т ь с я э т и м и с в е ж и м и м ы с л я м и .
— С а д и т е с ь , — кивнул С а ш а на о с в о б о д и в ш е е с я кресло. З о я опу­
стилась, п р е д л о ж и в ему, в с в о ю очередь, п р и с е с т ь на п о д л о к о т н и к ,
д л я о п о р ы . Э т о б ы л о не л и ш н и м . С а м о л ё т в р е м е н а м и сильно тряс­
ло. И в о о б щ е , м н о г о л е т а в ш а я З о я чувствовала: ч т о - т о не т о . . . О н а
и с л о в о м на э т о т счёт н е обмолвилась, и б о ж е л е з н ы м п р а в и л о м З о и
б ы л о — н е думать о б о п а с н о с т я х и н е г о в о р и т ь о них. О н а , как бы­
л и н н ы й б о г а т ы р ь , д а в н о д л я с е б я р е ш и л а : двум с м е р т я м не бывать, а
о д н о й — не м и н о в а т ь ! Ну, и ч т о суетиться?
. . . П о д х о д и л к к о н ц у п е р в ы й час полёта. М н о г и е , с м о р ё н н ы е
з а т я н у в ш е й с я п о с а д к о й , спали. Д р у г и е т и х о п е р е г о в а р и в а л и с ь .
« Ш а х м а т и с т ы » в раздумье з а м е р л и над с в о и м и м и н и а т ю р н ы м и фи­
г у р к а м и . Вдруг кто-то, о б р а щ а я с ь к н е и з в е с т н о м у Васе, г р о м к о п р о ­
изнёс:
— Глянь, Вась, наш водила к е р о с и н сливает!
Б о д р с т в у ю щ и й н а р о д в м е с т е с о б о з н а ч е н н ы м Васей т у т ж е п р и ­
лип к иллюминаторам.
И в с а м о м деле, в х в о с т о в ы е о к о ш к и о т ч ё т л и в о видна была вы­
т е к а ю щ а я из самолёта т о н к а я , б л е с т я щ а я струя, н е м е д л е н н о распы­
л я ю щ а я с я в т у м а н . К а р т и н а была н е р е а л ь н а я . К о л л е к т и в н а я галлю­
ц и н а ц и я ? С к о р е е это, ч е м . . . что? Ч т о э т о м о ж е т значить?
Вдруг в т р е щ а щ и х д и н а м и к а х в о з н и к п р о ф е с с и о н а л ь н о буднич­
н ы й голос с т ю а р д е с с ы : « У в а ж а е м ы е п а с с а ж и р ы ! П р о ш у в н и м а н и я !
Н а ш с а м о л ё т г о т о в и т с я с о в е р ш и т ь п о с а д к у в а э р о п о р т у города
228
Утопао
Бангкок. П р о ш у з а н я т ь с в о и м е с т а и п р и с т е г н у т ь с я р е м н я м и б е з о ­
пасности!»
Н е м а я сцена. Вдруг заплакал п р о с н у в ш и й с я р е б ё н о к , и как п о к о ­
манде з а г о м о н и л и в з р о с л ы е :
— К а к Б а н г к о к ? Д о н е г о о т П а т т а й и м е н ь ш е ч а с у на а в т о б у с е . . .
— Где ж е м ы ц е л ы й час болтались?
— Что вообще происходит?
— Говорят, п и л о т наш к е р о с и н с л и в а е т . . .
— И что теперь?
— Где стюардесса? П у с т ь о б ъ я с н и т п о - ч е л о в е ч е с к и !
П о я в и л а с ь одна из стюардесс, п о с т а р ш е . Х о т ь с и н е в а на г у б а х у
неё п р о с т у п а л а даже сквозь г у б н у ю помаду, а ц в е т л и ц а н а п о м и н а л
пыльную рогожку, ж е н щ и н а с п о к о й н о п о я с н и л а , ч т о п о с а д к а — вы­
н у ж д е н н а я ; всем п а с с а ж и р а м н е о б х о д и м о сесть, п р и с т е г н у т ь с я и
с г р у п п и р о в а т ь с я : т о есть у м е н ь ш и т ь с я в р а з м е р а х и п р и н я т ь ф о р м у
зародыша — о п у с т и т ь голову как м о ж н о н и ж е к к о л е н я м и зафикси­
р о в а т ь п о л о ж е н и е . Раздалось м р а ч н о е гудение:
— Ох, как э т о п о м о ж е т !
— Ч т о б ы легче б ы л о о п о з н а т ь !
— А я в о о б щ е так не м о г у ! Т о л с т ы й я !
— Слово-то придумали — сгруппироваться!
Н о б о р т п р о в о д н и ц е больше н е ч е г о б ы л о п р е д л о ж и т ь с в о и м пас­
сажирам. В п р о ч е м , п а н и к и не было. Ч т о и г о в о р и т ь , публика п о д о ­
бралась р и с к о в а я , д р у г а я п о Т а и л а н д а м и н е ш а с т а е т !
— Уберите, пожалуйста, ш а х м а т ы и сделайте, что т р е б у е т с я , —
обратилась стюардесса к п а р е ш а х м а т и с т о в , к о т о р ы е п р о д о л ж а л и
игру, будто не замечая о б щ е г о с м я т е н и я .
— И что будет? — и р о н и ч н о п о и н т е р е с о в а л с я м у ж ч и н а , на миг
о т о р в а в ш и с ь о т п а р т и и . — М ы благополучно п р и з е м л и м с я ?
Стюардесса, п о ж а в плечами, о т о ш л а от э т и х с т р а н н ы х л ю д е й и
взяла м и к р о ф о н :
— Господа, п р и г о т о в ь т е с ь ! С к о р о п о й д ё м на с н и ж е н и е . О н о
будет чуть более с т р е м и т е л ь н ы м , ч е м о б ы ч н о . Всё будет х о р о ш о .
Благодарю за в н и м а н и е .
— П и к и р у е м , ч т о ли?
Н а р о д в самолёте н а п р я г с я , п о с е р ь ё з н е л . В голове заметались
мысли, в п о л н е в о з м о ж н о — п о с л е д н и е .
229
Н. Леванина. В саду ветров
— « М о ж е т , о н о и не плохо, что так, сразу, не мучиться с а м о м у
и н е мучить р о д н ы х » , — к р е п к о д е р ж а ж е н у за руку, думал б о л ь н о й
адвокат.
— « В с ё н е слава Б о г у ! Н е н а д о было э т о г о п р и д у р к а с с о б о й
т а щ и т ь ! Э т о о н п р и т я г и в а е т н е с ч а с т ь я ! — со з л о б о й косилась на
Л ё н ь к у Гала. — Е с л и о б о й д ё т с я , б р о ш у его к ч ё р т о в о й м а т е р и ! »
— « Т е п е р ь ж е н а т о ч н о узнает, что я в Т а и л а н д мотался. В о т и до­
гулялся! Н а молоденьких п о т я н у л о ! А С о н я , вон, даже не с м о т р и т ! »
— страдал сбледнувший « п а п и к » .
— « В о т ч у м и ч к а ! П о л е т е л а т р и н а д ц а т о г о числа! Э к с т р а с е н с х р е ­
н о в ! » — ругала себя С е р а ф и м а . И вдруг п о н я л а : « Т а к в о т я на с а м о м
деле зачем сюда п р и е х а л а ! Ч т о - т о д о л ж н о было м е н я о с т а н о в и т ь ! » И
о н а стала ж а р к о м о л и т ь с я , о б е щ а я п р е к р а т и т ь с в о и д у р н ы е и г р ы .
— « Н а ж р а л с я , н а к о н е ц , желудок в п а н а м е ! Д о м а сидеть н а д о !
Ц е л е е б у д е ш ь ! » — к р е п о к б ы л з а д н и м у м о м Георгий.
— « В о т и пусть всё л е т и т в т а р т а р а р ы ! — м с т и т е л ь н о л и к о в а л а
З о я , поглядывая на в д а в л е н н у ю в сиденье и с п у г а н н у ю подругу. —
Ч т о , н е хочется п о м и р а т ь ? А в и д и м о , п р и д ё т с я ! »
— « Е с л и всё о б о й д ё т с я , клянусь: ж е н ю с ь на М а ш к е ! » — догова­
р и в а л с я с судьбой ф а р м а ц е в т С а ш а .
... М е ж д у т е м самолёт с к а к о й - т о о т ч а я н н о й р е ш и м о с т ь ю б р о ­
сился п р е о д о л е в а т ь р а с с т о я н и е до земли. О н р е з к о у с т р е м и л с я к спе­
ц и а л ь н о й полосе, где на з а п а с н о й п л о щ а д к е ж д а л и его д е с я т к и м а ш и н
« С к о р о й п о м о щ и » и пожарных.
Н и к т о в с а л о н е этого, к о н е ч н о , не знал. К а к не знали и того, что,
с о б с т в е н н о г о в о р я , случилось с их самолётом? Взрослые, с а м о с т о я ­
тельные люди, у г о д и в в э т у в о з д у ш н у ю западню, п о н и м а л и только,
ч т о от н и х сейчас н и ч е г о не зависит. О т кого же тогда? О т лётчика?
Н а з е м н ы х служб? Б о г его знает!
В а б с о л ю т н о й т и ш и н е вдруг раздался ж ё с т к и й удар. С а м о л ё т
стукнулся о з е м л ю и подпрыгнул. Будто не давая м а ш и н е передумать,
л ё т ч и к вновь б р о с и л её на землю, о д н о в р е м е н н о включив м о щ н о е
т о р м о ж е н и е . С а м о л ё т несколько р а з п о д б р о с и л о , н о п р и т я ж е н и е у ж е
т в о р и л о своё з е м н о е дело, и шасси, у п и р а я с ь и з о всех сил, смогли п о ­
гасить с к о р о с т ь . П о с а д к а была, п о сути, м а с т е р с к и п и л о т и р у е м ы м
п а д е н и е м . П р о с т о л ё т ч и к сделал своё н е в о з м о ж н о е дело.
В с к о р е лайнер, как и з р а н е н н ы й зверь, е щ ё н е в е р я щ и й в своё спа­
с е н и е , з а м е р на а э р о д р о м н о й о к р а и н е .
230
Утопао
Чудо случилось.
Когда после о с т а н о в к и двигателя из л ё т н о й к а б и н ы п о с л е д н и м
вышел с т а р ш и й п и л о т — м о к р ы й до п о с л е д н е й ф о р м е н н о й н и т о ч к и ,
усталый м у ж ч и н а лет с о р о к а , е м у б ы л и у с т р о е н ы т а к и е аплодисмен­
ты, каких в р я д л и кто в с в о е й ж и з н и удостаивался.
Всё п р о и з о ш л о так с т р е м и т е л ь н о ! З а с ч и т а н н ы е м и н у т ы л ю д я м
п р е д л о ж и л и п р о с т и т ь с я с ж и з н ь ю , а п о т о м в е р н у л и её в м е с т е с толь­
ко ч т о о с т а в л е н н ы м Таиландом, м и л о с т и в о з а м е н и в г и б л о е Утопао
на с о л и д н ы й Б а н г к о к .
Мужчины по инерции обсуждали характер поломки:
— Видимо, о т о ш ё л т о п л и в н ы й шланг. Н а в е р н о е , заискрило.
М о г л и в с п ы х н у т ь . П о э т о м у п и л о т и стал к е р о с и н сливать.
— Молодец, настоящий мужик! П р и н я л решение. Керосин-то
сколь стоит? Т е п е р ь отвечать п р и д ё т с я .
— Д а и т а й ц ы м о г у т счёт п р е д ъ я в и т ь . К о м у п о н р а в и т с я , когда
тебя к е р о с и н о м поливают?
Ж е н щ и н ы в б о л ь ш и н с т в е с в о ё м не г о в о р и л и ничего, м н о г и е гло­
тали таблетки. Так или иначе, а к а ж д ы й думал и ч у в с т в о в а л только
одним-единственным способом — своим:
— « Слава Богу, о б о ш л о с ь . . . А как ж е т е п е р ь б ы т ь с купленны­
ми до Ч е л я б и н с к а билетами? П р о п а л и ! В о т гадство! Ну, что за дела?
Ч у т ь не у г р о б и л и . А у меня, м е ж д у п р о ч и м , м у ж не з д о р о в . В о н , к а к о й
бледный сидит! П р и е д у — в ч и н ю и с к э т и м к л я т ы м « Д о м о д е д о в с к и м
а в и а л и н и я м » ! О н и м н е за всё заплатят: и за п р о п а в ш и е б и л е т ы , и за
и с п о р ч е н н ы й отдых! Гоняют п о л о м а н н у ю технику, р и с к у ю т н а ш и м и
ж и з н я м и — в о т и пусть в о з м е щ а ю т п о п о л н о й м а т е р и а л ь н ы й и м о ­
ральный у щ е р б . З а с у ж у с в о л о ч е й ! »
— « А что, р е б я т а , н о р м а л ь н о , т е п е р ь ещё в Б а н г к о к е п а р у д н е й
побалдеем. З а счёт чудаков домодедовских. В ы п у с к а ю т к е р о г а з ы на
м е ж д у н а р о д н ы е р е й с ы , т а к нехай т е п е р ь платят за г о с т и н и ц у и п р о ­
питание!»
— « Д у м а л а , не п о й д у в э т о м году на п е н с и ю , п о р а б о т а ю ещё, п о ­
летаю. Н о нет, видимо, п р и д ё т с я заканчивать. Б о л ь ш е не м о г у . . . »
— б о р м о т а л а п р о себя о с у н у в ш а я с я с т а р ш а я стюардесса, п р о в о ж а я
п а с с а ж и р о в к трапу. Н е к о т о р ы м и з н и х о н а ш е п т а л а :
— П р и е д е т е д о м о й — поставьте свечку. М ы все сегодня з а н о в о
родились.
231
Н. Леванина. В саду ветров
О н а у ж е забыла, что несколько м и н у т назад и м е н н о п а с с а ж и р о в
считала о с н о в н ы м и в и н о в н и к а м и п р о и с ш е с т в и я : « Р а з в л е к а ю т с я и
о б ж и р а ю т с я . Т р я с у т с в о е й м о ш н о й . Грешат, не каются, — в о т и . . . »
И н т е л л и г е н т н а я дама, к о т о р а я на выходе так н е ж н о благодарила
э к и п а ж , что т р о н у л а б о р т п р о в о д н и ц до слёз, услышав с о в е т с т а р ш е й ,
г о р ь к о заметила:
— П р о свечку — э т о п р а в и л ь н о . . . Только как т у т д о м о й попасть?
В о н что у нас т в о р и т с я !
— « Л а н д ы ш и , ландыши,
Милого неба приве-ет» —
вдруг з в о н к о выкрикнула со своего места молодая ж е н щ и н а и п о ­
т е р я л а сознание.
— Врача! — крикнула, п е р е г н у в ш и с ь ч е р е з т р а п , стюардесса.
Аллу уложили на н о с и л к и и унесли.
С а л о н опустел. Ж и з н ь продолжалась. И , Б о г весть, сдержат ли
э т и п е р е п у г а н н ы е л ю д и д а н н ы е себе о б е щ а н и я . В о в с я к о м случае, на
сегодня и с п ы т а н и я для н и х закончились. Д л я всех, к р о м е молодень­
кой стюардессы, п о с л е д н е й о б х о д я щ е й салон. В с а м о м хвосте само­
лёта о н а н е о ж и д а н н о наткнулась на м у ж с к о е тело.
— « В с ё - т а к и не о б о ш л о с ь без ж е р т в . К т о - т о у м е р . . . » — поду­
мала она, с о п а с к о й п р и б л и ж а я с ь к трупу.
Н о э т о был не т р у п , э т о был « б о м ж » . О н б е з м я т е ж н о спал, воль­
но распустив губы.
Вне очереди
О д н а ж д ы п р и г о ж и м л е т н и м д н ё м я опустилась на г р а н и т н ы е
с т у п е н и К о р о л е в с к о й н а б е р е ж н о й , что в Стокгольме. Умаявшись о т
т у р и с т и ч е с к о г о марафона, п р и с е л а к воде в ы т я н у т ь н о г и и п е р е в е ­
сти дух в о ж и д а н и и своего автобуса. Тогда и оказалась свидетелем
эпизодов, п р о и с ш е д ш и х б у к в а л ь н о о д и н за другим.
К т о - т о я в н о т о р о п и л с я с о о б щ и т ь м н е нечто в а ж н о е , а п о т о м у
совсем н е з а б о т и л с я о таких пустяках, как у м е с т н о с т ь и д о с т о в е р ­
ность.
Вначале, запнувшись о б о р д ю р , п р я м о п е р е д о м н о й у п а л а на б е г у
русская т у р и с т к а . П р о б о р м о т а л а « Н и ч е г о с е б е ! » , п р е в о з м о г а я боль,
поднялась и, п о т и р а я у ш и б л е н н о е колено, заковыляла к с о с е д н е й
скамейке. Там п р и н я л а с ь с п е ш н о п р и в о д и т ь с е б я в п о р я д о к : вначале
п р о м о к н у л а с а л ф е т к о й с колена кровь, п о т о м вытащила з е р к а л ь ц е и,
ахнув на о т р а ж е н и е , б ы с т р о п о д к р а с и л а губы, в з б о д р и л а п р и ч ё с к у и,
хромая, с н о в а куда-то заспешила.
Н е успела я п е р е в е с т и взгляд на а п п е т и т н о ц е л у ю щ у ю с я парочку,
как хлоп! — на т о м ж е м е с т е падает д р у г а я ж е н щ и н а . Судя п о клёко­
ту, п о д н я т о м у в о к р у г неё с п у т н и к о м , — какая-то скандинавка.
Ж е н щ и н а т о ж е рухнула смачно, в п о л н ы й рост, но, в о т л и ч и е от
нашей, т о р о п и т ь с я н е стала. М н е д а ж е показалось, ч т о о т л е т е л и не
только её очки, н о и сознание. В о в с я к о м случае, п р и з н а к о в ж и з н и
она н е к о т о р о е в р е м я не подавала. Л е ж а л а п о с р е д и К о р о л е в с к о й на­
б е р е ж н о й , самим в и д о м в з ы в а я о п о м о щ и и сочувствии.
Всё э т о она и получила в п о л н о й м е р е : к т о - т о сбегал в с о с е д н и й
магазинчик и п р и н ё с воды, к т о - т о п о щ у п а л пульс, к т о - т о о с м о т р е л
очки: не р а з б и л и с ь ли? Н е п о р а н и л и ? Нет, вроде б ы целы.
Её с п у т н и к только что не р ы д а л . О н в о т ч а я н и и т о п т а л с я р я д о м ,
окликая её п о и м е н и . Б о я с ь к н е й п р и к о с н у т ь с я (не дай Б о г ! Н е л ь з я !
Вдруг п е р е л о м ! ) , — о н д р о ж а щ и м и р у к а м и т е р е б и л т е л е ф о н н ы е
кнопки.
П р о ш л о м и н у т десять. С о б р а в возле с е б я н е м а л у ю т о л п у и дове­
дя с п у т н и к а до и с т е р и к и , о н а с д у ш е р а з д и р а ю щ и м и с т е н а н и я м и , на­
конец, п о д н я л а с ь и зависла на е г о ж и д к о м плече, а в с к о р е с м у ж с к о й
п о м о щ ь ю двинулась дальше.
Я наблюдала за э т о й п а р о й е щ ё н е к о т о р о е в р е м я . О н и о с т о р о ж ­
но п е р е с е к л и дорогу. Ж е н щ и н а о ж и в а л а д о в о л ь н о б ы с т р о . М у ж ч и н а
235
Н. Леванина. В саду ветров
б ы л в н е с е б я о т т а к о г о счастливого в о с к р е ш е н и я . О н з а б о т л и в о об­
н и м а л п о д р у г у за талию, ч т о - т о ш е п т а л на у ш к о , п р е д у п р е ж д а я каж­
д ы й её шаг.
Все а к ц е н т ы были расставлены. О п р е д е л ё н н о , ж е н щ и н а не з р я
свалилась: в итоге о н а получила п у б л и ч н о е п о д т в е р ж д е н и е с в о е й
з н а ч и м о с т и , а м у ж ч и н а д о к а з а л с в о ю н а д ё ж н о с т ь . Э т о б ы л не п р о с т о
д о с а д н ы й э п и з о д с падением, э т о было з н а к о в о е п р о и с ш е с т в и е !
С о в м е с т и в п а д е н и е н а ш е й т у р и с т к и ( « Б ы с т р о , б ы с т р о ! Сама,
с а м а ! » ) с э т и м с к а н д и н а в с к и м спектаклем п о д о т к р ы т ы м н е б о м , —
я задумалась. П о ч е м у т а к п о - р а з н о м у ? П о ч е м у л я д а щ а я скандинавка
в ы ж а л а и з э п и з о д а всё п о п о л н о й , о б р а т и в случившееся п а д е н и е в
с в о ю пользу, а наша м и л а я с о о т е ч е с т в е н н и ц а п о п р и в ы ч к е п е р е т о п ­
талась и, с к о н ф у ж е н н а я , не ж е л а я привлекать к себе внимания, п о б ы с т р о м у у х р о м а л а с м е с т а п а д е н и я ? П о ч е м у м ы всегда так невни­
мательны к себе? П о ч е м у т а к м а л о ц е н и м себя, своё здоровье, ж и з н ь ,
наконец? М о ж е т , э т о в нас н а ц и о н а л ь н о е ? Ведь и я не стала б ы делать
и з п а д е н и я с о б ы т и я , а п о б ы с т р е е р е т и р о в а л а с ь бы с м е с т а п р о и с ш е ­
ствия. И дело не в н а л и ч и и и л и о т с у т с т в и и с п у т н и к а . . .
... Н а р о д в а в т о б у с е , у т о м л ё н н ы й м н о г о ч а с о в о й с т о к г о л ь м с к о й
б е г о т н ё й , стал п о т и х о н ь к у клевать н о с о м . О п ы т н ы й г и д знал, как
помочь: запустил привычное снотворное — телевизор. Н а экране
тут же объявился штатный бодрячок и принялся весело усыплять
публику.
Ч т о ? Ч т о о н сказал? « Ж и з н ь — э т о очередь за смертью, н о есть
дураки, к о т о р ы е лезут без о ч е р е д и » ? О б х о х о ч е ш ь с я , в с а м о м д е л е . . .
Я т а к и х дураков з н а ю в е л и к о е м н о ж е с т в о , сама такая.
З а о к н о м мелькали п р и ч ё с а н н ы е с к а н д и н а в с к и е п е й з а ж и , от­
м ы т ы е и р а з м е ч е н н ы е трассы, р а з у м н о о б у с т р о е н н о е жильё, а м е н я
вдруг а б с о л ю т н о н е к с т а т и одолели в о с п о м и н а н и я . И с т а р ы й дом вы­
плыл и з п а м я т и с такой н е о ж и д а н н о й я с н о с т ь ю , будто кто-то с силой
вытолкнул его из з а и л е н н ы х глубин.
Толчок, н е с о м н е н н о , был. Ведь не с а м и ж е эти б е д н ы е ж е н щ и н ы
для н а г л я д н о с т и растянулись у м е н я под н о с о м !
. . . Д о м и к б ы л е щ е т о т ! П я т и э т а ж н ы й , н о в е н ь к и й . Н а ф о н е раз­
д о л б а н н о г о ч а с т н о г о с е к т о р а в э т о й части города о н тогда, в начале
236
Вне очереди
семидесятых, с м о т р е л с я чуть н е н е б о с к р ё б о м . Н а в с ю о к р у г у был,
такой, один. Нет, к о н е ч н о , ближе к ц е н т р у были и п р о с т о р н ы е « с т а л и н к и » , и купеческая архаика, и д а ж е о б л у п и в ш и е с я д в о р я н с к и е
с т р о е н и я , — н о здесь, в закутке м е ж д у г о р о й и о в р а г о м , лепились, в
о с н о в н о м , с а м о п а л ь н ы е п о с т р о й к и , типа с к в о р е ч е н , с л я п а н н ы х п о б ы с т р о м у из всего, что п о п а л о с ь п о д р у к и .
И вдруг — дом, к и р п и ч н ы й , ч е т ы р е подъезда, п я т ь э т а ж е й ! К а к
белый г р и б на п о м о й к е . Д л я к а к и х т а к и х господ, с п р а ш и в а е т с я ?
Н а с а м о м деле, э т о была б а н а л ь н а я х р у щ о в к а , только н о в е н ь к а я .
В её к и р п и ч н ы е к л е т у ш к и за у с п е х и в труде не без труда были расфа­
сованы р а б о т н и к и м е с т н о г о к и р п и ч н о г о завода.
Н а р о д здесь всегда ж и л л и х о й к о м м у н о й . Р а б о т а л и на заводе, ко­
т о р ы й с т о я л м е т р а х в ста от ж и л ь я и выглядел как п о с л е б о м б ё ж к и —
грязь, мусор, р а з б р о с а н н ы е к и р п и ч н ы е осколки. У п е ч к и п е р и о д и ч е ­
ски о т р ы в а л о часть бока, и тогда о н а н е щ а д н о на всю о к р у г у в о н я л а
газом. Н о на э т о о с о б о не о б р а щ а л и в н и м а н и я . В о н я е т и воняет.
Б а б ы с у ш и л и бельё п о - д е р е в е н с к и — в о д в о р е на д л и н н ы х ве­
рёвках, в непогоду — на кухне, в к о м н а т е и л и где п р и д ё т с я . Р а б о ч и е
спецовки, детские одёжки, халаты, бельё п о с т о я н н о болтались на ве­
рёвках и б ы л и частью м е с т н о г о п е й з а ж а . В п р о ч е м , ж е н щ и н ы здесь не
унывали и за с л о в о м в к а р м а н не лезли.
— Фай, ты чё эт какую срань развесила? В е р ё в к и тока пачкаешь!
— Н е п е р ж и в а й , К а т я ! Когда т в о й м у ж и к ко м н е придёт, я н о в о е
застелю.
— Д а тьфу, б е с с т ы ж а я !
— А Митьке твому ндравится.
И р а з о ш л и с ь . Всё п р о с т о , а главное — ч и с т а я правда, за и с к л ю ­
ч е н и е м н о в о г о белья, конечно. У Фаи о н о о т р о д я с ь н е водилось, н о
М и т ь к е на э т о б ы л о плевать. Н е за к р а х м а л ь н ы м х р у с т о м м о т а л с я о н
к б е с ш а б а ш н о й Файке.
О с о б у ю а т м о с ф е р у создавало и то, ч т о всё в округе б ы л о своё, кир­
пичное: магазины, д е т с к и й садик, амбулатория, Ж Э К . Б о л ь ш и н с т в о
к и р п и ч н и к о в — л и б о земляки, л и б о зэки, о т р а б а т ы в а ю щ и е (или от­
р а б о т а в ш и е ) на заводе с в о ю з а к о н н у ю « х и м и ю » .
Так у ж повелось, что ж е н с в о и х с чьей-то л е г к о й (или нелег­
кой) р у к и э т и н а к о л о т ы е у х а ж е р ы о б ы ч н о п р и в о з и л и и з о д н о г о —
Колупаевского р а й о н а , где ж е н щ и н ы были красивы, р а б о т я щ и и н е
237
Н. Леванина. В саду ветров
с л и ш к о м р а з б о р ч и в ы . В г о р о д е с р е д и своих о н и не у т р а ч и в а л и дере­
в е н с к и х н а в ы к о в : б ы с т р о осваивались, р о ж а л и д е т е й и обзаводились
б р о с о в о й землей на о к р а и н е города, запасливо о г о р о д и в ее к р и в ы м
частоколом. Н а э т и х нелегальных сотках в ы р а щ и в а л и о т м е н н ы й
у р о ж а й , о б е с п е ч и в а я д а р м о в ы м п р о в и а н т о м р а с т у щ у ю с е м ь ю (свой
труд не считался) и о т м е н н о й закусью мужа.
М у ж и к и здесь всегда п и л и м н о г о и тяжело, п е р и о д и ч е с к и впадая
в з а п о и и д е б о ш и . Е с л и п ь я н и ц а о т ы г р ы в а л с я не на жене, — та ис­
к р е н н е считала с в о й б р а к счастливым.
Н а п р о т я ж е н и и м н о г и х л е т к и р п и ч н ы й завод р а с с е л я л своих
н е п р и х о т л и в ы х трудяг п о б а р а к а м и коммуналкам. Н о в начале се­
м и д е с я т ы х сюда, н а к о н е ц , п р о с о ч и л а с ь х р у щ ё в с к а я оттепель, и на­
ч а л ь с т в о м р е ш е н о было с т р о и т ь с я . « К а ж д о й семье — п о отдельной
к в а р т и р е ! » Н е к о м м у н и з м , к о н е ч н о , н о что-то в р о д е того.
Тогда и в о з н и к л а эта с е р а я п я т и э т а ж к а , н а ч и н ё н н а я м и к р о с к о ­
п и ч е с к и м и кухнями, о т с у т с т в у ю щ и м и п р и х о ж и м и и не с о в п а д а ю ­
щ и м и с ч е л о в е ч е с к и м и г а б а р и т а м и туалетами. И всё-таки это было
н е о ж и д а н н о о б р а з о в а в ш е е с я л и ч н о е п р о с т р а н с т в о , как о б х о д и т ь с я с
к о т о р ы м — п о д а в л я ю щ е е б о л ь ш и н с т в о п р о с т о не знало. А ещё была
г о р я ч а я вода, к о т о р у ю к е р о с и н и л а ш и п я щ а я на в с ю кухню газовая
колонка. И д л я н е и з б а л о в а н н ы х г р а ж д а н э т о был, конечно, п о л н ы й
разврат!
П о т и х о н ь к у , р е в н о с т н о поглядывая друг на друга, п р и н я л и с ь
обзаводиться шифоньерами, комодами и трюмо, заполнять типовые
с е р в а н т ы с е р в и з а м и и ф у ж е р а м и . О с о б ы м ш и к о м считался к о в ё р
на стене и л ю с т р а п о д п о т о л к о м . Т е л е в и з о р с т а н о в и л с я п р е д м е т о м
п е р в о й н е о б х о д и м о с т и . К н и г дома не держали, разве ч т о школьные
учебники.
Н о н е п р и н у ж д ё н н о с т ь о б щ е н и я в п о л н е сохранялась: в подъездах
и на б а л к о н а х р а з г о в а р и в а л и с т а к и м р а с ч ё т о м , ч т о б ы м о ж н о было
д о к р и ч а т ь с я до глухой п о д р у ж к и на д р у г о м к о н ц е д е р е в н и . В о о б щ е
вся и н т и м н о с т ь п р е ж н и х о б щ и н н ы х о т н о ш е н и й никуда н е делась.
О с о б е н н о э т о о щ у т и м о было на н а ш е м — п е р в о м — этаже. Всё
слышно, а ещё хуже — видно.
... Утро. Я , в т о в р е м я студентка у н и в е р с и т е т а , только п р о л у п и в
глаза, е щ ё в н о ч н о й р у б а ш к е , ставлю на п л и т у ч а й н и к . Вдруг ф о р т о ч ­
ка ( к о т о р а я в э т о м д о м е п р о с т о — т р е т ь я часть о к н а ) с г р о х о т о м рас238
Вне очереди
пахивается, и ко м н е в к у х н ю з а с о в ы в а е т с я с воли с т р а ш е н н а я харя.
Харе, о п р е д е л ё н н о , что-то надо. О н а т р е б о в а т е л ь н о ш е в е л и т г р я з ­
н ы м и пальцами в с т о р о н у посуды. Ага, стакан, значит, т р е б у е т с я , и з
горлА п р и н ц и п ы н е п о з в о л я ю т . П р о т я г и в а ю б а н к у и з - п о д м а й о н е з а ,
обойдётся, а р и с т о к р а т н е п р о с о х ш и й : « В о т , оставь с е б е » .
Н о ф и з и о н о м и я не у н и м а е т с я : « З ж ж в а т т ь . . . » — у п о р н о ш и п и т
н е п о с л у ш н ы м и г у б и щ а м и . С п о р и т ь бесполезно. П р о щ е выдать кусок
хлеба. П о й д ё т ? И пара н е и з в е с т н о сколько с у т о к г у д я щ и х м у ж и к о в
располагается со в с е м и у д о б с т в а м и на скамейке, п р я м о п о д н а ш и м и
окнами. П о л н о е впечатление, ч т о я в э т о й к о м п а н и и т р е т ь я . Только
что не наливают.
Скамейку, конечно, п р и ш л о с ь с р о ч н о выкопать, н о э т о м а л о ч т о
изменило. К о м п а н и и стали у с а ж и в а т ь с я на т р а в к у т о ж е в н е п о с р е д ­
с т в е н н о й б л и з о с т и от н а ш е й л и ч н о й ж и з н и и п р и н и м а л и с ь на све­
жем воздухе от души пить, к у р и т ь , м о ч и т ь с я и так далее, н е о т х о д я о т
кассы. П о н я т н о е дело, очень с к о р о воздух, п о с т у п а ю щ и й и з ф о р т о ­
чек, с в е ж и м назвать было трудно.
Н о э т о е щ ё полбеды. П о в е с н е у к и р п и ч н и к о в о б ы ч н о р е з к о ак­
т и в и з и р о в а л а с ь сексуальная ж и з н ь . Д а т а к что — м а м а не г о р ю й !
Н а п р и м е р , соседка н а п р о т и в , Клава, была о д и н о к о й ж е н щ и н о й сред­
них л е т с ж е л е з н ы м и з у б а м и в о рту, м о г у ч е й « х и м и е й » на голове и
двумя д е т ь м и в о д н о к о м н а т н о й к в а р т и р е . Д е т е й о н а р о д и л а , так и не
успев сходить замуж. М н е о н а тогда казалась с т а р о й . Н а с а м о м деле,
было е й в те годы лет т р и д ц а т ь п я т ь . Уж не знаю, ч е м о н а там была
мазана, и ч т о у н е ё б ы л за секрет, н о м у ж и к и всех м а с т е й и возрас­
тов, как к о б е л и к н а ш е й б е с п о р о д н о й Бусе, п р о с т о с т о я л и в очередь,
карауля е ё п о д о к н о м и в подъезде.
Такого успеха у п р о т и в о п о л о ж н о г о пола я б о л ь ш е никогда в ж и з ­
н и не наблюдала. Клавка н е была п р о с т и т у т к о й , о н а р а б о т а л а на за­
воде чуть л и не бухгалтером, н о в о в н е р а б о ч е е в р е м я становилась
п р о с т о о д е р ж и м о й . Б ы л о э т о о б ы ч н о так. П р и х о д и л а Клава, усталая,
со службы, у ж и н а л а , переодевалась в ш и р о ч е н н у ю п л и с с и р о в а н н у ю
юбку н е о п р е д е л ё н н о - т ё м н о г о цвета и з о л о ч ё н н у ю н е м ы с л и м ы м и ту­
р е ц к и м и о г у р ц а м и блузку, — и п о н е с л о с ь ! Д з и н ь — д р и н ь ! Х л о п —
т о п ! С л е д у ю щ и й ! И т а к до у т р а .
П е р е п а д а л о и нам.
239
Н. Леванина. В саду ветров
... Б р е д у я как-то п о з д н о в е ч е р о м в ванну, готовлюсь, обчитавшись
в ы с о к о х у д о ж е с т в е н н о й л и т е р а т у р ы , м и р н о о т о й т и к о сну, — вдруг
в р а с п а х н у т у ю ф о р т о ч к у влетает г о р я ч е ч н ы й п р и с в и с т : « К л а в к , я
здесь! М о ж н о ? »
— Д а в а й , если ж и т ь н а д о е л о !
—
А чё так? — н е п о н и м а е т в з б е л е н ё н н ы й п а р е н ь ( « Б а !
Молоденькие пошли! Совсем одурели!»).
— Влезай, у з н а е ш ь , если в ф о р т к у п р о с к л и з н ё ш ь , — п р о д о л ж а ю
я развлекаться.
— А ч ё , в дверь нельзя?
— В д в е р ь - т о и дурак войдёт, а т ы в ф о р т к у давай, — подначиваю
я К л а в к и н о г о хахаля. — И вдруг вижу, как п а р е н ь легко подтянулся
к п о д о к о н н и к у и в о т - в о т п р о с о ч и т с я в не т а к о е у ж и м а л е н ь к о е от­
верстие.
— Пап! — ору я истошно. — Воры!
П а р е н ь о с т а в ш е й с я с н а р у ж и частью о с ы п а е т с я в темень и л е т и т
с л о м я голову.
С т а р ш е г о Д и м к у на в р е м я К л а в к и н ы х загулов брала к себе бабуш­
ка, во весь голос п о п у л я р н о о б ъ я с н я я , п р и ч и н у о ч е р е д н о г о переселе­
н и я : « О п я т ь , мать т в о ю за ногу, пошла, зараза, свистеть л и р о й ! »
Видимо, благодаря э т и м п е р е м е щ е н и я м , Д и м к а как-то в ы р о с ,
у ш ё л в а р м и ю и о с т а л с я на с в е р х с р о ч н у ю службу где-то на Д а л ь н е м
В о с т о к е . К л а в а п о т о м , когда с в о з р а с т о м чуть п о о с т ы л а , э т и м ф а к т о м
о ч е н ь гордилась. М о л , в о с п и т а л а в о и н а . Н а а р м и ю в о о б щ е м е с т н ы е
ж е н щ и н ы возлагали б о л ь ш и е н а д е ж д ы : в н е й и д и с ц и п л и н е с ы н обу­
чится, и ч е л о в е к о м станет. Б ы л а т а к а я вера.
А м а л о л е т н ю ю К л а в к и н у С о н ь к у тогда в р а с ч ё т н и к т о не брал.
П р о с т о путалась п о д н о г а м и . А п о т о м о н а как-то н е з а м е т н о в ы р о с л а
и запуталась о к о н ч а т е л ь н о : н е з а м е т н о п р и с т р а с т и л а с ь к травке, п о ­
т о м п е р е ш л а на уколы, и в в о с е м н а д ц а т ь л е т т и х о умерла под з а б о р о м
о т п е р е д о з и р о в к и . К а к и не ж и л а .
В о о б щ е с м е р т е й , с а м ы х д и к и х , в доме, как и в округе, было вели­
кое множество.
Ж и л у нас на т р е т ь е м э т а ж е д я д я С а ш а — п о виду н а с т о я щ и й
Б а р м а л е й , к р я ж и с т ы й м у ж и к с к о п н о й всегда н е с т р и ж е н н ы х ч ё р н ы х
240
Вне очереди
волос. Глаза н е м н о г о навыкате, г о в о р и т н е р а з б о р ч и в о й с к о р о г о ­
в о р к о й . Ж и л о н в д в у х к о м н а т н о й к в а р т и р е вместе с ж е н о й , д о ч к о й
Л ю с е й и зятем. Б ы л е щ ё в н у к Ванька, с е м и лет, в к о т о р о м д я д я С а ш а
души не чаял. Н е с ч а с т ь я п о с ы п а л и с ь на м у ж и к а к а к и з р о г а и з о б и л и я .
Ж е н у Людмилу, очень п о л н у ю , н е с т а р у ю ещё ж е н щ и н у , н е о ж и д а н н о
р а з б и л инсульт, и о н а слегла п р а к т и ч е с к и без д в и ж е н и я . В с к о р е у ш ё л
из семьи зять, а дочь впала в д е п р е с с и ю — молча плакала и худела.
Ванька стал д е р з и т ь и п л о х о у ч и т ь с я .
Д я д я С а ш а вначале м у ж е с т в е н н о п р е т е р п е в а л с в о ё лихо. Н о од­
н а ж д ы его с о р в а л о и понесло.
О н б р о с и л ходить на завод. Только п и л и спал. П о т о м деньги кон­
чились, и д я д я С а ш а п о ш ё л п о з н а к о м ы м з а н и м а т ь на выпивку. С к о р о
кредит иссяк, а ж е л а н и е п у с т и т ь себя в р а с п ы л в с ё не п р о х о д и л о .
О с о б е н н о э т о ж е л а н и е о б о с т р я л о с ь п о ночам. И тогда н е в м е н я е м ы й
д я д я Саша, опухший, н е м ы т ы й и з а р о с ш и й , п р и н и м а л с я з в о н и т ь в
первую п о д в е р н у в ш у ю с я п о д р у к у дверь. О н вдавливал к н о п к у звон­
ка и д е р ж а л её до тех п о р , п о к а и з к в а р т и р ы не в ы с к а к и в а л и разбу­
женные, п е р е п о л о ш ё н н ы е хозяева. Р е а к ц и я , п о н я т н о е дело, была
разной. К т о - т о сходу з а е з ж а л д я д е С а ш е в р а с п у х ш и й п я т а к ; к т о - т о
в ы н о с и л выпить, п о н и м а я , ч т о б е з подкачки п р о п а д ё т м у ж и к ; к т о - т о
о р а л благим м а т о м на весь п о д ъ е з д . . .
Ж е н щ и н ы с н и м п р о б о в а л и г о в о р и т ь , стыдили, н а п о м и н а л и п р о
больную ж е н у и л ю б и м о г о внука, н о д я д я С а ш а только б о р м о т а л в
ответ ч т о - т о н е р а з б о р ч и в о е и в ы т а с к и в а л д р о ж а щ и м и р у к а м и из-за
пазухи утюг, ш а м п у н ь или что-нибудь ещё. П р е д л а г а л купить.
Д о б р о м э т о к о н ч и т ь с я не могло.
. . . Н а ш у квартиру, п о л у ч е н н у ю в о е н н ы м о т ц о м п о р а з н а р я д к е ,
д я д я С а ш а обходил сколько мог. С т ы д и л с я . Всё-таки — н е с в о и ! Н о
свои все вышли, а п о ж а р , б у ш е в а в ш и й в м о щ н о й д я д ь с а ш и н о й груди,
спалил п о с л е д н и е п р и н ц и п ы и т у п о т р е б о в а л п о д п и т к и . Уже л ю б о й
ценой. И тогда...
Я проснулась от какого-то н а з о й л и в о г о звука. Н е сразу п о н я л а ,
что это, как т р е в о ж н а я с и г н а л и з а ц и я , в е р е щ и т н а ш м и р н ы й д в е р н о й
звонок, — г р о м к о и б е с п р е с т а н н о .
Тогда е щ ё н е п р и н я т о б ы л о из-за д в е р и задавать о с т о р о ж н ы е в о ­
просы, т и п а : к т о т а м и что надо? У н а с в с е м ь е э т о в о о б щ е с ч и т а л о с ь
д у р н ы м т о н о м . О б а л д е в о т сна и п р о н з и т е л ь н о г о звука, я п р о с т о р а с 241
Н. Леванина. В саду ветров
пахнула д в е р ь и чуть не закричала. Н а п о р о г е с т о я л о нечто — в о ­
л о с а т о е , опухшее, д р о ж а щ е е . О н о с к р ю ч и л о с ь и что-то, не п о д н и м а я
в о л о с а т о й головы, ш и п е л о .
Э т о б ы л д я д я С а ш а . О н в ы н ы р н у л из каких-то своих п у ч и н и о б ­
р а з о в а л с я п е р е д н а ш е й д в е р ь ю глубокой я н в а р с к о й ночью, босиком,
в ш и р о ч е н н ы х с е м е й н ы х трусах до колен, н а м е р т в о п р и п а я в г р я з н ы й
п а л е ц к з в е н я щ е й к н о п к е . Судя п о всему, о н не с л ы ш а л звука, не чув­
ствовал холода, и у ж , к о н е ч н о , не и с п ы т ы в а л с т е с н е н и я о т того, что
п е р е п у г а л ч у ж и х людей. Э т о был в о й а в р а л ь н о й с и р е н ы : люди до­
брые, спасите! П о г и б а ю ! Дайте выпить!
Н а ш у м подлетели м о и р а з б у ж е н н ы е р о д и т е л и , и м н е велено
б ы л о у б и р а т ь с я в с в о ю комнату.
Уснуть о т у в и д е н н о г о я долго не могла. В кухне раздавались ма­
м и н ы п р е д л о ж е н и я т о г о р я ч е г о чая, то к о р в а л о л а и в а л е р ь я н к и и не­
в н я т н ы е д я д ь с а ш и н ы б о р м о т а н ь е и бульканье.
Ч е р е з н е к о т о р о е в р е м я о т е ц п о в ё л его д о м о й , на т р е т и й э т а ж , но
т о т вдруг вырвался и б р о с и л с я на улицу.
В м е с т е с д о ч к о й Л ю с е й о т п р а в и л и с ь искать беглеца. Н о того и
след п р о с т ы л . А у т р о м в о з в р а щ а ю щ и е с я с н о ч н о й с м е н ы р а б о ч и е
нашли его в с у г р о б е . З а м ё р з д я д я С а ш а . И л и вначале у м е р о т водки,
а п о т о м у ж е з а м ё р з . . . Н и к т о в э т о м о с о б о не р а з б и р а л с я . П р о с т о на
т р е т и й день п о х о р о н и л и д я д ю Сашу, а на д е в я т ы й у б р а л а с ь к н е м у
под бочок и жена Людмила.
Т а к Л ю с я стала з а в и д н о й н е в е с т о й с ж и л п л о щ а д ь ю . Н о ненадол­
го. В с к о р е к н е й вернулся м у ж . И о н а его п р и н я л а . М у ж и к а м и здесь
запасливые м е с т н ы е ж е н щ и н ы не р а з б р а с ы в а ю т с я , даже п ь я н и ц а м и
и х о д о к а м и . А в о с ь , сгодится на что-нибудь!
А в с к о р е р а з ы г р а л а с ь в н а ш е м подъезде и е щ ё одна т р а г е д и я . Та
с а м а я ч и с т ю л я К а т я , ч т о стыдила Файку за плохо о т с т и р а н н о е бельё,
н е о ж и д а н н о умерла. П р и ш е д ш и е п р о с т и т ь с я бабы о б н а р у ж и л и с
н е й в о д н о м г р о б у . . . м ё р т в о г о младенца.
Н о в о с т ь р а з н е с л а с ь б ы с т р о . Н а р о д п о в а л и л у з н а т ь : что случи­
лось? Н о м у ж М и т ь к а молчал, а со с т а р ш е й д о ч е р ь ю - п о д р о с т к о м в
с о с е д н е й к о м н а т е беседовала м и л и ц и я , результаты э т о й беседы о б ­
щ е с т в е н н о с т и п о к а и з в е с т н ы не были.
242
Вне очереди
З а т о на л е с т н и ч н о й п л о щ а д к е п р о б о л т а л а с ь Файка, к о т о р а я была
с К а т е й и з о д н о й деревни, ж и л а э т а ж о м н и ж е , а главное — у с п е ш н о
делила с н е й её м у ж а М и т ь к у — з д о р о в е н н о г о бугая с р а н н е й л ы с и ­
н о й на р у м я н о й ф и з и о н о м и и .
В Ф а й к и н о й в е р с и и э т о выглядело так. Катька, п р о с т и г о с п о д и ,
толстая к о р о в а . У н е ё н и х р е н а не п о й м ё ш ь — т а к п о п р а в и л а с ь или
у ж е б е р е м е н н а я ? Родила д в о и х и с о в с е м расплылась. Ну, все видели,
з н а е т е . . . Т а к что удумала? Залетает, ж и в ё т себе с п о к о й н е н ь к о , а п о ­
том на больших сроках делает укол, йода, ч т о л и . . . В ы з ы в а е т р о д ы , да
и п р о с т а е т с я дома по-тихому. Д а в н о у ж е т а к о е п р а к т и к о в а л а . А мла­
денца у м о р и т да и в ы к и н е т куда-нибудь.
— К а к выкинет? — ахнули х о р о м б а б о н ь к и .
— А в о т так и выкинет, — подтвердила Файка. — И на э т о т р а з
хотела. Д а что-то н е п о ш л о у н е ё : т о л и со с р о к о м затянула, т о ли Б о г
наказал. Только р о д и т ь - т о о н а родила, дома, к о н е ч н о , да т у т к р о в о т е ­
чение у н е ё и о т к р ы л о с ь . Л е ж и т , и с т е к а е т к р о в ь ю , ждёт, когда младе­
нец помрёт. Светка, дочка, р е в м я ревёт, давай, говорит, мам, с к о р у ю
вызову, а та упёрлась — и н и в к а к у ю ! П о н я т н о ведь, сразу догада­
ются, ч т о баба р о д и л а недавно, д и т ё искать начнут, т а к и в т ю р ь м у
з а г р е м и ш ь за душегубство.
В о т и дождалась — и сама померла, и младенчика х о р о ш е н ь к о г о
такого, ну, вы видели, в о н лежит, как ангел, — у м о р и л а .
Б а б ы слушают, о н е м е л и . К т о - т о н е у м е л о к р е с т и т с я : « Г о с п о д и ,
грех-то к а к о й ! » А Ф а я д е л о в и т о п р о д о л ж а е т :
—
Теперь Светке младшего Борьку поднимать придётся.
О с и р о т и л а Катька д в о и х . . .
М ы с л ь о с и р о т а х п р и в о д и т ж е н щ и н в чувство.
— А п о ч е м у н е отцу, не М и т ь к е ?
Фая и тут в курсе:
— О н куда-то завербовался, уезжать собирается. Н а Севера, что л и . . .
— Выходит, не ей и не т е б е М и т ь к а не достался? — п о д ы т о ж и л а
Клавка, у к о т о р о й п о ходу дела с л о ж и л и с ь к а к и е - т о с в о и п л а н ы на
о с в о б о д и в ш е г о с я м у ж и к а . Здесь э т о делается б ы с т р о .
— Б о л ь н о н у ж е н . . . - фыркнула Файка.
— Раньше н у ж е н был, — н е о т с т а ё т соседка.
— Так т о — р а н ь ш е . У нас с п о к о й н о й с в о и с ч ё т ы . . . б ы л и .
243
Н. Леванина. В саду ветров
— А - а - а . . . А ч ё э т о М и т ь к а з а т о р о п и л с я ? М о ж е т , р ы л ь ц е в пуш­
ку? М о ж е т , с о о б щ н и к б ы л К а т ь к и н ? — п р о с т о д у ш н о вывалила Клава
то, о ч ё м думалось к а ж д о й .
Ф а я п е р е д ё р г и в а е т плечами:
— А т е б е что, о б я з а т е л ь н о п о с а д и т ь его хочется? Если н е тебе,
т о и в т ю р ь м у н е жалко? О детях подумай! С в е т к а - т о с о в с е м без под­
моги останется.
— Э т о д а . . . - о п о м н и л а с ь Клавка. — Д а я п р о с т о . . . р а з г о в а р и ­
ваю...
— Думай, что г о в о р и ш ь ! — рявкнула вдруг Файка. — М а л о т е б е
с в о и х кобелей, у ж и на М и т ь к у р о т с в о й п о г а н ы й р а з з я в и л а !
— Э т у кого э т о р о т п о г а н ы й ? ! — п о ш л а в н а с т у п л е н и е Клавка.
Н а обеих зашикали:
— Гроб в о н стоит, а вы собачитесь, н а ш л и в р е м я ! Уйдите с глаз,
о б е , б е с с т ы ж и е , т у т С в е т к а в о н плачет!
— С у ч к и д р - р - я - н ы е ! — п р о ш и п е л т у б е р к у л ё з н о й фистулой
п о я в и в ш и й с я из с в о е й однушки е щ ё о д и н обитатель в е р т е п а — ске­
л е т о о б р а з н ы й Гришка, о к о т о р о м м е с т н а я молва толковала с т р а ш ­
н о е . И с полудохлой р а д о с т ь ю д о б а в и л на н е и с к о р е н и м о м блатном
н а р е ч и и е щ ё п а р у фраз, не п о д д а ю щ и х с я не только л и т е р а т у р н о м у
переводу, н о и с а м о м у р а з н у з д а н н о м у в о о б р а ж е н и ю .
О н п р о ш а р к а л к гробу, с н е с к р ы в а е м ы м у д о в л е т в о р е н и е м рас­
с м о т р е л соседку К а т е р и н у и у б и е н н о г о е ю младенца и молча двинул­
ся к выходу.
К э т о м у в р е м е н и публика п о п р и л и ч н е е р е т и р о в а л а с ь на э т а ж
п о н и ж е , о т греха подальше. Гришка д а ж е в э т и х н е б р е з г л и в ы х кра­
я х был ф и г у р о й н о н - г р а т а . Б о л ь ш у ю часть с в о е й ж и з н и о н п р о в ё л
в т ю р ь м е . Т а м научился валить деревья, п р и с т р а с т и л с я к ч и ф и р ю и
з а р а б о т а л т у б е р к у л ё з в о т к р ы т о й ф о р м е . Б ы л о ему сейчас лет с о р о к
пять, н о выглядел о н на все семьдесят — худой, зелёный, желчный.
Еле н о г и таскает. С о с в о е г о п я т о г о э т а ж а у ж е не спускается, сидит
ц е л ы м и д н я м и на б а л к о н е и в ы х а р к и в а е т на п р о х о ж и х о с т а т к и своих
п р о г н и в ш и х н а с к в о з ь лёгких. Радуется, если попадёт. Уж ч т о только
н и делали ж и л ь ц ы , ч т о б ы у г о м о н и т ь зэчару. И п р о с и л и , и т р е б о в а л и ,
и п р о детей, ч т о и г р а ю т внизу, рассказывали. А он, з н а й себе хохочет,
з а п р о к и н у в з м е и н у ю голову и в ы к а т и в чудовищных р а з м е р о в кадык.
244
Вне очереди
О с т а в а л о с ь л и ш ь н а б и т ь ему морду. М у ж и к о в о с т а н а в л и в а л о
одно: помрёт, зараза, а т ы п о т о м , как за п о р я д о ч н о г о , в т ю р ь м у ся­
дешь. ( Т ю р ь м а в о о б щ е н е и з м е н н о входила в круг с о о б р а ж е н и й к и р ­
пичников. Тем более что м н о г и е п р о д о л ж а л и т я н у т ь с в о й с р о к , о с в о ­
бодившись очень условно.)
Если б ы не ж е н а его М а р и я , к о т о р а я р а б о т а л а н а ч а л ь н и к о м сме­
ны и за м н о г о л е т н и й , б е з р о п о т н ы й труд и получила э т у квартиру, —
с Гришкой, к о н е ч н о бы, р а с п р а в и л и с ь . Н о М а ш у у в а ж а л и и ж а л е л и .
Была о н а ж е н щ и н а т и х а я , р а б о т я щ а я , у б о г а я . В детстве п е р е б о л е л а
п о л и о м и е л и т о м и с тех п о р п р и ходьбе с и л ь н о к р е н и л а с ь в п р а в у ю
сторону, что не м е ш а л о е й с п р а в л я т ь с я со с в о и м и н е ж е н с к и м и о б я ­
з а н н о с т я м и на р а б о т е и с н е ч е л о в е ч е с к и м и — дома.
С Гришкой о н а п о з н а к о м и л а с ь в о с е м ь лет назад п о п е р е п и с к е ,
п р и л и ч н о м свидании п о ж а л е л а м у ж и к а — у ж б о л ь н о о н ей о т ц а на­
помнил, на ф о т о г р а ф и и , где т о т п о с л е б л о к а д н о г о П и т е р а б ы л с ф о т о ­
г р а ф и р о в а н . К о ж а да к о с т и . В с к о р е о т е ц умер, а М а р и я на всю ж и з н ь
сохранила свои детские в о с п о м и н а н и я о н ё м : к а к л ю б и л её, баловал,
как весело и г р а л на балалайке. И к а к г о р ь к о о н а плакала, когда о т ц а
не стало.
Гришка на п е р в о м ж е т ю р е м н о м с в и д а н и и п о з в а л её з а м у ж , а о н а
и пошла. И сразу п о в о з в р а щ е н и и начала писать письма в р а з н ы е вы­
сокие и н с т а н ц и и , х л о п о т а т ь о Т р и ш к и н о м л е ч е н и и (на его о с в о б о ж ­
дение о н а не р а с с ч и т ы в а л а ! ) .
В м е с т о этого ч е р е з т р и года, п о с л е о ч е р е д н о г о к о н с и л и у м а , дове­
р и в ш и с ь п р о г н о з у врачей, ч т о с т а к и м и л ё г к и м и п р о с т о н е живут, —
Гришку н е о ж и д а н н о у с л о в н о в ы п у с т и л и — к ж е н е , у м и р а т ь . О д н а к о
вот, благодаря с т а р а н и я м М а р и и , о н ж и л у ж е п я т ы й год.
Б а б ы ш у ш у к а л и с ь м е ж с о б о й : и как о н а такого не б о и т с я ? Ведь
если не зарежет, то заразит — т о ч н о ! И что за р а д о с т ь с т а к и м боль­
ным и страшным жить?
К а к о н и ж и л и — н и к о м у и з в е с т н о не было, за и х д в е р ь ю б ы л о
тихо, а М а р и я п р о с в о ю с е м е й н у ю ж и з н ь молчала, да и Г р и ш к а на э т у
тему о с о б о не р а с п р о с т р а н я л с я .
Вообще отношение к рождению, жизни и смерти в кирпичном
околотке б ы л о самым будничным. Ж е н щ и н а м п о л о ж е н о р о ж а т ь — и
р о ж а л и ; п о л о ж е н о стирать, г о т о в и т ь , р а с т и т ь д е т е й — и делали э т о
245
Н. Леванина. В саду ветров
всё, не с л и ш к о м задумываясь н и н а д п р о ц е с с о м , н и над результатами.
Н и к о г о как-то о с о б о не волновало, что в их детском саду детей не р а з ­
вивают, а п а с у т ; ч т о у д е т о к там п о ч т и п о г о л о в н о глисты, а частенько
и в ш и ; что в б л и з л е ж а щ е й школе, куда х о д я т их д е т и ш к и , з н а н и я дают
слабые, для п о с т у п л е н и я в и н с т и т у т недостаточные.
Д а и на к о й т о т и н с т и т у т ? И н ж е н е р ы , вон, м е н ь ш е н а ш и х р а б о ­
тяг на заводе получают. Н у и в с ё !
Так на м о и х глазах н о в о р о ж д е н н ы е ангелята в колясках вскоре
превращались в точную копию своих родителей: рано прилажи­
вались к табаку и бутылке, о ш и в а л и с ь ватагами п о г а р а ж а м и подъ­
ездам, чуть не п у б л и ч н о д е м о н с т р и р у я чудеса р а н н е г о п о л о в о г о
с о з р е в а н и я . Н а р к о т и к и в э т о й п и т а т е л ь н о й среде заводились, как та­
р а к а н ы в г р я з н о й кухне. Т е п е р ь п о н я т н о , п о ч е м у а р м е й с к а я служба
была в т а к о м а в т о р и т е т е у м е с т н ы х м а т е р е й : может, за два года с ы н о к
разучится пить и куролесить!
Надо признать, что демобилизовавшиеся сынки подпитывали
э т у надежду: поначалу ходили с н е з д е ш н е й в ы п р а в к о й и пили очень
д и с ц и п л и н и р о в а н н о — не со в с е м и п о д р я д и не где п о п а л о . Правда,
очень недолго...
И б ы л о о ч е н ь ж а л ь ж е н щ и н : зачем мучились, р о ж а л и ? Зачем
н о ч е й не спали, р а с т и л и ? З а ч е м таскали на себе р а с т у щ е е д и т я п о
п о л и к л и н и к а м на п р и в и в к и и лечение? Зачем с т и р а л и себе р у к и и
г о р б а т и л и с п и н ы над к о р ы т а м и ? З а ч е м всё это, если в результате не­
и з м е н н о получается ч ё р т е что?
... Г р я н у в ш у ю п е р е с т р о й к у к и р п и ч н о е п о т о м с т в о в с т р е т и л о
в п о л н е г о т о в ы м к т р у д о в ы м с в е р ш е н и я м на н и в е п р о с т и т у ц и и , р э ­
кета, с п е к у л я ц и и и с у т е н ё р с т в а . Ю н а я с а м о г о н щ и ц а Танька стала ле­
гальным п р е д п р и н и м а т е л е м в н и ч е м не с т е с н я е м ы х обстоятельствах,
о н а п о - с т а х а н о в с к и к р у г л о с у т о ч н о разбавляла в о д о й из-под крана
н е ч т о п о д н а з в а н и е м « Р о я л ь » , едва у с п е в а я разливать д р а г о ц е н н о е
зелье п о с о б р а н н ы м на п о м о й к е п л а с т и к о в ы м бутылкам.
О т о ш л и в п р о ш л о е и б е с п л а т н ы е н о ч н ы е забавы. П о с т а р е в ш у ю
К л а в к у б ы с т р о с м е н и л и не у с п е в ш и е т о л к о м в ы р а с т и к о н к у р е н т ­
ки. И о б р а з о в а л о с ь и х такое м н о ж е с т в о , ч т о м е с т н ы м паханам ( о н и
тоже, о к а з ы в а е т с я , б ы л и н а г о т о в е и как-то б ы с т р о стали в о т к р ы т у ю
х о з я й н и ч а т ь ) , — так вот, и м о ч е н ь с к о р о п р и ш л о с ь о р г а н и з о в ы в а т ь
246
Вне очереди
п р и т о н с размахом, п р и с п о с о б и в д л я э т о г о о т ж а т ы й у некогда бога­
тых ж е л е з н о д о р о ж н ы х п р о ф с о ю з о в и х з а г о р о д н ы й п а н с и о н а т .
Главная шалава Л е н к а , и з ш е с т о й к в а р т и р ы , была д е л е г и р о в а н а
активизировавшимся общаком на курсы повышения квалификации
п о ч т и что за г р а н и ц у — в П р и б а л т и к у . И сразу всё с т а л о г р а м о т н о и
культурно: т о в а р — деньги — т о в а р . И деньги в п е р ё д . С у д я п о тому,
как гордо подъезжала к д о м у на и м п о р т н о м авто с л и ч н ы м ш о ф ё р о м
эта бизнесвумен, дела у н и х с п о р и л и с ь .
Народ попроще вообще узнал много нового. Например, что
счетчик — э т о совсем не т о т ч ё р н ы й я щ и к с д ы р к о й , с ч и т а ю щ и й
электрические киловатты, а ч т о - т о с о в с е м другое, у ч и т ы в а ю щ е е д н и
и деньги, к о т о р ы х всё р а в н о не хватит, ч т о б ы в ы к у п и т ь с в о ю н и к ч ё м ­
ную ж и з н ь . Поставленные на счётчик были о б р е ч е н ы .
. . . Ж и л а в н а ш е м подъезде на ч е т в ё р т о м э т а ж е б о л ь ш а я семья:
м у ж — р а б о ч и й к и р п и ч н и к , его ж е н а и т р о е детей. С т а р ш и й сын
Васька в а р м и ю н е ходил, в и д и м о п о п р и ч и н е н е к о т о р о й д у р а к о в а т о сти. Н о с лица был ничего, а п о т о м у ж е н и л с я р а н о и б ы с т р о н а с т р о ­
гал д в о и х детей. Всем э т и м колхозом о н и р а з м е с т и л и с ь в д е с я т и м е ­
т р о в о й и з о л и р о в а н н о й комнатке, щ е д р о в ы д е л е н н о й р о д и т е л я м и и з
имеющихся сорока пяти квадратных метров.
Васькина ж е н а З о я оказалась ж е н щ и н о й р а б о т я щ е й , п р о б и в н о й
и скандальной. П о н я в , ч т о в д е с я т и к в а д р а т н ы х м е т р а х в ч е т в е р о м ,
да ещё и со свекровью, ж и т ь у н и х с Васей в р я д л и получится, о н а
принялась действовать. П р и с т р о и в д е т е й в м е с т н ы е ясли-садик, б е з о
всяких там декретов, п о ш л а р а б о т а т ь н а к и р п и ч н ы й завод и с к о р о д о ­
билась в коммуналке о т д е л ь н о й к о м н а т ы п о п р о с т о р н е й . Н а т о м не
остановилась. Н а ш л а себе е щ ё одну работу, у б о р щ и ц е й , п о т о м у г о ­
в о р и л а с в о ю д е р е в е н с к у ю р о д н ю п р о д а т ь с к о т и н у и внесла п е р в ы й
пай за к о о п е р а т и в н у ю д в у х к о м н а т н у ю квартиру. Э т о была в т о р а я (и
последняя) н о в о с т р о й к а к и р п и ч н о г о завода. З о й к а успела туда, бук­
вально в п р ы г н у в в у х о д я щ и й п о е з д !
В т о в р е м я как худенькая З о я в с в о е й п ы л ь н о й , н е с г и б а е м о й р о б е
металась между р а б о т а м и , д е т ь м и и д о м о м , — её м у ж Васька, вальяж­
н ы й и р а с т о л с т е в ш и й , в о всём ч и с т о м , х о д и л на службу в р е с т о р а н
« А з и я » . С л у ж и л о н там т о л и с т о р о ж е м , т о л и в ы ш и б а л о й .
247
Н. Леванина. В саду ветров
З о я м у ж е м ч р е з в ы ч а й н о гордилась. И т о сказать, был Василий, не
в п р и м е р о с т а л ь н ы м , б е з в р е д н ы х п р и в ы ч е к : не пил, не курил, не шалб е р н и ч а л . П р а в д а , и г р а л . В к а р т ы . Н о до п е р е с т р о й к и э т о б ы л о не­
в и н н о ( с а м ы й б о л ь ш о й интерес — я щ и к д е ф и ц и т н о г о п и в а ) . О д н а к о
вскоре Васёк сыгранул по-взрослому и влип по полной.
Н а ч а л о с ь с того, что Вася в д р у г исчез. Тогда, в начале д е в я н о ­
стых, л ю д е й в о о б щ е п р о п а д а л о м н о г о . О с т а н к и н е к о т о р ы х п о т о м
находили на г о р о д с к о й свалке и л и о т к а п ы в а л и в л е с о п о с а д к а х , к о г о то вылавливали и з р е к и , к т о - т о и с ч е з а л бесследно. В ы с т р е л ы звучали
среди бела д н я . Р а з б о р к и ш л и пачками, буквально стенка на стенку.
Уголовный м и р алчно г р а б и л н а г р а б л е н н о е и б о д р о сколачивал п е р ­
воначальный к а п и т а л .
С б и т ы е с толку, з а п у г а н н ы е м и р н ы е г р а ж д а н е , л и ш и в ш и с ь р а б о ­
ты и стабильности, объевшись виртуальной и реальной уголовщины,
вовлечённые в водоворот всеобщего разрушения, быстро утратили
с п о с о б н о с т ь сочувствовать и удивляться. Разбрелись п о с в о и м углам
и затаились.
Так ч т о Васьки хватились не сразу, т е м более что З о й к а продол­
ж а л а м е т а т ь с я в п р е ж н е м р и т м е , разве что ещё больше похудела и п о ­
чернела. М е ж д у тем на вдову она, вроде бы, н е походила, н е плакала,
а п о т о м у о с о б о н и к т о и не в н и к а л : их дела, н а й д ё т с я м у ж и к , н а в е р ­
н о е . . . Тем б о л е е ч т о н е только З о й к а , н о и В а с ь к и н ы р о д и т е л и п р о
его и с ч е з н о в е н и е г о в о р и л и к р а й н е н е о х о т н о .
И только когда З о я с д е т и ш к а м и и н е х и т р ы м с в о и м д о м а ш н и м
с к а р б о м в н о в ь п е р е е х а л а в барак, выяснилось, что Васька не п р о с т о
исчез, он, оказывается, п р о и г р а л в к а р т ы н о в у ю к в а р т и р у и был по­
ставлен на счётчик.
О с т а ё т с я только д