close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Рабинович Я. Н. Воеводы левобережного Саратова (1616-1641)

код для вставки
Монография кандидата исторических наук Якова Николаевича Рабиновича посвящена изучению деятельности разных представителей служилого сословия России первой половины XVII в. Впервые осуществлен комплексный анализ биографий пяти саратовских воевод, инф
ВОЕВОДЫ ЛЕВОБЕРЕЖНОГО
САРАТОВА
( 1616- 1641)
Саратов
2013
Я. Н. Рабинович
ВОЕВОДЫ ЛЕВОБЕРЕЖНОГО САРАТОВА
( 1616 - 1641 )
Саратов
2013
УДК 94 (470.44)|16|+929
ББК 63.3(235.54)45
Р 12
Рецензент:
доктор исторических наук, профессор Э. Л. Дубман
Рабинович Я. Н.
Воеводы левобережного Саратова (1616-1641) / под ред.
доктора исторических наук, профессора С. А. Мезина. - Сара­
тов: ИЦ «Наука», 2013. - 160 с.
ISBN 978-5-9999-1572-6
Монография кандидата исторических наук Якова Николаевича Ра­
биновича посвящена изучению деятельности разных представителей
служилого сословия России первой половины XVII в. Впервые осущест­
влен комплексный анализ биографий пяти саратовских воевод, инфор­
мация о которых ранее носила лишь отрывочный характер. Рассмотре­
на деятельность этих начальных людей не только на воеводском посту
в Саратове, но также в предыдущий и последующий периоды.
В книге приводится целая серия малоизвестных фактов о событиях
первой половины XVII в., связанных с Саратовом. Автор рассматривает
пребывание в городе иностранных дипломатических миссий (из Пер­
сии, Грузии), останавливавшихся в недавно построенной крепости.
Изучение биографий воевод Саратова проводится в рамках рассмотре­
ния истории Смуты и последующих событий в различных регионах Мо­
сковского государства: от Новгородской земли до Нижнего Поволжья,
от Смоленщины до Сибири.
Предназначено для специалистов-историков, студентов, а также
широкого круга читателей, интересующихся отечественной историей.
УДК 94(470.44)|16|+929
ББК 63.3(235.54)45
Исследование выполнено при поддержке Министерства образования
и науки Российской Федерации, соглашение 14.В37.21.0457.
ISBN 978-5-9999-1572-6
© Рабинович Я. Н. 2013
ВВЕДЕНИЕ
Сведений о первых воеводах как первоначального, так и левобе­
режного Саратова сохранилось мало. Мы почти ничего не знаем об
их биографии до момента назначения в Саратов, а также о саратов­
ском периоде их деятельности. Исключение составляет книга Эду­
арда Дубмана об основателе Саратова князе Григории Осиповиче
Засекине1. В трудах А. А. Гераклитова и А. П. Барсукова приведены
отрывочные сведения о воеводах Саратова XVII в. Эти труды стра­
дают не только своей неполнотой; в них допущена масса ошибок2. С
момента публикации трудов А. А. Гераклитова и А. П. Барсукова
прошло уже свыше 100 лет, однако за эти годы никаких новых све­
дений о воеводах Саратова не было введено в научный оборот. Бес­
силие (или нежелание?) исследователей обнаружить новые сведе­
ния о биографиях воевод Саратова выразил в 1998 г. саратовский
краевед В. Н. Семенов: «Других источников (кроме указанных
А. А. Гераклитовым. - Я. Р.), проливающих свет на саратовских вое­
вод этого периода, более полных и точных, на сегодня н ет »3. Позво­
лим себе не согласиться с данным тезисом. Источники, хоть и в ог­
раниченном количестве, но всё же имеются, в том числе - опубли­
кованные ещё более 100 лет назад, доступные любому исследовате­
лю, ведь они хранятся в университетской библиотеке Саратова. Эти
источники (ДАИ, РИБ, АМГ и другие) по непонятным причинам вы­
пали из поля зрения не только А. А. Гераклитова, но и саратовских
краеведов советского периода.
В данной книге приведены сведения только о пяти начальных
людях левобережного Саратова. Они управляли городом в первые
двадцать пять лет после его восстановления на левом берегу Волги
(1616-1641). Это князья Рюриковичи Федор Тимофеевич ЧерновоОболенский, Ефим Федорович Мышецкий, московские дворяне Гри­
горий Никитич Орлов и Григорий Иванович Феофилатьев, а также
казанский жилец Константин Никитич Шушерин.
1 См.: Дубман Э. Л. Князь Григорий Засекин - строитель волжских городов.
Самара, 2002.
2 См.: Гераклитов А А История Саратовского края в XVI-XVIIIbb. Сара­
тов, 1923; Гераклитов А А Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в.
// Труды СУАК. Вып. 30. Саратов, 1913; Барсуков А П. Списки городовых воевод
Московского государства XVII столетия. СПб., 1902.
3 Семенов В. Н. Начальные люди Саратова. От первого воеводы до последне­
го первого секретаря. Саратов, 1998. С. 32.
ПЕРВЫЙ ВОЕВОДА ЛЕВОБЕРЕЖНОГО САРАТОВА
КНЯЗЬ ФЕДОР ТИМОФЕЕВИЧ ЧЕРНОВО-ОБОЛЕНСКИЙ
(1616? - 1620)
К числу начальных людей города-крепости Саратова, о которых
содержится в источниках достаточно информации, относится Федор
Тимофеевич Черново-Оболенский - князь Рюрикович, потомок ка­
нонизированного православной церковью князя Михаила Всеволо­
довича Черниговского. Он принимал активное участие в событиях
Смутного времени, был стольником в Тушино, в 1611 г. присягнул
шведскому королевичу Карлу Филиппу, а затем перешел на сторону
Москвы,
признав
царем
Михаила
Федоровича
Романова.
Ф. Т. Черново-Оболенский прожил бурную и долгую жизнь, служил
не только Михаилу Федоровичу, но и Алексею Михайловичу.
0 родословной воеводы Ф. Т. Черново-Оболенского можно ска­
зать следующее. Один из сыновей Михаила Всеволодовича Черни­
говского, Юрий Михайлович, получивший в удел Тарусу, имел пяте­
рых сыновей, один из которых, Константин Юрьевич, стал родона­
чальником князей Оболенских. Князья Оболенские рано перешли на
службу Москве, уже при Дмитрии Донском участвовали в борьбе с
Тверью, Литвой и Ордой.
Внук Константина Юрьевича Оболенского Константин Иванович
погиб в 1368 г. при нашествии на Москву литовского князя Ольгерда. Его внук, Семен Иванович Оболенский, имел двух сыновей:
Дмитрия Щепу (родоначальника князей Щепиных, Золотых и Се­
ребряных) и Константина. Один из десяти сыновей последнего Михаил Константинович Оболенский-Сухорук являлся прадедом
нашего героя, князя Федора Тимофеевича Черново-Оболенского.
Старший из трех сыновей Михаила Константиновича, Федор
Михайлович Черный, был боярином во времена Ивана Грозного. Его
младший брат, Василий Михайлович, имел сыновей Тимофея и Бо­
риса. У Тимофея Васильевича Оболенского был единственный сын
Федор, который также получил прозвище Черный или Черново
(см. табл. 1).
По сведениям авторов Славянской энциклопедии, Федор Тимо­
феевич Черново-Оболенский родился в 1588 г.1 Он был новгородцем
по происхождению, на Новгородской земле, в Деревской пятине, на­
1 Славянская энциклопедия. XVII век: в 2 т. Т. 2. Н-Я / Автор-составитель
В. В. Богуславский. М., 2004. С. 54.
ходилось поместье его отца. Это поместье около 1597 г. было пере­
дано братьям Порецким. Среди документов Новгородского оккупа­
ционного архива сохранились Дачные книги Деревской пятины
1610/Иг., в которых записано: «Иван Иванов сын Порецкой Меншой, ... дано ему в 105 г. кн. Тимофеевское Оболенского 95 чети ...
Иван Иванов сын Большой Порецкой...Дано в 105 г. княж Федоров­
ского Оболенского 95 ч .»2.
Во время голода в 1603 г., Федор Оболенский закабалил трех хо­
лопов (за 2 руб.)3. Достигнув 15 лет, молодой новик начал службу в
качестве жильца при царском дворе Бориса Годунова в Москве
(1604-1605 гг.). Позднее он получил чин стряпчего с платьем, ему
был установлен оклад 25 рублей. В источниках более позднего про­
исхождения записано: «Оболенский Федор Тимоф. ... старый его ок­
лад 25 р., сыскан в Разряде в боярской книге 117 г.»4. Трудно ска­
зать, от кого были получены эти пожалования: от царя Бориса Го­
дунова, его сына Федора или Лжедмитрия I. События в Москве в это
время происходили с головокружительной быстротой.
Федор Тимофеевич был свидетелем трагических событий нача­
ла XVII века в Москве: последних дней жизни Бориса Годунова,
кратковременного царствования Федора Борисовича и его смерти,
восстания москвичей 17 мая 1606 г. и убийства Лжедмитрия I.
После вступления
на
престол
Василия
Шуйского
кн.
Ф. Т. Черново-Оболенский участвовал в подавлении движения Ива­
на Болотникова. В боярском списке 1606-1607 гг. в боях под Калу­
гой упомянут стряпчий с платьем «князь Федор княж Тимофеев сын
Черного-Оболенский»5. Первоначально Ф. Т. Черново-Оболенский,
судя по всему, принадлежал к аристократической оппозиции Васи­
2 См.: Дачные книги Деревской пятины. 1610/11 / / Riksarkivet, Stockholm,
Ockupationsarkivet fran Novgorod (далее - RA, NOA). Serie 1: 38. Л. 3-5. Данный
документ из Новгородского архива, как и все последующие, указаны автору
этих строк А. А. Селиным.
3 См.: Кобзарева Е И. Переговоры Новгорода со шведами об избрании Карла
Филиппа на русский престол // Новгородский исторический сборник (далее НИС). № 9 (19). СПб., 2003. С. 361; См. также: Новгородские записные кабальные
книги 100-104 и 111 годов (1591-1596 и 1602-1603 гг.) / Под ред.
А И. Яковлева. М.; Л., 1938.
4 Кормленщики Галицкой четверти, их оклады и службы в Смутное время
(отрывки) // Четвертчики Смутного времени. 1604-1617 гг. (Смутное время
Московского государства. Вып. 9) / Пред. Л. М. Сухотина (далее - Сухотин Л. М.
Четвертчики...) // ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 315.
5 Боярский список 1606-1607 гг. с указанием об участии в боевых действи­
ях против восставших // Народное движение в России в эпоху Смуты начала
XVII века, 1601-1608: Сборник документов / Отв. ред. Н. М. Рогожин. М., 2003.
№39. С. 137.
лию Шуйскому. Сохранились сведения о том, что Ф. Т. ЧерновоОболенскому был установлен старый оклад (25 рублей), и что при
Василии Шуйском в 1608 году он получил придачу (15 рублей)6. Повидимому, эта придача к окладу - награда за бои с Иваном Болотни­
ковым. Однако эти дополнительные пожалования не изменили от­
ношения князя Федора к царю Василию. В 1608 г. после поражения
князя Дмитрия Шуйского под Волховом и создания Лжедмитрием Ц
тушинского лагеря Федор Тимофеевич, как и многие другие моло­
дые дворяне, отъехал в Тушино. Как отметил современный иссле­
дователь А. А. Селин, Смутное время способствовало карьерному
росту молодых служилых людей, особенно провинциалов: «Смута
открыла для них невиданные перспективы личной карьеры». В Ту­
шино Ф. Т. Черново-Оболенский занял должность стольника7.
Новые источники, введенные в научный оборот И. О. Тюменцевым, Н. Е. Тюменцевой и Н. А. Тупиковой позволяют сделать вы­
вод, что к весне 1609 г. Ф. Т. Черново-Оболенский уже находился на
стороне Лжедмитрия II (бы л одним из «тушинских перелетов). 19
(29) апреля 1609 г. он первым среди владимирских дворян и детей
боярских подписал поручную запись за Григория Аргамакова, «при­
ложил руку» к сыскным речам по поводу измены Г. Аргамакова ца­
рю Дмитрию Ивановичу. Этот обыск проводил «окольничий» Федор
Кириллович Плещеев. После Ф. Т. Черново-Оболенского в списке
стоит «Григорий Иванов сын Фефилатьев», в будущем - один из
воевод Саратова. Все подписавшиеся сказали, что они не ведали ни­
какой измены Григория Аргамакова. «А речи писал Григорий Фефи­
латьев»8. Накануне этих событий передовые отряды войска боярина
Ф. И. Шереметева во главе с Андреем Микулиным и Федором Лева­
шовым освободили Владимир от тушинцев и успешно отбились от
польских отрядов А. Лисовского и Я. Стравинского. Вместе с поля­
ками в походе на Владимир участвовали «всем городом» суздальцы
(124 чел.), лушане (35 чел.) и около десятка владимирцев, которые
не признали Василия Шуйского. Судя по всему, князь Ф. Т. ЧерновоОболенский был одним из руководителей этого русского отряда в
6 Кормленщики Галицкой четверти... {Сухотин Л. М. Четвертчики...)
// ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. С. 315.
7 Селин А. А. Ладога при Московских царях. СПб., 2008. С. 39; См. также: Тю­
менцев И. О. Смута в России в начале XVII столетия: движение Лжедмитрия II.
Волгоград, 1999. С. 551 (2-е изд. М., 2008).
8 Тюменцев И. О., Тюменцева Н. Е, Туликова Н. А. Дело дворянина Григория
Аргамакова как источник по истории Суздальского дворянства // Вестник Вол­
гоградского государственного университета. Серия 4. История. Регионоведение. Международные отношения. 2008. № 1 (13). С. 132.
войске А. Лисовского. В дальнейшем, судьба не раз будет сталкивать
бывших противников - Ф. Т. Черново-Оболенского и Ф. В. Левашова.
После свержения царя Василия Шуйского кн. Ф. Т. ЧерновоОболенский, скорее всего, вместе со многими бывшими тушинцами,
принял сторону Семибоярщины, признал королевича Владислава
Московским царем (ию ль - август 1610 г.). Трудно сказать, при ка­
ких обстоятельствах наш герой в дальнейшем оказался в Новгороде.
В Боярском списке 1610/1611 г. он записан в стольниках с пометой
«есть», что косвенно свидетельствует о его пребывании в начале
1611 г. под Москвой (для примера, стольники Леонтий Андреевич
Вельяминов, Федор Васильевич Клепиков-Бутурлин и дворянин Ва­
силий Клепик Федорович Бутурлин записаны «в Новгороде»)9.
Скорее всего, Федор Тимофеевич прибыл в Новгород весной
1611 г. в составе отряда В. И. Бутурлина, которого лидер Подмос­
ковного ополчения Прокопий Ляпунов отправил вести переговоры
со шведами об избрании шведского королевича на московский пре­
стол10. Данной версии придерживается Е. И. Кобзарева, которая пи­
шет: «Ф. Т. Черный-Оболенский, судя по всему, служил в Подмос­
ковном ополчении»11.
Переговоры между новгородцами и представителем Подмос­
ковного ополчения В. И. Бутурлиным с одной стороны, и шведским
военачальником Якобом Делагарди - с другой, зашли в тупик. Вос­
пользовавшись беспечностью новгородцев, шведы в ночь на 16 ию­
ля 1611 г. захватили Софийскую сторону города и вынудили новго­
родского воеводу кн. И. Н. Одоевского и митрополита Исидора под­
писать соглашение (договор от 25 июля), по которому новгородцы
признали покровительство шведского короля, вступили с ним в со­
юз против Польши и гарантировали избрание на русский престол
шведского королевича. В качестве главного воеводы в Новгороде
оставался Якоб Делагарди, в подчинении которого находился нов­
городский воевода И. Н. Одоевский.
Летом - осенью 1611 г. после захвата шведами Новгорода и
сформирования шведско-новгородского правительства Делагарди Одоевского, многие из дворян, прибывших в 1610-1611 гг. в Новго­
род из центра страны в составе отрядов И. М. Салтыкова,
9 Боярский список 119-го году сочинен до московского разорения при Лит­
ве с писма думного дьяка Михаила Данилова // Сторожев В. Материалы для
истории русского дворянства // ЧОИДР. 1909. № 3 (230). С. 82.
10 Новый летописец // Полное собрание русских летописей (далее - ПСРЛ).
Т. 14. Первая половина. СПб., 1910. С. 110,112. Гл. 264,270.
11 Кобзарева Е. И. Шведская оккупация Новгорода в период Смуты XVII в.
М., 2005. С. 136,175,180.
С. Г. Звенигородского и В. И. Бутурлина, оказались перед выбором:
что делать дальше? Под Москвой в это время после убийства каза­
ками дворянского предводителя Прокопия Ляпунова произошел
распад ополчения; большинство дворян, опасаясь репрессий, разъе­
халось из-под Москвы. В Подмосковном ополчении, которое теперь
возглавил казачий атаман И. М. Заруцкий, остались, в основном, ка­
заки и москвичи. Можно полагать, что Ф. Т. Черново-Оболенский и
другие дворяне, приехавшие из центра страны, - все эти люди, ос­
тавшись в Новгороде, сознательно предпочли его переживавшему
раскол Подмосковному ополчению12.
Федор Тимофеевич в это время стал активным поборником идеи
избрания шведского королевича на русский престол. В декабре
1611 г. в Швецию было отправлено новгородское посольство во
главе с архимандритом Никандром. Новгородские послы в Сток­
гольме должны были вести переговоры об условиях избрания
шведского королевича «на Новгородское государство, а также на
Владимирское и Московское». Текст «приговора» новгородцев об
избрании шведского королевича от 25 декабря 1611 г. сохранился. К
этому «приговору» «приложили руку» некоторые прибывшие в
Новгород дворяне Подмосковного ополчения, в том числе поставил
свою подпись кн. Ф. Т. Черново-Оболенский13.
После того как город был захвачен шведами, в Новгороде было
произведено выделение поместий ряду лиц, которые ранее не име­
ли владений в Новгородской земле. Пожалование получил среди
прочих Ф. Т. Черново-Оболенский. Федор Тимофеевич имел к тому
времени поместный оклад 700 четей (четь, или четверть - единица
площади земли). Е. И. Кобзарева впервые ввела в научный оборот
более сотни документов из Стокгольмского государственного архи­
ва, в том числе Дачную книгу Шелонской пятины 1611-1612 гг. В
результате тщательного анализа данного источника Е. И. Кобзарева
приводит следующие сведения: «Ф. Т. Черново-Оболенский: размер
оклада - 700, получил - 239, недодано - 4 61»14. Известно, что ещё до
1613 г. Федору Оболенскому и Курапу Мякинину были пожалованы
поместья Лобана Лугвенева в Водской пятине в Будковском, Луж-
12 Кобзарева Е. И. Шведская оккупация Новгорода... С. 136.
13 Приговор митрополита Исидора, князя И. Н. Большого Одоевского, зем­
ских чинов. 25 декабря 1611 г. //Дополнения к Актам историческим, собран­
ные и изданные Археографической Комиссией (далее - ДАИ). СПб., 1846. Т. 1.
№ 162. С. 284.
14 Кобзарева Е. И. Шведская оккупация Новгорода... С. 136,192.
ском и Хрепельском погостах15. Федору Тимофеевичу было пожало­
вано также поместье Андрея Трусова в Обонежской пятине. Сохра­
нилась челобитная Федора Оболенского, в которой он просил осво­
бодить от податей это пожалованное ему поместье Андрея Трусова.
Новгородские власти приняли решение «...немеских кормов до ука­
зу не имати за его службу и разоренье»16.
В конце 1611г., когда шведы окончательно утвердились в своей
власти, они организовали централизованный сбор кормов с помес­
тий руками своих сторонников из русских людей. В основном, этим
делом занимались те, кто сознательно делал ставку на избрание
Карла Филиппа на русский престол. Среди выявленных сборщиков
кормов почти половина подписалась под приговором 1611 г. об из­
брании шведского королевича на русский престол, получив при
этом дополнительные земельные пожалования. Новгородское ру­
ководство стремилось обеспечить в первую очередь тех, кто оказы­
вал активную политическую поддержку созданному режиму. В Нов­
городе к этому д елу были привлечены дворяне во главе с выходца­
ми из Подмосковного ополчения князем Ф. Т. Черново-Оболенским
и С. Е. Отрепьевым. Подъячий Федор Ларионов в своей челобитной в
Новгород в декабре 1611 г. писал, что он «...послан был в Оштинской стан с князем Федором Оболенским ... приводить к крестьному
целованию и для денежного сбора». Также сами крестьяне
Воскресенского Важенского погоста Оштинского стана позднее
писали, что «в 120 году (1611/1612 г.), приезжал к нам по твоему
государеву указу приводити нас к крестному целованию князь
Федор Тимофеевич Оболенской да Иван Захарьевич Лутохин с
товарищи. И мы ... в своем Важенском погосте тебе, государю
королевичу Карлу Филипу Каролевичу, крест целовали»17.
Весной-летом 1612 г. представители Подмосковного ополчения,
оставшиеся в Новгороде, в основном были поглощены проблемой
возведения сына шведского короля Карла IX на московский пре­
стол. По мнению Е. И. Кобзаревой, именно этим служилым людям
15 Роспись, сколько в Водской пятине дворянам и детям боярским и вдовам
и недорослям дано поместий по приговору бояр и воевод Якова Пунтусовича
Делегарда да князя Ивана Никитича Болшого Одоевского в нынешнем во 122 г.
// RA, NOA. Serie 2: 79. Л. 21-22.
16 См.: Дело по челобитной стольника кн. Ф. Черного Оболенского о невзимании кормов с его поместья в Обонежской пятине вконец разоренного литов­
скими людьми. 1612, мая // RA, NOA. Serie 2:354. Л. 38-40.
17 Челобитная боярам и воеводам подьячего Федки Ларионова о даче денег
из государевой казны. 1611. Декабря 28 // RA, NOA. Serie 2: 71. Л. 4; См также:
Дело по челобитной крестьянина Приезжего Михеева... 1612. 22.08 // RA, NOA.
Serie 2:174. Л. 28-31.
практически полностью принадлежала заслуга в установлении кон­
тактов с Нижегородским ополчением Минина и Пожарского, а также
в переговорах относительно шведской кандидатуры18. Эти перего­
воры с князем Д. М. Пожарским летом 1612 г. со стороны новгород­
цев возглавлял кн. Ф. Т. Черново-Оболенский.
Весной 1612 г. ополчение Минина и Пожарского прибыло в Яро­
славль. Отсюда Пожарский отправил в Новгород Степана Лазаревича
Татищева. При этом бояре в Ярославле просили прислать к ним нов­
городских послов «вскоре, не замешкав», вместе со С. Татищевым и
его спутниками19. Из Новгорода в Ярославль вместе с Федором Ти­
мофеевичем Черново-Оболенским были отправлены игумен Генна­
дий и С. Е. Отрепьев. В Отписке кн. Д. М. Пожарского и Ярославской
Земской думы новгородскому митрополиту Исидору впервые указы­
ваются полностью имена посланцев: «Николы Чудотворца Вяжицкого монастыря игумен Геннадий, да стольник князь Федор Тимофее­
вич Черной Оболенский да дворянин Смирной Елизарьевич Отрепь­
ев, и дворяне из пятин и торговые люди». По подсчетам А. А. Селина
послы выехали из Новгорода в Ярославль 8 июня20. Эти люди пред­
ставляли «партию шведского королевича, московского царя», кото­
рая в то время была достаточно сильной в Новгороде.
Путешествие из Новгорода до Ярославля было длительным и
опасным. К этому времени Федор Тимофеевич имел семью в Новго­
роде (жену Марию и малолетнего сына), поэтому он переживал за
их судьбу. Сохранилась челобитная Ф. Т. Черново-Оболенского к
воеводе И. Н. Одоевскому с просьбой дать его жене, сыну и людям
хлеба «в то время как он ездит для государева земского дела в Яро­
18 Кобзарева Е. И. Шведская оккупация Новгорода... С. 136.
19 См.: Отписка устюжан к вычегодцам, с приложением трех отписок к вое­
воде князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому с товарищами: от Новгород­
ского Митрополита Исидора, о немедленном отправлении из Новгорода в Яро­
славль посланников с полномочием, для совещания об избрании шведского ко­
ролевича на Российский престол; от воеводы князя Одоевского и всех новго­
родцев о том же; от шведского полководца де ля Гарди о согласии его послать в
Ярославль опасный лист для беспрепятственных сношений князя Пожарского с
новгородцами. 1612 года в июне // Акты, собранные в библиотеках и архивах
Российской империи Археографической экспедицией Академии Наук (далее ААЭ). СПб., 1836. Т. 2. № 208. С. 352-358.
20 Новый Летописец. С. 121 (Гл. 299. «О послах из Нова города»); См. также:
Отписка кн. Д. М. Пожарского и Ярославской Земской думы митрополиту Иси­
дору. [1612 г.] // ДАИ. Т. 1. № 164. С. 286-290; Селин А А. Новгородское общест­
во в эпоху Смуты. СПб., 2008. С. 362.
славль». Было принято положительное решение, в июне 1612 г. се­
мье выдано 15 четвертей ржи21.
Новгородские посланцы прибыли в Ярославль не позднее 24
июня. Эта дата определяется из следующих строк документа:
«...королевич пришел на Иван день в Выборг или кончае на Петров
день будет». Из этих слов видно, что переговоры проходили между
24 и 29 июня (между Ивановым и Петровым днем)22. Новгородцы
привезли с собой грамоту, в которой сообщалось о согласии короля
и его матери отпустить на Новгородское государство Карла Филип­
па, а также другие документы: копию договора новгородцев с Делагарди от 25 июля 1611 г., копию грамоты, которую дал Делагарди
новгородцам, копию с грамоты и с приговора, отправленного из-под
Москвы Прокопием Ляпуновым в июне 1611 г. и статейный список,
также отправленный из-под Москвы. Эти документы ранее не были
известны лидерам Нижегородского ополчения.
О ходе переговоров между новгородцами и Д. М. Пожарским мы
узнаем из грамоты, отправленной из Ярославля в северные города.
Получив данную грамоту, жители северных городов, в частности,
Великого Устюга, отправили список с нее в другие города (Соль Вы­
чегодскую) для ознакомления23. В данной грамоте дается полное
имя руководителя посольства новгородцев - Федор Тимофеевич
Черново-Оболенский. В «Новом летописце» он назван кратко - Ф е­
дор Оболенский24. Все исследователи, включая С. Смирнова,
С. М. Соловьева, Н. И. Костомарова, П. Г. Любомирова, говоря о пере­
говорах Новгорода с Ярославлем в 1612 г., так кратко и называют
его25. Эти исследователи ничего не писали о третьем участнике по­
сольства, Смирном Елизарьевиче Отрепьеве, родном дяде само­
званца Григория Отрепьева. Полное имя Ф. Т. Черново-Оболенского
мы встречаем лишь в статье В. Корсаковой о кн. Д. М. Пожарском и в
21 Грамота бояр и воевод Степану Васильевичу Теглеву о даче жене послан­
ного в Ярославль кн. Ф. Т. Черного Оболенского хлеба из опального хлеба Анд­
рея Трусова. 1612. 3.06 // RA, NOA. Serie 2: 356. Л. 81,85.
22 Отписка Устюжан к Вычегодцам в июле 1612 г. Переговоры Пожарского с
новгородцами. Речи новгородских посланников игумена Геннадия Николы Чу­
дотворца Вяжицкого монастыря, кн. Ф. Т. Черного-Оболенского. Список. 1612 г.
// ААЭ.Т. 2. №210. С. 370.
23См.: ААЭ. Т. 2. № 210. С. 370.
24 Новый Летописец. С. 121.
25 Смирнов С. Биография князя Дмитрия Михайловича Пожарского. М., 1852.
С. 38; Костомаров Н. И. Смутное время Московского государства в начале
XVII столетия. М., 1994. С. 734; Соловьев С. М. История России с древнейших вре­
мен // Сочинения. В 18 кн. Кн. 4. Т. 7-8. М. 1994. С. 723; Любомиров П. Г. Очерк
истории нижегородского ополчения (1611-1613 гг.). М., 1939. С. 142.
работе Г. А. Замятина26. Из саратовских краеведов впервые обратил
внимание на связь руководителя переговоров в Ярославле с буду­
щим воеводой Саратова А. А. Гераклитов27.
Ход самих переговоров изучен хорошо, поэтому нет смысла под­
робно останавливаться на них. Интересно отметить лишь несколько
моментов. Говоря о приглашении новгородцами шведского короле­
вича, Федор Тимофеевич отметил, что Новгород действовал не са­
мовольно, а по указанию Прокопия Ляпунова. Затем он сказал о це­
ли своего посольства: «Новгород от Москвы никогда не был отлу­
чен», поэтому на Земском соборе в Ярославле выборные должны
избрать на Московское государство Карла Филиппа. Однако Пожар­
ский в ответ заметил, что королевича еще нет в Новгороде, поэтому
соединяться опасно, при этом он привел пример с поляками (пере­
говоры москвичей с гетманом Жолкевским об избрании польского
королевича Владислава, который так и не прибыл в Москву).
Ф. Т. Черново-Оболенский, сравнивая действия шведов и поля­
ков, убеждал Пожарского, что от шведов не будет никакого разоре­
ния. Однако Д. М. Пожарский и митрополит Кирилл, изучив доку­
менты, привезенные из Новгорода, обратили внимание, что короле­
вич не православной веры, а Федор Тимофеевич в первой речи
умолчал о вере королевича. В договоре новгородцев с Делагарди об
этом также ничего не было сказано. Еще при отправке в Новгород
С. Л. Татищева, ему был дан наказ, узнать о вере королевича. Это
главное требование - королевич должен креститься в православ­
ную веру28. Поэтому кн. Д. М. Пожарский твердо поставил два пред­
варительных условия, на каких члены Земского Собора согласны
договариваться с Новгородом: прибытие королевича в Новгород и
принятие им православной веры. В ответ Федор Тимофеевич сказал,
что новгородцы будут просить, чтобы Карл Филипп принял право­
26 Замятин Г. А К вопросу об избрании Карла Филиппа на русский престол
(1611-1616). Юрьев. 1913. С. 52; Корсакова В. Пожарский, кн. Димитрий Михай­
лович // Русский биографический словарь: Плавильщиков-Примо. СПб., 1905.
С. 228.
27 Гераклитов А. А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в.
// Труды СУАК. Вып. 30. Саратов, 1913. С. 65.
28 См.: Окружная Грамота (в списке) Военачальника Князя Дмитрия Михай­
ловича Пожарского в Сибирские города: о происшествиях в Великом Новгороде
и о присылке к нему в ополчение выборных от всякого чина людей с полномо­
чием для советования с новгородскими посланниками, избрать ли на Россий­
ское Царство шведского Королевича Карла Филиппа. 1612 года, июня 10
// Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государствен­
ной коллегии Иностранных дел (далее - СГГД). СПб., 1819. Т. 2. № 282. С. 598599; См. также: ААЭ. Т. 2. № 208. С. 352-358.
славие. На прощание Ф. Т. Черново-Оболенский произнес знамена­
тельные слова: «Если только Карл королевич не захочет быть в
православной христианской вере греческого закона, то не только с
вами, боярами и воеводами, и со всем Московским государством
вместе, хотя бы вы нас и покинули, мы одни за истинную нашу пра­
вославную веру хотим помереть, а не нашей, не греческой веры, го­
сударя не хотим »29.
Из переговоров с Ф. Т. Черново-Оболенским кн. Д. М. Пожарский
мог сделать и другой вывод: если Карл Филипп не будет избран на
русский престол (это могло произойти в случае, если королевич не
примет православие, не приедет в Новгород, либо из-за нежелания
членов Земского Собора), то часть детей боярских, в том числе и сам
князь Федор Оболенский, покинут Новгород и будут сражаться вме­
сте с ополченцами против шведов. Федор Тимофеевич не был сепа­
ратистом, он был убежденным сторонником сохранения Новгорода
в составе российского государства.
Пока же разрыва с Новгородом не последовало. Лидеры ополче­
ния дали понять Федору Тимофеевичу и другим послам, что на ука­
занных условиях (скорейшее прибытие королевича в Новгород и
его православная вера) они готовы продолжать переговоры и из­
брать Карла Филиппа московским царем. Пожарский и бояре писали
новгородцам: «...пока королевич не придет в Новгород, людям Нов­
городского государства быть с нами в любви и совете, войны не на­
чинать, городов и уездов Московского государства к Новгородскому
государству не подводить, людей к кресту не приводить и задоров
никаких не д ела ть»30.
Новгородские послы во главе с Ф. Т. Черново-Оболенским вер­
нулись в Новгород в середине августа 1612 г. вместе с послами кня­
зя Д. М. Пожарского. В Новом Летописце сообщается, что «послаша к
новгородцам с присланными от них Перфирья Секирина»31. 13 авгу­
ста из Новгорода для их встречи и для сбора кормов членам посоль­
ства был отправлен по Вельской дороге подьячий Михаил Кудряв­
цев с наказом: «Ехать до Прилук или где доведетца встретить По­
слы: Вяжицкого монастыря игумена Геннадия, стольника князя Ф е­
дора Тимофеевича Черного Оболенского, дворянина Смирного Елизарьевича Отрепьева с товарыщи да московского государства ... по­
сланника Перфирья Ивановича Секерина с товарыщи»32. В письме
29 См.: ААЭ. Т. 2. № 210. С. 370.
30ДАИ. Т. 1. № 164. С. 286-290.
31 Новый летописец. С. 121.
32 Грамота бояр и воевод подьячему Михаилу Кудрявцеву ехать по Вель­
ской дороге для встречи послов Новгородского государства, возвращающихся
Я. Делагарди шведскому королю Густаву Адольфу от 23 августа
1612 г. говорится, что новгородцы и ярославцы уже прибыли в Нов­
город за несколько дней до отправки этого письма33.
Послы привезли ответ из Ярославля относительно королевича,
из которого видно, что у Собора было серьезное намерение избрать
в цари Карла Филиппа. В письмах к Я. Делагарди и к митрополиту
Исидору кн. Д. М. Пожарский и бояре согласились пока не выбирать
никого, ждать королевича этим годом, «по летнем у пути», до осени;
они также согласны держаться приговора Ляпунова, однако наме­
кают, что в случае задержки выберут царем другого: «нам без госу­
даря быть невозможно»34.
Эта посольская служба Федора Тимофеевича была высоко оце­
нена в Новгороде. 3 сентября 1612 г., приблизительно через две не­
дели после возвращения в Новгород, новгородское правительство
пожаловало
дополнительными
земельными
владениями
кн. Ф. Т. Черново-Оболенского и С. Е. Отрепьева за ведение перего­
воров с кн. Д. М. Пожарским: «Сентября в 3 день дана отдельная
грамота кн. Федору Оболенскому да Смирному Отрепьеву на старорусское поместье в Чертицком погосте, что осталось за отделом у
Ивана Якушкина, да в Ляцком погосте в селе Боброве. На кн. Федоре
взят перевод до Дмитриева дня». В дальнейшем кн. Ф. Т. ЧерновоОболенский получил также поместье Лобана Лугвенева35.
Сохранилась челобитная Федора Оболенского, Смирного От­
репьева и Ивана Якушкина боярам, в которой они просили умень­
шить непомерно большой обежной оклад в их поместьях в Старорусском уезде (у них было в тягле 10 обеж). Обжа - мера пахотной
площади и одновременно - единица налогообложения. Федор Ти­
мофеевич «с товарищи» жаловались, что у них на обжу положили по
10-12 мужиков, тогда как у других помещиков - в два три раза
больше (по 25-30 мужиков). Соответственно, им приходилось пла­
тить намного больше налогов36.
из Ярославля и для сбора кормов для послов. 1612.13.08 // RA, NOA. Serie 2: 356.
Л. 69-70.
33 Донесение Я. Делагарди королю Густаву Адольфу. 1612. 23.8
// Арсеньевские шведские бумаги 1611-1615 гг. / Пер. А. В. Полторацкого // Сб.
Новгородского общества любителей древности (далее - НОЛД). Новгород 1911.
Вып. 5. С. 15.
34ДАИ. Т. 1. № 164. С. 286-290.
35 Книги записи поместных пошлин с трех пятин, Водской, Шелонской и
Деревской. 1612/13 // RA, NOA. Serie 1:100. С. 4-5.
36 См.: Челобитная Федора Витовтова, Андрея Шаховского о том, переписы­
вать ли им заново поместья Ивана Якушкина, Смирного Отрепьева и князя Фе­
дора Черного Оболенского // RA, NOA. Serie 2: 51. Л. 81.
В дальнейшем мы встречаем Федора Тимофеевича на самых от­
ветственных постах в новгородской администрации. Именно
Ф. Т. Черново-Оболенскому было поручено проведение в марте
1613 г. в районе Старой Руссы смотра детей боярских, призванных
на службу в Новгород и стоявших на «п одъезде» к Новгороду. Со­
хранился список этих людей, охватывающий все новгородские пя­
тины: «Марта в ...день. Дворяне и дети боярские быти им на государеве службе с столником и воеводою со князем Федором Тимофее­
вичем Чорным Оболенским...»37. На этом смотре присутствовало 227
детей боярских, т. е. половина из находившихся в Новгороде во вре­
мя захвата его шведами в 1611 г. (летом 1611 г. в Новгороде нахо­
дились 4 дворянские сотни, всего 450 дворян)38. У тех лиц, которые
не прибыли на смотр («нетчики»), отбирались поместья, которые
передавались другим детям боярским. В ряде документов перечис­
ляются лица, отсутствующие на смотре: «И в списке, каков прислал
из Старые Русы князь Федор Оболенской в нынешнем во 121 году
марта в 14 день написано...»39.
Из собравшихся 227 человек отряд, включавший 101 человека,
выступил в поход во главе с кн. Ф. Т. Черным-Оболенским. По мне­
нию Е. И. Кобзаревой, отряд Федора Тимофеевича присоединился к
шведскому войску Э. Горна и направился к Пскову. Однако войска,
располагая ограниченными силами, не рискнули совершить напа­
дение на крепость. Э. Горн писал королю, что «пошедший в поход
князь Федор» сообщил, что новгородцы предполагают совершить
какое-то мошенничество. Дети боярские стали дезертировать, пока
их не осталось 50 человек40.
Сведений о дальнейшей судьбе Ф. Т. Черново-Оболенском име­
ется чрезвычайно мало. Можно предположить, что этот неудачный
поход весной 1613 г. повлиял на его карьеру. Также следует учесть и
избрание в Москве царем Михаила Романова, при этом многие быв­
шие соратники Федора Тимофеевича присягнули новому царю.
Вскоре начались восстания в Новгородской земле против шведов
(Тихвин, Гдов, Порхов).
Летом 1613 г. в Выборг прибыл, наконец, шведский королевич
Карл-Филипп. Новгородцы отправили к нему очередное посольство
во главе с архимандритом Киприаном. Однако, состав тех, кто под­
37 См.: Роспись новгородского войска. 1613, март// RA, NOA. Serie 2:170-В.Л. 11.
38 См.: Седов П. В. Захват Новгорода шведами в 1611г. //НИС. 1993.
№4 (14). С. 121.
39 См: Дело по челобитной Григорья Ондреева с. Ресницына о поместье
своего отца в Деревской пятине. 1613, март // RA, NOA. Serie 2:186. Л. 44.
40См.: Кобзарева Е И. Шведская оккупация Новгорода... С. 258.
писался под новым приговором, заметно отличался от состава нов­
городцев, в свое время приложивших руку к приговору в декабре
1611 г. Нет подписи под приговором 1613 г. и князя Ф. Т. ЧерновоОболенского, все еще находящегося в Новгороде. Как отмечает
Е. И. Кобзарева, представители Подмосковного ополчения, в том
числе Ф. Т. Черново-Оболенский, «стали явно тяготеть к Москве, ...
начали отходить от политики. Только опасение, что царь может не
удержать власть и личное благополучие (наличие поместья, кото­
рое, впрочем, приносило все меньше дохода), препятствовало их
отъезду в московские полки»41. Многие новгородцы с этого времени
не только уклонялись от участия в боевых действиях на стороне
шведов, но и бежали к москвичам. Их имущество после переписи и
оценки поступало в распродажу. Так, после бегства в конце сентяб­
ря 1613 г. Григория Загоскина уже в начале октября в ходе распро­
дажи его имущества Ф. Т. Черново-Оболенский купил «медведно деланою болшое... Медведно черное полполтины. Продано князю Фе­
дору Оболенскому, денги взяты по цене»42.
Чтобы предотвратить это бегство, шведы заставляли новгород­
цев составлять поручные записи за других жителей. Поручитель в
случае бегства человека, за которого он ручался, рисковал своим
имуществом. В январе 1614 г. Ф. Т. Черново-Оболенский вместе с
другими дворянами подписался за Ефима Федоровича Мышецкого43. Имя Федора Тимофеевича стоит в этом списке первым, что
подчеркивает значение его подписи. Его подпись стоит и в поруч­
ной записи от 20.11.1613 г. о невыезде за рубеж Тушиных, Лупандиных и Нарбековых44.
Однако бегство служилых людей из Новгорода продолжалось.
Причем, теперь стали бежать и поручители. 14 июня 1614 г., когда
московское войско Д. Т. Трубецкого подошло к Новгороду, шведский
военачальник Якоб Делагарди отправил к москвичам для перегово­
ров Федора Тимофеевича и других новгородцев. Судьба вновь свела
41 Кобзарева Е. И. Новгородское дворянство в период Смуты: опыт реконст­
рукции конкретных биографий // Новгородика-2006: материалы научной кон­
ференции. Великий Новгород, 2007. С. 186.
42 См.: Розыск об изменничьем имуществе Григория Павлова сына Загоски­
на и Ивана Андреева сына Загоскина. 1613. 3.10 - 1614. 29.07 // RA, NOA. Serie
2 :101-В. Л. 3,8-9.
43 Поручная запись кн. Ф. Т. Черново-Оболенского и др. лиц по кн. Ефиме
Федорове сыне Мышецком в том, что быть ему в Новгороде и не отъехать в
«изменные» города. 1614.17.01 // ДАЙ. Т. 2. № 9. С. 18-19.
44 Поручная запись новгородских детей боярских по Богдане и Федоре Петро­
вым детям Тушина. 1613. 23.12 // RA, NOA. Serie 2:128; Поручная запись о невыез­
де за рубеж Лупандиных и Нарбековых. 1613. 20.11 // ДАИ. Т. 2. № 9. С. 17-18.
бывших тушинцев и бывших соратников по Подмосковному оп ол­
чению. Ф. Т. Черново-Оболенский так и не вернулся в Новгород, пе­
решел на службу царю Михаилу. Вместе с ним остались у москвичей
и многие другие новгородцы. Об этом боярин Д. Т. Трубецкой сооб­
щал в Москву в июне 1614 г: «Июня, государь в 14 день выехал к т е­
бе, государю... из Новгорода от немецких лю дей из-за Меты реки из
Самойлова полку Кобрина и приехал к нам, холопем твоим, на
Бронницы князь Ф едор княж Тимофеев сын Оболенский...»45. В это
время полк ш отландца на шведской службе Самуила Коброна осаж­
дал Новоселицкий острожек возле Новгорода, в котором укрепился
со своими лю дьм и московский воевода Федор Васильевич Левашов.
Бывшие противники еще со времен боев весной 1609 г. под Влади­
миром встретились вновь под Новгородом.
Семья Ф. Т. Черново-О боленского (жена Марья и сын) осталась в
Новгороде. Имя жены Федора Тимофеевича указано в сентябре
1614 г. среди других имен вдов, которым приказу дьяка Монса Мортенсона должны бы ли давать хлеб46.
Две дочери погибш его ранее Никиты Назимова писали в 122
(1613/1614) г. про своих дядей Бестужевых, которые должны были
заботиться о них: «Н ы н е тех наших дядей со князем Федором Обо­
ленским грабили шиши и свели с со бо ю »47. Эту фразу можно пони­
мать двояко. А. А. Селин считает, что этих «ш иш ей» возглавлял сам
Федор Оболенский. Авторы Славянской энциклопедии пишут, что
Ф. Т. Черново-Оболенский «в 1615 г. упоминается источниками, как
уведенный из своего поместья шишами»48. Речь в данном случае
идет об одном и том же источнике, в котором говорится о событиях,
происходивших в 122 году, т. е. до 1 сентября 1614 г. Под «шишами»
здесь можно понимать казаков из отряда Федора Левашова, кото­
рые часто соверш али набеги на территорию, контролируемую шве­
дами. Редко удается точно определить, действительное или мнимое
насилие бы ло при взятии данного лица в плен. Возможно, переход
45 Замятин Г. А К истории Земского собора 1613 г. //Труды Воронежского
гос. ун-та. Воронеж, 1926. Т. 3. С. 63; Он же. Россия и Швеция в начале XVII века.
Очерки политической и военной истории / Сост. Коваленко Г. М. СПб., 2008.
С. 227 (Из истории борьбы Швеции и Польши...), С. 369 (Борьба за Псков...); См.
также: Отписка кн. Д. Т. Трубецкого царю. 1614 г. // РГАДА. Ф. 96. Шведские де­
ла. 1614г. Д. 1. Л. 101.
46 Память Ф. Н. Н еклюдову и подьячему Б. Бересскому о даче хлеба вдовам
детей боярских. 1614.12.09 // RA, NOA. Serie 2: 289. Л. 1.
47 Дело о раздаче помещикам новгородских поместий по приговору Эверта
Горна и князя Ивана Одоевского. 1615, апрель // ДАИ. Т. 2. № 40. С. 69.
48 Селин А А Новгородское общество в эпоху Смуты. С. 466; Славянская эн­
циклопедия. XVII век: в 2 т. Т. 2. Н-Я. С. 54.
Федора Тимофеевича на сторону Москвы в июне 1614 г. был внача­
ле воспринят новгородскими властями как захват его в плен, по­
этому репрессий к его семье в Новгороде не было.
После того как Федор Тимофеевич «отъехал за рубеж», его поме­
стье было передано другим людям, которые продолжали служить
шведам. Поместье Лобана Лугвенева, которое было ранее передано
Ф. Т. Черново-Оболенскому и Курапу Мякинину, после их «изм ены »
в 1614 г. получили Филон Михайлович Аничков и дьяк Пятой Гри­
горьев. В ряде документов говорится про бывшие поместья
Ф. Оболенского и К. Мякинина в Будковском, Лужском и Хрепельском погостах, а также про «опальный хлеб князя Федора
Оболенского»49. Сам же Ф. Т. Черново-Оболенский уже в сентябре
1614 г. состоял стольником при дворе Михаила Романова и получал
жалование в Галицкой четверти. Ему был установлен оклад в 40
рублей/ что было зафиксировано в московском документе: «О болен­
ский Федор Тимоф., стольник. 123 г. 30 сентября велено записать
его в 40 рублях: старый его оклад 25 р.,... а 15 р., придача, что было
придано при царе Василии, велено справить по разрядному списку
стольников, стряпчих и дворян московских»50.
Находясь в Москве, Федор Тимофеевич пытался вызволить из
шведского плена свою семью, остававшуюся в Новгороде. В марте
1615 г. из Москвы в Новгородскую землю для обмена пленными
было отправлено посольство С. Г. Коробьина. Среди лиц, которых
московская сторона хотела бы обменять, указана «князь Федорова
княгиня Оболенского Марья з дочерью». Возможно, за период с 1612
до 1614 г. в семье Федора Тимофеевича произошли изменения, умер
малолетний сын и родилась дочь. В ответ на просьбу московской
стороны, шведские послы сказали про жену и дочь Федора Оболен­
ского, что не знают, где они находятся и что с ними стало: «... в горо­
де и в ыных городех их нет и не бывали». Дальнейшая судьба семьи
Федора Тимофеевича неизвестна51.
49 См.: Память Г. С. Обольянинову о даче семян дворцовому дьяку Пятому
Григорьеву и Филону Оничкову из отписного поместья Лобана Лугвенева, что
было дано кн. Федору Оболенскому. 1614, авг. / / RA, NOA. Serie 2:148. Л. 13;
Роспись поместных дач во 122 г. // RA, NOA. Serie 2:79. Л. 22; Выпись из
ужинных и умолотных книг ... Старорусского уезда. 1614/1615 // RA, NOA. Serie
2:66. Л. 10.
50 Кормленщики Галицкой четверти... [Сухотин Л. М. Четвертинки...)
// ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 315.
51 Перечень полоняников, упомянутых в списке, полученном из Посольско­
го приказа, но в Новгороде не найденных // РГАДА. Ф. 96.1615. Д. 3. Л. 212-213.
Документы указаны автору Адрианом Селиным.
На протяжении осени 1614 - весны 1615 г. не прекращалось вер­
стание денежными окладами бежавших из Новгорода детей бояр­
ских52. Известно, что 30 июня 1615 г. Федор Тимофеевич вместе с
другими стольниками, стряпчими и жильцами в Разряде подтвер­
дил оклад Артемия Пуляева и «руку прилож ил»53. Перед этим он 20
июня 1615 г. получил 15 рублей государева жалования «д ля скудо­
сти», после чего был отправлен в Ярославль, собирать ратных лю ­
дей, чтобы с ними «идти на государеву службу под Смоленск»54.
Как Федор Тимофеевич выполнял эту задачу по сбору ратных
людей, участвовал ли он в боевых действиях под Смоленском - не­
известно. В это самое время (в начале июля 1615 г.) с севера к Моск­
ве подходили казачьи отряды из войска атамана Баловня (Михаила
Баловнева), которые грабили все на своем пути, забирая с собой
многих местных жителей. Казаки выдвигали перед правительством
ряд требований, осадили Москву, но в итоге были разбиты бояри­
ном Б. М. Лыковым в воскресенье, 23 июля55. Ф. Т. ЧерновоОболенский сыграл определенную роль в подавлении движения Ба­
ловня. Во всяком случае, уже на следующий год Федор Тимофеевич
получает щедрые пожалования от правительства. В 1616 г.
ф. Т. Черново-Оболенский записан в стольниках с окладом уже в 100
рублей: «Князь Федор княж Тимофеев Оболенской, поместный ему
оклад - ...четей, из чети 100 рублев». В этом документе он стоит на
91-м месте между Н. И. Ласкиревым и Ю. А. Сицким (всего перечис­
лены 116 стольников)56.
Обычно такие большие придачи к денежным окладам давались
служилым людям за какие-то прошлые заслуги, но могли также да­
ваться авансом накануне отправки данного лица для выполнения
важного правительственного задания (посольство или воеводское
назначение в отдаленные города). Не связана ли такая придача к
52 Кобзарева £ И. Шведская оккупация Новгорода ... С. 351. См. также: Корм­
леная книга Костромской чети 1613-1627 гг. // Русская историческая библио­
тека (далее - РИБ). Т. 15. СПб., 1894.
53 Разрядные столбцы 122-124 гг. сыска денежных окладов [Сухотин Л. М.
Четвертинки...) // ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 226.
54 Приходно-расходные книги московских приказов. Книга первая: Приход­
но-расходная книга Разряда 7123 года // РИБ. Т. 28. М., 1912. Стб. 347.
55 Станиславский А Л. Гражданская война в России XVII в. Казачество на пе­
реломе истории. М., 1990. С. 142-143.
56 Книга, а в ней писаны бояре, и окольничие и думные люди с денежными
оклады, а стольники, и стряпчие и дворяне московские, и дьяки, и жильцы из
городов дворяне ... с поместьями и с денеж...124 году // Акты Московского го­
сударства, изданные Академией Наук / под ред. Н. А. Попова (далее - АМГ). Т. 1.
(1571-1634). СПб., 1890. № 108. С. 141.
окладу с назначением Федора Тимофеевича воеводой в Саратов
именно в 1616 году?
Дальнейшая судьба нашего героя связана с городом Саратовом.
До настоящего времени история этого города в период 16081617 гг. полна загадок и неясностей из-за отсутствия источников.
Н. И. Костомаров, ссылаясь на польские источники, указывал, что в
феврале 1609 г. из Саратова прибыла делегация в Тушино к Лжедмитрию II с выражением покорности. После этих февральских све­
дений вновь мы встречаем краткое упоминание о Саратове в доне­
сении самарского воеводы кн. Д. П. Лопаты-Пожарского, который в
122 году (1613/1614 г.) прислал в Москву, в приказ Казанского
дворца «окладные книги прошлого 121 года» (1612/1613 г.). В этих
окладных книгах записано, что на Самаре уже в 1612/1613 г. име­
лось «саратовских конных стрельцов 75 человек, да пеших 130 че­
ловек. И обоего саратовских стрельцов на Самаре 205 человек»57.
В другом донесении от начала марта (5 марта? - Я. Р.) 1614 г.
(получено в Москве 25 марта) самарский воевода сообщал, что в Са­
маре имеется саратовских конных стрельцов 77 человек, и те люди
разоренные, «ис Соратова пришли в Сомарской душею да телом »58.
Когда именно гарнизон Саратова покинул свой город и ушел в Са­
мару, источники не сообщают. Это могло произойти и в 1610 и в
1611 и в 1612 и в начале 1613 года. По мнению В. В. Трепавлова ногаи сожгли Саратов в 1611-1612 гг.59
В ряде документов, связанных с походом весной 1614 г. войска
князя И. Н. Одоевского (младшего брата новгородского воеводы) к
Астрахани против атамана Заруцкого, говорится уже о нежилом Са­
ратовском городище; по-видимому, нового города Саратова в это
время ещё не было. Однако, в документах за 1616 г. Саратов уже
упоминается как укрепленный пункт с гарнизоном, в котором име­
ется свой воевода. В «Памяти дьякам Петру Микулину с товарищи»
от 20 мая 1616 г. говорится о Саратове, как о существующем городе:
«А идти государевым посланникам с Москвы на Нижней да на Казань,
а в Казани сождався с шаховыми посланники и с гонцом, идти на Са­
мару, на Саратов, на Царицын да на Асторохань......
57 Посольство в Персию Михаила Никитича Тиханова // Памятники дипло­
матических и торговых сношений Московской Руси с Персией (далее - Памят­
ники). Т. 2 / под ред. Н. И. Веселовского // Труды Восточного отделения импе­
раторского Русского археологического общества (далее - Труды). Т. 21.
СПб., 1892. С. 241.
58 Посольство в Персию Михаила Никитича Тиханова. С. 229.
59 Трепавлов В. В. История Ногайской орды. М., 2001. С. 396.
Дьякам приказа Казанского дворца Петру Микулину с товарищи
дано указание «послати на Самару и на Саратов и на Царицын к вое­
водам и к приказным людям государевы грамоты», в которых ука­
зать воеводам данных городов, чтобы они в случае опасности для
посольского каравана от «всяких воинских людей и от воров» выде­
ляли из состава своих гарнизонов воинских людей «в прибавку» к
провожатым, которые были ранее отправлен из Казани, « сколько
человек пригоже, смотря по вестем, чтобы государевым и шаховым
посланникам проехать здорово»60. После освобождения Астрахани
от Заруцкого, движение по Волге стало оживленным, и дьяки в Мо­
скве хорошо знали о состоянии дел в Поволжских городах.
Пока не обнаружены источники, в которых бы говорилось, где
находился Федор Тимофеевич в 1616 году и какую роль он играл в
строительстве
нового
Саратова.
Сведения
о
назначении
Ф. Т. Черново-Оболенского в Саратов сохранились в Книгах разряд­
ных. Саратов в этих источниках упоминается, начиная с 1617 г. За
этот год имеется следующая запись: «В понизовых городех: На Саратаре (sic) воеводы князь Федор княж Иванов сын ЧорновоОболенской». По-видимому, дьяки Разрядного приказа допустили
здесь ошибку в отчестве. Записи за 1618 и 1619 годы уже содержат
другие сведения: «На Саратове воевода князь Федор княж Тимофеев
сын Чорново-Оболенской»61.
Ф. Т. Черново-Оболенский находился в Саратове довольно долго,
не менее трех лет, с 1617 до 1620 года. События завершающего пе­
риода Смуты в центре страны происходили уже без его участия. Ему
не пришлось участвовать в обороне Москвы от войск королевича
Владислава, его имя отсутствует в Осадном списке 1618 г.62
По-видимому, именно Федор Тимофеевич возглавлял строи­
тельство левобережного Саратова в устье реки Саратовка и был
первым его воеводой.
60 Посольство в Персию Федора Исаковича Леонтьева // Памятники.... Т. 3
и Труды... Т. 22. СПб., 1898. С. 144.
61 Книги разрядные по официальным оных спискам (далее - Книги разряд­
ные...). СПб., 1853. Т. 1. Стб. 405, 545,663.
62 Осадный список 1618 г. // Памятники истории Восточной Европы. Том
VIII. / Сост. Ю. В. Анхимюк, А. П. Павлов. М.; Варшава, 2009.
Олеарий А Описание путешествия в Московию
и через Московию в Персию и обратно. СПб., 1906.
Будучи воеводой в Саратове, Ф. Т. Черново-Оболенский встречал
в начале июля 1618 г. царского посла в Персию к шаху Аббасу князя
Михаила Петровича Борятинского и персидских послов «Кай салтана и Булат бека». Этот посольский караван отплы л из Казани 22
июня, через дней десять сделал остановку в Саратове, а 11 июля
1618 г. уже прибыл в Астрахань63.
Только летом 1620 г. Федора Тимофеевича сменил на посту са­
ратовского воеводы кн. Ефим Федорович Мышецкий, соратник по
совместной службе в Новгороде. В Книгах разрядных записано: «На
Саратове воевода князь Федор княж Тимофеев сын ЧорновоОболенской; и с Саратова князь Федор отпущен к Москве, а на его
место во 128 году послан с Москвы князь Ефим княж Федоров сын
Мышетцкой,... послан во 128 году в и ю ле»64.
Можно представить, при каких обстоятельствах происходила
эта смена воевод летом 128 (1620) г. 30 июля 1620 г. из Астрахани в
Казань отправился большой караван, в составе которого находи­
63 Посольство князя Михаила Петровича Борятинского: Статейный список
// Памятники... Т. 3 // Труды... Т. 22. СПб., 1898. С. 396.
64 Книги разрядные... Т. 1. Стб. 720, 871.
лись прежние астраханские воеводы Андрей Андреевич Хованский,
Алексей Михайлович Львов и их помощники - знаменитый новго­
родский дьяк Иван Тимофеев и Иван Грязев. Этим же караваном
везли на 12 стругах государеву рыбу, плыли также «русские торго­
вые люди на больших судех и в кладных стругех с рыбою и солью и
с товары, да тезиков (купцов) едет человек с тридцать с товары ж».
Список будет полным, если к нему добавить членов посольства
М. П. Борятинского вместе с гробом самого посла, умершего в Пер­
сии ещё полтора года назад, 15.12.1618 г., персидского посла Булат
бека со свитой, персидского же купца Ага Асана с товарами. Персы
везли с собой в подарок царю Михаилу Федоровичу живого слона
(«а слона велено отпустить с кызылбашским послом»). Караван со­
провождал крупный отряд стрельцов. Такая предосторожность не
была излишней в связи с участившимися случаями нападения дон­
ских и волжских казаков на караваны на Волге65.
Этот караван прибыл в Саратов во второй половине августа
1620 г., примерно через 20 дней после отплытия из Астрахани. Т о ­
гда же из Москвы приехал в Саратов новый воевода Ефим Мышецкий. Из Саратова «на легком стружку канун Семена дня» (около
1 сентября) отправились гонцы в Казань: «торговы е люди свияженин Ларя Онтипин и казанский посадский человек Якуш Минин»,
которые, прибыв в Казань 12 сентября, доложили местным воево­
дам, что караван «пош ел с Саратова того же дни» (Семен день), а
прибытие его в Казань ожидается к Покрову Святой Богородицы66.
Можно предположить, что Федор Тимофеевич убы л из Саратова в
начале сентября 1620 г. вместе с этим караваном и 25-26 сентября
прибыл в Казань, откуда направился в Москву.
После Саратова Ф. Т. Черново-Оболенский в 1622-1623 гг. был
воеводой в Ржеве Володимировой: «Во Ржеве-Володимирове воево­
да князь Федор княж Тимофеев сын Чорного-Оболенской». Он сме­
нил в этом городе кн. Н. Н. Гагарина, будущего воеводу Царицына.
Здесь Федор Тимофеевич находился до прибытия нового воеводы
Ф. С. Вельяминова: «Во Ржеве-Володимирове воевода князь Федор
княж Тимофеев сын Оболенской; и князь Федор отпущен, а во Ржеве
65 Рабинович Я. Н. Левобережный Саратов летом 1620 г.: реконструкция со­
бытий // История в подробностях: научно-популярный исторический журнал.
2011. № 9/15 (сентябрь) С. 36-39.
66 Посольство князя Михаила Петровича Борятинского: Донесение казан­
ских воевод Бориса Лыкова и Федора Борятинского царю Михаилу Федоровичу.
1.10.1620 г. // Памятники... Т. 3 // Труды... Т. 22. С. 390-392 (о караване), С. 386,
388 (о слоне), С. 438 (о дате смерти М. П. Борятинского).
велено
быть воеводе Федору Семенову сыну ВоронцовуВельяминову»67.
В 1625 г. мы видим Федора Тимофеевича уже на южных рубежах:
он командовал в Мценске «прибы лы м » полком. В Книгах разрядных
приведен текст наказа, который был отправлен дьяками Разрядно­
го приказа «в прибылой полк во Мценеск к воеводам ко князю Фе­
дору Чорному-Оболенскому да к Ондрею Совину Лета 7133, марта в
30 день». Согласно этому наказу, срок прибытия Ф. Т. ЧерновоОболенского в Мценск был указан «Вербное воскресение, апреля в
10 день». Почти одновременно с Федором Тимофеевичем в мае
1625 г. воеводой в Мценск был назначен Степан Васильевич Чемесов, в будущем - один из воевод Саратова, строитель новых укреп­
лений этого города68.
В одном из документов Разрядного приказа приводятся сведе­
ния о тех мерах, которые правительство Михаила Романова пред­
принимало по отношению к дворянам, не явившимся на службу к
Федору Оболенскому в Мценск69. Только в октябре 1625 г. Федору
Тимофеевичу была отправлена грамота о возвращении в Москву:
«Из прибылого полку, изо Мценска, отпустить к Москве воеводу
князь Федора княж. Тимофеева сына Чернаго-Оболенскаго»70.
После Мценска Ф. Т. Черново-Оболенский несколько лет нахо­
дился в Москве: в 1626-1627 гг. в чине дворянина московского он
неоднократно приглашался к столу патриарха и государя (6 и 15 ав­
густа 1626 г., 6 января, 2 февраля, 18 и 25 марта 1627 г. и др.). Все
записи сходные: «Августа в 15 день на праздник Успения пречистыя
Богородицы...царь ...у отца своего... Филарета в столовой в патри­
аршей палате; у стола были ...дворяне: ...Федор княж Тимофеев сын
Чернаго-Оболенской» или « у Государя ... Михаила Федоровича ...
был стол, по золотой подсенной палате ел у государя отец его..., у
стола были ...дворяне ... Федор княж Тимофеев сын ЧернагоОболенской»71.
67 Книги разрядные... Т. 1. Стб. 867,762,923.
68 Книги разрядные... Т. 1. Стб. 1086-1087,1120.
69Доклад и боярский приговор о нетчиках // АМГ. Т. 1. № 185. С. 200.
70Дворцовые разряды по высочайшему повелению изданные II отделением
собственной ЕИВ канцелярии (далее - Дворцовые разряды). Т. 1. СПб., 1850.
Стб. 755.
71 Дворцовые разряды. Т. 1. Стб. 831 (6 августа1626 г.); Там же. Стб. 832
(15 августа); Там же. Стб. 878 (6 января 1627 г.); Там же. Стб. 880 (2 февраля);
Там же. Стб. 906 (18 марта); Там же. Стб. 909 (25 марта) и т.д. См. также: Запис­
ные книги Московского стола. 1626, мая 5 - 1627, августа 31 // РИБ. СПб., 1884.
Т. 9. С. 404,437,445,472,475,489.
Федор Тимофеевич к тому времени имел вотчину в Дмитров­
ском уезде. В писцовых книгах Дмитровского уезда письма и меры
Андрея Загряжского 135 и 136 годов указано, что вотчиной Федора
Тимофеевича Оболенского в 1628 г. было сельцо Глухово на реке
Лутосне в Каменском стану. Ранее этим сельцом «владели Проко­
фий Сокуров и Лука Воейков; в сельце стоял двор вотчинников с де­
ловыми лю дьм и»72.
В 1627 г. в отсутствие царя Федор Тимофеевич оставался в Моск­
ве «для ее бережения», что говорит о высоком доверии к нему со сто­
роны государя, а 14 сентября 1628 г. он присутствовал при дворе на
приеме персидских купцов. Дворцовые разряды сообщают об уча­
стии Федора Тимофеевича 17-24 февраля 1630 г. на приеме («при
приезде, в ответе и отпуске») шведского посла «Антона Монира»73.
В марте 1631 г., как специалиста по строительству укреплений
Ф. Т. Черново-Оболенского отправили в Астрахань. В Дворцовых
разрядах сохранилась следующая запись: «Марта в 30 день... да для
городового дела сказано в Астрахань: князь Федор княж Тимофеев
сын Оболенской да дьяк Михайло Патрикеев»74. В апреле с началом
навигации на Волге Федор Тимофеевич отплы л из Нижнего Новго­
рода к новому месту службы. Его маршрут по Волге в апреле-мае
1631 г. проходил через Саратов. Та саратовская крепость, в строи­
тельстве которой принимал участие Федор Тимофеевич 14 л е т на­
зад, сильно пострадала от нападений татар. Укрепления её стали
ненадежными и недостаточными. Когда Федор Оболенский по пути
в Астрахань в мае 1631 г. останавливался в Саратове, строительство
новой саратовской крепости уже шло полным ходом под руково­
дством воеводы Степана Васильевича Чемесова. Аналогичное «городовое дело», но в более крупных размерах, предстояло предпри­
нять в Астрахани Федору Тимофеевичу. Отдохнув несколько дней в
Саратове у старого соратника по совместной службе в Мценске
1625 г., Федор Тимофеевич отправился дальше в Астрахань.
Сохранились известия об этой строительной деятельности Ф е­
дора Оболенского: «Апреля в 10 день (1631 г.) в царствование Ми­
хаила Федоровича при воеводах Салтыкове и Житове, при дьяках
Смывалове и Трофимовиче построен г. Астрахань каменной князем
Оболенским, Хохловым да дьяком Патрикеевым; велено кирпич
брать на Ахтубе, и ханскую мечеть и дом ханский сломать, чтобы
72 Исторические материалы о церквах и селах XVI—XVIII вв, собранные В. И.
и Г. И. Холмогоровыми.... Дмитровская десятина // ЧОИДР. 1911. Кн. 3. С. 254.
73Дворцовые разряды. СПб., 1851. Т. 2. Стб. 6,841.
74 Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 194; Ср.: Славянская энциклопедия. XVII
век: в 2 т. Т. 2. С. 56 (здесь ошибочно указан 1630 г.).
было на построение довольно, как белого камня, так и желева от
Ахтубы»75.
Адам Олеарий, немецкий ученый-энциклопедист, секретарь и
советник голштинского посольства в Россию и Персию, впервые
увидел Астрахань 15 сентября 1636 г. и оставил следующее описа­
ние: «Город этот впоследствии тиран (Иван Грозный) укрепил тол­
стой каменной стеною, а нынешний же великий царь (Михаил Фе­
дорович) велел расширить его и построить около него Стрелецкий
город (Strelitza gorod) или часть, где живут стрельцы »76. Это указа­
ние царя Михаила Федоровича о расширении города и постройке
Стрелецкого города в 1631 г. начал выполнять Федор Тимофеевич
Черново-Оболенский за пять лет до прибытия Олеария в Астрахань.
На гравюре А. Олеария восточнее Кремля, между Кремлем, Белым
городом и Татарским городом обозначен под буквой «С » прямо­
угольник с четырьмя угловыми башнями с надписью «Der Streliprouiant xaus». После строительства, предпринятого Федором Обо­
ленским, в Астрахани, по словам Олеария, стало значительно боль­
ше стрельцов: «9 приказов, каждому из которых принадлежит 500
стрельцов». Олеарий писал, что для строительства этой крепости в
Астрахани использовали кирпичи из бывшего ханского дворца, рас­
положенного недалеко от Царицына. Он лично видел, как несколько
лодок с камнями из бывшего «дворца жестокого изверга Тамерла­
на» плыли в Астрахань. По его словам, несколько л ет назад «русские
увезли наибольшее количество камней в Астрахань и построили из
них большую часть городских стен, церквей, монастырей и других
зданий»77
75 Смирнов П. П. Окладная роспись пятины по городу Саратову 1634 года
// Труды СУАК. Вып. 33. 1916. С. II. Автор ссылается на Историко­
географический словарь Саратовской губернии А Н. Минха, который впервые
опубликовал некое рукописное описание Астрахани.
76 Олеарий А. Описание путешествия в Московию // Россия XV-XVII вв. гла­
зами иностранцев. Л., 1986. С. 460.
77 Олеарий А Описание путешествия в Московию и через Московию в Пер­
сию и обратно. СПб., 1906. С. 391.
Олеарий А. Описание путешествия в Московию
и через Московию в Персию и обратно. СПб., 1906. С. 525
Сведений о Федоре Тимофеевиче и о его деятельности за период
с 1632 по 1639 год пока не найдены. В 1640 г. мы видим его на
воеводстве далеко на севере, в Кольском остроге. 1 декабря 1642 г.
во время приема датского посла М. Шляка («графа Матияша
Шлякова») Федор Тимофеевич встречал его в сенях перед Золотой
палатой78. В июне 1643 г. Федор Оболенский уже в преклонном
возрасте был послан воеводой под Темников и Ломов против
ногайцев. В Дворцовых разрядах записано: «Того же году июня в 5
день по ногайским вестям, что приходили татары воевать
Темниковские места, послал Государь воевод: на Ломов воеводы
князь Федор княж Тимофеев сын Черной-Оболенской»79.
78Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 640,695.
79Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 703.
16 января 1648 г. кн. Ф. Т. Черново-Оболенский упоминается в
чине свадьбы царя Алексея Михайловича и Марии Ильинишны Милославской: «ш ел за санями государыни»80. Умер Федор Тимофеевич
около 1650 года без потомства.
После смерти Ф. Т. Черново-Оболенского его вотчиной сельцом
Глухово Дмитровского уезда в 159 г. (1650/1651) владели «его вну­
ки кн. Матвей, Иван и Григорий Венедиктовы дети Оболенские»8!.
Фактически это были внуки его двоюродного брата Андрея Борисо­
вича, сыновья знаменитого окольничего времен царствования
Алексея Михайловича Венедикта Андреевича Оболенского.
Хочется надеяться, что эта попытка воссоздания биографии
князя Федора Тимофеевича Черново-Оболенского, жившего на пе­
реломном этапе отечественной истории, несмотря на отрывочность
и фрагментарность приведенных сведений, позволит полнее пред­
ставить образ этого деятеля Смутного времени, возбудит интерес к
событиям Смуты - периоду истории, на долгие годы определивше­
му судьбу страны.
80 Дворцовые разряды. СПб., 1852. .Т. 3. Стб. 81.
81 Дмитровская десятина // ЧОИДР. 1911. Кн. 3. С. 254.
КНЯЗЬ ЕФИМ ФЕДОРОВИЧ МЫШЕЦКИЙ:
ВОЕВОДА И ДИПЛОМ АТ (1 6 2 0 -1 6 2 2 )
В торым воеводой левобережного Саратова был Ефим Федоро­
вич Мышецкий, князь-Рюрикович, потомок канонизированного
православной церковью князя Михаила Всеволодовича Чернигов­
ского. Начало службы этого князя было связано с Новгородской
землей. В 1611 г. он, как и князь Ф. Т. Черново-Оболенский, присяг­
нул шведскому королевичу Карлу Филиппу, а затем перешел на сто­
рону Москвы, признав царем Михаила Федоровича Романова.
Е. Ф. Мышецкий прожил бурную и долгую жизнь, служил не только
Михаилу Федоровичу, но и Алексею Михайловичу.
О Ефиме Федоровиче Мышецком упоминал в своих генеалогиче­
ских изысканиях Г. А. Власьев1. Как отмечает современный исследо­
ватель М. Ю. Лебединский, «в книге Власьева в части 2-й на стр. 170250 дан основной список князей Мышецких, включающий в себя 193
князя и 90 княжен, а также около 90 княгинь Мышецких. Кроме того
в конце Основного списка приведены данные по 22 князьям и 10
княжнам, не вошедших в Основной список, а в дополнениях ко 2-й и
3-й частям 1-го тома даны еще 4 князя и 4 княжны. Итого Власьевым
в результате титанической работы собраны данные по 313 персонам
Мышецким». Поэтому не стоит упрекать Г. А. Власьева в том, что про
Ефима Федоровича им написано немного. Сам М. Ю. Лебединский не
только добавил к списку Г. А. Власьева 31 персону князей и княжён
Мышецких, но и привел некоторые интересные подробности из био­
графии Ефима Федоровича Мышецкого2.
Довольно подробная информация о русском посольстве в Грузию,
которое возглавлял Е. Ф. Мышецкий, содержится в монографии
Н. Т. Накашидзе3, которая выпала из поля зрения М. Ю. Лебединского.
0 пребывании Е. Ф. Мышецкого в Великом Новгороде во время
шведской оккупации писали В. А. Фигаровский, Г. А. Замятин, а из
современных исследователей - Е. И. Кобзарева и А. А. Селин. Данные
исследователи привели сведения о поручительстве за Ефима Федо­
1Власьев Г. А Потомство Рюрика. СПб., 1906. Т. 1. Князья Черниговские. Ч. 2.
С. 170-250.
2Лебединский М. Ю. Хроника рода князей Мышецких (от предков Рюрика до
наших дней). М., 1998.
3Накашидзе Н. Т. Грузино-русские политические отношения в 1-й половине
XVII в. Тбилиси, 1968.
ровича ряда новгородцев, в том, что он не изменит шведам, а также
упомянули, что наш герой в своё время подписался под приговором
об избрании шведского королевича (приговор от 25 декабря
1611 г.). А. А. Селин также выяснил родственные связи Ефима Федо­
ровича с семейством Милославских, о которых не было известно
М. Ю. Лебединскому4. При этом исследователь обращался к хорошо
известному дореволюционному труду И. Е. Забелина, в котором со­
держится информация об одном деле о бесчестье Ефима Мышецкого в 1646 г.5
Автор-составитель
современной
Славянской
энциклопедии
В. В. Богуславский довольно подробно описал основные этапы жиз­
ненного пути нашего героя и привел обширную библиографию о вое­
воде князе Ефиме Федоровиче Мышецком6. Саратовским краеведам
стоит изучить данное издание, в котором содержится весьма ценная
информация о левобережном Саратове и его начальных людях.
О родословной Е. Ф. Мышецкого можно сказать следующее. Один
из сыновей святого князя Михаила Всеволодовича Черниговского,
Юрий Михайлович, получивший в удел Тарусу, имел пятерых сыно­
вей, один из которых, Михаил Юрьевич, стал основателем рода князей
Мышецких. Один из его потомков (правнук?) князь Андрей (во кре­
щении Федор) в 1409 г. пожалован вотчиной Мышегда близ Тарусы.
После перехода на службу к Ивану III, внук Андрея (Федора)
князь Иван Александрович Мышецкий в 1488 г. был «испомещен в
Вотской пятине в Ореховском уезде, в Лопско-Егорьевском погосте,
и дано ему с детьми 28 деревень». Один из его сыновей, Иван Ива­
нович (прадед Ефима Федоровича Мышецкого) после смерти без­
детных братьев имел уже 46 деревень в 5 погостах Водской пятины
(10 деревень в Теребожском погосте, 9 деревень в Куйвошском по­
госте, 4 деревни в Карбосельском погосте, 5 деревень в Калтушском
погосте, 18 деревень в Лопском погосте). В дальнейшем, большин­
4 Фигаровский В. А Отпор шведским интервентам в Новгороде // НИС.
Вып. 3-4. Новгород, 1938; Замятин Г. А Выступление новгородцев против пер­
вого царя из дома Романова в 1613 г. // ОР РГБ. Ф. 618. Карт. 3. Ед. хр. 1. (Руко­
пись подготовлена к публикации в 2011г. А. Н. Одиноковым); Кобзарева £ И.
Переговоры Новгорода со шведами об избрании Карла Филиппа на русский
престол // НИС. № 9 (19). СПб., 2003. С. 339-381; Селин А А Новгородские судь­
бы Смутного времени. Великий Новгород, 2009.
5 Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. Кн. 1.
Государев двор или дворец. М., 1990. С. 370-373.
6 Славянская энциклопедия. XVII век: в 2 т. Т. 1 А-М; Т. 2 Н-Я (библиогра­
фия) / Автор-составитель В. В. Богуславский. М., 2004.
ство из этих деревень получили четыре сына И. И. Мышецкого: Ти­
мофей, Мурза, Андрей и Федор, дед нашего героя7.
К началу Смутного времени внуки и правнуки Ивана Ивановича
Мышецкого (всего у И. И. Мышецкого было14 внуков) продолжали
владеть поместьями в Водской пятине (свыше 50 деревень). В даль­
нейшем, именно эти земли будут передаваться от «изменников»,
бежавших к Москве, к сторонникам шведско-новгородского поли­
тического альянса.
Отец нашего героя, Федор Федорович Мышецкий, упоминается в
книгах Разрядных в походе 1589 г. царя Федора Ивановича и Бориса
Годунова против шведов8. В 1611-1612 гг. он был одним из руково­
дителей обороны Орешка от шведов.
Сведений о том, где находился Ефим Федорович Мышецкий в
первые годы Смуты, пока не найдено. Он родился около 1590 г., был
третьим сыном в семье. Вместе с двумя младшими братьями Андре­
ем и Григорием Ефим Федорович, судя по всему, оставался в Новго­
роде в 1605-1608 гг. Он не был включен в список «ивангородского
верстанья», которое осуществлял в 114 году (1605/1606 г.) боярин
М. Г. Салтыков (в отличие от старших братьев Богдана и КузьмыМурзы), следовательно, не достиг ещё возраста новика (15-16 л ет )
и не был тогда определен на службу с назначением поместного ок­
лада. Известно, что его старший брат, Кузьма-Мурза, участвовал на
стороне правительственных войск Василия Шуйского в боях против
Болотникова и Лжедмитрия II под Ельцом, Болховом, Тулой, Серпу­
ховом и Крапивной9.
В 1608 г. после поражения князя Дмитрия Шуйского под Болхо­
вом и создания Лжсдмитрием II тушинского лагеря, обстановка для
царя Василия Шуйского сложилась критическая: его продолжали
поддерживать только несколько городов (Новгород, Смоленск, Ря­
зань, Нижний Новгород, Казань). Ефим Федорович Мышецкий в
1608-1610 гг. остался верен, как и многие новгородцы, Василию
Шуйскому и сражался против тушинцев в войске М. В. СкопинаШуйского. Скорее всего, боевое крещение Ефим Федорович получил
в боях против тушинского полковника Кернозицкого, который зи­
мой 1608-1609 гг. безуспешно пытался захватить Новгород. Воз­
7 См.: Власьев Г А. Потомство Рюрика. СПб., 1906. Т. 1. Князья Черниговские.
Ч. 2. С. 170-250; Лебединский М. Ю. Хроника рода князей Мышецких...
8 Разрядная книга 1475-1598 гг. М., 1966. С. 417: «Головы ставить сторожи:
...князь Федор княж Федоров сын Мышетцкой».
9 Сыскная десятня о поместных и денежных окладах дворян и детей бояр­
ских. Водская пятина Новгородского уезда. 2 мая 1619 г. // Народное движение
в России в эпоху Смуты начала XVII века. № 136. С. 269-270.
можно, наш герой участвовал в дальнейшем походе князя
М. В. Скопина-Шуйского на Москву, в боях под Торжком, Тверью, Калязиным и Александровой слободой. Известно, что в 118 г.
(1609/1610 г.) Ефиму Федоровичу «бы л учинен оклад на Москве за
службы отца его княж. Федоров 600 четей»10. В сыскной десятне
1619 г. запись несколько отличается от предыдущей: «... по окладчитцкой скаске во 118 году при царе Василии поместный ему оклад
учинен за его многие службы и за раны 650 четей, да пущен в четь,
денег из чети 18 рублей »11. Обращает внимание, что здесь говорится
о собственной службе Ефима Федоровича в 118 (1609/1610 г.) царю
Василию Шуйскому, на которой он получил несколько ранений.
Катастрофа русской армии при Клушино (24.06.1610 г.) привела
к свержению царя Василия Шуйского, избранию москвичами рус­
ским царем польского королевича Владислава и к оккупации поля­
ками Москвы. Московское марионеточное правительство Семибо­
ярщины находилось полностью под контролем польского комен­
данта. Поляки пытались установить контроль над всей территори­
ей страны.
В это же время шведы, бывшие союзники царя Василия (и злей­
шие враги Польши), приступили к захвату Новгородской земли,
осадили крепость Корелу и захватили Ладогу. Королевский воевода
Иван Михайлович Салтыков осенью 1610 г. убы л из Москвы в Нов­
город, чтобы заставить новгородцев присягнуть королевичу Влади­
славу, а также для борьбы со шведами. В это время противниками
шведов были многие из князей Мышецких. Данила Тимофеевич
Мышецкий, двоюродный дядя Ефима Федоровича, будучи воеводой
в Кореле, ещё в 1609 г. отказался уступить крепость шведам. Другие
князья Мышецкие отличились при обороне крепости Орешек от от­
рядов шведского военачальника Якоба Делагарди12.
Е. Ф. Мышецкий зимой 1610-1611 гг. принимал активное уча­
стие в борьбе против шведов в составе войск И. М. Салтыкова, осаж­
давших Ладогу. Французские наемники на шведской службе под ко­
мандованием Пьера Делавиля, запертые в Ладожской крепости, так
и не смогли получить от шведского военачальника Якоба Делагарди
10Дачные книги Деревской пятины. 1611/12 // RA, NOA Serie 1: 20.
11 Сыскная десятня о поместных и денежных окладах... // Народное движе­
ние в России... № 136. С. 268.
12 См.: Грамота царя Василия Ивановича в Корелу к епископу Сильвестру, к
воеводе Мышецкому и ко всем жителям: о выводе из Корелы российских под­
данных и об отдаче города и уезда шведам в порядке выполнения ранее заклю­
ченного договора. Москва, 30 августа 1609 г. // СГГД. СПб., 1822. 4.2. №191.
С. 378-380.
обещанного подкрепления. Шведский королевский историограф
второй половины XVII в. Юхан Видекинд писал о постоянных напа­
дениях новгородцев на шведские отряды, посланные на помощь
Делавилю . В этом деле отличился и Е. Ф. Мышецкий, который «п о­
бил неприятеля, языки многие поймал». Авторы Славянской энцик­
лопедии сообщают, что в период Семибоярщины, посланный с нов­
городцами под Ладогу, Ефим Федорович «разбил несколько непри­
ятельских отрядов, но был вынужден запереться в Орешке»13.
После освобождения Ладоги от французов, Е. Ф. Мышецкий вме­
сте с троюродным братом Федором Семеновичем в 1611-1612 гг.
«сидел в осаде два года в Орешке», и после этого «попал в плен, бе­
жал». Эти сведения приводят Г. А. Власьев и М. Ю. Лебединский, но
они нуждаются в проверке14. Известно, что гарнизон Орешка неод­
нократно отбивал атаки шведов (летом 1610 г., зимой 1611 г.). По­
сле захвата шведами Новгорода (16.7.1611 г.) защитники Орешка
соглашались сдать крепость только самому шведскому принцу Кар­
лу Филиппу. Шведский военачальник Клаас Сланг организовал бло­
каду крепости. В итоге Орешек сдался только в конце апреля - на­
чале мая 1612 г., когда из 1300 защитников в живых осталось около
100 человек. В своё время Адам Олеарий передавал слухи («нам го­
ворили») о том, что из Орешка вышло лишь двое защитников, ос­
тальные все погибли. Эту небылицу опроверг с использованием до­
кументов из архива Делагарди в Тарту историк Г. А. Замятин15.
Авторы Славянской энциклопедии окончательно запутали де­
ло, сообщив, что Е. Ф. Мышецкий «бы л вынужден запереться в
Орешке, и по взятии последнего попал в плен (непонятно, к кому),
однако ему удалось бежать. Вернувшись (неизвестно, куда), он
продолжал служить в войсках (непонятно, в каких именно). В 1613
году вместе с новгородцами присягнул на верность шведскому ко­
ролевичу Карлу-Ф илиппу»16.
Хорошо известно, что в июле 1613 г. новгородцы отправили в
Выборг
посольство
архим.
Киприана,
однако,
подписи
Е. Ф. Мышецкого под данным приговором нет (это Приговор от
13 См.: Лебединский М. Ю. Указ. соч. С. 49; Славянская энциклопедия. Т. 1.
С. 781.
14 См.: Видекинд Ю. История десятилетней шведско-московитской войны
/ Перевод С. А. Аннинского, А М. Александрова / Под ред.
В. Л. Янина,
А Л.Хорошкевич. М., 2000. С. 151,157.
15 Замятин Г. А. Борьба за освобождение русских городов, захваченных
шведами, в 1613-1614 гг. /Сост. А. Н. Одинокое, Я. Н. Рабинович /П од ред.
Г. М. Коваленко. Великий Новгород, 2012. С. 43.
16Славянская энциклопедия. Т. 1. С. 781.
27 июля 1613 г.)17. Также известно, что новгородцы, узнав от гонцов
о приезде в Выборг шведского принца, отправили к нему с грамотой
старшего брата Ефима Федоровича, Кузьму-Мурзу Мышецкого, ко­
торый сообщил, что в Новгороде приняли весть о приезде принца с
великой радостью: три дня служили молебны и звонили в колоко­
л а 18. О реакции самого Ефима Федоровича на приезд принца в Вы­
борг судить довольно трудно. К этому времени в Новгород уже про­
сочились вести из Москвы об избрании Михаила Романова русским
царем, об отправке к Новгороду московских войск и об освобожде­
нии москвичами Тихвина и Гдова.
Новгородцы присягали шведскому королевичу вскоре после за­
хвата Новгорода шведами (25 июля 1611 г.), а 25 декабря того же
года отправили посольство архим. Никандра в Стокгольм. Известно,
что во время осады шведами Орешка Е. Ф. Мышецкий в декабре
1611 г. подписался под данным приговором новгородцев о призна­
нии шведского королевича своим государем19. Затем он снова ока­
зался среди противников новой власти в осажденном шведами
Орешке.
Объяснить
этот
парадокс
можно
следующим
образом:
Е. Ф. Мышецкий в начале 1611 г. действительно сидел в осаде в кре­
пости Орешек, оборону которого возглавил его отец, Федор Федо­
рович. Другим воеводой Орешка весной 1611 г. был Михаил Тимо­
феевич Мышецкий. В крепости в это время также находились «княз
Еуфим да княз Ондрей кн. Федоровы д. Мышецкого, кн. Иван Мышецкой»20. После захвата шведами Новгорода (16.7.1611 г.) и сфор­
мирования правительства Делагарди-Одоевского, Ефим Федорович
уже осенью 1611 г. участвовал в переговорах об условиях сдачи
Орешка шведам в случае приезда шведского принца. Тогда же он
17 Приговор митрополита Исидора, воеводы князя Ивана Одоевского и зем­
ских чинов об отпуске в Выборг уполномоченных для предложения шведскому
принцу Карлу Филиппу новгородского престола. 1613, июля 27 //ДАИ.
СПб., 1846. Т. 2. № 4. С. 5-8.
18 Грамота Шведского принца Карла Филиппа Новгородским митрополиту
Исидору, воеводе князю Ивану Одоевскому и земским чинам о принятии мер по ис­
треблению Гдовских и Тихвинских мятежников и о скорейшей присылке в Выборг
уполномоченных от всего государства. 1613, августа 7 // ДАИ. Т. 2. № 5. С 8-10.
19 Приговор Новгородских митрополита Исидора, воеводы князя Ивана
Одоевского и земских чинов об отпуске в Стокгольм Юрьевского архимандрита
Никандра с уполномоченными, для предложения российского престола одному
из шведских принцев, Густаву Адольфу или Карлу Филиппу. 1611, декабря 25
// ДАИ. СПб., 1846. Т. 1. № 162. С. 283-285.
20 Дело о спорном поместье Д. И. Чортова. 1611. 6.08 - 1612. 14.07 // RA,
NOA Serie 2 :193-А.
мог подписаться под приговором новгородцев, после чего вернулся
в Орешек и продолж ал находиться среди защитников крепости. Об
обстоятельствах возвращения Е. Ф. Мышецкого в Орешек мы узнаем
из челобитной Игната Мокеева. Ефим Федорович Мышецкий в на­
чале 1612 г. б ы л послан из Новгорода «встречать казну королеви­
ча», а ореховские сидельцы взяли его «п од Орешок», где он нахо­
дился 10 н ед ел ь до сдачи Орешка21. Эти события происходили в
конце февраля - начале мая 1612 г.
Здесь след ует сделать небольш ое отступление. Вплоть до начала
XX века потомки многих новгородских помещиков Смутного време­
ни всячески старались скрыть (и ли особо не афишировать) службу
их предков ш ведско-новгородскому правительству ДелагардиОдоевского. Ведь новгородцам приходилось сражаться вместе со
шведами не т о л ь к о против поляков, Лисовского, Псковского вора
Сидорки (Л ж едм итрия III), различных казачьих отрядов, но и про­
тив «воров М ихаила Романова», которого вначале считали казачьим
ставленником, очередны м Лжедмитрием. Известно участие новго­
родцев в составе войск шведского короля Густава Адольфа в боевых
действиях против Гдова, Пскова, в осаде Тихвинского монастыря
(оборону которого в озглавлял воевода С. В. Прозоровский), в отра­
жении наступления на Новгород московского войска боярина
Д. Т. Трубецкого. Массовое бегство новгородцев на сторону Москвы
началось примерно через год после избрания Михаила Романова и
продолжалось в п лоть до 1617 г.
В документации, которую вели новгородские дьяки на шведской
службе, тщ а тельн о фиксировались все заслуги новгородцев перед
своими новыми хозяевами (за эти заслуги служ илые люди получали
обычно придачи к поместному окладу). Скорее всего, по просьбе са­
мих новгородцев, все документы Новгородской приказной избы на­
кануне передачи Новгорода московским представителям в начале
1617 г. бы ли вы везены Якобом Делагарди в Швецию. Обнаружен­
ные в С токгольм е ещ е в 1839 г. проф. С. В. Соловьевым, некоторые
из этих докум ен тов бы ли опубликованы Археографической Комис­
сией
в
Д оп олнениях
к
Актам
историческим,
а
также
К. И. Якубовым22.
Остановимся подробнее на пожалованиях, которые получил
Е. Ф. Мышецкий от шведов за верную службу в первый год швед­
21 См.: Челобитная боярам и воеводам Обонежской пятины Игната Яковле­
ва сына Мокеева с просьбой о пожаловании за службу и за тюремное сидение в
Орешке. 1612.14.05 // RA, NOA. Serie 2: 71. Л. 68.
22 См.: ДАИ. СПб., 1846. Т. 1,2; Якубов К. И. Русские рукописи Стокгольмского
Государственного архива. М., 1890. (ЧОИДР, 1890. Кн. 1,4).
ской оккупации Новгородской земли. Документы новгородского ар.
хива, любезно предоставленные автору этих строк историком Ад.
рианом Александровичем Селиным, позволяют это сделать. Прежде
всего, это дозорные, дачные и отдельные книги Водской и Дерев,
ской пятин Новгородской земли.
Ранее говорилось, что Е. Ф. Мышецкому был установлен оклад
600 четей, однако практически земельных пожалований к концу
1611 г. у него было всего 100 четей. Об этом свидетельствует сле­
дующая запись:: «...кн. Ефиму оклад 600 ч. Отделено 100 ч. Не дойдет
500 ч.». Общий размер пожалований служилых людей не должен был
превышать размеров оклада; часто помещик сам искал себе «свобод,
ную землю», принадлежащую ранее умершим родственникам или
«изменникам». Судя по Дозорной
книге
Водской пятины
1611/1612 г. у Ефима Федоровича к началу 1612 г. было небольшое
поместье в Городенском погосте. Вскоре после того, как он в декабре
1611 г. подписался под приговором об избрании шведского короле­
вича, Е. Ф. Мышецкий получил новые пожалования, теперь уже в Де­
ревской пятине. Эти земли (100 четей в Еглинском погосте в «ново­
приписной волости Валдайского приселья») ранее принадлежали его
старшему брату Богдану Федоровичу. Судьба Богдана Мышецкого
после 1611 г. неизвестна, скорее всего, он умер. В марте 1612 г. Ефим
Федорович получил новые пожалования в Водской пятине, в Горо­
денском погосте. Это была раньше церковная вотчина «корелского
города Воскресенья Христова поповской деревни Кивгоды». В Дач­
ных книгах имеется следующая запись: «Ефим Федоров Мышецкой.
... Да во 120 же году дана ему грамота на сыск о церковной вотчине в
Воцкой пятине в Ладожском уезде в Городенском погосте, что было
Воскресенских попов ис Корелы д. Кивгода, а в чети не написано»23.
В сентябре 1612 г., уже после захвата шведами Орешка, Яма, Копорья и Гдова, во взятии которых приняли активное участие многие
новгородцы, кн. Е. Ф. Мышецкий получил дополнительные пожало­
вания в Водской пятине. Эти земли ранее принадлежали воеводе
Орешка Михаилу Тимофеевичу Мышецкому (двоюродному дяде
Ефима Федоровича), а после его смерти были разделены между вдо­
23 Дозорная книга Водской пятины (Корельской половины). 1612 //RA,
NOA Serie 1: 39. С. 73, 84-86; Дачные книги Деревской пятины. 1611/12 // RA,
NOA, Serie 1: 20. С. 9-11. Отдел Романом Шухлинским корелского города Воскре­
сенья Христова поповской деревни Кивгоды кн. Ефиму Федорову сыну Мышецкому. 1612.15.03 // RA, NOA. Serie 1: 62. С. 409-412; Отдел неслуживым Остафием Стоговым кн. Мурзе и кн. Ефиму Федоровым Мышецким поместья кн. Бо­
гдана Федорова Мышецкого в Еглинском погосте Деревской пятины. 1612, янв.
// RA, NOA. Serie 1: 75. С. 965-978.
вой с дочерью, кн. И. В. Кропоткиным и кн. Е. Ф. Мышецким24. Судя по
всему, Ефим Федорович п олучи л здесь самый значительный по пло­
щади участок зем ли - 266 четей. Последние известные пожалования
Ефим Ф едорович п олучи л уже в ноябре 1612 г. Эти земли в Лопском
погосте Водской пятины принадлежали раньше его двоюродному
дяде Андрею М урзину Мышецкому. После его смерти часть земли
получила вдова с тремя детьми, а часть - другие родственники.
Е. Ф. Мышецкий п олуч и л 63 чети, которые ранее принадлежали его
троюродному брату Егупу Андреевичу и старшему брату Ефима Фе­
доровича, Богдану: «В 120 г. дано ... Егупово поместье Мышецкого,
что бы ло за братом его князем Богданом в Воцкой пятине 63 ч.». В
Дачных книгах Водской пятины точно зафиксированы все зем ель­
ные пожалования Ефиму Ф едоровичу за период 1611-1612 гг.: «...кн.
Еуфим Ф едоров Мышецкой. По даче 120 г. в Деревской пятине - бра­
та его кн. Богдана 100 ч., да в Воцкой пятине Городенском погосте
церковные вотчины Воскресенья Христова, да княж Егупова Мышец­
кого 63 ч., да в Воцкой пятине кн. Михайлова Мышецкого 266 ч.25
В итоге, уже к концу 1612 г. Е. Ф. Мышецкий имел поместья, раз­
мер которых соответствовал его окладу в 600 четей. Эти пожалова­
ния свидетельствовали о том, что Ефим Федорович вначале верой и
правдой служ и л шведам. В январе 1612 г. он с братом КузьмойМурзой занимался сбором хлеба д ля немецких людей, которые оса­
ждали Орешек. Интересно, что Ефим и Кузьма-Мурза Мышецкие со­
бирали х ле б не со своих крестьян, и не с крестьян их отца, который
в это время о бо р о н ял Орешек от шведов (х леб из их поместий уже
был обм олочен и отправлен защитникам Орешка), а с других помес­
тий Теребуж ского погоста. С ж алобой на действия Ефима и КузьмыМурзы Мыш ецких вы ступил от имени «всех погощан и товарищев
своих» помещ ик Теребуж ского погоста Матвей Кушелев. Он писал,
24 Отдел неслуживым сыном боярским Водской пятины Алексеем Обухо­
вым прожиточного поместья вдове Марье, жене князя Михаила Тимофеева сы­
на Мышецкого, с дочерью в Егорьевском Лопском и Егорьевском Теребужском
погостах Водской пятины, частей поместья ее мужа - кн. Ефиму Мышецкому и
кн. Ивану Васильеву сыну Кропоткину и отписка части поместья кн.
М. Т. Мышецкого на государя. 1612.25.09 // RA, NOA. Serie 1:69. С. 235-243.
25 Дачные книги Водской пятины. 1611/12 //RA, NOA. Serie 1:21. С.7-9;
Дачные книги Деревской пятины. 1611/12 // RA, NOA. Serie 1:20. С. 10-11; От­
дел неслуживым сыном боярским Водской пятины Алексеем Обуховым прожи­
точного поместья вдове Аксинье, жене кн. Андрея Мурзина Мышецкого с деть­
ми поместья князей Егупа, Романа и Матвея Андреевых детей Мышецкого в
Лопском погосте Водской пятины и части того же в Малой Лопце князю Ивану
Федорову М ыш ецкому и князьям Мурзе и Ефиму Федоровым Мышецким. 1612.
10.11 // RA, N O A Serie 1: 69. С. 132-143.
что «по челобитью кн. Мурзы и Ефима Федоровых Мышецких
правят на их крестьянах отца их княж Федорова хлеба, который
взят под Орешок для немецких людей. Сам князь Федор сидит ныне
в осаде в городе Орешке, и от их деи сиденья крестьяне охудали и
бредут розно, а хлеб деи свой они перемолотили сами и свезли в
город в Орешок в осад»26.
В дальнейшем, мы видим Е. Ф. Мышецкого вместе с другими
«орешковскими сидельцами» среди новгородских дворян, находя­
щихся на службе шведов вплоть до начала 1614 г.
После избрания в Москве царем Михаила Романова многие
бывшие соратники Ефима Федоровича присягнули новому царю.
Вскоре начались восстания в Новгородской земле против шведов
(Тихвин, Гдов, Порхов). Летом 1613 г. в Выборг прибыл, наконец,
шведский королевич Карл-Филипп. Новгородцы отправили к нему
очередное посольство во главе с архимандритом Киприаном. Под
новым приговором вновь стояли подписи представителей «всей
земли». Однако, состав тех, кто подписался под этим документом,
заметно отличался от состава новгородцев, в свое время прило­
живших руку к приговору в декабре 1611 г. Нет подписи князя Ефи­
ма Федоровича Мышецкого27.
Многие новгородцы с этого времени стали уклоняться от уча­
стия в боевых действиях на стороне шведов. Не желая служить
шведскому королевичу, многие из них бежали к москвичам.
Чтобы предотвратить это бегство, шведы заставляли новгород­
цев составлять поручные записи за других жителей. Поручитель в
случае бегства человека, за которого он ручался, рисковал своим
имуществом. В январе 1614 г. за Ефима Федоровича Мышецкого вме­
сте с другими дворянами подписался Ф. Т. Черново-Оболенский, имя
которого стоит на первом месте в этом списке поручителей. Через
шесть лет судьба неожиданно сведет этих двух героев Смуты в левобережном Саратове. Шведы требовали за Е. Ф. Мышецкого большое
количество подписей поручителей, причем среди них были не толь­
ко дворяне, но и посадские люди, имевшие свои дворы в Новгороде.
Советский исследователь В. А. Фигаровский осуществил тщательный
анализ этой поручной записи, опубликованной ещё в 1846 г. и выяс­
нил, что за Е. Ф. Мышецкого поручилось 52 человека, среди которых
26 Грамота кн. И. Н. Одоевского и дьяков князю Ивану Васильевичу
(Кропоткину?) по челобитной Матвея Кушелева с повелением посчитать
помещиков и погощан Теребужского погоста в платежах с князьями Мурзой и
Ефимом Федоровыми Мышецкими. Январь 1612 г. // RA, NOA. Serie 2: 73. Л. 197.
27 Приговор митрополита Исидора, князя И. Н. Одоевского, земских чинов с
указанием списка подписавших его. Июль 1613 г. // ДАИ. СПб., 1846. Т. 2. № 4.
портной мастер, красильщик и другие состоятельные ремесленни­
ки28. В подсчетах этого исследователя допущена ошибка. Фактически
за Ефима Федоровича поручились не 52, а 57 человек, среди которых
мы видим 5 князей, свыше 30 других помещиков, несколько подъячих, десяток купцов и состоятельных ремесленников. Г. А. Замятин,
на основании поручных записей, сделал следующий вывод: «Прихо­
дится заключать, что князь Ефим Мышецкий был в Новгороде вид­
ным, влиятельным человеком». Среди поручителей можно отметить
Григория Михайловича Милославского, сестра которого, Мария, поз­
же стала женой Ефима Федоровича. Дата этой свадьбы неизвестна,
но не ранее 1617 года. Г. М. Милославский в 1614 г. уже бежал из
Новгорода. В мае 1615 г., когда происходил обмен пленными на реке
Яуна (недалеко от Дедерино), то московский представитель Семен
Гаврилович Коробьин просил выдать «Михайлову дочь Милослав­
ского девку Марью а людей у ней жонка да девка». Судя по этой запи­
си, Мария Михайловна Милославская («девка Марья») в то время
(1615 г.) ещё не была замужем. Тогда шведская сторона отказалась
выдать Марию Милославскую29.
Составление поручных записей не помогало; бегство из Новго­
рода продолжалось. Причем, теперь стали бежать и поручители, в
основном - помещики. Г. А. Замятин отмечал: «Как видно, настрое­
ние помещиков неустойчивое. ... Среди новгородских землевла­
дельцев образовалось два стана: сторонников Москвы и привер­
женцев Швеции; может быть, первых было даже большинство».
Е. Ф. Мышецкий осенью 1613 г. служил на Бронницах, тогда же,
20 ноября 1613 г., сам поручился (дал подписку) за жен, матерей,
сыновей и дочерей бежавших к москвичам помещиков Лупандиных
и Нарбековых30. Сохранилась другая его поручная запись, по трою­
родному брату Федору Семеновичу Мышецкому, сделанная в марте
1614 г.31 Вскоре после этого, скорее всего, к началу лета 1614 г.,
28 См.: Фигаровский В. А. Отпор шведским интервентам в Новгороде // НИС.
Вып. 3-4. Новгород, 1938. С. 69.
29 Поручные записи по Новгородских помещиках и помещицах о неотъезде
их из своих поместий за Новгородский рубеж. Поручная запись кн.
Ф. Т. Черново-Оболенского и др. лиц по кн. Ефиме Федорове с. Мышсцком. 1614,
января 17 //ДАИ. СПб., 1846. Т. 2. № 9. С. 17-19; Селин А А. Новгородские судь­
бы... С. 43-44; Список с росписи русских пленных, составленный в Посольском
приказе //РГАДА. Ф.96. 1615. Д. 3. Л. 101-106. Благодарю А. А Селина за пре­
доставленные копии документов РГАДА
30 Поручная запись кн. И. С. Путятина и др. лиц за Лупандиных и Нарбеко­
вых. 1613, ноября 20 // ДАИ. СПб., 1846. Т. 2. № 9. С. 17-18.
31 Поручная запись по кн. Федоре Семенове Мышецком. 1614. 24.03 // RA,
NOA. Serie 2:172. Л. 81: «Поручники: кн. Еуфим Федоров сын Мышецкой, Вене-
Е. Ф. Мышецкий перешел на сторону Москвы вместе с братьями
Мурзой, Андреем и Григорием. Его поручитель Ф. Т. ЧерновоОболенский также в июне 1614 г. последует его примеру.
Вскоре после бегства из Новгорода, Ефим Федорович принял ак­
тивное участие в боевых действиях против польских войск кородя
Сигизмунда. Е. Ф. Мышецкий отличился в 1615 г. в боях под Смолен­
ском в составе войска князя И. А. Хованского, за что получил допол­
нительную прибавку к окладу 50 четвертей32. В сыскной десятне
1619 г. записано, что «во 123 году (1614/1615 г.) при... Михаиле фе.
доровиче придано ему за смоленскую службу 50 чети, денег из чети
2 рубля». Таким образом, наш герой уже с 1614-1615 гг. находился
на службе царя Михаила Федоровича и получал жалование в одной
из Четвертей. Скорее всего, это была Костромская четь, в которой в
начале Смуты получал жалование его старший брат Мурза (15 руб­
л е й )33. Данный источник (Кормленая книга Костромской чети) со­
хранился не полностью, в нем отсутствует начальная часть, в кото­
рой помещены четвертчики, имеющие оклад свыше 20 рублей. В со­
хранившейся части приведены сведения лишь о тех служилых лю­
дях, которые имели после Смуты в начале 1620-х годов со всеми
придачами оклад 20 рублей и менее. У нашего героя уже в 1615 г.
оклад составлял 20 рублей, потом были новые придачи за другие
службы. По-видимому, Ефим Федорович был записан в той части
Кормленой книги, которая позднее была утрачена.
Сведений о том, как проходила дальнейшая служба Ефима Фе­
доровича в завершающий период Смуты, пока не найдено. Его бра­
тья Мурза, Андрей и Григорий в 1615 г. находились в Тихвине, обо­
роняя монастырь от шведских отрядов Самуила Коброна. Они были
испомещены, как выяснил М. Ю. Лебединский, в Хрепельской волос­
ти, получили поместья в сельце Муромском. Е. Ф. Мышецкий, скорее
всего, находился среди тех 74 новгородцев «дворян и детей бояр­
ских разных пятин», отправленных весной 1617 г. из Москвы в Нов­
город с новым новгородским воеводой князем И. А. Хованским, с ко­
торым вместе он ранее сражался под Смоленском34. Во время этого
похода отряд кн. И. А. Хованского подвергся нападению «литовских
дихт Васильев сын Хомутов, Петр Селянинов сын Хомутов, Иван Дементьев сын
Лугвенев, Богдан Захаров сын Елагин».
32 Сыскная десятня о поместных и денежных окладах дворян и детей бояр­
ских. Водская пятина Новгородского уезда. 2 мая 1619 г. // Народное движение
в России в эпоху Смуты начала XVII века (1601-1608). Сб. документов. М., 2003.
№136. С. 268.
33 Кормленая книга Костромской чети 1613-1627 гг. / Публ. А. Н. Зерцалов
// Русская историческая библиотека (РИБ). СПб., 1894. Т. 15. С. 76.
34 Книги разрядные... СПб., 1853. Т. 1. Стб. 389.
людей». Вскоре после этого новому нападению «черкас» подверг­
лись русские послы, во главе с Федором Петровичем Борятинским и
Осипом Прончищевым. Сведения об этих событиях приведены в Но­
вом летописце35. Скорее всего, именно здесь в стычке с литовскими
людьми Ефим Федорович спас Осипа Прончищева. Об этом сюжете
упоминает М. Ю. Лебединский: «Е. Ф. Мышецкий в 1614-15 гг. слу­
жил под Смоленском и затем в Новгороде при боярине князе Иване
Андреевиче Хованском, где он в стычке с литовскими людьми отбил
Осипа Прончищева»36.
Е. Ф. Мышецкий, как «дворянин Водской пятины по дворовому
списку с окладом 700 четвертей», мог также участвовать в межева­
нии земель Водской пятины в 1617-1618 гг. В 1619 г., когда новго­
родские воеводы И. А. Хованский, М. А. Вельяминов и дьяк Третьяк
Копнин
составляли
сыскную
десятню
Водской
пятины,
Е. Ф. Мышецкий бы л в числе 4-х окладчиков (свидетелей). Это гово­
рит о том уважении, которым пользовался наш герой среди других
дворян и детей боярских Водской пятины37.
Дальнейшая судьба нашего героя связана с городом Саратовом.
Сведения о назначении Е. Ф. Мышецкого в Саратов сохранились в
Книгах разрядных. Летом 1620 г. Ефим Федорович Мышецкий сме­
нил на посту Саратовского воеводы старого товарища по совмест­
ной
службе
в Новгороде
Федора
Тимофеевича
ЧерновоОболенского. В Книгах разрядных за 7130 год (1621/1622 г.) запи­
сано: «На Саратове воевода князь Ефим Мышетцкой, послан во 128
году (1620) в и ю ле»38. Несложные расчеты позволяют определить,
что в Саратов Ефим Федорович прибыл уже в августе 1620 г. Воз­
можно, он находился на одном из судов «летн его каравана», на­
правлявшегося из Казани в Астрахань, который прибыл в Саратов в
начале августа. Этим же караваном п лы ли в Астрахань «бухарский и
юргенский послы » в сопровождении Баима Болтина (Б. Болтин был
35 Новый летописец // Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 14
Первая половина. СПб., 1910. С. 140: «Князь же Ивана Андреевича громиша на
дороге Литовские люди, едва у них утече на лес.... тех же послов Черкасы гро­
миша тут же, где и князь Ивана. Осипа же было Прончищева туто взяша; сыну
же ево отнемшу, а его над отцом убиша».
36Лебединский М. Ю. Указ. соч. С. 50.
37 В Сыскной десятне Водской пятины 1619 г. записано: «Князь Ефим княж
Федор сын Мышецкой. По списку, каков остался после послов за приписью дья­
ка Марка Поздеева поместный ему оклад 700 ч етей .... И по окладчицкой сказке
поместный ему оклад 700 чети, денег из чети 20 рублей». См.: Народное движе­
ние в России в эпоху Смуты начала XVII века (1601-1608). № 136. С. 268.
38 Книги разрядные... СПб., 1853. Т. 1. Стб. 720, 871; Там же. 1621 г. Стб. 764:
«На Саратове князь Ефим Мышецкой».
назначен в Терский городок вторым воеводой-помощником к
Н. Д. Вельяминову). Тогда ещё Ефим Федорович не знал, что через
20 лет ему придется побывать в этом Терском городке.
Запись о смене воевод в Книгах разрядных довольна лаконична'
«На Саратове воевода князь Федор княж Тимофеев сын ЧорновоОболенской; и с Саратова князь Федор отпущен к Москве, а на его
место во 128-м году послан с Москвы князь Ефим княж Федоров сын
Мышетцкой». Обстоятельства, при которых происходила смена вое­
вод в Саратове в августе - начале сентября 1620 г. подробно рас.
смотрены в предыдущем очерке о воеводе Ф. Т. ЧерновоОболенском. 30 июля 1620 г. из Астрахани в Казань и далее в Моск­
ву отправился большой летний караван, который прибыл в Саратов
во второй половине августа 1620 г., примерно через 20-25 дней по­
сле отплытия из Астрахани. По-видимому, передача дел новому са­
ратовскому воеводе Ефиму Мышецкому во время остановки каравана в Саратове уже завершалась.
Новый саратовский воевода Ефим Федорович Мышецкий отпра­
вил прежнего воеводу Федора Тимофеевича Черново-Оболенского
из Саратова в начале сентября 1620 г. вместе с этим караваном. Го­
род Саратов снова зажил обычной тихой жизнью. Однако эта тиши­
на была обманчивой. Главным помощником Е. Ф. Мышецкого в Са­
ратове был стрелецкий голова Семен Иванович Болтин, родствен­
ник Баима Болтина, того самого, который в 1620 г. сопровождал
Ефима Федоровича по дороге в Саратов39. Ефиму Мышецкому и Се­
мену Болтину пришлось в Саратове заниматься сложными ногай­
скими делами.
В Славянской энциклопедии и у М. Ю. Лебединского отмечено,
что Ефим Федорович Мышецкий, в 1622 году, будучи воеводой в Са­
ратове, воспрепятствовал Иштерек мурзе, хану Большой Ногайской
орды, переправиться через Волгу, при попытке уйти в Казыев улус
(кочевья Малой Ногайской орды). Саратовским краеведам данный
сюжет неизвестен. Об этих событиях ничего не написано в труде
А. А. Новосельского. Кроме того, Иштерек мурза умер ещё в 1619 г.
Речь могла идти об Иштерековых, Урмаметевых и Тинмаметевых
детях, либо о кекувате Яштерек мурзе Тинехматове. До 1622 г. обе
части Большой Ногайской орды мирно кочевали - одна по Волге,
другая по Яику и Эмбе. Узнав о переходе через Яик орды калмыков,
какая-то часть ногаев двинулась к Волге и перешла через неё на
крымскую сторону между Самарой и Саратовом. Именно в эти годы
(1622-1623 гг.) ногайские татары из улусов Иштерековых и Тинма-
39 Дворцовые разряды... СПб., 1850. Т. 1. Стб. 523.
метевых детей вместе с крымцами приняли участие в набегах на
русские земли. Осенью 1623 г. беглы е улусы возвратились к Астра­
хани, принесли шерть (присягу) и дали заложников астраханским
воеводам40.
Какая-то часть Ногайской орды ещё в 1622 г., вполне возможно,
повернула от Саратова назад, отказавшись от перехода через Волгу.
Трудно сказать, применил ли воевода Мышецкий силу (которой у
него практически не бы ло) против многотысячной орды, или сумел
уговорить ногайских мурз от перехода в Северное Причерноморье,
на Дон и Северный Кавказ. Саратовский воевода проявил качества
опытного дипломата. Союз Больших ногаев с Малыми ногаями и
крымскими татарами не был желателен для России.
Первые сведения о левобережном Саратове относятся именно ко
времени воеводства Е. Ф. Мышецкого и его преемника Константина
Шушерина: «А на Саратове город стоит на луговой стороне, стоячей
острог и башни рубленые круглые, дворы и ряды в городе, а за го­
родом стрелецкие дворы и рыбные лавки и анбары, где кладут с су­
дов припасы. А стоит (город) над Волгой на ровном месте, а по ниж­
нюю сторону речка Саратовка вышла из степи, а около пошла степь
во все стороны». Эта информация содержится в отчете купца Ф едо­
та Котова, который в 1623 г. бы л послан с товарами из государевой
казны в Персию41. Когда Федот Котов проплывал мимо Саратова
весной 1623 г., Ефим Федорович, скорее всего, уже находился в Мо­
скве. В 1622 г. ему на смену прибыл из Казани новый воевода Кон­
стантин Шушерин: «... и в нынешнем во 130 году (1622) прислан из
Казани на князь Ефимово место Мышетцково Казанец Константин
Шюшерин. А князь Ефиму велено быти на Саратове в ряду до Госу­
дарева указу»42. Задержка была вызвана ногайскими делами. Дума­
ется, что этот государев указ не заставил себя долго ждать.
В 1625-1627 гг. Е. Ф. Мышецкий бы л первым воеводой в Мангазее, богатейшем торговом центре в Сибири, недаром Мангазею на­
зывали «Златокипящей». Его первым помощником был Андрей Во­
лохов. В Книгах разрядных записано: «...А в Мангазее велено быти
князю Ефиму княж Федорову сыну Мышетцкому да Ондрею Офонасьеву сыну Волохову». В Дворцовых разрядах уточняется время
отправки воевод в Сибирские города. 25 января 1625 г. думный
дьяк Федор Лихачев объявил, что царь «в е ле л быть в Сибирских го­
40 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой
половине XVII века. М.; Л., 1948. С. 142-143.
41 Хождение купца Федота Котова в Персию / Публ. Н. А. Кузнецовой, отв.
ред. А. А. Кузнецов. М., 1958. С. 29.
42 Книги разрядные... СПб., 1853. Т. 1.1622 г. Стб. 871.
родах боярину и воеводам...». Далее перечисляются воевода Тоболь­
ска князь Д. Т. Трубецкой и воеводы еще 13 сибирских городов, в
том числе воевода Мангазеи Е. Ф. Мышецкий. По-видимому, все они
отправлялись из Москвы до Верхотурья вместе, по зимнему санному
пути. Возможно, уже к началу апреля Ефим Федорович добрался д0
Мангазеи и приступил к исполнению своих обязанностей. В 1627 г.
Ефима
Федоровича
сменил
в
Мангазее
Т. В. Боборыкин43
С. В. Бахрушин не упоминает воеводу Мангазеи Е. Ф. Мышецкого,
однако этот историк в своих трудах много внимания уделил как са­
мому городу, так и его жителям именно в 1626 г., когда там воево­
дой находился Ефим Федорович44.
После возвращения в Москву Е. Ф. Мышецкий пожалован в дво­
ряне московские, что для провинциального дворянина Водской пя­
тины было большой честью. По мнению М. Ю. Лебединского, «он
проживал на своем дворе у стены Китай-города, между Никольски­
ми и Ильинскими воротами справа от церкви Иоанна Богослова,
слева от нее был двор кн. Барятинского». В 1630 г. Е. Ф. Мышецкий
купил из приказа Большого Дворца пустошь Новоозерецкую Мос­
ковского уезда45. Не мангазейская ли пушнина помогла ему приоб­
рести эти земли? Ефим Федорович был включен в списки дворян и
дьяков, «которым Государь повелел видеть свои государевы очи в
праздник Светлаго Христова Воскресения» «апреля в 10 день, 139
(1631) году». До этого, в феврале 1631 г. Е. Ф. Мышецкий вместе с
Ф. Т. Черново-Оболенским встречал и провожал шведского посла
Антония Мониера46.
Таким образом, весной 1631 г. наш герой находился в Москве, но
вскоре ему пришлось уехать из столицы «к новому месту службы».
О дальнейшей судьбе Е. Ф. Мышецкого авторы Славянской эн­
циклопедии кратко сообщили следующие сведения: «В 16321633 гг. - полковой воевода в Мещовске. В сентябре 1633 г. послан
воеводой под Смоленск к М. Б. Шейну». Сохранилось немало источ­
ников, которые позволяют более подробно осветить этот этап в
биографии нашего героя, принявшего активное участие в событиях
Смоленской войны 1632-1634 гг.
43 Книги разрядные... Т. 1. 1625 г. Стб. 1150; 1626 г. Стб. 1257; 1627 г.
Стб. 1365. Дворцовые разряды... СПб., 1850.Т. 1. Стб. 659-660.
44 Бахрушин С. В. Мангазейская мирская община в XVII в. // Бахрушин С. В.
Научные труды. М., 1955. Т. 3. С. 297-330; Он же. Легенда о Василии Мангазейском // Там же. С. 331-354; Он же. Сибирские слободчики (из истории колони­
зации Сибири) // Там же. С. 212-225.
45 См.: Лебединский М. Ю. Указ. соч. С. 175.
46 Дворцовые разряды... СПб., 1851. Т. 2. Стб. 841,845.
В конце 1631 г. Ефим Федорович был назначен воеводой в Мещовск, а с начала русско-польской войны - полковым воеводой в
этом городе. В настоящее время Мещовск - это районный центр Ка­
лужской области. Гарнизон Мещовска был небольшим. В состав
гарнизона Мещовска в это время входили «мещоских казаков с ата­
маном и есаулом 102 ч., да Украинных городов стрельцов и казаков
90 ч., живут в Мещоску переменяясь по 2 месяца, пушкарей 6 ч., куз­
нецов 2 ч., воротников 2 ч., посадцких людей 20 ч., всего всяких людей 222 ч.»47.
Война с поляками могла начаться в любой момент. Новый вое­
вода Мещовска это хорошо понимал, поэтому Ефим Федорович по­
стоянно интересовался тем, что делается на сопредельной террито­
рии, отправлял лазутчиков за рубеж в Серпейские деревни. В начале
марта 1632 г. один из таких лазутчиков сообщил важные новости о
положении в Смоленске и Серпейске, о состоявшемся польском сей­
ме, о поражении королевича Владислава, сражавшегося в Германии
на стороне католиков против шведов. Уже 28 марта эти сведения
были получены в Москве48.
Через несколько месяцев выходец из Литвы пан Коржинский со­
общал русским людям об обстановке, сложившейся в Польше после
смерти короля Сигизмунда: якобы поляки хотят избрать королем
«меньшого королевича» (Яна Казимира), а литва и черкасы - б оль­
шого, Владислава, «и меж себя бранятся, поляки хотят биться с литвою и с черкасы». Е. Ф. Мышецкий также с тревогой сообщал в Мо­
скву, что польский военачальник в Смоленске пан Госевский недав­
но получил из Москвы «неведомо какое письмо», которое ему «в о ­
ровски» привез некий немчин. Эти и другие важные сведения, полу­
ченные в Мещовске 24 июня, уже через 5 дней были известны боя­
рам в Москве49.
Перебежчики также говорили воеводе Мещовска что в соседнем
порубежном городе Серпейске польский гарнизон небольшой (всего
50 казаков да 10 гайдуков), укрепления слабые50. Выяснив обста­
новку, Ефим Федорович в самом начале Смоленской войны со своим
небольшим отрядом совершил успешный поход к Серпейску. Город
уже осенью 1632 г. был освобожден. Этот поход Ефима Мышецкого
47 Книги разрядные... СПб., 1855. Т. 2. Стб. 670 (1632 г.); Стб. 722 (1633 г.).
48 Отписка Мещевского воеводы «о польских вестях», сообщенных ему кре­
стьянином Федором Олферьевым. 1632 март // АМГ. Т. 1. № 331. С. 348.
49Отписка Мещевского воеводы о намерении пана Коржинского выехать из
Литвы на государево имя. 1632, июнь // АМГ. Т. 1. № 344. С. 357-358.
50 Распросные речи Анны Веглевской «о польских вестях». 1632 // АМГ. Т. 1.
№ 345. С. 358.
из Мещовска к Серпейску, подробности которого неизвестны, ока­
зался довольно удачным для нашего героя, он получил значитель­
ные придачи к поместному и денежному окладам. В документах со­
хранилась следующая запись: «...Князю Ефиму Мышецкому помест­
ный оклад 700 чети, денег из чети 20 рублей; да в нынешнем, в 142м году, за серпейскую службу придано 100 чети, денег 25 рублей,
всего ж поместный оклад 800 чети, денег 45 р ублей »51. О высокой
оценке ратного труда («серпейской служ бы ») Ефима Федоровича
говорит тот факт, что денежная придача превышала размеры его
прежнего довоенного денежного оклада.
Д. И. Иловайский главным героем освобождения Серпейска на­
зывает князя Ивана Гагарина, который был послан калужским вое­
водой Богданом Нагово: «Отряд под предводительством князя Ива­
на Гагарина приступил к Серпейску, и через три дня, 12 октября, го­
род сдался». Д. И. Иловайский ничего не писал об участии
Е. Ф. Мышецкого в освобождении Серпейска52,
Весной 1633 г. Ефим Федорович уже находился в Москве. Повидимому, служба в Мещовске для него уже закончилась. В апреле
1633 года Е. Ф. Мышецкий записан в Разрядах среди дворян и дья­
ков, которых государь пожаловал, «в елел видеть свои государевы
очи на Светлое Воскресенье, апреля в 21 д ен ь »53.
В
сентябре
1633 г.
Ефим
Федорович,
как
отмечал
М. Ю. Лебединский, «послан воеводой под Смоленск, в помощь
М. Б. Шейну». Об этом периоде службы Е. Ф. Мышецкого ничего не
было известно А. А. Гераклитову. Данный исследователь слишком
доверчиво отнесся к указателю, помещенному в Актах Московского
государства. А. А. Гераклитов дословно выписал все сведения о
Е. Ф. Мышецком, которые редактор сборника Н. А. Попов поместил в
данном указателе: «в Мещовске (1632-1634). А.М.Г. I, 348, 357, 358,
533, 634-637, 649, 650». При изучении текста, опубликованного на
данных страницах АМГ, выясняется, что Ефим Федорович никак не
мог так долго находиться в Мещовске (1632-1634). Об этом городе
говорится только на первых страницах сборника АМГ (348, 357358), а на страницах 533, 634-637, 649-650 помещена весьма любо­
51 Разрядная выпись по челобитью князя Ахамашукова-Черкасского да кня­
зя Ефима Мышецкого о пожаловании их за Дорогобужскую службу поместною и
денежную придачей (далее - Разрядная выпись...). 1634, сентября 20 //АМГ.
Т. 1. № 696. С. 636.
52 Иловайский Д. И. История России. Новая династия. Т. 4, ч. 2. Эпоха Михаи­
ла Федоровича Романова. М., 1996 (том воспроизводится по 2-му Московскому
изд. 1894 г.). С. 299.
53 Дворцовые разряды... Т. 2. Стб. 866.
пытная и н ф о р м а ц и я о п р е б ы в а н и и н а ш е го г е р о я в д р у г о м го р о д е ,
Д орогобуж е, н а х о д я щ е м с я д о в о л ь н о д а л е к о о т М ещ овск а.
Автор этих строк, не имея под руками соответствующих источ­
ников, ранее писал: «По-видимому, у дьяков Разрядного приказа не
было претензий к Смоленской службе Ефима Ф едоровича»54. Глав­
ный воевода М. Б. Шейн через неделю после Пасхи в апреле 1634 г.
будет казнен, а других воевод отправят в ссылку. Что касается Ефи­
ма Федоровича, то, судя по его дальнейшей службе, репрессии его не
коснулись. Обнаруженные источники, опубликованные в АМГ, не
только подтверждают данный тезис, но и позволяют раскрыть не­
известные страницы Смоленской войны, непосредственным участ­
ником которой был наш герой. За свои заслуги, «за Дорогобужскую
службу» Ефим Федорович получил такую награду, о которой можно
было только мечтать. Но обо всем по порядку.
В Дворцовых разрядах сохранилась запись о том, что 10 сентяб­
ря 1633 г. послал государь под Смоленск на место умершего Богдана
Нагово «стольника и воеводу Василия Петровича АхамашуковаЧеркасского, да князя Ефима Федоровича Мышецкого, а с ними даточные люди монастырские». Воеводам В. П. Черкасскому и
Е. Ф. Мышецкому велено было «поставить острог меж Дорогобужа и
Смоленска на Пневе селе и быть в сходе с Михаилом Ш ейным»55. В
это время в районе Можайска формировалась резервная армия вое­
вод Д. М. Черкасского и Д. М. Пожарского. Основной силой отряда
Черкасского и Мышецкого был приказ стрельцов (500 человек) го­
ловы Никиты Бестужева. 8 октября в Стрелецкий приказ поступило
указание «для поспешения» выделить на каждых двух стрельцов по
подводе, а также подводы «под зелье и свинец». Продовольствен­
ные запасы было предписано взять до Вязьмы, а вяземским воево­
дам указано выдать этим стрельцам новые запасы до Дорогобужа56.
Кроме стрельцов, в отряд Черкасского и Мышецкого входили
даточные люди и служки разных монастырей, митрополичьи дети
боярские. Не все они горели желанием выступить в поход под Смо­
ленск, некоторые под различными предлогами уклонялись от
службы. В связи с этим 8 ноября 1633 г. были посланы «памяти о
нетчиках», которые сбежали с государевой службы из Дорогобужа
от воевод Черкасского и Мышецкого. Эти грамоты были посланы на
54 Рабинович Я. Н. Саратовский воевода Е. Ф. Мышецкий: страницы биогра­
фии // Актуальные проблемы истории Российской цивилизации: Сб. материалов
II межвузовской научной конференции 27 февраля 2009 г. Саратов, 2009. С. 13.
55См.: Дворцовые разряды... Т. 2. Стб. 348.
56 Память из Разряда в Стрелецкий приказ о посылке 500 стрельцов в Доро­
гобуж на подводах. 1633, октября 8 // АМГ. Т. 1. № 564. С. 533.
патриарший двор и во Дворец57. К таким людям применялись суро­
вые меры. Судье Поместного приказа Василию Гавриловичу Коробьину было указано отписывать у этих нетчиков-дезертиров по­
местья. В Псковской летописи говорится, что в Дорогобуж были от­
правлены монастырские даточные люди из Пскова, многие из них
умерли в Дорогобуже во время осады крепости зимой 1633/34 г.:
«...кои в осаде сидели в Дорогобуже, и те многие померли мышом, а
не многие приехали в Псков»58.
Воеводы Черкасский и Мышецкий со своими людьми пришли из
Вязьмы в Дорогобуж 23 октября 1633 г. и уже на следующий день
(24 октября) отправили на литовских людей голов с сотнями, коло­
менского помещика Афанасия Огалина и сына боярского суздаль­
ского архиепископа Степана Сахарова, а с ними «митрополичьих де­
тей боярских и монастырских слуг». Вместе с ними были отправле­
ны отряды местных воевод Федора Волынского и Сунгура Соковнина. Встреча с литовским отрядом произошла в 10 верстах от Доро­
гобужа возле Днепра и окончилась победой русских людей:
«...литовских людей многих побили а иных в Днепре потопили и по­
лон отбили и литавры взяли, а в языцех взяли литовских людей 10
человек». Также успешно закончился очередной рейд в Дорогобуж­
ский уезд 27-29 октября отряда под командованием служки Симо­
нова монастыря Ивана Фомина.
Узнав от крестьян-перебежчиков, что в Карыповской волости
Дорогобужского уезда в деревнях стоят небольшие польские отря­
ды, воеводы Черкасский и Мышецкий снова послали Ивана Фомина
в рейд, в результате которого два небольших польских отряда были
уничтожены («в дву деревнях побили и языки поймали»). В ходе боя
9 ноября было взято в плен 6 литовских людей, которые приведены
в Дорогобуж.
Пытаясь оказать посильную помощь окруженной под Смолен­
ском армии боярина М. Б. Шейна, чтобы отвлечь внимание поляков
от Смоленска, воеводы Черкасский и Мышецкий отправляли людей
в рейды в Смоленский уезд. Известен один из таких рейдов в Ива­
новский стан Смоленского уезда отряда из Дорогобужа под коман­
дованием того же Ивана Фомина и служки Новоспасского монасты­
ря Андрея Левшина с даточными людьми из разных монастырей,
который также закончился успешно. 20 ноября люди Фомина и
Левшина благополучно вернулись в Дорогобуж, «и привели языков
57 Записные книги Московского стола. 1633, сентябрь - 1634, август // РИБ.
СПб., 1884. Т. 9. С. 533.
58 Псковские летописи. М., 1837 (изд. М. П. Погодина). С. 259.
5 человек». Эти сведения бояре в Москве получили уже 21 и 29 но­
ября 1633 г.59
Однако вражеское кольцо вокруг Дорогобужа постепенно сжи­
малось. В декабре рейды за языками заканчивались уже на следую ­
щий день, как правило, с приводом в город пленных поляков. О т­
правленны й 30 ноября с даточными людьми разных монастырей
слуга Сергиева монастыря Наум Тургенев вернулся с языками уже 1
декабря. Другой отряд, состоящий из московских стрельцов прика­
зов Сергея Левашева и Никиты Бестужева под командованием пя­
тидесятника Ивашки Лазарева и Сеньки Иванова, отправленный 1
декабря, вернулся на следующий день, приведя 7 языков, которые
сразу же были посланы в Москву.
Сам Ефим Федорович также принимал активное участие в вы­
лазках. Поляки в декабре 1633 г. проникли далеко на восток от До­
рогобужа, их отряды находились уже возле Вязьмы. Захватив в плен
русских людей, поляки отправляли этих пленных на запад, к Смо­
ленску. Эта дорога проходила мимо Дорогобужа. Русские воеводы в
Дорогобуже не могли оставаться к этому безучастными. Узнав, что
от Вязьмы к гетману Казановскому и Гонсевскому движется поль­
ский обоз с награбленным имуществом и полоном, Ефим Федорович
сам возглавил ратных людей и 10 декабря напал на врага в 3-х вер­
стах от Дорогобужа на реке Ведоге. В результате этого боя ли тов­
ских людей побили, «п олон многой отгромили ... и привели в езыцех литовских людей 15 человек».
Вскоре после этих событий поляки предприняли осаду Дорого­
бужа. 20 декабря 1633 г. передовые польские отряды, двигаясь со
стороны Вязьмы, пытались укрепиться на посаде, но потерпели не­
удачу. Воеводы Черкасский и Мышецкий лично возглавили ратных
людей, и в ходе двух боев в тот же день враги были отброшены от
города, их «с посадов выбили». Вместе с поляками в этих боях уча­
ствовали черкасы (запорожские казаки) и союзные татарские отря­
ды. Воеводы Черкасский и Мышецкий в донесении указывали, что в
этот день особенно отличился служка Троице-Сергиева монастыря
Тугарин Скрипицын, который со своими людьми захватил татар­
ское знамя. Однако уже на следующий день со стороны Смоленска к
Дорогобужу подошли новые польские отряды значительно б оль­
шей численности. Против них воеводы Черкасский и Мышецкий по­
сылали голов с сотнями, «слугу Троице-Сергиева монастыря Наума
Сергеева с товарищи». По-видимому, этот бой был не особенно
удачным. Воеводы в донесении указывали, что русские воины с того
59 Разрядная выпись... 1634, сентября 20 // АМГ. Т. 1. № 696. С. 635.
боя сумели беспрепятственно отступить в крепость, «отошли здо­
рово». Поляки не стали штурмовать Дорогобуж (воеводы ничего не
писали об этих штурмах), а двинулись дальше на восток к Вязьме.
Известно, что в январе - феврале 1634 г. воевода Вязьмы Мирон
Вельяминов в своих донесениях в Москву сообщал о неоднократных
попытках поляков штурмом захватить город. Дорогобуж на время
избавился от вражеской осады.
10 января 1634 г. с целью разведать обстановку в районе Доро­
гобужа воеводы Черкасский и Мышецкий отправили отряд Андрея
Левшина, который на следующий день вернулся в город, захватив 7
языков. Воеводы Дорогобужа продолжали организовывать нападе­
ния на вражеские обозы, двигавшиеся с награбленным имуществом
и пленными из-под Вязьмы к Смоленску. Отряд Абакума Мясоедова,
состоящий из монастырских слуг, 20 февраля напал на один из та­
ких обозов в 12 верстах от Дорогобужа. Воеводы в донесении ука­
зывали, что «полон и возы, кои у них были с запасы, отбили». Взято
было в плен 20 языков.
Если раньше донесения от Черкасского и Мышецкого доходили
из Дорогобужа до Москвы менее чем за неделю, то теперь - через
месяц, письма приходилось доставлять кружным путем, так как до­
роги были перерезаны врагами.
Воеводы неоднократно предпринимали попытки установить
связ'ь с осаженной под Смоленском армией Шейна, отправляли к
Шейну лазутчиков с царскими грамотами. Этим «проходцам» пола­
галось давать за столь опасное дело довольно крупные деньги, в
размере 4 рублей. Воевода Черкасский писал в Москву, что он давал
свои собственные деньги лазутчикам. Исследователи указывали,
что воевода Шейн в январе 1634 г., не имея никакой связи с Моск­
вой, пошел на переговоры с поляками и 15 февраля капитулировал.
По-видимому, последние лазутчики из Дорогобужа так и не смогли
пробиться к Шейну.
В конце февраля 1634 г. воеводы Дорогобужа Черкасский и Мы­
шецкий наблюдали печальное зрелище, как остатки армии Шейна
(около 8 тыс.) в сопровождении польских отрядов возвращались изпод Смоленска в Москву. По условиям капитуляции Шейну и его
людям было запрещено до конца войны участвовать в боевых дей­
ствиях. Неизвестно, выполнили ли воины Шейна эти условия, но
данные условия не распространялись на гарнизон Дорогобужа.
Несмотря на неблагоприятную обстановку (город был окружен
со всех сторон) воеводы Дорогобужа продолжали активные боевые
действия. Сведения об этих событиях марта - апреля 1634 г. бояре в
Москве получили довольно поздно, только в мае. Сыграли свою
роль как трудность доставки писем сквозь вражескую блокаду, так
и весенняя распутица.
Воеводы Черкасский и Мышецкий сообщали об успешных боях
против поляков. 3 марта приходил под Дорогобуж отряд пана Песочинского. Воеводы Черкасский и Мышецкий сами выходили против
поляков с ратными людьми, конными и пешими. Бои под Д орогобу­
жем продолжались несколько дней с переменным успехом, после
чего поляки пошли дальше к Вязьме. 10 марта воеводы послали по
вяземской дороге для языков сына боярского Новгородского ми­
трополита Ивана Бухвостова с московскими стрельцами, которые
вернулись на следующий день, приведя 6 языков. Пленные сообщи­
ли, что польские отряды скапливаются возле Вязьмы, где в селе
Семлево построен острог, а король Владислав с основными силами
из-под Смоленска пошел к Белой. Теперь воеводы Дорогобужа стали
больше внимания уделять Вельскому направлению. 15 апреля Чер­
касский и Мышецкий послали за Днепр на Вельскую сторону отряд
в сотню московских стрельцов приказа Никиты Бестужева под ко­
мандованием пятидесятника Ивана Федотова. На следующий день
этот отряд благополучно вернулся в Дорогобуж, разгромив в 15
верстах от города в деревне Борки литовских людей и захватив в
плен 17 человек.
Так как дороги в районе Дорогобужа в апреле сильно развезло, то
воеводы Черкасский и Мышецкий приняли решение организовать
следующий рейд с помощью речных судов по Днепру. Этот речной
поход начался 26 апреля. Через день, 28 апреля, отряд московских
стрельцов под командованием сотника Ивана Тяпкина, а также да­
точные люди Вологодского архиепископа во главе с Карпом Варфо­
ломеевым ночью напали на Днепре под Пневом на польские суда.
Итог этого речного боя: «Литовских людей побили и суды с запасами
и с рухлядью поймали и привезли в Дорогобуж». По-видимому, охра­
на, сопровождавшая польский караван, сумела в ночной темноте бе­
жать, так что в плен взяли лишь «2-х человек немец».
Одновременно другой отряд был отправлен на Смоленскую до­
рогу, по которой польские отряды двигались из Смоленска в Семле­
во. Этот отряд митрополичьих и архиепископских детей боярских и
монастырских слуг возглавлял уже известный нам голова служка
Новоспасского монастыря Андрей Левшин. 28 апреля люди Андрея
Левшина обнаружили поляков в деревне Лыткиной на стану в 10
верстах от Дорогобужа. В результате боя было захвачено в плен
9 языков.
Третий отряд московских стрельцов приказа Никиты Бестужева
под командованием пятидесятника Сеньки Белозера был также на­
правлен на Смоленскую дорогу уже 29 апреля. На следующий день
стрельцы вернулись в Дорогобуж, разбив по дороге направлявший­
ся из Сем лева к Смоленску вражеский отряд в 15 верстах от города в
Колницком лесу. При этом было взято в плен 12 человек.
30 апреля воеводы Черкасский и Мышецкий узнали от местного
крестьянина, что поляки поставили острожек в Дорогобужском уез­
де в поместье Андрея Алябьева. В этот острожек поляки начали сво­
зить припасы из своего лагеря в Семлево. В тот же день воеводы по­
слали для захвата данного острожка только что вернувшегося из
очередного рейда Андрея Левшина со своим отрядом. Уже 2 мая от­
ряд А. Левшина вернулся в Дорогобуж с победой. Вражеский остро­
жек в 25 верстах от города был взят и разрушен, при этом было за­
хвачено 20 пленных. Все эти четыре апрельских донесения дорого­
бужских воевод были получены в Москве одновременно, 20 мая.
Всего по отпискам воевод в ходе таких рейдов из Дорогобужа было
захвачено в плен 147 человек60.
В данных документах следует обращать особое внимание не на
фразы «в такой-то день писали из Дорогобужа воеводы Черкасский
и Мышецкий», а на такие, как «такого-то апреля посылали они на
литовских людей для языков посылку... ». В первом случае слово
«писали» указывает не на дату отправки документа из Дорогобужа,
а на дату получения данного документа в Москве. С учетом расстоя­
ния от Дорогобужа до Москвы и других факторов (наличия на пути
гонцов вражеских отрядов) эта дата может отличаться от даты от­
правки документа на неделю и даже больше (в донесениях весны
1634 г. эта дата превышает целый месяц).
Судя по этим и другим донесениям, апрель и май 1634 г.
Е. Ф. Мышецкий находился в Дорогобуже. В начале июня ему пред­
стояло выполнить последнюю дорогобужскую службу. По условиям
Поляновского мира Дорогобуж, также как и неприступная крепость
Белая, переходили в руки поляков. Эвакуация имущества на подво­
дах и на речных судах ложилась на плечи воевод Федора Волынско­
го, Сунгура Соковнина, Василия Черкасского и Ефима Мышецкого.
Воеводы Черкасский и Мышецкий отвечали за эвакуацию по рекам.
Вскоре по Днепру и небольшой речке Вязьме запасы были достав­
лены к Вяземскому рубежу, «покамест пройти мочно». В начале ию­
ня вода в речках ещё была высока. Воевода Вязьмы Мирон Велья­
минов докладывал, что из Дорогобужа привезены «церковное
строение и наряд и пушечные запасы и мушкеты и пищали и всякая
60 Разрядная выпись по челобитью князя Ахамашукова-Черкасского да кня­
зя Ефима Мышецкого о пожаловании их за Дорогобужскую службу поместною и
денежную придачей. 1634, сентября 20 // АМГ. Т. 1. № 696. С. 634-637.
мелкая ратная сбруя». Это донесение было получено в Москве 1 ию­
ля61. В это время Ефим Федорович Мышецкий, с честью завершив
Дорогобужскую службу, уже находился в Москве.
16 июля 1634 г. уже после заключения Поляновского мира царь
уехал молиться в Николо-Угрешский монастырь. В Москве оставал­
ся за царя боярин Ф. И. Шереметев. 17 июля вместе с боярином
ф. И. Шереметевым дневал и ночевал в царском дворце дворянин
Б.ф. Мышецкий62. В это время впервые в разрядах упоминается его
сын Данила в качестве стряпчего (юноше к тому времени едва ис­
полнилось 16 л е т )63. Это назначение косвенно свидетельствует о
том доверии, которое заслужил Ефим Федорович при дворе своей
прежней службой, в том числе и во время Смоленской войны.
За Дорогобужскую службу, за то, что он «государю служил, поль­
ских и литовских людей побивал и языки многие имал», Ефим Ф е­
дорович в сентябре 1634 года получил царскую награду. В Разрядах
записано, что «за ту Дорогобужскую службу и за осадное сиденье
дано государево жалованье у стола князю Ефиму Мышецкому шуба
в 100 рублей, кубок в 3 гривенки, да ему ж поместной придачи 150
четей, денег 50 рублей, и придаточные деньги по государеву указу
выданы». С учетом прежней придачи за Серпейскую службу теперь
Ефим Федорович имел поместный оклад 950 четей, а денежный 95 рублей.
Вскоре Е. Ф. Мышецкому поручают новую ответственную долж ­
ность. В 1635 г. мы видим его воеводой в Свияжске, где он сменил
Б. П. Шереметева. Е. Ф. Мышецкому помогал дьяк Филипп Ларионов.
По сравнению с небольшим Мещовском, Свияжск был крупным го­
родом: здесь находился гарнизон из 500 стрельцов, имелось свыше
150 дворян и детей боярских, «да посадских лю дей 305 ч.»64. Кроме
того, под контролем воеводы находились «служ илы е новокрещены,
мурзы и татары», а также «с земли Чюваши и Черемисы 3955 дво­
ров». В 1636 г. Е. Ф. Мышецкий продолжал находиться в Свияжске65.
Ему приходилось решать разные поместные дела, земельные тяжбы
между свияжскими
служилыми
татарами.
С пребыванием
61 Дело по челобитью вяземского воеводы Мирона Вельяминова о пожало­
вании его за службы поместною и денежною придачей 1634, декабря 31 // АМГ.
Т. 1. № 705. С. 649.
62РИБ. Т. 9. С. 566.
63 РИБ. Т. 9. С. 542.
64 Книги разрядные... Т. 2. Стб. 822; Записная книга Московского стола
7145 г. // РИБ. СПб., 1888. Т. 10. С. 7.
65Дворцовые разряды... Т. 2. Стб. 518.
Е. Ф. Мышецкого в Свияжске связано одно судное дело, документы о
котором сохранились в РГАДА66.
Несколько лет после этого Е. Ф. Мышецкий находился в Москве
при царском дворе. В 1638 г., 23 мая, среди других «голов с сотнями»
во главе с боярином А. А. Голицыным и разрядным дьяком Григорц.
ем Ларионовым он встречал крымских гонцов под Москвой на Ка­
лужской дороге67. В это время участились набеги татар, ухудшились
отношения с Турцией в связи с захватом донскими казаками Азова
Разряды подробно описывают оборонительные мероприятия рус^
ского правительства как на границе, так и возле столицы. Гонцы
крымского хана с ультиматумом Москве должны были увидеть, как
велики силы русских, которые готовы к войне.
В эти годы Е. Ф. Мышецкий неоднократно упоминается в Разря­
дах. Например, когда 13 мая 1639 г. «пошел государь в село Покровское пеш», то в Москве вместе с боярином Ф. И. Шереметевым был
оставлен среди прочих дворян Ефим Федорович Мышецкий, кото­
рый «дневал и ночевал на Государевом дворе»68.
В 1641-1643 гг. Е. Ф. Мышецкий возглавил посольство в Грузию
к кахетинскому царю Теймуразу, который ещё в 1638 г. «торжест­
венно подписал крестоцеловальную запись и поцеловал крест» (т.е.
присягнул на верность царю Михаилу Федоровичу). Это произошло
в период пребывания в Грузии русского посольства князя
Ф. Ф. Волконского (1637-1639 гг.). Царь Михаил Романов согласился
«пожаловать Теймураза, его детей и всю Иверскую землю под свою
царскую высокую руку и во оборону принять».
Многие неизвестные страницы истории Саратова содержатся в
документах Посольского приказа, связанных со сношениями России
с Персией и Грузией. Автор этих строк, не имевший возможности
работать в РГАДА с документами о русско-грузинских и русскоиранских отношениях, попытался найти информацию о Саратове в
трудах
таких
исследователей,
как
М. А. Полиевктов
и
66 Копия с грамоты Царя и Великого Князя Михаила Федоровича свияжскому воеводе князю Ефиму Федоровичу Мышецкому, об отводе земли свияжско*
му служилому татарину Бекбулатке Колчурину // Акты исторические и юри­
дические и древние царские грамоты Казанской и других соседственных гу­
берний, собранные Степаном Мельниковым (Далее - Акты Мельникова) Т. 1.
Казань, 1859. № 10. С. 16-18; Мировая запись свияжского уезда служилого та­
тарина Бекбулата Бегишева // Акты Мельникова. Т. 1. № 15. С. 28-29.
67 Разрядная книга 1598-1638 гг. М., 1974. С. 330-331; Дворцовые разряды...
Т. 2. Стб. 577-578.
68 Дворцовые разряды... Т. 2. Стб. 608.
ц. Т. Накашидзе69. При этом были обнаружены неизвестные ранее
факты из биографии Е. Ф. Мышецкого и других воевод Саратова и
Ц ар и ц ы н а. Посла Е. Ф. Мышецкого сопровождали в этом нелегком
пути дети, «князь Данило да князь Борис да племянник его Тимо­
фей Мышецкий»70. Позднее, в начале 1649 г., в своей челобитной
царю Алексею Михайловичу, Ефим Федорович писал: «...детишки
мои оба Данилка и Бориско, были со мной в Грузяхтри год а»71.
Вместе с русским послом князем Е. Ф. Мышецким летом 1641 г.
возвращался домой в Грузию посол царя Теймураза грузинский ми­
трополит грек Никифор. Этого грузинского посла хорошо знали жи­
тели левобережного Саратова. Дело в том, что митрополит Никифор
по пути в Москву находился в Саратове с октября по декабрь 1639 г.
(целых три месяца). Ещё ранее, летом 1636 г., Никифор проплывал
мимо Саратова, следуя из Астрахани в Москву, а летом 1637 г. вновь
побывал в Саратове, возвращаясь из Москвы домой в Грузию, со­
провождая русское посольство князя Ф. Ф. Волконского72.
29 декабря 1640 г. царь Михаил Федорович указал «грузинского
митрополита Никифора отпустить в Грузи», а вместе с ним послать
с государевым жалованием к царю Теймуразу своих государевых
послов: «князя Еуфима Мышецкого да диака Ивана Ключарева» (да­
лее перечисляются имена переводчика, толмача, подьячего, скор­
няка и двух кречетников, которые сопровождали послов). Посоль­
ство готовилось в дорогу довольно долго. Лишь 29 мая 1641 г. гру­
зинский митрополит Никифор был у государя на «отп уске»73. Все
это время собиралась большая казна для отправки царю Теймуразу.
П о с л ы везли с собой не только 20 тысяч ефимков (взяты из Боль­
шой Государевой Казны и из Новгородской Чети), но и соболей на
2200 рублей, а также живых 5 кречетов и 2 соболя. Послы отплы ли
из Москвы к Коломне на четырех судах 31 мая (по другим сведени­
ям, 9 июня). Маршрут и время прибытия в каждый населенный
69 Полиевктов М. А. Посольство князя Мышецкого и дьяка Ключарева в Кахетию. Тифлис, 1928; Накашидзе Н. Т. Грузино-русские политические отноше­
ния в 1-й половине XVII в. Тбилиси, 1968.
70Полиевктов М. А. Указ. соч. С. 16.
71 Челобитная князя Ефима Мышецкого о поверстании его детей помест­
ными и денежными окладами из его оклада. До 3 февраля 1649 г. // АМГ. Т. 2.
Разрядный приказ. Московский стол. (1635-1659). СПб., 1894. № 381. С. 241.
72 В Дворцовых разрядах Никифор записан как «грузинский архимарит». 14
декабря 1636 г. он был на приеме у царя Михаила Федоровича. См.: Дворцовые
разряды... Т. 2. Стб. 526.
73 В Дворцовых разрядах после записи об отпуске в Грузию князя Ефима
Мышецкого следует запись о том, что «того же дни был у Государя Грузинский
митрополит». См.: Дворцовые разряды... Т. 2. Стб. 658.
пункт точно указаны в Статейном списке: Коломна (15 июня), Пере­
яславль Рязанский (19 июня), Касимов (24 июня), Муром (27 июня),
Нижний Новгород (30 июня), Чебоксары (8 июля), Казань (12 июля).
В Казани послы узнали, что «объявились вниз Волги во многих
местах воровские казаки», против них ранее были отправлены отря­
ды стрельцов, поэтому придется ждать их возвращения. Только 1 ав­
густа послы в сопровождении отряда астраханских стрельцов (75 че­
ловек с сотником Микифором Сологубовым) отплыли из Казани в Са­
мару, куда прибыли 12 августа74. Самарский воевода Петр Загрязский
отказался удовлетворить просьбу послов, чтобы им дали «в прибавку
самарских стрельцов для бережения на ертаульных стругах». Воевода
сослался на то, что «все люди отправлены за казаками».
24 августа 1641 г. посол Е. Ф. Мышецкий и сопровождавшие его
лица прибыли в Саратов. Прошло почти 20 лет с тех пор, как Ефим
Федорович уехал из этого города. За эти годы Саратов сильно изме­
нился. При воеводе Степане Чемесове в 1631 г. была построена новая
крепость, посад сильно разросся, появились новые храмы. Отплытие
посольского каравана из Саратова в Царицын состоялось через день,
26 августа. Посла встречал и провожал саратовский воевода Григо­
рий Никитич Орлов. Он также отказался выдать в сопровождение по­
слам дополнительный отряд саратовских стрельцов, ссылаясь на то,
что «все служилые люди посланы в посылку за казаки, а иные в степи
по караулом». 26 августа небольшой посольский караван «с великим
бережением» отплыл из Саратова в Царицын75.
Автор этих строк, а до него А. А Гераклитов и другие краеведы,
ранее считали, что Г. Н. Орлов вторично находился на воеводстве в
Саратове в 1639-1640 гг.76. Период с 1640 до 1644 г. был одним из
самых темных в истории левобережного Саратова. Неизвестны были
имена саратовских воевод в это время, пока в город не прибыл в
феврале 1644 г. новый воевода Аверкий Федорович Болтин77. Новые
источники позволили несколько уточнить время пребывания
Г. Н. Орлова на воеводстве в Саратове, как минимум, до осени 1641 г.
В источниках о посольстве князя Е. Ф. Мышецкого в Грузию со­
держится также информация о том, что в другом волжском городе,
74 Полиевктов М. А Указ. соч. С. 95.
75 Там же. С. 96.
76 Рабинович Я. Н. Саратовский воевода Григорий Никитич Орлов: страницы
биографии // Поволжский край: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2010. Вып. 13.
С. 23-35.
77 Гераклитов А А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в. С. 66,
80-81. Все сведения о воеводах Саратова за 1640-1670-е гг. взяты из данного
труда А. А. Гераклитова. Они нуждаются в дополнительной проверке.
Царицыне, 4 сентября 1641 г. князя Е. Ф. Мышецкого встречал вое­
вода Андрей Палицын78. Данный воевода также был неизвестен
д. А. Гераклитову, который в своем списке царицынских воевод по­
сле воеводы Т. В. Шушерина (май 1636 г. - 1638 г.) указал следую ­
щего воеводу князя В. А. Горчакова только в 1643 г. Отчество Анд­
рея Палицына в источнике не указано. Здесь говорится об извест­
ном деятеле Смуты Андрее Федоровиче Палицыне, биографии ко­
торого автор этих строк посвятил специальную статью. Ранее счи­
талось, что А. Ф. Палицын умер в начале 1641 г., так как его сын в
челобитной 7150 г. (1641/1642 г.) писал о нем, как об умершем79.
Интересно отметить, что А. Ф. Палицын, как и Г. Н. Орлов в своё
время, также, как и Ефим Федорович, были воеводами в сибирской
Мангазее: Палицын - в 1629-1631 гг., а Орлов - в 1633-1635 гг.
Посольство князя Е. Ф. Мышецкого благополучно добралось до
Черного Яра и 20 сентября 1641 г. без особых происшествий прибы­
ло в Астрахань, а затем в Терский городок. Послы зазимовали в Тер­
ском городке, а в шахские города Шемаху и Дербент отправили с
грамотами от терских воевод с просьбой о пропуске посольства
«окочанина служилого человека» Бикшу Алиева. Во время зимовки
в Терском городке умер второй посол дьяк Иван Ключарев. Ефим
Федорович в январе 1642 г. отправил из Терского городка с грамо­
тами к царю Теймуразу «через горы на Шибутцкую зем лицу» гребенского казака Петрушку Федорова, знавшего путь в Грузию через
Аргунское
ущелье.
В
конце
августа
1642 г.
посольство
Е. Ф. Мышецкого прибыло к царю Теймуразу80. Пребывание посоль­
ства в Грузии - сюжет отдельного исследования.
К сожалению, в источниках о пребывании посольства князя
Е. Ф. Мышецкого в Грузии (1641-1643 гг.) ничего не говорится о
подробностях его возвращения в Россию. Сообщается, что 29 мая
1643 г. Е. Ф. Мышецкий и другие участники посольства отплы ли из
Астрахани в Царицын. Неизвестно, кто из саратовских воевод в кон­
це июня - начале июля 1643 г. встречал его в Саратове. 14 октября
1643 г. Е. Ф. Мышецкий прибыл в Москву, а уже на следующий день
(15 октября) «бы л у государя у руки»81.
78Полиевктов М. А. Указ. соч. С. 96.
79 Рабинович Я. Н. Личности Смутного времени: Андрей Федорович Пали­
цын // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия История. Ме­
ждународные отношения. 2009. Т. 9. Вып. 2. С. 73-82.
80 Русско-чеченские отношения. Вторая половина XVI-XVII вв. Сборник до­
кументов / Сост., введ., коммент. Е. Н. Кушевой. М., 1997. С. 299.
81 Полиевктов М. А. Указ. соч. С. 86.
После возвращения на родину Ефим Федорович оставил записку
о своей поездке в Кахетию, в которой, в частности, отметил разоре­
ние персами всех укреплений в Грузии - остались только села.
С конца 1645 г. и вплоть до середины 1648 гг. Е. Ф. Мышецкий
исполнял должность второго судьи Московского Судного приказа
одного из главнейших приказов страны (первым судьей был боярин
М. М. Салтыков)82. С. К. Богоявленский выяснил, что Е. Ф. Мышецкий
впервые упоминается в этой должности с 11 декабря 1645 г. Он
сменил И. Е. Протопопова. Судьям Судного приказа помогали дьяки
Д. Жеребилов и С. Самсонов. В марте 1648 г. Мышецкий всё ещё на­
ходился в этом приказе вместе с М. М. Салтыковым. В августе 1648 г.
вместо них указаны уже другие лица (кн. И. А. Хилков вместо
М. М. Салтыкова и А. А. Зиновьев вместо Е. Ф. Мышецкого)83.
И. Е. Забелин обнаружил в московских архивах документы об од­
ном судном деле, которое было связано с семьей Е. Ф. Мышецкого. В
1646 г.
произошел
конфликт
между
Е. Ф. Мышецким
и
Ф. В. Нащокиным. Федор Нащокин и Ефим Мышецкий по линии сво­
их жен были родственниками: жена Ф. В. Нащокина (дочь Григория
Михайловича Милославского) приходилась племянницей жене
Е. Ф. Мышецкого, Марии Михайловне Милославской. Ф. В. Нащокин
вместе с И. И. Бужениновым оскорбили Е. Ф. Мышецкого, назвав его
князь-дьяком, а его сына Данилу - князь-подъячим; также называли
их холопами боярскими и конюховыми детьми. И это происходило на
Постельном Крыльце, что само по себе считалось тягчайшим престу­
плением. Ефим Федорович жаловался новому царю Алексею Михай­
ловичу, что его и детей назвали ворами и «подпищиками», будто они
подписывали некие «воровские грамоты». Трудно сказать, о каких
воровских грамотах здесь идет речь. И. Е. Забелин писал, что «дело
оставалось долго нерешенным и чем кончилось, неизвестно»84.
В эти годы он неоднократно дневал и ночевал на Государевом
дворе. 16 января 1648 г. Е. Ф. Мышецкий упоминается в чине свадь­
бы царя Алексея Михайловича и Марии Ильинишны Милославской:
как и кн. Ф. Т. Черново-Оболенский, он «ш ел за санями государы­
н и »85. Сам Ефим Федорович был женат на дальней родственнице го­
сударыни из рода Милославских. Отец Марии Михайловны, извест­
ный дьяк М. И. Милославский, был четвероюродным братом цар­
ского тестя, Ильи Даниловича Милославского.
82 Дворцовые разряды... СПб., 1852. Т. 3. Стб. 21.
83 Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII века. М.; Л., 1946. С. 184.
84 Забелин И. Е Домашний быт русских царей. С. 370-373.
85 Дворцовые разряды... Т. 3. Стб. 81.
В феврале 1649 г. (или несколько ранее), когда в Москву прибыл
Иерусалимский патриарх Паисий, Е. Ф. Мышецкий был назначен к
нему приставом. Дворцовые разряды точно указывают, что уже 4
февраля1649 г. был у государя в золотой палате патриарх Паисий:
«А приставы были у Иерусалимского патриарха Паисия князь
Еуфим княж Федоров сын Мышецкой...». В источниках также указа­
но, что 6 мая того же года, когда патриарх был «на отпуске в мень­
шой в Золотой палате», «в приставах был прежний князь Еуфим
княж Федоров сын Мышецкой». Исследователи ничего не сообщают
о февральском назначении Ефима Федоровича приставом к Паисию,
а в Славянской энциклопедии прямо записано, что он «в мае 1649 г.
назначен приставом к Иерусалимскому патриарху Паисию, при­
бывшему в Москву». Фактически это назначение произошло не в
мае, а значительно раньше. Интересно отметить, что встречал в
обоих случаях патриарха Паисия начальник Ефима Федоровича по
совместной службе в Дорогобуже окольничий В. П. АхамашуковЧеркасский. Тогда же, в феврале 1649 г., в Дворцовых разрядах го­
ворится об одном местническом деле стольника Данилы Ефимовича
Мышецкого с одним из Плещеевых, из которого мы узнаем о пред­
ках нашего героя, которые «служ или по Великому Новугороду в
дворянех». Здесь же говорится, что некоторые из Плещеевых ранее
служили у новгородского архиепископа и были губными староста­
ми в Порхове86.
Уже в преклонном возрасте Е. Ф. Мышецкий получил назначение
воеводой в Великий Устюг, где служил в 1652-1655 гг87.
Сохранилась «книга Устюга Великого Троицкого монастыря, что
на Гледене, игумена Афанасия з братиею». В этой книге среди про­
чих документов упоминается «память на полдеревни Прокопьева от
Петра Федорова Новосильцева», которая была написана 18 января
1652 г., «а за печатью воеводы князя Елфима Мышецкого за приписью Якова Андреева». Таким образом, в январе 1652 г. Ефим Федо­
рович был уже воеводой в Устюге88.
Уже в январе-феврале 1652 г. из Москвы в Устюг воеводе Мышецкому отправляются царские грамоты с разрешением на «ввод во
86 Дворцовые разряды... Т. 3. Стб. 113-115, 119; Записная книга Московско­
го стола 7157 года // РИБ. СПб., 1888. Т. 10. С. 455.
87 См.: Гераклитов А. А Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в.
С. 64; Барсуков А. П. Списки городовых воевод... С. 261,410, 523.
88 Роспись Троицкого Гледенского монастыря вотчинным путям до 7170
года с приписью к ним путей частью на старые частью на новые вотчины. 1666,
май //Акты Холмогорской и Устюжской епархий 1500-1699 гг. //РИБ.
СПб., 1890. Т. 12. № 80. Стб. 336, 337, 341.
владение» некоему устюжанину Алешке Семенову ряда купленных
им деревень. Воеводе было также указано выдать А. Семенову под­
линные купчие грамоты на эти деревни, которые хранились в суд­
ном деле89.
Весной 1654 г. началась очередная война России с Польшей.
Главные русские силы во главе с царем Алексеем Михайловичем
двигались на Смоленск, а вспомогательные войска были направле­
ны на помощь Богдану Хмельницкому и в Белоруссию. Война пла­
нировалась тяжелая и длительная. Для обеспечения армии продо­
вольствием и припасами требовалось много подвод. Сохранилась
одна из грамот, которые отправлял остававшийся за царя в Москве
патриарх Никон воеводе Устюга Ефиму Мышецкому с требованием
немедленно отправить к Москве для армии, осаждавшей Смоленск,
подводы с телегами и проводниками. Воевода Е. Ф. Мышецкий дол­
жен был взять 12 подвод и людей с 5 окрестных монастырей, в том
числе 8 подвод - с самого богатого Архангельского монастыря, 2
подводы - с Троицкого Гледенского монастыря и 2 подводы - с ос­
тальных трех небольших монастырей. Судя по пометам на докумен­
те, такие «командировки» были рассчитаны на 4 месяца, после чего
полагалась замена90.
В начальный период этой войны, сопровождавшейся победами
русского оружия, было захвачено в плен много поляков, которых
отправляли подальше от театра боевых действий, где они должны
были находиться до конца войны. Сохранилась отписка Ефима Фе­
доровича Мышецкого в Разрядный приказ от декабря 1654 г. из Ве­
ликого Устюга, где он извещает о прибытии к нему под конвоем
знатного польского пленника, воеводы белорусского города Кричева Симона Ольшевского91.
89 Государева грамота на Устюг Великий к воеводе князю Евфимию Мы­
шецкому о вводе во владение устюжанина Алешку Семенова его купленными и
по закладным приобретенными деревнями, отобранными на государя. 1652,
января 28 // РИБ. Т. 12. № 61. Стб. 269-270; Царская грамота на Устюг воеводе
князю Мышецкому о выдаче устюжанину Алешке Семенову из судного дела
подлинных купчих и о вклейке на место их списков с них, за рукою. 1652, фев­
раль // РИБ. Т. 12. № 60. Стб. 267-268.
90 Грамота патриарха Никона на Устюг Великий воеводе князю Евфимию
Мышецкому о высылке от Устюжских монастырей под Смоленск подвод с теле­
гами и проводниками // 1654, июля 4 // РИБ. Т. 12. № 67. Стб. 290-291.
91 Отписка Устюжского воеводы, кн. Еф. Мышецкого, о прибытии на Устюг
под караул Кричевского подстаростья Симона Ольшевского с челядником. По­
сле 4 декабря 1654 г. // АМГ. СПб., 1894. Т. 2. № 627. С. 393.
Это последнее упоминание в источниках о пребывании в Устюге
Ефиме Федоровиче Мышецком. В августе 1656 г. грамоты в Великий
Устюг адресованы новому воеводе Федору Ивановичу Ловчикову92.
Интересный документ, который, возможно, не имеет отнош е­
ния к нашему герою - грамота Ростовского митрополита Ионы на
Устюг в «великую обитель собор архистратига Михаила» архиман­
дриту Игнатию и соборному протопопу Владимиру от августа
1656 г.93 В этой грамоте говорится о розыске беглы х старцевраскольников, соратников протопопа Аввакума, среди которых
упоминается бывший протопоп Иван Неронов. Эти старцы бежали
из Вологодского уезда в Устюжский, надеясь найти там поддержку
и защиту. Конфликт между патриархом Никоном и старообрядца­
ми начал набирать силу уже в 1654-1655 гг., когда в Устюге ещё
был воеводой Е. Ф. Мышецкий. Отношения Ефима Мышецкого к
раскольникам пока не выяснены. Можно лишь предположить, что
он относился к сторонникам протопопа Аввакума с симпатией. Во
всяком случае, многие Мышецкие в дальнейшем стали видными
деятелями старообрядчества.
Как писал саратовский краевед В. Н. Семенов, «д о лгую жизнь,
похоже, прожил князь Мышецкий, если и через тридцать лет после
своего воеводства в Саратове он был ещё в строю »94.
Авторы Славянской энциклопедии пишут, что Ефим Федорович
умер около 1671 г. Возможно, они приняли во внимание, что именно
в 1671 г. поместье Е. Ф. Мышецкого в Московском уезде (сельцо Новоозерское) получил его младший сын Яков по разделу с братьями.
М. Ю. Лебединский, приводя эти сведения о разделе поместья, счита­
ет, что смерть Ефима Федоровича произошла до 1659 г., что ближе к
истине, так как именно в 1659 г. сыновья Е. Ф. Мышецкого получили
вотчину их отца и матери в Водской пятине. Никаких сведений о
Е. Ф. Мышецком после воеводства в Устюге пока не обнаружено95.
Е. Ф. Мышецкий оставил после себя трех сыновей: Даниила, Бо­
риса и Якова, которые сделали неплохую карьеру при царском дво­
ре, были стольниками, отличились в посольских делах и на поле
брани.
92 Грамота на Устюг Великий о невзимании с вотчин черных тяглых мона­
стырей Устюжского уезда даточных людей... 1656, августа 31 / / РИБ. Т. 12.
№69. Стб. 294.
93 Грамота ростовского митрополита Ионы к Великоустюжскому архиман­
дриту Игнатию о разыскании беглых чернецов. 1656, после августа 26 // РИБ.
Т. 12. № 68. Стб. 292-294.
94 Семенов В. Н. Начальные люди Саратова. От первого воеводы до послед­
него первого секретаря. Саратов, 1998. С. 32.
95 Славянская энциклопедия. Т. 1. С. 781. Лебединский М. Ю. Хроника рода
князей Мышецких. С. 60.
САРАТОВСКИЙ ВОЕВОДА
КОНСТАНТИН НИКИТИЧ Ш УШ ЕРИ Н (1 6 2 2 -1 6 2 3 )
Казанский жилец Константин Никитич Шушерин известен сара­
товским краеведам благодаря труду А. А. Гераклитова, который по­
святил ему несколько строк в своей статье о воеводах Саратова и
Царицына1. Исследователь довольно точно обрисовал основные
этапы жизненного пути этого воеводы, однако ряд источников,
опубликованных в XIX в., выпал из поля зрения А. А. Гераклитова.
Шушерины - смоленские помещики со времен Василия III, кото­
рые потеряли свои земли во время Смуты. В Осадном списке 1618 г.
упоминаются смоленские дворяне по выбору Роман и Федор Ва­
сильевы Шушерины, вновь испомещенные в Перемышльском уезде,
а также стряпчий Никита Федоров Шушерин2. Смоленские помещи­
ки Шушерины отличились ещё в период подавления восстания Бо­
лотникова. Иван Тимофеев Шушерин - участник освобождения Мо­
сквы от поляков3. Смоляне Шушерины (Роман и Федор Васильевы и
Яков Федоров) имели довольно больш ие оклады в 37-40 рублей,
воевали под Смоленском в 1613-1614 гг. в войске князя
Д. М. Черкасского; Роман Шушерин попал в плен к Лисовскому в
1615 г. возле Перемышля4.
Среди Шушериных были и дьяки. Федор Дмитриевич Шушерин
был думным дьяком в Подмосковном ополчении и в первые месяцы
царствования Михаила Романова, затем - дьяком Поместного при­
каза; он поставил подпись под Утвержденной грамотой об избрании
Михаила5.
1 Гераклитов А А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в.
// Труды СУАК. Саратов, 1913. Вып. 30. С. 65.
2 Осадный список 1618 г. // Памятники истории Восточной Европы. Т. VIII.
/ Сост. Ю. В. Анхимюк, А. П. Павлов. М.; Варшава, 2009. С. 34, 57, 379.
3 Кормленщики Галицкой четверти, их оклады и службы в Смутное время
(отрывки) //Четвертчики Смутного времени. 1604-1617 гг. (Смутное время
Московского государства. Вып. 9) / Пред. Л. М. Сухотина // ЧОИДР. 1912. Кн. 2.
С. 317; Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII века (16011608): Сб. документов. М., 2003. С. 108,309.
4 Приходно-расходная книга Разряда 123 г. // Приходно-расходные книги
московских приказов. Кн. 1 // РИБ. СПб., 1912. Т. 28. Стб. 450-451; Документы
Разрядного приказа о походе Лисовского // Памятники истории Восточной Ев­
ропы. Кн. 1. М.; Варшава, 1995. С. 111.
5 Первые месяцы царствования Михаила Федоровича (Столицы Печатного
приказа) / Под ред. Л. М. Сухотина. М., 1915. С. 5, 21; Акты XIII-XVII вв., пред­
ставленные в Разрядный приказ представителями служилых фамилий после
По-видимому, казанская ветвь Шушериных - это дальние родст­
венники смоленских помещиков. Шушерины обосновались в Казани
во времена опричнины Ивана Грозного. Известны в Смутное время
казанцы братья Шушерины Константин и Алексей Никитичи. Ещё
один казанский жилец Семен Шушерин в 7127 г. (1618/19) получал
жалование из Устюжской чети в размере 13 рублей6.
Константин Никитич Шушерин, как и многие другие служилые
люди по отечеству, был «пущен в четь», т. е. получал жалование из
Костромской чети. Известно, что к началу Смуты ему бы л установ­
лен оклад 11 рублей. Константин Шушерин, по-видимому, участво­
вал в походе на Терек в 1604 г. Среди участников этого похода было
много известных деятелей Смуты: «царевич Петр Федорович»
(Илейка Муромец), терский воевода Петр Петрович Головин, а так­
же саратовский воевода Борис Никифорович Давыдов.
Этот поход на Терек, предпринятый по указанию Бориса Году­
нова, для многих его участников закончился трагично. Русское вой­
ско, возглавляемое воеводой И. М. Бутурлиным, почти полностью
было уничтожено шамхалом Тарковским. Те служилые люди, кото­
рые остались в Терском городке, разделились на два лагеря. Почти
все терские казаки и значительная часть стрельцов присоедини­
лись к «царевичу Петру» и впоследствии участвовали в движении
Ивана Болотникова и других событиях Смуты. Многие стрельцы ос­
тались в Астрахани, служилые люди поддержали мятежного воево­
ду князя Хворостинина, сражались с правительственными войсками
боярина Федора Шереметева под Астраханью в 1606-1607 гг.
В 1607-1610 гг. служилые люди из Астрахани и Терского город­
ка под руководством различных царевичей, тушинских воевод Пет­
ра Бутурлина, Романа Троекурова, Афанасия Благого предпринима­
ли походы на Саратов, Казань и Нижний Новгород. Их потомки не
любили вспоминать об этих событиях. В своих челобитных они пи­
сали о службе своих предков Василию Шуйскому, Михаилу Романову
или боярам Подмосковного и Нижегородского ополчений.
Лишь незначительное количество служилых людей по отечест­
ву, выполняя служебный долг, осталось в Терском городке вместе с
воеводой П. П. Головиным, защищая южные рубежи России. Повидимому, к их числу относился Константин Шушерин. Его сорат­
ник и родственник казанский сын боярский «Терский годоваль-
отмены местничества / Собр. и изд. А. Юшков. М., 1898. Ч. 1. С. 327, 329, 331; Ут­
вержденная грамота об избрании на Московское государство Михаила Федоро­
вича Романова. М., 1906. С. 80-81.
6Расходная книга Устюжской чети 127 г. // РИБ. СПб., 1912. Т. 28. Стб. 729.
щик» Семен Шушерин позднее (в 1614 г.) писал, что он «на госуда.
ревой службе на Терке живет без съезду десятой го д »7.
Что происходило в этом удаленном от всей страны южном по­
граничном городке на протяжении 1606-1613 гг. (целых восемь
лет!) - неизвестно. Это - одна из темных страниц нашей истории
Как терские защитники сумели удержать крепость от шамхала, ту­
рок, крымских татар, ногайцев, персов шаха Аббаса, какие вели пе­
реговоры с соседями и от имени какого правителя России, не имея
связи с центром, не получая никакой помощи - это остается загад­
кой. Ведь многие города, расположенные гораздо ближе к центру
страны временно прекратили своё существование (Саратов, Цари­
цын, Царев-Борисов и другие).
Между терским воеводой
П. П. Головиным и мятежным астраханским воеводой князем
И. Д. Хворостининым существовали и ранее какие-то союзные от­
ношения, но в источниках об этом говорится лишь с конца 1613 г.,
когда в Астрахань прибыл атаман Иван Заруцкий с Мариной Мни­
шек. Приехавший к шаху Аббасу персидский купец Хозя Муртоза го­
ворил, что с Маринкой лишь только «тянут два города: Асторохань
да Терек, и Терский де город тянет с нею от нужи, потому что к Мо­
скве де поворотитца им не вместно за Астороханью»8.
Вместе с неразгаданными тайнами Терского городка мы пере­
листаем десять лет из жизни нашего героя и продолжим его биогра­
фию с начала 1614 г. К этому времени нового царя Михаила Романо­
ва признали уже многие города. Склонялись к присяге царю Михаилу
жители Астрахани и сам воевода Хворостинин, уставшие от грабежей
казаков Заруцкого, от произвола католички Марины, которая запре­
тила даже звонить в колокола, желавшие мира и покоя.
Важнейший источник о службе Константина Шушерина в Тер­
ском городке и о его участии в освобождении Астрахани от атамана
Заруцкого - это отписка Тюменского воеводы Матвея Годунова в Ту­
ри нск о событиях в Астрахани9. Сведения о событиях в Астрахани
воевода Тюмени получил из Уфы. Самарский воевода Дмитрий Пет­
рович Лопата-Пожарский сообщал в Уфу воеводам Б. Хилкову и
В. Аничкову, что 18 мая 1614 г. в Самару из Астрахани «прибыли сте­
7 Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с
Персией. Т. 2 / Под ред. Н. И. Веселовского // Труды Восточного отделения им­
ператорского Русского археологического общества. СПб., 1898. Т. 21. С. 356.
8Труды Восточного отделения... Т. 21. С. 358.
9 Отписка (в списке) из Тюмени в Туринск об осаждении в Астрахани бун­
товщика Ивашки Заруцкого и о готовности его сообщников сдаться Государе­
вым Воеводам и самого его выдать. 1614, июль //Собрание государственных
грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел
(далее - СГГД). СПб., 1822. Ч. 3. № 20. С. 97.
пью конная станица казанца сына боярского Константина Шушерина» в составе 12 человек. В этот отряд входили терский сын бояр­
ский Яков Карачурин, терский казачий атаман Алексей Кривой, аст­
раханский сын боярский Марко Дрожжин (в другом документе он
назван астраханским сотником Марком Дружининым) в сопровож­
дении русских людей, а также юртовских и астраханских татар.
Константин Шушерин сообщил Самарскому воеводе, что на Те­
реке поймали посла Заруцкого в Кабарду Михаила Черного (за 4 не­
дели до Пасхи). После пытки, примененной по указу терского вое­
воды Петра Головина, посланец Заруцкого сказал, что в Астрахани
Заруцкий устроил террор, казнил Семена Чуркина и «многих доб­
ры х людей и попов и чернцов», устроил грабеж имущества, даже ка­
дило серебряное взял в монастыре у Троицы «и стремена себе
слил». Посол Заруцкого также сказал, что атаман отправляет отряд
на Терек, собираясь быть там на Пасху, чтобы казнить воеводу Го­
ловина и его людей. Сам же Михаил Черный должен поднять в по­
ход под Самару и на Украйные места кабардинских князей и черкас
(черкесов). Узнав об этих планах Заруцкого, терский воевода Голо­
вин и все казаки и стрельцы («всем миром») присягнули царю Ми­
хаилу, после чего сразу же отправили под Астрахань голову стре­
лецкого Василия Хохлова, а с ним «Терских детей боярских и сотни­
ков стрелецких и Терских стрельцов и казаков 700 человек». Они
пришли под Астрахань на Страстной неделе в среду. Константин
Шушерин также участвовал в этом походе.
Дальнейшие события, связанные с поимкой Заруцкого в маеиюне 1614 г., происходили уже без участия нашего героя. Сразу же из
Самары станица Константина Шушерина направилась в Москву. Уже
в начале июня К. Н. Шушерин с товарищами были в столице. В ряде
источников говорится о наградах Константину Шушерину за сведе­
ния о присяге царю служилых людей Терского городка и об их похо­
де против самого страшного для царя Михаила врага, каким был
атаман Заруцкий с малолетним воренком Иваном Дмитриевичем.
8 июня 1614 г. «дано терским и астраханским станичникам: Кон­
стантину Шушерину 8 аршин камки двоелишной, шелк червчат да
Лазарев, по 26 алтын 4 деньги аршин». Вместе с Шушериным был
награжден его соратник Алексей Крышев, а также астраханские
сотник Марк Дружинин и пятидесятник Микита Караганов. Всех их
пожаловал государь «за службу, за выход и приезд»10.
Возможно, по пути из Самары в Москву Константин Шушерин в
конце мая на короткое время заехал в Казань, чтобы повидаться с
10 Расходные книги товарам и вещам. 1613-1614 гг. // РИБ. СПб., 1884. Т. 9.
С. 314.
родными, которых не видел 10 лет. Вряд ли можно назвать случай­
ностью, что через 10 дней после награды Константину Шушерину в
Москве оказался Андрей Шушерин, который 18 июня подарил царю
Михаилу Федоровичу арабского скакуна, за что был награжден: «го­
сударю челом ударил конь тем носер»11. Не с далекого ли Терека был
привезен такой царский подарок?
Через месяц, 6 июля 1614 г., Константину Шушерину был уста­
новлен прежний оклад из Костромской чети в размере 11 рублей.
Он был награжден за «Терскую службу, и за терпенье, и за сеунч, как
он приехал с Терки от воеводы от Петра Петровича Головина, что
терские люди государю добили челом и крест целовали». Еще через
год, 8 июля 1615 г. «велено ему за ту же службу придать к 11 рублям
4 р убля»12.
В конце 1615 г. в Поволжье произошло восстание татар и чере­
мисы. Местные воеводы сумели подавить это восстание. Комиссия
из Москвы во главе с князем Ромодановским и Кузьмой Мининым
провела расследование и выяснила, что причиной недовольства на­
селения была политика местного чиновника Саввы Аристова, кото­
рый замучил народ чрезмерными штрафами - продажами и налога­
ми. По указу Минина этот чиновник был наказан, подвергнут пыт­
ке13. В этих событиях, связанных с умиротворением Казанского
края, принял активное участие «казанский жилец Константин Шу­
шерин». 26 мая 1616 г. он получил придачу к денежному окладу: «за
Казанскую службу 124 году (1615/1616) придано к 15 рублям 2 руб­
л я » 14. Его брат, Алексей Шушерин, в это время командовал прика­
зом стрельцов, одна сотня из этого приказа находилась в 1616 г. в
Астрахани15. Ранее Алексей Шушерин подписался вместе с другими
выборными людьми из Казани под Утвержденной грамотой об из­
брании Михаила Романова. По мнению П. Г. Любомирова, подписи
всех «провинциальных выборных», в том числе А. Н. Шушерина, от­
носятся к лету 1613 г.16
11 Там же. С. 315.
12 Кормленая книга Костромской чети 1613-1627 годов / Публ. А. Н. Зерцалов
// РИБ. СПб., 1894. Т. 15. С. 51.
13 Скрынников Р. Г. Минин и Пожарский: Хроника Смутного времени.
М., 1981. С. 328.
14 РИБ. Т. 15. С. 51.
15 Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с
Персией. Т. 3 // Труды Восточного отделения ... СПб., 1898. Т. 22. С. 96-97.
16 Утвержденная грамота... С. 85; Любомиров П. Г. Очерк истории нижего­
родского ополчения (1611-1613 гг.). М., 1939. С. 270.
В 1620 г. «посыланы из Казани головы на Волгу за казаками
Григорий Павлов сын Верещагин да Костянтин Ш ушурин»17. Имен­
но в эти годы на Волге участились случаи нападения казаков на ка­
раваны судов. Особую опасность представлял район от Астрахани
до Самары. Волжский торговый путь после Смуты стал довольно
оживленным18. В 1620 г. Константину Шушерину приходилось про­
плывать мимо Саратова. Он тогда ещё не знал, что уже через год по­
лучит назначение воеводой в этот город. В Книгах Разрядных запи­
сано: «На Саратове воевода князь Ефим Мышетцкой послан во
128 году (1620) в июле; и в нынешнем во 130 году (1621/1622) при­
слан из Казани на князь Ефимово место Мышетцково Казанец Кон­
стантин Шюшерин»19.
О Саратовской службе Константина Шушерина почти ничего не
известно. Ко времени воеводства Константина Шушерина относят­
ся первые сведения о левобережном Саратове. Эта информация со­
держится в отчете купца Федота Котова, который в 1623 г. был по­
слан с товарами из государевой казны в Персию20. Саратовский вое­
вода Константин Шушерин встречал и провожал далее на юг этот
караван, обеспечивал охрану судов. Осенью 1623 г. в Саратов был
назначен на смену Константину Шушерину новый воевода «Ф едор
Иванов сын Чемоданов»21.
В следующем 1624 г. мы видим К. Н. Шушерина в Казани, откуда
его направляют на новую службу: «И з Казани посылали голов... на
заставе ж были головы посыланы: Константин Шушерин, Андрей
Онучин». Возможно, Константин Шушерин сопровождал до Казани в
конце 1624 г. русских послов Василия Коробьина и Остафия Кувшинова, которые в сопровождении персидских послов возвращались
из Персии с драгоценным подарком от шаха Аббаса - ризой Христа:
17Дворцовые разряды по высочайшему повелению изданные II отделением
собственной ЕИВ канцелярии (далее - Дворцовые разряды). СПб., 1850. Т. 1.
Стб. 454. Ср.: Гераклитов А. А Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в.
С. 64-65.
18 См. Рабиновичи. Н. Левобережный Саратов летом 1620 г.: реконструкция
событий // История в подробностях: научно-популярный исторический жур­
нал. 2011. № 9/15 (сентябрь) С. 36-40.
19 Книги разрядные по официальным оных спискам. СПб., 1853. Т. 1.
Стб. 871.
20 Хождение купца Федота Котова в Персию. / Публ. Н. А. Кузнецовой, отв.
ред. А. А Кузнецов. М., 1958. С. 29: «А на Саратове город стоит на луговой сторо­
не, стоячей острог и башни рубленые круглые, дворы и ряды в городе, а за го­
родом стрелецкие дворы и рыбные лавки и анбары, где кладут с судов припа­
сы. А стоит (город) над Волгой на ровном месте, а по нижнюю сторону речка
Саратовка вышла из степи, а около пошла степь во все стороны».
21 Книги разрядные. Т. 1. Стб. 926.
«...с Астрахани шли они до Казани с государевыми посланники, ко­
торые были в Кизылбашах, с Васильем Коробиным да с диаком с Остафьем с Кувшинниковым». Казанским воеводам боярину Семену
Головину и Перфилию Секирину царским указом было предписано
организовать торжественную встречу персидским послам: «... веле­
но послам Кизылбаским встреча большая учи н и ть»22.
В Книгах разрядных содержится информация о дальнейшей
службе К. Н. Шушерина. В 1628 г. он послан воеводой в Алатырь
вместо умершего казанца Дмитрия Голохвастова: «и Дмитрей умре,
а в Олатех велено быть Казанцу Костантину Шушерину». Неболь­
шой гарнизон Алатыря состоял всего из 49 пеших стрельцов, 1 пуш­
каря, 2 воротников и 1 иноземца23.
В 1629 г. К. Н. Шушерин, согласно Книгам разрядным, был вое­
водой в Арске. В состав гарнизона Арска входили 50 стрельцов, 20
казаков 3 иноземца и 1 пушкарь. А. А. Гераклитов отмечал, что
К. Н. Шушерин, якобы, был назначен воеводой в Арск ещё в 1627 г.,
«но этому противился товарищ казанского воеводы В. П. Морозова
Василий Волынский, дело о злоупотреблениях которого разбира­
лось в этом году в Разряде»24.
В Арске К. Н. Шушерин находился, по мнению А. П. Барсукова, в
1629-1630 г.25. В источниках содержится информация, что Констан­
тин Шушерин продолжал оставаться воеводой в Арске также в
1631 г.26 В 1629 г. в другом Понизовом городе, в Осе, расположенном
на Каме, служил воеводой брат Константина Никитича, Алексей
Шушерин.
Дальнейших сведений о Константине Никитиче Шушерине пока
не найдено.
Таким образом, проследив жизненный путь Константина Шуше­
рина, видим, что правительство Михаила Романова высоко оценило
заслуги нашего героя, назначив простого казанского жильца воево­
дой в Саратов, наряду с князьями Рюриковичами Ф. Т. ЧерновоОболенским и Е. Ф. Мышецким и доверенным лицом царя Михаила
Ф. И. Чемодановым.
22 Дворцовые разряды... Т. 1. Стб. 627,628.
23 Книги разрядные... СПб., 1855. Т. 2. Стб. 89.
24 Гераклитов А А Указ. соч. С. 65. А А Гераклитов ссылается на Описание
документов и бумаг МАМЮ. Т. XV. Стб. 23.
25 Барсуков А /7. Списки городовых воевод и др. лиц воеводского управле­
ния Московского государства XVII столетия по напечатанным правительств,
актам. СПб., 1902. С. 8.
26 Книги разрядные... Т. 2. Стб. 290 (1630 г.); Стб. 356 (1631 г.).
ВОЕВОДА САРАТОВА И «ЗЛАТОКИПЯЩ ЕЙ МАНГАЗЕИ»
ГРИГОРИЙ НИКИТИЧ ОРЛОВ (1 6 2 6 -1 6 2 9 ,1 6 3 8 -1 6 4 1 ? )
Первые два очерка книги были посвящены воеводам Саратова
князьям-Рюриковичам Ф. Т. Черново-Оболенскому и Е. Ф. Мышецкому, о которых сохранилось немало сведений в различных источни­
ках, как опубликованных, так и в архивных. Положение облегчалось
тем, что двойников-князей Оболенских и Мышецких, имеющих оди­
наковые имена и отчества, не существовало. С героем этого очерка,
который не являлся князем Рюриковичем, носил довольно распро­
страненную фамилию, дело обстоит сложнее. В основе данного очер­
ка лежит довольно зыбкое предположение, что все Григории Ники­
тичи Орловы, жившие в России в период Смуты и первые десятиле­
тия после её окончания, упомянутые в различных источниках - это
один и тот же человек, который являлся воеводой Саратова.
В Смутное время известны два рода Орловых. Древнейший род
Орловых происходил по родословным преданиям от «мужа честна
Льва, выехавшего из немцев к Великому князю Василию Дмитрие­
вичу». Его потомок в 5 колене Василий Фролович Орлов был родо­
начальником рода Орловых. Этот род в XVIII в. был внесен в шестую
часть родословной книги Московской губернии. Из этого рода вы­
водят себя также Беклемишевы, Щепотьевы, Змеевы, Щулепниковы,
Козловы, Фроловы, Фроловы-Багреевы, Княжнины, Плюшкины всего десять родов1.
Внуки В. Ф. Орлова Василий Тимофеевич Орел (с сыновьями Ива­
ном и Ильей) и Степан Тимофеевич были родоначальниками от­
дельных ветвей этого рода. Скорее всего, в Смутное время к этому
роду принадлежали московские жильцы Иван Леонтьевич и Семен
Васильевич Орловы, а также помещик из Дмитрова Иван Никитич
Орлов, получавшие жалование из Костромской и Галицкой чети2. Из
Костромской чети получали жалование в апреле 1621 г. «Иван Леон­
тьев сын Орлов, жилец, оклад 10 руб.» и «Семен Васильев сын Орлов,
жилец, оклад 7 руб.». Из Галицкой чети получал жилование Иван Ор­
1 См.: Русский биографический словарь: Обезьянинов - Очкин. СПб., 1905.
С. 319.
2Московские жильцы - это категория служилых людей по отечеству, зани­
мающая промежуточное положение между чинами московскими и городовыми.
Они жили по выбору некоторое время в Москве. По своему статусу близки к
дворянам по выбору.
лов из Дмитрова (отчество не указано), участник похода князя
Д. Т. Трубецкого к Новгороду: «...старый оклад при Василии Шуйском
8 руб.», а в январе 1615 г. он получил придачу к окладу 4 рубля. Из­
вестен Иван Иванович Орлов, который получил в 1623 г. от царя Ми­
хаила Федоровича жалованную вотчинную грамоту на два сельца в
Дмитровском уезде «за Московское осадное сиденье и за многую его
службу и правду». Некий Григорий Орлов имел вотчину в Рязанском
уезде. Эта вотчина, предположительно, была пожалована за москов­
ское осадное сидение при Василии Шуйском в 1608-1610 гг.3
Об Иване Никитиче Орлове упоминается в Осадном списке 1618 г.
как о жильце, имеющем вотчины в Дмитровском уезде (в Лутосенском стане). Другой жилец Василий Никитич Орлов в 1604 г. был ра­
нен и оставался в Москве, когда Борис Годунов посылал войско про­
тив Лжедмитрия I. Третий жилец Семен Никитич Орлов выставил в
этот поход двух конных воинов4. Известно, что некий Григорий Ни­
китич Орлов также имел вотчину в Лутосенском стане Дмитровского
уезда. Составители Осадного списка отмечали, что эти вотчины были
предположительно пожалованы Григорию Орлову за московское
осадное сидение «в королевичев приход» 1618 года. В качестве ис­
точника составители использовали Писцовые книги по Дмитрову
(№ 627). Не исключено, что во всех этих случаях речь идет о будущем
воеводе Саратова и Мангазеи Григории Никитиче Орлове, а также о
его братьях Иване, Василии и Семене5.
Родоначальником второго рода Орловых бы л некий Лукьян
Иванович, который владел в конце XVI в. селом Люткиным Бежец­
кого уезда Тверской губернии. Его сын, Владимир Лукьянович Ор­
лов, был в 1613 г. губным старостой Бежецкого верха. Известно, что
«Владимир Лукьянов сын Орлов, дворянин Бежецка, с окладом 22
руб.», получал жалование из Устюжской чети. Именно его правнук,
Григорий Иванович Орлов, был новгородским губернатором, 5 сы­
новей которого играли важную роль при Екатерине II.
Трудно сказать, к какому роду принадлежал герой нашего очер­
ка Григорий Никитич Орлов. Возможно, он был братом Василия Ни­
3 См.: Кормленая книга Костромской чети 1613-1627 годов /Публ.
А. Н. Зерцалов // РИБ. СПб., 1894. Т. 15. С. 139, 179; Кормленая книга Галицкой
Четверти 7121-25 гг. / / Четвертчики Смутного времени. 1604-1617 гг. (Смут­
ное время Московского государства. Вып. 9) / Пред. Л. М. Сухотина // ЧОИДР.
1912. Кн. 2.
4 Роспись русского войска, посланного против самозванца в 1604 году
/f Станиславский А. Л. Труды по истории государева двора в России XVI-XV1I
веков. М., 2004. С. 376,402.
5 Осадный список 1618 г. // Памятники истории Восточной Европы.
Том VIII. / Сост. Ю. В. Анхимюк, А. П. Павлов. М.; Варшава, 2009. С. 529, 541.
китича Орлова, погибшего 16 июля при штурме Новгорода шведамИ# а также дмитровского помещика Ивана Никитича Орлова и
жильца Семена Никитича Орлова. Исследователь рода Орловых
граф Владимир Орлов-Давыдов, тщательно изучивший различные
источники, считал, что Григорий Никитич и Василий Никитич Ор­
ловы были племянниками бежецкого старосты Лукьяна Ивановича
Орлова6. Все же версия о Григории Никитиче Орлове, как помещике
Дмитровского уезда, более предпочтительна.
Впервые в источниках Григорий Никитич Орлов встречается л е ­
том 1611 г. В трудах отечественных исследователей имеется ряд
неточностей при описании этих событий (как в хронологии, так и в
отчестве Григория Орлова). Поэтому стоит остановиться подробнее
на источниках о событиях 1611-1612 гг., где упоминается Григорий
Орлов. Ещё в 1819 г. была опубликована грамота о пожаловании
Григорию Никитичу Орлову поместья князя Д. М. Пожарского7. Ис­
следователи довольно поздно обратили внимание на эту грамоту.
Одним из первых указал на данный документ С. Ф. Платонов, при­
чем, в комментариях к своему знаменитому труду. Говоря о недо­
вольстве Семибоярщины самоуправством московского коменданта
Александра Корвина Гонсевского, который не считался с мнением
бояр, историк приводит в качестве примера помету Гонсевского «на
одной из челобитных о поместье (17 августа 1611 г.), поданной не­
ким Г. Н. Орловым о пожаловании ему поместья»8. Из труда
С. Ф. Платонова ещё не ясно, чье поместье хотел получить этот «н е ­
кий Г. Н. Орлов».
В 1905 г. Л. М. Савелов в своем исследовании о князьях Пожар­
ских в одном из примечаний указал, что некий Григорий Никитич
Орлов получил в 1611 году от польского королевича Владислава
поместье князя Дмитрия Михайловича Пожарского Нижний Лан-
6 Орлов-Давыдов В. Биографический очерк графа Владимира Григорьевича
Орлова. СПб., 1878. Т. 1. Приложение 1. С. VI.
7Челобитная польскому королю Сигизмунду III и его сыну Великому Госу­
дарю Королевичу Владиславу Сигизмундовичу от Григорья Орлова: о пожало­
вании ему во владение поместья в Суздальском уезде сельца Нижняго Ландеха
с деревнями, принадлежащая Князю Дмитрию Пожарскому, за измену его про­
тив их Государей. Тут же и жалованная на оное поместье, от имени Бояр, Орло­
ву Грамота (в списке). 1611, Августа 17 // Собрание государственных грамот и
договоров, хранящихся в Государственной коллегии Иностранных дел (далее СГГД), Ч. 2. СПб., 1819. № 267. С. 566-567.
8 Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVIXVII вв. (опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смут­
ное время). СПб., 1910. С. 588.
дех9. Никакой другой информации о Григории Орлове исследова­
тель не сообщал.
Одновременно с Л. М. Савеловым, в том же 1905 г., В. Корсакова
остановилась на данной проблеме более подробно. Она исследовала
вопрос, где князь Д. М. Пожарский в 1611 г. мог лечиться от ран, по­
лученных в ходе мартовского восстания в Москве. В. Корсакова пи­
шет, что поместье князя Пожарского Нижний Ландех «выпросил се­
бе Григорий Орлов за свою верную службу Сигизмунду». 17 августа
1611 года Орлов подал челобитную польскому королю и сыну его
королевичу Владиславу, чтобы «за измену кн. Дим. Пожарского, ко­
торый отъехал в воровские полки и ранен, сражаясь с королевскими
войсками, когда мужики изменили в Москве, отдано ему поместье
кн. Пожарского село Ландех с деревнями. По предложению Гонсевского и по боярскому приговору Нижний Ландех был немедленно
укреплен за Орловым (поэтому Пожарский не мог там лечиться в
октябре, через два месяца)»10. Автор не указывает отчества Григо­
рия Орлова. Однако, через несколько страниц в данной статье мы
читаем следующую запись: «В 1621 г. князю Пожарскому выдана
подтвердительная царская грамота на его суздальскую вотчину
Нижний Ландех и посад Холуй с деревнями; вотчина эта была пожа­
лована ему в 1609 г. царем Василием Шуйским, затем отобрана в
1611 г. и отдана Гр. Гр. Орлову (курсив мой. - Я. Р.), а в 1613 г. воз­
вращена кн. Пожарскому»11. Здесь автор ошибочно указал отчество
Григория Орлова (Григорьевич вместо Никитича).
Чтобы больше не возвращаться к данному сюжету стоит привес­
ти выдержку из документа: «О т царя и Великого князя Владислава
Жигимонтовича всеа Руси, в Суздалскои уезд, в село Нижнее Ландех
(далее перечисляются 40 других населенных пунктов и пустошей,
всего 21 деревня, 7 починков и 12 пустошей). Что было то село и де­
ревни и починки и пустоши в поместье за Князь Дмитреем Пожар­
ским, и Князь Дмитреи нам изменил, ныне у воров в полкех, всем
крестьяном, которые в том селе и в деревнях и в починках живут и на
пустошах учнут жити. Пожаловали есмя тем Князь Дмитреевым по­
местьем Григорья Никитина сына Орлова его оклад в пять сот четьи,
в поместье со всеми угодьи; а по выписи из болшого дворца, за приписью дияка Филиппа Голенищева, 117 году, в том селе и в деревнях
и в починках и в пустошах написано пашни и перелогу три ста шестьнатцать четьи в поле, а в дву по томуж. И вы б все крестьяне, ко­
9 СавеловЛ. М. Князья Пожарские. М., 1905. С. 10.
10 Корсакова В. Пожарский князь Дмитрий Михайлович // Русский биогра­
фический словарь: Плавильщиков - Примо. СПб. 1905. С. 224.
11 Корсакова В. Указ. соч. С. 243.
т0рые в том селе и в деревнях и в починках живут, и на пустошах учнут жити, Григорья Орлова слушали, пашню на него пахали, и доход
0т помещиков платили. Писан на Москве лета 7119, августа в 17
день»12- Из приведенного документа следует, что Г. Н. Орлов имел
поместный оклад в 500 четей, а положительное решение по данной
челобитной было принято польскими властями уже 17 августа
1611 г. В другом документе, опубликованном всё в том же 1905 г., го­
ворится, что «у выписи Григорей Микитин сын Орлов сказал: оклад
де ему поместной 500 чети; а поместья де за ним нет нигде... По при­
говору бояр князя Федора Ивановича (боярин Мстиславский. - Я. Р.) с
товарищи и Александра Ивановича (комендант Гонсевский. - Я Р.)
дать Григорью Орлову княж Дмитреево поместье в Суздале село
Ландех с деревнями 316 чети, о чем бьет ч елом »13.
Пока ещё трудно проследить связь между этим польским слугой
и будущим воеводой Саратова и Мангазеи Г. Н. Орловым. Впервые
на эту
связь
обратил
внимание
саратовский
краевед
А А. Гераклитов, который в статье о воеводах Саратова, ссылаясь на
Л. М. Савелова, писал: «... наш Орлов (курсив мой. - Я. Р.) бил челом
Владиславу о пожаловании... Просьба эта была уважена, но даль­
нейшие события помешали Орлову воспользоваться поместьицем
изменника, ставшего, прибавим от себя, героем и спасителем Рос­
сии»14. Саратовский
краевед
р. Н. Семенов,
так
же,
как
А А. Гераклитов, связал воедино этого Григория Орлова с будущим
воеводой Саратова, но почему-то посчитал, что Г. Н. Орлов написал
челобитную королевичу Владиславу в 1612 г., хотя уже 17 августа
1611 г. он получил от польских властей в Москве документ на вла­
дение данным поместьем. Другой вопрос: сумел ли Г. Н. Орлов прак­
тически воспользоваться данным документом, контролировали ли
польские власти к тому времени эту территорию.
В следующий раз мы встречаемся с Григорием Орловым через
год, в период боев под Москвой в августе 1612 г. Григорий Орлов 23
августа 1612 г. провел в Кремль к осажденным полякам Струся и
Будилы обоз с продовольствием от гетмана Ходкевича. Сведения об
этих событиях содержатся в Новом летописце. Этот источник был
популярен в XVII-XIX вв., сохранился во множестве списков, неодно­
12СГГД. СПб., 1819.4. 2. № 267. С. 567.
130 пожаловании поместья кн. Пожарского села Нижнего Ландеха Григ. Ор­
лову// Ч0ИДР. 1905. Кн. 4. (215). Смесь. № 5. С. 62-64.
14Гераклитов А. А Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в. // Труды
СУАК. Вып. 30. Саратов, 1913 (далее - ГераклитовА А Список воевод). С. 65.
кратно переиздавался15. Григорию Орлову посвящена специальная
глава, которая называется «О походе на Москву изменника Гришки
Орлова з гайдуки». В этой главе говорится о том, как после первого
боя 22 августа 1612 г. «...тое же нощи после бою изменник Грища
Орлов пройде в Москву, а с собою приведе гайдуков шестьсот чело­
век, и поставиша их у Москвы у реки на берегу у Егорья в Яндове, а
сам пройде в город»16.
Церковь св. Георгия в Яндове (в Замоскворечье) в то время на­
ходилась в зоне ответственности казаков ополчения князя
Д. Т. Трубецкого. В источнике отчество этого Григория Орлова не
указано.
Об этих событиях писали многие историки, начиная с
Н. С. Арцыбашева (привел в сноске данный текст), С. М. Соловьева
(«дорогу указывал русский, Григорий Орлов»), Н. И. Костомарова
(«московский изменник Григорий Орлов... вошел в город и дал
знать осажденным о положении и намерениях Ходкевича»)17. Стро­
го говоря, впервые об этом писал ещё В. Н. Татищев, но эта часть его
«Истории» впервые была издана лишь в 1966 г., о ней ничего не
знали историки до второй половины XX века. Даже после выхода в
свет академического издания труда В. Н. Татищева (1962-1968 гг.)
ничего не изменилось и к началу XXI века. Современные исследова­
тели недостаточно используют труд В. Н. Татищева применительно
к событиям завершающего периода Смуты.
Поэтому стоит привести цитату из труда этого историка, ка­
сающуюся событий 23 августа 1612 г.: «В ту же ночь изменник Гри­
горий Орлов провел в Москву от гетмана 600 человек гайдуков, ска­
зав на карауле, якобы по указу воевод ведет пехоту шанцы против
города сделать. И поставив их у Егорья в Ендове, сам пошел в го­
род»18. Откуда историк мог почерпнуть сведения о том, как Григо­
рий Орлов сумел обмануть караульных ополченцев князя
Д. Т. Трубецкого? Оказывается, Григорий Орлов являлся родствен­
ником Василия Никитича Татищева, который в своей «Истории»
вполне мог использовать семейные предания рода Татищевых и
Орловых, в том числе сведения о боях под Москвой в 1612 г.
15 Новейшее исследование о Новом летописце см.: Вовина-Лебедева В. Г. Но­
вый летописец: история текста. СПб., 2004.
16 Новый летописец // Полное собрание русских летописей (ПСРЛ) Т. 14
Первая половина. СПб., 1910. С. 125. Гл. 313.
17 Арцыбашев Н. С. Повествование о России. Т. 3. М., 1843. С. 322; Соловь­
ев С. М. История России с древнейших времен // Сочинения: В 18 кн. Кн. 4, т. 8.
М., 1994. С. 733; Костомаров Н. И. Смутное время Московского государства в на­
чале XVII в. С. 745.
18 Татищев В. Н. История Российская: В семи томах. Т. 6. М.; J\., 1966. С. 362.
Первым из исследователей, кто попытался объединить воедино
оба сюжета (пожалования Григорию Орлову поместья Пожарского и
прибытие в Кремль польских подкреплений), был П. Г. Любомиров,
двтор известного труда о Нижегородском ополчении после рассказа
о событиях 23 августа («ночью Ходкевичу удалось с помощью рус­
ского изменника Гр. Орлова доставить осажденным 600, или 500 по
польскому источнику, гайдуков») в сноске не совсем уверенно от­
метил: «Не одно ли это лицо с Гр. Н. Орловым, получившем по чело­
битью на имя Сигизмунда и Владислава поместье Пожарского в
1610 г.»19? Год пожалования поместья Григорию Орлову у
П. Г. Любомирова указан неправильно (надо - 1611 г.).
В дальнейшем, многие исследователи уже довольно уверенно
объединяли эти два события. Среди них - Г. Н. Бибиков («Врагов
провел в Кремль русский изменник дворянин Гр. Орлов, из корыст­
ных соображений заинтересованный в поражении ополченцев и, в
частности, в гибели Пожарского: интервенты подарили ему имение
кн. Пожарского»), В. И. Корецкий («Ночью изменник Григорий Ор­
лов, получивший от интервентов поместье Пожарского, провел в
Кремль 600 гайдуков»), Р. Г. Скрынников («В трудную минуту на
помощь Ходкевичу пришла московская семибоярщина и её при­
спешники. В ставку гетману явился дворянин Григорий Орлов.
Прошел год с тех пор, как изменник подал Гонсевскому донос и по­
лучил в награду поместье Пожарского. Теперь он не жалел сил, что­
бы услужить хозяевам. Орлов взялся провести польский отряд в
Кремль»)20.
Если прислушаться к мнению уважаемых профессоров, можно
сделать вывод о том, что Григорий Никитич Орлов, получивший в
1611 г. поместье кн. Д. М. Пожарского и Григорий Орлов, который в
1612 г. провел польский отряд в Кремль - это одно и то же лицо.
Возможно, этот проход в Кремль польского отряда спас от голодной
смерти будущего царя Михаила Романова, который вместе с мате­
рью и дядей И. И. Романовым, одним из лидеров Семибоярщины,
находился в Кремле ещё два месяца, вплоть до 26 октября 1612 г.
Образ Григория Орлова запечатлен даже в кинематографе. Ар­
тист Л. Н. Свердлин сыграл роль изменника стольника Григория
19 Любомиров П. Г. Очерк истории нижегородского ополчения (16111613 гг.) // ЖМНП. 1914, март; Пг., 1917. С. 151; М., 1939. С. 151.
20 Бибиков Г. Н. Бои русского народного ополчения с польскими интервен­
тами 22-24 августа 1612 г. под Москвой // Исторические записки. М., 1950.
Т. 32. С. 186; Корецкий В. И. Подвиг русского народа в начале XVII в. // Вопросы
истории. М., 1970. №6. С. 105; Скрынников Р. Г. Минин и Пожарский: Хроника
Смутного времени. М., 1981. С. 277-278.
Орлова в известном фильме 1939 г. «Минин и Пожарский» (автор
сценария В. Б. Шкловский, консультант-историк В. И. Пичета). в
фильме этого предателя, который «всем ворам крест перецеловал,
все ищет, кто больше даст», звали Григорий Федорович Орлов. Со­
гласно сценарию, ополченцы Минина и Пожарского перехватили
обоз с продовольствием возле Кремля, при этом самого Григория
Орлова убил в поединке бывший холоп Роман (артист Б. П. Чирков).
Теперь остается выяснить связь этого Григория Никитича Ор­
лова с воеводой Саратова и Мангазеи, на которую еще сто лет назад
обращал внимание А. А. Гераклитов. Этот исследователь по какимто неизвестным нам причинам не указал на роль Григория Орлова в
боях под Москвой в августе 1612 г., хотя, несомненно, держал в ру­
ках «Новый летописец». Будем считать, что во время событий
1612 г. под Москвой Григорий Орлов остался жив, а не был убит, как
показано в фильме.
Дворцовые Разряды и Книги Разрядные в течение нескольких лет
упоминают о пребывании вторым воеводой в далеком уральском го­
родке Пелыме некоего Григория Орлова. Известно, что новое прави­
тельство Михаила Романова не устраивало репрессий по отношению к
бывшим сторонникам Семибоярщины и королевича Владислава. В
окружении Михаила Романова было много бывших тушинцев. Эта по­
литика умиротворения во многом способствовала прекращению Сму­
ты. Многие бывшие сторонники Владислава были отправлены воево­
дами в отдаленные города Урала и Сибири. Даже боярин Иван Семе­
нович Куракин несколько лет был воеводой в Тобольске.
Пелым, крошечная крепость, построенная в начале 1590-х годов
на месте центра небольшого Пелымского княжества, славилась как
место ссылки. Сюда были сосланы жители Углича после событий
1591 г. Здесь находились несколько лет по приказу царя Бориса Го­
дунова братья будущего патриарха Филарета, Иван Каша и Василий
Никитичи Романовы.
О том, что собой представлял Пелым в 1613 г. к моменту приезда
в этот городок Григория Орлова, о составе гарнизона и укреплениях
крепости, мы узнаем из отписки воеводы Федора Годунова в Пермь
о помощи21.
В 1614 г. в Дворцовых Разрядах записано: «В Пелыме воевода Фе­
дор Олексеев сын Яскин-Годунов да Григорей Иванов??? сын Орлов»22.
21 Отписка Ф. Годунова в Пермь о помощи // Акты, собранные в библиоте­
ках и архивах Российской империи Археографической экспедицией Академии
Наук (далее - ААЭ). СПб., 1836. Т. 3 (1613-1645). № 326. С. 480.
22 Дворцовые разряды по высочайшему повелению изданные II отделени­
ем собственной ЕИВ канцелярии (далее - Дворцовые разряды). СПб., 1850. Т. 1.
На следующий год первого воеводу Пелымского городка заменил
Иван Яковлев сын Вельяминов, однако вторым воеводой остался попрежнему Григорий Орлов (отчество Орлова не упоминается). Воз­
можно, это отчество («Иванович») Орлова смутило А. А. Гераклитова,
который не сообщает о пелымском периоде будущего саратовского
воеводы23. Аналогичные записи читаем за 1616-1618 гг. Только в
1619 г., когда война с Польшей уже закончилась, и было подписано
Деулинское
перемирие,
воеводой
в
Пелыме
указан
один
И. Я. Вельяминов24. По-видимому, Григорий Орлов в 1619 г. был ото­
зван в Москву. Срок почетной ссылки для него закончился. Совре­
менный исследователь Евгений Владимирович Вершинин в своей
монографии,
используя
архивные
материалы,
неизвестные
А. П. Барсукову, привел несколько другие даты пребывания Григория
Орлова в Пелыме: «Годунов Федор Алексеевич, Орлов Григорий Ни­
китич (1613-1616); Вельяминов Иван Яковлевич, Орлов Григорий
Никитич (1616-1620)»25. По мнению Е. В. Вершинина, Григорий Ор­
лов находился в Пелыме 7 лет (1613-1620).
Сведений о том, где находился Григорий Никитич Орлов в 16201624 гг., пока не обнаружено. В 1625 г. мы видим его уже москов­
ским дворянином с поместным окладом в 700 четей. В течение
1625-1626 гг. он неоднократно упоминается в Дворцовых разрядах,
участвует в различных придворных церемониях. 31 мая 1625 г., ко­
гда царь Михаил Федорович отправился в Троицкий поход, то ноче­
вать во дворце «в верху, в государевом дворе» с боярами Федором
Шереметевым и Андреем Сицким вместе с другими московскими
дворянами был записан Григорий Никитич Орлов. Аналогичную за­
пись мы читаем 26 апреля 1626 г., когда Григорий Орлов оставался
дневать и ночевать на государевом дворе вместе с боярином
А Ю. Сицким (записан последним в списке московских дворян)26.
Вскоре после возвращения царя из этого Троицкого похода
Г. Н. Орлов получил назначение воеводой в Саратов. По-видимому,
он прибыл в Саратов уже летом 1626 года. Авторы Славянской эн­
Стб 154 (1614 г.), Стб. 196 (1615 г.), Стб. 248 (1616 г.), Стб. 297 (1617 г.),
Стб. 350 (1618 г.). См. также: Книги разрядные по официальным оных спискам
(далее - Книги разрядные). СПб., 1853. Т. 1. Стб. 81 (1615 г.), Стб. 197 (1616 г.),
Стб. 407 (1617 г.), Стб. 545 (1618 г. - здесь впервые вместо слова «гор од » запи­
сан «острог»).
23Гераклитов А А Список воевод. С. 65.
24 В 1619 г. воеводой в Пелыме указан только И. Я. Вельяминов. См.: Двор­
цовые разряды. Т. 1. Стб. 427; Книги разрядные. Т. 1. Стб. 663.
25 Вершинин Е. В. Воеводское управление в Сибири (XVII век). Екатерин­
бург, 1998. С. 165.
26Дворцовые разряды. Т. 1. Стб. 701, 819.
циклопедии, а также граф Владимир Орлов-Давыдов ведут биогра.
фию этого воеводы, начиная с Пелыма. Приведем запись из Славянской энциклопедии: «Григорий Никитич Орлов был воеводой в Пелы м е (1614-1619), Саратове (1624-1633) и Мангазее ( 1633 164 0)»27. В Русском биографическом словаре под редакцией
А. А. Половцова Григорий Орлов перед Саратовом вместо Пелыма
оказывается воеводой где-то в Польше, откуда прибывает в Сара­
тов: «Впервые упоминается в 1615 году, когда был воеводой в
Польше; в 1620 г. он был отозван из Польши, а в 1626 г. мы находим
его уже на воеводстве в Саратове»28.
В Саратове Г. Н. Орлов сменил прежнего воеводу Ф. И. Чемоданова. Григорий Орлов оставался в Саратове до 1630 г., пока в Сара­
тов не прибыл новый воевода Степан Чемесов. Авторы Славянской
энциклопедии ошибочно «раздвинули» хронологические рамки
пребывания нашего героя в Саратове до 1633 г.
По сравнению с крошечным Пелымом, находящимся далеко в
Зауралье, Саратов был относительно крупным городом, располо­
женным на оживленном водном пути. Постоянный гарнизон Сара­
това насчитывал в 1626 г. около 380 человек. Предоставим слово
источнику: «На Саратове Федор Иванов сын Чемоданов; и Федору
велено ехати к Москве, а на Саратов послан Григорий Микитин сын
Орлов, а с ним: детей боярских 18 ч., пушкарей 4 ч., воротников 2 ч.,
толмач 1 ч., вож 1 ч., с головою да с 3 человеки сотники конных и
пеших 350 ч. стрельцов»29.
Первым помощником саратовского воеводы Григория Орлова
был стрелецкий голова Микифор Кошелев30. Кроме постоянного
гарнизона в Саратове в 1626 г. к моменту приезда воеводы
Г. Н. Орлова находились на годовой службе ещё 100 стрельцов: «из
Еранска (30), из Кузмодемьянска (40), с Уржума (30) с сотником
100 ч. стрельцов пеших»31.
На следующий год (1627 г.) состав гарнизона Саратова не пре­
терпел никаких изменений32. Вскоре воеводе Орлову и его воинам
предстояло выдержать тяжелые испытания. Ж изнь Саратова не бы­
27 Славянская энциклопедия. XVII век: в 2 т. Т. 2 Н-Я. / Автор-составитель
В. В. Богуславский. М., 2004. С. 85; Орлов-Давыдов В. Указ. соч. Приложение 1. С. VI.
28 Е Л . Орлов Григорий Никитич //Русский биографический словарь:
Обезьянинов - Очкин. СПб., 1905. С. 354.
29 Книги разрядные. Т. 1. Стб. 1250.
30 Гераклитов А А Список воевод. С. 65.
31 О количестве годовалыциков из Козьмодемьянска и Яранска см.: Книги
разрядные. СПб., 1853. Т. 1. Стб. 1252-1253.
32 Состав гарнизона Саратова в 1627 г. см.: Книги разрядные. Т. 1. Стб. 1355,
1358,1359.
ла спокойной. Совершали набеги ногайские татары, все чаще стали
появляться на волжских берегах калмыки, не прекращались напа­
дения воровских казаков на торговые и посольские караваны. Со­
став гарнизона Саратова в 1628 г. значительно поредел. Стрельцов
теперь насчитывалось только 300 человек (100 конных и 200 пе­
ших), детей боярских осталось 15 человек. Кроме того, на годовой
службе теперь в Саратове находилась сотня стрельцов из других го­
родов: из Чебоксар (50 чел.), Цывильска (15 чел.), Кокшайска (15
чел.), Царева-Кокшайского (20 чел.)33.
0 том, что в действительности произошло в Саратове в 16271628 гг., мы узнаем из двух документов Разрядного приказа, опубли­
кованных ещё в 1890 г. Текст в обоих документах, где говорится о на­
граждении воеводы Орлова, идентичен: «Григорий Никитин сын Ор­
лов был на государеве службе в Саратове и татар побил, и по памяти
из Казанского дворца, за приписью дьяка Ивана Болотникова, за ту
Саратовскую службу дано Григорью Орлову государева жалованья у
стола: кубок, шуба атлас золотной на соболех в 89 рублей, 28 алтын,
да поместные придачи к старому его окладу, к 700 четьям, 200 четей,
денег к 40 рублям 40 рублей»34. В Книгах Разрядных о нападении та­
тар на Саратов и о награждении воеводы ничего не сказано. Когда
именно произошло это награждение, а тем более, когда воевода Ор­
лов «татар побил», при каких обстоятельствах, в источниках ничего
не говорится. Судя по записи, это произошло до награждения воевод
в Дивнах Федора Бутурлина и Ивана Рагозина (данные воеводы бы­
ли награждены в 7136 г., т.е. в 1627/1628 г.). Скорее всего, татары,
внезапно подступив к Саратову, попытались захватить и разграбить
город. Однако, воевода Г. Н. Орлов во главе гарнизона сумел органи­
зовать оборону и нанести поражение татарам.
За свои заслуги воевода Григорий Орлов был награжден кубком,
шубой, дополнительными придачами к поместному окладу, прибав­
кой к жалованию. Теперь его поместный оклад стал составлять 900
четей. Такие высокие награды в те годы давались очень редко. Из­
вестно, что за пять лет завершающего этапа Смуты (1613-1618) на­
грады в виде царской шубы удостоились всего около 30 человек.
Саратовский краевед В. Н. Семенов, указав на «старые вины»
33 Книги разрядные. СПб., 1855. Т. 2. Стб. 87-91.
34 Дело по челобитью Ивана Матвеевича Вельяминова о пожаловании его
за службы. Апрель 1633 г.// Акты Московского государства, изданные Акаде­
мией Наук / под ред. Н. А. Попова. Т. 1. (1571-1634). СПб., 1890. (далее - АМГ).
№ 515. С. 491; См. также: Дело по челобитью Ивана Ромодановского и Бориса
Колтовского о придаче им за Тульскую службу поместных и денежных окладов.
Октябрь 1633 г. // АМГ. СПб., 1890. Т. 1. № 573. С. 538.
Г. Н. Орлова, связанные с челобитной королю Сигизмунду о пожало­
вании ему поместья кн. Д. М. Пожарского, считает, что тем самым
Григорий Никитич «бросил на себя тень этой челобитной». Уважае­
мый краевед не сообщил о событиях 23 августа 1612 г. под Москвой,
но верно подметил, что Григорий Орлов, вероятно, сильно старался
загладить свою вину усердной службой Романовым, и во времена
воеводства в Саратове это ему удалось, «судя по государевому пожалованью из кубка, шубы, денег, зем ли »35.
Возможно, многие московские дворяне завидовали удачливому
воеводе. Не связана ли запись об изменнике Григории Орлове в Но­
вом летописце, который был составлен в эти годы при дворе патри­
арха Филарета, именно с этими событиями?
А А. Гераклитов писал: «В бытность саратовским воеводой
Г. Н. Орлов отличился в походе на татар, за что был пожалован госу­
дарем. Его сослуживец, стрелецкий голова Никифор Михайлович
Кошелев тоже был жалован за удачный поход на воровских казаков
в 1629 г.»36. В грамоте говорится, что Микифор Кошелев пожалован
«за казачью за волжскую службу». Будучи на Саратове у стрельцов в
головах, он «послан бы л с Саратова на Волгу на воровских казаков.
И в той посылке шед на Волге, воровских казаков на голову побил и,
языков взяв, в Саратов привел». Стрелецкий голова Н. М. Кошелев
получил «10 аршин камки куфтерю червленого» (особый вид шелка
с золоченым парчовым узором) ценой 12 рублей, что соответство­
вало трем годовым окладам рядового стрельца37.
В 1629 г. состав гарнизона Саратова остался почти без измене­
ния. Мы снова видим 18 детей боярских, 4 пушкаря, 2 воротника,
300 стрельцов и т.д. Однако 100 пеших годовальщиков теперь при­
бывают в Саратов из Свияжска (20 чел.), Козмодемьянска (20 чел.),
Чебоксар (30 чел.), Цивильска (20 чел.), Царево-Кокшайска
(10 чел.)38.
Несмотря на победу над татарами, Саратов как крепость, веро­
ятно, пострадал от нападения. Укрепления его стали ненадежными
и недостаточными. Были приняты меры для дальнейшего усиления
оборонительных сооружений саратовской крепости. Но это пред­
стояло делать уже другому воеводе Саратова, Степану Васильевичу
Чемесову. В Книгах разрядных приведены сведения о новом воево­
35 Семенов В. Н. Начальные люди Саратова. От первого воеводы до послед­
него первого секретаря. Саратов, 1998. С. 34.
36 Гераклитов А А Список воевод. С. 65.
37 Акимова Т. М., Ардабацкая А. М. Очерки истории Саратова (XVII и XVIII
век). Саратов, 1940. С. 13.
38 Книги разрядные. СПб., 1853. Т. 1. Стб. 192-197.
де Саратова и о составе гарнизона в 1630 г. включая 456 человек
«для острожного дела на время, покаместа острог сделают». Сам
Григорий Орлов находился с 1630 г. далеко от Саратова, сначала в
Москве, а затем в Азове. Авторы Славянской энциклопедии раздви­
нули временные рамки саратовского воеводства Г. Н. Орлова до
1633 г., не имея на то никаких оснований39.
Весной 1631 г. московский дворянин Григорий Орлов был вклю­
чен в список дворян и дьяков, которых государь «пожаловал, велел
свои государевы очи видеть на праздник, на Светлое воскресенье,
апреля в 10 день». 17 мая 1631 г. Г. Н. Орлов в числе многих других
представителей государева двора встречал шведского посла Анто­
ния Мониера. В обоих случаях Григорий Орлов был записан послед­
ним в списке московских дворян40.
В августе того же 1631 г. Г. Н. Орлов получил новое ответствен­
ное поручение. Его отправили с ратными людьми в Азов на Дон
встречать государевых послов Андрея Савина и дьяка Михаила Олфимова, а также турецкого посла «М урат салтана царя Ахмет агу» и
провожать его от Азова до Воронежа. Князь Иван Михайлович Борятинский вместе с Григорием Орловым должны были оберегать по­
сла во время поездки в Москву от казацкой вольницы и всякой «г о ­
лытьбы». В начале сентября 1631 г. Григорий Орлов убы л из Моск­
вы в Воронеж. Сохранилось подробное описание этого похода. Мы
узнаем о составе отряда, о жалованье личному составу, о том, где
делались струги, кому и сколько предназначалось кораблей. Для
Григория Орлова бы ло приготовлено 4 струга, а всего в эту донскую
посылку сделано 142 струга. 28 сентября 1631 г. эта речная флоти­
лия вышла из Воронежа и рекой Доном направилась к Азову41.
Посол султана Мурата Ахмет Ага в сопровождении такой внуши­
тельной охраны, возглавляемой Борятинским и Орловым, беспре­
пятственно прибыл речным путем из Азова к Воронежу до заверше­
ния осенней навигации. После отдыха в Воронеже уже по зимнему
пути турецкий посол со свитой отправился в Москву, где его встре­
тили 21 февраля 1632 г., «а встреча была послу большая, дворяне и
стольники и всяких чинов лю д и »42.
В 1632 г. началась Смоленская война России с Польшей, однако
Г. Н. Орлов в ней не участвовал. Возможно, произошло простое сов­
падение, но в конце 1632 г. Григорий Орлов был назначен воеводой
39 Книги разрядные. СПб., 1855. Т. 2. Стб. 288; Славянская энциклопедия.
XVII век. Т. 2. С. 85.
40Дворцовые разряды. СПб., 1851. Т. 2. Стб. 847,211.
41 Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 241,850-855.
42Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 250.
в далекую северную Мангазею, откуда отозван лишь в 1635 г. уже
после окончания войны.
Автор статьи о Г. Н. Орлове в Русском биографическом словаре
некий «Е.Л.» привел «точны е» даты, связанные с назначением на­
шего героя воеводой в Мангазею: «16 мая 1633 г. Орлов был назна­
чен воеводой в Мангазею, откуда отозван 25 мая 1635 г.»43 Если
вторую дату можно принять, то по отношению к первой дате у ис­
следователей имеются другие сведения.
Е. В. Вершинин выяснил, что Г. Н. Орлов был назначен в Манга­
зею 11 октября 1632 года44. Дорога из Москвы до Мангазеи занима­
ла 2-3 месяца, поэтому к новому месту службы Григорий Никитич
прибыл, по-видимому, лишь в январе 1633 г.
Авторы Славянской энциклопедии оставили Г. Н. Орлова в Мангазее вплоть до 1640 г. А. П. Барсуков, наоборот, считал, что уже в
1633 г. Григорий Орлов уехал из Мангазеи45. В обоих случаях даты
отъезда Григория Орлова из Мангазеи указаны неверно. Если Гри­
горий Никитич уехал из Мангазеи в конце 1633 г., то не в Москву, а в
соседний Туруханск. С другой стороны, новый воевода приехал в
Мангазею на смену Григорию Орлову в 1635 г. Хорошо известно, что
в августе 1633 г. тобольский архиепископ Макарий писал в Манга­
зею Г. Н. Орлову о рождении царевича Ивана Михайловича46.
Первым помощником нового воеводы в Мангазее был дьяк Ва­
силий Елизарьевич Айтарский, который получил назначение одно­
временно с Г. Н. Орловым. Московское правительство после кон­
фликта в Мангазее воевод Андрея Палицына и Григория Кокорева,
которым были даны неопределенные властные полномочия (так
называемое Мангазейское сыскное дело), решило отныне посылать
в этот город вместо второго воеводы дьяка. Приняв дела от преж­
них мангазейских воевод Василия Давыдова и Дмитрия Клокачева,
Орлов оставался здесь два с половиной года. В состав гарнизона го­
рода входили сотник стрелецкий, 88 стрельцов, 4 человека черкас.
Город имел довольно внушительный посад, где жили промышлен­
ные люди. Некоторые подробности пребывания Григория Орлова в
43 Е. Л. Орлов Григорий Никитич // Русский биографический словарь (РБС):
Обезьянинов - Очкин. СПб., 1905. С. 354.
44 Вершинин Е В. Воеводское управление в Сибири. С. 162.
45 Е.Л. Орлов Григорий Никитич //РБС. СПб., 1905. С.354; Славянская эн­
циклопедия. С. 85; Барсуков А П . Списки городовых воевод и др. лиц воеводско­
го управления Московского государства XVII столетия по напечатанным прави­
тельственным актам. СПб., 1902. С. 534.
46 Отписка Сибирского и Тобольского архиепископа Макария в Мангазею
воеводе Григорию Орлову. 1633, август // СГГД. Ч. 3. № 96. С. 339-340.
Мангазее привел С. В. Бахрушин. Историк в ряде трудов описал
жизнь в «златокипящей Мангазее» в этот период47.
К воеводе Григорию Орлову «били челом » промышленники, хо­
дившие на промыслы из Мангазеи на Енисей и на Тунгуску, чтобы в
тех местах, где есть пашенные угожие места, поселиться и завести
пашню. Воевода Орлов и дьяк Айтарский без государева указа не
могли этого разрешить (опасно было пускать русских колонистов в
«угожие соболиные места», откуда поступал в те годы в казну луч­
ший соболь). Однако, после возвращения в Москву, Григорий Орлов,
выступая в качестве эксперта, дал довольно обстоятельные показа­
ния по этому вопросу. Он заявил в Казанском приказе, что зверя в
том месте никакого нет (другие бывшие мангазейские воеводы Да­
выдов и Клокачев «отозвались неведением», боясь ответственности).
Вскоре последовал указ об отводе этой земли под пашню (раньше
хлеб привозили в Сибирь из центральных районов страны)48.
В Мангазее мирские люди выбирали на год заказного целоваль­
ника, главной функцией которого был сбор денег с мирских людей
на «государевы неокладные расходы». Григорий Орлов видел, что
заказные целовальники эти деньги на всякие мирские расходы дер­
жали у себя, а не в съезжей избе. Орлов потребовал, чтобы все де­
нежные сборы отныне сосредотачивались в съезжей избе. Воевода
установил жесткий контроль за расходованием мирских денег. Пы­
таясь пресечь расточительство и кумовство, Орлов решил взять все
мирские сборы в свои руки. Теперь воевода сам распоряжался мир­
скими деньгами, которые по-прежнему собирали выборные цело­
вальники, а затем приносили в съезжую избу, где записывали в при­
ходные и расходные книги. Позднее Орлов «хвалился, что благодаря
передаче денег в съезжую избу была достигнута громадная эконо­
мия». В дальнейшем правительство передало мирские сборы в тамо­
женную избу, а не в съезжую, как того хотел воевода. Это указание
привез в Мангазею новый воевода, прибывший на смену Орлову. Тем
самым воевода ставился под контроль таможенного головы49.
В 1634 г. Григорий Орлов перенес свою резиденцию из Мангазеи
в Туруханское зимовье, где обычно проходили импровизированные
ярмарки. Здесь постепенно вырастала «новая Мангазея», которая
поддерживала связь с Сибирью более удобной дорогой через Ени­
47 Книги разрядные. Т. 2. Стб. 751.0 воеводах в Мангазее до Г. Н. Орлова см.:
Книги разрядные. Т. 2. Стб. 690; Бахрушин С. В. Научные труды. М., 1955. Т. 3.
48 Бахрушин С. В. Сибирские слободчики (из истории колонизации Сибири)
// Бахрушин С. В. Научные труды. М., 1955. Т. 3. С. 216.
49 Бахрушин С. В. Мангазейская мирская община в XVII в. // Бахрушин С. В.
Научные труды. М., 1955. Т. 3. С. 303-307, 325-326.
сейск, а не через Тобольск. С. В. Бахрушин отмечал: «Ещё в 30-х го­
дах умный и вдумчивый (но не пользовавшийся почему-то довери­
ем
правительства)
администратор,
мангазейский
воевода
Гр. Н. Орлов пробовал было перенести воеводскую резиденцию на
Турухан, и хотя его очень дельное и отлично мотивированное мне­
ние по этому вопросу было отвергнуто в Москве, сама жизнь была
сильнее царских указов»50.
В 1635 г. в Мангазею прибыл новый воевода Борис Иванович
Пушкин и дьяк Пятой Спиридонов. В Книгах разрядных записано:
«В Мангазее Григорей Микитин сын Орлов да дьяк Василий Айтарский, и Григорей и дьяк Василий отпущены к Москве, а в Мангазею
послан Борис Иванов сын Пушкин да дьяк Пятой Спиридонов, а с
ними сотник стрелецкий, 4 чел. черкас, 88 чел. стрельцов, всего вся­
ких людей...чел.». После передачи всех дел (передача прошла без
особых эксцессов) Григорий Орлов уехал в Москву51. Если принять
во внимание мнение Е. В. Вершинина, что Б. И. Пушкин и дьяк
П. Спиридонов получили назначение 21 января 1635 г.52, то смена
воевод в Мангазее могла произойти в апреле - мае, а возвращение
Г. Н. Орлова в Москву следует отнести к концу лета 1635 г.
В 1638 г. Григорий Никитич участвовал в церемонии встречи
крымского посла. Дворцовые разряды подробно описывают это со­
бытие, которое произошло 23 мая: «Указал государь встречать за
Калужские вороты Крымского Бахты Гирея посла...». Возглавляли
эту церемонию бояре А. А. Голицын, Б. М. Салтыков и окольничий
М. М. Салтыков. Вместе с Григорием Орловым здесь мы видим и
другого бывшего саратовского и мангазейского воеводу, Ефима Фе­
доровича Мышецкого (через три года судьба снова сведет этих лю­
дей в Саратове)53. 5 октября 1638 г. во время традиционного палом­
ничества царя по монастырям (Троица, Переяславль и др.), Григо­
рий Орлов дневал и ночевал на государевом дворе вместе с околь­
ничим Степаном Матвеевичем Проестовым54.
На следующий 1639 год Григорию Орлову было поручено нахо­
диться «у Воския засеки» в Тульском уезде, для охраны южных гра­
ниц от набегов крымцев. После Г. Н. Орлова в списке воевод на этой
засеке указаны воеводы Иван Александрович Колтовский и Чегодай
50 Бахрушин С. В. Легенда о Василии Мангазейском // Бахрушин С. В. Науч­
ные труды. М., 1955. Т. 3. С. 339.
51 Книги разрядные. Т. 2. Стб. 830.
52 Вершинин Е. В. Воеводское управление в Сибири. С. 162.
53Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 575-578.
54 Записные книги Московского стола 7147 г // РИБ. СПб. 1888. Т. 10. С. 121.
Васильевич Спешнев55. Скорее всего, эти воеводы подчинялись Гри­
горию Орлову.
Вскоре после этого назначения, в том же 1639 г. мы видим Григо­
рия Орлова снова воеводой в Саратове, где он сменил князя Ивана Фе­
доровича Большого Шаховского. Этот воевода, родовитый князь Рю­
рикович, не сумел предотвратить набег степняков к Саратову. В
1638 г. отряды крымцев и ногайцев численностью до 500 чел. прорва­
лись под Саратов и захватили в плен около 30 чел. стрельцов, возвра­
щавшихся из Москвы. Не связано ли назначение в Саратов Г. Н. Орлова
с участившимися набегами кочевников на город? В 1640 г. Григорий
Орлов продолжал оставаться воеводой в Саратове56.
Во время вторичного пребывания Григория Орлова на воевод­
ском посту в Саратове, ему не раз приходилось встречать и прово­
жать различные посольские караваны в Грузию и Иран. Еще в
1637 г. из Москвы бы ло отправлено к грузинскому царю Теймуразу
русское посольство князя Федора Федоровича Волконского-Шерихи
и дьяка Артемия Хватова57. Итог этого посольства князя
ф. Ф. Волконского в Грузию известен - царь Теймураз «торжествен­
но подписал крестоцеловальную запись и поцеловал крест» (т. е.
присягнул царю Михаилу Федоровичу). Царь Михаил Романов со­
гласился «пожаловать Теймураза, его детей и всю Иверскую землю
под свою царскую высокую руку и во оборону принять».
В 1639 г. русские послы во главе с князем Ф. Ф. Волконским в со­
провождении грузинского митрополита Никифора возвратились в
Россию. Историк Н. Т. Накашидзе кратко писал, что к концу года по­
слы
прибыли
в
Москву58.
Источники,
опубликованные
М. А Полиевктовым, позволяют сделать ряд существенных доп ол­
нений и уточнить некоторые подробности этого посещения
(третьего по счету) митрополитом Никифором Саратова осенью
1639 г., когда там был воеводой Г. Н. Орлов.
По сообщению астраханского воеводы князя Ю. А. Сицкого, «корм
грузинскому послу Никифору дали в Астрахани на дорогу до Казани
на 6 недель» (с 27 августа по 10 октября 1639 г. - Я. Р.), питья - по 8
чарок вина на день, а также 2 пуда пресного меда. Из других источ­
ников известно, что «пива ему (Никифору. - Я. Р.) давать не было
указано, только в Саратове дано по его запросу 3 ведра меда».
55Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 610.
56Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 616,640.
57Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 535.
58 Накашидзе Н. Т. Грузино-русские политические отношения в 1-й полови­
не XVII в. Тбилиси, 1968. С. 122.
Во второй половине сентября посольский караван прибыл в Са­
ратов, где князя Волконского и митрополита Никифора встречал
воевода Г. Н. Орлов. Далее послы разделились. По неизвестной при­
чине митрополит Никифор к установленному сроку (10 октября) до
Казани не добрался. Чем-то Саратов приглянулся грузинскому по­
слу; он решил на время остаться в этом городе. Русские послы во
главе с князем Ф. Ф. Волконским недолго оставались в Саратове.
Уже в конце сентября они отплыли далее, к Самаре, оставив в Сара­
тове грузинского митрополита. Саратовский воевода Григорий Ни­
китич Орлов докладывал в Москву, что «в 148 году сентября в 28
день (28.9.1639 г. - Я. Р.) грузинский посол в Саратове зазимовал»
(до окончания срока навигации оставался ещё месяц).
Далее воевода Г. Н. Орлов сообщал в росписи, сколько корму бы­
ло дано грузинскому послу Никифору с 10 октября по 25 декабря
1639 г. Это письмо Григория Орлова было получено в Москве уже 16
января 1640 г. Если учесть, что письмо было отправлено после 25
декабря, то выходит, что гонец доставил его из Саратова в Москву
менее чем за 20 дней!
«Зимовка» грузинского посла в Саратове продолжалась только
до конца декабря 1639 г., после чего митрополит Никифор 25 де­
кабря отправился напрямую по зимней дороге к Москве. Ранее по
этой дороге грузинские и персидские послы не ездили. Воевода
Г. Н. Орлов снабдил Никифора всем необходимым, дал хороших ло­
шадей. Возможно, в это время из Москвы прибыл специальный го­
нец с царским указом Г. Н. Орлову о немедленной отправке в столи­
цу грузинского посла. В конце декабря 1639 г. пустынная зимняя
дорога оказалась для митрополита Никифора довольно короткой.
Уже через шесть дней после отъезда из Саратова Никифор был в
Темникове (скорость поразительная!), а 1 января 1640 г. он выехал
из Темникова в Москву, куда прибыл 29 января 1640 г.59
В конце августа 1641 г. митрополит Никифор в четвертый раз
побывал в Саратове, сопровождая в Грузию новое русское посольст­
во князя Е. Ф. Мышецкого. 29 декабря 1640 г. царь Михаил Федоро­
вич указал «грузинского митрополита Никифора отпустить в Гру­
зи», а вместе с ним послать с государевым жалованием к царю Тей­
муразу своих государевых послов: «...князя Еуфима Мышецкого да
диака Ивана Ключарева» (далее перечисляются имена переводчика,
толмача, подъячего, скорняка и двух кречетников, которые сопро­
вождали послов). Посольство готовилось в дорогу довольно ДОЛГО.
Лишь 29 мая 1641 г. грузинский митрополит Никифор был у госу­
59 Полиевктов М. А. Посольство князя Мышецкого и дьяка Ключарева в Кахетию. Тифлис, 1928. С. 9-10.
даря на «отпуске»60. Все это время собиралась большая казна для
отправки царю Теймуразу. Послы везли с собой не только 20 тысяч
ефимков (взяты из Большой Государевой Казны и из Новгородской
Чети), но и соболями на 2200 рублей, а также живых 5 кречетов и 2
соболя. Послы отплыли из Москвы к Коломне на четырех судах в
начале июня. Маршрут и время прибытия в каждый населенный
пункт точно указаны в Статейном списке. Прибыв в Казань 12 июля,
послы узнали, что «объявились вниз В олги во многих местах воров­
ские казаки», против них ранее были отправлены отряды стрель­
цов, поэтому необходимо ждать их возвращения. Только 1 августа
послы в сопровождении отряда астраханских стрельцов отплыли из
Казани в Самару, куда прибыли 12 августа61.
24 августа 1641 г. митрополит Никифор, посол Е. Ф. Мышецкий и
сопровождавшие их лица прибыли в Саратов. Отплытие посольско­
го каравана из Саратова в Царицын состоялось через день, 26 авгу­
ста. Посла встречал и провожал саратовский воевода Григорий Ни­
китич Орлов. Он отказался выдать в сопровождение послам допол­
нительный отряд саратовских стрельцов, ссылаясь на то, что «все
служилые люди посланы в посылку за казаки, а иные в степи по ка­
раулом». 26 августа 1641 г. небольшой посольский караван «с вели­
ким бережением» отплы л из Саратова в Царицын, а 20 сентября без
особых происшествий прибыл в Астрахань62.
А. А. Гераклитов и другие краеведы ранее считали, что
Г. Н. Орлов вторично находился на воеводстве в Саратове в 16391640 гг. Период с 1640 до 1644 г. был одним из самых темных в ис­
тории левобережного Саратова. Неизвестны были имена саратов­
ских воевод в это время, пока в город не прибыл в феврале 1644 г.
новый воевода Аверкий Федорович Болтин63. Статейный список по­
сольства князя Е. Ф. Мышецкого позволяет уточнить время вторич­
ного пребывания Г. Н. Орлова на воеводском посту в Саратове, как
минимум, до осени 1641 г.
Дальнейших сведений о Григории Никитиче Орлове пока не
найдено, и год смерти его точно не известен.
В боярской книге 1639 г. упоминаются как Григорий Никитич
Орлов, так и его сын Федор Григорьевич. Если предположить, что
наш Григорий Никитич Орлов - это тот самый вотчинник, который
владел в Дмитровском уезде в Лутосенском стане сельцом Новое
60Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 658.
61 Полиевктов М. А. Посольство князя Мышецкого... С. 95.
62 Полиевктов М. А. Посольство князя Мышецкого... С. 96.
63 Гераклитов А А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в. С. 66,
80-81.
на реке Сестре, то выясняется следующие обстоятельства, связан­
ные с этой вотчиной. В 7136 г (1627/1628 г.) Гавриил Васильевич
Хлопов заложил эту свою вотчину братьям Петру и Семену Лихаре­
вым, а потом по закладной от Лихаревых это сельцо Новое стало
принадлежать Григорию Никитичу Орлову. Не благодаря ли мангазейской пушнине Григорий Орлов сумел найти такие крупные
деньги для покупки этой вотчины? В 7154 г (1645/1646 г.) это
сельцо Новое всё ещё принадлежало Г. Н. Орлову, который, следо­
вательно, был жив в это время. После смерти Григория Орлова
(точная дата не указана) это сельцо получил в вотчину его сын Фе­
дор Григорьевич, который построил здесь церковь Покрова пре­
святой Богородицы, вследствие чего сельцо получило название
Ново-Покровское. По переписным книгам 1678 г. в этом сельце бы­
ло 7 крестьянских и бобыльских дворов.
Можно проследить прямую связь между нашим героем и «отцом
русской истории» Василием Никитичем Татищевым. Оказывается,
сын Г. Н. Орлова строитель Покровской церкви Федор Григорьевич
Орлов имел дочь Прасковью, которая после смерти своего брата Лариона осталась единственной наследницей и получила это сельцо
Ново-Покровское. Прасковья Федоровна Орлова была замужем за
Федором Алексеевичем Татищевым, родным братом Никиты Алек­
сеевича Татищева64. Выходит, что внучка саратовского воеводы
Прасковья Федоровна Орлова была по мужу родной теткой Василия
Никитича Татищева.
Историк рода Татищевых С. С. Татищев не указал, из какого рода
была жена Федора Алексеевича Татищева, отметив лишь её имя:
«Жена: Прасковья». Что это: незнание или специальное замалчива­
ние? Данному исследователю, судя по ссылкам в его труде, было хо­
рошо известно, при каких обстоятельствах в роду Татищевых поя­
вилась вотчина Ново-Покровское, следовательно, кто такая была
эта «Прасковья»65.
Слуга польского короля Сигизмунда, получивший от него зе­
мельные пожалования, личный враг князя Дмитрия Пожарского,
«приспешник московской Семибоярщины», спаситель от голодной
смерти польского гарнизона Кремля и будущего царя Михаила Ро­
манова, воевода в Пелыме, Саратове и Мангазее, московский дворя­
нин, награжденный ценным царским подарком, умный и вдумчи­
вый администратор, Григорий Никитич Орлов являлся типичным
64 Исторические материалы о церквах и селах XVI—XVIII вв, собранные В. И.
и Г. И. Холмогоровыми.... Дмитровская десятина // ЧОИДР. 1911. Кн. 3. С. 293.
65 Татищев С. С. Род Татищевых 1400-1900. Историко-генеалогическое
исследование. СПб., 1900. С. 67.
представителем особого слоя служилых людей переходного време­
ни, того слоя, который использовал в своих целях результаты лихо­
летья. Согласимся с мнением В. Н. Семенова, что вообще-то не прост
был дворянин московский Орлов, человек сильный, хитрый и опас­
ный, если «водились» за ним подобные грехи и добродетели.
ВОЕВОДА САРАТОВА
ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ ФЕОФ ИЛАТЬЕВ (1 6 3 4 -1 6 3 7 )
Сведений о воеводе Саратова Григории Ивановиче Феофилатьеве (вариант - Фефилатьев) сохранилось немало. Однако биография
этого человека до настоящего времени так и не была написана.
Впервые попытку собрать всю информацию об этом воеводе пред­
принял А. А. Гераклитов. Вслед за А. П. Барсуковым он указал на ос­
новные этапы биографии Г. И. Феофилатьева: «... воевода на Алаты­
ре (1614-1615), в Касимове (1617-1618) и в Сургуте (1620-1622)», а
также уточнил время пребывания на посту воеводы Саратова (1635
- август 1637) 1. Исследователь указал на новые источники, неиз­
вестные
А. П. Барсукову,
который
ранее
считал,
что
Г. И. Феофилатьев находился в Саратове только в 1636-1637 гг.
А. П. Барсукову были известны только Записные книги Московского
стола, в которых указано, что в 1636-1637 гг. «на Саратове Григорей
Иванов сын Феофилатьев»2.
Современный саратовский краевед В. Н. Семенов, процитировав
труд Гераклитова, дополнительно привел сведения из Саратовской
летописи о том, что Г. И. Феофилатьев «вместе с сыном Василием
храбро сражался против крымских татар на речке Нойло». Воскли­
цанием «Где находилась такая и когда это бы ло?» уважаемый крае­
вед завершил повествование об этом воеводе3.
Столь незначительная информация о воеводе Саратова Григо­
рии Ивановиче Феофилатьеве не может быть признана удовлетво­
рительной, ведь в трудах СУАК, введенных в научный оборот ещё до
революции, «выложенных» в интернете и доступных лю бому иссле­
дователю, довольно часто упоминается этот воевода. Особую цен­
ность для истории левобережного Саратова представляет статья
Павла Петровича Смирнова, написанная в 1916 г., а также приве­
денные этим исследователем уникальные источники по истории
левобережного Саратова. В этих источниках дается подробная ха­
1 Гераклитов А. А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в.
//Труды СУАК. Вып. 30. Саратов, 1913. С. 66; Барсуков А П. Списки городовых
воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII
столетия по напечатанным правительственным актам. СПб., 1902. С. 584.
2 Записная книга Московского стола, 1636-1637 г. // РИБ. СПб., 1886. Т. 10. С. 7.
3 Семенов В. Н. Начальные люди Саратова. От первого воеводы до последне­
го первого секретаря. Саратов, 1998. С. 34.
рактеристика гражданского населения Саратова в 1634 году и рас­
смотрена деятельность Г. И. Феофилатьева на посту саратовского
воеводы именно в это время (а не с 1635 года, как считал
А. А. Гераклитов). Кроме того, многие историки XIX в. подробно ос­
вещали ещё одну страницу биографии нашего героя (посольство в
Персию), которая почему-то оказалась неизвестной саратовским
краеведам.
На основании опубликованных источников попробуем просле­
дить основные этапы биографии воеводы Григория Ивановича
феофилатьева. Известно, что в конце XVI в. некоторые представите­
ли дворянского рода Феофилатьевых служили в качестве жильцов
(1588/1589 г. - Богдан Иванович), а также выборных дворян из
Юрьева Польского. Среди этих дворян по выбору можно отметить
Ивана и Юрия Андреевичей (оклад 500 чети), а также сыновей Юрия
Андреевича Дениса и Степана, которые служили «с отцова оклада» в
600 чети и к 1603 г. уже умерли. В Боярском списке 1602/1603 г.
упоминается их родственник, Богдан Иванович, который, судя по
небольшому окладу в 300 чети в 1602/1603 г., не имел ничего обще­
го с упомянутым жильцом Богданом Ивановичем Феофилатьевым4.
Некий Иван Фефилатьев весной 1583 г. участвовал в мирных пере­
говорах со шведами на реке Плюсса возле Гдова («н а съезде для
свейского д ела ») вместе с послами князем И. С. ЛобановымРостовским, И. П. Татищевым и дьяком Д. Петелиным. Возможно,
этот же Иван Фефилатьев упоминается в Разрядах в качестве при­
става, которому царь Федор Иванович в апреле 1588 г. поручил от­
вести на службу князя Андрея Голицына (местнический спор
А. Голицына и Т. Трубецкого)5.
Григорий Иванович Феофилатьев, герой данного очерка, был
владимирским помещиком, служил по выбору. Его генеалогическое
древо, а также связь с вышеупомянутыми помещиками Феофилатьевыми (Фефилатьевыми) установить довольно сложно6. Этот вы­
борный дворянин из Владимира редко упоминается в источниках
Смутного времени. В боярском списке 1606/1607 г. он записан вы­
4 Станиславский А Л. Труды по истории государева двора в России XVI-XVII
веков. М., 2004. С. 210, 232, 273, 348.
5 Разрядная книга 1475-1598 гг. М. 1966. С. 339; Разрядная книга 15591605 гг. М., 1974. С. 195-196,234.
6 Возможно, некоторую информацию о нашем герое содержит Родословная
роспись Кузьминых-Караваевых и Фефилатьевых, выписки из которой приве­
дены в Актах Александра Юшкова (родосл. столб. № 88, склейка 9). См.: Акты
XIII-XVII вв., представленные в Разрядный приказ представителями служилых
фамилий после отмены местничества / Собр. и изд. А. Юшков. Ч. 1 (12571613 гг.). М., 1898. № 261. С. 279-280.
борным из Владимира с окладом 600 чети7. Эта запись свидетельст­
вует о том, что Г. И. Феофилатьев участвовал в подавлении восста­
ния Болотникова и не был к тому времени юным новиком. Он ро­
дился в начале 1580-х годов, более точную дату рождения опреде­
лить трудно.
Некоторую помощь в выяснении отдельных страниц биографии
этого человека могут оказать такие источники, как Разрядные
столбцы сыска денежных окладов. Эти источники были составлены
позднее, уже при Михаиле Романове. Однако именно они позволяют
выяснить, чем занимался наш герой в первые годы Смуты.
Одной из главных забот правительства Михаила Романова было
устройство своей основной опоры - служилого класса. Во время Мо­
сковского разорения пропали почти все документы, содержащие
записи о денежных окладах кормленщиков (служилых людей, полу­
чающих жалование из Костромской, Галицкой и других четвертей).
Речь идет о так называемых Четвертных кормленых книгах и памя­
тях из Разряда в Чети, которые служили для составления кормле­
ных книг. Необходимо было восстановить прежнюю стройную сис­
тему служебных и имущественных отношений служилых людей,
права служилых людей на получение денежного жалования в раз­
мере тех или иных окладов.
В связи с пропажей этих документов, для того чтобы проверить
«сказки» челобитчиков, правительству приходилось прибегать к
сыскам (опросам). Хорошо, если из городов присылали сыскные спи­
ски и десятни. Часто дьяки Разрядного приказа сами проводили сыск
для выяснения прежних окладов служилых людей. Сыскивали мно­
гими дворянами порознь, выбирали осведомленных лиц. Обычно
этими осведомленными людьми были товарищи по службе того ли­
ца, об окладе которого производился сыск. Сведения об одном из та­
ких людей, князе Василии Борятинском, в результате сыска сообщи­
ли 10 московских дворян, среди которых записан Г. И. Феофилатьев.
Эти люди были сослуживцами князя Василия Борятинского.
25 марта 1614 г. в Москве «сказали по крестному целованию в
сыску дворяне .... Григорий Иванов сын Фефилатьев...» о службе
князя Василия Борятинского при царе Василии Шуйском. Можно с
большой долей вероятности утверждать, что Григорий Иванович
Феофилатьев воевал вместе с князем Василием Борятинским в сен­
тябре 1606 г. под Калугой в составе войска князя Ивана Шуйского
7 Боярский список 1606-1607 гг. с указанием об участии в боевых действи­
ях против восставших // Народное движение в России в эпоху Смуты начала
XVII века, 1601-1608: Сборник документов / Отв. ред. H. М. Рогожин. М., 2003.
№ 39. С. 140.
против Ивана Исаевича Болотникова. В результате этого боя даль­
нейшее наступление болотниковцев на Москву было временно при­
остановлено. Затем Г. И. Феофилатьев участвовал в составе войска
князя М. В. Скопина-Шуйского в бою «на реке на Пахре с воры с ка­
заки». В сыску сохранилось упоминание ещё об одном сражении:
«... как Вор пришел на Москву и был бой под Москвою на Егорьев
день»8. Судя по последней записи, Г. И. Феофилатьев оставался ве­
рен Василию Шуйскому не только во время восстания Болотникова,
но и в начальный тушинский период, сражаясь под Москвой с Лжедмитрием II в 1608 г.
В Разрядных записях сохранились сведения о том, что осенью
1608 г. Г. И. Феофилатьев был отправлен в Касимов к касимовскому
царю У раз-Мухаммеду в качестве головы в составе отряда князя
Ивана Михайловича Борятинского (здесь же перечислены ещё 4 го­
ловы - Данила Келарев Протасьев, Иев Лачинов, Карп Волков, Ф е­
дор Баранцов). Этим воеводам было приказано идти со служилыми
людьми из Шацка, Алатыря и Арзамаса в Суздаль, который захвати­
ли тушинцы Федора Плещеева, и освободить этот город9. Однако в
это время положение царя Василия Шуйского было непрочным,
многие служилые люди стали переходить на сторону самозванца.
Касимовский царь также держал сторону то Василия Шуйского, то
самозванца, то поляков и в итоге был убит Лжедмитрием II в 1610 г.
Сохранилось дело дворянина Григория Аргамакова, из которого
следует, что Г. И. Феофилатьев был одним из «тушинских переле­
тов». Эти новые источники, введенные в научный оборот
И. О. Тюменцевым, Н. Е. Тюменцевой и Н. А. Тупиковой позволяют
сделать вывод, что к весне 1609 г. Г. И. Феофилатьев уже находился
на стороне Лжедмитрия II. 19 (29) апреля 1609 г. Григорий Феофи­
латьев одним из первых среди владимирских дворян и детей бояр­
ских «приложил руку» к сыскным речам по поводу измены «царю
Дмитрию Ивановичу» Григория Аргамакова. Этот обыск проводил
тушинский «окольничий» Федор Кириллович Плещеев. Впереди
Г. И. Феофилатьева в данном списке стоит «стольник княз Федор
княж Тимофеев сын Чернова Оболенского», в будущем - первый
воевода левобережного Саратова. Все подписавшиеся сказали, что
они не ведали никакой измены Григория Аргамакова: «А речи писал
8 Разрядные столбцы 122-124 гг. сыска денежных окладов: Четвертчики
Смутного времени. 1604-1617 гг. (Смутное время Московского государства.
Вып. 9) / Пред. Л. М. Сухотина // ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 197. См. также: Сухо­
тин Л. М. Предисловие // Там же. С. XX-XXI.
9Белобров С А Разрядные записи за Смутное время // ЧОИДР. 1907. Кн. 2. С. 15.
Григорий Фефилатьев»10. Наш герой был достаточно грамотным
человеком, умел хорошо писать.
Как протекала служба Г. И. Феофилатьева, после освобождения
весной 1609 г. Владимира царскими войсками боярина Федора Ива­
новича Шереметева, неизвестно (в этих боях отличился будущий
воевода Царицына Федор Васильевич Левашов). Касимов, куда осе­
нью 1608 г. отправляли Г. И. Феофилатьева, был в мае 1609 г. взят
воеводой Ф. И. Шереметевым в результате жестокого приступа.
Возможно, после ряда поражений тушинцев, Григорий Феофилатьев
перешел на сторону Василия Шуйского, а в августе 1610 г. вместе с
москвичами присягнул польскому королевичу Владиславу.
В дальнейшем Г. И. Феофилатьев участвовал в Подмосковном
ополчении Прокопия Ляпунова. В боярском списке 1610-1611 гг. он
записан среди 14 помещиков Владимира по выбору с окладом в 650
чети11. По-видимому, Григорий Феофилатьев отличился при осво­
бождении Москвы от поляков в 1612 году. От правительства Тру­
бецкого и Пожарского или от боярского правительства Михаила
Романова Г. И. Феофилатьев вскоре получил повышение в чине. В
первые годы царствования Михаила Романова мы видим
Г. И. Феофилатьева уже дворянином московским. Именно в этом чи­
не он записан 25 марта 1614 г., когда проводился сыск о службе кн.
В. Борятинского. Вскоре после проведения данного сыска уже к на­
чалу лета 1614 г. Г. И. Феофилатьев был назначен в Алатырь вторым
воеводой. В Дворцовых разрядах за 1613/1614 г. записано: «На Олатыре воевода Петр Иванов сын Бутурлин; и Петру велено быть к
Москве, а на Олатырь послан князь Петр Ахамашукозич Черкасской
да Григорей Иванов сын Фефилатьев12.
Служба в Алатыре продолжалась недолго, всего около года. В
Книгах разрядных за 1614/1615 г. в Алатыре указан вместо Григория
Феофилатьева дьяк Иван Поздеев13. В 1616 г. в Боярском списке
10 Тюменцев И. О., Тюменцева Н. Е., Тупикова Н. А. Дело дворянина Григория
Аргамакова как источник по истории Суздальского дворянства // Вестник Вол­
гоградского государственного университета. Серия 4. История. Регионоведение. Международные отношения. 2008. № 1 (13). С. 132.
11 СторожевВ. Н. Боярский список 119-го году, сочинен до московского ра­
зорения
при Литве с письма думного дьяка
Михаила Данилова
// Сторожев В. Н. Материалы по истории русского дворянства // ЧОИДР. 1909.
№ З.С.95.
12 Дворцовые разряды по высочайшему повелению изданные II отделением
собственной ЕИВ канцелярии. СПб., 1850. Т. 1. Стб. 153. См. также: Разрядные
книги 1598-1638 гг. М., 1974. С. 297.
13 Книги разрядные по официальным оных спискам. Т. 1. (1614-1627).
СПб., 1853. Стб. 80.
Г. И. Феофилатьев записан одним из последних как дворянин мос­
ковский (на 273-м месте), «поместный ему оклад по сыску 750 четей,
Из чети 42 рубли »14. Мы видим, что его поместный оклад в первые
годы царствования Михаила Романова значительно вырос (на 150
четей). О реальных земельных пожалованиях Г. И. Феофилатьеву за
этот период сведений пока не обнаружено.
В тяжелое для страны время, когда польский король
Сигизмунд III вместе с королевичем Владиславом предприняли по­
ход на Москву, Григория Феофилатьева в столице не было. Он не
участвовал в обороне Москвы, его имя отсутствует в Осадном спи­
ске 1618 года15. Ещё в 1617 г. Григорий Феофилатьев получил на­
значение воеводой в Касимов16. В Разрядах за 1618 г. также записа­
но, что «в Касимове Григорий Иванов сын Ф еф илатьев»17. Прошло
десять лет с момента первой службы нашего героя в Касимове, и вот
судьба вновь забросила его в этот
город. В Касимове
Г. И. Феофилатьеву пришлось быть не только воеводой, но и дипло­
матом. Номинально власть в городе принадлежала татарскому ца­
ревичу Арслан Алеевичу Кутумову, внуку сибирского хана Кучума. В
городе в это время также проживал (умер в 1618 г.) знаменитый ца­
ревич Магомет-Кул (Маметкул), племянник хана Кучума18.
В 126 году (1617/1618 г.), будучи воеводой в Касимове,
Г. И. Феофилатьеву пришлось оборонять этот город от воровских
казаков. А. А. Гераклитов писал, что Г. И. Феофилатьев «в 133 г.
(1624/25) ходатайствовал о награждении за осадное сиденье в Ка­
симове в 126 г.»19. Подробности этого осадного сиденья неизвестны.
А. Л. Станиславский подробно остановился на действиях мятежных
казаков в Вязниковском лагере осенью 1618 г., отряды которых ез­
дили за добычей в Муромский и другие уезды, а также воевали с ук­
раинскими казаками гетмана Сагайдачного, но все эти события
происходили уже в 127 году (осенью 1618 г.)20. Кроме того, вызыва­
14 Книга, а в ней писаны бояре, и окольничие и думные люди с денежными
оклады, а стольники, и стряпчие и дворяне московские, и дьяки, и жильцы из
городов ...124 году // Акты Московского государства, изданные Академией На­
ук / Под ред. Н. А. Попова. СПб., 1890. Т. 1. (1571-1634). № 108. С. 146.
15 Осадный список 1618 г. // Памятники истории Восточной Европы. Том
VIII. / Сост. Ю. В. Анхимюк, А. П. Павлов. М.; Варшава, 2009.
16Дворцовые разряды. Т. 1. Стб. 297; Книги разрядные. Т. 1. Стб. 407.
17Дворцовые разряды. Т. 1. Стб. 350; Книги разрядные. Т. 1. Стб. 545.
18 Славянская энциклопедия. XVII век: в 2 т. Т. 1 А-М / Автор-составитель
В. В. Богуславский. М., 2004. С. 560.
19Гераклитов А. А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в. С. 66.
20 Станиславский А М. Гражданская война в России XVII в. Казачество на пе­
реломе истории. М., 1990.
ет настороженность то обстоятельство, что эта челобитная о на­
граждении была подана самим Г. И. Феофилатьевым не сразу после
окончания Смуты, а через 7 лет. Возможно, правительство не было
довольно действиями касимовского воеводы.
Отдельные отряды мятежных казаков и черкасов гетмана Сагайдачного находились в районе Мурома и Касимова вплоть до фев­
раля 1619 г., даже после заключения Деулинского перемирия с
Польшей. В 1619 г. уже после окончания Смуты, Григория Феофилатьева сменил в Касимове новый воевода Иван Гаврилов Бобрищев-Пушкин. Интересно отметить, что некая Пелагея Федоровна
Феофилатьева (возможно, родственница Григория Ивановича) была
замужем за Пушкиным.
В Москве Григорию Ивановичу пришлось находиться недолго.
Уже в феврале 1620 г. он был отправлен в Сибирь вторым воеводой
в небольшой городок Сургут. В Книгах разрядных сохранилась за­
пись: «В Сургутцком городе воеводы Иван Захарьев сын Кутузов да
Григорей Иванов сын Фефилатьев, посланы в прошлом во 128 году
февраля в 29 день» (29.02.1620 г.)21. В Сургуте Григорий Иванович
Феофилатьев вместе с Иваном Захарьевым Щукой-Кутузовым нахо­
дились с мая - июня 1620 г. до конца 1623 г.22
В Книгах разрядных за 1623 г. записаны эти же воеводы, Куту­
зов и Феофилатьев, а далее следует надпись: «И Иван и Григорей
отпущены, а на их место посланы Иван Романов сын Безобразов да
Федор Григорьев сын Шишкин»23.
Только в начале 1624 г. Григорий Феофилатьев возвратился из
далекой Сибири в Москву. Но отдыхать дома ему пришлось недолго.
Вскоре Г. И. Феофилатьеву предстояло выполнить ответственное
посольское поручение. Его назначили вторым послом в Персию к
шаху Аббасу. Накануне отъезда в Персию Григорий Иванович напи­
сал челобитную о награждении его за прежнюю службу в Касимо­
ве24. По-видимому, правительство удовлетворило эту просьбу, как
это было принято перед отправкой послов в дальние страны.
Посольство в Персию в 1625 г. возглавил князь Григорий Ва­
сильевич Тюфякин. В состав посольства входили также Григорий
Феофилатьев и дьяк Федор Степанов (в некоторых документах дьяк Федор Панов). Как обычно, послам в Москве вручили различ­
ные подарки для шаха Аббаса, среди которых наиболее ценными
были кречеты. По пути в Персию посольство летом 1625 г. сделало
21 Дворцовые разряды. Т. 1. Стб. 440; Книги разрядные. Т. 1. Стб. 874.
22 Дворцовые разряды. Т. 1. Стб. 462, 524; Книги разрядные. Т. 1. Стб. 765.
23 Книги разрядные. Т. 1. Стб. 928.
24 Гераклитов А. А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в. С. 66.
остановку в Саратове. Местный воевода Федор Иванович Чемоданов
отправил с послами до Царицына саратовских стрельцов для охра­
ны каравана от нападения воровских казаков. Это было первое по­
сещение Григорием Феофилатьевым левобережного Саратова. Он
ещё не знал, что менее чем через десять лет судьба забросит его в
этот окраинный город на целых три года.
Об этом посольстве в Персию и об участии в нем Григория Фео­
филатьева упоминается в ряде источников, опубликованных в сере­
дине XIX в., в том числе в Новом летописце и Дворцовых разрядах25.
Сведения из Нового летописца приведены у многих исследователей,
включая С. М. Соловьева, Д. И. Иловайского, К. Валишевского и дру­
гих. Впервые на данный сюжет обратил внимание В. Н. Татищев, ко­
торый, рассказав о прибытии в Москву персидских послов Урусунбека и Мурат-бека с ризой Христовой (подарком от шаха Аббаса),
писал: «Присланных с ризою господнею послов персидских государь
отпустил, и с ними послал кн. Григория Тюфякина да Григория
Феофилатьева»26. Данный труд В. Н. Татищева довольно поздно стал
известен исследователям (впервые опубликован лишь в 1968 г.).
С. М. Соловьев, используя многие архивные документы, подробно
осветил пребывание русских послов Тюфякина и Феофилатьева в
Персии27.
Современная исследовательница Татьяна Филатова подробно
остановилась на церемониях приема шахом русских послов, к сожа­
лению, не указав на своих предшественников. Она отмечает, что по­
слы Тюфякин и Феофилатьев получили наказ, более чем на % со­
стоящий из предписаний церемониального характера. Старатель­
ное исполнение послами «жестко сформулированных требований
привело к международному скандалу и имело печальное последст­
вие для самих дипломатов»28.
Это посольство Тюфякина и Феофилатьева в Персию было не­
удачным, по поводу действий послов после их возвращения на ро­
дину было возбуждено сыскное дело. Фактически это дело было
сфабриковано, так как послы действовали строго по царскому нака­
зу. Персидский посол Магмет Сали бек, приехав в Москву, жаловался
на Тюфякина и Феофилатьева. По пути в Персию погибли, не вы­
25 Дворцовые разряды. Т. 1. Стб. 729; Новый летописец // Полное собрание
русских летописей (ПСРЛ) Т. 14. Первая половина. СПб., 1910. С. 152.
26 Татищев В. Н. История Российская: В семи томах. Т. 7. Л., 1968. С. 167.
27 Соловьев С. М. История России с древнейших времен // Сочинения: В
18 кн. Кн. V., Т. 9. М., 1995. С. 163-164.
28 Филатова Т. «А к шаху в его платье не ходити». Российские дипломаты
при дворе Аббаса Великого // Родина. 2009. №12. С. 158-161.
держав трудной дороги, почти все кречеты (всего их было 28). Это
был самый ценный подарок для шаха Аббаса, который к моменту
приезда русских послов в Исфаган, находился в походе под Багда­
дом и просил прислать ему этих птиц. Послы, согласно царскому на­
казу, должны были вручить все подарки только при личной встрече,
поэтому они отказались выполнить требования шаха. Тюфякин и
Феофилатьев при встрече с шахом отдали ему двух или трех остав­
шихся в живых кречетов, а также перья и хвосты с головами осталь­
ных мертвых птиц, что возмутило шаха Аббаса.
Были и другие «прегрешения» у русских послов. Они хотели
одежду, подаренную шахом, надеть не сверху, а под русский кафтан.
На приёме и торжественном обеде князь Г. В. Тюфякин не сумел до­
пить до конца чашу с вином, поданную шахом. Послы вовремя не
прислали шаху по его просьбе «оконничных мастеров», не хотели
представляться шаху, когда на приеме находились послы из других
стран, отказались поехать на площадь смотреть конское учение, хо­
тя шах их позвал. Гнев шаха выразился в том, что послы даже не
были допущены до отпускной аудиенции. Хотя, как отмечал
С. М. Соловьев, «во всем этом послы поступили по букве наказа. Боя­
ре в Москве объявили персидскому послу, что «царь верит шаху, что
послы прогневали его, и потому велел положить на них наказанье
великое». В приговоре сказано, что когда за столом у шаха пили
царское здоровье, а князь Тюфякин не допил при этом своей чаши,
то «за такую вину послов следовало бы казнить смертью». В ходе
расследования обнаружилось также, что при возвращении на роди­
ну «князь Тюфякин в городе Ардебиле велел украсть татарчонка,
которого продал в Кумыцкой земле, а в Кумыцкой земле велел ук­
расть девку, и вывез её тайком, положивши в сундук».
К. Валишевский писал, что в Москве надеялись получить от шаха
Аббаса «более существенную помощь. Но увы! Вместо неё князь
Григорий Тюфякин привез с собой лишь прекрасную персиянку,
спрятав её в чемодане»29.
Вполне возможно, что гнев шаха Аббаса бы л вызван также его
неудачей в решении «грузинского вопроса». Православные грузины
под руководством царя Теймураза и Георгия Саакадзе в 1625 году
подняли восстание против шаха, истребили иранские гарнизоны в
ряде городов. По подсчетам исследователей, в 1625 году шах Аббас
потерял в Грузии около 50 тысяч воинов. В 1625-1626 гг. турки за­
няли весь Ирак, осадили Багдад, вновь захватили Самцхе. А тут ещё
русские послы с птичьими перьями и хвостами...
29 Валишевский К. Первые Романовы. М., 1993. С. 47; Соловьев С. М. Указ. соч.
Т. 9. С. 163-164.
После возвращения посольства в Москву, чтобы не портить от­
ношения с шахом Аббасом, персидскому послу дали ценные подар­
ки, а русские послы были наказаны. Вместе с князем Тюфякиным
пострадал и Григорий Иванович Феофилатьев. Его поместья и вот­
чины были конфискованы. В. Н. Татищев отмечал: «Пришли послы
персидские со многими дарами и жалобою на русских послов, Тюфякина с товарищами. Государь же их отпустил, а с ними послал Ан­
дрея Осиповича Плещеева да дьяка Микифора Талызина. А Тюфякина сослал в ссылку и деревни его роздал»30.
В связи с рождением наследника престола, будущего царя А лек­
сея Михайловича (17 марта 1629 г.) Тюфякин и Феофилатьев вскоре
были амнистированы.
В источниках сохранилась запись, что в начале декабря 1633 г.
(между 6 и 12 декабря) «посланы дворяне к боярину Юрью Яншевичю Сулешову в приказ: ... Григорей Иванов сын Фефилатьев»31. Та­
ким образом, в декабре 1633 г. наш герой находился в Москве и был
одним из помощников боярина Ю. Я. Сулешова, который в те годы
возглавлял Разбойный приказ и Приказ сбора даточных лю дей32.
Однако уже весной 1634 г. Григорий Феофилатьев уехал йз Москвы
к новому месту службы. В 1634 г. мы видим Григория Ивановича
Феофилатьева воеводой в Саратове, где он сменил прежнего воево­
ду Степана Чемесова.
Каким же был левобережный Саратов к тому времени, когда т у ­
да приехал Григорий Феофилатьев? Благодаря Адаму Олеарию и его
сочинению (включая карту местности и подробный рисунок) мы
можем довольно точно определить расположение этого города, а
также его внешний вид. По состоянию на 1635 г. сведения о гарни­
зоне Саратова в Книгах разрядных следующие: «На Саратове Григо­
рей Иванов сын Феофилатьев, а с ним: детей боярских 18 ч., с голо­
вою да с 3 ч. сотники 150 ч. стрельцов конных, да 250 ч. стрельцов
пеших, пушкарей 6 ч., сторожей и воротников и кузнецов и плотни­
ков и деловых людей 12 ч., да годовалыциков из Понизовых горо­
дов, которые выше Казани 100 ч. стрельцов»33.
О том, сколько конкретно было этих деловых людей по каждой
категории, даёт представление запись в Книгах разрядных за сле­
дующий 1636 год (именно в этом году проплывал мимо Саратова
Адам Олеарий, а воеводой в городе продолжал оставаться Григорий
30 Татищев В. Н. Указ. соч. С. 168.
31 Записные книги Московского стола 1633/1634 г. // РИБ. СПб., 1884.
Т. 9. С. 539.
32 Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII века. М.; Л., 1946. С. 139,153,299.
33 Книги разрядные. Т. 2. Стб. 819.
Феофилатьев). В Саратове было 5 сторожей, 2 воротника, часовник,
кузнец, плотник, пивовар. Часовника и пивовара дьяки Разрядного
приказа отнесли к деловым лю дям34.
Источники позволяют выяснить, из каких конкретно городов
отправлялись в Саратов годовальщики. В 1636 году это были
стрельцы из Цивильска (30 ч.), Царева Санчурска (25 ч.), Уржума
(25 ч.), Кокшайска (20 ч.)35.
Следует подробно остановиться на действиях Григория Ивано­
вича Феофилатьева в Саратове в 1634 году, после того, как гонец из
Москвы доставил указ о сборе пятинных денег, а также выяснить
состав и занятия гражданского населения этого города.
В 1633/1634 г., когда страна испытывала хронический недоста­
ток денежных средств, правительство вновь, как и в первые годы
царствования Михаила Романова (1613-1619 гг.), вынуждено было
прибегнуть к назначению экстренных сборов денег. Тяжелая Смо­
ленская война, особенно катастрофическое положение армии
М. Б. Шейна, постоянные набеги крымских татар, формирование но­
вых солдатских, рейтарских и драгунских полков, закупка вооруже­
ния за границей, принятие на службу иностранных специалистов всё это требовало денег. Одним из таких экстренных сборов была так
называемая «пятина» или «пятая деньга». По-разному определялись
объект обложения и способы взимания части дохода населения.
Обычно взималась пятая часть с чистого дохода и пятая часть с дви­
жимого имущества, независимо от чина и имущественной состоя­
тельности плательщиков. Главным образом, эта пятина падала на
посадское население, на торговых, промышленных и ремесленных
людей. Во время Смоленской войны было собрано две пятины36.
Вторая пятина была назначена приговором Земского собора 29
января 1634 г. Было указано собирать на жалование ратным людям
«запросные деньги с митрополитов, архиепископов, монастырей, с
бояр, и с думных и со всяких чинов лю дей», а с гостей и с торговых
людей «с животов (имущества. - Я. Р.) пятую деньгу». В Книгах раз­
рядных сохранилась запись: «И Февраля в 4 день Государь ... указал
те запросные и пятинные деньги со всяких лю дей сбирать боярину
князю Борису Михайловичу Лыкову, да окольничему Василью Гав­
риловичи) Коробьину да Чюдовскому архимариту Феодосью, да дья­
ком Михайлу Неверову да Науму Петрову»37. Сбор этого налога был
34 Книги разрядные. Т. 2. Стб. 922.
35 Книги разрядные. Т. 2. Стб. 927-929.
36 Сташевский Е Д. Пятина 142 года и торгово-промышленные центры Мо­
сковского государства // ЖМНП. 1912. Кн. 4, 5.
37 Книги разрядные. Т. 2. Стб. 611-627 (цитата - Стб. 621).
поручен выборным торговым людям, которые уже в марте 1634 г.
разъехались по городам для сбора в них пятой деньги. Местное на­
селение в помощь этим выборным людям выбирало из своей среды
окладчиков, которые должны были оценивать имущество своих со­
граждан, а также составлять окладные росписи для сбора тут же
взимаемого налога. На далеких окраинах государства выборных мо­
сковских торговых людей заменяли местные воеводы. Воеводе Са­
ратова Г. И. Феофилатьеву пришлось вместе с местными окладчи­
ками осуществлять всю эту работу вплоть до отправки собранных
денег и окладных росписей в Москву.
Прежде
всего,
необходимо
выяснить,
когда
воевода
Г. И. Феофилатьев получил государеву грамоту о сборе пятинных
денег. Воевода сам писал в своей отписке: «В прошлом, государь, во
142-м году июня в 8 день в твоей государеве Цареве и великого кня­
зя Михаила Федоровича всеа Руси грамоте писано ко мне холопу
твоему...»38. В самой Окладной росписи пятины по городу Саратову
запись несколько иная: «Лета 7142-го июня в 8 день по государеве
цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Руси грамоте
Саратовские посацкие люди выборные окладчики.... сами себя и Са­
ратовских посацких торговых людей переписывали, чем хто торгует
или хто каким промыслом промыш ляет»39. Из данного документа
следует, что уже 8 июня 1634 г. окладчики приступили к переписи
населения Саратова. В документах того времени фраза типа «8 июня
писали нам в Саратов» означала не время написания данного доку­
мента в Москве, а время получения его уже в Саратове.
В любом случае, данный документ убедительно свидетельству­
ет, что в мае - июне 1634 г. воеводой Саратова был именно Григо­
рий Иванович Феофилатьев. Уже весной 1634 г. Григорий Феофи­
латьев уехал из Москвы к новому месту службы в Саратов. Это про­
изошло не в 1635 г., как считали А. А. Гераклитов и В. Н. Семенов, и
не в 1636 г., как писал А. П. Барсуков, а значительно раньше40. Воз­
можно, Григорий Феофилатьев прибыл из Казани в Саратов первым
весенним караваном, хотя не исключен вариант, что новый воевода
приехал в Саратов ещё раньше, по зимнему санному пути в феврале
- марте 1634 г. прямо из Москвы.
38 Отписка Саратовского воеводы Григория Ивановича Феофилатьева о
сборе пятинных денег и отсылке их вместе с окладной росписью в Москву. 11
января 1635 года // Труды СУАК. Вып. 33.1916. Саратов, 1916. С. XII—XIII.
39 Окладная роспись пятины 142 года по городу Саратову // Труды СУАК.
Вып. 33.1916. Саратов, 1916. С. XIII.
40 Гераклитов А А Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в. С. 66;
Барсуков А. Списки городовых воевод... С. 202.
Во всяком случае, в Москве уже весной 1634 г. знали, что Григо­
рий Феофилатьев приступил к обязанностям воеводы Саратова. Го­
нец из Москвы 8 июня 1634 г. (или «приблизительно в начале сле­
дующего месяца июля», как считал П. П. Смирнов) доставил в Сара­
тов новому воеводе Г. И. Феофилатьеву этот наказ о сборе пятинных
денег. Согласно этому наказу воевода Григорий Феофилатьев д ол­
жен был собрать деньги со всех саратовских посадских «и со всяких
торговых людей и с сосед и с подсоседников с их животов и с тор­
гов» пятинные деньги для выплаты жалования «государевым рат­
ным людям, которые стояли с боярином и с воеводами со князем
Дмитрием Мамстрюковичем Черкасским». Князья Д. М. Черкасский
и Д. М. Пожарский возглавляли после казни боярина М. Б. Шейна
русскую армию.
Получив эту грамоту, воевода Г. И. Феофилатьев собрал всех по­
садских людей в Съезжую избу (по-видимому, перед Съезжей избой,
на площади, так как в самой избе посадские люди не могли помес­
титься), велел прочитать им эту грамоту. По его требованию посад­
ские люди выбрали из своей среды пятерых окладчиков. Это были
наиболее уважаемые и богатые люди. Выборную память на этих лю­
дей «за своими руками» посадские люди принесли к воеводе Григо­
рию Феофилатьеву в Съезжую избу. В этом документе было написано,
что окладчики - «люди добрые и душею прямы и прожиточны»41.
Кто же были эти наиболее уважаемые люди Саратова? Их имена
известны, как известны их занятия и размер доходов. Это Степан
Трофимов (рыбный промысел, 25 рублей), Ивашко Ульянов (лавоч­
ный промысел, 26 рублей), Олферко Степанов (лавочный промысел,
45 рублей), Томилко Ондреев (лавочный промысел, 15 рублей) и
Петрунька Горшков (лавочный промысел, 25 рублей). Выборные
окладчики, переписав себя и всех посадских и торговых людей «и
сосед и подсоседников, кто чем торгует и каким промыслом про­
мышляет,... окладывали пятиною денгою своих пожитков и с торго­
вых людей всяких порознь вправду ... по крестному целованью»42.
Результатом их работы стала окладная роспись 1634 года по городу
Саратову. Эта роспись была скреплена двумя саратовскими священ­
никами. Благодаря данной скрепе мы узнаём, что в Саратове в 1634
году при воеводе Григории Феофилатьеве стояла соборная церковь
св. Николая Чудотворца. В этой Никольской церкви служил службу
соборный поп Василий.
41 Отписка Саратовского воеводы Григория Ивановича Феофилатьева
// Труды СУАК. Вып. 33. С. XII.
42 Окладная роспись пятины 142 года по городу Саратову // Труды СУАК.
Вып. 33. С. XIII.
На рисунке Олеария эта церковь изображена в самом центре го­
рода четвертой башней справа вместе с колокольней. Кроме Ни­
кольской церкви в Саратове была ещё одна церковь (неизвестно ка­
кого престола), в которой служил службу поп Самсон. Скорее всего,
именно она изображена на рисунке Олеария крайней справа на ок­
раине города. Это низенькое деревянное здание с небольшой глав­
кой и крестом на ней. Все остальные здания с шатровым верхом, не­
смотря на наличие на них крестов, следует отнести к крепостным
башням.
Согласно данной росписи, скрепленной двумя попами и двумя
окладчиками, воевода Г. И. Феофилатьев, собрав пятинные деньги
(всего бы ло собрано 121 рубль 23 алтына и 4 деньги, но не «21 руб.
71 коп.», как записано в Энциклопедии Саратовского края), отпра­
вил эти деньги 11 января 1635 г. в Москву с саратовским целоваль­
ником Микитой Терентьевым. Как видим, сбор пятинных денег рас­
тянулся почти на полгода. По-видимому, это было связано с завер­
шением торговых операций местных жителей и отсутствием у них
наличных денег. В Москве эти деньги вместе с окладной росписью и
воеводской отпиской были получены 13 февраля. Зимняя дорога
напрямую из Саратова до Москвы через пустынные земли мордвы
заняла у целовальника Микиты Терентьева немногим более месяца.
Эта окладная роспись пятины 1634 года по городу Саратову яв­
ляется важным источником для внутренней статистической и эко­
номической истории левобережного Саратова. Роспись содержит
имена 32 человек саратовских земских людей или саратовских
посадских торговых людей, включая пятерых окладчиков (каждый
имел свой двор), и 51 человека соседей и подсоседников. Всего пе­
речислены 83 человека с указанием торга и промысла каждого из
них, общей стоимости имущества («ж ивотов») и исчисления пятой
деньги в размере 20 % этой стоимости. Большинство из этих 83 че­
ловек было занято рыбным промыслом (50 чел.) и лавочным про­
мыслом (21 чел.). Также в Саратове жили 4 юртовщика, 4 плотника,
3 калашника и 1 сапожник.
Следует учесть, что деньги брали «со всяких чинов людей, чем
кто ни торгует и чей кто ни есть», ни для кого не делая исключения,
ни для белых людей, ни для тарханщиков, ни для маломочных лю ­
дей. Поэтому можно считать, что в этот список включены все жите­
ли города, так или иначе связанные с промыслами и торговлей.
Судя по всему, в Саратове вся торговля и промыслы сосредота­
чивались в руках посадских людей, а также соседей и подсоседни­
ков43. Таким образом, немногим более 30 дворов посадских людей в
1634 году составляли неслужилую черную слободу города Саратова,
в которой жили 32 посадских торговых человека. Намного больше
дворов было у служилых людей (стрельцов, детей боярских и др.),
которых насчитывалось свыше 400 человек. 51 человек соседей и
подсоседников не имели собственных дворов, а жили в чужих дво­
рах, как посадских, так и служилых людей. В своей массе эти соседи
и подсоседники представляли всё нетяглое, ненеслужилое и нецер­
ковное вольное гулящее население Саратова. Эти сведения до неко­
торой степени восполняют недостаток писцовых данных по Сарато­
ву XVII века. Окладная роспись позволяет установить сравнитель­
ную состоятельность как саратовских посадских людей, так и сосе­
дей и подсоседников, а также указать степень участия этих групп
населения в местных торгах и промыслах лично и своим капиталом.
Попытаемся установить, чем занимались посадские люди, а так­
же соседи и подсоседники. Естественно, подавляюще большинство
посадских людей было намного богаче соседей и подсоседников.
Размер «живота» посадских лю дей оценивался в пределах 10-60
рублей (15 человек, занятых лавочным промыслом и 5 человек, за­
нятых рыбным промыслом). Остальные посадские люди имели раз­
мер живота от 2 до 8 рублей. Это 2 человека, занятых лавочным
промыслом, 6 - рыбным промыслом, 1 - рыбной ловлей (непонятно,
в чем отличие от рыбного промысла), 2 - калачным промыслом, а
также один сапожник.
Всего среди 32 посадских лю дей большая часть была занята ла­
вочным промыслом -17 человек. Это были наиболее богатые люди:
43 Смирнов П. П. Окладная роспись пятины по городу Саратову 1634 года. С. VI.
их общий суммарный размер живота оценивался в 381 рубль. В
рыбном промысле и рыбной ловле было занято 12 посадских л ю ­
дей, их общий размер живота оценивался в 136,5 рублей. Два калач­
ника и сапожник были оценены в 12,5 рублей. Таким образом, об­
щий капитал всех 32 посадских людей был оценен в 530 рублей.
Что касается соседей и подсоседников, то здесь имеется некото­
рое отличие от посадских людей как в занятиях, так и в размере жи­
вота. Их капитал оценивался в пределах 1-5 рублей. Соседей и под­
соседников, имеющих капитал от 3 до 5 рублей было всего 6 чело­
век, а у остальных 45 человек размер живота составлял 1-2,5 руб­
лей. Все 51 человек из данной категории в сумме имели всего лишь
78,5 рубля.
Большинство соседей и подсоседников было занято рыбным
промыслом - 38 человек (60,5 руб.). В энциклопедии Саратовского
края ошибочно записано, что «и з 51 семьи соседей и подсососедников в рыбном промысле участвовали 49 чел.». Лавочным промыс­
лом было занято всего 3 человека (6,5 руб.), рыбной ловлей - 1 (1
руб.), калашным промыслом - 1 (1,5 руб.). Зато только соседи и подсоседники занимались юртовым (4 человека - 4,5 руб.) и плотнич­
ным промыслом (4 человека - 4,5 руб.).
Из общей суммы в 608,5 рублей посадским людям принадлежало
свыше 87%, а соседям и подсоседникам, хотя их было значительно
больше - всего 13%. В среднем, соседи и подсоседники обладали
имуществом в 11 раз меньше, чем посадские люди (16 рублей и 1,5
рубля). При таких условиях мы можем считать соседей и подсосед­
ников неустойчивым элементом, преимущественно бестяглым. Это
были вольные люди, которые с небольшими запасами пробирались
в окраинный город, жили по чужим дворам, находя себе занятия в
рыбных промыслах, чаще всего, в чужих. Также они занимались юр­
товым промыслом, плотничали, пекли калачи и слегка приторговы­
вали на мелкие суммы. О том, что это был пришлый элемент, свиде­
тельствуют некоторые прозвища этих людей (Гороховленин, Вятченин, Суздальцов и др.).
До последнего времени в исследованиях по истории первона­
чального и левобережного Саратова довольно редко указывались
имена простых жителей этого города. Мы знаем только имена вое­
вод и некоторых стрелецких голов. Исключение составляет труд
Т. М. Акимовой и А. М. Ардабацкой. Эти исследователи правильно
указали, что «пятинные деньги» собирал в Саратове именно воево­
да Г. И. Феофилатьев, что косвенно свидетельствует о его пребыва­
нии в данном городе уже в 1634 г. (при этом исследователи не ука­
зали на ошибку А. А. Гераклитова в хронологии, который считал,
что воевода Григорий Феофилатьев находился в Саратове с 1635 г.).
Т. М. Акимова и А. М. Ардабацкая привели имена двух жителей Сара­
това (богатый торговец Ивашка Филипьев и бедный сапожник
Фролка Максимов)44. Эти же имена (богач И. Филипьев и бедняк
Ф. Максимов) намного раньше указала Валентина Ипполитовна Оп­
покова, которая также отметила пребывание в городе священника
Самсона45.
Думается, стоит привести имена всех 85 простых жителей Сара­
това (включая священников Василия и Самсона), которые действи­
тельно проживали в этом городе в 1634 году, когда в Саратов прие­
хал новый воевода Григорий Иванович Феофилатьев.
Самыми богатыми людьми в городе были занятые в лавочном
промысле Ивашка Филипьев (60 руб.), Сенка Овсянников (50 руб.),
окладчик Олферко Степанов (45 руб.), Ивашка Олтина (35 руб), ок­
ладчик Ивашко Ульянов (26 руб.), окладчик Петрунка Горшков (25
руб.), целовальник Микитка Терентьев (25 руб.), Полунка Семенов
(21 руб.), Микитка Родионов (16 руб.), окладчик Томилко Ондреев
(15 руб.).
Среди занятых в рыбном промысле выделялись своим капита­
лом окладчик Степан Трофимов (25 руб.), Оска Кривоносое (25 руб.),
Митка Родионов (20 руб.), Мишка Кисельников (17 руб.).
Остальные посадские люди имели небольшой капитал, не пре­
вышающий 10 рублей. Это были занятые в лавочном промыслу Вас­
ка Агафонов, Володка Никитин, Ивашко Сухой, Онофрейко Васильев,
Онтошка Перфильев, Филка Радионов, Ортюшко Черной.
Такой же небольшой капитал имели занятые в рыбном промыс­
л у Тимошка Иванов, Офонка Яковлев (в рыбной ловле), Карпунка
Степанов, Оска Офонасьев, Офонка Володимеров, Ивашко Прокофь­
ев, Тимошка Бекеш, Сенка Ильин. Калачники Гаранка Васильев и
Мартынко Фомин имели по 8 и по 3 рубля, а сапожник Фролка Мак­
симов имел всего полтора рубля.
Среди соседей и подсоседников стоит упомянуть занятых в ла­
вочном промысле относительно богатого Пронку Фролова (4 руб­
ля), и маломощных Ивашку Баловня и Тренку Власьева (1-1,5 руб­
ля). По сравнению с ними были несколько богаче занятые рыбным
промыслом Юрка Иванов (5 рублей), Вавилко Яковлев, Тараско Пет­
ров, Овдокимко Баженов, Гаврил ко Федоров, Кондрашко Замяткин,
44 Акимова Т. М., Ардабацкая А М. Очерки истории Саратова (XVII и XVIII
век). Саратов, 1940. С. 14-15.
45 Оппокова В. И. Прошлое Саратовского края. Саратов, 1924. С. 48-49.
В. И. Оппокова умерла от брюшного тифа 7 октября 1920 г. Книга вышла через
4 года после смерти автора.
Любимко Рожа, Любимко Фомин, Гришка Яковлев, Лучка Констан­
тинов, Сенка Цыпин (по 2-3 рубля).
Остальные 37 соседей и подсоседников были маломощными (их
капитал составлял 1-1,5 рубля). Это были занятые рыбным про­
мыслом и рыбной ловлей Агейко Лаврентьев, другой Гришка Яков­
лев, Ивашко Ботемской, Олешка Иванов, Фетка Матушкин, Лучка
Вятченин (возможно, приехал из Вятки), Ивашко Давыдов, Гришка
Зотов, Лучка Татарин (новокрещен, либо мусульманин), Серешка
Малафьев, Тренка Гороховленин (приехал из Гороховца), Таврило
Елизарьев, Панка Ондреев, Якушка Федоров, Васка Кулпа, Микитка
Иванов, Ивашко Седенькой, Якунка Горкунов, Ортюшко Максимов,
Исачко Олферьев, Мишка Федоров, Мишка Тиханов, Епишка Ондре­
ев, Ивашко Проскурнин (возможно, мать была проскурница), Иваш­
ка Максимов, Сережка Оксин, Олешка Суздальцов (приехал из Суз­
даля), Ивашко Иванов, Сидорко Осипов.
Бахтеар Комнин имел калашный промысел, Ивашко Турус, Корпушко Китаев, Илюшка Семенов, Елфимко Ермольев - юртовой
промысел, а Ивашко Фролов, Якушко Григорьев, Гордюшка Матвеев,
Митка Иванов - плотнишный промысел.
При предшественнике Г. И. Феофилатьева воеводе Саратова
С. В. Чемесове началось освоение богатств окрестностей города мо­
сковским Новоспасским монастырем. Этот монастырь постепенно
стал захватывать все прибыльные рыбные ловли и имел значи­
тельные привилегии. Всё началось с 1631 г., когда архимандриту
этого монастыря Иосифу с братией были пожалованы рыбные лов ­
ли на оброк в саратовских иргизских водах, «а оброку указали имати с тех рыбных ловель по двадцати рублев на год». Ранее этот мо­
настырь имел рыбные ловли далеко на севере, в Варзуге, что было
убыточно для монахов. Эту грамоту от 26 декабря 1631 г. привез из
Москвы саратовскому воеводе Степану Чемесову служка Новоспас­
ского монастыря Перфилько Мелентьев 17 февраля 1632 года46. При
воеводе Г. И. Феофилатьеве в марте 1635 г. эти саратовские иргизские ловли было велено отписать на государя, а вместо них Ново­
спасский монастырь по челобитной архимандрита Иосифа получил
саратовские подгородные Курдюмские и Чирлатовские рыбные
ловли. Ранее эти ловли находились на оброке за нижегородскими
посадскими людьми «за Богдашком Кокшаровским да за Ивашком
Охтиным с товарищи». Размер оброка остался прежним - 20 руб­
46 Грамота из приказа Казанского дворца к саратовскому воеводе Степану
Васильевичу Чемесову о пожаловании Новоспасского монастыря архимандриту
Иосифу с братьею рыбных ловель на оброк в саратовских иргизских водах. Мо­
сква. 1631 г., декабря 26 // Труды СУАК. Саратов, 1888. Т. 1. Вып. 4. С. 439-441.
лей47. По указанию из приказа Казанского дворца воевода
Г. И. Феофилатьев отдал саратовские иргизские ловли откупщику
нижегородцу Матюшке Козлову.
Не прошло и года, как монастырская братия выяснила, что но­
вые Курдюмские и Чирлатовские рыбные ловли не прибыльны, так
как монастырю была дана на них «одна летняя ловля, а осенней
рыбной ловли и зимнего промыслу не дано». После очередной чело­
битной архимандрита Иосифа последовала новая грамота воеводе
Г. И. Феофилатьеву из приказа Казанского дворца от 22 марта
1636 года. В соответствии с этим указом, начиная с 26 декабря
1636 г., «как откупной срок Нижегородцу Матюшке Козлову дой­
дет», Новоспасский монастырь мог владеть по-прежнему старыми
Иргизскими ловлями, но теперь уже круглый год. Воеводе Григо­
рию Феофилатьеву также было приказано Курдюмские и Чирлатов­
ские воды отдать на откуп с прибылью, «д ля чего на Саратове на
торгу кликати бирючу по многие торговые д н и »48.
В
Саратове
в
период
пребывания
на
воеводстве
Г. И. Феофилатьева находились дворовые места, амбары и склады
крупнейшего ярославского гостя Надей Светешникова. Известно,
что этот предприниматель занимался наряду с другими торговыми
и промышленными операциями завозом хлеба из центральных рай­
онов страны в Астрахань. По-видимому, гарнизон и жители Сарато­
ва также покупали этот хлеб (хлебного жалования служилым лю ­
дям явно не хватало). Свою торговлю хлебом с Астраханью
Н. Светешников осуществлял и в 1630-е, и в 1640-е годы, даже тогда,
когда основное внимание этого гостя было обращено на Самарскую
Луку, где он создал промыслово-земледельческий и военный ком­
плекс Надеинское Усолье49.
47 Грамота из Приказа Казанского дворца к саратовскому воеводе Григорию
Ивановичу Феофилатьеву об отдаче на оброк Новоспасскому монастырю (архим. Иосифу) саратовских подгородних Курдюмских и Чирлатовских рыбных
ловель, вместо Иргизских, которые велено отписать на государя. Москва.
1635 г., марта 12 // Труды СУАК. Саратов, 1888. Т. 1. Вып. 4. С. 441-445.
48 Грамота их Приказа Казанского дворца к воеводе Феофилатьеву об отда­
че Новоспасскому монастырю вместо Курдюмских и Чирлатовских вод ... попрежнему Иргизских вод. 1636, марта 22 //Труды СУАК. Саратов, 1888. Т. 1.
Вып. 4. С. 445-446.
49 Дубман Э. Л. Промысловое предпринимательство и освоение Понизового
Поволжья в конце XVI—XVII вв. Самара, 1999. С. 184-192.
Только после угасания промышленной «империи» Светешниковых в 1652 г. их дворовое место в Саратове и ещё три дворовых мес­
та были пожалованы все тому же Новоспасскому монастырю50.
Город Саратов, с того момента, когда туда прибыл воевода
Г. И. Феофилатьев, стал для Новоспасского монастыря базой: здесь
находились монастырские амбары, склады, постоянная контора мо­
настыря для управления Волжскими и Иргизскими рыбными лов ­
лями. Монастырь сам занимался доставкой соли и рыбы из Саратова
в Москву.
Летом 1636 г. жители левобережного Саратова и воевода Григо­
рий Феофилатьев впервые встречали у себя грузинских послов во
главе с нареченным митрополитом греком Никифором, которого
царь Теймураз отправил в Москву с просьбой о помощи и с призы­
вом к объединению всех христианских сил (в Москву послы прибы­
ли 8 октября). Подробности этого пребывания грузинского посла в
Саратове неизвестны (следующие приезды митрополита Никифора
в Саратов хорошо освещены в источниках). Скорее всего, митропо­
лит Никифор в сопровождении соборного попа Василия посетил
Никольскую церковь, присутствовал на службе. Последний раз гру­
зинские послы приезжали в Москву 30 лет назад, накануне Смутно­
го времени в 1604 г.
Вполне возможно, что грузинские послы плыли вверх по Волге
вместе с терским воеводой. Адам Олеарий писал, что 18 августа
1636 г. их корабль возле острова Пролей-Каша у города Тетюши
(южнее Казани) встретил караван из 8 судов. Этот «сильный кон­
вой» сопровождал терского воеводу, возвращавшегося в Москву
«после трехлетнего управления областью »51. Известно, что терским
воеводой в 1634-1635 г. был стольник князь Михаил Петрович
Пронский. Несложные подсчеты позволяют сделать вывод, что тер­
ский воевода и грузинские послы останавливались в Саратове в
конце июля - начале августа 1£36 г.
Через месяц после отъезда грузинских послов из Саратова в
Москву мимо города проплывал корабль с голштинскими послами,
среди которых был ученый-энциклопедист Адам Олеарий. Это со­
бытие мало отразилось на жизни левобережного Саратова. Боль­
шой парусный корабль, на котором находились послы из Голшти50 Грамота из Приказа Казанского дворца к саратовскому воеводе стольни­
ку Алексею Пантелеевичу Чирикову о пожаловании Новоспасскому монастырю
в г. Саратов дворового места бывшего Светешникова и ещё трех дворовых мест.
1652, мая 24 // Труды СУАК. Саратов, 1888. Т. 1. Вып. 4. С. 446.
51 Олеарий А Описание путешествия в Московию // Россия XV-XVII вв. гла­
зами иностранцев. Л., 1986. С. 436.
нии, не делал остановки в этом городе, а пользуясь попутным вет­
ром, 1 сентября 1636 г. быстро проплыл мимо Саратова. Однако ес­
ли плавание корабля с голштинскими послами особо не волновало
воеводу Григория Феофилатьева, то этого нельзя сказать о другом
посольстве, которое по пути в Астрахань останавливалось в Сара­
тове в августе 1636 г. за несколько дней до прибытия голштинцев.
А. Олеарий писал, что у Камышенки их корабль нагнал «персид­
ский и татарский караваны из 16 больших и 6 малых лодок». Вое­
воде Феофилатьеву пришлось выделить для охраны этих судов и в
качестве гребцов часть стрельцов саратовского гарнизона. По сло­
вам А. Олеария в составе конвоя этого каравана находилось 400
стрельцов. Во главе этого каравана кроме шахского персидского
купчины и татарского (черкесского) князя Мусала находился рус­
ский посланник к шаху Сефи Алексей Савинович Романчуков, а
также «татарский посол из Крыма, купец персидского государст­
венного канцлера и еще два купца из персидской провинции Гил я н »52. Голштинцы присоединились к этому каравану.
О втором посещении митрополитом Никифором Саратова летом
1637 г., а также о лицах, сопровождавших его в этой поездке, стоит
остановиться более подробно. Это посещение доставило немало
хлопот воеводе Григорию Ивановичу Феофилатьеву под самый ко­
нец его саратовской службы. 25 июня 1637 г. митрополит Никифор
выехал из Москвы. Вместе с грузинским послом было отправлено к
царю Теймуразу русское посольство князя Федора Федоровича Вол­
конского и дьяка Артемия Хватова53.
В состав данного посольства кроме переводчиков, толмачей,
подъячих, кречетников и др. входили многие известные церковные
деятели, среди которых можно назвать архимандрита Ипатьевского
монастыря Иосифа, а также Арсения Суханова. Они везли с собой к
царю Теймуразу большое количество книг и церковной утвари (в
том числе около 300 икон), а иконописцы и «оконные мастера» - все
необходимое для своего ремесла («500 листов золота красного, 500
листов золота двойного, 1000 листов серебра и т. д.)54.
Если учесть, что отъезд послов из Москвы состоялся 25 июня
1637 г., а из Астрахани послы отплы ли в первых числах октября и
уже 10 октября были в Терском городке, то можно предположить,
52 Олеарий А Описание путешествия в Московию и через Московию в Пер­
сию и обратно. СПб., 1906. С. 388.
53 Дворцовые разряды. Т. 2. Стб. 535.
54 Накашидзе Я. Т. Грузино-русские политические отношения в первой по­
ловине XVII в. Тбилиси, 1968. С. 112,125. Белокуров С. А Поездка старца Арсения
Суханова в Грузию (1637-1640) // Христианское чтение. 1884. Март - апрель.
что в августе 1637 г. посольский караван проплывал мимо Саратова,
где сделал кратковременную остановку. Воеводе Г. И. Феофилатьеву
пришлось не только встречать и провожать этот караван, но и вы­
делить для сопровождения знатных послов значительные силы ме­
стного гарнизона. А А. Гераклитов к августу 1637 г. относит смену
саратовских воевод: прежний воевода Григорий Иванович Феофи­
латьев передавал дела новому воеводе князю Ивану Федоровичу
Большому Шаховскому55. Возможно, новый воевода прибыл в Сара­
тов вместе с посольским караваном. После передачи дел и выполне­
ния необходимых формальностей Григорий Феофилатьев поздней
осенью 1637 г. вернулся в Москву.
Однако некоторые источники свидетельствуют о том, что еще в
октябре 1637 г. Григорий Феофилатьев находился в Саратове. Стре­
лецкий десятник «Степанко Еремеев сын прозвище Карташ» расска­
зывал в Москве после своего бегства из турецкого плена, что «в ны­
нешнем во 146-м году о Покрове Пресвятые Богородицы», т. е. в
первых числах октября 1637 г., «послал с Саратова ко государю к
Москве воевода Григорей Фефилатев Тимофея Борибина с отписка­
ми, а ево Стенку послал с ним же». Из Москвы Степан Карташев, Т и­
мофей Барыбин, стрельцы и другие гонцы возвращались с госуда­
ревыми грамотами, и весь отряд, 30 человек, возле реки Медведицы
за 90 верст от Саратова был захвачен в плен ногайскими татарами
«а Дмитревой суботе». О дальнейших приключениях Степана Кар­
ташева в турецком плену подробно сообщается в источниках, опуб­
ликованных А. А. Гераклитовым еще в 1911г.56 Непонятно только,
почему этот исследователь считал, что уже в августе 1637 г.
Г. И. Феофилатьев завершил службу в Саратове?
Возможно, вместе с воеводой Григорием Феофилатьевым в Са­
ратове находилась его семья. Известен его сын, Василий Григорье­
вич, который дослужился до чина стольника и так же, как отец, был
воеводой в Саратове (1650-1651 гг.).
О дальнейшей судьбе Г. И. Феофилатьева сведений почти не со­
хранилось. Он вместе с сыном Василием упоминается в Боярской
книге 1639 г.
Таковы основные этапы жизненного пути одного из малоизве­
стных воевод Саратова, Григория Ивановича Феофилатьева.
55 Гераклитов А А. Список Саратовских и Царицынских воевод XVII в.
// Труды СУАК. Вып. 30. Саратов, 1913. С. 66.
56 Гераклитов А А Материалы для истории Саратовского Поволжья: Столб­
цы Московского архива Министерства Юстиции // Труды СУАК. Саратов, 1912.
Т. 29. № 7. С. 66-68.
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
А
Аббас, персидский шах - 22, 64, 96-99
Ага Асан, персидский купец - 23
Агафонов Василий, лавочник - 106
Айтарской Василий Елизарьевич, дьяк - 82-84
Акимова Т. М. - 80,105,106
Аксинья, вдова - 37
Александров А. М. -3 3
Алексей Михайлович, царь - 4, 28, 29, 55, 58, 60, 99
Алиев Бикша, служилый человек - 57
Алябьев Андрей, воевода - 52
Андреев Томила, окладчик, лавочник - 102,106
Андреев Яков, устюжанин - 59
Аничков Владимир Владимирович, воевода Уфы - 64
Аничков Филон Михайлович, новгородец - 18
Аннинский С. А. - 33
Анхимюк Ю. В. - 21,62, 95
Аргамаков Григорий, дворянин - 6,93,94
Ардабацкая А. М. - 80,105,106
Аристов Савва, чиновник - 66
Арцыбашев Н. С. - 74
Афанасий, игумен Устюга Великого Троицкого монастыря - 59
Ахамашуков-Черкасский Василий Петрович,
князь, окольничий - 46-52, 59
Ахамашуков-Черкасской Петр, князь - 94
Ахмет Ага, турецкий посол - 81
Б
Баженов Овдоким, рыбник, сосед - 106
Баловень Ивашка, лавочник, сосед - 106
Баловень (Баловнев Михаил), атаман- 19
Баранцов Федор, голова - 93
Барсуков А П. - 3, 59, 68, 82, 90,101
Барыбин (Борыбин) Тимофей, саратовец - 111
Бахрушин С. В. - 44, 83, 84
Бегишев Бекбулат, служилый татарин - 54
Безобразов Иван Романович, воевода Сургута - 96
Бекеш Тимошка, рыбник - 106
Беклемишевы - 69
Белозер Сенька, стрелецкий пятидесятник - 51
Белокуров С. А. - 93,110
Березский Богдан, подьячий - 17
Бестужев Никита, стрелецкий голова приказа
московских стрельцов - 47,49,51
Бестужевы - 1 7
Бибиков Г. Н. - 75
Благой Афанасий, тушинский воевода - 63
Боборыкин Тимофей Васильевич, воевода Мангазеи - 44
Бобрищев-Пушкин Иван Гаврилович, воевода Касимова - 96
Богоявленский С. К. - 58,99
Богуславский В. В. - 4, 30, 78,95
Болотников Иван Исаевич - 5,6, 31, 63,92, 93
Болотников Иван, дьяк - 79
Болтин Аверкий Федорович, воевода Саратова - 56,87
Болтин Баим, воевода Терского городка - 41,42
Болтин Семен Иванович, стрелецкий голова - 42
Борис Годунов, царь - 5, 31,63,70
Борятинский Василий, князь - 92, 94
Борятинский Иван Михайлович, князь - 81,93
Борятинский Михаил Петрович, князь, посол в Персию - 22, 23
Борятинский Федор Петрович, князь, воевода Казани - 41
Ботемской Ивашка, рыбак, сосед - 107
Будила, польский полковник - 73
Буженинов И. И. - 58
Булат бек, персидский посол - 22,23
Бутурлин Василий Иванович, чашник - 7,8
Бутурлин Василий Клепик Федорович, дворянин - 7
Бутурлин Иван Михайлович, воевода - 63
Бутурлин Клепиков Федор Васильевич, стольник - 7
Бутурлин Петр Иванович, воевода Алатыря - 94
Бутурлин Петр, тушинский воевода - 63
Бутурлин Федор, воевода в Ливнах - 79
Бухвостов Иван, сын боярский Новгородского митрополита - 51
В
Валишевский К. - 97,98
Варфоломеев Карп, начальник даточных
людей Вологодского архиепископа - 51
Василий Дмитриевич, Великий князь Московский - 69
Василий Иванович Шуйский, царь - 5-7,18, 31, 32, 63, 70, 72, 92-94
Василий Мангазейский - 44, 84
Василий III, Великий князь - 62
Василий, соборный поп Никольской церкви - 102,106,109
Васильев Гаранька, калачник - 106
Васильев Онофрей, лавочник - 106
Веглевская Анна - 45
Вельяминов Иван Матвеевич, воевода - 79
Вельяминов Иван Яковлевич, воевода Пелыма - 77
Вельяминов Леонтий Андреевич, стольник - 7
Вельяминов Мирон Андреевич, воевода Вязьмы - 41, 50, 52
Вельяминов Никита Дмитриевич, воевода Терского городка - 42
Верещагин Григорий Павлович, воевода - 67
Вершинин Е. В. - 77, 82,84
Веселовский Н. И. - 20, 64
Видекинд Ю. - 33
Витовтов Федор, подьячий в Старой Руссе- 14
Владимир, соборный протопоп - 61
Владислав Сигизмундович,
польский королевич - 7,12, 21, 32,45, 51, 71, 72, 75, 76,95
Власьев Тренька, лавочник, сосед - 106
Власьев Г. А. - 29, 31, 33
Вовина-Лебедева В. Г. - 74
Воейков Лука - 25
Волков Карп, голова - 93
Волконский-Шериха Федор Федорович,
князь, посол - 54, 55, 85, 86,110
Володимеров Офонька, рыбник - 106
Волохов Андрей Афанасьев, второй воевода в Мангазее - 43
Волынский Василий, второй воевода в Казани - 68
Волынский Федор, воевода Дорогобужа - 48, 52
Воронцов-Вельяминов Федор Семенович,
воевода в Ржеве Володимеровой - 23, 24
Вятченин Лучка, рыбак, сосед - 107
Г
Гагарин Иван, князь - 46
Гагарин Никита Никитич, князь,
воевода в Ржеве Володимеровой - 23
Геннадий, игумен Николы Чудотворца Вяжицкого
монастыря - 10,11,13
Гераклитов А. А. - 3,12,46, 56, 57, 59, 62, 67, 68, 73, 76, 77, 78, 80,87,
90,91, 95, 96,101,105,111
Годунов Матвей Михайлович, воевода Тюмени - 64
Годунов-Яскин Федор Алексеевич, воевода Пелыма - 76, 77
Голенищев Филипп, дьяк - 73
Голицын Андрей Андреевич, князь, боярин - 54,84
Голицын Андрей Иванович, князь - 91
Головин Петр Петрович, терский воевода - 63-66
Головин Семен, боярин - 68
Голохвастов Дмитрий, воевода Алатыря - 68
Гонсевский Александр Корвин,
польский комендант Москвы - 45,49, 71-73, 75
Горкунов Якунка, рыбак, сосед - 107
Горн Эверт, шведский военачальник - 15,17
Гороховленин Тренька, рыбак, сосед - 107
Горчаков Василий Андреевич, князь, воевода Царицына - 57
Горшков Петр, окладчик, лавочник - 102,106
Григорьев Пятой, дворцовый дьяк - 18
Григорьев Якушка, юртовщик, сосед - 107
Грязев Иван, дьяк - 23
Густав Адольф, шведский король - 14, 34, 35
Д
Давыдов Борис Никифорович, воевода Саратова - 63
Давыдов Василий, воевода Мангазеи - 82,83
Давыдов Ивашка, рыбак, сосед - 107
Данилов Михаил, думный дьяк - 7,94
Делавиль Пьер, француз на шведской службе - 32, 33
Делагарди Якоб, шведский полководец (Яков Пунтусович
Делегард) - 7,9,11,12,14,16,32, 34,35
Дмитрий Донской, Великий князь Московский - 4
Дмитрий Шуйский, князь - 6, 31
Дрожжин (Дружинин) Марк, астраханский
сын боярский (стрелецкий сотник) - 65
Дубман Э. Л. - 3,108
Е,Ж, 3
Екатерина И, императрица - 70
Елагин Богдан Захаров - 40
Елизарьев Гаврила, рыбак, сосед - 107
Ермольев Елфим, юртовщик, сосед - 107
Жеребилов Дмитрий, дьяк - 58
Житов, воевода Астрахани - 25
Жолкевский, польский гетман - 12
Забелин И. Е. - 30, 58
Загоскин Григорий Павлович - 16
Загоскин Иван Андреевич - 16
Загрязский (Загряжский) Андрей, писец - 25
Загрязский Петр - 56
Замятин Г. А. - 12,17, 29, 30, 33, 39
Замяткин Кондратий, рыбник, сосед - 106
Заруцкий Иван Мартынович, казачий атаман - 8, 20, 21, 64, 65
Засекин Григории Осипович, князь, воевода Саратова - 3
Звенигородский Семен Григорьевич, князь - 8
Зерцалов А. Н. - 40, 66, 70
Зиновьев Афанасий Алексеевич, судья - 58
Змеевы - 69
Зотов Гришка, рыбак, сосед - 107
И
Иван III, Великий князь - 30
Иван IV Грозный, царь - 4, 26, 63
Иван Дмитриевич, сын Марины Мнишек, «воренок» - 65
Иванов Юрка, рыбник, сосед - 106
Иванов Ивашка, рыбак, сосед - 107
Иванов Микитка, рыбак, сосед - 107
Иванов Митька, плотник, сосед - 107
Иванов Олешка, рыбак, сосед - 107
Иванов Сенька - 49
Иванов Тимошка, рыбник - 106
Игнатий, архимандрит Михайловского монастыря
в Великом Устюге - 61
Илейка Муромец, самозванец, «царевич Петр Ф едорович» - 63
Иловайский Д. И. - 46, 97
Ильин Сенька, рыбник - 106
Иона, ростовский митрополит - 61
Иосиф, архимандрит Ипатьевского монастыря - 110
Иосиф, архимандрит Новоспасского монастыря - 107,108
Исидор, новгородский митрополит - 7,10,14, 34, 38
Иштерек мурза, хан Большой Ногайской орды - 42
Иштерековы - 42
К
Казановский, польский гетман - 49
Кай-Салтан, персидский посол - 22
Караганов Микита, стрелецкий пятидесятник - 66
Карачурин Яков, терский сын боярский - 65
Карл IX, шведский король - 9
Карл Ф илипп , шведский королевич - 4, 5, 9,11-15, 29, 30, 33, 34, 38
Карташев Степан Еремеев, стрелецкий десятник - 111
Кернозицкий, тушинский полковник - 31
Киприан архимандрит - 15, 33, 38
Кирилл, митрополит -1 2
Кисельников Мишка, рыбник - 106
Китаев Карпушка, калачник, сосед - 107
Клокачев Дмитрий, мангазейский воевода - 82, 83
Ключарев Иван, дьяк - 55, 57, 86
Княжнины - 69
Кобзарева Е. И. - 5, 7, 8, 9,15,16,19, 29, 30
Коброн Самуил (Самойла Кобрин), шведский полковник,
щотландец -1 7 ,4 0
Коваленко Г. М. - 17, 33
Козлов Матюшка, нижегородец, откупщик - 108
Козловы - 69
Кокорев Григорий, мангазейский воевода - 82
Кокшаровский Богдан, нижегородец - 107
Колтовский Борис, воевода - 79
Колтовский Иван Александрович, воевода - 84
Колчурин Бекбулат - 54
Комнин Бахтеар, калачник, сосед - 107
Константинов Лучка, рыбник, сосед - 107
Копнин Третьяк, дьяк - 41
Корецкий В. И. - 75
Коржинский, пан, выходец из Литвы - 45
Коробьин Василий Гаврилович, посол в Персию,
окольничий, судья - 48,67,68,100
Коробьин Семен Гаврилович, московский посол - 18,39
Корсакова В. - 11,12, 72
Костомаров Н. И. - 11, 20,74
Котов Федот, купец - 43,67
Кошелев Никифор Михайлович, стрелецкий голова в Саратове - 78,80
Кривой Алексей, казачий атаман - 65
Кривоносов Оська, рыбник - 106
Кропоткин Иван Васильевич, князь - 37,38
Крышев Алексей - 65
Кувшинов Остафий, посол в Персию - 67,68
Кудрявцев Михаил, подъячий - 13
Кузнецов А. А - 67
Кузнецова Н. А. - 67
Кузьмины-Караваевы - 91
Кулпа Васька, рыбак, сосед - 107
Куракин Иван Семенович, князь, боярин - 76
Кутузов-Щука Иван Захарьевич, воевода Сургута - 96
Кутумов Арслан Алеевич, царевич - 95
Кучум, сибирский хан - 95
Кушева Е .Н .- 57
Кушелев Матвей - 37, 38
Л
Лаврентьев Агей, рыбник, сосед - 107
Лазарев Ивашка, стрелецкий пятидесятник - 49
Ларионов Григорий, разрядный дьяк - 54
Ларионов Федор, подьячий - 9
Ларионов Филипп, дьяк - 53
Ласкирев Никита Иванович, дворянин - 19
Лачинов Иев, голова - 93
Лебединский М. Ю. - 29-31, 33,40-42, 44, 46, 61
Лев, родоначальник рода Орловых - 69
Левашев Сергей, стрелецкий голова - 49
Левашов Федор Васильевич, воевода - 6, 7,17,94
Левшин Андрей, служка Новоспасского монастыря - 48, 50-52
Леонтьев Федор Исакович, посол в Персию - 21
Лжедмитрий I (Григорий Отрепьев) - 5,11, 70
Лжедмитрий II - 6, 20, 31, 93
Лжедмитрий III, Псковский вор Сидорка - 35
Лисовский А., польский полковник - 6, 7, 35, 62
Лихарев Петр - 88
Лихарев Семен - 88
Лихачев Федор, думный дьяк - 43
Лобанов-Ростовский Иван Семенович, князь, посол - 91
Ловчиков Федор Иванович - 61
Лугвенев Иван Дементьев - 39
Лугвенев Лобан - 8,14,18
Лупандины, новгородские помещики - 16,39
Лутохин Иван Захарьевич - 9
Лыков Борис Михайлович, князь, боярин - 19, 23,100
Львов Алексей Михайлович, астраханский воевода - 23
Любомиров П. Г. - 11, 66, 75
Ляпунов Прокопий Петрович, воевода - 7, 8,11,12,14, 94
м
Магмет Сали бек, персидский посол - 97
Магомет-Кул (Маметкул), царевич - 95
Макарий, архиепископ Сибирский и Тобольский - 82
Максимов Ивашка, рыбак, сосед - 107
Максимов Ортюшка, рыбак, сосед - 107
Максимов Фролка, сапожник - 106
Малафьев Сергей, рыбак, сосед - 107
Марина Мнишек, «царица» - 64
Мария, жена кн. Ф. Т. Черново-Оболенского - 10,17,18
Марья, вдова - 37
Матвеев Гордюшка, юртовщик, сосед - 107
Матушкин Федька, рыбак, сосед - 107
Мелентьев Перфилий, служка Новоспасского монастыря - 107
Мельников Степан - 54
Микулин Андрей - 6
Микулин Петр, дьяк - 20,21
Милославская Мария Ильинишна, царица - 28, 58
Милославская Мария Михайловна, жена Е. Ф. Мышецкого - 39, 58
Милославские - 30
Милославский Григорий Михайлович - 39, 58
Милославский Илья Данилович - 58
Милославский Михаил Иванович, дьяк - 58
Минин Козьма - 10,66,76
Минин Якуш, казанский посадский человек - 23
МинхА. Н. - 26
Михаил Всеволодович Черниговский, святой князь - 4,29, 30
Михаил Федорович Романов, царь - 4,15,17,18,23-26,29,34,35,38,
40,46, 54, 55,62-66,68,70, 75-77, 85, 86,88,92,94, 95,101
Михаил Юрьевич, князь, родоначальник князей Мышецких - 30
Михеев Приезжий, крестьянин - 29
Мокеев Игнат Яковлевич - 35
Мониер Антоний (Антон Монир), шведский посол - 25,44, 81
Морозов Василий Петрович, боярин, воевода Казани - 68
Мортенсон Моне, шведский дьяк - 17
Мстиславский Федор Иванович, князь, боярин - 73
Мурат, турецкий султан - 81
Мурат-бек, персидский посол - 97
Мусал, татарский (черкесский) князь - 110
Мышецкий Андрей (Федор), князь - 30
Мышецкий Андрей Иванович, князь - 31
Мышецкий Андрей Мурзин, князь - 37
Мышецкий Андрей Федорович, князь - 31, 34,40
Мышецкий Богдан Федорович, князь - 31, 36, 37
Мышецкий Борис Ефимович, князь - 55, 61
Мышецкий Григорий Федорович, князь - 31,40
Мышецкий Данила Ефимович, князь - 53, 55, 58, 59, 61
Мышецкий Данила Тимофеевич, князь,
двоюродный дядя Е. Ф. Мышецкого - 32
Мышецкий Егуп Андреевич, князь - 37
Мышецкий Ефим Федорович, князь - 16,23,29-61,67, 68, 69, 84,86,87
Мышецкий Иван Александрович, князь - 30
Мышецкий Иван Иванович, князь
прадед Ефима Федоровича Мышецкого - 30, 31
Мышецкий Иван Федорович, князь - 34, 37
Мышецкий Кузьма-Мурза Федорович,
князь - 22, 31, 34, 36, 37, 38, 40
Мышецкий Матвей Андреевич, князь - 37
Мышецкий Михаил Тимофеевич, князь - 34, 36
Мышецкий Мурза Иванович, князь - 31
Мышецкий Роман Андреевич, князь - 37
Мышецкий Тимофей Иванович, князь - 31
Мышецкий Тимофей, князь, племянник кн. Е. Ф. Мышецкого - 55
Мышецкий Федор Иванович, князь - 31
Мышецкий Федор Семенович, князь - 33,39
Мышецкий Федор Федорович, князь - 31, 32, 34, 38
Мышецкий Яков Ефимович, князь - 61
Мякинин Курап - 8,18
Мясоедов Абакум - 50
Н
Нагово Богдан, калужский воевода - 46, 47
Назимов Никита -1 7
Накашидзе Н. Т. - 29, 55,85,110
Нарбековы, новгородские помещики - 16, 39
Нащокин Ф. В. - 58
Неверов Михаил, дьяк - 100
Неклюдов Федор Никитич - 17
Неронов Иван, протопоп - 61
Никандр, архимандрит Юрьева монастыря - 8, 34
Никитин Владимир, лавочник - 106
Никифор, грек, грузинский нареченный митрополит,
посол - 55, 85, 86, 87,109,110
Никон, патриарх - 60, 61
Иовоселъский А. А. - 42,43
Новосильцев Петр Федорович - 59
О
Оболенский Андрей Борисович, князь - 28
Оболенский Борис Васильевич, князь - 4
Оболенский Василий Михайлович, князь - 4
Оболенский Венедикт Андреевич, князь, окольничий - 28
Оболенский Григорий Венедиктович, князь - 28
Оболенский Иван Венедиктович, князь - 28
Оболенский Константин Иванович, князь - 4
Оболенский Константин Семенович, князь Оболенский Константин Юрьевич, князь - 4
Оболенский Матвей Венедиктович, князь - 28
Оболенский Семен Иванович, князь - 4
Оболенский Тимофей Васильевич, князь - 4, 5
Оболенский-Сухорук Михаил Константинович, князь - 4
Оболенский-Черный Федор Михайлович, князь, боярин - 4
Оболенский-Щепа Дмитрий Семенович, князь - 4
Обольянинов Григорий Степанович - 18
Обухов Алексей - 37
Овсянников Семен, лавочник - 106
Огалин Афанасий, коломенский помещик - 48
Одинокое А. Н. - 30
Одоевский Иван Никитич Большой, боярин, князь,
новгородский воевода - 7-10,17, 34, 35, 38
Одоевский Иван Никитич Меньшой, боярин, князь, воевода Оксин Сережка, рыбак, сосед - 107
ОлеарийАдам - 22, 26, 27, 33,99,103,109
Олтина Иван, лавочник - 106
Олферьев Исачко, рыбак, сосед - 107
Олферьев Федор, крестьянин - 45
Олфимов Михаил, дьяк - 81
Ольгерд, литовский князь - 4
Ольшевский Симон, воевода Кричева, подстаростье - 60
Ондреев Епишка, рыбак, сосед - 107
Ондреев Панька, рыбак, сосед - 107
Онтипин Ларя, гонец свияженин - 23
Онучин Андрей - 67
Оппокова В. И. - 106
Орел Василий Тимофеевич - 69
Орлов Василий Никитич - 71
Орлов Василий Никитич, московский жилец - 70
Орлов Василий Фролович - 69
Орлов Владимир Лукьянович, губной староста - 70
Орлов Григорий Иванович - 70
Орлов Григорий Никитич, саратовский воевода - 56, 69-88
Орлов Иван Васильевич - 69
Орлов Иван Иванович - 70
Орлов Иван Леонтьевич, московский жилец - 69
Орлов Иван Никитич, дмитровский помещик - 69, 71
Орлов Иван Никитич, московский жилец - 70
Орлов Илья Васильевич - 69
Орлов Ларион Федорович - 88
Орлов Лукьян Иванович - 70, 71
Орлов Семен Васильевич, московский жилец - 69
Орлов Семен Никитич, московский жилец - 70, 71
Орлов Степан Тимофеевич - 69,
Орлов Федор Григорьевич - 88
Орлова Прасковья Федоровна - 88
Орлов-Давыдов В. - 71, 78
Осипов. Сидорка, рыбак, сосед - 107
Отрепьев Смирной Елизарьевич, дворянин - 9,10,11,13,14
Офонасьев Оська, рыбник - 106
Охтин Ивашка, рыбник - 107
П
Павлов А. П. - 21,62, 95
Паисий, иерусалимский патриарх - 59
Палицын Андрей Федорович, воевода - 57,82
Патрикеев Михаил, дьяк - 25
Перфильев Антон, лавочник - 106
Песочинский, польский пан - 51
Петелин Дружина, дьяк, посол - 91
Петров Наум, дьяк - 100
Петров Тарас, рыбник, сосед - 106
Пичета Владимир Иванович, историк - 76
Платонов С. Ф. - 71
Плещеев Андрей Осипович - 99
Плещеев Федор Кириллович, тушинский боярин - 6, 93
Плещеевы - 59
Плюшкины - 69
Погодин М. П. - 48
Пожарский Дмитрий Михайлович, князь - 10-14, 47, 66, 71, 72, 73,
75, 76, 80, 88, 94,102
Пожарский-Лопата Дмитрий Петрович, князь,
в оев о д а Самары - 20, 64
П озд еев Иван, д ь я к - 94
П озд еев Марк - 41
Полиевктов М. А. - 54, 55, 57, 85, 86, 87
Половцов А. А - 78
Полторацкий А. В. - 14
Попов НА. - 19, 46, 79,95
Порецкий Большой Иван Иванович - 5
Порецкий Меншой Иван Иванович - 5
Проестов Степан Матвеевич, окольничий - 84
Прозоровский Семен Васильевич, князь - 35
Прокофьев Ивашка, рыбник - 106
Пронский Михаил Петрович, князь, стольник - 109
Прончищев Осип - 41
Проскурнин Ивашка, рыбак, сосед - 107
Протасьев Данила Келарев, голова - 93
Протопопов Иван Елизарович, судья - 58
Пуляев Артемий - 1 9
Путятин Иван Семенович, князь - 39
Пушкин Борис Иванович, воевода - 84
Р
Рабинович Я. Н. - 33,47, 56, 57, 67
Рагозин Иван - 79
Ресницын Григорий Андреевич - 15
Рогожин Н. М. - 5,92
Родионов Микита, лавочник - 106
Родионов Митька, рыбник - 106
Родионов Филипп, лавочник - 106
Рожа Любим, рыбник, сосед - 107
Роман, холоп - 76
Романов Василий Никитич - 76
Романов Иван Михайлович, царевич - 82
Романов Иван Никитич (Каша), боярин - 75, 76
Романчуков Алексей Савинович, посол - 110
Ромодановский Иван, князь - 79
Ромодановский, князь - 66
с
Саакадзе Георгий, грузинский полководец - 98
Савелов Д. М. - 71-73
Савин Андрей, посол - 81
Сагайдачный Петр, гетман - 95,96
Салтыков Борис Михайлович, боярин - 7,84
Салтыков Иван Иванович, воевода Астрахани - 25
Салтыков Иван Михайлович, боярин, новгородский воевода - 32
Салтыков Михаил Григорьевич, боярин - 31
Салтыков Михаил Михайлович, окольничий - 58, 84
Самсон, поп - 103,106
Самсонов Савва, дьяк - 58
Сахаров Степан, сын боярский суздальского архиепископа - 48
Свердлин Лев Наумович, актер - 75
Светешников Надея, ярославский купец - 108,109
Седенькой Ивашка, рыбак, сосед - 107
Седов П. В. - 15
Секерин (Секирин) Перфирий Иванович - 13, 68
Селин А. А. - 5, 6,10,17, 29, 30, 36, 39
Семенов Алеша, устюжанин - 60
Семенов Илюшка, калачник, сосед - 107
Семенов Полунка, лавочник - 106
Семенов В. Н. - 61, 73, 79, 80,89, 90,101
Сергеев Наум, служка Троице-Сергиева монастыря - 49
Сефи, персидский шах - 110
Сигизмунд III, польский король - 40,45, 71, 72, 75, 80, 88, 95
Сильвестр, епископ Корельский и Орешковский - 32
Сицкий Андрей Юрьевич, князь, боярин - 77
Сицкий Юрий Андреевич, князь, воевода Астрахани - 19, 85
Скопин-Шуйский Михаил Васильевич, князь, боярин - 31, 32,93
Скрипицын Тугарин, служка Троице-Сергиева монастыря - 49
Скрынников Р. Г. - 66, 75
Сланг Клаас, шведский военачальник - 33
Смирнов П. П. - 26, 90,102,103
Смирнов С. -1 1
Смывалов Михаил, дьяк в Астрахани - 25
Совин Андрей - 24
Соковнин Сунгур, воевода Дорогобужа - 48, 52
Сокуров Прокофий - 25
Соловьев С. В. - 35
Соловьев С. М. - 11, 74,97, 98
Сологубов Микифор, сотник - 56
Спешнев Чегодай Васильевич - 85
Спиридонов Пятой, дьяк - 84
Станиславский А. Л. - 19, 70, 91, 95
Сташевский Е. Д. - 100
Степанов (Панов) Федор, дьяк - 96
Степанов Карпунка, рыбник - 106
Степанов Олферий, окладчик, лавочник - 106
Стогов Остафий - 36
Сторожев В. Н. - 7, 94
Стравинский Я., польский воевода - 6
Струсь, польский полковник - 73
Суздальцов Олешка, рыбак, сосед - 107
Сулешов Юрий Яншевич, боярин - 99
Суханов Арсений, старец - 110
Сухой Иван, лавочник - 106
Сухотин Л. М. - 5, 6,18,19, 62, 70, 93
Т
Талызин Микифор, дьяк- 99
Тамерлан - 26
Татарин Лучка, рыбак, сосед - 107
Татищев Игнатий Петрович, думный дворянин, посол - 91
Татищев Никита Алексеевич, отец В. Н. Татищева - 88
Татищев Степан Лазаревич, посол, воевода,
прадед В. Н. Татищева - 10,12
Татищев Федор Алексеевич, дядя В. Н. Татищева - 88
Татищев В. Н. - 74, 88, 97, 99
Татищев С. С. - 88
Теглев Степан Васильевич - 11
Теймураз, грузинский царь - 54, 55, 57, 85, 87,98,109,110
Терентьев Микита, целовальник - 103,106
Тимофеев Иван, дьяк - 23
Тинехматов Яштерек мурза, кекуват - 42
Тинмаметевы - 42
Тиханов Михаил Никитич, посол в Персию - 20
Тиханов Мишка, рыбак, сосед - 107
Трепавлов В. В. - 20
Троекуров Роман, тушинский воевода - 63
Трофимов Иван, дьяк в Астрахани - 25
Трофимов Степан, окладчик, рыбник - 102,106
Трубецкой Дмитрий Тимофеевич, князь,
боярин - 16,17, 35, 44, 70, 74, 94
Трубецкой Тимофей Романович, князь - 91
Трусов Андрей - 9,11
Тупикова Н. А. - 6,93,94
Тургенев Наум, служка Сергиева монастыря - 49
Турус Ивашка, калачник, сосед - 107
Тушин Богдан Петрович - 16
Тушин Федор Петрович - 16
Тушины, новгородские помещики - 16
Тюменцев И. О. - 6,93,94
Тюменцева Н. Е, - 6,93,94
Тюфякин Григорий Васильевич, князь - 96-99
Тяпкин Иван, стрелецкий сотник - 51
У
Ульянов Иван, окладчик, лавочник - 102,106
Ураз-Мухаммед, касимовский царь - 93
Урмаметевы - 42
Урусун-бек, персидский посол - 97
Ф
Федор Борисович Годунов, царь - 5
Федор Иванович, царь - 31,91
Федоров Гаврила, рыбник, сосед - 106
Федоров Мишка, рыбак, сосед - 107
Федоров Петрушка, гребенский казак - 57
Федоров Якушка, рыбак, сосед - 107
Федотов Иван, стрелецкий пятидесятник - 51
Феодосий, Чудовский архимандрит - 100
Феофилатьев (Фефилатьев) Григорий Иванович,
воевода Саратова - 6, 90-111
Феофилатьев Богдан Иванович жилец - 91
Феофилатьев Богдан Иванович,
выборный дворянин из Юрьева Польского - 91
Феофилатьев Василий Григорьевич, воевода Саратова - 90,111
Феофилатьев Денис Юрьевич - 91
Феофилатьев Иван Андреевич,
выборный дворянин из Юрьева Польского - 91
Феофилатьев Степан Юрьевич - 91
Феофилатьев Юрий Андреевич,
выборный дворянин из Юрьева Польского - 91
Феофилатьева Пелагея Федоровна - 96
Фефилатьев Иван - 91
фигаровский В. А. - 29, 30, 38, 39
Филарет, патриарх - 24, 76, 80
Филатова Т. - 97
филипьев Иван, лавочник - 106
Фомин Иван, служка Симонова монастыря - 48, 49
Фомин Любим, рыбник, сосед - 107
Фомин Мартынко, калачник - 106
Фролов Ивашка, юртовщик, сосед - 107
Фролов Пронька, лавочник, сосед - 106
Фроловы - 69
Фроловы-Багреевы - 69
X
Хватов Артемий, дьяк, посол - 85,110
Хворостинин Иван Дмитриевич, князь, воевода Астрахани - 63,
Хил ков Борис Андреевич, князь, воевода Уфы - 64
Хил ков Иван Андреевич, князь, судья - 58
Хлопов Гавриил Васильевич - 88
Хмельницкий Богдан - 60
Хованский Андрей Андреевич астраханский воевода - 23
Хованский Иван Андреевич, князь - 40,41
Ходкевич, гетман - 73-75
Хозя Муртоза, персидский купец - 64
Холмогоров В. И. - 25, 88
Холмогоров Г. И. - 25, 88
Хомутов Венедикт Васильевич - 39
Хомутов Петр Селянинов - 39
Хорошкевич А. Л. - 33
Хохлов, строитель крепости в Астрахани - 25
Хохлов Василий, стрелецкий голова - 65
Ц ,Ч
Цыпин Семен, рыбник, сосед - 107
Чемесов Степан Васильевич,
воевода Мценска и Саратова - 24, 25, 56, 78,80,99,107
Чемоданов Федор Иванович, воевода Саратова - 67,68,78,97
Черкасский Дмитрий Мамстрюкович, князь - 47, 62,102
Черново Оболенский Федор Тимофеевич, князь,
стольник, воевода Саратова - 4-29, 38-42,44, 58,68, 69, 93
Черной Ортемий, лавочник - 106
Черный Михаил - 65
Чириков Алексей Пантелеевич, стольник - 109
Чирков Борис Петрович, актер - 76
Чортов Д. И. - 34
Чуркин Семен - 65
Ш ,Щ
Шаховской Андрей, князь, воевода Старой Руссы - 14
Шаховской Иван Федорович Большой, князь,
воевода Саратова - 85,111
Шейн Михаил Борисович, боярин - 44, 46-48, 50,100,102
Шереметев Борис Петрович - 53
Шереметев Федор Иванович, боярин - 6, 53, 54, 63, 77, 94
Шишкин Федор Григорьевич, воевода Сургута - 96
Шкловский Виктор Борисович, писатель - 76
Шляк («граф Матияш Шляков»), датский посол - 27
Шуйский Иван Иванович, князь - 92
Шухлинский Роман - 36
Шушерин Алексей Никитич - 63, 66, 68
Шушерин Андрей - 66
Шушерин Иван Тимофеевич - 62
Шушерин Константин Никитич, воевода Саратова - 43, 62-68
Шушерин Никита Федорович, стряпчий - 62
Шушерин Роман Васильевич - 62
Шушерин Семен, казанский жилец - 63,64
Шушерин Тимофей Васильевич - 57
Шушерин Федор Васильевич - 62
Шушерин Федор Дмитриевич, думный дьяк - 62
Шушерин Яков Федорович - 62
Шушерины, смоленские дворяне - 62, 63
Щепотьевы - 69
Щулепниковы - 69
э, ю,я
Юрий Михайлович, князь Тарусский - 4, 30
Юшков А. - 63, 91
Яковлев Вавила, рыбник, сосед - 106
Яковлев Гришка, рыбник, сосед - 107
Яковлев Офонька, рыбак - 106
Яковлев А. И .- Б
Якубов К. И. - 35
Я куш кин Иван - 14
Ян Казимир, польский королевич - 45
Янин В. Л. - 3 3
ЛИ ТЕРАТУРА
1.
ИСТОЧНИКИ
А ) Архивны е документы
Документы Новгородского оккупационного архива
Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarkivet fr&n Novgorod (RA, NOA)
Выпись из ужинных и умолотных книг ... Старорусского уезда.
1614/1615 // RA, NOA. Serie 2: 66. Л. 10.
Грамота бояр и воевод подьячему Михаилу Кудрявцеву ехать по
Вельской дороге для встречи послов Новгородского государства,
возвращающихся из Ярославля и для сбора кормов для послов.
1612.13.08 // RA, NOA. Serie 2: 56. Л. 69-70.
Грамота бояр и воевод Степану Васильевичу Теглеву о даче жене
посланного в Ярославль кн. Ф. Т. Черного Оболенского хлеба из
опального хлеба Андрея Трусова. 1612. 3.06 // RA, NOA. Serie 2: 356.
Л. 81, 85.
Грамота кн. И. Н. Одоевского и дьяков князю Ивану Васильевичу
(Кропоткину?) по челобитной Матвея Кушелева с повелением по­
считать помещиков и погощан Теребужского погоста в платежах с
князьями Мурзой и Ефимом Федоровыми Мышецкими. Январь
1612 г. // RA, NOA. Serie 2: 73. Л. 197.
Дачные книги Водской пятины. 1611/12 //RA, NOA. Serie 1: 21.
С. 7-9.
Дачные книги Деревской пятины. 1610/11 // RA, NOA. Serie 1: 38.
Л. 3-5.
Дачные книги Деревской пятины. 1611/12 // RA, NOA, Serie 1: 20.
С. 9-11.
Дело о спорном поместье Д. И. Чортова. 1611. 6.08 - 1612. 14.07
// RA, NOA. Serie 2 : 193-А.
Дело по челобитной Григорья Ондреева сына Ресницына о поме­
стье своего отца в Деревской пятине. 1613, март // RA, NOA. Serie
2:186. Л. 44.
Дело по челобитной крестьянина Приезжего Михеева... 1612.
22.08 // RA, NOA. Serie 2:174. Л. 28-31.
Дело по челобитной стольника кн. Ф. Черного Оболенского о невзимании кормов с его поместья в Обонежской пятине вконец разо­
ренного литовскими людьми. 1612, мая // RA, NOA. Serie 2: 354.
Л. 38-40.
Дозорная книга Водской пятины (Корельской половины). 1612
// RA, NOA Serie 1: 39. С. 73, 84-86.
Книги записи поместных пошлин с трех пятин, Водской, Шелонской и Деревской. 1612/13 // RA, NOA. Serie 1:100. С. 4-5.
Отдел неслуживым Остафием Стоговым кн. Мурзе и кн. Ефиму
Федоровым Мышецким поместья кн. Богдана Федорова Мышецкого
в Еглинском погосте Деревской пятины. 1612, янв. // RA, NOA. Serie
1:75. С. 965-978.
Отдел неслуживым сыном боярским Водской пятины Алексеем
Обуховым прожиточного поместья вдове Марье, жене князя Михаи­
ла Тимофеева сына Мышецкого, с дочерью в Егорьевском Лопском и
Егорьевском Теребужском погостах Водской пятины, частей поме­
стья ее мужа - кн. Ефиму Мышецкому и кн. Ивану Васильеву сыну
Кропоткину и отписка части поместья кн. М. Т. Мышецкого на госу­
даря. 1612. 25.09 // RA, NOA. Serie 1: 69. С. 235-243.
Отдел неслуживым сыном боярским Водской пятины Алексеем
Обуховым прожиточного поместья вдове Аксинье, жене кн. Андрея
Мурзина Мышецкого с детьми поместья князей Егупа, Романа и
Матвея Андреевых детей Мышецкого в Лопском погосте Водской
пятины и части того же в Малой Лопце князю Ивану Федорову Мы­
шецкому и князьям Мурзе и Ефиму Федоровым Мышецким. 1612.
10.11 // RA, NOA. Serie 1: 69. С. 132-143.
Отдел Романом Шухлинским корелского города Воскресенья
Христова поповской деревни Кивгоды кн. Ефиму Федорову сыну
Мышецкому. 1612.15.03 // RA, NOA. Serie 1: 62. С. 409-412.
Память Г. С. Обольянинову о даче семян дворцовому дьяку Пя­
тому Григорьеву и Ф илону Оничкову из отписного поместья Лобана
Лугвенева, что было дано кн. Федору Оболенскому. 1614, авг. // RA,
NOA. Serie 2:148. Л. 13.
Память Ф. Н. Неклюдову и подьячему Б. Бересскому о даче хлеба
вдовам детей боярских. 1614.12.09 // RA, NOA. Serie 2: 289. Л. 1.
Поручная запись новгородских детей боярских по Богдане и Фе­
доре Петровым детям Тушина. 1613. 23.12 // RA, NOA. Serie 2:128.
Поручная запись по кн. Федоре Семенове Мышецком. 1614. 24.03
// RA, NOA. Serie 2:172. Л. 81.
Розыск об изменничьем имуществе Григория Павлова сына За­
госкина и Ивана Андреева сына Загоскина. 1613. 3.10 - 1614. 29.07
// RA, NOA. Serie 2 : 101-В. Л. 3, 8-9.
Роспись новгородского войска. 1613, март // RA, NOA. Serie
2 : 170-В. Л. 11.
Роспись, сколько в Водской пятине дворянам и детям боярским
и вдовам и недорослям дано поместий по приговору бояр и воевод
Якова Пунтусовича Делегарда да князя Ивана Никитича Болшого
Одоевского в нынешнем во 122 г. // RA, NOA. Serie 2: 79. Л. 21-22.
Челобитная боярам и воеводам Обонежской пятины Игната
Яковлева сына Мокеева с просьбой о пожаловании за службу и за тю­
ремное сидение в Орешке. 1612.14.05 // RA, NOA. Serie 2: 71. Л. 68.
Челобитная боярам и воеводам подьячего Федки Ларионова о
даче денег из государевой казны. 1611. Декабря 28 // RA, NOA. Serie
2: 71. Л. 4.
Челобитная Федора Витовтова, Андрея Шаховского о том, перепи­
сывать ли им заново поместья Ивана Якушкина, Смирного Отрепьева
и князя Федора Черного Оболенского // RA, NOA. Serie 2: 51. Л. 81.
Документы РГАДА
Отписка кн. Д. Т. Трубецкого царю. 1614 г. //РГАДА. Ф. 96. Сно­
шения со Швецией. 1614. Д. 1. Л. 101.
Перечень полоняников, упомянутых в списке, полученном из
Посольского приказа, но в Новгороде не найденных // РГАДА. Ф. 96.
Сношения со Швецией. 1615. Д. 3. Л. 212-213.
Список с росписи русских пленных, составленный в Посольском
приказе // РГАДА. Ф. 96. Сношения со Швецией. 1615. Д. 3. Л. 101-106.
Б) Публикация источников
Акты, собранны е в библиотеках и архивах Российской импе­
рии Археограф ической экспедицией Академии Наук. СПб., 1836.
Т. 2 (ААЭ)
Отписка Устюжан к Вычегодцам в июле 1612 г. Переговоры По­
жарского с новгородцами. Речи новгородских посланников игумена
Геннадия
Николы
Чудотворца
Вяжицкого
монастыря,
кн.
Ф. Т. Черного-Оболенского. Список. 1612 г. //ААЭ. СПб., 1836. Т. 2.
№210. С. 366-370.
Отписка устюжан к вычегодцам, с приложением трех отписок к
воеводе князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому с товарищами:
от Новгородского Митрополита Исидора, о немедленном отправле­
нии из Новгорода в Ярославль посланников с полномочием, для со­
вещания об избрании шведского королевича на Российский пре­
стол; от воеводы князя Одоевского и всех новгородцев о том же; от
шведского полководца де ля Гарди о согласии его послать в Яро­
славль опасный лист для беспрепятственных сношений князя По­
жарского с новгородцами. 1612 года в июне. // ААЭ. СПб., 1836. Т. 2.
№ 208. С. 352-358.
Отписка Ф. Годунова в Пермь о помощи // ААЭ. СПб., 1836. Т. 3
(1613-1645). № 326. С. 480.
Акты Московского государства, изданные Академией Наук.
Разрядный приказ. Московский стол /п о д ред. Н .А.П опова.
СПб., 1890. Т. 1 (1 5 7 1 -1 6 3 4 ); СПб., 1894. Т. 2 (1 6 3 5 -1 6 5 9 ) (АМ Г)
Дело по челобитью вяземского воеводы Мирона Вельяминова о
пожаловании его за службы поместною и денежною придачей 1634,
декабря 31 // АМГ. СПб., 1890. Т. 1. № 705. С. 649.
Дело по челобитью Ивана Матвеевича Вельяминова о пожалова­
нии его за службы. Апрель 1633 г. // АМГ. Т. 1. № 515. С. 491.
Дело по челобитью Ивана Ромодановского и Бориса Колтовского
о придаче им за Тульскую службу поместных и денежных окладов.
Октябрь 1633 г. // АМГ. Т. 1. № 573. С. 538.
Доклад и боярский приговор о нетчиках // АМГ. Т. 1. № 185.
С. 200.
Книга, а в ней писаны бояре, и окольничие и думные люди с де­
нежными оклады, а стольники, и стряпчие и дворяне московские, и
дьяки, и жильцы из городов дворяне ...124 году // АМГ. Т. 1. № 108.
С. 138-147.
Отписка Мещевского воеводы «о польских вестях», сообщенных
ему крестьянином Федором Олферьевым. 1632 март // АМГ. Т. 1.
№ 331. С. 348.
Отписка Мещевского воеводы о намерении пана Коржинского
выехать из Литвы на государево имя. 1632, июнь // АМГ. Т. 1. № 344.
С. 357-358.
Отписка Устюжского воеводы, кн. Еф. Мышецкого, о прибытии
на Устюг под караул Кричевского подстаростья Симона Ольшевско­
го с челядником. После 4 декабря 1654г. //АМГ. СПб., 1894. Т .2.
№ 627. С. 393.
Память из Разряда в Стрелецкий приказ о посылке 500 стрель­
цов в Дорогобуж на подводах. 1633, октября 8 //АМГ. Т. 1. №564.
С. 533.
Разрядная
выпись
по
челобитью
князя
АхамашуковаЧеркасского да князя Ефима Мышецкого о пожаловании их за Доро­
гобужскую службу поместною и денежную придачей. 1634, сентября
20 И АМГ. Т. 1. № 696. С. 634-637.
Распросные речи Анны Веглевской «о польских вестях». 1632
//АМГ. Т. 1. № 345. С. 358.
Челобитная князя Ефима Мышецкого о поверстании его детей
поместными и денежными окладами из его оклада. Д о 3 февраля
1649 г. // АМГ. Т. 2. № 381. С. 241.
Д ополнения к Актам историческим, собранные и изданны е
Археограф ической Комиссией. СПб., 1846. Т. 1, 2 (ДАИ )
Грамота Шведского принца Карла Филиппа Новгородским ми­
трополиту Исидору, воеводе князю Ивану Одоевскому и земским чи­
нам о принятии мер по истреблению Гдовских и Тихвинских мятеж­
ников и о скорейшей присылке в Выборг уполномоченных от всего
государства. 1613, августа 7 // ДАИ. СПб., 1846. Т. 2. № 5. С. 8-10.
Дело о раздаче помещикам новгородских поместий по пригово­
ру Эверта Горна и князя Ивана Одоевского. 1615, апрель // ДАИ. Т. 2.
№ 40. С. 69.
Отписка кн. Д. М. Пожарского и Ярославской Земской думы ми­
трополиту Исидору. [1612 г.] // ДАИ. Т. 1. № 164. С. 286-290.
Поручная запись кн. И. С. Путятина и др. лиц за Лупандиных и
Нарбековых. 1613, ноября 20 // ДАИ. Т. 2. № 9. С. 17-18.
Поручные записи по Новгородских помещиках и помещицах о
неотъезде их из своих поместий за Новгородский рубеж. Поручная
запись кн. Ф. Т. Черново-Оболенского и др. лиц по кн. Ефиме Федо­
рове с. Мышецком. 1614, января 17 // ДАИ. Т. 2. № 9. С. 17-19.
Приговор митрополита Исидора, воеводы князя Ивана Одоев­
ского и земских чинов об отпуске в Выборг уполномоченных для
предложения шведскому принцу Карлу Филиппу новгородского
престола. 1613, июля 27 // ДАИ. Т. 2. № 4. С. 5-8.
Приговор Новгородских митрополита Исидора, воеводы князя
Ивана Одоевского и земских чинов об отпуске в Стокгольм Юрьев­
ского архимандрита Никандра с уполномоченными, для предложе­
ния российского престола одному из шведских принцев, Густаву
Адольфу или Карлу Филиппу. 1611, декабря 25 //ДАИ. Т. 1. № 162.
С. 283-285.
Книги разрядны е и Дворцовые разряды
Дворцовые разряды по высочайшему повелению изданные II
отделением собственной ЕИВ канцелярии. В 4-х томах. СПб., 1850.
Т. 1; СПб., 1851. Т. 2.; СПб., 1852. Т. 3.
Книги разрядные по официальным оных спискам. В 4-х томах.
СПб., 1853. Т. 1 [1614-1627); СПб., 1855. Т. 2.
Разрядная книга 1475-1598 гг. М., 1966.
Разрядная книга 1559-1605 гг. М., 1974.
Разрядная книга 1598-1638 гг. М., 1974.
Акты Х олмогорской
// РИБ. СПб., 1890. Т. 12
и Устюжской епархий
1500-1699 гг.
Роспись Троицкого Гледенского монастыря вотчинным путям
до 7170 года с приписью к ним путей частью на старые частью на
новые вотчины. 1666, май //Акты Холмогорской и Устюжской
епархий 1500-1699 гг. // РИБ. СПб., 1890. Т. 12. № 80. Стб. 336-341.
Государева грамота на Устюг Великий к воеводе князю Евфимию Мышецкому о вводе во владение устюжанина Алеш ку Семено­
ва его купленными и по закладным приобретенными деревнями,
отобранными на государя. 1652, января 28 //РИБ. Т. 12. № 61.
Стб. 269-270.
Царская грамота на Устюг воеводе князю Мышецкому о выдаче
устюжанину Алешке Семенову из судного дела подлинных купчих и
о вклейке на место их списков с них, за рукою. 1652, февраль // РИБ.
Т. 12. № 60. Стб. 267-268.
Грамота патриарха Никона на Устюг Великий воеводе князю
Евфимию Мышецкому о высылке от Устюжских монастырей под
Смоленск подвод с телегами и проводниками //1654, июля 4
// РИБ. Т. 12. № 67. Стб. 290-291.
Грамота на Устюг Великий о невзимании с вотчин черных тяг­
лых монастырей Устюжского уезда даточных людей... 1656, августа
31 // РИБ. Т. 12. № 69. Стб. 294.
Грамота ростовского митрополита Ионы к Великоустюжскому
архимандриту Игнатию о разыскании беглых чернецов. 1656, после
августа 26 // РИБ. Т. 12. № 68. Стб. 292-294.
Кормлены е, приходно-расходны е, записны е и др. книги мос­
ковских приказов
Записная книга Московского стола 7145 г. // РИБ. СПб., 1888. Т. 10.
Записная книга Московского стола 7157 года // РИБ. СПб., 1888. Т. 10.
Записная книга Московского стола, 1636-1637 г. // РИБ.
СПб., 1886. Т. 10.
Записные книги Московского стола 1633-1634 г. // РИБ.
СПб., 1884. Т. 9.
Записные книги Московского стола 7147 г // РИБ. СПб. 1888. Т. 10.
Записные книги Московского стола. 1626, мая 5 - 1627, августа
31// РИБ. СПб., 1884. Т. 9.
Записные книги Московского стола. 1633, сентябрь - 1634, ав­
густ // РИБ. СПб., 1884. Т. 9.
Кормленая книга Галицкой Четверти 7121-25 гг. // Четвертчики
Смутного времени. 1604-1617 гг. (Смутное время Московского госу­
дарства. Вып. 9) / Пред. Л. М. Сухотина // ЧОИДР. 1912. Кн. 2.
Кормленая книга Костромской чети 1613-1627 гг. / Публ.
А. Н. Зерцалов
// Русская
историческая
библиотека
(РИБ).
СПб., 1894. Т. 15.
Кормленщики Галицкой четверти, их оклады и службы в Смут­
ное время (отрывки) // Четвертчики Смутного времени. 1604-1617
гг. //ЧОИДР. 1912. Кн. 2.
Приходно-расходная книга Разряда 7123 года: Приходнорасходные книги московских приказов. Книга первая // РИБ.
М., 1912. Т. 28.
Разрядные столбцы 122-124 гг. сыска денежных окладов
// ЧОИДР. 1912. Кн. 2.
Расходная книга Устюжской чети 127 г. // РИБ. М., 1912. Т. 28.
Расходные книги товарам и вещам. 1613-1614 гх. // РИБ.
СПб., 1884. Т. 9.
Собрание государственны х грам от и договоров, хранящ ихся
в Государственной
к о лл е ги и
Иностранных д е л
(СГГД).
СПб., 1819. Ч. 2; СПб., 1822. Ч. 3
Грамота царя Василия Ивановича в Корелу к епископу Сильве­
стру, к воеводе Мышецкому и ко всем жителям: о выводе из Корелы
российских подданных и об отдаче города и уезда шведам в порядке
выполнения ранее заключенного договора. Москва, 30 августа
1609 г. // СГГД. СПб., 1822. Ч. 2. № 191. С. 378-380.
Окружная Грамота (в списке) Военачальника Князя Дмитрия
Михайловича Пожарского в Сибирские города: о происшествиях в
Великом Новгороде и о присылке к нему в ополчение выборных от
всякого чина людей с полномочием для советования с новгород­
скими посланниками, избрать ли на Российское Царство шведского
Королевича Карла Филиппа. 1612 года, июня 10 // СГГД. СПб., 1819.
Ч. 2. № 282. С. 598.
Отписка (в списке) из Тюмени в Туринск об осаждении в Астра­
хани бунтовщика Ивашки Заруцкого и о готовности его сообщников
сдаться Государевым Воеводам и самого его выдать.1614, июль
// СГГД. СПб., 1822. Ч. 3. № 20. С. 97.
Отписка Сибирского и Тобольского архиепископа Макария в
Мангазею воеводе Григорию Орлову. 1633, август // СГГД.
СПб., 1822. 4.3. № 96. С. 339-340.
Челобитная польскому королю Сигизмунду III и его сыну Вели­
кому Государю Королевичу Владиславу Сигизмундовичу от Григорья Орлова: о пожаловании ему во владение поместья в Суздаль­
ском уезде сельца Нижняго Ландеха с деревнями, принадлежащаго
Князю Дмитрию Пожарскому, за измену его против их Государей.
Тут же и жалованная на оное поместье, от имени Бояр, Орлову Гра­
мота (в списке). 1611, Августа 17 // СГГД. СПб., 1819. Ч. 2. № 267
С. 566-567.
Грамота царя Василия Ивановича в Корелу к епископу Сильве­
стру, к воеводе Мышецкому и ко всем жителям: о выводе из Корелы
российских подданных и об отдаче города и уезда шведам в порядке
выполнения ранее заключенного договора. Москва, 30 августа
1609 г. // СГГД. СПб., 1822. Ч. 2. № 191. С. 378-380.
Труды СУАК
Гераклитов А. А. Материалы для истории Саратовского Повол­
жья: Столбцы Московского архива Министерства Юстиции // Труды
СУАК. Саратов, 1912. Т. 29. № 7. С. 66-68.
Грамота из Приказа Казанского дворца к саратовскому воеводе
Григорию Ивановичу Феофилатьеву об отдаче на оброк Новоспас­
скому монастырю (архим. Иосифу) саратовских подгородних Курдюмских и Чирлатовских рыбных ловель, вместо Иргизских, кото­
рые велено отписать на государя. Москва. 1635 г., марта 12 // Труды
СУАК. Саратов, 1888. Т. 1. Вып. 4. С. 441-445.
Грамота из приказа Казанского дворца к саратовскому воеводе
Степану Васильевичу Чемесову о пожаловании Новоспасского мона­
стыря архимандриту Иосифу с братьею рыбных ловель на оброк в
саратовских иргизских водах. Москва. 1631 г., декабря 26 // Труды
СУАК. Саратов, 1888. Т. 1. Вып. 4. С. 439-441.
Грамота из Приказа Казанского дворца к саратовскому воеводе
стольнику Алексею Пантелеевичу Чирикову о пожаловании Ново­
спасскому монастырю в г. Саратов дворового места бывшего Светешникова и ещё трех дворовых мест. 1652, мая 24 // Труды СУАК.
Саратов, 1888. Т. 1. Вып. 4. С. 446.
Грамота их Приказа Казанского дворца к воеводе Феофилатьеву
об отдаче Новоспасскому монастырю вместо Курдюмских и Чирла­
товских вод ... по-прежнему Иргизских вод. 1636, марта 22 // Труды
СУАК. Саратов, 1888. Т. 1. Вып. 4. С. 445-446.
Окладная роспись пятины 142 года по городу Саратову // Труды
СУАК. Вып. 33.1916. Саратов, 1916. С. XIII.
Отписка Саратовского воеводы Григория Ивановича Феофилатьева о сборе пятинных денег и отсылке их вместе с окладной
росписью в Москву. 11 января 1635 года // Труды СУАК. Вып. 33.
1916. Саратов, 1916. С. XII-XII1.
Боярские списки
Боярский список 119-го году сочинен до московского разорения при
Литве с писма думного дьяка Михаила Данилова // Сторожев В. Мате­
риалы для истории русского дворянства // ЧОИДР. 1909. № 3 (230).
Боярский список 1606-1607 гг. с указанием об участии в боевых
действиях против восставших // Народное движение в России в
эпоху Смуты начала XVII века, 1601-1608: Сборник документов
/ Отв. ред. Н. М. Рогожин. М.: Наука, 2003. № 39. С. 140.
Боярский список 1588-1589 годов // Станиславский А. Л. Труды
по истории государева двора в России XVI-XVII веков. М., 2004.
С. 202-248.
Боярский список 1602-1603 годов // Станиславский А. Л. Труды
по истории государева двора в России XVI-XVII веков. М., 2004.
С. 258-291.
Список
выборных
дворян
начала
1590-х
годов
// Станиславский А. Л. Труды по истории государева двора в России
XVI-XVII веков. М., 2004. С. 342-354.
Памятники дипломатических и торговых сношений Москов­
ской Руси с Персией. Т. 2, 3 / Под ред. Н. И. Веселовского
//Труды Восточного отделения императорского Русского ар­
хеологического общества. СПб., 1892,1898. Т. 21,22.
Посольство в Персию Михаила Никитича Тиханова // Памятники...
Т. 2 / под ред. Н. И. Веселовского // Труды... Т. 21. СПб., 1892.
Посольство
в
Персию
Федора
Исаковича
Леонтьева
// Памятники... Т. 3 // Труды... Т. 22. СПб., 1898.
Посольство
князя
Михаила
Петровича
Борятинского
// Памятники... Т. 3 / Труды... Т. 22. СПб., 1898.
Прочие источники
Акты XIII—XVII вв., представленные в Разрядный приказ
представителями служилых фамилий после отмены местничества
/ Собр. и изд. А. Юшков. Ч. 1 (1257-1613 гг.). М., 1898. № 261. С. 279280Белокуров С. А. Разрядные записи за Смутное время //ЧОИДР.
1907. Кн. 2. С. 15.
Документы
Разрядного
приказа
о
походе
Лисовского
// Памятники истории Восточной Европы. Кн. 1. М.; Варшава, 1995.
Донесение Я. Делагарди королю Густаву Адольфу. 1612. 23.8
//Арсеньевские шведские бумаги 1611-1615 гг. /Пер. А. В. Пол­
торацкого // Сб. Новгородского общества лю бителей древности
(НОЛД). Новгород, 1911. Вып. 5. С. 15.
Исторические материалы о церквах и селах XV1-XVIII вв, собран­
ные В. И. и Г. И. Холмогоровыми. ... Дмитровская десятина // ЧОИДР.
1911. Кн. 3.
Копия с грамоты Царя и Великого Князя Михаила Федоровича
свияжскому воеводе князю Ефиму Федоровичу Мышецкому, об от­
воде земли свияжскому служилому татарину Бекбулатке Колчурину
// Акты исторические и юридические и древние царские грамоты
Казанской и других соседственных губерний, собранные Степаном
Мельниковым (Далее - Акты Мельникова) Т. 1. Казань, 1859. № 10.
С. 16-18.
Мировая запись свияжского уезда служилого татарина Бекбулата Бегишева // Акты Мельникова. Т. 1. № 15. С. 28-29.
Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII века
(1601-1608). Сб. документов. М., 2003.
Новгородские записные кабальные книги 100-104 и 111 годов
(1591-1596 и 1602-1603 гг.). / Под ред. А. И. Яковлева. М.; Л., 1938.
Новый летописец / Полное собрание русских летописей (ПСРЛ)
Т. 14 Первая половина. СПб., 1910.
ОлеарийА. Описание путешествия в Московию //Россия XVXVII вв. глазами иностранцев. Л., 1986.
ОлеарийА. Описание путешествия в Московию и через Моско­
вию в Персию и обратно. СПб., 1906.
Осадный список 1618 г. // Памятники истории Восточной Евро­
пы. Том VIII. / Сост. Ю. В. Анхимюк, А. П. Павлов. М.; Варшава, 2009.
Первые месяцы царствования Михаила Федоровича (Столпцы
Печатного приказа) / под ред. Л. М. Сухотина. М., 1915.
Полиевктов М. А. Посольство князя Мышецкого и дьяка Ключа­
рева в Кахетию. Тифлис, 1928.
Псковские летописи. М., 1837 (изд. М. П. Погодина). С. 259.
Роспись русского войска, посланного против самозванца в 1604
году // Станиславский А. Л. Труды по истории государева двора в
России XVI-XVII веков. М., 2004.
Русско-чеченские отношения. Вторая половина XVI-XVII вв.
Сборник документов / Сост., введ., коммент. Е. Н. Кушевой. М., 1997.
С. 299.
Сыскная десятая о поместных и денежных окладах дворян и де­
тей боярских. Водская пятина Новгородского уезда. 2 мая 1619 г.
//Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII века.
№ 136. С. 269-270.
Утвержденная грамота об избрании на Московское государство
Михаила Федоровича Романова. 2-е изд. М., 1906.
Хождение
купца
Федота
Котова
в
Персию
/ Публ.
Н. А. Кузнецовой, отв. ред. А. А. Кузнецов. М., 1958.
Якубов К. И. Русские рукописи Стокгольмского Государственного
архива. М., 1890. (ЧОИДР, 1890. Кн. 1, 4).
2. ИССЛЕДОВАНИЯ
Акимова Т. М., Ардабацкая А. М. Очерки истории Саратова (XVII и
XVIII век). Саратов, 1940.
Барсуков А. Я Списки городовых воевод и других лиц воеводско­
го управления Московского государства XVII столетия по напеча­
танным правительственным актам. СПб., 1902.
Бахрушин С. В. Легенда о Василии Мангазейском // Бахрушин С. В.
Научные труды. М., 1955. Т. 3. С. 331-354.
Бахрушин С. В.
Мангазейская
мирская
община
в XVII в.
// Бахрушин С. В. Научные труды. М., 1955. Т. 3. С. 297-330.
Бахрушин С В. Сибирские слободчики (из истории колонизации
Сибири) // Бахрушин С. В. Научные труды. М., 1955. Т. 3. С. 212-225.
Бахрушин С. В. Сибирские слободчики (из истории колонизации
Сибири) // Бахрушин С. В. Научные труды. М., 1955. Т. 3.
Белокуров С. А. Поездка старца Арсения Суханова в Грузию
(1637-1640) // Христианское чтение. 1884. Март - апрель.
Бибиков Г. Н. Бои русского народного ополчения с польскими
интервентами 22-24 августа 1612 г. под Москвой // Исторические
записки. Т. 32.
Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII века. М.; Л., 1946.
Валишевский К. Первые Романовы. М., 1993.
Вершинин Е. В. Воеводское управление в Сибири (XVII век). Ека­
теринбург, 1998.
Видекинд Ю. История десятилетней шведско-московитской вой­
ны / Перевод С. А. Аннинского, А. М. Александрова / Под ред.
В. Л. Янина, А. Л. Хорошкевич. М., 2000.
Власьев Г. А Потомство Рюрика. СПб., 1906. Т. 1. Князья Черни­
говские. Ч. 2. С. 170-250.
Бовина-Лебедева В. Г.
Новый
летописец:
история
текста.
СПб., 2004.
Гераклитов А. А. История Саратовского края в XVI-XVIII вв. Сара­
тов, 1923.
Гераклитов А. А. Список Саратовских и Царицынских воевод
XVII в. // Труды СУАК. Вып. 30. Саратов, 1913.
Дубман Э. Л. Князь Григорий Засекин - строитель волжских го­
родов. Самара, 2002.
Дубман Э. Л. Промысловое предпринимательство и освоение По­
низового Поволжья в конце XVI—XVII вв. Самара, 1999.
E.JI. Григорий Никитич Орлов //Русский биографический сло­
варь (далее - РБС) Половцова. Обезьянинов - Очкин. СПб., 1905.
Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столети­
ях. Кн. 1. Государев двор или дворец. М., 1990.
Замятин Г. А. Борьба за Псков между Московским государством
и Швецией в начале XVII века // Замятин Г. А. Россия и Швеция в
начале XVII века. Очерки политической и военной истории / Сост.
Коваленко Г. М. СПб., 2008.
Замятин Г. А. Выступление новгородцев против первого царя из
дома Романова в 1613 г. // ОР РГБ. Ф. 618. Карт. 3. Ед. хр. 1.
Замятин Г. А. Из истории борьбы Швеции и Польши за Москов­
ский престол в начале XVII в.: Падение кандидатуры Карла Филиппа
и воцарение Михаила Федоровича // Замятин Г. А. Россия и Швеция
в начале XVII века. Очерки политической и военной истории / Сост.
Коваленко Г. М. СПб., 2008.
Замятин Г. А. К вопросу об избрании Карла Филиппа на русский
престол (1611-1616). Юрьев. 1913.
Замятин Г. А. К истории Земского собора 1613 г. //Труды Воро­
нежского гос. ун-та. Воронеж, 1926. Т. III.
Замятин Г. А Борьба за освобождение русских городов, захва­
ченных
шведами,
в
1613-1614 гг.
/ Сост.
А. Н. Одинокое,
Я. Н. Рабинович / Под ред. Г. М. Коваленко. Великий Новгород, 2012.
Иловайский Д. И. История России. Новая династия. Т. 4, ч. 2. Эпоха
Михаила Федоровича Романова. М. 1996 (том воспроизводится по 2му Московскому изд. 1894 г.).
Кобзарева Е. И. Новгородское дворянство в период Смуты: опыт
реконструкции конкретных биографий // Новгородика-2006: мате­
риалы научной конференции. Великий Новгород, 2007.
Кобзарева Е. И. Переговоры Новгорода со шведами об избрании
Карла Филиппа на русский престол // Новгородский исторический
сборник (НИС). № 9 (19). СПб., 2003.
Кобзарева Е. И. Шведская оккупация Новгорода в период Смуты
XVII в. М., 2005.
Корецкий В. И. Подвиг русского народа в начале XVII в.
// Вопросы истории. М., 1970. № 6.
Корсакова В. Пожарский, кн. Димитрий Михайлович //Русский
биографический словарь: Плавильщиков - Примо. СПб., 1905.
Костомаров Н. И. Смутное время Московского государства в на­
чале XVII столетия. М., 1994.
Лебединский М. Ю. Хроника рода князей Мышецких (от предков
Рюрика до наших дней). М., 1998.
Любомиров П. Г. Очерк истории нижегородского ополчения
(1611-1613 гг.) // ЖМНП. 1914, март; Пг., 1917. М., 1939.
Накашидзе Н. Т. Грузино-русские политические отношения в 1-й
половине XVII в. Тбилиси, 1968.
Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в
первой половине XVII века. М.; Л., 1948.
Оппокова В. И. Прошлое Саратовского края. Саратов, 1924.
Орлов-Давыдов В. Биографический очерк графа Владимира Гри­
горьевича Орлова. Т. 1. СПб., 1878. Приложение 1.
Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государ­
стве XVI-XVII вв. (опыт изучения общественного строя и сословных
отношений в Смутное время). СПб., 1910.
Рабинович Я. Н. Личности Смутного времени: Андрей Федорович
Палицын // Известия Саратовского университета. Новая серия. Се­
рия История. Международные отношения. 2009. Т. 9. Вып. 2. С. 73-82.
Рабинович Я. Н. Саратовский воевода Григорий Никитич Орлов:
страницы биографии // Поволжский край: Межвуз. сб. науч. тр. Са­
ратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. Вып. 13. С. 23-35.
Рабинович Я. Н. Саратовский воевода Е. Ф. Мышецкий: страницы
биографии // Актуальные проблемы истории Российской цивилиза­
ции: Сб. материалов II межвузовской научной конференции 27 фев­
раля 2009 г. Саратов: ООО Издательский Центр «Наука», 2009. С. 13.
Рабинович Я. Н. Левобережный Саратов летом 1620 г.: реконст­
рукция событий // История в подробностях: научно-популярный
исторический журнал. 2011. № 9/15 (сентябрь) С. 36-39.
СавеловЛ. М. Князья Пожарские. М., 1905.
Седов П. В. Захват Новгорода шведами в 1611г. / / НИС. 1993.
№ 4 (14).
Селин А. А. Григорий Никитич Муравьев: кто создавал условия
непрерывной жизни //Ладога - первая столица Руси: 1250 лет не­
прерывной жизни. Седьмые чтения памяти Анны Мачинской. Ста­
рая Ладога, 21-23 декабря 2002 г. Сборник статей. СПб., 2003.
Селин А. А. Ладога при Московских царях. СПб., 2008.
Селин А А. Новгородские судьбы Смутного времени. Великий
Новгород, 2009.
Селин А. А. Новгородское общество в эпоху Смуты. СПб., 2008.
Семенов В. Н. Начальные люди Саратова. От первого воеводы до
последнего первого секретаря. Саратов, 1998.
Скрынников Р. Г. Минин и Пожарский: Хроника Смутного време­
ни. М., 1981.
Славянская энциклопедия. XVII век: в 2 т. Т. 1 А-М; Т. 2 Н-Я / Ав­
тор-составитель В. В. Богуславский. М., 2004.
Смирнов П. П. Окладная роспись пятины по городу Саратову 1634
года // Труды СУАК. Вып. 33.1916.
Смирнов С. Биография князя Дмитрия Михайловича Пожарского.
М., 1852.
Соловьев С. М.
История
России
с
древнейших
времен
// Сочинения. В 18 кн. Кн. 4. Т. 7-8. М. 1994; Кн. 5. Т. 9. М. 1995.
Станиславский А. Л. Гражданская война в России XVII в. Казаче­
ство на переломе истории. М., 1990.
Станиславский А. Л. Труды по истории государева двора в Рос­
сии XVI-XVII веков. М., 2004.
Сташевский Е. Д. Пятина 142 года и торгово-промышленные
центры Московского государства // ЖМНП. 1912. Кн. 4, 5.
Сторожев В. Н. Боярский список 119-го году, сочинен до москов­
ского разорения при Литве с письма думного дьяка Михаила Дани­
лова // Сторожев В. Н. Материалы по истории русского дворянства
// ЧОИДР. 1909. № 3.
Сухотин Л. М. Предисловие // Четвертчики Смутного времени.
1604-1617 гг. (Смутное время Московского государства. Вып. 9)
// ЧОИДР. 1912. Кн. 2.
Татищев В. Н. История Российская. В семи томах. М.; Л., 1966.
Т. 6; Л., 1968. Т. 7.
Татищев С. С.
Род
Татищевых
1400-1900.
Историко­
генеалогическое исследование. СПб., 1900.
Трепавлов В. В. История Ногайской орды. М., 2001.
Тюменцев И. О. Смута в России в начале XVII столетия: Движение
Лжедмитрия II. Волгоград, 1999.
Тюменцев И. О., Тюменцева Н. Е., Туликова Н. А. Дело дворянина
Григория Аргамакова как источник по истории Суздальского дво­
рянства // Вестник Волгоградского государственного университета.
Серия 4. История. Регионоведение. Международные отношения.
2008. № 1 (13).
Фигаровский В. А. Отпор шведским интервентам в Новгороде
// НИС. Вып. 3-4. Новгород, 1938.
Филатова Т. «А к шаху в его платье не ходити». Российские дипло­
маты при дворе Аббаса Великого // Родина, 2009. №12. С. 158-161.
УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
RA, NOA - Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarkivet fran Novgorod
(документы Новгородского оккупационного архива в Стокгольме).
ААЭ - Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской импе­
рии Археографической экспедицией Академии Наук. СПб., 1836.
Т. II.; СПб., 1838. Т. III.
АИ - Акты исторические, собранные и изданные Археографической
комиссией. СПб., 1841. Т. II. (1598-1613); Т. III. (1613-1645).
АМГ - Акты Московского государства, изданные Академией Наук
/ Под ред. Н.А. Попова. СПб., 1890. Т. 1.
ДАИ - Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные
Археографической Комиссией. СПб., 1846. Т. 1, 2.
Дворцовые разряды - Дворцовые разряды по высочайшему пове­
лению изданные II отделением собственной ЕИВ канцелярии.
СПб., 1850. Т. 1.
ЖМНП - Журнал Министерства народного просвещения
ИЖ - Исторический журнал
ИЗ - Исторические записки
ИЮУ - Императорский Юрьевский университет
Книги разрядны е - Книги разрядные по официальным оных спи­
скам. СПб., 1853. Т. 1.
МАМЮ - Московский архив министерства юстиции
МГАМИД - Московский главный архив Министерства иностранных дел
НИС - Новгородский исторический сборник
НОЛД - Новгородское общество любителей древности
ОР - Отдел рукописей
п д с - Памятники дипломатических сношений Московского госу­
дарства с державами иностранными
ПСЗ - Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1831. Т. 1.
ПСРЛ - Полное собрание русских летописей
РГАДА - Российский государственный архив древних актов
РГБ - Российская государственная библиотека
РИБ - Русская историческая библиотека
РИО - Русское историческое общество
Сб. - Сборник
СПбИИ - Санкт-Петербургский институт истории РАН
СГГД - Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся
в Государственной коллегии Иностранных дел. Ч. 2, 3. СПб., 1819,
1822.
СУАК - Саратовская Ученая Архивная Комиссия
УЗ - Ученые записки
ЧОИДР - Чтения в Обществе истории и древностей Российских при
императорском Московском университете
ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА:
2007
1.
Рабинович Я. Н. Неизвестное сражение при Прейсиш-Эйлау
26 января 1807 г. // Известия Саратовского университета. 2007. Т. 7.
Сер. История, Международные отношения, Вып. 2. С. 28-33 (0,6 п.л.)
2008
1. Рабинович Я. Н. Столбовский мир: Победа или поражение?
// Вестник ЧелГУ. № 18 (119) 2008. История. Выпуск 25. Челябинск,
2008. С. 27-38 (1,1 п.л.)
2. Рабинович Я. Н. Малые города Северо-Запада России в Смутное
время (Гдов в 1610-1621 гг.) //Проблемы истории, филологии и
культуры. Вып. XIX. М.; Магнитогорск; Новосибирск, 2008. С. 3-31
(2,2 п.л.)
3. Рабинович Я. Н. Порхов в противостоянии Пскова и Новгорода
в Смутное время (1608-1617 гг.) // Проблемы истории, филологии и
культуры. Вып. XX. М.; Магнитогорск; Новосибирск, 2008. С. 3-31
(2,2 п.л.)
4. Рабинович Я. Н. В. Н. Татищев о русско-шведских отношениях в
Смутное время (1609-1617 гг.) Седьмые Татищевские чтения. Док­
лады и сообщения. Екатеринбург, 17-18 апреля 2008 г. / Под ред.
С. П. Постникова. Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, 2008. С. 103-111
(0,4 п.л.)
5. Мезин С. А , Рабинович Я. Н. Пьер Делавиль и его сочинение о
Смутном времени // Историографический сборник: Межвуз. сб. на­
уч. тр. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008. Вып. 23. С. 111-123
(0,8 пл.). «Краткое рассуждение». Сочинение Пьера Делавиля де
Домбаля. Комментарии. Там же. С. 124-139
6. Рабинович Я. Н. Русская православная церковь - организатор
борьбы против самозванцев и шведской интервенции на севере
России в Смутное время // Церковь и образование: значение право­
славных духовно-нравственных ценностей в современной России.
Материалы Пятых межрегиональных Пименовских чтений 14-15
декабря 2007 г. Саратов, 2008. С. 267-275 (0,4 п.л.)
7. Рабинович Я. Н. Последний подвиг Пскова в Смутное время:
Псков в 1616 году // Историческая память и общество: эпохи, куль­
туры, люди: Материалы науч. конф., посвящ. 90-летию ист. образо­
вания в Сарат. ун-те / Под ред. проф. А. Н. Галямичева. Саратов: Издво Сарат. ун-та, 2008. С. 16-38 (1,5 п.л.)
8. Рабинович Я. Н. «Псковское товарное д е ло » и восстание в Порхове против шведов в 1613г. //Славянский сборник: Межвуз. сб.
науч. тр. Вып. 7. Саратов, 2008. С. 26-36 (0,8 п.л.)
2009
1. Рабинович Я. Н. Научное наследие Г. А. Замятина в российской
историографии //Чтения, посвященные 70-летию Новгородской
секции Санкт-Петербургского института истории РАН 22 дек.
2009 г. /сост.: Г. М. Коваленко, С. А. Коварская, С. В.Трояновский.
Великий Новгород, 2009. С. 98-153 (2,5 п.л.)
2. Рабинович Я. Н. Воеводы Порхова в Смутное время // 10-е
краеведческие чтения. Порхов: Материалы научной конференции,
2008. Псков, 2009. С. 219-262 (2,3 п.л.)
3. Рабинович Я. Н. Начальные люди Уфы в первые годы царство­
вания Михаила Романова // Южный Урал: история, историография,
источники: Межвузовский сборник научных статей. Вып.2 /отв.
ред. Р. Н. Рахимов. Уфа, 2009. С. 83-89 (0,5 п.л.)
4. Рабинович Я. Н. Саратовский воевода Е. Ф. Мышецкий: страни­
цы биографии // Актуальные проблемы истории Российской циви­
лизации: Сб. материалов II межвузовской научной конференции 27
февраля 2009 г. Саратов: ООО Издательский Центр «Наука», 2009.
С. 5-15 (0,8 п.л.)
5. Рабинович Я. Н. Джон Меррик на переговорах в Ладоге в
1616 году // Известия Саратовского университета. 2009. Т. 9. Сер.
История, Международные отношения, Вып. 1. С. 91-103 (1,5 п.л.)
6. Рабинович Я. Н. «Рамышевское осадное сидение» 1613-1614 гг.
(Боевые действия
в Новгородской
зем ле
зимой
1614 г.)
// Новгородика - 2008. Вечевая республика в истории России: мате­
риалы Междунар. науч.-практ. конф. 21-23 сентября 2008 г. Ч. 1
/ сост.
Д. Б. Терешкина,
Г. М. Коваленко,
Т. Л. Каминская,
К. Ф. Завершинский; НовГУ им. Ярослава Мудрого. - Великий Новго­
род, 2009. С. 224-236 (0,8 п л .)
7. Рабинович Я. Н. Личности Смутного времени: Андрей Федоро­
вич Палицын //Известия Саратовского университета. 2009. Т .9.
Сер. История, Международные отношения, Вып. 2. С. 73-83 (1,3 п л.)
2010
1. Рабинович Я. Н. Борис Никифорович Давыдов: страницы био­
графии // Актуальные проблемы истории Российской цивилизации:
Сб. материалов 3-й межвузовской научной конференции 26 февраля
2010 г. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2010. С. 8-13 (0,5 п.л.)
2. Рабинович Я. Н. Саратовский воевода Григорий Никитич Ор­
лов: страницы биографии // Поволжский край: Научные труды и
публикации / Под ред. проф. В. Н. Данилова. Саратов, 2010. Вып. 5.
С. 23-35 (0,9 п.л.)
3. Рабинович Я. Н. Личности Смутного времени: Федор Тимофее­
вич Черново-Оболенский // Известия Саратовского университета.
2010. Т. 10. Сер. История, Международные отношения, Вып. 1. С. 2233 (1,1 п.л.)
4. Рабинович Я. Н. Псков в 1616 г. источники и историография
// Псков: научно-практический, историко-краеведческий журнал.
№ 33. Псков: ПГПУ, 2010. С. 12-22 (1,1 п.л.)
5. Рабинович Я. Н. Кормленая книга Костромской чети как исто­
рический источник Смутного времени // Славянский сборник:
Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 8. Саратов, 2010. С. 43-61 (1,0 п.л.)
6. Рабиновичи. Н. Степан Лазаревич Татищев: страницы биогра­
фии // Восьмые Татищевские чтения. Доклады и сообщения. Екате­
ринбург, 26-27 мая 2010 г. / Под ред. С. П. Постникова. Екатерин­
бург: ИИиА УрО РАН, 2010. С. 316-324 (0,7 п.л.)
7. Рабинович Я. Н. Старая Русса в Смутное время: история и исто­
риография // Историографический сборник: Межвуз. сб. науч. тр.
Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. Вып. 24. 220 с. С. 98-108 (0,6 п.л.)
8. Рабинович Я. Н. Л. А. Дербов и Г. А. Замятин //Историографи­
ческий сборник: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Сарат. ун­
та, 2010. Вып. 24. С. 167-175 (0,5 п.л.)
9. Рабинович Я. Н. Помещики Порховского уезда Шелонской пя­
тины в Смутное время // Краеведческие чтения. Порхов: материалы
11-й научной конференции, 26-28 сентября 2009 г. /Сост.:
Н. Н. Степанова,
Н. А. Исакова,
М. П. Нармонтас. Псков
ПОИПКРО, 2010. С. 84-104 (1,1 п.л.)
10. Рабинович Я. Н. Илейка Муромец в Саратове (1599-1606 гг.)
// Прихоперье и Саратовский край в панораме веков: Матер. XIX ис­
торико-краеведческой конференции / Отв. ред. В. В. Назаров. Бала­
шов: Николаев. 2010. С. 139-146 (0,5 п.л.)
11. Рабинович Я. Н. Борьба за Корелу в 1609-1611 гг. // История в
подробностях: научно-популярный исторический журнал. 2010. № 5
(ноябрь) С. 68-79 (1,0 п.л.)
12. Рабинович Я. Н. Новые источники о походе Карла Гюлленельма к Пскову в 1616 г. // Запад-Россия-Восток в исторической науке
XXI века: Материалы междунар. конф. в честь 100-летия СГУ (Сара­
тов,
14-16 мая 2009 г.):
в 2 частях / Под общ. ред.
Ю. В. Варфоломеева и Л. Н. Черновой. Саратов: ИЦ «Наука». 2010.
Ч. 1. С. 133-144 (0,6 п.л.)
13. Рабинович Я. Н. Первое посольство новгородцев в Москву при
Михаиле Романове и судьба его участников // Двенадцатые Рома­
новские чтения. 19-20 июля 2010 г. / Ред. А. Н. Авдонин. Екатерин­
бург, 2010. С. 105-113 (0,5 п.л.)
2011
Монографии
1. Рабинович Я. Н. Гдов в Смутное время (1604-1621 гг.). ООО
«Печатный двор Великий Новгород». Великий Новгород, 2011. Ти­
раж 100 экз. 91с.
2. Рабинович Я. Н. Старая Русса в Смутное время. Исторический
очерк. ООО Типография «Виконт». Великий Новгород, 2011. Тираж
100 экз. 104 с.
Статьи
1. Рабинович Я. Н. Андрей Федорович Палицын в Смутное время
// Российская история. 2011. № 3. С. 120-126 (0,8 п.л.)
2. Рабинович Я. Н. Саратовский воевода Владимир Владимирович
Аничков (1607-1608) // Известия Саратовского университета. 2011.
Т. 11. Сер. История, Международные отношения, Вып. 1. С. 92-98
(0,7 п.л.)
3. Рабинович Я. Н. Соловецкий монастырь и игумен Антоний в
1611 г. // История в подробностях: научно-популярный историче­
ский журнал. 2011. № 6/12 (ию нь) С. 18-22 (0,5 п.л.)
4. Рабинович Я. Н. Джон Меррик в России в Смутное время
// История в подробностях: научно-популярный исторический жур­
нал. 2011. № 7/13 (ию ль). С. 28-35 (0,8 п.л.)
5. Рабинович Я. Н. Борьба за малые города Северо-Запада России
в тушинский период (1608-1610 гг.) // Славянский сборник: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 9. Саратов, 2011. С. 76-95 (1,3 п.л.)
6. Рабинович Я. И. Левобережный Саратов в 1634 году // Музей в
региональном пространстве: презентация исторического наследия,
культурная и общественная миссия: Материалы Всероссийской на­
учно-практической конференции, посвященной 125-летию Саратов­
ского областного музея краеведения 13-15 декабря 2011г. / отв.
ред. д.и.н. С. А. Мезин. Саратов: изд-во «Новый ветер», 2011. - 522 с. с
ил. [Труды СОМК. Вып. 22 (13)]. С. 271-285 (0,7 п.л.)
7. Рабинович Я. Н. Старая Русса в 1609-1612 гг. // НИС. СПб., 2011.
№ 12 (22). С. 185-209 (1,9 п.л.)
8. Рабинович Я. Н. Старая Русса в 1613-1614 гг.: «Рамышевское
осадное сидение» // Чело [Альманах Новг. ун-та] № 1 (49). Великий
Новгород, 2011. С. 18-25 (1,1 п.л.)
9. Рабинович Я. И. Саратовский воевода Константин Никитич
Шушерин // Проблемы истории Российской цивилизации и мето­
дики преподавания истории: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: ИЦ «Н ау­
ка», 2011. Вып. IV. 126 с. С. 76-81 (0,4 п.л.)
10. Рабинович Я. Н. Левобережный Саратов летом 1620 г.: рекон­
струкция событий // История в подробностях: научно-популярный
исторический журнал. 2011. № 9/15 (сентябрь). С. 36-40 (0,5 п.л.)
11. Рабинович Я. Н. Рязанские помещики Коробьины в Смутное
время // Смутное время и земские ополчения в начале XVII века. К
400-летию создания Первого ополчения под предводительством
П.П. Ляпунова. Сборник трудов Всероссийской научной конферен­
ции. Рязань, 11-12 апреля 2011г. /Отв. ред. В. Н. Козляков. Ря­
зань, 2011. С. 150-157 (0, 7 п.л.)
12. Рабинович Я. Н. Василий Гаврилович Коробьин: воевода и ди­
пломат первой трети XVII века // История и историческая память:
Межвуз. сб. науч. тр. /Под ред. А. В. Гладышева. Саратов, 2011.
Вып. 3. 280 с. С. 154-178 (1,3 п.л.)
13. Рабинович Я. Н. Личности Смутного времени: Семен Гаврило­
вич Коробьин //Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11.
Серия История. Международные отношения, выпуск 2, часть 2.
С. 11-17 (0,8 п.л.)
14. Рабинович Я. Н. Кольский острог в 1611 г.: поход Бальтазара
Бека на Колу //Мининские чтения 2011: Сборник научных трудов
по истории
Восточной
Европы
в XI—XVII вв. Н. Новгород:
Кварц, 2011. С. 74-85 (1,1 п.л.)
15. Рабинович Я. Н. Борьба за Ладогу и Орешек в 1610-1611 го­
дах. // Новгородика - 2010: материалы междунар. науч. практ. конф.
20-22 сентября 2010 г. НовГУ им. Ярослава Мудрого. Великий Нов­
город, 2011. В 3-х частях. Ч. 3. С. 237-251 (1,0 п.л.)
16. Рабинович Я. Н. Воевода Уфы Владимир Владимирович Анич­
ков (1613-1615) // Южный Урал: история, историография, источни­
ки: Межвузовский сборник научных статей. Вып. 3 / Отв. ред.
И. 3. Шаяхметова. Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. С. 30-41 (0,6 пл.)
2012
1. Рабинович Я. Н. Неизвестный труд Г. А. Замятина о Смутном
времени //Замятин Г. А «К Российскому царствию пристоят».
Борьба за освобождение русских городов, захваченных шведами, в
1613-1614 гг. / Сост. А. Н. Одиноков, Я. Н. Рабинович / Под ред.
Г. М. Коваленко. Великий Новгород, 2012. 212 с. Тираж 300 экз. С. 937 (1,7 п л .)
2. Рабинович Я. Н. Неизвестные страницы истории левобережно­
го Саратова // Известия Саратовского университета. 2012. Т. 12. Сер.
История, Международные отношения. Вып. 4. С. 11-16 (0,7 пл.)
3. Рабинович Я. Н. Левобережный Саратов в 1666 году //Извес­
тия Саратовского университета. 2012. Т. 12. Сер. История. Междуна­
родные отношения. Вып. 1. С. 101-104 (0,4 п л .)
4. Коваленко Г. М., Рабинович Я. Н. Малые города Северо-Запада в
Смутное время в документах Новгородского оккупационного архива
// Novgorodiana Stocicholmiensia. Стокгольмская Новгородика. Мате­
риалы конференции в Стокгольме (Государственный архив Шве­
ции) 19-20 апреля 2011г. /ред. Э. Лёфстранд, Г. М. Коваленко Stockholm Slavic Papers. 19. Stockholm 2012.139 с. С. 20-47 (1,5 п л.)
5. Рабинович Я. Н. Отечественная война 1812 г. и заграничные
походы русской армии в современных названиях населенных пунк­
тов Челябинской области // История в подробностях: научнопопулярный исторический журнал. 2012. № 5 (23) май «Отечест­
венная война 1812 года». С. 82-87 (0,5 п л.)
6. Рабинович Я. Н. Псковская земля в 1610-1612 гг.: Александр
Лисовский и псковский вор Сидорка // Славянский сборник: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 10. Саратов: ИЦ «Наука», 2012. С. 86-106
(1,9 п л.)
7. Рабинович Я. Н. Псково-Печерский монастырь и игумен Иоа­
ким в Смутное время // Военно-исторические исследования в По­
волжье. Сб. науч. трудов. Вып. 9. Саратов: изд-во ВИ ВВ МВД
РФ, 2012. С. 24-35 (1,1 п л .)
8. Рабинович Я. Н. Воевода Саратова Григорий Иванович Феофи­
латьев (1634-1637 гг.) // Известия Саратовского университета.
2012. Т. 12. Сер. История, Международные отношения. Вып. 3. С. 8999 (1,2 п л.)
9. Рабинович Я. Н. Кормленые книги об участии служилых людей
в боевых действиях под Псковом в Смутное время // Псков. Научно­
практический, историко-краеведческий журнал. № 36. Псков: Изда­
тельство ПсковГУ, 2012. С. 86-101 (1,1 п.л.)
10. Рабинович Я. Н. Освобождение Москвы в 1612 году в «Исто­
рии Российской» В.Н.Татищева //Смутное время: итоги и уроки.
Сборник материалов второй Всероссийской научной конференции
Иваново-Кохма-Шуя 20-22 апреля 2012 г. / отв. ред. канд. ист. наук
А. Ю. Кабанов. Иваново: ОАО «Издательство «Иваново», 2012. С. 234242 (0,4 п.л.)
11. Рабинович Я. Н. Русско-шведские отношения к началу XVII в.
// Бартеневские
чтения:
материалы
Областной
научнопрактической конференции, посвященной 200-летию победы Рос­
сии в Отечественной войне 1812 года. Липецк, 11-12 октября 2012
года. - Липецк: ЛГПУ, 2012. С. 38-42 (0,3 п.л.)
12. Рабинович Я. Н. К вопросу о переговорах новгородцев в 1611—
1615гг. со шведами и москвичами //Вехи минувшего: Ученые за­
писки исторического факультета. К юбилею В. А. Алексеева. Липецк:
ЛГПУ, 2012. Вып. 7. С. 83-97 (0,8 п.л.)
13. Рабинович Я. Н. Первые посольства нового новгородского
правительства Делагарди-Одоевского в Москву и Стокгольм в
1611 г. и судьба их участников // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana (Петербургские славянские и балканские исследования). 2012.
№ 2 (12). Июль-декабрь. С. 121-128 (0,6 п л.)
14. Рабинович Я. Н. «Царевич Петр Федорович» в Царицыне
(1599-1606 гг.) // Вопросы краеведения: материалы краеведческих
чтений / Волгогр. обл. краеведч. музей, Волгогр. обл. о-во краеве­
дов: [редкол. И. О. Тюменцев и др.] / Волгоград: Изд-во ВолГУ, 1991.
Вып. 13 [Текст]: материалы XXI и XXII краеведческих чтений. - 2012.
С. 98-105 (0,4 п л .)
15. Рабинович Я. Н. «По улицам слона водили» или Царицын в
1620 г. // Вопросы краеведения: материалы краеведческих чтений
/ Волгогр. обл. краеведч. музей, Волгогр. обл. о-во краеведов: [ред­
кол. И. О. Тюменцев и др.] / Волгоград: Изд-во ВолГУ, 1991. Вып. 13
[Текст]: материалы XXI и XXII краеведческих чтений. - 2012. С. 105110 (0,4 п л.)
16. Рабинович Я. Н. «Хоткеев бой»: к историографии вопроса
// Мининские чтения: Сборник научных трудов по истории Смутно­
го времени в России начала XVII в. В память 400-летия Нижегород­
ского Подвига. Нижний Новгород: Изд-во «Кварц», 2012. С. 128-141
(1,1 п л.)
2013
Монографии
1.
Рабинович Я. Н. Порхов в Смутное время / под ред. доктора ис­
торических наук, профессора Мезина С. А. Саратов: издательский
центр «Наука», 2013. Тираж 200 экз. 128 с.
Статьи
1. Рабинович Я. Н. Первые воеводы города Саратова (1590-1609)
// Известия Саратовского университета. 2013. Т. 13. Сер. История,
Международные отношения. Вып. 1. (0,5 п.л.)
2. Рабинович Я. Н. Основание Саратова и первые гости города
(1590-1592) // Известия Саратовского университета. 2013. Т. 13. Сер.
История, Международные отношения. Вып. 2. (0,5 п.л.)
3. Рабинович Я. Н. Политика России на Кавказе в конце XVI века и
основание Саратова // Проблемы истории Российской цивилизации
и методики преподавания истории: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов:
ИЦ «Наука», 2013. Вып. V. (0,3 п.л.)
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1
РОДОСЛОВНАЯ КНЯЗЕЙ ОБОЛЕНСКИХ И МЫШЕЦКИХ
Михаил Всеволодович Черниговский
1
Юрий
I
Семен
п
Всеволод
Иван
I
1
Михаил
Констант!
1 1 1 1 1
Конинские
М езецкие
Волконские ^ М ы ш е ц к и ^ б ^ л е н с к и ^ )
Приложение 2
РОДОСЛОВНАЯ КНЯЗЕЙ ОБОЛЕНСКИХ
Константин Юрьевич
I
Иван
Константин
" 1
Семен
Иван
Андрей
\
г
Никита
/
Ноготковы
Курлятевы
Долгорукие
Щербатые
Тростенские
Василий
/
Стригины
Телепневы
Г
Михаил
Т
Семен
-
Владимир
\
1
Репнины
Туренины
Ленинские
Лыковы
Кашины
[
Дмитрий
Щепины
Золотые
Серебряные
“
\
^ Константину
1
Глеб
Приложение 3
КНЯЗЬЯ ОБОЛЕНСКИЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
Константин Семенович Оболенский
Федор
Черный
Оболенские
I Г
Иван
Матвей
" 1
Григорий
П ри л ож е н и е 4
КНЯЗЬЯ МЫШЕЦКИЕ
^ И и н А лек сан д ров и ч ^
I
Иван (Д а н и л а ) М ы ш ецкий
I
l
Ти м оф ей
J
I
Ф ед о р
l i
Д ан ила
М ихаил
I
Ф ед о р
КузьмаМ урза
J
Иван
I l l ' l l
Богдан
А н д р ей
Андрей
М урза
А н др ей
1
Семен
Ф ед ор
Г р и го р и й
Г
Егуп
Д ан и ла
Борис
Яков
Роман
М атвей
\
М ыш ецкие
Приложение 5
ОРЛОВЫ И ТАТИЩЕВЫ
Орлов
Григорий
Никитич
Татищев
Степан
Лазаревич
i
1
Федор
Алексей
Г
1
Федор
Прасковья
Никита
I
Г
Сергей
(1700-1726)
1
Иван
(1700-1756)
Новое
Василий
(1686-1750)
Болдино
СОДЕРЖАНИЕ
Введение................................................................................................ 3
Первый воевода левобережного Саратова
князь Федор Тимофеевич Черново-Оболенский
(16167- 1620)........................................................................................4
Князь Ефим Федорович Мышецкий:
воевода и дипломат (1620-1622)....................................................... 29
Саратовский воевода
Константин Никитич Шушерин (1622-1623)................................... 62
Воевода Саратова и «Златокипящей Мангазеи»
Григорий Никитич Орлов (1626-1629,1638-1641?)........................ 69
Воевода Саратова
Григорий Иванович Феофилатьев (1634-1637)................................90
Именной указатель............................................................................112
Литература........................................................................................ 129
Условные сокращения...................................................................... 143
Основные публикации автора.......................................................... 145
Приложения....................................................................................... 153
Для заметок
Научное издание
Рабинович Яков Николаевич
ВОЕВОДЫ ЛЕВОБЕРЕЖНОГО САРАТОВА
( 1616- 1641)
Редактор Петров И.С.
Компьютерная верстка Жемков AM.
Подписано к печати 17.03.2013. Формат 60x84 Vie.
Бумага офсетная. Гарнитура Cambria.
Уч. изд. л. 9,30 (10,0). Уел, печ. л. 7,17. Тираж 300 экз.
Издательский центр «Наука».
410600, г. Саратов, ул. Пугачевская, д. 117. к. 50
Рабинович Яков Николаевич, родился в Челябинске (1957 г.).
В 1978 г. окончил Ворошиловградское ВВАУШ. С 1978 - по декабрь
2002 г. до ухода на пенсию по возрасту (в 45 лет) служил в
Вооруженных силах, в Дальней авиации на различных офицерских
должностях, воинское звание майор.
В 2000 г. поступил на заочное отделение, а в 2006 г. закончи/
Исторический факультет Саратовского государственного
университета им. Н. Г. Чернышевского. Научный руководитель
зав. кафедрой истории России, д.и.н., проф. Мезин Сергей
Алексеевич. Защитив диплом по теме «Борьба русских городов за
освобождение из-под власти шведов в Смутное время (Тихвин и
Ладога в 1610-1617 гг.)», поступил в 2006 г. в заочную аспирантуру.
В 2003 г. после ухода в запас стал работать в СГУ на кафедре
истории России документоведом кафедры (0,5 шт.ед.).
С 2006 г. по 20Ю г. - заочная аспирантура в Институте истории и международных отношений СГУ,
научный руководитель - д.и.н., проф. Мезин С. А.
24 ноября 20Ю г. - защита кандидатской диссертации «Малые города Северо-Запада России в
Смутное время». После защиты диссертации продолжал работать документоведом кафедры
(0,5 шт.ед.).
С 2007 г. до 2011 г. по совместительству работал ассистентом кафедры истории России
(0,25 шт.ед.). В связи с резким сокращением штатов преподавательского состава за последние годы,
перевод на основную должность доцента кафедры в ближайшее время является весьма
проблематичным.
Область научных интересов:
Смутное время в России в начале XVII в., русско-шведские отношения во времена Ливонской
войны и в Смутное время, история малых городов Северо-Запада России (Новгородская и Псковская
земля) в первой половине XVII в., русско-польские отношения в завершающий период Смутного
времени, русско-грузинские и русско-иранские отношения в конце XVI - первой половине XVII века,
личности Смутного времени, история Саратова (1590-1660-е годы), автор двух монографий и свыше
70 статей.
Читаемые курсы:
История России с древнейших времен до конца XVII в.
Россия в Смутное время
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа