close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

А.Мельник

код для вставкиСкачать
ПРОЩАЙ СССР
А. Мельник.
ПРОЩАЙ, СОВЕТСКИЙ СОЮЗ!
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Предисловие
Я пишу книгу воспоминаний, - о времени и о себе. Пишу как знаю, как могу, как чувствую, как
хочу. Пишу о том, что видел в жизни, знал, ощутил, о том, какие мысли посещают меня при этом.
Нравится это кому или нет – это вопрос другой. Я не пишу диссертацию, поэтому в своих
средствах и подходах я почти что свободен, - ведь я пишу без оглядки на своего воображаемого
официального оппонента (а что оппонент скажет?). У меня лишь один единственный оппонент моя совесть и мой жизненный опыт, против которых я не могу ни грешить, ни кривить душой.
Издателя прошу сохранить мою собственную орфографию-правописание. Этим я передаю своё
отношение к тому или иному явлению или деятелю.
Писателю-историку, романисту, наверное, гораздо легче писать свои творения – изданы горы
литературы на ту или иную тему, оформлена та или иная точка зрения. Мне кажется, - писать
воспоминания гораздо труднее, несмотря на то, что ты сам прошёл через это.
Книги пишутся тяжело; надо ещё раз вернуться, погрузиться в то, прошлое время (хотя есть и
преимущество – жизненный опыт и мудрость), пережить всё заново. Но знать самому – ещё
полдела. Надо уметь преподнести так, чтобы тебя поняли, нужно перебрать «тонны словесной
руды» (по Маяковскому), пока найдёшь единственное слово, передающее суть всего.
Надо ещё и еще раз проверять себя, - не ошибся ли где, не перепутал ли чего. Надо связываться
со многими своими знакомыми-сослуживцами, - уточнить детали, мелочи. Хотя здесь мелочей не
может быть. Всё это требует времени, усилий, гражданской совести.
Годы, посвящённые Афганистану, вошли в первую книгу моих воспоминаний –«Как сдавали
Афган». Вторую книгу, нынешнюю, следует рассматривать как продолжение первой.
Расхожей фразой в устах руководителей нашего государства разных времён было изречение:
мол, пусть потомки нас рассудят. Михаил Сергеевич Горбачёв, большее место коему посвящено в
этой книге, как раз годится мне в отцы. И я позволил себе воспользоваться этим правом – дать
оценку тому времени, тем людям, с которыми я встречался, сталкивался по жизни и службе, - и
лично Михаилу Сергеевичу Горбачёву.
Современная Российская Федерация – это бывший Советский Союз в миниатюре. Почему она не
разваливается, почему как входящие в её состав субъекты перестали говорить о необходимости
укрепления самостоятельности (читай: выхода из состава России), так и бывшие советские
республики (Среднеазиатские республики и Белоруссия, Армения, Приднестровье, Абхазия,
Южная Осетия) так и тянутся обратно к России? Что, - Путин, начиная с 2000 года, завернул
гайки, посадил за решётку эдак пару миллионов оппозиционеров, депортировал миллионы
«инородцев», как это делали коммунисты во имя укрепления страны? Ничего подобного,
алгоритм действий Путина совершенно другой: он просто остановил и потом обратил вспять
отрицательные тенденции развития страны. Он укрепил вертикаль власти, - скелет государства
(заставил всех играть по одним правилам) и дал всем хоть какую-то свободу экономической
деятельности. «Везёт дуракам, а мы работаем с утра до ночи», - заявил в декабре 2007 Путин
американским журналистам (перед тем, как журнал «Times» выбрал его человеком года). Что
мешало Горбачёву действовать таким же образом в рамках всего Советского Союза? Для меня
ответ один: отсутствие мозгов…
Половина Молдавии, Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана, Армении, Грузии сегодня
находится в Москве, на Кубани и в других городах России на заработках. Выехали оттуда не
только русские; сегодня приезжают на заработки в Россию и многие из тех, кто в переломный
момент истории Советского Союза (рубеж 80-90гг) истошно кричал на площадях своих столиц:
- Независимость!!!
- Долой Москву!
- Чемодан, вокзал, Россия!
Как себя чувствуют сегодня те, кто возглавлял в республиках сепаратизм, кто спал и видел себя
«свободным» от проклятой Москвы? Устлали они золотом тротуары в Баку, установили они
золотые краники в своих домах в Грозном, как это обещали на своих митингах? Сделали
демократы за 500 дней в России рай, как обещали? Национальная элита в бывших республиках
не менее виновата в разгроме Союза, её также следует судить Судом Истории. Моральный долг
находящихся сегодня у власти руководителей во всех без исключения (и России тоже) бывших
союзных республиках – искупить вину перед своими народами, перешагнуть через свою гордость
и свои амбиции – и найти любые формы ненасильственного, мирного и экономически
взаимовыгодного объединения народов, входивших когда-то в состав Советского Союза.
Моральный долг находящихся сегодня у власти руководителей бывших советских республик –
всячески укреплять и развивать связи с Россией, а не отдаляться от неё. Подсмотрите, не
погнушайтесь, господа руководители, что и как делает простой народ, - и вы разгадаете время,
вектор движения, и вы будете всегда на коне, - это в ваших же интересах!
С момента добития Советского Союза прошло вот уже 20 лет. Не грех бы и обернуться назад и
попытаться осмыслить наше недавнее прошлое, взглянуть на него с высоты пройденного
времени. Наши дети спрашивают меня сегодня: а что это за империя была – Советский Союз – и
почему она «развалилась»? Вот я и попытался в этой книге ответить на этот наивный (а, может,
и вовсе не наивный?) детский вопрос.
1. Баку – новое место службы.
…Лето 1988г. Наступило время вывода войск из Афганистана. 22 бригада СПН, базировавшаяся в
афганском Лашкаргахе, выводилась в Перекишкюль. Предстояло размещать её в 20км от Баку,
под боком у нас. Новые времена вносили свои коррективы и в жизнь, и в расписании военной
жизни. Офицеры Ставки были привлечены для обеспечения размещения бригады. Это
теоретически очень легко, - двинуть пальцем по карте и сказать, - бригада из афганского
Лашкаргаха передислоцировалась в азербайджанский Перекишкюль. А сколько сил, бессонных
ночей, нервов, матюгов пришлось испытать, - представить может только тот, который через это
сам прошёл.
Но прежде чем рассказать о выводе самой бригады, расскажу об общем фоне вывода войск из
Афганистана. Конечно же, вывод прошёл в общих чертах организовано, в строгом соответствии с
достигнутыми в Женеве договорённостями, - всего за 10 месяцев, я об этом подробно говорил в
первой книге. В политическом же плане – это было скорей всего бегством, отступлением и сдача
политических и военных позиций, завоёванных ценой огромных безвозмездных материальных
вложений, усилий советских людей, количество которых приближается к миллиону, ценой 15тыс
погибших. Уже сам факт вывода оставлял осадок в душе, а как он проходил, - вызвал глубокое
разочарование. Горбачёв так за 6 лет своего правления ни разу не удосужился приехать в Афган
и посмотреть, как же его Армия воюет там (Главнокомандующий!); это Фидель с Анголы встречал
своих интернационалистов на аэродроме у трапа самолёта и каждого обнимал лично, Горбачёв
же, когда вывели свои войска из Афгана, сидел и носа своего не казал из Кремля, как будто эта
выводили каких-то мерзопакостных зеков из афганской зоны, как будто это его и вовсе не
касалось. Фидель встречал своих интернационалистов из Анголы лично у трапа самолёта и
обнимал по отечески, по братски. Горби – нет. Фидель поступил по человечески, этот поступил
по барски, дальше Ташкента носа не казал. Наджиб как радушный хозяин провожал войска, по
человечески красиво и приятно. «Ташакор, ванья! Мо тора харгез фараомуш нахохим кард!»
(Спасибо, Ваня! Мы тебя никогда не забудем!»). Наджиб поступил великодушно. ГМС же
отвернулся – мол, не я вас туда послал. (Хотя известно, что при вводе войск в Афган на Пленуме
ЦК Горбачева в лучших советских традициях проголосовал вместе со всеми «за»). Сигнал был
подан! Поэтому потом в военкоматах получившие увечья в Афгане ребята слышали от бездушных
чиновников: я вас туда не посылал!
- Меня туда Родина послала!
- Какая теперь такая Родина? Где она?
А с каким назидательным тоном посылали нас в Афган! Как менторски провожали нас (в 1979г.)
в первый раз в Афган!
- Товарищи младшие лейтенанты, мы вам выдали большой кредит в жизни, так будьте же
достойны этого, оправдайте доверие! – говорили нам генералы на собеседование в ЦК. И такая
умоперемена произошла всего-навсего за какие-то 6 лет правления Горбачёва! То есть, идите,
ребята, погибайте себе на здоровье (это – большой кредит!), а потом – да нахрен вы кому нужны
(возврат кредита)!
Как оказалось, это были только цветочки, а ягодки ожидали нас впереди…
Итак, предстояла задача: встретить 22-ю бригаду на пароме в Баку и перепроводить её на новое
место расположения. Но прежде чем её встретить, надо было обеспечить личный состав бригады
всем необходимым: спальными местами, туалетами, столовыми, водой. А это – не много ни мало
– 12 тыс. человек! И чтобы разместить такую ораву за какие-то сутки, надо крутиться, как
волчок. Причём у нас всегда делалось по известному правилу: сначала спокойное благодушие,
потом постановка задач, потом – к утру чтоб всё было готово! Распределили офицеровразведчиков по задачам. Мне выпала задача весьма прозаичная: со складов ЗакВО завезти около
5 тысяч кроватей в новое расположение бригады. Мне выдали бойцов на загрузку-погрузку,
назначили пункт погрузки - Баладжары, пригород Баку, указали пункт разгрузки - Перекишкюль,
20 км от Баку. Началась работа, - поехали в Баладжары!
Маленький штришок, к моим наблюдениям по такому глобальному вопросу, как национальный
вопрос, сыгравший, якобы, роковую роль в судьбе Советского Союза. Приезжаем в Баладжары,
нас встречает начальник вещевой службы капитан-азербайджанец. Подполковник с нашего РУ
спрашивает его: товарищ капитан, Вы какое училище заканчивали? Бакинское ВВОКУ! - с
гордостью отвечает капитан. Чтож Вы тогда на складах устроились? Так тут же интереснее! –
также откровенно говорит капитан, улыбаясь и сквозь его улыбку видна издёвка. Вот вам и весь
секрет! Оказывается, для того, чтобы быть начальником вещевой службы в Баладжарах,
необязательно заканчивать тыловое училище где-нибудь в России, а достаточно быть бакинцем,
устроиться по блату в местное училище (у мамы под боком), морочить голову преподавателям и
государству, заявляя, что я хочу стать общевойсковым командиром, а потом также по блату
устроиться кем угодно, но лишь бы в Азербайджане, лишь бы в Баку. Вот откуда для меня
начинается разгром Союза!
Для того, чтобы разместить бригаду СПН командование решило потеснить ракетную бригаду, отсекли половину территории ракетчиков. (Одно хорошо, что их размещали хоть в какое-то
мало-мальски обустроенное место, не так, как тех, которых выводили потом из ГСВГ*, - в чистое
поле!). Причём размещать предстояло не сразу за КПП (контрольно-пропускным пунктом), а на
задворках этой местной империи, - значит, всему этому каравану из КАМАЗов и УРАЛов с
кроватями, кастрюлями, унитазами и стульями, мебелью, оружием и боеприпасами, парашютами
и радиостанциями предстояло дефилировать мимо здания штаба, мимо газонов с нежными,
дорогими сердцу комбрига фиалочками. Я – старший колоны – заезжаю в расположение
ракетной бригады (Я здесь – в первый раз!). Дежурный на КПП предупреждён, что должна
заехать колонна машин, - он для проформы перепроверяет, те ли мы, и убедившись, что это так,
пропускает нас. Ни знака впереди, - куда ехать, ни регулировщиков на дорогах. Значит, принимаю решение я, - ехать прямо! Продефилировали мы мимо штаба части (краем глаза вижу
вывеску: штаб в/ч такой-то), через метров 20 вижу, бежит какой-то кипятком ошпаренный
подполковник, орёт, как на пожаре: Стой! Стой! Стой! Останавливаюсь.
- Кто старший колонны, б…?
- Я - старший колонны!
- Товарищ капитан, ко мне!
Выхожу из машины, иду не спеша, докладываю, - такой-то такой по Вашему приказанию прибыл!
- Почему без фуражки? Оденьте сначала фуражку, - потом будем разговаривать. (Это – чтобы
приструнить!)
Иду к машине, а в голове закипает возмущение. «Ну, орёл, подполковник, я тебя сейчас
сделаю!». Одел фуражку, подхожу, докладываю опять.
- Какого х…, ты, б…, здесь проезжаешь?
- А почему нельзя здесь проезжать?
- Ты, что, не видишь, что разбиваешь мне дорогу?
- Не вижу никаких знаков, поэтому здесь проезжаю!
- А мне до п…, что ты не видишь!
Капитан Мельник думал недолго, ровно 2 секунды, потом выдал:
- А мне, подполковник, до п…, что ты не подготовился к приему воинской части, что ты не
поставил знаков, куда ехать, что ты не поставил регулировщиков, - как ехать!
У подполковника челюсть отвисла. Ну, - совсем! Это я через пять секунд сообразил, что он –
командир части, что он со своими мог так говорить на «Вы» (это значит на армейском лексиконе
– выиметь и высушить). Пока мы с гостеприимным командиром обменивались красотами русского
языка, появилась его челядь, которая тут же начала оправдываться: товарищ подполковник, я
занят там-то, а я занят тем-то…Перед лицом своего штаба командир осмелел (и охамел) и решил
сохранить своё лицо:
- Да я Вас сейчас арестую! (Как легко он перескочил с «ты» на «Вы» опять! Ракетчик понял, что
этого капитана с орденской планкой «За службу Родине в Вооружённых силах» на груди не так
просто взять голыми руками).
- Кого Вы собрались арестовать, меня, который Афган прошел, - и я убедительно тыкаюсь
пальцем в свою орденскую планку «За службу Родине в Вооружённых силах». Я выполняю
указание главкома Зайцева, а Вы мне мешаете, это скорей я Вас арестую!
Подполковник впервые, наверное, за долгое время, не знает, что говорить и смотрит то на
налитые кровью глаза Мельника, то на орденскую планку. Положение спасает Валера Тепайкин,
выбежавший из следующей за мной машины, на поднявшийся кипиш, - орёт, что есть мочи:
- Товарищ подполковник! Оставьте его в покое, он контуженный в Афгане!
Начался медленный откат назад (с сохранением лица):
- Ну, ломайте, ребята, всё тут мне…
Три, - как минимум, вещи я хотел бы отметить в этой связи.
Первое. Если бы я не читал книгу «Тайный советник вождя», где описывается, как подполковник
ГШ поставил на место зарвавшегося комкора (генерал-лейтенанта), я бы так не повёл себя с
этим командиром части. Если бы я не служил в Афгане и не наблюдал подобную сцену между
двумя подполковниками – один проверяющий, другой – проверяемый, где первый доказывал, что
они – всё таки не в одинаковом положении (один – представитель Ставки, другой – разведотдел
40Армии), я также не вёл бы себя с этим командиром части. И если бы я не служил в Ставке,
естественно, я бы не вёл себя так с подполковником. Начитанность, бывалость, - многое значат в
этой жизни. Столкнувшись с хамством, грубостью, - нужно уметь молниеносно сориентироваться,
оценить обстановку, принимать решение: принять вызов, бой или же (если обстановка
складывается не в твою пользу) уклониться от удара.
Второе. Взаимоотношения между начальниками и подчинёнными в Советской Армии, мягко
говоря, всегда оставляли желать лучшего. Не зря появилась присказка: Я начальник – ты дурак,
ты начальник – я дурак. Просто после Афгана надоело, когда каждая тварь тобой мыкает да
тыкает. Чуть какой-нибудь хрен постарше (по воинскому званию), - будь добр, обращайся к нему
на «Вы», а если ты второй срок ходишь капитаном, это – никого не волнует, он может тебе
«тыкать», равнять, ставить по стойке «смирно». Это – вымараживало. Чем грубее, чем больше по
скотски обращается к тебе старший по званию, - тем больше считается, что он – настоящий
мужчина, настоящий военный, которому чужды или неизвестны сентиментальности да цацканья.
Однако мне Афган показал, - это вовсе не факт, что именно такой вот бравый полковник,
умеющий горлом брать, всем тыкать и – надо и не надо – пилюлей надавать, х… насовать, в
момент настоящей опасности под пули полезет, на ножа кинется.
Вечером, за гранённым стаканом водки, Валера меня спросил:
- А, правда, что ты бы его арестовал?
- Да нет, я его просто у…л бы, да и уехал бы! …А, правда, что я – сильно контуженный?
- Что есть, то есть, но мы же с тобой под одной шинелью в горах Афгана спали…
Третье. Никогда не принимал мат и сквернословие. За всю свою жизнь в нашей семье я не
слышал от отца или матери грубого, плохого слова. Я работал год до армии на заводе, прослужил
1,5 года солдатом, проучился год на ускоренных курсах и представьте себе, ни разу не произнёс
ни одного мата. Не потому, что я был баптистом каким-нибудь, вырос в тепличных условиях и не
попадал в переплёты-ситуации, а просто душа не позволяла. Лишь потом, когда жизнь показала
все свои прелести, русский язык взял полностью вверх надо мной, и полились такие мириады
русских ненормативных словесных красот, которые мало кто освоил в полном объёме…И всё же,
я никогда не позволял себе унижать солдата или младшего товарища офицера матерным словом,
а мат могу лишь использовать в узком дружеском кругу для придания особой красочности того
или иного момента. Мат унижает человека – и произносящего его, и слушающего его. Научила
меня этому, как ни странно, армия. И вот как.
Развёлся я с женой в 1988г. Она живёт во Фрунзе, я служу в Баку. Держал долго это в тайне,
пока не пришла пора открыться: ведь каждый год офицер должен докладывать своему
командиру о всех изменениях в личной жизни (кто-то у тебя родился, например). Наконец,
квартиру получать, жену прописать – прописывать-то нужно настоящую, а не фиктивную,
которая живёт во Фрунзе. Для моего командира это был настоящий шок: да как это так, у него в
части штаба ВЮН (а это – высокий штаб, это – маленькое такое министерство обороны!) вдруг
объявился офицер – морально неустойчивый. Ведь по коммунистическим понятиям любой
разведённый офицер – обязательно морально разложившийся, совсем неустойчивый… Бедный
командир больше всего пёкся не столько обо мне и моей судьбе, конечно, сколько о своей
репутации: а как это отразится на его собственном служебном росте и карьере? Вызывает меня
Броднев и выдаёт свой отеческий совет-вердикт:
- Свяжи, б…, свой х… в узел, и отвези свою б… домой!
Я повторил ему его же слова и сказал, чтобы он подумал на досуге над их смыслом. Не спросив
разрешения, я вышел из кабинета, хлопнув дверью. Жене я ничего не сказал и домой не отвёз.
Только стал врагом №1 для командира. Жена, правда, потом пилила, вот, мол, какой ты
непутёвый, второй срок в капитанах ходишь…
Второй случай. Решил я записаться в очередь на машину, хотя не понимал, зачем она мне нужна
(служба захватывала полностью, а в перерывах между ночными бдениями я ещё и диссертацию
писал), но под давлением второй половины сдался, записался-таки. Список утвердили, надо
ждать какой-то срок. По заведённому тогда порядку стоящий в очереди офицер должен был
получать открытку-извещение о том, что надо прибыть за машиной в штаб ЗАКВО, в Тбилиси. Это
был 91 год, - время разгула анархии, казнокрадства и взяточничества. Ко мне домой появляется
Акиф, местный «бизнесмен» и предлагает выкупить у меня полагающуюся мне машину. Откуда
он узнал, что мне положена машина? Оказывается, у Акифа в Тбилиси всё схвачено, он вхож в
кабинет начальника ТЗБ, он запросто может просмотреть списки очередников на машины, их
адреса. Схема «бизнеса» Акифа проста: под различными предлогами начальник ТЗБ тормозит
выдачу машин, а Акиф предлагает тут же выкупить машину у бедняги, давая ему взамен
подержанную, купленную на рынке в Баку. Акиф потом (в условиях советского дефицита) в два
раза дороже продаст новенькую машину и положит себе в карман хороший куш (делясь,
естественно, с начальником базы). Я отказал Акифу, сказав, что я свою машину всё-таки возьму.
- Нет, не возьмёшь ты её, запомни мои слова, - сказал Акиф и посетовал на мою
несговорчивость. Акиф знает всё. Акиф знаком с адъютантом НШ генерал-лейтенанта Блинова. У
Акифа всё схвачено!
Долго я ждал появления открытки-извещения, но так её и не дождался. Оказывается, группа
наиболее ушлых и пронырливых офицеров каким-то таинственным образом прознала, что
машины «на нас» в Тбилиси уже пришли; никого другого не известив (что совершенно понятно в
условиях дефицита – из-за боязни как бы самим хватило), эти ребятки тут же сколотили группу,
сорвались с места и получили машины. Я узнал об этом задним числом и решил сам поехать в
солнечный Тбилиси за машиной. Приезжаю я в Тбилиси и что, как говорится, видят мои глаза?
Оказывается, причитающуюся мою машину забрал… адъютант Блинова, старший лейтенант N. Я и
так и эдак, но машины-то нет. Несолоно хлебавши, пришлось вернуться в Баку. Поделился своим
«горем» с товарищами. Полковник Ч. советует: сходи к председателю офицерского собрания
Ставки. Он знает, что полковник А. «на ножах» с Блиновым. Чем не случай насолить НШ? Иду к
председателю собрания. Объясняю ему ситуацию. Тот загибает пальцы: а) Вы – майор, б)
прослужили в армии 20 лет, в) прошли Афган, г) на очереди стоите уже 5 лет. Все преимущества
перед старшим лейтенантом налицо. Изложите всё это на бумаге и завтра наутро положите
докладную записку на стол Главкому. Сказать, что я верил в справедливость высокого
начальства или же был прирождённым борцом за справедливость? Нет, меня просто захватил
чисто спортивно-азартный интерес: а что же из этой фигни получится? Утром в 6 часов кладу на
стол Главкому мою бумагу (читатель помнит, что разведчики имели свободный доступ в кабинет
Главкома) и меня разбирает любопытство: чем же это сутяжничество закончится? Результат не
заставил себя долго ждать. В тот же день, в 17 часов Главком назначает совещание со всеми
причастными лицами: мною, начальником канцелярии (который составлял списки очередников),
адъютантом N, председателем офицерского собрания и ещё парой старших офицеровпредставителей политотдела. Моего командира не вызвали, Блинова – также. Начинается разбор
полётов. Все факты, изложенные в записке подтверждаются. Казалось бы, генерал армии Попов
Николай Иванович, член ЦК, Главком Ставки войск Южного Направления возьми да восстанови
справедливость, это в твоих силах! Однако Главком делает чисто бюрократический пассаж: он
отчитывает начальника канцелярии за то, что тот недоглядел очередность, впаивает ему какоето служебное несоответствие (и Мельник таким образом наживает себе ещё одного врага), про
пострадавшего Мельника – ни слова, про Блинова: «а этот Ваня Блинов решил сделать доброе
дело своему адъютанту, б…!» и весь пыл и жар своего ораторского искусства, а также гнев
Главкома обрушивает на бедного старшего лейтенанта:
- Только, б…, вылез из п…, и уже подавай ему машину!
На этом совещание заканчивается, справедливость в чисто советском стиле «восстановлена», а
воз остался и поныне в Баку: как не было у Мельника машины, так и остался он без оной, а
старший лейтенант, хоть и обложенный со всех сторон матом Главкома, спокойно разъезжал на
новенькой «шестёрке», оставаясь в той же скромной должности адъютанта НШ. Сей спектакль
имел продолжение. Сразу после совещания меня вызвал Блинов и, во-первых, потребовал
доложить в подробнейших деталях разговор у Попова, во-вторых, прочихвостил меня в хвост и в
гриву: «а Вы обратились к начальнику тыла ЗАКВО?», «а почему Вы мне из Тбилиси не
позвонили?». Любой здравомыслящий офицер скажет, что в споре майора с генерал-лейтенантом
верх всегда одержит последний, что спорить мне с ним и что-то доказывать было бесполезно и
что это была для меня заранее проигрышная партия.
А как красиво и литературно грамотно, без нецензурных выражений говорил Попов на
совещаниях офицеров штаба! Заслушиваться можно было! А тут – гора родила даже не мышь, а
было просто пустое сотрясание воздуха, унавоженное обильным матом в устах облечённого
высокой государственной властью человека. И так в то время решались все вопросы, видимо, в
государстве, - спускать всё на тормоза. Но ведь благополучие государства складывается не из
его макроэкономических показателей, а из благополучия каждого отдельно взятого гражданина
этого государства, из умения государственных органов решать вопросы каждого отдельно
взятого индивидуума. Если нельзя добиться справедливости у «своего» же родного Попова,
неужели я бы смог найти справедливость в суде, в обращении к Министру Обороны и т.д.? МО
спустил бы мое же письмо опять всё тому же Попову! Всё время думаю: а, может, Блинов
«делился» с Поповым? Ведь когда Ставку расформировывали, Попов вагонами отправлял в
Ростов на Дону стройматериалы и другое имущество, а Ваня Блинов, по определению Главкома,
даже ковёр в гостинице, где он напоследок жил перед отправкой в Одессу, свернул и отправил
среди прочих «домашних» вещей…И как я мог после этого пустяшного случая верить в
государственный масштаб Попова, в его способность решать какие-либо государственные
задачи, в его честность и искренность, когда на сессиях Верховного Совета СССР (депутатом
коего он являлся) его показывали сидящим рядом с муфтием Закавказья, если он не решил мой
конкретный микроскопический в масштабах Советского Союза вопрос? Как идти и проливать
кровь за такого командира, военначальника, прикрывать в бою его своим телом после этого? Вот
почему для меня «развалилась» Советская Армия. (Как потом выяснилось, при «дележе»
Советской Армии порученец Главкома подполковник М остался служить в азербайджанских
Вооружённых Силах. Скажи, кто твой друг и я скажу, кто ты).
Зарубки на память:
Определимся с некоторыми терминами, которыми я в этой книге пользуюсь. В нашей литературе
и жизни устоялись термины «распад», «развал» Советского Союза. В этой книге я сознательно не
буду их употреблять и заменю другим термином – «разгром» Советского Союза. Правомерность
использования этого термина я попытаюсь показать в следующих главах.
2. А перестройка-то продолжается!
Что такое застой и с чем его едят?
Люди моего поколения знают, что такое застой. Прошу у них прощения, что приведу еще одну
запись из своего дневника, обращенную прямо из 1985г. к сегодняшним поколениям. Это я
делаю неспроста: преподавая в наши дни историю Отечества в 10 -11 классах лицея «Исток»
(при институте ИНЭП) в Краснодаре, я знаю на деле радушно-красочное (а точнее сказать –
никакое!) представление молодых людей, моих детей, о нашей недавней истории. Итак:
4.05.85г. 00.50
«…в Ульяновске в магазинах не было мяса, колбасы, масла. С трудом можно было достать молоко
и кефир. Не было сигарет. Бутерброды продавались только ветеранам по карточкам. А это был
1980 год*, год проведения всемирной Олимпиады в Москве!!! Приезжали люди из Челябинска**
– рассказывали то же самое. Масло по карточкам выдавали! А это был 1982, 1983годы!!!
Действительно:
Ты и могучая, ты и убогая,
Матушка Русь!
А между тем, проезжая в 1980 году между Фрунзе и Кантом***, мы заехали на колхозное поле.
Там были помидоры. Спелые. Неубранные. По ним пустили стадо коров колхозных. Что может
сделать простой человек, которого с детства учили в школе, потом на производстве, потом в
армии, потом в жизни учат рачительности, экономии, бережливости, прививают заботу об
общественном благе, о приумножении общественного богатства и т.д. в такой ситуации? Кое-кто
осуждает народ за апатию, равнодушие. Но чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя,
кума, оборотиться? Кто повинен в таком равнодушии? При ком оно возникло? Значит, в конечном
итоге виноват тот, при ком оно возникло. При Иосифе Виссарионовиче за такие дела
расстреливали бы как врагов народа. А в наше время принимаются тысячи постановлений,
резолюций, указаний, приказаний, лобызаний, исписываются тонны бумаг, пропагандисты и
агитаторы пропускают через себя тонны словесной руды о социалистическом долге, о
бережливости, о борьбе с пьянством, с бесхозяйственностью, о бережливости, об экономии… а
воз и ныне там. А во «Вечернем Фрунзе****» нет-нет да и появятся статьи, разоблачающие
безнравственный, аморальный, нехороший поступок какого-нибудь директора магазина или
завбазой, присвоившего 20 тыс. рублей*****. В Ташкенте* раскрыли целую банду крупных
правительственных спекулянтов. Слухи ходят, что Рашидов****** умер не своей смертью. Без
дыма нет огня. Вся Киргизия знает, что Председателя Совмина Киргизии застрелили в ЧолпонАте*******. Жена Усубалиева*** *****принимала ванны из кумыса. Только пресса молчала.
Про Щелокова вся Москва говорит, что ворочал целыми левыми миллионами. Один человек
сказал: «не льстить массе. Говорить всю правду». Это был, правда, Ленин.
Хорошо сказал Гия*********: рыба гниёт с головы.
Хороший был взят темп в конце 60-х. Начало было положено в середине 60-х. И всё же…
_____________________________________________________________________________
*Я в это время служил в Ульяновске в училище связи.
**Из Челябинска приезжали родители соседей по квартире – Игоря Хайруллина.
***Города в Киргизии, где были филиалы лётного училища.
**** «Вечерний Фрунзе». В каждой столице союзной республики выходили вечерние газеты с
соответствующим названием городов.
* ****Это была «расстрельная» статья.
******Во времена Андропова под расследование попал клан Шарафа Рашидова, I секретаря ЦК
Узбекистана
*******Там находилась правительственная дача на берегу озера Иссык-Куль.
********Усубалиев был I секретарём ЦК компартии Киргизии, национальный кадр.
*********С сержантом Гией Чхобадзе из Кутаиси мы познакомились и подружились в Воронеже,
в госпитале. Отличный грузин!!!
Почему его хватило только на одно десятилетие? Почему уже в конце 70-х люди «что- то»
почувствовали? «Что-то не то», - говорят в народе. Народ поговаривает, что у нас появилось
много друзей, которых, якобы, надо кормить. Эфиопия, Ангола, Мозамбик, Афганистан… Я
работал на заводе, и для меня странно было услышать в 1975г. слова дяди Вали, токаря: «Чтобы
что-то изменить, - нужна очередная революция!».
Везде очереди. Расцвет всем знакомого дефицита. Расцвет доставания чего-то через кого-то,
через знакомых. Очень верно сказал американец: в Москве важно не то, сколько у тебя денег, важно с кем ты знаком.
Мать говорила, что после Хрущёва исчезли очереди за хлебом. Как-то сказала: дай Бог здоровья
Брежневу! (это было году в 70-м). Хорошо пошли дела после мартовского 65 года Пленума (по
сельскому хозяйству). Народ это почувствовал. Жить стало лучше. Эта перемена к лучшему
происходила даже на глазах моего поколения. Я помню как за какие-то 15 лет техника на селе
стала совсем другой. Раньше мой дядя Вася работал на узкогусеничном синем задрипанном ДТ-4,
а сейчас в колхозах везде «ЧТЗ», комбайны Ростовского завода «Нива» да «Колос». Помню, как
однажды мать сказала: «Кто сейчас жалуется на жизнь – дурак!» (Это было в 70-х годах).
Матери было с чем сравнивать (и я ей верю!) – она пережила голод 47-48 годов в Молдавии, когда люди ели собак, кошек, лебеду; дело доходило до людоедства. Люди убивали своих детей,
чтобы выжить. Это было время раскулачивания (в Молдавии). Приходили уполномоченные (на
что? на грабёж?) из райкома, НКВД, обшаривали всё хозяйство – подпол, погреб, чердак.
Ладошками скребли, подбирали последние зёрнышки с чердака. Палками обстукивали каждый
квадратный сантиметрик огорода».
Все наши беды – от застоя. Так что же это за субстанция и с чем её едят? Ведь вышеописанное
положение – результат как раз того застоя, о котором я говорю. В чём же это проявлялось в
жизни, какова внутренняя изнанка этого застоя? И неужели у нас в стране не было людей,
понимающих, что надо делать, как делать? Неужели все мы были этакими зомбированными
исполнителями, этакой безмозглой биомассой, бездушными винтиками машины, названной
впоследствии командно-административной системой? Это выражалось в том, что если генсек
Брежнев стоит 18 лет наверху этой пирамиды (голова рыбы) и последние 8 лет ни хрена не
делает, то и внизу этой пирамиды, во всех её сусеках, на всех её этажах происходят такие же
явления: по 25 лет правят секретари райкомов и обкомов, директора заводов и главков,
министры министерств и их заместители… Например, Артюшков был председателем
Краснодарского горисполкома 25 лет! Человек пробирался наверх не в силу своих способностей,
а ждал, когда его «шеф» конки отбросит, чтобы занять его место. Стать кандидатом каких-либо
филологических или биологических наук до 30 лет нельзя было и помечтать, доктором ты мог
стать только под 60, когда очередной бугор отойдёт в мир иной и освободится его место…. Ну, а
если человек сидит лет 10 на одном месте, разве его глаз не «намыливается» (по выражению
Шарапова), разве после 10 лет сидения на одном месте у него будет такой же юношеский задор
как в молодости - что-то предпринять, что-то улучшить, что-то сделать? У человека невольно
возникает желание ничего не менять, оставить все как есть, лишь бы не подвергнуть своё
собственное благополучие каким-либо напрягам и переменам… При Брежневе получился застой
(он руководил страной с 1964 по 1982гг. – 18 лет). Застой – это значит прежде всего
нерешённость проблем. Экономическая реформа Косыгина не увенчалась успехом. Не
увенчалась успехом не потому, что она предполагала неверные решения, а просто потому, что ей
не дали ходу. Для осуществления такой реформы пришлось бы многое изменить в жизни. Прежде
всего в жизни правящей элиты. Пришлось бы сокращать раздутый управленческий аппарат.
Пришлось бы убрать никому не нужные штаты партийных агитаторов и пропагандистов.
Идеологов. Штаты параллельных должностей в ЦК и правительстве. (Например, был
промышленный отдел в ЦК, и при этом существовали министерства тяжелой, средней и лёгкой
промышленности в Совете Министров - правительстве). Пришлось бы упор с партии перенести на
государственные (Советы) и управленческие (министерства) органы.
А теперь задумаемся. Разве партия, в руках которой было всё и вся, была абсолютная власть, отдала бы эту власть добровольно, из благих чувств и намерений? Отдала бы эту власть просто
так, задарма, без боя, зная, что на завтра они будут выброшены на улицу, что они лишатся всех
благ Советской власти, - права получать бесплатные квартиры в элитных районах города, права
устраивать своих детей в престижные ВУЗы страны и в «теплых местах» на работу, права
питаться в ведомственных столовых, обслуживаться в спецмагазинах, лечиться в ведомственных
поликлиниках и пансионатах, - короче, права на золотую, по сравнению с остальным народом,
жизнь? Зная, что не предусмотрено никакое перепрофилирование их профессий и их интересы
не застрахованы? Ни одна старая власть просто так не сдаётся. Она не сдаётся, пока её не
уронят. Или же – по другому: зачем делать над собой усилие, перепрофилироваться? Конечно
же, - нет! Зачем что-то менять, если на их век и так всё хватит? Вот откуда берёт истоки
менталитет застоя. Пока мы живы – ничего менять не будем. После нас – хоть потоп, а мы будем
жить так, как жили. А если кто-то будет рыпаться, - объявим врагом социализма! Вот примерно
такое было мышление правящей элиты 70-х годов.
Застой, - это не только кумовство, - это преднамеренное состояние, пребывание во власти из-за
боязни быть разоблачённым (и нести ответственность за свои деяния) ещё при жизни!
Умер Брежнев и у руля стал Андропов. Судьба не отвела ему много времени, - Андропов был у
власти 15 месяцев и 8 месяцев руководил страной из кремлёвской больницы. Черненко был
фигурой, за спиной которой шла перегруппировка сил. И, наконец, Горбачев.
А – с другой-то стороны - жизнь на месте не стоит. Пока мы варились в собственном соку, ждали,
пока Брежнев сдохнет, американцы изобрели компьютеры и Интернет, сотовые телефоны, вырвались вперёд по всем направлениям. А мы тем временем клялись КПСС в верности, изучали
труды Брежнева «Малую землю», «По заводскому гудку», самоизвращались и трубили о
неуклонно повышающейся руководящей роли партии. И как результат, - довели страну до
нищеты, до белого каления, до того, что жрать стало нечего.
3. Ура, Ура! И вдруг – ба! - национальный вопрос!
Как эта катавасия начиналась. В чем проявлялось. Из-за чего?
1985, 1986-е годы – это годы пика славы Горбачёва.
В советское время люди и вообразить себе не могли, что в нашей стране могут возникнуть какието так называемые национальные проблемы. Межнациональные браки стали повседневной
реальностью. По данным переписи населения за 1989г. из 77,1 млн. семей в Советском Союзе
12,8 млн. семей, т.е. 17,5 % были смешанными. В 1979г. при населении Союза в 262 млн. 085
тыс. чел. русский язык назвали родным 153,5 млн. чел., а 61,3 млн. чел. заявили, что они
свободно владеют русским. Арифметика проста: 153,5 млн + 61,3 млн. = 214,8 млн. русских.
Остальное население 262, 085 млн – 214,8 млн = 47,28 млн. – в той или иной степенью владели
русским, но это были жители горных аулов или аилов, кишлаков или стойбищ*. Процесс
ассимилированности нагляден и впечатляющ – 81,96% !
У нас даже гимн страны начинался словами – «Союз нерушимый республик свободных сплотила
навеки великая Русь».
И вдруг – национальный вопрос, как гром среди ясного неба.
Приведу свои записи 1988 года.
«Итак, все мы в той или иной мере знаем теперь, что брожение вокруг Нагорного Карабаха
началось в конце 1987г. В Армении поползли слухи, шепотки, разговоры. Они, словно эпидемия,
волнами захватывали людей, засасывая их в страшный круговорот. И вот новый, 1988г. В
Нагорном Карабахе ряд предприятий переходит на хозрасчёт. Казалось бы, люди должны
радоваться! Трудитесь, люди добрые, теперь для вас созданы все условия, чтобы побольше
заработать, лучше пожить! Увы, получился парадокс: люди забастовали. Скоро парадокс,
естественно, стал ясен – на забастовку людей подтолкнули Кеворковы* и К°, обладавшие
огромными рычагами воздействия на людей. Увы, властям не удалось локализовать конфликт, не
удалось понять, насколько глубоки его корни, какую опасность он представляет для региона.
Власти полагались на авось, на то, что скоро уладится каким-то образом, поэтому события в
Карабахе не были поставлены в центре внимания властей. Однако угольки Нагорного Карабаха
тлели. Пожар не заставил себя долго ждать. 24-29 февраля 1988г. произошли трагические
события в Сумгаите, когда «проигравшие» в Карабахе азербайджанцы взяли реванш,
«отыгрались» на армянах в Сумгаите. Эти события потрясли людей средневековой жестокостью и
варварством. Люди стали задаваться вопросами: где же мы живём, в какой стране, в какое
время?
Для локализации этого конфликта (этой резни) были привлечены войска, которые навели
строгий порядок и стали его поддерживать. Но, увы, оказалось, что Сумгаита нам мало. После
него в июне последовали печальные события в ереванском аэропорту «Звартноц», а осенью – в
ноябре – забастовки в Баку и Ереване. Две союзные республики стали. Как это произошло?
Почему это не было предотвращено? – да будет нам позволено спросить у власть предержащих.
Но вернёмся опять к Сумгаиту. В город были введены войска, был налажен порядок. Горбачёв
лично звонил Владимиру Степановичу Краеву, интересовался, как идут дела в Сумгаите. Но
разве в марте 1988г. (когда в руководстве впервые задумались о причинах сумгаитских событий)
не стало ясно, что делать ставку на одни войска – этого мало? Что могут сделать войска? Войска
могут прекратить беспорядки, могут поддержать общественный порядок, заморозить на время
конфликт. Однако военная администрация не способна разобраться в политико-экономических
корнях конфликта и принять
Часть 2
Горбачёв – по результатам своей деятельности превратился из мелкопоместного романтика в
деятеля, место которому – на скамью подсудимых истории, место ему – не на экранах
телевидения, а в забвении! Интересно, не переворачивался ли в гробу Андропов, когда из того
мира глядел на деяния своего выдвиженца Горбачёва на этой грешной советской земле? Не
переворачивался ли в гробу Брежнев, когда глядел на деяния своего выдвиженца Шеварднадзе
на этой грешной земле? За отданные Америке бесплатно квадратные километры территории?
Несомненно, даже мало-мальски образованному юристу никакого труда и тогда, и сегодня не
составит отыскать в действиях ГЯШЕ (Горбачёва-Яковлева-Шеварднадзе-Ельцина) состава
преступления – за возбуждение в народе национальной розни, за измену Родине, за разгром
социалистического содружества и нарушение Хельсинского Договора 1975г. о незыблемости
границ, установленных после II мировой войны . Но моя задача в другом. Даже не в разоблачении
их деяний. Что эти преступники натворили – всем известно. В этой книге я пытаюсь осилить
другую двуединую задачу. С одной стороны, я доказываю, что а) «развал» Союза было насилием
над страной, над моей Родиной (следовательно, о какой-либо исторической закономерности
здесь не может быть и речи), б) что образование СНГ - так же искусственно и греховно, как и
разгром Союза, в) что исторической задачей момента является объединение бывших народов
СССР не на коммунистической, интернационалистской основе, а на основе общности
геополитических и геоэкономических интересов пространства СНГ. Другими словами - как вернуть
всё на круги своя, вернуть свою Родину. С другой стороны, я показываю – как такое могло
случиться с нашим руководством, почему это стало возможным, что надо сделать, чтобы это не
повторилось в будущем (почему это невозможно в других странах).
Горбачев, в конце концов, оказался никому не нужным, - ни аппарату (номенклатуре), ни
демократам, - ровным счётом никому внутри страны. Поэтому его и никто не поддержал в его
последних трепыханиях, - как справа, так и слева*. Поэтому никто напоследок и не встал на его
защиту. Единственно, кому он оказался нужен, так это – Западу: Джоржу Бушу старшему,
_____________________________________________________________________________
*На выборах президента России 1996г Горбачёв набрал позорно мало голосов – меньше, чем
даже было собрано подписей в его поддержку!
Гельмуту Колю, Маргарет Тэтчер и иже с ними. Для них он сделал большое дело, - не для
советского народа. Перед ними он выслужился, - не перед советским народом. Им он удружил, - а
не советскому народу.
А как всё красиво начиналось!
После череды смертей Брежнева, Андропова, Черненко (в марте 1985г.) – этих жителей дома
престарелых, в который КПСС превратила Кремль, у руля стал Горбачёв, - молодой, энергичный. Я
записал в своём дневнике:
23.04.85г. 22.30 «Мы присматриваемся к новому человеку. У него огромная, по-видимому,
работоспособность. Человек широкий. Смотрит на жизнь своими глазами. Ходит в школу, на
завод, в магазин, в больницу. Это – кое-что да значит. Человек, наверное, скромный – не любит
позировать перед камерами ТВ, как делали его предшественники. Это – кое-что да значит.
Человек понимающий – упор делает на вопрос вопросов, на проблему проблем – наивысший
уровень производительности труда. Мы соскучились по новому человеку. Мы его ждали. Он нам
нужен, как воздух».
Это я писал, конечно же, о Горбачеве. Служа в Москве в 1985г, я не мог писать в открытую,
называть имена и должности. Надо прямо сказать – я просто опасался. У КГБ были глаза и уши
везде. Мы боялись лишнее сказать что-то по телефону, что-то сболтнуть в аудитории, - боялись
прослушки, боялись стукачей. А после обращения в ЦК – я знал, - за мной, конечно же, было
наблюдение. Поэтому, всё же, рискуя, я писал иносказательно, взвешивая каждое написанное
слово, - а как же оно потом – пусть даже хвалебное - отзовётся в мозгу особиста?
Тем и ценны мои записи тех лет, - в них сохранена атмосфера тех лет, от них пахнет духом того
времени, они – точное отражение общественного настроения тех времен. Это – как киношные
записи, сигналы из того времени, тут уж ничего не изменишь и не сфальшивишь. Как старинная
фотография.
Конечно же, поведение молодого (ему тогда было 54 года) Горбачева вызывало восхищение,
изумление советских людей. Конечно же, он вселил огромные надежды в души миллионов
советских людей - на изменения, на лучшую, достойную жизнь. Не зря Виктор Цой взыл тогда: «Пе
– ре - мен! Перемен, - требуют наши души и наши сердца!». Если раньше, при стариках-генсеках
(которых выводили чуть не на инвалидных колясках) какое-нибудь двухминутное его, «выдающегося деятеля мирового и коммунистического движения» - выступление на ТВ по
бумажке вдалбливалось в головы советских людей как вершину творческой мысли, то Горбачев
легко и без бумажки мог говорить с людьми на улицах городов о самых простых и понятных
любому человеку вещах: - то летом морса во Владивостоке не хватает, то в Киеве – надо быть
ближе к народу. Я помню газету «Правду» сразу же после похорон Черненко и – соответственно –
назначения на пост генсека Горбачева. (Обратите внимание: не избрание, а – назначение!).
«Правда» - главная газета страны – была испещрена на всех станицах не репортажами, а
колонками-отчетами о встречах Михаила Сергеевича Горбачёва с главами иностранных
делегаций, присутствующими на похоронах. А там было ни много, ни мало, - человек 200! Если
раньше Брежнев, Андропов или Черненко повстречается за какие-нибудь 3-4 месяца (смотря по
состоянию здоровья) с каким-нибудь Эдуарду Душ Сантушем (руководитель Мозамбика) на 5
минут и прочитает ему по бумажке какую-то коммунистическую сентенцию, то - это выдавалось за
выдающее событие в мировой истории! А тут Горбачев сразу же отодвинул эту мутоту – за полдня
поговорил с 200 руководителями, - без бумажки, без подготовки! Это была сенсация! Это
действовало гораздо лучше, чем сотни речей по государственному телевидению и радио,
призывающих людей к бдительности, сознательности строителей коммунизма и т.д. «Партия
советуется с народом, партия учится у народа!» - так знаменовалась тогда первая полоса
«Правды».
Народ сразу же почувствовал разницу. Народ сразу же понадеялся (поверил?): это - наш, это –
свой! (Извечное русское чудо: авось, а – вдруг?!). Если раньше, при назначении очередного старца
на пост генсека газеты трубили: Политбюро решило избрать «выдающего деятеля современности,
мирового коммунистического движения, выдающегося деятеля КПСС» (а народ читал между
строк: опять очередная фигня!), то в случае с Горбачевым (не без его вмешательства, видимо),
газеты страны сообщили просто: на пост Генерального Секретаря ЦК КПСС избран Михаил
Сергеевич Горбачев. Ни слова о величии, о выдающности! Это не могло не подкупить людей!
Люди ему поверили! Всем осточертела застойная лживость коммунистической пропаганды и
агитации строителей коммунизма! Горбачёв – чувствовалось! – пахал! И народ не мог не
зауважать его за это.
Что было – то было, надо быть предельно справедливым!
На этом мои записи о Горбачёве прерываются, - тому есть уважительная причина: с августа
1985года по ноябрь 1987года я служил в Афганистане. В Афгане мы не были совсем отрезаны от
Родины. Мы могли слушать советское радио и смотреть телевизор, регулярно получали газеты и
письма из дому. Конечно же, я старался следить за событиями на Родине, но всё же афганская
война взяла своё и все мои помыслы были заняты Афганистаном. Потому и появилась первая
книга воспоминаний. А эта – вторая.
Прошло время, я заменился в Союз, многое изменилось в политической жизни и мои записи стали
более откровенными:
27.09.88г. «К чему готовится Горбачёв? Весной следующего года Горбачев – генсек ЦК КПСС
готовится стать Председателем Верховного Совета СССР. Глава партии станет ещё и главой
государства. Почти нет сомнений в том, что он им станет, что Горбачёв выиграет и этот нелёгкий
бой. Само по себе совмещение этих двух постов – не новость для нас. Двойной статус был и у
Брежнева, Андропова, Черненко. Однако двойной статус Горбачева будет в корне отличаться от
статуса предыдущих руководителей, цели у них далеко разные. Если первые, заполучив двойной
статус, становились, грубо говоря, самодержцами, то от Горбачева мы ожидаем нечто другое.
Если первые, совмещая две должности, преследовали во многом личные цели (главам
иностранным государств неудобно и как бы неправомочно было иметь дело с главой партии, а не
государства), то Горбачёв преследует иное: свести для начала партийные и советские органы в
единое целое сверху донизу по всей стране. Вот – отличие усилий Горбачева от Брежнева.
Что это даёт? Многим это сейчас непонятно. Ельцина на 19-ой конференции рабочий
спросил, что это даст. Он, министр, ответил, что не знает. Не знают этого ещё многие большие
руководители и сейчас. Между тем ситуация складывается следующим образом: нужно перенести
центр власти в стране из рук Политбюро в руки Верховного Совета СССР. Как это осуществить на
деле? Это значит, что в чем-то нужно принизить Политбюро, лишив его доли власти и на эту же
толику возвести Верховный Совет. Как обеспечить на деле это одновременное принижение и
возведение? Как обеспечить этот процесс, чтобы сопротивление, которое ему оказывается сверху
донизу по всей стране, не оказалось настолько сильным, чтобы свернуть и обратить его вспять?
Естественно, что единственно разумный выход из сложившейся ситуации – это совмещение
должностей повсюду, с тем, чтобы снижение роли партии и возвышение роли Советов проходило
безболезненно, с тем, чтобы, создав двухцентровый механизм, перенести по естественному ходу
жизни центр тяжести забот, проблем, отчётности, ответственности из партии в Совет. Те же люди
останутся, те же проблемы будут решаться, но это будет уже качественно другая ситуация, которая
позволит постепенно Советам набирать самостоятельность, обрести собственную инерцию, новое
качество и т.д. Вот что делает сегодня Горбачёв. Так возрождаются Советы. Есть ли другой выход?
Лично я – не знаю. Лично я полагаю, что Горбачев нашел наиболее рациональный ключ к
решению этой проблемы. Главный вопрос любой революции – вопрос о власти. Главный вопрос
перестройки – передача, переход власти из рук партии в руки Советов. Неожиданные повороты
истории всегда рождают неординарные ходы, поступки. Один из них – совмещение должностей».
Ну, из этого совмещения ничего так и не вышло, Горбачёв же маниакально не мог ничего и
никогда довести до логического конца!
28.09.88г.
Продолжение.
«Сталину, чтобы осуществить свой переворот, возвысить партию над Советами, укрепить свою
личную власть, потребовались 15 лет работы (с 22 года по 37год), за которые он превратил партию
из общественно-политического объединения в государственный механизм. Ему потребовалось
провести массовые репрессии против народа и тех партийцев, кто ему сопротивлялся. Тот, кто
думает, что нынешняя перестройка пройдёт гладко, без сопротивления – тот наивный человек. У
нас, конечно, нет линии на репрессии, на физическое устранение противников, но борьба есть
борьба, а значит, будут жертвы. Если нас заставят противники перестройки идти на жестокости,
мы будем вынуждены пойти на них, - другого не дано. Такова логика борьбы: или – или. На кого
же опирается Горбачёв в своей перестройке? Ответа пока нет».
Тогда ответа у меня не было, а сегодня он ясен: он должен был опираться на ту же номенклатуру.
Номенклатура – это как скелет любого организма. Не создал Горбачев себе новой номенклатуры.
Не смог, не сумел, мозгов не хватило. Горбачев предпочел пойти на устранение партии из
управления страной и не попытался приблизить, подкупить наиболее прагматическую часть
партийно-хозяйственной номенклатуры, отсекнув ненужную часть идеологической шелухи.
Вместо этого он попытался вызвать к жизни новые силы, новые движения, - оживить Советы
(вернуть им былую силу и роль, которой в действительности не было, «Коммунизм – это
Советская власть плюс…»), пролить свет на жизнь страны, создать прозрачность (отсюда его
гласность с разоблачением Сталина и передача СМИ фактически в руки своих противников;
«побольше света, товарищи», - любил поговаривать Горбачев), предоставить субъектам Союза
больше свободы, самостоятельности («побольше самостоятельности, товарищи!»)… Короче, не
там копнул и не туда попёр. Всё, что он вызвал к жизни, - всё попёрло против него самого, а
Горбачев в недоумении вопрошал: «Чёж вы рубите сук, на котором сидите?»… У него был
недалёкий, механистический образ мышления, - он хорошо освоил, что ему мешало, доставляло
неудобства в годы его секретарства в Ставрополе: всё надо было решать в Москве (централизация
власти), всё было засекречено, а народу в «Правде» выдавался стандартный набор
коммунистической пропаганды, и все чувствовали эту фальшь (отсутствие гласности). Достаточно
только перевернуть эту ситуацию, - подумал Мишаня, - и усё устанет на свои места, «працэсс
пайдёт». А если подумать диалектически, то становится ясно, что эта система могла существовать,
ведя себя именно так, а не иначе; если изменить форму поведения этой системы, то изменится и
вся система. Если изменить один из главных элементов системы, то изменится и вся система. А
Горбачёв как раз и не хотел изменить систему, а только её усовершенствовать, улучшить. Однако
формы и методы, которые он выбрал для этой цели, были абсолютно неприемлемы…Горбачёв
узрел в партийной номенклатуре исключительно «механизм торможения» для своей
перестройки, но не разглядел, что именно прагматично хозяйственная часть партийной
номенклатуры (без идеологической шелухи) должна и может стать его опорой, тем механизмом,
посредством которого он смог бы переустроить страну, тем трамплином, с которого он смог бы
восходить на Олимп Славы. В жизни (но уже без Горбачева) это так и произошло, о чём мы
говорили частично в предыдущих (4-ой и 5-ой) главах. Кем стала эта часть партийной
номенклатуры (директора предприятий и колхозов, секретари партийных и комсомольских
райкомов и обкомов, председатели исполкомов и т.д.) после разгрома СССР, при Ельцине? Да она
прямиком перекочевала на местечковые президентские и губернаторские посты, сорвала куш с
приватизации, превратилась в уважаемых предпринимателей и фермеров (бизнесменов)!
Возьмите недавний состав элиты при Ельцине и Путине и покопайтесь в ее прошлом 80, 90-х
годов, - вы в обязательном порядке найдёте её коммунистические родимые пятна!
Вот к чему можно свести весь вопрос перестройки!
1.10.88г. «Это происходит раньше, чем мы предполагали. Перемены начались сверху. Вчера был
пленум ЦК, где ушли на пенсию Громыко, Демичев, Долгих, Соломенцев*. (2 члена и 2 кандидата).
Вместо них введены Медведев, Власов, Бирюкова и Лукьянов. В старом Политбюро остались
только Щербицкий, Лигачёв и Чебриков*. Остальные члены Политбюро выдвинуты при Горбачёве
и, естественно, будут ему хорошей опорой. Обращает на себя направленность обновления
Политбюро: оно обновляется работниками идеологической, социальной, юридическо-правовой
областей. Думаю, что вопросы экономики в целом будут постепенно сосредоточиваться в
Верховном Совете и его Совмине.
Интересна расстановка сил в Политбюро: Лигачёву предложено заняться аграрными вопросами, а
не идеологией. С идеологией у него дело «швах», что показало его выступление на конференции.
Думаю, что и в последующем Лигачёва будут вытеснять и отправят спокойно на пенсию.
Вызывает возмущение и досаду речь Медведева на брифинге после пленума: в ЦК и Политбюро
полное единодушие. Полного единодушия не может быть, тов. Медведев, идёт ведь большая
схватка! И Ваша речь шита белыми нитками (Так же как и решение одновременно отправить на
пенсию Демирчяна и Багирова*).
Далее, пока Громыко жив, задача журналистов и публицистов состоит в том, чтобы осаждать его.
Из него можно удивительное вещи вытормошить. Жалко, если он уйдёт из жизни, так и не
поведав миру то многое, что он знает!».
Кем же окружал себя Горбачёв? Серыми, бесцветными личностями, - чтобы самому сиять на
политическом небосклоне? Чем запомнились стране имена соратников Горби – Вадима
Медведева, Антонины Павловны Бирюковой, Разумовского Григория Петровича, Власова
Валентина Сергеевича, Лукьянова Анатолия Ивановича? Да ничем! Первые 3 вообще сгинули в
неизвестность, Власов (бывший министр финансов при Рыжкове) после Рыжкова стал премьером
и 21 января 1991г. жахнул со всего размаха по голове советских людей денежной реформой, обменял за одни сутки 50 и100 рублёвые купюры (это был самый настоящий грабёж людей, - кто
не успел обменять, - тот опоздал…). Да ещё в дни ГКЧП, он, член этого комитета по чрезвычайному
положению (читай: по спасению Родины), взял да и нажрался вдрызг как последняя свинья.
Лукьянов – самый близкий друг Горбачева еще по учебе в МГУ, - оказался человеком честным и
поэтому был вынужден прервать свои отношения с незадачливым Горби. Но ведь не было
дефицита в стране умных, инициативных, болеющих за дело и страну людей! Нельзя же думать о
советских людях как о массе сплошных баранов, зомбированных «совков», как пытаются сейчас
это представить демократы. Михаил Вагин, Николай Злобин, Николай Травкин. Кабеладзе,
директор Челябинского машиностроительного завода, который написал письмо в ЦК с
_______________________________________________________________________
*Демирчян и Багиров – первые секретари ЦК компартий Армении и Азербайджана
соответственно
предложениями по улучшению работы своего завода, Ким Македонович Цаголов, генерал-майор,
первый раскрывший глаза Горбачеву на истинное положение дел в Афгане... В стране были тысячи
рабочих и колхозников, удостоенных высокого звания Героев социалистического труда, были
миллионы ударников коммунистического труда. И эти трудовые награды давали не за красивые
глаза, не за взятки, а их нужно было своим по том зарабатывать! Вот этих людей нужно было
поднять, поощрять, заинтересовать их материально, - и они бы совершили бы чудеса, совершили
бы то экономическое чудо, на которое все уповают. Отсёк всё это Горбачев. Отрубил. Как
вырубил виноградники…
За всю свою жизнь Горбачев после окончания МГУ – неделю!!! – поработал в прокуратуре и потом
был переведён на комсомольскую работу, инструктором в отдел агитации и пропаганды горкома
комсомола. Вы знаете, что это за отдел? Это тот отдел, который отвечал за вывешивание по
городу лозунгов, типа: «Коммунизм – это вечно живое учение», «Верной дорогой идёте,
товарищи!». Там - ни за что не отвечал, там нужно было только уметь умничать, базарить
грамотно… Этот отдел служил трамплином, кузницей комсомольских работничков. Не
обязательно нужно было иметь какой-то производственный, жизненный, опыт – достаточно
выдержать линию партии, пообтереться среди начальства, и хоп! – ты уже начальничек! Это – не
Ельцин, который лазил по стройкам, и не Рыжков, производственник, директор одного из
крупнейших машиностроительных заводов в Союзе, это – слова не подберу; это – ЧУДО, НИКТО,
застёгнутый на все пуговицы комсомольский вожачок-с, на все случаи жизни бодрячок-с, этакий
правильный партейный работник, - не имеющий ни своего мнения, ни своей позиции, а только
выполняющий партийные установки! И вот это НИЧТОЖЕСТВО, волею судеб было возведено до
небосклона политической власти.
Вспоминаю свою молодость, годы учебы в Военном Институте, ВИИЯ. У нас на факультете был
секретарь комсомольской организации – лейтенант Пушкин Михаил Иванович, освобожденный
секретарь Западного факультета ВИИЯ. Что значит освобождённый секретарь? А значит это, что он
свою работу вёл не на общественных началах, на чистом энтузиазме, а получал исправно зарплату
как военный (старший лейтенант) и как секретарь (за должность), ну, - на уровне преподавателя.
Вот что значит - номенклатурная должность. Нам было в те годы по 22 – 23 года, Михаилу
Ивановичу – столько же. Только мы – старший лейтенант Бирюков, Коробов, Лебедев, а он –
старший лейтенант Михаил Иванович. Наши Бирюковы Коли и Румянцевы Вани, Мартыньши Вити
да Куцыбы Коли, Хайруллины Игори да Булановы Вани к этому времени успели и в армии
отслужить солдатами, а после одного года ускоренных курсов языка побывать два года в
Афганистане, Анголе, Мозамбике, получить ранения, быть контуженными, гореть в БТРе, а Михал
Иванович (ни клятый, ни мятый!) - успешно закончить переводческий факультет ВИИЯ в Москве, и
в силу своих неординарных организаторских способностей (высокого положения родителей или
лизоблюдства) оказаться на факультете на такой штатной должности. Что входило в обязанность
сего Михал Иваныча? Быть массовиком затейником, провести организованно, по нотам
комсомольское собрание, организовать какой-нибудь культ-поход в музей Ленина, толкнуть
какую-то умную речь про руководящую роль партии и про огромное значение книги Леонида
Ильича Брежнева «По заводскому гудку»… Михал Иванович был абсолютным нолем и профаном
в языке (потому что он с языком никогда не работал; а язык может знать только тот, кто работает с
языком, а не знает его теоретически), опыта жизненного – никакого, что он мог нам, имеющим
боевой опыт, подсказать? Мы на него смотрели как на чмо, атавизм советской системы,
понимали, что он тысячу лет никому не нужный здесь, молча презирали и… просто терпели и
сносили. У него никогда среди нас не было ни друзей, ни приятелей. Зато у него «друзья» были –
начальник факультета ген./м-р Афанасьев, начальник политотдела п-к ???.
Почему я всё это рассказываю?
Да потому, что Горбачёв вылез наверх, сделал карьеру как раз из таких вот Михал Ивановичей, молодых да ранних инструкторов агитации и пропаганды. Это – не Боря Ельцин, который
поработал после института последовательно на всех рабочих должностях в строительстве, каменщик, машинист башенного крана (где и пальцы потерял), бригадир, мастер, начальник
строительства, не Коля Рыжков, который в 1950-1959 гг. - слесарь, сменный мастер, начальник
участка, 1959-1965 гг. - начальник цеха, главный сварщик, заместитель диpектоpа, 1965-1970 гг. главный инженер, 1970-1971 гг. - диpектоp на Уральском заводе тяжелого машиностроения
"Уpалмашзавод" им. Серго Орджоникидзе. Миша Горбачёв всю жизнь как на подбор – шёл по
верхам, по начальственной линии, упустив другие «мелочи» жизни: он не умел водить машину, не
умел варить сваркой, не руководил хотя бы простеньким колхозом или заводом. Зато биография,
карьерная лестница – блестящая, хоть в коммунистический космос запускай: крестьянского
происхождения парень, трудовой орден Ленина, учеба в МГУ, комсомольская работа (а вот на это
как раз мало кто обращает внимание!), жена – преподаватель марксизма-ленинизма в Универе, чем не эталон идеологически выдержанного и морально устойчивого строителя коммунизма?
Плюс к тому, он заочно закончил сельхозинститут! Так он это больше сделал для карьеры (тот, кто
не работает по специальности – не специалист!), а не для дела, он же после института не побежал
председательствовать колхозами на Ставрополье, а опять-таки остался на партейной работе
руководить председателями колхозов…Быть начальником всегда легче…Это – раз. Второе. Как вы
думаете, много ли труда стоило секретарю горкома партии Ставрополя закончить заочно институт,
готовиться и сдавать экзамены? Административный ресурс, думаете, тогда не действовал? Мне
почему-то кажется, что не он бегал за преподавателями, а они за уважаемым Михал
Сергеичем…Так что, - профанация, выходит, - всё это блестящее прошлое Горбачёва и его
становление I секретарём Ставропольского крайкома КПСС в 39 лет. Единственное, что Миша
Горбачёв виртуозно освоил в жизни, так это - всегда быть на виду, на хорошем счету, ублажать
начальство, пробиваться наверх, идти по начальственной линии и т. д. А то, что сама жизнь
прошла как-то мимо, другой стезёй, - Миша так и не успел или не очень-то позаботился понять…
Получились Ножницы Жизни. Миша в совершенстве научился быть аппаратным интриганом, а
жизнь-то требовала совершенно другое. И когда волею случая Миша был возведён на Олимп
Власти, он как раз и показал то, на что был способен, - на аппаратное интриганство, на
подковёрную борьбу за власть, а не на вызовы жизни… Раньше над ним стоял Брежнев, Андропов.
Когда он стал на их место, то ему по привычке показалось, что теперь следует добиваться
расположения и сделать карьеру перед другими сильными мира сего, - перед Бушем, Тэтчер,
Миттераном… По накатанной дорожке, сколько волка не корми…
24.10.88г. Мысли за день:
1) Нам нужен действующий, работающий закон о возмещении ущерба, нанесённого личности
бюрократами.
2) Годы застоя показали: партия, стоящая вне контроля (народа ли, оппозиции ли) неизбежно
обюрокрачивается. Над партией тоже нужен контроль. В какой конкретно форме это сделать в
Союзе – надо подумать ещё. Но контроль нужен. Может быть, даже не контроль. Но
состязательность идей, мнений – обязательна. Но чтобы обеспечить неприкосновенность позиций
меньшинства – нужны организационные рамки. Чтобы не получилось, как с Ельциным. Отсюда –
многопартийная система. Я за неё.
31.10.88г. 1.00
Мысли за ночь.
Наказание за слишком амбициозные цели, провозглашённые Россией, является нынешнее
прозябание Союза. Наказание за слишком ретивое установление социализма в Афганистане
является нынешняя нескончаемая пока что война в этой стране.
Широко шагаешь – штаны порвёшь
Кризис мирового социализма.
Югославия – социальные, национальные проблемы.
Польша – экономические проблемы.
Румыния – бедность, национальный вопрос.
КНДР – культ личности.
Китай – политическая система.
Куба – культ личности.
И над всем этим – низкая производительность труда, низкая эффективность общественного
производства.
28.01.89г.
Горбачёв говорит том, что социалистический плюрализм можно обеспечить в рамках нынешней
существующей системы. Я не согласен с этим мнением, сомневаюсь в этой возможности. Для
осуществления плюрализма нужна перестройка партии (и партия должна тогда вобрать в себя те
требования, которые сейчас выдвигают различные неформальные объединения; неформальные
объединения как раз и возникли потому, что люди собравшиеся в них, не смогли реализовать
свои возможности, выразить себя и т.д. в рамках КПСС) и эта перестройка должна выражаться не
только в разделении, разграничении функций советских и партийных органов, сокращении
отделов ЦК и т.д., но и в таком расширении прав низовых партийных организаций, который бы
обеспечил приток свежих, новых сил в партию (т.е. отменились бы и поныне действующие дефакто разнарядки сверху, предписания – кого и сколько принимать в партию); но для этого нужно
перестроить работу низовых партийных организаций, предоставить им право окончательного
приема в члены КПСС (сейчас это право сохраняется за райкомами) и свести роль райкома не к
утверждению того или иного кандидата (зачастую собрание принимает человека, а райком не
утверждает), а только к обязательной регистрации его членом КПСС. Роль простого статиста. Во
избежание группового эгоизма необходимо внести соответствующие поправки в Устав КПСС и
расширить состав первичной парторганизации. По нынешнему Уставу право создать первичную
парторганизацию имеют 3 коммуниста. Нужно это переделать, повысить это количество, скажем,
до 10 человек. Тогда будет соблюдена и непредвзятость мнений и твердость, трезвость суждений.
Надо над этим подумать. Ведь для того, чтобы что-то в корне менять (а сейчас наступил именно
такой этап и взрыв «неформалов» говорит о том, что партия не справляется с ситуацией, что
народное движение переросло рамки партии; значит, внутренний механизм деятельности партии
не соответствует, не отвечает потребностям времени), нужны новые механизмы, новые схемы;
деятельность по новому должна строиться не на честном слове, а не новой правовой основе, на
новом Уставе».
26.03.89г. 0.35
Выборы в Советском Союзе – на новой основе – являются одним из выдающихся достижений
перестройки. Новые выборы – это гарант необратимости перестройки и перемен в сторону
демократии (наряду с решением 19-ой конференции о сменности руководства). Новые выборы
возрождают полновластие Советов, ставят на своё место партию. Выборы 26.03.89г. – граница
между командно-административной системой и демократией. Заручившись поддержкой народа,
надо полагать, Горбачёв поведет наступление против Лигачева и K°.
12.04.89г.
«После многократных публичных заявлений о том, что в СССР невозможна многопартийная
система, после выхода вчера в свет Указа за подписью Горбачева о том, что теперь суд
произвольно может критику назвать дискредитацией должностного лица и осудить критикующего
– начинаю сомневаться и разочаровываться в Горбачеве. Надо быть слепым, чтобы подписать
такой Указ».
23.04.89г. Несколько цифр. На прошлой неделе ТВ показало заседание Совмина, где обсуждался
проект канала Волга – Чуграй. Запомнилось выступления Аганбегяна, Тихонова*. Мнения учёных и
хозяйственников разделились. Учёные смогли дать уничтожающую критику проекта, но не смогли
сказать абсолютно ни единого слова по поводу того, как дать воду региону, как остановить
наступление пустынь Господи, до чего же скудна человеческая мысль, даже если она рождается в
голове академика. Ну, да бог с ними!
Главное – другое. Н.И.Рыжков сказал, что мы со всеми макаронами и прочими кондитерскими
изделиями проедаем 55 млн. тон хлеба в год. Покупаем – 45 млн., за кои платим валютой. Значит,
если мы собрали в этом году 195 млн. тонн, то для сносного существования, без подпитки Запада
нам нужно собрать (195 + 45 = 240) млн. тонн. В самом урожайном году -1979г, кажется, мы
собрали235 млн. Значит, задача очень простая: получить эти несчастные 45 -50 млн. тонн. Вот куда
необходимо повернуть голову, направить средства. Чего нам не хватает – так это расторопности,
последовательности, умение довести до конца какое-либо дело. Сегодня нужны дополнительные
капвложения на сбор этих 50 млн. тон зерна: нужны минитракторы, улучшенные элеваторы,
хранилища, новая технология обработки семян, улучшенные, продуктивные семена. Неужели
нельзя найти такие средства? Неужели год-два нельзя подождать с освоением Марса, неужели
нельзя распространить опыт М.Вагина, который, не захотев кормить советских трутней, взял да и
вышел со своим колхозом из РАПО, неужели нельзя толково аренду внедрить в сельское
хозяйство? Можно, но наши организационные способности никудышные. Наверху
вырабатываются отличные решения: 19-ая конференция, мартовский Пленум по сельскому
хозяйству и т.д., однако, когда эти решения спускаются вниз и доходят до среднего
управленческого звена, тут же вязнут в советскую коммунистическую волокиту и
бумаготворчество. Пока бюрократию не посадим на хозрасчет – нам не избавиться от всех наших
бед».
26.04.89г. 1.«События в Закавказье показали, что армия должна выполнять свои, специфические
задачи, а не заниматься политикой. Армия в Тбилиси была использована для того, чтобы
прикрыть зад таким «коммунистическим» деятелям, как Гилашвили, Патиашвили и (в меньшей
степени) Чхеидзе*. Позор такой коммунистической организации, которая довела дело до
конфликта с массой, до драки, до человеческих жертв. Люди, повинные в этом, не заслуживают
звания коммуниста».
_____________________________________________________________________________
*Агенбегян, Тихонов – академики, ведущие экономисты страны
2. «До боли обидно за народ! 25 апреля состоялся пленум ЦК, на котором ЦК освободился от
балласта пенсионеров (301 - 251 = 50), на котором обсуждалось положение в партии и
государстве. Так почему же мы правду должны узнать от «Би-Би-Си», а не от Медведева и
Разумовского, проводивших пресс-конференцию? Медведев показал себя в роли не коммуниста,
а аппаратного интригана, умело скрывающего потайные цели и механизмы какой-то дьявольски
хитрой организации. Неподготовленная публика ни черта не поняла. Как верить партии после
таких выступлений её лидеров? Как можно требовать от народа соблюдения авторитета,
уважения к такой партии? Как можно говорить об однопартийной системе в стране? Ничего, пока
гром не грянет, Горбачёв не перекрестится!»
23.05.89г. 21 мая в Москве в Лужниках состоялся митинг (50 тыс.) в поддержку предстоящего
съезда народных депутатов.
Выступили:
Ельцин – видно, что человек лично обижен.
Сахаров
Г.Лисичкин: хватит, чтобы партия о нас заботилась, что мы – калеки?
Гдлян: в партии существует мафия.
Иванов: долой коррумпированных!
В пятницу, во «Взгляде» дал интервью Ельцин. 5 пунктов из 7 приняты. Сближение есть. Но
Горбачёв это не признает. Ельцин не оппозиционер, а, скажем так, альтернативщик».
29.05.89г. По горячим следам:
Съезд действует утомляюще. Он показал безграмотность, бескультурье страны. Перелома на
съезде не произошло. Наивно думать, что власть действительно перейдёт в руки Верховного
Совета. Власть по-прежнему (еще на продолжительное время) останется в руках Политбюро.
Сегодняшнее утреннее заседание (выборы Лукьянова) показало лизоблюдство бюрократии,
готовой целовать ж. Лукьянову, когда ситуация прояснилась и перелом в сторону Горбачева
произошёл окончательный. Отозвать бы таких кандидатов! Как народ поднять на это?
Как объяснить рабочему-депутату, что Раиса Максимовна – необходимый атрибут? Когда он идёт
в гости семьёй, то берет с собой свою Маню, а вот если глава государства берет свою супругу, - то
это крамола. Как приучить к культуре, терпимости? Пора вводить кандидатский минимум для
депутатов, кандидатский минимум по культуре, образованию. Как Ленин предлагал вводить
экзамен для членов ВЦИКа.
Отсутствует альтернатива депутатов, тайное голосование, - всё давным давно решено «в верхах»,
всё решается по старому. Сильно проступает желание Горбачева во что бы то ни стало заполучить
власть. Увы, это смешно и противно, некрасиво просто, когда человеку говорят, что ему нет
альтернативы, а он боится даже допустить формально в список для голосования кандидатуру
Оболенского, Ельцина*. Зачем же тогда нужно
*Александр Оболенский, абсолютно до тех пор неизвестный депутат, выставил свою кандидатуру
на пост Председателя Верховного Совета СССР исключительно с одной целью – создания
прецедента.
было устроить сие театральное представление под названием Съезд? Если роли заранее
расписаны? Если заранее известен исход? Боюсь, что это будет мертворожденный Председатель
Верховного Совета. Каким его зачали на съезде, таким будет и его правление. У Николая II
началось с Ходынки и кончилось политической Ходынкой. У Горбачева начинается с фарса и
закончится тем же самым».
26.08.89г. Во «Времени» зачитали Заявление ЦК КПСС по поводу событий в Прибалтике. Пишу по
горячим следам, по свежему впечатлению. Горбачёв всё больше и больше исчерпывает свои
конструктивные способности и становится проповедником. Вместо решительных действий по
пресечению национализма Горбачёв сходит на проповедника, взывающего во время пожара к
небесным силам. Стыдно, обидно видеть всё это. За обращением Горбачёва к народу Грузии
последовал Тбилиси с кровавой бойней 9 апреля. Было обращение Демичева к армянам и
азербайджанцам. После него – Звартноц. Не впрок пошли эти уроки, не впрок… Сохраняет ли
государство контроль за своей частью средств массовой информации? Где КГБ, МВД? Или у нас
уже анархия? Единственное, в чём Горбачёв преуспел, так это в том, что отпустил вожжи. Во всём
остальном – одни проколы. Всё больше и больше убеждаюсь, что Ельцин был во многом прав,
хотя его правота контрастирует на фоне неудач Горбача. Горбачёв хочет создать новое общество и
он работает над предпосылками этого общества. Создаёт правовой механизм и т.д. Он хочет
построить новый дом и лишь потом впускать туда людей. Из этой затеи ничего не получится. Люди
страдают сегодня, бороться со злом надо сегодня, а не «переждать 2-3 года», как это он призывал
в Ленинграде во время смены Соловьёва. Из этого мало что получится. Говорят, старое ещё
действует, новое ешё не создано, мол, переходный период. Грош цена таким объяснениям, если
люди стали жить хуже, чем при Брежневе, если люди стали бояться выходить на улицы. Старое
должно действовать до тех пор, пока новое не займёт его место. А при Горбачеве получается так:
ни старое не действует, ни новое. Получается хаос».
3.09.89г. «Недавно «Литературная газета» поведала, что Громыко в 1985г. однозначно предложил
на пост генсека Горбачёва. Не этим ли объясняется то, что Громыко держался в Политбюро чуть ли
не до последнего? Горбачёв до последнего держит Щербицкого, Чебрикова – не в знак ли
благодарности за поддержку его в 85г? Горбачёв завоевал огромную популярность за кордоном.
Не потому ли, что развязал на внешней арене руки Громыко? А потом поставил на МИД
единомышленника Шеварднадзе, который воспользовался базой, заложенной умнейшим,
умудрённым опытом долгой политической жизни Громыко?»
5.09.89г. «а) По принципу: всё подвергай сомнению.
Может ли быть одновременно сильный Центр и сильные республики? Раньше не задумывался, а
сейчас, задумавшись, засомневался.
Принимается закон в Латвии. Он отменяется Москвой – как не соответствующий всесоюзной
Конституции. Где тогда сильная республика, равноправие, наконец, суверенитет национальной
республики?
б) Сегодняшняя ситуация в Молдавии, где не работают 202 предприятия, Азербайджане (70
неработающих предприятий), Эстонии (продолжающаяся политическая забастовка) требует
немедленного, непременного и обязательного участия (вмешательства) Горбачёва в решении
проблем этих республик. Меры нужны чрезвычайные, экстренные. Горбачёв же спокойно
отдыхает (раз не появляется на людях и никаких официальных сообщений по нему не сделано) и
шлёт телеграммы сочувствия Фиделю, то приветствия ещё кому-то. У нас прекрасный Президент,
красавчик, не правда ли? Давай, давай, Горбачёв, перестраивай дальше, осталось ещё немного, и
ты полностью развалишь страну».
9.09.89г.
«Горбачёв вышел после отпуска на работу. Выступал с очередной проповедью во «Времени»
сегодня. Акцент сделал на ответственность, порядок, дисциплину. Неужели берётся за ум?
Посмотрим, умеет ли Горбачёв закручивать гайки? В наше время нужен решительный,
мужественный человек. У Горбачёва этих качеств нет. Он, конечно, многое сделал, но не
благодаря именно этим качествам. Вывод войск из РА, обновление ЦК и многое другое – это не
потребовало от него много мужества. Просто он выждал, когда созрели условия – а потом дал
команду. Его теория консолидации всех сил для работы – сказка про белого бычка. Не может быть
консолидации при различии в подходах и методах, не может! Нужен другой принцип: замены
команд. Горбачёв говорит: не критикуйте нас, не завоёвывайте дешёвый авторитет (а Ленин тоже
завоёвывал дешёвый авторитет, критикуя всё и вся?), а работайте с нами! Этого не может быть,
дорогой тов. Горбачёв, работы не получится! Надо менять команду, нам нужна другая команда,
другой руководитель! Руководитель, который бы сказал: критикуйте нас, мы от этого только
крепче станем!
А Горбачёв побоялся приехать в Армению или Азербайджан – почувствовал, что не готов к этой
встрече, что его здесь посадят в лужу! Не готов, не знает, что ответить людям, как решить вопрос
НКАО. И вот здесь, воспользовавшись растерянностью властей, местные воротилы тянут одеяло на
себя, зная: кто больше заграбастает, урвёт, ухватит, - тот и будет прав. Победителей не судят!
Мы живём в прекрасной стране – Солженицыны выслали, Миша Шемякин уехал, Высоцкий сгорел
от водки, Любимова травили как таракана, Растроповичу с Вишневской плюнули в душу – уехали.
Не страна, а чистилище по отбору и выращиванию серого человеческого материала – подхалимов,
лизоблюдов, подонков и убийц!»
15.09.89г. «На этой неделе доводили секретное письмо ЦК по поводу пацифистских настроений в
Армии – очередная профанация ЦК. 20 военных училищ работают вхолостую – ежегодно
увольняются 6 тыс. младших офицеров. Снизился конкурс кандидатов в Высшие Военные
Училища. 170 тыс. офицерских семей не имеют жилья. Рекомендовано: всячески
пропагандировать армейскую службу. Идиотизм, издевательство, саботаж. Расстреливать за такое
надо!»
19.09.89. «Речь Горбачёва на Пленуме по национальному вопросу.
Единственный проблеск в докладе – то, что нужно спуститься до предприятия, т.е. до низового
хозрасчёта, о чем я писал в своих неопубликованных статьях. Это – единственное место,
достойное внимания. Остальное всё – профанация, а не решение национального вопроса.
Государственный язык в республиках – и общегосударственный русский язык. А в какое
положение ставятся народности, не имеющие своего территориального образования – корейцы,
греки, дунгане, уйгуры, гагаузы? Они теперь будут испытывать гнет республиканский и гнет
общегосударственный. Любая система стремится к упрощению. Горбачёв усложняет дело на 2
порядка – на республиканский язык и на общегосударственный.
Нагорный Карабах. Горбачёв не решил вопрос политическими методами – признал сам в докладе.
Вместо того, чтобы признать, что те политические решения, которые предлагались, (т.е. особая
форма правления во главе с Вольским*) оказались
__________________________________________________
*Аркадий Иванович Вольский в то время был заведующим отделом ЦК
несостоятельными, и, следовательно, необходимо искать другие формы, Горбачёв пустился по
накатанной дорожке, твердя о необходимости соблюдения порядка. Порядок нужно было
соблюдать с самого начала, а не вспоминать о нём после того, как в стране появились 300 тысяч
беженцев. Это – позор! Вместо того, чтобы сочетать поиск политических решений с твёрдым
порядком, Горбачёв сделал ставку на закручивание гаек. Теперь КГБ сможет обвинить всякого в
национализме и посадить запросто в тюрьму. Таким образом проблема национализма вновь
загоняется вовнутрь.
Наконец-то Горбачёв сказал о необходимости создания автономии крымских татар, немцев. Это
нужно было сделать ещё в 1985г.!
Пленум не решил, по сути, ни одной кардинальной задачи в национальном вопросе.
«Национальный запал» КПСС оказался чудовищно скудным.
Почему появляются национальные экстремисты? Потому, что люди не находят решения вопросов
в жизни. Любая крайность вызывается крайностью другого порядка – тупоумием властей,
общественной глухотой, боязнью инициативы и т.д. Горбачёв обрушил свой гнев на экстремистов.
Однако своим бездействием и закручиванием гаек он вызовет только вторую волну экстремизма
и она будет более мощной. Почему Горбачёву не удалось решить национальную проблему?
Потому, в частности, что он не ездил ни в Баку, ни в Ереван, ни в Кишинёв, ни в столицы
прибалтийских республик. Он самоустранился, перекладывая дело на своих советников, которые
ничего дельного не могут предложить. Нужно самому ездить, разбираться, а не тратиться на
аварии в Башкирии и происшествия. Это – технические вопросы, и их должны решать помощники,
а нацвопрос – вопрос политический и его должен решать политический лидер. Горбачёв же
сделал всё наоборот, посылая в Закавказье то Сахарова, то Демичева, а сам надел с Рыжковым
резиновые сапоги и попёрся в Башкирию (как на экскурсию) посмотреть последствия аварии. Этой
заботой о народе он хочет завоевать авторитет? Какая дешёвка! Вот и решение вышло у него
наоборот. Вместо разрядки обстановки пленум принесёт большее напряжение.
Не получило достойного подтверждения право наций на самоопределение. Горбачёв оказался
плохим агитатором за самоопределение. Но ведь можно было сказать лучше: давайте проведём
референдум, давайте внесём ясность. Если «Саюдис» ратует за выход из Союза, то Компартия
Латвии должна сохранить право безграничной пропаганды и агитации за сохранение единства.
Ведь у коммунистов Латвии больше шансов выиграть (при правильной постановке дела) этот
референдум. Вместо этого Горбачёв пошел путем
«не пущать!», «нельзя!». Поэтому разговоры о выходе из Союза не только не прекратятся, но и
усилятся. Крутые действия властей будут толкать людей на экстремизм».
23.10.89г. Между пророчеством Бори Ельцина о том, что Горби осталось год-полтора
(высказанные в недавней поездке по Америке), между рассуждениями «Литературной газеты» о
разнице между тоталитарным и авторитарным режимом, между интервью Н.И.Рыжкова, данным
им в пятницу, 20.10 ТВ (где он говорил о переводе некоторых НИИ с новой системы хозрасчета на
старую) существует прямая связь. И диалектическая, и житейская. Боря Ельцин в октябре 87г.
критиковал Горбачёва за его развёрнутое, широкое, по всему фронту, наступление на застой.
Ельцин говорил, что нужно сосредоточить усилия на одном направлении. Начинать с партии,
например. Абалкин политически то же самое сказал на XIX конференции. Но первый поплатился
своим местом в Политбюро (еще рано было об этом говорить), второму же сошло с рук, т.е. в
настоящее время запахло керосином и Горбачёв внутренне признаёт (но открыто не говорит –
пока что! Но это скажут потом!!!), что оба правы. В последнее время я всё чаще задумываюсь о
нашей экономической реформе. Схематически я так изображаю нашу экономику на настоящий
момент:
После реформы наша экономика должна приобрести следующий вид, т.е. функционировать по
новому:
Мы год (или более того) помитинговали, выяснили, что командно-административная система –
плохая вещь. Нужно экономику перевести на хозрасчёт. Госсектор переводим на хозрасчёт и
открываем простор для кооперативов. Выработали новую, прекрасную, как всегда, установку и
начинаем её проводить в жизнь. Звучат вначале фанфары, потом в середине получается игра
расстроенного оркестра, а в конце – песня за упокой. Так вот мы находимся в середине
эксперимента Горбачёва (который он проводит командно-административными методами) и
функционирование экономики напоминает игру расстроенного оркестра – для полной гармонии
музыки не хватает мыла, порошка стирального, зубной пасты, продуктов питания, а
кооперативные цены режут слух, как стенание высокой ноты. Если и дальше идти по этой
дорожке, то стихия разбалансированности экономики приобретёт такую собственную инерцию,
что начнёт (верней, уже начитает) превалировать над тем, что определяет устойчивость
экономики, поэтому от экономического хаоса и разрухи не спасут ни займы, ни какая-нибудь
конверсия. Это – не только мои мысли, это сказал и Абалкин в «АиФе». Чувствуя это, Рыжков
начинает переводить отдельные элементы взбаламученной экономики на старые рельсы, а
Абалкин даже предложил 15-месечное замораживание зарплаты, - т.е. то, о чем говорил Ельцин в
87г.: нельзя наступать широким фронтом! Горбачёв откатывается назад, отступает – и в этом его
спасение. Я себе представляю, что новая экономическая модель или экономическая реформа или
новый хозяйственный механизм – как хотите, так и называйте! – должен заработать не так, как в
школьных лабораторных работах: берёшь 2 белых растворах, смешиваешь их и получается
раствор красного цвета. Так и Горбачёв: взял старую застойную систему, прибавил новые
политические установки и в результате надеется получить полнокровную хозрасчетную
экономику. Я это дело представляю иначе: новая экономическая модель не должна возникнуть из
старой экономики сразу, а должна быть – образно говоря – приращением к старой экономике;
лишь по мере того, как это приращение наберёт силу настолько, что сможет компенсировать
расстройство старой экономики в переходном периоде – лишь тогда можно, не обрекая общество
на страдания, на нищету и национальную рознь, безболезненно перейти полностью на хозрасчёт
всей экономики. А Горбачев пошел в наступление, не создав в экономике запас прочности, не
обеспечив себе тылы, не создав дополнительных запасов для покрытия нужд на тот чёрный день,
когда экономика начнёт перестраиваться. Неужели неясно было, что перестройка экономики - это
вынужденный простой, это – отсутствие производства? Нельзя же во имя благородной цели вновь
обрекать народ на страдания, нищету и т.д. Спасение Горбачева в его отступлении, а не в
наступлении. Счастье, что судьба преподнесла Горби Верховный Совет нового качества, который
почти постоянно досылает в эти дни проекты правительства на доработку, на улучшение. Иначе –
крышка. Именно это недоставало Хрущеву, от этого он политически и погиб. Судьба даёт
Горбачеву шанс. Посмотрим, сумеет ли он им воспользоваться».
15.01.90г. «Позорная поездка Горбачёва в Литву и события в Закавказье – верные признаки того,
что он теряет контроль над ситуацией. Перевороты произошли во всей Восточной Европе – теперь
очередь за Советским Союзом»
24.03.90г. «Продолжается война, учинённая новоиспечённым президентом Горбачёвым с
Латвией. Каждый день Москва и Вильнюс бомбардируют друг друга телеграммами, указами,
приказами.
Горбачев не понял:
1) что право наций на самоопределение есть право нации, а не населения, проживающего в
Литве.
2) что с Литвой необходимо вести переговоры, а не отметать их.
3) что союзный договор необходимо было принять на I съезде народных депутатов (как
предлагалось), а не сейчас, когда поезд ушёл.
4) что насилием не убьешь идею.
Горбачев в понедельник, когда истекает срок ультиматума, подпишет себе приговор, если
отдаст приказ на насилие в Литве. Он то и делает, что роет себе яму, отправляя туда войска –
командующего ВДВ, Огр. Варенникова и ничегошеньки не делая для политического улаживания
конфликта, - для выкупа фондов, для обеспечения эмиграции русских в Союз, для обеспечения
советских интересов на Балтике и т.д. Ведь вот чем завтра придется заниматься – а он и это
запускает и опять завтра будет догонять это. Сегодня уже никто не вспоминает о том, что КП
Литвы отделилась. Не до жиру – быть бы живу, не потерять бы последних штанов. Обидно за
державу, что у нее такой ублюдочный руководитель.
Везде у Горбачева проколы: в экономике, в нац.вопросе, во внешней политике, в Афгане.
Будущий президент Сов. Союза обязательно должен будет иметь прямое отношение к
национальному вопросу: знать какой-либо «нац.» язык, быть женатым на «националке», быть
выходцем из какой-нибудь республики и т.д.»
В 89г. я писал:
«Несёт ли в себе процесс дезинтеграции Союза хоть капельку положительного заряда? Да, - несет,
и это положительное заключается в том, что таким образом идёт дробление собственности
союзного монополиста, этого современного экономического монстра, подмявшего под себя всё и
вся. В этом и только в этом заключается положительный момент.
Но если в Ф.Д.Рузвельт в 30-е годы во времена «великой экономической депрессии» столкнулся с
подобными же проблемами сверхцентрализованной экономики, которая исчерпала свои
возможности и стала разлагаться, и ввёл антитрестовские законы и обеспечил – главное – их
проведение в жизнь, то в Советском Союзе ситуация качественно иная. Рузвельт работал на
опережение, Горбачёв же бежит за событиями. Рузвельт получил управляемый процесс, который
можно контролировать, Горбачёв же получил неконтролируемый процесс, ибо «антитрестовская
деятельность», вопреки всем субъективным моментам, имеет место в лице «парада
суверенитетов», пошла снизу, спонтанно, вопреки стараниям Горбачёва. Горбачёв должен был
ещё в 85, 86гг. брать этот процесс на себя; вместо этого он упустил инициативу, отдал её в руки
Прунскене и Горбунову, Снегуру и Гамсахурдиа, Дудаеву и Тер-Петросяну (руководители
соответственно – Латвии, Эстонии, Молдавии, Чечни и Армении). И теперь он вынужден
ориентироваться на них, а не они на него; теперь они ему диктуют линию поведения, а не он им.
Неуправляемые процессы по абсолюту несут в себе заряд положительного, но вместе с тем они
создают чрезвычайно опасные условия, сопровождающие процесс. Применительно к нам эти
условия чреваты национальной войной, которая, после утверждения ряда факторов, может
разразиться в любую минуту».
На этом мои записи, касающиеся Горбачёва, заканчиваются. Новые времена, новые
события всосали меня в другой водоворот, переключили мое внимание на другое и я писал (а
большей частью уже не писал, так как ощущал бесполезность и ненужность моих усилий) после
этого уже о другом. Конечно, нельзя сказать, что всё в моих записях с точностью до миллиметра
подтвердилось в жизни. Что эти записи не страдают некоторой наивностью или отсутствием
информации. Тем не менее, я оставил их таковыми, какими они были, - не стал прилизывать и
подтягивать их до уровня сегодняшнего дня. Следует учесть ещё одну вещь. Когда я вел свой
дневник, мне было чуть больше 30-ти лет. Всё ли ты в таком возрасте распознал, настолько ли
может быть человек в таком возрасте «спелым», и – соответственно - его мысли пропитаны
житейской мудростью?
Многие мои знакомы, прочитав мои записи, укоризненно покачивают головой и говорят:
да не пиши ты об этой мути, об этой мороке! Ты хоть и крутился там в «верхах», но много не
знаешь, ещё неизвестно, как бы ты повёл себя, окажись сам на месте Горбачёва. Не суди, да не
судим будешь. Политика, - это такая вещь…скользкая, тонкая, знаешь...
Что же, мне уже за 50, - как было Горбачёву в ту пору, когда он стал у руля руководства.
Кроме моего офицерского прошлого и это обстоятельство также заставляет меня браться за перо
сегодня.
Я вел свой дневник тогда в Баку, не думая, что когда-нибудь опубликую эти вещи. Я был
скромным сотрудником Ставки ВЮН, смотрел на те процессы, которые разворачиваются в Москве
из своего Бакинского далека, на имея (по долгу и месту службы) достаточной информации, чтобы
судить обо всем и вся, что делается в кулуарах московской власти, но всё же пытаясь достраивать
свои выводы по тем обрывкам данных, что получал из газет, разговоров сотрудников, писем от
друзей и телефонных разговоров с ними в Москве и по многим другим уголкам нашей необъятной
Родины, из тех событий, что разворачивались у нас в Закавказье, по сообщениям иностранного
радио. Я прослушивал передачи радио на английском, французском, персидском, румынском
языках. Я имел возможность каждый день свободно и запросто позвонить в любой город: Берлин,
Будапешт, Ленинград и Прагу, Минск, Ташкент или Тбилиси. Я пользовался той методикой,
которой научился в разведке. Всё же удавалось кое-что достраивать правильно.
А вот академик Леонид Иванович Абалкин, экономист, будучи членом правительства Рыжкова на
протяжении полутора лет, - с 89г по январь 1991г. – имел по сравнению со мной несравненно
больше возможностей и преимуществ. После выхода из правительства в январе 1991г.
(фактически после отставки правительства Рыжкова), он выпустил книгу «Неиспользованный
шанс. Полтора года в правительстве». Книга была написана по горячим следам и подписана в
печать 28.11.91г., т.е. почти за месяц до роспуска Союза. Я это даю именно в таких подробностях
потому, что в то время, когда решалась судьба Советского Союза, каждый день был на учёте. Тем
более важны свидетельства Леонида Ивановича. У него информация – из первых рук! Далее, из
моря имеющейся в распоряжении сегодня информации, относящейся к тому времени, я выбрал
именно свидетельства Абалкина, - экономиста, работавшего в правительстве не каким-нибудь
писарчуком, а на должности Председателя Комиссии по экономической реформе, т.е. на
ключевой, на тот момент, должности. Ведь суть вопроса и тогда, а сегодня тем более ясно, сводилась, в сущности, к одной единственной простой вещи: сумеет Горбачёв добиться
положительных результатов в экономике (чтоб накормить народ) – удержится у власти, нет – нас
постигнет катастрофа. Еще Екатерина II говорила, что революция начинается тогда, когда народу
жрать нечего.
Леонид Иванович, в отличие от меня, пишет по горячим следам - академично, без эмоций, строго
научно, не называя конкретно (по понятным причинам) виновников тех или иных срывов и
промахов. Тем более интересно взглянуть на эти же процессы его глазами, - с точки зрения не
публициста, а экономиста, специалиста и непосредственного участника (а в какой-то степени и –
автора) тех событий.
Абалкин пишет (все курсивы мои):
«Процесс ухудшения экономической ситуации шел по нарастающей. Здесь действовали как
факторы длительного порядка, уходящие корнями в застойные годы, так и наследство,
накопленное за период перестройки».
Ага, вот одно из первых признаний! Вот уже признание того: что Горбачёв посеял, то и пожинает!
«Становилось всё более очевидным, что старая система административного регулирования уже не
действует. Она разрушена. …Разрушение административной системы регулирования экономики
не было своевременно заменено введением новых, экономических регуляторов. В этом
проявлялся некомплексный подход к осуществлению реформы, несовпадение по времени
различных её элементов. Задержался переход к рынку, введение его элементов и
соответствующих рыночных структур, включая перестройку финансовой системы, кредитного
дела, введение соответствующей рынку системы налогов и т.д.»
«Мне, да и многим другим специалистам, чутко улавливающим происходящие в экономике
процессы, уже тогда стало ясно, что у нас есть два варианта дальнейшего развития: либо
попытаться решить проблемы административным нажимом, возвратом к старой системе, либо
энергичнее двигаться вперед, обеспечивая комплексность реформы и активно осуществляя
перевод экономики на рыночные отношения. Однако до сознания многих эта альтернатива ещё,
как говорится, не дошла. Преобладало, в том числе и в составе правительства, мнение, что можно
попытаться как-то балансировать между старым и новым, как-то развязывать накопившиеся
проблемы, не двигаясь вперед и продолжая переминаться с ноги на ногу».
Вопрос, вернее, замечание, Леонид Иванович, - скажите сегодня, в 2008г.: и до сознания
Горбачева тоже эта альтернатива не дошла…
«Ситуация осложнялась и тем, что отсутствовало единое управление всем комплексом
экономических проблем. Госплан СССР, Комиссия по экономической реформе, Министерство
финансов действовали во многом обособленно, никто не координировал их усилий».
Ну, - прямо второй Афган!
«…существовали и объективные основы для критики программы правительства. Этой основой
явилось реальное ухудшение экономической ситуации в стране, а также внутренние
противоречия программы. Но сама ситуация, её корни и пути выхода из неё анализировались, как
правило, недостаточно глубоко и недостаточно аргументировано. Съезд напоминал не деловой
форум профессионалов, а большой митинг, раскачиваемый эмоциями. Впрочем, сегодня
очевидно, что на таком форуме ни один вопрос нельзя обсуждать и решать по-деловому,
профессионально. Для этого требуется совершенно иная организация работы, другие методы, а
может, и другие люди».
«В постановлении 2-го съезда народных депутатов (декабрь 89г.) дан критический анализ
экономического положения в стране и причин, которые обусловили эту ситуацию. Среди этих
причин названы три: недостаточная гибкость государственного регулирования в сферах народного
хозяйства в период перехода на экономические методы управления; некомплексность и
непоследовательность проведения экономической реформы, внедрения хозрасчёта; снижение
ответственности и дисциплины во многих отраслях и регионах».
Т.е. получается, что не Горбачёв уже задаёт тон, а съезд указывает руководителю страны на его
недостатки.
«С самого начала нового, 1990 года стало очевидно, что развитие экономических и социальнополитических процессов в этом году будет играть решающую роль для судеб страны. …Начался он
трудно. Спад производства остановить не удалось, нарастала нестабильность вызванная
межнациональными конфликтами, экономической блокадой целых регионов, забастовочным
движением. Экономика становилась все более заложницей политики. Ресурсы финансовой сферы
были напряжены до предела. …Жизнь требовала новых, нетрадиционных решений. …Было ясно,
что успешное преодоление кризисных явлений, стабилизация экономической ситуации,
продвижение вперед, если говорить по крупному, зависели от двух условий: от ускорения
проведения экономической реформы, обеспечения ее радикальности и от наличия сильной и
непременно авторитетной власти. Твердость исполнительной власти отнюдь не является
антиподом демократии. Это – необходимый элемент эффективно функционирующей рыночной
экономики и цивилизованного общества вообще».
«К сожалению, в первые месяцы нового года возобладали другие подходы. Все еще возлагались
большие надежды на административные меры, на использование методов, оставшихся в
наследство от прежней, но уже во многом разрушенной административно-командной системы.
Основное время занимали заседания и совещания, проводимые на самых различных уровнях и не
завершавшиеся, как правило, принятием четких и определенных решений».
«…два недостатка в осуществлении реформы. Это, во-1-ых, некомплексное её осуществление,
когда, например, самостоятельность предприятий не была подкреплена соответствующими
изменениями в методах планирования их деятельности, введением налоговых ограничений,
изменениями в ценообразовании, перестройкой в других элементах хозяйственного механизма.
Некомплексное, несогласованное осуществление мер и не позволило получить ожидаемых
результатов. Вторым недостатком являются медлительность осуществляемых шагов,
откладывание, оттягивание назревших преобразований, касающихся, в частности, перестройки
кредитной политики, перехода к оптовой торговле средствами производства и других. Именно в
результате этого и сложилась известная ситуация, когда старая система управления была
разрушена и новая ещё не создана».
«Общественное развитие не носит фатальной предопределённости (курсив мой – А.М.). Когда мы
оглядываемся в прошлое, то всегда возникает представление о неизбежности происшедшего. Но
ведь история запечатлевает только один из возможных вариантов развития. Жизнь всегда
оставляет достаточно широкую свободу выбора из многих реально возможных вариантов. При
ином стечении обстоятельств, ином подходе развитие событий могло бы приобрести
существенно, а может быть, принципиально иной характер. …Прошлое безальтернативно. Оно не
имеет вариантов, оно однозначно».
И вот тут Леонид Иванович делает робкую, но существенную поправку:
«видимо, следует признать, что общественное развитие в принципе многовариантно и
альтернативно. Причем возможность изменить ход общественного развития находится в намного
большей зависимости от того, что принято называть субъективным фактором, чем от жесткой
технологической детерминированности этих процессов».
Т. е. от человека тоже много зависит, если не – всё! Обстоятельства можно перехитрить,
переиграть, как это сделал Путин! Был бы другой вместо Горбачева, история страны пошла бы по
другому руслу! Не промахнулся бы Саша Следов на Красной площади 1 мая 1989г., история
Советского Союза была бы совершенно иной. Сколотил бы себе сторонников Ельцин в ЦК, в
партии, возобладала бы его позиция, его платформа, - события пошли бы совершенно по другому
руслу.
«Уверен, что если бы тогда правительственная программа в полном объёме была принята,
получила общественную поддержку и начала осуществляться, то сегодня ситуация в экономике
была бы качественно другой. …В программе правительства заложен не рост безработицы, а
создание новой системы, новой концепции занятости. Через переобучение в специальных
центрах профессиональной переподготовки, через переход людей в сферу услуг, которая у нас
настолько неразвита, что способна занять десятки миллионов людей, через альтернативную к
сегодняшнему положению вещей занятость. Я имею ввиду фермерство, кооперативную и
индивидуально-трудовую деятельность, программы общественных работ (вспомните одно только
состояние наших дорог!). Вместе с тем, такие процессы не могут быть пущены на самотёк, это
социально безответственно и безнравственно».
И что же Горбачев? Вцепился он зубами за фермерство, за сферу услуг?
«Как показывает мировой опыт, такие реформы не могут быть предметом широкого обсуждения».
А Горбачёв превратил всю страну в сплошное партсобрание.
Не надоела ли, читатель, вся эта мутотень? Давайте лучше перейдем к другому…
Свидетельствует ближайшее окружение Горбачёва:
Анатолий Лукьянов:
бывший председатель ВС СССР (вместе с Горбачёвым учились в МГУ на одном факультете,
Лукьянов был секретарем комсомола факультета, а Горбачев – его замом):
В августе 1993 г. Анатолий Иванович так отозвался о деятельности Михаила Горбачева: "В
последнее время он немало потрудился, чтобы откреститься от своего прошлого, отделаться от
своей навязчивой тени. Многие, видимо, помнят заявления Горбачева о том, что еще задолго до
своего избрания генсеком он твердо знал, что социализма в наше стране никогда не было, что
"реализация коммунистической модели ни к чему хорошему не приведет" и что, начиная
перестройку, он осознанно вел страну от авторитаризма к рыночной, то бишь капиталистической
цивилизации. Нобелевский лауреат, видимо, твердо решил избавиться еще от одной своей
надоевшей тени — от ответственности за развал Союза ССР. Точно также обстояло дело и с
ценностями советской Федерации. Никаких сомнений, никаких намеков на возможность ее
изменения, полнейший ригоризм по отношению к тем, кто думает иначе. Слов было в избытке. Но
вот когда пришла пора защищать Союз, сами основы его существования, то решительных
действий (не слов, а именно действий) председателя Верховного Совета, а затем президента СССР
оказалось до смешного мало".
Валентин Павлов:
последний Председатель Правительства Союза ССР (интервью газете "Правда" от 12 апреля 1996
г.): "Отчаянно цепляясь за ускользающее кресло, Горбачев в злополучном 1991 году спешил все и
всех "сдать": и государство, и партию, и народ. А нынче бессовестно лезет на новый трон — уже
Президента России". Что касается его человеческих качеств, Павлов пишет: "Не помню, чтобы
Горбачев вообще имел друзей. Его руководящий "стиль" — все делать чужими руками, особенно
что-то неприятное, непопулярное, а самому находиться в стороне, оставаясь "хорошим". Чтобы
удержать власть, Михаил Сергеевич без колебаний бросал в политический "костер" судьбы
соратников. Зато — всегда на белом коне, в белых перчатках. О какой дружбе можно говорить?!
"Почетный немец", разве в почете он у офицеров — тех, которых "эвакуировали" из Восточной
Европы вместе с семьями в чистое поле? "Архитектор перестройки", рьяно боровшийся с
привилегиями чиновников, ратовавший за гласность, между тем негласно поселившийся в
мраморном дворце в Форосе. Эту шикарную резиденцию, вслед за подмосковным особняком в
Раздорах, возвели для четы Горбачевых за счет средств, выделенных под строительство жилья для
военнослужащих. Не мог же он этого не знать, - "человеколюб", автор "нового мышления",
ратующий за "общечеловеческие ценности"".
Анатолий Громыко:
член-корреспондент Российской Академии наук, директор Института США и Канады РАН (сын
Андрея Андреевича Громыко, это он нёс записочки от Горбачева к отцу, когда Горби вёл
подковерную борьбу за власть в дни похорон Черненко против Романова), газета «Правда» от 11
июня 1996г., статья "Как продавали державу, или Политический стриптиз Горбачева":
"Политический и дипломатический Чернобыль произошел 2 — 3 декабря 1989 года на Мальте.
Здесь состоялась советско-американская встреча в верхах, получившая прозвище "морская
болезнь" (seasick summit). Более точно ее можно было бы прозвать "тошнотворной встречей". При
ее подготовке и проведении Горбачевым были нарушены почти все "золотые правила"
дипломатии, выбиты многие поддерживающие советскую внешнюю политику опоры. Буш и
Бейкер манипулировали Горби, как хотели. На Мальте решался вопрос об изменении европейских
границ в пользу НАТО, и отнюдь не об их сохранении. Там был окончательно закреплен отказ от
контроля над странами Варшавского договора со стороны СССР. Этот шаг Горбачева вполне
укладывался в схему реинтеграции Восточной Европы с Западом, предложенной Киссинджером
на закрытом заседании в кабинете Буша 18 декабря 1988 г. Тогда же Киссинджер предложил свои
услуги в качестве личного эмиссара Буша и высказался в пользу секретной дипломатии с
Горбачевым на основе "баланса интересов". Мальтийское соглашение явилось естественным
завершением плана американских правящих кругов. …Действия Горбачева в 1988 — 1989 гг.
предопределили распад Советского Союза. Одной из основных причин гибели государства стал
катастрофический внешнеполитический курс Горбачева и Шеварднадзе. На их политике сильно
сказалось отсутствие качеств, необходимых крупным государственным деятелям. Они
действовали не как представители большой державы, а как некие частные лица, оказавшиеся у
власти. Горбачев неадекватно оценивал реакцию Запада на происходившие в стране
преобразования. Увлекшись «салонной дипломатией", добиваясь звания "друзей" Запада,
команда Горби не понимала, что США заинтересованы в том, чтобы остаться единственной
«супердержавой". Горбачев и Шеварднадзе долго не понимали, что против СССР проводится не
просто политика недоверия и сомнений в успехе перестройки, а выработана стратегия
уничтожения Советской власти. Горбачевцы, пользуясь публичной поддержкой Белого дома, на
самом деле не воспринимались в Вашингтоне как серьезные политики, "вождизм" и личные
амбиции Горбачева позволяли американской стороне легко манипулировать советским
лидером».
Черняев А.С. :
помощник Горбачева, записал в 1989г. в своём дневнике следующее:
«Внутри растет тоска и тревога, ощущение кризиса горбачевской идеи. Он готов далеко пойти. Но
что это означает? Любимое его словечко – «непредсказуемость.» А - скорее всего будем иметь
развал государства или что-то похожее на хаос. …Поэтому он держится за привычные приемы, но
в «бархатных перчатках». Ибо концепции, к чему идем, у него нет. Заявления насчет
социалистических ценностей, идеалов Октября, как только он начинает их перечислять, звучат
иронически для понимающих. За этим ничего нет». ( Дневник помощника президента СССР. М.,
1999, C. 15-16.)
Шаккум Мартин:
доктор политологии, первый вице-президент Международного фонда экономических и
социальных реформ (Фонд "Реформа") выдвинувшего впоследствии свою кандидатуру на высший
государственный пост Российской Федерации ("Моя газета", 15 ноября 1995 г.):
"В середине 80-х годов на политической сцене появился Горбачев, который, казалось, понял
необходимость серьезных перемен. Однако Горбачев оказался гением непоследовательности.
Никакой осознанной деятельности! Никакими хитроумными способами и диверсиями нельзя
было так развалить систему и страну, как это удалось ему сделать своей "гениальной"
политикой…Пытаясь реформировать общество, он игнорировал аксиому: реформы возможны
только при усилении роли государства. В период проведения реформ увеличивается количество
преступлений, уязвимым становится государственный сектор экономики, в котором работала
практически вся страна, возрастает необходимость строгого контроля над новыми
зарождающимися структурами, разумной налоговой и таможенной политики, четкой работы
правоохранительных органов". Горбачев же половину времени, которое было ему отведено,
потратил на шараханья назад, к военному коммунизму, с госприемкой, обязательным
двухсменным и рекомендованным трехсменным рабочим днем, опустошил казну "борьбой за
трезвость", а во второй половине своего правления совершил крутой поворот к рыночной
экономике с уходом государства от контроля и ответственности за этот процесс. … Мы просто
покатились по наклонной плоскости. У Горбачова не было какой-либо осмысленной и ясной
модели общества, которое мы собирались построить. На все был один ответ — рыночная
экономика. Что это такое у нас в России — никто до сих пор толком не может ответить. Не сумев
построить рыночной экономики, мы потеряли контроль над той, что имели. За реформу мы
должны были заплатить определенную цену. Вопрос был в цене и скорости реформ: чем
медленнее и обдуманнее, тем дешевле. Нужно было понимать, с чем мы можем позволить себе
расстаться. Ну, например: мы создали военно-промышленный потенциал, который позволил нам
победить во второй мировой войне и установить контроль над всей Восточной Европой и ЮгоВосточной Азией. Это чего-нибудь стоит? И все это, завоеванное миллионами жизней, оплаченное
миллиардами долларов, мы бездарно отдали просто так, сделав какие-то бездумные шаги
доброй воли. Да только малую часть этого своего влияния мы могли бы обменять на
обязательства Запада осуществить крупные инвестиции в нашу экономику. В Восточную Германию
ФРГ вложила сейчас уже триллион дойчмарок. А мы собирались реформировать державу,
занимавшую шестую часть суши, на подачки Международного валютного фонда?! И все эти
шараханья, исключительная непоследовательность, постоянные кадровые проблемы. Это в конце
концов привело к августовскому путчу".
Валентин Толстых:
доктор философских наук, эксперт «Горбачев-Фонда» газета "Век" от 13 мая 1996 г. : т "Я не
думаю, что Горбачев хорошо знал и чувствовал страну, которой он вознамерился "дать свободу".
Горбачев допустил много просчетов и ошибок. Но пострадал он не оттого, что ошибался, а
прежде всего от наивной веры в то, что его сограждане более всего желают свободы и готовы ею
с умом и толком распорядиться.
Валерий Болдин:
помощник Горбачева:
«И, в конце концов, Горбачев запутался в собственной лжи и политических интригах. Единожды
солгав, Горбачев так и не смог до конца выпутаться из своей лжи».
Этот список можно продолжить на несколько томов. Но стоит ли? Достаточно указать на то, что
всё ближайшее окружение Горбачева, по выходе на пенсию настрочило немало мемуаров,
название которых говорит само за себя:
Павлов B.C. Август изнутри. Горбачев-путч. М.,Деловой мир, 1993.
Рыжков Н.И. Перестройка: история предательств. М., Новости, -1992.
Лигачев Е.К. Загадка Горбачева. Новосибирск, Интербук, 1992.
Яковлев А.Н. Предисловие. Обвал. Послесловие. М., Новости, 1992.
Степанков В., Лисов Е. Кремлевский заговор. Версия следствия. М.,Огонек, ОГИЗ, 1992.
19.08.08.
Был ли Горбачёв агентом влияния, на чём настаивают многие авторы? Я продолжаю думать, что –
нет, хотя на этот счет есть множество литературы, рассказывающей о том, что вся эта когорта
руководителей - Горбачёв, Яковлев, Шеварднадзе и даже сам Крючков, Бакатин (последние
председатели КГБ!!!), Ельцин - давнишние агенты влияния, этакие дьявольски умелые
конспираторы, которые вели за нос всех и вся. Например, книга Александра Шевякина «Разгром
Советского Союза от «оттепели» до «перестройки». Думать так – слишком велика честь для
Горбачева. Да не по горбачёвской Сеньке эта агентская шапка! У него бы мозгов не хватило на это,
- так мастерски скрывать на протяжении всей жизни свою двойную сущность. Так думать – значит
записать в агенты влияния большую половину советского народа, всех тех, кто был недоволен
застоем и внутренне жаждал перемен, надеялся на лучшее.
Но! Другое дело, что высшие лица на Западе чутко уловили и ловко использовали слабые стороны
характера Горбачёва (как это сделал Ельцин внутри страны). Его запрограммированность на то,
что экономика Советского Союза не выдержит ещё один виток гонки вооружений. Его неверие в
потенциал страны, - экономический, военный, моральный и духовный. Его боязнь перед
масштабами предстоящих задач, и неверие в собственные силы, - а сумеем ли? Его
запрограммированность на достижение консенсуса (мира) с Западом – для облегчения решения
внутренних задач (отсюда его конверсия), и – отсюда – готовность идти на уступки Западу,
которые (уступки), как он считал, будут со временем оправданы, окупят себя. Т.е. его «поймали»
на слабых сторонах, на слабых чертах характера. Органическое неприятие силы во внешних и
внутренних делах. Поэтому его заставили работать на себя «втёмную». Обещали золотые горы,
зная, что Горбачёв неизбежно пойдёт на уступки, а про себя говорили: а мы тебе хрен чё дадим,
Миша! Просто обманули. Надули. Обыграли. Назовите, как хотите, - суть от этого не меняется.
А когда в результате госприёмки, антиалкогольной компании и направления средств в
модернизацию тяжелой промышленности желаемого результата достигнуто не было и по
(бюджет был опустошён) экономике страны был нанесен мощнейший (я не говорю
непоправимый) удар, - это за первые 3 года его правления – эти отрицательные стороны его
характера усилились и его захаживания на Запад с протянутой рукой превратились в систему.
Именно помощь Запада (а не опора на собственные силы) он считал спасательным кругом,
именно на неё он уповал, и где-то даже требовал, а не просил её, считая, что имеет на то
законные моральные основания: мол, - я избавил вас от империи зла, вы не обязаны теперь
тратить столько на военный бюджет, угроза ядерной войны исчезла, так помогите же мне! Но он
не учел одного. Бесплатный сыр только в капкане бывает. Помощь бескорыстной не бывает. За
такую помощь платят проценты. Он не учёл одного в запале нового мышления и
общечеловеческих усилий, - Запад органически не заинтересован в сильном Советском Союзе, он
заинтересован в сильном Западе, а, следовательно, - в разгроме соцлагеря, Варшавского договора
и СССР.
Вот почему личные качества руководителя страны на вершине власти приобретают такое
судьбоносное значение. Был бы на месте Горбачёва кто-нибудь другой, скажем, Ельцин с его
напористым характером, - судьба страны сложилась бы по-другому. Помните завещание Ленина
насчёт Сталина, где он рассматривает до мельчайших деталей черты его характера? Это,
оказывается, не зря. Или же помните литературу по Николаю II, где у большинства пишущих, как
не крути, всё-равно Николаша получается безвольным и нетвердым. Как в результате сложилась
судьба Российской империи – тоже известно…И как не печально и грустно, и больно – с любой
точки зрения, и даже с абсолютно противоположных точек зрения, - Николашу, доведшего страну
до революции, объявили сегодня святым страстотерпцем… Это – полнейшее безумие.
Михаил Сергеевич Горбачёв родился в 1931 году. В начале войны ему было 10 лет, с автоматом по
лесам Белоруссии или Украины как пионер Петя Клыпа из Шепетовки, или Валя Котик он не бегал,
смерти не видал и сам ни в кого не стрелял. В трудное время восстановления страны после войны,
залечивания ран, Миша закончил хорошо школу. Да ещё отличился на трудовом фронте, работая
помощником комбайнера, - заработал орден «Трудового Красного Знамени», - а в скобках
скажем, что его дядя был председателем колхоза. Дядя тоже орден абы кому не дал…Это – тот
«поплавок», который на многие годы потом сделал его непотопляемым. В условиях страшного
дефицита кадров (война скосила половину мужского населения, другая половина трудилась в
ГУЛАГе), естественно, Миша Горбачёв был «взят на карандаш» в лучшую сторону и был
востребован. Это сейчас, в наше время, никого не удивишь тем, что ты закончил 10 классов. А
тогда - это было страшной редкостью. Сейчас большинство 10-классников, закончив школу, идут
работать на разные предприятия. А в те времена, когда Миша Горбачёв закончил 11 классов, идти на завод или в колхоз было страшной неразумностью, нерачительным отношением к делу.
Да его бы обязательно заставили куда-нибудь поступить. В те времена те, кто заканчивал 11
классов, - считай, что он закончил подготовительные курсы в институт. И вот Миша Горбачёв
поступает в МГУ. Для Мишиных односельчан – это редкость, но в масштабах страны – это
нормальное явление: на то она и Советская власть, чтобы ковать кадры из вот таких рабочекрестьянских парней, - грамотных, толковых. Таких, как Миша Горбачёв, - сотни тысяч, миллионы
комсомольцев, молодых коммунистов по всему Советскому Союзу, жаждущих отдать все свои
силы делу построения коммунизма, во имя светлого будущего. Егор Лигачёв тоже стал I
секретарем комсомола целой Новосибирской области в 36 лет, Боря Ельцин тоже стал
начальником строительства целой Свердловской области в ?? года, Коля Рыжков тоже стал в ??
года … Так что разговоры о какой-то выдающности, о каких-то особых дарованиях Миши
Горбачёва, о какой-то его божьей помеченности – чушь настоящая…Тут личных заслуг Миши
Горбачёва ровно столько, сколько таких заслуг у самой Советской власти. После смерти Сталина в
1953г. – ему 22г, пора созревания и духовного становления. Приходит Хрущёв с его «оттепелью».
Михаил Сергеевич на комсомольской работе. Михаил Сергеевич «попал в струю». Никита
Сергеевич пытается внести «свежий ветерок» в нашу жизнь, проводит экономические
эксперименты, делает либеральные реверансы в сторону антеллихенции, запускает человека в
космос, улучшает отношения с Америкой, проводит всемирный фестиваль молодежи в Москве,
пытается всячески усовершенствовать советскую систему, даже касается в своих преобразованиях
святая святых советской системы, выйдя с предложением о сменяемости партийных
руководителей. Но главное, Никита Сергеевич разоблачает Сталина и вдалбливает в головы
советских людей очередной миф – не исказил бы Иосиф Сталин марксизьм-ленинизьм, - жили бы
мы таперича припеваючи. Вот это хорошо освоил Михаил Сергеевич, вот это было его тайной
мечтой всю жизнь, вот это было для него запретным плодом, который всегда сладок. Вот это он и
воспроизвёл после 1985г., когда стал у руля руководства. Так что никакой новой идеологии
обновления он не придумал, а все эти «новые мышления» и «перестройки» - сказки про белого
бычка, придуманные его помощничками.
Часть Б
Есть люди, которые доказывают (и отчасти искренне думают так и верят этому), что волна
изменений, прокатившаяся по всему миру после разгрома Советского Союза и социалистического
содружества и есть та Историческая Заслуга Горбачева, то Великое Дело, что он совершил в жизни
и, мол, за это потомки должны быть ему благодарны. Отодвинута непосредственная угроза
ядерного столкновения, - как санкционированного, так и случайного. Мир стал, якобы, более
безопасным. Объединена Германия. Освобождена от коммунистических идеологических пут вся
Восточная Европа, народы бывшего Советского Союза. Эти народы имеют теперь возможность
развивать свободно свою экономику, духовный мир, без указки из Москвы и т. д. Чтож, давайте
разберемся, насколько это верно.
Вот что пишет Советник Президента «Горбачев-Фонда», доктор философских наук, профессор,
В.В.Загладин в своей книге (курсивные вставки и подчёркивания в скобках мои – А.М.)
«Чтобы восстановить истину, - или, вернее, напомнить о ней, - лучший способ - воспроизвести
подлинные документы. Они-то и представляются на суд читателя.
Хронологические рамки - 1985-1991 годы. То есть период с начала перестройки и до окончания
существования Советского Союза. Это - если определять эти рамки с позиций внутренней истории
Советского государства. С точки же зрения международной политики это - этап, начатый первыми
энергичными попытками советского руководства, возглавляемого М.С.Горбачевым, переломить
ход мировых событий, вырвать свою страну и весь мир из порочного круга «холодной войны»; и
завершившийся прекращением этой войны и окончанием конфронтации. Вступлением мира в
новый период, пока не имеющий устоявшегося определения (почему не имеющий, господин
профессор? Это же PAX AMERICANA – мир по-американски!) и, - увы, - пока не отмеченный
реальным использованием (почему же? Америка с лихвой воспользовалась этим!) всех
открывшихся в конце 80-х и начале 90-х годов исторических шансов.
В данной книге речь идет о внешнеполитических концепциях и действиях советского руководства.
Но по сути дела их невозможно «расстыковать», разъединить с его же действиями внутри страны,
с тем, что именовалось «перестройкой». Без перестройки не было бы и нового мышления. В свою
очередь, без нового мышления не было бы и прогресса перестройки, ее эволюции.
Сам автор перестройки - М.С.Горбачев - говорил: перестройка шла и во внутренней, и во внешней
сферах деятельности государства. Для определения внешнеполитической перестройки
употреблялся термин «новое мышление». Но по сути дела можно было сказать и иначе - и во
внутренней политике речь тоже шла о «новом мышлении».
Перестройка во внутренней политике, охватившая все - и мировоззренческие подходы:
мышление, и практические действия - обусловила, через различные этапы, непростые, а подчас
драматические, переход от замкнутого, оторванного от внешнего мира «самодостаточного» и во
многом мифологизированного мировоззрения - к попытке открыться, освоить все лучшее, что
дала цивилизация; от милитаризированного автаркизма, замешанного на тоталитарных идеях и
действиях, к попытке создать новую политическую и экономическую систему - систему,
основанную на плюрализме собственности и политической жизни, воплощенную в правовом
государстве и реальной демократии, способную на деле обеспечить соблюдение прав человека,
поставить именно Человека в центр общественного бытия. Не все из этих замыслов удалось
реализовать - путч 1991 года (который Горбачёв сам организовал), а затем развал Союза прервали
ход событий (какая жалость! Опять кто-то вечно мешает! Плохому танцору вечно что-то мешает…).
Но многое сделать удалось. Главное - была сломлена тоталитарная политика прошлого (вопреки
воле Горбачёва, который всячески цеплялся за свою власть, - олицетворение этой политики), в
значительной мере обеспечена невозможность поворота вспять (так это «заслуга» Ельцина! Это
Ельцин убрал КПСС и Советы. Зачем бесстыдно воровать чужую славу!?)
Подобное преобразование - или глубокая реформация общества не могла, естественно, быть
осуществлена без изменения отношений страны с внешним миром. Сама нравственная суть
перестройки требовала новых внешнеполитических подходов и новой политики на мировой
арене. А, с другой стороны, перестройку и невозможно было бы развернуть, если бы не была
прекращена «холодная война» - «война», в которой противником Советского Союза выступал чуть
ли не весь (враньё! С Индией были прекрасные отношения, достаточно было улучшить отношения
с Китаем, перенять у него формы правления и ведения хозяйства и от «остального» мира остались
бы рожки да ножки) мир (исключая, разумеется, его союзников по «лагерю социализма»).
Военно-промышленный комплекс и его политика не могли быть фундаментом демократического
(а в Америке сие почему-то возможно) обновления общества.
И, конечно, важнейшим, основополагающим стимулом рождения нового мышления было
осознание тогдашним советским руководством опаснейшей ситуации, в которой находился весь
мир. (А почему это вдруг забеспокоило только советское руководство? А Америка разве была в не
менее опасной ситуации? И почему это беспокойство должно было касаться одного лишь
Советского Союза? И почему в результате борьбы с данным «беспокойством» Советский Союз
перестал существовать, а Америка успешно дрючит весь остальной мир?) Балансирование на
грани ядерной войны (хотя никто и не желал ее, - но она могла вспыхнуть по ошибке или в
результате технического просчета) со всей силой поставило вопрос о выживании человечества. То
есть, прежде всего, об отвращении угрозы Апокалипсиса (скажите, пожалуйста, у нас объявился
новый Мессия?).
И первой задачей нового мышления, новой советской политики как раз и было - добиться
прекращения конфронтации. Потом, в конце 80-х годов, когда перелом в этом плане был уже
достигнут, перед новым мышлением встала новая задача - содействовать строительству «нового
мирового порядка» или, как говорил Горбачев, переходу человечества к долговременному
мирному периоду своего существования (т.е. Горбачев опять, как встарь, захотел показать всему
темному человечеству светлую дорогу).
Сейчас, оглядываясь назад, легко сформулировать эти этапы развития концепции и политики
нового мышления. Но тогда, в жизни, дело шло не только не просто, а подчас весьма трудно.
Прежде всего, само рождение новой концепции давалось очень непросто: старые стереотипы,
устоявшиеся догмы ощутимо мешали этому. Ведь вся прежняя, доперестроечная
внешнеполитическая концепция была построена на идее непреодолимого раскола мира на две
противоположные общественные системы, постоянной борьбы между ними, борьбы, которая
должна была - это считалось аксиомой - завершиться вытеснением «капитализма»
«социализмом» на всем земном шаре. И хотя официальная доктрина провозглашала основой
отношений между этими системами мирное сосуществование, - кстати сказать,
рассматривавшееся как форма классовой борьбы, - дела это не спасало. По сути своей вся
прежняя конструкция внешнеполитической идеологии и деятельности носила конфронтационный
характер (а разве со стороны Америки не то же самое было? И почему должны были уступать
только мы?). То же самое имело место и с другой стороны, с Запада. И пока старая ситуация
сохранялась, рассчитывать на реальное улучшение положения дел не приходилось. Сохранялось
своего рода «вооруженное перемирие».
Отказ от прежней системы координат требовал больших усилий, мужества и беспощадного
реализма (да, но только со стороны Советского Союза!). Но этот отказ состоялся (конечно, таких
дураков, как Горбачёв, на Западе в политике меньше). Вывод о взаимозависимости и
взаимосвязанности, растущей целостности мира (читатель увидит, как - шаг за шагом - шли
продвижение к этой идее и ее материализация на практике) по существу означал: с идеей о
непреодолимом расколе мира покончено. Затем были сделаны и другие выводы (это не выводы,
а преступления!) - о неприемлемости политики силы, о категорической важности нахождения
баланса интересов друг друга, уважения права каждого народа на выбор пути развития - и
изменение ранее сделанного выбора (т.е. добрый Горбачев в принципе допустил, что возможно
дробление Советского Союза, Югославии, всех остальных стран, позабыв в своем благостном
порыве, что всё это обязательно сопровождается войнами; выходит, посеял он не «вечное,
разумное», а семена раздора), о приоритете, наконец, общечеловеческих интересов и ценностей
над любыми другими.
Нетрудно понять, что все названные заключения были теснейшим образом связаны с
упоминавшимися выше переменами в концепции „внутриполитического развития страны, с
разрывом с тоталитаризмом и определением курса на демократическое обновление общества.
Дело, однако, было не только в очевидной трудности самого процесса разрыва с прошлыми
взглядами и перехода к новым идеям. Ведь переход этот осуществлялся в обстановке острой
(поначалу для внешнего наблюдателя незаметной) внутриполитической борьбы. Силы, которые
цеплялись за устоявшиеся стереотипы, которые стремились в лучшем случае к косметическому
ремонту существовавшей системы, которые воспринимали саму идею ее замены новой как
«измену», «предательство», - эти же силы с неменьшей степенью активности сопротивлялись и
изменениям в сфере политики внешней.
Борьба эта, бесспорно, оказывала влияние и на практическую деятельность руководства страны.
Далеко не все выводы, к которым приходил М.С.Горбачев и близкие к нему члены руководства,
сразу «выходили на поверхность». Некоторые были заявлены с заметным запозданием, другие же
приходилось «маскировать», сопровождать оговорками, ритуальными формулами из старого
арсенала. Читатель увидит все это, заметит, что некоторые документы ранних лет перестройки
были противоречивыми - одни их положения явно не соответствовали другим. Позднее
М.С.Горбачев, - это было уже после 1991 года, - сам признавал, что ему приходилось тогда
хитрить, оправдываться. Но, в конце концов логика действий, логика событий заставляла
отбрасывать «хитрости» в сторону.
Из приведенных далее текстов будет видно и другое, - в некоторых случаях М.С.Горбачев, беседуя
с зарубежными деятелями, шел дальше, чем в своих выступлениях внутри страны. Конечно, и в
этих беседах - особенно поначалу - отдавалась дань прошлому. Но, тем не менее, говоря с
зарубежными партнерами, свои замыслы он раскрывал много полнее, определеннее. (Ну и шёл
бы себе жить на Запад, раз Запад стал таким дорогим его сердцу!).
Думаю, комментариев достаточно, - ведь читателю только еще предстоит ознакомиться с
собранными документами. Предварять его впечатления не стоит. Но все же еще два кратких
замечания.
Первое - наверняка не останется незамеченным тот факт, что в период перестройки (причем, чем
дальше, тем очевиднее) внешнеполитические декларации немедленно реализовались в
конкретных предложениях, а затем и действиях. Практически ведь почти все основные
конкретные задачи, выдвигавшиеся М.С.Горбачевым и относящиеся к рассматриваемому периоду
времени, были - легче или труднее - но решены (так ломать – не строить!). Новое мышление с
этой точки зрения предстает, как единство слова и дела (чего так не хватало политике Москвы до
1985 года, а затем в 1992-1999 годах).
И второе - как бы ни судить об итогах нового мышления, налицо ряд бесспорных результатов его
претворения в жизнь: прекращение конфронтации (и поэтому сегодня американская ПРО
появляется в Польше и Чехии, поэтому была потомлена в крови Югославия, поэтому корабли
НАТО заходят в Севастополь, поэтому Америка противопоставила себя всему остальному миру и,
как ответ, получила войну международного терроризма по всему миру, - Ирак, Афганистан),
начало сокращения ядерных вооружений и обычного оружия; обретение народами ряда стран,
прежде всего - Восточной и Центральной Европы реального права на выбор собственного пути
развития (поэтому эти страны впали в большую зависимость от Америки, чем когда-то зависели от
Советского Союза), ликвидация там тоталитарных режимов, мирное воссоединение Германии;
утверждение в Европе и мире новой атмосферы, позволившей приступить к ликвидации ряда
локальных конфликтов, давшей всем странам возможность по-новому осознать свои
национально-государственные интересы и задачи, приступить к их реализации.
Тем самым подтвердилось: политика нового мышления, основанная на приоритете
общечеловеческих ценностей, дает всем народам осязаемые результаты и не наносит ущерба ни
одному из них; методы нового мышления - политические, цивилизованные, гуманные - позволяют
обеспечить решение многих, даже казавшихся неразрешимыми, проблем, освобождают
окружающую нас политическую среду от страха, неоправданных подозрений и необоснованных
претензий.
Мало это или много? Пусть судит читатель. А потом - главным судьей перестройки и нового
мышления - выступит сама история».
-?????????
Всё, что вы наплели здесь, уважаемый профессор, - чушь собачья и бред сивой кобылы,
наглое вранье и чудовищная ложь, такое даже комментировать противно.
Тут можно сказать две вещи. Или эти люди оправдывают себя, обеляют, как это делает
ренегат-отступник Горбачёв (всё-таки вся их жизнь и деятельность на посту помощников
горбачевых была посвящена именно этой работе и они задаются вопросом: а, - что же, - мы
жизнь-то зря, что ли, прожили?) или же они, впав в совершеннейший научный или старческий
маразм, потеряв зрение и обоняние – не видя ничего, никаких реалий современной жизни, выдают желаемое за действительное, забывая очевидные вещи, аксиомы. Консенсус, баланс
интересов может быть только между равными. Как только равенство теряется, пресловутый
горбачевский консенсус превращается в баланс интересов удава и кролика.
Приоритет общечеловеческих ценностей, новое мышление и переход человечества к
долговременному мирному периоду своего существования, строительство «нового мирового
порядка»…Все это – идеалы, радужные мечты, благие намерения, воздушные замки, карточные
домики на песке. Они – выеденного яйца не стоят, если только для их осуществления нет
материальной базы, если только под их реализацию не подводится экономический потенциал,
которые не могут – и в политике, и в жизни - быть подменены «доброй волей», «салонной
дипломатией», «приобретением личных друзей на Западе», - чем это попытался Горбачёв
заменить. Все мы готовы были поддержать раннего Горбачева в его благородном порыве! Да он
ввел в заблуждение 270 миллионов советских людей и столько же миллионов людей стран
социалистического содружества своей «салонной дипломатией», он же не докладывал нам об его
истинных намерениях, о чем на самом деле он там договаривается со своими западными
дружками! Оказался он чудаком, обманул он все наши порывы. Да кинул он нас!
История жизни ГМС – это история большой Лжи и Вранья. История непрерывной лжи. Он лжет,
когда в книге «Раиса» описывает, как ему предложили возглавить партию. Лжет, когда сегодня
рассказывает по ТВ, что он был зависим от номенклатуры, и он боялся, как бы его за одну ночь не
сняли с поста, поэтому он якобы был вынужден изворачиваться, ловчить. Именно при Горбачеве в
стране состоялись самые массовые кадровые перемещения на всех уровнях власти за всю краткую
историю Советского Союза, и не было ни одной попытки устранить его от власти (Что такое ГКЧП –
я объясню в следующей главе). (Покушение 1 мая 1989г. я не рассматриваю как законную попытку
устранения).
У Брежнева – маршал Жуков крайне нуждался в советах полковника Брежнева Леонида Ильича на
Малой Земле и поэтому целые часы проводил с полковником в беседах о судьбах войны, а по
Горбачеву - Андропов и дня не мог прожить без «советов от Михаила».
За Горбачёвым и тогда и сейчас тянется целый шлейф смертей и убийств, - Пуго, Ахромеев,
Кручина, чета Чаушеску, чета Хонекеров, странные смерти в течение одного года сразу 4
министров обороны социалистических стран с одинаковым диагнозом «острая сердечная
недостаточность», Наджибулла, покушение на Фиделя Кастро - всё это на совести Горбачева. Это –
имена наиболее известных людей, а сколько неизвестных погибло по вине общечеловека?
Австрийская газета "Штандард" пишет, что аргентинский спонсор Горбачева Хорхе Ромео
вследствие "повышенных запросов своей "звезды", касающихся суточных, гостиничных и
карманных расходов", объявил себя банкротом и вскорости покончил жизнь самоубийством.
Горбачев как был политическим шулером, шарлатаном, таковым и продолжает оставаться.
Пользуясь тем, что Ельцин отошёл в мир иной (и Горбачева теперь некому остановить), он нет-нет
да и появляется на экранах Т.В. и, строя умный вид, продолжает нести ту же ахинею и бредятину,
что и при своей политической жизни. Причем устроители этих массовок поступают, как и он сам,
по иезуитски: публика подбирается на подбор молодая, эдак до 30 лет, в основном девушки,
чтобы, во 1-х, была не острая на язык, а во 2-х, не владела той ситуацией, в которой Горбачёв
действовал. Ему не подсовывают ни одного серьёзного оппонента, оберегают дорогого Михал
Сергеича от неминуемого позора, который устроили бы ему его современники, его живые ещё
политические соратники: тот же Н.И.Рыжков, А.И.Лукьянов, Е.К.Лигачев и многие, многие другие.
Ещё одним показателем «цены» Горбачева является то, что Путин за всё время своего руководства
ни разу не приглашал его ни на инаугурацию, ни на личную беседу, хотя Сергеич из кожи лез и
через СМИ посылал различного рода сигналы: мол, Путин проводит очень «реал политик». С кем
только Путин не встречался за время своей работы! И с Шеварднадзе, и с Алиевым, и со всеми
«опальными» маршалами, короче, почти со всеми деятелями крупного калибра прошлой
советской эпохи. С Горбачевым – ни разу. Это – показатель того презрения, которое заслужил
Горбачев за свою деятельность. В этом плане я чрезвычайно признателен Путину.
Из книги: Александра Шевякина «Разгром Советского Союза»
«Румыния с гордостью выполняла миссию бесстрашного стража марксистской ортодоксии, когда
ее соседи позволили вовлечь себя в вихрь горбачевских реформ» [8.06. С. 27]. Разумеется, в
основе причин случившихся трагических событий лежали не идеологические, а экономические
причины. Целью всех этих «перестроек», как мы понимаем, было не просто разрушить и
посмотреть потом на творения рук и «мерзости запустения», а именно прекрасно заработать на
тех процессах, когда все разваливается, цены прыгают на мировых биржах, вчерашние ценности
начинают дешеветь. Тем более что социалистическая Румыния вела наступательную политику.
«Страна стала единственным в мире государством, выплатившим долги. И – соответственно –
получившим возможность свободно распоряжаться всей – поступающей от внешней торговли
ресурсами – конвертируемой валютой. 12 апреля 1989 г. на Пленуме ЦК РКП Николае Чаушеску
торжественно заявил всему миру о полной выплате Румынией внешней задолженности. Но
именно это очень не понравилось западному цивилизованному миру – как опасный пример для
других стран» .
Кроме успеха на фронте финансово – экономической войны, Н. Чаушеску готовился нанести
сильный политический удар по «перестройщикам» и внутри международного коммунистического
движения: «В декабре 1989 года ЦК Румынской компартии выступил с инициативой проведения в
Бухаресте или Москве международного совещания компартий (последнее такое совещание
состоялось в 1969 году), в ходе которого румынские коммунисты намеревались открыто высказать
свое мнение о «новом мышлении», «перестройке» и «гласности».
В соответствии с решениями ХIV съезда РКП (ноябрь 1989 г.), с 10 по 14 декабря 1989 г. ЦК
РКП направил соответствующие письма Центральным Комитетам двадцати компартий, в том
числе ЦК КПСС и компартиям стран Восточной Европы. Эта инициатива была одобрена
руководством компартий Кубы, Вьетнама, Албании, КНДР, ряда развивающихся стран. После 20
декабря намечалось направить аналогичные письма ЦК компартий Китая, США, стран Западной
Европы, Южной Азии и Африки. Однако ни ЦК КПСС, ни ЦК восточноевропейских компартий не
ответили на предложение РКП. А 20–23 декабря 1989 г. в Румынии произошел кровавый
переворот, одобренный Москвой и Вашингтоном» [8.09. С. 109]. Да, по плану ЦК РКП на столь
представительном форуме мог быть дан бой разрушительным силам. Результаты стали бы,
конечно же, известны во всем мире, в том числе – и в СССР. Поэтому процесс решили ускорить…
КГБ (с согласия Горбачева!) и ЦРУ организовали «революцию в Румынии. Свидетельств тому –
несть числа…
Преступники всегда уносят в могилу секреты своего промысла. Ждать от Горбачёва, - что он честно
опишет в своих мемуарах весь свой извилистый путь к Олимпу власти и приключения пребывания
во власти (какими махинациями досталась ему эта власть и кого он объегорил на этом пути), как
он эту власть бездарно из рук упустил, уронил, - это смешно; это все равно, что ждать от
конченного рецидивиста и маньяка, этакого Чикатило, совокупность преступлений которого
перевешивает даже самые его искренние раскаяния, покаяния и нравственные преображения, что
он честно расскажет в подробностях о своих мерзких пристрастиях и страстишках-слабостях. Из
преступника признания выбивают с пристрастием или же под напором неодолимых улик. Никогда
от Горбачёва мы этого не дождёмся. Все его публикации насквозь лживы и фальшивы, как и вся
его жизнь и призваны лишь к одному – обелить, выгораживать себя, винить всех и вся, лишь бы не
себя, Нобелевского общечеловека.
В чем величие Горбачева? В том, что он дал нам свободу, как и Ельцин? Что он сломал
командно-административную систему? Да не он её сломал, а народ, вопреки желания ГМС, и
сломал эту систему.
Не я ставлю вопрос в такой трактовке. Это – не моя постановка вопроса. Именно так у нас
объявляют с самых высоких трибун, именно так это Путин повторяет, - свободе в России мы
обязаны Ельцину Борису Николаевичу. Почему свободу нам должны «дать»? Что, - мы рождаемся
несвободными? Свободу дают заключенным, пленным… Мы что, - были зеками? Не косвенное ли
это признание того положения, что все мы были рабами?
Да не Горбачев и не Ельцин дали нам эту свободу, а сам народ завоевал её, диким, варварским
путем. Наша «свобода» завоёвывалась тогда, когда армян Сумгаита резали, а генерал Краев
наводил там порядок, когда армян Баку сбрасывали с 5-этажа, а полковник Лебедь пинками под
зад с помощью русской матери заставлял секретарей райкомов работать, исполнять свои прямые
функциональные обязанности. Когда тысячи простых людей, в том числе и мои товарищи пошли
на защиту Белого Дома 20 августа 1991г. в Москве, когда Армия отказалась быть слепой
исполнительницей приказов и стрелять в народ. Когда бастовали шахтеры Кузбасса, когда
Владимир Жириновский, Николай Травкин организовывали свои партии… Это – тысячи
«когда»…Свободу нам не дали, мы с мордобитием вырвали её из рук власть предержащих…
Не каждый застёгнутый на все пуговицы прекрасный исполнитель, подчинённый может одолеть
такую вещь и субстанцию, как Верховная Власть. Она требует от лица, взгромоздившегося на Неё,
совершенно других качеств, нежели тех, которые были у хорошего исполнителя, старающегося
подчинённого.
На Руси есть пословица: доброта – хуже воровства. Если только у Горбачёва не было злого умысла,
то тогда его действия подпадают под статью этой пословицы. Хотелось как лучше, а получилось как всегда.*
Как же стало возможным то положение, что все мы, советские люди, 6 лет находились в плену и
под гипнозом этого политического жулика, который с лёгкостью фокусника и наперсточника
держал нас за лохов, пускал пыль в глаза и ездил по ушам разговорами о социализме с
человеческим лицом, об общечеловеческих ценностях, о том, что партия советуется с народом,
что партия учится у народа? Что же ему, изуверу и душегубу, мешало бороться с коммунизмом, с
системой, но так, чтобы не бороться со своим народом, не ломать страну на куски, не обрекать
миллионы людей не только в нашей стране, но и во всем мире на гибель, нищету и страдания?
Не потому ли, - что мы сами были отчасти такими, сами дали себя на истязание, поверили ему?
Что все мы – из Того Времени? Мы хотели во времена Брежнева перемен, - и получили их…Мы
знали, чего мы не хотим, но не совсем ясно осознавали, чего мы на самом деле хотим…За что
боролись, на то и напоролись…
Как же стало возможным у нас то положение, что один человек, вставший на вершину власти,
покрутил, повертел, как захотел, и целой страной, и целым социалистическим содружеством?
Да очень просто, - это особенность нашей страны, это тянется из нашего прошлого, из нашего
менталитета, способа мышления, из веры в доброго, умного и всезнающего Царя, пролетарского
Вождя, коллективный разум Партии, нового мышления президента Горбачёва. Россия испокон
веков выпестовывалась не как сообщество материально независимых хозяев с равными
возможностями (как, например, Америка), а как одно большое поместье (большой колхоз)
Великого Государя, Царя, потом Императора, потом КПСС. Отсюда – рабская психология. Помните
слова Ивана Грозного: «Мы своих холопов жаловать и казнить вольны»? А слова Чернышевского:
«В России все рабы – снизу до верху»? Откуда у нас такие поговорки, присказки: «придёт барин,
барин нас рассудит», «царь-батюшка»? Так вот мы все были холопами, подданными –
экономически, духовно и морально - Его Величества. Потом мы стали такими же холопами,
подданными генсеков. Без прав, без экономических возможностей. Суть от перемены головы
пирамиды не поменялась. Мы никогда не были гражданами в том понимании, в каком оно
существует на Западе. Сколько не выдавливай из себя раба (по системе Антона Павловича
Чехова), сколько не занимайся самокопанием или нравственным самосовершенствованием (по
системе графа Льва Николаевича Толстого), но если у тебя нет денег, то ты - не сможешь создать
свою политическую партию, не сможешь издавать свою газету, через которую донес бы до
широких масс свою, отличную от правительства точку зрения, не сможешь организовать массовое
мероприятие, - митинг, съезд и т.д. Запад - это другой мир, другая цивилизация, у них – другой
цивилизационный код, вера другая (да, да, другая, - католицизм, протестантство воспитывает в
пастве именно протест, возмущение против всех видов несправедливости, у нас же православие –
наоборот – взращивает и воспитывает терпение, покорность и послушание!), это – сообщество
экономически свободных людей, там другие экономические возможности... Мы - пока что – всё
еще остаёмся другим миром, другой цивилизацией, с другой системой координат, с другим
измерением. «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в
Россию можно только верить!» (Фёдор Тютчев). Изменим эту систему координат экономических
отношений, станет каждый гражданин России экономически независимым от государства, тогда
будет у нас и другое, истинно новое мышление, новое сознание, новая судьба. Как по Марксу:
бытиё определяет сознание. Тогда у нас и не будет новых Горбачевых. Тогда мы им быстренько
башку свернём. В странах Запада было бы невозможно сотворить то, что Горби сотворил с
Советским Союзом. Там простая секретарша Моника Левински может сделать президенту
классный импичмент. Там Горбачева бы быстренько убрали, не дали бы ему резать на куски
страну. А у нас – чтобы убрать Их Величество клеща Горбачева, пришлось пожертвовать
целостностью страны. Чтобы убрать клеща Николая II – пришлось ввергнуть страну в революцию и
самую страшную гражданскую войну. Так что живём пока что чисто по Гегелю: «Каждый народ
достоин того правительства, которое он имеет»…Но у нас чаще всего верно также и обратное –
правительство нас имеет. Поэтому – «умом Россию не понять»…
*Крылатое выражение, доставшееся нам от Виктора Степановича Черномырдина
Зарубки на память:
Новый цивилизационный код в России появится тогда, когда для этого созреют объективные
факторы: когда население России будет эдак миллионов 700-900.
Россия преодолеет «догоняющий характер развития», когда Сибирь будет заселена на 500-700
млн. Вот тогда Россия и преодолеет своё отставание от Запада на 200 лет. Пока этих факторов у
нас нет, вероятность появления у нас новых горбачевых – весьма высока.
7. Прощай, Советская Армия!
ГКЧП – последняя попытка сохранить Союз.
Расформирование Ставки Войск Южного Направления.
Если развод, - то по каким правилам, законам?
Нас выбросили за борт – как ненужный мусор и балласт.
Нравственный выбор – момент истины!
Итак, события в январе 1990г в Баку по времени были предпоследними, где Советская Армия
использовалась как «пожарная команда» в рамках Советского Союза (Впереди будет ночь на 13
января 1991 г., когда войска будут использованы в Вильнюсе, - захват Дома печати и здания
Комитета по телевидению и радиовещанию - где погибнут 16 человек; потом будет
Приднестровье, где 14А будет выступать уже от имени РФ), не дававшая разгораться большому
националистическому пожару. Советская Армия эту задачу выполнила! Советская Армия эту
задачу выполнила, сама не подозревая, что подставляется ударам как «националов», так и
доморощенных российских «демократов». Как её потом «демократы» добили, морально унизили,
опустили и истребили, - мы поговорим чуть ниже, а пока что скажем, что события в Советском
Союзе не пошли по югославскому варианту, и страна не была ввергнута в новую национальногражданскую войну. И это – во многом заслуга именно Советской Армии. Но, - с другой стороны, обратной стороной этого процесса был относительно «тихий», легальный (по сравнению с
потенциально возможным) «парад суверенитетов» бывших союзных республик.
Напомню вкратце:
20 февраля 1988 г. на внеочередной сессии облсовета Нагорного Карабаха было принято решение
о ходатайстве перед Верховными Советами Азербайджана и Армении о выводе области из
состава АзССР и включении ее в состав АрмССР. Это решение было поддержано массовыми
митингами и забастовками в НКАО. Ответом на это стали погромы и резня армян в Сумгаите 27—
29 февраля. В этих условиях Горбачев приказал ввести войска в Сумгаит. 15 июня того же года
Верховный Совет Армении согласился на вступление НКАО в состав республики. 17 июня
Верховный Совет Азербайджана вынес решение о неприемлемости передачи НКАО в состав
Армении. (Это - первые плоды правления Горбачева – «побольше самостоятельности,
товарищи!»)
18 мая 1989 г. Литва первой из советских республик приняла Декларацию о суверенитете (первый
шаг к выходу из СССР). 11 марта 1990 г. Верховный Совет Литвы принял Акт о провозглашении
независимости Литовской республики (окончательный выход из СССР). 12 июня 1990г
Декларацию о государственном суверенитете принял I Съезд народных депутатов РСФСР (первый
шаг к выходу из СССР).
Остальные республики были Россией (Ельциным) поставлены перед свершившимся фактом и
практически выдворены из СССР ещё до путча 19 августа 1991г.
Оценив новую реальность, ясно осознав, что он остаётся Главнокомандующим без войск, этаким
свадебным генералом, Горбачёв в апреле 1991 года лихорадочно начал в Ново-Огарёве
консультации с руководителями союзных республик (то ли они ещё союзные, то ли уже – не
союзные, а отдельные государства?) по проекту Нового Союзного Договора, где всё-таки за ним
сохраняется пост Президента. Что называется, - бежать за паровозом, когда поезд уже давнымдавно ушёл!
Итак, что мы имеем? С одной стороны, 15 республик, провозгласивших (или на пути к
провозглашению) свою независимость и вознамерившихся строить свои отдельные государства со
всеми вытекающими отсюда последствиями – своими финансами, своей армией, МВД,
погранвойсками, таможней и т.д. Расколовшуюся окончательно на несколько республиканских
отдельных партий бывшую КПСС, служившей раньше стяжным обручем конструкции под
названием СССР. Не будем забывать, что в июне 1990 года образовалась КПРФ во главе с бывшим
1-ым секретарём Краснодарского крайкома Иваном Полозковым, которая так же, как и компартия
Литвы, провозгласила выход из КПСС.
С другой стороны, мы имеем Президента СССР (и одновременно генсека КПСС) ГМС, в арсенале
которого ничего нет, у которого никаких рычагов управления не осталось, - ни финансов, ни
силовых структур. В арсенале Горби осталась только былая слава, результаты мартовского
референдума о сохранении Союза (пустая бумажка!) и (пока что!) ядерный чемоданчик.
Итак, отвечаем на заданный выше вопрос. Мы имеем двоевластие, (по отношению к России и
шестнадцативластие – по отношению ко всему Советскому Союзу: Центр + 15 республик) которое,
как известно, не может долго длиться. Ясно, что Горбачёв стал лишним. Ясно, что он стал никому
не нужным, - ни партноменклатуре, ни демократам, - ни-ко-му! Остаётся только чистая
формальность – придать некую законность убрания Горбачёва.
И тут, конечно же, Горбачёв спинным мозгом начинает чувствовать, что его хотят убрать, и, чтобы доказать свою нужность, свою незаменимость, он по инерции пытается как можно скорей
(чтобы оппоненты не опомнились!) навязать игрокам свою волю: давайте всё-таки подпишем
новый союзный договор, где республикам будут даны широчайшие права, где всем всё будет
хорошо, только вот я опять- таки буду во главе. Что с возу упало, то пропало! Поздно пить
«Боржоми», когда печень отвалилась!
Конечно же, руководители республик менжуются: если подписать новый Договор с Горбачёвым
во главе, то из наметившейся райской жизни (полной независимости) может остаться только
рожки да ножки. Как быть? А сроки-то поджимают, вот и 20 августа – дата подписания – на носу…
Горбачёв все эти составляющие обстановки прекрасно знает, как знает ещё и то, что есть ещё и
третья составляющая, - часть высшей элиты (партноменклатуры) предлагает третий путь:
сворачивания преобразований, временную остановку, маленький откат назад…
Итак, - три сценария развития обстановки:
а) Горбачёвский – сильный Центр и сильные республики (и нашим и вашим, - непонятно, как это
осуществить?), заранее проигрышный вариант,
б) Ельцинский – расформирование Союза СССР и образование рыхлой конфедерации из15
независимых государств (где место Горбачева просто испаряется),
в) и, - партноменклатуры во главе с Горбачевым – сохранение Союза, приостановка реформ, откат
назад, закручивание гаек, наведение порядка «сильной рукой».
Горбачёв осознаёт: грядущие события будут иметь решающее, судьбоносное решение и для
страны, и для него самого. Судьба Союза воедино сплелась с его судьбой. Сохранится Союз –
останется на плаву и Горбачев. Это уже не «мелкие» передряги армян с азербайджанцами, это
тебе не Прибалтика, не Фергана, где, - по словам Нишанова, - из-за клубники на базаре начались
бесчинства против турков-месхетинцев. Тут дела покрупней, тут речь идет о всем Союзе, о России,
тут решается судьба его самого, тут решается вопрос о его власти. До этого ему с горем пополам
удавалось выходить сухим из воды, - а как будет на этот раз? Наступает момент истины! Ведь с
апреля 91, когда он заявил о создании Нового Союза, в стране на 3 месяца – до августа прекратились все национальные выступления, наступило затишье (как раз доказывающее, что
выступления не были стихийными, а - организованными, что ими можно было дирижировать!).
Но затишье, как известно, бывает перед бурей. И осознаёт он также и то, что это его обязанность –
сохранить Союз, чтобы сохранить самого себя. Но как сделать так, - чтобы и овцы были целы, и
волки сыты? Как сделать так, чтобы и лицо свое сохранить – гуманиста, реформатора, и в то же
время – замочить и избавиться от конкурентов, типа Ельцина? Горбачев не был бы Горбачевым,
если бы он не устроил и в таком случае какую-нибудь очередную подлянку. Если бы он взял всю
ответственность на себя. Если бы он, как настоящий командир, был бы всегда на самом трудном
участке. Если бы не попытался все сделать, как всегда, чужими руками. Если бы не предусмотрел
для себя отступные пути. Если не пошёл бы окольным путем, - по иезуитски подставляя своих
соратников. Грязную ассенизаторскую работу пускай выполняет ГКЧП, а я – не при делах, я –
чистенький, я укачу в Форос.
ГКЧП появился на свет не 18 августа 1991г. В любой современной стране, естественно, существуют
планы действий на случай чрезвычайных обстоятельств, тем более в таких крупных странах, как
СССР, США, Франция, например… Как существуют мобилизационные планы для Вооруженных Сил.
Как существуют планы по гражданской обороне (ГО), которая сейчас называется МЧС. Горбачев
давным-давно знал, что на случай чрезвычайных обстоятельств вон тот или этот министр войдут в
тот или иной комитет и будут тем-то и тем-то заниматься. Что для этого будут задействованы те-то
и те-то силы, воинские части и подразделения. Простите за маленький ликбез, но здесь следует
напомнить, что ЧП подразумевает не только ограничение обычных гражданских свобод, как-то:
закрытие тех-то и тех-то неугодных властям газет, журналов, каналов радио и телевидения, но в
отдельных случаях и введение комендантского часа, запрещение (а иногда и разгон) митингов и
массовых скоплений населения, введение прямого президентского правления, т.е. отстранение от
власти избранных (или назначенных) ранее тем или иным путем представителей местной власти.
В случае с Россией тогда это означало отстранение от власти Ельцина, отмена всех постановлений
Верховного совета РСФСР, роспуск её Верховного Совета и т.п. Далее, - Горбачев сам, как
Председатель Совета Обороны, рассматривал и утверждал эти планы. Именно за его подписью и
вышел Закон «О правовом режиме чрезвычайного положения», на основании статьи 2-ой
которого (и на основании ст. 127-3 Конституции СССР) и был образован 18 августа 1991
Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). Пойти на такие крутые меры
Горбачев просто-напросто побоялся. «Им не удалось повязать меня кровью в Закавказье!» говорил счастливый Верховный Главнокомандующий Горбачев после событий в Тбилиси 9 апреля
89г. Т.е. кровью пускай будут повязаны Родионов и все его подчинённые вплоть до рядового
русского десантника из Тулы, а он, ставропольский Горбачев – чистенький! Опыт отмены Москвой
постановлений Верховных Советов республик Прибалтики и ввод туда войск также показал
Горбачеву, что это – тупиковый путь. Просто 13 января 1991г Ландсбергис позвонил из Вильнюса
Бушу и на сносном английском языке пожаловался, что Soviet Army душит свободу в Литве.
Реакция Буша оказалась незамедлительной: Горбачев дал ему (честное партийное?) слово, что он
больше не будет… Если он уж с Латвией не справился, где же ему справиться с Россией!? Ведь к
этому времени Боря Ельцин уже слетал в Америку (об этом знали все люди) и аж два раза облетел
Статую Свободы, в два раза стал свободней – именно так он описывал свои впечатления. Не знаю,
как насчет свободы Статуи, но после встречи с высшими лицами США ЕБН почувствовал не то, что
повышение, а фантастический взлет своих акций в конкурентной борьбе с Горбачевым. Ларчик с
ГКЧП просто открывается! Так что сказка про ГКЧП, который, видите ли, нарушил все
созидательные планы Горбачева – это сказка про белого бычка.
Как известно, в состав ГКЧП вошли: Бакланов О.Д. - первый заместитель председателя Совета
Обороны СССР (заместитель Горбачева!), Крючков В.А. председатель КГБ СССР, Павлов B.C. премьер-министр СССР, Пуго Б.К. - министр внутренних дел СССР, Стародубцев В.А. - председатель
Крестьянского союза СССР, Тизяков А.И. - президент Ассоциации государственных предприятий и
объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Язов Д.Т. - министр обороны
СССР, Янаев Г.И. – вице-президент СССР. Даже если виртуально допустить, что Горбачев не знал о
коварных замыслах этих таинственных заговорщиков, - как же так оказалось, что в его состав
вошло всё его, Президента, ближайшее окружение? И другое. Разве это красит Президента, когда
заговорщиками оказываются все ближайшие его соратники? Как можно допустить, что
заговорщиками оказываются почти всё руководство страны? Ведь не забудем, что сюда потом
приплюсовали и Анатолия Лукьянова – Председателя Верховного Совета СССР, - высшую
законодательную власть страны, Олега Шенина (второго человека в партии). Т. е. всё высшее
руководство страны вдруг оказалось заговорщическим!? Т.е. – вся деревня всё знает, все на
разных ладах об этом толкуют, только Их Величество Михал Сергеич ничаво не знат! Не странно
ли? И не запятнано ли в этом случае Само Их Вяличаство? И рыльце-то у Самого-то не в пушку ли?
(На Кубани говорят ещё красочней: у Самого-то ефиопа в авне…)
Эта картина прояснилась только сегодня, спустя 20 лет после описываемых событий, а тогда, конечно же, была полная неясность и полное неведенье… Ощущение чего-то фатально
трагичного, неизбежной обречённости, упущенного, витало в воздухе. Это чувствовал тогда
каждый советский человек, мало-мальски задумывающийся о судьбах страны.
Тихо вшендзе, глухо вшендзе.
Цо то бэндзе, цо то бэндзе…
Тихо всюду, глухо всюду
Что-то будет, что-то будет…
(польский поэт Адам Мицкевич)
И вот оно 19 августа 1991г и бзенднуло…
Все эти годы после так называемого «путча» мы сжились с той ложью, которой нас обильно
кормили официальные власти из всевозможных информационных кастрюль и мы с
удовольствием глотали все это время лживую наживку, что ГКЧП – творение рук отъявленных,
твердолобых коммунистов-партократов, желающих отката страны назад, стосковавшихся по
«твердой руке», жаждущих установления диктатуры. И эта ложь даже перекочевала в учебники
истории, по которым сегодня учатся наши дети. Вот какому безнравственному делу обрекли нас
сегодня заниматься наследники Горбачева-Ельцина: обучать целое поколение лжи, растить их во
ЛЖИ! (Почему ельцинской группировке было выгодно врать про путч, - мы поговорим чуть ниже, а
также в последней главе этой книги). На самом деле главный организатор ГКЧП как раз
общечеловечек Горбачев и есть! Мы же видели на протяжении всей этой книги, как Горбачёв
легко становился хамелеоном, как из преступника он мог легко превратиться в жертву. Этакий
советский саакашвили. Это он потом, после провала собственной затеи, начал изворачиваться, как
уж на сковородке, открещиваться от неудачников и обелять себя в глазах общественности.
Почему я уделяю так много места именно ГКЧП в этой печальной повести? Да потому, что это –
развязка той преступной трагедии и драмы, в которую Горбачев вверг Советский Союз. В этих 3
днях ГКЧП было сосредоточено, спрессовано все предыдущее развитие страны за 6 лет правления
Горбачева.
Итак, мы говорили выше, что ГКЧП августа 1991 г. в Москве невозможно понять без его
предыстории, без знания того, что ему предшествовало. В этом ряду - самые крупные
межнациональные столкновения и самое крупное применение войск внутри страны: апрель 1989
г. (Тбилиси), январь 1990 г. (Баку), январь 1991 г. (Вильнюс). Но главное состояло в том, что правду
о подготовке и проведении этих акций к моменту августа 1991 г. так еще никто толком и не знал.
Все это воспринималось, как попытки Центра грубой силой остановить движения широких
народных масс на пути к свободе и демократии.
Предоставляю слово ближайшему окружению Горбачева:
Болдин:
«Горбачев образовал ГКЧП – вроде бы для того, чтобы удержать от расползания
республики. Он объявил, что это будет орган, обязанный отслеживать положение. По его
рекомендации в необходимых случаях будет вводиться чрезвычайное положение. Были
конкретно названы лица, включенные в состав комитета – Крючков, Язов, Пуго и другие, –
изготовлены соответствующие бланки, печать и т. д.».
Замысел состоял в том, что было решено создать следующую ситуацию. Следовало собрать
воедино ту часть руководства, которая была однозначно против развала страны, дезавуировать ее
и лишить власти и возможности общаться с внешним миром вообще или на период разгрома.
Именно такова подоплека кадрового аспекта августовских событий 1991 года и устранения всех
фигур, могущих потенциально помешать развалу СССР. Наиболее стойких лиц из числа тех, кто все
понял, но которых не удалось уложить в сценарий, просто убили: Б.К. Пуго, С.Ф. Ахромеева. Это
повлияло на неизвестных противников: они были запуганы. Остальная элита предала и СССР, и
КПСС. И все последующее время – последние четыре месяца 1991 года больше уже формального
существования СССР – подтверждает это. Не было адекватного сопротивления развалу: те, кто мог
его еще оказать, оказались либо в тюрьме, либо в могиле».
Шенин (на тот момент второй человек в партии):
«Почему М.С. Горбачёв взялся исполнять свою, пусть во многом и вне сцены, роль в августовском
спектакле, раз она оказалась для него в результате самоубийственной? Мотивы его поведения
могут быть только одни: он не сомневался в том, что он должен был еще оставаться «на плаву».
Ему – ошибочно – представлялось, что из этой ситуации он должен был выбраться один, да еще и
получив соответствующие политические дивиденды. События августа 1991 г. имеют свою логику и
предысторию. Задолго до этой даты они продумывались и готовились самим Горбачевым, и не им
одним. Для него же это имело глубоко личные причины и цели – сохранить и укрепить свою
личную власть любой ценой. Необходимо было отвести нависшую над ним угрозу, указать
«виновников» провала в экономике и развала страны, уничтожить любые силы, которые на тот
момент могли воспрепятствовать реализации его планов» [48. С. 12–13]. М. Горбачев постарался
выглядеть в той ситуации совершенно невинным, павшим жертвой «заговорщиков», но насколько
комфортно чувствовал себя «форосский узник», можно судить по показаниям на процессе по делу
ГКЧП, в которых говорится, что Горбачев заказал себе вино и смотрел фильм «Жидкое небо»
эротического содержания».
Павлов:
"Заговор, если и был таковой, исходил вовсе не от ГКЧП. Ответ на вопрос, кто же инициатор,
недвусмысленно сформулирован в заголовке моей "тюремной" книжки, где дан детальный
анализ тех событий, — "Горбачев путч". …Звонил председатель КГБ Крючков. Он предложил мне
встретиться, чтобы в узком кругу обменяться информацией и мыслями о состоянии экономики и
общественно-политической ситуации в стране — положение было очень тяжелым и ухудшалось
оно слишком быстро. О той встрече на гостевой даче внешней разведки, "объекте АБЦ", ныне
широко известно. Она и явилась той "мухой", из которой сделали слона под названием "заговор".
Журналисты и писатели от прокуратуры уподобляли ее "тайной вечере". Но была ли эта встреча
тайной, заговорщической? Собрались мы спонтанно, так сказать, экспромтом. Минут через
пятнадцать после моего появления в садовой беседке Крючкова попросили к телефону. Уходя, он
обронил странную фразу: "Это звонит Горбачев из Фороса. Он знает, что мы уже собрались..."
Горбачев знал не только о предполагаемой встрече, ему было известно также, когда и где она
должна была проходить. Он неусыпно отслеживал каждый шаг высших руководителей
государства, их действия и контакты".
Пуго, министр внутренних дел Союза ССР в августе 1991 г., пораженный открывшейся ему
правдой, сказал о М.С. Горбачеве за день до своей гибели буквально следующее:
«Он нас всех продал! Жалко – так дорого купил и так дешево продал. Всех!»
Зарубки на память:
1. Горбачев обыграл состав ГКЧП. Перехитрил. Подставил их как маленьких пионеров в шортиках.
Но не учел одного: подставляя их, он подставил и самого себя. Подставился под удар Ельцина. К
этому моменту у Ельцина была законная власть в России, своя банковская система, разделение
союзной собственности. Горбачев остался ни с чем, с одним ядерным чемоданчиком. Ельцин
обыграл Горбачева. Перехитрил. Как пионерика, играющего в «Зарницу».
2. Не национальный вопрос сгубил СССР, а борьба за власть между элитами, - и главную роль в
добитии Союза сыграли Горбачев и Ельцин, - центральная и российская элита. Национальный
вопрос – это фон, отвлекающий манёвр, маскировочные действия, прикрывающие главное
действо – Битву Титанов за собственность, за власть.
Даже невооруженному всей информацией наблюдателю бросается в глаза: а какова была
необходимость для Горбачева уезжать внезапно в Форос, в так называемый незапланированный
отпуск? А, может, это был даже очень спланированный отпуск? И его бездействие в Форосе, когда
у него была и связь, и самолет, - возможность немедленно выехать, вылететь из Симферополя в
Москву? И челночные полёты Варенникова к нему 19, 20 августа (с целью склонить его на сторону
ГКЧП), до победы Ельцина? Полеты одного из главных негласных заговорщиков к самому Тирану,
в ходе переговоров с которым он посвящал его во все тайны заговора? Нет, сей Тиран сутки
выжидал, - куда чаша весов склонится, чья возьмёт, - чтобы потом пристать к стану победителей.
Всё было заранее спланировано, роли были заранее расписаны и распределены. Просто
Горбачёв, как главный организатор ГКЧП, не учёл одно обстоятельство, - что Ельцин окажется
таким безбашенным, вытащит внезапно шашку и начнёт ею махать, что спутает неожиданно им
все карты…Ну, не оправдалась его надежда на то, что они введут войска в столицу и Ельцин тут же
с командой наложат публично в штаны и разбегутся.
ГКЧП - государственный комитет по чрезвычайному положению. Ведь это именно он, Горбачёв,
был наделён съездом народных депутатов полномочиями объявлять чрезвычайное положение в
стране (раньше такими полномочиями обладал только Верховный Совет СССР), на что ему,
конечно же, не хватило духу. Не хватило духу, ибо понимал, что стоит опять-таки вилка: объяви он
ЧП в стране, - он окажется опять лишней фигурой, лишней обузой. И так не эдак и эдак, - не так.
Самым очевидным доказательством того, что эта святая троица – Горбачев, ГКЧП, Ельцин –
оказалась полностью, на все 100% повязана между собой, что они стали подельниками в этом
преступном спектакле, служит факт, - как обошёлся Ельцин, победитель, со своими «кровниками»,
со своими кровными врагами гэкачепистами. Он их всех амнистировал!!!
. Сам Горбачев сказал на пресс-конференции после Фороса: 'Я вам все равно не сказал всего. И
никогда не скажу всего' ('Коммерсант', 19-26.8.1991; 'Труд', 3.9.1991; 'Куранты', 22.10.1991
Вы думаете, - Ельцин такой гуманист? Почему же этот гуманист тогда в августе 93г. расстреливал
из танков российский Белый Дом? Вот тогда, в 93, он сводил счеты со смертными врагами, а ГКЧП
для Ельцина не был смертным врагом, ГКЧП помог невольно ему захватить власть в России!
Пожалуй, никто не был так заинтересован в столь малой цене августовского политического
кризиса, как Ельцин Б.Н.. Даже США скорее всего были заинтересованы в более длительном,
продолжительном конфликте. Главному же триумфатору, - ЕБНу - конфликт обошелся ровно в 3
дня, - именно столько времени ему нужно было, чтобы власть в РСФСР окончательно – и
фактически, и юридически - перешла в его руки. А Россия – это и есть сердцевина Советского
Союза.
Не будучи тогда ознакомлены со всеми деталями, наблюдая со стороны, - организация и
проведение ГКЧП для нас, военных специалистов, вызвала омерзение. Об этом рассуждали не
далекие от действительности ученые или интеллигенты, а офицеры, имеющие непрерывный
боевой опыт Афгана, Карабаха, Сумгаита, Тбилиси, Баку (а это - 12 лет непрерывной войны!!!), имеющие опыт молниеносного захвата объектов, групп противника, нейтрализации лидеров
оппозиции и т.д.
По прошествии многих лет стало ясно, что первоначальная установка самих исполнителей ГКЧП и
была нацелена не на решительность, не на «идти до конца», а на другое: что во их главе станет
Горбачёв (который срочно уехал в Форос под предлогом написания очередной эпохальной
статьи), и только под сенью избранного президента СССР их действия приобретут некоторую
законность в глазах людей и только тогда они проявят решительность. Горбачев упорно
колебался, боялся. «И хочется, - и колется». (Вот откуда полёты Варенникова к нему в Форос) И
когда к 12 часам 19 августа главное не было сделано: Ельцин без шума не был арестован, и народ
начал собираться возле Белого Дома, - Горбачев сдал своих подельников, переметнувшись на
сторону Ельцина. На Руси часто «кидают», знаете ли. И не только по мелочи, но и по
крупному…Только этим я объясняю и бездействие ГКЧП, и их вялые, беспомощные действия,
когда и смеяться и выть хочется. Ну, а раз машина закрутилась (они объявили уже о себе на всю
страну), гэкачепистам уже – хочешь не хочешь, а пришлось как-то то ли попытаться выпутаться из
ситуации, то ли что-то изображать. Вот откуда такая поздняя – 12 часов спустя после объявления
ГКЧП - их совместная пресс-конференция (т.е. сразу видно – единого вожака не было, их вожак
спрятался в Форосе), на которой Пуго (бывший кгбист, а к тому моменту – министр МВД), и выдал
самое главное: «Мы не предусматриваем введения никаких особых мер в стране»! Ни много, ни
мало! Ему вторит исполняющий обязанности президента Янаев: «Я надеюсь, что мой друг
Горбачев скоро поправится, вернётся в строй и мы еще поработаем». (т.е. он здесь
проговаривается, что Горбачев в курсе событий, что просто вышла небольшая накладка, о которой
широкой публике не принято говорить, - лучше прикинуться, что Горбачев по состоянию здоровья
не может выполнять своих обязанностей). Воспитанные в духе КПССовской круговой поруки
(партийной дисциплины, которая действовала не хуже уголовной подчинённости), - не могли же
они выдавать народу все свои тайны на пресс-конференции, вынести сор из своей верхушечной
избы. И процесс над ними потом был – закрытым!!! Поэтому и замкнулся круг над этими людьми
и стали они козлами отпущения, недотёпами, которые-де и государственный переворот-то не
могут организовать как следует…
Но не надо думать, что люди, вошедшие в состав ГКЧП – круглые идиоты и маразматики. Просто
самый главный компонент ГКЧП - Горбачев – в самый ответственный момент самоустранился от
выполнения своих обязанностей, поэтому действия ГКЧП и пошли по нисходящей, вынужденно
превратившись в фарс: военные «согласовывали вопрос», Василий Стародубцев уехал в свой
колхоз, мудро поступил также и Валентин Сергеевич Павлов, бывший министр финансов при
Рыжкове, а на тот момент премьер-министр (сменивший Рыжкова) - взял да нажрался коньяку,
аки та свинья, Язов подумал-подумал и на 3-й день сказал: «Я больше в такие игры не играю!», и
вывел войска из Москвы! Никому ничего в одиночку не надо было!
Ну, а в конце августа, 24 числа, всего 3 дня после ареста ГКЧП, напуганный до смерти результатами
затеянной им самим авантюрой, чередой смертей выдающихся людей в стране – Ахромеева,
Пуго, Кручины – Горбачёв сдал и свою родную коммунистическую партию, сложив с себя
обязанности Генерального секретаря ЦК КПСС. Нашлась и мотивировочка: - якобы раскрывшиеся
для него новые сведения о степени участия партийных структур в государственном перевороте.
Вот так, - без суда и следствия. Кто так поступает? Думайте сами…Этим самым Горбачев купил
себе дальнейшую жизнь.
На следствии члены ГКЧП утверждали, что чрезвычайное положение готовилось давно по
поручению Горбачева; что перед вылетом в Крым Горбачев заявил правительству: «Видимо, без
чрезвычайных мер не обойтись»; что в Форосе 18 августа он был информирован об их плане,
обсуждал его, порываясь писать обращение к Верховному Совету с просьбой обсудить введение
чрезвычайного положения, попрощался с приехавшими доброжелательно, но не стал
присоединяться к ним, предпочитая переложить ответственность на них и выждать время: «Черт с
вами, действуйте, как хотите, а я с вами не согласен». Таким образом, ГКЧПисты «не собирались
брать власть, а только ждали созыва Верховного Совета и возвращения Горбачева» («Общая
газета», 15-21.8.96; «Гласност», 18.3.94; «Советская Россия», 3.9.94, 20.8.96, 21.8.97). И лишь после
провала ГКЧП Горбачев заявил о «путче», «предательстве» и «изоляции», переняв позицию
Ельцина и «мирового сообществ»... Сходная версия опубликована также Л. Радзиховским
(«Огонек» № 41, 1991). Е. Киселевым («Русская мысль», 21.8.92), Д. Штурман («Русская мысль»,
6.11 92). А член ГКЧП покойный ныне Павлов даже полагал, что Горбачев сознательно решил их
использовать, «чтобы расправиться нашими руками с Ельциным... Ельцин, я уверен, знал этот
сценарий и... тоже решил использовать нас, откорректировав сценарий Горбачева. Он решил
нашими руками убрать Горбачева...» (Павлов В. «Горбачев - путч. Август изнутри», М., 1993).
Несколько слов о Пуго и Ахромееве. Для меня, военного, непонятна и смешна та легкость, с
которой эти уважаемые, сильные, мощные люди распрощались с жизнью. Они даже никого из тех,
кто пришел за их жизнями не взяли с собой туда! Посмотрите их биографии, - это были
действительно титаны. И слова Пуго о том, что Горбачев их так дорого купил, - действительно
стоят того, - они жизнь отдали Советскому Союзу. Что это – беспечность, потеря чувства
реальности? Ведь когда Никита Сергеевич шел на дело – мочить Берию, он не только понадеялся
на Москаленко, Батицкого, Жукова, он и сам на заседание притащил в папке ствол. И если бы
Москаленко, Батицкий, Жуков дали осечку, Хрущев бы уж точно не промахнулся. Тут: или – или. И
что же маршал Ахромеев Сергей Фёдорович? Неужели он не понимал, что тут дальше нельзя с
Горбачевым играть в кошки мышки, что наступило время «Ч», момент, когда нужно ставить точки
над i.? Что эти точки должен расставить не кто-то другой со стороны, а именно такой человек, как
Ахромеев, Язов, Пуго? Да у него на протяжении всего этого времени была тысяча возможностей, продырявить череп, дырок понаставить Горбачу во всех местах. Не захотел, побоялся выглядеть
нехорошо в других глазах… Ну, уж извини, Сергей Фёдорович, здесь ты сам виноват. Не ты - их, так
они – тебя, дружок, - другого не бывает. Видимо, ты запамятовал, пока сидел в высоких
московских кабинетах, фронтовые качества потерямши, да? Ладно, встретимся на небесах,
продолжим наш спор…
А что же маршал Язов? Взялся за гуж, не говори, что не дюж! Победа или смерть! Надо идти до
конца, мосты сзади сожжены, обратной дороги не должно уже быть! Ельцин, когда в 93
расстреливал из танков парламент, нашёл дюжину офицеров-танкистов, рука которых не
дрогнула, а у этого во всех вооруженных силах СССР не нашлось таких офицеров…Среди
ГКЧПистов не нашёлся ни один человек, ни один военачальник (ни Язов, ни Варенников, ни
Ачалов, ни Пуго, ни Ахромеев), который бы осмелился один взять всю полноту ответственности на
себя, который бы расстрелял (или арестовал бы) сомневающихся (и мешающих) товарищейподельников. Спасители Отечества! Ведь вспомним, что от момента ввода войск в Москву, до
выступления Ельцина на танке прошло сутки! Как вначале у Ельцина тряслись поджилки, и он
говорил утром Хасбулатову: «Ну, сейчас нас арестуют!» И разве Варенников, Громов, Ачалов не
были знакомы с историей вооружённого переворота (свежие события! - не надо было даже знать,
что Ленин говорил о вооружённом восстании!) в Кабуле 27 апреля 1978г., не встречались в Афгане
с его живыми участниками, разве они не знали, что такие дела делаются за час, максимум за два?
Сопли прожевали, - согласовывали, решали вопросы, обсуждали меры, ждали политического
решения…Потом, после позорного ареста, Язов написал Горбачёву письмо, где, зная об его явной
подставе, слёзно умолял его: простите, Михаил Сергеевич, меня, старого дурака! (Маршал1923г.
рождения пишет генсеку 1931года рождения!) Да, я привожу его слова дословно! Конечно же,
маршал был искренен в своих признаниях! Почему ты, военачальник, не предвидел, - каким
позором все это обернётся, почему дал втянуть себя в это болото? Если заранее неуверен был, почему не доложил свои сомнения своему Верховному Главнокомандующему? Почему, в конце
концов, сразу, будучи не согласным с таким оборотом дела, не подал в отставку? Маршал
Ярузельский в Польше почему-то смог стабилизировать положение, а маршалу Язову – слабо?
Маршал Ярузельский арестовал и Леха Валенсу, загнал в подполье «Солидарность», разгонял
водомётами демонстрации в Гданьске, - нашёл в себе мужество пойти на такие жесткие меры.
Маршал Ярузельский спас тем самым Польшу от советского вторжения, а маршал Язов не спас
Советский Союз от разгрома. И этот упрёк правомочно относить не только к Язову, но и ко всей
ораве высокопоставленных военных (маршалов и рангом пониже), вальяжно расхаживавших
когда-то по коридорам власти, блистая своими позолоченными эполетами-погонами.
Вот и весь портрет решительных «спасителей Отечества». С другой стороны, войска, оцепившие
Белый Дом, явно были настроены пронародно, явно были за народ, а не за власть. Это описано в
воспоминаниях многих участников тех событий, хотя бы того же Александра Ивановича Лебядя.
Многие «афганцы», в том числе и мои сослуживцы (майор Алексей Коробов), участвовали в
защите именно Белого Дома, а не в защите ГКЧП. (Кстати, в защите Белого Дома участвовал и
Шамиль Басаев, видимо, - тренировался). Властям невдомёк было, какого джина они разбудили и
потревожили. Ведь в стране – миллионы молодых людей со свежим боевым опытом Афгана,
Закавказья, Прибалтики! Чью сторону они могли принять? Не Растропович, спавший в обнимку с
автоматом в Белом Доме, или Никита Михалков, или бывший директор Краснодарского завода
ЗИП Владимир Филлипович Шумейко, получивший за эту «заслугу» пост главы Совета Федерации
в России, «спасли» тогда «демократию» в России, а десятки тысяч других неизвестных молодых
людей, прошедших горные тропы войны, учинённой Горбачёвым в стране. Ведь в составе ГКЧП не
было ни одной фигуры, как потом оказалось, могущей или захотевшей, или попытавшейся хотя бы
сплотить массы, за которой бы пошёл народ. Вот и получилось прямо по Ленину: «верхи» не
смогли, а низы не «захотели»! Вот и получилось, что Лебедь, который прошёл через всю эту
трехомудию не только в Афгане, но и в Сумгаите, Тбилиси и в Баку сказал, как и Мельник, как и
сотни тысяч других: да нафиг вы мне нужны, - обслуживать вас; воевать со своим народом – я пас!
Армия оказалась расколотой. Будучи бездумно вовлечённой в водоворот событий внутри страны
и используемой элитой в качестве затычки с 88г., армия не могла не стать в свою очередь
политизированной, не впитать в себя недовольство народное. И здесь как раз сказался, как это не
смешно, советский лозунг: армия – плоть от плоти народа. Но даже и это не главное. Приказ на
штурм Белого Дома так и не поступил! А какой командир среднего звена возьмёт на себя
ответственность (если он только не смертник) стрелять по мирному объекту, по толпе людей? И
неправ Александр Шевякин, когда в упомянутой книге он говорит, что специалисты по
бихейвиористике (по внушению определенного типа поведения) из КГБ поговорили с П.Грачевым
и он после этого и, якобы, приказы Язова не нарушал, и в то же время, согласовывал с Ельциным
свои шаги, - мол, положил свои яйца в обе корзины…Я убеждён, что будь вместо Грачева, Лебедя
и т.д. многие другие офицеры, прошедшие Сумгаит, Тбилиси, Баку, Вильнюс, - они бы поступили
точно так же…Я находился в это время в Баку, ни один бихейвиорист из КГБ со мной не работал,
однако я думал точно так же… Зачем подставлять себя под удар?
И тут надо сказать ещё и следующее. За спиной Ярузельского стоял Советский Союз, который в
случае чего поможет продуктами, оружием, в конце-концов, войсками. Общеизвестно, что в
Советском Союзе рассматривался вариант ввода войск в Польшу, причем я знаю лично офицеров
ГРУ, которые под видом сержантов и прапорщиков готовились к этой акции. Например, к ней
готовился 345 опдп. Гэкачеписты, как нормальные люди, понимали, что без Горбачева их
действия, мягко говоря, - незаконны. Осознавали они также, что не все симпатии народа не на их
стороне. Таким образом, за спиной ГКЧП особо никого не было: а вдруг завтра голод, мор? Чем
накормить народ? Не патронами же накормить его, а солдаты ещё не научились хлеб
выращивать… Вот тут-то и призадумались ГКЧПисты насчет решительности…В этой ситуации их
могла спасти только отчаянная решительность кого-нибудь из них самих, его бешенная
активность, молниеносность решений и действий, результативность этих действий, его готовность
идти на крест, на смерть. Такого человека среди них не нашлось…Надо сказать, что ситуация тогда
в стране висела на волоске, события имели все шансы повернуть и туда, и сюда, как говорится, 50 на 50. Общество было расколото. Многие рабочие коллективы Москвы, вконец измученные
реформами Горбачева, были как раз на стороне ГКЧП. Руководство среднего звена в Москве, в
отличие от Юрия Лужкова и Гавриила Попова, было на стороне ГКЧП. Не будь руководство ГКЧП
тогда «страшно далеким от народа», знай оно настроения народа «внизу», прояви оно твёрдость,
реши оно все «технические» вопросы (арест в первую очередь Горбачева, арест Ельцина и его
команды, арест сепаратистов в республиках, отмена актов о независимости, объявление другой
экономической политики) в Москве за час-два, - ситуация в стране могла бы пойти совершенно по
другому руслу. Если бы Ельцин накануне вечером, 17 августа, когда он прилетел из Алма-Аты от
Назарбаева в драбадан пьяный был бы тут же арестован, да еще показан в таком состоянии по
телевидению, - общественное мнение в момент переломилось бы…Народ бы не начал собираться
сутки спустя (пока ЕБН опохмелялся) возле Белого Дома. Кровопролития не получилось бы… Ведь
не пройдёт ещё и полных 2 лет (в октябре 1993г.), как будет расстрелян тот же Белый Дом,
который сегодня защищает Ельцин. И неизвестно как бы в октябре 93г. повернулась фортуна, если
бы не нашелся всего-навсего один нормальный командир всего-навсего одного милицейского
батальона ОМОН, который защитил Останкино и рассеял всю красно-коричневую шушеру в
Москве! Были ли ГКЧПисты этакими мечтателями-романтиками, гуманистами высокого полёта
(каким себя в наши дни выдаёт себя Горбачев), для которых «слеза ребёнка» (по Достоевскому)
является сдерживающим фактором в осуществлении задуманного? Язов, Ахромеев, Варенников –
ветераны ещё той, Великой Отечественной войны, Громов (заместитель Пуго), Ачалов – прошли
огонь афганской войны…Они видели кровь и смерть, каждый в отдельности в минуту опасности
может проявить чудеса личного мужества и храбрости, Ахромеев, Варенников, Громов – герои
Советского Союза. Но сложи их вместе и получается аморфная масса, липкое тесто. Как повели
себя буквально через день победившие демократы? Убиты маршал Ахромеев, Кручина
(заведующий административным отделом ЦК, читай: казначей партии), Пуго застрелил жену,
потом покончил с собой, арестованы и помещены были в «Матросскую тишину» не только члены
ГКЧП, но и их симпатизаторы, - Анатолий Лукьянов, например... На чердаке в глубинке нашли
даже такого грозного противника демократов, как Виктора Ампилова. На войне действует
принцип: или ты убьёшь, или тебя убьют. Это – закон. Видимо, ГКЧП (и Горбачёв) забыли про это
или же не поверили в это, хотели на себе испытать, Фома неверующие…Победившие демократы
отправили (политически) и Горбачёва туда же, - в политическую Матросскую тишину.
19 августа мы вышли на службу, как обычно. Мы – информаторы, поэтому у нас на первом месте
информация: что? где? когда? зачем? в какой связи? к чему это приведёт? Информации
абсолютно никакой, - нигде! Когда нет информации, надо включать свои собственные мозги. По
телевизору передают «Лебединое озеро». Верный признак, - в стране что-то случилось: или когото грохнули, или кто-то сам сдох, или власть меняется! Начальник РУ Личков ходит по управлению,
трясёт кулаками: вы, разведчики хреновы, дайте мне хоть какую-нибудь информацию!!! Мельник
не удерживается: товарищ генерал, а сходите-ка Вы сами к начальнику штаба, пригласите на
рыбалку сегодня, - вот и выудите из-под него что-нибудь! Личков делает круглые глаза, говорит,
что я – дурак (какая рыбалка может быть в понедельник?), мгновенно соображает,
поворачивается и бежит к Блинову, начальнику НШ Ставки: Иван Никитович! Дорогой! Как
поживаете? А не съездить ли нам сегодня на рыбалку на Нефтяные камни?
- Да не-е, не могу, в Москве какая-то х…..я началась…Гавночерпалка какая-то… Личков прибегает:
- Все силы разведки на иновещание! На всех языках!
В эфире тихо. Ни англичане, ни французы, известные своими погонями за сенсациями, ничего не
передают. Господи, думал ли я, разведчик, когда-нибудь, что буду добывать развединформацию
о том, что делается у нас в Москве? Ладно, мы тоже не лыком шиты. У нас всё схвачено, у нас
везде свои уши и глаза есть! Звоню своим знакомым по обычной связи в Москву: ребята, что там у
вас такое творится?
- Да что, что? На улице танки и БТРы. Едут тихо, останавливаются у светофоров и пропускают
пешеходов. Направляются в центр города.
- А сколько их? 3, 10, 100?
Достаю карту Москвы. Судя по маршруту движения колон (двигаются по Ленинскому проспекту в
сторону центра), - в столицу вводится Кантемировская дивизия. Через 5 минут на стол Главкому
ложится первое донесение:
Блинов звонит НГШ Моисееву:
- Товарищ генерал армии, какие будут указания? Привести войска ЮН в полную боевую
готовность?
- Товарищ Блинов, занимайтесь по своему плану. Меня не беспокойте. Если нужно будет, я сам
вам позвоню.
Разведчик должен уметь читать между строк. Там, где он видит 2 строки, он должен узреть
моментально 6-7 строк. Он должен уловить интонацию сказанного. У него должен быть нюх, как у
самой резвой овчарки! Итак, быстренько делаем выводы из беседы Блинова с Моисеевым. Судя
по недовольному тону, - НШ сам не знает, какие команды давать, а по просьбе не беспокоить его,
- значит, масштаб операции ограничится только Москвой, по всей стране (пока что) не будет
объявлено ЧП.
Тянутся часы ожидания. К 12 часам все зарубежные СМИ завопили: в Москве государственный
переворот, плохо дело. А мы ждём главное из этой ассенизаторской лужи: арестован Ельцин или
нет? К вечеру поступают первые сведения об организации протестов против ГКЧП, о том, что
Ельцин на свободе и что он эти протесты возглавляет. Всё, трандец, - делаем выводы мы, песенка Горбачёва и ГКЧП спета! Остаётся только одно - дожидаться конца спектакля.
Конечно же, утром 19 августа наши симпатии в Ставке были на стороне ГКЧП. Мы ожидали
решительных и твёрдых действий. Наконец-то наступит порядок и все те, которые «мешали»
Горбачеву вести его политику реформ и улучшения жизни народа будут изолированы, наконец-то,
перестанем болтать и будем работать. Но к обеду выяснилось, что и этим мечтам не суждено
сбыться, как и всему тому, о чем брехал Горбачёв все эти годы.
Пройдут года, и люди назовут всё своими именами, всё тайное становится явным… Распад назовут
разгромом… Почему бы Ельцину не вещать было о том, что «Советский Союз был обречён», если
он наряду с Акаевым, Ниязовым становится президентом осколков Советского Союза (хотя в
других местах он утверждал прямо противоположное: шансы спасти Союз были!!!)? Почему
академику Сахарову Андрею Николаевичу и иже с ними не обслуживать команду Ельцина и не
трубить о закономерности распада Союза (идеологически обосновывать!), когда эта новая власть
даёт ему звание академика? Кто сказал, что уже не выгодно врать? Дезинформация (умышленное
введение в заблуждение) – антипод информации и если говорят, что сейчас миром правит
информация, то её, -информации, - аlter ego (другое «я») тоже не менее (а также) ценно в этой
войне за умы людей.
После ареста Язова дела в Министерстве Обороны принял на себя генерал-полковник войск связи
Константин Кобец, потом Министром обороны России и всех войск СССР на весь этот переходный
период стал генерал армии Шапошников, бывший на то время Командующий дальней
бомбардировочной авиации, тут же получивший от Ельцина за такую прекрасную поддержку
маршальский жезл. За пробитие на последнем офицерском собрании решения Ельцина о р а с ч л
е н е н и и Вооруженных Сил СССР и образовании (на их базе) национальных сил республик. Как
легко получать маршала, если в минуту опасности вовремя сориентировался и поддержал того,
кого надо!
Советская Армия – единственная организация, которая сопротивлялась до конца, хоть и пассивно,
разгрому СССР. Даже КПСС, которая зиждилась на интернационализме, в конце концов
разбежалась по национальным квартирам, например, в июне 1990г была образована КПРФ во
главе с Иваном Полозковым, первым секретарём Краснодарского крайкома. Посмотрите
материалы последнего армейского совещания Вооружённых Сил СССР. Оно прошло уже после
разгрома СССР летом 1992г. Как среднее офицерство выступало в защиту СССР и как высокое
начальство во главе с новоиспечённым маршалом Шапошниковым продавливало решение своего
шефа - Ельцина, как командующий дальней авиации генерал-полковник Дейнекин пригрозил, что
подымит свои самолёты против непослушных частей. Как майор кричал: я из Советской Армии! Я
долго шёл к этой трибуне! Как капитан запаса Виктор Ампилов призывал к сохранению
Вооружённых Сил СССР, к сохранению Союза, а ему рот затыкали и не давали говорить на
трибуне, как силой турнули его из зала. Как в защиту Советской Армии выступали представители
«нацменьшинств» - п/п-к из Средней Азии. Всё это было, все это осталось в славной истории
Советской Армии. Я горжусь тем, что я был и остаюсь в душе офицером Советской Армии, что я
присягнул советскому народу (не коммунистической партии и коммунистическому правительству),
что я этой присяге не изменил, что я эту преданность советскому народу, как и миллионы
неизвестных мне сослуживцев, пронёс через всю свою жизнь. Это маршалы и генералы изменили
советскому народу, мы же – нет.
По советской пропаганде – как славно начиналось строительство Советских Вооружённых сил, то
бишь Красной Армии! Предполагали ли те люди, которые всё это начинали в 1917,1918-ых годах,
- как это всё бесславно закончится? Как это всё будет похерено, спущено на тормозах? «Но от
тайги до британских морей Красная Армия всех сильней!». Как это всех сильней армия сдала
позиции без боя, без генерального сражения. И почему, собственно говоря, это генеральное
сражение не состоялось в августе 91г? Да потому, что абсолютное большинство офицерского
кадра Советской Армии было таким же бесправным, как и весь простой советский народ и лишь
маленькая прослойка высшего генералитета могла причислить себя к элите руководства. Вот эта
часть как раз и могла постоять за себя, - ей было за что сражаться. Абсолютному большинству
офицерского кадра сражаться-то было – не за что. Почему? Просто это никому не нужно было.
Почему это произошло? Раньше ответа не было. Теперь ответ есть. Офицерам не за что было
сражаться, - вот поэтому они и не вступили в бой. В 1917, 1918гг им было за что выступать, - за
свои имения, за свои угодья; в 1991г. за что им стоило выступать? – За неполученные квартиры? За
неполученные пенсии?
Сталин был в этом плане очень мудр для себя, - создал столп Отечества без опоры на ногах;
действительно, - Коллос на глиняных ногах. Сражаться было за что лишь маленькой прослойке
высшего генералитета, - вот она и прилепилась к новоявленному руководству, а куда следовало
деваться остальной массе офицерства? Петр первый создавал гвардию, Екатерина… Так они
землю, имении давали служивым людям, дослужившийся до полковника офицер становился
дворянином, он становился материально независимым от государства, он мог постоять за себя, а
что дала нам служивым, государевым людям, защитникам Отечества, их – то бишь наша, Советская власть? Недополученную пенсию, недополученное жильё? Я получил жилищный
сертификат спустя 16 лет после увольнения в запас, при Путине. Где я должен был всё это время
жить, Михал Сергеич, то бишь не мне товарищ Верховный Главнокомандующий? В вашем
общеевропейском доме? Бомжевать на вокзалах? Питаться вашим новым мышлением? Кормить
своих детей вашей перестройкой и общечеловеческими ценностями?
- ????????????? (немая сцена)
Обозначился раздел, раздербанивание Советского Союза. Произошёл раздел Советской Армии.
Никакой, - не то что единой, а вообще никакой программы по обустройству, переквалификации
сокращаемых военнослужащих не существовало.
А ведь был опыт сокращения армии после ВОВ. Был опыт сокращения армии при Хрущеве… Не
было единого плана и соглашения раздела военного имущества, вооружений и техники. Не было
единого плана передачи функционирующих военных объектов. Многие объекты (космической
разведки в Баку и Латвии, космодрома Байконур) не могли самостоятельно обслуживаться и
эксплуатироваться вновь образуемыми государствами – по простой прозаичной причине –
отсутствия технического персонала и финансовых средств. И дербанили националы это советское
военное имущество каждый как мог, насколько сил хватит, насколько каждый сможет сожрать
кусок и не подавиться при этом.
Каждый «национал», нося погоны советского офицера, прикидывал, - куда, на какую должность
он сможет устроиться у себя на малой Родине. Украинцы побежали на Украину, молдаване в
солнечную свою Молдавию, в Азербайджан начали стекаться господа джигиты со всего Союза.
Начался делёж портфелей, должностей. Начальник Бакинского ВВОКУ стал МО, капитан 2 ранга,
офицер штаба Каспийской флотилии, никогда не командовавший даже маленьким катерком, стал
Командующим Азербайджанской флотилии. Министром Обороны Молдавии стал ДабижаКазаров, продвинувшегося по служебной лестнице благодаря протекции тестя – генерал
полковника авиации Казарова. Не знаю, кто за кого замуж выходил, но после свадьбы будущий
молдавский министр обороны стал Казаров…В 1980-1983 гг он служил в Монголии (Сайд-Шанд)
заместителем командира дивизии и про него сослуживцы говорили: тупой, как пробка . В
приватной беседе начальник политотдела дивизии в Сайд-Шанде в сердцах ещё тогда сказал, что
единственное место для него - пост министра обороны в Молдавии. Как накаркал. Мой знакомый
по Афгану п/п-к КГБ Валерий Чхеидзе вдруг стал Начальником погранвойск Грузии. Единственный
критерий, по которому люди проходили – национальная принадлежность. Неважно, какие у тебя
мозги, какой у тебя профессиональный и жизненный опыт, - важно, чтобы ты присягнул на
верность новой, закрепившейся у власти национальной элите. Коробила та манера, с которой от
нас, офицеров Ставки, азербайджанские «коллеги» принимали помещения, военное имущество,
технику. Бывшие сослуживцы, такие же, как и мы, офицеры, закончившие советские училища и
академии, вели себя по-барски, как хозяева положения: - Вот так, господин подполковник! (когда
это я успел стать господином?). Как быстро они усвоили привычки баев! Помню, как новый
начальник КЭЧ Азербайджана, п/п-к Мамедов приезжал на службу. Солдат дневальный на дверях
чуть не сгибался в три погибели перед новым начальником, а сей новый начальник КЭЧ (молодой
парень, лет 30) чуть не лопался от важности, выпирая вперед своим ранним пузцом.
– Куда хотите, туда и езжайте, обустраивайтесь, товарищи офицеры, как вам заблагорассудится,
как Бог на душу вам положит! Вот вам Ваше «Личное дело» в руки и – вы свободны на все четыре
стороны! А ведь сокращению («по сокращению штатов») подвергались сотни тысяч офицеров, как
правило, молодых (30, 40 и 45-летних), умных, дисциплинированных, перспективных
организаторов, хороших специалистов и хороших управленцев. Более нерачительного и
преступного обращения с таким государственным имуществом, каким являлся советский
офицерский корпус, - я не знаю в советской истории.
У меня личное дело лежало на шифоньере месяца два, пока я под явным нажимом супруги не
пошёл в военкомат и не сдал его, как тряпку ненужную. Листал я его, листал и думал: взять бы
сейчас да и вписать себе кучу орденов и заслуг! Потом, когда через год (!!!) пошел оформлять
пенсию и потребовалась какая-то несчастная справка, - я говорю девочке в военкомате, которая
никак не могла найти мне нужный документ: ну, дайте мне моё «Дело», я вам покажу, где этот
документ лежит. Она мне:
- Вы что! Это – секретный документ, «Дело» на руки не выдаётся!
Стоял выбор: куда пойти, куда податься?
Вариант первый.
Сестра из Молдавии – журналистка - настоятельно капала на мозги, - звонила:
- Тобой очень интересуются в Министерстве Обороны республики, обязательно позвони туда!
Звоню. Предлагают должность генеральскую. Не абы какую, а – Начальника Главного
Разведывательного Управления Министерства Обороны Республики Молдова! Мама моя родная!
И зачем ты только на свет меня родила! Вы себе представляете, что это такое? Развиваю свою
мысль дальше. Расписываю на бумаге план предстоящей работы. В Кишиневе – Ставка Войск ЮгоЗападного Направления, такая же контора, как в Баку, которую знаю, как свои пять пальцев.
Позывной – «Каскад». Знакомые есть везде. Всё схвачено. В разведуправлении (соприкасались по
работе), оргмобуправлении, на узле связи Ставки. Всё схвачено. В республиканском КГБ сидит мой
однокашник-однокласник, - Вася Мельник. Мало того, - однофамилец. Начальник ДОСААФ –
знакомый генерал Косташ, окончивший в Дрокии ту же русскую школу №2, что и я. В Тирасполе –
штаб 14 Армии. Части и соединения Армии мне известны – 20 тд в Бельцах, 12 ап в Маркулештах.
Силы и средства разведки армии мне известны. На их базе и на базе оставшихся разведсил и
средств Ставки придется создать силы и средства РУ МО Республики Молдова. На базе армейской
роты «Спецназ» в Тирасполе придется развернуть сначала батальон, потом бригаду СПН. Придётся
развернуть Разведцентр – агентурную разведку, чего в данный момент там нет. Персоналпрофессионалы есть. Смогу привлечь к работе (за хорошее финансовое вознаграждение МО
Молдавии) многих бывших сослуживцев – разведчиков войсковиков, агентурщиков,
радиоразведчиков. В качестве инструкторов, советников, преподавателей. Соглашайся, Мельник!
А внутренний голос говорит: не смей! 14 Армия находится в Тирасполе, в Приднестровье. Не факт,
что приедешь туда, а Тирасполь так тебе и все преподнесёт на блюдечке, - возьми, пользуйся! Ты
сначала попробуй урвать! Как происходила передача военного имущества в Баку ты прекрасно
знаешь. Начальник самообороны Приднестровья генерал-майор Кицак. Ба! – знакомая личность!
Штефан Флорович! «Лимба молдовеняскэ еу штиу ла перфекцие!»* Давно ли мы с ним хлебали
спирт в Газни? Против кого воевать-то? Против Кицака? Но, допустим, не придётся воевать с
Приднестровьем. А предстоящее объединение с Румынией, - как вам нравится? И кем вы там
будете, дорогой товарищ Мельник? На побегушках у какого-нибудь Михая Владимиреску? Или вы
вдруг станете во главе великой Румынии – Маря Ромыние? Чушь собачья! Румыны так и жаждут
воссоединения – ваши молдавские рабочие руки, да наши румынские мозги, - ой, мы такое
отчубучим! Уж мы всему миру покажем, на что мы способны! Но и это не главное. Взявшись за
дело, ты должен будешь идти до конца. Такова логика развития событий. Такова логика войны.
Война – это такая мясорубка, такой шнек, что затянет целиком, без остатка. Или ты будешь
убивать, или тебя убьют. А идти до конца в Молдавии означает: выгнать около 2 млн. русских и
украинцев из республики! Ведь батя рассказывал, как в его детстве* (в 30 годы) румыны вешали
объявление над дверями сельской управы-примарии: «Говорите только по-румынски!». И
жандармы избивали в деревне людей, говорящих на украинском или русском. И – что, теперь я
должен буду проводить такую же политику? Тогда придётся в первую очередь выгнать на Украину
родителей, сестру, родственников. Там целые украинские сёла есть. Сёла липованские*. Куда ты
лезешь? А может, всё-таки стоит туда лезть, повлиять на ситуацию изнутри, вести линию на союз с
Россией? Возглавить со временем оппозицию? Какое к черту возглавление, когда все ослеплены
националистическим угаром, когда все только и говорят о национальном суверенитете, а ты тут
опять за старое! Это будет явный провал! А – главное – Россия сама не поддерживает тех, кто
стремится к союзу с ней, сама их отталкивает! (Долгих 17 лет Приднестровье оставались, наряду с
Абхазией и Южной Осетией, непризнанной республикой и понадобился пример Косово, агрессия
Саакашвили 8 августа 2008г. чтобы Путин хоть как-то зашевелился в этом вопросе). Так что ваши
здесь на пляшут, товарищ Мельник. Придется оставить эти бредовые идеи. Придется искать что-то
другое. Воевать с Россией – пас!
И тут вопрос нравственного выбора. На что рассчитывали те, кто охотно шёл в национальные
Вооруженные Силы? Прельстились на должности, на высокие оклады? На что рассчитывал
чеченец Дудаев, лётчик, советский генерал? Молдаванин Ион (Иван) Косташ, лётчик, советский
генерал, ставший во время Приднепровской войны одновременно и министром обороны, и
министром внутренних дел Молдавии? Можно сколько угодно говорить о ненависти к
коммунистической идеологии и партии (членами которой, они, кстати, были, - иначе бы до
генералов не дослужились), об античеловеческой её сущности, об ужасах депортации, которым
обоим пришлось в жизни испытать, но как можно из-за этого пойти против советского народа, в
конце концов – против своего собственного народа? Чем закончилась судьба Дудаева, который
только взабаламутил чеченский народ, посеял страшное смятение в умах людей – известно.
Политический конец Косташа же – почти такой. Сегодня он не живет в своей Молдове, ради
которой он посылал на смерть своих земляков, а – не вылезает из Румынии, продолжая сеять
рознь между советскими народами, понося, на чем свет стоит, Россию, Советский Союз, ту страну,
в которой он родился, стал на ноги, состоялся как специалист, как лётчик. Блудный сын или урод?
И что же, получается, наши академии – средние и ГШ – только и делали, что штамповали будущих
предателей, кадры для 5-ой колонны? (По некоторым данным, за время войны в Чечне погибло -,
а в приднепровской войне -. И чего добились этим 2 национальных «героя»?)
Вариант второй.
Можно поискать себе новое место службы в Российской Федерации. Смотрел я, как другие
офицеры мучаются, унижаются, звоня по знакомым, по бывшим сослуживцам: товарищ
полковник, ну, возьмите меня хоть на какую-нибудь должность, хоть с понижением! Например, пк К-в, начальник информационного отдела РУ устроился на капитанскую должность, лишь бы
дослужить до нормальной пенсии. Капитан С-в, курянин, написал аж Руцкому, вице-президенту
тогда России, как своему земляку, устроить его куда-нибудь в Курске. Руцкой помог! Да, но не мог
же Руцкой тогда устроить всех советских офицеров. Я ждал приглашение от многих сослуживцев,
от своего же начальства, у которого был на хорошем счету. Да так и не дождался. Генерал-
лейтенант Исаев устроился в Москве, позабыв про нас (да и откуда, ему, бедному, про нас
помнить, если в Москве своих офицеров – как собак не резанных), Кокорин сидел в Киеве, и у него
тоже дел невпроворот было (ему бы своих устроить!). Посмотрел я на эту катавасию, да и сказал
себе: да на кой ляд сдалось это мне, найду я себе в жизни и получше применение, ноги, руки,
слава Богу, - целы, голова на плечах есть, не хочу больше обслуживать этот дурдом! Пенсию
заслужил – и будет, выбираем вариант третий, увольняемся! К этому времени сыну шел уже
третий годочек. Я почти ежедневно звонил им в Краснодар, он уже начинал говорить и когда он
однажды по телефону сказал: «Папа, приезжай скорей!», у меня уже все сомнения были позади.
После «путча» августа 1991г. у нас в войсках практически прекратилась боевая подготовка. То, что
я описывал в 1 главе книги про деятельность Ставки, - перестало иметь место быть.
Расформировывал Ставку ген/м-р Глущук Виталий Иванович, начальник оперативного отдела
Ставки.
В это время Главком Попов занимался погрузкой стройматериалов вагонами (дикий камень
азербайджанский, кирпич) в Подмосковье. Начальник ВОСО Ставки п-к Атамась Анатолий лично
отслеживал передвижение составов.
Солдаты уезжали в отпуск и не возвращались. Похищение оружия стало массовым. Никакого
расследования.
Начальник РВиА ген/м-р Аллояров (татарин), знакомый мне ещё по Афгану, остался служить
начальником артиллерии азербайджанской армии. Через 16 лет я узнал, что Аллояров был в Баку
отравлен.
В азербайджанской армии остался служить и порученец Главкома русский п/п-к N. Обосновывая
свое решение, в кругу друзей он объяснял это так: «Для меня Родина – это там, где моей семье
хорошо». Мы все уволились в августе 92г. Буквально через год сей п/п-к заимел наглость
приезжать в Москву и выступить по ТВ на какой-то передаче, посвящённой армии. Ему в лицо на
всю страну и бросили: «Вы – предатель!»
Что стало с моими сослуживцами?
Генерал Личков устроился грузчиком в Ейском морском порту, п-к Мартынюк (НР 56А) – сторожем
на Славянском кладбище в Краснодаре, п-к Пурцхванидзе (ЗНР 56А) – охранником на
предприятии. Я, – занимаясь мелкой торговлей, открыл в 95г. маленький магазинчик и в дни
дефолта августа 98г сгорел, как швед под Полтавой. Ничего, живём, - не тужим. Иногда
встречаемся, пьём самогон, который я гоню из сливы, шелковицы, винограда. И вспоминаем
ласковыми русскими словами одного общечеловека…
(продолжение следует)
Автор
Nikisha Niknik
Документ
Категория
Художественная литература
Просмотров
100
Размер файла
446 Кб
Теги
ссср, прощай
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа