close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Куракин Н. Три сути

код для вставки
Первая книга саратовского поэта Николая Куракина вобрала в себя как избранные стихи прошлых лет, так и произведения, созданные им за последние годы. В сборнике ярко выражены личная гражданская позиция автора, его сыновняя боль за сегодняшнюю разорен
В каждом человеке
мир преломляется
под каким-то собственным углом,
обнаруживая
новые краски и оттенки
мыслей
и чувств.
Николай КУРАКИН
ТРИ СУТИ
стихи
и
ПОЭМА
Саратов
Надежда
1997
ББК 84 (2Рос=Рус) 6—5
К93
К93
Н. Куракин
Три сути: Стихи и поэма. — Саратов:
Н адежда, 1997. — 224 с.
ISBN 5—88618—072—9
Первая книга саратовского поэта Николая
Куракина вобрала в себя как избранные стихи
прошлых лет, так и произведения, созданные им
за последние годы.
В сборнике ярко выражены личная граждан*
ская позиция автора, его сыновняя боль за се­
годняшнюю разоренную и поруганную Родину,
попытки разобраться в существе происходящих
социальных катаклизмов, в сутях человеческого
бытия.
Большую часть сборника составила проникно­
венная любовная лирика — извечная тема каж­
дой поэтической души.
ББК 84Р6-5
ISBN 5—88618—072—9
СОЛО ДЛЯ
СЧАСТЬЯ
Долго шла к читателю эта книга Николая
Куракина. По причинам, которые поймет вся­
кий, кто привык жить в ладу с собственной
совестью. В годы застоя автор отверг тогдаш­
ние правила издательской игры, трудно со­
вместимые с творческой свободой, принципи­
ально не стал обзаводиться «катализатором»
писательской карьеры — красной партийной
книжицей, не прибегал к средствам, способ­
ным опорочить цель. Радовался, если удава­
лось опубликовать одно-другое стихотворение
в какой-нибудь газете, но успехом не оболь­
щался и на конвейер свою музу не ставил.
В годы «перестройки» обнаружил, что не впи­
сывается и в идеологию дикого рынка, дик­
тующую свои жесткие законы литературному
миру. Остро публицистический стихотворный
цикл «Мы — современники», помещенный в
этой книге, вряд ли прошел бы негласную
цензуру в большинстве нынешних «свобод­
ных» газетных и книжных издательств, при­
способившихся к новой конъюнктуре. А лири­
ческие стихи оказалось опубликовать еще
труднее, чем в застойные времена. Сейчас у
господ издателей повышенный интерес лишь
к пошлости и чернухе. Вот и пришлось упря­
мому поэту издавать книгу за свой счет...
С Николаем Куракиным я познакомился в
середине 70-х: Случай свел нас на саратов­
ском заводе «Знамя труда», где он, только что
3
закончив политехнический институт, работа;;
инженером, а я — пожарным профилактиком.
Мне понравились многие его тогдашние сти­
хи — своей внутренней энергией, свободой,
искренностью, оригинальным мирочувствованием. Попадавшиеся в них шероховатости, з а ­
метные на листе, почти полностью исчезали
в авторском исполнении. Декламатор, кстати,
Николай превосходный. Время от времени
появлялся он в нашей писательской органи­
зации, иногда публиковал отдельные стихи в
местной периодике, толкался по каким-то се­
минарам и литобъединениям. Но собственную
книгу — голубую мечту каждого молодого
поэта — выпустить так и не сумел.
Потом Куракин надолго исчез с литератур­
ного горизонта. Несколько лет я о нем ничего
не слышал и решил, что он сошел с круга, как
это часто бывает с начинающими литерато­
рами, не сумевшими своевременно «войти в
обойму».
Но получилось, что я ошибся. У этого ин­
женера оказался твердый характер. Он не
пал духом, не отчаялся в себе, а настойчиво
все эти годы работал. И вот на суд заинтере­
сованного читателя выходит первая и солид­
ная книга этого зрелого уже автора. Вероят­
но, как и всякая другая, она устроит не всех.
О вкусах и тем более уж о пристрастиях все­
гда спорят! К тому же и произведения, поме­
щенные в сборнике, далеко не равноценны
по своим художественным достоинствам. Это
естественно, поскольку они написаны в р аз­
ное время, некоторые созданы только что, а
другие написаны весьма давно. С тех пор ав­
тор менялся, изменялись и его эстетические
4
представления и мировосприятие. Потому и в
стихах заметен разный технический уровень,
разная манера письма. Однако «бросить»
стихи, которые перерос, Куракин не может.
Не может предать их, и себя — молодого!
А стыдиться за них ему не приходится. Они
искрении и светлы.
Наиболее интересным представляется мне
лирический раздел, отмеченный оригинальной
звукописью и жанровой широтой, охватываю­
щей д аж е такую сложную и строго канониче­
скую поэтическую форму, как сонет.
Не стану поднимать вопрос о том, сумел
ли Николай Куракин сказать свое слово в
поэзии, так как объективно это всегда решают
читатель и время. Пусть и на этот раз чита­
тель сам оценит достоинства и недостатки
настоящего поэтического сборника. Лично мне
бросается в глаза обилие в книге неологизмов
вроде «вычудность», «забросово», «вщелк»
и т. п. Всегда ли они удачны и необходимы —
однозначный ответ дать совсем не просто.
Очень смело автор прибегает в стихах и к
техницизмам. В большинстве случаев они вы­
глядят, как ни странно, органично. Это XX и
XXI век входят в его стихи. «Река впотае
льда» — это не только точный и образный (!)
техницизм, означающий «изготовление запод­
лицо», так, что не видно, где одна деталь пе­
реходит в другую, «о и «таяние» и «тайну» и...
многое другое! Такой выстраивается ассо­
циативный ряд. Столь же любопытна в этом
смысле и «врезка временного строба» А вот
«...душе затрепетать в разъюсте» — хоть и по­
нятно... инженеру, но, пожалуй, это все-таки
перебор!
5
Однако Куракин — человек увлеченный, а
поэт — увлекающийся, и поэтому «упустить»
такую интересную находку, отказаться от нее
даж е во имя органичности стиля не в состоя­
нии!
Итак, он, как и прежде, сквозь хоровую
разноголосицу продолжает с в о е соло. Какникак, а согласно одному из куракинских ж е
■стихотворений, это уже счастье!
В этом, кстати, авторский характер, его
особенность. В дальние годы Николай Кура­
кин был по-юношески максималистом. И', су­
дя по всему, его так и не побороло «позорное
благоразумие», то есть он... сохранил моло­
дость и задор целиком! Поэтому его стихи мо­
гут представлять интерес не только для лю­
бящих его и болеющих за него зрелых сверст­
ников, но и для теперешних молодых — «пле­
мени младого, незнакомого».
И если это так, то поэтический век его
должен быть долгим.
И я желаю автору прежде всего именно
этого. Значит, и новых стихов, поэм и откры­
тий, еще большей художественной смелости1
Олег Л укьянов,
член Союза писателей России
Автор выражает свою признательность
руководителям издательства « Н а д е ж д а »
10. И. Сидоренко и А. В. Ш иршову за оказан­
ное содействие в подготовке издания настоя­
щего поэтического сборника.
6
мы
ОТКРЫВАЕМ
МИР
ТРИ СУТИ
Вошедши в жизнь,
Мы открываем
МИР,
Еще себя в нем
Не осознавая,
Но в удивленье
первом
Открываем
Зарю и дождь,
И трепет звездопада,
И ласковое ветра дуновенье,
И вес снежинки
На концах ресниц.
Все дивно в этом мире:
Звуки, краски,
Живой мазок
раскрыленного неба,
Что тонет
Непомерным отраженьем
В светло смотрящих
Маминых глазах.
Взрослеем.
От открытия к открытью
Спешим в азарте
юности беспечной,
Как вдруг
ожогом
В беспокойном сердце
Мы узнаем заветное —
ЛЮБОВЬ!
Любовь...
Ее мы
бережем святее
Всех в жизни благ
И всех приобретений —
Что без нее
Заря,
и дождь,
и ветер,
И даж е
многолучье звездопада
Что без нее? —
Пустое, мишура...
Но есть еще
Открытие открытий,
К которому
стремимся изначально:
Через года,
Чрез бурные стремнины
Противоречий,
разочарований
Идем — постичь
и выразить
СЕБЯ.
Вы счастливы? —
Ужели триедины
В вас
основные сути
Бытия?..
9
ИКАРЫ
Время
Тома многолетий
Сверстало.
И с ускореньем
Спиральных витков
Годы
Единым дыханием шквала
В вечном разбеге
Веков.
Что же,
И жизнь человечья —
Не мало.
В яром кипенье
И взрывах страстей
В нас без конца
Голубое начало
Милой Планеты людей.
Люди — Икары.
Все рвемся к вершинам,
Вот оно — Солнце!
На взмахе — достать!
Но... обжигает
Крылатую спину
Взглядом огня
Высота.
Все беспощаднее
Груз тяготенья,
Все нестерпимее
П ламя лучей.
Высится Небо,
Нет! Бездна паденья
К синей Планете людей...
10
Крылья
в ступенчатом
Темном
надломе,
Стынет в глазах
Отсвет синих огней...
Черные рытвины,
Жесткие комья
Горькой планеты
Л ю д е й.
11
МОЯ РОССИЯ
Вдыхаю
Хвойный аромат
Твоих лесов,
Моя Россия.
И всякий раз,
К ак бы впервые,
Люблю —
взахлеб!
Гляжу —
взагляд!
Не каждой
Тропкою твоей
Мне суждено пройти,
И все же
Мы друг без друга
Невозможны —
Ты в каждой жилочке
Моей.
Лунево, бор сосновый.
21 августа 1979 г.
12
ПОЛЕВЫЕ
ЦВЕТЫ
РОССИИ
Полевые цветы
России...
Л уг ромашковый,
Белый-белый,
Васильковые вспыхи
Сини
Средь колосьев
Рж и загорелой.
Неухоженные,
Простые,
Но гляжу —
И не наглядеться.
Полевые цветы
России,
Запах родины,
Запах детства.
1 августа 1979
Я ИДУ по РУСИ
Валерию Мироненко —
певцу милостию Божьей
Я иду по Руси.
Отыщу ли тот дом деревенский?..
Воспаленная память
Давно и надсадно болит.
И, раскрывши глаза
Всякий раз как-то очень по-детски,
Тут и там
Узнаю мне родные чертц.
Палисад.
Оторочена плющем калитка,
И перстами воздеты
В высокий зенит тополя.
Черный сруб,
Старый сад,
Что для тени, а не для прибытка,
И поросшая сплошь
Лебедою земля.
По Руси!
Сбереги ее, Господи святый.
По Руси! —
Охрани ее и воскреси.
По Р у с и ,—
Где витийствует ветер над хатой,
По заплеванной,
бранной
и нищей
Руси.
Я иду по Руси
От днепровской ее колыбели.
У отцовских крестов
Починаю дорогу мою.
А погосты
Порушились и запустели,
Д а ж е птицы, и те
Лишь вполсилы поют.
Я пришел к вам
По старой смоленской дороге,
Д о сих пор
Бурым дымом пылят большаки.
И крестили меня,
Ославянив судьбу и истоки,
Днепр и Волга
Водами — по обе руки.
По Руси!
Сбереги ее, Господи святый.
По Руси! —
Охрани ее и воскреси.
По Р у с и ,—
Где витийствует ветер над хатой,
По роДной,
Новой смутой болящей,
Руси.
Я иду по Руси.
Все иду и иду по Руси...
15
ЗВОННИЦА РАССВЕТА
Еще земля лучами не согрета,
Еще в траве дрожит хрусталь-роса,
А золотая звонница рассвета
Уже на мир глядит во все глаза..
Взывает к людям, нивам и покосам,
Напившись солнца, будит новый день
И сеет светом — чудотворным просом
У чутко спящих русских деревень.
А ветер, как пугливый воробьишко,
Озябшим боком жмется у стрехи.
И возвещают утро с первой вспышкой
Рассветные горланы-петухи...
ГС
ОСЕНЬ
Желтый,
Зеленый,
Врезанный в просинь.
Лист тополиный
Мечется —
Осень.
Ветер
Под вечер
Рвет и уносит
Желтый,
Зеленый,
Все одно
Осень.
Хоры нестройные,
Многоголосье:
Шепоты,
Всхлипы —
Что с тобой,
Осень?
J Заказ 311
17
ЛИСТОПАД
Листопад как радужный надлом
В изумрудном ожерелье лета.
Отшумит накатистым дождем,
Л яж ет в ноги свитком горицвета.
Брызнет в хмурь осколками зари,
Отдрожав отчаяньем цветенья,
Холодком внезапным опалим,
Не прося пощады и прощенья.
Встрепенется утро, запоздав,
Ветерком разгладит позолоту
И, слегка на цыпочки привстав,
Подмигнет несмелому восходу.
Я напьюсь прохлады молодой,
Зачерпнув в ладони синь тумана.
Одержимый, за своей мечтой
Убегу дорогою багряной.
18
lit * 4
Тане Чермашенцееой
Уже прохладой дышит утро,
И скоро под твое окно
Склонится тополь златокудрый,
Как друг, пришедший из давно.
Зашелестит игривой кроной
В кругу собратьев огневых*
Беспечным счастьем напоенный,
К ак легкомысленный жених.
Но скоротечно бабье лето,
Нестоек золотой шатер.
В скупых прищуринках рассвета
Не крона — бросовый ковер.
В нем щиплет ветер золотинки,
Вминает в слякоть без хлопот...
Неотвратимо, невидимкой
Придет вот так же наш черед.
3 сентября 1976 г.
W
*. + +
Улыбнулась украдчиво
И глаза отвела...
Солнце греет обманчиво
Сквозь заставку стекла.
И пора переменчива,
Как девический взгляд.
На березке расцвеченный,
Ярко-желтый наряд.
Золотистой попоною
На загривке холма,
В пестроцветье влюбленная,
Дремлет осень сама.
Стали ветры порывистей,
Д ы мка далей сиза,
На высотах обрывистых
Набухает слеза
Легкооблачной ватою,
Чтоб затем, погодя,
Напитавшись прохладою,
Стать предтечей дождя...
Позолота растрачена
На сухие листы,
Но все так же обманчиво
Улыбаешься ты.
го
ПРЕДЗИМЬЕ
Красный лист осиновый,
Желтый лист березовый.
Крики журавлиные...
Туманы белесые.
И дожди колючие
Средь дремотной насупи
С осенью обручены
Издавна и накрепко.
Ну а сини загодя
Холодком подернуты.
Хмурь легла на заводи,
Ветер сыплет золотом.
И палитра щедрая
Все густеет красками,
Подменяя светлое,
Поступясь контрастами...
Лист угас осиновый.
Облетел березовый.
Тронут куст рябиновый
Первыми морозами.
21
НОЯБРЬСКАЯ ЭЛЕГИЯ
Ноябрь...
Разлучный желтый цвет,
Лишь зелень
Придремавших сосен.
И листья
Устилают след —
Прощальный бал их
Правит осень.
Ноябрь...
И все в нем чередом.
Мой мокрый зонт
Чернее тучи.
Ноябрь,
Неласковый попутчик,
Нас караулит
З а углом.
Ноябрь
Колючею крупой
Булыжит жижу
Русской хляби,
И больно наддают
Ухабы,
Назначенные нам
Судьбой.
И где-то
В тайниках души,
Совсем премудрости не ради,
Стихи рождаются.
Спеши,
Чтобы продлить их жизнь
В тетради.
Пишу.
Цепляется строка
З а острый
Частокол сомнений,
Где твоя быстрая рука
К ак легкокрылый лист
Осенний.
33
Иней серебрится,
Иней серебрится
На озябших крышах,
На твоих ресницах.
Лист опавший кружит,
Кружит под ногами
На хрустящих лужах
Желтыми стежками.
Утренняя дымка
Тает торопливо
Под лучом, блеснувшим
Золотистой гривой.
И в зазвонном блеске,
В переливе звездном
Сказочные фрески
На стекле морозном.
И немного грустно
В хрупком этом мире,
Точно льдинки, чувства
У тебя застыли.
Неприступным видом,
Безучастным взглядом
Не посей обиды —
Ссоры нам не надо.
Ведь не верю, право,
В холод этот колкий,
В безразличья лаву
И в слова-иголки.
Я тебя согрею
Бережным дыханьем,
Утреннюю фею,
Милое созданье.
Капелькой росистой
Иней обратится,
Как слезинка счастья
На твоих ресницах.
25
ЖАЖДА ЖИЗНИ
За рассветом спешит
Первый день декабря.
Утвердилась зима
Календарным законом.
И деревья уже
Руки голые зря
Воздевают в мольбе
К небесам отрешенным.
Не помочь той мольбе,
Не утешить их слез —
Вниз последним клочком
Виснет лист обреченно.
Вместе с ветром зима
Шлет колючий мороз,
И природа в ответ
Лишь грустит удрученно.
И пожухлые листья
Безвольно дрожат,
Разбегаясь в рассвет
Желто-ржавым разводом.
Но... вглядись! Между ними
Несмело сквозят
Молодых стебельков
Изумрудные всходы.
Сквозь отмершие листья
И черный сушняк,
Как пронзительный вызов
Богам и природе,
Пробивается жизнь,
Неприметная вроде,
Пока корень живет,
Пока сок не иссяк!..
26
Ж а ж д а жизни
И к ней неуемная страсть!
Ж изнь — раскрытый ларец
Многоцветий и таинств.
Как пьянящий глоток,
Ее горечь и сласть
Околдует и бросит
В чарующий танец.
Где на каждом шагу
В завихреньях судьбы
Буду снова любить,
Открывать, удивляться,
Верить в святость добра,
Славить счастье борьбы
И, приветствуя солнце,
В мечтах окрыляться.
Ну, а буря в пути
Или вихрем беда,
Сник один и другой,
И нет силы подняться —
Стойкий воин-росток,
Стань примером тогда,
Помоги не упасть,
Научи не сгибаться.
/ декабря 1972 г.
27
ДЕКАБРЬ ПРЕДНОВОГОДНИЙ
За филигранью
Тишины
Царит декабрь
На звездном троне.
Его
Холодные ладони
Взметают бездну
Белизны
Гадай, декабрь,
И ворожи,
Д ари
Красивые обманы,
А колдовские
Талисманы
Оберегут
От черной лжи.
Из пришлой
Вызволят беды,
От прошлой
Вылечат тревоги.
Декабрь, декабрь,
Сплели дороги
Колюче-белые
Цветы.
Спешить по ним
В метель судьбы
Навстречу грезам
И невзгодам.
Декабрь, д екабрь,—
Вершина года,
Преддверье
Новой ворожбы.
28
ПРЕДНОВОГОДНЕЕ
ЗАСТОЛЬЕ
Когда веселое застолье
Срывает грим и маску дня,
Когда сполохами огня
Вино играет молодое,
Когда друзья в одном кругу,
И Вакх на легких крыльях хмеля
Витает, празднуя веселье,
И дымка сладкая в мозгу,—
В тот миг испытываешь чувство
Какой-то общей новизны,
И мудрости, и глубины,
И веры в волшебство искусства.
И пусть завьюжены холмы,
Косматы, непугливы тени, —
Все ж Новый год, как добрый гений.
Приходит из предсветной тьмы!
С ним рядом — новая мечта,
С ним льдинкой тает наважденье...
Ж изнь освящает К р а с о т а ,
Мир обновляет В д о х н о в е н ь е !
99
НЕЗНАКОМКЕ
Незнакомка
Моя Вы милая...
Д аль в морозном
Вышитом звоне.
Февраля
Ладони остылые
Чуть коснулись
Ваших ладоней.
Только полно
Хмуриться-ежиться —
Не извечны
Лютые наледи.
Белый конь
Весною стреножится,
Радость сердца
Выпорхнет на люди.
Затрепещется,
Залучится,
Как жар-птица
Силой стокрылою.
Чудо-сказка
С нами вершится,
Незнакомка
Моя Вы милаЧИ
МАРТ
Весне не так легко пробиться
Сквозь промороженную даль.
Зимы отбеленные ситцы
Прокрались в март через февраль.
Еще ознобит ветер плечи,
Еще река впотае льда,
Но близок миг желанной встречи
И с крыши — талая вода...
Пусть март в неброских акварелях,
Он в первоцветии весны.
И в обретеньях,и в потерях
Мы в мир недаром рождены.
«1
*
* *
Весна,
любовь
и женщина!
Три слова,
Воистину вобравшие в себя
Высокий смысл.
Три слова как основа
Того, что мы зовем —
Судьба.
А от судьбы
Нам никуда не деться:
Ни убежать,
Ни скрыться взаперти.
И женщина
Из самого из детства
Нас за руку уводит,
Чтоб вести
В большую жизнь.
Мы эту жизнь
Приемлем,
Саму судьбу
Приемлем наперед
Без оговорок.
Так родную землю
Зовем своей
В дни празднеств
И невзгод.
92
Пасхальный дождь
Слизнул последний снег,
И, приоткрывшись
В таинстве весеннем,
Пречистое
Христово Воскресенье
Склонилось
Вербной веточкой
Ко мне.
14 апреля 1996
УТРО
Голубые запястья рассвета
Н ад озябшей ладонью земли.
К ак дрожащий цветок горицвета,
Первый всполох встающей зари.
И качается ветер незрелый
На пружинистых тонких ногах,
И у каждого — важное дело
В самых буднично зримых делах.
Вот пчела — самый первый пришелец
На росистых пахучих цветах.
Будто крылья заброшенных мельниц,
Вянут тени в заросших прудах.
И дурман над галдящим подлесьем
Разнотравья и свежих грибов.
Птичий хор хороводами песен
Раздвигает зеленый покров.
И несет по улыбчивым рощам,
По нескошенным травным лугам,
В синеструйном рассвете полощет
Разноцветный ликующий гам...
И душа, как заблудший подснежник
На пригретой холминке лесной,
Вторит утру беззвучно и нежно,
Напоенная светлой красой.
St
ТО ЛИ ЕЩЕ
БУДЕТ?..
Некто из детоверзил
Деревце загубил.
Т ак просто,
От делать нечего...
Вечером:
Ноги — в краги,
Л яж ки — в джинсы —
И ходит себе
джинном,
Из бутылки
мещанского мирка
Выпущенным.
Вылощен...
Приплатформил ножками
И прошелся ножичком
По коре...
Что не порез
Глубок!
Сила в «деточке»
недюжинная —
Только-только отужинал.
И сочится слезами
Тополь обструганный
С корою, обвисшей
Струпьями.
Папа с мамою —
То же самое,
Делом заняты...
З а бутылочкой
Н а высоком
соседском уровне,
Между делом «Winston» раскуривая,
О фактуре левой
заботятся —
Т ак что
деньжата водятся...
Ну, а «маленький» —
Радость маменьки!
Ходит с ножичком.
— Ну, и что ж е в том?
Перочинный ведь,
А не финочка.
Перышки гусячие
Чтоб зачинивать!..
Ищет лезвие применения —
Маменьки мнение:
— Маленький озорует.
А это, по сути,
то же,
Что снять с человека
кожу, —
С дерева снять
кору.
18 октября 1979 г.
86
ГАМЛЕТОВСКИЙ ВОПРОС,
ИЛИ КАК ЭТО БЫЛО
Размышления после посещения
саратовской толкучки
Купля — продажа,
Купля — продажа...
В это порой
Не верится даже.
Сытые купчики,
Нагловатые,
Что это! —
Экскурс
В годы двадцатые?..
Гуси-нэпманы,
Курочки-куртизаночки,
Предприимчивые
Юнцы и дамочки.
С высшим и средним —
Вырос уровень.
— Ну, подходи,
Инженеришка-увалень!
Топчешься что,
Н а лбе морща кожи,
Или...
Не позволяют гроши?
— Эй, выбирай!
Товары клевые:
П рямо со складу —
Самые новые,
Из-под прилавка —
Самые лучшие,
Все по н а у к е —
Спрос изучивали.
37
Бойко й ciiopo
Идут промтовары.
С каждой вещицы
Полсотни навару,
А то...
И сотня с лишком —
Под мохеровый шарф с пушком.
Сами оценивают,
Перегостируют,
Н а дефиците
Паразитируя.
Будто бы плесень
По месту мокрому
Поразрасталась
Дрянца пооколо,
Очень вольготненько.
Всем плевать!
Некому что-то
Соскабливать.
Й подкопивши,
По воскресениям —
Вновь на «толчок»,
Одно лишь спасение —
В давку за шапками
И сапогами...
Где ты
с извечным
«Быть»
своим,
Г а м л е т ? ..
18 февраля 1981 е.
38
СЛАВЯНСКИЕ
КОРНИ
Славянское небо —
Не знаю бездонней,
Земля под ногами - т
Не мыслю родней.
Здесь дом материнский
И здесь мои корни,
Здесь Волга,
Здесь вольница,
Все здесь — по мне.
В купели крещенья
Ищу отраженье,
От веку доныне
Едина судьба:
Не скверну наживы,
А дух очищенья
Под шепот березный
Приемлю в себя.
Славянское братство —
Нет выше богатства!
Отцово наследье
Пристало беречь,
Хранить в новомодном
Грехе святотатства
Народную душу,
Славянскую речь,
39
Гудят над Россией
Дубы вековые,
Приливно вскипает
Кровей моих ток.
А боль покаянна
И ранит навылет:
«Глядимся во Запад,
А в ж илах — Восток!..:
мы
СОВРЕМЕННИКИ
ВРЕМЕНА ГОДА
(новорусский календарь)
От весны и до весны
Не хватает нам казны,
А от лета и до лета
Дефицит у нас бюджета.
Осень, что грядет потом,
Новый нам несет заем.
Напуская жалости,
Похваляют за бугром
Новый болевой синдром
Великодержавности:
От зимы и до зимы
Русь давно живет взаймы...
Православные качают
Головами храмы —
Ж изнь взаймы
Всегда кончают
Долговою ямой.
42
ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНЫ
Что с тобой, матерь-Русь,
Сотворили?..
Разобщили, разграбив сполна.
Где могучая птица-страна? —
Не нёсут перебитые крылья.
Храм ждет милости
Воровской.
Тень Иуды пред образами.
Словоблудствуют —
Всё во здравье!
Свечи ставят —
Лишь за упокой...
Пастве в глотку —
Крещендо Слов
Под паханский сленг
Беззаконья.
На ТВ ошалелые кони...
Символ Новой России?
Вспомни! —
Нет узды
У демскакунов...
И за оспины
Ж утких изъянов
На истерзанном лике страны
Средь корыстных,
глумливых
и пьяных
Есть презумпция
Общей вины.
43
М Ы -С О В Р Е М Е Н Н И К И
Михаилу Муляину
Мы с тобою, друг,
Современники.
Только время, увы,
Проходит,
Н аш е время...
И мы в нем —
Пленники
От рождения,
По природе.
Нет, не вымолить
Миг пощады.
Всуе мечемся
Неприкаянно.
Но судьба родная
Нещадно
Н ас преследует
Тенью Каина.
Под свои всех
Л адит клавиры:
Что романтиков,
Что прагматиков.
6 две колонки
Строить цифири —
Немудреная
Математика.
44
Мы как все:
Нам больно и страшно
В этом месиве
Несуразностей.
В нищете,
В разбое и праздности
Вся Россия
Напрочь загажена.
Не отречься!
Мы — современники.
И хоть души наши
Запроданы,
К черту
Долларовые ценники,
Не дороже ль
Судьба нам Родины?..
43
НОВАЯ СВОБОДА
Хотел Свободы?..
И вдохнул!
И задохнулся
Той свободой,
К ак от избытка кислорода,
Когда свобода — не свобода, —
Вселенский шабаш и разгул.
Когда всеправные мужи
Влачат навязанную долю,
Когда свобода,
как неволя,
Средь беспредела,
Хамства,
Лжи...
Когда последние рубли
Идут на хлеб или на водку, —
Как выбор прост...
Как алчет глотка,
Д абы сознание залить!
Когда пустили в оборот
Не только тело,
Но и душу...
И, связь времен
Цинично руша, —
Взлелеян, выпущен в народ —
Из спецрассадника наружу —
Демократический урод.
4§
В какой стране)
В году каком?
Разлом истории
зияет...
Лишь подсознанье
Повторяет:
«Хотел свободы —
И вдохнул!»
47
И ЭТО ВЫБОР РОССИИ?
(новый «демократический» передел,
иди приватизация по Чубайсу)
Передел идет,
Передел
Всенародного достоянья,
Недр, ресурсов
И сфер влиянья.
Если ж рвачество кто
Презрел,
Слаб кто или ж е неумел —
На закланье того,
На закланье!
В переделе том
Где ж предел?
Ж дем бандитского покаянья?..
Но на то он
И беспредел:
Совесть —
Первую на закланье.
Щурюсь, глядя
Из-под руки:
Балаган, бардак,
...безнадежье.
— Мужики! — кричу. —
Му-жи-ки! —
Но лишь эхо...
И дрожь по коже.
Где ж твой Муромец, Р у с ь ,—
Скажи?
48
Где защита
И в ком опора?
На хребте твоем,
П лавя жир,
Новых русских
Борзеет свора.
К ак обувка
С чужой ноги
Нам колодки
Их демократий.
Как в расход —
Идут мужики,
Нувориши —
Ширят палаты.
Д о поры лишь то,
Д о поры,
Запрягаем долго,
Но споро,
Не дай Бог,
Пойдут топоры,
Было! —
Выдюжим ли
Повтора?..
Передел в Руси,
Беспредел!..
Л ю д честной,
Ужель не прозрел?
Ноябрь 1995
РАСКОЛОТАЯ РУСЬ
Разве Родина
В чем повинна?
Только оторопь
Вдруг берет:
Половина
На половину —
Разведен
Российский народ.
Это ж надо
Так исстараться,
Сделать с точностью
Наоборот:
Чтоб раскол —
Под маркой новаций,
Геноцид —
Под флагом забот...
Есть в истории
Тьма примеров —
Извлекай
И мотай на ус:
Д о дуэльного
Д о барьера
Доводить рискованно
Русь!
Но в просторах
Пустоковыльных
Где разором
Пахнет бы лье,—
Воронье,
Кружит воронье!
Ж дет поживы
В братской давильне...
Вразуми нас
И исцели!
В легковерье—
Твои мы дети,
Русь,
Единственная на свете
Мать,
Невеста
И боль Земли.
28 июня 1996
РУСИЧ
Петру Зайченко —
талантливому актеру
и русскому человеку
Распахнутая
Русская душа,
И чувство справедливости —
Д о боли.
Ты судишь неторопко,
Не спеша,
А все, что ни рядиш ь,—
По доброй воле.
Вот выбрал президента —
Не Творца,
В союзе
С большебровым толстосумом.
Их дом —
Не от светлицы до крыльца,
А вся Россия!—
Надо же придумать...
Россия,
Не поднятая с колен,
А с молотка
идущая
Забросово.
Поверившая
В благость перемен —
Поругана,
оболгана
и боса.
Верхи, поправши
Заповедь Христа,
Чужую жизнь
Вершат по шокодраме,
Н ачав привычно
С чистого листа,
Но, как обычно,
Грязными руками.
Ты дремлешь,
Русу голову клоня,
А жизнь набатит
Молотом чугунным...
Не дай-то Бог,
Чтоб пробудился
Гунном—
Ведь не на кого
будет
И пенять.
2 октября 1995 г.
63
ПРИНИМАЮ «SOS>!
Каждый по-своему
«Сходит с ума».
Спорно суждений
И чувств постоянство.
Но всего горше,
Д о боли... весьма
Горько проклятием ставшее
Пьянство.
Самоубийцы!
Щ адите себя,
Близких щадите себе
И не близких —
Ж изнь без того
Преисполнена риска,
Чтоб обрекать ее,
В скверне губя.
Есть ведь
Призванье,
любовь,
красота,—
Чувства, достойные
Полной отдачи.
Это беда,
Если женщина плачет,
Плачет от боли,
Бессилья, стыда —
Это беда!
Если б лишь это...
А тот человек,
Что только входит
В наш мир беспокойный,—
Как объяснить ему,
Что недостойно
Уподобляться
Обличью калек?..
К ак доказать ему:
М и р — красота,
Как убедить его:
Ж изнь — это счастье,
Смелость дерзанья,
Величие страсти
И одержимости
Высота?!
Род Человека
И мудр
и силен —
Мы не животные
В клетке у века.
Трезво вглядитесь в себя —
Человека,
Внутрь,
Где он загнан
И где затаен...
Трезво взгляните
В родные глаза —
Что них:
Испуг?
Боль потери?
Презренье?..
Сбросьте,
Стряхните с себя
Наважденье.
И не стыдитесь
Слезы очищенья,
Если накатит
М ужская слеза.
55
К ПЕРВОМУ
ВСЕНА РОДНО
И ЗБРАН НОМ У
К вопросу о президентском имидже
— Не выставляйтесь
На позор! —
Хочу сказать я
Президенту.
Ведь увещаний позументы —
Давным-давно
Мишурный сор.
На трезвый ум
Воззрив окрест,
Уймите
Манию величья,—
И троеперстно, по обычью,
Рука сама
Наложит крест:
«...Сгинь, сгинь!
Явленье сатаны,
Что сплошь и рядом
Правит балом».
...С Россией всякое бывало,
Но материнской —
Нет вины.
В злогрешности
Повинны мы,
Хоть плоть от плоти,
Кровь от крови.
56
Непротивленьем
Силам тьмы —
Лелеем рецидив
В основе.
...В глазах Руси
Немой укор.
Лишь мертвые
Не имут сраму!
Смикшируйте,
Не обостряйте драму:
Не выставляйтесь
На позор.
Март 1996 г.
57
РУСЬ
НА ПЕРЕПУТЬЕ
Играетесь
Судьбой России?..
Ах, господа
Партплутократы!
Самоназва'лись: «демократы»,—
И полагаете—‘
Всесильны?..
«Народ — сплошь сброд!
Чем больше шока,
Тем радикальнее леченье».
Калечение душ —
Не в счет?..
Души астральное значенье
Вам вряд ли ведомо.
До срока...
Но непомерно близок срок!
Срок недалек:
Душ а восстанет
В униженном,
заблудшем,
падшем.
И как же неуютно станет
В астральности
Душонкам вашим...
бё
Демагогических уловок
Всевышний — не простак
Не примет.
И души ваши,
К ак полову,
В отстойник для теней
Изымет.
Их энергетика опасна!
Губительнее
Ж а л а стрессов.
О, как нужна нам нынче
Гласность
Без сванидзейских
Лжесвидетельств...
Прочь, черных душ
Новоявленье
С философичностью
Утробной.
Ведь рубикон
Долготерпенья
Русь перейти
Уже способна.
РАССТРЕЛЬНАЯ
ИСТОРИЯ
Площ адь «Расстрельная»,
Дом «Расстрельный»,
Город «Расстрел янно-разбомбленный»...
Где-то в скрижалях
Истории цельной
Авторов их
Назовут поименно.
И не простят
Изуверских стараний,
И нарицательно-порицательным
Авторство станет
в этих названьях.
Будет так, —
точно
И обязательно!
Не по блажной
«Целесообразности»,
А по законам
Божеским,
праведным
Пишут историю
государственности —
Не под ответ
подгонят
Правильный.
Сердце расстреляно,
И надежды
Тоже расстреляны
из орудий...
60
И россиянин,
Смыкая вежды,
Верит,
что новый день
Все же будет
Солнечным очень
И обещающим,
Вне катаклизмов
Рукотворимых.
Лучших из нас
Русь в обозримом
Не в господа
запишет —
В товарищи!
91
СЫНЫ РОССИИ
Капитану / ранга
В. К. Владимирову
Товарищ капитан!
Позволь мне обратиться
Без рангов и чинов,
А запросто—•
так, как
Ведется на Руси,
А ты — ее частица,
По крови — ее сын,
По званию — моряк.
И что-то есть в тебе
Мужицкое, лихое.
Те удаль и размах,
Что не вмещает стих:
Большое дело есть —
Работать за двоих,
А пить — так пить,
Коль повод того стоит...
В тебе — извечна Русь,
В таких ее начало
И продолжение! —
Я утверждать берусь.
А коль поразвелось
Дрянцы вокруг немало,
То предстоит ее
Выкуривать, как гнус.
Придет ?акой черМ.
Россия отряхнется,
И спросится
С чинуш,
купчишек
и хапуг —
З аказан на Руси
Путь нравственным уродцам
С их фиговым листком
Сомнительных заслуг.
Другие люди есть,
Их по России много!
Уверенно несут
Они свой долг
и честь.
Д а будет им всегда
Червонная дорога.
И слава Богу, что
Такие люди
Е с т ь!
КОГДА УХОДЯТ
КОРАБЛИ
Анатолию Ткаченко
Ну, вот и все...
Сигнал: «Отдать концы!».
Корабль уходит,
Покидая гавань.
И строги лица.
Только лишь юнцы
Неискушенно
Предвкушают плаванье.
Родного рейда
Дальние огни
Уже едва видны
На горизонте.
Корабль уходит в плаванье,
Н ад ним
Распахнут купол неба —
Черный зонтик.
И укрепиться
Надо бы душой, —
Корабль уходит
В новый порт приписки.
Красивый, многолюдный
И большой,
Он вряд ли станет
Столь родным
И близким.
М
Все будет сниться
Тот клочок земли,
Что с детства был
Судьбой,
причалом,
кровом.
Плевать, что кто-то
Наградит укором...
Пусть в добрый путь
Уходят корабли!
ОБОЗНАЧЕНО
НА ВЕКА
Отработает
Век двадцатый,
Старт возьмет
Двадцать первый век.
Будут новых праздников
Даты,
Новых жизней будет
Разбег.
Но Победы
Красная дата
Обозначена
На века,
На века внесен
Сорок пятый
В календарь
Огранком штыка.
Ветераны битвы минувшей,
Вам поклон и память
Сынов.
Ваше мужество
Высит души
Выше всяких
Выспренних слов!
Мы пройдем с вами
Век двадцатый,
Мы войдем
В двадцать первый
Век.
Вековечно будет
И свято
День Победы
чтить
Человек.
ВОЕНПРЕДОВСКАЯ
ВАХТА
Военпредовскому коллективу
982 ВП МО п о с в я щ а ю
Вдали
От морских рубежей —
И так порою бывает —
По сухопутной меже
Проходит
Вахта морская.
Специфика —
Не отнять,
Но служба службой,
Не так ли?
И военпредова рать
На острие атаки.
Свои шторма здесь,
Свои
Девятые валы
Шквала,
Бескровные —
Но бои.
Недолгие —
Но причалы.
И долг
Высок и един!
Завещан Петром
Державно:
Беречь
Святыней святынь
Российского флота
Славу.
67
НАД БЕЗДНОЙ
Николаю Байбузе
По краю пропасти,
В бессилье,
Сестер и братьев
Растеряв,
Бредет
Заблудш ая Россия.
Родная,
Где твой гордый нрав?
Под улюлюканье толпы,
Под смачный вщелк
Кабальной плети
Ужель, обвыкнув,
Не приметишь
Обрыва
У своей тропы?
Ужели
Бросишь сыновей
В глумливой власти
Святотатцев?..
Тебе ль, Россия,
Убояться
Христопродавческих
Плетей1
Посмей! —
И голову воздень,
И встанет день
Боренья с тьмою.
В веках продлится
Этот день,
Ведь длань Господня
Н ад тобою.
ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ
С ЛЮБВИ
ПАМЯТЬ ЛЮБВИ
Людмиле П.
Я памятью к тебе прикован,
К ак раб, бескрыло, безнадежно,
Не в силах побороть оковы,
Без помыслов восстать мятежно.
И, как мираж, в моем сознанье
Твой голос, взгляд, улыбка, руки,
Последний поцелуй прощанья,
Горчащий зелием разлуки.
Мелькают годы частоколом,
Уходят вдаль невозвратимо.
Давно пора вершить крамолу —
Другую называть любимой.
Но память... память неотступна,
Она, как демон, пред глазами,
Ее приглушенные бубны
То смехом бредят, то слезами...
70
ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ
С ЛЮБВИ
Ж изнь начинается
С любви
И освящается
Любовью.
Ж изнь начинается
С любви,
Чтобы продолжиться
Любовью.
Чтоб по законам
Красоты
И по гармонии
Законам
Цвела весна,
Смеялась ты —
Светло, восторженно,
В лю бленноСвятое таинство
Любви! —
Нет чище действа,
Выше слова.
Все начинаеася
С любви,
Любовь всему
Первооснова.
Вершись ж е
Скипетром начал,
Являй в нас
Беспримерный пламень,
Любовь!
А жизнь —
Лишь пьедестал
Любви,
Рукотворенной нами.
ЭХО ЛЮБВИ
Все ушло. З а дымкой голубой
Юности прекрасное виденье,
Первое любовное влеченье,
Поцелуй, подаренный тобой.
Все ушло... Раскатами громов
Столько весен минуло, но эхом,
Дальним резонирующим эхом
Все еще аукает любовь.
Звуки то рассыпчато глухи,
То упруги и продолговаты,
Звуки так стихийно скачковаты,
К ак незрелой юности стихи...
Отзвуки роняют лепестки
Слов, основы нет — одни обломки,
Зам ирает звук, доселе емкий,
Будто пульс, ударивший в виски.
Тише, глуше зовы далека,
Эхо молкнет, переотражаясь,
Но... уже стремит, переполняясь
Новым эхом, звучный перекат.
ПОЕЗДКА В ЮНОСТЬ
Мне до тебя —
Лишь только шаг шагнуть,
Мне до тебя —
Рукою дотянуться...
А я боюсь
В глаза тебе взглянуть,
Боюсь к тебе
Случайно прикоснуться.
И снова память
Смотрит на меня,
И снова мне
Всего лишь восемнадцать...
А скорый поезд
Утро обгонял —
С поездкой в юность
Скоро расставаться.
Я не виню судьбу
З а тот несклад,
З а эту ночь бессонную
И встречу.
От той любви
Я много раз излечен,—
Л иш ь сердце сплошь
И з шрамов и заплат.
та
Как поверить в это счастье:
Эти губы — и мои!
Загорелые запястья
На моих плечах — мои!
Взгляд девически смущенный
И улыбка — для меня.
И с сердец раскрепощенных
Напрочь сброшена броня...
Но опять перед разлукой,
Все скрывая и тая,
Мне в ответ мольбой и мукой:
«Нет, прости, я не твоя».
•v*< •
Мы воруем свое счастье
Понемногу, у себя же.
А потом, как о напасти,
Узнаем вдруг о пропаже.
И догнать бы, и вернуть б ы, —
Только время судит строго:
Неудавшиеся судьбы
Называем проще — роком.
И в смирении, не плача,
В жизнь несем свой ветхий посох,
Пригубляя н&удачи.
Спотыкаясь на вопросах.
К
Светятся окна.
Сколько огня
Не для меня!..
Не для меня
Светятся окна.
Верил — зажгутся,
Светом маня.
Но — не меня,
Нет, не меня
Ж дут не дождутся.
Небо —
Чернеющая полынья.
Кто тут загинул? —
Кажется, я...
Только имеет ли то
Д л я тебя
Хоть сколько-нибудь
Значенья?
БЫТЬ МОЖЕТ
К ак только вечер,
Я спешу сюда:
Под взгляд твоих
Высоких темных окон.
З а ними пусто...
Мне шаги считать
Под шум дождя
И грохот водостока.
Н е потому ли
Сердце сжалось вновь,
Не оттого ль
Так часто-часто бьется,
Что надо мной
Из темноты смеется
Глухая, безответная
Любовь?..
Я с ней на «ты»,
Она со мной — на «вы»,
М еж нами шаг, увы,
Неодолимый.
И потому
Под окнами любимой,
Как загнанный зверек,
Я стану выть.
И, может быть,
В один счастливый день
Вдруг дрогнет ее сердце
И ответит,
Она окно высокое
Засветит,
Румянца тайных мыслей
Не заметит —
И распахнет
Податливую дверь.
отзовись
Я окликну тебя —
Обернись!
Поцелую тебя —
Улыбнись!
В поцелуе моем
И в ответе твоем —
Излученная радостью
Жизнь.
Хмельной вспены
Фиада полна,
И в самой тебе
Бездна вина.
Припаду-пригублю,
З ар аз душу сгублю,
И лишусь, зачарованный,
Сна.
Только шепот
Другого зовет,
В лунных бликах
Обласкан не тот...
Приглядись-не спеши —
По задворкам души
Еще прежняя память
Бредет.
Вороша
Свою прошлую жизнь,
Сам казнился не раз:
Отрекись!..
Потому и люблю,
Потому и -стерплго,
А окликну тебя^—
Отзовись!
ft РАЗЛУКЕ
Гаяе
Как далека ты, милая!
И что-то*
Случается, с тобою
В этот час?
Уже растраченДанный мне аванс
Из громких фраз,
И слышен только шепот,
Невнятный шепот
Редкого письма,
Где сплошь слова.
Построчно не случайны.
.А между строчек
Недомолвок тайна
Является,
Припудрена едва.
И грань разлуки
Обоюдоостра —
Не уколоться б,
Не наделать ран!
Пробиться в далеко твое
Не просто, —
Но сердце,
К ак беспомощный таран,
Зам рет и бьется,
Вновь замрет —
И бьется...
Я
Я ItE ЯИНЮ ТЕБЯ
Я не виню тебя
Ни в чем:
Ни в том,
Что с яблоневым цветом
Ушла любовь,
И было лето
С каким-то деланным
Теплом.
Я не виню тебя
Ни в чем:
Ни в слякоти,
Ни в гололеде,
Ни в том,
ЧТО, ВЫПУСТИВ ПОВОДЬЯ)
Вдруг падал
Хлестко и ничком,
Я не виню тебя
Ни в чем.
Но... замерзал,
Обросши льд ом ,—
Не подошла,
Не отогрела,
Д а и какое тебе дело...
Я не виню тебя
И в том.
80
СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ
Сентименты, сентименты
Незадачливой любви.
Знать, минорные ферменты
Превалируют в Крови.
И не знаю, к а к бороться,
Затуманивает взгляд.
Сердце чувствам в плен сдается.
Иль рассудок виноват?
Обуяло, окрутило...
Взгляд огромных карих глаз,
Как магическая сила,
Притягателен подчас.
Завитки волос кудрявятся,
Ниспадая по плечам.
Не суди меня, красавица,
З а признанье сгоряча.
Не суди за пылкость юную.
Видно, роком суждено
Пить мне молодость безумную,
Точно горькое вино.
1972 г.
М
ВСЕ ОТТОГО
Такие глаза
И губы
такие
Я вижу
Впервые,
Целую
Впервые.
И страсти
Безумны,
Ни с чем
Не сравнимы,
Как руки
Любимой,
К ак губы
Любимой.
И ж аж д а
Мучительно
Неутолима —
И все оттого,
Что любим
И любима...
Восторги
Любовные
Пьем
без остатка:
То горько,
То сладко
И терпко,
И сладко.
*3
ДОРОЖНОЕ
л. к.
Право же, нам везет,
Очень везет на встречи.
В окнах узорный лед
Под витражи рассвечен,
Рельсы, « а к санный путь,
В сизом холодном блеске,
Вкраплена блестко ртуть
В снежные занавески.
...Зябко закат дрожит,
В сумрак закутав плечи,—
Кто ж это говорит,
Что нам везет на встречи?..
Ф евраль 1975 г.
83
НАВЕК СО МНОЮ
Уходят дни,
Минует год.
Все в прошлом,
Все былое.
Не тот закат,
Не тот восход,
Н е тот в окне
Узорный лед,
И блеск в глазах
Уже не тот,
В глазах —
Давно другое.
Что делать?..
Мы уже не те:
Мы старше
И трезвее.
Другой верны мы
Красоте,
Другим страстям,
Иной мечте,
И уж не грезится
В версте
То счастье,
Что за нею.
Уходят дни,
Минует год.
Все — в прошлом,
Все — былое.
84
Но все ж недаром
Тот восход,
И блеск в глазах,
И звездный лед,
И сказка,
Что во мне живет, —
Все, что навек
Со мною.
Ф евраль 1976 г.
№
НАШИ ОКНА
Наши окна
Глядят друг на друга.
И в прищуре
Их поздних огней
Синим высверком
Мечется вьюга,
К ак зазыв
из-под темных бровей.
Будто оклик,
Несмеющий сбыться,
В нас заблудший
Вчерашний обман:
То запретное право
Влюбиться,
Забы вая
супружеский сан.
Безрассудство...
Ты в нас и поныне,
Предвесенне
Кружит голова.
Прежней чинности
Нет и в помине,
Милой юности
святы права.
Милой, дальней,
Но все ж не забытой
И трепещущей
слева в груди
Ж аркой птицей,
Силками повитой,
Но все рвущейся
сцепок среди...
Белоснежье
Дрож ит на исходе,
Вянут блики
Последних огней,
Стаи ветра
хмельно колобродят,
Не справляясь
с завесой теней.
Так ж е окна
Глядят друг на друга,
Но в прицельном
Расстреле зрачков
Только ночь,
Зап озд алая вьюга,
Уходящий
не сбывшийся зов.
87
ПОД СТУК КОЛЕС
Галине Ковалевой
Перестук колес,
Перестук...
Минут годы,
Сотрут детали,
Но вдруг выплывет
Этот звук
Из декабрьской
Д альней дали.
Твоего лица и волос
Вдруг почувствую
Вкус и_запах,
И взмолюсь,
Чтобы скорый вез
Нас обратно,
На юго-запад.
Чтобы день еще,
Еще ночь
Так вот рядом
Побыть с тобою,
Ты могла б мне
В этом помочь,
Я, поверь,
Любви твоей стою.
Стою, может быть,
Многих дней,
Проведенных ранее
С кем-то —
У поэта
Чувства острей,
Только дело
Вовсе не в этом...
Пляшет тень
Твоих тонких рук
В слабых бликах
Лунного света.
Перестук колес,
Перестук...
Нет, то глупое сердце
Поэта.
27 декабря 1981
Ни не Воробьевой
Вы мне нравитесь,
Ры ж ая,
Очень!
Но боюсь —
В огне, что несу я,
Вы сгорите,
Так же, как
Осень
От сентябрьского
поцелуя.
Обожжетесь
О страсть поэта,
И любовь Вам
Выльется в муку.
Будет память
Бабьего лета
Долго-долго
Д разнить разлуку.
Брошу ключ
От Вашего сердца
В тот костер,
Где осень сгорает.
И не стану
Стучаться в дверцу,
Что к Вам в душу
вход
Охраняет.
Ну, а если
дверца
Опасно
Распахнет
Зазывность дороги,
Устою ль тогда
Пред соблазном?
Удержу ль себя
Н а пороге?..
Вы ведь
Нравитесь мне.
И осень,
Вместе с Вами
Красою вызрев,
Обостренно
Бросает в просинь
Рыжиной расцвеченный
Вызов.
9J
ВОЗРАСТ ЛЕТА
Сколько лет тебе? —
Обернись!
За дрожащей
Челкой рассвета
Половиной
Канула жизнь,
Вот он, возраст
Нашего лета.
Еще сердце
Д ерж ит престиж,
Еще страстью
Полнятся губы,
Но уже
Наметилась убыль
Прежней чувственности.
Выше нос!
Еще далеко
Возраст осени,
Но сегодня...
Нет, не любится нам
Легко —
Все условности
Безысходней.
Все больней
Укусы судьбы,
Все ранимее
Наши души,
Все удавка времени
Туже.
И иначе
Н е может быть.
ВЕТЕР
Але Р.
Ветер с размаху,
Ветер с. разлету
Бьется о крышу,
Хлещет по окнам.
Холод вползает
В щели, как в соты,
Снегом набухшим,
Снегом намоклым.
Мечутся тени
В дьявольской пляске,
Чувствую, смотришь
В темень с опаской,
Ночь раздвигаешь
Взглядом бессонным —
Мой поджидаешь
Взгляд потаенный.
Смолкни же, ветер!
Будет глумиться.
Что тебе, ветер,
Нынче не спится?
Что тебе, ветер,
В этом бессонье,
В наших холодных порознь
Ладонях,
В наших губах,
Что до дрожи застыли,
В наших глазах,
Что огни загасили?..
Ветер не слышит —
В вихре разметном
Бьется о крышу,
Хлещет по окнам.
03
* * *
Мне любви твоей
Н е надо —
Запоздалая,
Не та.
В ней
З а чувственным фасадом
Только боль
И пустота.
Только
Памяти смятенье.
Пародийный эпизод...
Ты прими
Мое прощенье —
Это вскорости
Пройдет.
Все останется
К ак прежде,
Что давно
Предрешено.
Ведь несбыточной
Надежде
Сбыться точно! —
Не дано.
Мне любви твоей —
Не надо.
Я по-своему
Богат:
В слове есть
Несметный клад —
В нем ума,
души
Отрада.
«4
я. с.
С цветами
И с гостинцами
Позвольте мне
Явиться к Вам.
Представил я Вас маленькой,
Что нежу и забочусь,
Д арю цветочек аленький
И все такое прочее.
Шепчу слова умильные
И с трепетностью мальчика,
К ак ценности фамильные,
Перебираю пальчики...
Целую в щечку бережно —
О, Господи...
Будь милостив!
Увижу Вас
Теперешней
И задохнусь
От близости
Волос и глаз...
Непрошенно,
К ак в той умчавшей юности,
В желанье много большего
Вдруг стану делать
Глупости.
Ответите взаимностью
Иль станете гневиться?..
С цветами
И с гостинцами
Позвольте все ж
Явиться к Вам.
95
ВОСПОМИНАНИЕ
Проблеском во мне.
Промельком.!.
Прожито, а все
Помнится:
Были —
я до слез
Комиком,
Д о смешного ты —
Скромницей.
Скомканный рассвет
Хохлится,
И в любовь еще
Верится.
Юность возвратить
Хочется,
Заплести в цвету
Вереском.
Чтобы
было все
Розово,
Вновь светло
и так
Весело,
Но чтоб только
мозг
Взрослого
Приберег бы все
Веское.
Но... минуют дни
Быстрые,
К ним возврата нет,
Кроме как:
То, что
болями души
Выстрадал,
Проблеском
в тебе,
Промельком.
ОЖИДАНИЕ
А я жду
Твоего звонка.
Я, наверное,
Ж д у бесполезно.
И как будто
Разверзлась бездна
И лечу я в нее
Со скал.
Разорвется
Сердце в груди,
Все закончится
Очень просто...
Не губи меня,
Погоди!
Д ай хотя бы
Надежды блестку.
* * *
г.
с.
Бейся, сердце, ровнее,
Сердце, сбавь обороты.
Ну что ты все вторишь о ней мне,
Сердце мое, ну что ты?..
Ж енщине этой в белом
Любится третий кто-то,
Ну, а до нас нет дела,
Глупое сердце, что ты?..
Я ль тебе не советчик?
Слушай голос рассудка:
Чувства сгорают, как свечи,
Лишь горький дымок под утро.
А значит, не бейся, сердце,
Синицей в пальцах рассудка,
Ведь в бешеном ритме скерцо
Хватит тебя лишь на сутки.
00
ЗАКЛИНАНИЕ
Н е избавлю тебя
От себя.
Стану в полночь
Являться виденьем*
И другого
Привычно лю бяг
Будешь грезить
Моим возвращеньем! —
Не избавлю тебя
От себя.
И во мне ведь
Частица тебя:
Та ж е боль,
Д а и то ж е сомненье,
Но — и трепет
Былого огня,
Но — и отблеск
Былого свеченья.
Н е избавлю тебя
От себя.
Значит, эта замета —
Судьба.
А в судьбе всякой
Есть предрешенье.
Н е избавлю тебя
От себя,
Пусть погибель в том,
В том ж е спасенье! —
Н е избавлю тебя
От себя.
100
Моя любовь к тебе
Что пламень,
П лазмы выплеск,
Горячий и жадный.
Но только сердце любимой —
Камень,
Кремень,
Н а искру щедрый, но хладный.
И бьюсь о камень
Своей любовью,
Кровью алой проистекаю,
И этой жгучей,
Жертвенной кровью
Тебя на муку впредь
Обрекаю.
Н а муку той любви,
Что прибудет.
Не будет только
Чувство ответным...
Т ак на погибель
Друг друга судят
Вода и пламень
В сближенье тщетном,
ТВОЙ ДЕНЬ
Овену
А п р е л ьПроплешины проталин.
Одежд смешенье,
Чувств смятенье.
О, как рассвеченно
Хрустален
День моего к тебе
Вторженья!
Твою улыбку
И ладони
Игривый лучик
Согревает,
А птичий хор
Неугомонен —
Токкату «Жизнь»
Соисполняет.
И пусть —
Вторая половина,
А третьей—
Просто не бывает...
К ак мудр Творец,
Что воедино
Шипы и розы
Собирает.
102
Не уколовшись,
Не оценишь
Волшебнодейства
Быть рожденной,
Судьбу играть
Н а этой сцене —
То безутешной,
То влюбленной.
Д а будет так1
Апрельский ветер
Пусть дни твои,
Щ адя, листает...
Чудак один
На Белом Свете
Счастливой быть
Тебе желает.
А прель 1996
Какою встреча наша будет,
Какою будет наша встреча?..
Пусть время нас с тобой рассудит
Вот так, как раны наши лечит.
Ты улыбнешься или просто
Окинешь безразличным взглядом,
Лишенным начисто притворства,
Сродни осенним листопадам.
Д а и к чему теперь лукавить,
Кривить душой... Н ас время судит:
Того, что есть, — уж не исправить,
Не миновать того, что будет.
Ведь жизни наши — две песчинки
В круговороте мирозданья,
Д ве капиллярные кровинки,
Земным согретые дыханьем.
Н ад нами властен рок событий,
Ведь бытия законы строги.
Я не крылатый небожитель,
Не ангелы мы и не боги.
Мы только люди, только люди...
Не чуждо нам ничто земное.
Безумно счастлив тот, кто любит,
К тому ж любимый счастлив вдвое.
И пусть жизнь в вихрях и круженьях,
Во встречу верю не простую —
Судьба ведь в наших отношеньях
Поставила лишь запятую.
РИСУЮ
ТЕБЯ
ты
Мир ощущений —
Это ты!
Мир красок —
Ты1
И я в том мире,
К ак на заоблачном
Памире,
Молюсь
У среза высоты.
Не превозмочь
Паденья миг,
Не отменить
Закон природы.
Пройдут века,
Эпохи, годы... —
Все тот ж е в нас
Любовный вскрик!
И шепот
Лунного дождя,
И м ак
Стыдливого рассвета,
И в голубом бреду
Планета
Д о нас, при нас
И погодя...
106
Мир в ощущеньях
Это ты!
Мир в красках —
Ты —
А что же боле?!
Ведь у Любви
Н а росном поле
Все время
Свежие цветы.
РИСУЮ ТЕБЯ
Собирательный образ
Рисую Тебя:
Д о деталей
И, кажется, до мелочей.
Каждой черточкой
В облике милом,
любя,
Восторгаюсь,
Пракситель
Космических дней.
Что ж — отвергнут тобой?..
Но обласкан другой.
И добавлен штришок
новый
В лике твоем.
Ты — и я, я — и ты,
Неизбывно вдвоем! —
Окольцованы мы
Ворожеей-судьбой.
Н а Голгофу любви
Возведен — и распят!
Приношу себя в жертву
Во имя твое.
Абрис твой,—
Он изменчив,
Но трепетно свят,
К ак рублевской иконы
Простой окаем.
108
Потому и рисую
Высокий твой лик,
Оживляю
Д о боли знакомый портрет.
Б лагодарно ловя
Мне ниспосланный миг,
Крест нести свой готов
Д о скончания лет.
109
СОВЕРШЕНСТВО
Нимедь Мышковой
Кто подарил тебе
Полнеба
Д л я глаз
Сквозной голубизны?
Кто заронил в тебя
Полнеба
Такой чистейшей глубины?
Кто
этот щедрый покровитель:
Сама природа,
дьявол,
Бог?
Какие неземные нити
Вплелись цветком
В чертополох?..
Любовь твой гид,
И ты — земная,
И нет земнее божества.
Все муки ада,
Милость рая
В тебе
собраньем естества:
В дыханье,
трепете,
улыбке,
В разводах губ
И крыльях рук.
Вот так ж е
Взлет смычка
у скрипки
Рож дает
Небывалый звук.
Полет, полет...
О вдохновенье!
Оправой драгоценной ты
Д л я нерастраченной мечты,
Таланта,
чувства,
красоты,
Д л я первородного горенья!..
Промчат года,
К ак ветра вздох —
Не тот Олимп,
Не то блаженство,
Но вечно славен
Тот ж е Бог,
Что дарит людям
Совершенство!
24 марта 1978 г.
ТВОИ ГЛАЗА
Твои глаза
Коварно зелены:
В них и обман,
И обещанье чуда,
А цветный блеск —
Предмет д ля пересудов.
Твои глаза
Не мной удивлены.
Но все ж боюсь,
Боюсь в них утонуть,
Не выплыть
И з их омута
крутого,
Твои глаза...
И что бы в них такого? —
Н е будь там
Зелья зелени,
Не будь...
Д а разве ж
Разъяснить их колдовство
И силу чар
Сравнимостью измерить?
Природа
Охранила волшебство,
Чтоб нам в него
Без рассужденья
верить.
112
Нещадно жгуч
Огонь зеленых глаз.
Природа цепко
Д ерж ит свою тайну.
В них заглянув
Единожды, случайно,
Гляжу в который,
Уж несчетный раз.
Твои глаза
Безумно зелены,
И в том безумстве
Утонуть не диво.
Твои глаза
Загадочно красивы,
Как первоцвет
Непознанной весны.
И З
* * *
В волосах твоих
Цвета осени
Солнце нежится,
Утро празднуя.
Разлились две заводи
Просинью
На лице твоем,
Большеглазая.
Пухлогубая,
Большеротая,
Ты природою
Не обделена.
И улыбка глаз
Приворотная
Неизменно
В сердце нацелена.
Не смирить мне
Буйного норова,
Захмелев,
С собою не справиться.
Но несешь ты
Гордую голову
С неприступным взглядом
Красавицы...
Что ж еще
Мне выпадет вынести,
Чтоб поверить —
Было ли, не было —
В этот сон,
В чарующий вымысел,
В поэтическую
Гиперболу?
114
ТВОЯ КОСА
Идешь —
Коса до парапета.
К акая редкая краса!
И птицей легкою
Эгретта
Прильнула
К русым волосам.
Сезам!
Открой свою мне тайну,
Вознагради
Сизифов труд.
Слова-окатыши
Бегут,
И возвращать их
Было б странно...
Устану —
И не взвижу свету,
Лицо приближу к небесам.
А там, о Бог! —
Твои глаза,
Коса,
И зящ ная эгретта.
* Э г р е т т а — украшение, прикрепляе­
мое к женскому головному убору или.
прическе.
115
Людмиле
Ты приснилась мне
Этой ночью.
Поцелуй твой
Губы ожег,
И звучать остался
Немолчно
Голос твой,
К ак дальний рожок.
Мне привиделось —
Ты все та же:
И улыбка,
И завиток,
Что нашлась
Б ы лая пропажа —
Юных лет
Растерянный срок.
Мне почудилось,
Будто снова
Нерасчетлив я,
Н еум ен,—
Что мальчишески
Бестолково,
К ак давно когда-то,
Влюблен.
Ну, а ты
Все так ж е сурова
И горда не * меру
Опять...
Щ
Нет, не надо!
Зачем же снова
Ту ж е глупость
Нам повторять?!
Встрепенулся,
Вздрогнул в полночи,
Прикусив до боли
Губу.
Ты приснилась мне
Этой ночью,
Вновь вторгаясь
В жизнь и судьбу.
117
ТЫ ХОРОША
т. в.
Ты хороша,
Ты очень хороша:
Стройна, смела,
Стремительна, как птица, —
Ты хороша!
И как тут
не влюбиться,
Ведь так тому
Податлива душа.
Уйду ли в дебри
Электронных схем,
В величие
Физических процессов,
К ак вдруг встает
Проблемой из проблем
Невсеединство
Наших интересов.
Склонясь лицом,
Забудусь над строкой,
Но... встрепенусь! —
Там снова
в междустрочье
Твои глаза
Гипнозом предо мной
И в них —
Лукавых блесток
средоточье.
118
Слепя ума
Логический настрой,
Л омая схемность
Будничного строя,
Везде — твой образ!..
И ничто другое
Уже не властно больше
Надо мной.
Ты — хороша!
И все ж е не скажу,
Что я влюблен
Без памяти,
до гроба.
Лишь просто врезкой
Временного строба
Ты высвечена,
К ак никто другой.
ЖЕНСТВЕННОСТЬ
Очень смуглая,
Вы — красивы!
Что-то в Вас
Русалочье
есть.
Но в достоинстве
Молчаливом
Не примите это
З а лесть.
Я не льщу —
Оно так и есть:
Эти волосы
Водопадом,
Стать летящая;
К ак засада,
Взгляд лукавы й,—
Д а разве ж счесть...
Это —
Женственность!
120
Керчаночка моя
Из Подмосковья!
Мне нравятся
Твои глаза.
Нет, в них не штиля
Бирюза,
В их черном блеске
Вижу зов я
Штормов,
И молний торжество,
И страсти
Вечное начало.
Сама стихия
И зваяла
Столь неземное
Божество!
А волны
Плещут меж камней,
Все не ж елая
С тем мириться
Что ты посмела
В Мир явиться
С Великим Морем
Наравне.
Как пела ты тогда,
Как пела!
К ак струны вторили,звеня!
Мне все казалось — для меня
Поешь,
Но ты...
Ты — просто пела.
О эта магия волос!
И головы,
чуть наклоненной...
Мне стало мниться,
Что всерьез
Я с давних пор
В тебя влюбленный.
Что ты мне пела
И з дали,
Звал а своим
Цыганским взглядом.
И вот теперь...
Теперь мы — рядом,
И что друг друга мы
Нашли.
Но отзвучал
Аккорд отчаянный,
И осушен до дна бокал,
И вот ты снова
Д а л е к а ,
Как сон красивый,
Но нечаянный.
о. п.
К акая хрупкая
Женственность!
Откуда в тебе она?
Ступаешь
Легко н торжественно,
К ак бы восходит
Луна.
И, сумрачность
Озаряючи,
Ты ведаешь
Наперед,
Что все
Однажды кончается,
Как мой
Нежданный приход.
И если
Я длю мгновение,
То лишь
Уверовав в то,
Что рук твоих
Мановение
Вдруг скажется
Волшебством.
Но только слова
Бесплодные —
Невсхожие сплошь
Семена.
Т акая же ты
Холодная,
К ак надо мною
Луна.
123
0
i*. *
Ты очень изящна:
И выщип брови,
И ретушь у глаз,
И кудрей завитки,
И бантиком губы,
И жемчугом зубы
В улыбке, таящей
Коварство любви.
Но этим поэта
Не очень проймешь —
Поэт, женский лик воспевая,
От формы картинной
Не ввергнется в дрожь,
При всем —
Красоту почитая.
Ему подавай
Благородство души,
Величье порывов,
Ума озаримость,
Ему до зарезу
В красивых нужны
Еще непосредственность,
Неповторимость...
Не стоек
Блистательный лик
Красоты,
Н е платят года
Неустоек.
И хоть ты изящна —
Обыденна ты, —
А это
Недорого стоит.
124
* * *
и. ч.
Если плачется
От одиночества,
Как помочь тебе? —
Подскажи,
Загадать
Какое пророчество,
Чтоб для тела
И ль для души?
Нет, неласков
Наш мир расхристанный.
В утешенье
Что ни пророчь,
Если нет в нем
Надежной пристани,
Неуютною станет ночь...
Только ночь уйдет,
И счастливая
Утром глянет
В окна заря,
Как поверится
С новой силою:
Ж изнь — не зря
И ты в ней — не зря.
т
НЁСБЫВШИЙСЯ ПРАЗДНИК ЛЮБВИ
«Не надо, мальчик,
Не надо...»
Дрож ит
Девический голос.
А ночь
Глуха, как засада,
А ночь
Черней, чем твой волос.
«Не надо, мальчик,
Не надо...»
Но тело
Дышит желаньем,
И нету более
Сладу
С его слепым
Содроганьем.
И ветер рук
Не остудит,
И глянец бедер
Бумажен...
Но то
Любовью не будет,
А лишь —
Уступкою ж аж де.
Уступкой плоти
И силе,
Чтоб после
Каяться в этом.
Ему —
В бахвальстве спесивом,
Чтоб новой хвастать
Победой,
Глумясь
Н ад легкой добычей
С ухмылкой наглою
Вора.
И что ему
Д о девичьих
Гордости и позора.
И что ему
Д о смятенья...
В том первом,
Горестном разе
Не просто
Г рехопаденье —
Любви
Несбывшийся праздник.
«Не надо, мальчик,
Не надо...»
Уже не молит
Девчонка.
Лишь ночь
Заброшенность сада,
Лишь шепот ветра
Вдогонку.
12*
* * •
т. к.
У Вас, мадам,
Точеный профиль,
Восточный
Филигранный лик!
Боюсь, что беден
Мой язык,
Чтоб чувства
Переплавить в строфы.
Автобус, давка —
Все равно
С надеждой
Вглядываюсь в лица.
Красивых много,
Но сравниться
Им с Вами
Все же — не дано.
Судьба не часто
Сводит нас,
Я Вас, увы,
Совсем не знаю.
Но безоглядно
Принимаю
Полуулыбку
Дивных глаз...
Спасибо, что Вы есть
Та к а я !
128
*
* *
К ак видно, молодость прошла.
Вглядись в морщинки под глазам и —
Они расходятся лучами,
К ак паутинки битого стекла.
А взгляд еще, как вешняя гроза:
Чуть-чуть лукавый, горделивый, смелый.
Я пред тобой, как мальчик неумелый,
Стыдливо прячущий глаза.
И провожая маковый закат,
Встречая бледный призрак лунной ночи,
Я думал о тебе и между прочим
О том, что в чем-то очень виноват.
А надо ли искать свою вину?..
Раскрыто сердце чародейным струям.
Морщинки я разглаж у поцелуем,
Чтоб вместе встретить новую весну.
м 321
120
МИРАЖИ
НА БЕГОВОЙ
З а чередою совпадений
Явилось Ваше мне лицо...
В морозном выхрусте крыльцо,
Фонарь подслеповатый... тени;
Наш супершоп «Н а Беговой»,
Его крикливые неоны;
Чудак, в поэзию влюбленный,
И чуточку, похоже, — в Вас.
Вечерний сумеречный час.
Стихи... клубится выдыханье.
Я взгляд пытливый Ваш ловлю.
Вы — прелесть!
Вы — само вниманье,
И я Вас всю — боготворю.
Хоть и немного ловелас,
Но я — поэт. И Вы — не жертва.
Давно выглядывал я Вас,
Вы мне нужны, моя Эвтерпа!
Я стану Вам стихи слагать —
Лишь не спугните вдохновенья...
Дозвольте руку целовать,
Позвольте статься
Вашей тенью.
ПРОКАЗЫ ФЕВРАЛЯ
НА БЕГОВОЙ
Д в а дня не повстречать Вас —
Чересчур!
Не видеть три —
Трехактовая драма...
Нашвыривает
Снежную парчу
Февраль
В мой поэтический подрамник.
Писать нет сил,
И не писать нельзя.
К ак будто влет
Сразил синдром похмелья...
Неужто все — проказы февраля,
А Вы — лишь пена
С дурственного хмеля?
Д а не суди!
Не быть — и самому...
Несчастный случай,
Судеб разночтенье?
Все так, как надо:
Вы — не мой хомут,—
И так истерто
Шейное счлененье...
А ветер продувной
Н а Беговой.
Трамвай скрежещет
В рельсовом обводе.
Мы только лишь попутчики,
Нас сводит
Одна лишь тропка общая —
Домой.
131
локон
АФРОДИТЫ
Средь головок
Стриженно-подбритых,
Пуделево мелко завитых
Вдруг примечу
Локон Афродитов,
Что невольно сам
Ложится в стих.
Жены!
Вы себя обворовали,
Недомыслье
У девиц на лицах...
Господи!
Зачем ты их оставил?
Я хочу на женщину
Молиться.
Длинноноги чтоб
И долговласы
Н ас смущали
Трепетом желаний,
Чтобы в данной вам
Любовной власти
Не изведать
Разочарований.
Бы т вас обкорнал
И урезонил.
Приземлил ж елания
И нравы.
132
Что-то лйшку —
Чувственной потравы,
Недоимок —
Свежести озонной.
Но в глубинке,
Богом позабытой,
Ты несешь
Медлительно и строго
Русый локон
Русской Афродиты —
Значит,
Не утеряны истоки.
ПОИ, ХАЙЯМ!
Профиль трепетный богини,
Губы — алые бутоны,
К ак глоток воды в пустыне,
Поцелуй в них затаенный.
Но глотка безмерно мало,
Что глоток? — им не напиться,
Коль природа напитала
Ж аж д ой страсти без границы.
Если сердце — сгусток плазмы,
Взглядом-молнией рожденный,
Если закипает разум,
Красотою восхищенный...
Пей, Хайям! В глотке — начала,
Пой — столетьям расступиться!
Ж изнь — бездонная фиала,
Пить ее — и не напиться.
134
СОНЕТЫ
друзьям
А ничего могло б не быть...
Осталось бы все так ж е пресно,
Обыденно и легковесно —
Но сталось, что тому не быть!
Готов в колокола я бить,
Кричать хочу — в себе мне тесно! —
И ненавидеть, и любить...
К ак горлом кровь, исходит песня.
Распорядилась, знать, судьба,
Что нас единая тропа —
Средь стольких троп! — связала туго.
А может, просто повезло,
Что обстоятельствам назло,
Друзья, мы обрели друг друга!
136
* * i
Т. м.
Я засыпаю с мыслью о тебе,
И мы вдвоем, и ночь нам не помеха,
Ты помогаешь мне латать прорехи
В моей изрядно ношенной судьбе.
Потом с вином справляем мы обед,
К ак будто в том последняя утеха.
От твоего раскованного смеха
Краснеет целомудренный рассвет.
Когда б не сон, когда бы то не сон,
Я доказал бы, как в тебя влюблен,
Так что рассвет сгорел дотла б от краски,
И снова ночь легла, которой жду,
Которой несказанно дорож у,—
Чтобы опять рассказывать мне сказки...
137.
# * *
Перегорел к тебе я страстью,
Теперь себя не превозмочь.
В искусстве побеждает мастер,
В любви — куда сложнее точь.
Одно неверное движенье,
Один обманный поворот —
И в клочья нить, что наперед
Вязала жизнь, любовь, прозренье.
И все по швам, и только дрожь,
И снова облегченья ждешь,
К ак — у похмельного приюта.
Но избавленья нет, пока
Не свяжешь нить в два узелка
И не отбродит в сердце смута.
138
* * *
и. ч.
«Мы встретимся, когда мы совпадем».
К ак смутен смысл у этой странной фразы.
Не так-то просто нам совпасть по фазе,
Когда мы в разных плоскостях живем.
Зашторено окно иль темен дом,
И будет так всегда, от раза к разу.
Но, пригубив любовную заразу,
В бреду бреду я под твоим окном.
И ветер зябок, и осенний дождь,
Но не от них внезапно бросит в дрожь
И кровь в виски отчаянно ударит.
А просто ты в какой-то миг придешь,
Призывно шторы в окнах разведешь,
И встречу нам судьба на грех подарит.
139
Глоток холодного «Мартини»,
Потом к нему еще чуток —
И закружится потолок...
Ты все заранее прости мне.
Прости за вечер этот синий,
З а то, что я, увы, не в срок
В твой заповедный уголок
Забрел на огонек гостиной.
Шампанское и шоколад...
Но насторожен милой взгляд,
И гроздья отчужденья зреют.
Не разобрать, кто виноват
И в чем по существу разлад,
Лишь делим все
кому больнее.
СОНЕТ
ОЧАРОВАНИЯ
Когда низвергнут водопад волос
И по плечам светло спадают струйки,
Сомкнув ладони, подставляю руки,
Чтоб не пролить и капли дивных слез.
Но не решусь загадывать прогноз —
Всему свой срок: и встречам и разлукам.
В чужую чтобы душу — и без стука?..
Страшусь разрушить виртуальность грез.
Мне — плен фантазий, а тебе — решать.
Мне искушаться, а тебе — внушать
Святое искушение поэту.
Чтоб в резонансе чувственном душа
Могла, безумно каясь и греша,
Д арить очарованием сонета.
«ЗАБАВНЫЙ» МОНОЛОГ
Я не могу тебя забыть
Вот так вот просто на турбазе.
Цела связующая нить,
И ты, мой милый, — лишь в запасе.
Ты призван будешь мной, когда
Я буду вся в уединенье
И в трансе, и ,в душесмятенъе...
Когда разор, раздор, беда.
Тогда, мой друг, — я вся твоя!
Бери меня, любовь моя
П ринадлежит тебе по праву.
Мы ураганы переждем,
Дуэтом слаженно споем —
И... упорхну я на забавы.
* * *
Вдруг вспыхнув, Вы во мне угасли.
Свеча так гаснет на ветру.
Строки незавершенной труд...—
Одно свидетельствует страсти.
К чему зачин строфы сведу? —
Ужель не стихословный мастер?..
Мой тарантас завяз в снегу.
Осколкам чувств не склеить счастья.
Но как та правда ни горька,
Опять спасительный бокал
Распрояснит, куда я правлю,
И твердость обретет рука.
Я вновь — в реалиях стиха
Вас, мой брильянт, в сонет оправлю!
143
Когда сменяешь гнев на милость,
Сверяюсь по твоим глазам:
Надолго ли ушла гроза,
И ты к теплу переменилась?
В шипах твоей любви розан.
К ак поздно это мне открылось!..
Давно пора — по тормозам,
Так эфемерна легкокрылость.
Но нет, не волен над собой...
Мне уготовано судьбой
В темнице ласк твоих томиться.
Отныне, присно, навсегда,
К ак и в минувшие года,
Пусть плен любовный этот длится.
ПОСТИЧЬ И ВЫРАЗИТЬ
СЕБЯ
Не хочу вполдуши,
Не могу вполнакала,
А хочу, чтобы сердце,
К ак вздыбленный конь
Или, больше того,
К ак живое кресало,
Высекало в груди
Первородный огонь!
« • «
Поэты, они какие?..
Такие же, в общем, люди.
Лишь чаще, чем все другие,
Безумствуют,
плачут,
любят.
Распято сердце поэта
Трагедией социальной.
Страдает,
Ищет ответа,
Запамятовав, что это
Д л я сердца
Иррационально...
Осколки колкие
Судеб
Под тоненький звон
Надежды...
Ужель на сердце
Не будет
К ак прежде,
как прежде,
к а к прежде?
14?
* * *
Если пишется
Так, как дышится,
То — пиши.
Если слово
Сердцу не слышится —
Не спеши.
Если мысль
Подраненной птицею —
Не полет,
Или вдруг
Взыграли амбиции —
Не спасет:
Не сумеешь
Слово правдивое,
Словно душу,
Вдохнуть в строку.
Осади
Н а буйном скаку
Словеса,
Не в меру ретивые...
Ну, а пишется
Так, как дыш ится,—
То пиши!
«а
Грош цена
Готовым рецептам —
Не научишь
Писать стихи.
Ведь стихи —
Стихия стихий,
Совладать легко ль
Со стихией?..
Приручить
Возможно ли шквал? —
Н адо Богом быть,
И не менее!
Укротить
Посильно ль обвал? —
Н адо стать Титаном
В мгновение!
Средь словесной так
Шелухи
Ты веди,
Прозренье поэтово.
Лишь тогда
Приходят стихи,
Когда жить
Н е можно
Б?з этого,
РУССКАЯ ЛИРА
Василию Федорову
Прекрасна в сути
Сила слов,
Отточен слог
У русской лиры.
Гранились
В терниях веков
Ее рубины и сапфиры.
В ней так велик
Российский дух,
Нетленны
Россыпи фольклора,
И мудрость — та,
Перед которой
Н е можешь быть
Душою глух...
П алитра слов!
К ак ты щедра,
Когда нисходит
Вдохновенье.
Д а будет свято
Приобщенье
К высоким таинствам
Пера!
20 апреля 1973 г.
150
ТИШ ИНА
Мне никто не позвонит —
Тиш ина.
Всклочен сумрак у окна —
Тишина.
Видно, всеми я забыт,
Мне никто не позвонит,
Только — т и ш и н а .
Тишина в ушах звенит,
Лишь одна,
Как надрывная струна,
Т и ш и н а...
Отчего ж е так слышна,
Почему ж е так страшна
Эта т и ш и н а ? !
Одиночества стена —
Вышина!
Будто нерв, оголена
Тишина...
Мы одни в подлунном мире,
Мы вдвоем в пустой квартире —
Я
и Тишина,
151
ВИРТУАЛЬНАЯ
РЕАЛЬНОСТЬ
Мы с тобою
Не соединимы
Ни во'времени,
Ни.в пространстве.
Предо мною
Твой облик мнимый
В демоническом
Постоянстве.
По причесанности
Г азонной,
Обезглавившей одуванчики,
Узнаю твою
Иллюзорность
В каждом малом
Солнечном зайчике.
Сказка ль?
Вычудность сюрреальности?..
Отраженье ль
В дисплейном глянце?..
Я в плену
Твоей виртуальности,
Супердива
Мистификации.
Виртуальна,
Но в подсознанье
Осязаема
Д о ресничинок
Так, что верю
В существованье,
К ак бы ни была
Обезличена.
Дорогая моя
Игрушка,
Воплощенная небылица...
Д ай ей, Боже,
Ж ивую душу,
Чтоб с моею
Воссоединиться.
153
ПРИНЦЕССА
ВООБРАЖЕНИЯ
Где ты, милая принцесса,
По каким дорогам бродишь?
Иль опять з а синим лесом
С лешим хороводы водишь?
В безрассудном отрешенье,
Во хмельном угаре сладком
Ловишь каждое мгновенье,
Выпивая без остатка.
Расплелись тугие косы,
Разметались шелком русым.
А в глазах — шальные слезы —
Перламутровые бусы.
И в неистовом припадке,
И в безудержном стремленье
Без сомнений, без оглядки
Ищешь в удали забвенье.
Украду тебя — по нраву
Твой характер, эти страсти,
Чтобы выпить глаз отраву,
Заразиться новым счастьем.
Увезу тебя я в сказку,
Д алеко за сине море.
Подари свою мне ласку,
Наш е счастье — чье-то горе...
154
Посвяти любовью в .принцы —
Стану рыцарем бесстрашным,
Лишь не трогай чести принцип —
Никогда не стану пажем.
Нужен паж — ищи другого,
Кто покладистей, смиренней.
Только сердце у такого,
К ак увядший лист осенний.
Ничего ему не надо —
Отмечталось, отлюбилось,
Утешенье лишь отрада —
В ноги брошенная милость.
Больше схожа на подачку
С молчаливого согласья.
Я ж презрел бы — не иначе —
Мимолетное участье.
Ты вглядись, моя принцесса,
Зрелость взгляд тревогой застит.
Только осени завеса
Бабьим летом еще красит.
Н а втором уж е дыханье,
В зыбко-хрупком многоцветье
Н аслажденье иль страданье
Нам оставлены на свете?..
15S
ПОД
ШУМ
волн ы
(письмо с юга)
Валентине
Скучаю,
скучаю,
скучаю...
Телеграфирую — отвечай!
П од крики встревоженных чаек
Отягощает печаль.
Скучаю,
томлюсь бесснежьем.
Не русская здесь зима.
Что южное побережье,
Коль с губ одно: не измай!
Н е чаю,
не чаю,
не чаю —
Обратно,
к Волге,
домой,
Но ветер и волны
крепчают —
Домой еще — не дано.
196.
И все ж
на сердце легчает,
Когда
сквозь штормы кричу:
Скучаю,
скучаю,
скучаю!
Встречай — я уже лечу.
г. Феодосия,
15 декабря 1981
м ягкая
ГРУСТЬ
Уже не это...
И еще — не то...
Вот грань
Средораздела состояний,
Где мягкой грусти
Легкое манто
Касается плеча
Без притязаний.
Где гамма красок
Не пестрит игрой,
Нет вариаций,
Звук лишен межзвучий,
И цвет сталистый,
Серо-голубой,
Приглушенный,
Расплывчато-текучий.
Д а соразмерны
Ритмы тишины —
Лишь только шорох
Вкрадчивым подфоном,
И чьи-то руки
В выплеске зеленом
Неясно, полупризрачно
Видны...
Фазораздел!
К ак грань его остра,
К ак зыбко в перемахе
Равновесье.
158
Вот точно так
На кончике пера
В одном балансе
Гений и повеса...
Уже тоска
Иль светлая печаль
Спешат на смену
Этой мягкой грусти, —
Ведь чтоб душе
Затрепетать в разъюсте,
Н уж на всего лишь
М алая деталь.
Уже не это
И еще не то —
Вот грань
Средораздела состояний,
Где мягкой грусти
Легкое манто
Касается плеча
Без притязаний.
169
• * *
Бейте наотмашь,
Бейте сильнее,
Чтоб становился я
Злей и добрее.
Злей и добрее
Одновременно,
Но непременно,
Чтоб непременно
Злее к себе,
Добрее к другим.
Бейте,
но только...
Оставьте живым.
И все наносное
С бою разрушив,
Остерегитесь
Прикончить душу.
Нужен ведь вам
И себе я нужен
Лучшим, чем есть.
А значит, по дружбе,
Может быть, д аж е
Втайне ж алея,
Бейте наотмашь,
Бейте больнее.
160
ТРИДЦАТИЛЕТИЕ
Я. ч.
Стремительно годы.
Бегут вереницей.
Нам было семнадцать,
И вот уже — тридцать.
Нам было не много,
Нам стало — не мало.
И жизнь, как дорога,
Узка и петлява.
А жизнь, как дорога:
То взгорки, то ямы,
То — судит Шекспиром,
То — дарит Хайямом!
Спешит, убегая
В закатную дымку.
Глядишь — половина
Прошла невидимкой.
Спохватишься — шаг
До того перехода,
Где быть и не быть
Совместила природа.
Стремительны годы.
Все круче дорога.
И тридцать не мало,
Но тридцать — не много!
* * *
Благополучие — гибель поэзии.
Михаил Светлов
Не желайте мне
Благополучья
И покоя
Соразмерных лет.
Ж изнь — борьба,
И чем дорога круче,
Тем ценнее
Каждый новый след.
Только ввысь,
З а шагом шаг,
Н а взгорье.
Крут подъем
И ноша нелегка,
Все ж е — ввысь,
Где отсветами зори
Высоты,
Не встреченной пока.
Так спешу!
А годы — мимо,
Мимо...
Тороплюсь
Хоть что-то наверстать,
Но...
В своей вершинности незримой
Все неодолима
Высота.
162
И быть моЖеТ,
В этом смысл глубинный:
Ведь на то она
И Высота,
Чтобы
Бесконечилась верста
На броске последнем
Пред вершиной.
163
**
*
Утверждают:
Слова что мячики!
Не научен
Жонглировать.
Потому,
Как хлебные мякиши,
Прилипают к нёбу
Слова.
И не вышептать,
И не выкрикнуть! —
Только в муке
Мыки сперва...
Лишь потом
Приходят слова,
Из строки которых
Не выкинуть.
194
Михаилу Муяяину
Под пером
Словами упружится
Неподатливая строка.
Лишь бы только
Достало мужества...
Нетерпеньем
Д рож ит рука.
И -как будто бы
К гор1лу лезвие
И ударили вдруг
В набат...
Нет, не ты
Выбираешь поэзию,
А она
Выбирает тебя.
О МОДЕ
Нет ничего изменчивей
В природе,
Чем наши
Представления о моде.
Мелькают годы, дни,
Века уходят,
Меняя мир,
Но... неподвластно моде
В калейдоскопе
Прихотей, страстей —
Лишь поклоненье
Женской Красоте.
НАТАЛИ
К ак ж аль стихов,
Которые тебе не напишу.
Они как неродившиеся дети.
Лишь мы вдвоем
За их судьбу в ответе —
Увы, один
На сердце груз ношу.
Нещадный груз
Несбывшейся строки
И сцепку слов,
Чьи руки
Не разнять мне.
Какое несуразное занятье
С самим собой
Играться в поддавки.
Задам вопрос —
И сам ищу ответ,
Тяну конец,
Н е разобрав начала...
И не одушевляется
Сонет,
Чтоб каждым словом
Ты 'во мне кричала.
Как в мертвом море,
Штиль в душе, пока
Попутный ветер
Не окрылит парус.
И выстроится слов
Заветный ярус,
И вновь задышит
Под пером строка.
107
А ВЫ БЫ
СМОГЛИ?..
Сквозь асфальт
проросло деревце.
Выбилось на свет,
корневым побегом
выбралось
через весь тротуар
прямо на обочину
зеркально накатанного шоссе.
До чего рискованно
здесь расти...
Очень рискованно!
Будем бережными,
побережем деревце
хотя бы за его мужество.
Вы бы могли
в безнадежности полной
так вот
отстаивать право
« а ж и з н ь ? ..
168
В знак особого
расположения
ты протягиваешь мне
ладонь свою.
Лодочкой,
очень теп л ая,—
я держу ее, как сокровище
в обрамлении перламутровом
ноготков
на дрожащих пальчиках...
К ак прекрасно!
И если так же б вот
ты бы вверила
душу мне свою...
Да... но с душою
трудней быть
бережным.
ПРОЩАЛЬНАЯ НОЧЬ
В ОДЕССЕ
Полусвет,
полутень,
Полусумрак...
И дурачеств прощальных
Месса.
К ак горячечную микстуру,
Пьем твой воздух,
Мама-Одесса!
М ожет статься,
что
Юморину
Этой первоапрельской ночи,
Как великой кисти
Картину
Сбережем
Среди многих прочих
Впечатлений,
событий,
фактов —
Быстротечья будничной жизни,
Где мы все —
Актеры в антракте:
Каждый суетен
И не признан.
Мы ведь люди,
Все — человеки:
Ж ертвы прихотей,
Лени,
стрессов —
Не ново...
170
К ак и в кои веки,
Ты поймешь нас,
Мама-Одесса.
Не осудишь,
Простишь,
Поможешь
И з условностей выйти
Плена.
Вот стоим,
При всей непохожести,
П ред тобой
Преклоня колена.
Твоего ль театра,
Привоза
В нас теперь
Великая малость.
«Р1д,на мати» —
Не просто фраза,
Раз О д е с с а
К сердцу припала.
Одесса
1 апреля 1985
ЮНОШЕСКОЕ
Тает ночь.
Голубыми прожилками света
Растекается утро,
Умытое ранней росой.
Унаследовал я
Беспокойный характер поэта,
Унаследовал чувств
Лабиринт непростой.
Что ты ищешь и ждешь,
Прихотливое сердце?
Утро что принесет,
Что расскажет рассвет?..
Жизнь сверяет свой бег
С ритмом страстного скерцо,
Растворяются в буднях
Мелодии лет.
Расскаж и и поведай
О том, что тревожит,
Ясноглазой и пылкой
Красотке-заре.
Может, парус тебе
Она сделать поможет,
Алый полог стряхнув
На багряном крыле.
Станет парус мне
Верным предвестником солнца,
Станет гидом в стихию,
Пегасом — в мечту.
172
Только сбрДЦё моё —
Неусточивый стронций,
К ак боюсь разменяться
На дней суету.
Растерять по крупицам
И малым толикам
Ту, что с детства сбирал,
Златоносную пыль,
Побрякушкой прослыть
Поржавело-безликой,
Лишь случайно и зряшно
Не сданной в утиль.
173
Ш Й
КОЛЛЕКТИВ
Когда сроднишься с коллективом,
Прилепишься к нему душой,
Предстанет истинно красивым
Его характер непростой.
Его печаль — твоей печалью,
А радость — праздником твоим.
Каким-то чувством изначальным
Ты от него неотделим.
Как будто соткан воедино
И з сотен нитей-невидимок,
Которые невольно где-то
Через сердца других продеты.
Вот так, живя одной заботой,
Сверяя дел живой родник
Одною истовой работой,
Ты к людям прикипел не вмиг.
Но прикипел — ты это знаешь.
И, исповедуя себя,
Взаимным чувством отвечаешь,—
Тревожась,
радуясь,
любя.
174
ЗДРАЙСТЙУЙ, CAT!
К встрече выпускников
Мы возвращаемся сюда
Чрез годы, судьбы, расстоянья.
Так из далекого изгнанья
Спешат в родимые места.
Где детство сказкой утекло,
Где юность — ш алая подруга,
Как из магического круга,
Лучила щедрое тепло.
И не забыт тот давний вальс,
И робость первого свиданья,
И трепетность того признанья,
Что до сих пор волнует нас.
Нет, не растрачен тот запас!
Хоть годы не умерят бега,
Все ж юность — альфа и омега
Всего, что неизбывно в нас.
Д а, новой встрече каждый рад,
И, хоть традиции коварны,
Мы возглашаем:
— Здравствуй, CAT! —
Тебе за юность благодарны.
C A T — Саратовский авиационный техникум.
175
В ЭЛЕКТРИЧКЕ
Зосе
Ты вдруг
Взглянула на меня1..
И я в неловкости,
С досадой
Отвел глаза,
Себя виня,
Что не могу
Ответить взглядом
Вот так ж е —
Прямо и светло,
Без всякой маски
И рисовки.
...Ушла ты в утро.
Вслед мело
Взыгравшей рано так
Поземкой.
А я глядел через окно
На праздник
Снежной карусели—г
Там, подкупая новизной,
Зима справляла
Новоселье.
176
со ло
Д Л Я СЧАСТЬЯ
Какой медовый запах
Детства!
И девочки в веночках
Из желтых одуванчиков.
И никуда не деться —
Опять все тот ж е
М альчик я:
Беспечный,
озорной,
вихрастый.
И мама
С молодой улыбкою.
Ка<к мало надо,
Чтобы счастье
Звучало соло,
Первой скрипкою.
Все еще будет!
З а спиною
Торчком лопатки,
Будто крылышки.
Все еще будет.
Мы с тобою
Что огуречные пупырышки...
И небо
Чисто-голубое,
И не задымлено годами...
«Все будет» —
Поросло травою
И только снится
Временами.
177
* * *
Слово ранит быстрее, чем лечит.
Иоганн Вольфганг Гете
Дорожить умей своим словом,
Не кощунствуй и не крути.
Оно — чести твоей основа,
Талисман на твоем пути.
Самый мудрый и самый верный,
Р а з испытанный — на века.
Не сразит его сплетен скверна,
Не затопит навет-река.
Все сметет прямотой правдивой,
Растворит, уничтожив, зло
Слово чести! В нем жизни сила.
Слово правды — не помело.
Не юродствуй и в самом малом,
Ведь словесный ,выпад-укол
Часто ранит больней кинжала,
А целить потом — не легко.
Слово ранит быстрей, чем лечит.
Осторожным, бережным будь,
Чтобы душ людских не калечить,
Чтоб доверья не обмануть.
178
* * *
Ненависть рождается не сразу.
По едва намеченным путям
Неприязнь, раздор, как метастазы.
Отравляют душу по частям.
Незаметно, исподволь, не сразу
Отчужденья первые шаги,
Став неизлечимою заразой,
Обрекут судеб материки.
И тогда назад не воротиться,
Компромиссов больше не найти.
Где она, незримая граница,
З а которой пропасть на пути?
Перейти когда ее сумели?
От любви до ненависти — шаг!
Вроде как чего недоглядели,
Вроде что-то сделали не так.
И кого винить теперь, и стоит ль?..
С тяжкой ношей, давящей в груди,
Бросить все, уйти. А сердце ноет —
Что там ожидает впереди...
Надо много воли, чтоб собраться,
Охладив рассудка гневный пыл;
Через годы, выстрадав, признаться —
В чем не прав и в чем запальчив был.
1971
12*
г.
170
• • •
О, как легко
Д авалось слово
М еж дв адцатью
И тридцатью!
К ак мир был
Тонко прорисован,
И как незначим в нем
Уют.
Казалоеь,
Молодость — сегодня,
И завтра, и до —
Без конца.
К ак вдруг! —
Не отвратить лица
От зыбких
Полусгнивших сходен...
Иначе все.
Смутнее краски,
Водящие моей рукой,
И сердцу
Благостней покой,
Чем слов
Попсующие маски.
Кричать почто?
Куда спешить?..
Бесплотен катарсис,
Ведь ясно,
Что чистоту
Будить опасно
В тотальном оползне
Души.
18 0
И все жё,
К ак и прежде, ж ду
Миг внове,
В небе птиц отточье.
Чу... тополь
Сбрасывает с почек
В просмолье клейком
Кожуру.
181
Хронометр пущен
С рожденья,
Предопределен завод.
Н ам выпало
В жизнь хожденье,
И общий для всех
Исход...
М еж цифирками
Н ачала
И тайнописью
Конца —
Дефис,
Тонюсеньким жалом
Пронзающий
Т ак безжалостно
Ж ивые прежде
Сердца.
Д а было ведь,
Было, б ы л о !
В хронограф
Н е занесешь:
Страдало, пело
И билось,
В восторг ввергая
И в дрожь,
Д а р я любовно
Сенрегом,
Что жизнь — награда,
Олимп.
Но телу,
Кровью согретому,
Был чужд
Родной бионимб.
И что ж из всего
Осталось?..
Лишь веки
Н авек смежишь —
Бесстрастная черточка,
Малость,
Начертанная банальность
Вся Богом данная
Жизнь.
ОДА БЛОКНОТУ
Лишенный
Менторских забот —
Мой поэтический
БлокнотСтраничка каж д ая —
Росточек,
Ведь в ней живет
Души подстрочник
И з слов,
Еще не сшедших с уст,
И з неразобранного лома
Случайных мыслей,
Дерзких чувств.
Поэту это
Т ак знакомо!
Ведом
Подстрочником души,
Все тщусь
Облагородить жизнь!
Святая
Русская наивность...
Нет, не в чести сейчас
Взаимность.
Но барских
Не приму щедрот,
Лишь будь со мною,
Мой блокнот.
23 января 1997 г.
184
Голова моя...
Нет покоя.
Что с тобою? —
Не разобрать.
Захлестнули строчки
Опять,
Н е унять
Их звучного строя.
И за тяжкие, что ли,
Грехи
Мне назначена
Участь эта? —
Продолжаю
Писать стихи,
Н е легко
Н азваться поэтом.
23 марта 1981
Пусть языки досужие судачат,
Им жизнь не в жизнь
Без пересудов тех.
Презри злословие —
Не стоит д аж е сдачи
Последнее из мерзостных утех.
Не уступай позиций ни на йоту
Что там молва,
Коль вера в правду есть!
Ж изнь спросит с нас,
И по большому счету —
Ответ готовь,
Не правь слепую месть.
Я “ ДЯТЕЛ
Мысли вслух
под стук пишущей машинки
Мы в поэзии
Разных калибров:
Есть орлы,
Большинство — колибри.
Нет, не выпил я
И не спятил,
Но твердит жена,
Что я — дятел...
Что в нелегкое наше
Времечко
Простучал ей
Ды рку на темечке.
Что печатаюсь так,
Задаром
И не требую
Гонорара.
Гонорарные все дары
По себе растащили
«Орлы»,
Что по штату
Орлами числятся
И над братьей пичужной
Высятся.
Не стремлюсь
В орловы объятья,
Я стучу для себя —
Я дятел.
Спи спокойно,
Родная страна, —
Стук мой слышит
Только жена.
187
Что годы?..
Годы — миражи.
А жизнь — мгновенье
В пасти века,
И вехи нет
У той межи,
Предельной грани
Человека.
Сгорим и мы
В распыле дней.
Развеет плоть
и образ
Время.
Но прорастет
Земное семя
В начала
Новых одиссей.
КРИТИКУ
Пощадите, Б ож е правый,
Мое авторское право
Быть в стихах своих
Неправым.
ТИТАН
(пролог к поэме)
Владимиру Маяковскому
Владимир Владимирыч!
Очень не просто
К Вам обратиться,
В бурные лета —
Гигантска сажень
Вашего роста
К ак Человека
И как
Поэта.
Трудно, чтоб были
Образы емкими.
Вряд ли спасут
Слова-искрометия...
Голос Ваш
сам
Говорит с потомками,
Зычно пронзая
Толщ многолетия.
Голос,
набата громчей
Горластого,
Сонь будоражит
Благополучненьких.
Голос,
рожденный
Петь неизласково,
А — в содроганье
Просто везученьких.
Д у ш у вдохнуть
Вы сумели в громадину
Звучной Поэзии
Нового времени,
Ребра канонов
Д робя старательно
И презирая
Выпады временных.
Вы, Маяковский,
Наш е чистилище
И поэтическое
Оружие.
К аж д ая строчка —
Ж изни вместилище!
Каждое слово —
Смыслом нагружено!
Встали Титаном Вы,
Вам многопудие
Бронзы, гранита —
В этом ли главное?
Не затеряться Вам
В словоблудиях—
Стих Ваш и дело
Вечно заглавные!..
Владимир Владимирыч,
Очень не просто
К Вам обратиться...
Только как другу,
И несмотря
Н а разницу роста, —
Д айте в пожатье
Крепкую руку.
190
ТАНЦОВЩИЦА
поэма
1
Крутые бедра,
Талия тонка —
Танцовщица
Богатого бардака...
К акая гордыня —
Прямо богиня!
Стриптиза не надо —
Почти нага.
Липнут взгляды
К твоим ногам,
К бедрам твоим,
К ягодицам...
— Ягодка!..
Приценяются,
К ак на аукционе
Торгуются
Расчетливо и деловито,
Слюной истекая вязкою.
А ты улыбаешься —
Всем им сразу.
Нет, не ласково,
Но игриво!
Волос ухоженных
Грива
В такт движениям
Развивается,
Плещется,
Золотым водопадом
Падает,
По плечам галечным
Рассыпаясь...
Кто купит сегодня
Ночь твою —
Тот ли, этот?..
Дорого? — не в счет:
— Я плачу, я!
Он — платит?!
2
А ты ведь несчастна,
в сущности,
Очень!
К ак трудно бывает
Справиться с ночью,
Когда одна
В «день разгрузочный»,
И смотришься в зеркало
Без притворства —
С лабая девочка...
А из-за глянца
Стёкла холодного
Выплывают,
Надвигаются
Лица,
рожи,
физиономии.
Оплывшие ухмылкой,
Пресыщенные,
Черты размыты,
Все на одно лицо —
Гадко!..
И хочешь ты крикнуть:
«Мама!.. Ма-ма...»
И вздрагиваешь плечами,
И кутаешься зябко
В меха собольи.
Но... не проходит
Холод.
И зубы дробь выбивают,
И давишься
Застрявшим комком
Рыданья.
Ты д аж е плакать
Разучилась...
А хочется,
Очень хочется
Выплакаться,
Как в детстве,
Д о облегченья...
К ак ночь пережить эту? —
Более сил нету.
Но... как надежда
тонущему,
Рассвета полоской
тоненькой
Приходит утро,
И глыба дня
голубого
Встает
Безоблачно-обещающе.
3
К акое чудо
Д ень солнечный!
К ак лучик ластится
Ненавязчиво,
В волосах волнистых
Запутавшись.
[
193
К ак зайчик яр костный,
Очень ласковый,
Целует грудь твою
Целомудренно.
Ты не накрашена,
Не напудрена —
Ты прелестна
В этот час
утренний.
К ак настроение
Переменчиво —
Ты улыбаешься?!
Только тенями —
Все заметнее! —
Под глазами
Следы страдания
Этой ночи...
А впрочем,
Только ли этой?
Сколько их
Чередою...
В кошмарном промельке...
Когда всякий раз,
Как у пропасти,
Что магнитит
Зрачком зияющим
И внушает:
«Все враз кончается
Мигом одним
Решимости».
Но день не даст
К суициду повода,
Ведь ты молода,
А день
благоволит
Молодости.
4
Лишь сумрак ляжет,
Ты снова ■— прежняя:
Горделиво-презрител ьнаЯ,
В ореоле
недосягаемости*
Вроде как...
ночное светил£>,
Земному всему
недоступное.
Но то лишь маска
Великолепия,
Потому как
Любить тебя — дорого.
Очень дорого!
В притушенном
Свете юпитеров,
Бликом быстрым
рассвёчено,
Гибкое тело твое
Дразнится, извиваясь.
Тело,
которое
.Природа щедрая
Д а л а тебе
В награду
и в наказание.
Десятки
Ш арящих по тебе глаз:
Грудь...
Бедра...
Ягодицы!..
1&5
Уже шелестит
купюрами, —
Кто больше!
Уже посредники
Ладони потные
Потирают,
Ночь твою
продавая
Выгодно.
Может быть,
Твою последнюю ночь,
Девочка...
Ведь никто из них,
Из этих...
Даж е
и не подозревает,
Что ты
Всего лишь
загнанная в угол
Слабая девочка,
А не торговка
Телом своим
Солнечным.
1996
196
г.
ИМПРОВИЗАЦИИ
АКРОСТИХИ
ЭКСПРОМТЫ
МАЛЬЧИШКЕ
Дине Брызжанову
Расти красивым, сильным и большим,
Чтоб были руки по-мужски умелы,
Был ум сметлив, уму — послушно тело,
Был творческий огонь неугасим.
Иди по жизни с гордой головой,
Правдивым сердцем проторяй дорогу —
И рубежи меж явью и мечтой
Преодолеешь, чтоб мечту потрогать...
Чтоб, слившись с ней в заветный монолит,
В порыв единый переплавить волю.
Нетрудно быть посредственным — тем боле
Быть много лучше Родина велит.~
1974 г.
198
м олоды м
Пусть будет счастье в доме этом,
Согласье — добрый друг семьи,
Чтобы любовью и советом
Сверяли здесь дела свои.
Чтоб в мелочной текучке буден
Высоких чувств не сбился тон,
Чтобы сердца, как звонкий бубен,
Звучали б только в унисон.
Чтобы не брали все на веру,
Как дань словам и сплетням злым.
Чтоб лишь в любви не знали меру.
Д а будет сладко молодым!
Стремглав бегут
Счастливые минуты.
Ведите счет
На годы, а не дни.
Уж коль попасть
В супружеские путы —
Д а будут путы
Путами Любви!
199
КЛИНИЧЕСКАЯ ИМПРОВИЗАЦИЯ
НА КАРДИОГРАФИЧЕСКУЮ
ТЕМУ
Ирине
Приметна в клинике
Ирина
Изящной талией осиной.
Легка походка,
Гордый взгляд,
Крахмально-кипенный халат,
И поясочек вперехват
Той дивной талии
Повязан.
И я ничем Вам
Не обязан.
Ведь не дороже
Ни на цент,
Чем каждый прочий
Пациент.
Но только —
Все же,
все же,
все же...
Хотелось Вам стихов? —
Похоже,
Вам не писали никогда...
Но это дело — не беда.
И хоть не часто
В мире этом
Вот так —
Встречаются поэты,
Все ж обстоятельствам назло
Вам, несомненно, повезло.
200
Вы мне приятны —
Что скрывать...
И потому зарифмовать
Хочу я женственность
И стать!
Чтоб, несмотря
Н а жизни ж ал а,
Себя Ирина уваж ала,
Ценила, что дано природой,
И не гналась
в ущерб
З а модой.
Познавши в тайнах ремесла
Все сердобольные дела,
Не оператор-медрабыня,
Мадам!
Вы — кардиографиня!
201
СЛУЧАЙНЫЙ ДИАЛОГ
(с девушкой-юристом)
С в е т л а н е Р.
Вам к лицу униформа.
Все же
Я заметить смею,
Что в ней...
В ней Вы
Старше много
И строже,
Как-то
недосягаемей
В ней.
Только я
Нисколько не робкий:
— Заберите меня
В тюрьму!
— Что ж, идемте,—
Ответ короткий, —
Посодействую
одному.
— Будьте
Милости милосердней!
Придержите
Чаш у весов,
Не судите
Очень усердно —
Я украл
Лишь несколько слов.
202
И украл для В а с /
Не скрываю.
Драгоценных, может,
Не столь...
И теперь уж тем
Изнываю,
И на сердце
Вызрела боль.
Заточите меня
В темницу.
Но чтоб только —
Было окно,
И в окне
Не стражников лица,
А чтоб Ваше только
Одно.
Чтобы глаз
Л укавые свечи
Помогали
Бредить строкой,
И чтоб путь тот
Не был конечен —
Чтобы дверь была
Под рукой.
Чтоб в нее Вы
Все ж е входили —
Я читать Вам стану
Стихи.
Чтоб мне кофе черный
Варили
И от злых
спасали
Стихий.
Малость надо,
И я — согласен!
Заточите меня
В тюрьму.
Там
под Вашим оком
Опасен
Стану лишь
Себе одному.
204
А в общем-то, здесь ничего не попишешь.
Накручено столько причинных связей.
Тогда ты меня не отринула сразу,
Окликну теперь — едва ли услышишь.
Не стану! Мне гордость ставит запреты.
Охрипнувший крик в себе замурую.
Воистину, были б смешны поэты,
Орущие в голос, напропалую.
И в гордости сила их, д аж е — магия!
Такими природа их породила.
А если и стал изводить бумагу я —
Не для того, чтоб вымолить милость,
Единственно, чтобы скорей забылась.
* * %
Люблю?.. -Нет, не- скажу.
Юродивому впору
Долдонить о любви.
Метаться, брать реванш.
И мне претит тщета
Любовного позера,
Есть радость видеть Вас,
А остальное — б л а ж ь .
$ * *
Искать во всем извечно данный толк,
Решив единожды, что знать не вредно.
И даж е в действе самом заповедном
Неоскудненным уберечь исток.
Есть в этом смысл великий и простой:
Быть личностью, всегда — самим собой
206
* * *
О чем терзаешься, безумец,
Ладони судорожно трешь?..
Ее сонетом не проймешь
Под предвечерний шепот улиц,
А диво дивное дано:
Неявной складочкой улыбки
Чарует возле рта оно.
Ее лица простой овал
Недаром взоры приковал.
К ней губы тянутся и руки...
Она ж любезна и строга,
как жрица верная науки.
207
М ОРЕМАНУ
Где ты, юность? Юность, где ты?..
Отзовись вдали свирелью.
Ленинград, Нева, рассветы,
Отдрожавшие сиренью...
В ночь идущая подлодка
И просоленные ветры.
Норов Северного флота...
У далая юность, где ты?
206
Мгновеньям промелькнуть,
Исчезнув, — не забыться.
Таит греховный путь
Раскаянья страницы.
Я тоже во грехе,
Крамолою — наружу.
Отравностью в стихе
Выплескиваю душу.
Успех — всего обман,
Наивности делянка.
Измает, как дурман,
Красивая приманка.
Оставит горечь дней
Липучей паутиной...
Амвонами страстей
Юдоль согбенет спину.
* * *
Тронул губы твои поцелуем.
Ах, как жадно они горячи!..
Нет, пожар наших душ неминуем,
Если сердце как факел в ночи.
Чувства вровень тем огненным струям —
Колдовские пронзают лучи.
Если так, то пожар неминуем!
СЕСТРЕ
Светлеет небо над столицей,
Весна ступает на крыльцо.
Есть русские, простые лица —
Такое у тебя лицо.
Л етят года — считай их сколько...
Ах, поумерить бы им прыть!
Но доконала «перестройка»—
Ее бы только пережить.
210
СТРЕЛЬЦУ
Год грядущий уже на подходе.
Ах, как любим его мы встречать!
Ликовать, дни рожденья справлять
И до времени не замечать —
Наши дни безвозвратно уходят...
Есть извечная мудрость природы:
Хочешь Б ы т ь — не считай свои годы.
* * *
Много есть белозубых гордынь,
А улыбки такой — не сыскать.
Расцвела в тебе девичья стать,
И ты краше гаремных рабынь.
Нет в сравнение стоящих слов,
Есть лишь образ достойный — Любовь!
211
* * *
И в этом есть глубинный смысл
Ты взгляд лукавый ловко прячешь...
Я все ж поймал, как миг удачи,
Красивых глаз шальную мыСль.
Спешу украсить твою жизнь
Особым строем стихотворным.
Все, что в нем сказано, бесспорно,
Одной тебе принадлежит.
И я, стремясь тебя понять,
Внимаю звуковому ряду.
Есть радость видеть тебя рядом,
Ревнивым провожая'взглядом,
Есть счастье руку целовать.
т
д и с к о с ти х и
(экспромт)
Молодые поэты Саратова
выли приглашены на студенческую
дискотеку в СГУ 11 апреля 1981 г.
В дискотеке,
как в аптеке,
Разливаю т нам «Сираб»,
В дискотеке,
как в Артеке,
Но не солнце —
море ламп.
И залетные поэты
В микрофон нудят при этом.
Уши все развесили —
Что-то все ж невесело.
Занемели руки-ноги:
— Ох, уж эти стихослогй!..
Дискомузыка!
Без риска
В круг вступаем все
в восторге,
Чтобы бедрами и прочим
Дискозвукам в такт подергать.
Дискодергов нет полезнее —
Больше проку, чем с поэзии!..
И запомнилось поэтам,
Что при всем при том при этом
Не сложить вовек стихами
То, что выпишешь ногами.
Ш
л и ш ь вы
И ЛИНИЯ ОФОРТА
Вы яркое пятно,
Мадам 1
С отменно тонким
Чувством вкуса,
Вы вся —
Предвестница искуса,
И Ваш
Непререкаем шарм.
Я ближу Вас
К моим губам,
Но отстраняетесь
Вы гордо
Изящной линией
Офорта
С красивой грезой
Пополам.
* * *
Пусть музыка живет
В твоей душе.
В твоих глазах —
Восторженность и вызов!
В любви,
К ак на смертельном вираже,
Резона нет
Выспрашивать о визах.
214
ЗАЧАЙНОЕ
К ак ароматен
Крепкий чай,
Заваренный рукою Вашей.
Но углядел я невзначай,
Что та,
Что разливает чай,
И слаще,
И премного краше.
ГАРМОНИЧНОЕ
Ветка розы желтой
В руках,
Ваши волосы
Цвета розы...
Вы сама Поэзия,
Проза —
В скороспешных
Этих стихах.
215
ЕСТЕСТВО
Расписных красоток
Н а примете
много...
Но милей все ж
Облик твой,
Потому как
Краше всех косметик
Было,
есть
и будет
Естество!
* * *
Шелковистых волос
Рассыпная копна —
По плечам, по спине —
Золотистым дождем.
Нет на Свете таких,
Вы такая — одна!
Локон я украду —
Будь что будет
Потом...
210
АНАТОМИЧЕСКОЕ
Черное платье,
Белый горох,
Вся н а проовет,
Как в рентгене.
Если б я только
Использовать мог
Миг моего вдохновенья...
Как урезонить
Буйную плоть? —
Близко сердечная драма.
Больно и сладко!
Видеть — невмочь,
Что было правом Адама.
Взгляд отвожу,
Ну, а там снова то ж...
Смилуйся, Господи святый!
Как оголила
Себя молодежь, —
Я ж ле нудистский анатом...
Белое платье,
Черный горох
И декольте
До колена....
Есть в этой моде
Явный подвох —
Бдите строжей,
Джентльмены!
СОДЕРЖАНИЕ
Олег Лукьянов. Соло для счастья
Э
МЫ ОТКРЫВАЕМ МИР
Три сути
.
8
Икары
.
.
.1 0
Моя Россия
.
.
.
.1 2
Полевые цветы России
.
.1 3
Я иду по Руси
.
.
.1 4
Звонница рассвета
.
.1 6
Осень
.
.
.
.1 7
Л и с т о п а д ....................................
.1 8
«Уже прохладой дышит утро...»
. 19
«Улыбнулась украдчиво...»
20
Предзимье
.
21
Ноябрьская элегия
.
.
.2 2
«Иней серебрится...»
.
.
24
Ж ажда жизни
. . .
.2 6
Декабрь предновогодний
.
.
28
Предновогоднее застолье
,
.2 9
Незнакомке
. . .
.3 0
. 31
М а р т ...........................................
«Весна, любовь и женщина...»
..
,
.
.3 2
«Пасхальный дождь слизнул последний снег...»
. 33
Утро
. . .
...............................................34
То ли еще будет?..................................................................35
Гамлетовский вопрос, или Как это было
.
. 37
Славянские корни
........................................... 39
318
МЫ -
СОВРЕМЕННИКИ
Времена года
.
Презумпция вины
Мы — современники
Новая свобода
.
И это выбор России?
Расколотая Русь
Русич
. . .
Принимаю «SOS»l
К первому всенародно
Русь на перепутье
Расстрельная история
Сыны России
Когда уходят корабли
Обозначено на века
Военпредовская вахта
Над бездной
.
.
. . .
избранному
.
.
.
■ 42
. 43
44
46
48
50
52
54
56
58
60
62
64
66
67
68
ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ЛЮБВИ
Память любви
.
.
Все начинается с любви
Эхо любви
.
Поезда в юность
. . .
«Как поверить в это счастье...»
«Мы воруем свое счастье...»
Светятся окна
Быть может
Отзовись
В разлуке
.
Я не виню тебя
Сентиментальное .
Все оттого .
Дорожное
.
Навек со мною
70
71
72
73
74
75
76
77
78
79
80
81
.8 2
. 83
. 84
219
Наши окна
Под стук к о л е с ...................................
«Вы мне нравитесь, рыжая,- очень!..» •
Возраст лета
Ветер
.
«Мне любви твоей не надо...»
«С цветами и с гостинцами...»
Воспоминание
Ожидание
«Бейся, сердце, ровнее:..»
Заклинание
...........................................
«Моя любовь к тебе что пламень...»
Твой день
. . . . . .
«Какою встреча наша ■ будет...»
. 86
88
90
92
93
. 94
95
96'
98
. 99
. 100
. 101
. 102
. 104
РИСУЮ ТЕБЯ
Ты .
.
Рисую тебя
Совершенство
.ч
Твои глаза
. . .
«В волосах твоих цвета осени...»
Твоя коса
«Ты приснилась мне этой ночью...»
Ты хороша
Женственность
.
.
«Керчаночка моя из Подмосковья!..» .
«Как пела ты тогда...»
О. П.
«Ты очень изящна...»
«Если плачется от одиночества...»
Несбывшийся праздник любви
«У Вас, мадам, точеный профиль...»
«Как видно, молодость прошла...»
Миражи на Беговой
...................
Проказы февраля на Беговой
.
220
. 106
. 108
. 110
. 112
. 114
. 115
. 116
. 118
. 120
. 121
. 122
. 123
.1 2 4
. 1(25
. 126
. 128
. 129
. 130
. 131
Локфн Афродиты , .
Пой, Хайям!
.
. . 132
. 134
СОНЕТЫ
Друзьям
.
.
.
.
.
«Я засыпаю с мыслью о тебе...»
«Перегорел к,тебе я страстью...»
«Мы встретимся, когда мы совпадем...»
«Глоток холодного «Мартини»...»
Сонет очарования
,
«Забавный» монолог
«Вдруг вспыхнув, Вы <во мне угасли...»
«Когда сменяешь гнев на рнлость...»
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
136
137
138
139
140
141
142
143
144
.
.
.
.
.
146
147
148
149
150
151
152
154
156
158
160
161
162
164
165
166
167
168
169
ПОСТИЧЬ И ВЫРАЗИТЬ СЕБЯ
«Не хочу вполдуши...»
«Поэты, они какие?....»
«Если пишется так, как дышится...»
«Грош цена готовым рецептам...»
Русская лира
Тишина
. . . .
Виртуальная реальность
Принцесса воображения
Под шум волны
Мягкая грусть
.
.
,
«Бейте наотмашь...»
Тридцатилетие
.
.
.
.
«Не желайте мне благополучья...»
«Утверждают: "слова: что м я ч и к и !..»
«Под. пером словами упружится.:.»
....................................
О моде
Натали
<
А вы бы смогли?..
.
«В знак особою расположения...».
.
.
.
.
.
.
.
.
.
'.
.
.
.
.
221
Прощйльйая НоЧь в Одессё
Юношеское
Твой коллектив
Здравствуй, САТ1
В электричке
Соло для счастья«Дорожить умей своим словом...»
«Ненависть рождается не сразу...»
«О, как легко давалось слово...»
«Хронометр пущен с рожденья...»
Ода блокноту
«Голова моя... Нет покоя...»
♦П усть языки досужие судачат...»
Я — дятел
.
.
«Что годы?.. Годы — миражи...»
Критику
.
.
.
.
Титан (пролог к поэме)
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
ТАНЦОВЩИЦА.
. 191
Поэма
Ш
172
174
176
176
177
178
179
180
182
184
185
186
187
188
188
189
ИМПРОВИЗАЦИИ, АКРОСТИХИ, ЭКСПРОМТЫ
Мальчишке
.
.
.
.
.
. 198
199
М о л о д ы м ............................................
«Стремглав бегут счастливые минуты...» .
.
. 199
Клиническая импровизация на кардиографическую
т е м у .......................................................................200
Случайный диалог
................................................ 202
«А в общем-то, здесь ничего не попишешь...» .
. 205
«Люблю?.. Нет, не с к а ж у . . . » .....................................206
«Искать во всем извечно данный толк...»
. 206
«О чем терзаешься, безумец...»
.
.
.
.
207
М о р е м а н у ..................................................................... 208
«Мгновеньям п р о м е л ь к н у ть ...» ...................................209
«Тронул губы твои поцелуем...»
.
.
.
.
210
С е с т р е ..............................................................................210
222
Стрельцу
211
«Много есть белозубых гордынь...» ,
«И в этом есть глубинный смысл...»
Дискостихн
Лишь Вы и линия офорта
«Пусть музыка живет в твоей душе,..»
Зачайное
Г армоничное
Естество
.
.
.
.
.
«Шелковистых волос рассыпная копна..»
Анатомическое
211
212
213
214
214
215
215
216
216
217
Литературно-художественное
издание
Николай Куракин
ТРИ
СУТИ
Стихи и поэма
В авторской редакции
Технический редактор М. С. Муллин
Корректор В. Н. Антошина
Л Р № 061447 от 19.10.93 г.
Сдано в набор 30.07.97. Подписано в печать 30.09.97.
Формат 70Х90'/и. Бум ага офсетная № I. Печать
высокая. Гарнитура «Литературная». Печ. л. 7.0.
Уел. печ. л. 8,19. Тираж 400. З ак аз 321.
ОАО «Полиграфист», г. Саратов, пр. Кирова, 27.
Документ
Категория
Поэзия
Просмотров
28
Размер файла
1 995 Кб
Теги
Куракин Н., поэзия, саратов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа