close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Константин Павлович поленов

код для вставкиСкачать
Константин Павлович Поленов.
Автор И.Н. Танкиевская
Выдающийся русский горный деятель Константин
Павлович
Поленов
(1835
1908)
до
двадцатипятилетнего возраста не предполагал, что
вся его дальнейшая жизнь будет связана с
уральской металлургией и, в частности, с
Нижнетагильским горнозаводским округом.
Он родился 25 июля 1835 года далеко от Урала, в
усадьбе
Павловское
Кинешминского
уезда
Костромской губернии. Его дед и прадед были офицерами, а отец — губернский секретарь
Павел Петрович Поленов — служил «по гражданской части». Как и два старших брата, до 10
лет Константин жил в имении, где получил домашнее образование. В 1845 году он поступил в
Костромскую губернскую гимназию и на протяжении семи лет обучения был в числе ее первых
учеников. Блестяще окончив гимназию, Поленов перешел на физико-математический факультет
Московского университета.
Однако отец отказался оплачивать учебу сына. Возможно, на это у него не было достаточно
средств. Знакомые вспоминали, что тогда Константин порвал с семьей и, продав золотую
медаль, полученную в гимназии, потратил деньги на переезд в Москву. Средства на обучение в
университете он зарабатывал самостоятельно. Получив место домашнего учителя в семье
Быковских, Поленов все четыре года университетской жизни прожил в их доме. Позднее
ученица Поленова — Мария Александровна Быковская - стала его женой. Мать жены,
М.И.Быковская, и ее глухонемой сын Владимир Александрович постоянно жили вместе с
семьёй Поленовых.
Университетский курс Константин Павлович окончил первым выпускником, решив
профессионально заниматься астрономией. В те годы лучшей в стране считалась Пулковская
обсерватория. Именно туда и устремил свои помыслы Поленов. Но работать в Пулково могли
только воспитанники Николаевской академии Генерального штаба, куда, в свою очередь,
можно было поступить, лишь прослужив два года офицером. Однако блестящая характеристика
университетского начальства помогла Константину Павловичу получить звание подпоручика и
сразу поступить в академию.
С 1856 по 1858 год Поленов учился на геодезическом отделении академии Генерального штаба.
За выдающиеся успехи он был записан на «золотую доску», а по окончании курса оставлен при
обсерватории для приготовления к профессорскому званию. В это время им была написана
первая научная работа «О притяжении сфероидов и определении сжатия Земли по
наблюдениям качаний маятника».
Жизнь в столице требовала значительных расходов, а небольшого жалованья Поленова не
хватало даже на содержание семьи. Частные уроки не приносили хорошего дохода, да и на них
не всегда хватало времени. Однако знакомство с одним из учеников — Павлом Павловичем
Демидовым, которого он обучал математике, определило всю его дальнейшую судьбу. Демидов
предложил Поленову место преподавателя в Выйском заводском училище в Нижнем Тагиле.
Предполагалось, что составив проект преобразований этого учебного заведения, Константин
Павлович станет впоследствии его директором.
Как ни тяжело было расставаться со своими планами и любимой астрономией, но
обстоятельства заставили К.П.Поленова принять это предложение. В1859 году он вместе с
семьей переезжает на Урал, ставший с этого времени его второй родиной. Все, кто знал
Константина Павловича, искренне сожалели, что ему не удалось посвятить свою жизнь
астрономии. Нет сомнений, что он стал бы замечательным ученым и с присущим ему даром
изобретательности обогатил бы эту область знания новыми открытиями.
Однако судьба распорядилось так, что свои дарования К.П.Поленов проявил совсем в другом
деле — уральской металлургии, которая тогда находилась на этапе индустриальной
перестройки и требовала огромных усилий творческой мысли и организаторских талантов.
Здесь способности К.П. Поленова оказались как нельзя более кстати. Он сразу же
заинтересовался горнозаводским производством и, не оставляя преподавательской
деятельности, стал изучать его.
Новое увлечение Поленова было замечено управляющим округом В.К. Рашетом, умевшим
ценить способных и образованных людей. Рашет стал давать ему поручения, выходившие за
рамки непосредственных обязанностей. Так, Поленов принял участие в составлении
генерального плана дачи Нижнетагильских заводов, в разработке проекта пенсионного устава
для служащих и рабочих округа. Наконец, в 1862 году ему было предложено место управителя
Висимо-Шайтанского завода.
Здесь он приобрел не только навыки управления заводом, но и новые знакомства. Особенно
близкие отношения сложились у Константина Павловича с местным священником Наркисом
Матвеевичем Маминым. Много общего было в характере этих двух людей: серьезность,
аккуратность, доброе и справедливое отношение к трудовому человеку, любовь к уральскому
краю. Дружба, начавшаяся в Висиме, не прервалась и после отъезда Поленова в Нижнюю
Салду, куда был переведен и Наркис Матвеевич. Там Поленов близко познакомился с сыном
священника, будущим писателем Дмитрием Наркисовичем Маминым-Сибиряком.
Впоследствии в двух наиболее известных своих романах — «Приваловские миллионы» и
«Горное гнездо» писатель изобразил К.П. Поленова в образах К.В. Бахарева и Д.Л.Вершинина.
С 1864 по 1902 год Поленов работает управителем Нижнесалдинского завода — одного из
самых крупных металлургических предприятий Нижнетагильского округа Демидовых. По
мнению современников, он «поднял на невиданную высоту на Урале техническую и
хозяйственную стороны этого завода».
До назначения Поленова в Нижнюю Салду там изготовляли сортовое железо и железные
рельсы. Под его управлением перспективное рельсовое производство было усовершенствовано.
Освоение в 1875 году прокатки стальных рельсов заметно повысило их качество. На
российских и заграничных промышленных выставках салдинские рельсы неизменно
удостаивались высших наград. Константин Павлович ввел закалку рельсов, что в то время
считалось теоретически невозможным. Это открытие было совершено случайно, когда один из
рабочих на глазах у Поленова уронил раскаленный рельс в снег. Проведенные опыты показали,
что прочность рельса при этом многократно увеличилась. Вскоре закалке стали подвергать все
рельсы.
Для определения температуры при обрезке рельсов в горячем состоянии Константин Павлович
изобрел специальный прибор - «фотометр». «Надо знать тогдашние представления о железе и
стали, чтобы оценить тот громадный шаг, который сделал Поленов в производстве рельсов», —
писал известный ученый-металлург В.Е. Грум-Гржимайло, работавший в 80-90-х годах ХIХ
века на Салдинских заводах.
Прежде на Нижнесалдинском заводе не было доменного производства. Чугун возили из
Верхней Салды и Нижнего Тагила. С 70-х годов ХIХ века при Поленове были построены 4
домны, и завод получил законченный цикл металлургического производства. Для нагрева
доменного дутья впервые в России здесь стали применять аппараты Каупера.
Чугуноплавильное производство Нижнесалдинского завода к концу века заняло одно из первых
мест на Урале.
Под непосредственным руководством Поленова впервые в России в 1875 году в Нижней Салде
была построена бессемеровская фабрика. Ее заведование вначале было поручено другим
людям, но когда дело не пошло, обратились к Поленову. Он съездил за границу и на основе
приобретенных там знаний и собственных опытов открыл новый метод производства
бессемеровской стали. Суть его заключалась в том, что расплавленный чугун перед загрузкой в
печь дополнительно нагревали в отражательных печах. Процесс бессемерования протекал
гораздо быстрее, и практически исключалась возможность застывания металла в конверторе. В
результате получалась сталь более высокого качества. Кроме того, при этом появилась
возможность перерабатывать некондиционный чугун с низким содержанием марганца.
Вначале метод Поленова был встречен с недоверием, хотя его эффективность нельзя было
подвергнуть сомнению. Себестоимость бессемеровских слитков была очень низкой. Такой
дешевой стали в России в те годы не знали. Позднее теорию и технологию нового процесса
изучил и научно объяснил В.Е. Грум-Гржимайло. В 1889 году он опубликовал в «Горном
журнале» статью «Русское бессемерование». Это название и закрепилось за открытием
Поленова, который считал, что открытия человеческого ума должны быть общим достоянием.
Русское бессемерование было самым крупным, но далеко не единственным техническим
открытием Константина Павловича. Изобретения Поленова не ограничивались только
заводской сферой. Он много работал над практическим применением злектрознергии и в
результате раньше П.Н.Яблочкова изобрел электрический фонарь и применил его для
освещения нижнесалдинской конторы. Такого не было еще ни в одном из европейских городов.
Электричество стало его любимой «игрушкой». Поленов применил его в «волшебном фонаре»,
усовершенствовав способ световой передачи изображения. Много лет он работал над
электромузыкальным инструментом — мелодромом, судьба которого, к сожалению, не
известна. Не сохранились и многие другие творения этого незаурядного человека. В.Е. ГрумГржимайло, близко знавший Поленова, писал: «Многие идеи и устои, питавшие так долго
уральскую горную промышленность, идеи безымянные, имели его своим творцом и
насадителем».
В должности управителя Нижнесалдинского завода Константин Павлович проявил себя не
только как выдающийся техник, но и как умелый и опытный администратор. Как вспоминали
его сотрудники, ни одна деталь все разраставшегося и усложнявшегося заводского хозяйства не
ускользала из внимания Поленова. два руководящих принципа были положены им в основу
управления заводом: добросовестное исполнение обязанностей и большое уважение к труду.
Сам, трудясь всю жизнь, он требовал такого же отношения к делу и от подчиненных. К
рабочему человеку он неизменно питал глубокое уважение, на какой бы ступени иерархической
лестницы тот ни стоял. Это качество соединялось с таким же уважительным отношением
Поленова к достоинству человеческой личности. Обычно ровный и сдержанный, он выходил из
себя, когда сталкивался с проявлением неуважения к человеку. Именно поэтому рабочие питали
к управляющему чувства самой глубокой преданности и любви, доходившей порой до
поклонения.
Другие его качества — открытость и любознательность — также неизменно привлекали к нему
сердца людей. Поленов широко открывал двери своего дома каждому желающему у него
учиться, никому не отказывал в совете и помощи. Многие уральские инженеры и техники
приезжали в Салду. Эти посещения часто превращались в настоящий учебный курс
горнозаводской техники и организации производства.
Очень привлекала Поленова роль наставника молодых инженеров из числа демидовских
служащих. Его руководство практикантами стало своеобразной «школой для управителей,
единственной в Нижнетагильском округе».
«Для меня, — вспоминал Грум-Гржимайло — Поленов представлял прекрасную школу. Вопервых, говорить с ним, не подумавши, было нельзя. Он с первого слова садил в калошу. Вовторых, его логичность, за исключением тех случаев, когда он подготовлял свои выводы к
заранее облюбованному заключению, была выше всякой похвалы. Если прибавить к этому, что
все порядки в заводе были строго продуманы, отношения урегулированы, хозяйство в
образцовом порядке, то с упрямством К.П.Поленова можно было мириться».
Ученики Поленова очень высоко ценились на Урале, а в самом Нижнетагильском округе одно
время они занимали почти все высшие должности. Так, В.Е. Грум-Гржимайло занимал место
управителя Верхнесалдинского завода, А. Е. Мельников — Нижнетагильского завода,
А.К.Бекман — Висимо-Уткинского завода, Н.Г.Бабенко — Черноисточинского завода, А.Ф.
Дунаев был помощником управляющего округом.
В начале 70-х годов, когда обсуждался вопрос о более высокой должности для самого
К.П.Поленова, главноуправляющий Е.К. Ните, покидавший заводы, предполагал рекомендовать
его на свое место. Но характер Поленова, его независимость и честность помешали состояться
этому назначению. В своей жизни он не допускал сознательной лжи и не мог смолчать, даже
если это могло принести ему выгоду. Такие редкие качества невысоко ценились «господами
управляющими». Обидевшись на Поленова, сказавшего в своей речи на прощальном обеде, что
Ните был хороший человек, но пользы для заводов никакой не принес, последний отказался от
своего намерения. Так и остался Поленов управителем Нижнесалдинского завода в течение 38
лет.
До старости он сохранил удивительную веру в людей. Не выносил дурных отзывов и всегда
резко обрывал каждого, кто при нем пытался очернить другого. В его присутствии не
допускалось каких-либо сплетен и пересудов. Для некоторых людей общий тон его разговоров
мог показаться скучным, но общение с ним неизменно побуждало собеседников к серьезной
умственной работе. Его разносторонние знания, природный ум, большой житейский опыт
оказывали чрезвычайно сильное влияние на окружающих.
Склонность к умственным занятиям была преобладающей у Константина Павловича. Чувствам
он придавал второстепенное значение. Так, поэзию и театр Поленов считал лишь забавой,
развлечением, хотя и «не вредным». При нем в Нижней Салде был создан театр, который
обосновался на чердаке дома управителя. В этом любительском театре впервые опробовал свои
режиссёрские способности приехавший к родным из Петербурга студент Дмитрий Мамин. В
70-е – начале 80-х годов Поленов часто устраивал народные чтения с «волшебным фонарем».
Из заграничных путешествий он привозил альбомы с видами Швейцарии и Италии, фотографии
с картин дрезденской галереи, иллюстрации к Библии, атласы по зоологии, ботанике,
астрономии, которые использовал на своих публичных лекциях. В 80-е годы чтения пришлось
прекратить: они вызвали подозрения, и Поленов оказался даже под надзором полиции, с
которой у него и раньше были напряженные отношения.
Преследуя просветительские цели, Константин Павлович распорядился в заводских цехах и
комнатах для отдыха иметь газеты и журналы, которые могли бы читать как служащие, так и
рабочие. Он считал, что «более развитый рабочий понятливее, гораздо лучше выполняет
порученную работу, а зажиточный рабочий здоровее, обыкновенно исправнее и более дорожит
заводской работой, если именно с ней связана его зажиточность. Исходя из этих взглядов,
Поленов нередко отстаивал необходимость высоких заработков рабочих перед главным
нижнетагильским заводоуправлением.
Предметом его постоянного попечительства стало более широкое развитие в Салде
хлебопашества, которое прежде было слабо развито в округе. Вот что писал В.Е. ГрумГржимайло о земледельческих занятиях салдинцев: «Взять всех в завод было нельзя, и лучшим
выходом для этого была земля... Не надо было забывать, что в 1861 году население надела не
получило по настоянию заводов, чтобы не лишить заводы рабочей силы. Теперь
почувствовалась обратная сторона медали, и заводы старались дать населению работу, чтобы
избавить себя от бремени лишних людей в цехах». Поленов выхлопотал у заводоуправления
разрешение раздавать желающим из рабочих в долгосрочную аренду участки земли около
селения за небольшую плату. Сам он также занялся выращиванием пшеницы, ржи, овса, засевая
до 50 десятин земли, выводил и пропагандировал новые сорта, использовал современные
сельскохозяйственные орудия. В результате урожаи в его личном хозяйстве были очень
высокими, а в Салде появилось множество подражателей среди рабочих.
Поленов заботился о развитии образования в Нижней Салде. Путем настойчивых и
продолжительных хлопот ему удалось организовать и построить на средства жителей земскую
школу, вскоре преобразованную в двухклассное народное училище с пятигодичным сроком
обучения. Училище было одним из первых в Пермской губернии и на протяжении многих лет
считалось лучшим в Верхотурском уезде. Первым заведующим училища стал замечательный
педагог А.К. Кискин. Некоторое время преподавала здесь и дочь Поленова Лидия. Для
привлечения населения к образованию на заводе были введены особые правила, согласно
которым на более доходные места принимались выпускники училища или местной церковноприходской школы, а нигде не учившиеся люди могли рассчитывать только на
вспомогательную и малооплачиваемую работу. По его инициативе в Нижней Салде были
созданы ссудо-сберегательное товарищество и общество потребителей. Население избирало его
председателем комитета по строительству храмов Александра Невского в Нижней Салде и
Иоанна Богослова в Верхней Салде.
Общественная деятельность К.П. Поленова не ограничивалась одними заводами. Несколько раз
он выбирался гласным верхотурского уездного и пермского губернского земств. В течение трех
лет исполнял обязанности председателя верхотурского земства. Неоднократно он избирался
почетным мировым судьей и даже председателем съезда мировых судей Верхотурского уезда. С
1874 года Поленов стал членом Уральского общества любителей естествознания.
Разносторонняя общественная деятельность принесла ему широкую известность на всем Урале.
А в родном Салдинском заводе не было человека авторитетнее К.П. Поленова. Его имя стало
там буквально легендарным.
Поэтому современники были поражены, когда в 1902 году ему неожиданно вышла отставка.
Тогда выяснилось, что у Поленова нет не только собственного дома, но и значительных
денежных сбережений. Пожилому и не очень здоровому человеку пришлось оставить
господский дом» с великолепным садом на берегу пруда, прекрасным огородом, теплицей,
кухней с квасами, пивом, медом, вареньями, соленьями», где он прожил все 38 лет своей
службы у Демидовых. Константин Павлович решил переехать в Екатеринбург в дом Ольги
Константиновны Нешкодной. После смерти жены и дочери эта женщина вела хозяйство
Поленова и стала его гражданской женой.
Прощание с салдинцами вышло грустное. По воспоминаниям очевидцев, в день отъезда
«...несколько человек рабочих взяли с коляски Константина Павловича и на руках отнесли его к
вагону... Началось прощание. Каждому хотелось подойти. Поленов протянул обе руки. Их
хватают, целуют, кто падает в ноги, кто целует одежду... Море слез было пролито в течение
двух часов прощания».
Проживая в Екатеринбурге, несмотря на все ухудшавшееся зрение, Поленов много читал и
даже самостоятельно выучил английский язык. По воспоминаниям Д.Н. Мамина-Сибиряка,
неоднократно посещавшего его дом, несколько суровый характер Константина Павловича
смягчился. Поленов любил общаться с детьми, охотно с ними занимался. Последний свой день
— 12 января 1908 года — он провел с племянником Мамина–Сибиряка Б.Д. Удинцевым,
разбирая математическую задачу. Похоронен К.П.Поленов в ограде екатеринбургского
Тихвинского женского монастыря. К сожалению, до наших дней могила его не сохранились. Но
осталась благодарная память потомков о его делах.
Три сына Поленова унаследовали от отца любовь к творчеству и людям: Борис Константинович
стал приват-доцентом Петербургского, а с 1904 года — профессором Казанского университета;
Евгений Константинович пошел по стопам отца и управлял Никитинским заводом, входившим
в состав Луньевского округа, купленного П.П. Демидовым; Виктор Константинович работал
врачом в заводском госпитале Нижнетагильского округа, где прошли лучшие годы жизни его
знаменитого отца.
Литература:
1. Верхняя Салда [Текст] / авторский коллектив; науч. ред. М. Е. Главацкий. — Екатеринбург:
СВ-96, 1998. — 427 с.
2. Владимирский, Д. Творец русского бессемера [Текст]: статья /Д. Владимирский// Календарьсправочник Свердловской области за 1968 год. — Свердловск, 1968.
3. Грум-Гржимайло, В. Е. Бессемерование на Нижнесалдинском заводе [Текст]: ст. /В.Е. ГрумГржимайло// Горный журнал. —1889. — ч.3. — №8. — с. 77-108.
4. Грум-Гржимайло, В.Е. Константин Павлович Поленов [Текст]: некролог /В.Е. ГрумГржимайло// Горный журнал. — 1908. — Т.3. — №8 — с. 179-181.
5. Грум-Гржимайло, В.Е. Хочу быть полезным родине [Текст] сост. В.П. Андреев и др.; под ред.
профессора М.Е. Главацкого. — Екатеринбург: Уральский рабочий, 1996. — 344. с.
6. Козлов, А.Г. Творцы науки и техники на Урале ХVII — начало ХХ века [Текст]:
биографической справочник / А.Г. Козлов; рецензенты А. С. Федоров, О.И. Павлова. —
Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд.- во, 1981. — 224 с.
7. Кривощеков, И. Я. Биографии достопамятных деятелей Верхотурского края [Текст]: ст. /И.Я.
Кривощеков; издание Верхотурского земства// Словарь Верхотурского уезда, с общим
историко-экономическом очерком и приложением карты уезда в границах по
административному делению России в 1734 г. Составлен действител. Членом Императорского
Русского Географического общества И.Я. Кривощековым. — Пермь: электро-типография
Губернского земства, 1910. — с. 215 — 238.
8. Мезенин, Н.А. Уральский техник [Текст]: статья о К. П. Поленове /Н.А. Мезенин//
Металлург. — 1986. - №9.
9. Танкиевская, И.Н. К.П. Поленов (1835 — 1908) [Текст]: статья /И.Н. Танкиевская// Нижняя
Салда. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000. — с. 65 — 73.
Из сборника: Деятели науки и техники Нижнего Тагила XXVIII — XIX в.в. — Нижний Тагил:
2004.
© Нижнетагильский музей-заповедник.
© И.Н. Танкиевская.
Источник: http://vestishki.ru/node/31
Автор
308   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Образование
Просмотров
36
Размер файла
454 Кб
Теги
поленова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа