close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Семенов В.Н. Саратов геологический

код для вставки
Книга посвящена истории Саратовской геологической отрасли, ее основным достижениям и выдающимся ученым и специалистам, трудившимся в сфере геологического производства, науки и образования в XX веке.
300-летаю Российской
го р н о-геологической
службы
посвящается
Повествование об истории
Саратовской геологической отрасли,
ее основных достижениях
и выдающихся ученых и специалистах,
трудившихся в сфере геологического производства,
науки и образования в XX веке
Министерство природных ресурсов Российской Федерации
Нижне-Волжский научно-исследовательский институт геологии и геофизики
В.Н. Семёнов
САРАТОВ
геологический
Издательство
Саратовского университета
2000
УДК 55.00!.5(470.44)+929
БЕК 26.3(235.54)
СЗО
ХудожникГ.М. Панфёров
СЗО
Семёнов В.Н.
Саратовгсологячесхий.—Саратов: Изд-воСарат. ун-та,2000.
— 384 с.: ил.
ISBN 5-292-02447-3
Книп посвящена исторт Саратовской дологической отрясай, ее основным достижениям и выдающимся ученым и специялистам, трудившимся в сфере гсологичоскош производства, науки и обрвэоааниявХХаехс.
Для широкого круга читатсяй.
УДК 55.001.5(470.44)+929
ББК 26.3(235.54)
ISBN 5-292-02447-3
С Семёнов В.Н.. 2000
О Панфёров Г.М., оформление. 2000
Комментарии издателя
И
стория саратовской и нижневолжской геологической отрас­
ли насчитывает десятки лет и богата открытиями и свер­
шениями, имеющими не только региональное значение. На­
целенного и систематического изучения прошлого местных про­
изводственных и научно-исследовательских геологических пред­
приятий и специальных учебных заведений никогда не проводи­
лось, и ныне - в преддверии трехвекового юбилея Российской
горно-геологической службы - представляется оправданным и це­
лесообразным издание книги “Саратов геологический”, в кото­
рой раскрывается эта тема.
Думается, что геологической общественности Саратова повез­
ло, что в среде местных геологов и геофизиков оказался человек,
счастливо соединивший в себе необходимые знания проблем по­
иска и разведки полезных ископаемых и краеведческую увлечен­
ность, позволившие интересно и вполне профессионально осве­
тить основные этапы развития и становления региональной гео­
логической службы. Особо ценными представляются практичес­
ки впервые опубликованные сведения о ключевых фигурах сара­
товской геологии - талантливых и увлеченных специалистах, уче­
ных, педагогах - И.И. Енгураэове, Б.А. Можаровском, А.И. Кутукове, Н.Л. Гущине, А.И. Храмом, Е.М. Геллере, А.С. Грицаенко и
других, сыгравших огромную роль в организации геологической
науки, образования и производства, определении главных направ­
лений поиска и разведки, разработки эффективной методологии
работ.
Дополнительную ценность проведенного автором исследова­
ния можно усмотреть в том, что Саратов был и остается научным
отраслевым центром огромного нижне- и средневолжского реги­
она, и упомянутые в книге имена и события представляют боль­
шой интерес для геологов и геофизиков Волгограда, Астрахани,
Самары, Гурьева, Элисты, Уральска, Оренбурга и других боль­
ших и малых городов бывшего Советского Союза, в которых ме-
стные специалисты всегда работали в тесном контакте с саратов­
скими учеными и производственниками, занимаясь поиском, раз­
ведкой и освоением Поволжско-Прикаспийских недр.
А поскольку данный регион является весомой частью всей
российской территории, то настоящая книга может быть востре­
бованной и центральными геологическими ведомствами, в кото­
рых, по идее, должны аккумулироваться любые (в том числе и
исторические) материалы по геологии всех отечественных краев
и областей. Бесспорно, знание прошлого саратовской геологии
делает более полным и всесторонним знание истории всей Рос­
сийской горно-геологической службы, 300-летний юбилей кото­
рой отмечается в 2000 году.
Поблагодарим автора за выполненнуюработу и пожелаем книге
“Саратов геологический” счастливой судьбы!
Директор НВНИИГГ
член-корреспондент РА ЕН,
доктор геолого-мтералогических наук
ВЛ. Воробьёв
Предисловие
емля саратовская является весомой составляющей круп­
ного индустриального и сельскохозяйственного региона,
называющегося Нижним Поволжьем и Прикаспием и на­
ходящегося на юго-востоке европейской части России. В про­
цессе геолого-разведочных работ в разные годы здесь были об­
наружены всевозможные полезные ископаемые, которые широ­
ко используются в народном хозяйстве, обеспечивая не только
собственные потребности региона, но и других районов России
и бывшего Советского Союза.
Первое и главное богатство нижневолжских недр - это нефть
и газ, используемые в местной энергетике, в химической про­
мышленности как топливо в двигателях внутреннего сгорания и
как “голубое топливо” на промышленных предприятиях и в жи­
лых домах. Крупнейшие нефтегазовые месторождения, откры­
тые и действующие на территории Саратовской области, - Елшанское, Соксшовогорское, Сгепновское, Заладно-Лиманское, Бе­
логорское и другие - составляют немалую часть регионального
и федерального углеводородного потенциала. Приурочены про­
дуктивные залежи в основном к антиклинальным структурам,
развитым в каменноугольных и девонских отложениях, а также
к рифовым биогермам в палеозойских толщах. Основные райо­
ны развития нефтеносных структур - это Доно-Медведицкие дис­
локации в Правобережье, Степновский вал в Ближнем Заволжье,
бортовая зона Прикаспийской впадины и Бузулукская впадина.
Но нефть и газ не единственное богатство нижневолжских и
прикаспийских недр. Кратко охарактеризуем и другие полезные
ископаемые, повсеместно встречающиеся на территории Сара­
товского края и на прилегающих землях.
Каменная соль. Уже свыше 100 лет озеро Баскунчак являет­
ся главной “солонкой” страны, обеспечивающей более 30% об­
щей государственной добычи твердой поваренной соли для пи­
З
щевой и химической промышленности. Специфическая особен­
ность Баскунчакского озерного месторождения соли - его спо­
собность к восполнению отработанных запасов в результате по­
стоянно протекающих процессов современного осадконакопления. Есть и другие месторождения соли на Нижней Волге, на­
пример, Светлоярское в Волгоградской области. В целом сум­
марные запасы на Нижней Волге можно считать неограничен­
ными за счет широкого развития кунгурской формации.
Калийные соли. Самыми крупными месторождениями их яв­
ляются Эльтонское и Гремячинское. Продуктивные горизонты,
сложенные сильвинитовыми рулами, располагаются в толще ка­
менной соли на глубинах от 700 до 1000 м. Используются эти
соли в химической промышленности.
Магниевые соли найдены в разрезе толщи Приволжской мо­
ноклинали - на севере Волгоградской и на юге Саратовской об­
ластей. Основное ценное сырье бишофит - добывается с по­
мощью выщелачивания с глубины от 750 до 2000 м и использу­
ется для получения металлического магния, окиси магния и бро­
ма. В естественном виде бишофитовый рассол широко приме­
няется как лечебное средство при заболеваниях опорно-двига­
тельного аппарата, периферической нервной системы, а также в
качестве подкормки для животных, консерванта при заготовке
кормов, в производстве стройматериалов, как морозозащитное,
пылезащитное и противопожарное средство.
Сера самородная используется как основной компонент в про­
изводстве чистой серы и серной кислоты. Месторождения ее при­
урочены к четырем соляно-купольным зонам с установленной
сероносностью. Одна из них - в районе купола Безымянного расположена в Саратовской области.
Фосфориты. Фосфатоносность региона связана с глауконитово-терригенной формацией, которая охватывает мощный
комплекс юрских, меловых и палеогеновых отложений, широко
распространенных в Нижнем Поволжье. К этой формации при­
урочено большое количество мелких месторождений и проявле­
ний желваковых фосфоритов в Волгоградской и Саратовской
областях.
Глауконит. Промышленные его концентрации известны в се­
номанских, сантонских, кампанских, маастрихтских и палеоге­
новых отложениях, широко развитых на территории Саратовс­
кой и Волгоградской областей. Глауконитсодержащие пески ис­
пользуются в качестве удобрений, в них содержатся такие пита­
тельные элементы, как калий, железо, магний, марганец, алю­
миний, фосфор, кальций, медь, цинк, бор, азот и другие. Они
являются одним из надежных резервов повышения урожайнос­
ти зерновых культур.
Горючие сланцы. На территории Самарского и Саратовского
Заволжья расположен один из крупнейших в стране Волжский
сланценосный бассейн, простирающийся в смежные регионы.
Сланцы приурочены к зоне развития отложений волжского яру­
са верхней юры, залегают на глубине 150 м и используются как
топливо и как сырье для химической промышленности.
Железныеруды. Приурочены они к готерив-барремским пес­
чаным отложениям нижнего мела, в различной степени обога­
щенным железистыми образованиями. Самое крупное месторож­
дение находится в северо-восточной части Волгоградской обла­
сти - в Камышинском бассейне. Качество руд, конечно, уступа­
ет рудам Курской магнитной аномалии, но месторождение это
представляет практический интерес. Из него еще 200 лет тому
назад выплавляли металл на Терсинском “железоделательном
заводе в Успенской слободе” (ныне поселок Рудня) на террито­
рии Камышинского уезда бывшей Саратовской губернии.
Строительные материалы. Это так называемая группа об­
щераспространенных полезных ископаемых, к которым, поми­
мо требований к качеству сырья, предъявляются еще два важ­
ных требования: они должны быть легко доступными, то есть
залегать на поверхности или на небольшой глубине, и распола­
гаться вблизи потребителей.
Глинистые породы, используемые для кирпичных заводов,
в основном четвертичного возраста, развиты почти по всей тер­
ритории Саратовского Поволжья и смежных областей. Всего уч­
тено около 300 месторождений легкосплавных глин, обладаю­
щих необходимой пластичностью и связующей способностью.
Кроме того, некоторые сорта глин используются для производ­
ства керамзита, применяемого при приготовлении бетона, изде­
лий грубой керамики (канализационные и дренажные трубы,
плитки для полов и Т.Д.).
Пески и песчаники имеют многоцелевое назначение - в ка­
честве наполнителей бетонов, строительных растворов, асфаль­
тобетонных смесей, в производстве силикатного кирпича, стек­
ла, абразивов, для устройства балластного слоя железнодорож­
ных путей и автомобильных дорог. Месторождения песков при­
урочены к различным по генезису отложениям меловой, палео­
геновой и четвертичной систем. Значительное количество песка
добывается в русле Волги. А всего в регионе разведано 130 мес­
торождений песка, из них 8 можно рассматривать как сырьевую
базу для стекольной промышленности.
Песчаники являются естественным каменным строительным
материалом и используются в строительстве в виде щебня и бу­
тового камня для устройства фундаментов, дорожных покрытий
и т.д. Они развиты почти во всех стратиграфических горизонтах
меловой и палеогеновой систем в виде маломощных прослоев в
основном на территории Правобережья.
Цементное сырье. По его производству Нижнее Поволжье
занимает одно из ведущих мест в России. Вольские цементные
заводы работают уже более 100 лет, поставляя высококачествен­
ный стройматериал в другие регионы. Сырьем для его произ­
водства служат карбонатные и глинистые породы с различными
корректирующими и гидравлическими добавками в виде опок и
песков.
Карбонатные породы (известняки, доломиты, мел, мергели)
используются в цементном производстве, в стекловарении, при
производстве строительной извести, в металлургической и хи­
мической промышленности. В Нижнем Поволжье они приуро­
чены к каменноугольным, пермским и неогеновым отложениям,
всего учтено 65 месторождений.
Кремнистые породы - опоки в верхнемеловых и палеогено­
вых отложениях - имеют широкое распространение в Поволжье
и используются в цементной промышленности.
Гипс и ангидрит. Их месторождения приурочены к кунгурскому и казанскому ярусам пермской системы, разрабатываются
и в Саратовской области. Сырье используется для производства
гипсовых вяжущих материалов, которые применяются для шту­
катурных и отделочных работ, в изготовлении панелей, плит,
гипсовых блоков.
Минеральные краски. Месторождение охры в Саратовской
области, разрабатываемое Ргтцевским заводом, представлено
флювиогляциальными охристыми глинами желтого цвета, зале­
гающими в виде линз в пермско-триасовых отложениях.
Минеральные воды - бальнеологические, лечебные, столо­
вые - также составляют природное богатство Саратовского и
Нижневолжского краев и развиты по всей территории. Ресурсы
вод практически не ограничены, и многие из них по своим пока­
зателям не уступают самым знаменитым северокавказским и чер­
номорским.
Как видим, полезные ископаемые нашего обширного регио­
на представлены весьма широко и составляют надежную мине­
рально-сырьевую базу для местной промышленности, являясь
основой для успешного развития народного хозяйства и обеспе­
чения региона энергией, топливом, строительными материала­
ми и ценными компонентами для химической индустрии. Все
эти богатства стали доступны для использования в результате
долговременных и энергичных усилий нескольких поколений са­
ратовских геологов-ученых и практиков, трудившихся увлечен­
но, продуктивно, самоотверженно. И ныне, в канун 300-летия
Российской горно-геологической службы, уместно проследить
историю саратовской геологической отрасли, вспомнить добрым
словом имена геологов-первопроходцев на волжской земле, как
и имена их достойных продолжателей, отметить главные вехи
на долгой и трудной дороге к постижению тайн саратовской
земли.
Большинство персонажей данной книги автор знал лично, и
их “портретные зарисовки” сделаны, как говорится, с натуры.
Они дополнены биографическими фактами и сведениями о про­
изводственных и научных достижениях. Материалы о тех геоло­
гах и геофизиках, с кем автор не был знаком - по возрасту и по
обстоятельствам, были заимствованы из архивных документов,
воспоминаний сослуживцев и родственников, а также старых
публикаций в различных отраслевых изданиях.
Для улучшения
жизненного быта
населения
(Саратовская геология до 1917 года)
Р
оссийская горно-геологическая отрасль как государствен­
ная структура ведет свое начало с Указа Великого государясамодержца и реформатора Петра Алексеевича, изданного
августа 24 дня 1700 года от Рождества Христова. Указ гласил: “На
Москве золотыя и серебряныя и иных руд дела ведать окольниче­
му Алексею Тимофеевичу J1иканову да дьяку Козьме Борину. А
сидеть им в приказе Большие Казны особо и писать приказом ру­
докопное дело”.
В 1711 году все рудосыскное и рудокопное дело было отдано в
ведение местных властей тех губерний, “в коих дела сии были
заведены”. В 1715 году вновь, уже в Петербурге, было создано
центральное ведомство - Рудный приказ. В 1719 году он был пе­
реименован в Бергколлегию, которая в 1731 году соединилась с
Комерц-коллегией и Мануфактурной конторой. В 1736 году все
рудные дела сосредоточились в Бергдиректориуме, который стал
опять Бергколлегией в 1743 году. В этот раз она просуществовала
до 1781 года, когда на два года была почему-то упразднена Екате­
риной II. Но в 1783 году ею же возобновлена как Экспедиция гор­
ных дел, которой в 1796 году Павлом I возвращено “историчес­
кое название” - Бергколлегия. Наконец в 1802 году - при Алек­
сандре I - был создан Горный департамент при Министерстве фи­
нансов. В составе департамента имелись два отделения: Горный
совет - “для дел учредительных, законодательных, ученых, ис­
кусственных и художественных” и Горная экспедиция - “для дел
хозяйственных и исполнительных”. В 1873 году департамент пе­
редали в Министерство государственных имуществ, ас 1894 года
он функционировал при Министерстве земледелия.
На рубеже XIX - XX веков Россия была разделена на десять
горных областей, выстроившихся в порядке “важности учинен­
ных в них горных промыслов”:
1. Уральская,
2. Западно-Сибирская,
3. Восточно-Сибирская,
4. Кавказская,
5. Область Южной России (Украйня и Бессарабия),
6. Западная (Польские земли),
7. Северо-Западная,
8. Замосковная,
9. Волжская (Костромская, Нижегородская, Казанская, Сим­
бирская, Самарская, Саратовская, Астраханская губернии плюс
Гурьевский и Эмбенский уезды Уральской области),
10. Северная.
Скромное девятое (предпоследнее) место нашего региона в
приведенном перечне говорит о том, что недра Поволжья и Прикаспия в ту пору исследованы были весьма поверхностно, и эра
важных геологических открытий - в будущем. Даже в начале
XX века, несмотря на довольно развитую в целом горную про­
мышленность России, знания геологии ее были очень неравно­
мерны, а в отдельных регионах - весьма примитивны.
Начало систематическим геологическим знаниям в России (как
и многим иным) положил, как известно, гениальный русский ученый-энциклопедисг Михаил Васильевич Ломоносов. В своем зна­
менитом сочинении “О слоях земных”, написанном в 1759 году,
он восклицал: “Жительствуя и обращаясь на лице земном, есть
ли бы мы видеть могли, что в недрах ее под нами скрыто! Всеми
бы тогда возможностями стали усиливаться протти в глубочай­
шие внутренности! Ибо часто скрывается от зрения нашего и зна­
ния не толстым слоем превеликое богатство, натурою произве­
денное, до коего досягнуть можно небольшим трудом и иждиве­
нием...”
Но уберегая иных самоуверенных оптимистов от возможной
эйфории в связи с приведенным тезисом, автор тут же предуп­
реждал: “Иногда ж забыв и все наружное на земле, побежали бы
со своего природного жилища. Ибо бывает утаена под жительми
ужасная пропасть, которыя своды содержит городы и селы, сами
не довольно сильными подпорами утверждаясь, кои от внутрен­
ней причины рушатся, выстояв свое время, и все, что содержали,
предают падению и повергают в земные челюсти...”
Констатируя гениальную прозорливость и образную меткость
формулировок ученого, заметим, что как позитивный, так и нега­
тивный аспекты, упомянутые в связи с постижением геологичес­
ких тайн, вполне применимы к Саратовскому краю. Но выясни­
лось это много десятилетий спустя, когда технический прогресс
позволил заглянуть в глубокие и неглубокие поволжские недра.
Следствием энергичных усилий М.В. Ломоносова по популя­
ризации научных, в том числе геологических, знаний в среде про­
свещенной российской общественности была разработка рада ука­
зов, подписанных рукой Ее Императорского Величества Самодер­
жицы Всероссийской Елизаветы в 1761 году. Приведем некото­
рые из них извлечения:
“... чтоб из всех городов российского государства собраны
были в Правительствующий сенат или к кому поведено будет раз­
ные пески, камни, глины - смотря по цветам - так, чтоб из каждо­
го города весом не более 5 пудов”;
”... песков, в котором числе разумеются и хрящи, и крупные
пески, какие где по рекам есть, также и глины, довольно будет на
пробу каждого сорта по полфунту”;
”... сие все собирать приказать по деревням старостам или соцким, посылая малых ребят по берегам и собрав все лутчие и лиш­
ние выбросив, посылать их отвозить в те места, где они подсуд­
ны, а оттуда по выбору в губернскую канцелярию или прямо в
Санкт-Петербург”;
”... при всем оном воеводам, управителям и старостам по во­
лостям, уездам, крепостям и засекам буде чево случица в натуре
заметное с землею окрест или водою или горою и лесом или в
небе чево появица удивительное, то впредь о том особым реск­
риптом в губернское правление доносить и указывать в каком чис­
ле, где и чево стряслося и каковы убытки от того случая учини­
лись”.
И заключение - ”... сверх несомненно уповаемой пользы про­
изойдет через сие знание земных недр нашего Отечества, как и
земных окрестностей в небесах”.
К сожалению, ничего не известно о реализации сего указа в
части сбора “разных песков, камней и глин” на территории Сара­
товской вотчины, но наблюдаемые здесь интересные геофизичес­
кие, геологические, астрономические и метеорологические явле­
ния отмечены в записках местных старожилов - протоиереев, отца
и сына Г.А. и Н.Г. Скопиных, ведших подробный дневник, где
фиксировалось все что-либо значительное из происходящего в
природе (“в натуре”) во второй половинеХУШ - начале XIX века.
“ 1769 г. В первых днях августа появилась звезда с лучем. С
сентября второго перестала всходить звезда с лучём. Был гром”.
“1770 г. 16 февраля. Комета-звезда, подобно кусту, появилась
в полуденной стране (т.е. в стороне. - В. С.), а потом стала итги к
полуночной. 26-го перестала звезда появляца”.
“ 1780 г. Сентября 7-го. К вечеру было на небе явление: к вос­
току началось и по всему небу разлилось огненно сияние и стол­
пы красны”.
“1783 г. Здесь в Саратове, в буераке с нагорной стороны (т.е. в
Глебучевом овраге. -B.C.) много земли сползло и многия повре­
дило там живущих избы. Иные с места долой спихнуло и некото­
рые сады повредило”.
“ 1787 г. Октября 3-го. Северное сияние весьма великое было с
самого вечера до свету”.
“ 1807 г. Октября 29,30 и 31-го. В сем месяце появилась комета
на севере, гораздо не в близком расстоянии от Большой Медведи­
цы, коли смотреть с земли - влеве или к западу. Всходила с само­
го вечера и видна была до полуночи”.
“1810г. Июня 30-го. Явился на небе падший огонь или дракон.
В часу 9-м вечера вдруг к западу появился клуб светлой. Сей клуб
вдруг упал и сделал извилистое протяжение сажени в две или бо­
лее. После сего падения, протяжение сие было видимо с четверть
часа - прежде красноватое, а потом белое. Клуб при падении на
низу сего протяжения разделился на три малых звезды и исчез.
Толкования были различные - иные говорили, что это к войне,
другие - последствия выводили странные и ужасные”.
“1811г. Июля 19-го. Еще нечаянность случилась в Саратове.
Четыре дома, стоящих близ буераку горного, сползли в оный при
обрушении яра. Так ненадежно жительство близ таковых мест!”
“1811г. Сентября 2-го. Явилась и стала видима комета с вели­
чайшими космами. Направление ее было около полярной звез­
ды”.
“1818 г. В июле 19-го числа против Соколовой горы осела зем­
ля на всем протяжении повдоль Волги. Поселенные на сем про­
странстве домики, именуемые в затоне, более или менее искрив­
лены и осели. Причиною сего полагать можно подмытие берегов
Волгою. Она могла произвесть сие явление, вырыв ямы подле бе­
регов. Земли сей пространство очень велико, и полагать можно,
что составляет версту или более. Оседь в иных местах велика, в
других мала. Но вообще, все сие пространство истрескалось”.
Записки Скопина-младшего прерываются в середине 1820-х
годов. Своеобразным продолжателем его дела в части описания
природных явлений и накоплений статистических сведений все­
возможного характера (в том числе тех, что могут представлять
интерес для нашего повествования) стал чиновник Саратовской
казенной палаты, краевед и журналист, первый редактор “Сара­
товских губернских ведомостей” Андрей Филиппович Леополь­
дов (1800-1875 гг.). Его перу принадлежат две объемистые книги
“Статистическое описание Саратовской губернии” (1839 г.) и “Ис­
торический очерк Саратовского края” (1848 г.), в которых приво­
дятся данные, бесспорно, имеющие отношение к геологии.
В первой из названных работ автор указывает на “естествен­
ные произведения Саратовской губернии”, в числе коих называ­
ет:
царство животных (рогатый скот, лошади, верблюды, овцы и
свиньи);
царство прозябаемых (хлеб разных пород, конопля, лен, ого­
родные овощи);
царство ископаемых, к каковым Андрей Филиппович относит
“кварц, оселки, жерновые камни, голыш, песчаник, сланец, гипс,
мел, валяльную и горшечную глину, нефть, озерную соль или бузун”. Кроме того, называются минеральные источники.
В описаниях ландшафта прилегающей к Саратову местности
автором часто упоминаются горы, кои можно считать, по его мне­
нию, “земными кладовками”. “В лунную или мрачную ночь сии
великаны природы своею колоссальностью производят в душе
высокое впечатление... В гористых берегах Волги местами нахо­
дят слюду, довольно чистую. Вероятно, в них есть и другие со­
кровища природы, открытием которых никто не занимается, ибо
живущие тут пресыщены богатствами природы и незнакомы с
нуждою”.
В разделе “Промышленность” автором среди прочих функци­
онирующих на территории края промышленных предприятий (ка­
натных, красильных, табачных, суконных, поташных, кожевен­
ных, салотопенных) упоминаются кирпичные заводы. Этим са­
мым утверждается в перечне “богатств ископаемого царства” ог-
Соколовой гора близ г. Саратова в 1875 г.
Гравюра А.П. Боголюбова
неупорная глина, что было не секретом для местных обитателей с
незапамятных времен. Еще в период существования Увека, в
XIV веке, из белой глины, что добывалась из недалекого оврага
(впоследствии “Белоглинского”), делались, как пишут исследо­
ватели, “квадратные кирпичи размером 5x5 вершков, а также во­
допроводные трубы, котлы, кувшины, плавильные чашечки и форm„
,5 5
МЫ .
Среди прочих ископаемых богатств края Леопольдов особо вы­
деляет “елтонскую соль, коей владеет казна”. Автор подробно опи­
сывает место добычи. “Соль выламывается от берега на расстоя­
нии двух верст и более, ибо близ берега она не чиста по причине
наноса ила из рек и ручьев”. Упоминаются нелегкие условия ра­
боты ломщиков и солевозцев, а главное, подчеркивается важность
их труда в государственном масштабе. “Сей род людей столь не­
обходим по связи упражнений его с добыванием соли, что разстройка его в положении не местное может произвести зло, но
неотвратимый вред родит и оскудение в целой России”. Вот так!
“Геологическая тема” неоднократно “звучит” и в другом сочи­
нении А.Ф. Леопольдова - упомянутом “Историческом очерке”.
Так, описывая “выставку естественных и искусственных произ­
ведений здешнего края”, устроенную в честь посещения Сарато­
ва наследником - цесаревичем Александром Николаевичем в
1837 году, автор упоминает, “что взору Его Высочества были пред­
ставлены среди прочих елтонская соль в двух видах: новосадка и
окрепшая, камни, годные для строений, окаменелости - рыбья
кость, рыбьи зубы, дерево, песчаник со свежими следами мелких
существ, похожих на человеческие фигуры”. Автор сообщал, что
наследник остался доволен увиденным, и что “сия необширная
выставка в обширной губернии дала ясное понятие о великом
богатстве края”.
Далее А.Ф. Леопольдов приводит подробное описание гран­
диозного оползня, произошедшего утром 17 июня 1839 года в Хва­
лынском уезде, когда “жители деревни Федоровка... пробужде­
ны были внезапным гулом и движением земли”. “С ужасом они
увидели, что их долина, на которой расположена большая часть
деревни, отторглась от подошвы горы, осела на значительную глу­
бину и двинулась к реке Волге. Смятение народа достигло выс­
шей степени, когда вся движущаяся масса земли начала волно­
ваться и в одних местах подниматься, а в других ниспровергать
строения. В короткое время по всей основной площади образова­
лись значительные выпуклости и углубления, а обширные и пра­
вильные трещины представили ряды террас, как бы естеством со­
зданных. .. Осадок долины сделался в длину 1,5 версты, в шири­
ну - 250 саженей...” Автором была сделана и попытка объясне­
ния произошедшего катаклизма: “Долина, на которой расположе­
на деревня Федоровка, примыкает к горам с восточной стороны и
беспрестанно осаждается водами реки Волги. Против этого мес­
та, где образовался осадок земли, Волга особенно сжата берега­
ми и, не находя свободного стока обильным водам своим, посте­
пенно углубляет русло и подмывает правый берег, на коем стоит
деревня Федоровка”. “Берег этот состоит почти весь из наносной
земли и наплывов с гор, и естественно, что вода, просачиваясь
между пластами земли, образовывает пустоту, которая и засыпа­
лась описанным осадком”.
Отметим в целом правильное построение мыслей и фраз у че­
ловека, имевшего всего лишь “камеральное” (т.е. сугубо гумани­
тарное) образование. И поблагодарим его за интерес к природ­
ным, в том числе геологическим явлениям, что зафиксированы в
“Очерке”. Особенно ощутимым вкладом А.Ф. Леопольдова в ко­
пилку сведений о дореволюционной местной геологии является
его свидетельство о первом известном в Саратове газопроявле­
нии, описанном в этой же книге: “ 1 марта 1840 года в 7 часов по­
полудни саратовский мещанин Позняков, квартировавший в доме
унтер-офицера Иванова в г. Саратове возле Глебучева буерака, по­
шел с женой в погреб за капустой и огурцами к ужину и взял с
собой большую сальную зажженную свечу, поставленную в вед­
ро. Открыв погреб, Позняков спустился во внутренность его и
просил жену подать ему свечу, оставшуюся у отверстия; жена едва
только приблизила огонь к отверстию погреба, как вдруг синее
пламя огня распространилось в погребе, обожгло ей руку, опали­
ло брови и волосы на голове, и она упала без чувств; в минуту
появления пламени муж ее сильно вскрикнул, и раздался как бы
выстрел с последовавшим за ним гулом... Познякова нашли в бес­
чувственном состоянии и вынули из погреба... он скоро умер. Вра­
чебная Управа предположила открыть причину столь странного
явления. Закрыли и завалили погреб, и оставив его в таковом по­
ложении на несколько дней, делали опыты...”
“Погреб вновь отрыли, подносили к творилу на шесте зажжен­
ную свечу, наблюдали вновь воспламенение с шумом”, опускали
в яму на минуту воробьев и мышей, “кои обмирали, но потом на
открытом воздухе оживали вновь”. Собранный в сосуд газ иссле­
довали в местной “лаблатории”, - он оказался без запаха и год­
ным для освещения. Сообщалось, что источник газа, по разуме­
нию “ученых” людей, “содержится в пласте, а пласт сей весьма
обильный”.
Закончилось это тем, что данный погреб и все соседние осно­
вательно завалили и засыпали, после чего эпизод сей постепенно
забыли.
Описывались еще в “Очерке” затмения солнца 26 июня
1842 года, явления комет, “необыкновенные действия молнии, ура­
ганы, тройные радуги и очередные “оседи земли” в Глебучевом
овраге.
Собственных геологов в самом Саратове долгое время совер­
шенно не было. Некоторые систематические геологические на­
блюдения и описания в нашем крае делали приезжие специалис­
ты. Одним из первых среди них оказался профессор Казанского
университета И.Ф. Синцов, выпустивший в 1870 году скромную
(около 70 страниц) брошюру “Геологический очерк Саратовской
губернии”, напечатанную в Санкт-Петербурге в типографии им­
ператорской Академии наук. В преамбуле сего труда профессор
поблагодарил саратовского учителя Н.А. Пескова - “одного из де­
ятельнейших местных коллекторов” и “постоянного спутника при
загородных экскурсиях, всегда обязательно доставлявшего авто­
ру собранные им окаменелости”. Приведем некоторые занима­
тельные извлечения из упомянутого сочинения И.Ф. Синцова.
Первая глава его называется “Меловые и юрские отложения
близ г. Саратова. Геологический состав слоев. Напластования.
Окаменелости”. Автор указывает, что “еще в июле 1840 года
г-н Мурчинсон посетил этот город и обследовал его в геологичес­
ком отношении, дал схематический разрез слоев. И далее - “в Са­
ратове есть двоякого рода отложения, из которых одни, располо­
женные в северо-восточной части (Соколовая гора), принадлежат
к юрской формации, а другие, находящиеся на западной стороне
(Лысая гора), - к меловой”. “Обе эти формации, почти в самом го­
роде, разделены большим оврагом”.
“Один из лучших разрезов представляет овраг, лежащий не­
вдалеке от так называемого Громова сада. Там виден белый пе­
сок, серый песчаник с прослойками железного песку с гальками
и примесью слюды”.
“Взбираясь от оврагов к вершинам гор, мы вначале встречаем­
ся с грудой камней то серого, то темно-голубого цвета. Эти кам­
ни, как и белые мергели, имеют незначительный удельный вес и
сильно вскипают с кислотами”.
“Саратовские меловые горы тянутся к югу в общем параллель­
но Волге, то приближаясь к ней, то удаляясь. Изгибаясь таким
образом, оне описывают дугообразные линии, в промежутках ко­
торых располагаются долины, спускающиеся постепенно к Вол­
ге. .. Овраги, в них встречающиеся, позволяют заключить, что ос­
новой меловым комплексам здесь служит юрская формация”.
“В Царицынском уезде замечательная местность, где стоит село
Караваевка. Здесь на протяжении 20 верст нижняя часть берега
усеяна различной величины камнями, имеющими форму сплю­
щенных эллипсов, почему они получили название “караваев”, т.е.
хлебов. Эти валуны есть камни, выпавшие из берегов, в течение
столетий обмытые и округленные водой... некоторые из них ве­
личины огромной. Так, один каравай, разбитый на мелкие части,
дал материала на мощение взвоза на пространстве 300 кв. сажень
с лишком. Караваи состоят из зеленовато-бурого песку и бесчис­
ленного множества раковин... ”
“От Дубовки падение пластов идет правильно, и у Царицына
последние пласты занимают все обнажение. Близ этого города за­
мечается интересное явление... Желтые мергели здесь перемыты
на месте, т.е. сохраняя свое стратиграфическое построение и сло­
истый вид, они от химических превращений и атмосферной воды
перешли в обыкновенную красную глину. Но переход этот весь­
ма постепенен и неуловим”.
“Большая часть обследованной мной местности состоит из ме­
ловой формации. Юрская формация образует сравнительно не­
большие островки, с одной стороны примыкающие к Волге”.
Нужно сказать, что во второй половине XIX века известные на
этот период полезные ископаемые Саратовской губернии разра­
батывались достаточно активно. Поиск и разведка не ведись только
потому, что были эти “минеральные ресурсы” изобильны и по­
всеместны. Это песок, глина, известь, используемые, в основном,
в строительстве и залегавшие на небольшой глубине, а то и на
поверхности, а потому они не требовали больших средств и уси­
лий для их освоения. Практически возле каждого более или ме­
нее крупного населенного пункта были карьеры, где “копали гли­
ну” для местных кирпичных заводиков или насыпали на подводы
песок, доставляемый к местам строительства для приготовления
раствора. Были особо ценные кварцевые пески (мелового возрас­
та), употребляемые для нужд стекольных заводов (например, в
Хватовке такой завод принадлежал графу А.Д. Нессельроде).
В 90-х годах прошлого века началось освоение сырьевых мес­
торождений мергеля близ г. Вольска, служившего основным ком­
понентом для приготовления цемента. В 1897 году заработал пер­
вый завод - Глухозерский, а в 1900 году - второй, снискавшие
очень быстро славу и авторитет в России как поставщики высо­
кокачественного стройматериала. Но систематические геологи­
ческие знания в целом по губернии на рубеже XIX-XX веков все
же были очень бедны, и все эти “блага” доставались потребите­
лям без особого труда, без фундаментального изучения местной
геологии ввиду распространенности и доступности.
Первым серьезным научным исследованием в области сара­
товской геологии можно считать книгу А.Д. Архангельского и
С.А. Доброва “Геологический очерк Саратовской губернии” (Мос­
ква, печатня C.J1. Яковлева, 1913 г.), содержащую 256 страниц тек­
ста и иллюстрации.
В этом объемистом труде достаточно квалифицированно из­
лагается геологическая история Саратовского Поволжья, приво­
дится подробное описание всех встреченных отложений - от ка­
менноугольных до “послетретичных” - и указываются полезные
ископаемые, распространенные на нашей территории в их стра­
тиграфической привязке. Список использованной литературы, на­
званный в книге “списком цитируемых сочинений”, содержит
205 наименований. Приведем некоторые из них, отмеченные “эк­
зотическими оборотами” речи:
материалы к познанию Прикаспийской окрестности;
краткий очерк почвенно-геологических условий юга Саратов­
ской губернии,
геогностические замечания о степи между Волгой и Уралом
г-на Нестела, произведенные во время путешествия в 1843 г., с
прибавлением полковника Гельмерена;
описание екатерининских вод Михаила Веревкина в Астрахан­
ской губернии между Царицыным и селением Евангелистического братства Сарептою, собранное на месте в 1780 г.;
геогностическое исследование р. Пахта, произведенное в гу­
берниях от Воронежа до Самары в 1850 г.
Во вводной части книги авторами приводятся имена первых
исследователей саратовской геологии, оказавшихся, естественно,
иностранцами. Это Мурчинсон, Пахт, Барбот де Морни, Штугенберг и другие. Указаны и некоторые отечественные первопроход­
цы, их имена мы назовем позже.
Какие же полезные ископаемые названы в книге А.Д. Архан­
гельского и С. А. Доброва как имеющие распространение на тер­
ритории Саратовской губернии? Насколько представления 1913г.
на эту тему отличаются от современных? Судите сами.
В каменноугольных отложениях признаны полезными иско­
паемыми “слагающие их известняки, которые могут употребляться
в качестве строительного материала, а также для приготовления
известки и цемента”. Районами развития их названы бассейн
р. Чардым близ Тепловки и правый берег р. Медведицы.
В юрской системе “известны батские песчаники, которые до­
бываются в окрестностях села Жирного, на правом берегу р. Мед­
ведицы и рядом”. “В верхнем глинистом отделе бата существуют
многочисленные и довольно мощные прослои глинистых сиде­
ритов. С практической точки зрения эта руда никем не исследова­
на, но запасы ее значительны. В несколько меньшем количестве
сидериты имеются в нижнекелловейских отложениях. Они могут
быть и по р. Добринке, по системе Караульного ручья и по р. Семеновке. По мнению геолога Никитина, эти местности, а также у
верховьев р. Чардым “представляют одно из надежнейших мес­
торождений железных руд в Саратовской губернии”.
В нижнемеловых отложениях полезными ископаемыми назва­
ны:
фосфориты в Аткарско-Камышинском районе и по берегу Вол­
ги ниже Саратова. Они встречаются в верхненеокомских песча­
ных породах, почти на границе юрских и нижнемеловых отложе­
ний. “По всей вероятности, фосфориты распространены всюду,
но скрыты осыпями и заболачиванием... В одних случаях коли­
чество их невелико в слое, но в других же доходит до 100 пудов
на квадратную сажень слоя. К сожалению, редкость естествен­
ных выходов препятствует производству точных подсчетов запа­
сов, кои должны быть значительные”;
железные руды встречаются в нижнемеловых отложениях Хвалынско-Вольского района, средних частях Саратовского уезда и в
Камышинском уезде. (Напомним, что до революции территория
Саратовской губернии занимала только правобережную часть и
включала в себя земли Царицынского и Камышинского уездов,
ныне входящие, в основном, в состав Волгоградской области, а
также северные - Сердобский и Кузнецкий уезды, - теперь рас­
положенные преимущественно в Пензенской области.) Руда за­
легает, с одной стороны, в подстилающей апт песчано-глинисгой
толще, а с другой - в нижних частях покрывающей аптские гли­
ны серии пластов. Железо заключается частью в виде конкреций
и линз сферосидерита, частью в виде бурых железняков - до
12 слоев с содержанием железа от 28 до 49% и от 0,02 до 0,22 са­
жени толщиной. В них же фосфора 0,36% и серы 0,15%.
В верхнемеловых отложениях есть фосфориты в целом ряде
горизонтов. Но привлекают внимание только два - в основании
туронских мергелей и мела и в основании нижнесенонских по­
род. Слои прослежены, начиная от окрестностей Саратова и до
села Денисовка Камышинского уезда. Содержание Р20 5- 9-20%.
Количество пудов на 1 кв. сажень слоя - от 120 до 150. Практи­
ческое значение имеют только туронские фосфориты.
Чистый белый мел распространен в Хвалынско-Вольском рай­
оне, в туронских и сенонских осадках. Есть мел и в Царицынском
уезде.
Кварцевые пески замечены в виде песчаной толщи в основа­
нии сеномана в Саратовском, Аткарском и Балашовском уездах по левобережью Хопра.
Песчаники встречаются в гольтско-сеноманской толще южно­
го и западного районов губернии.
В третичных отложениях “энергично разрабатываются песча­
ники из слоев саратовского яруса в очень многих местностях. Осо­
бенное внимание среди них привлекают так называемые караваи,
залегающие по правобережью Волги в Камышинском и Царицын­
ском уездах. Эти огромные конкреции известкового песчаника
идут на выделку молотильных камней, известных во всем Ниж­
нем Поволжье” (на этот же факт указывает и ранее упомянутый
И.Ф. Синцов).
Далее авторами названы купоросные глины в олигоценовых
слоях Царицынского уезда; трепела - в нижнесызранских опоках
в северной части губернии (используются для термоизоляции в
строительстве, как гидравлическая добавка в цементной промыш­
ленности, как полировальный материал в абразивной промыш­
ленности); белые сукновальные глины - в наиболее высоких го­
ризонтах третичных отложений в Кузнецком и Хвалынском уез­
дах.
В послетрегичных отложениях полезные ископаемые автора­
ми не рассмотрены.
В целом повторим, что “Геологический очерк Саратовской гу­
бернии” 1913 года можно считать первой серьезной научной ра­
ботой, в которой обобщены значительные по объему сведения по
региональной геологии, текто­
нике и полезным ископаемым
края. Основной автор этой
книги Андрей Дмитриевич
Архангельский, естественно,
привлекает наше сегодняшнее
внимание как ученый, стояв­
ший у истоков систематичес­
кой саратовской геологии. Два
слова о нем. Он родился в 1879
году, окончил физико-матема­
тический факультет Московс­
кого университета (1904 г.), со­
стоял ассистентом на кафедре
геологии, защитил докторскую
диссертацию в 1912 году. До
1917 года занимался вопроса­
Андрей Дмитриевич
ми геологии Поволжья, Завол­
Архангельский
жья и Средней Азии. После ре­
волюции был профессором
МГУ и Горной академии. В 1919-1924 годах вместе с И.М. Губ­
киным руководил работами на Курской магнитной аномалии. С
1929 года - действительный член Академии наук СССР, с 1934 года
-директор Геологического института АН СССР, руководитель
крупных комплексных экспедиций по изучению геологического
строения Казахстана и европейской части СССР. А.Д. Архангель­
ский опубликовал 180 работ, в том числе 20 монографий, касаю­
щихся практически всех территорий России и СССР. Особую из­
вестность получили работы по тектонике Русской платформы. Он
умер в 1940 году.
Совсем не умаляет значения саратовской работы Архангельс­
кого тот факт, что в ней приведены далеко не исчерпывающие по
сегодняшним меркам геологические сведения. В числе полезных
ископаемых авторами, например, не названы нефть и газ, став­
шие впоследствии основной и самой ценной продукцией мест­
ной добывающей отрасли. А ведь нефтегазопроявления в наших
палестинах были известны давно - об этом уже упоминалось.
Более того, известно, что в 1906 году инженер А.И. Мельников,
владелец хутора в 40 верстах севернее села Дергачи, недалеко от
нынешней станции Алтата, при бурении артезианской скважины
вскрыл на небольшой глубине (80 м) неведомый газовый пласт,
откуда под давлением 2 атмосферы (это было установлено поз­
же) “забил газовый фонтан с песком”. После обследования дан­
ного феномена приезжими учеными - геологом, академиком
А.П. Павловым, и химиком, в будущем - профессором Саратовс­
кого университета В.В. Челинцевым, от скважины проложили тру­
бы в хутор, где “при помощи рожков топились русские печи”.
Кроме того, хозяин первого газового месторождения А.И. Мель­
ников использовал “голубое топливо” на собственном кирпичном,
а потом стекольном заводах и сумел заправлять им собственный
локомобиль. Несмотря на глубокий интерес, вызванный откры­
тием газа, для серьезного исследования газоносности почти ни­
чего не было сделано. Владелец участка был не в состоянии вло­
жить в разработку выявленного месторождения достаточных
средств, стремясь лишь к быстрой утилизации легко получаемо­
го горючего природного газа. Этим, конечно, и объяснялась бес­
системность расположения и само исполнение скважин, пробу­
ренных подчас в нескольких метрах друг от друга. Это не давало
суждения о геологии, распространении и запасах месторождения.
Кроме того, несоблюдение нужных технических приемов при там­
понировании скважин давало возможность верхним подземным
и наземным водам проникать в газоносный пласт, чем явно нано­
сился ущерб месторождению. Была попытка обустроить место­
рождение в самом начале 20-х годов XX века, но работы не были
выполнены качественно “вследствие бандитизма и голода”. А по­
том месторождение иссякло, и интерес к нему был утерян.
Отметим, что первые профессиональные исследователи сара­
товских земных недр - И.Ф. Синцов, А.Д. Архангельский и дру­
гие - никак не упоминают в своих трудах в качестве полезного
ископаемого саратовские лечебные минеральные воды, хотя све­
дения о таковых, относящиеся к дореволюционной истории, име­
ются. Первое упоминание о них сделано в вышерассмотренном
дневнике Г.А. Скопина и относится к августу-сентябрю 1780 года
- “приехали в Саратов и отбыли на воды в Сарпу генерал Апполон Андреевич Волков, граф Кирилл Григорьевич Разумовский,
генерал Василий Александрович Нарышкин и графы Орловы”.
Далее - 5-го августа 1782-го. “Граф Орлов Григорий Григорьевич приехал в Саратов, коему была встреча. Драгуны и казаки
выехали в степь накануне с хоругвью, а в квартире был пикет дра­
гун со знаменем. При выезде его из пушек выпалили сто один
раз. Августа 6-го - выехал Орлов тож с пушечной пальбою на
воды”.
23-го апреля 1787 г. “Князь Александр Алексеевич Вяземский
в Саратов приехал. 25-го апреля оный князь из Саратова выехал
на сарпинские воды...”
В этих записках речь идет о лечебных водах, открытых в 1780 г.
у немецкой колонии Сарепта близ Царицына, описанных в упо­
мянутом выше сочинении некоего Михаила Веревкина. По-видимому, воды эти обладали столь выраженными целебными свой­
ствами, что пользоваться ими не брезговали даже очень высоко­
поставленные особы, приближенные к царскому двору.
Но заметим, однако, что в дальнейшем сарептские воды в из­
вестных нам исторических документах никак не упоминаются.
Разрозненные сведения более позднего периода - XIX века касаются многих мест Саратовской губернии, где находили, в ос­
новном, деревенские жители целебные ключи и источники - в Балашовском, Вольском, Хвалынском, Сердобском уездах.
Но какого-либо научного или хотя бы медицинского исследо­
вания там не проводилось. Просто говорилось, что “воды сии
пользительны при вздутии живота и при коликах и поносе” или
“при болях и опухлостях в оконечностях рук и ног”, или “при
стесненности при испускании урины”. Грамотное и подробное
описание водного лечебного источника мною встречено в доре­
волюционной литературе лишь однажды - на страницах “Спут­
ника по реке Волге и ее притокам Каме и Оке”, издаваемого регу­
лярно в начале XX века. Здесь приводится информация о грязе­
лечебнице и кумысном заведении “Столыпинские минеральные
воды”, находившихся “близ станции Ершов Николаевского уезда
Рязано-Уральской железной дороги в 50 верстах от пароходной
пристани Балаково”. Указывается, что здешние “серно-соленые,
железистые, разсольные воды, минеральная грязь и соль относят­
ся к разряду самых сильных” и “превосходят большинство как
русских, так и заграничных соответственных вод”. “Заведение рас­
положено на пространстве 38 десятин”. “Воды его и грязь в со­
единении с хорошим степным кумысом и степным воздухом при­
дают заведению особенное значение”. Перечислены болезни, ус­
пешно врачуемые на “Столыпинских минеральных водах”: рев­
матизм, золотушные страдания, болезни суставов, страдание пе­
чени и селезенки, припухание лимфатических желез, нервичес­
кие страдания на почве малокровия, подагра и другие. “При заве­
дении имеются номера помесячно и посуточно. Целый курс рас­
считан на 1,5 месяца. На водах имеются курзал, оркестр музыки,
рояль, два биллиарда, гимнастика, библиотека, журналы-газеты,
крокет и другие игры”. “Для удобства публики открыта лавка, бу­
лочная и прачечная. К вокзалу на станцию “Ершов” подаются
лошади для проезда на лечебное заведение с платою 4-5 рублей
за тройку и 3-4 рубля за пару в дышловой упряжке - с доставкой
легкого багажа”. Заметим, что уровень обслуживания на сих во­
дах, по тем временам достаточно высокий, свидетельствует о бе­
зусловной популярности этого степного санатория, который мог
существовать, естественно, лишь при условии прибыльности по-
Реклама кумысного заведения
“Столыпинские минеральные воды”
ставленного лечебного дела, а значит наличии постоянного кон­
тингента посетителей. Пожалуй, другого такого заведения в Са­
ратовском Поволжье в дореволюционные времена не бьшо.
Геологические “изыскания” на территории Саратовской губер­
нии проводились задолго до революции. В самом Саратове уси­
лиями техников и землемеров из губернского правления обследо­
вались почвы и коренные породы, залегавшие на небольшой глу­
бине, с целью решения инженерно-геологических задач (при стро­
ительстве крупных объектов), а также поисков питьевой воды. До­
вольно серьезные исследования выполнялись на территории гу­
бернии в конце 1860-х - начале 1870-х годов, когда устраивалась
последняя ветка Тамбовско-Саратовской (впоследствии РязаноУральской) железной дороги. При проведении этих работ приме­
нялось ручное бурение, закладка шурфов, траншей и канав, а так­
же изучение обнажений коренных пород в недалеких оврагах и
по речным берегам. Все эти работы носили временный, несисте­
матический характер и выполнялись под руководством, в основ­
ном, приезжих специалистов.
Первые буровые станки появились в нашем городе в начале
XX века - с их помощью отдельные промышленники обустраи­
вали собственные предприятия для обеспечения их технической
и питьевой водой. На заводском или фабричном дворе бурилась
скважина, поставлявшая нужное количество воды (измеряемое не­
пременно в ведрах) для производственных целей. Такие скважи­
ны имелись на территории маслобойного завода А.И. Шумилина,
чугунолитейного завода О.Э. Беринга, на казенном винном скла­
де, на мукомольных мельницах и табачных фабриках Штафа и
Левковича. Глубины скважин не превышали нескольких десятков
метров, на их бурение уходило иногда несколько месяцев. Буре­
ние велось только ударным способом, оборудование скважин было
примитивным, использовались паровые двигатели зарубежного
производства. Вышки быхш сплошь деревянные, высотой 14-15 м.
Длина свечи составляла 8-9 м. Нацеленного поискового или струк­
турного глубокого бурения не проводилось, ибо недра нашего края
с точки зрения наличия каких-то ценных полезных ископаемых
интереса у геологов не вызывали.
Но сама территория и ее приповерхностный почвенный слой
всегда считались благоприятными для выращивания разнообраз­
ной сельскохозяйственной продукции. Главной помехой при по­
лучении устойчиво высоких урожаев зерновых здесь традицион­
но был засушливый климат. Поэтому идея орошения и мелиора­
ции обширных территорий Поволжья, и особенно Заволжья, по
мере развития технического прогресса все более и более укреп­
лялась в умах и государственных мужей России, и местных пра­
вителей, и все возраставшей числом технической интеллигенции.
Вопрос этот звучал и на заседании IIIГосударсгвенной думы...
В результате летом 1913 года в адрес инженера-гидротехника
Саратовского управления земледелия и государственных имуществ Г.И. Тарловского пришла официальная бумага, гласящая,
что “в районе Среднего и Южного Поволжья отделом земельных
улучшений Министерства земледелия предположены обширные
исследования с целью составления плана гидротехнических об­
щественных работ, а также создания гидротехнических сооруже­
ний, которые имели бы значение для усиливания сельскохозяй­
ственной промышленности и улучшения жизненного быта насе­
ления”. С целью “выяснения означенных вопросов” было пред­
ложено провести в Саратове совещание “для разработки плана
систематического улучшения сельскохозяйственных условий гу­
бернии”, к которому надлежало подготовить “соответствующие
материалы, имеющие значение для целой местности”.
Такие материалы были подготовлены (профили всех железно­
дорожных линий, около 1000 разрезов буровых скважин, с глуби­
ной отдельных (аж!) до 90 сажень, 260 анализов воды из родни­
ков, колодцев, прудов различных мест губернии, сводки имею­
щихся результатов геологических исследований и пр.). И 4 сен­
тября 1913 года в Зеркальной зале Губернаторского дома на Воль­
ской улице состоялось “межведомственное совещание” по разра­
ботке упомянутого ранее “Плана”. Председательствовал саратов­
ский вице-губернатор генерал-майор свиты Его Императорского
Величества В.Н. Шебеко. В совещании принимали участие пред­
ставители отдела земельных улучшений Министерства земледе­
лия, саратовского дворянства, саратовской казенной палаты, По­
земельного крестьянского банка, уездных земских управ, губерн­
ской земской управы, инженеры разных специальностей губерн­
ского правления, “заведывающий” отделом по укреплению пес­
ков и действующих оврагов, губернские агрономы, прокурор, са-
нитарный инспектор, полицмейстер, архитектор и гидротехник всего около 40 человек. Доклад делал инженер-гидротехник от­
дела земельных улучшений Министерства земледелия Генрих Пет­
рович Спарро.
Докладчик сразу же определил цели организуемых изысканий:
1. Борьба с неурожаями и их последствиями посредством гид­
ротехнических общественных работ по заранее организованно­
му плану.
2. Создание гидротехнических сооружений, имеющих значе­
ние для повышения сельскохозяйственных урожаев.
3. Осуществление в годы недородов гидротехнических работ
в порядке работ общественных по плану пункта 1.
Цитаты из доклада Г.П. Спарро.
“Принимая во внимание вполне назревшие проблемы в таких
работах и изысканиях и исполняя пожелания Государственной
думы, отдел земельных улучшений предлагает в ближайшем бу­
дущем приступить к их производству в широких размерах в за­
сушливом районе Европейской России, обнимающем Самарскую,
Саратовскую, Астраханскую губернии, часть Уральской области,
а также отдельные уезды губерний Казанской, Уральской, Пен­
зенской и Симбирской, с целями, ранее указанными”.
“Одной из главных задач предстоящих работ на нашем юговостоке является выяснение возможности правильного использо­
вания атмосферных осадков путем собирания их в водохранили­
ща как для целей орошения и обводнения, так и урегулирования
стока, имея в виду уменьшение образования размывов”.
“Правильное накопление снега и более нужный сток талых и
дождевых вод может повлиять на уменьшение вредного влияния
суховеев и мглы”.
“Полезно уяснить глубину залегания подземных вод и водо­
носных слоев, а в районах соленых вод очень желательно выяс­
нить возможность применения опреснителей”.
“Провести где нужно укрепление оврагов, регулирование ре­
чек, устройство прудов в противопожарных целях”.
“Единство в производстве однородных работ государства и зем­
ства в сем направлении крайне необходимо, а без оного можно
вызвать разные недостатки и неправильности”.
“Для чего нужен единый строго продуманный план действий,
3 — 2356
составленный на основе точных научных исследований на мест­
ности”.
Доклад вызвал живейшую реакцию собравшихся, задававших
докладчику разнообразные вопросы и высказывавших свою точ­
ку зрения на услышанное. Представители разных уездов тут же
стали “тянуть одеяло на себя”. “Юг губернии, - говорили цари­
цынский и камышинский земские начальники, - нуждается в оро­
шении более, нежели север, ибо здесь жарче и суше”. Однако куз­
нецкий предводитель дворянства обосновал необходимость об­
следования в первую очередь его уезда - “с государственной точ­
ки зрения”. Ибо после орошения в Кузнецком уезде, дескать, уро­
жаи повысятся с 30 до 60 пудов с десятины, а в Царицынском - с
10 до 15 - “только и всего!”
Потом то же самое “одеяло” начали перетягивать представи­
тели казенных земель, земель крестьянского банка, частных и кол­
лективных владений. Все хотели начинать работы в своих вотчи­
нах первыми. Потом говорили, что население не готово к пользо­
ванию устраиваемыми сооружениями и надо “проводить воспи­
тательные меры”. Обсуждали необходимость организации кур­
сов с целью подготовки работников для производства планируе­
мых работ и пользования сделанными сооружениями. В целом
присутствовавшие согласились с необходимостью и полезностью
намечаемых изыскательских работ. Мнение участников подыто­
жил вице-губернатор: “Нам надлежит благодарить докладчика за
понесенный им труд и высказать пожелания, чтоб вопросы, зат­
ронутые на настоящем совещании, получили бы безотлагатель­
ное решение”.
Решением правительства с 1914 года в Саратове были органи­
зованы две Поволжские изыскательские партии, работа которых,
как подчеркивалось, финансировалась “из средств Государсгвенного Казначейства за счет сметы отдела земельных улучшений
Министерства земледелия”. В будущем количество партий пла­
нировалось увеличить до 9-ти, но этого не произошло из-за изме­
нения политических и экономических условий.
1-я партия охватывала территории Саратовского, Царицынс­
кого и Камышинского уездов, часть Астраханской губернии и Сызранский уезд Симбирской губернии. Начальником ее был назна­
чен инженер-гидротехник Г.И. Тарловский. Контора партии раз­
мещалась на улице Гимназической, 56. Какое конкретно здание
занимала партия - неизвестно, но находилось оно в районе пере­
сечения нынешних улиц Некрасова (бывшей Гимназической) и
Московской.
2-я партия вела работы в Новоузенском и Николаевском уез­
дах Самарской губернии, в Царевском уезде Астраханской губер­
нии и частично на территории Уральской области. Начальником
2-й партии в 1914 году был инженер В.А. Курдюмов. Размеща­
лась канцелярия 2-й партии на Малой Сергиевской, 40-42 (ны­
нешняя улица Мичурина, на пересечении с Революционной).
Обе партии были основательно укомплектованы кадрами и тех­
никой. В распоряжении каждой находились автомобиль (стоимо­
стью 7500 рублей), моторная лодка, глубокие буры, разведочные
буры, геодезические инструменты, геологические молотки, гор­
ные компасы, гипсотермометры, разнообразная тара для хране­
ния образцов и проб и прочее. Вместе с полевыми рабочими чис­
ленность каждой партии была около 350 человек. Естественно,
использовался при работе партии в основном гужевой транспорт,
на автомобиле ездили только руководящие работники.
Интересно взглянуть на оклады работников партии. Они были,
по всем меркам, очень высокими. Квалифицированные специалисгы-геологи были в те времена большой редкостью, что нахо­
дило выражение в их материальном обеспечении. Личный оклад
начальника партии составлял 5000 рублей в год, или 416,66 руб­
лей в месяц, - такие деньги в Саратове мог получать только гу­
бернатор или вице-губернатор с чином действительного статско­
го советника. Для сравнения скажем, что профессор Саратовско­
го университета имел жалование 200 рублей в месяц, а городской
архитектор -150 рублей, и обе эти категории специалистов отно­
сились к весьма состоятельной части саратовских жителей. В по­
левой сезон всем инженерно-техническим работникам платились
так называемые “безотчетные деньги” (по-нашему, полевые). На­
чальник получал полевые в сумме 75 рублей в месяц. Неплохое
жалование имели и главные специалисты - гидрогеолог, агроном,
геолог, топограф - по 3600 рублей в год плюс 50 безотчетных.
Старший техник получал 2000 рублей, а техники и письмоводи­
тель-счетовод - по 1200 рублей в год, что тоже весьма неплохо как хороший приказчик у преуспевающего купца. При этом в ин­
струкции было записано, что “геолог при работе в поле должен
располагать 1 парой лошадей, 1 ямщиком и 1 рабочим для лич­
ных работ и услуг”, а техник -1 лошадью с ямщиком.
В задачи обеих изыскательских партий входили:
1) полное и широкое обследование в орогидрографическом,
гидрогеологическом, гидрометрическом, почвенно-агрономичес­
ком, метеорологическом и экономико-статистическом отношении
всего района;
2) детальное обследование тех местностей, где на основании
данных общего обследования и местных условий возможны и же­
лательны такого рода сооружения, которые имели бы государ­
ственное или широкое местное значение и являлись бы радикаль­
ной мерой борьбы с неурожаями или служили бы к улучшению
местных хозяйственных условий;
3) более подробное обследование мест, где по указаниям зем­
ства или местного населения необходимы и возможны по “тутош­
ним” условиям гидротехнические сооружения, которые могли бы
осуществляться в порядке работ общественных в случае наступ­
ления недородов;
4) приведение в пригодное для сельскохозяйственного исполь­
зования состояние государственного земельного запаса путем ус­
тройства разного рода гидротехнических сооружений.
Поясним, что гидротехническими сооружениями в то время
назывались искусственные водоемы-запруды, а также плотины,
подводящие и дренажные канавы и колод цы, призванные регули­
ровать сток и накапливать атмосферные осадки и талый снег для
последующего использования с целью орошения. Так что основ­
ные производственные объемы партии были связаны с земляны­
ми работами, которые, в основном, производились вручную - ло­
патами и кирками. Отсюда и большой численный состав партий.
Известно, что во время первой мировой войны в партиях широко
использовался труд военнопленных - это существенно удешев­
ляло общую стоимость работ.
Ключевыми фигурами в саратовских изыскательских партиях
были гидрогеологи, несшие ответственность за правильность при­
нятых инженерных решений и получение положительного резуль­
тата исследований. Так уж получилось, что и в первой, и во вто­
рой партиях на должности гидрогеологов оказались классные спе-
циалисты, обретшие впослед­
ствии и в Саратове, и в стра­
не широкую популярность и
признание и свершившие во
благо отечества немало доб­
рых дел на ниве геологии.
В первой изыскательской
партии гидрогеологом с
1914 года работал Борис
Александрович Можаровский, впоследствии профессор
геологических кафедр Сара­
товского университета. Ос­
новной разговор о нем у нас
впереди, пока же расскажем о
жизни и деятельности Бори­
са Александровича, относя­
щихся к дореволюционным
Борис Александрович
годам.
Можаровский
Б.А. Можаровский родил­
ся в 1882 году в дворянской
семье. Отец его был художественно одаренным человеком, зани­
мал должность инспектора народных училищ, имел чин действи­
тельного статского советника. В конце 1880-х семья переехала в
Вольск, откуда в 1893 году одиннадцатилетний Борис был отправ­
лен в Саратов на учебу в 1-ю мужскую гимназию казеннокошт­
ным учеником. Учился он хорошо и, кроме того, унаследовал та­
ланты отца - отлично рисовал, имел прекрасный голос (который
со временем трансформировался в сочный бас) и писал стихи.
Жил Борис в то время на квартире в доме по улице Соляной со­
вместно с двумя своими товарищами. Но у гимназического на­
чальства Борис снискал репутацию крамольника за “вольные
стишки, высмеивающие гимназические порядки”. В результате, в
1899 году его перевели в тамбовскую гимназию, которая была ус­
пешно закончена в 1901 году.
В 1902 году он поступил в Московский университет на меди­
цинский факультет, и проучившись два года, перешел на геологи­
ческий факультет - не без влияния профессора кафедры геологии
Алексея Петровича Павлова. Лекциями последнего Борис заслу­
шивался - “ни один учебник геологии, даже самый полный и доб­
росовестный, никогда не мог дать нам, ученикам А.П., того что
мы получили на лекциях по общей геологии”.
В 1909 году университет был закончен, и Борис Александро­
вич выехал на работу в Тулу, где работал гидрогеологом в губерн­
ском земстве. В 1914 году он принял приглашение Министерства
земледелия направить его на работу в 1-ю Поволжскую изыска­
тельско-строительную партию в Саратов, город его детства.
Он был назначен “руководителем гидрогеологического отдела
партии с 1 мая 1914 года с содержанием 2700 рублей в год плюс
400 рублей безотчетных разъездных”. В дальнейшем оклад Бори­
са Александровича увеличился. В его сохранившемся личном деле
есть бумаги, относящиеся к началу работы в Саратове.
“Согласно сообщению Московского градоначальника небла­
гоприятных сведений о политической благонадежности окончив­
шего Московский университет гидрогеолога 1-й Поволжской
изыскательской партии Бориса Александровича Можаровского в
делах градоначальника не имеется”.
“Предъявитель сего, гидрогеолог Б. А. Можаровский как рат­
ник ополчения III разряда призыва 1903 года пользуется отсроч­
кой призыва по мобилизации в войска согласно журнального по­
становления №1123 августа 1914 г. Саратовского городского ко­
митета по предоставлению отсрочек”.
Жизнь Бориса Александровича в период его работы в партии
состояла из сплошных разъездов и командировок. Полевой сезон
начинался в апреле, заканчивался в октябре. Камеральная обра­
ботка и подготовка отчета проходила в Саратове и в Москве. Как
представляется, временная квартира Можаровского в Саратове на­
ходилась при конторе партии по адресу, ранее упомянутому, - Гимназическая, 56.
Был Борис Александрович холост, молод, здоров, увлеченно и
продуктивно работал, обследуя огромные территории. Часто ему,
кстати, приходилось заменять начальника партии, на этой долж­
ности почему-то новоназначенные лица из числа местных инже­
неров долго усидеть не могли.
Борис Александрович проработал в 1-й изыскательской партии
вплоть до 1918 года, а затем переехал в Москву на должность на­
чальника геологического сек­
тора Управления водного хо­
зяйства при Наркомземе
РСФСР. Там он прослужил
всего год. В 1919 году перешел
на преподавательскую работу
- принял должность заведую­
щего кафедрой геологии и гид­
рогеологии Горецкого сельско­
хозяйственного института в
Белоруссии. В 1923 г. он вер­
нулся в Саратов на должность
профессора кафедры геологии
Саратовского университета, в
каковой проработал до конца
своей жизни. Об этом периоде
жизни Б.А. Можаровского мы
узнаем из следующей главы
Александр Николаевич
этой книги.
Мазарович
После отъезда Б.А. Можа­
ровского “руководителем гидрогеологического отдела 1-й Повол­
жской партии” стал Александр Николаевич Мазарович - выдаю­
щийся российский и советский геолог, ученый и практик, один из
крупнейших отечественных специалистов в области гидрогеоло­
гии и стратиграфии верхнепермских и триасовых отложений.
А.Н. Мазарович родился в 1886 году в Петербурге. В 1912 году
окончил естественное отделение физико-математического факуль­
тета Московского университета по специальности “Геология”, был
учеником А.П. Павлова. Работал при кафедре геологии, в
1917 году получил звание приват-доцента. В 1-ю Поволжскую
изыскательскую партию поступил на службу в 1915 году, был по­
мощником Б.А. Можаровского, а затем вел работы самостоятель­
но. В Саратове проработал до 1920 года, когда на базе двух партий
была создана одна, где главным гидрогеологом стал Ф.П. Саваренский. А.Н. Мазарович переехал в Москву, где с 1921 по 1929 год
служил в Управлении мелиорации Наркомзема РСФСР. Им за этот
период опубликовано много статей по вопросам гидрогеологии,
выпущено руководство по методике полевых гидрогеологических
исследований. С начала 30-х годов А.Н. Мазарович работал на
кафедре геологии МГУ в должности профессора, а в 1937 году
стал ее заведующим. Под его руководством была разработана де­
тальная стратиграфическая схема верхнепермских и триасовых
отложений на территории Кировской, Куйбышевской областей и
Заволжья.
В МГУ он читал курсы геологии материков, исторической гео­
логии, геологии СССР, опубликовал много статей и книг (129 на­
званий), был редактором XI тома “Геологии СССР” и членом на­
учно-технического совета Министерства геологии. Он любил и
знал историю и архитектуру Москвы, поражал всех знакомых зна­
нием отечественной поэзии. Умер А.Н. Мазарович в 1950 году.
Во 2-й Поволжской изыскательской партии пост гидрогеолога
с1915по1922 год занимал не менее известный впоследствии спе­
циалист, ученый и практик, один из основателей советской (пере­
довой!) школы гидрогеологии Федор Петрович Саваренский, ав­
тор многочисленных научных трудов и учебных пособий по гид­
рогеологии и инженерной геологии.
Он родился в 1881 году, учился в Московском университете на
одном курсе с Б. А. Можаровским. Вместе они и закончили курс
обучения в 1909 году. Известно, что в период с 1909 по 1914 год
Федор Петрович работал в Тульской и Черниговской губерниях,
где проводил почвенные исследования. В 1915 году он приехал в
Саратов, где в составе 2-й Поволжской изыскательской партии
начал заниматься гидрогеологией и инженерной геологией. Здесь
основное время он проводил, как и положено геологу, в разъездах
по местам ведения работ (в основном в Заволжье). В Саратове он
снимал квартиру на Большой Сергиевской, д. 44, кв. 28 - на ны­
нешней улице Чернышевского в районе улицы Приютской (сей­
час Комсомольской). Здесь жила и его семья - жена Алевтина,
сын Сергей и мать Анна Аксентьевна Успенская. Период работы
Федора Петровича пришелся на трудное время первой мировой
войны, революции и гражданской войны. Часто приходилось за­
мещать меняющихся начальников партии, выезжать в Москву на
совещания и согласования в начальствующие инстанции. В лич­
ном деле Ф.П. Саваренского сохранились любопытные бумаги, от­
ражающие специфику того сурового отрезка отечественной ис­
тории.
Документ от 1 декабря
1918 года: “... ввиду того, что
члену коллегии 2-й Поволжс­
кой изыскательской партии
гидрогеологу Ф.П. Саваренскому поручаются вечерние ра­
боты по редактированию отче­
та партии, партия просит вы­
дать т. Саваренскому на теку­
щий месяц ордер на дополни­
тельное получение керосина
из районной лавки №12 по
1 фунту в день”.
От 21 июня 1919 года:
“Квартиру Ф.П. Саваренского
просят считать не подлежащей
выселению или уплотнению в
связи с командировкой отв.
Федор Петрович
квартиросъемщика в Вольск
Саваренский
на 2 недели”.
От 28 июля 1919 года:
справка о наличии “изыскательского снаряжения у Ф.П. Саварен­
ского - бинокля, горного компаса и других предметов специаль­
ного назначения”, дабы “при осмотре багажа означенное снаря­
жение не подвергалось реквизиции или какой-либо задержке”.
И еще - трогательное обращение к Ф.П. Саваренскому от
20 сентября 1920 года: “Наличный состав 2-й Поволжской изыс­
кательской партии, ощущая острую нужду в продуктах первой
необходимости, в особенности в жировых веществах, обращает­
ся к Вам, как к представителю партии, с просьбой приобрести
для них на местном рынке или в ближайших селах масло и сало.
Список лиц и деньги препровождаем через техника Мейера”.
Федор Петрович проработал в Саратове до 1922 года. Вместе
с производственной деятельностью он занимался и научной, и пре­
подавательской работой в Саратовском университете на кафедре
минералогии, которая была организована при естественном отде­
лении физико-математического факультета. В 1922 году Ф.П. Саваренский переехал в Москву, где работал в центральных геоло­
гических учреждениях страны (Геологический комитет, Главное
геологическое управление). В 1925-1930 годах он руководил гидро- и инженерно-геологическими изысканиями в Заволжье, с
1930 года - профессор МГРИ, в котором создал и возглавил ка­
федру инженерной геологии. С 1935 года Федор Петрович рабо­
тал в Академии наук СССР, где по его инициативе в 1943 году
организовалась лаборатория гидрогеологических проблем, кото­
рой впоследствии было присвоено имя Саваренского. Под его ру­
ководством в тридцатые годы была составлена первая сводка по
подземным водам СССР. Ф.П. Саваренский в качестве эксперта
принимал участие в рассмотрении всех крупнейших гидротехни­
ческих сооружений страны (Днепрострой, Волгострой, канал
им. Москвы, гидроэлектрические станции на Каме и др.). Умер
Ф.П. Саваренский в 1946 году.
А теперь немного расскажу о постановке геологической науки
и образования в Саратове в дореволюционное время.
Курс минералогии в Императорском Николаевском универси­
тете читался студентам 1-го курса единственного сначала меди­
цинского факультета с 1910 года. Читал сей курс экстраординар­
ный профессор Р.Ф. Холлман, преподававший также органичес­
кую и неорганическую химию. В лекциях освещались вопросы
использования отдельных минералов для врачевания больных, для
приготовления из них препаратов и медикаментов, применяемых
в ходе лечения некоторых болезней.
В 1917 году, когда университет стал называться просто Саратов­
ским, в его составе на естественном отделении физико-математи­
ческого факультета в помещении 2-го корпуса была организована
кафедра минералогии и кристаллографии, на заведование которой
был приглашен приват-доцент Томского университета Павел Про­
копьевич Пилипенко. Он родился в 1877 году, окончил геологичес­
кий факультет Московского университета в 1902 году и был уче­
ником знаменитого ученого-геологаВ.И. Вернадского. П.П. Пили­
пенко стоял у истоков саратовской научной геологической школы.
Но полноценного заведования кафедрой у П.П. Пилипенко не по­
лучилось. Он прочитал курс лекций в ранге заведующего лишь в
1918 году. Затем, выехав за семьей в Томск, Павел Прокопьевич
оказался в тылу у колчаковской армии и более года прожил с семьею
в Нижнем Тагиле, где работал в средней школе. В его отсутствие
занятия на кафедре временно
вел профессор геологии сельс­
кохозяйственного института (а
потом агрофака СГУ) профес­
сор В.В. Поляков. П.П. Пилипенко вернулся в Саратов лишь
в 1921 году и до 1926 года со­
стоял при кафедре в должнос­
ти профессора. Им был создан
минералогический музей, куда
вошли коллекции минералов
из Радищевского музея, част­
ные коллекции и собрание ми­
нералов, привезенное из Ака­
демии наук. Наиболее важной
заслугой П.П. Пилипенко сле­
дует считать оборудование ми­
Павел Прокопьевич
нералогической лаборатории,
Пилипенко
которая была приспособлена
для научно-исследовательской
работы. Им опубликовано несколько статей в “Ученых записках
СГУ” в период с 1923 по 1927 годы, когда возобновилась издатель­
ская деятельность университета:
“К вопросу радиоактивности саратовского метеорита падения
1918 года”,
“О кристаллизации йодистого калия на мусковите”,
“Радиоактивность вод в окрестностях Саратова”,
“Глауконит с горы Лысой у Саратова”,
“Сульфаты горы Соколовой у Саратова”.
Жил П.П. Пилипенко в Саратове на улице Розы Люксембург,
д. 18, кв. 2.
В 1926 году П.П. Пилипенко уехал в Москву, где работал про­
фессором в столичном университете до 1930 года, а потом в МГРИ
до 1940 года. Основные его работы посвящены развитию генети­
ческого направления в минералогии, а часть работ - региональ­
ной минералогии (в частности, Алтая). Умер П.П. Пилипенко в
1940 году.
Такова вкратце дореволюционная история саратовской геоло­
гии. Подробное освещение ее затруднительно ввиду скудости име­
ющихся сведений. Но будем надеяться, что основные события,
относящиеся к рассматриваемой теме, описаны, как и названы
имена первых профессионалов-геологов, трудившихся на сара­
товской земле до 1917 года и в самые первые годы советской вла­
сти. К ним, этим именам, наверное, можно добавить еще несколь­
ко геологов: А.И. Семихатова, А.В. Нечаева, А.П. Розанова,
А.П. Павлова, Н. А. Димо, С.И. Никитина, работавших здесь и ос­
тавивших нам описания и аналитические результаты исследова­
ний. Но пребывание их здесь было очень недолгим, а вышедшие
печатные труды, касающиеся саратовской геологии, - краткими и
единичными. А посему будем считать, что первый этап - этап
зарождения, неуверенного развития и робкого становления сара­
товской геологии как отрасли науки, производства и образования,
нами рассмотрен. К первому этапу примыкает следующий, охва­
тывающий 20-30-е годы, о котором мы поговорим в следующем
разделе настоящего повествования.
На марше
к открытиям
(1920 - 1930-е годы)
Р
еволюция и гражданская война оставили в только что
зародившейся саратовской геологической отрасли плачев­
ное наследие - как и в иных сферах народного хозяйства, и
по всей стране. Изыскательские гидрогеологические работы с це­
лью мелиорации в условиях всеобщей разрухи, голода, военных
действий и некомпетентности новых властей постепенно свора­
чивались, хотя формально Саратовский губисполком намерен был
их продолжать в том ключе, в коем они утвердились в последние
предреволюционные годы. Но по нехватке средств и специалис­
тов, разбежавшихся кто куда, в 1920 году две работавшие партии
слились в одну, а в 1922 году гидрогеологические изыскания на
территории Саратовской губернии вообще прекратились. Ключе­
вые работники партии Б. А. Можаровский, Ф.П. Саваренский,
А.Н. Мазарович-геологи-профессионалы, определявшие направ­
ление изысканий и отвечавшие за их результаты, уехали в столи­
цу, где начали трудиться в центральных геологических структу­
рах.
На долгие годы масштабные производственные геологические
работы, субсидируемые государственными ведомствами, в Повол­
жье прекратились. Ни геологической, ни гидрогеологической
съемки, ни серьезных поисков каких-либо полезных ископаемых
здесь не велось вплоть до начала 30-х годов, когда общее эконо­
мическое оздоровление, начавшееся с введения нэпа и продол­
женное в связи с курсом на индустриализацию, привело к некото­
рой активизации и в геологической отрасли. В эти “глухие” вре­
мена (1918-1930 гг.) продолжали функционировать лишь ресур­
содобывающие службы. Полная остановка работы Вольских це­
ментных предприятий, а также многочисленных строительных
организаций, нуждавшихся в огнеупорной глине, песке, извести,
означала бы тогда вообще стопроцентный экономический апока­
липсис. Продолжались в губернии в ограниченном объеме и то­
пографические работы, чему способствовали, в частности, зака­
зы центрального военного ведомства, срочно нуждавшегося в
крупномасштабных топографических картах, необходимых, как
известно, для подготовки и проведения серьезных боевых опера­
ций, что было актуально в условиях еще незакончившейся граж­
данской войны. В 1918 году в Москве было создано Высшее гео­
дезическое управление (ВГУ), ведавшее с той поры всеми топогеодезическими работами на территории России. В конце
1920 года в Саратове был учрежден Приволжский отдел ВГУ, ко­
торому было предоставлено помещение под канцелярию и про­
изводственные службы на улице Приютской, 37 (ныне - ул. Ком­
сомольская, в квартале между Первомайской и Революционной).
Данное учреждение явилось предшественником мощной геоло­
гической организации, известной в конце 30-х годов под названи­
ем НВГРТ (Нижневолжский геолого-разведочный трест), почему
я и начинаю повествование о саратовской геологии 20-х годов с
обстоятельств производственного бытия упомянутого Приволж­
ского отдела. Обстоятельства эти выяснены по отрывочным дан­
ным, найденным в государственном архиве Саратовской области,
в ветхих папках фонда №2222.
В конце 1921 года отдел был переименован в Приволжский по­
левой округ ВГУ, в составе которого в 1921-1922 годах функцио­
нировали:
топографо-геодезическое отделение (“заведывающий”
Г.М. Зифферт),
картографическое отделение (зав. С.К. Толмачев),
инструментальное отделение (зав. И.М. Плетнев),
финансовый отдел (зав. В.М. Иншаков),
хозяйственный отдел (зав. В.И. Акуньшин).
Комендантом здания округа был Н.К. Александров. Начальни­
ком округа в 1921 году значился В. Лукьянов, а его заместителем
- И.Н. Борисов. Никаких сведений о них мы не имеем.
Все указанные службы размещались в здании округа, при ко­
тором был также обширный двор с гаражом и конюшней. В веде­
ние округа входили и дела сворачивающейся изыскательской
партии, где еще работал Ф.П. Саваренский. 1 ноября 1921 года его
перевели на должность “заведывающего учебной частью” вновь
организованного топографического училища Приволжского ок­
руга ВГУ, а его сына Александра зачислили на службу в сам округ
- “в картографическое отделение делопроизводителем I разряда”.
Отец и сын Саваренские работали на своих должностях до пол­
ной ликвидации изыскательской партии в 1922 году, а потом уеха­
ли в Москву. Контора же бывшей 2-й изыскательской партии, на­
ходившаяся на Малой Сергиевской, 40-42 (угол Введенской), была
вскоре передана проектно-изыскательской партии “по исследова­
нию судоходства на р. Урал и отвода вод из него для обводнения
долины Кушума”. Надо полагать, что размещение в Саратове этой
организации, занимающейся проблемами судоходства на реке
Урал, вызвано было дефицитом специалисгов-гидрогсологов, не­
много их было в нашем городе, но они совершенно отсутствова­
ли на полупустынных заволжских территориях. Впрочем, уже
через 2 года указанные службы переместились в г. Уральск под
крыло казахстанского ведомства.
Деятельность Приволжского округа захватывала обширную
территорию. В его подчинении были так называемые “районы”,
бывшие структурными единицами округа, в ведении которых на­
ходились определенные площади работ. К 16 февраля 1922 года
таких “районов” в составе округа было пять:
Сызранский (начальник В.Я. Эрлих),
Симбирский (начальник Н.В. Григоровский),
Саратовский городской (начальник В.А. Морковкин),
Саратовский районный (начальник С.И. Мишарев),
Астраханский (начальник не указан).
Несколько позже в состав Приволжского округа была включе­
на территория Пензенской губернии.
Как видим, Приволжский округ ВГУ был разветвленной орга­
низацией, ведущей работы и в самом Саратове, и на значитель­
ном удалении от него. Общее число работников в округе состав­
ляло около 1000 человек.
В Саратове, в главной конторе округа, работали руководящие
кадры, инженерно-технический персонал и службы обеспечения
-хозяйственные работники, работники гаража и обоза, машини­
стки, переписчицы, курьеры, рассыльные, истопники, сторожа,
вахтеры. В числе служащих встречаются то и дело фамилии, из­
вестные в дореволюционном Саратове своими деяниями отнюдь
не на топографо-геологической ниве. Так, 26 октября 1921 года в
округ была принята на должность секретаря Анна Давыдовна Куфельд, бывшая начальница 2-й женской гимназии, известный в
нашем городе деятель народного образования. Ее брата, извест­
ного в Саратове учителя географии Александра Давыдовича Гесс,
зачислили 4 мая 1922 года на должность преподавателя в топог­
рафическое училище. Профессор Леонтьев с бывших Высших
сельскохозяйственных курсов был принят в феврале 1921 года на
должность геодезиста. Свидетельствует это, в частности, об ост­
рой нехватке грамотных и образованных людей в Саратове в то
время, отягощенное к тому же послереволюционной разрухой и
голодом.
О голоде напоминают и отдельные приказы по конторе округа
в Саратове:
от 27 октября 1921 года - “ввиду закрытия столовой Приволж­
ского отдела считать отчисленной со службы зав. столовой Невежину Е.И., повариху Шувалову И.С., талонщицу Гумееву Н.П.”;
от 6 декабря 1921 года - “для осмотра павшей лошади назна­
чить комиссию в составе... (4 человека. -B.C.). О результатах ос­
мотра составить акт в присутствии ветеринарного врача Крюко­
ва”;
от 9 декабря 1921 года - новая комиссия в связи с вновь пав­
шей лошадью;
от 14ноября 1921 года-“считать нижепоименованных сотруд­
ников картографического отдела... (указано 8 фамилий. - В. С.),
имеющими право на получение бронь-пайка”.
Но жизнь, тем не менее, шла своим чередом, и работа всех
подразделений округа не останавливалась.
С 1-го мая начинался полевой сезон, и партии разъезжались по
территориям округа. Полевые работы обычно продолжались до
1 ноября, после чего наступал камеральный и ремонтный период.
В 1925 году Приволжский округ ВГУ возглавлял инженер
В.П. Лузин. Он был известным специалистом саратовской топогеодезической службы. Точный год рождения В.П. Лузина не ус­
тановлен, очевидно, он родился около 1890 года, окончил Мос­
ковский межевой институт, где учился у известного ученого
Ф.И. Красовского, впоследствии члена-корреспондента АН СССР.
В 1914 году В.П. Лузин начал работу в Поволжье, выполняя в раз­
ных его районах “нивелирные работы 1-го разряда”. После рево­
люции Владимир Петрович трудился на ответственных должнос­
тях в Приволжском полевом округе ВГУ, а в середине 20-х годов
стал его начальником. В дальнейшем, в начале 30-х годов он пе-
решел на работу на географи­
ческое отделение Саратовско­
го университета, где в 1933
году возглавил кафедру геоде­
зии. С 1935 по 1937 год он был
деканом геолого-почвенного
факультета, который на пер­
вых порах (в 1933-1935 гг.)
имел и географическое отделе­
ние. В 1938 году ему была при­
своена ученая степень канди­
дата технических наук. В дол­
жности заведующего кафед­
рой геодезии и ее доцентом
Владимир Петрович работал
до 1960 года. Им было опубли­
ковано множество научных раВладимир Петрович
бот, в том числе большая моЛузин
нография “Устойчивость гео­
дезических знаков, заложен­
ных в условиях вечной мерзлоты”.
Но вернемся в середину 20-х. Как указано в справочнике “Весь
Саратов. 1925 год”, “отделы” Приволжского округа работали так­
же в Покровске, Симбирске и Сызрани. Кроме того, функциони­
ровали отдельные партии - в Казани при политехникуме, в Сама­
ре при геотехникуме и в Бузулуке. Велись работы также в Цари­
цыне и Астрахани. Можно представить, сколь обширная терри­
тория была подведомственна Приволжскому округу, главная кон­
тора которого находилась в Саратове на Приютской, 37. Цели и
задачи работ округа были определены в тот период так:
изучение топографии Поволжья,
съемка и нивелировка отдельных местностей,
изготовление и издание карт для государственных и хозяйствен­
ных целей,
'
продолжение съемки в Поволжье в масштабе 1:25000 на пло­
щади 80000 км2, из которых две трети расположено в Новоузенском и Дергачевском районах.
В ближайших планах округа в 1926 году были топографо-гео-
дезические работы в Республике немцев в Поволжье и в Киргиз­
ской республике.
В 1929 году округ был преобразован в Приволжское геодези­
ческое объединение Главного геодезического комитета. Началь­
ником его работал до 1930 года некто Амвросий Ефимович Онилов, сведений о котором мы не имеем. Деятельность объедине­
ния продолжалась в том же ключе. Известно, что съемочные ра­
боты в сезон 1929 года проводились в Калмыкии, в Сталинграде
и в кушумских зерносовхозах.
Интересно, что в тот же период функционировала в объедине­
нии астропартия. Цели и задачи ее не названы, но названы среди
прочих работников две непривычные для геодезического пред­
приятия должности - инженера-астронома и радиотехника. Ра­
боты проводились в Александровом Гае, но указан и пункт на­
блюдения в Саратове - “во дворе госуниверситета”.
При объединении по-прежнему функционировал топографи­
ческий техникум, расположенный в здании на углу Часовенной и
Вознесенской, “на площади Комсомола”. Здание это, надо пола­
гать, впоследствии занимала 20 средняя школа, теперь гимназия
№ 4. В 1930 году произошло новое преобразование. На базе гео­
дезического объединения было создано Приволжское геодезичес­
кое управление ГТК. Начальником его был назначен Зиновий Григорьевич Григорьев. Он проработал вплоть до января 1932 года,
когда последовала очередная пертурбация. Управление преобра­
зовалось в Приволжский аэрофотогеодезический трест Главного
геодезического управления и, естественно, обрело нового управ­
ляющего. Им стал Сергей Львович Подгорбунский, данные о ко­
тором также отсутствуют. К сожалению, отсутствуют сведения и
о работах треста в части “аэрофото”. Но имеется довольно об­
ширная информация об остальной части. Причем, наконец-то
появляются признаки “геологизации” рассматриваемой нами орга­
низации. Хотя превалировала в ее деятельности геодезическая
съемка (М 1:25000 и 1:50000), которой занимались более 10 по­
левых партий, в составе последних появляются должности то стар­
шего геолога, то геолога, то младшего геолога. В структуре трес­
та организуется “Горно-буровой семинар”, возглавляемый инже­
нером по буровым работам Г.А. Титаренко. Бурение было пока
только ручное, а значит, неглубокое. Кроме того, создается в тре­
сте химлаборатория и гидрогеологическая секция (заведующий
А. А. Дорофеев). И наконец в 1932 году в документах упоминает­
ся геолого-разведочный сектор и какая-то “геокамера” (заведую­
щий В.Н. Корнеев). А в следующем 1933 году в составе треста
вела работы гравиметрическая партия на территории Заволжья.
Известно, что камеральная обработка материалов этой партии
проводилась “при геофизическом секторе ЦНИГР” (что значит
эта аббревиатура, установить пока не удалось).
C.JT. Подгорбунский оставался в должности управляющего тре­
стом довольно долгий срок - 5 лет - вплоть до конца 1937 года.
Наметившаяся тенденция “геологизации” треста в это время
сохранялась и даже усиливалась. С трестом сотрудничали уче­
ные Саратовского университета - профессор Б.А. Можаровский,
ассистенты B.C. Васильев и С.А. Жутеев. В конце 1932 года уже
работало несколько геолого-разведочных партий (техрук
П.А. Шинзятов). Как следствие определенной переориентации
Приволжского аэрофотогеодезического треста распоряжением
центральных властей в апреле 1934 года он в очередной раз был
переименован и стал называться “Геолого-гидрогеодезической
конторой в Саратове”. С обретением нового названия контора
обрела и новое помещение, ибо старое, находившееся в доме 37
на Приютской улице, было тесным и неприспособленным для
увеличивавшегося штата учреждения. Очевидно, весной 1934 года
с прибытием в Саратов нового энергичного первого секретаря
крайкома А.И. Криницкого контора перебазировалась в бывший
купеческий особняк на улице Сакко и Ванцетги, 21, где заняла не
только более просторные апартаменты в самом здании, но и по­
лучила в пользование многочисленные подсобные и хозяйствен­
ные помещения во дворе. (В это же приблизительно время топог­
рафический техникум преобразуется в геолого-разведочный и по­
лучает новое помещение в бывшем торговом корпусе на Верх­
нем базаре, на углу Ленина и Кооперативной, ныне улица Горького).
Круг задач конторы существенно расширился, что явствует из
сохранившегося положения об ее отделах. Первым в перечне под­
разделений конторы назван все-таки “отдел геодезии и картогра1фии”, который “имеет основной задачей производство топографо-геодезических и картографических работ на территории дея-
тельносги конторы в целях изучения ее в топографическом отно­
шении и содействие через это поднятию и развитию производи­
тельных сил Союза ССР”.
Вторым назван “планово-экономический отдел”, который осу­
ществляет:
“экономическую проработку задач деятельности конторы” по
созданию материально-сырьевой базы для промышленности Са­
ратовского и Сталинградского краев и Западного Казахстана,
разработку перспективных планов по геолого-разведочной и
геодезической службе для этих же территорий.
Далее - “отдел минеральных ресурсов” с задачами:
координирование, учет, систематизация, обобщение и обработ­
ка данных по различным видам минерального сырья;
учет запасов всех видов минерального сырья по всему району
деятельности конторы.
В документах указан и начальник этого отдела. Им была Алек­
сандра Ивановна Котова. Удалось разыскать и некоторые сведе­
ния о ней. Она родилась в 1898 году, в 1925-м окончила Саратов­
ский сельскохозяйственный институт. С 1931 года работала лабо­
рантом кафедры минералогии СГУ, с 1933 - геологом Приволжс­
кого аэрофотогеодезического треста, затем геологом и старшим
геологом Союзной геологической конторы в Саратове и Нижне­
волжского геолого-разведочного треста. Перед выходом на пен­
сию в конце 50-х годов работала в Нижневолжском филиале
ВНИГНИ.
Далее - “геолого-разведочный отдел” (начальник Зайкин).
“Задачи отдела по характеру могут быть разбиты в порядке их
выполнения на следующие стадии:
подготовка к полевым работам,
производство полевых работ (съемочных, поисковых, геолого-разведочных, гидрогеологических и инженерно-геологичес­
ких),
производство камеральных работ”.
В положении также записано, что “отдел обслуживает все по­
исковые, съемочные, геолого-разведочные работы, а также раз­
ного рода гидрогеологические и инженерно-геологические изыс­
кания на территории работы конторы”.
Ну и наконец - “финансово-бухгалтерский отдел”: “организа­
ция бухгалтерского учета и руководство финансовой отчетнос­
тью конторы, как и входящих в нее предприятий”, а также “разра­
ботка смет и планов финансово-производственной деятельности”.
Всоставе конторы указаны также “кабинет петрографии” (“ана­
лиз и заключения по присылаемым с мест образцам”) и “хими­
ческая лаборатория” (“производство физико-механических и хи­
мических анализов и испытаний технологических свойств мине­
рального сырья”).
Таковы были основные производственные подразделения пер­
вого настоящего государственного геологического предприятия в
Саратове в 1934 году.
Работа конторы вобрала в себя приметы своего времени. Рабо­
чий день (тогда говорили “занятия”) длился в 30-х годах с 10 ча­
сов утра до 17 часов вечера с перерывом на обед с 13 до 1330. В
издаваемых по конторе приказах периодически звучат пламенные
призывы “досрочно выполнить принятые конторой обязательства
перед пролетарским государством”, “ударно развернуть свою ра­
боту и дать ее наилучшим образом”, “в ответ на происки импе­
риализма закончить текущий квартал на две недели раньше от­
четного срока”...
Как же работала “геолого-гидрогеодезическая контора”, пере­
именованная в августе 1935 года в “Союзную геологическую кон­
тору в Саратове”? Сохранившиеся отчетные данные о работах кон­
торы за 1935 год позволяют представить характер ее деятельнос­
ти. В составе конторы работали в полевой сезон пять топографи­
ческих съемочных партий (27 отрядов) и шесть геолого-разведочных партий. В числе последних одна одноотрядная партия зани­
малась поисками песков, и пять партий вели работы с задачами
гидрогеологических и инженерно-геологических изысканий. Кро­
ме того, в конторе работали три тематические партии, то есть ре­
шали они не производственные, а исследовательские задачи. Одна
партия занималась изучением кепроков (каменных шлемов соля­
ных куполов, перспективных на наличие серы, асфальта, нефти и
других так называемых акцессорных минералов), одна исследо­
вала места скопления глауконитов (проблема возникла в связи с
постановкой вопроса о смягчении жестких вод Поволжья, для чего
требовался глауконит), и еще одна обследовала выходы на повер­
хность отложений карбона в бассейне р. Чардым. Причем отме­
чалось, что одновременно с полевыми геологическими работами
во всех партиях проводилось взятие проб для химических анали­
зов “с целью газовой разведки”.
Гидрогеологические и инженерно-геологические работы ве­
лись с целью водоснабжения совхозов в Заволжье, в районах Воль­
ска и Бекова. Приведен в отчете неутешительный вывод, что “уве­
личение дебита водных скважин может последовать только в слу­
чае изменений в благоприятную сторону метеорологических ус­
ловий, то есть в результате только случайных явлений”. Поэтому
рекомендовано было использовать волжскую воду.
Инженерно-геологические работы проводились в основном в
Саратове “с целью выяснения пригодности грунтов для строи­
тельства промышленных предприятий” (шарикоподшипниково­
го завода, ТЭЦ-2, химкомбината и других). В Саратове же, “на
территории артполка”, велись гидрогеологические исследования.
Указано, что скважина, пробуренная на глубину 180 м, вскрыла
на отметке 126 м сеноманский водоносный горизонт “с неогра­
ниченным притоком воды”. Кепроки изучались в районе соляных
куполов близ станции Озинки. Было выявлено много калия и маг­
ния в керне соли.
К 1января 1935 года контора имела всего 3 укомплектованных
буровых станка и 9 станков без части необходимого оборудова­
ния. Указано, что “путем ремонта и сортировки к полевому сезо­
ну контора удвоила количество ручных буровых комплектов”, к
сожалению, не сообщается, сколько же их всего было. Но работа­
ли в буровом подразделении к концу 1935 года 200 инженеров,
техников и рабочих. С использованием бурения в 1935 году про­
водились следующие работы:
разведка на уголь в Котельникове. Там глубина проектной сква­
жины была равной 600 м. Бурение, начатое 17 декабря 1934 года
с отметки 58 м, к 1 января 1935 года достигло отметки 195 м;
разведка известняков в Арчединском районе. Указывалось, что
по данным ее подсчитаны запасы и выявленное месторождение
“имеет практическое и научное значение”;
гидрогеологические изыскания трассы строительства УралИлецкой железной дороги. Был составлен геологический разрез
по трассе протяженностью 255 км. Намечены пункты водоснаб-
разведка строительных материалов в Сталинградском крае;
инженерно-геологические работы в Саратове под строитель­
ство шарикоподшипникового завода, завода силикатного кирпи­
ча и моста в Сталинграде через р. Царицу.
Приводился объем буровых и горно-проходческих работ, вы­
полненных конторой в 1935 году во всех районах:
механическое бурение - 1318 м: проходка на 1 станко/месяц 53 м, на 1 станко/смену - 0,75 м. Ручное бурение - 5809 м: про­
ходка на 1 станко/месяц-93 м,на 1 сганко/смену-2,03 м. Шур­
ф ы - 169 м.
Из сравнения цифр ручного и механического бурения видно,
на каком низком уровне находилась тогдашняя саратовская (и, ста­
ло быть, российская) буровая отрасль. Основной объем буровых
работ приходился на ручное бурение!
В 1935 году конторой были закончены камеральные работы по
геосъемке 1934 года в районе озер Эльтон и Баскунчак. Кроме
того, тогда же завершились камеральные работы по разведке бром­
содержащих вод в Западном Казахстане.
Так выглядела производственная геологическая служба в Са­
ратове в середине 30-х годов. Руководящий аппарат конторы к
апрелю 1936 года был представлен следующими ключевыми ра­
ботниками:
управляющий C.JI. Подгорбунский. Оклад 914 руб. в месяц;
начальник геолого-разведочного отдела В.Е. Савельев. Оклад
814 руб.;
старший инженер-гидрогеолог Н.В. Кулаков. Оклад 600 руб.;
начальник топогеодезического отдела М.В. Славкин-Прохоров.
Оклад 714 руб.;
начальник планово-финансового отдела В.Н. Пакшин. Оклад
650 руб.
Контора входила в состав Главного геологического управле­
ния, начальником которого был академик И.М. Губкин. А управ­
ление являлось структурой Министерства тяжелой промышлен­
ности, министром которого был Л.М. Каганович.
В 1937 году в штате конторы, состоявшем примерно из тех же
работников, появились заведующий научно-исследовательским от­
делом А.А. Киреев, заведующий кабинетом петрографии и полез­
ных ископаемых В.Я. Дорохов, его ассистент B.C. Васильев, за­
ведующий кабинетом региональной геологии А.И. Котова и заве­
дующий “станции по геохимии солей” профессор Н.А. Шлезин­
гер. Часть этих работников трудилась в конторе по совместитель­
ству.
В конторе имелось 9 геолого-разведочных партий и буротрядов, а также отдельно обозначенное сталинградское бюро и то­
пографическая партия. Как видим, учреждение становилось превалирующе геологическим. Приказы и распоряжения по конторе
полностью отражают специфику ее производства и духа того про­
тиворечивого времени.
“Ввиду пустынности района и отсутствия нарпитовских сто­
ловых разрешить начальнику партии заготовку продуктов за счет
средств на финансирование работ”.
“Учитывая приближение буранов и полного бездорожья, на­
чальнику партии обеспечить работы на это время запасами про­
дуктов, горючего, топлива для вышек и общежития рабочих... ”
“Коллектор Саратовской партии член ВЛКСМ АА. Плохов при
серьезном отношении к своим производственным обязанностям
одновременно успешно осваивает летное мастерство, будучи учлетом саратовского аэроклуба. За время учебы в аэроклубе тов.
Плохов А. А. имеет только хорошие и отличные оценки. В день
праздника Сталинской авиации вынести тов. Плохову благодар­
ность и премировать его 200 рублями. Расход отнести за счет фон­
да директора”.
“Обязать посещать 19 человек из инженеров конторы (список
приводится. -B.C.) кружок “Петрография осадочных пород” (лек­
тор B.C. Васильев) по 4 часа в шестидневку. Лекции в здании кон­
торы, практикум в СГУ. Староста А.И. Иванова”.
“Вследствие ареста бухгалтера техмастерских - врага народа
Добролюбова - временным бухгалтером в техмасгерские назна­
чить тов. Дротт Сигизмунда Генриховича”.
Большой приказ “О недостатках в работе”, где констатирует­
ся, что “никакой работы по выявлению стахановцев и ударников
на предприятии не проводится”, “что имеют место несчастные
случаи вследствие игнорирования техники безопасности”, что “ав­
томобильный и гужевой транспорт плохо организованы для об­
служивания работ. Машины ломаются, а подводы - случайные”,
что “бытовое обслуживание рабочих не налажено”, что “некою-
рые начальники партий много времени проводят в Саратове, уст­
раняясь от руководства полевыми работами”.
И на основании этого - знакомые по советским временам фор­
мулировки: “ужесточить”, “устранить”, “прекратить игнорирова­
ние”, “создать условия как на буровой, так и в камеральной обра­
ботке...”.
В 1938 году был назначен временно исполняющий обязаннос­
ти управляющего конторой А.А. Киреев. В бытность его пребы­
вания на этом посту - в августе 1938 года - контора была пере­
именована в Нижневолжское геологическое управление. Назва­
ние это не продержалось и года. В июле 1939 года оно поменя­
лось на Нижневолжский геолого-разведочный трест (НВГРТ),
какое сохранялось аж до 1947-го.
В этот период (конец 30-х годов) в работе управления, а потом
треста четко прослеживается нефтегазовое и угольно-сланцевое
направления. В дополнение к традиционным топогеодезическим
и геолого-съемочным партиям организуются Астраханская геолого-разведочная партия на газ (начальник Ф.С. Сатаров), Мангышлакская геолого-разведочная экспедиция (начальник Бакиров),
Саратовская геолого-разведочная партия на нефть (геолог И.И. Енгуразов) и другие. Административное и инженерно-техническое
руководство треста представлено на рубеже 1939-1940 годов как
опытными старыми кадрами, так и вновь пришедшими специа­
листами. Вот некоторые из них:
управляющий трестом Михаил Михайлович Германюк,
1905 года рождения, окончил Ленинградский горный институт в
1931 году, трудовой стаж 16 лет, в тресте с 1938 года;
главный инженер Леонтий Гаврилович Мазыра, 1902 года рож­
дения, окончил Киевский геолого-разведочный институт, стаж 15 лет, в тресте с 1935 года;
начальник топогеодезического производства Михаил Василь­
евич Славкин-Прохоров, 1889 года рождения, окончил Московс­
кий геодезический институт в 1933 году, стаж - 24 года, в тресте
с 1923 года (т.е. еще со времен Приволжского округа);
заведующий кабинетом петрографии Виктор Яковлевич До­
рохов, 1905 года рождения, окончил Ленинградский горный ин­
ститут, стаж -15 лет, в тресте с 1936 года;
заведующий аналитической лабораторией Николай Алексее­
вич Шлезингер, 1882 года рождения, окончил физико-математи­
ческий факультет Московского университета в 1903 году, профес­
сор СГУ, в Саратове с 1932 года;
геолог Полина Михайловна Быстрицкая, 1912 года рождения,
окончила СГУ в 1937 году, в тресте с 1938 года;
начальник отдела угля и сланцев Александр Алексеевич Корженевский, 1901 года рождения, окончил Донской политехничес­
кий институт в Новочеркасске, стаж -15 лет, в тресте с 1939 года.
Сталинградским бюро НВГРТ в 1940 году руководил Евгений
Федорович Соловьев, 1902 года рождения, окончил СГУ в
1930 году, а затем МГРИ в 1934. Общий стаж 13 лет, по специаль­
ности - 8 лет, в НВГРТ - с 1936 года. Особо отметим появление в
списках работников треста в это время таких фигур, как началь­
ник партии Фаузий Софьянович Сатаров и геолог Измаил Ибра­
гимович Енгуразов. Их имена войдут в историю саратовской гео­
логии навечно и записаны будут в ней золотыми буквами. Но об
их деятельности подробный рассказ в следующей главе, где опи­
саны события, происходившие в местной геологической отрасли
в 40-е годы.
Производственные геологические работы велись на террито­
рии нашего края не только трестом НВГРТ. Наверняка, были со­
ответствующие службы у железнодорожного управления, у про­
ектных и строительных организаций, у дорожников и транспорт­
ников, у энергетиков - всем требовались какие-то данные по ин­
женерной геологии, по гидрогеологии, по наличию общераспро­
страненных полезных ископаемых на подведомственной терри­
тории. Но основной объем геолого-разведочных работ в 20-е, а
больше в 30-е годы выполнялся в рамках деятельности Нижне­
волжского геолого-разведочного треста. Здесь были сосредото­
чены и наиболее квалифицированные геологические кадры. Мно­
гие работники треста имели высшее образование, в те времена
такие встречались нечасто. Все большую роль к исходу 30-х го­
дов в подготовке специалистов начинал играть геологический
факультет Саратовского университета, взаимодействие с которым
прослеживается на всем протяжении деятельности саратовских
производственных геологических предприятий. Особенно тесным
и эффективным было оно тогда - в 20-30-е годы...
Вот мы и подошли к моменту, когда уместно рассказать о со­
стоянии геологической науки и образования в Саратове в проме­
жуточный период между гражданской и Великой Отечественной
войнами.
Как упоминалось в предыдущем разделе, первой геологичес­
кой кафедрой в Саратовском университете была кафедра минера­
логии, созданная на естественном отделении физико-математи­
ческого факультета в 1917 году. Ей было выделено две комнаты
на втором этаже второго корпуса, а на заведование кафедрой был
приглашен приват-доцент Томского университета П.П. Пилипенко. По обстоятельствам военного времени Павел Прокопьевич пол­
ноценную работу в Саратовском университете смог иметь бы лишь
в 1921 году, вернувшись из поездки в Томск, куда он ездил за се­
мьей и откуда не мог выбраться в течение почти двух лет... Но
возвращение его пришлось на время глубочайшего кризиса всей
системы образования в Саратове (как и в России в целом), когда
свирепствовали голод, холод, эпидемии и ... болезненная пере­
стройка всей университетской структуры - открывались и зак­
рывались новые отделения и факультеты, менялись учебные про­
граммы, правила приема в высшие учебные заведения, шли идео­
логические брожения среди студентов и преподавателей. Более
или менее устойчивую структуру СГУ обрел лишь в 1923 году с
приходом ректора С.Р. Миротворцева. В университете образова­
лось четыре факультета - медицинский, рабочий, факультет хо­
зяйства и права, педагогический. В составе последнего имелось 2
отделения - физико-математическое и естественное. При есте­
ственном отделении начали функционировать две геологические
кафедры: старейшая - минералогии и кристаллографии - и вновь
образованная - общей геологии. Разместились обе они во втором
корпусе, где вскоре был открыт минералогический музей и нача­
ла функционировать минералогическая лаборатория. Но новая
волна реорганизаций привела к тому, что обе кафедры были объе­
динены в одну, заведовать которой стал профессор Б.А. Можа­
ровский. Так что возвратившийся в СГУ П.П. Пилипенко так и не
стал фактическим заведующим кафедрой, но продолжал работать
в университете в должности профессора. Он читал курсы лекций
по кристаллографии, минералогии, петрографии и отчасти гео­
логии студентам естественного отделения педфака и студентам
медицинского факультета. Кроме того, за ним был факультатив­
ный курс “Рудные месторождения” для студентов последних кур­
сов специализированного отделения - тех немногих, кто специа­
лизировался по геологии. А еще он вел практикум по кристалло­
графии и обучал студентов работе паяльной трубкой. Крупных
научных исследований Павел Прокопьевич в Саратове не вел. За­
нимался он здесь изучением, главным образом, местных осадоч­
ных пород и их геохимией. А в 1926 году, как указывалось,
П.П. Пилипенко перевелся в МГУ, где после смерти профессора
Я.В. Самойлова должность заведующего кафедрой минералогии
и минералогическим музеем оказалась вакантной.
К моменту отъезда П.П. Пилипенко у него имелись ученики и
продолжатели кафедрального дела - ассистенты B.C. Васильев
и В.К. Воскресенский.
Владимир Константинович Воскресенский был воспитанни­
ком Саратовского университета, который он окончил в 1923 году
по линии так и не сформировавшейся кафедры минералогии. Он
взял на себя часть лекционной нагрузки после отъезда своего учи­
теля и проявил себя как прекрасный педагог. Им была проведена
основная работа по оформлению минералогического музея. Но
уже в 1929 году В.К. Воскресенский перевелся в Пермский уни­
верситет, где получил доцентуру и заведование кафедрой мине­
ралогии.
Более долговременным работником в СГУ и более известным
в Саратове специалистом и преподавателем был Василий Силантъевич Васильев. Он родился в 1896 году в Саратове в мещанской
семье, проживавшей в домике в Смурском переулке, на краю Глебучего оврага. После окончания местной гимназии в 1917 году
Василий Силантьевич поступил на только что открытое естествен­
ное отделение физико-математического факультета Саратовского
университета, которое окончил в 1922 году по специальности “не­
органическая химия”. Работать он начал еще будучи студентом, в
1920-м, в должности младшего научного сотрудника при минера­
логическом музее СГУ. Им была проведена значительная работа
по организации минералогического отдела музея, оборудованию
химической аудитории для проведения практических занятий и
чтения лекций по химии и минералогии для учащихся школ и тех­
никумов. В 1922 году, после окончания СГУ, Василий Силантье­
вич был оставлен при кафедре минералогии университета и до
1927 года работал в должнос­
ти старшего ассистента. Пос­
ле отъезда в Москву П.П. Пилипенко Васильеву было пору­
чено чтение лекций и проведе­
ние лабораторных занятий по
курсу “Минералогия”. Читал­
ся этот курс химикам, физикам
и медикам. В 1930 году
B.C. Васильев был назначен
исполняющим обязанности
доцента, а в 1931 году стал за­
ведующим геологическим от­
делением СГУ. Эго время было
порой беспримерных и непро­
думанных новаций в высшей
школе страны. По решению
Василий Силантьевич
Наркомпроса в мае 1931 года
Васильев
в Саратовском университете после оформления медицинс­
кого факультета в самостоятельный институт - все факультеты
были упразднены и открыты так называемые отделения: физи­
ческое, механико-математическое, зоологическое, ботаническое,
географическое, почвенное и геологическое. Была дана команда
на внедрение в учебную программу “бригадно-лабораторного ме­
тода” занятий, согласно которому лекционные курсы отодвинуты
на задний план. Основной формой учебных занятий считалась
“самостоятельная работа студенческих бригад по коллективному
выполнению учебных заданий”. Проверка и оценка знаний каж­
дого отдельного студента была заменена отчетом всей бригады о
проработанном материале. Трудно себе представить, как это выг­
лядело на самом деле, но вот именно таким способом шло обуче­
ние студентов в учебный 1931-32 год, когда вновь образованным
геологическим отделением руководил молодой и.о. доцента
B.C. Васильев. Думается, что такая постановка дела ему пришлась
не по душе, и уже через год заведование отделением было пере­
дано И.Ф. Лобанову.
Отделения в СГУ существовали еще один учебный год, а в
1933-м все вернулось “на круги своя” - в университете были вновь
учреждены факультеты, на первых порах их было всего четыре химический, физико-математический, биологический и геологогеографо-почвенный. В 1934 году при последнем факультете была
формально восстановлена кафедра минералогии, a B.C. Васильев
был утвержден в звании доцента и назначен и.о. заведующим этой
кафедрой. Василий Силантьевич плодотворно работал, читал кур­
сы “Минералогия”, “Петрография”, “Разведка полезных ископа­
емых” и другие, вел практические занятия, принимал участие в
работе производственных организаций, регулярно публиковал на­
учные статьи в местных и центральных изданиях. В 1938 году
ученым советом Ленинградского университета B.C. Васильеву
была присуждена ученая степень кандидата геолого-минералогических наук без защиты диссертации по представленным науч­
ным печатным трудам. Дальнейшая его научная и преподаватель­
ская карьера сложилась счастливо. В 1954 году он защитил док­
торскую диссертацию, затем стал профессором и был утвержден
заведующим кафедрой петрографии СГУ, которой заведовал до
1968 года. Скончался он в преклонном возрасте в 1978 году. Им
было написано и опубликовано более 50 научных статей и отче­
тов.
Кафедра геологии в Саратовском университете формально была
организована в 1923 году, когда в Саратов после шестилетнего от­
сутствия возвратился Борис Александрович Можаровский. Но гео­
логические дисциплины на естественном отделении физмата СГУ
читались и ранее. Это делали приглашенные специалисты - про­
фессор Н.Н. Яковлев, профессор А.В. Рожковский, профессор
Ф.П. Поляков, Ф.П. Саваренский. Практические занятия вели ас­
систенты С.Д. Архангельский, Е.Г. Пышкова и К.П. Старков.
С приходом Б.А. Можаровского вновь организованной кафед­
ре было выделено помещение во втором корпусе - по соседству с
уже существовавшей кафедрой минералогии. Вскоре обе кафед­
ры были объединены на время, и все геологические курсы и прак­
тические занятия читались и проводились в рамках деятельности
единой кафедры, заведовал которой Борис Александрович. В
1924 году сотрудницей кафедры стала студентка последнего кур­
са Вера Григорьевна Камышова, молодая, очень симпатичная и
очень увлеченная геологией девушка, выросшая впоследствии в
крупного ученого и знамени­
того педагога. Она родилась в
1901 году в селе Верхне-Ахтуба Никольского уезда - неда­
леко от г. Царицына, ныне
Волгограда. В 1918 году окон­
чила с золотой медалью гим­
назию в г. Николаевске. Увле­
ченность геологией прояви­
лась в ней рано - сразу после
гимназии она поступила на
“Народные гидротехнические
курсы”, готовившие техников
для ранее упоминавшихся
изыскательских партий. В пе­
Вера Григорьевна
риод
учебы работала в геоло­
Камышова-Елпатьевская
гических партиях и экспеди­
циях. В 1920 году поступила в Саратовский университет, кото­
рый окончила в 1924 году по геолого-минералогическому циклу.
Сразу же начала работать на вновь организованной кафедре гео­
логии в должности лаборанта.
В 1927 году стала ассистентом, а в 1938, защитив кандидатс­
кую диссертацию, получила должность доцента. Сфера научных
интересов В.Г. Камышовой была очень широкой: геологические
и гидрогеологические изыскания в Нижнем Поволжье и в Запад­
ном Казахстане, изучение оползней, горных сланцев, фосфори­
тов, геологические съемки в связи с поисками месторождений
нефти и газа. Но особым вниманием молодого ученого пользова­
лась всегда фауна юрских отложений, палеонтологические иссле­
дования.
Тяжелые события 30-х годов не обошли семью Веры Григорь­
евны. Был репрессирован ее муж - профессор кафедры зоологии
СГУ B.C. Елпатьевский. Вера Григорьевна со свойственной ей
энергией и настойчивостью хлопотала об его освобождении где
только можно и даже отважилась пойти на прием к высокопос­
тавленному большевистскому функционеру в Москве. Стойко про­
тивоборствовала она и попыткам уволить ее с работы как жену
репрессированного и в конце концов победила! Добилась полной
реабилитации мужа! Впоследствии о ней напишут: “Она сделала
больше, чем декабристки, последовавшие в ссылку вместе с му­
жьями, - она спасла своего мужа!”
В 1948 году В.Г. Камышова-Елпатьевская защитила докторс­
кую диссертацию и стала профессором и заведующей кафедрой
исторической геологии и палеонтологии. В 1954 году была орга­
низована самостоятельная кафедра палеонтологии, заведующей
которой, естественно, стала Вера Григорьевна. В это же время
она была научным руководителем отдела биосгратиграфии и па­
леонтологии НИИ геологии СГУ, читала курсы лекций по исто­
рической геологии и палеонтологии. На геологическом факульте­
те в тот период практиковали выпуск палеонтологов.
В 1962 году Вера Григорьевна переехала в Ленинград на дол­
жность заведующей кафедрой геологии и минералогии Ленинг­
радского педагогического института им. Герцена. В 1971 году
ушла на пенсию, но осталась еще на долгие годы в строю, будучи
при кафедре профессором-консультантом. Ее перу принадлежат
более 100 печатных работ, под ее научным руководством подго­
товлено 4 доктора наук и 45 кандидатов. Она была почетным чле­
ном Всесоюзного палеонтологического общества СССР, консуль­
тантом ВАКа, участником многих представительных международ­
ных и всесоюзных конференций. Умерла Вера Григорьевна 8 фев­
раля 1994 года, на 93-м году жизни.
Одним из ведущих работников кафедры геологии в 1930-е годы
был Сергей Андреевич Жутеев. Имя его часто встречается и в спис­
ках работников производственных геологических подразделений
г. Саратова, где Сергей Андреевич работал по совместительству.
С.
А. Жутеев родился 14 сентября 1899 года в селе Никольском
Сызранского уезда Симбирской губернии в семье сельского учи­
теля и священника. В 1917 году окончил учительские курсы в уез­
дном центре. С 1918 по 1920 год участвовал в гражданской войне
на стороне революционных сил. После войны оказался в Сарато­
ве, где поступил на естественное отделение физмата СГУ. Окон­
чил учебу в середине 20-х годов по специальности “геология”.
В конце 20-х - начале 30-х годов С.А. Жутеев работал в изыс­
кательских партиях Поволжья, Заволжья и Западного Казахстана.
В августе 1930 года при производстве гидрогеологической
съемки в Западном Казахстане С.А. Жутеев обнаружил месторож-
дение хромитов. Однако этому
открытию в то время не при­
давалось должного значения.
Но о своем открытии Сергей
Андреевич опубликовал ста­
тью в “Ученых записках СГУ”
в 1933 году, где были приведе­
ны результаты исследования
хромитовых образцов, их шли­
фов и химического состава.
Через 10 лет актюбинские хро­
миты были открыты вновь, но
доброе имя подлинного перво­
открывателя не было забыто.
Ученики С.А. Жутеева восста­
новили историческую спра­
ведливость и добились офици­
ального присвоения ему зва­
ния первооткрывателя знаме­
нитого ныне месторождения
Сергей Андреевич
хромовых руд “XX лет Казах­
Жутеев
ской ССР”. Соответствующий
диплом Сергей Андреевич получил только в 1970-х годах.
С 1933 года Сергей Андреевич преподавал геологические дис­
циплины на геолого-географо-почвенном факультете. В 1938 году,
окончив аспирантуру, защитил диссертацию на соискание ученой
степени кандидата геолого-минералогических наук, стал доцен­
том. В дальнейшем им была написана и докторская диссертация,
но защитить ее не удалось. На пути в Ленинград, где должна была
произойти защита, образцы, подобранные для демонстрации выд­
вигаемых научных положений, в дороге пропали, заседание уче­
ного совета пришлось перенести на более поздний срок, а там
грянула война...
Во время войны Сергей Андреевич Жутеев работал по спец­
заданиям в Заволжье, Куйбышевской области, Казахстане. После
войны С.А. Жутеев перешел на географический факультет, где ра­
ботал в должности доцента на кафедре физической географии, а
потом на кафедре геодезии до середины 60-х годов. Объектом
его научных интересов были третичные отложения Поволжья, Об­
щего Сырта и Западного Казахстана. Выйдя на пенсию, он про­
должал сотрудничать на непостоянной основе, писал статьи, кон­
сультировал, участвовал в составлении геологического атласа
СССР.
Умер он в 1988 году, несколько месяцев не дожив до своего
89-летия.
Руководил же кафедрой геологии на протяжении 25 лет Борис
Александрович Можаровский. Как упоминалось, он вернулся в
Саратов в 1923 году с малолетней дочкой Таней на руках - “по
обоюдному согласию” расставшихся родителей. До конца жизни
Борис Александрович так и остался холостым. Жил он все 25 са­
ратовских лет в доме ученых на углу Комсомольской и Ленинс­
кой улиц - в бывшем владении саратовского богача графа
А.Д. Нессельроде. Вместе с Можаровским в отведенных аппартаментах на втором этаже, возле комнаты-холла с камином, про­
живала сестра Бориса Александровича Катя, помогавшая главе
семьи воспитывать Таню и вести хозяйство. Исследователь жиз­
ни и научного творчества Б.А. Можаровского журналист
Е.М. Музалевский пишет об этом периоде в пространном очерке
“Первый геолог”1: “Время работы Можаровского в Саратовском
университете совпало с периодом наивысшего расцвета его науч­
ного и педагогического таланта... Возглавив кафедру геологии,
он ставит задачу сделать ее научным центром, который объеди­
нил бы усилия геологов Юго-Востока, явился бы настоящей куз­
ницей кадров как для региона, так и для страны... Для студентовгеологов тех лет лекции были чуть ли не единственным учебным
пособием. Геология была молодой наукой и не успела еще создать
массив учебников и монографий. И лекциями Бориса Александ­
ровича заслушивались. Перед аудиторией стоял увлеченный че­
ловек, блестящий рассказчик, свободно и легко подчиняющий себе
любую тему. Можаровский мог позволить себе самый неожидан­
ный отход от основного плана лекции в историю, в практику, при­
вести пример из собственного опыта... Лекции Можаровского
были не только глубоки и содержательны, но и образны, эмоцио­
1Годы и люди. Саратов, 1986. Вып. 2.
нальны, не только несли в себе богатую информацию и учили
логике развития мысли, но и будили воображение”.
“Огромный диапазон научных интересов Можаровского все­
гда имел выход на практику, будь то постановка широкой подроб­
ной геологической съемки или проблемы ирригации Заволжья,
заключение по проектированию Волго-Донского канала или вы­
бор створа под волжскую плотину, вопросы водоснабжения и ин­
женерной геологии или разработка направления поиска нефти и
газа в Поволжье Только за первые шесть лет университетской
деятельности под его непосредственным руководством была про­
изведена гидрогеологическая съемка на 80 тысячах км2нижневол­
жского края и Западного Казахстана... В начале 30-х годов он воз­
главил ответственнейшую работу по изучению вариантов створа
волжских плотин в районе Сталинграда и Камышина. Об этих
изысканиях в 1932 году профессор Можаровский в присутствии
И.В. Сталина докладывал на заседании комиссии при Политбю­
ро ЦК ВКП(б). Руководить работами такого масштаба можно
было, лишь контролируя ее на всех этапах. Командировки следо­
вали одна за другой. Было время, когда между днем приезда и
днем отъезда сестра едва успевала перестирать, высушить и выг­
ладить белье”. Так что образ жизни Бориса Александровича как
педагога и как геолога-производственника очерчивается достаточ­
но ясно.
Несколько более затруднительна формальная оценка Б.А. Мо­
жаровского как ученого. Мною насчитано всего 12 печатных ра­
бот, им написанных и опубликованных. Сведения о защите Можаровским кандидатской диссертации отсутствуют. В 1938 году
ему была присвоена степень доктора геолого-минералогических
наук без защиты диссертации - по сумме опубликованных тру­
дов. Такая практика была довольно частой в 30-е годы, но
Б.А. Можаровский был последним профессором в СГУ, кто “ос­
тепенился” таким образом. Пожалуй, больше подходит к Борису
Александровичу термин “организатор науки”, ибо в активе его
больше организационно-административно-педагогических дости­
жений, чем научных. Помимо организации кафедры геологии,
ставшей и серьезным научным центром и в значительной мере
производственным звеном только-только зарождавшейся геоло­
гической службы Поволжья, Б.А. Можаровский был создателем
и первым директором НИИ геологии при Саратовском универси­
тете. Случилось это в 1935 году. А через год ставший теперь уже
геолого-почвенным факультет (географическое отделение обре­
ло самостоятельный статус в СГУ) произвел свой первый выпуск.
Немного расскажу о нем как о человеке. Был он многосторон­
не талантлив - писал стихи и даже поэмы, рисовал, играл на фор­
тепиано, прекрасно исполнял басовые оперные партии и русские
народные песни. В доме ученых, где его обитатели жили веселой
Минералогический музей геологического факультета
Саратовского государственного университета
и дружной коммуной, Борис Александрович быстро нашел при­
менение своим способностям и слыл очень компанейским чело­
веком и заводилой. Его любили и взрослые, и дети. Большими
друзьями Можаровского были директор краеведческого музея про­
фессор-археолог Павел Сергеевич Рыков и заведующий хирурги­
ческой клиникой медицинского факультета Сергей Иванович Спа­
сокукоцкий. Вот как охарактеризовал Б. А. Можаровского автор
упомянутого очерка “Первый геолог”: “Художественные наклон­
ности и способности Бориса Александровича... не были для него
увлечениями, дающими отдых от основной работы. Наоборот, они
были неразрывно связаны со всеми его духовными поисками и
научными устремлениями, образуя внутренний мир человека, рав­
но приверженного “к алгебре” и к “гармонии”, умевшего напи­
тать научный поиск поэтическими образами и укрепить творчес­
кие порывы дисциплиной ума”. Очень точно сказано!
Родная кафедра Б. А. Можаровского - кафедра геологии - в
1938 году стала называться кафедрой исторической геологии. Ибо
появилась на геолого-почвенном факультете СГУ третья по счету
геологическая кафедра - кафедра динамической геологии, кото­
рая вскоре начала называться кафедрой общей геологии. Размес­
тилась новая кафедра на 3-м этаже первого корпуса. Для руковод­
ства ею был приглашен из Башкирии опытный специалист, кан­
дидат геолого-минералогических наук Георгий Васильевич Вах­
рушев. Он родился 30 ноября 1894 года в деревне Некрасовке
Стерлитамакского уезда Уфимской губернии в бедной крестьянс­
кой семье. Путь его к геологическому образованию был долгим и
трудным. После окончания сельской начальной школы он, рабо­
тая служащим в отделении фирмы “Зингер” в уездном центре,
продолжал наращивать знания путем самообразования. В
1917 году поступил в Уфимский учительский институт, который
окончил в 1919-м. Далее Г.В. Вахрушев учился в Уральском гор­
ном институте (в 1919-1920 гг.), откуда перевелся на естествен­
ное отделение Уфимского института народного образования. В
1922 году закончил этот институт и остался в нем на должности
преподавателя геологии. Без отрыва от работы в 1924-1927 годах
Георгий Васильевич продолжил образование на естественном от­
делении физико-математического факультета Казанского универ­
ситета. В 1927-1930 годах учился в аспирантуре этого же вуза
под руководством известного геолога профессора М.Э. Ноинского. Далее начинается его научная карьера. Он стал одним из орга­
низаторов геологической службы в Башкирии, работал в системе
ВСНХ БАССР и созданном в 1935 году Башкирском геологичес­
ком управлении. Он много сделал и для башкирского геологичес­
кого производства, и для науки, и образования, вследствие чего в
1935 году Г.В. Вахрушеву была присуждена ученая степень кан­
дидата геолого-минералогических наук без защиты диссертации.
В декабре 1937 года он был приглашен в Саратовский универси­
тет, а в феврале 1938 года был избран по конкурсу профессором и
заведующим кафедрой динамической геологии. Георгий Василь-
евич читал фундаментальный
курс динамической геологии,
а также курсы по геотектони­
ке, геоморфологии и учению о
фациях. Благодаря его энергии
на кафедре был создан геоло­
гический музей, постоянно по­
полнявшийся за счет поступ­
лений при проведении ежегод­
ных полевых экспедиций. Кро­
ме того, была организована
учебная геологическая практи­
ка для студентов 1-го курса в
окрестностях Саратова. Мно­
го сил, энергии и времени уде­
лял Георгий Васильевич и ра­
Георгий Васильевич
боте в НИИ геологии СГУ.
Вахрушев
В 1942 годуГ.В. Вахрушев
защитил докторскую диссерта­
цию “Мезозой и кайнозой западного склона Башкирского Урала”,
и вскоре ему было присвоено ученое звание профессора. Он про­
явил себя способным руководителем коллектива сотрудников, уме­
лым организатором научной и педагогической работы. Посему он
в разные годы занимал в СГУ ответственные посты декана геоло­
гического факультета, директора НИИ геологии СГУ, проректора
университета по научной работе. Вокруг Георгия Васильевича все­
гда концентрировалась способная и энергичная молодежь - сту­
денты и аспиранты. Всегда очень живо, интересно проходили ре­
гулярные научные семинары кафедры и отдела НИИ геологии, на
которых обсуждались важнейшие проблемы общей и региональ­
ной геологии и геоморфологии, планы и результаты работ экспе­
диций. В этой творческой обстановке у Георгия Васильевича вы­
росла целая плеяда учеников, многие из которых стали крупными
учеными, докторами наук (А.И. Олли, А.П. Рождественский,
В.Л. Яхимович,А.В. Востряков). В 1948 г. вышел в свет первый
том монографии Г.В. Вахрушева “Пестроцветная кора выветри­
вания на территории СССР”. Эта книга явилась итогом многолет­
них исследований автора равнинной и горной Башкирии.
В послевоенные годы Георгий Васильевич стал организатором
рада экспедиций на территории юго-востока европейской части
СССР. По результатам этих работ было заложено новое научное
направление в исследовании рельефа и новейших тектонических
движений - историко-генетическое. Это был первый шаг в фор­
мировании в НИИ геологии и на кафедре саратовской школы гео­
морфологов.
В 1951 году Г.В. Вахрушев возвратился в Уфу, где ему был пред­
ложен пост директора горно-геологического института. Там про­
работал он до ухода на пенсию в 1956 году, сделав много полез­
ного для развития геологических исследований в Башкирском
Приуралье и на Южном Урале. Им в общей сложности было опуб­
ликовано более 230 научных и научно-популярных работ. Умер
Г.В. Вахрушев в 1966 году.
Сотрудниками кафедры динамической геологии в довоенное
время были кандидат наук А.И. Олли, приехавший вместе с Вах­
рушевым из Башкирии, и ассистент В.В. Константинов. Кафедра
тогда готовила геологов широкого профиля, там читались курсы
по динамической геологии, геотектонике, геологическому карти­
рованию и геолого-разведочному делу.
Ну а как же выглядел факультет в целом в тридцатые годы?
Геолога И.Ф. Лобанова на посту декана геолого-почвенно-географического факультета в 1933 году сменил почвенник Николай
Иванович Усов. В этой должности он проработал 1933 и
1934 годы. Далее деканом факультета стал географ В.П. Лузин,
доцент кафедры геодезии, которая существовала при географи­
ческом отделении. Отделение это получило статус самостоятель­
ного факультета в 1936 году, и наш факультет с той поры начал
называться геолого-почвенным. Но продолжал руководить им гео­
граф В.П. Лузин вплоть до конца 1937 года. О нем уже говори­
лось. В 1938 году деканом факультета вторично стал Иван Федо­
рович Лобанов, остававшийся на этом посту до 1941 года. А по­
том началась война, открывшая новый этап в развитии саратовс­
кой геологической отрасли, о котором рассказано отдельно...
Первый выпуск геологов на факультете состоялся в 1936 году
- 27 человек. Далее, в 1937 году, факультет выпустил 14 специа­
листов, в 1938-м - 26, в 1939-м - 32, в 1940-м - 28.
Какие же представления о местных полезных ископаемых до­
минировали среди специалисгов-геологов в 20-е и 30-е годы? Пуб­
ликации на эту тему неоднократно появлялись на страницах са­
ратовской периодической печати, поэтому ныне можно просле­
дить эволюцию взглядов на природные богатства Саратовского
Поволжья.
В 1928 году вышло издание краевой комиссии, где помещена
статья А.И. БузикаиА.В. Кейльмана “Общераспространенные по­
лезные ископаемые в окрестностях г. Саратова”. Один из авторов
- Александр Иванович Бузик - в то время был в штате Саратовс­
кого университета, читал лекции по общей геологии. Его имя как
специалисга-консультанта впервые встречается в 1921 году, в ар­
хивных документах Приволжского округа Высшего геодезичес­
кого управления. В 1925 году он работал (очевидно, совмещая эту
работу с преподавательской деятельностью в университете) “в
Губернском межсекционном бюро инженеров при Губпрофсовет е- инженером производственного отдела ПРОМЭКУ ГСНХ” промышленно-экономического управления Губернского совета на­
родного хозяйства. Размещалось управление в доме Воробьева
на ул. Чапаева (ныне дом сохранился, и находится он против цир­
ка). А жил Александр Иванович наУгодниковской (Ульяновской)
улице, д. 26, кв. 3. Статье предпослано трогательное посвящение:
“В воспоминание о совместных геологических прогулках моло­
дым натуралистам Верочке, Жене, Жоржику, Вовочке, Вите и
Шуре посвящают этот труд авторы”. Есть основание считать, что
упомянутая первой Верочка есть не кто иная, как Вера Григорьевна Камышова-Елпатъевская, будущая научная знаменитость.
В самой статье говорится, что летом 1927 года по заданию пре­
зидиума саратовского ГСНХ Саргосстроем были произведены
“горно-разведочные работы по обследованию запасов общерасп­
ространенных полезных ископаемых, а именно песков и глин, с
целью отыскания сырья для кирпичной промышленности”. Рабо­
тами был охвачен “небольшой сравнительно сектор, радиусом в
7-9 км, прилегающий к р. Волге”. Геологические поиски косну­
лись 15 участков. Полезными ископаемыми названы:
кварцевые пески сеноманского возраста - “рядом с Агафоновским поселком, рядом с Патрикеевским садом, за Агафоновским
поселком - в Большом карьере”;
кирпичные глины, дельтовидные, - “в посадах у дороги в во­
енный городок против старого клуба охотников, близ бывшего
кирпичного завода Малинина, близ кирпичного завода №2 в чер­
те города, против 3-го Масленниковского проулка близко к Маго­
метанскому кладбищу, в местности “Бычьи Сараи” - вправо от
военного городка, в районе села Пристанного, около села Боль­
шая Поливановка”;
водоносные пласты. “Их первоисточником являются атмосфер­
ные осадки, задерживаемые на горизонтах непроницаемых гольтских и аптских глин”.
“Верховодка сильно минерализована, содержит большое ко­
личество солей серной кислоты, которые вредно влияют на бе­
тонные сооружения”.
“Что же касается воды из более глубоких горизонтов, то она
пригодна для питья и для заводского потребления. Пласты доста­
точно насыщены, что видно по размеру дебита (от 125 до 225 ве­
дер в час). Но при устройстве эксплуатационных скважин необ­
ходимы специальные технические приемы, так как водоносные
слои состоят из мелких и весьма мелких глинистых песков”.
Полезные ископаемые не только г. Саратова и его окрестнос­
тей, но и всей подведомственной областному центру территории
описываются тем же А.И. Бузиком в большой статье “Природные
ресурсы нижневолжского края”, напечатанной в таком же изда­
нии краевой плановой комиссии в 1930 году.
В статье указывается, что “к первой отрасли горно-добываю­
щей промышленности следует отнести из перечисленных объек­
тов нижневолжского края горючие сланцы, железную руду, нефть,
газ и углекислую магнезию”.
А перечислены следующие полезные ископаемые: газ, нефть,
горючие сланцы, каменный уголь, торф, железная руда, соль, соли
магнезиальные и калийные, фосфориты, глина простая и огне­
упорная, кварцевые пески, мергель, гипс, мел-извесгняк, строи­
тельный камень, глауконитовый песчаник, трепеловидные поро­
ды, охра, мумие, водные запасы. Интересна позиция автора в от­
ношении топливного сырья: “Наше энергетическое хозяйство
должно базироваться на горючих сланцах. Ибо нефть идет на топ­
ливо десятков тысяч тракторов, ценна как высокоэкспортный то­
вар, а донецкий уголь далеко и его перевозка стоит дорого, а в
крае имеются богатейшие залежи горючих сланцев...” “Главней­
шие из них, могущие иметь громадное значение для нижневолж­
ского края, группируются, главным образом, на Общем Сырте,
затем в районе села Савельевка”.
В общем, самым важным для края полезным ископаемым
А.И. Бузик считал горючие сланцы. В статье дается пространный
комментарий в связи с ними. “Сланценосная свита составляет ниж­
нюю глинисто-сланцевую часть нижневолжского яруса. Почвой
(постелью) служит келловей - оксфордский фосфоритовый конг­
ломерат. Мощность сланцевой свиты составляет 24,6 м, она зак­
лючает 6-8 слоев горючих сланцев. Общие вероятные запасы со­
ставляют 2000 млн тонн на Общем Сырте, а близ Савельевки 44 млн тонн”. “В районе Общего Сырта добыча сланцев может
вестись штольнями (с балок) и шахтами (с поверхности земли)”.
“Забойщик может дать в смену до 6 тонн. Зная зарплату забойщи­
ка (5-7 рублей в смену), нетрудно подсчитать себестоимость тон­
ны горючих сланцев”. И патетическое восклицание: “Сланцы это энергетическая база, на основе которой коренным образом
может измениться лицо нашего края в части реконструкции всего
народного хозяйства”. “В сочетании с хоперской рудой они в со­
стоянии превратить Нижнее Поволжье в район химической про­
мышленности, металлургии, машиностроения и сельскохозяй­
ственной индустрии”. Автор, однако, оговаривает, что “вопрос
хоперской металлургии как базы тяжелой промышленности Вол­
жского бассейна не получил еще окончательного практического
осуществления. Но мы стоим накануне разрешения этой пробле­
мы”.
Среди других “природных богатств” нижневолжского края упо­
минаются:
горючие газы в Новоузенском районе. Могут давать 501000 м3
газа в сутки, каковое количество может питать (в переводе на
нефть) двигатель дизеля в 77900 л.с.;
запасы торфа-сырца, составляющие 2,88 млрд кг сухого тор­
фа, что равно 3,312 млрд кг березовых дров или 1700 га леса;
запасы углекислой магнезии в озерах Эльтон и Баскунчак свыше 32 млрд кг;
неокомские и туронские фосфориты на Хопре, между Увеком
и Князевкой, на реках Медведице, Иловле и у Сплавнухи - всего
79835 тыс. тонн;
самоосадочные соли на озерах Эльтон и Баскунчак. Зоны ог­
ромны;
мел, известняк, гипс, кварцевые пески, глина, охра-для це­
ментной, стекольной, керамической, гончарной и силикатной про­
мышленности.
Вот такие представления о местных полезных ископаемых,
ныне кажущиеся во многом наивными, были превалирующими в
среде саратовских профессионалов-геологов на рубеже 1920—
1930 годов.
Но шло время, и представления эти трансформировались. Ка­
ковы они стали спустя десятилетие, видно из статьи Б. А. Можа­
ровского “Богатства недр Саратовской области”, напечатанной в
газете “Коммунист” 23 мая 1941 года, накануне открытия прово­
димой в Саратове “Конференции по изучению и развитию произ­
водительных сил Нижнего Поволжья”. Вот выдержки из этой ста­
тьи, демонстрирующей поменявшиеся приоритеты.
“Энергетические ресурсы Нижнего Поволжья - это нефть, го­
рючие газы, сланцы (уже на 3-м месте!), торфяники - в достаточ­
ной мере не изучены, слабо еще разведаны и только отчасти вне­
дрены в промышленность. Близкая геологическая связь нефтяных
структур Саратовской области с сызранскими структурами, а так­
же наличие жидкой нефти в Ириновке говорят о том, что при даль­
нейшей разведке саратовских и доно-медведицких палеозойских
структур, в них будут вскрыты коллекторы промышленной не­
фти и газа”.
“Разведка на нефть Саратовской области только еще начата,
но вопрос о нефтеносности палеозойских структур, нам кажется,
в принципе решен”.
Но в статье, естественно, упоминаются и традиционные, дав­
но открытые богатства: те же горючие сланцы в Хвалынском,
Вольском и Базарнокарабулакском районах и в поволжских тер­
риториях. Причем говорится и о золе горючих сланцев, богатой
полуторными окислами железа, а потому являющейся одним из
лучших видов природной охры - естественного красителя. Кро­
ме того, в ней же, золе, установлено значительное содержание алю­
миния, и “из нее можно получить коагулянты и глинозем, а мож­
но использовать как добавку к цементу”.
Упомянуты еще глинисто-кремнистые породы (опоки), обла­
дающие высокой адсорбирующей способностью и прекрасными
отбеливающими свойствами.
“Весьма ценным минералом” признан в статье глауконит, рас­
сеянный в песчаных породах различного возраста и применяе­
мый как умягчитель жестких вод и при производстве красок.
Ну и, конечно, называются опять фосфориты, кварцевые пес­
ки, огнеупорные глины. Кроме того, в районе развития соляных
куполов близ Озинок признается перспективной разработка “не­
рудных полезных ископаемых - галита, бромистого натра, ангид­
рита, гипса и др.”.
И в заключение названы богатствами края имеющиеся на его
территории леса и подземные воды.
В целом из статьи видно, что главный интерес у саратовских
геологов в конце 30-х начале 40-х годов вызывала перспектива
открытия на нашей территории залежей нефти и газа.
В этот период в пределах саратовских дислокаций, вдоль пра­
вого берега Волги, Нижневолжский геолого-разведочный трест
вел основные разведочные работы. В Тепловском разведочном
районе на глубинах от 34 до 500 м были обнаружены породы,
обильно пропитанные нефтью. Близ самого села Тепловка были
вскрыты скопления газа с давлением 100 атмосфер, и решался
вопрос практического его использования.
“Замечательный результат” был получен в Ириновском разве­
дочном районе. Заложенная здесь в декабре 1940 года скважина в
феврале 1941-го дала жидкую нефть. Но промышленное количе­
ство этой нефти к маю 1941 года еще не было установлено, хотя
сам факт, несомненно, знаменательный.
Бесспорный интерес представляла для геологов и саратовская
часть степного Заволжья, именуемая тогда Палеозойским валом
Заволжья (позднее - Степновским сложным валом), где уже были
установлены выходы горючего газа, свидетельствующие и о на­
личии нефти. На территории Чапаевского района скважинами
были вскрыты битуминозные известняки с признаками нефти.
Изучение геологического строения на территории Пугачевского
и Ивановского районов показало, что там также имелись благо­
приятные условия для образования нефтяных залежей.
В начале 1941 года Нижневолжский геолого-разведочный трест
“широким фронтом” вел разведочное бурение в Тепловском, Ири-
новском и Елшанском разведочных районах. В июне-июле пред­
полагалось впервые в практике треста провести глубокое буре­
ние на указанных площадях с целью определения промышленно­
го значения предполагаемых и частично подтвержденных нефтя­
ных и газовых залежей в палеозойских отложениях.
Вся страна была накануне главного геологического свершения
в Саратовской области. Но еще стремительней надвигалась на нас
пора суровых военных испытаний...
Главное свершение
(1940-е годы)
ысль о перспективности Урало-Поволжья на наличие
нефтегазовых месторождений была высказана академи­
ком И.М. Губкиным еще в 1921 году в результате анализа
имевшихся на тот период данных о геологическом строении этой
территории. С конца 20-х годов Губкин осуществлял научное ру­
ководство геолого-разведочными работами на нефть в Приуралье и Заволжье. В течение 10 лет им был накоплен значительный
материал, во многом дополнявший и углублявший прежние пред­
ставления о геологии этой обширной области. Обобщение его вы­
лилось в подготовку солидной монографии “Урало-Волжская или
Восточная нефтеносная область”, вышедшей в свет уже после
смерти И.М. Губкина - в 1940 году. В популярном же изложении
и в более сжатой и доступной форме основные положения моно­
графии были напечатаны в журнале “Техника молодежи” в статье
под названием “Второе Баку” в июне 1939 года.
В ней автор указывал, что развитие нефтяной базы на востоке
европейской части СССР было предопределено решениями партии
и правительства, поставивших задачу к концу 3-й пятилетки до­
бывать из месторождений этой области не менее 7 млн т нефти в
год. Решение это было вынесено на основании высоких нефте­
носных перспектив Урало-Поволжья и огромных его преиму­
ществ, исходящих из географического положения региона (бли­
зость к потребителям углеводородного сырья, к железнодорож­
ным и водным путям сообщения). Далее автор дал в статье под­
робное описание истории геологического изучения Урало-Повол­
жья с середины XVIII века до 20-х годов XX века. Особо
И.М. Губкин подчеркнул важность трудов академика А.П. Пав­
лова, установившего в 1880 году наличие дизъюнктивных и пликативных нарушений в палеозойских и мезозойских отложениях
Урало-Поволжья. “Значение этого открытия А.П. Павлова, - пи­
шет И.М. Губкин, - было громадно: оно разрушало старые пред­
ставления о спокойной геологической истории области”.
Однако, несмотря на блестящие выводы и прогнозы А.П. Пав­
лова, многие исследователи (Нечаев, Замятин, Калицкий и др.),
упорно давали отрицательные заключения о нефтеносности об­
М
ласти. В 1928 году Московскому отделению геологического ко­
митета удалось послать на Волгу специалистов для изучения воп­
роса. Со стороны некоторых влиятельных в то время геологов это
начинание было расценено как “авантюра”, и инициатива была
пресечена. Но в апреле 1929 года в Гусовских Городках в Пермс­
кой области из скважины, заложенной на каменную соль, была
получена нефть. В руках сторонников Губкина оказалось мощ­
ное фактическое доказательство наличия нефти в Урало-Поволжье, но прошло еще немало лет, прежде чем удалось окончатель­
но сломить пессимистов. Начавшееся после 1933 года широко­
масштабное бурение в районе так называемой Самарской Луки
вскоре выявило ряд нефтяных месторождений - в Сызранском
районе, близ городка Ставрополя (ныне Тольятти), в районе Бугуруслана и в других районах Куйбышевской и Пермской областей,
Башкирии и Татарстана. Высоко оценивались перспективы и Ниж­
него Поволжья. И.М. Губкин писал: “Большой интерес представ­
ляет ряд структур, еще не затронутых разведкой, на правом бере­
гу Волги, в первую очередь Сюкеевская структура и структуры
Тепловки в 40-50 км от Саратова”.
Промышленными горизонтами в то время в геологическом раз­
резе Урало-Поволжья повсеместно признавались горизонт А (на
границе среднего и нижнего карбона) и В (терригенные отложе­
ния на границе визейского и намюрского ярусов нижнего карбо­
на). И.М. Губкин указывал на “громадное пространственное рас­
пространение” этих горизонтов, что являлось “фактором перво­
степенного значения”. Однако нефть уже в 30-х годах периоди­
чески встречалась и в других стратиграфических толщах - в пес­
чаниках уфимской свиты и в кунгурских оолитовых доломитах
пермской системы - такие открытия случались на территории При­
камья.
В целом же признавалось, что “Урало-Волжская нефтеносная
область на всей своей громад ной территории характеризуется ши­
роким распространением богатых нефтяных горизонтов при оби­
лии нефтяных структур, что обеспечивает за ней несомненное
право на почетное имя - “Второе Баку”. При этом подчеркива­
лось, что “большая роль в изучении области принадлежит геофи­
зическим методам, при помощи которых мы получим точную кар­
тину рельефа кристаллического фундамента, значение которого в
6 —2356
образовании нефтяных месторождений позволит правильно на­
править нашу поисково-разведочную работу”.
В свете таких официальных установок (И.М. Губкин был вицепрезидентом Академии наук СССР и председателем Главного гео­
логического управления - наркомата сначала тяжелой, а потом
топливной промышленности (НКТП)) саратовская геологическая
служба уже в конце 30-х годов вела довольно масштабные поис­
ково-разведочные работы на нефть и газ на территории Нижнего
Поволжья. Идеи И.М. Губкина нашли в Саратове активных пос­
ледователей в научной среде. Производственные работы посто­
янно консультировали или принимали в них непосредственное
участие ученые Саратовского университета Б.А. Можаровский,
Г.В. Вахрушев, А.И. Олли и другие.
После ряда обнадеживающих результатов в пределах разных
площадей Саратовского Правобережья геологи и буровики Ниж­
неволжского геолого-разведочного треста плотно “обложили” вы­
явленную в ближайшем пригороде Саратова Елшанскую струк­
туру. Здесь работала нефтеразведочная партия треста, возглавля­
емая начальником Ф.С. Сатаровым и геологом И.И. Енгуразовым.
Пред дверие эпохального геологического свершения было ом­
рачено началом Великой Отечественной войны. В первые же не­
дели на фронт ушла большая группа геологов, буровиков разве­
дочных партий, резко сократились объемы работ в целом по тре­
сту - это коснулось и Елшанской нефтеразведки. Но уже в авгус­
те - с учетом повышенного спроса на топливо и на энергию в
условиях военного времени - было принято правительственное
постановление о новом развороте работ на территории Саратовс­
кой области. Срочно в Саратов перебрасывались оборудование,
техника, опытные специалисты из Баку, Грозного, Украины, Крыма
и других районов страны. Полным ходом шло бурение на Елшан­
ской структуре. Основную работу по выявлению ее на основе дан­
ных структурного и параметрического бурения выполнил геолог
партии И.И. Енгуразов. Он же наметил сеть разведочных сква­
жин, одна из которых - под номером 1, располагавшаяся в своде
поднятия, бурилась бригадой мастеров И.П. Середы и А.П. Тараканникова. Этой скважине было суждено вскрыть газовую залежь,
ставшую началом новой эпохи не только в саратовской геологии,
но и в саратовской экономике.
28 октября 1941 года с глубины 500 м из терригенных намюр­
ских отложений нижнего карбона ударил газовый фонтан - мощ­
ный светло-голубой столб с дебитом 800 тысяч кубометров в сут­
ки. Это была победа, знаменовавшая собой начало нефтегазодо­
бывающей промышленности в Саратовской области!
Вдекабре 1941 года была заложена вторая скважина, через пол­
года подтвердившая существование крупного газового месторож­
дения, освоение которого стало первоочередной задачей местных
административных органов и геологических служб. В конце июля
1942 года Саратовский обком принял решение обратиться к пра­
вительству с ходатайством о строительстве газопровода Елшанка-СарГРЭС. Ходатайство было, естественно, удовлетворено, и
28 октября (всего через год после открытия!) елшанский газ по­
ступил в топку одного из котлов электростанции, переведенной
на газовое топливо. А 18 января 1943 года первые кубометры газа
поступили в топку паровых котлов Саратовской ТЭЦ. Как же это
было необходимо и своевременно в условиях крайнего напряже­
ния сил ставшего прифронтовым города!
В процессе свершения этого трудового подвига (а это действи­
тельно так!) возникали огромные трудности: не хватало бурового
оборудования, инструментов, материалов, транспортной и дру­
гой специальной техники, квалифицированных кадров. На буро­
вых трудились женщины. Работа часто осложнялась возникнове­
нием открытых газовых фонтанов и налетами вражеской авиа­
ции. Постоянно поддерживал работу треста первый секретарь Са­
ратовского обкома ВКП(б) Павел Тимофеевич Комаров. Он бы­
вал на буровых, встречался с инженерно-техническим персона­
лом и рабочими, выслушивал просьбы и претензии, помогал в
решении трудных вопросов.
В 1941 году исполнял обязанности управляющего НВГРТ Па­
вел Петрович Цыганков. В конце года его сменил Василий Арте­
мьевич Кандыба, а в августе 1942 года на должность руководите­
ля треста заступил Александр Иванович Кутуков. Именно на его
плечи легли основные заботы по освоению пригородных место­
рождений - Елшанского и Соколовогорского. Расскажем о нем
более подробно.
А.И. Кутуков родился в 1908 году в селе Сосновке Тамбовс­
кой губернии. Отец его был крестьянским сыном, ставшим в кон-
це концов служащим железной до­
роги. Среднюю школу Александр
окончил в Мичуринске в 1926 году,
после чего оказался в Москве, где
до 1930 года работал на московских
предприятиях в качестве простого
рабочего. В 1930 году поступил в
Московский нефтяной институт, ко­
торый окончил в 1935-м. Далее до
1938 года работал начальником гео­
логических партий Всесоюзной
конторы геофизических работ в Си­
бири, в Забайкалье, на Эмбе. В 1938
- 1941 годах работал в Якутии в
должности сначала начальника экс­
педиции, а потом главного геолога
Якутского
геолого-разведочного
Александр Иванович
треста Наркомнефти. Затем возвра­
Кутуков
тился в Москву, а через год получил
назначение в Саратов - на долж­
ность управляющего НВГРТ. В 1949 году трест был преобразо­
ван в объединение “Саратовнефть”, и А.И. Кутуков стал его пер­
вым начальником. За свою работу в Саратове Александр Ивано­
вич был награжден орденомТрудового Красного Знамени (1944 г.),
орденом Отечественной войны (1947 г.), вторично орденом Тру­
дового Красного Знамени (1948 г.), орденом Ленина (1949 г.), мно­
гими медалями и знаком отличника Наркомнефти. Так был оце­
нен его вклад в освоение Елшанского месторождения, устройство
газопровода Саратов-Москва и газификацию Москвы. 13 марта
1950 года А.И. Кутуков был утвержден начальником главка Ми­
нистерства нефтяной промышленности и вскоре покинул Сара­
тов. Он еще долгое время работал на руководящих постах в цент­
ральных геолого-разведочных ведомствах, но подробных сведе­
ний о его жизни вне Саратова мы не имеем.
Главным геологом треста в начале 40-х годов работал Валерий
Павлович Куцев (1904 года рождения), выпускник Азербайджан­
ского политехнического института, горный инженер-нефтяник.
Его заслуги в деле главного свершения треста также очевидны и
несомненны. Начальником Елшанской нефтеразведочной
партии, как уже указывалось, в
1941 году был Федор Софьянович Сатаров. Он родился в 1907
году, окончил ускоренные гео­
логические курсы при Ленинг­
радском политехническом ин­
ституте. В тресте работал с
1939 года на должности началь­
ника различных партий, а затем
возглавил технический отдел
созданного в 1949 году объеди­
нения “Саратовнефть”, а еще
позже работал директором геолого-поисковой конторы объе­
динения. На плечи Федора СоФедор Софьянович
фьяновича легла вся тяжесть
Сатаров
черновой организационной ра­
боты при разбуривании, а затем
пробной эксплуатации Елшанского месторождения: люди, техни­
ка, производственные и жилые помещения, материалы, запчасти,
зарплата, отчетность и т.д. Последняя должность Федора Софьяновича (так его чаще называли) - заместитель генерального ди­
ректора объединения “Саратовнефтегаз”. Он ушел на пенсию в
1973 году, а умер 26 ноября 1976 года.
Очевидцы тех далеких событий указывают на прямую прича­
стность к открытию Елшанского месторождения геолога треста
Алексея Федоровича Мишина (родился в 1906 году), выпускника
Саратовского педагогического института. Имея высшее гумани­
тарное образование, Алексей Федорович с молодых лет пошел
работать в геологоразведку, самостоятельно освоил профессию
геолога и был квалифицированным специалистом, участвовал в ре­
шении сложных производственных вопросов. Его квалификация,
острое и масштабное мышление, умение отстаивать свою точку
зрения во многом помогли выработать правильную стратегию по­
иска и разведки Елшанской структуры. Но главным героем ее от­
крытия по праву считается Измаил Ибрагимович Енгуразов, зани-
мавшийв 1941 году скромную
должность рядового геолога
Елшанской нефтеразведочной
партии.
Он родился в 1908 году в
Саратове, в простой татарской
семье. Окончил здесь сред­
нюю школу, затем работал чер­
норабочим в строительной
организации, был подвозчи­
ком кирпича. С начала 30-х го­
дов семья Енгуразовых жила
на Цыганской улице, в
доме 10, кв. 11 - мать, отец и
три сына. Все знали татарский
язык, вечерами музицировали
во дворе дома, исполняли та­
тарские
песни, подыгрывая
Измаил Ибрагимович
себе
на
национальных
музы­
Енгуразов
кальных инструментах. В
1931 году Измаил Ибрагимович (в молодые годы его все знако­
мые называли Мишей) поступил на геологическое отделение Са­
ратовского университета и в октябре 1936 года его закончил. Это
был первый выпуск геолого-почвенного факультета. С февраля
1937 года И.И. Енгуразов работал в штате Нижневолжского гео­
логического управления, будущего геолого-разведочного треста.
В 1941-1943 годах занимал должность старшего геолога Елшан­
ской нефтеразведки, в 1943-1944 годах - такую же в Курдюмской
нефтеразведке. В 1944 году стал начальником геологического от­
дела треста, затем его главным геологом, а в 1949 году - главным
геологом вновь образованного объединения “Саратовнефть”. В
январе 1946 года И.И. Енгуразову была присуждена Сталинская
премия 1 степени “За открытие и исследование Елшанского газо­
вого месторождения”. С Измаилом Ибрагимовичем премии по­
лучили профессор СГУ Б.А. Можаровский, геофизик-промысло­
вик JI.А. Кузнецов и доктор технических наук, начальник экспе­
диции “Главнефтеразведка” В.М. Сенюков. Последние двое были
специалистами из Москвы, сыгравшими определенную роль уже
на этапе освоения месторождения, но не открытия его. Многие
специалисты треста получили за Елшанку высокие награды - ор­
дена и медали, почетные грамоты, крупные материальные поощ­
рения. При этом в числе награжденных были как ведущие инже­
неры и геологи, буровики, организаторы производства, так и про­
стые рабочие.
Весной 1945 года была начата работа по реализации правитель­
ственного постановления о строительстве газопровода СаратовМосква. Это была всенародная стройка, к которой привлекалось
огромное количество средств, техники, людских резервов с тер­
риторий всех пересекаемых газопроводом областей. Нужно было
проложить 850 км труб диаметром 300 мм и произвести грунто­
вые работы в объеме 3,5 млн м3, часто вручную. Только из Сара­
товской области ежедневно посылались на газопровод 6 тысяч
человек. В стройке приняли участие 27 районов Саратовской об­
ласти, более 500 колхозов и совхозов. Для питания газопровода
было обустроено 45 скважин (для сравнения: саратовские ГРЭС
и ТЭЦ питали четыре скважины). 13 апреля 1945 года был сварен
первый стык газопровода, a l l июня 1946 года первые кубомет­
ры газа поступили в топки котлов Московской областной ГЭС.
На первых порах среднесуточная подача газа составляла 1000—
1200 м3в сутки, а впоследствии была увеличена до 1700 м3. Сара­
товский газ получили также Тамбов, Кирсанов, Моршанск, Ртищево, Котовск и другие города и населенные пункты. 7 марта
1947 года был подписан акт о приемке газопровода правитель­
ственной комиссией, а 16 августа последовал Указ Верховного
Совета СССР о награждении орденами и медалями 550 работни­
ков, отличившихся на строительстве газопровода, подготовке Елшанского месторождения к работе, оборудовании и эксплуатации
промысла. Высшую награду - орден Ленина - получили началь­
ник строительства генерал-майор НКВД В.А. Панкин, 1-й секре­
тарь Саратовского обкома в 1941-1942 годах И.А. Власов, 1-й сек­
ретарь Саратовского обкома в 1942 году и в более позднее время
П.Т. Комаров, геолог И.И. Енгуразов, буровой мастер М.И. Яков­
лев.
Открытие и быстрый ввод в эксплуатацию Елшанского место­
рождения стимулировали широкий разворот геолого-разведочных
работ в Саратовской области. Втечение короткого времени -1942-
1946 годов - здесь было открыто еще 6 месторождений нефти и
газа: Тепловское, Хлебновское, Песчано-Уметское, Ириновское,
Соколовогорское, Атамановское.
Значительный объем в работе саратовских разведочных и до­
бывающих служб занимали теперь вопросы эксплуатации только
что открытых газовых месторождений, ибо бесперебойная рабо­
та газопровода Саратов - Москва требовала своевременной под­
готовки и обустройства промыслов к подаче газа - а это проклад­
ка новых линий, монтаж оборудования, вопросы безопасности эк­
сплуатации, прирост запасов и другие сложные и разноплановые
вопросы. Заниматься их решением с 1943 года призвано было
вновь созданное подразделение - “Саратовгаз”, образовавшее са­
мостоятельную промыслово-геологическую службу. Управляю­
щим трестом на первых порах был Борис Абрамович Кинус, опыт­
ный геолог-нефтяник, отличный организатор и администратор,
поставивший порученное ему дело на хорошую основу. Иначе,
впрочем, действовать в те времена было нельзя, ибо вопросы га­
зодобычи и газоснабжения столицы курировали органы НКВД, и
малейший сбой в подаче голубого топлива потребителям был чре­
ват жесткими административными и уголовными наказаниями.
Трест “Саратовгаз” просуществовал до 1957 года, до очередной
реорганизации саратовской нефтегазодобывающей отрасли. В
1950-1957 годах трестом руководил вплоть до его упразднения
Александр Петрович Колесник - о нем подробно расскажем поз­
же. А бессменным главным геологом треста “Саратовгаз” был
Илья Яковлевич Пац (1900-1978 гг.). Он родился в Полтавской
губернии, окончил в 20-х годах Днепропетровский горный ин­
ститут, получил диплом горного инженера. До 1941 года работал
на нефтепромыслах в Баку, затем был переведен в Туркмению на разработку месторождений Небит-Даг. В 1943 году приехал в
Саратов на должность главного геолога “Саратовгаза” вместе с
семьей: женой Еленой Яковлевной и пятилетним сыном Мишей.
Жили они в гостинице “Россия”, превращенной в своеобразное
общежитие эвакуированных и командированных в Саратов спе­
циалистов. (Здесь же размещались, к примеру, работники Ленин­
градского университета, перемещенного на время войны в наш
город). Сначала службы треста “Саратовгаз” размещались “под
крышей” НВГРТ, на улице Сакко и Ванцетти, 21, а позже обрели
собственную “крышу” на ули­
це Горького, 37 (радом с Детской
библиотекой
им.
А.С. Пушкина). Работа у Ильи
Яковлевича была ответствен­
ная и беспокойная: бурение
скважин, их испытания в выб­
ранных интервалах, проклад­
ка газопроводов, подготовка
новых площадей к разбуриванию, подсчет запасов, состав­
ление проектов разработки ме­
сторождений, а также беско­
нечные совещания, выезды на
буровые, командировки в рай­
оны и столицу. И.Я. Пац был
Илья Яковлевич
причастен к строительству га­
Пац
зопровода в Москву, к откры­
тию Степновского, ПесчаноУметского и других нефтегазовых месторождений. Имел он склон­
ность к научной работе - есть несколько его публикаций в науч­
но-технических журналах. Одно время он преподавал в Саратов­
ском университете - читал курс “Разработка и эксплуатация неф­
тегазовых месторождений”. Заслуги Ильи Яковлевича на ниве не­
фтяной геологии и нефтегазодобычи были высоко оценены - он
был награжден в разное время орденом Ленина, двумя орденами
Трудового Красного Знамени, орденом “Знак Почета”. После уп­
разднения треста “Саратовгаз” И.Я. Пац работал в Управлении
нефти и газа Саратовского совнархоза, был заведующим лабора­
торией и руководителем темы в научно-исследовательском инсти­
туте. На пенсию он вышел в 1966 году.
Залежи нефти и газа, выявленные в Саратовской области в пе­
риод 1941-1947 годов, все были приурочены к каменноугольным
отложениям, залегавшим в основном на глубинах до 1000 м. Меж­
ду тем немалые перспективы представляли для геологов более глу­
бокие девонские отложения. Началу поисков углеводородов в раз­
резе девона предшествовал определенный период теоретическо­
го обоснования этого направления. Первым энтузиастом освое­
ния девона был знакомый нам И.И. Енгуразов, ставший к тому
времени главным геологом НВГРТ, переименованного в 1947 году
в Саратовский трест геолого-разведочных и буровых работ МНП
СССР - “Саргеолбуртресг”. По вопросам поисков нефти в девоне
в Саратове проходили совещания представителей министерства,
деятелей науки из Москвы, Ленинграда, Саратова и других по­
волжских городов. На этих совещаниях шла бурная дискуссия:
может ли быть нефть в девоне в саратовских недрах. Раздавались
голоса “за” и “против”. Среди оптимистов, помимо И.И. Енгуразова, были авторитетные специалисты - профессор СГУ
Б.А. Можаровский, доктор геолого-минералогических наук
В.М. Сенюков и другие. В конце концов оптимисты в этой борьбе
победили. Было решено пробурить скважину с задачей вскрытия
девонских отложений на Соколовогорском месторождении, где к
этому времени уже открыли залежи нефти и газа в каменноуголь­
ных отложениях.
Для вскрытия девонского разреза необходимо было бурить до
глубины 1800-2000 м, что представляло определенную сложность
- не было опыта бурения таких скважин и недостаточной была
технико-методическая оснащенность. На вооружении буровиков
треста было лишь несколько буровых станков американского про­
изводства, позволявших достигать двухкилометровой глубины.
Первооткрывательницей саратовской девонской нефти стала
скважина №10, которую заложили на Соколовогорской площади
в своде каменноугольной структуры с проектной глубиной 2000 м.
Бурение скважины было начато 9 февраля 1948 года. Впервые бри­
гадой мастера В.Ф. Ширяева был использован турбобур, и про­
водка скважины закончена на 60 дней раньше запланированного
срока. Коммерческая скорость бурения составила 220 м/станкомесяц - цифра по сегодняшним дням смешная, но тогда - неслы­
ханная.
Ветеран геологической службы, бывший начальник геологи­
ческого отдела, а впоследствии главный геолог “Саратовнефть”
Б.Я. Шорников-Буры вспоминал: “Велика была радость буровой
бригады и тех, кто верил и настоял на бурении этой скважины,
когда из кыновско-пашийских отложений девона был поднят кернпесчаник, обильно пропитанный нефтью. Скважина была оста­
новлена в ноябре 1948 года на глубине 1927 м. После спуска экс­
плуатационной колонны и перфорации ее против нефтяного пла­
ста, толщина которого достигла 20 м, был получен фонтан нефти”.
Бурение этой скважины находилось под контролем Министер­
ства нефтяной промышленности. Известно, что в преддверии
вскрытия девонской скважины и в течение первых дней фонтани­
рования через каждые два часа сведения о ходе работ и дебита
поступали к управляющему трестом А.И. Кутукову, который пе­
редавал их в Москву. За первые 24 часа скважина дала более
250 тонн нефти. Так была открыта новая страница в истории са­
ратовской геологии.
Открытие девонской нефти привело к резкому увеличению ас­
сигнований на поисково-разведочные работы. В пределах облас­
ти увеличились объемы структурного бурения и геофизических
работ. В 1949 году было образовано объединение “Саратовнефть”,
вобравшее в свою структуру трест “Саратовнефтегазразведка”,
геолого-поисковые конторы, промыслы, участки, вспомогатель­
ные службы и хозяйственные подразделения. Как уже говорилось,
первым начальником объединения стал А.И. Кутуков, а главным
геологом-И.И. Енгуразов.
К 1950 году на Соколовогорском месторождении было пробу­
рено более 50 тысяч метров глубоких скважин с целью добычи
девонской нефти. “Были оценены его запасы, позволившие ква­
лифицировать его как самое крупное из всех открытых на сара­
товской земле до настоящего времени”, - так считал Б.Я. Шорников-Буры.
В стадию пробной эксплуатации Соколовогорское месторож­
дение вступило в начале июля 1949 года. Первые сотни тонн де­
вонской нефти по нефтепроводам собирались в нефтеналивные
баржи, установленные в затоне на Волге. А после обустройства
месторождения нефть стала поступать на железнодорожную стан­
цию в нефтяные цистерны. Эта нефть оказалась исключительно
высокого качества и долгие годы шла на экспорт.
Соколовогорское месторождение привлекало внимание мно­
гих научно-исследовательских организаций. Составлялись схемы
его разработки, определялись способы отбора нефти. Особо сле­
дует отметить результаты исследований, выполненных И.Б. Фейгельсоном, директором центральной научно-исследовательской
лаборатории объединения “Саратовнефть”. Проанализировав по­
тенциальные возможности девонских отложений месторождения,
он внес предложения, позволившие без ущерба для залежи уве­
личить добычу нефти практически в два раза. Месторождение
стало классическим примером рациональной разработки залежей
с применением законтурного обводнения.
За открытие девонской нефти, за большой вклад в развитие
саратовской нефтедобывающей промышленности Саратовской об­
ласти начальник объединения “Саратовнефть” А.И. Кутуков, глав­
ный геолог И.И. Енгуразов и буровой мастер B.C. Ширяев были
удостоены звания лауреатов Сталинской премии. Многие инже­
нерно-технические работники, рабочие и служащие объединения
были награждены орденами и медалями.
Буровой мастер Василий Семенович Ширяев был опытным
профессионалом, имея к концу 40-х годов стаж работы буровым
мастером в 20 лет. Родился он в приволжском селе Пролейни в
начале века. Совсем юным ушел в ряды Красной Армии, участво­
вал в боях за Царицын. После гражданской войны оказался в Гроз­
ном, устроился чернорабочим на нефтепромысле. Через два ме­
сяца стал помощником бурильщика, проработал два года. Затем двухгодичные курсы буровых мастеров в Баку. В 1930 году стал
настоящим мастером бурения. Затем Ширяева как активного ра­
ботника привлекли на партийную работу. Почти 10 лет он был
заведующим отделом пропаганды и агитации одного из нефтя­
ных районов Азербайджана. Но как только началась война, Васи­
лий Семенович вернулся на буровую. В 1942 году он приехал в
Саратов. Буровики говорили о нем, что у него легкая удачливая
рука. И B.C. Ширяев блестяще подтвердил это, сначала разбурив
каменноугольные отложения на Соколовой горе, а затем и девон­
ские.
Скважина-первооткрывательница -№10 Соколовогорская проработала почти 40 лет и прекратила свое существование в мае
1988 года. За весь период ее работы из скважины было добыто
267 тысяч тонн нефти и 11,5 млн м3газа. К сожалению, следов
этой скважины на Соколовой горе не сохранилось. А жаль. Буду­
щие поколения должны знать и помнить дела саратовских геологов-нефтяников 40-х годов. Было бы правильно поставить на ме­
стах исторических свершений скромные гранитные обелиски, на
которых должны быть выбиты не только даты открытий, но и име­
на тех, кто вложил свои силы, труд, творчество в дело становле­
ния нефтегазовой индустрии нашего края.
Геологические результаты работ НВГРТ в начале 40-х годов
напрямую повлияли на создание и развитие производственной гео­
физической службы в Саратовской области и на прилегающих тер­
риториях. Подробно история главного геофизического предприя­
тия - треста “Саратовнефтегеофизика” - изложена в следующей
главе, а сейчас приведу краткие исторические факты, относящие­
ся к 40-м годам.
Вообще, производственные геофизические работы на система­
тической основе в Саратовской области были начаты в 1941 году,
когда последовало решение правительства о скорейшей разведке
и вводе в эксплуатацию группы только что открытых газовых ме­
сторождений. Срочно была создана Саратовская экспедиция сред­
неволжского отделения Государсгвенного союзного геофизичес­
кого треста, в составе которой начали работать 3 электроразведочные партии, 2 сейсморазведочные, 2 гравиметрические и 3 каро­
тажные. Осенью 1941 года Елшанскую электроразведочную
партию возглавлял А.И. Богданов. Операторами в партии работалиА.И. Морозов,Д.Н. ОрловиА.С. Грицаенко-все впоследствии
известные специалисты-геофизики. Но все-таки самым извест­
ным и уважаемым из них в Нижнем Поволжье стал Анатолий Савинович Грицаенко, сделавший значительный вклад в становле­
ние производственной геофизической службы в Саратове, Ста­
линграде и в Астрахани и долгое время работавший в сфере науки
и образования, подготовивший не одну сотню квалифицирован­
ных специалистов-геофизиков, трудившихся и в нашем регионе, и
в других местах Советского Союза и России, иза рубежом. Поэто­
му у нас есть все основания для более подробного разговора о нем.
Анатолий Савинович Грицаенко родился 17 октября 1917 года
в Камышине, в семье землемера. В 1924 году семья переехала в
Саратов, где проживала на Первомайской улице, д. 120 (близ глав­
почтамта). В 1935 году Анатолий окончил 5-ю среднюю школу
(впоследствии 8-ю, расположенную на Коммунарной улице) и тог­
да же поступил в Московский геолого-разведочный институт
(МГРИ). В 1940 году с отличием его окончил и был направлен в
Киев, в институт геологии АН УССР. С началом войны А.С. Гри­
цаенко оказался в Уфе, потом в Бугуруслане, откуда в составе элек-
троразведочной партии при­
ехал в Саратов. Работал здесь
сначала оператором, потом на­
чальником Соколовогорской
электроразведочной партии. В
1945 году стал начальником
Саратовской экспедиции сред­
неволжского отделения ГСГТ,
которая явилась базой для со­
здания самостоятельного сара­
товского отделения союзного
геофизического треста. С орга­
низацией его в 1946 году Ана­
толий Савинович занял долж­
ность начальника производ­
ственного отдела. В 1946-м,
осенью, А.С. Грицаенко в
Анатолий Савинович
МГРИ защитил диссертацию
Грицаенко
“Рациональный комплекс гео­
физических методов при поисках локальных структур в Повол­
жье”, став первым кандидатом наук по геофизической специаль­
ности в нижневолжском регионе. В 1949-1951 годах Анатолий
Савинович работал главным инженером Сталинградской геофи­
зической конторы, а потом вернулся в Саратов, где стал заведую­
щим кафедрой геофизических методов разведки СГУ, в этой дол­
жности проработал до 1973 года. Он был любимым преподавате­
лем многих поколений сгудентов-геофизиков, грамотным, всесто­
ронне образованным, доброжелательным и остроумным. Четыре
раза Анатолий Савинович выезжал в длительные командировки
за рубеж по линии ЮНЕСКО - читал лекции в университетах Бир­
мы, Индии, Нигерии на английском языке, не прибегая к услугам
переводчика. После 1973 года А.С. Грицаенко еще 25 лет рабо­
тал на должности доцента, продолжая оставаться столь же попу­
лярной фигурой в саратовской геофизике, среди производствен­
ников и ученых. Умер Анатолий Савинович 5 февраля 2000 года
на 83-м году жизни.
Продолжим разговор о геофизике. Итак, 9 февраля 1946 года
приказом №12 по Государсгвенному союзному геофизическому
тресту Наркомата нефти восточных районов СССР было образо­
вано саратовское отделение (СО ГСГТ). Управляющим отделени­
ем был назначен Николай Леонидович Гущин, первым главным
инженером стал Алексадр Исаевич Храмой, первым главным гео­
логом Сергей Прокофьевич Козленко. Отделение было призвано
“проводить полевые и промыслово-геофизические исследования
на территории Нижнего Поволжья и в областях, примыкающих к
строившемуся газопроводу Саратов - Москва”. В 1946 году сара­
товское отделение ГСГТ проводило промыслово-геофизические
исследования силами 4 каротажных партий, полевые работы силами 10 отрядов, в числе которых были 4 гравиразведочных,
5 электроразведочных и 1 сейсморазведочный. К началу 50-х го­
дов количество отрядов выросло до 36, в том числе 9 сейсмичес­
ких, а количество промыслов-до 18.
В ту пору в отделении использовалась следующая техника:
в гравиразведке: вариометры Ленинградского завода “Геофизика” и S-20 шведской фирмы “Аскания-Верге”;
в электроразведке ВЭЗ: потенциометры ЭП-1;
в магниторазведке: “весы Шмидта”;
в сейсморазведке: отечественные 12-канальные станции;
в промысловой геофизике производили стандартный каротаж
и боковое зондирование, пулевую перфорацию и торпедирование.
Регистрация велась с помощью полуавтоматической аппаратуры
- потенциометра ЭП-1 и пульсатора ЭК. Аппаратура монтирова­
лась под открытым небом, спуск-подъем скважинных зондов и
приборов осуществлялся на каротажном кабеле с помощью ле­
бедки, которая вращалась вручную или ременным приводом от
колеса транспортной автомашины. При полевых работах исполь­
зовался в основном гужевой транспорт. Бортовой автомобиль
ГАЗ-АА или ЗИС-5 чаще всего был один на партию. Весомые гео­
логические результаты геофизиками были получены очень ско­
ро. Уже в 1949 году была составлена карта тектонического строе­
ния Саратовского Заволжья. И на ней впервые выделен был бор­
товой уступ Прикаспийской впадины, намечена зона Советских
поднятий и другие крупные тектонические элементы.
Среднее звено специалистов было представлено начальником
производственного отдела А.С. Грицаенко, в подчинении которо­
го работали старшие инженеры: по сейсморазведке Е.Е. Федоров,
по гравиразведке О.А. Шванк, по электроразведке Г.М. Фролович.
Отдел промысловой геофизики возглавлял И .Я. Эйдман, топогра­
фическую службу - B.C. Соинов.
Административные и производственные службы конторы раз­
мещались на 1-м этаже здания гостиницы “Московская”, в поме­
щениях, ныне занимаемых магазином “Кулинария” - со стороны
улицы Горького. Комнаты были поделены фанерными перегород­
ками на “пеналы”, тесно заставленные столами, между которыми
можно было протискиваться только боком. На улице Крайней был
построен ангар для ремонта автомобилей и буровой техники. В
утепленном отсеке этого ангара, отапливавшемся железной, рас­
каленной докрасна бочкой, размещались камеральные группы
сейсмо- и электроразведчиков. Промыслово-геофизические
партии размещались в арендованных помещениях в районе уп­
равления РУЖД. Самой острой проблемой для руководства кон­
торой было отсутствие специалистов с геофизическим образова­
нием, необходимых для развивавшегося производства. В полевых
разведочных и промыслово-геофизических партиях работали
люди разных профессий вплоть до парикмахеров. Грамочных, под­
готовленных кадров, были считанные единицы. Выручали люди,
имевшие знания и практические навыки по электро- и радиотех­
нике, ставшие основой операторского состава в сейсмо- и элект­
роразведке.
Вот почему дальновидный и мудрый руководитель Саратовс­
кой геофизической конторы (так она стала называться в конце
1940-х годов) H.JI. Гущин предпринял меры к организации гео­
физического отделения при физическом факультете Саратовско­
го университета.
Теперь имеет смысл остановиться на состоянии геологичес­
кой науки и образования в Саратове в грозные и трудные 40-е
годы. Учебные занятия на геологическом факультете, как и во всем
университете, в 1941 году начались лишь 15 декабря. К плано­
вым выпускникам-геологам 1941 года осенью добавились и не­
доучившиеся студенты, только перешедшие на 5-й курс. Срочно
были сданы госэкзамены, и группа молодых парней и девушек
получила новенькие дипломы за подписью только что назначен­
ной исполняющей обязанности ректора Веры Александровны Артисевич. Многие из них вскоре оказались на фронте.
В университете были непривычно опустевшие аудитории, стало
холодно, голодно и тревожно. Поредел и коллектив преподавате­
лей - по мобилизации из университетского штата выбыло 24 на­
учных работника, часть из них ушла на фронт добровольцами.
Среди последних был и ректор Д.И. Лучинин, погибший на Ле­
нинградском фронте уже в декабре 1941 года.
Временно прекратил свою деятельность научно-исследователь­
ский институт геологии СГУ. Научная работа факультета заметно
сократилась. Оставшиеся в штате сотрудники оперативно вклю­
чились в разработку тем, связанных с оборонными нуждами. Главными заказчиками их стали эвакуированные из западных райо­
нов страны заводы, что разворачивали свои цеха на новых мес­
тах. Около ста таких предприятий в 1941-1942 годах начали вы­
пускать в Саратове продукцию для фронта. Само собой разумеет­
ся, что вся изыскательская работа, связанная с определением ме­
ста дислокации предприятия вблизи естественных источников
воды, а иногда и сырья, легла на плечи университетских геологов.
Руководство всеми изыскательскими работами принял на себя про­
фессор Б.А. Можаровский.
Первым и скорым успехом большого коллектива геологов, в
который входил и Б.А. Можаровский, было открытие в октябре
1941 года Елшанского газового месторождения. Обстоятельства
этого главного свершения описаны выше. К сожалению, не уста­
новлена степень причастности профессора к геологическим по­
строениям производственников. Думается все же, что Борис Алек­
сандрович был лишь консультантом и идеологическим союзни­
ком елшанской нефтеразведки, что, впрочем, для высших инстан­
ций оказалось достаточным для включения Б.А. Можаровского в
число первооткрывателей и лауреатов Сталинской премии. Будем
же и мы считать это решение правильным! Немалую роль здесь,
как представляется, сыграл огромный и непререкаемый автори­
тет (или даже слава!) Бориса Александровича среди геологов и
среди областных и более высоких партийных и советских началь­
ников.
Другой не менее важной вехой деятельности шестидесятилет­
него профессора в ходе Великой Отечественной войны было ру­
ководство и непосредственное участие в прокладке железнодо­
рожной трассы от Саратова до Камышина. Маршрутом геологи7 — 2356
ческого отряда уйдут потом десять тысяч строителей, три тысячи
подвод и сотни автомашин. Для сооружения дороги будет разоб­
рано железнодорожное полотно в Сибири. Нечеловеческими уси­
лиями за 100 (!) дней будет построена дорога на Сталинград, и в
конце 1942 года - в самый разгар исторической битвы на Волге по ней пошли поезда.
И не только елшанский газ, не только железнодорожная трасса
были предметами заботы Б.А. Можаровского в военное время. Он
принимал активное участие во всех мероприятиях, проводимых
в то время для изучения геологии Нижнего Поволжья. Под его
руководством В.Г. Камышова-Елпатьевская составила геологичес­
кую карту Саратовской области (М 1:500000) с объяснительной
запиской, в которой обобщались новые, еще не опубликованные
геологические данные. Той же В.Г. Камышовой-Елпатьевской со­
вместно с А.Н. Ивановой был составлен “Атлас руководящих ис­
копаемых фаун мезозоя и палеогена Саратовского Поволжья”. Тру­
дились геологи напряженно - порой Борис Александрович бывал
на грани физического истощения, но продолжал работать увле­
ченно и продуктивно. Есть его доля труда и в подготовке к пуску
газопровода Саратов - Москва. Сюда, на строительство газопро­
вода, в ближний саратовский пригород приезжал Б.А. Можаровский в дни общегородских субботников вместе со своими студен­
тами. Строки о профессоре из очерка Е.М. Музалевского “Пер­
вый геолог”2: “Он никогда не служил в армии, но слово “солдат”
было близко его натуре по самому коренному, глубинному смыс­
лу. Он стойко и честно держал свой участок фронта в любых ис­
пытаниях и, как солдат, не щадил себя...
Осенью 1948 г. переполненные впечатлениями студенты и мо­
лодые сотрудники геологического факультета возвращались с про­
изводственной практики. Где только ни побывали и чего только
ни увидели они за эти несколько месяцев на огромной террито­
рии Среднего Поволжья и Западного Казахстана! Все были пол­
ны ожиданием встречи с учителем, надеждой на его ободряющее,
веселое слово, глубокое замечание, способное развеять все со­
мнения. Везли с собой и “сувениры” - образцы пород и куски
керна, а возвращавшийся на пароходе из астраханских степей Сер2Годы и люди. Саратов, 1986. Вып. 2.
гей Рыков - еще и огромный,
как глобус, полосатый арбуз.
Уже на пристани и на вокзале
они узнали страшную весть. О
смерти Можаровского говорил
весь город. Как это нередко
бывает, лишь с уходом челове­
ка осозналось в полной мере
подлинное значение его лично­
сти, то место, которое занимал
он в духовной жизни большо­
го города, в судьбах многих и
многих людей...” Было в ту
пору Борису Александровичу
66 лет, и хоронил его букваль­
но весь город.
С открытием природного
Альберт Иванович
газа Саратов стал на некоторое
Олли
время центром газовой про­
мышленности Советского Союза. Дальнейшее ее развитие требо­
вало подготовки специалистов в области нефтяной и газовой гео­
логии. В связи с этим в 1945 году на геологическом факультете
была открыта кафедра геологии нефти и газа и начат прием сту­
дентов по специальности “Геология и разведка нефтяных и газо­
вых месторождений”. Заведующим кафедрой был избран Альберт
Иванович Олли.
В трудных условиях военного и послевоенного времени
А.И. Олли проявил исключительную энергию в организации ка­
федры и учебного процесса, создании необходимых условий для
развертывания научной работы в области нефтяной и газовой гео­
логии. Одновременно он работал над фундаментальным трудом
“Древние отложения западного склона Урала”, посвященным вы­
яснению истории формирования древних осадочных толщ. В
1946 году эта работа оформилась в докторскую диссертацию, ко­
торую Альберт Иванович вскоре успешно защитил. Приведенные
в ней стратиграфические схемы нашли широкое применение для
корреляции нижнепалеозойских отложений, позднее вскрытых бу­
рением на обширной территории Волго-Уральской нефтеносной
области. А.И. Олли впервые ввел в практику исследований аэрогеологические методы, которые впоследствии послужили осно­
ванием для разработки и введения в процесс обучения специаль­
ного курса. В 1946 году А.И. Олли составил проект и программу
аэрогеологических исследований на Средней Волге, а весной 1947
года первая аэрогеологическая экспедиция, получившая название
“средневолжской”, выехала к месту работы. Она была сформиро­
вана исключительно из сотрудников тогда еще совсем молодой
кафедры геологии нефти и газа. Основной научный костяк экспе­
диции составили недавние выпускники и студенты старших кур­
сов геологического факультета Г.С. Сенченко, А.П. Мурылева,
Е.В. Чибрикова, С.Н. Краузе, Е.А. Троицкая, В.И. Барышникова,
B.C. Вышемирский, В.И. Мальцев, А.К. Замаренов, Н.П. Егоро­
ва. А в конце 40-х - начале 50-х годов был составлен новый про­
ект аэрогеологических исследований в бассейне рек Лены и Ал­
дана, впоследствии успешно реализованный. На ответственных
должностях полевых средневолжских и якутских партий работа­
ли Л.А. Назаркин, И.П. Варламов, О.И. Алешечкин, Б.Ф. Игна­
тов, Н.И. Антонов... Работы средневолжской экспедиции позво­
лили выделить на закартированной территории свыше 20 текто­
нических структур, которые были рекомендованы производствен­
ным организациям для разведочного бурения на нефть и газ.
Аналогичные экспедиционные работы были предприняты ка­
федрой и отделом общей геологии института геологии СГУ в бас­
сейне р. Эмбы и в Приусгьуртье. Экспедиция под руководством
А.А. Корженевского в период с 1948 по 1950 год провела аэрогеологическую съемку (М 1:200000) на площади более 56 тыс. км2.
Было выявлено свыше 30 соляно-купольных структур, уточнены
сведения о геологическом строении территории, произведено бо­
лее детальное стратиграфическое расчленение мезозойских и кай­
нозойских отложений.
Еще И.М. Губкин указывал на важнейшую роль геофизичес­
ких методов разведки в открытии нефтегазовых месторождений
на территории “Второго Баку”. И такие работы велись, как упо­
миналось, с 1941 года - сначала в ограниченном объеме, в основ­
ном пришлыми людьми и организациями, а потом и собственны­
ми саратовскими силами. Дело подготовки соответствующих ква­
лифицированных кадров - инженеров-геофизиков - в 1949 году
было поставлено на систематическую
основу, когда в Саратовском универ­
ситете, сначала на физическом фа­
культете, была организована кафедра
геофизических методов разведки.
Первым ее заведующим стал доцент
Илья Яковлевич Фурман (19081970-е гг.), опытный производствен­
ник, воспитанник Азербайджанского
политехнического института, прошед­
ший хорошую школу в промыслово­
геофизических службах в составе тре­
Илья Яковлевич
стов “Грознефть”, “Кировнефть” и
Фурман
“Бугурусланнефть” и хорошо также
знавший разведочную геофизику, все
ее методы: гравиразведку, магниторазведку, электроразведку и сей­
сморазведку. Среди первых выпускников вновь открытого геофи­
зического отделения были такие, как М.М. Дмитриев, В.П. Иван­
кин, В.Д. Щепин, А.М. Иванчук, А.И. Горелик и другие.
И.Я. Фурман оставался заведующим кафедрой до 1952 года, а
потом переехал в Воронеж, где в местном университете в после­
дующие годы работал доцентом геологической кафедры. А сара­
товская кафедра геофизических методов разведки в 1952 году пе­
решла “под крышу” геологического факультета, где продолжает
выполнять свою благородную образовательную миссию до насто­
ящего времени. Подробнее о деятельности кафедры и ее работ­
никах рассказано в следующей главе.
Выпуск специалистов на геолого-почвенном факультете в 40-е
годы иллюстрируется следующими показателями. В 1941 году
было выпущено 69 специалистов (2 курса), в 1942 - 14, в 1943 выпуска не было, в 1944- 13,в 1945- 10,в 1946- 10,в 1947-21,
в 1948 - 30, в 1949 - 34 и в 1950 - 29.
Деканом геолого-почвенного факультета в 1941-1944 годах был
Николай Иванович Усов. И хотя являлся он ярко выраженным
“почвенником”, а не геологом, но свою страницу в историю сара­
товской геологии вписал, оставаясь формальным лидером мест­
ной геологической сферы науки и образования в труднейшие во­
енные годы. С геологией его роднит и степень доктора геолого-
минералогических наук, полу­
ченная им еще в 1939 году. Все
это - позволяет нам более под­
робно изложить сведения о
Николае Ивановиче. Он родил­
ся 7 мая 1889 года в деревне
Ханекеевка Саратовской гу­
бернии в крестьянской семье.
Окончив церковно-приходс­
кую школу, Николай самосто­
ятельно подготовился и сдал
экзамены на звание учителя
начальных классов земских
школ. Работал до 1916 года
учителем в селе Марфино Аткарского уезда. В 1916-м по­
ступил в Саратове в учительс­
кий институт и окончил его в
1918-м. С 1919 года-студент
Николай Иванович
сельскохозяйственного инсги^ сов
тута и сотрудник НИИ земель­
ных улучшений. В 1920 году
для продолжения образования переехал в Москву, в Тимирязевс­
кую сельскохозяйственную академию, которую закончил в 1922-м.
Вернулся в Саратов, работал в сельхозтехникуме, преподавал там
курсы минералогии, кристаллографии, геологии и почвоведения.
В 1925-1929 годах руководил крупными почвенными экспедици­
ями от Поволжской мелиоративной организации Наркомзема
СССР. В 1930 году избран был советом Саратовского мелиора­
тивного института заведующим кафедрой почвоведения. А в
1933 году стал заведовать аналогичной кафедрой в СГУ.
В 1932-1935 годах Н.И. Усов выполнял крупные исследования
почв на юге каштановой зоны Заволжья и дельты р. Волги. Ре­
зультаты работ постоянно находили выражения в научных публи­
кациях. В 1933-1934 годах он работал деканом геолого-географо-почвенного факультета. В 1938 году Н.И. Усову без защиты
диссертации была присуждена ученая степень кандидата сельс­
кохозяйственных наук, и он был утвержден в звании профессора.
А уже через год защитил докторскую диссертацию “Генезис и ме­
лиорация почв Каспийской низменности”, став доктором теперь
уже геолого-минералогических наук. В 1941 году он во второй
раз, как указывалось, стал деканом геолого-почвенного факуль­
тета, а в 1944 году был назначен ректором Саратовского универ­
ситета, оставаясь на этой должности до ноября 1946 года. В
1948 году геологический факультет реорганизовался, и почвен­
ное отделение вошло в состав биолого-почвенного факультета. В
марте 1949 года Николай Иванович стал его деканом, но прора­
ботал недолго - до ноября того же года. А 10 мая 1950 года
Н.И. Усов скончался. Им было написано и опубликовано более
30 научных работ. Заслуги его были отмечены орденом Трудово­
го Красного Знамени и медалями. Был он человеком сложным,
можно сказать, суровым, что во многом объясняется суровым вре­
менем его творческой деятельности. Но свой след в саратовской
науке и образовании как профессор, как декан, как ректор, безус­
ловно, оставил. Его всегда будут помнить те, кто учился на геолого-почвенном факультете в 30-е и в 40-е годы.
После Н.И. Усовавтечение 1944-1948 годов должность дека­
на факультета занимал профессор Г.В. Вахрушев - о нем расска­
зывалось в предыдущей главе. А в 1949 году возглавил в третий
раз геологический факультет доцент Иван Федорович Лобанов (в
первый раз он былдеканомв 1932-1933 гг., во второй раз-в 1938—
1941 гг.).
Иван Федорович Лобанов родился в 1896 году в селе Богородицкое Стерлитамакского уезда Уфимской губернии, в семье кресгьянина-бедняка. До 1915 года жил в своей семье, занимался хле­
бопашеством. Затем был призван в армию, участвовал в боевых
действиях в Польше, был ранен. После госпиталя учился в школе
ротных фельдшеров - до мая 1917 года, до марта 1918 года рабо­
тал фельдшером в Москве и Варшаве. Затем вернулся домой, слу­
жил недолго в Красной Армии, снова был ранен, обосновался в
волостном центре Мелеузе в Башкирии, где до 1924 года работал
в должности заведующего избой-читальней в волостном испол­
нительном комитете. Среднюю школу он смог закончить лишь в
1924 году и вскоре был направлен в Саратов, где в 1926 году по­
ступил на естественное отделение педфака. В 1930 году закон­
чил университет по специальности “физиология растений” и уехал
в Башкирию на работу. Одно­
временно Иван Федорович
учился в аспирантуре СГУ, ко­
торую закончил в 1932 году,
затем вернулся в Саратов, где
сразу был назначен заведую­
щим геологическим отделени­
ем. Проработал на этой долж­
ности год, затем он исполнял
должность доцента на вновь
открытом геолого-географопочвенном факультете: читал
лекции по геологическим дис­
циплинам, выезжал со студен­
тами на экскурсии по Уралу,
Иван Федорович
Заволжью, Казахстану. В
Лобанов
1938 году И.Ф. Лобанов защи­
тил кандидатскую диссерта­
цию, стал доцентом и был назначен деканом геолого-почвенного
факультета. В этом качестве он проработал до 1941 года, а затем
был призван в армию. Был участником Великой Отечественной
войны - третьей в его жизни, вернулся в Саратов в чине инженера-капитана в конце 1945 года. Начал работать доцентом на ка­
федре минералогии, читал лекции по минералогии, геохимии и
спецметодам поисков. В 1948 году И.Ф. Лобанов в третий раз за­
нял должность декана геологического факультета и занимал ее
до 1951 года. В 50-х годах активизировалась научная деятельность
Ивана Федоровича; под его руководством в НИИ геологии СГУ
была создана геохимическая лаборатория, в которой он возглав­
лял минералого-геохимическое направление. В течение трех лет
в это время в Заволжье работал геохимический отряд, начальни­
ком которого был И.Ф. Лобанов. Участвовал он и в работах по
геологической съемке и поиску алмазов в Якутии в составе сара­
товской группы Всесоюзного аэрогеологического треста. В
1953 году была организована кафедра геохимии, которую в тече­
ние двух лет возглавлял И.Ф. Лобанов. Затем кафедра слилась с
кафедрой минералогии, но выпуск геохимиков продолжался до
1975 года.
К 1958 году И.Ф. Лобановым было написано и опубликовано
16 печатных работ, 26 фондовых отчетов, выполнено более
100 аналитических исследований для различных геологических
партий и организаций. Крупная монография И.Ф. Лобанова “Оп­
ределение минералов по их растворимости в воде и кислотах”,
написанная в 1953 году, актуальна и в настоящее время.
Иван Федорович проработал на кафедре минералогии до
1973 года, а затем вышел на пенсию и уехал из Саратова на роди­
ну - в Башкирию, в г. Салават. Там он занимался общественной
деятельностью, работал в средней школе в качестве “садоводацветовода”, как он писал, на школьном садовом участке. Дожил
он до глубокой старости. Последнее письмо от него сотрудники
кафедры получили в 1980 году, когда было Ивану Федоровичу уже
84 года. Дата его смерти не установлена.
Интерес к личностям деканов со стороны всех обучавшихся
на геологическом факультете и окончивших его вполне объясним.
Ведь деканат был своеобразным центром учебно-воспитательно­
го процесса - здесь составлялось расписание занятий - святая
святых студенческой жизни, коей подчинялось многостороннее и
не всегда полезное для получения знаний времяпрепровождение
студентов. Отсюда исходили всякие приказы и распоряжения, жиз­
ненно важные для всех обучавшихся - стипендия, сдача и пере­
сдача экзаменов и зачетов, производственная практика и колхо­
зы, переводы в другой вуз, на другой курс или в другую группу,
или, не дай бог, отчисление из университета. Эти и другие, столь
же весомые проблемы, входили в сферу деятельности декана и
деканата. Около этой знакомой двери между вторым и третьим
этажами первого корпуса всегда было оживление. Здесь на спе­
циальной доске вывешивались всевозможные объявления и при­
казы, рядом красовалась газета “Геолог”, а на подоконнике заду­
шевно беседовали друзья и влюбленные, забегали к декану и вы­
ходили назад с “ответственными” лицами студенческие комсорги
и старосты.
Долгие годы проработала секретарем в деканате геологичес­
кого факультета Нина Ивановна Филимонова, знакомая многим
поколениям саратовских геологов, чей путь проходил через Сара­
товский университет. Поэтому на вполне законных основаниях
Нина Ивановна стала персонажем настоящей главы, ибо начала
она работать в “кузнице сара­
товских геологических кад­
ров” именно в 40-е годы.
Она родилась в 1924 году в
городке Ргищево Саратовской
области, в семье рабочего-железнодорожника. В 1933 году,
спасаясь от голода, семья пе­
реехала в Ленинград. Там
Нина окончила среднюю шко­
лу в 1941 году. С началом вой­
ны вместе с родителями она
эвакуировалась в Саратов, где
окончила курсы чертежников
и несколько лет трудилась в
разных организациях. А в
Нина Ивановна
1947 году ее приняли на дол­
Филимонова
жность секретаря в деканат
геологического факультета, где
она проработала ни много ни мало, а 51 год! Молодая, симпатич­
ная, смуглая женщина обязательно вызывала и у своих коллег, и у
нас, студентов, всяческое расположение. Она была неизменно
приветливой и ровной в обращении и зарекомендовала себя очень
аккуратным и добросовестным работником. Нина Ивановна на­
ходила общий язык со всеми своими меняющимися начальника­
ми (а их было у нее одиннадцать), никогда никаких претензий к
ее работе не имевшими. Что касается студентов, особенно юно­
шей, то они просто-напросто бьши влюблены в Нину Ивановну,
бывшую не только привлекательной внешне, но и относившуюся
к студенческим заботам и печалям с пониманием. У нее всегда
можно было узнать все, что нас интересовало, в том числе и вся­
кие “тайные сведения” - кого начальники вознамерились лишить
стипендии, кому решили объявить выговор, и как нужно действо­
вать, чтобы максимально безболезненно преодолеть возникшие
трудности.
Нина Ивановна проработала в деканате до августа 1998 года, а
потом ушла на заслуженный отдых. Ныне она живет на проспек­
те Кирова, в доме 23, где ее семья получила квартиру в 1974 году.
Дом строился на средства геологического ведомства, а помог ей
получить квартиру здесь директор НВНИИГГ Александр Петро­
вич Колесник, что лишний раз подтверждает историческую взаи­
мосвязанность судьбы Нины Ивановны с саратовской геологичес­
кой отраслью. Думается, что Нина Ивановна Филимонова, рядо­
вой работник вуза, пожалуй, является более популярной личнос­
тью в геологической среде города и области, чем иной руководи­
тель или ученый. По самым скромным подсчетам ее знают, по­
мнят и любят не менее 4000 бывших воспитанников геологичес­
кого факультета, работающих в разных уголках России и мира, а
в большинстве своем - в Саратовском крае.
Сороковые годы стали важнейшим периодом в саратовской и
нижневолжской геологии. В первую очередь, это связано с глав­
ным ее свершением - открытием здесь и началом эксплуатации
газовых и нефтяных месторождений, что повлекло за собой гло­
бальные изменения и в самой геологической отрасли, и в эконо­
мике края. С учетом высоких перспектив обширной территории
как на правом, так и на левом берегу Волги,местная геологичес­
кая отрасль получила мощный импульс для дальнейшего разви­
тия и совершенствования. В числе достижений 40-х годов можно
назвать и открытие в Дальнем Затоне близ Саратова сероводород­
ного источника, воды которого обладают прекрасными целебны­
ми свойствами. Это случилось в 1943 году, а уже через 3 года - в
декабре 1946-го - вблизи выхода этого источника начала действо­
вать водолечебница саратовского горздравотдела - ныне называ­
емая бальнеологической, которая успешно функционирует уже
почти 50 лет. Воды ее по своим оздоровительным свойствам не
уступают знаменитым северокавказским и черноморским и ис­
пользуются при лечении ревматизма, болезней костей, суставов и
сосудов. Саратовская бальнеологическая лечебница стала ныне
широко известной региональной и российской здравницей.
Интенсивно продолжалось в 40-е годы освоение месторожде­
ний общераспространенных полезных ископаемых - глины, пес­
ка, извести, используемых в качестве строительных материалов,
что в условиях войны и трудного послевоенного времени было
особенно актуально. Поиск и разведка таких месторождений ве­
лись и в рамках деятельности института геологии СГУ, и произ­
водственных организаций, имевших соответствующие возможно­
сти и потребности. Работы эти выполнялись путем геологичес­
кой съемки с использованием мелкого бурения и неглубоких гор­
ных выработок - шурфов и канав, а также изучения выходов ко­
ренных пород по рекам и оврагам.
В целом геологические работы в период 40-х годов на терри­
тории Поволжья (в том числе и Саратовской области) создали хо­
роший задел для расширения фронта геологических исследова­
ний. Возникла потребность в организации новых служб, новых
предприятий, освоении и создании новой техники, подготовке ква­
лифицированных кадров. Успешное решение этих задач позволи­
ло вынести на повестку дня и более сложные геологические про­
блемы, связанные с освоением более глубоких недр-тех, что еще
недавно были практически недоступны ни бурению, ни геофизи­
ке. .. Все это предопределяет название следующей главы настоя­
щей книги.
Вглубь и вширь
(Саратовские геологические предприятия
в 1950 — 1980-х годах)
след за крупным производственным свершением по поиску,
разведке и освоению месторождений нефти и газа в
пригородной саратовской зоне вся местная геологическая
отрасль претерпела значительные преобразования, связанные с
расширением фронта работ и постановкой новых геологических
задач, что повлекло за собой существенные организационные из­
менения всей саратовской отраслевой структуры. Были намече­
ны новые площади, перспективные на наличие нефтегазоносных
структур, на поиск которых устремились все более увеличиваю­
щиеся в числе и оснащенные все более совершенной техникой
сейсмические, электроразведочные, гравиметрические отряды.
Существенно возросла роль промыслово-геофизических иссле­
дований, призванных теперь все более детально расчленять раз­
резы пробуренных скважин с целью выделения всех, даже мало­
мощных, продуктивных пластов. На повестку дня ставилась за­
дача значительного углубления исследований, что требовало раз­
работок специального оборудования, аппаратуры, создания но­
вых методик полевых исследований и приемов обработки, интер­
претации полученных данных.
В этих условиях резко повысился спрос на опытно-методичес­
кие, научно-исследовательские, конструкторские работы, удовлет­
воряющие возросшим требованиям и отвечающие специфичес­
ким местным климатическим и геологическим особенностям, а
также выработке соответствующих рекомендаций и созданию не­
обходимых приборов для производственных организаций.
Освоение открытых месторождений требовало подготовки про­
ектов разработки и эксплуатации залежей, прокладки нефтяных
и газовых трубопроводов, строительства компрессорных станций,
организации служб контроля и безопасности, а затем и устрой­
ства подземных газовых хранилищ.
Расширяющийся фронт работ по поиску и разведке полезных
ископаемых в Нижнем Поволжье (и не только на нефть и газ) обус­
ловил необходимость создания специальной службы по учету вы­
явленных месторождений, подсчету их запасов, под держанию ба­
В
ланса потребностей и возможностей их освоения. Параллельно
возникла необходимость создания служб охраны недр и окружа­
ющей среды, разработки программ экологической безопасности
при производстве геолого-разведочных работ.
Все эти вопросы и проблемы требовали подготовки соответ­
ствующих специалистов в местных средних специальных и выс­
ших учебных заведениях, способных идти в ногу со временем и
правильно ориентироваться во все усложняющихся технологиях
геологического производства, опираясь на последние достижения
науки и техники. Это значит, что создавались новые отделения на
геологическом факультете Саратовского университета, а програм­
мы обучения постоянно корректировались, дополняясь новыми
теоретическими и практическими курсами.
Аналогичное совершенствование учебного процесса постоян­
но происходило и в Саратовском геолого-разведочном техникуме
и во многих учебно-курсовых комбинатах при производственных
геологических организациях Саратова.
Все вышесказанное объясняет факт создания в Саратове цело­
го ряда новых геологических предприятий, в основном функцио­
нирующих вместе с ранее образованными до нынешних времен.
Все они составляют, фактически, лицо саратовской геологичес­
кой отрасли. История этих предприятий в 1950-1980-е годы будет
освещена в настоящей главе, объединяющей, в сущности, само­
стоятельные пространные очерки об основных производственных,
научных и учебных геологических организациях Саратова в пе­
риод их расцвета. Очевидно, что всеохватное изложение их исто­
рии потребовало бы огромного труда и написания специальных
монографий или книг. Поэтому мы остановимся лишь на ведущих
работниках каждой организации - начальниках, директорах или
управляющих, а также главных специалистах, имевших прямое
отношение к чисто геологической работе. Лишь пойдя на такой
компромисс, можно вместить описание саратовского геологичес­
кого прошлого 1950-1980-х годов в какой-то ограниченный объем,
приемлемый как для автора настоящей книги, так и читателей.
Объединение “Саратовнефтегаз”
режде всего разберемся с названиями этого старейшего гео­
логического предприятия Саратова, выросшего, как уже го­
ворилось, из Приволжского полевого округа Всероссийс­
кого геодезического управления, а в конце 40-х годов именовав­
шегося Нижневолжским геолого-разведочным трестом.
12 февраля 1949 года приказом Министерства нефтяной про­
мышленности СССР на базе НВГРТ было организовано объеди­
нение “Саратовнефть”.
1 июля 1957 года на его основе было создано Управление не­
фтяной и газовой промышленности Саратовского совнархоза.
С 1 апреля 1964 года это управление было ликвидировано и
организовано Государственное производственное объединение
нефтяной и газовой промышленности “Саратовнефтегаз” при ме­
стном совнархозе.
Далее приказом от 19 ноября 1965 года объединение “Сара­
товнефтегаз” было передано из Приволжского совнархоза в со­
став Министерства нефтедобывающей промышленности, а 6 марта
1966 года оно было подчинено Главному управлению Министер­
ства. В таком качестве объединение “Саратовнефтегаз” существо­
вало до декабря 1993 года, когда на его основе было организова­
но АОО “Саратовнефтегаз”, существующее и ныне.
Далее это предприятие будет именоваться объединением - так,
как это было привычно саратовским и другим геологам в течение
долгих лет до глобального переустройства нашего общества в 90-х
годах.
Первый начальник объединения Александр Иванович Кутуков
проработал в “Саратовнефти” недолго. Назначенный на эту дол­
жность в феврале 1949 года, он уже в марте 1950-го был утверж­
ден начальником Главнефтегазразведки Министерства нефтяной
промышленности СССР и вскоре покинул Саратов, оставив здесь
о себе добрую память как высококвалифицированный специалист,
хороший администратор и прекрасный человек.
Новым руководителем объединения был назначен Цолак Арша­
П
кович Аствацатуров. Он родил­
ся в 1904 годувг. Баку,вармянской семье, отец его был служа­
щим. В 1925 году он окончил
Астраханский механический
техникум, получив специаль­
ность теплотехника. Образова­
ние продолжил в Азербайд­
жанском политехническом ин­
ституте, завершил обучение в
нем в 1931 году и получил дип­
лом горного инженера. Затем
работал в Азербайджане снача­
ла на рядовых инженерных, а
потом на руководящих долж­
ностях. В 40-х годах он был на
Цолак Аршакович
посту главного инженера, а поА ствацатуров
том(1945-1949 гг.)управляющего трестом “Азнефть”. В Са­
ратове Ц.А. Аствацатуров появился в конце 1949 года. Первое
время был здесь главным инженером, а в августе 1950-го принял
должность начальника объединения. Проработал в Саратове до
сентября 1954 года, когда был освобожден от должности прика­
зом министра Н. Байбакова “в связи с переходом на другую рабо­
ту” (какую, не указывается). Цолак Аршакович был человеком
своего времени - требовательным, даже жестким руководителем,
опытным и квалифированным специалистом, хорошо знавшим
нефтепоисковое и нефтедобывающее дело. При нем шло интен­
сивное внедрение турбинного способа бурения на форсированных
оборотах, что существенно увеличило скорость проходки. Круп­
нейшим геологическим достижением объединения в этот период
было открытие Степновского нефтегазового месторождения, пер­
вый фонтан газа был получен здесь из скважины №4 в 1953 году.
Позже (в 1955 г.) из скважины №16 был получен и приток нефти.
В это же время (начало 50-х годов) интенсивно обустраивалось Соколовогорское месторождение. В целом за 5-ю пятилетку (1951—
1955 гг.) объединением было пробурено 597 тыс. метров, откры­
то 10 нефтегазовых месторождений и введено в действие 4.
Деятельность Ц.А. Аствацатурова на посту руководителя “Саратовнефти” была оценена положительно. В 1953 году он был на­
гражден орденом Трудового Красного Знамени (вторым по счету,
а первый он получил в 1942 году на посту главного инженера тре­
ста “Орджоникидзенефть” объединения “Азнефть”). В Саратове
Цолак Аршакович с семьей жил на улице Яблочкова в доме 19,
был членом Октябрьского райкома партии, а перед отъездом - чле­
ном обкома. Его судьба после отъезда из Саратова нам неизвест­
на. В сохранившемся личном деле имеется ходатайство Цолака
Аршаковича на оформление пенсии, датированное сентябрем
1971 года.
Следующим начальником объединения в 1954 году стал Алек­
сей Сидорович Сидоренко. Он был выходцем с Украины, родился
в 1912 году, а в 1935 году окончил Днепропетровский горный ин­
ститут. В 30-е годы работал в трестах “Грознефть” и “Востокнефть”. Был участником Великой Отечественной войны. В пос­
левоенные годы занимал должность управляющего трестом “Бугурусланнефть” (до 1947 г.), с 1947 по 1949 год-трестом “Башнефтеразведка”. Затем он работал начальником советского нефтя­
ного управления в Австрии (1949-1954 гг.), а потом - начальни­
ком объединения “Саратовнефтегаз”. Эту должность он занимал
до мая 1958 года, но по оставлении ее из объединения не ушел продолжал здесь работать начальником Заволжского (1958—
1960 гг.), а потом - Правобережного нефтегазопромыслового уп­
равления (1960-1964 гг.), оба входили в состав ПО “Саратовнеф­
тегаз”. Далее, до 1981 года, он работал начальником Саратовско­
го гортехнадзора, а затем еще три года - инспектором отдела га­
зового надзора средневолжского округа гортехнадзора. Умер
А.С. Сидоренко в 1984 году. Был награжден за свою производ­
ственную деятельность и боевые заслуги орденами и медалями
СССР.
В годы “правления” А.С. Сидоренко объединение продолжа­
ло наращивать объемы бурения и добычи нефти и газа. В 6-й пя­
тилетке всего было пробурено 800 тыс. метров, открыто 16 газо­
вых и нефтяных месторождений. Дела у объединения шли непло­
хо, но у Алексея Сидоровича не сложились отношения с первым
секретарем обкома КПСС Г.А. Денисовым, лично контролировав­
шим вопросы добычи нефти и газа и имевшим непререкаемое
право вмешиваться в работу объединения, вошедшего в 1957 году
в состав Приволжского совнархоза, которое, естественно, фор­
мально и фактически подчинялось местному обкому партии. В
результате давления партийных органов А.С. Сидоренко и был
освобожден от высокой должности, хотя по своим деловым и че­
ловеческим качествам полностью ей соответствовал.
14 июля 1958 года пост начальника объединения (именовав­
шегося тогда управлением нефтяной и газовой промышленнос­
ти) занял Василий Никитович Кочергов. Он родился в 1906 году в
селе Янгушенском Мордовской АССР в крестьянской семье. С
1922 по 1925 год работал подручным слесаря на кирпичном заво­
де в Баку. В 1925-1931 годах был студентом Азербайджанского
индустриального института, окончив который получил специаль­
ность горного инженера-нефтепромысловика. До 1940 года он ра­
ботал в Баку на преподавательских и инженерных должностях. С
1940 по 1943 год был начальником Грозненского нефтекомбината. В 1943-1946 годах занимал должность управляющего трес­
том “Туркменнефть” в г. Небит-Даге. Далее два года работал на­
чальником объединения “Куйбышевнефть”. В 1947-1948 годах
был председателем АО “Газолин” Главного управления советско­
го имущества за границей и проживал в Москве. С 1954 по 1958 год
был главным инженером Краснодарского филиала ВНИГНИ, а в
1958 году, как указывалось, приехал в Саратов. Служба
В.Н. Кочергова здесь не сложилась, и покинул он пост начальни­
ка объединения очень скоро.
Осенью 1958 года произошла крупнейшая авария на недавно
открытом Урицком месторождении. Случилось это по вине буро­
вого мастера. Как свидетельствуют очевидцы тех далеких собы­
тий, при спуске эксплуатационной колонны буровая бригада не
сделала своевременно долив раствора в колонну, и из-за разницы
давлений ее смяло, произошел сильнейший выброс газа из бобриковского горизонта, и газ сразу воспламенился. Фонтан полы­
хал три года, сгорело, по самым скромным оценкам, около
3,5 млрд кубометров газа. Для ликвидации аварии бурились три
наклонные скважины, одна из них приняла на себя рвущийся на­
ружу газ, и пожар был потушен. На месте аварии образовался кра­
тер шириной до 300 м и глубиной до 60. Экономика Саратовской
области понесла значительный материальный и экологический
ущерб. Меры наказания были
адекватными ему. 17 июня
1959 года постановлением Са­
ратовского обкома КПСС за
подписью А.И. Шибаева на­
чальнику управления В.Н. Кочергову был объявлен выговор
с занесением в учетную кар­
точку “за неудовлетворитель­
ное руководство проведением
буровых работ, в результате
чего произошла авария на
скважине №29 Урицкого мес­
торождения”. 12 августа
1959 года обком постановил
“принять предложение При­
волжского совнархоза об осво­
Василий Никитович
бождении от обязанностей на­
Кочергов
чальника управления нефтя­
ной и газовой промышленности В.Н. Кочергова”. Что и говорить,
не повезло Василию Никитовичу. Личной его вины, как представ­
ляется, в произошедшей аварии нет. Он только что заступил на
пост начальника и разобраться в текущих делах, наверняка, не
успел. Но масштаб аварии требовал наказания формального ру­
ководителя работ. Потому и уехал из Саратова В.Н. Кочергов, про­
работав здесь всего год с небольшим. Но работником он был опыт­
ным и заслуженным, имел много наград: орден Ленина, орден Тру­
дового Красного Знамени, “Знак Почета”, две медали. Он изби­
рался депутатом Верховного Совета СССР в 1949-1958 годах. Но
в Саратове ему не повезло, дальнейшая его судьба нам неизвест­
на.
Следующим начальником объединения был назначен Борис Кононович Волошин. Он родился в 1919 году в станице Крымской
Краснодарского края, в бедной казацкой семье. Отец его погиб в
гражданскую войну.
В 1937 году Борис поступил в Грозненский нефтяной инсти­
тут, но закончить его не успел - началась война, и он был призван
в армию. Сначала учился в военно-пехотном училище в г. Гроз-
ном, затем - в 1942 году - уча­
ствовал в Сталинградском сра­
жении, где был ранен. Лечил­
ся в Саратовском госпитале, а
по выписке - с 1943 по
1946 год - служил в военно­
пехотном училище в Саратове.
Получил звание лейтенанта,
был награжден медалью, де­
мобилизовавшись, работал
геологом Елшанско-Курдюмского нефтепромысла. В 1948—
1949 годах он был главным ин­
женером Песчано-Уметского
нефтегазопромысла. В 19491954 годах работал в Румынии
главным инженером контрак­
Борис Кононович
Волошин
та, директором конторы буре­
ния. Возвратившись в Союз,
он работал до 1957 года в тресте “Саратовгаз” начальником про­
изводственно-технического отдела. В это время (1954-1957 гг.)
он заочно окончил Московский нефтяной институт, получив дип­
лом горного инженера по эксплуатации нефтяных и газовых мес­
торождений. В 1957-1959 годах Б.К. Волошин работал в местном
совнархозе - заместителем начальника технического отдела, а
затем начальником отдела добычи и транспорта газа.
На должности начальника объединения Борис Кононович про­
работал не очень долго - до конца 1961 года - и был командиро­
ван на работу в Индию.
Время, когда работал Б.К. Волошин - это ввод в разработку
Степновского, Генеральского, Советского, Фурмановского и дру­
гих месторождений. Продолжало интенсивно обустраиваться Соколовогорское месторождение. За годы 6-й пятилетки суммарно
в Саратове было получено 11,5 млн тонн нефти и 9 млрд кубо­
метров газа - цифры по тем временам весьма впечатляющие. Бо­
рис Кононович оставил о себе добрую память как спокойный,
вдумчивый, квалифицированный руководитель, действовавший
всегда взвешенно и эффективно. После возвращения из Индии он
продолжал трудиться в объединении на посту начальника КБ “Саратовнефтегаза”. Умер Б.К. Волошин в 1990 году.
В самом конце 1961 года на пост начальника объединения зас­
тупил Дмитрий Тимофеевич Ессин, личность яркая и неординар­
ная. Он родился в 1915 году в Краснодарском крае, в простой се­
мье. Учился в школе колхозной молодежи в Белоглинском район­
ном центре. В 1932 году поступил в Новочеркасский геолого-раз­
ведочный техникум, который через год перевели в Киев. Там его
Дмитрий и закончил в 1936 году. Впоследствии он заочно учился
и закончил Московский геолого-разведочный институт. Был зна­
ком со знаменитым геологом, академиком И.М. Губкиным, кото­
рый в свое время направил молодого специалиста после оконча­
ния техникума в Саратов, в Нижневолжский геолого-разведочный
трест. Здесь Дмитрий Тимофеевич до войны работал рядовым
геологом - занимался разведкой горючих сланцев, мела, опоки.
Затем был направлен в Калмыкию, в гидрогеологическую партию.
Полтора года разъезжал по жарким и пустынным калмыцким сте­
пям на подводе, искал промышленную и питьевую воду. В Элис­
те, в районе базарной площади до сих пор действует водоисточ­
ник, открытый Д.Т. Ессиным.
В 1939 году Дмитрия Тимофеевича призвали в армию. На пер­
вых порах он служил в Забайкальском военном округе, выполнял
работу гидрогеолога, пребывал на свободном графике - одетый в
офицерскую форму, хотя был рядовым. Разъезжал по территории
округа, выполнял задания командования по поиску вод для гар­
низонов, расследовал аварии, связанные с оползневыми явления­
ми, проводил инженерно-геологические изыскания для строитель­
ства новых объектов. Великую Отечественную встретил в Нерчинских рудниках, где произошло разрушение некоторых зданий
по причине размыва фундамента подземными водами. Служба в
этом качестве продолжалась в 1939-1942 годах. Затем-действу­
ющая армия - Москва, Смоленск, Брест - и далее в составе тан­
ковой армии 1-го Украинского фронта. Занимался Дмитрий Ти­
мофеевич ремонтом и восстановлением боевой техники. Воевал
в Польше, а закончил войну в Венгрии, в Будапеште, в звании
гвардии старшины.
После демобилизации в 1945 году Д.Т. Ессин жил некоторое
время в Москве. Один из его старых товарищей помог ему с уст-
ройством на работу по геологической специальности в
г. Пачелма Пензенской облас­
ти, где Дмитрий Тимофеевич
стал главным геологом геолого-поисковой конторы. Там же,
в Пачелме, он обзавелся семь­
ей. А в 1947 году уехал в Пу­
гачев Саратовской области, где
была контора НВГРТ, там ра­
ботал геологом, а потом на­
чальником участка. В конторе
имелось 9 станков глубокого
бурения, все они использова­
лись в нефтегазовых поиско­
вых работах. Там, в Пугачеве,
Дмитрий Тимофеевич обнару­
Дмитрий Тимофеевич
жил склонность к обществен­
Ессин
ной работе, стал секретарем
парторганизации, то есть фак­
тически одним из руководителей конторы. В течение нескольких
лет - до 1951 года - он принимал активное участие в обустрой­
стве поселка нефтяников Березово, в 15 км от Пугачева.
В 1952 году Д.Т. Ессина перевели в обком КПСС - инструкто­
ром отдела нефти и газа. В этом качестве он работал до 1959 года,
а затем стал - по рекомендации высшего областного партийного
органа - секретарем Советского райкома партии, проработав на
этом посту два с лишним года. Наконец, в 1961 году состоялось
возвращение Дмитрия Тимофеевича в нефтеразведку, на пост ру­
ководителя старейшего в Саратове геологического предприятия.
Время это, которое в истории нашего отечества именуется “хру­
щевской оттепелью”, характеризовалось невиданным подъемом
энтузиазма во всех сферах общественной, политической и эконо­
мической жизни страны. В 7-й пятилетке (1961-1965 годы) было
закончено освоение Степновского газового месторождения. Геолого-разведочные работы вышли в бортовую зону Прикаспийс­
кой впадины, где геологические условия залегания углеводоро­
дов были более сложными: большие глубины, соляные толщи, вы­
сокие давления. В 1962 году впервые буровики объединения дос­
тигли глубины 4000 м на Питерской площади. В этот период было
выявлено 40 перспективных структур, открыто 18 газовых и не­
фтяных месторождений, в том числе Южно-Генеральское, Грязнушинское, Квасниковское, Приволжское. Показательно, что бо­
лее половины из них располагались в Заволжье. Добыто было за
пятилетку 7,5 млн тонн нефти и 27,6 млрд м3газа - это был мак­
симум в истории “Саратовнефтегаза”, с тех пор показатели добы­
чи снижались. Думается, немалую роль в этом сыграл энергич­
ный и умелый руководитель Дмитрий Тимофеевич Ессин. При
нем же и по его инициативе произошла структурная реорганиза­
ция предприятия - оно из Управления нефтяной и газовой про­
мышленности в 1964 году стало объединением “Саратовнефтегаз”, в состав которого вошли многие производственные едини­
цы и самостоятельные организации, что обеспечило более чет­
кую, эффективную и оперативную работу всех нефтяных служб
Саратова при поисках, разведке и добыче углеводородного сы­
рья. С тех пор руководитель объединения именовался генераль­
ным директором.
В 1966 году в Саратове прошли торжества, связанные с 25-летием нефтяной промышленности СССР. Сюда прибыли ветераны
НВГРТ и “Саратовнефти”, в том числе первый его управляю­
щий А.И. Кутуков, работавший тогда в Главном управлении Миннефтепрома. Сохранилась памятная фотография Д.Т. Ессина и
А.И. Кутукова на фоне обелиска у скважины-первооткрывательницы Елшанского месторождения.
Стоит упомянуть и еще два крупных свершения в пору дирек­
торства Д.Т. Ессина: ввод в строй газопровода Саратов - Горький
- Череповец и начало строительства газопровода Средняя Азия Центр, проходившего через Саратов, а потому требовавшего зна­
чительных усилий по его обустройству со стороны генерального
директора ГПО “Саратовнефгегаз”.
Дмитрий Тимофеевич оставил пост генерального директора в
1967 году. Фактически мотивом его отставки стали несложившиеся отношения с тогдашним первым секретарем обкома, а фор­
мально были использованы надуманные причины, которые были
усмотрены недремлющими идеологическими партийными служ­
бами во время празднования 50-легия генерального директора “Са-
Д.Т. Ессин (справа) и А.И. Кутуковв1966году
ратовнефтегаз” (дескать, юбиляр позволил преподнести ему слиш­
ком дорогие подарки).
После ухода с этого поста Дмитрий Тимофеевич уехал из Са­
ратова в Тюменскую область, где работал на должности замести­
теля начальника крупнейшего производственного объединения
“Нижневартовскнефтегаз” до 1971 года. Потом вернулся в Сара­
тов, здесь устроился на работу в Главное управление мелиора­
ции, где занимался вопросами электрохимзащиты трубопроводов
от коррозии, используя свой опыт работ в нефтяной промышлен­
ности. В 1989 году Д.Т. Ессин вышел на пенсию и пребывает ныне
на заслуженном отдыхе, но остается действенным и активным.
Его статьи и заметки о состоянии и перспективах нижневолжс­
кой нефтяной промышленности постоянно появляются на стра­
ницах местных средств массовой информации, вызывая живые
отклики.
А возглавил после Д.Т. Ессина объединение “Саратовнефте-
газ” Лев Михайлович Кузне­
цов - приказ о его назначении
был подписан 15 декабря 1967
года.
Л.М. Кузнецов родился
25 июля 1928 года в городке
Чермор Пермской области, в
семье рабочего. В 1952 году он
окончил Московский нефтя­
ной институт им. И.М. Губки­
на, получил специальность
горного инженера-нефтяника
по разработке нефтяных и га­
зовых месторождений.
Начал работать в конторе
“Альметьевскнефть” помощ­
Лев Михайлович
Кузнецов
ником бурильщика. С 1953 по
1957 год занимал там же дол­
жность старшего инженера производственно-технического отде­
ла и главного инженера конторы. В 1957-1959 годы он работал
главным инженером газобензинового завода в г. Казани. В 1959—
1964 годах находился на партийной работе - был заведующим от­
делом нефтяной и химической промышленности в Татарском рес­
публиканском комитете КПСС. В 1964 году стал управляющим
трестом “Татнефтегаз” в г. Альметьевске, а через год перешел в
НПУ “Альметьевскнефть” на должность начальника.
ВСаратовЛ.М. Кузнецов приехал в декабре 1967 годассемьей: женой Аллой и дочерьми Ириной и Татьяной. Жили Кузнецо­
вы на улице Сакко и Ванцетти, д. 15а.
В течение 1966-1970 годов, пришедшихся в основном на пору
директорства Л.М. Кузнецова, объединение продолжало работы
в Заволжье, в бортовой зоне Прикаспия. Из 14 открытых объеди­
нением месторождений большинство - 9 - находились в Завол­
жье. За пятилетие было добыто 6,3 млн тонн нефти и 22 млрд м3
газа. Как видим, объем добычи продукции несколько снизился, но
продолжал оставаться достаточно высоким. В этот период буро­
вые подразделения объединения столкнулись с трудностями при
разбуривании геологически сложных участков в Прикаспийской
впадине. Там работы осложнялись мощными солевыми отложе­
ниями (мощность достигала 2600 м) и наличием в них высокора­
створимых пропластков калия и магния. Вскрытие этих пропластков приводило к их “течению”, что влекло за собой возможность
смятия обсадных труб или разрыва колонны в резьбовом соеди­
нении. Все это активизировало деятельность КБ объединения, со­
зданного еще в 1958 году. Специалистами разрабатывались новые
рецептуры промывочной жидкости, цементных растворов, буфер­
ных жидкостей, оперативно осуществлялось их опробование и
внедрение в производство. Совершенствование технологии буре­
ния позволило значительно увеличить коммерческую скорость его.
В конце 60-х годов ставилась задача перед буровой бригадой про­
ходить 2300 м за 30 календарных дней, то есть за 10 лет скорость
бурения возросла более чем в 2 раза. Вырос профессиональный
уровень специалистов, улучшались условия их труда и отдыха. На
буровых появились вахтовые домики со столовой, душем, сушил­
кой и жилыми помещениями. Были проложены асфальтированные
дороги между населенными пунктами и буровыми, построены жи­
лые поселки нефтяников с капитальными домами в поселках Степ­
ное, Советское, городах Красный Кут, Ершов. Там имелись хоро­
шо оснащенные промбазы для буровых контор, детские сады, клу­
бы, школы, больницы. Большую роль в осуществлении всех этих
мероприятий сыграл генеральный директор Лев Михайлович Куз­
нецов. Собственно говоря, он продолжил дело своих предшествен­
ников, но продолжил энергично, квалифицированно, вкладывая в
дело весь свой опыт и душу. Был он, безусловно, хороший и зна­
ющий организатор производства, проявлял участие к нуждам под­
чиненных ему людей и помогал им словом и делом.
Лев Михайлович проработал в объединении до октября
1972 года. Успешная работа в Саратове обусловила продвиже­
ние Л.М. Кузнецова по служебной лестнице. Приказом министра
нефтяной промышленности В.Д. Шашина от 12 октября он был
назначен начальником Главного управления по переработке не­
фти и газа Министерства нефтяной промышленности. Скоро он
переехал в Москву.
Новым генеральным директором объединения стал Виктор
Владимирович Гнатченко. Он родился в 1934 году, в 1956-м окон­
чил Грозненский нефтяной институт. На первых порах работал в
нефтепромысловом управлении “Бугурусланнефть”, занимал пос­
ледовательно должности помощника бурильщика, инженера от­
дела, мастера по добыче. В 60-70-е годы был старшим инжене­
ром нефтепромысла, начальником производственного отдела, глав­
ным инженером нефтегазодобывающего управления “Лениногорскнефть”, входящего в структуру объединения “Татнефть”.
В октябре 1972 года Виктор Владимирович приехал в Саратов
на пост первого руководителя “Саратовнефтегаза”.
В 70-х годах наметилась тенденция некоторого сокращения
объема буровых работ на территории Саратовской области. Свя­
зано это было в основном с уменьшением фонда легкодоступных
и легкоразведуемых структур, залегавших на сравнительно не­
большой глубине. Задачи поиска и разведки нефтегазовых зале­
жей усложнялись, требуя больших усилий и большего времени
на подготовку к бурению соответствующих объектов. В 9-ю пя­
тилетку (1971-1975 гг.) было пробурено 553,7 тыс. м (пятилети­
ем раньше - 682,3 тыс. м), открыто 6 газовых и газонефтяных ме­
сторождений (все в Заволжье). А добыто было 7 млн тонн нефти
и 9 млрд м3газа. В эти же годы были проведены большие работы
по реконструкции систем промыслового сбора в Правобережном
и Заволжском нефтегазодобывающих управлениях. Виктор Вла­
димирович Гнатченко был, можно сказать, образцовым руково­
дителем, хорошо знавшим свое профессиональное дело, очень пе­
реживавшим за производство. Обладал величайшим чувством от­
ветственности. В пылу спора мог и повысить тон, и стукнуть ку­
лаком по столу, но никогда не унижался до мести своим оппонен­
там, был отходчив и дружелюбен, проявлял участие к нуждам и
заботам подчиненных.
Деловые и человеческие качества В.В. Гнатченко предопреде­
лили его дальнейшую счастливую судьбу. В марте 1976 года он был
отозван в Москву на пост сначала главного инженера, а потом на­
чальника Управления по развитию технологии и организации до­
бычи нефти и газа, а затем начальника центрального диспетчерс­
кого управления Миннефтепрома, где работал до 1990 года. Был
руководителем контракта в Сирии (1990-1992 гг.). В дальнейшем
он стал исполнительным директором по вопросам подготовки пер­
спективных нефтегазовых регионов нефтяного концерна “Лу­
койл”, затем в этом же концерне занял должность исполнитель­
ного директора департамента по зарубежным и региональным про­
ектам, в этой же должности он работает и сейчас.
В марте 1976 года очередным - девятым по счету - начальни­
ком, то есть генеральным директором ПО “Саратовнефтегаз” (если
вести отсчет с организации объединения “Саратовнефть” в 1949 г.)
стал Геннадий Сергеевич Лузянин. Во всем перечне руководите­
лей объединения Геннадий Сергеевич - безусловный рекордсмен:
он пробыл на своем посту 21 год. Родился он 26 мая 1935 года в
подлинной глухомани - в деревне Дуборваны Верховинского рай­
она Кировской области. Начал работать в 1958 году оператором
по добыче нефти и газа в рабочем поселке Степное Советского
района Саратовской области, затем стал заведующим мехмастерской Степновского газонефтепромысла. С 1959 года был на
партийной работе - инструктором Советского райкома, потом его
первым секретарем. В 1962 году вернулся на нефтегазопромысел,
работал старшим инженером конторы по опробованию скважин
в Заволжском управлении. В 1963 году он стал заведующим Фур­
мановским газонефтепромыслом, а в 1966 году - начальником За­
волжского НГДУ, в этой должности оставался до 1972 года. Без
отрыва от производства в 1968 году окончил Московский инсти­
тут нефтехимической и газовой промышленности по специаль­
ности “Технология и механизация разработки нефтяных и газо­
вых месторождений”. Забегая вперед, скажу, что впоследствии, в
1983 году, Геннадий Сергеевич защитил диссертацию на соиска­
ние ученой степени кандидата экономических наук. Во всем пе­
речне руководителей “Саратовнефтегаза” - он был первым и един­
ственным “остепененным” управляющим.
В 1972 году Г.С. Лузянин был назначен главным инженером
объединения, а в 1976 году принял должность генерального ди­
ректора ПО “Саратовнефтегаз”. Двадцать с лишним лет “правле­
ния” Лузянина вместили в себя много дел - хороших и разных.
Объединение к этому времени стало огромным, многотысячным
концерном, в составе которого действовали самостоятельные до­
черние предприятия. Это было целое государство в государстве с
собственными нефтегазопоисковой и промысловой службами,
службами обеспечения, строительными, транспортными, жилищ­
ными конторами, учреждениями соцкультбыта, здравоохранения,
образования. Геннадий Сергеевич в череде управляющих “Сара-
товнефтегаза выделялся сво­
ей прагматичностью, сухой де­
ловитостью, нацеленностью
на извлечение максимальных
материальных и моральных
выгод из любой ситуации, из
любого расклада. Это опреде­
ляло его жесткий стиль руко­
водства, он не признавал ника­
ких эмоций и лирических от­
ступлений. У него было чутье
на людей, способных принес­
ти объединению и его гене­
ральному директору какую-то
пользу, умело строил взаимо­
отношения с городскими и об­
ластными руководителями, чи^
новинками из партийных и соГеннадий Сергеевич
„
ветских органов
управления.
Лузянин
г
J г
Он занимался больше админи­
стративными и хозяйственны­
ми вопросами, в геологию “особо не лез”, как говорили специа­
листы объединения, “не мешал работать”, в чем они усматривали
безусловное благо, позволявшее избегать влияния каких-то конъ­
юнктурных соображений при решении сугубо профессиональных
геологических и инженерно-технических проблем. А в целом был
Геннадий Сергеевич руководителем своего времени - того, что
называли в определенный период “развитой социализм”, с его “че­
ловеческим лицом”, с телефонным правом, дефицитом всего и
всея, спецраспределением и колхозно-совхозными эпопеями. В
этой системе, как представляется, Г.С. Лузянин чувствовал себя
комфортно, ведя корабль объединения нужным курсом, обходя
подводные рифы и мели, принося и себе, и коллективу возмож­
ные и принятые тогда дивиденды. Оставил пост управляющего
Геннадий Сергеевич в 1997 году, уйдя на пенсию.
Впериод 1976-1980 годов наметилось новое направление в де­
ятельности объединения - его участие в освоении месторожде­
ний Западной Сибири (Сургут и другие). Работа была организо­
вана вахтовым методом с использованием авиации. За 10-ю пяти­
летку буровики “Саратовнефтегаза” построили в этом районе
230 скважин и сделали 653 тысячи метров проходки. В это же
время в Саратовской области было пробурено 435 тыс. м и пост­
роено 177 скважин. При этом добыто 7,3 млн тонн нефти и
6,7 млрд м3газа, открыто 6 месторождений.
На базе Степновского УБР в конце 70-х годов была организо­
вана Октябрьская экспедиция глубокого бурения, которая вскоре
начала работать в Западном Казахстане и в Актюбинской облас­
ти.
К исходу 1985 года ПО “Саратовнефтегаз” резко нарастило
объемы бурения в Западной Сибири. Там за 11-ю пятилетку было
построено 1319 скважин и пробурено 3492 тыс. м. Более 1 млн м
было пройдено в Западном Казахстане.
И в Саратовской области этот период был достаточно удачным
для объединения: здесь было открыто 11 нефтяных и 17 газовых
месторождений, добыто 6,88 млн тонн нефти и 5,18 млрд м3газа.
Восьмидесятые годы - это, пожалуй, наивысшая точка отсче­
та в развитии ПО “Саратовнефтегаз”. В его составе тогда находи­
лись четыре НГДУ, четыре УБР, вышкомонтажное управление,
строительно-монтажное управление, центральная база произ­
водственно-технического обслуживания, управление производ­
ственно-технического обслуживания и комплектации оборудова­
ния, кустовой информационно-вычислительный центр, специаль­
ное конструкторское бюро, нормативно-исследовательская стан­
ция, учебно-курсовой комбинат, жилищно-коммунальная конто­
ра, управление рабочего снабжения. В 1985 году в объединении
работало 13 тысяч человек - инженеров, служащих и рабочих.
Из геолого-поискового и разведочного предприятия объедине­
ние все более и более трансформировалось в промыслово-добы­
вающую организацию. На территории области были созданы под­
земные хранилища газа - в выработанных пластах Елшанского,
Песчано-Уметского, Степновского месторождений. Хранилища
были устроены для покрытия сезонных “пиковых” нагрузок в по­
треблении газа.
Объединение вело массовое жилищное строительство в обла­
стном центре и в районных поселках. В 1981-1989 годах издава­
лась в объединении собственная газета “За нефть и газ”, мало­
форматный 4-полосный листок, выпускаемый раз в неделю. Главным редактором его все это время был В.К. Южаков.
Газета эта являлась типичным средством массовой информа­
ции времен “развитого социализма”. Рубрики - “Соцсоревнова­
ние”, “Ударник труда”, “В партийных организациях”, “Слагаемые
успеха”, передовицы к советским праздникам, обмен опытом (“От
каждой скважины - полную отдачу!”), портреты рационализато­
ров и передовиков. Откликалась газета на мировые и державные
события (“Съезду партии - достойную встречу”), печатались ма­
териалы на сугубо профессиональные темы (“Новые направле­
ния геологического поиска”). Выступали на страницах газеты и
собственные поэты.
Рабочий поселок Степное Советской земли уголок.
Богатство его нефтяное,
А символ - бурильный станок.
В окрестных полях непрерывно
На вышках работа идет,
Долотное жало стальное
Недра в глубинах грызет...
Гавриил Горшков
Гора горда - с избытком спеси.
Чтоб дух строптивый выбить вон,
Здесь буровая номер десять
Пошла в атаку на девон.
Дробил породу бур упорный,
Насел на недра, словно танк,
И в белый свет ударил черный
Вознаграждающий фонтан...
Сергей Козленко
Последний номер газеты был выпущен в 1989 году. С тех пор
издание не выходило в свет из-за материальных трудностей, об­
рушившихся и на объединение “Саратовнефгегаз”, и на всю нашу
страну. Первым провозвестником приближающегося экономичес­
кого и политического кризиса стало слово “перестройка”.
Немного расскажу о конструкторском бюро объединения “Са­
ратовнефтегаз”, работавшем практически на всем протяжении ос­
новной деятельности объединения. Конструкторские работы в
“Саратовнефтегазе” велись с 1958 года в рамках структуры, на­
зываемой цехом внедрения новой техники, численность которого
не превышала 90 человек. В очень короткий срок серьезность ре­
шаемых проблем и их высокий технический уровень позволили
цеху вырасти в специальное конструкторское бюро с коллекти­
вом в 300 человек. Специалисты КБ вели научно-исследователь­
ские и опытные конструкторские работы по телемеханизации фон­
да нефтяных и газовых скважин, автоматизации сборных пунк­
тов, разработке и совершенствованию рецептур буровых раство­
ров, внедрению новых методов борьбы с осложнениями при бу­
рении скважин, разработке промыслово-геофизических приборов.
Разработки КБ нашли широкое применение во всех добывающих
регионах Советского Союза, существенно помогли техническо­
му перевооружению нефтедобывающей отрасли. Большинство
разработок КБ выполнялось на уровне изобретений, они неоднок­
ратно награждались медалями и дипломами.
За 40 с лишним лет существования КБ его возглавляли:
1958-1959 гг. -Узбек Ильмиевич Шарафов;
1959-1963 гг. - директора часто менялись и не запомнились;
1963-1965 гг. - Борис Кононович Волошин;
1965-1979 гг. - Виктор Васильевич Бубликов;
1979-1980 гг. - Геннадий Васильевич Микишев;
1980-1981 гг. - Валентин Федорович Афанасьев;
1981-1988 гг. -И ван Сергеевич Польшаков;
1989-1992 гг. - Александр Дмитриевич Лаврухин;
1992-1997 гг. - Нина Михайловна Соловьева.
Последние три года директором конструкторского бюро вновь
работает Иван Сергеевич Польшаков - ветеран нефтяной промыш­
ленности Саратовской области, квалифицированный, опытный
специалист и замечательный человек. Он родился 23 ноября
1929 года в станице Владимирской Лабинского района Красно­
дарского края. В 1946 году окончил среднюю школу, в 1947 году
поступил на нефтепромысловый факультет Азербайджанского ин­
дустриального института в г. Баку и окончил его в 1952-м. До
1956 года работал в трестах “Пензанефгегазразведка” и “Татнеф-
теразведка” буровым масте­
ром, инженером по бурению,
начальником отдела труда и
зарплаты.
В 1956 году переехал в Са­
ратов, где сначала занимал
пост начальника производ­
ственно-технического отдела
треста “Саратовнефтегазразведка”. С 1957 по 1969 год тру­
дился в Заволжском геолого­
разведочном тресте на постах
главного инженера конторы
бурения, заместителя началь­
ника НПУ, управляющего тре­
стом. В 1969-1971 годах рабо­
Иван Сергеевич
тал
главным конструктором
Польшаков
проекта в КБ объединения, на­
чальником ПТО объединения по бурению. Затем 10 лет - до
1981 года возглавлял отдел бурения в Нижне-Волжском НИИ гео­
логии и геофизики. В 1979 году защитил диссертацию на соиска­
ние ученой степени кандидата технических наук. С 1981 по
1988 год И.С. Полыпаков работал на посту начальника КБ объе­
динения, которое в 1997 году было преобразовано в научный центр
ОАО “Саратовнефтегаз”. Он автор 32 печатных и 30 рукописных
работ, 8 авторских свидетельств и патентов. Четыре раза Иван Сер­
геевич удостаивался серебряной медали ВДНХ, а в 1989 году стал
лауреатом премии Миннефтепрома. Он имеет знаки “Отличник
разведки”, “Отличник нефтяной промышленности”, “Почетный
нефтяник СССР”. Награжден орденами “Знак Почета” и Трудо­
вого Красного Знамени, двумя медалями. И все это - отражение
высокого профессионализма И.С. Полыиакова, его обширных и
разнообразных знаний, прекрасных административных и органи­
заторских способностей, высоких человеческих и нравственных
качеств. Во многом благодаря Ивану Сергеевичу КБ стало извес­
тным в регионе и стране предприятием, способным решать лю­
бые проблемы в нефтедобывающей отрасли, в котором работают
специалисты высокого класса. Разработки КБ соответствуют уров­
ню мировых требований и включают широкий перечень техни­
ческих узлов и деталей бурового оборудования, технологий, про­
ектов и расчетов, относящихся к нефтяной промышленности. По­
мимо этого, по инициативе и при участии Ивана Сергеевича при
КБ был создан и ныне функционирует прекрасный музей истории
объединения “Саратовнефтегаз”, где наглядно представлены стра­
ницы славного прошлого саратовской нефтяной промышленнос­
ти, начиная с 1941 года. Многие сведения, почерпнутые из музей­
ных документов, были использованы при подготовке настоящей
книги с любезного разрешения Ивана Сергеевича Полынакова.
На протяжении всей истории объединения “Саратовнефтегаз”
ключевыми его работниками (наряду с генеральными директора­
ми) были главные геологи, выполнявшие вместе с подчиненным
им геологическим отделом всю многотрудную и разноплановую
работу по поиску, разведке, оценке, разработке и эксплуатации
выявленных нефтегазовых месторождений.
Как уже говорилось в предыдущей главе, первым главным гео­
логом объединения “Саратовнефть” стал И.И. Енгуразов, который
занимал аналогичный пост в Нижневолжском геолого-разведочном тресте, ставшем “прародителем” объединения. Измаил Иб­
рагимович был вдумчивым, увлеченным и квалифицированным
геологом, по сути дела - пионером освоения нефтяных и газовых
богатств нижневолжского региона. Было непросто в то время пре­
одолеть сопротивление пессимистов, доказывать перспективность
саратовских недр, брать на себя ответственность, верить в успех.
Ибо неуспех в 40-50-е годы мог расцениваться как политическое
или уголовное дело, требовавшее расследования и наказания при­
частных к нему лиц. И.И. Енгуразов счастливо избежал произ­
водственных и административных осложнений, более того, по­
пал в фавор к высоким геологическим и негеологическим на­
чальникам и по праву снискал авторитет и даже славу как перво­
проходец и первооткрыватель, став личностью почти легендар­
ной в саратовской геологической отрасли, как и его учитель, а
впоследствии коллега - Борис Александрович Можаровский. Не­
даром весь архив И.И. Енгуразова передан и сейчас хранится в
областном краеведческом музее. Свидетельство эффективности
его работы как геолога - многочисленные награды, полученные
Измаилом Ибрагимовичем. Он был лауреатом Сталинской пре­
мии 1 степени в 1946 году и дважды лауреатом 2 степени - в 1950
и 1952 годах. Он был награжден орденом Ленина (1947 г.), орде­
ном Трудового Красного Знамени (1948 г.), медалью “За трудо­
вую доблесть” (1954 г.) и медалью “За доблестный труд в Вели­
кой Отечественной войне” (1945 г.). Кроме того, у него было ши­
рокое общественное признание - он избирался депутатом облас­
тного совета в период 1947-1957 годов, был членом горкома
(1953-1954 годы) и членом Октябрьского райкома в 1958 году. В
1954 году Измаил Ибрагимович подготовил к защите на соиска­
ние ученой степени кандидата геолого-минералогических наук
диссертацию “Геология и нефтегазоносность палеозоя в Саратов­
ской области”, которую в том же году успешно защитил во
ВНИГНИ. Несколько выдержек из отзыва на диссертацию, напи­
санного доктором геолого-минералогических наук, профессо­
ром Ю.А. Косыгиным: “Диссертация И.И. Енгуразова включает
в себя большой фактический материал по геологии и нефтенос­
ности Саратовской области.. “Особый интерес представляет
проведенный автором анализ развития структурных элементов Са­
ратовской области путем обобщения обширного геологического
материала и составления большого количества палеогеологических профилей и карт от нижнего палеозоя до четвертичного пе­
риода”; “2-я часть диссертации посвящена подробному анализу
распределения нефтеносности по разрезу палеозоя с выделением
нефтеносных свит и типов залежей, что в совокупности с данны­
ми палеоструктурного анализа дает автору возможность строго
обосновать направления дальнейших поисково-разведочных ра­
бот”; “Работа, безусловно, удовлетворяет всем требованиям,
предъявляемым к кандидатским диссертациям и значительно вы­
ходит за пределы этих требований.” Заметим, что в те далекие
годы защита диссертации была сравнительно редким явлением, и
“остепененный” специалист казался рядовому окружению лич­
ностью избранной, специалистом высококлассным, а потому ок­
ружен был ореолом признания и почитания.
Склонность И.И. Енгуразова к научным исследованиям, в ко­
нечном счете, предопределила поворот в его производственной
биографии. В 1956 году в Саратове на базе тематических партий
и лабораторий объединения “Саратовнефтегаз” был создан Ниж­
неволжский филиал Всесоюзного научно-исследовательского гео­
логического нефтяного института (ВНИГНИ). Пост директора фи­
лиала был предложен И.И. Енгуразову, который без колебаний
принял предложение и в течение четырех лет успешно руководил
филиалом. Ему было выделено помещение на углу Большой Горной и Университетской улиц, где разместились администрация,
некоторые тематические партии и был небольшой зал для прове­
дения совещаний и публичных обсуждений отчетов, проектов и
рекомендаций.
Жил в ту пору Измаил Ибрагимович на проспекте Кирова, в
доме 23, на первом этаже, в трехкомнатной квартире с супругой
Натальей Ефимовной. Детей у них не было. Он был крупным,
темноволосым, представительным мужчиной - на работе несколь­
ко замкнутым, деловым и строгим. Найти общий язык с ним было
не просто. Но в компаниях, среди близких друзей, вел себя про­
сто и раскованно, любил шутить, рассказывать и слушать анекдо­
ты. В пору его директорства ему исполнилось 50 лет, он произво­
дил впечатление спокойного, уверенного и очень здорового чело­
века. В конце 1959 года он тяжело заболел, у него нашли онколо­
гическое заболевание, не оставлявшее шансов на выживание. Пос­
ле операции в 1960 году он ушел на инвалидность, а в июне
1961 года скончался в возрасте всего 52 лет. Оборвалась жизнь
талантливой, увлеченной и сильной личности в расцвете ее твор­
ческих возможностей. Геологическая отрасль Саратова потеряла
одного из ее лидеров, не успевшего сказать свое веское слово как
организатора науки, на стезю которой он вступил за пять лет до
смерти. Поэтому и не оказался он в руководстве созданного на
базе двух филиалов в 1961 году Нижневолжского научно-иссле­
довательского института геологии и геофизики (НВНИИГГ) крупного регионального геологического научного центра, где дол­
го еще трудились коллеги Измаила Ибрагимовича.
С уходом И.И. Енгуразова в филиал ВНИГНИ должность глав­
ного геолога объединения занял Константин Андреевич Машкович, проработавший в этом качестве всего год, а в дальнейшем
ставший директором НВНИИГГ. Поэтому подробно о нем рас­
скажу ниже - в главе, освещающей страницы истории НижнеВолжского института геологии и геофизики. А вслед за К.А. Машковичем на пост главного геолога объединения заступил Борис
Яковлевич Шорников-Буры.
Это был влюбленный в свое дело человек, романтик-геолог, спе­
циалист, имевший и высокую квалификацию, и опыт. Он родился
9 ноября 1917 года в Белоруссии, в семье земского интеллигента,
работавшего лесничим. Мать его была учителем математики. В
1923 году семья переехала в Ленинград, где Борис закончил шко­
лу и в 1937 году поступил на геологический факультет Ленинг­
радского университета. В 1939 году он был призван в армию и в
течение нескольких месяцев участвовал в войне, как тогда гово­
рили, с белофиннами, в 1940 году продолжил прерванное обуче­
ние на геологическом факультете. В 1942 году из блокадного го­
рода на Неве университет был эвакуирован в Саратов, где Борис
Яковлевич через год получил диплом инженера-геолога. Он сразу
же начал работать - занимал должность сначала прораба-геолога,
а потом начальника геолого-съемочной партии, входившей в со­
став геолого-поисковой конторы Нижневолжского геолого-разведочного треста. В 1947 году перешел на работу в геологический
отдел треста, где на посту старшего геолога трудился до 1950 года.
Затем Борис Яковлевич был назначен заместителем директора по
научной части центральной научно-исследовательской лаборато­
рии (ЦНИЛ) объединения “Саратовнефть” и проработал в этой
должности до 1954 года. Затем вернулся в геологический отдел
объединения, был там старшим геологом, потом начальником от­
дела, в 1957 году был назначен главным геологом объединения.
По статусу главный геолог являлся одним из заместителей гене­
рального директора и наделен был многими административными
полномочиями. В этом качестве проработал Борис Яковлевич дол­
гие 22 года, что, в первую очередь, говорит о его безусловном со­
ответствии занимаемой высокой должности. Он поддержал тра­
дицию своих предшественников и в 1966 году защитил кандидат­
скую диссертацию, в которой обобщил многолетние исследова­
ния по геологии и нефтеносности Саратовского Поволжья.
Конец 50-х - 60-е годы - эго золотая пора объединения “Сара­
товнефтегаз”, когда открытия следовали одно за другим, и работа
геологов была продуктивной и престижной. Шло стремительное
нарастание объемов поисково-разведочного бурения, геофизичес­
ких работ, темпов добычи нефти и газа. В этих условиях реше­
ния, принимаемые руководством геологической службы крупней­
шего в области производственного геологического предприятия,
были особо ответственными и
значимыми. Необходимо было
обладать незаурядными дело­
выми качествами, чтобы соот­
ветствовать ведениям времени
- научным багажом, четкостью
и оперативностью мышления,
широким геологическим кру­
гозором, хорошей памятью,
физической и психологичес­
кой выносливостью, ибо рабо­
чий день главного геолога был
не регламентирован. В полной
мере этим требованиям соот­
ветствовал Борис Яковлевич
Шорников-Буры. А еще он
был интересным рассказчиком
Борис Яковлевич
и собеседником, общительным
Шорников-Буры
человеком, душой компаний,
любимцем женщин.
За свою деятельность на посту главного геолога он неоднократ­
но награждался: орденом Октябрьской революции, орденом Тру­
дового Красного Знамени, многими отраслевыми знаками и ме­
далями СССР. Перу его принадлежит множество научных трудов
в периодических изданиях. Он имел огромный авторитет в науч­
ной и в производственной геологической среде в Поволжье и в
стране.
В 1979 году Борис Яковлевич по возрасту оставил пост глав­
ного геолога, но работать продолжал. С 1980 по 1987 год он был
старшим инженером КБ объединения “Саратовнефтегаз”, а затем
до 1991 года работал геологом тематической партии Красноок­
тябрьского управления буровых работ. Скончался Б.Я. Шорников-Буры 19 июня 1993 года.
Преемником его на посту главного геолога объединения стал
Анатолий Викторович Малышев. Родился он в 1932 году, окон­
чил геологический факультет СГУ в 1955-м. Начало его произ­
водственной биографии связано с трестом “Саратовгаз”. В 1955—
1957 годах молодой специалист работал мастером по исследова-
нию нефтяных и газовых сква­
жин на Елшанско-Курдюмском газопромысле. Затем он
занимал должность геолога на
Песчано-Уметеком газопро­
мысле-до августа 1958 года.
В период 1958-1960 годов ра­
ботал в Степновском нефте­
промысловом управлении на
посту старшего геолога, зани­
маясь чисто геологической ра­
ботой - размещением нефтя­
ных и газовых скважин, анали­
зом и обобщением промысло­
во-геофизических данных и
кернового материала, изучени­
ем геологического строения
Анатолий Викторович
Малышев
участков, где вели работы
5 контор бурения, входящих в
состав НПУ. Проявил себя толковым специалистом, обладавшим
хорошим запасом знаний, профессиональной увлеченностью и вы­
сокой работоспособностью. В результате 28-летнего геолога ре­
комендовали на высокую должность начальника геологического
отдела объединения “Саратовнефтегаз”. С той поры А.В. Малы­
шев стал фактически ключевым работником саратовской геоло­
гической отрасли, существенно влиявшим и определявшим гео­
логическую политику производственных нефтегазовых работ в
Саратовской области. Функции геологического отдела объедине­
ния были очень ответственны и многообразны: сбор геологичес­
ких данных на всей территории работ объединения, определение
стратегии и тактики поисковых и разведочных работ, рассмотре­
ние рекомендаций на бурение со стороны собственных геолого­
поисковых подразделений и всегдашнего партнера - треста “Саратовнефтегеофизика”, контроль подсчета запасов, доразведка и
корректировка буровых работ в ходе эксплуатации выявленных
месторождений и многое другое. Занимаясь всеми этими вопро­
сами, Анатолий Викторович прошел хорошую школу, набрался
геологического опыта и мудрости, приобрел нужные админист­
ративные навыки. Все это предопределило его становление как
крупного и самостоятельного специалиста. И было вполне есте­
ственно, что с уходом Б.Я. Шорникова-Буры (с которым Анато­
лий Викторович проработал 19 лет в полном взаимопонимании)
пост главного геолога объединения в 1979 году занял Анатолий
Викторович.
Сейчас трудно перечислить даже важнейшие производствен­
ные достижения “Саратовнефтегаза”, к которым напрямую при­
частен А.В. Малышев, так их много. Но все же наиболее масш­
табным и перспективным свершением объединения в 60-80-е годы
- в пору расцвета геологической деятельности Анатолия Викто­
ровича как начальника отдела и как главного геолога был, как он
сам считает, выход объединения в Прикаспийскую впадину, что
привело в конечном счете к крупным геологическим открытиям.
Эта акция на стадии зарождения замысла и первых шагов потре­
бовала от ведущих специалистов “Саратовнефтегаза” напряжен­
ного предварительного труда. Как бы ни высока была надежность
благоприятной предварительной информации о перспективах впа­
дины, риск неоправданных затрат на разбуривание намеченной к
разведке территории оставался достаточно высок. Но, к счастью,
он оказался оправданным.
Анатолий Викторович обладал редкостным чутьем на успеш­
ность разведки той или иной площади. Причем успех он видел в
конечном результате - наличии промышленной продукции, и, бы­
вало, морщился на защитах отчетов геофизического треста, когда
вместо прямого ответа на прямой вопрос, геофизики пускались в
“заумные” рассуждения о кратных волнах, об уровне помех, о ча­
стотном диапазоне и т.д. Такая позиция главного геолога во мно­
гом способствовала получению объединением четких рекомен­
даций и в конечном счете конкретных результатов. Но нацелен­
ность на них и деловитость Анатолия Викторовича не заслоняли
его терпимости и доброжелательности к коллегам. Он оставался
всегда коммуникабельным и общительным человеком, понимал и
ценил юмор, и не лишал себя обычных людских радостей - лю­
бил дружескую компанию и накрытый стол, интересную беседу,
хорошую книгу.
В 1990 году, не отставая от своих предшественников, Анато­
лий Викторович защитил кандидатскую диссертацию “Геологи­
ческие основы поисков нефтегазоконденсатных месторождений
в северо-западной части Прикаспийской впадины с ее внешним
обрамлением и методы их оптимальной разработки”. Она явилась
итогом его долгой и плодотворной деятельности как геолога, и
материала для диссертации у А.В. Малышева, конечно, было
сверхдостаточно. Отдельные научные публикации по теме дис­
сертации Анатолий Викторович делал в периодических изданиях
задолго до решения стать кандидатом наук и всего опубликовал
27 статей.
За свою трудовую деятельность А.В. Малышев был награж­
ден орденом “Знак Почета” и медалями. Примечательно, что он
был одним из немногих геологов Миннефтепрома, кто получил
знак “Почетный разведчик недр” Министерства геологии. Это бы­
вало очень редко, чтобы одно министерство награждало работни­
ка другого ведомства. Значит, имел Анатолий Викторович осо­
бые заслуги.
Должность главного геолога объединения А.В. Малышев за­
нимал до 1996 года. Последние годы его работы проходили уже в
новых экономических условиях, требующих отдельного коммен­
тария. Ныне Анатолий Викторович на заслуженном отдыхе, но
продолжает трудиться. Он главный геолог небольшой коммерчес­
кой фирмы, именуемой ЗАО “Нефтегазрезерв” и занимающейся
вопросами повышения выработки нефтяных и газовых месторож­
дений -делом, безусловно, нужным.
Последние из “великих могикан” - генеральный директор
Г.С. Лузянин и главный геолог А.В. Малышев оставили свои вы­
сокие посты в объединении практически одновременно. На сме­
ну им пришли новые люди, новые руководители и специалисты,
являющиеся отражением принципиально новой эпохи во всем на­
шем отечестве, и, стало быть, и в саратовской геологии тоже. О
них наш особый разговор впереди.
Трест “Саратовнефтегеофизика”
ервая саратовская производственная геофизическая орга­
низация, созданная в 1946 году, именовалась Саратовским
отделением государственного союзного геофизического
треста (СО ГСГТ). В 1950 году она была переименована в Сара­
товскую геофизическую контору, а в 1951 году за ней утверди­
лось название Нижне-Волжский разведочный геофизический
трест - НВРГТ. Далее, в 1970 году, трест обрел новое название “Саратовнефтегеофизика”, остававшееся неизменным 17 лет. В
1987 году трест стал называться производственным объединени­
ем, а в 1991 году произошло его акционирование и было принято
название-АО “Саратовнефтегеофизика”. Но будем его имено­
вать все-таки трестом - так привычнее и понятнее и местным, и
иным геологам и геофизикам.
Первый управляющий трестом - Николай Леонидович Гущин
родился 16 декабря 1906 года в Нижнем Новгороде в семье слу­
жащего. Окончив среднюю школу в 1924 году, Николай несколь­
ко лет работал в Нижегородской губернии в землеустроительных
службах и в 1935 году окончил Казанский университет, получив
редкую в то время специальность геофизика-гравиметриста. В
1935-1940 годах работал в Башкирии начальником партии, началь­
ником цеха треста “Башнефть” Миннефтепрома, базировавшего­
ся в Уфе. Там же Н.Л. Гущин в 1940 году начал работать главным
инженером Восточного отделения государственного союзного гео­
физического треста.
Все ответственные работники важнейшей для экономики стра­
ны сферы нефтяной индустрии имели с началом Великой Отече­
ственной войны жесткую бронь, и даже если бы захотели, то не
могли в тот период заниматься ни чем иным, кроме поисков, раз­
ведки и добычи углеводородного сырья, столь нужного для побе­
ды. Вместе с Гущиным в Уфе работали А.И. Храмой, И.Я. Эйдман - известные специалисты, впоследствии вставшие у истоков
саратовской геофизики. В 1944 году Н.Л. Гущин переехал в Баку,
где два года работал управляющим Кавказским отделением ГСГТ
П
Миннефтепрома СССР. В
1946 году он был переведен в
Саратов, 25 мая того же года
был утвержден в должности
управляющего Саратовским
отделением ГСГТ, впослед­
ствии геофизического треста,
и в этом качестве работал до
конца жизни.
На Николая Леонидовича
легла самая тяжелая задача организация геофизической
службы в Саратове фактичес­
ки на пустом месте: не было ни
соответствующих кадров, ни
помещения, ни нужного обо­
рудования, ни техники. Была
лишь
жесткая установка цент­
Николай Леонидович
ра,
обеспечивавшая
Н.Л. Гу­
Гущин
щину помощь и под держку со
стороны местных органов вла­
сти, и прилегающая территория, перспективная на наличие зале­
жей нефти и газа. Помогли Николаю Леонидовичу его обширные
и давние связи в геофизическом мире, благодаря которым уда­
лось заполучить в Саратов специалистов-геофизиков со всего
Союза.
По сегодняшним меркам тогдашнее техническое вооружение
геофизиков было примитивным, а обработка и интерпретация по­
лученных данных велись вручную. Но и задачи в конце 40-х начале 50-х годов стояли перед геофизиками более простые: по­
иск и разведка тогда еще не открытых, достаточно крупных и не­
глубоко залегающих структур. Поэтому и открытия месторожде­
ний постоянно случались, часто вселяя уверенность в руководи­
телей треста и энтузиазм в исполнителей работ. Поощрения от­
личившихся работников были своеобразными: по окончании се­
зона выдавался им, к примеру, отрез на костюм, или презентова­
лось два мешка картошки, или выписывали со склада комплект
нижнего белья.
Николай Леонидович в те годы показывал чудеса работоспо­
собности, успевал всюду. Регулярно выезжал в полевые партии,
участвовал в заседаниях НТС треста, постоянно контактировал с
местными властями и министерством, курировал производствен­
ное и жилищное строительство, предпринимал меры к подготов­
ке нужных кадров в Саратовском университете.
В 1952-году было закончено строительство жилого дома №25,
на Советской улице, где в среднем подъезде с комфортом размес­
тились управление треста, производственные и камеральные служ­
бы.
В 1950-х годах работами треста были открыты Багаевское и
Восгочно-Рыбушанское месторождения - в Правобережье, Степновское - в Заволжье. Скоро к ним прибавились продуктивные
структуры - Генеральская, Первомайская, Фурмановская, Луговская, Урицкая, Горючкинская и др. Это было сделано усилиями
плеяды молодых, увлеченных специалистов-интерпретаторов B.C. Подметалина,А.А. Морозовой, М.И. Кедровой, В.П. Натеганова, К.А. Лебедева и других.
В конце 50-х годов Николай Леонидович поддержал инициа­
тиву инженера производственного отдела Б.Л. Лернера, проявив­
шего интерес к автоматизированной обработке материалов, и со­
здал на свой страх и риск небольшую аппаратурную группу, за­
нявшуюся разработкой соответствующих обрабатывающих аппа­
ратурных устройств. Впоследствии группа разрослась до специ­
ального конструкторского бюро сейсмического приборостроения,
ныне известного во всей стране.
Николай Леонидович был умелым руководителем: проявлял
твердость и даже жесткость при решении производственных воп­
росов, если была такая необходимость, но оставался человечным
и участливым, если дело касалось личных проблем его подчинен­
ных. При Гущине зародились здоровые традиции, соблюдаемые
свято в последующие годы. Любил он, к примеру, в пред дверии
государственных праздников в сопровождении свиты из партор­
га, профорга и “кадровика” обходить трестовские подразделения
и лично поздравлять своих сотрудников с праздничной датой, не­
изменно желая всем производственных успехов, здоровья и бла­
гополучия. Эти персональные поздравления шефа особенно на­
страивали работников треста на торжественный лад, и празднич­
ное застолье после такого обхода получало как бы “всочайшее бла­
гословение”, а потому удавалось на славу.
В Н.JI. Гущине органично сочетались крепкая хозяйственная
хватка, админисгативные и педагогические дарования, основатель­
ные знания, касающиеся геологии и геофизики. На заседаниях
НТС треста он не оставался безучастным, а проявлял понимание
сути обсуждаемых сугубо технических и геологических проблем
и часто задавал докладчикам вопросики “на засыпку”, самым хо­
довым из которых был: “Где девон?” И горе было тому, кто в об­
рывках осей синфазности не мог более или менее убедительно
сфантазировать наличие отражений от глубоких границ...
Упомянем и сподвижников Николая Леонидовича, бывших ему
опорой и ближайшими помощниками - главных инженеров
А.И. Храмого, Д.И. Орлова, В.А. Угланова, главных геологов
С.П. Козленко, П.М. Быстрицкую. Роль каждого из них в станов­
лении и развитии треста несомненна и велика.
Был Николай Леонидович представительным, крепким и здо­
ровым мужчиной. Любил хорошее застолье, шутку и анекдот. Из
его увлечений можно назвать шахматы и грибную охоту. И тому,
и другому он уделял время при первой же возможности.
Проживала семья Гущиных, состоявшая из жены и сына Лео­
нида, с 1950 года на Волжской улице в доме №21. Неоднократно
Н.Л. Гущин отмечался правительственными наградами - орденом
“Знак Почета”, медалями “За трудовую доблесть”, “За доблест­
ный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”, золо­
той и серебряной медалями ВДНХ. В 1951 году за успешные гео­
физические исследования в Саратовской области Николаю Лео­
нидовичу Академией наук СССР была присуждена премия им.
И.М. Губкина.
В сентябре 1965 года Н.Л. Гущин был прооперирован по по­
воду аппендицита. Операция вроде бы прошла успешно, но выз­
вала неожиданное осложнение - разрыв аорты, что привело к ле­
тальному исходу. В ту пору Николаю Леонидовичу не исполни­
лось еще и 59. Он бы многое полезное еще мог сделать и ушел,
фактически, в расцвете сил. Похоронен Н.Л. Гущин на Воскре­
сенском кладбище Саратова.
Под руководством Николая Леонидовича трест вырос в мощ­
ную организацию, в структуре которой действовало к середине
1960-х годов 34 сейсморазведочных, 4 гравиметрических и 2 электроразведочных отряда. Сейсморазведка к тому времени стала
основным разведочным методом и была оснащена 24-канальны­
ми серийными сейсмосганциями СС-24-61Д. На вооружении тре­
ста были самоходные буровые станки, смотки и другие спецма­
шины. С начала 60-х годов началось внедрение магнитной записи
в практику сейсморазведочных работ, что было подлинной рево­
люцией в полевой методике, а потом в обработке и в интерпрета­
ции сейсмических данных.
При Гущине начали работать дочерние предприятия треста в
Сталинграде (1950 г.) и в Астрахани (1953 г.), выросшие затем в
самостоятельные организации. При нем же в 1956 году была со­
здана геофизическая ремонтно-комплектовочная контора, при­
званная обеспечивать геофизическое производство подготовитель­
ными работами, строительством, ремонтом, снабжением и т.п.
Первым начальником ГРКК был В.Я. Березин. А в 1962 году орга­
низовалась Заволжская разведочная геофизическая экспедиция,
начальником которой был Геннадий Иванович Барулин. Экспеди­
ция просуществовала до 1967 года. Кроме административного и
жилых помещений на Советской улице во времена Гущина были
построены производственные корпуса на улице Крайней и в по­
селке Мирный и много жилых домов. Важную роль в успехах
треста играли хозяйственные подразделения, работавшие под ру­
ководством И.И. Семенова (1946-1955 гг.)иМ.С. Гордашникова
(1955-1987 гг.). Ксередине 1960-х годов трест был хорошо обус­
троенным предприятием со сложившимся стабильным коллекти­
вом.
Вторым управляющим в истории геофизического треста стал
Михаил Михайлович Дмитриев, назначенный на эту должность в
октябре 1965 года. Он родился 10 июля 1924 года в селе Лысые
Горы Саратовской области. В памятном 1941 году ему было 17 лет,
и оставшийся до призыва год он учился в Саратовском авиацион­
ном техникуме. В 1942 году стал курсантом Саратовского танко­
вого училища. Через год в должности командира взвода в составе
известного Кантемировского танкового корпуса он уже воевал на
1-м Украинском фронте. С боями прошел Польшу, Чехословакию,
Восточную Германию. Был награжден медалью “За отвагу”, дос­
лужился до звания старшего лейтенанта. По окончании войны еще
год служил в Вооруженных
Силах, а в сентябре 1946 года
демобилизовался. В 1946—
1947 годах продолжил пре­
рванное войной образование учился в 10-м классе вечерней
средней школы для взрослых.
В 1952 году М.М. Дмитриев
окончил физический факуль­
тет СГУ, получив специаль­
ность геофизика. До 1956 года
Михаил Михайлович работал
оператором в полевых парти­
ях треста, а затем был назна­
чен начальником Астраханс­
кой комплесной геофизичес­
кой экспедиции. Далее дважды
выезжал в длительные коман­
дировки в Индию и АфганисМихаил Михайлович
тан в течение 1962 года он
Дмитриев
работал в тресте, возглавляя
проектную группу, а в 1963
году его пригласили на работу в обком партии на должность инст­
руктора в отдел нефти, газа и химии. Здесь он обрел многие по­
лезные связи среди высших руководителей города и области, что
в дальнейшем ему очень пригодилось на посту управляющего при
решении многих административно-хозяйственных вопросов.
Начало деятельности М.М. Дмитриева как руководителя гео­
физического треста пришлось на бурные перемены в геофизичес­
кой и особенно в сейсморазведочной отрасли. Уходила в прошлое
так называемая “ручная” и осциллографическая сейсмика, на по­
вестку дня вставала магнитная, сначала аналоговая, а потом циф­
ровая регистрация и обработка сейсмических данных, что требо­
вало решительных шагов со стороны администрации геофизичес­
ких предприятий по оснащению их новой техникой, оборудова­
нием и новыми кадрами. Надо отдать должное М.М. Дмитриеву он верно сориентировался в этих условиях, взяв правильный курс
на внедрение прогрессивной технологии - методики ОГТ в трес­
те, благодаря чему последний существенно прибавил в произво­
дительности и эффективности геолого-разведочных работ и уве­
ренно вышел на передовой уровень, став вместе с “Татнефтегеофизикой” образцовым подразделением Миннефтепрома. Как эта­
пы новой технической политики вспоминаются ныне первые ана­
логовые обрабатывающие машины в тресте - французская CS-621
и отечественные ПСЗ-4, первые не очень совершенные еще циф­
ровые станции “Волжанка” и “Прогресс”, различные вспомога­
тельные устройства (“Поток” и другие). А потом была эпоха
БЭСМ-4 с ее громоздкой периферией и пудовыми колодами пер­
фокарт - все это происходило в тресте по инициативе и при под­
держке администрации, в заслугу которой надо поставить не толь­
ко своевременное техническое перевооружение, но и создание
“команды” го своих блестящих специалистов, оперативно внедряв­
ших в практику новые прогрессивные технологии. Основу этой
команды составили Г.И. Барулин, А.Э. Левин, Л.М. Чекалин,
К.Н. Соснов, А.С. Суровое, В.Г. Коротенко, В.В. Поляницын,
Ю.В. Руш, а чуть позже В.Г. Плетнев и Ф.Б. Гутерман. Столь же
успешным было и дальнейшее движение в этом направлении, когда
на смену ПСЗ-4 и БЭСМ пришли ЭВМ типа “Ряд” с набором со­
вершенных американских периферийных устройств (таких как
“Фотодот”), а также методика ПГР и объемной сейсморазведки.
В 1970-х годах территория работ треста существенно расши­
рилась. Опять же усилиями руководства “Саратовнефтегеофизика” - управляющего, главного инженера, главного геолога-сара­
товские геофизики развернули фронт работ в Казахстане и в Сред­
ней Азии. Акция эта принесла отличные результаты - и в том, и в
другом районе было открыто немало нефтегазовых месторожде­
ний, среди которых крупнейшее Королевское и супергигантское
Тенгизское.
В своей работе Михаил Михайлович исповедовал довольно же­
сткий административный стиль, “на всю катушку” карал подчи­
ненных за упущения, но и щедро награждал за успехи и достиже­
ния. Он был сторонником неких устоявшихся консервативных (в
здоровом смысле этого слова) тенденций - десятилетиями в тре­
сте не менялся порядок вещей, сохранялись заложенные еще
Н.JI. Гущиным принципы руководства и исполнения. Это делало
трест организацией со своим сформировавшимся неповторимым
10 —2356
лицом, отличительными чертами которой всегда были и есть ра­
циональность, здравый смысл, чуткая реакция на новые веяния,
основательность и высокая квалификация. Но при всей своей ад­
министративной строгости и принципиальности Михаил Михай­
лович отличался широтой души, никогда не был мелочным и мсти­
тельным. Очень тепло и заботливо относился к ветеранам треста
и бывшим фронтовикам. Немалые суммы из общественных фон­
дов треста были направлены на под держку этой категории ра­
ботников - премии, подарки, материальные поощрения.
В актив Дмитриева надо записать и многие свершения в капи­
тальном строительстве. Многие работники в 70-80-е годы полу­
чили благоустроенные квартиры и в собственных трестовских
домах, и в городских зданиях, чему, безусловно, способствовал
управляющий трестом. Помогали ему и авторитет организации,
которую он возглавлял, и личные связи в могущественном мест­
ном партийном ведомстве, всегда державшем “на контроле” лю­
бые квартирные распределения в городе.
Застойные времена порождали свои особенности функциони­
рования советских учреждений. Одной из них был регулярный мас­
совый выезд работников для участия в сельхозработах. Иные
организации буквально опустошались распоряжениями райкомов,
руководители были вынуждены корректировать проектные сро­
ки выхода продукции. А тресту жилось легче благодаря управля­
ющему, которого, как бывшего работника обкома, в районных
комитетах побаивались и не осмеливались “давить” на него.
Иные особенности того времени порождали и положительные
явления. Так было в тресте с “бригадным подрядом”. Под держан­
ная М.М. Дмитриевым общественная инициатива перехода на но­
вые условия производственно-экономической деятельности при­
вела к невиданному росту производительности труда в полевых
партиях. При этом снизились затраты, возросла заработная пла­
та полевых работников. Трест под руководством Дмитриева пока­
зывал себя передовой организацией, умевшей хорошо трудиться и
соответственно получать за выполненную работу.
Был М.М. Дмитриев заметной фигурой и в главке министер­
ства, неоднократно выезжал в составе ответственных делегаций
в Польшу, Ирак, Анголу, Вьетнам. В 1984 году Михаилу Михай­
ловичу было присвоено звание “Заслуженный работник нефтя­
ной и газовой промышленности РСФСР”. Ранее, в 1966 году, он
был награжден орденом “Знак Почета”, а в 1971 году - орденом
Трудового Красного Знамени.
На посту управляющего Михаил Михайлович проработал
24 года. В 1989 году он ушел на инженерную должность, а в 1991
году вышел на пенсию.
Время “правления” М.М. Дмитриева охарактеризовано в ис­
тории треста как стабильные годы. С ними связаны немалые дос­
тижения. Партии треста работали во многих районах Советского
Союза: в Саратовской, Волгоградской, Тюменской областях
РСФСР, в Гурьевской и в Мангышлакской областях Казахстана, в
Ошской области Киргизии, в Сурхандарьинской области Узбеки­
стана, в Ленинабадской и других областях Таджикистана. Другой
организации, работавшей в столь географически удаленных и кли­
матически разных районах, в стране тогда не было. Причем мно­
гие работы сопровождались весомыми геологическими результа­
тами. За этот период был осуществлен переход на цифровую ре­
гистрацию и обработку результатов в разведочных и промысло­
во-геофизических подразделениях треста, обновлено геофизичес­
кое оборудование, внедрены прогрессивные технологии полевых
работ, обработки и интерпретации полученных данных.
На смену М.М. Дмитриеву осенью 1989 года пришел третий
управляющий - Алексей Витальевич Мичурин, должность кото­
рого именовалась в 1989-1991 годы-генеральный директор, за­
тем в 1989-1995-президент АО “Саратовнефтегеофизика”, а пос­
ле 1995 года - вновь генеральный директор АО.
А.В. Мичурин является представителем нового поколения са­
ратовских геофизиков. К моменту своего назначения на пост ру­
ководителя треста Алексей Витальевич, несмотря на относитель­
ную молодость, имел уже большой опыт административной ра­
боты, обладал прирожденным даром организатора и лидера, что
делало принятую тяжелую ношу для него вполне посильной.
Он родился 15 сентября 1951 года в Саратове. В 1974 году за­
кончил геологический факультет Саратовского университета по
специальности “Геофизические методы разведки нефтяных и га­
зовых месторождений”. Первое время после окончания - вплоть
до 1977 года - был сотрудником НИИ геологии Саратовского уни­
верситета. В сентябре 1977 года стал главным инженером Кир­
гизской комплексной геофизической экспедиции в г. Кочкор-Ата
Ошской области. Там же, в Средней Азии, с 1980 года проходил
службу в радах Советской Армии. Затем вернулся в Саратов, где
работал в тресте на должностях начальника партии, главного гео­
физика, главного инженера. В 1989 году был избран и утвержден
генеральным директором.
В первые два года деятельности А.В. Мичурина на высоком
посту были относительно стабильными объемы геолого-разведочных работ и их финансирование в целом по стране. В этот период
трест выполнял значительные объемы работ как в разведочной,
так и в промысловой геофизике. В его составе работали 5 про­
мыслово-геофизических экспедиций и производились масштаб­
ные работы по трехмерной сейсморазведке, а также комплексный
мониторинг на Южной Эмбе и традиционные исследования в Са­
ратовской области. Было открыто несколько месторождений, в
частности Белокаменное в районе поселка Ровное. Высота лову­
шек здесь составила 500 м, а этаж нефтенасыщенности - более
100 м. На территории Киргизии было открыто три месторожде­
ния, в Ферганской долине было разработано новое перспектив­
ное направление поисков месторождений - поднадвиговое.
В результате комплексной интерпретации всех геолого-геофизических материалов создана была уникальная геологическая и
петрофизическая модель Тенгизского резервуара. Начались актив­
ные переговоры с крупнейшими компаниями мира, заинтересо­
ванными в сотрудничестве с трестом в Саратовской области “Эльф-Акитен” и “Шеврон-Ойл” на Южной Эмбе.
В 1992 году распался СССР, изменилась политическая и эко­
номическая ситуация в стране, впавшей в глубокий кризис, зах­
вативший и геологическую отрасль.
Весь рассматриваемый в настоящей главе период - начало 50-х
- конец 80-х годов - ключевыми фигурами треста были главные
геологи, несшие основной груз ответственности за принятое на­
правление работ и их конечную эффективность.
С первых лет существования треста и вплоть до 1956 года гео­
логическую службу возглавлял Сергей Прокофьевич Козленко. Он
родился 8 июня 1909 года в г. Наро-Фоминске Московской обла­
сти в семье служащего. С 16 до 23 лет работал на разных пред­
приятиях Москвы на простых должностях. В 1932 году поступил
в Московский нефтяной ин­
ститут им. И.М. Губкина, где
проучился почему-то 8 лет, и
закончил в марте 1940 года.
Сразу выехал в Саратов и пос­
ледующие полтора года рабо­
тал начальником геолого-съемочной партии НВГРТ. В ав­
густе 1941 года был призван в
армию, участвовал в боевых
действиях в Румынии, Венг­
рии, Австрии, Чехословакии,
был членом редакции дивизи­
онной газеты, получил орден
Красной Звезды, медаль “За
боевые заслуги”, медаль “За
победу над Германией в Вели­
Сергей Прокофьевич
Козленко
кой Отечественной войне
1941-1945 гг.”, дослужился до
старшего лейтенанта.
В 1946 году вернулся в Саратов, год работал руководителем
геохимической группы ЦНИЛ Нижне-Волжского геолого-разведочного треста. В 1947 году стал главным геологом будущего гео­
физического треста. С участием Сергея Прокофьевича были от­
крыты многие правобережные нефтегазовые месторождения,
оконтурено Степновское газовое месторождение в Ближнем За­
волжье, составлена первая тектоническая схема Прикаспийской
впадины. Он всегда имел склонность к научной работе, и в
1955 году, будучи производственником, защитил кандидатскую
диссертацию. Это был первый шаг к карьере ученого. Следую­
щий он сделал, согласившись в 1956 году принять должность за­
местителя директора по науке созданного в Саратове Нижне-Вол­
жского филиала ВНИГНИ. В 1961 году, с организацией НижнеВолжского НИИ геологии и геофизики, Сергей Прокофьевич стал
начальником отдела обобщения, а затем отдела Рязано-Уральско­
го прогиба. В 1963 году был награжден орденом“Знак Почета”. В
1976 году защитил диссертацию на соискание ученой степени док­
тора геолого-минералогических наук.
В Нижне-Волжском НИИ геологии и геофизики С.П. Козлен­
ко проработал 20 лет, уйдя на пенсию в 1981-м. Как ученый он
внес большой вклад в изучение тектоники, в вопросы формиро­
вания залежей нефти и газа, в классификацию структурных лову­
шек, методику прогнозной оценки нефтегазоносное™ региона.
Результаты его исследований изложены и в ныне востребуемых
многих отчетах, статьях и монографиях. Сергей Прокофьевич был
жизнелюбивым и доброжелательным, интеллигентным человеком,
писал стихи, любил и знал отечественную историю, природу, был
заядлым рыболовом. Скончался он в октябре 1993 года, до после­
дних дней находясь в хорошей физической форме и не потеряв
острого мышления.
Следующим главным геологом треста “Саратовнефтегеофизи­
ка” была Полина Михайловна Быстрицкая. Она родилась 23 ок­
тября 1912 года в селе Малиновка Салтыковского района Сара­
товской области в крестьянской семье. Начала работать в 1930 году
- сразу после окончания энгельсской средней школы. Первая ее
должность - десятник и коллектор мелиоводстроя, ведшего рабо­
ты в Саратовской области. В 1932-1953 годы Полина Михайлов­
на работала коллектором одного из районных геологических уп­
равлений. С мая 1933 по июнь 1937 года училась на геологичес­
ком факультете Саратовского государственного университета. В
1937-1941 годах работала геологом в НВГРТ, а в апреле 1941 года
стала начальником геолого-съемочной партии в этом же тресте.
Затем стала старшим геологом, а позднее начальником геологи­
ческого отдела геолого-поисковой конторы НВГРТ. В 1949 году
была назначена главным геологом конторы, а в 1952 году пере­
шла в геофизический трест на должность старшего геолога гео­
логического отдела. И, наконец, в 1956 году была назначена глав­
ным геологом треста.
H.JI. Гущин уважал ее за независимую позицию, высокую ква­
лификацию, деловитость и принципиальность, проявляемые час­
то в острых дискуссиях с представителями сильного пола, как
правило, кончавшихся “победой” Полины Михайловны. Неоднок­
ратно деятельность ее отмечалась отраслевыми знаками и государ­
ственными медалями, была она депутатом Октябрьского и Киров­
ского райсовета в 50-х годах. И с многотрудной работой главного
геолога треста, безусловно, справлялась, своевременно передай-
гая геофизиков на новые пер­
спективные площади и почти
повсеместно получая положи­
тельный результат на структу­
рах, выявленных трестом. В
конце 60-х годов П.М. Быст­
рицкая перешла на работу в
Нижне-Волжский НИИ геоло­
гии и геофизики. Причиной
этого, как представляется, ста­
ло некоторое непонимание ее
руководством треста, пришед­
шим “к власти” после смерти
H.J1. Гущина. Но долго прора­
ботать в научной организации
Полине Михайловне не приве­
лось. Неожиданное скоротеч­
Полина Михайловна
ное онкологическое заболева­
Быстрицкая
ние стало причиной ее кончи­
ны в 1972 году.
После ухода П.М. Быстрицкой на посту главного геолога ока­
зался (как думается, по высокой протекции) “пришлый человек”
из Волгограда, геофизик по специальности, Геннадий Павлович
Макаров. Мотивы его назначения до сих пор остаются туманны­
ми. Пробыл здесь Геннадий Павлович недолго, особых лавров и
понимания среди специалистов не снискал и уже в 1970 году ука­
тил в “загранку”, в Индию, передав все дела начальнику геологи­
ческого отдела. Фактически в Саратов он так и не вернулся, а в
апреле 1972 года оказался там, откуда приехал - в “Волгограднефтегеофизике”. Преемником Макарова на его посту стал тот,
кто фактически эту работу выполнял в течение двух последних
лет и числился и.о. главного геолога - Вячеслав Павлович Шебалдин.
Он родился в 1936 году в Саратове, учился в 19 мужской сред­
ней школе, окончил в 1958 году геологический факультет СГУ.
Затем 5 лет работал в Казахстане, в геологическом управлении
Караганды, занимаясь поисками и разведкой рудных и нерудных
месторождений. В 1963 году вернулся в Саратов, устроился на
должность геолога сейсмичес­
кой партии КМПВ, работав­
шей на территории Саратовс­
кой области. В 1965 году стал
старшим геологом Заволжской
геофизической экспедиции.
Через год перешел на ту же
должность в геологический от­
дел треста, а вскоре был назна­
чен начальником отдела. Был
Вячеслав Павлович геологом
“от бога”, отлично владел об­
ширной геологической инфор­
мацией по всему региону, на
память помнил отметки основ­
ных стратиграфических гра­
ниц в десятках скважин, пре­
Вячеслав Павлович
красно разбирался в вопросах
Шебалдин
тектоники, структурной геоло­
гии, формирования залежей,
интерпретации промыслово-геофизических данных и данных раз­
ведочных геофизических методов. Он умело анализировал и син­
тезировал все имевшиеся материалы и принимал грамотно обо­
снованное со всех сторон решение. Результатом его персональ­
ных исследований явилась кандидатская диссертация “Геологическое строение северо-западной части бортовой зоны Прикас­
пийской впадины по материалам разведочной геофизики в связи
с перспективами нефтегазоносное™”, успешно защищенная на
ученом совете геологического факультета СГУ весной 1974 года.
В диссертации были обобщены геолого-геофизические материа­
лы по обширной территории - от Оренбурга до Астрахани. Рабо­
та имела большое теоретаческое и практическое значение, опре­
делив стратегию поисков рифов в палеозойской толще Поволжья
и Прикаспия как перспектавных объектов аккумуляции нефш и
газа. “Рифовое направление” геолого-разведочных работ в нашем
регионе было под держано многими местными учеными и специ­
алистами и получило одобрение в главке Министерства нефтя­
ной промышленности. Это направление и стало определяющим в
работе треста “Саратовнефтегеофизика” в 70-80-е годы и приве­
ло ко многим геологическим открытиям на территории Саратовс­
кой области. Но главным успехом геологической службы треста
стала разработка геологической модели Тенгизского месторож­
дения в Казахстане. Работы на этой площади были начаты в 1973-м
году, а в 1975-м трестом была выдана рекомендация на разбуривание крупнейшей в СССР структуры площадью 425 км2. В 1976
году В.П. Шебалдиным впервые было высказано мнение, что Тен­
гиз представляет собой крупное рифовое образование, и здесь сле­
дует ожидать наличия массивной залежи нефти. В том же году
был составлен и подписан специалистами треста В.Н. Селенковым, А.Б. Акимовой, М.М. Дмитриевым, А.И. Гореликом и
В.П. Шебалдиным паспортТенгизского поднятия, которым реко­
мендовалось пробурить три независимые скважины на глубину
5500 м. В 1979 году скважина №1 вскрыла 18 метров подсолевого горизонта, из которого был получен фонтан нефти 400 тонн в
сутки на 18-миллиметровом штуцере. Прогноз саратовских гео­
логов и геофизиков блестяще подтвердился - целевой горизонт
был вскрыт на глубине, предсказанной с точностью до метра! От­
крытие месторождения Тенгиз по праву можно считать открыти­
ем века... И нужно гордиться, что в числе его первооткрывателей
официально названы работники треста “Саратовнефтегеофизи­
ка” Вячеслав Павлович Шебалдин и Алла Борисовна Акимова,
старший геофизик региональной камеральной группы.
На посту главного геолога В.П. Шебалдин проработал 27 лет
- до апреля 1999 года. За успешную производственную деятель­
ность ему было присвоено звание “Заслуженный геолог РСФСР”,
и “Заслуженный работник Минтопэнерго”. Ныне он продолжает
трудиться в геологическом отделе АО “Саратовнефтегеофизика”
на должности ведущего геолога. А его преемником на посту глав­
ного геолога стал Валерий Николаевич Селенков, о котором рас­
сказ в следующей главе.
На протяжении всей долгой истории Саратовского геофизи­
ческого треста неотъемлемой его структурной составляющей была
промыслово-геофизическая служба. Сначала это - просто группа
партий, проводивших ирследования в основном в скважинах на
Елшанской, Усть-Курдюмской, Соколовогорской и на других не­
далеко расположенных площадях и базировавшихся в поселке Ел-
шанка. В 1948 году на основе этой группы была организована Елшанская промыслово-геофизическая экспедиция во главе с началь­
ником B.C. Гамалеевым. В состав ее входило 18 промысловых и
перфораторных отрядов. Комплекс ГИС состоял тогда из боково­
го каротажного зондирования (БКЗ), стандартного зонда и потен­
циала спонтанной поляризации. Впервые в экспедиции были про­
ведены и работы по измерениям кривизны скважин и азимуту их
искривления с помощью инклинометров. Тогда же партии начали
проводить пулевую перфорацию и торпедирование скважин. Ап­
паратура при этом монтировалась под открытым небом у устья
скважин. Спуск-подъем зондов и приборов осуществлялся на трех­
жильном каротажном кабеле с помощью лебедки - вручную или
ременным приводом, соединенным с колесом транспортной ав­
томашины.
В начале 50-х годов в связи с резким увеличением объемов
бурения на территории Нижнего Поволжья потребность в про­
мыслово-геофизических исследованиях существенно возросла,
что предопределило увеличение количества промысловых партий,
создания новых структурных подразделений на все более расши­
рявшейся площади геолого-разведочных работ. В 1951 году ПГЭ
преобразовалась в Елшанскую промыслово-геофизическую базу
(ЕПГБ). Начальником ее был назначен Н.С. Худорков. В 1961 году
“на базе этой базы” была создана промыслово-геофизическая кон­
тора в составе Нижне-Волжского разведочного геофизического
треста. Главным организатором и первым, самым долговремен­
ным начальником конторы стал Александр Ильич Горелик, трес­
товский работник и специалист высокого класса, служивший ниж­
неволжской геологии долго и продуктивно - в разных ипостасях.
Расскажу о нем подробнее.
Александр Ильич родился 7 марта 1926 года в Белоруссии, в
г. Бобруйске, в семье нефтяников. В начале войны семья была эва­
куирована в Саратовскую область, в Мокроус. По завершении
среднего образования Александр в 1943 году поступил в Сара­
товский железнодорожный техникум, который с отличием закон­
чил в 1946 году. Через год поступил на физический факультет СГУ
и в 1952 году был выпущен с дипломом геофизика-промыслови­
ка. В том же 1952 году Александр Ильич стал оператором про­
мыслово-геофизической партии, входившей в состав той самой
ЕПГБ. На этой должности про­
шел хорошую школу, в совер­
шенстве овладел технологией
промыслово-геофизического
производства, включавшего
методы КС, ПС, БКЗ, ГК, НТК,
ИК и газовый каротаж. Специ­
алисты знают, какие виды ра­
бот стоят за этими аббревиа­
турами.
Судьба сложилась так, что
в 1953 году Александр Ильич
неожиданно перешел на пре­
подавательскую работу в Сара­
товский нефтяной техникум,
где на должности заведующе­
Александр Ильич
го геофизическим отделением
Горелик
читал курс по промыслово­
геофизической аппаратуре. Но
в 1955 году по настоянию Н.Л. Гущина, помнившего всех своих
бывших работников, Александр Ильич вернулся в трест на долж­
ность техрука, ответственного за технико-методическое обеспе­
чение всех промыслово-геофизических партий. Далее - новый
зигзаг в трудовой биографии: с 1957 по 1959 годы А.И. Горелик главный конструктор цеха внедрения новой техники КБ “Сара­
товнефтегаз”, занимавшегося вопросами автоматизации добычи
нефти и контроля за бурением. В 1960 году должность начальни­
ка ЕПГБ оказалась вакантной, и Н.Л. Гущин предложил ее Алек­
сандру Ильичу. Он согласился и теперь уже окончательно стал
трестовским номенклатурным работником.
Рабочий кабинет А.И. Горелика с той поры помещался на ули­
це Крайней, в двухэтажном здании, где располагался трестовс­
кий актовый зал. Вскоре ему пришлось заниматься реорганиза­
цией базы в контору, которой он руководил последующие 15 лет.
Начало его работы в ПГК совпало с интенсивным техническим
перевооружением промысловой геофизики, и Александр Ильич
был активным инициатором и участником этого процесса. В
1962 году этот этап был в основном завершен, и промыслово-гео­
физическая контора была теперь оснащена автоматическими ка­
ротажными станциями, работавшими на трех- и одножильном ка­
беле, со специальными подъемниками, смонтированными на вез­
деходном транспорте. Результат внедрения прогрессивной техно­
логии не замедлил сказаться: в 1965 году впервые не было заре­
гистрировано ни одного пропуска продуктивных пластов в тех
скважинах, где проводился полный комплекс геофизических ме­
тодов. Это был лучший в стране показатель эффективности про­
мысловой геофизики. В том же, счастливом для А.И. Горелика,
году его семья (супруга Людмила Ивановна и дочь Елена) нако­
нец-то вселилась в хорошую трехкомнатную квартиру в трестов­
ском доме на улице Крайней.
Верными помощниками А.И. Горелика в ПГК были главные
геологи конторы, руководившие обработкой и интерпретацией
промыслово-геофизических данных и выдававшие заключения о
литолого-стратиграфических границах и продуктивных интерва­
лах. В разное время эту должность занимали Рудольф Владими­
рович Юдкевич и Михаил Юрьевич Гауберг, опытные професси­
оналы, своего рода асы промысловой геофизики, в равной мере
наделенные высочайшим чувством ответственности и обладав­
шие глубокими знаниями и буквально неохватным кругозором.
С расширением территории деятельности треста в 1973 году
были начаты промыслово-геофизические работы в Киргизии, за­
тем в Тюменской области, в Казахстане. Если в 1970 году в соста­
ве треста работало 39 отрядов, то в 1977 году их число достиг­
ло 55, а в 1986 году -101 - это был пик-рубеж, после которого
производственные показатели ПГК (и треста в целом) под влия­
нием изменившихся экономических и иных условий начали сна­
чала медленно, а потом стремительно снижаться.
Долгие годы проработали в ПГК Борис Абрамович Гительсон
и Олег Евгеньевич Панкратов, отлично знавшие промыслово-гео­
физическую технику и по долгу своей службы всегда содержав­
шие ее в рабочем состоянии, что было первым и главным залогом
успешной деятельности ПГК. Можно было не сомневаться, что
под опекой таких специалистов любой срочный выезд на скважи­
ну будет возможен, и качественное ее исследование комплексом
ГИС будет проведено. Борис Абрамович и Олег Евгеньевич бук­
вально творили чудеса с аппаратурой и оборудованием, продле­
вая жизнь старых, чуть ли не списанных АКС и подъемников, и
оперативно приводя в кондиционное состояние вновь получен­
ную технику, которая, как это часто бывало, приходила в ПГК с
заводскими недоделками и дефектами.
В должности начальника ПГК Александр Ильич Горелик про­
работал до 1976 года. Это были, как он сам признает, лучшие годы
его трудовой биографии: много и увлеченно работал и хорошо
отдыхал, обрел авторитет и известность в профессиональной сре­
де. Именно в этот период получены А.И. Гореликом многие вы­
сокие награды: золотая медаль ВДНХ - “за разработку станции
геотехнологического контроля за процессом бурения”, орден “Знак
Почета”, медаль “За трудовую доблесть”, знак “Почетный нефтя­
ник СССР”.
В последние годы его работы в конторе началось интенсивное
внедрение цифровой обработки и интерпретации промыслово-гео­
физических данных, на несколько лет раньше, чем в иных про­
мыслово-геофизических предприятиях страны. Первые шаги в
этом направлении - в рамках тематической партии - были сдела­
ны группой специалистов под руководством В.З. Шехтера. Алек­
сандр Ильич активно помогал новому начинанию, принимал лич­
ное участие в рассмотрении первых результатов и обсуждении
очередных этапов внедрения новых технологий.
Дальше судьба привела А.И. Горелика на пост главного инже­
нера треста “Саратовнефтегеофизика”, на котором он прорабо­
тал до 1988 года. Не вдаваясь в детали, скажем, что энергия и муд­
рость Александра Ильича сослужили тресту добрую службу. Его
четкая и решительная позиция как второго лица в тресте выгля­
дела резким положительным контрастом рядом с осторожной и
оглядчивой деятельностью предшественника, который ответствен­
ность на себя за принятые решения предпочитал не брать. Имен­
но незаурядный административный дар помог Александру Ильи­
чу чувствовать себя на посту главного инженера уверенно. И по­
мог многим полезным начинаниям, свершенным в конце 70-х и в
80-е годы: бригадному подряду, внедрению цифровых станций в
практику работ, организации современного вычислительного цен­
тра, внедрению прогрессивных технологий ИГР и ЗД и многому
другому.
После ухода с поста главного инженера Александр Ильич еще
8 лет работал в тресте в качестве ведущего инженера отдела про­
мысловой геофизики. Был председателем наблюдательного сове­
та АО “Саратовнефтегеофизика”. Сейчас он пребывает на заслу­
женном отдыхе, занимается садом и огородом, водит автомобиль.
Промыслово-геофизическая контора после Александра Ильи­
ча обрела уже третьего начальника: с 1976 года им был Владимир
Максимович Савин, в период с 1982 по 1989 годы - Станислав
Афанасьевич Половинкин, а с 1989 года дирекцией промыслово­
геофизических работ руководит Владимир Александрович Шелехов.
В середине 80-х годов обновился парк каротажных и газока­
ротажных станций и скважинной аппаратуры. Внедрена была си­
стема цифровой обработки промыслово-геофизических материа­
лов и освоена передача информации со скважины по каналам свя­
зи, в том числе - межобластная.
Разговор о саратовском геофизическом тресте был бы непол­
ным, если бы я умолчал о его дочернем предприятии - специаль­
ном конструкторском бюро сейсмического приборостроения, ши­
роко известном в нашем регионе и во всей стране, в профессио­
нальной геолого-геофизической среде.
Уже упоминалось, что у истоков СКБ стоял первый управляю­
щий Н.Л. Гущин, организовавший небольшую аппаратурную
группу во главе с инициатором идеи Борисом Львовичем Лерне­
ром, ставшим в итоге одним из пионеров отечественного сейсми­
ческого приборостроения. И история СКБ СП неотделима от био­
графии Бориса Львовича, с которой и начинается изложение при­
мечательных страниц из деятельности этого специального пред­
приятия.
Родился Борис Львович Лернер 12 октября 1923 года в Буха­
ресте в семье автомеханика и домохозяйки. Родители его в
1917 году оказались на территории Бессарабии, входившей тогда
в состав Российской империи. Но итоги первой мировой войны
вскоре перекроили многие существующие европейские границы,
и часть Бессарабии отошла к Румынии. На отошедшей части про­
живала семья Лернеров, перебравшаяся затем в румынскую сто­
лицу, где и появился на свет Борис.
В 1940 году эта часть Бессарабии была присоединена к Мол­
давской республике, входившей в состав Советского Союза, и Лер-
неры вскоре оказались в Ки­
шиневе, где Борис Львович закончил среднюю школу в
1941 году. С началом войны он
пытался уйти на фронт добро­
вольцем, но его не взяли по
причине непонятных обстоя­
тельств в биографии, связан­
ных с проживанием за грани­
цей. С приближением фронта
семья эвакуировалась, после­
довательно проживая сначала
в Ставрополе, потом в Сара­
товской области - в Хватовке
и в Вольске. Борис Львович
успел даже немного порабо­
Борис Львович
тать трактористом на стеколь­
Лернер
ном заводе в Хватовке, но к
концу 1941 года приехал в Са­
ратов. В тот год учебные занятия в университете начались только
в декабре, Борис Львович успел подать заявление и поступить на
физический факультет СГУ, на котором проучился до июня
1942 года. А затем его призвали в армию и отправили на Сталин­
градский фронт. Воевал он 5 месяцев, а потом получил ранение и
был отправлен в госпиталь в Саратов. По излечении был признан
нестроевым и вновь вернулся на физический факультет Саратов­
ского университета- не без влияния профессора П.В. Голубкова,
отговорившего Бориса от выгодной (сытой) работы в облпотреб­
союзе, где “на вес золота” ценились молодые мужчины.
В 1947 году Борис Львович окончил физический факультет и
оказался вскоре на должности оператора сейсмической партии,
где начальником бьщ Александр Петрович Морозов. Партия сто­
яла в селе Широком. Пойти на работу в трест уговорил молодого
специалиста вездесущий управляющий Н.Л. Гущин, пообещав­
ший Борису презентовать осенью аж два мешка картошки. Перед
таким соблазном в 47-м году устоять было невозможно, тем бо­
лее что у Бориса Львовича была уже семья из жены Светланы
Алексеевны, дочки Наташи и только что родившегося сына Миши.
Оператором Борис Львович работая три сезона, а лето 1950 года
он провел в Елани на должности уже начальника партии. В
1951 году перешел на работу в производственный отдел треста,
где был старшим инженером по аппаратуре. Здесь-то, курируя ра­
боту сейсмических станций, часть из которых были американс­
кими, Борис Львович и начал подумывать об автоматизации про­
цесса обработки сейсмических данных. “В середине 50-х годов, писал позже Б.Л. Лернер в мемуарной статье, - стали доходить
до нас слухи о том, что американцы успешно внедряют у себя
автоматическую обработку сейсмограмм, а что это такое и как
это делается - держалось в секрете. А потому страшно хотелось
разгадать эту тайну. Ничего другого не хотелось - ни есть, ни
спать...”
Результатом стойкой увлеченности Б.Л. Лернера, о которой
вскоре стало известно управляющему Н.Л. Гущину, явился науч­
но-технический совет треста, прошедший 24 декабря 1958 года,
где Борис Львович сделал сообщение “О возможном алгоритме
автоматической обработки первичной сейсмической обработки и
возможной аппаратурной реализации такого алгоритма”. Идея
Б.Л. Лернера вызвала всеобщую заинтересованность и поддерж­
ку. Вскоре была создана аппаратурная группа, плавно выросшая
в опытно-конструкторское бюро, где под руководством Бориса
Львовича начали работать первые разработчики сейсмической ап­
паратуры, инженеры и конструкторы: Ю.В. Коваленко, И.Ю. Клугман, С.С. Саркисов, Г.П. Барышников, С.Е. Шехтер, Г.С. Соколов.
Снова строки из воспоминаний Б.Л. Лернера: “В декабре 1960 года
в подвальном помещении треста на глазах не то что удивленных,
а потрясенных членов приемной комиссии первый оператор ПСЗ-1
(так “звали” первую созданную обрабатывающую машину) Ва­
лерий Голутвин получил первый в СССР автоматически постро­
енный временной разрез. Шум поднялся невероятный; в трест
приняли специального человека, который должен был решать воп­
росы размещения в гостиницах города приезжавших “на смотри­
ны” геофизиков со всех уголков страны”. В том же году СКБ за­
пустило в производство сейсмостанцию с магнитной записью
СС-24-61М. На продукцию саратовских разработчиков возник
ажиотажный спрос. В сжатые сроки, учитывая опыт эксплуата­
ции ПСЗ-1, были последовательно созданы его усовершенство­
ванные модификации ПСЗ-2, ПСЗ-2М, ПСЗ-4, а также внедрены
станции на транзисторах СМП-24 и -96, миниатюрный сейс­
моприемник “Светлячок” и другие нужные сейсморазведке уст­
ройства. Для СКБ, ставшим в 1962 году самостоятельным хозрас­
четным предприятием, на территории геофизтреста, на улице
Крайней, к тому времени был построен 4-этажный лабораторный
корпус, а затем и 9-этажный лабораторно-конструкторский с опыт­
ным производством.
В скором времени аппаратурой, созданной в СКБ и выпускае­
мой на московском заводе “Нефтеприбор”, были оснащены все
геофизические предприятия страны. Применялась эта аппарату­
ра в Польше, Болгарии, Алжире, Египте и ряде других стран. В
1970 году группе разработчиков “за создание и внедрение комп­
лекса аналоговой сейсмоаппаратуры” было присвоено звание ла­
уреатов Государственной премии СССР (Г.П. Барышникову,
С.Е. Шехтеру, Г.С. Соколову, Б.Л. Лернеру).
Крупным успехом саратовского СКБ стало создание цифро­
вой сейсмостанции “Волжанка”, серийное производство которой
началось в 1976 году. Борис Львович вспоминал: “Брали “Вол­
жанку” нарасхват. Тиражность ее была где-то в 10 раз меньше
спроса. Мы изготавливали станции, но продавали их строго по
разнарядке Главнефтегеофизики. Меня тогда взбесил, а теперь я
вспоминаю это с улыбкой, представитель одной южной респуб­
лики, который, не сумев “пробить” вопрос в Москве, приехал в
СКБ, представился, похвалил нашу станцию и без лишних “ввод­
ных слов” предложил аж 100-литровую бочку коньяка за прода­
жу одной “Волжанки”. Были и такие члены коллектива в СКБ,
которые долго не могли мне простить отказ в помощи геофизи­
кам братской республики... ”
Запомнилось Борису Львовичу и крупное совещание в Моск­
ве по вопросу о создании цифровой аппаратуры в 1978 году, где
присутствовали министры приборостроения, геологии и нефтя­
ной промышленности, а также президент Академии наук СССР.
Во время выступления одного из чиновников, пессимистично оце­
нивавшего тогдашнее состояние сейсмоприборосгроительной от­
расли и констатировавшего в докладе, что в СССР нет сейчас нуж­
ной для геофизиков цифровой станции, Борис Львович прямотаки по-ленински поднялся и выкрикнул с места: “Есть такая стан­
ция!”, что вызвало переполох в президиуме и в зале... И вскоре
появилась на свет базовая модель цифровой сейсмостанции “Про­
гресс”, выпуск которой продолжался до 1993 года, и всего было
выпущено более 2000 станций.
В процессе производства “Прогресс” непрерывно совершен­
ствовался - были модификации “Прогресс-1”, “Прогресс-2”, “Про­
гресс-3”, “Прогресс-96”, “Прогресс-96В”. Иной раз, чтобы про­
бить то или иное усовершенствование - дабы шагать в ногу со
временем - приходилось обращаться в самые высокие инстанции.
Борис Львович рассказывал: “Помнится мне визит к министру
обороны СССР маршалу Д.Ф. Устинову с бумагой, подписанной
Н.К. Байбаковым. Девять постов на пути к приемной маршала ос­
матривали и обыскивали меня, а сам Дмитрий Федорович был
суров и немногословен. В результате я ушел от него с лаконичной
резолюцией, адресованной руковод ителю соответствующей служ­
бы: “Переговори и обеспечь.” И размашистая подпись”.
“Прогресс” выдержал испытание временем. Станция эта ра­
ботала в Средней Азии и в условиях Крайнего Севера, на Сахали­
не и в Крыму, в Сибири и в Поволжье. За ее разработку и внедре­
ние в 1986 году получили премию Совета Министров СССР
Г.С. Соколов, К.Н. Порожняков, П.А. Турлов, Б.Л. Лернер. Опыт
создания и эксплуатации “Прогрессов” был использован и в пос­
ледней разработке СКБ - современной сейсмической станции
“Прогресс-Т” (телеметрия). Эта аппаратура рассчитана на регис­
трацию сейсмических колебаний на 240-480 каналах. Основная
ее конструктивная особенность - возможность использования так
называемых модулей-блоков сбора данных, которые устанавли­
ваются на профиле и в которых осуществляется операция преоб­
разования аналог-код, в результате чего в станцию поступает сиг­
нал в цифрах, уже не подверженные никаким искажениям в лини­
ях передач (эти линии, кстати, могут быть и беспроводными). Для
такой сейсмостанции нет ограничений и в протяженности исполь­
зуемой расстановки и практически - в числе каналов, что важно
при объемной сейсморазведке. Станция “Прогресс-Т” успешно
прошла полевые испытания в 1994-году.
Вот такие события вместила в себя долгая и продуктивная де­
ятельность Бориса Львовича на посту директора СКБ СП (до фев­
раля 1992 года). Затем еще 4 года работал он в СКБ консультан­
том. Подводя краткий итог своей деятельности, Борис Львович
писал: “Оглядываясь на долголетний путь, испытываешь удовлет­
ворение от сделанного. Отличительными чертами работы того по­
коления, к которому я принадлежу, был высокий коэффициент вне­
дрения разработок в производство. За все время сделано около
70 разработок и лишь 5 из них не доведены до широкого внедре­
ния. Практически в большинстве начинаний мы были пионера­
ми, опережая мыслями и делом основных своих конкурентов в
стране, а иногда и за рубежом. Результатом всего этого является
то, что сегодня практически 100% всей используемой отечествен­
ной сейсморазведочной аппаратуры - саратовского происхожде­
ния”. Итог, что и говорить, впечатляющий!
В 1996 году Б.Л. Лернер вышел на пенсию и пребывает ныне
на заслуженном отдыхе. Дай-то бог ему благополучия и здоро­
вья!
С 1992 года руководит специальным конструкторским бюро
преемник Бориса Львовича - Иван Михайлович Кузнецов.
В заключительной части этого очерка о Саратовском геофизи­
ческом тресте 50-80-х годов мы расскажем еще об одном подраз­
делении треста, бывшем его неотъемлемой составляющей в ука­
занный период. Сначала это была тематическая газокаротажная
партия, а с середины 80-х она называлась Центральная экспеди­
ция геолого-технических исследований скважин.
Начало этому направлению работ в Саратовской области было
положено на рубеже 40-50-х годов известным ученым, специалистом-геохимиком Евсеем Марковичем Геллером (1918-1959 гг.).
Подробно о нем рассказано в одной из следующих глав. Его ис­
следованиями были показаны перспективность геохимической
съемки и непрерывного геохимического исследования бурящих­
ся скважин, существенно повышавших надежность выделения в
разрезе продуктивных пластов. Не без участия Е.М. Геллера та­
кие работы начали проводиться в геофизическом тресте: в
1955 году была создана в его структуре тематическая газокаро­
тажная партия, начальником которой был назначен Лев Михай­
лович Чекалин, впоследствии крупнейший специалист-геохимик,
широко известный в нашем регионе и в стране. В его биографии
прослеживается и история саратовской нефтегазовой геохимии.
Лев Михайлович Чекалин родился 11 августа 1929 года в Са-
ратове в семье рабочего. В
1953 году закончил геологи­
ческий факультет Саратовско­
го университета. Два года ра­
ботал в сейсморазведке - сна­
чала оператором, а потом ин­
терпретатором полевой сейс­
мической партии. Личное зна­
комство с Е.М. Геллером пре­
допределило некоторый пово­
рот в производственных увле­
чениях Льва Михайловича.
Возглавляемая им геохимичес­
кая тематическая партия прак­
тически стала производствен­
ным подразделением треста,
Лев Михайлович
результаты работ которой ак­
Чекалин
тивно использовались геолога­
ми и геофизиками при заклю­
чениях о перспективности той или иной площади и при выделе­
нии продуктивных интервалов бурящихся скважин. На первых
порах работы эти выполнялись примитивно - путем отбора проб,
помещаемых в специальную тару, и доставки в лабораторию на
предмет анализа - выявления углеводородных компонентов. Раз­
ные их концентрации свидетельствовали о перспективности уча­
стков взятия проб, что учитывалось вкупе с другими данными
при принятии окончательного решения. По итогам многолетних
работ тематической партии в 1964 году Лев Михайлович защи­
тил на ученом совете ВНИИ ядерной геофизики и геохимии дис­
сертацию на соискание ученой степени кандидата геолого-мине­
ралогических наук. В ней были обобщены геологические резуль­
таты работ, а также исследования автора по усовершенствованию
методики и аппаратуры геохимических наблюдений.
Долгое время - вплоть до конца 1970-х годов - трестовская
геохимия держалась буквально на ручном труде или использова­
ла газокаротажные зонды и станции типа ГКЗ-З, АКГС 55/59,
АГКС-65, созданные, кстати, уже при участии Л.М. Чекалина. Ес­
тественно, аппаратура эта как-то отвечала требованиям своего
времени, а возможности ее были во многом ограниченными. Но
поскольку налицо была безусловная отдача от таких работ, встал
вопрос об автоматизации процесса газокаротажных исследований.
В 1979 году в соответствии с заданием Миннефтепрома трест за­
нялся разработкой и изготовлением макетного образца первой в
Союзе станции геолого-технологических исследований, содержа­
щей и блок аппаратуры и оборудования, призванных производить
скважинные геохимические исследования. Начальником специ­
альной тематической партии был назначен А.И. Толчинский, а
главным геофизиком (правильнее было бы сказать - геохимиком,
но таковых должностей в штатном расписании треста не суще­
ствовало) - Л.М. Чекалин. В итоге при участии этих специалис­
тов были созданы комплексные станции ГТИ типа Старт-1, СГТ-1,
СГТ-2, СГТ-3, а затем и микропроцессорная станция типа СГТ-М,
позволяющая в полевых условиях проводить не только регистра­
цию геологических, геохимических и технологических парамет­
ров, но и их обработку, и интерпретацию. Работа эта производи­
лась в рамках уже упомянутой Центральной экспедиции геолого­
технологических исследований, бывшей в структуре треста в пе­
риод 1985-1992 годов, руководил которой Лев Михайлович. Важ­
нейший узел газокаротажного блока - хроматограф (определи­
тель углеводородных компонентов в шламе) был разработан под
руководством и непосредственном участии Л.М. Чекалина.
А.И. Толчинский больше занимался конструкцией шламоотборника. Помимо сквозного геохимического анализа станция геоло­
го-технологических исследований позволяла контролировать
16 параметров режима бурения, нужных для поддержания беза­
варийной работы буровой установки. Это сделало станции неза­
менимыми в процессе глубокого бурения. Вскоре они были запу­
щены в серийное производство и применялись в разных регио­
нах страны.
Итак, Лев Михайлович Чекалин и в целом трест “Саратовнефтегеофизика” внесли значительный вклад в разработку и внедре­
ние в Советском Союзе и в России прямых геолого-геохимических методов исследования бурящихся скважин. Профессиональ­
ные связи и контакты Л.М. Чекалина с отраслевыми НИИ и КБ, с
МИНХом им. И.М. Губкина дали практические результаты: были
созданы и внедрены экспресс-методы определения вещественно­
го состава методом ИК-спектрометрии, аппаратурный комплекс
ядерно-магнитного резонанса с методикой интерпретации газо­
вого каротажа, семейство станций геолого-технологических ис­
следований скважин. По инициативе и под руководством
Л.М. Чекалина при тресте были организованы постоянно действу­
ющие Всесоюзные курсы повышения квалификации работников
ГТИ, на которых было подготовлено свыше 1000 специалистов.
Лев Михайлович является автором более 20 научных работ, в том
числе трех монографий, имеет свидетельства на изобретения и
медали ВДНХ, ему присвоено звание “Отличник нефтяной про­
мышленности” и “Заслуженный нефтяник СССР”.
В тресте Л.М. Чекалин проработал до 1996 года, а затем вы­
шел на пенсию. Но трудиться не перестал - сейчас он возглавляет
небольшую коммерческую фирму Саратовское отделение
АО “ИМС”, где занимается геолого-технологическим исследова­
нием скважин.
На этом заканчивается наш рассказ о тресте “Саратовнефтеге­
офизика” 50-80-х годов, которые названы в истории этого пред1
приятия стабильными. Нам осталось осветить события, произо­
шедшие в тресте в 90-е годы, что именуются “новыми времена­
ми”. О них разговор пойдет ниже.
Государственное геологическое предприятие
“Нижневолжскгеология”
редваряя свой рассказ о деятельности этого предприятия в
60-80-е годы, замечу, что организовано оно было как Ниж­
не-Волжское территориальное геологическое управление НВТГУ, сохранявшее данную аббревиатуру до 1982 года. Затем
было переименовано в ПГО - производственное государственное
объединение, остававшееся таким до 1994 года. Ну а затем “Нижневолжскгеологии” был присвоен статус Государственного гео­
логического предприятия - ГГП, в этом качестве оно ныне и пре­
бывает. В рассказе о нем будем называть его указанным трояким
способом, помня, что это в принципе одно и то же учреждение.
Сначала осветим предысторию этой известной в регионе круп­
ной разветвленной региональной организации. Ведущие геологи
нашей страны, занимавшиеся исследованием недр территории
Калмыкии, Астраханской, Сталинградской и Саратовской облас­
тей, как в дореволюционное время, так и в основном в 1930—
1960 годах, указывали на высокую перспективность этих земель
для поисков залежей нефти и газа в широком глубинном и стра­
тиграфическом диапазонах и обосновывали необходимость со­
здания здесь специализированной геологической службы. В пла­
не реализации этой идеи в 1946 году была создана Астраханская
геолого-разведочная контора с задачей поиска нефтегазовых
структур. Первый успех к этой организации пришел в 1952 году,
когда 28 августа была получена первая промышленная нефть в
Астраханской области на Тинакской площади (скв.З, интервал
1470-1474 м). Далее в сентябре 1954 года получен первый про­
мышленный приток газа на месторождении, названном Промыс­
ловым. В короткий срок - в 1954-1956 годах - в Астраханской
области были открыты также Олейниковское, Межевое, Цубукское и Бешкульское месторождения. Успехи астраханских геоло­
гов побудили правительство РСФСР создать в соседней Калмы­
кии геолого-разведочный трест “Калмнефтегазразведка” в
1959 году. Трест базировался в г. Элисте и начал активную дея-
П
тельность с января 1960 года. В состав нового треста вошли Кас­
пийская и Аршакская нефтеразведочная экспедиции, а также Ас­
траханская контора разведочного бурения. Кроме того, на трест
работали и его дочерние предприятия в Элисте - ремонтно-ме­
ханический завод, строительно-монтажное управление, отдел ра­
бочего снабжения.
Организация крупного геолого-разведочного треста “Калмнефтегазразведка” позволила собрать в этот регион высококвалифи­
цированных специалистов по геологии, бурению, сейсморазвед­
ке, промысловой геофизике. Следствием этого явилось открытие
в 1960-1967 годах Тингутинского, Ермолинского, Каспийского,
Красно-Камышинского, Северо-Камышинского, Улан-Хольского,
Черноземельского, Нарын-Худукского, Комсомольского, Надеждинского, Двойного нефтяных и газонефтяных месторождений впечатляющий перечень! За период с 1955 по 1967 год на Ниж­
ней Волге было открыто более 25 месторождений, что закрепило
за этим регионом реноме перспективной нефтегазовой террито­
рии, где необходимо было разворачивать большие объемы поис- '
ково-разведочных и добывающих работ. Высокие оценки геологов-производственников находили поддержку у ученых НижнеВолжского научно-исследовательского института геологии и гео­
физики К.А. Машковича, С.П. Козленко, М.Б. Эздрина и других.
Часто обсуждалась эта проблема и на ежегодных совещаниях раз­
ного уровня в г. Саратове и в Москве.
Высокие потенциальные возможности нижневолжских недр
связывались здесь с подсолевыми палеозойскими отложениями
Прикаспийской впадины, особенно ее бортовой зоны и требова­
ли более активного и целенаправленного разворота нефтегазонос­
ных работ, а это значит - создания мощного многоотраслевого
геологического предприятия, направляющего и координирующе­
го все виды геолого-разведочных работ на территории Нижней и
Средней Волги. Причем вопрос ставился о поиске, разведке и ос­
воении не только нефтегазовых залежей, но и месторождений об­
щераспространенных полезных ископаемых, питьевых, лечебных
и технических вод.
В результате на основании решения коллегии Министерства
геологии СССР от 11 апреля 1968 года и приказом Министерства
геологии РСФСР от 19 июля 1968 года было организовано Ниж-
не-Волжское территориальное геологическое управление НВТГУ- “Нижневолжскгеология”. Управление было создано для
проведения геолого-разведочных работ на территории Саратовс­
кой, Пензенской, Ульяновской, Волгоградской, Астраханской, Куй­
бышевской областей и Калмыцкой АССР с подчинением управ­
лению “Главнефтегазразведка” Министерства геологии РСФСР.
Главная административная служба управления разместилась в
Саратове, во вновь выстроенном здании на улице Зарубина. В за­
дачи управления входили:
поиск и разведка залежей нефти и газа;
поиск твердых полезных ископаемых;
учет и регистрация всех видов геолого-разведочных работ, в
том числе научно-исследовательских и опытно-конструкторских;
учет балансов выявленных и разрабатываемых запасов всех ви­
дов полезных ископаемых;
добыча нефти, газа и газового конденсата;
проведение гидрогеологических, геолого-съемочных и геофи­
зических исследований;
бурение поисковых, разведочных и эксплуатационных скважин
на нефть, газ и воду.
Первым начальником НВТГУ стал Николай Владимирович Мизинов, известный в регионе и в России геолог и крупный руково­
дитель. Он родился 6 мая 1929 года в Саратове в семье рабочего.
В 1953 году окончил геологический факультет Саратовского уни­
верситета. Первое время работал инженером-геологом в НИИ гео­
логии СГУ в Саратове. В 1954-1956 годах - в Союзной геолого­
поисковой конторе в Москве. В 1956 году по распоряжению уп­
равления Главгеологии Министерства геологии РСФСР прибыл в
г. Тюмень, где последовательно занимал должности старшего гео­
лога, начальника партии, главного геолога экспедиции, начальни­
ка экспедиции и, наконец, управляющего трестом “Тюменьгеологоразведка”. Из воспоминаний Н.В. Мизинова: “В июне 1968 года
меня неожиданно вызвал к себе начальник управления Министер­
ства геологии РСФСР Ю.Г. Эрвье и предложил поехать на Ниж­
нюю Волгу для организации нового геологического управления.
Я был удивлен”. “А что, собственно, на Волге можно найти? спросил я его. - Ведь уже там несколько десятилетий работают
три объединения нефтяников, работают и геологи, а эффектив-
ность работ по приростам за­
пасов у них за последние годы
одна из самых низких в стра­
не, поэтому и добыча там на­
чала падать. Геологи там есть
свои, очевидно, район исчер­
пал свои перспективы”. “На
мои возражения Юрий Георгиевич ответил: “Там есть При­
каспийская впадина, и она, бе­
зусловно, перспективна для от­
крытия новых месторождений
нефти и газа, а главное - там
нужен свежий взгляд на стра­
тегию и тактику поиска Боль­
шой нефти и газа, и я думаю,
опыт Тюмени пригодится”.
Из этих строк понятно, что'
Министерство геологии
РСФСР очень высоко оценива­
Николай Владимирович
ло
перспективы ПоволжскоМизинов
Прикаспийского региона, по­
этому и направило для руко­
водства вновь созданным управлением умудренного опытом ру­
ководителя и специалиста, выпускника местной геологической
школы, которому, конечно же, будет легче найти общий язык с
саратовскими коллегами, со многими из которых Николай Вла­
димирович очно и заочно был давно знаком.
По приезде в Саратов он энергично взялся за дело - благо был
сравнительно молод (менее 40), физически здоров и силен. (Еще
в студенческие годы Николай Мизинов слыл настоящим богаты­
рем, занимаясь классической борьбой, он стал мастером спорта.
Спортивную форму он сохранил на долгие годы, никогда ничем
не болел и выдерживал огромные физические нагрузки.)
Значительную часть обязанностей и забот начальника НВТГУ,
особенно на первом этапе, составляла организационная и адми­
нистративная работа - формирование нужных подразделений,
подбор кадров, обустройство баз, жилое и промышленное строи­
тельство, транспорт, связь, финансирование, отчетность, снабже­
ние, соцкультбыт и прочее. Николай Владимирович, имея соот­
ветствующий опыт, с этим блестяще справился и уже через год
запустил на полную мощность маховик производства на огром­
ной подведомственной управлению территории. Но при этом Ни­
колай Владимирович оставался прежде всего геологом и прини­
мал активное участие в обсуждении сугубо профессиональных
проблем и выработке направлений геолого-разведочной деятель­
ности НВТГУ.
Главное событие, произошедшее в пору директорства Н.В. Мизинова, где он был активным участником, - это открытие уни­
кального Астраханского газоконденсатного месторождения. С тех
пор, как геофизиками был выявлен в конце 60-х годов Астрахан­
ский свод, первым и главным направлением работ уже на началь­
ном этапе существования “Нижневолжскгеологии” стала развед­
ка этого крупнейшего и перспективнейшего объекта. Строки вос­
поминаний Н.В. Мизинова: “В 1970 году был проведен специаль­
ный экспертный совет по направлению работ в этом районе под
председательством члена-корреспондента АН СССР В.Д. Наливкина. На этом совете мнения разошлись. Большинство склони­
лось все-таки к осторожной тактике - на первом этапе надо было
разбурить два поднятия. На помощь приехали профессор Н.Н. Рос­
товцев и министр геологии РСФСР Л.И. Ровнин. С их помощью
и была принята стратегия поиска - выходить широким фронтом
на весь Астраханский свод, введя в бурение все известные в то
время поднятия по всему объекту (хотя бы одной скважиной).
Конечно, риск был, но риск оправданный...
При разведке Астраханского месторождения мы столкнулись
с очень многими трудностями и не только по обоснованию на­
правления работ, но и с организационными и технологическими
проблемами. Нефть и газ надо было искать на глубинах более че­
тырех тысяч метров, под мощными пластами солей. Продуктив­
ный горизонт имел аномальное давление - более 600 атмосфер,
газ почти на четверть состоял из сероводорода... Испытания пер­
вых скважин (3-я Заволжская, 5-я Ширяевская) проводились на
грани риска... Но они во весь голос заявили, что родился новый
гигант, заглушивший ревом своих фонтанов голоса всех скепти­
ков и маловеров... В 1976 году был получен первый укрощенный
и управляемый фонтан, а в июне 1982 года были защищены в ГКЗ
гигантские запасы газа, конденсата и газовой серы... По запасам
газа это месторождение стоит в первой десятке мира, по конден­
сату оно самое крупное в СССР, а по сернистому сырью Астра­
ханское месторождение самое крупное в мире.”
История эта закончилась для Николая Владимировича самым
счастливым образом. В 1991 году в числе других специалистов
“за открытие и оптимизацию разведки Астраханского серогазо­
конденсатного месторождения” Н.В. Мизинов был удостоен вы­
сокого звания лауреата Государственной премии в области науки
и техники. Соответствующий указ (№1481) был подписан пер­
вым и единственным президентом СССР М.С. Горбачевым.
Успех в Астрахани был самым крупным, но не единственным
достижением НВТГУ во времена руководства Н.В. Мизинова.
Николай Владимирович причастен к открытию на Нижней Волге
многих десятков других месторождений - нефтегазовых, горю­
чих сланцев, калийных и магниевых солей, термальных и про­
мышленных вод, агроруд, строительных материалов. Он был очень'
энергичным руководителем, постоянно расширяя территорию
работ НВТГУ, “пробивая” эти вопросы и в министерствах, и на
местах. Если уж какая-то идея овладевала Николаем Владимиро­
вичем, то к ее реализации он шел “как танк”, преодолевая на пути
всевозможные препоны и преграды, не щадя ни себя, ни конку­
рентов, ни партнеров, проявляя настойчивость, даже некую одер­
жимость в достижении поставленной цели. Боец - одним словом!
При этом он никогда не ограничивался только хозяйственной или
административной деятельностью, всегда оставаясь сведущим
квалифицированным геологом, обстоятельно обосновывавшим с
научных позиций любое принятое решение по направлению по­
иска и разведки. Кандидатскую диссертацию он защитил в Сара­
товском университете еще в 1970 году по “тюменской” теме:
“Оценка комплекса полезных ископаемых при нефтегазопоиско­
вых работах в юго-западной части Западно-Сибирской низмен­
ности.” И всегда под держивал свои профессиональные знания на
достойном уровне, на равных разговаривая с профессорами и ака­
демиками.
В должности генерального директора НВТГУ Н.В. Мизинов
проработал до 1982 года. Далее в течение 10 лет был заместите-
Лауреаты Государственной премии
за открытие Астраханского месторождения:
второй справа Н.В. Мизинов, второй слева А.Я. Мордовии
лем директора “Нижневолжскгеологии” по научной части. С 1992
года он генеральный директор ассоциации “Геопром Поволжья”,
а с 1996 года - одновременно советник губернатора по вопросам ,
геологии и геоэкологии. Он один из самых именитых специалис­
тов геологического профиля Нижнего Поволжья - заслуженный
геолог РСФСР, лауреат государственных премий, академик Меж­
дународной академии минеральных ресурсов, кавалер многих ор­
денов и медалей. Недавно геологическая общественность России
отметила 70-летие Николая Владимировича. Несмотря на солид­
ный возраст он по-прежнему бодр, деятелен и полон интересных
профессиональных задумок...
В 1982 году вторым по счету генеральным директором “Ниж­
неволжскгеологии” стал Валерий Николаевич Илясов. Кандида­
туру его, как теперь становится ясно, поддержал тогдашний ми­
нистр геологии РСФСР JI.И. Ровнин, а представило ему на утвер­
ждение ее ПО “Оренбурггеология”.
В.Н. Илясов родился 13 июля 1941 года в г. Ашхабаде Турк­
менской ССР. В 1960-1965 годах учился в Туркменском политех-
ническом институте, получив
специальность нефтяникапромысловика. Работать начал
еще будучи студентом - бьш
токарем на Ашхабадском сте­
кольном комбинате. После
окончания вуза трудился в
1966-1968 годах помощником
бурильщика, бурильщиком,
помощником бурового масте­
ра на ашхабадских промыслах.
В 1968 году переехал в г. Сарачинск Оренбургской облас­
ти, где до 1971 года состоял в
должности старшего инжене­
ра производственно-техничес­
кого отдела, а потом начальни­
Валерий Николаевич
Илясов
ка отдела Сарачинской нефтегазразведки. В 1971-1975 го­
дах работал на посту начальника этой самой нефтегазразведки,
входившей в состав Балыиеганской нефтегазовой экспедиции. В
1975 году - повышение по службе: В.Н. Илясов бьш назначен сна­
чала главным инженером, а потом начальником упомянутой экс­
педиции, работавшей в Оренбургской области. В 1981 году Вале­
рий Николаевич занял должность главного инженера производ­
ственного объединения “Оренбурггеология”. Два года, в течение
которых он занимал эту должность, - срок, конечно, небольшой,
но, видимо, сумел Валерий Николаевич проявить себя как руко­
водитель и специалист, если уже в 1982-м ему предложили стать
генеральным директором крупнейшего в России производствен­
ного объединения “Нижневолжскгеология” (к этому времени
НВТГУ стало ПГО, что, впрочем, никак не меняло сути этой орга­
низации и ее функций).
На фоне бурной долговременной деятельности предшествен­
ника сравнительно короткое пятилетнее пребывание на руково­
дящей должности Валерия Николаевича выглядит более скромно
и монотонно. Объединение исправно делало свое дело, придер­
живаясь курса и темпа, принятых в предшествующие годы.
В.Н. Илясов, конечно же, обладал комплексом необходимых ка­
честв специалиста и руководителя, нужных для грамотного про­
должения дела, но идеями и инициативами не “фонтанировал”,
предпочитая более спокойный и надежный образ действий, смысл
коего кроется в расхожем мнении, что всякая инициатива наказу­
ема. В чем-то такая позиция была оправдана, но в чем-то, безус­
ловно, ущербна, ибо только закрепляла, но никак не расширяла
сферы влияния объединения, не обеспечивала его развития, не
приносила ему больших и ярких свершений, достижимых лишь
при условии творческого горения руководителя, его неуспокоен­
ности и даже риска. Так вот, Валерий Николаевич не был риско­
вым человеком, что двояким образом сказалось на его производ­
ственной карьере. Он не сделал никаких заметных ошибок, убе­
рег себя от всевозможных неприятных и непредвиденных слу­
чайностей, но и не обрел авторитета крепкого руководителя, спо­
собного не только удерживать предприятие на плаву, но и двигать
его вперед - одерживать новые производственные победы, совер­
шенствовать и расширять производство, охватывать своим влия­
нием новые площади и территории, обеспечивать на возрастаю­
щем уровне сотрудников жильем и деньгами.
В 1987 году В.Н. Илясов был перемещен на должность глав­
ного инженера ПГО “Нижневолжскгеология” и проработал в этом
качестве два года. В 1989 году его назначили сначала начальни­
ком Саратовской нефтегазоразведочной экспедиции, бывшей в со­
ставе ПГО, а в декабре того же года он занял пост начальника
ЦИТС (центральной инженерно-технологической службы), кото­
рый, по-видимому, в большей мере соответствовал возможнос­
тям Валерия Николаевича. Ибо проработал здесь он вполне бла­
гополучно до настоящего времени, ничего кроме одобрения сво­
ей деятельности от руководства ПГО не получая.
Третьим генеральным директором ПГО “Нижневолжскгеоло­
гия” стал в 1987 году Евгений Иванович Сафонов. Это был опыт­
ный номенклатурный кадр Министерства геологии РСФСР, про­
шедший хорошую профессиональную школу на ответственных
должностях в самых разных уголках огромной нашей державы,
причем были среди них и те, что называются “медвежьими”, то
есть территории отдаленные, необусгроенные, изобилующие все­
ми приметами геологической романтики: морозы, комары, бездо-
рожье, пестрый контингент
трудящихся... Все это хоро­
шая проверка на крепость лич­
ности!
Родился Евгений Иванович
27 мая 1937 года в г. Новорос­
сийске в семье служащих.
Среднюю школу окончил в
г. Грозном.Тамжев 1955 году
поступил в нефтяной институт,
который окончил в 1960 году,
получив специальность горно­
го инженера-геолога. Первые
семь лет трудовой биографии
Е.И. Сафонова связаны со
Евгений Иванович
Сафонов" ''"
Средней Азией. В 1960-1963
годах он работал в поисковрразведочной конторе “Бухаранефтегазразведка” Главного геологического управления при Со­
вете Министров Узбекской ССР, где за сравнительно короткий срок
прошел все нужные для крупного специалиста этапы трудового
пути. Начинал он с коллектора полевой партии, потом был геоло­
гом, старшим геологом участка, затем исполняющим обязанности
главного геолога и заместителя начальника конторы, работая на
первых порах в поселке Денгиз-Куль, а затем в г. Бухаре.
Далее судьба привела в г. Кунрад в Узбекистане, где Евгений
Иванович работал старшим геологом Усть-Уртской экспедиции
глубокого разведочного бурения, входившей в состав треста “Каракалпакнефтегазразведка”. В 1964-1965 годах был начальником
геологического отдела того же треста в г. Нукусе, а затем возвра­
тился в г. Кунрад, где в должности главного геолога Ассак-Ауданской экспедиции глубокого разведочного бурения работал до 1970
года. Так завершился первый “среднеазиатский” период в трудо­
вой биографии Е.И. Сафонова. Далее были 2 года работы в Мол­
давии, где Евгений Иванович трудился в должности главного гео­
лога Комрадской нефтегазоразведочной экспедиции управления
геологии при Совете Министров Молдавской ССР.
Ну а затем последовала Якутия, куда в 1972 году Е.И. Сафо­
нов был приглашен на должность главного геолога треста “Якутнефтегазразведка”. В том же году Евгений Иванович стал началь­
ником Средне-Ленской экспедиции этого треста и проработал на
этом посту 15 лет-до 1987 года. Как скажут коллеги Е.И. Сафо­
нова много лет спустя, в Якутии Евгений Иванович окончательно
переквалифицировался из геолога в руководителя. За это время
возглавляемая им экспедиция более чем в 10 раз увеличила объе­
мы глубокого бурения и внесла весомый вклад в прирост нефте­
газовых запасов Якутской ССР. Производственные успехи экспе­
диции способствовали росту авторитета Е.И. Сафонова в респуб­
лике, и в 1984 году он был избран от Якутии депутатом Верхов­
ного Совета СССР, выполняя эту почетную обязанность до 1989
года. Вот таким матерым геологом, руководителем и обществен­
ным деятелем предстает перед нами Евгений Иванович Сафонов
в пору своего назначения в Саратов на должность генерального
директора объединения “Нижневолжскгеология” в мае 1987 года,
в канун собственного пятидесятилетия.
Евгений Иванович принадлежит к руководителям того типа,
на которых высокие должности, регалии, звания и награды не на­
кладывают никакого отпечатка: нет в его действиях и словах ни­
какой вальяжности, сверхзначимосги, высокомерия или сознания
собственной исключительности. А есть основательность, надеж­
ность, доскональное знание дела, простота, даже мягкость в об­
щении, терпимость и терпение. Он явно нелюбитель экспромтов,
скорых, не до конца продуманных инициатив, категорических
суждений и резких, а тем более силовых решений. Вопрос, по
мнению Е.И. Сафонова, должен созреть и стать очевидным для
всех - тогда и нужно принимать единственно правильное реше­
ние, простое, а потому гениальное. Успешная деятельность руко­
водителя требует сочетания в нем подчас противоречивых качеств:
решительности, но и осмотрительности, здоровой консерватив­
ности, но и острого чутья на новые веяния, человечности, но и
следования твердой линии, принципиальности, но и дипломатич­
ности. .. Одним словом, руководитель должен обладать чувством
компромисса, должен суметь пройти “по лезвию бритвы”, соблю­
сти интересы производства и не обидеть коллег и подчиненных,
получить максимум выгоды и произвести минимум затрат. Все
это - осознанно, а больше интуитивно, на базе огромного произ1 2 —2356
водсгвенного и житейского опыта - способен оперативно осмыс­
лить, прочувствовать, а затем воплотить в мудрое решение толь­
ко руководитель “с божьей искрой” - тот, кому это по плечу от
природы, от полученной закалки, от изначально высоких челове­
ческих качеств. Все это говорится к тому, чтобы констатировать
очевидное: Евгений Иванович Сафонов - едва ли не идеальное
воплощение начальника, черты которого мы только что обрисо­
вали. “Божья искра” - это у него есть!
Сполна это было продемонстрировано и в новейшие времена
- в 1990-е годы, когда условия производственного и финансового
бытия геолого-разведочных предприятий в нашей стране резко
изменились (в худшую сторону), и “Нижневолжскгеология”, как
и иные тресты и объединения, оказалась на грани выживания. В
такой обстановке решающее слово оставалось за руководителя­
ми, которым пришлось приспосабливаться к новой жизни, изыс­
кивая возможности для продолжения деятельности в условиях
рынка, к чему далеко не все бывшие советские начальники были
готовы. Объединение “Нижневолжскгеология” выжило! И во многом*благодаря Евгению Ивановичу как мудрому и обстоятельно­
му руководителю и геологу. И не просто выжило, а обрело второе
дыхание, вошло в число если не процветающих, то уж точно в
число благополучных, где и работа спорится, и контингент при
достатке. Подробнее об этом будет рассказано в заключительной
главе книги.
Геологическая служба ПГО “Нижневолжскгеология” традици­
онно была представлена специалистами по нефтегазовой отрас­
ли и по твердым полезным ископаемым. На определенном этапе
были в этой организации главные геологи по обоим направлени­
ям, являвшиеся ключевыми фигурами, определявшими всю гео­
логическую политику работ, проводимых на обширной террито­
рии Средней и Нижней Волги и Прикаспия.
Первым главным геологом НВТГУ “Нижневолжскгеология” по
нефти и газу был Андрей Яковлевич Мордовии. Он родился 1 ок­
тября 1919 года в деревне Тимашевка Макаровского района Баш­
кирской АССР. Закончил в 1936 году среднюю школу в район­
ном центре, затем в г. Стерлитамаке до 1939 года учился в рус­
ском педагогическом училище. По его окончании проработал учи­
телем начальных классов всего 1,5 месяца и был призван в ар­
мию. Сначала служил в Сиби­
ри, а в феврале 1940 года по­
пал на финскую войну. По ее
окончании продолжал слу­
жить на севере в воинской ча­
сти на берегу Финского зали­
ва. Там и встретил Великую
Отечественную. В составе пе­
хотного подразделения Ленин­
градского фронта участвовал в
боевых действиях, в ноябре
1941 года получил ранение в
ногу. Был эвакуирован в Свер­
дловск, где лечился в госпита­
ле. В 1942 году был демобили­
зован, уехал на родину, рабо­
тал учителем в средней школе
Андрей Яковлевич
зимой 1942-1943 годов. В мае
Мордовии
1943 года был мобилизован в
запасной полк, в учебный ба­
тальон на станции Алкино Башкирской АССР. Демобилизован был
весной 1945 года, а осенью поступил в Уфимский филиал Мос­
ковского нефтяного института. Заканчивал он его в Москве в ян­
варе 1952 года. Получил назначение в Саратов, в объединение “Саратовнефгь”. Сразу же молодого дипломированного специалиста
определили на место инженера-геолога по разведке и разработке
Соколовогорского месторождения участка конторы эксплуатаци­
онного бурения. В 1954 году руководство треста “Саратовнефтегазразведка” (входившего в состав объединения) предложило Ан­
дрею Яковлевичу должность главного геолога конторы бурения
№2, базировавшейся в селе Острогово за Волгой (ныне это
р.п. Степное). А.Я. Мордовии работал там до 1958 года, внеся не­
малый вклад в разведку и освоение этого крупнейшего саратовс­
кого газового месторождения.
В 1958 году организовалось Заволжское НГДУ, сосредоточив­
шее в своем составе все левобережные конторы бурения (правый
берег был в ведении “Саратовнефтегазразведки”). На высокую
должность главного геолога НГДУ был назначен А.Я. Мордовии,
проработавший в этом качестве до 1963 года, когда из Заволжско­
го НГДУ выделили разведочное бурение, подчинив его Заволжс­
кому геолого-разведочному тресту, где главным геологом треста
опять же стал Андрей Яковлевич. На этой должности он нахо­
дился до 1968 года, отлучаясь на 2 года (1964-1965) в команди­
ровку в Индию.
В конце 1968 года, в период начального этапа организации
НВТГУ, Андрей Яковлевич был назначен его главным геологом,
проработал в этой должности до 1981 года. Затем еще 10 лет тру­
дился в особом подразделении “Нижневолжскгеологии” - отряде
по подсчету запасов. В 1991 году окончательно вышел на пенсию.
На всех должностях Андрей Яковлевич проявил себя очень
энергичным и грамотным специалистом, четко видевшим страте­
гические цели дела и великолепно справлявшимся с текущей ра­
ботой. Он отлично знал практику бурового и геолого-разведочного производства, мастерски ориентируясь в самых сложных хит­
росплетениях геологических условий, используемых параметров
бурения, исследования и испытания скважин, в технологиях раз­
работки и эксплуатации месторождений. Умело анализировал и
синтезировал имевшиеся и вновь полученные данные, направляя
поиск в максимально перспективном направлении, обоснованно
предвидел возможность каких-либо осложнений в ходе бурения
и оперативно принимал меры к их недопущению. Крупнейшая
заслуга А.Я. Мордовина, как уже говорилось - это открытие и
разведка Степновского газового месторождения. При его непос­
редственном участии был получен первый газовый фонтан из де­
вона в скважине 4-й Степновской с глубины 2050-2100 м.
Не менее впечатляющей производственной победой, к кото­
рой напрямую причастен А.Я. Мордовии, было открытие Астра­
ханского газоконденсатного месторождения. Совместно со свои­
ми коллегами Андрей Яковлевич разрабатывал геологическую
модель этого супергиганта, определял стратегию и тактику его
разведки и освоения. В процессе разбуривания месторождения
часто безвыездно находился на буровой, руководя испытанием
скважин с самого начала работ до получения конечного результа­
та. Н.В. Мизинов вспоминает: “Могут спросить: зачем же глав­
ных специалистов управления (главного инженера Б.В. Якубенко
и главного геолога А.Я. Мордовина) на такой длительный срок
отрывать от ведения каждодневных дел всего управления (объе­
динения)? Здесь особый случай - слишком велика была цена каж­
дой скважины на Астраханском месторождении в прямом смыс­
ле этого слова, а главное - каждая скважина, давшая фонтан газа,
существенно приращивала запасы на уровне гигантского место­
рождения, да и любая ошибка при испытании могла обернуться
трагедией для людей, работавших как на скважине, так и на боль­
шой прилегавшей территории. Особая роль во всех этих делах
принадлежала главным геологам А.Я. Мордовину, Г.Н. Иванову
и В.П. Климашину. Люди они большого мужества и принципи­
альности, счастливо соединявшие в себе два главных качества,
необходимых для крупного геолога. Первое - они прекрасно зна­
ли практическую геологию поиска и разведки, второе - они хоро­
шо знали технологию бурения скважин...”
В 1991 году Андрей Яковлевич Мордовии в числе других спе­
циалистов был удостоен звания лауреата Государственной пре­
мии за открытие и разведку Астраханского серогазоконденсатно­
го месторождения.
Сменил же А.Я. Мордовина на посту главного геолога объеди­
нения в 1981 году Герман Николаевич Иванов, специалист высо­
чайшего класса и человек трудной судьбы.
Он родился 24 декабря 1939 года в г. Уфе в рабочей семье. По­
ступил в Уфимский геолого-разведочный техникум в 1954 году
по специальности “Геология и разведка нефтегазовых месторож­
дений”, проучился там три года, а затем перевелся в нефтяной
техникум в г. Октябрьском, который окончил в 1958 году. В 1958—
1961 годах служил в Советской Армии. Работал техником-геологом в Уральском ТГУ в Свердловской области в 1961-1963 годах.
Затем переехал в Тюмень, где в 1963-1967 годах работал геоло­
гом, а затем старшим геологом Тюменской комплексной геолого­
разведочной экспедиции. В 1967 году перевелся в трест “Тюменьгеологоразведка” на должность старшего геолога. Здесь судьба
свела его с управляющим трестом Н.В. Мизиновым, который вы­
соко оценил профессиональные качества Германа Николаевича,
и уезжая в 1968 году в Саратов, заручился согласием последнего
на перевод в Астраханскую контору бурения вновь образованно­
го Нижне-Волжского ТГУ. Так Г.Н. Иванов оказался в 1969 году в
Астрахани, где занял должность начальника цеха опробования
скважин и находился в ней в
течение трех лет. В 1972 году
он был утвержден начальни­
ком геологического отдела
НВТГУ, продолжая при этом
проживать в Астрахани и зани­
маться в основном разведкой
Астраханского газоконденсат­
ного месторождения. В 19741976 годах находился в загран­
командировке во Вьетнаме, где
работал главным геологом
группы советских специалис­
тов. В 1976 году Иванов вер­
нулся в Астрахань, где работал
сначала главным диспетчером
Герман Николаевич
Астраханской нефтегазоразве­
Иванов
дочной экспедиции, а затем ее
главным геологом.
В 1981 году Г.Н. Иванов был назначен главным геологом объе­
динения “Нижневолжскгеология” и одновременно заместителем
генерального директора ПГО по Астраханскому газоконденсат­
ному месторождению. В 1982 году Герман Николаевич перенес
тяжелейшую операцию по поводу смещения позвонка и долгое
время находился на инвалидности. К концу года сумел оправить­
ся от болезни и вернуться на работу, заняв прежнюю должность,
в которой находился до конца своей короткой жизни. В том же
году он переехал в Саратов, где проживал по адресу: улица Ве­
сенняя, д. 5. Герман Николаевич был геологом “от бога”. Светлая
голова, острое рациональное мышление, редкостная увлеченность
делом, величайшая трудоспособность. Он был подлинным про­
фессионалом, досконально знал технологию глубокого разведоч­
ного бурения, обладал энциклопедическими знаниями по геоло­
гии вообще и по геологии Прикаспия, в частности. И при этом веселый, коммуникабельный человек, прекрасный товарищ, пре­
данный друг, самозабвенно любивший жизнь, природу, свою се­
мью и свою страну. В середине 1980-х он успешно работал над
диссертацией “Геология, перспективы нефтегазоносное™ и осо-
бенносги методики поисково-разведочных работ на нефть и газ в
Юго-Западном Прикаспии”, защитить которую, увы, не успел.
К открытию и освоению Астраханского газоконденсатного ме­
сторождения причастны многие специалисты на Нижней Волге и
в стране в целом. Такой гигант потребовал разноплановых уси­
лий десятков, сотен, тысяч людей - геологов, геофизиков, буро­
виков, инженеров, техников, рабочих. Но в длинном перечне фа­
милий, чей труд так или иначе способствовал этому грандиозно­
му свершению, имя Германа Николаевича, безусловно, находится
в первом ряду. Все текущее производство по разбуриванию пло­
щади месторождения проходило под его руководством и при не­
посредственном деятельном участии. И то, что такая опасная и
ответственная работа, выполнявшаяся в условиях больших глу­
бин, аномально высоких давлений, мощных солевых толщ, силь­
ной агрессивности среды, не обернулась крупными материаль­
ными и экологическими потерями - в этом огромная заслуга имен­
но Г.Н. Иванова, державшего на контроле каждую скважину, лич­
но участвовавшего в разработке технологии ее проходки, иссле­
дования и испытания, учитывавшего каждый мельчайший нюанс
в наборе априорных данных о разведочной площади и получае­
мых в процессе бурения.
Заслуги Германа Николаевича на этом поприще были отмече­
ны в 1983 году орденом Трудового Красного Знамени и медалью
“За заслуги в разведке недр” Министерства геологии РСФСР. В
1984 году ему была присуждена бронзовая медаль ВДНХ. Но зас­
луживал он, конечно же, большего - и звания первооткрывателя,
и лауреата Государсгвенной премии, и в том, что этих регалий он
не обрел, повинны только трагические обстоятельства жизни Гер­
мана Николаевича.
Господь не послал ему здоровья... В 1988 году он тяжело за­
болел, долго и упорно лечился, но победить страшный онкологи­
ческий недуг так и не смог. 15 ноября 1988 годаГ.Н. Иванов скон­
чался. В это время ему не исполнилось и 49 лет... Мир праху его
и вечная ему благодарная память!
В конце 1988 года на должность главного геолога ПГО “Нижневолжскгеология” бьш назначен Владимир Петрович Климашин,
работавший до этого начальником геологического отдела объе­
динения и бывший “правой рукой” Г.Н. Иванова.
Родился Владимир Петро­
вич 26 июля 1952 года в селе
Кошели Воскресенского райо­
на Саратовской области в се­
мье сельского учителя. Там же,
в Кошелях, окончил восьми­
летку, а в 1971 году Саратовс­
кий монтажный техникум. За­
тем пять лет учился на геоло­
гическом факультете СГУ. В
1976 году, по завершении выс­
шего образования, началась
его трудовая деятельность.
Первые пять лет - до 1980 года
- В.П. Климашин работал в
Аршакской нефтегазоразвеВладимир Петрович
дочной экспедиции ПГО
Климашин
“Нижневолжскгеология”, ба­
зировавшейся в поселке Сол­
нечном Калмыцкой АССР. Был помощником бурильщика, техником-геологом по обслуживанию глубоких скважин, инженеромгеологом, старшим геологом. В 1980 году был назначен началь­
ником геологического отдела Каспийской нефтегазоразведочной
экспедиции в г. Каспийске. В том же году вернулся в Солнечный,
где работал до 1985 года в должности главного геолога упомяну­
той Аршакской экспедиции. Далее в г. Элисту, где работал до
1987 года на посту главного геолога треста “Калмнефтегазразведка”. В 1987 году перебрался в Саратов. Здесь в течение полутора
лет работал начальником геологического отдела ПГО “Нижневол­
жскгеология”, а в декабре 1988 года был назначен главным геоло­
гом по нефти и газу этого же ПГО. Пост этот Владимир Петрович
занимает и в настоящее время. Год возвращения в Саратов был от­
мечен защитой кандидатской диссертации “Перспективы нефте­
газоносное™ в зоне сочленения Прикаспийской впадины и кря­
жа Карпинского”, которая состоялась на ученом совете геологи­
ческого факультета СГУ. Диссертация подытожила многолетний
труд В.П. Климашина в Калмыкии, где Владимиру Петровичу до­
велось принимать участае в выработке направлений геолого-раз-
ведочных работ, а потом и в реализации принятой программы, при­
ведшей к открытию многих нефтегазовых месторождений. Кро­
ме того, Владимир Петрович, как и его предшественники на по­
сту главного геолога ПГО, много и активно занимался Астрахан­
ским газоконденсатным месторождением. Он принял непосред­
ственное участие в завершении огромной и кропотливой работы
по подсчету потенциала АГКМ, и полученные результаты вошли
в сводный отчет Государсгвенного комитета по запасам, опреде­
ливший место Астраханского месторождения в числе крупнейших
в России по запасам газа, конденсата и серы. Краткий коммента­
рий Н.В. Мизинова по данному вопросу: “Дух захватывает, когда
думаешь, как же продвинется вперед энергетика и большая химия
Нижнего Поволжья, когда месторождение войдет по добыче на
свою пусть даже неполную мощность. Сейчас (данные 1999 г.)
пока добывается около 6 млрд м3газа, по утвержденным запасам
можно добыть 100-150 млрд, а еще 30-40 млн тонн конденсата,
30-35 млн тонн серы. При этом нужно учесть, что здесь рядом
имеются богатейшие месторождения калийных и магниевых со­
лей. .. ” Столь впечатляющие цифры запасов, определяющие стра­
тегию разработки АГКМ, получены с участием В.П. Климашина.
Геолого-поисковые работы на Астраханском своде закончились
в начале 1990-х годов, и объединению “Нижневолжскгеология”
тогда же необходимо было определиться с направлением после­
дующих геолого-разведочных работ на нефть и газ. В этой связи
на плечи Владимира Петровича легла ответственная задача выра­
ботки этого направления, что в конце концов и было успешно сде­
лано: новым объектом производственного интереса объединения
(с 1994 г. оно стало называться Государственным геологическим
предприятием) стала Бузулукская впадина, где по данным сейс­
моразведки было выявлено много перспективных объектов. В
короткий срок силами и средствами ГГП ряд объектов был подго­
товлен к бурению, а затем заложены первые скважины, вскрыв­
шие продуктивные залежи. Вся эта длительная многотрудная ра­
бота, усугубленная наступившим экономическим кризисом, велась
под прямым руководством Владимира Петровича Климашина,
проявившего профессиональную квалификацию, научную подго­
товку, острое геологическое чутье, настойчивость и терпение. На­
блюдая иногда за В.П. Климашиным, поражаешься его осведом­
ленности в самых разных сферах геологоразведочного производ­
ства и науки. Он отлично знает бурение, геологию и тектонику
огромнейшего нижневолжского региона - вплоть до отдельных
отметок горизонтов в глубоких скважинах, помнит результаты всех
ранее произведенных на этих площадях работ, разбирается в тон­
костях интерпретации геофизических материалов, четко представ­
ляет возможные проблемы при оценке запасов, разработке и экс­
плуатации месторождений. И при этом постоянно демонстриру­
ет огромную работоспособность, умение быстро схватывать суть,
точно формулировать результаты обсуждений и дискуссий. И все
это легко, без напряжения, с доброжелательной улыбкой и юмо­
ром - ну прямо-таки супермен. Если учесть и то, что в дополне­
ние к своим талантам и способностям как геолога, Владимир Пет­
рович - преуспевающий предприниматель в области производства
зерна (у него есть земельная собственность в виде обширного уча­
стка недалеко от Саратова, где он сеет, выращивает рожь и пше­
ницу и собирает неплохие урожаи), то слово “супермен”, означа­
ющее делового, талантливого, обеспеченного и обаятельного муж­
чину, как нельзя более подходит В.П. Климашину.
Впервые в практике работ ГГП в 90-х годах была организова­
на (в дополнение к поиску и разведке нефтегазовых месторожде­
ний) и добыча углеводородного сырья. Все сложные и разнооб­
разные вопросы, связанные с новым направлением деятельности
“Нижневолжскгеологии”, были в конце концов решены при са­
мом непосредственном участии генерального директора и глав­
ного геолога, благодаря чему существенно улучшилось экономи­
ческое положение предприятия.
В общем, Владимир Петрович, несмотря на относительную мо­
лодость, стал в итоге достойным преемником своих великих пред­
шественников, главных геологов А.Я. МордовинаиГ.Н. Ивано­
ва, хотя по своим деловым и человеческим качествам все они раз­
ные. Но их объединяет одно: высокое чувство ответственности и
высокая профессиональная квалификация как залог успешной де­
ятельности на любом посту и в любой отрасли. Отметим при этом,
что с некоторых пор объединение “Нижневолжскгеология” отка­
залось от должности главного геолога по твердым полезным ис­
копаемым, ибо такой специалист, как В.П. Климашин, успешно
справлялся и с этим направлением деятельности предприятия, в
очередной раз продемонстрировав исключительную широту гео­
логического кругозора, оперативность и четкость мышления, на­
правленного только в конкретное русло.
А ведь с момента организации НВТГУ, как указывалось, в его
штате долгое время одновременно находились два главных гео­
лога - первый по нефти и газу и второй по твердым полезным
ископаемым и водным ресурсам.
Было бы несправедливо обойти вниманием тех, кто честно и
долго трудился во второй должности, работая на благо родного
саратовского и нижневолжского региона и людей, его населяю­
щих. Это тем более оправдано, что основной разговор в этом по­
вествовании ведется о геологах, специализирующихся в области
нефти и газа, и значительно реже говорится о тех, кто занимается
строительными материалами, солями, сырьем для химической
промышленности, водными ресурсами. В этой области труднее
сделать какое-то громкое сенсационное открытие, значимое для
региона или страны в целом. Общераспространенные полезные
ископаемые есть повсюду и главная задача здесь - отыскать и оце­
нить такое их месторождение, которое бы располагалось недале­
ко от потребителей и разработка которого сопровождалась мини­
мальными затратами, то есть нужные глины, пески, известь, це­
ментное сырье, гравий залегали бы на небольшой глубине и были
легко доступны.
При организации НВТГУ задачи поиска, разведки и оценки
месторождений таких полезных ископаемых были четко обозна­
чены как обязательные составляющие производственной деятель­
ности “Нижневолжскгеологии”. Первым главным геологом по
твердым полезным ископаемым в истории объединения стал Фе­
ликс Иосифович Ковальский.
Он родился 29 июня 1933 года в Варшаве в польской семье.
Отец его, корреспондент ТАСС, попал вместе с женой в 1937 году
под сталинские репрессии (впоследствии бьш реабилитирован).
Так что трудное детство Феликса прошло в детских домах. Сред­
нюю школу он окончил в Тамбове в 1950 году. Тогда же поступил
на геологический факультет Саратовского университета, который
успешно закончил в 1955 году.
Трудовая его деятельность началась в Хабаровске, где он ра­
ботал в Дальневосточном геологическом управлении - сначала
геологом, а потом начальником
партии - в период 1955-1960
годов. Затем перевелся в Бу­
рятское геологическое управ­
ление, в г. Улан-Удэ, где после­
довательно занимал должнос­
ти старшего геолога, начальни­
ка отряда, главного геолога эк­
спедиции. Занимался Феликс
Иосифович геологической
съемкой, поиском и разведкой
месторождений рудных полез­
ных ископаемых, развитых в
изверженных породах. Имел
склонность к научным иссле­
дованиям, регулярно публико­
Феликс Иосифович
Ковальский
вался в центральных и регио­
нальных геологических изда­
ниях (всего у него 43 печатные работы), а в 1969 году защитил кан­
дидатскую диссертацию в Иркутском госуниверситете.
В ноябре 1969 года Ф.И. Ковальский был назначен главным гео­
логом по твердым полезным ископаемым вновь образованного
Нижне-Волжского ТГУ. Пригласил его на эту должность Н.В. Ми­
зинов, знавший Феликса еще по Саратовскому университету, где
студент Ковальский был активной заметной фигурой - участво­
вал в работе специальных кружков и семинаров, выступал с док­
ладами, вел геологическую передачу на Саратовском телевидении.
Пришлось Феликсу Иосифовичу на первых порах в новой дол­
жности непросто, ибо занимался он до того только изверженны­
ми породами, а на Нижней Волге необходимо было переквалифи­
цироваться в “осадочника”. Но был он талантливым и работоспо­
собным специалистом и с этой трудностью вполне справился. Но­
вым увлечением Феликса Иосифовича стали соли (калийные, маг­
ниевые, бишофиты), за короткий срок он вырос в признанного
лидера по вопросам генезиса этого полезного ископаемого, раз­
вития и распространения его в нижневолжском регионе, поиска и
разведки соляных месторождений. Показательно, что даже в те
“глухие” советские времена, когда контакты с иностранными уче­
ными не особо поощрялись, Ф.И. Ковальский участвовал в 1972
году в работе Международного геологического конгресса в Кана­
де, куда его пригласили как специалиста-геолога, хорошо знав­
шего поволжскую и прикаспийскую геологию.
Со всей многоплановой текущей работой главного геолога
НВТГУ, ведущего работы на огромной территории, Ф.И. Коваль­
ский справлялся легко, контролируя работу полевых партий, вы­
рабатывая направления их деятельности, успешно и своевремен­
но отчитываясь перед заказчиками, успевая заниматься и науч­
ной работой. Много сделал Феликс Иосифович как редактор гео­
логических карт четвертичных отложений М 1:200000 (поволжс­
кие листы), где сполна проявились его геологическая эрудиция,
глубокие специальные знания и четкое видение палеогеографи­
ческой ситуации на обширнейшей территории съемки. Он был
слегка закрытым человеком, не особо разговорчивым и общитель­
ным. Но обладал четкой позицией по любому вопросу и горячо
ее отстаивал, не стесняясь подчас сильных эмоциональных выра­
жений. За свою деятельность на посту главного геолога ТГУ
Ф.И. Ковальский был удостоен бронзовой медали ВДНХ, знака
“Отличник разведки” и медали “За заслуги в разведке недр”. Слу­
чайное стечение неблагоприятных обстоятельств привело к тому,
что осенью 1984 года Феликс Иосифович был переведен с поста
главного геолога объединения на должность старшего геолога ком­
плексной тематической экспедиции, а затем вскоре уехал на рабо­
ту в Казань. Обстоятельства его жизни и деятельности там не из­
вестны. Знаем только, что Ф.И. Ковальский скоропостижно скон­
чался в середине 1990-х годов.
Следующим главным геологом объединения по твердым по­
лезным ископаемым стал Станислав Иванович Застрожнов. Он
родился 28 февраля 1937 года в селе Девица Семилукского райо­
на Воронежской области. В 1959 году окончил геологический фа­
культет Воронежского государственного университета. Получил
назначение в Волгоград, в комплексную геологическую экспеди­
цию, в которой до 1964 года работал на должностях старшего
коллектора, инженера-геолога, начальника отряда, старшего гео­
лога полевой партии. Прошел хорошую школу геологической
съемки, детально познакомился с особенностями геологического
строения нижневолжского региона, его полезными ископаемыми
и проблемами их поиска, раз­
ведки и освоения. В 1964-1966
годах занимал должность стар­
шего геолога экспедиции. В
1966 году был назначен на
пост главного геолога Волгог­
радской комплексной геологи­
ческой экспедиции и занимал
его почти 20 лет - до 1985 года.
За этот период Станислав Ива­
нович вырос в крупного спе­
циалиста, известного в регио­
не геолога, опытного произ­
водственника, занимавшегося
и научными исследованиями.
По результатам последних
С.И. Застрожнов защитил в
Станислав Иванович
1975 году в Саратовском уни­
Застрожнов
верситете диссертацию на со­
искание ученой степени кан­
дидата геолого-минералогических наук. К тому времени имел он
13 публикаций в центральных геологических изданиях. И вполне
логичным выглядело предложение Станиславу Ивановичу в на­
чале 1985 года занять освободившуюся должность главного гео­
лога ПГО “Нижневолжскгеология” по твердым полезным иско­
паемым. Вскоре он вместе с семьей переехал в Саратов и присту­
пил к исполнению своих новых обязанностей. А они включали
руководство геолого-сьемочными, поисково-разведочными и оце­
ночными работами в части твердых общераспространенных по­
лезных ископаемых и разнообразных гидрогеологических изыс­
каний в Ульяновской, Самарской, Саратовской, Волгоградской, Ас­
траханской, Пензенской областях и в Калмыцкой АССР.
Станиславу Ивановичу работа эта была по плечу. Он был к ней
хорошо подготовлен своей многолетней практикой в Волгоградс­
кой экспедиции, обладал широким геологическим кругозором,
редкой увлеченностью делом и работоспособностью. Он был сдер­
жанный и интеллигентный человек, исповедовал очень ровный и
доброжелательный стиль общения с коллегами и подчиненными.
Отличался стремлением вникнуть во все детали проблемы, разоб­
раться в ней до конца, не упуская из внимания мелкие детали. А
потому все заключения и комментарии по результатам проведен­
ных работ, подготовленные под руководством или при участии
Станислава Ивановича, отличались основательностью, прорабо­
танностью, полнотой, научным подходом, подразумевавшим са­
мое современное толкование освещаемых геологических проблем.
Подпись С.И. Засгрожнова на итоговых документах, выпускаемых
объединением, воспринималась заказчиками как своеобразный
“знак качества”. Многолетняя и эффективная деятельность Ста­
нислава Ивановича как геолога была отмечена орденом Трудово­
го Красного Знамени, медалью “За заслуги в разведке недр”, ме­
далью “За доблестный труд к 100-летию В.И. Ленина”.
Признанием авторитета С.И. Засгрожнова в геологических кру­
гах Нижней Волги стало приглашение ему в 1991 году стать чле­
ном редколлегии вновь организованного регионального научнотехнического журнала “Недра Поволжья и Прикаспия”, для кото­
рого он сделал много полезного.
Обстоятельства личной жизни Станислава Ивановича сложи­
лись так, что в 1994 году он, к сожалению, уехал из Саратова в
Волгоград, где и ныне трудится в Волгоградской геолого-разведочной экспедиции, входящей в состав ГГП “Нижневолжскгеология”. Пожелаем ему успехов и благополучия!
С этого времени обязанности главного геолога по твердым по­
лезным ископаемым в объединении принял на себя главный гео­
лог по нефти и газу Владимир Петрович Климашин, выдержива­
ющий двойную нагрузку до сих пор и обеспечивающий руковод­
ство и тем, и другим направлением деятельности “Нижневолжск­
геологии” вполне успешно.
Чтобы понять, насколько сложна и ответственна работа веду­
щих специалистов и руковод ителей ГГП “Нижневолжскгеология”,
приведу в краткой форме его организационную структуру, сфор­
мированную к концу 80-х - началу 90-х годов. В Саратовской об­
ласти в ее составе находится Саратовская нефтегазоразведочная
экспедиция, Перелюбская нефтегазоразведочная экспедиция, гео­
логическая организация “Геотех”. В Самарской и Волгоградской
областях работают две гидрогеологические экспедиции. В Аст­
раханской области действуют следующие подразделения ГГП: Ас­
траханская нефтегазоразведочная экспедиция, Приволжская гид­
рогеологическая экспедиция, Ильинская геофизическая экспеди­
ция, военизированная часть по предупреждению и ликвидации
открытых газовых и нефтяных фонтанов, Астраханское строитель­
но-монтажное управление. В Калмыцкой АССР, в г. Элисте, орга­
низовано дочернее государственное предприятие “Калмнедра”, в
составе которого имеются Аршакская нефтегазоразведочная экс­
педиция, Каспийская нефтегазоразведочная экспедиция, Калмыц­
кая геолого-разведочная экспедиция, центральная база производ­
ственного обеспечения. И нужно обладать поистине незаурядны­
ми административными способностями и широчайшими знания­
ми геологии региона, чтобы добиться слаженности и бесперебой­
ности работы этой огромной машины, в которой каждый работ­
ник и каждый узел должен действовать эффективно и во взаимо­
действии со своим окружением. Располагая соответствующими
высококвалифицированными кадрами, необходимым буровым
оборудованием, передовыми методиками и технологиями веде­
ния геолого-разведочных работ, коллектив “Нижневолжскгеоло­
гии”, начиная с 1969 года, ежегодно открывал новые залежи не­
фти и газа, месторождения питьевых и лечебных вод, строитель­
ных материалов на всей обширной подведомственной террито­
рии. В общей сложности за 30-летний период открыто 65 место­
рождений нефти и газа, 665 месторождений твердых полезных
ископаемых, в том числе 156 месторождений неметаллов, 500 ме­
сторождений строительных материалов, 8 месторождений горю­
чих сланцев и одно месторождение железа. Объединением за это
время проведена геолого-гидрогеологическая съемка масштаба
1:200000 на 26 листах территории Поволжья.
С наступлением новейших времен условия работ объединения
существенно изменились и усложнились. Это коснулось и произ­
водственно-экономической, и организационно-структурной сфе­
ры, о чем мы поговорим в заключительной главе данной книги.
Институт “ВНИПИГаздобыча”
лавная особенность организации, о которой пойдет речь в
настоящей главе, с точки зрения профессиональных геоло­
гов, состоит в том, что на 80% деятельность ее лежит не в
геологической сфере. Нынешнее ОАО “ВНИПИГаздобыча” яв­
ляется ведущим научно-исследовательским и проектным пред­
приятием газодобывающей отрасли, выполняющим комплексные
проекты разработки газовых, газоконденсатных и нефтегазокон­
денсатных месторождений и их обустройства, комплексные гид­
родинамические и газоконденсатные исследования скважин, ла­
бораторные анализы составов пластовых газа, нефти и конден­
сата, коррозионные обследования газопроводов, подготовку про­
ектов газодобывающих предприятий и подземных хранилищ газа,
проектов заводов и установок для глубокой переработки углево­
дородного сырья и газохимических комплексов. Все это предоп­
ределяет наличие в составе “ВНИПИГаздобычи” большого чис­
ла специалистов инженерного, отнюдь не геологического про­
филя. Но работа их тесно соприкасается с работой геологов, со­
ставляющей чрезвычайно важную часть деятельности этой орга­
низации. Ее можно рассматривать как фундамент всех последу­
ющих научно-исследовательских и проектных разработок, свя­
занных непосредственно с добычей газа.
В геологическую часть органично входят следующие виды
работ:
инженерно-геологические изыскания трасс и строительство
газопроводов, площадок и газопромысловых объектов;
разработка детальных геологических моделей, назначенных
к разработке месторождений;
геолого-промысловые исследования газовых, газоконденсат­
ных и нефтегазоконденсатных пластов и залежей в составе мес­
торождения и определение их промысловых характеристик;
подсчет запасов месторождений.
Указанные направления являются основополагающими мо­
ментами, определяющими целесообразность и эффективность
Г
1 3 -2 3 5 6
всех последующих этапов сугубо промысловой деятельности по
разработке и эксплуатации месторождений, то есть превраще­
ния природной сырьевой углеводородной продукции в предмет
потребления - в газ, подаваемый в качестве сырья или энерго­
носителя в газопроводы, а оттуда на промышленные предприя­
тия и в жилые дома. Предыстория “ВНИПИГаздобычи” нача­
лась в 1948 году, когда быстро развивающаяся нефтяная и газо­
вая промышленность Саратовской и Сталинградской областей
привела к созданию в нашем городе Нижне-Волжской экспеди­
ции Куйбышевского института “Гипровостокнефть”, в функции
которой входили проектно-изыскательские работы по обустрой­
ству нефтяных и газовых месторождений на Нижней Волге. В
составе экспедиции работало всего 48 человек. Размещались они
в скромном двухэтажном доме №37 на улице Горького. В 1951
году на базе этой экспедиции, а также проектно-сметной конто­
ры объединения “Саратовнефть” был создан Саратовский фи­
лиал института “Гипровостокнефть” с числом сотрудников 80 че­
ловек, которые выполняли топографические работы по изыска­
нию трасс нефте- и газопроводов, разрабатывали проекты но­
вых и реконструкцию существовавших промыслов на нефтенос­
ных площадях Саратовской и Сталинградской областей. В этот
период были введены в эксплуатацию такие месторождения, как
Елшанско-Курдюмское, Соколовогорское, Песчано-Уметское, Горючкинское, Жирновское, Бахметьевское и другие. До 1953 года
филиал размещался на втором этаже здания на углу Горького и
Кирова. Были в его распоряжении еще дома на улицах Рахова и
Советской. В 1953 году филиалу передали здание бывшей бон­
дарной фабрики на углу Университетской и Большой Горной,
где он размещался до 1957 года.
В 1956 году газовая промышленность СССР выделилась в са­
мостоятельную отрасль - Главгаз, в ведение которого был пере­
дан ряд институтов, проектных организаций и конструкторских
бюро. В связи с этим в том же году Саратовский филиал был
преобразован в государственный проектно-исследовательский
институт “Востокгипрогаз”, сферой деятельности которого ста­
ли газовые месторождения Саратовской области. В 1957 году для
размещения служб института было выстроено на улице Сакко и
Ванцетти большое и добротное здание по проекту архитектора
Т.Г. Ботяновского. Несколько позже, в начале 1960-х годов пост­
роено здание на углу Рабочей и Радищева. На институт были воз­
ложены задачи по проектированию магистральных газопрово­
дов, обустройству газовых и газоконденсатных месторождений,
выполнению научно-исследовательских работ в области добы­
чи, транспорта, хранения и переработки природного газа. К се­
редине 60-х годов “Восгокгипрогаз” сформировался в серьезную
проектную и научно-исследовательскую организацию, сфера де­
ятельности которой расширилась далеко за пределы Поволжско­
го региона. Специалисты “Востокгипрогаза” начали осваивать
Западную Сибирь и Среднюю Азию.
В 1971 году “Восгокгипрогаз” был преобразован в институт
“ВНИПИГаздобыча”, задачи которого, в основном, остались пре­
жними, но география работ продолжала расширяться - появи­
лись филиалы его в Новосибирске, Ташкенте, Ухте, а затем в Аш­
хабаде и в Новом Уренгое. Часть из них впоследствии стали са­
мостоятельными организациями. Под этим названием “ВНИПИГаздобыча” - институт существует и ныне, продолжая
свою многостороннюю полезную деятельность на ниве разра­
ботки и эксплуатации газовых месторождений на территории Рос­
сии, в том числе и Поволжско-Прикаспийского региона.
Так уж получилось, что на протяжении 50-летней истории ин­
ститута “ВНИПИГаздобыча” и его предшественников пост его
директора занимали люди не геологической специальности, а раз­
работчики, что в общем-то естественно для организации, основ­
ной объем деятельности которой лежит именно в этой сфере.
Но руководители “ВНИПИГаздобычи” несли ответственность
за весь комплекс работ, в который весомой частью входили и гео­
логические изыскания, и исследования, представляющие для нас
интерес. А потому есть все основания рассказать о первых ли­
цах института, напрямую причастных к предмету нашего разго­
вора - саратовской геологии.
Первым и единственным начальником Нижне-Волжской экс­
педиции “Гипровостокнефть” был Сергей Владимирович Конопасевич. Родился он 8 октября 1906 года. В 1934 году окончил
Московский нефтяной институт. До войны работал старшим тех­
ником, инженером, старшим инженером в проектной конторе
треста “Нефтепроводпроект”. С 1939 по 1944 год работал в этом
же тресте на должности сначала главного инженера проекта, а
затем главного инженера треста. В 1945-1949 годах занимал пост
главного инженера, а потом директора северного участка строи­
тельства трубопровода Астрахань-Саратов. В феврале 1949 года
Сергей Владимирович был назначен начальником Нижне-Волжской экспедиции “Гипровостокнефть”, проработав в этом ка­
честве 2 года. С организацией Саратовского филиала института
“Гипровостокнефть” он занял должность заведующего промыс­
ловым отделом. В 1952-1953 годах находился в загранкоманди­
ровке в Албании. После возвращения продолжал заведовать про­
мысловым отделом, а затем работал главным инженером проек­
тов.
В 1956 году, с момента реорганизации филиала в институт,
С.В. Конопасевич стал начальником отдела промысловых соору­
жений, затем главным инженером проектов, заместителем глав­
ного инженера. В 1961 году его назначили на высокий пост глав­
ного инженера института, на котором он проработал до выхода
на пенсию в 1976 году. Скончался Сергей Владимирович в 1984-м.
При непосредственном участии С.В. Конопасевича обустра­
ивались нефтяные и газовые месторождения Саратовской и Ста­
линградской областей, а также объекты газовой промышленнос­
ти в Узбекистане, Туркмении, на севере Тюменской области, Коми
АССР. По отзывам бьш Сергей Владимирович грамотным спе­
циалистом, хорошим организатором, умелым педагогом, отдавав­
шим все знания и опыт молодому поколению специалистов, при­
ходивших в организацию после техникумов и вузов. О нем со­
хранилось такое воспоминание: “Умница великий, специалист
высокого класса, он не кичился своими знаниями, не таил их, а
щедро передавал ученикам - А.В. Буеракову, В.М. Лебедеву,
Т. А. Епифановой и другим, из которых выросли классные спе­
циалисты. ..” Бьш он, фактически, одним из зачинателей газодо­
бычи на Нижней Волге и имел огромный авторитет среди специ­
алистов Мингазпрома. За успешную и долговременную деятель­
ность бьш награжден орденами Октябрьской Революции, “Знак
Почета”, золотой медалью ВДНХ. Бьш он лауреатом премии Со­
вета Министров СССР и носил звание “Почетный работник га­
зовой промышленности СССР”.
С организацией Саратовского филиала института “Гипровос-
токнефть” первые полтора года, в 1951-1952 годах, его возглав­
лял Всеволод Владимирович Гордзелковский. К сожалению, све­
дений об обстоятельствах его жизни и деятельности мы не имеем.
В 1952 году на должность начальника Саратовского филиала
“Гипровостокнефть” был назначен Михаил Николаевич Щукарев. Родился он предположительно в 1904 году. По профессии строитель, окончил в середине 30-х годов строительный факуль­
тет Саратовского автодорожного института (ныне технического
университета) и долгое время работал на стройках Саратовской
области. В 1950 году пришел в газовую промышленность, воз­
главлял отдел капитального строительства треста “Саратовгаз”,
многое сделал для сооружения объектов газовой промышленно­
сти и для газификации области. В короткий срок благодаря сво­
ей энергии, опыту, организаторским и административным спо­
собностям выдвинулся на передовые роли и в 1952 году был ут­
вержден в должности директора Саратовского филиала “Гипровостокнефть”. По отзывам свидетелей Михаил Николаевич был
руководителем прагматичным, дотошным (все знал, все помнил)
и строгим. К примеру, не поощрял праздничных застолий в от­
делах и лабораториях, хотя был вынужден с ними мириться, тре­
буя чтобы торжество начиналось в урочный час - после обхода
и поздравлений в адрес сотрудников со стороны дирекции, на
глаза которой не рекомендовалось преждевременно выставлять
накрытые столы.
Строки из воспоминаний ветерана “ВНИПИГаздобычи”
Е.Е. Панкратовой: “Директор М.Н. Щукарев выделялся своей ин­
теллигентностью - всегда начищенный, одетый “с иголочки”. Хо­
дил необыкновенно прямо, мы шутили: “Как балерун”. Дисцип­
лины требовал железной... Но в трудную минуту Михаил Нико­
лаевич всегда шел человеку навстречу, если уважительная при­
чина - отпускал с работы без оговорок. Такое отношение к лю­
дям - и доброе, и строгое одновременно - делало наш коллектив
крепким и дружным...”
М.Н. Щукарев внес огромный персональный вклад в дело раз­
вития и становления института, превращая его в крупную науч­
но-исследовательскую организацию. Сам он лично участвовал в
разработке проектов газопроводов Саратов-Горький, ДжаркакБухара-Самарканд-Ташкент, в обустройстве месторождений в
Средней Азии. В мае 1966 года Михаил Николаевич был коман­
дирован в Ташкент, где произошло в это время землетрясение.
М.Н. Щукарев пережил сильнейший стресс, выбираясь из-под
обвалившегося здания, что, как считают его коллеги, спровоци­
ровало развитие скоротечного онкологического заболевания пос­
ле его возвращения в Саратов. Осенью 1966 года Михаил Нико­
лаевич ушел из жизни, оставив о себе добрую память как руко­
водитель и специалист, чья деятельность сослужила добрую
службу возглавляемой им организации в плане ее роста, разви­
тия и обретения высокого авторитета в газовой отрасли.
В январе 1967 года директором “Востокгипрогаз” был назна­
чен Анатолий Вадимович Буераков, проработавший в этой дол­
жности рекордный срок - 30 лет.
Он родился 11 сентября 1930 года в Саратове. С 1946 по 1950
год учился в Саратовском нефтяном техникуме. Окончил его по
специальности “Эксплуатация газопроводов и компрессорных
станций”, полгода работал в г. Куйбышеве лаборантом, а потом
техником института “Гипровосгокнефть”.
В январе 1951 года вернулся в Саратов, начал работать техни­
ком в Саратовском филиале “Гипровосгокнефть”, затем был пе­
реведен на инженерную должность и оставался на ней до сен­
тября 1956 года. С организацией самостоятельного института
“Востокгипрогаз” стал старшим инженером проекта. В 1961 году
заочно закончил Всесоюзный политехнический институт по спе­
циальности “Эксплуатация нефтяных и газовых промыслов”.
Позже, в 1976 году он окончил еще и курсы повышения квали­
фикации при институте управления народным хозяйством. На
инженерных постах Анатолий Вадимович проявил себя как класс­
ный специалист, знавший дело обустройства месторождений дос­
конально со всех позиций (а они, надо сказать, весьма многочис­
ленны и отнюдь не просты). Обладал он и хорошими организа­
торскими способностями, что в итоге предопределило его назна­
чение на высокий пост. В октябре 1971 года он был утвержден
директором института “ВНИПИГаздобыча”, обретшего это но­
вое название в мае того же года - Всесоюзный научно-исследо­
вательский и проектно-конструкторский институт по разработке
газопромыслового оборудования.
Заслуги Анатолия Вадимовича как инженера и как руководи-
теля большого институтского
коллектива многообразны и
весомы - и в плане развития
местной газопромысловой от­
расли, и газификации СССР и
России в целом.
В первые годы существова­
ния института он принимал
непосредственное участие в
проектировании обустройства
месторождений Саратовской
и Сталинградской областей,
питавших легендарный газо­
провод Саратов - Москва (он
тогда носил имя И.В. СталиАнатолий Вадимович
на). Как главный инженер проБуераков
екта он выполнил колоссаль­
ный объем работы по проектированию обустройства и разработ­
ки среднеазиатских месторождений газа: Джаркакской группы,
Газлинского, Уртабулакского и других. Он был, кроме того, пер­
вым главным инженером проекта обустройства месторождений
в Афганистане. Имел прямое отношение к разработке проектов
газопровода Джаркак - Бухара - Самарканд - Ташкент.
Время директорства А.В. Буеракова - это целая эпоха в исто­
рии института, вместившая в себя много ярких свершений в га­
зовой промышленности нашей страны. По проектам “ВНИПИГаздобычи” было обустроено более 100 газовых и газоконден­
сатных месторождений во всех климатических зонах - от Край­
него Севера (республики Коми, Западной Сибири, Красноярско­
го края, Якутии) до юга (государств и республик Средней Азии).
Из этих месторождений еще недавно добывалось 50% всего га­
зового объема СНГ. Огромная работа была выполнена институ­
том по обустройству подземных хранилищ газа на территории
Саратовской области, Башкортостана, Казахстана и других реги­
онов. Очень важной оказалась разработанная в институте кон­
цепция обустройства маломощных месторождений с установкой
блочного автоматизированного оборудования и получением го­
товой продукции - газа, нефти, конденсата, моторных топлив.
Освоение именно маломощных месторождений позволяет решить
задачу сплошной газификации сельских населенных пунктов, на­
ходящихся далеко от магистральных газопроводов. Установились
полезные контакты института с партнерами из Дальнего Зарубе­
жья - в сжатые сроки был выполнен контракт по разработке тех­
нико-экономического обоснования подачи газа Якутии в Южную
Корею. Были начаты работы по реконструкции и расширению
подземных хранилищ газа в Болгарии...
Как директор Анатолий Вадимович много внимания уделял
кадровой политике института. Под его руководством сформиро­
вался сплоченный квалифицированный коллектив проектиров­
щиков, научных работников, инженеров и техников, на деле до­
казавший способность решать любые сложные и нестандартные
задачи в области проектирования газопромысловых объектов во
всех климатических зонах. В период руководства А.В. Буерако­
вым институт обрел новое качество, войдя в число ведущих про­
ектных организаций нефтегазового комплекса России.
Анатолий Вадимович, помимо всего, является автором трех
изобретений, участником четырех Международных газовых кон­
грессов, на одном из которых (Англия, 1976 г.) выступал с док­
ладом. Заслуги А.В. Буеракова перед союзной и российской га­
зопромысловой отраслью были по достоинству отмечены. В
1972 году ему было присвоено звание “Заслуженный работник
нефтяной и газовой промышленности”, а в 1980 году - Почет­
ного работника газовой промышленности. Еще в 1964 году он
был награжден орденом “Знак Почета”, а в 1976 году - орденом
Трудового Красного Знамени. В 1982 году стал лауреатом Госу­
дарственной премии СССР, был награжден знаком “Отличник
газовой промышленности” и медалью “За доблестный труд. В
ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича
Ленина”. В последнее десятилетие своего директорства Анато­
лию Вадимовичу было присвоено звание члена-корреспондента
жилищно-коммунальной Академии по секции коммунальной
энергетики и члена-корреспондента Саратовского регионально­
го отделения Экологической академии. Проявил себя он и на ниве
общественной деятельности - был членом Октябрьского райко­
ма КПСС в 70-х годах и депутатом Фрунзенского районного со­
вета.
В ноябре 1992 года институт был преобразован в дочернее ак­
ционерное общество “ВНИПИГаздобыча” РАО “Газпром”, и ге­
неральным директором его стал Анатолий Вадимович Буераков.
На этом посту он проработал до 1997 года, а затем назначен со­
ветником нового генерального директора, в этой должности на­
ходится и ныне.
Как никакой другой человек в его организации, Анатолий Ва­
димович хорошо знает историю “ВНИПИГаздобычи”, а потому
оказался незаменимым помощником и консультантом автора при
написании настоящей главы. У него отличная память и поистине
энциклопедические знания, касающиеся отдельных периодов
прошлого института, его достижений и его работников - про­
шлых и настоящих. Отметим редкую доброжелательность и про­
стоту Анатолия Вадимовича, его меткие и четкие характеристи­
ки своих сослуживцев, чувство юмора и отзывчивость - все
просьбы в части многих уточнений и дополнений к предостав­
ленным материалам о деятельности его как директора и работе
института он выполнял охотно и оперативно. Так что общаться с
ним было одно удовольствие - он интересный собеседник и раз­
носторонне эрудированный человек...
В июле 1997 года на должность генерального директора
ДАО “ВНИПИГаздобыча” бьш избран Виктор Иванович Милованов. Деятельность его пришлась на новейшие времена, кото­
рые запланированы к освещению в заключительной главе насто­
ящей книги, и потому разговор о Викторе Ивановиче у нас впе­
реди.
А в этой главе нам надлежит познакомиться с ключевыми
фигурами “ВНИПИГаздобычи” в области геологии - как этого
требует главное направление нашего повествования, призванное
всесторонне осветить саратовскую геологическую отрасль. Гео­
логическая служба Саратовского филиала “Восгокгипрогаз” была
сосредоточена в геологическом отделе.
Первым его начальником в период с 1951 по 1962 год была
Валентина Петровна Рожкова. К сожалению, сведения о ней со­
хранились самые скудные, ибо личное дело ее в архиве институ­
та почему-то отсутствует, а близкие родственники (как и она сама)
уже ушли из жизни. Так что мы использовали разрозненную и
случайную информацию от разных лиц и источников, которая
может оказаться не совсем
точной.
По некоторым данным, ро­
дилась она в 1913 году в Баку,
где училась в средней школе,
а потом поступила в Грозненский нефтяной институт, кото­
рый закончила в 1936 году,
получив специальность геолога-нефтяника. Далее работала
на Бакинских промыслах.
Вышла замуж за Александра
Ивановича Рожкова,родила в
Валентина Петровна
1937 году сына Владислава.
Рожкова
Можно предположить, что в
Баку семья находилась и во время Великой Отечественной вой­
ны, ибо суровое военное время требовало пребывания на своем
посту всех работников нефтяной отрасли, успешная работа ко­
торой была залогом победы: горючее для самолетов, танков и
автомашин в превалирующем объеме производилось тогда на
Кавказе, почему последний и стал одной из главных целей фа­
шистских войск.
С окончанием войны семья Рожковых оказалась на Западной
Украине, в городе Львове. Валентина Петровна имела склонность
к общественной и политической деятельности с юных лет, и ныне
можно лишь гадать, какие превратности судьбы привели ее в
Львовский обком партии, в котором довелось ей возглавить от­
дел по борьбе с бендеровскими вооруженными формирования­
ми, действовавшими в лесной и гористой местности Закарпатья.
На этой работе сполна проявились истинно “мужские” качества
и способности Валентины Петровны: решительность, твердость
духа, даже некое бесстрашие перед лицом опасных испытаний.
Подробностей о ее работе во Львове мы не знаем, но, по свиде­
тельству очевидцев сама Валентина Петровна вспоминала об этом
периоде своей жизни с гордостью и содроганием, удивляясь, как
сумела не спасовать и выстоять.
Наверняка возвращение Валентины Петровны в геологию
было для нее радостным событием. С организацией Саратовско­
го филиала “Гипровосгокнефти” в 1951 году она появилась в на­
шем городе, заняв ответственную должность начальника геоло­
гического отдела, в котором сосредоточены были и производ­
ственное, и научное направления деятельности института. Будут
чи очень энергичной, динамичной и яркой личностью и имея к
тому времени большой производственный (ничуть не подзабы­
тый) опыт, Валентина Петровна активно включилась в работу,
сделав свое подразделение ключевой составляющей в структуре
института. Она успевала всюду: лично готовила необходимые гео­
логические заключения на разработку месторождений, выезжа­
ла к местам изысканий и на скважины, контролировала геолого­
промысловые исследования, постоянно озадачивала начальство
проблемами обеспечения геологических работ, опекала молодых
специалистов, принимала участие в местных и региональных со­
вещаниях и обсуждениях текущих и стратегических направле­
ний деятельности института. И всюду проявляла характер, горя­
чо отстаивала собственную позицию, не опасалась возражать раз­
ноуровневым начальникам и подвергать взысканиям проштра­
фившихся подчиненных. Словом, это была личность неординар­
ная, строгая и справедливая, многое делавшая во благо институ­
та, но и несколько подавлявшая ближайшее окружение своей на­
пористостью и производственным диктатом. Иной раз это вызы­
вало и скрытый ропот у ее коллег...
В.П. Рожкова принимала самое непосредственное участие в
подготовке проектов разработки многих саратовских и сталинг­
радских месторождений - их даже трудно перечислить. Под ее
руководством началось и освоение месторождений в Сибири, в
частности, одного из крупнейших - Березовского. В дальнейшем
дело ее в этом нефтеносном районе продолжили Е.Д. Карлинский и Е.М. Никифоров. Работала Валентина Петровна много, ча­
сто забывая об отдыхе и не беспокоясь о здоровье: до определен­
ного времени оно не вызывало у нее опасений, а потому могла
позволить она себе и неупорядоченно питаться и много курить.
Возможно, что последнее обстоятельство и стало причиной тра­
гедии. В 1962 году, находясь на долгожданном отдыхе в Сочи,
летом, в очень жаркую погоду, Валентина Петровна перенесла
инсульт, приведший к потери речи и частичному параличу. Дос­
тавленная в Саратов, она так и не смогла встать на ноги, остав­
шись инвалидом, прикованным к постели, на долгие 20 лет. Близ­
кие люди заботливо ухаживали за ней, но вряд ли это существен­
но облегчило ее страдания - далеко не старой женщины, при­
выкшей интенсивно жить и так же трудиться. Скончалась Ва­
лентина Петровна Рожкова в 1982 году, будучи уже вдовой. В 1979
году умер ее муж Александр Иванович, тоже известный работ­
ник газовой промышленности, бывший директор треста “Саратовтрансгаз”, руководивший долгое время протяженным участ­
ком газопровода Средняя Азия - Центр. Это была подлинная тра­
гедия, и можно только посочувствовать этой семье, сделавшей
так много хрошего для саратовкой газовой индустрии и вынес­
шей столь нелегкие испытания.
Следующим начальником геологического отдела теперь уже
самостоятельного института “Восгокгипрогаз” стал Рудольф Пет­
рович Муравьев.
Он родился в 1932 году в Саратове. В 1954 году окончил гео­
логический факультет Саратовского университета, получив спе­
циальность геохимика. Начал работать в объединении “Саратовнефть”, был в 1954 -1957 годах мастером по исследованию сква­
жин на Елшанском нефтегазопромысле. В 1957 году перешел на
работу в “Восгокгипрогаз” на должность старшего инженера гео­
логического отдела. Затем стал руководителем группы, а в
1963 году, в связи с вынужденной инвалидностью В.П. Рожко­
вой, был назначен начальником геологического отдела институ­
та.
При Муравьеве геологическая служба продолжала интенсив­
но развиваться, занимаясь решением все усложнявшихся задач.
Жизнь заставляла более детально моделировать и изучать про­
дуктивные пласты, определять точно положения проектного де­
бита каждой пробуренной скважины, температуры газа, его дав­
ления, расхода и так далее. Приходилось привлекать для этого
смежные с геологией науки - гидродинамику, физику, химию...
При Р.П. Муравьеве шло освоение открытых в конце 50-х - на­
чале 60-х годов таких месторождений в Саратовской области, как
Урицкое, Колотовское, Родионовское, Степновское, Луговское и
других. Лично Рудольф Петрович разработал новый метод под­
счета запасов по показателям падения давления (или метод мате­
риального баланса). Он также многое сделал для решения акту-
альной задачи разработки и
эксплуатации сложно постро­
енных месторождений. Ито­
гом его деятельности в этом
направлении явилась канди­
датская диссертация “Разра­
ботка методов подсчета запа­
сов газа взаимодействующих
залежей и месторождений”,
успешно защищенная в 1983
году на ученом совете ВНИИГаза в Москве.
Параллельно с работами в
саратовском Поволжье геоло­
гический отдел “Востокгипрогаз” в 1960-х годах вел ис­
следования для проектов мес­
Рудолъф Петрович
торождений в Средней Азии
Муравьев
(Газли, Шатлаге и других), а
также в Западной Сибири и
Якутии. Рудольф Петрович бьш очень вдумчивый, страшно ра­
ботоспособный и, если можно так выразиться, въедливый спе­
циалист. Стремился разобраться досконально во всех тонкостях,
производ ил расчеты необходимых параметров и значений с точ­
ностью чуть ли не до 10-го знака, заведомо большей, нежели тре­
бовала практическая необходимость. И сотрудников своих и под­
чиненных нередко буквально “заматывал” бесконечными повто­
рами и проверками данных, реализацией новых и дополнитель­
ных вариантов.
Но в неформальной обстановке Рудольф Петрович преобра­
жался - бьш весельчаком и заводилой, прекрасно играл на гита­
ре и пел любимые геологические (и не только) песни. На долж­
ности начальника отдела он проработал до 1969 года, а затем еще
пять лет - до 1974 года - состоял на посту “главного геолога на­
учной части института”, напрямую влияя и на выработку страте­
гических направлений деятельности “Восгокгипрогаза” (а потом
и “ВНИПИГаздобычи”), и на реализацию текущих проектов.
В 1974 году Р.П. Муравьев стал ведущим научным сотрудни-
ком института и занимал эту должность до выхода на пенсию (в
1998 году). Скончался Рудольф Петрович 8 сентября 1999 года.
Третьим начальником геологического отдела института был
назначен в 1969 году Борис Васильевич Смирнов. Он родился в
1931 году. В 1954-м закончил геологический факультет Саратов­
ского университета, получив квалификацию геолога-геохимика.
В институт пришел в 1959 году, работал геологом, старшим гео­
логом, заведующим группой. Основной специализацией
Б.В. Смирнова была разработка газоконденсатных и нефтегазо­
вых месторождений. Он всегда имел склонность к науке, опуб­
ликовал более 100 научных работ, 20 из них - в открытой печа­
ти... Без отрыва от производства он окончил аспирантуру и по
результатам своих исследований защитил диссертацию на соис­
кание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук.
Б.В. Смирнов внес большой вклад в разработку и подсчет за­
пасов ряда саратовских месторождений: Елшано-Курдюмского,
Степновского, Пунчинского и других. Занимался он аналогич­
ной работой, то есть готовил проекты разработки и производил
подсчет запасов, и на среднеазиатских месторождениях: Уртабулакском, Майском, Северо-Наинском, Ковыктинском и других.
Отметим также ведущую роль Б.В. Смирнова в создании под­
земных хранилищ газа в районах Урало-Поволжья. Во второй
половине 1960-х годов он осуществлял руководство технико-эко­
номическим обоснованием при создании подземных хранилищ
газа в истощенных месторождениях Саратовской, Волгоградс­
кой, Куйбышевской областей и Башкирии.
Борис Васильевич - основательный и квалифицированный
специалист. Свое профессиональное дело он знает досконально,
причем работу свою он выполняет всегда с учетом последних
научных достижений. Ему всегда было присуще отличное виде­
ние цели исследований в комплексе и взаимоувязке со всеми при­
входящими и сопутствующими задачами, что придавало конеч­
ным результатам его работы исчерпывающую широту и глуби­
ну, где имелись ответы на все возможные поставленные вопро­
сы. Слово “профессионал” как нельзя более точно характеризу­
ет Б.В. Смирнова как работника, у которого есть и огромный опыт,
и здоровое честолюбие, и чувство ответственности, и высочай­
шая квалификация.
На должности начальника
геологического отдела Борис
Васильевич проработал 2 года
- 1969 и 1970-й. А затем от­
дел был реорганизован - на
базе его отдела фактически
образовалось три, что отвеча­
ло тенденции усложнения и
расширения геологических
задач, решаемых институтом.
Соответственно появилось и
три заведующих. Борис Васи­
льевич возглавил отдел разра­
ботки газоконденсатных и
нефтегазовых месторождений
и продолжил привычную ему
деятельность на ниве подго­
товки соответствующих про­
ектов
Борис Васильевич
Увлеченность своим проСмирнов
фессиональным делом и по­
стоянная занятость не помешали Б.В. Смирнову часть времени
тратить на общественную работу - в разные периоды пребыва­
ния в институте он был пропаганд истом, агитатором, членом об­
щественных коллективов. Его работа отмечена медалями “За доб­
лестный труд”, “Ветеран труда”, знаком “Отличник газовой про­
мышленности”. Он был удостоен премии Совета Министров
СССР, званий “Почетный работник газовой промышленности”,
“Кадровый работник”.
Борис Васильевич, хотя и достиг уже пенсионного возраста,
но продолжает работать на посту завотделом разработки, выно­
ся все физические и психологические нагрузки этой беспокой­
ной должности, у коей куда больше забот, хлопот и обязаннос­
тей, нежели прав и привилегий. Б.В. Смирнов - один из тех спе­
циалистов, кто “везет воз”, то есть активно занимается произ­
водственной и научной деятельностью института вот уже
40 лет...
Другим подразделением института, наследовавшим работу
геологического отдела, стал
отдел подземных хранилищ
газа, возглавил который в 1970
году Валентин Владимирович
Каменский. Он родился в 1935
году, геологический факультет
СГУ окончил в 1958 году по
специализации геолог-нефтя­
ник. В 1958-1962 годах рабо­
тал геологом, а потом стар­
шим геологом в Тюменской
области, в нефтегазоразведоч­
ной экспедиции. В 1962 году
вернулся в Саратов, поступил
на работу в “Востокгипрогаз”,
работал старшим геологом до
1965 года. Далее стал руково­
дителем группы, занимавшей­
Валентин Владимирович
Каменский
ся вопросами проектирования
и обустройства подземных
хранилищ газа. И в 1970 году, как указывалось, начал заведовать
теперь уже отделом подземных хранилищ газа.
Прежде всего познакомимся несколько более подробно с под­
земными хранилищами газа - не всякому геологу понятно их на­
значение, устройство и особенности производственного бытия.
Вопрос этот очень специфический и рассказать его суть может
лишь компетентный человек. Однажды в 1975 году сделал это
на страницах приснопамятного “Коммуниста”, ежедневного пе­
чатного органа Саратовского обкома КПСС, специалист по под­
земным хранилищам газа Владимир Семенович Пшеничный,
прогулявшийся вместе с корреспондентом указанного органа
Ю. Пятницким по территории Елшанской станции подземного
хранилища газа. Приведем отдельные извлечения из статьи “Кла­
довая голубого топлива”, напечатанной в “Коммунисте” 11 но­
ября 1975 года. Корреспондент пишет: “Рассказывая об особен­
ностях этой необычной “кладовой”, он (B.C. Пшеничный. -B.C.)
вспоминает, как приезжий фотокорреспондент попросил прово­
дить его в подземное хранилище. Многие думают, что газ зака­
чивается в емкости, скрытые где-то под землей. И такое заблуж­
дение не случайно - ведь не так давно газ накапливался только
лишь в стальных газголдерах. Но как ни велики эти емкости, все
же их не хватало - газ все больше используется не только как
удобное и дешевое топливо, но и как превосходное сырье для
химической промышленности. Из него делают аммиак и фор­
малин, синтетический спирт и каучук, пластмассы, волокно,
удобрение и многое другое. Поэтому объемы добычи стреми­
тельно растут и наземные способы хранения становятся просто
нереальными..
“Создавать запасы газа необходимо - ведь потребляется газ
очень неравномерно. Хранилища газа обеспечивают ритмичность
работы газовой промышленности, создают резервы сырья, а так­
же топлива для предприятий и коммунально-бытовых потреби­
телей...”
“Закачивается газ под большим давлением на глубину 850900 м в тончайшие поры песчаника и известняка. Этот слой тол­
щиной от 8 до 20 м занимает площадь в несколько квадратных
километров. А выше - мощные залежи плотной глины, что не
дает газу проникнуть на поверхность...”
“Хранилище не может работать без целой системы наземных
служб. С помощью их осуществляется управление десятками
скважин, которые прорезали земную толщу. Приходится следить
за давлением и температурой газа, его расходом... Кроме систе­
мы газораспределительных сетей, наземная служба имеет три
компрессорных цеха, мощную электрическую подстанцию, на­
сосную на берегу Волги, котельную, цех по ремонту скважин,
химическую лабораторию и контрольно-измерительные службы.
Широко используются в работе подземных хранилищ газа те­
леметрия и автоматика...”
“Прежде чем закачивать газ на хранение, с ним проделывают
различные операции: очищают от пыли и мельчайших частиц
воды, повышают его давление, охлаждают, снова очищают от ча­
стиц масла, которые могли бы попасть в компрессоры. И только
потом он подается на газораспределительную батарею, а оттуда
по скважинам - в глубь земли...”
“Сердце станции - компрессорные цехи. Это просторные и
светлые здания с мощной вентиляцией. В каждом компрессоре
14 —2356
заключена сила полутора тысяч лошадей. Весна и лето - время
напряженной работы этих мощных машин. Круглые сутки они
грохочут, сжимая газ. При этом сами сильно нагреваются, и для
их охлаждения требуется большое количество воды. Именно здесь
давление газа с 55 атмосфер доводится до 125. Эта сила и застав­
ляет его проникать в глубь земли, в ее тончайшие поры. Компрес­
сорами управляют на расстоянии, с выносных пультов...”
“На огромном щите большого зала диспетчерской службы, пе­
стрящем всевозможными приборами и цветными сигнальными
лампочками, отражается работа всех служб станции и отдель­
ных агрегатов. Если где-то сложится аварийная ситуация - на
щит поступает соответствующий сигнал, и диспетчер принима­
ет оперативные меры...”
Приведенные цитаты из заметки лишь очень приблизительно
отражают всю сложность устройства и эксплуатации подземных
хранилищ газа. Подземное хранилище газа - это особая, емкая и
чрезвычайно важная часть огромного хозяйства газовой промыш­
ленности. А говорится все это к тому, чтобы понять, насколько
ответственной и объемной является работа подразделения
“ВНИПИГаздобычи”, занимающегося проблемами подземного
хранения газа. А отсюда можно представить и меру ответствен­
ности и широту геологического и технического кругозора руко­
водителя отдела подземного хранилища газа В.В. Каменского.
В этой должности Валентин Владимирович проработал до
1999 года, а потом стал главным инженером одного из проектов.
Профессиональное лицо его очерчивается достаточно четко: от­
личный специалист, хороший администратор - строгий, но спра­
ведливый. Работать всегда любил, работал много и увлеченно,
заслужив уважение коллег и любовь подчиненных. Он автор бо­
лее 20 печатных работ в трудах ВНИИЭгазпрома, ВНИИГаза,
ВНИПИГаздобычи, автор изобретения в области эксплуатации
газовых скважин нетрадиционным способом, а также лауреат пре­
мии Совета Министров СССР. Награжден юбилейной медалью
“За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рожде­
ния Владимира Ильича Ленина”, знаком “Отличник газовой про­
мышленности” и носит звание “Почетный работник газовой про­
мышленности”.
Третьим подразделением, возникшим в институте на базе гео-
логического отдела, стал от­
дел газопромысловых иссле­
дований, заведующим был на­
значен Евгений Давыдович
Карпинский.
Он родился в 1934 году, в
1957-м окончил геологичес­
кий факультет Саратовского
университета. Два года рабо­
тал на Багаевском газовом
промысле участковым геоло­
гом. В 1959 году пришел в
“Востокгипрогаз” и с тех пор
вот уже более 40 лет работает
Евгений Давыдович
в этой организации. Начинал
Карлинский
Евгений Давыдович с должно­
сти геолога, затем последова­
тельно прошел этапы повышения по службе: старший геолог, за­
ведующий лабораторией, и в 1970 году - заведующий отделом.
Успешная производственная деятельность и давняя склонность
Евгения Давыдовича к научной работе логично привели его в
1971 году к защите диссертации на соискание ученой степени
кандидата технических наук, название которой было такое: “Не­
которые особенности разработки, эксплуатации и исследования
истощенных газовых, газонефтяных и газоконденсатных залежей,
используемых в качестве подземных газохранилищ”. Отмечу, что
в преддверии защиты Е.Д. Карлинский закончил аспирантуру во
ВНИИГазе, где обрел в дополнение к своим геологическим зна­
ниям необходимую квалификацию специалиста по разработке ме­
сторождений. В 1986 году он был назначен заместителем дирек­
тора по научной части, а с 1997 года занимает должность дирек­
тора научно-исследовательских и опытно-конструкторских ра­
бот института.
Евгений Давыдович - уникальный специалист “ВНИПИГаздобычи”, соединяющий в себе качества научного руководителя
и опытного производственника в широчайшем диапазоне знаний
в области геологии, геофизики, гидродинамики, математики, гео­
химии, экологии, биологии, географии и даже философии. Его
можно считать настоящим эрудитом, чьи энциклопедические зна­
ния позволяют ему квалифицированно судить о состоянии и пер­
спективах всех видов работ, выполняемых институтом. И в соот­
ветствии с этим правильно выдерживать и стратегическую, и так­
тическую линию. Отражением его высокого профессионального
уровня являются многочисленные печатные работы (их около 40),
опубликованные в отраслевых научно-технических изданиях. Ев­
гений Давыдович, кроме того, - автор четырех изобретений в об­
ласти подземного хранения газа, промыслово-геологических ис­
следований скважин, разработки и эксплуатации газовых место­
рождений.
Естественно, что Е.Д. Карлинский принимал личное актив­
ное участие во всех крупных разработках “ВНИПИГаздобычи”,
осуществленных на территории Урало-Поволжья, Средней Азии,
Западной Сибири, Якутии и других.
Профессиональные качества Евгения Давыдовича гармонич­
но сочетаются с его чисто человеческими. Как никто другой он
очень интересный, ровный, обходительный интеллигентный че­
ловек, открытый для общения и доброжелательный. Высокие
должности и многочисленные регалии никак не сказались на его
простоте и всегдашней внимательности к коллегам и подчинен­
ным. Обладает он тонким чувством юмора и отличается удиви­
тельной молодостью души, что накладывает отпечаток и на вне­
шний облик. Аккуратный, подтянутый, подвижный, увлеченный
своим делом, но никак не уставший от него, он выглядит намно­
го моложе своих лет - прямо “завидки” берут! Е.Д. Карлинс­
кий, В.В. Каменский, Б.В. Смирнов работают и ныне, представ­
ляя руководящую геологическую службу “ВНИПИГаздобычи”
на протяжении уже почти 30 лет. Они, конечно, не единствен­
ные ее представители, но, безусловно, ключевые, определяющие
лицо своего предприятия как крупного научно-исследовательс­
кого и проектного института в области разработки и эксплуата­
ции газовых месторождений в России. Напомним, что по его про­
ектам было обустроено 100 крупных месторождений газа и кон­
денсата, на которых добывалось около 50% газа всего Содруже­
ства независимых государств в прошлом Советского Союза. Но­
вейшие времена внесли свои коррективы в деятельность инсти­
тута, но не изменили главного его назначения по подготовке про­
ектов сооружения и обустройства различных газопромысловых
объектов. В 1997 году к руководству институтом пришел новый
директор - Виктор Иванович Милованов, сполна ощутивший на
себе все перемены политической, экономической и обществен­
ной ситуации в нашей державе по сравнению с длительным пред­
шествовавшим стабильным периодом. О деятельности институ­
та “ВНИПИГаздобыча” и его директора в новейшие времена рас­
сказ в следующей главе.
Нижне-Волжский научно-исследовательский институт
геологии и геофизики
редыстория НВНИИГГ началась в 1956 году, когда на базе
нескольких тематических партий и лабораторий двух круп­
нейших производственных геологических предприятий объединения “Саратовнефть” и треста “Нижволгогеофизика” были созданы нижневолжские филиалы Всесоюзного научно-ис­
следовательского геолого-разведочного нефтяного института
(ВНИГНИ) и института “ВНИИГеофизика”. Организация их была
необходима для широкой постановки научно-исследовательских
работ в геологической и геофизической отрасли и связана с ус­
ложнением геологических задач, вставших на повестку дня пе­
ред нефтяниками Поволжья и Прикаспия, когда общепринятые
методики поиска и разведки, эффективные при выявлении круп­
ных и неглубокозалегающих структур, не срабатывали в услови­
ях значительной глубинности, наличия мощных солевых толщ,
неоднозначности предполагаемых геологических моделей и вы­
сокого уровня волн-помех, затруднявших прослеживание полез­
ных отражений.
Нижневолжский филиал ВНИГНИ возглавил главный геолог
объединения “Саратовнефть” И.И. Енгуразов. Из этого же объе­
динения в филиал пришли опытные специалисты С.П. Козленко, Д.С. Коробов, В.Я. Дорохов и другие. Для филиала было вы­
делено помещение бывшей бондарной фабрики, находившееся на
углу улиц Университетской и Большой Горной. Здесь в 1956-1960
годах размещались администрация филиала, несколько темати­
ческих партий и лабораторий, небольшой актовый зал для прове­
дения совещаний и публичных защит отчетов и проектов.
Одним из ведущих работников Нижневолжского филиала
ВНИГНИ, личностью яркой и талантливой, был руководитель битуминологической лаборатории Евсей Маркович Геллер, человек
трагической судьбы, так и не ставший научным сотрудником Ниж­
не-Волжского НИИ геологии и геофизики (НВНИИГГ) по причи­
не преждевременного ухода из жизни. Расскажу о нем подробнее.
П
Евсей Маркович Геллер ро­
дился 23 сентября 1918 года в
г. Ярославле, в семье мещан.
Отец его был кустарем-одиночкой, специализировавшим­
ся в часовом деле. Среднюю
школу Евсей окончил в 1936
году в г. Горьком, куда семья
переехала в 1932 году. Заме­
тим, что уже в 9-10 классах
Евсей параллельно учился на
курсах иностранных языков, в
результате чего впоследствии
свободно владел английским и
хорошо знал французский и
немецкий языки.
В 1936 году он поступил на
Евсей Маркович
геолого-разведочный факуль­
Геллер
тет Московского нефтяного
института им. И.М. Губкина и окончил его с отличием в 1941 году.
Начиная со второго курса, Евсей Маркович в летнее время рабо­
тал в полевых партиях, а с 1938 года бьш зачислен в штат ИГиРГИ
Академии наук СССР на должность лаборанта.
По окончании института Евсей Маркович по распределению
бьш направлен в Государсгвенную союзную специализированную
контору “Нефтегазосьемка” и работал в полевых партиях ее в раз­
ных регионах СССР в течение 1941-1945 годов на должностях
геолога и начальника партии.
В апреле 1945 года он бьш назначен главным геологом Нижне­
волжской экспедиции конторы, базировавшейся в Саратове. Под
руководством Е.М. Геллера в этот период бьш внедрен в практи­
ку скважинных исследований газовый каротаж - исследование га­
зовой фазы пород - или непосредственно (путем геохимического
анализа керна и шлама), или через посредство глинистого раство­
ра в момент появления его из устья скважины. В дальнейшем пре­
имущественное распространение получил газовый каротаж по
глинистому раствору, давший в большинстве случаев положитель­
ный результат, когда прогноз нефтегазоносное™ по данным газо­
вого каротажа однозначно подтвердился. В результате разработ­
ки и широкого опробования метода Е.М. Геллером был накоплен
богатый материал, и на его основе в 1952 году он подготовил дис­
сертацию “Газовый каротаж и геологические результаты его при­
менения в Саратовском Поволжье” на соискание ученой степени
кандидата геолого-минералогических наук. Работа была успеш­
но защищена автором на ученом совете института нефти Акаде­
мии наук СССР в апреле 1953 года. Диссертационная работа
Е.М. Геллера по теперешним меркам выглядела очень солидно 191 страницы текста, 116 библиографических названий. Некото­
рые выводы диссертации:
с помощью газового каротажа могут быть получены существен­
ные геологические результаты в Нижнем Поволжье;
газовый каротаж выявил ряд новых перспективных пластов в
разрезе ряда месторождений (особенно в карбонатных толщах);
разработан новый вид геологической документации: карты га­
зопроявлений, составленные по данным газового каротажа в це­
лях определения контуров залежей;
установлены факторы, искажающие показания газового каро­
тажа, определен характер их влияния, способы учета и исключе­
ния искажений;
намечены пути совершенствования методики газового карота­
жа...
По сути Е.М. Геллером был создан новый способ исследова­
ния скважин, усовершенствованный впоследствии его ученика­
ми и успешно применяемый и в настоящее время.
Осенью 1953 года с учетом полученных Е.М. Геллером резуль­
татов в Саратове была создана Нижневолжская экспедиция (впос­
ледствии отделение) всесоюзной спецконторы “Нефтегазосъемка”, в которой Е.М. Геллер был старшим научным сотрудником и
главным геологом. По совместительству в тот период он работал
в НИИ геологии СГУ, где руководил работами, связанными с вне­
дрением его же предложения по теме “Фильтрационный газовый
каротаж”.
В 1954 году семья Е.М. Геллера, состоявшая из жены Натальи
Моисеевны и дочери Нонны, получила квартиру на улице Совет­
ской, 25, где Евсей Маркович прожил всю оставшуюся жизнь, и
где ныне проживают его родственники.
В 1956 году в связи с организацией филиала ВНИГНИ
Е.М. Геллер стал его сотрудником, руководителем одной из лабо­
раторий. Он был увлеченным и одаренным исследователем, на­
стоящим ученым, как говорили его коллеги, “башкой”-человеком,
“ушибленным делом”, фонтанирующим новыми идеями и задум­
ками, эрудированным и квалифицированным специалистом, очень
инициативным и работоспособным. Позиция его всегда была ори­
гинальна и самостоятельна, и отстаивал он ее в дискуссиях с кол­
легами очень энергично, не стесняясь подчас сильных выраже­
ний. Им было опубликовано свыше 60 научных трудов, он имел
ряд изобретений и рационализаторских предложений и неоднок­
ратно премировался за открытие нефтяных и газовых месторож­
дений. Духовное его богатство и внутреннее совершенство отра­
жалось и на импозантной внешности Евсея Марковича, всегда под­
тянутого, аккуратного, модно одетого, с непременной трубкой во
рту-
Он скоропостижно скончался 22 сентября 1959 года, один день
не дожив до 41 года, в расцвете творческих и интеллектуальных
сил. С его смертью геологическая отрасль нижневолжского реги­
она и всей страны потеряла талантливого и деятельного подвиж­
ника, романтика своего дела, активного пропагандиста новых идей
в поисково-разведочном деле.
Созданное им направление получило развитие усилиями мно­
гих его учеников и последователей, в первую очередь, Н.С. Зин­
гера и Л.М. Чекалина.
Одним из ключевых работников Нижневолжского филиала
ВНИГНИ в 1956-1960 годах была и Мария Григорьевна Кондра­
тьева, руководитель лаборатории стратиграфии. Она родилась
30 апреля 1906 года в крестьянской семье в селе Козловка Балашовского уезда Саратовской губернии. В 1918 году окончила на­
чальную сельскую школу, затем работала в сельской местности,
переехала в Саратов, получила среднее образование. В 1929 году
была зачислена на химико-технологическое отделение Саратовс­
кого университета и в 1932 году окончила его, и сразу же посту­
пила в аспирантуру при кафедре минералогии, где училась четы­
ре года. В 1936 году начала работать в научно-исследовательском
отделе Саратовской гидрогеолого-геофизической конторы, вошед­
шей в 1938 году в состав Саратовского геологического управле-
ния. В 1940 году управление
было реорганизовано в Ниж­
неволжский геолого-разведоч­
ный трест (НВГРТ), в кото­
ром М.Г. Кондратьева стала за­
ведующей картографической
группой центральной научноисследовательской лаборато­
рии (ЦНИЛ). В этом качестве
она проработала до 1949 года.
В 1946 году на базе собранно­
го и обработанного материала
Мария Григорьевна защитила
кандидатскую диссертацию
“Литологическая характеристика каменноугольных отло­
жений района Саратовских
Мария Григорьевна
дислокаций”. Положения дис­
Кондратьева
сертации имели большое научное и практическое значение.
В 1947 году она перешла на работу на кафедру минералогии
и петрографии СГУ, где трудилась в должности старшего препо­
давателя до 1949 года. Затем вернулась к производственной дея­
тельности и до 1955 года работала в объединении “Саратов­
нефть”. Затем в течение года - 1955-1956 - была руководителем
лаборатории Нижневолжской геохимической эспедиции конторы
“Нефтегазосъемка”. Параллельно в 1952-1956 годах преподава­
ла на кафедре минералогии СГУ, а в 1954-1956 годах заочно учи­
лась в докторантуре института нефти Академии наук СССР. Ког­
да в 1956 году был организован Нижневолжский филиал
ВНИГНИ, Мария Григорьевна возглавила в нем лабораторию
стратиграфии и была в этой должности вплоть до 1960 года. На­
учные интересы М.Г. Кондратьевой лежали в области литологии
и стратиграфии. Она собрала и обработала значительный по объе­
му материал, касавшийся условий осадконакопления палеозойс­
ких отложений, литологических характеристик древних рифейских и протерозойских толщ и кристаллического фундамента, раз­
витых в Саратовском Поволжье. Отдельной темой ее исследова­
ний были песчаные коллекторы девона, развитые в нижневолжс­
ком регионе.
В 1961 году, когда был создан НВНИИГТ, М.Г. Кондратьева ста­
ла одним из ведущих его специалистов, последовательно занимая
должности заведующей лабораторией, старшего научного сотруд­
ника сектора стратиграфии и литологии, старшего научного со­
трудника отдела поисков и разведки Рязано-Саратовского проги­
ба.
В 1966 году Мария Григорьевна защитила докторскую диссер­
тацию “Рифейские и девонские отложения Саратовского Повол­
жья в связи с перспективами их нефтегазоносности”. Работа ее
бьша высоко оценена местными специалистами, констатировав­
шими ее существенный вклад в теоретические представления о
глубоко залегающих перспективных отложениях, перекрывающих
фундамент, что во многом определило стратегию и тактику их
изучения.
Мария Григорьевна имела огромный авторитет в среде нижне­
волжских и союзных геофизиков, все ее работы отличались фун­
даментальной обоснованностью, широтой геологического круго­
зора, отличным знанием предмета исследований. Она неоднок­
ратно отмечалась медалями, грамотами и материальными поощ­
рениями. В НВНИИГГ М.Г. Кондратьева проработала вплоть до
выхода на пенсию в 1977 году. Скончалась она в 1984 году.
В равной мере прародителем НВНИИГТ стало саратовское от­
деление (затем Нижневолжский филиал) всесоюзного института
“ВНИИГеофизики”, образованное на базе тематических партий
треста “Нижволгогеофизика” в 1956 году. Размещались подраз­
деления филиала в разных помещениях, разбросанных по городу,
а администрация его занимала один из бывших торговых корпу­
сов на Верхнем базаре.
В Нижневолжском филиале “ВНИИГеофизики” в 1956-1960
годах работали не менее известные и авторитетные специалистыгеофизики, органично ставшие впоследствии сотрудниками
НВНИИГГ. Одним из них был Александр Исаевич Храмой, воз­
главивший сначала лабораторию геофизических методов развед­
ки, а в 1958 году назначенный исполняющим обязанности дирек­
тора Нижневолжского филиала “ВНИИГеофизики”.
На этом посту он находился до 1961 года и нес основной груз
забот по организации НВНИИГГ. Самой главной из них стало
строительство здания института на площади Революции. Исто­
рия эта настолько непростая, что ее стоит специально осветить,
полагая, что она напрямую причастна и к истории НВНИИГГ, и к
истории всей нижневолжской геологии.
Об обстоятельствах возведения этого здания рассказал архи­
тектор Т.Г. Ботяновский, автор проекта реконструкции тогдашней
площади Революции и автор проекта самого здания НВНИИГГ.
Проект его готовился в 1956-1958 годах. Областные власти в лице
обкома КПСС давно уже планировали использовать центральную
городскую площадь, занятую ветхими постройками Верхнего ба­
зара, для возведения на ней Дома Советов - большого парадного
сооружения с непременным памятником перед его фасадом вож­
дю мирового пролетариата. Но исполнялся проект как план пост­
ройки НВНИИГГ. В этом состоял коварный замысел тогдашнего
партийно-советского руководства города и области - выстроить
роскошный дворец на деньги геологического ведомства и занять
его, как только он будет готов. А научно-исследовательский ин­
ститут разместить впоследствии еще где-нибудь, но не на столь
престижном месте. Конечно, об этом тогдашнее руководство бу­
дущего института догадывалось, но помалкивало, веря в могуще­
ство своего министерства. Кстати, эта тайная подоплека очень об­
легчила и ускорила решение многих вопросов, связанных с под­
готовкой к строительству и исполнением проекта сооружения - с
обеих сторон были приняты все меры, чтобы не затягивать ход
работы. Хотя в конце концов победили все-таки геологи, заняв­
шие это здание и частично удерживающие его и в настоящее вре­
мя, но строилось оно все-таки как Дом Советов. На этот счет пе­
ред началом работ по его проектированию получил соответству­
ющие указания и разъяснения главный архитектор проекта, Та­
рас Григорьевич Ботяновский, талантливо спланировавший столь
представительное сооружение и обозначивший на проекте место
для постановки памятника Ленину прямо перед центральным вхо­
дом в здание - на солнечной стороне Ленинского проспекта (ныне
Московской улицы).
Видимо, изменившаяся ситуация после XX съезда КПСС вы­
нудила местный партийно-советский аппарат умерить свои аппе­
титы и уступить выстроенное в 1960 году здание тому, кому оно
Строительство Нижне-Волжского НИИ геологии и геофизики
предназначалось и на чьи средства было выстроено, то есть гео­
логическому ведомству.
По этой причине и памятник Ленину был перенесен в пределы
площади Революции, хотя место это однозначно не самое удач­
ное по разным причинам.
Здание же НВНИИГГ стало, в конце концов, не только при­
метной городской архитектурной достопримечательностью, но и
собирательным образом геологии и геофизики всей Нижней Вол­
ги и прилегающих территорий - Прикаспия, Калмыкии, Западно­
го Казахстана, Средней Волги. Неоднократно здесь проводились
всесоюзные и региональные конференции и совещания, приез­
жали сюда представительные делегации из столицы и других круп­
ных российских и советских городов, многие ответственные ра­
ботники самого высокого ранга - министры и их заместители, а
также ведущие ученые бывшего СССР бывали здесь. Вот почему
оправданно в этой книге рассказать немного об архитекторе, ав­
торе проекта НВНИИГГ, ставшем волею судьбы персонажем са­
ратовской и нижневолжской геологической истории. Это тем бо­
лее оправданно, что он является автором и другого крупного со­
оружения, где работают геологи, - здания института “ВНИПИГаздобыча”, расположенного на улице Сакко и Ванцетти, д. 4.
Итак, Тарас Григорьевич Ботяновский родился 25 марта 1918
года в г. Киеве. В 1940 году окончил Свердловский архитектур­
ный техникум, а на следующий год поступил в Московский архи­
тектурный институт (знаменитый МАРХИ), откуда с третьего кур­
са был призван в армию. Участвовал в боевых действиях, с боями
прошел Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию, получил в
одном из боев легкое ранение.
В декабре 1945 года приехал в Саратов, работал три года глав­
ным архитектором номерного завода. Затем трудился в Горпроекте, главным архитектором которого был назначен в 1952 году. Бу­
дучи именно на этой должности, он готовил проекты зданий
НВНИИГГ и “Восгокгипрогаза” (ныне “ВНИПИГаздобыча”). С
1959 года он работал в Волгограде, а через десять лет возглавил
архитектурную службу бурно развивавшегося города Балаково.
Последний период своей служебной карьеры вплоть до выхода
на пенсию Т.Г. Ботяновский разрабатывал и реализовал архитек­
турный проект реконструкции центральной части города Волго­
донска в Ростовской области, где он и ныне проживает.
Есть такое понятие - талант от Бога. Именно таким качеством
Архитектор Тарас Григорьевич Ботяновский автор проекта
здания Нижне-Волжского НИИ геологии и геофизики
наделен архитектор Т. Г. Ботяновский, что и предопределило бе­
зусловный успех его долговременной профессиональной деятель­
ности. В Саратове по его проектам построено немало зданий, как
правило, - это крупные приметные объекты (театр оперы и бале­
та, жилые дома на проспекте Кирова №6/8, №23 и другие). Но
думается, что одним из лучших его сооружений является, конеч­
но же, здание Нижне-Волжского научно-исследовательского ин­
ститута геологии и геофизики.
Итак, пора перейти непосредственно к его истории, которую
мы намерены проследить, в основном, в фактах жизни и деятель­
ности руководителей и ведущих специалистов института так, как
это делалось применительно к другим саратовским геологичес­
ким предприятиям. Первый в этом перечне-Александр Исаевич
Храмой, хотя формально он не бьш директором института, тако­
го, каким наш НИИ ныне является. Но он стоял у истоков его,
будучи в 1958-1960 годах, как уже говорилось исполняющим обя­
занности директора Нижневолжского филиала “ВНИИГеофизики”, на базе которого организовали НВНИИГГ.
В это время шло строительство здания института, подбирались
кадры, делались заявки на оборудование, аппаратуру, материалы,
решались многочисленные организационные и хозяйственные
вопросы - закладывалась основа солидного научно-исследователь­
ского учреждения. И занимался этим, главным образом, Александр
Исаевич, видевший в деталях праобраз своего детища - фунда­
ментальный научный центр, способный разрабатывать и внедрять
специфические методики поиска, разведки, оценки и эксплуата­
ции возможных на территории Поволжья и Прикаспия нефтяных
месторождений.
Александр Исаевич Храмой родился 27 декабря 1909 года в го­
родке Новая Бухара в Узбекистане, в семье конторского служаще­
го. В 1926 году семья переехала в Москву, где Александр в 19271929 годах работал в библиотеке книгоношей. В 1929 году он уехал
в Ленинград, где поступил на курсы подготовки геофизиков для
работы в Казахстане. С весны 1930 года А.И. Храмой работал в
Гурьевской области до 1940 года-втрестах “Эмбанефть” и “Актюбнефть”. Затем его отозвали в Москву - в Государсгвенный со­
юзный геофизический трест. С 1941 года он находился в г. Стерлитамаке Башкирской АССР, где бьш сначала начальником тема-
тической партии, а потом глав­
ным инженером отделения. В
1947 году А.И. Храмой пере­
ехал в Саратов и работал здесь
главным инженером Саратов­
ской геофизической конторы
до 1954 года, впоследствии
Нижневолжского геофизичес­
кого треста.
В это время Александр Иса­
евич формально завершил свое
высшее образование, прерван­
ное войной, сдав в 1948 году
экстерном экзамены на физи­
ческом факультете Саратовекого университета по специ­
альности “Геофизика”. (А наАлександр Исаевич
чинал он учиться на заочном
Хромой
отделении Ленинградского
университета еще в 30-х годах
и к началу войны сумел закончить четвертый курс).
В 1954-1956 годах А.И. Храмой работал доцентом кафедры
геофизических методов разведки в Саратовском университете. В
1956 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кан­
дидата технических наук... Уже отмечалось, что в том же году в
Саратове организовалось саратовское отделение “ВНИИГеофизики” (затем Нижневолжский филиал), и Александр Исаевич сна­
чала возглавил в нем лабораторию геофизических методов раз­
ведки, а в 1958 году, как упоминалось, стал исполняющим обя­
занности директора филиала. На этом посту он находился до
1961 года, а затем стал заместителем директора по геофизике вновь
организованного НВНИИГГ и проработал в этой должности
вплоть до своей кончины (в 1968 году). Незадолго до ухода из
жизни он защитил диссертацию на соискание ученой степени док­
тора геолого-минералогических наук.
Александром Исаевичем было определено одно из основных
направлений деятельности института - региональные исследова­
ния огромнейшего и перспективнейшего нефтегазоносного бас­
сейна - Прикаспийской впадины и ее обрамления. Под эту задачу
одновременно с институтом усилиями А.И. Храмого были созда­
ны две геофизические экспедиции - Саратовская и Сталинградс­
кая, деятельность которых долгие последующие годы была по­
лезной и продуктивной как в научном, так и в производственном
плане.
Основным увлечением Александра Исаевича как специалиста
была сейсморазведка, а среди ее модификаций он особенно бла­
говолил к региональным методам КМПВ и МПОВ. Но при этом
отлично разбирался Александр Исаевич и в тонкостях других ме­
тодов - гравиразведки (с нее он начинал свой путь в геофизике),
магниторазведки, электроразведки. Он обладал, можно сказать,
энциклопедическими знаниями в области теории и практики раз­
ведочной и промысловой геофизики, отлично знал особенности
геологического строения нижневолжского региона, прекрасно
ориентировался в смежных областях знаний - физике, математи­
ке, взрывном деле, геодезии и картографии, организации и пла­
нировании геолого-разведочных работ, экономике. Он был про­
сто мудрым и интеллигентным человеком, все его действия и ре­
шения были глубоко продуманы и обоснованы, эффект любой
акции просчитывался на далекую перспективу, учитывались при
этом все варианты развития событий. Принципиальность и тре­
бовательность сочетались в нем с терпимостью и человеческой
участливостью, кажущиеся недоступность и некое “величие” обо­
рачивались подчас простотой и тонким чувством юмора.
Интеллигентность Александра Исаевича чувствовалась во всем
- от умения выслушать собеседника и заинтересованно беседо­
вать с людьми любого должностного уровня до элегантности и
вкуса в манере одеваться. Но мягкость и уважительность немед­
ленно сменялись бескомпромиссностью и неприятием поступков
людей, основанных на лжи и бесчестности. Он был заботливым
семьянином, ценил дружбу и преданность нашей профессии, ве­
рил в успех начатого им в институте дела и во многом предопре­
делил его высокое реноме среди союзных научно-исследователь­
ских организаций.
Смерть его в сентябре 1968 года была неожиданной и преж­
девременной - он не дожил до 59 лет. Сколько еще хорошего он
сделал бы, имея силы и здоровье!
15 —2356
Первым формальным ди­
ректором НВНИИГГ стал в
феврале 1961 года Константин
Андреевич Машкович. Он ро­
дился 30 июля 1903 года в селе
Степное Ставропольского
края, в семье служащего. С
1916 по 1920 год Константин
Андреевич учился в средней
школе в городке Моздоке, а в
1921 году поступил на горный
факультет Владикавказского
политехнического института,
но через год перевелся в Азер­
байджанский политехничес­
кий в г. Баку. Учебу Констан­
тин совмещал с разнообразной
Константин Андреевич
работой, дававшей ему сред­
Машкович
ства на жизнь. Он трудился на
стройках, был комендантом
домов, расклейщиком афиш, чертежником, лаборантом. В нефтя­
ной промышленности начал работать с 1925 года-сначала кол­
лектором в геологических партиях, работавших на территории
Азербайджана, потом техником. В 1930 году он окончил инсти­
тут, получил диплом горного инженера. В 1930-1933 годах рабо­
тал геологом в Хурдаменском разведочном районе, участвовал в
открытии крупного месторождения мышьяка в районе станции
Пойли Закавказской железной дороги. С 1933 года К.А. Машко­
вич работает в нефтяной геологии на Апшеронском полуострове,
а в 1934 году был назначен главным геологом треста “Азизбековнефть”. В 1936 году стал управляющим геолого-разведочным тре­
стом “Азнефтеразведка”. В марте 1938 года перешел на должность
главного геолога объединения “Азнефть”, участвовал в открытии
месторождений на Апшероне и в Азербайджане, приглашался на
XVII сессию Международного геологического конгресса, где сде­
лал доклад “Нефтяные месторождения Азербайджана”, который
был напечатан в Трудах конгресса.
В 1940 году по ложному навету К.А. Машкович был аресто-
ван органами НКВД и после длительного одиночного заключе­
ния был заочно приговорен к восьми годам исправительно-тру­
довых работ. (В 1955 году приговор был отменен и Константин
Андреевич был реабилитирован). С 1943 года он работал в Коми
АССР на газовых промыслах. В 1945 году стал главным геологом
Ухтинского комбината МВД. В мае 1946 года за открытие Войвожского нефтяного месторождения Константин Андреевич был
досрочно освобожден и назначен главным геологом вновь орга­
низованного треста “Войвожнефть”. Работал в этой должности
до 1954 года. В 1951 году за открытие ряда месторождений полу­
чил звание лауреата Сталинской премии.
В 1954 году К.А. Машкович был переведен в объединение “Са­
ратовнефть”, где вскоре стал главным геологом “Саратовнефтегазразведки”. В 1956 году его назначили главным геологом всего
объединения. Работая здесь, он принимал участие в открытии из­
вестных саратовских месторождений - Гусельского, Колотовского, Урицкого, Родионовского, Западно- и Восгочно-Рыбушанского, Дмитриевского и других.
В августе 1957 года К.А. Машкович стал главным геологом уп­
равления нефтяной и газовой промышленности Саратовского со­
внархоза, а в феврале 1961 года назначен директором НВНИИГГ.
В том же году Константин Андреевич защитил докторскую дис­
сертацию “Нефтегазоносносгь тектонических структур Саратов­
ского Поволжья”. В 1964 году ему было присвоено звание про­
фессора. В пору директорства К.А. Машковича НВНИИГГ обре­
тал свое лицо как крупнейший научно-исследовательский геолого-геофизический центр Поволжья. Константин Андреевич как
истинный ученый-геолог в первую очередь интересовался науч­
ной работой, не особо жалуя административно-хозяйственную
сферу своей деятельности. Его привлекала палеотектоника, в рам­
ках которой оценивал он перспективность выявленных структур,
полагая, что нефтегазонасыщенными могут быть только структу­
ры древнего заложения. В те годы в качестве основных объектов
рассматривались приподнятые зоны в палеозойских отложениях,
структурные ловушки преимущественно антиклинального типа.
Предпочтительной основой для палеотектонического анализа
К.А. Машкович считал данные бурения, несколько скептически
относясь к геофизическим материалам как к менее точным. Хо­
рошо зная и региональную геологию, Константин Андреевич пре­
красно выполнял локальный прогноз, фундаментально обосно­
вывая перспективность (или бесперспективность) той или иной
площади. В поле его зрения и интереса в основном было Сара­
товское Правобережье и Ближнее Заволжье, Степновский слож­
ный вал. О разведке территорий внутренней части Прикаспийс­
кой впадины речь тогда не шла.
Был Константин Андреевич очень уравновешенный, спокой­
ный интеллигентный человек. Хорошо владел собою, никогда не
повышал голоса. Держался несколько отстраненно, ни с кем из
сослуживцев и коллег особой дружбы не поддерживал. Он был
легко ранимым человеком, глубоко переживал любую несправед­
ливость как в отношении себя лично, так и любого сотрудника
института. С другой стороны, он нуждался и с благодарностью
принимал любое дружеское участие и внимание коллег по рабо­
те. Он пользовался большим авторитетом у производственников
как ученый, хорошо знавший практическую геологию. Перу
К. А. Машковича принадлежит множество статей и три солидные
монографии, которые до сих пор используют специалисты-нефтя­
ники. Он был чрезвычайно увлеченным и работоспособным гео­
логом. Его отличали тщательность и скрупулезность исследова­
ний, терпение, трудолюбие, этакая здоровая дотошность.
В 1963 году по личной просьбе Константина Андреевича пе­
ревели с поста директора НВНИИГГ на должность заместителя
директора по геологии. Он проработал до 1971 года, а затем ушел
на пенсию. Еще три года он в меру сил продолжал трудиться, ра­
ботал над монографией “Методы палеотектонических исследо­
ваний в практике нефти и газа”, но ухудшившееся здоровье не
позволило ее закончить, издана она была уже после ухода из жиз­
ни ее автора (сентябрь 1974 года). Подготовку ее к печати вел кол­
лектив последователей и учеников.
В историю института Константин Андреевич вошел больше
как заместитель директора по геологии. Директором же он рабо­
тал всего два года, и сменил его на этом посту в феврале 1963 года
Александр Петрович Колесник. Он был самым долголетним ди­
ректором среди его коллег, проработав на посту руководителя ин­
ститута одиннадцать с лишним лет. Родился Александр Петрович
в 1910 году в станице Курганская Темрюкского района Красно-
дарского края. После оконча­
ния начальной сельской шко­
лы учился в районном центре
Темрюк в средней школе, ко­
торую окончил в 1928 году.
Тогда же началась его трудовая
деятельность на рыбном про­
мысле в г. Адагтарь Азербай­
джанской ССР, где он был пло­
товым рабочим, а потом слеса­
рем на холодильнике. В мае
1930 года Александр Петрович
начал работать слесарем в же­
лезнодорожном депо на стан­
ции Привольная Приволжской
железной дороги, откуда в де­
кабре того же года был направ­
лен в Вольск на комсомольс­
кую работу на цементный заАлександр Петрович
вод “Красный Октябрь”. В сенКолесник
тябре 1931 года его команди­
ровали в областной центр - на учебу в Саратовский университет.
Он поступил на геологическое отделение, закончил в 1936 году
геолого-почвенный факультет, защитив дипломную работу “Гидрогеологический очерк Маныгской долины в районе озера Гуди­
ло в пределах племсовхоза №383 и совхозов №106 и 107” (таковы
в те времена были темы студенческих научных исследований). В
результате Александру Петровичу была присвоена “квалифика­
ция младшего научного сотрудника или ассистента по геологии”
- так было записано в дипломе.
С 1936 по 1940 год А.П. Колесник учился в аспирантуре на
кафедре исторической геологии и при этом работал секретарем
парторганизации Саратовского университета. Затем долгие годы
он был на работе в партийных органах города и области. В марте
1940 года избран вторым секретарем Кировского райкома ВКП(б).
Через год его выдвинули на пост секретаря горкома по нефтяной
промышленности. В этой должности он проработал до сентября
1944 года. Далее был заместителем секретаря обкома по нефтя­
ной и газовой промышленности - до августа 1946 года. Активно
способствовал освоению Елшанского газового месторождения и
пуску первого газопровода Саратов-Москва. Далее, до августа
1949 года, Александр Петрович был одним из секретарей Сара­
товского обкома, а с сентября 1949 поиюль1950 года - доцентом
Саратовского университета на кафедре исторической геологии и
палеонтологии. С 1950 по 1957 год работал управляющим трес­
том “Саратовгаз”, далее полтора года - с мая 1957 по ноябрь
1958 года - заместителем председателя Саратовского облиспол­
кома и председателем облплана, а затем до февраля 1963 года только председателем облплана.
В феврале 1963 года А.П. Колесника утвердили в должности
директора НВНИИГГ, на этом посту он проработал до ноября
1974 года, далее в течение двух лет был заведующим отделом эко­
номики института. Умер Александр Петрович 23 сентября
1976 года.
Как видно из краткой биографической справки, Александр Пет­
рович по профессии был геологом, и назначение его на пост ди­
ректора НВНИИГГ было сделано, конечно же, с учетом этого об­
стоятельства. У него была степень кандидата геолого-минерало­
гических наук и имел он опыт преподавания в вузе. Но, безуслов­
но, самой сильной стороной А.П. Колесника можно считать его
энергию, организаторские и административные способности и об­
ширные полезные связи в саратовской партийно-советской номен­
клатуре, что сослужило добрую службу молодому институту в
важнейшей сфере его бытия - обеспечения сотрудников
НВНИИГГ квартирами и жилыми помещениями. Усилиями
А.П. Колесника для НВНИИГГ был построен в самых престиж­
ных районах города ряд типовых пяти- и девятиэтажек, где полу­
чили благоустроенные квартиры многие семьи специалистов ин­
ститута. В активе дирекции НВНИИГГ того времени - два дома
на Соколовой горе, два - в районе Сенного базара, дом на Рево­
люционной улице, дом на Бахметьевской, дом на проспекте Ки­
рова. Нельзя преуменьшить значение столь беспрецедентного раз­
маха строительства, не сравнимого ни с какими иными периода­
ми существования института - ни до, ни после Колесника. Благо­
даря столь могучей материальной поддержке институт укомплек­
товался высококвалифицированными кадрами, можно сказать, вы­
дающимися учеными и практиками, приглашенными из других
саратовских организаций и из других городов Союза. А это по­
зволило НВНИИГГ обрести лицо солидной научно-исследователь­
ской фирмы, доминирующей по сей день на территории Нижнего
и Среднего Поволжья. Личный вклад А.П. Колесника в традици­
онно высокое реноме НВНИИГГ среди предприятий Мингеологии и Миннефтепрома СССР несомненен и значителен. Бок о бок
с Колесником работали выдающиеся ученые, его заместители по
науке Александр Исаевич Храмой и Константин Андреевич Маш­
кович, с которыми у первого руководителя были полное взаимо­
понимание и взаимодействие. Александр Петрович, конечно, от­
личался от своих коллег и предшественников: был он более напо­
ристым и цепким, мог повысить тон в разговоре, впрочем, никог­
да не переступая черты приличия, мог жестко потребовать и спро­
сить за упущения и недоработки, не боясь употребить данную
ему власть. Но, безусловно, руководствовался он при этом исклю­
чительно деловыми соображениями, отметая всякие личные и эмо­
циональные обстоятельства.
При всем этом помнится Александр Петрович как общитель­
ный человек, любивший хорошую компанию и шутку, понимав­
ший значение непреходящих ценностей - дружбы, таланта, рабо­
тоспособности, преданности делу. Он не был оголтелым больше­
виком и зациклившимся номенклатурным ответработником, хотя
долгое время работал в партийных структурах. Он ставил превы­
ше лозунгов и пустопорожних призывов ДЕЛО, коим измерял и
собственную полезность подчиненных ему работников. Вплоть
до своей кончины он оставался в строю, не выходя окончательно
на пенсию.
Сменил его на посту директора НВНИИГГ Василий Петрович
Иванкин.
Родился В.П. Иванкин 11 февраля 1930 года в селе Барановка
Ульяновской области. В 1947 году он приехал в Саратов после
окончания средней школы и поступил на физический факультет
СГУ, который закончил в 1952 году, получив диплом геофизика.
С самого начала трудовой деятельности Василий Петрович за­
нялся промысловой геофизикой, а среди ее модификаций наибо­
лее привлекали ядерные методы. С момента организации
НВНИИГГ он возглавлял в нем лабораторию ядерной геофизики.
Успешно занимался исследо­
ваниями в области радиоак­
тивного каротажа. Под его ру­
ководством, в конечном счете,
были изготовлены уникальные
моделирующие установки, позволявшие эталонировать
стандартные модификации
нейтронных методов, а также
разработана была практически
новая аппаратура радиоактив­
ного каротажа. Василий Пет­
рович сделал значительный
вклад в совершенствование
методов специальных иссле­
дований обсаженных и необсаженных скважин. Успехи
Василий Петрович
Иванкина как ученого были по
Иванкин
достоинству оценены. В 1965
году он защитил кандидатс­
кую диссертацию, а в 1968-м стал заместителем директора
НВНИИГГ по геофизике.
На этом посту он проявил незаурядные качества администра­
тора и организатора, и в 1974 году, когда Колесник оставил пост
директора, кандидатура Иванкина была утверждена Министер­
ством геологии СССР. В то время институт наследовал колесниковский строительный размах, и новому директору приходилось
много заниматься этой сферой хозяйственной деятельности. При
Иванкине институт получил ряд квартир для сотрудников в жи­
лищно-строительном кооперативе “Дельфин” (угол Волжской и
Октябрьской улиц) в 1979 году, и было завершено строительство
девятиэтажного дома на Комсомольской улице в 1980-м. Это были
радостные события в жизни НВНИИГГ.
Личной заслугой нового директора можно считать строитель­
ство в 1977 году базы отдыха на волжском острове. Василий Пет­
рович многое сделал для реализации этой модной тогда идеи в
плане оформления документов, приобретения нужного оборудо­
вания, материалов, инвентаря, строительства и обустройства лет­
них домиков и организации нужных служб. До сих пор летняя
оздоровительная база НВНИИГГ успешно функционирует, при­
влекая в отпускное летнее время сотрудников института и членов
их семей. Яркой стороной многогранной личности Иванкина было
умение говорить. Он буквально завораживал красноречием сво­
их слушателей. Преподавая в университете, проявил себя блестя­
щим лектором, четко, ясно и интересно излагал суть предмета,
заслужив у студентов самую добрую репутацию своей обстоятель­
ностью, широчайшей эрудицией и... терпимостью к студенчес­
ким шалостям.
Отличала Иванкина приветливость и доброжелательность к лю­
дям, был он, безусловно, чутким и внимательным к их личным
проблемам и просьбам. Хотя административные и хозяйственные
обязанности директора отнимали много времени, Василий Пет­
рович не оставлял научную работу. Сохраняя интерес к своему
изначальному увлечению - ядерной геофизике, он занимался воп­
росами прямых поисков по комплексу геофизических данных,
формирования и развития реологических залежей, проблемами
планетарной и космической геологии. Список его научных работ
по этим темам весьма внушителен. Кроме того, он вел большую
общественную работу, являясь членом райкома, депутатом город­
ского совета, руководителем депутатской группы.
В 1981 году Василий Петрович оставил директорский пост и
возглавил в институте отдел промысловой геофизики. В 1990 году
ушел на пенсию, продолжал активно публиковаться в периоди­
ческих научных журналах. Скончался В.П. Иванкин в октябре
1997 года.
А следующим директором НВНИИГГ стал Дмитрий Леони­
дович Федоров. Он родился 5 сентября 1931 года в селе Серафи­
мовиче Сталинградской области в семье служащего. Среднюю
школу окончил в г. Грозном и там же поступил в 1950 году в Грозненский нефтяной институт, который закончил через пять лет, по­
лучив диплом геолога-нефтяника. Далее началась его трудовая де­
ятельность. В 1955-1957 годах он был прорабом геолого-сьемочной партии, что базировалась в г. Пятигорске. С января по июль
1957 года-геологом конторы бурения в г. Буденновске. В 1957—
1959 годах работал старшим геологом конторы бурения в г. Став­
рополе. Затем переехал в г. Росгов-на-Дону, где был старшим гео-
логом Ростовской геолого-разведочной экспедиции. В 1967—
1970 годах Федоров занимал
должность главного геолога
треста “Калмнефтегазразведка” в г. Элисте. С ноября 1970
по декабрь 1972 года находил­
ся в загранкомандировке в ГДР,
где работал главным консультантом по геологии при геоло­
гическом предприятии. С фев­
раля 1973 по май 1981 года
был заместителем директора
НВНИИГГ по геологии, с мая
1981 по июль 1990 года - ди­
ректором института. В 1968
году, будучи главным геологом
Дмитрий Леонидович
“Калмнефтегазразведки”, ФеФедоров
доров защитил кандидатскую
диссертацию, а в 1982 году на посту директора НИИ геологии и
геофизики он стал доктором геолого-минералогических наук. Тема
его докторской диссертации “Строение и нефтегазоносность пе­
риферических структур платформ, сочленяющихся со складчаты­
ми областями (на примере Западно- и Восточно-Европейских плат­
форм)”.
Дмитрий Леонидович Федоров - крупный ученый, сделавший
заметный вклад в изучение недр Волго-Каспийского нефтегазо­
носного бассейна, и львиную долю времени на посту директора
он посвящал научным исследованиям. Его перу принадлежит бо­
лее 100 статей и несколько монографий. Важнейшая из последних
“Формации и нефтегазоносность подсолевого палеозоя окраин­
ных впадин Европейской платформы”. Под научным руковод­
ством Д.Л. Федорова было выполнено несколько крупных теоре­
тических обобщений, составлен и внедрен в практику геолого­
разведочных работ ряд комплексных проектов с экономическим
обоснованием затрат и ожидаемых результатов. Деятельность
Д.Л. Федорова на посту директора способствовала открытию в
Прикаспии нескольких уникальных нефтегазовых месторожде­
ний. Он сам внес большой личный вклад в открытие и разведку
Карачаганакского и Астраханского месторождений. Имеет дип­
лом первооткрывателя последнего. А вообще, “на боевом счету”
Дмитрия Леонидовича не один десяток залежей, мелких и сред­
них, открытых и разведанных в пору его производственной дея­
тельности, в том числе месторождений Винкелыптадт и ЛаухштадгвГДР.
Он успешно преподавал в Саратовском университете на гео­
логическом факультете, где читал курс “Экономика, организация
и планирование геолого-разведочных работ”. В 1989 году ему
было присвоено звание профессора.
Дмитрий Леонидович всегда умел точно и образно выразить
свои мысли, обладал великолепным чувством юмора, так что слу­
шать его лекции, либо выступления на ученых советах было одно
удовольствие. И частенько ведущие сотрудники НВНИИГГ, зад­
ремавшие было от монотонных речей на геологической секции
ученого совета, моментально “просыпались”, если начинал гово­
рить Федоров и с интересом вслушивались в его меткие и четкие
фразы.
Хотя главным и любимым делом Дмитрия Леонидовича все­
гда была геология, не был он чужд и обычным человеческим ув­
лечениям. С удовольствием играл в волейбол, причем участвовал
в официальных соревнованиях на первенство города за команду
родного института, не боялся появляться на людях в спортивной
форме, а было ему в ту пору за 50. Аккуратно принимал участие
во внутриинститутских шахматных чемпионатах, и часто уходя­
щие после работы сотрудники видели за длинным столом на пло­
щадке второго этажа перед актовым залом увлеченно склонив­
шихся над шахматной доской участников очередного турнира, сре­
ди которых бьш и сам директор. Очень любил Дмитрий Леонидо­
вич охоту и был умелым и удачливым охотником, часто выезжал
в летне-осенний сезон в пригородные угодья.
При Федорове в институте буквально процветала обществен­
ная работа - традиция эта была заложена его предшественника­
ми. Был организован прекрасный хор, успешно выступавший под
руководством профессионального хормейстера на самых престиж­
ных городских, областных и российских конкурсах. Отлично спе­
тый и облаченный в специально сшитые платья и фраки хор про-
изводил хорошее впечатление
на любые аудитории, на всех
уровнях, исполняя сложные и
серьезные хоровые произведе­
ния. Устраивались ежегодные
спартакиады, интересно и на­
сыщенно проходили торже­
ственные мероприятия на
праздники - Новый год, День
геолога, 8 марта. Организовы­
вались забавные смотры - кон­
курсы: на лучший торт, на луч­
шее швейное и вязаное изделие.
Естественно, что все эти
Вячеслав Васильевич
Тикшаев
мероприятия были отражени­
ем своего времени, когда без­
раздельно царствовала в на­
шей жизни административно-командная система, порождавшая
свои особенности труда и отдыха как в положительном, так и от­
рицательном смысле. Новые времена, начавшиеся с появлением
общеизвестного термина “перестройка”, породили новые, ныне
ощутимые приметы общественного бытия. На волне наступив­
ших перемен, через блестяще проведенную избирательную кам­
панию по выборам в Верховный Совет СССР, стал Дмитрий Лео­
нидович в 1990 году сначала депутатом Верховного Совета, а за­
тем членом правительства России, председателем Государственного комитета РСФСР по геологии и использованию топливноэнергетических ресурсов, оставив, естественно, работу в
НВНИИГГ. Так высоко судьба не заносила ни одного нашего ди­
ректора. В 1991 году Д.Л. Федоров был избран действительным
членом Российской академии естественных наук. На посту пред­
седателя Госкомитета Д.Л. Федоров проработал чуть больше года.
Ныне он заместитель директора Центра региональных геофизи­
ческих и геоэкологических исследований “Геон” в Москве.
С отъездом в столицу Д.Л. Федорова на пост директора
НВНИИГГ был назначен Вячеслав Васильевич Тикшаев. Он ро­
дился 5 мая 1939 года в селе Петраки Озинского района Саратов­
ской области, среднюю школу окончил в г. Уральске в 1956 году и
тогда же поступил на геологический факультет Саратовского уни­
верситета. Окончил его в 1961 году, получив диплом геолога-геофизика со специализацией “Электроразведка”. Сразу начал рабо­
тать инженером-оператором в полевой электроразведочной
партии НВНИИГГ. Затем был начальником партии, заведующим
лабораторией электроразведки, а в 1976 году был назначен заме­
стителем директора НВНИИГГ по геофизике.
В 1969 году он защитил кандидатскую диссертацию “Разра­
ботка методики зондирования становлением поля вблизи источ­
ника”, став вместе с научным сотрудником НВНИИГГ В.А. Сидо­
ровым создателем нового метода, так называемого ЗСБ (зондиро­
вание становлением поля в ближней зоне), положившего начало
знаменитой впоследствии саратовской школе электроразведки.
В.В. Тикшаев разработал и многие теоретические положения ме­
тода и создал практическое руководство по использованию его,
им были предложены и внедрены в практику работ методика по­
левых наблюдений и приемы обработки и интерпретации полу­
ченных данных, что значительно повысило эффективность электроразведочных работ при решении нефтегазопоисковых задач.
Последующая длительная работа по совершенствованию мето­
дики ЗСБ вылилась в подготовку докторской диссертации “Вы­
сокоразрешающая электроразведка с пространственным накопле­
нием для поисково-разведочных работ на нефть и газ”. В 1985
году В.В. Тикшаев успешно защитил диссертацию и стал докто­
ром технических наук. С середины 1970-х годов он читал курс
электроразведки студентам геологического факультета, и в
1989 году ему было присвоено звание профессора.
В 1990 году Вячеслав Васильевич занял должность директо­
ра НВНИИГГ, а в 1992 году по совместительству пост председа­
теля вновь созданного волжского территориального геологичес­
кого комитета “Волгагеолком”, став крупным организатором гео­
логической отрасли в Нижнем Поволжье. С его участием разра­
батывались программы поисково-разведочных работ в Поволжье
и Прикаспии, обосновывались новые направления научных ис­
следований, развивалось международное сотрудничество с целью
освоения недр региона. Он был организатором и первым глав­
ным редактором регионального научно-технического журнала
“Недра Поволжья и Прикаспия”, быстро обретшего популярность
среди специалистов-работников геологического производства, на­
уки и образования.
Перу В.В. Тикшаева принадлежит более 120 печатных работ,
в том числе несколько монографий. Он автор 16 изобретений и
патентов, удостоен бронзовой медали ВДНХ. Он имел высокие
научные звания - член-корреспондент Российской академии ес­
тественных наук (1992 г.), действительный член Международной
академии минеральных ресурсов (1994 г.), действительный член
Американской ассоциации геологов-нефтяников (1995 г.). Вячес­
лав Васильевич являл собой пример счастливой, удачно сложив­
шейся производственной и личной судьбы. Все-то в его жизни до
определенного момента складывалось просто блестяще: интерес­
ная работа, материальный достаток, быстрое продвижение по
службе, прекрасная семья, хорошее здоровье, союзное и между­
народное признание. У него были отличные перспективы в плане
научного и административного роста. Но увы, им не суждено было
сбыться по причине скоропостижной и неожиданной для всех его
коллег, друзей и родственников смерти 1 сентября 1997 года. Было
в ту пору Вячеславу Васильевичу 58 лет.
Он бьш шестым директором НВНИИГГ, вступившим в долж­
ность уже в перестроечные времена и сполна ощутивший все труд­
ности смены политической и экономической системы в нашей
стране. При Вячеславе Васильевиче институт выстоял, сохранив
свое лицо солидного научно-исследовательского учреждения, не
растеряв своего основного интеллектуального багажа.
В ноябре 1997 года на пост директора НВНИИГГ заступил Вик­
тор Яковлевич Воробьев, о котором мы поговорим в заключитель­
ной главе книги, посвященной в основном современному состоя­
нию саратовской геологической отрасли.
В этой же главе осталось осветить обстоятельства жизни и де­
ятельности Юрия Сергеевича Кононова как заместителя дирек­
тора НВНИИГГ по геологии. Согласно принятой схеме, в контек­
сте истории местных геологических предприятий рассказывает­
ся об их руководителях (директорах, управляющих, начальниках)
и главных специалистах по геологии (главных геологах, замести­
телях в области геологии). Последние применительно к НВНИИГГ
-это К.А. Машкович, Д.JI. Федоров, Ю.С. Кононов и И.В. Ореш-
кин. О первых двух уже рас­
сказано, ибо довелось им быть
не только замами, но и руко­
водителями НВНИИГГ. Об
Игоре Владимировиче Орешкине разговор впереди, а с
Юрием Сергеевичем Кононо­
вым мы познакомимся в этой
главе.
Ю.С. Кононов родился в
1933 году в г. Саратове в семье
служащих. В 1956 году окон­
чил геологический факультет
Саратовского университета и
получил назначение в г. Гурьев в геолого-разведочный
не^
~
г
Юрии
Сергеевич
фтяной институт Академии
наук Казахской ССР. До 1960
года был младшим научным
сотрудником, а затем в 1960-1964 годы занимал должность уче­
ного секретаря института. В 1962 году защитил диссертацию на
соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических
наук. В 1964-1969 годах Ю.С. Кононов был заведующим секто­
ром тектоники, а в 1969 году был назначен заместителем дирек­
тора института. Эту должность он занимал вплоть до 1974 года.
Затем он переехал в Саратов, перевелся на работу в НВНИИГГ
на должность сначала заведующего сектором, а затем заведую­
щего отделом Прикаспийской впадины, в этой должности рабо­
тал до 1981 года. За это время Ю.С. Кононов принимал участие в
обработке и систематизации материалов по прогнозным запасам
месторождений нефти и газа на территории Гурьевской области,
составлении карты перспектив нефтегазоносное™ Прикаспийс­
кой впадины, обосновании наиболее эффективных направлений
поисково-разведочных работ на разные периоды времени. В
1981 году Юрий Сергеевич был назначен заместителем директо­
ра НВНИИГГ по геологии, на этом посту проработал 12 лет, ку­
рируя работу всех геологических подразделений института и за­
нимаясь собственными научными исследованиями.
Юрий Сергеевич - серьезный ученый с широчайшим геологи­
ческим кругозором, склонный к всеохватному анализу и синтезу
разнообразных данных, философскому осмыслению геологичес­
кой науки, ее связей со смежными отраслями знаний. В своей док­
торской диссертации, успешно защищенной в 1992 году в Мос­
ковском институте нефти и газа, Ю.С. Кононов выполнил систем­
ный анализ поисково-разведочной методологии, аргументирован­
но обосновав магические свойства числа “7” применительно к
процессу геологического познания. Он один из немногих уче­
ных НВНИИГГ, кто пытался мыслить абстрактно. Насколько это
ему удавалось - не нам судить, но тот факт, что длительное время
Юрий Сергеевич бок о бок работал с таким взыскательным и ква­
лифицированным специалистом, как Д.Л. Федоров, очень жестко
и прагматично оценивавшим деятельность своих заместителей и
помощников, говорит о многом...
Ю.С. Кононов на посту заместителя директора проработал до
1993 года, а затем перешел на должность главного научного со­
трудника в отдел Прикаспийской впадины. Он автор более
140 фондовых и печатных работ и продолжает наращивать этот
список, активно сотрудничая с институтским изданием - журна­
лом “Недра Поволжья и Прикаспия”.
На этом можно было бы поставить точку, завершив изложение
обстоятельств жизни и деятельности первоначально намеченных
сотрудников института. Но рука не поднимается это сделать без
упоминания ряда замечательных специалистов, почивших уже,
тех, кто внес в развитие и становление НВНИИГГ существенный
вклад, определив в конечном счете его высокий авторитет в числе
научно-исследовательских организаций региона, России, СССР.
Это исключение из принятых правил применительно к НВНИИГГ
можно расценить как сугубо субъективное отношение автора к
учреждению, в котором он долгие годы работает, а потому хоро­
шо знает “кто есть кто” в истории его родной организации. Этот
дополнительный перечень бывших сотрудников НВНИИГГ, вы­
дающихся геологов и геофизиков, я расположил в порядке стар­
шинства, одинаково высоко оценивая их роль и значение в науч­
ных и производственных достижениях института и всей регио­
нальной геологии.
Олег Алексеевич Шванк родился 30 сентября 1904 года в
г. Кронштадте. В 1920- 1921
годах он служил в Красной Ар­
мии, в 1925 году поступил на
физико-математический фа­
культет Ленинградского госу­
дарственного университета,
который окончил в 1920 году.
Работать начал в 1929 году
техником в объединении “Эмбанефть”. С 1941 года работал
в Восточном, а потом в Сред­
неволжском отделении госу­
дарственного союзного геофи­
зического треста в г. Стерлитамаке и в г. Бугуруслане. В
1945 году возглавил гравимет­
Олег Александрович
рическую службу в Саратовс­
Шванк
кой геофизической конторе и
работал старшим инженером
производственного отдела до 1950 года. Далее до 1960 года был
научным сотрудником саратовского отделения (а потом Нижне­
волжского филиала) ВНИИГеофизики. С организацией НВНИИГТ
в 1961 году стал заведующим гравиметрической лабораторией ин­
ститута и оставался на этой должности до выхода на пенсию в
1965 году.
Перу О.А. Шванка принадлежат 20 печатных работ, в числе ко­
торых монография “Интерпретация гравитационных наблюдений”
(написанная в 1947 г. в соавторстве с Е.Н. Люстихом), до сих пор
являющаяся настольной книгой всех специалистов по гравираз­
ведке в нашей стране и за рубежом. О. А. Шванком был выполнен
огромный объем гравиметрических наблюдений на юго-востоке
европейской части СССР и проведено их обобщение в многочис­
ленных производственных отчетах. На их базе О.А. Шванком была
составлена в 1960 году карта гравитационных аномалий обшир­
ной Волго-Прикаспийской территории, ставшая основой для со­
ответствующих листов государственной гравиметрической кар­
ты СССР М 1:200000. Материалы, полученные Олегом Алексее­
вичем, использовались и используются самыми разными геофи­
зическими и геологическими службами и способствуют важным
геологическим открытиям на территории нашего региона. Олег
Алексеевич был специалистом широчайшей эрудиции, владел не­
сколькими иностранными языками, все его выводы и построения
основывались на глубоком и исчерпывающем знании материала.
Он, хотя и не был облечен учеными степенями и званиями, являл
собой пример высочайшей научной квалификации, оставаясь все­
гда скромным и легко ранимым человеком. Непонятно, как это
случилось, что на пенсию он был выпровожден всего лишь в 61
год, в расцвете творческой научной активности. Он многое еще
мог сделать полезного для саратовской и нижневолжской геоло­
гии, ибо с момента своей отставки прожил еще 15 лет. Скончал­
ся О.А. Шванк в 1980 году.
Илья Ефимович Эйдман родился 27 февраля 1908 года в г. Вель­
ске бывшей Гродненской губернии. Окончив рабфак в г. Москве,
он поступил в 1930 году на геофизическое отделение Московско­
го геолого-разведочного института им. С. Орджоникидзе, кото­
рое окончил в 1935-м. Работать он начал еще будучи студентом в 1930 году - в полевых партиях на должности коллектора. После
получения диплома он сразу стал заведующим лабораторией Все­
союзной конторы геофизических разведок. До 1943 года работал
в г. Краснокамске Пермской области, затем в Башкирии, затем в
г. Краснодаре. В 1946 году переехал в Саратов, где стал началь­
ником отдела промысловой геофизики Саратовского отделения
ГСГТ. В этой организации, позже называемой Нижневолжским
разведочным геофизическим трестом, он с 1951 по 1957 год за­
нимал должность начальника тематической партии. Далее пере­
шел на работу в лабораторию Саратовского отделения ВНИИГеофизики, а с организацией НВНИИГГ стал заведующим отделом
промысловой геофизики. В 1957 году он защитил кандидатскую
диссертацию, в 1961-м получил ученое звание старшего научно­
го сотрудника. В должности заведующего отделом НВНИИГГ он
работало 1961 по 1978 год.
И.Е. Эйдман является крупным ученым и одним из основате­
лей промыслово-геофизической службы СССР. Им разработаны
научные основы метода естественных потенциалов, ряд лабора­
торных методов измерения физических параметров горных пород
на керне, а также многие приемы и методы интерпретации про-
мыслово-геофизических дан­
ных. Эти методы широко ис­
пользовались при составлении
проектов разработки нефтега­
зовых месторождений и при
подсчете запасов нефтяных и
газовых залежей в разных ре­
гионах страны. Илья Ефимо­
вич-автор 42 научных трудов
и 7 авторских свидетельств. В
разное время его работа нео­
днократно отмечалась знаками
отличия, медалями, орденом
“Знак Почета” и бронзовой
медалью ВДНХ. В 1978 году
он вышел на пенсию. Умер
И.Е. Эйдманв 1986 году.
Илья Ефимович
Михаил Борисович Эздрин
Эйдман
родился 10 октября 1913 года
в г. Ленкорань Азербайджанской ССР в семье рабочего. В 1927 году
он окончил семилетку в Махачкале, а потом там же - курсы кол­
лекторов. С 1929 года он - прораб, затем старший коллектор гео­
лого-разведочных партий в Дагестане, где вела работы Дагестан­
ская группа ВНИГРИ. В 1931 году он уехал в Ленинград, где рабо­
тал старшим коллектором в отделении ВНИГРИ. В 1935 году по­
ступил в Московский нефтяной институт им. И.М. Губкина, кото­
рый окончил в 1940 году, получив специальность “Горный инже­
нер-геолог”. В период учебы в летнее время работал прорабом и
младшим геологом в полевых партиях в Татарии, Азербайджане,
Куйбышевской области. По окончании института получил назна­
чение во Львов, где несколько месяцев работал геологом и началь­
ником партии треста “Укрнефтеразведка”. С началом войны был
эвакуирован в Саратов, где в 1941-1945 годах работал начальни­
ком партии НВГРТ. В 1946 году он стал старшим геологом произ­
водственного отдела треста, а в 1947-м был назначен старшим
геологом Соколовогорской конторы бурения при объединении “Саратовнефть”. В 1951 годуМ.Б. Эздрин перешел в трест “Саратовнефтегазразведка”, где работал сначала старшим геологом, затем
начальником геологического
отдела, а затем главным геоло­
гом треста. В 1957 году он был
назначен старшим геологом
управления нефти и газа при
Саратовском совнархозе, а в
1958 году в связи с организа­
цией Нижневолжского филиа­
ла ВНИГНИ перешел на рабо­
ту туда на должность руково­
дителя лаборатории поиска и
разведки. Когда был организо­
ван НВНИИГГ, Михаил Бори­
сович в 1961 году стал заведу­
ющим отделом Прикаспийс­
кой впадины и оставался на
этом посту 20 лет. В 1963 году
Михаил Борисович
Эздрин
он защитил кандидатскую дис­
сертацию.
М.Б. Эздрин - авторитетный специалист в нижневолжском ре­
гионе, одинаково успешно работавший в производственных и на­
учно-исследовательских организациях. С его участием еще в 1940-е
годы был открыт ряд нефтегазовых месторождений в Саратовс­
кой области, в том числе Соколовогорское. Склонность к научным
исследованиям проявилась в нем еще в молодом возрасте и приве­
ла его в итоге на ответственный пост заведующего ключевым
геологическим подразделением НВНИИГГ, на котором он под­
твердил свою высокую квалификацию, талант исследователя, ог­
ромную работоспособность и хороший административный дар,
позволивший правильно организовать работу отдела во благо по­
стижения геологических тайн Поволжья и Прикаспия. Работа от­
дела во многом способствовала открытию таких месторождений,
как Астраханское, Жанажольское, Карачаганакское и других. Под
руководством Михаила Борисовича был выполнен ряд крупных
работ по заданиям и директивам Министерства геологии СССР. В
! частности, он подготовил “Технико-экономический доклад об уси­
лении геолого-разведочных работ на нефть и газ в Прикаспийской
впадине и ее обрамлении на 1981-1985 годы”, который правиль-
но определил стратегическую
линию геологического произ­
водства и науки по освоению
богатств этого региона. Был
Михаил Борисович обаятель­
ный, интеллигентный, очень
доброжелательный человек,
неизменно вызывавший сим­
патию всех его коллег и това­
рищей по работе. В 1981 году
он перешел с должности заве­
дующего отделом на заведова­
ние сектором и продолжал тру­
диться до конца жизни, так и
не выйдя на пенсию. Умер
М.Б. Эздрин в начале апреляв День геолога-в 1986 году.
Натан Савельевич Зингер
Натан Савельевич
родился 11 января 1931 года в
Зингер
Саратове. В 1953 году он окон­
чил геологический факультет
Саратовского университета. До 1955 года работал начальником
геолого-съемочной партии треста “Актюбнефтегазгеология”. В
декабре 1955 года вернулся в Саратов - переводом в Нижневолж­
ский филиал ВНИГНИ, где до 1961 года работал, последователь­
но занимая должности старшего геолога, старшего научного со­
трудника, руководителя темы. В 1961 году стал работником вновь
организованного НВНИИГГ, а в 1962-м занял должность заведу­
ющего лабораторией гидрогеологии, в которой оставался до кон­
ца жизни. Круг его научных интересов отражен в названиях его
кандидатской диссертации, защищенной в 1961 году, “Гидрохимические показатели нефтегазоносное™ Нижнего Поволжья”, и
докторской диссертации (1967 г.) “Газогидрохимические крите­
рии оценки нефтегазоносное™ локальных структур”. За время
работы в НВНИИГГ Натан Савельевич Зингер подготовил и опуб­
ликовал около 100 научных работ. С середины 1960-х годов Зин­
гер преподавал в Саратовском университете и в 1970-м ему было
присвоено ученое звание профессора.
Он был талантливым исследователем, крупным специалистом
в области нефтяной гидрогеологии, занимаясь разработкой раз­
личных ее направлений в течение всей своей жизни. Одно из но­
вых предложенных им и разработанных направлений - органи­
ческая гидрохимия. Он создал рациональный комплекс прямых
газогидрогеохимических критериев прогноза нефтегазоносности локальных структур. Работал над созданием теоретических
основ нефтепоисковой гидрогеологии. Им было установлено раз­
личие фонового содержания органических и газовых компонен­
тов подземных вод нефтегазоносных и ненефтегазоносных райо­
нов и разработан комплекс критериев регионального прогноза
нефтегазоносности. Он занимался изучением генезиса сернистых
газов, глубоко залегающих маломинерализованных вод на юговостоке Русской платформы, анализом возможности использова­
ния отдельных органических компонентов пород и шлама для про­
гноза нефтегазоносности отложений в районе бурящейся скважи­
ны.
Труды Н.С. Зингера имели большое теоретическое и практи­
ческое значение. Разработанный им научно-методический комп­
лекс исследований использовался во многих геологических орга­
низациях СССР и за рубежом. Натан Савельевич обосновал перс­
пективность территории северо-восточного склона Воронежско­
го свода и прилегающей части Рязано-Саратовского прогиба. С
применением методики Н.С. Зингера были открыты месторожде­
ния нефти и газа на лево- и правобережных площадях Саратовс­
кого Поволжья - Марксовской, Ершовской, Сплавнухинской,
Квасниковской и других. Он был общительный, коммуникабель­
ный человек, доброжелательный и веселый, обладал великолеп­
ным и тонким чувством юмора. К несчастью, природа не награ­
дила его крепким и устойчивым здоровьем. Натан Савельевич
скончался в 1980 году в возрасте всего лишь 49 лет.
Борис Иванович Беспятов родился 29 апреля 1931 года в по­
селке Сенном Краснодарского края. Рано потеряв родителей, он
воспитывался у родственников в районном центре Аркадак Сара­
товской области, где в 1949 году окончил среднюю школу. В том
же году он поступил на геологический факультет Саратовского
университета, который окончил с отличием в 1954-м. Последую­
щие три года он учился и успешно окончил аспирантуру при ка-
федре геофизических методов
разведки. Работать Борис Ива­
нович начал в 1954 году пре­
подавателем в Саратовском не­
фтяном техникуме, а летом вы­
езжал в полевые сейсморазве­
дочные партии. В 1956 году он
стал старшим инженером-интерпретатором лаборатории
геофизических методов иссле­
дований Саратовского отделе­
ния ВНИИГеофизики. В 1958—
1960 годы работал техничес­
ким руководителем опытно­
методических партий Нижне­
волжского филиала ВНИИГеБорис Иванович
офизики. В 1961 году стал за­
Беспятов
ведующим сектором сейсмо­
разведки НВНИИГГ. В 1963 году защитил диссертацию на соис­
кание ученой степени кандидата технических наук по теме “Тео­
рия и методика группирования и их применение при сейсмораз­
ведке каменноугольных и девонских отложений в Саратовском и
Волгоградском Поволжье”. В 1967 году стал заведующим отде­
лом разведочной геофизики НВНИИГГ и в этой должности пре­
бывал 27 лет-вплоть до выхода на пенсию в 1994-м. Б.И. Беспятовым разработаны теоретические основы методики группиро­
вания сейсмоприемников и взрывов, подготовлены и внедрены в
производство многие практические рекомендации по повышению
эффективности сейсморазведки. Его разработки получили при­
знание и широкое распространение во многих регионах страны и
за рубежом. Использование их в производственных сейсморазве­
дочных партиях в Нижнем Поволжье способствовало открытию
ряда нефтяных и газовых месторождений, среди них Александ­
ровское, Западно-Линевское, Новинское, Краснокутское, Астра­
ханское и другие. Б.И. Беспятов - автор более 150 научных работ
и 7 монографий. За научные достижения и производственные ус­
пехи он неоднократно награждался орденами и медалями СССР.
Он бьш романтиком сейсморазведки, увлеченным исследователем,
всегда активно участвовал в общественной жизни института, по
многим показателям руководимый им отдел считался образцовым
подразделением института. Скончался Борис Иванович Беспятов
15 апреля 1995 года.
Наш рассказ о Нижне-Волжском НИИ геологии и геофизики
периода 1956-1980-х годов (в основном) на этом завершен. Мно­
гие достойные фамилии и имена не упомянуты в этом очерке, но
и дальнейшее расширение объема написанного не представляет­
ся возможным и целесообразным. Я в своем повествовании, на­
поминаю, следовал принципу - рассказать об истории предприя­
тия в фактах жизни и деятельности его руководителей и главных
специалистов по геологии. Применительно к НВНИИГГ очерк до­
полнен биографическими справками некоторых выдающихся спе­
циалистов института, ушедших из жизни.
Но разговор о НВНИИГГ на этом не закончен. Мы вернемся к
нему в заключительной главе книги.
Саратовская геофизическая экспедиция
редыстория Саратовской геофизической экспедиции нача­
лась с организации нескольких опытно-методических гео­
физических партий в составе Саратовского отделения
ВНИИГеофизики. Развитие производственных геофизических
работ, выход с поисковыми задачами в новые, геологически слож­
но построенные районы, во многом неразработанные теория и
практика геофизических исследований требовали интенсивного
развития научного и опытно-методического сопровождения про­
изводства. Именно такую цель преследовало создание в 1956 году
упомянутого отделения, преобразованного в 1958 году в Нижне­
волжский филиал ВНИИГеофизики. В филиал пришли и опытные
геофизики и геологи из треста “Нижволгогеофизика”, и молодые,
только что окончившие вуз специалисты, с энтузиазмом взявшие­
ся за дело. Первоначально филиал занимал арендованные у треста
производственные площади на улице Крайней. Затем было реше­
но обустраиваться на Соколовой горе - на выделенном участке в
пределах территории Соколовогорского нефтепромысла. Были
приобретены щитовые домики, в которых разместились админи­
страция партий, камеральные и тематические группы, примитив­
ные мастерские и складские помещения. Управление же филиала
и исполняющий обязанности директора Александр Исаевич Храмой находились в одном из корпусов Верхнего базара.
В конце 1960 года приказом по Министерству геологии СССР
и передаточным приказом по только что родившемуся НижнеВолжскому НИИ геологии и геофизики (НВНИИГГ) с 1 января
1961 года создается Саратовская комплексная опытно-методичес­
кая геофизическая экспедиция. Почти за 40 лет своего существо­
вания экспедиция много раз переименовывалась. Наиболее усто­
явшееся наименование - Саратовская геофизическая экспедиция
(СГЭ). Так мы и будем ее называть в настоящем очерке.
Начальником экспедиции тем же приказом был назначен Ана­
толий Михайлович Иванчук, работавший начальником одной из
сейсморазведочных партий филиала.
П
Анатолий Михайлович ро­
дился 6 февраля 1929 года в
Энгельсе, где окончил сред­
нюю школу. В 1947-1952 го­
дах учился на физическом фа­
культете Саратовского универ­
ситета и окончил его с дипло­
мом геофизика. В 1952-1954
годах учился в аспирантуре
при кафедре геофизических
методов разведки. В 1954—
1956 годах был старшим пре­
подавателем на той же кафед­
ре геологического факультета.
В 1956 году перешел на рабоАнатолий Михайлович
ту в Нижневолжский филиал
Иванчук
ВНИИГеофизики и работал до
1960 года в должности началь­
ника полевой партии. Уже в это время молодой Анатолий Михай­
лович проявил себя отличным и администратором, и хозяйствен­
ником, и прекрасным специалистом, имевшим склонность к на­
учным исследованиям. Это была идеальная кандидатура на пост
начальника вновь созданной экспедиции. А.М. Иванчук сочетал
в себе молодой задор и энергию, обладал уже немалым производ­
ственным и жизненным опытом, знал специфику проведения гео­
физических работ в местных геологических условиях, имел “бо­
жью искру” лидера и организатора и был просто обаятельным
человеком, которому всегда симпатизировали и разноуровневые
начальники, и коллеги, и подчиненные. Рассказать о его деятель­
ности на посту начальника СГЭ непросто - прежде всего по при­
чине беспрецедентно длительного пребывания в этой должнос­
ти: он возглавлял коллектив экспедиции 30 лет, вплоть до 1991
года. Думается, что лучше всего привести выдержки из обстоя­
тельного очерка об истории СГЭ, написанного самим Анатолием
Михайловичем и опубликованного на страницах регионального
научно-технического журнала “Недра Поволжья и Прикаспия”
(1998. Вып. 16 (июль). С. 72-79). Отметим незаурядный литера­
турный дар автора, читать которого легко и интересно. Итак...
“В деятельности СГЭ можно проследить несколько этапов ее
становления и развития. Первое десятилетие - примерно до 1971
года - период бурного обустройства и технического перевоору­
жения, значительного ежегодного наращивания объемов работ. За
счет постепенного увеличения территории базы СГЭ удалось по­
строить фундаментальные мастерские, гараж, складские помеще­
ния, начать асфальтирование и озеленение территории... Волейневолей экспедиция прихватывала то один, то другой небольшой
кусочек у Соколовогорского нефтепромысла, что вызывало есте­
ственное возмущение со стороны его начальников Д.М. Кошечкина и С.А. Лисицына, владельцев земли...”
“Первоначально деятельность экспедиции сосредоточивалась
в районах Саратовской области, и основными направлениями ра­
бот были разработка и внедрение сейсмического районирования
по типу волновых картин (Б.И. Беспятов), участие в разработке
методики прямых поисков углеводородных залежей (А.М. Иван­
чук), внедрение методики КМПВ, а затем разработка и внедрение
МПОВ для регионального изучения бортовой зоны Прикаспийс­
кой впадины (Л.М. Найдис).”
“К концу этого периода сформировалось “лицо” экспедиции это было работоспособное подразделение, умевшее не только тща­
тельно отрабатывать и внедрять технико-методические предло­
жения института, но и самостоятельно ставить научные и произ­
водственные задачи, самостоятельно решать их, устанавливать
контакты со многими ведущими геофизическими институтами
страны для совместного решения все более усложнявшихся задач
разведочной геофизики. К таким институтам, в первую очередь,
относились ВНИИГеофизика, Институт физики Земли АН СССР,
Ленинградский университет.”
“В работе экспедиции все большее значение приобретает ком­
плексность геофизических исследований: создаются гравиметри­
ческая, электроразведочная, геохимическая партии. Экспедиция
выходит со своими работами на территории Уральской, Оренбур­
гской, Пензенской областей.”
“Следующий период (1971-1981 гг.) связан со становлением
экспедиции как самостоятельного юридического лица в системе
института, с установлением оптимальных соотношений между
опытно-методическими и развивающимися, несмотря на проти­
водействие института, производственными геофизическими ра­
ботами, с дальнейшим развитием сотрудничества с ведущими гео­
физическими школами-И.Б. Берзон (Москва), Г.И. Петрашеня
(Ленинград), Н.Н. Пузырева (Новосибирск).”
“Дальнейшее развитие научно-технического сотрудничества с
геофизическими организациями Оренбургской и Уральской об­
ластей позволило экспедиции основной объем методических ис­
следований сосредоточить на этих территориях, оставив на сара­
товских землях лишь одну опытно-методическую партию, а ос­
тальные постепенно переориентировать на выполнение производ­
ственных задач. Широко развивались в этот период геохимичес­
кие и электроразведочные исследования..
“Основными экспедиционными геологическими результатами
за этот период явилось широкомасштабное рекогносцировочное
изучение геологического строения Жигулевско-Пугачевского сво­
да, выход с поисковыми геофизическими работами на северный
(Иргизский) и северо-восточный (Бузулукская впадина) склоны
Пугачевского свода, подготовка цепочки структур по нижнепермс­
кому барьерному рифу вдоль бортового уступа...”
А.М. Иванчук вспоминает и о бурной общественной жизни эк­
спедиции в этот период: веселых праздниках “ 1000-лентия”, юби­
лейных вечерах и капустниках (с участием экспедиционных та­
лантов - поэтессы Н.В. Златогорской и композитора Г.В. Леоно­
ва), проходивших в непринужденной веселой атмосфере и созда­
вавших хорошую, душевную обстановку в коллективе.
“Следующий период развития экспедиции - начало 80-х годов
-1992 год. Он характеризовался интенсивным техническим и ме­
тодическим перевооружением геофизических работ, неуклонным
ежегодным ростом производительности и объемов исследований
как в денежном, так и в физическом выражении, приходом к ру­
ководству полевыми партиями способных организаторов и ква­
лифицированных специалистов В.А. Живодрова, С.В. Рыкало,
Л .В. Конькова, А. А. Гаврилина, В.Н. Ежкова и других. В это же
время в экспедиции выросла и сформировалась целая плеяда та­
лантливых старших геофизиков-интерпретаторов и обработчи­
ков: Л.К. Тищенко, Н.К. Бородина, Н.В. Златогорская, Г.В. Лео­
нов, Н.Б. Коськина, О.П. Резепова и много других способных и
творческих специалистов.”
“В методику полевых работ были внедрены приповерхност­
ные и поверхностные взрывы, невзрывные источники возбужде­
ния импульсного и вибрационного типов. В обработку геофизи­
ческих материалов начали внедряться компьютерные техноло­
гии...”
“Пожалуй, этот период был наиболее удачным и высокорезуль­
тативным для СГЭ... В Бузулукской впадине старшие геофизи­
ки Н.К. Бородина и Н.Б. Косыгина сумели ежегодно готовить под
бурение и выявлять для последующей подготовки до 3 4 объек­
тов. Надежность их была так высока, что коэффициент удачи бу­
рения для этого района достиг 0,9, тогда как в целом по стране он
не превышал 0,33... ”
“В эти же годы в СГЭ были созданы интересные и значимые
методические разработки по интерференционным системам воз­
буждения и регистрации волн при взрывном и невзрывном ис­
точниках (И.И. Хараз), комплексированию сейсморазведочных и
электроразведочных работ и комплексной интерпретации их ма­
териалов (Н.П. Смилевец, Э.Л. Озерков).
“В эти же годы экспедиция участвует и в работе за рубежом...
Впервые была практически полностью сформирована сейсмораз­
ведочная партия для работы в Эфиопии из сотрудников СГЭ рабочих, операторов сейсмостанций и виброустановок, инжене­
ров и техников полевого отряда, камеральной группы и вычисли­
тельного центра... Наши ребята многому сумели научить и мно­
гое показать зарубежным коллегам.”
В этих строках - этапы и вехи долгого тридцатилетнего пути,
пройденного Анатолием Михайловичем вместе со своей экспе­
дицией, которой отдавал он все силы, душу, энергию, квалифика­
цию, талант. Он был подлинным лидером своего учреждения первым административным лицом, главным специалистом, муд­
рым и справедливым руководителем, бывшим в курсе всех экспе­
диционных производственных и хозяйственных дел, личных про­
блем работников экспедиции.
В 1991 году Анатолий Михайлович по возрасту оставил рабо­
ту в СГЭ и перешел в штат института. Став ведущим научным
сотрудником отдела разведочной геофизики (ОРГ), сосредоточил­
ся на научных исследованиях. В науке он преуспевал и в более
молодые годы (кандидатом технических наук он стал еще в
1969 году), но много времени для чисто исследовательской дея­
тельности в пору работы в СГЭ не имел. Авторитет его как уче­
ного в профессиональной среде был очень высок, свидетельство
тому - его участие во внедрении метода ВСП в Болгарии, работа
в составе экспертных комиссий Министерства геологии СССР в
Перу, на Кубе, во Вьетнаме, в Эфиопии, в Англии, в Армении.
Научные исследования А.М. Иванчука охватывали большой и раз­
нообразный круг вопросов разведочной геофизики, связанных с
изучением динамики сейсмических волн в реальных средах, с про­
блемами прямых поисков нефтяных и газовых месторождений,
методики сейсморазведки, с вопросами комплексирования геофи­
зических разведочных методов. Нет такой области в разведочной
геофизике, по которой Анатолий Михайлович не мог бы выска­
зать квалифицированного, аргументированного, основанного на
новейших достижениях науки суждения, всегда четко излагаемо­
го и взвешенного. На посту ведущего научного сотрудника ОРГ
Анатолий Михайлович стал одним из ключевых работников ин­
ститута, определявших направления его деятельности. К автори­
тетному слову Анатолия Михайловича внимательно прислуши­
валось руководство НВНИИГГ, а также заказчики в лице различ­
ных геологических производственных организаций. Он более
походил на заместителя директора НВНИИГГ по геофизике, ста­
вившего точки над i во всех обсуждениях проектов, планов, ре­
зультатов деятельности института, на защитах отчетов, рекомен­
даций, кандидатских и докторских диссертаций.
Не менее привлекателен Анатолий Михайлович как активный
общественник и просто человек: охотно принимал участие в под­
готовке и проведении праздничных институтских мероприятий,
был остроумным их ведущим и находчивым тамадой на юбилеях
коллег и товарищей по работе; владел редчайшим человеческим
качеством - умением слушать собеседника, проникаться его бо­
лями и заботами, оказывать сочувствие и поддержку. Он внушал
доверие и симпатию всем своим знакомым, был любителем и зна­
током природы, искусства, отечественной и саратовской истории,
обладал тонким чувством юмора. Он был высоконравственным
человеком, Человеком с большой буквы.
А теперь можно представить состояние людей, близко знав­
ших Анатолия Михайловича, при известии о его скоропостиж­
ной смерти 20 мая 1999 года... Это был шок, ужас, настоящее горе,
неприятие кончины человека, с которым только вчера общались
друзья и коллеги... Что-то оборвалось в душах саратовских гео­
логов и геофизиков с уходом из жизни А.М. Иванчука, что-то на­
рушилось в их мироощущении, породив чувство скорбной пус­
тоты и горечи.
Но жизнь остановить невозможно, будем и мы продолжать рас­
сказ о детище Анатолия Михайловича, которому посвящен этот
раздел книги.
В 1991 году на пост начальника экспедиции пришел Влади­
мир Александрович Живодров, опытный специалист, прошедший
хорошую школу организации геофизических работ и в пределах
отечества, и за рубежом.
Он родился 16 июля 1944 года в Саратове, в семье рабочего.
Окончил среднюю школу в 1961 году и тогда же поступил на ме­
ханико-математический факультет Саратовского университета.
Проучившись на нем два года, перевелся на геологический фа­
культет, на отделение геофизики. В период учебы Владимир зара­
батывал на жизнь, занимая разные должности в разных организа­
циях: лаборант в ГипроНИИгаз, слесарь по ремонту, электрора­
диомеханик сейсмокаротажной партии геофизического треста,
техник-оператор сейсмокаротажной партии промыслово-геофи­
зической конторы. В 1968 году он окончил геологический факуль­
тет СГУ и тогда же появился в экспедиции, первый год прорабо­
тав в ГРКУ на должности инженера-геофизика. В 1965-1975 го­
дах он работал инженером-оператором в полевых сейсморазве­
дочных партиях. В 1975 году стал начальником партии и трудил­
ся в этом качестве до 1981 года. Далее три года работал за рубе­
жом - в Эфиопии - в должности старшего геофизика объедине­
ния “Зарубежгеология” Министерства геологии СССР. В своих
воспоминаниях о поездке в Африку Анатолий Михайлович Иван­
чук писал так: “Несомненным лидером и организатором эфиопс­
ких работ являлся В.А. Живодров, совершенно неутомимый и вез­
десущий, находивший выход из любой тупиковой ситуации.”
Возвратившись “из загранки” умудренным, счастливым и бо­
гатым (по советским меркам), Владимир Александрович продол­
жил работу в родной экспедиции в должности главного геофизи­
ка сейсмической партии. В 1987 году в связи с внедрением в прак-
тику сейсморазведочных ра­
бот невзрывных источников
В. А. Живодров возглавил спе­
циальный экспедиционный от­
ряд по освоению новой тяже­
лой техники - вибраторов и
вибросейсов, становившихся
рабочей альтернативой шпуро­
вым зарядам и линиям ДШ. В
этой должности он работал до
1991 года, а затем принял не­
легкую ношу начальника экс­
педиции. Нелегкой она была
всегда, но с наступлением
“смутного времени” в нашем
государстве, связанного со
Владимир Александрович
сменой его политического и
Живодров
экономического устройства,
ноша эта стала просто невыно­
симой. И можно только удивляться тому, что Владимиру Алек­
сандровичу удалось удержать экспедицию “на плаву”. Но об этом
мы поговорим ниже.
Долгое время, начиная с основания экспедиции, в ее составе
не было главного геолога. Функции его исполнял (практически)
начальник экспедиции, одинаково хорошо разбиравшийся и в воп­
росах геофизики, и в вопросах геологии. Кроме того, в первый
период существования СГЭ значительный объем ее работ был
запрограммирован на проведение опытно-методических исследо­
ваний, предусматривавших изучение волновых картин, выбор па­
раметров группирования и источника возбуждения, при проведе­
нии которых работа геолога не была столь уж необходимой. Но
по мере того, как экспедиция все более и более выходила на ре­
шение производственных задач, потребность в квалифицирован­
ном геологическом сопровождении работ становилась очевидной.
Поэтому и появился в 1976 году в СГЭ первый в ее истории глав­
ный геолог. Им стал Олег Васильевич Шаталов.
Он родился 28 декабря 1935 года в Саратове. В 1953 году окон­
чил 19-ю среднюю школу, а в 1958 году - геологический факуль­
тет Саратовского университета по специальности “Геология, съем­
ка и поиск месторождений полезных ископаемых”. В 1958,1959
годах он работал младшим геологом Мордовской геолого-разведочной экспедиции, входящей в состав Горьковского средневол­
жского геологического управления. В 1959 году перевелся на ра­
боту в трест “Нижволгогеофизика”, где работал сначала геологом
полевой сейсмической партии, а затем, получив необходимые зна­
ния по геофизическим методам разведки на заочных курсах при
Ленинградском горном институте, стал старшим геофизиком-интерпретатором.
В 1970 году Олег Васильевич перешел на работу в НВНИИГГ
на должность старшего научного сотрудника. В 1973 году защи­
тил диссертацию на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук. В 1974 году стал ученым секрета­
рем НВНИИГГ и, наконец, в 1976 году перешел на работу в экс­
педицию. Проработав на посту главного геолога СГЭ два года,
Олег Васильевич был командирован в ГДР на должность главно­
го специалисга-консультанта по геологии при Народном предпри­
ятии “Геофизика” в г. Лейпциге. В 1980 году вернулся в Союз на
прежнюю свою должность в экспедиции. Успешно работал до 1987
года, а затем неожиданно для всех уволился и перешел на работу
в саратовскую группу института “ВолгоградНИПИнефть” на дол­
жность старшего научного сотрудника. Работал здесь в течение
девяти лет, а в 1996 году, несомненно преждевременно, скончал­
ся, едва достигнув 60-летнего возраста. В последние перед своей
кончиной годы он занимался аэрокосмогеологической съемкой.
Последняя его статья в соавторстве с В.П. Дьяченко “Прогнози­
рование нефтегазоперспективных объектов в восточной части Иргизского прогиба на основе аэрокосмогеологических исследова­
ний” была напечатана в восьмом выпуске журнала “Недра По­
волжья и Прикаспия” в феврале 1995 года.
Олег Васильевич был классным специалистом-геологом, оди­
наково хорошо зарекомендовавшим себя и в производственных
организациях, и в научных. Именно при нем СГЭ достигла мак­
симальных геологических успехов. Период этот Анатолий Ми­
хайлович Иванчук назвал “наиболее удачным и результативным
для экспедиции.” Было выявлено и подготовлено к бурению мно­
жество структур: Западно-Вишневская, Западно-Степная, Кузе-
Олег Васильевич Шаталов
баевская, Тепловская, Первомайская и другие. О.В. Шаталов был
одним из первых, кто обратил внимание на Бузулукскую впадину
как на потенциально перспективный объект, где впоследствии
были проведены масштабные геофизические работы, приведшие
к выявлению нефтяных и газовых залежей. Олег Васильевич по­
стоянно генерировал все новые и новые геологические идеи и с
энтузиазмом “продвигал” их в жизнь, обретая при этом и союз­
ников, и оппонентов. Причем его горячность и некоторая неужив­
чивость, неприятие чужих точек зрения и мнений служили ему
подчас плохую службу. Мог он и вспылить, и “хлопнуть дверью”
под влиянием неудовлетворенности и гнева, мог в пылу дискус­
сии прибегнуть к “непарламентским” выражениям. Но это было
следствием прежде всего искренней увлеченности делом, кото­
рому он служил, любви к своей работе, к геологии, к вольному
полету научной мысли, которую так противоестественно укро­
щать осгорожничаньем и перестраховочными сомнениями. Олег
Васильевич бьш романтиком, страстным и нетерпеливым провод­
ником своих интересных и глубоких, всегда неординарных взгля­
дов на геологическое строение той или иной территории. Не на­
ходя понимания в своем окружении, он искренне огорчался и
обычно стремился от него избавиться - менял место работы. Вот
почему уже в зрелом возрасте обрел репутацию человека со слож­
ным характером, которая мешала ему, отличному специалисту,
расти по службе. Но все, знавшие Олега Васильевича, всегда от­
мечали главное его качество - профессионализм, высочайшую ква­
лификацию, отличное знание дела, которым он занимался. И был
он, помимо всего, просто хорошим парнем - верным другом, ува­
жительным и доброжелательным в повседневной жизни челове­
ком, прекрасным отцом, воспитавшим и дочь, и сына в духе соб­
ственного отношения к любимой им геологии.
В 1987 году на должность главного геолога Саратовской гео­
физической экспедиции был назначен Юрий Иванович Никитин,
человек в то время молодой, но уже зарекомендовавший себя как
опытный специалист, готовый к самостоятельной, серьезной на­
учной и производственной работе.
Юрий Иванович родился 15 июля 1949 года в городке Болей
Читинской области. В 1966-1971 годах он учился в Томском по­
литехническом институте на геологическом факультете, который
окончил с отличием по специальности “Геология и разведка не­
фтяных и газовых месторождений”. Назначение получил в Аст­
рахань и около года работал помощником бурильщика в Астра­
ханской конторе разведочного бурения. В 1972 году он переехал
в Саратов, где первые два года занимал должность инженера-геолога полевой сейсморазведочной партии СГЭ.
С 1974 года по 1980 год он работал в экспедиции в геолого­
оформительской группе, обрел опыт анализа и обобщения геоло­
гических материалов, проявив уже тогда склонность к научноисследовательской работе. В 1980 году Юрия Ивановича назна­
чили старшим геологом партии обработки и интерпретации гео­
физических материалов. Здесь Ю.И. Никитин прошел хорошую
школу повседневной экспедиционной работы, связанной с авто­
матической обработкой данных на современных ЭВМ и углуб­
ленной комплексной интерпретацией ее результатов. В этот пе­
риод Юрий Иванович подготовил кандидатскую диссертацию и в
1984 году успешно ее защитил на ученом совете Саратовского уни­
верситета. В 1985 году он был назначен руководителем группы,
ведшей самостоятельную работу по обобщению геологических
материалов на отдельных пло­
щадях деятельности СГЭ. И
наконец, в 1987 году Ю.И. Ни­
китин был назначен главным
геологом экспедиции. К сожа­
лению, проработал он в этой
должности всего два года. В
1989 году его “переместили”
на пост начальника геологи­
ческого отдела объединения
“Саратовнефтегаз”, где он
тоже не задержался. В 1991
году ввиду наступивших нега­
тивных перемен в геологичес­
кой отрасли он вынужден был
вернуться к научной деятель­
ности и до 1995 года был ве­
Юрий Иванович
дущим научным сотрудником
Никитин
НВНИИГГ в отделе стратигра­
фии и литологии. В 1995 году
перешел на работу в АО “Геонарат”. А в 1997 году был назначен
и по сей день является главным геологом объединения “Саратов­
нефтегаз”, ставшего к тому времени открытым акционерным об­
ществом. Как видим, перечень должностей и организаций, в ко­
торых работал Юрий Иванович Никитин, весьма впечатляющий,
что и явилось основанием для включения его имени в число веду­
щих специалистов саратовской геологической отрасли конца
XX века.
Юрий Иванович - серьезный геолог, всегда работающий целе­
устремленно, напористо и продуктивно на любой должности. Он
напрямую причастен к выявлению многих нефтегазовых место­
рождений, к выработке направлений производственной деятель­
ности СГЭ, к обоснованию перспективности (или бесперспектив­
ности) тех или иных подведомственных территорий. Он внес зна­
чительный личный вклад в разработку научных методов анализа
и синтеза геологических материалов, в методологию сейсмосгратиграфических исследований и построений, в определение отправ­
ных понятий сейсмостратиграфии - фаций и формаций, чему по­
святил немало публикаций в периодических изданиях. Много вни­
мания он уделял разработке прогнозных моделей нефтегазовых
месторождений в подсолевых отложениях бортовой зоны и внут­
ренней части Прикаспийской впадины. Темы его исследований
разнообразны, перечислить их очень сложно. Заслуги его впечат­
ляющи. Коротко охарактеризовать Ю.И. Никитина можно слова­
ми “ответственность”, “работоспособность”, “квалификация”,
“кругозор”, имея в виду их самый широкий, сильный и высокий
смысл. А вообще он является по возрасту одним из самых моло­
дых персонажей нашего повествования, многое у Юрия Ивано­
вича еще впереди. А потому пожелаем ему дальнейших успехов
на многотрудной ниве геологического созидания как в науке, так
и на производстве...
Как это ни печально, но после Ю.И. Никитина должность глав­
ного геолога СГЭ остается вакантной вот уже более десяти лет. В
какой-то мере это отражает особенности “смутного времени”, зах­
ватившего российскую и саратовскую геологическую отрасль: нет
денег, а значит, не может быть новых классных специалистов в
СГЭ. Но, с другой стороны, как говорит сегодняшний начальник
экспедиции: “Нет подходящего человека”, то есть нет кандидату­
ры, владеющей нужной квалификацией, достаточным опытом, глу­
бокими и широкими геологическими знаниями, в особенности
применительно к нашему региону.
Но будем надеяться... Будем надеяться, что точка в изложении
истории СГЭ не поставлена. А это значит, что будут в ее составе
новые имена, а в ее деятельности - новые свершения.
Волгоградская геофизическая экспедиция
Н
астоящий раздел можно считать “капризом” автора, посчи­
тавшего веским основанием для его подготовки и включе­
ния в настоящую книгу следующие причины:
экспедиция является дочерним предприятием крупнейшего Са­
ратовского научно-исследовательского центра-НВНИИГГ -и,
стало быть, рассказ о ней позволит полнее отобразить историю
последнего;
большинство работников Волгоградской экспедиции, упомя­
нутых в этой главе, являются “выходцами” из саратовских учеб­
ных заведений, связаны с саратовской геологией давними и креп­
кими узами, а значит, имеют прямое отношение к главной теме,
определяемой названием книги;
в этой экспедиции начинал свою профессиональную деятель­
ность автор, который, конечно же, горит желанием сказать несколь­
ко добрых слов в адрес “родного” учреждения.
Хотя формально эта экспедиция - все-таки Волгоградская, и
более оправданно видеть изложение ее прошлого в книге “Вол­
гоград геологический”. И тем не менее...
Объединение нескольких опытно-методических партий Ста­
линградской геофизической конторы в самостоятельную органи­
зацию - Сталинградскую экспедицию ВНИИГеофизики произош­
ло в 1960 году, то есть это случилось даже раньше, чем образова­
лась соответствующая экспедиция в Саратове. Начальником Ста­
линградской экспедиции был назначен Михаил Иванович Садырин, кандидатура которого утверждалась руководством Нижне­
волжского филиала ВНИИГеофизики в Саратове.
Экспедиции была передана кое-какая техника и оборудование
из конторы, выделено несколько комнат в здании Сталинградско­
го управления нефти и газа на Комсомольской улице, 16, и отве­
дена территория для производственной базы в Ангарском посел­
ке. Новоназначенный начальник экспедиции сразу же развил бур­
ную деятельность, позволившую только что созданному учреж­
дению быстро встать на ноги. К сожалению, мы располагаем очень
немногими сведениями о Михаиле Ивановиче, о котором можно
говорить как о человеке, вставшем у истоков экспедиции, вырос­
шей в итоге в солидную геофизическую фирму, широко извест­
ную в Поволжье и в Прикаспии, и далеко за их пределами.
По некоторым данным, Михаил Иванович Садырин родился в
1914 году в Саратове. Здесь же в 30-е годы завершил среднее и
получил высшее образование. Был участником Великой Отече­
ственной войны, награжден несколькими медалями. С конца 40-х
годов он работал в системе саратовской нефтегазовой промыш­
ленности на административных и хозяйственных должностях. В
середине 50-х годов оказался в штате вновь созданного Нижне­
волжского филиала ВНИИГеофизики, а в 1959 году ему предло­
жили стать начальником планируемой к организации Сталинград­
ской геофизической экспедиции, подчиненной Нижневолжскому
филиалу. С организацией НВНИИГГ в 1961 году экспедиция вош­
ла в структуру института наряду с аналогичной Саратовской экс­
педицией.
Михаил Иванович Садырин к моменту своего назначения был
уже опытным и умелым администратором и буквально творил
чудеса в “пробивании” квартир для специалистов, в поставках
нужного оборудования и техники, подборе необходимых кадров,
организации производства и работы “тыловых подразделений”:
ремонтных, строительных, снабженческих. Это была сильная и
волевая личность, что во многом предопределяло успех многих
стратегических садыринских акций. К тому же был Михаил Ива­
нович очень сообразительным и умелым тактиком, блестяще ис­
пользовавшим неформальные методы в работе, особенно в плане
общения с вышестоящими начальниками, от которых зависело то
или иное решение, сулившее экспедиции какие-то блага и пре­
имущества. Умел Михаил Иванович работать, умел и отдыхать. В
близком окружении из сурового и немногословного начальника
превращался в общительного веселого человека, любившего шут­
ку, интересный задушевный разговор, хорошо накрытый стол и
пространные тосты во славу родной экспедиции. Достижениями
последней он очень гордился, ощущая собственную причастность
к производственным и научным успехам своего детища.
К моменту ухода М.И. Садырина с поста начальника в 1965
году экспедиция прочно стояла на ногах, имела хорошую собствен­
ную производственную базу (в составе экспедиции работали че­
тыре полевые партии) и работоспособный коллектив из отлич­
ных специалистов, решавших “дерзкие” по тому времени задачи
по разработке методики сейсморазведочных работ, позволявшей
картировать до того недоступное глубинное геологическое стро­
ение на уровне девонских отложений. А самое главное - основ­
ной костяк работавших в экспедиции геологов и геофизиков бьш
обеспечен прекрасными квартирами, что являлось залогом их ус­
пешной производственной деятельности и счастливой личной жиз­
ни. Спасибо Михаилу Ивановичу за это!
После Волгограда М.И. Садырин какое-то время работал в Са­
ратове, а затем переехал в Москву, где через ряд лет стал замести­
телем директора ВНИИГеофизики по общей части, заместителем
самого профессора М.Н. Полшкова. К сожалению, нет сведений
о дальнейших годах его жизни, а последний раз автор этой книги
видел Михаила Ивановича в конце 70-х годов в Саратове, где он
был в служебной командировке. В то время М.И. Садырин хоро­
шо выглядел, бьш приветлив и охотно вспоминал годы нашей со­
вместной работы в Волгограде...
В 1965 году новым начальником Волгоградской геофизичес­
кой экспедиции (ВГЭ) был назначен Игорь Алексеевич Кобылкин. Он родился 8 мая 1929 года в г. Гайвороне Одесской облас­
ти. С началом войны семья эвакуировалась, и Игорь с 15 лет на­
чал свою деятельность в качестве рабочего на Энгельсском мясо­
комбинате, за что впоследствии получил медаль “За доблестный
труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”.
В 1953 году Игорь Алексеевич окончил Саратовский универ­
ситет, получив специальность геолога-нефтяника. В том же году
приехал в Сталинград, где начал работать в полевой партии Ста­
линградской геофизической конторы сначала инженером-геологом, а потом начальником партии. В 1960-1962 годах И.А. Кобылкин находился в командировке в ГДР на должности технического
руководителя геофизической партии. Выучил немецкий язык и
хорошо владел им. По возвращении в Союз Игорь Алексеевич
работал три года на должности заведующего сейсмической лабо­
раторией института “ВолгоградНИПИнефгь”.
В 1965 году, как указывалось, он стал начальником Волгоград­
ской экспедиции. Первой и главной заслугой нового начальника
следует считать то, что он при­
умножил все то хорошее в эк­
спедиции, что досталось ему
от предшественника. В отли­
чие от М.И. Садырина, зани­
мавшегося в основном хозяй­
ственными вопросами, Игорь
Алексеевич с первых же дней
своего появления в экспедиции
активно участвовал в произ­
водственной и научной дея­
тельности и стал впоследствии
автором научных и техничес­
ких разработок, получивших
широкое признание в нижнеШорь Алексеевич
волжском и иных регионах
Кобылкин
страны.
Особый интерес Игорь Алексеевич проявил к совершенство­
ванию способов возбуждения сейсмических колебаний. Им были
разработаны теоретические основы применения линий детони­
рующего шнура (ЛДШ), внедрение которого в производство при­
вело ко многим открытиям нефтяных залежей. Способ ЛДШ, пред­
полагающий вместо скважинных источников использование де­
тонирующего шнура, уложенного погружателем в грунт, позво­
лил значительно повысить производительность труда и уменьшить
объем дорогих буровзрывных работ при общем улучшении каче­
ства первичных сейсмических материалов. Закономерным итогом
деятельности И.А. Кобылкина в этом направлении была подго­
товка кандидатской диссертации “Повышение эффективности сей­
сморазведки МОВ при нефтепоисковых работах на основе исполь­
зования линий детонирующего шнура (на примере Нижнего По­
волжья)”, которую автор успешно защитил на ученом совете СГУ
в 1975 году. В том же году способ ЛДШ демонстрировался в Мос­
кве на Выставке достижений народного хозяйства СССР в пави­
льоне “Геология”, и авторы его были удостоены серебряной ме­
дали ВДНХ.
В дальнейшем Игорь Алексеевич столь же активно участвовал
в научной деятельности экспедиции и является на сегодняшний
день автором 8 методических разработок-рекомендаций, приня­
тых на всесоюзном уровне.
Не менее впечатляюще выглядят производственные достиже­
ния экспедиции, когда ею руководил И.А. Кобылкин. Он участво­
вал лично в открытии двенадцати месторождений на территории
Волгоградской и Астраханской областей и в Калмыкии: Новинс­
кого, Западно-Линевского, Фроловского, Дудачинского, Новокочетковского, Ковалевского и Антоновского нефтяных, СевероШаджинского, Хор-Адрыкского и Полевого газовых, Верблюжь­
его нефтегазового. Под руководством И.А. Кобылкина внедрялись
новые технологии и методики сейсморазведки в Якутии, Таджи­
кистане, Казахстане, в Болгарии.
Как руководитель Игорь Алексеевич всегда был очень требо­
вательным, деловым, строгим. Ему присуще огромное (почти па­
тологическое) чувство ответственности за свое дело, постоянно
державшее в напряжении и его самого, и его подчиненных, иног­
да с явным перебором нагнетаемой тревоги, что доставляло не­
которое неудобство ближайшим коллегам, но и приносило свои
положительные плоды в виде упреждения реальных и мнимых
опасностей и обретения вследствие этого различных моральных
и материальных выгод для экспедиции. Сильная сторона Игоря
Алексеевича как администратора - его сугубо деловой подход,
немелочность и немстительность, доброе в целом отношение к
нуждам и заботам всех членов экспедиционного коллектива. Экс­
педиция под его руководством снискала огромный авторитет и
достигла высокого материального благополучия, если не процве­
тания. Отлично оснащенные ремонтные службы, современный,
постоянно обновляемый вычислительный центр, прекрасное со­
циально-бытовое обеспечение сотрудников. Диву даешься, глядя
на дачный поселок геофизиков близ Красной Слободы за Волгой,
где ключевые работники экспедиции с помощью руководства по­
строили добротные каменные домики и обустроили прилегаю­
щие садовые участки с минимальными затратами и максималь­
ными удобствами и комфортом. Все это стало возможным благо­
даря в том числе и начальнику экспедиции, всегда проявлявшему
искреннюю заботу о своих сотрудниках на деле и не очень охотно
распространявшемуся об этом на словах.
Успехи Волгоградской геофизической экспедиции во всех сфе-
pax ее деятельности и бытия привели к странному, на мой взгляд,
результату. Вместо того, чтобы всячески ее поддерживать и поощ­
рять, руководство НВНИИГГ вконце 1980-хгодовнедальновидно
допустило некоторое обострение отношений со своим дочерним
предприятием, по причине чего последнее предприняло успешные шаги к обретению самостоятельного статуса и стало в 1989 году
трестом “Запприкаспийгеофизика”, подчиненным одному из уп­
равлений Министерства геологии СССР. В 1994 году трест акци­
онировался, и ныне бывшая экспедиция является АООТ “Заппри­
каспийгеофизика”, которое продолжаетсвою высокопрофессио­
нальную и высокоэффективную деятельность на территории По­
волжья и Прикаспия под руководством И. А. Кобылкина. Но это
уже другая организация, связанная ссаратовской геологией толь­
ко ее прошлым. И именно о прошлом-о временах Волгоградской
экспедиции НВНИИГГ - мы продолжим наш разговор.
Долгое время в составе руководства экспедиции не было глав­
ного геолога. Как и в случае с Саратовской геофизической экспе­
дицией, волгоградцы в первые годы экспедиционной деятельнос­
ти решали преимущественно опытно-методические задачи, не тре­
бующие специального геологического сопровождения: отстрел
волновых картин, выбор параметров группирования, улучшение
качества прослеживания глубоких горизонтов, масштабные раз­
работки по внедрению приповерхностных и шпуровых взрывов
и так далее.
Сейчас уже трудно установить точную дату прихода в экспе­
дицию первого ее главного геолога. Им стал опытный специалист,
долгие годы трудившийся в волгоградских геологических орга­
низациях, - Евгений Алексеевич Граблин. Скорее всего, он при­
ступил к своим обязанностям в конце 1965 - начале 1966 года,
когда экспедиция начала решать, помимо опытно-методических,
и геологические задачи. К сожалению, официальных сведений о
Е.А. Граблине разыскать не удалось, хотя такие попытки пред­
принимались и в Волгограде, и в Саратове. Это был высокий, по­
жилой (далеко за 50) интеллигентный человек в очках в золоче­
ной оправе, отменно знавший свое дело, а потому вполне вписав­
шийся в коллектив экспедиции. Он трудился в экспедиции около
десяти лет и оставил работу в 1975 году, уступив место главного
геолога Борису Петровичу Шалимову.
Б.П. (именно так часто на­
зывали Шалимова в экспеди­
ции) родился 9 сентября 1930
года в городке Мало-Архангельске Орловской области. В
1953 году он окончил с отли­
чием Львовский политехни­
ческий институт по специ­
альности “Геофизические ме­
тоды разведки” и получил на­
значение в Сталинград, в мес­
тную геофизическую контору.
Три года работал в сейсмопар­
тии инженером-интерпретатором. С 1957 года по 1961 год
был старшим инженером про­
Борис Петрович
изводственного отдела той же
Шалимов
конторы, а затем перешел в
Волгоградскую геофизичес­
кую экспедицию, где до 1963 года занимал должность начальни­
ка тематической партии.
Позднее Б.П. стал главным геофизиком одной из полевых сей­
смических партий ВГЭ, много экспериментировал с полевыми си­
стемами наблюдения, вел тщательное изучение верхней части раз­
реза для выбора оптимальных условий взрыва, боролся с волна­
ми-спутниками.. . В 1968 году на несколько месяцев выезжал в
качестве эксперта-геофизика в Турцию, где вела работы “Зарубежгеология” Министерства геологии СССР. После возвращения
до 1975 года бьш начальником тематической партии экспедиции,
вел исследования по совершествованию технико-методических
приемов сейсмических работ в сложно построенных зонах. В ре­
зультате Б.П. Шалимовым была подготовлена диссертация “Со­
вершенствование методики МОВ сложно построенных структур”,
которую он успешно защитил на ученом совете Сибирского отде­
ления АН СССР в г. Новосибирске в 1975 году. В этом же году он
стал главным геологом Волгоградской экспедиции и работал в этой
должности до 1991 года. Этот период характеризовался немалы­
ми успехами экспедиции, в чем есть несомненная заслуга Бориса
Петровича. С его участием были оформлены методические раз­
работки по методике сейсморазведки крутых склонов соли с ис­
пользованием волн различных типов (1981 г.), по использованию
миграции волновых полей способом БПК (1985 г.), по приемам
сейсмической стратиграфии при изучении строения Западного
Прикаспия (1989 г.). Борис Петрович причастен и к геологичес­
ким открытиям экспедиции. В тот период, когда он руководил гео­
логической политикой Волгоградской экспедиции, были выявле­
ны такие известные в регионе нефтяные месторождения, как Касаткинское (1983 г.), Северо-Шаджинское (1986 г.), Фроловское
(1988 г.), Дудачинское(1989 г.).
В 1991 году Борис Петрович оставил работу главного геолога,
вновь стал руководителем темы, но, проработав всего год, вышел
на пенсию. Ныне он на заслуженном отдыхе, проживает в Вол­
гограде, не очень часто, но бывает на своем дачном участке в Крас­
ной Слободе...
Борис Петрович остался в памяти автора как очень серьезный,
вдумчивый, я бы сказал, “въедливый”, специалист и геофизик, веч­
но неудовлетворенный и собой, и своим окружением. До поры до
времени с этим мирились, поскольку это помогало ему бесконеч­
но улучшать и совершенствовать личные и коллективные дости­
жения. Но переспорить или переубедить его в чем-либо было труд­
но, собственное мнение он считал единственно правильным, все­
гда настаивал на своем. Говорил он тихо и спокойно, постоянно
поправляя очки на переносице, но никаких компромиссов, касав­
шихся спорных моментов, не признавал, а потому частенько об­
ретал оппонентов, в том числе и среди руководства экспедиции.
Взаимопонимание с экспедиционным окружением было утраче­
но, что и привело Бориса Петровича к преждевременному, на мой
взгляд, выходу на пенсию.
С отставкой Бориса Петровича пост главного геолога занял Георгий Николаевич Андреев, деятельность которого в основном
была сязана с новообразованным трестом “Запприкаспийгеофизика”. Но в Волгоградской экспедиции он проработал более 25 лег,
поэтому его производственная биография - это страничка в исто­
рии нижневолжской и саратовской геологии.
Жора Андреев (так его в молодости называли знакомые) ро­
дился 27 мая 1938 года в казачьей станице Кочетовской Росговс-
кой области. В 1955 году окончил Новочеркасский геолого-раз­
ведочный техникум, до 1957 года работал техником-геологом по­
левой партии в Армении. В 1957-1960 годах служил в Советской
Армии. Затем учился в Саратовском университете, который окон­
чил в 1965 году по специальности “Геофизические методы раз­
ведки”. В период учебы выеззжал с полевыми партиями, был ла­
борантом НИИ геологии Саратовского университета. В 1965 году
приехал в Волгоград и до 1968 года работал в полевых партиях
техником, инженером-оператором, старшим геофизиком, началь­
ником отряда. Затем Георгий Николаевич стал главным геофизи­
ком сейсмической партии, позднее - главным инженером Волгог­
радской экспедиции. В 1983 году заочно окончил аспирантуру и
защитил кандидатскую диссертацию. В 1983-1986 годах работал
в Эфиопии старшим геофизиком-интерпретатором. По возвраще­
нии в Союз был принят на должность главного геофизика партии,
а в 1991 году стал главным геологом экспедиции, к тому времени
уже преобразованной в трест “Запприкаспийгеофизика”. На этой
должности он работает и в настоящее время.
Г.Н. Андреев - известный специалист, преуспевший за свою
многолетнюю деятельность и в области геофизики, и в области
геологии. Он автор пяти изобретений, касающихся выбора и обо­
снования систем наблюдения, обработки и интерпретации сейс­
мических данных, участник многих представительных всесоюз­
ных и международных геофизических совещаний, где неоднок­
ратно выступал с докладами. Он участвовал в открытии десяти
месторождений в Волгоградской и Астраханской областях, а так­
же в Калмыкии. Недавно ему было присвоено звание “Заслужен­
ный геолог Российской Федерации”. Георгия Николаевича хоро­
шо знают в НВНИИГГ и во всей саратовской геолого-геофизической среде, где он обрел заслуженную популярность и всяческие
симпатии благодаря высокой квалификации, энциклопедическим
знаниям по геологии Нижней Волги, серьезности и обязательно­
сти, огромному чувству ответственности, благодаря веселому и
доброму нраву, душевности и привлекательности, всегдашней го­
товности помочь и поддержать близкого человека, если он в этом
нуждался. С ним интересно разговаривать о жизни, смотреть хок­
кей и футбол, общаться за праздничным столом как с гурманом и
остроумным человеком, с которым всегда чувствуешь психологи-
ческий контакт и полное пони­
мание. Он заботливый муж,
отец, дед, мастер на все руки.
Последнее особенно ощуща­
ешь, когда видишь его дачный
участок с добротным строени­
ем посередине. Все прекрасно
выполненные работы камен­
щика и плотника - это дело рук
Жоры, а вся красота вокруг воплощение вкуса и терпения
его очаровательной супруги
Тамары...
В принципе на этом можно
Георгий Николаевич
было бы завершить рассказ о
Андреев
Волгоградской экспедиции,
ибо формально мы выполнили задачу: охарактеризовали всех ее
начальников и главных геологов (как это мы делали применитель­
но к другим геологическим организациям). Но умолчать о некото­
рых работниках экспедиции 60-х годов, когда закладывался фун­
дамент этой известной ныне организации, когда формировалось
ее высокопрофессиональное геолого-геофизическое лицо, было
бы, право, большим преступлением. Они, стоявшие у истоков Вол­
гоградской геофизической экспедиции, бьши идеологами и вдох­
новителями, вложившими немало сил и интеллекта в ее последу­
ющее высокое реноме в региональном и всесоюзном масштабах.
Это, в первую очередь, Лев Моисеевич Найдис - светлая голо­
ва, прекрасный специалист, замечательный человек. Он родился
19 мая 1928 года в селе Яготин Полтавской области. С началом
войны семья переехала в Саратов, где Лев Моисеевич в 1949 году
поступил, а в 1954 году окончил геологический факультет Сара­
товского университета. Затем работал в Нижневолжском филиа­
ле ВНИИГеофизики. С образованием Волгоградской экспедиции
стал главным геофизиком полевой партии, ведшей опытно-мето­
дические работы по совершенствованию региональных методов
КМПВ и МПОВ (метода проходящих обменных волн). Этими ме­
тодами Лев Моисеевич заинтересовался еще в 1958 году и при
под держке А.И. Храмого постоянно ими занимался, разрабаты­
вая полевую методику работ и приемы интерпретации. В 1966 году
по полученным результатам Л.М. Найдис защитил кандидатскую
диссертацию, а в 1968 вернулся в Саратов. К тому времени в
НВНИИГГ открылась лаборатория региональных сейсмических
работ. В рамках ее деятельности Львом Моисеевичем были полу­
чены неплохие результаты; в производственные организации был
передан ряд рекомендаций. Но до массового производственного
внедрения дело, увы, не дошло. В 1970 году Лев Моисеевич вые­
хал в командировку в Болгарию и там 15 мая 1971 года трагичес­
ки погиб в автокатастрофе. Его гибель - крупнейшая потеря для
советской геологии и огромное горе для семьи и друзей. Лев Мо­
исеевич был целеустремленным и увлеченным специалистом с
большой работоспособностью, научным складом ума и широкой
эрудицией; он был обаятельным и добрым человеком, душой и
лидером коллектива, внушавшим уважение и симпатию.
Многое сделал для становления экспедиции один из ее веду­
щих специалистов в 60-х годах - Владимир Борисович Левянт. Он
родился в 1931 году в Москве, там же окончил Московский геоло­
го-разведочный институт, получив диплом геофизика. С 1954 года
жил в Сталинграде, работал в полевых сейсмических партиях Ста­
линградской геофизической конторы. Имел склонность к научным
исследованиям, поэтому с организацией экспедиции стал началь­
ником, а потом техническим руководителем одной из сейсмичес­
ких партий. В эпоху метода отраженных волн, в его примитивном
классическом варианте, Владимир Борисович очень многое сде­
лал для внедрения полевой методики, предусматривающей исполь­
зование групповых взрывов из мелких скважин. Нужны были энер­
гия, квалификация, воля, терпение, чтобы утвердить групповые
приповерхностные взрывы в качестве альтернативного (взрыву из
глубокой скважины) источника. И Владимир Борисович с этим бле­
стяще справился, передав на вооружение производственных
партий вполне работоспособную методику, позволявшую уже на
том этапе (без накопления и суммирования записей) картировать
границы в девонских отложениях. А с появлением первой инфор­
мации об ОГТ в американских журналах Левянт стал горячим сто­
ронником новой прогрессивной системы отработки профилей и
обработки полученной информации. С помощью редкостного эк­
спедиционного умельца-аппаратурщика Владимира Александро-
Владимир Борисович
Левянт
вича Помазкина была создана собственная установка СВА-1, по­
зволявшая накапливать сигналы, записанные на магнитные ленты
аналоговых станций. И уже в 1965 году, впервые в СССР, в Вол­
гоградской экспедиции был получен первый временной разрез
ОГТ, на котором качество выделяемых отражающих горизонтов
по всем уровням за счет статистического эффекта было намного
выше, чем на одиночных сейсмограммах.
Уже тогда на небольшом объеме полевого материала ОГТ от­
рабатывались в экспедиции вопросы расчета и коррекции стати­
ки и кинематики, использования мьютинга, оптимальной кратно­
сти суммирования, над решением которых другие союзные гео­
физические организациии начали трудиться года через 3-4. Вот
насколько был стремителен “рывок” экспедиции в этом плане бла­
годаря титаническим усилиям самого Владимира Борисовича, его
супруги, опытнейшего инженера-интерпретатора Зоры Иосифов­
ны Жарн и всей дружной левянтовской команды, в которую вхо­
дили и операторы, и буровые мастера, и взрывники, и работники
камеральной группы. К середине 60-х годов в экспедиции сло­
жился здоровый трудоспособный коллектив из специалистов раз­
ной геолого-геофизической ориентации, дополнявших друг дру18 —2356
га и составлявших вместе единое, очень эффективное целое. По­
мимо уже названных лиц, это были Виктор Сергеевич Мануков,
Юлия Борисовна Зингер, Владимир Николаевич Мыльцин, Ва­
лентин Георгиевич Балабанов, Альбина Александровна Семено­
ва и другие - все молодые, преданные делу, толковые и веселые
ребята и девчата, умевшие хорошо работать и хорошо отдыхать.
Позже в эту компанию влились Юра Гафуров, Жора Андреев,
Владлен Вялков, органично вписавшиеся в групповой портрет. В
тесном контакте с ними работали начальники партии, операторы,
буровые мастера - Виктор Миронов, Камиль Мустафин, Иван
Павлович Лимасов, Юра Болдырев, Валя Ежков, Слава Тимофе­
ев, Саша Близгарев, Иван Емелин, Николай Павлович Птицын и
много других (всех не перечислишь).
А теперь автор позволит себе небольшое лирическое отступ­
ление, связанное с волгоградским периодом его жизни и деятель­
ности. Незабываемы впечатления от напряженного ритма работы
на профиле. Мощные УРБы, задрав стальные вышки, дрожат от
ревущего двигателя, вращающего зажатый в роторе “квадрат”, что
вгрызается долотом в землю. Колдуют над зарядами взрывники,
снаряжая тротиловые шашки блестящими медными детонатора­
ми и монтируя сложные цепи групповых взрывов. Бригада тех­
ников и рабочих в последний раз проверяет проводимость каж­
дого канала огромной расстановки... Станция готова к работе. И
вот он - торжественный момент! Тишина на профиле!!! Умолка­
ют станки, останавливаются машины и люди. Аппаратура вклю­
чена, светятся контрольные лампочки на пульте. По телефонно­
му кабелю несутся к взрывнику четкие, с паузами, слова коман­
ды: “Приготовились!... Внимание!... Огонь!...”
Глухо содрогается земля, взмывают над кукурузным полем чер­
ные столбы воды и грязи, бешено мечутся на панели осциллогра­
фа светящиеся “зайчики”, фиксируя на поступающую в кассету
фотобумагу всю гамму земных колебаний...
Время это пришлось на пору моей молодости, а поэтому вме­
сте с открытием сейсморазведки открывался для меня и окружа­
ющий мир, вызывая острые эмоциональные ощущения. Полевые
партии, в составе которых я работал в то время, базировались ле­
том в старых казачьих станицах и селах на берегу чудесной тихой
речки Медведицы: в Березовке, станице Островской, молодом го­
родке нефтяников Жирновске. Здесь я с интересом наблюдал быт
русской деревни с нехитрыми колхозными заботами живущих в
ней простых добрых людей. Видел красочные казачьи праздни­
ки, слушал частушки и народные песни, созерцал необъятные ко­
лосящиеся поля и зеленые тенистые извивы Медведицы, где мы
проводили свой короткий отдых.
Общественно-политическая ситуация 60-х годов в стране была
здоровой и стабильной. Пора позитивных перемен (“хрущевская
оттепель”), пора надежд и робких свершений...
С общей атмосферой праздника молодости и здоровья (автору
в то время было 25-30 лет) очень гармонировал тогдашний облик
Волгограда - только что восставшего из руин чистого зеленого
белокаменного города, в сплошных новостройках и призывных
лозунгах, которым мы тогда верили. Все-то нам в городе нрави­
лось: и новые магазины, заваленные товарами и продуктами (тог­
да еще срабатывал статус города-героя, которому положено было
улучшенное снабжение), и почти не нарушаемый общественный
порядок, и четко работавший городской транспорт, и постоянно
прибывавшие в город высокие делегации: Джавахарлал Неру, ге­
нерал Де Голль, Фидель Кастро, Ким Ир Сен. По телевидению
начался показ московских программ. На Мамаевом Кургане за­
вершалась стройка века - мемориальный комплекс, ставший вскоре
местом паломничества со всего света. Так что ощущали мы себя
чуть ли не центром Вселенной, чувствовали причастность к вели­
ким делам, гордились своей профессией и искренне считали, что
все остальные люди, не геофизики и не геологи, нам завидуют...
Так уж получилось, что с отъездом из Волгограда кончилась
моя молодость и началась зрелая пора, ставшая совершенно дру­
гой историей, о которой нужно рассказывать отдельно. А когда я
бываю в коротких командировках в городе-герое и хожу по его
улицам, то светлая печаль застилает глаза, узнающие дорогие сер­
дцу места, в коих бывал в пору работы в Волгоградской геофизи­
ческой экспедиции...
Геологический факультет
Саратовского государственного университета
ятидесятые годы - это расцвет геологического факульте­
та. Ни в какие другие годы за всю историю факультета
выпуски не были столь многочисленными. В 1956 году
было выпущено 122 специалиста, в 1957 - 128, в 1958 - 122. В
самом начале 50-х годов и в более позднее время показатели вы­
пусков были существенно скромнее - на уровне 70-90 человек и
меньше. Интенсивное послевоенное возрождение и развитие
страны, освоение отдаленных районов Сибири, Казахстана, Край­
него Севера и Дальнего Востока требовало большого количества
специалистов геологического профиля, а наступившая “хрущев­
ская оттепель” породила широкий энтузиазм у молодого поколе­
ния, представители которого охотно осваивали “романтические”
мужские профессии - строителей дорог и электростанций, по­
лярных летчиков, геологов, метеорологов, топографов, моряков,
шахтеров, бурильщиков, взрывников и т.п. Вот почему конкурс
на геологический факультет в 50-е годы бьш одним из самых вы­
соких в Саратове, а учиться сюда шли лучшие выпускники сред­
них и специальных учебных заведений.
В 1951 году на должность декана геологического факультета
бьш назначен доцент Борис Касьянович Горцуев.
Он родился в 1918 году. В 1935 году поступил на геолого-почвенно-географический факультет и окончил его геологическое
отделение по кафедре минералогии в 1940 году. Бьш участником
Великой Отечественной войны, имел боевые награды. Возвра­
тившись из армии, Борис Касьянович стал сотрудником родной
кафедры минералогии, занял должность старшего преподавате­
ля и одновременно работал во вновь созданной минерально-гео­
химической лаборатории НИИ геологии СГУ. В 1947-1948 го­
дах он занимался изучением солевого и подсолевого комплек­
сов в связи с поисками солей калия, магния и бора в районах
развитии соляных куполов близ села Озинки Саратовской обла­
сти. В это же время читал студентам спецкурс “Кристаллохи­
П
мический и рентгеноструктурный анализ”. В конце 40-х годов
Б.К. Горцуев работал начальником геолого-съемочной партии
Донской экспедиции. По результатам обработки собранного там
материала и его анализа подготовил кандидатскую диссертацию,
которую успешно защитил на ученом совете геологического фа­
культета в 1951 году.
В начале 50-х годов Борис Касьянович принимал участие в
геологической съемке средней части Верхоянского хребта, буду­
чи сначала старшим геологом, а потом начальником партии Вилюйской экспедиции. Летом он выезжал на полевые работы, а в
камеральный период работал над отчетами и преподавал курс
минералогии. Деканом он оставался в течение двух лет (1951—
1953) и прослыл на этом посту поборником всяких строгостей и
формальностей, призванных, по его мысли, дисциплинировать
студентов и повышать их знания. Обязывал он, к примеру, ста­
рост студенческих групп заносить в особый кондуит все “пре­
грешения” студентов - прогулы, опоздания и другие нарушения
дисциплины, за которые пытался потом наказывать проштрафив­
шихся путем объявления замечания, выговора, лишения стипен­
дии и даже отчисления из вуза. Студенты (да и иные сотрудники
факультета) просто-таки побаивались этого ревнителя дисцип­
лины и порядка, проявлявшего непомерную пунктуальность и
педантизм в соблюдении всех формальных процедур и правил
обучения на факультете. Это наносило явный ущерб популярно­
сти Б.К. Горцуева у немалой части студенчества, привыкшего
“абы как” ходить на лекции и сдавать зачеты.
Но преподавателем Борис Касьянович был знающим и опыт­
ным. Читал лекции громко и внятно, правильно строя предложе­
ния и избегая всяких слов-паразитов (значит, в общем, как гово­
рится). Будучи сам увлеченным миром камней, он сумел увлечь
им и студентов, поощряя их интерес и творческий подход высо­
кими оценками на экзаменах и зачетах. Но и здесь проявлял себя
таким же педантом, требуя от воспитанников точности и полно­
ты в характеристиках минералов. Однажды выгнал с экзамена
студента Е.Г., назвавшего “бернадитом” минерал “вернадит”, по­
именованный так в честь выдающегося русского геолога, иссле­
дователя и писателя Вернадского...
В “постдеканское” время Б.К. Горцуев долгие годы работал
Сотрудники кафедры минералогии.
В первом ряду второй слева Борис Касьянович Горцуев.
Фото 1958 г.
на факультете и в НИИ геологии СГУ, проявляя себя работоспо­
собным, квалифицированным и пунктуальным педагогом и спе­
циалистом. С его участием выявлены минералогические коррелятивы, использованные при расчленении осадочных толщ вер­
хнемеловых отложений в междуречье Дона и Медведицы. Умер
Б.К. Горцуев в 1987 году.
В 1953 году пост декана геологического факультета СГУ за­
нял Петр Елизарович Харитонов. Сведения о нем сохранились
скудные, а личное дело его в архиве СГУ не найдено. Родился он
в 1912 году, но место его рождения не установлено. Сведений о
его молодых годах не имеется, в том числе неизвестно, какое выс­
шее учебное заведение он окончил. Но известно, что был Петр
Елизарович участником войны и что кандидатскую диссертацию
защитил в 1953 году на ученом совете геологического факульте­
та СГУ. Перед назначением на должность декана П.Е. Харито­
нов работал на кафедре нефти и газа и слыл оригиналом в вопро­
се генезиса углеводородов, придерживаясь теории неорганичес­
кого происхождения нефти.
Нам, студентам, внушал
Петр Елизарович всяческое
расположение и симпатию. На
фоне строгостей предше­
ственника П.Е. Харитонов
смотрелся демократичным и
либеральным администрато­
ром, терпимым в отношении
студентов. К тому же был он
и внешне очень привлекате­
лен: представительный, убе­
ленный легкими сединами,
красивый сорокадвухлетний
мужчина, постоянно улыбав­
шийся при приветствии и “не
вредный” как преподаватель и
декан. К сожалению, в роли
Петр Елизарович
последнего на геологическом
Харитонов
факультете он пробыл всего
два года и в 1955 году почемуто перешел на географический факультет, где работал до начала
60-х доцентом и одно время деканом.
Далее судьба Петра Елизаровича прослеживается фрагмен­
тарно. В 1962 году он уехал в Тюмень, где работал в должности
заведующего кафедрой нефти и газа Тюменского индустриаль­
ного института. Имел там какие-то неприятности за свою при­
верженность к стану нефтяников-неоргаников (в застойные годы
это было вполне возможно!), а по достижении 60-летия (в
1972 году) переехал в город Тольятти Куйбышевской области.
Там преподавал в техникуме до начала 1980-х годов, когда вы­
шел на пенсию. Умер П.Е. Харитонов скоропостижно летом 1984
года.
Сменил его на посту декана в 1955 году доцент Александр
Васильевич Востряков. Он родился 31 августа 1920 года в селе
Лена Яренского уезда Вологодской губернии в крестьянской се­
мье. В 1938 году закончил среднюю школу в родном селе. В
1938-1940 годах учился в Ухтопечерском горно-нефтяном тех­
никуме, но курса не закончил - был призван в Красную Армию.
Служил в Литве. С июня по
сентябрь 1941 года находился
на передовых позициях, при­
нимал участие в боевых дей­
ствиях будучи рядовым. В
сентябре 1941 года был ранен
и отправлен в госпиталь в Ка­
зань, где лечился до конца
года. По излечении получил
инвалидность. В январе-ок­
тябре 1942 года проживал в г.
Сыктывкаре, где работал
председателем городского комитета по физкультуре и
спорту.
В октябре 1942 года постуАлександр Васильевич
пил на геологический факульВостряков
тет эваКуИр0ванн0г0 в Коми
Карело-Финского госуниверситета. В 1944 году перевелся на геологический факультет СГУ,
который окончил в 1947-м. Далее полтора года работал в стани­
це Лабинской Краснодарского края на должности геолога крас­
нодарской геолого-разведочной конторы объединения “Союзгазразведка”.
В 1948 году поступил в очную аспирантуру при геологичес­
ком факультете СГУ, окончил ее в 1951-м, а в 1952-м защитил
кандидатскую диссертацию “Акчагыльские отложения Саратов­
ского Заволжья”. Руководителем диссертации был профессор
Г.В. Вахрушев, под опекой которого Александр Васильевич со­
бирал материал в полевых партиях НИИ геологии СГУ. В 19541955 годах он работал начальником геолого-съемочной партии
института в Заволжье.
Осенью 1955 года А.В. Востряков был назначен деканом гео­
логического факультета. К этому периоду относится упомяну­
тый расцвет факультета, невольно связываемый теперь с именем
декана, которого, я уверен, тепло вспоминали и вспоминают сот­
ни сгудентов-геологов, обучавшихся в Саратовском университе­
те в 50-е годы.
Александр Васильевич деканом и преподавателем был доста­
точно строгим. Подобно Б.К. Горцуеву, он очень уважал точные
и полные формулировки из учебных пособий. Долго студенты
острили по поводу его определения, неизменно произносимого
на лекциях по преподаваемому им курсу “Бурение”: “Шанцевый
инструмент - лопата. Состоит из собственно лопаты и деревян­
ного черенка, сочлененных между собой бесшарнирно с помо­
щью гвоздя”.
На экзаменах и зачетах был он довольно требовательным, хо­
рошие и отличные отметки ставил только после основательного
“выжимания” знаний из студента. Очень не любил халтурщи­
ков и “халявщиков” и охотно их подвергал всяческим наказани­
ям: переэкзаменовкам, лишениям стипендии, отчислению с фа­
культета. .. А посему считался Александр Васильевич у неради­
вых воспитанников “вредным” и “противным”. Но, в сущности,
был он, конечно, добрым человеком, и строгости его преследо­
вали только одну цель - научить студентов уму-разуму, сделать
их достойными специалистами и личностями. Основная, здоро­
вая часть студентов это прекрасно чувствовала, знала и потому
относилась к Александру Васильевичу с пониманием, особых
обид не испытывая. Она же - эта здоровая часть - определяла
очень привлекательное “лицо” геологического факультета в 50-е
годы.
Студенты-геологи доминировали в СГУ почти во всех видах
спорта. Особенно сильной была волейбольная дружина геоло­
гического факультета, возглавляемая ее блестящим нападающим
и капитаном Володей Семеновым. Факультетская команда со­
ставляла основу университетской сборной, носившей, кстати го­
воря, звание чемпиона города по первой группе. А многие во­
лейболисты-геологи входили даже в сборную Саратова, достой­
но представляя его на первенстве России. До сих пор саратовс­
кие ветераны волейбола с восхищением вспоминают таких мас­
теров этой игры (бывшей полвека назад необычайно популяр­
ной), как Константин Сиротин, Анатолий Лукашов, Борис Цыбин, Владимир Пшеничный, Вячеслав Шебалдин, Юрий Коно­
нов, Вячеслав Михайлов, Георгий Ермолаев, Юрий Конценебин,
не говоря уж об упомянутом Володе Семенове. Все они учились
на геологическом факультете и были гордостью его в 50-е годы.
К ним еще надо отнести мастера спорта по вольной борьбе
Н.В. Мизинова, боксера-перворазрядника С.А. Дубейковского,
баскетболисгов-виртуозов А. Марьина, В. Ильина, Ю. Коржикова
и многих других, не упоминаемых здесь только за недостатком
места.
Не менее успешной и заметной в общественной жизни СГУ в
1950-е годы была художественная самодеятельность геологов, вы­
ставлявших на ежегодные смотры многих своих талантливых пев­
цов, танцоров, музыкантов, сатириков и юмористов. Сатиричес­
кая группа геологического факультета, руководимая блистатель­
ным отличником Львом Гродницким, наделенным множеством
талантов, была прообразом добротной команды КВН, эра кото­
рого, к сожалению, началась несколько позже. На “капустники”
геологов на общеуниверситетских вечерах студенты СГУ и дру­
гих саратовских вузов ломились с драками. Шуточный балет “Лауренсессия” или музыкальные пародии звездного солиста груп­
пы Рафы Еленовича воспринимались с затаенным дыханием и
вызывали гомерический хохот, а потом - шквал аплодисментов.
Не менее популярны в СГУ были певцы В. Красильников и
А. Грачев, танцоры Б. Лавров, С. Яночкин, О. Солодовникова,
Г. Пономарева - также студенты и студентки геологического фа­
культета в 1950-х годах.
Это было время деканства А.В. Вострякова. Таких впечатля­
ющих высот в общественной университетской жизни геологи не
достигали ни до, ни после легендарного декана, всячески поощ­
рявшего, кстати, успехи своих воспитанников на ниве спорта и
самодеятельности, но никогда не забывавшего про основное на­
значение студенческого бытия - получение профессиональных
знаний и профессиональных качеств геолога.
На посту декана Александр Васильевич проработал до
1960 года. Далее он был проректором университета по учебной
работе-до 1962 года. В 1962-1967 годах работал доцентом на
кафедре общей геологии. В 1966 году защитил докторскую дис­
сертацию “Неогеновые и четвертичные отложения, рельеф и нео­
тектоника Юго-Востока Русской платформы”. Работа эта явилась
итогом пятнадцатилетних исследований ученого в Поволжье, Се­
верном Прикаспии и Западном Казахстане и имела большое на­
учное и практическое значение. В ней был выполнен интерес-
ный геоморфологический и неотектонический анализ, составле­
ны карты, произведена оригинальная классификация новейших
структурных форм применительно к огромной территории.
После получения звания профессора в 1967 годуА.В. Востря­
ков был избран заведующим кафедрой общей геологии и прора­
ботал в этом качестве 27 лет. За этот период Александр Василье­
вич достойно проявил себя в области педагогической и методи­
ческой деятельности - как лектор, воспитатель, организатор на­
учно-исследовательской работы. Он подготовил пособия к
практическим и лабораторным занятиям, методические разработ­
ки для полевых геологических партий, написал книгу о принци­
пах и методах картирования. Ему принадлежит обширное мно­
гостраничное исследование по истории кафедры общей геоло­
гии. А.В. Востряков являлся членом научно-методического со­
вета Минвуза СССР, членом экспертного совета Минвуза РСФСР,
председателем учебно-методической комиссии геологического
факультета СГУ. В перечень научных работ А.В. Вострякова вхо­
дит более 80 наименований. Ученики его работают в разных кон­
цах СНГ и России и, уверен, добрым словом вспоминают своего
строгого и мудрого наставника.
Скончался Александр Васильевич в 1994 году и похоронен на
Елшанском кладбище г. Саратова.
А следующим деканом геологического факультета стал Ни­
колай Яковлевич Жидовинов.
Он родился 20 октября 1922 года в селе Золотом Саратовской
области в семье капитана парохода. В 30-х годах семья перееха­
ла в Саратов, где Николай окончил среднюю школу №40 (впос­
ледствии №9, расположенную на Соляной улице). В августе
1940 года он поступил на судостроительный факультет Ленинг­
радского кораблестроительного института. Но в октябре того же
года его призвали в армию и направили в Приволжский военный
округ, в родной Саратов, где он служил в составе подразделений
артиллерийско-инструментальной разведки войск противовоз­
душной обороны. В 1943 году Николай Яковлевич был переве­
ден в Саранск, а оттуда направлен на фронт. Воевал он на Ле­
нинградском и Белорусском фронтах. Демобилизовался в
1946 году, в Саратов вернулся в январе 1947-го. Осенью того же
года Н.Я. Жидовинов поступил на геологический факультет СГУ,
Николай Яковлевич Жидовинов
который закончил с отличием в 1952-м. Сразу же поступил в ас­
пирантуру на кафедре исторической геологии, которую закон­
чил в 1955-м году. Кандидатскую диссертацию “Апшеронские
отложения Северного Прикаспия” защитил в 1959 году, работал
на кафедре исторической геологии, читал курс геокартирования,
структурной геологии. В конце 1959 года перешел на кафедру
общей геологии и начал вести курсы “Общая геология”, “Уче­
ние о фациях и формациях”, “Основы общей палеогеографии”.
Одновременно работал в НИИ геологии СГУ, куда он пришел
еще студентом, выезжал в полевые партии и выполнял работу
коллектора. В дальнейшем Николай Яковлевич в структуре ин­
ститута занимал должность начальника партии и заведующего
отделом региональной геологии. В 1961 году Н.Я. Жидовинов
был назначен деканом геологического факультета. На этом по­
сту он оставался в течение года. Затем работал доцентом кафед­
ры общей геологии, а в 1965 году стал ее заведующим и пребы­
вал в этой должности до 1967 года, сдав ее А.В. Вострякову. Да­
лее вновь работал доцентом, а в 1972 году - второе пришествие
на пост декана, на этот раз на 4 года - вплоть до 1976 года. Ни­
колай Яковлевич принадлежал к тому типу людей, о которых
можно сказать “трудяга”. Постоянная занятость, нацеленность
на решение каких-то неотложных и важных дел, научная работа,
подготовка к лекциям, семинары, научные кружки, курсовые и
дипломные работы, общественные нагрузки - все это в полной
мере характерно для Николая Яковлевича, проявлявшего во всем
юношескую увлеченность и энергию, терпение и чувство меры,
доброжелательность и коммуникабельность. Подчас бывал он и
строг со студентами, но всегда оправданно, для блага этих же
студентов, проявлявших подчас и нерадивость, и безответствен­
ность, и откровенную лень. У Николая Яковлевича был харак­
терный, немного глуховатый (можно сказать, “утробный”) голос,
и он часто становился объектом всевозможных пародий и пере­
дразниваний. Фразы, изрекаемые Николаем Яковлевичем на лек­
циях, семинарах, на практических занятиях, часто очень похоже
воспроизводились в студенческих компаниях, вызывая всеобщие
добрые улыбки и смех. “Марьин, проследите неоком по суслиным норам.. “Семенов, так Вашу растак, Вас что, по матушке
на работу надо выгонять?” Но подначки эти свидетельствовали
только об искренней симпатии к любимому преподавателю, вкла­
дывавшему в дело воспитания и образования своих подопечных
все силы и душу. Кроме прекрасных педагогических данных и
склонности к научной работе, Николай Яковлевич на посту де­
кана проявил себя хорошим организатором и мудрым админист­
ратором. В 1972 году на факультете была организована кафедра
гидрогеологии, шестая по счету, что явилось итогом очень ис­
кусной и тонкой задумки и оперативной ее реализации, блестя­
ще исполненных деканом Н.Я. Жидовиновым, который учел в
своих действиях и потенциальный настрой обкома партии, и не­
простой расклад на факультете, и позицию ректората в этом воп­
росе. В результате организации этой кафедры упрочилось поло­
жение геологического факультета, который отныне стал “кузни­
цей кадров” и для многочисленных региональных гидрогеоло­
гических, инженерно-геологических и мелиоративных партий и
экспедиций.
В 1976 году Н.Я. Жидовинов уступил должность декана
Б.Ф. Игнатову и продолжал еще двадцать с лишним лет рабо­
тать доцентом на кафедре общей геологии, читая специальные
курсы студентам геологичес­
кого факультета. Свое реноме
“трудяги” - исполнительного,
квалифицированного, обстоя­
тельного и надежного работ­
ника Николай Яковлевич не
растерял, а даже укрепил, хотя
и достиг к концу 90-х пре­
клонного возраста. Он вышел
на заслуженный отдых в
1998 году и ныне большую
часть времени проводит на са­
довом участке. Дай-то Бог
всех благ ему и здоровья!
В 1962 году на пост дека­
на геологического факультета
Глеб Сергеевич
заступил доцент Глеб СергееКарпов
вич Карпов. Он родился
10 февраля 1915 года в Сара­
тове в семье земского учителя. Среднюю школу Глеб Сергеевич
окончил в Саратове в 1933 году, геолого-почвенный факультет
Саратовского университета - в 1939-м. В 1941-1945 годах нахо­
дился на фронте, служил в противотанковой артиллерии, прой­
дя путь от младшего лейтенанта до майора. В 1945 году демо­
билизовался, был принят на работу в СГУ на кафедру палеонто­
логии. Первое время работал ассистентом под руководством
В.Г. Камышовой-Елпатьевской, затем перешел на кафедру исто­
рической геологии. В 1955 году защитил кандидатскую диссер­
тацию. Работа его была посвящена изучению и стратификации
каменноугольных отложений Юго-Востока Русской плиты. В
1956 году Глеб Сергеевич получил звание доцента. Основным
курсом, который он читал студентам геологического факульте­
та, была “Геология Союза”. В принципе предмет этот мог бы
быть скучнейшим перечислением регионов нашей страны, вы­
деленных по структурно-тектоническому признаку, с характери­
стикой пород, их слагающих, если бы не лектор Глеб Сергеевич
Карпов. Лектор прекрасный, нашедший нужные слова и инто­
нации, чтобы заинтересовать нас этим предметом, хорошее зна­
ние которого дает геологу энциклопедический кругозор, делает
его готовым к профессиональному разговору с любым специа­
листом отрасли в пределах нашей бывшей огромной страны,
ныне называемой СНГ. Автору этих строк запомнились проро­
ческие слова Глеба Сергеевича о Прикаспийской впадине как о
потенциально богатой кладовой углеводородного сырья (в то вре­
мя, в конце 1950-х, крупных и даже средних месторождений в
пределах впадины не знали), предрекая многим из нас, выпуск­
ников геологического факультета СГУ, работу по ее исследова­
нию и освоению.
Сбылось пророчество, сбылось!
Бьш Глеб Сергеевич увлеченным исследователем, романти­
ком, влюбленным в геологию. Обязательно летом выезжал с по­
левыми партиями НИИ геологии СГУ, работавшими и в Сара­
товско-Волгоградском регионе, и в отдаленных таежных угол­
ках - Кузнецком Ала-Тау, Восточной Сибири, Якутии. Вместе со
своим коллегой С.П. Рыковым Глеб Сергеевич бьш организато­
ром ежегодной летней геологической практики близ села Жир­
ное Волгоградской области. Многие поколения студентов-геологов прошли через этот студенческий палаточный лагерь, распо­
ложенный в живописном месте на берегу тихой и чистой речки
Медведицы. Наверняка запомнились им и обнажения в Маханном овраге, и утомительные дневные маршруты, и вечерние рас­
слабления возле костра, где звучала гитара и пелись, конечно же,
сугубо геологические песни:
Ведь мы геологи, пора бы знать!
К походам дальним нам не привыкать...
Глеб Сергеевич и Сергей Павлович сами выбирали место ла­
геря и вырабатывали “идеологию” практики: намечали маршру­
ты, обнажения, ставили задачи, помогали камеральничать ново­
испеченным геологам. В процессе проведения практики оба ру­
ководителя “рассекали” подведомственное пространство, в пре­
делах которого шел сложный процесс познания геологических
истин, на мотоциклах, чем вызывали уважение студентов и осо­
бенно студенток, видевших в своих преподавателях не только ис­
кушенных знатоков-геологов, но и настоящих мужчин, лихо уп­
равлявшихся со сложной автомототехникой (оба они прекрасно
водили, если нужно было, и лагерные грузовики).
Сотрудники кафедры исторической геологии.
В первом ряду первый слева С.П. Рыков, вторая - В.В. Липатова,
третий - Н.С. Морозов; во втором ряду первый слева Г. С. Карпов,
второй - Н.Я. Жидовинов. Фото 1956 г.
На посту декана Глеб Сергеевич находился до 1968 года, а по­
том уступил его своему коллеге и заединщику Сергею Павлови­
чу Рыкову. До 1976 года Г.С. Карпов работал еще с полной на­
грузкой: читал лекции по спецдисциплинам студентам старших
курсов. Позже перешел на полставки, продолжая свое прекрас­
но освоенное лекторское дело по линии кафедры исторической
геологии и оставаясь популярным и любимым преподавателем
на геологическом факультете. В этот период он стал больше вре­
мени уделять работе на дачном участке, чтению военно-мемуар­
ной литературы, которую предпочитал прочим жанрам. Скончал­
ся Глеб Сергеевич 25 июля 1983 года от инсульта.
Свою увлеченность геологией он передал не только многочис­
ленным ученикам, но и дочери Елене Глебовне, которая, окончив
сначала механико-математический факультет СГУ, не без влияния
отца успешно завершила позже обучение и на геологическом фа­
культете. Ныне она является одним из ключевых работников Ниж-
не-Волжского НИИ геологии
и геофизики, кандидатом геолого-минералогических наук
и заведующим крупным ин­
ститутским отделом.
В 1968 году, как выше ука­
зывалось, деканом факультета
был назначен Сергей Павло­
вич Рыков. Он родился в сен­
тябре 1915 года в Москве в се­
мье учителя. В 1921 году се­
мья переехала в Саратов, где
ее глава, известный ученыйисторик Павел Сергеевич Ры­
ков, получил предложение за­
нять пост директора Радищев­
ского музея. В Саратове Сер­
гей с 1923 года по 1932 год
Сергей Павлович
учился в 16 средней школе-де­
Рыков
вятилетке. В 1932 году посту­
пил на геологическое отделе­
ние Саратовского университета. Окончив в 1937 году геолого­
почвенный факультет, получил диплом геолога. Без перерыва
даже на летние каникулы работал в Нижневолжском геолого-разведочном тресте (НВГРТ). Был назначен на должность геолога в
полевую съемочную партию, работавшую в Калмыцкой АССР.
В 1940 году стал начальником нефтепоисковой геолого-разведочной партии и работал в этом качестве до начала Великой Отече­
ственной. Затем был призван в армию, принимал участие в бое­
вых действиях на Западном фронте, в августе 1941 года был ра­
нен и отправлен на излечение в госпиталь в Сочи. После выздо­
ровления был признан годным к военной службе только в тылу.
С января 1942 года Сергей Павлович служил в Приволжском во­
енном округе, в одном из подразделений, охранявших в Сарато­
ве военные объекты. В 1943 году был переведен на офицерскую
должность в аналогичное подразделение на станции Инза. Был
он награжден орденом Красной Звезды, медалями. Дослужился
до звания старшего лейтенанта.
1 9 —2356
В 1946 году С.П. Рыков демобилизовался, был принят в Сара­
товскую геологическую экспедицию Куйбышевского геолого-разведочного управления, где работал до 1947 года. Осенью того же
года стал сотрудником кафедры исторической геологии геологи­
ческого факультета Саратовского университета. Профессиональ­
ные его интересы сосредоточились на изучении пермских и три­
асовых отложений Нижнего Поволжья. С.П. Рыковым были по­
лучены совместно с В.А. Гаряиновым новые данные, подтвер­
дившие нижнетриасовый возраст песгроцвегных отложений, раз­
витых в районе Донской Луки. Результаты научных исследова­
ний стали основой для подготовки кандидатской диссертации,
которую Сергей Павлович успешно защитил в 1951 году. Вскоре
он получил звание доцента.
На факультете С.П. Рыков долгие годы читал курс “Истори­
ческая геология”, который содержал обширные сведения об эта­
пах геологического развития нашей планеты. Запомнилось мне,
что огромных и страшных животных, многочисленных “завров”
(плезио-, ихтио-, дино- и прочих), населявших Землю в далекие
эпохи, он образно называл “симпатягами”, чем вызывал оживле­
ние студенческой аудитории, всегда положительно оценивавшей
наличие чувства юмора у лектора. Сергей Павлович им обладал
- это точно, как обладал и широким, глубоким знанием препода­
ваемой дисциплины.
Студентам Сергей Павлович всегда очень импонировал - за
ровный и доброжелательный характер, за терпимость и нестрогость в отношении всяких студенческих хохм и подначек, за щед­
рость, проявляемую на приеме экзаменов и зачетов. А кроме того,
Сергей Павлович очень уважал спортсменов и звезд самодеятель­
ности, его часто можно было видеть и на соревнованиях, и на
смотрах, где он всегда особенно тепло приветствовал и отмечал
своих воспитанников, радуясь их успехам на непрофессиональ­
ном общественном поприще. С ним интересно было беседовать
на любые темы. Автору этих строк довелось это почувствовать
на учебной геологической практике в Жирном летом 1956 года.
Сергей Павлович все знал: как будет меняться погода в ближай­
шие дни, как спастись от комаров, змей, жары, жажды и прочих
неудобств полевой жизни, какой будет в этом году урожай, где и
какие звезды на небе, кто будет победителем в футбольном пер-
венстве, где нам придется работать после окончания вуза, как
воспринимать последние события во внутренней и международ­
ной политике. На эти и другие вечно актуальные темы Сергей
Павлович охотно разговаривал со студентами, подсаживаясь к
ним возле вечернего костра, или на лавочке близ преподаватель­
ской палатки. Лукавый огонек в глазах, доброжелательная улыб­
ка, папироска в руке...
Декансгвовал С.П. Рыков вполне благополучно с 1968 года по
1972 год и сдал дела, как упоминалось, Н.Я. Жидовинову, во вто­
рой раз пришедшему “к власти” на геологическом факультете. В
должности доцента своей родной кафедры Сергей Павлович еще
долго работал, читал многие специальные курсы, в том числе и
незабвенную “Историческую геологию”. Скончался С.П. Рыков
в 1990 году.
Второе “пришествие” Н.Я. Жидовинова длилось до ноября
1976 года, когда на должность декана факультета был назначен
Борис Федорович Игнатов, являющийся на сегодняшний день са­
мым долговременным административным руководителем факуль­
тета: на этом посту он пробыл 18 лет. Б.Ф. Игнатов родился
14 сентября 1924 года в районном центре Тамала Пензенской об­
ласти. В 1929 году семья переехала в Саратов, где Борис учился
в средней школе, а с началом войны в 1941-1942 годах работал
на военном предприятии. В 1942 году его призвали в армию. Он
участвовал в боевых действиях в составе стрелковых подразде­
лений. Заканчивал войну командиром пулеметной роты в звании
старшего лейтенанта, был награжден двумя орденами и медаля­
ми. Демобилизовался в 1947 году, приехал в Саратов, учился в
средней школе, завершая прерванное войной среднее образова­
ние. Одновременно работал в полевой партии института геоло­
гии СГУ на должности коллектора. В 1951 году Борис Федоро­
вич начал учиться на геологическом факультете СГУ, который
окончил в 1956 году, получив диплом геолога-нефтяника. Далее
он поступил в аспирантуру при кафедре нефти и газа, где учился
под руководством профессора В.А. Балаева. Результатом этого
явилась кандидатская диссертация “Об оптимальных условиях
накопления нефтематеринских осадков”, которая была успешно
защищена в 1966 году. До своего назначения на пост декана Бо­
рис Федорович работал в должности доцента кафедры нефти и
газа, читал студентам курсы
“Геологическое картирова­
ние”, “Введение в специаль­
ность”, занимался научной ра­
ботой. В конце 1960-х годов
вышла его монография “Био­
логическая продуктивность и
ее роль в накоплении нефте­
материнских осадков”. По
признанию самого Бориса Фе­
доровича, в процессе позна­
ния непрерывно попадающих
в поле зрения ученого новых
научных данных взгляды его
на теорию происхождения не­
фти постоянно эволюциониг
л ,
ровали и в конце концов приБорис Федорович
Игнатов
вели к отрицанию органичес­
кой концепции. Но истина до
сих пор окончательно не най­
дена, и долгий путь к ней еще не завершен. В общей сложнос­
ти Б.Ф. Игнатовым опубликовано более 50 научных работ, в ко­
торых освещаются аспекты интересующей ученого проблемы,
скрупулезно взвешиваются все “за” и “против” многих рассмат­
риваемых точек зрения.
Время деканства Б.Ф. Игнатова - это целая эпоха на геоло­
гическом факультете, вместившая в себе много разных событий
в сфере геологического образования. Обо всех рассказать невоз­
можно. Главным итогом этого периода можно считать то, что фа­
культет рос и развивался в соответствии с требованиями жизни,
обеспечивая высококвалифицированными кадрами предприятия
геологической отрасли на территории практически всей огром­
ной страны, а особенно - в пределах Волго-Уральского и По­
волжско-Прикаспийского регионов. Выпуск специалистов в этот
период стабильно держался на уровне 80-100. Как администра­
тор Б.Ф. Игнатов отличался основательностью, мудростью и
дальновидностью, строго деловым подходом к решению возни­
кающих проблем, умением правильно строить взаимоотношения
с ректоратом, благодаря чему факультет не претерпел никаких
убытков и ущербов. Будучи деканом, он продолжал и научную,
и преподавательскую деятельность - читал курсы “Геохимия не­
фти и газа”, “Морская геология” и другие. Руководил подготов­
кой диссертантов, регулярно публиковал статьи в научных жур­
налах. При непосредственном участии и по инициативе Б.Ф. Иг­
натова в 1983 году было открыто упраздненное ранее вечернее
отделение. Так что можно считать, что при декане Б.Ф. Игнато­
ве позиции факультета укрепились. Проработал Борис Федоро­
вич на должности декана до декабря 1994 года. В 1995 году его
избрали председателем совета ветеранов войны СГУ. В этой об­
щественной должности Борис Федорович пребывает и ныне, ре­
гулярно проводя заседания совета в помещении университетс­
кого музея истории и во многом взаимодействуя с его директо­
ром С. Касовичем.
Следующий декан (впервые в истории геологического факуль­
тета) выбирался на альтернативной основе, что отражало специ­
фику новейшего времени, о котором наш разговор пойдет в сле­
дующей главе.
А в этом разделе автор намерен рассказать о некоторых пре­
подавателях факультета, работавших в период 1950-1980-х го­
дов и оставивших заметный след в истории высшей геологичес­
кой школы Саратова. Умолчать о них было бы преступлением.
Яркое впечатление о себе оставил доцент, впоследствии про­
фессор Виктор Павлович Философов. Он родился в 1908 году в
Саратове, в 1938 году окончил геологическое отделение геолого-почвенного факультета СГУ. Работал учителем средней шко­
лы, препаратором, ассистентом кафедры геодезии и картографии
СГУ. В 1948 году стал старшим преподавателем кафедры геогра­
фии, а в 1954 году перешел на геологический факультет, на ка­
федру общей геологии. В 1956 году защитил кандидатскую дис­
сертацию “Морфометрический метод поисков тектонических
структур” и вскоре получил звание доцента. Виктор Павлович
читал курс “Геоморфология”. Увлеченно он рассказывал студен­
там о том, каким образом земной рельеф связан с глубинным тек­
тоническим строением: и все, что на поверхности земли - рас­
положение рек и озер, горы и низины, - есть следствие тектони­
ческой деятельности слагающих земную толщу пород. А посе-
му возможна и обратная связь,
позволяющая по особеннос­
тям рельефа местности опре­
делять устройство земных
недр.
Был Виктор Павлович бе­
зобидный добрейший чело­
век, ставил хорошие и отлич­
ные отметки направо и нале­
во, не придираясь ни к чему и
не выявляя пробелов в усвое­
нии курса, чем некоторые сту­
денты бессовестно пользова­
лись, но поэтому и беззавет­
но любили этого немного
смешного, но увлеченного
Виктор Павлович
своим делом преподавателя,
Философов
настоящего ученого, сумевше­
го своим неравнодушием к
геоморфологии заразить и многих своих учеников.
В 1971 году В.П. Философов защитил докторскую диссерта­
цию во ВНИГРИ, в Ленинграде. Она называлась “Основы мор­
фометрического метода поисков тектонических структур”. В том
же году Виктор Павлович получил звание профессора и был на­
значен заведующим кафедрой геоморфологии и геодезии на гео­
графическом факультете СГУ. На этой должности работал до
1988 года, а затем вышел на заслуженный отдых. Умер В.П. Фи­
лософов в 1991 году. Перу Виктора Павловича принадлежит бо­
лее 75 печатных работ. Он воспитал десять кандидатов и двух
докторов наук. Под его руководством были внедрены в произ­
водство методы составления крупномасштабных карт рельефа и
геологического строения погребенных поверхностей несогласия,
а также морфометрическо-изопахический метод поисков текто­
нических структур...
Известным специалистом в области гидрогеологии и препо­
давателем на геологическом факультете в 1950-1970-е годы был
Николай Васильевич Кулаков. Он родился в Ташкенте в 1901
году. В 1922-1926 годах обучался на физико-математическом от-
делении педагогического фа­
культета СГУ и окончил его.
Продолжил образование в Се­
веро-Кавказском горнометал­
лургическом институте, куда
поступил в 1927 году и кото­
рый окончил в 1931-м. В 1931
-1945 г