close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Аффиксальное словообразование калмыцкого и монгольского языков в сопоставительном освещении

код для вставки
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
_____
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Калмыцкий государственный университет»
Д. А. Сусеева
АФФИКСАЛЬНОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
КАЛМЫЦКОГО И МОНГОЛЬСКОГО ЯЗЫКОВ
В СОПОСТАВИТЕЛЬНОМ ОСВЕЩЕНИИ
Элиста 2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК Ш164.3-211в613+Ш164.1-211в613
УДК 811.512.37’373.611:811.512’373.611:001.53
С 904
С 904
Сусеева, Д.А.
Аффиксальное словообразование калмыцкого и монгольского языков в сопоставительном освещении [Текст] / Д.А.Сусеева; под ред. проф. Т.С. Есеновой. – Элиста: Издво Калм. ун-та, 2014. – 204 с. – Библиогр.: с. 191-202. – ISBN 978-5 91458-136-4.
Печатается по решению редакционно-издательского совета
ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»
Работа посвящена сопоставлению аффиксального словообразования калмыцкого и монгольского языков. В ней впервые на основе единых критериев и в единых терминах сравниваются словообразовательные системы двух родственных языков и основные их словообразовательные единицы как простые, так и комплексные. В центре исследования находятся
производные слова и способы их образования, формальные и семантические отношения
производящих и производных слов, словообразовательные типы, словообразовательные
пары, словообразовательные цепи, словообразовательные парадигмы, словообразовательные гнезда.
Книга предназначена для студентов, магистрантов, аспирантов, изучающих калмыцкий
и монгольский языки. Кроме того, материал, представленный в книге, будет полезен преподавателям, читающим такие дисциплины, как «Калмыцкий язык», «Монгольский язык»,
«Сопоставительная грамматика монгольских языков», «Введение в языкознание», «Общее
языкознание».
Работа выполнена при поддержке гранта
Калмыцкого государственного университета в 2013 г.
Рецензент:
доктор филологических наук, профессор С.М. Трофимова (КалмГУ)
Редактор:
доктор филологических наук, профессор Т.С. Есенова (КалмГУ)
Работа поддержана грантом
Калмыцкого государственного университета в 2013 г.
ISBN 978-5 91458-136-4
© ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет», 2014
© Сусеева Д.А., 2014
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение........................................................................................................................................................... 5
Глава 1. Принципы описания аффиксального словообразования . .................................................... 7
1.1. Основные единицы системы аффиксального словообразования .................................................. 7
1.2. Морфемный состав слова в монгольских языках . ........................................................................ 10
1.2.1. Морфема и морф........................................................................................................................ 10
1.2.2. Типы морфем в монгольских языках...................................................................................... 11
1.2.3. Корень . ...................................................................................................................................... 13
1.2.4. Аффиксы..................................................................................................................................... 13
1.2.5. Структура морфем..................................................................................................................... 15
1.3. Изменения в морфемном составе слов монгольских языков........................................................ 16
1.3.1. Исторический характер морфемного состава слов .............................................................. 16
1.3.2. Опрощение................................................................................................................................. 17
1.3.3. Переразложение......................................................................................................................... 19
1.4. Словообразовательная структура слова в монгольских языках.................................................... 20
1.4.1. Членимость слова...................................................................................................................... 20
1.4.2. Производность слова................................................................................................................. 21
1.5. Проблема агглютинации и морфонологические особенности монгольского
словообразования.............................................................................................................................. 23
1.5.1. Понятие агглютинации ............................................................................................................ 23
1.5.2. Морфонологические особенности монгольского словообразования .................................. 24
1.5.2.1. Явления морфемного шва в монгольском языке............................................................ 25
1.5.2.2. Явления морфемного шва в калмыцком языке ............................................................. 28
Глава 2. Система аффиксального словообразования монгольских языков..................................... 32
2.1. Словообразовательный тип как комплексная единица системы аффиксального
словообразования ......................................................................................................................... 32
2.2. Словообразование имен существительных.................................................................................. 35
2.2.1. Существительные, мотивированные глаголами .................................................................... 36
2.2.2. Существительные, мотивированные существительными ................................................... 54
2.2.3. Существительные, мотивированные прилагательными ....................................................... 57
2.2.4. Существительные со связанными основами ......................................................................... 59
2.2.5. Существительные, мотивированные числительными и образными словами..................... 59
2.3. Словообразование имен прилагательных....................................................................................... 60
2.3.1. Прилагательные, мотивированные существительными ....................................................... 60
2.3.2. Прилагательные, мотивированные прилагательными ......................................................... 64
2.3.3. Прилагательные, мотивированные глаголами ....................................................................... 66
2.3.4. Прилагательные со связанными основами ............................................................................ 75
2.3.5. Прилагательные, мотивированные наречиями . .................................................................... 76
2.4. Словообразование глаголов.............................................................................................................. 77
2.4.1. Глаголы, мотивированные существительными ..................................................................... 77
2.4.2. Глаголы, мотивированные прилагательными ........................................................................ 84
2.4.3. Глаголы, мотивированные наречиями .................................................................................... 89
2.4.4. Глаголы, мотивированные числительными ........................................................................... 90
2.4.5. Глаголы, мотивированные образными словами .................................................................... 91
2.4.6. Глаголы, мотивированные глаголами ..................................................................................... 92
2.4.7. Глаголы со связанными основами .......................................................................................... 94
2.5. Словообразование наречий............................................................................................................... 95
2.5.1. Наречия, мотивированные существительными...................................................................... 97
2.5.2. Наречия, мотивированные прилагательными . ...................................................................... 98
2.5.3. Наречия, мотивированные причастиями . .............................................................................. 98
2.5.4. Наречия, мотивированные глаголами...................................................................................... 99
2.5.6. Наречия, мотивированные местоимениями . ....................................................................... 100
2.5.7. Наречия, мотивированные числительными ......................................................................... 101
2.5.8. Наречия со связанными основами ....................................................................................... 101
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Словообразовательная парадигматика монгольских языков........................................... 102
3.1. Понятие словообразовательной парадигмы . ............................................................................... 102
3.2. Словообразовательная парадигма имен существительных......................................................... 106
3.2.1. Словообразовательная парадигма имен существительных со
значением «орудие (средство) действия» . .......................................................................... 106
3.2.2. Словообразовательная парадигма имен существительных со значением
«предмет», «вещь».................................................................................................................. 108
3.2.3. Словообразовательная парадигма имен существительных со значением «материал» .. 110
3.2.4. Словообразовательная парадигма имен существительных со значением
«атмосферные осадки», «природные явления» ................................................................ 111
3.2.5. Словообразовательная парадигма имен существительных со значением «место» ........ 113
3.2.6. Словообразовательная парадигма имен существительных со значением
«род деятельности»................................................................................................................. 115
3.2.7. Словообразовательная парадигма имен существительных со значением
«время года» ........................................................................................................................... 116
3.2.8. Словообразовательная парадигма имен существительных, обозначающих «лицо» ....... 118
3.2.9. Словообразовательная парадигма имен существительных с абстрактным значением ... 119
3.2.10. Словообразовательная парадима имен существительных, обозначающих
«части тела» . ......................................................................................................................... 121
3.2.11. Словообразовательная парадигма имен существительных, обозначающих животных .124
3.2.12. Словообразовательная парадигма имен существительных, обозначающих
«емкость», «вместилище» .................................................................................................... 126
3.3. Словообразовательная парадигма прилагательных..................................................................... 128
3.3.1. Словообразовательная парадигма прилагательных цвета . ................................................ 128
3.3.2. Словообразовательная парадигма прилагательных, обозначающих признаки
предметов . .............................................................................................................................. 130
3.3.3. Словообразовательная парадигма прилагательных, обозначающих «меру», «оценку».. 132
3.3.4. Словообразовательная парадигма прилагательных, обозначающих
внутренние признаки человека.............................................................................................. 135
3.3.5. Словообразовательная парадигма прилагательных, обозначающих
внешние признаки человека ................................................................................................. 137
3.4. Словообразовательная парадигма глаголов.................................................................................. 138
3.4.1. Словообразовательная парадигма переходных глаголов .................................................... 139
3.4.1.1. Словообразовательная парадигма глаголов конкретного действия........................... 139
3.4.1.2. Словообразовательная парадигма глаголов восприятия ............................................ 142
3.4.1.3. Словообразовательная парадигма глаголов речи......................................................... 144
3.4.1.4. Словообразовательная парадигма глаголов мысли...................................................... 145
3.4.2. Словообразовательная парадигма непереходных глаголов................................................. 148
3.4.2.1. Словообразовательная парадигма глаголов движения................................................ 148
3.4.2.2. Словообразовательная парадигма глаголов действия ................................................ 151
3.4.2.3. Словообразовательная парадигма глаголов местонахождения.................................. 153
3.4.2.4. Словообразовательная парадигма глаголов душевного состояния............................ 155
3.4.2.5. Словообразовательная парадигма глаголов физического состояния
человека, животных....................................................................................................... 157
3.4.2.6. Словообразовательная парадигма глаголов, обозначающих действие
природных (стихийных) сил, не зависимых от воли человека ................................ 159
Глава 4. Словообразовательные гнезда монгольских языков . ........................................................ 164
4.1. Понятие словообразовательного гнезда ....................................................................................... 164
4.2. Выбор мотивирующего слова ..................................................................................................... 171
4.2.1. Множественность словообразовательной структуры слова в монгольских языках......... 171
4.2.2. Чересступенчатое словообразование ................................................................................... 174
4.2.3. Связанные корни..................................................................................................................... 176
4.2.4. Морфонологическое варьирование корневых (производящих) основ
монгольского и калмыцкого языков...................................................................................... 179
Заключение.................................................................................................................................................. 187
Список использованной литературы .................................................................................................... 191
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВВЕДЕНИЕ
Работа посвящена проблемам аффиксального словообразования монгольского и калмыцкого языков: словообразовательным единицам, их связям и отношениям, системной организации аффиксального словообразования. В работе на основе отбора единых критериев и в единых терминах проводится
сравнение словообразовательных систем двух родственных языков. В центре исследования находятся
словообразовательные типы, словообразовательные парадигмы, словообразовательные гнезда, структура и семантика производного слова, отношения производящих и производных слов как в формальном
плане, так и в семантическом. На основе единых принципов, принятых в работе, выявлены и описаны
словообразовательные элементы и единицы двух родственных языков.
Актуальность исследования объясняется, во-первых, тем, что словообразование в монгольских языков никогда не изучалось с точки зрения их системной организации. Во-вторых, важностью изучения
словообразовательных систем монгольских языков в сравнительном освещении.
В работах, посвященных словообразованию монгольских языков, преобладает морфемный подход.
В них обычно описываются аффиксы, принимающие участие в образовании слов разных частей речи,
но не уделяется внимание словообразовательной системе, словообразовательным единицам, их парадигматическим и синтагматическим отношениям, типологии словообразовательных единиц и т.д. В
то время как только системный поход позволяет раскрыть словообразование как сложный «организм»,
состоящий из элементарных, производных и комплексных единиц.
В монголистике для описания процессов словообразования до последнего времени практически не
использовались такие научные понятия, как производящее слово, формальная и семантическая мотивация производных слов, множественность мотивации, структура производного слова, словообразовательная пара, словообразовательный тип, словообразовательная цепь, словообразовательная парадигма, словообразовательное гнездо, словообразовательный формант, словообразовательная модель,
словообразовательная категория, словообразовательная морфонология, словообразовательная морфотактика и др. Исключение составляют работы последних лет А.Ш.Харанутовой (2009, 2010, 2011), которая написала серию статей, монографию и защитила докторскую диссертацию по словообразованию
бурятского языка.
Актуальность рассматриваемых проблем объясняется и тем, что отсутствие системного описания
словообразования монгольских языков сдерживает системное изучение и других уровней языка (морфемики, морфонологии, лексики, грамматики).
Научная новизна исследования состоит в том, что данная работа является первым опытом сравнительного освещения аффиксального словообразования калмыцкого и монгольского языков. На основе
сравнения впервые выделены и описаны словообразовательные типы, словообразовательные модели,
словообразовательные парадигмы, лексико-грамматические группы слов, имеющие типовые парадигмы, словообразовательные категории, словообразовательные гнезда и их типы, формально-семантические отношения однокоренных производных слов; установлены идентичные корневые производящие
слова и словообразовательные суффиксы, а также морфонологические процессы, сопровождающие
словообразование, и т.д.
Для рассмотрения в настоящей работе выносятся следующие положения:
1) аффиксальное словообразование монгольских языков имеет системную организацию;
2) аффиксальное словообразование монгольских языков представляет собой единство и противоположность двух систем: формально-семантической и семантической;
3) формально-семантическая система аффиксального словообразования представляет собой совокупность словообразовательных типов и их отношений;
4) семантическая система аффиксального словообразования представляет собой совокупность словообразовательных гнезд и их отношений;
5) лексику монгольских языков можно классифицировать с учетом словообразовательных возможностей конкретных слов, объединяя их в лексико-грамматические группы, имеющие общую словообразовательную парадигму;
6) каждая часть речи имеет свой состав словообразовательных парадигм;
7) каждая парадигма имеет свой набор словообразовательных категорий;
8) словообразование в монгольских языках сопровождают четыре явления морфемного шва: фонетическое чередование, интерфиксация, усечение и наложение.
Цель настоящего исследования – описать систему аффиксального словообразования калмыцкого и
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
монгольского языков; установить единицы этой системы, их отношения и связи; определить сходство и
различие между калмыцким и монгольским языками.
Задачи исследования:
1) создать в единых терминах рабочий инвентарь по описанию аффиксального словообразования
монгольских языков;
2) систематизировать словообразовательный инвентарь калмыцкого и монгольского языков (производящие основы и словообразовательные суффиксы);
3) выявить словообразовательные модели, словообразовательные типы и словообразовательные
схемы в двух родственных языках, провести их сравнительный анализ и описание, установить черты
сходства и различия;
4) описать формально-семантическую систему аффиксального словообразования как совокупность
словообразовательных типов;
5)определить лексико-семантические группы слов, их словообразовательные возможности и словообразовательный потенциал;
6) выделить словообразовательные парадигмы в двух родственных языках, провести сравнительное
описание, установить черты сходства и различия;
7) описать словообразовательные категории и словообразовательные значения в двух родственных
языках, провести сравнение, установить черты сходства и различия;
8) найти словообразовательные гнезда в каждом из двух языков, выявить их структуру, типы;
9) установить виды отношений слов в словообразовательном гнезде;
10) выявить особенности организации словообразовательной семантики.
В работе приняты принципы системного подхода к языку, историзма и конкретности истины.
Принцип системности проявляется в том, что аффиксальное словообразование рассматривается как
единое целое, как единство словообразовательных единиц, их отношений и связей. Принцип историзма проявляется в том, что расхождение в аффиксальном словообразовании двух родственных языков
объясняется как внутренними законами их развития (неравномерностью их развития), так и внешними
(связь с обществом, с культурой, историей и т.д.). Принцип конкретности истины проявляется в том, что
в работе описываются не вообще вопросы словообразования, а вопросы аффиксального словообразования двух конкретных языков – калмыцкого и монгольского, вопросы синхронного словообразования.
Методы исследования использованы такие, которые обусловлены спецификой данного труда: сравнительный метод, описательный метод, метод морфемного анализа, метод словообразовательного анализа, количественный метод.
Теоретическое значение настоящей работы заключается в том, что она представляет собой полное
описание системы аффиксального словообразования калмыцкого и монгольских языков в синхронном
аспекте. Такое описание является основой для дальнейшего структурно-типологического сопоставления монгольского и калмыцкого языков, а также источником теоретических обобщений в области
аффиксального словообразования. Так, например, уже сейчас можно утверждать, что такие словообразовательные единицы, как словообразовательный тип, словообразовательная парадигма, словообразовательная цепь, словообразовательное гнездо, словообразовательная категория являются общими для
всех языков, где имеется аффиксальный способ словообразования. Общими для таких языков являются
и основные словообразовательные значения.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ГЛАВА 1
ПРИНЦИПЫ ОПИСАНИЯ СИСТЕМЫ АФФИКСАЛЬНОГО СЛОВООБРАЗОВАНИЯ
1.1. Основные единицы системы аффиксального словообразования
Аффиксальное словообразование представляет собой систему. Чтобы обосновать этот тезис, необходимо выявить основные единицы такой системы, указать принципы их выделения и описания, раскрыть их отношения. Вопрос об основных единицах словообразовательной системы в науке остается
проблемным. Высказываются разные мнения по поводу того, что считать единицей словообразовательной системы. Поскольку в монгольском языкознании такой вопрос специально не обсуждался, определенный интерес вызывают решения указанной проблемы в русском языкознании.
Авторы раздела «Словообразование» «Грамматики-70» В.В. Лопатин и И.С. Улуханов выделили
три единицы словообразовательной системы: формант, словообразовательный тип и способ словообразования. Выделение указанных единиц опирается на их отличительные свойства двусторонней
ориентации как к плану содержания, так и к плану выражения. Об этом наглядно свидетельствуют их
определения. Формант – это основная структурная единица словообразовательной системы, которая
представляет собой «структурную схему, общую для всех образований одного типа и, следовательно,
являющуюся носителем словообразовательного значения». В состав форманта входит одно или несколько словообразовательных средств [Грамматика -70: 39]. «Словообразовательный тип – это основная классификационная единица словообразовательной системы, которая представляет собой «формально-семантическую схему построения слов, абстрагированную от конкретных лексических единиц,
характеризующихся общностью: а) формального показателя, отличающего мотивированные слова от
их мотивирующих; б) части речи мотивирующих слов; в) семантического отношения мотивированного
слова к мотивирующему (словообразовательное значение). Например, глаголы прыгнуть, свистнуть,
толкнуть, чихнуть и т.п., принадлежат к одному и тому же словообразовательному типу, так как они:
а) имеют общий формальный показатель – суффикс – ну/ть/, б) мотивируются глаголами (прыгать,
свистеть, толкать, чихать), в) имеют значение «однократно совершить действие, названное мотивирующим глаголом» [Грамматика -70: 39]. Способ словообразования – «это более крупная, чел словообразовательный тип, единица классификации, объединяющая ряд типов, характеризующихся одним и
тем же видом форманта (префикс, суффикс, инфикс и т.п.), в отвлечении от конкретных материальных
воплощений этого форманта в разных типах» [Грамматика -70: 41].
Однако, как отмечает П.А. Соболева, эта классификация является спорной с точки зрения выделения самой крупной классификационной единицы – способа словообразования. Дело в том, что способ словообразования не является двусторонне ориентированной категорией, поэтому такие понятия,
как «аффиксация», «префиксация», «конверсия» и другие, вряд ли следует относить к единицам словообразовательного уровня [Соболева П.А. 1980: 36-37]. Полемизируя с авторами «Грамматики-70»,
П.А. Соболева предлагает свои принципы для установления единиц словообразовательной системы:
а) проводить принципиальное различие между метаязыком описания и языком-объектом; б) учитывать
взаимодействие лингвистических уровней, при котором один уровень (в данном случае морфонологический) является эмпирической базой для изучения (построения гипотез о структуре) другого (в данном случае словообразовательного); в) признать, что уровнем языка может называться такая лингвистическая структура, единицы которой образуют иерархию».
П.А. Соболева выделяет два типа единиц словообразовательного уровня: элементарную и производные. «Элементарной единицей словообразовательного уровня является деривационный шаг, который на метаязыковом уровне соответствует применению операции аппликации, сущность которой…
заключается в присоединении функции к ее аргументу, или, что то же самое, оператора к операнду.
На собственно языковом уровне деривационный шаг соответствует присоединению форманта (класса
формантов) к производящему слову (классу производящих слов).
Понятие деривационного шага является динамическим осмыслением словообразовательных отношений, т.е. отношений производящего и производного. Под отношением производящего и производного понимается как отношение слов, например, белить – беление, так и отношение классов слов. Классы
слов, вступающие в словообразовательные отношения, могут представлять собой словообразовательные ряды и классы словообразовательных рядов. [Соболева П.А. 1980: 39-40].
К числу производных единиц словообразовательного уровня П.А. Соболева относит словообразова7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельную структуру, словообразовательное гнездо, словообразовательный ряд, макрогнездо и макроряд,
которым даны следующие определения:
1. Словообразовательная структура – «это конечное множество деривационных шагов, необходимое
для порождения минимум одного слова». В плане содержания словообразовательная структура слова
соответствует конечному множеству словообразовательных значений. В плане выражения – конечному
множеству словообразовательных формантов. [Соболева П.А. 1980:50].
2. Понятие гнезда и ряда соответственно расщепляются на понятия R-гнезда и L-гнезда, R-ряда и
L-ряда.
Словообразовательное R-гнездо определяется как конечное множество словообразовательных
структур слов, характеризующееся тождеством первого деривационного шага и соответствующее минимум одному гнезду в естественном языке.
Словообразовательное L-гнездо определяется как конечное множество L-слов различной или тождественной словообразовательной структуры, характеризующееся тождеством операнда первого деривационного шага – корневой морфемы. Например, барабан, барабанщик, барабанить, барабанный, забарабанил, отбарабанил, пробарабанил; строптивый, строптивец, строптивость, строптивица и т.д.
Слово или слова с самой простой словообразовательной структурой, т.е. соответствующие наименьшему количеству деривационных шагов, являются вершиной гнезда. Так, в первом из приведенных
выше гнезд вершиной является слово барабан, во втором – строптивый. [Соболева П.А. 1980:50-51].
Словообразовательный R-ряд определяется как конечное множество структур слов, характеризующееся тождеством последнего деривационного шага и соответствующее минимум одному словообразовательному R-ряду.
Словообразовательный L-ряд – это конечное множество L-слов различной или тождественной словообразовательной структуры, характеризующееся тождеством оператора последнего деривационного шага – словообразовательного форманта. Примерами словообразовательных L-рядов служат такие
классы слов, как сажальщик, прокальщик, скирдовальщик, чистильщик, процеживальщик, засольщик…
и т.д. [Соболева П.А. 1980:51-52].
Суть концепции, предлагаемой П.А. Соболевой, заключается в том, что понятие «язык» расщепляется на два понятия («метаязык описания» и «язык-объект») применительно к словообразовательным и
морфонологическим структурам, что позволяет изучать выделяемые словообразовательные единицы в
«чистом», т.е. отчужденном от морфемной реализации виде.
Е.С. Кубрякова считает, что «главной единицей словообразовательной системы является производное слово, поскольку оно дает яркое представление о всех отличительных чертах системы в целом
и поскольку все описанные к настоящему времени более крупные единицы могут быть описаны как
определенные объединения или группировки производных слов. Так, словообразовательное гнездо,
объединяя все производные по общности корня, дает представление о возможностях синтагматического развертывания этого корня. Словообразовательные ряды образуются объединением производных
с единым формантом, а словообразовательные парадигмы, напротив, с единой основой и т.п. Ясно,
однако, что все эти группировки вторичны по отношению к производному слову и обусловлены их
объединением по выбранному принципу [Кубрякова Е.С.1978: 37-38]
Е.А. Земская выделяет в системе синхронного словообразования единицы различного строения и
различной степени сложности. К их числу она относит производные слова, словообразовательную
пару, словообразовательный тип, словообразовательную категорию, словообразовательную цепь, словообразовательную парадигму, словообразовательное гнездо. Е.А. Земская эти единицы определяет
следующим образом:
1. Основная единица словообразования – производное слово, «которое, с одной стороны, входит в
более сложные комплексные единицы, образующие сложную сеть отношений, с другой стороны, само
не является неразложимым, а состоит из простейших («внутрисловных») единиц. Эти последние могли бы быть названы минимальными единицами, т.к. их дальнейшее членение дает отрезки, лишенные
плана содержания [Земская Е.А 1978: 29].
2. Словообразовательная пара – это отношение между производящей и производной основами.
3. Словообразовательный тип – «это схема (формула) строения производных слов, характеризуемых
общностью трех элементов: 1) части речи производящей основы, 2) семантического соотношения между производными и производящими, 3) формального соотношения между производящими и производными, а именно: общностью способа словообразования, а для аффиксальных способов тождественностью аффикса» [Земская Е.А. 1973: 182].
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Словообразовательная категория – это абстрактная единица, отвлеченная от формальных средств
выражения деривационного значения. «Она формируется совокупностью словообразовательных типов, объединяемых общностью деривационного значения в отвлечении от формальных средств выражения данного значения. Т.о., словообразовательная категория является единицей плана содержания;
она выделяется на основании единства деривационного значения, в то время как средства выражения
этого значения могут быть различными» [Земская Е.А 1978: 30]. Словообразовательная цепь – это
«совокупность производных, упорядоченная так, что каждая предыдущая единица является непосредственно производящей для последующей». Например: учи(ть) – учитель – учитель-ниц(а); белый
– бел(ить) – по-белить – побел-к(а); готовый – готов(ить) – за-готовить – заготов-к(а). Эта единица
выявляет ступенчатый характер словообразования. Она демонстрирует синтагматические отношения
между однокоренными словами» [Земская Е.А 1978: 30].
5. Словообразовательная парадигма – это «совокупность производных, имеющих одну и туже производящую основу и находящихся на одной ступени словопроизводства» [Земская Е.А 1978: 31].
Е.А. Земская считает, что выделение выше перечисленных комплексных единиц даст более содержательную и более адекватную характеристику системных отношений в словообразовании, чем описание, при котором вопрос о направлении деривации снимается и словообразование рассматривается
как порождение всех структур с одним корнем от абстрактного деривационного корня» » [Земская Е.А
1978: 34].
А.Н. Тихонов описал русское словообразование с помощью словообразовательного гнезда, указав
на основные трудности его сотавления [Тихонов А.Н. 1971]
Е.С. Кубрякова, Е.А. Земская, П.А. Соболева, В.В. Лопатин, И.С. Улуханов, А.Н. Тихонов и др. внесли значительный вклад в изучение словообразовательного уровня. Каждый на своем материале доказал объективность существования словообразовательной системы и словообразовательных единиц.
Только в зависимости от языка описания могут быть различными подходы к описанию как словообразовательной системы, так и словообразовательных единиц.
В.В. Лопатин по такому поводу пишет, что «возможны различные грамматические подходы к описанию словообразовательной системы и различия самих описаний, основанных на разных исходных позициях. Это обусловлено уже тем, что словообразовательная система представляет собой сложную организацию разнообразных, нередко взаимоперекрещивающихся отношений. Можно описывать словообразовательную систему, избрав основой для этого способ словообразования, лексико-грамматические
свойства мотивированного или мотивирующего слова, словообразовательное значение, словообразовательный формант (последний подход широко используется, например, в грамматических приложениях
к словарям, где приводятся перечни аффиксов с указанием выражаемых ими словообразовательных
значений) и т.д. В зависимости от того, какой из критериев (или их совокупности) берется за основу,
изменяется не только характер самого описания, но и его результаты, выявляются свои, специфические
закономерности и свойства системы, остающиеся в тени при другом избранном критерии. Тем самым
различные описания словообразовательной системы, основанные на разных исходных позициях (подходах), дополняют друг друга» [Лопатин В.В. 1977: 15].
В настоящей работе при описании аффиксального словообразования мы исходили из следующих
предпосылок: 1) принципиального различия между языком описания и языком-объектом; 2) признания
взаимодействия систем разных уровней и 3) иерархии языковых единиц.
Аффиксальное словообразование в монгольских языках признается нами системой, т.к. здесь можно
выделить два типа словообразовательных единиц (основную единицу и комплексные), а также их отношения, построенные на их сходстве и различии. Основной единицей аффиксального словообразования
является производное слово, образованное с помощью аффикса (суффикса), а единицей ее описания
является «словообразовательная структура».
Производные слова в калмыцком и монгольском языках образуют два класса слов. К первому классу относятся однокоренные слова, ко второму – однотипные (имеющие один словообразовательный
суффикс). Эти два класса слов мы называем комплексными единицами, а единицами их описания являются «словообразовательный тип», «словообразовательная модель», «словообразовательная парадигма», «словообразовательная цепь», «словообразовательное гнездо». В нашей работе для описания аффиксального словообразования монгольских языков мы используем следующие словообразовательные
единицы: словообразовательную структуру слова, словообразовательный тип, словообразовательную
модель, словообразовательную парадигму и словообразовательное гнездо.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.2. Морфемный состав слова в монгольских языках
В монгольских языках исторически сложилось несколько способов образования слов: семантический, фонетический, сложение, сращение, удвоение, конверсия (субстантивация, адъективизация,
адвербиализация) и аффиксация. В современных монгольских языках действуют все способы, кроме
фонетического. Подавляющее большинство производных слов образуется с помощью аффиксов (суффиксов). Аффиксальное словообразование является центральным звеном современного монгольского
словообразования. Поэтому его изучение включает в себя не только анализ структуры производного
слова, но и морфемного состава слова.
В последние десятилетия в монголистике все чаще уделяется внимание вопросам состава слова.
Сложились определенные традиции в его описании. Вместе с тем исследователи здесь часто оперируют терминами, содержание которых не совсем четко определено и вызывает споры. К их числу относится и термин «морфемный состав слова», который в монголистике может соответствовать разным
реалиям. Чаще всего указанный термин обозначает два разных понятия – морфемный состав слова и
словообразовательную структуру. Это свидетельствует о том, что в монголистике нет критериев их разграничения. Этим можно объяснить тот факт, что в монголистике используются как синонимы термины
«морфонологическая структура слова» [Бертагаев Т.А.: 1969: 7-8], «морфологический состав слова»
[Грамматика калмыцкого языка 1983], «морфемный состав слова» [Бадмаев Б.Б. 1968] и др.
В настоящей работе термин «морфемный состав слова» однозначен и служит для обозначения совокупности минимальных значимых частей слова. Например: калм. күч-тә-һ-әр «сильно, напряженно»,
монг. үйл-д-вэр-чин «производственник».
В монгольском языкознании для обозначения минимальной значимой части слова давно используется термин «морфема». Однако до настоящего времени нет единого его понимания. Разнообразие взглядов можно свести к двум точкам зрения, одна из которых определяет морфему как «значащую часть
слова, далее неделимую» [Бадмаев Б.Б. 1968: 22-23], другая определяет как минимальную значимую
единицу языка, которая реализуется в конкретных словах. Первое определение по своему содержанию
довольно узко, т.к. морфема рассматривается только как часть слова. Во втором случае морфема определяется шире: она не только значимая часть слова, но и минимальная значимая единица языка. Такое
понимание морфемы позволяет исследователю более глубокое проникновение в строение слова монгольских языков. Анализ морфемы как кратчайшей значимой части слова позволяет изучать морфемы
во всех их реальных звуковых и смысловых проявлениях, а анализ морфемы как кратчайшей значимой
единицы языка позволяет раскрыть морфологическую систему монгольских языков как сложное целое,
в состав которой входят разные по составу, семантике и функциям морфемы, находящиеся между собой
в определенных отношениях и связях.
В настоящей работе в качестве рабочего определения морфемы берется второе. Основными признаками морфемы в монгольских языках, как и в других языках, являются три: 1) наличие внешней
формы (звукового оформления), 2) наличие внутренней формы (значения) и 3) отсутствие способности
члениться на более мелкие значимые части.
1.2.1. Морфема и морф
Морфемы характеризуются значением (планом содержания). Например: калм. экл-вч «нагрудник»
(от элкн «живот»), омру-вч «нагрудник» (от омру «грудь»); монг. хуруу-вч «наперсток» (от хуруу «палец»), дала-вч «наплечник» (от дала «лопатка, плечи»). В составе производных существительных суффикс –вч имеет значение «прикрытие для чего либо, футляр».
Морфемы имеют и материальную оболочку (план выражения). При сочетании друг с дургом морфемы могут подвергаться разного рода фонетическим изменениям. Например: калм. негн «один» à
неҗ-әд «по одному», ач(х) «грузить» à ац-ан «груз», где наблюдается чередование (ч-ц), (г-җ); монг.
ачи(х) «грузить» à ац-аан «груз», илүүц «лишний» à илүүч-лэ-х «отдавать лишнее», где наблюдаются чередование (ц-ч) и усечение гласного корня (и).
В современном языкознании наряду с понятием морфемы введено еще одно – «морф(морфа)». Морф
– «это наименьшая формальная часть слова, имеющая значение» [Земская Е.А. 1973: 21]. Морф – это
конкретная единица, «даваемая непосредственно наблюдению», а морфема – это обобщенная единица
[Земская Е.А. 1973: 20
В нашей работе мы тоже используем это понятие, т.к. без него невозможно описание слов и их
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
словоформ. Морфема в монгольских языках может объединять несколько морфов. По каким принципам объединяются морфы в одну морфему? По тем же принципам, которые установлены в теоретическом языкознании: 1) морфы должны иметь тождественное значение и 2) формальное различие морфов
должно быть обусловлено их позициями в слове [Земская Е.А. 1973: 20]. Морфы не могут занимать
одну и ту же позицию в слове. Они распределены по разным позициям. Например: калм. утх-ур «черпалка» (от утх «черпать»), тәв-үр «подставка» (от тәв «поставить», где морфами одной суффиксальной
морфемы являются –ур/-үр); монг. гувч-уур «невод» (от гувчи «ловить рыбу»), бүсл-үүр «волосяная
веревка, опоясывающая юрту» (от бүслэхэ «опоясывать»), где морфами одной словообразовательной
морфемы являются –уур/-үүр. Тождественные по значению морфы, «формальное различие между которыми объясняется только их позицией в слове, являются по отношению друг к другу алломорфами»
[Земская Е.А. 1973: 21].
Кроме того, современная морфемика выделяет еще одну разновидность морфы – вариант морфемы,
которая характеризуется следующими признаками: 1) тождественностью значения, 2) тождественностью позиций, 3) способностью заменять в любых позициях другой вариант морфемы. Так, в калмыцком языке вариантами одной морфемы являются суффиксы –а и –у, которые используются для образования отглагольных прилагательных. Ср.: адh-а күн и адh-у күн.
Введение понятий морфы, алломорфы и варианта морфемы дает возможность всестороннего описания формальной стороны слов и словоформ в монгольских языках. В связи с этим возникает актуальный вопрос о выделении в монголистике особого раздела грамматики – морфемики, которая изучала
бы морфемный состав монгольского слова, морфемы, алломорфы, варианты морфем, классификацию
морфем, особенности сочетания морфем в слове (морфотактику), морфонологические явления, асемантические части слова и т.п. Решение этих задач позволило бы полнее описать строение монгольского слова и как объекта словообразования, и как объекта морфологии.
Морфемы (морфы) в составе слова (словоформы) располагаются определенным образом. Основные
свойства морфемного состава слова раскрываются при учете одного из основных положений современного языкознания, согласно которому языковая единица, «имеющая материальную природу, является в силу этого всегда протяженной» [Степанов Ю.С. 1975]. Протяженность слова можно измерять
с помощью морфем. По нашим подсчетам, например, в современном калмыцком языке чаще всего
встречаются слова (словоформы) одноморфемные, двухморфемные и трехморфемные. Реже встречаются пяти-шести-семиморфемные слова. Чтобы найти среднюю протяженность калмыцкого слова в
морфемах (морфах), был проведен анализ художественного текста. Его задачей было – выяснить распределение (частотность) в письменной (книжной) речи слов (словоформ) разного морфемного (морфного) состава. Анализ проводился отдельными выборками по 200 слов (словоформ) каждая. Всего проанализировано 10 выборок (2000 слов) из следующих художественных текстов: Дорджин Басанг «Чик
хаалh», Эренженә Константин «Һалан хадhл», Манҗин Нимгир «Келврмүдин хуранhу». При анализе
калмыцких слов было обнаружено следующее соотношение: двухморфемных – 42,5%, одноморфемных – 24,5%, трехморфемных – 22%, четырехморфемных – 9%, пяти-шести-семиморфемных – 2%.
Отсюда можно сделать вывод: ведущим типом в языке указанных калмыцких писателей является двухморфемное слово, а редкими в употреблении – пяти-шести-семиморфемные слова.
Слова в сопоставляемых языках могут состоять из одной морфемы. Например: калм. уга «нет», ода
«сейчас», болв «но, однако», зуг «а, но, однако»; монг. бус «не» (хол бус «недалеко»), хай «пожалуй,
ведь» (хай,хай медэхгүй «вот не знаю») и др. К числу одноморфемных относятся служебные части речи
(междометия, непроизводные наречия, личные местоимения в единственном числе (би «я», чи «ты» и
др.).
Калмыцкие и монгольские слова могут состоять из двух-шести морфем. Например: калм. гер «дом»,
гер-Ø-ин «дома», гер-т-әс «из дома», эк-ин-әр «по-матерински», ноха-та-h-ан «со своей собакой», темәh-үр-н «к своему верблюду», көвү-нә-h-и-чнь «семью твоего сына», ах-инә-h-и-чнь «семью твоего брата», монг. хүн-Ø «человек», уул-Ø «гора», ах-нар-ын «братьев», ах-нар-ыг «братьев», ах-нар-тай-г-аа «с
братьями», морь-д-той-г-оо «с лошадьми».
1.2.2. Типы морфем в монгольских языках
В монгольском языкознании давно поставлен вопрос о классификации морфем, но до настоящего
времени он не получил однозначного решения, что свидетельствует о разных теоретических позициях,
занимаемых исследователями.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Б.Я. Владимирцов, близкий по своим лингвистическим взглядам к И.А. Бодуэну де Куртенэ, широко
пользовался введенным этим ученым термином «морфемы». Он выделял следующие их типы: корень,
суффикс и окончание, хотя своих определений он им не давал, надеясь, видимо, дать их освещение в
морфологии. К сожалению, Б.Я. Владимирцов не успел сделать этого, поэтому о содержании интересующих нас понятий можно судить по конкретному использованию соответствующих терминов. Так, к
числу суффиксов Б.Я. Владимирцов относил аффиксы словообразования, множественности, одновременности действия, совместимости и неоднократности (у глаголов), а к окончаниям – падежные показатели [Владимирцов Б.Я. 1929: 231-254].
В.Л. Котвич выделял в калмыцком языке два типа морфем: корни и приставки. Последние он делил
на четыре вида в зависимости от того, какую роль они играли в языке [Котвич В.Л. 1929: 71-72] :
1) «для образования новых слов»: jowa à jowдл;
2) «для придания множественности»: ахә à ах-нр;
3) «для изменения слов через склонение»;
4) «для изменения слов через спряжение».
Г.Д. Санжеев в своих ранних работах пользовался понятиями корня, суффикса, частицы и окончания. Так, разбивая морфемный состав слова барюурнуудтань «к его ручкам», он выделяет следующие
морфемы в бурятском языке:
1) корень бари – «держи»;
2) суффикс – юур, образующий существительное от глагольной основы (бари à барюур «ручка»);
3) окончание множественного числа –нууд, образующее вторую основу имени существительного
(барюур à барюурнууд «ручки»);
4) окончание дательно-местного падежа –та (барюурнууд à барюурнуудта «к ручкам»);
5) частицу притяжания третьего лица –нь, означающую «его» или «их» (барюурнуудта «к ручкам»
à барюурнуудтань «к его ручкам»).
Позднее Г.Д. Санжеев отказался от понятия «окончания», придя к заключению, что это понятие сформировалось в монголистике под влиянием индоевропейского языкознания. В последних работах Г.Д.
Санжеев пользовался только понятиями корня и аффикса (суффикса) [Санжеев Г.Д. 1959: 40-44]. К суффиксам он относил словообразовательные, словоизменительные и формообразовательные аффиксы.
Т.А. Бертагаев выделял в составе монгольских слов корни, аффиксы (словообразовательные и грамматические), префиксоиды и инфиксы [Бертагаев Т.А. 1960: 19-20, 24-28]. Грамматические аффиксы
он делил на «ирреляционные и реляционные, именуемые обычно флексиями или окончаниями» [Бертагаев Т.А. 1960: 19]. Грамматические аффиксы, обязанные своим появлением отношениям между двумя
словами, составляющими словосочетание, являются реляционными, или флексиями (окончаниями), а
грамматические аффиксы, могущие появляться в слове вне сочетания его с другим словом, по требованию содержания самого предложения или контекста, соответственно его заданиям и целям, – ирреляционные [Бертагаев Т.А. 1960: 19]. Грамматические и словообразовательные аффиксы Т.А. Бертагаев еще
называет суффиксами. Грамматические аффиксы он называет не только суффиксами, но и флексиями
(окончаниями) [Бертагаев Т.А. 1960: 20-23].
В работах Т.А. Бертагаева встречается такое понятие, как префиксоид. По этому поводу он писал: «В
монгольских языках аффиксы расположены в слове за основой и являются, главным образом, суффиксами. Но наблюдаются и образования, напоминающие префиксы. Они являются формализованными
словами, первоначальными корнями слов, утратившими в значительной степени связь с производными
словами, или повторениями начального слога слова. Они употребляются обычно с ограниченным кругом слов и полностью не формализованы, как аффиксы. Поэтому такие префиксоподобные образования будем называть для краткости префиксоидами» [Бертагаев Т.А. 1960: 24]. К числу префиксоидов
Т.А. Бертагаев относил корневые элементы типа монг. хаб, хам, тас, цуу, например: монг. тас цавчих
«разрубить», тас цохис «отсекать одним ударом», хам бариха «зажать в руке», хам хаалха «прикрыть
плотно».
Вопрос об инфиксах в монгольских языках впервые был поставлен Б.Х. Тодаевой. В дунсянском и
баоаньском языках при образовании качественных прилагательных превосходной степени она обнаружила явление инфиксации. Например, в дунсянском языке за первым слогом производного прилагательного вставляется инфикс –пу (хулан «красный» à ху-пу-лаган «самый красный», шыра «желтый»
à шы-пу-раган «прежелтый» [Тодаева Б.Х. 1961:25]; в баоаньском вставляется инфикс –ба (фелан
«красный» à фа-ба-лган «красноватый», шира «желтый» à ша-бэ-рги «желтоватый» [Тодаева Б.Х
1964: 39].
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Б.Х. Тодаева внесла значительный вклад в дело разработки морфемного состава монгольских слов.
Кроме инфикса, она выделяет такие морфемы, как корень, суффикс и частицу. К частице она относит,
например, аффиксы притяжания.
И.К. Илишкин [Илишкин И.К. 1973: 25], З.К. Касьяненко [Касьяненко З.К. 1968:11], А.Л. Каляев
[Каляев А.Л.1979] выделяют в составе монгольских слов только корни и аффиксы. [Каляев А.Л. Имя
прилагательное. – Элиста,1979. –100 с.]. В.М. Наделяев в монгольском языке также выделяет корень и
аффикс. Корни он делит на три группы: 1) корни с вещественным значением, 2) формальные корни и
3) экспрессивные. Аффиксы он подразделяет на две группы по функциональному признаку: словообразовательные и словоименительные [Наделяев В.М. 1989: 7-15].
А. Лувсандэндэв выделяет в современном монгольском языке два типа морфем: корень (язнуур) и
суффикс (дагавар) [Лувсандэндэв А. 1966: 71]
Анализ взглядов ученых свидетельствует о том, что в монголистике при определении морфем опираются на разные признаки. Одни исследователи используют семантический признак, другие – функциональный. Как нам представляется, для характеристики морфем и их классификации недостаточен
один отдельно взятый признак. Необходимо брать совокупность признаков, учитывая при этом не только семантику и функции морфем, но и их строение, место в слове, происхождение. С учетом указанных
признаков в калмыцком и монгольском языках мы выделили следующие типы морфем в составе слов:
корень, суффикс, интерфикс, окончание (флексию) и частицу.
1.2.3. Корень
Корень является главной частью слова, так как без него нет слова. Аффиксальные морфемы являются факультативными частями слова, так как слово может обходиться без них. В калмыцком и монгольском языках без аффиксальных морфем выступают несклоняемые и неспрягаемые слова. Например:
калм. частицы мөн «действительно», биш «не»; союз болв «но»; монг. идентичные слова мөн, биш, бол
(чадах бол бичдээ «если сможешь, то пиши»).
Отличительным признаком корневой морфемы в монгольских языках является закрепленное за ним
место в составе слова. Корень в монгольских языках занимает постоянное место в начале слова. Любое
монгольское слово начинается с корневой морфемы. Аффиксальные морфемы занимают место после
корня.
Мы проанализировали около трех тысяч корневых слов в монгольском и около двух тысяч в калмыцком языках. Анализ показал, что все учтенные нами корневые слова принимают участие в словообразовательных процессах. Из их числа нами обнаружено более тысячи корневых слов, которые являются
общими для обоих языков.
Корневые морфемы, в отличие от служебных, в основном имеют вещественное значение. Они обозначают «предмет», «признак», «действие» и нек.др. Например:
калм. арслң– «лев», арһ– «способ», заг– «промежуток», далң– «загривок»; көк– «синий», бор– «серый», күнд– «тяжелый»; күүнд– «беседовать», од– «идти», таа– «разгадывать»;
монг. бач– «хитрость», булг– «родник», дур– «образ»; бат– «устойчивый», нам– «низкий», том–
«крупный»; барда– «чваниться», бари– «брать», магта– «хвалить».
Кроме того, как правильно заметил В.М. Наделяев, монгольские корни могут иметь формальное значение (например, послелоги) и экспрессивное значение (например, междометия) [Наделяев В.М.1989:
8-10]. Семантика формальных и экспрессивных корней в этом случае сближается с семантикой служебных морфем (аффиксов).
1.2.4. Аффиксы
В процессе исторического развития в монгольских языках сложилась разветвленная сеть аффиксов,
которые способны передавать разнообразные значения.
По месту в слове различаются, прежде всего, аффиксы, следующие непосредственно за корнем. К
их числу относятся словообразовательные аффиксы (суффиксы). Другие аффиксы – грамматические –
присоединяются к корневой морфеме в том случае, когда в слове отсутствуют словообразовательные.
Словообразовательные аффиксы (суффиксы) – это такие морфемы, которые участвуют в образовании слов. Например: калм. таал-мҗ «ласка» (от таал– «ласкать»), монг. асуу-лт «вопрос» (от асуу–
«спрашивать»), где словообразовательными аффиксами будут калм. -мҗ и монг. –лт.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Словоизменительные (или грамматические) аффиксы – это такие морфемы, которые участвуют в
образовании грамматических форм и выражают грамматические значения (числа, падежа, времени,
залога и т.д.).
По семантическому признаку аффиксы делятся на две группы: со значением и без значения, обладающие только функцией. К числу последних относятся интерфиксы. Например, калм. сөө-һ-әр «ночью»,
где в роли интерфикса выступает морфема –һ.
По материальному выражению грамматические аффиксы могут быть материально выраженными
и невыраженными (нулевыми). Нулевые аффиксы в монгольских языках выделяются, как и в других
языках, на фоне материально выраженных грамматических аффиксов. Так, нулевые падежные аффиксы (флексии) выделяются в именительном и винительном падежах ед. числа у имен существительных.
Сравнить: калм. дегтр-Ø «книга», но дегтр-ин «книги», дегтр-т «в книге»; монг. тэмээн-Ø «верблюд»,
тэмээн-ий «верблюда», тэмээн-д «верблюду», тэмээ-г «верблюда».
Словообразовательные аффиксы мы называем суффиксами, а грамматические аффиксы (падежа,
числа, лица, времени) – флексиями (или окончаниями). Словообразовательные суффиксы калмыцкого
и монгольского языков по своим функциям и семантике мало чем отличаются от соответствующих
суффиксов русского языка. Сравнить: рус. лет(еть) à лет-чик, учи(ть) à учи-тель; калм. умш(х) «читать» à умш-ач «читатель», нис(х) «лететь» à нис-әч «летчик»; монг. зура(х) «рисовать» à зур-аач
«художник», бичи(х) «писать» à бич-ээч «писарь».
Словообразовательные суффиксы калмыцкого и монгольского языков, как и словообразовательные
суффиксы русского языка, характеризуются следующими важными чертами:
1) способностью / неспособностью производить новообразования;
2) количеством создаваемых производных / они могут изменяться по шкале единичности-множественности;
3) способностью сочетаться с ограниченным / широким кругом основ;
4) способностью сочетаться с основами одной / различных частей речи;
5) способностью производить слова одной / различных частей речи;
6) действием в одной / в различных сферах языка;
7) отнесенностью новообразований к узуальной / неузуальной лексике. [Земская Е.А. 1987: 66-73].
Словообразовательные суффиксы в составе имен существительных следуют всегда за корнями (производящими основами), но всегда предшествуют окончаниям и разного рода притяжательным частицами. Например: калм. мал-ч-нр-ар-н «своими пастухами», где корневая морфема мал– «скот», словообразовательный суффикс со значением «лица» -ч, окончание со значением множественного числ –нр,
окончание творительного (орудного) падежа -ар, притяжательная частица -н.
Словообразовательные суффиксы в составе глаголов следуют тоже за корнями (производящими
основами), но всегда предшествуют окончаниям и частицам. Например: калм. үвл-з-ү-в-идн «зимовали», где корень үвл– «зима», глагольный словообразовательный суффикс –з, интерфикс -ү, устраняющий нетипичное звукосочетание [зв] на стыке морфем, окончание прошедшего времени -в, окончание
1-го лица множ. числа -идн.
Окончания в монгольских языках существенно отличаются от соответствующих морфем русского
языка, но не настолько, чтобы можно было отказаться от этого понятия.
Окончания в монгольских языках выполняют одну и ту же функцию, имеют одни и те же грамматические значения. Различие заключается в том, что в монгольских языках отсутствует категория рода.
Ср.: рус. читал-а, где окончание –а обозначает одновременно ед.ч., жен.р., 1-е лицо; калм. умшла-в,
где окончание –в обозначает только ед.ч., 1-ое лицо. Кроме того, для монгольских языков характерны
окончания, имеющие одно грамматическое значение, в то время как для русского языка характерны
многозначные окончания. То, что в русском языке выражается с помощью одной флексии, в монгольских языках – с помощью устойчивых блоков флексионных морфем. Сравнить: рус. книг-е, книг-ам,
где –е обозначает ед.ч., жен.р., дат.п.; книг-ам, где -ам обозначает мн.ч., жен.р., дат.п.; калм. дегтр-Ø-т,
дегтр-мүд-т, где Ø – нулевое окончание – обозначает ед.ч., -т – показатель дат.п., -мүд – обозначает
множ.ч. Флексионные блоки, как показали исследования Т.А. Бертагаева, служат в живой речи базой
для разного рода фонетических процессов, результатом которых часто является формирование новых
аффиксальных морфем [Бертагаев Т.А. 1969: 52-100].
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.2.5. Структура морфем
Стурктура монгольских морфем своеобразна. Так, в калмыцком языке это своеобразие связано с
различными функциями гласных и согласных фонем в их составе. К примеру, в корнях встречаются все
гласные фонемы современного калмыцкого языка, в то время как в аффиксах только [у-ү, а-ә, и-ы]. Например: калм. гер-ин «домашний», беел-ән «рукавицы», школ-ур «к школе». Гласные корня обладают
смыслоразличительной функцией, а гласные аффиксов такой функцией не обладают. Например: калм.
тавн «пять» и тәвн «пятьдесят» содержат гласные [а] и [ә], которые различают семантику этих слов, а в
аффиксах –ар и –әр не различают. Указанные аффиксы соотносятся между собой как алломорфы одной
морфемы, с помощью которых образуются наречия от разных типов именных основ.
При изучении корневых морфем необходимо учитывать то, что они, с одной стороны, подвергаются
действию живых фонетических процессов (ассимиляции, метатезе, выпадению звуков и т.п.), с другой
стороны – они несут в себе следы исторических процессов.
Живые фонетические процессы сопровождают как словообразование, так и грамматическое формообразование. Д.А. Павлов отмечает, что некоторые производящие основы (корни) при словообразовании теряют свои редуцированные гласные [Павлов Д.А 1968: 52]. Например: калм. церг [церьк]
«армия» à церглх [церг-ль-хь] «служить», күрз [күрзь] «лопата» à күрздх [күрз-дь-хь] «ударить лопатой». Так появляются звуковые вариации одного корня: церьк-/церг-, күрзь-/күрз-. На этот факт еще
раньше указывал Г.Д. Санжеев [Санжеев Г.Д. 1940: 45].
Исторические фонетические процессы приводят к распаду одного корня на ряд самостоятельных
корней с разными вещественными значениями, но близкими по семантике и материальному выражению. Ср.: калм. нуһсн «утка» и нис(х) «лететь». Эти слова одного этимологического корня, но в современном языке эти слова имеют разные корни, т.к. они разошлись в семантическом и звуковом планах
[Цинциус В.И. 1971: 77-79].
Особого внимания заслуживают аффиксы калмыцкого языка. По своей структуре они могут быть
представлены гласными фонемами (зур-а) и согласными (дуу-л-х), а также их сочетаниями. Большинство аффиксов монгольского языка представлено сочетаниями фонем.
Роль гласных и согласных фонем в составе аффиксов калмыцкого языка не одинакова. Главную роль,
безусловно, играют согласные. Это проявляется хотя бы в том, что в составе аффиксов встречаются
почти все согласные фонетической системы калмыцкого языка, а из гласных, как мы уже упоминали
выше, только три пары: [у-ү, а-ә, и-ы]. При этом они выступают не как самостоятельные фонемы, а как
аллофоны одной фонемы (по закону сингармонизма). Следовательно, из всего богатства вокалической
системы калмыцкого языка (из 18 фонем) в составе аффиксов встречаются только три гласные фонемы.
В то время как в составе корня они встречаются все. Таким образом, опорными звуками для передачи
смысла в составе аффиксов являются согласные фонемы. Этим, вероятно, объясняется бедность их
чередований в составе аффиксов.
В составе аффиксов калмыцкого языка присутствуют гласные звуки, не обладающие статусом фонем. Такие гласные звуки характеризуются нечеткой артикуляцией и большой подвижностью в составе
слова. Они подвержены дальнейшей редукции и усечению. В калмыцком языкознании они известны
под названием «неясных гласных». К примеру, в слове һардачнр [һар-д-ачи-нар] «руководители» такими звуками будут те, которые в транскрипции обозначены буквами а, и.
В последние годы монгольский ученый Ш. Лувсанвандан внес существенное уточнение в понимание
действия закона сингармонизма. Он пришел к выводу, что сингармонизм – это не просто гармония звуков
в составе слов, где в качестве такого механизма выступает «силовое ударение». Ш. Лавсанвандан пишет
по этому поводу: «Силовое ударение в монгольском языке является регулирующим центром для последующих за ним неударных слогов. Если данное слово имеет только одно силовое ударение, то все гласные
подчиняются гармонии, а если данное слово имеет два и более силовых ударений, то последующие за ним
неударные гласные регулируются, разделяясь на несколько групп. Таким образом, гармония гласных происходит по закону регулирования состава гласных слова или морфемы, подчиняя их одному ударению».
Например: монг. телефон à телефон-оор, телеграмма à телеграмм-аар, Пушкин à Пушкин-аас, экскурсия à экскурс-ээс, трактор à трактор-аар, километр à километр-ээр и т.д. [Лувсанвандан Ш.1974: 129]
В современном языкознании существую три точки зрения на цели и задачи анализа морфемного
состава слова.
1. Анализ морфемного состава слова (или морфемный анализ) – это особый вид анализа слова, наряду со словообразовательным. Такой позиции придерживается Е.С. Кубрякова [Кубрякова Е.С.1974].
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Анализ морфемного состава слова – это «первая ступенька словообразовательного анализа».
Такой взгляд высказан Н.М. Шанским [Шанский Н.М.1968: 8]
3. Анализ морфемного состава слова – это такой анализ, который следует после словообразовательного и подчинен ему. Такого взгляда придерживается В.В. Лопатин [Лопатин В.В.1977: 28-29].
В настоящей работе морфемный анализ подчинен словообразовательному, т.о., наша позиция совпадает с последней точкой зрения. В связи с этим мы ограничили изучение морфемного состава слова
рассмотрением только тех задач, которые помогают описанию аффиксального словообразования.
1.3. Изменения в морфемном составе слов монгольских языков
1.3.1. Исторический характер морфемного состава слов
В процессе развития конкретных языков изменяется не только фонетический состав морфем, но и
морфемный состав слов: одни морфемы появляются, другие исчезают, выпадая из употребления по разным причинам, третьи, вследствие фонетических процессов и семантических сдвигов, приобретают в
языке новое качество. Все это приводит со временем к изменению членимости слов, что необходимо
учитывать при словообразовательном анализе. Так, калмыцкое слово аҗг «внимательный; внимательно»
в настоящее время имеет нечленимую основу аҗг-, но исторически это слово является производным и,
следовательно, членимым, так как оно образовано от глагола аҗх с помощью суффикса –г. В современном калмыцком языке указанный глагол выпал из употребления. В современном монгольском языке соответствующий ему глагол сохранился. Это – глагол ажих «наблюдать, следить, примечать, подмечать».
Монголисты давно обратили внимание на исторические изменения в морфемном составе слов. Интересным представляется замечание Б.Я. Владимирцова в отношении закона аналогии, который привел
к унификации ряда морфем, основ. Он пишет: «… в известных случаях можно установить, что конечное
–н в монг.-письм. появилось благодаря воздействию аналогий…» [Владимирцов Б.Я. 1929: 176-177].
В.Л. Котвич тоже обратил внимание на этот закон, связав с ним распространение в калмыцком языке
звука [һ]. Он отмечал, что «в старом литературном языке һ употреблялось в слове заднего звука, а г в
словах переднего звука. Теперь живая речь стремится к установлению здесь некоторого однообразия;
именно, если эти заднеязычные оказываются между звонкими (особенно между гласными), то во многих говорах (особенно у дербетов и бузавов) все чаще пользуются одним һ.
Т.А. Бертагаев видел в процессах, происходящих на стыке («стычке» по Бертагаеву) морфем, одну
из главных причин изменения морфем и морфемного состава слов в монгольских языках. Долгое время эти и другие процессы не привлекали внимание монголистов, что обернулось в настоящее время
малоизученностью таких разделов, как монгольская морфемика и словообразовательная морфонология. Т.А. Бертагаев в свое время дал следующее объяснение этому факту: «Во всех монголоведческих
исследованиях по языку единственным способом присоединения к основе аффиксов и аффксоидов
признается агглютинация. Это считается настолько аксиоматичным и общепризнанным, что наличие
других способов заранее отвергается. Такое предубеждение настолько сильно, что почти все исследователи монгольских языков проходили мимо очевидных фактов, свидетельствующих о бытовании в них
других способов» [Бертагаев Т.А. 1969: 52]
Однако Т.А. Бертагаев в своих работах ограничился описанием процессов, наблюдаемых на стыке
морфем в живой речи. Он считал, что «все изменения, которые вносятся в аффиксы и основу, характерны лишь разговорной народной речи, так называемому живому языку, а письменные литературные языки – старый классический письменный язык в особенности, за ним частично современный бурятский
язык, хотя и основанный на говоре хоринских бурят, да и в некоторой степени современный монгольский язык – благодаря историческому принципу письма сохраняют в словах довольно прозрачную этимологию основ и аффиксов. Поэтому при разборе способов присоединения аффиксов и их отношений
к основе мы будем, главным образом, обращаться к данным живой речи, диалектов и говоров. Только
в них отражено польностью современное состояние и реальное положение вещей в морфологической
структуре монгольских языков» [Бертагаев Т.А. 1969: 53-54].
Анализ современных монгольских языков позволил Т.А. Бертагаеву выделить явление, которое он
называл «фузией». По этому поводу он писал: «Если фузия – это сплав функционально и структурно
разных элементов слова или слов, то в монгольских языках мы можем наблюдать фузию аффикса с аффиксом или частицей, служебного слова со служебным словом, основы с аффиксом, знаменательного
слова со знаменательным же словом» [Бертагаев Т.А. 1969: 54].
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На наш взгляд, процессы, описанные Т.А. Бертагаевым, характерны не только для современного
состояния живых монгольских языков, но они имели место и в истории этих языков, хотя не находили
отражения в письменности.
Г.Д. Санжеев обратил внимание на историческое изменение состава слова и морфемы, которое приводило в отдельных случаях к их расщеплению по линии семантики или по линиям внешней формы.
Например, результатом таких исторических процессов являются следующие современные монгольские слова: χaš- <-- *qasi- «загораживать, преграждать, загонять, принуждать» // šax- <-- *siqa- «жать,
прижимать, выжимать, прессовать»; tűš- <-- * tűsi- «опираться, полагаться, надеяться» // sűt- <-- *sitű«веровать, уповать»; bax- <-- *baqa- «восхищение, гордость, радость» // xaw- <-- *qaba- «ловкость, проворность, мощь». [Санжеев Г.Д. 1960: 7; Санжеев Г.Д. Место лингвистической реконструкции в монголистике. XXV Международный конгресс востоковедов. Доклады делегации СССР. – М.:ИВЛ,1960]. В
этих примерах семантические изменения слов произошли в результате перестановки звуков в корнях.
В других случаях, как отмечает Г.Д. Санжеев, семантические филиации слов, т.е. появление либо синонимов, либо близких по значению слов, являются результатом различной эволюции соответствующих
звуков, различных переломов гласного *i, например: современно-монгольские tagnă- «разведывать,
шпионить» <-- *tingna- <-- *čingna- <-- *čagnă- «слушать, прислушиваться» [Санжеев Г.Д. 1960: 7].
В отношении современного состояния монгольских языков Г.Д. Санжеев утверждал, что «корень,
основа и суффиксы, из которых состоят слова, в ходе словообразования и словоизменения остаются
неизменными, если не считать известные, позиционно обусловленные вариации звукового состава суффиксов, зависящие от звукового же состава корня или основы» [Санжеев Г.Д. 1959: 40].
Многочисленные описания исторических изменений в составе слов, морфем мы находим в работах
Б.Х. Тодаевой. Основные взгляды ее по данной проблеме сводятся к следующему: 1) значимые части
слова (морфемы) подвержены изменениям в историческом плане; 2) причиной изменения корневых и
суффиксальных морфем явились процессы образования долгих гласных, разрушение гармонии гласных, ослабление согласных, чередование звуков, усечение и нек.др. (это в плане выражения), переосмысление или выпадение из употребления производящих основ (это в плане содержания). Так, в калмыцком языке был глагол ээлҗ(х) «стать в ряд, расположиться, чередоваться». В настоящее время этот
глагол не употребляется, но производное от него прилагательное ээлҗ-г, образованное с помощью суффикса –г, сохранилось и имеет значение «разместившийся, расположившийся» [Тодаева Б.Х. 1976: 60].
В результате выпадения из употребления производящего глагола производное прилагательное ээлҗг
в современном калмыцком языке не расчленяется на производящую основу и словообразовательный
аффикс. Другой пример. В современном калмыцком языке есть непроизводное существительное наһц
«родственник со стороны матери», которое исторически тоже является производным. Об этом свидетельствуют данные других монгольских языков и диалектов. Б.Х. Тодаева пишет: «В ордосском диалекте языка монголов Внутренней Монголии нами записаны: наһа ав «отец матери» и наһан ава «дядя
матери». Наличие подобной основы поддерживается и монгорским языком, в котором мы зафиксировали наһе «дядя матери» [Тодаева Б.Х. 1976: 112].
Г.И. Рамстедт, раскрывая этимологию корней, основ и суффиксов, установил, что некоторые из них
в прошлом были составными, т.е. представляли собой соединение двух-трех морфем, из которых либо
все являются в настоящее время «мертвыми», либо их часть. Так, он высказал мысль о том, что в
прошлом в монгольском языке существовал дательный падеж на –а. Затем «в соединении с конечным
согласным основы дательный падеж дал во многих послеслогах –а или -аа» [Рамстедт Г.И.1957: 40].
Г.И. Рамстедт в своих работах рассмотрел происхождение аффиксов глагола и существительного.
Например, он предложил свою интерпретацию происхождения окончания исходного падежа существительного, суффиксов побудительного залога и настоящего времени глагола, признав их сложными,
составленными из двух морфем. Так, он считал, что окончание –са присоединилось либо к «окончанию
дательного (-а), либо местного падежа (-ду, -да) и тем самым создал сложное окончание исходного падежа (-аса, позднейшее -ааса)» [Рамстедт Г.И.1957: 52].
Результаты изучения состава слов в историческом аспекте, полученные известными монголистами,
позволяют говорить о таких процессах, которые чаще всего приводили к изменению морфемного состава монгольского слова, а именно –об опрощении и переразложении.
1.3.2. Опрощение
Изменения в морфемном составе слова приводят к изменению членимости слова. Такой исторический процесс называют опрощением. В.А. Богородицкий, который ввел это понятие в науку о языке,
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дал ему следующее определение: «Опрощением называется морфологический процесс, посредством
которого слово со сложным морфологическим составом утрачивает значение отдельных своих морфологических частей и становится простым символом данного представления. Так, например, слова
«вкус» (ср.: кус-а-ть, кус-ок), «забыть» (за-быть) и т.д. имеют только целостное значение и морфологический состав этих слов (в-кус, за-быть и т.п.) уже не чувствуется. Таким образом, при опрощении
связь слова с родственными ему словами утрачивается, вследствие чего оно обособляется от них» [Богородицкий В.А. 1935: 92-100].
Процесс опрощения присущ и монгольским языкам. В монгольских языках процесс опрощения
приводит к тому, что отдельные производные слова утрачивают свою изначальную мотивированность,
превращаясь в немотивированные. Так, например, возникли немотивированные (непроизводные) слова: калм. нуһсн «утка», ург «плод», туһл «теленок»; монг. өндөр «высокий», өндийх «приподниматься», өлгөх «вешать», өгсәх «идти вверх по реке», өөд «вверх, выше, наверху». Эти слова не могут быть
истолкованы в настоящее время через свои прежние производящие основы (слова): калм. нис- «лететь,
ур- «гнездо», ту- «родиться» (ср.: каз. туу- «родиться», см.: Русско-казахский словарь. М.,1954. С.702.);
монг. ө– «высота, подниматься» [Лубсангджав Ч.1971: 16-17], т.к. между ними давно уже утрачена связь.
Процесс опрощения приводит к пополнению монгольских языков новыми корнями и основами, которые становятся исходными для образования новых словообразовательных гнезд. Например, монг.:
Вершинное слово
1 өндөр
высокий; высота
2 өлгө(х)
вешать
3 өгсө(х)
идти вверх по реке
4 өөд
вверх, выше, кверху
1-ый словообразовательный
шаг
à өндөр-дө-х
быть чрезвычайно высоким
àөндөр-лө-х
делать более высоким
à өндөр-тө-х
становиться высоким
à өндөр-хөн
высоковатый
à өлг-үүр
вешалка
à өлгө-мөл
висячий
à өгс-үүр
подъем
à өөд-лө-х
перен. укрепляться; становиться на ноги
à өөд-тэй
толковый, умелый
2-ой
словообразовательный шаг
à өндөр-лө-г
высота
à өөд-тэй-хэн толковый
Анализируя морфемный состав приведенных выше монгольских слов, мы полагаем, что вместо одного исторического корня ө- с абстрактным значением «высота» надо выделять в современном монгольском языке четыре корня, имеющих самостоятельные вещественные значения: өлг– «то, что висит», өгсө– «ехать верх, подниматься», өөд– «выше, вверх», өнд– «высота, высокий». В связи с этим
нельзя согласиться с Ч. Лубсангджавом, который в этих словах выделяет корень ө-, а сегменты –лгө,
-гсө, -ндөр, -д он относит к основообразующим суффиксам [Лубсангджав Ч.1971: 16-17].
Одной из главных причин, которые приводят к опрощению, являются сдвиги в семантике слов, в результате чего происходит утрата связей с их производными. Например, калм. элсн «песок» и монг. элсэн
с тем же значением представляли в прошлом причастные формы глаголов: калм. эл(х) «изнашиваться»
и монг. элэ(х) «изнашиваться, стираться». В настоящее время в результате утраты семантической связи
с производящими глаголами корневые слова калм. элсн и монг. элсэн «песок» имеют «целостное немотивированное значение», а морфемный шов в них стерся.
Опрощению в монгольских языках способствуют и другие причины: 1) разного рода изменения,
которые приводят а разъединению однокоренных слов; 2) выпадение из языков производящих слов.
Например, звуковые изменения привели к образованию в калмыцком языке следующих слов: хавч(х)
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«сжимать», хавчур «тиски», хавчар «скрепка», хавчг «тесный», хавхг «капкан», хавхнт «черепаха»,
хавш(х) «щелкать»; хавцан «переплет», хаавцл(х) «переплетать»; хав(х) «стегать» (одеяло), хаа(х) «запирать, затворять», хаац «изгородь»; хәәч «ножницы», хәвр(х) «точить, скрежетать (зубами)». Сравнение корней хав- «стегать», хаа– «запирать», хәә– «точить», которые выделены из вышеприведенных
слов, позволяет говорить об общности их происхождения и увидеть у них общее значение «стискивать,
теснить», а что касается различий в звучании, то они объяснимы на основе тех звуковых изменений,
которые имели место в истории калмыцкого языка и которые свидетельствуют о родстве этих корней
[Сусеева Д.А. 1978: 32-35].
Выпадение из употребления современных монгольских языков ряда производящих слов привело к
опрощению их производных. Например:
1. Существительное монг. сэжиг «сомнение, подозрение» относится в настоящее время к числу
непроизводных, немотивированных. Исторически оно образовано с помощью словообразовательного
суффикса –г от глагола, который в языке не употребляется. В калмыцком языке соответствующий глагол сохранился: сеҗх «мнить» à сеҗ-г «мнительность», сеҗ-гд-х «страдать от мнительности».
2. Существительное калм. һууль «нищета, милостыня» в современном языке является непроизводным, но исторически оно производно, т.к. было образовано с помощью словообразовательного суффикса –ль от глагола, который в настоящее время выпал из употребления. Но в современном монгольском
языке соответствующий глагол сохранился. Это – гуй(х) «просить милостыню, выпрашивать», от которого образованы следующие слова: гуй-гч «проситель», гуй-лт «просьба», гуй-лга «попрошайничество», гуй-мтгай «привыкший попрошайничать» и др.
3. Прилагательное калм. бүкл «целый, полный» в настоящее время является непроизводным, но
исторически оно образовано от основы прилагательного бүк- с помощью суффикса –л. Об этом можно
судить по тому факту, что в современном монгольском языке соответствующее прилагательное сохранилось. Ср.: монг. бүх «весь, вся» à бүхэ-л «весь, целый».
Итак, опрощение является одной из причин исторического изменения морфемного состава слов в
монгольских языках. К сожалению, до настоящего времени это явление не получило специального
освещения как в калмыцком языкознании, так и в монголистике в целом. Надеемся, что с изучением
синхронного словообразования будут более четко проведены различия между историческим членением морфемного состава слова и современным.
1.3.3. Переразложение
Историческое изменение морфемного состава слов монгольских языков связано еще с одним явлением, которое называется переразложением. Впервые об этом явлении было сказано в работе И.А. Бодуэна дэ Куртенэ, когда описывалось индоеврейское склонение [Бодуэн дэ Куртенэ И.А. 1963: 19-29].
Суть этого явления сводится к тому, что в процессе исторического развития наблюдается «поголовное
сокращение основ в пользу окончаний». «Закон сокращения основ в пользу окончаний», видимо, носит не только индоевропейский характер, но и универсальный (общеязыковой), т.к. он проявляется и в
языках монгольской группы.
Частая повторяемость служебных морфем (суффиксов и окончаний) в монгольских языках создает
предпосылки для формирования новых суффиксов. Направление процесса переразложения «слева-направо», как и в русском языке, показывает, в чью пользу происходит сокращение основ. Так, переразложение наблюдается на стыке основы и суффикса, суффикса и суффикса, суффикса и окончания, поэтому сокращение происходит в пользу последних морфем. Например, суффиксы монг. –рхаг (-рхэг, -рхог,
-рхөг) и калм. –рхг, с помощью которых образуются в обоих языках прилагательные от основ существительных, в прошлом представляли собой сочетания двух суффиксов: глагольных (калм. –рх, монг. -рха)
и именных (калм., монг. –г.). В результате частого совместного употребления указанных суффиксов
произошло переразложение, что и привело к сокращению глагольной основы в пользу именного суффикса –г. Так образовались суффиксы –рхаг(-рхог, -рхэг, -рхөг) в монгольском языке и –рхг в калмыцком. Ср.: монг. эзэн «хозяин, господин» à эзэ-рхэг «самовластный, деспотический», но эзэн «хозяин»
à эзэ-рхэ-х «хозяйничать, господствовать» à эзэ-рхэ-г «властный, деспотический»; калм. нойн «князь,
господин» à нойн-рхг «властолюбивый; кичливый, высокомерный», но нойн «князь, господин» à нойрх-х «господствовать; зазнаваться» à ной-рх-г «властолюбивый, кичливый».
Таким же образом возникли суффиксы: монг. –шиг, -саг (например, цай-саг «любящий пить чай»,
нөхөр-сөг «дружелюбный») и калм. –сг (например, мөңг-сг «алчный», нәәр-сг «пирующий») и др.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Процесс переразложения получил большее освещение в работах монголистов, чем процесс опрощения. Этому вопросу уделили внимание Б.Я. Владимирцов, В.Л. Котвич, Т.А. Бертагаев, Г.Д. Санжеев,
Б.Х. Тодаева и др. Однако все же до конца этот процесс еще не изучен, т.к. не ясны многие аспекты его
распространения. А то, что границы имеются, говорят следующие факты:
1. В монгольском языке на базе глагольных основ, которые оканчиваются на гласный а, сформировался в результате переразложения вариант суффикса побудительного залога с долгим гласным –уула.
Процесс этот происходил по следующей схеме: ява(х) «идти» à ява- + -ула (суффикс побуд.залога)
= ява- + -ула (процесс регрессивной ассимиляции) = яву- + -ула (процесс сокращения основы в пользу
суффикса побудит. залога) = яв-уула-х.
2. Но этот процесс охватил не все глагольные формы побудительного залога. Так, в этот процесс
не были втянуты глагольные основы, которые оканчивались на гласный и. Например, монг. бари(х)
«держать в руках» à барии- + -ула (суффикс побудит. залога) = бари-ула-х (современная форма побуд.
залога).
Перед современной монголистикой стоит задача теоретического осмысления всех исторических
процессов, которые приводят к изменению морфемного состава слов и их членимости.
1.4. Словообразовательная структура слова в монгольских языках
В монгольских языках существуют два класса основ – основы членимые на морфы (например,
монг. арви-ла(х) «экономить», боло-мж-той «возможный», ихэ-втэр «многовато», итгэ-мж-лэ-л «доверие»; калм. гем-шә(х) «обвинять», дор-а «низкий», дор-а-к-ш-ан «вниз, ниже», иньг-л-лт «дружба»)
и нечленимые, представленные одним морфом (например, монг. их «большой», бор «серый» и др; калм.
көк «голубой», улан «красный» и др.) Вместе с тем выделяется значительное число основ, которые
представляют собой переходные случаи между двумя указанными основами. Следовательно, можно
говорить о разной степени членимости основ монгольских слов. В теоретическом языкознании вопросы членимости основы обсуждались в работах М.В. Панова [Панов М.В. 1968: 214-216], Н.А. ЯнкоТриницкой [Янко-Триницкая Н.А. 1968а], Е.С. Кубряковой [Кубрякова Е.С. 1974]. Выяснилось, что
степень членимости основы зависит от следующих факторов: 1) от наличия дефектных корней и 2) от
наличия дефектных аффиксов. В монгольском языкознании вопросы членимости основы специально
не рассматривались, поэтому степени членимости монгольских слов мы проанализируем подробнее.
1.4.1. Членимость основы
В монгольских языках есть много слов, где основы (корни) тесно связаны с аффиксами и без них не
употребляются. Например: монг. баз-а(х) «сжимать, сдавливать», баз-ла(х) «прижимать, выжимать»;
бурж-гар «курчавый, вьющийся», барж-ий(х) «курчавиться»; бүг-нэ(х) «становиться душным», бүгши(х) «задыхаться; изнемогать», бүг-чи-м «духота», бүг-трэ(х) «задыхаться» и др.; калм. бүг-ш(х) «давиться от смеха», бүг-җ-м «духота»; бөг-ди(х) «горбатиться», бөг-д-һ-лз(х) «неоднократно гордиться»,
бөг-д-һ-р «горбатый», бөг-чи(х) «быть горбатым», бөг-ч-һ-р «горбатый»; гед-ә(х) «выгибать спину»,
гед-гр «с выпяченной грудью», гед-ә-к-ш-ән «назад», гед-ә-к-ш-ә-л(х) «выгибать назад» и др.
Для обозначения подобных основ в русском языке Г.О. Винокур ввел специальный термин – «связанные основы» (или «связанные корни»). В монгольском языкознании тоже необходимо за соответствующими основами (корнями) закрепить данный термин.
Связанные корни в монгольских языках отличаются от несвязанных рядом существенных признаков: 1) отсутствием способности употребляться без словообразовательных аффиксов; 2) способностью
повторяться в ряде слов, хотя существуют и единичные случаи их употребления; 3) проявлением тенденции к выветриванию значения.
В монгольских языках встречаются слова, в составе которых содержатся сегменты, не повторяющиеся в других словах. Например, монг. бөгө-лдөргө «петля у ручки, кнута, нагайки» (ср. бөг-ж «кольцо,
скоба»); калм. көдл-мш «работа» (ср. көдл(х) «работать»). Подобные сегменты называют унификсами,
так как они выполняют такую же роль, что и аффиксы, но в отличие от последних они уникальны, единичны.
В связи с тем, что в монгольских языках выделяются связанные корни и уникальные сегменты (унификсы), основы имеют разные степени членения. Мы выделили группы слов в зависимости от степени
их членения на сегменты.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К первой группе относятся слова, в составе которых имеются корни и аффиксы, повторяющиеся в
других словах. Например, калм. тосхач «строитель» имеет основу, которая состоит из двух морфем:
корня тосх- «строить» и словообразовательного суффикса –ач/әч, с помощью которого образуются
отглагольные существительные со значением «субъект действия, названного производящей основой».
Слово тосхач в современном калмыцком языке входит в два ряда слов:
1) тосх «строить», тосхур «подставка, тосхлц «сооржение», тосхлһн «строительство», тосхлт
«стройка», тосхлһна «строительный» и др.;
2) көтл-әч «поводырь; вождь», көдл-әч «работник», уй-яч «портной», аср-ач «опекун», бич-әч
«писатель», умш-ач «читатель» и др.
В первый ряд вошли однокоренные слова, содержащие корень тос- «строить», а во второй ряд – однотипные производные, образованные по одной модели от глагольных основ с помощью одного и того
же суффикса –ач/әч.
Ко второй группе относятся слова, членение которых затруднено из-за отсутствия у них производящих слов. В подобных случаях методом сравнения однокоренных слов восстанавливаем производящую
основу (корень). Ср.: калм. бул-һ-л(х) «вывихнуть», бул-һ-р(х) «вывихнуться», бул-р(х) «вывихнуться»,
где вычленяется корень бул-; күү-л(х) «разбивать, дробить», күү-р(х) «разбиваться, дробиться», где выделяется корень күү-; он-ц «отдельный, особы», он-ч «особенность», оң-дан «другой, иной, отличный»,
где выделяется корень он-/оң-; монг. гял-ай(х) «блестеть», гял-ба(х) «блестеть», гял-гор «блестящий»,
гял-тгана «блеск», где выделяется корень гял-; доли-й(х) «косоглазить», доли-лзо(х) «двигаться(о косоглазом)», доли-р «косоглазый», где – корень доли-; манг-ар «глуповатый», манг-уу «тупой, глупый», где
– корень манг-. В приведенных примерах мы имеем дело со связанными корнями.
К третьей группе относятся слова, корни которых принимают активное участие в словообразовательных процессах, а аффиксы в своем употреблении – единичны, уникальны. Например: калм. көдлмш «работа», көк-вш «синица», көг-җм «музыка», где аффиксы –мш, -вш, -җм будут уникальными,
т.к. в других словах калмыцкого языка они не встречаются.
К четвертой группе относятся слова, словообразовательные суффиксы которых повторяются в других словах, а корни – уникальны. Ср.: калм. аад-мг «творог», өд-мг «хлеб», аар-мг «творожная накипь».
К пятой группе относятся слова, которые имеют внутреннюю форму. Под внутренней формой здесь
подразумевается прежний морфемный состав, который обнаруживается в непроизводных словах с помощью этимологического анализа. Ср.: калм. үзүр «острие», бөлг «отдел», иньг «друг», бүчр «ветвь»,
торһа «жаворонок», бөглх «заткнуть», туһл «теленок», алг «пегий»; каз. жүз(үш) «острие», бөл-iм «отдел», iнi «младший брат», бүт-аķ «ветвь», тор-гай «воробей», бөге-у «заградить», туу «зародиться», ал
«пестрый». В современном калмыцком языке приведенные слова относятся к числу непроизводных, но
этимологический анализ позволяет в них выделить первоначальную словообразовательную структуру
(членимость). Прежняя членимость калмыцких слов устанавливается при сравнении их с соответствующими словами в близкородственных языках. В данном случае используются данные казахского
языка. В словах пятой группы наблюдается процесс опрощения, поэтому они подвергаются только
исторической членимости. В современном калмыцком языке подобные слова являются непроизводными, нечленимыми.
1.4.2. Производность основы
Из пяти степеней морфемного членения монгольских ялов со словообразованием связана только
первая. Производное слово должно обязательно входить в два типа отношений, если оно действительно
производное: во-первых, в отношения с однокоренными словами и, во-вторых, в отношения с однотипными по модели образования. Следовательно, в монгольских языках тоже можно использовать критерии Г.О. Винокура для установления производности. Остальные четыре степени членимости монгольских слов не имеют отношения к синхронному словообразованию и структуре производного слова.
Таково соотношение между членимостью и структурой производного слова, которое нами учитывается
в данном исследовании.
Самым значительным открытием теоретического языкознания в области словообразования явилось
обнаружение того, что структура производного слова тесно связана с отношением ее к структуре производящего слова. Стало ясно, что словообразовательная структура производного слова должна быть
двучленной. В ней выделили ее составные компоненты: производящую основу и словообразовательный формант.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ производного слова всегда начинается с установления производящего слова, с помощью
которого вычленяют производящую основу (критерий Винокура). Так, анализ производного калмыцкого слова үлд-л «остаток» начинается с определения производящего слова. Таким словом является
глагол үлд(х) «оставаться». Между производящим и производным устанавливаются следующие формально-семантические отношения: глагол үлд(х) обозначает конкретное непереходное действие, а производное существительное үлд-л «остаток» обозначает «результат этого действия». Благодаря этому
отношению определяется производящая основа үлд- и словообразовательный суффикс –л. Каждый из
двух компонентов структуры производного слова имеет свое собственное значение. Корень имеет значение вещественное, а суффикс – деривационное. Вместе с тем структура производного слова имеет
свое собственное значение, которое складывается из сочетания вещественного и деривационного значений. В таком сочетании вещественное значение производящей основы (корневой) выступает в роли
уточнителя к деривационному значению суффикса. Таким образом, мы имеем дело с двумя типами
словообразовательного значения: 1) словообразовательным значением структуры производного слова и 2) словообразовательным значением суффикса. Чтобы проводить различие между двумя типами
словообразовательного значения, в нашей работе используются два термина: 1) словообразовательное
значение как значение структуры производного слова и 2) деривационное значение как значение словообразовательного суффикса.
Хотя структура производного слова состоит из двух компонентов, все же само производное слово
рассматривается как лексико-грамматическое целое, качественно отличное от составляющих его частей.
Производное слово имеет конкретное лексическое значение, которое может соотноситься со словообразовательным значением, а может и не соотноситься непосредственно. Например, калм. үлд-л
«остаток» как единица словаря имеет прямое и переносное значения:
1. Тәк Зула хаань үлдл, Тасңсг Бумб хаань ач. «Бал потомком Таки Зула хана, внуком Тангсак Бумб
хана».
2. Василий татчасн тәмкинь үлдл һулмт тал хайв. «Остаток табака Василий бросил в очаг».
Значение «потомок» нельзя вывести из значения элементов структуры производного слова. Значение – это переносное, лексическое, в то время как другое лексическое значение – «остаток» – выводимо
из значения производящего слова, мотивировано им. Это значение – прямое.
Соотношение между словообразовательным и лексическим значениями можно проиллюстрировать
на следующих производных словах: үлдл «остаток», бичәч «писатель», һардач «руководитель». Ср.:
Тип значения
Производное слово
үлдл
бич-әч
һар-д-ач
Словообразовательное
значение
«результат действия, названного
производящим глаголом»
«субъект действия, названного производящим
глаголом»
«субъект действия, названного производящим
глаголом»
Лексическое
значение
прям. «остаток»,
перен. «потомок»
«писатель»
«руководитель»
Словообразовательное значение обладает разной степенью конкретности. Например, в монгольских
языках имеются такие конкретные словообразовательные значения, как-то:
1) «воспроизводить (о животных) потомство» (ср.: калм. кичг «щенок» à кичг-л(х) «щениться»,
хурһн «ягненок» à хурһ-л(х) «ягниться»; монг. төл «приплод» à төл-лө(х) «давать приплод», хурган
«ягненок» à хурга-ла(х) «ягниться», тугал «теленок» à тугал-ла(х) «телиться», гөлөг «щенок» à
гөлөг-лө(х) «щениться»).;
2) «прикрытие для того или от того, что названо производящим словом» (ср.: монг. хуруу(н) «палец»
à хуруу-вч(ин) «наперсток», чихэ(н) «уши, ухо» à чихэ-вч «наушники», хүзүү(н) «шея» à хүзүү-вч
«ошейник», халх «щит» à халха-вч «прикрытие, ширма, заслон», салхин «ветер» à салхи-вч «форточка»).
Одновременно в монгольских языках существуют и отвлеченные словообразовательные значения
типа:
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) «обнаруживать признак, названный производящим словом» (калм. хар-л(х) «чернеть» от хар «черный», көк-р(х) «синеть» от көк «синий» и др;
2) «накапливать признак, названный производящим словом» (калм. цаһад(х) «становиться белым»
от цаһан «белый»; ула-д(х) «становиться красным» от улан «красный» и др.).
Словообразовательное значение принципиально отличается от грамматического значения. Первое
значение присуще только группе производных слов, объединяемых общностью частеречной принадлежности производящих слов и тождественностью словообразовательного суффикса в формальном и
смысловом планах. Например, монг. туш-г «опора», зас-г «наказание», доль-г «замена», хур-г «собрание» имеют одно словообразовательное значение – «результат действия», т.к. они образованы от глаголов с помощью одного суффикса –г.
Грамматическое значение присуще не отдельным группам, а всем словам, входящим в ту или иную
часть речи. Так, значение числа присуще именам существительным, значение категории времени –
всем глаголам.
1.5. Проблема агглютинации и морфонологические особенности
монгольского словообразования
1.5.1. Понятие агглютинации
По морфологической классификации монгольские языки относятся к агглютинативному типу. Что
обозначают термины «агглютинация» и «агллютинативный тип языка»? В теоретическом языкознании,
как отметил О.П. Суник, имеются три подхода в решении проблемы агглютинации.
Первое решение связано с пониманием агглютинации как «универсального приема и определенного
исторического этапа образования слова и его формы – «склеиванием» в одно слово нескольких ранее
самостоятельных. Именно с этой теорией агглютинации связаны представления об агглютинативном
языке как о языке такого типа, в котором «материя» (корень, основа) является самостоятельным элементом лишь внешне склеенным с «формой».
Второе решение связано с отожествлением агглютинации и аффиксации. Такое понимание нашло
отражение в ряде работ по монгольским языкам. Так, Г.Д. Санжеев дает следующее объяснение агглютинации: «Сущность агглютинации сводится к тому, что к основе какого-нибудь слова при любом его
изменении механически наращивается или приклеивается соответствующий суффикс, причем основа
всегда остается неизменной» [Санжеев Г.Д. 1963: 127].
При третьем подходе исследователи предлагают отказаться от традиционного выделения агглютинативных языков в связи с тем, что нет отчетливого представления о сущности агглютинации. Такой
позиции придерживался Т.А. Бертагаев, который писал, что в монгольских языках «помимо агглютинации, имеются и фузия, и символизация, и внутренняя флексия (не только в личных местоимениях),
и аналитизм, и вариантность основы, и неоднозначность многих аффиксов» [Бертагаев Т.А. 1969: 5-6]
Анализируя три подхода к проблеме агглютинации, О.П. Суник отмечает «… понятия «агглютинация» и «агглютинативный язык» определяются разными авторами по-разному. Но как ни различны эти
определения, в них есть также немало и общего. Все они основаны на тех или иных представлениях
о двух неоднородных, хотя и тесно связанных между собой, явлениях морфологии. Во-первых, – это
представления о характере соединения различных морфологических компонентов слова – непрочное,
внешнее «склеивание», отсутствие «слияния», наличие «просветов» между ними и т.п. Во-вторых, –
это представления о природе соединяемых данным способом морфологических компонентов – «лексическая самостоятельность» агглютинирующих частиц, «совпадение» слова с такими его частями, как
корень или основа, «неизменяемость» корня или основы, грамматическая однозначность каждой прилепы (аффикса), возможность «свободного» прибавления новых окончаний к формам, уже имевшим
свои окончания, отсутствие принципиального различия между аффиксом и окончание и т.п.
Указанные представления, как нам уже приходилось об этом писать, анализируя морфологическую
структуру тунгусо-маньчжурских языков, не отличается научной точностью и объективностью. Но
именно эти представления и составляют уже на протяжении века общее и устойчивое во взглядах на
«агглютинативный механизм» любого языка и прежде всего, разумеется, языка, именуемого по традиции агглютинативным.
Агглютинация как способ соединения различных структурных компонентов слова обычно противопоставляется в современном языкознании так называемой фузии (термин предложен Э.Сепиром) – дру23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гому способу связи, более прочному сращению компонентов, их «спайке» или «сплаву». В алтайских
языках встречаются оба эти способа, хотя преобладает, несомненно, первый, свойственный, впрочем, и
многим флективным языкам, например, русскому. Но при агглютинативном соединении морфологических компонентов в словах алтайских языков невозможно заметить каких-либо «просветов». Именно
на стыках морфем чаще всего происходят различные ассимиляции, стяжение или усечение звуков, и
слово в целом оказывается как бы пронизанным от начала до конца различными фонетическими модификациями гласных и некоторых согласных звуков (сингармонизм)» [Суник. О.П. 1960: 5-6].
Далее О.П. Суник делает, на наш взгляд, правомерное заключение: «Термины «агглютинация», «агглютинативный тип», «агглютинативный язык» и т.п. прочно вошли в научный и учебно-методический
обиход. Отказаться от этих терминов не может сейчас и тот, кто критически или даже нигилистически
относится к традиционному толкованию тех фактов языка, с которыми тесно связаны указанные термины. Дело, повидимому, не в терминах, которые они выражают. Аффиксацию в алтайских языках можно
при желании именовать агглютинацией, а в языках индоевропейских – флексией, поскольку алтайские
языки принято называть агглютинативными, а индоевропейские – флективными. Существенно важным
представляется нам другое: сохранение традиционных наименований не должно вести к безоговорочному сохранению устарелых и во многом ошибочных взглядов на грамматический строй языков, в
частности, так называемых агглютинативных. Решение проблемы агглютинации, во всяком случае в ее
синхроническом аспекте, заключается, по нашему мнению, прежде всего в серьезном пересмотре ряда
традиционных понятий и их определений. Этот пересмотр и разработка новых понятий и определений
должны основываться на глубоком исследовании фактов, изучаемых методами современной науки»
[Суник. О.П. 1960: 5-6].
В настоящей работе термин «агглютинация» трактуется нами только как один из способов (приемов) соединения морфем в слове. Такой подход объясняется тем, что при образовании новых слов и
грамматических форм слов морфемы в монгольских языках ведут себя неодинаково. В одних случаях
морфемы соединяются без изменений, в других случаях в корнях (основах) и на морфемных швах происходят различные явления. Вот почему заслуживают внимания не только случаи агглютинации, но и
разные явления морфемного шва, т.е. морфонологические процессы.
1.5.2. Морфонологические особенности монгольского словообразования
Известно, что Б.Я. Владимирцов заложил основы сравнительной фонетики монгольских языков.
Вместе с тем он внес значительный вклад и в разработку ряда вопросов, которые составляют предмет
морфонологии и словообразования. В частности, в его работе «Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия. Введение и Фонетика» нашли предварительное обсуждение такие морфонологические явления, которые сопровождают словообразование современных монгольских языков. К их числу относятся: усечение производящих основ (например: монг.–письм. siγai- >
халх. шаħаĕ- «бабка, лодыжка»; монг.-письм. siγałja- > халх. шаħăлцă «играть в бабки») и чередование
фонем в корне, например: черед. р-с: монг.-письм. sonus-, халх. сонŏс- «слышать / sonur, сонŏр «слух»;
монг.-письм. bayar, халх. баjjăр «радость» / bayas-, баjjāс «радоваться»; монг.-письм. ünür, халх. унўр
«запах» / ünüs-, унўс- «нюхать» и др. [Владимирцов Б.Я. 1929: 298, 360].
После Б.Я. Владимирцова наступила полоса, когда морфонологические процессы выпали из поля
зрения исследователей. Этим, вероятно, можно объяснить тот факт, что современная монголистика не
выделила пока в особую область знаний морфонологию и морфемику. Так, одна из последних грамматик по одному из современных монгольских языков (Грамматика калмыцкого языка. -Элиста, 1983) из
всего многообразия морфонологических явлений, присутствующих в калмыцком языке, обнаружила
только действие закона сингармонизма, который регулирует сочетание морфем в слове.
В монгольских языках на морфемных швах допускаются не все сочетания фонем. В связи с этим
при соединении морфем могут происходить следующие явления: чередование фонем, интерфиксация,
наращение, усечение, наложение и переразложение.
Большинство русистов сходится на том, что «центральной проблемой словообразовательной морфонологии является проблема формальных видоизменений основы мотивирующего слова в структуре
слова мотивированного» [Лопатин В.В. 1977: 88]. В данной части работы мы эту проблему рассмотрим
на материале сравнения мотивирующих и мотивированных слов монгольского и калмыцкого языков.
В процессе словообразования в монгольских языках наблюдаются различные преобразования мотивирующих (производящих) основ. Например: монг. анг «зверь» à ан-чин «охотник, зверолов»; анг
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«щель, трещина» à ан-та(х) «трескаться», где происходит усечение мотивирующей основы анг- и
превращение его в ан-; калм. ач-(х) «грузить» à ац-ан «груз, поклажа», где наблюдается чередование
в основе – [ч-ц].
В монголистике необходимо разграничивать два соотносительных понятия: исходную основу в составе производящего слова и мотивирующую основу производного слова. Из приведенных выше примеров
к числу исходных основ относятся монг. анг-«зверь», анг- «щель», калм. ач- «грузить», а к числу мотивирующих основ – монг. ан- в словах анчи «охотник», анта(х) «трескаться» и калм. ац- в слове ацан «груз».
Между исходной и мотивирующей основами имеется существенное различие. В.В. Лопатин дает
следующее определение мотивирующей основе: «Под мотивирующей основой (МО) нами понимается
неформантная часть мотивированного слова, т.е. мотивирующая база, если она равна не целому слову,
а основе. Будучи линейно вычленяемой частью мотивированного слова, МО может совпадать или не
совпадать по фонемному составу с основой мотивирующего слова» [Лопатин В.В. 1977: 106-107].
Одна и та же исходная основа может иметь разные преобразования в производных словах. Но в
любом случае мотивирующая основа рассматривается как прямое продолжение исходной основы, т.е.
основы производящего (мотивирующего) слова.
Заслугой авторов «Грамматики – 1970» является четкое разграничение исходной и мотивирующей
основ, без чего немыслимо сегодня описание морфонологии и словообразования любого современного
языка, в том числе и монгольских.
В данной части работы представлены наши наблюдения в области соотношения исходных и мотивирующих основ монгольского и калмыцкого языков.
1.5.2.1. Явления морфемного шва в монгольском языке
Преобразования основ мотивирующих глаголов в производных словах
В монгольском языке основы мотивирующих глаголов (ОМГ) имеют вокалические и консонантные
финали. Рассмотрим их.
Вокалические финали с краткими гласными:
[а]: ава- «брать», адга- «торопиться», атга- «зажимать в кулак»;
[э]: :бүлэ- «взбалтывать», бүтэ- «удаваться», бээрэ- «зябнуть»;
[и]: ажи- «наблюдать», ани- «жмурить», ачи- «грузить», бари- «держать в руке»;
[о]: боло- «становиться», зово- «мучиться», зогсо- «стоять», одо- «идти», зохто«сочинять»;
[ө]: гөрө- «плести (косу)», дөлө- «робеть», зөрө- «перемещаться» и др.
ОМГ с краткими гласными [у] и [ү] в качестве финалей не встречались.
Вокалические финали с долгими гласными:
[аа]: даа- «быть в состоянии поднять тяжесть», мялаа- «угощать», наа- «клеить», саа- «доить»,
угаа- «мыть», хаа- «зарывать»;
[ээ]: ивээ- «покровительствовать», инээ- «смеяться», нээ- «открывать», тэжээ-«кормить», тээ- «перевозить»;
[оо]: долоо-«лизать», зоо- «вкапывать, втыкать», боо- «завязывать», ороо-«обветривать»;
[өө]: ерөө- «желать блага», зөө- «таскать», нөө- «запасать», өршөө- «помиловать», хөө- «прогонять»;
[уу]: буу- «спускаться», зуу- «кусать», нуу- «прятать», суу- «сидеть»;
[үү]: зүү- «привешивать», нүү- «кочевать».
ОМГ с финалью на [ии] – нет.
Консонантные финали. В монгольском язык ОМГ имеет только один тип с консонантной финалью
– на [й]. Например: ай- «бояться», бай- «находиться», гуй-«просить», гүй- «бежать», зай- «бродить»,
зүй- «составлять из кусочкой», хий- «делать», цай-«блестеть, белеть».
Как можно заметить, основы мотивирующих глаголов в основном имеют вокалические финали, поэтому явления морфемного шва связаны с изменениями гласных фонем.
Усечение: гөрө(х) «плести» à гөр-лөг «плетение», норо(х) «мокнуть» à нор-го(х) «мочить»,
бүрхә(х) «покрываться, заволакиваться» à бүрх «шляпа», но бүрхэ-вч «оболочка». В монгольском
языке усекаются не только гласные финали, но и финальные дифтонги и их части. Например: лухай(х)
«быть толстеньким» à лух-гар «толстенький», лантай(х) «быть грузными» à лан-гар «грузный, тучный», малий(х) «быть широколицым» à малигар «широколицый», махий(х) «гнуться» à махи-р
«изогнутый, кривой», тожий(х) «быть облезлым» à тож-гор «облезлый».
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Чередование фонем: бари(х) «держать в руках» à барь-ц «рукоятка», тави(х) «ставить, класть» à
тавь-ц «подставка», где черед. [и] и нуль звука; мажий(х) «кривиться на одну сторону, стаптываться» à
майг-а «кривоногий, где черед. [ж] и [г].
Интерфиксация: гий(х) «рассветать» à гий-г-үүлэ(х) «освещать, озарять», зай(х) «бродить, шляться» à зай-г уул «бродяга, проходимец», где интерфикс –г.
Преобразованиt основ мотивирующих имен существительных,
имен прилагательных и наречий в производных словах
В монгольском языке основа мотивирующего имени существительного (ОМИС) может иметь следующие финали: вокалическую, консонантную и дифтонгоидную.
Вокаличсекие финали основ производящих слов с краткими гласными:
[а]: арга– «способ», атга– «горсть», алга– «ладонь»;
[э]: бие– «тело», илбэ– «фокус», лимбэ– «флейта»;
[и]: арви– «экономичность», анги– «класс, часть», онги– «отверстие»;
[о]: ооно– «самец антилопы», оронго– «вид антилопы», боргио– «порог (на реке)»;
[ө]: өнгө– «цвет, краска».
ОМИС с финалями [у] и [ү] в монгольском языке отсутствуют.
Вокалические финали основ производящих слов с долгими гласными:
[аа]: бартаа– «пересеченность», зугаа– «развлечение»;
[ээ]: жигшээ– «пример», мэдээ– «сознание»;
[оо]: бороо- «костный нарост», жороо– «иноходь», томоо– «рассудительность»;
[өө]: бөө– «шаман», гөрөө– «охота», жөтөө– «зависть», өө– «неровность», төө– «пядь», хөө– «сажа»;
[уу]: бялуу– «палица», гуу– «рама», галзуу– «бешенство», гувруу– «опухоль», томуу– «грипп»;
[үү]: билүү- «брусок», дүү– «младший брат», индүү– «утюг», нүү– «весы», хүү– «дитя, мальчик».
ОМИС с финалями на [ии] и [ыы] в монгольском языке не зафиксированы нами.
Консонантные финали основ производящих слов:
[в’]: хув- «часть»;
[в]: ав– «облава», гав– «трещина», дов– «бугор», сүв– «дырочка», хэв– «печать, клише»;
[г]: ааг– «сила», адаг– «конец», айраг– «кумыс», бадаг– «куплет», гэзэг– «коса», доог– «насмешка»;
[д]: алд– «маховая сажень», анд– «названный брат», бод– «крупный скот», жад– «копье», зуд– «гололедица»;
[й]: ай– «категория», бой– «попечение», бэмбий– «тесто», ой– «лес», ний– «согласие», най– «дружба», зай– «промежуток», лай– «ил, сор», май– «костер»;
[ж]: гаж– «аномалия», еж– «ехидство», нөж– «сгусток крови», цээж- «грудь», хаж– «ободок»;
[з]: аз– «счастье», анз– «штраф», бааз– «друг», зааз– «брак», тийз– «печать»;
[л]: ажил– «работа», бал– «мед», ваал– «плесень, гал– «огонь», гол– «середина», гурил– «мука»,
дал– «лопатка»;
[л´]: ааль– «характер», аргаль– «самка архара», даль– «крыло (птицы)», заль– «хитрость»;
[м]: бөм– «комок», бөөм– «куча», гам– «экономность», гэм– «порок», дэм– «способ действия»;
[н]: зөн– «предчувствие», зун– «лето», салхин– «ветер», товчин– «пуговица», тоон- «число, хайчин–
«ножницы»;
[р]: ир- «острый край», баяр– «радость», бузар– «грязь», зор– «воля, смелость», авдар– «сундук»,
авир– «поведение», адайр– «подстилка (из соломы)», анир– «звук, шум», ар– «спина», атар– «целина»,
башир– «хитрость»;
[с]: адис– «благословление», багс– «кисть», зос– «земляные краски», тус– «польза»;
[т]: балт– «топор», бут– «город»;
[х]: ах– «старший брат», бах– «восхищение», бүлх– «сухожилие», бүрх– «шляпа», мэх– «хитрость»;
[х´]: бохь– «никотин», хохь– «утрата»;
[ц]: ац– «вилы», багц– «пачка, кипа», богц– «дорожная сумка», лац– «сургуч»;
[ч]: ач– «заслуга», бач– «притворство»;
[ш]: багш– «учитель», иш– «рукоятка».
Основы мотивирующих имен существительных с финалями на [б], [к], [н], [п] в монгольском языке
нами не зафиксированы.
Финали основ производящих слов с дифтонгом:
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[ай]: авгай– «замужняя женщина», алмай– «рассеянность», арвай – «ячмень», буудай– «пшеница»,
бамбай– «щит», гахай– «свинья», лавай– «морская раковина»;
[уй]: агуй– «пещера», дугуй– «колесо, круг»;
[үй]: зүй– «умение, навык»;
[ий]: дэлхий– «мир, земля», аажий– «бабушка»;
[ой]: могой– «змея», нохой– «собака», орой– «вершина», толгой– «голова».
Как можно заметить, основы мотивирующих имен существительных в основном оканчиваются на
согласные, поэтому на морфемных швах чаще всего изменения затрагивают согласные фонемы. Изменения, затрагивающие финальные согласные:
чередование фонем: зөн «предчувствие» à зөөг-нө(х) «предчувствие» (черед. н-г);
метатеза: баатар «герой» à баатра-ла(х) «кичиться своей силой» (изменение места звука [р] в производной основе в сравнении с производящей основой);
усечение финальных звуков и сочетаний звуков основ производящих слов, например:
[г]: амгаланг «мир» à амгалан-да(х) «быть слишком мирным, спокойным», буданг «мгла, туман» à
будан-та(х) «покрыться туманом», гэлэнг «монах» à гэлэн-маа «монахиня»;
[ин]: жанжин «главнокомандующий» à жанж-ла(х) «командовать войсками»; товчин «пуговица»
à товч-ла(х) «застегивать»; морин «лошадь» à мор-до(х) «садиться верхом на лошадь»; морин «лошадь» à мори-рхо(х) «хвастаться лошадью»;
[эн]: зүсэн «масть» à зүс-лэ(х) «запоминать масть»; нүдэн «глаз, глаза» à нүд-лэ(х) «замечать,
запоминать»;
[үн] зүрхүн «сердце» à зүрх-тэй «смелый, отважный»;
[он]: лонхон «бутылка» à лонх-гор «кувшинообразный»;
[өн]: мөсөн «лед» à мөс-тө(х) «оледенеть»;
[ан] махан «мясо» à мах-ла(х) «толстеть»;
[н]: ноен «князь» à ное-рхо(х) «кичиться, вести себя высокомерно»; адуун
«табун» à адуу-ла(х) «пасти скот».
наложение: буданг «мгла» à буданг- + -гуй = будангуй «мутный, темный» (начальный звук [г] аффикса –гуй наложился на финальный звук [г] производящей основы);
наращение: хилэнц «грех» à хилэнцэ-т «грешный» (в производной основе хилэнцэт между производящей основой хилэнц- и словообразовательным суффиксом -т появилось наращение в виде звука
[э]); толь «зеркало» à толи-ло(х) «смотреть в зеркало» (в производной основе толило- между производящей основой толь- и словообразовательным суффиксом -ло появилось наращение в виде звука [и]).
Основы мотивирующих имен прилагательных (ОМИП) имеют следующие финали: вокалические и
консонантные.
Вокалические финали основ производящих слов с краткими гласными:
[и]: болхи– «нерасторопный»;
[о]: богино– «короткий», гое– «красивый»;
[у]: долиу– «кривой, изогнутый».
ОМИП с гласными [а], [э], [ө], [ү] в качестве финалей не отмечены.
Вокалические финали основ производящих слов с долгими гласными:
[оо]: ондоо– «другой»;
[өө]: нөгөө– «другой, иной»;
[уу]: буру– «неверный», залу– «молодой, юный», мангуу– «глупый», муу– «плохой», сагсуу– «тщеславный»;
[үү]: битүү– «закрытый», илүү– «лишний», өрүү– «кривой, непрямой».
ОМИП с гласными [аа], [ээ], [ии] в качестве финалей производящих основ не зафиксированы.
Консонантные финали основ производящих слов::
[в]: зөв– «правильный»;
[г]: алаг– «пестрый», өөг– «питательный»;
[г´]: догь– «опытный»;
[д]: тол– «отчетливый», хүнд– «тяжелый»;
[л]: ал– «красный», адил– «одинаковый», ижил– «одинаковый», ил– «ясный», сул–
«пусотой»;
[м]: зарим– «некоторый», зум– «очищенный от шерсти»;
[н]: айн– «хороший», удаан– «медлительный», улан– «красный», баруун–
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«правый», бүлэн– «теплый», гөен– «неглубокий», гүн– «глубокий», нингэн–
«тонкий», өлөн– «голодный»;
[р]: амар– «спокойный», балар– «темный», бор– «серый», дөжир– «крайне
ленивый», охор– «короткий», өндөр– «высокий»;
[с]: мөхөс– «слабый»;
[т]: бат– «устойчивый», дөт– «ближайший»;
[х]: бөх– «прочный, крепкий», бэрх– «трудный», их– «большой», мөнх– «вечный»,
хөх– «синий»;
[ц]: ганц– «одинокий», онц– «особый», хурц– «острый»;
[ш]: тэгш– «равный»;
[й]: ээхий– «неважный», сувай– «яловый».
ОМИП с финалями согласными [б], [з], [к], [л], [м], [п], [р], [с], [ч] не встретились.
На морфемных швах происходят следующие явления:
усечение: баруун– «правый» à баруу-ла(х) «направляться на запад», гөен– «неглубокий» à гөехөн «мелкий, неглубокий», догшин «дикий, свирепый» à догш-ро(х) «быть необузданным»; өлөн «голодный» à өл-сө(х) «голодать», сохор «слепой» à сох-ло(х) «делать слепым», сох-ро(х) «ослепнуть»;
интерфиксация: их «большой» à их –ээ-хэн «значительно большой».
В монгольском языке основы мотивирующих наречий имеют вокалические, консонантные и дифтонгоидные финали. Вокалические финали основ производящих слов с краткими гласными:
[а]: бамба– «вдребезги»;
[ө]: өнө– «давно».
С финальными гласными [э], [и], [о], [у], [ү] основы мотивирующих наречий не зафиксированы.
Вокалические финали основ производящих слов с долгими гласными:
[аа]: гада– «вне, снаружи», дараа– «после, затем»;
[оо]: одоо– «сейчас, теперь»;
[уу]: бушуу– «скоро, быстро».
С долгими гласными [ээ], [ии], [үү], [өө] основы мотивирующих наречий не отмечались. Консонантные финали основ производящих слов:
[в]: лав– «точно»;
[д]: магад– «определенно»;
[л]: ааль– «медленно»;
[р]: дор– «внизу», зуур– «попути», ойр– «близко», үтэр– «быстро»;
[с]: алс– «вдали»;
[т]: мэт- «точно»;
[х]: цэх– «прямо, напрямик».
Дифтонгоидная финаль [ай]: арай– «едва».
С остальными фонемами финальные части основ мотивирующих (производящих) наречий не отмечены в нашем материале.
На морфемных швах встречаются следующие явления: чередование фонем: луг-ши(х) «пульсировать» à лужи-гнэ(х) «трещать» (черед. г-ж); наращение: бүх– «весь, все» à бүхэ-л «целый, весь».
1.5.2.2. Явление морфемного шва в калмыцком языке
При словообразовании в калмыцком языке тоже происходит приспособление сочетающихся морфем
к друг другу. На морфемных швах наблюдаются следующие явления: 1) чередование фонем, 2) интерфиксация, 3) наложение и 4) усечение.
Преобразование основ мотивирующих глаголов
в производных словах
В калмыцком языке основы мотивирующих глаголов (ОМГ) имеют вокалические и консонантные
финали. Рассмотрим их.
Консонантные финали основ производящих слов:
[в]: ав– «брать», зов– «мучиться»;
[г]: бүрг– «кружиться, пылиться», дөг– «шалить»;
[д]: акрмд– «страдать (одышкой)», буд– «красить»;
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[җ]: аҗ– «подмечать», һооҗ– «течь»,
[з]: болз– «устанавливать срок», доклз– «быть проворным», үз– «смотреть»;
[к]: ак– «высыхать», зак- «приказывать», бүртк– «проверять»;
[л]: агл– «уединяться», диил– «побеждать», ал– «убивать»;
[л´]: бууль– «реветь (о верблюжах)», доль– «менять», соль– «менять»;
[м]: өөм– «плавать», том– «вить», чим– «украшать»;
[н]: дамн– «сомневаться», каңкн– «пахнуть», сан– «думать», ман– «стеречь»;
[н´]: ань– «зажмуривать глаза», онь– «понимать», тань– «узнавать»;
[р]: аадр– «отвлекаться», авр– «избавлять», амр– «отдыхать»;
[с]: агс– «вооружаться», байс– «радоваться», бос– «подниматься»;
[т]: берт– «увеличить», булт– «прятаться», дут– «нехватать»;
[х]: асх– «лить», атх– «сжимать»;
[ц]: алмац– «сомневаться», арц– «торговаться»;
[ч]: белч– «пастись», бич- «писать», ач– «тащить (груз)»;
[ш]: ааш– «приближаться», девш– «подниматься»;
[һ]: адһ– «торопиться», балһ– «глотать»;
[й]: уй – «шить».
В калмыцком языке не зафиксированы основы мотивирующих глаголов, которые оканчивались бы
на согласные [б], [п] и [ф].
При образовании отглагольных имен существительных, имен прилагательных на морфемном шве
появляются редуцированные гласные, которые, к сожалению, не отражены современной орфографией.
Первый опыт их передачи в транскрипции мы находим в «Хальмг-орос толь» [Элиста, 1977]. Например: буд(х) «красить» à буд-г [буд-ь-г] «краска», амр(х) «отдыхть» à амр-лһн [амр-ь-лһн] «отдых»,
аҗ(х) «наблюдать» à аҗ-г [аҗ-ь-г] «внимание» и др. [Калмыцко-русский словарь. М.:Русский язык,
1977: 29,42,116]. Роль редуцированных гласных в составе калмыцких слов такая же, что и у интерфиксов в русском языке. Другие явления на морфемных швах нами не отмечены. Видимо, редуцированные гласные устраняют почву, на которой могли бы возникнуть другие явления. Интересно, что в
монгольском языке основы производящих глаголов практически не имеют консонантных финалей (см.
предыдущую главу).
Вокалические финали основ производящих слов:
[а]: борва– «вздуваться», дола– «лизать», зая– «осчастливить»;
[ә]: илгә– «посылать», инә– «смеяться»;
[аа]: даа– «выносить», заа– «указывать», наа– «наклеить», саа– «доить»;
[әә]: бәә– «быть», хәә– «искать», әә– «трусить»;
[оо]: боо– «завязывать», тоо– «считать»;
[өө]: зөө– «водить», нөө– «запасать»;
[уу]: буу– «опускаться», һуу– «просить милостыню», зуу– «кусать»;
[үү]: гүү– «бежать», зүү– «носить», нүү– «кочевать», шүү– «проверять»;
[ее]: гее– «терять», нее– «открывать»;
[е]: ке– «делать».
В калмыцком языке не зафиксированы основы мотивирующих глаголов, оканчивающиеся на гласные [о], [ө], [у], [ү] и [ии]. При образовании отглагольных имен существительных и имен прилагательных на морфемном шве нами отмечены два явления: 1) чередование фонем (напрмер, арни(х) «морщиться» à арнь-һр «хмурый», но арни-сн «хмурый»; һурни(х) «горевать» à һурнь-һр «грустный», но
һурни-лһн «грусть») и 2) интерфиксация (например, ке(х) «делать» à ке-һ-әч «исполнитель», зуу(х)
«кусать» à зуу-һ-ач «кусачий»).
Преобразование основ мотивирующих имен существительных
в производных словах
В калмыцком языке основы мотивирующих имен существительных могут иметь консонантные и
вокалические финали.
Консонантные финали основ производящих слов:
[в]: хов– «сплетня», аав– «отец», зав– «досуг»;
[г]: чиг– «роса», цецг– «цветок»;
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[д]: ад– «безумие»;
[һ]: ааһ– «чашка», хәәврһ– «бок»;
[к]: бөк– «борец», бек– «чернила», мек– «обман»;
[л]: худл– «ложь», герл– «свет»;
[л´]: ааль– «увертки», заль– «пламя»;
[н]: адусн– «скотина», дән– «войны», зун– «лето»;
[н]: хань– «спутник»;
[ң]: цаң– «иней», алң– «удивление»;
[р]: авдр– «сундук», цер– «запрет», алдр– «слава»;
[с]: авьяс– «привычка», оньс– «защелка»;
[м]: агсм– «буйство», арм– «копье»;
[х]: хавтх– «карман», алх– «шаг»;
[ц]: ац– «ветка», авц– «гордость»;
[ч]: ач– «заслуга», хәәч– «ножницы»;
[ш]: аш– «вывод», харш– «помеха»;
[т]: балт– «секира»;
[т´]: зать– «мускатный орех»;
[з]: күрз– «лопата»;
[й]: уй– «сустав», бий– «тело, организм»;
[җ]: арһмҗ– «аркан».
При словообразовании возникают следующие явления морфемного шва:
1) чередование фонем, например: чиг «роса» à чииг-тя «сырой», чииг-л(х) «моросить»; цер «запрет» à цеер-л(х) «запрещать»; үр «друг» à үүр-л(х) «дружить»;
2) усечение, например: хурһн «ягненок» à хурһ-л(х) «ягниться»; күн «человек» à күү-тә «населенный»; дун «песня» à дуу-л(х) «петь»;
3) интерфиксация, например: худл «ложь» à худл-ах-ар «ложно»;
4) наложение, напрмер: туһл «теленок» à туһл- + -л = туһл(х) «телиться», где глагольный словообразовательный суффикс -л наложился на конечный согласный [л] корневой (мотивирующей) основы.
Вокалические финали основ производящих слов:
[а]: җола– «поводья», докья– «сигнал»;
[ә]: бүрә– «труба», ә– «звук», зә– «прстранство», гөрә– «охота»;
[и]: би– «танец», ки– «воздух», ни– «дружба»;
[о]: зо– «хребет»;
[ө]: кө– «сажа», ө– «обида»;
[у]: бу– «ружье», буру– «вина»;
[ү]: кирү– «иней», бүлү– «брусок».
При словообразовании наблюдаются следующие явления морфемного шва:
1) чередование фонем, например: ә «звук» à әә-һ-ин «звуковой», ө «обида» à өө-л(х) «обижаться»;
2) интерфиксация, например: бу «ружье» à буу-һ-ин «ружейный», буру «вина» à буру-һ-ар «ошибочно», көдә «степь» à көдә-һ-ин «степной», хулха «кража» à халха-һ-ар «тайно».
Особую группу в калмыцком языке составляют основы мотивирующих существительных, которые
оканчиваются на редуцированные гласные. Например: алвт [алвть] «владение», азд [аздь] «дебошир», ах
[ахь] «старший брат» и др. Современная калмыцкая орфография, как мы уже отмечали, не отражает их на
письме.
Анализ морфемного состава и словообразовательной структуры монгольских и калмыцких слов
свидетельствует о том, что монгольские языки, кроме агглютинации, широко используют и другие способы сочетания морфем. Это нами учитывалось при выделении морфем, основ и описании словообразовательных единиц.
К исследованию морфонологических процессов можно идти двумя путями: во-первых, от оппозиции «фонема-морфема»; во-вторых, от оппозиции «морфема-слово». В каждом случае перед исследователями будут стоять разные цели, задачи и приемы исследования морфемы, алломорфов и вариантов
морфемы. В последние годы большую и плодотворную работу по изучению морфемы в агглютинативных языках провел В.И. Золхоев, который детальнейшим образом изучил оппозицию «фонема-морфема» на материале монгольских и ряда тюркских языков [Золхоев В.И. 1980а; Золхоев В.И. 1980б;
Золхоев В.И. 1972б: 18-24; Золхоев В.И. 1985; Золхоев В.И. 1975: 36-44].
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наступило время глубокого изучения оппозиции «морфема-слово» во всех современных монгольских языках. В нашей работе с учетом указанной оппозиции мы попытались описать морфемы, основы
и их преобразования, связанные только со словообразовательными процессами. Впереди стоит задача
полного описания всех морфонологических процессов, сопровождающих образование грамматических
форм. Видимо, при формообразовании на морфемных швах в монгольских языках встречаются те же
явления, что и при словообразовании. Это – чередование фонем, интерфиксация, усечение и наложение. В связи с этим алломорфы и варианты морфем будут связаны с чередованием фонем и усечением.
Итак, рассмотрев основную проблематику аффиксального словообразования монгольского языкознания, мы остановились на следующих принципах описания, принятых в настоящей работе:
1) необходимо различать единицы языка и единицы описания;
2) исследование и описание системы аффиксального словообразования монгольских языков можно
проводить с помощью разных единиц описания;
3) необходимо различать морфемный состав слова и структуру производного слова, современный
и исторический аспекты морфемного состава слова, членимость и производность основы, исходную и
мотивирующую основы;
4) необходимо признать, наряду с агглютинацией, и другие явления морфемного шва (чередование
фонем, усечение, интерфиксацию, наложение);
5) каждое производное слово анализировать на фоне двух рядов слов: на фоне всех однокоренных
слов и на фоне всех однотипных, образованных по общей схеме;
6) признание словообразовательного значения как одного из видов языкового значения наряду с
грамматическим и лексическим;
7) нет словообразовательного средства без словообразовательного значения, нет словообразовательного значения без словообразовательного средства;
8) не навязывать монгольским языкам чуждых им категорий, но выделять и исследовать то, что в аффиксальном словообразовании действительно имеет место;
9) не только разлагать производное слово на его непосредственно составляющие (производящую
основу и словообразовательное средство), но и найти его место в словообразовательной системе (по
корню, словообразовательному средству, словообразовательному значению).
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ГЛАВА 2
СИСТЕМА АФФИКСАЛЬНОГО СЛОВООБРАЗОВАНИЯ МОНГОЛЬСКИХ ЯЗЫКОВ
2.1. Словообразовательный тип как комплексная единица
системы аффиксального словообразования
Исследование монгольского словообразования по традиции сводится к анализу словообразовательных аффиксов и их значений. Однако такой подход не дает полной картины монгольского словообразования, т.к. словообразовательный анализ сводится фактически к выяснению структуры отдельного
производного слова.
В теоретическом языкознании существует и другой подход к изучению производных слов – системный, «одним из основных требований которого является рассмотрение слова на фоне всех слов
определенного словообразовательного типа и ряда взаимодействующих типов» [Лопатин В.В. 1977: 39]
Как соотносятся эти два подхода между собой? В.В. Лопатин так объясняет это соотношение: «…
анализ словообразовательной структуры отдельных слов – это лишь первый, низший этап словообразовательного анализа, на который опирается исследователь в дальнейшем, при выявлении системных закономерностей. Обращение к словообразовательным типам обнаруживает типовые черты конкретных
мотивированных слов, который и становятся главенствующими при описании словообразовательной
системы языка» [Лопатин В.В. 1977: 40].
В настоящей работе исследование монгольского словообразования осуществлялось с позиции системного подхода. Мы считаем, что изучение словообразования монгольских языков должно быть увязано с таким понятием как «словообразовательный тип». Разработка этого научного понятия принадлежит специалистам русского языка В.В. Лопатину, И.С. Улуханову, Е.А. Земской и др., а из числа
зарубежных – чешскому ученому М. Докулилу и польскому ученому Е. Куриловичу. Ниже мы тезисно
рассмотрим основные взгляды, связанные с данным понятием.
Словообразовательный тип – «это формально-семантическая схема построения слов, абстрагированная от конкретных лексических единиц, характеризующихся общностью: а) формального показателя, отличающего мотивированные слова от их мотивирующих; б) части речи мотивирующих слов; в)
семантического отношения мотивированного слова к мотивирующему (словообразовательное значение)» [Грамматика -70:39].
Словообразовательный тип – «основная ячейка словообразовательной системы языка, так как именно в его пределах по аналогии со словами того или иного типа и происходит преимущественно образование новых слов» [Современный русский язык. Под ред. В.А. Белошапковой.1989: 292].
Разработана методика, по которой устанавливается принадлежность слова к словообразовательному типу [Современный русский язык. Под ред. В.А. Белошапковой.1989: 292-293]. Например, чтобы
определить, к какому словообразовательному типу относится калмыцкое слово нәр-лһн «пир, веселье»,
необходимо убедиться в том, что данное слово является производным, а для этого нужно соотнести
анализируемое слово с производящим словом нәр «пир, веселье». Следующим этапом анализа является установление трех признаков словообразовательного типа, о которых говорилось выше. Так, в
калмыцком языке не относятся к одному словообразовательному типу глаголы, образованные от основ
слов одной части речи (от существительных) с помощью одного и того же суффикса –д. Например,
производные глаголы: сәвүрд(х) «подметать», күзүд(х) «схватить за шею», толһад(х) «ударить по голове», һазрд(х) «оказаться на земле», эмәлд(х) «опираться на седло», хорд(х) «отравиться», һаңд(х) «иссушиться», обладающие общностью двух элементов (образованы от слов одной части речи и с помощью
одного и того же суффикса -д), не относятся к одному словообразовательному типу. Это объясняется
тем, что приведенные производные глаголы характеризуются разными словообразовательными и грамматическими значениями. Дело в том, что эти производные глаголы делятся на семь семантических
групп, каждая из которых характеризуется особыми семантическими отношениями, которые складываются между производящими словами и их производными глаголами.
В первой группе семантическое отношение между производящим словом и его производным: «инструмент à действие, совершаемое с помощью этого инструмента». Например: сәвүр «веник» à
сәвүрд(х) «подметать веником». Производный глагол – переходный.
Во второй группе семантическое отношение между производящим словом и его производным:
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«предмет à действие, напрвленное на захват этого предмета»). Например: күзүн «шея» à күзүд(х)
«схватить, обхватить за шею». Производный глагол – переходный.
В третьей группе семантическое отношение между производящим словом и его производным: «предмет à действие, совершаемое относительно этого предмета». Например: толһа «голова»à толһад(х)
«ударить по голове». Производный глагол – непереходный.
В четвертой группе семантическое отношение между производящим словом и его производным:
«место à действие, совершаемое по направлению к этому месту». Например: һазр «земля»à һазрд(х)
«оказаться на земле». Производный глагол – непереходный.
В пятой группе семантическое отношение между производящим словом и его производным: «предмет à действие, совершаемое с опорой на этот предмет». Например: эмәл «седло» à эмәлд(х) «опираться». Производный глагол – непереходный.
В шестой группе семантическое отношение между производящим словом и его производным:
«средство à процесс, происходящий с помощью этого средства». Например: хорн «яд» à хорд(х)
«отравиться». Производный глагол – непереходный.
В седьмой группе семантическое отношение между производящим словом и его производным: «явление à процесс, вызванный этим явлением». Например: һаң «засуха» à һаңд(х) «иссушиться».
По традиционной классификации, принятой в монголистике, все эти производные глаголы по способу образования объединяются в одну группу.
Формальным показателем, общим для всех образований одного типа, является формант, который
служит для выражения словообразовательного значения. В состав форманта может входить один словообразовательный суффикс, либо словообразовательный суффикс плюс одно из явлений морфемного
шва (чередование, интерфиксация, наложение, усечение, метатеза). Например, словообразовательный
формант в калмыцком производном слове көлцү «пьяный» (от кулч(х) «греть, согревать; чем-нибудь
согреваться») представлен двумя словообразовательными средствами: 1) словообразовательным суффиксом –ү и 2) чередованием [ц-ч] в основе производящего слова.
Словообразовательное значение словообразовательного типа устанавливается в результате установления соотношения производящих и производных слов в рамках данного типа. Словообразовательное
значение является общим для всех производных, входящих в один словообразовательный тип. В зависимости от характера деривационного значения различают две сферы деривации: 1) в границах первой
сферы деривации лексическое значение производных слов тождественно значению производящих слов,
но производные отличаются от производящих принадлежностью к иной части речи (и, следовательно,
синтаксической функцией); 2) в границах второй сферы деривации лексическое значение производных
слов не тождественно значению производящих слов. Явления первого рода польский лингвист Е. Курилович предложил называть синтаксической деривацией, явления второго рода – лексической деривацией, а соответствующие производные – синтаксическими и лексическими дериватами» [Современный
русский язык. Под ред.В.А. Белошапковой 1981: с.190].
К области синтаксической деривации в калмыцком языке, например, относится такой словообразовательный тип, как «отглагольные существительные со значением отвлеченного действия, например:
чичр-лт «дрожь» (от чичрх «дрожать»), урслт «течение» (от урсх «течь»), орлт «вхождение» (от орх
«входить») и др. К области лексической деривации относится, к примеру, в калмыцком языке такой словообразовательный тип, как «отсубстантивные прилагательные, выражающие «отношение к предмету», например: чолурхг «каменистый» (от чолун «камень»), омгрхг «горделивый» (от омг «гордость»).
Деление словообразовательных типов на область синтаксической и лексической деривации есть
основное, принципиальное деление всей системы словообразования [Современный русский язык. Под
ред.В.А. Белошапковой 1981: с.192].
Наука разработала классификацию словообразовательных типов, в основе которой могут лежать
разные основания. «В зависимости от того, относится ли производное слово к той же части речи, что и
производящее, или переходит в иную часть речи, различают транспозиционные и нетранспозиционные
словообразовательные типы. Вся сфера синтаксической деривации относится к транспозиционным типам, так как сущность синтаксической деривации и состоит в переводе производного в иную часть
речи по сравнению с производящим. Поэтому деление на транспозиционные и нетранспозоционные
существенно лишь для сферы лексической деривации, так как в ней есть типы и транспозиционные
и нетранспозиционные» [Современный русский язык. Под ред.В.А. Белошапковой 1981: с.192]. К нетранспозиционным принадлежат типы с лексическими дериватами.
Выделяют еще две группы словообразовательных типов – модификацилонные и мутационные (по
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.Докулилу). «Модификационными называются такие типы, производные которых обозначают лишь
какое-то видоизменение (модификацию) значения производящего слова» [Современный русский язык.
Под ред.В.А. Белошапковой 1981: с.193]. В калмыцком языке к их числу относятся словообразовательные типы с суффиксами субъективной оценки в классе имен прилагательных, например: му «плохой»
à муухн «плохонький», ахр «короткий» à ахрхн «коротенький», нәрн «тонкий» à нәрхн «тоненький»; шар à «желтый» à шарцр «желтоватый», хар «черный» à харцр «черноватый», нәрн «тонкий» à нәрцр «тонковатый» и др. «Мутационные словообразовательные типы включают производные,
которые обозначают не модификацию значения производящего, нечто иное» [Современный русский
язык. Под ред.В.А. Белошапковой 1981: с.193-194]. Например, в калмыцком языке относятся к числу
мутационных словообразовательных типов такие, как:
- отглагольные существительные со значением «производитель действия, названного производящим
словом», например: умш-ач «читатель», тосх-ач «строитель», көдл-әч «работник» и т.п.;
- отглагольные существительные со значением «орудие действия, названного производящим словом, например: чимк-үр «щипцы», бүл-үр «мутовка», утх-ур «черпалка» и т.п..
Для более точного описания системы словообразования в языкознании введено понятие «модели».
Правда, у разных исследователей встречается разное понимание «модели». Одни исследователи используют термины «словообразовательная структура», «словообразовательный тип» и «модель», как
синонимы. Е.А. Земская предлагает использовать термин «модель» для обозначения морфонологических разновидностей внутри одного и того же словообразовательного типа. Мы предлагаем в данной
работе использовать термин «модель» не только для морфонологических разновидностей, но и морфологических, и семантических внутри одного и того же словообразовательного типа.
Словообразовательный тип характеризуется рядом признаков: регулярностью, продуктивностью
и др. Под словообразовательной регулярностью подразумевается «повторяемость формальных и семантических отношений словообразовательно соотносимых слов. Например, влажный так относится
к влажность, как нежный к нежность, как прочный к прочность и т.п. Формальная и семантическая
регулярность является тем свойством, которое определяет словообразовательный тип» [Грамматика
-1970: с..40].
Словообразовательный тип характеризуется и таким признаком, как продуктивность. Продуктивность – это способность словообразовательного типа служить образцом для производства новых слов.
«Тип, по которому в современном языке образуются новые слова, является продуктивным, а ряд слов,
к нему относящихся, незамкнутым (открытым). Тип, по которому в современном языке не образуются новые слова, является непродуктивным, а ряд слов, к нему относящихся, замкнутым (закрытым)»
[Грамматика -1970: с..40].
В данной главе осуществлен первый опыт описания, классификации и сравнения словообразовательных типов калмыцкого и монгольского языков. Описание проводилось с учетом следующих констант: 1) общей схемы, по которой определяется частеречная принадлежность производящего слова;
2) схемы, по которой образовано производное слово (установление частеречной принадлежности производящего слова, словообразовательного форманта и словообразовательного значения производного слова); 3) модели с указанием конкретного словообразовательного аффикса, который участвует в
образовании слова, морфемного состава производящей основы и морфонологических явлений, происходящих на словообразовательном шве; 4) словообразовательного значения, которое реализуется в
конкретной словообразовательной структуре с помощью конкретного словообразовательного средства.
Следовательно, чтобы осуществить сравнительно-типологический анализ на материале аффиксального словообразования двух монгольских языков, необходимо было определить словообразовательный
инвентарь, выделить соответствующие словообразовательные типы (схемы) и модели в обоих языках.
В калмыцком и монгольском языках нами выделены словообразовательные схемы, показывающие,
какие части речи участвуют в аффиксальном словообразовании, какие из них выступают в роли производящих и производных. Например, в калмыцком языке в образовании имен существительных принимают активное участие глаголы, прилагательные, существительные. Кроме того, имеются единичные
образования от числительных, образных слов и со связанными основами. Для производных имен существительных в калмыцком языке можно выделить 6 словообразовательных схем:
1) «основа глагола + аффикс = существительное»;
2) «основа существительного + аффикс = существительное»;
3) «основа прилагательного + аффикс = существительное»;
4) «основа числительного + аффикс = существительное»;
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5) «основа образного слова + аффикс = существительное»;
6) «связанная основа + аффикс = существительное».
Из них первые три схемы являются регулярными, продуктивными, а последние – нерегулярными,
непродуктивными.
Внутри каждой схемы выделяются словообразовательные типы, которые позволяют описывать конкретно:
1) производящую основу (его морфемный состав, семантику);
2) словообразовательный аффикс (суффикс) и другие словообразовательные средства;
3) производные слова.
Так, например, словообразовательная схема «основа глагола + аффикс = существительное» в калмыцком языке представлена 43 словообразовательными типами, а в монгольском языке – 33.
В монгольском и калмыцком языках выделены транспозиционные словообразовательные схемы и
нетранспозиционные. Например, словообразовательная схема «основа существительного + аффикс =
существительное» будет нетранспозиционной, т.к. производящее и производное относятся к одной части речи, а схема «основа глагола + аффикс = существительное» относится к транспозиционной, т.к.
производящее и производное слово относятся к разным частям речи.
В обоих языках внутри словообразовательных типов нами выделены модели. Основанием для выделения моделей в нашей работе служат:
1) морфемный состав производящей основы,
2) морфонологические процессы, сопровождающие словообразование,
3) словообразовательная семантика производного слова.
Так, например, в рамках словообразовательной схемы «основа существительного + аффикс = глагол» в калмыцком языке имеется словообразовательный тип «основа существительного + аффикс –рх =
глагол». Этот словообразовательный тип представлен тремя морфемными моделями и одной морфонологической моделью. Сравнить:
1) производящая основа представлена корнем существительного, например: насн «возраст» à насрх(х) «кичиться своим возрастом»);
2) производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и словообразовательного суффикса, например: ном «наука» à ном-т «ученый» à номт-рх(х) «кичиться ученостью»);
3) производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня глагола, словообразовательного аффикса прилагательного и аффикса существительного, например: хатх «затвердевать» à хат-у «скупой» à хату-ч «скряга» à хатуч-рх(х) «быть скупым»). Это – морфемные модели.
Морфонологическая модель: йосн «власть» à йос-рх(х) «кичиться властью», где наблюдается усечение согласного [н] производящей основы.
Другой пример. В рамках словообразовательной схемы «основа глагола + аффикс = существительное» в монгольском языке имеется словообразовательный тип «основа глагола + аффикс –уур(-үүр) =
существительное». Производные существительные, образованные по этой схеме, в основном, имеют
словообразовательное значение «орудие действия». Например, цавчих «рубить» à цавч-уур «зубило»,
однако имеются и такие производные, у которых основное словообразовательное значение ослаблено,
а вместо него у них усиливается другое значение, например, «место действия». Ср.: услах «поить» à
усл-уур «водопой».
В ходе исследования двух языков нами выявлены общие словообразовательные схемы, типы, модели, а также случаи их расхождения, которые имеют место как среди типов, так и моделей.
2.2. Словообразование имен существительных
Среди всех частей речи имена существительные в монгольском и калмыцком языках располагают самым большим количеством словообразовательных аффиксов. По частеречной принадлежности
мотивирующего слова выделяются существительные, мотивированные глаголами, прилагательными,
существительными, числительными, образными словами. Поскольку существительные, мотивированные числительными и образными словами, относятся к числу единичных образований, постольку в
нашей работе представлены словообразовательные схемы, характеризующие образование имен существительных от глаголов, существительных и прилагательных.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.2.1. Существительные, мотивированные глаголами
(Первая схема)
В системе имен существительных, мотивированных глаголами, производные слова противопоставляются друг другу по следующим словообразовательным значениям: «субъект действия», «орудие действия», «объект действия», «результат действия», «место действия», «процесс», «состояние» и нек. др.
Словообразовательный суффикс присоединяется к основе инфинитива. При этом могут происходить
определнные изменения морфонологического порядка (чередование фонем, усечение, наложение, интерфиксация).
1. калм. –лһн; монг. –лага (-лого, -лэгэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные называют «отвлеченное действие», «процесс», «состояние», «результат действия»; относятся к разряду синтаксических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа является нечленимой и представляет собой корневую морфему. Например,
калм. гүүх «бежать» à гүүлһн «бег», зулх «бежать» à зуллһн «бегство», геех «терять» à геелһн «потеря», долах «облизывать» à долалһн «облизывание», буслх «кипеть» à бусллһн «кипение», цәәх «рассветать» à цәәлһн «рассвет»; монг. хучих «покрывать» à хучлага «покрывало», хядах «истреблять»
à хядлага «резня», унтх «спать» à унтлага «сон».
2. Производящая основа является членимой и состоит из корня существительного и глагольного
словообразовательного суффикса: калм. шог «шутка» à шоглх «шутить» à шогллһн «шутка», гиич
«гость» à гиичлх «идти в гости» à гиичллһн «поездка в гости», терм «мельница» à теермдх «молоть» à теермдлһн «помол»; монг. хор «яд» à хордох «отравляться» à хордлого «отравление», жолоо «поводья» à жолоодох «управлять» à жолоодлого «управление», зан «нрав» à занших «войти в
обычай» à заншлага «привычка», хана «мишень для стрельбы» à хандах «направляться куда либо к
центру» à хандлага «направление».
3. Производящая основа представлена корнем прилагательного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. нимгн «тонкий» à нимгрх «утончаться» à нимгрлһн «утончение», ут «длинный» à утдх «удлиняться» àутдлһн «удлинение».
4. Производящая основа является членимой, состоит из наречных корня и суффикса, а также глагольного словообразовательного суффикса: калм. һаза «снаружи» à һазакшан «наружу» à һазакшлх
«выходить» à һазакшллһн «выход», ца «сзади» à цааран «дальше» à цаарлх «удаляться» à цаарллһн
«удаление».
5. Производящая основа состоит из корня числительного и глагольного словообразовательного суффикса: калм. негн «один» à негдх «соединяться» --- негдлһн «объединение, единство».
6. Производящая основа представлена корнем образного слова и глагольным словообразовательным
суффиксом: калм. күр-күр звукоподр. --- күрҗңнх «грохотать» --- күрҗңнлһн «грохотание», тор-тор
звукоподр. --- торҗңнх «трещать» --- торҗңнлһн «треск», дар-дар звукоподр. --- дарҗңнх «дребезжать,
трещать» --- дарҗңнлһн «дребезжание».
7. Производящая основа представлена корнем частицы и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. лав «верно» --- лавлх «подтверждать» à лавллһн «подтверждение».
8. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. шуу «разыгрывать» (ср. шуулх «рвать», шуурх «треснуть») à шуучлһн «разрывание на
части», хаһ à хаһлх (ср. хаһрх «разрываться») à хаһллһн «прокол», хамх à хамхлх «вскрывать» (ср.
хамхрх «разбиваться) à хамхллһн «разрушение».
9. Производящая основа представлена глагольной корневой морфемой и суффиксом переходного
действия: калм. өсх «расти» à өскх «выращивать» à өсклһн «выращивание», һарх «выходить» à
һарһх «выводить» à һарһлһн «выведение», хагсх «сушиться» à хагсах «сушить» à хагсалһн «сушение».
10. Производная основа представлена глагольной корневой морфемой и суффиксом побудительного
залога: калм. медх «знать» à медүлх «дать знать» à медүллһн «разъяснение», суух «сидеть» à суулһх
«сахать» à суулһлһн «посадка»; монг. явах «ходить» à явуулах «отправлять, посылать» à явууллага
«действие, поступок».
11. Производящая основа представлена глагольной корневой морфемой и суффиксом страдательного залога: калм. соңсх «слышать» à соңсгдх «услышать» à соңсгдлһн «слух», туух «гнать» à туугдх
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«перегоняться» à туугдлһн «перегон (скота)», дарх «угнетать» à даргдх «подвергаться угнетению» à
даргдлһн «угнетение».
12. Производящая основа состоит из глагольной корневой морфемы и суффикса взаимного залога: калм. наах «приклеивать» à наалдх «приклеиваться» à наалдлһн «склеивание», көөх «гнать» à
көөлдх «гнаться» à көөлдлһн «гонение»; монг. барих «держать в руке» à барилдах «бороться; склеиваться» à баридлага «сцепление, связь, узы».
13. Производящая основа представлена глагольной корневой морфемой и суффиксом совместного
залога: калм. орх «войти» à орлцх «принимать участие» à орлцлһн «участие», цокх «бить» à цоклцх
«наносить удары друг другу» à «цоклцлһн «нанесение ударов друг другу».
14. Производящая основа состоит из связанного корня и суффикса, обозначающего «многократность действия»: калм. сарв- à сарвлзх «барахтаться» à сарвлзлһн «барахтанье», гилв- à гилвлзх
«сверкать» à гилвлзлһн «блеск, сверкание», ирв- à ирвлзх «мелькать» à ирвлзлһн «мелькание»;
монг. өнгө- à өнгөлзөх «неоднократно смотреть сверху», перен. «посягать, покушаться» à өнгөлзлөгө
«посягательство».
15. Производящая основа представлена глагольным корнем, суффиксом переходного действия и
суффиксом побудительного залога: монг. харах «видеть, смотреть, следить» à харгах «сталкиваться,
вступать в конфликт» à харгалзлага «надзор, присмотр».
Итак, в рамках данного словообразовательного типа нами обнаружено в суммарном виде 15 моделей производных существительных. Основанием для их выделения послужил морфемный состав их
производящих основ. В том числе общими для двух языков являются всего только 5 моделей. Это – 1,
2, 10, 12, 14.
Морфонологическиt модели в обоих языках связаны с усечением: монг. жолоодо(х) «управлять» à
жолоод-лого «управление», хордо(х) «отравляться» à хорд-лого «отравление».
2. калм. –лт; монг. –лт
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные называют «отвлеченное действие», «процесс», «состояние», «результат действия»; относятся к разряду синтаксических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольной корневой морфемой: калм. үмсх «целовать» à
үмслт «поцелуй», урсх «течь» à урслт «течение», орх «входить» à орлт «вхождение», цаңһх «испытывать жажду» à цаңһлт «жажда»; монг. хянах «наблюдать, следить» à хяналт «наблюдение», няцах
«возвращаться, отступать» à няцлт «отступление; отказ».
2. Производящая основа представлена корневой морфемой существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. өнчн «сирота» à өнчрх «осиротеть» à өнчрлт «сиротство», өшән
«месть» à өшәрх «ненавидеть» à өшрәлт «вражда, ненависть», дөң «помощь» à дөңнх «помогать»
à дөңнлт «содействие»; монг. эх «начало» à эхлэх «начинать, начинаться» à эхлэлт «почин, начало»,
ний «согласие» à нийлэх «собираться, соединяться» à нийлэлт «соединение, согласие, единение»,
хувь «частица» à хувьсах «изменяться» à хувьсалт «изменение, превращение, эволюция».
3. Производящая основа состоит из корневой морфемы прилагательного и глагольного словообразовательного суффикса: калм. шин «новый» à шинрх «обновляться» à шинрлт «новаторство», көгшн
«старый» à көгшрх «стареть» à көгшрлт «старость», бат «крепкий» à батрх «укрепляться» à батрлт
«укрепление».
4. Производящая основа состоит из наречной основы и глагольного словообразовательного суффикса: калм. тагчг «тихо» à тагчгрх «затихать» à тагчгрлт «тишина».
5. Производящая основа состоит из основы числительного и глагольного словообразовательного
суффикса: калм. негн «один» à негдх «объединяться» à негдлт «единство».
6. Производящая основа состоит из основы образного слова и глагольного словообразовательного
суффикса: калм. хар-хар звукоподр. à харҗңнх «грохотать» à харҗңнлт «грохот», күр-күр звукопдр.
à күр-җңнлт «грохот», хаһ- à хаһрх «разрываться» à хаһрлт «взрыв», хамх- à хамхрх «разбиваться»
-> хамхрлт «ломка»; монг. тас- à подражание треску à тасрах «отрываться» à тасралт «срыв, перерыв, перебой».
7. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом непереходного действия:
калм. чичх «толкать» à чичрх «трястись» à чичрлт «тряска», ясх «исправляться» à ясрлт «исправление», эвдх «ломать» à эвдрх «ломаться» à эвдрлт «развал».
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом переходного действия: монг.
няцах «возвращаться, отступать» à няцаах «возвращать, отражать (атаку); давать отпор» à няцаалт
«отпор», буцах «возвращаться, вернуться, идти обратно» à буцаах «возвращать, посылать назад, отправлять обратно» à буцаалт «возврат, сдача (денег)».
9. Производящая основа состоит из глагольной корневой морфемы и суффикса побудительного
залога: калм. үзх «видеть» à үзүлх «показывать» à үзүллт «показатель», хаҗилһх «искривлять» à
хаҗилһлт «искривление»; монг. элсэх «вступать, поступать; вербоваться» à элсүүлэх «принимать; вовлекать во что-л., мобилизовать» à элсүүлэлт «прием; вербовка, мобилизация».
10. Производящая основа представлена производной глагольной основой, состоящей из корня прилагательного, суффиксов наречия, прилагательного и глагола: монг. тод «отчетливый, ясный» à тодоор
«ясно, отчетливо» à тодоорхой «ясный, отчетливый, очевидный» à тодоорхойлох «выяснять» à тодоорхойлолт «определение, характеристика».
В рамках данного словообразовательного типа (дальше – СТ) в двух языках суммарно представлено
10 моделей, в том числе только 4 общие (1, 2, 5, 9). В калмыцком языке 8, в монгольском 6 моделей.
По нашим наблюдениям, одни модели являются продуктивными (воспроизводимыми), другие – непродуктивными (невоспроизводимыми). К числу продуктивных относятся модели: 1, 2, 3, 8. Остальные
– непродуктивные. Следовательно, можно говорить не только о продуктивности-непродуктивности
словообразовательных типов, но и их моделей.
Морфонологические модели в рамках данного СТ связаны с наложением: калм. герч «свидетель» à
герч-л-х «свидетельствовать» à герч-л-лт = герчлт «свидетельство», җииг-җииг звукоподр. à җиигл-х «стрекотать» à җииг-л-лт = җииглт «стрекот».
3. калм. –ан/ән; монг. –ан/ән
СТ относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные называют «отвлеченное действие», «процесс», «состояние», «результат действия», относятся к числу синтаксических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. довтлх «ехать вскачь» à довтлан
«галоп, скачка», шуугх «шуметь» à шуган «шум, гул»; исх «окисляться» à исән «окисление», чочх
«вздрагивать» à чочан «испуг», санх «думать» à санан «мысль»; монг. шахах «жать» à шахаан «присяга», нядлах «производить убой» à нядлаан «резня», цувах «идти друг за другом» à цуваан «вереница, колонна», уях «завязывать» à уяан «завязывание», төсөх «предполагать» à төсөөн «понятливость,
сообразительность».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. то «число» à тооцх «расчитывать» à тооцан «расчет», зерг «ряд» à зерглх
«становиться в ряд» à зерглөн «ряд»; монг. нуга «изгиб» à нугалах «сгибать» à нугалаан «изгиб».
3. Производящая основа состоит из корня прилагательного и глагольного словообразовательного
суффикса: калм. көгшн «старый» à көгшрх «стареть» à көгшрән «старость», көк «синий» à көкрх
«синеть» à көкрән «синева».
4. Производящая основа состоит из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. шарк-шарк (гих) à шарклх «ломить в суставах» à шарклан «ломота в суставах, ревматизм»,
хатх- à хатхлх «чувствовать стреляющую боль» à хатхлан «боль», бульг-бульг звукоподр. à бульглх
«булькать» à бульглан «сердцебиение»; монг. хад- à хадрах «рассекать клыками (о кабане)» à хадран
зоол. «ерш» (слово относится к лексической деривации), ср. хад-аас-ан «гвоздь».
5. Производящая основа состоит из глагольной корневой морфемы и суффикса со значением непереходного действия: калм. мошкх «крутить» à мошкрх «виться, крутиться» à мошкран «виток»; мошкх
«крутить» à мошклх «болеть» à мошклан «боль, резь».
6. Производящая основа состоит из связанного корня и суффикса побудительного залога: монг. нясà няслгах «щелкать пальцами» à нясалгаан «щелчок, щелкание».
7. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога:
калм. шаах «вкалывать» à шаалһх «быть проколотым» à шаалһан «укол, прокол»; монг. цахих «сверкнуть, блеснуть (о молнии)» à цахилгах побуд.ф. à цахилгаан «электричество», шинжих «иследовать»
à шинжилгэх «изучать» à шинжилгээн «исследование».
8. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом взаимного залога: калм.
кемкх «кусаться (о собаке)» à кемклдх «грызться (о собаках)» à кемклдән «грызня (о собаках)».
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом совместного залога: калм.
орх «войти» à орлцх «принять участие» à орлцан «участие», ирх «приходить» à ирлцх «придти с
кем-л.» à ирлцән «приход».
10. Производящая основа представлена наречным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. цуг «все вместе» à цуглрх «собираться» à цуглран «собрание»; монг. цуг «все всместе»
à цуглах «собираться» à цуглаан «митинг, сходка».
На материале двух языков установлено 10 словообразовательных моделей, в том числе 5 общих. В
калмыцком языке 9 моделей, в монгольском – 5.
4. калм. –вр; монг. –бар/ -вар, -вэр
СТ относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные называют «отвлеченное действие», «результат действия», «процесс», «состояние»; относятся к разряду
синтаксических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа является нечленимой и представлена глагольной корневой морфемой: калм.
дасх «привыкать» à дасвр «привычка», келх «говорить» à келвр «рассказ», күүндх «говорить» à
күүндвр «разговор», көтлх «вести» à көтлвр «руководство», ясх «исправлять» à ясвр «исправление»;
монг. үзх «видеть» à үзвэр «зрелище», үлээх «дуть» à үлээвэр «дудка» (слово относится к лексической деривации), үлдэх «отставать, оставаться на месте» à үлдвэр «остаток чего-л.», найдах «надеяться» à найдвар «надежда, вера», хөтлөх «вести за собой» à хөтөлбөр «руководство», тайлах «распутывать» à тайлбар «распутывание».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. то «счет» à тоолх «считать» à тоолвр «размышление», ни «согласие» à ниилх
«соединяться» à ниилвр «соединение», ач «заслуга» à ачлх «награждать» à ачлвр «награда»; монг.
үйл «дело» à үйлдэх «делать, производить» à үйлдвэр «производство», ний «согласие» à нийлэх
«соединяться» à нийлбэр «устье», матем. «сумма».
3. Производящая основа состоит из корня наречия и глагольного словообразовательного суффикса:
калм. чик «прямо» à чиклх «исправлять» à чиклвр «исправление».
4. Производящая основа состоит из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. тас- à таслх «отрывать» à таслвр «разрыв».
5. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом переходного действия:
калм. соңсх «слушать» à соңсхх «сообщать» à соңсхвр «объявление», даах «ручаться» à даалһх
«поручить» à даалһвр «поручение».
6. Производящая основа представлена связанным корнем и суффиксом глагола: монг. хаг- à хагалах
«разламывать, проводить раздел, межу» à хагалбар «линия, разделяющая что-л.», тас- à таслах «отрывать» à тасалбар «отрывной лист».
7. Производящая основа состоит из глагольного корня и суффикса страдательного залога: калм.
шүүх «выигрывать» à шүүгдх «проиграть» à шүүгдвр «проигрыш».
В рамках данного СТ в обоих языках установлено 7 моделей. В том числе общих только 2 (1, 2). В
калмыцком языке – 6 моделей, в монгольском – 3.
Морфонологические модели связаны с усечением, например: монг. үлддэ-х «отставать» à үлд-вэр
«остаток», найда-х «надеяться» à найд-вар «надежда».
5. калм. –ач (-әч); монг. –ач (-оч, эч)
СТ относится к числу продуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные называют «субъекта действия», «носителя признака», «источник действия»; относятся к
разряду лексической деривации. Модели производных:
1. Производящая основа представлена корневой морфемой глагола: калм. көтлх «вести, водить» à
көтләч «вождь, поводырь», көдлх «двигаться» à көдләч «работник», тосхх «строить» à тосхач «строитель», уйх «шить» à уйяч «портной», асрх «ухаживать» à асрач «опкун»; монг. бичэх «писать» à
бичәэч «писарь», барих «держать в руке» à бариач «костоправ», уншах «читать» à уншач «чтец»,
наншах «пустословить à наншаач «пустомеля».
2. Производящая основа состоит из корня существительного и глагольного словообразовательного
суффикса: калм. темдг «знак» à темдглх «отмечать» à темдгләч «учетчик», бар «печать» à барлх
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«печатать» à барлач «печатник», хәәч «ножницы» à хәәчлх «обрезать» à хәәчләч «парикмахер»,
бурһу «бурав» à бурһудх «буравить» à бурһудач «бурильщик», үүл «дело» à үүлдх «делать, совершать» à үүлдәч «деятель», әрк «вино» à әркдх «пьянствовать» à әркдәч «кутила», эв «согласие» à
эвдх «ломать, разрушать» à эвдәч «нарушитель»; монг. нуга «излучина реки» à наһарах «сгибаться»
à нугараач «акробатка».
В рамках данного СТ отмечено две модели. Морфонологические модели связаны с интерфиксацией:
калм. гүүх «бегать» à гүү-һ-ә-ч «бегун», даах «ручаться» à даа-һ-ач «поручитель», заах «указывать»
à заа-һ-ач «указатель», зөөх «возить» à зөө-һ-әч «возчик», кех «делать» à ке-һ-әч «исполнитель».
6. калм. –ц; монг. –ц
СТ относится к числу продуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные называют «результат действия», «орудие действия», «место действия», «субъект действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа является нечленимой, представлена глагольным корнем: калм. гуух «скрывать» à нууц «секрет», урһх «расти» à урһц «урожай», харһх «встречаться» à харһц «встреча»; утхх
«черпать» à утхц «черпалка», хаах «запирать» à хаац «изгородь», түркх «мазать» à түркц «мазь»,
наах «наклеивать» à наац «наклейка», малтх «рыть» à малтц «карьер», буух «спускаться» à бууц
«стоянка», суух «сидеть» à сууц «жилье»; эмәх «стесняться» à эмәц «скромность», ийлһх «различать» à ийлһц «особенность»; зарх «посылать» à зарц «слуга»; монг. гарх «выйти» à гарц «переход»,
мэдэх «знать» à мэдэц «объем знаний», сурх «учить» à сурц «успеваемость», буух «сойти» à бууц
«стоянка», боох «заграждать» à бооц «запруда, плотина», тавих «ставить, класть» à тавьц «подставка», нөөх «запасаться» à нөөц «запасы, сбережение», нуух «прятать» à нууц «тайна», ургах «расти»
à ургац «урожай», явах «ходить» à явц «ход, процесс», харах «видеть» à харц «взгляд», далайх «размахивать» à далайц «размах», түрхэх «смазывать» à түрхэц «мазь», суух «сидеть» à сууц «жилище»,
даах «поднимать» à даац «грузоподъемность», зарах «использовать для услуг» à зарц «слуга», хонох
«ночевать» à хоноц «путник, остающийся ночевать».
2. Производящая основа является членимой и состоит из корня существительного и глагольного
словообразовательного суффикса: калм. эк «начало» à эклх «начинать что-л.» à эклц «начало», зерг
«ряд» à зерглх «становиться в ряд» à зерглц «параллельность».
3. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. хуһ- à хуһ-л-х «ломать» à хуһлц «ломоть, кусок».
4. Производящая основа представлена глагольным корнем и глагольным суффиксом со значением
переходного действия: калм. делх «растягивать» à делгх «настилать» à делгц «подстилка, циновка»; багтх «помещаться» à багтах «помещать» à багтац «емкость»; монг. сэлэх «переменять» à сэлгэх «менять, заменять» à сэлгэц «замена, смена, замещение».
5. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом совместного залога: калм.
наах «клеить» à наалдах «склеиваться» à наалдац «клейкость».
В рамках данного СТ установлено пять словообразовательных моделей, в том числе общими являются только 2 (1 и 4). В калмыцком языке пять моделей, в монгольском – две.
Морфонологические модели данного СТ связаны с усечением и чередованием фонем, например:
монг. ява-х «ходить» à яв-ц «ход», хайла-х «плавить» à хайл-ц «плавкость»; бари-х «держать в руке»
à барь-ц «рукоятка», холи-х «смешивать» à холь-ц «примесь».
7. калм. –мҗ; монг. –мж
СТ относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные называют «отвлеченное действие», «результат действия», «состояние», «процесс»; относятся как к разряду
синтаксических дериватов, так и лексических. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: бульх «восхвалять» à буульмҗ «восхваление», хәләх «смотреть» à хәләмҗ «надзор», закх «соответствовать» à закмҗ «соответствие», тоох
«угощать» à тоомҗ «почтение, увжение», мартх «забывать» à мартмҗ «забывчивость»; монг. үзэх
«смотреть» à үзэмҗ «вид, наружность», багтах «вмещаться» à багтамҗ «емкость, вместительность»,
болох «становиться кем-чем-л.» à боломж «предосторожность», бүтэх «удаваться» à бүтэмж «достижение, удача», залхах «томиться» à залхамж «наказание», засах «искривлять» à засамж «искривление», мэрийх «стремиться, стараться» à мэриймж «старание».
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. тус «польза» à туслх «оказывать помощь» à туслмҗ «помощь», ни «согласие»
à ниилх «соединяться» à ниилмҗ «объединение»; монг. тус «помощь» à туслах «помогать» à тусламж «помощь, содействие».
3. Производящая основа состоит из корня прилагательного и глагольного словообразовательного
суффикса: калм. бат «крепкий» à батлх «укреплять» à батлмҗ «укрепление».
4. Производящая основа состоит из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса:
калм. ууть- à уутьрх «сужаться» à уутьрмҗ «сужение», бай- à байсх «радоваться» à байсмҗ «радость».
5. Производящая основа состоит из глагольного корня и суффикса со значением переходного действия: калм. сурх «спрашивать» à сурһх «учить» à сурһмҗ «воспитание», серх «просыпаться» à сергх
«пробуждаться» à сергмҗ «бодрствование», бүрдх «образовываться» à бүрдәх «создавать, организовывать» à бүрдәмҗ «организация»; монг. багтах «вмещаться, помещаться» à багтаах «помещать» à
багтаамҗ «вместительность» (ср. багтамж «емкость»), залхах «томиться» à залхаах «наказывать» à
залхаамж «наказание», бүтэх «удаваться, осуществляться» à бүүтээх «творить, созидать» à бүүтэмж
«производительность».
6. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога:
монг. найрах «смешиваться, соединяться» à найруулах «составлять» à найрууламж «композиция».
7. Производящая основа представлена производной основой, состоит из корня существительного,
глагольного словообразовательного суффикса и суффикса побудительного залога: монг. ой «способность, ум, разум» à ойлох «понимать» à ойлгох «заставить понять» à ойлгомж «понятливость».
В рамках данного СТ обнаружено (суммарно) 7 моделей, в том числе только 3 являются общими (1,
2, 5). В калмыцком языке 5 моделей, в монгольском – тоже 5. Морфонологические явления не наблюдались.
8. калм. –ул (-үл); монг. –уул (-үүл, -уур, -үүр)
СТ относится к числу продуктивных, немодификационных, мутационных. Производные называют
«орудие действия», «отвлеченное действие», «объект действия», «субъект действия», «результат действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа является нечленимой и представлена глагольным корнем: калм. арчх «чистить» à арчул «тряпка», чирх «тащить» à чирүл «буксир», ээрх «прясть» à ээрүл «веретено», тосх
«встречать» à тосул «встреча»; монг. барих «держать» à бариул «ручка, рукоятка», ээрэх «прясть» à
ээрүүл «веретено», живэх «тонуть» à живхүүл «тонуть», утгах «черпать» à утгуур «черпалка», эргэх «кружиться» à эргүүл «обход; патруль», нэгжих «производить обыск» à негжүүл «обыск», нэхэх
«преследовать» à нэхүүл «погоня», засах «поправлять» à засуул «секундант», цардах «крахмалить»
à цардуул «крахмал».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. дүн «соответствие» à дүнцх «сравниваться» à дүнцүл «сравнение», киитн
«холод» à киитрх «холодеть» à киитрүл «холодильник».
3. Производящая основа состоит из корня прилагательного и глагольного словообразовательного
суффикса: калм. ке «красивый» à кеерх «наряжаться» à кеерүл «украшение».
4. Производящая основа состоит из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. дуһ- à дуһрх «крутиться» à дуһрул «волчок, юла».
5. Производящая основа состоит из глагольного корня и суффикса со значением переходного действия: калм. өмсх «одеваться» à өмскх «одевать» à өмскүл «наряд, одеяние».
В рамках данного СТ установлено 5 моделей, в том числе только одна модель является общей для
обоих языков.
Морфонологические модели связаны с интерфиксацией, усечением и чередованием фонем: монг.
живэ-х «тонуть» à жив-х-үүл «грузило» (интерфикс -х), нэгжи-х «производить обыск» à нэгжүүл
«обыск» (усечение), хэлэх «говорить» -- хэр-үүл «ссора» (черед. л-р).
В процессе словообразования конечная гласная производящих основ уподобляется гласной суффикса –ул/-үл монгольского языка и присоединяется к ней, образуя иной суффикс по составу, а именно
–уул/-үүл. Ср.: монг. эргэ-х «кружиться à эргэ- + -үл = эргү- + -үл = эрг-үүл «патруль, обход»; нэгжи-х
«производить обыск» à нэгжи- + -үл = нэгжү- + -үл = нэгҗү- + -үл = нэгжү- + -үл = негж-үүл «обыск».
В калмыцком языке чаще встречается интерфиксация: дусх «капать» à дусах «капнуть» à дуса-һул «пипетка»; унтрх «гаснуть» à унтрах «гасить» à унтра-һ-ул «огнетушитель».
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9. калм. –ур (-үр); монг. –уур (-үүр)
СТ относится к числу продуктивных, немодификационных, мутационных. Производные называют
«субъекта действия», «орудие действия», «состояние», «процесс», «результат действия»; относятся к
разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа является нечленимой и состоит из глагольного корня: калм. өлгх «вешать»
à өлгүр «вешалка», нүдх «толочь» à нүдүр «пестик», мааҗх «чесать» à мааҗур «грабли», малтх
«рыть» à малтур «скребок», зүлгх «тереть» à зүлгүр «терка», түлкх «толкать» à түлкүр «ключ»,
түшх «опираться» à түшүр «опора», тәвх «класть, ставить» à тәвүр «полка», тулх «опираться» à
тулур «опора», тогтх «устанавливаться, утверждаться» à тогтур «покой, спокойствие»; монг. угаах
«мыть» à угаагуур «умывальник», ичих «стыдиться» à ичгүүр «стыд, позор», нэмэх «добавлять» à
нэм-үүр «дополнение, добавление», нүдэх «толочь» à нүдүүр «пестик, колотушка», нухах «мять» à
нухуур «пестик».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. сам «гребень» à самлх «чесать» à самлур «скребок», тосн «масло» à тослх
«смазывать» à тослул «масленка», амн «рот» à амсх «палочка для дегустации водки (молочной)»;
монг. тоон «число» à тоолох «считать» à тоолуур «счетчик», усан «вода» à услан «поить» à услуур
«водопой».
3. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. чав- à чавчх «рубить» à чавчур «тяпка», дав- à давшх «подниматься» à давшур
«лестница», хав- à хавчх «сжимать» à хвчур «тиски»; монг. зай- à зайлах «полоскать рот» à зайлуур «полоскание рта», ярав- à яравганах «морщиться» à яравгануур «гримасник», цав- à цавчих
«рубить» à цавчуур «зубило».
4. Производящая основа представлена образной основой и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. дар- à дарҗңнх «дрожать» à дарҗңнур «трещотка», хар- à харҗңнх «греметь» à
харҗңнур «погремушка», шар- à шарҗңнх «греметь» à шарҗңнур «погремушка», тач- à тачкнх
«трещать» à тачкнур «хлопушка»; монг. гон- à гонгинох «пищать» à гонгинуур «пискун».
5. Производящая основа представлена основой причастия на –м: калм. ташх «шлепать» à ташм «подвергнутое удару» à ташмур «кизяк-лепешка», тәрх «сеять» à тәрм «посеянное» à тәрмүр «сеялка».
6. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом взаимного залога: калм.
наах «клеить» à наалдх «приклеиваться» à наалдур «липучка (от мух)»; монг. наах «клеить» à наалдах «склеиваться» à наалдуур «липучка».
7. Производящая основа состоит из корня частицы и глагольного словообразовательного суффикса:
монг. год усилительная частица при глаголах à годгонох «вертеться, егозить, двигаться» à годгонуур
«вертлявость».
8. Производящая основа состоит из корня наречия и глагольного словообразовательного суффикса:
монг. дам «при посредстве» à дамнах «нести с помощью палки» à дамнуур «коромысло, носилки».
В рамках данного СТ установлено 8 моделей, в том числе 5 общих (1, 2, 3, 4, 6). В калмыцком языке
5 моделей, в монгольском 7.
Морфонологические модели связаны с интерфиксацией: монг. угаа-х «мыть» à угаа-г-уур «умывальник», ичих «стыдиться» à ич-г-үүр «стыд» (и усечением); калм. тосн «масло» à тос-л-х «мазать»
à тосл-ур «масленка» (усечение); монг. усан «вода» à ус-лах «поить» усл-уур «водопой» (усечение),
нухах «мять» à нух-уур «пестик» (усечение).
10. калм. –л; монг. –л
СТ относится к числу продуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные называют «результат действия», «процесс», «состояние». Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. йөрәх «благопожелать» à йөрәл
«благопожелание», харах «проклинать» à харал «проклятие», алдх «лишаться» à алдл «упущение»,
аврх «избавлять» à аврл «избавление», менрх «неметь» à менрл «онемение», чидх «выдерживать»
à чидл «мощь», һундх «обижаться» à һундл «жалоба»; монг. эсэх «закисать» à эсэл «окись», эндэх
«ошибаться» à эндэл «ошибка», үзэх «смотреть» à үзэл «взгляд».
2. Производящая основа состоит из корня существительного и глагольного словообразовательного
суффикса: калм. дөң «помощь» à дөңцх «помогать» à дөңцл «пособие», гем «вина» à гемшх «рас42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
каиваться» à гемшл «раскаяние»; монг. эхэн «начало» à эх-лэ-х «начинать» à эхлэл «начало», үгэн
«слово» à үгсэх «сговариваться» à үгсэл «сговор», үд «полдень» à үдлэх «полдничать» à үдлэл
«полдник», үэ «период» à үэчлэх «делить на периоды» à үэчлэл «периодизация».
3. Производящая основа представлена корнем прилагательного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. һашу «печальный» à һашудх «огорчаться» à һашудл «печаль».
4. Производящая основа представлена корнем числительного и глагольным словообразовательным
суффиксом: калм. негн «один» à негдх «объединяться» à негдл «единение».
5. Производящая основа представлена глагольным корнем и глагольным словообразовательным
суффиксом: калм. эвдх «ломать» à эвдрх «ломаться» à эвдрл «развал»; монг. эвдэх «ломать, разбивать» à эвдрэх «ломаться, разваливаться» à эвдрэл «развал».
6. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. овх- à овхл «куча», ср. овх-һр «торчащий сверху»; өш- à өшл «ненависть», ср. өшән
«ненависть» и өшрх «ненавидеть».
7. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом со значением переходного
действия: калм. сулдх «освобождаться» à сулдхх «освобождать» à сулдхл «свобода», седх «замышлять» à седкх «замышлять» à седкл «мысль, замысел», дусх «капать» à дусах «капнуть» à дусал
«капля»; монг. үзэх «смотреть» à үзүүлэх «показывать, демонстрировать» à үзүүлэл «показ, наглядность».
8. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом страдательного залога:
калм. геех «терять» à геегдх «потеряться» à геегдл «потеря», медх «знать» à медгдх «становиться
известным» à медгдл «смысл», үзх «видеть» à үзгдх «быть видимым» à үзгдл «призрак, явление»,
кех «делать» à кегдх «быть исполненным à кегдл «изделие»; монг. үрэх «портить» à үрэгдэх «портиться» à үрэгдэл «трата, убыль», элэх «изнашиваться» à элэгдэх «изнашиваться» à элэгдэл «износ,
изнашивание».
9. Производящая основа представлена производной глагольной основой, состоящей из корня наречия и глагольных словообразовательных суффиксов: монг. цуг «все вместе» à цуглах «собираться,
съезжаться» à цугларах «собираться» à цугларал «сбор, явка».
10. Производящая основ представлена производной основой, состоящей из глагольного корня, словообразовательных суффиксов прилагательного и глагола: монг. эндэх «ошибаться» à эндүү «ошибочный» à эндүүрэх «ошибаться» à эндүүрэл «ошибка».
11. Производящая основа представлена производной основой глагола, состоящей из глагольного
корня, словообразовательных суффиксов существительного и глагола: калм. үзх «видеть» à үзг «буква» à «читать по буквам» à үзглл «букварь».
Итак, в рамках данного СТ установлено 11 моделей, в том числе 5 общих моделей (1, 2, 5, 7, 8). В
калмыцком языке 9 моделей, в монгольском – 7.
Морфонологические модели связаны с чередованием редуцированных гласных, которые, как мы
уже отмечали, в современной орфографии не отражаются: калм. һашун «печальный» à һашу-д-х
«огорчаться» à һашудл [һашу-дь-л] «скорбь, печаль».
11. калм. –а (-ә); монг. –а (-э, -о, -ө)
СТ относится к числу продуктивных, немодификационных, мутационных. Производные называют «результат действия», «орудие действия», «процесс»; относятся к разряду лексических дериватов.
Модели:
1. Производящая основа является нечленимой и представлена галгольным корнем: калм. нурх «отваливаться» à нура «обрыв», төмх «кружит» à төмә «кручение», татх «тянуть» à тата «упряжь», тунх
«отстаиваться» à туна «осадок», холвх «сцеплять, связывать» à холва «путы», унх «ехать» à уна
«верховое животеное», күлх «связывать» à күлә «путы», давх «переваливать» à дава «перевал»; монг.
нотлох «доказывать» à нотолгоо «доказательство», цангах «испытывать жажду» à цанга «жажда»,
намирах «развеваться» à намира «развевающая».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. баг «группа» à баглх «собирать, связывать» à багла «связка, узел».
3. Производящая основа представлена связанной основой и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. бөг- à бөглх «закрывать» à бөглә «пробка», ср. бөгҗ «крючок»; монг. цор- à цоргих
«прожигать дырку» à цорго «горлышко» (например, у чайника).
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Производящая основа представлена глагольным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. төмх «крутить» à төөмдх «завязывать калмыцким узлом» à төөмдә «калмыцкий узел».
В рамках данного СТ установлено 4 модели, в том числе только 1 модель является общей для обоих
языков. В калмыцком языке 4 модели, в монгольском – одна.
Морфонологические модели в монгольском языке связаны с усечением (цоргих «прожигать дырку»
à цорг-о «горлышко», метатезой и интерфиксацией (нотлох «доказывать» à нотолгоо «доказательство»).
12. калм. –ар (-әр); монг. –аар (-ээр, -өөр, -ар)
СТ относится к числу малопродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных. Производные называют «результат действия», «орудие действия», «процесс»; относятся к разряду
лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. мошкх «крутить» à мошкар «закрутка», эвкх «свертывать» à эвкәр «складка, сгиб», шаглх «строчить» à шаглвр «строчка»; монг.
үдэх «прикреплять составные части решетчатой стены юрта, шнуровать» à үдээр «тонкие кожаные
ремни», тэвчих «избегать, воздерживаться» à тэвчээр «выдержка, умение», хазах «кусать» à хазар
«узда, уздечка».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. кев «форма, вид» à кевлх «формировать, моделировать» à кевләр «образец».
3. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. кер- à керчх «резать» à керчәр «надрез», чав- à чавчх «рубить» à чавчар «зарубка»,
хаһ- à хаһлх «пахать» à хаһлар «вспашка», нуһ- à нуһлх «сгибать» à нуһлар «сгиб», хуһ- à хуһлх
«ломать» à хуһлар «разлом», хав- à хавчх «сжимать» à хуһлар «разлом», хав- à хавчх «сжимать» à
хавчар «скрепка»; монг. хав- à хавчих «ущемлять, жать, зажимать» à хавчаар «зажим», хав- à хавдах
«опухать» à хавдар «опухоль».
4. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом совместного залога: монг.
хэлэх «говорить» à хэлэлцэх «обсуждать» à хэлэлцээр «соглашение».
5. Производящая основа представлена корнем существительного, глагольным словообразовательным суффиксом и суффиксом побудительного залога: монг. уй «печаль» à ууйдах «скучать» à уйтгах
«заставить скучать» à уйтгар «грусть, кручина».
В рамках данного СТ нами установлено 4 словообразовательные модели, в том числе общими являются 3 (1, 2, 3). В калмыцком языке 3 модели, в монгольском – 4.
Морфонологические модели в монгольском языке связаны с усечением, например: хавчих «зажимть» à хавч-аар «зажим», уйтгах «заставить скучать» à уйтг-ар «грусть, кручина».
13. калм. –г; монг. –г
СТ относится к числу малопродуктивных, немодификационных, мутационных. Производные слова
называют «результат действия», «источник действия», «орудие действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. тушх «опираться» à тушг «опора»,
зурх «рисовать» à зург «рисунок, засх «наказывать» à засг «наказание», дольх «менять» à дольг «замена», зөрх «намереваться» à зөрг «смелость, отвага», хусх «соскабливать» à хусг «кусок, ломоть»,
хайх «бросать» à хайг «утиль, отбросы», хурх «собраться» à харг «собрание»; монг. тэнэх «бродить»
à тэнэг «глупец», бичих «писать» à бичиг «письмо», сурах «спрашивать» à сураг «весть, известие»,
хөших «задавать, закладывать» à хөшиг «занавес, занавеска», хорих «запрещать» à хориг «запрет»,
зорих «стремиться, намереваться» à зориг «смелость, стремление», хонох «ночевать» à хоног «сутки», будах «красить» à будаг «краски», гутах «портиться, ухудшаться» à гутаг «удрученность».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. цецг «цветок» à цецглх «цвести» à цецглг «цветник»; монг. цэцэг «цветок» à
цэцэглэх «цвести» à цэцэглэг «цветник», дэнсэн «весы» à дэнслэх «взвешивать» à дэнслэг «тряска,
сотрясение».
3. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. дэвх- à дэвхрэх «спрыгивать, соскакивать» à дэвхрэг «кузнечик» (зоол.).
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Производящая основа представлена корнем глагола и суффиксом побудительного залога: монг.
сэрэх «пробуждаться» à сэргэх «воспрянуть, пробудиться» à сэргэл «тот, кто бодрствует».
5. Производящая основа представлена корнем наречия и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. дам «посредством, при посредстве» à дамжих «переходить» à дамжиг перен. «сомнение».
6. Производящая основа представлена корнем числительного и глагольным словообразовательным
суффиксом: монг. цоо «насквозь, напролет» à цоолох «пробивать, продырявливать» à цооног «скважина».
7. Производящая основа представлена корнем частицы, глагольным словообразовательным суффиксом и суффиксом побудительного залога: монг. нэвт «насквозь, сквозь» à нэвтрэх «проходить насквозь» à нэвтрүүлэх «проходить насквозь» à нэвтрүүлэг «внедрение».
В монгольском языке морфонологические явления порождают разные словообразовательные модели производных существительных. Чаще всего встречается чередование фонем, например: сүрших
«брызгать, опрыскивать» à сүрчиг «жидкость для опрыскивания», цоолох «пробивать» à цооног
«скважина».
В рамках данного СТ мы выявили всего 7 моделей, в том числе 2 общие. В калмыцком языке 2 модели, в монгольском – 7.
14. калм. –м; монг. –м
СТ относится к числу малопродуктивных, немодификационных, мутационных. Производные называют «результат действия», «предмет действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. шидгх «спешить» à шидгм «спешка», делх «протягивать, простирать» à делм «полсажени», алхх «шагать» à алхм «шаг», адгх «спешить» à адгм «спешка», агчх «сокращаться» à агчм «миг»; монг. гарах «выходить» à гарам «брод,
переезд», хусах «скоблить» à хусам «накипь», түших «надевать ножные кандалы (уст.)» à түшим
«чешуя кольчуги», орчих «кружиться» à орчим «окрестность», саах «доить» à саам «удой», зүсэх
«резать ломтями» à зүсэм «ломоть, кусок».
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольнвм словообразовательным суффиксом: монг. хэр- à хэрчих «нарезать, разрезать» à хэрчим «кусок»; калм. кер- à керчх «резать» à
керчм «отрезок, кусок».
3. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. ний «согласие» à нийдэх «сдружиться» à нийдэм «совокупность, все»; ний
«согласие» à нийгэх à нийгэм «общество»; дэг «порядок» à *дэглэх à дэглэм «порядок». Для последних двух примеров характерно то, что их производящие слова в современном монгольском языке
отсутствуют. Здесь мы имеем дело с явлением чересступенчатого словообразования.
4. Производящая основа представлена глагольным корнем и глагольным словообразовательным
суффиксом: калм. цәәх «белеть» à цәәдх «казаться белым» à цәәдм «солончак»; монг. цайх à цайдах
à цайдам «солончак», ср. цайвар «беловатый, светлый» и цайрах «белеть, светлеть». В монгольском
языке производящее слово цайдах отсутствует. Оно восстановлено по корневому глаголу цайх «белеть,
светлеть, седеть (о волосах)» и его производному цайдам. Другой пример: инээх «смеяться» à инээдэх
à инээдэм «смех».
Итак, в рамках данного СТ установлены 4 модели, в том числе 3 модели общие. В калмыцком языке
3 модели, в монгольском – 4.
Морфонологические модели связаны с чередованием фонем, например: монг. бүгших «задыхаться»
à бүгчим «духота», где черед. [ч-ш].
15. калм. –һа, – һ, – һн; монг. –га (-го)
СТ относится к числу малопродуктивных, немодификационных, мутационных. Производные называют «результат действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. ова «куча» à овалх «сгрудить» à овалһа «груда».
2. Производящая основа состоит из глагольного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. боох «завязывать» à *боодх à боодһа «узел». Здесь налицо чересступенчатое словообразование.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Производящая основа состоит из глагольного корня, словообразовательных суффиксов существительного и глагола: монг. санах «думать» à санан «мысль» à саначлах «проявлять инициативу» à
саначлага [сана-ч-лага-] «почин, инициатива».
4. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога:
монг. дамжих «переходить, перебираться» à дамжуулах «делать при посредстве кого-н.» à дамжуулга
«передача», орох «войти» à оруулах «ввести, вводить» à оруулга «вставка».
5. Производящая основа представляет собой сочетание наречного корня с глагольным словообразовательным суффиксом и суффиксом побудительного залога: монг. цуг «вместе, все» à цуглах «собирать» à цуглуулах «собираться» à цуглуулга [цуг-л-уула-] «коллекция».
6. Производящая основа представлена глагольным корнем: монг. шуурах «мести» à шуурга «метель, пурга»; калм. шуурх «вьюжить» à шуурһн «метель», зарх «посылать» à зарһ «суд», йовх «идти»
à йовһн «пеший».
В рамках данного СТ обнаружена только одна общая модель (5). В калмыцком языке 3 модели, в
монгольском – 4.
В монгольском языке морфонологические модели связаны с усечением, например: шуура-х «мести»
à шуур-га «метель», ор-уула-х «ввести» à ор-уул-га «вставка».
16. калм. –дл; монг. –дал (-дол, дэл)
СТ относится к числу непродуктивных, немодификационных. Производные существительные называют «отвлеченное действие», «результат действия», «процесс», «состояние»; относятся к разряду
синтаксических и лексических дериватов. Модель у производных существительных одна, где производящая основа представлена глагольным корнем: калм. нүүх «кочевать» à нүүдл «кочевка», суух «сидеть» à суудл «сидение», ишкх «ступать» à ишкдл «шаг», йовх «ходить» à йовдл «ход», уйх «шить»
à уйдл «шов», бәәх «быть» à бәәдл «состояние», гүүх «бегать» à гүүдл «беготня»; монг. зарах «расходовать» à зардал «расход», явах «идти» à явдал «ход, дело», нүүх «кочевать» à нүүдэл «кочевка»,
ое «шить» à оедол «шитье; шов», байх «быть» à байдал «состояние, быт», буух «сойти» à буудал
«стоянка», зүйх «составлять из лоскутков» à зүйдэл «шов, надставка», боох «связывать» à боодол
«связка», гүйх «бегать» à гүйдэл «бег», суух «сидеть» à суудал «сидение».
В рамках данного СТ морфонологические модели наблюдаются в монгольском языке, которые связаны с усечением: ява-х «идти» à яв-дал «ход, дело», зара-х «расходовать» à зар-дал «расход».
17. калм. –д; монг. –д
СТ относится к числу непродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные существительные назывют «процесс», «результат действия»; относятся к разряду синтаксических дериватов. Модель производных одна, где производящая основа представлена глагольным корнем: калм.
инәх «смеяться» à инәдн «смех», ханях «кашлять» à ханядн «кашель»; монг. ханиах «кашлять» à
ханиад «кашель».
18. калм. –лһ; монг. –лга (-лгэ)
В калмыцком языке данный СТ является непродуктивным, немодификационным, мутационным.
Производные существительные называют «результат действия», относятся к разряду лексических дериватов.
В монгольском языке данный СТ относится к числу продуктивных, немодификационных.
Производные существительные называют «отвлеченное действие», «результат действия», «состояние»,
«процесс»; относятся частично к разряду синтаксических и лексических дериватов. Модели производных существительных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. зовх «страдать» à зовлһ «падаль»,
авх «брать» à авлһ «взятка», хучх «покрывать» à хучлһ «покрывало», өгх «давать» à әглһ «взятка»;
монг. тарих «сеять» à тарилга «сев», урих «приглашать» à урилга «приглашение», чанах «варить» à
чаналга «варка (пищи)», санах «думать» à саналга «ум», ханих «кашлять» à ханиалга(н) «кашель»,
барих «строить» à барилга «строительство», саах «доить» à саалга «доение», уях «связывать» à
уялга «узел, связка».
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. дом «магия» à домнох «лечить» à домнолго «лечение магией», саман «гребень, расческа» à самнах «чесать, причесывать» à самналга «расческа для волос».
3. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога:
монг. сэлэх «переменять» à сэлгэх «менять, сменять, замещать» à сэлгэлгэ «замена, смена», ноцох
«гореть, загораться» à ноцоох «зажигать» à ноцоолго «зажигалка».
В рамках данного СТ нами обнаружено 3 модели, в том числе одна общая (1). В калмыцком языке 1
модель, в монгольском – 3.
Морфонологические модели не обнаружены.
19. калм. –лң; монг. –ланг (-лан)
СТ в обоих языках относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных,
мутационных. Производные существительные называют «результат действия», «состояние», «процесс»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. зовх «мучиться» à зовлң «мучение», цуутхх «вливаться» à цутхлң «устье реки», орчх «кружиться» à орчлң «свет»; монг. хадах
«косить» à хадланг «покос, сенокос», жаргах «быть счастливым à жаргалан «счастье, блаженство»,
зусах «проводить лето» à зус-ланг «летнее пастбище», зовах «мучить» à зовлонг «мучение, мука».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. серх «проснуться» à сергх «пробуждаться, оживляться» à серглң «веселье»; монг. сэрэх «пробуждаться» à сэргэх «воспрянуть, пробуждаться» à сэргэлэн «бодрый; тот, кто бодрствует»,
баясах «радоваться» à баясгах «радовать, веселить» à баясгаланг «радость, веселье, удовольствие».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного, глагольного словообразовательного суффикса и суффикса побудительного залога: монг. гэм «вина»
à гэмших «раскаиваться, сожалеть о случившемся» à гэмшгэх [гэм-ш-г-] (побудит. форма) à гэмшиглэнг [гэм-ш-г-лэнг-] «раскаяние, сожаление о чем-либо».
В рамках данного СТ обнаружено 3 модели, в том числе две общие. В калмыцком языке 2 модели, в
монгольском – 3.
Морфонологические модели в монгольском языке связаны с усечением: зова-х «мучить» à зовлонг «мука», зуса-х «проводить лето» à зус-ланг «летнее пастбище».
20. калм. –н; монг. –нг
СТ относится в обоих языках к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационны. Производные существительные называют «результат действия», «орудие действия»,
«предмет действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа состоит из глагольного корня, словообразовательных суффиксов существительного и глагола: монг. тарих «сеять, сажать» à тариан «хлеб» à тариалах «сеять зерно, засевать» à
тариаланг «земледелие, хүрэх «доходить, доезжать» à хүрээн «ограда, изгородь» à хүрээлэх «окаймлять, обводить» à хүүрээлэнг «двор, сад».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем: монг. доголох «хромать» à доголонг
«тот, кто хромает»; калм. доһлх «хромать» à доһлң «тот, кто хромает».
3. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. дугуй «круг, колесо» à дугуйлах «делать круг» à дугуйланг «кружок»; калм.
төгә «колесо» à төгәлх «обходить кругом» à төгәлң «окрестность», үвл «зима» à үвлзх «зимовать»
à үвлзң «зимовка», намр «осень» à намрзх «переживать осень» à намрзң «осеннее стойбище».
4. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. дев- à девсх «настилать» à девсң «ступень, стадия», илҗ- à илҗрх «быть раздавленным» à илҗрң «месиво», ср. илҗлх «раздавливать».
В рамках данного СТ выявлено 4 модели, в том числе 2 общие (2, 3). В калмыцком языке 3 модели,
в монгольском – 3.
Морфонологические модели данного словообразовательного типа в нашем материале не обнаружены.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21. калм. –уль (-үль); монг. –ууль (-уурь)
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. асрх «ухаживать» à асруль «попечение», зурх «рисовать» à зуруль «чертеж», дахх «следовать за кем-либо» à дахуль «спутник», көкх
«сосать» à көкүль «сосунок»; монг. зовах «мучиться» à зовуурь «жалоба больных», давах «перелезать через что-либо, переходить» à давуурь «ступенька, лестница», тогтох «устанавливаться, утверждаться» à тогтуурь «устойчивость, постоянство».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом со значением переходного
действия: калм. торх «задерживаться» à торһх «задерживаться» à торһуль «задержка», сурх «учиться» à сурһх «учить» à сурһуль «учеба»; монг. торох «натыкаться на что-либо» à торгох «штрафовать» à торгууль «препятствие, штраф».
Данный СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных. Производные существительные называют «результат действия», «субъект действия», «предмет действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Общих словообразовательных моделей 2.
Морфонологические модели связаны в монгольском языке с усечением, например: сурач «учиться» à
сур-га-х «учить» à сур-г-ууль «учеба, занятие».
22. калм. –р ; монг. –р
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные существительные называют «результат действия», «орудие действия», «предмет действия», «место действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. ичх «стыдиться» à ичр «стыд»,
зөөх «возить» à зөөр «богатство», немх «прибавлять» à немр «прибавка», шавх «замазыать» à шавр
«глина», кевтх «лежать» à кевтр «место, где лежит скот»; монг. зөөх «таскать» à зөөр «имущество»,
живэх «тонуть» à живэр «плавник (у рыбы)», ичих «стыдиться» à ичир «стыд», хэвтэх «лежать» à
хэвтэр «постель, ложе».
В рамках данной модели в калмыцком языке образовалось слово ухр «ложка», но производящий
глагол *ухх отсутствует в современном языке, т.к. выпал из употребления, хотя он оставил после себя
ряд производных, например: уху «изогнутое тесло (для выдалбливания)», ухмл «выдолбленный», ухмдх
«выдалбливать» и др. В современном монгольском языке идентичный глагол не вышел из употребления. Это – глагол ухах «копать, рыть, выдалбливать». В калмыцком языке корень ух- следует считать
связанным, т.к. производящий глагол отсутствует.
2. Производящая основа состоит из глагольного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. девсх «настилать, стелить» à девскх «стелить» à девскр «подстилка».
СТ представлен двумя моделями, в том числе одна модель (1) общая. В калмыцком языке 2 модели,
в монгольском 1.
В калмыцком языке морфонологические модели связаны с чередованием долгого и краткого звуков,
например: шүү-х «собирать, выбирать» à шү-р «сито, где наблюдается чередование [үү-ү].
23. калм. –ха (-хә, -кә); монг. –хай (-гай)
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные существительные называют «результат действия», «орудие действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных существительных:
1. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. шуу- à шуурх «треснуть» à шуурха «трещина», ср. шуучх «раздирать»; хаһ- à хаһрх
«раскалываться» à хаһрха «щель», ср. хаһлх «прокалывать»; балв- à балврх «ломаться» à балврха
«осколок», ср. балвлх «разбивать»; шолв- à шолврх «сдираться» à шолврха «царапинка», ср. шолвлх
«поцарапать кого-л.»; хамх- à хамхрх «разбиваться à хамхрха «обломок», ср. хамхлх «разбивать»;
кемт- à кемтрх «отламываться» à кемтркә «обломок», ср. кемтлх «отламывать»; тас- à тасрх «порваться» à тасрха «обрывок», ср. таслх «рвать»; монг. хэмх- à хэмхрэх «разбиваться» à хэмхэрхий
«обломок; разбитый», хага- à хагарах «разбиваться, раскалываться» à хагархай «трещина, осколок»,
тас- à тасрах «отрываться, рваться» à тасархай «обрывок».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. хэм «мера» à хэмжих à хэмжихүй «измерение».
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Производящая основа представлена глагольным корнем: монг. наадах «играть, развлекаться» à
наадгай «кукла, игрушка».
4. Производящая основ представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога: монг.
нээх «открывать» à нээлгэх «заставить открывать» à нээлгий «крышка (посуды)». В данном случае
наблюдаются 2 морфонологических явления: 1) произошло наложение первого звука словообразовательного суффикса –гий на звук [г] производящей основы [нээ-лгэ-]; 2) произошло усечение гласной
основы [э].
В рамках данного типа установлено 4 модели, в том числе 1 общая. В калмыцком 1 модель, в монгольском – 4.
24. калм. –ш; монг. –ш
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные существительные называют «результат действия», «орудие действия», «предмет действия», «процесс», «состояние»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. орх «входить» à орш «прибыль»,
идх «есть» à идш «корыто»; монг. хэвтэх «лежать» à хэвтэш «ложе, постель», тээх «перевозить» à
тээш «багаж, груз», туух «гнать» à тууш «перегон», тохох «седлать» à тохош «верблюжье седло»,
татах «тащить» à таташ «шаг», таах «отгадывать» à тааш «то, что надо отгадать», сэрэх «просыпаться» à сэрш «пробуждение», орох «войти» à орш «прибыль», мартах «забыть» à марташ «забвение»,
гарах «выйти» à гарш «выход», зуух «кусать» à зууш «закуска», дарах «давить» à дарш «силос».
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. дуһ- à дуһрх «вертеться» à дуһраш «пропеллер, вентилятор». В данном примере налицо интерфиксация, где в роли интерфикса выступает гласная [а].
3. Производящая основа представлена корнем глагола и суффиксом побудительного залога: монг.
тэсэх «терпеть» à тэстэх «заставить терпеть» à тэстэш «выносливость».
4. Производящая основа представлена глагольным корнем и глагольным словообразовательным
суффиксом: монг. ядах «не мочь, не быть в состоянии, не иметь возможности что-л. делать» à ядрах
«уставать, утомляться» à ядраш «усталость».
5. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. гай «несчастный случай, бедствие» à гайхах «удивляться, изумляться» à гайхаш «удивление».
В данном случае мы обнаружили 5 моделей, в том числе одна (1) общая. В калмыцком языке 1 модель, в монгольском – 5.
Морфонологические модели в монгольском языке связаны с усечением, например: түлэх «топить»
à түл-ш «топливо», дара-х «давить» à дар-ш «силос».
25. калм. –мг; монг. –маг (-мог, мэг)
СТ относится в обоих языках к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных,
мутационных. Производные существительные называют «результат действия», «орудие действие»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. көөх «разбухать» à көө-мг «опухоль, ээдх «свертываться (о молоке)» à ээдмг «молочная пища»; монг. холих «смешивать» à холимог
«смесь», ороох «обвертывать, окутывать» à ороомог «катушка с нитками», дутах «не хватать» à дутмаг «недостаток».
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: монг. хэр- à хэр-чэ-х «нарезать» à хэр-ч-мэг «вяленое мясо», ср. хаса-х «убавлять, урезывать».
26. калм. –у (-ү)
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные существительные называют «результат действия»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: хәрх «возвращаться» à хәрү «возврат»,
эндх «ошибаться» à эндү «ошибка», татх «тянуть» à тату «нехватка», шуһх «прятаться» à шуһу «угол»,
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
орх «входить» à ору «прибыль», үлх «излишествовать» à үлү «излишек», хольх «смешивать» à холю
«смесь», дутх «не хватать» à дуту «нехватка». Отдельные производные приобрели значение «места действия» (ташх «скатываться» à ташу «склон»), «состояния» (түрх «нуждаться» à түрү «нужда»).
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: хам- à хамцх «объединяться» à хамцу «содружество».
27. калм. –уд (-үд)
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные существительные называют «субъект действия»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем.
Например: йовх «идти» à йовуд «пеший», орх «войти» à оруд «входящий», ирх «приходить» à ирүд
«пришедший».
28. калм. –ун (-үн)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
существительные называют «результат действия», «состояние»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: көлврх «переворачиваться» à көлврүн
«покатость», тогтх «устанавливаться» à тогтун «устойчивость», серх «бодрствовать» à серүн «прохлада».
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: гөвдр- à гөвдрүн «прыщик», ср. гөвдһр «выпуклый» и гөвө «бугор».
29. калм. –асн (-әсн)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
существительные называют «результат действия»; относятся к разряду лексической деривации; образуются по одной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем, например: татх
«тянуть» à татасн «черта», зурах «рисовать» à зурасн «черта», халх «чинить» à халасн «заплатка»,
хурних «покрываться морщинами» à хурнясн «складка», хадх «вбивать» à хадасн «гвоздь».
Суффикс –асн (-әсн) состоит из элементов: суффикса побудительного залога –а (-ә) и причастия –сн.
В результате переразложения в современном языке они составляют один суффикс.
30. калм. –нчг (-нцг)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные существительные называют «носителя признака»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: шаах «втыкать» à шаанцг «клин».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем и глагольным словообразовательным
суффиксом: хатхх «колоть» à хатхах [хатх-а-] «колоть» à хатханчг «колючка» [хатх-а-нчг-].
31. калм. –дцн
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
существительные называют «результат действия»; относятся к разряду лексической деривации; образуются по одной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем: орах «завернуть»
à орадцн «упакованное», уһах «мыть» à уһадцн «помои». На словообразовательном шве появился
интерфикс –д и произошло чередование фонем [с-ц]. По происхождению суффикс –дцн восходит к
причастному суффиксу –сн.
32. калм. –сн
СТ – непродуктивный, мутационный. Производные существительные называют «результат действия», относятся к разряду лексической деривации; образуются по одной модели, где производящая
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основа представлена глагольным корнем: көөх «бродить, пениться» à көөсн «пена», көрх «замерзать»
à көрсн «замерзший», шүүх «процеживать» à шүүсн «сок». Суффикс –сн причастного происхождения.
33. монг. –лаг (-лог, -лэг)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, мутационный. Производные существительные называют «результат действия», «предмет действия», «орудие действия», «сферу действия»; относятся к
разряду лексической деривации. Модели производных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: нэхэх «ткать» à нэхлэг «ткачество», үзэх
«видеть» à үзлэг «смотр, осмотр», үдэх «провожать» à үдлэг «проводы», эрмэлзэх «стремиться к чему-либо» à эрм-лзлэг «мечта, стремление».
2. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: ний «согласие» à нийлэх «соединяться» à нийлэг «соединение», эм «лекарство» à
эмнэх «лечить» à эмнэлэг «лечение», цө «пустыня» à цөлөх «изгонять в пустыню» à цөллөг «ссылка, изгнание». В данном случае произошло наложение: цөл-лөг à цөлөг.
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного,
глагольного словообразовательного суффикса и суффикса побудительного залога: монг. үр «плод, семя,
зерно» à үржих «умножаться, размножаться» à үржүүлэх «размножать» à үржүүлэг «разведение».
4. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом со значением переходного
действия: монг. бүтэх «закрываться; задыхаться» à бүтээх «покрывать» à бүтээлэг «покрывало».
34. монг. –дас (-дэс, -дос)
СТ – непродуктивный, немодификационный, мутационный. Производные существительные называют «результат действия», «предмет действия»; относятся к разряду лексических дериватов; имеют
следующие модели производных существительных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: тайрах «отрезать» à тайрдас «чурка»,
зарах «использовать для услуг» à зардас уст. «служанка, батрачка», даарах «мерзнуть» à даардас
«озноб», орхих «оставлять, покидать» à орхидас «отбросы, сор, мусор», угаах «мыть» à угаадас(ан)
«помои», ороох «обвертывать, завертывать» à ороодос «обвертка, повязка», эрэх «крутить» à эрээх
«закрутить» à эрээдэс «закрутки для волос», хэрэх «связывать, сплетать» à хэрдэс «моток, клубок».
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: огт- à огтлох «резать, рубить» à огтлодос(он) «обрезок, лоскуток», цав- à цавчих «рубить»
à цавчдас(ан) «щепки, щепка», цал- à цалгих «брызгать» à цалгидас(ан) «брызги, плеск».
3. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога: зорох «строгать, обстругивать» à зоргох «заставить обстругивать» à зоргодос «стружка».
35. монг. –дэй (-дүй)
СТ – непродуктивный, немодификационный, мутационный. Производные существительные называют «результат действия», «субъект действия», «предмет действия»; относятся к разряду лексических
дериватов, образуются по следующим моделям:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: боох «завязывать» à боодой «ошейник
(из шкуры)», салбадах «болтать, молоть» à салбадай «пустомеля». В данном примере наблюдается
наложение: первые звуки словообразовательного суффикса –дай накладываются на два конечных производящей основы.
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: жий- à жийгэх «жужжать» à жийгэндэй [жий-гэ-н-] зоол. «жук-скрипун». В данном примере
наблюдается интерфиксация на морфемном шве: жийгэ-х à жийгэ-н-дэй.
3. Производящая основа представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога: өгөх
«дать» à өгөөх «заставить дать» à өгөөдэй «щедрость», ирэх «приходить» à ирээх «заставить приходить» à ирээдүй «будущее».
36. монг. –гч
СТ – непродуктивный, немодификационный, мутационный. Производные существительные называют «носителя процессуального признака»; относятся к разряду лексических дериватов. В данном
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
случае точнее говорить об отношении мотивации между производящей и производной основами, но не
о производстве, т.к. существительные образовались путем субстантивации. Модели мотивированных
существительных:
1. Мотивирующая основа представлена глагольным корнем и суффиксом побудительного залога:
шатах «жечь» à шатаах «заставить жечь» à шатаагч «поджигатель», ухах «думать» à ухуулах «вразумлять, агитировать» à ухуулагч «агитатор», устах «уничтожаться, ликвидироваться» à устгах «заставить уничтожить» > устгагч «ликвидатор».
2. Мотивирующая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: зөв «согласие» à зөвлөх «давать совет» à зөвлөгч «советчик», бөмбөгөн «мяч, мячик» à бөмбөгдөх «бомбардировать» à бөмбөгдөгч «бомбардировщик».
3. Мотивирующая основа представлена корнем прилагательного, глагольным словообразовательным суффиксом и суффиксом побудительного залога: чанга «сильный» à чангарах «крепить, укреплять» à чангаруулах «заставить усилить» à чангаруулагч «усилитель».
4. Мотивирующая основа представлена глагольным корнем, словообразовательным суффиксом существительного, глагольным словообразовательным суффиксом и суффиксом побудительного залога:
зорих «стремиться, намереваться иметь целью» à зориг «смелость, сила воли» à зоригжих «воодушевляться» à зоригжуулах «заставить воодушевлять» à зоригжуулагч «вдохновитель».
5. Мотивирующая основа является производной и состоит из корня существительного, словообразовательного суффикса существительного, глагольного словообразовательного суффикса и суффикса
побудительного залога: эм «лекарство» à эмч [эм-ч-] «лекарь, врач» à эмчлэх [эм-ч-лэ-] «лечить,
врачевать» à эмчлүүлэх [эм-ч-л-үүлэ-] «заставить лечиться» à эмчлүүлэгч [эм-ч-л-үүлэ-гч] «пациент,
лечащийся».
6. Мотивирующая основа представлена связанным корнем, глагольным словообразовательным суффиксом и суффиксом побудительного залога: үү- à үүсэх «начинаться, возникать» à үүсгэх «делать
почин, начинать» à үүсгэгч «пионер, основоположник».
7. Мотивирующая основа представлена корнем наречия, глагольным словообразовательным суффиксом и суффиксом побудительного залога: цуг «вместе à цуглах «собираться» à цуглах «собираться» à цуглуулах «заставить собирать» à цуглуулагч «собиратель, коллекционер».
Единичные образования отглагольных существительных
В калмыцком и монгольских языках встречаются единичные образования отглагольных существительных. Такие производные существительные называют «результат действия», «источник действия»,
«процесс» и нек. др.; относятся к разряду лексической деривации; образуются по одной словообразовательной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем:
–вәр: калм. седх «замышлять» à сед-вәр «инициатива»;
-һн: калм. унһн «жеребенок», ср. ун-х «садиться верхом на коня»;
-дң: калм. йовх «ходить» à йов-дң «походка»;
-мср: калм. тоох «угощать» à тоо-мср «почет, уважение»;
-мул: калм. һууҗх «высиживать яйца» à һууҗ-мул «неоперившийся птенец»;
-җн: калм. торлх «чирикать» à тоорл-җн «малиновка»; дөрвн «четыре» à дөрвлх «учетверить» à
дөрвл-җн «квадрат» ; һурвн «три» à һурв-л(х) à һурвл-җн «треугольник»;
-вч: калм. нуух «скрывать» à нуу-вч «конспиратор»;
–ль: калм. саах «доить» à саа-ль «молоко разового удоя»; монг. туу- à туу-ль «история, былина,
эпос, сказка», ср. туу-ж «история»;
–мш: калм. көдлх «работать» à көдл-мш «работа»; монг. нухах «мять, разминать» à нууха-мш
«пюре»;
–з/ -зон: калм. олх «находить, отыскивать» à ол-з «польза, выгода»; монг. олох «находить» à
олз(он) «находка, добыча»;
–мт: монг. боох «завязывать» à боо-мт «застава, преграда», дарах «давить, жать» à дара-мт «тяжесть, бремя», барих «держать» à бари-мт «основание, доказательство».
Выводы
Сравнение словообразовательных типов двух языков выявило следующие их сходства и различия:
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Оба языка имеют 28 общих словообразовательных типов для производных существительных,
мотивированных глаголами:
калм.
-лһн: гүүх «бежать» à гүү-лһн «бег»
-лт: урсх «течь» à урс-лт «течение»
-ач(-әч): тосхх «строить» à тосх-ач «строитель»
-ан(-ән): чочх «вздрагивать» à чоч-ан «испуг»
-вр: дасх «привыкать» à дас-вр «привычка»
-ц: нуух «скрывать» à нуу-ц «секрет»
монг.
-лага: хучих «покрывать» à хуч-лага «покрывало»
-лт: хянах «наблюдать» à хяна-лт «наблюдение»
-ач: уншах «читать» à унша-ач «чтец»
-ан: шахах «жать» à шаха-ан «присяга»
-вар: найдах «надеяться» à найд-вар «надежда»
-ц: хийх «делать» à хий-ц «устройство»
-мҗ: хәләх «смотреть» à хәлә-мҗ «надзор»
-мж: засах «исправлять» à заса-мж
«исправление»
-уул(-үүл): цардах «крахмалить» à цард-уул
«крахмал»
-уур(-үүр): нүдэх «толочь» à нүд-үүр «пестик»
-л: үзэх «смотреть» à үзэ-л «взгляд»
-а(-э): цангах «жаждать» à цанга-а «жажда»
-аар(-ээр): тэвчих “воздерживаться” à тэвч-ээр
«выдержка»
-г: бичих «писать» à бичи-г «письмо»
-м: зүсэх «резать» à зүсэ-м «кусок»
-га(-го): шуурах «мести» à шуур-га «метель»
-дал: буух «сойти» à буу-дал «стоянка»
-д: ханиах «кашлять» à ханиа-д «кашель»
-лга(-лгэ): уях «связывать» à уя-лга «узел»
-ланг(-лонг): зовах «мучить» à зов-лонг «мука»
-нг: доголох «хромать» à доголо-нг «тот, кто
хромает»
-ууль(-үүль): давах «перелезать через что-л.» à
дав-уурь «ступенька»
-р: ичих «стыдиться» à ичи-р «стыд»
-хай(-гай): тасрах «рваться» à
тасар-хай
«обрывок»
-ш: тэвтэх «лежать» à хэвтэ-ш «постель»
-мог(-мэг): холих «смешивать» à холи-мог
«смесь»
-ль: туу- à туу-ль «история», ср. туу-ж «история»
-мш: нухах «мять» à нуха-мш «пюре»
-з(он): олох «находить» à ол-з(он) «находка»
-ул(-үл): чирх «тащить» à чир-үл «буксир»
-ур(-үр): түшх «опираться» à түш-үр «опора»
-л: һундх «обижаться» à һунд-л «жалоба»
-а(-ә): күлх «связывать» à күл-э «путы»
-ар(-әр): шаглх «строчить» à шагл-ар «строчка»
-г: хусх «соскабливать» à хус-г «кусок»
-м: алхх «шагать» à алх-м «шаг»
-һ(-һа): шуурх «вьюжить» à шуур-һа «метель»
-дл: уйх «шить» à уй-дл «шов»
-дн: инәх «смеяться» à инә-дн «смех»
-лһ: хучх «покрывать» à хуч-лһ «покрывало»
-лң: зовх «мучиться» à зов-лң «мучение»
-ң: илҗрх «быть раздавленным» à илҗр-ң
«месиво»
-уль(-үль): зурх «рисовать» à зур-уль «чертеж»
-р: зөөх «возить» à зөө-р «богатство»
-ха(-хә): шуурх «треснуть» à
шуур-ха
«трещина»
-ш: идх «есть» à ид-ш «корыто»
-мг: ээдх «свертываться» à ээд-мг «молочная
пища»
-ль: саах «доить» à саа-ль «удойность»
-мш: көдлх «работать» à көдл-мш «работа»
-з: олх «найти» à ол-з «польза»
2. В монгольском языке установлено 5 следующих словообразовательных типов, которые не зафиксированы в калмыцком языке:
-лаг (-лог, -лэг): үдэх «провожать» à үд-лэг «проводы»;
-дас (-дэс): ороох «завертывать» à ороо-дос «обертка»;
-дэй: боох «завязывать» à боо-дой «ошейник (из шкуры)»;
-гч: шатаах «заставить жечь» à шатаа-гч «поджигатель»;
-мт: дарах «давить, жать» à дара-мт «тяжесть; бремя».
3. В калмыцком языке установлено 13 словообразовательных типов, которые не зафиксированы в
монгольском языке. Это:
-у(-ү): орх «входть» à ор-у «прибыль»;
-уд(-үд): һарх «выйти» à һар-уд «выходящий»;
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
-асн(-әсн): халх «чинить» à хал-асн «заплатка»;
-нчг(-нцг): хатхах «колоть» à хатха-нчг «колючка»;
-дцн: уһах «мыть» à уһа-дцн «помои»;
-сн: көөх «пениться» à көө-сн «пена»;
-вәр: седх «замышлять» à сед-вәр «инициатива»;
-һн: унх «садиться верхом (на коня)» à ун-һн «жеребенок»;
-дң: йовх «ходить» à йов-дң «походка»;
-мср: тоох «угощать» à тоо-мср «почет, уважение»;
-мул: һууҗх «высиживать яйца» à һууҗ-мул «птенец»;
-җн: торлх «чирикать» à торл-җн à «малиновка»;
-вч: нуух «скрывать» à нуу-вч «конспиратор»;
4. Значительные расхождения между двумя родственными языками наблюдается на уровне словообразовательных моделей.
5. Из морфонологических явлений в обоих языках чаще всего встречается усечение.
2.2.2. Существительные, мотивированные существительными
(Вторая схема)
Существительные, мотивированные существительными, обозначают «носителя предметного признака». Словообразовательный суффикс присоединяется к основе существительного. На морфемном
шве наблюдаются такие морфонологические явления, как усечение и чередование фонем.
1. калм.-ч; монг. –чин
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных. Производные cуществительные называют «лицо»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных существительных:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. то «число» à тооч «счетовод», мек «хитрость» à мекч «хитрец», мал «скот» à малч «пастух», ял «штраф» à ялч «батрак»;
монг. үхэр «корова» à үхэрчин «пастух», үзэм «виноград» à үзэмч «виноградарь», үлгэр «сказка,
былина» à үлгэрчин «сказитель», шоо «насмешка» à шооч «насмешник», шог «шутка» à шогч «шалун», шир «кожа, шкура» à ширчин «кожевник», шагай «игральная кость» à шагайчин «игрок в кости», цаг «время» à цагчин «часовщик», хонь «овца» à хоньчин «чабан», хоол «еда» à хоолч «кулинар», мэх «обман» à мэхч «обманщик».
В рамках данной словообразовательной модели имеются морфонологические модели, связанные с
усечением и чередованием фонем. Примеры:
калм. [черед. о-оо, ө-өө] то «число» à тоо-ч «счетовод», хөн «овца» à хөө-ч «чабан» [усечение
производящей основы], модн «дерево» à мод-ч «столяр», яман «коза» à яма-ч «пастух коз»;
монг. [усечение производящей основы] үсэн «волосы» à үс-чин «парикмахер», шувуун «птица» à
шувуу-ч «птичник», нуман «лук» à нум-ч «лучник (мастер)», ногоон «трава» à ногоо-чин «огородник, овощевод», жинг «караван» à жин-чин «караванщик».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем и словообразовательным суффиксом
существительного: калм. көтлх «вести» à көтлвр «руководство» à көтлврч «руководитель», седх
«замышлять» à седвәр «инициатива» à седвәрч «инициатор», олх «найти» à олз «выгода» à олзч
«тот, кто имеет выгоду», зарх «посылать» à зарһ «суд» à зарһч «судья», селвх «советовать» à селвг
«совет» à селвгч «советник»; монг. нүүх «кочевать» à нүүдэл «кочевка» à нүүдэлчин «кочевник»,
хөдөлх «двигаться» à хөдөлмөр «труд» à хөдөлмөрчин «трудящийся», хаах «закрывать» à хаалга
«дверь» à хаалгач «швейцар, привратник», сэлэх «плавать, плыть» à сэлүүр «весло» à сэлүүрч «гребец», ср.каз. сель; саах «доить» à саль «удой» àсаальчин «доярка, оех «шить» à оедол «пошив» à
оедолчин «портной», илэх «гладить» à илүүр «утюг» à «гладильщик», зохиох «сочинять» à зохиол
«сочинение» à зохиолч «писатель».
3. Производящая основа представлена связанным корнем и суффиксом существительного: калм.
кер- à керүл «ссора» à керүлч «скандалист, задира», ср. кер-лд-х «ругаться»; дөг- à дөгән «шалость»
à дөгәнч «шалун», ср. дөг-җ-х «баловаться, шалить».
4. Производящая основа является производной и состоит из корня существительного, глагольно54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го словообразовательного суффикса и словообразовательного суффикса существительного: монг. хол
«даль» à холбох «соединять, связывать» à холбоон «связь» à холбооч «связист», төлөв «вид» à
төлөвлөх «планировать» à төлөвлөгөөн «план» à төлөвлөгөөч «плановик», үйл «дело» à үйлдэх
«делать, производить» à үйлдвэр «производство» à үйлдвэрчин «производственник».
5. Производящая основа представлена корнем глагола, суффиксом побудительного залога и словообразовательным суффиксом существительного: калм. сурх «учиться» à сурһх «учить» à сурһуль
«учеба» à сурһульч «ученик».
Итак, в рамках данного СТ установлено 5 моделей, в том числе общих – 2 (1, 2). В калмыцком языке
4 модели, в монгольском языке – 4. Морфонологические модели связаны с усечением и чередованием
фонем.
2. калм. –вч; монг. –вч
СТ – малопродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
существительные называют «предметы, вещи, которые служат футляром, прикрытием для предметов
и вещей, названных производящими основами»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных существительных:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. ханцн «рукав» à ханцвч
«муфта», чееҗ «грудь» à чееҗвч «нагрудник», омрун «грудь» à омрувч «нагрудник», элкн «печень» à
элквч «передник», тоха «локоть» à тохавч «налокотник», күзүн «шея» à күзүвч «ошейник», дал «лопатка» à далвч «наплечники»; монг. зүүн «игла» à зүүвч «игольник», чихэн «уши» à чихэвч «наушники», эрхий «большой палец» à эрхийвч «наперсток для большого пальца», хормой «подол» à хормойвч
«передник», хоолой «горло, глотка» à хооловч «салфетка, нагрудник», халх «щит, прикрытие, заслон,
ширма» à халхаавч «прикрытие, заслон», салхин «ветер» à салхивч «форточка, поддувало».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного и словообразовательного суффикса существительного: калм. амн «рот» à амһа «удила» à амһавч
«удила».
В рамках данного СТ в монгольском языке наблюдаются морфонологические модели, связанные
с усечением (например: хуруун «наперсток» à хуруу-вчин «наперсток», хүзүүн «шея» à хүзүү-вч
«ошейник», нуруун «спина, хребет» à нуруу-вч «чересседельник»), чередованием фонем (например:
урхин «силок» à урха-вч «силок, петля, ловушка»), наращением (например: ул «подошва» à ула-вч
«подметка; подстилка»).
3. калм. –тн; монг. –тан/-тэн
СТ тносится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных. Производные существительные называют «носителя отвлеченного признака»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных существительных:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. әмн «жизнь» à әмтн «все
живое», җивр «крыло» à җивртн «пернатые», шим «питательность, продуктивность» à шимтн «вкус»,
аран «клык» à аратн «хищные», өшән «месть à өшәтн «враг»; монг. ясан «кость» à ястан «люди
одной кости, народность», хөх «грудь» à хөхтөн «млекопитающие», туурай «копыто» à туурайтэн
«копытные», жигүүр «крыло» à жигүүртэн «пернатые», шид «волшебство» à шидтэн «волшебник,
чародей, маг».
2. Производящая основа представлена корнем частицы, словообразовательным суффиксом глагола
и существитльного: монг. нуга частица (соответствует русской приставке пере-) à нугалах «сгибать,
перегибать» à нугалаан «изгиб, складка», полит. «загиб» à нугалаатан полит. «загибщики».
3. Производящая основа представлена корнем прилагательного, словообразовательными суффиксами глагола и существительного: монг. мэргэн «мудрый» à мэрэгжих «специализироваться, приобретать профессию» à мэрэгжил «специальность, профессия» à мэрэгжилтэн «специалист».
В рамках данного СТ установлена только одна общая модель (1), в калмыцком языке – 1 модель, в
монгольском – 3.
В монгольском языке морфонологические модели связаны с усечением, например: нугалаан à нугалаатан.
4. калм. –да (-дә)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
существительные называют «носителя признака»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем существительного: калм. ова
«куча» à овада уст. «высокая шапка», букн «горб» à бөкндә «горбунок», үкр «корова» à үкр-дә
«линь», хаг. «налет, накипь» à хагда «старая трава».
5. калм. –ла (--лә)
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные существительные называют «носителя предметного признака», относятся к разряду лексических дериватов, образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем существительного: девән «поле, зеленый луг» à девәлә «зайчонок, родившийся летом», ноһан «трава» à
ноһала «зайчонок, родившийся весной», Нүүдлә собственное имя, образованное от нүүдн «глаза, глаз»,
букв. «имеющая большие глаза».
6. калм. –т
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, мутационных, немодификационных.
Производные существительные называют «носителя отвлеченного признака»; относятся к разряду
лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем
существительного: ном «наука» à номт «ученый», алвн «налог» à алвт «владение», булң «угол» à
булңт «угольник», сахл «борода» à сахлт «бородач», нер «имя» à нерт «тезка».
7. монг. –ас (-эс, -ос, -с)
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, немодификационных, мутационных.
Производные существительные называют «результат действия»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем и
словообразовательным суффиксом существительного: уях «привязывать» à уяан «завязка, привязка»
à уяас «повязка, узел», түлхэх «толкать» à түлхээн «толчок» à түлхээс «толчок», холих «смешивать»
à холио «смесь, примесь» à холиос «смесь, примесь».
В монгольском языке на базе словообразовательного суффикса –с формируется новый суффиксас(-эс). Причиной этого явления послужило частое появление словообразовательного суффикса –с в
сочетании со словообразовательным суффиксом отглагольного существительного –ан (-эн, -он) при
образовании существительных данного типа, например: зурах «рисовать» à зураан «что-л. прямое»
à зураас «черта, линия». Доказательством формирования нового словообразовательного суффикса
служат примеры словообразовательных цепей, где образование отглагольных существительных с помощью суффиксов –ан (-эн, -он) отсутствует. В этом случае существительные образуются с помощью
суффикса –ас (-эс, -ос) непосредственно от глагольных основ, например:
түлхэ-х «толкать» à түлхэ-эн à түлхэ-э-с «толчок»;
түрэ-х «теснить» à түрэ-эн à түрэ-э-с «аренда, рента»;
хүлэ-х «связывать» à хүлэ-эн à хүлэ-э-с «связка»;
хэрэ-х «сплетать» à хэрэ-эн à хэрэ-э-с «моток, клубок»;
нэхэ-х «вязать, ткать» à нэхэ-эн à нэхэ-э-с «что-л. вытканное»;
эрэ-х «крутить» à эрэ-эн à эрэ-э-с «резьба на винте»;
нугала-х «загибать» à нугала-ан «складка » à нугала-а-с «складка»;
хаягда-х «быть брошенным» à хаягда-ан «отбросы».à хаягда-а-с «утиль, отбросы».
В рамках данного СТ наблюдается морфонологическое явление – усечение, например: түлхэн «толчок» à түлх-ээс «толчок»), товших «шить» à товш-оос «редкий шов», хажих «обивать кантом, каймой» à хаж-аас «кант, кайма»).
8. монг. –гана (-гэнэ, -гоно)
СТ относится к числу непродуктивных, нетранспозиционных, модификационных. Производные существительные образуются по модели, где производящая основа представлена корнем существительного: жимс «ягода» à жимсгэнэ [жимс-гэнэ] «ягода».
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Единичные образования существительных в калмыцком языке
В калмыцком языке встречаются единичные производные существительные, образованные от существительных и содержащие уникальные основы или суффиксы, например:
-ар (-әр): анд «побратим» à анд-ар «клятка», бод «крупный рогатый скот» à
бод-ар «животное, предназначенное для обмена»;
-вң: тал «место» à тал-вң «площадь, поле»;
-әсн: өр «середина» à өр-әсн «половина чего-л.»;
-ндг: дер «подушка» à дер-ндг «подставка (под подушку)»;
-дһн: кем «губчатая кость» à кем-дһн «плюсневая кость»;
-рцг: кем «губчатая кость» à кем-рцг «грудная кость»;
-у: он уст. «насечка, разрез» à он-у «разрез»;
-ке: зе «внук» à зее-кә «внук»;
-ш: тег «степь» à теег-ш «равнина»;
-а (-ә): шав «рана» à шав-а «сгусток крови»; сүр «величие» à сүр-ә «вдохновение»;
-тңха: усн «вода» à ус-тңха «волдырь»;
-гн: бер «невестка» à бер-гн «старшая невестка»;
-г: төл «приплод» à төл-г «ягненок», хум «песок» à хум-г «пылинка».
Выводы
1. В двух языках установлено 3 общих словообразовательных типа:
калм.
-ч: то «число» à тоо-ч «счетовод»
-вч: күзүн «шея» à күзү-вч «ошейник»
-тн: аран «клык» à ара-тн «хищники»
монг.
-чин: хонь «овца» à хонь-чин «чабан»
-вч: салхин «ветер» à салхи-вч «форточка,
поддувало»
-тан (-тэн): жигүүр «крыло» à жигүүр-тэн
«пернатые»
2. В калмыцком языке имеется 17 словообразовательных типов, которые не зафиксированы в монгольском языке. Это:
-да (-дә): бөкн «горб» à бөкн-дә «горбун»;
-ла (-лә): девән «зеленый луг» à девә-лә «зайчонок, родившийся летом»;
-т: булң «угол» à булң-т «угольник»;
-ар (-әр): бод «крупный рогатый скот» à бод-ар «животное, предназначенное для обмена»;
-ш: тег «степь» à теег-ш «равнина» и др.
3. В монгольском языке зафиксировано 2 словообразовательных типа, которые отсутствуют в калмыцком языке:
-с (-ас, -эс, -ос): түлхэх «толкать» à түлхэ-эн «толчок» à түлхээ-с «толчок»;
-гана (-гэнэ): жимс «ягода» à жимс-гэнэ «ягода»
4. Значительные расхождения наблюдаются среди словообразовательных моделей.
5. Морфонологические модели связаны с усечением и чередованием фонем.
2.2.3. Существительные, мотивированные прилагательными
(Третья схема)
Производные существительные, мотивированные прилагательными, называют «носителя отвлеченного признака». Словообразовательные суффиксы присоединяются к основе прилагательного. В отдельных случаях на морфемном шве наблюдается усечение и чередование фонем.
1. калм. –ч; монг. –чин
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, нетранспозиционных.
Производные существительные относятся к разряду лексической деривации. Модели производных существительных:
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. бару «правый» à баруч
«правша», солһна «левый» à солһач «левша»; монг. ил «ясный» à илчин «луч, жар, теплота», шинэ
«новый» à шинэч «новатор», харам «скупой» à харамч «скряга».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем и словообразовательным суффиксом прилагательного: калм. хатх «затвердевать» à хату [хат-у] «черствый» à хатуч [хату-ч] «скряга».
2. калм. –да/-дә
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных. Производные
существительные относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем прилагательного: улан «красный» à ула-да «красноперка», хар
«черный» à хара-да «ласточка», цаһан «белый» à Цаһада собственное имя.
3. калм. –ла (-лә)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных, мутационных. Производные существительные относятся к разряду лексических дериватов, образуются по двум
моделям:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: цаһан «белый» à цаһала [цаһа-ла]
«заяц-беляк».
2. Производящая основа представлена корнем прилагательного и суффиксом прилагательного: сән
«хороший» à сәәхн [сәә-хн] «красивый» à сәәхлә [сәә-х-лә] «красавица».
4. калм. –лт
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных, мутационных. Производные существительные относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем прилагательного: дүмбр «величавый» à
дүмбрлт «величие»; төгрг «круглый» à төгрглт «окружность».
Единичные образования существительных
От основ прилагательных образовались существительные с помощью уникальных суффиксов:
калм. -ль: му «плохой» à муу-ль «несчастье, беда»;
-вш: көк «голубой» à көк-вш «синица»;
-һ: шар «желтый» à шар-һ «соловый»;
-җ: көк «голубой» à көк-җ «плесень»;
-ңху: шар «желтый» à шар-ңху «желтизна»;
монг. –лзгоно: бор «серый» à боро-лзгоно «кустарник»;
-гана: улан «красный» à улаа-гана «красная смородина»;
-лжин: бор «серый» à боро-лжин «береза» (ботан.);
-мж: битүү «закрытый» à битүү-мж «пломба, печать»;
-вч: бариу «тесный, узкий» à бариу-вч «верхняя одежда».
Выводы
1. Оба языка имеют только один общий словообразовательный тип:
калм.
-ч: солһа «левый» à солһа-ч «левша»
монг.
-чин: харам «скупой» à харам-ч «скупец»
2. В калмыцком языке имеется 8 словообразовательных типов, которые не зафиксированы в монгольском языке.
3. В монгольском языке имеется 5 словообразовательных типов, которые не зафиксированы в калмыцком языке.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.2.4. Существительные со связанными основами
(Четвертая схема)
В обоих языках ряд производных существительных содержит в себе связанные основы:
калм.
ур- в слове ург «плод», ср. урдкс «предки»;
делв- в слове делвг «изобилие», ср. делврх «разливаться»;
дүүҗ- в слове дүүҗ-ң «колыбель», ср. дүүҗ-л-х «вешать»;
зеер- в слове зеер-ң «джейран», ср. зеер-д «рыжий» (о масти лошади);
хур- в слове хур-һн «»палец, ср. хур-вч «наперсток»;
наһц- в слове наһц-х «дядя», ср. наһц-нр «родственники»;
эрв- в слове эрв-әкә «бабочка», ср. эрв-һр «живой»;
дот- в слове дот-р «внутренности», ср. дот-а «внутренний, нижний»;
күр- в слове күр-гн «зять»;
өв- в словах өв-гн «старик», өв-к «старик», өв-к «предок»;
һаз- в слове һаз-р «земля», ср. һаз-а «снаружи»;
баа- в слове баа-җ «отец, дядя», ср. баа-в «мать»;
шорһ- в слове шорһ-лҗн «муравей», ср.: ара-лҗн «паук»;
ара- в слове ара-ха «мифическое чудовище»;
җаа- в слове җаа-ль «младенец», ср. җаа-хн «маленький, небольшой»;
көл- в слове көл-сн «пот», ср. көл-р-х «потеть»;
дәә- в слове дәә-сн «враг», ср. дәв-р-х «нападать».
монг.
бэлхэ- в слове бэлхэ-мж «широкий; теплый пояс», ср.: бэлх-үүс «талия, поясница» и бэлхэ-вч «набрюшник»;
дорго- в слове дорго-мж «слабый, бессильный», ср.: дор «вниз, внизу»;
дүүж- в слове дүүж-мэг «маятник», ср.: дүүжи-нг «качели, маятник» и дүүж-лэ-х «повесить, подвесить»;
цэцэ- в слове цэцэ-рлэг «сад, парк», ср.: цэцэ-г «цветок»;
чавх- в слове чавх-дас «струны»;
цуу- в слове цуу-дас «лоскут»;
оно- в слове оно-вч «ножик для нанесения зарубок», ср.: оно-он «разрез подола (пальто)»;
жала- в слове жала-вч «котелок, небольшой котелок»;
хулга- в слове хулга-вч «головной убор»;
зэд- в слове зэд-гэнэ «клубника»;
зээр- в слове зээр-гэнэ «хвойник» (бот.);
долоо- в слове долоо-гоно «боярышник»;
чацар- в слове чацар-гана «облепиха»;
бүрэл- в слове бүрэл-гэнэ «калина»;
гүзээ- в слове гүзээ-лзгэнэ «земляника»;
бөөрө- в слове бөөрө-лзгөнө «малина».
Связанные основы в монгольских языках появляются по нескольким причинам. Среди них можно
назвать такие, как выпадение из употребления производящих основ и заимствование из других языков.
В связи с этим четвертая схема в монгольских языках относится к числу непродуктивных.
2.2.5. Существительные, мотивированные числительными
и образными словами
В обоих языках имеются производные существительные, образованные от основ числительных.
Круг таких производных небольшой. Схема словообразования (пятая схема) относится к числу непродуктивных. В рамках данной схемы выделяются 4 словообразовательных типа.
1. калм. –җн; монг. –ж(ин)
СТ – непродуктивный, транспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные су59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ществительные называют животных по возрасту; относятся к разряду лексических дериватов. Модель
одна, где производящая основа представлена корнем числительного: калм. һун «три» à һунҗн «трехлетняя корова», дөн «четыре» à дөнҗин «четырехлетняя корова»; монг. гун «три» à гунж(ин) «трехлетняя корова», дөн «четыре» à дөнж «четырехлетняя корова».
2. калм. –н: монг. –а(н), -ө(н)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные существительные называют животных по возрасту (самцов), относятся к разряду лексических дериватов.
Модель одна, где производящая основа представлена корнем числительного: калм. һун «три» à һунн
«трехлетний бык», дөн «четыре» à дөнн «четырехлетний бык»; монг. гун «три» à гуна(н) «трехлетний бык», дөн «четыре» à дөнө(н) «четырехлетний бык».
3. калм. –лҗн; монг. –лжин (-лж)
СТ – непродуктивный, транспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
существительные называют «носителя количественного признака»; относятся к разряду лексических дериватов, образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем числительного: калм. һурвн «три» à һурв-лҗн «треугольник», дөрвн «четыре» à дөрвлҗн «квадрат» (ср.
дөрвлҗүр «квадратура»); монг. гур(ван) «три» à гурвалжин «треугольник», дөрөв (дөрвөн) «четыре»
à дөрвөлжин «квадрат», таван «пять» à тавалжин «пятиугольник», найман «восемь» à наймалж
«краб», ср. калм. нәәмн «восемь» à нәәмлҗн «осьминог».
Морфонологические процессы связаны с усечением: калм. һурван «три» à һурвлҗн «треугольник»;
монг. найман «восемь» à наймалж «краб».
4. монг. –т
СТ – непродуктивный, транспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные существительные называют «носителя количественного признака», относятся к разряду лексических дериватов, образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем числительного: монг.
гурав (гурван) «три» à гуравт «тройка», найман «восемь» à наймт «восьмерка». Морфонологическая
модель связана с усечением.
В монгольских языках, видимо, возможно образование существительных от основ образных (звукоподражательных) слов, т.к. в калмыцком языке зафиксировано существительное, образованное по этой
(шестой) схеме: җииг- à җииг-ндә «сверчок» (по звуку, издаваемому сверчком).
2.3. Словообразование имен прилагательных
По грамматическому характеру мотивирующего слова производные прилагательные делятся на три
основные группы: 1) прилагательные, мотивированные существительными, 2) прилагательные, мотивированные прилагательным, 3) прилагательные, мотивированные глаголами. Особую группу составляют прилагательные, мотивированные другими частями речи. В связи с эти мы выделили 5 словообразовательных схем.
2.3.1. Прилагательные, мотивированные существительными
(Первая схема)
1. калм. –та(-тә); монг. –тай(-тэй)
Словообразовательный тип в обоих языках относится к числу продуктивных, нетранспозиционных,
немодификационных. Производные прилагательные называют «наличие чего-либо при характеристике внутренних признаков предметов», «наличие чего-либо при характеристике внешних признаков
предметов», «наличие признаков при характеристике свойств, умственных способностей, состояния
человека», относятся к разряду синтаксических и лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Производящая основа является нечленимой и представлена корнем существительного: калм. үүлн
«облако» à үүлтә «облачный», цаң «иней» à цаңта «заиндевелый», ноосн «шерсть» à нооста «покрытый шерстью», тосн «масло» à тоста «масляный»; монг. янз «форма» à янзтай «имеющий форму», ял «наказание» à ялтай «наказуемый», нарн «солнце» à нартай «солнечный».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и
словообразовательного суффикса существительного: калм. асрх «ухаживать» à асрмҗ «забота» à
асрмҗта «заботливый», теткх «оказывать помощь» à тетквр «обеспечение» à тетквртә «обеспеченный»; монг. ялгах «различать, отличать» à ялгаа «отличие, различие» à ялгаатай «различный, отличный», яарах «спешить» à яарал «срочность, спешность» à яаралтай «спешный, экстренный».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня, суффикса побудительного залога и суффикса существительного: калм. сурх «учиться» à сурһх «учить,
воспитывать» à сурһмҗ «воспитание» à сурһмҗта «воспитанный», даах «ручаться, брать на себя
ответственность» à даалһх «поручать» à даалһвр «поручение» à даалһврта «ответственный»; монг.
байх «быть» à байгуулах «организовывать, учреждать» à байгуулал «орган; строй» à байгуулалтай
«организованный», гүйх «бежать» à гүйлгэх «заставлять бегать» à гүйлгээ «обращение, оборот» à
гүйлгээтэй «пользующийся большим спросом».
4. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного, глагольного словообразовательного суффикса и суффикса существительного: калм. то «количество»
à тоолх «считать, думать» à тоолвр «размышление» à тоолврта «разумный, расчетливый»; монг. най
«дружба» à найдах «надеяться, уповать, рассчитывать, доверять» à найдвар «надежда» à найдвартай
«надежный, верный».
5. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня, глагольного словообразовательного суффикса и суффикса существительного: калм. мошкх «вертеть» à
мошкрх «виться» à мошкран «виток» à мошкрата «витой, крученый».
6. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня, суффикса взаимного залога и словообразовательного суффикса существительного: калм. орах «завернуть»
à оралдх «запутаться» à оралдан «запутанность» à оралдата «запутанный».
7. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня, суффикса совместного залога, словообразовательного суффикса существительного: калм. ирх «приходить»
à ирлцх «приходить вместе» à ирлцән «приход» à ирлцәтә «приходящий».
8. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня прилагательного,
глагольного словообразовательного суффикса и словообразовательного суффикса существительного:
монг. бэрх «трудный» à бэрхшээх «затрудняться» à бэрхшээл «трудность, затруднение» à бэрхшээлтэй «трудный, затруднительный».
Суффикс –та (-тә) в калмыцком языке проявляет тенденцию к слиянию с суффиксом –а (-ә), входящим в состав производящих основ существительных, образованных от глаголов. Прилагательные,
содержащие комплекс –ата (-әтә), в современном калмыцком языке могут быть интерпретированы двояко, тем самым указывая на разные пути их происхождения. Сравнить:
1) бөглх «закупорить» à бөгл-ә «пробка» à бөглә-тә «с пробкой, имеющий пробку», но
2) бөглх «закупоривать» à бөгл-әтә «закупоренный»;
3) баглх «связыать» à багл-а «узел» à багла-та «с узлом, имеющий узел», но
4) баглх «связывать» à багл-ата «связанный».
Образование составного суффикса –ата (-әтә) поддерживается действием закона аналогии, благодаря которому в калмыцком языке образовался целый ряд отглагольных прилагательных, минуя ступень
образования отглагольного существительного. Например, есть отглагольное прилагательное дүүҗләтә
от дүүҗлх «вешать», но нет отглагольного существительного *дүүҗлә. Это существительное потенциальное, заложенное в системе монгольского словообразования, но не получившее своей реализации.
Следовательно, различие между суффиксами –та (-тә) и –ата (-әтә) в том, что они обслуживают разные словообразовательные типы, т.к. первый сочетается с основами отглагольных существительных, а
второй с глагольными основами. Оба суффикса в калмыцком языке относятся к числу продуктивных.
Прилагательные с суффиксом –та (-тә) необходимо отличать от существительных в форме совместного падежа. Различия между ними в калмыцком языке существенные. Во-первых, прилагательные в
контексте сочетаются с усилительными частицами зөвәр, дегд, невчк: дегд чиигтә «слишком сырой»,
зөвәр үнтә «слишком дорогой». Во-вторых, прилагательные могут ослабить значение выражаемого
признака (модифицировать) путем присоединения суффикса –вр: салькта өдр «ветреный день» à
сальктавр өдр «немного ветреный день».
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следует заметить, что многие существительные в форме совместного падежа склонны к переходу в
класс прилагательных. В отдельных случаях этот процесс затягивается, вызывая трудности при определении прилагательных. Переходные случаи мы относим к разряду синтаксической деривации, а сами
производные прилагательные называем синтаксическими дериватами.
2. калм. –рхг; монг. –рхаг (-рхог, -рхэг)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных, мутационных. Производные называют «признак, имеющийся в изобилии»; относятся к разряду
лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем
существительного: калм. усн «вода» à усрхг «водянистый», уул «гора» à уулрхг «гористый», үүлн
«облако» à үүлрхг «облачный»; монг. давсан «соль» à давсархаг «солоноватый», ой «лес» à ойрхог
«лесистый», өвсөн «трава» à өвсөрхөг «обильный травой».
Имеются морфонологические модели, связанные с усечением, например: калм. усн «вода» à ус-рхг
«водянистый».
Словообразовательный суффикс –рхг в калмыцком языке является составным (по происхождению).
Он образован из трех суффиксов: глагольного –р, залогового –х и существительного –г. Данный суффикс свидетельствует о глубинных процессах, происходящих в словообразовании. Производные прилагательные, содержащие комплекс –рхг, могут иметь троякую словообразовательную структуру и троякую мотивацию. Сравнить: калм.
1) цецн «мудрый» à цец-рхг «обладающий мудростью»;
2) цецн «мудрый» à цец-р-х «становиться мудрым» à цецр-хг «обладающий мудростью»;
3) цецн «мудрый» à цец-рх-х «хвастаться мудростью» à цецрх-г «хвастающийся мудростью».
В первом случае прилагательное цецрхг [цец-рхг] образовалось от прилагательного цецн с помощью
суффикса –рхг; во втором случае прилагательное цецрхг [цецр-хг] образовалось от глагола цецрх «становиться мудрым» с помощью суффикса –хг; в последнем случае прилагательное цецрхг образовалось
от глагола цецрхх «хвастаться мудростью» с помощью суффикса –г. Такая же картина наблюдается и в
монгольском языке.
В калмыцком и монгольском языках составной суффикс –рхг и –рхаг (-рхог, -рхэг) нельзя отождествлять с сочетанием глагольного суффикса –рх и –рхаг (-рхог, -рхэг) и суффикса прилагательного –г в
отглагольных прилагательных типа монг. –рхэг в слове ихэ-рхэг «важный, надменный». Сравнить: их
«большой, великий» à ихэ-рхэ-х «важничать» à ихэ-рхэ-г «важный, надменный»; зочин «гость» à
зочи-рхо-х «быть церемонным» à зочи-рхо-г «церемонный». Производные прилагательные с суффиксом –г составляют особый словообразовательный тип, который рассматривается дальше.
Семантически производные прилагательные данного словообразовательного типа близки к отглагольным прилагательным, которые образованы с помощью двух суффиксов: 1) –г в обоих языках и 2)
–рхуу (-рхүү), -уу (-үү) в монгольском языке.
3. калм. –һр (-хр, -гр); монг. –гар (-гэр, -гор)
СТ – непродуктивный, транспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные прилагательные называют «признак, который формируется по аналогии с тем, что обозначено производящей основой»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем существительного: калм. бар «темнота» à барһр «темный»;
монг. дэнж «терраса» à дэнжгэр «высокий», годон «мех, снятый с лап животных» à годгор «что-либо
короткое, торчащее», товх «комок (снега, грязи)» à товхгор «выпуклый», лонх «бутылка» à лонхгор
«кувшинообразный».
4. калм. –т; монг. –т
СТ – непродуктивный, транспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные прилагательные называют «признак, свойственный предметам или характеризующий человека», относятся
к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена
корнем существительного: калм. күсл «желание» à күслт «имеющий желание», мөсн «лед» à мөст
«ледовый»; монг. царай «лицо» à царайт «имеющий облик, лицо», цасан «снег» à цаст «снежный»,
цацг «хохол» à цацгт «хохлатый», цог «пламя, блеск» à цогт «белстящий».
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В современных языках производные прилагательные вытесняются образованиями, содержащими
суффиксы –та (-тә) в калмыцком языке и –тай (-тэй) в монгольском.
Морфонологичекие модели связаны с усечением, например: калм. цасн «снег» à цас-т «снежный»;
монг. цасан «снег» à цас-т «снежный».
5. монг. –рхуу (-рхүү)
СТ – малопродуктивный, транспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
прилагательные называют «признак, который проявляется чрезмерно»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем существительного: чулуун «камень» à чулуу-рхуу «каменистый» (ср. чулуу-рхаг «каменистый»), мөч анат.
«конечность» à мөчи-рхүү «имеющий большие конечности», тоосон «пыль» à тоосо-рхуу «пыльный,
запыленный», хөдөөн «поле, степь; сельская местность» à хөдөө-рхүү «похожий на сельскую местность», махан «мясо» à маха-рхуу «мясистый» (ср. маха-рхаг «мясистый»), могой «змея» à могойрхуу «змееподобный, змееобразный».
Суффикс –рхуу (-рхүү) исторически образован в результате слияния (в процессе переразложения)
глагольного суффикса –рха (-рхо, -рхэ) с суффиксом прилагательного –уу (-үү). Производные прилагательные данного СТ близки по семантике отглагольным прилагательным, образованным с помощью
суффикса –уу (-үү).
6. монг. –лаг (-лэг)
СТ – непродуктивный, транспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные прилагательные называют «признак, характеризующий человека или предмет»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем существительного: шавар «грязь» à шавар-лаг «глинистый», чулуун «камень» à чулу-лаг «каменистый»,
ухаан «ум, разум» à ухаа-лаг «умный, разумный», хүхэр «сера» à хүхэр-лэг «сернистый», баатар
«герой» à баатар-лаг «героический, доблестный».
При обраовании прилагательных данного типа на морфемных швах наблюдается усечение, например: тосон «жир» à тос-лог «жирный», давсан «соль» à давс-лаг «соленый», хөөсөн «пена» à хөөслөг «пенистый».
В современном калмыцком языке суффикс –льг является уникальным, т.к. производные с этим суффиксом представляют собой единичные образования, например: махн «мясо» à мах-льг «мясистый».
7. калм. –вр (-втр, -вцр, -цр)
СТ – непродуктивный, транспозиционный, мутационный. Производные прилагательные называют
«неполноту признака»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где
производящая основа представлена корнем существительного: һал «огонь» à һал-вр «огненный», өвгн
«старик» à өвг-өр «староватый», тосн «масло» à тос-втр «маслянистый». Морфонологические модели связаны с усечением.
8. калм. –р.
СТ – непродуктивный, транспозиционный, мутационный. Производные прилагательные называют
«признак, свойственный человеку или предмету»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем существительного: күчн «сила»
à күч-р «тяжелый», ид «сила, мощь» à ид-р «выносливый», толь «зеркало» à толь-р «блестящий».
Морфонологические модели связаны с усечением.
Производные прилагательные с уникальными суффиксами
В обоих языках встречаются производные прилагательные, в образовании которых участвовали
уникальные суффиксы, например: калм. ла «свеча» à лаа-вң «восковой», сар «луна» à сар-ул «светлый», нәр «пир, веселье» à нәәр-ч «гуляющий», ө «обида» à өө-ч «обидчивый», махн «мясо» à мах-ч
«хищный»; монг. хол «даль» à хол-хь «дальний, отдаленный», усан «вода» à уса-вхи «водянистый».
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выводы
1. В обоих языках выделены 4 общих словообразовательных типа:
калм.
монг.
-та (-тә): һашу «горечь» à һашу-та «горький»
-тай (-тэй): наран «солнце» à нар-тай «солнечный»
- һр (-хр, -гр): бар «темнота» à бар- һр «темный» -гар (-гор, -гэр): товх «комок» à товх-гор «выпуклый»
-рхг: уул «гора» à уул-рхг «гористый»
-рхаг (-рхог, -рхэг): ой «лес» à ой-рхог «лесистый»
-т: мөсн «лед» à мөс-т «ледовый»
-т: цог «пламя, блеск» à цог-т «блестящий»
2. В монгольском языке зафиксировано 2 словообразовательных типа, которых нет в калмыцком
языке: 1) с суффиксом –рхуу- //-рхүү- (например: чулуу-рхуу «каменистый») и 2) с суффиксом -лаг //лэг (например: баатар-лаг «героический»).
3. В калмыцком языке зафиксировано тоже 2 СТ, которые отсутствуют в монгольском:
-вр: һал «огонь» à һал-вр «огненный»,
-р: толь «зеркало» à толь-р «блестящий».
4. Морфонологические модели связаны с усечением.
2.3.2. Прилагательные, мотивированные прилагательными
(Вторая схема)
1. калм. –втр (-вцр); монг. –втар (-втор, -втэр, -бар)
СТ – продуктивный, нетранспозиционный, немодификационный. Производные обозначают «неполный признак»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. бүлән «теплый» à бүләвтр
«тепловатый», бор «серый» à бор-втр «сероватый», гегән «светлый» à гегәвтр «светловатый», хар
«черный» à харвтр «черноватый», шар «желтый» à шарвтр «желтоватый», му «плохой» à муу-втр
«плоховатый», көк «синий» à көквтр «синеватый»; монг. улаан «красный» à улаа-втар «красноватый», хөхө «синий» à хөхө-втөр «синеватый».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса: калм. халх «нагреваться» à халун «горячий» à халувтр «довольно горячий»; монг. хөлдөх «замерзать» à хөлдүү «мерзлый» à хөлдүүвтэр «подмерзлый».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и суффикса прилагательного: монг. насан «возраст» à нас-тай «пожилой» à настайвтар «пожилой,
немолодой».
Итак, в обоих языках 2 общие словообразовательные модели, в калмыцком языке 2 модели, в монгольском – 3. Морфонологические модели связаны с усечением, например: калм. цаһан «белый» à
цаһавтр «беловатый», монг. хүрэн «коричневый» à хүрэвтэр «коричневатый», и чередованием фонем,
например: калм. му «плохой» à муувтр «плоховатый».
В калмыцком языке суффикс –втр имеет вариант –вцр, например: шар «желтый» à шарвцр «желтоватый», көк «синий» à көквцр «синеватый», киитн «холодный» à киитвцр «холодноватый», ке
«красивый» à кеевцр «щеголеватый».
В монгольском языке имеются уникальные суффиксы –бар и – тор, близкие по семантике суффиксу
–втар, например: ул-бар «красноватый» и мого-тор «комолый, тупоконечный».
2. калм. –гчн; монг. –гчин (-гч)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, немодификационный, мутационный. Производные
прилагательные называют «масть животных (самок)», относятся к разряду лексических дериватов;
образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем прилагательного: калм.
шар «желтый» à шаргчн «желтая, солоновая», хо «светло-желтый» à хоогчн «соловая», хар «черный»
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
à харгчн «вороная», улан «красная» à улагчн «красная»; монг. ухаа «каурый» à ухаагч «рыжая, каурая», хөхө «голубой» à хөхөгчин «серая, сивая». Морфонологические модели связаны с усечением и
чередованием фонем.
3. калм. –ха (-хә); монг. –хай (-хэй)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, модификационный. Производные прилагательные называют «неполный признак», относятся к разряду синтаксических дериватов; образуются по одной
модели, где производящая основа представлена корнем прилагательного: му «плохой» à муха «плоховатый»; монг. му «плохой» à муухай «грязный, отвратительный».
4. монг. –рхуу (-рхүү)
СТ – продуктивный, нетранспозиционный, модификационный, мутационный. Производные прилагательные называют «признак, который имеется с небольшим избытком»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: йимэ «подобный» à йимэрхүү «вот
такой», чацуу «равный, одинаковый» à чацархуу «рослый, высокий».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного суффикса
и суффикса прилагательного: хатах «становиться крепким» à хатуу «твердый, жесткий, крепкий» à
хатуурхуу «довольно жесткий».
Прилагательное хатуурхуу в монгольском языке имеет две словообразовательные структуры, т.е.
характеризуется неединственной мотивацией. Ср.:
1) хатуу «твердый» à хатуурхах [хатуу-рха-] «быть строгим» à хатуурхуу [хатуу-рх-уу] «двольно
суровый»;
2) хатуу «твердый» à хатуурхуу [хатуу-рхуу] «довольно твердый».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и словообразовательного суффикса прилагательного: хүн «человек» à хүний «человеческий; чужой»
à хүнийрхүү «стеснительный».
5. монг. –лаг (-лог, -лэг)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, модификационный. Производные прилагательные называют «признак, имеющийся в некотором избытке»; относятся к разряду лексических дериватов и
синтаксических. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: баян «богатый» à баялаг «богатый», гое «красивый» à гоелог «довольно красивый», чанга «сильный» à чангалаг «закаленный».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем и словообразовательным суффиксом прилагательного: ядах «не мочь, не уметь» à ядуу «бедный» à ядуулаг «бедный, неимущий».
При образовании прилагательных наблюдается усечение: бүдүүн «грубый» à бүдүүлэг «некультурный, грубый».
6. калм. –вр; монг. –бар (-бур, -вөр)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, модификационный. Производные прилагательные
обозначают «неполноту проявления признака»; относятся к разряду синтаксических и лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. улан «красный» à улавр
«красноватый», хо «светло-рыжий» à хоовр «светло-желтый», көк «синий» à көквр «синеватый»;
монг. цөөн «малочисленный» à цөөвөр «немногочисленный», улан «красный» à ул-бар «красноватый».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. хатх «затвердевать» à хату «твердый» à хатувр
«твердоватый».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из основы существительно65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. әәмшг «опасность» à әәмшгтә «страшный» à әәмшгтәвр «страшноватый».
В обоих языках 1 общая словообразовательная модель, в калмыцком языке 3 модели, в монгольском
– 1. При образовании прилагательных наблюдается усечение: калм. улан «красный» à ула-вр «красноватый».
7. калм. –һр (-гр)
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, модификационный. Производные прилагательные называют «признак, свойственный человеку или предмету»; относятся к разряду лексических дериватов;
образуются по одной модели, где производящая основа представлена корнем прилагательного: җилмн
«открытый, пустой; ясный, чистый» à җилмгр «гладкий, чистый, ясный», нам «тихий» à намһр «тихий, спокойный».
8. калм. –цр
СТ – непродуктивный, нетранспозиционный, модификационный. Производные прилагательные
называют «ослабленный признак»; относятся к разряду синтаксических и лексических дериватов.
Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: улан «красный» à улацр «красноватый», хар «черный» à харцр «черноватый», бүлән «теплый» à бүләцр «тепловатый», бүдүн «толстый» à бүдүцр «толстоватый», баһ «малый» à баһцр «небольшой», алг «пестрый à алгцр «пестроватый», гиигн «легкий» à гиигцр «довольно легкий».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса прилагательного: халх «нагреваться» à халу «горячий» à халуцр «довольно горячий».
Выводы
1. В обоих языках установлено 4 общих словообразовательных типа:
калм.
-втр (-вцр): бор-втр «сероватый»
-гчн: хар-гчн «черная»
-ха: муу-ха «плоховатый»
-вр: ула-вр «красноватый»
монг.
-втар (-втор): хөхө-втэр «синеватый»
-гчин: хөхө-гчин «сивая»
-хай: муу-хай «грязный»
-бар: ул-бар «красноватый»
2. В монгольском языке установлено 2 словообразовательных типа, которых нет в калмыцком языке.
Это -рхуу (-рхүү): хатуу-рхуу «довольно жесткий»; -лаг (-лэг): ядуу-лаг «бедный».
3. В калмыцком языке тоже установлено 2 СТ, которых нет в монгольском языке: -һр: нам-һр «тихий», -цр: бүлә-цр «тепловатый».
4. Морфонологические модели связаны с усечением и чередованием.
2.3.3. Прилагательные, мотивированные глаголами
(Третья схема)
1. калм. –һр (-хр, -гр); монг. –гар (-гэр, -гор)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных, мутационных. Производные прилагательные называют «признак, который возникает по
аналогии с тем, что обозначено производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов.
Модели производных отглагольных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. хажих «скривиться, быть кривым»
à хажһр «кривой, косой, искривленный», арних «нахмуриваться» à арньһр «хмурый», тиних «становиться ровным» à тинь-гр «ровный, гладкий», җалҗих «кривиться» à җальҗһр «кривой»; монг. харчийх (хорчийх) «коробиться, морщиться, мяться» à харчгар (хорчгор) «смятый, помятый; сморщенный».
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и глагольного словообразовательного суффикса: калм. аң «трещина» à аңһах «открывать, раскрывать,
зиять» à аңһһр «открытый», дүн «мера, образец, пример» à дүңггр «величественный, имеющий важный вид», ир «острый край лезвия» à ирзэх «обнажать ряд острых зубов» à ирзһр «оскаленный (о
зубах)».
3. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. ал- à алцах «расставлять (ноги)» à алцһр «растопыренный», ср. ал-д «сажень», ал-х
«шаг»; гөв- à гөвдих «делаться выпуклым» à гөвдгр «выпуклый», ср. гөвәх «вздуваться», гөвә «бугор, холмик»; дал- à далдах «быть широким» à далдһр «широкий», ср. дал-һа «широкий», дал-ва
«широкая поверхность».
Итак, в рамках данного СТ установлены 3 словообразовательные модели, в том числе 1 общая, в
калмыцком языке 3 модели, в монгольском языке 1.
Морфонологические модели связаны с явлением усечения: калм. бөгди-х «сгорбиться» à бөгд-гр
«горбатый, сутулый», мати-х «гнуться» à мать-хр «кривой, изогнутый»; монг. шагнай-х «быть курносым» à шагна-гар «курносый», янхий-х «быть тощим» à янхи-гар «тощий, худой», хужий-х «быть
тощим» à хуж-гар «блеклый, бледный», мата-х «сгибать, выгибать» à мат-гар «изогнутый».
2. калм. –г; монг. –г
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные называют «признак, который является результатом того действия, которое обозначено производящим словом»; относятся как к синтаксической, так и лексической деривации. Модели
производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. тенх «глупеть» à тенг «глупый»,
амрх «отдыхать» à амрг «отдыхающий»; монг. бүрхэх «покрываться» à бүрхэг «пасмурный».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и глагольного словообразовательного суффикса: калм. нөр «сон» à нөөрсг «сонливый»; монг. ноен
«князь» à ноерхох «кичиться; господствовать» à ноерхог «кичливый», омог «гордость» à оморхох
«гордый, кичливый».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня прилагательного
и глагольного словообразовательного суффикса: калм. бор «серый» à борлх «быть серым» à борлг
«серый»; монг. бор «серый» à борлох «сереть, становиться серым» à борлог «сивый».
4. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня частицы и глагольного словообразовательного суффикса: монг. хүү- частица при глаголах à хүүрэх «разрываться» à
хүүрэг «хрупкий, легко крошащийся».
В рамках данного СТ в обоих языках установлены 4 словообразовательные модели, из них 2 общие,
в калмыцком языке 2 модели, в монгольском языке 4.
В отдельных отглагольных прилагательных, образованных с помощью суффикса –г, произошел процесс переразложения, который привел к формированию составных суффиксов: калм. –лг, -мг, -сг и
монг. –шиг, -саг, -шэг.
Калмыцкий суффикс –лг образовался в результате сочетания глагольного словообразовательного
суффикса –л (например, сохр «слепой» à сохр-л-х «слепнуть») и словообразовательного суффикса
прилагательного –г (например, агс-х «буйствовать» à агс-г «буйный»). В тех случаях, когда прилагательные образовались с помощью суффикса –г от основ глаголов, которые в свою очередь были
образованы от основ существительных и прилагательных с помощью суффикса –л, возникли условия
для формирования нового суффикса –лг. Например, сохр «слепой» à сохр-л-х «слепнуть» à сохрл-г
[сохр-лг] «подслеповатый». Новый суффикс –лг, в отличие от суффикса –г, обладает более широкой
сочетаемостью с основами разных частей речи. Суффикс –лг сочетается с основами существительных, прилагательных и глаголов: сохр «слепой» à сохр-лг «подслеповатый»; цецг «цветок» à цецг-лг
«цветущий»; өндр «высокий» à өндр-лг «возвышенный»; туңһ- à туңһ-лг «чистый, прозрачный», ср.
туңһ-а-х «осесть, опуститься на дно».
Калм. –мг и монг. –маг (-мэг) образовались в результате сочетания причастного суффикса ( калм.
–м и монг. -маг/-мэг) и словообразовательного суффикса прилгательного –г (калм. –г и монг.-г).
Прилагательные с этим составным суффиксом образуются от основ глаголов. В их образовании принимают участие как непроизводные, так и производные глагольные основы, например: калм. дасх «из67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
учать, усваивать» à дас-мг «способный», чидх «выдерживать» à чид-мг «выносливый, терпеливый»,
чадх «мочь» à чад-мг «умелый»; наах «приклеивать» à наалдх «приклеиваться» à наалд-мг «»клейкий, вязкий, липкий»; монг. царцах «стынуть» à царц-маг «желатинообразный». В монгольском языке
отмечены случаи, когда суффикс –маг сочетается с основами существительных и связанными основами: нойр «сон» à нойр-мог «заспанный», цэл- à цэл-мэг «чистый», ср. цэл-бэнг «белый», цээж
«грудь» à цээж-мэг «спортивная одежда».
Калм. –сг и монг. –шиг, -саг образовались в результате сочетания глагольных словообразовательных
суффиксов (калм. –с и монг. –ша(-са, -ши) со словообразовательным суффиксом прилагательного –г
(на основе переразложения). С помощью нового суффикса в обоих языках образуются прилагательные
от основ существительных, например: калм. мөңгн «деньги» à мөңг-сг «алчный», нәр «пир» à
нәәр-сг «пирующий», үүр «друг» à үүр-сг «товарищеский»; монг. нөхөр «друг» à нөхөр-сөг «дружелюбный», цай «чай» à цай-саг «любящий чай»);
от основ глаголов, например: калм. эмәх «стесняться» à эмә-сг «стеснительный», унх «садиться
верхом на лошадь» à ун-сг «любящий верховую езду»;
от причастных форм на –м, например: калм. инәх «смеяться» à. инәм à инәм-сг «веселый»; монг.
гайхах «удивляться» à гайхам «удивительный» à гайхам-шиг «удивительный, чудесный».
Прилагательные данного СТ необходимо отличать от прилагательных, образованных с помощью составного суффикса калм. –рхг и монг. –рхаг (-рхэг, -рхог). Такие прилагательные обозначают «признак,
имеющийся у предмета в изобилии», например: навчин «лист, листья» à навчирхаг «густолиственный,
обильный листьями», ясан «кость» à ясархаг «костистый», чихэн «уши» à чихэрхэг «ушастый».
В монгольском языке на основе причастного суффикса –м и суффикса прилагаетльного –шиг (-сиг) в
процессе переразложения сформировался новый суффикс -мшиг (-мсиг), с помощью которого прилагательные образуются от основ глаголов, например: гутах «портиться, ухудшаться» à гута-а-х «портить,
перен. позорить» à гута-мшиг «позорный». Отмечены факты, когда с помощью указанного суффикса
образуются прилагательные от именных основ, например: ганган «щеголь, франт» à ганга-мсаг «щеголеватый, франтоватый». Процесс формирования составного суффикса –мшиг в монгольском языке не
завершился, т.к. здесь наряду с ним употребляются все переходные формы производных, содержащие
в себе элементы данного суффикса, например: удах «медлить, мешкать»; «длиться, продолжаться» à
ууда-м «обширный» à ууда-м-шиг «обширнейший»; ужих «тянуться, длиться» à уужи-м «широкий,
просторный» à уужи-м-шиг «широчайший, просторнейший».
3. калм. –вр; монг. –бар (-бэр, -бөр)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, связанный с тем, что обозначено производящей основой»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. цәәх «белеть» à цәәвр «бледный,
беловатый»; тесх «терпеть» à тесвр «терпеливый».
2. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. нуһ- à нуһдих «сидеть сгорбившись» à нуһд-вр «сгорбленный», ср. нуһ-л-х «сгибать»;
монг. цоо- à цоолох «продырявливать, прокалывать» à цоол-бор «прорезанный орнаментом»; нугаà нугалах «сгибать, перегибать» à нугал-бар уст. «документ, написанный на сложенной в складки
бумаге».
3. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразовательным суффиксом: калм. әдл «похожий» à әдлөх «быть одинаковым» à әдлц-вр «похожий», эццн «худой» à эццәх «похудеть» à эццә-вр «худощавый».
4. калм. –мтха (-мтхә); монг. –мтгай (-мтгий)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, возникающий в результате действия, обозначенного производящей основой»; относятся к разряду лексических дериватов. Производящие глаголы
называют действие, которое приводит к порче и ухудшению качества. Модели производных прилагательных
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. әәх «бояться» à әә-мтхә «боязли68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вый», авх «брать» à авмтха «жадный», һульдрх «скользить» à һульдрмтха «скользкий», инәх «смеяться» à инямтхә «смешливый»; монг. явах «ходить, ездить» à явамтгай «вхожий, часто бывающий»,
айх «бояться» à аймтгай «боязливый, трусливый», очих «идти, ехать, пойти» à очимтгой «часто уходящий», ичих «стыдиться, конфузиться» à ичимтгий «стыдливый, конфузливый».
2. Производящая основа представлена производной глагольной основой, состоящей из корня существительного и глагольного словообразовательного суффикса: калм. өө «обида» à өөлх «чувствовать
себя оскорбленным» à өөлмтхә «обидчивый», аҗг «наблюдение» à аҗглх «наблюдать» à аҗглмтха
«наблюдательный»; монг. зочин «гость» à зочлх «принимать гостей» à зочломтгий «гостеприимный».
3. Производящая основа представлена производной глагольной основой, состоящей из глагольного
корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. күцх «исполнять» à күцәх «выполнить»
à күцәмтхә «исполнительный».
4. Производящая основа представлена производной глагольной основой, состоящей из корня прилагательного и глагольного словообразовательного суффикса: калм. му «плохой» à муулх «хулить» à
муулмтха «склонный наговаривать».
5. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. хуһ- à хуһрх «переломиться» à хуһрмтха «хрупкий,
ломкий»; монг. хуга- à хугарах «ломаться» à хугарамтгай «хрупкий».
6. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня звукоподражательного слова и глагольного словообразовательного суффикса: калм. мөө- à мөөрх «мычать» à мөөрмтхә
«склонный мычать» (о теленке), мәә- à мәәлх «блеять» à мәәлмтхә «часто блеющий» (об овце).
В рамках данного СТ обнаружено 6 словообразовательных моделей, в том числе 3 общих, в калмыцком языке 6 моделей, в монгольском – 3.
По происхождению суффиксы калм. –мтха (-мтхә) и монг. –мтгай (-мтгий) являются составными,
т.к. они возникли в результате сочетания причастного суффикса –м, словообразовательных суффиксов
прилагательного –т и –ха (-хә) калмыцкого языка, -гай (-гий) монгольского языка. Образование составного суффикса происходило на базе последнего суффикса прилагательного -ха (-хә) в калмыцком языке
и –гай (-гий) в монгольском языке в результате действия процесса переразложения, т.е. постепенного
отрыва «финалей производящих основ в пользу указанных суффиксов». От производящих основ в результате действия процесса переразложения отошли к суффиксам –ха (-хә) в калмыцком языке и –гай
(-гий) в монгольском языке причастный суффикс –м и суффикс прилагательного –т.
5. калм. –мха (-мхә), -мһа; монг. –мхай (-нхай, -нгий)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом того, что обозначено производящей основой»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основ представлена глагольным корнем: калм. бурх «ворчать» à бурмха «ворчливый», медх «знать» à медмхә «всезнающий», мартх «забывать» à мартмха «забывчивый», уульх
«плакать» à уульмха «плаксивый»; монг. идэх «есть» à идэмхий «прожорливый», шатах «гореть» à
шатамхай «горючий», яарах «спешить» à яарамхай «спешный, торопливый».
2. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня прилагательного и
глагольного словообразовательного суффикса: калм. ке «красивый» à кеерх «наряжаться» à кеермхә
«любящий красиво одеваться»; монг. муу «плохой» à муулах «наговаривать» à мууламхай «склонный
наговаривать».
3. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. эвдх «ломать» à эвдрх «ломаться» à эвдрмхә «ломкий, ломающийся».
4. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня существительного
и глагольного словообразовательного суффикса: калм. кир «грязь» à киртх «загрязниться» à киртмхә
«способный загрязниться».
5. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и суффикса взаимного залога: калм. наах «приклеить» à наалдх «приклеиваться» à наалдмһа «клейкий,
вязкий».
Отдельные производящие глагольные основы сочетаются с вариантами –нхай, -нхий, -нгуй: монг.
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
урах «разорвать» à уранхай «разорванный», түлэх «топить» à түлэнхий «обгорелый, обгоревший»,
тарах «рассеиваться» à тарангуй «рассеянный».
В рамках данного СТ установлено 5 моделей, в том числе 2 общие, в калмыцком языке 5 моделей, в
монгольском – 2.
6. калм. –ңһу (-ңһү); монг. –нга (-нго, -нги)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом действия,
обозначенного производящей основой (словом)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. бүтх «задыхаться» à бүтңһү «задыхающийся», диилх «побеждать» à диилңһү «победный», хәәлх «плавить» à хәәлңһү «расплавленный», байсх «радоваться» à байсңһу «веселый», хатх «затвердевать» à хатңһу «затвердевший»,
шүлтх «усердствовать» à шүлтңһү «усердный», күцлх «терпеть» à күцлңһү «терпеливый»; монг.
наах «клеить» à наанги «клейкий, вязкий», согтох «опьянеть» à согтонги «опьяневший», зовох «мучить» à зовонги «мучительный», царцах «стынуть» à царцанги «застывающий», дүйрэх «тупеть» à
дүйрэнги «тупой».
2. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и суффикса совместного залога: калм. ирх «приходить» à ирлцх «соответствовать» à ирлцңһү «подходящий»; монг. наах «клеить» à наалдах «приклеиваться» à наалданги «клейкий».
3. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. делгх «расстилать» à делгрх «расширяться, распространяться» à делгрңһү «распространенный, развернутый», булх «прятать» à бултх «прятаться» à
бултңһу «скрытный».
4. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и суффикса многократного действия: калм. нәәхлх «качаться» à нәәхлэх «колыхаться» à нәәхлзңһү «качающийся, шаткий».
5. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня существительного
и глагольного словообразовательного суффикса: калм. ни «согласие» à ниицх «согласовываться» à
ниицңһү «дружный», эв «согласие, мир» à эвцх «соглашаться» à эвцңһү «миролюбивый».
6. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня прилагательного и
глагольного словообразовательного суффикса: калм. көк «синий» à көкрх «синеть» à көкрңһү «синеватый»; монг. хөгшин «старый» à хөгшрөх «стареть» à хөгшрөңгө «старообразный».
7. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня числительного и
глагольного словообразовательного суффикса: калм. негн «один» à негдх «объединяться» à негд-ңһү
«объединенный».
В рамках данного СТ установлено 7 моделей, в том числе 3 общие, в калмыцком языке 7 моделей, в
монгольском – 3.
7. калм. –мр; монг. –маар (-мээр, -мөөр)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, вызванный тем действием, которое обозначено производящей основой (словом)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. бичх «писать» à бичмр «письменный», утлх «резать» à утлмр «отрезанный», өлгх «вязать» à өлгмр «вязанный», залһх «соединять»
à залһмр «соединенный», келх «говорить» à келмр «устный», үүлх «дробить» à үүлмр «дробный»;
монг. унших «читать» à уншмаар «такой, который необходимо прочитать», уух «пить» à уумаар
«приятный» (для питья), ургах «расти» à урга-маар «способный расти», унах «садиться верхом» à
унамаар «удобный для верховой езды», унах «падать» à унамаар «могущий упасть».
2. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня существительного и
глагольного словообразовательного суффикса: калм. бар «печать» à барлх «печатать» à барлмр «печатный»; монг. дур «воля» à дурлах «желать» à дурламаар «желанный».
3. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и суффикса страдательного залога: монг. мэдэх «занть» à мэдэгдэх «обнаруживаться, выявляться» à мэ70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дэгдмээр «ощутительный», харах «увидеть» à харагдах «быть видимым» à харагдмаар «видимый,
зримый».
В рамках данного СТ установлены 3 словообразовательные модели, в том числе 1 общая, в калмыцком языке 2 и в монгольском 2 модели.
8. калм. –ха (-хә); монг. –хай (-хий, -гай)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, явившийся в результате действия, который
обозначен производящей основой (словом)», относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. босх «вставать» à босха «стоячий»; монг. уульх «выть» à уульхай «пугливый».
2. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. билҗ- à билҗрх «раздавливаться» à билҗрхә
«зыбкий»; балц- à балцрх «размягчаться, разбиваться» à балцрха «расплющенный»; мөлт- à мөлтрх
«вырываться, сжиматься» à мөлтрхә «подвергнутый вывиху, имеющий вывих»; чальч- à чальчрх
«говорить неясно» à чальчрха «невнятный»; цо- à цорх «продырявливаться» à цоорха «дырявый»;
цум- à цумрх «проваливаться» à цумрха «провалившийся»; цуц- à цуцрх «уставать» à цуцрха
«уставший»; илҗ- à илҗрх «быть раздавленным» à илҗрхә «разалагающийся, распадающийся»;
монг. мөлт- à мөлтрөх «вырываться» à мөлтөрхий «подвергнутый вывиху», ялз- à ялзрах «гнить» à
ялзархай «сгнивший, гнилой», сэм- à сэмрэх «распускаться» à сэмэрхий «распустившийся»; түгд- à
түгдрэх «отламываться» à түгдэрхий «ломкий».
3. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня прилагательного и
глагольного словообразовательного суффикса: калм. ил «ясный» à илрх «обнажаться, открываться»
à илркә «ясный, открытый»; монг. тод «отчетливый» à тодрох «становиться отчетливым, ясным» à
тодорхой «ясный, отчетливый».
4. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и глагольного словообразовательного суффикса: калм. эвдх «ломать» à эвдрх «ломаться» à эвдркә «ломанный»; монг. эвдэх «ломать» à эвдрэх «ломаться» à эвдэрхий «сломанный».
5. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса: монг. хага- приглагольная частица à хагарах «разбиваться» à хагархай «разбитый»; бут- à бутрах «разбиваться» à бутархай «разбитый», «раздробленный»;
баяц- à баяцрах «разбиваться» à баяцрхай «разбитый, раздробленный», зад- à задрах «раскрываться,
развязываться» à задархай «раскрытый, развязанный».
6. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня существительного и
двух глагольных словообразовательных суффиксов: монг. таг «крышка» à тагжих «закупоривать» à
тагжрах «закупориваться» à тагжирхай «закупоренный».
7. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня звукоподражательного слова и глагольного словообразовательного суффикса: монг. тас- à тасрах «отрываться» à тасархай «оторванный»; калм. тес- à тесрх «трескаться» à тесркә «лопнувшийся».
В рамках данного СТ установлено 7 моделей, в том числе 4 общие, в калмыцком языке 5 моделей, в
монгольском – 5.
Морфонологические модели связаны с усечением (например: монг. шамдах «быть прилежным» à
шамд-гай «прилежный»), чередованием фонем (например: монг. мужих «криветь, становиться косым»
à муз-гай «кривой, косой»), перестановкой звуков (например: монг. сэтрэх «отбиваться» à сэтэр-хий
«разбитый»).
Однотипность структур производящих основ и их частая заканчиваемость на звук [р] в калмыцком
языке способствует укреплению нового составного суффикса –рха (-рхә), например:: тодр-х «делать
ясным» à тодрха «ясный». Большинство прилагательных в калмыцком языке образовано от основ
производных глаголов, содержащих глагольный суффикс –р. Тем самым создается благоприятная почва для сочетания суффикса –р и суффикса прилагательного –ха (-хә), что в ряде случаев привело к
переразложению, за которым последовало формирование составного суффикса –рха (-рхә), который
обладает более широкой сочетаемостью с основами разных частей речи, чем суффикс –ха (-хә). О том,
что в калмыцком языке осуществляется и такой вариант развития суффиксов, свидетельствуют многие
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
факты. Например, прилагательное аңһрха «щелистый» образовалось непосредственно от существительного аң «трещина» с помощью суффикса –рха (-рхә), минуя стадию образования глагола аңһрх,
которого нет в современном калмыцком языке.
В современном калмыцком языке прилагательные, содержащие комплекс –рха (-рхә), могут имеет
двойственную мотивацию. Ср.: калм.
1) тод «ясный, отчетливый» à тод-р-х «делать ясным» à тодр-ха «ясный»;
2) тод «ясный» à тод-рха «ясный, очевидный».
9. калм. –у (-ү); монг. –уу (-үү)
Словообразовательный тип в обоих языках относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, который является результатом действия, обозначенного производящей основой (словом)», относятся к разряду лексических
дериватов. Модели производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. адһх «торопиться» à адһу «торопливый», хатх «затвердевать» à хату «твердый», хагсх «высыхать» à хагсу «сухой», сөрх «пробовать» à сөрү «противоположный», салх «расходиться» à салу «отдельный», согтх «пьянеть» à согту
«пьяный», сольх «менять» à солю «разный», ядх «не мочь, не уметь» à яду «бедный»; монг. шаргах
«упорствовать» à шаргуу «упорный».
2. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня существительного и
глагольного словообразовательного суффикса: калм. эрк «ласка» à эрклх «ласкаться» à эрклү «нежный, любимый», усн «вода» à усвкх «быть водянистым» à усвку «водянистый», ааг «высокомерие»
à ааглх «относиться с пренебрежением» à ааглу «высокомерный», тең «половина чего-либо; поклажа» à теңцх «уравновешиваться» à теңцү «одинаковый», нөр «сон» à нөөрмх «засыпать» à нөөрмү
«заспанный».
3. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня звукоподражательного слова и глагольного словообразовательного суффикса: калм. һун- à һуннх «гнусавить» à һунню
«гнусавый».
В рамках данного СТ обнаружено 3 модели, в том числе 2 общие, в калмыцком языке 3 модели, в
монгольском – 2.
В монгольском языке отглагольные прилагательные с суффиксом –уу (-үү) встречаются редко, т.к. во
многих случаях они слились с производными прилагательными, образованными с помощью суффикса –рхуу (-рхүү). Прилагательные с суффиксом –рхуу (-рхүү) образуются не от глагольных основ, а от
именных. Например: могой «змея» à могойрхуу «змееобразный».
10. калм. –мл; монг. –мал (-мэл, -мөл)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом действия, которое обозначено производящей основой (словом)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: калм. бичх «писать» à бичмл «рукописный», будх «красит» à будмл «крашеный», теҗәх «кормить» à теҗәмл «вскормленный», чанх
«варить» à чанмл «вареный», зуурх «месить» à зуурмл «растертый», малтх «рыть» à малтмл «ископаемый», мошкх «крутить» à мошкмл «крученый», хатх «высыхать» à хатмл «засушенный», тунх
«отстаиваться» à тунмл «осадочный»; монг. бичих «писать» à бичмал «рукописный».
2. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня числительного и
глагольного словообразовательного суффикса: калм. негн «один» à негдх «объединяться» à негдмл
«объединившийся»; монг. нэгэн «один» à нэгдэх «объединиться» à нэгдмэл «единый».
3. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из связанного корня и глагольного словообразовательного суффикса: монг. бор- à бордох «откармливать» à бордмол «откормленный».
4. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня звукоподражательного слова и глагольного словообразовательного суффикса: монг. түг-түг- à түгших «молотить» à
түгшмэл «битый, вымолоченный (о зерне)».
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из корня глагола и суффикса
страдательного залога –гда/-гдо/-гдэ, например: монг. хаях «бросать, кидать» à хаягдах «быть брошенным» à хаягд-мал «брошенный», хоцрох «отставать» à хоцрогдох «быть отсталым» à хоцрогд-мол
«отсталый».
6. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного суффикса и
суффикса побудительного залога: монг. хатах «сохнуть» à хатах «сушить» à хатаамал «сушеный»,
тунах «очищаться» à тунаах «осаживать, давать отстаиваться» à тунгаах «очищать» à тунгаамал
«очищенный».
В рамках данного СТ установлено 6 словообразовательных моделей, в том числе 2 общие, в калмыцком языке 2 модели, в монгольском языке – 6.
В монгольском языке морфонологические модели связаны с усечением: шаха-х «жать, прижимать»
à шах-мал «сморщенный, сдавленный», тайра-х «отрезать» à тайр-мал «отрезанный», дара-х «давить, жать» à дар-мал «печатный; набивной». Усечение финалей производящих основ происходит не
во всех случаях: шалга-х «проверять» à шалга-мал «проверенный», бари-х «строить» à бари-мал
«скульптурный», холи-х «смешивать» à холи-мол «смешанный».
11. калм. –ң; монг. –н(г)
Словообразовательный тип в обоих языках относится к числу непродуктивных, транспозиционных,
немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, возникающий в результате
действия, обозначенного производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по одной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем: калм.
кольчих «кривиться, коситься» à кольчң «кривой, искривленный», дүүрх «наполняться» à дүүрң
«полный», ходрх «становиться кислым» à ходрң «едкий, очень кислый», доһлх «хромать» à доһлң
«хромой»; монг. дүүрэх «наполняться водой» à дүүрээнг «полный», бүлтэх «выпучить глаза» à
бүлтэн «пучеглазый».
12. калм –лң
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом действия, обозначенного производящей основой (словом)»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются
по одной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем: калм. цадх «накормиться
досыта» à цадхлң «сытый», байсх «радоваться» à байсхлң «радостный», зовх «мучиться» à заовлң
«тяжкий».
Суффикс –лң является составным, т.к. он образован из суффиксов существительного и прилагательного. Производные, содержащие комплекс –лң, могут иметь неединственную мотивацию. Ср.:
1) җирһх «быть счастливым» à җирһл «жизнь, счастье, блаженство» à җирһлң «счастливый, благополучный»;
2) җирһх «быть счастливым» à җирһ-лң «счастливый, благополучный».
13. калм. –м
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом действия, обозначенного производящей основой (словом)»; относятся к разряду синтаксических дериватов. Модели
производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: боох «завязывать» à боом «такой, что
можно завязывать», шахх «жать» à шахм «тесный, сжатый», хатхх «колоть» à хатхм «колющий».
2. Производящая основа представлена корнем наречия и глагольным словообразовательным суффиксом: чик «правильно» à чиклх «исправить» à чиклм «исправимый».
3. Производящая основа представлена корнем прилагательного и глагольным словообразовательным суффиксом: өкәр «ласковый» à өкәрлх «ласкать» à өкәрлм «ласковый».
4. Производящая основа представлена связанным корнем и глагольным словообразовательным суффиксом: хуһ- à хуһлх «ломать» à хуһлм «ломкий».
5. Производящая основа представлена корнем существительного и глагольным словообразователь73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ным суффиксом: дурн «любовь» à дурлх «любить» à дурлм «очаровательный»; ө «обида» à өөлх
«обижаться» à өөлм «обидчивый».
6. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня, суффиксов существительного и глагола: олх «найти» à олз «прибыль» à олзлм «годный к использованию».
7. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня и суффикса страдательного залога: харх «видеть» à харгдх «быть видимым» à харгдм «видимый», «зримый»; медх «знать» à медгдх «становиться известным» à мегдгдм «доступный, понятный», соңсх
«слышать» à соңсгдх «быть слышимым» à соңсгдм «слышимый».
8. Производящая основа представлена глагольной основой, состоящей из глагольного корня, суффикса побудительного залога: шатх «гореть» à шатах «поджигать, сжигать» à шатам «палящий».
Прилагательные данного типа причастного происхождения. Одни из них образовались путем адъективизации, другие – по аналогии суффиксальным путем. В настоящее время производные с суффиксом
–м относятся к числу отглагольных прилагательных.
14. калм. –р
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом действия, обозначенного производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: шахх «жать» à шахр «тесный», гильҗих
«коситься» à гильҗр «кривой».
2. Производящая основа представлена корнем прилагательного и глагольным словообразовательным суффиксом: сул «свободный» à сулдх «ослабевать» à сулдр «бездеятельный».
15. калм. –ңха (-ңхә)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом действия, обозначенного производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов; образуются по
одной модели, где производящая основа представлена глагольным корнем: шатх «гореть» à шат-ңха
«обгорелый», тәәрх «резать, разрезать» à тәәр-ңхә «отрезанный», мааҗх «царапать» à мааҗ-ңха «поцарапанный».
Суффикс имеет варианты –ңка (-ңкә): түлх «топить» à түл-ңкә «обгорелый», элх «изнашиваться»
à эл-ңкә «изношенный», үрх «гибнуть» à үр-ңкә «испрченный».
16. калм. –ун (-үн)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные называют «признак, являющийся результатом действия, обозначенного производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена глагольным корнем: төвкнх «успокаиваться» à төвкнүн
«мирный, спокойный», әәтрх «успокаиваться» à әәтрүн «спокойный», бооҗх «расти» à бооҗун
«крепкий», аглх «уединяться» à аглюн «глухой».
2. Производящая основ представлена глагольной основой, состоящей из корня существительного
и глагольного словообразовательного суффикса: кев «форма» à кевлх «придавать форму» à кевлүн
«красивый», эв «согласие, мир» à эвлх «мирить» à эвлүн «мирный».
3. Производящая основ представлена глагольной основой, состоящей из корня прилагательного и
глагольного словообразовательного суффикса: төв «меткий» à төвлх «целиться» à төвлүн «меткий».
В монгольском языке соответствующий суффикс –уун (-үүн) относится к числу уникальных, т.к.
производные с таким суффиксом встречаются редко: цэлмэх «проясняться» à цэлм-үүн «ясный», ирмэх «мигать» à ирм-үүн «быстрый» (ср. ирмэ-г-үүн). В монгольском языке им конкуренцию составляют производные с суффиксом –маг (-мэг). Ср. цэлм-үүн и цел-мэг «ясный». Значение их идентично.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Единичные производные
От основ глаголов единичные образования в калмыцком языке встречаются со следующими суффиксами:
-ан: удх «медлить» à уд-ан «медлительный»;
-л: зүүцх «составлять целое» à зүүц-л «сложный»;
-а: урһх «расти» à урһ-а «растущий», көрх «охлаждаться» à көр-ә «мерзлый», адһх «торопиться»
à адһ-а «торопливый»;
-хг: өөдлх «подниматься» à өөдл-хг «возвышенный».
Выводы
1. Оба языка имеют 11 общих словообразовательных типов, в рамках которых образуются производные прилагательные, мотивированные глаголами. Это:
калм. -һр (-гр, -хр): бөгдих «сгорбиться» à бөгд-гр «горбатый, сутулый»;
-г: уҗх «задерживаться» à уҗ-г «медленный»;
-вр: нуһдих «сидеть сгорбившись» àнуһд-вр «сгорбленный»;
-мтха (-мтхә): һульдрх «скользить» à һульдр-мтха «скользкий»;
-мха (-мхә): киртх «загрязняться» à кирт-мхә «способный грязниться»;
-ңһу (-ңһү): ирлцх «соответствовать à ирлц-ңһү «подходящий»;
-мр: келх «говорить» à кел-мр «устный»;
-ха (-хә): цоорх «продырявливать» à цоор-ха «дырявый»;
-у (-ү): сольх «менять» à сол-ю «разый»;
-мл: негдх «объединяться» à негд-мл «объединившийся»;
-ң: дүүрх «наполняться» à дүүр-ң «полный»;
монг. -гар: матах «сгибать» à мат-гар «изогнутый»;
--г: бээрэх «зябнуть, мерзнуть» à бээрэ-г «зябкий»;
-бар (-бэр, -бор): цоолох «продырявливать» à цоол-бор «прорезанный»;
-мтгай (-мтгий): хугарах «ломаться» à хугара-мтгай «хрупкий»;
-мхай (-мхэй): шатах «гореть» à шата-мхай «горючий»;
-нга (-нго): дүйрэх «тупеть» à дүйрэ-нги «тупой»;
-маар (-моор): дурлах «желать» à дурла-маар «желанный»;
-хай (-хий): эвдрэх «ломаться» à эвдэр-хий «сломанный»;
-уу (-үү): шаргах «упорствовать» à шарг-уу «упорный»;
-мал (-мэл): түгших «молотить» à түгш-мэл «вымолоченный (о зерне)»;
-н(г): дүүрэх «наполняться водой» à дүүрэ-нг «полный».
2. В калмыцком языке 5 словообразовательных типов, которые не зафиксированы в монгольском
языке. Это: -лң (цадх «насытиться» à цадх-лң «сытый»), -м (чиклх «исправить» à чикл-м «исправленный»), -р (гильҗих «коситься» à гильҗ-р «кривой»), -ңха //-ңкә (үрх «гибнуть» à үр-ңкә «испорченный»), -ун //-үн (аглх «уединяться» à агл-юн «глухой»).
3. Существенные различия наблюдаются между родственными языками на уровне словообразовательных моделей.
4. Морфонологические модели связаны с усечением и чередованием.
2.3.4. Прилагательные со связанными основами
(Четвертая схема)
1. калм. –һр; монг. –гар (-гэр)
Калм.: билц- à билцһр «мягкий, раздувшийся», ср. билцлх «давить, раздавить», билц-р-х «раздавливаться»; дарв- à дарв-һр «широко открытый», ср. дарв-а-х «широко раскрываться»; монг. хаз- à
хаз-гай «хромой», ср. хаз-гана-х «хромать» и хаз-гай «кривой, косой».
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. калм. –н
Калм. малҗ- à малҗ-ң «стоптанный, искривленный в одну сторону», ср. малҗ-һр «кривой»; эрв- à
эрв-ң «быстрый, воздушный, резвый», ср. эрвә-х «порхать, развеваться».
3. калм. –м
Калм.: бахт- à бахт-м «восхитительный», ср. бахта-х «восхищаться».
4. калм. –р; монг. –р
Калм.: так- à так-р «парализованный», ср. так-и-х «поджать ноги» и так-р-х «согнуться»; цевд- à
цевд-р «игреневый», ср. цевд-гчн «кобылица игреневой масти»; оһт- à оһт-р «короткий, обрезанный»,
ср. огдһр «короткий, кургузый»; сагл- à сагл-р «развесистый, раскидистый», ср. сагл-р-х «быть развесистым»; монг. цавьда- à цавьда-р «игреневый», ср. цавьда-гчин «игреневая» (о масти кобылицы).
5. калм. -ун (-үн)
Калм.: төвш- à төвш-үн «мирный, спокойный», ср. төв-кн-үн «мир, спокойствие».
6. калм. –д
Калм.: доо- à доо-д «нижний», ср. доо-ш «вниз, ниже»; дээ- à дээ-д «верхний», ср. дээ-р «в, над»,
дээ-г-үүр «высоко, наверх»; дотоо- à дотоо-д «внутренний», ср. дото-гшан «внутрь», дото-р «внутренности».
Единичные образования
В отдельных прилагательных связанные основы сочетаются с уникальными суффиксами, например:
калм. –л (күңк- à күңк-л «мудрый», ср. күңк-ә «мудрец»), -рг (төг- à төг-рг «круглый», ср.
төг-ә «колесо»), -зң (ур- à ур-зң «позапрошлый», ср. ур-д «прежде, раньше»), -мҗ (ух- à ухмҗ «сообразительный», ср. ух-ан «разум»), -зур (моһл- à моһл-зур «тупой, комолый», ср. моһлцг «круглый»), -мр (сиил- à сиил-мр «резной», ср. сиил-лһн «резьба»), -цг (кавк- à кавк-нцг
«низкорослый», ср. кавки-х «быть приземистым»), -тр (хал- à хал-тр «гнедой, светло-буланный);
монг. –гай (хаз- à хаз-гай «кривой, косой», ср. хаз-ай-х «накрениться набок»), -уу (ууж- à ууж-уу
«просторный, вместительнй», ср. ууж-им «широкий, просторный»).
2.3.5. Прилагательные, мотивированные наречиями
(Пятая схема)
В обоих языках имеется только один словообразовательный тип, в рамках которого образуются прилагательные от наречий. Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные прилагательные образуются с помощью суффиксов –к
в калмыцком языке и –хи (-хь) в монгольском языке; называют «признак, имеющий отношение к тому,
что обозначено производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных прилагательных:
1. Производящая основа представлена корнем наречия:
калм. өөр «близко» à өөр-к «близкий», нөкәдүр «послезавтра» à нөкәдүр-к «послезавтрашний»,
тенд «там» à тенд-к «тамошний», ода «сейчас» à ода-к «тот самый»; монг. ганда «снаружи» à гандахь «внешний».
2. Производящая основа представлена наречной основой, состоящей из корня послелога и наречного словообразовательного суффикса:
калм. на «на этой стороне» à наа-д- à наад-к «находящийся по эту сторону;
монг. урд «впереди» à урд-уур «впереди» à урдуур-хь «передний; южный».
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Производящая основа представлена наречной основой, состоящей из связанного корня и наречного словообразовательного суффикса:
калм. ур- à ур-д «прежде» à урд-к «прежний»;
монг. урь- à урь-д «прежде» à урьд-х «прежний».
2.4. Словообразование глаголов
Глаголы в калмыцком и монгольском языках образуются от существительных, глаголов, прилагательных, наречий, числительных и образных слов. С учетом принадлежности мотивирующих (производящих) слов к какой-либо части речи нами выделено 6 словообразовательных схем. Кроме того, нами
выделяется группа глаголов, которые содержат связанные основы и корни (Седьмая схема).
2.4.1. Глаголы, мотивированные существительными
(Первая схема)
1. калм. –д; монг. –д (-да, -до, -дэ, -дө)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое осуществляется с помощью предмета
(вещи), обозначенного производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов.
Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем существительного:
калм. маля «плетка» à малядх «бить плеткой», дун «голос» à дуудх «звать», күзүн «шея» à күзүдх
«обнимать за шею», савң «мыло» à савңдх «мылить», тосн «масло» à тосдх «смазывать маслом», шир
«краска» à ширдх «красить»;
монг. балт «топор» à балтдах «бить топором», бишгүүр «труба» à бишгүүрдэх «играть на трубе»,
буу «ружье» à буудах «стрелять».
2. Производящая основа представлена основой существительного, состоящей из глагольного корня
и словообразовательного суффикса существительного:
калм. дутх «не хватать» à дутг «нехватка» -> дутг-д-х «не хватать», илх «гладить» à илүр «утюг»
à илүр-д-х «гладить», сәвх «взмахивать» à сәвүр «веник» à сәвүр-д-х «подметать»;
монг. индэх «молотить хлеб катком» à индүү «каток, утюг» à индүү-дэ-х «утюжить», зүлгэх «полировать» à зүлгүүр «наждачная бумага» à зүлгүүр-дэ-х «чистить наждачной бумагой», илбэх «умиротворять» à илбүүр «хитрость; лесть, обольщение» à илбүүр-дэ-х «ласкать; обольщать, обманывать».
Производные глаголы в рамках данного словообразовательного типа могут иметь и другие значения,
связанные с семантикой производящих слов (основ). В связи с этим можно говорить о существовании
семантических подтипов в рамках данного словообразовательного типа. Глаголы, мотивированные существительными со значением «предмет», «вещь», «место» (местность), «род занятий», «чувство»,
«состояние», «животное», «часть тела» и «часть предмета», имеют следующие значения:
1) «наделять, покрывать материалом, предметом» (например: монг. төмөр «железо» à төмөрдөх
«укреплять железом», диц «никель» à дицдэх «никелировать»),
2) «двигаться по местности, касаться места, которые обозначены производящими словами» (например: калм. ташу «склон» à ташудх «пускть по склону», зах «край» à захдх «подходить к краю»; монг.
хормой «подол» à хормойдох «цепляться за подол»),
3) «заниматься тем, что обозначено производящим словом» (например: монг. албан «служба» à
албадах «служить»),
4) «проявлять чувство, обозначенное производящим словом» (например: монг. бах «гордость» à
бахдах «восторгаться»),
5) «наносить вред в той части живого организма, которая обозначена производящим словом» (например: монг. багалзуур «глотка, горло» à багалзуурдах «хватать за горло», гуя «бедро» à гуядах
«стегать, хлестать по бедру»; калм. делүн «селезенка» à делүдх «ударять по селезенке», бахлур «горло» à бахлурдх «душить»),
6) «иметь место» (например: калм. салькн «ветер» à салькдх «быть ветренным», көөсн «пена» à
көөсдх «пениться»),
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7) «становиться тем, что обозначено производящим словом» (например: монг. мэнэг «слабоумие» à
мэнэгдэх «оказываться слабоумным»; калм. бөкн «горб» à бөгдих «становиться горбатым»),
8) «проявлять действие, состояние, свойственное животному, которое обозначено производящим
словом» (например: монг. нохой «собака» à нохойдох «оказываться хищным»).
В рамках данного словообразовательного типа морфонологические модели связаны с усечением
(например: калм. бөкн «горб» à бөг-ди-х «горбиться», монг. үсэн «волосы» à үс-дэ-х «схватить за
волосы»), чередованием (например: калм. дун «голос» à дуу-д-х «звать»).
2. калм. –л; монг. –л (-ла, -лэ, -ло, -лө)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов; объединяются в подгруппы, подтипы. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. багш «учитель» à багшлх
«учительствовать», аальх «хитрость» à аальлх «хитрить», оньс «замок» à онислх «запирать»; монг.
нөхөр «друг» à нөхөрлөх «дружить», тулам «шкура, снятая целиком» à туламлах «снимать шкуру
целиком».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из связанного корня и словообразовательного суффикса существительного: калм. тов- à товч «пуговица» à товчлх «застегивать», ср. тов-рун «кнопка», тов-рцг «желудь»; төг- à төгә «колесо» à төгәлх «обходить», ср. төг-рг
«круглый»; монг. тов- à товч «пуговица» à товчлох «застегивать на пуговицу».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и суффикса существительного: калм. зурх «рисовать» à зура «план, чертеж» à зуралх «планировать»; монг.
бичих «писать» à бичиг «записка, письмо» à бичиглэх «отправлять официальную бумагу».
В рамках данного СТ установлены 3 общие словообразовательные модели.
По производящему (мотивирующему) слову глаголы объединяются в подтипы. Глаголы, мотивированные существительными со значением «предмет», «вещь», «место» (местность), «род занятий»,
«чувство», «состояние», «животное», «часть тела» и «часть предмета», имеют следующие значения:
1) «действовать с помощью того, что обозначено производящим словом» (калм. арһмҗ «аркан» à
арһмҗлх «ловить арканом», монг. тамга «печать» à тамгалах «ставить печать»);
2) «создавать то, что обозначено производящим словом» (калм. тууҗ «история» à тууҗлх «рассказывать историю, повествовать», монг. зар «объявление» à зарлах «объявлять»);
3) «наделять, покрывать материалом, предметом» (калм. алтн «золото» à алтлх «позолотить», монг.
булигаар «юфть» à булигаарлах «обшивать кожей»);
4) «проявляться (об атмосферном осадке, который обозначен производящим словом)» (калм. чиг
«роса, сырость, влага» à чииглх «моросить, накрапывать»);
5) «проявляться (о явлениях природы)» (калм. салькн «ветер» à сальклх «дуть (о ветре)», монг.
салхин «ветер» à салхилах «дуть (о ветре)»);
6) «двигаться по местности, обозначенной производящим словом» (калм. көвә «берег» à көвәлх
«идти по берегу», монг. өвөр «южный склон» à өвөрлөх «идти по южному склону»);
7) «размещаться, обитать там, что обозначено производящим словом» (калм. нутг «родное кочевье»
à нутглх «обитать, жить в родном кочевье», монг. өнцөг «угол» à өнцөглөх «находиться в углу»);
8) «заниматься тем, что обозначено производящим словом» (калм. гөрә «охота» à гөрәлх «охотиться», монг. наймаан «торговля» à наймаалах «торговать»);
9) «заниматься деятельностью» (калм. багш «учитель» à багшлх «учительствовать», монг. дарга
«председатель» à даргалах «председательствовать»);
10) «приобретать признаки того, что обозначено производящим словом» (калм. заң «характер» à
заңлх «проявлять характер», монг. башир «хитрость» à баширлах «хитрить»).
Морфонологические модели связаны с усечением (калм. насн «возраст» à нас-л-х «достигать возраста»), чередованием фонем (калм. чиг «роса» à чииг-л-х «моросить»).
3. калм. –н; монг. –на (-но, -нө, -нэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы, мотивированные существительными со значением «действие или состо78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
яние», «предмет», «вещь», «место» (местность), «род занятий», «чувство», «состояние», «животное»,
«часть тела» и «часть предмета», имеют следующие значения: Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. заң «нрав» à заңнх «капризничать», игзң «каприз» à игзңнх «капризничать», бардм «чванство» à бардмнх «чваниться»,
агсм «буйство» à агсмнх «буянить»; монг. зөг «предчувствие» à зөгнөх «предчувствовать, предвидеть», таам «способность указывать» à таамнах «догадываться, предполагать».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и словообразовательного суффикса: калм. дал «лопатка» à далң «подгривный жир» à далңнх «накапливать подгривный жир».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса существительного: калм. йовх «идти» à йовдң «походка» à йовдңнх
«идти пешком».
Глаголы данного словообразовательного типа распадаются на подтипы, что связано с семантикой мотивирующих слов. Глаголы, мотивированные такими существительными, имеют следующие значения:
1) «действовать с помощью предмета, названного производящим словом» (калм. эдрң «рубель» à
эдрңнх «обрабатывать овчину», эм «лекарство» à эмнх «лечить»; монг. хэм «мера» à хэмнэх «измерять, мерить»);
2) «создавать то, что названо производящим словом» (калм. дем «помощь» à демнх «оказывать
помощь», монг. гам «бережливость, экономность» à гамнах «беречь»);
3) «проявлять то, что названо производящим словом» (калм. бардм «чванство» à бардмнх «чваниться», монг. зөг «предчувствие» à зөгнөх «предчувствовать»);
4) «перемещаться по местности, названной производящим словом» (монг. зам «дорога» à замнах
«ездить по одной и той же дороге»);
5) «накапливать то, что названо производящим словом» (калм. далң «подгривный жир» à далңнх
«накапливать подгривный жир»).
4. калм. –т; монг. –та (-то, -тэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Производные глаголы имеют следующие модели:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. гем «болезнь» à гемтх «заболеть», тосн «масло» à тостх «замасливать», тоосн «пыль» à тоостх «пылиться»; монг. балчиг «болото» à балчигтах «заболачиваться», тосн «масло» à тостох «замасливаться».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса существительного: калм. зөөх «возить» à зөөр «богатство» à зөөртх
«обогащаться, обзаводиться имуществом»; монг. хунирах «образовывать складки» à хунираа «складка, сборка» à хунираатах «покрываться складками».
Морфонологические модели связаны с усечением (калм. усн «вода» à ус-т-х «быть водянистым»,
цасн «снег» à цас-т-х «быть покрытым снегом»; монг. тосн «масло» à тос-то-х «замасливаться»).
В зависимости от семантики мотивирующего слова все производные делятся на подтипы. Глаголы,
мотивированные такими существительными, имеют следующие значения:
1) «покрываться предметом, который назван производящим словом» (калм. замг «тина» à замгтх
«покрываться тиной», зев «ржавчина» à зевтх «покрываться ржавчиной», мөсн «лед» à мөстх «леденеть»; монг. будан «туман» à будантах «покрываться туманом»);
2) «проявлять то, что названо производящим словом» (калм. аля «бездельник» à алятх «бездельничать»);
3) «накапливать то, что названо производящим словом» (калм. зөөр «богатство» à зөөртх «обзаводиться богатством»).
5. калм. –рх; монг. –рха (-рхо, -рхэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. йосн «власть» à йосрхх
«властвовать», насн «возраст» à насрхх «кичиться своим возрастом», нойн «князь» à нойрхх «княжествовать»; монг. баатар «богатырь» à баатралхах «кичиться своим геройством», жөтөө «зависть» à
жөтөөрхөх «завидовать», зочин «гость» à зочирхох «быть церемонным», морин «лошадь» à морирох
«хвастаться своей лошадью», өшөө «месть» à өшөөрхөх «мстить».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня и словообразовательного суффикса существительного: калм. ном «наука» à номт «ученый» à номтрхх «кичиться своей ученостью»; монг. ном «учеба, грамота» à номч «ученый» à номчирхох «хвастаться своими знаниями», үнән «правда» à үнәнч «праведник, честный» à үнәнчирхәх «кичиться своей праведностью».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня, словообразовательных суффиксов прилагательного и существительного: калм. хатх «затвердевать» à хату
«скупой» à хатуч «скряга, скупец» à хатучрхх «быть скупым».
В рамках данного словообразовательного типа наблюдаются морфонологические модели, вызванные усечением (калм. шөлн «бульон» à шөл-рк-х «появляться (об аппетите)» ; монг. ноен «князь,
господин» à ноерхох «вести себя высокомерно»).
Глаголы образуются от разных существительных. В связи с этим производные глаголы распадаются
на подтипы. Глаголы, мотивированные такими существительными, которые называют «лицо», «предмет», «вещь», «чувство», «понятие», имеют следующие значения:
1) «хвастаться тем, что обозначено производящим словом» (калм. насн «возраст» à насрхх «кичиться своим возрастом»; монг. морин «лошадь» à морихох «хвастаться своей лошадью»);
2) «проявлять чувства, обозначенные производящим словом» (калм. бах «гордость» à бахрхх
«крайне восторгаться», байр «радость» à байрхх «радоваться, веселиться»; монг. жөтөө «зависть» à
жөтөөрхөх «завидовать»).
Отмечены случаи наложения: калм. байр «радость» à байр-рх-х à байрхх «радоваться», где произошло наложение первой согласной суффикса –рх на конечную согласную –р производящей основы
байр-.
6. калм. –р; монг. –ра (-ро, -рэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. мек «хитрость» à мекрх
«хитрить», залу «мужчина» à залурх «возмужать»; монг. зэв «ржавчина» à зэврэх «ржаветь», модон
«дерево» à модрох «деревенеть».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса существительного: калм. медх «знать» à медән «известие» à медәрх
«становиться умудренным жизненным опытом», салх «отделять» à сала «развилка, ветвь» à саларх
«разветвляться», эндх «ошибаться» à эндү «ошибка» à эндүрх «ошибаться».
В рамках данного словообразовательного типа встречаются морфонологические модели, связанные с
усечением (калм. өнчн «сирота» à өнчрх «осиротеть», монг. модон «дерево» à мод-ро-х «деревенеть»).
Глаголы, мотивированные такими существительными, которые называют «лицо», «предмет»,
«вещь», «чувство», «понятие», имеют следующие значения:
1) «проявлять то, что обозначено производящим словом» (калм. мек «хитрость» à мекрх «хитрить»);
2) «проявлять признаки тех, кто обозначены производящими словами» (калм. көвүн «мальчик» à
көвүрх «подражать юноше, молодиться», монг. өвгөн «старик» à өвөгрөх «стареть, старить»);
3) «подвергаться отрицательному воздействию со стороны того, что обозначено производящим словом» (калм. көгҗ «плесень» à көгҗрх «плесневеть»);
4) «иметь место (о явлениях природы или атмосферных осадках)» (монг. цасн «снег» à цасрах «выпадать (о снеге)»);
5) «приобретать то, что обозначено производящим словом» (калм. медән «известие» à медәрх «становиться умудренным жизненным опытом»).
7. калм. –ц; монг. –ца (-цо, -цэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозици80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
онных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. дүң «мера» à дүңцх «сопоставляться, сравниваться», ни «дружба» à ниицх «согласоваться, объединиться», шатр «шхматы» à
шатрцх «играть в шахматы»; монг. зэрэг «ряд, ступень» à зэрэгцэх «становиться в ряд», нар «игра в
нард» à нарцах «играть в нарды», ний «согласие» à нийцэх «соответствовать», шатар «шахматы» à
шатарцах «играть в шахматы».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и
словообразовательного суффикса существительного: калм. хәрх «возвращаться» à хәрү «возврат» à
хәрүцх «пререкаться (перен.)», таньх «узнать» à таньл «знакомый» à таньлцх «знакомиться; монг.
халах «нагреваться» à халуу «жара; жаркий» à халууцх «страдать от жары».
Как нам представляется, данный словообразовательный тип послужил базой для формирования в
монгольских языках формы совместного залога. Ср.: калм. тань-л-ц-х «познакомиться» (форма совместного залога). Эти слова различаются по составу морфем. Суффикс совместного залога сформировался в результате переразложения на базе глаголообразующего суффикса –ц, с помощью которого
образовывались глаголы со значением совместного действия.
8. калм. –ш; монг. –ша (-шо, -шэ)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. махн «мясо» à махшх «тучнеть, полнеть», мергн «стрелок» à мергшх «совершенствоваться», алдр «слава» à алдршх «прославиться», бардм «чванство» à бардмшх «чваниться»; монг. наран «солнце» à нарших «перегреваться
на солнце», нутаг «родина» à нутагших «осваиваться, привыкать к новому местожительству», нүүрсэн
«уголь» à нүүрсших «обугливаться, превращаться в уголь», нэр «имя» à нэрших «именоваться», цэрэг «войско» à цэрэгших «военизироваться», намар «осень» à намарших «наступать (об осени)».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из связанного корня и словообразовательного суффикса существительного: калм. һаз- à һазр «земля» à һазршх «акклиматизироваться», ср. һаз-а «вне, снаружи»; монг. газа- à газар «земля» à газарших «акклиматизироваться».
В рамках данного словообразовательного типа встречаются морфонологические модели, связанные
с усечением (калм. махн «мясо» à махшх «полнеть, тучнеть»; монг. наран «солнце» à нарших «перегреваться на солнце»).
Глаголы, мотивированные существительными, обозначающие «место», «предмет», «время года»,
«понятие», «чувство», имеют следующие значения:
1) «располагаться в местности (на месте), которая обозначена производящим словом» (калм. бәәрн
«место» à бәәршх «жить оседло, располагаться, занимать место»; монг. нутаг «родина, место кочевья»
à нутагших «осваиваться, привыкать к новому местожительству»);
2) «проявлять признаки того, что обозначено производящим словом» (калм. бардм «чванство» à
бардмшх «чваниться»; монг. цэрэг «войско» à цэрэгших «военизироваться»);
3) «наступать (о времени года)» (калм. намр «осень» à намршх «наступать (об осени)»; монг. зун
«лето» à зунших «становиться по-летнему», намар «осень» à намарших «наступать (об осени)», хавар «весна» à хаварших «наступать (о весне)»).
9. калм. –җ; монг. –жа (-жэ, -жи)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. төл «приплод» à төлҗх
«расти (о молодняке); укрепляться», намр «осень» à намрҗх «приближаться (об осени), наступать»;
монг. үхэр «крупный рогатый скот» à үхэржих «обзаводиться скотом», шил «гребень горного хребта»
à шилжих «переходить, переезжать», нутаг «кочевье» à нутагжих «приобретать большое кочевье»,
нүүрсн «уголь» à нүүрсжих «запасаться углем», цэрэг «войско» à цэрэгжих «увеличивать войско».
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса существительного: монг. зөөх «таскать, перетаскивать» à зөөр «имущество» à зөөржих «обзаводиться имуществом».
Глаголы, мотивированные существительными, обозначающие «место», «предмет», «время года»,
«понятие», «чувство» и т.д., имеют следующие значения:
1) «богатеть, обзаводиться тем, что обозначено производящим словом» (монг. адуун «табун» à
адуужих «богатеть лошадьми», мал «скот» à малжих «богатеть скотом», тэмээн «верблюд» à тэмээжих «обзаводиться верблюдами», хонь «овца» à хоньжих «обзаводиться овцами»);
2) «размещаться, устраиваться в местности, помещении» (монг. орон «жилище, страна, местность»
à оронжих «устраиваться в жилище»);
3) «пересекать местность» (монг. шил «гребень горного хребта» à шилжих «переходить, переезжать горный хребет»);
4) «проводить время года» (монг. зун «лето» à зунжих «проводить лето», намар «осень» à намаржих «проводить осень», өвөл «зима» à өвөлжих «проводить зиму, зимовать», хавар «весна» à хаваржих «проводить весну на весеннем стойбище»);
5) «приобретать то, что обозначено производящим словом» (монг. машина à машинжих «приобретать машины»).
В калмыцком языке, кроме суффикса –җ, есть его вариант –з: үвл «зима» à үвл-з-х «проводить зиму,
зимовать».
10. калм. –ч; монг. –чи
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем существительного:
калм. усн «вода» à усчх «плыть», насн «возраст» à насчх «стареть», каа «охрана» à каачх «уничтожать»;
монг. хэсэг «часть, кусок» à хэсэгчих «разделять на части».
Производные глаголы не имеют подтипы (семантические, связанные со значением производящих
слов).
11. калм. –чл; монг. –чла (-чло, -члэ)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем существительного:
калм. зөв «право» à зөвчлх «обсуждать», көвүн «сын» à көвүчлх «усыновить»;
монг. есон «закон» à есчлох «производить как полагается», нүүр «лицо» à нүүрчлэх «взирать на
лица», баавгай «медведь» à баавгайчлах «охотиться на медведя», өвгөн «старик» à өвөгчлөх «почитать старика».
Морфонологические модели связаны с усечением: калм. көвүн «сын» à көвү-чл-х «усыновить»;
монг. есон «закон» à ес-чло-х «производить как полагается».
В рамках данного словообразовательного типа нет семантических подтипов, т.к. их значения лексикализованы. Ср.: калм. ноха «собака» à нохачлх «сидеть как собака» и зөв «право» à зөвчлх «обсуждать»; монг. боол «раб» à боочлох «быть порабощенным» и өвгөн «старик» à өвгөчлөх «почитать
старика».
12. калм. –с; монг. –са (-со, -сэ)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем существительного: калм. шөлн «бульон» à шөлсх «хотеть бульона», нөр
«сон» à нөөрсх «спать»; монг. нойр «сон» à нойрсох «спать», цай «чай» à цайсах «жаждать пить
чай», уур «пар» à уурсах «превращаться в пар», хэрэг «дело» à хэрэгсэх «употребляться в дело»,
хужир «соль» à хужирсах «испытывать недостаток в соли».
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфонологические модели связаны с усечением: калм. элгн «родственник» à элгсх «проявлять
родственные чувства»; амн «рот» à амсх «пробовать на вкус».
Глаголы, мотивированные существительными со значением «лицо», «предмет», «пища», «состояние», имеют значение «испытывать потребность в том, что обозначено производящим словом».
13. монг. –ган (-гон, -гэн, -гөн)
Словообразовательный тип малопродуктивный, транспозиционный, немодификационный.
Производные глаголы называют «действие, которое связано с тем, что обозначено производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель одна, где производящая основа представлена корнем существительного: даажинг «шутка, насмешка» à даажигнах «шутить, подшучивать»,
дайсан «враг, пртивник» à дайсагнах «быть враждебно настроенным», шивэр «заболоченная чаща; накрапывающий дождь» à шивэргэнэх «идти с перерывами (о дожде)», намба «степенность, важность»
à намбаганах «франтить».
14. монг. –ий (-ай, -ой), -а
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов.
Модель одна, где производящая основа представлена корнем существительного: лонх «бутылка»
à лонхойх «быть кувшинообразным», овоон «куча, груда» à овойх «становиться выпуклым, иметь
форму кучи», бөхөн «горб» à бөхийх «горбиться, сгибаться». Морфонологические модели связаны с
усечением. Глаголы имеют значение «приобретать признаки, свойства тех предметов, которые названы
производящим словом».
15. калм. –лд
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое имеет отношение к тому, что обозначено производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов.
Модель одна, где производящая основа представлена корнем существительного: өскә «пятка» à
өскәлдх «ходить на пятках», тоха «локоть» à тохалдх «опираться локтем», аран «коренные зубы» à
аралдх «стиснуть зубы».
Морфонологические модели связаны с усечением. Глаголы имеют значение «приводить в соприкосновение чего-либо с тем, что обозначено производящим словом».
Единичные образования в калмыцком языке
К числу редких и непродуктивных образований относятся производные глаголы с суффиксами: -а:
нур «обвал» à нур-а-х «обвалиться»;
-в: эл «мир», «согласие» à эл-в-х «изобиловать, быть в избытке»;
-нь: ур «гнев, ярость» à ур-нь-х «сердиться»;
-тр: солңһ «радуга» à солңһ-тр-х «переливаться радугой»;
-вк: усн «вода» à ус-вк-х «быть водянистым»;
-шл: зөв «правильность» à зөвшлх «согласовывать»;
-мс: бер «невестка» à бер-мс-х «вести себя скромно, как невестка».
Выводы
1. В обоих языках общих словообразовательных типов12:
калм. -д: шир «краска» à шир-д-х «красить»,
-л: оньс «замок» à оньс-л-х «запирать»,
-н: дем «помощь» à дем-н-х «оказывать помощь»,
-т: аля «бездельник» à аля-т-х «бездельничать»,
-р: зев «ржавчина» à зев-р-х «ржаветь»,
-рх: шөлн «бульон» à шөл-рх-х «хотеть бульона»,
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
-ц: ни «дружба» à нии-ц-х «объединяться»,
-ш: алдр «слава» à алдр-ш-х «прославляться»,
-җ: төл «приплод» à төл-җ-х «расти (о молодняке)»,
-ч: усн «вода à ус-ч-х «плыть»,
-чл: җола «вожжи» à җола-чл-х «управлять вожжами»,
-с: нөр «сон» à нөөр-с-х «хотеть спать»;
монг. –да (-до, -дэ, -д): балт «топор» à балт-да-х «ударить топором»,
-ла (-ло, -лэ, -л): сэжиг «сомнение» à сэжиг-лэ-х «сомневаться»,
-на (-но, -нэ, -н): гам «бережливость» à гам-на-х «беречь»,
-та (-то, -тэ, -т): тосн «масло» à тос-то-х «замасливать»,
-рха (-рхо, -рхэ): өшөө «месть» à өшөө-рхө-х «мстить»,
-ра (-ро, -рэ): модн «дерево» à модо-рхо-х «деревенеть»,
-ца (-цо, -цэ): шатар «шахматы» à шатар-ца-х «играть в шахматы»,
-ша (-шо, -шэ): цэрэг «войско» à цэрэг-ши-х «военизироваться»,
-жа (-жэ, -жи): зөөр «имущество» à зөөр-жи-х «богатеть»,
-чи: хэсэг «часть, кусок» à хэсэг-чи-х «разделять на части»,
-чла (-чло, -члэ): баавгай «медведь» à баавгай-чла-х «охотиться на медведя»,
-са (-со, -сэ): хужир «соль» à хужир-са-х «испытывать недостаток соли».
2. В калмыцком языке зафиксировано 6 словообразовательных суффиксов, отсутствующих в монгольском языке (-в, -нь, -тр, вк, -шл, -мс).
3. В монгольском языке зафиксировано 3 словообразовательных суффикса, отсутствующих в калмыцком языке (-а, -ган (-гон, -гэн), -ай (-ой, ий)).
4. Всего в монгольском языке отмечено 14 словообразовательных типов для глаголов, мотивированных существительными, в калмыцком – 13.
5. Расхождение между обоими языками наблюдается на уровне словообразовательных моделей.
2.4.2. Глаголы, мотивированные прилагательными
(Вторая схема)
1. калм. –д; монг. –да (-до, -дэ, -дө, -д)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, направленное на приобретение признаков и свойств,
обозначенных производящими словами»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. гиигн «легкий» à гиигдх
«стать слишком легким», дулан «теплый» à дуладх «согреваться, обогреваться», килвүр «дешевый» à
килвүрдх «дешеветь»; монг. шазруу «высокомерный» à шазруудах «оказываться слишком высокомерным, цухал «узкий» à цухалдах «быть тесным, быть узким», шинэ «новый» à шинэдэх «оказываться
новым».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. ном «наука» à номһн «тихий» à номһдх
«становиться тихим», күчн «сила» à күчр «тяжелый» à күчрдх «быть тяжелым».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. хатх «затвердевать» à хату «твердый» à хатудх «быть слишком твердым», эргх «крутиться, кружиться» à эргү перен. «глупый» à эргүдх «глупеть»; монг. цүзийх «вздуваться» à цүзгэр «полный, вздутый» à цүзгэрдэх «быть полным, вздутым»,
цүлхийх «пучиться» à цүлхгэр «выпуклый» à цүлхгэрдэх «быть чрезмерно выпуклым», цүрдийх
«разбухать, распухать» à цүрдгэр «надутый, разбухший» à цүрдгэрдэх «быть надутым, разбухшим».
4. Производящая основа представлена связанным корнем и словообразовательным суффиксом прилагательного: калм. цоо- à цоохр «пестрый» à цоохрдх «пестреть», ср. цоолх «пробивать отверстие»
и цоорх «продырявливаться»; сон- à сонр «чуткий» à сонрдх «обладать хорошим слухом», ср. соңсх
«слышать»; монг. цоо- à цоохор «пестрый» à цоохордох «быть чрезмерно пятнистым», ср. цоо булхах
«простреливать» и цоо хатгах «прокалывать».
В рамках данного словообразовательного типа установлено 4 модели, в том числе 2 общие, в кал84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мыцком языке 4 модели, в монгольском – 2. Морфонологические модели связаны с усечением: калм.
догшн «свирепый» à догшдх «быть свирепым»; монг. гашуун «горький» à гашуудах перен. «скорбеть, печалиться».
2. калм. –л; монг. –ла (-ло, -лэ, -лө)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, связанное с проявлением или накоплением признаков и свойств, обозначенных производящими словами»; относятся к разряду лексических дериватов.
Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. һәрг «глупый» à һәрглх «глупеть», караг «чванливый» à караглх «чваниться»; монг. омог «гордость, надменность» à омоглох
«гордиться, кичиться».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из связанного корня и
словообразующего суффикса прилагательного: калм. цо- à цоохр «пестрый» à цоохрлх «делать пестрым»; монг. цоо- à цоохор «пестрый» à цоохордох «делать пестрым».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. ид «сила» à идр «возмужалый» à идрлх
«возмужать».
В зависимости от семантики мотивирующего слова глаголы делятся на подтипы. Глаголы, мотивированные существительными, которые называют «цвет», «признак» «предмет», «свойство человека» и
т.д., имеют следующие значения:
1) «проявлять те человеческие качества, которые обозначены производящими словами» (калм. тенг
«глупый» à тенглх «глупеть», омг «гордость» à омглх «гордиться»; монг. гоц «особенный, выдающийся» à гоцлох «выделяться, отличаться»),
2) «приобретать цвет, обозначенный производящим словом» (калм. хар «черный» à харлх «чернеть», бор «серый» à борлх «становиться серым», эрә «пестрый» à эрәлх «пестреть»; монг. хар «черный» à харлах «чернеть», бор «серый» à борлох «сереть, становиться серым»),
3) «придавать чему-л. или кому-л. признак, названный производящим словом» (калм. гиигн «легкий» à гииглх «облегчать», зузан «толстый» à зузалх «утолщать», дулан «теплый» à дулалх «согревать», нимгн «тонкий» à нимглх «делать тонким», нүцкн «голый» à нүцклх «оголять»; монг. зузаан
«толстый» à зузаалах «утолщать», өндөр «высокий» à өндөрлөх «делать более высоким»).
3. калм. –н; монг. –на (-но, -нэ, -нө)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, состояние, в процессе которых проявляются
признаки, свойства, выраженные производящими словами»; относятся к разряду лексических дериватов.
Модель одна, где производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. кизрң «хромой» à кизрңнх «хромать», каазң «неуживчивый» à каазңнх «быть неуживчивым», цалдң «невыдержанный» à цалдңнх «быть невыдержанным»; монг. дэлдэнг «отвислый (об ушах)» à дэлдэгнэх
«шевелить большими отвислыми ушами», хуудам «легкомысленный, неосторожный» à хуудамнах
«проявлять необдуманность».
4. калм. –т; монг. –та (-тэ, -то)
Словообразовательный тип продуктивный, транспозиционный, немодификационный. Производные
глаголы называют «действие, направленное на становление признака, обозначенного производящим
словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. өндр «высокий» à өндртх
«быть высоким», күрң «коричневый» à күрңтх «становиться коричневым»; монг. өндөр «высокий»
à өндөртөх «становиться высоким», өргөн «широкий» à өргөтөх «расширяться», өрүү «кривой; неприятный» à өрүүтэх «вести неправильно, лживо», шингэн «жидкий» à шингэтэх «становиться жидким».
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из связанного корня и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. сох- à сохр «слепой» à сохртх «слепнуть», ср.
сохлх «делать слепым»; монг. цоо- à цоохор «рябой, пестрый» à цоохоросх «становиться рябым», ср.
цоолох «продырявливать». Морфонологические модели связаны с усечением.
5. калм. –рх; монг. –рха (-рхо, -рхэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с проявлением тех признаков человека,
которые обозначены производящими словами»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели
производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. сән «хороший» à сәәрхх
«проявлять высокомерие», догшн «свирепый» à догшрхх «прявлять свирепость, свирепствовать»;
монг. цэцэн «мудрый» à цэцэрхэх «хвастаться свой мудростью», хачин «интересный» à хачирхах
«удивляться, дивиться».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. согтх «пьянеть à согту «пьяный» à согтурхх
«прикидываться пьяным», хатх «затвердевать» à хату «твердый» à хатурхх «сделаться твердым»,
перен. «быть скупым»; монг. хатах «закаливаться (о железе)» à хатуу «твердый», перен. «жесткий,
суровый» à хатуурхах «быть суровым».
6. калм. –р; монг. –ра (-ро, -рэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, которое направлено на проявление признаков, обозначенных производящими словами»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. ил «ясный» à илрх «открываться, обнажаться», киитн «холодный» à киитрх «холодать», көгшн «старый» à көгшрх «стареть», көк «синий» à көкрх «синеть», му «плохой» à муурх «ухудшаться»; монг. зөөлөн «мягкий» à
зөөлөрөх «смягчаться, размельчаться», залхуу «ленивый» à залхуурах «лениться», хөгшин «старый»
à хөгшрөх «стареть».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. ном «наука» à номһн «смирный» à
номһрх «успокаиваться», әмн «жизнь» à әмдрх «оживать»; монг. ном «учеба» à номхон «спокойный,
смирный» à номхрох «делаться смирным, усмиряться.
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня и суффикса прилагательного: калм. сән «хороший» à сәәхн «красивый» à сәәхрх «хорошеть».
4. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса: калм. халх «нагреваться» à халун «горячий» à халурх «становиться
горячим», согтх «пьянеть» à согту «пьяный» à согтурх «пьянеть», хатх «затвердевать» à хату «твердый» à хатурх «отвердевать»; монг. халах «греть, нагреваться» à халуун «жар, жаркий» à халуурах
«быть в жару», «иметь повышенную температуру», хатах «закаливаться (о металле)» à хатуу «твердый, жесткий» à хатуурах «затвердевать».
Морфонологические модели связаны с усечением: калм. сәәхн «красивый» à сәәх-р-х «хорошеть»;
монг. номхон «спокойный» à номх-ро-х «делаться спокойным, смирным».
7. калм. –җ
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, которое связано с расширением, увеличением того, что обозначено производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель
одна, где производящая основа представлена корнем прилагательного: өргн «широкий» à өргҗх «расширяться, развиваться», һо «прямой» à һооҗх «струиться», элвг «богатый» à элвгҗх «становиться
обильным», холл «далекий» à холҗх «удаляться».
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8. калм. –ш; монг. –ша (-шо, -ши)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с накоплением тех признаков, которые
обозначены производящими словами (основами)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель
одна, где производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. зерлг «дикий» à зерлгшх
«дичать», берк «трудный» à беркшх «затрудняться», омг «гордость» à омгшх «гордиться»; монг. цэвэр «чистый» à цэвэрших «становиться чистым», чийрэг «сильный, крепкий» à чийрэгших «становиться крепким», бүрэг «неясный, темный» à бүрэгших «становиться тусклым».
9. калм. –ц; монг. –ца (-цо, -цэ)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с проявлением признака, обозначенного производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. әдл «одинаковый» à әдлөх
«быть одинаковым», сөрү «противоположный» à сөрүцх «сопротивляться»; монг. дулаан «теплый» à
дулаацах «страдать от жары», бүлээн «теплый» à. бүлээцэх «согреваться».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня наречия и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. дор «внизу» à дора «низкий» à дорацх «приходить
в упадок».
3. Производящая основ представлена связанным корнем и словообразовательным суффиксом прилагательного: монг. сэр- à сэрүү «свежий» à сэрүүцэх «освежаться»; калм. сер- à серүн «прохладный»
à серүцх «освежаться», ср. сер-сер салькта.
10. калм. –с; монг. –са (-со, -сэ)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с проявлением признаков, обозначенных производящими словами»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных
глаголов одна, где производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. өлн «голодный»
à өлсх «голодать», монг. шинэ «новый» à шинэсэх «становиться новым», нарийн «тонкий» à нарийсах «суживаться, становиться узким», удаан «медлительный» à удаасах «замедляться», түргэн «скорый» à түргэсэх «ускоряться», бүлээн «теплый» à бүлээсэх «нагреваться».
11. калм. –чл; монг. –чла (-чло, -члэ)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, которое связано с проявлением тех признаков,
которые обозначены производящими словами (основами)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. аля «разболтанный» à алячлх
«разболтаться; монг. илүү «лишний» à илүүчлэх «отдавать лишнее», их «большой» à ихэвчлэх «заканчивать большую часть», му «плохой» à муучлах «хулить», дүү «младший» à дүүчлэх «быть почтительным к старшим».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и
словообразовательного суффикса прилагательного: монг. тэнэх «бродить» à тэнүү «бродячий» à
тэнүүчлэх «шататься».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и словообразовательного суффикса прилагательного: монг. ном «наука» à номхон «смиренный» à
номхчлох «пользоваться чьей-либо смиренностью», хэлэн «язык, речь» à хэлмэр «устный» à хэлмэрчлэх «переводить устно».
4. Производящая основа представлена связанным корнем и суффиксом прилагательного: монг. дээà дээдэ «верхний» à дээдэчлэх перен. «превозносить, почитать кого-либо», ср. дээр «над, наверху».
В рамках данного словообразовательного типа в обоих языках имеется одна общая модель (1).
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12. калм. –тр
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, связанное с тем признаком, которое обозначено производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов одна, где производящая основа представлена корнем прилагательного: эрә «пестрый» à
эрәтрх «пестреть, мелькать», ноһан «зеленый à ноһатрх «зеленеть, быть зеленым».
Исключение составляет глагол серүтрх «становиться прохладным», производящая основа которого представлена связанным корнем сер- и словообразовательным суффиксом прилагательного –ү.
Морфонологическая модель связана с усечением.
13. монг. –ий (-ой, -ай)
Словообразовательный тип непродуктивный, транспозиционный, немодификационный.
Производные глаголы называют «действие, связанное с проявлением тех признаков, которые обозначены производящими словами (основами)»; относятся к разряду лексических дериватов. Производные
глаголы образуются по одной модели, например: зузаан «толстый» à зузайх «быть пухленьким», хулман «корноухий» à хулмайх «прижимать уши».
14. монг. –ган (-гон, -гэн)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, связанное с проявлением тех признаков, которые обозначены производящими словами (основами)»; относятся к разряду лексических дериватов.
В рамках данного типа обнаружена только одна словообразовательная модель, где призводящая основа представлена корнем прилагательного, например: нойтон «мокрый, влажный» à нойтогнох «стать
влажным», ср. нойтдох «оказываться влажным» и нойтлох «увлажниться»; садан «родственник» à
садагнах «состоять в родственных отношениях».
Выводы
1. В обоих языках отмечено 10 общих словообразовательных типов для глаголов, мотивированных
прилагательными. Это с суффиксами:
калм.
–д: килвүр «дешевый» à килвүр-д-х «дешеветь»;
-л: һәрг «глупый» à һәрг-л-х «глупеть»;
-н: цалдң «невыдержанный» à цалдң-н-х «быть невыдержанным»;
-т: күрң «коричневый» à күрң-т-х «становиться коричневым»;
-рх: сән «хороший» à сәә-рх-х «проявлять высокомерие»;
-р: му «плохой» à муу-рх-х «ухудшаться»;
-ш: омг «гордость» à омг-ш-х «гордиться»;
-ц: сөрү «противоположный» à сөрү-ц-х «сопротивляться»;
-с: өлн «голодный» à өл-с-х «голодать»;
-чл: аля «разболтанный» à аля-чл-х «разболтаться»;
монг.
–да (-до, -дэ): цухал «узкий» à цухал-да-х «быть узким»;
-ла (-ло, -лэ): өндөр «высокий» à өндөр-лө-х «делать более высоким»;
-на (-но, -нэ): хуудам «легкомысленный» à хуудам-на-х «проявлять необдуманность»;
-та (-то, -тэ): өргөн «широкий à өргөн-тө-х «расширяться»;
-рха (-рхо, -рхэ): хачин «интересный, удивительный» à хачи-рха-х «удивляться»;
-ра (-ро, -рэ): хөгшин «старый» à хөгш-рө-х «стареть»;
-ша (-шо, -шэ): бүрэг «неясный, темный» à бүрэг-ши-х «становиться тусклым»;
-ца (-цо, -цэ): бүлээн «теплый» à бүлээ-цэ-х «согреваться»;
-са (-со, -сэ): түргэн «скорый» à түргэ-сэ-х «ускоряться»;
-чла (-чло, -члэ): илүү «лишний» à илүү-члэ-х «отдавать лишнее».
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. В монгольском языке зафиксировано 2 словообразовательных типа, отсутствующих в калмыцком
языке. Это с суффиксами: -ий (-ой, -ай): зузаан «толстый» à зуз-ай-х «быть толстеньким»; -ган (-гон,
-гэн): нойтон «влажный» à нойто-гно-х «быть влажным».
3. В калмыцком языке зафиксирован 1 словообразовательный тип с суффиксом -җ, отсутствующий
в монгольском языке: өргн «широкий» à өрг-җ-х «расширяться, раздвигаться».
4. Существенные различия между сравниваемыми языками обнаруживаются на уровне словообразовательных моделей.
2.4.3. Глаголы, мотивированные наречиями
(Третья схема)
1. калм. –д; монг. –да (до, -дэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, которое связано с тем, что обозначено производящим словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем наречия: калм. өөр «поблизости, близко» à өөрдх
«приближаться», эрт «рано» à эртдх «оказываться преждевременным»; монг. шадар «поблизости» à
шадардах «приближаться к чему-либо».
2. Производящая основа представлена связанным корнем и словообразовательным суффиксом наречия: калм. һаз- à һаза «снаружи» à һазадх «оставаться снаружи», ср. һазр «земля»; дее- à деер «вверху» à деердх «оказыаться выше», ср. деед «верхний»; монг. наа- à наагуур «ближе, на этой стороне»
à наагуурдах «находиться чрезмерно близко».
3. Производящая основ представлена производной основой, состоящей из корня и словообразовательного суффикса наречия: калм. һанц «один» à һанцар «одиноко» à һанцардх «оказываться одиноким».
2. калм. –л; монг. –ла (-ло, -лэ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с тем, что обозначено производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модели производных глаголов:
1. Производящая основа представлена корнем наречия: калм. таг «крепко» à таглх «затыкать, закупоривать», эрт «рано» à эртлх «собираться спозаранку», өтр «быстро» à өтрлх «спешить»; монг.
бушуу «скоро, быстро» à бушуулах «спешить, делать что-либо быстро», далд «тайно, скрытно» à
далдлах «скрывать, прятать».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из связанного корня и словообразовательного суффикса наречия: калм. һаз- à һаза «снаружи» à һазалх «считать чужим», ср.
һаз-р «земля»; дее- à деер «наверху» à деерлх «быть выше; монг. дээ- à дээш «выше, наверх» à
дээшлэх «забираться выше», ср. дээ-д «верхний»; доо- à доош «вниз, ниже» à доошлох «спускаться
вниз», ср. доо-д «нижний».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня и словообразовательного суффикса наречия: калм. дор «внизу» à доракшан «вниз, ниже» à доракшлх «снижаться»,
өмн «впереди» à өмәрән «вперед» à өмәрлх «идти вперед»; монг. дор «внизу, вниз» à дорогш «вниз,
ниже» à дорогшлох «спускаться, снижаться.
4. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня числительного
и наречного словообразовательного суффикса: калм. негн «один» à неҗәд «по одному» à неҗәдлх
«делить по одному».
В рамках данного словообразовательного типа обнаружено 4 модели, в том числе 3 общие.
Морфонологические модели связаны с усечением, например: калм. доракшан «вниз» à доракш-л-х
«снижаться».
3. монг. –чи
Словообразовательный тип непродуктивный, немодификационный,
транспозиционный.
Производный глагол называет «действие, которое по своему характеру связано с тем, что обозначено
производящим словом (основой)»; относится к разряду лексических дериватов. В рамках данного типа
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отмечена только одна словообразовательная модель, где производящая основа представлена корнем
наречия: шувт «напролет, насквозь» à шувтчих «выдавливать», ср. шувтрах «выдавливать».
4. монг. –ца (-цэ)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производный глагол называет «действие, связанное с тем, что обозначено производящим
словом»; относится к разряду лексических дериватов. Словообразовательная модель одна, где производящая основа представлена корнем и словообразовательным суффиксом наречия: эсрэг «против, наперекор» à эсэргүүн «против, наперекор» à эсэргүүцэх «сопротивляться, противодействовать».
5. калм. –ш
Словообразовательный тип непродуктивный, немодификационный,
транспозиционный.
Производный глагол называет «действие, связанное с тем, что обозначено производящим словом»;
относится к разряду лексических дериватов. Словообразовательная модель одна, где производящая
основа представлена корнем и наречным словообразовательным суффиксом: дее- à деер «вверху» à
деершх «быть лучшим».
6. калм. –р
Словообразовательный тип непродуктивный, транспозиционный, немодификационный.
Производный глагол называет «действие, связанное с тем, что обозначено производящим словом»; относится к разряду лексических дериватов: дими «попусту, напрасно» à димирх «ухудшаться».
Выводы
1. Оба языка имеют 2 общих словообразовательных типа для глаголов, мотивированных наречиями:
калм. –д: эрт «рано» à эрт-д-х «оказываться преждевременным»; -л: өмәрән «вперед» à өмәрәлх
«идти вперед»;
монг. –да (-до, -дэ): шадар «поблизости» à шадар-да-х «приближаться к чему-л.», -ла (-ло, -лэ):
далд «тайно» à далд-ла-х «скрывать».
2. В монгольском языке отмечено 2 словообразовательных типа, отсутствующих в калмыцком языке:
1) с суффиксом -чи: шувт «насквозь» à шувт-чи-х «выдавливать»; 2) с суффиксом -ца (-цэ): эсэргүүн
«против, наперекор» à эсэргүү-цэ-х «сопротивляться».
3. В калмыцком языке отмечено 2 словообразовательных типа,отсутсвующих в монгольском языке:
1) с суффиксом -ш: деер «вверху» à деер-ш-х «быть выше»; 2) с суффиксом -р: дими «напрасно» à
димирх «ухудшаться».
2.4.4. Глаголы, мотивированные числительными
(Четвертая схема)
1. калм. –д; монг. –да (-дэ)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, связанное с тем, что обозначено производящим
словом (основой)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов одна,
где производящая основа представлена корнем числительного: калм. хойр «два» à хойрдх «делать второй раз», һурвн «три» à һурвдх «делать в третий раз; монг. нэгэн «один» à нэгдэх «стоять на первом
месте».
2. калм. –л
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производный глагол называет «действие, связанное с мотивирующим числительным»; относится к числу лексических дериватов. Модель производных глаголов одна, где производящая основа
представлена корнем числительного: хойр «два» à хойр-л-х «делить пополам».
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. монг. –та (-то)
Словообразовательный тип непродуктивный, транспозиционный, немодификационный.
Производное слово называет «действие, связанное с мотивирующим числительным»; относится к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов одна, где производящая основа представлена корнем числительного: хоер «два» à хоер-то-х «раздваиваться, оказываться двойным».
Вывод
1. Оба языка имеют 1 общий словообразовательный тип для производных глаголов, мотивированных числительными (1).
2.4.5. Глаголы, мотивированные образными словами
(Пятая схема)
1. калм. –л; монг. –ла (-ло, -лэ)
В образовании глаголов данного типа участвуют звукоподражательные слова. Словообразовательный
тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы
называют «действие, связанное с воспроизведением звуков, обозначенных производящими словами»;
относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов одна, где производящая
основа представлена корнем образного слова: калм. тор-тор подражание звуку, который издает жаворонок или воробей à тор-лх «чирикать»; монг. сог-сог возглас, которым заствляют верблюда ложиться
на землю à сөг-лө-х «произносить «сог-сог», гааг-гааг звукоподражание крику вороны à гааг-ла-х
«каркать (о вороне)», гогоог- звукоподражание кудахтанью кур à гогоог-ло-х «кудахтать (о курах)»,
гууга- звук, издаваемый людьми при перекличке на расстоянии à гууга-ла-х «аукать».
2. калм. –ш; монг. –ша (-ши, -шо)
В образовании глаголов данного типа участвуют звукоподражательные слова. Словообразовательный
тип относится к числу малопродуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные
глаголы называют «действие, связанное с воспроизведением звуков, обозначенных производящими
словами»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов одна, где производящая основа представлена корнем образного слова: калм. гиң-гиң – подражание стону à гиң-ш-х
«стонать», лаг-лаг подражание стуку à лаг-ш-х «биться, пульсировать»; монг. шаг-шаг подражание
стрекоту à шаг-ши-х «стрекотать (о сороке)», луг-луг подражание стуку à луг-ши-х «пульсировать,
биться».
3. калм. –ң; монг. –н
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с подражанием тому, что обозначено
производящим словом»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов
одна, где производящая основа представлена корнем образного слова: гүн-гүн подражание бормотанию à гүң-н-х «бормотать»; монг. шив-шив подражание шепоту à шив-нэ-х «шептать», бүв-бүв
подражание бормотанию à бүв-нэ-х «бормотать».
4. калм. –д
Единичные образования встречаются с суффиксом –д: дөңһ-дөңһ подражание звуку птиц à дөңһд-х «кричать (о птицах)».
5. калм. –җңн
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с подражанием звуков, издаваемых
предметами, вещами, жидкостями»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
глаголов одна, где производящая основа представлена корнем образного слова: кир-кир подражание
скрипу à кир-җңн-х «скрипеть, трещать», җир-җир подражание журчанию воды à җир-җңн-х «журчать».
Имеется фонетический вариант –зңн, например, эг-зңн-х «вибрировать». Суффикс –җңн произошел
от глагола җиң-н-х «звенеть», который образовался в свое время от звукоподражательного слова җинҗин с помощью суффикса –н. В монгольском языке такого суффикса нет.
6. монг. –хий
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, транспозиционных, немодификационных. Производные глаголы называют «действие, связанное с подражанием звуков, обозначенных
производящими словами (основами)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов одна, где производящая основа представлена корнем образного слова: жирс-жирс подражание мельканию à жирсхийх «промелькнуть, мелькнуть»; пад-пад подражание грохоту à падхийх
«грохнуть, загреметь»; пул-пул подражание звуку упавшего в воду предмета à пулхийх «бултыхать»;
пүр-пүр подражание звуку сорвавшегося с места предмета à пүрхийх «сорваться с места».
7. монг. –гна
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с подражанием звуков, обозначенных производящими словами (основами)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных
глаголов одна, где производящая основа представлена корнем образного слова: щард-шард подражание
хрусту à шарчи-гна-х «хрустеть, шелестеть» (чередование д-ч); шалд-шалд подражание хлюпанью
à шалчи-гна-х «хлюпать (о грязи под ногами); жин-жин подражание высокому звуку à жин-гэнэ-х
«звенеть».
8. монг. –ра (-ро, -рэ)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных, немодификационных, транспозиционных. Производные глаголы называют «действие, связанное с подражанием звукам, обозначенным
производящими словами (основами)»; относятся к разряду лексических дериватов. Модель производных глаголов одна, где производящая основа представлена корнем образного слова: урхи- подражание
рычанию à урхи-ра-х «рычать», хөх- подражание хохоту à хөх-рө-х «хохотать»; сүрх- подражание
шуму à сүрх-рэ-х «шуметь, выть (о ветре)».
Вывод:
1. Оба языка имеют 3 общих словообразовательных типа для глаголов, мотивированных образными
словами.
2. В калмыцком языке имеются 2 словообразовательных типа, отсутствующих в монгольском языке.
3. В монгольском языке имеются 3 словообразовательных типа, отсутствующих в калмыцком языке.
2.4.6. Глаголы, мотивированные глаголами
(Шестая схема)
В калмыцком языке некоторые глаголы, мотивируются глаголами. Они имеют одну модель, где производящая основа представлена корнем глагола В образовании глаголов участвуют следующие суффиксы:
-җ: хонх «ночевать» à хон-җ-х «заночевать», унх «падать» à ун-җ-х «спадать»;
-ц: хувах «делить» à хува-ц-х «делиться с кем-либо, хамх «собирать вместе» à хам-ц-х «объединяться, присоединяться»;
-ч: акх «высыхать» à ак-ч-х «усыхать, высыхать, сокращаться, уменьшаться», тиирх «дрыгать» à
тиир-ч-х «дрыгать»;
-р: көлчәх «греться (у огня)» à көлчә-р-х «греться, ощущать тепло», көндәх «трогать» à көндә-р-х
«трогаться, двигаться»;
-лз: арвах «растрепываться, лохматиться» à арв-лз-х «шевелиться, барахтаться»; аңһах «зиять, раскрывать» à аңһ-лз-х «раскрывать»;
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
-чк: авх «брать» à ав-чк-х «выхватить, схватить»;
-а (-ә): агчх «сокращаться» à агч-а-х «задерживать, повременить».
Указанные словообразовательные типы являются малопродуктивными, нетранспозиционными, модификационными. Производные глаголы относятся к разряду синтаксических дериватов.
2.4.7. Глаголы со связанными основами (корнями)
(Седьмая схема)
Заметную группу в обоих языках составляют глаголы, которые содержат в себе связанные основы
(ил корни). В словообразовании такие основы участия не принимают, но они формируют словообразовательные гнезда. Связанные основы (корни) вычленяются у родственных (однокоренных) слов путем
их сопоставления.
Значительную группу образуют глаголы, у которых связанные основы сочетаются с глагольными
словообразовательными суффиксами –л и –р, которые одновременно выполняют функцию и формообразовательную. Глаголы, содержащие суффикс –л, образуют ряд переходных глаголов, а глаголы,
содержащие суффикс –р, ряд неперходных глаголов.
1. калм. –л; монг. –ла (-ло, -лэ)
Калм. мөлт- à мөлт-л-х «вывихивать», тас- à тас-л-х «отрывать», хуһ- à хуһ-л-х «переломить»,
хамх- à хамх-л-х «разбивать», шуу- à шуу-л-х «рвать», җулһ- à җулһ-л-х «сдирать (кожу)», кемт- à
кемт-л-х «отламывать», сем- à сем-л-х «распускать нить, прореживать», сох- à сох-л-х «делать слепым», үү- à үү-л- х «дробить», холт- à холт-л-х «отдирать, сдирать», хольв- à хольв-л-х «разрушать»;
монг. тас- à тас-ла-х «обрывать», эмт- à эмт-лэ-х «крошить», сэ- à сэм-лэ-х «распускать», бүлтà бүлт-лэ-х «выбивать», няц- à няц-ла-х «измельчать», бяц- à бяц-ла-х «разбивать, измельчать»,
хуга- à хуга-ла-х «ломать, переламывать».
2. калм. –р; монг. –ра (-ро, -рэ)
Калм. мөлт- à мөлт-р-х «вырываться», тас- à тас-р-х «обрываться, рваться», хамх- à хамх-р-х
«разбиваться», хуһ- à хуһ-р-х «переломиться», шуу- à шуу-р-х «треснуть», җулһ- à җулһ-р-х «выпадать (о волосах, шерсти)», сох- à сох-р-х «ослепнуть», үү- à үү-р-х «разбиваться, крошиться», холтà холт-р-х «отколоться, отодраться», хольв- à хольв-р-х «разрушаться» и др.;
монг. тас- à тас-ра-х «обрываться, разрываться», эмт- à эмт-рэ-х «крошиться», сэм- à сэм-рэ-х
«распускаться», бүлт- à бүлт-рэ-х «выпадать», няц- à няц-ра-х «раздробляться», бяц- -> бяц-ра-х
«разбиваться, растрескиваться», хуга- à хуга-ра-х «переламываться» и др.
3. калм. –ч; монг. –чи
Калм. доһ- à доһ-ч-х «прыгать, скакать на одной ноге», ср. доһ-л-х «хромать» и доһ-л-ң «хромой»;
монг. няц- à няц-чи-х «частыми движениями раздроблять», ср. няц-ла-х «давить, раздроблять»;
нух- à нух-чи-х «растирать, разминать», ср. нух-а-х «мять, разминать», нух-ла-х «протирать время от
времени», нух-мал «тертый; нуд- à нуд-чи-х «наносить частые удары локтем», ср. нуд-ра-х «толкать,
ударять (локтем)», цөм- à цөм-чи-х «пробивать, протыкать», ср. цөм-рө-х «проламываться, проваливаться», цөм-лө-х «пробивать, протыкать»; цоо- à цоо-чи-х «продырявливать», ср. цоо-ро-х «продырявливаться», цоо-ло-х «продырявливать».
4. калм. –т
үчү- à үчү-т-х «становиться маленьким», ср. үчү-кн «маленький»; бул- à бул-т-х «прятаться», ср.
бул-а «тайник».
5. калм. –с
дев- à дев-с-х «стелить, настилать пол», ср. дев-л «шуба» (верхняя одежда), нак- à нак-с-х «гнуться,
сгибаться», ср. нак-у «изгиб», нак-лз-х «сгибаться».
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6. калм. –җ
дег- à дег-җ-х «подниматься, взлетать», ср. дег-дһр «поднимающийся вверх», дөг- à дөг-җ-х «преувеличивать свои возможности», ср. дөг-ән «шалость, озорство».
7. калм. –ш
дев- à дев-ш-х «продвигаться вверх», ср. дев-р-х «повышаться», дав- à даав-ш-х «подниматься»,
ср. дав-а «перевал».
8. калм. –тр
тун- à тун-тр-х «рассветать, светать», ср. туң-һ-у «светлый, прозрачный».
9. монг. –хий
гялас- à гялас-хий-х «блеснуть, свернуть», ср. гялай-х «блестеть», гяла-лза-х «блестеть, ярко светиться»; гэдэс- à гэдэс-хий-х «выгибаться назад порывисто», ср. гэд-гэр «с закинутой головой», гэдий-х «выгибаться назад»; улас- à улас-хий-х «сверкать, появляться на мгновение», ср. улай-х «краснеть, становиться красным; чацас- à чацасхийх «встрепенуться», ср. чич-рэ-х «дрожать»; хөлдөс- à
хөлдөс-хий-х «подмерзать», ср. хөлдөх «замерзать»; цэн- à цэн-хий-х «становиться блеклым, бледным», ср. цэн-хэр «светло-голубой».
10. монг. –гнэ
нэвсэ- à нэвсэ-гнэ-х «двигаться (о чем-либо взъерошенном)», ср. нэвсэ-гэр «что-либо широкое»,
нэвс-ий-х «быть взлохмаченным»; гэдэ- à гэдэ-гнэ-х «часто выгибать спину», ср. гэд-гэр «с закинутой
головой», гэд-ий-х «выгибаться назад»; нахи- à нахи-гана-х «сгибаться (о длинном и узком предмете)», ср. нахи-д «седловина между гор», нахи-у «согнутый, наклонный».
11. монг. –ий
шөв- à шөв-ий-х «становиться шилообразным», ср. шөв-гөр «шилообразный»; доли- à доли-ий-х
«косоглазить», ср. доли-р «косоглазый»; хаз- à хаз-ий-х «наклоняться набок», ср. хаз-гай «кривой»,
хаж-уу «бок, сторона» (чередование з-ж).
2.5. Словообразование наречий
В монгольских языках есть относительно молодая часть речи – наречие, которая является производной от именных частей речи и глагола. В связи с этим можно выделить 8 словообразовательных схем,
по которым образуются наречия.
Наречие характеризуется особыми лексико-грамматическими и синтаксическими признаками, которые позволяют его отличать от других частей речи.
Некоторые наречия исторически восходят к падежным формам существительных, субстантивированных прилагательных, причастий, числительных. В подобных наречиях словообразовательные суффиксы омонимичны падежным флексиям. Омонимия указанных морфем привела к тому, что некоторые
исследователи калмыцкого языка в свое время утверждали, что наречия склоняются. Так, Б.Б. Бадмаев
писал, что «некоторые наречия склоняются» [Б.Б.Бадмаев 1959, 1968]. В связи с этим он даже предложил две таблицы падежного склонения наречий. Однако, как показывает современный материал, мы
имеем дело все же не со склонением наречий, а с омонимией словообразовательных суффиксов наречий и падежных флексий существительных.
В монгольских языках можно выделить следующие словообразовательные значения наречий: «времени» (калм. кесгәрә «давно», цагла «вовремя»), «места» (калм. холд «далеко», энд «здесь»), «способа
действия» (калм. шамдһаһар «проворно», күцәмҗтәһәр «успешно»), «причины» (калм. үзг уга «со слепу»), «предела» (калм. улатл «докрасна», цадтл «досыта»), «меры» (калм. хошадар «попарно», неҗәдәр
«по одному»). Эти словообразовательные значения передаются с помощью разных суффиксов, которые
мы рассмотрим ниже.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.5.1. Наречия, мотивированные существительными
(Первая схема)
Производные наречия, образованные по данной схеме, относятся к разряду лексических дериватов.
Словообразовательные типы относятся к числу транспозиционных, немодификационных.
1. калм. –д; монг. –д
Калм. үвл «зима» à үвлд «зимой», сүл «конец» à сүлд «в конце», эргн «окрестность» à эргнд
«вокруг»;
монг. зах «край» à захд «на краю», сүүл «конец» à сүүлд «в конце», хувь «часть, порция» à хувьд
«по части, по линии», тухай «случай, факт» à тухайд «своевременно».
Наречия данного словообразовательного типа имеют одну модель, где производящая основа представлена корнем существительного.
Суффикс –д является омонимом флексии деательно-месного падежа имен существительных.
2. калм. –ар (-әр); монг. –аар (-ээр)
Калм. үвл «зима» à үвләр «зимой, хавр «весна» à хаврар «весной», сүл «хвост» à сүүләр «потом,
после», зун «лето» à зунар «летом»;
монг. үнэн «правда» à үнэхээр «действительно», цээж «память» à цээжээр «наизусть, на память»,
тал «поле, степь, равнина» à талаар «полем, степью , хажуу «бок, сторона, край» à хажуугаар «мимо,
около, боком», хир «мера, предел» à хирээр «соответственно, по мере», хоосон «пустота» à хоосоор
«напрасно, попустому», сүүл «конец» à сүүлээр «в конце, по окончании», орой «вечер» à оройгуур
«вечером».
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных. В рамках данного типа выделяются
две словообразовательные модели:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: калм. өдр «день» à өдрәр «днем»,
эндү «ошибка» à эндүһәр «ошибочно», тав «удобство» à тав-арн «свободно, удобно»; монг. дурр
«воля» à дураар «самовольно», зөнг «воля» à зөнгөөр «стихийно», өвөл «зима» à өвлөөр «зимой».
2. Производящая (мотивирующая) основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса существительного: калм. түрх «нуждаться» à түрү
«нужда» à түрүһәр «бедно», хаҗих «скривиться» à хаҗу «сторона» à хаҗуһар «боком, стороной»,
үлх «излишествовать» à үлү «излишек» à үлүһәр «больше, лучше»; монг. эчих «отправляться, идти»
à эчнээ «отсутствие» à эчнээгээр «заочно, в отсутствие», угсрах «прицеплять, ставить в один ряд
друг за другом» à угсраа «сцепление, сцепка à угсраагаар «подряд, один за другим», зорих «направляться, устремляться à зориг «смелость, решительность» à зоригоор «самовольно».
Морфонологические модели связаны с усечением (монг. үнэн «правда» à үнэ-х-ээр «действительно»), чередованием фонем (калм. сүл «конец» à сүүл-әр «потом, после», где чередование ү-үү) и интерфиксацией (калм. эндү «ошибка» à эндү-һ-әр «ошибочно», монг. орой «вечер» à орой-г-уу «вечером»).
Наречия с суффиксом калм. –ар (-әр) и суффиксом монг. –аар (-ээр), которые омонимичны флексии
орудного падежа имени существительного, имеют следующие значения в зависимости от семантики
мотивирующих слов, которые могут выражать: «время», «место», «образа действия» и др.
3. калм. –ас (-әс); монг. –аас (-ээс)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных. В рамках данного типа отмечены две
словообразовательные модели:
1. Производящая основ представлена корнем существительного: калм. зах «край» à захас «с края»,
экн «начало» à экнәс «сначала»; дотр «внутренности» à дотрас «изнутри», дунд «середина» à дундас «изнутри»; монг. дотор «внутренняя часть» à дотроос «изнутри», дээр «верхняя часть» à дээрээс
«сверху», уг «основание, начало» à угаасаа «с самого начала», язгуур «корень» à язгуураас «издавна», хойно «север» à хойноос «с севера».
2. Производящая основа представлена глагольным корнем и словообразовательным суффиксом существительного: калм. хаҗих «скривиться на сторону» à хаҗу «сторона» à хаҗуһас «сбоку».
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наречия с суффиксом калм. –ас (-әс) и монг. –аас (-ээс), которые омонимичны флексии исходного
падежа имен существительных, в соответствии с мотивирующими словами имеют следующие значения: «время» и «место».
4. калм. –ур (-үр); монг. –уур (-үүр)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Отмечена одна словообразовательная модель, где производящая (мотивирующая) основа представлена корнем существительного:
калм. дунд «середина» à дундур «посередине», хол «даль» à холаһур «далеко, в отдалении».
5. калм. –а (-ә); монг. –аа (-ээ)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Отмечена одна словообразовательная модель, где производящая основа представлена корнем существительного: калм. хавр «весна»
à хавра «весной», намр «осень» à намра «осенью», сө «ночь» à сөөнә «ночью»; монг. гүн «глубина»
à гүнээ «вглубь».
6. калм. –аһа (-әһә)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Отмечена одна словообразовательная модель, где производящая основа представлена корнем существительного: калм. үвл «зима» à
үвләһәр «зимой», намр «осень» à намраһа «осенью», асхн «вечер» à асхнаһа «вечером», үдл «обед»
à үдләһә «в обед».
7. калм. –ла (-лә)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Отмечена одна словообразовательная модель, где производящая основа представлена корнем существительного: үд «полдень; обед»
à үд-лә «в полдень, в обед», цаг «время» à цагла «вовремя», бүрүл «сумерки» à буруллә (бүрүл + лә
= бүрүллә) «в сумерках»..
8. монг. –жин
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных. Отмечена одна словообразовательная модель, где производящая основа представлена корнем существительного: шөнө «ночь» à
шөнөжин «всю ночь», намар «осень» à намаржин «всю осень», зун «лето» à зунжин «все лето», өвөл
«зима» à өвөлжин «всю зиму», өдөр «день» à өдөржин «день-деньской, в течение всего дня».
9. монг. –даа (-дээ, -доо), -таа (-тээ)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных. Отмечены две словообразовательные
модели:
1. Производящая основа представлена корнем существительного: чухам «действительность» à чухамдаа «в действительности», үндэс (үндсэн) «корень» à үндсэндээ «в основном», үнэн «истина, правда» à үнәндээ «на деле», зарим «половина» à заримдаа «иногда, частично», өдөр «день» à өдөртөө
«в тот же день».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня прилагательного и
словообразовательного суффикса существительного: их «большой» à ихэнх «большая часть» à ихэнхдээ «по большинству.
Производные наречия данного типа обозначают «время», «место», «способ действия» и др.
10. монг. –члан (-члэн)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Отмечена одна словообразовательная модель, где производящая основа представлена корнем существительного: үг «слово» à
үгчлэн «дословно, буквально», сэтгэл «мысль, дума» àсэтгэлчлэн «по желанию», бие «тело, организм» à биечлэн «персонально, лично».
Наречия имеют значение «меры» в соответствии с семантикой производящего (мотивирующего)
слова.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Суффикс –члэн является производным. Он возник в результате процесса переразложения, который
привел к слиянию глагольного суффикса –чл и наречного суффикса –ан (-эн).
2.5.2. Наречия, мотивированные прилагательными
(Вторая схема)
Производные данной словообразовательной схемы относятся к разряду лексических дериватов.
Словообразовательные типы относятся к числу транспозиционных, немодификационных. Наречия в
зависимости от семантики мотивирующего слова имеют разные значения.
1. калм. –д; монг. –д
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Отмечены три словообразовательные модели:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. хол «далекий» à хоолд «далеко», түрүн «первый» à түрүнд «впереди».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня сушествительного
и суффикса прилагательного: калм. мөңк «вечность» à мөңкин «вечных» à мөңкинд «вечно, навечно».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из глагольного корня и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. делгх «расширяться» à делгү «сплошной» à
делгүдән «повсюду».
Производные наречия обозначают «место», «время», «меру». В калмыцком языке суффикс –д чаще
всего употребляется с показателем притяжания –нь (-ан, -ән). Например: ут «длинный» à ут-д-нь «в
длину», зәрмн «некоторые» à зәрм-д-нь «иногда».
.
2. калм. –ар (-әр); монг. –аар (-ээр)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных. В образовании наречий участвуют
производные и непроизводные основы, обозначающие признак. Модели производных наречий:
1. Производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. өткн «густой» à өткәр «густо», сул «пустой» à сулар «слабо, вяло», ут «длинный» à утарн «длиною», цевр «чистый à цеврәр
«чисто»; монг. шинэ «новый à шинээр «заново, основа», элдэв «всякий, разный» à элдвээр «всячески», товч «краткий» à товчоор «вкратце», тодо «отчетливый» à тодоор «ясно, отчетливо», удан
«медлительный» à уданаар «медлительно».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. җиг «странность, подозрение» à җигтә
«странный» à җигтәһәр «странно, необычно», амт «вкус» à амтта «вкусный» à амттаһар «вкусно»,
айс «мелодия» à айста «мелодичный» à айстаһар «мелодично», арһ «возможность, способ» à арһта
«умелый» à арһтаһар «умело, деловито», үвл «зима» à үвлин «зимний» à үвлинәр «по-зимнему».
3. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного, глагольного словообразовательного суффикса и словообразовательного суффикса прилагательного: калм. эв «мир, согласие» à эвлх «примирять, утихомиривать» à эвлүн «мирный, вежливый» à
эвлүнәр «мирно, вежливо».
4. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из связанного корня, глагольного словообразовательного суффикса и словообразовательного суффикса прилагательного: калм.
хаһ- à хаһрх «порваться» à хаһрха «рваный» à хаһрхаһар «дыряво».
В рамках данного словообразовательного типа в обоих языках выявлено 4 модели, в том числе 1
общая, в калмыцком языке 4 модели. Морфонологические модели связаны с усечением (калм. өткн
«густой» à өтк-әр «густо») и интерфиксацией (калм. самһа «беспорядочный» à самһа-һ-ар «беспорядочно»).
3. калм. –ас (-әс); монг. –аас (-ээс)
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных. Выявлена одна модель, где производящая основа представлена корнем прилагательного: калм. хол «далекий» à холас «издалека» , эрт
«ранний» à эртәс «заранее»; монг. ойр «близкий» à ойрноос «в последнее время».
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфонологическая модель связана с интерфиксацией, например: монг. ойр-н-оос «в последнее
время».
4. калм. –а (-ә)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Отмечена одна словообразовательная модель, где производящая основа представлена корнем существительного и словообразовательным суффиксом прилагательного: калм. сө «ночь» à сөөнә «ночной» à сөөнә-һ-ә «ночью».
2.5.3. Наречия, мотивированные причастиями
(Третья схема)
Наречия, мотивированные причастиями, составляют небольшое количество. Словообразовательные
типы относятся к числу малопродуктивных.
1. калм. –д
Наречия данного словообразовательного типа образуются от форм причастий будущего времени:
калм. тиигх «делать» à тиигхд «тогда», келх «говорить» à келхд «говоря»; үлгүр «пример, образец»
à үлгүрлх «приводить пример» à үлгүрлхд «например».
2. калм. –ар (-әр)
Наречия данного словообразовательного типа образуются от причастий возможности на –м и отрицательнх форм причастий: медх «знать» à медм «понятный. известный» à медмәр «понятно, толково»;
таньх «знать» à таньдг «знакомый» à таньдгшго «неузнаваемый» à таньдгшгоhар «неузнаваемо».
3. монг. –даа (-дээ)
Наречия данного словообразовательного типа образуются от основ причастий будущего времени:
яарах «спешить» à яарахдаа «второпях»; цаа «за» à цаана «дальше» à цаанадах «быть слишком далеко» à цаанадахдаа «по крайней мере, в крайнем случае».
2.5.4. Наречия, мотивированные глаголами
(Четвертая схема)
Производные наречия данной словообразовательной схемы относятся к разряду лексических дериватов. Словообразовательные типы являются транспозиционными, немодификационными, малопродуктивными.
1. монг. –ан (-эн)
Модели производных наречий:
1. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня существительного
и глагольного словообразовательного суффикса: усан «вода» à усчлах «плавать» à усчлан «вплавь»,
яарах «спешить» à яаравчлах «спешить» à яаравчлан «спешно, торопливо».
2. Производящая основа представлена производной основой. состоящей из корня прилагательного и глагольного словообразовательного суффикса: их «большой» à ихэвчлэх «заканчивать большую
часть» à ихэвчлэн «в больше мере», элдэв «всякий, разный» à элдэчлэх «всячески стараться» à
элдэвчэн «всячески».
2. монг. –уу (-үү)
Наречия образованы от основ глаголов. Модель одна, где производящая основа представлена корнем
глагола: шахах «приближаться» à шаху «около, почти», нэмэх «добавить» à нэмүү «больше», дэндэх
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«переходить меру» à дендүү «слишком, чересчур», мөчих «чистить дерево от сучьев» à мөчүү «в
обрез, еле-еле».
3. монг. –тал (-тэл)
Наречия образованы от основ глаголов и обозначают «предел действия»: цайх «белеть» à цайтал
«добела», цайлах «быть неточным» à цалайтал «настежь», «широко», цадах «наедаться досыта» à
цадтал «досыта, вдоволь», ягших «занимать твердую позицию» à ягштал «наглухо; плотно», улайх
«краснеть» à улайтал «докрасна», удах «медлить» à удтал «долго»; эцэс «конец» à эцэстэх «скончаться» à эцэсттал «до окончания».
2.5.5. Наречия, мотивированные наречиями
(Пятая схема)
Производные наречия относятся к разряду лексических дериватов. Словообразовательные типы относятся к числу нетранспозиционных, модифиационных. Значение производных наречий зависит от
семантики мотивирующих слов.
1. калм. –д; монг. –д
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модели производных наречий:
1. Производящая основа представлена корнем наречия: калм. оньдин «всегда» à оньдинд «всегда»,
кезә «всегда» à кезәд «всегда», хооран «назд» à хооранд «между», ца «сзади» à цаад «в отдалении»;
монг. хэзээ «когда» à хэзээд «всегда, постоянно».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из корня и словообразовательного суффикса наречия: калм. ца «за, на противоположной стороне» à цааран «дальше, на отдалении» à цааранднь.
2. монг. –аар (-ээр)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модель одна: эрт «рано» à эртээр «ран», урьд «прежде» à урьдаар «сначала, сперва», даран «после, затем» à дараагар «после.
затем».
3. калм. –ас (-әс); монг. –аас (-әәс)
Словообразовательный тип малопродуктивный. Наречия имеют две словообразовательные модели:
1. Производящая основа представлена корнем наречия: калм. дор «внизу» à дорас «снизу». кезә
«когда» à кезәhәс «с каких пор», дәкн «еще» à дәкнәс «снова», hаза «снаружи» à hазаhас «извне, снаружи»; монг. гадна «извне, снаужи» à гаднас «извне, снаружи», урьд «заранее» à урьдаас «раньше,
заранее», хэзээ «издавна» à хэзээнээс «издавна», хаан «где, откуда» à хаанаас «откуда», өмнө «перед»
à өмнөөс «навстречу», урд «перед» à урдаас «спереди».
2. Производящая основа представлена производной основой, состоящей из связанного корня и словообразовательного суффикса наречия: монг. хөнд- à хөндлөнг «поперек, через» à хөндлөнгөөс «со
стороны».
4. калм. –гшан (-гшән, -кшан, -кшән); монг. –гш
Словообразовательный тип относится к числу продуктивных. Наречия имеют две модели:
1. Производящая основа представлена корнем наречия: калм. hаза «снаружи» à hазакшан «наружу», ард «за спиной» à ардакшан «назад», дотран «внутри» à дотракшан «вовнутрь»; монг. доро
«внизу» à дорогш «вниз, ниже».
2. Производящая основа представлена связанной основой (корнем) и словообразовательным суффиксом наречия: монг. ура- à урагш «вперед». ср. урай «ура», дото- à дотогш «внутри», ср. дот-но
«внутренний», дот-р «внутренний».
Монраев М.У. считает правильно, что суффикс –гшан (-гшән, -кшан, -кшән) в калмыцком языке
является составным, состоящим из суффикса –гш (-кш) и возвратной частицы –ан(-ән). Он отмечает,
что «в настоящее время оба компонента прочно слились в одно целое и довольно активно участвуют в
образовании наречий места» [М.У.Монраев 1976].
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. калм. –кн (-хн); монг. –хан (-хэн)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Выявлена одна модель, где производящая основа представлена корнем наречия: калм. өөр «близко, вблизи» à өөрхн «поблизости»;
монг. эрт «рано» à эртхэн «ранехонько, заранее», урьд «прежде» à урьдхан «пораньше», үлэмж «более, гораздо» à үлэмжхэн «незначительно».
6. калм. –ран (-рән)
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем наречия: өмн «вперед» à өөмәрән «вперед», «на этой стороне» à нааран
«сюда», цаа «сзади» à цааран «дальше», hаза «снаружи» à hазаран «наружу». Суффикс –ран имеет
значение «направление». Как нам представляется, суффикс –ран произошел из корня существительного орн «место» и притяжательной частицы –ан (-ән).
7. калм. –ур (-үр); монг. –уур (-үүр)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем наречия: калм. hаза «снаружи» à hазаh-ур «снаружи»; монг. гада «вне,
снаружи» à гад-уур «мимо, вне».
8. калм. –ара (-әрә); монг. –аараа
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем наречия: калм. кесг «несколько, много» à кесгәрә «давно»; монг. ганц
«только один» à ганцаараа «наедине, одиноко».
2.5.6. Наречия, мотивированные местоимениями
(Шестая схема)
Производные наречия относятся к разряду лексических дериватов, а словообразовательные типы к
числу транспозиционных, немодификационных.
1. калм. –ар (-әр); монг. –аар (-ээр)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модель одна, где где производящая основа представлена корнем местоимения: калм. альд «где» à альдhар «где», хама «где» à хамаhар «где»; монг. тэр «тот» à терүүгээр «там, на той стороне», түүн «тот» à түүгээр «там, на месте».
2. монг. –аас (-әәс)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена местоимением: хаан «где, откуда» à хаанас «откуда», тэнд «там» à тэндээс «оттуда, затем».
3. калм. –д
Словообразовательный тип относится к числу непродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем местоимения: эн «этот» à энд «здесь».
4. монг. –таа (-тээ, -төө)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем местоимения: тэр «тот» à тэртээ «на той стороне», энэ «этот» à энэтээ
«по ту сторону», цуг «все» à цугтаа «совместно, вместе».
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. монг. –члан (-члэн)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем местоимения: үүн «этот» à үүнчлэн «подобно этому», түүн «тот» à
түүнчлэн «так же, точно так же».
2.5.7. Наречия, мотивированные числительными
(Седьмая схема)
Словообразовательные типы данной схемы относятся к числу транспозиционных, немодификационных.
1. калм. –ар (-әр)
Словообразовательный тип относится к числу малопродуктивных. Модель одна, где производящая
основа представлена корнем числительного и словообразовательным суффиксом наречия: негн «один»
неҗәд «по одному» à неҗ-әд-ар «по одному», хойр «два» à хош-ад «по два» à хош-ад-ар «по два».
2. монг. –т
Словообразовательный тип малопродуктивный. Модель одна, где производящая основа представлена корнем числительного: нэгэн «один» à нэгэн-т «раз, уже».
2.5.8. Наречия со связанными основами
(Восьмая схема)
Значительную группу в обоих языках составляют наречия со связанными основами, которые вычленяются в словах путем сопоставления однокоренных слов.
1. Монг. –аар (-ээр)
Монг. үүн- à үүгээр «здесь», ср. үүнийг «этого».
2. Монг. –хэн (-хон, -хон); калм. –хн
Монг. энүү- à энүүхэн «близко», ср. энүүнийх «что-л., принадлежащее ему», хой- à хойхон «немного позади», ср. хойногш «впредь»; шалав- à шалавхан «живо, быстро», ср. шалавлах «торопиться,
спешить»;
калм. урд «прежде» à урдхн «чуть впереди», эдү «столько» à эдүхн «столько».
В калмыцком языке наречия с суффиксм –хн образуются от основ наречий.
3. Монг. –на (-но)
Монг. цаа- à цаана «дальше, подальше», ср. цаад «отдаленный»; цаагуур «подальше», хой- à хойно
«после»; «к северу», ср. хойш «на север»; гад- à гадна «извне, снаружи», ср. гадар «внешний покров».
4. Монг. –рэг
Монг. гэд- à гэдрэг «назад, обратно», ср. гэдэгнэх «часто выгибать спину»; гэдийх «выгибаться
назад»; эс- à эсрэг «против, вопреки», ср. эсвэл «в противном случае».
5. Монг. –д
Монг. гэн- à гэнт «вдруг» à гэнтэд «неожиданно», ср. гэндэх «оплошать».
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ГЛАВА 3
СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПАРАДИГМАТИКА МОНГОЛЬСКИХ ЯЗЫКОВ
3.1. Понятие словообразовательной парадигмы
Понятие словообразовательной парадигмы для языкознания является относительно новым. Большой
вклад в разработку этого понятия внесли такие ученые, как Е.А. Земская [1973: 205-206], А.М. Зализняк
[1975: 382-389], Т.С. Морозова [1978: 142-152], Н.Г. Юсупова [1979: 63-66] и др.
В настоящее время под словообразовательной парадигмой подразумевают совокупность производных слов, имеющих одну и ту же производящую основу и находящихся на одной ступени словопроизводства [Е.А.Земская 1978: 32]
Е.А. Земская отметила, что в теории синхронного словообразования понятие словообразовательной парадигмы «только завоевывает себе права гражданства. Возникновение этого понятия связано
с поисками изоморфизма между строением разных подсистем языка, стремлением выявить парадигматические отношения между единицами словообразования .. Изучение словообразовательных парадигм позволит не только создать более точное описание систем словообразования, но явится необходимым звеном при сравнительно-типологическом изучении языков, так как в разных языках типовые
парадигмы исходных слов одной и той же части речи и семантики имеют черты сходства и различия»
[Е.А.Земская 1978: 33]
Е.А.Земская и другие исследователи, изучая словообразовательные парадигмы, выявили следующие
их основные признаки: 1) словообразовательные парадигмы (далее СП) бывают разветвленными и могут насчитывать более 10 членов; 2) СП распадаются на блоки, включающие производные одной части
речи: субстантивный, глагольный, адъективный, наречный; 3) в составе и характере этих блоков могут
наблюдаться специфические особенности. Так, например, в СП от названий животных глагольный сектор представлен производными, базирующимися на переносных значениях исходного члена парадигмы (ср.: петушиться, обезьянничать, свинить, ишачить, собачиться и др.), тогда как в других блоках
производные базируются и на прямых, и на переносных значениях; 4) структура СП различается в
зависимости от того, к какой части речи относится исходное слово и в какую лексико-семантическую
группу оно входит; 5) в пределах одной части речи слова имеют существенные расхождения между
парадигмами разных лексико-семантических групп; 6) существуют СП уникальные, характерные лишь
для одного слова; 7) выделяются СП конкретные и типовые (конкретная парадигма – это парадигма
одного слова; типовая парадигма – это парадигма, которая формируется конкретными парадигмами, в
которых представлен один и тот же набор деривационных значений); 8) типовая СП– это единица плана
содержания [Е.А.Земская 1978: 31-33].
Существует классификация, на основе которой СП делятся на отглагольные, десубстанционные,
деадъективные и деадвербиальные.
Вместе с тем исследование словообразовательных парадигм показало, что многие проблемы, связанные с этим понятием, еще не решены. Е.А. Земская подчеркивает, что для полного описания словообразовательной системы языка необходимо выявить все классы слов, имеющих одну и ту же парадигму,
что позволит установить, какие признаки являются релевантными для обнаружения деривационных
валентностей слова и даст возможность распределить весь словарный состав языка по его словообразовательному потенциалу. Выявление типовых словообразовательных парадигм поможет открыть некоторые еще не изученные закономерности деривационной семантики.
Вместе с тем такой подход много дает и для изучения лексической семантики, так как во многих
случаях различие в наборе производных слов будет показателем глубоких семантических различий
между словами. Подобно тому, как различие в синтаксических валентностях слов может свидетельствовать о различии в их семантике, различие в наборе производных (т.е. словообразовательная валентность) является показателем глубоких семантических различий между словами [Е.А.Земская
1978: 32-33]
В современном языкознании существует и другая точка зрения в отношении словообразовательной
парадигмы. Так, Е.С. Кубрякова и П.А. Соболева считают, что словообразовательная парадигма (как
часть словообразовательного гнезда) не отвечает тем требованиям, которые вводились при определении грамматической (морфонологической) парадигмы [Е.С.Кубрякова, П.А.Соболева 1989:5-23]. В
связи с этим они выступили против расширительного толкования термина «парадигма».
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Кубрякова и П.А. Соболева проанализировали признаки грамматической парадигмы и сравнили их с признаками, которые приписываются словообразовательным гнездам. Основные признаки
грамматической (морфологической) парадигмы, по их мнению, объясняются самой сутью парадигм,
которая «представляет собой в общем виде образцы форм одного слова, т.е. совокупность организованных определенным образом словоформ, реализующих одно слово» [Е.С.Кубрякова, П.А.Соболева
1989: 6-8]. Морфологическая парадигма характеризуется следующими обязательными признаками:
1) наличием константной лексемы, выражающей в парадигме идею тождества слова самому себе во
всех видоизменениях, и переменных формантов, выражающих все связанные с видоизменениями
слова нелексические преобразования; все преобразования, фиксируемые в парадигме, описываются
по отношению к оставшейся без изменения лексеме; 2) наличием константного набора грамматических значений, облигаторного для каждой из фиксируемых форм парадигмы и повторяемого от
формы к форме с обязательным изменением одного из них в остающееся константном наборе (так, в
парадигме русского существительного обязательно выражение грамматических значений рода, числа
и падежа внутри этого константного набора от формы к форме меняются числовые и падежные значения, но сам набор значений как таковых не меняется); можно, соответственно, говорить о наличии
в константном наборе грамматических значений обязательного соотношения между постоянными и
переменными величинами, вследствие чего парадигма фиксирует именно переменные величины по
отношению к постоянным, принимаемым вместе с лексемой за исходные (так, исходными грамматическими значениями для всей морфологической парадигмы являются прежде всего значения частей
речи, а также организующие парадигмы такие значения, как числа и падежи, лица и времени и т.п.);
3) фиксированным количеством переменных значений, создающих определенное число мест или позиций в парадигме, что делает парадигму закрытым рядом форм с точным числом членов данного
объединения; 4) для выражения каждого из грамматических значений (или их набора) в парадигме
существует специальный формант. благодаря чему в каждой позиции парадигмы существует однозначное соответствие между выражаемым формой значением и ее структурой; по отношению к единице, принимаемой за исходную (т.е. лексеме), все члены парадигмы создаются обычно применением
равного количества формальных операций; 5) отношение производности, фиксируемое парадигмой,
связывает каждый из ее членов с единицей, принимаемой за исходную, но оно может не наблюдаться между отдельными формами парадигмы (так, косвенные падежи не «выводятся» друг из друга,
а форма 2 лица глагола вряд ли может рассматриваться как производная от 3 лица) [Е.С.Кубрякова,
П.А.Соболева 1989: 6-8].
Е.С. Кубрякова и П.А. Соболева справедливо отмечают, что «понятие морфологической парадигмы
предполагает наличие ядерной, исходной единицы, остающейся тождественной во всех преобразованиях. Жесткие ограничения существуют как относительно константных, так и относительно переменных величин и их соотношений. Предполагается известная рядоположенность всех членов парадигмы,
так как каждый из них может быть представлен как результат сложения лексического значения исходной единицы и грамматического значения форманта. Члены парадигмы выступают как равные манифестации одной и той же сущности в разных проекциях». Таковы главные признаки морфологической
парадигмы.
Сравнивая морфологические парадигмы и словообразовательные гнезда, Е.С. Кубрякова и
П.А. Соболева нашли у этих категорий следующие общие признаки: 1) – и то, и другое – группировки
образований, связанных между собой общностью корня (основы), 2) – и то, и другое – группировки
упорядоченные, отражающие объективно существующие в языке связи. Кроме того, они отметили семантическое различие между членами морфологической парадигмы и членами словообразовательного
гнезда, а также отсутствие в гнезде такого признака, как точное число мест или позиций. На основании
выявленных признаков Е.С. Кубрякова и П.А. Соболева пришли к заключению, что «по всем рассмотренным признакам словообразовательное гнездо не отвечает тем критериям, которые вводились при
определении парадигмы» [Е.С.Кубрякова, П.А.Соболева 1989: 12-19].
Но, несмотря на аргументированный вывод о принципиальном различии морфологической парадигмы и словообразовательного гнезда, все же есть основания говорить о реальности такой единицы, как
словообразовательная парадигма, если не отождествлять ее с понятием словообразовательного гнезда.
В последние годы понятие словообразовательной парадигмы в современном языкознании получает
«значительное распространение»[ЛЭС 1990: 336].
В настоящей работе выявлены и описаны словообразовательные парадигмы калмыцкого и монгольского языков, обнаруженные нами в процессе анализа словообразовательных гнезд.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Словообразовательные парадигмы в монгольских языках – это реальность, которую необходимо теоретически осмыслить. Введение термина «словообразовательная парадигма» позволяет установить
в монгольских языках, как и в других языках, изоморфизм между словообразованием и морфологией.
Здесь «подобно тому, как словоформы склонения и спряжения образуют морфологические парадигмы,
совокупность производных от одного и того же слова образует его словообразовательную парадигму»
[Современный русский язык 1981: 221]
Словообразовательная парадигма в монгольских языках, подобно морфологической парадигме,
имеет постоянный член (мотивирующую основу) и переменные члены (словообразовательные суффиксы). Принципиальное различие двух парадигм сводится к тому, что морфологическая парадигма
обеспечивает прежде всего коммуникативную функцию языка, словообразовательная парадигма – номинативную.
Словообразовательная парадигма в монгольских языках имеет свою структуру, которая складывается из универсальных и специфических черт. Универсальные черты характерны не только для языков
монгольской группы, но и для других групп и семей. Например, словообразовательная парадигма монгольских языков состоит из четырех блоков, в каждый из которых входят производные только одной
части речи: 1) блок имен существительных, 2) блок имен прилагательных, 3) блок глаголов и 4) блок
наречий. Сравнить:
зохих
соответствовать
Монгольский язык
Калмыцкий язык
Блок сущ-х зохи-л соответствие зокх подходить, со- зока-л правило; порядок
ответствовать
зок-лһн соответствие, гармония
зохи-мж
пригодзок-мҗ
ность, соответсвие
соответствие, гармония
Блок прил-х зохи-д подходящий
зохи-с подходящий
Блок глаг-в зохи-ро-х устанавливаться, налаживаться
зохи-цо-х соответстзок-лц(х)
вовать, совпадать
соответствовать,
гармонировать; подходить
Аналогичную структуру имеют словообразовательные парадигмы, например, в русском и казахском
языках , которые относятся к другим языковым семьям. Сравнить:
Русский язык
важный
Блок сущ-х
важность
Казахский язык
ем лекарство
ем-шi лекарь
емхана лечебница
Блок прил-х
неважный
ем-дiк лечебный
Блок нареч.
важно
-
Блок глаг-в
важничать
ем-деу лечить
Следовательно, все языки, имеющие аффиксальное словообразование, характеризуются общей
структурой словообразовательной парадигмы, которая состоит из четырех блоков, в каждый из которых входят производные только одной части речи.
Вместе с тем словообразовательные парадигмы в разных языках, которые относятся к разным языковым семьям, имеют и специфические черты. Специфика затрагивает устройство блоков. Например,
блок существительных от глагола көөх «гнать» в калмыцком языке состоит из четырех существительных, а блок глаголов (производных) отсутствует; в русском языке от глагола «гнать» блок существительных представлен двумя существительными, блок глаголов – двадцатью производными глаголами.
Сравнить:
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гнать
Русский язык
Блок сущ-х
гонитель
Блок прил-х
гонение
-
көө-лһн изгнание
көө-вр угон, перегон
көө-һүл угон
-
во-гнать
вы-гнать
до-гнать
за-гнать
-
Блок нареч.
Блок глаг-в
Калмыцкий язык
көөх гнать
көө-һ-әч гонщик, преследователь
-
из-гнать
на-гнать
обо-гнать
ото-гнать
пере-гнать и др.
Если сравнивать глагольные блоки словообразовательных парадигм русского и калмыцкого языков,
то можно обнаружить причину их своеобразия, специфики. Богатство глагольных блоков словообразовательных парадигм связано с использованием приставок, которых в калмыцком языке и других монгольских языках просто нет.
Кроме того, каждый из монгольских языков имеет индивидуальные черты. Индивидуальность связана с набором мотивирующих слов (основ). Дело в том, что каждый конкретный монгольский язык
в настоящее время имеет свой набор слов, которые участвуют в словообразовательных процессах.
Калмыцкий и монгольский языки имеют только 500-600 общих мотивирующих (производящих) слов.
К числу индивидуальных черт можно отнести и словообразовательные возможности мотивирующих
(производящих) слов и реализацию этих возможностей.
В настоящей работе делается первая попытка изучения и описания словообразовательных парадигм
калмыцкого и монгольского языков в сравнительном освещении..
Сплошной выборкой из современных словарей калмыцкого и монгольского языков были отобраны
корневые (непроизводные) имена существительные, имена прилагательные, глаголы, которые принимают участие в современном словообразовании. При этом под «словообразовательной возможностью»
корневых слов понимается количественный показатель производных слов, реально образованных от
них и зафиксированных в словарях.
Нам удалось установить тот факт, что для каждой части речи характерны свои специфические лексико-семантические группы. Под лексико-семантической группой подразумевается такая группа слов,
которая объединяет слова, имеющие общую семантику, значимую для монгольского словообразования. Например, в классе имен существительных выделены следующие лексико-семантические группы:
1) «орудие или средство действия», 2) «материал, используемый для чего-л.», 3) «место, местность»,
4) «род занятий», 5) «времена года», 6) «черты характера человека», 7) «части человека или животного», 8) «животные», 9) «емкость» и нек. др.
Имена прилагательные делятся на следующие лексико-семантические группы: 1) прилагательные
«цвета», 2) прилагательные, обозначающие признаки, воспринимаемые органами чувств, 3) прилагательные «меры» и «оценки», 4) прилагательные, обозначающие особенности психического склада,
5) прилагательные, обозначающие внешние признаки человека.
Среди глаголов выделяются сначала грамматические группы, а затем лексико-семантические. В монгольских языках, как известно, выделяются три грамматические группы глаголов: 1) активно-переходные, 2) активно-непереходные и 3)пассивно-непереходные. В рамках каждой из этих трех грамматических групп глаголов и выделяются определенные лексико-семантические группы. Например, в группе
активно-переходных глаголов мы выделили следующие лексико-семантические группы (или подгруппы): 1) глаголы конкретного действия, 2) глаголы восприятия, 3) глаголы речи и 4) глаголы мысли.
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как показывает наш материал, словообразовательные парадигмы разных частей речи существенно
отличаются друг от друга. В связи с этим словообразовательная парадигма в монгольских языках может служить одним из важных признаков, которые характеризуют ту или иную часть речи.
Словообразовательные парадигмы в монгольских языках поддаются классификации. Кроме названной классификации, необходимо различать парадигмы отдельных слов, с одной стороны, и парадигмы
лексико-семантических групп, с другой стороны. Первые парадигмы терминологически обозначены
словом «конкретные», а вторые словом «типовые».
Типовые словообразовательные парадигмы в монгольских языках, как и в русском языке, обладают
«прогнозирующей силой». Суть этого понятия заключается в том, что, если известна типовая словообразовательная парадигма какой-либо лексико-семантической группы, можно определить не только
реализованные, но и указать на потенциальные возможности производящих слов данной лексико-семантической группы.
Понятие словообразовательной парадигмы для монгольского языкознания новое, поэтому научная
дисциплина, изучающая их пока не сложилась. Такая ситуация характерна и для современного языкознания в целом. Е.С. Кубрякова пишет по этому поводу: «Вместе с введением понятия парадигмы в
словообразование (Т.М. Беляева, Е.А. Земская, Й. ван Марле, Е.С. Кубрякова, Р. Бирд, Л. Дюрович и
др.) здесь тоже рождается представление о парадигме словообразовательной. Развитие лексической,
морфологической, синтаксической и словообразовательной парадигматики свидетельствует о том, что
в принципе парадигматический аспект исследования применим к единицам разных уровней и что он
может быть использован как для отождествления их реального функционирования и системного варьирования, а также в изучении причин исторического развития языков» [ЛЭС 1990: 367]
В нашей работе под словообразовательной парадигматикой мы подразумеваем дисциплину, которая изучает парадигматические отношения в словообразовании. Словообразовательная парадигматика
– это система словообразовательных парадигм или их совокупность; – это раздел словообразования,
посвященный описанию совокупности словообразовательных парадигм, принципам их организации.
3.2. Словообразовательные парадигмы имен существительных
В нашем материале представлено 12 лексико-семантических групп и 12 соответствующих им словообразовательных парадигм имен существительных.
3.2.1. Словообразовательная парадигма имен существительных
со значением «орудие (средство) действия»
В данную лексико-семантическую группу (дальше – ЛСГ) входят имена существительные типа:
калм. арһмҗ «аркан», бар «клише», урх «силок», терм «мельница», бүрә «труба и др.; монг. бүрээн
«труба, рожок», буу «ружье», тээрэм «мельница, бүч «шнурок», өрөм «сверло» и др.
Имена существительные, входящие в данную ЛСГ, принимают участие в образовании производных
слов трех частей речи, входящих в три словообразовательных блока: 1) блок существительных, 2) блок
прилагательных и 3) блок глаголов. Блок существительных представлен одной словообразовательной
категорией; блок прилагательных – одной словообразовательной категорией; блок глагола представлен
двумя словообразовательными (семантическими) категориями:
1. Блок существительных.
Производные существительные обозначают «лицо, которое использует предмет, названный производящим существительным, в качестве орудия (средства, инструмента) действия: калм. бүлү «точило
à бүлүч «точильщик», эм «лекарство» à эмч «врач», көрә «пила» à көрәч «пильщик», бурһу «бурав»
à бурһуч «бурильщик», теерм «мельница» à теермч «мельник», урх «силок» à урхч «ловец силками», бу «ружье» à бууч «стрелок из ружья»; монг. бишгүүр «дудка» à бишкүүрч «игрок на дудке»,
буу «ружье» à бууч «стрелок», тээрэм «мельница» à тээрэмч «мельник», бүрээн «труба» à бүрээч
«трубач».
Производные данной словообразовательной категории образуются в обоих языках с помощью суффикса -ч.
2. Блок прилагательных.
Производные прилагательные обозначают «признак, имеющий отношение к тому, что названо производящим словом»: калм. бу «ружье à бууһин «ружейный (например, бууһин сумн «ружейный па106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
трон»)», бүрә «труба» à бүрән «трубный и др.; монг. буу «ружье» à бууны «ружейный» (например,
бууны гол төмр «ружейный ствол»).
Производные данной семантической категории образуются с помощью суффиксов: калм. -ин, -а (-ә),
-на (-нә); монг. -ны.
3. Блок глагола.
3.1. Производные глаголы обозначают «действие, которое связано с использованием орудия действия, названного производящим существительным»:
калм. арһмҗ «аркан» à арһмҗлх «ловить арканом», эд «вещь» à эдлх «использовать», «пользоваться чем-либо», шор «верестрел» à шордх «колоть», «прокалывать», чөдр «путы» à чөдрлх «треножить», төөн «клеймо» à төөнлх «выжигать (клеймом)», товч «пуговица» à товчлх «застегивать», бүрә
«труба» à бүрәдх «трубить», бурһу «бурав» à бурһудх «буравить»;
монг. ятга «арфа» à ятгадах «играть арфе», буу «ружье» à буудах «стрелять из ружья», бүрээн
«труба» à бүрээдэх «трубить», эмээл «седло» à эмээлэх «седлать, оседлывать», элхэг «сито» à элхэгдэх «просеивать, эд «вещь» à эдлэх «пользоваться чем-либо», шор «вертел» à шордох «проколоть
палочкой».
Производные данной словообразовательной категории образуются с помощью суффиксов: калм. -д,
-л и монг. -да (-до, -дэ, -дө), -ла (-ло, -лэ, -лө).
3.2. Производные глаголы обозначают «действие, направленное на приобретение того, что названо
производящим существительным»: монг. машина à машинжих «приобретать машины».
Необходимо отметить, что не все существительные, входящие в данную ЛСГ, использовали свои
словообразовательные возможности. У некоторых из них отсутствуют производные либо в блоке существительных, либо в блоке прилагательных, либо в блоке глаголов. Сравнить:
калм.
бар «клише» à барлх «печатать»
бүрә «труба» à бүрәч «трубач»
à бүрәдх «трубить»
сүк «топор» à сүкдх «ударить топором»
гөлм «черпак», «сеть» à гөлмх «ловить сетью»
маля «плетка» à малядх «бить плеткой»
сам «гребень» à самлх «расчесывать»
алх «молоток»
шалһ «коса» à шалһч «косарь»
монг.
бар «клише» à барч «печатник» à барлах «печатать»
бүрээн «труба» à бүрээч «трубач»
à бүрээдэх «трубить»
сүх «топор» à сүхлэх «рубить топором»
гөлөм «черпак»
малиа «кнут»
сам «гребень» à самнах «чесать»
алхан «молоток» à алхих «бить, колотить»
-
Отдельные имена существительные со значением «орудие действия» вообще не принимают участия
в словообразовании современных монгольских языков, например, калм. алх «молоток» и монг. малиа
«кнут» , гөлөм «черпак» и др.
Неравномерность в реализации словообразовательных возможностей существительных одной ЛСГ
объясняется несколькими причинами. Во-первых, потенциальные словообразовательные возможности
отдельных слов не используются из-за того, что появление их производных привело бы к «избыточности» языка (языковых средств). Например, в монгольском языке можно образовать производные существительные от сүх «топор» и гөлөм «черпак, сеть» (но они не образованы, в словарях не зафиксированы) со значением «лица, которое использует орудие действия, названное производящим словом».
Но в монгольском языке имеются уже слова модоч «плотник» и загасчин «рыбак», которые вполне
могут передать значения соответствующих потенциальных слов сүхэч «тот, кто работает с помощью
топора» и гөлөмчин «тот, кто пользуется сетью, черпаком». Плотники и рыбаки активно используют в
своей деятельности такие орудия труда, как сүх «топор» и гөлөм «сеть», что, видимо, и препятствует
порождению (реализации) производных существительных со значением «лица, использующего орудие
действия, названного производящим словом».
То же самое касается и нереализованных производных слов в калмыцком языке типа маляч «тот,
кто пользуется плеткой», самч «тот, кто чешет гребнем», барч «тот, кто пользуется печатью», меңч
«тот, кто использует приманку». Так, плетью пользуется чабан (хөөч), пастух (үкрч), табунщик (адуч),
профессии которых обозначены не через слово маля «плеть», а через слова, обозначающие конкретных
домашних животных. В калмыцком языке производные существительные самч и меңч не реализованы
потому, что нет профессий, у котрых были бы основными орудиями труда сам «гребень» и мең «при107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
манка». Так, для парикмахера гребень является одним из орудий труда, но название этой профессии
в калмыцком языке заимствовано из русского языка. Для охотника приманка (мең) является одним из
средств ловли зверя, но сама профессия (аңһуч) обозначена через слово, которое называет зверя (аң).
В случае со словом бар «печать» (полигр.) производное слово, обозначающее профессию, образовано
не от исходного (корневого) существительного бар, а от производного глагола барлх «печатать»: бар
«печать» à барлх «печатать» à барлач «печатник».
Во-вторых, потенциальные словообразовательные возможности отдельных слов «затухают» в связи
с перемещением их в разряд архаизмов. Например, в калмыцком языке можно образовать от слов лава
«морская раковина» производное имя существительное со значением «лица, играющего на морской раковине», но из-за архаизации слова «лава» надобность в образовании производного существительного
лавач «тот, кто играет на морской раковине» отпадает.
В-третьих, неравномерность в реализации словообразовательных возможностей существительных
одной ЛСГ объясняется и таким явлением, как синонимия. В родственных языках для обозначения
одного и того же предмета, явления, признака привлекаются не идентичные слова, а синонимичные,
что приводит к существенному расхождению списка производящих (мотивирующих) слов и конкретных словообразовательных гнезд (парадигм). Например, в монгольском языке для обозначения печи
имеется одно слово «зуухан», а в калмыцком – два слова: зуух «печь» и беш «печь». В монгольском
языке производное существительное со значением «лица» образовано от слова зуухан «печь» à зуухч
«печник», а в калмыцком от слова беш «печь» à бешч «печник».
Дальнейшее исследование словообразовательных гнезд и парадигм монгольских языков, видимо,
позволит выявить и другие причины, которые приводят к неравномерной реализации потенциальных
словообразовательных возможностей конкретных слов.
Конкретная словообразовательная парадигма существительных
со значением «орудие (средство) действия»
Часть речи
производного
Словообразовательное
значение
Блок
сущ-ных
тээрэм
мельница
тээрэмч
мельник
Исходные слова
монгольский язык
машин(а)
нум(ан) лук теерм
машина
мельница
машинч ма- нумч лучник теермч
шинист
мельник
«лицо, пользующееся
орудием»
Блок
«принадлежа- тээрмийн
машинын
прилаг-ных щий орудию» мельничный машинный
Блок
глаголов
1. «действовать с помощью орудия»
2. «приобретать орудие»
нумны
лучный
термин
мельничный
тээрэмдэх
машиндах
нумдах бить теермдх
молоть, пере- работать на с помощью молоть
малывать
машине
лука
перемалывать
нумлах
измерять
луком
маншинжих приобретать
машины
калмыцкий язык
бүрә
җид пика,
труба
копье
бүрәч
җидч копьетрубач
носец
бүрән
трубный
җидин штыковой
бүрәдх
трубить
җидлх колоть,
пронзать
-
-
3.2.2. Словообразовательная парадигма имен существительных
со значением «предмет», «вещь»
К данной ЛСГ относятся существительные, обозначающие «предметы», «вещи», которые могут
быть результатом человеческой деятельности: калм. булң «угол», һал «огонь», дер «подушка», докья
«сигнал», зег «орнамент», зарһ «суд», герәсн «завет, завещание», шог «шутка», тәрн «заклинание»;
монг. аагл «отруби», адар «потолок», бадаг «строфа», гурви «резьба; борозда», дэвтэр «тетрадь, брошюра», дээвэр «крыша», им «метка», ир «лезвие», шог «шутка», цер «запрет», харш «препятствие»,
хов «сплетня» и др.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена в обоих языках тремя словообразовательными (семантическими) блоками; в каждом блоке представлено по одной словообразовательной
категории:
1. Блок производных существительных.
В блоке представлена одна словообразовательная категория: производные существительные обозначают «лицо, создающее то, что названо производящим существительным»:
калм. шог «шутка» à шогч «шутник», тууҗ «история» à тууҗч «историк», тәрн «заклинание» à
тәрнч «заклинатель», сүзг «вера, набожность» à сүзгч «набожник», тууль «сказка» à туульч «сказочник»;
монг. үлгэр «былина, сказание» à үлгэрчин «сказитель», зар «объявление» à зарч «вестник», гал
«огонь» à гарч «истопник», шог «шутка» à шогч «шутник», тарни «заклинание» à тарнич «заклинатель.
Производные существительные данной словообразовательной категории образуются в монгольском
языке с помощью -чин (-ч), в калмыцком языке с помощью суффикса -ч.
2. Блок производных прилагательных.
В блоке производных прилагательных представлены две словообразовательные категории:
1-ая словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, показывающий отношение к предмету, который обозначен производящим существительным»:
калм. шог «шутка» à шогта «шуточный», тууҗ «история» à тууҗин «исторический», сүзг «вера»
à сүзгтә «верующий;
монг. үлгэр «былина, сказание» à үлгэрийн «былинный, сказочный», ном «книга» à номын «книжный», гал «огонь» à галын «огневой», ир «лезвие» à иртэй «острый», гутал «обувь» à гуталтай «обутый», гуталын «обувной» и др.;
2-ая словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, содержащий то, что названо производящим существительным»: калм. шогта «шутливый»; монг. шогтой «шутливый».
Для образования производных прилагательных используются в монгольском языке суффиксы -ын,
-ийн, -тай (-тэй), в калмыцком языке -ый, -ин, -та (-тә).
3. Блок производных глаголов.
В блоке представлена одна словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, направленное на создание того предмета (вещи), который назван производящим существительным»:
калм. шог «шутка» à шоглх «шутить», тууҗ «история» à тууҗлх «повествовать, рассказывать
историю», цер «запрет» à цеерлх «запрещать», хов «сплетня» à ховлх «сплетничать»;
монг. зар «объявление» à зарлах «объявлять», гал «огонь» à галлах «зажечь огонь», галдах «сжигать, поджигать»; аага «отруби» à ааглах «очищать зерно от шелухи», адар «потолок» à адарлах
«делать потолок», бадаг «куплет» à бадаглах «составлять куплет», дэвтэр «тетрадь» à дэвтэрлэх
«брошюровать», им «метка» à имнэх «делать метку надрезом ушей (у скота)», ир «лезвие» à ирлэх
«точить» и др.
Конкретная словообразовательная парадигма существительных,
обозначающих «предмет», «вещь»
Часть речи
Словообрапроизводного зовательное
значение
Сущ-ное
«лицо»
Прилаг-ное
1. «принадлежащий предмету»
2. «содержащий предмет»
«создавать
предмет»
Глагол
Исходные слова
монгольский язык
калмыцкий язык
үлгэр
шог шутка
гал огонь шог шутка тууҗ
һал огонь
былина
история
үлгэрчин
шогч шалун, галч
шогч
тууҗч
һалч
сказитель,
проказник
истопник шутник
историк
истопник,
былинщик
кочегар
үлгэрийн
галын
тууҗин
һалын
былинный
огневой
историчеогневой
сказочный
ский
шогтой
галт
шогта
шутливый
шутливый
үлгэрлэх
шоглох
галлах
шоглх
тууҗлх рас- һаллх подрассказывать шутить
разводить шутить
сказывать
держивать
былину
огонь
историю
огонь
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для образования производных глаголов используются в монгольском языке суффиксы -да (-до, -дө,
-дэ), -ла (-ло, -лө, -лэ), в калмыцком языке -л, -д.
Все производные глаголы являются переходными, личными. Но если предмет, названный производящим существительным, не воспринимается как продукт (результат) человеческой деятельности,
то образуется непереходный глагол. Сравнить: монг. нүхэн «дыра» à нүхлэх «сверлить, делать отверстие», но нүхэн «дыра» à нүхтэх «продырявливаться».
Имена существительные, входящие в данную ЛСГ, не все используют словообразовательные возможности своей группы. Причины те же самые, которые были указаны для слов первой ЛСГ, а именно:
1) стремление языка к экономии средств (устранение избыточности в номинации), 2) архаизация отдельных слов и 3) участие синонимов в словообразовании.
3.2.3. Словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «материал»
В данную ЛСГ входят имена существительные, которые обозначают «материал, используемый для
строительства и для покрытия чего-л.»: калм. төмр «железо», алтн «золто», өңг «краска», хала «жесть»,
модн «дерево»; монг. төмөр «железо», алтан «золото», шир «краска», диц «никель», ваар «черепица»
и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена тремя
словообразовательными блоками
Часть речи Словообразова- Исходные слова
тельное значе- монгольский язык
ние
төмөр
алт(ан)
железо
золото
1. Блок
«лицо»
төмөрчин
алтач
сущ-ных
кузнец
золотых
дел мастер
2. Блок
1) признак,
томрийн
алтны
прил.-ных имеющий
железный
золотой
отношение к
материалу
2) содержащий төмөр
алтн
материал
железный
золотой
3. Блок
1)
алтлах
глаголов
«использовать
золотить;
для покрытия
алтдах
материал,
покрывать
названный
позолотой
производящим»
2)
төмөрлөх
«использовать
отделывать
для отделки
железом
материал,
названный
производящим»
3) «укреплять
төмөрдөх
материалом»
укреплять
железом
4) «приобретать свойства
материала»
чулуу(н)
камень
чулууч(ин)
каменщик
калмыцкий язык
цемгн
модн дерево төмр «железо
сукно
цемгч сумодч
төмрч кузнец
конщик
плотник
-
цемгнә суконный
модна дре- төмрин
весный, де- железный
ревянный
чулуун каменный
-
цемгн суконный
модн деревянный
-
цемглх
оббивать
сукном
төмр
железный
төмрдх
оббивать
железом
-
-
-
-
чулуужих
окаменеть
-
модрх одеревенеть
-
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен одной словообразовательной категорией: производные существительные обозначают «лицо, которое использует в своей работе материал, названный
производящим существительным»:
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
калм. төмр «железо» à төмрч «кузнец», алтн «золото» à алтч «ювелир», цемгн «сукно» à цемгч
«суконщик»;
монг. төмөр «железо» à төмөрчин «кузнец», ваар «черепица» à ваарч «гончар, алтан «золото» à
алтач «ювелир», зэс «медь» à зэсч «медник».
Для образования существительных данной словообразовательной категории в монгольском языке
используется суффикс -чин (-ч), в калмыцком языке -ч.
2. Блок производных прилагательных.
В этом блоке представлены две словообразовательные категории. 1-ая словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, имеющий отношение к материалу, который
назван производящим существительным»: калм. төмрин «железный», цемгнә «суконный», модна «древесный»; монг. төмрийн «железный», ваарын «черепичный», алтны «золотой», зэсийн «медный» и др.
Для образования прилагательных данной словообразовательной категории используются в монгольском языке суффиксы -ын, -ийн, -ы, в калмыцком языке -ин (-ын), -а (-ә).
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, указывающий на содержание материала в чем-либо»: калм. өңгтә «имеющий какой-либо цвет», алтта «золотой,
содержащий золото».
3. Блок производных глаголов.
В блоке производных глаголов представлены четвре словообразовательные категории.
1-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «действие, связанное с использованием для покрытия чего-л. тем материалом, который назван производящим существительным»:
калм. шир «краска» à ширлх «покрывать краской», алтн «золото» à алтлх «позолотить»;
монг. ваар «черепица» à ваарлах «покрывать черепицей, алтан «золото» à алтдах «золотить», диц
«никель» à дицдэх «никелировать».
2-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «действие, связанное с отделкой чего-л. с помощью того материала, который назван производящим существительным»:
калм. цацг «бахрома» à цацглх «обшивать бахромой»;
монг. төмөр «железо» à төмөрлөх «отделывать железом».
3-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «действие, направленное на
укрепление чего-л. тем материалом, который назван производящим существительным»:
калм. төмөр «железо» à төмөрдөх «укреплять железом»;
монг. адайр «подстилка» à адайрлах «строить сарай для скота», булигаар «юфть» à булигаарлах
«обшивать кожей.
4-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «действие, связанное с приобретением свойств того материала, который назван производящим существительным»:
калм. модн «дерево» à модрх «одеревенеть»;
монг. чулуу(н) «камень» à чулуужих «окаменеть»
Для образования глаголов используются в монгольском языке суффиксы -ла (-ло, -лэ, -лө), -да (-до,
-дэ), в калмыцком языке – суффиксы -л, -д. Производные глаголы, в основном, являются переходными,
кроме тех, который имеют значение «приобретать свойства материала» типа монгольского чулуужих
«окаменеть» и калмыцкого модрх «одеревенеть».
3.2.4. Словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «атмосферные осадки», «природные явления»
К данной ЛСГ относятся следующие существительные: калм. цасн «снег», цаң «иней», мөсн «лед»,
кирү «иней», ла «ил, болото», көгҗ «плесень»; монг. цасан «снег», цанг «иней», мөсөн «лед», хур
«дождь» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 2 словообразовательными блоками:
1) блоком производных прилагательных и 2) блоком производных глаголов.
1. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 3 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, имеющий
отношений к тому, что названо производящим существительным»:
калм. цасн «снег» à цасны «снеговой, снежный», мөсн «лед» à мөснә «ледяной»;
монг. цасан «снег» à цасны «снеговой, снежный», мөсөн «лед» à мөсний «ледяной».
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для образования производных прилагательных с указанной словообразовательной категорией используются в монгольском суффиксы -ы, -ий, а в калмыцком языке -а, (-ә).
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, содержащийся в избытке»:
калм. намч «листва» à намчрхг «обильный листьями», цасн «снег» à цасрхг «снежный, обильный
снегом», элсн «песок» à элсрхг «песчанистый», шүлсн «слюна» à шүлсрхг «слюнявистый», үүлн
«облако» à үүлрхг «облачный»;
монг. цасан «снег» à цасархаг «снежный», «обильный снегом», үүлэн «облако, туча» à үүлэрхэгг,
үүлэрхүү «облачный, покрытый облаками», элсэн «песок» à элсэрхэг, элсэрхүү «песчанистый» и др.
Для образовния производных прилагательных данной словообразовательной категории используются в монгольском языке суффиксы -рхаг (-рхог, -рхэг), -рхуу (-рхүү), а в калмыцком языке -рхг.
Производные прилагательные данной словообразовательной категории имеют неединственную мотивацию, т.к. они могут быть мотивированы не только существительными, но и глаголами. Сравнить:
Монгольский язык
Исходное слово
цасан «снег»
1-ый словообразовательный щаг
à цас-ра-х
«идти (о снеге)»
à цас-рхг
«снежный»
2-ой словообразовательный шаг
à цаср-хг
«снежный»
3-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, связанный
с тем, что названо производящим существительным»:
калм. цасн «снег» à цаста «заснеженный, снежный», цаст «снежный»; намч «листья, листва» à
намчта «содержащий листья, лиственный», көгҗ «плесень» à көгҗтә «содержащий плесень, заплесневелый»;
монг. цасан «снег» à цастай «снежный», цас «снежный»; элсэн «песок» à элст «песчаный» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются в монгольском языке суффиксы -тай (-тэй), -т, в калмыцком языке -та (-тә) и -т.
2. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен одной словообразовательной категорией: производные глаголы обозначают «действие, которое приводит к проявлению атмосферных осадков, природных явлений, веществ, названных производящим существительным»:
калм. көгҗ «плесень» à көгҗрх «плесневеть», кирү «иней» à кирүтх «покрываться инеем», чиг
«роса, сырость, влага» à чииглх «моросить, накрапывать»;
монг. булингар «муть» à булингартах «становиться мутным», ваал «плесень» à ваалтах «плесневеть», мөсөн «лед» à мөстөх «оледенеть», цасан «снег» à цасрах «выпадать (о снеге)».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются в
монгольском языке суффиксы -та (-то, -тэ), -ла (-ло, 0лэ), -да (-до, -дэ), в калмыцком языке суффиксы
-т, -л, -р, -д.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ характеризуется двумя основными чертами: 1) отсутствием блока производных существительных и 2) наличием производных глаголов со значением
непереходного действия. Вместе с тем в словообразовательных гнездах данной ЛСГ встречаются производные глаголы со значением переходного действия. Такие случаи возможны, если слова, входящие
в данную ЛСГ, будут переосмыслены. Например, в монгольском языке слово «чийг» обозначает не
только «сырость, влажность» как атмосферное явление, но и как результат деятельности человека. От
слова «чийг» в первом значении образуется непереходной глагол, во втором значении – переходный
глагол. Сравнить:
монг. чийг à 1. чийгтэх «сыреть, увлажняться»,
2. чийглэх «увлажнять, разводить сырость».
Отдельные существительные данной ЛСГ участвуют в образовании глаголов и существительных,
словообразовательное значение которых является нетипичным для их словообразовательной парадигмы. Например, калм. кирү «иней» à кирү-хә «зайчонок, родившийся осень», кирү-лә (то же значение);
салькн «ветер» à сальк-вч «форточка»; усн «вода» à ус-рх-х «хотеть пить», ус-ч-х «плыть»; монг.
зайр «шуга» à зайр-маг «тонкий лед; мороженое», салхин «ветер» à салхи-вч «поддувало, форточка»,
манан «туман» à манан-цар «туманность».
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конкретная словообразовательная парадигма ЛСГ со значением
«атмосферные осадки», «природные явления»
Часть
речи
Блок
прилагных
СловообразоваИсходные слова
тельное
монгольский язык
значение
тоос(он)
цасан
хур
мөсн
пыль
снег
дождь
лед
«принадлежащий цасны
хурын
явлению»
снеговой
дождевой
«содержащий
тоостой
цастай
хуртай до- мөстә
явление»
пыльный
снежный
ждливый
ледовый
«имеющийся в
тоосорхуу
избытке»
пыльный
тоосорхог
пыльный
Блок
«проявляться (о
глаголов явлениях, веществах, осадках)»
тоосрох
пылиться,
покрываться
пылью
-
«желать то, что
обозначено призводящим»
«перемещаться в среде, обозначенной производящим»
калмыцкий язык
цасн
усн
снег
вода
цасна
усна
снеговой
водный
цаста
уста
снежный
водный
-
цасархаг
заснеженный
цасрах
выпадать (о
снеге)
-
мөсрхг ле- цасхрхг задянистый снеженный
усрхг обильный водой
хурших ста- мөстх
новиться
леденеть
дождливым
цастх покрываться
снегом
устх быть
водянистым
-
-
-
-
усрхх хотеть
пить
-
-
-
-
усчх плыть
3.2.5. Словообразовательная парадигма имен существительных
со значением «место»
К данной ЛСГ относятся существительные со значением «места, местности»:
калм. һазр «земля», уул «гора», ташу «склон», көвә «берег», нутг «родное кочевье», теег «степь»;
монг. газар «земля», отор «отгонное пастбище», зам «дорога, путь», бэл «косогор, зах «край», мөр
«след, путь», өвөр «южный склон», атар «целина», бэлчир «место слияния рек», нутаг «родное кочевье», өнцөг «угол» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена тремя словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные существительные обозначают «лицо, которое
имеет отношение к месту, названному производящим существительным»:
калм. теег «степь» à теегч «степняк», һазр «земля» à һазрч «проводник», хаалһ «дорога, путь» à
хаалһч «путеец, проводник»;
монг. газар «земля» à газарч «проводник, гид», мөр «след» à мөрч «следопыт», отор «отгонное
пастбище» à оторчин «пастух, идущий со скотом на отгонное пастбище», зам «дорога» à замч «проводник», зах «край» à захчин «монгольское племя», өртөөн «уртон, станция» à өртөөчин «ямщик,
уртонщик» и др.
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются в монгольском языке суффиксы -чин, -ч, в калмыцком языке -ч.
2-я словообразовательная категория: производные существительные обозначают «место, местноть»:
монг. тал «поле, степь, равнина» à талбар «площадь, поле», жалга «овраг» à жалгай «пологое у
берегов дно», дөв «бугор, холмик» à дөвжөөн «крыльцо, фундамент», дөв «бугор» à дөвцөг «возвышенное место», далан «плотина, дамба» à даланлиг «плотина, гать», гудам «коридор, проход» à
гудамжин «улица», нуур «озеро» à нуурмаг «пруд, водоем» и др.
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории в монгольском языке используются суффиксы: -бар, -й, -жөөн, -цөг, -лг, -жин, -маг.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен только одной словообразовательнорй категорией:
производные прилагательные обозначают «признак, имеющий отношение к местности (месту), названной производящим существительным»:
калм. зах «край» à захин «крайний», көвә «берег à көвән «береговой», һазр «земля» à һазрин
«земной», теег «степь» à теегин «степной»;
монг. газар «земля» à газрын «земной; месный», зам «дорога» à замын «дорожный, путевой», гэр
«дом, юрта, очаг» à гэрийн «домашний», дэлхий «мир, земля, свет» à дэлхийн «мировой, земной»,
далай «море» à далайин «океанский», нутаг «родное кочевье» à нутгийн «местный, территориальный» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ын, -ийн, в калмыцком языке -ин, -н.
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 2 словообразовательными категориями.
1-ая словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «движение по местности,
которое названо производящим существительным»:
калм. көвә «берег» à көвәлх «идти по берегу», зам «дорога» à замнх «часто ездить по одной и той
же дороге», ташу «склон» à ташудх «спускаться по склону»;
монг. отор «отгонное пастбище» à оторлох «выгонять скот на пастбище», бэл «косогор» à бэллэх
«двигаться по косогору», өвөр «южный склон» à өвөрлөх «идти по южному склону» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), -на (-но, -нэ), -да (-до, -дэ), в калмыцком языке -л, -н, -д.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «размещение, обитание в
той местности, которое названо производящим существительным»:
калм. селән «село» à селәлх «житьв селе», нутг «родное кочевье» à нутглх «обитать в какой-либо
местности», бәәрн «помещение» à бәәршх «жить оседло, располагаться, занимать место»;
монг. өртөөн «уртон, станция» à өртөөлөх «располагаться в виде уртона», орон «жилище, стоянка,
местность» à оронжих «устраиваться в жилище», байр «место, стоянка, помещение» à байрлах «помещаться», өнцөг «угол» à өнцөглөх «находиться в углу», нутаг «родное кочевье» à нутглах «жить в
какой-л. местности» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), -жи, в калмыцком языке -л, -ш.
Как показывает наш материал, не все существительные данной ЛСГ используют словообразовательные возможности своей группы.
Конкретная словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «местность», «место»
Часть
речи
Словообразовательное
значение
Блок
«лицо»
сущ-ных
Блок
прилагных
Блок
глаголов
«принадлежащий местности»
«имеющий
отношение к
месту»
«привыкать к
месту»
нутаг
родное
место
нутгийн
местный
-
Исходные слова
монгольский язык
газар
зам дорога һазр
земля
земля
калмыцкий язык
зам
нутг родина
дорога
газарч
проводник
замч
һазрч
проводник гид,
проводник
газрын земной замын
һазрин земной
путевой,
дорожный
һазра
«земной»
нутагших газарших акосваивать- климатизирося, аккли- ваться»
матизироваться
-
114
һазаршх акклиматизироваться
замч про- водник
замын
нутгин
дорожный местный
-
-
-
нутгшх привыкать к новому месту
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«обитать в
какой-либо
местности»
нутаглах
жить на
родине
газардах
коснуться
земли
замнах
часто
ездить
по одной
дороге
һазардх
коснуться
земли
замнх
ездить
по одной
дороге
нутглх жить
в какой-л.
местности
3.2.6. Словообразовательная парадигма имен существительных
со значением «род деятельности»
В данную ЛСГ входят имена существительные, обозначающие «род занятий»:
калм. хулха «воровство», аҗл «работа, дело», будган «плутовство», гөрә уст. «охота на диких животных», илв «волшебство»;
монг. наймаан «торговля», ажил «работа», дом «магия», бадар уст. «сбор пожертвований», албан
«служба», гөрөө «охота», зурхай «астрономия», төлөг «гадание» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена тремя словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен одной словообразовательной категорией: производные существительные обозначают «лицо по роду занятий, названного производящим существительным»:
калм. хулха «воровство» à хулхач «вор», илв «волшебство» à илвч «волшебник», гөрә «охота» à
гөрәч «охотник», агрономий «агрономия» à агрономч «агроном»;
монг. наймаан «торговля» à наймаач «тороговец», ажил «работа» à ажилтан «работник», албан
«служба» à албат «крепостной, подданный», зурхай «астрономия» à зурхайч «астролог», луйвар
«афера, жульничество» à луйварч(ин) «аферист, мошенник, жулик», төлөг «гадание» à төлөгч «гадальщик», жүжиг «спектакль» à жүжигч «актер» и др.
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -чин, -ч, -тан, в калмыцком языке -ч, -т.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен одной словообразовательной категорией: производные прилагательне обозначают «признак, имеющий отношение к тому, что названо производящим
существительным»:
калм. аҗлин «трудовой (от аҗл «работа»)»;
монг. хулгайн «воровской, краденый» (от хулгай «воровство»).
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -ийн, -ын, -н, в калмыцком языке -ин, -н.
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен одной словообразовательной категорией: производные глаголы обозначают «действие, связанное с родом занятия, названного производящим существительным»:
калм. гөрә «охота» à гөрәлх «охотиться», хулха «воровство» à хулхалх «воровать», илв «волшебство» à илвдх «показывать волшебство»;
монг. наймаан «торговля» à наймаалах «торговать», ажил «работа» à ажиллах «работать», албан
«служба» à албадах «принуждать служить», луйвар «афера, жульничество» à луйвардах «жульничать», жүжиг «спектакль» à жүжиглэх «ставить спектакль» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), -да (-до, -дэ), в калмыцком языке -л, -д.
Кроме трех общих словообразовательных категорий, каждый конкретный монгольский язык может
иметь индивидуальные словообразовательные категории. Например, в калмыцком языке от отдельных
существительных, входящих в данную ЛСГ, образуются наречия, в монгольском языке образуются производные существительные со значением «животного». Сравнить: калм. хулха «воровство» à хулхаһар
«по-воровски, тайно, скрытно»; монг. гөрөө «охота» à гөрөөсөн «антилопа».
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конкретная словообразовательная парадигма существительных,
обозначающих «род занятий»
Часть
речи
Словообразовательное значение
найман
торговля
Блок
«лицо»
сущ-ных
Блок
прилагных
«признак, имеющий отношение к тому, что
названо производящим»
Блок
«действие, свяглаголов занное с тем,
что названо
производящим»
Блок
«каким
наречий образом»
наймаач
торговец,
купец
-
Исходные слова
монгольский язык
калмыцкий язык
найр
ажил работа
хулха
илв волаҗл работа
пир,
кража,
шебство
веселье
воровство
найрч(ин) ажилтан
хулхач
илвч волгуляка, пи- работник
вор
шебник
рующий
ажилчин рабочий
найртай ажлын трудовой илвтә вол- аҗлин
любезный ажилч деловой
шебный
трудовой
наймаанайрлах
ажиллах работать хулхах
лах торго- устраивать
воровать
вать
пир
-
-
хулхаһар
тайно, поворовски,
-
илвдх показывать
волшебство
-
аҗллх
работать
-
3.2.7. Словообразовательная парадигма имен существительных
со значением «время года»
В данную ЛСГ входят имена существительные, обозначающие «время года»: калм. үвл «зима», хавр
«весна», зун «лето», намр «осень»; монг. зун «лето», намар «осень», өвөл «зима», хавар «весна».
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 3 словообразовательными блоками.
1. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 2 словообразовательными категриями.
1-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «состояние, связанное с временем года, которое названо производящим словом»:
калм. үвл «зима» à үвлзх «проводить зиму, зимовать»;
монг. зун «лето» à зунжих «проводить лето», намар «осень» à намаржих «проводить осень», өвөл
«зима» à өвөлжих «проводить зиму, зимовать», хавар «весна» à хаваржих «проводить весну на весеннем пастбище».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -жи, в калмыцком языке -з.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «приближение времени года,
названного производящим словом»:
калм. намр «осень» à намршх «наступать (об осени)», хавр «весна» à хаврлх «наступать (о весне)»;
монг. зун «лето» à зунших «становиться по-летнему», намар «осень» à намарших «наступать (о
осени)», хавар «весна» à хаварших «наступать (о весне)».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ши, в калмыцком языке -ш, -л.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, имеющий
отношение к времени года, названного производящим словом»:
калм. үвл «зима» à үвлин «зимний», хавр «весна» à хаврин «весенний», зун «лето» à зунин «летний», намр «осень» à намрин «осенний»;
монг. зун «лето» à зуны «летний», өвөл «зима» à өвөлийн «зимний».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ы, -ийн, в калмыцком языке -ин.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, связанный
с временем года, который назван производящим словом»:
калм. үвл «зима» à үвлә «зимний», хавр «весна» à хавра «весенний», зун «лето» à зуна «летний»,
намр «осень» à намра «осенний». Сравнить: үвлин цаг «зимний период», но үвлә хувцн «зимняя одежда», хаврин усн «вешние воды», но хавра хурһд «ягнята весеннего приплода», намрин хур «осенний
дождь, но хавра көдлмш «осенняя работа».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используется в калмыцком языке суффикс -а (-ә).
3. Блок производных наречий.
Блок производных наречий представлен одной словообразовательной категорией: производное наречие указывает «время, связанное с названием времени года, которое обозначено производящим существительным» :
калм. үвл «зима» à үвләр «зимой», хавр «весна» à хаврар «весной», зун «лето» à зунар «летом»;
монг. өвөл «зима» à өвлөөр «зимой».
Для образования производных наречий данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -аар (-оор, -ээр), в калмыцком языке -ар, (-әр).
В обоих языках не все слова данной ЛСГ полностью используют словообразовательные возможности своей группы. Причины здесь разные. Некоторые из них связаны с особенностями кочевой жизни
монгольских народов. Например, для калмыков и монголов всегда было важным время наступления
тепла и холода. С наступлением тепла калмыки и монголы кочевали со скотом на весенние пастбища,
с приходом холодов возвращались на зимние пастбища. В связи с этим, вероятно, в обоих языках имеются производные глаголы, образованные от существительных, обозначающих весну и осень, но нет
глаголов, образованных от существительных, обозначающих зиму и лето. Сравнить: калм. хавр «весна»
à хавршх «наступать (о весне)», намр «осень» à намршх «наступать (об осени)»; монг. хавр «весна»
à хаварших «наступать (о весне)», намар «осень» à намарших «наступать (об осени)». В калмыцком
и монгольском языках нет производных глаголов, которые бы обозначали приближение зимы и лета.
Конкретная словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «время года»
Часть
речи
Исходные слова
монгольский язык
калмыцкий язык
хавар
намар
зун «лето»
хавр
намр
зун «лето»
«весна»
«осень»
«весна»
«осень»
Блок
«проводить время хаваражих намаржих зунжих про- хавршх
намрзх
глаг.-ов года»
проводить
проводить водить лето чувствовать проводить
весну на
осень
наступление осень
весенних
весны
пастбищах
«наступать (о
хаварших
намарших зунших ста- хаврлх
намршх
зуншх уставремени года)»
наступать
наступать
новиться
наступать (о наступать
навливаться
(о весне)
(об осени) по-летнему весне)
(об осени)
(о лете)
намрлх
наступать
(об осени)
Блок
«признак
хавраар
намраар
зунаар
хаврар
намрар
зунар летом
наречий признака(когда)» весной
осенью
летом
весной
осенью
Блок
прилагных.
Словообразовательное
значение
«признак
признака (как)»
-
-
-
«признак
признака (когда)»
«принадлежащий
времени года»
«относящийся к
времени года»
-
-
-
хаврын
весенний»
-
намрын
осенний
-
хавраһар
повесеннему
хавраһа
весной
зуны летний хаврин
весенний
хавра
весенний
117
намраһар
зунаһар
по-осеннему по-летнему
намраһа
осенью
намрин
осенний
намра
осенний
зунаһа
летом
зунын
летний
зуна летний
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.2.8. Словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «лицо»
В данную ЛСГ входят имена существительные, обозначающие «лицо»: калм. урн «мастер», өвгн
«старик», нойн «князь», моңһл «монгол», ах «старший брат»; монг. бөө «шаман», ноен «князь», нярав
«казначей», тал «друг», багш «учитель» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 4 словообразовательными блоками:
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен одной словообразовательной категорией: производные существительные обозначают «женский пол»: калм. нойн «князь» à нойхн «княгиня», монг.
ноен «князь» à ноегтой «княгиня», гэлэнг «монах» à гэлэнмаа «монахиня», увш «мирянин» à увсанц «мирянка, принявшая духовный обет» и др.
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -гтой, -маа, -анц, в калмыцком языке -хн.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен одной словообразовательной категорией: производное прилагательное называет «признак, имеющий отношение к лицу, которое обозначено производящим существительным»:
калм. эзн «хозяин» à эзнә «хозяйский», нойн «князь» à нойна «княжеский»;
монг. боол «раб» à боолын «рабский», нөхөр «друг» à нөхөрийн «товарищеский» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ын, -йин, -ы, ны, -ний, в калмыцком языке -а (-ә), -ин (-ын), -на (-нә).
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «действие, связанное с проявлением того, что названо производящим существительным»:
калм. багш «учитель» à багшлх «учительствовать», иньг «друг» à иньглх «дружить», көвүн «сын»
à көвүрхх «молодиться, подражать юноше»;
монг. өвгөн «старик» à өвөгрөх «стареть, старить», дарга «председатель» à даргалах «председательствовать», нөхөр «друг» à нөхөрлөх «дружить», дархан «мастер» à дархлах «заниматься ремеслом» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), -ра (-ро,-рэ), в калмыцком языке -л, -р.
2-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «действие, связанное с проявлением превосходства в том, что названо производящим существительным»:
калм. көвүн «сын» à көвүрхх «хвастаться своим сыном»;
монг. эзэн «хозяин, владелец» à эзэрхэх «господствовать; самовольничать» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -рха, -рхэ, в калмыцком языке -рх.
Как и в других ЛСГ, не все имена существительные, составляющие данную ЛСГ, использовали возможности, предоставляемые словообразовательной парадигмой.
В обоих монгольских языках наибольшими словообразовательными возможностями обладают существительные, которые обозначают «лицо» по социальному положению, профессии, национальной
принадлежности, возрасту. Термины родства практически не участвуют в словообразовании.
Конкретная словообразовательная парадигма существительных, обозначающих «лицо»
Часть
речи
Блок
сущ-ных
Словообразовательное значение
«женксий пол»
«профессия»
Исходные слова
монгольский язык
ноен
орос русский тал
нойн
князь
друг
князь
ноегтой
нойхн
княгиня
княгиня
-
118
калмыцкий язык
көвүн сын моңһл
монгол
-
моңһлч монголовед
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Блок при- «принадлежащий
лаг-ных лицу»
Блок
глаг.-ов
Блок наречий
-
«имеющий то, что названо производящим»
«проявлть то, что
ноелх
названо производя- княжить
щим»
«кичиться тем, что ноерхох
названо производя- кичиться
щим»
своим положением
«приобретать при- знаки того, кто
назван производящим»
«признак признака» -
оросын принадлежащий
русскому
оросчлох
делать на
русский лад
нойна при- көвүнә
надлежа- сыновний
щий князю
талтай
көвүтә
имеющий
имеющий
друзей
сыновей
таллах
нойлх гокөвүчлх
познако- сподство- усыновмиться
вать
лять
-
-
оросжих
обрусеть
оросоор
по-русски
-
нойрхх
свысока
относиться
к людям
талархах быть приветливым
көвүрхх
хвастаться сыном
-
-
-
моңһлын
монгольский
моңһолчлх
переводить
на монгольский
-
көвүрх
молодиться
моңһлар
по-монгольски
3.2.9. Словообразовательная парадигма имен существительных
с абстрактным значением
К данной ЛСГ относятся имена существительные, которые обозначают «душевные или какие-то
другие свойства человека»:
калм. ааг «гордость, высокомерие», ааль «хитрость», ашу «месть», авг «высокомерность», атан «зависть», авьяс «привычка», ад «безумие», байр «радость», бардм «чванство», буру «вина», гем «проступок, вина», заң «характер», билг «талант», һәрг «глупость», эрк «ласка», эвзң «гнев», бизһ «нервозность»;
монг. ааг «сила», авьяас «талант, способность», атаан «зависть», ааль «хитрость», бач «хитрость»,
башир «хитрость», баяр «радость», жөтөө «зависть», заль «хитрость», ид «ловкость», идэвх «активность», мэх «хитрость», намжир «чванство», зугаа «веселье» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 3 словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен одной словообразовательной категорией: производные существительные обозначают «лицо, характеризующиеся тем, что названо производящим существительным»:
калм. мек «хитрость» à мекч «хитрец», бардм «чванство, кичливость» à бардмч «хвастун»;
монг. башир «хитрость» à баширч «хитрец», мэх «хитрость» à мэхч «обманщик», жөтөө «зависть»
à жөтөөч «завистник» и др.
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -ч, в калмыцком языке -ч.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «содержащий
то, что названо производящим существительным»:
калм. ашу «месть» à ашута «мстительный», бизһ «нервозность» à бизһтә «нервный, нервозный»;
монг. заль «хитрость» à зальтай «хитрый, лукавый», ид «сила» à идтэй «сильный, удалой», идвэх
«активность» à идэвхтэй «активный», намжир «чванство» à намжиртай «чванливый, важный» и др.
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -тай (-тэй), в калмыцком языке -та (-тә).
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «имеющий отношение к тому, что названо производящим существительным»:
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
калм. бизһ «нервозность» à бизһин «нервный, нервозный», авьяс «привычка» à авьясин «относящийся к привычке»;
монг. идэвх «активность» à идэвхний «активный» и др.
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -ний, -ийн, -ы, в калмыцком языке -ин (-ын), -на (-нә).
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, связанное с проявлением того, что названо производящим существительным»:
калм. мек «хитрость» à меклх «обманывать», эрк «ласка» à эрклх «ласкаться», заң «характер» à
заңлх «проявлять характер», ааг «сила» à ааглх «превосходить» (в силе);
монг. башир «хитрость» à баширлах «хитрить», мэх «обман» à мэхлэх «обманывать», баяр «радость» à баярлах «радоваться», бах «гордость» à бахдах «восторгаться» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), -да (-до, -дэ), в калмыцком языке -л.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, связанное с проявлением в избытке того, что названо производящим существительным»:
калм. байр «радость» à байрхх «радоваться, веселиться» (точнее байр-рх-х);
монг. жөтөө «зависть» à жөтөөрхөх «завидовать», ид «удаль, ловкость» à идэрхэх «проявлять лихачество», баяар «радость» à баяархах «хвастаться богатством» (точнее баяр-рха-х), бах «радость» à
бахрхах «крайне восторгаться» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -рха (-рхо, -рхэ), в калмыцком языке -рх.
Конкретная словообразовательная парадигма существительных
с абстрактным значением
Часть
речи
Словообразовательное значение
Блок
«лицо»
сущ-ных
Блок при- «содержащий
лаг-ных
признак»
Блок глаголов
«содержащий
признак в
изобилии»
«имеющий
отношение к
тому, что названо
производящим»
«проявлять то,
что названо
производящим»
«проявлять то,
что названо
производящим в
избытке»
«становиться,
приобретать
то, что названо
производящим»
Исходные слова
монгольский язык
идэвх ак- баяр
башир
ид
тивность радость
хитрость сила,
мощь
идэвхтэн баширч
активист
хитрец
идэвхтэй баяртай
башиидтә сильактивный радостный ртай
ный, мощхитрый
ный
идрхг возмужа-лый
идэвхний
активный
баярын радостный
калмыцкий язык
мек
заң харакхитрость тер, нрав
мекч
хитрец
мектә
хитрый
мекрхг
хитрый
заңта имеющий нрав
-
-
-
мекин обманный
идэвхлэх
баярлах рапроявлять доваться
активность
баярлах
хвастаться
радостью
баширлах
хитрить
идрх
мужать
меклх
обманы
-вать
заңнх
проявлять
характер
-
идрхх
возмужать
-
-
идэвхжих становиться
активным
-
-
-
заңшх
приобретать
привычку
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.2.10. Словообразовательная парадигма имен существительных, обозначающих «части тела»
В данную ЛСГ входят имена существительные, обозначающие «части тела» человека или животных:
калм. элкн «печень», шүдн «зуб», чееҗ «грудь», чимгн «костный мозг», көл «ноги», хурһн «палец»,
күзүн «шея», үсн «волосы», үй «сустав», толһа «голова»;
монг. гар «рука», гуя «бедро», гэдэс «живот», дал «лопатка», дэлүүн «селезенка», дэлэнг «вымя»,
зүрхэн «сердце», магнай «лоб, чело», нугасан «мозг», нуруун «спинной хребет», нүдэн «глаз», нүүр
«лицо» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 3 словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен 3 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные существительные, обозначают «предмет, служащий прикрытием для того, что названо производящим существительным»:
калм. дал «лопатка» à далвч «наплечник», маңна «лоб» à маңнавч «налобник», нүдн «глаз» à
нүдвч «повязка» (для глаз), өвдг «колено» à өвдгч «наколенник», элкн «печень» à элквч «фартук»,
хурһн «палец» à хурувч «наперсток», тоха «локоть» à тохавч «налокотник», күзүн «шея» à күзүвч
«шарф», чикн «уши» à чиквч «наушники», чееҗ «грудь» à чееҗвч «манишка», омрун «грудь лошади»
à омрувч «нагрудник», хоңшар «клюв» à хоңшарвч «намордник»;
монг. өвдөг «колено» à өвдөгч «наколенник», хүзүү/н/ à хүзүүвч «шарф».
Для образования производных имен существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -вч, -ч, в калмыцком языке -вч, -ч.
2-я словообразовательная категория: производные существительные, обозначают
«лицо, имеющее отношение к тому, что названо производящим существительным»: калм. дал «лопатка» à далч «предсказатель, гадающий на лопатке», маңна «лоб» à маңнач «тот, кто впереди», «передовик», нүдн «глаз» à Нүүдлә собственное имя.
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используется суффикс -ч, реже -ла (-лә).
3-я словообразовательная категория: производные существительные обозначают
«животного по признаку, названному производящим существительным»:
калм. аран «клык» à аратн «хищники», «имеющие клык», хумсн «ногти» à хумстн «когтистые»,
соя «клык» à соятн «клыкастые»;
монг. араан «коренной зуб» à араатн «хищники», туруун «копыто» à туруутан «копытные» и др.
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -тан (-тэн), в калмыцком языке -тн.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 4 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, связанный
с изобилием того, что названо производящим существительным»:
калм. нурһн «спина, позвоночник» à нурһрхг «довольно рослый», нүдн «глаз» à нүдрхг «глазастый», маңна «лоб» à маңнархг «лобастый»;
монг. махан «мясо; тело» à махархаг «мясистый» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -рхаг (-рхэг), в калмыцком языке -рхг. По семантике производные
калмыцкого языка имеют фамильярную окраску. Например: гесн «живот» à гесрхг «имеющий большой живот», гүзән «рубец, брюшина» à гүзәрхг «пузатый».
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, указывающий на принадлежность тому, что названо производящим существительным»:
калм. гүзән «рубец» à гүзәнә «рубцовый», гесн «живот» à геснә «брюшной», делүн «селезенка» à
делүнә «селезеночный», маңна «лоб» à маңнан «лобный», нүр «лицо» à нүүрин «лицевой»;
монг. гэдэс «живот» à гэдэсний «брюшной», «кишечный», зүрхэн «сердце» à зүрхний «сердечный», махан «мясо; тело» à махны «мясной», дэлүүн «селезенка» à дэлүүний «селезеночный», өвдөг
«колено» à өвдөгний «коленный», нүдн «глаз» à нүдний «глазной» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ий, в калмыцком языке -а (-ә), -н, -ин, -и.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В калмыцком языке в рамках данного словообразовательного типа на -а (-ә) намечается расщепление словообразовательного значения «признак, указывающий на принадлежность тому, что названо
производящим существительным». Например, в калмыцком языке от слова зүркн «сердце» в настоящее
время образуются два прилагательных: зүркн-ә «сердечный, принадлежащий сердцу» и зүркн-и «сердечный, т.е. имеющий отношение к сердцу». Сравнить: калм. зүркнә гем «болезнь сердца» и зүркни
эмч «кардиолог».
3-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, связанный
с тем, что названо производящим существительным»:
калм. бөкн «горб» à бөктә «горбатый», нүдн «глаз» à нүдтә «зрячий», зүркн «сердце» à зүрктә
«смелый, решительный», махн «мясо; тело» à махта «дородный, тучный», нурһн «спина» à нурһта
«высокий, рослый»;
монг. махан «мясо; тело» à махтай «мясной», зүрхэн «сердце» à зүрхтэй «смелый, отважный»,
бөхөн «горб» à бөхтэй «имеющий горб», живр «крыло» à живртэй «крылатый» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -тай (-тэй), в калмыцком языке -та (-тә).
4-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, который
отсутствует»:
калм. нүдн «глаз» à нүднго «слепой», шүдн «зуб, зубы» à шүднго «беззубый», көл «ноги» à көлго
«безногий»;
монг. нуруун «спина» à нуруугүй «беспозвоночные», зүрхэн «сердце» à зүрхгүй перен. «робкий,
трусливый», нүүр «лицо» à нүүргүй перен. «бессовестный»).
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используется суффикс -го в калмыцком языке и -гуй (-гүй) в монгольском языке.
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 5-ью словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, локализованное
благодаря тому, что названо производящим существительным»:
калм. делүн «селезенка» à делүдх «ударять по селезенке», бахлур «горло» à бахлурдх «брать за
горло, душить», өвдг «колено» à өвдглх «становиться на колени»;
монг. багалзуур «глотка, горло» à багалзуурдах «хватать за горло», гуя «бедро» à гуядах «стегать,
хлестать по бедру», өвдөг «колено» à өвдөглөх «становиться на колени».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-лэ), -да (-дэ), в калмыцком языке -л, -д.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, связанное с размещением чего-л. в том, что названо производящим существительным»:
клам. гүзән «рубец» à гүзәлх «класть в рубец», гесн «живот» à геслх кулин. «набивать тонкую
кишку», өвр «пазуха» à өврлх «класть за пазуху»;
монг. гүзээ «рубец» à гүзээлэх «класть в рубец», гэдэс «живот; внутренности» à гэдэслэх (гэдэсжих) «набивать внутренности» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-лэ), в калмыцком языке -л.
3-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «состояние, вызванное тем,
что названо производящим существительным»:
калм. делүн «селезенка» à делүрх вет. «болеть тимпанией», аран «коренной зуб» à аралх «прорезаться (о зубах)», бөкн «горб» à бөких «горбиться, сгибаться»;
монг. дэлүүн «селезенка» à дэлүүтэх вет. «болеть тимпанией» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-лэ), -та (-тэ), в калмыцком языке -р, -л, -и.
4-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие или состояние,
связанное с тем, что названо производящим существительным»:
калм. бөкн «горб» à бөкндх «становиться горбатым», махн «мясо, тело» à махшх «тучнеть», җивр
«крыло» à җиврлх «оперяться»;
монг. жигүүр «крыло» à жигүүрлэх «оперяться», бөхөн «горб» à бөхийх «сгибаться, горбиться»,
зүрхэн «сердце» à зүрхлэх перен. «набраться смелости», магнай «лоб, чело» à магнайлах перен.
«быть первым» и др.
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ий, -ла (-лэ), в калмыцком языке -д, -ш.
5-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, совершаемое с
помощью того, что названо производящим существительным»:
калм. һар «рука» à һардх «делать что-л. рукой»;
монг. гар «рука» à гардах «делать что-л. рукой» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке – да (-дэ), в калмыцком языке -д.
Данная ЛСГ представлена наиболее богатой словообразовательной парадигмой из всех ЛСГ, установленных нами в двух монгольских языках. Этот факт, видимо, связан с тем, что слова, входящие
в указанную ЛСГ, являются коренными. Ц.Д. Номинханов так определяет особенности этих слов:
«Названия частей тела человека, по нашему мнению, не принадлежат к таким категориям лексики, которые могут быть заимствованы одним народом у другого. Эти слова могут создаваться только в таком
обществе, где существует единый язык, в обществе, говорящем на одном языке» [Ц.Д. Номинханов
1962: 193]. Привлекает к себе внимание и тот факт, установленный Ц.Д. Номинхановым, что названия частей тела человека являются общими не только для монгольских языков, но и для тюркских.
Как сообщает ученый, термины родства тюркских и монгольских языков совпадают как по значению,
так и по звучанию. Наблюдаются только некоторые фонетические отклонения, вызванные развитием каждого из указанных групп языков. [Ц.Д. Номинханов 1962: 193]. В связи с этим значительный
интерес представляет характер словообразовательных парадигм монгольских языков, которые имеют соответствия в конкретных тюркских языков. Наши предварительные анализы отдельных слов
данной ЛСГ казахского языка показали схожесть словообразовательных парадигм с монгольскими и
калмыцкими.
Ц.Д. Номинханов установил 96 названий частей тела, общих для тюркских и монгольских языков
[Ц.Д. Номинханов 1962: 193-204]. Но этот список требует некоторого уточнения, т.к. в него вошли слова, не имеющие отношения к описываемой ЛСГ. Например: монг. тахир и калм. тәкр «изувеченный»,
«кривой»; монг. тэнэг и калм. тэнг «глупый», «неумный» и нек. др. В настоящей работе указанные
слова отнесены к другим лексико-грамматическим группам.
Конкретная словообразовательная парадигма существительных,
обозначающих «части тела»
Часть
речи
Словообразовательное значение
Блок
«прикрысущ-ных тие для того,
что названо
производящим»
«название живого
существа по тому,
что обозначено производящим»
Блок
«принадлежащий,
прилаг- относящийся к
ных
тому, что названо
производящим»
«имеющий то,
что названо
производящим»
«наделенный частью тела
чрезмерно
Исходные слова
монгольский язык
өвдөг
толгой
хүзүү(н)
күзүн
колено
голова
шея
шея
өвдөгч на- хүзүүвч
күзүвч
коленник
ошейник шарф
калмыцкий язык
толһа
нүдн глаз
голова
нүдвч повязка для глаз
-
-
-
-
толһач
руководитель
Нүүдлә
собств. имя
өвдөгний
коленный
толгойн
головной
хүзүүний
шейный
күзүнә
шейный
толһан
головной
нүднә глазной
-
толгойт
имеющий
голову
-
-
күзүтә име- толһата
ющий шею имеющий
голову
күзүрхг
имеющий
чрезмерно
толстую
шею
-
123
-
нүдтә зрячий
нүдрхг
глазастый
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Блок гла- «действие,
голов
связанное с
частью тела»
Блок на- «до какого
речий
предела»
өвдөглөх
становить
ся на
колени
өвдөгцөө по
колено
толгойлох хүзүүдэх
күзүдх обглавенство- держать за нимать за
вать
шею
шею
-
-
күзүцә
до шеи
толһадх
нүдлх
ударять по заметить
голове
-
-
3.2.11. Словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «животных»
В данную ЛСГ входят имена существительные, которые обозначают «животных»:
калм. һаха «свинья», мөрн «лошадь», үкр «корова», темән «верблюд», хөн «овца», ноха «собака»;
монг. морин (морь) «лошадь», нохой «собака», тэмээн «верблюд», хонь «овца», хэрэм «белка», гахай
«свинья» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 3 словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен одной словообразовательной категорией: производное существительное обозначает «лицо, ухаживающее за животным, которое названо производящим существительным»:
калм. ноха «собака» à нохач «псарь», мөрн «лошадь» à мөрч «коневод», мал «скот» à малч «скотовод», хөн «овца» à хөөч «чабан», һаха «свинья» à һахач «свинарь»;
монг. гахай «свинья» à гахайч «свинопас», адуун «табун» à адуучин «табунщик», анг «зверь» à
анчин «охотник, мал «скот» à малч «скотовод», нохой «собака» à нохойч «псарь» и др.
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -ч, -чин, в калмыцком языке -ч.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 4 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «принадлежащее тому, что названо производящим существительным»:
калм. ноха «собака» à нохан «собачий», мөрн «лошадь» à мөрнә «конский», моһа «змея» à моһан
«змеиный», мал «скот» à малын «скотный», зан «слон» à заана «слоновый», һаха «свинья» à һахан
«свинной», аң «зверь» à аңгин «звериный», адун «табун» à адуна «табунный»;
монг. гахайн «свинной», гүүн «кобыла» à гүүний «кобылий», заан «слон» à зааны «слоновый»,
могой «змея» à могойн «змеиный», морин «лошадь» à морины «конский», нохой «собака» àнохойн
«собачий» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -н, -ий, -ы, в калмыцком языке -н, -ын, -а (-ә).
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «изобилующий
тем, что названо производящим словом»: калм. моһа «змея» à моһархг «изобилующий змеями», бөөсн
«вошь» à бөөсрхг «вшивый».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используется в калмыцком языке суффикс -рхг.
В монгольском языке соответствующее производное прилагательное имеет значение «похожий на
того, кто обозначен производящим существительным», например: могой «змея» à могойрхаг (могойрхуу) «змееобразный».
3-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «любящий то,
что названо производящим существительным»: калм. мөрн «лошадь» à мөрсг «любящий лошадь»,
җора «иноходец» à җорасг «любящий ездить иноходью».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используется суффикс -сг.
4-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «имеющий то,
что обозначено производящим существительным»:
калм. мөртә «имеющий лошадь»;
монг. тэмээтэ «имеющий верблюдов».
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -тай (-той, -тэй), в калмыцком языке -та (-тә).
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 6-ью словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные глаголы имеют значение «заниматься деятельностью, которая связана с тем, что названо производящим существительным»:
калм. мал «скот» à маллх «заниматься скотоводством», аң «зверь» à аңгих «охотиться», адун «табун» à адулх «пасти скот»;
монг. адуун «скот» à адуулах «пасти скот», бод «крупный скот» à бодлох «считать скот», мал
«скот» à маллах «заниматься скотом» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), в калмыцком языке -л, -и.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы имеют значение «богатеть, обзаводиться
тем, что названо производящим существительным»:
калм. мал «скот» à малчх «обзаводиться скотом»;
монг. адуун «табун» à адуужих «богатеть лошадьми», мал «скот» à малжих «обзаводиться скотом», төл «приплод» à төлжих «увеличиваться (о приплоде)», тэмээн «верблюд» à тэмээжих «обзаводиться верблюдами», хонь «овца» à хоньжих «обзаводиться овцами» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -жи, в калмыцком языке -ч.
3-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «становление признака,
свойственного животному, который назван производящим существительным»:
калм. ноха «собака» à нохочлх «сидеть как собака», мал «скотина» à малшх «становиться скотиной»;
монг. жороо «иноходец» à жороолох «идти иноходью», нохой «собака» à нохойдох «становиться
хищным, оказываться хищным».
Для производных глаголов данной словообразовательной категории характерны суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), в калмыцком языке -чл.
4-я словообразовательная категория: производные глаголы имеют значение «хвастаться тем, что
названо производящим существительным»: монг. морин «лошадь» à морирхох «хвастаться лошадью».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используется в
монгольском языке суффикс -рха (-рхо, -рхэ).
5-я словообразовательная категория: производные глаголы могут иметь переносное значение и обозначать «действие, свойственное людям»:
монг. нохойтох «обманывать» от ноха «собака»;
калм. нохархх «поступить подло» от ноха «собака».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -то (-та, -тэ), в калмыцком языке -рх.
6-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают рождение «детенышей животных»:
калм. туһл «теленок» à туһлх (правильнее туһл-л-х) «телиться», хурһн «ягненок» à хурһлх «ягниться»;
монг. гөлөг «щенок» à гөлөглөх «щениться», төл «приплод» à төллөх «давать приплод», хурган
«ягненок» à хургалах «ягниться» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), в калмыцком языке -л.
Как можно заметить, данная лексико-семантическая группа (ЛСГ) представлена богатой словообразовательной парадигмой. Это объясняется тем, что в блоке производных прилагательных представлено
4 словообразовательные категории («принадлежащий животному», «имеющий животных», «изобилующий животными», «любящий животных»), в блоке производных глаголов – 6 словообразовательных
категорий («заниматься деятельностью, которая связана с животными», «богатеть животными», «проявлять признаки, свойственные животным», «хвастаться животными», «действие, связанное с проявлением характерного признака животных»).
Вместе с тем необходимо отметить, что и в этой ЛСГ слова неравномерно реализуют свои словообразовательные возможности.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конкретная словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «животных»
Часть
речи
Блок
сущ-ных
«лицо»
Блок
прилагных
«принадлежащий животному
«имеющий
животных»
Блок
глаго
лов
Словообразовательное
значение
Исходные слова
монгольский язык
калмыцкий язык
мал
нохой
тэмээ(н)
мал
мөрн
скот
собака
верблюд
скот
лошадь
малч
нохойч
тэмээч(ин)
малч скотовод мөрч
скотовод
псарь
верблюжий
коневод
пастух
малын
нохойн
тэмээний
малын
мөртә
скотный
собачий верблюжий скотный
конский
малта
имеющий
скот
«имеющий
животных в
изобилии»
-
нохойтой
имеющий собаку
-
«любящий
животного
«заниматься животными»
«богатеть
животными»
«проявлять
свойства
животных (о
человеке)»
-
-
маллах зани- маться скотоводством
малжих об- заводиться
скотом
нохойтох
оказываться
хищным
ноха собака
нохач псарь
нохан собачий
тэмээтэй
имеющий
верблюда
малта
имеющий
скот
мөртә
имеющий
лошадь
нохата
имеющий
собаку
-
-
-
-
малрхг
имеющий
в изобилии
скот
-
-
маллх заниматься скотом
мөрсг любя- щий коня
-
тэмээжих
малчх обзаво- обзаводиться диться скотом
верблюдами
малшх
становиться
скотиной
нохачлх
сидеть как
собака
3.2.12. Словообразовательная парадигма имен существительных,
обозначающих «емкость», «вместилище»
В данную ЛСГ входят имена существительные, которые обозначают «емкость», «сосуд», «вместилище»:
калм. ааһ «чашка», авдр «сундук», уут «кожаный мешок», хәәсн «котел»;
монг. лонхон «бутылка», авдар «сундук, таваг «блюдо», араг «корзина», богц «дорожная переметная
сумка», уут «мешок», тулам «кожаный мешок» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 3 словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен одной словообразовательной категорией: производные существительные обозначают «лицо, которое пользуется тем, что названо производящим существительным»:
калм. шаңһ «черпалка» à шаңһч «повар»;
монг. аяган «чашка» à аягач уст. «служанка».
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке – ч, в калмыцком языке -ч.
2. Блок производных прилагательных. Блок производных прилагательных представлен 3 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «принадлежащий тому, что названо производящим существительным»: калм. авдр «сундук» à авдрин «сундучный», түнгрцг «кисет» à түнгрцгин «кистеный».
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
калмыцком языке -ин, -а (-ә), -н.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «содержащийся
в емкости»: калм. миишг «мешок» à миишгтә «находящийся в мешке» (например, миишгтә ноосн
«шерсть, находящаяся в мешке»), хәәсн «котел» à хәәстә «находящийся в кастрюле, в котле» (например, хәәстә цә «чай, находящийся в котле»).
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используется в калмыцком языке суффикс -та (-тә).
3-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «похожий на то,
что обозначено производящим существительным»: монг. лонхон «бутылка» à лонхгор «кувшинообразный».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используется в монгольском языке суффикс -гор.
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, связанное с размещением чего-л. в том, что названо производящим существительным»:
калм. авдр «сундук» à авдрлх «класть в сундук», уут «кожаный мешок» à уутлх «класть в мешок»,
сав «посуда» à савлх «класть в посуду», түнгрцг «кисет, кошелек» à түнгрцглх «класть в кисет;
монг. лонхон «бутылка» à лонхлох «наливать в бутылку», авдар «сундук» à авдарлах «класть в
сундук», түрий «голенище» à түрийлэх «засовывать за голенище», араг «корзина» à «араглах класть в
корзину», богц «дорожная переметная сумка» à богцлох «класть в переметную сумку», вааданг «кусок
материи для завертывания чего-л.» à ваадангнах «завертывать в кусок матери» и др.
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются
суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), в калмыцком языке -л.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, связанное с приобретением признаков предмета, названного производящим существительным»: монг. лонхон «бутылка,
пузырь» à лонхойх «быть кувшинообразным».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории в монгольском
языке используется суффикс –й.
Конкретная словообразовательная парадигма существительных,
обозначающих «емкость»
Часть
речи
Блок
сущ-ных
Блок
прилагных
Словообразовательное
значение
«лицо»
араг
корзина
из
прутьев
-
Исходные слова
монгольский язык
калмыцкий язык
лонхон бутыл- аяган
авдр сундук түнгрцг
ааһ чашка
ка, пузырь
чашка
кисет
аягач служанка
аяганы чашечный
-
«принадлежащий
емкости»
«содержащийся в
емкости»
-
-
-
-
«похожий на
емкость»
-
лонхгор кувши- нообразный
араглах
класть в
корзину
-
лонхлох
наливать в
бутылку
лонхойх быть
кувшинообразным
Блок
«помещать в
глаго-лов емкость»
«приобретать признаки
емкости»
-
127
аяглах наливать в
чашку
-
ааһч судомойка
авдрин
түнгрцгин ааһин принасундучный кисетный
длежащий
чашке
авдрта
түнгрцгтә ааһта нахосодержанаходящий- дящийся в
щийся в
ся в кисете чашке
сундуке
-
-
авдрлх
класть в
сундук
-
түнгрцглх
класть в
кисет
-
ааһлх наливать в чашку
-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выводы
1. Имена существительные в монгольских языках можно сгруппировать по их участию в словообразовании (участвуют/ не участвуют).
2. Имена существительные, принимающие участие в образовании однотипных производных, как
правило, имеют общую семантику, что позволяет их объединять в группы, которые мы назвали лексико-семантическими (ЛСГ).
3. Выявлено в двух монгольских языках 12 общих ЛСГ и соответственно 12 общих словообразовательных парадигм.
4. Каждая ЛСГ имеет свою словообразовательную парадигму, которая состоит из блоков. Блоки различаются по частеречной принадлежности производных слов: блок производных существительных,
блок производных прилагательных, блок производных глаголов, блок производных наречий.
5. Каждый блок состоит из словообразовательных категорий. В составе блока может быть от одной до 4-5 словообразовательных категорий. Что представляет собой словообразовательная категория?
Словообразовательная категория – это семантическая единица, т.е. единица словообразовательной системы. Словообразовательная категория – это выражение одного словообразовательного значения разными словообразовательными суффиксами.
6. Словообразовательные категории бывают общими для обоих монгольских языков и индивидуальные, присущие только одному из языков.
7. В связи с дальнейшем изучением словообразовательной семантики монгольских языков могут быть
внесены поправки в списки слов конкретных ЛСГ, уточнены объем и границы отдельных словообразовательных парадигм, выявлены новые словообразовательные категории и их отношения, установлены новые индивидуальные и общие черты словообразовательных парадигм конкретных монгольских языков.
3.3. Словообразовательная парадигма прилагательных
В монгольском и калмыцком языках выделено 5 общих лексико-семантических групп, каждая из которых характеризуется своей словообразовательной парадигмой. Каждая парадигма имеет свой набор
словообразовательных блоков и словообразовательных категорий.
3.3.1. Словообразовательная парадигма прилагательных цвета
К числу производящих прилагательных данной ЛСГ относятся такие, которые связаны с обозначением цвета:
калм. улан «красный», цаһан «белый», көк «синий», ноһан «зеленый», алг «пестрый», күрң «коричневый», хар «черный», шар «желтый», бор «серый, хул «саврасый»;
монг. улаан «красный», цагаан «белый», хөх «синий», ногоон «зеленый», алаг «пестрый», хүрзн
«коричневый», хар «черный», шар «желтый», бор «серый, хул «саврасый и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 3 словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен 3 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные существительные обозначают «носителя признака (по цвету), названного производящим словом»:
калм. көк «синий» à көкә «кукушка», цаһан «белый» à цаһала «заяц-беляк», хар «черный» à
харада «ласточка», бор «серый» à борҗин «дикая утка», бор «серый» à боролда «жаворонок», шар
«желтый» à шарц «охра»;
монг. хар «черный» à хараацай «ласточка», бор «серый» à борц «вяленое мясо», хар «черный» à
харуу «земля, постланная поверх льда», бор «серый» à боролжин бот. «береза».
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -цай, -ц, -уу, -лжин, в калмыцком языке -а (-ә), – җин, -лда, -ц.
2-я словообразовательная категория: производные существительные обозначают «группу людей по
признаку, названному производящим словом»:
калм. улан «красный» à улачуд полит. «красные», цаһан «белый» à цаһачуд «белые», «белогвардейцы», ноһан «зеленый» à ноһачуд «зеленые»;
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
монг. улаан «красный» à улаатан полит. «красный», цагаан «белый» à цагаатан полит. «белые,
белогвардейцы».
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -тан (-тэн, -то), в калмыцком языке -чуд (-чүд).
3-я словообразовательная категория: производные существительные обозначают «масть животного
(самки) по признаку, названному производящим словом»:
калм. улан «красный» à улагчн «красная, краснушка», цаһан «белый» à цаһагчн «белая» (ср. цагда
«сайгачонок – самка»), хар «черный à харгчн «черная, чернушка», шар «желтый» à шаргчн «желтая»,
бор «серый» à боргчн «сивая, серая», алг «пестрый» à алггчн «пестрая, пегая», күрң «коричневый»
à күрңгчн «коричневая»;
монг. улаан «красный à улаагчин «красная, рыжая», цагаан «белый» à цагаагчин «белая», хөх
«синий, голубой» à хөхөгчин «серая, сивая», хар «черный» à харагчин «черная», хула «саврасый» à
хулагчин «саврасая», шар «желтый» à шарагчин «желтая», бор «серый» à борогчин «серая, сивая»,
алаг «пестрый» à алагч «пестрая, пегая».
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -гчин, в калмыцком языке -гчн.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «обладающий
неполнотой такого цвета, который назван производящим словом»:
калм. улан «красный» à улавр «красноватый», цаһан «белый» à цаһавр «беловатый» (ср. с тем же
значением цаһацр, цаһавтр), көк «синий» à көквр «синеватый» (ср. с тем же значением көквтр, көквцр),
хар «черный» à харвр «черноватый» (ср. с тем же значением харвтр), шар «желтый» à шарвтр «желтоватый» (ср. с тем же значением шарвцр, шархл), ноһан «зеленый» à ноһавр «зеленоватый» (ср. с
тем же значением ноһавтр «зеленоватый»), бор «серый à борвтр «сероватый» (ср. с тем же значением
борцр), алг «пестрый» à алгцр «пестроватый»;
монг. улаан «красный» à улаа-втр «красноватый», цагаан «белый» à цагаавтар «беловатый», хөх
«синий» à хөхөвтөр «синеватый», хар «черный» à харавтар «черноватый», шар «желтый» à шаравтар «желтоватый», ногоон «зеленый» à ногоовтор «зеленоватый», бор «серый» à боровтор «сероватый» (ср. в том же значении борцор), хүрэн «коричневый à хүрэвтэр «коричневатый» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -втар (-втор, -втөр, -втэр), в калмыцком языке -цр (-вр, -вцр, -втр).
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «усиление цветового
признака, названного производящим словом»:
калм. улан «красный à улахн «красненький», цаһан «белый» à цаһахн «беленький», цегән «светлый» à цегәхн «светленький»;
монг. улаан «красный» à улаахан «красненький», цагаан «белый» à цагаахан «беленький», хар
«черный» à хархан «черненький».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -хан (-хон), в калмыцком языке -хн.
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов.представлен 3 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «проявление признака, названного производящим прилагательным»:
калм. улан «красный» à улах «краснеть», цаһан «белый» à цаһах «белеть», көк «синий» à көкрх
«синеть», хар «черный» à харлх «чернеть, смуглеть», ноһан «зеленый» à ноһарх «зеленеть», шар
«желтый» à шарлх «желтеть», бор «серый» à борлх «сереть»;
монг. хөх «синий» à хөхрөх «синеть», хар «черный» à харлах «чернеть», шар «желтый» à шарлах
«желтеть».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лэ), -ра (-ро, -рэ), в калмыцком языке -л, -р.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы имеет значение «приобретать, накапливать признак (цвет), названный производящим прилагательным»:
калм. улан «крсный» à уладх «делаться красным», уларх «становиться красным»; цаһан «белый»
à цаһадх «делаться, становиться белым», цаһарх «становиться белым»; ноһан «зеленый» à ноһатрх
«стать зеленым», күрң «коричневый» à күрңтх «становиться коричневым»;
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
монг. улаан «красный» à улаадах «делаться красным», цагаан «белый» à цагаадах «делаться белым», ногоон «зеленый» à ногоорох «приобретать зеленый цвет», хүрэн «коричневый» à хүрэндэх
«быть слишком коричневым».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -да (-до, -дэ), -ра (-ро, -рэ), в калмыцком языке -д, -р, -т, -тр.
3-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, направленное на
придание чему-л. признака, названного производящим прилагательным»:
калм. хар «черный» à хардх «чернить», алг «пестрый» à алглх «делать что-л. пестрым»;
монг. ногоон «зеленый» à ногоодох «делать зеленым».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -да (-до, -дэ), в калмыцком языке -д, -л.
Как можно заметить, не все прилагательные цвета используют свои потенциальные словообразовательные возможности. Причины те же самые, которые были указаны для имен существительных:
стремление к экономии языковых средств, архаизация отдельных слов и синонимия.
Конкретная словообразовательная парадигма прилагательных цвета
Часть
речи
Блок
сущ-ных
Блок
прилагательных
Блок
глаголов
СловообразоваИсходные слова
тельное
монгольский язык
калмыцкий язык
значение
улаан
цагаан
хар черный улан красный цаһан белый хар черный
красный белый
масть
улаагчин цагаагчин харагчин
улагчн «крас- цаһагчн
харгчн черная
животного
краснуш- белая
чернушка
ная»
белая
ка
носитель
хараацай
цаһала заяц- харада
признака
ласточка
беляк
ласточка
собираулаатан цагаатан улачуд красные цаһачуд
харчуд протельное
красные белые
белые
столюдины
значение
слабый
улаавтар цагаавтар харавтар
улавр
цаһавр
харвр(втр)
признак
краснова- беловатый черноватый красноватый
беловатый
черноватый
тый
интенсивный
улаахан
цагаахан
хархан чер- улахн
цаһахн
признак
краснень- беленький ненький
красненький
беленький
кий
приобретение улаадах
цагаадах
уладх делаться цаһадх
признака
делаться делаться
красным
делаться
красным белым
белым
становление
уларх
цаһарх
признака
становиться
становиться
красным
белым
проявление
харлах
улах краснеть цаһах белеть харлх
признака
чернеть
чернеть
придание
хардх
признака
чернить
3.3.2. Словообразовательная парадигма прилагательных,
обозначающих «признаки предметов»
К данной ЛСГ относятся производящие прилагательные, которые обозначают признаки предметов:
калм. җөөлн «мягкий», дулан «теплый», бүлән «теплый», сул «пустой», хоосн «пустой», зузан «толстый», нимгн «тонкий», тод «ясный», ховр «редкий»;
монг. зөөлөн «мягкий», дулаан «теплый», бүлән «теплый», сул «пустой», хоосон «пустой», зузан
«толстый», нингэн «тонкий», тод «ясный», ховор «редкий» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 3 словообразовательными блоками.
1. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 2 словообразовательными категориями.
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «обладающий
неполнотой признака, названного производящим прилагательным»:
калм. хоосн «пустой, порожний» à хоосвтр «довольно пустой, зузан «толстый» à дузавр «толстоватый», җөөлн «мягкий» à җөөлцр «мягковатый»;
монг. хоосон «пустой» à хоосовтор «довольно пустой», зузаан «толстый» à зузаавтар «довольно
толстый».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -втар (-втор), в калмыцком языке -втр, -цр.
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные выражают «усиление признака,
названного производящим прилагательным, с оттенком ласкательности»:
калм. дулан «теплый» à дулахн «тепленький», сул «пустой» (перен. «слабый») à сулхн «слабенький», нимгн «тонкий» à нимгхн «тоненький», җөөлн «мягкий» à җөөлкн «мягкий, пухлый»;
монг. дулаан «теплый» à дулаахн «тепленький», бүлээн «теплый» à бүлээхэн «тепленький», сул
«пустой», перен. «слабый» à сулахан «слабенький», тод «ясный» à тодохон «довольно ясный»,
зөөлөн «мягкий» à зөөлхөн «пухленький».
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -хан (-хон, -хэн), в калмыцком языке -хн.
2. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 3 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «проявление признака, который назван производящим прилагательным»:
калм. бүлән «теплый» à бүләрх «потеплеть», нимгн «тонкий» à нимгдх «быть слишком тонким»,
зузан «толстый» à зузадх «оказываться толще, чем надо, быть чрезмерно толстым»;
монг. бүлээн «теплый» à бүлээрэх «потеплеть», хоосон «пустой» à хоосдох «оказываться пустым»,
нингэн «тонкий» à нингэдэх «быть слишком тонким», тод «ясный» à тоддох «быть ясным»,зузан
«толстый» à зузаадах «быть чрезмерно толстым», зөөлөн «мягкий» à зөөлдөх «быть слишком мягким».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лө, -лэ), -да (-до, -дө, -дэ) в калмыцком языке -р, -д.
2-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «накопление признака, названного производящим прилагательным»:
калм. бүлән «теплый» à бүләтх «нагреваться», бүләцх «нагреваться», «согреваться»; зузан «толстый» à зузарх «утолщаться», җөөлн «мягкий» à җөөлрх «смягчаться», эгц «крутой» à эгцрх «становиться крутым», хоосн «пустой» à хоосрх «пустеть», нимгн «тонкий» à нимгрх «утончаться», ховр
«редкий» à ховршх «становиться редким», ховрдх «становиться редким»; дулан «теплый» à дуладх
«согреваться, обогреваться»;
монг. бүлээн «теплый» à бүлээсэх «нагреваться», бүлээтэх «подогреваться», бүлээцэх «согреваться»; зузан «толстый» à зузаарах «утолщаться», зузаатах «усиливаться»; зөлөөн «мягкий» à зөөлөрөх,
зөөлөшөх «смягчаться», эгц «крутой» à эгцрэх «становиться крутым», хоосон «пустой» à хоосрох «становиться пустым»; нингэн «тонкий» à нингэрэх «утончаться», нингэтэх «становиться тонким»; ховор
«редкий» à ховордох, ховорших «становиться редким»; дулаан «теплый» à дулаарах «нагреваться».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -са (-со, -сэ), -та (-то, -тэ), -ца (-цэ), -ра (-ро, -рэ), -ша (-шо, -шө, -ши), -да
(-до, -дэ), в калмыцком языке -т, -ц, -р, -ш, -д.
3-я словообразовательная категория: производный глагол обозначает «действие, направленное на
придание чему-л. признака, названного производящим прилагательным»:
калм. зузан «толстый» à зузалх «утолщать», җөөлн «мягкий» à җөөлдкх «мягчить, рыхлить», дулан «теплый» à дулалх «нагревать, утеплять», нимгн «тонкий» à нимглх «делать теплым»;
монг. зузаан «толстый» à зузаалах «утолщать», зөөлөн «мягкий» à зөөлөтгөх «размягчать», дулаан
«теплый» à дулаалах «греть», нингэн «тонкий» à нингэлэх «утончать».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ла (-ло, -лө, -лэ),-тго (-тгө), в калмыцком языке -л, -дк.
3. Блок производных наречий.
Блок производных наречий представлен одной словообразовательной категорией: производное наречие обозначает «признак, названный производящим прилагательным»:
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
калм. хоосн «пустой» à хоосар «ни с чем, без ничего», нимгн «тонкий» à нимгәр «тонко», җөөлн
«мягкий» à җөөлнәр «мягко», зузан «толстый» à зузанар «толсто», дулан «теплый» à дуланар «тепло», бүлән «теплый» à бүләнәр «тепло», сул «пустой», перен. «слабый» à сулар «слабо»;
монг. хоосон «пустой» à хоосор «напрасно». тод «ясный» à тодоор «ясно, отчетливо».
Для образования производных наречий данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -аар (-оор), в калмыцком языке -ар (-әр).
Прилагательные данной ЛСГ не принимают участия в образовании существительных. Причина кроется в семантике производящих прилагательных.
Конкретная словообразовательная парадигма прилагательных,
обозначающих «признаки предметов»
Часть
речи
Блок
прилагательных
Блок
глаголов
Словообразовательное
значение дулаан
теплый
«слабый
признак»
Исходные слова
монгольский язык
бүлээн
хоосон
дулан
теплый
пустой
теплый
хоосовтор
довольно
пустой
дулаахан
бүлээхэн
дулахн
тепленький тепленький
тепленький
«с оттенком
ласкательности»
«проявление дулаарах
признака»
нагреваться
«накопление признака»
«придание
признака»
Блок
«признак
наречий признака»
бүлээрэх
температурить
бүлээсэх
нагреваться
дулаацах
греться
бүлээцэх
согреваться
бүлээтэх
подогреваться
дулаалах
греть
-
-
хоосдох
оказыавться
пустым
хоосрох
становиться
пустым
калмыцкий язык
бүлән теплый хоосн пустой
бүләвтр
тепловатый
хоосвтр
довольно пустой
бүләхн
тепленький
-
дуларх
теплеть
бүләрх потеплеть
хоосрх пустеть
дуладх согреваться
бүләдх нагре- ваться
бүләцх согреваться
хоослох опо- дулалх греть бүләлх греть
ражнивать
хоосор
дулаһар
бүләнәр
напрасно
тепло
тепло
хоосар без
ничего
3.3.3. Словообразовательная парадигма прилагательных,
обозначающих «меру», «оценку»
В данную ЛСГ входят имена прилагательные, которые выражают «меру», «оценку» признака, названного производящим прилагательным:
калм. кимд «дешевый», нәрн «тонкий», шин «новый, свежий», му «плохой», сән «хороший», ик
«большой», кецү «трудный», берк «трудный», оңгдан «другой», онц «особый», зәрм «некоторый», хурц
«острый», тиим «такой», әдл «одинаковый», цөн «малочисленный», баһ «малый, небольшой», ахр «короткий», өргн «широкий», барун «правый», бат «крепкий», белн «готовый», ил «явный, ясный», түүкә
«сырой», битү «закрытый»;
монг. хэмд «дешевый», сайн «хороший», хэцүү «трудный» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 4 словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные существительные называют «носителя того признака, который выражен производящим прилагательным»:
калм. ик «большой» à икчүд «взрослые»; ик «большой» à икңк «большая часть; »баһ «маленький»
à баһлзур «малыш»;
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
монг. ихэ «большой» à ихэс «большие»; бага «маленький» à багачууд «дети».
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке –с, -чууд/-чүүд, в калмыцком языке –ңк, чуд/-чүд, лзур.
2-я словообразовательная категория: производные существительные обозначают «предмет, вещь,
абстрактное понятие, которые имеют отношение к признаку, выраженному производящим прилагательным»:
калм. бүтү «закрытый» à бүтүмҗ «пробка», белн «готовый» à белнц «запас, фонд», му «плохой»
à мууль «беда», барун «правый» à баруч «правша»;
монг. битүү «закрытый» à битүүмж «пломба», хуучин «старый» à хуучис «старье», дунд «средний» à дунда «средняя часть», дундгүй «детское кольцо для игры», өргөн «широкий» à өргөрөг географ. «широта», шинэ «новый» à шинэч «новатор», баруун «правый» à баруунтан полит. «правые».
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке –с, -мж, -а –гүй, -рөг, -чууд/-чүүд/, -ч, -тан/-тэн, в калмыцком
языке –мҗ, -ц, -нь, -ч, -ль, -чуд/-чүд.
2. Блок производных прилагательных.
Блок производных прилагательных представлен 3 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение «обладающий
неполнотой признака, который назван производящим прилагательным»:
калм. ик «большой à иквцр «великоватый, сән «хороший» à сәәвр «лучший», му «плохой» à
муувтр «плоховатый», мууцр «плоховатый», нәрн «тонкий» à нәрвтр «тонковатый», хуучн «старый»
à хуучавр «довольно старый», өргн «широкий» à өргцр, өргвр «широковатый», баһ «малый, небольшой» à баһцр «небольшой», цөн «малочисленный» à цөөвр «немногочисленный»;
монг. их «большой» à ихээвтэр «большеватый», хурц «острый» à хурцавтар «довольно острый»,
му «плохой» à муувтар «плоховатый», нарийн «тонкий, узкий» à нарийвтар «довольно тонкий», бага
«малый» à багавтар «небольшой».
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -втар (-втор, -втэр), в калмыцком языке -вцр, -втр, -вр, -цр.
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные выражают «усиление признака,
названного производящим прилагательным и имеющего оттенок ласкательности»:
калм. тиим «такой» à тиимхн «только такой», хурц «острый» à хурцхн «довольно острый», сән
«хороший» à сәәхн «довольно хорошенький, красивый», му «плохой» à муухн «довольно плохонький», шин «новый» à шинхн «новенький», нәрн «тонкий» à нәрхн «тоненький», белн «готовый» à
белхн «готовенький»;
монг. сайн «хороший» à сайхан «хорошенький», му «плохой» à муухан «плохонький», нарийн
«тонкий» à нарийхан «тоненький» и др.
В некоторых производных прилагательных оттенок ласкательности отсутствует, например:
калм. барун «правый» à барухн «более запалный», дунд «средний, неполный» à дундхн «неполный», ахр «короткий» à ахрхн «коротковатый, баһ «малый» à баахн «небольшой», өөр «близкий»
à өрхн «близкий, ближайший», цөн «малочисленный» à цөөкн «малочисленный», әдл «подобный,
схожий» à әдлхн «совершенно одинаковый»;
монг. их «большой» à ихээхэн «большеватый», хурц «острый» à хурцхан «довольно острый и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -хан (-хон, -хэн), в калмыцком языке -хн.
3-я словообразовательная категория: производные прилагательные имеют значение, идентичное
значению производящего прилагательного:
калм. дунд «средний» à дундк «средний», өөр «близкий» à өөрк «близкий», ик «большой» à икл
«большой»;
монг. дунд «средний» à дундахь «средний, срединный» и др.
Для образования производных прилагательных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -хъ, в калмыцком языке -к, -л.
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен 4 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные глаголы имеют значение «проявлять признак, названный производящим прилагательным»:
калм. ик «большой» à икдх «оказываться слишком большим», кецү «трудный» à кецүдх «затруд133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ниться», оңгдан «другой, иной» à оңгдарх «измениться», түүкә «сырой» à түүкәдх «оказываться сырым», ил «ясный» à илдх «быть ясным», хуучн «старый» à хуучрх «изнашиваться», баһ «малый» à
баһдх «быть малым»; цөн «малочисленный» à цөөдх «оказываться малочисленным», әдл «подобный»
à әдлцх «быть одинаковым»;
монг. их «большой» à ихдэх «быть больше, чем нужно», шин «новый» à шинэдэх «оказываться
новее, чем надо», хэцүү «трудный»à хэцүүдэх «бедствовать», хямд «дешевый» à хямдах «оказываться дешевым», өргөн «широкий» à өргөдөх «быть слишком широким», нарийн «тонкий» à нарийндах
«быть тоньше» (чем надо), ондоо «другой, иной» à ондооших «уподобиться», бат «крепкий» à батдах
«становиться крепким», түүхий «сырой» à түүхийдэх «оказываться сырым», ил «ясный» à илрэх
«проясняться», хуучин «старый» à хуучдах «быть изношенным», цөөн «малочисленный» à цөөдөх
«оказываться слишком малочисленным» и др.
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -да (-до, -дэ), -ра (-ро, -рэ), -ша (-ши), -са (-сэ), в калмыцком языке -д, -р, -ц.
2-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «накопление, становление
или исчезновение признака, названного производящим прилагательным»:
калм. хурц «острый» à хурцдх «становиться острым», сән «хороший» à сәәрх «улучшаться», му
«плохой» à муудх, муурх «ухудшаться», шин «новый»à шинрх «обновляться», берк «трудный» à
беркдх «становиться трудным», баһ «маленький» à баһрх «уменьшаться»;
монг. ихэ «большой» à ихтэх «увеличиваться», сайн «хороший» à сайдах «улучшаться», шин
«новый» à шиндэх, шинтэх «становиться новым», хямд «дешевый» à хямдрах, хямдтах «дешеветь»,
нарийн «тонкий, узкий» à нарийсах «суживаться», бэрх «трудный» à бэрхтэх «делаться трудным».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке –да/-до/-дэ, -та/-то/-тэ, -ра/-ро/-рэ, -ша/-ши, -са/-сэ, в калмыцком языке -д,
-р.
3-я словообразовательная категория: производные глаголы обозначают «действие, направленное на
придание признака, выраженного производящим прилагательным, чему-либо или кому-либо»:
калм. шин «новый» à шинлх «обновлять», нәрн «тонкий» à нәрлх «уменьшать», онц «особый»
à онцлх «отделять, обособлять», бат «крепкий» à батлх «укреплять», бүтү «закрытый» à бүтүлх
«заделывать», белн «готовый» à белдх «готовить», ахр «короткий» à ахрлх «укорачивать», ахрдх
«укорачивать», цацу «равный» à цацулх «приравнивать»;
монг. их «большой» à ихэвчлэх «заканчивать большую часть работы», хурц «острый» à хурцлах
«точить», шин «новый» à шинлэх «обновлять», хямд «дешевый» à хямдаачлах «подбирать более
дешевый», ондоо «другой» à ондоолох «делать иным», онц «особый» à онцлох «делать особым», бат
«крепкий» à батлах «укреплять», битүү «закрытый» à битүүлэх «закупоривать», бэлэн «готовый» à
бэлэдэх, бэлэтгэх «готовить», ойр «близкий» à ойргох «приближать», адил «одинаковый» à адилшаах
«сопоставлять, считать равным».
1. Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы
в монгольском языке -вчлэ, -ла (-ло, -лэ), -да (-до, -дэ), -го, -шаа, -тга, в калмыцком языке -д, -тг, -л.
4-я словообразовательная категория: производные глаголы имеют значение «проявлять в избытке
признак, названный производящим прилагательным»:
калм. ик «большой» à икрхх «высокомерничать», сән «хороший» à сәәрхх «высокомерничать»,
кецү «трудный» à кецүрхх «затрудняться, перен. кичиться»;
монг. их «большой» à ихэрхэх «важничать», сайн «хороший»à сайрхах «быть тщеславным»,
хэцүү «трудный» à хэцүүрхэх «быть серьезным».
Для образования производных глаголов данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке – рха/-рхо/-рхэ, в калмыцком языке –рх.
4. Блок производных наречий.
Блок производных наречий представлен одной словообразовательной категорией: производное наречие обозначает «признак признака, который выражен производящим прилагательным»:
калм. зәрм «некоторый, частичный» à зәрмдән «иногда, частично», бат «крепкий» à батар «крепко», оңдан «другой» à оңданар «по-другому», нәрн «тонкий» à нәрнәр «тщательно, аккуратно», кимд
«дешевый» à кимдәр «дешево», шин «новый» à шинәр «заново», шинәс «заново», му «плохой» à
мууһар «плохо, некачественно», сән «хороший» à сәәнәр «хорошо», ик «большой» à икәр «больше»,
әдл «одинаковый» à әдләр «одинаково», цацу «равный» à цацуһар «поровну», баһ «малый» à баһар
«незначительно», ахр «короткий» à ахрар «коротко», өргн «широкий» à өргәр «широко», хуучн «ста134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рый» à хуучар «по-старому», ил «ясный» à иләр «ясно, явно», бүтү «закрытый» à бүтүһәр «закрыто»;
монг. зарим «некоторый, частичный» à заримдаа «иногда, частично», шинә «новый» à шинээр
«заново, вновь», бага «малый» à багагүй «немало, довольно много» и др.
Для образования производных наречий данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -даа, -аар (-ээр, -оор), -гүй, в калмыцком языке -ар (-әр), -дан (-дән), -ас
(-әс).
Конкретная словообразовательная парадигма прилагательных,
обозначающих «меру», «оценку»
Часть
речи
Блок
сущ-ных
Блок
прилагательных
Блок
глаголов
СловообразоваИсходные слова
тельное
монгольский язык
значение
их
бага
хурц острый ик
большой
малый
большой
«носитель
ихэс большие багачууд икчүд
признака»
дети
взрослые
«слабый
багавтар хурцавтар иквцр вепризнак»
небольостроватый ликоватый
шой
«усилительный ихээхэн
признак»
большой
«проявлять
признак»
«накапливать
признак»
«придавать
признак»
Блок
наречий
«признак
признака»
ихдэх
быть больше,
чем надо
исхэх, истэх
увеличиваться
ихэвчлэх
заканчивать
большую
часть
ихэд много
ихэвтэр
многовато
багадах
не хватать
хурцхан
довольно
острый
-
калмыцкий язык
баһ малый хурц острый
баһлзур
малыш
баһцр
небольшой
икл
большой
баахн небольшой
-
баһд быть
малым
хурцхн
довольно
острый
хурцдх
оказываться
острым
-
багасах,
багатах
уменьшаться
-
хурцдах
икдх уве- баһрх
становиться личиваться уменьшатьострым
ся
хурцлах
заострять
-
-
хурцлх заострять, точить
багашиг
маловато
-
икәр
побольше
баһар незначительно
-
3.3.4. Словообразовательная парадигма прилагательных,
обозначающих внутренние признаки человека
Данную ЛСГ составляют имена прилагательные, которые обозначают свойства характера и особенности психического склада человека. К их числу относятся:
калм. керсү «осторожный», «сообразительный», харм «скупой», һольшг «приятный, вежливый»,
генн «наивный», эрк «избалованный, нежный», хашң «ленивый», «медлительный»;
монг. хэрсүү «осторожный, сообразительный», түргэн «бстрый», харам «скупой», голшиг «приятный», гэнэн «наивный», эрх «избалованный», хашин «ленивый», хашир «опытный, бывалый» и др.
Словообразовательная парадигма данной ЛСГ представлена 4 словообразовательными блоками.
1. Блок производных существительных.
Блок производных существительных представлен одной словообразовательной категорией: производное существительное обозначает «носителя признака, названного производящим прилагательным»:
калм. харм «жадный» à хармч «скряга»;
монг. түргэн «быстрый» à түргэч «нетерпеливый», харам «скупой» à харамч «скряга».
Для образования производных существительных данной словообразовательной категории используются суффиксы в монгольском языке -ч, в калмыцком языке -ч.
2. Блок производных прилагательных.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Блок производных прилагательных представлен 2 словообразовательными категориями.
1-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, который
проявляется в неполной мере»: монг. хашин «ленивый à хашивтар «довольно ленивый».
Для образования производных данной словообразовательной категории в монгольском языке используется суффикс -втар (-втор, -втэр).
2-я словообразовательная категория: производные прилагательные обозначают «признак, который
проявляется интенсивно»: калм. түргүн «быстрый» à түргхн «быстренький», гэнэн «наивный» à
гэнэхэн «наивненький».
Для образования производных данной словообразовательной категории используются суффиксы в
монгольском языке -хан (-хон, -хэн), в калмыцком языке -хн.
3. Блок производных глаголов.
Блок производных глаголов представлен одной словообразовательной категорией: производные глаголы имеют значение «проявлять признак, названный производящим прилагательным»:
калм. һольшг «вежливый» à һольшглх «быть вежливым», генн «наивный» à гендх «быть наивным», керсү «проницательный» à керсүдх «быть сообразительным», хашң «ленивый» à хашңдх
«быть медлительным»;
монг. харам «скупой» à харамдах, харамнах «скупиться», хэрсүү «осторожный» à хэрсүүдэх «быть
слишком осторожным», хашин «ленивый» à хашигнах «быть ленивым» и др.
Для образования производных