close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Linde S Prakticheskiy kurs gipnotizma

код для вставкиСкачать
В В Е Д Е Н I Е.
Гипнотизм, магнетизм и другая родственная им
области человеческого знания, сперва единогласно
названные надувательством и выдумкой, затем
объявленные опасными, наконец, были признаны
большинством ученых за явления, несомненно
имевшие место, но объяснения этим явлениям были
даны самые противоречивые. Не лучше обстоит дело
с ними и теперь: каждый ученый, соответственно
кругу своих идей и, конечно, пути собственного
восприятия науки, считает, что он дал единственный
точный и неподлежащий оспариванию путь к
раскрытию сущности этих загадочных явлений. Наша
точная наука, стоя на твердой почве осязательного
опыта, отвергает все, неуловимое для ея средств и
необъяснимое, согласно ея методам. Словом, для того
чтобы не возбуждать сомнения в своей подлинности,
для того чтобы не рисковать быть принятыми за
случайности, за обман чувств и т. д., умозрительным
выводам в наше время необходимо иметь
документальные доказательства в виде ясной, точной
и простой обстановки.
Современная наука точно также трактует и
рассматриваемые в настоящем очерке явления. Она
разбирает их в закоптелую лупу своей псевдоучености,
разбирает лишь осязаемые и подтвержденные
исследованиями современных авторитетов моменты и
просто-напросто отвергает все, превышающее границы
ея ограниченного горизонта. Но такова уже судьба
именно присяжной науки — тут есть над чем
задуматься, — что много сперва отвергаемых
— 4 —
фактов являлись миру и без содействия присяжной
науки, что много завоеваний въ этой области достигли
пышной зрелости и без благословения ученых мужей,
и нередко простые, скромные и необразованные люди
являлись Колумбами, и это без содействия аппаратов,
необходимых
учености
душных
кабинетов
современных авгуров науки.
Вспомним поэта Бюргера:
Was ihr euch, Gelehrte,durch Geld nicht erwerbt,
Das hab’ich von meiner Mutter geerbr*) .
В настоящее время, в виду невозможности
отвергнуть вполне гипнотические явления, замечается
еще стремление опорочить, умалить внутреннее
значение
гипнотизма.
Для
этой
цели
его
рассматривают полуиронически-снисходительно, не
как самостоятельное явление природы, а как опыт,
лишенный серьезного значения и основанный на
суггестии, т.-е. на недостаточной воле и мощном
воображении объекта. Что же касается до животного
магнетизма, то он совершенно заброшен, и
большинство
намеренно
закрывает
глаза
на
многообразные проявления сомнамбулизма, телепатии,
ясновидения и прочих областей, который находятся в
несомненном родстве с гипнотизмом при посредстве
только что названных явлений. А то, что так
называемая наука признает единственным возможным
объяснением этих загадочных явлений, в сущности
является лишь одним моментом их, лишь указывает на
путь к их разгадке. Дело в том, что противники
гипнотизма утверждают, что без суггестии, без веры в
это — нет ни гипнотизма, ни месмеризма, но уже
неоднократно гипнотическому воздействию (и с
полным эффектом!) подвергались люди, по их
убеждению, проникшие в сущность этой тайны и,
стало быть неспособные поддаться воздействию того
что_ они отвергают. Все те, кто отвергает, что гипнотизм и животный магнетизм работают в организме
*) «Что вам, ученые мужи, не удается купить ценой золота,
я все получил в наследство от матери»
— 5—
Рука об руку с наличными силами природы, —
знакомы с гипнотизмом лишь из книг и ближе с ним не
знакомились. А все те сомневающиеся, раз они
переходили к практическому изучению этих явлений,
чрезвычайно быстро обращались из жестоких
противников в горячих адептов.
В предлагаемой книге мы, не собираясь
рассматривать роли магнетизма и гипнотизма в
истории культуры человечества, хотим лишь
напомнить, что с незапамятных времен бесчисленному
количеству лиц древности, средних веков и даже нашего
времени, была знакома сущность этих явлений—
безразлично, дошли ли до того случайно или путем
исследований, — что эти лица пускали в ход эти знания,
добиваясь
таинственных
или
даже
чудесных
результатов. Что этим путем — путем признания
гипнотизма и магнетизма — объясняется немало чудес,
Св. Писания и других, упоминаемых в творениях
писателей всех времен! Мы оставим все это в стороне и
тем точнее попытаемся рассмотреть эпоху нового
открытия естественных сил и сущность последних с точки
зрения непредубежденного исследователя, приступающего к делу во всеоружии зрелого ума и строгой
серьезности.
В 1743 году в Ицнанге (у Боденского озера) в семье
лесничего родился Франц-Антон Месмер впоследствии
закончивший свое обучение в университете получением
степени доктора. Но не в его университетских занятиях
дело; как бы они не были серьезны, они не так важны
для нас, как та отрасль знания, которой дал научное
обоснование
сам
Месмер
своими
личными
исследованиями и открытиями. Мы говорим о
животном магнетизме, носящем название месмеризма,
которому Месмер посвятил пятнадцать долгих лет
исследований, исполненных отчасти при помощи
пастора Гелля въ Вене.
— 6—
Наличность электричества в организмах и телах
нашей земли доказывается все более и более. Все более
и более оно проявляет свою силу, как двигатель
жизненных явлений, и мы естественно не можем
избежать допущения, что деятельность мозга, и
проявления нервной энергии имеют в основании
двигателем электричество. Тогда легко объяснимо
открытие Месмера: «что человеческое тело, подобно
железу или намагниченной стали, склонно к
восприятию, что оно обладает полюсами, при
посредстве которых способно действовать на
расстоянии, иначе говоря, развивать все свойства
магнита». То что он открыл, была могучая сила,
проницающая субстанцию нервов живого тела,
действующая сила,
но отнюдь не субстанция, а
результат взаимодействия влияний и обмена двух тел.
Электричество и магнетизм, в сущности, говоря, одна и
та же сила, и лишь проявления ея различны, и
относятся друг к другу как явления холода к явлениям
тепла. Ведь производит же электричество, на очень
восприимчивых людей, ощущение тепла. Вот на это-то
соотношение между электричеством и магнетизмом и
опирается вся органическая жизнь, рождение и смерть
людей, животных, растений и т. д., затем
существование земного шара и, наконец, дивный
порядок системы небесных светил, иначе сказать до
мелочей размеренный путь их и смена в безграничных
пространствах вселенной.
Общим именем гипноза называют некоторый
состояния нервной системы, которые можно вызвать
разными способами, — от ощущения незначительной
тяжести во всех членах, при чем подвергнутый гипнозу
слышит все, до слабейшего звука — и наконец до
глубокого сна, от которого спящего не пробудить и
самым
сильным
звуком,
при
чем
всякая
чувствительность исчезает и можно производить самые
болезненные хирургические операции, не вызывая
никаких болевых ощущений.
— 7—
Как, вызвать гипноз у кого и кем может он
быть вызван, читатель найдет в соответствующих главах.
Д-р Бернгейм дает гипнозу следующее определение:
«Мозг регулирует все функции организма. Все
органы через посредство нервных волокон связаны с
определенными психическими мозговыми клеточками.
Каждая психическая клеточка, подвергаясь влиянию
представления, передает это воздействие нервам, а эти
последние должны обратить идею въ действительность.
Таким образом, всякое представление, воспринятое
мозгом, имеет стремление обратиться в действие. Так,
например, если я скажу кому-нибудь: «встаньте!», то
этот кто-то встанет или будет стараться встать. Даже
если выступить на сцену рассуждение и нейтрализует
его первое представление, если помешает его
собственная воля, первое, невольное, рефлекторное
движение укажет на стремление встать. И если бы
было возможно изобразить графически все мускульные
движения данного лица, то мы увидали бы кривую,
первое направление которой отвечало бы указанному
движению, но в тот момент, когда его готовы были
выполнить, это движение было подавлено волей
субъекта. Представление стало движением или
проявило тенденцию стать им.
Если я скажу: «у вас на лбу сидит оса!», то субъект
начнет испытывать более или менее резко выраженное
ощущение зуда. Представление стало ощущением
Я скажу: «вот бежит собака!», въ мозгу субъекта
появится образ собаки и проявить тенденцию
представиться его взору. Представление имеет тенденцию
воплотиться в образ.
«Каждое воспринятое мозгом представление есть
суггестия—внушение. Каждая суггестия имеет
стремление реализироваться. Человек поддается
внушению,
но обыкновенно эта податливость
внушению, это стремление мозга воплотить воспринятое
представление ограничивается при посредстве высших
— 8—
сил мозга, рассудка, внимания и рассудительности,
составляющих контрольный аппарат мозга. Они-то и
действуют, тормозя или разъединяя суггестию.
Представление, которое я стремлюсь внушить, не
воспринимается; или оно воспринято, но действие, в
которое оно должно обратиться — движение
(вставание), ощущение (зуд), образ (фигура собаки), —
хотя и возникает в сознании, но не в полном объеме.
Рассудок образует противовес воображению и
автоматической деятельности мозга. Все, понижающее
и
ослабляющее
контроль
мозга,
повышает
податливость внушению, т.е. облегчает мозгу
восприятие и реализацию представления.
«Таково действие естественного сна. Контрольный
аппарат тогда бездействует и, наоборот, безгранично
царить фантазия. Сны являются преобразованием
впечатлений и идей вне всякого порядка и связи; это
ряд образов, вызванных к жизни растительною жизнью
человека и силою фантазий. Нет рассудка, чтобы
наблюдать за порядком. Легко доказать, насколько мозг,
лишенный во сне инициативы, легко поддается
внушению. Положим, я нахожу субъекта в
естественном сне. Если я с ним осторожно заговорю,
порою удается, не пробуждая от сна, вести разговор и
получать ответы от спящего. Я подымаю его руку и
держу ее несколько секунд кверху. Она остается в этом
положении. Это уже каталепсия, т.е. фиксация руки,
объясняется отсутствием инициативы у спящего. Он
сохраняет вытянутое положение руки, как хранит
внушенное представление.
«У многих заснувших можно вызвать анестезию и
аналъгезию словами: «ваша кожа не чувствительна!»
Если я скажу: «вот лает собака!», может
реализироваться галлюцинация слуха. Это внушенный
сон. Если скажу человеку в состоянии естественного
сна: «встаньте, ходите, работайте!», то могу добиться,
что он встанет и пойдет работать, иначе сказать, я
обращаю его в активного сомнамбула.
— 9—
«Повторяю, что всего этого можно достигнуть у
многих людей в состоянии естественного сна при
помощи естественной податливости внушению,
физиологически повышающейся во время сна. Это не
были проявления гипнотизма, не было выходящее из
нормы состояние. Я лишь демонстрировал проявления
податливости, внушению, показал, насколько они
различны и в своей интенсивности свойственны
естественному сну.
«Те же самые проявления, ту же самую повышенную податливость внушению я стремлюсь вызвать у
бодрствующего человека тем, что вызываю у него
представление о сне, что я отвлекаю его мозг от
впечатлений внешнего, окружающего мира, тем
усиливаю внушенное представление и ослабляю контроль мозга при помощи слова, т.е. внушения. Тогда
объект опыта выказывает податливость внушению, как
во время естественного сна: превращение внушенного
представления в движение, ощущение, образ или
действие облегчается. Этим путем я могу побудить
мозг к разнообразным динамическим проявлениям,
словом, могу использовать эту повышенную
податливость внушению в терапевтических целях.
«Стало быть, то, что называется гипнотизмом, есть в
сущности, лишь обострение нормальной особенности
мозга — податливости внушению. Гипнотизировать
кого-нибудь значить вызвать в объекте такое
определенное состояние, которое, подобно сну,
повышает податливость внушению. Ведь и без сна,
концентрация мозга повышается под влиянием мозговых
представлений, особо увлекательных, которые, так
сказать, всецело завладевают мозгом, связывают его и
не
допускают
вмешательства
посторонних
представлений. И в этом случае, податливость
внушению, а, следовательно, способность превращать
это представление в движение, ощущение, действе и
образ значительно повышается. Религиозный экстаз,
галлюцинаторные сны, порой являющиеся
— 10 —
и в бодрственном состоянии, необузданность фантазии,
в речах и письменная, развитие религиозного и
социалистического фанатизма, проявления его в
страстных, увлекательных речах, побуждения добрых и
злых
страстей—вот
повседневные
проявления
внушения.
«Так называемое гипнотическое состояние или, как
я
предпочитаю
его
называть,
состояние
подвнушенности, ничем не отличается — это доказано
опытами, — от того, которое само возникает в нас
самих, когда наш дух всецело занят самим собой,
когда он сконцентрировался на определенном
впечатлении и изолировал себя от внешнего мира. Все так
называемые гипнотические явления, — каталепсия,
анальгезия, галлюцинация, внушения действий,
погипнотические внушения могут иметь место и во
время естественного сна. Чтобы вызвать это состояние
подвнушенности, мне не надо прибегать ни к каким
физическим процедурам. Я не требую фиксации взора
объекта въ светлую точку и не устремляю своих глаз
во взор гипнотизируемого. Я просто кладу руку ему на
лоб, убедительным тоном говорю, что его клонит ко
сну, и таким образом порабощаю его дух,
представлением сна. Если он сам не закроет глаз, я
придержу их своими руками, чтобы отвлечь его от
впечатлений внешнего мира. У многих субъектов этого
достаточно, чтобы вызвать сон или подобное сну
состояние. Но если сна не наступить, внушение сна не
удается, я удовлетворяюсь попыткой внушения мозгу
нужного представления т. е. в большинстве случаев
внушаю душевное и телесное спокойствие, исчезновение
болезненного ощущения, ощущение теплоты и т. д.».
Может случиться, что мне не удастся внушение сна
или другого общеизвестного акта: контрактуры,
анестезии, паралича, ощущения теплоты, зуда или
появления определенного, образа, обмана чувств и т. п.
Каждый индивидуум проявляет свои особенности
— 11 —
и разнообразную степень податливости внушению
сообразно разнообразию актов, которую способен
реализировать мозг.
Теперь мы перейдем к делу, и, прежде всего,
займемся месмеризмом, иначе говоря, лечебным
магнетизмом.
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ.
_______
Месмеризм.
I. Общий обзор.
Хотя между месмеризмом и гипнотизмом нет
существенной разницы, и различие обеих систем
заключается лишь в способе применения и задачах
каждой, мы все же посвятим месмеризму особый очерк,
во-первых, по причинам историческим, так как он
образовал первую ступень к современному гипнотизму,
а также и потому, что, несмотря на, неправильность
названия «лечебный» магнетизм, он, благодаря своим
проявлениям и применениям его сил, имеет громадное
практическое значение. Мы называем определение
«лечебный» неправильным потому, что, несмотря на
наличность в нем подобного агента, последний ни в
магнетизме, ни гипнотизме, не является существенным
фактором воздействия, но лишь одним из привходящих
в названные системы явлений. Никогда не бывает столь
сильного перенесения так называемых магнетических
сил, чтобы подвергнутый этому влиянию субъект
оказался под заметным их воздействием. Наоборот,
сообразно
этому
влиянию,
этому
внешнему
воздействию, деятельность мозга и нервной системы
направляется по другим путям, в другом направлении,
что и обусловливает желаемые изменения.
Действие так называемого лечебного магнетизма
или месмеризма основывается ни на чем другом, как
на удивительной мощи нервной силы в состоянии
— 13 —
гипноза, и эта последняя является особенно.
Благодетельная сила гипноза с незапамятных
времен сыграла свою роль именно в развитии живой
фантазии, отчасти без того, чтобы пользовавшиеся
этим средством отдавали себе в нем отчет, отчасти
оттого, что они скрывали его, как прерогативу особо
отмеченных судьбой людей. Сила фантазии издавна
была творцом чудес, творившим исцеления и чудеса,
не поддающаяся контролю разума и необъяснимые с
точки зрения нашей науки. Так один французский
писатель очень удачно говорить: «Начиная от камней,
носимых еврейским первосвященником на груди, а
жрецами Кибелы на щитах, до каменных скарабеев, рук
и ободьев, которыми украшали свои шеи все уроженцы
Востока, греки и римляне, и, наконец, до подвесок
современных
дам,
везде
мы
найдем
лишь
разнообразные видоизменения магического талисмана
с его вековой, таинственной волшебной силой».
Талисманы и амулеты являются древнейшими
носителями гипнотической лечебной силы. А в наши
дни найдется не мало людей, видавших или
испытавших на себе применение самой сущности
гипнотизма — внушения. Есть немало случаев строго
проверенных
излечений
от
прикосновения
к
священным реликвиям, исцелений в Лурде и других
местах паломничеств, выздоровлений от возложения
рук и громадное количество так называемых
симпатических средств. Даже успешное лечение
многих врачей и разительное действе лекарств
чрезвычайно часто объясняются самовнушением и
твердой верой, а затем уже, и именно потому,
приподнятой деятельностью нервной системы. Так
Деманжон сообщает: «Одному монарху утром приходилось принять слабительное. Он так живо
представил себе это во сне, что проснулся въ твердой
уверенности, что уже принял это средство. И
действительно, желаемые последствия не заставили
— 14 —
себя ждать: не принимая средства, он испражнялся
восемь раз». Раз мы воспользуемся гипнозом и
внушением, то в смысле драмы Бьернсона (I часть)
«Свыше наших сил» для нас не окажется ничего
загадочного. Далее некая княгиня Шварценберг уже
много лет страдала параплегией. Помощь лучших
врачей Германии и заграницы была бесплодна. Но то,
что не удалось мужам науки, выполнил один
священник, рекомендованный княгине князем Гогенлоэ.
При
посредстве
воздействий
священника
на
религиозность княгини и своей собственной личности,
пробудившей въ ней доверие, этому священнику удалось
внушение въ такой мере, что княгиня немедленно
смогла обходиться без помощи своих механических
приспособлений и почти мгновенно излечилась.
«Дочь моя, вера твоя спасла тебя».
С автором предлагаемой книги случился подобный
же случай. Жена его была смертельно больна
воспалением слепой кишки. Врачи и ухаживающая за
ней сестра милосердия от нея отказались. Под
влиянием благочестивого порыва, больная пожелала
пригласить пастора для душеспасительной беседы.
Этот последний сумел вдохнуть в нее, уже умирающую,
веру в то, что ей предстоит полное выздоровление, и
оба, погруженные в это убеждение, принялись горячо
молиться. Но с того самого часа приговоренная к
смерти стала поправляться и в короткое время, к
удивлению врачей, выздоровела. Целительным
агентом тут явилось бессознательное внушение
пастора и затем гипноз, — месмерическое состояние.
Но обратимся к месмеризму, как ему учат и его
применяют убежденные адепты этой системы.
Для занятия месмеризмом необходимо две стороны: оператора и субъекта или пациента. Оператор
необходимо должен быть здоровым человеком (и именно
с психической стороны), должен возбуждать к себе
доверие со стороны пациента, обладать энергией и
крепкими нервами. Затем необходимо доверие к
самому себе и к своим силам, они
также
— 15 —
являются мощными агентами, пособниками оператора. В
конце
концов,
главным
принципиальным,
предварительным требованием для
ОПЕРАТОРА
является то, чтобы по отношение к пациенту во все
время воздействия на него, он проявлял духовный
перевес, являлся всецело господином положения и
этим находился бы въ полной возможности перенести
свои силы и свою волю на пациента. Малейшая
собственная нервозность уже колеблет успешность
опыта и препятствует воздействие на пациента.
Необходимо упомянуть, что для оператора наиболее
пригодным возрастом является в среднем от 25—35 лет
от роду, при чем во многих случаях не исключаются и
более высокие цифры.
Наиболее пригодными в качестве
ПАЦИЕНТОВ
являются молодые девушки, морально не испорченные
молодые мужчины и все поголовно мужчины, не
живущие умственным трудом и ведущие правильную
жизнь. В особенности легко воздействие на лиц,
привыкших к дисциплине, к подчинению, как-то:
солдат, матросов, слуг и т. д.
При этом можно поставить лишь одно условие:
чтобы все эти лица обладали способностью до известной степени концентрировать свое внимание и волю,
так как в этом заключается исходный пункт всех
явлений. Дети, лица психически больные и
слабовольные старики, для которых невозможна
подобная концентрация, для этих опытов вполне
непригодны.
Этим последним обстоятельством разбивается
общепринятое мнение, что слабые, нервные и
истерические субъекты легче поддаются влиянию
магнетизера, Чем
сильнее
и
более
развит
организм, чем более здоровы духовные силы
— 16—
субъекта, тем более надежды на успех, хотя бы
первоначально пациент и труднее поддавался
влиянию, тем значительнее и длительнее конечный
результат
Напротив те лица, который с самого начала
употребляюсь все усилия, чтобы не подвергнуться
воздействию, тем, кто, может быть, вследствие незнания
стремятся обратить все это въ шутку, — все эти лица
труднее всего поддаются влиянию операторов. Затем
очень трудно поддаются воздействию субъекты
возбужденные или отличающиеся пристрастием к
спиртным напиткам и табаку.
Раз данное лицо убеждено, что его можно
месмеризировать, процесс значительно ускоряется, хотя
такие лица, которые сами в месмеризм не верят и даже
пытаются сопротивляться, не сразу, но впоследствии
могут быть месмеризованы.
Месмеризировать и подчинять своему влиянию лиц,
не сообщая им об этом и без их на то согласия, это уже
дело операторов с необычайной силой воли и нервной
системы и удается только въ редких исключительных
случаях. Вообще же установлено, что около 80 %
людей поддаются месмеризации, но начинающие не
должны удовольствоваться меньшим процентом
удачных опытов — довольно, если будет один на шесть.
По мере возрастания уверенности в себе и учащения
опытов возрастает и сила воздействия.
Никогда нельзя установить определенных норм,
обусловливающих успех опыта, и последний всегда
зависит от личных свойств оператора и пациента и от
существующих между ними отношений. Так,
например, лица, не поддающиеся месмеризации от
меня, могут подчиниться влиянию другого, может
быть, более слабого оператора, так как дело, повторяю,
в значительной степени зависит от взаимной симпатии
принимающих участие в опыте сторон.
Путем поглаживания (пассов), дуновения или
— 17 —
взгляда на лицо, подвергающееся опыту, или иначе на
медиума, вызывается более или менее глубокий сон,
который может быть изменен в полусон или
сомнамбулизм. Этот последний является особым
состоянием организма, когда дух субъекта, освободившись от своих уз, способен прозревать состояние
своего тела и зачастую указывать средства его
излечения. Это состояние может переходить в так
называемый высший сон или ясновидение, каковым
состоянием мы вправе объяснять пророчества
ветхозаветных пророков и предсказания древних
оракулов. В этом то состоянии и проявляются такие
необъяснимые (но несомненные) феномены, что люди с
помощью концов пальцев читают запечатанные
письма, видят с закрытыми глазами и безошибочно
называют предметы, приложенные в запечатанном
конверте к полости их живота.
Не подлежит также ни малейшему сомнению, что
между медиумом, находящимся в так называемом
месмерическом состоянии, и оператором возникает
связь, т. е., что на время месмерического
взаимодействия между ними водворяется известного
рода общность жизненных и психических сил. Еще
меньше сомнения может возбуждать то обстоятельство,
что эта положительная и въ то же время все-таки
воображаемая естественная сила может быть
переносима на неодушевленные предметы: бутылки,
платки, платья и т. д. — этим путем, кстати,
объясняется немало случаев чудесных излечений,
которые, несомненно, были бы объявлены выдумкой,
если бы на лицо не имелось порою невероятного
успеха лечения.
Самому руководству месмеризации
считаем
необходимым
предпослать
несколько
правил.
Выработанных
опытом
нескольких
известных
магнетизеров и признанных своего рода катехизисом в
манипуляциях этого рода, Все они строго научны и, въ
виду
доказанной
пользы
их
применения,
рекомендуются к исполнению.
— 18 —
2. Катехизис магнетизера.
1. Магнетизер должен обладать «здравым духом в
здравом
теле»,
особенно
крепкими
нервами,
нравственным характером и твердой волей.
2. Оператор и пациент должны быть друг другу
симпатичны и внушать взаимное доверие.
3. Желательно, чтобы магнетизер был знакомь с
анатомией, функциями органов и наконец с аппаратом
мышления и чувствования (френология).
4. Различие полов повышает
успешность
магнетического воздействия и подает надежду на
больший успех опыта.
5.
Магнетизм
переносится
с
большей
действительностью на обнаженное тело; воздействие
на одетое требует значительного опыта.
6. Субъекты светловолосые и со светлыми глазами
легче поддаются воздействию, чем темноволосые и с
темными глазами.
7. Опыт лучше всего производить въ полутемной,
покойной и прохладной комнате, при чем, безусловно,
необходимо предварительно удалить зрителей и лиц,
несимпатичных одной из сторон — участниц опыта.
8. Пациента необходимо все время поддерживать в
магнетическом положении, т. е. спиной к северу, лицом
к югу.
9. Во время опыта лучше говорить как можно тише
или совсем не говорить, и особенно избегать фиксации
(или упорного) взгляда.
10. Самое пригодное время для опыта — утро или
вечер. Промежуток между утром и вечером менее
удобен для этой цели. Во время полнолуния сила
воздействия ослабевает, а у страдающих судорогами
случаются рецидивы.
11. Пациента нельзя допускать к опыту с полным
желудком, того же правила должен придерживаться и
гипнотизер.
12. Во время менструаций лучше отказаться от
опытов.
— 19 —
13. Больше двух — трех раз в день никогда не надо
повторять опыта над одним и тем же лицом, и во
избежание взаимного ослабления, стремиться к
сокращению времени взаимодействия. В большинстве
случаев достаточно от четверти до получаса. Лечение
же при посредстве возложения рук не нуждается ни въ
каких ограничениях во времени.
14. Опыт выработал три различных направления,
три течения, знание которых значительно облегчает
магнетизирование:
сверху вниз, от положительного к отриц.
справа налево, »
»
»
»
спереди назад »
»
»
»
Далее необходимо помнить, что правая рука употребляется для воздействия на левую сторону, а левая
— на правую; для возложения же руки надо пользоваться правой рукой.
15. Оператору рекомендуется диета, естественный,
регулярный образ жизни, трезвость, частые ванны и
после каждой магнетизации мытье рук, во избежание
переноса заразы с одного больного на другого.
16. Пациенту тоже рекомендуется соблюдать
указанные правила с присовокуплением указаний, что
необходимо быть терпеливым, готовым к возможному
кризису и прежде всего дать покой своему телу.
3. Руководство к месмеризации.
Ознакомившись с предварительными указаниями,
признанными необходимыми всеми лучшими магнетизерами, мы теперь ознакомимся и со способами
лечения с их точки зрения. Разъяснение же истинной
сущности этого «лечебного магнетизма» мы найдем во
второй части прилагаемой книги.
Магнетизеры уверяют, что воздействие оператора
заключается в перенесении живущих в операторе
магнетических сил на пациента и что
это
2
— 20 —
перенесение может быть произведено четырьмя разными манипуляциями, именно:
1. Поглаживание (пассы),
2. лучеиспускание, — источение силы,
3. возложение рук и
4. дуновение.
Уверяют также в возможности перенесения
магнетической силы при помощи взгляда. Одно это
обстоятельство устанавливает гипнотическую природу
месмеризма. В обаятельной силе человеческого взора
скрывается тайна влияния некоторых личностей,
засвидетельствованная с незапамятных времен. В нем
есть то несомненное психическое воздействие,
внушение,
поражающее
неожиданно,
которое,
безусловно подчиняет себе волю иных людей и ведет к
своего
рода
гипнотическому
состоянию.
Но
магнетический эффект, проявляющийся лишь при
соблюдении необычайно трудных условий и при том в
минимальных размерах, в человеческом теле слишком
слаб, чтобы быть фактором, вызывающим к жизни
описываемый явления. Также дело обстоит и со всеми
названными манипуляциями (от 1до4).
Согласиться приходится лишь с одним твердо
установленным фактором, что сила оператора путем
частого повторения опытов воздействия развивается въ
размерах и становится на более высокую ступень.
Равным образом и пациент при повторных опытах
становится
восприимчивее
к
желательному
воздействию. Это всегда идет рука об руку с развитием
уверенности в себе и своих силах, а с нею вместе —
энергии и силы воли. Но последняя в известной
степени зависит от силы нервов, а развитие этой
последней находится в прямой связи с абсолютным
душевным спокойствием, здоровьем и гармоническим
состоянием организма. Обладающий всем этим
оператор, при разумном образе действий и частых
опытах, сумеет развить свои нервные силы до
— 21 —
необычайных размеров и использовать этот избыток,
чрезвычайно
похожий
на
магнетическое
лучеиспускание, в интересах больного.
Наоборот приверженцы лечебного магнетизма
видят в перечисленных манипуляциях истечение, в
буквальном смысле этого слова, магнетического
флюида (жидкости) и присоединяют к ним
следующее теоретическое объяснение.
1. Поглаживание (пассы). Месмер в 1772 году при
поглаживании магнитом наблюдал ряд странных
явлений и благоприятное воздействие на органы
человеческого тела. Но еще больший эффект проявился при поглаживаниях голой рукой. На этом
основании сам он и адепты его учения установили
следующую последовательность в этой манипуляции,
доказывая полезность и силу действия ея.
Месмерические пассы могут быть длительные и
короткие, сопровождаться (или лучше обходиться без)
прикосновениями к телу. При этом соблюдаются
различный направления:
а) вниз,
b) вверх,
с) в стороны.
а) Пассы вниз при более продолжительном
применении вызывают сон и производятся следующим
образом. Оператор подымает руки на высоту около 10
сантм. над головой пациента, растопыривает немного
согнутые пальцы, внутренней стороной книзу и ведет
их от лица по груди вниз до колен, а затем до пола. У
легко возбуждающихся субъектов пассы надо
начинать от плеч. Руки двигать на 1-2 сантм. от тела.
b) Пассы вверх вызывают пробуждение и производятся точно также, как пассы вниз, но только
начинают их снизу и заканчиваюсь под головой.
Внутренняя сторона тут обращена кверху.
с) Пассы в стороны делаются для распространения
области магнетизма. Руки, помещенный против
области желудка пациента, складываются так, чтобы
— 22 —
тыльные части рук соприкасались и тогда производят
пассы в стороны.
При производстве пассов необходимо особенно
тщательно следить за тем, чтобы руки оператора
никогда не возвращались в первоначальное положение
по старому пути. Этим можно уничтожить достигаемый эффект и в течение долгих часов оперировать без успеха. При пассах вниз руку надо
«заключить» и, отведя дугообразно въ сторону, снова
перенести поверх головы пациента. Там ее снова
«открывают» и начинают манипуляцию сначала.
При пассах вверх, доведя руки до верху, руки надо
опять таки заключить и по-прежнему дугообразно
свести вниз.
Большое значение при этой операции имеет
грациозность оператора, мягкость его движений; в
противном случай у пациента может исчезнуть доверие,
необходимое условие для успешности опыта.
Для достижения ловкости въ этом отношении
рекомендуется следующее упражнение.
Надо поставить по средине комнаты стул, представить себе, что пациент сидит на нем, стать перед
ним и проделать весь ряд пассов описанным способом,
в продолжение от 10 мин. до получаса, вообще тот
промежуток времени, въ течение которого считают
себя способным источать магнетический флюид.
Раз пациент налицо, пассы должны производиться с
твердой волей погрузить пациента в сон. Как мы уже
говорили, собственная твердая воля оператора является
наиболее могучим средством и единственной почвой
всех других воздействий на пути достижения погружения
пациента в месмерическое состояние.
По мнению адептов лечебного магнетизма необходимо
при его применении особенно тщательно следить за тем,
чтобы при пассах левая рука действовала на правую
сторону пациента
и
обратно;
это
правило
предписывается из того соображения, что, по общеизвестному физическому закону, одноименные полюсы
— 23 —
враждебны, т. е. взаимно отталкиваются. Сообразно с
этим, на спину пациента надо действовать со скрещенными руками. Последнее рекомендуется и для
самолечения, при котором еще более надо концентрировать личную волю.
2.Источение силы, (лучеиспускание) применяется
преимущественно при местном лечении и при опухолях,
для их уничтожения, и т. д. Для этой цели
растопыривают пальцы и держать их более или менее
продолжительное
время
перед
местом,
подвергающимся лечению. При головной боли правую
руку растопыривают против места, где расположено
сердце, а левую растопыривают на лбу так, чтобы
большой палец лег на переносицу (на корень носа).
При боли в ногах или нижней полости живота
источение флюида достигается нажиманием руками
обнаженных подошв пациента, что при различии
полов оперирующих производить благоприятное
впечатление теплого потока, проникающего все тело.
Концы пальцев всегда (и особенно въ приподнятом
кверху
положении)
обладают
сильнейшей
способностью источение силы (флюида) и с успехом
применяется во время сильных зубных болей, когда
содействуют утолению последних.
3. Возложение рук. — Оно является древнейшей
формой применения месмеризма. Во многих местах
Св. Писания мы встречаем описания излечений от
возложения рук. Матери непроизвольно, инстинктивно
применяют этот способ к своим детям как способ
облегчения боли, средство успокоения последней. Эту
манипуляцию мы рекомендуем всем начинающим
операторам, как средство достижения хотя бы и
неособенное крупных результатов. Эта манипуляция
не нуждается в разъяснениях.
4. Дуновение. — При сильных головных болях
дуют с правой стороны лба к левой, при красноте лица
слегка подувают воспаленные места, а во время
мозговых воспалений неоднократно достигались
— 24 —
наилучшие результаты при помощи истечения флюида
въ дуновении. В этой манипуляции различаются два
сорта дуновения:
а) горячее дуновение, подлинное источение флюида,
при склонности ко сну усиливающее его. Для этой
цели медленно набирают воздух в легкие, по
возможности больше его там задерживают и медленно
выпускают сквозь полузакрытые губы;
b) холодное дуновение пробуждает погруженного в
месмерический сон и употребляется с тою же целью в
гипнотизме.
Оно
производится
тоже
сквозь
полузакрытые губы предварительно набранным
воздухом.
Желающие
ознакомиться
с
разнообразными
степенями месмерического состояния благоволят обратиться к части, описывающей гипнотизм, в виду
совершенной тождественности тех и других явлений:
анестезии, каталепсии, ясновидения и т. д. Это
обстоятельство также содействует опровержению
мнения верящих в самостоятельность месмеризма и
животного магнетизма.
Какая из этих форм наиболее пригодна для каждого
отдельного случая и индивидуальности оператора,
заранее сказать нельзя и можно лишь прийти к
известным выводам путем практики, которая у каждого
оператора с течением времени принимает характер
определенной системы.
4. Применение.
Оператор садится напротив пациента, обращенного
лицом к югу, и, приказав ему положить руки на колени,
берет их. Если пациент лежит в постели, надо сесть с
его правой стороны. Руки надо держать спокойно
минут 10—15. При этом может ощущаться легкое
покалывание, сокращение мускулов рук и прочих
частей тела. С этого приема лучше начинать всякое
лечение, в виду того, что он, прежде всего,
— 25 —
подчиняет весь организм равномерному влиянию
оператора. У лиц, склонных к сомнамбулизму, уже
сразу замечается некоторое изменение во взоре или
даже сразу наступает сон. Тогда оператору просто
надо, для окончательного погружения пациента в
месмерическое состояние, пустить в ход пассы сверху
вниз. У других необходимы (для той же цели) те же
пассы, но длительностью каждый около 30 секунд.
Перед и во время лечения полезно также прибегнуть к
внушению и тем более в случаях, наводящих сомнете
в успешности. Для этой цели необходимо потребовать
от пациента, чтобы он ни о чем постороннем не
думал, и удалить из его головы всякий страх и недоверие. С лицом, убежденным в силе влияния
магнетизера, питающим полное доверие к нему самому
и его силе и охотно подчиняющимся его
распоряжениям, операторе почти застраховано от
неудач.
Но и оператору необходимо сконцентрировать всю
свою волю на том, чтобы подчинить пациента своему
влиянию, и от этой концентрации уклонений не
допускается.
Местное поглаживание является ни чем иным, как
месмеризацией в связи с легким массажем и
применение его показано при местных заболеваниях,
опухолях, параличах и т. д. Но поглаживания должны
производится не всей рукой, а лишь концами пальцев,
которые надо предварительно натереть чем-нибудь
жирным. Дело в том, что концы пальцев, по мнению
магнетизеров, являются средоточием наибольшего
источения флюида.
Со временем можно дойти до воздействия на
расстоянии,
которое
применяется
там,
где
непосредственное воздействие вызывает чрезмерное
возбуждение. Хотя этого сорта воздействия гораздо
проще отнести к следствиям, после гипнотического
внушения (о последнем ниже). Но и при этом не
исключается
возможность
перенесения
силы
анимистически — сомнамбулического характера.
— 26 —
К числу проявлений воздействия на расстоянии
относится
и
так
называемая
магнетизация
неодушевленных предметов. Ниже мы даем несколько
указаний, как она применяется и понимается адептами
лечебного магнетизма.
Для магнетизации воды, сосуд с нею (стакан,
бутылку и т. д.) ставят на ладонь левой руки, и слегка
поводя растопыренными пальцами правой с верху
вниз, как выше указано при пассах (а). Затем поводят
всей рукой вниз и старательно закрывают сосуд или
закупоривают бутылку. Нельзя касаться сосуда голыми
руками, а надо его обвернуть бумагой и поставить в
прохладное
темное
место.
Равным
образом,
посредством дуновения можно намагнетизировать: вату,
бисквиты, древесный уголь, части одежды и т. д. и для
сохранения этих предметов руководствоваться теми же
правилами, как для сохранения намагнетизированной
воды.
Если, при вышеописанном опыте, пациент погрузится в сон, то, или надо предоставить ему спокойно
выспаться или пробудить его пассами кверху (b) или
дуновением. Лучше же всего в первой стадии сна задать
ему самому вопрос, какой из способов он признает для
себя наиболее желательным. Вообще при наступлении
сна пациенту полезно задать ряд вопросов, касающихся
его лечения, в виду обострения человеческих чувств в
эти моменты почти до степени ясновидения. Например,
можно спросить: является ли избранный метод
наилучшим. В случае отрицательного ответа, какой же
он (пациент) считает наиболее пригодным, и часто
пациент может дать оператору чрезвычайно ценные
указания. Но часто может быть, что ответы будут и
нелепы.
Вначале, раз пациент усыплен, оператор не должен
покидать его одного. Позже это делать можно, но не
иначе, как с согласия пациента и раз он не проявляет
беспокойства.
Во время сна к пациенту может прикасаться
— 27 —
лишь оператор, так как прикосновение третьего лица
может вызвать у пациента судороги.
Неопытному оператору нечего пугаться таких
судорог, имеющих место очень часто, наоборот надо
всячески стараться сохранить самообладание, потому
что чувство страха и потеря уверенности в себе тотчас
же переходят на пациента и не только не облегчают его
состояния, но могут довести его до критического
положения.
В месмерическом состоянии деятельность всех
чувств временно повышается, и при том крайне
оригинально; так, напр., пациент слышит лишь через
посредство своего оператора и совершенно глух ко всем
звукам со стороны других, раз оператор не разрешил
ему их воспринимать. Раз оператор начнет касаться
френологических центров, то у пациента вовремя его
сна может появиться ряд самых необычайных
представлений и впечатлений весьма жизненного
характера.
Пробуждение от месмерического состояния не раз
доставляло не мало хлопот магнетизерам. Но по
большей части последние сами в этом виноваты. Ведь
если пациент впал в сон, это является признаком
кризиса и усыпленный проснется сам собой, хотя бы
сон продолжался и несколько дней, и даже почувствует
свои силы освежившимися. Если нельзя почему-либо
или вообще не желательно допустить сна любой
продолжительности, надо пустить в ход уже названные
средства, пассы вверх (b) или холодное дуновение. Но,
как уже сказано, необходимо хранить самообладание и
никоим образом не допускать третьих лиц в
соприкосновение с усыпленным, во избежание
возникновения
так
называемого
перекрестного
месмеризма, еще более затрудняющего пробуждение
пациента.
Бывали случаи невозможности пробудить, иной раз
даже по истечении трехдневного сна пациента. Правда,
такие случаи редкость, но они не должны приводить
оператора
в
отчаяние. Ему остается спокойно
— 28 —
спросить у пациента, какой образ действия рекомендуется,
или просто не волнуясь ожидать грядущих явлений. По
истечении определенного промежутка времени припадок
сна прекратится сам собой.
Магнетизер Джон Джемс в своей книге о магнетизме
(Лондон, 1869) рассказывает, что он магнетизировал
одну истеричную даму, которая так глубоко заснула,
что даже по прошествии 72 часов ее ничем нельзя было
воротить к бодрствующему состояние. Наконец, он
задал вопрос самой усыпленной, что надо сделать для
ея пробуждения. Она отвечала: «Поставь с собой рядом
ведро холодной воды и через час окати меня из него с
головы до ног». Это и было сделано, и она проснулась
в вожделенном здравии.
Во избежание применения всеми неопытными силы им
недостаточно знакомой, позволим себе привести, факт,
описанный Джемсом Котсом (Глазго), в книге «Home
to mesmerise».
«Несколько лет тому назад я прибыл на ряд лекций
с демонстрациями в Ливерпуль. В числе посетителей
моих лекций оказался житель Бутля со своим
семейством. По возвращении домой он вздумал,
шутки ради, попытать силы в виденном.
«Ему удалось погрузить своего лакея в сон, и
магнетизер был вне себя от восторга.
«Что касается до пробуждения, то оказалось, что он
позабыл мои манипуляции.
«Это его поразило, и он взволновался. Одни
советовали ему одно, другие — другое, он всему
следовал, но бедняге пациенту от каждого опыта становилось все хуже и хуже. К самому носу ему подносили пахучую соль, окатывали с ног до головы
холодной водой, щипали, и били, но все попытки были
тщетны. Бедняга стонал и проявлял непонятное
волнение.
«Наконец послали за мной, с трудом меня разыскали,
и в четыре часа утра я явился в дом названного лица.
— 29—
«Я сразу сообразил, в чем дело и месмеризовал слугу
следующим образом: все те, кто прикасался к нему,
должны были дать друг другу руки и образовать цепь.
Господин, первый месмеризировавший слугу, взял его
левую руку, а я заключил цепь, взявши пациента за
правую.
«Я приказал соблюдать спокойствие и объяснил весь
риск подобных опытов, так как продолжаю считать его
и до сих пор примером опасного перекрестного
месмеризма.
«Восстановлением цепи мне удалось успокоить
пациента и подчинить его всецело своему влиянию
«Через пятнадцать минут я распустил цепь, перешел в
непосредственное сношение с пациентом и освободил
его от месмерического состояния.
«Господин из Бутля не забыл моего урока, начал у
меня заниматься и стал впоследствии знаменитым
магнетизером».
Если после пробуждении от сна (месмерического)
глаза будут несколько упорно пристальны, то нужно
еще раз применить холодное дуновение, в лоб, в
область переносья (носового корня) или потереть брови
большими пальцами в направлении к середине их
Всякая утомленность или упорная пристальность
взгляда и органов тела немедленно прекратится.
Сон в его высшей стадии является одним из
замечательнейших явлений и до сих пор продолжает
иметь для всех изучавших или только ознакомившихся
с ним — чрезвычайно загадочную природу.
Дело в том, что в неподвижном, лежащем с
закрытыми глазами теле, по-видимому, появляется
новый неведомый дух. Уста говорят странным
изменившимся голосом, говорить зачастую о
предметах, далеко превосходящих обыкновенный
горизонт субъекта и часто поражающих пророческим
— 30 —
мнение многих серьезных исследователей, что дух и
душа при известных условиях могут отделяться от
прикованного к земле тела!
Но со стороны признанных жрецов науки отрицание
доказанных фактов уже является намеренной ложью!
5. Месмеризм, как метод леченья.
Месмеризм, почитаемый и признаваемый не малым
числом научно образованных личностей, несмотря на
то, что его почва и сущность ускользают от научного
определения, все-таки является чрезвычайно сильным
средством лечения (как это уже неоднократно
доказано). Сфера влияния применяющих его
магнетизеров, несмотря на все клеветы о их
шарлатанстве, все-таки очень широка и применение
бывает очень полезным, (несмотря на некоторые случаи
неудач, без которых разумеется обойтись невозможно).
Эти последние случаи отнюдь не суживают сферы его
действий, а наоборот полная безвредность и
безопасность его еще сильнее ее расширяет.
При удаче совершенно безразлично, отнести ее на
счет месмеризма или какой другой животворной силы.
Но малейшая надежда на успех уже оправдывает
применение месмеризма. Она же оправдывает и нас
при изложении этой спорной темы.
Польза возложения рук, в которой можно
убедиться на опыте (из воспоминаний, рассказов,
личных впечатлений и т. д.) проявляет уже первую
степень лечебного магнетизма. Дитя приходит из
школы с шишкой на лбу. Мать кладет ему руку и боль
становиться меньше. Жар становится легче, больной
успокаивается, если симпатичная ему личность
положит свою руку ему на лоб. Кто из нас не
припомнит подобных же фактов, доказывающих
существование лечебного магнетизма и месмеризма.
— 31 —
Нельзя дать лишь определенных правил, как надо
лечить каждого данного больного. Один случай резко
отличается от другого и часто приходится считаться с
психическими
особенностями,
с
воображением
больного. Но все-таки есть положение, уже ставшие
неоспоримыми:
При местных заболеваниях — ранах, нарывах,
опухолях и т. д. — надо наложить руки или на самое
больное место или по возможности ближе к нему и
делать пассы вниз (а). Если наложение рук вызывает
боль, то почти с полной уверенностью можно сказать,
что лечение удается, и если не удается устранить
вполне болевые ощущения, то все-таки наступить
большое облегчение.
Если, например, боль сосредоточивается в
предплечье, то ее нужно как бы вытягивать из локтя.
Пассы надо начать выше раны, затем легко проводят
рукой над раной (или больным местом), ведут до локтя и
там производят так называемые длительные пассы.
Тут, как и во всех других случаях, главное
сосредоточить свою волю на исцелении. Конечно, если
мы обратимся к вышеприведенному примеру, и одно
искреннее желание облегчить боль своего ребенка
может обратиться в целительную силу, проявившуюся
на нем.
Необходимое замечание: раз оператор коснулся
пациента подобным способом или вообще применил этот
метод лечения, руки необходимо вымыть холодной
водой или вообще их стряхнуть, как будто к ним чтото прилипло. Замечено, что при этом методе лечения
оператор может захватить болезнетворное начало, а при
этих мерах предосторожности по крайней мере
охранить себя от возможности заражения.
Маленький опыт покажет, что надо делать в
каждом отдельном случае. Раз хотят лечить судороги,
усталость, отсутствие аппетита, нервное расстройство,
простуду, лихорадку, боли лица,
ревматизм,
бессонницу, сердцебиение, головокружение
и
— 32 —
т. д. довольно обыкновенных пассов, с твердым
желанием помочь.
Искреннее желание помочь — половина пути к
исцелению, но пациент должен быть уверен, что
помочь ему можно.
Если одни пассы не помогают, надо усыпить пациента
и часто случается, что для излечения оказывается
достаточным одного сеанса.
Если собираются проделать небольшие операции,
как напр. разрез (при вереде), вытащить осколок стекла
и т. д., совершенно не нужно погружать пациента в
сон, но только нужно сделать нечувствительной,
анестезировать больную часть тела (напр., руку) при
помощи пассов вниз (а).
При более серьезных случаях необходимо более
серьезное лечение.
Если пациент страдает отсутствием аппетита, ему в
месмерическом состоянии внушается сильный голод. По
пробуждении он будет испытывать его и есть с большим
аппетитом.
Если первый опыт не даст успеха, его надо
повторить.
Если пациент страдает судорогами, каталепсией
(столбняком), припадками сонливости, головокружениями и т. д., надо запретить, в месмерическом сне,
повторение припадков.
Очень полезно следовать указаниям пациента (в
месмерическом состоянии), что собственно нужно для его
исцеления, хотя бы эти предписания порой и казались
нелепостью и даже вредными. Дело в том, что не было
еще случая, чтобы пациент указал средство, которое бы
приносило ему вред.
Наоборот, раз пациент убежден, что определенное
средство ему поможет, можно ручаться, что так и будет.
Часто многие внушают себе убеждение, что они
больные, и это бывают самые упорные болезни, перед
лицом которых даже бессильна власть врача. Такие
болезни обыкновенно излечиваются путем внушения,
— 33 —
но последнее средство в обыкновенном состоянии не
применимо и потому приходится обращаться к
месмеризму.
В том, что сила воображения проявляет необычайно
мощное воздействие на человека, мы можем найти
массу примеров в повседневной жизни. Вот один из
примеров: одно лицо, страдавшее
Оператору надо для окончательного погружения
пациентку в месмерическое состояние, пустить в
ход пассы сверху вниз. См. стр. 24.
бессонницей, за отсутствием обычного сонного порошка,
получало стакан молока с сахаром, не зная о том, что
порошка там нет. Тем не менее, каждый раз после
молока, особа эта погружалась в продолжительный,
спокойный и освежающий сон к искренней радости
близких.
А если воображение способно творить такие чудеса, то
отчего не воспользоваться им как средством лечения?
— 34 —
Общеизвестен анекдот, как врач прописал
женщине, жаловавшейся на колотья в боку, рецепт и
отдал ей со словами: «это надо приложить к тому
месту, где больно». При встрече с нею, последняя
сообщает, что средство помогло. Затем выяснилось, что
больная приложила не прописанный пластырь, а просто
рецепт к больному месту; она вообразила, что это
помогает — и средство помогло.
Действительно, часто достигают необычайно
успешных результатов при помощи месмеризованных
бинтов, колец, перчаток и пр.
Для дальнейшего объяснения мы приведем
несколько примеров из книги Джемса Котса, которую
горячо рекомендуем всем, обладающим знанием
английского языка.
Так, напр.: «Я магнетизировал, — пишет он, —
полотно и бумагу для пациентов с весьма
удовлетворительным успехом и вот один из
примеров:
«Мистер Дж. Н., купец из Сторнвея, явился ко мне
в Ливерпуль от имени своего отца, старика,
страдавшего бессонницей, следствием как забот, так и
значительного возраста,
«Все средства наилучшего ухода и медицины были
пущены в ход, но безрезультатно. В конце концов
обратились за советом ко мне. Я намагнетизировал
кусок фланели с намереньем вызвать сон. Мистер Дж.
Н. взял его с собой, дома его вшили в белье больного
старика, не сообщая об этом последнему. При
перемене белья на ночь, больной надел его и спустя
четверть часа погрузился в сон, длившийся девять
часов».
Далее Котс сообщает:
«В 1888 году я был в Гласго и пользовал там одного
господина. По делам он часто переезжал через море и
теперь, по болезни, ему опять пришлось ехать в
Шотландию. Вскоре по приезде он заболел и притом
— 35 —
так серьезно, что, казалось, дни его сочтены, Все
методы, и средства медицины были безрезультатны,
не помогли и вспрыскивания сильно действующих
средств. Наоборот, они увеличивали страдания.
отнюдь не принося желанного облегчения.
«По приглашение семейнаго врача я заинтересовался этим случаем. Познакомившись с ним, узнал, что
пациент в течение шести недель или очень мало, или
совсем не спал.
«Я начал лечение в 10 час. вечера, а в 11 час.
пациент уже погрузился в глубокий сон.
«После
двухнедельного
курса,
пациент,
приговоренный уже к смерти, встал с постели, и к
радости близких, совершал небольшие прогулки».
Вышеприведенные сообщения отнюдь не являются
выдумками
или
преувеличениями
фактов
действительной жизни, наоборот, они вполне
беспристрастны, как и сообщения об исцелениях,
следствиях так называемых симпатических средств. Как
тут, так и там дело не обходится без участия
таинственных сил природы, какое бы имя им ни
давали. Но существование их уже установлено
наукою, а сущность отчасти исследована.
В этой части оставлены в стороне научные
основания, мы рассматривали месмеризм лишь как
существующее учение и, главным образом, как метод
лечения, остановившись на нем, как на первой ступени
той важной области человеческого знания, которой мы
посвящаем вторую часть.
______________
ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
ГИ
П И ОТИЗМ.
I. Общая часть.
Сущность гипнотизма довольно близко сходна с
сущностью месмеризма. В определении различий между
ними мы будем следовать воззрениям творца этого
учения, д-ра Джемса Брайда (Манчестер), который видит
их в самом воздействии: с одной стороны — упорная
фиксация взгляда и оттуда подчиненное состояние
(гипнотизм), и перенесение магнетического флюида и
оттуда месмерический сон (месмеризм).
Мы это определение принимаем в более обширном
смысле и причисляем к гипнотизму также и обширную
область внушения, и разнообразнейшие явления
подчинения духа и воли.
Гипнотизм сам по себе является искусственно
вызванным
состоянием
мозговых
центров,
регулируемых взглядом и голосом оператора, —
состоянием
при
котором
отсутствует
всякое
проявление собственной воли пациента. Гипнотизм
основывается на присущей каждому человеку
способности, в меньшей или большей степени,
подчиняться мыслям и желаниям другого лица в такой
мере, что он принимает эти мысли и желания за
возникшие в нем самом и свое «я» вполне, отождествляет
с личностью воздействующего на него лица. Эту-то
способность, присущую каждому здоровому человеку,
— 37 —
и называют податливостью внушению, а самого
человека — податливым (суггестивным).
При применении гипнотизма, при наличности податливости внушению, прежде всего, необходимо соблюдение уже указанного в главе о месмеризме условия:
пациент
должен
располагать
способностью
сосредоточения воли и внимания. Далее, гипнотизер
должен обладать импонирующей внешностью и
способностью внушить веру в свои гипнотические силы и,
наконец, быть проникнутым верой в самого себя и
действительность своего метода лечения.
Гипноз охватывает сферу почти неограниченных
размеров и способен предоставить гипнотизеру такое
владычество над человеческим телом, которое
переходить пределы мыслимого. При помощи его можно
вызывать,
ускорять
и
задерживать
любые
представления
фантазии,
можно
изменять
подвижность органов и членов тела вплоть до
каталептического
состояния
окоченелости
или
гибкости, вызывать при помощи приказания или
требованием подражания самые разнообразные и
сложные вывихи и положения органов и членов,
бредовые
представления,
обманы
чувств,
приподнимать деятельность памяти по отношению к
происходившему в состоянии гипноза и, наконец,
гипнотизируемому можно внушить ряд действий,
имеющих быть совершенными после пробуждения из
гипноза. Последнее носить имя послегипнотического
внушения.
По воззрениям современной науки гипнотизм и
внушение одно и то же. Мы же можем указать и на
существующее между ними различие, — гипнотизм
есть состояние организма, а внушение — причина, его
вызывающая, стало быть — воздействие и воздействующая сила.
Д-р Бернгейм так определяет гипнотизм:
«Мозг регулируешь все функции организма. Все
органы через посредство нервных волокон связаны с
определенными психическими мозговыми клеточками.
Каждая психическая клеточка, подвергаясь влиянию
— 38 —
представления, передает это воздействие нервам, а эти
последние должны обратить идею в действительность.
Таким образом, всякое представление, воспринятое
мозгом, имеет стремление обратиться в действие. Так,
например, если я скажу кому-нибудь: «встаньте», то
этот кто-то встанет или будет стараться встать. Даже
если выступит на сцену рассуждение и нейтрализует его
первое представление, если помешает его собственная
воля, первое, невольное, рефлекторное движение
укажет на стремление встать, и если бы было возможно
изобразить графически все мускульные движения
данного лица, то мы увидали бы кривую, первое
направление которой отвечало бы указанному
движению, но в тот момент, когда его готовы были
выполнить, это движение было подавлено волей
субъекта. Представление стало движением или
проявило тенденцию стать им.
«Если я скажу: «у вас на лбу сидит оса», то субъект
начнет испытывать более или менее резко выраженное
ощущение зуда. Представление стало ощущением.
«Я скажу: «вот бежит собака», в мозгу субъекта
появится образ собаки и проявит тенденцию представится его взору. Представление имеет тенденцию
воплотиться в образ.
«Каждое воспринятое мозгом представление есть
суггестия — внушение. Каждая суггестия имеет
стремление реализироваться. Человек поддается
внушению. Но обыкновенно эта податливость
внушению, это стремление мозга воплотить воспринятое
представление, ограничивается при посредстве высших
сил мозга, рассудка, внимания и рассудительности,
составляющих контрольный аппарат мозга. Он-то и
действует, тормозя или разъединяя суггестию.
Представление, которое я стремлюсь внушить, не воспринимается. Или оно воспринято, но действие, в
которое оно должно обратиться — движение
(вставание), ощущение (зуд), образ (фигура собаки), —
— 39 —
хотя и возникает в сознании, но не в полном объеме
Рассудок образует противовес воображению и
автоматической деятельности мозга. Все, понижающее
и
ослабляющее
контроль
мозга
повышает
податливость внушению, т. е. облегчает мозгу
восприятие и реализацию представления.
«Таково действие естественного сна. Контрольный
аппарат тогда бездействует и, наоборот, безгранично
царить фантазия. Сны являются преобразованием
впечатлений и идей вне всякого порядка и связи; это
ряд образов, вызванных к жизни растительною жизнью
человека и силою фантазии. Нет рассудка, чтобы
наблюдать за порядком. Легко доказать, насколько
мозг, лишенный во сне инициативы, легко поддается
внушению. Положим, я нахожу субъекта в
естественном сне. Если я с ним осторожно заговорю,
порою удается, не пробуждая от сна, вести разговор и
получать ответы от спящего. Я подымаю его руку и
держу ее несколько секунд кверху. Она остается в
этом положении. Это уже каталепсия, т. е. фиксация
подчинения
руки,
объясняется
отсутствием
инициативы у спящего. Он сохраняет вытянутое
положение руки, как хранит внушенное представление.
«У многих заснувших можно вызвать анестезию и
анальгезию словами: «ваша кожа нечувствительна».
Если я скажу: «вот лает собака», может
реализироваться галлюцинация слуха. Это —
внушенный сон. Если скажу человеку в состоянии
естественного сна: «встаньте, ходите, работайте», то
могу добиться, что он встанет и пойдет работать,
иначе сказать, я обращаю его в активного сомнамбула.
«Повторяю, что всего этого можно достигнуть у
многих людей в состоянии естественного сна, при
помощи естественной податливости внушению,
физиологически повышающейся во время сна. Это не
были проявления гипнотизма, не было выходящее из
нормы состояние. Я лишь демонстрировал проявления податливости внушению, показал насколько они
— 40 —
различны в своей интенсивности, свойственны
естественному сну.
«Те же самые проявления, ту же самую
повышенную податливость внушению я стремлюсь
вызвать у бодрствующего человека тем, что вызываю у
него представление о сне, что я отвлекаю его мозг от
впечатлений внешнего окружающего мира, тем усиливаю внушенное представление и ослабляю контроль
мозга при помощи слова, т. е. внушения. Тогда объект
опыта выказывает податливость внушению, как во
время естественная сна: превращение внушенного
представления в движение, ощущение, образ или
действие облегчается. Этим путем я могу побудить
мозг к разнообразным динамическим проявлениями,
словом
могу
использовать
эту
повышенную
податливость внушению в терапевтических целях.
«Стало быть, то, что называется гипнотизмом, есть
в сущности лишь обострение нормальной особенности
мозга, податливости внушению. Гипнотизировать когонибудь значит вызвать в объекте такое определенное
состояние,
которое,
подобно
сну,
повышает
податливость внушению. Ведь и без сна концентрация
мозга
повышается
под
влиянием
мозговых
представлений, особо увлекательных, который, так
сказать, всецело завладевают мозгом, связывают его и
не
допускают
вмешательства
посторонних
представлении. И в этом случае, податливость
внушению, а следовательно, способность превращать
это представление в движение, ощущение, образ и
действие значительно повышается. Религиозный
экстаз, галлюцинаторные сны, порой являющиеся и в
бодрствующем состоянии, необузданность фантазии —
в речах и письменная, развитее религиозного и
социалистического фанатизма, проявление его в
страстных, увлекательных речах, побуждения добрых и
злых страстей — вот повседневные проявления
внушения.
«Так называемое гипнотическое состояние или,
— 41 —
как я предпочитаю его называть, состояние
подвнушенности, ничем не отличается — это доказано
опытами—от того, которое само возникаешь в нас
самих, когда наш дух всецело занять самим собой,
когда он сконцентрировался на определенном
впечатлении и изолировал себя от внешнего мира.
«Действительно, все так называемые гипнотические
явления,
как-то:
каталепсия,
анальгезия,
галлюцинации,
внушения
действий,
послегипнотические внушения могут реализироваться
и в естественном сне».
2. Сущность Гипнотизма.
В высшей степени удобно относить всякое
труднообъяснимое явление к области явлений
неземной сферы, но еще удобнее — просто отрицать
всякое воздействие трудно поддающихся определению
сил и оперировать лишь над материей, доступной
человеческому разуму. Но сущность гипнотизма столь
трудно понятна, проявления его столь чудесны, что
наша скептическая наука прямо оставляет их без
разъяснения, несмотря на всю их реальность. Область
нашей духовкой жизни представляется критически
настроенному
рассудку
чем-то
еще
вполне
неприкосновенным, а все гипотезы — лишь
предположения, в виду полной для нас невозможности
контролировать или, по крайней мере, изучить все
разнообразные разветвления мозговой деятельности.
Под маленькой оболочкой нашего черепа подчас
скрывается столь необъятная масса мыслей, знаний,
фантастических представлений, чувств и ощущений,
что нельзя даже допустить их зарождения
исключительно в этом органа, но приходить мысль
приписать их возникновение постороннему влиянию.
Но если это — результат внешнего воздействия, то,
стало быть, таковое возможно и от подвергавшегося
воздействию субъекта, и не только через посредство
— 42 —
каких-либо орудий, но и непосредственно, через
влияние духа. А это и утверждает гипнотизм. Дух, под
мощным влиянием воли, способен, по картинному
выражению Св. Писания, передвигать горы, иначе
говоря, способен к действиям превосходящим
обыденные человеческие силы. Мы уже разбирали в
предшествующих главах гальваническую деятельность
нашего мозга, мы знаем, что совокупность
магнетической и электрической сил поддерживают»
порядок во вселенной, что их попеременное действие
вызывает жизнь и движение и потому предположение,
что человеческий гений, дух, деятельность души — все
это приложения названных сил или даже часть их, —
такое предположение отнюдь не возможно.
Присяжная наука видит в гипнозе или гипнотизме
лишь продукт внушения, результата крепкой веры во
внушенное и, посредством пяти чувств человека,
могущее быть воспринятым представление. Она упорно
отрицает всякую наличность какой-либо силы
природы. Но как объяснит она напр., такие факты, что
лица, подвергавшиеся неоднократному воздействию
гипнотизера, в заранее определенный гипнотизером
час, слышали приказания его; записывали их и
выполняли. Разумеется, тут необходима наличность
предвзятого желания субъекта, к выполнению воли
гипнотизера, но по-видимому, совершенно недопустимо
предположение, что субъект при посредстве своих
обыкновенных
телесных
чувств
воспринимал
распоряжения
гипнотизера.
Таких
примеров
насчитывается немало и каждый после упражнения в
этом и с соблюдением строгой осторожности, может
рассчитывать
добиться
столь
же
успешных
результатов.
Чтобы точнее установить сущность гипноза,
различные ученые прибегли к разделению на
различные ступени, от двух до двенадцати. Так как это
деление имеет для нас чисто теоретическую ценность,
то мы удовлетворимся изложением
системы
— 43 —
Льебо (Liébeault), представляющей для всех остальных
образец, главным образом в виду легкости ея разбора.
Впоследствии во всех упоминаниях системы деления
гипноза на степени, просим читателей иметь в виду,
что всюду упоминается и рассматривается система
Льебо. Но, несмотря на всю ценность этой системы, ея
необходимо
придерживаться
с
большой
осмотрительностью, в виду полной невозможности
порою установить момент перехода из одной ступени в
другую.
Система Льебо следующая:
Первая ступень воздействия—оперируемый
(пациент) испытывает более или менее резко выраженное
оцепенение, тяжесть в членах и сонливость. Чувства и
рассудок в большей или меньшей степени проявляют
свою наличность. Веки закрываются.
Во второй ступени веки пациента также закрыты,
в членах чувствуется вялость, пациент слышит все,
что говорится поблизости. Но он уже подчиняется воле
гипнотизера, мозг его находится в состоянии
гипнотаксии или charme’a (обчарования). Из чувств
ослабело зрение.
В третьей ступени оцепенение еще глубже,
осязательная чувствительность или значительно
понижается или повышается. Кроме внушенной
каталепсии (столбняка) появляются и автоматические
движения. В этой ступени гипноза возможно также и
внушенная контрактура (паралич). Но пациент
слышит еще все, что говорится вокруг него.
Четвертая ступень гипноза характеризуется,
кроме только что описанных явлений, также и потерей
всякой связи с внешним миром. Пациент еще слышит все,
сказанное ему гипнотизером, но абсолютно глух ко
всему, что говорят ему другие и что вокруг него
делается.
Все
его
чувства
находятся
в
непосредственной связи и подчинении у гипнотизера,
который один и может восстановить его связь с
миром.
— 44 —
Пятая и шестая ступени характеризуются полной
амнезией (забвеньем) всего, имевшего место во время сна.
Обе они — уже сомнамбулизм. Пятая ступень —
легкая его форма, о которой еще остается слабое,
неопределенное воспоминание. Пациент в разные
моменты все-таки, хотя неясно, да слышит, и обрывки
воспоминаний произвольно возникают в памяти.
Подъем чувствительности, внушенная каталепсия,
автоматические движения, внушенные галлюцинации,
— словом все явления, подлежащая нашему точному
описанию, достигают на этой ступени гипноза своего
полного развитая.
В глубоком сомнамбулизме (шестая ступень)
память на все происшедшее во время сна абсолютно
исчезла и сама собой не пробудится. Пациент пробудет
усыпленным все время, пока это будет угодно
гипнотизеру, и стал автоматом, покорно выполняющим
приказания последнего.
Явления, наиболее характеризующие эту ступень
суть: внушение и его приложение, связь (между
гипнотизером и пациентом), каталепсия, летаргия,
галлюцинация,
послегипнотические
действия,
собственно сомнамбулизм и катаплегия. Всем этим
явлениям посвящено особое исследование.
Внушение является не только исходным пунктом и
основанием гипноза, но также и всей нашей духовной
жизни и всех так называемых чудес, всего
сверхъестественного. Внушение с одной стороны,
передача, с другой восприятие представлений, которые
при
посредстве
необъяснимой
силы
могут
реализоваться, как в мозговых центрах человека, так и в
совершенно реальной его обстановке. Внушения могут
быть проявлены извне и изнутри человека, из мира
сознательных и бессознательных его представлений и
потому среди них отличаются самовнушения и
внушения, сделанные кем другим. Внушения играют
решающую роль не только в гипнотическом состоянии
(чему не мало примеров в предлагаемой же книге). Но
— 44 —
весьма часто сознательное и бессознательное
внушение играет в нашей внутренней жизни
разнообразную, порой чрезвычайно важную роль. В
гораздо большем количество случаев, чем это можно
думать, мы обязаны внушению счастьем и несчастьем,
успехом и неудачей, здоровьем и болезнью, и нередко
жизнь и смерть завысить от его могучего воздействия.
Во время гипноза — сна сознания — причина
возникновения всех сопровождающих его явлений
заключается в пробуждении представления, что гипноз
необходимо
наступит.
Противодействие
анализирующего разума сведено к нулю и желаемое
представление проникает в мозг пациента. Этого
можно достигнуть просьбой, уговором, приказом и т.
д. — иначе говоря устное, словесное внушение
(suggestion verbale), путем сообщения по телефону или
письменно, наконец, при посредстве механическофизического
воздействия,
как-то:
упорный,
неотрывающийся
взгляд
(фиксация),
легкое
надавливание на глазные яблоки, череп, под ложечку и
другие чувствительные части тела.
Восприимчивость
к
внушению
называется
податливость и может быть вызвана в большинстве
людей.
Степень
податливости
указывает
на
возможность
реализации
того
или
другого
представления и всегда связывается при гипнотизации
пациента с самовнушением в последнем. Иначе говоря
при этом играет большую роль сознательное (или
бессознательное) желание пациента.
Податливость внушению, благоприятное для
внушения состояние духа, имеется налицо, как это
доказывает в I гл. II части предлагаемой книги д-р
Бернгейм, и в бодрствующем состоянии организма, но
здесь она так стеснена посредством рассудка,
внимательности и способности к анализу, что могут
быть удачными лишь те из внушений, в наличии
которых субъект убежден, т. е. когда способность к
анализу не находить их невозможными. Но эти
— 46 —
представления становятся сильнее в гипнотическом
состоянии, потому что способность анализировать тут
исчезает и рассудок не выражает сомнений в их
возможности.
Все, сумевшие уловить сущность только что данного
объяснения, могут считать его нитью Ариадны в
лабиринте необъяснимого в области гипноза. Руководясь
этой нитью, они значительно приблизятся к истине
правильным путем.
Связь (Rapport). Этим именем определяется
странное взаимоотношение гипнотизера к пациенту в
первых стадиях гипноза, заключающееся в том, что
последний не в состоянии слышать или отвечать на
голос чей бы то ни было, за исключением гипнотизера.
В дальнейших стадиях гипноза (5 и 6) эта глухота или
невосприимчивость органов чувств распространяется с
органа слуха на органы всех остальных чувств.
Сомнамбул видит, слышит, осязает, ощущает вкусом
или обонянием лишь то, что ему указано. Далее, если
гипнотизер возьмет сомнамбула за руку, то он может
придать ей любое положение, а затем отпустить, — и
рука
не
изменить
положения,
приданного
гипнотизером. Но если то же самое попробует сделать
кто-нибудь другой, рука подчинится всевозможному
воздействию, но, будучи отпущена, упадет, т. е. придет
в положение покоя. Связь эта (rapport) это
энергическое желание находиться в общении лишь с
гипнотизером при некоторой чувствительности
сомнамбула может повести к тому, что прикосновение
третьего лица может вызвать у сомнамбула судороги.
Способность отличить воздействие гипнотизера от
воздействия всякого другого лица заходит порой так
далеко, что сомнамбул с завязанными глазами, путем
простого
прикосновения
к
предмету,
может
безошибочно сказать, прикасался ли гипнотизер к нему
или нет. Странно, что эта связь (rapport) может быть
переносима на третьих лиц. Для этого довольно слов
— 47 —
гипнотизера: «я ставлю вас в общение с таким-то». С
этого момента сомнамбул будет реагировать и на это
второе лицо. Но лучше предварительно спросить,
угодно ли сомнамбулу быть в общении с данным
лицом, так как обыкновенно они проявляют как
симпатии, так и антипатии чрезвычайно резко, а
желанию сомнамбула в этом случае и полезно и
необходимо уступить.
Каталепсия (столбняк). Наиболее замечательным
явлением
этого
состояния
является
полная
неподвижность спящего. Его члены застывают в
любом, приданном положении и могут выдерживать
самые трудные постановки. Человек в каталепсии
чрезвычайно напоминает статую. Глаза, если они не
закрыты, неподвижно устремлены перед собою. Члены
приобрели гибкость воска, им можно придавать любое
положение. Чувствительность кожи исчезла. Чувства
совершенно не воспринимают воздействия извне и
поддаются лишь внушению. Общая чувствительность
настолько понижена, что кожу можно собирать
складками и прокалывать, — пациент ничего не
услышит. Если анестезия (нечувствительность)
односторонняя, ее можно поднять до такой степени, что
возможно исполнение самых болезненных операций.
Ведь гипноз же применяется уже довольно давно при
операциях безболезненного удаления зубов.
Если поднять руку пациента в каталепсии и
немедленно отпустить, она упадет, а если задержать на
несколько секунд в желательном положении, оно
сохранится, и сам пациент его не прекратит. Если
столбняк особенно упорен, руку удастся согнуть лишь
с большим усилием, но стоит ее выпустить, она с
быстротой пружины вернется в прежнее положение.
Лишь внушение может привести все в порядок.
Состоянию каталепсии можно подвергать как
отдельные члены, так и все тело. Например, если
положить голову шеей на одну спинку, каблуками на
другую спинку кушетки (см. рис.), тогда все тело,
— 48 —
подобно мосту, будет в столбняке висеть, довольствуясь
этими двумя ничтожными точками опоры.
Д-р Бернгейм присоединяет к этому опыту еще
следующее наблюдение:
«Если взять большой палец одной руки и
приложить мизинец другой руки к этому большому
пальцу, т. е. сделать так называемый в общежитии
«нос», а затем сказать: «ваш большой палец прилип к
носу, мизинец к большому пальцу, они не могут
отклеиться», пациент будет напрасно пытаться
освободиться от этого внушения.
Если ему закрыть руку внушением что он не может
ее открыть, то все его старания в этом направлении
будут тщетны. Стоит поднять одну руку и произвести
ею вращательное движение около другой, то последний
— пациент — начнет производить ими по (или без)
внушения ряд вращательных движений. Если при этом
задерживать одну руку, то другая будет или
продолжать вращаться, или немедленно по внушении
прекратить это движение. Если усадить его на стул и
сказать, что он прирос, то без внушения пациент не
сумеет подняться. Далее, если сказать: «когда я
сосчитаю до трех, через стул пройдет электрический
ток», то он испытает ощущение соответственно своему
представлению о напряжении тока, т. е. или будет
корчиться от боли, или с криком соскочить со стула.
Если сказать пациенту, что у него отнялась рука, то
она, будучи поднята, тяжело упадешь вниз, а другая
останется в каталептическом состоянии. Если пациенту
сказать, что ему отказались служить ноги, он упадет на
землю. Но зато, если ему сказать, что он должен
оставаться на месте, которое он занимает теперь, то,
несмотря ни на какие усилия и толчки извне, он с
места не уйдет».
Летаргия. Каталептическое состояние переходит в
летаргическое после закрытия обоих глаз пациента.
— 49 —
Закрытие одного глаза вызывает одностороннюю или
половинчатую летаргию.
Жилль-де-ла-Туретт описывает это состояние в
следующих выражениях: «глаза, наполовину или
совсем
закрыты.
Глазные
яблоки
правильно
конвульсивно обращены к верху и во внутрь. Ресницы в
большинстве
случаев
находятся
в
состоянии
беспрерывного
конвульсивного
подергивания.
Поднятые члены бессильны, вялы, точно налитые
свинцом падают вниз. Голова склоняется
Каталепсия (столбняк).
Наиболее замечательным явлением этого
состояния является полная
неподвижность спящей.
См. стр. 47.
на бок. Оператор имеет дело, так сказать, с трупом, еще
не вступившим в стадию окоченелости. Между тем
члены сохраняют способность удерживать положения,
приданные им в течение нескольких секунд; но даже и
тогда они тяжело падают обратно вниз.
Дыхательные движения неправильны, но дремотное
состояние спокойно. Человека, погруженного в
4
— 50 —
летаргический сон, можно, без всякого вреда для его
здоровья, долго оставить в этом состоянии. Особым
признаком
летаргии
является
чрезвычайная
возбудимость нервов и мышц, иначе сказать они
достигают способности сокращаться под влиянием
непосредственного механического раздражения и
высказывают стремления удерживать принятое ими в
это время положение. Пациент проявляет полную
нечувствительность, сознание его покинуло, дух вместе
со всеми чувствами находится в состоянии вялой
дремотности.
Если открыть глаза пациенту, может наступить
каталепсия (столбняк), если тереть или нажимать
верхние позвонки — «сомнамбулизм».
Летаргию удаляют или посредством пассов в
обратную сторону или посредством внушения, но сама
по себе она может продолжаться от 20 минут до 24
часов. Она еще больше, чем каталепсия, имеет
значение для хирургии (к сожалению, на это мало кто
обращает внимание), так как в виду полной
наступающей с нею нечувствительности открывается
широкое поле для самых тяжелых болезненных
операций, при гарантии больному их полную
безболезненность.
Галлюцинации — занимают очень видное место в
гипнозе. Они являются обманами чувств при посредстве
внушений и вызывают удивление своим разнообразием и
правдоподобием. У гипнотизируемого можно вызвать
любые представления. Можно дать ему воды вместо
вина и он от нескольких стаканов ея опьянеет; можно
дать вместо груш луковиц и он с большим аппетитом
будет уничтожать их за груши. Можно вызвать
предметы и личности, которых совсем нет на лицо, и он
будет милейшим образом разговаривать с личностями,
которых не видит. Наоборот, можно также заставить
его не видеть личностей, которые стоят перед ним.
Наконец возможно вызвать представления, что от
— 51 —
определенного лица пациент видит только голову.
Пациент будет страшно поражен, и положительно не в
состоянии объяснить себе, в чем дело, особенно, когда
голова начнет говорить. Наконец его самого можно
обратить в другое лицо или даже в животное. В образе
обезьяны
человек
будет проделывать всякие
непристойности, в образе солдата начнет маршировать,
в образе священника читать проповедь. Такие
представления могут быть вызваны как немедленно,
как и в определенный срок и даже довольно продолжительный. Так напр., можно внушить пациенту, что в
определенный момент он увидит у всех людей
ослиные головы и т. д. Но здесь я ограничусь данными
перечислениями и лишь впоследствии приведу целый ряд
опытов, наилучше иллюстрирующих такие явления.
Послегипнотические явления — оригинальный
пример того, как можно переводить внушения из
гипноза в обыкновенную жизнь. Так, например,
стоить сказать, что визитная карточка является
портретом определенного лица и одновременно с
этим отдать приказание, чтобы и по пробуждении
таковой был виден, то пациент по пробуждении будет
также убежден в существовании портрета как в
гипнозе.
В течение двух лет в Лондоне такой (внушенный)
портрет
в
одном
семействе
принимали
за
существующий в действительности. Вообще же такие
перенесенные из гипноза внушения встречаются
чрезвычайно часто. Так, например, если во время
гипноза пациенту давали уксусу вместо шампанского и
картофелю вместо груш, то пациент и по пробуждении
ощущает привкус шампанского, груш. Еще любопытнее
возможность реализации галлюцинаций, обманов
чувств и т. д. Внушения этого рода могут
реализоваться как немедленно, после пробуждения, так
и по истечении дней, месяцев и даже лет. Время
— 52 —
реализации послегипнотических внушений может быть
установлено самое разнообразное. Но при этом рекомендуется указать определенную примету момента, когда
должно наступить исполнение внушения. Например,
если вы скажете: «через час вы поставите этот стул на
стол», реализация внушения начнется тогда, когда
пациент решить, что час прошел, это может случиться
через три четверти или через пять четвертей часа. Но
если сказать: «как только пробьет восемь часов, вы
сделаете то-то, и то-то» у пациента оказывается
определенный исходной пункт, он выжидает восьмого
удара часов и тогда предпринимает исполнение
внушенного. Другой пример подобного внушения
рассказывает доктор Молль: «Я внушил пациенту: как
только я, по вашем пробуждении, шаркну десятый раз
ногой, вы разразитесь громким хохотом. Пациент
проснулся не помня о моем внушении. В оживленном
разговоре с ним я неоднократно шаркаю ногой и вижу,
что он не обращает внимания, но при десятом
шарканьи, он разражается хохотом. Если его теперь
спросить, слышал ли он во время разговора шарканье
ногой, в большинстве случаев он ответить
отрицательно. Медиум (пациент) совершенно не
помнить о внушении. Но в момент наступления
внушенной минуты, внушение исполняется им с
необычайной точностью даже в том случае, когда
между внушением и исполнением прошел значительный
промежуток времени. Но только даже и в момент
исполнения внушения в уме его не мелькает ни
малейшего представления о том, что действие это
является результатом внушения.
В каком же состоянии находится личность во время
исполнения послегипнотического внушения? Доктор
Молль приводит некоторые примеры, из которых
очевидно что,
либо наступает состояние нового
гипноза,
либо
можно
констатировать
полное
пробуждение. В первом случае пациент не знает, что он
— 53 —
сделал, во втором помнить даже о всех подробностях.
Если спросить пациента о причине его поступка, то
большей частью мы получим ответ: «не знаю, но так
надо было сделать». Иногда мы встречаемся с
отговорками.
Сомнамбулизм — состояние, развивающееся из
первых стадии гипноза, но далеко не часто, так что ему
подвержены лишь 15 или 30 процентов всех
поддающихся гипнозу. Сомнамбул является автоматом в
руках гипнотизера. Он обоняет, слышит, ощущает вкус,
осязает и видит лишь внушенное гипнотизером. Глаза
могут быть открыты и отличаются от бодрствующего
состояния лишь особым выражением. Память по
пробуждении исчезает, а все внушения, разумеется
включая
все
послегипнотические,
реализуются.
Сомнамбул подчиняется лишь внушениям своего
гипнотизера, т. е. находится лишь с ним в связи
(rapport).
Это состояние особенно восприимчиво к обманам
чувств и галлюцинациям. Его можно повысить до
ясновидения, до так называемой телепатии, чтен и я
чужих мыслей и передачи (безмолвной) своих. Далее
это состояние богато явлениями совершенно
необычайной природы. В нем можно вызывать
уничтожение долголетних параличей, удаление уродств
(горбов и т. д.) и появление местных воспалений кожи.
Мы дадим, под заглавием: «гипнотические ответы»,
целый ряд описаний таковых состояний сомнамбулизма
и предложим здесь лишь одно, как наиболее
характеризующее сомнамбулизм,
Доктор Бернгейм, имя которого неоднократно
упоминалось в предлагаемой книге, в своем сочинении
«Внушение и его лечебное приложение» рассказывает
следующий случай: «Желая узнать как далеко заходить
власть внушения у одного из своих пациентов я
однажды при посредстве его разыграл настоящую
драматическую сцену. Я внушил ему, что некто стоит в
— 54 —
дверях, некто, его жестоко оскорбивший. Затем ему был
дань кинжал (металлический нож для бумаги), и отдано
приказание убить оскорбителя. Он бросился со
страстью к двери, замахнулся, ударил кинжалом и
замер, дрожа всем телом с растерянным взором.
«Несчастный, что вы делаете? вот лежит ваш
оскорбитель в крови. Идет полиция». Он окаменевает
от страха, его ведут к следователю, роль которого играет
мой ассистент. «За что вы убили этого человека?» —
«Потому что он меня обидел». «Нельзя убивать человека
за то, что он вас обидел, надо искать справедливости у
закона. Может быть, вас кто-нибудь подстрекнул?» Он
отвечает: «да, меня подстрекнул доктор Бернгейм».
Тогда я говорю ему: «теперь вас поведут к судье,
помните, вы убили этого человека один, вас никто не
подстрекал, а я вам ничего не говорил. Вы действовали
по собственному почину».
Теперь мой ассистент изображает уголовного судью
и спрашивает его: «За что вы убили этого человека?» —
«Он меня обидел». — «Странно, нельзя же отвечать на
оскорбления ударом кинжала. В своем ли вы уме? я
слыхал что ваша голова не всегда в порядке». — «В
полном порядке, господин уголовный судья».— «Я
слыхал, вы страдаете припадками сомнамбулизма.
Может быть, вы совершили преступление под влиянием
чужой воли, под подстрекательством другого лица?» —
«Нет, я это сделал один по собственному почину, так
как он меня оскорбил». — «Берегитесь, дело идет о
вашей жизни, в ваших собственных интересах быть
откровенным. Вы сказали следователю, что господин
Бернгейм внушил вам идею убить этого человека». —
«Нет, господин судья, я действовал по собственному
почину». — «Но ведь вы знаете господина Бернгейма,
вы ходите в его клинику, лечитесь у него
гипнотизмом?»—«Я знаю господина Бернгейма…….
_______________________
* Отсутствуют страницы с55 по58
— 59 —
Гипнотизация животных. Они безвольно и
неподвижно пребывают в самом неудобном положении,
раз вы придержали их (без применения насилия)
пальцами в желаемом положении. Например, ее можно
посадить как турку со скрещенными ногами и лишь по
движениям горла можно разобрать, что это не чучело.
Для этого надо лягушку взять и резко перевернуть на
спину. Чем чаще гипнотизировать лягушку, тем легче
добиться успеха. Этот факт тем более заслуживает
внимания, что он применим и к людям,
гипнотизировать которых тем легче, чем чаще они
подвергались гипнотизации.
Профессору Данилевскому (Харьков) удалось
достигнуть состояния безволия у карасей и др. рыб. Для
этого он осторожно поворачивал рыбу несколько раз
под водой и задерживал их на несколько минуть
брюхом кверху, при чем рыбу осторожно прикладывали
к стенке вместилища. Рыба оставалась неподвижной в
течение десяти минуть и не двигалась даже при
покалывании жабер иголкой. То же самое
проделывалось и над водяными саламандрами и
жабами.
Ужа, после нескольких опытов, тоже удавалось
погрузить в гипноз. Для этого его кладут и несколько
минуть осторожно удерживают в этом положении,
стараясь не причинить боли. Если затем на голову и на
хвост наложить по резиновому кольцу, он будет лежать
без движения, как мертвый, и не выкажет никаких
признаков беспокойства, даже если на него пустить
несколько затяжек табачного дыма, что обыкновенно
крайне неприятно животным в нормальном состоянии,
отчего они бегут и сильно беспокоятся, если убежать
нельзя. Осторожное удаление резиновых колец
ускоряет пробуждение пресмыкающегося.
Молодых сов можно гипнотизировать как быстрым,
неожиданным захватом, так и продолжительной,
осторожной экспозицией их дневному свету. Они без
движения лежат на спине или на боку, Но если закрыть
сове глаза или просто руками или ниткой через клюв,
— 60 —
она может оставаться неподвижной целые полчаса. Ее
можно тогда бить с помощью палочки, щипать
клещами; даже уколы иголкой не имеют успеха, —
хищник лежит без движения, как мертвый.
Кролики
сохраняют
самые
неестественные
положения, если их на некоторое время так
придержать. Один из них, после частых опытов, впал в
столь сильное гипнотическое состояние, что минутами,
не шевелясь, выносил вдыхание табачного дыма.
Наконец, ему заткнули ватой ноздри, так что он не мог
дышать. И лишь спустя несколько минуть, чуть не
задохнувшись, он очнулся.
Эти разнообразные проявления гипнотического
состояния, как и сама катаплексия, являются лишь
одной из сторон последствий внушения и если мы
раньше утверждали, что гипноз есть следствие
исключительного внушения, то эти примеры этого
мнения не опровергают. Внушение, как мы уже раньше
говорили, есть мост в область гипнотизма и в ней лишь
средство к достижению цели. Многие явления
основываются исключительно на внушении, тогда они
всецело растворяются в гипнозе. Впечатление
импозантной
внешности,
ощущение
духовного
перевеса другого лица, плоды фантазии и страха, и пр.,
пр.,— все это проявления внушения и гипнотизер их
может использовать. Внушая пациенту доверие и
убеждая его отдаться руководству гипнотизера, или,
наконец, внушая ему веру, что гипнотизер имеет над
ним власть, что в его руках воля его действие и
мыслей, он уничтожает самостоятельность пациента и
ставить его в зависимость от своего интеллекта. Если
теперь мы, на основании приведенного в этой главе
материала, пожелаем сделать вывод о сущности
гипнотизма и в связи с ним месмеризма, то он будет
таков: гипнотизм со своей свитой его проявлений есть
такая, коренящаяся в нашей земной обстановке сила, у
которой, несмотря на ея резкое отличие от нашего
— 61 —
нормального духовного состояния и кажущуюся
сверхъестественность природы, имеются несомненные
естественные причины. Мы не можем признать
существования особого животного магнетизма, но не
можем и отвергать наличность живущей в нас самих
силы, чрезвычайно похожей на животный магнетизм. В
нашем теле сосредоточена масса сил, которые мы
познаем лишь в их проявлениях, но отнюдь не знаем их
источника. Несмотря на громадные завоевания науки,
мы не имеем ни малейшего представления о многом,
находящемся у нас под руками, мы не знаем, как
образуется живое существо из безжизненного
зародыша или эмбриона, как зарождается творческий
дух, что такое жизненная сила и какого рода связь
существует между нервами, мозгом и душой. А раз мы
не можем даже разгадать возникновение и развитие
наших нормальных чувств, как можем мы рисковать
попыткой проникновения в тайны чувств более
высокого масштаба, как можно осмеливаться прилагать
к ним обыденную мерку нашей заплесневелой науки?
Итак, несмотря на основательные и остроумные
попытки нашей науки, ей еще не удалось коснуться
сущности гипнотизма. Мы обязаны случаю открытием
ряда этих явлений, а между тем они были уже
тысячелетия тому назад известны жрецам мистерий,
чудеса которых возродились в наше время в гипнотизме
лишь в более современной оболочке.
Гипнотизм, развитие духа и воли в целях
превосходства, воздействия на других есть преддверие
к оккультизму, к учению о тайных силах природы. Он
ведет к учению, открывающему поразительные
горизонты в области воззрения на бесконечность и
разнообразие творческой мысли во вселенной.
— 62 —
3. Руководство к гипнотизированию,
Приступая к руководству, как вызывать гипноз, мы,
прежде всего, наталкиваемся на вопрос: кого можно
гипнотизировать?
Долгое время держались взгляда, что надо
гипнотизировать больных и преимущественно нервных
субъектов. Причина этого воззрения, по нашему
мнению, в том, что раньше опыты производились
преимущественно над больными.
Нижеследующая статистическая справка однако
докажет, что в руках опытного гипнотизера
гипнотическому воздействию подвергается по меньшей
мере 90% всех пациентов. А такое количество
исключает возможность, что дело тут идет все о
больных.
Совершенно не поддающимися гипнозу оказываются:
по Льебо . . . . . . . изъ 387 мужч. 10,8%
»
»
460 женщ. 6,6%
» Рэнгьэ
»
103 мужч.
»
0%
»
» 106 женщ.
0%
Лиц обоего пола:
по Вэттерштранду. . . . . . . . 3184 3,08%
» Форелю . . . . . . . . . . .
310 . 0%
Ошибочно также предположение, что лица слабые и
нервные более восприимчивы к гипнозу, и скорее
возможно обратное предположение: для того, чтобы
быть загипнотизированными, надо уметь сосредоточить
как правильные свои мысли в известном направлении,
на что нужна известная степень силы воли.
Следовательно, с интеллигентным пациентом легче
добиться успеха, чем с неразвитым, на успех с
психически больным рассчитывать бесполезно.
Особенно легко поддаются гипнотизму субъекты,
имеющих привычку разговаривать ночью, лунатики, со
склонностью к авто-сомнамбулизму и, как указано
»
— 63 —
выше, солдаты, матросы, прислуга, словом люди,
привыкшие к повиновению.
Наиболее восприимчивым для внушения возрастом
являются года от 10 до 18 и далее, понижаясь до 30 лет.
Совсем невосприимчивы дети до трех лет и
малоуспешны опыты даже до 9.
Не каждый одинаково легко подчиняется воздействию. Обыкновенно сон наступает лишь после 2-й —
3-й попытки. Однако у некоторых, особенно упорных
субъектов — надо быть готовыми и к 30-40, пока
наконец добьемся сколько-нибудь удовлетворительного результата.
Раз многократные попытки усыпить данное лицо
успеха не имели, рекомендуется изменить метод
гипнотизации, так как всякий субъект может
склониться к убеждению, что он не поддается, а раз
появится такое самовнушение — борьба с ним
чрезвычайно затруднительна.
Есть немало побочных обстоятельств, могущих
мешать успешности гипнотизации. Так напр., душевные
волнения, гнев, страх, радость, телесное и духовное
переутомление, переполнение желудка, чрезмерное
употребление алкоголя и т.д.
Необходимо также
обращать внимание на то, чтобы комната, где
производится опыт, была свободна от народа. Освещение
надо уменьшить и следить, чтобы не было слишком
жарко или холодно. Пациент должен быть одет в
удобное, не беспокоящее его платье и занимать удобное
положение, лучше всего мягкое кресло или шезлонг.
Первым условием наступлением гипноза является
ожидание его со стороны пациента. Сильное желание
(с этой стороны) может также задержать его
наступление, как и нежелание ему поддаться. Ведь в
первом случае субъект не может, а во втором не хочет
сосредоточить своего внимания.
Возможность гипнотизировать людей против их
воли — зависит даже главным образом от побочных
обстоятельств. По Форелю, человек должен уметь не
— 64 —
желать, чтобы его нежелание было действительно и
свободно.
Долгим раздумыванием действительно можно
обезоружить вкушение. Но если гипнотизеру удастся
захватить субъекта врасплох, не дать ему времени на
размышление, то можно порою вызвать гипноз у лиц,
от которых, в виду их неподатливости, уже отказались,
— и именно гипноз в форме катаплексии (см.
предыдущую главу).
При
нормальных
условиях
лучше
всего
гипнотизировать
зараз
нескольких
лиц.
Их
рассаживают в полутемной комнате спиной к окну или
лучше сесть самому перед ними. Твердым тоном
приказывают им молчать и затем вполголоса начинают
отдавать распоряжения однообразным тягучим тоном.
Затем приказывают положить легко руку на колено
и дают в другую так называемый гипнотический диск.
Его надо держать сант. 10 от переносицы и, не
отрываясь смотреть в него. Одновременно всем или
каждому в отдельности отдается следующее (или в
роде этого) распоряжение:
«Не напрягайте мышц, держитесь свободней,
смотрите, не отрываясь на диск, ничто вас недолжно
отвлекать».
Гипноз отнюдь не опасен; наоборот каждый,
приучивший себя, по желанию, засыпать, обладает
большей устойчивостью организма и большими
шансами на успех в жизни, чем не обладающие этим
качеством, именно благодаря силе воли и связанному с
нею душевному равновесию.
Как только наступает сонливость, надо стремиться
укрепить желание пациента заснуть. «Поддавайтесь,
если ресницы тяжелеют — Та-ак! Та-ак! Закрывайте
глаза! Видите, вы уже спите! Глаза закрылись! Члены
отяжелели! Вы устали, очень устали!» Затем следует
резким тоном приказание: «Спите!» (см. рисунок).
Теперь гипнотизер переходить от одного субъекта к
— 65 —
другому, делает пассы сперва от головы в стороны,
затем над глазами и в случай нужды закрывает их
легким нажимом от ресниц на глазное яблоко, при чем
все время повторяет шепотом: «Вы не можете теперь
открыть глаз! Т-а-ак! Спите крепко! Крепкий сон!»
Гипнотизер держит перед гипнотизируемой
так
называемый
гипнотический
диск
(блестящий кружок) и приказывает ей не
отрываясь смотреть на сверкающий предмет.
См. стр. 64.
У большинства лиц, сериозно относящихся к
гипнотизму, через несколько (самое большое 5-10)
минуть наступает гипнотический сон. В нем надо их
оставить на время, а не заснувших попросить
удалиться.
Указанная
система,
почти
исключительно
применяемая автором, отнюдь не выдается им за
единственно верную, наоборот, как уже говорилось,
каждый оператор с течением времени и по мере
5
— 66 —
накопления опыта, создает свою, наиболее соответствующую его особенностям. Ведь и при применении
уже испытанных средств важно не то, что в них
заключается, а скорее то, как они отвечают вашему
собственному «я», как они сливаются с вами, какое
воздействие производят на субъекта, на которого
неминуемо должно производить впечатление той
силы, которой он должен подчиниться. Для
дополнения мы дадим здесь описание двух других
систем: Ф. В. Гесмана и уже упоминавшегося Джемса
Брайда, с целью побудить читателя к испробованию
во время своих опытов самых разнообразных
манипуляций в целях воздействия на пациента.
Метод Гесмана. Для погружения субъекта в
искусственный нервный сон, я сажусь напротив него,
приказываю закрыть глаза, беру его руки в свои,
нажимая своими большими пальцами его большие
пальцы, и прошу держаться покойнее и при
наступлении порыва ко сну отдаться этому позыву.
У трудно поддающихся особ рекомендуется
потереть большими пальцами брови, что сильно
ускоряет наступление гипнотического сна. Безусловно
рекомендую, до приступления к дальнейшим опытам,
задать субъекту вопрос: «хорошо ли вы себя
чувствуете, можно ли, без вреда для вас, предпринять
дальнейшее опыты?» и «как долго оставить вас спать?»
Если субъект заснул (что обыкновенно наступает
через 2-10 мин.), я углубляю его сон несколькими
пассами над головой и грудью и пытаюсь начать с ним
разговор. Этого легко добиться, положив одну руку на
голову, другою, взяв его за руку и говоря в область
под ложечки: «Слышишь меня?» Вопрос надо
повторить неоднократно, прежде чем удастся получить
ответ. Обыкновенно сперва он очень тих, едва
слышен. После приказания говорить громче, голос
спящего становится разборчивее.
— 67 —
Теперь наступил момент приступить к дальнейшим
опытам, но я советую при первой попытке
удовлетвориться погружением в сон и от дальнейших
опытов отказаться. Если ответ гласит: «дать спокойно
спать», надо субъекта оставить спать, но не более 20
мин., хотя бы он изъявил претензию на более
продолжительный срок. Соблюдением этих простых
правил устраняется немало неприятных случайностей с
пути гипнотизера, так как медиум, в состоянии сна, сам
знает, что ему вредно, и что полезно.
Метод Брайда. Брайд держал обыкновенно свой
металлический футляр с ланцетами перед или несколько
выше глаз пациента, приказав ему не отрываясь
смотреть на сверкающую кнопку футляра и
сосредоточить на ней всю свою внимательность. Уже по
истечение нескольких минут наступали утомление и
сон. — Вот его собственное описание: «Я беру
блестящий металлический футляр в левую руку
большим, указательным и средним пальцами, и держу
его в расстоянии 25—40 сайт, от глаз пациента над его
лбом, так, что требуется все напряжение, чтобы не
отрываясь его фиксировать. Я даю понять, что
необходимо не отрываясь смотреть и сосредоточить все
мысли на этом предмете. Тогда можно заметить, как
зрачки пациента понемногу сокращаются, затем
расширяются и, дойдя до известного предела, глаза
начинают моргать. Заметив это, я направляю
указательный и средний палец правой руки с футляра в
глаза пациента. В большинстве случаев веки с дрожью
закрываются. Если же этого не случится или моргание
продолжается манипуляция начинается снова, при чем
я внушаю, что веки должны опуститься, когда я
направлю пальцы в глаза, а пациент, тем не менее,
должен сосредоточить свои мысли на блестящем
предмете.
При наличности особых способностей или особой
опытности, гипнотизеру может удаваться достижение
гипнотического эффекта путем простого взгляда,
— 68 —
избегая неподвижного взгляда и наоборот, стараясь
придать взору дружелюбие и расположение. С этим
соединяется словесное внушение (как указано выше) и
этому последнему отводится роль — пробудить в
субъекте убеждение, что он, безусловно, должен
подчиниться власти оператора. После внушения, что
пациент действительно не может открыть глаз и
должен подчиниться воле гипнотизера, всем
организмом овладевает внушенная слабость и
усталость, и пациент подпадает воле оператора.
Можно гипнотизировать и посредством а) слуха и
в) осязания.
а) Если, например, ваши часы сильно тикают (или
вообще держать часы у уха пациента), то приказывают
слушать лишь это тиканье и сосредоточить на нем все
мысли. Часто по истечении 2—3 минут (если
приказание точно исполнено) наступает гипноз.
в) Приказывают думать лишь о чем-нибудь одном и
начинают поглаживать внутренней стороной пальца
ноздри или висок, пока не наступит сон.
Когда два-три пациента погружены в сон, можно
убедиться, гипнотический ли он, произведя несколько
уколов иголкой и, убедясь, таким образом, в
нечувствительности (анестезии) субъекта; или, что
проще вытягивают руки пациента и если они
продолжают сохранять приданное им положение, это
доказательство, что сон абсолютный, гипнотический.
Ноги и руки сохраняют приданное им, оператором
положение — это состояние высшей подвижности и
есть катаплексия.
Как мы уже видели, в гипнозе у больного не только
уничтожаются болевые ощущения и не только на
время гипноза, но и появляется способность двигать
парализованными членами и путем упражнения.
удерживается навсегда.
Но можно действовать и на нравственную сторону
и было бы делом благодарным и немаловажным
— 68 —
использовать эту сторону в интересах педагогических,
в интересах нравственного воспитания подрастающего
поколения.
Правда наряду с этим является опасение
возможности обратить силу, предназначенную творить
добро, в орудие зла и преступления при возможности,
что внушение станет доступным низким людям,
способным на внушение безнравственного.
Но
эта
возможность,
возможность
после
гипнотических преступлений, имеет слишком мало
почвы под собою. Во-первых, внушение требует от
субъекта чрезвычайной восприимчивости и прежде
всего молчаливого соглашения между ним и
гипнотизером, что, как мы уже указывали, является
необходимым условием всякого гипноза. Остальные
соображения по этому поводу высказаны в последней
главе нашей книги: «Гипнотизм на суд».
Для гипнотизирования чрезвычайно важно также
указание: не переходить к дальнейшим опытам, не
добившись сна. Если гипнотизера одолеет утомление,
он не сумеет добиться сна, и этим покажет свою
слабость пациенту, — все дальнейшие опыты
бесполезны.
Если погружение в сон удалось, субъекта лучше
разбудить и неоднократно погружать в сон, что
повышает податливость внушению и облегчает
следующие опыты. Надо сперва испытывать более
простые и лишь постепенно переходить к более
сложным опытам. Потому что первая неудача и позже
может губительно отразиться на дальнейших опытах.
В заключение мы дадим указания, как будить и как
надо держаться в случаях особенно глубокого сна.
Пробуждение в первых ступенях может быть
произвольное, в виду легкости сна: ведь пациент
совершенно точно знает, что вокруг него делается и по
разным причинам может решить, что ему пора
пробудиться. Большей частью это может случиться во
время перерыва в гипнотизировании. Если во время
— 70 —
первых сеансов гипнотизирования начать опыты с
целью убедиться, наступила ли каталепсия или
анестезия, то может также наступить пробуждение,
хотя
его
можно
предотвратить
внушением
соответствующего содержания.
Из более длительного гипноза нужно пробуждать
только внушением приблизительно в таких словах: «Я
вас бужу! Т-а-ак! Проснитесь!» или «через пять
минуть или тогда-то вы проснетесь!» Или, наконец,
можно начать считать, указав при каком счете, вы
требуете пробуждения. Если, например, внушить
пациенту счет до десяти, с приказанием проснуться на
пяти, он непременно пробудится на пяти и уже
проснувшись, досчитает до десяти. Если же его
спросить о причине, почему он считал до десяти, он не
будет в состоянии дать вам удовлетворительного
ответа.
Если спросить пациента о времени и способе его
пробуждения, он ответить на это и его указаниям
необходимо последовать. Если же он пожелает спать
два, три и более часов, надо уступить или убедить его,
и раз уговоры не помогут, а пробуждение необходимо,
авторитетно поставить на своем. Может случиться, что
несмотря
на
энергичное
внушение,
пациент
просыпаться не захочет, в этом случае часто бывает
достаточно подуть в глаза, в худшем случае —
брызнуть в него холодной водой.
Но если все попытки пробуждения тщетны, надо
его оставить спать. В большинстве случаев он проспит
от 20 мин. до часу и проснется сам собой. Надо только
строго следить, чтобы в это время с ним не приходили
в общение третьи лица.
Часто случается, в особенности после долгих
сеансов, что субъект испытывает онемение, головные
боли и т. д. Это удаляют вторичным погружением в
гипноз и внушением, — по пробуждении чувствовать
себя в вожделенном здравии. Собственно говоря, было
бы лучше делать такое внушение при всяком
пробуждении.
— 71 —
Гипнотизм как лечебный метод.
а) Болезни
Мы уже упоминали в части, посвященной
месмеризму, об исцелениях прошедших времен,
которые всецело относятся к области чудес, но мы
признаем
их
исключительно
результатами
гипнотического воздействия. Мы и здесь повторяем то
же самое и сверх того, указываем на то, что в
гипнотизме — ключ к разгадке всех чудес древности
и Средних Веков и в нем же ядро большинства нам
современных исцелений.
Довольно большое число очень заметных врачей
нашего времени публично применяли гипнотизм, в
качестве целительного агента, и успех, достигнутый
ими почти во всех областях патологии, громче чем, чтолибо, свидетельствует о законности метода их лечения,
и никоим образом не может быть отнесен к области
фантазии, несмотря на всю свою чудесность. Д-р
Август Форель составил прилагаемый список
болезней, в терапии которых применялся гипноз, и
всюду с выдающимся успехом:
Боли всякого рода, головные, ишиас, зубные и т. д.
Бессонница.
Органические и функциональные параличи и
контрактуры.
Бело - и малокровие.
Нарушение правильности менструации.
Отсутствие аппетита и все нервно-пищеварительные
расстройства.
Запор и понос.
Психическая импотенция: поллюции; онанизм;
извращенные половые наклонности и т, д.
Алкоголизм и морфинизм.
Ревматизм.
Неврастенические заболевания.
— 72 —
Заикание; нервные болезни зрения.
Недержание мочи у детей.
Истеричность всех родов (включая истероэпилептические припадки, анестезию и т. д.).
Дурные наклонности всякого рода.
По д-ру Веттерштранду — кровотечения, эпилепсия
и т. д.
Указать определенный правила для лечения этих
болезней положительно невозможно, и мы можем
только посоветовать нашим читателям передавать все
наиболее сериозные случаи опытному врачу для
применения им методов гипнотического лечения, во
избежание нареканий в случае неудачи и упреков в
бесполезной проволочке времени. Но желая сделать
гипнотизм обыденным домашним средством и показать
хотя бы путь к пользование им, как методом лечения,
мы дадим все-таки описание нескольких болезней и
способов их лечения.
Внешним фактором на пути подъема организма до
благодетельного кризиса будет по-прежнему являться
пробуждение в пациенте веры и твердого убеждения в
том, что исцеление наступит. Как в обыкновенное
время мозг благодетельно воздействует на нервы,
разбросанные по всему телу, так и тут возникновение в
мозговых центрах представления о здоровье должно
благодетельно воздействовать на развинтившийся
организм. Но возникновение представления — есть
дело внушения или извне или самовнушения.
Следующие болезни могут быть излечиваемы как
врачом, так и простыми смертными, бязь особого
опасения ответственности.
Нервная головная боль. Головные боли имеют
большей частью нервную, ревматическую или
желудочную подкладку и частью прямой причиной их
является отлив крови от мозга или наоборот, сильный
прилив. В большинстве случаев головными болями
страдают женщины, испытывающие адские муки.
Несмотря на возможность допущения, что головная боль
— 73 —
— следствие особенных органических изменений в
мозговых областях, поразительные случаи излечения
являлись результатом применения гипнотизма и
внушения.
Истерическая головная боль. Мучительная
головная боль, имеющая причиной истеричность
субъекта и благодаря капризности последнего,
становящаяся бичом для окружающих, тоже поддается
Ноги и руки сохраняют приданное им
оператором положение — это состояние
высшей подвижности, есть каталепсия.
См. стр. 58.
гипнотизму. Так
как искусственная истерия, —
гипнотизм, является надежным средством излечения
естественной истерии.
Невралгии, зубная боль, неврастения, боль лица
и т. д. Это ужасные болезни, являющиеся следствием
других, большею частью ревматизма, спинной сухотки
(Tabes dorsalis) и др., весьма удачно поддаются лечению
внушением.
— 74 —
Бессонница.
Необычайно
благотворно
бывает
применение гипноза в бессоннице. Не мало отчаянных
случаев было вылечено с применением этого средства.
Если хотят достигнуть здорового и длительного сна,
собственно говоря, надо избегать применения других
средств, кроме этого и в особенности внутренних или
наркотик, вызывающих искусственный сон.
Я нахожу полезным привести тут некоторые
соображения одного молодого врача, приведенным в
диссертации:
«В некоторых случаях, особенно упорного
противодействия терапевтическому воздействию, некоторые
знаменитые клиницисты с успехом применяли
гипнотическое внушение. Другие даже уверяют, что
причиной сна является самое гипнотизирование, что
человек сам внушает себе представление сна, идет в
спальню в намерении сна и с этим намерением
засыпает под таким внушением. Такое мнение находит
свое подтверждение в факте существования лиц,
могущих засыпать в произвольное время дня. Во
всяком
случай,
можно
принять
за
твердо
установленный факт, что в случае бессонницы, не
осложненной жаром или болями, гипнотизм не только
вызывает сон, но зачастую радикально изменяет всю
картину предшествующего болезненного процесса. Если
далее мы примем в соображение, что это лечебное
средство может применяться без всяких аппаратов и где
угодно, что по исследованиям знаменитых французских
ученых, при умеренном систематическом применении в
руках опытного врача, оно не способно причинить ни
малейшего вреда, я беру на себя смелость утверждать,
что в случае бессонницы, когда наши средства не
достигают
цели
прямо
показано
применение
гипнотизирования.
В особенности
этот
метод
рекомендуется при лечении истерии, но нужно
соблюдать при этом очень большую осторожность, в
виду установления факта, что дотоле здоровые люди
— 75 —
гипнозом доводились до высших степеней нервного
возбуждения, — каковое состояние разумеется
возбуждало в близких ряд самых горячих опасений
Белокровие (белая немочь) Когда белокровие
является следствием не тяжелых внутренних болезней,
а зависит от расстройств питания от последствий
геморроя аномалий в менструациях можно с
уверенностью применить гипнотизм уже по одному
тому, что все белокровные и малокровные) очень
податливы гипнотизму.
Болезни желудка и кишечника. Как ни нелепым
является утверждение, что гипнотизм показуется в
болезненных состояниях желудка и кишечника, тем не
менее не может быть ни малейшего сомнения в пользе
его применения. Причиною такого оригинального
факта является тесная связь этих внутренних органов с
нервной системой.
Понятно исчезновение этих болезненных явлений,
когда последняя возвращает утраченную гармонию.
Ревматические
боли.
В
этой
области
человеческих страданий, — в хроническом ревматизме
и ревматических параличах не мало чудес
зарегистрировано, как результат воздействия священных реликвий разных «святых» (белых дам) и т.д. Не
мало врачей достигало чудесных результатов,
ознакомившись с подобными фактами и применяя при
посредстве их (реликвий и т. д.) гипнотическое
внушение.
Д-р Веттерштранд сообщает об одном случае, где
применение внушения у податливой особы вызвало
мгновенное исцеление.
X. X., вдова пятидесяти лет от роду. В начале
июня больная почувствовала колотья в левой груди
пониже соска, При более глубоких вздохах и резких
движениях, боль становилась интенсивнее. При моем
посещении ея четырнадцатого июня, я нашел ее уже в
постели, где она из-за боли должна была выбирать
— 76 —
более удобное положение. Физическое исследование
органа груди не дало указаний ни на какие
ненормальности, и границы легких были вполне
нормальны. Я предложил ей попытать гипнотизм, и
она согласилась. Я загипнотизировал ее, она ощущала
лишь неопределенную сонливость и тяжесть. Через
несколько минуть я ее пробудил от сна и снова
загипнотизировал, при чем сон был крепче. Затем я ее
разбудил во второй раз и снова погрузил в сон,
последствием которого был сомнамбулизм. Я внушил
ей спать час и проснуться свободною от всяких
страданий.
При моем посещении на следующий день, она
встретила меня уже не в постели, одетой с головы до
ног, здоровая и без ощущения боли.
Оказалось, что она проспала предназначенное мною
время и проснулась вполне здоровою.
Описываемый способ, — пробуждения и нового
погружения в сон субъекта, трудно поддающегося
внушению,
усиленно
рекомендуется
многими
гипнотизерами. От этих перерывов сон становится
глубже, и податливость внушению выше.
Параличи отдельных членов. Наша присяжная
наука совершенно беспомощна в борьбе с параличами,
заключаются ли они в совершенном отсутствии
способности движения в определенных членах или
лишь в сокращении этой способности произвольных
движений в этих органах. Но все-таки во все времена
проявлялось не мало чудес в этой области, благодаря
сознательному или бессознательному применению
гипнотического внушения. В большинстве случаев
параличи зависят от самовнушений, ослабляющего
волю и внушающего опасение, что данный субъект
является не вполне господином своих членов. Одним
из первых проявлений такого рода надо считать
импотенцию мужчины или вернее ея причину,
которую удавалось удалять в один сеанс.
Проф. Бернгейму удавалось улучшать паралич ног
— 76 —
у одного больного, который прежде отличался
неспособностью держаться прямо, — способность
ходить до того, что он стал ходить без помощи палки.
Фонтан (Тулон) также сообщает о подобных же
успешных результатах и даже в случаях параличей
кровеносной системы мозга. Но в последних случаях,
лишь тогда, когда налицо не имеется повышенной
чувствительности или контрактуры (длительного
сокращения или укорочения мышц и связок).
Психические болезни. Раз мы уже говорили об
успешном лечении конституциональных заболеваний
путем воздействия психического; — духовного
влияния, нам будет легко дойти до убеждения, что
сфера влияния гипнотического внушения значительно
шире и глубже в области тех нарушений, которые
имеют место в душе и духе. И действительно,
гипнотизм
является
единственным
надежным
средством во всех психических заболеваниях,
причиной которых не является резкое нарушение
органической гармонии. В руках психиатра гипнотизм
обращается в животворное средство, которому может
быть суждено, вызвать к жизни более свободное,
счастливое и здоровое человечество.
Одним из первых заболеваний этого рода является
заикание.
Раньше
причиной
его
считалось
несовершенство (или беспорядок) органов речи, теперь
же убедились, что причиной его является целый
комплекс явлений, — отсутствие самоуверенности
(сомнение в своих силах) и духовная податливость. У
автора в его врачебной деятельности, был такой
случай: один работник в течение 20 лет подавляющим
образом заикался и благодаря этому чрезвычайно
медленно
подвигался
по
службе.
Благодаря
укреплению его самоуверенности в состоянии гипноза,
и затем послегипнотическому внушению — по
пробуждении не заикаться, его недостаток сперва
ослабел и затем, после нескольких сеансов, исчез
бесследно. Далее, к группе излечимых гипнотизмом
-— 78 -—
нервных болезней, принадлежит и писчая судорога
(хорея), которую можно совершенно спокойно принять
за писчее заиканье и легко излечить помощью
гипнотизма, затем следует: онанизм, недержание мочи
у подростков и взрослых, дурные привычки,
пугливость,
недостаток
развития
чувства
нравственности и, наконец, пьянство со всеми
родственными недугами. Все эти болезни суть не что
иное, как чисто психические заболевания, от которых
нет лучшего средства, как гипноз.
Почти во всех этих случаях внушение (и с ним
гипноз) вызывается выздоровление при посредстве силы
доверия к врачу (или оператору), а затем веры в свои
собственный силы, — что благодетельно влияет на
анализирующий
разум,
который
подчиняется
руководительству более тонкого, более смелого и
уверенного в себе внутреннего сознания. Будь это
всегда, не стало бы на свете ни сценической трусости,
ни
конфузливости,
ни
всех
проявлений
нерешительности.
в) Некоторые правила.
Прежде, чем приступить к изложению руководства к
лечению внушением, надо в несколько сеансов так
подготовить пациента, чтобы он легко вступал с вами в
гипнотическую связь (rapport). Но, прежде всего надо
остерегаться
вызывать
противоречие
в
нем
неподходящими (или порой даже глупыми) вопросами;
в равной мере рекомендуется спрашивать его вообще о
чем-либо лишь тогда, когда от него отлетела
критически-аналитическая способность рассудка.
Далее я приведу несколько обходов, полезных тем,
что они ведут к достижению цели. Обыкновенно не
составляет никакого труда внушить, кому бы то ни
было представление, что он не ощущает самой острой
боли. Но тут лучше вызвать в памяти представление о
— 79 —
прошлом периоде его жизни, когда вообще никаких
болей не ощущалось, затем, путем внушений,
погрузить его в прошлое и, наконец, вызвать
послегипнотическое внушение. Лоран (Lautent)
приводит случай, когда, путем одних внушений
пациенту, не удавалось отучить от чрезмерного
курения табака, но последовательными внушениями
затем вкоренялось убеждение, что табачный дым даже
неприятен.
Всегда необходимо считаться с индивидуальными
особенностями субъекта в виду того необычайного
разнообразия, которое проявляет каждый в своем
сложении и темпераменте, в способности восприятия и
силе воли. Нельзя предписать одного шаблонноверного
метода для всех, наоборот, необходимо входить в
слабости и воззрения каждого индивида и нередко
даже усиливать свойственные им представления и идеи
для достижения успеха.
Затем повторим еще раз, что собственный опыт —
самый лучший учитель и его не заменить даже самыми
лучшими и полными руководствами.
Далее, нужно сказать, что в человеке, к тому
предрасположенном, путем неправильно примененного
гипноза, могут быть вызваны истерические и другие
нервные припадки. Но все эти явления в руках
опытного и благоразумного гипнотизера, которого не
сбить с пути такими случайностями, легко устранимы
тем же способом, каким были вызваны, то есть
внушением или вернее обратным внушением.
Вот буквальное изложение метода д-ра Молля,
давшего немало успешных результатов:
«Чтобы дать понятие о том, как производится
обратное внушение, предположим, что имеем
пациента, получившего психически-возбуждающее
внушение, и что последний уже проявляет признаки
возбуждения. Теперь мы скажем ему: «Все, что вас
возбуждало, не существует; все это было сном, и вы
ошибались, принимая это за действительность.
— 80 —
Успокойтесь; вы уже успокоились; по всему видно, что
вы отлично себя чувствуете». Затем полезно убедить
пациента, что от волнения ничего не осталось, и лишь
затем потребовать пробуждения. Тут, мне кажется,
лучше не производить вдруг и последнего, но из чисто
теоретических соображений сперва подготовить к нему
Загипнотизированный пациент встал на стул
и начал говорить спокойным тоном проповедь.
См. стр. 89.
пациента. Я делаю обыкновенно это так: «Я сосчитаю
до трех, и при третьем счете вы проснетесь». К этому я
прибавляю: «По пробуждении вы будете себя
чувствовать очень хорошо, весело и в вожделенном
здравии».
— 81 —
Гораздо важнее только что описанной возможности
то предрасположение к гипнотизации, которое может
явиться следствием частого гипноза: оно повергает
пациента в бодрствующем состоянии в гипноз, — при
взгляде на блестящий предмет, при пристальном
взгляде или при неожиданном испуге. Но и этой
опасности легко избежать тем, что незадолго до
пробуждения, внушают пациенту, что никто, без
согласия его самого, никогда не сможет его
гипнотизировать, что, наконец. кроме, гипнотизера, не
сможет сделать ему внушения в бодрственном
состоянии и что никакое внешнее обстоятельство (или
причина) не вызовет у него гипноза.
В конце-концов, вполне необъяснимо, но
неизвестно,
каким
путем
развивающееся
в
гипнотическом или сомнамбулическом состоянии,
внутреннее сознание или шестое чувство достигает
ясновидения в вопросах диагностики болезни,
местонахождения ея, а также ея причин, и, зачастую
там, где знания врачей бессильны. В этом нужно
видеть подъем психических сил, достигающий своего
разцвета в сомнамбулизме. Но этот факт, неоднократно
засвидетельствованный и даже в такой мере, что
пациент не только ставил поразительно верный
диагноз, но и указывал весь метод лечения и все
лекарства для исцеления. При самогипнозе или
самолечении психических недостатков, необходимо
следовать тем же правилам. Нужно усесться
поудобнее, предоставить вялости овладевать членами и
отдаться задуманному, — напр., если хотят проснуться
в 5 час. утра, то надо улечься в постель с этой мыслью
и держать ее в голове до момента сна — и успех
несомненен. Равным образом, тот же образ действия
рекомендуется, если надо отделаться от порока,
мешающего на жизненном пути. Точно так же можно
освободиться от всякой психической болезни, раз
посвятить этому делу от ½ — 1 часа времени
исключительного внимания. Лучшим временем дня для
самовнушения будет, как мы уже упоминали, вечернее
6
— 82 —
время перед сном, когда мозг и нервы отдохнули от
дневных треволнений и наступило некоторое
внутреннее успокоение.
В заключение несколько ценных слов почтенного
врача д-ра Веттерштранда (Стокгольм), считающегося
одним из серьезнейших последователей гипнотерапии,
в виду его несомненных заслуг в этой области:
«Я заканчиваю несколькими словами, основанными
на опыте как моем, так и других врачей, что
гипнотическое лечение во многих случаях является
бесценным приобретением человеческого знания, и,
порою, единственным средством для достижения цели,
т.е. для возвращения здоровья. Метод этот
основывается исключительно на психической почве и
неоднократно засвидетельствованная успешность его
является только лишним доказательством того, что
наш мыслительный аппарат, раз воля до известной
степени
сужена
и
бездействует,
проявляет
необычайное влияние на наше тело. Современной
медицинской науке трудно в этом сознаться. Ведь она
думает, что все тайны жизни объясняются
механическими, физическими и химическими законами
и забывает о том, что, на что есть в человеческом теле
и дух, так же как есть психотерапия при наличности
признанной психобиологии».
__________________________
__________________
_______________________
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.
Личный магнетизм.
Личный магнетизм нужно строго отличать от
месмеризма (иначе лечебного магнетизма) и гипнотизма,
хотя все три науки и находятся в тесной связи. Этим
именем называют то свойство некоторых, которым они
всецело возбуждают и привлекают к себе все
интенсивное доверие, почтение и всю склонность
других. Правда, таких людей на земном шаре очень
немного, хотя каждый из нас скрывает эту способность и,
соответственно силе своих мыслей и воли, может
развить ее в более или менее короткий промежуток
времени. Чрезвычайно высокими степенями личного
магнетизма обладали, как-то: Мартин, Лютер,
Наполеон I и т. д. Они были светочами человечества и
их-то и надо принимать за образцы всем тем, кто стремится
к достижению успеха. В этом деле пол роли не играет, и
женщина может быть таким же средоточием
магнетической силы, как и мужчина.
На свете есть немало людей, которые уже
бессознательно располагают этой способностью; они
привлекательны, с ними охотно встречаешься, с
удовольствием слушаешь их речи, ищешь их общества.
При более частых встречах от них легко заимствуешься
и испытываешь к ним влечение. Чем более ревностно
стремиться заимствоваться от таких людей, тем скорее
достигнешь в этом совершенства. Воля, сила мыслей и
доверие к своим силам — вот наиболее резкие
духовные проявления человека. Есть много людей,
— 84 —
убежденных в обладании крепкой волей, но в
действительности это является лишь желанием воли,
это просто их личное предположение.
Ядро личности человека, обладающего личным
магнетизмом, представляет, стало быть, гармоническое
сочетание энергии, силы мыслей и твердой воли. Все эти
качества налицо в каждом здоровом человеке, их просто
нужно развить.
Тем из читателей, кто заинтересуется этой частью
моей книги, но чувствует себя старым или больным,
для укрепления их мышц и нервов, я рекомендую
ежедневно четверть часа психологических упражнений.
Все ученые сходятся во мнении, что лишь здоровому
человеку в жизни доступен успех. Но, прежде всего
ученику необходимо спокойствие, и не только
внешнее. Что бы кругом него ни творилось — не
должно выводить его из спокойствия. Он не должен
допускать над собою господства мыслей (как это бывает
с 95% людей); наоборот, он, владея собой, должен быть
спокоен, ласков и внимателен. Всякая дурная мысль:
вражда, зависть, злорадство, злоба, жадность, плотская
чувственность, боль, отвращение и т. д., во всяком
случае должна быть изгнана и заменена доброй мыслью.
Чтобы приучиться к сосредоточению мыслей, надо
выбрать спокойную комнату, усесться пред статуей или
картиной и наблюдать ее спокойно, по крайней мере, 8
дней от 1/4 — ½ часа ежедневно, разбирая ее детально:
зачем она висит и т.д. Всякую другую, зарождающуюся
в это время мысль надо убивать в самом начале.
Если принимаешься за какую-нибудь работу, ее
надо делать не поверхностно, но со всем напряжением
мыслей. Это усиливает мощь духа и каждый скоро
достигнет совершенства в своем деле. Взгляд человека с
личным магнетизмом должен быть спокоен и тверд.
Неофит (ученик) личного магнетизма не должен
смотреть собеседнику ни в левый ни в правый глаз
— 85 —
отдельно, но устремлять свой взор между глаз в
переносицу.
При более продолжительном разговоре глаза можно
отвести в сторону или вниз. Если спрашиваете, то не
давайте собеседнику времени обдумывать ответь,
требуйте, по возможности, скорого ответа. Но раз
разговор идет с неофитом, пусть последний отведет
глаза в сторону, чтобы выиграть время, необходимое
для ответа. Как ни высока степень развития ума и силы
воли, всякий собеседник выкажет свою волю
воздействия, если смотреть ему долго в глаза. Жесты
стремись делать вниз, никогда не прибегая к жестам
вверх. В особенности избегать жестов руками. Они
больше вредят, чем приносят пользу, так как дурные
привычки и резкие телесные недостатки главная
причина нарушения силы, личного магнетизма. Сюда
относятся: нездоровый вид, нечистоплотность, дурной
запах изо рта, злоупотребление алкоголем и т. д.
Страх, пугливость, ложный стыд, блуждающий взор
и нерешительность — вот чего надо избегать. Надо
стремиться к обществу людей, у которых есть чему
поучиться и избегать общества ниже себя. Если вы
собираетесь переменить карьеру, для этого будет
недостаточно одних школьных знаний; напр., если вы
собираетесь стать купцом, стремитесь в общество
дельных купцов. При желании всегда найдется способ
пристроиться к нему. Если вы избираете химию,
технику, философию и т. д., ищите соответствующего
общества, изучайте творения прославившихся авторов и
главное — безотрывно думайте об этом и успех не
заставить ждать. Понятно, на это требуется время, но
успех несомненен.
Сильная воля и энергия даже и в любви одерживает
победу. Ни одна развитая умственно и состоятельная
дама — если только она не жертва глубоких страстей и
пороков или не зависит от третьих лиц — не отдаст
своей руки молодому человеку, осыпающему ее ласками,
— 86 —
лестью, цветами и подарками. Наоборот, она скорее
повернет ему спину и постарается избежать с ним
встречъ.
Еще меньше выиграет девушка, со своей вечной
сладкой улыбкой, глазками, наивной податливостью,
разукрашиванием лица, причесок платья в глазах
юноши, твердого волей и уверенного в успехе.
Короткий приветь, хладнокровная улыбка гораздо
более уместны и способны возбудить доверие и
любовь.
Правила, изложенный здесь, может взять себе и
любой деловой человек, стремящийся к прогрессу в
жизни. Если вы мало успеваете в жизни, вина в этом
лежит на социальных стремлениях, захвативших и вас
с собою. Чем сильнее вы поддаетесь их влиянию, тем
более слабеет ваш характер и тем менее вы в силах
делать что-либо. Но стоит вам решить, что вы ни за что
не останетесь сзади ваших товарищей, направить
мысли в сторону денег, денег и денег, присмотритесь к
делам первоклассных фирм, читайте рекламы в
газетах, в вашей голове зародится не один замысел,
который поможет вам сколотить капитал, если вы
действительно обладаете сильной волей.
При начале всякого дела, надо пробудить доверие к
своим силам. Где нет этого доверия, — сила воли
слабеет и никогда не добиться успеха, Но если сила
воли вполне развита, то уже сразу проявляется его
воздействие
на
всех
окружающих.
Выгоды,
извлекаемые обеими сторонами, могут оказаться
грандиозными. Никогда не надо говорить: «Я какнибудь возьмусь за это», как говорить большинство по
прочтении хорошей книги. Это «как-нибудь» должно
отсутствовать в твоем лексиконе: с ним ты никогда не
дойдешь до цели. Наоборот, лучше сказать: «Сегодня
лучший день в моей жизни» и стремиться это доказать.
____________________________________________
__________________
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.
Гипнотические опыты.
Мы рекомендуем воздерживаться от производства
гипнотических опытов ради одной праздной забавы и
избегать
поверхностного
и
легкомысленного
отношения к гипнотизму. Каждому опыту, как бы ни
был он прост, раз его собираются произвести над
лицом, с полным доверием, отдающимся во власть
гипнотизера, должно предшествовать основательное
изучение всей этой области и ея законов, а затем
обладание знанием ея в полной мере.
Даже при готовности согласиться, что главной
побудительной причиной является в этом случае
любопытство, мы допускаем, при отсутствии
любознательности, наличность научного интереса,
соединенного
с
занимательностью
опыта.
Руководствуясь этим предположением, мы ниже даем
описание нескольких гипнотических опытов, которое
присоединяет, к данному выше руководству, несколько
указаний, относительно того, каким путем должно
подвигаться изучение гипнотических знаний. Но рука в
руку с этими практическими опытами должно идти
стремление ознакомиться с сущностью и причиной
этих явлений теоретически, и также изучение
соответствующей литературы, особенно с книгой
автора предлагаемой: «Больше свету!»
Раз пациент погружен во вторую стадию гипноза и
между ним и гипнотизером установилась связь
(rapport), то начиная с простых внушений можно
— 88 —
довести его до пробуждения галлюцинаций. Опыты
сами собою непроизвольно повышают возбудимость
пациента. Автор, напр., имел дело с очень податливым
молодым человеком. В один из сеансов, после
кратковременного воздействия, он был погружен в
состояние гипнотического сна и установлена связь
между ним и одним другом автора, в то время, как
последний вел протокол.
Сперва внушается, что предметом посещения
является зоологический сад и посетители идут между
рядами клеток.
«Взгляните на семейство львов! Расскажите ваши
впечатления от этой картины!»
Сперва медленно, затем все живее и живее пациент
начинает рассказывать, смотря не отрывающимся
взором прямо перед собой.
«Большой лев с громадной гривой лежит на солнце
у самой решетки. Он, не отрываясь, смотрит на меня
спокойным взором своих громадных глаз. Львица с
тремя детенышами лежит в глубине. Она лижет одного
из них и отстраняет другой лапой. Лев у решетки
зевает и открывает громадную пасть...»
«Взгляните: вот обезьяны!», прерывает его
экспериментатор и снова субъект, сперва медленно, а
потом все более и более оживляясь, начинает
отдаваться внушенному представлению.
«Да, обезьяны — совершенно верно. Вот одна
большая преследует маленькую с яблоком, нет,
пирожным в руке. Еще масса обезьян. Там, смотрите,
вот потеха!», он начинает хохотать, но не говорит, что
видит, а на вопрос экспериментатора показывает, куда
надо смотреть и неудержимо хохочет.
«Поглядите, поглядите! Ах, эти обезьяны!»
Таким же порядком экспериментатор внушает ему
представления и о других группах животных и,
казалось, он убежден в существовании их всех и его
— 89 —
воображение и воспоминание воплотили все эти
группы.
Наконец, экспериментатор говорит:
«Вы видите там огромных сенбернарских собак?»
«Да!»
«Самая большая из них, с красивой головой и
чудными глазами — вы. Kapo, ici, allons»
С минуту субъект поражен и недоумевает, но затем
слезает с кресла, на котором сидел, становится на
четвереньки
и
так
бежит
к
отошедшему
экспериментатору.
Сознание собственной личности совершенно
исчезло, и все поведение соответствует поведению
собаки.
Он лает, пытается прыгать через палку, и, с
чисто
собачьей
преданностью,
лижет
руку
экспериментатору.
Затем, ему внушать, что он священник, что надо
торопиться и говорить проповедь на тему: «Мы все
грешники и страдаем от недостатка славы». Прихожане
уже ожидают.
Казалось, молодого человека сильно потрясло
подобное внушение и он с большим благоговением
отдался новой роли. Он вошел на кафедру, замененную
стулом елейным, и начал спокойным тоном проповедь:
«Достолюбезные прихожане! Слово Божие учит нас
мало обращать внимания на падших и на сошедших с
правого пути, так как все мы сами грешники, хотя бы и
думали, что проходим безупречно свой жизненный
путь».
В целом ряде фраз, достаточно изящных и
совершенно не сродных ни его воззрениям, ни степени
развитая, молодой человек развивает данную ему тему
и приводит ряд доказательств и текстов, которые давно
исчезли из его памяти, со времени первых уроков по
Закону Божию, но опять восстановились в разуме, как
результат бессознательного воспоминания.
— 90 —
Вот одно из блестящих доказательств того
неоспоримого факта, что силы бессознательной памяти
и воспоминания не зависят от рассудка и раз
полученное впечатаете всегда может быть снова
облечено в плоть и кровь. Мы даже иногда
восстановляем забытое во снах и чаще всего это
случается в предсмертные моменты.
Заем пациенту дали лимон и сказали, что это абрикос.
Он с большим аппетитом его ел, и никто не сказал бы,
что он ощущает кислоту, наоборот, весь вид его
говорил о громадном удовольствии. Далее, он, вместо
шампанского, выпил воды и сообразно внушению так
опьянел, что ему сделалось нехорошо и могло стать
еще хуже, если бы не своевременное обратное
внушение.
Из многих любопытных опытов, проделанных над
этим субъектом, я нахожу нужными привести лишь два
примера послегипнотического внушения, в виду их
характерности.
Экспериментатор внушил несколько утомленному
субъекту, через несколько минуть пробудиться с
ощущением довольства во всем теле и затем идти
домой. Но затем, если он услышит три удара в дверь,
он никуда не уйдет и предложит партию в скат, а когда
увидит на столе два туза, то имеющимися картами
швырнет экспериментатору в голову. Буквально так и
произошло. Пациент проснулся, был весел и доволен и
начал собираться уходить. Он уже надел пальто и
простился, как раздались три удара в дверь. Тогда он
доверчиво обратился к экспериментатору и попросил
его поучить играть в скат. Тот, как и все
присутствующее, отказали. Тогда пациент начал
упрашивать, и его просьбы приняли бурный характер.
Глаза приняли опять несколько остановившийся вид,
но в остальном ничего не было заметно, из того, что
характеризует сомнамбула.
Наконец мы начали объяснение правил рата, он
понимал очень хорошо и мы принялись играть.
— 91 —
После небольшого промежутка времени, экспериментатор
выложил к одному лежавшему на столе другого туза.
Тогда пациент вскочил и вне себя закричал:
«Неверно, вы мошенничаете! Я не играю!»
И с этими словами бросил карты в голову
экспериментатору. Затем он с мгновенье постоял и
начал извиняться в своей несдержанности. Он даже не
понимал, как это вышло.
В другой раз я ему внушил, чтобы он проснулся через
час, при звоне часов в комнате, и с этого момента
никого не видел, кроме одного молодого человека и,
чтобы затем он был молодой девушкой, влюбленной в
этого молодого человека.
С ударом часов пациент проводит по лбу и производит
ряд движений, действительно характерных для молодой
девушки.
Упомянутый молодой человек подходит к пациенту,
тот сконфуженно хватается за пуговицу платья и пугливосмущенно отвечает на вопросы.
Господин становится несколько назойливым, а девицапациент смущается все больше и больше потому, что не
может вспомнить своего имени, хотя и пытается.
Визитная карточка из его бумажника, на которой он,
разумеется, может прочесть лишь имя мужчины — свое
имя — повергает его в ужас.
Требование поцелуя он отвергает с девическим
возбуждением и негодованием, но в общем настроение у
него довольно возвышенное.
Когда затем экспериментатор приказал ему подписать
имя и фамилию, а я отнял у него карандаш, он никак
не мог понять, как это случилось. Точно также он не
мог отдать себе отчета, как случилось, что он откуда-то
получает удары по плечу, рукам и т. д. (он получал их
от меня) и откуда помеха передвигается, когда я
становился ему на дороге.
В заключение, экспериментатор объявил, что он уходит
— 92 —
из комнаты и надеется, что молодые люди сговорятся о
помолвке. Он и пошел к двери, открыл и закрыл ее, но
остался в комнате.
Молодой человек еще раз объявил пациенту, что он
его горячо любит, и просил, в знак помолвки, подарить
ему поцелуй. С робкой и наивной готовностью
пациент бросился к нему на шею и приблизил свои
уста к его губам.
В этот самый момент экспериментатор разрешил
послегипнотическое внушение и галлюцинацию. Субъект
был
поражен
и
сконфужен
двусмысленным
положением, в котором он очутился по пробуждении и
тем взрывом хохота, который он вызвал во всех
присутствующих.
Подобный же опыт приводит и д-р Бинетт,
ассистент парижского Сальпетриера.
«Мы внушили одной пациентке, что по
пробуждении она не должна видеть одно из
присутствующих, г-на Ф., но будет слышать его голос.
По ея пробуждении Ф. стоял перед ней, но она на него
и не взглянула. Он вытянул руку, она даже не
пошевельнулась. Мы сидели около нее и ожидали
дальнейшего. После маленькой паузы, она выразила
удивление, что Ф. нет в лаборатории, и спросила, где
он. Мы отвечали, что он вышел, и посоветовали ей
уйти в свою комнату: Ф. стал у двери. Пациентка
встала и пошла к двери. Подняв руки к ручке, она
наткнулась на Ф. Эта неожиданная помеха ее смутила.
Она пыталась миновать ее, но, встречая ее повсюду,
испугалась и решила больше не подходить к двери.
Затем взяли шляпу, лежавшую на столе, и показали
ее пациентке. Она взяла ее в руки, чтобы убедиться в
том, что это настоящая шляпа.
Шляпу надели на голову Ф. Пациентка решила, что
шляпа держится на воздухе. Ея удивление было
громадно и достигло апогея, когда Ф. снял шляпу и
несколько раз поклонился.
Она видела, что шляпа описывает кривую, и
— 93 —
решила,
что,
очевидно,
это
результат
механического приспособления.
Затем решила, что шляпа висит на нитке, и встала на
стул, чтобы отыскать нитку.
Далее, аббат Мерик сообщает:
«Я сказал одной загипнотизированной особе: «По
пробуждении вы увидите на стуле у стола петрушку с
двумя горбами в большой шляпе». Пробудившись, она
разражается хохотом. Она встает и хохочет до слез.
«Чему вы смеетесь?»
«Да разве вы не видите?» и она покатилась со смеху.
«Что такое?»
«Вон на стуле, в углу». Она не может покончить со
смехом. Я повторяю вопрос, и она описывает петрушку
по своему представлению».
Далее, аббат Мерик сообщает:
«Мы ставили разнообразные вопросы, производили
различные опыты на извращение внешних чувств, мы
вызывали попеременно то приятные ощущения, то
выражения испуга и ужаса, внушая ей последовательно
впечатления
картин
кладбища,
гроба,
змеи,
великолепного цвета, весеннего ландшафта и т. д. Что
мы не предписывали, все являлось ея взору. Пока
иллюзия
поддерживалась,
внушенный
предмет
пребывал перед глазами пациентки, несмотря ни на
какие
убеждения
остальных
присутствующих.
Пациентку поражало и обижало сомнете в правдивости
ея слов. Комедия вызывала сожаление. Было очевидно,
что все чувства посредствующая нам в общении с
внешним миром, могут быть извращены подобным же
образом.
Я дал пациентке стакан воды и сказал ей, что это
шампанское.
Она
начала
пить
с
видимым
удовольствием. Тут я ее остановил и сказал, что это
уксус. Тогда она выплюнула это изо рта, со словами:
«Фу, какая мерзость». Я заставлял ея слух
воспринимать внушенные звуки: рев, резкий вопль,
— 94 —
концерт в соседней комнате. Черты лица, чувство, слух
уже не были надежными посредниками в общении с
вывший миром. Казалось, что они являют душе лишь
видения, или что, последняя сама находится под
исключительным воздействием слов, описаний или
приказаний того, кто загипнотизировал и сохранил
духовное влияние на пациентку».
Известный
английский
гипнотизер
Кеннеди
описывает свой следующий опыт:
Загипнотизировав по обыкновению от 10 до 12 чел.,
он внушил им упасть со стульев, что они и произвели с
шумом, упав один на другого.
Затем одним он внушил, что они оперные певцы, а
среди присутствующих находятся высочайшие особы.
Певцов он просил исполнить их лучшие номера,
внушив им, что они получили от него тетради нот,
певцы начали пресерьезно перелистовать тетради,
которых у них не было в действительности, и назначать
капельмейстеру нумера для аккомпанемента. Певцы
выступали,
давали
знак
капельмейстеру,
откашливались и начинали пресерьезно петь.
Очень забавно было видеть, как по внушению, что
музыка сфальшивила, они вступали в препирательство
с капельмейстером.
Затем оператор спросил одну особу, не желает ли он
предпринять путешествие в воздушном шаре;
предложение было принято. Было разрешено взять с
собою приятеля, после этого они распростились.
Стол, стоявший в середине, послужил гондолой; знак к
отъезду был подан и шар начал подыматься. Оператор,
под предлогом осмотра сети, соскочил со стола и
крикнул им, что они выше 300 метр. над землею.
Друзья делились впечатлениями, как земля становится
меньше и люди понемногу исчезают и т. д., наблюдали
облака, птиц и т. д., и необыкновенно точно
воспринимали впечатления, как это делается у всех,
— 95 —
совершающих путешествие по воздуху.
Теперь Кеннеди внушил путешественникам: «Мы
находимся на высоте 2000 м. от земли» и разрешил
гипноз одного из них. Этот последний, к своему
удивлению, увидал себя на столе вместе с другими
говорящими какой-то несуразный вздор, и никак не
мог понять, в чем дело.
Его первым стремлением, понятно, было соскочить
со стола, но приятель стал его удерживать, уверенный,
что последний собирается покуситься на самоубийство,
намереваясь броситься из лодки, — началась борьба.
Приятель умолял, заклинал не прыгать, если не
ради себя, то во имя своей семьи.
Но чем больше тот умолял, первый все больше и
больше желал выйти из этого нелепого положения.
Теперь Кеннеди обратил внимание господина под
гипнозом на себя. Этим воспользовался другой и
соскочил, вызвав отчаяние первого и горькие у него
слезы.
Кеннеди тем временем опять влез на стол, дал
понять оставшемуся, что жизнь и ему надоела и со
словами: «Прости, друг!» бросился вниз. Покинутый
всеми, в отчаянии смотрит кругом. И последний
спутник исчез, и он один на несколько тысяч метров над
поверхностью земли без помощи, на лишенном
руководителя шаре. Что делать?
В последней степени отчаяния он ложится на стол и
рыдает. Но довольно. Кеннеди идет, и будить его. Тот
протирает глаза и бросается бежать.
Другой раз Кеннеди внушил нескольким мужчинам,
что один из них — непослушный грудной ребенок,
доведший до отчаяния своими криками няньку.
Другому внушено, что он очень нетерпеливая нянька,
третьему — что он мать.
Чтобы сделать комедию забавнее, он последних нарядил,
— 96 —
—одного в чепец, другого в фартук; Когда он сосчитал
до трех, двое из находившихся под внушением — нянька
и ребенок — серьезно принялись за исполнение своих
ролей.
Ребенок, уже лежавший на полу, начал необыкновенно
натурально кричать. Нянька бегала и искала (потом она
их нашла) бутылку с молоком и пеленки. Дав ребенку
молока, она взяла его на руки, но, так как дитя не хотело
успокоиться, завернула его в готовые пеленки и
положила в громадную корзину.
Но ничего не помогало. Дитя кричало все сильнее и
сильнее и нянька со злостью таскала корзину по полу
туда и сюда. Наступил момент появления матери. Было
сделано внушение, и она появилась на сцену. Крупная
перебранка между обеими сторонами. Мать берет
ребенка на руки и начинает с ним ходить. Но дитя
кажется, слишком тяжелым и опять укладывается в
корзину, заменяющую колыбель. Но крикуна ничем не
успокоишь.
Наконец он надоел и матери, та его отшлепала и
отдала няньке.
Эта в отчаянии схватилась за бутылку, довольно
похожую на ликерную и дала ее ребенку; затем она с
таким ожесточением начала с проклятиями дергать
корзину, что та перевернулась. Тут опять возгорелось
недоразумение, обе стороны бросились друг на друга.
Внушение и удар в ладоши оператора и все
участвующее замерли на местах, в живописных позах.
Другой раз Кеннеди среди добровольных зрителей
заметил одного, так называемого, «просветленного»,
который за спиной оператора строил гримасы, давая
людям понять, что дело не совсем чисто. Публика уже
начала испытывать враждебное настроение к оператору.
Последний, обеспокоенный этим, обернулся назад и
увидал виновника. Он попросил у одного из
присутствующих палку,
* Страницы отсутствуют…
Автор
mila997
Документ
Категория
Медицина
Просмотров
66
Размер файла
898 Кб
Теги
prakticheskij
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа