close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Семенов А.В. Родной завод, годы и люди. Хроника в воспоминаниях ветеранов завода. III часть

код для вставки
Настоящее повествование «Родной завод, годы и люди. Хроника событий в воспоминаниях ветеранов завода» завершает трилогию о заводе и посвящается шестидесятилетнему юбилею завода п/я 122, которому большинство из нас посвятило значительную часть своей
Семенов А .В.
УДК[94+388
УДК[94+388.45;624.38 (09)] (470.44-25)
ББК 63.3 (235.54)+65.304.15(235.54)
СЗО
С 34
Семёнов А.В.
Родной завод, годы и люди
Хроника событий
в воспоминаниях ветеранов
завода.
Часть третья
ISBN 978-5-975-81412-0
УДК[94+388.45;624 38 (09)] (470.44-25)
ББК 63.3 (235.54)+65.304.15(235.54)
СЗО
С34
©Семёнов А.В.
©
©
Саратов
2011 г
А.В. Семёнов
Родной завод,
годы и люди
Хроника событий
в воспоминаниях ветеранов завода
III часть
О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас творили,
Не говори с тоской: ИХ НЕТ,
Но с благодарностью: БЫ Л И !
В.А. Ж уковский
г. Саратов
2009 г.
Автор трилогии повествований о родном заводе —«Родной завод,
годы и люди. Хроника 1953-90 гг.» еще раз выражает искреннюю
благодарность всем своим коллегам — танталовцам, которые своим
участием помогли выпуску этих воспоминаний.
Особая благодарность за бескорыстную финансовую помощь ве­
терану завода Александру Дмитриевичу Сидоренко, без помощи и
поддержки которого автору не удалось бы осуществить задуманное.
Огромную помощь все эти годы автору оказывали: Никитова Ва­
лентина Ивановна и Уткин Виктор Константинович в составлении
и редактировании повествования о родном заводе и автор еще раз
выражает им свою искреннюю благодарность.
С наилучшими пожеланиями здоровья, счастья и добра
всем ветеранам родного завода «Тантал»
в год его шестидесятилетия,
автор
А.В. Семенов
Настоящее повествование «Родной завод, годы и люди. Хроника
событий в воспоминаниях ветеранов завода» завершает трилогию о
заводе и посвящается шестидесятилетнему юбилею завода п /я 122,
которому большинство из нас посвятило значительную часть своей
жизни.
Думаю, не ошибусь, сказав от имени ветеранов о том, что родной
завод стал нашей судьбою, он многие годы и десятилетия вел нас по
трудным, но все же счастливым дорогам жизни.
Мы гордились и гордимся сейчас тем, что десятилетия жили жиз­
нью завода, радовались его успехам и огорчались неудачам!
Жизнь в дальнейшем раскидала многих из нас по разным местам,
городам и весям, но, не смотря на это родной завод «Тантал» и сей­
час объединяет нас всех, мы его ветераны, мы его гвардия и гордимся
этим!
Мы счастливы тем, что нам довелось работать с широко извест­
ными крупными руководителями и организаторами нашей отрасли —
Умновым Георгием Архиповичем, Радюком Олегом Михайловичем,
Соловьевым Анатолием Владимировичем, Окунем Георгием Ноевичем, Спицыным Борисом Владимировичем, Старецом Яковом Алек­
сандровичем, Кишиневским Лазарем Иосифовичем, Бруком Семе­
ном Генриховичем, Семёновым Анатолием Степановичем — все они
по-настоящему преданные делу незаурядные руководители, которые
вели нас за собой.
Пройдут годы, десятилетия. И наши дела, имена
растворятся в дымке прошедшего времени,
но всё же надеемся, что та частица доброго и светлого,
что мы принесли в наш непростой мир на родном заводе, —
останется в памяти многих.
Счастья и добра вам, грядущее поколение!
Семёнов
Анатолий Васильевич
Воспоминания о родном заводе
к его 60-летию
Родному заводу скоро шестьдесят лет. Пройден огромный с ко­
лоссальными трудностями путь. Всё меньше и меньше приходит к за­
водской проходной ветеранов, которые своим трудом создавали зна­
менитый некогда «Тантал». Часто прихожу и я, также посвятивший
нашей «альма-матер» не одно десятилетие своей жизни.
Почти всегда с трепетом как и много лет назад подхожу к про­
ходной, стоит такой же теплый сентябрьский день 2008 года как и в
том далеком 1961 году, когда я впервые стал работником завода п/я
122. Хорошо помню, как получив в бюро пропусков свой пропуск на
завод, я через 2-ю кабину прошёл на территорию, постоял напротив
первого бывшего рембазовского корпуса. По заводу мимо меня хо­
дили незнакомые мне люди, о чем-то говорили между собой, шутили
и смеялись. А у меня одна мысль сверлила мозг: правильный ли я
сделал выбор, поступив на этот оборонный завод? Как буду работать
в новом коллективе? Как сложатся взаимоотношения у меня здесь? В
общем, были одни вопросы и ни одного ответа.
С такими мыслями я пришел в 7-ой корпус, в котором два про­
лета занимал инструментальный цех,а один пролет — ремонтно­
механический цех №21.
Начальник цеха Норкин В.Н. познакомил меня с начальником
3-го отделения по изготовлению штампов и прессформ Демичевым,
где мастером слесарного участка мне предстояло работать.
В инструментальном цехе в те годы работало более 450 человек.
1-ое отделение цеха изготавливало режущий инструмент (развертки,
сверла), возглавлял отделение Урядов Алексей, участком по изготов­
лению резцов командовал Саша Уланов.
2-ое отделение цеха изготавливало кондуктора и специальные
приспособления, начальником которого работал Жидков Владимир
Павлович, а ст.мастером Бирюков Борис, мой друг, который и угово­
рил перейти меня на этот завод с завода «Тяжмаш».
4-е отделение цеха изготавливало специальный мерительный ин­
струмент (скобы, калибры всех видов). В этом отделении, ритмично
работающем и лучшем в цехе по всем показателям, начальником ра­
ботал Торнушенко Николай Григорьевич, важный и весьма строгий
даже с коллегами, ходивший по цеху в дорогом шерстяном темно­
синем плаще, всегда с озабоченным видом.
Термическим отделением руководил Миша Донин, очень внима­
тельный и коммуникабельный человек. Миша был очень опытным
и грамотным специалистом, по искре определял марку стали, чем с
начала очень меня удивил.
Кузнечно-заготовительное отделение возглавлял Юрин Алек­
сандр Николаевич, перешедший вместе с Норкиным В.Н. с сосед­
него завода.
Начальником ПДБ (планово-диспетчерского бюро) цеха много
лет работала Паненко Прасковья Петровна — симпатичная дородная
Новое здание кузницы инструментального цеха, 1963 год
женщина лет пятидесяти, приветливая и ласковая, несмотря на свою
казалось бы суровую должность всех жестко контролировать и нака­
зывать за срыв сроков сдачи оснастки.
Бюро технического контроля с многочисленными контролерами
ОТК возглавлял Щербаков Василий Николаевич, очень грамотный
работник, научивший меня сразу работать на УИМ-22, сложном уни­
версальном измерительном микроскопе.
На моем слесарном участке работали очень опытные слесари по
изготовлению сложнейших штампов и прессформ для изготовления
внутриламповых деталей СВЧ изделий — Сафронов Николай Петро­
вич, Лукьянов Николай Петрович —настоящие профессора своего дела
(Коля Сафронов с 14 лет работал на заводе в инструментальном цехе),
Никитин Михаил Иванович, Зелинский Николай Иосифович, Поликашин Петя, Корнев Миша, глухонемой от рождения, но классный
слесарь —вот далеко неполный перечень лучших слесарей участка.
Инструментальный цех тех лет был на острие проблем освоения
новых профильных изделий. От своевременного изготовления слож­
ной многочисленной и качественной спецоснастки зависело освое­
ние и выпуск так нужных нашему народному хозяйству и обороне
специзделий.
1983 год. Партийно-хозяйственный актив ПО «Тантал».
С докладом выступает секретарь Парткома Екимов Б.В.
В центре: Гендиректор Умное Г.А
В те годы шла по-настоящему битва в пути. Летели недели, меся­
цы, годы, завод стал для меня родным и самым дорогим на свете по­
сле моих близких. Я шагал по ступенькам заводской организационно­
технической структуры - мастер — начальник отделения — за м н а ­
чальника - начальник цеха —и через два года после прихода на завод
встал в шеренгу цеховых руководителей. Нас учили и вели вперед
к победам талантливые авторитетные руководители — Умнов Г.А.,
Окунь Г.Н., Соловьев А.В., Киреев Ю.И., Спицын Б.В.
Как один день пробежала и осталась в прошлом моя семидесяти­
летняя жизнь: быстро пролетело босоногое военное детство, еще бы­
стрее —юность, а уж зрелые годы с их напряженным ритмом работы
на оборонном предприятии по 12-14 часов ежедневно унесли более
40 лет жизни.
Наверное, правду говорят, что чем старше становится человек,
тем чаще и чаще его память возвращается к годам прошедшим, туда,
где мы еще молоды, полны сил и замыслов, где вокруг товарищи,
коллеги по работе, друзья, готовые в трудную минуту прийти на по­
мощь.
2000 год.
Семёнов А.В. с семьей на балконе своей дачи на берегу р, Волги
Иногда бывает и такой урожай на дачном участке
2004 год. 70-ти-летний юбилей Семёнова А.В. на даче в с. Чардым.
На фото (слева направо): дочь Елена —ст.инженер НПК-2 ПО «Тантал»
(в 80-е годы), зять —Медников О.Э. — Зам.Гл.контролера ПО «Тантал»
(в 80-е годы), Семёнов А.В., дочь Светлана —врач, работник Минздрава
Саратовской области
2007 год.
Анатолий Васильевич с внуками.
На стене —картины, написанные автором книги
2006 год.
Служебный кабинет Семёнова А.В.
На этих книжных
полках дома
в основном
хранились архивные
материалы родного
завода,
а моя семья
помогала мне
в работе над
повествованием о
заводе
2006 год.
За обсуждением первой книги о родном заводе.
На фото (справа налево): зять Медников О.Э. —Зам.гл.контролера
ПО«Тантал» (в 80-е гг.), зять Худяков С.А. —начальник участка ц.20
ПО «Тантал» (в 80-е годы), внук Антон Худяков —студент 4 курса
Университета
2008 год.
За этим столом вечерами были написаны три книги о родном заводе
Добрым словом хочется еще раз вспомнить Георгия Ноевича Оку­
ня - высокообразованного талантливого организатора производства,
Бориса Владимировича Спицына —беззаветно преданного делу и за­
воду, Анатолия Владимировича Соловьева — опытнейшего инженера
—вакуумщика и крупного организатора, Бориса Владимировича Лещинского — старейшего ветерана завода, всегда делившегося своим
опытом, Виктора Порфирьевича Хандина — комсомольского вожака
рембазы и одного из лучших начальников цехов 60-70-х годов, Семе­
на Генриховича Брука —человека-легенду, талантливого инженера и
руководителя, одного из создателей заводской электроники, настоя­
щего патриарха нашей отрасли, Ефима Иосифовича Соколовского
— опытного инженера и прекрасной души человека, Данилу Евсее­
вича Письмана —всю свою жизнь посвятившего заводу и много сде­
лавшего для повышения качества выпускаемых специзделий и сотни
других коллег, товарищей и друзей.
Перефразируя стихи известного поэта —говорю:
«Когда назад тому лет сорок пять
Мы волею Умнова шеренгою сошлись,
Мы падали не раз и поднимались опять
И каждому из нас успех сулила жизнь!
Мы по-умновски развернувши плечи
Задиристо вступали в свет.
Увы! А в результате — как сказал поэт:
«Иных уж нет, а те далече!»»
Вот и 16 июня 2008 года останется надолго «черной датой» для
многих и многих ветеранов «Тантала»: утром в больнице после про­
должительной болезни на 82 году ушел из жизни Георгий Архи­
пович Умнов — талантливый руководитель, 36 лет возглавлявший
крупнейшее предприятие ВПК — ПО «Тантал». Человек — легенда,
своим кругозором, знаниями, опытом и прозорливостью заметно вы­
делявшийся даже среди директорского корпуса г. Саратова и нашей
отрасли.
Внимательно вчитываемся в скупые и короткие строки анкеты
Георгия Архиповича, написанные его размашистым подчерком:
Родился 26 мая 1927 г. в г. Полтава.
1949 г. —окончил Московский энергетический институт.
1949-1951 гг. —работа в МГК ВЛКСМ.
1951-1960 гг. —г. Саратов, п/я 105 - технолог, мастер, начальник
цеха, Главный технолог, Главный инженер.
Постановление Саратовского
Совнархоза № 140 от 27.04.1960 г.
п/п Б.Дубовиков —директор организации п/я 122
Приказ Министерства
от 1.07.1966 г. —директор завода электроприборов
Приказ Министерства № 75к
от 30.04.1970 г. — И.О. Генерального директора НПО
«Электроника»
Приказ Министерства № 100
от 27.03.1972 г. —директор завода «Тантал»
Приказ Министерства № 371к
от 2.12.1977 г. — Генеральный директор ПО «Тантал» и
директор завода «Тантал»
Решение Совета директоров ОАО «Тантал»
от 12.10.1993 г. — Председатель Совета директоров ОАО «Тантал»
Посетил Югославию (1956 г.), Болгарию (1966 г.), Швейцарию
(1971 г.), ЧССР(1972 г. и 1976 г.), ГДР (1980 г.), ФРГ (1988 г.), Японию
(1989 г.).
Почему-то сразу вспомнились слова из грустной бардовской пес­
ни Михаила Анчарова «Кап-кап»:
Между пальцами года
Просочились — вот беда.
Между пальцами года —
Кап — кап.
День проходит без следа,
Кап — кап.
Ночь проходит — не беда.
Кап — кап.
Безусловно, учеба в престижном московском вузе и последующая
работа в Московском городском комитете комсомола, в определен­
ной степени интеллектуально и организационно обогатили Георгия
Архиповича, он многое знал и умел делать такого, что нам в нача­
ле 60-х годов было еще неизвестно. При этом он всегда не забывал
подчеркнуть свое превосходство над нами, часто цитировал отдель­
ные афоризмы и фразы известных деятелей российского государства,
кроме всего прочего он прочитал большое количество книг. В руко­
водителях любого уровня ценил обстоятельность, точность, логиче­
ское изложение и обоснование действий.
Георгий Архипович прекрасно чувствовал и реалистично оцени­
вал жизнь страны и её людей в меру своих сил и возможностей ста­
рался облегчить труд и быт своих заводчан и к этому он относился со
всей ответственностью и строгостью.
Общался Умнов чаще всего с людьми своего круга и вышестоя­
щими, среди которых были известные в стране и за рубежом поэты
Андрей Вознесенский и Булат Окуджава, знаменитый профессорофтальмолог Святослав Николаевич Фёдоров, заместитель Пред­
седателя Госстроя СССР Минае Георгиевич Чентемиров и многие
Другие.
В середине 90-х годов Георгий Архипович близко познакомил­
ся и пригласил к себе в гости известного на весь мир Александра
Исаевича Солженицына. В течение многих и продолжительных бе­
сед с писателем Георгий Архипович откровенно поведал ему о своей
непростой жизни, о своих думах и чаяниях, о своем видении про­
исходящих в России сложных политических процессов, как всегда
смело и беспристрастно, чем и сумел покорить великого писателя и
бунтаря. В эти дни открылось у них единство взглядов на будущее
обустройство многострадальной России, прошедшей за последние
десятилетия сложный и многократно трагический период становле­
ния и развития, потрясений и унижения.
Как затем признался А. Солженицын «под большим впечатлени­
ем от наших (с Умновым) встреч» был написан почти автобиографи­
ческий рассказ о жизни Г.А. Умнова «На изломах», где с большой
достоверностью, но безусловно с элементами художественного дара
писателя изложено как в калейдоскопе жизнеописание одного из та­
лантливых руководителей промышленности под фамилией Емцова
Дмитрия Анисимовича с его (почти Умновской) теорией управления:
«Вот единственное ПРАВИЛО: НИКОГДА НЕ НАДО ВЫСЛУШИ­
ВАТЬ НИЧЬИХ ОБЪЯСНЕНИЙ (сомлеешь в объяснениях, скис­
нешь и дело погубишь). А ТОЛЬКО: ИЛИ ДЕЛО СДЕЛАНО — ИЛИ
НЕ СДЕЛАНО». Описанный в рассказе оборонный завод «Тезар» во
многом напоминает наш родной завод с его взлетом и падением в
трагические для всей страны 90-е годы: (далее короткий текст из
книги «На изломах»).
... «С полтавского детства хорошо помнил Гоголя: «Я тебя поро­
дил —я тебя и убью».
В совете министров — суета, вертея, каждый добивается, друг
друга отталкивают. Так втиснулся Емцов с вице-премьером в самолет, и
пока на конференцию летели —получил резолюцию на приватизацию
Тезара и дробление его.
Да, если живое тело разрубить на части - они будут корчиться в
поисках друг друга. А иного выхода нам не оставлено.
И вот теперь будет мой принцип: никаких нам ваших дутых гос­
заказов! — платите вперед, тогда и заказ. Деньги раньше товара — не
принято? А нам выхода не оставили: денежки — вперед! Оборонную
часть Тезара довел до 5 процентов —до запчастей для противоракет­
ной обороны, крохи. Раздробил Тезар на шестьдесят дочерних фирм,
но надо всем и всеми — ты остаешься генеральный директор. В их
уставных фондах —что-то от прежнего Тезара, а на остальное —ищи­
те богатых держателей, сами ищите. У каждой ячейки — свой само­
стоятельный интерес выжить, вот и корчитесь. Все шесть десятков
— юридически равноправны, а генеральный директорат свое имеет,
это по-новому называется «холдинг», держание.
Принцип для всех: отныне нам все равно на чем зарабатывать
деньги! Высокую частоту на обработку гречки? Хорошо. А печи СВЧ,
каких у нас не видано, в домашний быт? Гоните! Кто-то налажива­
ет видеомагнитофоны? Великолепно. Пластмассовые оконные рамы,
детские игрушки. А кто ничего не наладил, и нечем зарплату пла­
тить? Значит, не платите. Значит, увольняйте рабочих.
Загудел весь город: «Радиоэлектронный завод перешел на вы­
пуск граблей!» (Недалеко от истины.) А кто знал о деле побольше —
инженеры-элекгронщики или оборонные директора по всей стране:
«Емцов разваливает империю Тезар!» Еще не уволенные рабочие, но
второй-третий месяц без зарплаты, и уже уволенные, кипели неутешимым гневом. Толпились, кричали у заводоуправления, проклина­
ли директора. Емцов назначил — идти в клуб, на собрание.
И — такой же и в старости тонкий, гибкий как тростничок, с
ясным взглядом и лицом — вышел под бурю. И ощущал в себе ту
залихватскую дерзостную находчивость, которая уже несколько раз в
жизни так пригодилась ему. Знал, как сейчас их ошеломит.
Зал —рычал. Емцов вскинул тонкую руку с длинными пальцами
как учительскую указку, и, сколько еще оставалось звонкости в го­
лосе:
— А кто виноват? Сегодняшний Верховный Совет — кто выби­
рал? Директора? или трудящиеся? За кого вы голосовали? Выбира­
ли вы —директоров, организаторов, хозяйственников, тех, кто знает
дело?! Нет!! Вы кинулись выбирать новообъявленных демократов да
все больше преподавателей марксизма-ленинизма, экономики, каби­
нетных доцентов и журналистов... Хасбулатова, Бурбулиса, Гайдара,
Чубайса, да я вам тридцать таких назову, —кто выбирал?! Вот теперь
—берите свои красные знамена - и топайте к этим педагогам, ищите
справедливости! А я — предусмотрительно спасаю вас! Я оставляю
вас безработными, да, — но запомните: в 92-м году, а не позже! Вы,
с Тезара, еще успеете найти работу или приладиться к новому. А кто
потопает со знаменами за зарплатой —вот тот и останется с носом.
Легко перестраивать жизненный путь, взгляды, замыслы —моло­
дому. Но —в 65 лет?
И ты — уверен, что прав. А и горле — желчь ото всего обвала.
Надо иметьнеутерянную, выдающуюся гибкость ума сразу переме­
ниться ото всего и изо всего, в чем ты прожил жизнь. Как будто все
то была трын-трава, а ты, вот, бодро зашагал по-новому.
И спотыкаешься же на каждом шагу. И печи СВЧ и видеомагни­
тофоны —лучше и дешевле тезаровских хлынули из Японии. Значит,
нечего и барахтаться, надо и эту самодеятельность прикрывать. (И
еще — увольнять, увольнять. Да и сами инженеры, служащие, рабо­
чие уходили, не ожидая увольнения, — и кто уходил? Сперва самый
талантливый слой, потом второй сорт. Осталась серая масса и бал­
ласт, из былых 18 тысяч —только 6.)
Год прошел —и четвертая часть осколков Тезара обанкротились,
лопнули, распущены. А кто-то —вывернулся, находил прибыли. Надо
всматриваться, искать никем не проложенные, не предусмотренные,
не увиденные пути, да саму землю рыть — и под землей искать, а
хоть и в космосе. Вот мелькнула новинка: переносные, подручные
телефонные аппараты, работающие через спутники, —подхватываем!
строим для них базовые станции, коммутаторы и продаем абонент­
ные номера, вот и прибыль! Да простые газовые счетчики, каких и у
Газпрома нет, а всем нужны, прибыль!
Да господа-товарищи, нам ничего не надо стесняться, нам подхо­
дит любая торговля! — хоть и граблями, хоть и шляпами, хоть и сда­
вать в аренду любые наши роскошные помещения, наши дворцы и
наши детские садики —хоть под магазин скандинавской мебели! хоть
под супермаркет! Под казино или под прямой бардак! (Только быт —
и продавать, а старые цеха —кто у нас купит? А что —и государство,
отказавшееся от нас, еще и заберет —за долги, за энергопитание.)
Но самая плодоносная идея была создать свой банк, в сращении
с успешными осколками Тезара. По своей-то поворотливости и не
упустили короткую пору, когда банки открывались гроздьями, — а
опоздавший пусть по потом ногти грызет. Банк это нервное сплете­
ние всего живого и творящего! И, сами не ожидали: через три года
банк при Тезаре получил американскую премию «Факел Бирминге­
ма». (В том штатном Бирмингеме когда-то началось возрождение в
Великий Кризис, оттуда и премия.)
Те оборонные директора, которые и год и два все ждали государ­
ственных заказов или производили в долг, — теперь жалко барахта­
лись, как лягушки на песке. А Емцов —не только все успел вовремя,
но даже нисколько не расслабился от излома, но даже расхаживал
по прежним своим территориям по виду еще властней и гордой, чем
прежде, знаменитым тогда красным директором. Проходя казино,
иногда и морщился: «этим импотентам, недоросткам, еще сам за­
платил бы, чтоб не слышать их музыки». Он опять был победитель,
хоть и спрятал в дальний ящик стола свои прежние ордена и золотые
звездочки Героя. Гибкость ума и нестареющий деловой азарт и ты
никогда не пропадешь! Говорил:
— У меня такая идея, что делать деньги — оказалось интересное
занятие. Никак не меньше, чем отбивать пульс ВПК или, скажем,
соображать в кибернетике.
А сынок подрастает — пусть-ка поучится за границей».
Всё, что изложено Солженицыным А.И. в этих строках рассказа
— всё это пережил почти со 100% достоверностью коллектив завода
«Тантал»: приватизация, «мифические акции» всем работникам, но­
вые собственники и новый
курс.
А может и Умнов Г.А.
должен бы идти другим пу­
тем в те 90-е годы? Ведь
были же другие заводы, ко­
торые стали жить по другим
законам. История всех рас­
судит.
В 80-е и 90-е годы в об­
ществе и, особенно среди заводчан об Умнове шло много
обсуждений его порядочно­
сти после его неоднократных
разводов, похождений и же­
нитьб. Но, ... это его личное
дело. Скорее всего, он не хо­
тел расставаться со своей бур­
ной молодостью и, был не­
исправимым романтиком до
последних своих дней, хотя
в наступившие бурные 90-е
годы, предельно прагматиче­
ские и полукриминальные,
Георгий Архипович успешно
занял свою нишу делового
человека российского бизнессообщества. В эти годы, к со­
жалению, он перестал уже по­
нимать многих с их заботами
и нуждами, скорее всего это
диктовалось условиями «дикого» рынка тех лет.
Полагаю, что подобное отступление более чем уместно, так как
многим из сегодняшнего времени очень трудно понять нас — стар­
шее поколение, пережившее те роковые 80-е и лихие 90-е годы.
Не все было однозначным в его жизни и деятельности, были
взлеты и падения, но он всегда смело шел вперед, с каждым годом
титаническими усилиями развивая и совершенствуя родной завод,
ставший в 70-х и 80-х годах флагманом нашей промышленности.
Непростые взаимоотношения у Георгия Архиповича в течение
длительного времени складывались и с «властью придержащими»,
зачастую он был жестким, особенно в мицуты импульсивного воз­
буждения. Но несмотря на это —Умнов Г.А. был неординарной лич­
ностью и выдающимся руководителем нашей промышленности, ши­
роко известным в среде ВПК.
Остались его дела и свершения, осталась благодарная память о
нем у тысяч заводчан, у нас — его учеников и соратников, которых
он выпестовал и научил трудному ремеслу руководителя, сплотил в
дружную команду, нацеленную его железной волей только на высо­
кий результат во всех сферах деятельности.
Многие ветераны завода, товарищи и коллеги, прочитав мои по­
вествования о родном заводе и помня мои непростые отношения в
80-е годы с Умновым Г.А., задавали вопрос: как я теперь по проше­
ствии многих лет смотрю на тот период? Ответ прост: я старался в
повествованиях о заводе быть предельно объективным, но не пытал­
ся так же и лакировать отдельные личности и описываемую нашу
производственную деятельность, оценки коллег и руководителей, с
которыми не одно десятилетие трудился бок о бок, пытался излагать
без каких-либо элементов тенденциозности и заведомо комплимен­
тарной, слащавой тональности, а по поводу непростых отношений в
какой-то период с Георгием Архиповичем можно ответить словами
поэта Леонида Мартынова:
Возвышенье,
Униженье,
Ветра свист зловещий...
Я смотрю без раздраженья
На такие вещи.
Георгий Архипович Умнов будучи директором завода и особенно
Генеральным директором объединения постоянно был строг, серье­
зен и непреступен даже для нас —его ближайших помощников. Лишь
временами он позволял себе расслабиться с нами — руководителями
высшего звена управления и быть мягким, ироничным, шутливым
и простым. Он знал, когда надо «надавить» и когда «отпустить вож­
жи». Последние годы его руководства Объединением в конце 80-х и
начале 90-х годов характеризовались жестким стилем. Объединение
напоминало уже загнанного коня с пеной у рта, а Генеральный был
как всегда спокоен и почти монументален.
Надеюсь, что большинство прочитавших эти строки правильно
поймут меня, хотя иногда, вспоминая те годы, все-таки щемит серд­
це, но думается, что это естественно для любого человека —так как
это ностальгия о прошлом, где осталась наша бурная неповторимая
молодость и битва в пути.
Много дней снова и снова разбираю и перечитываю свои дневни­
ковые записи 60-70-х и 80-х годов. И как будто я побывал снова в тех
давно ушедших, но полных важными событиями годах и десятилети­
ях напряженного труда на родном заводе «Тантал». Там осталась моя
и моих коллег молодость, задор, трудные производственные будни,
радость от успехов и горечь неудач, это было время, спрессованное в
десятилетия прожитой жизни.
Мысленно поговорил с некоторыми коллегами, вспоминал яркие
страницы жизни, но там, к сожалению, остались уже многие из моих
товарищей и друзей, с которыми трудился рядом много лет.
И вот — трудно себе представить — нет с нами и Георгия Архи­
повича Умнова.
Думается, что не будет лишним еще раз вернуться к его талант­
ливой деятельности и показать фрагменты отдельных его решений в
разные годы его жизни:
в год его 40-летия — 1967 г.
в год его 50-летия — 1977 г.
в годы его мудрой зрелости — 1988-1989 гг.
В молодые и бурные шестидесятые, да и 80-е годы еще многие из
нас не задумывались о пройденном пути, а вот сейчас, когда остались
за плечами пятьдесят лет упорного и напряженного труда на заводах
ВПК, начинаешь почти постоянно вспоминать о прошлом, думать
- так ли мы жили, еще чаще жалеть не о том,что сделал в ушедшей
жизни, а о том, что не сделал или сделал, но не так, как сделал бы
сейчас. Наверное, со многими близкими, товарищами и коллегами
по работе сложились бы другие, более теплые отношения, если бы
чуть больше было у нас мудрости житейской в те годы.
А жизнь очень часто бывает жестокой и мстит безжалостно и
беспощадно, когда человек поступается своими принципами или еще
хуже пытается угодить тем, кто выше тебя. Чего греха таить, многие
из моих знакомых (в том числе есть и бывшие тантальцы), поменяв
знаки, начали обличать и отвергать прошлое, причем всё подряд,
не различая по отдельным векторам, благо это сегодня совершенно
безопасно и зачастую даже выгодно «власть придержащим», в ответ
получая благосклонную улыбку. Могу смело сказать — меня в этом
никто упрекнуть не сможет.
Короткие строки о заводе п/я 122
1967 год
Вспоминается:
Введена в строй, кроме ранее построенной заводской поликли­
ники, еще и заводская грязелечебница, которая явилась одной из
первых в городе Саратове медицинских заведений на территории
предприятия для реабилитации и профилактики работающих. Гря­
зелечебница расположена в помещениях бывшего гальванического
цеха на первом этаже первого (бывшего танкового) корпуса.
Название — грязелечебница — чисто условное. В этом медицин­
ском центре имеется широкий спектр медицинских услуг: различные
электропроцедуры, ингаляторий, фитонастойки и коктейли, водные
и грязевые процедуры и многое другое.
Все оборудование и приборы приобретены за счет завода. Ини­
циатором создания и «главным прорабом» строительства грязелечеб­
ницы (так же как и заводского плавательного бассейна «Дельфин»)
является директор завода Умнов Г.А., которому в 1967 году исполни­
лось 40 лет.
В грязелечебнице — удивительная чистота, домашний уют, при­
ветливый медперсонал и тишина. Бирюзовые колонны приятно вы­
деляются на фоне белизны потолка и стен, шелковых занавесей ка­
бин. Даже не верится, что за стеной работает завод с его шумными
механическими цехами.
Г.А. Умнов все годы своей работы на заводе придавал перво­
степенное значение развитию и совершенствованию заводской ме­
дицинской службы. Уже в 1960 году в здравпункте завода кроме Ма­
лининой А.И., Кияницы М.П. стали работать два врача-терапевта,
гинеколог и зубной врач, а в сентябре 1965 г. здравпункт был преоб­
разован в поликлинику и разместился на новых площадях.
Главным врачом поликлиники много лет работала Хрущева Юлия
Евстафьевна —опытный врач и активный руководитель медицинской
службы. В 60-е годы при поликлинике было организовано кругло­
суточное дежурство квалифицированных медицинских работников,
в распоряжении которых находился автомобиль скорой помощи. В
1968 году на заводе была введена в строй грязелечебница —водофи­
зиотерапевтическая и грязевая лечебница.
После преждевременного ухода из жизни Хрущевой Ю.Е. про­
должительное время Главным врачом поликлиники завода работа­
ла Украинская Элла Викторовна, много сделавшая для дальнейшего
развития медсанчасти завода.
В структуре поликлиники работали наряду с врачами-терапевтами
и врачи узких специальностей, в их числе Мишина В.Т., Резванцева
О.Ф., Пасынкова Н., Наумшина С.В., Александрова JI.A., Меркина
А.П. и другие. Эти квалифицированные врачи осуществляли посто­
янное проведение диспансеризации всех категорий работающих, при
выявлении хронических заболеваний вели активный курс лечения, в
их распоряжении находился современный комплекс разнообразной
диагностической и лечебной медицинской техники.
Много лет плодотворно трудились в заводском медицинском
комплексе: Каменская Л.И., Белая Г.И., Кирюхина Т.В., Ш евчен­
ко М .Н., Афанасьева А.И., Ш арова В.И., Спирина Н.Г., Каш ири­
на Т.М., Шутюк А.И., Киреева Н.Н., Ш аповалова М.И. и многие
другие.
К слову сказать, Георгий Архипович лично всю свою жизнь очень
следил за состоянием своего здоровья, постоянно, на протяжении
многих десятилетий строго соблюдал установленную для себя дие­
ту, что позволило ему находиться длительное время в одном весе,
систематически проходил медицинские профилактические осмотры
и периодически лечился, в том числе и у известных профессоров —
Кошелева Владимира Николаевича и Святослава Николаевича Федо­
рова —известного во всем мире офтальмолога, с семьей которого он
был дружен многие годы.
Нас же — его учеников и соратников — постоянно журил за то,
что мы в основном пренебрегали лечением своих появившихся бо­
лезней, приговаривая: «Не следить за своим здоровьем — это полное
отсутствие культуры!»
Однажды Умнов, находясь в хорошем расположении духа, сме­
ясь, с юмором рассказал о «профессиональной болезни» многих из­
вестных артистов, писателей и поэтов, сославшись на одного его зна­
комого из этого сословия:
«В Москве существует элитная больница имени Соловьева (почти
«кремлёвка), в которой есть отделение для лечения алкоголизма. Так
вот, чтобы не дискредитировать известных мастеров слова, которые
там периодически лечились, отделение официально называлось: «Отде­
ление по исправлению дефектов речи».
21 февраля 1967 года состоялась отчетно-перевыборная профсо­
юзная конференция завода, на которой присутствовало 538 делегатов
от всех подразделений. В пре­
зидиуме руководство завода и
передовики производства, всего
21 человек.
С отчетным докладом вы­
ступил председатель завкома
Монин Николай Константино­
вич. Доклад длился с 15 часов
23 мин. до 16 часов 26 мин., в
котором были освещены основ­
ные успехи и проблемные во­
просы, в первую очередь по
жилищному строительству и
объектам культурно-бытового
назначения.
По второму вопросу повест­
ки дня за пять минут отчиталась
ревизионная комиссия, к радо­
сти сидящих делегатов. Затем в
дежурном режиме выбрали но­
вый состав завкома, утвердили
финансовые сметы завкома на
1967 год и заслушали отчет то­
варищеского суда. В общем, шла обычная заорганизованная про­
фсоюзная конференция уже известного и передового саратовского
завода ВПК.
На сцене нового заводского клуба висит обязательный атрибут
подобных мероприятий —панно В.И. Ленина, которое автор в блок­
нотике делегата и заэскизировал.
На конференции выступил директор завода Умнов Г.А. Речь его
как всегда была яркой, насыщенная планами и перспективой разви­
тия. Делегаты долго аплодировали любимому директору, с приходом
которого на завод с 1960 года началась вторая жизнь завода. Идет
ломка старых методов руководства и традиций.
За эти годы идет активное жилищное строительство, ежегодно
жилпоселок завода на 2-ой Дачной пополняется одним и даже двумя
жилыми домами, куда вселяются семьи заводских работников.
Растут объемы освоения новых изделий, во многие заводские
подразделения назначены новые молодые руководители — Спицын
Б.В., Хромов В.В., Филоненко В.А., Лыткин Ю.В., Калитченков
В.И., Брук С.Г., Штенге И.З., Звездаков Н.П., Марченко В.К., Вершилов С.Л., Кривой С.Д., Боровиков Е.В., Терновой В.Н., Семёнов
А.В. и ряд других.
Как молоды мы были!
Как верили в себя!
Согласно перспективного плана технического перевооружения
ежегодно идет активное оснащение завода гаммой нового оборудо­
вания —станками с программным управлением, электроэрозионного
оборудования и для электрохимической обработки. Широко внедря­
ются пластмассы, начато внедрение пенополистирольной тары, рас­
ширяется номенклатура деталей с прогрессивным формообразовани­
ем, литьем под давлением.
Это далеко не полный перечень работ, проводимых технически­
ми службами под руководством Главного инженера Соловьева А.В. и
Главного технолога Брука С.Г.
Стало традицией ежегодно первым приказом директора в на­
ступившем году утверждать план организационно-технических ме­
роприятий на текущий год, в состав которого входили следующие
важнейшие разделы:
I раздел —Комплексные организационно-технические мероприя­
тия;
II раздел — Механизация, автоматизация производственных про­
цессов, модернизация оборудования;
III раздел — Повышение качества и совершенствование техноло­
гии;
IV раздел —Технологические и конструкторские мероприятия.
Внедрение мероприятий оргтехплана позволяло постоянно по­
лучать значительный экономический эффект, повышать производи­
тельность труда и высвобождать численность персонала на отдельных
технологических операциях в цехах завода.
Большую и многогранную работу в 60-е годы по техническому
перевооружению механообрабатывающего комплекса завода вели та­
лантливые молодые инженеры, прошедшие в 50-е годы трудный путь
в механических цехах под руководством великого Окуня Георгия Ноевича, Гузенко Геннадий Сергеевич, Прохоров Андрей Михайлович,
Вачугов Валентин Александрович, Брук Леонид Исаакович. С при­
ходом на завод сначала начальником отдела № И , а затем Главным
технологом Кишиневского Лазаря Иосифовича эта работа получила
дополнительный импульс.
Леонид Брук, работая старшим мастером II отделения инструмен­
тального цеха № 7 (в дальнейшем № 23) (приказ № 569 от 3 дека­
бря 1957 г.) проявил себя грамотным вдумчивым инженером, наряду
с ежедневной рутинной деятельностью успевал творчески подходить
к конструкторской и технологической документации на спецоснастку и вносить рациональные предложения по улучшению её качества и
уменьшению трудоёмкости изготовления. Бывший начальник инстру­
ментального цеха № 7 Окунь Г.Н. положительно оценивал деятель­
ность Брука Л.И. и по его предложению Леонид Исаакович (приказом
№ 479 от 22 июля 1960 г.) назначается и успешно работает начальником
экспериментально-технической лаборатории по разработке и внедре­
нию прогрессивной технологической оснастки и инструмента для по­
вышения производительности труда изготовления деталей и узлов СВЧ
изделий, объем выпуска которых у завода нарастал с каждым годом.
В дальнейшем, работая в 60-е годы начальником бюро отде­
ла Главного технолога, начальником цеха № 10 (приказ № 2000 от
28.11.1961 г.) Брук Л.И. внес посильный вклад в развитие металлоо­
бработки завода.
Много творческих сил, направленных на повышение техниче­
ского уровня металлообработки и технологии изготовления специ­
фических электровакуумных деталей из специальных материалов и
сплавов в 60-е годы внесли Гл.технолог Брук Семен Генрихович,
заместители Гл.технолога Андрей Михайлович Прохоров, Геннадий
Сергеевич Гузенко, начальники бюро ОГТ Ивлев Виталий Иванович
и Вачугов Валентин Александрович, начальник отдела № 11 Хоро­
водов Евгений Владимирович (в последствии много лет проработав­
ший в Политехническом институте), начальник КБ автоматизации и
механизации отдела № 11 Фурер Семен Львович и ряд других. Это
были инициативные специалисты и руководители, преданные делу и
родному заводу, всегда смотревшие вперед, обобщающие и внедряю­
щие передовой отечественный и зарубежный опыт.
В 60-е годы заводу удалось в короткие сроки внедрить в меха­
нообрабатывающих цехах в массовом порядке прогрессивные цанго­
вые зажимы, универсальные станочные пневматические зажимы на
станки ТВ-320, 1Е61М, 1К62М, специальные станочные приспо­
собления, рассчитанные на резкое повышение производительности
при изготовлении и мелкосерийных и серийных деталей основного
производства. Активно внедрялась технология изготовления пласт­
массовых деталей, литье под давлением и т.д.
Все это позволило заводу наряду с другими мероприятиями в те­
чение нескольких лет стать динамически развивающимся передовым
предприятием отрасли.
Все подразделения завода активно участвовали в этом непро­
стом деле, так же разрабатывали и утверждали собственные планы
организационно-технических мероприятий. Контроль со стороны ру­
ководства завода Умнова Г.А., Окуня Г.Н., Спицына Б.В., Соловьева
А.В. за ходом выполнения оргтехпланов подразделений был постоян­
ным и жестким. Продолжал действовать провозглашенный молодым
директором Умновым Г.А. железный производственный закон: «да­
вить» всех до победы, «давить» всех беспощадно, сильные выживут, а
в место отошедших слабых — придут другие.
Георгий Архипович Умнов и Георгий Ноевич Окунь по многим
вопросам даже в 60-е годы были прозорливыми провидцами и пред­
видели многие грядущие изменения в обществе.
Вспоминаю, как в середине 60-х годов Умнов Г.А. систематически
направлял многих начальников цехов на Министерские Централь­
ные курсы повышения квалификации сроком на два месяца, которые
проходили на головном отраслевом НИИ в г. Фрязино, в обязатель­
ном порядке посылал начальников цехов и отделов на родственные
предприятия по обмену опытом, но всегда во главу угла ставил задачу
— глубже познать экономическую составляющую любого мероприя­
тия и использовать у себя в цехе в практической деятельности.
Помню мы — начальники механических цехов Семенов А.В.,
Кравченко Н.А., Колитченков В.И., Штенге И.З. неоднократно в
1965-68 гг. командировались Умновым Г.А. на предприятия отрасли
в Москву, Киев, Ленинград, Полтаву для изучения передового опыта,
а затем он дотошно и квалифицированно нас расспрашивал — как
мы будем у себя в подразделениях и за счет чего увеличивать при­
быль и рентабельность нашего непростого электровакуумного про­
изводства, учил наряду с методами административного руководства
расширять сферу экономического руководства, активно внедрять в
цеховых условиях и повышать роль экономических рычагов. Вспо­
минается добрым словом одно мероприятие Окуня Георгия Ноевича,
которое тогда в середине 60-х годов нас удивило, а позже в середине
80-х годов потрясло своим предвидением.
Будучи уже заместителем директора завода по производству и
экономике Георгий Ноевич заставил нас всех начальников цехов и
отделов, главных специалистов завода приобрести и изучить только
что вышедшую в стране массовым тиражом в переводе профессора
Терещенко В.И. американскую экономическую энциклопедию, где
подробно излагались принципы действия руководителя — менеджера
в условиях рыночной экономики.
Думается и сегодня эта редкая уже книга может служить повсед­
невным пособием руководителям различного уровня в их повседнев­
ной и непростой деятельности на российском рынке.
Многим работникам и ветеранам завода запомнилось выступле­
ние Г.А. Умнова на конференции по выполнению коллективного до­
говора на 1968 год.
Его выступления всегда отличались глубиной анализа деятельно­
сти и подразделений, и в целом завода, он никогда не ограничивался
констатацией результатов работы, он как дирижер, отмечал ошибки,
отшлифовывал наиболее важные показатели, всегда четко вырисовы­
вал перспективу, стоящие задачи и пути их реализации.
Так, Умнов отметил, что на заводе и филиале успешно выполнен
план по выпуску товаров широкого потребления, темпы роста объемов
к предыдущему периоду составили 180%, что явилось хорошим пока­
зателем работы коллектива. Улучшилось качество выпускаемых изде­
лий основного производства, в результате чего сдача изделий с первого
предъявления представителю заказчика фактически составила 98%.
Важнейший показатель работы завода — выполнение плана оргтехмероприятий, что позволило получить дополнительно прибыль
450 тыс.рублей.
Филиал в г. Марксе освоил новые изделия ЛДИ, Квант-3, 6
Ж44П.
Особо директор остановился на экономических показателях:
средняя зарплата по темпам роста к предыдущему году составила
106,9%, по категории рабочих выросла на 6% или на 72 руб. в год.
Так за 1967 год зарплата составила 1200 руб., а за 1968 год соответ­
ственно — 1272 руб.
Сформирован фонд поощрения в 1 млн.рублей, в том числе для
премирования рабочих — 216 тыс.рублей.
Выплаты по итогам года составили в среднем трехнедельный раз­
мер зарплаты, прослеживается уверенный ежегодный рост выплат по
итогам года. Так, за 1967 год выплачено 102 тыс. рублей.
за 1968 год соответственно 280 тыс. рублей,
за 1969 год планируется 380 тыс.рублей.
Большая программа намечена на ближайшие годы в вопросах
жилищного и культурно-бытового назначения. Необходимо в 1969
году ввести в эксплуатацию плавательный бассейн на 2-ой Дачной,
детский комбинат, создать заводской цех здоровья и детскую спор­
тивную школу.
Учитывая, что застройка жилпоселка на 2-ой Дачной практиче­
ски закончена, для продолжения строительства жилья горисполком
своим решением отвел территорию на 1-ой Дачной, от кинотеатра
«Красноармеец» до улицы Вишневой. Это территория плотной част­
ной застройки и для строительства заводских домов заводу предстоит
осуществить снос 500 семей.
В 1969 году переселим со 2-ой Дачной отдел внутренних дел Ле­
нинского района, сдадим в эксплуатацию заводской профилакторий
на 150 мест, реконструируем поселковую котельную на 2-ой Дачной,
заложим 9-этажный дом для молодоженов, а к 100-летию В.И. Лени­
на —сдадим 9-этажный жилой дом на 1-ой Дачной на 216 квартир.
В дальнейшем, всё что было намечено директором завода
Умновым Г.А. — все было выполнено в срок, что стало гордостью
и радостью многотысячного заводского коллектива и его руковод­
ства и в первую очередь —нашего кормчего — Георгия Архиповича
Умнова.
1976 — 1977 годы —годы кадровых перемен
В эти годы — завод под руководством Умнова Г.А. уже прочно
завоевал позиции лидера среди предприятий саратовской электрон­
ной отрасли, да и, пожалуй, всего Саратова. Работать на заводе стало
престижным делом, многие в г. Саратове стремятся попасть на «завод
Умнова». Завод стал многопрофильным, широко развивалось произ­
водство изделий квантовой электроники, лазерных установок, росли
объемы выпуска собственного станкостроения, рос и развивался вы­
сокими темпами филиал завода в г. Марксе.
Важнейшим направлением деятельности завода и филиала стано­
вится выпуск аппаратуры связи, так необходимой для развития ши­
рокой сети связи в различных регионах нашей необъятной страны.
С каждым годом растут объемы капитального строительства произ­
водственных объектов, на заводе и филиале к 1977 году практически
все подразделения переехали на новые производственные площади,
от танковой рембазы остался лишь первый корпус.
Стало на заводе традицией вести высокими темпами строитель­
ство объектов жилищного и культурно-бытового назначения. Еже­
годно сотни семей работников завода вселялись в новые девятиэтаж­
ные дома. Стал одним из лучших в городе пионерский лагерь «Кри­
сталл» на 5-ой Дачной, тысячи заводчан и члены их семей ежегодно
отдыхали на базе отдыха «Кристалл» в благоустроенном за многие
годы волжском острове в районе села Чардым.
Под руководством талантливого разработчика и руководителя
ОКБ Якова Александровича Стареца развивалось и заняло веду­
щие позиции в отрасли по отдельным разработкам ОКБ при заводе
«Тантал», в том числе разработка усилительных цепочек и сложных
устройств.
За эти годы было разработано и внедрено в серийное производ­
ство более 50 приборов и устройств. За отдельные работы этого на­
правления 12 специалистов ОКБ и завода удостоены звания лауреа­
тов Государственной премии.
В эти годы (1975-77 гг.) прошла на заводе значительная ротация
руководящих кадров. Главным инженером завода был назначен Ан­
дриянов Владимир Александрович около десяти лет проработавший
на заводе в основном по разработке и внедрению автоматизирован­
ных систем управления (АСУ).
Виктор Алексеевич Филоненко, прошедший значительный путь в
различных цехах завода, а с 1972 года работавший Главным инжене­
ром - назначен заместителем Гл.инженера, Лыткин Юрий Владими­
рович, работающий заместителем Гл.технолога с 2 февраля 1968 года,
в марте 1977 года назначен Главным технологом завода.
Опытнейший инженер и руководитель Брук Семен Генрихович
Главный технолог завода с октября 1967 года переведен Главным тех­
нологом ОКБ, причин его перевода многие так и не поняли.
Власкина Вячеслава Ивановича работавшего начальником произ­
водства № 1 завода с мая 1973 года сменил Семенов Анатолий Степа­
нович, работавший эти годы начальником второго производства.
Начальником производства завода «Радон» назначен Пушкин Ва­
лентин Иванович — бывший начальник цеха № 11 ОКБ.
В эти годы значительно изменился и руководящий состав на­
чальников цехов: начальником цеха № 1 непродолжительное время
работал грамотный инженер Сергей Телицын в недалеком прошлом
молодой выпускник института, затем Виниченко А.М.
Начальником цеха № 2 успешно работал опытный руководитель
Михаил Анатольевич Матов, в дальнейшем несколько лет прорабо­
тавший заместителем директора по производству завода «Радон».
Начальник цеха № 72 Монастырский Юрий Александро­
вич назначен заместителем Главного технолога (приказ № 295 от
23.03.1974 г.).
Начальником цеха № 3 назначен Евстифеев Юрий Васильевич опытный специалист по обработке металлов резанием и прошедший
почти все цеховые должности руководителей.
Начальник механозаготовительного цеха стал Томников Влади­
мир Матвеевич, сменив на этой должности Константина Букина,
проработавшего на разных должностях в этом цехе более десяти лет.
Ранее руководителем этого цеха работал ветеран завода Свидерский
Иван Александрович с 1950 года последовательно занимавший долж­
ности начальника отдела кадров, начальника цеха, секретаря партко­
ма, главного механика. Начальником гальванического цеха № 9 стал
Фастовский Валерий Михайлович.
Изменился и состав начальников сборочных цехов:
в цехе № 14 стал Морозов Анатолий Иванович;
в цехе № 15 - Эльснер Юрий Евгеньевич;
в цехе № 17 — Ромашков Юрий Михайлович;
в цехе № 19 — Куликов Николай Григорьевич.
Сменились руководители ряда вспомогательных цехов и были на­
значены: Вершилов Станислав Людвигович — начальником электро­
цеха № 22, деревообрабатывающим цехом стал успешно командо­
вать Непомнящий Семен Борисович, сантехнический цех возглавил
опытный специалист Марченко Николай Николаевич, начальником
складского цеха назначен Лисицын Валентин Михайлович, прошед­
ший суровую школу в цехе № 1.
В памяти старейших работников завода надолгоостанется еще
один ветеран завода, начавший свой трудовой путь на заводе«Тан­
тал» в 1960 году — Сошников Владимир Егорович, который уже в
1962 году был опытным и авторитетным начальником участка в меха­
нических цехах, сначала цеха № 2, а затем цеха № 3 и был направлен
от завода на учебу в институт. После окончания института, возвра­
тившись на родной завод, Сошников В.Е. назначается начальником
участка в сборочный цех № 17, согласно приказа № 1513 от 27 июля
1966 года, а в январе 1968 года назначен начальником цеха № 17,
где много лет успешно работал. В дальнейшем работал начальником
цеха электроискровой обработки, некоторое время работал (с 1973 г.)
Главным инженером филиала в г. Марксе.
Владимир Егорович был небольшого роста, крепко сложенный, с
крупными чертами лица, которые его не портили, ходил почти всегда
с приятной улыбкой, обладал спокойным коммуникабельным харак­
тером, в отличие от многих из нас взрывных и эмоционально воз­
будимых, со всеми поддерживал ровные товарищеские отношения.
Любимая и часто повторяемая им фраза: «Елка зелёная!» стала на
многие годы сопутствовать ему как вторая фамилия.
Сошников В.Е. был грамотным специалистом, обладал большим
опытом работы, слыл долгие годы как авторитетный толковый ру­
ководитель и организатор производства, любил родной завод и был
предан ему до конца.
Сошников В.Е. для большинства специалистов и руководителей
завода всегда был хорошим товарищем, другом и коллегой. Жаль, что
он очень рано ушел из жизни, о чем мы его товарищи долго горевали
и вспоминали его всегда только добрым словом.
1977 год
Краткий калейдоскоп совещаний Умнова Г.А.
Итоговое совещание у Генерального директора ПО «Тантал» по
результатам работы заводов в 1976 году состоялось 3 января 1977
года.
Умнов Г.А., как всегда в новом костюме, стройный, высокий,
подтянутый, быстро проходит по конференц-залу к своему месту,
нервное потирание виска говорит о его возбужденном состоянии.
Чувствуется, что сегодня «попадут под раздачу» многие из руково­
дителей.
Умнов (после приветствия): Где Сошников? Нет? Сошников В.Е.
будет снят с работы за пьянку 31 декабря 1976 г.
Внимательно как всегда выслушал доклад начальника производ­
ства о итогах работы за 1976 год!
Темпы роста к прошедшему 1975 году следующие:
Объем товарной продукции —
117,4%
Численность —
104,9%
Производительность труда —
112,2%
Средняя зарплата 102,7%
Групповая номенклатура —
выполнена
Производство ИКМ —
153,7%
Производство полупроводников —выросло в 2 раза
По ширпотребу прирост составил — 91,7% за счет резкого роста
выпуска масштабных моделей автомобилей.
Комментарии Умнова Г.А.: «Не так всё красочно, как тут доло­
жено:
—не выполнено продукции СВЧ на 3,5 млн.рублей;
—цехам № 14, 15, 17, 19, 20 —скорректировано по году почти 50
строчек, в том числе «Сервант» и «Семафор»;
—по цеху № 14 — падение объемов к 1975 году;
— по цеху № 15 — не выполнен план по 6 изделиям;
—а в цехе № 17 годовой план не выполнен почти по всей номен­
клатуре изделий! В цехе наивысший процент отказов — 14%;
— цех № 19 так же «отличился» — невыполнение годового плана
составляет по 20 изделиям.
По-прежнему работали без головы! Корректировка стала у нас
законным явлением.
Семенов А.С.! На первый раз тебе двойка за доклад —нет анализа
деятельности, одни голые цифры. Впредь надо делать анализ.
И еще раз о технологии: 1977 год надо сделать годом технологии.
Задача года - в цехе № 3 внедрить 40 технологических модулей, но у
нас, к сожалению, предельный примитив в работе 5-го отдела. Видно
Бруку — надоело ему! Это естественно, вот Власкин и Кустов — за­
хотели уйти. Ну что ж, найдем им замену».
На совещании 24 января 1977 года Умнов Г.А. сообщил новость,
которая долго обсуждалась во всех коллективах. Решением соот­
ветствующих вышестоящих органов на ряде закрытых предприятий
нашей отрасли в целях обеспечения соблюдения законности орга­
низована служба спец.милиции, спец.прокуратура и спец.суд. Наш
завод так же стал обслуживаться этими подразделениями. В течении
15 минут Г.А. Умнов с присущим ему «черным юмором» предрекал
всем сидящим «кару небесную».
Через некоторое время на заводе появилась группа специалистов
этой службы во главе с Кургановым Петром Васильевичем, малень­
ким юрким человеком, который с дежурной улыбкой ходил по заводу.
Эта группа в короткие сроки сформировала из отдельных работников
всех подразделений завода группу добровольных осведомителей и,
процесс пошел.
В течение года прошло несколько громких дел по фактам хище­
ния спирта, золотого припоя ПЗЛМ-38 и ряд других. Аналогичные
группы активно работали и в НИИ-52 и заводе «Контакт».
1 февраля Умнов Г.А. на совещании по итогам работы за январь
1977 г. резко критиковал сборочные цеха за неритмичную работу, так
как за последний рабочий день января было сдано продукции на 6
суточных графиков:
«До каких пор будет процветать безответственность в сборочных
цехах? Постоянно просматривается пассивность и безделье Тернового!
Надо править техусловия, Виктор Алексеевич, а ты покрываешь Тер­
нового, прогнать его надо, посадить способного, чтобы вопросы реша­
лись раз и навсегда! Бездарный ты, Терновой, одни посулы от тебя!»
Особенно бурным и эмоционально возбужденным для всех при­
сутствующих проходило совещание 1 марта 1977 года.
Умнов Г.А.: «В январе приезжал на завод Иванов - председатель
ЦК профсоюза нашего Министерства. При знакомстве Иванова с
заводом я получил «ложку дёггя в бочку мёда»: наглядная агитация
на заводе в ряде подразделений убогая. Так, в цехе N° 1 доска по­
казателей - это надгробная плита, на ИЛК у Вачугова — все стекла
залеплены какой-то пакостью. В цехе N° 30 Петя Федоров - это тебе
не Виниченко, у него доска — хромированное железо сплошь, а со­
держания нет. Винниченко! Почему до сих пор не убрали эту пакост­
ную доску?»
Далее такое эмоциональное начало не предвещало ничего хороше­
го. Было видно невооруженным взглядом, что Умнов Г.А. «разогрева­
ет» аудиторию для серьезного сообщения. Далее, директор обрушил
свой гнев на Гл.механика Семёнова А.В.: «В ремонтно-строительной
службе за время твоей работы кроме плит «брекчия» не внедрены
новые технологии. Всё кисточкой мазюкаем, никаких новых совре­
менных материалов не применяем! Запишите в протокол —Семёнову
А.В. запретить применение мокрых процессов - ничего и нигде не
красить! и объявить ему строгий выговор!
В коридоре гальванического цеха не успели сделать террацомозаичные полы, как они в некоторых местах полопались. Как вы
это объясните, Семёнов и Князев? Стоимость работ по исправлению
этого дефекта удержать с Гл.механика Семёнова А.В.!
Не лучшим образом обстоят дела и в капитальном строительстве.
Если Вы — Боронов со своими подрядчиками будете продолжать па­
костить на заводе, то лично Вы не приживетесь на заводе!
Еще один важный вопрос: с очередностью на получение жилья в
подразделениях нет порядка!
Мой заместитель Родионов И.С., Поляков В.П. — с профкомом
— вы плохие руководители и бездушные к заботам о людях! Поэтому
о нас и пишут!
На прием к директору пришли инструментальщики — Журавлев
Николай Ильич — парторг и Якунин Иван. Есилевский! Ты ведешь
себя изумительно плохо! Делай выводы!
Имеет место непропорциональность между подразделениями по
выделению жилья. Самые напряженные очереди в механических це­
хах. Молодому начальнику Евстифееву нужно проанализировать не­
справедливость в распределении точек жилья.
Пришел на прием токарь из ОКБ — говорит, что в общежитии
взятки берут! Позорище! Родионов! Срочно разберитесь!
Бирюков Б.П. (комиссия по жилью профкома) говорит мне, что
у Розенфельда в гараже за очередность Колодникова идет война! Что
это? И при всем этом есть профком и партком. Список записавшихся
на прием к директору руководителям подразделений надо прорабо­
тать в рабочем порядке и в каждом конкретном случае, объективно
разбираться до того, как вмешается директор!»
От сказанного директором далее у большинства присутствующих
несколько минут длилась немая сцена почти как по Гоголю:
«Продолжается нормальный процесс ротации руководящего со­
става. Приказом Министерства освобожден от занимаемой должно­
сти Главный инженер Филоненко В.А. Виктор Алексеевич - добро­
совестный, честный и активный руководитель и к нему нет серьез­
ных претензий, но за четыре года у него прорезались два недостатка:
первое —он человек деятельности сегодняшнего дня и второе — сла­
бохарактерный, поэтому Филоненко будет работать заместителем
Главного инженера по общим вопросам текущей деятельности.
Исполняющим обязанности Главного инженера назначен Ан­
дриянов Владимир Александрович, 32 года ему, на заводе работает
десять лет. Вы спросите — почему Андриянов? У него есть задатки
учёного, хотелось бы верить, что мы в нем не ошиблись.
Далее —приказом Министерства —начальник ОТК Письман Да­
нила Евсеевич назначен заместителем Генерального директора по ка­
честву с должностным окладом 285 рублей в месяц. Это не по старо­
сти лет и это не добавка - так решили в Министерстве.
Шаповалов Анатолий Сергеевич моим приказом назначен на­
чальником отдела ширпотреба.
В заключение хочу назначенцам пожелать оперативности в при­
нятии решений, уметь выбрать Главное, иметь способности ориен­
тироваться в сложной обстановке и повернуться лицом к новому и
прогрессивному!»
После этого в течение 30 минут шёл обычный разбор текущей
деятельности подразделений.
Посещение Министром электронной промышленности СССР Шокина А.И.
одного из заводов г. Саратова, 80-е годы
Генеральный директор
Умнов Г.А. проводит опе­
ративное совещание в ак­
товом зале администра­
тивного корпуса, 1980 г.
Министр Шокин Александр Иванович в НПО «Алмаз» заслушивает
отчет руководителя разрабатывающего комплекса Семёнова Эдгара
Александровича —доктора технических наук, о ходе выполнения плана
НИР и ОКР важнейшего изделия.
На снимке: первый ряд (слева направо): Семёнов Э.А. — доктор
технических наук; Анфиногентов Г.В. — секретарь Обкома КПСС\
Шокин А .И —Министр
второй ряд: третий слева —Радюк О.М.- Генеральный директор НПО
«Алмаз»; крайний справа —Соловьев А.В.—Главный инженер НПО «Алмаз»
Заводской профилакторий — один из лучших в городе Саратове, 1980 г.
На заводе выросла вторая дымовая труба у котельной. Введены
дополнительно в эксплуатацию водогрейные котлы ТВГМ-30,
70-е годы
Строительные службы НПО «Электроника» ведут строительство
больницы —стационара объединения, 1972 год.
Строится второй профилакторий завода «Тантал»,
1979 год.
Заместитель Министра Язов М.Г\ и руководители предприятий отрасли
осматривают объекты промышленно-аграрного комплекса ПО «Тантал»,
1986 год
Выездное совещание по строительству проводит Генеральный директор
ПО «Тантал» Умнов Г.А.,
80-е годы
На рисунке Б.М. Мозера изображен завод п/я 122 в конце 50-х годов.
Почти таким его принял новый директор завода Умнов Г.А.
27 апреля 1960 года.
60-е годы.
На отдыхе в санатории:
Штенге И.З.
с женой и дочерью
Слева —Хандина Валя
1967 год.
Начальник цеха Кравченко Н.А.
1971 год.
На базе отдыха в Чардыме
1967 год.
На любительской фотографии —
момент перекрытия Волги
у г. Балаково
На строительстве Саратовской ГЭС группа работников завода Войнов В.
Виниченко А., Георгиева ЛАлешкина Р., Азевич Н. и другие, 1967 год.
Юбилей —юбилей!
Первый ряд (слева направо): Есилевский, Церпенто, Эльснер,
Аристер, Новиков
На снимке: Ивинская Л. С., Эльснер Ю.Е., Семёнов А. С., Вайсман Д.Р.
1 мая 1967 год.
Слева направо: Лазарева А .И —работник отдела кадров, Семенов А.В.
начальник цеха № 1, Сандлер И.Ш. —начальник техбюро цеха № 1,
Гусев Н.Г. —парторг цеха № 1.
—
В ожидании двойной ухи.
База отдыха «Кристалл» (с. Чардым)
Справа: Семёнов А.В. —начальник ОТЗ
Начальник цеха Молин Роман
и замначальника отдела кадров Уткин В.К.
60-е годы.
База отдыха «Кристалл»
(с. Чардым на р. Волге)
Гл.механик завода
Кривой С.Д.
и заслуженный артист РФ
Лев Горелик
с выловленными ими сомами
60-е годы.
На фото (справа налево): главный энергетик Кустов И. С., главный
механик Кривой С.Д. на привале после удачной поездки по подшефным
хозяйствам Питерского района
1 мая 1969 год.
Слева направо:
Старченко В.Г.,
Антонов В.В.,
Силаков В.Н. с
дочерью
1973 год.
Старейший
ветеран завода
Егоров А.П.
(в центре)
1973 год.
Работники службы
Главного механика
Агапцев, Новиков,
Силаков, Евлентьев,
Сухов
1975 год.
Работники службы Главного механика на Октябрьской демонстрации
7 ноября 1960 год.
Руководство завода п/я 122 на демонстрации
1980 год.
г. Волгоград.
Работники Саратовской
электроники на отраслевом
совещании.
2? центре:
Москалик Валентина
Ивановна —зам. Генерального
директора ПО «Контакт»
Семенов А.В. —зам.
Генерального директора ПО
«Тантал»
На субботнике в заводском поселке.
1 Мая 1974 год.
На первомайской демонстрации.
Справа налево: Болонкина Л. С., Миронова Н.К., Преснякова И.Н.,
Поволоцкий М.Я., Филоненко В.А., Юрьева В.Ф.
Руководители служб завода на отдыхе в оздоровительной базе «Кристалл»
(с. Чардым)
1 сентября 1986 год.
Открытие школы в Латухино —жилпоселке промышленно-аграрного
комплекса ПО «Тантал»
1986 год.
В заводском клубе «Кристалл».
Семёнов А.В. поздравляет Главного инженера Объединения
Филоненко В.А. с пятидесятилетним юбилеем
Элъснер Ю.Е., Кузнецов Ф.П. —два ветерана, два заядлых охотника
70-е годы.
Хандин
Виктор Порфирьевич
—ветеран завода п/я 122
Хандин В.П. начинал свою тру­
довую деятельность в начале Великой
Отечественной войны в рембазе, дис­
лоцируемой в г. Прохладном, затем г.
Баку и г. Саратове. Избирался неодно­
кратно комсоргом ремзавода и завода
п/я 122. В дальнейшем несколько де­
сятилетий работал начальником раз­
личных производственных цехов на
заводе п /я 122 и «Тантал».
1982 год.
Ветераны службы
технического контроля завода.
На фото (справа налево):
Семёнова Генриэта Сергеевна,
Георгиева Людмила Яковлевна
1963 год. База отдыха «Кристалл» на р. Волге.
Так всё начиналось. Вдоль берега стояли 14 четырехместных палаток.
Отдыхающие по очереди дежурили на кухне, пилили и кололи дрова, мыли
посуду, носили воду из скважины, но всё равно —все были довольны!
На фото семьи заводчан: Бирюкова Б.П. и Семёнова А.В.
1963 год.
Таким в те годы был берег
базы отдыха
Встречи
с руководящими работниками Министерства
По выражению одного из руководителей предприятий Саратов­
ской электроники во всех Министерствах во все времена работали
руководители и специалисты разного уровня от величайших, знаме­
нитых, выдающихся, крупных и известных, старейших, опытных и
квалифицированных до незаметных и ненужных.
В полной мере это соответствовало структуре нашего М ини­
стерства, которое много лет возглавлял выдающийся руководитель и
организатор Шокин Александр Иванович. Впервые мне удалось его
увидеть в 1963 году во время его посещения организации п /я 122. В
те годы хрущевской реорганизации народного хозяйства Александр
Иванович Шокин возглавлял Комитет нашей промышленности, в
скорости преобразованный снова в Министерство.
Специалист высочайшего класса, неоднократно ранее посещав­
ший наш завод, Александр Иванович увидел разительные и огром­
ные перемены, прошедшие за заводе в связи с деятельностью моло­
дого и амбициозного нового директора. По ранее обстоятельно зна­
комому заводу п/я 122 с его технологическими и организационными
трудностями будущий Министр Шокин Александр Иванович, а ныне
Председатель Комитета ходил удовлетворенный, понимая в душе, что
постоянное его внимание, помощь и поддержка этому сложному за­
воду дала хорошие результаты. Объективной оценкой труда нового
директора завода стало почетное предложение Шокина А.И. Умнову
Г.А. стать заместителем Шокина А.И., от которого Георгий Архипо­
вич .... отказался.
В дальнейшем, отношения Умнова Г.А. с Министром в течение
его почти сорокалетней деятельности директором завода и Генераль­
ным директором объединения складывались непросто. Были перио­
ды и охлаждения, и взлета, особенно после блистательной победы с
освоением изделия «Чечет», которое так поражало опытного и много
повидавшего Министра Шокина А.И. Но всё это было потом.
Будучи на Центральных курсах повышения квалификации М ини­
стерства (ЦКПК МЭП) в 1968-69 гг. мне довелось послушать высту­
пление Министра Шокина А.И., которое состоялось в декабре 1968
года в помещении ЦКПК МЭП расположенного в головном отрасле­
вом НИИ города Фрязино.
Александр Иванович Шокин в коротком выступлении дал обзор
состояния нашей отрасли и осветил основные задачи дальнейших
путей развития.
К сожалению, в дальнейшем мне не пришлось лично пообщаться
с этим поистине великим государственным деятелем, который всю
жизнь посвятил созданию и развитию крупнейшей отрасли народно­
го хозяйства.
Более двадцати лет работал заместителем Министра выдающийся
деятель промышленности Захаров Андрей Андреевич, который про­
шел до этого большой тернистый путь от руководителя на первенце
отечественной электроники Ленинградском объединении «Светлана»
и начальника Главка рождающегося Министерства.
Во время встреч Андрей Андреевич всегда поражал нас взвешен­
ными оценками дел и событий, интеллектуальностью со свойствен­
ными ей порядочностью и коммуникабельностью, каким-то поис­
тине отеческим отношением к нам —молодым руководителям. В его
отношениях всегда сквозила определенная забота и сопричастность
к нашим делам, а в его высказываниях никогда не звучали высоко­
мерные нотки поучений и нотаций, какие мы часто слышали от дру­
гих менее высоких чинов Министерства. Андрей Андреевич Захаров
всегда спокойно, взвешенно, квалифицированно и оперативно решал
все возникающие вопросы. Под стать ему в его приемной работала
приветливая и участливая его помощница — секретарь заместителя
Министра — Ольга Зиновьевна Николаенко, не без помощи которой
мы часто и оперативно попадали к Андрею Андреевичу Захарову для
решения постоянно возникающих вопросов взаимоотношений с. дру­
гими управлениями и организациями Министерства.
Снова и снова вспоминаются отдельные эпизоды нашей непро­
стой производственной жизни 60-80-х годов, когда мы руководители
функциональных служб и заместители директора постоянно ощущали
пульс и ритм Министерства, чуть ли не ежедневно разговаривали с от­
дельными работниками Главка и различных Управлений и очень часто
выезжали в командировки —чаще всего в Москву, практически на все
иерархические ступени разветвленной оргструктуры Министерства.
Для меня лично это постоянное общение с «любимым Министер­
ством» (как любил говорить Григорий Григорьевич Новиков — вете­
ран и бессменный начальник отдела снабжения в течение нескольких
десятилетий) началось с июня 1969 года. В тот год волею Умнова Г.А.
я, работавший с 1964 года начальником цеха был назначен началь­
ником отдела труда и зарплаты завода (ОТЗ).Это назначение стало
для меня одновременно трудным и полезным, безусловно расширило
мой кругозор, дало возможность шире и более углубленно изучить
опыт родственных предприятий и организаций и применить его на
заводе. Умнов Г.А. первое время в буквальном смысле слова «ната­
скивал» меня, часто вместе с собой возил меня в Москву, знакомил с
различными руководителями Главка, Министерства, а позже с руко­
водителями ряда подотделов Госплана СССР.
Учил трудному и своеобразному искусству общения с чиновни­
ками высшего эшелона управления, учил, как и с кем конкретно из
этого аппарата управления вести себя. Часто меня эти «тайны ма­
дридского двора» несколько обескураживали своей обнаженностью,
о чем я невнятно почти шептал Умнову Г.А., на что он улыбаясь
говорил, что у меня детское представление о взаимоотношениях с
«сильными мира сего».
Помню, Георгий Архипович усмехнувшись, изрек:
«Се ля ви. Учись и делай как я!» Добрым словом хочу вспомнить
работников Главка тех лет, с которыми приходилось часто общаться
и которые помогали нашему заводу и мне — молодому начальнику
отдела ОТЗ, а в дальнейшем начальнику производства и Главному
механику завода, это Раевская Анжела Васильевна, Мерзликин Вик­
тор Трофимович, Башкатова Галина Михайловна, Подчуфаров Лео­
нид Николаевич.
Большую помощь в работе оказывал мне Главный механик Глав­
ка Жмаев Василий Ильич, грамотный и авторитетный специалист и
прекрасной души человек. Жаль, что болезнь увела его из жизни еще
полным сил и способностей.
Теплые деловые отношения в течение многих лет поддержива­
лись у меня лично с начальником Управления Главного механика и
Главного энергетика Волковым Евгением Петровичем, начальником
отдела Тарасовой Валентиной Анатольевной, Шаповаловой Любовью
Витальевной и многими другими. Это были люди, преданные делу,
отличающиеся технической эрудицией и знанием дела. Эти руково­
дители оказывали заводу и Объединению значительную помощь в
реконструкции и развитии завода, его филиалов. К сожалению, в пе­
риод моей работы заместителем Генерального директора достаточно
сложными были у меня служебные взаимоотношения с заместителем
начальника Главка Цибульским Виктором Григорьевичем, на мой
взгляд человеком достаточно амбициозным. Умнов Г.А. в течение
нескольких лет пытался сблизить нас, но ... этого, к сожалению, не
произошло, может даже из-за моего тоже не простого характера.
Много лет и десятилетий наш отраслевой Главк возглавлял
генерал-лейтенант Якименко Иван Тихонович, систематически по
несколько раз в году посещающий наш завод. Иван Тихонович был
опытным специалистом, руководителем и организатором производ­
ства отрасли, пользовался заслуженным авторитетом у Министра
Ш окина А.И., в правительственных кругах и ЦК КПСС как опытный
и заслуженный аппаратчик и управленец высшего звена.
У большинства из нас — заводчан о Якименко И.Т.остались
только хорошие воспоминания. Иван Тихонович в общении с нами
всегда был корректен, беседы проходили в спокойной обстановке, в
отличии от многих министерских сановников он был по-деловому
прост и лишен так популярных в ту пору среди высших чиновников
чванства, высокомерия и пренебрежительного отношения к завод­
ским руководителям.
Так же много лет в тендеме с Якименко И.Т. Главным инжене­
ром Главка работал Искренко Юрий Александрович, пришедший в
Министерство из головного НИИ города Фрязино. Искренко Ю.А.
в отличие от Ивана Тихоновича был весьма редким гостем на нашем
заводе и Объединении.
Много лет заместителем начальника 1-го Главного управления
Министерства работала Евсеева Вера Васильевна — волевой и до­
статочно жесткий руководитель.
Евсеева В.В. близко знала и много лет работала с Шокиным А.И.,
пользовалась заслуженным авторитетом в министерских кругах, са­
мостоятельно решала возникающие вопросы в смежных Министер­
ствах и Госплане СССР. Неоднократно посещала в 60-е годы наш
завод, хорошо знала нужды и проблемы нашей растущей отрасли и в
меру своих сил пыталась решить сложные вопросы. К сожалению, в
70-х годах, Вера Васильевна достигла пенсионного возраста и ушла
на заслуженный отдых. В те годы существовал порядок, что в основ­
ном всем руководителям даже высокого ранга более одного-двух лет
после пенсионного возраста не позволялось работать и они перево­
дились на пенсионное обеспечение, не избежала этой участи и «же­
лезная леди Первого Главка».
Записи и фотографии о Борисе Владимировиче
Спицыне и ПО «Контакт»
К 20-летию его смерти и 50-летию завода
«Контакт»
В июне 1989 года произошло по истине трагическое событие для
тысяч заводчан ПО «Тантал» и ПО «Контакт». 10 июня (после оче­
редного инфаркта) скоропостижно ушел из жизни Борис Владими­
рович Спицын, последние 19 лет работавший директором, а затем
Генеральным директором ПО «Контакт».
С Борисом меня свела судьба на заводе п/я 122 в 1962 году. Спицын Б.В. тогда еще молодой, красивый парень высокого роста, крас­
нощекий и почти всегда улыбчивый работал начальником цеха, а с
1963 года начальником производства и затем заместителем директора.
Его беззаветная преданность делу, интересам завода многих удив­
ляла и поражала, он был незаурядной личностью, талантливым руко­
водителем и глубоко порядочным человеком во всех отношениях.
Даже нас в ту пору молодых начальников цехов удивляла его ра­
ботоспособность: уходя из своих цехов в 22-23 часа, мы видели свет
его окон кабинета на 3-ем этаже первого корпуса. (К сожалению, уже
несуществующего). Отличала Бориса и его почти отцовская терпи­
мость к нашим иногда мальчишеским выходкам, хотя большинство
из нас были его одногодками или на год старше.
Мало в те годы из руководителей его круга было таких, кото­
рые бы как Борис ходили по выходным по магазинам, выстаивая
большие очереди. До последнего года жизни Спицын Б.В. не имел
дачи, собственной автомашины. Приезжая на базу отдыха «Салют»
на волжском острове в районе села Чардым, очень часто на обычной
весельной лодчонке выезжал порыбачить и так же зачастую ночевал
не в элитном коттедже базы отдыха, а в домике или комнатке, куда
его поселял директор базы.
За это его искренне уважали и любили тысячи работников завода.
Борис горел на работе и жил для людей. Такого благоустроенного
и большого жилпоселка на ул. Буровой и ул. Благодарова в те годы не
было у большинства заводов. И всё это он делал как рядовую работу
без трибунной трескотни, буднично, но на полном пределе человече­
ских сил, с полной отдачей. И в результате — ... сгорел на пятьдесят
пятом году жизни.
На наш взгляд, Борис не обидел за свою жизнь никого, он был
предельно коммуникабельным человеком.
12 июня 1989 г. Генеральный директор ПО «Тантал», Умнов на­
чиная оперативное итоговое совещание, с трудом сказал, заметно
волнуясь: «В субботу скоропостижно скончался Борис Владимирович
Спицын. Помянем его вставанием».
Этой фразой Умнов Г.А. поверг нас всех присутствующих в шок,
большинство из сидящих в зале много лет работали со Спицыным
Б.В. и уважали его.
В ходе планерки Умнов неоднократно возвращался к этому пе­
чальному событию и в сердцах сказал: «Вот! Директора умирают, а
вам всем «хоть бы хны» и «абы как» —живете!»
Безусловно, Спицын Б.В. был лучшим и достойным учеником и
Умнова Г.А., и поистине великого производственника Георгия Ное-
вича Окуня, также преждевременно ушедшего из жизни и так же как
и Борис горевший на работе.
Похороны Спицына Б.В. состоялись 13 июня 1989 года. Граждан­
ская панихида проходила в Дворце культуры «Салют» с I I 00 до 1330.
Борис лежал в гробу каким-то сразу непохожим на себя, в без­
брежном море окружавших его живых цветов, что еще больше под­
черкивало его безжизненность и кончину.
За два с лишним часа гражданской панихиды с ним простились
более 5 тысяч человек.
Было много «тантальцев», его старых товарищей. Среди них Со­
коловский Е.И., Хандин В.В., Томников Ю.М., Штенге И.З., Радин
В.П., Бакун Н.К., Семенов С.Ю., а так же очень много простых ра­
бочих завода «Тантал».
Приезжали секретари Обкома КПСС Анфиногентов Г.В., Муренин К.П., заведующий оборонным отделом Дерюгин А.А., секретарь
Ленинского РК КПСС Кузнецов и большинство директоров пред­
приятий: Литвак Д.Б., Павлюков В.Г., Екимов Е.Г., Тупикин В.Д.,
Соловьев А.В., Умнов Г.А., Радюк О.М.
Радюк О.М., выступая, почти плакал, да и мы — то все стояли с
глазами полными слез.
Вот так, один за другим, уходит из жизни уже наше поколение,
отмерив годами, уготованными судьбой каждого - свой жизненный
путь.
50-летний юбилей Украинского Виталия Сергеевича —заместителя
Главного инженера ПО «Контакт»
С поздравлением выступает Главный инженер ПО «Контакт»
Терентьев Г.Г.
Сидит: Дубинский Э.И. —зам.Генерального директора ПО «Контакт»
Юбиляра поздравляют коллеги ПО «Тантал».
Слева: Семёнов А. С., Каплин А.П.
6-я Дачная.
Жилпоселок ПО «Контакт»
ПО «Контакт».
Чествование ветеранов Великой Отечественной Войны
Слева: Главный инженер Киреев Юрий Иванович
Торжественное собрание, посвященное 25-летию ПО «Контакт»
Сидят: Савин Ю.А., Томников Ю.М., Якименко И.Т.;
Выступает Москалик В.И. —председатель профкома
Поздравление с Новым годом лучших коллективов цехов.
В центре: Дубинский Э.И., Болтухин Е.А., Макаров В.В.
База отдыха «Салют» (с. Чардым) Объединения «Контакт»
(Домики для отдыхающих)
База отдыха «Салют» (с. Чардым) Объединения «Контакт» (Столовая)
В гостях у саратовцев и заводчан
ГНПП «Контакт» известный писатель
Михаил Николаевич Алексеев
6 мая 2008 года Михаилу Николаевичу Алексееву исполнилось
бы 90 лет, но он, к сожалению, несколько лет не дожил до этого
юбилея.
Михаил Николаевич Алексеев —наш земляк, родился 6 мая 1918
года в селе Монастырское Баландинского (ныне Калининского) рай­
она Саратовской области, в крестьянской семье.
После окончания семилетки в 1936 году без экзаменов был при­
нят в Аткарское педагогическое училище, из всех предметов боль­
ше всего ему нравились русский язык и литература. Здесь он понастоящему полюбил родное слово.
Но, закончить училище Михаил Алексеев не успел, в 1938 году
его призвали в Армию, окончил курсы политруков, служил в г. Сумы,
где и встретил Отечественную войну 1941-45 гг.
В 1941-42 гг. был политруком минометной роты 106-го (позже
222-го) стрелкового полка, воевал под Тулой, в июле 1942 года —под
Сталинградом, где получил свою первую и самую дорогую награду —
медаль «За боевыег заслуги». В 1943 году Алексеев М.Н. —на Курской
дуге под Белгородом.
С марта 1944 г. по октябрь 1950 г. находился за границей в со­
ставе группы советских войск, работал корреспондентом газеты Цен­
тральной группы войск «За честь Родины». Там же начал печатать
свой роман «Солдаты», рассказывающий о боевом пути 72-й Гвар­
дейской дивизии.
Позже им были написаны повести: «Наследники», «Дивизионка»,
«Автобиография моего блокнота» и несколько сборников военных
рассказов и очерков.
В 1961 году вышел его роман «Вишневый омут», за который Ми­
хаилу Николаевичу в 1966 году была присуждена Государственная
премия РСФСР имени Максима Горького. Затем появились пове­
сти: «Хлеб — имя существительное», «Карюха», в 1970 году — роман
«Ивушка неплакучая», в 1981 году — роман «Драчуны», а одним из
последних произведений — «Мой Сталинград», над которым он ра­
ботал также и в июле 1995 г., отдыхая с семьей на заводской базе
«Салют» в районе села Чардым, по приглашению Генерального ди­
ректора ГНПП «Контакт» Семёнова А.С.
Михаил Николаевич
Алексеев
и его приемная дочь Аня
Сухарева —художник,
15 июля 1995 г.
Алексеев М.Н. с 1960 года — заместитель Главного редактора
журнала «Огонёк», с 1965 г. по 1968 г. — Первый Секретарь Союза
писателей РСФСР, а с 1968 г. - Главный редактор журнала «Мо­
сква». В 1978 году ему присвоено высокое звание «Героя социали­
стического труда», неоднократно избирался депутатом Верховного
Совета РСФСР.
За заслуги перед Родиной Михаил Николаевич Алексеев награж­
ден орденами Ленина, Отечественной войны, Трудового Красного
Знамени, двумя Орденами Красной Звезды, орденом Дружбы наро­
дов и многими медалями.
Рассказывая о близких его сердцу людях и описывая красоту род­
ного Саратовского края, Михаил Николаевич создал произведения,
которые прочли миллионы людей, он частый гость на Саратовщине.
Так случилось, что в 1995 году, в очередной приезд в г. Саратов
на Собиновский фестиваль саратовский поэт Николай Палькин и
директор (в то время) оперного театра Ларионова Зоя Тимофеевна
познакомили руководство ГНПП «Контакт» с Михаилом Николаеви­
чем Алексеевым. Было проведено несколько встреч заводчан с писа­
телем — земляком, где он рассказывал о своем творческом пути, его
планах.
В общении Михаил Николаевич очень прост, доступен, его не­
торопливая и окающая речь насыщена народными пословицами, он
любил пошутить и с первой встречи становился каким-то близким
и родным. Автору этих строк на протяжении ряда лет посчастливи­
лось многократно и подолгу общаться с Михаилом Николаевичем,
его супругой Татьяной Павловной, обсуждать многие вопросы нашей
жизни тех безумных 90-х годов.
Михаил Николаевич также при всяком удобном случае живо ин­
тересовался жизнью заводчан, вместе с нами сопереживал и радо­
сти, и беды, выпавшие на долю многотысячного коллектива ГНПП
«Контакт», в каждой встрече с ним мы чувствовали тепло его сердца,
человечность. С первых минут общения с Михаилом Николаевичем
возникало чувство симпатии к этому немолодому, небольшого роста
человеку с окающим говорком, он был каким-то простым, поистине
деревенским и располагающим к общению, был прекрасным рас­
сказчиком.
Думается, что многие из саратовцев и заводчан, общавшихся с
Михаилом Николаевичем, помнят тепло его встреч, воспоминания
о далеких годах его жизни в селе Монастырское и огненных дорогах
Великой Отечественной войны, талантливо описанных в его произ­
ведениях. Как сейчас вспоминаются красота и бездонность Вишнево­
го омута, старая Карюха и многочисленное семейство деда Михаила,
нежная Журавушка и мужественные солдаты Сталинграда.
Июль 1995 года. База отдыха «Салют» ГНПП «Контакт».
На фото (слева направо): Зам. Генерального директора Семёнов А.В.,
писатель Алексеев М.Н., Зам. Генерального директора Дулепин Ю.
Июль 1995 года. База отдыха
«Салют».
На фото (слева направо):
Семёнов А.В. — Зам. Ген.
директора ГНПП «Контакт»,
Алексеев М.Н. —писатель,
Герой Социалистического труда
1995 год. База отдыха «Салют».
На фото (справа налево): Рашкин В.Ф. —секретарь Обкома КПРФ
(г. Саратов), депутат Областной Думы., Татьяна Павловна —супруга
М.Н. Алексеева, Семёнов А.В. —Зам. Ген. директора
База отдыха «Салют».
—любимое место отдыха заводная
Ежедневно здесь отдыхают сотни работников завода и их семьи
П ляж
Игровой зал базы отдыха «Салют».
Ребята веселы и довольны!
Впервые в г. Саратове —
выборы Генерального директора предприятия
ВПК
10 октября 1989 года в Ленинском районе г. Саратова произошло
событие, которое не оставило равнодушными тысячи работников
предприятий электронной промышленности.
В соответствии с «Законом о соцпредприятии» впервые на обо­
ронном предприятии г. Саратова выбирали Генерального директора
при явно выраженном неудовольствии областных партструктур.
Согласно утвержденного заводской профсоюзной конференцией
«Положения о выборах» в голосовании участвовали все работающие
на предприятии.
В период подготовки предстоящих выборов Генерального дирек­
тора ПО «Контакт» заявления на участие в выборах подали:
Терентьев Геннадий Георгиевич — Главный инженер ПО «Кон­
такт» —исполняющий обязанности Генерального директора.
Геннадий Георгиевич Терентьев 1935 года рождения, коренной са­
ратовец, окончил СГУ (спецфак). После окончания СГУ работал на
заводе п/я 122 на различных руководящих должностях заместителем и
начальником сборочного цеха, заместителем и начальником ОТК за­
вода, Главным технологом и заместителем Главного инженера завода.
После создания объединения продолжительное время работал за­
местителем Гл.инженера объединения, затем после смерти Киреева
Ю.И. — Гл.инженера завода «Контакт» был назначен Гл.инженером
завода, а затем и объединения «Контакт». Опытный руководитель и
грамотнейший инженер, обладающий еще одним положительным
свойством (весьма редким среди руководителей такого ранга) — ком­
муникабельностью, но выборы проигрывает.
Второй кандидат —Дубинский Эдуард Иосифович —заместитель
Генерального директора ПО «Контакт» по производству, начинал
свою трудовую деятельность так же на заводе п/я 122 после окон­
чания факультета электронных приборов СПИ. Начинал работать
мастером инструментального цеха, затем старшим мастером участка
квантовых генераторов, начальником участка сборочного цеха № 15
и затем заместителем начальника цеха № 1.
В конце 1970 года (приказ № 329 от 30.12.1970 г.) Дубинский Э.И.
назначается заместителем начальника производства завода «Кон­
такт», а с 1972 года (приказ № 132 от 10.04.1972 г.) — начальником
производства завода. С тех пор Дубинский Э.И. работает на заводе
«Контакт» и пользуется заслуженным авторитетом как грамотный и
требовательный руководитель. Через несколько лет он —заместитель
Генерального директора ПО «Контакт» по производству.
Последние годы во времена длительных болезней Спицына Б.В.
(неоднократных инфарктов миокарда) Дубинский Э.И. практически
становится неофициальным директором, иногда итоговые совеща­
ния вел Дубинский Э.И., а Спицын Б.В. сидел рядом и лишь ино­
гда комментировал. Но несмотря на это в избирательной компании
проиграл, набрав около 400 голосов.
Участвовали в выборах еще два заместителя Генерального дирек­
тора ПО «Контакт» —Савин Ю.А. и Алексеев В.Н. Первый —зам. по
общим вопросам, а второй — по экономике. Оба бывшие работники
Обкома комсомола, молодые и амбициозные ребята выборы так же
проиграли, набрав всего 70 и 130 голосов.
Еще один работник ПО «Контакт» - начальник комплекса Наза­
ров Лев Яковлевич — баллотировался на этих выборах. Ранее он ра­
ботал в райкоме КПСС Ленинского района г. Саратова, затем непро­
должительное время в 1969-70 гг. работал заместителем Гендиректо­
ра НПО «Электроника», после реорганизации НПО «Электроника»
был назначен заместителем начальника отдела № 2 НПО «Алмаз»,
где много лет работал до перехода в объединение «Контакт». По ре­
зультатам выборов набрал незначительное количество голосов.
Участвовал в выборах Жездюк, ранее работавший на заводе «Кон­
такт» начальником цеха, а затем перешедший в НПО «Алмаз».
По результатам выборов Жездюк набрал значительное количе­
ство голосов — более 700.
Победителем этих непростых выборов стал Семёнов Анатолий
Степанович —бывший начальник сборочного цеха завода «Контакт»,
а затем длительное время работавший на заводе «Тантал».
Начало трудовой деятельности Семёнова А.С. на «Тантале» в
должности заместителя начальника II производства (приказ № 58 от
8.02.1972 г.), а в мае 1973 года он назначается начальником этого
производства.
Затем Семёнов А.С. становится начальником производства завода
«Тантал», где работает с 1975 по 1978 гг, далее около пяти лет работа­
ет заместителем Гл. инженера по аппаратуре связи, а в дальнейшем —
заместителем Генерального директора по производству ПО «Тантал»
вплоть до ... сокращения этой должности.
После ухода из объединения «Тантал» непродолжительное время
работал директором завода «Серп и молот», где победил так же на
выборах директора.
На выборах Генерального директора ПО «Контакт» Семёнов А.С.
одержал убедительную победу, —набрав более 3500 голосов работни­
ков завода.
Трудолюбивый и упорный до фанатизма Семёнов А.С. прорабо­
тал в дальнейшем 14 лет в должности Генерального директора ПО
«Контакт», выдержав самые трудные «лихие 90-е годы», годы эко­
номического беспредела, разгула бандитизма и политического экс­
тремизма.
Вот такие безпрецедентные новости случились в октябре 1989
года в Ленинском районе г. Саратова.
23 октября 1989 г. тема состоявшихся выборов Генерального ди­
ректора ПО «Контакт» обсуждалась Умновым Г.А. на итоговом со­
вещании. Возможно Георгия Архиповича возмутил факт признания
большинством работающих на «Контакте» избрания Семёнова А.С.,
практически изгнанного им с завода «Тантал».
Умнов, говоря об этом, почти кричал: «Вот случай с Анатоли­
ем Степановичем Семёновым — это нонсенс, нонсенс! Не успел избраться директором в одном месте, как стал участвовать в выборах
на другом заводе!»
Многим из участников совещания показалось, что этот факт
Умнова просто бесит, хотя по правде сказать должно бы быть всё
наоборот —еще один его ученик стал Генеральным директором.
Далее около часа Умнов Г.А. посвятил очередному обзору хода раз­
вития производства видеотехники в целом в стране и у нас —в объеди­
нении, в частности, он сказал: «Трудности нарастают. Мы выглядим в
составе «великолепной четверки» очень плохо. (Как нас ехидно назвал
заместитель Министра Иванов, подразумевая Ленинград, Новгород,
Воронеж и нас). Работаем все из рук вон плохо! Мы инертны! Филоненко, Кишиневский Лазарь мне не помогают! Мы не перераспредели­
ли площади, мощности, людские ресурсы, пик нагрузок по-прежнему
на одной проблеме и это приведет к КАТАСТРОФЕ!
Я был в ФРГ на «Грюндике» и в Японии на «Мацушита» - это
же потрясающе! А у нас же —везде убожество! В Ленинграде на кон­
вейере сидит 2200 девочек! Кошмар! Ужас какой-то, примитив! И
каждая что-то подгибает, облуживает, навешивает и т.д. И это из­
вестная фирма «Позитрон»! Специфическое предприятие, выросшее
на производстве конденсатов. Не лучше обстоят дела и в Воронеже
на «Электронике» - детище нашего Министра. Огромное объедине­
ние —32 тысячи работающих, но и у них тоже самое!
Мы находимся в более выгодных условиях, но ничего не делаем!
У нас бесконечное количество отделов и служб, которые сами не
знают, что они делают! Это ужас! Немедленно всё расписать! Каждую
ручную операцию паспортизовать и расписать поэтапный выход на
автоматизированный уровень!
Там нет никаких суперхитростей! Надо просто работать! Но у нас
ведь в стране никто ни чего не хочет делать! Создали «контрэконо­
мику» по образному выражению западных экономистов и почему-то
гордимся этим»!
Умнов Г.А. по-моему уже предвидел закат нашей промышленно­
сти да и страны в целом. На этом совещании он был очень взволно­
ванным, это было видно невооруженным глазом и переживающим по
настоящему за судьбу страны и развитие видеотехники у нас. Может
быть поэтому был очень резок со своим заместителем Боровским
В.И. и «нарвался» на встречный удар, чего никогда еще не бывало на
таких совещаниях. Боровский в сердцах крикнул Умнову: «Хватит!
Надоели эти Ваши цирковые представления!» И Умнов ... молча про­
глотил эту резкость своего зама.
Попал «под раздачу» и Роман Молин, незадолго до этого избран­
ный начальником цеха № 17, а до этого работавший замначальника
ОТЗ завода: «Ну-ка скажи, Молин, сколько ты за 10 лет сменил мест?
Прыгаешь как блоха с места на место! Как и Семёнов Анатолий Сте­
панович!»
Досталось на этом совещании и заму по кадрам и режиму Екимову Б.В.: «Ты или работай, или уходи!»
И лишь погода октября 1989 года радовала тантальцев, да и всех
жителей Саратова: в 20-х числах октября стояла теплая солнечная
осень —днем воздух прогревался от +10°С до + 17°С, а ночью стол­
бик термометра не опускался ниже + 8°С.
Несмотря на теплую погоду — город Саратов к работе в зимних
условиях не готов. Разрыто для ремонта множество участков тепло­
трасс по многим улицам. Из-за отсутствия тепла и горячей воды за­
крыт ряд школ и детских садов. Многих беспокоит один и тот же во­
прос: почему неуклонно нарастают негативные моменты во всех об­
ластях нашей жизни? Трудное время, но основная масса людей еще
пребывала в состоянии радужных надежд. Отдельным руководителям
предприятий Ленинского района г. Саратова, в том числе Умнову
Г.А. было уже ясно, что процессы перестройки постепенно затухают
и начинается постепенная реставрация капитализма в стране. Умнов
Г.А. на одной из своих итоговых планерок сказал, что в верхних эше­
лонах страны явно просматривается дефицит принятия решений, а
их действия носят теоретический характер ничего не имеющий обще­
го с фактическим положением в стране.
Несколько оперативных совещаний в июне-июле 1989 г. Гене­
ральный директор Умнов Г.А. провел, посвятив вопросам стратегиче­
ского развития объединения и поздравлению юбиляров.
Так, 19 июня 1989 г. Умнов Г.А. торжественно отметил 50-летие
Хромова Валерия Васильевича —директора завода «Видео».
Хромов В.В. - старейший ветеран завода, с 1962 года прошел
большой и трудный путь на заводе:
Начальник участка, заместитель и начальник цеха, начальник
производства и заместитель Генерального директора и теперь — ди­
ректор завода «Видео», входящего в состав объединения «Тантал».
Хромов
Валерий Васильевич
По словам Умнова Г.А. этот завод должен быть построен в 1993
году и выпускать 500 тысяч видеомагнитофонов в год. Министр Ко­
лесников так сформулировал задачу Умнову: «Будем строить завод
«Видео» как завод по выпуску товаров для народа!»
На строящемся заводе «Видео» Министр приказал запроектиро­
вать только отечественное оборудование для указанных целей.
Далее, Умнов Г.А. сказал: «Многое, конечно, будет зависеть от
Хромова В.В., от его организационно-технической мудрости, страте­
гии поведения».
Увы, по независящим от Умнова и Хромова причинам этим пла­
нам не суждено было сбыться.
10 июля 1989 г. на планерке по развитию металлообработки Умнов
Г.А. чествовал в связи с 60-летием Лазаря Иосифовича Кишиневско­
го — заместителя Генерального директора по внешнеэкономическим
связям.
В своей хвалебной речи Умнов Г.А. почему-то больше кашлял,
чем говорил лестные слова и эпитеты, видимо, побаиваясь Кишинев­
ского и его многочисленные новационные дела и внедрения.
В частности, Умнов Г.А. сказал: «Лазарь очень противоречивый
человек — в его делах было много положительного, но было и отри­
цательное. И если это взвесить —еще неизвестно, чего было больше.
Но никто не застрахован от ошибок, инициативного человека всегда
отличает поиск, иногда приводящий и к ошибкам». На этом его речь
была закончена, но все присутствующие понимали, что Умнову не
свойственно хвалить своих талантливых заместителей, ибо это затмит
его величие и без того уже пошатнувшееся в 80-е годы в глазах очень
многих заводчан.
В ответном слове Л.И. Кишиневский сказал: «Это веха! Если не
выгоните —буду работать! Есть силы, есть еще идеи».
После этого Умнов долго рассуждал о 60-летнем возрасте, о на­
ступлении в этот период «возраста независимости», в частности, он
сказал: «Наступает полное раскрепощение, полная ясность, нет уже
желания быть директором, получить Госпремию и т.д. Остается же­
лание - уйти от мелочей и заняться главным, так как времени от­
пущенного остается очень мало!» В чем он безусловно прав.
На нескольких итоговых оперативных совещаниях в сентябре —
октябре - ноябре 1989 г. Г.А. Умнов озабоченно говорил о положе­
нии в стране.
18 сентября: «Времена меняются, идет развал в стране. В Сара­
тове нет кирпича для строительства жилья, мы не выделяем людей
на кирпичные заводы, а они отказывают в стройматериалах. Ну что
же, соправитель Лыткин, собери всех на СТК и пусть СТК примет
решение: «Не строить!» Мы можем и переждать.
Я же хорошо понимаю тяжесть этого вопроса на сегодня и вот
впервые за 30 лет своего директорства я принимаю такое решение.
В период демократизации и гласности страну захлестнула волна
всеобщей некомпетентности и откровенной трепотни. Раньше каж­
дый сверчок сидел и верещал у себя на печке, а теперь — и телеви­
дение, и радио ... - всех выпускают! Надо кончать болтовню и на­
чинать работать, а в крови у многих из нас — много трепотни и мало
желания интенсивно работать!»
Последнее время в лексиконе Умнова Г.А. всё чаще проскальзы­
вает фраза: «Через множество идераций».
2 октября 1989 года Умнов Г.А., в частности, сказал: «Старец,
Горкун! Не надейтесь — времена холодной войны не вернутся! Ко­
нечно, хотелось бы нам похорохориться, побряцать ракетами, само­
летами ..., но — у нас просто денег нет! 45 миллионов россиян (это
по Ельцину) живут ниже черты бедности. А Абалкин — академик —
это книжник некомпетентный.
Что произошло в стране? Старое разрушили, нового не созда­
ли. Стал главенствовать групповой эгоизм. Наша власть очень роб­
ко пытается решать экономические задачи. Сегодняшний социализм
страшен тем, что всех всё устраивает, правда, кроме состояния по­
требительского рынка!
«Ничегонеделание» в этих вопросах надо рассматривать как сабо­
таж. Период стартового возбуждения проходит!
Призываю всех вас начинать мыслить, шевелить мозгами и рож­
дать те, пусть пока слабые, ростки нового!
Мы, провозгласив перестройку, забыли разработать технологию
перестройки и довести её до широких слоев».
4 декабря 1989 г. Итоговое совещание у Генерального директора
ПО «Тантал» Умнова Г.А.: «Что же происходит в действительности?
Мы создали какую-то организационную структуру на рубеже 60-70-х
годов, но за последнее время произошли колоссальные изменения в
реалиях жизни, а наша структура не изменилась. Это страшно опас­
но: мы может потерять ту высоту, которую набрали и начнем сколь­
жение вниз, так как наша система замкнута и обречена на самоуни­
чтожение, там более, что вокруг тоже хаосогенная среда».
Далее он долго рассуждал о понятии мегатропии, якобы получе­
нии нами мыслительной энергии из космоса, а в заключение сказал:
«Ну, это вы пока все еще не понимаете и со мной вам вступать в по­
лемику трудно и безнадежно!»
Не стал исключением и озабоченный разговор Умнова Г.А. о по­
ложении в стране на совещании по подведению итогов работы объе­
динения в 1989 году, которое состоялось 8 января 1990 года.
Начало совещания было необычно: Умнов Г.А., как всегда безу­
коризненно одетый в дорогой костюм с улыбкой проходит к своему
рабочему столу и говорит: «С Рождеством вас всех! Если бы немного
раньше я так сказал: «Обком бы в обморок упал!»
Затем, заслушав доклады заводов и комплексов о итогах работы
в прошедшем году, подвел итоги: «Экономическая реформа в стране
остановилась. Идет частичная перекачка оборонных мощностей на
выпуск гражданской продукции. В 1989 году выпуск товаров народ­
ного потребления по объединению составил 34 млн. рублей. Задача —
в 90 году на 1 рубль зарплаты выпускать — 1 рубль товаров культурнобытового назначения и довести их уровень до 50 млн.рублей. В 1989
году конверсия составила 10%, но в течение этого года может быть
значительно больше.
Можно еще добавить, что несмотря ни на что, заводы живут еще
широко и безучётно. К сожалению, психология рядовых руководите­
лей на предприятиях не меняется и экономической реформой никто
не занимается.
У нас в объединении проблематика производственного плана 90
года огромна.
М.С. Горбачев — центрист! Наше уважаемое правительство, на­
делав ошибок, как бы стоит на двух лодках и в тоже время пытается
сохранить равновесие. На мой взгляд — такое положение продлится
недолго.
Время идет —а мы все не меняемся! Вот такое резюме».
Думаю не ошибусь, сказав, что время подтвердило слова и пред­
сказания Генерального директора Объединения Умнова Г.А.
И уже через несколько лет в 90-х годах всем известные ново­
явленные санитары новейшей российской истории объявили себя
какой-то экономической мессией, но, к сожалению, большинство из
этих «санитаров» на деле оказались в практических делах с «незакон­
ченным экономическим образованием», провалив многие экономи­
ческие доктрины вроде наивных «500 дней», «рынок всё отрегулиру­
ет», «скорее всё отдать в частные руки!»
Заоблачные теоретики правительства 90-х годов, ничего общего
не имеющие с реальностью, буйно философствовали о мифическом
будущем России.
К сожалению, человеческую натуру людей, российскую менталь­
ность указами Правительства не переделаешь. Безусловно, восемь
путинских лет подняли Россию с колен, но если говорить образно
- Путин и его команда выстроили хорошие леса вокруг будущего
здания могучей России, но само здание пока еще за строительны­
ми лесами просматривается не в полном объеме. Надо признать, что
наши национальные привычки и вековые российские традиции попрежнему довлеют над сегодняшними делами, и авторитаризм, и де­
мократия в нашей стране определяются традициями.
Чрезвычайно разросшийся в последние годы клан чиновников
на всех уровнях самоуверенно пытается внушить населению, что ре­
шение сложнейших вопросов (ЖКХ, образование, здравоохранение,
демография) - это ясные и простые задачи, которые будут решены
в два — три ближайших года и это не может не вызывать тревоги у
многих россиян.
Историческая близорукость и самообман руководства страны на­
чала 90-х годов обернулось для большинства простых людей тяжким
долгосрочным бременем.
Безусловно, сегодняшнее руководство страны — Путин В.В., под­
хвативший эстафету Медведев Д.А., принимают активные меры к ис­
правлению допущенных ошибок, но ... на это уйдет не один год, к
сожалению. Разрушать всегда проще, чем созидать.
Прошли годы и десятилетия. Постепенно забываются успехи и
достижения некогда могучего и передового производственного объ­
единения «Тантал» и его бессменного кормчего — Генерального ди­
ректора Умнова Г.А. Бывшее ПО «Тантал» сегодня ОАО с другими
целями и задачами и уже пишется другая история «Тантала».
Последние выборы профсоюзного комитета
Объединения «Тантал». 1989 год
Последние месяцы 1989 года резко обострилась общая политико­
психологическая обстановка практически среди всех слоев общества,
нарастает явно выраженная озлобленность и разнузданность во всем,
ухудшилась криминогенная обстановка. Группы молодчиков останав­
ливают городской транспорт, избивают пассажиров, глумятся над во­
дителями трамваев, об этом неоднократно сообщала областная газета
«Коммунист». Причин, по мнению многих несколько: партийное и
государственное руководство всех уровней, пропагандируя «гласность
и перестройку», четко не сформулировали демаркационную линию
между народной свободой, демократией и недозволенностью.
Правоохранительные органы как страусы — головой в песок и
делают вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит, их
активность в борьбе с преступностью снизилась. Особенно настора­
живает ситуация с средствами массовой информации. При освеще­
нии предыдущих периодов развития социалистического государства
всё подается в черных тонах, разрушены и очернены былые идеалы,
прежние руководители ошельмованы, все прошедшие 70 лет подают­
ся как жизнь 300 млн. СССР в огромном ГУЛАГе.
Идет идеологическое качание народа, особенно это проявляется у
молодежи: как же так? Всё что было раньше — плохо и преступно?
Всё это по большому счету ярко выраженный экстремизм во всех
его проявлениях: — «Всё круши! Отвергай! Критикуй!»
И вот в такой обстановке 25 октября 1989 года в заводском Двор­
це культуры «Кристалл» с 1500 до 1900 прошла очередная профсоюзная
отчетно-перевыборная конференция объединения «Тантал». Этому
предшествовали кустовые собрания в коллективах, где были выбраны
представители от профсоюзных организаций подразделений.
В состав кандидатов на председателя профкома Объединения
внесены:
1. Колесниченко А.П. — бывший начальник цеха № 14, а в на­
стоящее время Гл.инженер завода «Видео»;
2. Сидоренко А.Д. —зам.Гл.энергетика;
3. Бессонов В.В. — начальник цеха № 28;
4. Земсков В.Л. —нынешний зам.председателя профкома;
5. Иванов И.И. —нынешний председатель профкома (взял само­
отвод);
6. Монастырский Ю.А. —начальник комплекса ПТК-5;
7. Лысункин В.В. - работник ОКБ;
8. Немцев В.И. — начальник цеха № 30;
9. Чапурин — начальник цеха № 8.
Ранее 15 октября на итоговой планерке Умнов Г.А. провел пои­
менное голосование за всех кандидатов на выборы председателя про­
фкома.
В результате голосования результаты следующие:
1. Сидоренко А.Д.
| д ^ р а д и примерно равное
2. Колесниченко A J I f количество голосов _ около 40%
3. Монастырским Ю.А.
За Земскова, Бессонова, Немцева, Чапурина, Лысункина — про­
голосовало незначительное количество присутствующих.
Умнов Г.А. по согласованию с «четырехугольником» рекомендо­
вал всем подразделениям вести обсуждение первых трех кандидатов.
В такой обстановке началась отчетно-перевыборная конферен­
ция 25 октября 1989 года.
На конференцию было избрано 700 делегатов, но фактически за­
регистрировано было всего 563 делегата. Впервые за всю историю
«Тантала» - 140 делегатов проигнорировали выборы!
С отчетным 30-минутным докладом выступил председатель про­
фкома Иванов Иван Иванович.
Предупреждая возможные выступления о безобразиях с тепло­
снабжением, водоснабжением и благоустройством жилпоселков Объ­
единения Иванов И.И. довел до сведения делегатов, что ход работ
по подготовке к зиме кроме бюро Горкома КПСС и райкома КПСС
рассматривался на парткоме объединения. Партком объявил строгий
выговор с занесением в учетную карточку заместителю Генерального
директора по быту Вайсману Д.Р. и рекомендовал администрации
Объединения освободить его от занимаемой должности.
В связи с этим заявлением, прения по докладу практически от­
сутствовали, выступили («для галочки») 6 человек —о развитии спор­
та, о секции бега, о цеховой работе цехкомов и т.д.
Резюмировал коротко Генеральный директор Умнов Г.А. Речь
его была тезисной, без былой удали и грома литавров об успехах
Объединения. Коротко сказал о предстоящей аренде коллективом
Объединения заводов у Министерства, о чем основной массе де­
легатов было совершенно неясно и непонятно, но Умнов распро­
странятся не стал по этой теме. Сказал лишь: «Выпустим акции и
продадим работникам!»
Снова затронул тему бедных и богатых: «Нельзя, чтобы были все
равны! Должны быть богатые и бедные!»
Первые два часа конференции прошли тихо и бесконфликтно.
После перерыва при обсуждении списка кандидатов в председатели
профкома страсти накалились и первым обрушились на Лысункина
В.В., требуя его отвода.
Резко выступило несколько человек, в том числе Фуксман В.М.
и Тронин В. При голосовании большинством голосов Лысункин был
исключен из списка кандидатов.
Затем, к удивлению очень многих, отвели кандидатуру одного из
ветеранов завода — Монастырского Ю.А., за его отвод проголосовало
более 300 делегатов.
Немцев, Бессонов и Чапурин от участия в выборах отказались.
Таким образом, в списках кандидатов по выборам председателя
профкома остались трое — Колесниченко, Сидоренко и Земсков.
Выступление кандидатов были стандартными.
Земсков обещал вести бескомпромиссную борьбу с администра­
цией, Сидоренко обещал твердую защиту прав трудящихся, а Колес­
ниченко пересказал ряд общих положений о профсоюзе.
При голосовании за Земскова подано было 299 голосов, за Сидо­
ренко — 202, а Колесниченко набрал 20 голосов.
Таким образом, председателем профкома Объединения был из­
бран Земсков Ю.Л.
Умнов Г.А. в узком кругу посетовал, что такому могучему Объе­
динению нужен был бы другой профсоюзный лидер.
В состав профкома было избрано 40 человек, но влияние про­
фсоюза на деятельность Объединения практически свелось к нулю.
В 1989 году в период реорганизации профсоюзов СССР профсоюз­
ные организации всех предприятий и организаций радиоэлектронной
промышленности образовали Российский профсоюз работников ради­
оэлектронной промышленности, а в Саратовской области координа­
цию деятельности предприятий радиоэлектронной промышленности
осуществлял областной совет профсоюза работников радиоэлектрон­
ной промышленности. Так же в 1989 году председателем областного
совета профсоюза радиоэлектронной промышленности избран Родио­
нов Геннадий Владимирович, ранее работавший заместителем пред­
седателя профкома НИЭТИН и секретарем Обкома профсоюза.
Членом президиума областного совета профсоюза работников ра­
диоэлектронной промышленности в 1995 году избран и Земсков Вла­
димир Леонидович, правда, профсоюзная организация ОАО «Тантал»
уже насчитывала на порядок меньше членов профсоюза.
Единственное предприятие нашей отрасли, которое потеряло
всего 40% численности членов профсоюза — это государственное
научно-производственное предприятие «Контакт», где много лет пло­
дотворно трудился председателем профкома ГНПП «Контакт» - Болтухин Евгений Андреевич, так же являющийся членом президиума
областного совета профсоюза радиоэлектронной промышленности.
Предельно четко и аргументировано политическую и экономиче­
скую ситуацию в стране тех лет изложил в своей книге «Профсоюзы:
история, лидеры, проблемы» Рогожин Евгений Степанович — пред­
седатель Федерации профсоюзных организаций Саратовской обла­
сти. Автору этих строк остается только привести несколько цитат из
этой книги Рогожина Е.С.:
«От мощности оборонного комплекса осталось 10 процентов.
Ежегодно страна невосполнимо теряет от 300 до 400 технологий. При
сложившемся на 1 января 1996 года соотношении между основными
и оборотными средствами 100:2 (оптимальное соотношение 100:30)
нельзя говорить о сколько-нибудь ритмичной работе промышлен­
ности (стр. 289).
«Из части первой статьи 7 Конституции Российской Федерации
следует, что социальное государство призвано заботиться о создании
условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие
человека. Под достойной жизнью подразумевается прежде всего ма­
териальную обеспеченность на уровне стандартов современного раз­
вития общества, доступ к ценностям культуры, гарантированность
прав личной безопасности, а под свободным развитием — физиче­
ское, умственное и нравственное совершенствование человека.
... При развитой рыночной системе социальное государство кор­
ректирует распределение благ. Приходится сожалеть о том, что наше
правительство в условиях перехода к рынку сняло с себя эту функ­
циональную ответственность, передоверив её необузданной стихии
рынка.
... Мировая практика показывает, что в экономически развитых
странах (США, Франция, Англия, Германия, Япония, Ш веция) уже
сейчас присутствуют социальные и экономические элементы как
капитализма, так и социализма. Эти элементы всё более и более
интегрируются, обогащаются прогрессивной общественной и на­
учной мыслью, передовой практикой, принимая новые формы и
содержание.
... Феноменом XX века является функционирование в бывшем
СССР, ряде стран Восточной Европы, социалистической системы.
Социализм и личность —это проблема сегодняшнего дня и будущего.
Необходимо время для осмысления сущности социализма, его теории
и практики. Немаловажным при этом будет реальный прорыв обще­
ственной мысли в мир познания общественного развития и влияния
социалистической системы на мировые общественные процессы,
мировую экономику, социальные гарантии, главными индикаторами
которых были: доступность образования, медицинского обслужива­
ния, реабилитация здоровья граждан, социальное страхование и обе­
спечение, пенсии, условия труда и размер заработной платы, равные
возможности занятости. Обобщающим показателем провозглашался
подъем благосостояния народа.
Очевидно, что именно эти основополагающие критерии опреде­
ляют сущность демократического, правового, социального государ­
ства. Представляются ошибочными выводы некоторых отечествен­
ных философов, правоведов, историков, экономистов, политологов
о том, что нынешний этап развития общества таит в себе скрытый
заряд тоталитаризма, присущий якобы только социализму, и что, де­
скать, эти обстоятельства создают условия для возврата к старому»,
(стр. 377)
Думается, что вышеизложенное Рогожиным Е.С. в данном случае
в комментариях не нуждается.
Марченко
Вячеслав Константинович —
ветеран
работает на заводе
с 1959 г. по настоящее время
«История завода с моей биографией»
Предприятия, как и государства, страны и другие сообщества
рождаются, живут, развиваются, стареют, разлагаются и гибнут, и их
этапы во многом имеют сходство, а если по этим разделам пройти
по нашему «государству» - заводу, то представит большой интерес
его эволюция. В свое время, к какому-то юбилею, Умнов Г.А. пору­
чил начальнику отдела стандартизации Борису Михайловичу Мозеру
создать материалы и написать историю завода. Мозер Б.М., будучи
педантичным работником и обладая некоторым литературным даром
попытался собрать материалы в виде архивных документов, воспоми­
наний старожилов, собственных наблюдений, но, не увязывая их с
диалектикой развития, а просто систематизируя факты, не смог да­
леко продвинуться в этой работе, материалы так и остались лежать
среди технологических бумаг и иногда попадаются на глаза, но не
производят особого впечатления.
У меня в шкафу находится архив Мозера, который он не успел
реализовать. Собирались создать историю завода к 50-летию где-то
в 1987 году, взяв за точку отсчета 1937 год, когда была отведена пло­
щадка под рембазу, потом не договорившись, решили этот фолиант
сделать в 1999 году, отталкиваясь от 1949 года, когда рембазу решили
переоборудовать под электротехнический завод. Материалы собира­
лись, был призыв Умнова ко всем ветеранам —вспоминать и делить­
ся с Мозером, а Борису Михайловичу с научной скрупулезностью всё
обобщать и систематизировать. Материала было набрано много, но
он весь касался танковых дел и никак не понимался в современном
виде, потому как в ремонте танков была простейшая технология, ими
даже дуговая сварка воспринималась как высочайшая часть прогрес­
са, да и люди, участвовавшие в тогдашнем производстве, не утруж­
дали себя сложностями техники. Их долго потом именовали «тан­
кистами» и они гордились этим. На всех мероприятиях по местной
истории завода на первое место выходили воспоминания о тяжелом
танковом «детстве» и совсем никто не удосуживался вспомнить о не
менее драматическом - электронном «отрочестве».
Предыдущее поколение с недоумением уступало место последующе­
му, а последующее ставило свое дело без оглядки на прошлое. Такая уж
была система — только вперед! Оглянемся на пенсии.
Мы же, ощущая близкий и последний этап развития того, что
называли последнее время «Танталом», решили в несколько ином
плане написать его биографию или даже историю, связав её со своей
биографией, своим жизнеописанием, поскольку жизнь моя прошла
на этом предприятии, за весь её рабочий период ни по конъюнктур­
ным причинам, ни по дисциплинарным, я его не покидал, прошел
все мыслимые карьерные шаги и чувствую возможность одоления
такого труда.
Кое-где придется давать ссылки на материалы Мозера, где-то
обрабатывать остатки служебных документов, но итогом должна
остаться книга о стране «Тантал», расположенной в городе Саратове,
в промзоне Ленинского района между Деловым тупиком и улицей
Сапёрной.
Собственно «Танталом» эта «страна» стала недавно, а до этого
недавнего времени петляла со своим именем как заяц по пороше и
при каждом изгибе наименования увольняла свой штат, чтобы в тот
же день принять снова в новое имя и поэтому у кадровых работников
трудовые книжки пухнут от вкладышей как у заправских «летунов».
Мне рассказывали, что пухлая трудовая зачастую становилась при­
чиной недоумения при трудоустройстве на другое предприятие: «Ха­
рактер у вас неуживчивый!» — определял кадровик и начинал при­
думывать политкорректную причину для отказа о приеме.
Впервые я услышал об этой «стране» еще в институте на 3-ем или
4-ом курсе Таганрогского радиотехнического института, когда после
практики приехала старшая по курсу группа и привезла с собой в ин­
ститут кучу забракованных клистронов и магнетронов на кафедру Т
и П СВЧ для наглядности. На кафедре не знали, что с ними делать и
раздавали любопытствующим в качестве сувениров. Ухватил и я МИ-
53, а после хвастал перед коллегами и школьными друзьями: «Вот
какую технику я буду производить, когда кончу институт!»
В дотелевизионные времена, когда весь досуг занимало чтение
художественной литературы, мне попалась толстенная книга, кажет­
ся Г.Бабата «Магнетрон» и я был потрясён историей развития этого
направления. Книга была как бы художественная, точно содержания
я уже не помню, а после она мне никогда не попадалась, хотя я её
попытался найти в научной библиотеке имени К М аркса в родном
городе Ростове. Один момент врезался мне в память: магнетроны
производились в Англии и перевозились в США для укомплекто­
вания радаров. Весь груз был упакован в освинцованные ящики и
располагался на верхней палубе судна. В случае угрозы захвата суд­
на специальный охранник приводил в действие механизм сброса и
освинцованные контейнеры летели на океанское дно. Это впечатля­
ло. И вот меня потянуло хоть как-то приложить себя к этому инте­
реснейшему из приборов, а заодно и приобщиться к его тайне —тай­
ны всегда притягивают молодых.
Впервые с заводом по производству магнетронов я столкнулся 2
января 1959 года, когда нас 10 человек отправили на преддипломную
практику в г. Саратов на п/я 122. Мы проходили обучение по специ­
альности 0611- Конструирование и технология приборов СВЧ. Всё
было очень завуалировано и даже мудрые преподаватели на вопрос:
«Чем мы будем заниматься?» —отвечали загадочно: «Там увидите». В
вагоне поезда Ростов — Саратов нас застала перепись 1959 г., когда
подъезжали к Саратову.
Прибыв в город, утром мы были на проходной завода, где нас
принимал замначальника отдела кадров Брудно Азик Абрамович,
очень интересный старик, фронтовик и активный коммунист. П о­
говорив с каждым и выяснив кто куда хочет идти на практику, а так
же кто собирается в последствии оставаться ли на заводе, нас Брудно
распределил на жительство по частному сектору в прилегающем по­
сёлке, так как общежития у завода не было.
Азик Абрамович помог нам с постельными принадлежностями:
из какой-то кладовки в помещении проходной нам выдали матрасы
и по комплекту белья и мы как цыгане тащили этот скарб в гору — в
посёлок. Наш первый адрес был: 1-я Дачная, ул. Зенитная, 10. В не­
большой комнатушке нас было четыре человека (Шишкарёв, Немченко, Мироненко и я, а рядом хозяева — дядя Коля и тетя Зина —
забавные стариканы, всё время что-то пьющие: то бражку, а то чай.
С чаем у нас вышла забавная история. Зима стояла снежная, сугробы
высились чуть не до крыши, а до «удобств во дворе» ходили как по
окопу. Хлебосольная т.Зина после знакомства и распития принесен­
ной нами пол-литры, разрешила нам пить чай без ограничения и
показала мешочек с заваркой, которую мы могли тратить без учета.
В первую же ночь мы почему-то через каждые полчаса пробирались
к туалету, прижимаясь голыми спинами к стенам узко расчищенной
дорожки. Позже оказалось, что т.Зина чай покупает в аптеке по цене
в пять раз дешевле, чем грузинский чай. Это был аптечный «чай
мочегонный» —лечебный, и принимать его можно было раз в неде­
лю по одной чайной ложке. И тогда нам стали ясны до смеха наши
ночные похождения. В тот же день, проведя тайные совещания, мы
перешли на грузинский чай и на следующие сутки уже у нас прекра­
тились ночные походы по открытым окопам к «удобствам во дворе».
На заводе мы попросились на практику на производство, но там
была запарка и нас приткнули в радиотехническую лабораторию
(корпус № 23 III этаж), которой руководил Кружков Игорь Федо­
рович, но нами он почти не занимался, предоставив нам самим ис­
кать себе работу. В PTJI в это время на практике была еще группа
электронщиков из СГУ, из них наиболее заметными были Игорь
Олейников, уже распределенный на п/я 122 и Василий Борискин,
получивший направление в г. Куйбышев на завод имени Маслен­
никова. Эти ребята запомнились мне тем, что у них в СГУ нужно
было подготовить дипломную работу на 40 листов (не более), один
лист чертежа и приложение: экономический расчет эффективности
внедрения результатов дипломной работы в производство. Так как
физики из СГУ никогда не сочиняли курсовых, а по черчению имели
«хвосты» с первого курса и экономический расчет в их понимании
вообще отсутствовал, то, поговорив с нами, они поняли, что пацаны
из Таганрога могут им всё это сделать, о чем они и не мечтали. Так
все и произошло, в знак признательности саратовские коллеги про­
давили через комсомольские дебри нам встречу в Обкоме ВЛКСМ
с третьим секретарем и тот, обзвонив в нашем присутствии своих
секретарей в ВУЗах, устроил нашу команду в общежитии экономиче­
ского института до лета.
А в это время на заводе творилось такое, что отдаленно напоми­
нало бедлам, в котором скоро нам придется принимать участие. Мы
находились на территории 15-го цеха, при проведении инструктажа
нам посоветовали не высовывать нос из БИПа (бюро измерительных
приборов), куда нас приткнули, что мы и старались неукоснительно
выполнять.
15 цех в это время считался благополучным, от него только что
отделили цех № 16, куда слили все неосвоенные и недоосвоенные
изделия. Освоенным изделием цеха был «Бисер» (М И -147, 148), ко­
торым комплектовался первый серьезный ЗРК-С75. Темпы были
страшные. Магнетроны 147-148 были разработаны во Фрязино Не­
красовым Леонидом Григорьевичем, выпускником СГУ, одним из
лучших учеников местного мэтра В.И. Калинина. Эти магнетроны
изготавливались на двух заводах - у нас и во Фрязино.
Фрязинские изделия были неплохие по качеству, но их выпу­
скалось мало, а на один ЗРК полагалось 2 игг в аппаратуру и 4 игг
в ЗИП. Передатчик и систему делали в Днепропетровске на заводе,
директор которого был с Брежневым на короткой ноге. На заводе п/я
122 выпуск этих приборов контролировал лично заместитель пред­
седателя Совнархоза Дубовиков Борис Александрович, который мог
появиться в 9 часов вечера в цехе, увидев непорядки, вызывал из
дома весь линейный персонал для «разноса», шум стоял жуткий.
«Бисера» не шли. Основной недостаток — плохая картинка спек­
тра по диапазону перестройки. Фрязинские лампы у нас показывали
себя так же плохо, как и наши, а наши во Фрязино показывали себя
лучше, чем у нас, но всё равно плохо. Наука морщила лоб и каталась
из Фрязино в Саратов, Днепропетровск и другие веси. Параметр на­
зывался «уходы частоты от импульса к импульсу» и измерялся при­
бором ИМУЧ-160, но этот прибор не давал однозначных измерений
и для его доведения тоже приезжали фрязинцы, чаще всего Степанищев Анатолий Иванович и Зиангиров Тагир Васильевич, оба за­
щитили диссертацию на «тонких» измерениях и ненавязчиво учили
военпредов и заводских пользоваться спекгр-анализатором и ИМУЧами.
Меня прикрепили к цеховому БИПу, где старшим инженером ра­
ботал Пиденко Анатолий Павлович, а цехом руководил Радюк Олег
Михайлович. Пиденко был определен моим руководителем диплома,
он же выдал тему: «Разработка датчика кодово-импульсного генера­
тора для стенда МИ-871», дав тему, сразу же «отвалил» налаживать
оборудование для испытаний «Бисера».
В цеховом бюро ОТК властвовал Рысев Анатолий Николаевич,
выпускник СГУ кажется 1956 года, красавец, силач и педант. Ему
приходилось сдавать лампы военпредам - офицерам 4ГУ МО —Дижуру Эмилю Васильевичу, а иногда начальнику военной приемки
полковнику Цымбалюку. Структура военной приемки была пестрая:
для комплектования заказа ВВС на заводе работал военпред в лётной
форме; для моряков работал капитан-лейтенант Кисин Владимир Пе­
трович, все они относились к 5 ГУ МО, ведавшему уже освоенным
радио-вооружением. А вновь создаваемые ракетные ПВО, действую­
щая армия — подчинялись 4 ГУ МО, таким образом Радюк должен
был угождать «четырем господам», но он в силу чрезвычайно нахаль­
ного производственного характера старался поставить военных на
службу производству: покрикивал на Дижуру, ругался с лётчиком —у
того был маленький заказ, который никак не мог повлиять на эконо­
мику производства, а на складское управление, которое представлял
майор Губин Григорий Тимофеевич, вообще не обращал внимания.
Производство «Бисеров» было организовано тремя участками зам­
кнутого цикла, которые работали посменно только монтажными опе­
рациями, а другие операции работали круглосуточно в 3 или 4 смены
(испытатели 4 смены по 6 часов). Руководителями участков работали
Усачев Петр Иванович, Неевин Алексей Петрович и Деревянко (вы­
пускник ТагРТИ вместе с Пиденко, но он в 60-х годах перевелся в
Подмосковье). Все они бывшие фронтовики, коммунисты, имели за
спиной заочный техникум (кроме Деревянко), умели держать в ру­
ках коллективы из многих «пропойцев», делить декалитры спирта и
обеспечивать сборку, пусть не очень качественную, могли заставить
выйти работать в выходной день и даже в праздник, договориться со
смежниками по дефициту.
Спрос на «Бисере» был страшным, в стране работали хрущовские
Совнархозы, руководители которых старались выглядеть круче со­
юзных Министров, поэтому на п/я 122 за мое присутствие сменилось
три директора. Зам. председателя Совнархоза Дубовиков Б.А. заявля­
ясь поздно вечером в цех № 16 вместе с директором, начальником
производства устраивал им разнос в присутствии Радюка. Что-что, а
вот разносить с пристрастием и он, и его коллеги умели.
Цепочка выглядела так: на полигоне в К апустном Яре завали­
вался на стрельбах очередной комплекс. От радистов требовали но­
вый, а у них в Днепропетровске стоят комплексы без магнетронов.
Решается вопрос везти в Капустин Яр недособранный комплекс, а
нас обязывают отгрузить недостающее количество магнетронов, ко­
торых у нас годных нет, а ранее выпущенные комплексы ушли в в/ч
без ЗИПов и теперь военпред Дижур и К° всё принятое направляет
туда, где лампы пока не нужны, но нет ЗИПов, а это по военным
канонам хуже дезертирства.
Становление «Бисеров» на п/я 122 шло трудно. Поскольку это
было изделие важнейшим для завода, то на него были брошены все
кадры и силы. Мне приходилось тоже днем работать как простому
монтеру, а по выходным —писать диплом.
В цехе № 16 кроме «Бисеров» стояла так же проблема с раз­
рядниками для антенных переключателей станций дециметрового
диапазона. Были освоены РР 64/65. В коридорах 16-го цеха стояло
более десятка импульсных модуляторов для тренировки РР, так как
разработчики заложили 8-ми часовую тренировку, но эти модулято­
ры нужно было настроить, собрать со столами и сдать цеховикам, а
делать было некому и Пиденко поставил на эту работу меня.
Эту работу я выполнил, но к слову сказать почти все эти модуля­
торы списали, а вместо них приобрели А 671-17, которые выпускал
завод п/я 447.
Моим дядькой —наставником был Мелешкин Владимир Федоро­
вич —человек необычной энергии, он был наладчиком высшей кате­
гории, центром нападения заводской футбольной команды, солистом
ансамбля танцев, учился в вечернем техникуме и имел на руках бере­
менную молодую жену — и всё это было одновременно.
Ведущим технологом разрядников работал Морозов Владимир
Николаевич, выпускник Рязанского РТИ - электровакуумщик, при­
бывший на год раньше меня и успевший побыть почти год техно­
логом изделия ЛБВ-УВ-3. Володя Морозов был мастер на все руки,
с огромным чувством юмора, ходил всегда насупленным, медленно
думающий, говорил в сиплом басовом регистре, всегда повергая со­
беседников парадоксальными выпадами и суждениями.
Была наша молодость, а ей всегда сопутствует задор, бесша­
башность и веселье, несмотря на напряженную производственную
жизнь в цехе. Вспоминается такой забавный случай. В цехе N° 16 в
комнате изоляторе брака (корпус N° 23, IV этаж) накопилось около
10 тысяч разрядников, которые никто не брался разбирать. И зо­
лятор брака находился аккурат против двери кабинета начальника
цеха Радюка Олега Михайловича и был вотчиной старшего кон­
трольного мастера ОТК. Эту должность в цехе N° 16 занимал моло­
дой специалист Терновой Владимир Николаевич, выпускник СГУ
1957 года. Так как разрядники он никуда не мог передать, он сделал
большой ящик куда и сложил все эти приборы, а сверху сделал как
бы банкетный стол, за которым собирались все кому было нужно:
военпреды, приёмщики и коротали вместе длинное рабочее вре­
мя. Пили, между прочим, Морозовский «радиоактивный» спирт (на
местном жаргоне —«кир») и старались не шуметь, чтобы не спрово­
цировать на шум Радюка О.М.
На двери изолятора висела табличка техники безопасности «Не
влезай —убьет!», тогда еще не был распространен знак радиационной
опасности, поэтому Радюк был уверен, что за дверью никого нет.
Сам он находился в кабинете только утром — проводил планерку и
иногда в конце дня, а остальное время носился по совещаниям, засе­
даниям и этим расслабил цеховой народ окончательно. Но однажды
ближе к концу рабочего дня очутился один в кабинете и услышал
возбужденный разговор откуда-то рядом. Вышел, прислушался —шу­
мели в изоляторе брака. Толкнул дверь — заперта, тогда стал сильно
стучать и «радюкаться». Открыли. За столом сидели хорошо поддатые
приёмщики и приёмщицы в самых неподобающих позах. Радкж воз­
мутился: «Бардак развели! Всех поувольняю!»
После этого в цехе неделю переживали когда и кого уволят и
чем всё это кончится, но кончилось мирно, а на дверь изолятора
брака приделали наружный амбарный замок, но ключ лежал в столе
у Радюка О.М. и Терновой Володя забирал его только по мере не­
обходимости. А завсегдатаи изолятора в последствии переженились,
нарожали здоровых детей и, многие уже отошли в мир иной, но без
признаков радиационных болезней, хотя справедливости ради надо
отметить реальное наличие значительного уровня излучений в цехе.
Так, разрядники тренировали на 12-ти позиционных коротко зам­
кнутых трактах, на выходное окно РЗП (разрядников защиты прием­
ника) положено было ставить согласованную нагрузку, но нагрузки
часто выводили окно из строя и Морозов разрешил обходиться без
них. Вроде бы благо, но излучение из тракта резко повысилось, но
на это тогда никто не обращал внимания. Мой коллега по практике
Витольд Шишкарев писал диплом в БИПе завода у Жарова Влади­
мира Федоровича и вынужден был торчать сменами на тренировке
разрядников. Когда он появился в мастерской, мы с удивлением рас­
сматривали его посиневшие губы и красные как у кролика глаза. Пиденко философски комментировал: «Облучился!», а мы думали про
радиоактивность. Синюшность пропадала через 2-3 часа, а красные
глаза входили в норму через 2-3 дня.
Нельзя сказать, что администрация не заботилась о технике безо­
пасности, привлекли как-то метристов с соседнего завода. Те приеха­
ли, расположили приборы, стали замерять, а через несколько минут
пришли в БИП за консультацией: почему их приемники зашкалива­
ют? Пиденко объяснил, что вблизи модуляторов действуют сильные
импульсные высоковольтные поля, которые сбивают чувствительные
усилители приемников. Когда метристы закрылись от полей, картина
не изменилась и они поняли, что это на самом деле такой уровень,
написав в протоколе — «Всё зашкаливает!», собрали аппаратуру и
ушли. В дальнейшем их так и не удалось больше привлечь на завод
для замеров фактического уровня помех, а мы еще долго глядели в
зеркало на свои синие губы и красные глаза. Морозов же всем со­
ветовал до прихода на участок принимать по 100 гр. «кира», а после
работы еще по 150 гр., говоря, что это создает защитный барьер.
И так, вот мы столкнулись нос к носу с этой проблемой, но не
как со студенческой забавой, а как с обыденным мужским делом. Не
скажу, что это было хроническое явление, но то, что вроде обычное
- это точно. Многие из работающих в сборочных цехах начинали
рабочий день с такой «профилактики», правда квалифицированные
специалисты — наладчики, регулировщики, монтажники «оттяги­
вались» только переодевшись и имея резерв времени, чтобы дойти
до проходной в более-менее нормальном состоянии. В последствии
многие женщины жаловались Умнову на пьянство своих мужей и на­
зывали завод — «пьянь-заводом».
В те трудные 50-е годы был большой дефицит СВЧ-приборов
и для радиозаводов, и для воинских частей. Создалась большая на­
пряженность с обеспечением станций дальнего обнаружения П-20
(нашим магнетроном М И -110) и станций обнаружения низколетя­
щих целей (магнетрон М И -119). Все руководители, подпираемые во­
енными 4 ГУ МО, гонялись за «Бисерами», а за М И -119, которые
принимали военные из 5 ГУ МО, гонял заводчан только Дубовиков
из Совнархоза.
На изделии М И -119 технологом работал Малкиель Борис Льво­
вич, очень неординарная личность, но со слабостью и поэтому из­
делие скрипело как загнанная телега.
В апреле 1959 года я переселился в общежитие экономического
института, стал активно писать диплом, сократив время пребывания
на заводе до минимума. К началу июня у меня были уже готовы и
пояснительная, и чертежи, которые я отдал на отзыв и рецензию
Бруку С.Г. (его Пиденко моим выбрал рецензентом), тот немного
покуражился, добавил сведений, которыми я еще не владел и можно
было уже закрывать преддипломную нашу практику.
Вернувшись в Таганрог уточнили сроки защиты, которую нам
назначили на 25 июня. Из Москвы прибыл председатель комиссии —
директор НИИ ВТ Гольцов и нас предупредили, чтобы мы долго не
мямлили на защите, а укладывались в 8 минут, на вопросы отвечали
коротко и уверенно. В общем, защитились и разъехались сначала
по домам, а затем по назначениям в разные концы страны. Пробыв
месяц дома в Ростове, я 29 июля со старым отцовским чемоданом и
минимумом вещей я уехал из отчего дома, уже твердо зная, что на­
всегда, но еще до конца не веря этому.
Приехав в Саратов, чемодан оставил у Пиденко, они с Людмилой
жили еще в частном секторе на 1-ой Дачной. Взяв с собой авоську
с документами и «Беломором» пошел в отдел кадров п /я 122. Мой
студенческий пропуск еще не был уничтожен, его выправили. Радюк
лично встретил меня на проходной, поинтересовался, где я остано­
вился, зашел к начальнику ОК Бобову А.И. и велел ему выписать мне
направление в общежитие на 6-ой Дачной, в которое я попал почти
ночью, просидев в цехе до 22-х часов у стенда ИМУЧ-160. Вот так
началась моя производственная жизнь на заводе.
Сначала Пиденко дал мне задание заниматься участком М И -110,
119. Там тоже творились необычные вещи. Старшим технологом на
участке был Малкиель Борис Львович, забавнейший мужчина, несостоявшийся аспирант СГУ и выдумщик проблем. На день моего
посвящения была придумана проблема маломощности М И -110. Это
был магнетрон диапазона 52 см (450 МГц) для станции кругового об­
зора П-20, он должен был отдавать в импульсе 200 квт, а у Малкиеля
получалось около 100. Вот так начались мои трудовые будни в цехе:
поставили крутой измеритель мощности ИМ-2 калометрический, с
подогревом воды и прочими стабилизациями, но мощности всё рав­
но не было. Увеличили ток электромагнита до абсурда, когда анодное
стало на верхний предел и все равно получалась половина нормы.
Малкиель стал подумывать о введении в формулу подсчета мощности
коэффициента 2, тогда получалось всё хорошо, но вот обосновать эту
двойку ни он, ни мы, ни даже мудрый Кружков из PTJI не могли.
Львович испытывал лампы, браковал их и складывал на стеллаж «до
лучших времен».
А Пиденко сразу мне сказал: «Возьми ИО-4 (осциллограф) и из­
мерь длительность и частоту посылок». Малкиель же долго упирался,
говоря, что все нормально и он уже несколько раз перемерял. Но
Пиденко цыкнул и я пошел мерить, а это было очень непростым в то
время делом. Так прошел день и наступил другой —я все еще мерил.
Вдруг налетел на меня Пиденко со словами: «Ты частоту измерил?».
Я в ответ: «Зачем? Борис Львович говорит, что всё в порядке!» Но
Анатолий Павлович был человеком дела, притащил ЗГ, измерил ча­
стоту посылок и, она оказалась в 2 раза меньше, чем требовалось.
Выставили частоту и мощность восстановилась. Малкиель был по­
срамлен и после всем что-то доказывал, выискивая причины про­
маха. История эта быстро дошла до Радюка, тот обозвал это явление
«малкиелевщиной» фигурально изругался, а Пиденко зарубил мне
основную заповедь: «В измерениях верь только самому себе!»
Параллельно, для разгрузки испытаний, я переделал один стенд
от М И -119 (по которым тоже был кризис) под М И -110 и все вроде
бы обошлось. Малкиель был удручен, но меня зауважал. Техника
тогда только еще осваивалась, испытательное оборудование было всё
самодельным, переданным заводу из п/я 17 (Фрязино), который был
головным по отношению к п/я 122 и имел стимул: как только пере­
давал комплект чертежей и спецоборудование, сразу же требовал,
чтобы Министерство сняло с них план и передало его на серийный
завод. А если еще учесть путаницу, которую вносили Совнархозы, то
картина была удручающая для завода.
Совнархозовские чиновники, не желая лаяться с Москвой или
боясь этого, заглатывали любые цифры, которые спускал ГОСПЛАН,
а потом любой ценой выколачивали их с заводов. Но если в простых
технологиях это хоть как-то получалось, то в высоких - зачастую
наступал ступор: специалистов нет, разработчик далеко и занят свои­
ми проблемами, везде хрущевский стиль — «не выполнил — полетел
с должности». Хотя до суда не доходило как было раньше, но ди­
ректора менялись с сезонной скоростью, а это вызывало такую же
калейдоскопичность и в смене среднего персонала. Я тогда этого не
понимал еще и удивлялся тому, что весь персонал торчал с утра и
до темна, хотя рабочие действовали совершенно самостоятельно и,
казалось, независимо от бдения начальства.
Фрязинские испытательные стенды являли шедевр смекалисто­
сти российских мужиков. Сделанные «топором» из подручных ма­
териалов, они стимулировали необходимость содержания огромного
штата ремонтников и грамотных радиотехников, могущих разобрать­
ся в импульсной тарабарщине. Были стенды деревянные, буквально
сделанные из бабушкиного комода, в котором в ящики устанавлива­
лись блоки выпрямителя и подмодулятора, блок модулятора, регуля­
торы напряжений. В принципе эти макеты были задокументированы
по всем правилам СЧХ, чертежи переданы на профильные заводы
электронного оборудования и даже были сделаны серийные образцы,
но их надо было внедрять, а у производственников на это не было ни
времени, ни кадров.
Кроме «деревянных» стендов, были еще и лабораторные установ­
ки огромных размеров, с уймой сменных блоков; были штатные мо­
дуляторы (добыча от списанного военного имущества), но на «Бисе­
ра» (75-я система) поступали модуляторы боевой аппаратуры прямо
с завода ДМЗ (Днепропетровск) и даже с ихними наладчиками, но с
ними занимались Пиденко А.П. и всё руководство цеха, а мы латали
старьё и поддакивали скептикам —ветеранам, которые с презрением
смотрели на модуляторы, поставляемые с п /я 447. На мой вопрос:
«Почему их не внедряют?» Следовал ответ: «Не время» и «Некогда».
Подбросили затем мне проблему и с магнетроном МИ-87Б, ко­
торый в то время шел очень небольшой серией. Это был трехсанти­
метровый магнетрон с перестройкой, у которого был L-катод — по­
следний писк моды 1954-56 годов. Этот катод «газил» до откачки, на
откачке, после откачки и так всю жизнь. Магнетрон шёл в корабель­
ную аппаратуру «Гром» и принимал его военпред капитан-лейтенант
Кисин Владимир Петрович в черной форме офицера ВМФ. Старшим
технологом на МИ-87Б был Буланов Виталий Иванович, выпускник
СГУ с кличкой «Маленький МУК». И вот заявляется Мук к Пиденко
и заявляет: «Что-то лампы плохо тренируются на откачке, наверное,
что-то со стендом». На что Пиденко, постоянно занятый «Бисером»
ответил, что надо лампы лучше делать, тогда они будут хорошо тре­
нироваться. Но на всякий случай погнал меня на эту проблему. А
там, рядом с откачным постом стоит деревянный стенд и всё это ого­
рожено каким-то бамбуковым забором, от стенда брошены два конца
в вакуумной резине на пост, где в электромагнитах мается 87 Б, напа­
янный на вакуумную систему. Прибор среднего тока систематически
подергивается, в ножке лампы видны голубые сполохи, а вакуумметр
при каждом искрении падает до 10-2. И две девки-откачницы сидят и
ждут, когда всё это прекратится. Сначала я бросился к модулятору,
зная, что при искрении и пробоях магнетрона должны пробиваться и
модуляторные лампы, но пробоя не увидел. Наблюдал я это пример­
но полдня без перекуров, даже сидящих дам заинтриговал своей пре­
данностью делу, но Малкиель, не выдержав одиночества, подошел и
стал помогать советами. Надо сказать, что советы были дельными.
Он заметил, что L-катод неплохо было бы прокалить в приборе и
твердой рукой вырубил модулятор и начал колдовать с напряжением
накала, вакуумметр захлебнулся, но Борис не смутился и терпел до
тех пор, пока вакуум не начал улучшаться, а это произошло пример­
но за полчаса. Когда вакуум стал где-то 10-5, мы сбросили накал и
включили импульсное. Магнетрон стал как вкопанный и не реагиро­
вал на изменение высокого.
Я доложил Пиденко об этом, заметив, что при этом мне делать
нечего, но коварный Мук где-то в верхах ляпнул, что лампа стала
годной, как только Пиденко подослал специалиста по модуляторам.
Оборзевший Радюк велел Пиденко не отпускать меня пока не за­
кроют программу месяца. Напрасно Анатолий Павлович пенился на
технологов, что они сваливают свои грехи на испытательное обору­
дование, у начальства создался образ, что если стенд нормальный, то
и лампы все будут годные.
В те же времена на «Бисерах» (М И -147, М И -148) старшим техноло­
гом работал Брук Самуил Генухович (Семен Генрихович). Уже тогда у
него тоже была идея-фикс, что все лампы —годные, а их портят стенды.
Идея была настолько понятна простому начальству, что даже не пред­
полагалось альтернативы. Пиденко спорил, ссорился, ругался, но всё
как об стенку горох: давай делай так, чтобы стенды лампы не портили.
Брук рассуждал так: «Беру лампу, ставлю на «канал» (по терминоло­
гии, схваченной у военных, стенд именовался «каналом»), лампа год­
ная. Переставляю на другой канал —лампа годная; после нескольких
циклов перстройки спектр начинает рассыпаться; переставляю на на­
чальный канал —тоже самое. Я же с лампой ничего не делал, а стенд
её вывел из строя». Начальство этому верило и требовало отлаживать
стенды. Вот так мы с Пиденко воевали на общем фронте.
Наша служба только создавалась. Во главе радиослужбы сто­
ял Кружков Игорь Федорович, выпускник СГУ, радиолюбителькоротковолновик, специалист от Бога. В университете он защитил
дипломную работу по расчету цепей импульсных модуляторов, став­
шую классической; её «передирали» не одно поколение выпускни­
ков, варьируя варианты и исполнение. Кружков консультировал всех
заводчан, в том числе и Пиденко, но в наши дела не влазил — он
числился начальником БИПа завода, в штате которого было человек
20 инженеров, в основном метристов, несколько радиомонтеров и
два линейщика по цехам — Лаздин Олег Карпович и Жаров Влади­
мир Федорович, которые не вылизали с наладки в цехах № 14 и 15,
а Пиденко А.П. тащил на себе 16 цех, отпочковавшийся от 15-го.
Работы было у нас выше крыши. Всё только устанавливалось, опыта
почти никакого, разве что приедут из Фрязино или от потребителей
- Мурома, Днепропетровска, Харькова, Москвы. От них многому
учились. Наше ОКБ помогало мало, хотя у них был полный штат
классных специалистов, но они были все замкнуты на свою тематику
и их не волновали наши цеховые проблемы.
Очередной провал поставок в мае 1959 года вызвал смену дирек­
тора на заводе. Прислали Чуранова Тимофея Георгиевича, бывшего
начальника сборочного цеха завода п/я 447, где и не пахло военной
продукцией. Он начал с администрирования, но не очень преуспел
в этой сфере. К этому времени огромный по нашим масштабам ме­
ханический цех возглавил Окунь Георгий Ноевич, тоже ранее рабо­
тавший на заводе п/я 447. Назначение Чуранова немного снизило
визиты Совнархозовских в цеха, зато директор взял за обычай вести
в 16-ом цехе утренние оперативки, снимая нерадивых и переставляя
недостойных. Ситуация была стрессовая, Пиденко часто возвращался
с оперативок заведенным, иногда из-за этого подолгу не мог взяться
за работу. Но зато при Чуранове сдвинулось строительство 25-го кор­
пуса и, к ноябрю уже поступила команда готовиться к заселению.
Администрирование Чуранова дало свои плоды еще в том, что
он начал разукрупнять цеха. Возможно это была тайная инициатива
Окуня Г.Н., но из цеха № 16 был выделен цех № 19, куда передали
все изделия, кроме «Бисеров», а из цеха № 15 выделился цех № 18,
куда отдали все непрерывные магнетроны и старое старье МИ-51-54
и М И -12-16. Начальником цеха № 19 был назначен Дайчанов Бо­
рис Леонтьевич, работавший в цехе № 15 нормировщиком, а началь­
ником цеха № 18 — Карпышев Николай, работавший начальником
участка цеха № 15. Стали делить и остальных людей, попал в делёж и
я —в цех № 19 инженером по оборудованию. Я стал пенять Пиденко
на то, что он не оставил меня в цехе № 16, а он мне что-то бубнил
вроде того, что вместе никак нельзя, либо он в 19-ый и я в 16-ый,
либо наоборот.
Надо сказать, что Чуранов привёл с собой с завода п/я 447 Глав­
ным инженером Германа Иосифа Израилевича — представительного
мужчину лет пятидесяти, с безупречными интеллигентными мане­
рами, ровным голосом и простым в общении. В дела приборные он
почти не вникал, занимался, в основном, службой Главного механи­
ка и энергетикой.
Приказ о моем переводе был подписан в феврале 1960 года, од­
новременно во вновь созданное подразделение были переведены и
радиомонтеры от Пиденко, элекгрики-вакуумщики от механика 16
цеха Никитина Василия Петровича. Народ звезд не хватал, но лоды­
рями не были. Самым авторитетным «матросом» был Носов Алексей
Николаевич, он руками мог делать всё. Из удачных приобретений
был Смоленский Юрий Семенович, выпускник техникума имени
Яблочкова, настырный грамотный мужик, у него из-за амбиций не
сложились отношения с Пиденко, а для нового цеха он подошел луч­
ше всех.
На новом месте нам пришлось налаживать в первую очередь са­
мое простое —тренировку разрядников 81/82; 64-65. У 81-х задающим
был М И -110, а у 64-65 — М И -119. А модуляторы были самодельные,
производства 6-го цеха, да и то не подключенными. А новенькие ли­
нейные А 671-17 привозили с 447-го завода в кузовах машин и сразу
же отправляли на III этаж корпуса № 25.
«Интересным» было окончание 1959 года. Совнархоз обязал Чура­
нова сдать 1000 шт. «Бисеров», что было в общем-то безумием. Завод
мобилизовался в режим военного времени. Пиденко не вылазил из
цеха сутками, Радюк тоже часто ночевал в кабинете, инструменталь­
щики всем цехом делали пилки для разрезания щелей анодов. 2-ой
цех под командой Окуня Г.Н. гнал детали, но в декабре было сдано
только 200 шт., хотя смонтировали около тысячи. Выход годных при­
боров был не более 20%, в то время как без авралов выход составлял
около 40%. Военные тоже почти не уходили из цеха. В ОТК у Рысева
Анатолия Николаевича на стене висело табло на ватмане, где он еже­
дневно проставлял счет: сколько ламп предъявлено, а сколько воз­
вращено. Возврат иногда достигал 100%, но никто не докапывался
до причин. Часто за стенд становился районный инженер 4ГУ МО
полковник Цимбалюк.
И 31 декабря 1959 года в 23 часа была принята последняя лам­
па, на упаковке хотели положить в ящик маленькую ветку от ёлки,
но строгий военпред Дижур проявил принципиальность: «По ТУ не
положено класть в упаковку ничего, кроме магнетрона». Но Рысев
А.Н. всё же взял и химическим карандашом написал на ящике: «С
Новым Годом!» Лампы отправлялись в Днепропетровск. Сразу же
после упаковки все участники были приглашены в кабинет Радюка,
где и встречали Новый Год, а празднование в кабинете продолжалось
до утра.
Банкет у в/п Дижура Э.Г. по поводу сдачи 200 Бисеров, декабрь 1959 г.
На фото (слева направо): Карпышев Н —нач.участка, Лещинский Б.В.,
Дубровин Ю .П.—приемщик, Радюк О.М. —нач.цеха, Письман Д.Е. —зам.
нач.ОТК, Брук С.Г. —ст.технолог, Лыткин Ю.В. — деж.инженер, Дижур
Э.Г. —военпред, Рысев А.Н. —контрjuacmep, Усачев П.И. —нач.участка,
Ремизенко Г.Н. —приемщик, Гаврилыч (сидит) —лифтер.
Декабрьский прорыв по «Бисеру», когда были перемолоче­
ны в брак тонны меди, как-то воодушевил Чуранова и его коман­
ду и в их недрах созрели варианты очередного реформирования
организационно-технической структуры завода, был выделен из цеха
№ 14 и преобразован в самостоятельный цех № 7 бывший там сте­
клозаготовительный и керамический участки. Георгием Ноевичем
Окунем было предложено разделить по технологическому принципу
единый, но громоздкий механический цех на ряд цехов и участков.
Но если у Окуня Г.Н. всё складывалось неплохо, то у Чуранова
с руководством завода выходило плохо: план выполнялся только по
валу, а номенклатуре и товарный план не выполнялись.
Совнархоз уже интересовался только тем, сколько завод сдал
«Бисеров» и других подконтрольных Центру приборов, а для П-15 с
октября месяца ничего не сдавалось, туда шли М И -119. Эти магне­
троны завод п /я 122 поставлял в г. Ульяновск и Муром, где делали
РЛС П-15, предназначенную для обнаружения низколетящих целей.
Эта станция была дивизионной и требовалось их великое множе­
ство. Мощностей в Ульяновске и Муроме тоже не хватало, поэтому
те наши количества 50-100 шт. в месяц им вполне хватало, но не­
сколько месяцев выпуск приборов отсутствовал. Ульяновск и Муром
даже «выть» во все адреса перестали, да и с комплектацией по при­
борам ЛБВ так же происходили провалы и нестыковки.
Дубовиков со товарищами не стали больше ждать обещанного
Чурановым года и прислали нового директора, на сей раз из «гнезда
Дуба» —Главного инженера соседнего завода п /я 105 —Умнова Геор­
гия Архиповича. Назначение состоялось в конце апреля 1960 г., когда
подвели итоги работы за I квартал и ... прослезились.
Надо сказать, что к этому времени у нас уже появилась надежда,
что мы сможем сдать какое-то количество приборов военным и даже
возможно начать, наконец, получать премии, которые до этого все
уходили в другие цеха. К 15 апреля 1960 г. в нашем цехе № 19 ско­
пилось без приемки 400 шт. МИ-110, 200 шт. — МИ-119, около двух
тысяч разрядников, а сдать мы это не могли, потому что не умели
убедить своего цехового военпреда Болякина Александра Андриано­
вича, перестать всего бояться и начать работу.
Болякин А.А. (в то время капитан), выпускник Академии свя­
зи имени Буденного г. Ленинграда, чуваш по национальности, был
очень мнительным человеком, плохо знал СВЧ приборы и СВЧ
технологию, он не понимал многих «причуд» приборов и подходил
прямолинейно: если это лампа, то она должна гореть; если это раз­
рядник, то он должен светиться; и объяснял нам с точки зрения про­
водной связи свои воззрения и сомнения. Будучи добросовестным
служакой он истерзал и себя, и нас сомнениями: «Я приму, а оно
вернется». Мы веселились: «Вернется, перепроверим и тоже вернем,
пусть ОТК разбирается». Его наше легкомыслие травмировало посто­
янно и он, посмотрев партию ламп, откладывал её «на потом»: «Вот
перепроверю, тогда посмотрим, что с ней делать». И таким образом,
собрались указанные выше цифры.
Просматривая очередную партию М И -119, он рассортировал
лампы: «Вот у этой почему-то стрелка дернулась и я её положу как
сомнительную на пол, у этой что-то амперметр тока накала долго ка­
чался —положу её на этот стол, пусть полежит; а эта показала снача­
ла мощность 450 вт, а когда я её перемерял, то она стала показывать
500! - положу её на стеллаж, пересмотрю еще раз» и т.д. У Болякина
был приемщик вольнонаёмный Тараненко, техник из СЭМТ, но ему
он ничего не разрешал: «Вот научусь сам, тогда и Петю можно будет
подучить». Он приходил на работу в 7 утра (раньше нас всех), откры­
вал ОТК и начинал «свои сомнения».
И вот, когда весь пол в ОТК был уставлен «сомнительными»
лампами, а на стеллажи продолжали поступать из цеха текущие и
там тоже не осталось листа, потому что всё было занято полусомнительными, в комнату ОТК зашла свита из начальника производства,
старшего представителя заказчика Губина, начальника ОТК и не­
знакомого нам мужика. Незнакомец ткнул ботинком в лежащую на
полу лампу и спросил подошедшего Дайчанова: «Это столько брака
наделали?» Подбежавший Боля кин сказал: «Не трогайте. Это сомни­
тельные лампы!» Незнакомец с удивление^: «Ты кто такой здесь?»
«Капитан Болякин!» —«А я директор Умнов!».
Свита пришла в движение, а Болякин вроде бы оживился: «Они
здесь непонятные лампы делают. И забраковать невозможно, и вы­
пустить нельзя!»
Далее диалог Умнова и Болякина:
- Ты кто здесь такой, девочка с косичками? И это нельзя и дру­
гое неможно! Ты - военный человек! Вот и решай быстро: брак —
бракуй, годные —принимай!
- Не могу я их забраковать!
- Тогда - принимай!
- Не могу я их принять, они сомнительные!
- Кто из нас сумасшедший? Григорий Тимофеевич, объясни сво­
ему капитану, что Я пока еще умом не сдвинулся!
- Помолчи, Саша (это уже Губин). Мы всё решим, Георгий Ар­
хипович!
— Сегодня, сейчас же! (Умнов).
И, сделав почта по-военному «кругом», вышел из помещения,
волоча за собой всю свиту. Я поймал на выходе Дайчанова: «Что,
опять новый директор?». Борис Леонтьевич ухмыльнулся: «Не успе­
ваю знакомиться!»
Когда шлейф ушел из цеха, прибежал Губин, заперся с Болякиным в военпредской и полчаса оттуда шёл стук по столу. Потом
полковник вышел и строевым шагом отправился к выходу. Мы жда­
ли, когда выйдет Болякин, но он не показывался. Игорь Олейников,
контрольный мастер, вошел в военпредскую и тоже застрял. Тогда
вошли все остальные, считая себя одной командой с Андриановичем.
Он выглядел пришибленным и причитал: «Никто помогать не хочет,
никто не учит новой работе». Стало понятно, что Губин поговорил с
ним по-солдатски, грубо и прямо. Утешать его было бесполезно, он
очень уж переживал.
Вся сцена была где-то во второй половине дня, а на следующее
утро в цех пришла команда из четырех человек во главе с Губиным:
Толя Демин, Юра Плотников, Саша Данилушкин и некто Скворцов
— все вольнонаёмные. Губин собрал всех в военпредской и потре­
бовал, чтобы сегодня вся продукция была принята. Зная, сколько
времени тратит Болякин на одну лампу, мы закручинились, поняв,
что нам до конца месяца светят авралы. Но Губин, отослав ребят на
линию, остался руководить из кабинета военных, а Болякина ото­
слал в ОТК за стол Олейникова, сказав: «Следи, чтобы не сачковали,
работали быстро и не пропускали брак». Потом позвонил Дайчанову
с сентенцией: «Директор велел работать в три смены, нам нужно есть
—пить, а на столовую времени не отпущено». Другие бы задумались,
но у нас был Морозов и Малниель, они взяли у Дайчанова наличку,
сгоняли в магазин напротив, купили головку сыра, хлеба, солёных
огурцов и ещё чего-то непотребного, всё это водрузили в военпред­
ской, добавив выданный Дайчановым лимит в 1,5 л. в графине (на
стол) и в 3-х литровой банке (ко мне в сейф).
Прикомандированные ребята сработали очень грамотно — они
сели за спины испытательниц и смотрели, как те крутят ручки, из­
редка выходя покурить, или заходя в БИП рвануть, закусить. К Гу­
бину в военпредскую были вхожи только штатские, он сидел, как
«Чапай», на телефоне, принимал доклады от своих подчиненных, от­
давал команды, подливал себе из графина. Морозов периодически
подбрасывал «Кир» и закуску.
К 10 вечера были приняты половина 110-х (около 100 шт.), око­
ло сотни 119-х, с полтысячи РР, выпито около 5 л. спирта, съедена
головка сыра, полведра огурцов и столько же солёных помидор. При­
емщики уже не выходили покурить, а дымили прямо в помещении.
В двенадцатом часу ночи испытательницы принесли к Болякину па­
спорта и накладные на подпись. Он забился в ужасе и побежал с
бумагами к Губину: — «Не могу я их подписывать, я не смотрел эти
лампы».
— «Подписывай, Саша, или мне придется сделать это самому, я
тоже знаю толк в приёмке, но после этого ты ничего уже не будешь
подписывать, а сидеть в штабе до пенсии. И на пенсию уйдешь ка­
питаном».
- «Это насилие!» - пискнул Болякин и убежал с бумагами в
ОТК.
Там он велел приёмщикам (каждый имел свой пггампик), про­
штамповать все паспорта, расписаться, а себе оставил труд — подпи­
сать групповые накладные. Нам другого не нужно было.
Выходили не помню как, но утром снова были на месте в 700,
приёмщики пришли попозже, Губин ещё позднее; шепнул Морозову,
чтобы тот принёс «полечиться», и аврал повторился. Я тогда плохо
знал систему движения военной продукции, но когда Дайчанов уви­
дел, что план апреля-марта выполнен, он стал прятать излишества
на май.
Первый квартал мы провалили, и компенсировать отставание
было неразумно —премию за I кв. не вернёшь, и жилы вымотаешь.
Настало предмайское воскресенье. Я отсыпался дома, в обще­
житии на 6-й Дачной. После такой недели не хотелось никуда идти.
Мои сокамерники-работяги, оттягивались по танцулькам и клубам,
у них нормированный рабочий день, а я —рад был ничего не делать,
читал какую-то толстую книгу на койке у окна. Из окна открывался
величественный вид на морг 6-й Горбольницы и на периодические
наезды каталок из больничных корпусов и машин с гробами - об­
ратно.
В дверь вошёл тот самый незнакомец (который был Умнов), но я
сделал вид, что вижу его в первый раз.
- «Здравствуйте, я ваш новый директор. Насколько я понял, это
ваше общежитие. Какие жалобы, претензии есть?»
Нас было двое в комнате. Мой сосед начал что-то бормотать на­
счет душа, горячей воды, но когда Умнов спросил того, где он рабо­
тает, парень стушевался и замолк.
—А вы где работаете? — спросил он у меня.
Я назвал своё место работы — инженер. Умнов заметил, что ин­
женеру не место в рабочем общежитии, на том и закончилось зна­
комство. Надо сказать, что ходил по общежитию он один, без свиты,
в воскресный день, и это выглядело необычно.
Апрель заканчивался на оптимистической ноте. Сдано было в два
раза больше, чем требовалось. Болякин перестал бояться принимать
лампы. Губин приходил к Дайчанову каждый вечер и интересовался
делами. Но технологически цех был разбросан: красили ещё в старом
корпусе и на руках таскали лампы по двору.
30 мая 1960 г. произошла первая в моей практике трагедия - умер
Главный конструктор завода Вааз Леонид Владимирович. Я его тол­
ком не знал, так видел в свите Чуранова. Но смерть относительно
молодого человека, где-то около 40 лет и омраченные первомайские
праздники, показали, что в жизни всё так хрупко.
Приход нового директора зашевелил коллектив. Умнов назначил
начальником производства Окуня Георгия Ноевича, бывшего началь­
ника цеха № 2 и потребовал от него наладить ритмичную работу заво­
да по выпуску товарной продукции. Надо сказать, что Окунь был не
промах в этих делах, понимал, что такое ритмичность, а требование
сделать ритмичность ежедневной завела его на долгое время. Вообще
ритмичность в малосерийном производстве вещь малонеобходимая и
трудная, но когда начинается административная «долбежка» каждый
день, это впечатляет и напрягает.
Товарный объем месяца принимается за 100%, делится на ко­
личество рабочих дней и получается где-то 4% товара ежедневно.
Стоимость товара в сборочных цехах оценивается в рублях выпуска, в
механических - в нормо-часах. Во дворе завода на главной площади
устанавливается табло ритмичности — по вертикали — 4%, горизон­
тали —день месяца. Выполнение 4% - красный столб, невыполнение
— синий, где каждое утро работники диспетчерского отдела пере­
двигали ленты (красные, синие), в зависимости от успехов подразде­
лений относительно поперечной красной планки, характеризующей
то, что на сегодня должно быть. Идя на работу, работники видели,
как сработали вчера и на утреннюю порцию впечатлений доставалось
всегда — а как и почему у нас?
Окунь был человек-торпеда. Бывший танкист, неоднократно го­
ревший в танке и потерявший волосяной покров на голове, высокого
роста, с резким голосом, он выделялся среди других и часто приво­
дил в трепет подчиненных нелепыми и парадоксальными вопросами.
Имея в наличии пятый пункт, он часто пользовался своей националь­
ной принадлежностью, ставя в тупик собеседника. Любимой шуткой
Окуня, когда на него обижался собеседник, была фраза: «У Ноя было
три сына: Сим, Хам и Иофет. Я — средненький». На некоторых со­
вещаниях, где присутствовали его соплеменники он восклицал при­
зывно: «Евреи, вперёд! Остальные — за нами». Такими шуточками
он и обескураживал и покорял. Своих выдвиженцев он угнетал почерному, но и помогал от души. Он мог истоптать начальника цеха
до криза, но если на того начинали покрикивать другие (гл.инженер,
гл.технолог и другие главные), Окунь объяснялся с ними тет-а-тет,
после чего те становились весьма учтивыми с подчиненными Оку­
ня. Начальники цехов —была прерогатива начальника производства,
замы начальников больше общались с главными специалистами, а
начальники техбюро, в основном, с военными и бумагодеятелями.
Окунь смог убедить норовистого Умнова утвердить распорядок
дня и регламент совещаний и возвести эти процедуры, если не в
культ, то в обязанность. Регламент расписывался по дням недели
- понедельник, итоговая у директора, вторник — новая техника у
главного инженера, среда — диспетчерская у начальника производ­
ства, четверг —день качества у директора, пятница —диспетчерская
у начальника производства, суббота — обязательное присутствие в
совещательное время. Регламент дня руководящего состава —в цехах:
9°° — 930 ~~ утренняя планерка, 1030 — I I 30 — совещательное время в
верхах, 1500 — 1530 —совещательное время для межцеховых общений,
1600 - вечерний рапорт в цехе со средним звеном, отчёт за день.
На первых порах тренаж был звериный —Окунь с ЦЦП (централь­
ного диспетчерского пульта) в регламентированное время обзванивал
всех начальников цехов и, как бы между прочим, интересовался, кто
чем занимается. Народ, привыкший к бронетанковым вольностям не
принимал этой системы, но Окунь был рыбой хищной и ломал непо­
корных до полной ситцевости.
Совещания у Умнова строились тоже по определенному сцена­
рию. По замыслу Окуня, в столярке сделали длиннющий стол для
совещаний, такой длинный, что пришлось собирать его в кабинете
директора. Сам Умнов сидел за директорским, тоже огромным сто­
лом, слева — батарея телефонов, директорский пульт; между дирек­
торским столом и совещательным зазор метра в полтора; стол справа
от директора, где разложив на свободной части свои доклады, Окунь
рассказывал коротко об итогах недели по каждому из цехов. Но ди­
ректорские начинались с того, что Умнов, сделав гневно-оловянные
глаза, набрасывался на «синюшников» - начальников цехов, сорвав­
ших график и заработавших синий столб в графике ритмичности.
Больше всего доставалось цехам с малыми номерами. Допустим,
срывал график цех №1 — Умнов разряжался трех-пяти-минутными
упреками (он ласково называл свои разносы «критикой»), после чего
запал у него ослаблялся; если допускали срыв ещё два-три цеха, до­
пустим 7 и 14, то последнему доставалось бессильное: «Ну что ему
толковать — не понимает, нужно принимать меры». Здесь Окунь на­
прягался и в своем докладе срыв объяснял как чуть ли не благоде­
тель и «меры» на этом заканчивались.
После разноса Умнова, Окунь докладывал по состоянию дел в
каждом цеху, ненавязчиво предлагал только ему понятные меры, а
Умнов выдавал резолюции, которые заносились в протокол стеногра­
фисткой и после редакции Окуня, передавались на ЦДП для контро­
ля. После доклада Окуня, Умнов разрешал присутствующим задавать
вопросы, но если желающих оказывалось много, он окорачивал ре­
пликой: «Вы что сюда пришли, вопросы задавать?» И желание задать
мелкий вопрос у присутствующих сразу пропадало.
Но это забег вперёд. А в мае 1960 года нужно было ставить завод
и, для этого нужны были, как опытные руководители, так и квали­
фицированные рабочие. Новый директор за свой счет нанял экска­
ваторщика и велел ему рыть яму под фундамент дома за школой на
пустыре. И ещё велел экскаваторщику объяснять любопытным, что
новый директор начал с того, что стал строить жильё для квалифи­
цированных кадров. Хорошие слухи поползли.
Оснащение армии современной ЗРС (зенитно-ракетной системой
С-75) было очень актуальным. Расположенные по периметру страны
пояса ПВО с зенитными пушками, радиолокаторами СОН и при­
борами ПУАЗО уже становились смешными, громоздкими и доро­
гостоящими, к тому же их применение в мирное время становилось
опасным. Если в войну обычные зенитные орудия имели эффектив­
ность 4-5%, оснащение их американской наводящей техникой повы­
шало эффективность до 40%, то современная, на период 60-х годов,
концепция ведения воздушной войны требовала противодействия не
менее 90%. А для этого нужно было всё взрослое население зачис­
лись в ПВО и сторожить круглосуточно пустое небо с заряженными
орудиями. ЗРК решали эту проблему просто, но их ещё не было.
Вернее, ракеты уже были, системы наведения были, а вот радио­
локаторы обнаружения и наведения были в дефиците. Фрязино не
обеспечивало потребности радиозаводов в вакуумных изделиях, дру­
гие поставщики (Светлана, МЭЛЗ, завод Живописцева) имели свой
профиль и не собирались от него отказываться, и ГКЭТ был очень
озабочен вопросами обеспечения С-75 и принимал все меры, чтобы
военные не ссылались в своих недостатках на промышленность.
Давление шло и по партийной линии, и по хозяйственной. Никто
уже не скажет, сколько взысканий на разных уровнях было роздано
их руководителям, но что работа проводилась очень серьезная, было
видно по перемещениям и назначениям. Достаточно сказать, что в
ГКЭТ был создан Главк по СВЧ-технике (1-е ГУ, начальник Яки­
менко Иван Тихонович), единственный в то время генерал-майор,
районный инженер московского куста (и старший представитель за­
казчика при п/я 17). Решением правительства были организованы
мощности 1 ГУ —завод в Ростове-на-Дону (1958 г.), завод в Москве,
на базе 3-го часового (1959 г.), завод в Киеве (1960г.), завод в Орджо­
никидзе (1960 г.), завод в Полтаве (1960 г.), НИИ на Юго-западе Мо­
сквы, отделившаяся часть от Фрязино, мощные клистроны и ЛБВ,
нужно учесть и недавно созданные НИИ-52 в Саратове, где предпо­
лагалось разрабатывать всяческие шумовые и РПД поделки.
Вот с таким запалом начиналась новая пятилетка. Можно утверж­
дать, что 1 ГУ было прямым детищем А.И. Шокина, одного из перво­
проходцев отечественной военной электроники.
С приходом Умнова Г.А. завод задышал. То, что он умел расстав­
лять людей и ставить понятные задачи, дало результат очень быстро.
У всех на памяти был декабрьский аврал по «Бисерам». Смолотив
1000 комплектов деталей, смогли еле-еле выдавить 200 разнолитер­
ных приборов. За своими делами в 19 цехе, как-то не удавалось от­
слеживать остальную жизнь завода, но она была примерно такой:
на усиление Радюку в 16 цех был послан заместителем Лещинский
Борис Владимирович (Борух Волькович, в подлиннике). Он занял­
ся диспетчерской работой и, по старой памяти, производством. Его
прислали с места замначальника производства, кажется, у Загоровского. Радюк был командир. Любимый образ у него был — ты на
белом коне с шашкой наголо, командуешь «Вперёд». Но с графиком
у Радюка очень не ладилось —чересполосица красных и синих стол­
бов. Но он часто гонял по командировкам и тогда цехом командовал
зам - Лещинский. И Умнов стал подмечать тенденцию —как только
Радюк в командировке — у цеха красные столбы; как «командир на
месте и с «шашкой в руке» —цех синеет.
Наступило лето и Радюк с Пиденко укатили в Капустин Яр уча­
ствовать в полевых испытаниях и сдаче комплексов С-75 непосред­
ственно командирам частей боевого дежурства совместно со спе­
циалистами ДМЗ (Днепропетровский машиностроительный завод).
Испытания были долгими, месяца два, с июля по сентябрь, и всё
время отсутствия цехом командовал Лещинский, и цех ежедневно
давал график, даже в конце месяца у Лещинского не было аврала.
В начале сентября Радюк появился на работе, цех слетел с графика,
Умнов деликатно посоветовал О.М. съездить в отпуск, захватив часть
бархатного сезона. Цех опять стал на ритм, а когда Радюк вернул­
ся из отпуска, Умнов назначил его Главным конструктором, взамен
внезапно умершего перед маем Ваза. Цех не заметил смены руковод­
ства и работал ритмично.
Существовал ещё непонятный для меня цех 15, где делали трех­
сантиметровые магнетроны типа МИ-99 и непрерывные, перекрыва­
ющие диапазон от 3 до 12 см. Вскоре после нашего отделения от цеха
16, стали отделять цех непрерывного, дав ему номер 18. Начальни­
ком 18 цеха был назначен Карпышев Николай, и тащил он всё своё
барахло на второй этаж нашего корпуса. Очень быстро переезжали,
поэтому позабыли перевезти гальваничку и покраску, и все четыре
цеха весь 1960 год стояли в очереди на покраску в 23-й корпус. Стар­
шим технологом в цехе № 18 был Кишиневский Лев Иосифович,
выпускник СГУ годом раньше нашего.
Вспомнилось время нашего знакомства с Рощиной Галиной Ми­
хайловной. После защиты диплома оставалось два-три дня в Таган­
роге, когда оформляли наши дипломы и направление на работу. Мы
изнывали от безделья и прощались с молодостью, студенчеством и
друзьями уже навсегда. Хотелось оставить еще немного привычного
образа жизни и не верилось, что через три дня мы разъедимся и боль­
ше, возможно, не встретимся и, как она заладится жизнь на чужбине,
среди почти чужих людей, обычаев, нравов.
Хотелось, чтобы с тобой осталось что-то от студенчества. Я вы­
брал женщину — Рощина Галина —девушка моей мечты, о которой
я безнадежно вздыхал со 2-го курса, она не очень давала повода, а к
концу институтского курса и совсем ушла в сторону. Она дипломи­
ровалась в Ленинграде, надеялась остаться там на работе, но что-то
не заладилось и она получила направление в Тбилиси, в приборное
СКБ, согласившись на это только потому, что было ближе к маме в
Орджоникидзе (Владикавказ, Дзауджикау) всего 150 км по ВоенноГрузинской дороге.
В то время Рощина Галина была необычайно красивой и при­
влекательной и, только моё ростовское нахальство позволило за вре­
мя июньского безделья отвлечь её как-то от таганрогской духоты и
подарить мне пару вечеров на уговоры. Я ей говорил всё, что о ней
думаю, без боязни краснеть за сказанное. В последствии суть раз­
говоров сводилась к тому, что если ей станет одиноко и тоскливо,
то можно всерьез рассматривать вариант совместной жизни, но это
тогда, когда она только почувствует в этом необходимость. В каком
виде это произойдет —покажут результаты трех лет последипломного
рабства и вот ... мы разъехались. У каждого из нас началась самостоя­
тельная жизнь в разных концах нашей необъятной Родины.
Пролетел год. И вот время подбирается к лету 1960 года, где-то в
конце июня, я уехал в отпуск на море. Там в Новом Афоне в доме от­
дыха проводила свой отпуск Рощина Галина, мы сговорились встре­
титься и наговориться досыта, а может и принять какие-то реше­
ния. К тому времени я достиг местечковой респектабельности, имел
некоторую экономическую самостоятельность и чувствовал себя на
коне. После апрельского аврала, цех вошел в ритм и отпуск был за­
служенным.
Лирика, романтика, реальность и жизнь оказались в одном фла­
коне, перемешались так, что нужно было определяться надолго, тем
более, что Дайчанов буквально перед отпуском повысил меня до стар­
шего инженера, и будущее я видел в нормальном дневном свете. По­
бродив и пофотографировавшись в Сочи, съездил в Орджоникидзе,
познакомился с семьей Галины, вернулся в Ростов. Намекнул матери
на возможное изменение семейного положения, но в подробности не
вдавался, мало ли что, у Галины могли быть проблемы с откреплением
из своего НИИ, тогда нужны были варианты. Я и не рассчитывал на
то, что всё будет быстро, отпуск закончился и, пришлось возвращаться
к своим магнетронам и коллегам по укреплению обороны.
Местные Пимены связывают тот или иной период жизни заво­
да с именем директора, причем предпочитают вспоминать с дальних
танковых времен, когда даже директоров не было, а были началь­
ники, т.к. организация была военная и скончалась она году в 1949,
когда последним командиром был подполковник Злобин Павел Кон­
стантинович, который сменил эвакуационного директора — коман­
дира полковника Аксенова Александра Александровича. Но Бог с
ними, военными, они выстояли трудные годы войны и имели право
на отдых.
Директором, проводящим конверсию ремонтно-танкового заво­
да, был назначен Шевченко Всеволод Петрович, из партработников.
Разные источники называют разные даты начала электронного заво­
да, так одни начинают исчисление с начала 1950 г., другие называют
дату 15 августа 1949 г., но не ранее того.
Сначала смонтировали трофейную линию по изготовлению
нормально-осветительных ламп, потом прислали фрязинских спецов
внедрять разработки Н И И -160 и стали менять директоров со ско­
ростью освоения новых изделий. Шевченко — 1949-1953 гг.; Зинеев
Павел Евстафьевич — август 1953-сентябрь 1957 гг.; Клишин Анато­
лий Александрович —сентябрь 1957 —июнь 1959 гг.; Чуранов —июнь
1959 — март 1960 гг. и наконец Умнов Георгий Архипович — апрель
1960 - 1994 гг.
То, что я могу сказать, что за время работы на заводе я пережил
трёх директоров, Клишина, Чуранова и Умнова. Но это к шутке. К
истории относиться серьезно как-то несерьёзно. То, что она должна
идти архимедовой спиралью, не подвергается, идёт она всё время
кругами, и на каждом круге в одном и том же месте наступает на
валяющиеся грабли и после долго чешет лоб в раздумье —почему так
вышло? Тогда, в 60-х годах мне казалось, что нас окружают умудрен­
ные электроники, соавторы книг по которым мы учились, но при
более тесном с ними знакомстве узнавал, что они большей частью
администраторы, знающие как принудить человека делать не то, что
ему хочется, а то, что хочется администратору, пусть глупое и не­
нужное.
Все дела творились даже не средним, а нижним звеном. Негра­
мотные мастера очень грамотно распределяли скудные ресурсы, ко­
торые были кладом в нашей голодной жизни; мозги —технологи, ин­
женеры, отрабатывали эти ресурсы стоическим торчанием на заводе с
утра и до тех пор, пока не будет заработан умновский красный столб
суточного графика. Было странно даже думать, что мастер или техно­
лог в 1600 снимет спецодежду, сделает ручкой и уйдет домой к семье.
Чтобы исключить такую вольность, вечерний рапорт назначался на
1630, а работали по семь часов с 730. Неявка на рапорт рассматрива­
лась как полдня прогула, но применять такую санкцию практически
не приходилось, все приходили как заводные. Были попытки опроте­
стовать режим, но существовала система легальных репрессий, и тот,
кто хотел выжить, старались под него не попадать.
Это только кажется, что производство магнетронов понятное. На
самом деле это такая муть, которую стараешься прояснить всю жизнь
и уходишь на покой с чувством непонятного. Многие кодируют си­
туацию штампами противостояния, но это самообман, один и тот же
отказ может быть вызван самыми различными причинами, и одно­
значно их не определишь. Примером такой ситуации на моих глазах
была работа технолога Белоусова Евгения Яковлевича, на посту веду­
щего по изделию М И -119. Периодически испытательницы взвывали
из-за сплошного брака на тренировке. Белоусов с Малкиелем кивали
на мою службу - плохо стенды настраиваем. Эта причина очень по­
нятна начальству — заставить настраивать лучше! А брак то валит, то
вдруг пропадает.
Времени катастрофически не хватало. Рощину Г.М. из Тбилиси
отпустили без отработки. Она коротала время в Орджоникидзе, а я
звал её в Саратов, толком не предполагая, как мы здесь устроимся.
Коллеги обещали подыскать частный угол где-нибудь в Поливанов-
ке, но он что-то не находился. Я каждый день срывался с работы,
гонял по частному сектору, но бесперспективно.
В конце августа Галина Михайловна приехала, Пиденко устроили
её у своей старой хозяйки на 1_ой Дачной, а я жил в общежитии, но
хозяйка Демидовна сжалилась и отдала нам бывшую комнату Пиден­
ко на время, пока не найдем квартиру. 1 сентября мы расписались,
примерно в то же время коллектив устроил в «Поплавке» что-то вро­
де вечеринки, мы повеселились и наутро стали жить молодой семьей.
Было интересно и необычно.
Галина ходила со знакомыми заводскими по частному сектору,
пока я был на работе, у неё тоже ничего не выходило. Я по второму
кругу обежал своих коллег, но тоже безрезультатно. У Демидовны
было неплохо, но временно, и она ни к какую не соглашалась оста­
вить нас хотя бы на сезон.
Вышел из отпуска Дайчанов, я подошел к нему со своей печалью
и сказал, что наверное придётся увольняться и ехать в Ростов, где
есть жилье, но нет работы. Дайчанов прозвонил свою сеть, и испытательница с разрядников Женя Саликова сказала, что она живет на
частной квартире, где хозяева держат её только для того, чтобы она
сторожила дом, и, если нас устроит житьё в пристройке к дому, то
она договорится с хозяевами. Нас устроило, и в середине сентября
мы переехали (или приехали) на первое жильё по адресу Нижняя,
180, рядом с маслозаводом.
Пристройка была убогая, с окном во двор, площадью метров
8-10, одна стенка была задней частью печки дома и должна была
обеспечивать зимой теплом. Полы прогнили и провалились и мы по
неопытности в них провалились, а затем накрыли провал ковриком.
Вдоль пристройки поставили кровать, в изголовье столик, где можно
было сидеть одному человеку, с постели можно было одним шагом
выйти в коридор, а оттуда во двор за удобствами. В коридоре на­
ходились два керогаза, где предполагалось готовить и через коридор
можно было попасть в хозяйские апартаменты, где жила Женька и
её подруга Татьяна с приходящим мужем - курсантом из военного
училища. На время прихода они уединялись в холодных комнатах
оставшегося дома, а в общей комнате мы топили печь подсолнечной
шелухой, которой было немерено в углу двора, у забора маслозавода.
Топка была высококалорийной и взрывоопасной: шелуха подавалась
в печь через жёлоб-форсунку, быстро сгорала, и, если до затухания
пламени не добавлялась новая порция (ведро или полведра) шелухи,
то при засыпке на жар, шло сильное задымление, которое через не­
которое время вспыхивало со взрывом и дальше требовало повышен­
ного внимания.
Один раз зимой мы заигрались в карты, проворонили жар и когда
засыпали слишком много, оно рвануло так, что разорвало и печь, и
дымоход. Были морозы, нужна была глина. Её где-то накопали, потом
на керогазе отогрели, сделали раствор, склеили печь, дымоход, зама­
зали щели на стенке в нашей комнате. Я был на работе, Галина за­
нималась ремонтом, к моему приходу печь высохла и мы её медленно
затопили к ночи. Народ был так испуган взрывом, что к топке стал я и
почти всю ночь поддерживал ровное пламя, обеспечив семье теплый и
спокойный сон. Тепло тоже было относительное. Мы спали ногами к
теплой стенке, ногам было жарко, зато на голову одевали всякие кол­
паки и шапочки, а выше пояса что-нибудь свитерообразное.
Галина Михайловна подала документы на прием на завод, но
режимники затеяли длинную проверку, слали запросы в Тбилиси,
оттуда не было никаких ответов, я был неопытен и не знал путей об­
хода, поэтому злился на её настойчивые вопросы: когда? и почему?
Сейчас уже кажутся смешными те преграды, а тогда они казались
непреодолимыми.
В этот же сезон у меня произошло очередное карьерное событие:
Дайчанов по требованию Окуня ввел дежурство ИТР в две-три сме­
ны. Окунь внедрял систему сменных зданий цехам и участкам и тре-
Марченко Вячеслав Константинович с женой Галиной Михайловной,
1961 год.
бовал, чтобы все интеллектуальные и материальные силы были на­
правлены на обеспечение и выполнение задания. Перед дежурством
в смене передавали задание с диспетчерскими указаниями, где нахо­
дятся позиции дефицита, когда их выколачивать и куда обращаться,
если выколачивается плохо.
Заступив во вторую смену, я стал обзванивать по телефону дефицитчиков и записывать их обещания в журнал дежурства, просто от
нечего делать, чтобы не уснуть. Потом мне пришло в голову составить
временную диаграмму обещаний с отметкой прогноза на получение.
И как только наступало время прогноза, я опять звонил в цех, меня
посылали, я перезванивал на ЦЦП, докладывал туда свои наблюде­
ния и орал, что у меня срывается сменка. Более того, я стал ходить по
дефицитчикам, нудеть, надоедать, и однажды даже дошёл до ЦЦП,
поорал там малость, дежурный пошёл со мной в цех №7, который
не сдал «окна» разрядников, перелез через банковскую перегородку,
передал мне лоток с «окнами», расписался в карте передачи, и отнес
«окна» к себе на монтаж, страшно довольный собой.
На утро был дикий скандал, начальник цеха №7, кажется Затула,
устроил истерику самому Окуню. Тот позвал меня и дежурного на
объяснение. Я взял с собой журнал с диаграммой обещаний, напи­
сал трогательное объяснение с картинками, отдал Окуню. Тот дико
отматерил Затулу, прилюдно лишил его премии (это такая мера за­
пугивания среди своих была), мне досталось за то, что я не доложил
об этом факте самому Окуню (это ночью, в 12-м часу), всыпал он и
дежурному за это же, но Дайчанова похвалил за то, что у него так
отчаянно борются за выполнение сменного задания.
В другое дежурство пока я базарил по телефону с дефицитчиками, Дайчанов по параллельному телефону слушал мою перепалку, а
я этого не знал. Но в это дежурство смежники наученные пролётом
Затулы стали более ответственно подходить к обещаниям подачи де­
талей: говорить «нет» было нельзя, потому как пульт сразу сообщал
об этом Окуню, тот распоряжался вытащить начальника цеха из дому
в любое время, подходил дежурный автобус, выталкивали теплого на­
чальника, везли на завод «обеспечивать выполнение сменного зада­
ния». Кто-то заупрямился, и на другой день Окунь приказом снял его
с работы, да так что мужик больше никогда не попал в руководящую
обойму. Это были весёлые времена конца 60-х начала 61-го годов.
Учитывая значительные достижения нашего БИПа в деле сда­
чи продукции, примерно в это время Дайчанов освободился от кон­
трольного мастера Олейникова, который перестал «мышей ловить» и
назначил на эту работу моего лучшего монтера Смолянского Юрия
Семеновича. Он имел средне-техническое специальное образование
СЭМТ им. Яблочкова, и кроме того, неплохо разбирался в радиоап­
паратуре, так что сразу получил 6-й разряд при 8-ми разрядной сетке.
Кроме этого, он был воин-интернационалист (как их стали звать в
последствии), а на деле — во время срочной службы участвовал в
венгерских событиях, как бы побывал на войне, чем вызывал тихое
уважение у коллег и сослуживцев. Кроме всего ещё имел партбилет,
а это 90% карьерного роста. Было жалко терять хорошего мастера, но
он хотел роста и, препятствовать этому было кощунственно.
Начальником ОТК на заводе был Гомонов Борис Павлович, из
партработников-профессионалов, у них должность нач.ОТК была
как будто отсидка перед очередным назначением на выборную долж­
ность. Это я к тому, что дела Гомонов не знал, зато имел умней­
шего заместителя - Письмана Данила Евсеевича, выпускника СГУ,
физик-оптик, но системного мужика, умеющего читать и интерпре­
тировать выпускную документацию и правила приемки и взаимо­
отношений с заказчиком. Он и начал натаскивать Смолянского на
профессию контрольного мастера. Весьма быстро Смолянский Ю.С.
освоил взаимоотношения с Болякиным, и вошёл к нему чуть ли не
в доверительные отношения, когда Болякин разрешал проводить не­
которые контрольные операции работницам ОТК (внешний вид, га­
бариты). Зато параметры всегда смотрел сам, а когда я бросался ему
помогать, он пересматривал всё, что я «принимал». Юрий Семенович
потихоньку отжал меня от приемки, а потом сам стал входить в до­
верие Болякина по параметрам, но, кажется, так и не вошёл.
Преуспел он и в другом деле - воспитании технологов. При других
контрольных мастерах ушедшие в брак лампы актировались браков­
ками, формально собиралась уйма подписей под актом —мастер, тех­
нолог, экономист, диспетчер и, венчала нижнюю часть акта подпись
контрольного мастера. После чего акт ложился на подпись начальни­
ку цеха, а от него —на утверждение начальнику ОТК, далее уходил в
бухгалтерию, производственно-диспетчерский отдел и в ОТК. В акте
было около двух десятков пунктов, основными из которых были «вид
брака» и «причина брака». Эти графы заполнял технолог, и после
утверждения акта вся работа технических служб шла по линии обра­
ботки данных акта. В эти графы технологи записывали всякую чушь,
все подписывали эту чушь, не задаваясь никакими вопросами.
Но Письман изучив министерскую инструкцию по учету потерь
от брака, требовал от контрольных мастеров, чтобы они проверяли
правильность записи технологов. По министерской инструкции тех­
нологическим браком считался тот брак, который не регулировался
никакими режимами работы оборудования или мастерством рабо­
чего. Остальные требовали списания части потерь от брака на так
называемых «конкретных виновников» - рабочих-операционников.
Конкретных виновников должен был определять технолог, уведом­
ляя об этом администрацию —мастера. Это очень скользкое и непри­
ятное дело - наживать себе недоброжелателей, поэтому инженеры
изобрели способ всё списывать на технологический брак, восполь­
зовавшись тем, что их никто не контролировал по причине низкой
квалификации контролеров.
Смолянский, прошедший наладку и контроль выходных пара­
метров магнетронов решил проверять все акты и предъявляемый
брак лично, конечно по требованиям Письмана. И сразу же нача­
лись кошмары. Ему приносили на подпись акты на брак, а он стал
требовать, чтобы вместе с актами предъявляли и сам брак в натуре.
Технологический народ был шокирован этим, в общем-то, нормаль­
ным требованием. Стали ссылаться на Олейникова —«а кто он такой
и разбирается ли он в нашем деле». Перестали вовремя списывать
брак, что сразу привело к резкому увеличению незавершенки и сбоям
в планировании запуска деталей. Дайчанов поначалу ничего не по­
нимал, а потом стал убеждать Смолянского не закручивать так резко
гайки, а сам Юрий Семенович при предъявлении в конце месяца
сотни - другой брака, торчал у стенда сутками, перепроверяя и ис­
правляя предъявленное.
Первые результаты были обескураживающие — ни одна предъ­
явленная лампа не подтверждала при перепроверке приписанный ей
дефект. Половина ламп забракованных по параметрам были банально
разбиты или проплавлены на горячих операциях. Смолянский уста­
навливал в актах справедливость, Дайчанов подмахивал, а Письман,
согласно инструкциям, утверждал списание части стоимости брака
на операционников. Заработки стали падать, работяги разбегаться и
дело дошло до партбюро.
Партбюро, состоящее в основном из мастеров и тех же опера­
ционников, лихо наехало на коммуниста Смолянского, но он усто­
ял и не изменил своих установок. Этот период характеризуется рез­
ким увеличением выхода годных и обновлением штата технологов.
Ушли из цеха старейшие техники-технологи, коллеги Смолянского
по СЭМТу, а с улицы стали принимать желающих и не испорченных
приписками. Хитрый Малкиель ушел из технологов на место мастера
по испытаниями при случае всегда клянчил у Смолянского разреше­
ния покопаться в изоляторе брака. И часто находил там недостающие
годные, которые по запарке забраковывал сам контрольный мастер.
Время шло бурно и упруго. События прессовались одно за дру­
гим. В мае 1961 г., очевидно, отметив мою наивную настырность,
Дайчанов назначил меня своим заместителем. На фоне более зрелых
специалистов цеха это выглядело не очень обоснованно, хотя и за­
кономерно. Дайчанов меня зауважал не только по результатам де­
журств, но и по подходу к браку.
В 1962 году мы передали в Киев на п/я 34 по распоряжению Глав­
ка производство М И -119. Вообще о распылении дислокации произ­
водств необходимо было бы провести отдельное исследование. Но
нашему заводу п/я 122 такая была судьба передавать уже освоенное,
рентабельное, перспективное производство на вновь создаваемые за­
воды, лишая себя перспективы и будущего. Ранее отмечались реше­
ния Министерства о создании мощностей по военной электронике,
так вот развитие этих мощностей по милости генерала Якименко
было возложено на п/я 122. Мы по приказу отдали «Бисера» (МИ147, 148) 3-му часовому, УВ-1 — в Орджоникидзе, М И -119 в п/я 34
г. Киев «Октава».
Умнов психовал, но ничего сделать не мог, а только призывал:
«Ищите перспективу!». Но не искал, а сдавал. Конечно, напрямую
ему, чужаку в электронном ведомстве было не с руки конфликтовать
с московской бюрократией, но он не находил общего языка и с мест­
ной, партийной властью, а тогдашний Шибаев А.И. мог очень много
- сумел перетащить авиазавод Яковлева, застолбить мелиорацию, да
и другие оборонные предприятия при нем чувствовали себя хорошо.
Тогда вся жизнь предприятия определялась фактом работы «по
валу». Приборы, которые шли из науки имели неплохую цену, т.к.
содержали в себе все затраты на разработку, а при серийном произ­
водстве эти затраты не обосновывались и цена «товарного выпуска» в
отдельных случаях падала в несколько раз, но это никого не задевало.
Так, УВ-1 в вале стоила 1500 руб., а в товаре — 200; РР-81 — 2000 и
210 соответственно; 147-148 — давали заводу около 15 млн. валовки
и их передача пробивала дыру в объемах, заполнить которую про­
стой порезкой заготовок было невозможно. Умнову предлагали жить
«по валу», в частности, на этом настаивал Главный инженер Герман
И.И., но директор оказался упертым мужиком и предчувствовал, что
«валовая лафа» должна когда-нибудь кончиться и требовал 100% вы­
полнения товара.
Помню, в конце 1959 г. на доске объявлений висела «молния»,
сообщавшая, что «План по валу выполнен на 106%, по товару — на
85%» и т.д. Это было непонятно только для нас, изучавших эконо­
мику социализма по марксистским учебникам, а не по инструкциям
исполнительной власти.
Работая уже заместителем начальника цеха, очень культивировал
Морозова Владимира Николаевича, имевшего слабость и неприят­
ность из-за неё, но Дайчанов его уважал и закрывал глаза на этот
недостаток. Он назначил Морозова начальником техбюро, т.е. на­
чальником всех технологов, а так как моё заместительство касалось
технической части, то Морозов вроде был подо мной, кроме того,
подо мной были БИП, группа механика и техническое обеспечение
ОТК. Под влиянием теории поиска перспективы, отправились во
Фрязино искать новые изделия.
В нашем деле существовали архаичные привычки: военные, меч­
тая модернизировать вооружение, заказывали новые, более прогрес­
сивные комплектующие разработчикам компонентов, в данном слу­
чае Н И И -160. Там их разрабатывали и начинали поставки опытных
образцов для опытных образцов аппаратуры. Улита ехала не быстро,
пока завершатся испытания модернизированной техники, оформятся
все акты, пройдут базары, институт поставит всё те же образцы в
опытном варианте. Систему принимали на вооружение, и первым
требованием военных была необходимость укомплектования изде­
лиями серийного производства. Военные с охотой финансировали
поставку изделий на серию, только предприятия не всегда и не в
полном объеме пользовались благоволением военных. У заводских
чесались руки загнать полученные деньги куда-нибудь не на освое­
ние новых изделий, а на другую статью, и часто такие новшества
заканчивались прекращением финансирования, а полуоснащенные
изделия выбивались партхозметодами и дальнейшее освоение шло
уже за счет себестоимости, а это не давало никакого маневра.
И вот настал момент, когда РЛС-П15 потребовала модернизации,
бедой станции были разрядники РР 64/65 и входная ЛБВ УВ-3. Стал
остро вопрос о серийном освоении, и нас с Морозовым Дайчанов
отправил в Москву, Н И И -160, посмотреть и привезти новую про­
дукцию на освоение. Это была моя первая командировка в Москву, а
Морозов уже неоднократно бывал во Фрязино, знал там многих и его
многие знали. Он осваивал РР 64/65 и был, пожалуй, единственным
инженером в п/я 122, знающим принципы работы резонансных раз­
рядников и их технологию.
Это случилось где-то в начале 1962 года, потому что в это же
время киевский директор Тузов обратился в партком с письмом, что­
бы меня отпустили переводом в Киев для организации производства
СВЧ приборов. Сразу же меня откомандировали на освоение, чтобы
не нагружать непотребными мыслями.
Жили мы всё на Нижней, топили печку подсолнечной шелухой,
а от опозданий из-за транспорта, я страховался пешими переходами,
старт в 650, финиш — в 720, а в плохую погоду — в 725 у проходной.
Я сообщил Дайчанову о желании перебраться в Киев, т.к. там сразу
специалистам давали жилье, он что-то промолчал, и мы с Морозо­
вым укатили во Фрязино. Неделя во Фрязино показала многое, но
и опыта дала немерено. Мы подписали акт приемки документации
для организации серийного производства и уехали в свою провин­
цию осваивать. Была еще уйма текущих дел, которые были связаны
с непосредственной производственной жизнью — график, отказы на
испытаниях, завалы брака.
Осенью 1961 года где-то в конце (или начале 1962 г.), я получил
свою первую квартиру на 5 квартале в Саратове, где стоял одинокий
крупнопанельный дом среди котлованов и фундаментов. Но об этом
после.
В то же время нам сосватали симпатичный десяти (семи) сан­
тиметровый магнетрон М И -106 («Башня»), со стабилизирующим
контуром и коаксиально-волноводным переходом. Так как я был
целиком занят разрядниками, на М И -106 был взят из 4-го отдела
Долгопятов Рем Миронович, выпускник радиофизики СГУ, грамот­
ный и коммуникабельный ровесник, сразу же потребовавший к себе
дополнительного внимания. Мы ему помогали от чистого сердца, но
он очень быстро стал обращать нашу покладистость в повинность.
Университетчики были хорошими физиками, но плохими технолога­
ми и конструкторами. Те, кто преуспел на заводе по производствен­
ной части, профессиональное образование получили от коллег по
работе. Не избежал этого и Рем Миронович, хотя и научился классно
работать и выполнять все операции по своему прибору, но считал,
что этим он оказал услугу и Дайчанову, и мне, и другим.
На М И -106 заказов не было, и делали его вроде бы в своё удо­
вольствие. Фрязинцы вообще не принимали участие в освоении —
дали нам пару грушевидных КВП и ряд ценных советов.
В конце 1961 года приемку МИ-106 открыли, мы сдали около
двух десятков и на 1962 год эти приборы в заявку не попали. Вы­
яснять конъюнктуру мы отправили Долгопятова. В каких он каналах
копался, кого раскалывал на разглашение, он нам не рассказывал, но
привёз невероятную легенду: оказывается М И -106 стоит в учебных
РЛС в военных училищах Ульяновска, Гомеля, Брянска и ещё около
десятка колледжей МО, но их уже заменяют на более современные, и
наши М И -106 никому не нужны, а ВЧ заявляет их по привычке.
Военные дали официальный отказ на руки Долгопятову, а тот
привез его на завод, показал Дайчанову, и попросил разрешения на
перевод во вновь создаваемый цех № 13, где разместили всякую шу­
шеру из цеха № 14: клистроны, генераторы шума и прочее. Дайчанову Рем за время совместной работы достаточно поднадоел и он с
лёгким сердцем дал согласие. Таким образом, незавидно окончилось
освоение ещё одного «перспективного» прибора.
Объемы уплывали от нас, и Умнов дал команду осваивать раз­
работки ОКБ. Из наиболее потребного был дециметровый комплект
М И -168 и РР 124/125 АБ. ВМФ оборудовал два своих корабля РЛС
дальнего обнаружения и установил где-то на тихоокеанском побере­
жье тоже станцию ДМВ для дальнего обнаружения. Подвижные име­
ли кликуху «Кливер», а стационарные «Киль», базировались где-то во
Владивостоке, а станция стояла вообще неизвестно где. Аппаратуру
для них делал судпромовский завод «Салют» в Москве, он нам отдал
пару макетов модулятора и уйму волноводных трактов. Так как из
16 цеха уходили «Бисера», то им отдали магнетрон «Бруствер» (М И168), а комплект разрядников к нему «Дозор», РР 124/125 А,Б, отдали
по привычке в цех разрядников, к нам в цех № 19, т.к. у нас тоже
уходили объемы М И -119. Освоение мы провели лихо, очень помога­
ли службы из ОКБ, но потребности эти приборы так и не получили,
так, мелкая серия, 20-40 комплектов в год, возни больше.
Это всё, что касалось приборной тематики. Была ещё так на­
зываемая «новая техника», т.е. оборудование, которое поставлялось
по программе реконструкции I, о которой мы и не подозревали. От­
дел Главного технолога совместно с СГСПИ (ГСПИ-6) в обстановке
строгой секретности разрабатывали программу реконструкции пред­
приятия с целью повышения производственных и мобилизационных
мощностей. Если за первый год директорства Умнова Г.А. был введен
долгострой корп. 25, то за два последующих был выстроен на терри­
тории заводского стадиона корп. 27. Но технологическая начинка
шла быстрее строительства, кроме того, местный НИИ-28 спецмашиностроения, по командам Совнархоза спешно гнал линии по про­
изводству магнетронов, разрабатывал карусельные полуавтоматы от­
качки, диковинные монтажные столы, водородные печи, заварочные
машины. Машиностроительный п /я 447 тоже с подачи СНХ делал
измерительную аппаратуру, модуляторы, в т.ч. генераторы, откачные
вакуумнасосы и все опытные и первые серийные образцы почти си­
лой вталкивались на заводы —п/я 122, п /я 84, п /я 68.
В рамках саратовского электронного куста и ведении СНХ на­
ходилась почти треть тогдашнего ГКЭТ. Разработчики и наладчи­
ки НИИ и 447 требовали от нас минимума — указать место в цехе
куда поставить сделанную машину и подключить её к энергетике.
Отработку технологии они вели не хуже наших технологов, а ошибки
проектирования и изготовления решали оперативно и без волокиты.
Так мы получили великолепный заварочный полуавтомат для МИ110/119, взамен трофейного станка токовой пайки, появились не­
сколько водородных печей большой вместимости, установки аргоно­
дуговой сварки. В 16 цех поставили три карусельных откачных полу­
автомата для «Бисеров», в 19-м цехе я поменял все допотопные само­
дельные модуляторы на специально разработанные для наших задач
серийно изготовленные «поляки» (готовили для Польши А671.15) и
«линейные» (А671. 17).
Теперь можно посмотреть на тех, кто был выше меня. Главный
конструктор Радюк Олег Михайлович, уже появлялся в наших исто­
риях, и в то время, когда я был заместителем у Дайчанова, он весь
был в «Бисерах» и наши неприятности воспринимал как досаду.
Помню, как он собирал (по нашим просьбам) совещания по 98/99,
вытаскивал из Фрязина специалистов, но решающего воздействия не
оказывал. Главный технолог Юрий Иванович Киреев, тоже сокурс­
ник Радюка, но более уклонявшийся в политическую жизнь, мечтал
стать парторгом на долгие времена, но приход Умнова нарушил эти
планы, парторг был переизбран, а Юрий Иванович брошен на тех­
нологический фронт.
Киреев Ю.И., вопреки тогдашним канонам, разбросал часть сво­
его штата по цехам, создав там технологические бюро, прикреплен­
ные к конкретным изделиям, подчинил административно технологов
начальнику цеха, а себе оставил только техническое руководство на­
чальником техбюро. Рядовых технологов он не замечал. В отделе он
создал несколько групп, задачей которых стало «курировать» и «кон­
тролировать». Конечно, в число кураторов попали старослужащие,
у которых от мысли работать в цеху начинались обмороки, но это
было даже к лучшему — цеховики освобождались от ненужной опе­
ки. Юрий Иванович сумел создать довольно ценное подразделение,
которое имело своё лицо и с которым считались и производственни­
ки, и снабженцы, и контролёры и иногда военные. Но Умнову Г.А.
не нравилось через чур самостоятельность Киреева, его способность
вступать в спор и зачастую его выигрывать, и он, подгадав, когда
провалится 14 цех — цех ЛБВ и прочих стекляшек, бросил туда на­
чальником цеха Киреева, вроде как на выправление дел, оставив от­
дел на заместителя —механика Борца Якова Порфирьевича, человека
далёкого от СВЧ-техники, так же, как и Киреев от мехобработки.
Юрий Иванович добросовестно тянул 14 цех, вывел его на хороший
уровень, вернулся в отдел, но в это время провалился еще какой-то
цех, Умнов попытался направить и туда Киреева, но Юрий Иванович
возмутился, включил все свои связи, и ушёл на завод п/я 84 Главным
инженером, где и проработал в этой должности до преждевременной
смерти (инфаркт).
Я по должности обязан был принимать участие в посиделках у
Киреева раз в две недели по вторникам. С лёгкой руки Окуня все
руководители служб старались ввести у себя регламентные совеща­
ния, с поручениями, протоколами и контролем исполнения на ЦЦП.
Окунь даже хвалился тем, сколько у него вопросов одновременно
контролирует ЦЦП и в зависимости от объемов контроля, увели­
чивал штаты и численность своей службы. Но у добродушнейшего
Юрия Ивановича не получались жесткие формулировки поручений,
таких, как у Окуня, Умнова и даже Радюка, а так себе: «разобрать­
ся и доложить». Вопросы были пустяковые, мы на этих посиделках
(а собирались до 30 исполнителей), знакомились, обменивались не­
формальной информацией, договаривались о совместных пикниках,
иногда затихая, когда Юрий Иванович, запутавшись в психотехнике
спорящих, произносил какую-нибудь банальность, типа: «Каждый
руководитель должен предвидеть», «Каждый руководитель не должен
допускать». Но запоминающегося из нашего сотрудничества я ничего
не вынес. Мы сдуру предоставили план повышения качества изделий
из 19 пунктов, причем очень конкретных, а он стал их контролиро­
вать, да так, что во избежание я их почти все снял с контроля с по­
мощью Радюка, который на недолгое время заменял Германа.
Однако, нельзя не признать положительность деятельности Ки­
реева как главного технолога. При нём возобладала и сохранялась в
течение многих лет формула: «Одно изделие — один технолог». Каж­
дое наименование изделия имело своего линейного сопровождаю­
щего — в цехе, на участке. Считалось, что один специалист может
охватить одновременно движение 200-250 изделий, и, если приборов
проходило более 200 шт., то добавлялся ещё один технолог, а когда
остаток приборов на участке становился более 600, то образовывалась
группа — один старший и двое на подхвате. Но им, кроме текучки,
вменялось в обязанность разрабатывать первичные документы —опе­
рационные, маршрутные карты. Поначалу кураторы очень однознач­
но поняли: курировать и контролировать, но Юрий Иванович быстро
заставил их вести и оформительскую деятельность и нормоконтроль.
Умнова Г.А. раздражала специализация технологов, он неодно­
кратно пенял Кирееву на расточительство, Юрий Иванович невоз­
мутимо парировал: так везде в электронной промышленности, это
вам не авиапром какой-то. Когда Киреев был сослан на 14 цех, а это
произошло из-за необоснованных придирок Умнова к руководству
цеха, то он смог быстро сплотить коллектив и выполнять постав­
ленные задачи. А репрессированный Семёнов Владимир ...., бывший
старший технолог и фактический руководитель цеха, обидевшись на
такое недоверие, перевёлся в Орджоникидзе, на вновь созданный за­
вод п /я 17, где прошёл путь от Главного технолога до Главного инже­
нера и в последствии был переведен в Полтаву Главным инженером.
Так что не было бы счастья, да Умнов вовремя придрался.
Как раз во время начальствования Киреева произошло отделение
участка клистронов, ГШ и прочих от 14 цеха и был создан цех № 13,
перешедший с 4 этажа корп. 25 на 4 этаж корп. 27. Начальником цеха
13 Окунь назначил оставшегося не у дел после неудачи с М И -106
Долгопятова. И, хотя Умнов зачастую называл Киреева демагогом и
болтуном, согласиться с этим не возможно. То, что он не был под­
каблучником у директора, имел своё мнение, качество, которое впо­
следствии атрофировалось у многих подчиненных Умнова, позволи­
ло таким как Киреев Ю.И. людям выходить на самостоятельный путь
и становиться заметными личностями. Чувствуя, что с Киреевым ему
не справиться, Умнов Г.А. перетягивает на п/я 122 Соколовского
Ефима Иосифовича, выбивает в ГКЭТ единицу главного металлурга,
отбирает у Киреева половину штата и самых квалифицированных
технологов и организовывает отдел главного металлурга со всевоз­
можными заводскими лабораториями. У Юрия Ивановича остается
только бумажная работа, часто факультативная работа с линейными
технологами. Правда, номинально ещё КБ оснастки, КБ нестандарт­
ного оборудования, но процесс пошел и, растаскивание началось.
Наши первые контакты с Соколовским оказались полезными, он
помог нам разобраться с окраской наших приборов, стал грамотно
ставить работу по лабораторным анализам причин брака и мы сразу
почувствовали реальную инженерную помощь.
Разделение производства и создание новых подразделений шло
очень бурно. Не успел переехать в корп. 25 цех 14 на 4 этаж, как на 2
этаж поехала часть 15 цеха под цех № 18 (непрерывные магнетроны
и очень старые импульсные). Начальником 18-го цеха поначалу был
Карпышев Николай, но быстро не понравился Умнову Г.А. и был
заменён на Кишиневского Льва Иосифовича. В это время поехал на
1 этаж корп. 25 цех 16 («Бисера»), во главе с Лещинским Борисом
Владимировичем, старейшим «танкистом». Но план цеху №16 шёл
вполовину, другую часть должен был делать новый завод в Москве
(3-й часовой). Там не всё клеилось, поэтому 16 цех вынужден был
работать с полной нагрузкой и в 3 смены. Там же работала Марченко
Галина Михайловна, хотя имела полное право на отпуск по семей­
ным обстоятельствам.
Летом 1961 года, когда я только был назначен замом Дайчанова,
уйдя в отпуск он оставил вместо себя Шустова Вячеслава Петровича,
занимавшего должность старшего мастера участка магнетронов. Шу­
стов неплохо показался Умнову, и, когда случилось недоразумение
с цехом 18, цех при Льве Кишиневском стал работать неритмично,
в конце 1961 года туда был брошен Шустов В.П. Около полугода
цех работал плохо, в это время 3-й часовой оправился и стал вопрос
передачи всей программы «Бисеров» в Москву. Великий цех 16 стал
перед угрозой расформирования.
Стали пристраивать на другие работы квалифицированных спе­
циалистов —Пиденко был откомандирован в ОКБ на мирное приме­
нение СВЧ-энергии, сменные инженеры разошлись кто в ЛТИ, кто в
ОТК. Шустов в цехе № 18 чудил как мог —не умел организовать ра­
боту коллектива, он постоянно уходил от стычек с Умновым различ­
ными, подчас детскими приемами. Сорвав в очередной раз суточный
график, он опаздывал на директорскую планерку, а Умнов не любил
опаздывающих, и говорил Шустову: «Опоздал, можешь не приходить»
и выгонял его из кабинета. «Минута позора!» - восклицал Шустов в
приемной, и с чистой совестью уходил по своим делам. Когда же не
удавалось быть выгнанным, а выслушивать критику директора после
планерки, Шустов говорил коллегам: «Десять минут позора!» — и с
удивительным спокойствием уходил по своим делам. Так долго про­
должаться не могло, и когда стали «разбирать» цех № 16, то на долж­
ность его начальника был поставлен старший технолог цеха № 16
Брук Семён Генухович. Но это уже другая повесть.
Под Дайчановым, с моей точки зрения, стул не качался, но он
вел себя очень уж независимо перед Окунем. Когда Окунь Т.Н. по­
пытался зажать Дайчанова планом, то Борис Леонтьевич, как опыт­
ный конторский служащий, а до этого он много и при разных царях
проработал в заводоуправлении, то экономистом, то плановиком, то
нормировщиком, плюс свои люди в парткоме, доказывал Ноевичу
его предвзятость, чем вызывал ещё большую неприязнь, после чего
хитрый интриган стал подставлять Дайчанова возрастом, отсутстви­
ем спецобразования, некоторыми мужскими слабостями, и у Умнова
стал накапливаться отрицательный потенциал на Дайчанова Б.Л., ко­
торый был на 7 лет старше Умнова. Несмотря на то, что цех работал
ритмично, за всякие мелкие прегрешения Борису Леонтьевичу шили
систему взысканий, чтобы в нужном случае можно было бы освобо­
дить от должности. Основным раздражителем для Умнова было: не
ищет перспективы. Всех пугал увод М И -119 в Киев, а они в 1962 году
давали объемы больше, чем уводимые «Бисера».
В мехцехах Окунь Г.Н. при поддержке Умнова тоже провел раз­
деление большого цеха № 2 на три - № 1, № 2, № 3. В цех № 1
поставил Шилина Юрия Ивановича, во № 2 — Боброва Федора Фо­
мича, в № 3 — Лозинского Виктора Евдокимовича. Но командовать
парадом хотел сам Окунь Г.Н. и поэтому вмешивался в деятельность
начальников по-черному: мог придти на планерку и отменить все
решения, поручения начальника, чем вызывал ехидную ухмылку си­
дящих мастеров - вроде бы правильно этому придурку показали. Это
было непедагогично —от одного такого вмешательства авторитет на­
чальника падал до ниже нуля, и многие не могли от этого долго
оправиться. Так, придя в цех к Боброву, Окунь так его раздолбал при
всех, что Фомич с горя запил, прогулял две недели и Окунь Г.Н. его
заменил на какого-то выдвиженца, который за полгода цех угробил
насовсем. И тогда Боброва реабилитировали, снова назначили на­
чальником цеха № 2, но долго он не продержался и был списан в
контрольные мастера.
Начальник цеха № 3 Лозинский, получая при подчиненных втык,
возмутился и велел Окуню либо извиниться, либо покинуть каби­
нет. Окунь с этим не согласился, тогда Виктор Евдокимович заявил,
что он не может находиться с таким начальником вместе, вышел из
кабинета, пошёл в партком, нажаловался, после чего его освободили
от должности (постарался Окунь). На его место поставили Спицына
Бориса Владимировича, механик - обработка металлов резанием, ко­
торый работал в мастерах в инструментальном цехе и очень хорошо
себя зарекомендовал.
Когда мы в приватных разговорах спрашивали Окуня: почему он
утраивает такие унизительные разносы своим подчиненным, Георгий
Ноевич ссылался на господствующего в то время Н.С. Хрущёва, ко­
торый тоже не мог сдерживать своих эмоций и разорялся по поводу
и без. И партком это глотал, считал, что коммунист Окунь Г.Н. про­
водит политику партии и её Генсека.
В это лето 1962 года Дайчанов Б.Л., уйдя в отпуск, оставил вместо
себя меня. До этого у нас была доверительная беседа, где он сказал,
что вероятно он не вернется на прежнее место после отпуска, что мне
нужно быть готовым занять его должность, чем вверг меня в состоя­
ние крайней депрессии. Меня пугала обстановка ответственности —
бурное начальство запросто могло так откорректировать показатели,
что не только премии, но и зарплаты можно было лишиться, и людей
подвести, которые за тобой. Дайчанов ухитрялся выбивать по 60%
премии ежемесячно, но у него были свои каналы и в ОТЗ, и в плано­
вом отделе. Тогда ещё Окунь не прибрал их к свои рукам и на его ис­
терики заводчане реагировали сдержано. А я этих каналов не знал, и
даже не предполагал об их существовании. Дайчанов же, подозреваю,
думал, что раз я инженер, то автоматически должен знать все каналы
денежного управления.
Лозинского, после выговора, назначили начальником участка
регенерации. Окунь Г.Н. ощущал перед ним свою вину и всячески
помогал - выбил деньги на реорганизацию участка, доказал необ­
ходимость стимулирования вторичного использования узлов. Мы с
Морозовым загорелись этой идеей, разработали несколько схем ре­
генерации, составили на каждую схему документацию. Заботалкин
выпустил комплекты КЧ на РР81/82 —в общем, всё было сделано на
высшем уровне. В подвале корпуса 1, под гальваничкой, лежало око­
ло 10 тыс. штук РР ещё с радиоактивным кобальтом, и мы решили
эту кучу переработать. Радиоактивные стерни вытащили, захоронили
их в «могильнике» на территории завода (сейчас на этом месте стоит
новая кузница), а корпуса Лозинский переработал по новым черте­
жам, и мы их в течение 3-х месяцев использовали — где-то около
6000 штук. Дошло до базара - цех 2, который делал новые корпуса
затоварился: СГД перестал принимать из-за отсутствия места хране­
ния. Окунь велел брать прямо в цех, а здесь возмущался Дайчанов:
«Зачем мне раздувать валовку?» И благо стало печалью — мы своей
хорошей идеей подкосили существующий порядок, а Окунь, звоня
везде, что мы молодцы, добавлял: «Оставили без зарплаты моих ор­
лов» (мужиков из 2 цеха).
К этому времени Морозов с Заботалкиным подготовили докумен­
тацию на полную регенерацию М И -119, мы даже изготовили около
400 шт и сдали, но в это время Лозинского забрал Ленинский райком
комсомола на должность первого секретаря. В регенерацию постави­
ли Гришу Шварца, а тот был ярый противник наших хозяйственных
идей, т.к. это создавало ему беспокойство, и Окунь Г.Н. часто наве­
щал участок в торце корпуса 1 и устраивал разгоны. Поэтому Гриша
быстро свернул все наши наработки. У нас к тому времени накопи­
лись свои проблемы: Окунь нас надул, выплатив всего по одному
окладу премии, хотя обещал платить «по положению», а там было
написано от количества переработанных, и выходило по директор­
скому жалованью каждому.
К тому же участились завалы на П и Д, и, чтобы оправдать своё
безделье, местные идеологи-технологи стали основной причиной от­
казов считать изготовление приборов из регенерированных узлов, и,
после нескольких таких «анализов» Радюк О.М. запретил использо­
вание регенерации в военных заказах. После этот запрет неоднократ­
но вызывал возмущение у производственников, пока умные люди
не согласовали с военными перечень деталей и узлов, не требующих
отдельных испытаний при повторном использовании.
Борис Спицын был хорошим начальником цеха № 3. Он пер­
вый выступил с инициативой работы без дефицита. Он организовал
у себя в цехе «внутренний СГД», но ему финансово и организаци­
онно во всем очень помогал Окунь Г.Н. Сам Спицын, по вечерам
обзванивал своих сборочных коллег, собирал дефицит и не допускал,
чтобы эти позиции выходили на ежедневные планерки у начальника
производства. Слово своё Спицын Б.В. держал железно, но это был
только один цех. Он сдавал детали в гальваничку, а там они могли
проторчать два-три срока. Мы тогда ещё не могли с этим бороть­
ся, Затулы ещё не было. При Спицыне выдвинулись его начальники
участков —Сошников Владимир Егорович, Боровский Виктор Иоси­
фович, которые впоследствии стали ведущими руководителями заво­
да. Многие его выдвиженцы ушли на другие предприятия со школой
Спицына Б.В.
Это я к тому, что в августе 1962 года Окунь Г.Н. стал мне наме­
кать: «Давай, мол, готовься, буду тебя ставить вместо Дайчанова». Я
несколько раз отказывался, и в конце концов, на примере Шустова
убедил его, что нужно набраться опыта, обрасти связями, потом мож­
но брать ответственность перед руководством и перед коллективом.
Мои доводы возымели место и Окунь поведал свою заветную идею:
«Я должен оставить вместо себя человека, который моё дело про­
должит и приумножит. Таким человеком я вижу Спицына, но для
полного завершения ему нужно пройти сборку. Инструменталку он
прошёл, механику проходит, я его поставлю к вам на обучение на
полгода — год, вы его натаскаете, а он натаскает вас, и тогда ты не
сможешь прикидываться неумехой». И такое назначение состоялось.
В конце августа (26) у меня родился Мишка, я уехал в Ряжск,
бросив все дела на Морозова, пробыл там около недели, вернулся,
а здесь уже сидит Спицын Б.В. и пытается понять что к чему. От­
ношения у нас сложились сразу по-доброму. Конечно, Борис В. был
необычный человек. Сын военного, воспитан в духе железной дис­
циплины и порядочности, он располагал к себе с первого знакомства.
Умел разговаривать с любыми людьми - от матерщинника подсоб­
ника до застенчивой первокурсницы. Сказав: «Слушаю Вас», —дей­
ствительно выслушивал не перебивая и не задавая вопросов, после
чего собеседник, выговорившись, чувствовал душевное облегчение и
начинал доверять спрашивающему.
Придя в цех, Спицын обошёл все рабочие места, поговорив поч­
ти с каждым, выслушал уйму претензий к руководству, но ничего
не записывал, а только объяснял, когда он этим займется, и всё это
доброжелательно, с улыбкой, но без дешёвой фамильярности. С Дайчановым он тоже поговорил без натяга, попросил подготовить акт
передачи цеха, а на этой формальности многие крутые начальники
необоснованно спекулировали, но здесь Спицын Б.В. продиктовал
мне коротенький текст: «Я ... сдал, а я ... принял цех №...в следующем
составе: списочный состав по табелю, оборудование в соответствии
с инвентаризационной ведомостью, незавершенное производство по
ежесуточной ведомости и подписи».
Дайчанов уже был определен руководителем ОТК в цех ОКБ и я
подписывал акт у него на новом месте. Народ, особенно сборочный,
в т.ч. и Киреев Ю.И. иронизировали по поводу этого назначения,
но мы ущербности не чувствовали. То ли оттого, что с 3 цехом ни у
кого из мастеров в течении полугода не было проблем, то ли Спицын
успел всех обаять, но депрессивного состояния, какое бывает часто
при смене руководителя замкнутого коллектива, не было. Он оставил
на меня всякую возню со сбытом, ОТК, военными, а сам стал ин­
тересоваться, как собирают детали в прибор, за точность изготовле­
ния которых так прессуют механиков. И здесь он начал удивляться.
Мы считали, что операция «рихтовка», которую сборочные технологи
определили как основную, технологически необходима, потому как,
если два цилиндра не вставляются друг в друга, то отверстие приём­
ного нужно «поправить» на стальной оправке (детали из меди).
Однако Спицын, как механик, стал доказывать, что если детали
сделаны под скользящую посадку, то они должны входить без осо­
бых усилий. Первое, что мы поняли с подачи Спицына Б.В., что все
медные сочленяющиеся детали после декапировки легко соединялись,
но после отжигов, паек, соединяемость нарушалась. Оказалось, что
стремления выполнить и перевыполнить заставляло ставить узлы в
печи в несколько ярусов и при температуре в 800° и под весом ввер­
ху стоящих деталей нижестоящие «плыли» - становились овальными,
пропеллерными; «малкиелевские умники» всё это сваливали на меха­
ников, которые якобы давали бракованные детали. Спицын в первую
неделю открыл нам глаза на то, что «мы микроскопом забиваем гвоз­
ди». В технологических картах нигде не регламентировались ни нормы
загрузки печей, ни расположение деталей на подставках, ни оправки,
поддерживающие форму крупногабаритных деталей при пайке.
Я тоже стал анализировать процесс сборки и пришёл к выво­
дам, что у одних бригад монтажа —заварки — откачки выход годных
был намного выше, чем у других, стал торчать на монтаже, изучая
приемы удачливых монтажниц, и у меня набрались целые альбомы
приемов разных сборщиц и стали видны промахи и успехи каждой.
Я велел технологам пересмотреть сборочные карты, регламентируя
каждый прием по различным параметрам, назвав этот процесс «раз­
работкой развернутой технологии». Это вызвало ужасный вой среди
моих коллег, потому что раньше сборочная карта выглядела так: об­
щие данные, предупреждения по ТБ, инструмент, оснастка, оборудо­
вание и сам процесс сборки заключался в одной фразе: «Собрать узел
... согласно чертежа и передать на следующую операцию».
«Развернутые» карты нудно описывали, какой рукой взять деталь,
как её взять, что с ней сделать прежде, чем поставить на место, что
сделать с деталью, если она не становится на место, и техпроцесс
растягивался на много страниц. Подчиненные мужики-технологи
стали потихоньку разбегаться кто в мастера, кто в диспетчера, а на их
место пришлось набирать девочек-зубрилок из-за проходной, но они
сразу получали требования к профессии и воспринимали разработку
развернутых карт как должное.
Спицын Б.В., видя мою бесполезную борьбу, предложил взять на
монтаж специалиста — механика, чем огорчил весь сборочный бо­
монд цеха. Но он нашел своего сокурсника, который работал где-то
на Серпе-Молоте, Виктора Бузякина. Мы его облачили в белый ха­
лат, шапочку, дали в зубы чертежи, усадили на монтаж и он через не­
делю выдал нам такие перлы, что Белоусов и К° захотели немедленно
сменить работу. Но Спицын Б.В. на них зла не держал, а предложил
конструктивно устранить недостатки. Здесь он применил свои связи
в инструменталке и в механичке. Бузякин почти ежедневно рисовал
чертежи поправок, приспособлений, подставок, девочки организо­
вывали их документальное оформление, а Спицын — материальное
изготовление. И за какие-то полгода выход годных 119-х вырос с 65%
до 90%, но показывать такой процент было страшно и Спицын стал
«заначивать» излишки.
Цех стал передовым, каждый месяц завоевывал первое место в
соцсоревновании, а это давало до 60% премиальных ИТР и служа­
щим. Мне это тоже было подспорье, потому как моя жена была уже с
Мишкой и сидела на пособии. На фоне Спицына (и, подозреваю, не
без его участия), меня тоже стали замечать высокие и даже вне вся­
кой очереди улучшили жилищные условия —с V квартала и комнаты
в двухкомнатной секции я переехал на II квартал в однокомнатную
квартиру. Денег хватило и на ремонт, и на кое-какую обстановку.
В других подразделениях жизнь тоже не стояла на месте. В нача­
ле 1963 года объемы «Бисеров» упали настолько, что цеху № 16 уже
нечем было «держать график». Хитрый Лещинский накопил месяца
на три неучтенки, но её принимали в сбыт только по указаниям из
Главка. Брук С.Г. ушёл в цех № 18, в цех № 16 в замы назначили
филоненко Виктора Алексеевича, выпускника СГУ, пришедшего на
завод одновременно со мной. И Окунь Г.Н. стал осуществлять свой
план подготовки замены самому себе.
Он решил попробовать Спицына на посту начальника ОТК за­
вода, переместив Письмана на должность зама. Уговаривать меня
на цех ему не пришлось, так как для этого оказался безработный
Лещинский. Перестановку сделали быстро, где-то весной 1963 г. К
этому времени в технологических службах тоже произошли измене­
ния. Почти одновременно с Соколовским, Умнов принял на вновь
созданный отдел автоматизации и механизации Кишиневского Лаза­
ря Иосифовича, машиностроителя с большим опытом на п /я 447 и
бывшего коллегу Окуня.
Кишиневский развернулся очень круто, набрал полный штат от­
дела, а это около 80 человек: конструкторов, разработчиков, кого
из НИИ-28, кого из НИТИ, даже иногородних — из Одессы. Всех
на хорошие оклады и на гарантию жилья — мы таких условий ни­
когда не видели и о них не мечтали. За базу ОМА был взят цех № 6
- нестандартного оборудования, ему поменяли номер на 26, доба­
вили штат, рабочих, начальников. ОМА развернулись круто — нам
изготовили полуавтомат окраски приборов. Один из разработчиков
ОМА специализировался на карусельных приспособлениях сборки Леонид Рабинович. Делали много, но с внедрением были известные
трудности — производительность конструированных машин и при­
способлений намного превышали существующую потребность. Так,
карусель для изготовления ввода коллектора для настройки требовала
около 30 комплектов деталей, после чего в смену на ней можно было
изготовить до 3000 шт. вводов, но годовая программа по клистронам
не превышала 1000 шт. Траверзы ввода делались вручную по 50-100
шт. в месяц, так что эта карусель была заранее обречена на простой.
Наши соорудили карусель окраски приборов вакуумной струёй,
т.е. на изделие направлялась сетка струй краски под большим дав­
лением, что обеспечивало хорошую прокраску поверхности и всех
промежностей, но на наладку и окраску дневной программы прихо­
дилось тратить до 30 кг краски. Правда, излишки стекали в коллек­
тор, их фильтровали и использовали ещё раз, но рабочие не приняли
такого блага и не хотели полоскаться по уши в эмали черной. После
окраски опытной партии разрядников и испытаний на климат, тех­
процесс был забракован и, автомат продали какому-то заводу, выпу­
скающему окрашенные метизы.
И так вся деятельность ОМА — авральная разработка, изготовле­
ние и пшиковая эффективность при внедрении. Начальник ОМА Ла­
зарь Кишиневский по контактам с одесским институтом агрегатных
станков договорился на разработку и изготовление двух агрегатных
металлорежущих станков для производства анодных блоковМИ-119,
110. Станки изготовили и попросили испытать и сдать на стальных
деталях. Решение принимал Кишиневский Л.И. без достаточных кон­
сультаций с мехобработчиками. Чтобы быть совсем согласованным,
получили подпись Главного технолога под программой приёмки.
В Одессе всё прошло гладко, станки привезли к нам, установили
в цех № 2 и стали внедрять. Забыли про «ухабы», медь очень вязкая и
те сверла и резцы, которые хорошо работали на стали, не могли спра­
виться с клейкой стружкой, которую надо было удалять иным спосо­
бом, чем стружколомом стали. Начали придумывать приспособления
для изъятия стружки. Потом возникла проблема наклёпа меди на
режущие кромки, хотели делать анодный блок целиком, потом пош­
ли на компромисс и стали изготавливать заготовку с посадочными
диаметрами под крышки и 8-ю отверстиями резонаторов. Чтобы эту
заготовку довести до состояния детали, необходимо было изменить
всю технологию последующей мехобработки.
Народу было занято немеряно, работали по 2-3 смены, но всё
равно не успели. К тому времени Киев раскрутился на полную про­
грамму, и у нас отпала потребность в таком количестве деталей.
Станки застыли в неподвижности, бригада «освоителей» была рас­
пущена, весь грех свалили на Киреева Ю.И., что и послужило одной
из причин его ухода, а на его место Умнов назначил Лазаря Киши­
невского.
Работа в период деятельности Спицына касалась в основном на­
ведения порядка в растущем цеху. Я мало интересовался окружаю­
щим миром, не вникал в интриги, именуемые «политикой». Это были
золотые совнархозовские времена, когда все вопросы материального,
кадрового, капитального обеспечения решались без выезда в Москву.
Выезды приходились только на технические вопросы — освоение,
стыковочные работы, рекламации, конференции.
После ухода Киреева у нас наладились хорошие отношения с
Кишиневским, он полностью позволял вести самостоятельную тех­
ническую политику, здорово помогал с оснасткой, с модернизацией
оборудования. Ребята из ОМА являлись по первому звонку, в течение
дня делали эскизы, несли в цех машиностроения и. через неделю,
максимум две мы получали модернизацию.
Лето 1963 года было очень напряженным. Где-то по весне прока­
тилась компания по радиомаскировке. Чекисты добыли чувствитель­
ный приёмник СВЧ-диапазона и проехали по городу, ловя сигналы
испытательно-тренировочного оборудования. Нас было слышно чуть
ли не в 40 км вокруг, город был закрытый, но по железной дороге в
400 м от завода шли пассажирские поезда в Среднюю Азию, и там
могли ехать черт знает кто из любой разведки. Засечь такой объект,
который даёт спектры всех РЛС страны было заманчиво. Хорошо мы
прослушивались и на Волге, где уже регулярно курсировали сомни­
тельные туристы. Контрразведка озаботилась нашими трудностями и
порекомендовала нам закрыться на 90-100 дБ. Как это сделать никто
сказать не мог, рекомендации появились намного позже, а до них —
директива и жесткие рекомендации: «не шуметь».
Я поначалу отнесся к этому весьма легкомысленно - закроешься,
мол. Пригласил от Поволоцкого (КБ испытательного оборудования)
Бирюкова и Постнова (конструкторы) и попросил их соорудить ме­
таллический кожух на наш главный стенд № 1, где сдавались М И119. Ребята пришли, всё обмерили, нарисовали, согласовали, под­
ключили Кишиневского, Окуня, и через три дня шкаф с колпаком
был на месте. Перенесли в него все испытательные прибамбасы,
включили, померили и по месту получили очень хороший результат
- где-то около 100 дБ. Считал, что решение найдено, распорядились
(тиражировать и для цеховых стендов, и для PP. Это фантастично
звучит для нашего времени, но за две недели был переоборудован
весь испытательный участок. Проверяли мы экранировку рупорной
антенной и результаты были вполне приемлемые. Померили рупором
и на Красноармейском шоссе —стенд № 1 не «шумел».
Крушкова вытащили на какое-то совещание в Москву по радио­
маскировке, чему-то обучали и дали всенаправленную антенну —ди­
поль со шлейфом специально для дециметрового диапазона. Он при­
шёл в цех со своим метристом, Шерстнёвым, измерил — и у меня
глаза на лоб полезли — излучения, измеренные рупором как 100 дБ
на глазах превратились в бОдБ, а в некоторых точках и больше. Весь
фокус в том, что рупор в силу узкой направленности дает измерение
только конкретного источника (Щели, провода), а диполь принимает
всё, даже отраженную от стен, потолка, ригелей, гвоздей. На терри­
тории излучения было поменьше, но не укладывалось в 100 дБ.
Стали искать источники излучений, мало того, что «свистели»
вводы высокого, ещё излучали сами стенки экрана. ОКБ тоже не ра­
ботало, и там наука интенсивно искала способы борьбы. Начальник
динамики ОКБ Харин Николай Константинович принёс хорошую
идею об экранировании подводящих проводов ферритовыми кольца­
ми. Выменяв у него коробку колец мы сразу закрыли и излучение из
ножек и «свист» через экран.
Но если железная дорога нас не слышала, то на Красноармей­
ском шоссе Шерстнев нас слушал регулярно, причём на «эталонной»
лампе нас не было слышно, а при текущей приёмке он по рации со­
общал, что слышит на 90-100 дБ, что было плохо. Тогда мы оббили
наружную стену помещения ОТК алюминиевыми листами, а вну­
треннюю стену, обращенную к шоссе, оштукатурили толстым слоем
карбонильного железа в цементе —поглотитель. Внешние излучения
резко снизились, до тех пор, пока кто-то из контрразведки не по­
летел над заводом. Нам сказали, что начиная с высоты 200 м и ниже
нас слышно на 100 дБ, зато выше всё в порядке. Но давить не стали,
просто проинформировали.
К концу мая мы уже не стояли на ногах — ежедневно с 7 до 22
часов, домой на дежурке, а с утра — опять все сначала. Но 119 сда­
вали, на 110 вышла амнистия, оказалось, что его частота не закрыта,
и его излучение служит как бы подтверждением легенды о мирном
характере производства.
К тому времени прояснились требования к радиомаскировке в
провинции. В столице они всегда были жёсткими — 3-й часовой сна­
чала построил герметический заглубленный подвал, а только после
этого рискнул переводить к себе испытания «Бисеров». П /я 1531 вы­
пускал 3-х см магнетроны, которые легко экранировались и тоже не
имели проблем, только мы с нашими дециметрами оказались стра­
дальцами, но зато наши страдания подвигли киевлян сразу обшивать
свой испытательный участок стальными листами.
Послабление вышло где-то через месяц, после тотальной паники.
Соловьев выторговал у местных чекистов разрешение работать по
существующему уровню, в обмен на обещание создать подразделе­
ние по защите и доведением завода до общепринятых норм. Началь­
ником лаборатории назначили Шерстнева, дали ему штат, спец.машину, лимит и неограниченные права по остановке демаскирующих
производств. Для рядового труженика эта эпопея дала великолепную
защиту от радиоизлучений, поскольку существующая норма на ра­
бочих местах в +10дБ давала такой «свист» по радиомаскировке, что
было слышно в 20 км по окружности.
Забавна была дальнейшая судьба радиомаскировки. В году 1964
была выпущена закрытая книга А.П. Федосеева по этому вопросу, где
описывались все методы пассивной и активной защиты, предлагались
всевозможные легенды по прикрытию деятельности предприятий, но
впоследствии, кажется в 1968 году А.П. Федосеев стал «невозвращен­
цем» и остался в Великобритании. Что он мог рассказать по МИ-5,
одному ему и известно, но то, что все наши ухищрения стали из­
вестны тому, от кого их скрывали, это несомненно. Реакция наших
контриков - это немая сцена. Правда, требования стали еще круче,
санкции жёстче, а норму довели до 140 дБ.
Умнов Г.А. в то время активно занимался поиском и внедрением
всего нового в нашем ремесле. Не будучи физиком или электрон­
щиком, он бросался на все необычные течения и вбивал их с уди­
вительным упрямством. В то время начинала шествие по Приволж­
скому Совнархозу система бездефектного изготовления продукции,
автором которой был зампред СНХ, а до этого — Главный инженер и
директор п/я 105 (вотчины Умнова) — Борис Александрович Дубови­
ков, личность оригинальная, крутая и амбициозцая.
Взяв за основу, что все беды с качеством в стране являются след­
ствием разгильдяйства как инженерного корпуса, так и рабочего
класса, он призвал: «Каждый работник делает только качественную
продукцию». Это было расписано во множестве инструкций, положе­
ний, нормативов, это была великолепная бюрократическая система
со своей идеологией, образами, фразами. Внедрял Дубовиков свою
систему истово, проводниками были сотрудники Госстандарта, а ко­
ронная фраза на каждой страничке стандарта: «Нарушение стандарта
влечет за собой ответственность по закону», заставила думать каждо­
го и о тюрьме, и о суме, поэтому слушать тирады об ответственности
иногда было слабонервным не под силу.
Так вот Умнов, будучи на высочайшем бездефектном совещании,
ознакомился с переводом американской технологической инструк­
ции по сварке, был потрясен тем, насколько у них всё регламенти­
ровано. Он раздал текст этого документа всем технарям и велел дать
ему предложения по внедрению. И здесь я попал в кон — за год до
этого события я стал продавливать через цех и ОГТ свою «разверну­
тую» технологию, над которой не глумился только спящий, а здесь
вдруг всем показалось «ясно» и все стали состязаться в описании
процессов «по-американски». Не у всех это получалось, но техноло­
гии, разработанные по моим наводкам и по потугам Морозова сразу
стали популярными, а Кишиневский обратил на меня более при­
стальное внимание, чем на остальных.
Осенью 1963 года предложил мне занять пост его заместителя по
сборочному производству. К тому времени в 19 цехе уже сидел Ле­
щинский, перспективы развития цеха были скромные, и, к тому же,
если в 27 лет предлагают такую высокую должность, то безрассудно
отказываться. Я согласился, съездил для облегчения в Киев, посмо­
трел там на переданное производство, и перешел из корп. 25 в корп.
23 на IV этаж.
Необходимо сказать, что усилиями Бузякина, Спицына, и, ко­
нечно, «аборигенов» 19 цеха выход 119 зашкалил за 90%, разрядни­
ков — за 95%. В цехе скопилось на сентябрь 1963 г. около 800 шт.
119-х в упаковке — неучтенных. Окунь пытал Лещинского: «Зачем
тебе столько тары?» Упакованные лампы стояли в ящиках в помеще­
нии упаковки, причем, ящики с лампами находились внизу штабеля,
а контуры и верхушки были забиты пустыми. Окунь несколько раз
как бы невзначай, присылал своих агентов, чтобы они пару-тройку
ящиков «случайно» открыли, они это делали, но уличить Лещинско­
го в неучтенной заначке так и не сумели. Борис В. мне сознавался:
«Самый кошмарный сон —прихожу на упаковку, а там Окунь, нашёл
ящики с лампами и номера переписывает». И, тем не менее, когда
киевский Тузов звонил Умнову и просил поставить за него то 200,
то 400 шт. 119-х, Лещинский, немного поломавшись, отдавал всё,
что требовалось. Этот задел сохранялся вплоть до переезда цеха 19 в
корп. 29 в 1966 году.
И другие подразделения претерпели изменения. Цех № 18 дол­
гое время испытывал кадровое невезение, но с приходом Брука стал
выправляться и обрастать авторитетами. Семен Генрихович поме­
нял технологическую структуру на замкнутую, но под начальниками
участков оставил и технологических администраторов, так что полу­
чалась смешанная замкнуто-технологическая структура, но под неё в
цехе появились Власкин В.И., Басин Д.Е., Плотников А.П., кадры,
которые впоследствии стали величинами. Перетащил туда Брук и
Смолянского Ю.С. на БЦК, а в 19, после долгих проб и ошибок на
БЦ К взяли Рыскина Бориса А. из аппарата Письмана. Разграблен­
ный цех 16 решили подгрузить М И -189 от Живописцева — очень
большая серия, неподъемная для такого заводика, как был тогда п/я
А 1531, и её раздали и нам, и на завод Масленникова в Куйбышев.
Деятельность в замах у Кишиневского пришлось начать с 15 цеха.
Возглавляемый Рябовым Борисом Васильевичем, мужиком крутым и
норовистым, он неплохо работал и держал основные объемы, даже
при сокращении «Бисеров», но требования Умнова и самодурство
Окуня, Рябов не терпел и всё время с ними пикировался. Кому это
поправится? Окунь вынудил Рябова уйти к Кирееву на п/я 84, а на
цех поставил Горкуна Геннадия Ивановича. К этому времени подо­
спел корпус 27 и первым решили перевести туда цех №15 на второй
этаж.
Подоспела и другая беда —ОКБ закончили модернизацию МИ-99
и М И -126 с целью повышения долговечности, внедрив импрегнированный катод вместо оксидного, и увеличив при этом долговечность
вдвое - с 250 до 500 часов. Два таких события не смогли совместить­
ся, у Горкуна начались срывы, завалы испытаний, провалы выхода.
Окунь нашел всю причину в неумении Горкуна внедрить систему
сменных заданий, и стал давить на него по двум каналам —лично и
через Умнова. Горкун по характеру был мужик с норовом, не хуже
Рябова, не выдержал и подал в отставку. Идти ему далеко не надо
было, его не шибко звали и к Кирееву, и он ушел начальником про­
изводства в ОКБ. Место не очень хорошее, но защищенное от набе­
гов Окуня и ежедневного графика. А на цех № 15 Умнов бросил Со­
ловьева Анатолия Владимировича. Зама Главного инженера (Киреева
уже не было, а Радюка бросить на сборочный цех после того, как у
него не получилось с цехом № 16, было неразумно).
Анатолий Владимирович подобрал себе неплохих помощников. В
своё время в 15 работал старшим технологом Терентьев Геннадий Ге­
оргиевич, но по критериям Окуня он ещё не дозрел до поста началь­
ника, а, вернее, очень критически относился к начинаниям Окуня, и,
поэтому его возвели в ранг зама, назначив и.о.начальника Соловьева
А.В. После долгих скитаний по системе ОТК своё место нашёл и
Терновой Владимир Николаевич, его Радюк определил начальником
группы применяемости при ОГК, но это был очень значимый пост,
где необходим был и опыт, и знания, связи, и коммуникабельность,
и дипломатичность. Терновой набрал себе группу толковых сбор­
щиков и начал гонять между Главком, ВЧ, потребителями, пытаясь
устранить острые углы, которые создавались в спешке разработчика­
ми, а так как эта работа иногда была важнее и давала более весомые
результаты, чем все оргтехпланы тех времен, то вскоре Радюк О.М.
повысил Тернового до зам.главного конструктора, и в этом ранге на­
правил его на помощь Соловьеву и Терентьеву.
Была осень 1963 года, я стал зам.главного технолога, и Кишинев­
ский счёл необходимым определить в команду цеха № 15 и меня. В
то время меня интересовали все выпускаемые магнетроны и такая
легальная возможность изучить нечто другое, чем мои предыдущие
самовары была как бы даром Божьим. Я бросил бумажки в отделе
на руководителя сборки и целиком завяз в 15 цехе. Мы собирались
утром на планерке у Соловьева, там он что-то растолковывал — как
важно сегодня дать график. Потом Терновой с Терентьевым шли на
участки Белова (99) и Куликова (126) и уговаривали испытательниц
больше прогнать ламп и предъявить военным. 99 уже к тому времени
шли с импрегнированным катодом и назывались 99А, а 126 были с
оксидным и медной ножкой (катодной). Основной дефект 99А — ис­
крение, т.е. магнетрон при вводе в режим начинал пробиваться меж­
ду катодом и анодом, стрелка среднего тока металась по всей шкале,
закручивалась за шпеньки.
Но я тогда не был ещё пророком, и на мои недоумения никто не
мог ответить «Почему?» Даже ученые из ОКБ удивлялись: «Ну ис­
крит, и пусть искрит. Тебе-то какое дело?» На мои аргументы, что
искрения и пробой имеют разные причины, ученый и практический
люд пожимали плечами. И уже тогда у меня закрались сомнения, что
мои собеседники никогда не читали хрестоматий для сержантов, где
расшифровывалась природа искрений оксидного катода.
Одновременно шли и другие интересные процессы. Заселение
корпуса 27 позволило разделить цех 14, перегруженный номенкла­
турой, на два цеха — 13 и 14. В цех № 13 отдали всякую стеклян­
ную шушеру: клистроны, генераторы шума, пакетированные ЛБВ и
поставили начальником цеха моего экс-подчиненного Долгопятова
Рэма Мироновича. Злые языки трепались, что здесь сыграло роль
«бердичевское» прошлое назначенца —Окунь увидел в нем родствен­
ную душу. Рэм начал с марафета — он убедил техническое руковод­
ство завода, что его цех должен стать бастионом вакуумной гигиены,
а вакуумная гигиена - это так просто и так понятно. На этом попри­
ще он действительно преуспел: по разработкам центральных НИИ не
только нашего профиля, но и прибористов, атомщиков, химиков, он
добыл и внедрил спецодежду для работников сборки из беспыльного лавсана, ввёл небывалые регламенты мойки, протирки, покраски,
обвешал все коридоры зеркалами, которые служили и доской объ­
явлений (надписи делали карандашами «Стеклограф») и доской по­
казателей (красные — синие столбы из кусочков цветного стекла).
Приходящих в цех Долгопятов P.M. встречал лично у входа, пре­
провождал в гардеробную, где людей переодевали в лавсановые или
в капроновые халаты, обували в специальные тапочки, на голову на­
хлобучивали немыслимый капроновый колпак и в таком прикиде
все одинаковые, люди шли на производственные участки. Всё было
ново, оригинально и страшно нравилось Умнову. Он неоднократно
приводил пример того, как Долгопятов не пустил его на монтаж без
спецодежды и заставил переодеваться не только директора, но и при­
шедших на погляд партийных товарищей из Обкома.
Это придавало Рэму дополнительные силы, но и стало причиной
его отставки. Дело в том, что для восполнения объемов, СНХ предло­
жил взять себе производство радиолампы: 6Ж9П, которую безуспеш­
но производили на п /я 68. Потребность в лампе была огромная —это
был пентод с высокой крутизной, предназначенный для работы в
широкополосных усилителях от 20 гц до 200 Мгц. Усилители ста­
вились в кабельные линии, в радиорелейные линии, в приборную
технику и т.д. П \я 68 делал в год около 200,0 тыс.ламп, а потреб­
ность зашкаливала за 1.000.000 Совнархоз бомбили телеграммы от
Берлина, Будапешта до Хабаровска и Владивостока. Но у ПУЛа были
и другие, более дефицитные позиции, и они шли на оборонку, так
что «гражданка» волновала меньше. Одна лампочка в валовке стоила
7руб.50 коп, и тот миллион, которые мы собирались сделать, спокой­
но затыкал дыру в объеме, вызванную уходом «Бисеров». А так как
цех № 13 давал ничтожные объемы, то Окунь решил подгрузить их
ПУЛами. А это вызвало такую подвижку, что Рэм со своим марафе­
том просто задохнулся. И еще ухитрился выгнать Окуня с монтажа,
который явился туда без формы. Сделано это было прилюдно и в не­
приличной форме. Окунь хоть и поблагодарил Рэма за стойкость, но
не простил и не понял, и стал искать ему замену.
Надо сказать, что к концу 1963 года положение с 15 цехом стало
нормализовываться. Мой шеф Лазарь Кишиневский сосватал на на­
чальника цеха своего протеже, специалиста по карусельным маши­
нам, Рабиновича Леонида Давыдовича, который в нашем деле был
профан, но у Окуня уже был опыт использования механика Спицына
в роли начальника сборочного цеха, и он решил, что и здесь при
известной помощи со стороны старших товарищей цех заработает.
Рабиновича поставили, на первых порах в цехе продолжала бесчин­
ствовать бригада заводских «помощников», но Леонид быстро разо­
брался в сути их помощи и очень вежливо от нее отказался.
Я в это время по заданию шефа усиленно разрабатывал положе­
ние, заинтересовывающее линейных технологов в увеличении про­
цента выхода годных с помощью прямого стимулирования оплаты
труда. Задача была нерешаемая, хотя и престижная. Меня насторо­
жило, что к любым предложениям по этой теме Кишиневский отно­
сился чуть ли не восторженно, я их оформлял в качестве проекта, и
рассылал по цехам. А оттуда шли такие домыслы, что от моих благих
намерений ничего не оставалось. Я латал этот кафтан, перепечатывал
«Положение», рассылал и получал очередное «фе». Так уже случи­
лось, что в конце января 1964 года Кишиневский уехал на какое-то
межотраслевое совещание главных технологов в Баку, а на хозяйстве
оставил меня, салагу и неумеху.
Сразу же мне на шею сели, я стал нужен всем на совещаниях,
вызывали, советовались, записывали поручения. Я просмотрел все
протоколы, находящиеся у Кишиневского, и там даже десятой доли
поручений, натыканных мне, не было. Он умел перевести во время
стрелки на истинных исполнителей, а я не умел и это очень огорчало.
А здесь Окунь тащит ПУЛы в завод и без главного технолога ну ни­
как не может. И Кишиневский в Баку, а оттуда телеграмма: «В связи
с интересными экскурсиями прошу продлить командировку ещё на
две недели». Окунь подписал продление у Умнова и стал подтыривать меня: «Вот мы с тобой почти месяц поработали и скажу, что ни
с одним главным технологом у меня не было такого плодотворного
контакта. Я буду рекомендовать тебя на главного, а Лазарю найдем
хорошую руководящую работу в аппарате главного инженера». Я разнылся: - «Не могу, мол, не умею». Окунь: «Если боишься идти в глав­
ные, в цех — не боишься? Что ты всё время в замах, пора и в самих
быть, вот Рэм устал работать, пойдешь вместо него?» Я опять стал
ужасаться, но Окунь Г.Н. увидел, что поклёвка произошла: «Я тебе
буду помогать так, как себе. У меня постановка ПУЛов вопрос чести,
будем работать так, как этот месяц, увидишь, у нас всё получится в
лучшем виде».
Моя Галина Михайловна расценила это как понижение, даже
обижалась некоторое время, но Окунь оперативно выгнал Рэма, пред­
ставил меня коллективу и 3 марта 1964 г. подписал приказ у Умно­
ва. Я начал знакомиться с коллективом, а неделю спустя приехал из
вояжа Кишиневский, мы с ним встретились, но он ничего не сказал
в оценку моего поступка, и я так и не понял его реакцию. Уже впо­
следствии я догадался, что всю отмазку на себя взял Окунь, хотя он
мне об этом никогда не говорил. Кишиневский спросил только, кого
бы я порекомендовал вместо себя? Я хотел было рекомендовать Мо­
розова, но как вспомнил его застенчивость при вращении в верхах,
то сразу передумал, и порекомендовал Терентьева Геннадия Геор­
гиевича, у которого не складывались отношения с Рабиновичем и,
который больше тяготел к технологической и инженерной деятель­
ности, нежели чем к управленческой. Так закончился мой первый
технологический круг.
С Рэмом у меня были хорошие отношения, но Окунь Г.Н. меня
зашантажировал актом о передаче цеха. Обычно это формальность
не несущая никакой ответственности. Ну, сдал — принял по акту.
Если что не соответствует акту передачи, следует разборка, что и по­
чему, и, в конце концов списывается на убытки. У Рэма, в связи с
вакуумно-гигиеннными марафетами были огромные недостачи в ин ­
вентаре. Окунь велел не подписывать акт, ссылаясь на эти недостачи,
мы же с Рэмом договорились, что на все недостачи он оформит акты
списания, но Окунь, как бы походя, сказал, что он хочет «проучить
этого мальчишку», и я опять оказался между двумя огнями. Это от­
влекало и огорчало. В конце концов, мы с Рэмом порешили, что
акты на списание он подпишет у Умнова, а через бухгалтерию прове­
дем, когда Окунь будет или в запарке, или в командировке. Мне это
ничем не грозило, но главбух, с подачи Окуня, задерживал зарплату
Рэму, что его тоже не радовало. История закончилась тем, что Рэма,
с подачи Кишиневского назначили начальником бюро вакуумной
гигиены с самостоятельным статусом, но техническим подчинением
главному технологу. А так как главный технолог не имел никаких
реальных санкций, через свои функции, то очень скоро Рэм добился
прямого подчинения службе ОТК, и вот здесь он на Окуня стал от­
тягиваться со вкусом. И сразу перевел свои недостачи в актив вновь
созданного бюро, я подписал акт без Окуня, передал его в бухгалте­
рию и забыл об этом.
Но Окунь помнил, и где-то в сентябре или октябре 1964 г. про­
снулся, взбесился и начал меня потихоньку гнобить. Я это почув­
ствовал на пустяке - недопоставили десяток К-26 на смешную сумму
- около 1000 руб., получилось 99,96% плана. Я сунулся за корректи­
ровкой, а он спрятал глаза и послал корректировать к Умнову, видно
у них сговор был проучить салагу. Умнов продержал меня в прием­
ной часа два, взял служебную и сделал вид, что глубоко изучает. По­
том разразился тирадой, что если бы я план не выполнил процентов
на 20, он бы ещё скорректировал на 100%, а 0,04% - это распущен­
ность, разгильдяйство. И сколько я не вопил, что у меня на складе
лежит на сто тысяч дефицитных ПУЛов, он был непреклонен, и я
получил крепкий щелчок в нос. Коллектив остался без премиальных,
и начали распространяться слухи, что благополучность цеху пришёл
конец., пора укреплять руководство и т.д.
Но интереснее всего начинать с первых шагов. Изучая опыт ру­
ководства старших товарищей, пришел к выводу, что наиболее уни­
версальным является авторитарный стиль руководства. Каждый день,
утром и вечером, собирается руководящий состав цеха, и начальник
разбирает результаты работы каждого подчиненного, причем, были
любители, которые нагоняли в кабинет чуть ли всё штатное расписа­
ние и долбали с 9 до 10. После чего сами бежали на долбежку к Оку­
ню, где подвергались «спросу» тоже в течение часа, причем каждому
доставалось 1-2 минуты внимания руководства, в течение которых
нужно было объяснить вчерашние упущения, пожаловаться на смеж­
ников и попросить помощи.
Инициатором такого стиля был Окунь и все другие руководители,
чином пониже, старались ему подражать во всём. Он, став начальни­
ком производства, первым делом утвердил распорядок дня для руко­
водящего состава, где было расписано где, когда, в какой день недели
и чем должны заниматься начальники цехов и отделов. Начальники
цехов по типовому распорядку составляли свой, внутренний, кото­
рый утверждался тем же Окунем, но действовал на уровне приказа
директора, т.е. тот, кто нарушал внутренний распорядок, мог «схло­
потать» дисциплинарное взыскание, а другие, высшие руководители
не имели права провоцировать нарушения распорядка. Даже Умнов
Г.А., когда звонил начальнику цеха, в первую очередь интересовался:
чем занимаешься? И если слышал «У меня планерка», или «У меня
рапорт», говорил: «Поручи своему заму закончить (планерку, рапорт),
а сам быстро иди ко мне». И никто не мог выразиться, как обычно
выражался Брук С.Г.: «Бросай свою болтовню и беги ко мне». В этом
был плюс авторитаризма.
Когда я осваивал азы руководства, меня вводило в недоумение:
почему этот мужик сидит в окружении трех-пяти телефонов, говорит
обидные слова другим сотрудникам, которые не имеют права возраз­
ить или защититься от ругани, и почему нельзя говорить нормальным
голосом и не собирать столько сотрудников? Очевидно, ежедневные
накачки два раза в смену создавали у подчиненных стрессовое состоя­
ние и они под его влиянием заставляли своих подчиненных делать
требуемое. Я понимал, что нельзя уповать только на стрессовое со­
стояние, нужно, чтобы подчиненный с интересом делал своё дело, а
для этого должна быть ежедневная интрига, заинтересованность в том,
чтобы скорее наступило время, когда можно придти и доложить об
успехе, или с надеждой ожидать срока, к которому обещал результат.
Придя в цех № 13, я увидел ту картину, которая как раз была след­
ствием чрезмерно стрессового руководства. Рэм Долгопятов, весьма
способный инженер, быстро усвоил систему Окуневских накачек и
задолбал своих подчиненных псевдодикгаторскими замашками: иди
работай и через (час, два, три) доложи о результате. Работник шёл
не для того, чтобы сделать дела, а для того, чтобы найти причины и,
прибегал к начальнику через полчаса с воплем: «Заслали бракован­
ные детали!», или «Газ пошёл с серой», или «Откачной пост перестал
качать!» И Рэм Миронович с наслаждением распекал диспетчера или
ОТК за скорейшее списание брака и получение новых деталей, или
долбал механика за вонючий газ или за медленно качающий пост. А
виновник торжества, заглядывая преданно в глаза, молча говорил: «Я
бы всей душой, но видите, все вредят, я же хороший, а вот они...».
Такой стиль порождал безответственность, захребетность и разрушал
корпоративность.
У Дайчанова стиль был более демократичный, Спицын Б.В. во­
обще никогда не повышал голоса, очень спокойно ставил задачу и
так же спокойно требовал сделать это быстро, в срок, т.к. невыпол­
нение могло подвести товарища. Лещинский был зануда, он плохо
формулировал задачу, зато никогда не вёл т.н. видимой деятельности,
предпочитая после утренней планерки уйти подальше от любителей
жаловаться, зато на рапорте оторваться по полной программе.
Стержнем повседневной деятельности Окунь сделал сменное за­
дание — огромное полотно формата АЗ, где было столько граф и
строчек, что для его заполнения даже ввели в штат участка распреда.
Распред составлял сменку, исходя из возможностей, мастер подправ­
лял, исходя из соображений безопасности, начальник участка вносил
свои коррективы, придумывал причины почему нельзя выполнить
график, потом целый день распред собирал подписи тех, кто готовил
обеспечение задания: механик, технолог, инструментальщик, БИП,
ОТК, диспетчер. Вся эта канцелярия попадала сначала к начальнику
планово-диспетчерского бюро (ПДБ), тот расстраивался, нёс зада­
ния к начальнику цеха на утверждение. Утверждать нужно было на
рапорте, в конце смены. В это же время необходимо было спросить
отчет по вчерашнему заданию — «базар» мог продлится далеко за
вечер, но если не получалось, планирование задания по цеху на сле­
дующий день, Окунь с удовольствием «показывал» начальнику цеха
из своего кабинета с пультом, как надо организовывать подготовку
задания. Здесь могли и внеплановую разборку устроить, например,
вызвать часов в девять вечера из дому смежников, сорвавших детали,
или привезти на дежурке главного специалиста вроде бы для умного
совета — всё это затягивалось при неблагоприятных обстоятельствах
до 22-23 часов.
Домой иногда даже не уходил, особенно когда Галина Михай­
ловна оставляла по причине досмотра за детьми. Телефона не было,
приходилось предупреждать с утра, или находились соседи, которые
передавали, что у нас аврал. И так было с первых дней работы в
чине начальника. До этого, когда можно было спрятаться за широ­
кую спину начальника, таких стрессов было меньше, а при работе в
отделе даже потолстеть удалось. Там после окончания рабочего дня
задержать никого не удавалось и, сотрудники даже содрогались, ког­
да я их просил остаться на полчасика доделать какую-то бумагу: «Мы
лучше завтра пораньше придём, на свежую голову» — говорили они,
и приходили во время, всё делали и, завод не остановился.
Так вот, в новом цехе меня встретили, как всегда встречают не­
знакомых, без энтузиазма, но с интересом. Рэм всех достал и вакуум­
ной гигиеной, и псевдоокуневскими разносами, так что первая пла­
нерка получилась вроде бы как знакомство. Перед представлением
накануне Окунь Г.Н. охарактеризовал моих будущих подчиненных
без особых похвал. Начальник клистронного участка Хромов Вале­
рий Васильевич, работает недавно, но строг и спуску своим не дает,
на пакетированных был кажется Черняев Александр, на ПУЛах Серебров Александр (по замечанию Окуня — плут, но другого пока
подобрать не удалось). И, как максималист Окунь Г.Н. поставил за­
дачу — раскручивать ПУЛы, а остальное передать со временем в 14
цех, обратно.
Первые же дни показали, что старое производство обижено тем,
что всё внимание только ПУЛам. У Рэма была заместителем по тех­
нологии Квятковская Нина Александровна, очаровательная женщи­
на, старше нас на два выпуска, она ворковала с другими красючками,
которых было много и которые вели каждая по лампе —Декальчук,
Селицкая, Лопкова, Калмыкова, Иванова и ещё много выпавших из
памяти. А на ПУЛах показывала скверный характер Махотенко Свет­
лана Александровна, землячка из Таганрога, выпуска 60-го года, про­
шедшая ПУЛ, правда, не совсем удачно, но как будто бы сломанная
на 6Ж9П.
Окунь собрал всех разогнанных на ПУЛе и поручил изготовить из
них команду. Из стиля работы переведенных с ПУЛа я сделал вывод,
что дури и там хватало, но техническая подготовка у них была и с на­
родом они работать умели, никаких сюсюканий, только на повышен­
ных тонах, только репрессии каждый день, а леденцы и пряники - к
праздникам. Я попытался примерить свой небольшой опыт к тому, с
чем я связался и стал опускать руки.
На планерку набивается человек тридцать, кабинет —прозрачное
стекло, сидят чуть ли не друг у друга на коленях, смотрят и ждут, что
ты скажешь умного. А у меня - если человек пришел, я должен с ним
поговорить, безразлично о чем, хоть поругать, но он должен быть за­
мечен. А как это сделать за 30 минут распорядка с 30 человеками?
То-то, большая часть — зрители, они могут и слухами попользовать­
ся. Удаляю технологов — пусть с ними Квятковская разбирается, а
мне достаточно её одной. Удаляю диспетчеров, контролеров, масте­
ров, мне достаточно начальника ПДБ и БЦК, у каждого начальника
участка по 3-4 мастера, зачем они мне - пусть начальники с ними
общаются. И сразу в кабинете становится легче дышать - передо
мной 10-12 человек, с которыми можно по 1,5-2 минуты поговорить.
Приходит Окунь Г.Н. на планерку - «помочь». Удивляется: «Где на­
род? Отвечаю: «Работает!..» - «А здесь что, только бездельники со­
брались?» — «Нет, только те, кто необходим!»
Ему не нравится, ему хочется выступить с разгоном, но не перед
кем. Я заканчиваю планерку, жду разноса, Окунь долго рассказывает
о воспитательном значении разносов, как раз ссылается на Ники­
ту Сергеевича Хрущева, который мог постучать башмаком об ООН
или раздолбать любого не единомышленника, и объясняет, что я не
вписываюсь в партийный стиль руководства. Я пока беспартийный и
меня мучит совесть за мою мягкотелость. Окунь обмяк и говорит, что
всё ещё придет и идет в другой цех «помогать», а ироничный Хромов
язвит: «Не дали любимцу публики выступить перед народом, теперь
целый день будет убитый ходить, пока не появится случай».
Мне нравятся мои новые сотрудники: Хромов, Черняев, меха­
ник Кривошеев, его команда слесарей-электриков, Квятковская, её
девчонки, с ПУЛа взяли военпредку Антонову, которую несколько
лет назад со 122-го отдали на ПУЛ вместе с последними лампами.
Очень симпатичные монтажницы, пришедшие из техучилшца, мо­
лоденькие, глазастые, технологу в рот смотрят, мастера боготворят, а
мастер Громова старается их сгнобить: девчонки еле-еле по 40 сборок
в смену делают, а она на них орёт и требует по 200, как на ПУЛе. От­
туда нам дали один поток - те делают по 200, причем за полсмены,
но браку у них —анализаторы плачут!
Но Окунь не только горлохват, он ещё и специалист. Приходит
вечером и рассказывает каким бы он хотел видеть создаваемый цех.
Во-первых, надо организовать два замкнутых технологических участ­
ка, у каждого свои монтажницы, горячие, испытатели, своя продук­
ция, работают участки посменно, передают смены друг другу или
диспетчеру во 2-ю смену. Участки соревнуются между собой и по
качеству, и по количеству. Организовать внутри участка соревнова­
ние родственных потоков, бригад, мастеров. Создать здоровые пред­
посылки для творческой работы, а не держаться на глотке. Я с ним
вечером согласен, умилен до слез, но куда он девается утром, со сво­
ими разносами, упреками, истериками?
Он советует освободить Хромова от начальников участка и назна­
чить замом по производству. Я даже не думаю о штатном расписании
—он уже договорился с Умновым, мне остается только договориться
с Хромовым.
— «Я не хочу лезть в это дело лично, говорит Окунь, — так как
получится, будто я орудую за твоей спиной. Я об этом говорил ещё
с Долгопятовым, но тот не согласился, мотивируя, что Хромов не
физик».
В тот же вечер прошу Хромова остаться после рапорта и пред­
лагаю ему стать моим первым замом, потому как дело большое, а
мы все под Богом ходим, нельзя чтобы из-за нашей непредусмотри­
тельности люди пострадали. Хромов не соглашается, ссылается и
на непрофессионализм, и на то, что на него в цехе смотрят как на
выскочку, и на то, что у него на участке дела не пошли, и ещё черт
знает на что. Но я его контрапунктирую: «Специалистов в цехе мно­
го, а организаторов нет, ты будешь специализироваться на органи­
зации, а Здесь тебе и твоё профессиональное образование поможет,
и характер. Участок не пошел? Ну и что? Он не такой уж важный,
чтобы переживать. Смотрят как на чужака? Создадим коллектив и,
все станут родными». Он не дал согласия, обещал подумать.
Не помню, сколько он думал, но я доложил Окуню все его ар­
гументы, он выслушал и вскоре пришел на планерку, принес при­
каз с назначением Хромова. Поздравил его с повышением, пожелал
успехов и удалился «с комсомольским приветом». — Что ж, сказал я
Хромову, давай создавать коллектив.
Опыт создания замкнутых участков уже был. В своё время суще­
ствовало три замкнутых участка на «Бисерах». Там работали в три
смены. Когда были трудности с УВ-12, в 13 цехе, еще до Долгопятова, при Фокине Алексее Михайловиче —протеже Умнова со п/я 105,
создали два участка с замкнутым технологическим циклом, и почемуто проблемы кончились, но это было так вяло, что завод и не по­
чувствовал. В других цехах в составе участков были технологические
операции, где трудились и мастера, и технологи. Я сам был когда-то
сторонник, чтобы были мастера и технологи монтажа. Например, с
Будяниным: у нас в цехе 19 четыре технолога страдали на откачке
в три смены, подменяя в сущности откачниц, т.к. умственной ра­
боты на откачке не было. На испытаниях был мастер-технолог универсал Малкиель Б.Л., впоследствии многие считали замкнутость
по операциям как благо, но жизнь показывала, что при стабильном
производстве важнее всего линейный, сквозной технолог, чем очень
узкий специалист. Окунь Г.Н. это понимал и поэтому настаивал на
замкнутых параллельных участках.
Мы составили схему, нарисовали структуру, поставили в квадра­
тики людей, которым можно было доверять: Громову, Терентьеву,
Родионову, Юсупову, Черняеву, а вот солидных начальников участ­
ков найти не удалось. В это время, как раз потрошили 16 цех (цех
«Бисеров»). Часть кадров была благоустроена (Брук, Лещинский,
Филоненко), а другие опытные руководители находились в подве­
шенном состоянии. Надо сказать, что сразу после назначения Хро­
мова, Окунь стал меньше меня дёргать, предпочтения были Хромову.
Вскоре он привел в цех двух молодцов — Павла Алексеевича Морева,
бывшего начальника ПДБ цеха № 16, отставного военного, бессмен­
ного парторга цеха и блуждающую звезду — Шпекгора Ефима Пав­
ловича, инженера- механика, найденного где-то Кишиневским и не
нашедшего места в его структурах.
К тому времени, примерно май 1964 г., Серебров куда-то исчезал,
и к рапорту появился утомленный. Окунь несколько раз мне пенял
на развал дисциплины: «В цехе аврал, а начальник участка с бл... по
проспекту гуляет!» Но когда вдруг оказалось, что на участке нет фак­
тически ламп, хотя по сводке числилось около полумесячного пла­
на, я попросил Хромова провести инвентаризацию незавершенки,
и, не дождавшись результатов, Серебров принёс письмо о переводе
на «Знамя Труда»(п/я 465). Хромов насчитал огромное количество
не оформленного брака, досталось и Сереброву с его мастерами, и
технологам, почти на всех были утверждены тысячные браковки, и
в то же время переделали структуру цеха под два замкнутых цикла —
Шпектора и Морева.
Шпектор настаивал, что его участок должен носить № 1, а Морев
добродушно уступил —мы не жадные. Другие участки тоже пришлось
укрупнить, конечно нелепо, один участок под 500 чел, а ещё три —
по 50. Повисал ещё вопрос с дефицитом деталей. Здесь уже срабо­
тал Хромов. По заданию Окуня он просчитал необходимый задел на
СГД при непрерывном росте объемов, факторе брака 50%, цифры
получились страшные, но Окунь запланировал цехам № 1 , 6 , 12 эти
цифры, помог с людьми, фондом зарплаты. Он принял еще некото­
рые меры по обеспечению, в частности, взял пример с автозавода:
когда останавливается конвейер, то у директора завода в кабинете
загорается табло: «Конвейер остановлен! Время и причина». Такой
же сигнал он вывел в кабинет Умнова. Тому поначалу нравилось, то
Хромов к нему в кабинет с истерикой ворвётся, он вызовет Окуня и
велит ему исправлять положение, то комсомолки на прием придут и
жалуются на начальство, что тот томит их простоями, то я нажму на
сигнал остановки монтажа. Но через несколько остановок он раздол­
бал Окуня прилюдно в прах, после чего Ноевич посоветовал пореже
беспокоить шефа, а когда я невзначай опять обеспокоил, то в ответ
услыхал такое рычание, что зарёкся: «Я что тебе, диспетчер? Тебя
туда посадили, чтобы ты кнопку нажимал, а не работал? Это и любая
девочка сумеет!» Очевидно у него в это время был Окунь, потому,
что после вечернего рапорта он мне сказал в шутку: «Кнопками мы
наигрались, пора придумывать новое».
Но новым для п/я 122 было само возвращение ПУЛов. В 1952-54 гг.
во вновь строящийся п/я 68 был переведен с потрохами цех № 1, вы­
пускавший «бабушку» приемоусилительных ламп 6ПЗС, переведен вме­
сте с технологами и начальниками участков. Но остальное создавали
уже сами работники п/я 68. Исторически сложилось так, что директо­
ром строящегося завода был назначен Перовский- Кондратюк Вячеслав
Феодосиевич —директор, уцелевший от сталинских репрессий.
В момент закладки завода в 1952 году завертелась антиеврейская
сталинская компания, из столиц Москвы, Ленинграда, стали вы­
сылать на периферию талантливых и работоспособных лиц еврей­
ской национальности. На местах к ним относились с оглядкой на
местные органы, и зачастую ставили на непрестижные места. Це­
лый выпуск ЛЭТИ, около 20 человек решил взять к себе Перов­
ский, а среди них оказались Хазанов, Шофман, Турецкий, Лернер,
отдельно был принят великолепный физик Горфинкель -команда,
которая на голом месте создала удивительный завод, крупнейший в
Европе. Если Ташкентский завод ПУЛ —это эвакуированный п/я 17
г.Фрязино, Новосибирский п/я 94 - эвакуированная «Светлана», то
кроме самобытных МЭЛЗа и «Светланы», п/я 68 был действительно
новым предприятием, построенным под новое поколение приемно­
усилительных ламп. Полученное радиолокационное оборудование
было изучено и воспроизведено, но для тиражирования не хватало
элементной базы, и конец 40-х —начало 50-х годов оказалось време­
нем зарождения электроники —в основном военной, но и отдающей
ненужное гражданской.
После 1953 года последовала перестройка промышленности, соз­
даны Совнархозы, которые объединили разноведомственные пред­
приятия под одним территориальным хозяином. Мы, уже имеющие
кое-какие достижения в производстве СВЧ приборов были букваль­
но поражены тем уровнем технологической проработки производ­
ства, которым был создан специалистами Перовского. На них давила
массовость, у них не было времени заниматься вытаскиванием штук,
они бессознательно вели управление статистическими методами, и
результатом становился массовый выпуск радиоламп невиданных до
селе конструкций. Нашу «9П» разработали где-то во Фрязино, у них
была создана целая коллекция ламп с высокой крутизной характери­
стики, которая впервые вышла с потоков ПУЛ.
Когда мне надоело гоняться за подачей на сборку слюды, сеток,
анодов, я вплотную стал осваивать принципы массовой технологии,
и осознал, что наши СВЧ-достижения в технологии — это примитив
и кустарщина, так же, как примитив — система управления произ­
водством по комплект-сборкам и прочим модным веяниям. Хромов
с Окунем, выбив из анодников, сеточников и катодников двойные
месячные планы, не ограничивая рост выпуска ламп, к сентябрю
создали то, о чем и не мечталось измученным дефицитом. В произ­
водственных реляциях значилось: анодами производство укомплек­
товано до Нового года, по первой сетке — до 7 ноября и т.д., и это
всё в сентябре.
Что производило неизгладимое впечатление в организации про­
изводственного процесса ПУЛов — это глубочайшая продуманность
и обеспечение каждого технологического приёма — от мойки лотков
перед раскладкой до анализа брака после испытаний. Специальные
рабочие — мойщики лотков, после каждой смены собирали у поточников лотки из под деталей, мыли их в горячей воде, сушили, и
отдавали раскладчицам деталей, которые во 2-ю смену раскладывали
по лоткам детали для завтрашней первой смены. Сама сборка была
расписана на 6 операций, и работницы составляли поток, который
собирал лампу от пакета до баллона. Первая операция — сборка па­
кета, ..., шестая — контроль после мойки и одевание баллона. Все
шесть человек должны работать синхронно, не подгоняя друг друга,
но и не задерживая. И так 8 часов, имея в конце каждого часа регла­
ментированный перерыв и через каждые 4 часа перерыв на влажную
уборку рабочего места.
Для выполнения работы на потоке требовались молодые девушки
и женщины с острым зрением, тонкими пальцами и покладистым
характером, чтобы не задирались в потоке. Таких женщин ПУЛ пере­
малывал несчётно — через 5-6 лет притуплялось зрение или пальцы
теряли гибкость, и их переводили на «горячие» операции: заварку,
откачку, испытания. Готовили работниц для ПУЛов техучилища при
заводах. Специальность и самостоятельный заработок девчонки по­
лучали через 6-8 месяцев, зарплата на первых порах находилась в
размере 90% от ставки простого инженера, а в отработанных кол­
лективах несколько превышала оклад учительницы, поэтому среди
монтажниц-испытательниц было много неудачниц педвуза, не поже­
лавших ехать на периферию по направлению, или свобододипломников. Кадровики боролись с вузовскими, но очень формально, только
в случае конфликта.
Завод п/я 68 был так перегружен обязательной программой, что
не мог обеспечивать расширения номенклатуры, хотя площади и
оборудование выдавалось нормально. Спасало дело управление Со­
внархозом. Совершенно бесплатно передавались нам откачное, за­
варочное, испытательное и прочее оборудование. От нас требовалось
только приехать на склад п/я 68 и забрать там то, что требовалось.
Более того, весь п/я 447 работал на оснащение ПУЛов, а там у Окуня
были все свои. Мы с трудом успевали устанавливать и подключать
машины, а предложения нового всё шли и шли.
НИИ-28 наделал по заявкам п/я 68 много новых образцов ма­
шин, но ПУЛ их не выбирал, и я потратил почти месяц на контакты
с институтом и вытащил из них 36-ти позиционный полуавтомат от­
качки, полуавтомат полировки штырьков, уйму новых дозировщиков
сварки, опытные образцы монтажных столов, полуавтомат техноло­
гической тренировки «Анаконда».
Производством больше занимался Хромов, опять же по совету
Окуня Г.Н.: «Тебе дорога в главные, оставь после себя хороший цех».
А во время депрессивных бесед, говаривал: «И за всё это не запла­
тили ни копейки», вздыхал, глядя на забитые под завязку площади
цеха.
Технологически лампа имела 96 часов длительной тренировки. В
один стенд помещалось 200 ламп и для желанного миллиона, нужно
было около 200 стендов. Мы их ставили стенка к стенке, проход был
для одного сухого человека (современные габаритные испытательницы не проходили). Если встречались двое в стендовом коридоре
— разойтись было невозможно, приходилось кому-то идти в нишу
и пережидать. А БИПовские умельцы придумали ещё уплотнение
ячеек, добавляя в каждую ещё по 10 панелей и модернизированный
стенд, уже вмещал 300 ламп. При полной загрузке в помещении стоя­
ла адская жара, энергетики установили мощный отсос, что немного
спасало в летнюю погоду, и зимой даже дежурные женщины рабо­
тали в халатах на голое тело. Но жалоб не было, выручала нетрудная
работа и скользящий график: сутки на работе, трое дома. Ежедневно
вставало столько задачек, что не успевал их осознавать, но бешеная
энергия Окуня Г.Н. и хорошая сработанность с молодежью цеха по­
зволяли лущить их как семечки, с азартом и весело.
Новые начальники участков Ефим Павлович и Павел Алексеевич
повели себя точно так, как и мечтал Окунь - стали воровать друг у
друга детали, материалы, лампы, причем это делали не из-за необхо­
димости, а по старой мелкосерийной привычке. Но Морев, как более
опытный руководитель дал монтажницам тихую команду ставить две
риски на номерной пластине, об этом никто, кроме людей Морева,
не знал. И вот он заявляет на планерке, что Шпекгер ворует у него
лампы. Шпекгор в пене, я в негодовании: «Такого быть не может!»
Но люди Морева приносят лампы, сданные Шпектором в ОТК, а
на них риски, тайно сделанные на монтаже. Я хотел было уволить
Ефима, но Хромов объяснил, что всё правильно, нужно управлять
соревнованием — это была кульминация проекта Окуня Г.Н., когда
идея стала материальной.
Начальники скоро помирились, но подобные факты случались
и в последствии. Оба они сумели создать хорошие работоспособные
коллективы. Морев, как более пожилой, был для своих девчонок вро­
де бы как добрый дедушка, а Шпектор — как папаша, хотя разница
в возрасте была небольшой. Монтажницы шли в возрасте 17-25 лет,
Мореву было за 40, а Ефиму —около 30. Забавный случай произошел
и со старослужащими. Окуню удалось договориться с руководством
цеха № 2 п/я 68 о передаче нам потока опытных монтажниц (он у
нас стал потоком № 9) — крепкие девки, запросто делали по 250
монтажей в смену. По субботам по окончанию смены не прочь были
«тяпнуть» по сотке, но технологи их возненавидели — выход годных
у них был около 40%, в то время как наши малявки имели 65%, а
один из потоков давал до 75%. Причины у опытных были самые раз­
личные — от небрежности в сборке до грязи в лампе. Хромов радо­
вался производительности, а Махотенко ругалась на каждой тусовке
за бесполезность производительности с таким браком. Списывала на
них почти весь брак, расценки были составлены на 150 монтажей, а
250 —это почти двойной заработок. Было много споров об объектив­
ности списания, я даже вызывал анализаторов с п/я 68 и даже саму
Хохлову..., начальника участка. Хохлова пришла на монтаж, собрала
поток, что-то им тихо сказала (вроде бы: «Опять за старое»), и они
вошли в ритм 150 монтажей, но качество было хуже всех потоков.
И когда появилась возможность привлечь еще один поток, мои все
сказали «не надо».
Первые лампы, изготовленные из деталей п /я 68 мы начали сда­
вать с приемкой ОТК где-то в мае. Сказать, чтобы они были нека­
чественные, нельзя, так как военная приемка требовала длительных
испытаний. Можно было бы воспользоваться результатами испыта­
ний п/я 68, но это сразу бы навлекло совнархозовских на выдачу
запредельных планов, и поэтому мы не форсировали открытие при­
ёмки. Толкачи с военных заводов с удовольствием увозили коробки
«9П» ОТК под обещания, что после проведения испытаний мы им
возместим. А толкачей было не меньше, чем телеграмм и указаний
СНХ. Окунь Г.Н. велел мне завести подшивку, где складывались бы
все телеграммы, запросы, указания, с тем, чтобы после расшивки
ситуации было что вспомнить.
Нам более запомнились телеграммы от Внешторга и Минсвязи.
Была построена кабельная линия Москва —Ташкент, которая долж­
на была быть укомплектована линейными усилителями на 6Ж9П, так
вот в Венгрии лежали изготовленные, но укомплектованные лампами
усилители, горели какие-то международные договора, а нужно было
всего 5,0 тыс. ламп, но с «ПЗ». Как там совнархозовским удалось
уговорить взять с ОТК, не знаю, но лампы в течение 3-х месяцев
были поставлены, усилители выпущены, линия запущена и Сара­
тов смог смотреть TV передачи из Москвы. Позже были введены
радиорелейные линии, где аппаратура была отечественной, но на 9П,
но это было потом. А кабель, кстати, проходил вдоль завода, почти
под трамвайной линией, и усилительный колодец находился где-то в
районе Стрелки.
К сентябрю дефицит ламп был немного сбит, кроме нас лампы
делали и на ПУЛе, и даже было передано производство на вновь
пущенный завод в Калуге, куда главным инженером была послана
Главный конструктор п/я 68 Молчанова. Но там до освоения было
далеко, а мы раскручивались на миллион. Трудности были в дета­
лях по кооперации, если стекло п/я 68 поставлял бесперебойно, то
катоды-подогреватели, стали сдерживать наш рост. И здесь пришлось
столкнуться тоже с необычной вещью - покупными катодами и по­
догревателями. На ПУЛе эти детали делали качественно, но в коли­
чествах только для себя. У нас подогреватели получались неважные,
а катоды ещё хуже. Спецы с п/я 68 советовали нам попробовать по­
догреватели со специализированного завода с Богородицке, а катоды
— с Московского завода компонентов, где главным инженером был
Иофис Наум Абрамович, автор пособий по электронной технике,
больше знакомый по книжкам и поэтому весьма уважаемый. ПУЛовцы обещали, что если у нас хорошо получится с покупными, то и они
рискнут заменить катоды-подогреватели на ширпотребе.
Мы стали вынюхивать почему опытные специалисты не идут на
покупные, а нас подталкивают, но ничего выяснить не сумели. В
частных разговорах звучало, что тогда на п /я 68 придется закрывать
цех катодов-подогревателей. Смотреть, как простаивают десятки дев­
чонок из-за катодов-подогревателей было тяжело, и, кажется, угово­
рил Квятковскую съездить по кооперации и привезти на пробу като­
ды из Москвы и подогреватели из Богородицка. Первые монтажи с
покупными подогревателями дали пониженный выход, мы завопили,
начальство замолчало, но когда мы объединили покупные катоды с
покупными подогревателями, то заметных падений выхода не оказа­
лось. Это было парадоксом, но положительным.
И на завод хлынули водопады ранее дефицитных деталей, выход
немного попрыгал, но ведь и на ПУЛовских деталях это было, про­
сто никто не считал это причиной. Важно было то, что цех заработал
ритмично, премии стали упираться в 60% от оклада ежемесячного, я
ушёл в сентябре в отпуск, а когда вернулся, у нас отстояли «Д» «9П»
военные и началось полноправное производство.
Была осень 1964 года, время государственного переворота, как
раз в этот день собралась большая компания для поездки в НИИ-28
на предмет просмотра нового оборудования. К тому времени Умнов
уже меня зауважал и взял с собой в машину для поездки. Вместе
с нами сел Харин Константин Константинович, зам. по капстроительству, бывший секретарь Архангельского Обкома (не первый), по
какой-то причине отторгнутый от номенклатуры, но хорошо знаю­
щий правила номенклатурной игры. Он с серьезным комизмом рас­
сказал о горячем желании Никиты Сергеевича уйти на заслуженный
отдых, прокомментировал весьма необычно: «Моя жена даже запла­
кала, так ей стало жалко Н.С». Умнов сразу же определил: «Теперь
начнется новая переделка — Совнархозы ликвидируют, Госкомитеты
станут Министерствами, все вольности пресекут». И обратившись ко
мне: «Знаешь, что нужно делать?» Я не знал. Он ответил сам: «Надо
тащить к себе всё, что ещё не утащил».
В НИИ-28 неутащенной оставалось линия сборки ПУЛов (6П14П)
и технологическая тренировка «Анаконда». Линия полуавтоматиче­
ской сборки нам не понравилась — если огромные детали 6П14П
плохо собирались в пакет, то наши микрончики вообще никуда бы
не полезли. На Умнова линия тоже не произвела впечатления своей
неказистостью, зато громадина «Анаконда» впечатлила. Высотой 3
метра, конус с диаметром основания тоже не менее 3-х метров, со­
стоял из цепи ламповых панелей, которые сначала уходили вверх, по­
том возвращались вниз, и за один оборот карусели проходил часовой
цикл технологической тренировки. На выходе лампы замерялись, и
брак отбрасывался в свои ячейки — шифры, а годные лампы установщица снимала в технологические коробки — путевки. Так заду­
мывалось и преподносилось. На вопрос, почему завод ПУЛ, заказав
машину не забрал её, нам ответили, что у них нет такого зала, где её
можно разместить. Конечно, это был блеф, но, памятуя о разговоре в
машине, я сказал Умнову, что эту машину мы заберём и освоим.
Институтские страшно обрадовались, а мы стали думать, куда её
установить. Пришлось убрать часть «длительной», вытеснить ЛБВ и
клистроны в цех № 14, к Новому году этого монстра, привезли в цех
и стали монтировать. Но у нас уже стояли другие задачи.
Фрязинцы, узнав, что мы успешно освоили «9П» стали нам сва­
тать долговечный вариант этой лампы 6Ж9П-Е. На п /я 68 она числи­
лась в номенклатуре, но её не делали из-за меркантильных соображе­
ний - потребность была 200,0 тыс.шт., валовая и товарная цена были
одинаковы —по 5 руб. Нам тоже она не подходила, но шеф наобещал
кому-то во Фрязино, и я поехал забирать производство.
В цехе возились с «Анакондой», а я познакомился с разработчи­
ком и изготовителем «9П-Е» — Байером, к сожалению уже выветри­
лись его данные, но он отнесся к передаче очень чутко. Ему хотелось
делать лампы из науки, там можно было обходиться меньшими за­
тратами, а «9П-Е» висело над душой. Вернувшись, я отправил во
Фрязино бригаду, и они без моего вмешательства привезли и освоили
лампу очень быстро.
А над нами нависла очередная сосулька - бортовая серия 1520ОС. Это была обычная «9П» в/п, но её несколько раз пропускали
через параметрические и КЗ разбраковки, и, когда она начинала нра­
виться всем, ей припаивали к штырькам медные проволоки, лудили
их, испытывали на гиб-перегиб (до 6 гибов). Те, которые не подвер­
гались этой экзекуции, отправлялись какому-то посреднику, а оттуда
на завод, где их впаивали в модуль одноразового использования, и
уже в составе модуля лампа проходила весь прежний состав воздей­
ствий. И если отказывал модуль, то всех собак вешали на электро­
вакуумные приборы. По стоимости эта серия в два раза дороже «9П»,
но потребность — мизерная, 2-5 тыс. игг.в год, поэтому п/я 68 их
старалась заваливать на дальних подступах.
Наши военные, получив приказ обеспечить поставку, строили
нам всяческие козни с обычными «9П», и, чтобы сохранить хорошие
отношения, мы стали возиться с 1520, и, кажется, преуспели. Но это
не стало событием, потому, что весной 1965 г.Умнов стал озадачивать
народ поисками дальнейшей перспективы роста объемов.
Близился конец пятилетки и плановый пересмотр цен на нашу
продукцию. В Совнархозах резко похолодало, и их стали расформи­
ровывать. Цены на ПУЛы образовывались не с кондачка, а их обо­
снованием занимался институт НИИ п/я 55 г. Новосибирска. И вот
Окунь Г.Н., прознав, что цены на ПУЛ будут снижены до 2 руб.25
коп, собрал меня, начальника планового отдела Шабаеву и велел ка­
тить в Сибирь бороться за обоснование цены.
Мы поехали на поезде, т.к. Вера Сергеевна боялась летать са­
молетом, тем более, что надо было лететь через Москву. До Ново­
сибирска пилили 52 часа, приехали в канун 8 Марта. У меня был
знакомый начальник производства п/я 92 (тоже завод ПУЛ) Рязанцев
Геннадий. Мы с поезда позвонили к нему, он пообещал устроить нас
в заводской гостинице. Власти и возможностей у него оказалось по
более, чем у наших. В общем к перерыву я пошел на п/я 92 отдать
визит. Там уже не работали, пьяных дам выносили через турникет на
руках, но никаких задержаний и насилия не было.
Геннадий торопился, я хотел посмотреть производство метал­
локерамических ламп, но не сложилось, и нам пришлось оформ­
ляться в п /я 55 и работать в их ОВТЭИ (отделе внешних технико­
экономических исследований). Начальником отдела работала Игонина Татьяна Николаевна, интересная интеллигентная женщина, очень
серьезно рассказала нам методику формирования оптовых цен, как
по представительному признаку, так и по специальным признакам.
Мы захотели, чтобы нас формировали по специальному признаку и
объявили своим интересом «9П» ш /п (ОТК).
«9П», «9П-Е» и 1520-ОС — всё, что шло с военными наши эко­
номисты договорились согласовывать с в/ч. Так вот, Игонина со­
бирала со всех заводов расшифровку статей затрат себестоимости,
потом располагала их в таблицу: по горизонтали — статьи затрат, по
вертикали —предприятия-изготовители, и получалась интересная до
нелепости картина —одинаковых затрат ни на одном заводе не было.
У одних стоимость материалов была раза в два выше, чем у других, у
нас — накладные расходы были в три раза выше, чем у других и всё
по статье «Содержание оборудования», и прочие чудеса.
По методике Госкомцен при Госплане СССР, ОВТЭИ должен
был составить «прогрессивную» калькуляцию затрат, которая обеспе­
чивала бы директивное задание по росту производительности труда
— 10-12% в год. Для этого Игонина выбирала наилучшие достижения
заводов по затратам, составляла таблицу прогрессивных затрат, сум­
мировала и получала оптовую цену на следующую пятилетку. Были
там и лазейки, и ухищрения, но их надо было так замаскировать,
чтобы в Госкомцен не докопались.
Почему-то наши уговоры заняли почти неделю, обо всем удалось
договориться и даже сфабриковать отдельно по 6Ж9П расчет на 3
руб. Игонина должна была ехать в Госкомцен в апреле, и мы пообе­
щали, что тоже приедем для поддержки. И, уже когда мы готовились
взять билеты домой, меня внезапно в НИИ-%% нашел телеграфом
Письман и велел лететь в Красноярск. Там на входном контроле от­
казала наша УВ-33 «ОС», а по положению в таком случае обязательна
строгая разборка. Купив Вере Сергеевне билет на поезд, я с вокзала
отправился в аэропорт. Улетел где-то числа 11 ночью в г. Красно­
ярск.
В Красноярске через Первый отдел Горсовета нашел завод п /я
1, меня провели в цех, мы поставили лампу в макет передатчика,
схема показала обрыв накала. Проверили тестером — то же самое. Я
подписал акт обследования и попросил направить эту лампу на завод
изготовитель для анализа. В общем, в Красноярске я пробыл около
суток, изучил жилье в гостинице «Енисей» и меню ресторана с таким
же названием, и в шесть утра местного времени вылетел в Москву.
Забавно, но факт, в Москву я прилетел в 10 утра, было воскресенье,
день каких-то выборов. Из Домодедово без задержек переехал в Бы­
ково, взял билет на рейс в 1400 и к 1800 был дома, и даже успел сходить
на избирательный участок и проголосовать. А Вера Сергеевна все
еще находилась в пути.
Окончание технико-экономической эпопеи было где-то в кон­
це апреля. В Госкомцен при Госплане собрались на «защиту цен»
от ОВТЭИ. Помощница Игониной — Алла (уже забыл фамилию),
от п /я 68 нач.отдела цен Портнова Надежда Константиновна и зам.
главного технолога Яков Турецкий. Нас принимала начальник подот­
дела цен ЭВП Новикова Анна Ивановна, очень типичная москвичка
со стальным голубоглазым взглядом и гибкой женской логикой. Как
водную она провозгласила: «Я 10 лет работаю с ценами на ЭВП и
горжусь тем, что за это время не повысила цену ни на одну лампу».
Мы с этим согласились и попросили, чтобы она приняла расчеты
ОВТЭИ, которые в сумме давали директивное снижение цен (рас­
считывалось по сложной методике), но отдельные строчки, чтобы не
трогала. Больше всего боялись за 6Ж9П, потому что наши дублёры в
Калуге ухитрились подать проект цены чуть ли не в 1 руб. 10 коп.
В Новосибирске мы доказали ошибку, Игонина поддержала свои
расчеты, но заводы высылали и в ОВТЭИ, и в Госкомцен (через свой
Главк). В Главках шло отсоединение от Совнархозов, нам никто не
собирался помогать, когда Новикова затребовала расчеты заводов,
Портнова вытащила их из Главка, выдрала лист Калуги и отдала всё
оставшееся Новиковой. Конечно, уследить за всем потоком бумаг
было невозможно. Анна Ивановна согласилась с расчетами ОВТЭИ,
мы почти получили за 6ЖДП 2 руб. 25 коп, что и требовалось для
дальнейшей безбедной жизни. В валовке она так и осталась 7, 50, а
военные давали всё те же 3,0 руб.
Я вынес из этой истории идею о том, что на всех заводах ПУЛ
накладные расходы не превышают 120-150%, а у нас наши экономи­
сты ухитрились относить до 300% накладных на продукцию, которая
являлась по факту самой непрезентабельной. Я попытался растолко­
вать это Окуню Г.Н., Спицыну Б.В., Шабаевой — они согласились,
но ссылались на инструкцию по отнесению затрат. Мы всем миром
доказывали Окуню, что нельзя на нас полностью относить затраты
по капремонту, энергетике, управлению, т.к. всё приобретенное обо­
рудование шло по небалансным счетам и числилось списанным. В
конце концов Окунь Г.Н. смог подавить экономистов, и в тайне от
нас, на очередных посиделках у Умнова, по тайнам экономике до­
ложил, что 6Ж9П стала рентабельной и давала до 30 коп прибыли за
штуку. Умнов Г.А. не разобрался в причинах триумфа, и стал воз­
носить ПУЛовцев, как отличную команду. Нам и до этого обламыва­
лись неплохие премии, а здесь вообще кругом по 60%.
Весь 1965 год в остатке заняли поиски дополнительных заказов.
Во Фрязино мне сватали пектрод с катодной сеткой 6Ж44П, ориги­
нальной конструкции с очень высокой крутизной, а, соответственно,
добротностью. Для телевизионных систем это было находкой - лам­
па работала как УПЧ, видеоусилитель, детектор и ещё в куче при­
менений. Правда, в номенклатуру нового поколения она не вошла,
но некоторые КБ широко её использовали в своих разработках. Авто­
ром этого направления во Фрязино был Басистов, весьма известный
разработчик серии «Э» - тетроды с катодной сеткой, а 44П — была
пектодом.
Я съездил во Фрязино, познакомился с Басистовым. Байер не ре­
комендовал встревать в 44П, потому, как видно, опасался за 9ПЕ со
всеми добавками - 9ПЕ-И, 9ПВЕ-И, ОС и т.д., но лаборатория Ба­
систова уверила, что это два разных не пересекающихся направления.
Я подписал передаточные документы и вскоре команда цеха уехала
на освоение. А мне в ставшем на ноги III Главке МЭП объяснили,
что подотрасль терпит большие трудности с новой телевизионной
серией: 6ФЗП, 6Ф5П, 6Ж52П, 53П и ещё куча «П», которые плохо
идут в Ташкенте, Новосибирске и даже на «Светлане» и МЭЛЗе. Я
сунулся в МЭЛЗ, но меня успокоили —завод готов выпускать любую
серию новых TV-ламп, просто новые телевизоры не встали в серию,
поэтому не раскручивается производство. Только Ташкентский завод
признал, что испытывает некоторые трудности с планом.
Летом 1965 года я полетел в Ташкент. Наш теплотехник, Индрих
Клоуда, сказал, что на Ташкентском заводе работает в плановом от­
деле его сестра, и она может помочь земляку родственника. Я приле­
тел в Ташкент утром, сразу же пошел на завод, познакомился с пани
Клоудовой (уже выветрились в памяти имена, фамилии), она меня
связала с производственниками, и те наотрез отказались принимать
помощь по телевизионной серии, зато с удовольствием согласились
предать объемы 6ПЗС, 6П6С, Г-807 и прочего старья. И пообещали,
что если мы заберем от них старьё, они с нами поделятся потребно­
стями 6Ф5П —где-то около 1,5 млн.
Старые лампы имели неплохую валовку, но нужно было на них
всё — от колб до откачных автоматов и цоколей. Ташкенцы были
готовы отдать всё, лишь бы сплавить это старьё. Здесь я дал маху
и подписал протокол передачи, правда, только внизу, оставив ввер­
ху утверждающую подпись своего директора. В это время поползли
слухи о том, что в Нукусе холера, отмечены признаки и в Ташкенте,
что город вот-вот закроют на карантин, а всем выезжающим будут
делать прививки. Я бросился на вокзал — билетов ни на один поезд
нет. Был уже вечер, за помощью ни к кому не было возможности
обратиться. Я пошёл в центральную гостиницу города, и там меня
пустили на одну ночь до утра. Я не успел уснуть, как в номер под­
селили на три койки шесть узбеков, они гомонили до утра по-своему,
я где-то в 6 утра уехал из номера, протолкался у проходной завода,
пока не стретил Зинаиду (Клоуда). Она мне вынесла подписанные их
руководством протоколы, а командировку отметить не смогла. Она
меня предупредила, чтобы я быстрее уезжал, т.к. в Ташкенте зареги­
стрировали случаи холеры и город к вечеру могут закрыть.
С завода я бросился в аэропорт, на моё командировочное даже не
смотрели, билетов не было. Уже к вечеру, а на Москву шло 6 рейсов
И Л -18, объявили, что город на карантине, но в самолеты ещё выле­
тали по-прежнему. Здесь мне повезло, какой-то туземец после реги­
страции не захотел лететь, и деньги за сданный билет не желал по­
терять. Договорившись со службой регистрации, он отдал мне билет,
взял деньги и, я под фамилией какого-то Конынбаева, сел в самолет.
Я просил в регистрации хотя бы исправить фамилию, но мне доход­
чиво объяснили —не хочешь, не лети. Посадка была формальностью,
я долетел до Москвы, оттуда поездом домой. Пробыл в командировке
два дня, хотя собирался на неделю.
Дома доложил о результатах Окуню Г.Н., тот пообещал передо­
ложить Умнову, и всё вроде бы затихло, но через пару недель Умнов
стал названивать: «Какую ты херню подписал в Ташкенте? Их ди­
ректор доложил Министру, что Саратов отчаянно желает забрать об­
ратно старые ПУЛы, а Ташкент просит разрешения Министерства на
передачу с баланса на баланс оборудования для этих ПУЛов». Когда
я рассказал Умнову Г.А. свои соображения при составлении про­
токола, он сделал вывод, что мне ещё рано встревать в межглавковские распри, немного повоспитывал: «Почему оттуда не позвонил,
не посоветовался?», но слушать оправданий не стал, влил как следует
Окуню за недосмотр и, поехал к Министру отказываться от моих ху­
дожеств. Вроде бы отмазался, только однажды впоследствии в каче­
стве отрицательного примера приводил на одном из совещаний мои
ташкентские приключения.
На этом поиски не окончились. Стали приходить намёки на заня­
тие полупроводниками. В ОКБ ПУЛов серьезно занялись полевыми
транзисторами, в Министерстве организовали полупроводниковый
Главк, во всю шло строительство электронного центра в Зеленограде.
Наш Главк, после успешного обеспечения комплектующими систем
75, 125, ЗРК, авиации вроде бы перестал интересовать высшее руко­
водство, и все заскучали, хотя достраивался п /я 84. У нас заверши­
лось строительство главного производственного корпуса 29, строился
завод в Орджоникидзе — 15000 м2, в Ростове уже принимали инже­
неров 59 года выпуска, а мы присматривались к ПУЛам и не могли
придумать, чем мы займем вводимые мощности.
Несомненно, по значению и сложности ПУЛы уступали ЭВП
СВЧ, но по массовости, организации производства, применению
научных методов управления, были хорошей школой для молодой
сравнительно отрасли СВЧ. В это время всю местную оборонку лихо­
радило внедрение системы бездефектного изготовления продукции,
придуманная зам.предом СНХ Дубовиковым Б.А.
Суть её заключалась в незамысловатой формуле: каждый работ­
ник сдаёт только качественную продукцию. Это так же элементарно,
как и утверждение о том, что всякий живущий должен дышать, пи­
таться, отправлять физические надобности и пр. Но расшифровка
этой простоты имела не такие простые смыслы. Дубовиков утверж­
дал, что все неприятности с качеством связаны из-за того, что кон­
структора, технологи и прочие белые воротнички, понаделали в своих
документах уйму ошибок и из-за этого рабочие должны ухитряться
при изготовлении деталей, при сборке узлов, приборов, агрегатов, и
все из-за того, что инженеры не владах с Бурениным, Зелениным.
И посему назначить на всю нормативно-техническую документацию
независимую ревизию с последующей общественной защитой каж­
дого чертежа, технологической и контрольной карты, и сдачи этой
документации комиссии «с первого предъявления».
Термин «с первого предъявления» стал своеобразным заклинани­
ем, показателем. До его появления мы делали лампы, объединяли их
в партии, предъявляли в ОТК, т.е. иногда нам возвращали партии, мы
их пересматривали, снова предъявляли в ОТК, их принимали, предъ­
являли заказчику, тот их иногда браковал, в общем, шла нормальная
производственная жизнь. Однако, бездефектная система заставляла
посчитать сколько сдано с первого предъявления туда и сюда, опроцентовать это, сделать показателем и после всю жизнь бороться за то,
что бы этот показатель только рос.
Учитывая то, что эта часть деятельности находилась вдалеке от
непосредственной конструкторско-технологической деятельности,
можно сообразить как эта бюрократия влияла на качество именно
продукции. Сразу после определения значений бездефектного из­
готовления началась борьба за их неснижение — приписки, сокры­
тия, провал-завалы. Весь мыслящий люд бросил свои ресурсы на то,
чтобы облагородить значение показателя — придумывались системы
подсчета количественного выражения качества, создавались гени­
альные формулы усредненного показателя по 10-12-20 параметрам.
Веселья было много, но лампы мирового уровня не достигали, весь
пар уходил в свисток.
В высшем руководстве начались смещения и смущения. В моду
стали входить так называемые объединения, которые по мыслям их
организаторов могли бы перейти от 3-х-звенной системы управления
к 2-х-звенной. Мы не избежали этого, и в саратовском кусте начало
формироваться объединение с гордым названием «Завод электропри­
боров с ОКБ». В это объединение мыслили включить НИИ-52, з-д
«Контакт», Ц Н И И -10 и, в перспективе ПУЛ, НИИ-28, п/я 447 - эта­
кий «Саратовский куст». Если бы эта идея была реализована, то мог
бы получиться приличный монстр, но этого не случилось.
В самом зародыше объединения, генерал Якименко пообещал
Умнову полную поддержку в объединении, а тот в свою очередь обе­
щал укрепить своими кадрами все входящие в объединение предпри­
ятия. К тому времени директор НИИ-52 поругался с обкомовскими
столбами, и те стали его выживать. Алексинский Рюрик Михайлович
был крут и не стал раскаиваться, но бросился в ножки к генералу, и
тот его оформил переводом в Киев — начальником ОКБ нового за­
вода п /я 34 (в последствии «Октава»). На место Рюрика переместили
Олега Радюка - главного инженера п/я 122. На место Радюка назна­
чили уже бывалого Спицына Б.В., который занимал место начальни­
ка производства. Это вызвало шок и возмущение как у главковских,
так и у местных. Соловьёв А.В. — зам.гл.инженера уже примерял­
ся к креслу главного, и тут его так обошли! Умнов был главным, с
кем должна была быть согласована кандидатура второго лица, и он
не предложил Соловьева. Чтобы Анатолий Владимирович не очень
огорчался, его избрали секретарем парткома, но он эту «пилюлю» не
воспринимал.
Окунь к тому времени уже переместился на зам.директора по
экономике и производству. Был создан филиал п/я 122 в Марксе, что
позволило Умнову стать генеральным директором и сразу же полу­
чить 5 или 6 заместителей. Чины сыпались, люди росли, и в начале
1966 года меня назначили главным технологом. Эта должность долго
была вакантной, т.к. В.И. Кишиневский задолго до 66-го года был
по непонятным причинам, то ли конфликт с Главком, то ли какие-то
партийные козни, но был «повышен» и должность гл.технолога за­
нимал Терентьев Г. Г.
В штате главного технолога было около 150 человек, в т.ч. и КБ
инструмента и оснастки, и спецмашиностроение, и общие подраз­
деления. Я не понимал важность назначения и больше занимался
подхватом того, что сбрасывало руководство: от корректировки про­
екта реконструкции до участия во всяческих главковских комиссиях.
Терентьев перешел в ОТК в замы к Письману, а у меня остался один
зам по мехобработке —Гузенко Геннадий Сергеевич, блестящий ин­
женер и толковый специалист. Я с ним с первого дня договорился,
что в его дела вникать не буду, всех его подшефных, кто придет
жаловаться на него, буду отправлять к нему же, и я выдержал свою
позицию за всё время моего пребывания на этом посту.
После бурной жизни на должности начальника цеха, распорядок
и режим работы главного специалиста оставляли чувство какого-то
подвешенного состояния. Все, кому ни лень записывают заочно по­
ручения, церберы Окуня Г.Н. требуют исполнения этих поручений.
Первое, что я сделал, это всем указующим в личной беседе пообе­
щал, что не буду выполнять их поручений, у меня один начальник
— Главный инженер, и все поручения через него.
В ОГТ сложилась такая практика, что Кишиневский всё время
находился «в сферах», поручения записывались якобы Терентьеву
или Гузенко, а они не очень хотели портить свои нервы базаром.
Но заниматься конкретикой уже не приходилось, децентрализован­
ная технологическая служба в цехах производства мало нуждалась в
бдении главных специалистов, все спецпроцессы взял на себя Соко­
ловский, оставалось по недоумению КБ оснастки у гл. технолога, но
там были свои специалисты и руководители.
Умнов перетащил с СЭПО Натана Рабиновича после того, как
внезапно умер Михайлов А.А. (я его мало знал, но он был из произ­
водственников), а Рабинович из чистых инженеров-механиков. Он
очень спокойно стал внедрять типовое проектирование расходной
оснастки. У Михайлова каждую пробку-скобку инженер рисовал,
рассчитывал, а Рабинович призадумался, выпустил альбомы специнструмента, и теперь конструктор брал отпечатанный шаблон, ставил
нужные размеры — и вся работа. За день один инженер 3-й катего­
рии мог выполнить работу по обеспечению оснасткой нового изде­
лия (пробки, скобки, калибры). И с приходом Рабиновича исчезли
ежедневные истерики по поводу «неправильного» инструмента.
Потом очень здорово, ещё при Кирееве, была организована служ­
ба контроля за графиками подготовки производства. Назначенный
руководителем службы старый солдат Брудно Азик Абрамович, тихо
и незаметно дожимал нерадивых цеховиков, забывающих в срок про­
рабатывать приказы конструкторов. Мне почти не приходилось вме­
шиваться в его работу.
Бюро материальных нормативов возглавлял Сапожников Васи­
лий Васильевич, тоже пройдоха со стажем, у него во всех московских
конторах были свои и, когда в конце года он уезжал в лабораторию
«защищать нормы», весь месяц содрогались снабженцы, потому, что
Василий Васильевич увозил с собой почти всё бюро, а снабженцы,
пользуясь его отсутствием, начинали вешать на главного техноло­
га такие вопросы, что впредь, хоть из Москвы его вытаскивай. Со
снабженцами он ладил хорошо, потому как знал это мутное ремесло
— материальные нормативы. Весь фокус в том, что материалы, «за­
ложенные» в нормативы, подлежали обязательному обеспечению со
стороны Главснаба, а со снабженцев требовали не только медь или
серебро на программу, но еще тысячи других позиций, которые от­
пускались строго по фондам. И вот, чтобы эта позиция обеспечилась
фондом, и нужен был такой проныра, как Василий Васильевич. В
последствии от трудов непосильных он спился и, его вытолкнули на
пенсию, но авторитет БМН он создал серьёзный и надолго.
Забавный пример прохиндейства. На всю программу 99/126 шло
около 20 тонн стали Э. Но Сапожников В.В. так рассчитал нормы и
смог их утвердить, что заводу выдавали фондовое извещение на 200
тонн, и всё законно. Когда снабженцы получают фондовое извеще­
ние, они его начинают специфицировать, и вот здесь основная зака­
выка центроснабжения: потребитель должен заспецифицировать весь
фонд, а поставщик — его обеспечить. На 99/126 шло 20 тонн стали
Э квадрат 45. Позиция для поставщика трудная, т.к. фонд на 200 тн.
И вот, получив нужные 20 тн., мы делаем любезность поставщику, а
не могли бы нам в счет фондов поставить 180 тн. (катанки, прутки,
уголки), даже не стали Э, а хотя бы рядовой Ст.З. Поставщик шалел
от радости, отгружал недефицитный для себя металл, а мы из него
делали всё, кроме приборов. Такова одна из функций Главного тех­
нолога (его служб).
Отдельно стояло распределение лимитов на спирт среди подраз­
делений. Здесь Василий Васильевич и мысли не допускал, чтобы на­
чальник знал кому и сколько. Он приносил ко мне расчет и в доволь­
но грубой форме предлагал: «Вот здесь поставьте подпись!», а сам
список закрывал рукой, так что ничего не было видно. Я не особо в
то время придавал значения этой процедуре, а Василий Васильевич
делал вид, что за это он меня очень уважает. Но когда изредка я про­
сил его ввести в лимитный список не очень обоснованных потреби­
телей, он никогда не спорил.
Это было и забавным и интересным временем. О нас заботились,
и заботились не здесь внизу, а там, наверху. В Главке с лёгкой руки
Министра Шокина, был подобран энергичный коллектив во главе
с генерал-майором Якименко Иваном Тихоновичем, бывшим рай­
онным инженером Фрязинско-Щелковского куста, и набранным им
коллективом профи от Живописцева, Федорова, кое-кто из перифе­
рии, но тон задавали москвичи.
Главным технологом Главка был Троицкий Валентин Петрович,
как ни странно, от Живописцева, энергичный мужик, москвич, на­
пористый, нагловатый, но деловой. Он сразу стал учить нас, пери­
ферийных салаг, уму-разуму. Ежемесячно, или может чуть пореже,
он вызывал всех в Москву, организовывал экскурсии по заводам с
достижениями, в том числе и по профилю Авиапрома, Цветмета и
вообще, где было, что интересного. В Главк было ездить интересно, у
них накапливалось много полезной информации и, в любой момент
можно было её пощупать буквально руками.
Не в упрёк своим коллегам, хочу сказать, что их это не очень ин­
тересовало. Может быть даже за счет недостаточной профессиональ­
ной подготовки. Когда я попал на выставку «Аэропрома» в Сетуни,
то был потрясён теми достижениями, которые там демонстрировали.
Например, болванка титана диаметром 600 мм и высотой 3500 мм. Из
неё выковывали рельсу держателя двигателя «Антея», длиной до 12 м.
Всё это нас, микроспециалистов удручало, и тогда мне запал титан
как конструктивный материал для ЭВП, но далее не пошло. Мы с
Сандлером (нач.ТБ цеха № 1) провели партию титановых анодов для
6Ж9П, но не получили технического результата, и успокоились.
Я искал коллектив единомышленников и ближе всего стали зам.
главного конструктора Терновой Владимир Николаевич и зам.главного контролера Терентьев Геннадий Георгиевич. Хотя мы и были
территориально разнесены, но собирались в конце дня у Спицына
Б.В., к тому времени начальник производства, и составляли прожек­
ты борьбы с завалами на испытаниях, в эксплуатации и в прочих
технических неприятностях. Больше всего доставал 15 цех Рабино­
вича, где детали очень базовые трёхсантиметровки, у них то выход
падал, то испытания проваливались. И вот на вопрос производства:
что делать будем? Следовали прожекты один другого чудовищнее,
но всегда заканчивалось примиряющим терентьевским: «У меня сло­
жился текст хорошего решения», после чего формулировали текст и
начинали штурм военных.
После бурной производственной жизни мне такой образ дея­
тельности не нравился, но противопоставить я ничего не мог. Я
понимал, что в масштабах завода я не владею ремеслом, децентра­
лизованная система управления, внедренная Киреевым Ю .И., пред­
шественником Кишиневского, отделение заводских специалистов
от ОГТ к Соколовскому, оставляли главному технологу чисто пред­
ставительские и документальные функции, а мне хотелось работы
по специальности. Я пытался сплотить линейных технологов вокруг
новых идей, но меня вежливо выслушивали, иногда отписывались
очередными мероприятиями и шли выполнять распоряжения тех,
кто платил зарплату и премиальные. Было ощущение, будто тебя
отправили больного на пенсию, все сочувствуют, но не более того,
а в драку пускают других.
Внутреннее недовольство собой нарастало и незаметно подошёл
срок ввода самого большого производственного корпуса 29, где-то в
начале 1966 года. Умнов за пять лет своего правления построил 27
корпус, 29 корпус, а уж об инфраструктуре, энергетике, не упом­
нишь. И встал вопрос о заселении этих площадей. С механичкой
было просто — перетащили станки, установили, подключили и по­
ехали. А здесь надо было переносить капризнейшее оборудование,
некоторое рассыпалось по пути, на новом месте оно не устанавли­
валось на теоретические фундаменты и гнёзда. И в то же время надо
было давать ежедневно магические 4% товарного выпуска, никаких
послаблений не давалось, и даже всемогущий Окунь Г.Н. не мог уго­
ворить Умнова на дифференцированные графики, где было не 4%, а
начиналось с 2% и заканчивалось 6% . Из-за этих неладов, по-моему,
и не сложились их дальнейшие отношения. Окунь к тому времени
попал в сферу влияния Главка и ему предложили лабораторию ор­
ганизации управления на правах самостоятельного подразделения с
прямым подчинением Главку. Он ушел в п/я 52, уводя с собой толко­
вых инженеров-механиков, экономистов, в т.ч. и Андрея Михайло­
вича Прохорова —правую руку Гузенко, потерю, которой меня долго
корил Умнов. Потому как я не мог отказать Окуню, когда тот принёс
ко мне на IV этаж корпуса 23 — переводную. Я понимал, что посту­
паю неправильно по отношению к своему заводу, но противоречить
своему шефу и учителю не посмел.
Первым в новый корпус поехал мой бывший цех № 19. Лещин­
ский с товарищами смогли переехать без срывов суточного графика,
потому как у них была заначка месяца на полтора. В новом корпусе
основной гордостью строителей были наливные полы в сборочной
части. Во время сдачи корпуса они выглядели очень красиво, особен­
но ярко блестели, пока на них не ступила нога человека. Умнов пове­
лел уволить каждого, кто пробьёт хотя бы одну дырку в технический
подвал, но когда потащили нестандартные откачные попы , вопрос
стал настолько ребром, что компромиссом стало решение не лом с
пробойником, а специально сделанный умельцами главного меха­
ника сверлильный станок, который хоть дико скрипел, но сверлил
аккуратные круглые отверстия в обхват пропускаемой трубы. Пыли
было немерено, но кувалды, пробойщики и ломы исключались. Я
проводил большую часть времени среди бывших коллег, иногда по­
могая дельными советами, но чаще как будто бы наблюдатель.
Большим захватывающим делом были организованные руково­
дителями Главка кустовые совещания специалистов, проводимые на
разных предприятиях: в Москве, Киеве, Полтаве, Орджоникидзе,
Ростове-на-Дону. По статусу главный технолог должен был участво­
вать во всех кустовых и замена на замов или и.о.замов не допуска­
лось. Однажды где-то в 1967 году удалось участвовать в министер­
ском совещании по качеству во Львове, где мне пришлось впервые
выступать перед огромной аудиторией с покаятельной речью. Дело
было в том, что с раскруткой 189-х призванных обеспечить затыка­
ния дыры вызванной уводом 119-х изделий в Киев, снизилось ка­
чество настолько, что вызвало справедливый гнев главного нашего
военного Павла Ивановича Сугробова, генерал-майора, командира
в/ч заказчика.
Он требовал, чтобы на совещание во Львове был обязательно до­
ставлен Умнов Г.А. или по крайней мере главный инженер, но ему
подсунули главного технолога и двух замов — гл. контролера и гл.
конструктора. Сугробов бушевал: «Умнов получит эшелон магнетро­
нов, натёкших до эксплуатации, надо выявить виновных и строго на­
казать. Надо заслушать завод и сделать выводы» - так он шумел перед
открытием совещания, и В.В. Евсеева — зам.генерала Якименко с
печалью стала уговаривать меня выступить с ответным словом сразу
после доклада Сугробова. Докладчик на трибуне бушевал сильнее,
чем в кулуарах: «800 штук официально забракованных магнетронов
со всех воинских частей! Живописцевских магнетронов — 0, Куйбы­
шевских — 0, а саратовских — 800. Это преступление!» и т.д.
Я полтора часа соображал, чем мне оправдываться, коллеги под­
шучивали: «Выйди и скажи — Мы больше не будем!» Я решил сы­
грать на неподготовленном техперевооружении, быстрыми темпами
освоения, низкой технологической дисциплине, конец выступления
вообще замямлил, но Вера Васильевна в перерыве одобрила: «Всё
говорил правильно». Потом нас водили по львовским заводам, мы
видели замечательное производство кинескопов, отличное производ­
ство телевизоров, были и на автобусном заводе, заводе электронных
ламп, и везде видели напряженную поточную работу, не сравнимую
с нашим индивидуальным производством.
Летели назад мы на А Н -10, беспосадочного, до Внуково, и Те­
рентьев и Терновой всё подтыривали, что на нас начальство выга­
дало тем, что попадись на глаза Сугробова Умнов или Спицын, он
тогда бы ещё более свирепо выступил, но теперь на заводе начнут­
ся ненужные подвижки. В Москве Терновой показал свой хороший
вкус, и повел нас в ресторан «Узбекистан», где устроил настоящую
«обжорку», по сравнению с полуголодным саратовским столом. Мы
с Геннадием Георгиевичем впоследствии вспоминали «Узбекистан»,
как цитадель российской «обжорки».
А в Саратове уже раскручивалась петля репрессий, вызванная
эшелоном брака генерала Сугробова. Троицкий организовал комис­
сию, взяв в компанию Вайнера от Живописцева, Кушнера М.И. от
в/п, в/ч Сугробова, Пипко А.И. от Живописцева и Подчуфарова от
Главка. Мы откачивали М И -189 на карусельных машинах, оставлен­
ных нам от «Бисеров», и напаивали по две лампы на иггенгель. Пип­
ко и К° сразу сказали: «Всё ясно! Лампы при съеме теряют вакуум и
это впоследствии ведет к отказу». Троицкий сделал более глубокий
вывод: «Если главный инженер не профессионал — электроник, то
он не может видеть недостатков технологии, и утверждает любую
чушь, которую ему подсовывают конъюнктурщики (с выразительным
взглядом в мою сторону)». Кушнер увидел, что в печах стоит темпе­
ратура 400°, сразу узрел в этом главный недостаток и сразу пореко­
мендовал увеличить температуру. Наши запрыгали, подняли печь до
450°, а после, когда получили посты с внешним вакуумом, подняли
температуру до 550°, а когда стало втягивать стекло, стали хитрить
так, чтобы на термопаре было 550°, а фактически —не более 450°.
Когда сели составлять протокол, у Троицкого сложилось требо­
вание укрепления технического руководства предприятия. Я, было,
принял это на свой счет (укрепление означало замену), но, оказа­
лось, всё это шло против Спицына Б.В. Больше всего умиляла фраза:
«Главный инженер не выполнил резолюцию кустового совещания —
ещё более укреплять технологическую дисциплину...» и т.д. Спицын
спрашивал: «Чего я не сделал?» Троицкий отвечал: «Вы не сделали
ещё более». В общем, в результате Бориса Владимировича освобо­
дили от тяжелого бремени «и.о.» и, назначили Главным инженером
Соловьева Анатолия Владимировича, который колебался при всех
властях от зам.главного инженера до секретаря Парткома. Умнову он
не нравился за свою самостоятельность и умение гнуть свою линию
на развитии СВЧ-продукции, но супротив решения и рекомендаций
комиссии он не пошел. Я тоже стал подумывать о смене должности,
меня бесило бессилие перед реалиями производства, я жаловался Со­
ловьеву, он сочувствовал, но ничего не предпринимал. И, однажды,
прорвало.
Наш цех N° 18, где долгое время властвовал Брук С.Г., стал терять
объемы и перспективы. Там был своеобразный коллектив, немного
обособленный от других. Брук не любил ни «помощников», ни «ку­
раторов», но в цехе ему уже надоело и он стал искать себе работу по
росту, и тут мы случайно разговорились. Он выразил желание уйти
от этой нервотрепки куда-нибудь в тихую заводь. Я предложил ему
согласиться на моё место, он подумал и дал положительный ответ.
Соловьев быстро сделал меня замом главного инженера по надеж­
ности, а Брука С.Г. утвердил главным технологом. В рекомендациях
комиссии значился зам.по надежности. Соловьев А.В. одним выстре­
лом убил двух зайцев - нашел себе более опытного руководителя
важной технической службы и выполнил волю вышестоящих.
Свою деятельность на посту зама я помню смутно. Сразу же ли­
шился всевозможных атрибутов власти как-то кабинета, телефона,
машинистки, расположился на каких-то птичьих правах. Целые дни
проводил в старом 19-м, занимаясь оперативной деятельностью по
ликвидации завалов, обеспечению мероприятий по качеству, какойто немыслимой бумажной рутиной. В общем, жизнь шла к упадку.
Так прошли годы моего первого десятилетия на п/я 122.
К 60-ТИ-ЛЕТИЮ ЗАВОДА «ТАНТАЛ»
ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНОВ
Вспоминает ветеран завода
Гороховский Зяма
Моисеевич.
Отработал на заводе
44 года, из них
руководил БИП-ом ЦИС
почти 38 лет
Родился я в 1932 году 7 августа, в Украине, в небольшом городке
Александрия, Кировоградской обл., в семье рабочего токаря по ме­
таллу Гороховского Моисея Григорьевича, который и в годы войны
и в послевоенные годы работал на нашем заводе.
Чернобыль. Поскольку все наши родственники со стороны отца
и мамы проживали в Киеве, мы решили с ними воссоединиться, и в
1940 году «снялись с якоря» и переехали в г. Киев, но там в то время
было очень сложно устроиться на работу и мы поехали в Киевскую
область в г. Чернобыль, где проживала родная сестра моей мамы.
Я пошел в 1-й класс, отец устроился работать по специальности и
жизнь наладилась, но не надолго.
22 июня 1941 года началась Отечественная война с фашисткой
Германией. Немцы очень активно вели наступление по всем грани­
цам и война вскоре стала угрожать жителям Чернобыля. Руководство
города приняло решение об эвакуации в тыл страны женщин с деть­
ми и стариков, а мужчин годных к строевой, оставили в городе для
строительства укреплений. Так мы, двое детей и наша мама попали
на Северный Кавказ в город Прохладный. Когда немцы вплотную
подошли к Чернобылю, всех гражданских мужчин отправили к своим
семьям в распоряжение местных военкоматов. Таким образом, по-
еле долгих мытарств, отец нашел нашу семью. Через два месяца его,
местный военкомат призвал в Армию.
Вскоре после отъезда отца, по городу поползли слухи, что к нам
в город, по эвакуации, приезжает какой-то завод из Харькова. Надо
сказать, что в Прохладном, как и в любом маленьком городке, слухи
распространялись с молниеносной скоростью. Рядом с железнодо­
рожным тупиком был небольшой ремонтный заводик и по слухам,
Харьковский завод должен был расположиться именно там. Вскоре
мы узнали, что ночью в тупик пришел какой-то эшелон на платфор­
мах которого стоят танки, станки, а в закрытых товарных вагонах
находятся люди. В общем, мы, пацаны, целый гурьбой побежали к
тупику. Я увидел и запомнил, это был длинный эшелон товарняка,
вперемешку с платформами были обычные «пульманские» вагоны и в
них люди. Это были семьи рабочих. Вдоль эшелона ходили военные,
люди с оружием. Это и была двенадцатая рембаза, военизированное
подразделение с гражданскими рабочими, но начиная от нач.цехов,
все были в военной форме, с петлицами и у всех на ремне были ма­
ленькие пистолеты в кобурах. Вот так впервые мне, девятилетнему
пацану, предстал будущий завод «Тантал», т.е. его, можно сказать
истоки. Завод, который прошел впоследствии через всю мою жизнь,
стал мне родным и близким, завод который формировал меня как
специалиста и на котором я проработал до самой пенсии.
Командовал рембазой № 12 подполковник Аксёнов, его зам. по
политчасти был майор Усатенко. Помню одного нач.цеха, его фа­
милия была Свидерский, он также ходил в военной форме с оружи­
ем, даже уже у нас в Саратове. В то время нечем было заниматься
пацанам, т.к. не было компьютеров, телевизоров и даже радио. Все
свободное время мы проводили возле рембазы, наблюдая через забор
из калачей проволоки, как запускали в работу оборудование. Еще до
Саратова, я был наслышан такими фамилиями, как Огиенко, Лещинский, Андрющенко, Лавренко, Литвин, Комаров, Вешкин, Кретов и
т.д.
Как мы и предполагали, рембаза расположилась на территории
этого заводика и у нас, у пацанов, началась содержательная интерес­
ная жизнь. Территорию заводика увеличили, т.е. забором отгородили
большой кусок земли и сразу стали копать фундаменты под токар­
ные и другие станки. Пригнали стройбат, который начал возводить
стены, т.е. фундамент для стен. А станки уже в это время грохотали,
работая под открытым небом.
Рембаза начала отправлять на фронт отремонтированные танки.
Но дело в том, что не все рабочие эвакуировались из Харькова по
80-е годы.
Нач. БИП ЛГИ —Гороховский З .М ., слесарь цеха №25 —Гороховский
Моисей Григорьевич, монтажница ц. №19 —Гороховская Фаина
Моисеевна с сыном, приборист отд.32 —Гороховская Елена Ефимовна.
В аллее напротив завода
90-е годы.
Приборист от 32. Гороховская Елена Ефимовна, инженер отд.кап.
строительства; Гороховский Вадим Залманович (во втором ряду, 3-й
слева), пенсионер завода Гороховский Моисей Григорьевич
Гаражный кооператив завода
«Тантал». Гороховская Елена
Ефимовна (отд. 32), Гороховский
Зяма Моисеевич (ЛГИ)
У своего построенного гаража
80-е годы. База отдыха завода —
«Чардым».
На индивидуальном плавсредстве
На переднем плане Гороховский
З.М. Этап приготовления двойной
ухи из стерлядки На лодке —
работник цеха 26 —Пронин Юрий
Семенович
разным причинам. Рембаза остро нуждалась в кадрах. Среди мест­
ного населения, на Кавказе, в то время специалистов, станочников,
было мало и вероятно руководство рембазы обратилось к местным
властям и парторганам. Стали отзывать специалистов станочников
из горных войск, где и служил мой отец, его как токаря вернули
в военкомат и послали на завод токарем. Вот так и началась наша
жизнь с заводом (рембазой). Это было примерно в начале 1942 года.
Далее отец отработал на заводе около 30 лет. Вот так и началась наша
династия.
Я пришел на завод п/я 122 в качестве ученика эл.монтера, в
электроцех, которым в то время командовал Иван Федосеевич Кретов. Жена моя, Елена Ефимовна тоже отработала на заводе 35 лет.
В разное время на заводе работали — брат родной моего отца Пётр
Григорьевич Гороховский, его дочь Алла Петровна, его сын Виля
Петрович, мои дети Володя и Вадим, Лёва Май — муж Аллы Пе-
тровны. В детсаду у Любы Корчагиной работала жена моего сына
Володи. Так что через наш завод прошла вся наша династия и, мы
этим гордимся.
Надо сказать, что не долго давала рембаза фронту танки. Немцы
наступали, несмотря на героическую оборону наших войск. По но­
чам мы слышали канонаду далеких боев. Через город начали идти
небольшими группами солдаты, вид у них был далеко не бравый, они
шли измученными голодом, бессонными ночами, все жители выно­
сили им поесть, попить, в общем шло отступление. Пошли слухи,
что наверно немцы возьмут Прохладный. Как-то, вскоре, пришел
отец с работы и сказал, что рембазу срочно эвакуируют и нам надо
собираться в дорогу.
Рабочие в короткие сроки демонтировали оборудование, погру­
зили на платформы. Нас, семьи, разместили в товарные вагоны. На
танках поставили крупнокалиберные пулеметы для борьбы с само­
летами. Когда мы отъехали от Прохладного, наш эшелон начали пре­
следовать немецкие самолеты, тогда эшелон останавливали и, мы
все бегали в кукурузные поля. Самолеты обстреливали эшелон с двух
сторон. Одна женщина осталась в вагоне (больная) и к сожалению
погибла во время обстрела. Обстрелы были 2 раза, потом мы уже от­
ъехали на приличное расстояние от фронта и, все это прекратилось.
А повезли нас дальше в город Махачкала.
Легкое оборудование частично разгрузили, а нас, семьи рабочих
разместили на территории Большого конезавода, в конюшнях. Этот
конезавод, очевидно, был союзного значения, потому что выглядело
все очень солидно. Жизнь в Махачкале была тихая, мирная, войной
и не пахло. Но по какой-то причине мы снова погрузились в эшелон
и нас повезли дальше. Сейчас с позиции взрослого человека я думал,
что тыл оказался очень глубоким, доставлять танки с фронта требо­
вало много времени, особенно в условиях войны, когда нагрузка на
железную дорогу была большая. Потом для танков необходимо было
возить горючее и наверно с электричеством, тоже не было мощно­
стей. Нас снова повезли и, как оказалось, это была наша длительная
остановка, сроком более 2-х лет. Это был г. Баку.
Наконец-то у кого-то в голове настало просветление, г. Баку
оказался для нашей рембазы очень удобным местом. Горючего без
ограничения, керосин в ларьках продавали на каждом углу, недалеко
от фронта, железная дорога, морской порт, и с электроэнергией по­
легче. Нашу рембазу расположили на территории военного аэродро­
ма. Комплекс зданий выглядел, как наш старый главный корпус, т.е.
административное 4-х этажное здание и к нему пристроен большой
одноэтажный ангар, в котором и разместились все ремонтные цеха.
Удобно было и то, что прямо к корпусу подходила железнодорожная
ветка.
Вот здесь, в Баку, и началась серьезная и полноценная работа
на войну. Рембаза отправляла в месяц на фронт от 30 до 40 боевых
машин. Работали помногу, рабочие сутками не выходили из цехов.
Спали на ящиках по несколько часов, прямо у токарных станков.
Молодежь не выдерживала такой нагрузки. О выходных можно было
только мечтать. Многие молодые люди делали искусственные трав­
мы, чтобы получить бюллетень и тем самым немного отдохнуть и
отоспаться. Семьи рабочих разместились в поселке Монтино, это,
по сути, был новый, строящийся район города. Поселили нас в пя­
тиэтажных, недостроенных домах, балконы у которых были не ого­
рожены и, выходить на них было очень страшно. Конечно никакого
электричества, воды и туалетов в них не было и в помине все это
было во дворе за домом. Сразу в ход пошло изготовление коптилок
из гильз снарядов. Система в домах была коридорная, с обоих сторон
коридора шли комнатки по 14-15 м и всё.
Шла война в самом разгаре, в магазинах только хлеб по карточ­
кам, если его можно было назвать хлебом, это было какое-то липкое
месиво. Все питались с базара, на котором из продуктов в основном
фигурировала кукурузная мука, из которой мы варили знаменитую
мамалыгу. Наши люди меняли муку на одежду, у кого она сохра­
нилась лишняя. Мука была за деньги дорогая, а зерна кукурузы во
много раз дешевле. Тогда наши умельцы изобрели приспособление,
довольно простое по устройству, и мы, домочадцы стали сами делать
эту муку, которая спасала нас от голода.
Война набирала обороты, немцы рвались к большой нефти, им
нужен был Баку, Грозный, участились налеты немецкой авиации на
Баку. Несмотря на все трудности быта и работы, наша рембаза, как и
другие предприятия города, работала, давая фронту танки и самоход­
ные орудия. Положение с продуктами становилось просто катастро­
фическим. Администрация как могла помогала рабочим и их семьям,
но этого было слишком мало.
Наступил голод! Многие рабочие, получив зарплату, проедали ее
за несколько дней, а потом умирали голодной смертью. Я совер­
шенно не сгущаю краски, это было так. Многие рабочие убегали на
базар, который назывался «Кубинка», для того, чтобы попасть под
облаву, т.к. всех задержанных без документов отправляли на фронт.
Люди стали пухнуть от голода. На базаре можно было купить коечто из продуктов, но все было очень дорого. Положение было очень
тяжелое.
Обмен вещей на продукты закончился, обстановка ухудшалась.
Тогда снова заработала смекалка, самое главное, что надо было както выживать. На территории аэродрома была большая свалка алю­
миниевых обрезков, выиггамповок. Мы, пацаны, в сумках из под
противогазов, носили домой этот алюминиевый металлом. Отец по
ночам, делал алюминиевые гребешки, расчески. Конечно этим зани­
мались все, кто на это был способен. Весь этот товар шел в обмен на
кукурузную муку. По ночам наши дома гудели, при коптилках люди
что-то пилили и строгали, приходили посредники, которые скупали
эту продукцию оптом. Потом отец стал делать формочки для печенья
и даже освоил производство различных ложек «чумичек». В какое-то
время хлеба на карточки не стало и нам отоваривали галетами, но
галеты это далеко не хлеб. Руководство рембазы старалось помочь
рабочим и нам стали иногда выдавать пайки, в них было немного
маргарина, селедка и редька. На Новый год, для нас детей, была ёлка
и, даже скромные подарки: два мандарина, несколько конфеток и
печенье. Конечно, мандарины мы съедали вместе с кожурой.
Мы, заводские пацаны, ходили в школу через два дня на третий.
Конечно было не до учебы, да и зачастую порой просто нечего было
одеть. Мы, заводские ребята, все свободное время проводили на тер­
ритории завода, совали свой нос везде, где нас и не просили, радио
не было, поэтому все новости мы узнавали на заводе. Мы свободно
лазали по танкам привезенных с фронта, а внутри в них были бое­
припасы и всё, что хотите. Мы набивали карманы трассирующими
патронами и в школе, у местных пацанов меняли на еду и фрукты. В
Баку было очень тяжело и для взрослых и для детей. И вот где-то в
середине 1944 года, прошел слух, что нашу рембазу подвинут ближе
к фронту, т.е. в Россию.
Саратов. В освобожденный город Киев из Саратова должна уе­
хать 10-я рембаза такого же профиля, как и наша двенадцатая, и мы,
т.е. рембаза наша поедет в Саратов на эти площади. После того, что
слухи эти обрели правду, радости не было предела, все понимали,
что в России не будет так голодно. В Саратов поехала делегация от
нашего руководства посмотреть, что за площади и по ряду других во­
просов связанных с производством. Когда вернулись наши посланцы
из Саратова и рассказали о том, что в Саратове жизнь намного сыт­
нее, на базаре много картошки, молока, можно купить хлеб. Много
одежды, самодельной обуви, сапог и т.д. Киевляне поделились своим
опытом, как они выживали в Саратове.
В Саратове очень неплохая земля —чернозем, желающим давали
участки под огороды, многие держали коз, получая очень питатель­
ное козье молоко и т.д. В общем это был маленький праздник для
всего населения рембазы, праздник надежды на более сытую жизнь.
Члены делегации еще сообщили, что с дровами в Саратове напря­
женка, угля нет и очень дорогой керосин, что на базаре за бутылку
керосина можно получить ведро картошки. Наши люди намёк по­
няли. Рембаза № 12, с приподнятым настроением, начала сниматься
с якоря. С территории аэродрома, один за другим начали исчезать
дюралюминиевые баки от горючего, немецкие канистры из-под бен­
зина, все эти вещи раздували сжатым воздухом, поскольку почти всё
это было помято. В общем, все начали запасаться керосином, ко­
торый в магазинчиках стоил копейки. Люди поняли, что в первое
время по приезде в Саратов это будет большая подмога.
Начальство рембазы отнеслось к этому «начинанию» с большим
пониманием и всё было сделано очень умно. В конце эшелона при­
цепили крытый пульманский вагон и все ёмкости с керосином, с
надписями на баках, поместили в этот вагон, чтобы случай чего, его
можно быстро отцепить от основного эшелона, где были люди и обо­
рудование. И вот с таким подкреплением наша рембаза двинулась
в Саратов. Надо заметить, что почти у всех, по-несколько бутылок
керосина было с собой в вагонах для обмена на продукты в дороге.
Запомнился эпизод, когда мы проезжали Астрахань. На перроне
вокзала стояли люди, у которых были мешки с вяленными и копче­
ными лещами, это был первый праздник, начался и первый обмен
на керосин.
По приезду в Саратов, весь эшелон и технику и семьи, разгрузи­
ли на территории завода, т.к. жилплощадь ещё была занята киевля­
нами. Поэтому все семьи разместили в главном корпусе на втором
этаже, отгородились простынями, фанерой и начали осваивать Са­
ратов. Далее, по мере освобождения жилья, нас поселяли в бараках,
которые были рядом с заводом. В комнату 14-15 м2 вселяли по две
семьи. Рядом с бараками территория, на которой сейчас находится
«Андреевский» завод, было пустое пространство до самой железной
дороги. Все это пространство, сходу, вспахали, и мы получили по 4
сотки земли под огороды. Организовали семенную картошку и мы
всё засадили картошкой. Осенью у нас был неплохой урожай и мы
наконец-то, от пуза ели вкуснейшую саратовскую картошку. Далее
все обзавелись козами, стало свое молочко, в общем мы отходили от
Бакинской жизни.
1-я и 2-я Дачные и другие до 8-й Дачной это были по своей сути
обычные деревни. Частные домики, во дворах коровы и козы, разная
птица. Нынешнее Красноармейское шоссе было обычной грунтовой
дорогой, неосвещенной и по ней гоняли стадо, начиная от 1-й Дач­
ной. Основной трамвай «3» ходил только до 2-й Дачной и тут же на
кругу разворачивался обратно в город. Рабочие рембазы начали уста­
навливать своё оборудование, начался ремонт техники.
Железнодорожная ветка заходила на территорию рембазы со сто­
роны «306»-го завода, подходила к эстакаде, на которую сгружали
танки и самоходки. Через какое-то время стали привозить на ремонт
и американские танки «МЗ-Л». Броня в американских танках была
намного хуже, чем наша. На наших тридцатьчетверках отверстие от
попадания снаряда было округлым, а в американских танках при по­
падании снаряда вся бронь трескалась и ремонтировать было на мно­
го сложней.
На том месте, где сейчас находится Жиркомбинат, с левой сторо­
ны от проходной (проходная была в виде небольшой будочки) было
целое поле уставленное бронетехникой для ремонта. По мере работы
рембазы, появилась целая рота солдат, которых разместили на вто­
ром этаже главного корпуса. В конце месяца они принимали боевые
машины и с ними отправлялись на фронт. На 3-м этаже был клуб,
нач.клуба был т. Ведома, а в последствии дядя Ваня Комаров, он в
самодеятельности играл на баяне. Очень хорошо помню, как мы от­
мечали день Великой Победы. Набрали в танках снаряды от «соро­
копяток», сняли с них головки, вывернули капсюля, подвели к ним
«Бикфордов» шнур и вечером прямо на территории завода устроили
отличный фейерверк.
Прошло время я закончил 7 классов средней школы и поступил
в Саратовский авиационный техникум, на радиоэлектро- оборудова­
ние самолетов. В техникуме отучился 1-й курс и ушел в 1950 году,
работать на родную рембазу, а учебу продолжил в вечерней шко­
ле. Оформили меня учеником эл.монтера в эл.цех, где начальником
цеха был Иван Федорович Кретов, позднее занимавший должность
Гл.энергетика завода. Попал я бригаду Федора Андреевича Просвирнина. Это был бывший фронтовик, человек очень высокой квалифи­
кации, который научил меня работать так же как это делал он сам.
Он учил меня не только специальности, но и передавал свой жиз­
ненный опыт, относился ко мне по отечески, за что я по гроб жизни
буду его помнить. Очень жаль, что он рано ушел из жизни. Еще в
нашей бригаде был очень жизнерадостный человек и очень грамот­
ный специалист — Саша Бадайкин, которому я тоже многим обязан
в своем становлении как специалист. В то время, когда я пришел на
завод ещё немного оставалось производства танков. Помню Сергея
Матвеевича Цыбизова, который бегал в солдатской форме весь за­
масленный, т.к. он работал на мойке деталей от моторов, в послед­
ствии, когда мы стали выпускать эл.лампочки он стал начальником
колбомоечной. В то время Василий Ананьевич Огиенко командовал
гаражом, потом был председателем Завкома и даже один год коман­
довал Чардымом, когда там были одни палатки. Это уже был завод
п/я 122. Когда я поступал на завод он уже не назывался рембаза.
В руководстве завода появился т. Зинеев, гл.инженер Герман,
нач. ОТК Гомонов и т.д. Завод, в лице 1-го цеха начал выпускать
осветительные лампочки, потом 6Ф5С, 6К9С. Мы перешли в другое
министерство вакуумной промышленности. Появились, вместо гряз­
ных спецовок, белые халаты, маникюр, началась мирная жизнь. На
завод стало приходить трофейное оборудование немецкого вакуумно­
го производства из побежденной Германии фирмы «OSRAM», «SIMENS». Это были тоже испытательно-тренировочные стенды. Нашей
бригаде, во главе с Федей Просвирниным поручили изготовление
первых на заводе, наших советских испытательных стендов. Посколько наша промышленность того времени не имела необходимых
деталей и комплектующих, то мы демонтировали немецкое оборудо­
вание и на их деталях строили свои стенды, заодно учились у немцев
красивому монтажу и другим видам работ. Очень нам понравилось,
как были выполнены монтажные столы, для женщин-монтажниц и
скажу честно, во многом мы старались подражать немецкой аккурат­
ности при изготовлении оборудования и их эстетике. На наших за­
водских складах было много разной радиоаппаратуры оставшейся от
танков и это все тоже пошло в производство стендов.
Вакуумное производство постепенно расширялось, наш 1-й цех
освоил знаменитую лампу 6ПЗС. Почему знаменитую? Эта лампа,
вернее ее стеклянная колба вмещала в себя 150 гр.спирта. Появив­
шийся спирт стал на заводе «валютой» за которую можно было про­
толкнуть срочно любой заказ, достать необходимую деталь или ее
выточить, в обход бумажной волокиты. Снабженцы доставали все,
что не было учтено в заявке. Разбавленный спирт в колбе 6ПЗС был
нормой приема перед обедом. К сожалению, я свидетель как многие
рабочие да и ИТР не могли остановиться и все кончалось очень пе­
чально. Слишком велик был соблазн, выпить «на халяву».
В 1951 году в октябре меня призвали в Армию, в это время я уже
был в 10-м классе ШРМ. Попал я служить в Черноморский погра­
ничный флот на границу с Турцией в г. Батуми, но в начале, в Ана­
пе, закончил военную школу, где получил специальность «радистоператор».
В числе других ребят был направлен радистом на торпедный по­
граничный катер типа «Морской охотник». К великому счастью, для
1951 год. Анапа.
Первый год призыва, 4-я морская
школа Погранфлота МГБ СССР
«Салага» Гороховский З.М.
1955 год. Батуми.
Перед демобилизацией.
Старший радио мастер дивизиона
погрн.кораблей (Гороховский З.М .)
меня, армия стала большой и очень интересной школой жизни, не­
смотря на то, что служить пришлось 4 года. За время службы я стал
старшим мастером дивизиона по ремонту радио и радиолокационной
аппаратуры, и это мне очень здорово помогло в моей дальнейшей
работе на заводе после демобилизации.
И вот прошли 4 года моей службы, начальство усилено уговари­
вало продолжить службу сверхурочно, но время было не легкое и, я
нужен был в семье. Демобилизовавшись, я сразу по приезду домой,
пошёл в 10-й класс, чтобы закончить школу и получить аттестат. По­
шёл на завод.
Мой бригадир Ф.А. Просвирнин был уже в это время начальни­
ком эл.цеха. Мы с ним встретились, поговорили и он понял, что в
эл.цехе мне делать нечего. Он отвел меня в цех № 15 к начальнику
БИПа Валентину Леонтьеву. Цехом № 15 в то время командовал Ми­
хаил Григорьевич Загоровский, замечательный человек и организа­
тор. Когда я оформлялся на работу, то на проходной познакомился с
парнем, который тоже был в флотской форме, он также оформлялся
в цех № 15 в БИП к Леонтьеву, это был знаменитый Володя Мелешкин, в последствии мы с ним стали близкими друзьями и оставались
ими до самого его ухода из жизни.
60-е годы, Майская демонстрация.
На фото (слева направо): Загоровский Михаил Григорьевич (нач.цеха15),
наладчики оборудования БИПа цеха 15: Гороховский Зяма Моисеевич,
Огиенко Юрий Васильевич, Мелешкин Владимир Федорович, рядом
Богданов Иван.
На заднем плане: технолог цеха 15 —Киреев Юрий Иванович
Через несколько недель к нам в БИП пришел еще один парень
в флотской форме. Это был Юра Огиенко, сын Василия Ананьеви­
ча. Дома у Володи Мелешкина мы, за рюмкой чая, познакомились
с его соседом Олегом Радюком, тогда он еще не был «Олегом М и­
хайловичем». Немного поработав и освоив оборудование цеха, меня,
Леонтьев перевел на обслуживание самого ответственного оборудова­
ния, на котором шла военная приемка изделий цеха № 15. Я вскоре
сдал, на тогда, самый высокий 7-й разряд. Работая на этом участке,
я вплотную столкнулся с нашими военпредами, которым предъяв­
лял оборудование для испытания и проверки (приёмке) изделий цеха
№ 15.
В то время военпредами от флота был капитан-лейтенант Кисин
Владимир Петрович (в последствии капитан 3-го ранга) и подпол­
ковник Губин ...Тимофеевич. Оба офицеры были здорово технически
подкованы, высокообразованны, эрудированны во многих вопросах,
мне с ними было очень легко и приятно работать, так как мы пони-
1961-62 годы.
Строительство 6-ти этажного
дома по ул. Вишневая, 18.
На фото (слева направо):
наладчик цеха 19 БИП
Поликашин Виктор,
нач.БИПа ЛГИ
Гороховский Зяма,
слесарь цеха 2 —Евгений.
мали друг друга во всех технических вопросах, что касалось оборудо­
вания. Всю политику в работе с военными от администрации завода
осуществлял Даниил Евсеевич Писман.
Д.Е. Писман был тогда контрольным мастером ОТК завода, это
было при нач. ОТК Гомонове. Участком долговечности руководил
Израиль Давыдович Гуткович, который будучи в пенсионном воз­
расте переехал во время «перестройки» в Израиль, где и дожил свои
последние годы. В 2002 году в декабре, в возрасте 84 года Израил
Давыдович был похоронен на Святой земле Израиля.
В 1959 году я женился, понадобилось жилье, т.к. все мы жили в
одной комнате 16 м2 за простынею. Пошел на прием к Умнову, он
в то время меня уже хорошо знал. Для начала дали мне комнату в
каменном бараке, что возле завода, коридорная система, в конце ко­
ридора общая кухня. В этом доме у меня родился первый сын Влади­
мир. Время шло, Радюк О.М. был уже в это время нач.цеха 16. Както вызывают меня в партком завода, прихожу, там сидит Радюк О.М.
и если я не ошибаюсь секретарем парткома был Ю.И.Киреев. Стали
меня уговаривать, чтобы я принял БИП ОТК или, как говорили учка срока службы. Дело в том, что в общем БИПом командовал до­
вольно грамотный и с большим опытом инженер Олег Карлович Лаздин, но дело у него не шло из-за одной причины, а причина эта была
1984 год.
Столовая завода. Коллектив БИПа ЛГИ отмечает своё 25-летие.
У меня на груди медаль, которую мне вручили от коллектива ЛГИ.
спирт. Коллектив наладчиков БИПа пользуясь тем, что руководитель
в течении дня употребляет, тоже ушами не хлопали, короче, климат
в коллективе был не здоровый, работа не ладилась, квалификация
рабочих не росла, деталей для эксплуатации и ремонта почти не было
и много оборудования по этой причине простаивало, в общем БИП
был на грани развала, нужно было что-то срочно предпринимать.
Я в это время учился в институте заочно, и взваливать на себя
такую ношу мне не очень хотелось, но уговорили. Как только я при­
шел в коллектив сразу собрал собрание, на котором объяснил всем
любителям выпить, что их лафа кончилась, кто не желает работать
трезво, пусть пишет заявление, я подпишу. Объяснил рабочим, что с
моей стороны требования будут жесткими к работе, но справедливы­
ми. Сразу многим поднял разряды, а с ОТЗ это было делать очень не
легко, особенно когда начальник ОТЗ был Донин. Организовал тех.
учебу. На первых порах сам работал с ребятами, передавая им свой
опыт и знания. Далее укомплектовал БИП наладчиками и инжене­
рами и дело пошло. Без скромности могу сказать, что наш БИП был
одним из лучших среди других на заводе.
Проработал я нач.БИПа ЛТИ без малого 40 лет. За этот срок
много воды утекло, менялось неоднократно название завода и наше­
го ЛТИ, но мы продолжали работать. И вот началась великая пере­
стройка и все пошло в тар-тарары. В результате мы с женой живем в
Израиле, дети в Нью-Йорке, я пока не сдаюсь.
Отдельно, хотелось бы сказать о коллективе БИПа ЛТИ, которым
мне пришлось руководить почти 40 лет. В разное время наш коллек­
тив по численности составлял в месте с моими помощниками инже­
нерами около сорока человек. На площадях ЛТИ было сконцентри­
ровано почти всё оборудование аналогичное, как в сборочных цехах
завода. Поэтому наладчики и инженеры БИПа имели квалификацию
намного шире и знания их были более глубже, чем у наладчиков
любого БИПа, любого цеха. Соответственно и работать было гораз­
до интересней. Я всегда понимал высокую степень ответственности,
которая была возложена на меня, т.к. от качества настройки обо­
рудования зависело качество оценки самого изделия представителем
заказчика. Очень серьезно я относился к технике безопасности и её
неукоснительному выполнению, наверно поэтому, за все годы рабо­
ты на таком сложном оборудовании, где напряжение на открытых
стендах измерялось в десятках киловольт, у нас не было ни одного
ЧП с поражением током и, наладчиков и испытательниц.
Я всегда был доволен своим коллективом, никогда не бросал слов
на ветер, если обещал рабочему разряд, то он его получал, так было
и с общежитиями и даже квартирами. Совершенно без бахвальства
могу сказать, что весь коллектив меня уважал, я это постоянно чув­
ствовал и, это мне придавало силы и желание работать. Свою работу
я очень любил, хотя многие знают, что непосредственно с людьми
работать непросто.
У меня были отличные помощники, грамотные специалисты,
это мои ст.инженеры: Иванов Анатолий, Терешин Саша, Боргунов
Юра, Сидоров Андрей и особенно хочу очень тепло отозваться о
ст.инженере Лаврентьеве Викторе Павловиче. Виктор в своей специ­
альности был «самородок», очень чуткий и замечательный человек,
это была моя правая рука. Очень жаль о его преждевременном уходе
из жизни. Хочу из далека выразить глубокое соболезнование его жене
и сыну. Помимо того, что он был высоким специалистом в своем
деле, он был высоко тактичным человеком и от природы одарен не­
заурядным умом. Пусть земля ему будет пухом.
Очень жалко и Сашу Терешина, также рано покинувшего нас.
Очень приятно было работать многие годы с Сидоровым Андре­
ем, который пришел в наш коллектив из Университета, молодым
1992 год.
Гороховский Зяма Моисеевич —на рабочем месте (нач. БИПа ЛГИ)
специалистом и вскоре стал ст.инженером, отлично освоив наше
сложное оборудование. Из рабочих-наладчиков оборудования хочу
вспомнить замечательных людей и специалистов своего дела: Сухаре­
ва Л.П., Дубинина Н., Чумакова Н., Колесниченко Геннадия, Смыка
Н., Худошина А., Менакера Б., Жиганова Б., Козлова В., Волко­
ва С., Трепалкина Д., бессменного нашего профорга Маслову Г.И.,
Смурыгина В., Метлина Г., Кожевникову Г., Саленкова С. и многих
других.
За все эти годы было много хороших специалистов, которые
прошли через наш коллектив, оставив самые светлые воспоминания
о работе в нём. К свои подчиненным я относился с большим уваже­
нием и люди платили мне тем же. Наш коллектив БИПа настолько
достиг совершенства в своей профессии, что мы решали даже такие
задачи, как изготовление новых стендов для испытания на долговеч­
ность для новых изделий, и получались они не хуже, чем их изготав­
ливал цех 26, которым командовал Вайсман Д.Р.
Все эти годы вплотную работал с такими специалистами, как
Кружков И.Ф., Дынкин М.С., Каплин А., Погорелов, Холодов, Са­
вин А. Много приходилось по работе общаться с Гл.инженером Со­
ловьевым А.В., Филоненко В.А., впоследствии после Соловьева. Не­
моту не вспомнить Марченко В., Лыткина, Пиденко А., военпредов
Балякина, Орлова и многих других замечательных людей с кем све­
ла меня длительная работа на заводе. Работа с окружающими меня
людьми была очень интересна и поучительна.
В начале своего повествования я поделился своими воспомина­
ниями о становлении нашего завода - из небольшой военизирован­
ной рембазы № 12, которая в суровые годы В.О.В. 1941-1945 гг., превознемогая все трудности военного времени давала фронту по 30-35
боевых машин в месяц, производя их ремонт в сложнейших условиях
тыла. Это по сути своей воспоминания ребенка в возрасте от 9-13
лет, но надо сказать, что мы, дети войны, всё понимали, что проис­
ходило вокруг нас и всё это врезалось в нашу память на всю жизнь.
Наш завод стал для меня родным домом, с ним я вырос, стал взрос­
лым человеком. Он прошел через всю мою жизнь и я ему никогда не
изменял.
В конце своего повествования я хочу преклонить колено перед
человеком, замечательной души, который, взяв смелость, взвалил на
свои плечи, на мой взгляд, тяжелейший труд написания трилогии о
нашем РОДНОМ ЗАВОДЕ. На мой взгляд, этот труд несоизмерим.
Сколько нужно было поднять архивных материалов, стенограмм пла­
нерок, бухгалтерских и других документов. Я это еще больше осо­
знал, когда писал свои скромные листочки воспоминаний. Этот че­
ловек, который вложил в свой труд частичку своей души — Семёнов
Анатолий Васильевич. Огромное Вам спасибо от всей моей семьи
и, т.к. мы все участники этих событий, и я, и моя жена Леночка, и
мои дети Владимир и Вадим, думаю, что к нам присоединятся все те,
кому завод не безразличен.
Здоровья Вам и всем Вашим домочадцам на долгие годы, мы же­
лаем со «Святой Земли» «От мэя эсрим!» На иврите это пожелание,
которое звучит «До ста двадцати!» Так говорят у нас в стране.
С уважением, Гороховский Зяма Моисеевич
г. Ашдод, Израиль. 10.2008 г.
2007 год. США г. Нью-Йорк.
Встреча через много лет двух старейших ветеранов родного завода —
Заместителя Генерального директора по качеству ПО «Тантал»
Письмана Данилы Евсеевича (слева) и
Начальника БИП-ЛТИ Гороховского Зямы Моисеевича (справа)
Дорогие тантальцы!
Сердечно поздравляем всех вас с юбилеем завода!
Счастья, добра вам и здоровья!
Сердцем мы всегда с вами!
Письмам Д.Е., Гороховский З.М.
Мысли вслух автора о других эмигрантах
в страны Дальнего Зарубежья
Один из успешно работающих специалистов на предприятии Са­
ратовской электроники — начальник финансового отдела Гаар Вла­
димир Леонидович в середине 90-х годов переехал на постоянное ме­
сто жительства на свою историческую родину — в Германию. Вместе
с ним уехала жена Галина и двое малолетних детей: сын Дима 10-ти
лет и дочь Лиля 6-ти лет.
Прошло немногим более десяти лет и Владимир Гаар, успешно ра­
ботающий бизнесмен, руководит собственным бюро, постоянно рас­
ширяя сферу своей деятельности, не отстает от мужа и Галина —у нее
так же собственный бизнес - рекламное агентство. Выходят на само­
стоятельную дорогу их дети, сын Дмитрий живет и работает на берегу
Балтийского моря в г. Киле, а Лиля в 2009 году заканчивает гимназию.
За 13 лет в Германии сформировалась еще одна успешно развиваю­
щаяся и счастливая семья из бывших российских эмигрантов.
В одном из писем Владимир Гаар мне пишет: «Германия — вы­
сокоорганизованная страна, в любой сфере работает система. Здесь
всё с человеческим лицом и повернуто к человеку. Немцы в основ­
ном чуткие, внимательные и если что-то у тебя произошло —звонят,
спрашивают, посещают и сопереживают. Галя как-то мне сказала:
«Не могу себе представить, что немцы когда-то были фашистами. Се­
годня для меня —это совсем другая нация». Нам нравится не только
Германия, но и немцы!»
Ну что ж, уважаемый мой друг Владимир Гаар, дай бог, чтобы
больше никогда не повторились трагические 1941-45 годы, а мы бу­
дем дружить и вместе вспоминать былое и все то хорошее, что было
в нашей жизни.
В 2005 году Владимир Гаар написал свое стихотворение, которое
здесь полностью воспроизведено:
«Устремляю я взгляд на Восток — там Россия.
Нет пути мне назад, а со мной —ностальгия».
Я по Риге скучаю, не забыть мне Москву,
Краснодар вспоминаю и в Саратов хочу.
На Мамаев Курган
Чтобы снова подняться,
С Соколовой Горы Волгой полюбоваться.
Там величье Кремля и куранты на Спасской!
Там церквей купола
На Площади Красной!
И когда я вернусь в город мой на заре,
По лугам пробегусь босиком по росе.
Я пройду по покосу, наслаждаясь зарёй,
Прокричу я с утёса:
—Я вернулся домой!
В город, где был я счастлив,
В город, где я любил,
Где я много растратил
И где много нажил.
Я приехал туда, где берёзы шумят,
Где малиновый звон на вечерней заре,
Где чужие огни в моих окнах горят
И где детство прошло в милом, старом дворе.
Как дышать здесь легко!
Здесь и воздух иной!
Здесь встречают тебя по другому!
И от воздуха этого словно хмельной
Подошёл я к знакомому дому.
Я вернулся, друзья!
Обнимите меня!
Ведь все годы мне Вас не хватало!
Дверь толкнул и вошёл, а в ответ тишина Двух друзей моих больше не стало.
Две свечи догорали я молча стоял,
Я не в силах был оглянуться:
Слишком долго ты не был здесь. Ты опоздал,
Они больше сюда не вернутся.
Я побрёл наугад, сам не зная куда
Только дальше от дома и от порога:
— Был я долго в пути.
Вы простите, друзья,
Слишком длинною шёл я дорогой.
/ В.Л. Гаар /
Уважаемый Владимир и Галина! Вся моя семья искренне желает
вам и вашим детям счастья на новой Родине, добра и здоровья на
долгие годы.
Давайте дружить, встречаться на берегу родной р. Волги и жить
в мире!
г. Саратов
А.В. Семёнов
Воспоминания о заводе «Тантал»
Сидоренко
Александр Дмитриевич,
ветеран завода
Пройдет немного времени и мы —ветераны и бывшие работники
завода «Тантал» будем отмечать его шестидесятилетие.
Как быстро летит время! Кажется, совсем недавно в 1975 году я
- молодой специалист, окончивший престижный в городе Саратове
Политехнический институт и уже проработавший начальником ко­
тельной почти три года на СЭПО, перешел работать на завод «Тан­
тал».
Многие мне тогда задавали вопрос: чем вызвано мое решение
уйти с крупного и старейшего Саратовского предприятия авиацион­
ной промышленности?
Но к тому времени 122 завод (как его называли тогда в городе)
под руководством молодого инициативного и талантливого директо­
ра Георгия Архиповича Умнова стал одним из передовых и успеш­
но развивающихся предприятий не только Саратова, но и отрасли.
Строились новые производственные корпуса, детские сады, жилпоселок на 2-ой Дачной. Впервые в городе завод «Тантал» построил
плавательный бассейн «Дельфин» на 2-ой Дачной и заводской про­
филакторий — санаторий на 150 мест.
Для многих специалистов Саратова считалось за честь работать в этом
прославленном коллективе. Я так же сделал этот выбор в 1975 году.
Вскоре я — заместитель начальника крупного энергетического
цеха, а затем и начальник цеха.
Хочется добрым словом вспомнить моих первых наставников
— Главного энергетика завода Кустова Ивана Степановича, его за­
местителя Галактионова Владимира Александровича, к сожалению
очень рано трагически ушедшего из жизни, начальника цеха Носова
Александра Даниловича —грамотного специалиста, много сил отдав­
шего развитию энергетики завода. У этих ветеранов мы — молодые
руководители —учились «уму —разуму».
Вспоминаются: Пивоваров Анатолий Дмитриевич, прошедший
суровые годы войны на боевых кораблях Тихого океана, работавший
на заводе сменным энергетиком. Анатолий Дмитриевич по натуре
был жизнерадостным, острословом и поэтому его поэтические дру­
жеские эпиграммы на отдельных руководителей знал весь завод. В
70-е годы Пивоваров А.Д. написал книгу о своей молодости и она
была издана большим тиражом в Приволжском издательстве.
Еще один участник ВОВ оставил на заводе хорошую память —это
Григорий Сидорович Попов, ветеран завода, спокойный, уравнове­
шенный человек, высокого роста и крупного телосложения, главным
для которого было —дело.
С особой теплотой вспоминаю так же ветеранов — Клоуда Индриха Алойсовича — начальника КБ ОГЭ, Левину Валентину Ива­
новну - так же многие годы работавшую начальником КБ, Самошина
Николая Елисеевича — руководителя группы по вентиляции и кон­
диционированию.
В последующие годы я работал заместителем, а затем Главным
энергетиком завода «Тантал».
Рос и расширялся завод, постоянно шла реконструкция произ­
водственных корпусов, вводились в строй новые корпуса, создавались
новые цеха и производства, в том числе и в нашей службе Главного
энергетика. На базе завода «Тантал» и филиала в г. Марксе приказом
Министра Шокина А.И. было создано производственное объедине­
ние «Тантал», являющееся к тому времени крупнейшим отраслевым
многопрофильным предприятием.
Все годы наряду с развитием основного производства активно
велась работа по реконструкции и расширению объектов энергетиче­
ской службы. Построены:
холодильно-компрессорная станция
- 1964 год;
водородно-кислородная станция
— 1965 год;
корпус - модуль для электроцеха
- 1972 год;
очистные сооружения
— 1973 год;
расширение котельной (II очередь)
- 1976 год;
ионообменная станция
— 1983 год.
Постоянно велась реконструкция внутри заводских энергетиче­
ских коммуникаций, в числе которой особое место занимает стро­
ительство проходного подземного энергетического тоннеля — это
своеобразная подземная кровеносная система огромного организма
завода.
70-е годы.
На фото в центре —начальник цеха № 28 Сидоренко А.Д.
Субботник по уборке заводской территории.
В центре —начальник цеха Сидоренко А Д .
Большой заслугой руководства ОГЭ и всей энергетической служ­
бы является факт опережающего развития нашей службы к очень
быстро растущим потребностям и качеству многочисленных видов
энергетики. За все годы работы Объединения подразделения службы
ОГЭ бесперебойно и качественно обеспечивали все подразделения
завода энергетикой.
Безусловно, главным моим учителем и наставником всегда был до
последних дней его жизни мой отец —Сидоренко Дмитрий Дмитрие­
вич — участник и инвалид I группы Великой Отечественной войны,
награжденный многими боевыми орденами и медалями. Несмотря на
инвалидность, отец более сорока лет после войны работал директо­
ром Саратовского центрального универмага. Он был человеком целе­
устремленным, волевым, знающим цену слова — «честь», и делал все
от него зависящее, чтобы я и двое моих старших братьев выросли и
шли по жизни самостоятельными, активными, трудолюбивыми, пря­
мо и честно смотрели людям в
глаза и, это ему удалось.
Он был настоящим патрио­
том нашей великой Родины, и
я, верный его заветам, так же
стараюсь быть достойным свое­
го отца, возглавив региональ­
ный совет партии «Патриоты
России».
В годы работы на заводе
«Тантал» многому научил меня,
как и сотни других руководи­
телей завода, наш директор
Георгий Архипович Умнов,
который постоянно учил нас
работать на перспективу, при­
нимать нестандартные решения
и справляться с критическими
ситуациями, заботиться о лю­
дях, с которыми работаешь и
которые тебе доверяют. Полу­
Отец Александра
ченный
опыт позволил мне в
Дмитриевича Сидоренко —
дальнейшем
успешно работать
Дмитрий Дмитриевич,
на
руководящих
должностях на
участник и инвалид
предприятии ОАО «Рефлектор»
Великой Отечественной войны
в течение более десяти лет.
(послевоенный снимок)
Сидоренко А.Д. на фоне хлебного поля
Александр Дмитриевич на месте приземления Гагарина
Встреча Сидоренко А.Д. с
Третьяком Вл. —депутатом
Государственной Думы
Прошли годы, судьба разбросала многих из нас ветеранов «Тан­
тала» по разным предприятиям, но для меня «Тантал» на все времена
остается родным заводом, который вывел меня на широкую дорогу
жизни в непростых условиях рыночной экономики.
Сидоренко А Д .
Воспоминания о работниках завода «Тантал»
А.А. Свиридова
А.А. Свиридов,
бывший главный бухгалтер
Так уж ведется, с возрастом людей одолевает ностальгия попрошлому. Всё чаше и чаще приходят на память значимые эпизо­
ды из жизни детства, юношества, студенчества и, конечно, взрослой
жизни. Вот и нам, поколению 30-х годов есть что вспомнить.
Никогда не сотрутся из памяти тяжелые годы моего детства. Ок­
купация нашего района в декабре 1941 года немецкими войсками
батальоном танковой дивизии Гудариона. Это было в селе Куликово
Поле Тульской области. Фашисты не пощадили женщину с двумя
детьми, полностью разорили всё домашнее подворье, уничтожили
скот и птицу. В памяти осталась страшная картина чудом не состо­
явшегося расстрела около нашего дома в 40°С мороз матери и нас с
сестрой. Мать заподозрили в оказании помощи раненым советским
разведчикам. Всплывает в памяти не менее страшная картина пожара
на наших глазах нашего дома, подожженного фашистами при отсту­
плении из села, когда из двухсот домов чудом остались десятка пол­
тора крытых жестью домов. Отец погиб в 1942 году защищая Харьков.
Засуха и неурожай на Тульщине в 1947 году, отсюда все «прелести»
голодающего народа. Но это темы для отдельного разговора.
Мне бы хотелось вспомнить свою взрослую жизнь.
Вернувшись в 1965 году из Южного Урала, куда я получил направ­
ление после окончания в 1962 году Саратовского экономического ин­
ститута в Челябинскую областную контору Госбанка и добросовестно
отработав там положенные 3 года мне посоветовали пойти поискать
работу на один из элитных по тому времени предприятий —п/я 122.
В отделе кадров завода были два вакантных места экономиста. На
беседу со мной в ОК были приглашены начальник литейного участка
№ 5 Раскин Григорий Леонтьевич и нач.цеха № 15 Рабинович Л.И.
Рабинович Леонид Давыдович сказал, что у него в цеху производство
приборов, которое никак не связано с банкнотами. Я рассмеялся на
этот «юмор» и мы ударили по рукам с Раскиным.
С большим интересом я окунулся в производство. Вот тогда я по­
нял, что результат работы цеха напрямую зависит от того, как спла­
нированы экономические показатели цеха и тщательно подведены
итоги их выполнения.
Спустя 2 года мне предложили более серьезную работу - началь­
ником ПДБ в цех № 15 вместо перешедшего на другую работу вете­
рана завода Волошина Ивана Яковлевича. Начальником цеха № 15 в
то время был Лыткин Ю.В., его заместителем —Филоненко В.А. От­
кровенно говоря, я еще не успел толком освоить этот участок работы,
но зато с блеском освоил технологию пить спирт «чистым». Не мало
в этом мне помог Гл.конструктор завода Терновой В.Н., хороший
добрый друг и товарищ.
В 1967 году меня назначили Замначальника финансово-сбытового
отдела, где был начальником Демчук Петр Яковлевич. Как же я бла­
годарен этому человеку. Он мне сразу сказал: «Толя, забудь, чему
тебя учили в институте, здесь завод, а у него свои тонкости». Да, это
был настоящий финансист, который прошел большую школу, рабо­
тая в Городском финансовом отделе.
От работы нашего отдела зависели многие показатели, которые
входили в номенклатуру обязательных экономических показателей
при оценке работы завода в Министерстве. Среди них такие, как:
Поставка изделий по срокам и номенклатуре по договорам потреби-
1970 год, финансово-сбытовой отдел.
Сидят (справа налево): Носова Н.И., Мизинова Лариса, Демчук П.Я.,
Свиридов А.А., Комисарова Л.М., Балашова Валентина.
Стоят (справа налево): Гребенникова Л.Г., Ломаш Е.К., Свиридова АЛ.,
Кузнецова Л.И., Бакадорова Г.Е., Лукьянова М.А., Зимнюкова Е.А.
телям как внутри страны, так и поставка на экспорт. Этот показа­
тель рассматривался при подведении итогов соц.соревнования среди
предприятий МЭП как один из основных.
Случались и казусы в поставках по договорам. Однажды нам на
склад сбыта в конце года цех № 16 (нач.цеха Матов М.А.), чтобы
закрыть план сдал изделие ИКМ-12М, который был упакован в тя­
желую габаритную тару. Так случилось, что на следующий день у нас
была открыта виза на ж/д товарной станции Саратов-2 на отгрузку в г.
Москву. Старший мастер склада сбыта ветеран ВОВ и завода Филин
Николай Максимович воспользовался случаем и отвез ИКМ-12М на
станцию и в тот же день вагон с грузом ушел в Москву, грузополуча­
телю согласно договора —Московскому научно-исследовательс-кому
институту связи (ЦНИИС).
Через пару дней цех № 16 приехал на склад сбыта, чтобы забрать
изделие в цех, якобы на доработку. Каково было шоковое состоя­
ние?! Оказалось, что ящики были заполнены .... Кирпичами. К этому
времени ЦНИИС уже получил в Москве и распаковал груз....????
Произошел скандал, который был в срочном порядке бесшумно за­
мят курирующим это производство Кишиневским Л.И. (старшим).
В целом служба сбыта работала четко и добросовестно. Вовремя
правлялась с заявочной и договорной компанией. Почти вручную
обрабатывалось и исполнялось около трех тысяч договоров, по се­
рьезным поставкам согласовывались протоколы разногласий, ино­
гда и через арбитражные споры. Профессионалом в своем деле была
руководитель договорного бюро — Носова Нина Ивановна, а также
грамотные специалисты — Смыслова В.А., Комиссарова Л.М., Бакадорова Г.Е., Бурундаева М.И.
Оперативно и своевременно решались и финансовые вопросы.
Задержки, если они иногда случались на один - два дня, с выпла­
той зарплаты происходили исключительно по вине Госбанка из-за
сбоев в пополнении оборотной кассы. На расчетном и на специаль­
ном ссудном счетах завода денежных средств всегда было в достатке.
Четко выполняли свои обязанности кассиры Ломаш Е.К., Лукьянова
М.А., Кузнецова Л.И.
Не обходилось без курьезов и с наличными деньгами. Однажды,
приехав из Госбанка с деньгами для выплаты зарплаты (а привозили
мы их при помощи 3-4 грузчиков, которых как правило выделял нам
нач.цеха № 26 незабвенный Вайсман Д.Р.) при пересчете на месте
мы обнаружили излишки в сумме 132 тыс.рублей (для сведения —ав­
томобиль «Жигули» в то время стоил 6,2 тыс.руб.). Вместе с нашим
заводом в этот день получали зарплату завод «ПУЛ», СЭПО и НПО
«Алмаз». Кому была передана излишняя сумма кассиры Госбанка не
могли определить, потому никому и не звонили, чтобы не наделать
большого шума в городе. Когда мы позвонили старшему кассиру Ле­
нинского отделения Госбанка и сообщили ей об излишне выданной
нам сумме, с ней случился обморок. Мы с Лизой Ломаш сложили
деньги в мешок и тихо-тихо вернули излишки кассирам банка. Ни
управляющий банком Лкжшин Е.А., ни Гл.бухгалтер Ульяна Пав­
ловна об этом инциденте так и не узнали. Зато, когда мы получали
впоследствии наличность, наш завод вызывали для получения самый
первый.
В 1972 году меня избирают Заместителем председателя Завкома
профсоюза с возложением на меня обязанностей по проблемам про­
изводства и организации соцсоревнования среди цехов и отделов за­
вода, где я 2 года занимался профсоюзной работой.
В это время заканчивал свою трудовую деятельность Главный
бухгалтер завода —ветеран труда, великий человек, как в прямом, так
и в переносном смысле слова, заядлый охотник и всеми уважаемый
Обиход Игнат Лукич. С его подачи и Демчука П.Я. директор завода
Умнов Георгий Архипович вызвал меня к себе и в присутствии Оби­
хода И.Л. сказал: «Принимай у этого старика дела и что б через пять
лет твоя фамилия была Обиход-2».
Меня морально и духовно вдохновлял многочисленный почти
женский коллектив, коих впоследствии насчитывалось только в цен­
тральной бухгалтерии 47 человек, плюс в других подразделениях (з-д
«Радон» г. Маркс), ЖКО, д/сады, санаторий-профилакторий, свино­
комплекс «Латухино» и др., а всего 94 человека бухгалтеров, отряд не
маленький.
Но Игнат Лукич в период своей деятельности воспитал прекрас­
ный коллектив преданных бухгалтерии единомышленников, среди
которых работали такие маститые бухгалтера — руководители групп,
как Кустова Анна Ильинична, Винокурова Раиса Степановна, Ду­
бровина Тамара Ивановна, Аблаева Анна Петровна, Гурьянов Петр
Ванифатович и др. И, конечно же, профессионал своего дела —ходя­
чая бухгалтерская энциклопедия, имеющая высшее специальное об­
разование —Ушанова Валентина Никифоровна.
Всем этим людям, была бы моя воля, я поставил бы им памятни­
ки. Эта незаметная, но очень кропотливая, отнимающая много сил
и энергии, работа «подарила» многим из них профессиональные за­
болевания и преждевременный уход из жизни.
1972 год.
Вечер чествования ветеранов
завода.
С приветствием выступает
заместитель председателя
завкома Свиридов А.А.
Сентябрь 1974 года.
Торжественный митинг на площади у памятника Ленину
на территории завода «Тантал» по случаю 25-летия завода.
На трибуне: Бондарев В.Н., Свиридов А.А. и передовики производства
Производственная группа бухучета отдела №25, 1979 год.
Слева направо: Руннова З.П., Дубровина Т.П., Свиридов АЛ., Кустова
А.И., Суханова Л.И., Чернова К.К., Попова О.П., Резниченко В.Н., Анна
Федоровна, Сергеева Татьяна
1982 год.
Работники бухгалтерии и отдела сбыта на ревизии предприятия
в г. Орджоникидзе
Группа ревизоров завода
«Тантал» на территории
завода «Янтарь»
(Северная Осетия)
1985 год
1980 год.
Работники завода в
г. Звездный после
встречи с
космонавтами
1979 год.
Ветераны завода
Федоров П.Г., Бондарев
В.Н., Бобылев Ал.,
Поляков В.П.,
Вертохвостов А.И.
80-е годы.
Работники отдела кадров. Справо налево: Уткин В.К., Вачугов В А .,
Осин И.М., Помпенко Я.Г., Черняев Б.Н.
В период моей деятельности была проведена большая работа по
переводу на механизированную обработку бухгалтерской документа­
ции с помощью ЭВМ. Мне удалось договориться с НПО «Светлана»
(г. Ленинград) и закупить у них партию электронных калькуляторов
«Электроника С-22», в количестве 50 штук, которые вытеснили со
столов пресловутые счеты. По мере становления ИВЦ была внедрена
программа механизированного начисления заработной платы рабо­
чим и служащим завода. Большая заслуга в этом начальника ИВЦ
Путякова С.К. и программиста Скотниковой Л.Г.
Несмотря на помощь ИВЦ в обработке отчетной документации
требовалось обновление стареющих бухгалтерских кадров. По догово­
ренности с руководством Экономического института и, прежде всего
с деканом факультета «Бухгалтерского учета» Балакиревым А.П., при
распределении на работу после окончания института была направ­
лена группа лучших выпускников факультета в составе - Зиновье­
ва А.И., Никитова Н.Н., Капреевой Г.В., Плясуновой Т.В., которые
стали хорошими специалистами в отделе. В качестве руководителя
группы по учету материалов была приглашена на работу Зарубина
О.П., работавшая в то время Гл.бухгалтером Торгового Центра. Была
внедрена единица второго заместителя Главного бухгалтера, которым
стала Чернова Клара Кузьминична, работавшая до этого руководи­
телем бюро вычислительного центра. Был приглашен на работу быв­
ший Гл.бухгалтер домостроительного комбината Церпенто П.В.
В должности Главного бухгалтера я проработал без малого 13 лет.
Какой вклад я внес, работая на этом поприще —не мне судить. Скажу
только одно. За все годы моей работы, ежегодно проводимые на заво­
де министерские ревизии не обнаружили ни одного сколько-нибудь
серьезного нарушения, не говоря уж о злоупотреблении. Хотя, ко­
нечно, финансово-хозяйственная деятельность одного из крупней­
ших предприятий Министерства электронной промышленности с его
громадной разветвленной инфраструктурой по определению не могла
обходиться без нарушений. В основном они сводились в нецелевом
использовании средств, выделяемых на капитальный ремонт зданий
и сооружений. Такие средства в большинстве своем направлялись на
цели капитального строительства, проводимые на базах отдыха, пио­
нерском лагере и других объектах, а также на качественные отделки
существующих объектов социально-культурного характера: плава­
тельного бассейна, дворца культуры, санатория-профилактория, по­
ликлиники, детских учреждений, спортивных объектов, теннисных
кортов и др.
Однажды меня пригласил в кабинет Умнов Г.А. и дал здание
определить ориентировочно процент затрат на цели, не связанные
с выпуском продукции по отношению к себестоимости выпускае­
мой продукции за год. Другими словами, какой процент нарушений
финансовой дисциплины составляет от производственных затрат на
выпуск продукции. Это составило где-то около одного процента.
Когда я ему доложил об этом проценте, то он мне напомнил, что
срок годности наших приборов, которые мы поставляем нашему
основному потребителю (не буду называть его имени) составляет
от 5 до 10 лет. Дальше все это бесследно отправляется в доменную
печь.
А наши объекты социально-культурного назначения и быта лю­
дей, включая и построенные поселки, многие десятилетия будут
служить людям, даже когда нас не будет. Какие мудрые слова?!
Я стал уважать его еще больше.
70-е годы.
На снимке слева: здание заводской поликлиники,
технического училища и спортивного зала.
Июль 1982 г.
Коллектив завода отмечает 20-ти-летие базы отдыха «Кристалл»
на берегу р. Волги.
70-е годы.
Первый домик
для охотников на
базе «Сокино»
1977 год.
Гостевой дом на
базе «Сокино»,
построенный
подразделениями
Главного механика
завода Семёнова
А.В.
Заводская хоккейная команда «Кристалл».
Главный тренер Черенков Роберт
1979 год.
Заводской плавательный
бассейн «Дельфин»
Прыжок совершает
Вершилов CJI.
с 3-х метрового трамплина, а
Брук С.Г.
прыгает с 10-ти метрового!
16 января 1974 г.
В гостях у заводная прославленный вратарь Лев Яшин и начальник
команды «Динамо» Виктор Григорьевич Царёв (справа)
На фото (слева направо): Начальник цеха здоровья Гусев Федор Иванович,
заместитель председателя Завкома Свиридов Анатолий Александрович,
инженер ИВЦ Лобков В. И. и Лев Иванович Яшин
80-е годы.
Старейший ветеран завода,
начальник бюро
Центральной бухгалтерии
Раиса Степановна Винокурова с
сотрудниками отдела.
1982 год.
20-ти-летие базы
отдыха «Кристалл»
На фото: Куликов
Н.Г., Бондарев В.Н.,
Свиридов А.А. с
супругами
70-е годы.
Работники цеха
№20
на субботнике.
В центре —
начальник цеха
Кушнарев М.Н.
Вместо автобиографии
Клоуда
Индрих
Ал
ветеран,
работал на заводе
с 1953 по 1990 г.
,
Я, Клоуда Индрих Алойсович, ро­
дился в чехословацкой коммуне «Реф­
лектор» 18 июня 1930 г. Находилась
эта коммуна в Ершовском районе Са­
ратовской области. Мои родители: отец
Алойс Клоуда и мама Червенкова Во­
жена. Они еще холостыми со своими
родителями приехали из Чехословакии
в 1925 году, где в те годы был про­
мышленный кризис и, было трудно с
работой, даже для таких профессиона­
лов высокого класса, какими были мои
предки. Поводом для переезда послужи­
ло письмо к иностранным рабочим, на­
писанное еще Лениным и в котором он
приглашал иностранных рабочих ехать
в СССР и помогать строить социализм.
И хотя мои предки не были коммуни­
стами, но надежда найти много работы
толкнула их на этот безумный шаг. Все
члены будущей коммуны по професси­
ям были металлообработчики высочай­
шей квалификации и их ориентировали
на ремонт сельхозинвентаря у заволжских крестьян, но какая в те
годы техника могла быть у крестьян, обнаружилась ими уже позже.
Исходя из этих задач, на очень крупные вступительные взносы
будущих коммунаров было приобретено оборудование для крупной
универсальной мастерской (такой небольшой завод), комплект обо­
рудования для трех этажной универсальной мельницы, дизельные
электростанции, оборудование для маслосырозавода, два трактора
«Прага», грузовой автомобиль, оборудование для кирпичного завода
и много другой техники и оборудования. В течение трех лет в Завол­
жье из Чехословакии прибыло три эшелона с семьями коммунаров
и техникой.
Героическим трудом коммунаров, потерявшими за эти годы мно­
го детей да и взрослых из-за болезней от плохой воды, к 10-летнему
юбилею приезда в СССР на голом берегу речки Большой Узень (на­
против небольшого села Михайловки) в 1,5 км от железнодорожной
станции Мавринка выросли благоустроенный жилой поселок, мель­
ница, маслосырозавод, электростанция, клуб, столовая, проложен
водопровод, построены кирпичный завод, мастерские, силосные
башни и многочисленные животноводческие фермы, где содержа­
лось много симментальских коров, лошадей, свиней, овец и разной
птицы. Около жилпоселка посажены были фруктовый сад и парк.
Под поля и овощные плантации была распахана настоящая це­
лина и земля давала очень хорошие урожаи всех культур. Огромные
овощные плантации, сад и парк регулярно поливались речной водой
Узеня при помощи нефтяных движков. Мельница начала работать
в 1929 году и приводилась в движение своим автономным дизелем,
электростанция так же начала работать в 1929 году и там поперемен­
но работали два дизель-генератора по 100 л.с., обеспечивая круглосу­
точно электроэнергией всех потребителей.
Все жители села Михайловки вступили в коммуну и, особенно
много людей к нам пригнал голод 1933 года, но отбор желающих в
коммуну был очень жёстким, да и трудовая дисциплина у коммуна­
ров была жесточайшей, но добросовестным членам коммуны ничего
не угрожало, а был только почет и уважение. Даже мы —дети из са­
дика при хорошей погоде работали по 4 часа на прополке плантаций
и за свой труд получали билеты в кино, а кино шло каждый день и
всё разные кинокартины.
К 1937 году наша коммуна «Рефлектор» гремела на весь Нижневожский край, да и, наверное, в СССР в те годы было мало подобных
нашему мощных многоотраслевых хозяйств. Оказалось, что умные и
талантливые люди могли творить чудеса во всем и даже в обработке
земли Заволжья.
В нашей коммуне было хозяйство многоотраслевое и разнообраз­
ное, что давало «пищу» для любого пытливого ума, а учитывая, что
дедушка Алойс работал зав.мастерскими, а мой отец механиком га­
ража, мы с братом выросли «под верстаками» и очень многое умели
делать руками и своей головой, что в дальнейшем мне очень приго­
дилось и было подкреплено учебой и постоянной работой с разноо­
бразной технической литературой.
Так, научившись работать на всех станках и на часовом станке, я
по велению случая устроился токарем на завод п/я 122 в 1953 году,
имея за плечами нефтяной техникум. В то время на заводе п/я 122
была большая нужда в токарях, фрезеровщиках и слесарях. Началь­
ник отдела кадров Раиса Ивановна очень обрадовалась мне — тако­
му «кадру», который со среднетехническим образованием, да еще и
умеет работать на многих станках. Так я попал в цех № 2 к началь­
нику цеха Яковенко Николаю Назаровичу — крупному и шумливому
мужчине, который и повел меня в цех по заводу. Я с интересом раз­
глядывал территорию и уже от Раисы Ивановны знал, что в войну и
какое-то время после здесь ремонтировались танки, а сейчас пере­
ходят на другую продукцию.
Подходя к большому корпусу, я обратил внимание на паровоз,
стоящий на рельсах правее входа в корпус. Перехватив мой взгляд,
Яковенко сказал, что от этого паровоза в войну и потом еще несколь­
ко лет отапливали помещение корпуса паром. Это был знаменитый
корпус № 1 в производственной части которого, освещение шло через
световые фонари, а к корпусу примыкала 3-х этажная пристройка.
Пройдя весь корпус, мы дошли до больших выездных ворот и, у
последнего ряда станков к нам подошел высокий худощавый муж­
чина в годах, которому Яковенко сказал, что, наконец, привел ему
токаря на часовой станок. Мужчина очень критически меня оглядел
и сказал, что его фамилия Обрант и он будет моим мастером. (К
слову сказать, что Обрант Л.Ф. в 1950 году работал на заводе п/я 122
начальником цеха № 6 (приказ N° 83 от 31 мая 1950 г.), затем на­
чальником I отделения цеха N° 2, мастером заготовительного участка
цеха N° 2, начальником участка N° 4 (приказ N° 1157 от 11 июля 1962
г.), а затем до ухода на заслуженный отдых в отделе техники безопас­
ности N° 14 инженером по т/б (приказ N° 194 от 17 октября 1963 г.) и
ст.инженером отдела N° 14 (приказ N° 1552 от 31 июля 1970 г.).
Далее, возвращаясь к моему знакомству с заводом, Яковенко убе­
жал на какое-то совещание, а Обрант Л.Ф. подвел меня к одному
из трех небольших станочков и сказал: «Вот твой станок, и он толь­
ко что прошел ремонт — всё равно давно простаивает». На станке
не было никакого знака завода изготовителя, только белой краской
было написано обозначение НЧС-3. Обрант вручил мне чертеж де­
тали и папку с названием «Технология изготовления катода для из­
делия N° 53. Токарная». Долго я изучал последовательность операций
по изготовлению этой детали, затем Обрант дал мне для пробного
изготовления куски стальных и латунных прутков, так как материал
из которого изготовлялись эти катоды был очень дефицитным и я
начал работать. Со стали я перешел на латунь и когда ОТК условно
приняли готовые образцы, то мастер выдал мне пруток никелевого
сплава. Работал я всю ночь и сделал два катода годных, которые
приняло ОТК без замечаний. Утром Яковенко, узнав, что два катода
приняты ОТК, долго жал мне руку своими могучими руками. И дела
у меня пошли, я стал хорошо зарабатывать, подружился с работника­
ми цеха и особенно с Батрахановым. Это был уникальный человек,
он изобрел много разных приспособлений для массового изготовле­
ния ламповых деталей и слыл в цехе первоклассным специалистом.
Так в начале 50-х годов началось освоение на заводе п/я 122 изделий
основного профиля.
В конце июня 1953 года я женился на Раисе Шулеповой из Багаевки, с которой у нас была любовь еще со времен моей работы в этом
селе после окончания техникума.
Шли годы, в 1955 году у нас родилась дочка Надя, а в 1957 году я
в числе двадцати работников завода поселился в двухквартирных кот­
теджах по улице Чайковского. Эти дома мы строили «горьковским ме­
тодом», когда завод выделял стройматериалы, инструкторов, а строили
мы всё сами, после работы и в выходные дни. Было тяжело, но мы всё
преодолели и, какое это было счастье переселиться в свой дом и иметь
при нем немного земли для огорода и фруктового сада.
К этому времени я уже несколько лет работал в отделе Главного
энергетика, куда меня сумел уговорить перейти Гл.энергетик Парфе­
нов А.Н. Отдела ОГЭ как и энергетической службы тогда почти не
было. Надо было строить водородно-кислородную станцию, котель­
ную, и в перспективе мощную энергетическую базу под всё возрас­
тающее сложнейшее электровакуумное производство. Кто мог тогда
знать, что через двадцать лет служба ОГЭ будет мощнейшим и слож­
нейшим хозяйством не только на заводе «Тантал», но и на филиале
в г. Марксе, развитию которого я посвятил практически всю свою
жизнь, уйдя на заслуженный отдых в возрасте 72-х лет в 1990 году.
Вся моя многолетняя работа в отделе Главного энергетика началь­
ником КБ была посвящена поэтапному перспективному развитию
энергетики, а это не только электроэнергия, но и теплоснабжение,
производство водорода, кислорода, азота газообразного и жидкого,
природный газ, аргон, несколько составов формиргаза, сжатый воз­
дух, централизованное холодоснабжение для систем кондициониро­
вания воздуха ёистемы вентиляции, хозяйственного водоснабжения
промышленного и оборотного водоснабжения, канализация, сбор и
очистка промстоков и многое другое.
1957 год.
Работники завода п/я 122 начинают строительство
10-ти коттеджей «горьковским методом»
На фото (слева направо): Клоуда И., Ежсков Ф., Гришанов И.,
Полковников В., Вадиков, Якушев, Борисов.
1957 год.
Вот они энтузиасты жилищного строительства «горьковским методом».
Строительство коттеджей они вели после работы ежедневно и
в выходные дни
1969 год.
Молодой садовод Клоуда И.
на своем участке
уже выращивал
грецкие орехи и
такую ламинарию.
Лето 1972 год.
В Поволжье сильнейшая засуха. Согласно Постановления Обкома КПСС,
все подразделения предприятий обязаны заготавливать веточный корм
для скота в пойме Волги и окружающих лесах. Отдел Гл.энергетика на
заготовке веточного корма.
На фото (слева направо): первый ряд —Боброва Т., Клявлин В.,
Клоуда Р., Кустов И., Клоуда И. второй ряд - Лазарева Г., Кириллов А.,
Абрамова Н., Белякова Н.
1976 год.
Иногда так отдыхали. Поездка в лес за грибами. Отдел Гл.энергетика.
На фото (слева направо): первый ряд —водитель Колодников В.,
Гл.энергетик Кустов И.С.
второй ряд — Носов Е., Носова Н , Сучкова Р., Лёвина В.
60-е годы.
Клоуда НА.
в редкие минуты отдыха
с дочерью Надеждой
50-летие Индриха Алойсовича Клоуда, ветерана завода.
В кругу родных и друзей
На фото (слева направо): первый ряд: Клявлин В., Пивоваров А.,
Лазарева Г., Самошин Н , Чирковская Р., Червенка И , Носова И\,
Носова Н., Сероклинова 3., Носов Е.
второй ряд: Лёвин В., Лёвина В., Захарикова Н , Белякова Н., Кабо Е.,
Червенка М., Пилимонова К , Клоуда Р., Клоуда И.
За время моей работы в службе Гл.энергетика сменилось несколь­
ко Главных энергетиков: Парфенов, Кретов, Тихонов, снова Кретов,
Поляков, Евгеньев и Кустов И.С., проработавший долгие годы. Ча­
сто менялись и заместители и, только Галактионов В.А., Андриянов
И.П. и Вершилов C.JI. работали долго и оставили свой след. Дольше
всех работал Иван Степанович Кустов, которого привел с п /я 105
наш новый директор Умнов Георгий Архипович в 1960 году, который
так же посвятил всю свою жизнь развитию и становлению завода.
В 2005 году по настойчивому приглашению своих бывших коллег
по отделу Главного энергетика я посетил родной завод «Тантал», на
котором не был 15 лет. Провели меня по заводу, и я очень пожалел,
что сделал такой опрометчивый шаг и потом неделю сердце сжи­
мало от увиденного. Там всё всплыло в памяти: каждая траншея с
коммуникациями, каждый сданный объект, их освоение, аварии и
гордость за сделанное, торжество побед и достижений. А какая была
ухоженность территории и радостные лица тысяч занятых трудом ра­
ботников завода.
А в 2005 году я увидел полную разруху на заводе и запустение,
даже людей-то практически на территории не увидел. У меня до
сих пор не укладывается в голове — почему ранее передовое пред­
приятие отрасли и его возможности технологические не востребо­
ваны сегодня?
Горький осадок у меня на душе, я проработав 37 лет на заводе,
жена, работая на вредном производстве заработала лишь минималь­
ную пенсию, оказалось, что в этом мире коррупции и обмана наш
паровоз давно ушел, а мы —забытые — остались на перроне.
Сегодня на «Тантале» продолжают работать наша дочь Надежда,
её муж Евгений, муж внучки Валерий и внучка Ирина, и лишь прав­
нук Дима учится в 11 классе средней школы.
Остается надеяться, что в недалеком будущем некогда знамени­
тый наш «Тантал» вновь засверкает всеми гранями своих былых до­
стижений.
Дорогие ветераны завода «Тантал»,
с 60-летним юбилеем родного завода
поздравляет вас всех Клоуда И.А.!
Клоуда И.А.
Жизнь, посвященная родному заводу
Воспоминания старейшего ветерана завода
Суровцевой
Галины Александровны
работавшей
с1956 г
.до 1994 г.,
бессменно в службе
технического контроля
—Центральной
испытательной станции
Прочитав первые две книги о родном заводе, захотелось оставить
след о своих товарищах по работе в следующей книге.
В 1956 году после окончания СЭМТ им. Яблочкова, я, по рас­
пределению попала на завод, тогда п/я 122 в цех № 15. Цех 15 был
единственным сборочным цехом на заводе, а в нем 2 участка ОТК:
контроль сдачи под руководством ст.контролера мастера Письмана
Д.Е. и срок службы под руководством ст.контролера мастера Гутковича И .Д., куда меня и распределили.
Поскольку эти воспоминания не о себе, скажу только, что я
проработала в системе ОТК 38 лет «играющим тренером» (прово­
дила испытания и одновременно учила часто меняющихся испы­
тателей). Попутно закончила вечернее отделение физического фа­
культета СГУ им. Чернышевского, как и многие другие работники
нашего коллектива.
По мере того, как рос завод, рос и наш участок ОТК. Д.Е. Письман стал впоследствии Главным контролером завода, он и теперь
здравствует, хотя уже не в России, а в США.
В 1963 году по инициативе Гл.инженера завода Радюка О.М.
была создана Центральная испытательная станция (ЦИС). В разное
время она называлась по-разному, но суть одна — борьба за качество
выпускаемых изделий, совместно с представителем заказчика. О.М.
Радюк, а в последствии пока работал на заводе, не оставлял нас без
внимания, считал, что ЦИС —сердце завода, т.к. качество изделий —
основное в производстве.
7 ноября 1957 года. Как молоды мы были!
Работники цеха № 15 на демонстрации
На фото: Суровцева Г., Мелешкин В., Демин А., Монастыская А.,
Гороховский 3., Георгиева Л., Гребенщиков
1977 год.
Всегда вместе!
На фото (слева направо): Суровцева Г.А., Ерофеев Г.А., Бобровская Л.
1988 год. ЦИСу 25 лет!
Вглядитесь в эти радостные лица!
На фото (в центре сидит): бессменный руководитель —Дынкин М.С.
1980 год.
На фото (слева направо): Георгиева Л., Гороховский 3., Семёнова Г.,
Боров В., Суровцева Г.
Коллектив лаборатории типовых испытаний.
На фото (слева направо): Данилова Р., Агеева Л., Шмелева П., Кузнецова А ,
Суровцева Г., Дубовицкая Н , Лизенкова Н., Хуббеева Р., Судоплатова Н.
ЦИСу —25 лет!
Поют неразлучные - Гороховские Зяма и Лена и Суровцева Галя
Коллектив БИП на уборке территории.
На фото (третий слева): Гороховский З.М. —начальник БИП
БИПу 30 лет!
Выступает бессменный руководитель БИП —Гороховский З.М .
Начальником ЦИС был назначен Дынкин М.С., молодой инже­
нер, недавний выпускник СГУ им. Чернышевского, очень грамот­
ный, инициативный инженер и очень хороший человек, чуткий,
внимательный к подчиненным и очень обязательный в выполнении
своих обещаний. Он единственный, кто до сих пор плодотворно тру­
дится (из работников службы ОТК) на заводе, и в той же организа­
ции. Попутно отмечу, что какой-то период руководителем ЦИС был
Галишников Н.И.
Руководитель лабораторией типовых испытаний (ЛТИ) был на­
значен Гуткович И.Д., большой практик, очень контактный во всех
сферах, знакомый с испытателями не понаслышке, работу руководи­
теля лабораторией успешно совмещал с просветительской деятель­
ностью лектора международника. К сожалению, его уже нет в живых
— светлая ему память!
Когда он ушел на пенсию, остался работать на испытаниях, пере­
дав руководство ЛТИ инженеру этой лаборатории Барцеву И.Н., ко­
торый успешно руководил ЛТИ до 90-х годов, к сожалению, недавно
ушел из жизни.
Руководство лабораторией долговечности «Д» поручили инженерутехнологу цеха № 18 Яковлеву Е.М., который тоже совмещал трудо­
вую деятельность с общественной работой —многие годы возглавлял
партячейку всего О ТК Очень добросовестный и честный человек, он
искренне верил в коммунизм и не выбросил свой партбилет после
распада партии, когда многие так поступили.
Руководителем службой БИП стал кадровый работник завода Го­
роховский З.М., очень хороший организатор, умело подбирающий
кадры. Коллектив у него всегда был высококвалифицированный,
оборудование работало четко, ничто не заставало его врасплох.
Группой механика, которая обеспечивала нас инструментом и
приспособлениями, а также занималась подготовкой к типовым испы­
таниям, в разное время руководили Русаков Е.И, Ерофеев Г.А. и др.
Испытания изделий цеха проводили инженеры Пиденко JI.H.,
Марченко Г.М., Шаров Ю.С., Данилова Р.В., Дубровский В.П., Тесёлкина Л.Ф. — к сожалению, их всех уже нет среди нас. Вечная им
память! И ныне здравствующие Ускова М.В., Митюрина М.В., Су­
ровцева Г.А., Крапивина В.Е. Впоследствии коллектив пополнялся
молодыми кадрами, такими как: Куприянов А., Шувалова JL, Евсеева
JL, Сайфутдинова Т, Каменская 3. —все они достойные продолжате­
ли начатое старшими товарищами.
Подобрался очень грамотный коллектив испытателей, среди кото­
рых хочется отметить следующих товарищей: Гусеву К.К., Кузнецову
А.В., Кузьмичеву Г.Г., Журавлёву Н.А., Дубовицкую Н.К., Шмелеву
П.А., Агееву Л.М., Хуббееву Р.И., Демидову Т.А., Захарову Г.А., Дят­
лову Т.А., Штырову Т.А. и многих, многих других.
Работа была трудной и морально и физически. Многие не за­
держивались, кадры просеивались как сквозь сито. Причину выхода
изделий из строя во время испытаний определить было очень труд­
но в связи с отсутствием объективных методов контроля. Благодаря
высокой квалификации инженеров ЦИС таких, как Лавреньев В.П.,
Иванов А.Н., Сидоров А.П. и др., был модернизирован весь парк
испытательного оборудования в части автоматизации режимов ис­
пытаний и записи основных показателей изделий. Стало возможным
объективно оценить качество изделий. Морально устаревшее обору­
дование было заменено более современным.
Под руководством ст.инженера Пиденко Людмилы Н. всем со­
ставом ИТР была выпущена технология проведения испытаний и за­
ведены личные дела на каждое изделие, что резко повысило качество
проведения испытаний.
В 1965 году в новом корпусе 29 было выделено помещение более
1000 кв.м, на отметке минус 3 м. под испытательное оборудование.
Переезд был осуществлен в основном своими силами без срывов сро­
ков испытаний, что сказывается на приемке изделий представителем
заказчика.
К сожалению, беда приходит нежданно. Так в 1969 году по при­
чине к.з. в эл.проводке произошел большой пожар в помещении ис­
пытательного зала, т.к. стены и потолки сделаны из металла, который
сильно накалился, пожар удалось потушить не скоро. Наряду с по­
жарными завода весь мужской коллектив ЦИС стали пожарными.
Все испытательное оборудование удалось спасти, но всё было покры­
то большим слоем копоти. Работать на нем было невозможно.
Большую помощь в восстановлении оборудования оказал Спи­
цын Б.В., бывший тогда Главным контролером завода. Ну и, конеч­
но, опять весь коллектив ЦИС. Люди работали круглосуточно и вос­
становили оборудование в кратчайшие сроки и не в ущерб сроков
проведения испытаний. Конечно, впереди как всегда Гороховский
З.С. со своим дружным коллективом и слесарями группы механика.
Вообще коллектив был очень дружный и на работе и вне работы,
и в горе и в радости. Отмечали вместе все юбилеи друг друга, а в 1988
году также дружно отметили 25-летие ЦИС, в чем была большая за­
слуга наших товарищей Пиденко Л.Н., Усковой М.В. Под их руко­
водством праздник получился на славу.
«Приятно видеть, приятно слышать из уст красавиц молодых
в честь праздника их юбилейный стихU
На фото: Рахманова О., Пиденко Л., Ускова М., Суровцева Г.,
Куприянова А., Маслова Г.
Бойцы вспоминают минувшие дни.
Старейшие работники завода: Гинетролог Кружков Игорь Федорович
поздравляет с 30-летним юбилеем БИП Гороховского З.М.
А также отметили 30-летний юбилей БИП но уже позже.
Шло время. В результате некачественных строительных работ
плавающих фундаментов для вибростендов стало невозможно рабо­
тать в корп. 29 из-за вибрации стен на рабочих местах других этажей.
Поэтому руководством завода в 1989 году было выделено помещение
для размещения механического и климатического оборудования на
1-ом этаже 23 корпуса площадью около 600 м2. Под руководством
замначальника ЦИС Хижнякова В.И. были выполнены необходи­
мые строительные работы и опять участок был запущен в кратчай­
шие сроки.
Наряду с основным производством осваивали бытовую технику
(печь СВЧ, видеомагнитофон и др.), была организована лаборатория
испытаний этих изделий под руководством Шпунтова В.П.
К сожалению, подошли тяжелые времена для всей страны —обвал
экономики и развал ВПК, что в полной мере коснулось работников
ЦИС. Пришлось большую часть работников сократить, а остальным
как-то выживать.
Взяли кредит и своими силами изготовили порядка 30 единиц
испытательного оборудования, что дало возможность в последствии
аккредитоваться на право ведения сертификации испытания быто­
вых электроприборов и радиоэлектронной аппаратуры.
ЦИС теперь под руководством Шпунтова В.П. успешно функ­
ционирует в настоящее время. Конечно коллектив гораздо меньше,
чем раньше, но в нем трудятся прежние работники: Дынкин М.С.,
Шувалова JI., Евсеева Л., Иванов А.П. и др.
Вообще, прежние времена вспоминаются с ностальгией не только
потому, что мы были молоды, но и потому, что были дружными, не­
завистливыми и бескорыстными. Вместе работали, вместе отдыхали.
Добрым словом хочется вспомнить всех работников
нашей службы технического контроля,
живым - пожелать всем доброго здоровья и благополучия.
Суровцева
Галина Александровна
Первые шаги
металлообрабатывающего комплекса
завода п/я 122 (50-е годы)
Воспоминания
Прохорова
Андрея Михайловича
о работе на заводе «Тантал»
Работа на заводе в течение семи лет запомнилась как период
напряженного и интересного инженерного труда. Завод постоянно
осваивал производство новых СВЧ изделий, совершенствовал техно­
логию, организацию и управление.
Начал я работать на должности мастера в механообрабатываю­
щем цехе № 2, а в дальнейшем с июля 1959 г. начальником техбюро.
В смене работали высококлассные специалисты: токари-станочники
— Аношин А.А., Шевлягин А., Чуланов С., Пылаев В., Косенков П.
и молодежь Прудников, Уткин В., Шамраев В., фрезеровщики Морев Н., Ремезов В., Моисеев, слесари Оськин В., Ефимов В., Игна­
тьев М. и др.
Начальник цеха Окунь Г.Н., хороший специалист и энтузиаст ор­
ганизации производства, считал одной из главных задач обеспечение
ритмичной работы цеха и каждой смены на основе сменных заданий
мастеров. Каждый мастер составлял сменное задание на следующую
смену, таким образом, обеспечив:
загрузку всех рабочих мест в объеме однодневного задания этого
месяца
сдачу товарной продукции также в объеме однодневного зада­
ния.
Дальнейшая работа в течение этой смены заключалась в тщатель­
ной подготовке службами цеха:
—технологами —технологии;
— ПДБ — номенклатуры запуска и выпуска деталей и обеспечен­
ности заготовками;
— БИХ - обеспечение инструментом;
— механик — готовность оборудования.
Подготовленное задание утверждал начальник цеха. Мастер в на­
чале смены проводил с рабочими «пятиминутку», где анализировал
результаты работы вчерашней смены и ставил задачи новой смене.
Аналогичная система была перенесена в сборочные цеха (с уче­
том их специфики, а объединяющей структурой стал производствен­
ный отдел, начальником которого стал в дальнейшем Окунь Г.Н.
В этот же период (1959 г.) осваивался выпуск нового изделия
«Бисер», с выпуском которого в декабре 1959 г. создалось напряжен­
ное положение в связи с низким технологическим выходом готовых
изделий на сборке. Считалось, что причина в низком качестве ано­
дов, изготавливавшихся в моей смене.
Чтобы обеспечить выполнение плана выпуска изделий, руковод­
ством завода было принято решение увеличить производство дета­
лей в обрабатывающих цехах до 100 комплектов ежедневно (вместо
15). Была проведена огромная работа по доведению этого задания до
каждого рабочего места и разработаны также условия премирования.
Напряжение было такое, что мне однажды приснилось ночью, что в
моей смене сдано не 100 комплектов, а 99. Проснулся, если и не в
холодном поту, то в большой тревоге, пока не понял, что это всего
сон. Задание было выполнено, но с начала следующего 1960 г. на­
чались поиски причин низкого выхода изделий.
Центральный диспетчерский пульт
На головное предприятие разработчика изделия была команди­
рована бригада —я, в должности уже начальника техбюро цеха, кон­
трольный мастер цеха Четверова Э.Л., начальник КБ ОГТ Михайлов
А.И. и технологи сборочного цеха. По возвращению доложили ди­
ректору завода Умнову Г.А., что наша технология и качество анодов
ничуть не хуже, чем в головном институте г. Фрязино, чем вызва­
ли его недовольство, хотя в конце он все-таки сказал, что это дело
Гл.инженера. Проведенным анализом заводскими технологическими
службами этой ситуации в конце концов оказалось, что дело в не­
точной юстировке контрольно-измерительной аппаратуры в сбороч­
ном цехе —забракованные у нас приборы, проверенные на головном
предприятии оказались годными. После этого работа вошла в нор­
мальное русло.
Отделом Гл.технолога совместно с другими подразделениями в
целях совершенствования технологии постоянно велись работы по
внедрению объемного выдавливания, что давало большую экономию
металла и трудоемкости обработки.
Еще одним направлением было внедрение пневмозажимов на то­
карных станках. Разработкой конструкций и установкой на станках
руководил начальник бюро Фурер C.JI. Зажимы хорошо показали
себя при обработке небольших и средних по размеру деталей.
Новым направлением работы в те годы было внедрение в отде­
ле Гл.технолога групповой обработки, которое привело к созданию
многономенклатурных поточных линий. В начале 60-х годов одна
из таких линий была организована в цехе № 2 на участке мастера
Филатова И.П.
В последующие годы, безусловно, на заводе был выполнен огром­
ный комплекс организационно-технических мероприятий по осна­
щению механических цехов прогрессивным оборудованием, техно­
логической оснасткой и специнструментом, разработанными техно­
логическими процессами, средствами измерения и высококлассными
специалистами.
Прошли десятилетия, но мы — ветераны завода — всегда будем
вспоминать те незабываемые 50-е годы.
Прохоров А.М.
На демонстрации.
На фото (слева
направо):
Савельева Т.,
Звездаков Н.П.,
Петрунин,
на заднем плане
Окунь Г .Н ,
Прохоров А.М.,
Носова М.,
Аношин А.А.,
Оськин В.
На фото
(слева направо):
Вачугов В.А.,
Карнеева К.М.,
Прохоров А. Т.,
Лобов В.
На фото (слева
направо):
Шилин Ю.И,
Прохоров А.М,
Усиков Н.Фу
Петрунин,
Богачева Л.,
на заднем плане
Звездаков Н.П.
«Счастлива и горда тем,
что 41 год проработала на родном заводе»
Георгиева
Людмила Яковлевна
—ветеран завода
Начинали мы работать в сборочном цехе под непосредственным
руководством Загоровского М.Г., Радюка О.М., Брука С.Г. Они бы­
стро сформировались в прекрасных умных и конечно же талантливых
руководителей. Не без их помощи из нас получились так же неплохие
специалисты своего дела.
Многолетняя работа сменным инженером и мастером в сбороч­
ном цехе так нас закалила, что все задачи были по-плечу. Трудно­
сти были большие, но работа приносила удовлетворение. Работали с
самоотдачей и ответственно, немаловажный фактор. Хорошее было
время!!
Потом по стечению обстоятельств я из цеха ушла в бюро элек­
тронной гигиены, которое возглавлял Долгопятов P.M. — его созда­
тель и организатор. В наши обязанности входил контроль параметров
воздушной среды в сборочных цехах завода, т.е. влажность, запылен­
ность, температура окружающей среды, а также внедрение контроля
культуры производства. Контроль был жесткий, приходилось даже
фотографировать нарушителей и вывешивать их фотографии на до­
ске объявлений на обозрение всех заводчан.
После ухода Долгопятова P.M. наша служба перешла под юрис­
дикцию ОТК. Здесь уже помимо вышеупомянутых задач бюро кон­
тролировало соблюдение технологических процессов в сборочных и
механических цехах. Руководители в ОТК умные и достойные люди.
Начальник ОТК — Письман Д.Е., в последствии Гл.контролер заво­
да, в дальнейшем Зам.Гендиректора по качеству. Заместители ОТК
в разные годы работали: Сафронов Л.С., Бакун Н.К. (в последствии
начальник ОТК), Филимонов Н.М., Шаров Ю.С., Медников О.Э.,
Николаев А.Э., Палагин А.И., Цыбульский В.Г.
Работали напряженно и ответственно. В ряде случаев приходи­
лось производить остановки производства в различных подразделе­
ниях завода, браковать продукцию и т.д.
Тех.бюро возглавляли в разное время: Рахманова Г.А., Семенова
Г.С., Колитченкова Г.В. (техбюро ОТК) —это были грамотные, пре­
красные специалисты. Инженеры техбюро ОТК: Воронкова А Н .,
Гатилова Л.В., Георгиева Л.Я., Басина Л.П., Тикшаева М.И., секре­
тарь Губина О.А.
Непосредственно в цехах работали грамотные контрольные ма­
стера и контролеры, в их числе: Дудушкина М.В., Четверова Э., Ф и­
липпова Р.Д., Евзерихина Е.В., Орлова Н., Федоров Б., Пономарева
В.П., Володин Е., Бирюкова В.П., Матвеева Н., Розина А , Козина
О., Леонтьева Л., Грицай А , Иванова Н.К., Круглова В., Зябликова
Г., Луночкин А , Хилько В., Завгороднева Э., Пчелинцева Л. и др.
Я считаю, что мне очень повезло, я работала в окружении хоро­
ших людей и отличных специалистов.
Помню, у меня в практике был интересный случай, необходимо
было срочно откорректировать отраслевой стандарт. Этот вопрос ре­
шается только в Москве. Еду в столицу, всеми правдами и неправда­
ми удалось попасть в Министерство к Троицкому В.П. — заместите­
лю начальника нашего Главка, одним словом, величина. Прорвалась
к нему в кабинет с документом на подпись, а он заявил, что эта
макулатура его не интересует и отдает мне документ назад. Я, есте­
ственно, возмутилась и опять положила его на стол на подпись. Го­
ворю уже ему на повышенных тонах, что это для него это макулатура,
а нам без него никак нельзя, мы на грани остановки производства.
Тогда он посмотрел на меня и спрашивает: «Вы откуда?» Я говорю:
«Саратов, Умнов». И всё. Он какое-то время подумал, а потом по­
звонил куда следует и, вопрос был решен. А расстались мы с ним,
можно сказать, почти друзьями. Вот такой был авторитет у нашего
завода, и его директора Умнова Г.А. А я была просто счастлива и
горда тем, что работаю на таком предприятии.
Вот так мы жили и работали, без нытья и с огоньком. К сожале­
нию, в 90-е годы таких мыслей уже не было, а причина — она всем
известна.
Георгиева Л.Я.
Коллектив технического бюро ОТК и контрольные мастера цехов
на месте приземления Гагарина
Работники отдела Гл.технолога.
На фото (справа налево): Иноземцева М., Куликова В., Демина С.,
Брызгалова Л., Варфоломеева В., Зубченко В., Георгиева Л.
Активные участники заводской самодеятельности: Алешкина Р.,
Тимофеева Л., Георгиева Л Ш увакина Э., Куликова Л.
В редкие минуты отдыха.
На фото (справа налево): Басина Л*, Гатилова Л., Васечкина Л.,
Георгиева Л Тикш аева М.
«Моя жизнь —это работа на заводе п/я 122»
Воспоминания
Вачугова
Валентина Александровича
Близится 60-ти-летняя годовщина создания нашего родного за­
вода. Вглядываясь мысленно в прошедшие годы и десятилетия, я,
работая на заводе с 1958 года и пройдя многие ступени, занимая в
процессе работы различные должности —начальника ОТЗ, начальни­
ка ИВЦ, заместителя Генерального директора по кадрам и режиму,
очень хорошо знал и постоянно общался со всеми руководителями
завода и его структурных подразделений.
Пролетели годы и очень грустно сейчас, в преддверии 60-тилетнего юбилея завода вспоминать эту славную когорту руководите­
лей, их дела и свершения. Это были люди, преданные делу и родному
заводу, которые не жалея своих сил и здоровья, беззаветно трудились
на порученных участках и которых сегодня нет с нами. Вот их имена:
Окунь Георгий Ноевич, Лещинский Борис Владимирович, Соловьев
Анатолий Владимирович, Обиход Игнат Лукич, Новиков Григорий
Григорьевич, Спицын Борис Владимирович, Киреев Юрий Ивано­
вич, Донин Илья Исаакович, Соколовский Ефим Иосифович, Монин
Николай Константинович, Кривой Сергей Дмитриевич, Кустов Иван
Степанович, Деревянко Иван Тимофеевич, Хандин Виктор Викторо­
вич, Посконин Андрей Афанасьевич, Гузенко Геннадий Сергеевич,
Сафронов Лев Степанович, Ермаков Александр Карпович, Терновой
Владимир Николаевич, Фурер Семен Львович, Брук Леонид Исаа­
кович, Родионов Игорь Сергеевич, Осин Иван Михайлович, Сомов
Анатолий Степанович, Мозер Борис Михайлович, Околотин Станис­
лав Васильевич, Томников Юрий Матвеевич, Агапцев Петр Виталье­
вич, Данилов Василий Семенович, Арефьев Анатолий Дмитриевич,
Басин Д.А., Лозинский Виктор Евдокимович, Марфин Ю.А., Луговской Л.А., Кулькин В.П., Ершов Г.С., Пушкин В.И., Виниченко А.,
Лисицын В.М. Фамилии этих работников завода ушедших из жизни,
названы, конечно, не полным перечислением.
В июне 2008 года мы прощались и с самим директором завода
Умновым Георгием Архиповичем, более 37 лет отдавшим становле­
нию и развитию завода.
А моя память снова и снова уходит в прошлое —в 1958 год, когда
я поступил на завод п/я 122. После окончания Саратовского авто­
дорожного института и отработав положенный срок по назначению
в Сумской области, я в мае 1958 года вернулся в родной Саратов. В
поисках работы посетил завод комбайнов и завод п /я 105, но в от­
деле кадров этих предприятий меня не приняли. Случайно на 2-ой
Дачной, в невзрачном строении, я увидел вывеску «Отдел кадров».
Войдя внутрь, оказался перед дверью начальника отдела кадров Бо­
бова. Узнав мою специальность и даже не посмотрев мою трудовую,
он по телефону позвонил какому-то Александру Карповичу. Оказа­
лось, это был Ермаков А.К., работавший заместителем начальника
механического цеха, познакомившись со мной, он заявил, что цеху
очень нужна моя специальность и попросил Бобова оформить меня
на должность инженера-технолога в цех № 2, в тот же день. На следу­
ющий день я был уже в цехе у начальника технического бюро Гузен­
ко Геннадия Сергеевича. Оказалось, что мы с ним давние знакомые
- однокашники по учебе в САДИ, только учились в разных группах.
Этот факт намного упростил мое вхождение в коллектив цеха.
Организационно цех № 2 в то время состоял из четырех отде­
лений: заготовительного, механического, токарного, механического
фрезерного и слесарного. Начальниками отделений соответственно
работали Свидерский И.А., Прокофьев И.П., Вешкин Н.А. и Обрант
Л.И. Эта структура перешла от танковой рембазы, была нерацио­
нальна и по предложению Гузенко Г.С. отделом Главного технолога
была пересмотрена с целью создания в цехе замкнутых циклов изго­
товления деталей. Гл.Технолог завода Соловьев А.В. вскоре утвердил
новую технологическую планировку и уже в конце 1958 года в цехе
была осуществлена перестановка оборудования в соответствии с пла­
нировкой. Оборудование в цехе № 2 тех лет состояло в основном из
станков и прессов вывезенных из Германии. Потребность в изделиях
СВЧ постоянно возрастала и обеспечивать высокие темпы роста на
старом оборудовании было не возможным.
Новый начальник цеха № 2 Окунь Георгий Ноевич, перешедший
из инструментального цеха, разработал совместно с руководством
комплекс мероприятий по наращиванию мощностей механического
цеха, в котором предусматривалось даже привлечение с соседних за­
водов станков, вернее передача оборудования вместе с специалиста­
ми — токарями. Это мероприятие было утверждено решением Сов­
нархоза.
С приходом в мае 1960 года на завод нового директора Умнова
Г.А. эта работа буквально закипела. Я же в ноябре 1960 года был на­
значен в ОГТ начальником бюро механической обработки. Мне был
определен круг вопросов, которые я должен был курировать, это:
план новой техники и новых изделий, технологические планировки.
Вместе со мной стали работать грамотные и опытные инженеры
Балдин А.М., Максаков А.М., Петрова Р.В., Белоусов А.А., Колесов
А., Смирных Алла (в замужестве Миронова). Однако, в августе 1961
года я по предложению нового начальника цеха № 3 Спицына Б.В.
назначен начальником техбюро цеха и проработал там до октября
1963 года, а затем снова вернулся в ОГТ и вошел в состав бригады по
разработке групповой обработки деталей, которой руководил Про­
хоров А.М.
Шли годы. Планы производства росли гигантскими темпами,
введен в строй огромный корпус № 29, оснащенный уже современ­
ными станками, однако, стала ощущаться острая нехватка металли­
стов — токарей, фрезеровщиков. Большинство механических цехов
практически работали уже в одну смену. Руководством завода была
выдвинута идея, создать в г. Марксе филиал завода для пополнения
недостающих объемов металлообработки. Директором филиала был
назначен прекрасный души человек, коммуникабельный и приятный
в общении Владимир Иванович Рогулёв, работавший много лет на
одном из заводов г. Маркса.
Решение этой проблемы создание филиала было возложено на
Лазаря Иосифовича Кишинёвского, а я перешел заместителем Глав­
ного технолога по этому направлению, а производственные вопросы
решал Илья Зоевич Штенге.
Активную помощь филиалу завода оказывал бывший в то время
секретарь Марксовского Горкома КПСС Кузнецов Иван Петрович.
Очень быстро в помещении бывшей конюшни было установ­
лено 30 единиц металлорежущих станков и филиал начал работать.
За несколько лет в городе Марксе из маленького филиала вырос
современный завод «Радон» с огромными производственными кор­
пусами, на котором уже работало несколько тысяч работников. Па­
раллельно строились жилые дома, дворец культуры, база отдыха на
берегу Волги.
Я же в феврале 1971 года был назначен начальником ОТЗ за­
вода, сменив на этом посту Семёнова Анатолия Васильевича, на-
злаченного начальником производства. Моими заместителями в ОТЗ
работали Владимир Андреевич Синёв — очень грамотный экономист
и Добровольский Рафаил Селиверстович, оба они бывшие работники
Совнархоза, перешедшие на наш завод.
В ОТЗ я проработал более 2-х лет, а затем директор завода Умнов
Г.А. предложил мне заняться на вновь созданном Информационно­
вычислительном Центре (ИВЦ) решением важнейшей проблемы с
помощью вычислительной техники — созданием машинного плани­
рования производства, экономики, зарплаты, финансов. В 1976 году
после увольнения начальника ИВЦ Лозинского Виктора Евдокимо­
вича, я был назначен начальником ГИВЦ. У этому времени в струк­
туре ВЦ уже работали кроме вычислительных машин «Минск-32»,
более современные Е С -1020 и Е С -1022.
Наш головной ИВЦ к тому времени являлся одним из ведущих
информационно-вычислительных центров не только в г. Саратове,
но и в нашей отрасли. На ИВЦ работали грамотные талантливые
инженеры, с помощью которых решались сложнейшие задачи. В их
числе хочется назвать Путякова Сергея Константиновича, который с
июля 1981 года был назначен начальником ГИВЦ, Ивинскую Люд­
милу Сергеевну, Марфина Ю.А., Луговского Л.А., Фиглина Льва
Ароновича.
В 1981 году я был назначен Заместителем Генерального директо­
ра по кадрам и режиму Объединения «Тантал» и проработал в этой
должности три года.
В дальнейшем с 1984 года до 1997 года я вернулся работать в
технический отдел 128, где снова занимался планами новой техники,
технологическими планировками и подготовкой заявок на поставку
оборудования.
Вот так в калейдоскопе лет промелькнула и моя трудовая бес­
покойная деятельность на родном мне заводе п/я 122.
Вачугов В.А.
1960 год.
На фото (слева
направо): Гузенко
Геннадий Сергеевич,
Вачугов Валентин
Александрович,
Бобров Федор
Фомич
1962 год.
Ивлев Виталий
Иванович,
Вачугов Валентин
Александрович
1963 год.
Сафронов Лев
Степанович,
Вачугов Валентин
Александрович
1960 год.
Прохоров Андрей Михайлович,
Вачугов Валентин
Александрович
70-е годы.
На фото (справа налево): Барковский К.Ф. с сыном, Кустов И. Ст.,
Сафронов Л. Ст., Бакун Н.К., Вачугов В.А.
1974 год.
Руководители завода собрались в заводском клубе, где отметили
60-ти-летний юбилей заслуженного работника отрасли, ветерана труда,
Главного бухгалтера Обихода Игната Лукича.
На фото (слева направо): первый ряд: Родионов И.С., Спицын Б.В.,
Загоровский М.Г., Обиход И Л . Соловьев А.В., Умнов Г.А., Затула Б.П.,
Демчук П.Я., Новиков Г.Г
второй ряд: Мержанов Б.А., Лещинский Б.В., Штенге И.З., Хандин В.В.,
Вертохвостов А.И., Свиридов А.А., Брук С.Г., Письмам Д.Е.,
Терновой В.Н., Монин Н.К., Куликов А.И.
третий ряд: Филоненко В.А., Норкин В.Н., Бакун Н.К., Ермаков А.К.,
Синев В.А., Вачугов В.А., Протасов В.П., Алекаев Ю.М., Сошников В.Е.,
Носов А.Д., Семёнов А.В.
четвертый и пятый ряды: Лунц М.П., Поляков В.П., Радин В.П.,
Глухов, Кустов И.С., Власкин В.И., Деревянко И.Т., Володин ЕА.,
Есилевский Е.А., Старченко В.Г., Кравцов Н.М., Бегинин Н.,
Пивоваров А.И.
1971 год.
На фото (слева направо): первый ряд: Соколовский Е.И.,
Кишиневский Л.И.,
Терновой В.Н., Терентьев Г.Г., Соловьев А.В., Умнов ГА., Родионов И. С.,
Брук С.Г.второй ряд: Барцев В.Н., Сафронов Л.Ст., Филимонов И.П.,
Кустов И.Ст., Овечкин И.А., Кружков И.Ф., Вачугов В.А.,
Протасов В.П.
Завод был нашей жизнью, нашей любовью
и гордостью»
Волошина (Ансолис)
Людмила Соломоновна,
на заводе с апреля 1964 г.
по май 2003 г.
На завод я пришла из ГПТУ-41 на практику монтажницей ЭВП в
цех №13. Начальником цеха тогда работал Марченко Вячеслав Кон­
стантинович, его заместителем Хромов Валерий Васильевич, а на­
чальником участка Шпектор Ефим Павлович, мастер моего участка
Лобова Анна Федоровна.
В июле 1964 года я с отличием закончила училище, получила 3-й
разряд, освоив все операции сборки пакетов пентода 6Ж9П. Работала
в цехе на разных потоках, заменяя заболевших монтажниц. Нас было
две индивидуалыцицы, за счет этого простоев на потоках не было.
К 1 мая 1965 года мой портрет поместили на «Аллею передови­
ков» завода, избрали в бюро ВЛКСМ цеха (цех был большой, моло­
дежный).
В сентябре 1965 года на заводской комсомольской конференции
была избрана в Комитет ВЛКСМ зав.сектором учёта, Первым се­
кретарем был избран Поляков Валерий Павлович, который до сих
пор работает на заводе в инструментальном производстве, секрета­
рем Комитета ВЛКМ была избрана Богачёва Людмила Геннадиевна,
которая ранее работала в Комитете ВЛКСМ с Томниковым Ю.М., в
дальнейшем много лет проработала на ИВЦ завода.
Комсомольская организация завода тогда была более 1200 че­
ловек, заводской Комитет ВЛКСМ по статусу имел права Райкома
ВЛКСМ.
Завод бурно развивался, во всех цехах было много молодежи и
мы активно работали с ней. Комитет ВЛКСМ был дружный, кроме
освобожденных в Комитет входили комсорги крупных цеховых и от­
дельных организаций, а в актив — бюро цехов и отделов.
Комитет ВЛКСМ проводил большую работу по организации мо­
лодежи: участвовали в заводских стройках (базы отдыха, дворца куль­
туры, спортивных площадок, бассейна, детских садиков), шефствова­
ли над школой № 94, проводили тематические и праздничные вечера
молодежи. Молодежь жила интересами всего завода,а не только в
рамках цехов и отделов. Партия, профсоюз, комсомол, как единый
организм много делали для развития завода.
В 1966 году Вторым секретарем избрали Горина Василия М и­
хайловича. В 1967 году Комитет обновился, но по-прежнему в его
составе были: Томников Ю.М., Овечкин И.А., Дубинский Э.И., Али­
мова JI.H. и др. Первым секретарем избрали Немцова В.Н., вторым
—меня, Аисолис JI.C., зам.сектором учёта —Живайкину Г.В. Комсо­
мольская организация росла и развивалась вместе с ростом завода.
В 1967 году на заводе началось освоение полупроводникового
производства в цехе № 20, который создавал и возглавил Овечкин
Игорь Андреевич, выпускник Ивановского химико-технологического
института, бывший технолог и мастер цеха № 6 и внештатный секре­
тарь Комитета ВЛКСМ в 1965-1967 годы. Цех был на 90% молодеж­
ным, а ИТР в основном, выпускники СГУ и СПИ.
Овечкин И.А. обладал огромными организаторскими способно­
стями и цех быстро набирал обороты.
Я, без отрыва от производства, закончила школу и училась в Са­
ратовском политехническом институте. В октябре 1969 года я при­
шла работать в цех № 20, а с апреля 1970 года в бюро новых изделий
отдела Гл.технолога, который возглавлял Брук Семён Генухович, а
начальником бюро работала Миронова Нина Кузьминична, до этого
Зам. Гл.металлурга.
В бюро уже работала Юрьева В.Ф, бывшая ранее Зам.председателя Завкома и Преснякова И.Н. В дальнейшем в бюро приходили
люди хорошо знавшие завод, производство, руководителей, также
как Кекова JI.K, Мудров Е.В. и др.
Работа в Комитете ВЛКСМ очень помогла работе в отделе, т.к.
нам приходилось сотрудничать со всеми цехами и службами завода.
Завод развивался, жизнь в нём кипела. В год осваивали от 10
до 30 изделий по всем направлениям и так до 1991 года. Менялось
руководство, реорганизовывались производства, взрослела молодежь,
старели и уходили ветераны. Завод был нашей жизнью, нашей любо­
вью, гордостью, нашем всем....
А в 90-е годы — наша боль, страдания, переживания.
Но все, у кого жизнь прошла на заводе, кто ещё жив, помнят всё
хорошее. Как жаль, что многих уже нет!
Спасибо огромное Семёнову Анатолию Васильевичу за память —
эта книга подарок всем ветеранам завода.
Балонкина (Ансолис) JI. С.
Об одном из лучших менеджеров России
Ю.В. Гусаров,
заведующий кафедрой РМ,
ГТБ СГСЭУ,д.э.н.,
профессор,
Заслуженный работник
высшей школы РФ, лауреат
премии Президента РФ
В моей жизни довелось встречаться, общаться, иметь доверитель­
ные отношения со многими выдающимися людьми нашего времени.
Встречи с некоторыми из них, такие, как, например, Владимир Вла­
димирович Путин, Александр Исаевич Солженицын, были очень
короткими, с другими довелось общаться более продолжительные
периоды времени.
В череде этих замечательных, подаренных Господом Богом пе­
риодов общения особым образом стоят выдающиеся менеджеры
XX века. Это Николай Васильевич Полтев, Иван Андреевич Най­
денов, Георгий Архипович Умнов, Валентин Григорьевич Павлюков, Олег Михайлович Радюк, мой однофамилец - Сергей Сергеевич
Гусаров. Некоторые из них, к сожалению, уже ушли из жизни. Не­
давно не стало замечательного хозяйственника, управленца, орга­
низатора и ученого с большой буквы Георгия Архиповича Умнова.
Будучи студентом старшего курса физического факультета СГУ, в
семидесятых годах прошлого века, я с большим, можно сказать,
неописуемым восторгом слушал лекции профессора Умнова. Считал
делом чести особенно тщательно подготовиться к сдаче управ­
ленческой дисциплины, которую читал нам Георгий Архипович, в
надежде получить самую высокую оценку. До сих пор горжусь тем,
что мне это удалось сделать. Но тогда, даже в самых смелых своих
мечтах, я не смел ожидать, что мне доведется несколько лет общать­
ся с этой легендарной личностью, работать с ним в ранге помощника
по общественной работе.
Некоторые считают, что Георгий Архипович был жестким, и даже,
в какой-то степени жестоким руководителем. Ответственно заявляю,
что за четыре года работы с ним, я не слышал от него ни одного гру­
бого слова. Да, он не допускал панибратства, соблюдал дистанцию,
однако всегда умел найти нужные слова, поощрить и искренне по­
благодарить за качественно выполненную работу.
Георгий Архипович был инноватором и пионером в самом вы­
соком смысле этих слов. Книги и статьи с самыми новейшими ма­
териалами из технической сферы, из областей менеджмента и эко­
номики всегда были у него под рукой. Как-то раз, например, я,
заметил, что шеф украдкой что-то читает во время очередного со­
вещания на высшем уровне, причем он с головой погрузился в это
чтение. Почему-то показалось, что это вряд ли могла быть правка
какого-либо очередного постановления. Потихоньку пересев по­
ближе к нему, я стал заглядывать ему за плечо и тоже с головой
погрузился в чтение. Это оказался перевод блестящей книги Дейла
Карнеги «Как заводить себе друзей», о которой в тот период в Со­
ветском Союзе еще никто и не слыхивал. Его незаурядные идеи
словно выплескивались через край, Георгий Архипович всегда на­
ходился в творческом поиске.
Умнов Г.А всегда был подтянутым, аккуратным, не выносил
даже самой малой небрежности в одежде. Свои костюмы, любимого
серого цвета он носил с безукоризненно чистыми рубашками. Цвет
галстуков был всегда тщательно подобран. Обувь находилась в иде­
альном состоянии. Я всегда этому удивлялся, недоумевая, каким
образом Георгий Архипович мог добиваться такого идеального со­
стояния одежды, находясь в командировках, или на выезде в под­
собное хозяйство.
Чардым был одним из любимых мест отдыха Георгия Архипови­
ча. На природе Георгий Архипович отдыхал душой, временами долго
смотрел на красавицу Волгу, очень любил охоту и рыбалку.
Наряду со всеми своими весомыми должностями Умнов был еще
избран Председателем Областного Совета НТО, Ученым секрета­
рем которого я являлся в тот период, поэтому мне часто доводилось
бывать в кабинете Георгия Архиповича на заводе. При обсуждении с
ним проектов областных мероприятий по научно-техническому про­
грессу, бросалась в глаза удивительная точность формулировок при
постановке задачи, мгновенное проникновение в самую суть рас­
сматриваемой проблемы. Он не любил цветистых, вычурных фраз,
не терпел подобострастия, до фанатизма стремился экономить ра­
бочее время. Часто заранее он оповещал меня о том, что на встречу
дается весьма ограниченное количество этого времени. Приходилось
заранее отрабатывать по времени ход предстоящей беседы, учиться
говорить по-умновски — коротко и ясно.
Когда проделанная работа, например, представленная програм­
ма по обучению передовых инженеров и рабочих, ему нравилась,
он уделял мне значительно больше времени, показывал модели
новейших товаров народного потребления, которые планировалось
запустить в производство. В это время он становился добрым, глаза
его искрились, в голосе исчезали стальные нотки. Я видел как ис­
кренне и безгранично любит Георгий Архипович коллектив своего
завода. Это было заметно и по тому, сколько внимания он уделял со­
циальной сфере, подсобным хозяйствам, жилгородку, хозяйственной
инфраструктуре.
Георгий Архипович стремился опережать время, прогибал
обстоятельства под себя, он являлся и является замечательным при­
мером нового типа хозяйственников, которые пробивали себе путь
в рамках жесткой командно-административной системы. Его по
праву можно называть одним из лучших менеджеров России.
Гусаров Ю.В.
«Родной завод «Тантал» —моя судьба»
Воспоминания
ветерана завода
Уткина
Виктора Константиновича,
работал с 1958 г. по 1994 г.
В конце пятидесятых годов уже насыщенный крупными заводами
Ленинский район г. Саратова испытывал нехватку в первую очередь
металлистов —токарей, фрезеровщиков, шлифовщиков, строгальщи­
ков, слесарей. В один из дней декабря 1958 года к начальнику отдела
кадров завода п/я 122 Бобову пришел и я.
Отдел кадров располагался в помещении проходной завода, по­
строенной по типовому проекту. Такие же проходные были у заводов
п/я 447 и п/я 68. В этом же здании находился так же медпункт, где
заведующей работала Малинина Анастасия Ивановна, очень привет­
ливая женщина, грамотная, опытная работница медслужбы.
В отделе кадров меня оформили в течение одного дня и направи­
ли учеником токаря в цех № 2, а начальник цеха Окунь Г.Н. напра­
вил в бригаду, где работали Аношин, Пылаев, Чуланов и Шевлягин,
к которому меня прикрепили.
Механический цех № 2 располагался в первом корпусе бывшей
танковой рембазы, с высокими потолками и застекленными фонаря­
ми. У северной стены корпуса располагались антресоли, где находи­
лись кабинеты начальника цеха, техбюро, конторы, а под ними были
помещения кладовых БИХ и ПДБ, сидели контролеры ОТК и рас­
пределители работ, как их всегда называли — «распреды». Посреди
корпуса высились большие ворота и недалеко от них располагалась
волейбольная площадка, где в основном в обеденный перерыв играла
цеховая молодежь. Далее, ближе к Жиркомбинату, была футбольная
площадка, где очень часто играли цеховые команды.
В тот период, по решению вышестоящих органов, в наш цех по­
стоянно привозили с других заводов оборудование, особенно много
станков шло с так называемого «завода комбайнов».
Вскоре пришли станки в наше отделение, получили станки и мы
—два ученика токаря. Работали в цехе в три смены, смены постоянно
росли, обстановка была очень напряженной. Ежедневно в каждом от­
делении на стыке 1-ой и 2-ой смен, в присутствии всех работников
двух смен начальник цеха Окунь Г.Н. проводил собрания с анализом
деятельности участков и ставил конкретные задачи. Его командный
голос приводил в трепет не только технологов, контролеров ОТК, но
и опытных мастеров Обранта Л.И, Родина И., Филатова И., Прохо­
рова А., Аношина А., Смирнова.
За два года с небольшим через наш цех в должности мастеров
прошло большое количество специалистов, в том числе Кокарев, Во­
ронцов, Степанов, Котельников, Готовленко, Старшинов, Чалов. В
то время потребность в мастерах была не меньшая, чем в хороших
металлистах.
Через несколько лет я перешел работать в катодный участок №
6 токарем на венгерский часовой сверхточный станок. Начальником
участка тогда работала опытная Царькова А. К. В помещении это­
го цеха соблюдались параметры вакуумной гигиены, все работники
одевались в спецодежду — белые брюки, рубашки, белые носки и
тапочки, а поверх —халат и чепчик на волосы. При работе на пальцы
рук одевались напальчники или белые перчатки. При входе из гарде­
роба в цех все рабочие и ИТР проходили через камеру обеспылива­
ния — «обдувку».
Мне приходилось обрабатывать втулки из спрессованного по­
рошкового вольфрама и термически обработанного стеканием в
печах. Точность обработки колебалась в несколько микрон. Часто
случались случаи забракования приборов из-за некачественных ка­
тодов и деталей нашего участка. Помню, однажды, в цех нагрянула
высокая комиссия в составе начальника производства Спицына Б.В.,
Гл.металлурга Соколовского Е.И., работников ОТК и отдела № 6.
Дарьев А.Г. — ст.технолог, начальник цеха Миронова Н.К., технолог
Селькина Н.В., начальник БЦК Бирюкова В.В. провели 100% всех
катодов под микроскопом, так же проверку осуществляли на всех
технологических операциях. Вся комиссия просидела в цехе до 4 ча­
сов утра и установила причины брака изделий. Как оказалось, вино­
вником являлся другой цех.
Параллельно с работой я учился на вечернем отделении СГУ. В
этот период мне пришлось 6 лет поработать в отделе Гл.метролога
Кружкова Игоря Федоровича, который был одним из старейших
работников завода. Это был очень грамотный инженер, всегда спо­
койный и уравновешенный. Заместителем начальника этого отдела
№ 32 много лет работал Тихонов Борис Михайлович, талантливый
инженер-метролог. Начальником КБ работал Поволоцкий Маркус
Яковлевич, ведущими инженерами КБ были Постнов В.К. и Бирю­
ков В.П., грамотные специалисты своего дела. Вообще, в коллекти­
ве отдела работали специалисты высокого класса: Царьков Василий
Ильич — начальник бюро, Холодов В.И., Савин Александр Ивано­
вич, Носов Николай Владимирович —начальники бюро ремонта, ис­
пытаний приборов, отличные инженеры, преданные родному заводу.
В этом отделе получили закалку, а затем, работающие успешно в
парткоме завода, Клюкин Ю.В. и Каплин А.М.
Добрая память осталась о годах проживания в заводском общежи­
тии на 6-ой Дачной. В разные годы в нашей секции жили Дарьев А.Г.,
Овечкин И.А., выпускники Ивановского химико-технологического
института. В дальнейшем —Дарьев А.Г., работал зам.гл.металлурга,
а Игорь Овечкин —начальником цеха № 20 и зам.гл.инженера ОКБ.
Жили в общежитии так же Филимонов Н.М., Готовленко Г.М., Фи­
липпов Ю.А., Володя Сухин, Мельников В., Саяпин Г.К., Калинин
В., Февралев В. Веселье и насыщенное яркими событиями и встреча­
ми было то время, которое многих из нас сдружило на многие годы.
В отдел кадров я перешел работать в 1971 году после окончания
СГУ по приглашению Льва Яковлевича Назарова —Заместителя Ген.
директора по кадрам и режиму. В отделе кадров в разные годы тру­
дились опытные грамотные специалисты: Каменская Н.И., Яковлева
1979 год.
Как молоды мы были!
А.П., Корсунцев М.А. Помпенко Ярополк Георгиевич — замначаль­
ника ОК, Гладышева Нина Ивановна - до 2007 г. бессменный работ­
ник личного стола, его «ходячая энциклопедия», она могла назвать
год рождения тысяч работников завода и другие данные.
В комнате переводов долгое время работала Дудушкина С.В., гра­
мотная и исполнительная работница. Редькина Г.С. в начале была
старшей табельщицей завода и безукоризненно вела все дела по дви­
жению кадров, после ухода на пенсию Самсоновой Н.К. её перевели
на ведение трудовых книжек. Это хозяйство непростое и очень ответ­
ственное, записи должны быть квалифицированные, кроме приема и
увольнения требуются записи о условиях труда, особенно вредного
производства, что является важнейшим условием при оформлении
пенсии. Много лет в отделе работал Черняев Б.Н., исполнительный
работник, до этого поработавший в механическом цехе № 1.
После Назарова JI.Я. некоторое время наш заводской отдел кадров
курировал и осуществлял руководство Зам.Ген.директора НПО «Ал­
маз» - Галкин Олег Яковлевич, которого сменил бывший секретарь
Парткома завода Родионов Игорь Сергеевич, способный, и на этой
должности, по сути своей не злой и не вредный человек, хотя любил
поддерживать строгую исполнительскую дисциплину. В дальнейшем,
заместителями директора по кадрам работали Могилёв Юрий Ива­
нович, пришедший из НИИ-52, Вачугов Валентин Александрович,
очень требовательный к исполнителям, а затем снова после перевы­
боров Парткома — Борис Васильевич Екимов.
Несколько лет я избирался партийной организацией нашей объ­
единенной службы, в которую кроме отдела кадров входили первый
отдел, второй отдел, штаб ГО, отдел режима, отдел подготовки ка­
дров. Добрым словом необходимо вспомнить Петра Александровича
Шувалова —руководителя первого отдела с партийным 50-ти-летним
стажем, Глабина А.С. — участника войны, Жукова Владимира Пав­
ловича — начальника отдела режима, который был веселым, привет­
ливым человеком, очень любил стихи С.Есенина и часто их читал,
до работы на заводе службу проходил в разведывательных органах,
много рассказывал о Франции, о людях этой страны и их обычаях.
В этом отделе работал так же Иовлев Владимир Федорович —боевой
офицер, человек —легенда, присутствовал на Нюрнбергском процес­
се, охранял первых лиц поверженной Германии.
Доброй памяти заслуживает Посконин Андрей Афанасьевич —
патриарх кадровой службы и первый с 1960 года заместитель Умнова
Г.А. по кадрам и режиму. Его жизнь была с 30-х годов связана с
работой в органах контрразведки и на заводе его тихое слово всегда
было весомым, полезным и стоящим.
80-е годы.
Юбилей старшего работника отдела кадров Каменской Н.И.
На фото: Каменская Н.Н., Гладышева Н И ., Уткин В.К.
Редкая фотография всего отдела кадров завода
Начальник ГО Молчанов Федор Иванович был широко на за­
воде известен, говорил степенно и весомо, участник войны, боевой
летчик, но никогда не говорил о своих заслугах, об этом мы узнавали
от других.
Много не рассказывал о себе еще один ветеран и инвалид войны
— Кравцов Николай Михайлович, коммуникабельный человек, поотечески опекавший нас —молодых.
Много хлопот, забот и напряжения приносила отделу кадров и
мне лично работа по выделению людей из подразделений завода на
различные сезонные работы в подшефный Питерский район. В этом
заволжском сельскохозяйственном районе за нашим заводом Обком
КПСС были закреплены совхозы «Трудовой», «Орошаемый», «Малоузенский», два колхоза и опытное хозяйство НИИ Юго-Востока.
Наш завод обязан был ежегодно выделять людей-специалистов на
ремонт с/х техники, на посевные и уборочные работы, на строитель­
ство мехтоков, кормоцехов, монтаж подъемников типа ГУАР и другие
разовые работы. Только на период уборочной компании ежегодно во
все подшефные хозяйства направлялось 700 и более человек.
Говорили, что Питерский район Умновым Г.А. был выбран не
случайно, его отец Архип Дементьевич Умнов по призыву партии в
50-е годы много лет проработал директором МТС в Новотулке.
Выделение людей в Питерку на подшефные работы для руково­
дителей подразделений завода было процессом болезненным и ино­
гда очень жестким. Помню, однажды, на совещании у Умнова Г.А.
был заслушан доклад его зама о срывах выделения работников из не­
которых подразделений на уборку урожая. Умнов Г.А., очень жестко
критиковал недисциплинированных руководителей и не раздумывая
в назидание всем — приказал откомандировать в подшефные хозяй­
ства начальников, допустивших срывы в выделении. В их число по­
пали Гл.металлург Соколовский Е.И., начальник инструментального
цеха Есилевский Е.И. и ряд других.
В тоже время Г А Умнов занимал такую же жесткую позицию к
руководству Питерского района - Секретарю Райкома КПСС Бонда­
ренко П.И. и Председателю Исполкома Ежову И.В., когда те некоррек­
тно вели себя по отношению к заводу, умышленно занижая количество
фактически работающих в совхозах и колхозах работников завода.
Помню, однажды, в разгар уборочной страды, когда завод вы­
делил согласно разнарядки Обкома КПСС положенное количество
работников и они все уже трудились в Питерском районе, из Обкома
на самом высоком уровне был звонок Умнову Г.А., о том, что по
информации Бондаренко и Ежова, завод не обеспечил необходимое
выделение людей в полном объеме.
Реакция Умнова была стремительной — в ночь я был отправлен
на поезде в Питерку — с задачей до утра уточнить наличие наших
заводских работников в подшефных хозяйствах. Умнов Г.А. утром
должен приехать в Питерку разобраться на месте, а я ему должен всё
доложить.
Прибыв в Питерку, я из сельхозуправления дозвонился в подшеф­
ные хозяйства, уточнил количество присутствующих и работающих
наших заводчан, неоднократно пытался дозвониться до руководства
совхоза «Трудовой», но ... безрезультатно. И вот за мной приезжает
водитель умновской «Волги» Слава Семёнов и говорит: «Срочно в
Райком на «ковер». Там все наши с Умновым!» Вхожу в кабинет Бон­
даренко П.И. — Первого секретаря Райкома КПСС, в приставных
креслах у стола Петра Ильича сидят спорящие, раздраженные Умнов
Г.А. и Ежов Иван Васильевич — оба колючие, неуступчивые и каж­
дый пытался отстоять свою позицию. За столом совещаний сидело
человек пятнадцать руководителей завода — наш «десант».
Увидев меня, Умнов прекратил спор, спросив меня: «Сколько на­
ших людей в совхозе «Орошаемый»?» Я ответил и Умнов подтвердил
мою цифру, сказав, что проехал через совхоз и директор Зайцев П.И.
подтвердил наши данные. Так же быстро было уточнено количество
и по другим хозяйствам к явному неудовольствию Бондаренко и
Ежова.
Умнов, уже более разозлившись в сердцах, бросил им в лицо:
«Петр Ильич, Иван Васильевич! Я не буду больше верить вашим ба­
лаболкам, которые заведомо врут!» Но Бондаренко и Ежов все-таки
настояли на поездке в совхоз «Трудовой», где якобы не было 100
человек, которые должны быть по разнарядке. Умнов сказал: «Ну,
что ж, едем» — неприкрытый сарказм сквозил у него в каждом слове
и взгляде.
Прибывших в хозяйство встретил директор совхоза Комиссаров,
который на вопрос Умнова: «Сколько у тебя моих людей?» ответил
сначала: «Хватает!», а потом добавил: «Конкретно — человек сто!»
Этой фразой он опроверг ложную информацию в Обком руководства
Питерского района о якобы нехватке людей с завода «Тантал».
Пытаясь загладить конфликт, Петр И.Бондаренко и Иван В. Ежов
пытались уговорить Умнова Г.А. зайти в контору Комисарова, пого­
ворить, пообедать и попариться в баньке. Умнов же, сев в машину и
сказав: «Меня ждут дела на оборонном заводе!», —умчался в Саратов
рассерженным, обиженным, но победителем.
Но, несмотря на подобные инциденты посланные работники заво­
да честно и добросовестно работали на всех с/х работах в подшефных
хозяйствах Питерки. Более 100 заводчан работали ежегодно на ремон­
те с/х техники, а затем участвовали наравне с рабочими совхозов на
посевной. Около 100 работников завода постоянно работали комбай­
нерами на закрепленных за заводом комбайнах СК-4 и показывали
результаты не хуже питерских специалистов, 500-700 заводчан ежегод­
но работали на мехтоках. Многие из заводчан за успехи в уборочных
работах награждались и руководством завода и Питерского района.
Работниками завода было смонтировано более десятка мехтоков
ЗАВ-20 и ЗАВ 40, несколько кормоцехов, три птичника, которые в
последствии были переоборудованы в овчарни. Да всего и не пере­
числить, так много было сделано в хозяйствах Питерки.
Самоотверженно трудились в подшефных хозяйствах иногда по 6-8
месяцев такие рабочие как Степанищев Б., Онищенко В., Анисимов
В., Аробец В. Из цеха № 26, Калаус А. (ц. 23), Шуршалов В., Зябликов
Н. (ц. 11), Милимонов А., Дыро А. (ц. 4), Алимшеев А (ц. 7), Новиков
B. (отд. 4) и многие другие.
По несколько уборочных с/х компаний в Питерских хозяйствах
провели некоторые руководители цехов и служб завода: Вершилов
C.JI. — зам.Гл.энергетика, Федоров П.Г. — начальник цеха, Тронин
B.C. —замначальника цеха, Избалыков Б.А. —избранный в дальней­
шем Председателем Профкома, Агапцев П.В. — зам. Гл.механика и
многие другие.
Очень жаль, что в дальнейшем многое из сделанного заводчанами ушло в дикие 90-е годы за бесценок мафиозным структурам так
называемым предпринимателям из числа многочисленных бывших
районных руководителей различных рангов.
Прошло много лет и многое изменилось в нашей жизни. Вместо
многотысячного завода и объединения «Тантал» - некогда могучего
и передового предприятия отрасли — ОАО «Тантал», остались так же
в прошлом успешно работавшие подшефные совхозы и колхозы Пи­
терского района, зарастают травой многие поля, дававшие богатый
урожай заволжской пшеницы. Ушли с завода тысячи высококласс­
ных специалистов, перестал существовать заводской флагман — ин­
струментальный цех и многие другие, ушли кому-то в собственность
объекты социально-бытового назначения, часть производственных
корпусов, исчезли заводские детские сады и, уровень обеспеченности
ими вновь опустился к уровню 60-х годов прошлого века.
А в награду работники завода получили акции — «мыльные пу­
зыри», ни к чему не обязывающее сегодняшнее руководство ОАО
«Тантал».
Такова жизнь «Тантала» сегодня, которому скоро будет 60 лет.
Уткин В. К.
«Моя производственная жизнь и биография
длиною в 55 лет —
это служение Родине и родному заводу»
Штенге
Илья Зоевич
старейший ветеран
завода,
проработавший
с 1962 по 1995 год
На «Тантал» я пришел, уже имея определенный жизненный и
производственный опыт работы. Начал свою производственную дея­
тельность 16 октября 1941 года учеником токаря в основном меха­
ническом цехе Магнитогорского металлургического комбината, куда
был эвакуирован вместе с мамой и двоюродным братом из г. Киева.
Перед этим мы переехали в Орловскую область, а оттуда прошли,
вместе с отступающей армией 400 км. пешком до г. Орла. Из г.Орла
эшелоном были отправлены в г. Саратов (мое первое знакомство с
Саратовом относится к 1941 г.). В г. Саратове несколько товарных
вагонов были прицеплены к эшелону с высылаемыми в Казахстан
немцами-поволжья. На станции «Карталы» Челябинской области
наши несколько вагонов прицепили к составу идущему в Магнито­
горск. Итак, мы прибыли в город, который на многие годы стал мне
домом и сыграл в моей жизни основополагающую роль.
Итак, 16 октября 1941 г. в возрасте 15 лет я стал учеником токаря.
В то время на станках цеха осваивали новую продукцию — снаряды
для легендарных «Катюш», а в это время на берегу Урала шла гигант­
ская стройка. Рыли глубокий котлован, облицевали его бетоном и
накрыли плитами. Так был построен специализированный спец.цех
№ 7 по выпуску снарядов к реактивным миномётам «Катюша», кото­
рый сыграл основополагающую роль во время всей войны.
В сентябре 1942 г. все мы были переведены в новый спец.цех
№ 7, и так 1385 дней, работая 6 дней в неделю по 12 часов, а седьмой
день по 8 часов, более 1000 мальчишек и девчонок, которым из-
за маленького роста (более 80%) требовалась деревянная подставка,
чтобы достать до патрона, в основном обеспечивали боевыми снаря­
дами, являющимися грозным оружием нашей армии.
Я работал на чистовой доводочной операции детали М-13, основ­
ного корпуса снаряда, а с 1943 года стал бригадиром чистового по­
тока. Хочу отметить одно обстоятельство. Несмотря на тяжелейший
многочасовой труд, конечно же без всякого отпуска, с минимальным
временем на отдых, практически из нас никто не болел, лично я не
пропустил ни одного дня работы. Эти 1385 дней работы заложили во
мне основу всей моей дальнейшей жизни и создали тот фундамент,
который выдержал всю оставшуюся жизнь, и позволил мне получить
55 лет производственного стажа.
14 июня 1945 года Постановлением ГК Обороны страны цех был
остановлен и я к моему великому сожалению не знаю его дальнейшей
судьбы, т.к. он по тому времени был оснащен самыми современными
станками, в т.ч. из США.
16 июня 1945 года я был отозван на работу в ГК ВЛКСМ и на раз­
личных должностях проработал до 30 августа 1947 года. В этот день
я был направлен комсоргом ЦК ВЛКСМ Высшего училища, которое
готовило директоров учебных заведений Министерства трудовых ре­
зервов СССР, а по совету талантливейшего руководителя - дирек­
тора Ивана Васильевича Кузнецова, был зачислен одновременно на
1-й курс.
В это время на Магнитогорском металлургическом комбина­
те строился самый крупный в СССР цех холодной прокатки. И по
окончанию учебы вся наша группа, получив дипломы прокатчиков,
была направлена на работу в этот строящийся цех на базе стана «Демаг», полученного нашей страной по репарации из Германии. В 1951
г. я был назначен начальником смены этого цеха. Однако судьба рас­
порядилась по-своему.
25 декабря 1953 г. решением Челябинского Обкома КПСС я был
направлен на работу директором МТС в Алтайский край, одной из
крупнейших станций — Благовещенской, которая расположена в
житнице Алтая-Кулундинской степи.
Годы, проведенные в Благовещенске, были замечательной шко­
лой, кроме этого я создал семью, женившись на Клавдии Дмитриев­
не Дедюкиной, родом из Саратова и окончившей Саратовский меди­
цинский институт. Там же у нас родилась дочь Наташа. После рас­
формирования МТС я вернулся в Магнитогорск, но через некоторое
время переехал по семейным обстоятельствам в г. Саратов.
В Саратове Совнархозом был направлен на завод им. Ленина, где
работал немного зам. нач. волочильного цеха, а затем нач. кузнечно­
прессового цеха. Обстановка на заводе среди руководства не способ­
ствовала моей практической жизненной позиции и поэтому я 10 де­
кабря 1962 г. ушел по собственному желанию. В этот же день поехал
на трамвае искать свою судьбу. Доехал до 3-й Дачной и зашел в отдел
кадров 105 завода, но в это время начался обеденный перерыв и я
пошел вдоль забора до завода п /я 122.
Немного обождал и вошел в кабинет начальника ОК Стаселько
И.И. Он посмотрел мои документы и сказал, что мест нет. Я вышел
в холл, еще старой проходной и хотел ехать опять на 105 завод. Од­
нако Стаселько И.И. вышел и сказал: «Обождите, по-моему Окунь
Г.Н. — начальник производства, таких ищет». Через некоторое вре­
мя вышел Саул Семёнов (который в последствии стал моим лучшим
другом и до сих пор), повел меня через проходную в кабинет Георгия
Ноевича Окуня. В это время в его кабинете был Донин Илья Исаа­
кович - нач. ОТЗ, и как я понял они делили премию подразделени­
ям. Окунь меня внимательно выслушал, позвонил Г А Умнову и мы
пошли в кабинет Умнова, который сразу же меня спросил: «Зачем
пришел на завод?» Я ответил, что хочу поработать на порядочном
заводе, да и мне нужна квартира. Умнов с Окунем долго смеялись по
поводу «порядочного завода», а затем спросил, а уверен ли я, что по­
лучу квартиру? Ответил, что умею работать и поэтому уверен, что по­
лучу. Умнов сказал Окуню: «Георгий Ноевич, каков нахал, бери его».
Многие годы ГА. Умнов при каждом удобном случае вспоминал мои
слова — «порядочный завод».
Через определенное время (25 декабря) я пришел на завод и про­
шел к Окуню. Как сейчас помню было 2 часа дня. Окунь повел меня
в цех (потом я узнал, что это был штамповочный участок цеха № 1) и
не знакомя с руководством цеха, подвел к столу какого-то молодого
мужчины и ему сказал: «Ты бездельник, лентяй, иди в отдел кадров
и увольняйся!» А затем, повернувшись ко мне, сказал: «Начинайте!
Надеюсь, что не повторите судьбу своего предшественника!» и ушел.
Я начал знакомиться с мастерами, наладчиками и другими ра­
ботниками участка. Примерно в 4 часа дня прибежала оператор Валя
с центрального пульта и сказала, что меня зовет Окунь. Я вошел в
его кабинет и услышал много нелицеприятных выражений по пово­
ду срыва сдачи кольца 201 по К-26. Прошло почти 50 лет, а я очень
хорошо помню и это «кольцо», и его номер, и его изделие.
Вернувшись в цех, я сказал все Владимиру Бондареву, одному
из самых лучших наладчиков цеха. Он нашел штамп, материал и к 7
часам вечера «кольцо» было готово и принято ОТК. Я хотел пойти
отчитаться, но Володя меня остановил и сказал, нужно сдать на СГД
и получить роспись. Часов в 8 пошел отчитываться с картой передач,
вошел, а Окунь тут же приказал ЦЦП проверить факт изготовления.
Я показал ему роспись СГД, он внимательно посмотрел на меня и
сказал: «Ну-ну! Посмотрим дальше». Все это время общения с Оку­
нем, я не проронил ни одного слова. Был уже опыт и таких ситуаций.
Правда, нужно сказать, что за все последующие годы работы Г.Н.
Окунь никогда не позволял себе такого обращения, несмотря на то,
что были времена и хуже «кольца».
Затем начался калейдоскоп событий. Через 8 месяцев (когда
Окунь был в отпуске), О.М. Радюк*— наш Гл.инженер — подготовил
приказ и меня перевели в цех № 7 заместителем нач.цеха. Это было
очень тяжелое время для цеха. Его перемещали из складских помеще­
ний на 4-й этаж корпуса 25. Честно признаю, что это было для меня
самым тяжелым временем на «Тантале». При всем моем уважении к
начальнику цеха В.В. Хандину, он во время переезда создавал ненуж­
ный ажиотаж, временами наносивший серьезный ущерб. Однако все
кончилось благополучно, и мы переехали на новые площади. К этому
времени вернулся из отпуска Г.Н. Окунь и меня вновь вернули в цех
№ 1, уже в качестве зам.нач. цеха по производству.
В цехе произошли определенные изменения. Были четко расписа­
ны детали по бригадам. У каждого наладчика появился свой слесарь.
Были рассчитаны и внедрены нормативы обеспечения материалом, с
учетом специфики штамповки. Жестко закреплена номенклатура за
станочниками. Создан опережающий запас штампов. Внедрены твер­
досплавные матрицы, изготовленные по старой памяти в инструмен­
тальном цехе завода им.Ленина. Цех перестали постоянно склонять
на планерках.
10 февраля 1964 года меня вызвали к Умнову Г.А., в кабинете на­
ходился Г.Н. Окунь. Умнов меня спросил: «Ну, что не надоело еще
среди женщин?» Я же, как всегда молчал, ожидая, что за этим по­
следует, «Пойдешь начальником цеха № 3!» Я прямо опешил. У меня
сложились очень хорошие отношения с JI.C. Сафроновым (кстати,
они продолжились все последующее время, вне зависимости от того,
кем мы работали). Я ответил: «Зачем, там очень хороший парень».
На что Умнов сказал: «Ты, знаешь, у меня на заводе нет таких долж­
ностей — «хороший парень».
Цех № 3 был на порядок выше по сложности и точности изготов­
ления деталей, уже не говоря о численности и наличии подлинных
корифеев — токарей и фрезеровщиков, каждый из которых считал
себя «гением» токарного дела и в каждом случае имел свое мнение.
Это Великий - Батраханов (в последствии токарь-наставник област­
ного значения), Сережа Николаев, Николай Кравченко (в послед­
ствии один из отличных начальников механических цехов), Володя
Мережко (получивший звание «Лучшего токаря Министерства), Ни­
колай Суханов, братья Косенковы и многие другие. Начальниками
участков были Виктор Боровский (в последствии один из руководи­
телей завода и объединения), Николай Галаганов, Володя Кашин,
Виктор Костин и др.
В это время начала внедряться система комплекта деталей. Было
создано специальное подразделение при производственном отделе,
которое не только занималось внедрением, но и осуществляло техни­
ческий контроль и представляло собой центр движения комплектов
деталей. В это время зам.нач. производства был Иван Тимофеевич
Деревянко. Это был гениальный самородок с ЭВМ в голове. Он поч­
ти помнил все детали, и мы постоянно чувствовали его плечо. Это
был поистине ангел-хранитель механообрабатывающих цехов.
Через некоторое время наш цех № 3 первым начал переезд на
новые площади вновь построенного гигантского механического кор­
пуса. Меня Г.Н. Окунь предупредил: «Конечно же, я не позволю тебе
такие детские оправдания срыва суточного графика сдачи товарной
продукции, как «Мы переезжаем». Это было очень тяжелое и очень
напряженное время.
Переезд цеха осуществляли почти своими силами, т.к. подраз­
деления Гл.механика не были рассчитаны на такую массовость и са­
мое главное, такие немыслимые сроки. Положение еще осложнялось
тем, что строительные работы еще не были закончены, не работали
бытовые помещения, было очень холодно, а шел октябрь месяц. Но
мы выдержали испытания, переехали на новые площади, ни разу не
сорвали суточный график сдачи продукции и, конечно же, прошло
определенное время, всё пришло в норму.
В это же время в механических цехах началось внедрение АКРО
(автоматический контроль работы оборудования). Первыми к системе
АКРО были подключены наши станки, параллельно в цехе внедря­
лись пневматические патроны, разработки специалистов отдела № 11
во главе с талантливейшим инженером Фурером C.JI. Параллельно
внедрялась система бездефектного изготовления деталей. Это была
настоящая революция. Все эти системы затем трансформировались
в единую систему АСУП (автоматизированную систему управления
производством). Главные авторы разработки систем - Умнов Г.А. и
Окунь Г.Н., а далее и мы, исполнители и организаторы внедрения
систем в жизнь создали фундамент, который на долгие годы позво­
лил заводу, а затем и объединению «Тантал», занять первые роли и
создать имидж самого передового предприятия не только в отрасли,
но и в стране.
Преображался завод и в корне изменялись условия труда. В
каждом из механических цехов была введена своя рабочая форма
одежды. В один из летних месяцев силами бригады Юрия Филип­
пова все оборудование было окрашено в новые приятные тона. Цех
смотрелся великолепно на фоне раскраски оборудования и формы
станочников.
В 60-е годы в работе цеха наступил триумф. В течение многих
месяцев мы удерживали переходящее Красное Знамя завода среди
основных цехов, которое ранее практически все время было у цеха
№ 19, который возглавлял выдающийся ветеран завода Борис Влади­
мирович Лещинский.
Но не только производственными делами жил коллектив цеха. В
год, когда Саратовский футбольный клуб «Сокол» вышел в четверть
финал Кубка СССР, обыграв по пути московские команды «Торпе­
до», «Спартак», более 140 человек из цеха ездили в Москву на игру
«Сокола» и московского «Динамо».
Мы практиковали поездки в Волгоград, ходили коллективно в
театры, а уж на футбол ходили практически всем цехом, при этом
во многих случаях, все кто работал во 2-ю смену, работали ночью,
чтобы посетить игру вечером.
В декабре 1965 г. новым директором НИИ-52 был назначен Радюк
Олег Михайлович, а после новогодних праздников меня вызвал к себе
Умнов Г.А. В его кабинете находился О.М. Радюк. Умнов спросил у
меня: «Поможешь Олег Михайловичу?» Я не знал чем, промолчал.
Однако понял, что вопрос уже решен и в течении нескольких минут
цех № 3 лишился всех четырех начальников участков. Ушли началь­
никами цехов Виктор Костин, Владимир Кашин, Виктор Боровский
и Николай Галаганов. На следующий день я предоставил Умнову Г.А
проект приказа, где начальниками участков были назначены Женя
Павлов, Николай Кравченко, Николай Качанов и Василий Шальнев.
К моему великому счастью на работе цеха это не отразилось, и мы
продолжали работать стабильно и ритмично.
В эти годы шло интенсивное освоение новых изделий, резкое
увеличение номенклатуры и сложности изготовления деталей. В зна­
чительной степени нам облегчил освоение деталей приход в техбюро
цеха талантливых молодых инженеров, особенно Юрия Алекаева и
других. Однако цех с величайшим напряжением справлялся со свои­
ми задачами. Стабилен был состав цеха, практически за несколько
лет никто не уволился, а только поступали новые работники цеха.
Этому способствовали отличные условия труда, полная обеспечен­
ность инструментом, мерителем, совершенная технология, высокая
оплата труда и чрезвычайно высокий уровень обеспеченности новы­
ми квартирами. Именно этому последнему фактору я уделял особое
внимание и, мне постоянно удавалось убеждать в этом руководство
завода.
Исключительно любую большую поддержку в своей работе я по­
стоянно получал от Умнова Г А , Окуня Г.Н. и Спицына Б.В. У меня
сложились отличные отношения с моими товарищами по работе Кривым С.Д. (моим соседом по дому), Томниковым Ю.М., Затулой
Б.П., Бруком С.Г., Лещинским Б.В., Свидерским И.М. Особые прия­
тельские отношения были с Деревянко И.Т., а также руководителями
служб и отделов — Письманом Д.Е., Терновым В.Н., Мозером Б.М.,
Лыткиным Ю. Особые отношения сложились с Новиковым Г.Г., с
которым часто ездил на рыбалку, именно он меня и учил этому пре­
красному отдыху, а в последствии и с моим большим другом и това­
рищем Димой Басиным, а также с А.И. Вертохвостовым. Ровные и
доверительные отношения были с Обиходом И Л ., Верой Сергеевной
Зубехиной. Никогда не встречал никакого отказа в помощи у Монина
Н.К., Кустова И.С., Вершилова С Л ., Бегинина, Пивоварова. Я считал
себя учеником Посконина А А - зам.директора по кадрам. Практиче­
ски всегда полезно сотрудничал со Стаселько И.И. и другими началь­
никами отдела кадров. Могу с ответственностью заявить, что не знаю
кого-либо, кто мог бы враждебно ко мне относиться. Это, конечно же,
в чрезвычайно большей степени влияло на положительные условия
работы цеха и, конечно же, сказалось и на моей судьбе.
В 1964 году меня вызвал Окунь Г.Н. и сказал, что я могу по­
смотреть выделенную мне квартиру на 5-й Дачной в доме № 22 по
ул. Гвардейской. Затем практически организовал ремонт и я долгие
годы жил по соседству с моими товарищами Кривым С.Д., Турнером
Е., Федоровым П., Хандиным В.П., Викторовой Р.П., Бондаревым В.
И многими другими, к сожалению почти никого из них нет сейчас
в живых.
В сентябре 1967 года я был назначен замначальника производ­
ства. Это были годы расцвета завода. Вводились новые производ­
ственные корпуса, резко увеличивалась номенклатура выпускаемых
изделий, причем на порядок увеличились их выпускные параметры
и, следовательно, резко возросли требования к качеству выпускаемых
деталей, ужесточились параметры точности и сложности конфигура­
ции. Завод технически перевооружался.
Создались новые цеха обработки, в т.ч. электроисковой обработ­
ки. Практически освоен и внедрен первый этап АСУП. Планирова­
ние переведено на машинный вариант. Это практически позволило
создать систему планирования каждого рабочего места в механообра­
батывающих цехах, определить уровень запуска и выпуска каждой
детали с учетом сроков изготовления, прохождения по всей много­
ступенчатой технологической цепочки, до отгрузки на сбыт, с уче­
том заделов и процента выхода изделий и их количества. Это был
титанический труд, охвативший все подразделения завода, начиная с
освоения деталей и узлов, и кончая выпуском изделий.
Под непосредственным руководством Умнова Г.А., Хромова В.В.,
Лозинского В.Е. (руководившего мозговым центром завода ИВЦ,
оснащенным самыми современными машинами последних поколе­
ний), была создана система автоматизированного планирования и
контроля всего производственно-технологического процесса выпуска
изделий основного профиля. Это была гениальная идея и её практи­
ческое воплощение в жизнь в полном объеме.
Могу совершенно категорически заявить, что она стала главной
основополагающей системой дальнейшей деятельности объединения,
являясь основой всех успехов и достижений в дальнейшей работе
объединения. Очень рад и горд тем, что принимал самое активное
участие в практическом внедрении системы в жизнь, самым актив­
ным образом участвовал во всех мероприятиях по внедрению на 1-м
этапе, пережил все недостатки и исправления по ходу внедрения, а в
дальнейшем был самым горячим её сторонником, помогал с внедре­
нием, особенно в цехах завода «Радон» в г.Марксе.
В 1968 г. 23 февраля Умнов велел ехать мне с ним в г. Маркс.
Ехал также Л.И. Кишиневский, с которым в дальнейшем меня све­
ла судьба по работе. В Марксе в здании ГК КПСС мы оказались в
кабинете 1-го Секретаря ГК КПСС Кузнецова И.П. и, там было по­
лучено согласие на строительство филиала завода по выпуску деталей
для основного производства. С тех пор и на долгие десятилетия меня
связала судьба с заводом в г. Марксе.
На основании приказа № 14 от 16.02.68 г. и приказа директора
завода № 1439 от 4.06.68 г. был сначала создан цех № 40 и началь­
ником цеха № 40 был назначен Рогулев Владимир Иванович, с кем
я с первого знакомства очень теплые почти родственные отношения
поддерживал до самого последнего дня его жизни. Наши семьи деся­
тилетия были очень дружны, вместе проводили праздники, мы при­
сутствовали на свадьбах его детей Саши и Ларисы. Вместе ездили от­
дыхать. И до сих пор я поддерживаю самые близкие отношения с его
детьми и внуками. Это был замечательный человек, руководитель от
Бога, всегда, везде спокойный, выдержанный и всеобщий любимец в
г.Марксе. Сейчас приходится только удивляться, как приступив к ра­
боте несуществующего цеха он умудрился построить помещение, на­
брать людей, организовать производство и уже в декабре месяце 1968
г. выпускать первые детали, а в последствии организовать строитель­
ство и создание завода с полным производственным циклом. Это
мог выполнить уникальный человек, кем и был В.И. Рогулев. Очень
жаль, что к концу десятилетия завода у него не сложились взаимоот­
ношения с Умновым Г.А. и он ушел с завода и в последствии долго
работал Зам. Председателя Горисполкома г. Маркса.
Конечно же колоссальное количество времени отнимали пробле­
мы цеха № 40, но моральные и физические затраты сторицей окупа­
лись неподдельно честным и добросовестным трудом «марсиан». Они
во главе с В.И. Рогулевым построили, установили и задействовали
все необходимое оборудование и начали выпускать детали для из­
делий основного профиля, которые были преподнесены Г.А. Умнову
30 декабря 1968 г. на Торжественном вечере работников цеха в клубе
города (бывшая Кирха).
Все дальнейшие годы я постоянно уделял внимание развитию и
становлению филиала, внедрению всех систем управления, бездефект­
ного изготовления деталей, и самое основное, системе АСУП. Помню
один парадоксальный случай. Решили в ЦИЛе проверить качество из­
готовления деталей токарями цеха № 40 и, оказалось следующее: сот­
ки и микроны были выдержаны по чертежу, а вот миллиметры нет.
Почти каждую неделю я ездил в г. Маркс, а ведь дорога была ужас­
ная и длилась около 2-х часов. Однажды в поездке вместе с Умно­
вым, я высказал мысль, что хорошо было бы направить для работы в
Маркс наших токарей. Эта мысль была поддержана и свойственной
Умнову быстрой реакцией, широко расширена с очень важными для
отъезжающих на 3 года дальнейшими перспективами.
Первыми поехали работать в г. Маркс токаря Пудов, Шевяков,
Майя Шевякова, Громкин, Тарасов и другие. Они были настоящи­
ми учителями молодежи, которая пришла работать на завод. А затем
поехали работать и инженерно-технические работники ставшие на­
чальниками цехов и отделов. Это Лопатников, Сальников, Понома­
ренко, Тронин, Гирцев, Семенова Ара Николаевна, Матов М.А. и
многие другие, которые внесли неоценимый вклад в организацию и
становление завода.
Прошли годы, выросло замечательное племя марксовских «тантанловцев». Создались новые цеха, отделы, практически копия
основного завода с полным производственным циклом, с полным
набором обслуживающих производство отделов и вспомогательных
цехов. Менялась номенклатура завода.
В августе 1971 г. завод приступил к изготовлению собственного,
с полным законченным циклом —аппаратуры связи. В 1976 году ро­
дилось новое направление в работе завода — изготовление масштаб­
ных изделий. Я подробно не останавливаюсь на создании, развитии
и становлении завода, т.к. все очень подробно автором изложено в
предыдущей книге. Но еще раз хочу подчеркнуть, что принимал са­
мое активное и самое непосредственное участие во всех этих перио­
дах становления и развития завода.
В это же самое время на заводе и в дальнейшем в объединении
«Тантал» происходили поистине грандиозные изменения: строились
и вводились в эксплуатацию новые производственные мощности,
особенно успешно строилась и развивалась социальная сфера. На­
чалась застройка заводского поселка на 1-й Дачной, строительство
санатория-профилактория, значительно расширена база отдыха
«Кристалл» в с. Чардым, построен плавательный бассейн «Дельфин»
на 2-й Дачной. Особенно быстро строились и расширялись произ­
водственные помещения, жилье и объекты социально-бытового на­
значения в филиале завода в г. Марксе.
На заводе начала серьезно меняться номенклатура выпускаемых
изделий. Первыми в СССР наше объединение начало освоение и вы­
пуск изделий лазерной техники. По инициативе Л.И. Кишиневского
организовалось новое подразделение объединения «Электром». Оно
состояло из двух частей: научной и производственной.
Научная часть начала собственные разработки лазерной техники
и сопровождение в производстве научных разработок Московского
института Стельмаха. В кратчайшие сроки были созданы отделы, ко­
торыми руководили Тархов и Марусев, в производственной части —
механический цех во главе с Семеном Аристером и сборочный цех во
главе с Николаем Звездаковым. К этому времени очень серьезными
темпами развивалась механическая база в г.Марксе, которая оказала
значительное влияние на выпуск изделий лазерной техники. Я был
назначен нач. производства «Электрома», а затем и созданного про­
изводства № 2, куда вошли для оперативного руководства цеха спец.
машиностроения № 26 и вновь созданного цеха спец.машиностроения № 32, цеха по производству деталей и изделий лазерной техники
и цеха завода «Радон» в г. Марксе.
Конечно же, опытному производственнику понятно, какие были
сложности по управлению такими различными по принципиальному
выпуску техники, уже не говоря об уровнях подготовки производства
к выпуску изделий.
В дальнейшем к нашей номенклатуре добавились освоение и вы­
пуск первых образцов аппаратуры связи, которое осуществлял Юра
Монастырский. Это был очень тяжелый этап нашей работы. Ведь и ла­
зерная техника, и аппаратура связи были абсолютно незнакомыми для
нас изделиями, причем они впервые выпускались в нашей стране.
В 1971 году выпуск аппаратуры связи был передан в полном объ­
еме на завод «Радон», во вновь построенный для этих целей про­
изводственный корпус, и были созданы цеха № 41 и № 50 с пол­
ным замкнутым циклом по выпуску изделий. Хочу подчеркнуть, что
освоение и выпуск изделий лазерной техники и аппаратуры связи
внесли революционное явление в целый ряд отраслей промышлен­
ности. Так, в производстве часов была механизирована самая трудо­
емкая часть производства часов — пробивка отверстия в корундовых
камешках, а с помощью лазерных установок, кроме того, изготовле­
ние и обработка деталей во всех видах промышленного изготовления
деталей радиотехнического и электронного направления. В медицине
— особенно в тончайших операциях при черепно-мозговых травмах,
что нашло свое практическое применение в Саратовской клинике
профессором Кошелевым Владимиром Николаевичем, что принесло
ему известность не только в стране, но и всем мире, а так же до сих
пор применяется для лечения в больнице № 6, где работают наши
установки. До сих пор не пойму, почему было постепенно прекраще­
но производство этих умных замечательных машин.
Хочу особенно отметить, что все нововведения на заводе и далее
в объединении «Тантал» связаны и исходили от Лазаря Иосифовича
Кишиневского. Его имя вписано огромными буквами в историю за­
вода. Созданный им отдел и в дальнейшем под его непосредствен­
ным руководством — отдел нестандартного оборудования, он начал
свою деятельность с изобретения и внедрения пневматических па­
тронов для токарных станков любых типов, не только принес заводу
золотую медаль выставки ВДНХ, но произвел маленькую революцию
в механических цехах.
Увеличилась производительность минимум на 15% по всему ста­
ночному парку, далее это был первый отдел, давший заводу первую
номенклатуру ширпотреба. Отдел практически решил проблему про­
ектирования нестандартного оборудования технологического, трени­
ровочного и испытательного. Лазарь Иосифович — толковейший и
очень высоко эрудированный специалист, с редчайшим даром виде­
ния дальнейшей перспективы, что ярко проявило себя на посту Глав­
ного технолога завода, а затем Зам.Главного инженера. Дальнейшая
его работа по созданию научных подразделений лазерной техники,
приведших к созданию столь необходимого для объединения ОКБМ
(отдельного конструкторского бюро машиностроения) венцом дея­
тельности которого, при самом активном участии и руководстве со
стороны Л.И. Кишиневского, создание новейшего оборудования —
станка «Тпарм», что позволило в дальнейшем изготавливать на них
точнейшие и тончайшие детали для суперизделия «Чегет», который
наряду с изделием «Сервант» разработки нашего ОКБ (во главе с Я.А.
Старец), создали звездную славу нашему объединению «Тантал».
После проведенной реорганизации производства в связи уже опи­
санными мной событиями я вновь в 1973 году вернулся на должность
зам.нач. производства с добавленными функциями по второму про­
изводству. Все эти годы я был непрерывно связан с работой завода в
г.Марксе, практически еженедельно ездил туда, ибо одним из основ­
ных центров тяжести по изготовлению деталей все более становились
цеха завода «Радон».
Практически полностью было произведено изготовление загото­
вок, как механическим путем, так и полностью был произведен пе­
ревод литейного производства, особенно это касалось изготовления
деталей для освоения новых изделий: пакетированных ЛБВ и осо­
бенно изделия «Чегет», ставшего символом изготавливаемых изделий
объединения.
Хочу еще раз повторить имена. Все, что связано с рождением
завода: производственные корпуса, создание коллектива завода, жил-
поселок и вся социальная инфраструктура завода связано с именем
Владимира Ивановича Рогулева, полностью отдавшего себя созданию
и развитию филиала завода. Его верные друзья и сподвижники —это
Николай Федорович Картынов, Николай Александрович Семаганов,
Борис Васильевич Костылев, Вольный, Борис Исаков, Александр
Мещанов и многие другие.
В день празднования пуска цеха № 40 28 декабря в нем уже ра­
ботало почти 400 человек. Значительный вклад в развитие филиала
внесли переехавшие в г. Маркс инженерно-технические работники
«Тантала». Они были главными, кто внедрил «танталовский дух»,
танталовскую систему управления, систему бездефектного изготовле­
ния продукции и все то новое, что создало славу не только «Танталу»,
но и его филиалу в г. Марксе заводу «Радон». Это Тронин Виталий
Сергеевич, Пономаренко Валерий Павлович, Лопатников Юрий Бо­
рисович, Гирцев, Матов Михаил Анатольевич, Семенова Ара Нико­
лаевна и многие другие.
Все эти годы объединение бурно развивалось, основой разви­
тия объединения было стабильное внедрение и исполнение АСУП
во всех сферах его деятельности. Особенно приятно было работать,
когда начальником производства стал Александр Андреевич Арефьев
и, было очень правильным решение его назначение директором за­
вода «Радон». Высокообразованный специалист, высоко культурный
и вместе с этим требовательный руководитель дал новый импульс
развитию завода. И когда на первых порах работы у него возникли
определенные трудности, я с радостью принял его предложение и, в
течение около года работал у него заместителем по производству. Это
было тяжелое, но очень полезное время для дальнейшего становле­
ния и развития завода «Радон».
В это время в объединении «Тантал» шли фундаментальные ор­
ганизационные изменения в системе управления производством, ко­
торые были связаны с изменениями, происходящими в стране — это
переход на самофинансирование и чрезвычайно жесткие требования
со стороны руководства страны и Министерства по развитию выпу­
ска товаров народного потребления. В это время на заводе выпускали
почти серийно печи СВЧ и началась энергичная подготовка к выпу­
ску видеотехники.
В июле 1984 года по предложению С.Г. Брука я был назначен
начальником производства НПК-1. Это было трудное и очень на­
пряженное время. Шел процесс окончания освоения и начало серий­
ного выпуска изделий «Чегет» и «Серванта», а также целого ряда со­
путствующих им приборов. Одновременно шел процесс становления
новой системы организации производства объединения. Необходимо
отметить, что каковы бы не были организационные перестройки в
объединении, все они являлись придатками к уже полностью себя
оправдавшей и являющейся становым хребтом —системой АСУП.
В объединении шло активное развитие производства товаров на­
родного потребления. Выпуск моделей автомобилей вышел на уро­
вень 2 млн.пггук в год. Резко выросло производство СВЧ-печей. В
1987 году началось становление, а в дальнейшем и серийный выпуск
изделий видеотехники.
Объединение превратилось в многопрофильное, способное вы­
пускать любую необходимую продукцию. Это грандиозные этапы
развития объединения сложившиеся за все годы его существования.
Первый тяжелейший этап — освоение и налаживание ритмичного
выпуска сложнейшей продукции, необходимой для полной модерни­
зации боевой мощности вооруженных сил страны, второй — освое­
ние выпуска СВЧ и видеотехники.
В это же время шло освоение и выпуск новых сложнейших из­
делий основного профиля, что вместе с выпуском многопрофильной
продукции создало заслуженную славу коллективу объединения, его
основе — рабочим объединения, его уму и организаторским способ­
ностям — инженерно-техническим работникам объединения и осо­
бенно научным подразделениям.
В те уже далекие 90-е годы начались явления в жизни страны и,
конечно же объединения, которые полностью противоречили моему
жизненному кредо. Поэтому в 90-е годы я ушел из активной произ­
водственной деятельности и работал в аппарате Л.И. Кишиневского,
занимаясь различными вопросами. Я не принимал ни какого участия
в дальнейшей судьбе объединения, считал и считаю сейчас, что это
кощунство и разграбление народного богатства, обнищание народа
и самая предательская действительность по отношению к человеку.
То, что не могли сделать десятки лет всякого рода международные
политики и наши враги, то, что не смог сделать вскормленный этими
же людьми фашист — Гитлер, сделали свои бездарные враги всего
нашего народа, свершившие самое подлое и гнусное деяние по от­
ношению к своему народу - предательство.
Мне очень много лет, но у меня есть одна самая заветная и самая
желанная мечта —хочу дожить до того времени, когда эти предатели
будут всенародного названы и, когда справедливый суд нашего на­
рода свершит свой справедливый вердикт по их наказанию.
Заканчивая свои воспоминания, хочу сказать, что я счастливый
человек. На мое время выпало много невзгод, тяжестей и невозмож­
ного. Более 50 лет я отдал служению своей стране и своему народу.
В самые тяжкие военные годы я работал и жил во имя дальнейшего
счастья и народа моей страны.
Самое счастливое время моей жизни — это работа и служение
почти 40 лет заводу «Тантал». За все эти годы я работал и жил в кол­
лективе, который каждого считал человеком, который в любое время
и при любых обстоятельствах мог прийти на помощь и только по до­
стоинству оценить твой труд. Это были замечательные и преданные
люди. Очень многих из них сейчас уже нет. Вечная им память, но не­
многие ветераны-танталовцы, очень тепло всегда встречаются, ведь
им есть еще что вспомнить и поговорить.
Я еще и еще раз хочу искренне поблагодарить всех без исклю­
чения работников славного «Тантала» за нашу большую совместную
созидательную работу во благо нашей истинной родины — Союза
Советских Социалистических Республик.
И.З. Штенге
1965 год на праздничной демонстрации.
На фото (справа налево): Костин В. —нач.участка, Бобрикова В. —
токарь, Деревянко И.Т. —зам.нач.производства, Павлов Жена —мастер
цеха № 3, Бобрикова Рита —комплектовщица, Штенге И .З. —нач.цеха
№ 3, Балаганов В. —нач. участка.
80-е годы.
На фото (справа налево): Штенге И.З. —нач.производства,
Брук С.Г. —начальник НПК-1
1965 год.
Начальник цеха № 3 проводит оперативное совещание по итогам работы
оборудования по данным системы АКРО (автоматизированный контроль
работы оборудования)
Четвертый справа — начальник участка Боровский В.И.
1966 год.
Общий вид цеха № 3
1974 год. г. Маркс.
Директор завода «Радон» Рогулёв Вл. Ив. И нач. 2-го производства
Штенге И.З. рассматривают ход выполнения плана
1969 год.
Традиционная поездка передовиков производства завода
и членов их семей в город —герой Волгоград.
На фото сидят (справа налево): Непомнящий С.Б., Штенге И.З., Рогулев
В.И., Мережков В.; стоят (слева направо): Кравченко Н А , Тартынский В.
О Якове Александровиче Старце
и ОКБ завода «Тантал»
13 января 2009 года более двухсот ветеранов завода и в недалеком
прошлом тысячного коллектива ОКБ простились с Яковым Алексан­
дровичем Старцем, который почти 50 лет возглавлял знаменитое и
авторитетное в отрасли ОКБ, известное не только в нашей стране,
но и за рубежом.
Пришли проститься с талантливым ученым и руководителем
ОКБ заслуженные ветераны Саратовской электроники — Олег Ми­
хайлович Радюк, Виктор Алексеевич Филоненко, Анатолий Степа­
нович Семёнов, Семен Генрихович Брук, Лазарь Иосифович Киши­
невский, Горфинкель Б.Д., Валерий Васильевич Хромов, много лет
работавшие бок о бок с Яковом Александровичем Старцом.
Не задолго до этого печального события в разговоре со мной ста­
рейший ветеран ОКБ Ирина Архиповна Духовникова сказала: «Рабо­
та в ОКБ —самая счастливая пора моей жизни. 35 лет я находилась
в атмосфере нужности, важности и сопричастности к тому, что мы
делали для науки, для обороны страны. Всё это было в атмосфере не­
поддельной демократичности и дружбы нашего коллектива.
Я пришла в ОКБ 9 августа 1953 года, через два месяца после
создания ОКБ. Принимали меня легендарные москвичи — Рюрик
Михайлович Алексинский, Савелий Александрович Зусмановский и
Моисей Маркович Райнер. Вот они-то и создавали с первых дней ту
тонкую демократическую атмосферу,
которая навсегда укоренилась в ОКБ.
Через пять лет начальник ОКБ
завода 328 Рюрик Михайлович Алек­
синский приказом Министра был на­
правлен директором НИИ-52 вновь
созданного, Зусмановский С.А. вер­
нулся в Москву и руководить нашим
Зусмановский
Савелий Александрович —
первый
Главный инженер ОКБ,
кандидат наук
ОКБ бессменно почти 50 лет стал Яков Александрович Старец. Ра­
ботать под его руководством было счастьем, его тонкий, гибкий ум,
демократичность, внимание к людям, талант руководителя — всё это
послужило росту большого авторитета нашего ОКБ в мире электро­
ники.
Яков Александрович является лауреатом Государственной пре­
мии, доктором технических наук. В ОКБ выросло много талантливых
разработчиков, которые стали кандидатами и докторами наук, в их
числе Байбурин В.Б., Фурсаев М., Гундобин Г.С.
Этими талантливыми специалистами можно по праву гордиться.
90-е годы много изменили, но ОКБ и сейчас живет и работает».
И.А. Духовникова
В июне 1978 года ОКБ завода «Тантал» отметило свой юбилей —
25 лет.
На торжественном собрании ОКБ и завода, посвященном этому
юбилею, были и многочисленные поздравления от различных ор­
ганизаций и предприятий страны, и поздравления, и собственные
песни молодых талантливых специалистов —разработчиков ОКБ, ис­
полненных с огромным воодушевлением.
Старейший ветеран ОКБ и завода Александр Конников, а так же
талантливый поэт в 1993 году выпустил свою книгу стихов и юбилей­
ных поздравлений работникам ОКБ и объединения «Тантал».
С большой любовью автор стихов А. Конников пишет о родной
Волге и окружающем нас мире:
«Мне снится берег Волги тихой,
У вольных вод реки великой
Вдвоем с тобою мы сидим».
/ «На Волге», 1957 г./
«Благословенный наш Чардым!
Как только лёд сойдет на Волге,
Зима окончит путь свой долгий —
В твою мы сторону глядим.
И только о тебе мечтаем,
К тебе мы страстию полны,
И после проводов весны
Тебя на лето открываем!
...Ты чудо-остров, чудо-край!
Ты наш курорт — кузнец здоровья...
Два старейших ветерана: Духовникова И А . и Дайчанов Б Л .
1968 год. На демонстрации работники ОКБ.
На фото (слева направо): Духовникова И., Виктор и Нина Решниковы,
Лидия Ракова с детьми
70-е годы. На демонстрации.
На фото (слева направо): Байбурин В. с семьей, Хохлова О., Жимская Н.,
Фурсаев М., Мысникова Г., Хмелькова И., Новичкова М.
Июнь 1978 год. 25-летний юбилей ОКБ
На торжественном собрании с докладом выступает Главный инженер
ОКБ Яков Александрович Старец
В первом ряду — академик Девятков Н.Д. (в центре)
А рыба ... будто бы мечтает
Скорей на удочку попасть!
Копченой рыбкой берег всласть
По вечерам благоухает».
/К открытию б/о «Чардым», 1980 г./
«И поднялись они высоко —
Ах, какая краса земли!
Посреди травы одиноко
Георгины вдруг расцвели.
Лепестков ало-красной чаши
И зубчатых листьев поднос.
Расцвели георгины наши
Кроме всяких заморских роз!»
/ «Георгины», 1968 г./
Всегда большой нежностью и любовью проникнуты стихи А. Конникова о женщине и о любви:
«Глаза. В одних — неудержимый смех,
В других раздумье — глубина морская;
Но вот глазами, что дороже всех,
Владеет разве девушка какая?!
И их губам — то бледных роз нежней,
То спорящим с ярчайшими цветами,
Сравниться ль с теми,
что мне всех родней,
Навстречу мне спешащими губами?!»
/ «Любовь к женщине», 1969 г./
«Зачем же мне с тобою встречи,
Зачем глядеть в глаза твои?
О чем вести с тобою речи?
Ах, обо всем —но не о любви!»
/«Встречи с первой любовью», 1974 г./
«Ты Анна Керн моя,
Марина Влади,
Ты вдохновения, поэзии исток,
Сравнения — не моего престижа ради,
А просто с ними не сравнить тебя не мог.
И сколько б не дарила жизнь мгновений,
В которых явишься передо мною ты,
Я никогда уж не смогу сказать,
как гений,
О тех мгновеньях —
словом чистой красоты...»
/ «Восторженность», 1984 г./
«...И все же, счастья пониманья —
Всех отношений идеал.
Вам благодарен я
бескрайне
За то, что это испытал.
Что Вы такая есть на свете,
Что хоть на миг Вам нужен был!
Себе —
за то, что Вас я встретил,
Судьбе —
за то, что Вас открыл!..
Кому-то в будущем удастся
Вот так друг друга повстречать.
Как им желаю
не расстаться
И счастья
не растерять/»
/1989 г./
Большой теплотой, искренними чувствами уважения проникну­
ты юбилейные поздравления, написанные от души и доброго сердца
Александром Конниковым —лучшим работником и ветераном ОКБ
завода:
«Сегодня тех,
кто воевал и выжил,
Спасителей своих
мы почитаем.
А кто Победу не увидел, не услышал,
Пред памятью их
головы склоняем!»
/«Ветеранам Великой Отечественной», 1980 г./
«Все началось в семидесятом —
Директор новый к нам пришел.
Ох, видеть вы могли б, ребята,
Какой развал он здесь нашёл!
Директор только огляделся —
И сжал начальственный кулак:
- В век электронного прогресса
Должны мы строить, только так!»
/«Из материалов к 60-летию Г.А.Умнова»,1987г./
К 25-летию ОКБ A.JI. Конников написал «Историческую поэму»
и ряд песен-пародий на мотивы популярных мелодий.
Нам рыться не было охоты
В хронологической пыли
Истории отдела ТРИ,
Но дней минувших повороты
От Рюрика до наших дней
Храним мы в памяти своей.
Он начинал с нуля буквально —
Ни помещений, ни людей...
Здесь было все первоначально!
Он заложил букет идей
С пятеркой славной москвичей.
А Старец молод был и холост
С завода только к нам пришел
/Единственный из той когорты
Он здесь судьбу свою наш ел.../
Он к разработкам вкус отменный
Усердно начал прививать,
Играть в пинг-понг, писать отчеты
И новый корпус обживать.
Потом нас ждал раздел неравный:
Ушел с завода Рюрик славный,
Повенчан с новою «Волной»,
Пол царства он увел с собой.
Хоть четверть века пролетело,
Мы помним поименно их
И в этот вечер юбилейный
В их честь звучит наш скромный
стих.
Жизнь ОКБешников хранила,
Когда им Старца подарила,
Потом 7 выпусков подряд
Студентов лился буйный ряд.
Алексинский и Зусмановский
Стояли у истока дел;
Зачатком многих технологий
Здесь Коленко тогда владел.
Народ сей был, по мненью многих,
Судей решительных и строгих,
В ВЧ проблемах дилетант,
И уж, конечно, не педант.
Нам теоретик Цейтлин тайны
ВЧ-приборов раскрывал,
И королем «холодных» Райнер
Естественно и прочно стал.
Растили все в трудах своих
Специалистов молодых
Имел он редкостный талант
Непринужденно в разработках
Коснуться до всего слегка,
Сученым видом знатока
Хранить молчанье на планерках
И создавать проблемы там,
Где все стояло по местам.
Сначала жили мы свободно,
Кипели страсти в ОКБ
И разработки ежегодно
Сдавали только в декабре.
Но вот...
«Свирель» «весной» запела грустно,
В «Набат» забили с разных «Скал»,
Возрос «Накал» борьбы за «Бру­
ствер»
И налетел девятый «Вал».
Едва попав под «Взгляд» «Венеры»,
«Свинец» нацелился в «Висок»,
И «Слиток» «Никеля» маневром
К «Селенге» совершил бросок.
И «Ветер» по «Степи» промчался,
«Самшит» ломая, как «Пруток»,
И «Сектор» грозно закачался,
Смешалось все в один клубок.
Но мы в той буре устояли,
Светил зеленым «Семафор»,
На полку ОКРы не попали,
Изделия в цехах внедряли.
Решился наш с заводом спор.
/Немало, скажем посему,
Умнов способствовал тому/.
ВЧ из моды вышло ныне,
Но, если правду вам сказать,
То в Главке еще до-л-го средства
На темы будут отпускать.
Тому порукою наш главный
Он стал великий эконом,
Чтобы уметь судить о том,
Как предприятие богатеет,
И чем живет и почему,
Не нужно малых тем ему,
Когда большой «Сервант» имеет.
/Тархов понять его не мог
И темы размножал, как мог/.
Что день грядущий нам готовит?
Его наш взор с надеждой ловит!
На все четыре стороны
Тематику мы развиваем,
Мы печи СВЧ внедряем,
Идем на связь по ИКМ,
Льва Кишиневского ласкаем
С его отделом твердых тел.
Но все ж приборы — наш кумир,
Пока на них вертится мир.
Куда, куда вы удалились, Непо­
вторимые года,
Энтузиазмом лишь когда
Успехов первых мы добились?
Работа нам была забавой,
И дух выпускников МЭИ
Формировал и наши нравы.
Мы были крепко сплочены,
Не унывать научены.
С железной лестницы известной
Ведем мы летопись свою.
Нам и сегодня очень тесно,
И новый корпус, как тогда,
Для нас —счастливая звезда.
Пируем мы. И в этот миг
Мы все сначала вспоминаем,
И за учителей своих
Заздравный кубок поднимаем!
«Московские окна»
/н а мотив этой известной песни/
(Посвящается Алексинскому, Зусмановскому, Коленко, Райнеру,
Старцу, Цейтлину)
Четверть века ныне тем годам,
Как судьба забросила их к нам.
И они свои сердца
Нам дарили до конца
1 .
И нашим общим хлопотным делам. j
P
С ними мы мужали и росли,
Нас всему учили, как могли.
Хоть расстались, кто когда,
Но в сердцах они всегда
На ОКБевском уголке Земли.
}
2р
В нашей жизни множество идей,
Не забытых нами москвичей.
Наша дружба горяча —
~
Их приветствуем сейчас,
I 2р
Прибывших к нам на славный юбилей. J
«У леса на опушке жила зима
в избушке»
/на мотив этой известной песни/
1. Когда-то антресоли
Завода были солью:
Там ОКБ рождалось
Всем памятной весною.
Там Рюрик правил нами,
Там Старец молод был,
Мы делу отдавали
Весь свой юношеский пыл.
Припев: И покамест для нас строятздание,
Выполняем в труде все задания,
В разных мы корпусах, вразномместе
Но мы верим: всегда будемвместе!
2. Теперь мы возмужали
И опытными стали.
Изделий уж немало
Сложнейших мы создали.
Нас клеят к разным фирмам,
Нас рвут на ПТК,
Но мы еще едины,
Мы ОКБ пока.
Припев.
«Марш Артиллеристов»
/на мотив этой известной песни/
Горит в сердцаху нас любовь к своейработе,
Бежим к заводу мы, не смея опоздать.
Хватаем за рога любуюразработку,
Заглядываем в план в надежде не отстать.
Припев: У нас сегодня славный юбилей!
Сегодня нет нахмуренныхлюдей,
Сегодня все мыхороши,
Нас поздравляют отдуши,
Улыбки, песни и цветы вокруг.
2. Совсем не просто быть «сервантщиком»
на деле,
Другие ловко эту должность обошли.
Хоть страшно было нам, но мы не оробели,
И в этой хитрой мебели себя нашли.
Припев.
3. Смелейвпередсмотри, товарищразработчик!
Твоейрукой судьба вершится в ОКБ,
«Бороться и искать, найти и не сдаваться», Такой и лишь такой девиз бери себе.
Припев.
«Дубинушка»
ХОР:
Много тем мы сдавали в родном
ОКБ,
С ними жили — и пили, и ели.
И «Самшит», и «Скала» в память
врезались мне
Но такой, как «Сервант», не име­
ли!
Эх, дубинушка, ухнем!
Эх, Родимая, сама пойдет.
Потянем, подернем, не рухнем!
1. Как много темушек хороших
Сдавали мы уже не раз,
Но лишь одна из них тревожит —
Какую, не смыкая глаз,
сдаем сейчас.
Планерку Старец собирает,
Когда ее совсем не ждешь,
И так за тему накачает,
Что сам себя не узнаешь —
так стал хорош.
Припев: Тема, с тобойне будетнам по­
коя,
Тема, источник жизни ОКБ,
Тема, ты жизни смысл, не что иное,
Спасибо, тема, спасибо, темушка, тебе!
2. В чертеж не влезли габаритный,
Или пара-а-метр не тот,
Или засели «паразиты»,
Иль не паяется катод,
Иль где-то «шьет».
Но, наконец, все залепили, Победу можно возвещать,
Прибор готовый предъявили,
Акты отдали в печать,
Чтоб вновь начать...
Припев.
«Чебурашка»
Все были мы когда-то
Зеленые ребята,
Не знали ни планерок,
Ни графиков тогда,
Ходили на работу
Мы даже по субботам,
Но это были лучшие года.
Теперь мы ветераны,
И трудимся мы рьяно,
Поздравить с днем рожденья
Пришел нас весь завод.
Теперь в Москве нас знают,
Нас всюду уважают,
Нам в Главке каждый руку подает!
«Крокодил Гена»
1. Пусть нам трудно бывает,
Нас нередко ругают —
Четверть века смогли мы пройти.
ОКБ — первородок сквозь туман —
непогоду
Видит ясно свой путь впереди.
Припев: Мы работаем отважно
У завода на виду.
К сожаленью, замечают
Это раз в году
2 р.
2. Прилетит к нам волшебник
В голубом вертолете
И в два счета достроит этаж,
В новый корпус хоть завтра,
Как отряд космонавтов,
Может плыть наш большой экипаж.
Припев.
3. Но волшебник лишь в сказке,
А Умнов не напрасно
Носит мудрое имя свое:
И за наше старанье
Даст нам новое зданье,
А ему мы сегодня споем.
Припев.
ОКБ —25 лет! 1978 год.
Директор завода —'начальник ОКБ
Георгий Архипович Умнов поздравляет коллектив ОКБ и
Главного инженера Старца Я А с юбилеем
Примечание автора: Все материалы и фотографии предоставле­
ны Ириной Архиповной Духовниковой и автор искренне сожалеет о
том, что работая не одно десятилетие на заводе вместе с Александром
Львовичем Конниковым, не познакомился близко с этим талантли­
вым человеком.
Меня окружали очень хорошие люди
Леонтьева
Нина Петровна —
ветеран завода,
проработавшая
с 1959 г. до 1986 г.
в отделе Главного
конструктора
После окончания института и отработав положенный срок в г.
Иркутске, выйдя там замуж за Кривого Сергея Дмитриевича, я по се­
мейным обстоятельствам вернулась в родной Саратов и стала искать
себе работу. Моя подруга детства Татьяна Слесаренко, работавшая
на заводе п/я 122 помогла мне встретиться с Главным конструктором
завода Ваазом Леонидом Владимировичем, предварительно уточнив
у него, что такие специалисты ему нужны.
В назначенный день и час я и Татьяна встретились на проходной
завода с Ваазом Л.В. Он внимательно ознакомился с моими доку­
ментами, посмотрел диплом, трудовую книжку и сказал, что люди в
отдел ему нужны и будет оформлять меня на работу, что оказалось
совсем непростым делом. Начальником отдела кадров тогда работал
Морев П.А., который старался в первую очередь набирать специали­
стов в цеха завода, а не в отделы, но упорство Ваза победило и через
определенное время, необходимое для согласования моего допуска к
спецдокументам, меня оформили инженером ОГК. Этот период (до­
статочно длительный!) оформления Вааз очень часто со мной общал­
ся. В частности, каждую субботу Леонид Владимирович выносил мне
на проходную спецлитературу —СЧХ (система чертежного хозяйства)
для моего изучения правил, но только в субботу и воскресенье, а
утром в понедельник я возвращала эти книги СЧХ Ваазу.
В июне 1959 года после получения допуска я была оформлена на
работу к Вазу в отдел, где я проработала до ухода на пенсию.
Леонид Владимирович был очень внимателен к своим сотруд­
никам, первое время постоянно проверял мои работы, объяснял не­
достатки и промахи, постоянно собирал нас молодых инженеров и
рассказывал об особенностях выпускаемых наших изделий.
Считаю, что мне очень повезло в жизни, что я работала с таким
руководителем. Вааз Л.В. был очень грамотный и работоспособный
инженер и организатор, был человеком высокообразованным, куль­
турным, с хорошим чувством юмора, он умел и работать, и отдыхать,
хорошо пел и танцевал, всегда заботился о людях, помогал своим
сотрудникам в трудные минуты жизни, чем заслужил благодарную
память. К сожалению, 1 мая 1960 года он скоропостижно скончался,
и весь коллектив пережил эту трагедию как личное горе каждого.
По мнению очень многих работников отдела в дальнейшем ни один
из назначаемых Главных конструкторов не мог сравниться с Ваазом
Леонидом Владимировичем.
Я счастливый человек, все годы моей работы меня окружали и
помогали хорошие люди: ветеран завода начальник ведущего сбороч­
ного цеха — Лещинский Борис Владимирович, Заботалкин Андрей
Иванович —грамотный конструктор и руководитель группы, Хомутов
Яков Васильевич — так же руководитель конструкторской группы,
Малюкова Вера Михайловна — моя близкая подруга, с которой мы
работали бок о бок все эти годы в отделе, Самытина Валя - началь­
ник нормативного бюро драгметаллов, Жукова Алевтина — грамот­
ный конструктор, добрую память оставил о себе Новиков Алексей
Иванович - руководитель конструкторского бюро по ЛБВ, Воронов
Георгий Анатольевич — начальник КБ, руководитель группы (где я
работала) — Киндяков Михаил, очень грамотный и интеллигентный
специалист и хороший товарищ, всегда готовый прийти на помощь.
Грамотными специалистами в отделе были: Лиля Акимова, Ира Га­
лактионова, Надя Перфилова, Лариса Гусак.
Все эти работники ОГК беззаветно трудились на благо родного
завода, который был одним из передовых предприятий нашей отрас­
ли. Мы гордились, что работаем на этом краснознаменном заводе.
Очень жаль, что в 90-е годы всё кардинально изменилось и все
мы и наши дела канули в лету.
Леонтьева Н.П.
7 Ноября 1963 года.
На демонстрации работники отдела № 4.
На фото (слева направо): Жена Пурынзина —техник-конструктор,
Заботалкин Андрей Иванович —руководитель группы, Леонтьева Н.П.,
Хомутов Яков Васильевич —руководитель группы отд. 4.
1966 год.
На первомайской демонстрации работники отдела Главного конструктора
завода п/я 122 На фото (справа налево): Луговцев Б.Г. —и.о.
Гл.конструктора, Леонтьева Н.П.(в центре), Кузнецова Станислава —
инженер отдела № 16, Жарков —инженер отдела № 4
Второй ряд: Андреев А.М. —замначальника цеха № 17
1966 год, г. Кисловодск.
На снимке работники завода п/я 122, отдыхающие в санатории
г. Кисловодска
На фото —2 ряд (слева направо): Кривой С.Д. — глинеханик, Леонтьева
Н.П. — стмнженер, Лещинская К.Р. —бухгалтер отдела № 25,
Лещинский Б.В. —начальник цеха № 19
28 июня 1979 года.
В совхоз «новый» Энгельского района высадился «десант» инженеров
отдела Главного конструктора завода «Тантал» для борьбы с сорняками
подшефного совхоза в составе (справа налево):
Милюкова Вера, Гусак Лариса, Леонтьева Нина Петровна, Галактионова
Ирина, Воронов Георгий Анатольевич —командир «десанта», Бусарова
Инна Николаевна, Жукова Алевтина Егоровна.
С мотыгами в боевой готовности —Воронов СЛ. и Надя Перфилова
1983 год. Работники отдела № 126.
На фото (слева направо): Федюкин В.А. —инженер I кат., Киндяков М.В.
—руководитель группы, Воронов ГЛ. —начальник КБ, Новиков А.И. —
руководитель группы, Зинин ЕЛ. —руководитель группы,
Севастьянов АЛ. —инженер I кат.
Производственная жизнь
длиною в 47 лет
Воспоминания
ветерана завода
Федорова
Алексея
работал в цехе № 1
с января 1957 г. до 1988 г.
Оглядываясь на прожитые годы надо
сказать, что и нашему поколению рожден­
ному в 1928 году так же пришлось пере­
жить все тяготы военных и послевоенных
суровых лет, да и в последующем - жизнь
нас не баловала. Всю войну я наравне со
1958 г.
взрослыми без скидки на возраст про­
работал в Марфинской МТС Аткарского
района. Все годы войны механиками МТС
работали мой отец и Дудник Василий с
хутора Васильевского, трактористами ра­
ботали Кононенко Василий на тракто­
ре СТЗ-НАТИ и молодая девчонка Валя
Дудник и Леша Степанов, так же с этого
хутора (его потом взяли в Армию) — на
тракторах колесных СТЗ. Кузнецом рабо­
тал Царьков Иван Иванович из соседней
деревни Бровцыно. Я и Сережа Королев
работали токарями. (Потом в 60- е годах
мы с Сережей работали вместе на заводе
п/я 122, где он был уже опытным токаремуниверсалом).
Декабрьской ночью 1944 года мастер­
ские Марфинской МТС сгорели и трактора
долго ремонтировались под открытым не­
бом, а наши станки перенесли на 1-ый этаж бывшего барского дома.
Сельская жизнь всегда была нелегкой, а в войну особенно: рабо­
тали все от мала до велика, с рассвета и до заката —фронту требовал-
Вид деревни
50-е годы г. Саратов.
На фото: Алексей Васильевич и
Мария Алексеерна Фёдоровы,
прожившие в любви и согласии
53 года
ся хлеб. В 1941 году почти всё мужское население из наших деревень
ушло на фронт и их заменили женщины и мы подростки —мальчиш­
ки и девчонки.
Отслужив срочную военную службу в железнодорожных строи­
тельных войсках, в 1952 году я женился на Марии Алексеевне Тре­
тьяковой, мы стали жить в г. Саратове. Сначала на частных кварти­
рах, а потом в Поливановке в доме моего отца.
На завод п/я 122 я поступил в январе 1957 года переводом с за­
вода №572 по решению Саратовского Совнархоза, когда на все са­
ратовские заводы передавались станки и направлялись специалисты
для укрепления и расширения цехов по металлообработке.
Тогда еще на заводе был один механический цех и его начальник
цеха Четвериков Иван Иванович определил меня на участок мастера
Обранта JL, где я вместе с Платоновым Николаем запускал шесть
новых токарных автоматов для изготовления различного крепежа,
штифтов и других ламповых деталей.
Очень большую помощь в освоении автоматов нам оказывал ин­
женер конструкторско-технологического отдела Химичев. В течении
короткого времени мне пришлось дважды проходить обучение на го­
ловном заводе г.Фрязино.
Работал цех очень напряженно в те годы, постоянно возрастал план
цеха, шло освоение новых изделий, не хватало специалистов практи-
1957 год.
На фото (слева направо): Фёдоров А.В. и супруги Платоновы —
работники завода п/я 122
чески всех специальностей. Очень часто стали меняться начальники
цеха: Четверикова И.И. сменил Лещинский Б.В., его в 1959 году —
Окунь Георгий Ноевич —очень боевой и толковый начальник.
В 1960 году наш механический цех разделили на три цеха и с тех
пор до 1988 года я проработал в цехе № 1.
Тогда уже в цехе работали: Лисицын Валентин, Храмшина Анто­
нина, Черчимцев, Бондарев Володя, кладовщиками Пудовкина Анна
и Кузьменко Мария, мастер Николай Кузьмич Тимонов.
Сначала начальником цеха № 1 был назначен Спицын Борис
Владимирович —молодой, но очень грамотный инженер, вниматель­
ный к людям. При нём в цех пришло очень много молодежи: Потаенко Анатолий, Гусев Николай, Черняев Борис, Карнаухов Саша,
Сливина Света, Сандлер И., Бирюкова Вера и многие другие.
В начале 60-х годов я избирался в состав Завкома профсоюза, а за­
тем несколько лет был председателем цехового комитета профсоюза.
Много лет я работал бригадиром комплексной бригады, в составе
которой трудились очень хорошие специалисты и обаятельные жен­
щины: Тужилина Люба, Анисимова Наталья, Хвалина Анна, Гусельникова Валя, Кузнецова Шура, Круглова Люба, Зинатуллина Галя.
Коллектив нашей бригады за успешное выполнение социалисти­
ческих обязательств 2 ноября 1981 года был занесен в Книгу почета
Обкома профсоюза.
,
Пролетарии всех стран соединяйтесьI
Коллектив бригады цеха № 1.
На фото 1-й ряд: Тужилина Л., Фёдоров А.; 2-й ряд: Анисимова Т.,
Зинатуллина Г., Кузнецова А., Круглова Л.; стоит сзади: Бондаренко В.
На фото (справа налево) —сидят: Бондаренко В Х валин а А., Фёдоров А.,
Тужилина Л.; стоят: Гусельникова В., Кузнецова ААнисимова 1\
В 60-е годы в цехе считались большими специалистами Бори­
сов Иван Петрович —слесарь по штампам, настройщики Парамонов
Василий Петрович и Бондарев Володя, токари Евстифеев Саша и
Маша Пырсикова. На сварочном участке работали опытные Мария
Федоровна Тюрина, Сергеева Мария Егоровна, Мазилкина А. Стали
опытными токарями Юра Земсков, Полина Толочкова, Юра Кишаев,
Стегалова Валя, Зоя Честнова, которые изготавливали внутриламповые детали.
Наш цех был в основном молодежным, да и начальники цеха в
разные годы тоже были молодыми, инициативными и заботливыми
— Семёнов Анатолий Васильевич, затем Томников Юрий Матвеевич
и Поляков Валерий Павлович, последние много лет работали секре­
тарями заводского комитета ВЛКСМ.
В 60-70-е годы наш цех работал стабильно, выполнял и перевы­
полнял план, а главное славился своими рабочими и специалистами,
которые беззаветно трудились на благо завода, многие из них были
награждены орденами и медалями.
Очень жаль, что в 90-е годы все это стало ненужным, и завод, и
наши цеха, а весь завод передовой и оборонный очутился в частной
собственности «новых русских».
Фёдоров А.В.
Федоров
Алексей Васильевич
1962 год.
На демонстрации
На фото (справа):
начальник цеха М
1 Шилин Ю.И. с
работниками цеха
60-е годы.
Лучшие
работники цеха
Ml
На фото (справа)
—сидят: Утка
И. С., Платонов
Николай;
стоят: Гусев
Николай и
Фёдоров Алексей
1966 год.
Первомайская
демонстрация
На фото (справа):
Тюрин П.Г. —
мастер, Фёдоров
А.В. — бригадир,
Утка И.С. —
настройщик с
детьми
60-е годы.
Кадровые работники завода
п/я 122.
На фото (слева направо):
Норина М.Ф., Парамонов В.П.,
Фёдоров А.В., Утка И.С.
Лучшие рационализаторы завода.
На фото (слева направо): Войнов B.C. —начальник техбюро цеха,
Попов Вадим Андреевич —начальник БРИЗ, Фёдоров А.В. —бригадир
комплексной бригады
1964 год.
Как молоды мы были!
На фото (справа налево):
Толочкова Полина, Фёдоров
А.В., Соболькова Нина, Королев
Сергей.
(В 1941-45 гг. Королев С. и
Фёдоров А. вместе трудились
токарями в Марфинской МТС)
70-е годы.
На фото (справа налево): Кириченко Борис Петрович, Гусев Николай
Григорьевич, Фёдоров Алексей Васильевич
80-е годы.
Поездка лучших
рационализаторов завода
в город-герой Волгоград
на теплоходе.
На фото: Фёдоров А., Зубрилина,
Перова Г.
Как в той любимой песне:
«Из далека долго
Течет река Волга
Течет река Волга,
А мне семнадцать лет!»
АСУПщики — «асунизаторы»
Фиглин
Лев Аронович —
ветеран завода,
начальник
лаборатории АСУП
завода
годы работы
с 1967 по 1991 гг.
1966 год — Постановление ЦК КПСС и Правительства о внедре­
нии в народное хозяйство вычислительной техники. Я, Фиглин Лев
Аронович, выпускник САДИ («садист») 1960 г., работаю инженеромконструктором ОКБ завода п/я 96 (Хрущёвский). В феврале 1967 г.
перехожу на работу в отдел организации производства и НОТ на за­
вод «Электроприбор» (п/я 122).
Отдел возглавлял легендарный В.Е. Лозинский. На работу меня
принимали лично Г.А. Умнов и Л.И. Кишиневский.
Примечательным был факт, Новый год - 1967 г., его отмечали в
столовой завода. Я был и остаюсь до сих пор большим любителем
джаза, играл и играю во всех самодеятельных оркестрах на барабанах.
Г.А. Умнов любил музыку и музыкантов, как он говорил: «У нас всё
должно быть лучшее». Руководитель оркестра Б.А. Сладков представ­
ляет меня Георгию Архиповичу, тот говорит: «Ну, если он будет ра­
ботать, как играет на барабанах, тогда возьмём». Так я начал работать
на заводе п/я 122 «Тантал».
Отдел организации производства и НОТ начинает работы по соз­
данию ИВЦ. Я становлюсь начальником бюро разработок, а потом
начальником подотраслевой лаборатории АСУП. Мы едим в г. Минск
осваивать ЭВМ «Минск-22». Впоследствии мы прошли все ЭВМ до
персональных компьютеров. В это время в стране и в г. Саратове не
было вообще специалистов этого профиля, их не готовили. Все мы
постигали «азы» ЭВМ самообразованием.
В феврале 1968 г. был образован ИВЦ под руководством В.Е.
Лозинского и начались разработки подсистем АСУП: подсистема
ТЭП (технико-экономического планирования); подсистема НОПП
(непрерывно-оперативного
производственного
планирования);
подсистема — Бухучета; подсистема - Кадры; подсистема управ­
ления финансами, реализации и сбыта (ЦФРС); подсистема МТС
(материально-технического снабжения); подсистема соцкультбыта;
подсистема исполнительной дисциплины; АРМ (автоматизированное
рабочее место) генерального директора.
Все подсистемы управления имели структуру задач: планирова­
ние, учет, контроль, анализ, регулирование. Большинство задач ра­
ботало в ежедневном режиме. Всего было порядка 100 задач. ИВЦ
стал головным и базовым подразделением АСУП Министерства
электронной промышленности, я стал членом НТС Министерства
по АСУП.
Мы курировали предприятия Москвы, Киева, Ростова, Полтавы,
Орджоникидзе, Горького, Саратова, Риги. Нас знали во всём Мини­
стерстве, т.к. мы разработали типовую и базовую АСУП и передава­
ли её на все предприятия. Отсюда имидж «Тантала», его бренд был
очень высок.
1986 год.
На фото: Лозинский Виктор Евдокимович —начальник ИВЦ (слева)
и замначальника отдела труда и з/п Илюхин Владимир Федорович
Я пошёл учиться (вечернее отделение) в Саратовский экономи­
ческий институт, который закончил и стал писать диссертацию по
теме «Хозрасчет и АСУП». После её защиты в Свердловске я стал
кандидатом экономических наук в 1978 г. Все это время разработки,
учебы ИВЦ и я лично ощущали внимание и большую поддержку со
стороны генерального директора и главного инженера, мы были их
«любовью».
Литература, командировки, преподавательская работа без отрыва
от работы —сколько надо и куда надо! Принцип доверия —вы совер­
шенствуете производство и инфраструктуру, сокращаете численность
аппарата, повышаете производительность труда, тогда часть эконо­
мии численности переходит на ИВЦ для расширения фронта работ.
Отдельный разговор как работали подсистемы НОПП и МТС,
УФРС — это требует особой книги, т.к. это отношения с производ­
ственным отделом, подразделениями, цехами, складами, тут были и
трагедии и юмор. Я умышленно не назвал ни одной фамилии, кро­
ме созидателя — В.Е. Лозинского. Нас было порядка 250 человек,
средний возраст 27-30 лет и каждый заслуживает внимания и многих
страниц. Я только пунктирно наметил вехи нашего пути.
Размах работ по внедрению ЭВМ достиг таких размеров, что из
нас выделялся отдел АСУТП (технологическими процессами). Потом
был создан отдел машинного проектирования и роботизации. Была
поставлена задача по созданию интегрированной системы управле­
ния объединением. Всё это были конкретные дела, работающие си­
стемы и блестящие специалисты, которые выросли на заводе.
Нас знали и в г. Саратове, мы были пионерами в области АСУ,
наши работники привлекались для координации работ в области
АСУП в Ленинском райкоме, в Горкоме, Обкоме (предложения по
АСУ - область), НТО.
Георгий Архипович посылал нас на помощь медикам: прогнози­
рование - моделирование инфаркта; милицию: обработка областной
картотеки преступлений (это особая история!); работа с ГАИ; жил­
фондом города. Мы участвовали в создании АСУ-столовая, компью­
теризации детского садика «Кристаллик». Созданная социологиче­
ская лаборатория работала в тесном контакте с нами.
ИВЦ часто посещали знаменитые люди: члены Политбюро, из­
вестные деятели, министры.
В подготовке специалистов н а нашей базе с нами сотрудничали
СПИ, СГУ, работали филиалы кафедр. Сегодня много говорят об
инновациях, «Тантал» весь был пропитан ими, это был наш стиль.
Сотрудники ИВЦ, 1988 год
1988 год.
Сотрудники ИВЦ на юбилее (20-летие АСУП)
На фото (слева направо) —1 ряд: Иванова С.Н., Лазуренко А.Г., Пикман
П Л ., Фельд-Тарновольский С.Н., Скотникова Л.Т., Шалаевских Л.Т.,
Скиховская Л А .
2 ряд: Лошковская О. С., Горбовская Т., Грешникова Н.П., Фиглин Л А .,
Филиппова В.Т., Александрова ЕА., Нагаева Н А .,
Луконин В.Е.
Я не сказал о работах по качеству, без которых, на мой взгляд,
вообще бы не было того «Тантала». И всё это —люди —специалисты,
как сегодня говорят — профессионалы, умное руководство, виденье
перспектив, чувство нового, уменье «крутиться», чего сегодня так не
хватает.
Сотрудники ИВЦ регулярно устраивают встречи в годовщину
создания ИВЦ. В 2008 году мы отметили 40-летие, собралось 50 че­
ловек и все говорят, где бы они не работали, такого коллектива, об­
становки, условий труда они не ощущают. «Тантал» — это школа
жизни, хорошей жизни!
Сегодня я работаю в Саратовском государственном социальноэкономическом университете: доктор социологических наук, кан­
дидат экономических наук, профессор кафедры экономической со­
циологии, ученый секретарь диссертационного совета, почетный ра­
ботник высшей школы РФ, действительный член Академии проблем
качества РФ (моя докторская работа по социологии «Социальный
потенциал качества развития и управления»), действительный член
Академии социальных наук. Читая лекции студентам (Социология
организации, Социология управления, Социология предпринима­
тельства) я говорю, что все примеры производственной жизни бу­
дут на базе объединения «Тантал» и объединения «Корпус». Это не
ностальгия, это высокий интеллектуальный опыт, который не хуже
зарубежного, поверьте мне как преподавателю. Рубежи и уровни, с
которых мы ушли («нас ушли»), до сих пор недоступны, даже в Рос­
сии, хотя страна вся в компьютерах и «профессионалах».
Мне хотелось бы, чтобы Вы познакомились с юбилейным стихот­
ворением (10 лет ИВЦ) нашего сотрудника (безвременно ушедшего)
великого программиста и эрудита — Виктора Павловича Кузьмина
(выпускник СГУ).
Храни вас всех господь. Будем живы и здоровы. Спасибо всем
кто в нас верил и помнит. Вечная память учителям: Г.А. Умнову, В.Е.
Лозинскому и всем, кого уж нет.
Мой контактный адрес: e-meil: Fjgkv@yandex.ru. тел. 22-48-93
Л.А. Фиглин
Мы помним тот февраль морозный,
Стремлений бурных полосу,
Когда, казалось, силой грозной
Мы подступилися к АСУ
Грех не сказать. Без руководства,
Без указующей руки
Нам не видать бы первородства
И ни АСУПовской реки.
Ох, долго нас не признавали,
Приняв за баловней судьбы,
И мы признанье добывали
В атаках яростной борьбы.
Предупреждал тогда нас ПАПА:
«Я породил вас, но убью,
Коль Андрия, не Остапа
В делах я вашенских найду».
Катили к нам авторитеты,
Но не упав пред ними ниц,
Бывали мы уж в юны леты
Гостями частыми столиц.
Как нету песни без мотива,
Так урожая без дождей.
Как нет вождей без коллектива,
Так коллектива без вождей.
Встречали: Горький и Полтава,
Орджоникидзе и Ростов.
Да и других было немало
Тогда наведено мостов.
С тех пор уж лет прошло немало,
Минуло месяцев и дней.
Пришел черед, пора настала
Нам встретить это юбилей.
Спешили в Минск. Там ждало знанье
И освоение машин.
И кое-кто уж носит званье:
«Почетный Минска гражданин».
Друзья, мы дружно с вами строим
Зданье стройное —АСУ
И в управлении наводим
Ему присущую красу.
Но не цвела жизнь наша в розах
Крутым, тернистым был наш
путь.
Но и при всех метаморфозах
Мы были первыми чуть-чуть.
Хотел ВЦ воспеть рожденье,
Гостей, друзей и этот бал
И написать стихотворенье...
Но вроде я уж написал.
Воспоминания об ОКБ «Тантал»
Горкун
Геннадий Иванович
— Зам.начальника ОКБ,
ветеран завода
Я начал работать в ОКБ завода п /я 122 в августе 1957 года после
окончания учебы на факультете радиофизики С ГУ. Это был первый
выпуск этого факультета, а группа специалистов, получивших на­
правление на завод п/я 122, была довольно многочисленной и со­
стояла из 15 специалистов.
Начальником ОКБ в это время был Рюрик Михайлович Алек­
синский, а начальником отдела кадров завода и ОКБ — Бобов Алек­
сандр Иванович. После беседы с Алексинским P.M. я был принят
инженером лаборатории динамических испытаний ОКБ.
Лаборатория размещалась на первом этаже корпуса №23. её на­
чальником работал Таран Май Сергеевич, участник Великой Отече­
ственной войны. Меня и моего однокурсника Байбурина Вила Бараевича определили в группу ведущего инженера Соболева Герасима
Львовича. Мне было поручено создание стенда испытаний мало­
мощного стабилизированного магнетрона по теме «Бросок», разра­
ботчиком которого был Постнов Энкель Викторович, а инженеромразработчиком Родионов Игорь Сергеевич.
Мне запомнился эпизод тех лет, когда мне выдали на испытание
первый образец магнетрона и сообщили величину магнитного поля
и анодного напряжения. Оказалось, что магнетрон выдавал ток, а его
генерации ВЧ энергии не наблюдалось. Генерацию тогда определяли
не только калориметром, но и по свечению неоновой лампочки, по­
мещенной в волновод. Я узнал у разработчиков диаметр анодного
блока и рассчитал величину критической напряженности (Нкр) при
заданных мне параметрах анодного напряжения. Оказалось, что за­
данный режим по магнитному полю был ниже
и по этому вопро­
су у нас с разработчиками-теоретиками возник вопрос: может ли ра­
ботать магнетрон с разрезным анодом и генерировать ВЧ колебания
при магнитном поле ниже Н ^, т.е. когда электроны достигали анода
уже на первой циклоиде.
Тогда основным источником сведений и знаний для разработки
магнетронов был двухтомник «Магнетроны см. диапазона Коллинза»,
перевод под редакцией Зусмановского С.А. К моменту моего при­
хода в ОКБ Зусмановский уже вернулся на работу в Москву, впрочем
так же как и Коленко Евгений Андреевич.
Главным теоретиком у нас в ОКБ в то время был Цейтлин Ми­
хаил Борисович. В конце 1957 года вышел приказ Министерства о
создании в г. Саратове Научно-исследовательского института. Орга­
низацию и создание этого НИИ было поручено Рюрику Михайлови­
чу Алексинскому, бывшему начальнику и главному инженеру ОКБ
завода № 328, назначенного приказом № 67/к от 1 января 1958 г.
Были переведены так же из ОКБ в НИИ ряд специалистов, в том
числе Милютин Д.Д., Кац Альберт Маркович и еще несколько вы­
пускников СГУ.
Главным инженером ОКБ с этого времени назначен Яков Алек­
сандрович Старец, который в течение многих лет был фактическим
руководителем этого подразделения, являясь одновременно Главным
конструктором многих основных и важнейших разработок ОКБ.
В начале существования ОКБ часть работ была посвящена по­
вышению процента выхода годных приборов, ранее разработанных в
головном НИИ «Исток» и осваиваемых на заводе. Как правило, это
были изделия довольно большой серийности, от выпуска которых во
многом зависело финансовое благополучие завода. В последующем
у ОКБ появились разработки собственных приборов, первым из ко­
торых явился магнетрон «Бензол», разработанный под руководством
Миронова Александра Афанасьевича и освоенный в производстве в
сборочном цехе № 15 завода в 1960 году.
Миронов А.А. был участником ВОВ, затем учеба в СГУ, кото­
рый он успешно закончил в 1952 году и с 1953 года работал в ОКБ,
являлся опытным разработчиком. Некоторое время он работал и.о.
Главного конструктора завода п/я 122, длительное время работал на­
чальником 51-ой лаборатории ОКБ. Под его руководством были раз­
работаны приборы, используемые в аппаратуре запуска космических
спутников, в том числе и при запуске первого космического корабля
с человеком на борту.
В последние годы в лаборатории Миронова А.А. разрабатывались
приборы нового класса М («Брасс», «Бивень»), которые использо­
вались в аппаратуре наведения при запуске космических объектов
и ракет морского базирования, а изделие «Акварель» (Гл. конструк­
тор — Серовайская) применялось для обеспечения посадки корабля
«Буран».
Следует отметить, что разработка М-тематики в лаборатории
№ 51 ОКБ велись под руководством Миронова А.А. при минималь­
ном участии в этой тематике Я.А. Старца, который в основном был
занят в разработках мощных усилительных приборов М-типа и со
временем ОКБ стало головным предприятием в части разработок
мощных СВЧ приборов и устройств.
Под руководством Гл.конструктора Неймана Бориса Залманови­
ча в ОКБ была разработана усилительная цепочка М-типа для аппа­
ратуры тропосферной связи. Во второй половине 60-х годов приборы
были освоены и, начался их выпуск в цехе № 15 завода. Эти изделия
с успехом выпускались в течение многих лет. Выпуск изделий МУ-4,
МУ-5 не прекращался и в лихие 90-е годы и в немалой степени спо­
собствовал выживанию коллектива производственного комплекса,
созданного на базе сборочного цеха № 15.
Главной задачей ОКБ, провозглашенной руководством завода,
было обеспечение загрузки цехов завода собственными разработками.
Выпуск изделий для космических программ обычно предусматривал
небольшое количество приборов в пределах нескольких десятков в
год, а в худшем, как правило, ограничивался количеством 10-15 из­
делий в год.
Серийными разработками, предполагающими в перспективе ре­
шить проблему загрузки цехов завода, явились разработки мощных
усилительных цепочек для систем ПРО. Эти работы проводились под
непосредственным руководством Главного инженера ОКБ Старца
Я.А. в лаборатории № 52 ОКБ (руководитель Чигиринский П.Я.).
НИР по теме «Самшит» был выполнен, но при выполнении
опытно-конструкторского этапа (ОКР), возникли серьезные труд­
ности из-за расплавления бугелей анодной системы и расплавления
катода. Ситуация обострялась тем, что длительное время не удава­
лось решить эту проблему, срывались сроки ОКР и создания всей
системы, поставки приборов не было. Не помогла проведенная за­
щита анодных систем вольфрамом и применение новых катодных
материалов. Опытные образцы приборов не работали. Этот вопрос
неоднократно обсуждался в Правительстве и встал во весь рост во­
прос о смене Главного конструктора — Стареца Я.А.
Найти выход из создавшейся весьма острой ситуации удалось
тем, что в это время на одном Московском предприятии начались
исследования американского прибора QKS-622 подобно разраба­
тываемому «Самшиту», но работавшего в ином диапазоне частот.
Старецу Я.А. удалось договориться с руководством Министерства и
наши специалисты Турнер А.Х., Фурсаев М.А. и Ильин В.И. направ­
лены в Москву для участия в работе по обследованию этого образца.
Был установлен целый ряд конструктивных отличий, а главное отли­
чие заключалось в совершенно иной конфигурации магнитного поля
М-типа. Наши специалисты привезли с собой чертежи американско­
го образца, на основе которых был изготовлен комплект чертежей
и макет «масштабного копирования», что позволило обеспечить не­
обходимый сдвиг по частоте усиливаемых частот. В этот период все
работы в ОКБ по другим разработкам были приостановлены и под
непосредственным контролем Турнера А.Х. в течение трех месяцев
были изготовлены образцы прибора новой конструкции, испытания
которых показали их работоспособность.
Этим начинался новый этап в деятельности ОКБ по разработке
целого ряда усилителей М-типа, а в дальнейшем комплексированных
устройств для различных систем радиолокации. Участие ОКБ и заво­
да в поставках приборов для системы ПРО позволило существенно
увеличить объемы выпуска продукции и получить финансирование
на строительство корпуса №8 ОКБ, а так же расширить производ­
ственные площади испытательного оборудования завода. После ухо­
да из ОКБ в НИИ «Волна» Чигиринского П.Я. лабораторию № 52
ОКБ возглавил Фурсаев М.А., в дальнейшем доктор наук.
В 70-е годы в ОКБ были разработаны изделия цепочек «Стрела»,
Главными конструкторами каскадов были Постнова А.Ф., Рубин А.Х.
и Шелехов Г.М. Позднее были разработаны каскады устройств «Сер­
вант». В состав устройств входили не только амплитроны, но и ЛБВ,
ферритовые развязки и фазовращатели. Лампы ЛБВ разрабатывались
в Н И И «Волна», фазовращатели в другой организации г. Саратова.
Важнейшим этапом в работе ОКБ явились работы по созданию це­
почки приборов «Скала» для аппаратуры ПВО, которая проводилась
совместно с НИИ «Волна».
В институте под руководством Главного конструктора Шатали­
на И.А. создавалась лампа ЛБВ — «Щиток», а усилительные прибо­
ры М-типа разрабатывались в нашем ОКБ — оконечный каскад под
руководством Главного конструктора Анашкина А.А. (Лаборатория
№ 53 ОКБ, начальник лаборатории Кишиневский Лев И.), предо­
конечный каскад — Главный конструктор Горкун Г.И. (начальник
лаборатории № 51 ОКБ Миронов А.А.).
Для указанных приборов были разработаны конструкции с хо­
лодным катодом и управляющим электродом. Разработка сплавов на
основе сплавных катодов велась в Калужском институте материалов,
а заказчиком этой тематики был Котов В.Д., который является одним
из старейших сотрудников ОКБ. После окончания Саратовского Госуниверситета в начале 50-х годов он был направлен на завод п /я 122
и уже много лет работает начальником катодной лаборатории ОКБ.
Котов В.Д. начал работать под руководством великого специали­
ста - Главного технолога ОКБ Коленко Евгения Андреевича, кото­
рый в числе «знаменитой пятерки», как и Старец Я.А. был направлен
в г. Саратов из головного НИИ.
Котов В.Д. — замечательный специалист, технолог, является
участником по существу всех работ по тематике ОКБ. В большин­
стве случаев в прошлом в начале разрабатывалась технология нового
прогрессивного процесса, внедрение которого позволяло получить
рекордные параметры вновь разрабатываемых или модернизирован­
ных изделий. Такой подход обеспечивали и такие специалисты как
Турнер А.Х., Плешаков B.C., Касаткин Ю.С. Честь и хвала таким
специалистам, которые и сейчас продолжают трудиться на предпри­
ятии, называемое когда-то ОКБ при заводе п /я 122. Это в первую
очередь Котов В.Д. и Касаткин Ю.С.
Но время безжалостно. По существу давно разрушены основы
электронной промышленности того времени, когда были востребо­
ваны специалисты этой отрасли, создаваемой в стране с большими
трудностями в 50-е годы.
Вновь возвращаясь к теме разработки каскада устройств «Сер­
вант» — эти приборы были успешно освоены в НПК-1 завода под
руководством Брука С.Г. и до сих пор поставляются заказчику в до­
вольно больших количествах, обеспечивая выживание сегодняшнего
«Тантала» в трудных условиях нынешнего времени.
И в настоящий период существенный объем выпуска изделий,
разработанных коллективом бывшего ОКБ завода «Тантал», являют­
ся каскады изделий «Сервант» и «Сталкер». В ОКБ завода «Тантал»
в 90-е годы разрабатывалось устройство для ракет морского базиро­
вания по теме «Сопка». Работа была успешно завершена, но в это
время уже началась так называемая «перестройка» и Министерством
Обороны было принято решение о том, чтобы финансирование этапа
освоения новых изделий велось за счет прибыли предприятий пред­
полагаемых изготовителей этих изделий.
Затем наступили лихие годы, собственником предприятия стали
бывшие сотрудники ФСБ из Москвы.
Вот так сложилась жизнь ОКБ завода.
Г.И. Горкун
Воспоминания о заводском охотничьем хозяйстве «Сокино»
в Лысогорском районе Горкуна Геннадия Ивановича
(фотографии)
80-е годы. Сокино.
Благоустроенный гостиничный комплекс для отдыхающих заводчан —
охотников и рыбаков
80-е годы. Сокино.
И такое бывало...
Генеральный директор —Умнов Г А накачивает колесо автомобиля УАЗ469 для своей поездки по территории охотхозяйства
Сокино.
80-е годы.
Как хорошо после напряженных
рабочих будней отдохнуть среди
первозданной природы.
Замначальника ОКБ
Горкун Г.И.
на охоте
Сокино.
80-е годы.
Урожай грибов отменный!
Сокино.
Долгожданный охотничий сезон! Настал!
Сокино.
Умнов ГЛ. еще раз инструктирует бригаду охотников перед постановкой
на номера.
Сокино.
80-е годы.
Знаменитый
врач-офтальмолог
Федоров Святослав Н.
с супругой
около охотничьего трофея —
кабана
Сокимо.
Охота была удачной —лось в ногах у охотников.
На фото: Сергеев В.Е. (справа), Родионов И. С. (в центре)
А это участники удачной охоты.
На фото — 1-йряд: Родионов И.С. (справа), Умнов Г.А. (в центре)
Сокино. 80-е годы.
На фото (справа налево): Бобров Федор Фомич (второй) — старейший
ветеран завода, Горкун Геннадий Иванович (в центре) —зам. нач. ОКБ,
Володин Евгений Алексеевич (сзади)
Сокино.
Горкун Татьяна Павловна и бригадир команды охотников завода
Сметанин
Сокино. У автомобиля —Горкун Г.И. и его супруга Татьяна Павловна.
Сокино. 80-е годы.
Хорошо проскакать на жеребце по этим
сказочным местам! Сергей Умнов
сдерживает разгоряченного коня.
Сокино.
Гвоздюк Вячеслав
Иванович —
помощник Гендиректора
ПО «Тантал» —охотой
доволен.
Назад, в будущее!
Вишневский
Вячеслав Антонович —
начальник автоматизированного
центра коммерческой информации
(АЦКИ), отдел 459
завода
«ВидеотехникПО
«Тантал»,
работал с 1985 г. по 1997 г.
Мне выпала честь работать на заводе «Тантал» с 1985 г. по 1997
год.
Помню, с каким волнением в первый раз я прошёл через проход­
ную предприятия. Передо мной открылся вид, скорее всего, похожий
на санаторий ЦК КПСС. Огромные ели, очень ухоженная террито­
рия, клумбы с цветами.
Моя деятельность на «Тантале» началась с отдела 77, который
был сформирован в основном из работников отдела АСУП. АСУП
«Тантала» —особая гордость завода и всех тех, кто создавал её. Здесь
я познакомился с очень интересными людьми, настоящими профес­
сионалами своего дела: Скотниковой JL, Шалаевских JL, Лобачёвым
А., Глозман Б., Бруднер Г. и многими другими. Одним из руководи­
телей этого отдела работал Лев Аронович Фиглин (ныне доктор наук,
профессор СГЭУ). Еще студентом экономического института, я слу­
шал его лекции по методике проектирования и внедрения АСУП.
Одной из поставленных задач было создание на заводе совре­
менной автоматизированной проходной с автоматическим временем
регистрации проходов сотрудников завода. Это было необходимо
для создания более комфортных условий работникам предприятия
и перевода части сотрудников на гибкие рабочие графики. Особенно
нуждались в этом женщины.
Был разработан проект автоматизированной проходной, опреде­
лен комплекс технических средств, разработано математическое и
организационное обеспечение, задачи. И через пару лет мы создали
на заводе современную, красивую и, главное, удобную для сотрудни­
ков, автоматизированную проходную.
Полным ходом также шли работы по созданию автоматизиро­
ванной столовой. Я был назначен Гл.конструктором проекта. Очень
заботливо и трепетно относился к этой тематике лично генераль­
ный директор ПО «Тантал» Георгий Архипович Умнов. Мне на всю
жизнь врезались в память его слова: «Слава, у нас должна быть луч­
шая в стране автоматизированная столовая. Танталовцы достойны
и должны питаться хорошо, дёшево, и, главное, быстро, не стоять в
очередях, чтобы у них ещё оставалось время отдохнуть в тени аллей,
насытиться ароматом хвои...».
Особое внимание Георгий Архипович акцентировал на разноо­
бразии меню. Его интересовало всё. Например, конструктивные ре­
шения конвейера, столов, стульев, посуды, используемых в автомати­
зированной столовой, а также ЭВМ, математическое обеспечение и
т.д. «Здесь мелочей нет. Всё должно быть рационально, безопасно и
максимально удобно» —напутствовал Георгий Архипович.
Вспоминаю, что в рамках проекта, мы заключили договор с ка­
федрой общественного питания Московского института народного
хозяйства. И к нам часто приезжал на «Тантал» — к.т.н., зам.зав.кафедрой Б.Л. Немковский. Мы всегда поселяли его в заводском про­
филактории. Как-то, пообщавшись в очередной раз с Георгием Ар­
хиповичем, а также, оценив искусство наших кулинаров и, побывав
в лучшей заводской поликлинике страны, приняв несколько лекар­
ственных коктейлей из трав и, отдохнув комнате психологической
разгрузки, Борис Леонидович мне сказал: «Слава, у Вас Великий ру­
ководитель и живете вы — «тантальцы», давно при коммунизме. По­
верь мне, я исколесил всю страну...».
Внедрение автоматизированной столовой шло полным ходом,
уже монтировался конвейер, но известные процессы, происходившие
в стране, поставили жирную точку и на этом благом деле.
Кстати, в продолжение автоматизированной проходной, Георгий
Архипович распорядился реконструировать подземный переход. Ис­
пользуемые материалы и проектные решения сделали этот переход
уникальным переходом. Свет, блеск, чистота и дорогие отделочные
материалы! Нынешний переход совсем не похож на тот, что когда-то
был...
Очень хочется рассказать ещё об одной истории, которая напря­
мую затрагивает мою деятельность на «Тантале».
Однажды, где-то так в октябре месяце 1992 года, меня вызвал
1-ый заместитель Генерального директора по экономике и производ­
ству Юрий Матвеевич Томников. Сказал: «Знаешь, Слава, на заводе
сложилась очень не простая ситуация — все склады просто забиты
неликвидами, сверхнормативными запасами... Склады готовой про­
дукции переполнены невостребованными СВЧ-печами, видеомагни­
тофонами ВМ-12, ВМ-18. Вместе с тем испытываем острый дефицит
по ряду позиций...».
Я ответил, что, на мой взгляд, необходимо перестроить всю ра­
боту по сбыту — снабжению, искать новых поставщиков и потре­
бителей, изучать состояние рынка по любым интересующим пози­
циям и оперативно заключать выгодные сделки на базе современ­
ных информационно-коммерческих сетей. Уже существуют в стране
информационно-коммерческие сети «ЛЭКТЕЛЕКОМ», «RELKOM»,
«ТЕЛЕМАРКЕТ», биржевые сети и с помощью них можно эффек­
тивно решать существующие проблемы. Далее, вслух продолжал
размышлять: «ВЧ-связь у нас есть на заводе, все заводы оборонно­
го комплекса точно имеют такую связь. Думая, что ВЧ-связь име­
ют уже многие коммерческие структуры. Нужно программное и
организационно-технологическое обеспечение. Опыта работы с сетя­
ми у нас нет. Надо мне ехать в командировку в Москву и Ленинград,
заключать договоры на поставку всего, что нам необходимо».
Здесь в кабинет зашёл коммерческий директор завода «Видео­
техника» Борис Германович Калининский. Я с большим уважением
относился к этому человеку, способного принимать молниеносно не­
простые решения. Это был «человек — компьютер». Всегда был одет
«с иголочки», говорил очень быстро, блистал остроумием. Всегда
умел разрядить обстановку.
Я понял, что держу экзамен перед обоими. Мы изложили Бори­
су Германовичу наше видение проблемы и, он быстро, в свойствен­
ном только ему стилю, бросил: «Старики, вы на правильном пути,
одобряю...». И добавил: «Автоматизированный центр коммерческой
информации создадим на заводе «Видеотехника», а тебя, старик, на­
значим начальником этого отдела, будешь работать со мной. По ру­
кам?». «Да, Борис Германович, по рукам, если не возражает Юрий
Матвеевич», —ответил я, глядя на Ю.М. Томникова. Тот сказал: «Ре­
шение принято».
Так я был благословлен - начальником отдела завода «Видеотех­
ника».
Недели через три заработал автоматизированный центр коммер­
ческой информации на заводе «Видеотехника» ПО «Тантал» (отдел
459).
Через два месяца, как и предполагалось, с помощью инфор­
мационно-коммерческих компьютерных сетей основные задачи были
решены: склады готовой продукции опустели, неликвиды успешно
реализовывались.... У нас появилось множество новых клиентов, ко­
торые были найдены посредством компьютерных сетей, заключено
много необходимых сделок. Например, когда возникли трудности в
приобретении пластика АБС 20x20 для литья корпусов видеомагни­
тофонов, мы нашли эту позицию по сетям аж в Забайкалье. И само­
лётом пластик был доставлен на Воронежский завод. Производство
не остановилось.
И главное! По работе на «Тантале», судьба свела меня со многими
замечательными людьми, о которых помнить буду всегда. Это: Фи­
глин JI.A., Аристер С.А., Филоненко В.А., Островский В.В., Фастовский В.М., Хорон В.М., Путяков С.К., Вершилов C.JI., Тарнополь­
ский С.Н., Иванов П.М., Мекшун В.И., Фокин Ю .А, Бурундаева
М.И., Кикель А.В., Кикель В.А., Лебедев В.А., Екимов Б.В., Могилёв
Ю.И., Умнов С.Г., Фомин Ю.А., Харев Г.А., Гвоздюк В.И., Уянаев
Х.М., Байбурин В.Б. и др. У них есть чему поучиться!
Низкий поклон всем и,
светлая память тем, кто навсегда ушёл от нас...
Очень хочется, чтобы на «Тантале» был создан музей заводской
славы, а у административного корпуса стоял во весь рост памятник
легендарному учёному, профессору — Генеральному директору ПО
«Тантал» — Георгию Архиповичу Умнову.
По вопросу создания инициативной группы и обмена мнениями,
прошу звонить по моб.тел. 8 917 214 61 62, т. 590-100, дом.тел. 6666-84.
С глубоким уважением ко всем «Танталовцам»,
Вишневский Вячеслав Антонович
Родной Саратов,
Город мой,
Омытый Волгой и веками
Воспоминания
о
старом Саратове
То, что с карты ушло навсегда,
Вновь в неё не загонишь указкой,
Я за то, чтобы краска стыда
Всесословную сделалась краской.
Вл. Костров
О Борисе Михайловиче Мозере
и старом Саратове
В одну из наших встреч с Б.М. Мозером 13 ноября 1987 года мы
долго сидели в комнате № 524 корпуса 1Б. С утра шел мелкий редкий
снежок, было безветренно, температура воздуха колебалась от -3°С
до -5°С.
За окном комнаты № 524 завод «Тантал» жил своей многоликой,
сложной, порою даже противоречивой жизнью. С высоты 5 этажа
виден практически весь завод: корпуса № 25, № 23, № 27 в дымке
еле видны верхние этажи 8-го корпуса ОКБ справа виднеется над
невысокими энергетическими цехами № 29, 22, 46 — основной наш
производственный корпус № 29. Между фасадами этих корпусов сто­
ит чудом сохранившаяся от многочисленных реконструкций аллея
высоких пирамидальных тополей. Сколько им лет — сказать трудно,
когда я пришел на завод в начале 60-х годов, по-моему, они были
почти такими же большими.
Мы стояли с Борисом Михайловичем у окна и он долго, с под­
робностями, ярко и четко рассказывал в очередной раз историю за­
вода п/я 122. Одна фраза Мозера Б.М. была сказана проникновенно
и грустно с какой-то горечью прожитой им жизни: «В дымке про­
житых лет уже еле всплывают картины тех далеких дней 50-х годов.
К сожалению, время делает свое черное дело, стирая у нас из памяти
подробности, лишь отдельные более яркие и контрастные моменты
еще видны». Эту фразу он произнес почти не заикаясь и долго затем
молча смотрел грустно в окно.
Помолчав, Борис Михайлович, начав почему-то без перехода рас­
сказывать отдельные моменты из истории города Саратова.
В 30-х годах XIX века улицы Большая Казачья, Большая и Малая
Кострижные (Сакко и Ванцетги и Пушкина), Царицынская, Кир­
пичная — это были практически улицы окраины.
Глебучев (Глебов) овраг в то время многие звали Соколовским
буераком, у его устья была дамба — Казанский мост.
И уж места совсем загородные —это район драматического театра
и далее к вокзалу. В этих местах были дача губернатора (напротив
роддома угол Рабочей и Аткарской), сад Сервье и сад Вукотича.
И.М. Вукотич был тогда саратовским почтмейстером. «На почте,
рассказывал местный историк, Вукотич обращался с публикой так,
как иной господин в крепостное право обращался со своею прислу­
гою». Но вымогая от саратовских купцов «проценты» (взятки), он
был с ними очень вежлив, учтив и внимателен. Этими взятками и
подрядами почтмейстер И.М. Вукотич нажил большое состояние и
на месте корпусов бывшего завода «Трактородеталь» на ул. Универ­
ситетская им была построена роскошная загородная дача, а вокруг
большой сад рассажен.
В дальнейшем, в течение нескольких лет, Борис Михайлович Мо­
зер как краевед и большой знаток истории г. Саратова подробно мне
рассказывал о облике старого во многом уже ушедшего купеческого
города, облике его памятных мест, мощеных улиц, площадей и от­
дельных знаменитых зданий и сооружений.
Более 240 графических рисунков создал Мозер Б.М. с видами
старого Саратова, что безусловно, говорит о его любви к родному го­
роду, где он родился и прожил всю сознательную жизнь, а его графи­
ческие работы —это своего рода поэма о ушедших годах, о ушедших
как и людях — его современниках, так и несохранившихся архитек­
турных ансамблях города Саратова.
Мозер Б.М. с большим знанием дела очень увлекательно не раз
рассказывал мне о известных саратовских архитекторах «той поры»
и особенно о талантливом специалисте Алексее Марковиче Салько,
который в течение более 40 лет беззаветно трудился саратовским го­
родским архитектором.
Алексей Маркович Салько после окончания в 1862 году Петер­
бургского строительного училища Главного управления путей сооб­
щения и публичных зданий начал свою деятельность архитекторским
помощником Саратовской губернской строительной и дорожной ко­
миссии. Более 50 лет Салько А.М. «верой и правдой» служил Саратовщине, за этот период им было возведено более 130 объектов в
Саратове и в районах губернии, большинство из которых еще стоят
и сегодня. Одним из первых — городской театр, построенный в 1865
году, с 1909 г. по 1915 г. Салько А.М. помогал Карлу Людвиговичу
Мюфке возводить корпуса Саратовского Императорского Николаев­
ского университета.
Одно перечисление замечательных зданий, построенных по про­
ектам Салько А.М. заняло бы не одну страницу — это Управление
РУЖД на музейной площади, старое здание института механизации
с/х, Парсамовская больница, здание Пассажа на Московской улице,
здание военного госпиталя на ул. Рахова и многие другие. А ведь в
распоряжении Салько А.М., в составе его технического отдела Са­
ратовской городской управы было всего семь специалистов, в числе
которых пять техников.
Алексей Маркович Салько оставил о себе добрую и долгую па­
мять в Саратове и губернии, еще стоят церкви, больницы, мельницы
и школы этого знаменитого архитектора. Жаль только, что нынешнее
поколение мало информировано о той плеяде знаменитых саратов­
цах, а Алексей Маркович заслуживает того, чтобы в г. Саратове был
сооружен памятник Салько, который возвел огромное количество за­
мечательных объектов — памятников старины.
«Родной Саратов,
Город мой,
Омытый Волгой и веками».
В сегодняшней напряженной жизни с её ритмом, скоростями,
порой не замечаются отдельные события, постепенно меняющие об­
лик наших улиц, поселков и в целом города Саратова.
Проходя ежедневно по улицам города, мы часто не обращаем
внимание на происходящие изменения: здесь снесли старые дома,
где-то целый посёлок, в каком-то месте за старыми домами, к кото­
рым привык наш взгляд, построен многоэтажный дом. Безусловно,
облик Саратова значительно изменился за период жизни даже одного
поколения, выросли новые районы города, появились на карте Сара­
това новые улицы, посёлки, заводы.
И мало уже кто помнит названия улиц ушедшего Саратова:
имени М.Горького —Александровская;
Рахова — Камышинская;
Советская
—Константиновская;
Пугачёвская
—Царевская;
Чапаева
—Ильинская;
Комсомольская — Приютская;
Ульяновская — Угодниковская;
Революционная — Введенская;
им. Т.Шевченко — Крапивная.
В Октябрьском районе недалеко от завода «Энергомаш» между
улицами Б.Садовая и Политехническая уже еле проглядываются
улочки 1-я, 2-я, 3-я, 4-я и 5-я Беговые, название получившие из-за
находившегося здесь в XIX веке ипподрома — «Конные бега».
Стираются в памяти поколений не только названия улиц, заводов
и фабрик, но и отдельные имена и события. Ещё А.С. Пушкин гово­
рил, что уважение к минувшему, - черта отличающая образованность.
Хочется верить, что и власть, и средства массовой информации этой
важной патриотической задаче будут придавать большое значение. Хо­
телось бы, чтобы стало традицией постоянное появление информаци­
онных материалов о старом Саратове и на телевидении, и в местных
печатных органах, как это начинали делать к 200-летнему юбилею Са­
ратова в газете «Земское обозрение» от 3 сентября 1997 года.
Подготовил
Сергей УТКИН
Совсем недавно на Театральной площади появилась городская «Доска
почета» с портретами наших земляков, проявивших себя на той или иной
стезе. Эти люди — наши с вами современники. Но ведь и в прошлом веке
Саратов прославили десятки, сотни людей. Мы решили попытаться создать
подобную «Доску почета» из тех. кто жил и творил в губернии до 1917 года.
Естественно, всех наших славных предков сюда не включишь — просто не
хватит места. Однако на некоторых личностях «дней минувших» постараюсь
остановиться подробнее.
Николай Гаврилович
Чернышевский
Алексей Маркович
Салько
Более 50 лет этот человек
строил Саратов. Здания Управ­
ления Приволжской железной
дороги, гостиница "Московская",
реальное училище (гимназия
№ 1) и десятки других проектов
подарил полтавский архитектор
городу, который стал для него
родным.
На фото: Алексей Маркович
Сально. Городской архитектор.
Фото 1890-х годов
— образованнейший человек,
интересный публицист — в совет­
ское время был возведен в число
культовых идолов. Однако че­
ловек, открыто высказывающий
свое собственное мнение в раз­
решении сложной политической
ситуации рубежа 1850—1860 го­
дов, заслуживает уважения. Вос­
поминания Николая Гавриловича
("Автобиография") являются цен­
ным историческим источником
в изучении саратовской действи­
тельности XIX столетия.
На фото: Н. Г. Чернышевский.
1870-е годы
Епископ саратовский и
царицынский Афанасий (Дроздов)
— один из просвещеннейших
местных православных иерархов.
Управлял епархией в период с
1847 по 1856 годы и продолжал
укреплять позиции православия
в неспокойном раскольничьем
Поволжском регионе. Лично я
считаю, что Дроздова можно
отнести в один ряд с такими са­
ратовскими духовниками, как
Иаков (Вечерков) и Гер-, моген
(Дорганов).
Портрет епископа Афанасия.
Неизвестный художник середины
XIX века
Анна Васильевна
Чирихина
— являлась, пожалуй, един­
ственной в городе женщиной,
которая не только владела заво­
дами, лавками и домами, но и
прекрасно вела лично свой биз­
нес. Чирихинский завод в Затоне
снабжал губернский Саратов и
его уездные центры продукцией
литейного производства — огра­
ды, ворота, балконы, лестницы
до сих пор украшают старинные
особняки некогда купеческого
города.
На фото: Анна Васильевна
Чирихина. Саратовская купчиха.
О П.А. Столыпине
Князь Александр Александрович
в последнее время говорят
Ухтомский
все. Личность эта весьма противо­
Эго потомственный представи­
речива и неоднозначна. Однако тель одного из знатнейших дворян­
реформаторская сторона деятель­ ских родов России, уроженец де­
ности экс-губернатора Саратовско­ ревни Песчанки Озерской волости
го края при этом всегда выходит на Саратовской губернии. Образован­
первый план. Три года (1903—1906 нейший юрист, гласный Саратов­
гг.), проведенные в кресле главы ского земства, мировой судья, нако­
администрации Саратовской губер­ нец, предводитель уездного дворян­
нии, стали для Петра Аркадьевича ства, князь был политическим оп­
своеобразным политическим трам­ понентом губернатора Столыпина,
плином в карьере. Сумев в нелег­ открыто высказывал свое мнение по
кие годы революционной ситуации поводу мер правительства Николая
держать в надлежащем порядке И, принимаемых в 1905 'кровавом”
всегда политически неблагонадеж­ году. "Князь-карбонарий" скончался
ный Саратовский регион, Столы­ в возрасте 76 лет в 1937 году. В со­
пин затем начал культивировать ветское же время он служил своему
этот опыт на более высоком, все­ народу, а не диктатуре пролетари­
российском уровне. Как это у него ата, заведуя ранее собственной
получилось — судить историкам- мельницей в бьюшем имении (зем­
лю крестьянам он отдал задолго до
аналитикам.
На фото: Петр Аркадьевич Сто­ октября 1917 года).
На фото: Князь А. А. Ухтомский.
лыпин — саратовский губернатор.
1861-1937 гг.
_______________ Фото 1904 года
3 сентября 1997
Инокиня Сусанна
(в миру Анна Александровна
Рылеева)
прославилась тем, что на свои
собственные средства при жен­
ском Крестовоздвиженском мона­
стыре открыла первую в Саратове
школу для девочек в 1840 году.
Здесь обучались грамматике,
арифметике, чтению, письму и
даже французскому языку. По­
следний преподавала сама двою­
родная сестра декабриста Кондратия Рылеева, некогда прекрасно
образованная светская дама. Из­
брав духовную стезю, Анна Рыле­
ева впоследствии стала настоя­
тельницей женского монастыря.
А ее школа просуществовала до
начала 1918 года.
На фото: портрет послуш­
ницы девичьего монастыря Анны
Рылеевой. 1840 год
Адольф Андреевич
Тилло
не только служил в Саратове
вице-губернатором. Служил этот
человек и науке, став одним из
основателей и первым председа­
телем губернской ученой архив­
ной комиссии. Более 30 лет эта
организация занималась изуче­
нием саратовской истории, архе­
ологии, этнографии, палеонтоло­
гии. Музей СУАК с годами пре­
вратился в нынешний областной
музей краеведения. Ну а когда
СУАК осталась без помещения,
Адольф Андреевич отдал ей бес­
корыстно свой особняк на Боль­
шой Кострижной улице (ул. Сак­
ко и Ванцетти, 40).
На фото: Адольф Андреевич
Тилло. Фото конца XIX века
Вот такие они, герои дней минувших. А эту портретную галерею мы еще
продолжим, ибо Саратовщина никогда не знала недостатка в людях, коими
могла гордиться и после их смерти._______________________________________
В 1989 году в областной газете «Коммунист» от 30 ноября 1989
года была опубликована небольшая заметка Сергеевой «Лики Старо­
го города», в которой рассказывалось о творчестве Бориса Михайло­
вича Мозера —ветерана нашего завода.
Газета «Коммунист»
от 30.11.89.
К 400-летию Саратова
Лики старого города
Многогранно интересы этого
человека: Поэзия, графика, ан­
тичная история, создание много­
численных технических трудов,
имеющих прикладное значение,
и еще многое другое, что явля­
ется неотъемлемыми чертами
личности Бориса Михайлови­
ча Мозера. В разговоре с ним
время летит быстро. Несмотря
на приближающийся 70-летний
юбилей, суждения его ориги­
нальны и свежи, идет ли речь о
проблемах технической культу­
ры, истории нашего общества
или дне сегодняшнем.
Привыкший все приводить
в стройную систему, Борис Ми­
хайлович обладает немалыми зна­
ниями античной мифологии и бо­
гатейшей коллекцией открыток и
иллюстраций с изображением раз­
личных мифологических сюжетов.
Сколько помнит себя, всегда пи­
сал стихи. Их у него около тыся­
чи. Правда, никогда не стремился
к их изданию. Но, пожалуй, самое
любимое «дитя» — это коллекция
рисунков старого Саратова.
Газета «Коммунист»
от 30.11.89.
К 400-летию Саратова
Лики старого города
Время стирает из памяти по­
колений не только прошлые на­
звания улиц и проспектов, но и
облик многих архитектурных соо­
ружений, которым, возможно, уже
нигде и никогда не будет аналога.
Задачу воскресить и сохранить их
до мельчайших деталей, предельно
точно и поставил перед собой ху­
дожник. Эти рисунки тушью пред­
ставляют собой сложный синтез
получертежей, когда все выведе­
но до камешка и до кирпичика, с
целостным художественным вос­
приятием того или иного кусоч­
ка, фрагмента нашего города. За
восемь лет им создано около 200
рисунке. Все они разбиты на шесть
серий: Саратов —изначальный, где
представлены схемы, карты, пер­
вые постройки, культовые соору­
жения; Саратов — Приволжский:
мемориальные здания, сооруже­
ния и архитектурные памятни­
ки; оригинальные здания жилых
кварталов; промышленные пред­
приятия и разные учреждения;
Саратов окраинный.
Персональная выставка ра­
бот Бориса Михайловича Мозера
только недавно прошла во Двор­
це культуры «Кристалл», а в При­
волжском книжном издательстве
готовится к выпуску набор дан­
ных иллюстраций. В четырехве­
ковой история города — это еще
одна страничка, запечатленная
нашим современником.
Л.Сергеева
На снимках: консерватория
(первая постройка) и вид набереж­
ной с Волги (30-е года нашего века)
twr.arw*» «а
В дальнейшем, о творчестве Мозера Б.М. неоднократно печата­
лись статьи уже в газете «Саратовские вести» № 192 за 1 октября 1992
г. и в номере от 19 ноября 1992 г., где сообщалось, что 420 графиче­
ских рисунков Мозера находятся в Научной библиотеке СГУ. Наде­
емся, что когда-нибудь мы увидим выставку этих уникальных работ
с видами старого Саратова.
Газета «Саратовские вести»
от 19.11.92.
Останутся в рисунках
В Научную библиотеку СГУ
поступило 420 графических рисун­
ков — своеобразный атлас старо­
го Саратова первой половины XX
века. Большинство работ — доре­
волюционный Саратов.
«СВ» уже писали об их авторе
(№ 192 за 1 октября). Это бывший
работник объединения «Тантал»
Борис Михайлович Мозер. В воз­
расте 72 лет ушел на пенсию. В те­
чение последних десяти лет Мозер
делал зарисовки старого Саратова.
Коренной волжанин, уроженец
нашего города он воссоздал не­
которые дома, здания, которых
уже нет. Это он делал по памяти,
уточняя отдельные детали, штри­
хи по разным источникам — кни­
гам, гравюрам, любительским и
профессиональным фотографиям.
...Миллионная улица — очень
типичная для Саратова; почти не­
мощная, с хибарками, косогорами,
взвозами. Улицу снесли в 50-х го­
дах нашего века. Мозер сделал це­
лый ряд рисунков этой улицы.
Особый интерес представляют
рисунки 40 церквей, которые нахо­
дились в нашем городе.
На рисунках — Глебучев овраг,
Соколовая гора, Липки с их пави­
льонами, которые непонятно поче­
му сломали, пристани, тихие улицы:
Покровская — ныне Лермонтова,
Малая Кострижная — ныне Пуш­
кинская. Переулки Обуховский,
Нескучный... Печальный переезд с
татарской мечетью, улица Гоголя с
синагогой, Кузнечная с храмом, где
молились старообрядцы...
П. ЮЛЬЕВ
На рисунке:
Дом учителя
(ул. Радищева)
Автору удалось собрать фотокопии нескольких десятков графиче­
ских работ Бориса Михайловича Мозера и фотографий старого Сара­
това и считаю, что многим, кто будет знакомиться с этим повествова­
нием, будет интересно вглядеться в облик старого Саратова.
Вглядитесь внимательно в эти картины и, возможно, многое Вы
узнаете.
gj]
2)
Виды старого Саратова
М 37
САРЛТДОКк
И м в а р , Н и к о л а ев ск . У и а а е р с и т е т ъ (врем, п о м ^ щ .).
SA R A TO W .
U niversit& t (saitor.)
Саратов*. Институт* ЭмеввркментальаоН медоимш.
Этот памятник архитектуры и старины глубокой разрушен в 30-е годы
XX века
Сегодня на этом месте
памятник
Н.Г. Чернышевскому
П ам яги ии ъ И ип^р^'О РУ Ал** ‘' я " лр У
Был расположен на территории сегодняшнего стадиона «Динамо».
Построен в честь победы России над Наполеоном. В храме хранились
штандарты именных французских полков, форма военная всех видов и
родов войск России
Ц|'|;ко1м. по им я ик о н ы в о ж м и М атер и ..Утоли м о я печа ли •
Церковь Покрова Пресватыв Богородицы „на Горахъ“.
Сегодня церковь восстановлена
Это взрыв колокольни мужского
монастыря, который находился
на месте
сегодняшнего военного
университета на Стрелке
Церковь располагалась на
месте сегодняшнего стадиона
в детском парке.
Разрушена в 30-х годах
прошлого века
Церковь Св. Владимира.
Лктъ откры т Радшцетоаго музея. 29 мм 18® гма.
Открытие Радищевского музея
Торжественный молебен в честь открытия Радищевского музея
Боголюбов в кругу саратовских художников
Митрофаньевская
площадь ( около
Крытого рынка)
20-е годы
XX века
Площадь между
Крытым рынком
и цирком,
30-е годы
Цирк 30-х годов
XX века
Консерватория и памятник императору Александру I I —
1913 год
Консерватория и памятник Н.Г. Чернышевскому,
1958 год
Конец XIX века
Начало
XX века
60-е годы
XX века
Соборная
площадь, начало
XX века
Часовня и
здание биржи
на театральной
площади, начало
XX века
Здание
сегодняшней
Администрации
города
Саратова
Трудно уже узнать сегодня эти места города Саратова
Так выглядела в начале XX века Парусиновая роща —
сегодняшний парк культуры и отдыха
Набережная реки
Волги у Саратова,
начало XX века
Чудом
сохранившееся здание
до сегодняшних дней
ПоадЪевская дктсиая больница.
Так выглядело
здание техникума
электронных
приборов
им. Яблочкова в
начале XX века
Радищевский
Музей после
открытия,
XIX век
Музей и новый
Гостиный двор в
начале XX века
Улица
Московская.
Слева: здание
Городской Думы
(снесено в 60-е
годы XX века)
Празднование в г. Саратове
300-летия дома Романовых,
1913 год
Празднование
в г. Саратове
300-летия дома
Романовых,
1913 год
Затонъ у г. Саратова. На берегу виднЪетоя ЧирихянснМ эаводъ.
Паромъ ..Саратовская Переправа
Ряз Урал
т. д
Управление РУж/д, начало XX века
Здание кинотеатра «Ударник» в начале XX века
Мост через Глебучев овраг,
начало XX века
Никольская улица. Биржа, начало XX века
Таким был
театр драмы
в начале
XX века
Это оперный
театр до
революции
Театр оперы и
балета после
реконструкции
50-х годов
Железнодорожный вокзал
Кинотеатр «Пионер»
Набережная р . Волги,
около автомобильного моста Саратов — Энгельс
Центральная площадь Торгового Центра
Уважаемые тантальцы,
товарищи, друзья и коллеги!
Вот Вами перевернута последняя страница настоящего повество­
вания — завершающей книги трилогии воспоминаний исторической
хроники родного завода, о годах его создания и становления, о его
руководителях и лучших людях, которые оставили заметный след в
шестидесятилетней истории некогда знаменитого и передового пред­
приятия Саратовской электроники.
Создавая в течение многих лет эту трилогию, перечитывая много­
численные дневниковые записи и документы тех лет, автор воспоми­
наний как бы заново проживал те ушедшие 50-е — 90-е годы.
Воспоминания повествуют о ярких событиях жизни завода, они
написаны от всего сердца и наверное каждый из Вас, прочитав эти
книги, пусть еще раз вспомнит добрым словом отдельных руководи­
телей завода, их дела и свершения, вспомнит своих коллег, товари­
щей и друзей, с которыми много лет трудились бок о бок на благо
родного завода п /я 122, а в дальнейшем завода «Тантал».
Давайте все вместе еще раз вспомним добрым словом руково­
дителей, которые возглавляли наш завод в те далекие сороковые и
пятидесятые годы, поклонимся им и их мужеству первопроходцев
Саратовской электроники.
И так, Постановлением Совета Министров СССР от 15 августа
1948 года Саратовский бронетанковый завод БТРЗ-12 преобразован в
Государственный завод МПСС п/я 122.
Приказом Министра МПСС от 15 сентября 1949 г. первым ди­
ректором завода п/я 122 назначен бывший секретарь райкома партии
— Всеволод Петрович Шевченко, который проработал на этой долж­
ности четыре трудных года.
В этот период с 1949 г. по 1953 г. председателями завкома про­
фсоюза работали Огиенко Василий Ананьевич и Шутенко Александр
Гаврилович — ветераны танковой рембазы. Более частая смена в эти
годы наблюдалась среди секретарей парткома завода: Булгаков В.А.
(1949 - 50 гг.), Яглов В.П. (1950 - 51 гг.), Дьяченко А.П. (1951 52 гг.), Клишин А.А. (1952 — 53 гг.), Свидерский И.А. (1953 - 54 гг.).
Аналогичная ситуация была и среди секретарей комитета комсо­
мола: в 1949-50 гг. —Хандин Виктор, в 1950-51 гг. —Ястер Клара, за­
тем в 1951-52 гг. — Цибизов Сергей и в 1952-53 гг. снова Ястер К.И.,
которую сменил все тот же Цибизов С.М. в 1953-54 гг.
Приказом Министерства № 301/к от 12 сентября 1953 года вто­
рым директором завода п/я 122 стал Павел Евстафьевич Зинеев, кото­
рый работал почти четыре года.
Затем смена директоров участилась: в 1957 году Распоряжением
Саратовского Совнархоза № 139/к от 31 августа 1957 г. директором
завода п/я 122 назначен Анатолий Александрович Клишин (директор за­
вода № 236), ранее работавший на 122 заводе Главным механиком
(1950-52 гг.) и секретарем парткома завода (1952-53 гг.).
Менее чем через два года Распоряжением СНХ № 236-р/ж от
4 июня 1959 года директором завода п/я 122 назначен Тимофей Геор­
гиевич Чуранов. В 1954—59 гг. секретарями парткома завода работали
Парфенов А.Н. (1954-56 гг.), Морев П.А. (1956-58 гг.), Киреев Ю.И.
(1958—60 гг.), председателями завкома профсоюза избирались Шутенко А.Г. (1950-57 гг.), Цибизов С.М. (1957—61 гг.), а секретарем
комитета комсомола с 1958 г. до 1961 г. — Перова Галина.
Завершался 1959 год, вместе с ним завершалось и первое десяти­
летие деятельности завода по новому профилю, десятилетие, которое
характеризовалось трудным, медленным прогрессивным развитием
организационно-технической структуры завода, его сложного элек­
тровакуумного производства, его экономики, культуры и быта, труда
и отдыха.
Многое свершилось на заводе в первое десятилетие, были по­
строены корпус ЦМС и производственные корпуса № 23 площадью
8,4 тысячи кв.метров и № 25 площадью 8,9 тысяч кв. метров, кото­
рый в 1959 году находился на стадии освоения.
Построены и заселены на 2-й Дачной два жилых дома № 99
(1955 г.) и №101 (1956 г.). В 1952 году была введена в эксплуатацию
на 2-й Дачной средняя школа № 94 и детский садик (1958 г.).
Все эти годы шло постоянное обучение рабочих и инженернотехнических работников новым профессиям, что способствовало ро­
сту квалификации персонала завода в целом.
Искренне выражая общую признательность и благодарность ру­
ководителям завода первого десятилетия, необходимо справедливости
ради отметить, что наряду с полезными делами, выполнением мно­
жества нужных и полезных организационно-технических и экономи­
ческих мероприятий руководством завода разных лет делалось много
ошибок, волевых непродуманных решений субъективизма. Тратилось
то драгоценное время, силы, средства, терпение и нервы большого
количества работников завода, необходимые для скорейшего освое­
ния новых изделий, специфической электровакуумной технологии
по выпуску важнейших СВЧ изделий, так необходимых обороне и
народному хозяйству страны.
Постановлением Саратовского Совнархоза № 140 от 27 апреля
1960 года директором организации п/я 122 назначен Георгий Архипович
Умнов.
Завод забурлил от бешеной активности нового 33-х летнего ди­
ректора —началась на долгие тридцать лет эра Умнова, о чем авторы
много и подробно рассказали в этих повествованиях «Родной завод,
годы и люди. Хроника 1953-1990 годов».
Прошли годы и десятилетия упорного труда всего коллектива
завода, в которые по сравнению с другими заводами, наш развивался
более быстрыми темпами и динамично.
К сорокалетнему юбилею завода выпуск продукции увеличился
в 10 раз, производственные площади выросли в 5 раз, а численность
работников увеличился в 4,5 раза.
В дальнейшем передовой завод «Тантал», являющийся лучшим
многопрофильным предприятием Саратовской электроники и отрас­
ли, выпускающий новейшие изделия основного профиля продукции,
постигла нелегкая, а порой и трагичная судьба множества предпри­
ятий ВПК, но это уже другая история и расскажут её другие. Мы же
вспомним все то хорошее, что сопутствовало нам - тантальцам на
протяжении многих незабываемых десятилетий.
Счастья и добра вам всем.
С искренним уважением А. Семёнов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа