close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

214. Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса №2 2009

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
II. СТРАНА И МИР
УДК 321
А.П. Латкин1
Современный подход к принципам формирования и
функционирования международных экономических
организаций
По мнению автора очевидна необходимость постановки
и решения целого комплекса проблем, начиная с критической,
но объективной оценки того, что уже произошло, происходит и, со всей очевидностью, еще будет происходить с устойчивостью мировой финансовой системы и возможными
последствиями при ее потере для стран, входящих в те или
иные международные организации.
Циклично происходящие мировые экономические кризисы имеют не только негативные, но и позитивные результаты. В частности, они дают импульс к необходимости
рационального обновления методологических основ создания эффективных государственных систем управления развитием национальных экономик, разработки адекватных
изменениям мирового хозяйства принципов формирования и функционирования международных экономических сообществ.
В условиях возникновения и быстрого развития мирового финансового кризиса это
особенно убедительно проявляется в действиях сообщества стран-участниц Всемирной
торговой организации, принимающих сейчас чрезвычайные меры для спасения собственных экономик. Многие из них, очевидно забыв про свои обязательства. По сути, этими
мерами диалектически разрушается де-юре существовавший порядок вхождения в ВТО с
целью обеспечения свободной равноправной конкуренции. Кстати, именно его принципиальная основа не позволяет уже многие годы войти в ВТО России, к которой предъявлялись претензии по поводу чрезмерной государственной поддержки национального
агропромышленного производства и неправомерно низких внутренних цен на энергетические ресурсы.
Однако при более внимательном рассмотрении вопроса поддержки национального
сельского хозяйства можно выявить, что для каждого конкретного государства, входящего
в состав ВТО, формируются свои уникальные доли допустимых объемов финансовых
ассигнований (табл. 1). И, как показывает практика, для государств, вступивших в ВТО
после 1993 г. (т.е после подачи официальной заявки о присоединении России к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ), преобразованному в 1995 г. во Всемирную торговую организацию), примерный объем финансовой помощи агропромышленному комплексу составляет от 5 до 10% в сумме добавленной стоимости продукции сельского хозяйства в ВВП.
1 Латкин Александр Павлович, д-р экон. наук, профессор, директор Института международного бизнеса и экономики ВГУЭС
- 11 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 1.
Страна
Болгария
Год вступления в ВТО
Рамочные условия вступления отдельных стран в ВТО
1996
Тарифные уступки по сельскохозяйственным
товарам
Тарифные уступки по другим товарам
Поддержка
сельского хозяйства
Экспортные субсидии по
сельскому
хозяйству
34,9%
(в основном от
15 до 63%);
переходный
период в 5-6 лет
12,6%
(в основном от 5
до 25%);
переходный период до 15 лет
снижение на
79% за два
года
Нет
11,7%
6,7%
5% от про(в основном от 5
(в основном ниже
дукции сельКиргизия
1998
до 20%) без пеНет
10%) переходный
ского хозяйреходного пепериод 7 лет
ства в ВВП
риода
10,6%
6%
10% от про(в основном от
(в основном от 0
дукции сельАлбания
2000
10 до 20%) переНет
до 10%) переходского хозяйходный период
ный период 9 лет
ства в ВВП
7 лет
в основном от 10
в основном от 10
до 15% максидо 20% максиСнижение на
Молдова
2001
мально 40% пемально 40% пере16% за четыре
Нет
ходный период 4
реходный пегода
риод 4 года
года
33,6%
9,3%
5%
(в основном от
(в основном ниже
от продукции
Латвия
1999
10 до 40%) переНет
15%) переходный
сельского хоходный период
период 9 лет
зяйства в ВВП
9 лет
17,7%
6,6%
5%
(в основном от
(в основном ниже
от продукции
Эстония
1999
10 до 30%) переНет
15%) переходный
сельского хоходный период
период 6 лет
зяйства в ВВП
5 лет
Источник: данные сайта www.WTO.ru
Отметим, что законом о федеральном бюджете Российской Федерации только в 2008
г. совокупная сумма расходов на сельское хозяйство и рыболовство составила 42882,4 млн.
руб., или 2,2% от добавленной стоимости сельского хозяйства в ВВП. С учетом объединения в ныне действующей классификации бюджетных расходов, направляемых в сельское
хозяйство и рыболовство, можно предположить, что фактически поддержка сельского
хозяйства складывается менее 2% от добавленной стоимости продукции агропрома. Между тем, в 2008 г. в процессе переговоров, министр сельского хозяйства РФ А.В. Гордеев
указал на необходимость согласования заявленного ранее объема поддержки сельского
хозяйства1 в пределах 9 млрд. долл. в год (или 14% от сложившейся доли добавленной
стоимости сельского хозяйства в ВВП). Данная ситуация сохраняется неизменной на протяжении последних 6 лет и, возможно, вызывает недоумение мирового сообщества, ведь,
1 для реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования
рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 гг.
- 12 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
как подтверждают данные Всемирного банка, Россия утрачивает те немногие позиции по
сельскому хозяйству в сравнении с другими странами (табл. 2).
Таблица 2.
Удельный вес добавленной стоимости продукции сельского хозяйства
в ВВП отдельных государств, %
Болгария
Молдова
Латвия
Украина
Эстония
Киргизия
Албания
Россия
1999
2002
2005
2007
17
28
4
14
4
38
30
7
12
24
5
15
4
38
26
6
9
20
4
10
4
32
23
6
6
12
3
9
3
33
22
5
2008
8
3
34
21
Как видно из данных табл.1-2 в ряде рассматриваемых государств только Албания, в
которой сельское хозяйство на одну пятую часть определяет развитие национальной экономики, пользуется правом поддержки сельского хозяйства в пределах 10%. В этой связи,
достаточно парадоксальным кажется стремление России с 5%-ой долей вклада продукции
сельского хозяйства в совокупный экономический результат, закрепить за собой право
оказывать финансовую поддержку селу в пределах 14%. С другой стороны, такая тарифная неуступчивость отражает намерение России максимально обезопасить себя в свете
будущих трансформаций национальной экономики и колебаний общемировой экономической конъюнктуры, действуя по принципу: «Проси больше — получишь половину».
Вторая, традиционная сторона вопроса вступления в ВТО, вызывающая множество
споров у отечественных экономистов, касается оценок влияния фиксации ставок таможенных тарифов при перемещении импортных товаров и услуг через границу России, на
экономическое состояние российских предприятий. Накопленная на сегодняшний момент информационная база о деятельности стран — бывших союзных республик — уже
вступивших в ВТО, позволяет судить о некотором преувеличении негативных последствий для национальной экономики (табл. 3).
Сопоставляя приведенные данные с установленными величинами таможенных тарифов (см. табл. 1), можно сказать, что обязательства по связыванию пошлин в среднем от
6 до 16% по ряду государств не привели к сколько-нибудь ощущаемому сокращению
присутствия стран на мировых рынках. Напротив, практически у всех рассматриваемых
государств (за исключением Молдовы и Украины) доля экспорта в ВВП увеличилась за
период 1999-2008 г. в среднем на 4-18 процентных пункта. На этом фоне, аналогичными
тепами увеличивается доля импортно-ввозимых товаров и услуг, достигая, к примеру, в
Киргизии, Молдове, Эстонии значений свыше 90% предела. И последнее обстоятельство
не говорит о том, что государство находится в состоянии импортной зависимости, а скорее отражает степень вовлеченности в процессы экономической интеграции.
Возникает вопрос: действительно ли фиксация конечного уровня таможенных пошлин нанесет непоправимый урон экономике России? По мнению автора, с учетом достигнутых Россией договорённостей, о том, что в первый год после присоединения к ВТО
ни одна из ставок таможенных пошлин не будет снижена, можно говорить об отсутствии
прямых конкурентных угроз для национального производителя со стороны иностранных
партнеров по бизнесу. Добавим к этому, что уровень таможенной защиты сельского хозяйства не уменьшается ни по одному из базовых сельскохозяйственных товаров, а по
ряду из них Россия имеет право даже увеличивать ставки таможенных пошлин на переходный период. При этом импортные таможенные пошлины на промышленные товары
снизятся примерно на три процентных пункта. Начальный уровень связывания составляет 10,1%, конечный уровень – 7,6%, уровень в настоящее время – 10,0% (при этом максимальное снижение пошлин зафиксировано, в частности, для технологического оборудо- 13 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вания). По товарам в целом эти показатели (средневзвешенная ставка импортной пошлины) составляют соответственно 14,8%, 11,5% и 12,9%.
Таблица 3.
Данные, характеризующие ключевые аспекты взаимодействий
государств-участников ВТО
Показатель
1999
2002
2005
2007
2008
Экспорт товаров и услуг в ВВП, %
Болгария
45
52
60
63
Молдова
52
53
51
46
Латвия
40
41
48
44
Эстония
71
71
80
81
74
Украина
54
55
51
47
45
Киргизия
42
40
39
42
45
Албания
17
20
22
25
28
Россия
43
35
35
30
Импорт товаров и услуг в ВВП, %
Болгария
50
60
76
85
Молдова
67
78
92
98
Латвия
50
51
62
65
Эстония
76
78
86
92
85
Украина
48
51
51
49
51
Киргизия
57
43
58
79
90
Албания
32
47
46
49
54
Россия
26
24
21
22
Инфляция, %
Болгария
4
4
4
8
Молдова
45
10
9
16
Латвия
4
4
10
13
Эстония
7
4
5
7
10
Украина
27
5
25
15
22
Киргизия
38
2
7
9
13
Албания
4
3
3
2
3
Россия
72
16
19
14
Источник: данные Группы Всемирного Банка www.worldbank.org
На основании этих данных очевидно, что оснований для резкой активизации импортных поставок, негативного влияния неравноправной конкуренции и усиления импортной зависимости страны во всяком случае в течение переходного периода может не
быть. К тому же конкуренция, по своей экономической природе, проявляется только в
условиях производства минимум двух видов аналогичного товара или услуги и сопоставления уровней «коммерциализации», внедрения в производство достижений научнотехнического развития. На основании этого можно сделать следующее предположение:
мы не заметим жесткой конкуренции на российском рынке по той причине, что конкурировать иностранным фирмам, практически, не с кем. И это, конечно же, — не вина
нашей России, а главная ее беда, которую в настоящее время правительство пытается ликвидировать с помощью мер государственной поддержки крупных градообразующих
предприятий.
Что же тогда будет происходить с соблюдением главного принципа функционирования ВТО – минимализма государственного протекционизма? В условиях преодоления
нынешнего мирового кризиса, целый ряд стран в нарушении подписанных междуна- 14 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
родных соглашений и без всякого уведомления друг друга направляют значительные
государственные средства на экономическое оздоровление тех или иных отраслей и даже
отдельных корпораций, пытаясь повысить тем самым их конкурентоспособность. В частности в США только в течение двух последних месяцев 2008 года объем такой государственной поддержки составил порядка 68 млрд. долл., что составляет 8,2% от производимого ВВП. При этом ставка рефинансирования ЦБ здесь была опущена до нулевой ставки
опять же в интересах создания американским производителям дополнительных конкурентных преимуществ за счет средств налогоплательщиков.
Но это – только один пример из ежедневной и разнообразной практики поддержки
собственных производств странами — участницами ВТО. Аналоги подобного поведения
легко обнаруживаются в государственной политике Австралии, стимулирующей экономическую мощь своего сельскохозяйственного производства системой целевых субсидий,
стран Евросоюза, разработавших и внедрявших Кодексы поддержки металлургических,
текстильных, автомобильных, фармацевтических и прочих национальных корпораций,
продукция которых формирует доминирующую долю сравнительной конкурентоспособности ведущих стран мира. Разумеется, формально и юридически такая поддержка
осуществляется в форме разрешенных ВТО субсидий. Напомним, что согласно соглашению «О субсидиях и компенсационных мерах», субсидия существует, если имеется финансовая помощь со стороны государства, которая приносит пользу ее получателю (ст.1,2,
ч. 1 соглашения) и может быть выражена в форме налоговых кредитов и беспроцентных
ссуд, грантов, закупке продукции по специально установленным ценам и т.д. Данным
соглашением субсидии распределяются на три категории: запрещенные (экспортные
субсидии и субсидии, предоставление которых обусловлено использованием продукции
национального производителя, а не импорта), компенсируемые (не запрещенные субсидии, использование которых приводит к негативным последствиям для производителей
иностранных государств, наносят ущерб национальной промышленности другой страны) и разрешенные (в настоящее время предоставляют собой особые «переходные» правила для развивающихся стран и стран с нерыночной экономикой, как правило, разрешают государственную помощь и вводят ряд исключений из общих правил).
Становится очевидным, что для реального противодействия субсидиарной поддержке национальных производств необходимо пройти достаточно длительную процедуру доказательств того, что осуществленная господдержка имела форму субсидий и
повлекла за собой негативные последствия для национальных производителей других
стран. Понятно, что и внешне этот процесс, в особенности в отношении ведущих стран
мира, нарушающих соглашения, будет носить формат международного скандала с преимущественно политической подоплекой.
С другой стороны, продлевая идею развития равноправного партнерства в области
торговли посредством ВТО до предельного уровня, и в условиях нарастающей глобализации межстрановых экономических взаимодействий можно подойти к формированию
своеобразного «лоскутного одеяла» исключительных конкурентных видов производств,
на которых в чистом виде будет специализироваться каждое государство, участвующее в
ВТО. Иными словами в итоге расширения участников ВТО мы можем получить глобальное сообщество сравнительных конкурентных преимуществ Риккардо. В свою очередь,
понимая, что каждая страна в таких условиях может сформировать от нуля до количества
n таких преимуществ, в итоге можно вернуться к первичному состоянию изначальной
неравнозначности экономического положения стран, исключающей идею равноправного
партнерства ВТО.
Как же действовать в этих, неоговариваемых заранее международных соглашениях,
условиях о партнерстве в ВТО другим его членам, в том числе не имеющим таких национальных финансовых возможностей? Каким образом предполагается обеспечить равноправную конкуренцию на мировых товарных рынках?
В ряде государств — участниц ВТО, в том числе из стран содружества СНГ, необходимыми формами такого обеспечения признается система нормотворческих мероприятий, приводящих в соответствие МСФО базы налогообложения прибыли в том числе пу- 15 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тем исключения из нее затрат на инновационное развитие предприятия, НИОКР, повышение квалификации сотрудников и т.д.
Не исключается при этом возможность освобождения от налогообложения прибыли,
реинвестируемой в производство, от уплаты ввозной пошлины на оборудование, комплектующих изделий к нему и материалов, которые не производятся в принимающем
государстве и т.д.. Кроме того, сейчас приветствуются программы поддержки развития
приоритетных отраслей и государственного регулирования товарных рынков, разработка механизмов удешевления кредитных ресурсов до уровня, действующего в европейских
странах, внедрения действенных государственных гарантий стабильности законодательства.
Однако и эти, далеко не все аргументы, позволяют признать по меньшей мере проблематичным целесообразность дальнейшего функционирования ВТО без серьезной
ревизии порядка поведения его членов в самых различных, в том числе и кризисных ситуациях, а также нормативно-правовой, а возможно, и экономической базы неукоснительного соблюдения этого порядка.
Безусловно, в научном отношении, здесь очевидна необходимость постановки и решения целого комплекса проблем, начиная с критической, но объективной оценки того,
что уже произошло, происходит и со всей очевидностью еще будет происходить с устойчивостью мировой финансовой системы и возможными последствиями при ее потере для
стран, входящие в те или иные международные организации. Несмотря на проявленный
руководителями многих государств, в том числе России, оптимизм по поводу сроков выхода из современного экономического кризиса, скорее всего, даже достигнув сейчас своего «дна», он может продержаться на этом уровне несколько лет. Этой точки зрения придерживается Лауреат Нобелевской премии по экономике профессор Пол Кругман и целый ряд известных в мире экономистов.
- 16 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
УДК 321
С.К. Песцов1
Региональные интеграционные объединения:
критерии и оценка эффективности
В статье предпринимается попытка определения критериев и индикаторов, позволяющих оценивать результаты
и эффективность деятельности современных региональных
интеграционных объединений и организаций.
Ключевые слова: регионализм, интеграция, региональные
объединения, международное сотрудничество.
Регионализм на рубеже XX – XXI веков окончательно превращается в общемировой
феномен. В том или ином виде он проявляет себя даже там, где до последнего времени
был представлен весьма скромно. Расширение пространственных масштабов и границ
распространения регионализма сопровождается ростом его функциональной универсализации. Сегодня практически нет проблемных сфер и зон сотрудничества, остающихся
вне тех или иных схем региональной кооперации. Одновременно происходит углубление организационной диверсификации регионализма и увеличение многообразия форм
его конкретных проявлений. А расширение и интенсификация межрегиональных и
трансрегиональных связей способствует дальнейшему его превращению в органический
и весьма важный элемент общей глобальной архитектуры современного мира.
Вместе с тем, целый ряд принципиальных вопросов, связанных с деятельностью уже
функционирующих и вновь создающихся региональных интеграционных объединений
(РИО), остается открытым. К их числу относится и проблема оценки результативности
групповых кооперационных усилий, эффективности (успешности) отдельных региональных интеграционных проектов и, соответственно, достижений и перспектив регионализма в целом. Количество специальных исследований на эту тему остается ограниченным. Отдельные гипотезы, встречающиеся у разных авторов, основываются, как правило, на общих суждениях и субъективных оценках. Первые попытки систематизированного прогностического определения эффективности отдельных региональных устройств
на основе комплексного критерия («интеграционный потенциал») были предприняты Э.
Хаасом еще в 1960-е годы. Затем, благодаря усилиям экономистов, популярность приобрели количественные оценки результатов деятельности региональных объединений, в
основе которых лежали специально разработанные «интеграционные индексы», учитывающие динамику взаимных торговых обменов и мобильности факторов производства2.
Разработка все более сложных макроэкономических моделей измерения эффективности
интеграции продолжилась и в 1980-е годы. В одном случае базой для оценки служили
корреляционные связи между динамикой национальных доходов и/или уровней занятости, с одной стороны, и реализацией участниками РИО совместных мероприятий во
внешнеэкономической сфере. Другие варианты в качестве основного критерия оценки
использовали сопоставимые показатели промышленного развития стран-членов до и после заключения ими интеграционных соглашений. Все эти подходы с самого начала вызывали множество обоснованных претензий. Однако и альтернативные способы решения
этой проблемы, предлагавшие оценивать итоги и достижения интеграции, к примеру,
путем сравнения полученных результатов с ранее провозглашенными целями ускорения
социально-экономического прогресса, вызывали не меньше сомнений.
В ситуации незавершенности дискуссии по всему кругу вопросов, связанных с оценкой результатов деятельности РИО, сегодня для иллюстрации успехов и перспектив ре-
1 Песцов Сергей Константинович – зав. кафедрой политических процессов, декан факультета
политических наук Тихоокеанского института политики и права ДВГТУ, доктор политических наук.
2 Y. Ben-Porath and N. Halevi. On the Measurement of Factor Integration and Trade. Jerusalem: The
Hebrew University, 1971; N. Halevi. Some Indexes of Trade and Factor Integration for the EEC: 1960 – 1971
// Journal of Common Market Studies. June 1976. P. 336 – 343.
- 17 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гионализма многие авторы ограничиваются ссылками на ЕС, НАФТА и АТЭС1. Лишь в
редких случаях перечень позитивных примеров регионализма незначительно расширяется. Так, например, Г.К. Широков и А.И. Салицкий, утверждают, что в конце прошлого
века «в мире существовало, как минимум, пять относительно успешных интеграционных
группировок, в которые входило свыше 50 стран (АСЕАН, ЕС, МЕРКОСУР, НАФТА,
ОЭС)»2. Для обоснования подобных выводов авторы редко прибегают к сколько-нибудь
развернутой аргументации.
В тех немногочисленных случаях, когда авторы пытаются измерить результативность интеграции, они традиционно оперируют набором простых макроэкономических
индикаторов. Эти индикаторы чаще всего характеризуют групповые объединения исходя из (а) их совокупных экономических потенциалов (статические и динамические величины ВВП и ВВП на душу населения); (б) величины и динамики взаимной торговли (доли внутригрупповой торговли в общем торговом обороте); (в) из объемов привлекаемых
инвестиций (общие объемы ПИИ). Реже используется анализ изменений в национальных
структурах внешней торговли и производства стран-членов РИО. И как исключение –
рассматриваются иные виды внутригрупповых трансакций (миграционные потоки, туризм, почтовые и телекоммуникационные обмены). Действительно, некоторые из указанных показателей обладают некоторыми объяснительными способностями, но, одновременно имеют и серьезные объективные ограничения.
Анализ исторической практики регионализма свидетельствует, что цели и задачи,
которые ставят перед собой участники групповых кооперационных объединений, отличает высокая степень вариативности. Несмотря на популярность и неизменное присутствие в учредительных документах многих региональных объединений термина «экономическая интеграция», в действительности групповая кооперация редко ограничивается
исключительно сферой экономики, где результаты совместной деятельности приобретают то или иное количественное выражение. Больше того, многие из такого рода показателей, как в свое время заметил еще Э. Хаас, обладают лишь относительной ценностью3.
Следует учитывать и то, что экономические успехи, достигнутые благодаря интеграции чаще всего оцениваются участниками РИО в соотношении с возможными (упущенными) выгодами и потерями в рамках альтернативных групповых или двусторонних
межгосударственных взаимодействий4. Наконец, макроэкономические показатели развития стран-членов и совокупные индикаторы совокупной динамики РИО представляют
собой результат сложного взаимодействия множества факторов не только эндогенного,
но и экзогенного характера.
Все это заставляет обратиться к поиску иных (дополнительных) индикаторов, позволяющих измерить и оценить эффективность деятельности и жизнеспособность отдельных региональных кооперационных устройств. В качестве таковых, вероятно, могут быть
использованы два важных показателя: устойчивость и потенциал роста. Поскольку одной
из определяющих (родовых) черт регионализма является добровольность участия, устойчивость регионального объединения, понимаемая как общая продолжительность существования (активной деятельности) организации, представляет собой адекватное свидетельство удовлетворенности ее членов реальными или ожидаемыми выгодами, которые
обеспечиваются соответствующим кооперационным устройством в отношении достижения тех или иных значимых целей. При этом следует иметь в виду, что, во-первых, восприятие интеграционного образования как инструмента, позволяющего решать те или
иные актуальные задачи, может, как уже говорилось, основываться не только на его ре1 Портной М.А. Современные тенденции мировых интеграционных процессов // США: экономика, политика, идеология. 1997. № 8. С. 5.
2 Широков Г.И., Салицкий А.И. Глобализация и/или регионализация? (Регионализация и ее
типы) // Восток. 2003. № 5. С. 92.
3 Ernst B. Haas and Philippe C. Schmitter. Economics and Differential Patterns of Political Integration:
Projections About Unity in Latin America // International Organization. Vol. XVIII. No. 4. Autumn 1964. P.
108.
4 Andrew W. Axline (ed.). The Political Economy of Regional Cooperation. Comparative Case Studies.
London: Pinter Publ., 1994. P. 190.
- 18 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
альной результативности. Чаще оно опирается на оценку «сравнительной результативности» в рамках существующих возможностей достижения сходных результатов с помощью индивидуальных усилий или в иных коалициях. Во-вторых, осознание важности
участия в групповом объединении способно возникать на основе субъективных представлений участников, связанных с появлением (расширением) действительной или
предполагаемой возможности влияния на решение более широкого круга проблем.
Другой показатель – потенциал роста, понимаемый как способность расширения
членского состава и круга вопросов (проблемных сфер), которые охватываются программами коллективной деятельности, в свою очередь указывает не только на наличие некоторого, достаточного для поддержания жизнедеятельности созданного союза, уровня
удовлетворенности. Он также свидетельствует о (1) готовности участников к распространению сотрудничества на новые сферы деятельности, в том числе и на те, в отношении
которых прежде согласия не было, и (2) наличие явных преимуществ организованных
коллективных усилий, являющихся очевидными, в том числе и для тех, кто находится за
рамками формального членства.
Основным измерением устойчивости РИО является продолжительность существования группового объединения в одной и той же институциональной форме. Идентифицирующим признаком последней выступает официальное название организации, закрепленное в учредительных документах, и состав ее членов. Чем более ясно выражены и
согласованы исходные устремления, и чем больше практические результаты коллективных усилий соответствуют общим и индивидуальным ожиданиям участников создаваемого объединения, тем дольше оно будет сохранять свое исходное название. Это, в свою
очередь, способствует «социальной легитимизации» РИО, превращению его в естественный и привычный элемент общей системы регулирования экономических и политических проблем. Любая перемена названия, наоборот, разрушает этот образ. Переименование это, как правило, внешнее отражение процесса содержательной реорганизации регионального межгосударственного союза, включающей пересмотр целей и стратегий совместной деятельности, а также ощутимые перемены в составе его членов. И то, и другое
обычно отражает очевидную неудовлетворенность государств-участников текущим состоянием дел, достижениями и/или перспективами группового сотрудничества. Поэтому, чем чаще региональное кооперационное объединение меняет свое название, тем ниже будет уровень его легитимизации, и чем меньше времени прошло со времени последней перемены, тем менее устойчивым является соответствующий межгосударственный
союз. Следует, однако, учитывать принципиальное отличие между двумя разновидностями – «инновационной» («восходящей») и «адаптивной» («нисходящей») – организационных перестроек. Очевидно, что последствия двух этих разновидностей реорганизаций
с точки зрения их влияния на уровень социальной легитимизации РИО будут прямо
противоположны. «Восходящие» реорганизации, если они к тому же сопровождаются
лишь частичной сменой названия, способствуют укреплению внутреннего согласия и
расширению внешнего гравитационного поля регионального объединения. «Адаптивные» реорганизации, как правило, представляют собой симптомы намечающейся деградации ранее существовавшего единства взглядов.
Кроме того, на общий уровень устойчивости РИО негативным образом влияет ряд
ситуаций, которые не обязательно связаны или приводят к перестройке организационных форм групповой кооперации. К ним относятся: (1) образование внутри действующего объединения сепаратных (фракционных) союзов, программы деятельности которых
отличаются от ранее одобренных концепций и которые устанавливают для части членов
более высокие или, наоборот, менее обязывающие ориентиры; (2) случаи одностороннего
отказа одного или нескольких участников от своих обязательств в рамках общей программы сотрудничества или неодобрения новых коллективных инициатив без выхода из
состава группировки; (3) использование угроз приостановки участия или отказа от членства в качестве средства давления с целью принятия или отклонения тех или иных совместных решений. Совокупная оценка устойчивости должна также учитывать и так называемые «летаргические фазы» или периоды критического затухания внутриорганизационных взаимодействий и временной приостановки поступательного развития коопера- 19 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ционных процессов. Практика регионализма свидетельствует, что распад региональных
группировок редко сопровождается официальными заявлениями, прекращающими действие соответствующих договоров или соглашений. Гораздо чаще такие объединения
просто «засыпают» в результате свертывания взаимных контактов государствамичленами, превращающего прежние договоренности в простую формальность. И, наконец, еще одним индикатором устойчивости групповых кооперационных образований
является стабильность состава участников. Чем большие масштабы приобретают в ходе
жизнедеятельности организации процессы сокращения первоначального членского состава, тем больше оснований для предположений о наличии разногласий между партнерами, неудовлетворительной результативности и, соответственно, слабой устойчивости
объединения. Если при определении уровня устойчивости в расчет берутся, прежде всего, обстоятельства негативного характера, снижающие итоговую оценку эффективности
РИО, то использование второго показателя – потенциала развития – позволяет зафиксировать позитивные перемены в процессе жизнедеятельности групповых кооперационных
образований. Главными индикаторами в этом случае, как уже отмечалось, выступают, вопервых, факты «инновационных» реорганизаций или организационных перестроек, связанных с достижением определенных значимых рубежей в развитии и необходимостью
перехода к решению новых задач (даже если они сопровождаются сменой первоначального названия), и, во-вторых, расширения состава участников.
Сравнение и анализ основных данных, выступающих в качестве индикаторов устойчивости, потенциала развития, а соответственно, и уровня жизнеспособности РИО, дают
основание для следующих выводов. К числу региональных объединений, уровень эффективности которых может быть охарактеризован как неопределенный или умереннонизкий, следует, вероятно, отнести большую часть групповых союзов, существующих
менее пятнадцати лет. Выделение именно этого временного рубежа обусловливается несколькими эмпирическими предположениями. Во-первых, в связи с инерционностью
макроэкономических процессов любое региональное объединение приобретает относительную устойчивость в том случае, если продуцируемые совместными усилиями позитивные эффекты будут отличаться достаточной стабильностью1. Во-вторых, практика
межгосударственного сотрудничества показывает, что средняя продолжительность работы «неудачных» групповых образований, прекративших по тем или иным причинам свое
существование, составляет примерно семь – восемь лет. И, в-третьих, большая часть
«адаптивных» («нисходящих») реорганизаций, свидетельствующих о внутренних неблагополучиях, как правило, проводится в течение максимум первых пятнадцати лет со времени учреждения РИО. К группе региональных интеграционных объединений с умеренно-низким уровнем жизнеспособности, кроме того, должны быть отнесены и многие
из числа «восстанавливаемых» кооперационных объединений, взаимодействие в рамках
которых ранее приостанавливалось на продолжительный срок (ЭКО).
Несколько более высокий уровень эффективности отличает ряд «молодых» (МЕРКОСУР, НАФТА) или восстановленных (СИЭКА) региональных интеграционных объединений. В случае с НАФТА это, безусловно, связано с участием в группировке США и
Канады, по совокупной экономической мощи превосходящих объединенную Европу,
наличием у лидера объединения традиционно прочных экономических связей со своими
соседями, позитивной динамикой развития кооперационных взаимодействий и, наконец,
с весьма значительным потенциалом расширения (идея ЗСТА). Жизнеспособность МЕРКОСУР, несмотря на непродолжительность существования этой субрегиональной организации, прошла проверку кризисом 1998 – 1999 годов, который стимулировал одобрение участниками новых программ, направленных на укрепление экономических взаимосвязей. На существующий у группировки потенциал роста указывает не только присоединение к групповому сотрудничеству Чили, но и вовлечение в его орбиту некоторых
других латиноамериканских государств, в том числе участников более старых региональных союзов.
1 András Inotai. Regional Integration in the New World Economic Environment. Budapest: Akadémiai
Kiadó, 1986. P.43.
- 20 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
С точки зрения потенциальной жизнеспособности указанные РИО примыкают к
многочисленной группе кооперационных образований с умеренно-высоким уровнем
эффективности (АС, КАС, ЛАИ, ЮЭМОА, КЕМАК, КЕАО, СРМ, СЕПГЛ, ЭКОВАС,
САДК, КОМЕСА, ССАГПЗ, СААРК, ЮТФ, АТЭС). Большую их часть составляют объединения, история существования которых насчитывает от двадцати до сорока пяти лет. Некоторые из них прошли через одну или несколько реорганизаций и смен названия, пережили периоды спадов и разочарований, сохранив, однако, исходный костяк участников и достаточно прочные связи между ними. Наиболее слабые позиции в этой группе у
ЛАИ, СААРК и некоторых микрорегиональных кооперационных структур (КЕАО, СРМ).
Проблемы ЛАИ, одной из самых старых интеграционных группировок Латинской Америки, обусловливаются устойчиво нисходящей динамикой содержания внутригрупповых взаимодействий и все более очевидной внутренней сегментацией, начало которой
было положено образованием первых фракционных союзов еще в конце 1960-х годов.
Ухудшает перспективы ЛАИ и усиливающаяся конкуренция между двумя проектами
создания межрегиональной зоны свободной торговли, в которой ее участники занимают
противоположные позиции. Внутриорганизационные взаимодействия в рамках СААРК
продолжительное время ограничивались мероприятиями подготовительного и общегуманитарного характера. Их развитие, безусловно, сдерживается разногласиями между
двумя – Индией и Пакистаном — самыми крупными членами СААРК.
Более высокий уровень эффективности отличает АТЭС, несмотря на менее продолжительную историю существования этого объединения. Это обусловливается вовсе не его
совокупными экономическими размерами или темпами роста, действительно отличающимися стабильно высокой динамикой. Первый показатель вообще не вполне корректен,
поскольку основная масса членов АТЭС одновременно является участниками самостоятельных обще- и/или субрегиональных интеграционных образований, а темпы экономического развития в этой части мира лишь в ограниченной степени могут рассматриваться как производное совместных усилий в рамках этой организации. Более существенными индикаторами в этом случае являются заметный прогресс в деле институционального оформления, содержательной идентификации и согласования перспектив многостороннего сотрудничества. Весьма показательно и быстрое расширение (с 12 до 21
участника) численности членов группировки.
Немногочисленную группу наиболее эффективных и устойчивых РИО образуют
ЕС, АСЕАН и АНЗЕРТА. Каждое из них наряду с весьма продолжительной историей
функционирования отличает позитивная содержательная динамика, стабильное расширение сфер кооперации и укрепление взаимных связей, а также (в случае ЕС и АСЕАН)
значительный потенциал расширения.
Говоря об эффективности региональных интеграционных объединений, нельзя не
заметить, что, как ни парадоксально, главная цель, с которой с момента своего рождения
была связана идея межгосударственной интеграции, давшая толчок стремительному развитию современного регионализма, остается наименее достижимой. Возникновение в
разных регионах мира многочисленных кооперационных объединений не привело к быстрым и радикальным переменам с точки зрения глобальной и/или региональной безопасности. Это объясняется не только возникновением в международных отношениях новых проблемных узлов и угроз. Как оказалось, даже продолжительных усилий по налаживанию и укреплению взаимных связей часто оказывается недостаточно для предотвращения (преодоления) противоречий, способных перерасти в вооруженные конфликты. Больше того, иногда неосторожные попытки ускоренной интеграции вызывают обострение латентных или появление новых противоречий. Вместе с тем никто не может
сказать, что с прогрессом регионализма мир стал менее безопасным. Плотная сеть разносторонних взаимных контактов, обязательств, правил и ограничений, создаваемая, в том
числе многочисленными региональными кооперационными объединениями, даже при
не очень существенном ее влиянии в плане стимулирования экономического роста или
групповой торговли, придает современному миру большую упорядоченность. Она позволяет сохранять ему необходимую стабильность и более успешно справляться с новыми
вызовами, сопровождающими ускоряющееся развитие человеческого сообщества.
- 21 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 321
Севастьянов С. В.1
Дуализм интеграционных проектов как
определяющая черта формирующегося региона
восточной Азии и перспективы российского участия
Статья посвящена анализу конкурирующих моделей регионализма Восточной Азии, на основе которого автор даёт
прогноз его развития и предлагает варианты российского
участия.
В качестве определяющего тренда современного мирового развития сохраняется
воздействие глобализации, что ярко продемонстрировал азиатский финансовый кризис
1997 г., а в 2008 г. ещё более масштабно подтвердил мировой экономический кризис. Актуальность темы предложенной статьи заключается в том, что она находится в рамках
изучения именно этой коллизии — нарастания тенденций к глобализации, с одной стороны, и к регионализму и регионализации — с другой.
Действие последних вызывает значительное повышение роли регионов, когда идея
полной унификации не работает, мир становится полицентричным, а на ход его развития всё больше влияют новые, в том числе азиатские, игроки. При этом государства, входящие в межправительственный форум АСЕАН Плюс Три (АПТ — страны АСЕАН, Китай, Япония и РК), становятся костяком для восточноазиатской экономической интеграции с более широким участием стран из примыкающих регионов. Прошедший в 2005 г.
первый Саммит Восточной Азии подтвердил намерения участников постепенно продвигаться по пути создания «Восточноазиатского сообщества» (ВАС), однако подходы региональных лидеров (КНР и Японии) к его построению существенно разнятся. Пекин в качестве приоритетного избрал закрытый вариант, опираясь на АСЕАН Плюс Три, в то время
как Токио стремится к созданию расширенного варианта сообщества.
Тема статьи важна для выработки «азиатского вектора» российской внешней политики, так как тенденции развития закрытых форм регионализма не отвечают интересам
РФ в Восточной Азии, и требуется выработка её приоритетов в подходах к участию в
многосторонних механизмах сотрудничества. С окончанием «холодной войны» Москва
успешно подключилась к межправительственному сотрудничеству на трансрегиональном уровне, став партнёром по диалогу Регионального Форума АСЕАН (АРФ) и членом
Форума Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), и в субрегионе Северо-Восточней Азии (СВА) — в рамках проекта «Туманган» и Шестисторонних
переговоров по проблеме безопасности Корейского полуострова. Однако, когда в 2005 г.
Россия проявила интерес к участию в ВАС, то встретилась с существенными трудностями. Учитывая, что расширение Россией взаимодействия со странами Восточной Азии, в
том числе с ближайшими соседями по СВА, остаётся одним из ключевых средств для
включения Дальнего Востока РФ в процессы регионального экономического сотрудничества, исследование особенностей моделей восточноазиатского регионализма является
исключительно актуальной задачей.
Замысел статьи определён рядом факторов, в том числе тем, что государства реализуют свои политические устремления во многом через создание и поддержку межправительственных организаций, которые, выступая в качестве транснациональных акторов,
имеют свои интересы и цели. Автор учитывал также, что безопасность и экономика являются наиболее важными сферами в плане формирования и воздействия на мировую
политику.2
1 Севастьянов Сергей Витальевич, профессор кафедры мировой экономики и экономической
теории ВГУЭС, кандидат политических наук.
2 Лебедева М.М. Действующие лица или исполнители? Проблема акторности в мировой политике // «Приватизация» мировой политики: локальные действия – глобальные результаты / Отв.
ред. Лебедева М.М. — М.: Голден — Би, 2008. С. 5-6.
- 22 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
При раскрытии темы статьи не обойтись без концепции регионализма, который
обычно понимается как целенаправленная политика государств (их отдельных регионов)
и других участников по осуществлению преимущественно политического процесса сотрудничества в регионе и приданию ему системного характера. В этой связи процессы
регионализма Восточной Азии рассмотрены преимущественно через призму деятельности МПО в области безопасности и экономики. При этом основное внимание в исследовании уделено политико-экономическим аспектам регионализма и регионализации, получившим в Восточной Азии наибольшее развитие.
За последние 20 лет возобновился интерес к исследованию регионов, что отразилось
в появлении в середине 90-х годов научного направления, получившего название “нового
регионализма”, во многом вызванного неспособностью классической теории интеграции
объяснить процессы сотрудничества за пределами Европы. Считается, что первым этот
термин ввёл в научный оборот Эндрю Харрелл1 в отличие от так называемого регионализма «старого», сформированного протекционизмом начального этапа европейской
интеграции конца 50-х — середины 70-х годов.
В научной литературе модель европейской интеграции часто выдаётся за образец, и
ожидается, что остальные регионы пойдут тем же универсальным путём. Однако не существует концепции, устанавливающей определённую планку по уровню институционализации, для того, чтобы считаться истинным регионом. Более того, характерная для
ЕС высокая степень институционализации международных институтов, скорее, является
аномалией, а не ведущей тенденцией их формирования в других регионах мира. Тем не
менее, сторонники «нового регионализма» не стремятся создать универсальную теорию,
называя её рамочной концепцией, основная «новизна» которой заключается в рассмотрении опыта регионализма в других регионах мира. В своём исследовании автор широко
опирался на современные наработки этой концепции, подробное рассмотрение которых
остаётся за рамками данной статьи в силу ограниченности её объёма.
Полноценное исследование институтов восточноазиатского регионализма невозможно без изучения и сравнения с более ранним опытом Ассоциации государств ЮгоВосточной Азии (АСЕАН) и институтов азиатско-тихоокеанского регионализма (АТЭС и
АРФ).
АСЕАН как фокус многостороннего сотрудничества Восточной Азии
Созданная в 1967 г. (АСЕАН) интересна, в первую очередь, тем, что позволяет рассмотреть выработанный за долгие годы набор её институциональных норм, получивший
название “путь АСЕАН” (“the ASEAN Way”), и который стал основополагающим для
большинства региональных МПО, включая АТЭС, АРФ, АПТ и др. А. Ачара характеризует «путь АСЕАН» как процесс региональных взаимодействий и сотрудничества, базирующийся на постепенности, неформальности, консенсусе, личных политических связях,
неконфронтационной манере ведения переговоров.2 Основополагающим для «пути
АСЕАН» является принцип невмешательства во внутренние дела членов организации,
однако с середины 90-х годов они ведут дебаты по поводу целесообразности изменения
подходов к этому принципу. Особенно остро этот вопрос стал в 1999 г., когда всплеск насилия в Восточном Тиморе поставил вопрос: могут ли члены МПО напрямую включиться
в решение проблемы? Однако прецедент (возможная интервенция государств АСЕАН на
территорию Индонезии) не был создан, а возглавить усилия по подавлению насилия
пришлось ООН. Этот же принцип не позволил АСЕАН повлиять на недемократическое
поведение одного из новых членов – Мьянмы.
Для повышения эффективности организации, на саммите 2007 г. в Сингапуре были
согласованы шаги по её институциональному укреплению. Они выразились в решениях
о назначении членами АСЕАН постоянных представителей в секретариат организации,
более регулярном проведении саммитов (каждые полгода вместо ежегодных) и укрепле1 Hurrell A. Explaining the Resurgence of Regionalism in World Politics // Review of International
Studies. 1995. Vol. 21, № 4. P. 332.
2 Acharya A. Culture, Security, Multilateralism: The “ASEAN Way” and Regional Order. Eds. K.
Krause Culture and Security: Multilateralism, Arms Control, and Security Building. L., 1999. P. 55-84.
- 23 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нии механизма разрешения споров по выполнению принятых решений. Другим важным
достижением саммита, способным повысить эффективность и значимость МПО, стало
утверждение Устава АСЕАН, а также постановка амбициозных целей формирования к
2015 г. зоны свободной торговли и сообщества АСЕАН в политической, экономической и
социально-культурной сферах.
С приходом на пост президента РФ Владимира Путина в 2000 г. была принята новая
концепция внешней политики РФ, в которой подчёркивалась важность построения многополярного мира, а также приоритетность интеграции России в АТР, для чего обосновывалась необходимость активного участия в работе АТЭС и АРФ.1 В целом, достижения
политики Путина в ЮВА состоят в том, что уровень отношений России со странами
АСЕАН поднялся до уровня, позволяющего обсуждать возможности официального участия Москвы в регионализме Восточной Азии.
АТЭС и АРФ как модели открытого регионализма АТР
Международное сотрудничество в экономической сфере на Азиатско-тихоокеанском
уровне оформлено в виде созданного в 1989 г. Форума АТЭС, членом которого в 1998 г.
стала Россия, что стало прорывом для её внешней политики в регионе. АТЭС руководствуется принципом открытого регионализма, суть которого заключается в том, что развитие экономического сотрудничества и снятие ограничений на движение товаров, денежных и людских потоков внутри АТР сочетается с соблюдением принципов ВТО. При
этом организация действует по принципу «согласованных односторонних мер», выполнение которых юридически не обязательно для участников. Пик в деятельности МПО
пришёлся на 1994 г., когда были определены задачи формирования региональной системы свободной торговли. Тем не менее, перспективы формирования на базе АТЭС экономической интеграционной группировки представляются неопределенными, что во многом связано с несовпадением приоритетов в деятельности МПО, которых придерживаются развитые англо-саксонские и развивающиеся азиатские государства.
На саммите в Куала-Лумпур в 1998 г. прозвучали идеи придать экономической интеграции в рамках АТЭС более обязывающий характер, однако они не получили развития.
Тематика «ранней добровольной секторной либерализации» была передана на рассмотрение ВТО, на работу в которой перенесли основные усилия США. По мнению Э. Линкольна, эти события зафиксировали кризис идентичности АТЭС, и он призвал администрацию США усилить внимание к деятельности этого Форума, как средству для противодействия восточноазиатскому регионализму.2 Однако Вашингтон предпочёл другие
механизмы для устранения последствий финансового кризиса и реализации внешнеполитических целей в регионе. Тем не менее, роль АТЭС для Вашингтона как инструмента
поддержания диалога со странами АТР в перспективе может возрасти, так как в новых
интеграционных структурах Восточной Азии США пока не находится места.
Главная проблема для России в АТЭС – низкий уровень вовлечённости в экономическую жизнь региона. Так, доля ВЭС РФ находится в районе одного процента внешнеторгового оборота АТР, а её инвестиции в эти страны незначительны. В результате у них нет
большого интереса для обсуждения с представителями России в рабочих группах АТЭС
конкретных положений, регулирующих торговые и других направления сотрудничества.
Активизация использования этих механизмов — приоритетная задача для Дальнего Востока РФ, так как позволяет координировать деятельность со странами АТР в области торговли, рыболовства, транспорта, энергетики и др.
Высшее руководство страны считает участие в работе этой МПО приоритетной задачей, о чём свидетельствует регулярное участие президента РФ в саммитах, утверждение
им Концепции участия РФ в АТЭС и создание Комиссии правительства по вопросам участия России в этой организации, а также активизация проведения мероприятий АТЭС на
своей территории. Эти усилия позволили довести до стран региона российские приоритеты в АТР, прежде всего это увеличение вклада РФ в региональное сотрудничество в
1 «Концепция внешней политики Российской Федерации». Независимая газета. 11.07. 2000.
2
Lincoln E. East Asian Economic Regionalism. Washington, DC, 2004. P. 130.
- 24 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
области энергетики, транспорта, наукоёмких технологий и т.д.1 Важным подтверждением
внимания к АТЭС стало решение руководства России провести в 2012 г. его саммит во
Владивостоке.
Становление многосторонних подходов к безопасности в духе открытого регионализма стало отличительной чертой АТР в 90-е годы,2 и нашло своё выражение в создании
в 1994 г. Регионального Форума АСЕАН. Идею создания новых механизмов безопасности
высказывали представители России3 и других государств, однако практически реализовать её смогли страны АСЕАН, предложив новый формат регионализма, основанный на
взаимодействии с внешними акторами, получившими статус партнёров по диалогу.
За свою 15-летнюю историю АРФ остался консультативным Форумом, не став организацией, «решающей проблемы», и оценки его эффективности разнятся в зависимости
от ожиданий участников. Так, к позитивным результатам можно отнести тот факт, что
его участники выработали и реализуют комплекс мер доверия в военной области. С другой стороны, такие важнейшие вопросы, как Тайваньская проблема или безопасность
Корейского полуострова на нём не обсуждаются. После 11 сентября 2001г. администрация Буша попыталась сделать проблематику борьбы с международным терроризмом
главным фокусом в деятельности АТЭС и АРФ. В то же время, как Китай, так и Россия,
имеющие в АРФ статус партнёров по диалогу, активно участвуют в выработке мер доверия и превентивной дипломатии.
По мнению Винода Аггарвала, чтобы выяснить, заинтересовано ли государство в
создании нового института, надо понять, как оно оценивает деятельность действующей
организации4. Вот почему признание низкой неэффективности АТЭС и АСЕАН (первая
оказалась слишком велика, а вторая, наоборот, мала) стало одной из причин образования
АПТ, размер и состав которой, по замыслу создателей, является оптимальным.
АСЕМ и АПТ как модели закрытого регионализма Восточной Азии
У истоков идеи закрытых форм межправительственного регионализма Восточной
Азии стоял бывший премьер-министр Малайзии Махатир Мохамад. C официальным
предложением создания Экономического Совета Восточной Азии (ЭСВА) он впервые
выступил в 1991 г. на встрече министров экономики стран АСЕАН. Однако США, оказав
политический нажим на Японию, заблокировали это предложение. Тем не менее, идея
интеграции Восточной Азии возродилась, когда был налажен диалог между Европой и
Азией. В 1994 г. бывший в то время премьер-министром Сингапура Го Хок Тон предложил проведение регулярных встреч «Азия-Европа» (АСЕМ) на уровне руководителей
государств, и было решено, что на инагурационном саммите в Таиланде в 1996 г. Азию
представят шесть стран-членов АСЕАН, Вьетнам (его приём в АСЕАН планировался на
1995 г.), Китай, Япония и РК. В результате состав участников от Азии в АСЕМ оказался
исключительно восточноазиатским и практически совпал с заблокированным ЭСВА.
Формат АСЕМ предполагает встречи на уровне саммитов — раз в два года поочерёдно в столицах азиатских и европейских государств. В целом, за более чем десятилетнюю историю этот межправительственный институт выстроил развёрнутую сеть консультационных и диалоговых механизмов для реализации своей миссии, направленной
на укрепление сотрудничества в трёх основных сферах (политической, социальноэкономической и культурной). Прошедшие саммиты АСЕМ показали, что у азиатских
1 Севастьянов С.В. Время соответствовать новым вызовам // «Дальневосточный ученый». Владивосток, 2001. №23.
2 Открытый регионализм в сфере безопасности подразумевает предоставление государствам и
другим акторам, находящимся за пределами данного региона, возможность присоединяться к заключённым членами МПО соглашениям, и становиться участниками региональных режимов безопасности.
3 В 1986 г. президент СССР М. Горбачёв выдвинул идею Тихоокеанской конференции по безопасности, что вызвало появление схожих региональных инициатив, предложенных правительствами
Австралии, Канады и др.
4 Aggarwal V. Reconciling Multiple Institutions: Bargaining, Linkages, and Nesting. Eds. V.
Aggarwal. Institutional Designs for a Complex World: Bargaining, Linkages and Nesting. Ithaca, 1998. P.
18-21.
- 25 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
участников нет развитого чувства региональной солидарности, характерного для их европейских коллег. На саммитах Восточная Азия предстала как территория, одновременно входящая в АСЕМ и АТЭС, но не всегда способная выразить общие интересы. Для исправления ситуация «группа мудрецов» в докладе от 1999 г. рекомендовала азиатским
членам организации усилить диалог между собой.1 В 2004 г. АСЕМ расширила состав
организации за счёт включения 10 новых членов ЕС и трёх оставшихся стран АСЕАН
(Лаос, Камбоджа и Мьянма).
Что касается РФ, то она также демонстрировала желание вступить в эту организацию, однако столкнулась с извечной проблемой российской идентичности. Москва планировала вступить в эту трансрегиональную МПО в качестве азиатского государства, для
чего было необходимо получить поддержку стран АСЕАН, однако последние отказали
России в приёме, так как не смогли придти к консенсусу о том, кого же она будет представлять в АСЕМ: Азию или Европу.2 Этот факт свидетельствует о том, что более естественным для Москвы делать основной упор на организациях, где она входит в число основателей и является одним из лидеров, как, например, в ШОС, а также формировать интеграционные группы со стремящимися к повышению уровня сотрудничества с РФ странами СНГ (Казахстаном, Белоруссией и др.).
Основным катализатором возрождения идеи интеграции Восточной Азии стал финансовый кризис 1997 г., важнейшими последствиями которого стали:
— проявление неспособности ведущих региональных организаций АТР (АТЭС и
АСЕАН) предотвратить начало и смягчить последствия кризиса;
– негативная оценка деятельности МВФ и США, предоставивших помощь странам
ЮВА с опозданием и в ограниченных объемах, и, напротив, рост авторитета Японии,
оказавшей им значительную финансовую помощь, и Китая, воздержавшегося от девальвации юаня, что могло еще больше ухудшить финансовое положение стран АСЕАН;
– выдвижение странами региона инициатив по укреплению сотрудничества в Восточной Азии, часть из которых уже вступили в фазу реализации.
Первый саммит АПТ прошёл в 1997 г. в Куала-Лумпур, при этом необходимость объединения усилий для преодоления финансового кризиса обеспечила быструю регуляризацию последующих саммитов, которые было решено проводить ежегодно совместно с
саммитами АСЕАН. Уже в 2000 г. в ходе встречи министров финансов стран АПТ в Таиланде для дополнения действующих международных институтов было достигнуто региональное финансовое соглашение, получившее название Чиангмайская Инициатива, о
мерах по совместному противодействию финансовым кризисам.
На саммите АПТ в 2001 г. так называемая “группа мудрецов” представила рекомендации, основным лейтмотивом которых стало постепенное формирование восточноазиатского сообщества мира, процветания и прогресса населяющих его народов. При этом,
начиная с 2000-2001 гг., инициатива в продвижении восточноазиатского регионализма
перешла к Пекину. Знаковым шагом на экономическом направлении стало сделанное в
2000 г. премьер-министром Китая Чжу Жунцзи предложение создать ЗСТ между КНР и
странами АСЕАН. С 2003 г. Китай развивает ещё более чувствительное направление регионализма – в области безопасности, первым из партнёров по диалогу АСЕАН подписав
базовый для этой МПО Договор о дружбе и сотрудничестве. Стараясь не отставать от Пекина, на саммите АПТ в 2003 г. Япония заключила с АСЕАН “рамочное соглашение о
комплексном экономическом партнёрстве” и начала переговоры о заключении ЗСТ с РК.
По мере наполнения конкретным содержанием выше упомянутых договорённостей, на
повестку дня встанет вопрос переговоров по заключению ЗСТ Восточной Азии. Однако
это станет возможным, только если Пекин и Токио смогут постепенно разрешить серьёзные двусторонние проблемы, в том числе исторического характера. Исходя из выше из-
1 For a Better Tomorrow: Asia-Europe Partnership in the Twenty-first Century. Asia-Europe Vision
Group Report. 1999. P. 39.
2 Sato Koichi The ASEAN Regime: Development and Challenges of the ASEAN Foreign Policies.
Tokyo, 2003. P. 194.
- 26 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
ложенного, можно сформулировать несколько выводов о причинах появления АПТ и
оценить первые итоги её развития.
Во-первых, появление АПТ стало отражением геополитических тенденций развития
региона. Странам АСЕАН было важно через экономическое сотрудничество «втянуть»
усиливающийся Китай в диалог в области безопасности, одновременно поддерживая высокий уровень финансово-экономического сотрудничества с Японией. Пекин и Токио,
столкнувшись с серьёзными проблемами двусторонних отношений, препятствующими
регионализации СВА, в свою очередь, рассматривали страны ЮВА как ресурс укрепления влияния в Восточной Азии.
Во-вторых, появление АПТ стало результатом проявления воли и настойчивости рядом политических лидеров ЮВА, в первую очередь, премьер-министрами Малайзии и
Сингапура Махатиром Мохамадом и Го Хок Тоном соответственно. По мере развития
института и наполнения сотрудничества реальным содержанием, лидерство в АПТ постепенно переходит к странам “северной тройки”, в первую очередь, КНР.
Роль АПТ как ведущего института регионализма Восточной Азии оспаривается, в
первую очередь, Японией. На саммите АПТ в 2004 г. во Вьентьяне премьер-министр Малайзии Абдалла Бадави предложил провести в 2005 г. в Куала-Лумпур первый саммит
Восточной Азии, что получило одобрение премьер-министра Китая Вэнь Цзябао. Предполагалось, что новый саммит заменит встречи в формате АПТ и проложит путь для широкой азиатской интеграции, однако возникла дискуссия по составу участников. На её
противоположных полюсах оказались Пекин и Токио, предлагавшие сделать её максимально закрытой и открытой соответственно.
Опасения усиления Китая определило политику ряда государств, добившихся в ходе
первого саммита Восточной Азии в декабре 2005 г. включения в его состав, помимо 13
государств АПТ, ещё Индии, Австралии и Новой Зеландии. Смирившись с этим решением, накануне саммита МИД КНР выступил с предложением о том, что АПТ, а не вновь
образуемый саммит, будет играть главную роль в формировании сообщества Восточной
Азии, что и было зафиксировано в Декларации саммита АПТ 2005 г.1
В ходе подготовки к первому саммиту Восточной Азии в качестве кандидата на вступление рассматривалась и Россия. Президенту Путину было предоставлено право выступить перед его участниками, и он декларировал желание России вступить в состав новой
организации, однако их мнения разделились. “За” высказывались Китай, Малайзия, Филиппины и РК. В то же время Сингапур и Индонезия выпустили совместное заявление
против намерения Малайзии поддержать российское членство.
По мнению Сингапура, Россия не соответствует одному из критериев членства в
саммите (“наличие развитых отношений с АСЕАН”), так как её экономические отношения со странами МПО находятся на минимальном уровне. Если же оценить объёмы товарооборота России и Новой Зеландии со странами АСЕАН, то на момент рассмотрения
вопроса о членстве в 2004 г. они были вполне сравнимы (3,1 и 3,5 млрд. долларов США
соответственно), то есть нежелание ряда стран принять РФ в состав саммита было вызвано не только экономическими причинами. В результате Бадави отказался от выдвижения
кандидатуры России, и решение по этому вопросу было отложено на неопределённый
срок. За отказом Москве в приёме скрывается более глубокий раскол между участниками
по поводу направления развития восточноазиатского регионализма. В условиях роста
влияния Китая в регионе, ряд стран (Сингапур, Австралия, Япония, Индонезия) опасаются, что включение в новую организацию России усугубит эту тенденцию, в то время,
как они хотели бы получить от Вашингтона подтверждение его неослабного интереса к
Восточной Азии.
Характеристика региона
и прогнозы развития восточноазиатского регионализма
Характер моделей азиатских МПО отражает реакцию региона на процессы глобализации. Они призваны либо способствовать ей (формирование АТЭС и АРФ по принципу
1 Kuala-Lumpur Declaration on the ASEAN Plus Three Summit, Kuala-Lumpur, 12.12. 2005. Available at: http://www.aseansec.org/1629.html
- 27 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
открытого регионализма в рамках первой волны теории глобализации), либо противодействовать её негативным последствиям (создание АСЕМ и АПТ по принципу закрытого
регионализма в рамках скептической волны теории глобализации). При этом формирование Саммита Восточной Азии соответствует принципам трансформаторского подхода
в теории глобализации. В целом, возникающие модели азиатских институтов многостороннего сотрудничества соответствовали теоретическим постулатам каждой из трёх волн
глобализации, что подтверждает тезис о жёсткой связанности современного мира и, напротив, опровергает положение об абсолютной уникальности АТР.
В подтверждение концепции «нового регионализма» следует отметить, что для азиатско-тихоокеанских и восточноазиатских институтов характерны уходящие корнями в
“путь АСЕАН” общие особенности, отражающие их фокус на процессе, а не на результате. При этом, столкнувшись с трудно разрешимыми проблемами социализации новых
членов, например, Мьянмы, участники АСЕАН предприняли меры по повышению институционализации своей базовой МПО, в то время как в более разнообразных по составу
организациях (АТЭС, АРФ, АПТ), страны ЮВА, опасаясь доминирования великих держав, блокируют возможности формализации сотрудничества.
Наивысшую оценку в качестве инструмента для укрепления чувства региональной
общности в последние годы получили АСЕАН и АПТ. При этом, с точки зрения эффективности как механизма для практического сотрудничества, впервые за многие годы
улучшились показатели АСЕАН, разделившей лидерство по этому признаку с АПТ и
Шестисторонними переговорами по проблемам безопасности Корейского полуострова.
Гораздо более низкие оценки по этим двум параметрам оказались у АРФ, Саммита Восточной Азии и АТЭС (расположены по мере снижения показателей).1
Китай постепенно вышел на лидерские позиции в развитии восточноазиатского регионализма, отдавая приоритет закрытой модели АПТ. Токио предложил собственную
открытую модель регионализма, отличную от предлагаемой Пекином, и в этом заложена
интрига будущих столкновений по их реализации.
Странам ЮВА удаётся сохранять, по крайней мере, видимость лидерства в региональных организациях, сформированных на базе АСЕАН. Ими предприняты успешные
попытки сдержать чрезмерное, с их точки зрения, усиление Японии и Китая в 1997 г. и
2005 г. соответственно, что подтверждает верность известной концепции А. Богатурова о
становлении в Восточной Азии преимущественно пространственной структуры отношений, высокая плотность которого позволяет средним и малым странам АСЕАН сдерживать региональных лидеров.2
Что касается США, то они прибегают к многосторонним подходам только тогда, когда это напрямую отвечает их интересам. Так, не уделяя особого внимания АТЭС и АРФ,
они активно участвуют в Шестисторонних переговорах по проблемам безопасности Корейского полуострова, а также прорабатывают возможности трансформации “расширенных” двусторонних отношений с Японией и Австралией в трехстороннюю региональную
систему безопасности. Спад в деятельности АТЭС и не очень эффективная работа АРФ
ведут к постепенной деконструкции “тихоокеанского” региона, а финансовый кризис
дал сильный импульс становлению закрытого восточноазиатского регионализма. Однако
влияние этого фактора имело ограниченный по времени характер, и, таким образом, его
развитие будет характеризоваться продолжением соперничества конкурирующих моделей. Результаты проведённого автором исследования свидетельствуют о том, что, хотя и с
некоторыми допущениями, Восточную Азию следует признать в качестве самостоятельного международно-политического региона. Он имеет подвижную границу, устанавливаемую операционной зоной заключённых и обсуждаемых соглашений о сотрудничестве,
в первую очередь, в финансовой и торгово-экономической сферах. Определение ключевого региона как включающего 13 государств АПТ является доминирующим, хотя и ос-
Baker R., Fox G. Asia Pacific Security Survey 2008 Report. Honolulu, 2008. P. 28.
2 Богатуров А.Д. Глава 14. Среда – против лидеров. «Пространственная структура» самоорганизации международных отношений в Восточной Азии. Под ред. А. Богатурова, Н. Косолапова, М.
Хрусталёва. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М., 2002. С. 273.
1
- 28 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
паривается рядом концепций более широкой географической трактовки. Для региона
характерна полиядерная структура, в которой двумя основными ядрами выступают Китай и Япония. Важную роль играет ещё один, хотя и до некоторой степени формальный,
центр влияния, состоящий из нескольких ведущих стран ЮВА (Индонезия, Сингапур,
Малайзия, Таиланд), которые активно продвигают интеграционные процессы в рамках
АСЕАН и других институтов, балансируя противоречия, возникающие между лидерами.
К внутренней периферии Восточной Азии следует отнести экономически отсталые бывшие социалистические страны (Лаос, Камбоджа, Мьянма), а к внешней — Индию, Австралию, Новую Зеландию, Пакистан, Монголию, Россию, КНДР, Восточный Тимор и, возможно, другие государства. Влиятельным внешним актором являются США, оказывающие через военные союзы доминирующее воздействие на региональную систему безопасности.
В Восточной Азии действуют два конкурирующих межправительственных форума
(АРТ и Саммит Восточной Азии), принципиально отличающихся видением региона.
Первый предлагает закрытый регионализм и «азиатские ценности», а второй – открытый
регионализм и универсальные демократические ценности. В результате приоритетное
развитие в регионе получила экономическая интеграция, характеризующаяся низкой
степенью институционализации сотрудничества, а интеграция в политической и культурной сферах практически отсутствует.
Основными направлениями экономической интеграции являются торговоэкономическое и финансовое. Последнее, в силу большей актуальности для региона, вышло на лидирующие позиции и получило развитие, не дожидаясь создания даже зоны
свободной торговли. В 2009 г. на фоне углубляющегося мирового экономического кризиса страны Восточной Азии достигли соглашения о создании крупнейшего в мире регионального валютного фонда объёмом $120 млрд. для оказания экстренной помощи странам региона, которые смогут оперативно получать её, не обращаясь к МВФ. 80% объёма
формирующегося фонда составят средства, вносимые Китаем, Японией и РК, что позволит странам странам «северной тройки» играть в нём ключевую роль. Важным этапом на
пути к институционально-правовому оформлению торгово-экономической интеграции
(хотя и не в масштабе всего региона) будут 2010-2012 гг., когда вступят в силу соглашения
о ЗСТ между странами АСЕАН, в большинстве форматов «АСЕАН плюс», а также обязательства развитых стран – членов АТЭС по либерализации торговли.
Остающиеся неразрешёнными межкорейская и территориальные проблемы, противоречия между Японией и Китаем чреваты обострениями политической обстановки и
тормозят интеграционные процессы. В силу этих ограничений, а также наличия американских двусторонних союзов, создание межправительственного института и, тем более,
регионального сообщества безопасности в масштабе Восточной Азии в настоящее время
не возможно. В то же время существенно выросли роль и активность в многосторонних
механизмах безопасности (АРФ, ШОС, Шестисторонние переговоры) Китая, без учёта
интересов которого не может быть решена ни одна региональная проблема. В этой связи
в перспективе следует ожидать усиления влияния действующих региональных институтов (АРФ) и, возможно, появления новых (например, на основе механизма Шестисторонних переговоров).
Ситуация в сфере морально-политических и культурных ценностей в регионе остаётся противоречивой. С одной стороны, по-прежнему сильны приверженность принципам конфуционизма и предрасположенность к авторитарной форме государственного
управления. С другой – исключительно «азиатские ценности» разделяются не всеми
странами. То есть впереди поиск компромиссной модели, и в этом должны помочь уже
действующие в регионе разнообразные сети сотрудничества. Его формализация не велика, но постепенно этот уровень повышается, и региональная архитектура будет становиться всё более комплексной. Уже сегодня государства региона способны выступать на
международной арене сплоченной группой, и едины в стремлении строить ВАС на основе экономической интеграции.
Будущая модель региона ближе к НАФТА, чем к ЕС, и нет оснований ожидать создания в Восточной Азии наднациональных институтов даже в отдалённой перспективе. В
- 29 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ближайшие 10-15 лет продолжится формирование интеграционной модели, базирующейся на развитии экономического сотрудничества. На этот период теория «гибридного» регионализма («концерта» с элементами противоборства между США, Японией и
Китаем) является одним из самых вероятных сценариев развития событий, при котором
институты открытого регионализма (АТЭС и/или Саммит Восточной Азии) и закрытого
формата (АПТ) могут развиваться параллельными курсами. В более отдалённой перспективе следует ожидать некоторого снижения роли США в системе безопасности региона и
перехода к доминированию Китая в экономической сфере. Возможность всеобщего признания Пекина в качестве регионального лидера во многом будет обусловлена тем, сможет ли следующее поколение руководителей страны начать реформу политической системы и построение демократии «с китайской спецификой».
Рекомендации по российскому участию
в регионализме Восточной Азии
В интересах подъёма дальневосточных территорий, РФ следует конструктивно
взаимодействовать с партнёрами на всех уровнях регионализма АТР, в том числе продолжать системную работу в структурах АРФ и АТЭС. Что касается саммита АТЭС во
Владивостоке, то его подготовка и проведение дадут возможность россиянам больше узнать о процессах сотрудничества в АТР, и главное – должны создать предпосылки для
активного вовлечения Восточной Сибири и Дальнего Востока России в интеграционное
пространство Северо-Восточной Азии.
Шансы России на получение членства в Саммите Восточной Азии не вполне очевидны. С одной стороны, участие в межправительственных институтах, сформированных на
базе АСЕАН, предоставляет Москве отличные возможности для усиления влияния в регионе. С другой стороны, одних позитивных подвижек в развитии экономических связей
со странами АСЕАН может оказаться недостаточно. В условиях поляризации стран Восточной Азии по вопросу их отношения к роли США в регионе, приём РФ может быть
отложен и осуществлён одновременно с предоставлением статуса наблюдателя в этой
организации США, как, например, предлагает Япония. Однако в этом случае Саммит
Восточной Азии по составу будет почти не отличаться от АТЭС и, таким образом, утратит и так не вполне ясную региональную идентичность.
В сложившейся ситуации России необходимо наращивать экономическое и политическое сотрудничество в более близком регионе СВА. При образовании АПТ в 1997 г.
СВА была разрезана на две части, когда по одну сторону оказались быстро развивающиеся Япония, РК и Китай, а по другую – отсталые экономически Дальний Восток России,
КНДР и Монголия, то есть последние не вошли в ядро формирующегося региона. В 2005
г. образование нового Саммита ещё больше закрепило эту негативную тенденцию, когда
уже периферия Восточной Азии стала наращиваться не за счёт оставшихся стран СВА, а
путём включения англосаксонских государств (Австралия и Новая Зеландия), которые ни
географически, ни цивилизационно не являются её частью.
В российском случае, определённо, присутствует политическая составляющая, тем
не менее, это не конфликт цивилизаций по Хангтинтону, а более прозаический конфликт модернизаций, когда РФ осталась за бортом вместе с вполне азиатскими государствами (КНДР и Монголией). Эти примеры свидетельствуют о том, что Москва не сможет
стать полноправным игроком в Восточной Азии, не добившись существенного повышения уровня экономического и политического сотрудничества со странами СВА, и поиск
возможностей для этого должен стать приоритетом для России.
В силу объективных причин в обозримой перспективе Китай сохранит за собой роль
ведущего партнёра РФ в регионе, для чего обеими сторонами уже заложена солидная
политическая и экономическая база. Однако принципиальной проблемой для Москвы
является то, что при покупке российских природных ресурсов Пекин настаивает на предоставлении существенных скидок. При этом ради интересов России он не проявлял готовности рисковать своим стратегическим приоритетом – поддержанием стабильных
отношений сотрудничества с США, и в вопросах предоставления РФ членства в новых
азиатских институтах готов лишь на присоединение к мнению большинства. В развитии
- 30 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
региональных отношений с Москвой Пекин вполне устраивает двусторонний формат, а в
СВА он делает упор на развитие многосторонних связей со странами «северной тройки».
Таким образом, хотя возросший уровень двусторонних отношений с Китаем в области экономики и безопасности является одним из ключевых факторов, формирующих
российский регионализм в АТР, безальтернативная опора на этот фундамент имеет ограничения. России необходимо существенно разнообразить политику на этом направлении, более активно взаимодействуя с Японией, РК, Индией, странами ЮВА в интересах
диверсификация маршрутов энергетических поставок и привлечения внешних ресурсов
для решения насущных проблем Дальнего Востока страны.
Если же говорить о действующих в СВА многосторонних институтах, то для реализации российских интересов вполне подходят Шестисторонние переговоры по проблемам безопасности Корейского полуострова и Инициатива Большого Тумангана.1 Для повышения вклада в их работу требуется более эффективная координация российских позиций в этих организациях, и их постепенная трансформация от реактивных к активным,
но учитывающих интересы других участников. Недавние решения о проведении саммита АТЭС во Владивостоке и о взятии на себя в рамках Шестисторонних переговоров финансовых и других обязательств по поддержке КНДР свидетельствуют о том, что экономическое направление регионализма начинает постепенно сокращать разрыв с долгое
время превалировавшей в российских подходах проблематикой обеспечения стратегического баланса силы и региональной безопасности.
Без выхода на лидирующую роль правительства РФ, неправительственные участники, включая внутригосударственные регионы, не способны обеспечить подключение
страны к процессам регионального сотрудничества. Нужна комплексная долговременная
Азиатская стратегия России, в которой в качестве одного из ключевых компонентов необходимо предусмотреть расширение взаимовыгодного взаимодействия Восточной Сибири
и Дальнего Востока с быстро формирующимся восточноазиатским экономическим пространством. Это позволит постепенно снять две важнейшие для нашего государства угрозы в регионе: продолжающийся отток населения и недополученная выгода от неучастия
в интеграционных процессах.2
1 В 2005 г. после переименования такое название получила Программа развития района реки
Туманной (“Туманган”). Оно отражает долго лоббировавшееся Россией изменение концептуального
видения программы в сторону его географического расширения и даёт Москве отличную возможность выдвинуть новые инициативы по активизации работы этой МПО.
2 Севастьянов С.В. Межправительственные организации Восточной Азии: эволюция, эффективность, российское участие. – Владивосток: Дальнаука, 2008. С. 277.
- 31 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 321
В.В. Желтов,
М.В. Желтов1
Местное развитие как научная проблема:
от социологии развития к социологии вмешательства
В статье рассматриваются теоретические и практические вопросы развития отдельных территорий на основе
использования имеющегося социально-экономического потенциала.
Опыт социально-экономических преобразований в развитых странах Запада за последние несколько десятилетий убедительно показывает, что эффективным средством
решения многих региональных проблем стала теория и практика местного развития. Это
развитие строится на мобилизации и координации местных ресурсов, а также на поиске
новых путей решения местных проблем в условиях меняющегося мира. Нужно сказать,
что указанное развитие не замыкается в рамках определенной территории. Оно является
открытым вовне. Не случайно, применительно к местному развитию, родилась формула:
«Мыслить глобально, действовать локально».
За этой формулой, обнаруживается влияние на характер развития территориальных
образований не только процессов глобализации, но и изменение сложившегося исторически подхода к развитию экономики страны. Как известно, со времен А. Смита и даже
до него, национальное измерение первенствовало при любом анализе, а политика логически выстраивалась на национальном уровне. Сам факт появления того, что получило
наименование «местное развитие», свидетельствует о том, что во второй половине прошлого столетия выявились и иные уровни анализа и подхода к развитию страны. Суть
данного подхода может быть представлена следующим образом: местное развитие строится на основе приведение в действие ресурсов определенной территории. Это означает,
что территория становится не только объектом деятельности, но и реляционной совокупностью социальных и экономических акторов – предприятий, местных администраций, университетов и исследовательских центров, банков, технологических и экономических структур, ассоциаций, т.е. всех, кто участвует в преобразовании определенной территории.
Территория любой страны характеризуется, чаще всего, значительным разнообразием ее составных частей, чаще всего совпадающих с административным делением в рамках
данного государства. Организационные и институциональные характеристики административных образований, активно влияющие на развитие, определяются историей, культурой, традициями. Это бесспорно. Но не меньшее значение имеет и то, какой выбор в
решении проблем местного развития делают предприятия, местные власти, более широко – все местное сообщество.
Изменения, которые происходят в последние годы в нашей стране, как нам представляется, ставят достаточно остро именно вопросы местного развития. Успешное решение этих вопросов позволяет не только снимать препятствия на пути реализации национальной политики, но и вовлекать в процессы выработки и осуществления региональной
политики представителей деловых кругов, общественности, да и всего населения. Именно на такой подход в деятельности властей регионов всех уровней нацеливает нынешнее
политическое руководство страны. К тому же нужно учесть, что в каждом российском
регионе накопилось немало проблем, которые по разным причинам, и, прежде всего экономическим, просто не могут быть решены федеральными властями и структурами.
Только у нас в Кузбассе, например, как неотложные задачи становятся многочисленные
1 Желтов Виктор Васильевич – д-р филос. наук., профессор, декан факультета политических
наук и социологии Кемеровского государственного университета, заслуженный работник высшей
школы РФ
Желтов Максим Викторович – д-р социолог. наук, профессор кафедры социологических наук
Кемеровского государственного университета
- 32 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
вопросы экологического характера, в том числе и чистоты воды в главной водной артерии области – Томи. Очень острой является задача сохранения малых рек, чистоты воздуха, содержания городов и т.д. Эти и многие другие вопросы решать нужно, прежде всего,
опираясь на собственные силы региона. И к чести руководства нашей Кемеровской области в данном направлении проводится немалая работа.
Это тем более важно отметить потому, что в наши дни перед местными сообществами во весь рост встает задача проведения собственной политики, на основе которой
строилась бы специализация и диверсификация экономического, а значит, и социального развития регионов. Такая политика не может быть произвольным «творением», например, только администрации. Она должна быть, безусловно, публичной, отражать
коллективные запросы и потребности местного сообщества.
Не менее важное значение имеет и вторая сторона этой проблемы. Местное развитие
невозможно осуществлять без активного участия в нем населения, акторов в лице местных властей, предприятий, научных и учебных заведений и т.п. Речь, значит, идет о социально-экономическом потенциале, который необходимо привести в движение. Без этого не может быть никакой динамики территориального развития.
Существенным моментом для понимания проблематики местного развития является
сама концепция территории, которая используется в социологической науке. Эта последняя рассматривает территорию как систему определенной взаимозависимости, на
основе и в рамках которой, осуществляются стратегии индивидуальных и коллективных
акторов, определяющих реализацию местного публичного действия1. Излишне, видимо,
говорить о том, что указанное публичное действие включает в себя проведение переговоров, заключение соглашений и даже контрактов на базе определенных проектов местного
развития.
Социология развития
Важным средством постижения всего того, что связано с преобразованиями на определенных территориях, является социология развития. Эта ветвь социологии, как известно, возникла еще в 1960-е гг., когда во многих странах появилась острая необходимость
разработки подходов политической трансформации развивающихся стран, вставших на
путь утверждения национальной независимости. В конце 1980-х гг. об этом прямо напишут французские социологи: «Полностью опираясь на благоприятную конъюнктуру,
связанную, с одной стороны, с борьбой за независимость, а с другой – с массовым распространением в обществах западных стран гуманитарных наук, в 1960-е гг. получили широкое распространение работы в области социологии развития»2.
Данное направление социологии обрело в те годы легитимность из факта появления
и активной деятельности, так называемых «ангажированных» социологов, которые осуществляли свою деятельность в контакте с новыми политическими управляющими. В
этой ситуации, казалось бы, далеко не новая профессия социолога, «открывала новое поле исследования, распространяла новую идеологию на основе новых концепций и новых
теорий»3.
Социология развития стремилась осмыслить социальные структуры и движения, которые порождались в послевоенные годы капитализмом на пространствах мировой периферии. Представители нового направления социологии действовали не сами по себе.
Задачи перед ними тогда ставили, помимо национальных властей развитых стран, как
международные организации, так и местные власти освободившихся от колониальной
зависимости государств.
На основе разработки разнообразных проектов и программ социологами разных
стран была проделана немалая работа по осмыслению специфики местных (с позиции
развитых стран – периферийных) обществ с учетом большого разнообразия сложившихся в них социально-политических ситуаций и контекстов. Это, к слову сказать, создало
1 Cf. Teisserenc P. Les politiques de développement local. – P., 2002. – P. 86.
2 Goussault Y., Guichaoua A. Sociologie du développement // Sociologie contemporaine (sous dir. de
Durant J.-P.). – P., 1989. – P. 396.
3 Ibid. – P. 387.
- 33 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
благоприятные предпосылки для разработки методов анализа проектов развития и в
странах зоны развитого капитализма.
Социология развития, возникшая, как мы уже отмечали, в известном смысле как
«периферическая наука», а точнее говоря, как наука, исследовавшая реалии мировой
периферии, в 1970-е гг. получает «второе дыхание». Это было связано с тем, что под
влиянием углубления кризиса, в развитых странах дали о себе знать процессы, схожие с
теми, что были к тому времени уже осмыслены применительно к странам Третьего мира.
Речь идет, в частности, о разрушении социальных структур, расширении неформальной
деятельности и т.д. Об этом красноречиво писали в начале 1980-х гг. известные французские социологи Р. Будон и Ф. Буррико: «Эти модели, построенные социологами и экономистами, занимавшимися вопросами развития, представляют внушительный свод законов, значение которого увеличивается со временем… и которые значительно увеличили
нашу способность понимать процессы изменения и развития… Однако, чаще всего, упомянутые механизмы должны восприниматься как модели, описывающие несколько упрощенно, комплексные процессы реальной жизни. Кроме того, эти модели должны рассматриваться в рамках их ограниченной валидности и ограниченного значения. Валидность является ограниченной в силу упрощения, которое присуще этим моделям. А ограниченное значение – в силу того, что они могут использоваться только как определенное приближение в узких и точно определенных пространственных и временных рамках
по отношению к реальности»1.
Социология развития оказалась в довольно парадоксальной ситуации. Она являла
собой «момент анализа пространства, контуры которого оказались нелегко определяемыми»2. К тому же объект исследования не обладал четко очерченными характеристиками. Сказалось и влияние уже набиравших в те годы силу тенденций глобализации, в условиях которой региональная проблематика ставила под вопрос макроэкономические
теории развития. А это побуждало ученых и практиков концентрировать свое внимание
на разработке утонченных социоэкономических подходов для того, чтобы адекватно отвечать на запросы изменчивого контекста развития. Эти запросы напрямую были связаны
с различными аспектами жизни населения на данной территории3.
В последующем все большее значение в социологии развития начинают приобретать
аспекты, которые акцентируют свое внимание на вопросах социального воображения и
различные формы того, что в социологии получило наименование символического. Это
выдвигало на передний план вопросы общественного сознания и идеологий.
Сказанное позволяет нам сделать вывод о том, что структуры, движения и представления определяют и те этапы, которые прошла социология развития, освобождаясь постепенно от изначальных намерений, в поисках своего объекта.
Развитие территории сторонниками рассматриваемой ветви социологии понимается
как «процесс изменения применительно к определенному человеческому сообществу и
касающийся отношений между людьми в процессе производства, при помощи которого
они отвечают на свои потребности любой природы, стремясь оптимальным образом
осуществить свои проекты производства и развивать социальные отношения, которые с
ним связаны»4.
В таком понимании социология развития видела свою задачу в том, чтобы анализировать динамику, связанную с изменением на данной территории. Она (социология развития) основывалась на эндогенном движении, управляемого акторами данного общества, которые его (движение) ориентируют на достижение определенных целей. Понятно,
что управление развитием предполагает учет и внешних факторов, накладывающих отпечаток на содержание и сам процесс реализации проектов. При этом первостепенное
Boudon R., Bourricaud F. Dictionnaire critique de la sociologie. – P., 1982. – P. 169-171.
Goussault Y., Guichaoua A. Op. cit. – P. 400.
3 Cf. Teisserenc P. Op. cit. – P. 88.
4 Colin R. Interaction dynamique des acteurs et des facteurs dans une stratégie du développement
endogène – Théorie et pratique // Développement endogène: aspects qualificatifs et facteurs stratégiques. –
P., 1988. – P. 178.
1
2
- 34 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
значение приобретает управление и регулирование всей внутренней системы взаимодействий на данной территории.
Возникает вопрос: каким образом данный подход может быть использован для выработки политики развития для определенной территории? В рамках этого похода отчетливо выявляются три направления политики:
определение целей политики развития территории на основе учета влияния различных факторов;
организация развития территории на основе и при активном использовании институционализации взаимодействий акторов;
изменение, регулирование и коммуникация на основе учета действующих ценностей.
В рамках первого направления речь идет о целях политики развития, которая является многомерной, испытывая воздействие известного множества факторов. Понятно, что
определение этих целей должно опираться на идентификацию факторов развития и
оценку их соответствия контексту территориального развития. То, что мы называем соответствием, в значительной мере зависит от того уровня, на котором вырабатываются
стратегии глобального развития. При этом условием успеха местного развития является
согласование стратегии, а значит, и политики на различных уровнях принимаемых решений – национальном, региональном и локальном.
Второе направление политики, связанное с институционализацией взаимодействия
акторов местного развития, предполагает создание условий для коллективного действия.
Опыт ряда стран убеждает в том, что невозможно добиться успеха в реализации политики развития данной территории, если она (политика) не опирается на усилия самых разных акторов, действующих в рамках активного взаимодействия между собой и органами
власти различных уровней. На основе такого взаимодействия возникает неформальная
(ее иногда называют «подпольная») экономика, более точное название которой дал Р.
Колен – «неофициальная экономика»1.
Данное положение является очень важным для понимания как самого феномена местного развития, так и той политики, которая с ним связана. Неофициальная, или «скрытая» экономика некоторыми исследователями рассматривается как выражение «невидимого общества», в котором «определенная часть социальной реальности плохо поддается
выявлению, описанию, анализу, интерпретации, и это в то время, как складывается впечатление, что эта реальность не может рассматриваться как реальность, не заслуживающая внимания»2. Речь, конечно же, в данном случае идет не о теневой деятельности, связанной с преступностью, а о деятельности, которая может быть или должна быть организована в интересах реализации задач местного развития.
Не рассматривая подробное понятие «невидимое общество», отметим, что в контексте нашего размышления указанное понятие указывает на тот потенциал, которым обладает местное развитие и который политика развития той или иной территории призвана
приводить в действие. Добавим: приведение в действие потенциала «невидимого общества» – это и есть, если не основной, то, во всяком случае, весьма существенный потенциал политики местного развития, который иными средствами привести в действие просто
невозможно.
Третье направление политики связано с учетом сложившихся в данном обществе
представлений и ценностей. Выработка целей местного развития предполагает взаимопонимание акторов этого развития. Иначе говоря, они должны говорить на одном языке,
что является не только предпосылкой для взаимопонимания, но и благоприятным и обязательно необходимым условием для сотрудничества акторов местного развития.
Данное направление политики является чрезвычайно важным для местного развития. Идет ли речь о диагностике территорий или о выработке конкретного проекта территориального развития первостепенное значение приобретает учет исторических и социокультурных условий. А это значит, что культура выступает как самостоятельный
1
2
Colin R. Op. cit. – P. 244.
Barel Y. La marginalité sociale. – P., 1982. – P. 7.
- 35 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фактор преобразования территорий поверх объективных данных географического и
экономического порядков. Она выступает как выражение дифференциации обществ и
тем самым оказывает прямое влияние на экономическое и социальное развитие. А потому инициативы культурного плана оказывают существенное влияние на динамику изменений, на которой основывается политика местного развития.
Следует отметить и еще одно положение. Социология развития, опираясь, в том
числе и на учет культурного фактора, пришла к выводу о важности социального вмешательства, его места в трансформации общества. Изменилась в итоге и оценка роли социальных субъектов. Вместо зависимых в прежние годы от экономических и политических
внешних факторов субъектов в социологии развития появились активные акторы развития, взаимодействие между которыми в реализации определенных проектов позволяет
решать задачи, которые в рамках прежних подходов решать было просто невозможно.
Социология вмешательства
Значительную роль в осмыслении феномена местного развития играет и социология
вмешательства, которая с момента своего возникновения заложила теоретические и практически-политические основы социального вмешательства в ответ на экономические и
социальные изменения, вызванные к жизни публичной политикой. Данное направление
науки способствовало обогащению и обновлению социологии действия.
Процесс развития теоретических исследований данной ветви социологии может
быть разделен на три этапа. На первом этапе, который охватывает 1960-е гг., под влиянием исследований специалистов социологии развития сторонники нового направления
социологической науки акцентировали свое внимание на изучении социальных проблем
и соответствующих изменений, которые вызывались к жизни последствиями экономического роста. Концепции сторонников рассматриваемого направления социологии были
отмечены детерминизмом производства и обмена. Господствующей в те годы была структуралистская парадигма, которая акцентировала внимание на социальную морфологию
и учитывала только структурную каузальность.
В середине 1970-х гг. осмысление проблем вмешательства было связано с изучением
социальных движений. И это определило содержание второго этапа развития социологии вмешательства. Благодаря усилиям видного французского социолога А. Турена, в
ответ на структуралистский подход, присущий прежнему этапу социологии вмешательства, произошло «возвращение актора» как агента развития1.
Именно социологическое течение А. Турена и его коллег по Центру изучения социальных движений и Центру анализа и социологического вмешательства ввели понятия
акционизма и социологического вмешательства.
Концептуальная диспозиция ангажированного социолога
Центральная идея А. Турена может быть представлена тезисом: общество самопроизводится. Идея самовоспроизводства общества при этом оказывается центральной категорией социологии развития в силу того, что превращает вопрос о социальном изменении, как справедливо отмечает один из видных представителей данной ветви социологии
Жиль Эррерос2, в центральный момент этой науки и социальной практики.
А. Турен исходит из того, что современное демократическое общество является конфликтным. Соперничество и, подчас, неизбежные столкновения различных социальных
групп происходят на основе стремления оказывать влияние на сложившееся равновесие
социальных систем в таких вопросах как распределение богатства, представления о мире,
культурные модели и т.п. Такого рода столкновения Турен называет конфликтом по поводу господства в «историчности».
Что имеется ввиду? Каждой эпохе соответствует определенный тип системы исторического действия3, имеющей специфические институционные формы (государство, школа, семья и т.д.) и организационные формы (партии предприятия и т.д.). В центре кон1 См.: Турен А. Возвращение человека действующего. Очерки социологии. – М., 1998.
2 Cf. Herreros G. Pour une sociologie d’intervention. – Ramonville-Saint-Agne, 2002.
3 См.: Желтов В.В., Желтов М.В. История западной социологии: этапы, идеи, школы. – Кемерово, 2004. – С. 594-601.
- 36 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
цепции А. Турена оказываются «социальные движения». Социальное движение, по Турену, – это ни категория, ни актор, а столкновение между социальными силами в борьбе за
господство в историчности.
Если еще в первой половине XX в. в системе исторического действия капиталистического общества господствующий вектор социального движения определялся оппозиционностью рабочего класса и буржуазии; в сердцевине «постиндустриального» общества
(по Турену, – «программируемое» общество) возникают новые социальные движения
(регионалисты, экологисты, феминисты и т.д.), которые приходят на смену прежним социальным акторам.
Что понимается под термином «социальное движение»? Это такое движение, которое в ходе социального соперничества подтверждает свою высокую степень историчности. Оно предполагает специфическую идентичность поведения участников такого рода
движений и осознанную «оппозиционность» по отношению к «соперникам». Наконец,
социальным является движение только в меру того, что оно выражает некую концепцию
социальной «тотальности», представленной в глобальном проекте.
Данное положение в понимании Турена имеет глубокий смысл потому, что именно
в такой ситуации в поле социального действия возникает (может возникать) фигура социолога. Его роль, как ее определяет Турен, заключается в том, чтобы при помощи анализа и в самом анализе облегчить возникновение новых социальных движений. И, исходя
из этого, можно говорить о появлении «ангажированной социологии».
Ангажированной деятельность социолога становится потому, что, исходя из признания историчности социального действия движений, он не только видит в них объект своего исследования, но и становится невольным их участником. И потому уже в самом начале социологического вмешательства возникает и то, что мы можем определить как социологическое обязательство.
Социологическое вмешательство является, значит, «методом, который был понят как
изучение социальных движений и поведения, с ними связанного»1. Оно представляет
собой практику, адаптированную к специфической концепции общества2; позволяющую
«войти в отношение с самим социальным движением»3 и проводить действие с тем, чтобы «обнаружить основные социальные конфликты в новом обществе»4.
Обращает на себя внимание и еще одна сторона, присущая подходу А. Турена. Он, в
частности, утверждает: «…мы не будем отрицать, что наш собственный интерес в акционистском анализе связан с большей чувствительностью к движениям социального преобразования, чем с механизмами интеграции общества»5. И эта «чувствительностью к движениям социального преобразования» предполагает развитие у социолога «чувства солидарности с коллективными действиями»6.
Нельзя не отметить и еще одного положения А. Турена, связанного с социологией
вмешательства: «Социология по необходимости выступает против власти по одному простому основанию, что власть, по необходимости, выступает против нее»7. Функция просветителей (с которыми Турен отождествляет социологов) включена в их компетенцию;
они имеют предназначение быть оппозиционными по отношению ко всем политическим
и административным властям; они «преодолевают границы в движении идей и персон»8.
Следует обратить внимание и на следующий момент: социолог является неотъемлемой частью общества, которое он изучает и в рамках которого он действует. И он не может претендовать на то, чтобы «быть свободным от всех социальных связей». Он не может, значит, выдвигать на передний план только свою независимую интеллектуальную
1 Touraine A. Mouvements sociaux aujourd’hui, acteurs et analystes. – P., 1982. – P. 14.
2 Touraine A. La Voix et le Regard. – P., 1978. – P. 41.
3 Ibid. – P. 184.
4 Ibid. – P. 10.
5 Touraine A. Sociologie d’action. – P., 1965. – P. 150.
6 Touraine A. La Voix et le Regard. – P. 251.
7 Touraine A. La production de la société. – P., 1973. – P. 79.
8 Ibid. – P. 201.
- 37 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деятельность, т.е. деятельность определенную «лишь профессиональными нормами»
научного сообщества.
«Социологическое вмешательство, — по убеждению А. Турена, — оказывается…
наиболее близким к активистскому, политическому или религиозному действию»1. Социолог, по определению, должен «стремиться помочь людям делать свою историю в тот
момент, когда на руинах разрушенных или преданных иллюзий (эта) вера в способность
обществ самовоспроизводиться отступает. Не является противоречивым утверждение,
что социологическое вмешательство имеет историческую ценность и признание, что оно
является также знаком желания заставить возродиться сознание возможного действия, а
также содействия защите и укреплению шансов демократии»2.
После утверждения об ангажированной позиции исследователя, Турен, похоже,
уравновешивает свою точку зрения: «Социолог не является ни официальным представителем, ни идеологом»; в момент вмешательства «он должен отказаться как от роли эксперта, так и от роли активиста. Существо этого подхода заключается во встрече двух логик – логики действия и логики знания. Не создается никакого знания с того момента, как
мы становимся ангажированными, или принимаем логику актора»3. Социолог «не может
быть идентифицирован ни с актором, ни еще менее (выделено нами. – В.Ж., М.Ж.) с его
соперником»4; он является «посредником между группой активистов и социальным
движением, которое несет в себе действие последнего»5. Это точка равноудаления «ангажированного социолога» и подлинно научной активности социолога, которой, кажется, А. Турен достиг.
Стратегический анализ
Появление данного анализа знаменовало собой новый этап социологии вмешательства, что неразрывно было связано и с социологией организаций. Организации, как известно, являются социальными конструкциями, системами действия, которые нельзя никогда понять a priori. Акторы, обладающие подлинным «стратегическим инстинктом»6,
понимаемым не как осознанный оптимальный расчет, а скорее как поведение с ограниченной рациональностью, играют по правилам, которые им навязываются, и в то же время никогда этим правилам не подчиняются полностью. Таким образом, функционирование организации никогда не может быть полностью формализованным. Каждая ситуация, связанная с деятельностью организации, является множественной, и никакая типология, никакая модель a priori не позволяет понять, что скрывает специфическая игра в
пространстве организованного действия.
Весьма эффективным средством осмысления деятельности организаций в последние
десятилетия стал так называемый стратегический анализ. Организации, с точки зрения
такого анализа, рассматриваются как «случайные человеческие построения»7, как совокупности, которые не являются результатом «интенционного характера функционирования»8 и которые включают в себя элементы «организованной анархии»9. В рамках такотакого понимания, «человек всегда сохраняет минимум свободы…он не может помешать
себе ее использовать для того, чтобы побороть систему»10.
Сторонники стратегического анализа убеждены: какими бы ни были внешние воздействия, или, как их иногда называют, принуждения, индивид всегда сохраняет возможность соглашаться или отказываться от следования за ними, т.е. у него есть выбор.
«Не бывает социальных систем полностью регулируемых или контролируемых. ИндивиTouraine A. La Voix et le Regard. – P. 272.
Touraine A. Le retour de l’acteur. – P., 1984. – P. 216-217.
3 Touraine A. Mouvements sociaux aujourd’hui, acteurs et analystes. – P. 35.
4 Touraine A. La Voix et le Regard. – P. 186.
5 Ibid. – P. 42
6 Friedberg E. Le Pouvoir et le Règle. – P., 1993. – P. 210.
7 Crozier M., Friedberg E. L’acteur et le système. Les contraintes de l’action collective. – P., 1977. – P.
1
2
33.
Friedberg E. Op. cit. – P. 57.
Ibid. – P. 76.
10 Crozier M., Friedberg E. Op cit. – P. 42.
8
9
- 38 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
дуальные или коллективные акторы, которые составляют организации, не могут быть
никогда сведены к абстрактным или оторванным от действительности функциям»1.
Таким образом, функционирование организованной совокупности в рамках стратегического анализа осмысливается на основе модели некой игры, в центре которой существенная роль принадлежит концепции власти, определяемой и понимаемой как асимметричное отношение, в котором каждый член данной организации может принимать
участие в его ежедневном выражении. Власть, а скорее властное отношение, повсеместно
присутствует в социальных отношениях2. И эта власть не является ни плохой, ни хорошей. Она необходима, и она воздействует на каждое отношение (дружеское, любовное,
профессиональное и т.д.).
Согласно сторонникам рассматриваемого подхода, власть является «основанием организованного действия»3, в то время как игра является инструментом действия. И потому организация как система мыслится как форма «нового объекта»4, как совокупность
конкретных действий, регулирование которых обеспечивает непрерывность игры, в то
время как она сама (совокупность) является объектом игры.
«Система конкретного действия» не является «философской конструкцией»5. Она не
не является результатом формальных правил. Она представляет собой «структурированную человеческую совокупность, которая координирует действия ее участников механизмами относительно стабильной игры и которая теперь ее структурирует». Стабильность игр и отношений в них обеспечивается при помощи механизмов регулирования,
которые устанавливают другие игры6.
Данная постановка вопроса чрезвычайно важна для социологии вмешательства: для
того, чтобы внести изменения в систему конкретного действия, надо получить доступ к
организационным ресурсам (экспертиза, знание правил функционирования, владение
информацией и влияние на окружение). Такой доступ необходим для понимания того,
как система производится коллективными играми. И социология вмешательства призвана нацеливать свою деятельность на производство этого знания.
Характеристика «стратегического» вмешательства
Вмешательство на основе стратегического анализа имеет две грани: «С одной стороны, оно нацелено на получение конкретного знания глубинной человеческой реальности
в контексте анализируемого действия, а с другой – на содействие тому, чтобы заинтересованные лица определили себя в отношении этого знания, сделали выводы из этого, и
тем самым интегрировали эти знания в практику, модифицируя ее»7. Для того, чтобы это
это сделать, используется, так называемая «клиническая» методология, которая изначально строится на базе встреч с акторами изучаемой совокупности. Как справедливо
отмечает Ж. Эррерос, для социолога стратегического анализа принципиально важное
значение приобретает глубокое изучение социальных взаимодействий вместе с акторами,
что в принципе исключает общие и глобализированные подходы, которые всегда являются спекулятивными. Есть только знание особенного, это и является «клинической»
маркой стратегического анализа8.
Указанный подход использует индивидуальные встречи, которые позволяют воспроизводить совокупность отношений, соединяющих акторов в процессе их деятельности. В ходе таких встреч исследователь исповедует не только свой доброжелательный
нейтралитет, но также считает, что «по определению интервьюируемые всегда правы
(Выделено нами. – В.Ж., М.Ж.), потому что они живут в своей ситуации»9. В таком подходе, так называемая субъективность, должна рассматриваться как выражение стратегии
Ibid. – P. 25.
См. подробнее: Желтов В.В. Теория власти. – М., 2008.
3 Crozier M., Friedberg E. Op cit. – P. 64.
4 Ibid. – P. 241.
5 Ibid. – P. 242.
6 Ibid. – P. 286.
7 Friedberg E. Op. cit. – P. 22.
8 Herreros G. Op. cit. – P.40-41.
9 Friedberg E. Op. cit. – P. 458.
1
2
- 39 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изучаемого актора. Это положение является фундаментальным, т.к. исследователь не
может строить свою деятельность на «логике подозрения» по отношению к свидетельствам, которые он получает.
Социологический анализ, таким образом, осуществляется в соответствии с двумя
различными динамиками. Первая из них отмечена тем, что «временно упраздняется дистанция между аналитиком и полем его анализа»1, что требует от участников данной ситуации «устанавливать и развивать отношения интерсубъективности…, что он (исследователь. – В.Ж, М.Ж.) отказывается от критики, от стремления изменить суждение, от всякой внешней нормативности, от «этноцентризма» по отношению к практикам, которые
он наблюдает»2. Вторая разновидность динамики стратегического анализа получила
наименование мобилизационной. Она побуждает социолога к «использованию своей
экстериорности и нахождению минимальной дистанции, без которой никакой серьезный
анализ невозможен»3.
Получается так, что исследователь превращается в процессе своей работы, пользуясь
метафорой Э. Фридберга, в «губку», которая впитывает материал, получаемый социологом во время работы. И он «не имеет ни мнения, ни идеи…»4 Таким образом, социолог
должен изначально согласиться с «тотальным равенством a priori всех свидетельств, отчетов, документов и других используемых источников»5. Во время анализа он должен «сохранить равную дистанцию в интерпретации фактов, которые он устанавливает»6. По
окончании анализа системы, он может восстановить свою собственную позицию.
В рамках стратегического анализа социолог не судит, не оценивает, не ищет определенную причину дисфункций, которые, к слову сказать, и не понимаются им как таковые. Изначально стратегический анализ не имеет «идеи» о том, каким должно быть хорошее функционирование организации, для которого «нормальное» не существует.
Кроме того, социологический анализ не претендует на то, чтобы выявлять неизвестные
или секретные факты. То, что он расскажет, и то, что он покажет, чаще всего, известно
всем. В чем тогда заключается преимущество такого анализа? Стратегический анализ связан с выявлением отношений между фактами. Это – связь между событиями, ситуациями,
логиками, которые каждым идентифицируется раздельно. Вклад социолога в рамках
стратегического анализа приобретает особое значение в связи с тем, что его выводы обладают потенциальной валидностью, ибо становятся основанием для обменов, дебатов,
конфронтаций, которые могут оказывать влияние на социальное действие, а потому этот
вклад приобретает «прагматическую ценность»7. Эта ценность заключается вовсе не во
всеобщем одобрении, а в том, что он провоцирует «обсуждение» произведенного анализа. Проще говоря, социолог стремится получить восприятие анализа акторами изучаемой
организации и выявить их реакцию на него
Что необходимо для восприятия итогов социологического анализа? Для того, чтобы
быть воспринятыми, предложения исследователя не должны быть ни оценивающими, ни
обвиняющими. Не могут они быть и своеобразным клеймом. Реакция, вызванная этой
операцией, является «индикатором реальных проблем и глубинных ставок, которые
структурируют взаимодействие в изучаемой системе»8. А это позволяет как по форме, так
так и по содержанию представлять конфронтацию между различными действующими
акторами.
Полученное знание является частичным, оно не выражает окончательную «истину»
системы. Оно неизбежно порождает ощущение «правдоподобности»9. И вмешательство
социолога в данном случае может характеризоваться следующим образом: «Аналитик
Ibid.– P. 293.
Ibid. – P. 295.
3 Ibid. – P. 293.
4 Ibid. – P. 299.
5 Ibid. – P. 296-297.
6 Ibid. – P. 297.
7 Ibid. – P. 22.
8 Ibid. – P. 313.
1
2
9
Ibid. – P. 316.
- 40 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
более не должен предсказывать, что произойдет, не должен судить с высоты своей «науки» о фактах, которые его анализ делает очевидными, еще меньше он связан с выработкой хорошей модели функционирования, которая, благодаря своему научному характеру, в некотором смысле навязывается им самим»1. По отношению к субъектам наблюдения исследователь как с точки зрения теории, так и с точки зрения методологии занимает
экстериорную позицию. Практика социолога вписывается в новую логику, которая, согласно Э. Фридбергу, характерна для «процедурной науки»2. Научность не зависит
больше от воспроизводимости опыта, она зависит от уважения процедуры опроса.
Согласно принципам стратегического анализа, социолог не является человеком, с
которым связаны изменения, хотя в ходе изменения он может играть «роль эксперта или
помощника в принятии решения»3, но в этом случае он оказывается за пределами привычной роли социолога. Если изменение предполагает обучение «новым формам коллективного действия», если это предполагает открытие «новых способностей», если оно
может рассматриваться как вектор процветания, как коллективное вхождение в проект,
оно сопровождается также периодами кризиса и всегда является формой «насилия» над
практиками, укорененными в организации. Другими словами, социологический анализ
может также основываться на организационном кризисе, который открывает путь для
изменения. Такая вероятность укрепляет идею, что социолог в организации не имеет
места вне анализа системы действия. При этом он не должен быть ни посредником, ни
вдохновителем этого социального действия. В его деятельности первичным является знание, а не действие4.
За этой совершенно ясной постановкой вопроса нет-нет да возникают противоречия.
Взять, скажем, формулу Э. Фридберга: «Производство знания и его осуществление в действии тесно связаны между собой»5. Это порождает, как отмечает Ж. Эррерос, критическое размышление по поводу этой формы социологического вмешательства. Оно затрагивает как технические, политические (какова конечная цель вмешательства?), так и эпистемологические аспекты.
По мнению акционистов, как мы видели, социолог должен облегчить возникновение
социальных движений. Для сторонников стратегического подхода конечная цель вмешательства менее ясна.
Сторонник стратегического анализа руководствуется тремя основными моделями:
технической рациональности, человеческих ресурсов и «дисфункционалистского» вмешательства. Первая модель основана на признании производственного оптимума, которого можно достигнуть посредством использования всего того, что связано с развитием
науки и техники; вторая – основана на рациональном и обоснованном использовании
человеческих ресурсов; наконец, «дисфункционалистский стиль» соответствует подходу
социальных наук, который, по мысли некоторых психосоциологов (Ж. Лапассад и М.
Паж, например) посвящен «изобличению» отчуждения.
Сторонники первой модели стремятся оптимизировать экономические результаты,
опираясь на возможности науки и техники. В рамках второй модели ее сторонники руководствуются схожей перспективой, но ставку делают на человека, на всемерное использование его возможностей. Сторонники третьей модели характеризуются более критическим видением, стремясь «высвободить» энергию организаций.
Однако несколько вопросов остается. Каковы намерение и конечная цель социолога
при вмешательстве на основе стратегического анализа? Стремится ли он удовлетворить
запросы клиента? Или он добивается прогресса знания? А может быть, он стремится утвердить новую концепцию социальных отношений? На эти вопросы ни М. Крозье, ни Э.
Фридберг не отвечают. Они эти вопросы и не ставят.
Встает вопрос: а может быть, у сторонников стратегического анализа и нет никакой
цели? Цель, думается, существует, но в скрытой форме? Испытывая недоверие к аналиIbid. – P. 22.
Ibid. – P. 296, 311.
3 Ibid. – P. 381.
4 Cf. Herreros G. Op. cit. – P. 46-47.
5 Friedberg E. Op. cit. – P. 384.
1
2
- 41 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зам общего порядка и основываясь на социальных законах, привязанных, скорее, к
«прагматической ценности» произведенных знаний о системах конкретных действий,
требования и цели сторонников стратегического анализа не связаны с «историчностью»,
что характерно для А. Турена, не связаны они напрямую и с политикой, как это присуще
институционалистам (об этом речь впереди). Не имея сформулированной a priori концепции того, что является «хорошей» организацией, которая всегда, по мнению приверженцев стратегического анализа, зависит от условий становления организации и позиций, разделяемых акторами, создающими эту организацию, сторонники данного направления социологии не выдвигают особой модели социальной и/или экономической
эффективности. Их намерения более скромны и могут быть определены как стремление
«создать условия, необходимые для преобразования игры в изучаемой организации». И
это при том, что речь не идет ни о трансформации, ни о ее содержании, ни о процессе,
который должен быть результатом указанной трансформации. «Социолог не может выходить за пределы того», что называется созданием условий для этого изменения на основе новых знаний о системе. Конечная цель, которая соответствует «неангажированному»
обязательству в пользу изменения, с точки зрения сторонников стратегического анализа,
может быть определена как некое проявление консерватизма. Знания о системах, которыми обладают сторонники стратегического анализа, похоже, обеспечивают «смазку»
функционирующей системы1.
С точки зрения науки, стратегический анализ является достаточно строгим. При
этом результаты этого анализа вписываются в логику трансформации изучаемых систем.
Правда, уже упомянутые нами идеи «нейтралитета» и «равной удаленности» по отношению ко всем акторам вступают в противоречие с логикой стратегического размышления.
Как мы уже отмечали, в любой организации властные отношения являются асимметричными, а игры вокруг ее ресурсов отражают соотношение сил, конечно же, нестабильное,
изменчивое, иногда неожиданное, но всегда неравновесное. Возникает вопрос: как в таком случае социолог, вмешивающийся в деятельность организации, может оставаться
нейтральным по отношению к ней и к акторам социального действия? Вписываясь в систему, которую он изучает через «интерсубъективность» отношения исследователь/актор,
социолог не может находиться вне игр, которые он анализирует. Он неизбежно становится «социальным актором» (пусть даже временно) игры, которую он изучает.
Не получает ответа у сторонников стратегического анализа и вопрос, связанный с
вмешательством социолога в деятельность организации на основе контракта, определяющем условия оплаты его труда и цели исследования.
В то время как А. Турен и его сторонники теоретически обосновывают положение о
том, что социолог должен с момента своего вмешательства быть независимым, М. Крозье
и Э. Фридберг не определяют свою позицию в данном вопросе.
Между тем, это в условиях рыночного общества далеко не простым вопросом являются отношения исследователя и заказчика. Сохраняет ли в условиях контракта социолог
свою независимость? Не возникает ли противоречие между желанием познания и прагматической перспективой исследования? Не происходит ли в рамках контрактного стратегического анализа разделения между знанием и действием? Вряд, ли можно однозначно ответить на эти вопросы.
В работе «Власть и Правило» Э. Фридберг связывает научность продукции социологии вмешательства на основе стратегического анализа с действием, которое она способна
производить. В этом, по его убеждению, получает свое выражение «прагматическая ценность анализа», его используемое измерение2. Э. Фридберг, как уже отмечалось, вводит
понятие «процедурная наука»3. Согласно этому понятию, на передний план выходит
уважение процедуры исследования, которая дополняет опору исследователя на правила
логики и аргументации, как основания научности. Э. Фридберг в то же время отмечает,
1 Cf. Herreros G. Op. cit. – P. 50.
2 Friedberg E. Le Pouvoir et la Regle. – P. 309, 382
3 Ibid. – P. 311
- 42 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
что сама по себе процедура «не освобождает от арбитража аналитика… субъективность
исследователя не устранима»1.
Институционный анализ
Еще одним направлением социологии вмешательства является институционный
анализ, объединяющий несколько школ. Некоторые из этих школ опираются на социологию, другие же – на психосоциологию. Нас интересуют первые, и особенно социоаналитическая школа, представленная Р. Луро и Ж. Лапассадом2, а также течением социопсихоанализа Ж. Мaнделя3, находящегося на стыке социологии и психоанализа.
Институционный анализ нацелен на понимание института как своего рода невидимого незнания, которое «направляет ложные послания, ясные по сути своей идеологии, и
подлинные послания в кодах, определяемых типом организации»4. Именно институт
определяет сеть социальной связи, обустраивая формы социальных отношений. Институт является универсальным, всеобщим, абстрактным измерением, и в то же время он
имеет ясно выраженные материальные формы: семья, завод, школа, тюрьма и т.д.
Кроме того, институт, что называется, «пересекается» с организациями, что получает
выражение в том, что некоторые заводы являются одновременно и местом производства,
и школой, и тюрьмой, и, наоборот, «в школе обучают интериоризации мира завода»5.
Социолог, опирающийся на институционный анализ, на основе учета этих двух
уровней стремится обнаружить то, что скрыто от взора исследователя. Согласно Ж. Эрреросу, отсюда вырисовывается интерес сторонников институционного анализа к психоанализу, позволяющим охватывать то, что мы называем бессознательным и что непосредственно влияет на социальные отношения. Как справедливо отмечает Р. Луро, «не существует разделения между клиникой индивидуальной и клиникой социальной, между
областью индивида и областью общества как объектов науки»6.
Побуждаемый «неистребимым желанием познания»7 социолог институционного
анализа стремится преобразовать подчиненные группы, будь-то в организациях или в
глобальной социальной жизни, в группы-субъекты. Способность отыскать логику сил,
воздействующих на личность каждого, с точки зрения институционного анализа, открывает перспективу «движения вперед», перспективу изменения в направлении «развития
социальной определенности»8. Эта формула выражает намерение сторонников институционного анализа; они стремятся способствовать социальному изменению и используют «заинтересованную социологию».
«Заинтересованная социология»
Социологи институционного анализа считают, что их вмешательство нацелено на
то, чтобы освободить скрытые силы, анестезированные институтом. Они опираются на
«заинтересованную социологию», а потому их намерения являются социотерапевтическими, не будучи полностью свободными от политических аспектов.
В начале всякого институционного вмешательства находится ясный выраженный заказ клиента. Если работа социолога проводится по его инициативе, мы встречаемся с
«разновидностью практики, которая опасно отделяется от социологии в направлении
политической практики»9. Анализ запроса, который существенно отличается от заказа,
представляет собой первый этап вмешательства. «Для того, чтобы возникла аналитическая ситуация… нужен с одной стороны запрос организации, или коллектива-клиентов; с
1 Ibid.
2 Cf. Lourau R. L’Analyse institutionnelle. – P., 1970; Lapassade G., Lourau R. Clefs pour la sociologie.
– P. 1971.
3 Cf. Mendel G et al. L’intervention institutionnelle. – P., 1980.
4 Lourau R. L’Analyse institutionnelle. – P., 1970. – P. 143
5 Ibid. – P. 13
6 Ibid. – P. 169
7 Ibid. – P. 20
8 Mendel G. et al. L’intervention institutionnelle. – P., 1980. – P. 241
9 Hess R. La sociologie d’intervention. – P., 1981. – P. 181
- 43 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
другой стороны, нужно, чтобы на рынке существовали аналитики, организации аналитиков»1.
Институционный анализ как проявление «заинтересованной социологии» опирается на «институированную критику»2, не останавливаясь, в том числе и перед использованием разрушительной формы, которая способна прекратить нормальный ход функционирования организации. Социологи-институционалисты открыто берут за точку отсчета своей социологии «революционный проект»3. Дело доходит до того, что Мандель,
например, становится сторонником «герильи» при завоевании власти. Социологическая
заинтересованность в таком случае должна участвовать в укреплении слабого полюса в
социальных отношениях. В итоге получается так, что сильные коллективы к концу вмешательства должны «стать менее уверенными в себе», тогда как слабые – должны стать
«более едиными» и получить оружие для действия4.
В центре институционного анализа находится природа отношений, а также индивидуальные и коллективные последствия, которые эта природа внедряет не только между
акторами анализируемой ситуации, но и между ними и исследователями. В рамках институционного анализа аналитики не отказываются субъективного начала. При этом в
качестве своеобразной теоретической рамка своей заинтересованной субъективности
используются психоаналитические концепции трансфера5.
К концептуальным заимствованиям из психоанализа сторонники институционного
анализа добавляют социотерапевтические намерения, которые связаны со стремлением
«придать полное социальное измерение межличностным отношениям»6. «Восстановить
власть над действиями», заставить отступить «искажения» господства, позволить «прогрессирование» личности каждого – таковы, например, термины программы психоанализа Ж. Манделя. Он для этого стремится привести в движение «социопатологию», «социотерапию», признавая тем самым, что общество может быть больным и нужно стремиться
его лечить. Для социоаналитиков при помощи вмешательства нужно «слушать освобожденное социальное слово»7. Это, по их убеждению, позволит акторам лучше понять свои
собственные желания, выяснить, в чем «незнание» института является «подлинным мотором социальной практики»8 прежде, чем дать каждому средства, позволяющие это исиспользовать. Выявление политического бессознательного, благодаря вмешательству,
должно освободить энергию как индивидуальную, так и коллективную. Это измерение
первенствует среди институционалистов, даже если их техника варьируется.
Институционный анализ нередко определялся как «контрсоциология»9, как «другая» социология (находящаяся на пересечении социологии и психоанализа10. Однако в
рамках такого подхода выявилась теоретическая и эпистемологическая недостаточность
институционного анализа. Еще в начале 1980-х гг. Лапассад это констатировал следующим образом «После мая 1968 г. теория в нашем течении прекратила свое развитие»11.
Позднее, он, может быть, и не желая того, признал отсутствие теоретического разнообразия данного течения, растворившегося в «микросоциологиях» (методологический интеракционизм, этнометодология, феноменология и т.д.). Еще один сторонник институционного анализа говорит то же самое, когда сравнивает институционный анализ с другими разновидностями социологии вмешательства: «Не нужно строить иллюзии о вкладе
институционалистского течения на этом уровне (в исследовании организаций. – В.Ж.,
М.Ж.). Школа Крозье…больше продвинулась в изучении учреждений…и было бы объек1 Lourau R. Op. cit. – P. 276
2 Lourau R. Le Clef de champs. – P., 1997. – P. 17
3 Lapassade G., Lourau R. Clefs pour la sociologie. – P., 1971. – P. 190
4 Mendel et al. Op. cit. — P. 276
5 См.: Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. – М., 1996. – С. 531-540.
6 Mendel et al. Op. cit. — P. 194.
7 Lapassade G., Lourau R. Op cit. – P. 180
8 Ibid.
9 Ibid. – P. 190
10 Mandel G. La Révolte contre le père, une introduction a la psychanalyse. – P., 1968. – P. 405
11 Lapassade, 1980. – P. 195
- 44 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
тивной ошибкой для социоаналитиков стремиться соперничать в том, что касается техники, со школой социологии организаций по поводу одного и того же объекта»1.
В отличие от акционистов или сторонников стратегического анализа, социологи институционного анализа стремились уйти от монизма социальной теории и от ее возможных замыкающих и ослепляющих последствий, но они ей противопоставляли смешанный и непримиримый дисциплинарный плюрализм, а также методологические и технические размышления, более озабоченные стремлением отличаться от «упорядоченной»
социологии (чтобы лучше ее привести в «беспорядок»), чем эпистемологическими размышлениями2.
Получилось так, что институционализм как бы оказался в положении, не имеющем
эпистемологических оснований. Возникает в таком случае вопрос: «Является ли наукой
институционный анализ? Этот вопрос никогда не ставился практиками институционного анализа. Эпистемологический подход пугает их больше всего»3. Этот дефект подчеркивает и Ж. Ардуано: «Является ли практика научной?» Не должны ли институционалисты придумать «науку особенного», «установить эпистемологическую валидность и легитимность некоторых клинических подходов?»4
Социологи институционного анализа афишируют «самоуправленческие», «революционные», «прогрессистские» убеждения, провозглашают новаторский антиакадемический, антипозитивистский подход, мобилизуют дестабилизирующие техники вмешательства (во всяком случае непривычные для социолога), основанные на разоблачении,
на осознании отчуждения. Итог, можно сказать, плачевен. По сути, институционный
анализ как форма социологи вмешательства почти исчез сегодня. Более того, сторонники
институционного анализа пытались найти свой путь в осмыслении реалий вмешательства в обход социологии, но они не стали менее зависимы от нее5.
Сказанное нами ставит вопрос о необходимости дальнейшего развития в нашей
стране нового научного направления, которое, как мы уже отмечали, в западной науке
получило наименование «местное развитие». Вместе с тем, потребуется осуществить и
глубокие политические изменения: новый подход к развитию территорий поставит немало вопросов к управлению этими территориями. В частности, современный подход к
местному развитию неизбежно потребует внедрения новой концепции территориального администрирования и менеджмента: строго вертикальная административная организация, судя по всему, остается в прошлом. Политика развития на местах отныне должна
строиться на новом способе организации, который позволит местным властям и их партнерам осуществлять мобилизацию населения и ресурсов территорий на основе конкретных проектов. Политика развития, опираясь на всестороннюю социальную диагностику,
предполагает идентификацию акторов и их конкретных действий по реализации этих
проектов, а также выявление социальной и институционной динамики на местах, связанной с мобилизацией указанных акторов и всего населения территории. Это означает,
что современная политика развития территорий предполагает особую форму управления коллективным действием на местном уровне, утверждение новых отношений между
местными властями и населением.
Hess R. Centre et Périphérie, introduction à l’analyse institutionnelle. – P., 1978.– P. 67.
Cf. Herreros G. Op. cit. – P. 66.
3 Ibid. – P. 212
4 Ardoino J. et al. L’intervention institutionelle. – P., 1980. – P. 38-41
5 Herreros G. Op. cit. – P. 67.
1
2
- 45 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 330
В.С. Прохоренков1
Многофакторная модель глобализации
мировой экономики
В статье представлена многофакторная модель глобализации мировой экономики, разработанная автором в рамках дипломного исследования. Предлагаемый подход позволяет рассмотреть весьма сложную и многомерную категорию
глобализации в более доступной для понимания и восприятия форме.
Тема глобализации не одно десятилетие находится в центре внимания российской и
зарубежной экономической науки. Дискуссия, развернувшаяся вокруг данного явления,
отличается чрезвычайно широким диапазоном и полярностью суждений о его концептуальной сущности, истоках, проявлениях, последствиях, перспективах2. Тенденция ли это,
или определенный результат развития мировой экономики? Насколько этот феномен
объективен? Управляем? Нов? Универсален? Позитивен? Эти и многие другие вопросы
являются предметом острой полемики и до сих пор остаются открытыми. Единственное,
чего не отрицают большинство, хотя и не все, исследователи – реальность глобализации,
как основополагающего феномена современного экономического развития.
Очевидно, что главным препятствием на пути к адекватному осмыслению и эффективному анализу глобализации является многомерность этой категории. Отсюда ее противоречивость и полемичность. Соответственно, дать исчерпывающее и притом компактное определение глобализации мировой экономики, которое бы всесторонне охватило все ее многогранные аспекты, вряд ли возможно. Взвешенной представляется позиция авторов, рассматривающих данное явление как процесс «формирования органически целостного, взаимосвязанного и взаимозависимого всемирного хозяйства»3 где «национальный уровень организации экономической жизни дополняется общемировым
(глобальным)»4. Это «суть одновременно и достигнутая (высшая) стадия интернационализации хозяйственной жизни, т.е. сложившийся феномен, и продолжающийся процесс»5, «новая, современная стадия развития капитализма, возникшая и эволюционирующая на современном этапе развития производительных сил»6.
В контексте приведенных выше мнений вполне разумно будет представить глобализацию как некую совокупность или даже систему процессов и явлений, объективно присущих развитию мировой экономики в настоящее время. В связи с этим и на основании исследования широкого круга российской и зарубежной литературы, посвященной пробле1 Прохоренков Владимир Сергеевич, студент Института международного бизнеса и экономики
ВГУЭС, e-mail: prohorenkov1@mail.ru
Специальность: 06.06.00 «Мировая экономика».
Научный руководитель – Матвейчук Людмила Ивановна, доцент кафедры Мировой экономики и экономической теории Института международного бизнеса и экономики ВГУЭС.
2 См., напр.: Юнусов Л.А. Глобализация мировой экономики: понятие и основные этапы / Л.А.
Юнусов [Электронный ресурс] / Проблемы современной экономики. – Электрон. журн. – 2008. – №4
(28). – Режим доступа: http://www.m-economy.ru/art.php3?artid=24764
3 Хасбулатов Р.И. Мировая экономика: В 2 т. Т.1. / Р.И. Хасбулатов.: – М.: Экономика, 2001. – 598
с.
4 Шнипко О. Постиндустриальная глобализация: сущность, факторы, тенденции и противоречия развития / О. Шнипко // Экономист. – 2005. – № 4. – С. 76-79.
5 Интернационализация хозяйственной жизни – распространение экономической деятельности за рамки национальных хозяйств и развитие между ними устойчивых международных (мирохозяйственных) отношений в различных формах. См.: Паньков В.С. Глобализация экономики: некоторые дискуссионные вопросы / В.С. Паньков [Электронный ресурс] / Клуб мировой политической
экономики. – 2009. – Режим доступа: http://www.wpec.ru/text/200801162154.htm
6 Долгов С.И. Глобализм как высшая стадия капитализма / С.И. Долгов // Российский внешнеэкономический вестник. – 2006. – №1. – С. 4-8.
- 46 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
мам глобалистики, автором данной статьи предлагается многофакторная модель глобализации мировой экономики (рис.1). Модель интегрирует некоторые аспекты (или компоненты) глобализации в систему взаимосвязанных функциональных групп, а именно:
факторы – некоторые предпосылки или факторные условия развития глобализационных процессов;
механизмы – в определенной степени «активные» и системообразующие, организационные компоненты глобализации, с одной стороны, подверженные влиянию факторов, с другой – сами оказывающие детерминирующее воздействие на развитие всей
системы;
направления – отражают некий общий вектор развития глобализации, находятся
под воздействием, но во взаимодействии, в рамках обратной связи, с факторами и механизмами;
следствия – имеют, в целом, результирующее содержание, но демонстрируют
одновременно как некоторые промежуточные итоги, так и целевые ориентиры развития
глобализации – то есть, не являются статичными элементами или завершенными процессами, а развиваются вместе с другими компонентами совокупности.
Рис. 1. Многофакторная модель глобализации мировой экономики
Системную основу модели можно кратко охарактеризовать следующим образом. В
условиях (и под воздействием) НТП, либерализации и социально-политической гомогенизации мирового сообщества, современная система мировой экономики существенно
модифицируется, преимущественно, по пути усиления конвергенции национального и
наднационального уровней хозяйствования, прежде всего через углубление интернационализации движения факторов производства, самого производства и сферы обмена его
результатами, в рамках механизмов транснационализации и интеграции.
Разумеется, выделение, группировка и систематизация компонентов модели носит
весьма условный характер. Во-первых, как отмечалось выше, отсутствует единство мне- 47 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ний по вопросам сущности глобализации, а значит и соотнесения с ней тех или иных
процессов и явлений. Во-вторых, обозначенные составляющие сами собой представляют
достаточно сложные и мультикомпонентные категории, причем в высокой степени взаимообусловленные, вследствие чего возникают объективные трудности с определением их
содержательных границ, а также установлением функциональных и других взаимосвязей
между ними.
Необходимо отметить также, что предлагаемый подход не направлен на выявление
глубинных предпосылок возникновения и развития глобализационных процессов, равно
как и на стратегический анализ их последствий, чему посвящено немалое количество
фундаментальных исследований. Тем не менее, модель позволяет рассмотреть глобализацию в более доступной для понимания и восприятия форме. Во-первых, конкретизировать весьма широкую концепцию глобализации в рамках совокупности вполне определенных и достаточно полно освещенных в экономической литературе процессов и явлений. Во-вторых, повысить эффективность анализа этого феномена с точки зрения его
системности, компактности и аргументированности. В-третьих, упорядочить основные
эффекты и направления воздействия глобализации, повысив тем самым адекватность
оценки ее последствий.
Раскрытые выше принципиальные основы и преимущества системного моделирования могут использоваться для оптимизации анализа развития и функционирования отдельных комплексных экономических систем глобализирующегося мирового хозяйства. В
настоящее время достаточно ограничено число исследований, сосредоточенных на изучении конкретных проявлений и направлений воздействия глобализационных процессов
на развитие, например, национальных экономик или отраслевых рынков. В рамках проведенного исследования была предпринята попытка проанализировать влияние процессов глобализации на развитие российской автомобильной отрасли и отраслевого рынка с
использованием нескольких взаимосвязанных аналитических моделей, основой для разработки которых послужила представленная в настоящей статье модель.
- 48 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
материалы круглого стола
«Трансграничный регион:
понятие, сущность, форма»
25 июня 2009 г. во ВГУЭС состоялся круглый стол по теме «Трансграничный регион:
понятие, сущность, форма». Он проводился в рамках выполнения проекта № 2.1.3/4472
Аналитической ведомственной целевой программы Рособразования «Развитие научного
потенциала высшей школы». Участниками круглого стола cтали ученые Тихоокеанского
института географии (ТИГ) Дальневосточного отделения Российской академии наук,
Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, Дальневосточного государственного технического университета:
– П.Я. Бакланов, академик РАН, доктор географических наук, директор ТИГ;
– С.С. Ганзей, зам. директора ТИГ, доктор географических наук;
– М.Т. Романов, зав. лабораторией территориально-хозяйственных структур ТИГ,
доктор географических наук;
– М.Ю. Шинковский, директор Института международных отношений и социальных технологий ВГУЭС, доктор политических наук, профессор;
– С.К. Песцов, декан факультета политических наук ДВГТУ, доктор политических
наук, профессор;
– В.А. Осипов, профессор кафедры Мировой экономики и экономической теории
ВГУЭС (МЭТ), доктор экономических наук;
– В.Н. Ембулаев, доктор экономических наук, профессор;
– Л.М. Медведева, зав. кафедрой Всеобщей истории, политологии и социологии
ВГУЭС (ВИПС) , доктор исторических наук, профессор;
-А.А. Тушков, профессор кафедры ВИПС, доктор исторических наук;
– Л.Н. Гарусова, профессор кафедры Международных отношений и зарубежного регионоведения (МОЗР), доктор исторических наук;
– С.В. Севастьянов, профессор кафедры МЭТ ВГУЭС, кандидат политических наук;
– А.Б. Волынчук, доцент кафедры МЭТ ВГУЭС, кандидат географических наук;
– Н.В. Котляр, доцент кафедры МОЗР, кандидат исторических наук,
другие преподаватели, аспиранты и студенты ВГУЭС.
Модераторами круглого стола выступили академик П.Я. Бакланов и профессор
М.Ю. Шинковский.
С вступительным словом к участникам круглого стола обратился профессор, доктор
политических наук М.Ю. Шинковский:
– Сегодня в этом зале собрались ученые, которым интересен феномен «трансграничность». Мы представляем различные отрасли научного знания — присутствуют географы, политологи, историки и экономисты – но всем нам хотелось бы сегодня «сверить
часы», узнать, кто что исследует и пишет, у кого какие взгляды на эту проблему. Итогом
нашей совместной работы к концу текущего года должна стать коллективная монография. Надеюсь на плодотворное сотрудничество и предоставляю слово академику П.Я.
Бакланову.
С развернутым докладом по теме «Трансграничность как междисциплинарный объект исследования» выступил академик РАН, доктор географических наук П.Я. Бакланов:
– Интерес к теме трансграничности в последнее время в мире возрос в связи с влиянием процессов глобализации и регионализации. Нельзя сказать, что эти процессы в настоящее время достигли пика своего развития, но проблема уже настолько актуальна, что
требует серьезного научного подхода. Научное знание развивается в данном случае по
пути изучения интеграционных процессов в мире. Заключаются международные договоры и соглашения, возникают альянсы и т.п. Первые научные исследования появились в
связи с североамериканским союзом в 50-е годы 20-го века, в 1970-е годы возникло эффективное Придунайское трансграничное пространство. Затем начало развиваться сотрудничество государств по бассейнам морей: Баренцево, Балтийское, Черное и т.д. Возникли
предпосылки трансграничного сотрудничества и в бассейне Японского моря.
- 49 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В России научное представление о трансграничном сотрудничестве прошло несколько этапов:
– в СССР приграничные территории рассматривались как закрытые, и развитие их
искусственно сдерживалось;
– в начале 90-х годов 20-го века в связи с либерализацией внешнеэкономической деятельности потенциал приграничных территорий начал использоваться, были созданы
некие трансграничные структуры;
– наконец, в конце прошлого — начале текущего века стали возникать устойчивые
приграничные связи, возникли постоянные пограничные переходы, созданы межгосударственные организации, приграничные провинции (субъекты РФ) стали играть самостоятельную и значительную роль в международном сотрудничестве.
Приграничные территории, которые есть у каждой страны, испытывающие на себе
влияние сопредельной стороны (сторон), имеют большой потенциал развития именно в
силу своего географического расположения. Но трансграничной территория становится
только тогда, когда между сопредельными субъектами устанавливается активное сотрудничество, и возникает определенная целостность двух взаимодействующих приграничных территорий. Иногда эта целостность закладывается изначально, на природноресурсном уровне (бассейн реки, озера, моря). Если бассейн пересекает государственная
граница, эту территорию уже можно рассматривать как трансграничную. Суть в том, что
любое техногенное воздействие на территорию в одной стране передается на территорию другой страны. Для Дальнего Востока России это особенно важно, так как практически все участки государственной границы пересекают какие-либо бассейны (Амур, озеро
Ханка, Японское и Охотское моря). Эти структуры должны изучаться как целостные экосистемы.
Тихоокеанский институт географии ДВО РАН довольно давно занимается изучением потенциала трансграничных территорий. Мы приходим к выводу, что любая приграничная территория имеет как благоприятные, так и неблагоприятные факторы своего
развития. Благоприятные: более выгодное экономико-географическое положение (транзитный потенциал, рынки, гуманитарные связи, использование иностранной рабочей
силы и т.д.). Неблагоприятные: более высокая милитаризация территории, информационные разрывы, экологические угрозы со стороны соседа, в конце концов, возможность
военной угрозы. В целом, на приграничных территориях более остры проблемы безопасности.
Таким образом, необходимо привлечь научный потенциал для изучения феномена
трансграничности. Причем, исследование должно быть всесторонним. Нужно исследовать природный, ресурсный характер трансграничного сотрудничества, конъюнктуру
рынков, межгосударственные отношения и безопасность. Здесь целый узел междисциплинарных проблем.
Для развития этих тезисов слово взял доктор географических наук С.С. Ганзей:
– К вопросу о развитии научного знания о трансграничности. В 1996 г. профессор В.
Кудияров дал определение приграничного пространства. Затем появились публикации
сотрудников МГУ им. Ломоносова. Ими использовался термин «интенсивность приграничных процессов», которые, на наш взгляд, довольно сложно измерить.
ТИГ ДВО РАН, исследуя проблему трансграничности, исходит из того, что критерием определения трансграничной территории являются физико-географические провинции. Мы провели типологию приграничных территорий, наши взгляды изложены в монографии, вышедшей недавно. (Бакланов П.Я., Ганзей С.С. Трансграничные территории:
проблемы устойчивого природопользования / Владивосток. Дальнаука. 2008.) Физикогеографические условия являются основой для появления трансграничных территорий.
Но деятельность привязывается к административно-территориальному делению. Есть
проблема увязки. Нами разработан метод совмещения этих факторов (природноресурсного и административного). Это также можно прочесть в монографиях, вышедших
в ТИГ ДВО РАН в этом году. Мы пришли к выводу, что необходимо ввести термин «международный природно-хозяйственный район» и связать это с понятием «трансграничная
территория». В целом, мы рассматриваем трансграничную территорию как сложную
- 50 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
территориально-хозяйственную систему, имеющую определенную природную и территориальную целостность.
Также от Института географии ДВО РАН выступил доктор географических наук
М.Т. Романов:
– Вся совокупность трансграничных проблем, взаимодействий (экономических, гуманитарных, ресурсно-экологических и пр.) обусловливается, прежде всего, сложившимися в соответствующем регионе мира геополитическими отношениями сопредельных
стран. А геополитические отношения в свою очередь обусловливаются соотношениями
геополитических потенциалов стран, асинхронным их развитием, имеющимися здесь
геополитическими интересами и проблемами, историей развития геополитических отношений и др.
В предыдущие столетия в Тихоокеанском регионе мира геополитические отношения
складывались весьма напряженными. Здесь неоднократно происходили военные и политические конфликты, напряжения. В основе этих конфликтов, напряжений, несомненно,
лежали имеющиеся у многих стран геополитические, экономические интересы к практически неосвоенным, незаселенным территориям российского Дальнего Востока и его ресурсам. Особенно напряженно геополитические отношения у России складывались здесь
с Англией (настойчиво пытавшейся в XVII — XIX веках весь мир рассматривать зоной
своих национальных интересов) и Японией. Например, только в течение первой половины XX столетия Россия трижды воевала с Японией – в 1904-1905 гг., 1930-е годы в Маньчжурии и Монголии, в 1945 году.
С другим соседом по региону – Китаем – отношения тоже складывались не всегда
просто. За 1880-1950 годы Россия (СССР) приложила значительные усилия и вложила
весьма значительные средства на развитие транспортных коммуникаций и строительство
заводов, портов в северо-восточном Китае, в целом на поддержку, укрепление «стратегического партнера» в этом регионе мира. Однако это не уберегло ее от обострения политических отношений с Китаем в 1950-1960-е годы и военного конфликта в 1969 году по
пограничным вопросам.
С мощнейшим на сегодня по военному и экономическому потенциалу соседом по
региону – США – в период после Второй мировой войны военных конфликтов не было,
однако именно США создавали для СССР, а теперь и России наибольшие военные, политические и экономические напряжения, нагнетая гонку вооружений, создавая военные
базы и системы ПРО по периметру страны.
В пределах Дальнего Востока у России и сегодня имеются некоторые геополитические проблемы, такие как неурегулированность отдельных участков государственной
границы с Японией (Южные Курилы). Имевшиеся до недавнего времени некоторые пограничные проблемы с Китаем сейчас уже разрешены – демаркация границ между Россией и Китаем на восточном их участке завершена в 2004 г.
Однако в целом, Россия сегодня, в результате политического и экономического кризиса 1990-х годов и крайне затянувшегося выхода из него, находится в периоде кардинального снижения геополитического потенциала. К настоящему времени критически
снизился уровень национальной безопасности.
Наиболее слабым звеном России, несомненно, является Дальний Восток – наименее
освоенный и заселенный регион, к тому же граничащий с наиболее мощными державами
мира. Здесь контраст геополитических потенциалов России и сопредельных стран был
разительным и в предыдущие периоды. Но к концу ХХ века, как следствие разнонаправленного развития стран региона – деградации созданного потенциала в России в результате системного кризиса и ускоренного экономического и демографического развития на
сопредельных территориях – этот контраст еще более усилился.
В результате асинхронного развития стран Азиатско-Тихоокеанского региона в течение последних столетий соотношения их геополитических потенциалов существенно
колебались. До 1990 г., согласно оценкам японских экспертов, «индекс силы» СССР на
фоне ведущих стран мира был достаточно значительным и составлял 77 ед. в сравнении с
США, принятыми за 100 ед.
- 51 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако уже к началу 2000-х годов, в результате политического и экономического
кризиса 1990-х гг., геополитический вес России снизился практически по всем показателям. В результате ВВП США превысил российский показатель (по состоянию на 1998 г.) в
14 раз, демографический потенциал – в 1,9 раза. Соотношение военных потенциалов
США и СССР по оценкам японских экспертов на 1990 г. считавшееся равным, изменилось
также не в пользу России.
Китай, за 1980-1990-е годы сделавший огромный рывок в экономическом развитии,
по ВВП (оценка по ППС) по состоянию на 1998 г. превысил Россию в 8,3 раза, по демографическому потенциалу – в 8,7 раза. Япония по ВВП превысила показатели России
практически в 5 раз, а по демографическому потенциалу (занимая площадь, равную
лишь двум Приморским краям) имеет значения, примерно равные всей России (126,5
млн. чел. в сравнении со 145,2 млн. чел.).
Как показывает исторический опыт, длительное сохранение и усиление различий,
контрастов в геополитических потенциалах стран-соседей и их регионов в конечном итоге приводит к появлению геополитических проблем, а нередко и к серьезным конфликтным ситуациям, «переделам мира». Поэтому для Дальнего Востока России стратегически
важной задачей является наращивание геополитического потенциала, в том числе населения и экономики. На достаточном уровне, в целом адекватном уровню соседних стран,
должен оставаться и оборонный потенциал.
Тему « Трансграничный регион: история и современность» сформулировал профессор М.Ю. Шинковский:
– На мой взгляд, процесс глобализации начался не в 20-м веке, а в период Великих
географических открытий. Люди поняли, что больше того мира, что они уже познали, у
них нет. Далее, с развитием коммуникаций, мир только «сжимался как шагреневая кожа».
Уже сегодня за сутки любой человек может попасть в любую точку земного шара. Я уже
не говорю об Интернете. Полагаю, что имеет место острая нехватка «научного языка»,
который бы описывал все эти реальности. С точки зрения политической науки, понятия
складывались в тот период, когда государства были единственными субъектами глобальных отношений. Кроме государств, других игроков на международной арене не было.
Поэтому, весь научный язык был разработан под взаимодействие государств друг с другом.
Сейчас, картина кардинально изменилась. Появилось понятие «международного
природно-хозяйственного района», о котором говорил коллега С.С. Ганзей, политологи
приняли категорию «трансграничный регион». С точки зрения политической науки, а
значит и практики, одного природно-экономического фактора для создания трансграничного региона недостаточно. Необходима политическая воля. При отсутствии политической воли трансграничный (природно-хозяйственный) регион вроде бы и есть, но развиваться он не может. Суть в том, что сегодня на международной арене действуют одновременно разноуровневые системы. С одной стороны, устанавливающееся глобальное
пространство, с другой, вполне жизнеспособные государства. К вопросу об «отмирании
границ»: в начале 20-го века в мире насчитывалось чуть более 50-ти суверенных государств, сейчас – более 200. Границы появляются и укрепляются, масштаб суверенных государств мельчает, некоторые уже и на карте найти сложно. Торжествует принцип «Этнос-государство», поэтому пределом дробления государств может стать цифра «5000»,
столько этносов существует на Земле. Именно между множащимися государствами и
глобальным пространством возникают взаимодействия. Это или притяжение, или отталкивание.
Государство суверенно. Но как тогда рассматривать межгосударственные организации. Должно ли государство поступиться частью своего суверенитета в пользу общего
(глобального, регионального) блага? Можно ли построить новое негосударственное и
надтерриториальное глобальное пространство без ущерба суверенитету уже имеющихся
государств? Причём речь идет не о размывании границ, суть в новом подходе к взаимодействию государств с учетом реалий, то есть взаимодействию территориального и глобального пространств, поэтому взаимодействие глобального и территориального пространства – и есть регион.
- 52 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Вопросы политэкономии трансграничного региона поставил в своем выступлении
кандидат географических наук А.Б. Волынчук:
– Трансграничный регион это сложная территориальная система, которая имеет
многослойную структуру. При первом приближении можно выделить четыре слоя, совокупность которых и составляет собственно трансграничный регион. Это:
1-ый слой природная среда;
2-ой слой этнокультурный;
3-ий слой геоэкологический;
4-ый хозяйственная деятельность.
Каждый из названных слоев формирует в границах региона характерные только
этому слою связи и взаимодействия. На сегодняшний день, в условиях глобализации,
наиболее значимыми типами контактов отдельных секторов трансграничного региона
являются связи, формирующиеся в пределах экономического слоя. Если до перехода территории в состояние трансграничности, т.е. до возникновения границы, данная территория развивалась в единых социально-экономических и политических условиях, то с появлением трансграничности начинается процесс постепенного накапливания отличий,
касающихся механизма управления и способов хозяйствования. Это приводит к проявлению территориального разделения труда, специализации отдельных частей трансграничного региона, а также формированию механизма взаимодействия. Так в пределах
каждого сектора трансграничного региона формируется специфическая комбинация
основных факторов производства – труд, земля капитал, технология. И, что характерно,
обеспеченность территорий ими различна. Некоторые факторы являются избыточными,
некоторые достаточными (для местного производства), а некоторые дефицитными. Причем, крайние позиции (избыточность и дефицит) определяют мобильность факторов
производства, т.е. их способность к трансграничному движению. И, чем больше разница
потенциалов между однотипными факторами по обе стороны границы, тем благоприятнее существующие предпосылки для трансграничного взаимодействия.
В данном случае усиление трансграничного взаимодействия проявляется в перемещение отдельных факторов производства из сектора их избыточного размещения в сектор их дефицита.
Так избыток трудовых ресурсов в одном секторе региона стимулирует трудовую миграцию в другой сектор, находящийся в соседнем государстве. А избыток капитала определяет предпосылки для прямых иностранных инвестиций в различные сектора экономики соседней страны, путем создания иностранных или совместных с иностранным капиталом предприятий.
Данные процессы наиболее ярко иллюстрируются характером трансграничного
взаимодействия между российским Дальним Востоком и Северо-Восточными провинциями Китайской Народной Республики.
Что касается «технологии» как фактора производства, то и здесь Северо-Восточный
Китай имеет преимущество относительно реального сектора российской экономики. Это
проявляется характером промышленного экспорта из КНР в Россию, который включает в
себя как продукцию легкой промышленности, так и сложного машиностроения. В свою
очередь для Российского Дальнего Востока, который обладает внушительным природноресурсным потенциалом, но, к сожалению слабо востребованным отечественной промышленностью, фактор «земля» (т.е. природные ресурсы) является избыточным. Что собственно и определяет характер трансграничной специализации Российского Дальнего
Востока.
Неравномерный рост предложения факторов имеет еще одно важное последствие:
рост предложения одного из факторов производства приведет к росту выпуска продукции производимого при интенсивном использовании этого фактора, и вызывает отток
ресурсов из других секторов экономики за счет более высокой зарплаты и более высокой
прибыли в этом секторе.
Доктор исторических наук А.А. Тушков остановился на вопросе национальных интересов современного государства в трансграничном регионе:
- 53 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— По справедливому мнению профессора М.Ю. Шинковского, трансграничное сотрудничество является неотъемлемым элементом мировой политики, которая в свою
очередь характеризует качественное состояние международной среды. Неоднозначность
трансграничных процессов и усложнение глобальной сети хозяйственных и социальных
связей требует адекватного политического управления пространством, отвечающего на
все вызовы современной мировой системы.
У стран, несущих в силу своей стратегической мощи глобальную ответственность за
общепланетарное развитие, нет единого видения мировых перспектив. Без этого нет и
скоординированного прочтения национальных интересов, а в контексте глобальных тенденций и общего будущего глобализирующегося и единого мира. Таким образом, региональные конфликты и проблемы "проблемных" стран приводят не к скоординированной
реакции и взаимоприемлемым действиям ведущих мировых игроков, а, напротив, разводят глобально ответственные державы по разные стороны баррикад. В результате теряется историческое время, и тормозится создание нацеленной на единое мировое будущее
международной архитектуры безопасности и сотрудничества.
Многополярность — если между полюсами нет общего, или хотя бы скоординированного видения национальных интересов в глобальном контексте, а отношения между
полюсами и их, соответственно, сателлитами, противоречивы и не стабильны — не решит задачу формирования эффективного миропорядка.
Ключевым фактором для глобальной индустрии являются инвестиции в новую добычу, учитывая недостаток новых регионов, открытых для разработки. Зрелые месторождения России все еще обладают значительным потенциалом, но темпы роста добычи на
них гораздо медленнее, чем в предыдущие годы. Для поддержания роста добычи российские компании должны начинать разрабатывать новые нефтегазоносные провинции,
например Восточную Сибирь, Арктический шельф и Дальний Восток. Учитывая долгий
период разработки, типичный для всей отрасли (7 — 10 лет от проведения геологоразведочных работ до промышленной эксплуатации и еще более долгий период для проектов,
удаленных от инфраструктуры или находящихся на шельфе), эти инвестиции необходимы уже сегодня.
Азиатско-Тихоокеанский регион, который является самым быстрорастущим рынком
углеводородов, нуждается в российских поставках, а России нужен доступ к этому рынку
для того, чтобы стать по-настоящему глобальным энергетическим игроком и иметь возможность диверсифицировать свой выбор с точки зрения потребителя.
Проблему «Глокализация – форма реализации современных глобальных и региональных процессов» обозначил профессор М.Ю. Шинковский:
– Как уже отмечалось, в современных условиях особенно важно взаимодействие глобального и государственного пространств. Это ярко проявляется на примере отдельных
регионов. Политическое пространство отдельного государства гомогенно. Иначе государство распадется. Глобальное же пространство гетерогенно (включает в себя крайне
разнородные образования). Но разнородность глобального пространства не означает
разнородность вовлечения в глобальные процессы. Мы должны сформировать новое понимание понятия «глобальный центр». По нашему мнению, есть понятие «глобальный
центр» и понятие «глобальная периферия». Центр раньше был как структурообразующее начало. Нет центра, нет империи. Сейчас центр мира – это некое распределенное
образование. Это набор точек в мире, где происходит пересечение наибольшего числа
политических, финансовых, символических и иных потоков. Эти точки и есть «ворота в
глобальный мир». Наличие таких точек на территории той или иной страны повышает
ее возможности. Поэтому, такие точки должны быть объектом пристального внимания
руководства этой страны. В то же время наличие таких «ворот» приводит к нарушению
(размыванию) гомогенности государства. Появляются некие автономные локальные образования. В результате, приграничный регион более расположен к сопредельному государству, чем к собственной метрополии. Естественно, это не всегда находит понимание у
центральной власти. «Ворота» способствуют включению страны (региона) в глобальные
процессы (кому, что есть предложить), способствуют решению глобальных, прежде всего,
экологических и политических, проблем.
- 54 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Отсюда вывод: неизбежен период хаоса в политике. Ближайшие три десятка лет нас
ждет период непредсказуемости, возможных столкновений. Этот процесс по определению Роберта Робертсона именуется «глокализацией», то есть наложением друг на друга
глобальных и региональных процессов. Применительно к России, полагаю, что выход из
кризиса возможен только отдельными регионами, с условием предоставления им соответствующих властных полномочий.
В завершение предварительной повестки дня с сообщением «Институционализация
трансграничных связей» выступил аспирант ВГУЭС А.А. Зыков
– Сфера институционализации трансграничных связей (как в принципе и других
общественных явлений) определяется социальным и политико-правовым пространством.
Под социальным пространством институционализации подразумевается закрепление
норм и правил взаимодействия в обществе. Применительно к трансграничным связям это
означает закрепление в общественной практике населения приграничных территорий
обыденности пересечения границы в экономических, туристических, образовательных и
других целях. Для российского (старого) приграничья в начале 1990-х годов это было достаточно острой проблемой, так как до этого периода советские границы были закрыты, и
населению было непривычно осознавать, что можно свободно пересечь границу и кудалибо поехать. Иными словами, становление и развитии трансграничных связей сопровождается сдвигами в самовосприятии и самоидентификации жителей приграничных территорий. Если для дальневосточников это не столь характерно, то для жителей «нового
пограничья» (с Украиной, Белоруссией, Казахстаном) это остается серьезной проблемой
до сих пор (хотим мы того или не хотим, но мы обязаны отделять себя от братских народов). Что лишний раз подтверждает взаимосвязь идентичности с государственной политикой.
Под политико-правовым пространством институционализации понимается выражение официальной позиции властей на трансграничное сотрудничество, его правовое
обеспечение и закрепление форм взаимодействия на законодательном уровне. В отношении России можно говорить только об одном документе, который мог бы восприниматься как способствующий установлению трансграничных связей — это федеральный закон
«О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ» от января 1999г. В политологии трансграничное сотрудничество рассматривается с точки зрения наличия у российских регионов некоторой свободы и возможности самостоятельно
осуществлять внешнеэкономическую и международную деятельность.
В общем плане, в российском законодательстве наличествует «огромная брешь» —
законопроект «О приграничном сотрудничестве» находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ уже около 5 лет и до сих пор не принят. До такого уровня как в Европе, где еще в 1989 г. была принята «Европейская (Мадридская) рамочная конвенция о
трансграничном сотрудничестве территориальных образований и их властных органов»,
говорить не приходится. Правда у нас есть небольшой опыт участия в международном
проекте «Туманган» поддержанный Программой развития ООН на наднациональном
уровне, но его развития вызывает серьёзные сомнения, так как сводится к двусторонним
приграничным контактам России и Китая.
Если социальная институционализация трансграничных связей успешно осуществляется на локальном уровне российских приграничных регионов, то политико-правовая
институционализация осуществляется на общегосударственном уровне, в случае несовпадения с социальной институционализацией возникают проблемы препятствующие
развитию трансграничного взаимодействия. На определённый политико-, физико-, социально- и экономико-географический субстрат, или базу данных, налагаются разнородные, иногда противоречащие друг другу геополитические представления – местного
населения, военного, политического руководства и даже отдельных государственных лидеров.
Можно выделить следующие институциональные факторы, препятствующие становлению трансграничного сотрудничества:
- 55 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
во-первых, слабость теоретической и концептуальной базы неспособной, на данный
момент времени, дать общепреемлимое представление, что такое трансграничное сотрудничество и основание для его необходимости;
во-вторых, организационно-экономический фактор — обусловленный недостаточной организацией эффективных торгово-хозяйственных связей;
в-третьих, мотивационный фактор — отсутствие стимулов развития приграничного
сотрудничества у российских субъектов федерации, по сравнению с соседними китайскими провинциями;
в-четвертых, пространственный фактор — чем больше и неоднороднее территория,
тем более дифференцированы условия развития пространства, а значит сложней структура регионального развития, которая должна соблюсти все особенности регионов;
в-пятых, экономический фактор — отсутствие общих интересов бюрократии и бизнеса направленные на развитие трансграничного сотрудничества.
И, наконец, важнейшим условием становления и развития трансграничных регионов и сотрудничества является готовность национальных властей поступиться собственным суверенитетом в пользу региональной и муниципальных уровней власти, предоставив им большую свободу в международной деятельности.
Затем, участники круглого стола перешли к обсуждению поднятых докладчиками
вопросов:
Первому слово было предоставлено доктору политических наук, профессору С.К.
Песцову:
– На мой взгляд, может быть, это звучит парадоксально, но «трансграничность» может появиться только после укрепления института государственных границ в регионе.
Чтобы что-то стереть, нужно сначала это иметь. Таким образом, развитие региона проходит как бы два этапа, сначала обособление территорий, выделение их в самостоятельные
суверенные государства, укрепление режима госграницы, а затем, на основе сближающих
экономико-географических, политических и иных уже упоминавшихся в ходе обсуждения факторов, постепенное взаимопроникновение.
Я согласен с точкой зрения представителей географической науки, что основным
фактором возможного трансграничного сотрудничества является
природноэкономический. Но как политолог я полагаю, что прав и профессор М.Ю. Шинковский,
говоря о том, что одного этого фактора для создания трансграничного региона недостаточно. Необходима политическая воля. Удобный с точки зрения географии для трансграничного взаимодействия район может и не превратиться в трансграничный регион,
если у правительств сопредельных государств не возникнет взаимная воля к подписанию
соглашений, развитию связей и т.д. Таким образом, в итоге, наличие или отсутствие
трансграничного региона определяется уровнем взаимодействия людей.
Трансграничное сотрудничество – это не только взаимовыгодное перемещение ресурсов из района их избыточности в район их недостаточности, как говорил здесь коллега
А.Б. Волынчук. Полагаю, что это новая комбинация факторов средств производства сопредельных государств.
Мир развивается по принципам расширения и самоорганизации. Глобализация –
это не только географические открытия, есть такие уровни развития как финансовое,
культурное сотрудничество. Поэтому, говоря о понятии «геополитика», мы вправе говорить уже не о сотрудничестве по линии госграниц, а о более высоком, многофакторном
уровне сотрудничества. Самоорганизация мира идет по пути расширения и укрепления
межгосударственных, межэтнических, культурных и иных связей. Проявлением межгосударственного сотрудничества служат союзы государств. Современная тенденция такова,
что большинство государств одновременно участвуют в нескольких межгосударственных
организациях. При этом уровень этих организаций может быть самым различным: глобальный (ООН), межрегиональный (АТЭС), региональный.
Доктор исторических наук, профессор Л. М. Медведева также высказала свою точку
зрения на исследуемую проблему:
– Я согласна с точкой зрения М.Ю. Шинковского и С.К. Песцова, что для развития
трансграничного сотрудничества крайне важно наличие политической воли. В этой связи
- 56 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
не может не настораживать пассивность российского руководства по вопросу социальноэкономического укрепления российского Дальнего Востока и усиления взаимовыгодного
сотрудничества России со странами АТР. Мы декларируем заинтересованность в развитии связей, но оно (сотрудничество) осуществляется отнюдь не по нашему сценарию и не
в нашу пользу. Ослабление стратегических позиций России на Дальнем Востоке, начавшееся в 90-е годы прошлого века, продолжается и сейчас. Особенно это заметно на фоне
все возрастающей роли Китая. Свидетельством неблагоприятной для нас ситуации в международных отношениях стало решение японского парламента относительно Курильских островов. Полагаю, что без изменения политики руководства страны перспективы
трансграничного сотрудничества для Дальнего Востока России и будущего нашего региона оцениваются весьма туманно, если не сказать пессимистично.
С изложением своего взгляда выступил профессор кафедры мировой экономики и
экономической теории ВГУЭС, кандидат политических наук С.В. Севастьянов.
— Во-первых, хочу отметить актуальность тематики. Во-вторых, высказать свое мнение по ряду обсуждаемых вопросов, поднятых участниками круглого стола.
Так, профессором М.Ю. Шинковским были подняты темы взаимодействия глобального и территориального пространств и роли регионов в современном мире. На мой
взгляд, понятие глобального центра и глобальной периферии уже не способно полностью охарактеризовать современный мир. Более правомерно говорить о региональных
центрах и региональной периферии. Эти тенденции хорошо просматриваются на примере европейского, североамериканского и восточно-азиатского центров. Так, у последнего есть как свои лидеры (Китай и Япония), так и периферия, к которой можно отнести
и Дальний Восток России. Что касается роли центров в современном мире, то в условиях
глобализации она только возрастает. Регионы сегодня играют роль своеобразных
«фильтров» глобализации. С одной стороны, они противостоят ее негативным последствиям (пример – роль Чиангмайской инициативы, призванной противодействовать негативным аспектам финансовой глобализации в Восточной Азии). С другой – они хотят
получить максимально возможную пользу от действия глобализации, подписывая и реализуя соглашения самого разного формата о создании зон свободной торговли, либерализации инвестиций и т.п.
Наконец, с точки зрения перспектив дальнейшего развития данного исследовательского проекта, возьму на себя смелость рекомендовать направление, за счет которого он
может органично и эффективно развиваться. Дело в том, что трансграничное сотрудничество развивается не в вакууме, а в рамках более широких региональных и глобальных
процессов. Сегодня дальневосточные территории России осуществляют международное
сотрудничество на трех географических уровнях: трансрегиональном (АТР), региональном (Восточной Азии) и субрегиональном (Северо-Восточной Азии).
В силу целого комплекса причин экономическая интеграция в рамках АТР в настоящее время стагнирует. В набирающих силу миграционных процессах Восточной
Азии основными компонентами интеграции являются торгово-экономические (не будучи членом ВТО, Россия остается за его рамками) и финансовые (Россия не является участником Чиангмайской инициативы и сформированного в 2009 г. крупнейшего в мире
регионального азиатского валютного фонда общим объемом 120 млрд. американских
долларов). В СВА региональное сотрудничество развивается и нарастает в форме «северной тройки» (Китай, РК, Япония), а Россия вместе с Монголией и КНДР во многом остается за бортом этих процессов.
При этом просматривается стремление ведущего «поднимающегося» политического
и экономического актора (Китая) развивать политические и торгово-экономические отношения с Россией главным образом в двустороннем формате, что грозит превращением
Пекина в монопольного покупателя российских природных ресурсов со всеми вытекающими отсюда для Москвы негативными геополитическими последствиями. Учитывая
уже упоминавшиеся в выступлениях участников круглого стола разность людских, экономических и других видов потенциалов, в этой ситуации Россия во многом теряет самостоятельность в политической и, особенно, экономической политике, признавая за собой
статус «ведомой». Этот тезис подтверждает и анализ участия России в ведущих азиатских
- 57 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
межправительственных организациях и институтах (АТЭС, АРФ, Шестисторонние переговоры по проблеме безопасности Корейского полуострова), где Москва поддерживает
все инициативы и позиции Пекина.
То есть, успехи в развитии трансграничного сотрудничества с одной из стран (например, в случае с российско-китайскими торговыми отношениями они впечатляют, когда двусторонний торговый оборот в 2008 году составил 56 млрд американских долларов), могут вести к попадании более слабого игрока в зависимость от более сильного. В
качестве альтернативы такому развитию событий необходимо более активно развивать
политическое и экономическое сотрудничество с другими государствами Восточной
Азии (Японией, РК, странами АСЕАН), а также с Индией, США и другими странами.
То есть, на мой взгляд, дальнейшие исследования в рамках данного проекта существенно выиграют, если анализ трансграничного сотрудничества будет поставлен в более
широкий геополитический и геоэкономический контекст современных процессов азиатской интеграции.
С заключительным словом к участникам круглого стола обратился академик П.Я.
Бакланов
– Я благодарен всем участникам круглого стола за содержательные доклады и интересные выступления. Считаю, что такая форма взаимодействия ученых различных специальностей по разработке междисциплинарной проблемы трансграничности себя полностью оправдала. Каждый из нас услышал от коллег много нового и, надеюсь, сделал
для себя какие-то важные выводы.
Мы обсудили понятие, сущность и формы трансграничного сотрудничества. Но
идеи, прозвучавшие сегодня, открывают перед нами новые перспективы. Мы можем переходить к изучению роли трансграничного сотрудничества в процессах глобализации и
регионализации. Лично мне показалась исключительно интересной мысль, что участие
государства одновременно в пяти-шести различных межгосударственных организаций –
есть путь к от регионализации к глобализации.
- 58 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
III. ЭКОНОМИКА РЕГИОНА
УДК 338.4
Д.К. Шевченко 1
Радикальное повышение инновационной
активности — важный фактор выхода
из мирового кризиса
Решающим условием выхода из Глобально финансового
кризиса является реструктуризация экономики, радикальное
развитие инновации и снижения зависимости России от
экспорта сырья. В статье исследуются факторы влияющие
на развитие инновации и экономический механизм управления.
Мировой финансовый кризис вскрыл серьезные финансовые и экономические проблемы в развитии экономики и управление производством в России, повлекшие за собой
спад темпов экономического роста, снижение конкурентоспособности российской экономики и эффективность использования ресурсов. Это в значительной степени обусловило кризис и в инновационной деятельности и в инвестировании развития науки и техники.
Разразившийся мировой финансовый кризис обусловлен не только недостатком в
развитии финансового сектора и банковской системы, но и ряда проблем в развитии экономики и государственного управления, которые вызвали во всех странах мира падение
темпов роста объемов производства, рост безработицы и другие проблемы, которые в
различных странах мира проявляются по-разному.
В России кризис имеет свои особенности и проблемы проявления его, хотя в ряде
случаев они имеют общие черты для всех стран мира. Для России главными проблемами
в развитии экономики являются: низкая конкурентоспособность продукции на внешнем
и внутреннем рынке, что обусловило развитие сырьевой направленности в огромных
размерах (до 85-90%) и соответственно снижение производства и экспорта готовой продукции. Это привело к большим объемам импорта из-за рубежа промышленных и продовольственных товаров, которые в основном заполнили российский рынок и вытеснили
товары отечественных производителей более качественными и дешевыми товарами. В
результате этого отечественное производство конкурентоспособных товаров снизилось, а
ряд предприятий до минимума снизили объем производства или разорились.
В этой связи российская экономика попала в зависимость от экспорта природных ресурсов и импорта в Россию продовольственных и промышленных товаров обусловивших
снижение внутреннего спроса на них. Это породило ряд проблем в российской экономике.
Первая проблема состоит в том, что в России значительно устарело технологическое
оборудование и применяемые технологии. Сроки службы их колеблются в пределах 25-40
1 Шевченко Давид Кириллович, заслуженный работник высшей школы РФ, д-р экон. наук,
профессор кафедры «Экономика производства» ДВГРТУ
- 59 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лет и более и требуют коренной реконструкции. Поэтому производимая продукция имеет низкое качество и большие отходы сырья, материалов; простои оборудования, брак в
работе и другие потери в производстве и реализации продукции, делающие ее более дорогой и неконкурентоспособной. Все это связанно и зависит от инновации и снижении ее
активности в последующие 15 лет.
Вторая проблема – низкая конкурентоспособность продукции и услуг снижающих
как внутренний спрос так и зарубежный, не считая военной продукции оборотность
комплекса страны, которые еще пользуются спросом на мировом рынке.
Третья проблема – не эффективное развитие финансового сектора и банков, которые работают недостаточно эффективно и не обеспечивают надежного (не дорогого)
кредитования (под низкие проценты) как это делается за рубежом. Высокие процентные
ставки кредитов не доступны предприятиям малого бизнеса, да и крупных предприятий
и сдерживают их развитие. В Китае долгосрочные кредиты выдаются предприятиям под
3-5% годовых. Хотя правительство и выдало банкам кредиты под щадящие проценты, но
кредитовать предприятия они не особо спешат, ссылаясь на пресноватые не возвраты
кредитов.
С целью более полного представления экономической сущности инновации и ее роли в совершенствовании эффективности производства, рассмотрим основные направления ее формирования с учетом факторов и условий развития производства.
На Российских предприятиях инновационная деятельность практически сведена к
нулю. До перехода экономики России к рыночной экономике инновационная деятельность на предприятиях велась достаточно активно по двум направлениям: силами привлеченных научно-исследовательских организаций за счет централизованных капиталовложений и силами самих предприятий конструкторских, технических, технологических,
экономических отделов, служб, лабораторий, которые были в штатах предприятия.
Крупные предприятия имели также отделы, бюро, службы новой техники или механизации и автоматизации производственных процессов. С переходом к рыночной экономике и обвалом российской экономики были соответственно сокращены штаты управленческого персонала и штатные службы по новой технике и инновации. Поэтому практически до нуля сокращена инновационная деятельность. А ведь от инновации напрямую зависит рост производительности труда, качества и конкурентоспособность предприятий, экономия сырья, материалов и рост прибыльности фирмы.
В условиях обострившейся конкуренции и появление на рынке новых, высококачественных и дешевых импортных товаров вытесняется с рынка российские более дорогие
и менее конкурентные товары. Это наносит ущерб российским товаропроизводителям
снижая внутренний спрос и продовольственную безопасность страны, регионов.
В этой связи необходимо реанимировать инновационную деятельность в России,
обеспечить производство качественных, конкурентоспособных товаров российского производства.
Для выхода из создавшегося мирового финансового кризиса Правительством России
разработана Программа антикризисных мер на 2009 год [5], в которой предлагается решить ряд первоочередных мер по коренной модернизации экономики и перестройке
хозяйственного механизма управления производственной, социальной, предпринимательской и внешнеэкономической деятельности.
В разделе 2 Программы антикризисных мер особо отмечено, что в качестве приоритетного направления считать радикальное развитие и ускорение инновационной деятельности как главного фактора и непременного условия повышения конкурентоспособности продукции, подъема экономики и развитие внешнеторговых отношений. С инновацией и конкурентоспособностью продукции в программе так же связывают обеспечение роста, внутреннего спроса и значительного снижения зависимости России от экспорта сырьевых материалов и импорта потребительских товаров.
Инновация и вся инновационная деятельность является многоплановой проблемой
охватывающей многие организационные, технические, экономические, социальные,
маркетинговые и другие факторы и условия развития производства и требует серьезного
учета их влияния на результаты производства и управление им.
- 60 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
К числу текущих проблем правительственной программы выхода из кризиса до 2012
г., относятся модернизация всей экономики, включая реконструкцию, модернизацию,
реструктуризацию предприятия на базе инновации и реинженеринга. Значительное место в этой программе уделяется экономическому стимулированию энерго- и ресурсосбережения, снижению издержек и повышению эффективности всех секторов экономики.
Решение всех этих проблем предлагается решать на основе применения новейших достижений науки и техники и активизации инновационной деятельности на предприятиях.
Инновация осуществляется в процессе инновационной деятельности (ИД) как процесс планирования, организации и внедрения новшеств. В отличии от ИД инновационный процесс (ИП) представляет собой освоение новых или усовершенствование существующих видов продукции, способов производства, технологии, организации и управления хозяйственной деятельностью и является частью инновационной деятельностью.
Поэтому в процессе анализа проблем снижения инновационной активности и причин,
их порождающих, необходимо четко разграничивать ИД от инновационных процессов
создания новшеств и их освоения.
При анализе факторов влияющих на развитие инновации, последнее необходимо
подразделять на следующие виды:
– продуктовые (новые или улучшенные виды продукции);
– технологические (новые или улучшенные технологии);
– процессные (новые или улучшенные производственные, трудовые, маркетинговые
процессы);
– управленческие (новые или улучшенные системы, методы, структуры, механизмы
управления);
Все эти виды инновации требуют реализации для решения указанных проблем выхода из кризиса.
Инновация и инновационные процессы представляют собой многофакторные взаимосвязанные и взаимозависимые категории, которые с одной стороны оказывают влияние на различные виды хозяйственной деятельности предприятия. С другой стороны
они сами зависят от ряда факторов и условий производства, которые сдерживают или
способствуют развитию инновации.
На рисунке 1 приведена схема взаимодействия факторов влияния на развитие инновационной деятельности. Из рисунка 1 видно, что инновация в первую очередь влияет на
качество изготовления или реализации продукции за счет обновления или улучшения ее
потребительских свойств, дизайна и т.п. Она также влияет на снижение издержек производства, повышение производительности труда и в целом на повышение конкурентоспособности внутреннего спроса и прибыльности предприятия. Большую роль играет инновация на внедрение безотходных, ресурсосберегающих технологий, снижающих отходы
сырья, материалов.
Инновация способствует обновлению парка оборудования, оснастке и различных
технологических приспособлений и т.п. Тем самым обеспечивая повышение технического уровня производства и выпускаемой продукции. Инновация на прямую связана с реинженерингом бизнес-процессов, организацией и управлением производства и если необходимо – улучшить технико-экономические характеристики выпускаемой продукции,
повышение объемов производства и прибыли.
Реинженеринг получил широкое применение на зарубежных и отечественных
предприятиях, когда требуется коренная реструктуризация, предприятия, перестройка
организационных, производственных структур, систем и экономических механизмов
управления производством.
Инновация влияет на конъюнктуру рынка, выпуск обновленной, высококонкурентоспособной продукции обуславливающей повышение спроса на нее и сбыта, которая в
свою очередь сама оказывает влияние на конкурентоспособность продукции и вытеснение устарелой, пользующейся пониженным спросом и требующая обновлений или модификации на основе инновации. Инновация и инновационная деятельность в свою
очередь зависят от ряда факторов и видов деятельности предприятия (фирмы). Основ- 61 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ными решающими факторами, от которых зависит развитие инновации и инновационной деятельности являются инвестиции в инновацию.
Рис. 1. Схема взаимосвязей инновации с факторами и условиями производства
За последние 15 лет они снижены до 2-4% от потребности в них. В результате, начиная с 1994 года инновационная деятельность на предприятии практически прекращена
или сведена к минимуму и выполняется выборочным путем от случая к случаю, когда
появляется новые виды оборудования и незначительные инвестиции.
В большей степени развитие инноваций на прямую зависит от наличия высококвалифицированных научных и инженерных кадров, так как кадры решают все. В Японии
подготовка и переподготовка кадров осуществляется по принципу «нужны кадры только
наивысшей квалификации». И продукцию в Японии выпускают только наилучшего качества и с достаточно низкими ценами. Поэтому они завоевали мировые рынки.
Информация это основной управленческий ресурс управления инновацией, без которого невозможно обойтись при разработке новой продукции, технологии или системы
управления, где нужно использовать информацию о новейших достижениях науки, техники, передового производственного опыта новаторов труда и управления, которые бы
пользовались спросом и отвечали новейшим достижениям науки и техники и передового
опыта новаторов труда. Во времена плановой системы ведения хозяйства одним из направлений развития инновации считалось изучение и распространение передового опыта труда и управления передовых предприятий страны и зарубежных фирм. Это не дорого стоило и не требовало значительных материальных затрат и времени. Такой опыт
необходимо взять на вооружение нашим инноваторам.
С целью улучшения разработки и освоения любого новшества необходим благоприятный инновационный климат, то есть такая деловая благоприятная обстановка на предприятиями и за ее пределами, при которой весь персонал участвующий и не участвующий в создании новшеств, прониклись бы духом новшества, верой в него, участием в его
осуществлении и всячески способствовали бы реализации новшеств. Здесь необходимо
четкое информирование коллектива предприятия о роли и пользе данного новшества
для всего завода и каждого члена коллектива.
Инновационный климат – это совокупность благоприятных условий инновационнонаправленных отношений, способствующих успешному осуществлению инновационной
деятельности на предприятиях. Он подразделяется на внешний и внутренний. К внешнему относятся отношения с государственными, отраслевыми, региональными, финансовыми органами, НИИ, ВУЗами, предприятиями, заинтересованными в инновационном
прогрессе.
- 62 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Внутренний инвестиционный климат необходим для создания на предприятии деловых доброжелательных отношений, способствующих развитию инновационной деятельности и всеобщего взаимопонимания. Он необходим для наращивания инновационного потенциала предприятия (развития кадрового, научно-технического, ресурсного и
др.). Поэтому ИК необходимо создавать, укреплять и наращивать.
Маркетинговая инновация напрямую влияет на конкурентоспособность продукции,
так как они являются следствием продуктовых инноваций ориентированных на рынок,
чем обусловливается взаимосвязь и зависимость конкурентоспособности продукции от
инновации. Поэтому чем выше конкурентность, тем интенсивнее развивается инновация,
тем глубже изучается рыночная конъюнктура, тем выше конкурентоспособность будет
обеспечена в процессе инновации.
Здесь тесно прослеживается в инновационном цикле связь маркетинга с инновацией.
Поэтому маркетинговые инновации следует изучать на стадии инновационного цикла:
наука – техника – производство – потребление, с учетом стратегии маркетинга на всех
стадиях жизненного цикла товара.
С маркетинговыми инновациями связана инновационная стратегия включающая
стратегию технического лидерства, маркетинговую, инновационную, инвестиционную,
кадровую, конкурентную. Стратегия технического лидерства направлена на разработку
новых технологических идей, организации НИОКР, освоение и выпуск новых образцов
продукции, реализацию маркетинговых и инновационных программ ориентированных
на рынок, закрепления на нем – расширение рынков сбыта и т.п.
Конкурентная стратегия в основном направлена на мониторинг конъюнктуры рынка, поведением конкурентов, рыночное давление на низкоконкурентные, малорентабельные виды товара, повышение конкурентоспособности продукции и т.п.
Инновативность предприятия это важнейшее конкурентное преимущество в реализации потенциала предприятия в области управления инновационной деятельностью,
под которым понимается способность экономического механизма управления инновационной деятельностью предприятия четко отслеживать и реагировать на все возможные
даже незначительные изменения конъюнктуры рынка (спроса, цены), конкурентоспособность предприятия и т.п. путем выпуска новой и усовершенствования старой продукции, спрос на которую снизился; внедрение прогрессивных, ресурсосберегающих технологий и сбыта продукции; усовершенствование систем, методов управления, применения
новейших маркетинговых стратегий.
По поводу инновативности [3] было сказано, что инновационный менеджмент становится основой конкурентной стратегии современных корпораций, а инновативность
мощным конкурентным преимуществом предприятия. Однако ее (инновативность)
можно рассматривать не только как мощное конкурентное преимущество, а также следует считать как функцию управления инновационной деятельности в составе экономического механизма управления инновационной деятельностью.
Инновативность должна обеспечить систематический мониторинг изменений
конъюнктуры рынка (конкурентоспособности продукции, ценах, спросе и т.д.) для оценки их влияния на спрос и их соответствия потенциалу предприятия (кадровому, научнотехническому, экономическому, лабораторно-экспериментальному) и приведение конъюнктуры рынка в соответствие с инновационным потенциалом предприятия.
С помощью мониторинга рынка и оперативной информации об изменениях на нем,
инновативность обеспечивает способность реагировать на эти изменения путем перестройки производства на выпуск новой, конкурентоспособной продукции, технологий и
управления производством.
Отдельные предприятия обладают достаточным производственным, научнотехническим и кадровым потенциалами, но имеют низкую инновативность, не способны
выявлять и быстро реагировать на все даже незначительные изменения конъюнктуры
рынка. Она рассматривается как неотъемлемая активная часть экономического механизма управления инновационной деятельностью предприятия.
Для повышения инновационной активности следует постоянно повышать инновативность, научно-технический, информационный, кадровый потенциал предприятия и
- 63 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
совершенствовать методы управления ими. Поэтому следует перестроить систему управления и создать новый или усовершенствовать действующий организационноэкономический механизм управления инновацией ОЭМУИД, который нацелить на повышение инновативности, а также конкурентоспособности продукции и прибыльности
предприятия. Этот экономический механизм управления должен отвечать следующим
принципам:
1) Оперативно реагировать на все изменения конъюнктуры рынка, поведение конкурентов, конкурентоспособность продукции и принимать меры по повышению конкурентоспособности продукции, выпуск новой, высококонкурентоспособной, внедрение
прогрессивных технологий, организации и управления инновационной деятельностью и
сбытом продукции.
2) Обеспечить орган управления инновационной деятельностью своевременной,
оперативной, достоверной информацией.
3) Обладать необходимыми управленческими ресурсами (инвестициями, информацией, квалифицированными инженерами, научными кадрами, современным экспериментальным оборудованием и т.п.).
4) Иметь достаточно полномочий для привлечения к инновационной деятельности
все научно-технические, производственные, экономические и другие подразделения
предприятия (фирмы), а также заключать хозяйственные договоры с внешними научноисследовательскими, проектно-конструкторскими и другими организациями. Это обусловлено многогранной и многопрофильной работой предприятия по инновации.
5) Обладать достаточным инновационным потенциалом и инновативностью, и эффективно его использовать с минимальным привлечением инновационных ресурсов.
6) Быть эффективным, саморегулирующимся, дешевым в создании и эксплуатации
экономическим механизмом.
7) Систематически реагировать на все новшества в отрасли, новейшие достижения
науки, техники, передового опыта передовых предприятий и новаторов труда и эффективно их применять в работе.
На основе этих принципов можно проектировать комплексную систему управления
и ее организационно-экономический механизм управления. На рисунке 2 приведена модель этого механизма.
По своему содержанию ОЭМУИД представляет собой генезис отношений, стержень
системы управления и является средством приведения системы в действие и обеспечив
эффективное функционирование ее.
Основу ОЭМУИД составляет орган управления, субъект управления системой, который практически управляет системой и при этом руководствуется планом ИД, принципами управления, методами экономическими, административными, правовыми актами.
Орган управления через свой аппарат организовывает, направляет, контролирует и регулирует весь процесс инновационной деятельности, при отступлении от требований нормативно-технической документации, брака в работе и других негативных явлений. Он
призван вмешиваться в процесс управления, принимать определенные решения и осуществлять регулирование инновационного процесса, широко опираясь на инновативность и управленческие ресурсы предприятия. В качестве конечных результатов ИД здесь
выступает инновационный продукт, его коммерциализация и прибыльность предприятия (фирмы).
Приведенная схема системы управления экономического механизма управления отвечает требованиям системного подхода, так как в ее составе предоставлены все основные
элементы присущие кибернетической системе по вертикале: субъект и объект управления связанные между собой прямой и обратной связью; имеют цель и целевую стратегию
развития ИД; и ориентированные на конечные результаты. По горизонтали система базируется на принципах системного подхода, то есть состоит из основных кибернетических этапов системы: планирование деятельности системы, контроль, учет, анализ и регулирование ИД.
- 64 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
В качестве субъекта управления системой выступает экономический механизм
управления ИД способен разрабатывать стратегию управления, принимать решения,
планировать развитие ИД, осуществлять контроль, учет и регулирование ИД.
Информация с рынка
сбыта о его конъюнктуре
Организационно-экономический механизм управления
инновационной деятельностью предприятия:
Орган управления, принципы, методы, экономические,
административно-правовые рычаги и стимулы.
(Субъект управления)
Внешняя
информация об НТП
и передовом
опыте ИД
Планирование инновационной
деятельности (ИД)
Контроль ИД
Административные,
правовые
рычаги воздействия на
ИД
Учет и анализ ИД
Регулирование
ИД
Объект управления
Инновационные процессы:
разработка, освоение опытного
образца и серийное производство
новшеств, цеха, лабораторий
Экономические рычаги
и стимулы
Конечные производственные
результаты предприятия
Рис. 2. – Модель организационно-экономического механизма управления инновационной деятельностью в системе управления ИД
В качестве объекта управления выступают процессы ИД; цеха, лаборатории, способные исполнять цели, стратегии и решения органа управления системой и по каналам
обратной связи информировать орган управления о ходе выполнения плана, стратегии
предприятия и возможных отклонениях от плана, а также устанавливать причины этих
отклонений и регулировать их.
Предложенный экономический механизм управления инновационной деятельностью вполне дееспособен и может эффективно воздействовать на все экономические,
производственные, технические, маркетинговые процессы и соответствующие факторы,
влияющие на активизацию инновационной деятельности и повышение конкурентоспособности продукции.
Следует отметить больший потенциал развития инновации в увеличении внутреннего спроса, который кроется в первую очередь в конверсии предприятий оборотного
комплекса Приморского края, потенциал которых используется крайне низко в среднем
(на 30-50%).
Эти предприятия располагают высокими потенциальными возможностями в области производства товаров народного потребления на своих резервных (неиспользованных)
производственных мощностях. Эти предприятия оснащены лучше «гражданских» и
имеют более новые оборудование, оснастку, приборы и т.д.
Эти предприятия владеют прогрессивными методами организации и управления
производства, а так же ресурсосберегающими технологиями и инженерными рабочими
кадрами, которые способны обеспечить трансформацию военных наукоемких техноло- 65 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гий в гражданский сектор экономики и выпускать продукцию гражданского назначения
с достаточно высокой конкурентоспособностью. В доперестройческий период (до 1992 г.)
предприятия промышленного комплекса выпускали по планам «ширпотреба»: товары
неродного потребления (мебель, радио, электротовары, посуду и т.п.)
Таких предприятий в Приморском крае предостаточно, их можно дозагрузить производством товаров для народа, тем самым увеличив внутренний спрос, и создать дополнительные рабочие места на основе углубления инновации. Внутренний спрос в Приморском крае можно с успехом расширить и углубить на предприятиях судоремонта,
машиностроения, обувной, химической и легкой промышленности, которая практически
стоит не загруженная работой.
Эти предприятия: необходимо переориентировать на производство товаров для народа, которые до перестройки успешно работали. Но здесь нужны финансы, которые
должно выделить правительство для российской экономики.
Если для углубления инновационной деятельности программой преодоления кризиса предусмотрено создать целевые инвестиционные фонды, то для увеличения внутреннего спроса нужны инвестиции из государственного, страхового, резервного и других
фондов, а также инвестиции от субъектов федерации, краев, областей и т.п. Для выхода
Приморского края из кризиса и развития инновации необходимо разработать соответствующую программу на 2009-2012 гг. с привлечением квалифицированных специалистов
НИИ, ВУЗов, работников предприятий и администрации Приморского края и изучить
на каждом предприятии, что оно может и должно производить для внутреннего спроса,
что им нужно (деньги, материалы и другие ресурсы).
Председатель Российского правительства В.В. Путин в своем выступлении в июне
2009 г. объявил более конкретные меры по предоставлению финансовой помощи конкретным предприятиям и отдельным лицам, которые наметили конкретные программы
выхода из кризиса и документально подтверждают реальность мер выхода из кризиса.
Однако может случиться как всегда: кто ближе к правительству и Москве, тот получает максимальную государственную помощь, а кто подальше, например, на Дальнем
Востоке и, конкретно, в Приморском крае, тому не хватит ресурсов, и им эти ресурсы
распределяют по остаточному принципу. В этой связи необходимо госпомощь распределить по регионам – субъектам федерации, и не поровну, а в зависимости от реальных
возможностей и готовых антикризисных программ по каждому отдельному предприятию. Здесь администрации Приморского края необходимо срочно выявить предприятия, в первую очередь нуждающихся в инвестициях для освоения выпуска продукции
для внутреннего спроса на основе инновации или изучении и использовании передового
опыта выпуска таких товаров передовыми предприятиями России, Китая и т.п.
При этом необходима оценка предлагаемых мер по выходу из кризиса, их эффективность, реальность внедрения, а также и количество новых рабочих мест, которые будут созданы в результате этих мер или не допустят сокращения рабочих на предприятиях находящихся в кризисном или предкризисном состоянии.
Однако главным направлением в обеспечении внутреннего спроса и одновременно
создания новых рабочих мест является восстановление в крае предприятий легкой, деревообрабатывающей, мебельной, судоремонтной, местной промышленности и других,
которые закрыты, находятся в кризисном состоянии или перепрофилированы на производство не профильной продукции.
Таким образом, основные – ключевые проблемы выхода Экономики России из финансового кризиса – могут одновременно решаться за счет углубления инновации и повышения на этой основе конкурентоспособность продукции на внутреннем и внешнем
рынке, в увеличение экспорта готовой продукции, обеспечения внутреннего спроса товарами и услугами отечественного производства. Это успешно можно осуществить за
счет конверсии предприятий оборотной промышленности и восстановления закрытых
или не полностью загруженных предприятиях гражданского сектора экономики. Это
позволит решить проблему импорта замещения и целенаправленно, эффективно использовать государственные инвестиции из резервного фонда России, иначе для чего он
создавался.
- 66 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Литература:
Друкер. Питер: Инновация и предпринимательство. М. 1992.
Хотящева О.: Инновационный менеджмент. Москва, Санкт-Петербург, Самара,
Минск, Киев. 2005.
Шевченко Д.К. Чмиль П.Т. Основы управления инновационной деятельностью в
рыбной промышленности.: ДВГРТУ. г. Владивосток. 2000. 123 с.
Программа антикризисных мер Правительства РФ на 2009 г. Аргументы и факты
№13 от 25-31 марта 2009 г.
- 67 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 330
Е.В. Горбенкова1
Приоритеты государственной политики привлечения
иностранной рабочей силы в экономику Дальнего
Востока России
Данная статья посвящена проблемам государственного
регулирования процессов внешней трудовой миграции. В настоящее время вопросы, связанные с международным движением рабочей силы, являются одними из наиболее значимых и
сложных для российской экономики.
Российский экономический кризис 1990-х гг. спровоцировал целый ряд негативных экономических и демографических тенденций, разрушая и без того незначительный трудовой потенциал Дальнего Востока России. В связи с этим
привлечение иностранной рабочей силы должно восприниматься в современной России как необходимый шаг на пути
развития экономики.
Государственное регулирование привлечения иностранной рабочей силы представляет большой научный и практический интерес. От приоритетов и методов государственной политики регулирования международных миграционных
процессов зависит общая эффективность управления трудовыми ресурсами.
Развитие Дальнего Востока России на основе интеграции в Азиатско-Тихоокеанский
регион предусматривает структурные преобразования региональной экономики. В свою
очередь, это предполагает формирование устойчивой базы ресурсов труда как одного из
важнейших факторов экономического роста. В сложившихся демографических условиях
рассматриваются все возможные варианты восполнения трудового потенциала региона,
однако, в силу объективных причин все более актуальным становится иностранный
(главным образом, азиатский) фактор, уже долгое время приковывающий внимание специалистов разных областей. Значимым практическим результатом исследований внешней трудовой миграции на ДВР явилась разработка миграционной политики и политики
на рынке труда Приморского края в рамках «Стратегии социально-экономического развития Приморского края на 2004-2010 гг.», предусматривающей привлечение иностранной рабочей силы в объемах, обеспечивающих стабильный экономический рост. В настоящее время актуальным является создание единой концепции развития внешних миграционных процессов и разработка стратегии использования иностранной рабочей силы в экономике региона.
Привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) представляет собой импорт трудовых ресурсов и использование их для процветания экономики, общества и среды обитания региона. ИРС следует рассматривать в качестве средства для решения стратегических
задач ДВР и исследовать на уровне региональной экономической системы и ее воспроизводственной структуры, объективно предполагающей рост и качественное совершенствование ресурсной базы экономики. В частности, это обуславливает переход к азиатской
трудовой миграции как к источнику дополнительной рабочей силы, т.е. как фактору
расширения трудового потенциала ДВР.
Качественная трансформация взаимодействия со странами-поставщиками рабочей
силы возможна лишь при смене характера иностранной миграции со стихийного, нацеленного на интересы самих мигрантов, на регулируемый, соответствующий приоритетам
устойчивого развития ДВР. Регулируемое привлечение и использование иностранной
1 Горбенкова Елена Викторовна, кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики и экономической теории Института международного бизнеса и экономики ВГУЭС; Специальность 08.01.02 «Мировая экономика» elena_gor@inbox.ru
- 68 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
рабочей силы возможно только на основе усиления экономической, административной и
правовой мощи государства. При этом, функции государства в отношение международной трудовой миграции не могут быть ограничены жестким контролем, а должны включать полную управляемость ситуацией, четкое представление стратегических ориентиров развития трудового обмена между ДВР и странами АТР. Экономическая востребованность иностранной рабочей силы способствует оптимальному использованию совокупной рабочей силы и получению максимальной экономической выгоды от трудовой
миграции.
Очевидно, что развитие миграционных процессов, решение проблем, связанных с
ИРС, возможно только через определение приоритетов государственной политики. На их
основе разрабатываются и обосновываются конкретные мероприятия по регулированию
привлечения и использования ИРС.
Система приоритетов выделяет стратегическую линию, главную перспективу государственной политики, определяет критерии отбора миграционных проектов и мероприятий по привлечению ИРС. Научная концепция политики привлечения и использования ИРС предполагает такую систему приоритетных направлений, которая бы, с одной
стороны, создавала благоприятные условия для привлечения иностранных работников,
способствовала оптимальной адаптации иностранных граждан в российской среде и соблюдению их прав и свобод, а с другой стороны предусматривала приоритет интересов
российской стороны, обеспечивала экономическую неуязвимость экономики региона в
отношениях с иностранным трудовым контингентом. Как показал анализ миграционной
ситуации, в настоящее время мигранты, во многом, паразитируют на экономике ДВР, что
может отрицательно сказаться на экономическом будущем региона. В связи с этим на
современном этапе приоритетными являются следующие направления (рисунок 1).
Как отражено на рисунке 1, критерием приоритетности в осуществлении государственной политики привлечения и использования ИРС в краткосрочной перспективе является стабилизация положения в сфере внешней трудовой миграции, достижение управляемости миграцией путем смены ее характера со стихийного на регулируемый. Одним
из первоочередных направлений в этой области является замена существующего приоритета миграционной политики, направленного на борьбу с нелегальной миграцией,
на процессы легализации деятельности мигрантов, чей труд способен принести пользу,
выгоду российской стороне. Фактически, необходим отказ от «карательной» миграционной политики в пользу стимулирующей трудовую деятельность на территории ДВР. По
словам д-ра экон. наук А.Топилина, каждый человек за свою жизнь производит больше,
чем потребляет, и из этого принципа надо исходить, решая проблему трудовых мигрантов. Силовые методы решения миграционных проблем заведомо неэффективны, поскольку действуют вопреки экономическим интересам хозяйствующих субъектов.
Реализация таких приоритетных направлений, как осуществление мониторинга,
выбор конкретных направлений использования ИРС и селективная политика позволит
придать миграционным процессам обоснованность, целенаправленность и избирательность, что, в итоге, обусловит повышение эффективности использования ИРС.
Критерием приоритетности в осуществлении политики привлечения и использования
ИРС в долгосрочном периоде является расширенное воспроизводство трудовых ресурсов,
обеспечение нужд экономики рабочей силой. В рамках реализации указанных приоритетных направлений (устранение дефицита труда и формирование оптимальной структуры
предложения на рынке труда региона) необходимо решить следующие вопросы:
1) каковы оптимальные параметры привлечения и использования ИРС в экономике
региона в перспективе до 2010-2015 г.;
2) каково оптимальное соотношение в использовании различных источников рабочей силы для обеспечения экономики региона ресурсами труда;
3) каковы приоритетные меры защиты местного рынка труда от влияния присутствия иностранной рабочей силы;
4) какова оптимальная национальная структура привлекаемой ИРС по странам происхождения;
- 69 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5) каковы основные меры по соблюдению санитарного контроля в процессе привлечения ИРС;
6) каковы основные меры по адаптации российского общества к приему иностранной рабочей силы.
Рис. 1. Система приоритетов региональной государственной политики
привлечения и использования ИРС
Реализация основных направлений государственной политики привлечения и использования ИРС предусматривает создание в регионе рычагов, с помощью которых достигается поставленная в процессе разработки политики цель. Каждое направление представляет собой сложную комплексную задачу, решаемую в контексте выдвинутых приоритетов миграционной политики. Основные направления политики включают в себя:
совершенствование системы иммиграционного контроля в регионе;
развитие миграционной инфраструктуры в регионе (от контрольно-пропускных
пунктов при пересечении государственной границы до
зарубежных представительств по делам миграции);
совершенствование административных процедур привлечения ИРС;
рационализация территориального распределения ИРС;
повышение эффективности использования иностранной рабочей силы.
Естественно, что перечисленные направления не исчерпывают всего комплекса проблем, связанных с разработкой государственной политики привлечения и использования
ИРС, однако, являются необходимыми условиями для развития внешней трудовой миграции в соответствии со стратегией развития ДВР.
Особое внимание необходимо уделить созданию информационно-аналитической
основы миграционных процессов. Анализ сложившегося положения в области статистического учета и диагностики миграционной ситуации в регионе позволил сделать вывод
- 70 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
об отсутствии в настоящее время системы полноценного учета и объективной оценки
процессов привлечения ИРС. Имеющееся сегодня информационно-аналитическое обеспечение не в состоянии адекватно отражать реальную картину на рынке ИРС и выступать основой для принятия стратегических управленческих решений. В связи с этим
предлагаем рассмотреть вопросы создания системы регионального мониторинга процессов внешней трудовой миграции.
Мониторинг – базовое условие осуществления государственной политики и в то же
время одна из самых комплексных ее задач. В настоящее время общенациональной (общерегиональной)
службы
мониторинга
как
целостной
институциональноорганизационной системы в России не существует. Региональный мониторинг – специально организованная и постоянно действующая система необходимой статистической
отчетности, сбора и анализа статистической информации, проведения дополнительных
информационно-аналитических обследований и оценки (диагностики) состояния, тенденций развития и остроты общерегиональных ситуаций и конкретных региональных
проблем.
Процессы привлечения и использования ИРС являются объектом проблемноориентированного мониторинга, концентрирующего внимание и средства на комплексном логическом анализе ситуаций (проблем) в рамках выбранного направления. Цель
осуществления такого мониторинга – создание информационно-аналитической основы
разработки государственной политики привлечения и использования ИРС, определения
ее приоритетов и основных направлений. Результатом мониторинга является выработка
критериев принятия управленческих решений. Основными функциями мониторинга
являются:
сбор и анализ исходной информации;
оценка (диагностика) ситуации.
Под исходной информацией понимаются первичные данные, удовлетворяющие
критериям объективности и достаточности. Главным источником данных является государственная статистика. Следует отметить, что в настоящее время при исследовании
процессов привлечения ИРС существуют определенные проблемы использования статистических данных: прежде всего, это отсутствие ряда необходимых показателей, характеризующих процессы привлечения и использования ИРС и неполный учет данных, снижающий степень объективности информации. Так, сегодня практически невозможно
узнать объем и долю продукции, произведенной иностранными работниками, в общем
объеме продукции предприятия (отрасли, региона, т.д.), объем затрат предприятий региона на привлечение и обустройство ИРС, объем бюджетного финансирования миграционной инфраструктуры. Является далеко не полной и не исчерпывающей классификация привлекаемой ИРС в разрезе субъектов Федерации по таким признакам, как страна происхождения, квалификационный уровень, отрасли и сферы деятельности, формы
собственности предприятий, использующих ИРС, и т.д. Основной представляемый статистикой показатель – численность ИРС в регионе – учитывает только официально регистрируемых работников, поэтому вряд ли может быть признан объективным.
Причинами такого положения являются
во-первых, присущие всей нынешней российской системе статучета недостатки, негативно отражающиеся на полноте, качестве и оперативности предоставляемой информации,
во-вторых, сравнительно «молодой» возраст существования в России и ее регионах
такого явления, как привлечение иностранной рабочей силы,
в-третьих, незаинтересованность предприятий в нынешних условиях отражать в
формах статистической отчетности фактические масштабы использования ИРС,
в-четвертых, слабость методического обеспечения расчета ряда показателей.
Качество проведения мониторинга зависит не только от полноты и качества собираемой (обрабатываемой) информации, но и от методов оценки ситуации. Как известно,
только правильно поставленный диагноз может привести к успешному лечению. В сфере
исследования внешней трудовой миграции в связи с отсутствием единой методики применяются достаточно разнообразные приемы и методы оценки параметров рынка ино- 71 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
странной рабочей силы, что ведет к совершенно разным результатам и выводам. Классическим примером такого разнообразия могут служить попытки определения в 1990-2000х гг. численности присутствующего на ДВР китайского трудового контингента, оценки
которой варьировались от 20 тыс. чел. до 2 млн. чел., а также определения роли азиатской
рабочей силы на рынке труда региона (от скромной ниши, занимаемой азиатами, до активного «захвата» ими местных рабочих мест). Более того, зачастую одно и то же явление
оценивается разными показателями, что также ведет к необоснованным сравнениям (как
между регионами, так и в рамках одного региона в динамике) и предложению заведомо
необъективных управленческих решений.
Сложившаяся ситуация указывает на отсутствие системы полноценного учета и объективной оценки процессов привлечения и использования ИРС. На сегодняшний день
имеющееся информационно-аналитическое обеспечение не в состоянии адекватно отражать реальную картину на рынке ИРС и выступать основой для принятия стратегических управленческих решений. В связи с этим основными направлениями в создании
системы современного мониторинга процессов привлечения и использования ИРС являются следующие.
1. Расширение круга официального статистического учета в регионе, в частности,
включение в него таких сфер учета, как «инвестиции в человеческий капитал» в общий
раздел «Инвестиции» и «рынок иностранной рабочей силы» в раздел «Рынок труда».
Новые разделы в статистическом учете будут представлены рядом показателей, в том
числе и теми, которые в настоящее время органами статистики не отражаются.
2. Достижение полноты учета информации, прежде всего, за счет учета теневого
(неформального) сектора занятости иностранцев. Реализация данного направления достаточно сложна в методическом плане, однако, во многом, решить проблему позволит
активизация информационного обмена органов статистики с Федеральной миграционной службой МВД, Тихоокеанским региональным управлением Пограничной службы
РФ, Администрациями субъектов Федерации, территориальными центрами занятости и
другими заинтересованными учреждениями.
3. Совершенствование методического обеспечения расчета ряда показателей. Речь
идет, главным образом, о показателях развития человеческого капитала, масштабов инвестиций в человеческий капитал, одним из видов которых является привлечение иностранной рабочей силы. Система таких показателей имеет огромное научное и практическое значение для региона, поскольку учитывает многоаспектность регионального воспроизводства трудовых ресурсов и, следовательно, воспроизводства в ближайшем и отдаленном будущем широкого круга социально-экономических процессов. В то время как
отечественными и зарубежными учеными ведется поиск универсальных методов расчета
величины человеческого капитала и ее составляющих, региональным органам статистики
целесообразно отражать комплекс показателей, косвенно характеризующих состояние
человеческого капитала в регионе:
объем государственных расходов на развитие миграционной инфраструктуры региона и его доля в общем объеме ВРП (руб., %);
объем государственных расходов на образование и его доля в общем объеме ВРП
(руб., %);
средний уровень заработной платы работников предприятий и организаций с высшим образованием (руб.);
средний уровень заработной платы работников предприятий и организаций со
средним образованием (руб.);
средний уровень оплаты труда (включая все сопутствующие выплаты) иностранных
работников, занятых на предприятиях и организациях региона (руб.);
объем валового регионального продукта, произведенного иностранными работниками (руб.);
численность иностранных работников, неформально занятых на предприятиях, организациях, у частных лиц региона (чел.);
структура общей численности иностранных работников, занятых в регионе, по следующим признакам: стране происхождения, полу, возрасту, профессии, квалификаци- 72 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
онному уровню, сфере деятельности, региону пребывания, форме собственности предприятия — работодателя, сроку пребывания в России.
4. Разработка единой методики оценки ситуации в сфере привлечения и использования ИРС. Назначение данной методики состоит в том, чтобы на основе анализа определенного ряда показателей выявить, с одной стороны, «проблемные точки», с другой
стороны, «очаги стабилизации» в сфере привлечения и использования ИРС. В первом
случае речь идет о контроле за соблюдением экономических, социальных, демографических границ в развитии ситуации (так называемых «порогов безопасности»), нарушение
которых может негативно отразиться на развитии региона. Примерами таких «болевых
точек» могут служить существенный дисбаланс между реальными потребностями в ИРС
и ее фактическим присутствием, возникновение конкуренции между местными и иностранными работниками, неравномерное распределение выгод от миграции не в пользу
субъектов региональной экономики, неэффективное использование ИРС и т.д. Во втором
случае выявляются позитивные тенденции в развитии ситуации, поддержка и стимулирование которых будут способствовать стабилизации всей экономической системы. «Точками» стабилизации и роста могут стать достижение оптимальной профессиональноквалификационной структуры на рынке труда, обеспечивающей взаимодополняемость
рабочих мест местного и иностранного контингентов, четкая тенденция к устранению
дефицита труда, снижение доли неформального сектора занятости мигрантов и т.д.
Учитывая сезонность привлечения значительной части иностранных работников,
оценка ситуации в сфере привлечения и использования ИРС должна производиться не
реже одного раза в месяц. На основе выявленных негативных и благоприятных тенденций и формируется система приоритетов политики в сфере привлечения и использования ИРС.
В целом, при формировании стратегии развития Дальнего Востока России следует
помнить, что экономические потребности региона могут широко открыть границы для
иностранной рабочей силы, а взвешенная миграционная политика государства способна
направить этот в самое выгодное для России русло. Основой миграционной политики
российского государства должно стать использование экономических возможностей, которые дает иностранная рабочая сила.
- 73 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 330
Н.Г. Ивельская,
М.Д. Кузьменко1
Альтернативный подход к использованию
мультипликатора инвестиционных расходов
для прогнозов развития экономики региона
и муниципалитетов
Авторами данной статьи рассмотрен вопрос об использовании универсального индикатора, оценивающего эффективность инвестиционных расходов в экономике. Предлагается способ корректировки существующего мультипликатора инвестиций и приводится сравнительная оценка результатов его применения.
Отмечая высокое значение практического использования теорий инвестиционного
спроса в процессах государственного регулирования как доходов отдельной фирмы, так
и темпов экономического роста региона и муниципалитета, можно констатировать, в
определенном смысле «стационарную» роль инвестиционных расходов. Это вызвано тем,
что ежегодно в составе валового продукта фиксируется суммарный объем всех инвестиций, только осуществленных экономическими агентами за конкретный период. Естественно, повышение номинального значения этой суммы непосредственно приведет к увеличению номинального значения показателя ВВП, росту удельного веса инвестиций в
объеме ВВП. Однако указанная динамика может оказаться достаточно условной. Например, в настоящее время только метод косвенных расчетов позволяет определить какая
часть из осуществленных инвестиций была направлена в расширение сферы деятельности компании и какая – в модернизацию действующего производства. Безусловно, обе
части инвестиций потенциально способны в итоге стимулировать положительное влияние на рост валового выпуска, однако большим значением в этом процессе будет обладать именно первая часть расходов, как способ, непосредственно увеличивающий величину основного капитала в экономике (отметим, что именно в данном ракурсе рассматривал состав инвестиций в основной капитал Дж.М. Кейнс). Далее, достаточно сложно
определить долю инвестиционных расходов направляемых на приобретение нового оборудования, взамен выбывших производственных фондов; отсутствие учета в данном случае приводит к тому, что по строкам статистической отчетности «инвестиции в основной
капитал», «ввод в действие основных фондов», «стоимость основных фондов» отмечается
увеличение значения, но фактически производственные активы не претерпели изменения: вместо выработавшей свой ресурс единицы введена новая с аналогичной плановой
ежегодной мощностью. Наконец, практически невозможно выявить как таковую эффективность реализации инвестиционных проектов предприятий: очевидно, что по итогам
завершения стадии строительства и ввода в эксплуатацию объектов инициаторы проекта
могли не получить ожидаемой величины денежного дохода и реализовать проект с отрицательной прибыльностью. В таком случае инвестиции проекта, учтенные в прошлые
периоды как элемент ВРП, номинально способствовали повышению макроэкономического индикатора, но фактически не создали базу для повышения объемов производства.
Мы считаем, что этот ключевой момент является, по сути, отправной точкой для комплексной оценки роли инвестиционных расходов в процессе активизации экономического развития территорий.
Традиционно, степень влияния инвестиционных расходов на состояние экономики
принято определять с помощью расчета значений мультипликатора расходов —
коэффициента, который рассчитывается как соотношение между суммой прироста
1 Ивельская Нина Григорьевна, заместитель директора Артемовского филиала ДВГУ;
Кузьменко Марина Дмитриевна, канд. экон. наук, доцент кафедры товароведения и экспертизы ВГУЭС;
- 74 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
(уменьшения) национального дохода и суммой прироста (уменьшения) чистых инвестиций. Дж. М. Кейнс следующим образом охарактеризовал действие данного механизма:
«Когда происходит прирост общей суммы инвестиций, то доход увеличивается на сумму,
которая в k раз превосходит прирост инвестиций»1 [1]. К настоящему времени в практике
макроэкономических исследований наиболее распространенными видами расчета мультипликативного эффекта являются расчет мультипликатора бюджетных расходов, налогов, инвестиционных расходов. Традиционными формулами для расчета данных индикаторов являются следующие:
Мр = ∆ВРП / ∆Р
(1)
где Мр – мультипликатор бюджетных расходов; ∆ВРП – изменение ВРП в рассматриваемом периоде; ∆Р – изменение величины расходов бюджета региона в соответствующем
периоде.
Мр =1/(1-c)
(2)
где с – предельная склонность домашних хозяйств к потреблению, в разах.
Считается, что чем больше величина рассчитываемых индикаторов, тем более эффективными являются расходы макроэкономических агентов, т. к. в этом случае небольшой прирост расходов обеспечивает значительно больший прирост итогового результата. В этой связи использование данного инструмента позволяет с относительной точностью определить, какой должна быть величина ежегодных расходов бюджета территории, инвестиционных расходы предприятий региона для достижения желаемого значения ВРП. Вместе с тем, в последние годы, многие экономисты склонны снижать практическую ценность оценки индикаторов мультипликатора по причине влияния иных, неучтенных в формуле, факторов на величину необходимого прироста ВВП (ВРП); кроме
того, результаты проверки совпадений расчетных значений прироста ВРП и эмпирически полученных данных этого показателя носят более случайный, нежели закономерный
характер. Отметим также, что авторы данной работы совместно со специалистами экономической службы органа местного самоуправления муниципалитета неоднократно участвовали в работах, посвященных расчету максимально возможного точного значения
мультипликатора инвестиционных и бюджетных расходов. Обобщение имеющегося
опыта позволяет осуществить определенную модернизацию расчета мультипликатора
инвестиционных расходов, на основании использования ряда гипотез.
Гипотеза первая. В процессе проведения структурного анализа показателя ВРП с целью выделения элементов, обладающих наибольшим удельным весом в его составе и,
следовательно, — наибольшей степенью влияния на динамику ВРП, каждому составному
элементу2 присваивают соответствующие значения (впоследствии эти значения играют
роль коэффициентов влияния составных элементов). Так, по Приморскому краю динамика коэффициентов составных элементов ВРП за период 1990-2006г. показывает изменение влиятельности по отдельным параметрам.
Вместе с тем данные позволяют рассчитать среднее арифметическое значение удельного веса каждого элемента и представить макроэкономическое тождество для описания
базовых пропорций экономической системы Приморского края в следующей форме:
ВРП=0,74C+0,19I+0,01NE+0,06G
(3)
По мнению исследователей, коэффициент, отражающий удельный вес инвестиций в
составе ВРП, является базисной точкой для расчета степени влиятельности инвестиционных расходов на формирование ВРП3. Однако, такая оценка влияния будет отражать
только первичный уровень освоения инвестиций, их поступление в экономику, и, как
указано выше, не сможет обеспечить информационной полноты по причине отсутствия в
рассмотрении уровня вторичного использования инвестиций и других структурных эле1 Дж.М. Кейнс. Общая теория занятости, процента и денег — М. — 1978. – с.179.
2 Отметим, что в данном случае расчет обоснован на базе использования метода конечного использования исчисления ВРП.
3 Методические рекомендации по формированию валового регионального продукта //
www.gks.ru
- 75 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ментов. В этой связи, мы предлагаем дифференцировать уровни использования элементов ВРП по стадиям, что составляет сущность гипотезы 2 (табл. 2).
Таблица 1.
Коэффициенты параметров, составляющих ВРП Приморского края,
исчисленного по методу конечного использования
Наименование
показателя
Инвестиции в
основной капитал
Потребление
домашних хозяйств
"Чистый" экспорт
1990
1993
1996
1999
2002
2003
2004
2005
2006
Саз1)
0,32
0,28
0,16
0,20
0,16
0,16
0,15
0,15
0,17
0,19
0,68
0,57
0,63
0,78
0,81
0,81
0,82
0,81
0,81
0,74
0,00
0,14
-0,01
0,00
0,00
0,00
0,00
0,00
0,00
0,01
"Государствен0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
ный" спрос
,00
,01
,21
,02
,03
,03
,03
,04
,02
,06
1) - среднее арифметическое значение
Источник1
Таблица 2.
Дифференциация уровней использования и учета составных элементов ВРП,
рассчитанного по методу конечного использования
Наименование
элемента
Уровень первичного
использования/ учета
Уровень вторичного
использования/ учета
Инвестиции
в основной
капитал
Реализация инвестиционных
проектов предприятий (фиксируется в стр. 214 «Долгосрочные
финансовые вложения» ф. 1 Бухгалтерский баланс; в стр. «Инвестиции в основной капитал»
стат.отчетности
Объем продаж, доход подрядных организаций (фиксируется в стр. 010 «Выручка от реализации…» ф. 2
Отчет о прибылях и убытках)
Потребление
домашних
хозяйств
Расходы населения на приобретение «конечных» товаров и услуг
(фиксируется в стр. «Расходы на
покупку товаров и приобретение
услуг» Баланса денежных доходов
и расходов населения)
Объем продаж местных
предприятий (фиксируется
в стр. 010 «Выручка от реализации…» ф. 2 Отчет о
прибылях и убытках)
"Чистый"
экспорт
Положительное сальдо внешнеторгового баланса региона
Объем продаж компаний,
осуществляющих внешнеэкономическую, внешнеторговую деятельность
"Государственный"
спрос
Расходы бюджета субъекта РФ
(закон о бюджете на соответствующий год)
Объем продаж местных
предприятий
Рассматривая непосредственно элемент инвестиционных расходов можно детализовать уровень вторичного использования средств (рис. 1.).
1 Латкин А.П., Кузьменко М.Д. Новые подходы к оценке тенденций и результатов развития региональной экономики (на примере Приморского края) // Исследование факторов внутренней и
внешней среды развития предпринимательства в регионе. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2006. – 0,5 п.л.
- 76 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Предприятиеинвестор
Расходы на строительство,
модернизацию и др. (стр.
020 «Себестоимость…» ф. 2)
Промежуточное
потребление
Инвестиции
Предприятиереципиент
(подрядная
организация)
Выручка от реализации товаров
и услуг, доход
Потребление
(себестоимость,
оплата труда)
Валовой
выпуск
Чистая прибыль
(фонд будущих
инвестиций)
Рис. 1. Схема перемещения инвестиционных расходов
и их учет на уровне использования микро-и макроотчетности
Представленная выше схема позволяет сделать ряд принципиальных выводов:
1. В расчете мультипликатора инвестиционных расходов может принимать участие
не вся непосредственная сумма инвестиций, а только ее формы, измененные в
зависимости от стадии использования средств.
2. «Измененными» формами инвестиционных расходов могут выступать потребление как агрегированная форма процессов, связанных с формированием себестоимости товаров и услуг. Включая расходы на оплату труда персонал (или доходы домашних хозяйств, которые автоматически трансформируются в расходы
на конечное потребление), и чистая прибыль как база для осуществления будущих инвестиционных расходов уже организациями-реципиентами.
3. В этой связи целесообразно включить в расчет мультипликатора такие показатели как доля себестоимости в объеме продаж предприятий, величина предельной
склонности к потреблению, доля чистой прибыли в объеме продаж, доходов
предприятий.
С учетом указанных выводов можно модернизировать формулу расчета прироста
ВРП в зависимости от прироста инвестиций в экономику:
∆ВРП= (1+c*h*I+p*I)
(4)
где I – инвестиции в основной капитал, осуществленные в течение определенного периода; c – доля себестоимости в объеме продаж предприятий; h – величина предельной
склонности к потреблению; p – доля чистой прибыли в объеме продаж, доходов предприятий.
На основании этого расчета формула откорректированного мультипликатора инвестиционных расходов получит следующий вид:
Мcorrect = ∆ВРП/ I
(5)
Отметим, что числовые значения указанных параметров определяются путем эмпирического расчета соответствующих данных; за десятилетний период были выявлены
- 77 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следующие значения параметров по Приморскому краю: доля себестоимости в объеме
продаж предприятий – 0,9; величина предельной склонности к потреблению – 0,75; доля
чистой прибыли в объеме продаж, доходов предприятий – 0,051. Следовательно, расчет
прироста ВРП в зависимости от прироста инвестиций будет возможен в форме следующего тождества:
∆ВРП= 1+0,9*0,75*I+0,05*I
(6)
Ниже приводится расчет значений мультипликатора инвестиционных расходов и
прироста ВРП по традиционной формуле и авторской на базе данных за достаточно временной период с 1990 по 2008г. Как видно из данных рис. 2 динамика значений мультипликатора инвестиционных расходов определяется неравномерным, чрезмерно ломаным
характером в силу своей зависимости от ежегодных значений ВРП и инвестиционных
расходов экономических субъектов. Аналогично значение прироста ВРП, рассчитанного
в соответствии с динамикой мультипликатора, также носит неравномерный характер и
отличается от фактически слоившегося прироста ВРП.
1400000,0
30,0
Мультипликатор
инвестиционных
расходов
1200000,0
1000000,0
20,0
10,0
2008
2007
2006
2005
2002
2001
2000
1999
1998
1997
-200000,0
1996
0,0
1995
-20,0
1994
200000,0
1993
-10,0
1992
400000,0
ед.
0,0
600000,0
1991
млрд. руб.
800000,0
прирост ВРП по
мультипликатору
-30,0
-40,0
прирост ВРП
фактический
-400000,0
-600000,0
-50,0
-800000,0
-60,0
Рис. 2. Расчетные значения мультипликатора инвестиционных расходов
и прироста ВРП Приморского края по «традиционной» формуле (см. форм. 1)
По нашему мнению, применение в практике оценки эффекта от инвестиционных
расходов по приведенному и распространенному способу может привести к завышению
значений прироста ВРП.
Расчет мультипликатора инвестиционных расходов и прироста ВРП на этой основе
по авторскому методу позволяет определить более сходные с фактическими данными
значения (рис. 3).
Так, значение мультипликатора являются константой за весь период исследования,
что обусловлено применением усредненных величин коэффициентов, отражающих основные финансово-экономические пропорции в экономике (см. форм. 4). Наряду с этим
следует добавить, что для большей точности расчетов впоследствии можно применять не
усредненные, а фактически ежегодно складывающиеся значения коэффициентов; в таком случае кривая, отражающая зависимость значений мультипликатора от периода
времени, будет иметь более «ломаный» характер, с колебаниями значений в пределах
усредненного тренда.
1 M. Kuzmenko. Primorsky region`s corporate transformation under condition of Russian-Korean cooperation expansion // New tendencies in the development of international business. Proceedings of the 5th
International Joint Conference in 2 volumes. Seoul: Publishing House of logos; Publishing House of VSUES,
2007. – Vol. 2. – 0,5 п.л.
- 78 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
60000,0
Мультипликатор по
авторской формуле
1,8
50000,0
1,2
ед.
40000,0
30000,0
0,9
20000,0
2008
2007
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
1992
1991
0,0
1990
10000,0
2006
0,6
Фактические
значения прироста
ВРП (методу
0,3
конечного
использования)
2005
млрд. руб.
1,5
Прирост ВРП,
расчитанный по
формуле автора
0,0
Рис. 3. Расчетные значения мультипликатора инвестиционных расходов
и прироста ВРП Приморского края по авторской формуле
Как видно из представленных данных значения расчетного и фактического прироста ВРП имеют достаточно тесную корреляционную связь при этом в отдельные годы отмечалось превышение расчетных над фактическими и наоборот. По нашему мнению
использование мультипликатора инвестиционных расходов позволяет в общей мере определить результативность денежных потоков в процессах экономического развития территорий.
- 79 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 336.17:625
О.Н. Плотникова1
Обоснование необходимости бюджетного
инвестирования в дорожное строительство Приморского
края
Данная статья посвящена изучению вопросов выбора
приоритетных отраслей для финансирования государственных инвестиционных проектов, а также, на примере Приморского края, особенностей финансирования и факторов,
ограничивающих инвестиционную активность в области дорожного строительства.
Практика реализации эффективной внутренней инвестиционной политики развитых и развивающихся государств мира отражает качественное многообразие методов выбора приоритетных направлений для государственных инвестиций и форм административной поддержки компаний соответствующей спецификации. В ряде стран важными
для государственного участия признаются «поддерживающие» инвестиционные проекты, например в сфере социальной защиты населения, строительства сетей инженернобытовой инфраструктуры. Такие проекты не приносят прямого финансового результата,
однако влекут за собой не менее важные косвенные эффекты для социальноэкономического развития территорий. Для других государств, напротив, наиболее важными объявляются проекты, прямо влияющие на экономический рост, как например,
проекты развития агропромышленного комплекса, расширения телекоммуникационных
сетей и распространение сферы высоких технологий, проекты в области фармацевтики и
новой медицины и т.д. При этом участие государственных финансов может принимать
как форму прямого финансирования определенных целевых и адресных программ, участия в концессионных соглашениях, так и воплощаться в виде различных мер косвенного
воздействия на обеспечение эффективной деятельности компаний, реализующих приоритетные проекты. В частности наиболее часто используется предоставление налоговых
льгот, системы гарантий, иногда включая и акции военно-политического характера, механизмы поддержки экспорта капитала (в случае, если реализуется проект с совместным
иностранным капиталом), организационная и информационная поддержка (бизнеспланы, поиск выгодных партнеров за рубежом и т.д.).
И, несмотря на качественное разнообразие направлений, и форм государственного
содействия реализации инвестиционных проектов практически в каждой стране достаточно важным признается инвестирование в дорожное строительство, которое расценивается двояко. С одной стороны, финансирование работ в области дорожного хозяйства
относится к разряду результатов деятельности органов государственной власти по отношению к своим налогоплательщикам. С другой стороны, реализуясь через формы концессионных соглашений, в ряде государств бюджетные инвестиции впоследствии приносят доход и окупаются в процессе использования построенных новых дорог2. В России, и в
частности на примере Приморского края, также можно отследить проявление подобной
двойственной природы инвестирования в дорожное хозяйство, правда, в более слабом
виде: финансирование строительства и реконструкций дорожного полотна проходит
через реализацию порядка трех основных краевых целевых программ в течение одного
финансового года (табл.1).
1 Плотникова Оксана Николаевна, генеральный директор Филиала ЗАО «БСЖВ» в г. Владивосток, (4232) 709-330, e-mail Oxana.Plotnikova@socgen.com
Специальность 08.00.05 – «Экономика и управление народным хозяйством»
Научный руководитель Конвисарова Елена Викторовна, к.э.н., доцент, зав. кафедрой «Бухгалтерский учет и аудит» ДВГУ.
2 В.Б. Кондратьев. Инвестиционный процесс и корпоративное управление. М.: Наука. — 2003. –
с. 225.
- 80 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Таблица 1.
Расходы краевого бюджета Приморского края
на программы развития дорожного хозяйства, тыс. руб. в текущих ценах1
2007
(отчет)
2008
(отчет)
2009
(план)
81683,9
123887,9
230000,0
КЦП "Дороги края (2007-2010 годы)"
990331,4
2245304,5
2867659,0
Строительство объектов общегражданского назначения
29197,6
Отдельные мероприятия в области
дорожного хозяйства
96133,8
Наименование КЦП
КЦП "Первоочередные мероприятия
по сокращению аварийности в местах
концентрации дорожнотранспортных происшествий на автомобильных дорогах общего пользования Приморского края" на 20052009 годы
КЦП "Ремонт автомобильных дорог и
улиц муниципальных образований
Приморского края" на 2003-2006 годы
КЦП "Благоустройство дворовых
территорий краевого центра и муниципальных образований Приморского края" на 2005-2006 годы
КЦП "Повышение безопасности дорожного движения в Приморском
крае" на 2007-2012 годы
2006
(отчет)
90000,0
142600,0
69351,4
КЦП "Развитие г. Владивостока как
центра международного сотрудниче558657,5
1155500,0
ства в Азиатско-Тихоокеанском регионе" на 2008-2011 годы
Итого расходы на программы разви301951,4
2062346,6
2927849,9
4253159,0
тия дорожного хозяйства, тыс. руб.
Как видно, ежегодно в краевом бюджете осуществляется запланированное увеличение расходов на реконструкцию текущих дорожных сетей и строительство новых. При
этом рост бюджетных инвестиций в 2007 г. в 6,8 раза происходил за счет продления КЦП
«Дороги края» на период 2007-2010 годы и согласования расходов по программе подготовки г. Владивостока к проведению Саммита АТЭС в 2012 г.
Таким образом, в 2009 г. объем бюджетных инвестиций в дорожное строительство в
Приморском крае возрастет в 1,5 раза по отношению к 2008 г. и составит порядка 4.3
млрд. руб. (или около 5% в сумме всех расходов краевого бюджета на 2009 г.). Возникает
неизбежный вопрос, насколько необходимо и экономически оправдано расходование
такой существенной суммы денежных средств на дорожное строительство? В настоящее
время редко осуществляются расчеты, отражающие наличие и размер косвенных эффектов от бюджетных инвестиций, однако такие эффекты, несомненно, есть, и их можно
определить, хоть и с некоторой долей приближенности (табл. 2). В данной таблице мы
привели сопоставление бюджетных средств на реализацию КЦП в области дорожного
строительства с доходами 30 наиболее крупных предприятий автотранспорта края, но
только за три года из-за отсутствия статистических данных по 2008 г.
1 Данные департамента финансов Приморского края об исполнении краевого бюджета // Режим доступа: www.primorsky.ru
- 81 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 2.
Оценка косвенного эффекта государственных инвестиций
в дорожное хозяйство Приморского края
Наименование показателей
2005
2006
2007
Расходы бюджета на дороги, млн руб.
280,
301,9
2062,4
Доходы 30 крупных автотранспортных компаний, млн руб.
510,0
785,0
1208,0
1,8
2,6
0,6
Отдача на 1 руб. бюджетных инвестиций, руб.
Данный приблизительный расчет показывает наличие положительного косвенного
эффекта от реализации программ государственной поддержки дорожного строительства,
значение которого в 2007 г. сокращено о причине капиталоемкости нового строительства
и длительности периода его окупаемости. Добавим, что для расчета косвенных эффектов
можно построить более сложные эконометрические модели, которые отражали бы увеличение, например, пассажиропотока, грузооборота в результате улучшения качества
существующих дорог и строительства новых. И, в итоге, можно рассчитать такую величину бюджетных инвестиций в дорожное хозяйство, которая не только бы покрывала
издержки на строительно-ремонтные работы, но и приносила конкретные мультипликативные эффекты в других отраслях экономики края, способствуя, тем самым, экономическому росту региона. Однако в ближайшей перспективе, бюджетные инвестиции в дорожное строительство будут определяться лимитами средств, предназначенных на программные мероприятия, и расходоваться на пополнение или модернизацию транспортного парка машин и габаритного оборудования подрядных организаций (табл. 3-4)
Таблица 3.
Структура инвестиций в основной капитал по видам основных фондов, в % к итогу1
2000
2005
2006
2007
100
100
100
100
здания (кроме жилых) и сооружения
46,0
39,7
40,6
46,0
машины, оборудование, транспортные средства
40,4
45,9
49,5
47,2
Инвестиции в основной капитал — всего
в том числе по видам основных фондов:
Таблица 4.
Структура основных фондов организаций,
осуществляющих деятельность в строительстве, в % к итогу2
2005
2006
2007
Основные фонды — всего
100
100
100
в том числе:
здания и сооружения
45,6
38,8
37,0
машины и оборудование
36,0
40,6
42,0
транспортные средства
15,7
17,7
18,0
прочие виды основных фондов
2,7
2,9
3,0
Как видно около половины суммы инвестиционных средств предприятия края направляют на улучшения качества и увеличение количества средств производства (машин,
оборудования, транспортных средств), что в целом обусловлено традиционной фондоёмкостью российских производств (табл. 4). Но, и это обстоятельство в условиях повыше1 Структура инвестиций в основной капитал в Приморском крае // Режим доступа:
www.primstat/w3.org/TR/REC-html40"
2 Структура основных фондов организаций, осуществляющих деятельность в строительстве в
Российской Федерации // Режим доступа www.gks.ru
- 82 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
ния бюджетного инвестирования в дорожное строительство, можно было бы использовать на благо развития сопутствующих отраслей экономики, в частности на поддержку
российского автопрома, тяжелого машиностроения. Однако, как показывает практика
дорожного строительства в Приморье, подрядные организации более склонны приобретать поддержанную технику импортного производства и не всегда допустимого качества.
В итоге субъективное стремление менеджмента строительно-монтажных предприятий
сократить издержки своих услуг приводит к росту затрат по проектам, покрываемым за
счет бюджетных средств, что в итоге может приводить к отрицательной эффективности
программных мероприятий.
Но не только приведенный момент затрудняет бесперебойную деятельность строительных организаций. Согласно ежегодному обследованию, проводимому Федеральной
службой государственной статистики, одним из факторов, ограничивающих деловую
активность, является недостаток квалифицированных рабочих и усиление конкуренции
на этой основе (табл. 5).
Таблица 5.
Оценка факторов,
ограничивающих деловую активность строительных организаций
(в процентах от общего числа строительных организаций)1
1995
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
Высокий уровень налогов
59
81
73
67
64
61
47
50
42
Неплатежеспособность
заказчиков
87
82
65
62
55
49
38
37
27
53
45
50
48
45
37
38
42
29
30
35
33
28
17
20
12
16
24
30
33
36
32
36
34
Высокая стоимость материалов, конструкций,
изделий
Недостаток заказов на
работы
49
Конкуренция со стороны
других строительных
фирм
Недостаток квалифицированных рабочих
10
13
20
22
22
28
25
26
26
Нехватка и изношенность
машин и механизмов
31
35
40
20
15
13
7
7
6
Высокий процент коммерческого кредита
36
36
31
17
13
17
11
15
13
За период с 1995 г. по-прежнему традиционной проблемой остается высокий уровень налоговой нагрузки, ежегодное повышение стоимости материалов, что в итоге сокращает прибыльность строительных компаний. Вместе с тем, существенно сократилась
актуальность роста ставки процентов по кредитам банков, видимо, по причине финансирования деятельности за счет бюджетных средств; и примерно в 5 раз уменьшена важность недостатка и изношенности машин и оборудования. В свою очередь, сравнительно
малое число упоминаний о недостатках заказов отражает объективную потребность экономики в услугах строительных организаций. Все перечисленное в совокупности означает, что органам государственной власти необходимо постепенно переориентироваться на
поиск новых форм долгосрочного сотрудничества с реальным сектором экономики в области строительства, выбора оптимальных методов бюджетного финансирования проектов и поддержки строительных компаний для достижения наилучшего результата и развития сопутствующих строительств отраслей экономики в целом.
1 Оценка факторов, ограничивающих деловую активность строительных организаций // Режим доступа www.gks.ru
- 83 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
IV. ДАЛЬНИЙ ВОСТОК РОССИИ В АТР
И В МИРЕ: ИСТОРИЯ И XXI ВЕК
УДК 32
ББК 6.4 (Сое 7)
Л.Н. Гарусова1
Преемственность политики США в восточной Азии:
проблемы региональной стабильности
и безопасности в ххi веке
Статья посвящена исследованию современной внешней
политики США в Восточной Азии. Автор анализирует особенности и динамику американской региональной политики
с начала 1990 — х гг. до конца первого десятилетия ХХI века,
т.е. в периоды президентства Б.Клинтона, Дж.Бушамладшего и Б.Обамы.
Особенность современной системы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе
(и Восточной Азии, как его части) состоит в том, что ее основные контуры сформировались еще в период «холодной войны». После распада СССР и краха биполярной системы
международных отношений, наибольшую жизнеспособность проявили те элементы региональной системы безопасности, которые создавались либо с участием США (двусторонние договоры), либо те, что создавались хоть и без непосредственного участия США
(многосторонние структуры), но в противовес СССР и его союзников. Поэтому в настоящее время в АТР сохраняется система безопасности, «отцентрованная» под США.
Современная внешняя политика Соединенных Штатов реализуется в двух основных
направлениях – «атлантическом» (Европейский регион) и «тихоокеанском» (АзиатскоТихоокеанский мегарегион). Однако именно тихоокеанское направление внешней политики является для Америки традиционным, исторически значимым и официально обоснованным еще в 1823 г. в известной доктрине Монро. Уже в ХIХ веке в общественном сознании американцев сложились устойчивые представления о тихоокеанской судьбе Америки, с которыми они не собираются расставаться и в новом, ХХI веке. В равной степени
перспективы АТР находятся в прямой зависимости от заинтересованности и деятельности в нем США. В своем выступлении на международной конференции «Политика США
в Восточной Азии в начале ХХI века» с участием представителей генеральных консульств
США, Японии и Республики Корея, состоявшейся 16 апреля 2009 г. в г. Владивостоке, Генеральный консул США г-н Т.Амбрустер отметил, что «Соединенные Штаты являются
Тихоокеанским государством на протяжении двух столетий и исполнение роли лидера в
деле развития интеграции в Азии является для нас естественным». «Это входит в сферу
1 Гарусова Лариса Николаевна, доктор исторических наук, профессор кафедры
МОЗР ВГУЭС; Специальность 07.00.03 «Всеобщая история».
Тел.: (4232) 404126; E-mail: larisa.garusova@vvsu.ru
- 77 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наших национальных интересов, и одновременно, это идет на пользу нашим соседям в
Азии. Азия – это не такой уж дальний наш сосед, она была и продолжает оставаться для
нас близким партнером»1.
Стремительный экономический рост Азиатско-Тихоокеанского региона в 80-90-е гг.
ХХ века заставил Соединенные Штаты обратить на него особое внимание. По словам
профессора политологии университета штата Индиана Дж. Хаусмана, «судьба Америки
будет складываться преимущественно под влиянием событий, происходящих в странах
Тихоокеанского кольца»2. Показатели экономического развития АТР в этот период и
позже превосходили среднемировые. Для многих стран региона на рубеже веков был характерен рост ВВП на уровне 5-6% в год (для Китая – 8-9%), а внешней торговли — 9-11%.
На страны АСЕАН и НИС приходится 60% мирового производства и 40% мировой торговли. Семь ведущих государств региона, включая Японию, Южную Корею и Тайвань,
владеют 41% мировых банковских активов3. ВВП лидера региона — Китая — в 2007 г. составил 7 трлн. долл., а темпы его ежегодного роста – 11,4%4. Всего четверть современного
мирового ВВП приходится на Восточную Азию.
Соединенные Штаты на протяжении многих десятилетий активно участвуют в торгово-экономических процессах в АТР. Прослеживается четкая тенденция к росту торгового оборота США со странами региона. Так, в 1977 г. торговля Америки с тихоокеанскими
странами впервые превзошла ее торговлю в Атлантическом океане, а с середины 1990-х
гг. и до настоящего времени торговля США в АТР превышает более чем в два раза долю
Западной Европы в их торговом обороте. При этом торговля только со странами АТЭС
составляет 54-55% от всей американской торговли. Для сравнения — более чем 52% современного внешнеторгового оборота РФ приходится на ЕС.
По словам Т.Амбрустера, торговля США со странами Восточной Азии в настоящее
время оценивается более, чем в 800 млрд. долл. Поэтому «Соединенные Штаты – торговый партнер номер один для региона и самый крупный или второй по величине партнер
каждой из крупнейших экономик Азии». Из десяти крупнейших торговых партнеров
Америки пять находятся в Азии, и среди них Китай, Япония и Республика Корея. Все это
заставляет правительство США на протяжении, по крайней мере, двух последних десятилетий не упускать АТР из вида.
Так, на фоне экономического роста АТР в период президентства Б.Клинтона (1993 —
2001 гг.) в американских политико-академических кругах оживилась идея «Тихоокеанского сообщества» как продолжение и развитие идеи «Тихоокеанского века». Она была
нацелена на укрепление экономических и военно-политических связей США с их традиционными партнерами (Япония, Корея, Тайвань), равно как и с другими странами региона, выбравшими «путь демократии и рыночной экономики». Идея «Тихоокеанского
сообщества» прекрасно вписалась в структуру официальной американской внешнеполитической доктрины «Стратегию расширения» (Strategy of Enlargement), которая предполагала расширение свободного мирового сообщества рыночных демократий.
В начале ХХI века, объявленная президентом Дж.Бушем война мировому терроризму
сместила главные американские внешнеполитические приоритеты с Западного на Восточное полушарие, особенно на Ближний Восток. Идеи «Тихоокеанского века» и «Тихоокеанского сообщества» перестали интересовать американскую политическую элиту.
Афганистан, Ирак и Иран стали главными приоритетами американской внешней политики. Перенесение второй администрацией президента Джорджа Буша внешнеполитического фокуса США с «войны с терроризмом» на «войну с тиранией»5 свидетельствовало о том, что основные международные интересы Америки продолжают сосредоточи1 Амбрустер Т. Интересы и приоритеты Соединенных Штатов в Восточной Азии в ХХI веке //
Политика США в Восточной Азии в начале ХХI века. Круглый стол №3. 16 апреля 2009, г. Владивосток.
2 Houseman G.L. America and the Pacific Rim: Coming to Terms with New Realities. 1995, Rowman &
Littlefield Publisher, Inc., р. 11.
3 Bishop B. Mergers and Acquisitions, Greenfield Investment and the New Economy // APEC Investment Symposium proceedings. 2002, Vladivostok, р. 3-4.
4 The World Almanac and Book of Facts 2009. Readers Digest Trade Publishing. 2009. Р. 745.
5 The Bush Presidency. Shock and Awe // The Economist. L. January 29th-February 4th 2005, p. 31.
- 78 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
ваться на Ближнем Востоке. В своей иннаугурационной речи в январе 2005 г. президент
США Дж. Буш так сформулировал основные приоритеты внутренней и внешней политики своей администрации: «Ирак, Ближний Восток, налоговая, пенсионная и законодательная системы».1
Акцентированное внимание Белого дома к Ближневосточному региону, а также к
борьбе с международным терроризмом в Ираке и Афганистане не означает, что Америка
вообще не проявляла интереса к АТР в первом десятилетии ХХI века. Именно в СевероВосточной Азии находятся давние и стабильные союзники США — Япония и Республика
Корея, здесь же сосредоточены основные угрозы и вызовы для системы региональной
безопасности, сложившейся при участии и доминировании Америки. Прежде всего, это
ядерная программа и политический режим КНДР, дестабилизирующие ситуацию на
Корейском полуострове и в регионе в целом. Кроме того, набирает силу главный конкурент США и претендент на мировое лидерство – Китай.
По мнению посла и советника по вопросам внешней политики США Чарльза Сэлмона, высказанного в выступлении перед филиппинскими журналистами по вопросу о
том, чего ожидать от внешней политики Америки в Азии в ходе второго президентства
Дж.Буша, уровень американского присутствия в АТР отнюдь не снижается. При этом,
отношения между КНР и США являются «наилучшими с момента прорыва при Никсоне.
Китаю надо решить столько внутренних проблем, что он едва ли является угрозой для
США или своих соседей в плане возможности стать гегемоном в регионе»2.
Однако взаимоотношения США с Китаем вряд ли можно рассматривать однозначно.
Разработка взвешенной стратегии в отношении КНР является важнейшей задачей американской внешней политики на протяжении последних десятилетий. По мнению известного американского политолога, бывшего советника по национальной безопасности
Госдепартамента США Френсиса Фукуямы, «Китай всегда был для Вашингтона большой
головоломкой. С государствами подобного типа Америке труднее всего иметь дело: Китай нельзя однозначно назвать ни врагом, ни другом; для Соединенных Штатов он одновременно и стратегическая угроза, и ключевой торговый и инвестиционный партнер»3.
При небрежении Америки к данным проблемам, последние способны не только дестабилизировать ситуацию в регионе, но и поставить под сомнение само американское лидерство.
С приходом в Белый дом президента Барака Обамы (2009 — 2013 гг.), основные приоритеты американской внешней политики в АТР практически не изменились. Азиатскую
политику Вашингтона можно охарактеризовать одним словом – «преемственность». В
настоящее время следует выделить четыре главных приоритета США в Восточной Азии в
ХХI веке:
– поддержка уже сложившихся в регионе взаимоотношений, прежде всего прочный
союз США с Японией и Республикой Корея;
– укрепление сотрудничества с новыми державами, возникающими в Азии, расширения экономических и иных отношений с Китаем;
– укрепление сотрудничества на многосторонней основе, в том числе и в такой форме, как Азиатско-Тихоокеанское Экономическое Сотрудничество (АТЭС);
– в целях обеспечения мира и безопасности в Азии продолжение многостороннего
сотрудничества по обеспечению мира и стабильности на Корейском полуострове и в
Тайванском проливе.
Госдепартамент США отмечает и новые, особенно актуальные сегодня угрозы миру
и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Среди них – финансовый кризис,
терроризм, оружие массового поражения, продовольственная безопасность, эпидемии,
изменение климата, энергетическая уязвимость стран. Преодоление этих угроз невозможно как без участия Америки, так и без участия ее партнеров и других региональных
1 Ibid.
2 Ромуло Бет Д. Внешняя политика
http://www.inosmi.ru/translation/215708.html
3 Фукуяма
Ф.
Новый
взгляд
на
www.globalaffairs.ru/numbers/12/3643.html
США
Азию.
- 79 -
в
Азии//Manila
Электронный
Bulletin.
ресурс:
16.12.2004:
http:
//
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
акторов. По словам Т.Амбрустера, «мы [США] готовы работать с лидерами в Азии для
разрешения экономического кризиса, который угрожает Восточной Азии и России, также
как и любому другому региону, готовому укреплять наше историческое партнерство и
альянсы через углубление обязательств со всеми народами, через готовность помочь в
предотвращении распространения ядерного оружия в Азии, через готовность объединять усилия в сфере борьбы с изменением климата и за чистую энергию»1.
Доминирующее экономическое положение Америки в Тихоокеанском регионе, и ее
лидерский политический статус предопределяют потребность США в региональной стабильности и безопасности, в сохранении status quo. Для их поддержания Америка использует традиционный комплекс мер, составляющий одновременно основу системы
региональной безопасности в АТР – двусторонние и многосторонние договоры и соглашения, а также американское военное присутствие в регионе. После сокращения американских вооруженных сил в начале 90-х гг. ХХ века президентом Джорджем Бушем –
старшим, их общее количество в Тихоокеанском регионе до настоящего времени сохраняется в количестве около 100 тыс. военнослужащих. Американское военное присутствие
в регионе закреплено двусторонними договорами США с азиатскими странами, являющимися основой региональной системы безопасности со времен холодной войны.
Современная «безопасность в Азии обеспечивается не благодаря многосторонним
договоренностям, а за счет отдельных двусторонних отношений с участием Вашингтона,
прежде всего американо-японского Договора безопасности и связки США — Южная Корея»2. В отличие от Европы, региональная стабильность и безопасность которой основывается на системе многосторонних договоров и союзов (НАТО, ЕС и т.д.), азиатские политические игроки, зачастую, доверяют друг другу меньше, чем Америке. Кроме того, в их
отношения вмешиваются такие субъективные факторы, как националистические настроения, историческая память и т.д. Весьма показателен в этом отношении пример
взаимоотношений Японии и Южной Кореи – союзников США по системе региональной
безопасности в АТР. Так, встрече лидеров этих двух азиатских государств весной 2006 г.
воспрепятствовал визит тогдашнего премьер-министра Японии Дзюнъитиро Коидзуми в
токийский храм Ясукуни-дзиндзя, где захоронен прах военных преступников, казненных
по приговору Токийского трибунала. Республика Корея (как и КНР) расценила это как
приверженность японского руководства своему «милитаристскому прошлому». Азиатским странам нередко легче договориться с третьей стороной – США, нежели между собой, поэтому система многосторонней безопасности в АТР менее эффективна, чем двусторонние договоры.
Особое место в союзнических отношениях Соединенных Штатов занимает Япония, а
в системе региональной безопасности в АТР — американо — японский военно-политический союз, сложившийся на основе Сан-Францисского договора 1951 г. Согласно условиям этого договора в Японии должно дислоцироваться около 50 тыс. военнослужащих
США (в настоящее время их около 33 тыс.). По официальному мнению Госдепартамента
и Министерства обороны Соединенных Штатов, «американо-японское оборонное сотрудничество служит краеугольным камнем военной стратегии Японии и США в Восточной Азии»3. Это подтверждает и нынешний генеральный консул США во Владивостоке Т.Амбрустер. По его утверждению, «союз с Японией по безопасности по-прежнему
является краеугольным камнем нашей политики в Азии».
Новая администрация США в лице президента Б. Обамы и госсекретаря Х. Клинтон
продолжает традиционную внешнеполитическую линию, направленную на укрепление
сотрудничества с Японией. Премьер-министр Японии Таро Асо был первым, с кем президент Обама провел встречу 23 февраля 2009 г., вскоре после своего вступления в должность. Первый зарубежный визит Х.Клинтон в должности госсекретаря был в Японию,
1 Амбрустер Т. Интересы и приоритеты Соединенных Штатов в Восточной Азии в ХХI веке //
Политика США в Восточной Азии в начале ХХI века. Круглый стол №3. 16 апреля 2009, г. Владивосток.
2 Фукуяма Ф. Указ. Соч.
3 Договоры США в области безопасности со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. По
данным Госдепартамента и Министерства обороны США. Электронный ресурс: http.://
www.usia.gov/jornals/itps/1097/ijpe/ijpe1097.htm
- 80 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
что подчеркивает серьезную заинтересованность США в альянсе с Японией. Американская сторона, как правило, подчеркивает общность интересов и партнерство двух стран в
решении наиболее актуальных проблем – безопасности, глобального потепления и международного пиратства. США и Япония разрабатывают совместные проекты в области
космических исследований, медицины и преодоления последствий разного рода катастроф. Укрепление партнерства с Японией является для США фактором сохранения мира
и стабильности в Азии.
В свою очередь, Япония неизменно демонстрирует Соединенным Штатам свою готовность к сотрудничеству в сфере региональной безопасности, равно как и в других областях. Вступивший в должность премьер-министра Японии в сентябре 2008 г. Таро Асо в
своей программной речи, произнесенной в парламенте, сразу обозначил основной внешнеполитический приоритет страны. Укрепление союза с США он назвал главным принципом своей дипломатии1.
Исследователи отмечают, что современные союзные отношения Токио и Вашингтона, несмотря на свою прочность и стабильность, начинают эволюционировать от «покровительственных, зависимых отношений периода холодной войны» в сторону «альянса
равноправных партнеров»2. В свою очередь, Япония все в большей степени позиционирует себя в качестве регионального лидера. Так, бывший премьер-министр Японии Синзо Абэ, выступая в сентябре 2006 г. перед депутатами японского парламента, заявил, что
считает Японию страной, которой не только доверяют в мире, уважают и любят, но и
страной, «которая демонстрирует лидерство»3.
Другим значимым союзником США в Восточной Азии является Республика Корея. В
соответствии с американо-корейским договором о взаимной обороне (1954 г.) США взяли
на себя обязательство оказывать военную помощь Республике Корея. В конце 1990-х гг. в
поддержку этого обязательства в Южной Корее было дислоцировано 37 тыс. военнослужащих США. В 2005 г. по согласованию с Сеулом 12 тыс. американских солдат были переброшены с Корейского полуострова в Ирак. Как и Япония, Южная Корея в качестве
союзнической помощи США, отправила в Ирак свои воинские подразделения (600 человек). В настоящее время США сократили свое военное присутствие на Корейском полуострове до 25,5 тыс. «военного персонала» 4.
Непонимание между двумя странами в начале нового века возникло только по вопросу об отношении к КНДР, когда южнокорейцы осуждали США «за излишне враждебное» отношение к Пхеньяну в период их политики «солнечного тепла». На этом фоне
особенно были заметны антиамериканские настроения в среде корейской молодежи, которая считает, что Вашингтон препятствует налаживанию конструктивных отношений с
Северной Кореей. «Новое поколение корейцев стремится не к конфронтации, а к примирению с Северной Кореей»5. Приход к власти в Республике Корея консервативного по
своим политическим убеждениям президента Ли Мён Бака, проводящего более жесткую
политику в отношении КНДР и сориентированного на традиционное сотрудничество с
США, вероятно, сгладит и эти «шероховатости» в отношениях Сеула и Вашингтона.
Ядерная угроза со стороны Северной Кореи и периодические отказы этой страны от
программы шестисторонних переговоров делают современный союз США и Южной Кореи (равно как союз США и Японии) весьма прочным. Б.Обама, еще будучи кандидатом в
президенты, заявлял: «Мы должны значительно улучшить координацию совместной деятельности с нашими партнерами в Японии и Южной Корее, также как в Китае и России,
особенно для гарантий достижения результатов, контроля в ядерной сфере. Если Северная Корея откажется разрешить проводить жесткий контроль, мы должны инициировать
временное прекращение шестисторонних переговоров и возобновление использования
Афонин Б.М. Таро Асо – новый премьер-министр Японии // Россия и АТР. 2009. № 1.С. 138.
Фукуяма Ф. Указ. Соч.
3 Рolicy Speech by Prime Minister Shinzo Abe to the 165th Session of the Diet. Электронный ресурс:
http://www.kantei.go.jp/foreign//2006/09/29shoshin_e.html
4 The World Almanac and Book of Facts 2009. Readers Digest Trade Publishing. 2009. Р. 169.
5 Фукуяма.Ф. Указ. Соч.
1
2
- 81 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
санкций, от которых недавно отказа лись, рассмотрение введения новых ограничений»1.
В этом заявлении, фактически, обозначена сегодняшняя американская политика в отношении КНДР и ядерной проблемы на Корейском полуострове, а также роли шестисторонних переговоров в ее разрешении.
По мере того, как развивается политическая ситуация в мире и Азиатскотихоокеанском регионе и новые поколения приходят к власти, оставшаяся со времен холодной войны система региональной безопасности – «система сдержек и противовесов»
также будет изменяться. Разумеется, что роль США в новой системе также может стать
иной. К подобному заключению подводят высказываемые в азиатском политикоакадемическом сообществе сомнения, как в целесообразности американского лидерства в
регионе, так и необходимости базирования региональной системы безопасности на военном присутствии США. Понятно, что перемены в системе региональной безопасности
вряд ли произойдут стремительно, но и исключать их из перспектив развития СВА и АТР
было бы нерационально. Поэтому вполне уместным представляется вывод Ф.Фукуямы о
необходимости пересмотра современной внешней политики США в Азии. «Азии необходимо разработать новую систему многосторонних организаций, которые работали бы
параллельно с уже существующими двусторонними»2.
Американское военное присутствие, как основа безопасности в Восточной Азии и
АТР в целом, в настоящее время оценивается весьма неоднозначно. С одной стороны,
наличие традиционных и новых вызовов и угроз в регионе, включая международный
терроризм, неконтролируемое «расползание» ОМУ, региональные конфликты и т.д.,
предполагает наличие военно-политического механизма регулирования отношений. С
другой стороны, «советская угроза», сплачивающая азиатско-тихоокеанские страны под
патронажем США в период холодной войны, исчезла после распада биполярной системы
международных отношений. Вследствие этого, потребность в защите американскими
вооруженными силами азиатских союзников потеряла актуальность. Парадоксально, но в
настоящее время недовольство азиатской стороны вызывает не только сохранение в
прежнем объеме американского военного присутствия в регионе, но и его сокращение.
Высказывается, как правило, несколько аргументов в пользу сохранения американских военных баз и вооруженных сил в АТР. Главным из них является сама ситуация на
Корейском полуострове и ядерная программа КНДР. Пуски ракет средней дальности
серии «Нодон» летом 2004 и 2006 гг., подземные ядерные испытания в октябре 2006 г., а
также запуск Северной Кореей в апреле 2009 г. спутника/баллистической ракеты, не
только поставили КНДР в разряд ракетно-ядерных держав, обладающих ОМУ, но и вызвали обоснованное беспокойство ее ближайших соседей по Северо-Восточной Азии –
Южной Кореи, Китая, России и Японии. Провокационная ядерная политика КНДР является убедительным поводом не только для укрепления союзнических отношений США с
Республикой Корея и Японией, но и для американского военного присутствия в АТР. В
таких условиях азиатские союзники Америки полагают, что вправе рассчитывать не
только на ее политическую, но и на военную помощь.
С другой стороны, существует и противоположное мнение у ряда представителей
политико-академического сообщества стран региона (А.Жебин, И.Толстокулаков и др.),
считающих, что американская стратегия в АТР сама дестабилизирует региональную ситуацию. Так, ядерная политика КНДР расценивается ими как вынужденный ответ на
американское военно-политическое и экономическое давление.
Веским аргументом в пользу присутствия в Восточной Азии американских вооруженных сил становятся участившиеся в последние годы природные или техногенные
катастрофы. Общеизвестно, что в декабре 2004 г. азиатские страны, пострадавшие от цунами, получали наиболее действенную гуманитарную помощь именно через посредничество американских вооруженных сил, дислоцированных в регионе. Американские вой1 Цит. По: Мишин В.Ю. Проблемы безопасности Тихоокеанской России в контексте современной обстановки на Севере и Юге Кореи // У карты Тихого океана. Информационно-аналитический
бюллетень № 10 (208). Проблемы Корейского полуострова в контексте интеграции России в АТР.
Материалы «круглого стола», Владивосток, 5 февраля 2009 г. С. 18.
2 Фукуяма Ф. Указ. Соч.
- 82 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
ска обеспечивали сохранность гуманитарных грузов, а морская авиация тихоокеанского
флота США обеспечивала доставку грузов по воздуху, используя свои и иностранные
базы. Уже на следующий день после цунами американские летчики стали доставлять в
Таиланд, Индонезию, Индию, Шри-Ланка и Восточную Африку питьевую воду и очистные системы для воды, лекарства, рис, консервированные продукты, холодильники, пластиковые мешки для тел и т.д.1. Возможно, что переориентация тихоокеанских вооруженных сил США на решение преимущественно гуманитарных задач (в духе спасательных служб), станет основой (и оправданием) американского военного присутствия в регионе в будущем.
Идею о том, что региональная система стабильности и безопасности в АТР в ХХI веке
может быть построена не только без американских вооруженных сил, но и без американского лидерства, высказал бывший президент Филиппин Фидель Рамос. По его мнению,
пришло время новых региональных отношений в АТР без американского доминирования. На смену Pax Americana должен прийти Pax Asia Pacifica, в котором возможен новый
региональный лидер, разумеется, азиатский. Быстрый экономический и военнополитический подъем Китая делает его объективно заинтересованным в сохранении региональной стабильности и безопасности для беспрепятственного продолжения своего
роста. В связи с этим Китаю, по мнению Ф.Рамоса, можно доверить роль регионального
лидера по вопросам безопасности. И если Pax Americana основывался на американских
вооруженных силах, то в пространстве Pax Asia Pacifica азиатские страны разделят между
собой ответственность за безопасность и стабильность в АТР.
В новой системе региональной безопасности в АТР Соединенным Штатам уготована
роль рядового участника. «Как соседи по региону и партнеры, мы в настоящее время
должны опираться на общие интересы, которые имеются у США, Японии, Китая, Индии,
России, стран АСЕАН, Канады, объединенной и свободной от ядерного оружия Кореи,
Пакистана, Австралии, Новой Зеландии с тем, чтобы строить мирный и стабильный Азиатско-Тихоокеанский регион»2. И именно Ф. Рамос, а не какой-либо американский политик или ученый (как несколько десятилетий назад), говорит о формировании в настоящее время Азиатско-Тихоокеанского и Восточно-Азиатского сообществ, которые станут
основой будущего мира — Pax Asia Pacifica3.
Таким образом, в Азиатско-Тихоокеанском регионе в настоящее время сложилась ситуация, когда традиционные азиатские партнеры Вашингтона начинают проявлять все
большую самостоятельность на фоне снижения международного авторитета США из-за
иракской войны, роста антиамериканских настроений в Азии и уже недостаточной эффективности системы двусторонних договоров. В конечном итоге это может привести к
свертыванию американского лидерства в регионе. Для ряда азиатских стран, сориентированных экономически и политически на США такая перспектива неприемлема, как
неприемлема она и для самих Соединенных Штатов. Для других стран, прежде всего Китая и тех, кто поддерживает идею Pax Asia Pacifica без американского доминирования,
подобное развитие ситуации не воспринимается негативно.
Борьба Соединенных Штатов и Китая за лидерство в системе региональной безопасности может стать дестабилизирующим фактором для АТР и поставить в сложное положение многие страны, включая Россию, которая в настоящее время сориентирована на
«многовекторную» политику в отношениях с Западом и Востоком. В ситуации, когда
нельзя исключать перспективу ослабления нынешней двусторонней системы безопасности, США следует пересмотреть свою стратегию в АТР в пользу создания более эффективной системы коллективной безопасности (многосторонних организаций) с собственным участием.
Road to Recovery // State Magazine. U.S. Department of State. February 2005, p.3-4
Ramos Fidel V. Frameworks for Asian Cooperation // Far Eastern Economic Review, May 2005, vol.
168, №5, pp. 43.
3 Ibid. P. 46.
1
2
- 83 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 327
Н.С. Клоков1
Позиция и роль России на шестисторонних
переговорах по «северо-корейской ядерной проблеме»
Автор анализирует наиболее актуальную проблему Корейского полуострова – ядерную программу КНДР. В статье
рассматриваются основные этапы переговорного процесса,
начиная с момента образования механизма шестисторонних
переговоров по «северокорейской ядерной проблеме». Также
автор описывает российский подход к ядерному статусу Корейского полуострова, его возможности и позицию на переговорах в формате «шестерки».
На протяжении многих десятилетий Северо-Восточная Азия остается регионом, где
соприкасаются, подчас в острой форме, стратегические интересы и геополитические устремления мировых держав – России, Китая, Соединенных Штатов и Японии. Здесь же
находится Корейский полуостров – предмет их непрекращающегося соперничества и
источник межкорейского военно-политического противостояния, оказывающего и в настоящее время негативное воздействие на международную обстановку 2.
России, безусловно, невыгодны ни военный конфликт на полуострове, ни резкое
ухудшение взаимоотношений между двумя Кореями, ни единое корейское государство,
сформировавшееся в результате поглощения Севера Югом и сохраняющее на своей территории американское военное присутствие. Представляется, что наиболее приемлемым
вариантом сегодня является мирное сосуществование двух корейских государств, признающих друг друга и постепенно налаживающих прямой конструктивный диалог3.
В свое время российское руководство совершило большую стратегическую ошибку,
практически прекратив отношения с КНДР и сбросив ее со счетов. Благодаря этому российские позиции не только в Северной Корее, но и во всем регионе были существенно
подорваны и ослаблены. Первая попытка вернуть утраченные позиции произошла при
Е. М. Примакове, но всерьез равно ориентированную на оба корейских государства политику Россия начала вести лишь при В.В. Путине, первом руководителе России, который
посетил Пхеньян. Пока сотрудничество РФ с РК и КНДР еще не настолько активное, как
того бы хотелось. Тем не менее, сейчас Россия уделяет большое внимание Корейскому
полуострову и двум его странам как партнерам в области безопасности, так и в связи с
экономическим развитием российского Дальнего Востока.
Место и актуальность корейского вопроса в российской внешней политике достаточно четко сформулированы в «Обзоре внешней политики Российской Федерации»,
подготовленном МИД РФ. Содержание корейского пункта этого документа гласит:
«Шестисторонние переговоры – оптимальный формат обеспечения всеобъемлющего решения ядерной проблемы Корейского полуострова, включая предоставление прочных и
убедительных гарантий безопасности всем странам региона, нормализацию отношений
между КНДР и США, создание условий для развития КНДР и региона в целом. Ключевое
значение имеет реализация Совместного заявления от 19 сентября 2005 года». И далее:
1 Клоков Николай Сергеевич, аспирант Нижегородского государственного университета им.
Н.И.Лобачевского
Специальность — 07.00.15 «История международных отношений и внешней политики»
Тел.: (831)4360431, Email: blaze_of_glory@bk.ru
Научный руководитель: Борков А. В., д-р ист. наук, профессор, зав. кафедрой Основ внешней
политики и безопасности России Нижегородского государственного университета им.
Н.И.Лобачевского
2 Савельев Р.В, Денисов, В.И. Корейское урегулирование и интересы России. М: ИДВ РАН,2008.- С. 6
3 Титаренко, М.Л. Корейский полуостров и его стратегическое место в решении региональных проблем
сотрудничества и безопасности в Северо-Восточной Азии. М.: Русская панорама, 2008. — С.13
- 84 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
«Разумеется, шестисторонние переговоры имеют перспективу лишь в расчете на нормализацию отношений между КНДР и США1.
В российской политике, как представляется, сегодня следовало бы приглушить тезис
об объединении Кореи, сделав акцент на мирном, дипломатическом урегулировании существующих на полуострове проблем, прежде всего ядерной, расширении и укреплении
международного мирного процесса, диалога между двумя корейскими государствами.
Корейская политика России сегодня и на ближайшую перспективу должна базироваться на поддержании ровных отношений с обеими Кореями, развитии взаимовыгодного сотрудничества с ними.
Важно продолжать линию на активное участие в разрешении ядерного кризиса на
полуострове, замене Соглашения о перемирии мирным договором, снижении уровня
военно-политической напряженности. Нельзя допускать, чтобы при всех нюансах корейского урегулирования игнорировались российские интересы в этом регионе2.
Потребуется немало времени и усилий для того, чтобы линия на поддержание равных связей с Корейскими государствами стала независимой от конъюнктурных внешних
факторов и внутреннего развития всех трех стран. Многое будет зависеть и от России, ее
корейских партнеров, и от их умения выстраивать ровные, добрососедские, взаимовыгодные отношения.
Очевидно, что налаживание взаимопонимания между обеими Кореями потребует
времени. Поэтому перекосы российской политики в ту или иную сторону не встретят
понимания в целом у корейской нации. В свою очередь, КНДР и РК, несомненно, проявят заинтересованность в России, стабильной в своих взглядах и способной к взаимовыгодному сотрудничеству в различных областях.
В целях реализации своих национальных интересов в регионе России следует придерживаться линии, состоящей в том, чтобы:
– обеспечить продолжение переговорного процесса по урегулированию нынешней
ситуации вокруг ядерных программ КНДР, не допустить ее сползания к силовому противостоянию;
– всемерно побуждать главные спорящие стороны – США и КНДР – к сдержанности,
терпению и проявлению практического стремления найти взаимоприемлемый компромисс;
– активно работать с другими заинтересованными сторонами, прежде всего с КНР и
РК, чтобы обеспечить с их стороны максимально возможную поддержку курса на урегулирование дипломатическими методами, с учетом интересов безопасности всех соседних
с Кореей стран3.
Приход к власти новой администрации США в конце 2008 года может значительно
повлиять на ход переговоров между США и КНДР. Занятая своими экономическими
проблемами новая администрация должна определить вектор развития диалога с КНДР,
придерживаться ли жесткой позиции, проводившейся на протяжении последних 8 лет
при президентстве Дж. Буше-младшем, или начать новый диалог с КНДР с возможностью
гарантии ей тех договоренностей, которые были закреплены в Рамочном соглашении
1994 года.
Какой бы сценарий событий не был выбран США, очевидно, что Россия должна активно участвовать в переговорном процессе на шестисторонней основе с целью недопущения эскалации конфликта.
При рассмотрении северокорейского ядерного кризиса с точки зрения международных отношений в Северо-Восточной Азии, можно отметить момент, имеющий немалое
значение для будущего состояния безопасности этого региона. Речь идет о зарождении
1 Заявление для прессы Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента республики Корея Но Му Хена по итогам российско-корейских переговоров. Пусан, 19 ноября 2005 г.,
21.11.2005 (http://www.mid.ru)
2 Денисов В.И. Место корейского вопроса и его актуальность в российской внешней политике.
М.: Русская панорама, 2008. — С.19
3 Жебин, А.З. Северокорейская ядерная проблема и роль России на шестисторонних переговорах. М.: ИДВ, 2008.- С.46
- 85 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
регионализма в Северо-Восточной Азии и стремления к созданию региональной межгосударственной организации по гарантии безопасности. Шестисторонние переговоры
являются первым в истории этого региона форумом, в котором участвуют обе Кореи,
Китай, Россия, США и Япония. Несмотря на то, что в ходе дискуссии пока нет конкретного прогресса, нельзя недооценивать важность проведения таких встреч.
Кроме северокорейской ядерной проблемы, у стран – участниц шестисторонних переговоров остается много нерешенных проблем, в том числе и территориальные вопросы. Теперь во всех этих странах распространяется понимание того, что они должны вместе заниматься региональными вызовами, которые потенциально дестабилизируют Северо-Восточную Азия, что не отвечает их национальным интересам. На основе зарождающегося регионализма Китай, председатель шестисторонних переговоров, изыскивает
возможность создания организации для обсуждения проблем безопасности. Поскольку
предполагается, что даже после разрешения ядерного кризиса проблемы вокруг КНДР –
такие, как ракетная программа и сокращение обычных вооружений, а также связанные с
ними вопросы безопасности, в том числе передислокация американских войск в Азии, —
не перестанут волновать регион, такая международная организация будет играть ключевую стабилизирующую роль в Северо-Восточной Азии1.
Инициирование КНДР второго ядерного кризиса осенью 2002 г. оказалось, как можно предположить, полной и неприятной неожиданностью для российской дипломатии,
которая не смогла предвидеть такого развития событий. Это, по сути дела, разрушило
выстроенную МИД России стратегию укрепления российских стратегических позиций в
Северо-Восточной Азии на основе развития конструктивных отношений с КНДР, которая
осуществлялась с 1999–2000 гг.
Эта линия, в частности, позволила России до начала второго ядерного кризиса выступать в качестве влиятельного посредника в налаживании отношений между Пхеньяном, с одной стороны, и Сеулом и Вашингтоном – с другой2.
Приход к власти 43-го президента США Дж.Буша-младшего привел к обострению
отношений между двумя странами. Буш включил Северную Корею в категорию «страныизгои», а в октябре 2002 года заместитель госсекретаря США Джеймс Келли заявил, что
КНДР ведет программу по обогащению урана. После этого США приостановили поставки топлива для северокорейских электростанций, а КНДР 12 декабря 2002 года официально объявила о возобновлении ядерной программы и выдворении инспекторов МАГАТЭ. К концу 2002 года в КНДР, по данным ЦРУ, было накоплено от 7 до 24 кг. Оружейного плутония. 10 января 2003 года КНДР официально вышла из ДНЯО.
МИД России понадобилось около трех месяцев, чтобы помимо повторения известных тезисов о необходимости строгого соблюдения всех положений и обязательств КНДР
по «краеугольному Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который
является залогом не только глобальной стратегической стабильности, но и мира и безопасности на Корейском полуострове», а также обязательств других сторон по Рамочной
договоренности 1994 г., выработать свой рецепт решения кризиса. В январе 2003 г., сразу
после выхода КНДР из ДНЯО и в условиях отказа США от диалога МИД России выступил с инициативой «пакетного» решения кризиса. Это предложение предусматривало:
– обеспечение безъядерного статуса Корейского полуострова;
– строгое соблюдение ДНЯО;
– выполнение всеми сторонами обязательств, вытекающих из других международных договоренностей, включая Рамочное соглашение 1994 г.;
– конструктивный двухсторонний и многосторонний диалог между всеми заинтересованными сторонами, одним из результатов которого должны стать гарантии безопасности КНДР;
1 Ёсинара Такэда. Северокорейский ядерный кризис и международные отношения с СевероВосточной Азии. Ядерный контроль № 1 (75), том 11.
2 Стенограмма интервью заместителя министра иностранных дел России А.П. Лосюкова японскому информационному агентству Киодо Цусин, 12 августа 2002 г. http://www.mid.ru
- 86 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
– возобновление гуманитарных и экономических программ, действовавших на Корейском полуострове1.
Однако российское «пакетное» решение не произвело впечатления ни на КНДР, ни
на США. Пхеньян, судя по всему, не собирался отказываться от политики эскалации кризиса, выработанной во второй половине 2002 г.
Для США главный недостаток российского плана заключался в том, что предложенное возвращение к ситуации «до кризиса» вкупе с некими гарантиями безопасности
КНДР не предотвращало нового выхода КНДР из ДНЯО и ее скрытых усилий по созданию ядерного оружия. Несмотря на эти очевидные лакуны, российский МИД до сих пор
рассматривает «пакетное» решение «при его определенной модификации» как возможный путь урегулирования корейского ядерного кризиса2.
В 2003 году начались переговоры по ядерной программе КНДР с участием КНР,
США, России, Южной Кореи и Японии. Первые три раунда (август 2003 года, февраль и
июнь 2004 года) не принесли особых результатов. А от участия в четвертом, намеченном
на сентябрь, Пхеньян уклонился в связи с очередным обострением американо-корейских
и японо-корейских отношений.
9 сентября 2004 года южнокорейским разведывательным спутником был зафиксирован сильнейший взрыв в отдаленном районе КНДР неподалеку от границы с Китаем.
13 сентября власти КНДР объяснили появление облака, похожего на ядерный гриб,
взрывотехническими работами в ходе строительства ГЭС. А 16 сентября 2004 года КНДР
заявила, что не будет участвовать в шестисторонних переговорах по ядерной проблеме
до прояснения ситуации с секретными урановыми и плутониевыми разработками в Республике Корея. В начале сентября Южная Корея признала, что в 2000 году ею было получено небольшое количество обогащенного урана. По утверждению официальных лиц,
все эксперименты носили сугубо научных характер и вскоре были полностью свернуты.
28 сентября 2004 года заместитель министра иностранных дел КНДР заявил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, что Северная Корея уже превратила в ядерное оружие
обогащенный уран, полученный из 8000 переработанных топливных стержней из ее
атомного реактора. Он подчеркнул, что у КНДР не было иного выбора в создании сил
ядерного сдерживания в условиях, когда США провозгласили своей целью уничтожение
КНДР и угрожают превентивными ядерными ударами.
24 января 2005 года стало известно, что заместитель МИД КНДР Ким Ге Гван на
встрече с американским конгрессменом Куртом Уэлдоном заявил, что страна обладает
ядерным оружием, но применит его «исключительно в целях обороны».
10 февраля 2005 года МИД КНДР впервые открыто заявил о создании в стране ядерного оружия. Реальные доказательства того, что КНДР действительно осуществляет военную ядерную программу и, тем более, уже создала ядерную бомбу, однако, отсутствуют. Поэтому полагают, что руководство КНДР таким заявлением просто намеревалось
продемонстрировать, что оно никого не боится и готово противостоять потенциальной
угрозе со стороны США, в том числе ядерным оружием.
Государственный секретарь США Кондолиза Райс в марте 2005 года предложила
КНР оказать экономический нажим на Пхеньян путем прекращения поставок нефти и
угля, что было бы равносильно торгово-экономической блокаде.
В июле 2005 года после длительных неофициальных консультаций КНДР согласилась вернуться за стол шестисторонних переговоров по своей ядерной программе в Пекине. В качестве условия КНДР выдвинула одно требование – чтобы США «признали
Северную Корею в качестве партнера и относились к ней с уважением».
Четвертый раунд шестисторонних переговоров, состоявшийся в июле-сентябре 2005
года, завершился подписанием совместного документа. В совместном заявлении по итогам шестисторонних переговоров в Пекине от 19 сентября 2005 г. КНДР обязалась отка-
Панин А., Альтов В. Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате. М., 2004. — С. 285–286.
Ответы официального представителя МИД России А.В. Яковенко на вопросы СМИ в связи с
предстоящими в Пекине шестисторонними переговорами по урегулированию ядерной проблемы
Корейского полуострова. 2005, 20 июля. http://www.mid.ru/
1
2
- 87 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
заться от всего ядерного оружия и прекратить все ядерные программы, а также вернуться
к ДНЯО и мерам безопасности МАГАТЭ. Соединенные штаты подтвердили, что у них
нет ядерного оружия на Корейском полуострове и намерения нападать или вторгаться в
КНДР с помощью ядерных или обычных вооружений.
В ходе пятого раунда переговоров 9-11 ноября 2005 года Северная Корея заявила о
готовности приостановить испытания ядерного оружия. Пхеньян пообещал отложить
испытания ядерного оружия в качестве первого шага в рамках программы постепенного
превращения Корейского полуострова в безъядерную зону.
Однако после того, как 10 декабря 2005 года посол США в Сеуле Александр Вершбоу
сказал, что коммунистический строй в Северной Корее можно назвать «криминальным
режимом», КНДР заявила, что рассматривает слова американского посла как «объявление
войны», и призвала Южную Корею выслать Вершбоу из страны. Пхеньян также заявил,
что высказывание посла способно свести на нет все достигнутые договоренности относительно ядерной программы КНДР.
20 декабря 2005 года Центральное телеграфное агентство Кореи сообщило, что Северная Корея намерена активизировать ядерные разработки на основе графитовых реакторов, с помощью которых можно получить оружейный плутоний.
Этим заявлением КНДР фактически денонсировала свои прежние обещания отказаться от всех ядерных программ в обмен на гарантии безопасности и экономическую
помощь. Заявление явилось реакцией на введение США санкций против северокорейских компаний, которые были обвинены в поставках ракет и изготовлении фальшивых
долларов, а также на принятие ООН резолюции по правам человека в КНДР.
3 марта 2005 года опубликовано заявление МИД КНДР, согласно которому КНДР
более не считала себя связанной мораторием 1999 года на испытания баллистических
ракет средней дальности, который был введен в период переговоров с администрацией
президента США Билла Клинтона в обмен на экономическую помощь.
5 июля 2006 года Северная Корея произвела запуск сразу нескольких ракет – от семи
до десяти, по разным источникам. Все ракеты упали в международных водах.
СБ ООН на заседании 15 июля была принята резолюция 1695, осуждающая многократные пуски баллистических ракет, произведенных КНДР и требующая, чтобы КНДР
приостановила все виды деятельности, связанные с ее программой создания баллистических ракет и возобновила свои предыдущие обязательства относительно моратория на
пуски ракет, а также возвратилась бы к шестисторонним переговорам и исполняла обязанности Совместного заявления от 19 сентября 2005 года.
3 октября 2006 года МИД КНДР распространил заявление, в котором говорилось о
намерении Северной Кореи провести ядерной испытание при условии, что безопасность
его будет надежно гарантирована.
6 октября члены СБ ООН единогласно одобрили заявление председателя СБ, призывающее Северную Корею отказаться от ядерных испытаний и немедленно вернуться к
переговорам в шестистороннем формате без предварительных условий. Проект заявления был подготовлен Японией. Именно она взяла на себя инициативу выработки общей
позиции мировых держав в отношении северокорейской угрозы.
9 октября 2006 года КНДР объявила об успешном проведении ядерного испытания.
Согласно заявлению властей КНДР и мониторингу соответствующих служб окружающих
стран, утечки радиации не зафиксировано.
Все ведущие державы, включаю Россию и (впервые) Китай, а также руководство НАТО и Евросоюза осудили проведение ядерного испытания в КНДР. Российский президент Владимир Путин на совещании с членами правительства заявил: «Россия, безусловно, осуждает испытания, проведенные КНДР, и дело не только в самой Корее – дело в
огромном ущербе, который нанесен процессу нераспространения оружия массового
уничтожения в мире».
14 октября 2006 года на очередном заседании СБ ООН была принята резолюция
1718, осудившая ядерное испытание КНДР 9 октября, потребовавшая, чтобы КНДР не
производила никаких новых ядерных испытаний или запусков баллистических ракет;
немедленно отозвала свое заявление о выходе из ДНЯО и приостановила все виды дея- 88 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
тельности, связанные с программой по баллистическим ракетам и села за стол переговоров. С этого момента нельзя говорить о каком-то отличном подходе России по северокорейской ядерной проблеме. После того как КНДР провела ядерные испытания позиция
России и Китая, которые всегда выступали с понимание сложной ситуации в КНДР, стали носить более осторожный характер. «Пакетное решение» ядерной проблемы КНДР,
выдвинутое Россией, уже не могло играть роль в качестве конструктивного предложения
по ослаблению напряженности.
С 8 по 13 февраля 2007 года в Пекине состоялась третья сессия пятого раунда шестисторонних переговоров. В совместном заявлении были зафиксированы следующие важные действия:
1. КНДР остановит и опечатает ядерные объекты в Ёнбёне, включая завод по переработке (отработанных топливных стержней для получения плутония), с целью отказа от
них в конечном итоге и вновь пригласит сотрудников МАГАТЭ для проведения всего
необходимого мониторинга и проверок по соглашению между МАГАТЭ и КНДР;
2. КНДР, как указано в Совместном заявлении, обсудит с другими сторонами список
всех своих ядерных программ, включая извлечение плутония из отработанных топливных стержней, от которых она откажется в соответствии с Совместным заявлением;
3. КНДР и США начнут двусторонние переговоры с целью разрешения неурегулированных взаимных проблем и продвижения к установлению дипломатических отношений в полном объеме. США начнут процесс исключения КНДР из списка стран-доноров
терроризма и ускорят процесс прекращения применения к КНДР «Акта о торговле с врагами»;
4. КНДР и Япония начнут двусторонние переговоры с целью предпринять шаги в
сторону нормализации их отношений в соответствии с Пхеньянской декларацией на основе урегулирования проблем печального прошлого и вызывающих озабоченность нерешенных вопросов;
5. Для осуществления первоначальных действий и полного претворения в жизнь положений Совместного заявления стороны согласились создать рабочие группы по следующим направлениям:
– денуклеаризация Корейского полуострова;
– нормализация северокорейско-американских отношений;
– нормализация северокорейско-японских отношений;
– экономическое и энергетическое сотрудничество;
– механизм мира и безопасности в Северо-Восточной Азии1.
С 27 по 30 сентября 2007 года в Пекине состоялось второе пленарное заседание шестого раунда шестисторонних переговоров. Основными итогами подписанного Совместного заявления были провозглашены следующие тезисы:
1. КНДР согласилась вывести из рабочего состояния все существующие ядерные объекты;
2. КНДР согласилась до 31 декабря 2007 года представить полную и достоверную
декларацию о всех своих ядерных программах в соответствии с договоренностью от 13
февраля.
3. КНДР подтвердила свои обязательства не передавать ядерные материалы, технологии и «ноу-хау»2.
После выдвижения предложения о «пакетном» решении российская дипломатия не
выступала, по крайней мере, открыто, с конкретными идеями об урегулировании ядерного кризиса на Корейском полуострове в целом или о решении основных проблем этого
урегулирования. При этом, как можно предположить, тактическая линия российской
дипломатии в отношении ядерного кризиса на Корейском полуострове состоит в исполнении роли посредника между Северной Кореей и США.
1 Первоначальный план действия по претворению в жизнь Совместного заявления. «Сеульский
вестник», 14 февраля 2007 г. — http://vestnik.tripod.com/
2 Меры второго этапа по осуществлению Совместного заявления. 10 апреля 2007 г. – http://www.mid.ru.
- 89 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В содержательном плане позиция российского МИД включает в себя следующие основные компоненты:
1. Россия поддерживает принципы решения корейского ядерного кризиса, разделяемые, так или иначе, всеми участниками переговоров с КНДР. В известной мере они
нашли отражение в Совместном заявлении и сводятся к необходимости обеспечения денуклеаризации Корейского полуострова мирным, проверяемым образом, к предоставлению КНДР каких-то, пока не определенных, гарантий безопасности и экономической
помощи после того как КНДР сделает реальные шаги по практическому демонтажу своей
ядерной программы.
2. Вместе с тем российская дипломатия акцентирует поддержку Северной Кореи по
нескольким принципиальным позициям. МИД России выступает против применения к
КНДР жестких санкций и самой идеи обращения в Совет Безопасности ООН для обсуждения корейской ядерной проблемы; требует разрешить КНДР мирное использование
атомной энергии при условии ее возвращения в ДНЯО; настаивает на необходимости
тщательного учета озабоченностей КНДР; придает повышенное значение предоставлению Пхеньяну гарантий безопасности1.
Однако вскоре, как и ожидалось экспертами, на этом новом этапе стали возникать
вопросы и затруднения. Один из них – вновь возникшая ситуация, при которой наиболее
важные для всех участников пекинских переговоров сюжеты проговариваются келейно, в
двустороннем формате между КНДР и США. Другой вопрос связан с нереально высокими темпами осуществления серьезной и крайне непростой задачи – вывода из строя
ядерных объектов КНДР. Еще один недостаток всей системы пекинских договоренностей
2007 г. – в то время как компенсационные мероприятия, которые должны осуществить
партнеры КНДР прописаны достаточно четко, вплоть до цифр, — то параметры и объемы действий Пхеньяна по выводу своих ядерных объектов из рабочего состояния вообще
сформулированы расплывчато2.
Одновременно с этим, в условиях, когда нереализуемость сверхвысоких темпов
ядерного разоружения Пхеньяна стала очевидной, противники сотрудничества с северокорейским режимом, которые по-прежнему в большинстве в вашингтонских «коридорах
власти», попытались взять реванш и доказать, что политика диалога с Пхеньяном не достигает поставленных целей – в частности, прогресс в области денуклеаризации неудовлетворителен. Для этого во главу угла была выдвинута проблема невыполнения КНДР обязательств по денуклеаризации до конца 2007 г 3.
Закулисные трения вокруг этого вопроса постепенно переросли в открытый дипломатический скандал. В самый канун нового 2008 года госдепартамент США выступил с
заявлением, в котором выражалось «разочарование» в связи с невыполнением КНДР взятых на себя обязательств и содержался призыв к Пхеньяну неукоснительно следовать букве и духу пекинских договоренностей. Эта позиция была полностью поддержана Сеулом и Токио, которые скоординированно выступили с аналогичным демаршем.
На эти действия официальный Пхеньян отреагировал незамедлительно и в свойственной ему жесткой манере, дав собственную интерпретацию складывающейся ситуации. Согласно утверждениям представителя МИД от 04.01.2008 г., именно КНДР идет
впереди других партнеров в плане выполнения своих обязательств, прежде всего в деле
вывода из строя своих ядерных объектов4.
В то же время обещанная экономическая помощь, как было подчеркнуто, поступает
со значительными задержками (например, объем поставленного топливного мазута и
энергетического оборудования не достигает и 50 % от обещанного), а политические обязательства США по выведению Северной Кореи из «черных списков» и вовсе остаются
нереализованными. Основной вывод: в этих условиях КНДР, которая руководствуется
1 Стенограмма интервью заместителя министра иностранных дел России А.П. Лосюкова японскому информационному агентству Киодо Цусин. 2003, 17 апреля. http://www.mid.ru.
2 Воронцов, А.В. Корейская проблема вновь на перепутье. Доклады, представленные на XII научной конференции корееведов России и стран СНГ. Москва, 27-28 марта 2008 г.
3 Yomiuri Shimbun. 14.12.2007.
4 The Associated Press. 14.01.2008.
- 90 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
принципом «действие в обмен на действие», не останется иного выбора, кроме как «принять меры для замедления темпов своего ядерного разоружения»1.
В это связи неудивительно, что озвученная еще в феврале 2007 г. Договоренность о
проведении встречи на уровне министров иностранных дел стран-участниц шестисторонних переговоров не только до сих пор остается нереализованной, но уже просто не
вспоминается.
Новый виток напряженности состоялся 5 апреля 2009 г. В 6:30 утра с территории
КНДР была запущена ракета «Ынха-2» («Млечных путь»), которая как сообщили северокорейские власти, является ракетой-носителем со спутником связи «Яркая звезда»2.
По мнению ряда стран, в том числе, Японии, США, Южной Кореи, Пхеньян испытал
межконтинентальную баллистическую ракету, несшую ядерный заряд. Почти мгновенно
делегации США, Японии, Франции и Великобритании подготовили резолюцию в СБ
ООН с осуждением запуска Пхеньяном ракеты и ужесточением санкций в отношении
КНДР. Однако эти предложения не встретили понимания у Китая и России.
Какие возможны варианты развития ситуации в ближайшей перспективе, предположить достаточно сложно.
Однако, все страны-участницы шестисторонних переговоров, как представляется,
постараются выйти из сложившейся сложной ситуации.
После того как был запущен шестисторонний переговорный процесс решения северокорейской проблемы, так важна роль посредников. Посредники способны оказать значительное влияние на конечный выбор сценария разрешения кризиса: будет ли он международно-правовым, учитывающим интересы всех сторон, либо вновь станет проявлением американского унилатерализма.
Сегодня среди участников шестисторонних переговоров по северокорейской проблеме на роль посредников, скорее всего, могут претендовать лишь два государства – РФ
и КНР. Только они сохраняют дипломатические отношения с главными участниками
конфликта. РК и Япония дипломатических отношений с Пхеньяном не имеют. Более
того, РК и Япония остаются связанными военно-политическими договорами с США.
Развитие ситуации на Корейском полуострове напрямую затрагивает интересы РФ.
В отношении национальных интересов мотивация может быть «негативной» и «позитивной»3. Что касается «негативных» интересов, то, во-первых, РФ географически присутствует в регионе и имеет общую границу с КНДР. В случае эскалации конфликта это будет
означать распространение на дальневосточный регион РФ зоны гуманитарной и экологической катастрофы. Во-вторых, превращение КНДР в ядерную державу способно инициировать гонку вооружений и вследствие цепной реакции нуклеаризировать регион.
РФ как участник и гарант ДНЯО не может допустить такое развитие событий.
С точки зрения «позитивных» интересов необходимо отметить следующее. Корейский полуостров и регион в целом потенциально могут рассматриваться как рынок сбыта
российских углеводородов (нефти и газа). Кроме того, с Корейским полуостровом также
связаны планы РФ по продолжению Транссиба и его соединению с Транскорейской магистралью. Необходимость российского участия в урегулировании северокорейского
кризиса может быть продиктована и геополитическим стремлением сохранения и дальнейшего утверждения позиций страны в регионе. В начале 1990-х гг. Москва фактически
разорвала отношения с Пхеньяном, решив в своей региональной политике ориентироваться на Сеул. Однако политическая недальновидность этого шага вскоре проявилась:
роль России в регионе стала сокращаться. Именно на исправление этих ошибок и ориентирован внешнеполитический курс на параллельное развитие отношений с обеими Кореями, который проводит Москва сегодня.
Российская позиция на переговорах состоит сегодня в поиске пакетного решения,
которое, с одной стороны, обеспечивало бы безъядерный статус Корейского полуострова,
The Associated Press. 22.01.2008
запустила ракету-носитель со спутником. РИА «Новости». 6 апреля 2009 г.
3 Булычев Георгий. Корейская политика России: попытка схематизации. Проблемы Дальнего
Востока. 2000, № 2.
1
1 КНДР
- 91 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возвращение КНДР в ДНЯО, возобновление взаимодействия с МАГАТЭ, а, с другой стороны, удовлетворение или решение вопросов законной озабоченности Северной Кореи
относительно собственной безопасности1.
К сожалению, сегодня российские политические рычаги влияния на поведение
КНДР крайне ограничены. РФ уже не является гарантом безопасности КНДР и скольконибудь значимым экономическим партнером. Отсюда очевидно, что российские возможности влияния на политику КНДР ограничены.
Кроме того, интересная особенность российской позиции состоит в том, что РФ является единственным участником «шестерки», не затронутым северокорейским шантажом. Все остальные государства в той или иной мере в нем задействованы: КНР в своих
попытках регулировать поток северокорейских беженцев на свою территорию и предоставление помощи КНДР, а также форсировать процесс денуклеаризации на полуострове;
Япония – через «проблему похищенных» и соблюдение Пхеньяном моратория по испытаниям своих баллистических ракет; Южная Корея – в силу своей непосредственной близости к очагу конфликта. Очевидно, если Россия будет вовлечена в конкретный северокорейский проект, она «автоматически» попадает в зону шантажа. Это обстоятельство
требует от России выработки оптимальной схемы лавирования в своей политике по отношению к КНДР.
Учитывая вышеизложенное, Россия должна сегодня занимать «взвешенную» позицию по отношению к обоим участникам кризиса. Важно оставаться способным к адекватной оценке ситуации, не попадаясь на так называемые «ловушки восприятия»2. Безусловно, обе стороны будут стремиться и далее к созданию благоприятного имиджа. При
этом, исходя из того, что США обладают для этого гораздо большими медиа-ресурсами,
резервы их информационно-политической линии поведения шире. КНДР, по всей видимости, будет максимально сохранять «завесу секретности» вокруг своего ядерного и военного потенциала в целом. Хотя остается возможность скидывания Пхеньяном дезинформации по специальным каналам разведки.
«Вызов» КНДР – прежде всего вызов политике США. Однако заложником этого «вызова» остаются все государства региона как минимум, если не все человечество в целом.
Описанная неоднозначная природа северокорейского «вызова» должна определять и механизмы урегулирования кризиса на полуострове.
Какие бы усилия не предпринимали государства региона, без доброй воли со стороны КНДР и США мирное разрешение кризиса на Корейском полуострове невозможно.
Возможно, что при наличии доброй воли и конструктивного партнерства, именно Россия
и США смогут переломить ситуацию и вывести переговорный процесс из застоя.
1
Пуликовский К.Б. Восточный экспресс, или по Транссибу с Ким Чен Иром. М.: Городец-пресс,
2
Jervis, R. Perception and Misperception in International Relations. Princeton, 1976.
2002.
- 92 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
УДК: 327(57+520) «1945/2000»
С.С. Ходова1
ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКО-ЯПОНСКИХ
ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ПЕРИОД ПОСЛЕ
ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ДО НАЧАЛА
2000-х ГОДОВ
В статье рассматриваются российско-японские политические отношения в период после окончания Второй мировой войны и до начала 2000-х годов. Автор делает вывод о
том, что нормативно-правовая база, разработанная усилиями российских и японских политиков в период второй половины ХХ в. стала прочной базой для современных российскояпонских отношений. Автор отмечает тот факт, что в
двусторонних взаимоотношениях приоритетная роль отдается Дальневосточному региону с его богатым природным
потенциалом. Также подчеркивается, что отсутствие между двумя странами мирного договора из-за нерешенного территориального вопроса не является тормозящим фактором
в отношениях между двумя странами.
На протяжении всего ХХ в. российско-японские отношения отличались постоянной
напряженностью. Одним из главных камней преткновения на пути нормализации двусторонних отношений во второй половине столетия был территориальный спор о принадлежности четырех южных островов Курильской гряды. Двусторонние переговоры на
всех уровнях неизменно натыкались на территориальную проблему, которая стала и
причиной и следствием противоречий между двумя государствами. Принцип неотделения политики от экономики, которого Япония придерживалась в отношении России,
делал проблематичным нормальное развитие двусторонних отношений.
В связи с тем, что Советским Союзом не был подписан в 1951 г. Сан-Францисский
Мирный договор с Японией, страны находились в состоянии войны до 1956 г. Только
принятие Совместной декларации СССР и Японии в Москве 19 октября 1956 г. прекратило состояние войны между СССР и Японией и восстановило добрососедские и дипломатические и консульские отношения2. Основу Декларации составили проблемы послевоенного урегулирования двусторонних отношений. В частности стороны подтверждали,
что в своих отношениях будут руководствоваться принципами Устава ООН, и СССР поддержит просьбу Японии о принятии ее в члены данной международной организации.
Пункты 5 и 6 касались проблем освобождения и репатриации японских граждан, осужденных в СССР. Данный документ наряду с политическими регламентировал и экономические взаимоотношения. В частности, стороны подтвердили обоюдное желание в
возможно короткий срок вступить в переговоры о заключении договоров или соглашений для того, что поставить на прочную и дружественную основу их отношения в области торговли, торгового мореплавания и другие коммерческие взаимоотношения. Данный
документ определил, что Конвенция о рыболовстве в открытом море в северо-западной
части Тихого океана между СССР и Японией и Соглашение между СССР и Японией о
сотрудничестве при спасании людей, терпящих бедствие на море, подписанные в Москве
14 мая 1956 г., вступят в силу одновременно со вступлением в силу настоящей Совместной
Декларации. «Учитывая заинтересованность как СССР, так и Японии в сохранении и рациональном использовании природных ресурсов рыбы и других морских биологических
ресурсов, СССР и Япония будут в духе сотрудничества принимать меры в целях сохране1 Ходова София Сергеевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры МОЗР ВГУЭС,
E-mail: sofia_khodova@mail.ru Специальность 07.00.03 “Всеобщая история»
2 Декларации, заявления и коммюнике Советского правительства с правительствами иностранных государств. 1954-1957. – М., 1957. – С. 313-316.
- 93 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния и развития рыболовных ресурсов, а также регулирования и ограничения ловли рыбы
в открытом море»1. Что касается проблемы мирного договора между СССР и Японией,
который не был заключен из-за территориальных разногласий, то в документе было особо отмечено, что СССР, «идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена
после заключения мирного договора между СССР и Японией»1. Сроки заключения мирного договора оговорены не были, и проблема осталась не решенной.
Совершенно очевидно, что Декларация 1956 г. в целом ряде своих аспектов фиксировала и предопределяла характер российско-японских региональных связей. Не только
территориальный вопрос, но и проблемы рыболовства, мореплавания, двусторонней
торговли напрямую касались российского Дальнего Востока и западных префектур Японии. Столь же отчетливо региональный компонент российско-японских отношений обнаруживается в последующих межгосударственных актах второй половины ХХ в.
В начале октября 1973 г. в советско-японских отношениях произошло еще одно важное историческое событие. По приглашению правительства СССР Советский Союз посетил Премьер-министр Японии К. Танака. В ходе визита официальными лицами СССР и
Японии проводились переговоры по различным вопросам японо-советских отношений,
включая вопрос о заключении мирного договора, а также по важнейшим международным проблемам, представляющим взаимный интерес. По итогам переговоров 10 октября
1973 г. было подписано Совместное советско-японское заявление о визите Премьерминистра Японии в СССР, где в первую очередь было отмечено, что обе стороны выразили удовлетворение по поводу того, что с момента восстановления дипломатических отношений на основании совместной декларации СССР и Японии 1956 года советскояпонские отношения получили благоприятное развитие и, в частности, значительно
продвинулись в политической, экономической и культурной областях. Стороны признали, что укрепление добрососедских, дружественных отношений между СССР и Японией
на основе принципов невмешательства во внутренние дела, взаимной выгоды и равенства
не только отвечает общим интересам народов обеих стран, но и является большим вкладом в дело мира и стабилизации на Дальнем Востоке и во всем мире. В этой связи стороны выразили решимость прилагать усилия для дальнейшего развития отношений между
СССР и Японией2.
Стороны констатировали, что в области торгово-экономических отношений за период с 1956 по 1973 г. были достигнуты определенные успехи, в частности были организованы советско-японский и японо-советский комитеты по экономическому сотрудничеству, а также, как отмечалось выше, принята Конвенция о рыболовстве в открытом море в
северо-западной части Тихого океана между СССР и Японией. В Заявлении четко прозвучала заинтересованность японской стороны в освоении природных ресурсов Сибири.
Также была достигнута договоренность о том, что правительства обеих стран будут содействовать осуществлению экономического сотрудничества, поощрять заключение контрактов между японскими фирмами и советскими организациями, содействовать нормальному и своевременному осуществлению этих контрактов3. Были затронуты проблемы двусторонних отношений в области рыболовства, энергетики, научно-технической,
культурной областях, а также по вопросам охраны окружающей среды.
Советская сторона подтвердила готовность рассматривать вопросы о выезде в Японию бывших японских граждан, проживающих на территории СССР, и посещении
японцами мест захоронений их родственников, что стало еще одним шагом на пути нормализации двусторонних отношений.
1 Совместная декларация СССР и Японии [Текст] // Советско-японская Декларация 1956 года и
проблемы национальной безопасности Российской Федерации. – Южно-Сахалинск, 2002. – С. 201.
1 Там же.
2 Совместное советско-японское заявление о визите Премьер-министра Японии в СССР [Текст].
– Доступно из URL: http://www.japantoday.ru/offic/1973.shtml
3 Там же.
- 94 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Немаловажной деталью являлось и то, что Заявление касалось не только проблем советско-японских отношений, но и международных вопросов. В документе были затронуты проблемы Корейского полуострова, Индокитая, Ближнего Востока. В Заявлении была
особо отмечена роль ООН в деле укрепления мира и стабильности, а также выражена
готовность обеих стран вносить конструктивный вклад в дело дальнейшего укрепления
прочного мира и безопасности всех народов.
По определенным в Заявлении приоритетным направлениям двусторонних отношений между Японией и Советским Союзом велось сотрудничество, однако, как указывалось выше, проблема заключения Мирного договора так и оставалась нерешенной. Несмотря на то, что во время визита в Москву премьер-министра Японии советское руководство получило приглашение посетить Японию, такая встреча состоялась только в апреле
1991 г., когда первый Президент СССР М.С. Горбачев посетил с официальным визитом
Японию. В ходе поездки были проведены переговоры с премьер-министром Т. Кайфу, в
результате которых было подписано Совместное советско-японское заявление1. Проблемы, нашедшие отражение в данном документе, во многом повторяли те, что обсуждались
в 1973 г. Неизменной осталась проблема заключения мирного договора. Стороны приняли решение продолжать совместные консультации по данному вопросу, однако сроки
заключения договора не были установлены. Как и в предыдущем документе, в Заявлении
1991 г. стороны выразили единое мнение относительно необходимости «дальнейшего
углубления и развития на основе дружбы и взаимной выгоды в сбалансированной форме
и в рамках возможного практических связей между двумя государствами в различных
областях, включая политику, экономику, внешнюю торговлю, промышленность, рыболовство, науку и технику, транспорт, экологию, культуру и гуманитарные вопросы, в
целях повышения жизненного уровня народов обеих стран и внесения вклада в дальнейший прогресс международного сообщества2.
В документе впервые признавалось существование территориальной проблемы между двумя государствами, впервые было внесено предложение ввести упрощенный безвизовый режим посещения островов южнокурильской гряды японскими гражданами.
Одной из важнейших деталей данного Заявления стало определение приоритетной роли
Дальнего Востока в двусторонних отношениях, несмотря на то, что это касалось только
отношений в области рыболовства. Также был принят пакет документов, касающихся
различных областей советско-японских отношений, и многие из них определяли характер региональных связей, напрямую касались отношений между российским Дальним
Востоком и Японией. К таким документам относятся: Меморандум о советско-японских
межправительственных консультациях; Соглашение между правительством СССР и правительством Японии о сотрудничестве в оказании технического содействия реформе по
переходу на рыночную экономику в СССР; Соглашение о товарообороте и платежах между СССР и Японией на период с 1991 года по 1995 год; Обменные письма о торговле потребительскими и иными товарами между дальневосточными районами СССР и Японией; Совместное советско-японское заявление о взаимном содействии проведению выставок и ярмарок в СССР и Японии; Совместное советско-японское заявление по вопросам
развития сотрудничества в области рыбного хозяйства; Обменные письма об изменении
приложения 1 к Соглашению между правительством СССР и правительством Японии о
воздушном сообщении; Обменные письма между правительством СССР и правительством Японии относительно расширения воздушного сообщения по транссибирскому
маршруту; Соглашение о сотрудничестве в области охраны окружающей среды между
правительством СССР и правительством Японии; Соглашение между правительством
СССР и правительством Японии о сотрудничестве в области мирного использования
атомной энергии; Меморандум о сотрудничестве между СССР и Японией по сведению к
минимуму последствий аварии на Чернобыльской АЭС для здоровья населения; Обмен-
1 Из Совместного советско-японское заявления 18 апреля 1991 г. [Текст] // Советско-японская
Декларация 1956 года и проблемы национальной безопасности Российской Федерации. – ЮжноСахалинск, 2002. – С. 203.
2 Там же.
- 95 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ные ноты об утверждении программы реализации Соглашения между правительством
СССР и правительством Японии о культурных связях на период с 1 апреля 1991 года по 31
марта 1993 года; Меморандум о связях и сотрудничестве между СССР и Японией в области охраны культурного достояния; Совместное советско-японское заявление о сотрудничестве в связи с деятельностью центра по изучению современной Японии; Соглашение
между правительством СССР и правительством Японии о лицах, находившихся в лагерях
для военнопленных.
Политические преобразования, связанные с распадом СССР, повлияли не только на
внутреннюю ситуацию в России, но и на отношения с другими странами, в частности с
Японией. И японские и российские политики признали, что необходимы иные подходы
к решению проблем в двусторонних отношениях. И на протяжении 90-х гг. ХХ в. и Россия и Японии вносили важные коррективы в свою политику с тем, чтобы дальнейшее
развитие межгосударственных отношений опиралось на прочную договорную основу.
К 1993 г. проблема политических отношений оставалась одной из самых сложных
проблем для российской дипломатии. Японская сторона по-прежнему увязывала возможность заключения мира и развития экономических отношений с Россией с необходимостью решения территориального вопроса.
Юридически Россия и Япония не находились между собой в состоянии конфронтации, войны, однако существовало много нерешенных вопросов в различных областях, и
обе стороны демонстрировали готовность к окончательному урегулированию отношений. В 1993 г. (как и в 1992 г.) продолжались многочисленные российско-японские контакты, на которых, помимо вопросов сотрудничества и помощи России в проведении
структурных социальных и экономических реформ, обсуждалась проблема заключения
мирного договора.
9 июля 1993 г. во время Токийской встречи на высшем уровне по формуле "7+1",
происходили переговоры премьер-министра Японии Миядзава и президента России Б.Н.
Ельцина. Однако намного более значительным для обеих стран стал официальный визит
Б. Ельцина в Японию 11 – 13 октября 1993 г. В результате встречи российского президента
с премьер-министром Японии М. Хосокава была подписана Токийская декларация. В
данном документе лидеры двух государств определили значение двусторонних отношений после окончания холодной войны «от структуры конфронтации к сотрудничеству,
открывающему новые перспективы развития международного взаимодействия»1. Стороны подтвердили значение того, что «РФ путем претворения в жизнь принципов законности и справедливости станет активным и конструктивным партнером в этом регионе и
будет вносить дальнейший вклад в развитие политических и экономических связей между расположенными в нем государствами»2, а также высказали единое мнение о том, что
«существенную важность для реализации этой задачи имеет полная нормализация отношений между играющими важную роль в этом регионе Японией и Российской Федерацией, в той связи, что она позволит сделать этот регион зоной мира, стабильности, а
также районом развития экономического сотрудничества на основе системы свободной
торговли, открытой для всех стран и регионов, включая РФ»3.
После упоминания о серьезных переговорах по вопросу о принадлежности островов
Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи4 было высказано согласие сторон о том, что следует продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора путем
решения указанного вопроса, во-первых, исходя из исторических и юридических фактов,
во-вторых, на основе выработанных по договоренности между двумя странами документов и, в-третьих, на «основе принципов законности и справедливости»5.
Неоднократно японская сторона подтверждала, что Россия является преемником
СССР, и что все международные договоренности между Советским Союзом и Японией
1 Токийская декларация о Японо-российских отношениях // Проблемы Дальнего Востока. –
1993. – № 5. – С. 3.
2 Там же. С. 5.
3 Токийская Декларация о Японо-российских отношениях. С. 5.
4 Там же. С. 4.
5 Там же.
- 96 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
остаются в силе. Была достигнута договоренность о «дальнейшем совершенствовании
проведения взаимных поездок постоянных жителей упомянутых выше островов и жителей Японии»1, (безвизовый режим взаимных поездок был введен с апреля 1992 г.). Стороны, помимо прочего, подтверждали необходимость дальнейшего продвижения процессов
в области контроля над вооружениями и разоружения. В октябре 1993 г. президент России Б.Н. Ельцин объявил о намерении вывести российские войска, за исключением пограничной охраны, с Курильских островов. В результате чего к весне 1996 г. численность
военнослужащих на четырех островах сократилась вдвое: с 7 000 до 3 500 человек.
После подписания Токийской декларации все более увеличивался масштаб экономического сотрудничества двух стран, как на Дальнем Востоке, так и в общероссийских
масштабах (с 1991 по 1997 г. Япония обязалась оказать России поддержку на общую сумму
6,2 млрд дол.)2. На Дальнем Востоке одновременно с упадком и кризисом российской
экономики, активизируется постепенное проникновение японского бизнеса в регион.
Во время визита в Японию в ноябре 1994 г. первого вице-премьера России О. Сосковца была достигнута договоренность о создании Межправительственной Комиссии (МПК)
по торгово-экономическим вопросам, сопредседателями которой стали О. Сосковец и
министр иностранных дел Японии Ё. Коно3. В рамках комиссии были созданы три подкомиссии: по разработке предложений по ликвидации препятствий в двусторонних экономических отношениях и повышению активности частного капитала; по обеспечению
программ помощи России; по укреплению экономических связей между Японией и
Дальним Востоком России4.
Еще одним значительным шагом на пути установления стабильных отношений между Россией и Японией и политики Б.Н. Ельцина на Дальнем Востоке стала «встреча без
галстуков» между премьер-министром Японии Рютаро Хасимото и президентом России
Борисом Ельциным, которая состоялась в Красноярске 1-2 ноября 1997 г., через четыре
года после подписания Токийской декларации.
Результатом встречи стал план экономической помощи и сотрудничества между
Японией и Россией, получивший название «План Хасимото – Ельцина», рассчитанный до
2000 г. Этот документ ставил своей целью не только оказание непосредственной помощи
в проведении экономических реформ в России, но и содержал разделы о международном
разделении труда по горизонтали.
Данный план включал в себя, наряду с программой оказания технической и интеллектуальной помощи, положения об улучшении всей системы экономической деятельности
как российских, так и совместных российско-японских предприятий. Двустороннему экономическому сотрудничеству отводилась главенствующая роль. Как отмечала «Иомиури
синбун», «главное в российско-японских отношениях – развитие экономического сотрудничества»5. В развитие достигнутых договоренностей в ноябре 1998 г. в Москве президент
РФ Б. Н. Ельцин и премьер-министр Японии К. Обути подписали Cоглашение о поощрении и защите капиталовложений, а также программы, касающейся железнодорожных перевозок, работы предприятий по сокращению количества используемого газа для уменьшения тепличного эффекта, по освоению Иркутского месторождения газа и т.п.6.
Однако, возможно более важным итогом встречи в Красноярске стала договоренность двух руководителей о том, что Япония и Россия приложат все возможные усилия
для заключения мирного договора между ними до 2000 г. Основой для этого была взята
Токийская декларации 1993 г., которая подразумевала решение вопроса о территориальТам же.
Хокуто Адзиа Хакусё 2000 Нэнпан 21 Сэйки-но Фуронтиа (Белая книга по экономике СевероВосточной Азии 2000. На рубеже 21 столетия) // Economic Research Institute For Northeast Asia.- Japan, 2000. – P. 97.
3 Павлятенко В.Н., Шлындов А. Российско-японские экономические отношения: некоторые
итоги и перспективы // Проблемы Дальнего Востока. – 2000. – № 4. – С. 18.
4 Там же.
5 Иомиури Синбун, 15.09.1997.
6 Cоглашение
о поощрении и защите капиталовложений. – Доступно из URL:
http://www.embjapan.ru
1
2
- 97 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных претензиях Японии к России, вопроса о принадлежности четырех островов – ключевого для мирного договора. Необходимо отметить, что в Токийской декларации понятие
«скорейших сроков» не конкретизировалось. В Японии это соглашение Б.Н. Ельцина с
японским премьер-министром было воспринято как готовность решить территориальную проблему в пользу Японии.
В Красноярске оба лидера также приветствовали прогресс на переговорах по выработке рамок для договоренности о промысле японскими рыболовными судами в районах
четырех островов. Они согласились дать указания своим делегациям на этих переговорах
постараться достичь, по возможности, окончательной договоренности к концу 1997 г. Хасимото, помимо финансовой помощи, обещал помочь России со вступлением в АТЭС
(решение о вступлении России в АТЭС было принято 25 ноября 1998 г.), группу из 18
стран и территорий региона, созданную в 1989 году для развития экономического сотрудничества. Его основу составляют либерализация торговли и инвестиций, экономическое сотрудничество.
В ноябре того же года в Токио на очередном раунде регулярных русско-японских
консультаций премьер-министром Японии К. Обути с премьер-министром России Е.
Примаковым было принято решение о создании специальной группы во главе с министрами иностранных дел двух стран, которая займется вопросом подготовки и заключения
мирного договора. Также министрами был обсужден «план Хасимото – Ельцина» и достигнута договоренность по поводу осуществления ряда мероприятий в области экономики, в ходе которых конкретизировался бы или получил конкретное наполнение план Хасимото — Ельцина.
Через полгода после встречи в Кавана с 11 по 13 ноября 1998 г. состоялся визит премьер-министра Японии Кэйдзо Обути в Россию – первый официальный визит японского
премьер-министра в Россию за последние 25 лет.
Основным итогом визита японского лидера в Москву стало подписание Московской
декларации «Об установлении созидательного партнерства между Российской Федерацией
и Японией»1. Данный документ, подчеркивая важную роль «Плана Ельцина – Хасимото»,
подтвердил стремление руководства России и Японии последовательно реализовывать
проекты, входящие в данный «План», основываясь на посылке, что укрепление сотрудничества в торгово-экономической области отвечает интересам и России и Японии.
Руководители двух стран договорились активизировать переговоры о заключении
мирного договора на основе Токийской декларации и договоренностей, достигнутых в
Красноярске и Каване, в качестве крайнего срока подписания договора опять был назван
2000 год. Для этого стороны договорились создать в рамках Совместной японороссийской комиссии по вопросам заключения мирного договора подкомиссию по пограничному размежеванию. Была достигнута договоренность о создании подкомиссии по
совместной хозяйственной деятельности на четырех островах, которая, действуя параллельно с подкомиссией по пограничному размежеванию, определила бы виды возможной совместной хозяйственной деятельности на островах, не приносящей ущерба юридическим позициям обеих сторон. Стороны в принципиальном плане договорились об
организации свободного посещения островов японскими гражданами — бывшими жителями островов и членами их семей.
Особое место в Декларации отведено дальневосточному региону России. В частности, в ней говорится, что «Президент и Премьер-министр, исходя из общего понимания,
что Россия и Япония обладают крупным потенциалом в области экономического сотрудничества, включая разработку богатых природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока,
заявляют о своем намерении и дальше содействовать развитию такого сотрудничества», и
продолжение двустороннего сотрудничества в данном направлении «будет вносить
вклад в процветание двух стран и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом в XXI веке»2.
1 Московская Декларация «Об установлении созидательного партнерства между Российской
Федерацией и Японией» // Проблемы Дальнего Востока. – № 1. – 1999. – С. 5.
2 Московская Декларация об установлении созидательного партнерства между Российской Федерацией и Японией. – С. 8.
- 98 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Первая половина 1999 г. была отмечена визитом в Москву (28-30 мая) министра иностранных дел Японии М. Комуры, во время которого состоялись переговоры с министром
иностранных дел России И. Ивановым.
Основными результатами переговоров стало следующее. Была подтверждена преемственность при новом Правительстве России во главе с С. Степашиным стратегической
линии, определенной Президентом России Б.Н. Ельциным, на строительство созидательных партнерских отношений с Японией. М. Комура от имени Правительства Японии
подтвердил курс на поддержку реформ в России. Обсуждались проблемы заключения
мирного договора. Достигнуты договоренности о визите в Москву Председателя Палаты
советников японского парламента Дз. Сайто, а также о посещении России начальником
Управления обороны Японии Х. Норота. Данный визит напрямую касался Дальнего Востока, так как в ходе визита планировалось провести переговоры по налаживанию сотрудничества по утилизации списанных атомных подводных лодок Тихоокеанского флота
России и продолжению японского содействия конверсионным программам России. Япония также подтвердила готовность продолжать содействие профессиональной переподготовке российских военнослужащих, увольняемых в запас.
Отставка президента Б. Ельцина и избрание в 2000 г. президентом России В. Путина
не изменили политику России в отношении Японии. Первый официальный визит президента В. Путина в Японию состоялся 3-5 сентября 2000 г. Во время визита премьерминистр Японии Ё. Мори и президент России провели три раунда переговоров, которые
были посвящены следующим проблемам: развитию стратегического и геополитического
сотрудничества между Японией и Россией; развитию сотрудничества в экономической
сфере; переговорам о заключении мирного договора.
Следующим шагом в двусторонних отношениях стал визит в Россию министра иностранных дел Японии Ё. Коно, в результате которого был принят Меморандум о проведении IV заседания российско-японской межправительственной комиссии по торговоэкономическим вопросам, подписанный в Москве 5 ноября 2000 г. заместителем председателя правительства Российской Федерации В.Б.Христенко и министром иностранных
дел Японии Ё. Коно1. В данном документе еще раз подчеркивается намерение двух стран
расширять и укреплять торгово-экономические связи, в особенности на региональном
уровне. Отдельными пунктами в Меморандуме стоят проблемы энергетики, связанные с
проектами «Сахалин-1» и «Сахалин-2», сохранения и рационального использования биоресурсов в морях, прилегающих к обеим странам, а также вопросы по рациональной эксплуатации Транссибирской железнодорожной магистрали.
Необходимо отметить, что в Меморандуме подчеркнута необходимость проведения
в ближайшем будущем заседания Подкомиссии по вопросам экономических отношений
Японии с Дальневосточным регионом РФ2.
Еще один документ, о котором нельзя не упомянуть – это новый Российскояпонский план действий3, принятый 10 января 2003 г. в Москве Премьер-министром
Японии Дз. Коидзуми и президентом России В. Путиным и призванный продолжить сотрудничество по направлениям, определенным в 1997 г. планом Хасимото – Ельцина.
Данный документ состоит из положений, определяющих двусторонние отношения на
дальнейшую перспективу и определяет действия сторон по улучшению российскояпонских отношений.
Во-первых, премьер-министр Японии и президент России отметили, «в целях дальнейшего развития российско-японских отношений и укрепления взаимодействия на международной арене Россия и Япония будут и впредь стремиться… активизировать диалог на высшем уровне путем придания регулярного характера контактам между руководителями Российской Федерации и Японии, активного использования возможностей ор1 Меморандум о проведении IV заседания российско-японской межправительственной комиссии
по
торгово-экономическим
вопросам.
–
Доступно
из
URL:
http://www.japantoday.ru/offic/2000_0.shtml
2 Меморандум о проведении IV заседания российско-японской межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам.
3 Российско-японский план действий // Проблемы Дальнего Востока. – 2003. – № 2. – С. 8-20.
- 99 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ганизации встреч между ними в ходе многосторонних форумов…, прилагать дальнейшие усилия к расширению контактов на высоком уровне путем активного осуществления встреч между министрами иностранных дел»1, а также осуществлять контакты по
линии различных министерств, ведомств и парламентских групп.
Во-вторых, по проблеме заключения мирного договора было отмечено, что для продвижения переговоров по данному вопросу необходимо обеспечение в двусторонних
отношениях атмосферы, избавленной от эмоций и предвзятости, чему в определенной
мере способствовало осуществление безвизовых обменов между жителями островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи и японскими гражданами, в которых с 1991 г. приняли участие около 10 тыс. граждан России и Японии.
В-третьих, в рамках стратегического партнерства Россия и Япония наметили укрепление взаимодействия по борьбе с международным терроризмом, расширение сотрудничества в области контроля за вооружениями, укрепление механизма координации действий по ускорению реализации проектов, связанных с демонтажем выведенных из состава
флота атомных подводных лодок на Дальнем Востоке России. Также затронуты проблемы Ближнего Востока, КНДР и другие вопросы.
В-четвертых, в рамках сотрудничества в торгово-экономической области стороны
особо подчеркнули необходимость в развитии сотрудничества в освоении энергетических ресурсов Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, создании газо- и нефтепроводов для их транспортировки, что с экономической точки зрения внесет значительный вклад в развитие дальневосточного региона Российской Федерации и будет способствовать стабилизации ситуации на мировом рынке энергоресурсов, а также повышению уровня энергетической безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и мире в
целом.
В-пятых, в интересах мира и безопасности России и Японии намечено осуществлять
двусторонние военные обмены путем регулярного проведения визитов на уровне Министра обороны Российской Федерации и Начальника Управления обороны Японии, а
также консультаций с участием представителей оборонных ведомств двух стран, осуществления взаимных визитов боевых кораблей и проведения в их ходе совместных учений,
а также продолжения обменов по линии военных исследовательских и учебных заведений. В области сотрудничества между правоохранительными ведомствами и службами
подчеркнута необходимость сотрудничества в целях противодействия угрозам со стороны международного терроризма и международной организованной преступности, в частности таким, как незаконный оборот наркотиков и оружия, а также борьба с нелегальной торговлей похищенными автомобилями, незаконным промыслом и контрабандой
морепродуктов и т.д.
В-шестых, в интересах углубления взаимопонимания и дружбы между народами
России и Японии намечено проведение «Фестиваля японской культуры в России – 2003»,
а также аналогичных российских мероприятий, знакомящих японцев с культурными
ценностями России; поощрение продвижения контактов между студентами, молодежными организациями и представителями общественных организаций; проведение совместных форумов, семинаров и других мероприятий по линии научно-исследовательских
организаций и учреждений; расширение культурно-просветительских обменов между
Россией и Японией, включая контакты между художественными галереями, музеями и
библиотеками; развитие спортивных обменов; содействие укреплению контактов на региональном уровне, включая рассмотрение вопросов совершенствования связей между
субъектами Российской Федерации и префектурами Японии, а также между городами
обеих стран; по линии консульских служб обеих стран рассмотрение возможностей для
дальнейшего упрощения визовых режимов в целях создания условий для максимально
широкого общения между россиянами и японцами2.
Таким образом, политическое значение Плана действий состоит в том, что данный
документ носит комплексный характер и затрагивает весь спектр российско-японских
1
2
Российско-японский план действий. – С. 8.
Российско-японский план действий. – С. 19-20.
- 100 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
отношений. Отличительной чертой является то, что по каждой сфере сотрудничества
намечены не только проблемы, но и пути решения (дальнейшие действия), а также то,
что расширению и углублению региональных связей отводится ведущее значение. Рассчитанный на среднесрочную перспективу – 5-10 лет План определил период, за который
двусторонние отношения должны выйти на качественно новый уровень.
В июне 2003 г. состоялся визит министра иностранных дел Японии Ё. Кавагути в Россию. В ходе этого визита с 28 по 29 июня Ё. Кавагути посетила Владивосток. В ходе визита
был подписан меморандум, касающийся деятельности Японского центра, подтверждено
намерение продолжать и развивать содействие экономическим реформам в России с помощью этого центра.
Особо министр иностранных дел Японии подчеркнула важность успешной реализации энергетических проектов, связанных с разработкой нефти и газа на шельфе о. Сахалин, а также со строительством нефтепровода Ангарск – Находка. В ходе визита были
затронуты экологические проблемы (в частности особо отмечена необходимость ратификации Россией Киотского протокола), проблемы борьбы с международным терроризмом и др.
Однако договоренности, достигнутые в ходе российского визита Ё. Кавагути, не оправдали ожидания японской стороны. Газета «Иомиури» писала, что в ходе переговоров с
министром иностранных дел С. Лавровым стороны сосредоточились на подписании
мирного договора. И вместо того чтобы прямо перейти к обсуждению территориального
спора, Кавагути потратила массу времени, информируя С. Лаврова, не имеющего опыта
в отношениях с Японией, о предыдущих переговорах Японии с Россией1.
В конце 2003 г. (с 15 по 17 декабря) Японию посетил премьер-министр России М.
Касьянов. В ходе визита были приняты три документа: Совместное заявление об официальном визите в Японию Председателя Правительства Российской Федерации М.М.
Касьянова, Меморандум о создании Японо-Российской организации по содействию торговле и инвестициям и Совместное сообщение для печати об активизации борьбы с браконьерским промыслом в северо-западной части Тихого океана и незаконным вывозом
морепродуктов в японские порты.
Цель Меморандума о создании японо-российской организации по содействию торговле и инвестициям – «расширение и углубление торгово-инвестиционной деятельности между предприятиями Японии и Российской Федерации путем усиления взаимодействия между заинтересованными организациями»2.
В Совместном сообщении для печати об активизации борьбы с браконьерским промыслом в северо-западной части Тихого океана и незаконным вывозом морепродуктов в
японские порты подтверждена важность взаимовыгодных отношений в области рыболовства, а также отмечено, что хищнический браконьерский промысел морских живых ресурсов и их незаконный вывоз в порты стран АТР, включая японские, наносит значительный ущерб экологии морских районов в северо-западной части Тихого океана и запасам
морепродуктов, что подрывает ресурсную базу российско-японского сотрудничества в
области рыболовства3. В целях борьбы с браконьерским промыслом и контрабандой морепродуктов было достигнуто соглашение по разработке и введению в действие дополнительных скоординированных мер сотрудничества, основанных на внутреннем законодательстве России и Японии в данной области.
Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно отметить, что наибольшая активизация японо-российских контактов за период после окончания Второй мировой войны пришлась на вторую половину 90-х гг. ХХ – начало ХXI в. Это связано, в первую очередь, с политическими изменениями в России, а также проведением Японией последова-
Иомиури синбун. 1.07.2004.
Меморандум о создании Японо-Российской организации по содействию торговле и инвестициям. – Доступно из URL: http://www.japantoday.ru/offic/2003_5.shtml
3 Совместное сообщение для печати об активизации борьбы с браконьерским промыслом в северо-западной части Тихого океана и незаконным вывозом морепродуктов в японские порты //
Доступно из: http://www.japantoday.ru/offic/2003_5.shtml
1
2
- 101 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельной политики сближения с Россией для решения своих приоритетных задач в различных областях.
С 1993 по 2003 г. состоялось девять встреч на высшем уровне, осуществлялись контакты между министрами иностранных дел, утвердилась практика обменов визитами на
уровне руководителей оборонных ведомств, состоялось шесть заседаний Межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам под сопредседательством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации и Министра иностранных
дел Японии, а также активно осуществлялись контакты между руководителями министерств и ведомств Российской Федерации и Японии, способствовавшие решению практических вопросов двустороннего сотрудничества.
Несмотря на отсутствие между двумя странами мирного договора из-за нерешенного
территориального вопроса, эти действия способствовали стабилизации двусторонних
политических отношений между Россией и Японией.
Совершенно очевидно, что в ходе двустороннего политического диалога отношения
Японии с дальневосточными регионами России занимали очень важное место, временами даже выходили на первый план. Прежде всего это касалось таких вопросов, как развитие торгово-экономических связей, контроль за экологической обстановкой в регионе,
укрепление гуманитарных связей и др.
В результате в 90-е годы XX – начале XXI в. была создана достаточно обширная нормативно-правовая база для развития двусторонних российско-японских отношений как
на межгосударственном, так и на региональном уровне. Успех реализации достигнутых
договоренностей во многом зависел и продолжает зависеть от заинтересованности и
инициативы властей, как центральных, так и местных.
- 102 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
V. HITECH
УДК 677.077
Л.А. Терская1
Систематизация видов меховой отделки в одежде из
различных материалов
Статья посвящена вопросу классификации видов современной меховой отделки в одежде из различных материалов
как важнейшему условию расширения технологических возможностей производителя одежды ля повышения его конкурентоспособности на рынке
Моду последних лет отличает появление большого разнообразия меховой отделки в
одежде из различных материалов, что связано с разработкой новых технологий меха и
способами его раскроя. Этому сопутствует появление новых понятий и терминов, которые плохо упорядочены, что затрудняет поиск и использование нужных проектировщику данных и вызывает информационный дефицит. Таким образом, созрела необходимость в переходе со ступени эмпирического накопления знаний в области видов и технологий меховой отделки на уровень системного подхода, который возможен лишь при
условии теоретического осмысления многообразия накопленных знаний. Для точной
ориентировки в этом многообразии разработаны две классификации.
Методологической основой классификаций меховой отделки явились ее систематизация по структурным единицам одежды (рисунок 1) и по этапам процесса улучшения потребительских свойств изделий, соответствующих производственным этапам изготовления
одежды из различных материалов с меховой отделкой (рисунок 2). Классификации разрабатывались с помощью дедуктивного и индуктивного методов. Дедуктивным методом определялись исходные общие понятия и основания, т.е. признаки подразделения, а также
этапы процесса улучшения потребительских свойств мехового изделия. С помощью индуктивного метода все встречаемые виды отделки были распределены по группам.
Согласно первой классификации выделены четыре группы структурных единиц меховой отделки одежды: изделия малых форм, отделочные детали, отделочные элементы и
декорирование текстильных материалов мехом.
К изделиям малых форм отнесены традиционные пелерины, полупелерины, палантины, горжеты, шарфы, муфты, косынки, боа и новые – шали.
К меховым отделочным деталям отнесены перед, спинка, кокетки, рукава, манжеты,
воротники, капюшоны, пояса, вставки, планки, карманы, погоны, баски, бейки, опушь
(узкие меховые полоски) и оторочка (широкие меховые полоски). Самыми распространенными из них являются воротники, манжеты и опушь.
Отделочные элементы весьма разнообразны. В них включены традиционные и нетрадиционные виды. К традиционным видам отделки хорошо известным и давно при1 Терская Людмила Александровна, канд. техн. наук, доцент кафедры сервиса и моды ВГУЭС
E-mail: terski@mail.ru
- 103 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
меняемым относят хвосты, кисти, помпоны, оплетку, шнуры, полоски, бахрому и цветы.
К нетрадиционным, достаточно новым видам условно можно отнести меховые нити,
кант, тесьму, вышивку и аппликацию. К отделочным элементам отнесена и фурнитура –
меховые петли и пуговицы, которые носят декоративный характер.
Виды меховой отделки
Изделия малых
форм
-пелерины
-полупелерины
-палантины
-шарфы
-шали
-косынки
-горжеты
-муфты
-боа
Отделочные
детали
-перед
-спинка
-кокетки
-рукава
-манжеты
-воротник
-капюшон
-пояс
-вставка
-планка
-карманы
-погоны
-баска
-бейка
-опушь
-оторочка
Отделочные
элементы
-хвосты
-кисти
-помпоны
-тесьма
-бахрома
-кант
-полоски
-нити
-оплетка
-вышивка
-аппликация
-цветы
-пуговицы
-петли
Декорирование
текстильных
материалов мехом
тканей
-меховыми полосками
-меховыми нитями
-кусочками меха
трикотажа
-меховыми полосками
-меховыми нитями
Рис. 1. Классификация структурных единиц меховой отделки одежды
К четвертой группе видов меховой отделки было отнесено декорирование мехом
текстильных материалов. Это современное направление в меховой отделке, которое активно развивается и заключается в декорировании тканей и трикотажа меховыми полосками, нитями и кусочками меха различными способами – продергиванием, нашиванием,
настрачиванием, втачиванием и другими1.
Вторая классификация представлена в виде структурной схемы, состоящей из 8
групп, расположенных согласно последовательности этапов процесса улучшения потребительских свойств мехового изделия: отделка пушно-мехового полуфабриката (ПМП) —
изготовление скроя — пошив изделия. Она позволяет выявить варианты декорирования
двух групп структурных единиц меховой отделки одежды – изделий малых форм и отделочных деталей на этапах выделки ПМП и изготовления скроя.
На этапе отделки ПМП (его заключительных операций) выполняются как традиционные виды работ, так и нетрадиционные, связанные с появлением новых технологий и
достижений в области мехового дизайна. При обработке волосяного покрова шкурок декоративные эффекты получают в результате крашения, лазерной обработки и стрижки.
При обработке кожевой ткани – тиснения, нанесения пленочного покрытия, нанесения
декоративных надрезов, набивки и крашения.
Обработка волосяного покрова может выполняться без изменения и с изменением
высоты волосяного покрова. В первом случае декоративный эффект достигается крашением, которое может быть равномерным, трафаретным, многоярусным или градуированным. Во втором – высота волосяного покрова изменяется, когда мех стригут или подвергают лазерной обработке, которую выполняют либо по трафарету, либо по заданной
программе. Стрижка может быть традиционно равномерной по всей поверхности шкур1 Терская Л.А. Технология раскроя и пошива меховой одежды / Л.А. Терская. – М.: Издательский центр Академия, 2005. – 271 с.
- 104 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
ки, а также фигурной, фасонной и трафаретной. Равномерная стрижка меха применяется для выравнивания волосяного покрова шкурок по высоте или для имитации дорогой
пушнины. Остальные варианты стрижек применяют для создания всевозможных фактурных эффектов.
Рис. 2. Классификация видов меховой отделки по этапам улучшения потребительских
свойств изделий из различных материалов
- 105 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При обработке кожевой ткани способы тиснения, крашения и нанесения декоративных надрезов применяют как для отделки всей поверхности шкурки, так и для отделки ее
отдельных участков. Пленочное покрытие и декоративные надрезы наносят на всю поверхность кожевой ткани шкурки. При этом покрытие может быть тисненое и гладкое, а
надрезы – прямые и фигурные.
На этапе изготовления скроя выделены три группы отделок — декорирование шкурок, разнообразное расположение шкурок или меховых элементов и изменение рисунка
меха сложными методами раскроя.
Группа декорирования шкурок подразделена на плоскостное и объемное декорирование. В плоскостное декорирование шкурок включены хорошо известные способы инкрустации и аппликации меха, вкрапление небольших кусочков меха одного вида в поверхность детали или изделия другого вида меха и новые способы — скандинавские технологии перфорирования меха, технология под названием «лисица с бахромой»1. Отделка перфорацией заключается в прорезании небольших отверстий различной конфигурации (в виде скоб, дуг и т.п.) и выправлении меха в сторону кожевой ткани. Таким образом получают двустороннее полотно (или участок детали), когда мех оказывается с обеих
сторон материала. Перфорация отдельных участков или детали изделия путем вырезания узоров по трафарету создают эффект вышивки «ришелье».
К способам объемного декорирования отнесены скандинавские технологии формирования рельефов, формирование буфов и российская технология применения коллагенсодержащих материалов (КСМ) для создания на мехе объемных элементов2.
Объемно-декоративные элементы позволяют создавать эффектные объемные рисунки (так называемые рельефы) на шкурках стриженого меха. Известны технологии изготовления объемных рисунков в виде цветка и косы. Для формирования буф со стороны
кожевой ткани шкурки выполняют защипы в определенном порядке, либо вырезают отверстия определенной конфигурации с последующим его сшиванием, либо используют
вафельную технику.
Разнообразное расположение шкурок или меховых элементов — это следующая
группа видов меховой отделки на этапе изготовления скроя. Шкурки в деталях скроя
можно расположить многими способами, например, продольно, диагонально, с образованием рисунка «в елочку», «в паркет» или фантазийно, комбинируя способы между собой. Помимо этого, пластина из шкурок может формироваться не из целых шкурок, а из
элементов разнообразных форм (квадраты, сегменты), на которые эти шкурки предварительно разрезаны3.
К видам меховой отделки, изменяющей рисунок волосяного покрова, отнесены
сложные методы раскроя. Анализ существующих сложных методов раскроя показал, что
изменение рисунка волосяного покрова шкурки можно достичь методами расшивки,
технологиями сетевой и переворачивания4.
Расшивка заключается в увеличении размера шкурки или ее части путем вставки узких расшивочных полос. Расшивка бывает простая и сложная (комбинированная). К простой относятся следующие разновидности расшивки: поперечная, клиновидная, диагональная, продольная, клином. Сложная расшивка предусматривает комбинацию разно1 Разработка новой продукции в области работы с мехом норки и лисицы [к сб. в целом]: рекламно-учебный фильм. – Электрон. дан. и прогр. – Дания: Международный центр дизайна SAGA
FURS OF SCANDINAVIA, 2003. — 2 электрон., опт. диск (CD-ROM).
2 Абдырасулова Р.Р. Разработка метода проектирования и изготовления объемных декоративных элементов в изделиях из меха: дис. …канд. технич. наук: (05.13.12) / Р.Р. Абдырасулова. – М.,
2007. – 219 с.
3 Разработка новой продукции в области работы с мехом норки и лисицы [к сб. в целом]: рекламно-учебный фильм. – Электрон. дан. и прогр. – Дания: Международный центр дизайна SAGA
FURS OF SCANDINAVIA, 2003. — 3 электрон., опт. диск (CD-ROM).
4 Терская Л.А. Разработка классификации видов отделки меховых изделий / Л.А. Терская, Е.А.
Федорова // Проблемы экономики и прогрессивные технологии в текстильной, легкой и полиграфических отраслях промышленности: материалы Всероссийской научно-технической конференции
22-25 апр. 2008 г. / СПГУТД. — СПб.: Изд-во СПГУТД, 2008. – С. 238-239.
- 106 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
видностей простой расшивки друг с другом. Каждая из перечисленных расшивок дает
определенный зрительный эффект, выразительность которого зависит от ширины расшивочных полос, их количества и конфигурации разрезов.
Сетевая технология позволяет изменять размеры ПМП (удлинять или расширять
шкурку) за счет формирования оригинального вида сети. Она предусматривает последовательное выполнение следующих операций: разметку шкурки по шаблонам определенного вида на секции, разрезание полуфабриката по линиям разметки, раздвигание секций вдоль (при удлинении) или поперек (при расширении) хребтовой линии и сшивание секций в новом положении.
Технология переворачивания позволяет создавать двусторонний материал с однородным видом меха с обеих сторон. Суть метода заключается в разметке шкурки на геометрические фигуры определенного вида (полоски, квадраты, ромбы и другие) и размеров, разрезании их по намеченным линиям, переворачивании отдельных разрезанных
фигур в определенном порядке волосяным покровом на противоположную сторону без
изменения их месторасположения на шкурке и сшивании между собой перевернутых и
не перевернутых фигур.
На этапе пошива изделия выделены четыре группы отделок, перечень которых соответствует видам меховой отделки по классификации структурных единиц одежды. Это
изделия малых форм, отделочные детали, отделочные элементы и декорирование текстильных материалов мехом, которые описаны выше.
В заключение следует отметить, что из всех рассмотренных видов отделки наибольший интерес представляют способы отделки, применяемые при изготовлении скроя и
пошиве изделия. Именно они обеспечивают расширение возможностей меховой отделки.
При этом большая часть этих видов отделки менее зависит от внешних поставок и предоставляет наибольшую свободу проектировщику изделия. Разработанные классификации видов меховой отделки существенно расширяют технологические возможности производителя одежды, давая ему системное представление о возможных вариантах меховой
отделки на разных этапах производственного процесса.
- 107 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 004.451
Юнак А.В1
Анализ фрагментации различных
файловых систем ОС LINUX
Все большее количество государственных организаций и
коммерческих фирм переходит на использование альтернативного бесплатного программного обеспечения. В частности, во многих предприятиях, используется бесплатная
операционная система Linux вместо платной ОС Windows.
При выполнении различных операций с документами
используется, входящая в состав операционной системы,
файловая подсистема. В связи с ограниченностью объема
устройств хранения информации, актуальным свойством
файловой подсистемы является возможность компактно
располагать информацию.
Данная работа посвящена анализу фрагментации файлов (компактности расположения) в различных файловых
системах и необходима для реализации программных средств
для преодоления отрицательных эффектов фрагментации.
В этой статье был проведен анализ различных файловых систем и выявлена система, которая меньше всего
фрагментирует файлы.
Благодаря широкой поддержке отрасли и усилиям, предпринимаемым сторонниками свободно распространяемых программ, Linux приобрела важные черты, присущие
коммерческим версиям Unix и других ОС для крупных серверов. Одна из таких черт —
поддержка файловых систем, способных работать с большими разделами жестких дисков, легко масштабироваться на многие тысячи файлов, быстро восстанавливаться после
сбоя, поддерживать более высокую производительность ввода/вывода, эффективно работать с файлами самого разного размера, противостоять внутренней и внешней фрагментации и даже предоставлять новые функции, которые не поддерживаются ни в одной
из более традиционных файловых систем.
Фрагментация происходит, когда система не может расположить целый файл на одном непрерывном участке диска. Вместо этого система разбивает файл на несколько
фрагментов, которые записываются в разные места на диске и система затем должна поддерживать некую структуру файловой системы для отслеживания мест где расположены
все фрагменты файла.
Проблема фрагментации файлов
Внутренняя фрагментация. Логический блок — минимальная единица дискового
пространства, которую резервирует файловая система посредством системных вызовов.
Если размер файла меньше числа байт в логическом блоке, то на диске он все равно будет занимать один блок. Таким образом, если длина конкретного файла не делится нацело на число байт в логическом блоке, то файловая система будет вынуждена резервировать новый блок, который останется незаполненным до конца, что приводит к нерациональному использованию дискового пространства. Такая излишняя трата пространства
на диске называется внутренней фрагментацией. Чем больше размер логического блока,
тем больше будет и внутренняя фрагментация.
Внешняя фрагментация. Внешняя фрагментация возникает в ситуации, когда логические блоки конкретного файла разбросаны по всему диску, что приводит к замедлению операций с данным файлом, поскольку требует большего числа движений считывающей головки диска.
1 Юнак А В., аспирант кафедры информационных систем и компьютерных технологий ВГУЭС,
Специальность: 05.13.01. E-mail: andrey.yunak12@vvsu.ru
Научный руководитель канд. хим. наук Б.К. Васильев.
- 108 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
В работе анализируется внешняя фрагментация файловых систем EXT3, JFS, XFS.
Любая файловая система, так или иначе, ищет компромисс между бесконтрольной
фрагментацией, как в системе FAT, и полным запретом на фрагментацию, как в файловой системе ОС RT-11. Одной из проблем FAT является необходимость регулярно дефрагментировать раздел, а в файловой системе RT-11 приходилось регулярно выполнять
программу squeese, которая записывает друг за другом, последовательно, все файлы, разбросанные по диску. Фрагментация FAT приводит к снижению производительности ввода/вывода, а запрет на фрагментацию в RT-11 делает невозможным запись на диск большого файла, даже если на диске было полно участков с размером хоть чуть меньше его
длины, так как файл должен был быть записан только в последовательно расположенные
блоки.
Фрагментация снижает быстродействие ввода/вывода, так как операции считывания
и записи замедляются излишними передвижениями головок дисков. Однако для многих
приложений это не слишком важно, в большинстве случаев доступ к диску имеют сразу
несколько приложений, что приводит к одновременной обработке нескольких файлов.
Linux минимизирует перемещения головок, так организуя доступ на чтение и запись, что
большинство файлов обрабатываются из кэша. Благодаря опережающему считыванию
(readahead) файлов, данные зачастую бывают прочитаны прежде, чем приложение запросит их.
Однако, при интенсивном вводе/выводе, например при постоянной записи и считывании большого количества данных, влияние фрагментации на производительность
системы может стать вполне заметным.
Тестирование файловых систем
Бытует мнение, что файловые системы для OS GNU/Linux не испытывают фрагментации, либо их производительность не сильно страдает от фрагментации, в то время, как
стандарт де-факто для систем на базе NT — файловая систем NTFS весьма подвержена
фрагментации. В отличие от файловых систем ОС Windows таких как FAT32, NTFS
большинство файловых систем ОС Linux при копировании файлов располагает блоки не
в ближайшем к головке жесткого диска свободном пространстве, а предварительно находит группу смежных блоков и туда записывает информацию. Также файловые системы,
работающие на базе ОС Linux, при копировании новой информации на устройство хранения информации сначала пытаются найти свободное место на жестком диске, а затем
если его не находят, начинают разбивать файлы на фрагменты. Однако при таком подходе файловая система быстро использует все пространство на устройстве хранения информации.
Для проверки уровня фрагментации файловых систем на базе ОС Linux используется ОС Linux OpenSUSE 10.2. Эта операционная система установлена с помощью программы VMWare версии 6.0.1 сборка 55017. Для проверки фрагментированности файловых
систем созданы 2 виртуальных жестких диска объемом 20 ГБ. Один из них используется
системой для своих нужд, а второй используется для данной работы. Объем реального
жесткого диска равен 750 ГБ, а дисковый кэш равен 8 МБ. Уровень фрагментации тестируется на основе файловых систем: EXT3, JFS, XFS объемом 6000 МБ каждая. Файловая
система EXT3 создана посредством программы mke2fs версии 1.39. JFS создана программой mkfs.jfs версии 1.1.11 от 5 июня 2006 г. XFS была установлена с помощью программы
mkfs.xfs версии 2.8.11. Средством проверки фрагментации является скрипт написанный
на языке perl, который находит все файлы файловой системы, а также выбирает количество фрагментов каждого файла.
Тестирование уровня фрагментации систем предполагает несколько действий после
каждого из которых производится проверка уровня фрагментации:
1. Копирование на тестируемую файловую систему 4-х файлов размером 1 467 308
032 байта.
2. Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему 20 файлов
размером 106 041 348 байт.
3. Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux версии 2.6.18.2-34 общим объемом 508 117 767 байт.
- 109 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4.
Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему 3-х файлов
размером 1 467 308 032 байта.
5. Копирование на тестируемую файловую систему 5 файлов размером 106 041 348
байт.
6. Копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux
версии 2.6.18.2-34 общим объемом 508 117 767 байт.
Тестирование файловой системы EXT3
Ext3 — это стандартная файловая система для ОС Linux; она надежная, быстрая, устойчивая к ошибкам, и подходит для любой сферы использования. Проведем тесты
фрагментации этой файловой системы.
Тесты:
1. Копирование на файловую систему ext3 4-х файлов размером 1 467 308 032 байта.
Результатом этого теста является: 80% фрагментированных файлов и в среднем
15,8 фрагментов на 1 файл.
2. Очистка диска и копирование на файловую систему ext3 20 файлов размером 106
041 348 байт. В результате этого теста файловая система фрагментирована на
90,48%, а среднее число фрагментов используемым одним файлом равно 2,43.
3. Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux версии 2.6.18.2-34 общим объемом 508 117 767 байт. Результат: 0%
фрагментированных файлов, файлы занимают по 1 фрагмент каждый.
4. Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему 3-х файлов
размером 1 467 308 032 байта. Результатом этого теста является: 75% фрагментированных файлов, 14,5 в среднем фрагментов занимает каждый файл.
5. Копирование на тестируемую файловую систему 5 файлов размером 106 041 348
байт. В результате данного теста 80% фрагментированных файлов и 6,8 фрагментов в среднем занимает 1 файл.
6. Копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux
версии 2.6.18.2-34 общим объемом 508 117 767 байт. Результат: 0,02% фрагментированных файлов, 1 файл в среднем занимает 1 фрагмент.
Файловые системы ext2 и ext3, часто используемые на linux, пытаются свести фрагментацию к минимуму. Эти системы держат все блоки файла недалеко друг от друга. Это
делается с помощью предварительного размещения блоков для файлов перед их использованием. Когда файл увеличивается в размерах, несколько блоков уже зарезервировано
– все это снижает фрагментацию. Хотя изредка и необходимо анализировать фрагментацию диска, дефрагментацию проводить не приходится. Исключение существует для
файлов, которые постоянно увеличиваются в размерах, исчерпывая тем самым количество зарезервированных блоков.
Тестирование файловой системы JFS
JFS отличается высокой пропускной способностью и надежностью, удовлетворяющей требованиям серверов. В этой файловой системе используется адресная структура,
базированная на расширениях (extent-based), и расположение блоков в кластерах, что
позволяет создавать компактные, эффективные и масштабируемые структуры расположения файлов.
Тесты:
1. Копирование на файловую систему jfs 4-х файлов размером 1 467 308 032 байта.
Результатом этого теста является: 80% фрагментированных файлов и в среднем
73 фрагмента на 1 файл.
2. Очистка диска и копирование на файловую систему jfs 20 файлов размером 106
041 348 байт. В результате этого теста файловая система фрагментирована на
74,76%, а среднее число фрагментов используемым одним файлом равно 1,04.
3. Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux версии 2.6.18.2-34 общим объемом 508 117 767 байт. Результат:
1,23% фрагментированных файлов, файлы занимают в среднем по 1,01 фрагмента каждый.
- 110 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
4.
Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему 3-х файлов
размером 1 467 308 032 байта. Результатом этого теста является: 75% фрагментированных файлов, 66,5 в среднем фрагментов занимает каждый файл.
5. Копирование на тестируемую файловую систему 5 файлов размером 106 041 348
байт. В результате данного теста 88,9% фрагментированных файлов и 33,7 фрагментов в среднем занимает 1 файл.
6. Копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux
версии 2.6.18.2-34 общим объемом 508 117 767 байт. Результат: 1,18% фрагментированных файлов, 1 файл в среднем занимает 1,02 фрагмента.
Все пространство файловой системы разделено на логические блоки, содержащие
данные файлов или каталогов. Для JFS размер логического блока всегда составляет 4096
байт (4K), но может быть опционально поделен на меньшие фрагменты (512, 1024 или
2048 байт). Это приемлемое значение по умолчанию, но это означает, что файловая система не может выделить менее 4K для хранения файла. Если файловая система хранит
большое количество небольших файлов (< 2K), бесполезная трата дискового пространства становится очевидной. Существует подобная проблема в FAT (размер кластера в 32K
ведет к значительным расходам пространства, иногда более 50%). JFS избегает этого, допуская деление логических блоков на меньшие элементы, размером в 512 байт (это размер сектора жесткого диска и невозможно считывать или записывать менее 512 байт с/на
диск). Тем не менее, пользователи должны быть осторожными, поскольку фрагментация
приводит к дополнительным потерям и, следовательно, замедляет доступ к диску. Рекомендуется использовать фрагменты меньше 4K только в том случае, если пользователи
уверены, что будут сохранять большое количество маленьких файлов на файловой системе.
Тестирование файловой системы XFS
XFS – это локальная файловая система нового поколения для рабочих станций и серверов SGI. Это ФС общего назначения с типичным для UNIX интерфейсом, которая одинаково хорошо работает как на рабочих станциях с 16 Mb оперативной памяти и единственным жестким диском, так и на многопроцессорных серверах с гигабайтами RAM и
терабайтами дискового пространства.
XFS использует систему распределения места, основанную на расширителях, и имеет
такие возможности, как delayed allocation, space pre-allocation и space coalescing on
deletion. Данные располагаются с использованием самых больших расширителей из
имеющихся, и это позволяет записывать файлы огромной длины. Чтобы сделать управление огромными количествами непрерывных фрагментов эффективным, XFS использует очень большие описания для расширителей. Каждое описание может включать в себя
информацию о блоках файловой системы в количестве до 2 миллионов. Описание больших количеств блоков разгружает процессор от такой работы, как поиск записей в extent
map, чтобы определить, являются ли блоки непрерывными. Теперь можно просто прочитать длину всего расширителя, который уже является непрерывным, а не смотреть на
каждую запись, определяя, является ли она продолжением предыдущей записи.
Тесты:
1. Копирование на файловую систему xfs 4-х файлов размером 1 467 308 032 байта.
Результатом этого теста является: 80% фрагментированных файлов и в среднем
4,2 фрагмента на 1 файл.
2. Очистка диска и копирование на файловую систему xfs 20 файлов размером 106
041 348 байт. В результате этого теста файловая система фрагментирована на
76,19%, а среднее число фрагментов используемым одним файлом равно 1,95.
3. Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux версии 2.6.18.2-34 общим объемом 508 117 767 байт. Результат: 0%
фрагментированных файлов, файлы занимают в среднем по 1 фрагменту каждый.
4. Очистка диска и копирование на тестируемую файловую систему 3-х файлов
размером 1 467 308 032 байта. Результатом этого теста является: 75% фрагментированных файлов, 3,25 в среднем фрагментов занимает каждый файл.
- 111 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5.
Копирование на тестируемую файловую систему 5 файлов размером 106 041 348
байт. В результате данного теста 77,78% фрагментированных файлов и 2,67
фрагментов в среднем занимает 1 файл.
6. Копирование на тестируемую файловую систему исходных текстов ядра linux
версии
2.6.18.2-34
общим
объемом
508
117
767
байт.
Результат: 0,02% фрагментированных файлов, 1 файл в среднем занимает 1,0003
фрагмента.
В файловой системе XFS данные на диск не пишутся до тех пор, пока хватает памяти.
Соответственно есть возможность перегруппировать данные при записи, чтобы не было
фрагментации. XFS фрагментируются так же как и любая другая файловая система. Более того, имеет штатные средства онлайн дефрагментации.
Анализ фрагментации файловых систем ОС Linux
После проведения тестов, данные необходимо свести в одну таблицу, чтобы проще и
нагляднее анализировать (таблица 1).
Таблица 1.
Сравнительная таблица уровней фрагментации файловых систем
ФС/
№
теста
EXT3
JFS
XFS
1
Фф
%
80
80
80
2
Фр
15,8
73
4,2
Фф
%
90,5
74,8
76,2
3
Фр
2,43
1,04
1,95
Фф
%
0
1,23
0
4
Фр
1
1,01
1
Фф
%
75
75
75
5
Фр
14,5
66,5
3,25
Фф
%
80
88,9
77,8
6
Фр
6,8
33,7
2,67
Фф
%
0,02
1,18
0,02
Фр
1
1,02
1
Первые три теста показывают уровень фрагментации файлов отдельно: сначала
большие файлы, потом среднего размера и третий тест – много файлов маленького размера.
Из сравнительной таблицы уровней фрагментации видно, что по тесту №1 по уровню фрагментации файлов все три системы работают одинаково, а вот по количеству
фрагментов лидирует файловая система XFS, затем идет EXT3 и самый худший показатель у JFS.
Во втором тесте – копирование 20 файлов среднего размера – по уровню фрагментации, а также по количеству фрагментов занимаемым в среднем одним файлом лидирует
файловая система JFS. Второе место по уровню фрагментированности занимает XFS, а
последний результат у файловой системы EXT3.
Третий тест показывает, как файловая система распределяет множество файлов маленького размера. В этом тесте EXT3 и XFS находятся на одном уровне, а файловая система JFS немного хуже работает с данным типом файлов.
Тесты под номерами 4, 5, 6 показывают, как файловая система распределяет и фрагментирует большие, средние и маленькие файлы вместе.
Тест номер четыре: показатели почти такие же, как и в первом тесте, лидер XFS за
ним EXT3 и самый большой уровень фрагментированности демонстрирует JFS.
В тесте № 5 – копирование 20 файлов среднего размера на файловую систему, где
уже есть 3 файла большого размера – лучший показатель фрагментации показывает XFS,
чуть хуже размещает файлы среднего размера EXT3 и последний показатель у JFS.
Последний тест показывает уровень фрагментации после копирования на файловую
систему всех файлов. XFS и EXT3 показывают одинаковый результат, а JFS немного отстает от них и хуже фрагментирует эти файлы.
Изучая выше перечисленные показатели можно прийти к выводам:
1. С большими файлами все системы работают почти одинаково, только XFS создает меньше, других файловых систем, фрагментов на каждый файл, что теоретически может ускорить работу с файлами.
2. С файлами среднего размера лучше справляется файловая система JFS, но только
если работать с файлами среднего размера.
- 112 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
3.
Файлы маленького размера системы XFS и EXT3 фрагментируют одинаково, а JFS
хуже.
4. По большинству тестов лидирует файловая система XFS, а JFS отстает от других
не намного.
Из данной работы можно сделать вывод, что файловая система XFS фрагментирует
файлы меньше чем другие представленные файловые системы.
Литература
1. Файловая система NTFS — http://www.ixbt.com/storage/ntfs.html. [Электронный
ресурс].
2. Журнальные файловые системы. — http://www.osp.ru/os/2001/09/180399. [Электронный ресурс].
3. Фрагментация. — http://ru.wikipedia.org/wiki/Фрагментация. [Электронный ресурс]
- 113 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 677.077
Л.А. Терская,
Е.А. Войченко1
Маркетинговые исследования спроса
на одежду с меховой отделкой
Статья посвящена изучению формирования потребительского спроса на одежду с меховой отделкой на рынке г.
Владивостока
Коллекции ведущих дизайнеров моды последних лет отличает множество творческих находок в создании и применении меховой отделки в одежде из различных материалов, чему способствуют нововведения в меховой индустрии, связанные с новыми технологиями меха и способами его раскроя. Применение современной меховой отделки
расширяет ассортимент одежды, делая ее более привлекательной для потребителя. Однако до настоящего времени маркетинговые исследования рынка одежды с меховой отделкой не проводились из-за отсутствия систематизации ее видов. Изучение технологий
и теоретическое осмысление многообразия существующих видов меховой отделки, позволили систематизировать ее, в результате чего стало возможным проведение маркетинговых исследований спроса на одежду с меховой отделкой.
Целью исследования явилось изучение формирования потребительского спроса на
различные виды одежды с меховой отделкой для разработки производственных программ предприятий швейной отрасли.
Объект исследования — информационные источники: специализированные и неспециализированные журналы; электронные издания, включая телевизионный журнал
мод fashiontv; торговые предприятия Владивостока — торговые центры, специализированные бутики, рынки, Интернет-магазины.
В ходе маркетинговых исследований было проведено сравнение различных портфелей заказов, которые формируют магазины, осуществляющие продажу изделий массового и индивидуализированного потребления. Проводились опросы (телефонные, панельные и анкетные) руководителей и специалистов торговых предприятий г. Владивостока,
чтобы выяснить информационные источники, на основании которых они формируют
свой портфель заказов одежды с меховой отделкой.
На первом этапе работы решался вопрос о том, на какие виды меховой отделки
формируют спрос журналы и электронные издания. Было проанализировано 465 изделий с меховой отделкой за 2008 г. Чтобы выявить тенденции встречаемости меховой отделки в одежде, были взяты результаты исследований, проведенных на кафедре Сервиса
и моды ВГУЭС в 2006 г.
В ходе анализа источников было выявлено большое количество различных видов меховой отделки, предлагаемых потребителю как зарубежными, так и российскими дизайнерами. В 2006 году меховая отделка встречалась преимущественно в пальто, куртках и
жакетах. В меньшем объеме и примерно в равных долях она распределялась между жилетами, платьями и блузками. В 2008 году наибольший процент меховой отделки приходится на куртку. Затем с разрывом более, чем в 2 раза, следуют пальто и жакет. Уменьшилось использование отделки в жакетах и блузках.
На протяжении исследуемого периода наиболее популярна меховая отделка в виде
воротников и опуши. Высок процент отделки в виде меховых рукавов, манжет, вставок. В
2008 году уменьшились дизайнерские предложения меховых деталей: кокеток, карманов,
поясов; меховых элементов: помпонов, бахромы, кантов и шнуров, вышивки и меховых
пуговиц. Увеличилось использование дизайнерами меховых помпонов и цветов. На неизменном уровне остался интерес дизайнеров в области использования меховых дета1 Терская Людмила Александровна, канд. техн. наук, доцент кафедры сервиса и моды ВГУЭС,
E-mail: terski@ mail.ru
Войченко Евгения. Александровна – студентка ВГУЭС
- 114 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
лей — переда, спинки, планок, а также меховых элементов в виде тесьмы, меховых полосок и нитей.
В небольшом количестве предлагается меховая отделка в виде переда, спинки, бахромы, канта для курток и жилетов. Меховой воротник предлагается для всех видов плечевых изделий. Наряду с капюшоном, манжетами, опушью он используется преимущественно в пальто, куртках и жакетах. В 2008 году высок процент использования меховых
рукавов для платьев. Самый высокий процент использования меховой отделки приходится на долю платья, самый низкий – на долю брюк. В поясных изделиях меховая отделка
встречается в виде поясов, кистей, шнуров, полосок, опуши и бахромы. Однако процент
их использования в моделях очень мал. В 2008 году дизайнеры обращают внимание на
меховые рукава и оторочку в платьях, на жакеты с меховыми манжетами.
На втором этапе работы был проведен анализ тенденций встречаемости меховой отделки в готовой одежде на рынке г. Владивостока в 2006-2008 г.г. На этом этапе решался
вопрос — как на предложения дизайнеров реагируют торговые предприятия. Магазины,
лучше всего зная спрос, опираются на него. И именно покупательский спрос формирует
портфель заказов торговых предприятий.
Было проанализировано свыше 800 изделий меховой отделкой, предлагаемых покупателям торговыми предприятиями города Владивостока: торговыми центрами; специализированными бутиками; специализированными магазинами; рынками и интернетмагазинами .
По торговым предприятиям выявлены следующие тенденции. Самым встречаемым
видом меховой отделки являются воротники. Спрос на одежду с этой отделкой стабилен
и в пальто и в куртках. Стабильным и высоким остается спрос на одежду с меховыми
манжетами и опушью.
Меховая отделка встречается преимущественно в куртках (74%). С большим разрывом на втором месте находится пальто (15,5%). Остальные виды изделий значительно реже сопровождаются меховой отделкой. Брюки и жакеты с меховой отделкой в указанных
торговых предприятиях в 2008 году встречены не были. В куртках меховая отделка встречается, главным образом, в виде воротников, карманов, манжет и опуши. Несколько увеличился спрос на пальто с меховыми помпонами и пуговицами, на платья с меховыми
цветами, на юбки с опушью и меховыми вставками.
В целом, спрос на меховые детали и элементы в одежде из различных материалов
достаточно стабильный. Так же как и в 2006 году, в 2008 г. спросом пользуются преимущественно меховые детали (95,6% и 96,3% соответственно), тогда как доля меховых элементов составляет лишь 3,7% и 4,4% соответственно.
В готовой одежде не встречаются многие виды меховой отделки — рукава, хвосты,
бахрома, оплетка, аппликации, тесьма, полоски и другие. Отмечен некоторый спрос на
одежду с меховой отделкой, не встречавшейся в 2006 году, в виде мехового канта, шнура и
меховых пуговиц. Выявлена тенденция увеличения спроса на отделку меховыми капюшонами, помпонами и цветами. Отмечен существенный спад спроса на меховые кокетки,
популярные в 2006 году. Стабильным остается спрос на меховые манжеты, карманы и
вставки.
Представленная методика изучения спроса посредством анализа формирования
портфеля заказов торговых предприятий, реализующих одежду с меховой отделкой, позволила выявить существенный разрыв между дизайнерскими предложениями и покупательским спросом. Это относится как к перечню видов одежды с меховой отделкой и их
встречаемости, так и к разнообразию видов меховой отделки и их встречаемости в готовой одежде (рисунки 1 и 2 иллюстрируют данный вывод).
Дизайнерские предложения видов меховой отделки гораздо разнообразнее, представленных на рынке г. Владивостока. Диаграммы распределения видов меховой отделки
в одежде по их встречаемости по журналам мод (рисунок 3) и на рынке г. Владивостока
(рисунок 4) в 2008 году наглядно демонстрируют, какие из видов меховой отделки пользуются наибольшим вниманием у дизайнеров, а какие – у покупателей. И те и другие
отдают явное предпочтение отделочным деталям – воротникам, манжетам и опуши. Далее (по убыванию) дизайнеры оказывают примерно одинаковое внимание отделкам в
- 115 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
виде меховых рукавов, цветов, вставок и полосок. Остальные виды известных меховых
отделок встречаются редко (капюшоны, карманы, кант, пуговицы), либо не встречаются
вовсе (планки, баски, бейки и др.). Несмотря на сравнительно большое количество дизайнерских предложений моделей платьев с меховыми рукавами, данный вид отделки в
готовой одежде не встречается. Существенный разрыв наблюдается между предложением
и спросом отделкой мехом жакетов и платьев. Торговые предприятия, предпочитая не
рисковать, формируют свой портфель заказов, отдавая предпочтение классическим видам отделки: воротникам, манжетам, опуши в пальто и куртках.
Таким образом, несмотря на усилия дизайнеров по формированию спроса на применение разнообразной меховой отделки в различной по ассортименту одежде, торговые
предприятия Владивостока формируют свой портфель заказов, ориентируясь в целом на
покупательский спрос на определенные виды одежды с традиционными видами меховой
отделки.
Рис. 1. Процент встречаемости отдельных видов меховой отделки
в одежде из различных материалов по журналам мод («осень-зима 2008/2009»)
Рис. 2. Процент встречаемости меховой отделки
в одежде из различных материалов в торговых предприятиях г. Владивостока (2008 г.)
- 116 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
29,20%
15,40%
12%
1,30% 1,10%
ка
нт
пу
го
ви
цы
3,40% 2,20%
цв
ет
ы
вс
та
вк
а
по
ло
ск
и
ка
пю
ш
он
ка
рм
ан
ы
во
ро
тн
ик
оп
уш
ь
ма
нж
ет
ы
ру
ка
ва
7,70% 7,70% 6,90%
5,40%
Рис. 3. Распределение видов меховой отделки
по их встречаемости в одежде по журналам мод (2008 г.)
48,90%
22,00% 21%
ка
нт
пу
го
ви
цы
1,60% 1,90%
1,10% 0,80% 0,50% 0,20%
0,00%
цв
ет
ы
вс
та
вк
а
по
ло
ск
и
ка
пю
ш
он
ка
рм
ан
ы
во
ро
тн
ик
оп
уш
ь
ма
нж
ет
ы
ру
ко
ва
0,00%
Рис. 4. Распределение видов меховой отделки
по их встречаемости на рынке Владивостока (2008 г.)
- 117 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 687-1.02:658.011.56
Г.П. Старкова1
Моделирование процесса размотки
легкодеформируемых материалов из рулона
В статье рассматривается вопрос определения зависимости НДС материала от параметров и условий контактного взаимодействия рулона на технологическом тракте
транспортирования с рабочими органами и опорными поверхностями.
Механика непрерывной технологической обработки движущихся легкодеформируемых материалов характеризуется определёнными кинематическими и силовыми соотношениями. Решение задачи обеспечения качества процессов, поиск рациональных
технических решений, удовлетворяющих требованиям технологии, универсальности и
компактности объекта невозможно без всестороннего анализа их параметров, действующих технологических схем и устройств, а также проведения комплекса научноисследовательских и опытно-конструкторских работ.
Одна из многих и весьма важных задач обработки легкодеформируемых материалов,
связанная с их подготовкой к раскрою, состоит в обеспечении минимума их напряженнодеформируемых состояний (НДС) на всех технологических переходах, но особенно на
тракте транспортирования перед измерением линейных параметров и при настилании.
Величины деформаций влияют как на качество кроя, так и на погрешность определения длины и ширины материалов, которые трудно устранимы посредством каких-либо
специальных технических средств или аналитических приёмов. При этом достижение
требуемых проектно-размерных параметров деталей кроя посредством дополнительных
технологических операций (например, декатировочных и осноровочных) несёт в себе
составляющую нерационального использования материалов и трудовых ресурсов.
Рассмотрим исследуемый процесс в контексте определения зависимости НДС материала от параметров и условий контактного взаимодействия рулона на технологическом
тракте транспортирования с рабочими органами и опорными поверхностями.
Факторами, влияющими на НДС материалов при их промере, разбраковке и настилании, являются масса рулона, количество и качество промежуточных опорных поверхностей, их разновидность, величина и степень синхронизации скоростей на всем технологическом тракте движения полотна на участке транспортирования до начала следующей операции (например, разворота в полную ширину).
Однако вне зависимости от направления движения материала характер процесса
размотки, сопровождаемый изменением параметров рулона и скорости его вращения, не
меняется. Закономерности изменения натяжения материала при размотке будут аналогичны как при горизонтальном, вертикальном, так и других направлениях его движения,
хотя подходы к теоретическому анализу имеют некоторые особенности.
Условимся, что материал при размотке перемещается до первого валика в горизонтальном или в вертикальном направлении, силы сцепления между его слоями сравнительно малы, а процесс осуществляется в установившемся режиме, т.е. V=V0 =const, где
V — скорость движения материала.
Итак, пусть дан рулон со скалкой, установленной на опорах скольжения, с перемещением материала в вертикальном направлении (рис. 1.1 а, б). Введём обозначения:
толщина полотна, R, M – соответственно начальные радиус и масса рулона,
δ
ρ
—
—
объёмная плотность материала, m0 — масса оси (скалки), r0 — радиус скалки, H — ширина
материала, H0. — длина скалки, r, m – соответственно текущие радиус и масса рулона.
Определим закон изменения основного параметра процесса размотки — натяжения
материала (T), движущегося с постоянной линейной скоростью. Очевидно, что текущий
радиус рулона r можно определить по формуле:
1
Старкова Галина Петровна, д-р техн. наук, профессор, проректор ВГУЭС.
- 118 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Y
Y
T
d
Fтр
X
N
X
O
r0
T
R
G
а)
б)
Рис. 1. Технологическая и расчётная схемы процесса размотки
легкодеформируемых рулонных материалов
r =R−
где
ϕ
δ
2π
ϕ,
(1.1)
— угол поворота рулона при его размотке.
Текущая масса рулона с учетом (1.1) равна:
ϕ

δϕ 2  .

m = M − ρHδ ∫ rdϕ =M − ρHδ  Rϕ −
4π 

0
(1.2)
Рулон материала будем рассматривать как полый цилиндр длиной H с внутренним
(r0) и внешним радиусами (R). Тогда момент инерции (I) рулона относительно оси вращения равен:
2π
I = ∫ r 2 dm = ∫
m
0
R
R
2
3
∫ r ρHrdrdϕ =2πHρ ∫ r dr =
r0
ρπH
r0
(
С учётом того, что ρπH R − r
скалки соответственно равны:
I1 =
2
(
2
0
)= M,
2
(R
4
)
− r04 .
.
моменты инерции текущей массы рулона и
)
m r2
m r 2 + r02
;. I 0 = 0 0
2
2
(1.3)
Модель силового взаимодействия материала с контактирующей опорной поверхностью (рис. 1.1.) будем рассматривать при допущении, что центр её масс неподвижен, т. е.
X&& 0 = 0; Y&&0 = 0 .
N cos α − Fтр sin α = 0 ;

.
T − G + N sin α + Fтр cos α = 0 .
(1.4)
где N — нормальная реакция; G=(M+ m0)g — начальный вес рулона материала со скалкой; T — натяжение полотна; Fтр- сила трения в опорах.
Преобразуя выражения (1.4) с учетом Fmp = fN , получим систему уравнений
- 119 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
cos α − f sin α = 0 ;

.
T − G + N (sin α + f cos α ) = 0 . 
(1.5)
Для определения величины T необходимо знать нормальную реакцию N и угол
который при известном коэффициенте f определяется из (1.5).
α = arctg
1
f .
α,
(1.6)
Согласно расчетной схеме уравнение вращательного движения рулона будет иметь
вид:
Iϕ&& = Tr − Fmp ro ,
где
ϕ&&
(1.7)
— угловое ускорение;
I = I1 + I 0 =
[(
]
)
1
m r 2 + r02 + m0 ro2 .
2
(1.8)
Тогда с учётом решения второго уравнения системы (1.5) относительно Т, запишем:
Iϕ&& = [G − N (sin α + f cosα )]r − Nfr0
(1.9)
Отсюда
N=
С учетом (1.1) и
Gr − Iϕ&&
r (sin α + f cos α ) + fr0
.
V
получим:
r
dϕ V
V
ω = ϕ& =
=
=
dt
r
R − δϕ / 2π
(1.10)
ω = ϕ& =
Используя условие задачи V=V0=const, определим
ϕ&& =
.
(1.11)
ϕ&& .
V02
δ
δ V02
=
2π (R − δϕ / 2π )3 2π r 3
.
(1.12)
Подставим в уравнение (1.10) выражения (1.3 и 1.12) для текущего значения параметров. Тогда:
  r  2
  r0  2   δ  V0  2
0
G − m 0   + m 1 +    
 
  r    4π  r 
  r 
.
N=
r0
(sin α + f cos α ) + f
r
(1.13)
Совместное решение уравнений второго уравнения системы (1.5) и (1.13) позволяет
определить закон изменения натяжения полотна при его размотке и движении в вертикальном направлении.
- 120 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…

2
2 
2


 r0   δ  V0 
  r0 


G − m0
+ m 1+     

r
  r   4π  r 
  
    






(
T =G−
sinα + f cosα )
r

(sinα + f cosα ) + f 0

r

1

α = arctg

f

(1.14)
Решение системы уравнений (1.14) позволяет определить величину натяжения полотна и деформации, создаваемые при размотке и движении материала в вертикальном
направлении.
- 121 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 004
В.М. Гриняк,
Е.И. Когай,
С.М.Семенов1
Исследование и разработка математической модели и
программных средств для повышения эффективности
управления работой менеджеров в области
планирования закупок
В работе предложена математическая модель планирования закупок, в которой, в отличие от имеющихся способов
планирования закупок в системе «1С:Предприятие 8», используется интерактивный подход. Применение интерактивного подхода позволяет учесть знания и опыт специалиста, который занимается планированием. Модель учитывает сезонные колебания в продаже товаров с учетом ретроспективных данных. С использованием предложенной модели
разработана программа, реализованная как внешний отчет в
системе «1С:Предприятие 8». Показано, что применение
разработанной программы позволило повысить качество
планирования закупок. Рассмотрен механизм использования
разработанной технологии для повышения эффективности
управления менеджерами в области планирования закупок.
Анализ задачи планирования закупок позволяет сделать следующие выводы:
1. Отличительная особенность управления запасами на современном этапе: клиентоориентированность, что предполагает большие объемы позиций номенклатуры товаров (десятки и сотни тысяч). Упущенная выгода и излишки товаров по-прежнему имеют
значение, но становится более важным – удержать клиента, а для этого нужно, чтобы позиций номенклатуры было больше и чтобы заявленные позиции номенклатуры имелись
в наличии.
2. Полностью автоматизировать планирование закупок нельзя, так как возникают
особенности, при которых требуется принятие решения специалистом, например:
товар новый (появился в этом году);
товар был в заказах, но не продавался;
товар старый (в этом году не продавался);
малое количество продаж (число документов продаж менее 3)
сезонная скорость продаж резко отличается от прошлого года (более чем в 2 раза)
3. Для того, чтобы в реальное время выполнять работы по планированию закупок,
нужно, чтобы
программа автоматически (за приемлемое время) рассчитывала потребность в закупках (результат расчета должен быть представлен в табличной форме);
программа позволяла по нажатию клавиши просмотреть график продаж и график остатков товаров по датам за текущий и за прошлый год;
1 Семенов Сергей Максимович, кандидат технических наук, доцент, заведующий кафедрой
ИСКТ ВГУЭС. тел.: 40-40-60, 704-366 E-mail: Sergey.Semenov@vvsu.ru
Гриняк Виктор Михайлович, кандидат технических наук, доцент кафедры ИСКТ ВГУЭС, тел.
40-40-68, Viktor.Grinyak@vvsu.ru
Когай Елена Ивановна, ассистент кафедры ИСКТ ВГУЭС, научный руководитель Семенов
С.М., тел. 40-40-68, E-mail: Elena.Kogay@vvsu.ru
Специальность: 05.13.11 «Математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов и компьютерных сетей», 05.13.18 «Математическое моделирование, численные
методы и комплексы программ»
- 122 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
на графике остатков должны отображаться предстоящие поступления товара (по
ранее сделанным заказам);
программа должна представлять два варианта прогноза; с учетом сезонного характера продаж и без учета;
программа должна иметь систему объяснения (выводить по запросу все промежуточные результаты, поясняющие рассчитанную величину потребности в товаре);
представленная информация должна позволять принимать решение по каждой
позиции, имеющей особенность, за несколько секунд (с учетом того, что нужно обрабатывать в одном заказе сотни позиций).
Имеющиеся средства планирования закупок в системе «1С:Предприятие» не позволяют оперативно проводить анализ табличной и графической информации, поэтому ставится задача разработать технологию и программный комплекс, реализующий пункты 2 и 3.
Для разработки алгоритмических и программных средств с учетом сформулированных выше требований предлагается следующая математическая модель для интерактивной технологии планирования закупок.
Расчет необходимого объема закупок с учетом сезонности продаж производится следующим образом (Рис. 1). Рассчитывается скорость продаж V1 в интервале от текущей
даты (D) до даты выполнения заказа (I1) и скорость V2 в интервале от даты выполнения
заказа до конца периода (I2). С использованием V1 и V2 рассчитывается остаток товара на
дату конца периода. Причем, в интервале (D, I1) отрицательного остатка быть не может
(товар еще не поступил). На интервале (I1, I2) конечный остаток может быть отрицательным. Модуль отрицательной величины как раз и составляет потребность в закупке. Эта
величина еще увеличивается на необходимый минимальный запас товара, который рассчитывается как V2 * К, где К – количество дней для минимального остатка. Если конечный остаток был положительный, но меньше минимального остатка, то потребность в
закупке составляет недостающую разницу до минимального остатка.
Расчет V1 и V2 производится следующим образом. Пусть U1 – скорость продаж на
участке анализа (от даты начала до текущей даты D) за прошлый год и U2 – скорость
продаж на участке анализа в текущем году. Пусть K = U2 / U1 (K = 1, если U1 = 0). Пусть
W1 – скорость продаж за прошлый год в интервале за прошлый год, аналогичном интервалу от текущей даты до даты выполнения заказа (D, I1) и W2 – скорость продаж в прошлом году году в интервале, аналогичном (I1 I2]. Тогда V1 = W1 * K, V2 = W2 * K. Если V1
= 0 или V2 = 0, тогда на всем интервале прогноза I1 + I2 скорость продаж V считается как
N / T, N – общее количество проданного товара, а T – количество дней наличия товара на
складе. Далее полагаем V1 = V и V2 = V.
Прошлый год:
Этот год:
Рис. 1. Математическая модель планирования закупок
- 123 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 2. Пример расчета скорости продаж в таблице результатов
В приведенной таблице на Рис. 2 скорость продаж U2 = 0,208
V1 = 0,114
V2 = 0,157
Скорость U1 (скорость продаж в прошлом году в интервале анализа) в таблице отсутствует (U1 = 40 / 154 = 0,26)
Назначение подсистемы объяснения (расшифровки), как уже говорилось, состоит в
том, чтобы показывать промежуточные вычисления в расчете заказа. Получение расшифровки результатов происходит одновременно с выводом графиков продаж (двойным
щелчком мыши в левой колонке таблицы результатов).
Расшифровка для приведенного примера выглядит следующим образом (Рис. 3)
Рис. 3. Расшифровка результатов расчета скорости продаж
Если V1=0 или V2=0, то, как говорилось выше, скорость продаж в интервале прогноза
будет единой.
На Рис. 4 показана оставшаяся часть приведенной выше таблице результатов содержащая следующую информацию:
Остаток – остаток на текущий момент,
- 124 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Ост* — остаток на дату выполнения заказа (считается по скорости продаж «Ск. Продаж 1» (см. Рис. 2),
Коэф – коэффициент для единицы измерения «упаковка».
Рис. 4. Таблица результатов (вторая часть)
В колонке "Окр" (округленное значение "требуется") в первой строке приведено требуемое количество с использованием скоростей продаж, полученных с учетом сезонности
по прошлому году (V1 и V2). Во второй строке количество рассчитывается с учетом скорости продаж только текущего года за предыдущие месяцы (U2). Можно придерживаться
следующих рекомендаций:
если в первой и второй строке значения Окр близки (и скорости продаж близки по
значению), то следует использовать значения в первой строке,
если во второй строке нулевое значение, а в первой строке отличное от нуля и в колонке "Норма" ничего нет, то первая строка предпочтительней.
Мин.ост – минимальный остаток = V2 * «Количество Дней Для Минимального Остатка»
При этом, если Мин.ост < 1, то Мин.ост = 1.
Если 1 <= Мин.ост <= 10, то
Мин.ост = Мин.ост * (2 – (Окр(мин.ост) – 1)) * 0,05
Например, пусть V2=0,157 и «Количество Дней Для Минимального Остатка» = 30.
Тогда
Мин.ост = 0,157 * 30 = 4,71
Окр(4,71) = 5
5–1=4
4 * 0,05 = 0,20
2 – 0,2 = 1,8
4,71 * 1,8 = 8,478
Окр(8,478) = 8
Смысл операции заключается в том, что малые значения Мин.ост (примерно равные
двум) увеличиваются в два раза, а значения, приближающиеся к 10, остаются практически неизменными. В пределах от 2 до 10 коэффициент масштабирования изменяется линейно от 2 до 1.
Значения в колонке «Норма»:
Нет1 – количество продаж за прошлый год меньше 3
Нет2 – количество продаж за этот год меньше 3
Новый – не было продаж в прошлом году
Старый – не было продаж в этом году
#Число (например, #4.8) = U2 / V1 или
СкоростьПродаж1 (во второй строке) / СкоростьПродаж1 (в первой строке) – по
смыслу это слишком выраженная сезонность по отношению к текущему году (величина
отношения больше 3 или меньше 0.3)
--Число (например, --3.5) = V2 / V1 или
- 125 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СкоростьПродаж2 (в первой строке) / СкоростьПродаж1 (в первой строке) – по
смыслу это слишком выраженная сезонность в интервале прогноза в прошлом году (величина отношения больше 3 или меньше 0.3)
Вывод графиков остатков за прошлый год и текущий год производится двойным
щелчком мыши в соответствующей строке во второй колонке таблицы результатов
(Рис.5).
Рис. 5. График остатков
Результаты работы
В соответствии с требованиями разработана математическая модель и интерак-
тивная технология планирования закупок, использующая информацию в графическом
представлении для принятия решения.
В системе «1С:Предприятие 8» разработан программный комплекс, реализующий предложенную математическую модель и интерактивную технологию планирования закупок.
В процессе разработки алгоритмической части программного комплекса предложена идея использовать структуру данных, представляющую таблицу значений, в
ячейках которой содержатся списки значений (или массивы значений), что позволило
компактно хранить остатки товара по дням для каждой позиции номенклатуры.
Программный комплекс внедрен на предприятии Megatex trading. Эксплуатация
ведется более года, планирование стало более обоснованным, стало меньше случаев отсутствия товара на складе (Для таблицы, содержащей 1030 строк, число строк, для которых количество дней наличия товара на складе возросло, равно 403, число строк, для которых, оно уменьшилось, составило 193. Для остальных позиций число дней не изменилось (товар всегда был на складе). То есть для 35% (210 : 596) позиций товара количество
дней наличия товара на складе возросло). Одновременно полученная информация служит оценкой работы менеджера в области планирования закупок – в конечном итоге, это
важнейший результат для управления предпринимательской деятельностью.
- 126 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
VI. ТЕОРИЯ — ПРАКТИКЕ
УДК 658;005
О.Ю. Ворожбит1
Государственное регулирование устойчивого роста
конкуренто-способности рыбохозяйственных
предприятий
Проблемы обеспечения конкурентоспособности рыбохозяйственной деятельности в последние годы поднимаются на
всех уровнях. Существует ряд проблемных блоков, требующих первоочередного решения. Совершенствование государственного регулирования с целью обеспечения устойчивого
роста конкурентоспособности рыбохозяйственных предпринимательских структур является важной научной и практической задачей, решение которой позволит решить ряд
проблем, и обеспечит конкурентоспособность рыбной продукции, а соответственно и рыбохозяйственных организаций, как на внутреннем, так и на внешнем рынках.
В данной статье предложено авторское видение совершенствования государственного регулирования рыбохозяйственной деятельности для обеспечения устойчивого роста
конкурентоспособности национальных производителей.
Опыт развития большинства государств говорит о том, что в период преодоления
кризисов и стабилизации экономики всегда сочетались экономические методы регулирования с государственными2. С самого начала рыночных преобразований в России был
допущен серьезнейший методологический просчет, поскольку роль государственного
регулирования была сведена к минимуму, а сами преобразования были отданы во власть
рыночной стихии3.
В настоящее время проблемы государственного регулирования являются объектом
пристального внимания ученых и политических деятелей всех стран. Представители различных экономических школ пытаются найти ответ на вопрос о необходимости вмешательства государства в экономическую жизнь общества, стремятся выявить и обосновать
наиболее приемлемые и корректные формы, методы и принципы государственного ре1 Ворожбит Ольга Юрьевна, кандидат экономических наук, доцент, заместитель директора института международного бизнеса и экономики Владивостокского государственного университета
экономики и сервиса
Тел. 40-41-06 e-mail: Olga.Vorozhbit@vvsu.ru
08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством
2 Государственное регулирование и конкурентоспособность сельхозпредприятий // Аграрная
наука. – 2004. — № 12. http://integrum.ru/
3 Донцова Л.В. Вопросы государственного регулирования экономики: основные направления и
формы / Л.В. Донцова // Менеджмент в России и за рубежом. – 2000. — № 4. http://.integrum.ru/
- 127 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гулирования. Вопросы теории, методологии, практики воздействия государства на экономические процессы являются чрезвычайно насущными для современной России, быстро перешедшей от системы тотального государственного контроля над экономической
жизнью общества к экономике, основанной преимущественно на рыночных принципах.
В экономической науке можно выделить две крайние позиции по данному вопросу:
либо умаление роли государства в развитии предпринимательства, приверженцы этого
направления считают, что степень государственного воздействия на экономические процессы остается слишком высокой; либо полная передача всего процесса воспроизводства в
ведение государства. Согласно первой точке зрения, развиваемой представителями неоклассического направления, в экономической системе действуют рациональные экономические субъекты, стремящиеся максимизировать общую выгоду. Ценовой механизм
при этом действует достаточно гибко, уравновешивая спрос и предложение на всех рынках, в результате чего система имеет тенденцию к достижению равновесия. Представители второго направления — кейнсианской школы — считают, что экономическая система
не способна самостоятельно достичь оптимального состояния. Отсюда делается вывод о
необходимости государственного вмешательства в деятельность экономических субъектов. Между этими противоположными позициями лежит весь спектр теоретических подходов к государственному регулированию экономики.
Практика показывает, что чистых и однородных экономических систем не существует. Любая хозяйственная система представляет собой смешанную экономику, движение
которой одновременно определяют механизмы рыночного и государственного регулирования. Задача экономистов заключается в том, чтобы определить направление государственного управления, оценить характер и масштабы вмешательства государства в экономические процессы, и как крупного собственника, и как выразителя национальных
интересов. Таким образом, предметом анализа и рассмотрения представителями различных экономических школ в настоящее время могут являться только степень и инструменты влияния государства на ход экономических процессов.
В общем случае современная система управления включает как рыночное, так и государственное регулирование. Конкретные формы и соотношение между этими элементами могут быть различными в зависимости от множества факторов. Стратегические цели, на достижение которых направлен процесс государственного регулирования, зависят
на каждом историческом этапе развития общества от целого ряда обстоятельств.
Роль государства в рыночной экономике – один из основных дискуссионных вопросов в современной экономической теории, обусловленный постоянными изменениями
экономического развития как каждой страны в мире, включая Россию, так и всего мирового экономического сообщества в целом. Ученые экономисты всего мира, исследуя необходимость, формы и методы государственного регулирования, затрагивают проблему
определения степени вмешательства государства в экономические системы.
Место и роль государства в регулировании устойчивого роста конкурентоспособности рыбохозяйственных организаций развитии определяется в значительной степени
функциями, которое оно выполняет. Выделяют следующие основные функции государства:
правовую;
воспроизводственно-технологическую;
функцию защиты конкуренции;
стабилизационную;
прогностическую;
регулирующую функцию1.
Государственное регулирование предпринимательской деятельности хозяйствующих субъектов в рыбной промышленности, в целом, и их конкурентоспособности, в частности, может осуществляться методами прямого и косвенного воздействия.
1 Жигун, Л.А. Конъюнктура и конкуренция на рынке Дальнего Востока в 90-х годах : Теор.- методол. и приклад. аспекты исслед. / Л. А. Жигун; М-во общ. и проф. образования Рос. Федерации.
Дальневост. гос. акад. экономики и упр. Владивосток: Изд-во ДВГАЭУ, 1999. — 315 с.
- 128 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Прямые методы регулирования основаны на непосредственном воздействии на хозяйствующие субъекты через законодательство, лицензирование, государственный контроль и др. В условиях рыночной экономики преобладающими являются косвенные методы регулирования, основывающиеся на совокупности рычагов и стимулов таких как
налоговая, кредитная политика и др.
В области государственного регулирования конкурентоспособности рыбохозяйственной деятельности можно условно выделить три стадии: подготовка производства,
производство, выход на рынок. На каждой стадии государство установило перечень норм
и правил.
На стадии подготовки производства каждая рыбохозяйственная организация проходит процедуру государственной регистрации, получает допуск к осуществлению деятельности, ГОСТы, ОСТы, ТУ на рыбную продукцию.
В процессе производства рыбной продукции государственное регулирование осуществляется посредством контроля и надзора за качеством и безопасностью производства,
рыбная продукция подлежит обязательной сертификации. Кроме технологических и
организационных вопросов государство регулирует и экономические аспекты производства, в части ограничения расходов, принимаемых при исчислении себестоимости рыбной продукции.
На стадии рынка государство, прежде всего, осуществляет контроль и защиту потребителя от некачественной, опасной рыбной продукции. Регулирует конкуренцию, определяет меры по защите национальных производителей рыбной продукции от зарубежных (через установление импортных пошлин и др. мер), а также регулирует экспорт
рыбной продукции.
Государственное регулирование является важным моментом повышения конкурентоспособности рыбной продукции, оно должно осуществляться посредством создания
благоприятного климата, необходимых механизмов для осуществления предпринимательской деятельности. Так, чтобы конкуренция в рыбной промышленности носила не
разрушительный, а созидательный характер, государство должно построить свое воздействие таким образом, чтобы именно механизм рыночного саморегулирования обеспечил
повышение конкурентоспособности рыбной продукции.
Для обеспечения единства экономического пространства, свободного перемещения
товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защиты конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков
приняты Федеральный Закон «О защите конкуренции» и Закон РСФСР «О конкуренции
и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».
Для нормальной работы системы управления конкурентоспособностью рыбохозяйственной организации необходимо нормативно-правовое обеспечение, система законодательных актов, регламентирующих хозяйственную деятельность в целом, и данное направление в частности. Поэтому правительство и другие компетентные государственные
органы, проводя политику государственного регулирования предпринимательской деятельности, разрабатывают законы, подзаконные акты, указы и иные нормативные документы.
Следует отметить, что до недавнего времени в системе нормативного регулирования
предпринимательской деятельности в рыбохозяйственной деятельности был существенный пробел, а именно, отсутствовал Федеральный Закон о рыболовстве. Ввиду отсутствия
соответствующего закона для рыбохозяйственных предприятий не были определены
четкие правила игры, и это не давало возможности предприятиям рыбной промышленности четко планировать свою деятельность. Кроме того, это приводило к появлению
избыточного количества рыбопромышленных предприятий, у которых отсутствовала
соответствующая материально-техническая база и достаточный капитал.
Закон о рыболовстве разрабатывался около восьми лет. Еще летом 2000 года он был
принят Госдумой, однако, Совет Федерации отклонил его. В марте 2001 года закон был
повторно рассмотрен и принят Госдумой, и 4 апреля его одобрил Совет Федерации, но на
этот раз его отклонил Президент РФ. С учетом замечаний главы государства Федеральный Закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» был дорабо- 129 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тан специальной комиссией с участием членов Совета Федерации, 26 ноября 2004 года
вновь был вынесен на рассмотрение Госдумы и принят нижней палатой парламента. 22
декабря 2004 года Президент Российской Федерации подписал Федеральный Закон. В
соответствии с принятым Законом были установлены правила пользования биоресурсами, определены механизмы распределения квот на вылов водных биоресурсов, обеспечивающие их эффективное использование в условиях развития рыночных отношений.
Принятие Федерального Закона явилось первым шагом к формированию единой
нормативно-правовой базы в рыбной промышленности. Еще раньше, в 2003 году, постановлением Правительства РФ были утверждены Концепция развития рыбного хозяйства
России на период до 2020 года и Порядок пользования биоресурсами.
Однако следует отметить, что Закон не решает всех проблем рыбной промышленности, и на сегодняшний день ведется работа по внесению изменений и дополнений в него.
Активную позицию в этом направлении занимает Ассоциация рыбопромышленников
Приморья, Губернатор Приморского края, которые также внесли свои предложения.
Одной из проблем остается то, что деятельность рыбохозяйственных предприятий
Дальневосточного региона регулируется нормативными документами, принимаемыми
на федеральном уровне, а также законодательными актами регионального уровня, нормативными документами местных органов управления. При этом нормативные документы регионального уровня, в отдельных случаях, содержат положения, идущие в разрез с
Федеральным законодательством.
Следующим негативным моментом являются частые изменения в российском законодательстве. В принятые нормативные документы (причем это касается всех уровней)
вносятся изменения, дополнения, зачастую задним числом. То, что было разрешено в
соответствии с ранее действовавшим документом (или его редакцией), категорически
запрещается вновь принятой редакцией. Частые изменения нормативных документов
приводят к невозможности стабильно управлять финансово-хозяйственной деятельностью предприятий рыбной промышленности ДВФО. В этих условиях бухгалтерский учет
превращается из функции управления в средство формирования и сдачи финансовой
отчетности в установленные сроки. В результате организации не получают достаточно
информации о структуре расходов, объемах и их составе, что препятствует проведению
глубокого анализа и выявлению резервов повышения конкурентоспособности рыбной
продукции.
Первоочередная задача государства (соответствующих компетентных органов) создать продуманную систему нормативно-правовых актов, которые обеспечили бы благоприятные условия для развития предпринимательства в рыбной промышленности, стимулировали повышение конкурентоспособности рыбохозяйственных организаций.
Объектом воздействия государства должна являться, не собственно конкурентоспособность рыбной продукции, а мотивация поведения людей в сфере экономических отношений по поводу конкурентоспособности. Государство устанавливает нормы и рамки
таких отношений, создает и укрепляет необходимую правовую, техническую, организационную и информационную инфраструктуры, развивает деятельность по стандартизации, сертификации, метрологии, государственному контролю и надзору, лицензированию и т.п.1.
Государственное регулирование конкурентоспособности рыбохозяйственных организаций должно опираться на экономические методы, регулирующее воздействие должно быть направлено на защиту отечественных рыбопромышленников.
Среди мер косвенного регулирующего воздействия следует выделить дотационные и
компенсационные выплаты рыбохозяйственными организациям. Данные выплаты могут
быть осуществлены как из Федерального бюджета, так и бюджетов субъектов ДВФО. Такие выплаты в первую очередь должны быть направлены на развитие марикультуры,
научные исследования, развитие научно-исследовательского флота, охрану биоресурсов,
обеспечение их воспроизводства.
1 Версан В.Г. Основные цели и направления государственного регулирования в области качества продукции / В.Г. Версан, В.И. Седов // Сертификация. – 2005. — № 4. — с. 14.
- 130 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Целью развития рыбного хозяйства ДВФО является достижение устойчивого его
функционирования на основе сохранения, воспроизводства и рационального использования водных биоресурсов, развития аквакультуры, направленных на удовлетворение
внутреннего спроса на рыбные товары. Одновременно должны быть созданы условия для
повышения эффективности экспорта рыбных товаров, обеспечения конкурентоспособности выпускаемой продукции и оптимизации структуры управления рыбохозяйственными предприятиями1.
Первым шагом на пути формирования развитого рынка рыбопродукции должны
стать бассейновые оптовые рыбные биржи, позволяющие вести практически круглосуточную торговлю сырьем. Здесь необходима скоординированная работа по созданию
специализированных торгово-транспортных компаний на территории Дальневосточного
региона.
Формирование сети оптовой торговли – важного рыночного института в отрасли
должно проходить под контролем государства, обеспечивающего равный и беспрепятственный доступ всех добросовестных субъектов рынка к биржевым торгам, а также гарантирующего соблюдение их участниками своих обязательств перед контрагентами. Участие государства в этом вопросе, в том числе и через финансовые институты развития,
будет побуждать коммерческие кредитные организации охотнее идти в отрасль.
Должны быть поддержаны предложения Федерального агентства о введении льготных (оптовых) тарифов на перевозку рыбопродукции внутри страны. Сейчас их доля в
стоимости рыботоваров составляет от 23 до 55 %, в зависимости от вида продукции. Для
того чтобы все россияне в полной мере смогли оценить достоинства отечественных рыбных продуктов, существующие ныне железнодорожные тарифы необходимо снизить
вдвое. Помимо выгод для внутреннего рынка, это поможет кардинально приблизить
Дальневосточные ресурсы к емкому западноевропейскому рынку.
Повышение конкурентоспособности рыбной продукции является составной частью
промышленной и социально-экономической политики страны (регионов и предприятий) и должно проводиться в жизнь в рамках формирующихся механизмов управления.
Государственная политика в области повышения конкурентоспособности рыбной продукции должна быть направлена, прежде всего, на поддержку развития экономики страны, на помощь предпринимателям.
Для российской экономики в целом крайне актуален не только вопрос экономического роста, но и его отраслевой структуры. В рыбной промышленности, как и в других
отраслях, вопрос экспортно-сырьевой ориентации является также крайне злободневным.
Решение данной проблемы требует целого комплекса мер, направленных на внедрение в
производство новейших, признанных мировым сообществом технологий, создания крупных, современных рыбоперерабатывающих комплексов. Роль государства в обеспечении
решения данной проблемы является одной из ключевых. Именно государство должно
обеспечить привлекательный инвестиционный климат как в целом по России, так и в
отдельных субъектах. Кроме того государство должно через соответствующие институты
участвовать в инвестиционных проектах.
Для создания современной материально-производственной базы и освоения новой
конкурентоспособной продукции, внедрению прогрессивных ресурсосберегающих технологий на предприятиях рыбохозяйственного комплекса Приморского края немаловажными факторами являются повышение инновационной активности в экономике. В
данной области необходимы меры прямой государственной поддержки, поскольку циклы НИОКР достаточно продолжительны, степень риска в инновационных проектах
очень высокая и без финансовой поддержки и государственного протекционизма предприятиям не обойтись.
Проведение структурных преобразований в рыбной отрасли, совершенствование
управления рыбохозяйственной деятельностью в целом, а соответственно и конкуренто-
1 Распоряжение Правительства РФ от 02.09.2003 N 1265-р (ред. от 21.07.2008) «О концепции развития рыбного хозяйства Российской Федерации на период 2020 года»
- 131 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
способностью рыбной продукции, в частности, на сегодняшний день является одной из
первоочередных задач.
Целесообразно перейти на четырехступенчатую структуру управления в рыбной
промышленности (см. рис. 1).
Федеральный уровень
Бассейновый уровень
Региональный уровень
Микроуровень (хозяйствующие
субъекты)
Рис. 1. Четырехступенчатая модель управления в рыбной промышленности
I ступень — федеральный уровень: Федеральное агентство. На данном уровне осуществляется общая координация действий в отрасли, разрабатывается стратегия и определяется тактика, подготавливаются и согласовываются с соответствующими министерствами и ведомствами нормативно-правовые акты, осуществляется контроль над охраной,
воспроизводством и распределением водных биоресурсов.
Очевидно, что решение всех вышеперечисленных задач требует превращения Федерального агентства по рыболовству в мощный орган федерального контроля, обладающий максимальными правами, обязанностями и полномочиями. Придание агентству
статуса министерства не только откроет возможности оперативно влиять на ситуацию в
отрасли, но и даст реальные рычаги стратегического управления. Рыбная отрасль представляет собой сложный природохозяйственный и социально-ориентированный комплекс. А это значит что на Федеральном уровне – том, которому принадлежит право распоряжения основными рыбными запасами страны, — сегодня объективно необходима
максимальная концентрация оперативных управленческих функций, включая рыбоохрану, науку, образование, регулирование промышленного рыболовства. В сегодняшних условиях это – единственная возможность повысить эффективность и оперативность
государственного управления отраслью, снизить его «издержки», исключить дублирование и несогласованность в исполнении своих функций различными министерствами и
ведомствами. Создание Министерства рыбного хозяйства России позволит поднять престиж отечественного рыболовства в мире1.
II ступень – бассейновый уровень: ассоциации рыбопромышленников, объединения
акционерных обществ, предприятий, организаций рыбной промышленности, рыбопромышленные кластеры.
Целесообразно возложить на данные объединения следующие функции бассейнового управления:
1) координация хозяйственной деятельности береговых предприятий, промыслового
флота всех форм собственности для эффективного освоения квот на вылов ВБР всеми
судовладельцами, районами и объектами промысла, а также развития марикультуры и
воспроизводства гидробионтов;
2) осуществление координации внешнеэкономической деятельности организаций
Дальневосточного бассейна по согласованию с Федеральным агентством по рыболовству
1 Бобылов, Ю.А. О тенденциях развития мирового и российского рыбного хозяйства / Ю.А. Бобылов // Бюллетень иностранной коммерческой информации — БИКИ. — 2005. — № 115. — С. 1-6.
- 132 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
РФ и принятие участия в межправительственных переговорах с иностранными государствами, при разработке межправительственных соглашений;
3) участие в разработке и реализации программ, стратегии развития рыбной промышленности Дальневосточного бассейна совместно с Комитетом по рыболовству Приморского края и других субъектов федерации;
4) руководство штабами промышленных районов и назначение руководителей и
членов этих штабов;
5) осуществление информационного мониторинга – представлять в Федеральное
агентство по рыболовству РФ по бассейну все необходимые данные о производственнохозяйственной и внешнеэкономической деятельности по установленной форме, регламенту, объему;
6) осуществление анализа выделения лимитов вылова ВБР и их реализации с целью
разработки и внесения предложений по их перераспределению, а также разработка
предложений по регулированию промысла организациями, входящими в состав объединения и защита их интересов на федеральном уровне;
7) осуществление единой политики Дальневосточного бассейна в области развития
флота, береговых предприятий, производственной инфраструктуры и участие от их
имени в разработке нормативных, административных актов Федерального агентства по
рыболовству РФ.
Рассмотренные выше функции управления позволят сформировать необходимую
организационную структуру органов бассейнового управления и определить их место и
роль в общей системе управления рыбной отраслью.
III ступень – региональный уровень: комитет рыбного хозяйства администрации
Приморского края, Камчатского края и др. субъектов. Основной функцией комитета является координация деятельности рыбохозяйственных предпринимательских структур в
рамках соответствующего субъекта.
IV ступень – хозяйствующие субъекты – рыбопромышленные предпринимательские
структуры.
Для эффективного управления в рыбной промышленности необходимо четко разграничить функции и полномочия по всем уровням вертикали. Механизм управления
рыбохозяйственным комплексом должен стать связующим звеном, средством приведения
в соответствие производственных отношений с уровнем развития производительных сил,
базирующихся на познании и использовании соответствующих экономических законов
развития общества.
Таким образом, главная задача государства в обеспечении конкурентоспособности
рыбной продукции – создание и обеспечение благоприятного экономического климата в
стране и в регионах, поддержка отечественных производителей.
- 133 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 658
Т.Е. Даниловских,
О. В. Правиков1
Этапы разработки и инвестиционной стратегии
модернизации рыбо-перерабатывающих предприятий
В статье рассмотрено понятие инвестиционной стратегии модернизации, основные ее направления и этапы разработки, в контексте общей политики управления основными фондами.
Под инвестициями в модернизацию экономического развития понимаются вложения капитала, направляемые на увеличение объемов и совершенствование качественных
характеристик элементов воспроизводственного цикла в экономике с учетом обновления
основных фондов, технологических процессов и трудовых ресурсов. Состояние инвестиционного климата, инвестиционного потенциала и соответственно инвестиционной
привлекательности значительно зависит от реализуемой инвестиционной стратегии, рассматриваемой как важнейшая составляющая экономической политики государства и определяющей объем, структуру, направление капитальных вложений, рост и обновление
основного капитала, а также источников и направлений использования инвестиций. Таким образом, инвестиционная стратегия модернизации экономики обеспечивает максимальное использование инвестиционных ресурсов в приоритетных направлениях модернизации экономики страны.
Традиционно инвестиции являются ключевым фактором обновления основных
фондов, но в современных условиях необходимо учитывать не только абсолютные объемы вложений, но и их качество, характер и направленность.
Независимо от конкретной формы, инвестиции выступают фактором экономической модернизации, только при условии тесного взаимодействия инфраструктуры финансового рынка и реального сектора экономики. С другой стороны, основой модернизации экономики являются инновации.2
Обоснование инвестиционной стратегии модернизации предприятия это выявление
предпосылок к разработке стратегии и следование основным этапам ее разработки.
Высокий моральный и физический износ производственного потенциала в значительном числе отраслей экономики, по мнению Н.П. Кетовой3 актуализирует проблему
реализации стратегии нормализации процесса воспроизводства материальных активов
реального сектора региональных хозяйственных комплексов путем выхода на достаточные для этого объемы инвестирования.
В период рыночных преобразований произошли положительные перемены в процессе формирования и использования основного капитала, которые были предопределены трансформационными изменениями. В условиях многообразия собственности произошла коммерческая и производственная реструктуризация производства и, соответственно, переориентация основного капитала на производство конкурентоспособных товаров, активизировалась техническая модернизация предприятий в тех отраслях, продукция которых находит спрос на рынке; повысились темпы развития базисной инженерной
инфраструктуры; в регионах пошел процесс сглаживания структурно-технологических
диспропорций. Эти тенденции подтверждают стимулирующее воздействие рынка на
процесс формирования и использования основного капитала. Для его усиления необхо1 Даниловских Татьяна Евгеньевна, к.э.н., доцент кафедры «Финансовый менеджмент» Дальрыбвтуза;
Правиков Олег Владимирович, соискатель ВГУЭС, Научный консультант: Латкин А.П., д.э.н., проф.,
директор ИМБЭ ВГУЭС Специальность 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством»
2 Свинаренко А.Г. Рост промышленного производства в условиях активизации инновационной
деятельности // Наука и промышленность в России. 2001. № 8 (52). С. 4.
3 Кетова Н.П. Обновление основного капитала: анализ и оценка возможностей // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2003. Т. 1. № 1. С. 77-85.
- 134 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
димо решение многих проблем, в числе которых технико-технологическая реконструкция и модернизация приоритетных для регионов отраслей, реализация инфраструктурных проектов, привлечение капиталообразующих инвестиций, значительное уменьшение износа основного капитала.
Последняя проблема, как отмечает Н.П. Кетова1, весьма важна с точки зрения преодоления ресурсно-технологических ограничений, которые накладывают на производство устаревшие техника, оборудование и технологии; затраты на создание эффективных
технологических цепочек; переориентацию ряда производств в связи с необходимостью
обеспечения импортозамещения, прекращения деградации предприятий обрабатывающих отраслей.
Совершенно справедливым представляется утверждение А.Г. Гранберга2 о том, что
«главный путь — это саморазвитие регионов на основе использования собственного потенциала и конкурентных преимуществ».
Это соответствует мнению автора относительно необходимости реализации в России
и ее регионах на перспективу достаточно либеральной инвестиционной политики, обеспечивающей модернизацию основного капитала «снизу», усилиями преимущественно
непосредственно рыночных субъектов. Для реализации этой задачи необходимо направление на инвестиции сбережений, в первую очередь сбережений населения3.
Однако сбережения слабо трансформируются в инвестиции, а в итоге тормозится
экономический рост, основу которого должно составлять обновление и наращивание
основного капитала, повышение производительности труда. Это означает, что, хотя с
2001 г. рост и базируется на расширении внутреннего спроса, возможности его ограничены. В этих условиях жизненно важно повышение эффективности механизма трансформации сбережений в инвестиции, а также рост самих инвестиций. С учетом мировой
практики, Н.П. Кетова4 выделяет три механизма трансформации сбережений в инвестиции, способные функционировать каждый отдельно или в каком-либо сочетании:
государственные инвестиции с соответствующим уровнем налогов (советский
опыт);
распределение капиталов через крупные финансово-промышленные группы;
финансовые рынки.
Очевидно, что в условиях рынка первый механизм, доминировавший в советской
экономике, использоваться не может из-за его архаичности. Следовательно, остаются два
других — рыночного типа тенденции межотраслевого перелива капитала. Следовательно, должен быть создан механизм, который способен мобилизовать капиталы в необходимых масштабах (включая средства мелких инвесторов) и обеспечить их оптимальное
использование, т.е. механизм финансовых рынков.
Повышение качества основного капитала, несомненно, требует больших затрат, обусловленных инфляционным удорожанием. При этом А.И. Гладышевский5 замечает, что
удорожание более прогрессивных видов оборудования рассматривается как обусловленная значительным эффектом экономия ресурсов, а удорожание традиционных видов
считается экономически необоснованным. Однако в условиях современного состояния
российской экономики инфляционные процессы действуют в отношении практически
всех составляющих основного капитала.
Усиление предпринимательских начал в деятельности российских хозяйствующих
субъектов, по мнению Кетовой Н.П. обусловливает стремление к замене изношенной
части производительного капитала на сооружения, оборудование, компьютерные сети,
объекты инфраструктуры с качественно новыми техническими, технологическими и
1 Кетова Н.П. Обновление основного капитала: анализ и оценка возможностей // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2003. Т. 1. № 1. С. 77-85.
2 Гранберг А.Г. Основы региональной экономики. М.: ГУВШЭ, 2001.
3 Кетова Н.П. Обновление основного капитала: анализ и оценка возможностей // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2003. Т. 1. № 1. С. 77-85.
4 Там же
5 Гладышевский А.И. Производственный аппарат России: основные характеристики и перспективы использования // Проблемы прогнозирования. 2002. № 1. С. 77.
- 135 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
информационными возможностями, что повышает инновационные параметры вводимых в действие основных средств.1
Однако, как справедливо пишет И.М. Степанов2, для реализации таких принципов
необходима готовность самих предприятий и других структур к техникотехнологическим преобразованиям. Для повышения такой готовности в процессе регулирования обновления основного капитала целесообразно задействование программноцелевого метода. Применение данного метода в системе организационного регулирования процесса обновления основного капитала обусловлено постоянным усложнением его
структуры, многовариантностью решений в выборе темпов технологических и структурных изменений, многоцелевой направленностью. Таким образом, программно-целевой
подход позволяет реализовать комплексное решение проблемы обновления производственного потенциала.
Действенность формируемой системы регулирования и реализации рыночной стратегии обеспечивается экономическим механизмом принятия управленческих решений,
основу которого, как известно, составляют экономические отношения, базирующиеся на
совокупности взаимных интересов региональных органов управления и субъектов хозяйствования3.
Для достижения нормального для рыночной экономики среднего возраста основного капитала, его эффективной структуры, обеспечивающей необходимый уровень конкурентоспособности производства, в российских регионах необходима стратегия модернизации производственного потенциала. В условиях ограниченности финансовых, инвестиционных и технологических ресурсов активное обновление основного капитала рационально осуществлять в приоритетных для региона сферах и производствах. Организация производства конкурентоспособной продукции в рамках этих ограниченных инновационных производственно-технологических «полей» может иметь мультипликативный эффект для всей экономики региона.
Возможен мультипликативный эффект технологического развития, представляющий
собой результат процесса, при котором предварительно выбирается «точка роста», т.е. технологическая совокупность, находящаяся в узле связей межотраслевых взаимодействий и
имеющая достаточный внутренний резерв развития, основанный на интеллектуальном
уровне, относительно не только современного оборудования и ресурсного потенциала, но
и возможностей его улучшения. Затем этой технологической совокупности в рамках технологической программы развития оказывается помощь: создается благоприятный финансовый климат (предоставление льготных кредитов, частичное погашение задолженностей и
т.п.). Также важно учесть ресурсосберегающий фактор производства, который впоследствии положительно отразится на цене выпускаемой продукции, вследствие обновления основного капитала. При разработке программы развития, основанной на мультипликативном эффекте, должно быть оценено состояние не только данной технологической совокупности региона (т.е. ведущих отраслей), но и экономически взаимосвязанных с ней технологических совокупностей, конкурентоспособность выпускаемой ими продукции, качество
ресурсов, их взаиморасположение (расчет транспортных издержек) и т.д.
Под стратегическим управлением стоимостью основного капитала Аксеновым В.М. и
Батрудиновым А.С. понимается процесс целенаправленного поддержания и воспроизводства основных фондов на уровне, обеспечивающем4:
1. Плановый рост (изменение) стоимости основного капитала на предстоящие плановые периоды.
1 Кетова Н.П. Обновление основного капитала: анализ и оценка возможностей // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2003. Т. 1. № 1. С. 77-85.
2 Степанов И.М. Теория и методология использования инновационного потенциала в промышленности региона: Автореф. дис. ... д-ра экон. наук. СПб., 2001. С. 2.
3 Крестов А.Г. Организационно-хозяйственный механизм обновления производственного потенциала промышленности: Автореф. дис. ... канд. экон. наук. М., 1999. С. 3.
4 Аксенов В.М., Батрудинов А.С., Принципы стратегического управления стоимостью основного капитала предприятия
- 136 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
2. Соблюдение эксплуатационных и технологических требований к каждому объекту
и совокупности технологически связанных объектов основных средств для снижения
критических рисков, приводящих к невыполнению производственного плана и, как следствие, к возникновению косвенных убытков, которые обычно существенно выше прямых
убытков в диапазоне ситуаций от снижения качества продукции (услуг) до аварий.
3. Соблюдение нормативных и плановых износов: физического, функционального и
экономического.
4. Современную и достоверную оценку любого вида стоимости каждого объекта или
комплекса объектов для решения стратегических и оперативных задач управления акционерным обществом в стационарных или кризисных ситуациях, исходя из интересов
собственников.
В.М. Аксенов и А.С. Батрудинов1 выделяют следующие функции управления основным капиталом предприятия:
планирование всех видов ремонтов, оценки видов стоимости и износов основных
фондов, амортизационной политики, а также уценка, списание, реализация (продажа),
консервация, сдача в аренду, новая собственная коммерческая деятельность, создание
совместных предприятий и инвестиционно-залогового фонда с использованием основных фондов;
учет фактического состояния основных фондов в рамках бухгалтерского, статистического, налогового и управленческого учета на текущую дату, за любой отчетный
период;
контроль за состоянием основных фондов через сопоставления каждого параметра с их нормативными или плановыми значениями;
технико-экономический анализ как определение и сопоставление качественных
и количественных характеристик отклонения фактических значений от нормативных и
плановых
Процесс управления использованием основного капитала строится на предприятии
с учетом особенностей оборота этого капитала. Первоначально авансированный во внеоборотные операционные активы основной капитал по мере дальнейшего оборота в операционном процессе предприятия функционирует в двух основных формах:
В форме реально функционирующих внеоборотных операционных активов (основных средств и нематериальных активов), отражаемых по остаточной стоимости;
В форме накопленной суммы амортизации (износа) используемых в операционном процессе внеоборотных активов.
Для первой формы основного капитала сформулируем цель использования как
обеспечение высокой отдачи (эффекта) используемых внеоборотных активов, для второй
– обеспечение своевременного и эффективного обновления внеоборотных активов.
Данная система целей составляет основу формирования политики управления использованием основного капитала. Политика управления использованием основного капитала, по мнению И.А. Бланка2 представляет собой часть общей политики управления
использованием совокупного капитала предприятия, заключающаяся в обеспечении высокой производственной отдачи сформированных внеоборотных активов и своевременного их обновления.
И.А. Бланк3 выделяет следующие этапы политики управления использованием основного капитала:
Оценка объема использования внеоборотного капитала предприятия в различных его формах;
Анализ использования внеоборотного капитала в предшествующем периоде;
Оптимизация объема и состава основного капитала;
Обеспечение высокой отдачи используемых внеоборотных активов;
Там же
Бланк И.А. Управление использованием капитала. – К.: Ника-Центр, 2000. – 656 с.
3 Там же
1
2
- 137 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обеспечение своевременного обновления внеоборотных активов.
В.М. Аксенов и А.С. Батрудинов1 определили следующие этапы принятия стратегических решений по планированию стоимости воспроизводства основного капитала:
Выявление проблем воспроизводства в терминах целей (подцелей) развития
предприятия в части основных фондов (состав фондов, их функциональное назначение
и научно-технический уровень, показатели стоимости по видам стоимости и др.).
Определение критериев воспроизводства, условий, ограничений и др. факторов.
Формирование вариантов стратегического решения проблем воспроизводства.
Оценка вариантов стратегического плана стоимости и воспроизводства основного капитала.
Проведение экспертизы оценки этих вариантов.
Выбор рабочего варианта стратегического плана воспроизводства основного капитала.
Оформление директивного документа «стратегический план стоимости и воспроизводства основных фондов предприятия», организация, контроль, анализ результатов, корректировка при необходимости первоначальной редакции документа.
Для реализации стратегического планирования стоимости и воспроизводства основного капитала предприятий рыбной промышленности необходимо использовать SWOTанализ, последовательность осуществления которого представлена ниже:
1. Выявляются благоприятные возможности и угрозы внешней среды по отношению
к «ядру» основного капитала.
2. Группа экспертов из числа специалистов и топ-менеджеров предприятия, собственников и внешних консультантов по заданным технологическим схемам определяют
«плюсы» и «минусы» полного списка основных фондов и фондов, обеспечивающих бизнес-единицы предприятия.
3. Далее аналогично формируется перечень задач по решению ранжированных на 3м этапе проблем по основным фондам.
4. Наконец, обсуждается круг стратегических задач управления основным капиталом
предприятия с использованием активных методов обучения и проведения дискуссий.
Вносятся коррективы. Согласовывается окончательный список как рабочий документ
управленческого персонала и консультантов.2 [7]
Таким образом, нами определена взаимосвязь между способами обновления основного капитала и стратегиями долгосрочного развития предприятия.
Так, стратегия агрессивного развития, которая предполагает быстрое расширение
рынков сбыта, одной из ее основных стратегических задач является достижение лидирующих позиций в отрасли по объему продаж выпускаемых изделий предполагает активное инвестирование в новое строительство, интенсивное расширение действующего
производства, вложение средств в НИОКР.
Стратегия совершенствования при неизменном уровне развития позволяет предприятиям с максимальной эффективностью использовать достигнутый производственноэкономический потенциал. Основной целью воспроизводства будет являться увеличение
или поддержание на прежнем уровне чистого денежного потока без проведения нового
строительства и наращивания действующего производства. В сложившихся условиях
расширенное воспроизводство основных фондов будет или нецелесообразным, или неосуществимым вследствие финансовых трудностей. Наиболее рациональными будут
усилия по проведению замены изношенного оборудования, модернизации устаревших
непроизводительных основных фондов и реконструкции производственных зданий (сооружений).
Стратегия сдерживания спада реализации продукции проявляется, как правило, в
относительно неблагоприятных для предприятия внешних и внутренних условиях; ха1 Аксенов В.М., Батрудинов А.С., Принципы стратегического управления стоимостью основного капитала предприятия
2 Аксенов В.М., Батрудинов А.С., Принципы стратегического управления стоимостью основного капитала предприятия
- 138 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
рактеризуется координацией усилий и направленностью имеющихся ресурсов на снижение отрицательного воздействия различного рода факторов на процесс функционирования предприятия. Придерживаясь этой стратегии, целесообразно сконцентрировать
ограниченные финансовые ресурсы на проведение простого воспроизводства основных
фондов, модернизации ведущего оборудования, усилить контроль за эффективностью
проведения ремонта основных фондов1.
Стратегия активного перепрофилирования обязывает безотлагательно осуществлять
мероприятия по внедрению новых продуктов на рынке и расширению своей доли в других (чаще всего смежных) отраслях. Отказ от выпуска ранее изготавливаемой продукции
может привести к простоям части оборудования и значительному снижению оборачиваемости активов (в основном по сырью, материалам, комплектующим и незавершенному производству). Активная ликвидация изношенных основных фондов, продажа ненужного оборудования, передача простаивающих основных фондов в текущую аренду
сторонним организациям, техническое перевооружение и внедрение новых технологий
позволяет предприятию снизить возможные отрицательные последствия, связанные с
процессом перепрофилирования.2 Однако этой части накопления недостаточно, поэтому
необходимо искать новые источники финансирования, сочетая использование собственных средств (прибыли, амортизации) с привлечением государственных и негосударственных средств.
Представляется важным сформулировать структурно-логическую схему влияния
факторов на процесс воспроизводства основного капитала, которая состоит из следующих взаимосвязанных задач и предполагаемых условий их решения:
потенциальные потребности потребителей и стратегические цели предприятия
обосновывают потребность в основных фондах и являются стимулом к их воспроизводству;
износ определяет длительность кругооборота основных фондов предприятия и
является главным фактором при приятии решения об обновлении средств труда;
способ обновления основного капитала влияет на размер воспроизводимого
производственного потенциала;
степень качественного обновления основных фондов проявляется посредством
внедрения инноваций в производство;
возможность предприятия своевременно и эффективно обновлять основной капитал определяется наличием источников финансирования, к числу которых необходимо отнести амортизацию.
Таким образом, обоснование инвестиционной стратегии модернизации предприятий зависит в первую очередь от их конкурентных стратегий, и базируется на выполнении определенных этапов разработки стратегии.
1 Казакова О.Б. Концепция управления инвестированием воспроизводства капитальных вложений в современной экономике // Транспортное дело России №1 2009.
2 Казакова О.Б. Концепция управления инвестированием воспроизводства капитальных вложений в современной экономике // Транспортное дело России №1 2009.
- 139 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 338
Г.Г. Кононенко1
Параметры и современные методы
оценки эффективности совместного
предпринимательства
В данной статье основное внимание уделено существующим и современным методам оценки эффективности совместного бизнеса, в том числе организованного с участием
иностранного капитала. При этом, автором проведено разделение методов на блок оценок результата от привлечения
прямых иностранных инвестиций и блок социальноэкономической эффективности от реализации совместных
инвестиционных проектов.
Анализ информационной и методической базы оценки эффективности совместного
предпринимательства позволяет выделить два направления научных исследований: изучение последствий функционирования в принимающих экономиках прямых иностранных инвестиций вообще и социально-экономической результативности реализации инвестиционных проектов разной масштабности в принимающих территориях. В виду того, что иностранные инвестиции, как и реализация инвестиционных проектов, являются
неотъемлемой частью текущей операционной деятельности совместных предпринимательских структур, имеет смысл рассмотреть подходы к оценке эффективности указанных блоков в отдельности.
Оценка эффективности прямых иностранных инвестиций в процессе социальноэкономического развития принимающих территорий.
Эффективность прямых иностранных инвестиций для принимающей экономики –
явление более сложное и многогранное, приобретшее активное изучение в 20в. под влиянием процессов глобализации экономики. Ввиду сложности и неоднозначности данной
категории, стало принятым анализировать ее, разделяя на элементы. В этой связи получили распространение понятия эффекта, представляющие собой частные показатели
экономической эффективности ПИИ.
В современной экономической науке описан ряд эффектов, не относящихся к коммерческой эффективности инвестиций. Речь идет о прямых и косвенных эффектах в
рамках концепции эффективности прямых иностранных инвестиций.
Под прямыми эффектами подразумевается непосредственный вклад ПИИ в макроэкономические показатели принимающей страны: валовой продукт, занятость, инвестиционную деятельность, экспорт и др. Косвенные эффекты представляют собой совокупность воздействий, вызываемых деятельностью ПИИ, в принимающей экономике, не
стимулируемых инвесторами целенаправленно и отражающих природу ПИИ. В современной зарубежной и отечественной литературе, говоря о косвенных эффектах, употребляют также такие слова как экстерналии (externalities), внешние эффекты, или эффекты перелива (spillover).
Для разработки методического подхода к оценке общественной эффективности при
привлечении прямых иностранных инвестиций необходимо, прежде всего, выяснить
сущность данного вопроса. Согласно общепризнанному мнению, предприятия, использующие иностранный капитал более эффективны, чем предприятия реального сектора
национальной экономики. Х. Сан использовал данные по китайским предприятиям за
период с 1987 по 1993 гг. для анализа сравнительной эффективности предприятий с долей иностранного капитала и отечественных фирм. Анализ показал, что средняя и предельная производительность труда и капитала для иностранных фирм значительно вы1 Кононенко Геннадий Геннадьевич, аспирант ВГУЭС, научный руководитель доктор экон. наук, профессор А.П. Латкин. Специальность 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством».
- 140 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
ше, чем для отечественных. Автор объясняет это более высоким отношением капитала к
труду (фондовооруженностью), использованием более квалифицированной рабочей силы, высокой технической оснащенностью и лучшим управлением в иностранных компаниях1 .
Более ранним признанием позитивного эффекта на развитие принимающих территорий вследствие привлечения ПИИ послужила работа японского исследователя
К.Коджимы, явившаяся логическим продолжением «парадигмы летящих гусей» Акамацу. Вообще, для представителей «японской» школы характерно разделение микро- и
макроэкономических уровней последствий от активизации ПИИ, понимая совокупную
важность этих уровней для повышения общего уровня благосостояния2 .
Так Коджима разделил ПИИ на ориентированные и не ориентированные на торговлю; к первому типу он отнес большую часть японских инвестиций, ко второму – американские. Из своей модели Коджима делает следующий вывод: ориентированные на торговлю ПИ объясняются не введением торговых барьеров, а главным образом развитием
международного разделения труда, в рамках которого ПИИ первого, «японского» типа
играют роль «инициатора и наставника» в процессе индустриализации развивающихся
стран, так как предоставляют им технологию, опыт управления и маркетинга. В последующем ПИ перемещаются в производство более сложных промежуточных продуктов,
углубляя, в конечном счете, внутриотраслевую специализацию в странах, охваченных
движением капиталов.
Коджима и его последователь Озава пытались не только совместить микро- и макроподходы к ПИИ, но и проанализировать совместимость общественных и частных интересов при их осуществлении, рассматривая экспансию транснациональных корпораций в
сравнительно слабо развивающиеся страны не столько в форме перемещения капитала,
сколько — распространения предпринимательского фактора.
С. Глоберман, Дж. Райс и И.Вертинский (1994 г.) сравнили экономические показатели функционирования фирм с присутствием иностранного капитала и национальных
предприятий в Канаде. Также были проанализированы различия в показателях для фирм
с инвестициями из разных стран. Было обнаружено, что производительность труда в
иностранных компаниях в Канаде выше, чем на канадских фирмах. Однако не было выявлено никаких существенных различий в производительности (на 95% уровне значимости) по странам инвесторов среди предприятий с долей иностранного капитала. Результаты показали, что иностранные фирмы характеризуются большей фондовооруженностью и имеют больший размер, чем канадские фирмы. Когда влияние этих эффектов
было явным образом учтено, канадские фирмы оказались не менее эффективными, чем
фирмы с ПИИ. Главным результатом работы является вывод, что иностранные фирмы
имеют более высокую производительность в основном из-за большей фондовооруженности и масштаба.
М. Бломстрёмом и Ф. Сьохолмом (1999 г.) были получены аналогичные результаты
относительно производительности с использованием данных по индонезийским предприятиям с более 20 рабочими за 1991 г. Результаты статьи подтвердили гипотезу, что
предприятия с ПИИ характеризуются более высокой производительностью труда, чем
национальные предприятия, но не было выявлено значимого влияния размера иностранной собственности на производительность3 .
Наряду с этим, существуют немногочисленные свидетельства обратного эффекта
(когда предприятия с ПИИ менее эффективны, чем местные). Этот феномен является
временным, связанным с тем, что новое предприятие не сразу «встало на ноги». Это так1 Мелентьева, Н. Ю. Прямые иностранные инвестиции в России. Является ли иностранное
предприятие более производительным? / Н.В. Мелентьева. — М.: Российская экономическая школа.
2000. — 28 с.
2 Современные теории внешнеэкономических отношений. Реферативный сборник / Под ред.
Зубченко Л.А. — М.: ИНИОН. — 1992. – 141 с.
3 Hausmann, R. Foreign Direct Investment: Good Cholesterol? / R. Hausmann, E. Fernández-Arias. —
2000. – 46 p. — Mode of access: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=237459. — Загл. с
экрана.
- 141 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
же может быть связано с серьезными культурными и другими страновыми различиями
между экспортером и импортером капитала, а также с неблагожелательной политикой
местных властей в отношении иностранных инвестиций1.
Показательным примером влияния ПИИ на состояние переходных экономик является опыт стран Центральной и Восточной Европы. С распадом плановой системы хозяйствования бывшие социалистические страны оказались в сложной ситуации: государственный сектор, бывший долгое время основой экономики, оказался разрушен, а частный
сектор формировался медленно и сложно. Для ускорения этого процесса руководства
стран бывшего социалистического лагеря стимулировали приток иностранных инвестиций, привлекая их возможностью участия в процессе приватизации национальных предприятий.
В исследовании Д. Конингза использовались панельные данные по предприятиям
Польши, Болгарии и Румынии. На базе данных о деятельности 5 тыс. предприятий в этих
странах за период 1993-1997 гг. автор изучает т.н. «чистый» эффект, под которым понимает сумму технологического эффекта и эффекта конкуренции, и делает вывод, что на
ранних стадиях перехода к рынку растущая конкуренция со стороны ПИИ пересиливает
технологический эффект. Неэффективные местные фирмы уступают свою долю рынка
иностранным, что в долгосрочной перспективе положительно скажется на общей эффективности экономики. На следующей стадии, когда национальные предприятия подвергнутся серьезной реструктуризации, доминирующая конкуренция со стороны иностранных фирм сократится. В таком случае начнет доминировать положительный технологический эффект, наиболее значимый для развития экономики2 .
Б.Яворчик и М.Спатареану исследовали влияние ПИИ на экономику Латвии и Чехии, используя в качестве методов исследования опрос руководителей национальных
предприятий, а также анализируя производственную функцию. Результаты опроса показали, что наибольший эффект от ПИИ руководители местных предприятий видят в конкуренции, далее по убывающей следуют – потеря доли рынка, потеря рабочей силы,
ухудшение доступа к кредитным ресурсам, появление информации о новых технологиях, о маркетинговых технологиях, возможность найма людей, проработавших на иностранном предприятии. Очевидно, что положительные и отрицательные эффекты здесь
представлены одинаково широко3 .
Заслуживают особого внимания результаты исследования, проведенного в 1999 г.
Босвортом и Коллинзом, которые изучали эффект от притока капитала в развивающиеся
страны Латинской Америки, Азии и Африки в 1978-1985 гг. Ученые выяснили, что приток иностранного капитала в размере 1 доллара вызывает рост внутренних инвестиций
на 50 центов. Но по видам привлеченного капитала разница большая. Например, ПИИ
вызывают приток внутренних инвестиций в пропорции 1:1, тогда как другие виды
(портфельные или займы) дают меньший эффект4 .
Еще один неоднозначный аспект отметили в своем исследовании Разин, Садка и
Юен (1999 г.), которые указали на то, что иностранный инвестор обладает преимуществом владения информации о подконтрольной фирме и ее рентабельности перед местными инвесторами. Поэтому он может перетянуть на себя более выгодные отрасли, что
может неоднозначно сказаться на экономике реципиента.
1 Vahter, P. The Effect of Foreign Direct Investment on Labour Productivity: Evidence from Estonia and
Slovenia. – Tartu, 2004. – 48 p. — Mode of access: http://www.mtk.ut.ee/doc/febawb32.pdf. – Загл. с экрана.
2 Konings, J. The Effects of Foreign Direct Investment on Domestic Firms: Evidence from Firm Level Panel Data in Emerging Economies / Jozef Konings. CEPR. – 2000. – 23 p. — Mode of access:
http://www.bus.umich.edu/KresgeLibrary/Collections/Workingpapers/wdi/wp344.pdf. – Загл. с экрана.
3 Javorcik, B. Disentangling FDI Spillover Effects: What Do Firm Perceptions Tell Us? / B. Javorcik, M.
Spatareanu
//
Does
FDI
Promote
Development?
–
P.
45-71. — Mode
of
access:
http://www.iie.com/publications/chapters_preview/3810/03iie3810.pdf. — Загл. с экрана.
4 Lipsey, R-E. The Impact of Inward FDI on Host Countries: Why Such Different Answers? / Robert E
Lipsey, Fredrik Sjoholm // Does FDI Promote Development? – P. 23-43. — Mode of access:
http://www.iie.com/publications/chapters_preview/3810/02iie3810.pdf. — Загл. с экрана
- 142 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
По мнению автора, общий смысл активизации привлечения иностранных инвестиций в государство заключается в достижении позитивных прямых эффектов (как то непосредственное увеличение денежной массы в экономической системе, рост денежных доходов населения, активизация операций на внутреннем потребительском рынке, как
следствие – влияние на рост объемов продаж местных предприятий и экономический
рост территорий), косвенных последствий (передача более совершенного технологического и управленческого опыта, осуществление деятельности на новом инновационном
оборудовании, что создает предпосылки для простого копирования местными предприятиями) при создании разумных преференций для эффективной деятельности инвесторов и одновременном сдерживании проявления наиболее негативных последствий неравнозначной конкуренции. Здесь несомненно важна координирующая роль государственных органов всех уровней, влияющая как на восприимчивость национального сектора, так и на содержание влияния иностранного.
Оценка социально-экономического эффекта
от реализации инвестиционных проектов в России
В последнее время в российской научной литературе стали появляться достаточно
интересные исследования, в том числе об оценке социально-экономической эффективности реализации инвестиционных проектов. По мнению Ивельской Н.Г. целесообразно
оценивать результативность применительно к конкретной принимающей территории,
муниципалитету, в формате которого масштаб реализованных проектов распределяется
на макро-мезо и микро уровни. Соответственно различиям субъектов инвестиционных
процессов каждого уровня, соотношения их стратегических целей и тактических задач,
достигаемых в процессе реализации проекта, цели оценки эффективности использования инвестиций будут также различаться.
Рассматривая первый уровень инвестирования и управления инвестиционными
проектами — макроэкономический — можно отметить, что приоритетными целями для
оценки реализации проектов будут являться направления по формированию тенденций
и явлений долгосрочного социального и экономического эффекта. Методологическая
основа оценки базируется на методике расчета показателей и применения критериев
эффективности инвестиционных проектов, сформированных Министерством финансов
Российской Федерации1.
Центральным положением данной методики является расчет финансовой, бюджетной и экономической целесообразности проекта. При этом, параметрами, характеризующими финансовую эффективность в данном случае признаются традиционные показатели инвестиционного анализа, такие как чистая приведенная стоимость (Net Present
Value, NPV), внутренняя норма доходности (Internal Rate of Return, IRR), дисконтированный период окупаемости инвестиционного проекта. Таким образом, в результате расчетов определяются общие и удельные значения отдачи будущего перспективного дохода
от реализации проекта на требуемые инвестиционные затраты.
Под бюджетной эффективностью проекта понимается сопоставление объема инвестиций в конкретный проект и всей совокупности доходов федерального бюджета, а также возникающих экономий в расходах федерального бюджета. Инвестиционный проект
признается соответствующим критерию бюджетной эффективности в случае, если подтвержденное значение индекса бюджетной эффективности PI превышает 1.
Наконец, оценка экономической эффективности как способность проекта влиять на
формирование валового внутреннего выпуска государственной экономики и обеспечивать динамику экономического роста, основывается на учете макроэкономических эффектов во время прединвестиционной и инвестиционной фазы реализации проекта. При
этом под макроэкономическими эффектами понимаются доходы, формирующиеся в
экономике в результате прямого и косвенного влияния инвестиционного проекта на
1 Приказ Министерства финансов Российской Федерации № 82н от 23 мая 2006 года «Об утверждении методики расчета показателей и критериев эффективности инвестиционных проектов, претендующих на получение государственной поддержки за счет средств инвестиционного фонда Российской Федерации».
- 143 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
процесс образования доходов. В этой связи выделяют прямой и косвенный макроэкономические эффекты. Прямой эффект – это объем ВВП, обусловленный непосредственным
влиянием реализуемого инвестиционного проекта на формирование показателей по счету использования ВВП: объема валового накопления, поставок на внутренний рынок потребительских товаров и услуг, экспорта и импорта. Косвенный макроэкономический
эффект (КМЭ) – дополнительные доходы, образующиеся в экономике под влиянием использования прямых (входящих в состав ПМЭ) доходов участников хозяйственной деятельности (населения, предприятий, государства) на покупку российских потребительских и инвестиционных товаров и услуг. Совокупный макроэкономический эффект
(СМЭ) от реализации инвестиционного проекта оценивается как сумма прямого и косвенного макроэкономического эффекта, связанного с реализацией инвестиционного
проекта, и характеризует объем ВВП, обусловленный реализацией инвестиционного
проекта.
Годовой индекс экономической эффективности инвестиционного проекта Эг характеризует влияние инвестиционного проекта на рост ВВП и оценивается по соотношению
совокупного макроэкономического эффекта в ценах предыдущего года к объему ВВП
предыдущего года, рассчитанного в условиях отказа от реализации инвестиционного
проекта.
В качестве основного показателя экономической эффективности инвестиционного
проекта используется интегральный индикатор экономической эффективности инвестиционного проекта ЭT, характеризующий часть суммарного за все годы расчетного периода прогнозируемого реального объема ВВП экономики, которая может быть обеспечена реализацией инвестиционного проекта. Интегральный индикатор экономической
эффективности инвестиционного проекта рассчитывается как соотношение суммы годовых реальных объемов СМЭ и суммы годовых объемов ВВП, приведенных к сопоставимому виду с использованием индексов реальной динамики, оцениваемых в макроэкономическом прогнозе.
Инвестиционный проект признается соответствующим критерию экономической
эффективности в случае, если подтвержденное значение интегрального индикатора экономической эффективности ЭT превышает 0,01 процента.
Кроме расчета достаточно специфичных показателей эффективности проекта, в
данной методике предполагается определение положительного социального результата,
связанного с реализацией инвестиционного проекта.
Наконец, оценка эффекта реализации инвестиционных проектов на микроуровне
фирм – базируется, преимущественно на расчете финансово-экономической окупаемости инвестиционных расходов и потому может быть проведена давно и успешно используемыми на практике методами оценки экономической эффективности инвестиций1. В
состав показателей такого анализа включены уже упомянутые выше критерии чистой
приведенной стоимости, рентабельности инвестиций, внутренней нормы доходности,
дисконтированного периода окупаемости и оценка конкурирующих инвестиций с разными сроками реализации, которые в результате реализации инвестиционного проекта
приводят к совершенствованию финансово-экономического состояния фирм и оцениваются системой дополнительных финансово-экономических коэффициентов.
Обобщая приведенные выше данные можно сделать вывод, что несмотря на качественное многообразие и долголетнюю историю развития методов оценки эффективности
(или результативности) инвестиционных проектов, реализуемых, в том числе, в форме
привлечения иностранного капитала, можно сделать вывод, что все они, так или иначе
концентрируются на изучении или одного конкретного эффекта, или нескольких обширных, макроэкономических результатов. Это не удивительно в условиях того множества последствий, которые вызывают процессы создания совместных предпринимательских структур, активного вовлечения в производственно-экономический оборот местного
населения, ресурсов местных предприятий и кредитных учреждений. Вместе с тем, от1 Бризицкая А.В., Латкин А.П. Организация и финансирование инвестиций. Владивосток. Издательство ДВГУ. — 2004.
- 144 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
сутствие методики или модели, позволяющей с определенной долей точности прогнозировать текущие и перспективные изменения социально-экономического положения
принимающих территорий в свете расширения совместного делового партнерства, являются, на наш взгляд, причинами существенного ограничения государственного регулирования данного процесса в нужных сферах и необходимыми усилиями.
- 145 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 65.262.101
С. В. Кривошапова 1
Некоторые аспекты методологии перехода к
содержательному (риск-ориентированному) надзору
Современное состояние банковской системы России
требует принятия комплексных мер по её укреплению, поддержанию финансовой устойчивости банков, снижению риска системного кризиса. С этой целью Банком России как органом надзора за деятельностью коммерческих банков формируется новая модель надзора, получившая название рискориентированного надзора. Суть этой модели – в акцентировании внимания на существенных факторах, создающих угрозу устойчивости банковской системы. Такими факторами
являются банковские риски. Задача регулятора заключается
в том, что всё внимание должно быть сосредоточено на выделение в деятельности кредитных организаций областей
(сфер) повышенного риска и на концентрации ресурсов надзора в этих областях. Данные мероприятия необходимы для
достижения достаточно высокого уровня экономической
стабильности в банковской системе России.
Основой общемировой тенденции в развитии надзора за банками является повышение его эффективности, которое предполагает развитие содержательного компонента
банковского надзора и его ориентацию на реальные риски банковской деятельности. Под
повышением эффективности и результативности надзора, на наш взгляд, следует рассматривать лучшее выполнение им своих основных задач, то есть повышение функциональной продуктивности. Это должно быть обеспечено разработкой методики банковского регулирования, отвечающей задачам риск-ориентированного надзора, совершенствованием практических навыков сотрудников, выполняющих надзорные функции, и
развитием организационных форм надзора.
В России вплоть до 2002 года применялся формальный подход к надзору. При таком
подходе надзорный орган становится беспомощным, а его деятельность по существу сводится к симуляции активности. В условиях формального надзора в 1990-х годах в банковскую систему проникло множество слабых банков, с дефицитом собственного капитала, с
«нарисованными» активами, не обладающими реальной стоимостью, с фальсифицированной финансовой отчетностью2. Формальный надзор способствовал соблюдению
внешней формы и порядка, предпочтение при его осуществлении отдавалось внешней
форме в ущерб существу дела. Такой надзор проводится только по видимости, по форме.
Недостатки формального надзора заключаются:
пренебрежением, заданным уровнем норм функционирования, регулярной обратной связью с объектом управления, психологией и реакцией проверяемых;
отсутствием системы в оценке деятельности объекта;
применением в оценке не точных, а приблизительных измерителей
исследуемых показателей;
использованием опосредованной, неточной и запоздалой информации;
ориентацией на свершившиеся факты без учёта прогнозных ожиданий, что отражает экстенсивный характер ведения хозяйства.
1Кривошапова Светлана Валерьевна, — старший преподаватель кафедры «Финансы и налоги»
ВГУЭС, соискатель; Специальность 08.00.01 – “Финансы, денежное обращение и кредит»;
Научный руководитель Вотинцева Людмила Ивановна, профессор кафедры «Финансы и кредит» Дальневосточного государственного университета, доктор экономических наук E-mail:
czu@mail.ru
2 Дмитрий Тулин. Следователь не должен быть судьёй / Мониторинг банковской прессы
//Газета время новостей 2007г.
- 146 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Отсюда следует, что формальный надзор имеет две стороны. С одной стороны, он
смыкается с бесконтрольностью, когда форма его полностью отрывается от содержания.
С другой — он соприкасается с реальным содержательным надзором.
Начиная с 2002 года, Банк России объявил о переходе к содержательному банковскому надзору. Сущность реального надзора заключается в том, что он основан на учете
подлинных условий действительности, фактов, соответствует целям практики, оказывает
должное воздействие, имеет реальную силу. Данный вид надзора отражает действительное положение вещей, а не выдаёт желаемое за действительное. Достоинствами существенного (реального) надзора, на наш, взгляд являются:
обеспечение заданного уровня норм функционирования;
осуществление регулярной и целостной оценки состояния объекта;
прогнозный, перспективный характер оценки;
использование точных и объективных измерителей оцениваемых показателей;
возможность получения достоверной непосредственно с объекта информации;
ориентация на интенсивную форму хозяйствования.
На основе выше изложенного можно сказать, что формальный надзор может что-то
запретить, предписать, остановить ход процессов на объекте контроля, но не способен
оказать объекту реальную помощь. Содержательный надзор всегда предусматривает запас ресурсов, которые могут быть своевременно брошены на исправление положения,
устранение узких мест.
Формальный надзор обычно обращен в прошлое. Содержательный надзор ориентирован преимущественно на будущие события. Он обеспечивает органы управления информацией о предстоящих событиях. В процессе надзора ход контролируемых событий
оценивается на ранних этапах оценки и содержит элемент предвидения, что позволяет
своевременно корректировать действия. Существенный надзор направляет внимание
руководителей на достижение запланированной цели в изменяющихся условиях. Таким
образом, реальный надзор всегда динамичен и ориентирован на будущее.
Одновременно реальный надзор учитывает влияние человеческого фактора, его воздействие на результаты деятельности. В конечном счете, именно люди выполняют различные задания и осуществляют надзор, поэтому нельзя забывать о том, как они будут
реагировать на него. Это не менее важно, чем своевременное получение информации.
То есть при формальном надзоре традиционно проверка банковской деятельности
сводилась в основном к проверке отдельных операций, с целью получить оценку финансовой устойчивости банка, проводимой им внутренней политики, процедур и системы
внутреннего контроля. В условиях современного динамичного рынка банковских услуг
проверка собственно операций уже не рассматривается как условие, достаточное для
обеспечения непрерывной, стабильной и безопасной работы банка. Поэтому надзорный
орган обращает повышенное внимание, прежде всего, на понимание отдельно взятым
банком принятых рисков и на уверенность в том, что банк располагает инструментами,
необходимыми для выявления, измерения, управления и контроля таких рисков.
Необходимо отметить, что банковский надзор в России находится на переходном
этапе от экстенсивной модели надзора к интенсивной. Как утверждает директор Департамента банковского регулирования и контроля Банка России А.Ю. Симановский, «данный переход характеризуется конкретизацией и с формальной точки зрения сужением
объекта надзора». Интенсивная модель надзора базируется на методиках, ориентированных на выделение в деятельности кредитных организаций областей (сфер) повышенного
риска и на концентрации ресурсов надзора на этих областях. Данный подход получил
название риск-ориентированного, или риск-фокусированного надзора1. В широком
смысле это — система, которая затрагивает по существу все компоненты надзора, включая анализ отчетности, систему раннего предупреждения, надзорные системы классификации кредитных организаций по степени финансовой устойчивости, а так же подходы к
оценке системной устойчивости банковского сектора. В этом и заключается главная цель
1 Симановский.А.Ю. Текущий банковский надзор. Международные тенденции развития и некоторые вопросы совершенствования практики / А.Ю. Симановский //Деньги и кредит № 2/2002г.
- 147 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
существенного (риск-ориентированного) надзора. При осуществлении
рискориентированного надзора главным объектом контроля со стороны надзорного органа
является система управления рисками. Развитие риск-ориентированного надзора предполагает переход от оценок уровня конкретных рисков в деятельности кредитных организаций на базе сведений о степени соблюдения ими пруденциальных норм, установленных Банком России, к оценкам уровней рисков, базирующихся на мотивированном
суждении надзорного органа о качестве активов, состоянии обязательств и собственных
средств кредитных организаций, качестве их систем управления и внутреннего контроля.
В свою очередь, мотивированное суждение должно основываться на результатах комплексного анализа деятельности кредитных организаций, изучении их стратегии развития, структуры собственности и управления, внутренних документов, регламентирующих организацию внутреннего контроля, а также процедуры осуществления рискменеджмента.
Риск-ориентированный надзор по своей сути относится к надзору за соблюдением
требований качественного характера.. Методы надзора за выполнением установленных
требований и методы риск-ориентированного надзора в определенной степени совпадают, однако их главное различие заключается в том, что основное внимание надзорного
органа уделяется не проверке выполнения формальных регулирующих требований количественного характера, а проверке соблюдения качественных требований с упором на
механизмы и способы управления рисками. В сочетании с информацией, которой располагает надзорный орган в отношении принятых крупных рисков, это позволяет надзорному органу оценить, сможет ли банк и в дальнейшем соответствовать предъявляемым
ему требованиям; а также определить, насколько разумную политику по управлению
деятельностью банка проводит его руководство и обеспечит ли такая политика устойчивость банка в будущем. Рассмотрим ряд преимуществ применения рискориентированного надзора.
Риск-ориентированный надзор позволяет надзорному органу оценивать общую
устойчивость банка к рискам в настоящем и прогнозировать потенциальные риски банка
в будущем, обеспечивая тем самым как текущую, так и перспективную оценку соответствия банка надзорным требованиям.
Более широкое признание важности роли руководства банка и роли, принятых в
банке процедур позволяет органу банковского надзора своевременно реагировать на выявленные проблемы путем рекомендаций и корректирующих мер.
Уменьшается нагрузка на надзорный орган, поскольку риск-ориентированный
надзор позволяет избежать многоуровневых и всесторонних проверок осуществляемых
банком операций на предмет соответствия нормам и требованиям, концентрируясь лишь
на проверке операций, несущих в себе повышенный риск.
Применение вышеуказанных подходов предполагает, что надзор будет нацелен в
первую очередь на:
выявление сфер деятельности подразделений банков, которые несут наибольшие
риски для данного банка и области, в которых деятельность банка наиболее подтверждена рискам в силу дефектов систем управления, контроля или иных внутрибанковских
систем.
выявление слабых банков и осуществление надзора за ними в более интенсивном
режиме, чем за банками, чье состояние не вызывает мотивированных опасений.
Необходимо отметить, что указанные подходы были применены Банком России при
оценке кредитных организаций на предмет их соответствия критериям допуска в систему
страхования вкладов. Федеральным законом "О страховании вкладов физических лиц в
банках Российской Федерации", а также изданным в его развитие Указанием Банка России от 16.01.2004 № 1379-У "Об оценке финансовой устойчивости банка в целях признания ее достаточной для участия в системе страхования вкладов". Предусмотрено использование для оценки деятельности банка наряду с финансовыми показателями, характеризующими качество управления банком, его операции и риски, включая показатели
прозрачности структуры собственности, организации системы управления рисками и
службы внутреннего контроля. Кроме того, круг оценочных показателей расширен пока- 148 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
зателями, характеризующими рентабельность деятельности банка. В настоящее время
работа по совершенствованию методологии оценки финансовой устойчивости кредитных организаций продолжается.
В целях совершенствования развития содержательного надзора Банку России необходимо продолжить осуществлять работу по таким направлениям, как:
создание системы раннего предупреждения, базирующейся на модели развития ситуации в кредитной организации, и внедрение этой системы в надзорную практику;
совершенствовать надзор на консолидированной основе, включая анализ рисков,
принимаемых кредитными организациями в рамках взаимоотношений с физическими и
юридическими лицами, в том числе с кредитными организациями участниками банковских групп и банковских холдингов.
На наш, взгляд развитию риск-ориентированного надзора будет способствовать и
внедрение в российскую практику института кураторов кредитных организаций, поскольку только в процессе постоянного контакта между банком и надзорным органом
может быть обеспечена должная осведомленность последнего о процессах, происходящих
в кредитной организации. Именно куратор, являясь главным контактным лицом надзорного органа во взаимоотношениях с кредитной организацией, ее руководством и сотрудниками, аккумулирует всю информацию о её деятельности, что позволяет вести надзор
комплексно и практически в режиме реального времени, а также своевременно реагировать на процессы, происходящие в деятельности банка.
Развитие содержательной компоненты надзора должно иметь надлежащую законодательную основу. Необходимо законодательно закрепить право Банка России оценивать
деятельность кредитных организаций и принимать решения надзорного характера на
основе профессионального (содержательного) суждения о качестве и стоимости активов,
обязательств и собственных средств (капитала), а также качестве корпоративного управления, включая внутрибанковские системы управления и контроля за рисками, прозрачности структуры собственности1.
Подводя итог выше изложенному следует отметить, что банковский надзор все
больше и больше принимает превентивный характер, при котором во главу угла ставится
обеспечение безопасной и стабильной деятельности банков. Для органов банковского
надзора уже недостаточно полагаться на выполнение банками количественных и качественных требований, они должны быть уверены, что банки в будущем смогут избежать
принятия на себя значительных рисков или же покрыть потенциальные убытки, связанные с ними, если такие риски будут иметь место.
1 Батырева С.В. Тенденции развития банковского надзора в России и в странах ЕС/ С.В. Батырева// газета Бизнес и банки №5 / 2007г.
- 149 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 658.14/.17(075)
Т. В. Терентьева,
М. А. Бобырева1
Проблемы проведения инвестиционного анализа
по данным финансовой отчетности,
составленной по российским стандартам
Одной из основных проблем инвестиционного анализа
предприятий является несовершенство финансовой отчетности, являющейся информационной базой оценки инвестиционной привлекательности субъекта экономики.
В статье исследованы причины несовершенства финансовой отчетности составленной по российским стандартам.
Рассмотрены отдельные аспекты искажения финансовой отчетности, влияющие в
той или иной степени на её достоверность и на выводы и решения, принимаемые инвесторами и другими заинтересованными пользователями по результатам анализа её показателей.
Искажения, допускаемые в финансовой отчетности, классифицированы на фальсификацию и вуалирование данных отчетности. Дана оценка этим искажения, определены
факторы, влияющие на степень объективности отражения в отчетности финансового
состояния организации. Приведены практические ситуации позволяющие оценить степень объективность принимаемых решений пользователями отчетной информации.
Финансовая отчетность организации, представляющая собой единую систему показателей, сформированных на основе данных бухгалтерского учета, и отражающая имущественное и финансовое положение организации на отчетную дату и финансовые результаты ее деятельности за определенный отчетный период, является основным источником инвестиционного анализа. Тем самым она служит инструментом планирования,
контроля, и является базовой основой в принятии управленческих решений по осуществлению инвестиционного проекта. При этом эффективность принимаемых управленческих решений на основании анализа финансовой отчетности в значительной степени
зависит от полноты и достоверности показателей её статей, что и определяет актуальность данной темы.
Согласно Российскому стандарту № 4/99 «Бухгалтерская отчетность организации»
достоверной и полной считается отчетность, сформированная исходя из правил, установленных нормативными актами по бухгалтерскому учету. Если применение действующих правил составления отчетности является недостаточным для объективной оценки финансового положения организации, финансовых результатах ее деятельности и
изменений в ее финансовом положении, то допускается отступление от этих правил. О
таком отступлении организация обязана сообщить в пояснительной записке. Отступления от установленных правил, допущенные по различным причинам составителями отчетности при её формировании, приводят к неверным выводам, полученным на основе
анализа имущественного положении организации, её финансовых результатов по данным такой отчетности. Следовательно, и управленческие решения, принятые на основе
этого анализа могут быть ошибочными.
Отчетность, подготовленная и представленная с нарушением правил, установленных нормативными актами по бухгалтерскому учету, считается искаженной. В то же время, ошибочность в оценке финансового положения и деятельности организации может
1 Терентьева Татьяна Валерьевна, канд. экон. наук, доцент, зав. кафедрой бухгалтерского учета
и аудита Института международного бизнеса и экономики Владивостокского государственного университета экономики и сервиса Тел. 40-42-27, 66-55-84 e-mail: Tatyana.Terenteva@vvsu.ru
Бобырева Марина Александровна, ст. препод. кафедры бухгалтерского учета и аудита Института международного бизнеса и экономики Владивостокского государственного университета экономики и сервиса
Тел. 40-42-29, 77-70-87 e-mail: Marina.Bobyreva@vvsu.ru
- 150 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
возникнуть и в результате допускаемых искажений, вызванных несовершенством нормативного регулирования финансового учета и отчетности. Анализ действующей практики
показал, что все искажения в финансовой отчетности можно разделить на две группы
(рисунок 1)
Виды искажений финансовой отчетности
Вуалирование
Отсутствие конкретности
и определенности в значениях
показателей финансовой
отчетности
Фальсификация
Использование при формировании
отчетности приемов, противоречащих
законодательству, и невыполнение
установленных учетных процедур
Рис. 1. Виды искажений финансовой отчетности
Если при составлении финансовой отчетности требования нормативных документов
выполняются, но показатели её статей необъективно отражают финансовое положение
организации и результаты ее деятельности, то это свидетельствует о вуалировании отчетности. Вуалирование отчетности — лишение ее конкретности и определенности,
вследствие чего создается возможность получения ошибочных выводов, противоречащих
действительности.
Если же применяемые учетные процедуры, используемые при составлении финансовой отчетности, выходят за границы, допускаемые нормативными документами, то это
свидетельствует о фальсификации отчетности. Фальсификация отчетности представляет
собой совокупность приемов и невыполнение установленных нормативными актами
учетных процедур, направляющих экономическую информацию по ложному пути (подмена одних показателей другими, создание превратного представления о состоянии
предприятия, качественных результатах его деятельности и т.д.).
Соколов Я.В.1 приводит четыре типа ситуаций, возникающих при оценке достоверности данных финансовой отчетности (рисунок 2).
Факторы, влияющие на степень объективности
отражения в финансовой отчетности
финансового состояния организации
Несоответствие требованиям
нормативных документов
и несоблюдение требований
заявленной учетной
политики организации
Соответствие требованиям
нормативных документов
и соблюдение требований
заявленной учетной политики
организации
Финансовая отчетность
объективно отражает финансовое
состояние организации
и финансовые результаты
ее деятельности
Финансовая отчетность
необъективно отражает финансовое
состояние организации
и финансовые результаты
ее деятельности
Рис. 2. Объективность финансовой отчетности
и ее соответствие требованиям нормативных документов
1
Соколов Я.В. Основы теории бухгалтерского учета. М.: Финансы и статистика, 2003. – 496 с.: ил.
- 151 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ситуация 1. Показатели объективно отражают ситуацию и отвечают требованиям
нормативных документов. В этом случае отсутствуют и вуалирование и фальсификация.
Данная ситуация по мнению Соколова А.Я. носит гипотетический характер ввиду
того, что в реальности, даже при соблюдении требования всех нормативных документов,
невозможно достичь объективности отчетных данных, так как возникает противоречие
предполагающее: чем более точно количественно исчислен один показатель, тем менее
точно исчислен другой, связанный с ним показатель. Таким примером может быть осуществляемая организацией в соответствии с заявленной учётной политикой и в рамках
действующего законодательства переоценка основных средств, вследствие которой происходит одновременное увеличение (снижение) актива баланса в части внеоборотных
активов и пассива баланса в части собственного капитала. А в результате изменяется соотношение собственного и заёмного (привлечённого) капитала, определяющее финансовую устойчивость организации. При этом следует учитывать, что дооценка основных
средств в ряде случаев производится с целью привлечения заёмных средств под залог
имущества.
Другой пример связан с применением оценки расходуемых запасов методом FIFO.
При использовании данного метода в условиях инфляции завышается реальный финансовый результат, и в то же время увеличивается стоимость этих запасов, отражаемая в
балансе в составе оборотных активов. В свою очередь такая ситуация увеличивает и величину собственного капитала, и степень обеспеченности заёмных средств при их наличии.
Ситуация 2. Показатели необъективно отражают ситуацию, но отвечают требованиям нормативных документов. В этом случае имеет место вуалирование, но нет фальсификации отчетности.
Примером этому может служить оценка сомнительной дебиторской задолженности
покупателей (непогашенной в установленные договором сроки). В соответствии с п. 70
Положения по ведению финансового учета и финансовой отчетности в Российской Федерации «Организация может создавать резервы по расчетам с другими организациями и
гражданами за продукцию, товары, работы и услуги с отнесением сумм резервов на финансовые результаты деятельности организации». Определение «может» предполагает,
что организация устанавливает создание резерва по сомнительным долгам покупателей и
заказчиков как элемент учетной политики. При этом, создание резерва по сомнительным
долгам в части дебиторской задолженности, не связанной с расчетами за товары (продукцию, работы, услуги), нормативными документами по финансовому учету не предусмотрено. В связи с этим может возникнуть ситуация, когда у организации имеется такая
сомнительная дебиторская задолженность, по которой согласно действующему законодательству оценочные резервы создавать нельзя (выданный аванс поставщику, предоставленный заем сотруднику, задолженность по возмещению материального ущерба и др.). В
то же время чтобы уменьшить налоговую базу организация может заявить в учетной политике для целей налогообложения прибыли создание резерва по сомнительным долгам
в части задолженности покупателей. В этом случае в финансовой отчетности стоимость
текущих активов, финансовых результатов, а, следовательно, и собственного капитала,
будет завышена. Поэтому показатели дебиторской задолженности у организации, не создающей такие резервы в бухгалтерском учете при наличии сомнительных долгов покупателей, а также при наличии сомнительных долгов, не связанных с расчетами за продукцию (товары, работы, услуги), является необъективным. В связи с этим и выводы по
результатам анализа показателей ликвидности баланса, платежеспособности и финансовой устойчивости организации будут ошибочными.
Ситуация 3. Показатели объективно отражают ситуацию, но не отвечают требованиям нормативных документов.
Примером может служить ситуация, когда организация, осуществляющая строительство перечисляет аванс подрядчику, которую согласно Приказу Минфина России от
22 июля 2003 г. №67н следует отражать как дебиторскую задолженность в составе оборотных активов, даже если срок выполнения работ в счет выданного аванса превышает 12
месяцев. Но, исходя из экономического содержания и будущих выгод данных активов,
сумму перечисленного аванса подрядчику можно рассматривать как отложенные расхо- 152 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
ды, которые в будущем будут учтены как вложения во внеоборотные активы. Поэтому,
хотя здесь и нарушается требования нормативных документов, составители баланса, отражая суммы таких авансов, выданных подрядчикам, в составе внеоборотных активов, с
точки зрения объективности ситуации являются правыми. Особенно это важно для оценки ликвидности баланса и платежеспособности организации.
Ситуация 4. Показатели необъективно отражают финансовое состояние организации и не отвечают требованиям нормативных документов.
Примером может служить ситуация, когда организации в нарушение требований
нормативных документов не создает оценочные резервы в том числе:
резерв под снижение стоимости материально-производственных запасов при условии снижения их текущей рыночной стоимости в сравнении с их учетной стоимостью
(моральное устаревание, частичная утрата первоначальных качеств, снижение текущих
рыночных цен и т.п.)1;
резерв под обесценение финансовых вложений, по которым не определяется текущая рыночная стоимость, и по которым организация не производит проверку их расчетной стоимости, но в тоже время по ним может наблюдаться устойчивое снижение их
стоимости (обесценение)2.
При этом создание оценочных резервов в отношении выше указанных активов при
наличии соответствующих условий является обязательным, и не может быть элементом
учетной политики. И если организация их не создает, то завышается величина прибыли,
а, следовательно, и собственных источников финансирования, и одновременно завышается стоимость указанных активов. Все это вводит в заблуждение заинтересованных существующих и потенциальных инвесторов в отношении реальной стоимости имущества
организации, ее ликвидности, платежеспособности, финансовой устойчивости. Здесь
следует заметить, что одной из причин не создания указанных оценочных резервов является то, что суммы расходов по их созданию не признаются для целей налогообложения
прибыли3. Поэтому бухгалтеры во избежание различий в оценке финансовых результатов в бухгалтерском и налоговом учёте скрывают наличие снижения стоимости и обесценения указанных активов.
Примером фальсификации может также служить ситуация, когда организация не
производит корректировку стоимости финансовых вложений, по которым определяется
текущая рыночная стоимость. В этом случае искажаются данные о стоимости соответствующего вида финансовых вложений, финансовых результатов, а также возникают и налоговые последствия, если организация не произвела корректировку финансовых вложений в сторону увеличения (занижение налоговой базы по налогу на прибыль). Соответственно выводы по результатам анализа финансовой отчетности о финансовом положении
такой организации и ее финансовых результатах будут ошибочными.
Ярким примером фальсификации, наиболее часто встречающимся на практике, является зачет дебиторской и кредиторской задолженности, что согласно действующему
законодательству является недопустимым. Однако на практике в целях привлечения заёмных средств, и в целях завышения обеспеченности уже полученных кредитов финансисты идут на данное нарушение, повышая ликвидность своего предприятия. В результате займодатели получают искажённую картину о финансовой устойчивости заёмщика,
а у последнего появляется возможность получить ничем не обеспеченный кредит в банках или других коммерческих организациях.
Еще одним из распространенных случаев фальсификации, оказывающих влияние
на оценку финансового состояния организации, является отражение по статье «Денежные средства» наличия денежных средств, находящихся на депозитном вкладе со сроком
1 п. 25 Положения по бухгалтерскому учету «Учет материально-производственных запасов»
(ПБУ5/01), утвержденное Приказом Минфина РФ от 09.06.2001 г. №44н.
2 п. 37-47 Положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений (ПБУ19/02), утвержденного приказом Минфина РФ от 10.12.2002 г. №126н.
3 В части финансовых вложений данная норма действует в отношении организаций, не являющихся профессиональными участниками рынка ценных бумаг
- 153 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возврата свыше 12-ти месяцев, и учитываемого на счете 55 «Специальные счета в банках».
В данном случае нарушается норма п. 19 Положения по бухгалтерскому учету «Бухгалтерская отчетность организации» (ПБУ 4/99): «В бухгалтерском балансе активы и обязательства должны представляться с подразделением в зависимости от срока обращения
(погашения) на краткосрочные и долгосрочные».
Фальсификация финансов отчетности может возникнуть и в случаях допущения
умышленных и неумышленных ошибок в бухгалтерском учете. Новодворский В.Д.1 указывает, что любые искажения в финансовой отчетности в той или иной степени могут
нанести вред заинтересованным пользователям, поскольку риск неверных решений,
принятых ими на основе анализа Балансового отчета и других форм отчетности. При
этом вуалирование показателей Балансового отчета и других форм отчетности может
быть в случаях:
несоответствие экономической природы факта хозяйственной деятельности способу его отражения в бухгалтерском учете и отчетности согласно действующим правилам;
наличие неоднозначной или неполной учетной политики;
наличие противоречий между нормативными актами, несовершенная действующая система нормативного регулирования в области формирования финансовой
отчетности;
отсутствие детализированных требований к публичности финансовой отчетности, что позволяет маскировать финансовое состояние фирмы.
Фальсификация Балансового отчета всегда присутствует при нарушении действующих правил формирования финансовой отчетности и при допущении ошибок на любой
стадии учетного процесса. При этом ошибкой в финансовой отчетности признается неверная денежная оценка ее статей, неправильное формирование итоговых показателей
или неправильная их группировка в отчетных формах стадиях.
Исключая искажения отчетности, являющихся следствием допущенных ошибок на
стадии бухгалтерского учета, можно сказать, что и фальсификация и вуалирование, допущенные при формировании финансовой отчетности, преследуют определенные цели.
И если раньше, в период функционирования административно-хозяйственной системы
управления, причиной искажения показателей отчетности было стремление отразить
показатели в соответствии с плановыми, то сейчас это один из способов визуального приукрашивания финансового положения организации и финансовых результатов ее деятельности. Очень часто это делается умышленно для дезинформации кредиторов относительно платежеспособности фирмы и с целью привлечения инвестиций и заёмных
средств, создания возможности выплаты повышенных дивидендов и др. Причем противоречия в законодательстве позволяют оставаться искажениям незамеченными.
Поведем пример фальсификации Балансового отчета посредством зачета дебиторской и кредиторской задолженности.
Для иллюстрации данной ситуации рассмотрим два варианта формирования финансовой отчетности условной организации «А», имеющей:
дебиторскую задолженность (1243 тыс. руб.), включая авансы, выданные поставщикам в счет будущих поставок товаров (500 тыс. руб.),
задолженность по краткосрочному кредиту банка (300 тыс. руб.);
кредиторскую задолженность (1100 тыс. руб.), в том числе нормальную задолженность перед поставщиками, срок оплаты которой не наступил (900 тыс. руб.).
Первый вариант отчетности отражает данные организации, которая, в нарушение
требований нормативных документов, запрещающих зачет между статьями активов и
пассивов, произвела зачет дебиторской и кредиторской задолженности в части выданных
авансов (450 тыс. руб.).
Второй вариант отчетности сформирован согласно установленным требованиям
нормативных документов.
1 Бухгалтерская финансовая отчетность: Учебное пособие / под ред.проф. В.Д, Новодворского.
– М.: ИНФРА-М,2003. — 464 с. – (Серия «Высшее образование»)
- 154 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Расчетные аналитические показатели, характеризующие платежеспособность и финансовую устойчивость организации «А» (таблица 1), показывают, что при первом варианте формирования баланса, где был произведен зачет дебиторской и кредиторской задолженности, но без изменения значений остальных статей баланса, показатели финансовой устойчивости, ликвидности и платежеспособности в основном соответствуют рекомендуемым нормативам.
Во втором варианте формирования баланса, где дебиторская и кредиторская задолженности представлены в развернутом виде в соответствии с установленными требованиями формирования финансовой отчетности, коэффициенты ликвидности (кроме коэффициента быстрой ликвидности), платежеспособности и финансовой устойчивости
имеют отрицательную динамику. Это вызвано изменением структуры и активов и пассивов в результате процедуры восстановления суммы зачета дебиторской и кредиторской
задолженности. При этом рост доли заемных источников в валюте баланса (+0,09) опережает рост доли оборотных активов (+0,04). В результате уменьшилось значение коэффициентов абсолютной и текущей ликвидности, общей платежеспособности, покрытия
оборотных активов собственным капиталом.
Незначительное увеличение коэффициента быстрой ликвидности связано с опережающим ростом дебиторской задолженности в сравнении с ростом краткосрочных обязательств. Если рост дебиторской задолженности составил 67% (1243/743*100%), то рост
краткосрочных обязательств составил 56% ((300+1100)/(300+600)*100%).
Одновременно снизились показатели, характеризующие степень финансовой устойчивости организации (коэффициенты автономии, устойчивого финансирования, покрытия долгов собственным капиталом). В тоже время показатели, характеризующие финансовую напряженность, финансовую зависимость и финансовый риск увеличились.
При этом, расчет абсолютных показателей финансовой устойчивости, показал, что у
организации имеются финансовые затруднения, трехкомпонентный показатель свидетельствует о неустойчивом финансовом положении, которое не изменилось, несмотря на
зачет дебиторской и кредиторской задолженности.
Финансовая неустойчивость считается нормальной, если величина привлекаемых
для формирования запасов краткосрочных кредитов и кредиторской задолженности не
превышает величину самих запасов. Но если в результате зачета дебиторской и кредиторской задолженностей, произведенной в нарушение установленных требований, наблюдается излишек обеспечения краткосрочного кредита, то после восстановления указанной суммы зачета величина привлеченных краткосрочных обязательств значительно
превышает размер запасов. Это свидетельствует о недостатке обеспечения кредита 130
тыс. руб. [(300+1100) – 970 – 300]. Это подтверждается отсутствием минимального условия
финансовой устойчивости, которое должно соответствовать1 выражению:
раздел I баланса < раздела III баланса;
раздел II баланса > раздела V баланса
В данном случае это условие соблюдается:
раздел I баланса (607 тыс. руб.) < раздела III баланса (1255 тыс. руб.);
раздел II баланса (2368 тыс. руб.) > раздела V баланса. (1440 тыс. руб.).
Поэтому можно сказать, что в действительности организация находится в предкризисном состоянии, и возможно, процедура зачета дебиторской и кредиторской задолженности была проведена намеренно, чтобы ввести в заблуждение займодателя. Но при
этом соблюдается минимальное условие финансовой устойчивости.
Процедура восстановления суммы зачета дебиторской и кредиторской задолженностей в соответствии с установленными требованиями не повлияла на величину чистой
прибыли. Но при этом произошло увеличения всех контролируемых активов на 500 тыс.
руб. При этом доля, капитализированной (нераспределенной) прибыли, участвующей в
их создании снизилась. Если до восстановления суммы зачета она составляла 6,14%, то
после восстановления она снизилась 1,2 пункта и составила 4,94%. Также снизилось и зна1 Селезнева Н.Н., Ионова А.Ф. Финансовый анализ: Учебное пособие. – М.: ЮНИТИ-ДАНА,
2002. – 479 с.
- 155 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чение доли чистых оборотных активов в составе контролируемого имущества организации (коэффициента прогноза банкротства), что подтверждает наличие у организации
финансовых затруднений.
Таким образом, можно сделать вывод, что фальсификации отчетности за счет сворачивания дебиторской и кредиторской задолженностей уменьшает стоимость контролируемых активов, и одновременно изменяет их структуру, а также структуру источников их
формирования – соотношение собственного и привлечённого капитала. В результате этого
показатели ликвидности, платежеспособности и финансовой устойчивости искусственно
улучшаются, и увеличивается степень обеспечения краткосрочных заёмных средств, и если
задолженность по заёмным средствам не погашается в установленные сроки, то это можно
расценивать как заранее спланированное экономическое преступление.
Таблица 1.
Аналитические расчетные показатели
Показатели
1. Доля внеоборотных активов в составе имущества
2. Доля оборотных активов в составе
имущества
3. Коэффициент абсолютной ликвидности
4. Коэффициент быстрой (критической, промежуточной) ликвидности
5. Коэффициент текущей ликвидности
6. Коэффициент общей платежеспособности
7. Коэффициент покрытия оборотных активов собственным капиталом
8. Коэффициент маневренности оборотных активов
9. Коэффициент маневренности чистых оборотных активов
10. Собственный капитал
11. Коэффициент автономии
12. Коэффициент устойчивого финансирования
13. Коэффициент покрытия долгов
собственным капиталом
14. Коэффициент обеспеченности
собственными источниками финансирования
15. Коэффициент концентрации
привлеченных (заемных) источников
средств (коэффициент долга) или
индекс финансовой напряженности
16. Коэффициент текущей задолженности
17. Коэффициент финансового риска
18. Коэффициент финансовой зависимости (общий)
19. Коэффициент финансовой зависимости капитализированных источников
Рекомендуемое
значение
Вариант
Изменение
1-й
2-й
0,25
0,20
-0,04
0,75
0,80
+0,04
≥0,25
0,17
0,11
-0,06
0,8 — 1,0
1,00
1,00
0,00
≥2
2,08
1,69
-0,38
≥2
2,10
1,77
-0,33
Min 0,5
0,52
0,41
-0,11
0,08
0,07
-0,02
0,16
0,16
0,00
1295,00
0,52
1295,00
0,44
0,00
-0,09
0,63
0,53
-0,11
1,10
0,77
-0,33
0,37
0,29
-0,08
0,48
0,56
+0,09
0,36
0,47
+0,11
0,91
1,30
+0,39
1,91
2,30
+0,39
0,18
0,18
0,00
0,5-0,6
≥0,1
0,6 – 0,4
- 156 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Продолжение таблицы 1.
Показатели
20. Коэффициент финансовой независимости капитализированных источников
1-й
2-й
0,4 – 0,6
0,82
0,82
0,00
968,00
968,00
0,00
0,75
0,75
0,00
688,00
688,00
0,00
968,00
968,00
0,00
1668,00
2168,00
+500,00
-282,00
-282,00
0,00
-2,00
-2,00
0,00
698,00
1198,00
+500,00
{0, 0, 1}
{0, 0, 1}
0,00
370,00
-130,00
-500,00
1290,00
1290,00
0,00
52,12
43,36
-8,76
6,14
5,11
-1,03
0,39
0,33
-0,07
21. Наличие собственного капитала в
обороте (чистых оборотных активов)
22. Коэффициент маневренности
собственного капитала
23. Наличие собственных источников
формирования оборотных средств
24. Наличие собственных и долгосрочных источников формирования
запасов
Вариант
Рекомендуемое
значение
0,4 – 0,6
≥0,5
25. Общая величина основных источников формирования запасов
26. Излишек (недостаток) собственных источников финансирования
27. Излишек или недостаток собственных и долгосрочных источников
формирования запасов
28. Излишек или недостаток общей
величины основных источников
формирования запасов
29. Тип финансовой устойчивости
30. Обеспеченность краткосрочного
кредита
31. Наличие чистых активов
32. Доля чистых активов в валюте баланса
33. Удельный вес прироста имущества
за счет нераспределенной прибыли
отчетного периода
34. Коэффициент прогноза банкротства
- 157 -
Изменение
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 65;05
М.Е. Василенко1
Основные тенденции и условия использования
амортизации в воспроизводстве рыбной
промышленности
Одним из важнейших условий становления рыночной
экономики в России является сохранение, техническое перевооружение и развитие материально-технической базы производства, основой которой остаются средства труда. Последние в стоимостной форме функционируют как основной
капитал, принадлежащий различным хозяйствующим субъектам и подвергающейся физическому и моральному износу.
Основная причина такого положения заключается в том,
что традиционные источники воспроизводства основного
капитала: амортизационные отчисления и прибыль, утратили свое прямое назначение, в результате чего предприятия вынуждены прибегать к дорогостоящему заемному капиталу при весьма низких показателях привлечения в российскую экономику иностранных инвестиций.
В данной статье предложено авторское видение совершенствования. Процесса амортизации рыбохозяйственной
деятельности
Создание и регулирование рынка средств производства (основного капитала) является определяющей частью современной экономической системы, от которой зависит
технический уклад всего народнохозяйственного комплекса.
Трансформационные процессы, происходящие в российской экономике в последние
годы, определили многообразие хозяйственного поведения экономических субъектов.
Однако конечный результат их деятельности, по существу, сводится к получению
прибыли и повышению рентабельности производства и продукции, что во многом зависит от объема и структуры основного капитала предприятий.
Основные фонды в качестве основного капитала являются важным элементом национального богатства страны и базой экономического потенциала хозяйствующего
субъекта, определяют материально-техническое состояние предприятий и организаций,
создают предпосылки для увеличения объемов производства, а следовательно, влияют на
эффективность развития производства на макроэкономическом уровне.
Вместе с тем современное состояние основных фондов большинства отраслей можно
охарактеризовать как несоответствующее требованиям сегодняшнего дня.
Почти все предприятия рыбной отрасли принадлежат к негосударственному сектору. Превалирующей формой собственности является смешанная. На ее долю приходится
72% общего объема производства рыбопродукции. Частичные предприятия занимают
27%. В рыбной отрасли было занято 29,8 тыс. чел. – 17% общей численности работающих
на промышленных предприятиях края. В общем объеме производства продуктов питания, удельный вес товарной пищевой рыбопродукции составляет в 1999 г. – 75% и в 2003
г. – 76,6.
Так, если в целом по стране физический износ основных фондов в среднем составляет около 49%, то по предприятиям промышленности превышает 50%, а в отдельных отраслях, таких как электроэнергетика, газо- и нефтеперерабатывающая промышленность,
машиностроение и металлообработка, рыбной промышленность составляет от 55% до
75%. Износ активной части основных фондов достиг 54%.
1 Василенко Марина Евгеньевна, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Бухгалтерский учет и аудит» института международного бизнеса и экономики Владивостокского государственного университета экономики и сервиса Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством Тел. 40-42-27 e-mail: marinabuh61@mail.ru
- 158 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Высокая степень износа основных фондов является одной из важнейших причин невыполнения предприятиями требований обеспечения безопасности жизнедеятельности
человека.
Дальнейшее откладывание внутреннего инвестиционного процесса приведет к саморазрушению отраслей, определяющих технический и социальный прогресс в экономике.
В сложившихся условиях, наряду с решением проблем перехода к новой техникоэкономической парадигме, необходимо дать ответ на вызовы, обусловленные нарастанием числа техногенных катастроф и массовым выбытием активной части основных фондов.
В настоящее время как со стороны государства, так и со стороны предприятий требуются неординарные меры по устранению негативных последствий экономического
кризиса в области инвестиционной, научно-технической и амортизационной политики,
тесно связанных между собой.
В экономической теории сложилось несколько основных концепций воспроизводства
основного капитала предприятий, отражающих его стадии и структуру. Это, в частности,
классическая, марксистская, неоклассическая и предпринимательская теории, рассматривающие основной капитал как с точки зрения вещественной, так и монетаристской концепций. В каждой из них управление основным капиталом рассматривается под определенным углом зрения, с акцентом на те или иные особенности изучаемого объекта.
В условиях рыночного хозяйствования основные фонды в качестве основного капитала являются важнейшим элементом производственного процесса и основной частью
национального богатства страны.
Политика управления воспроизводством основного капитала представляет собой
часть финансовой стратегии предприятий, заключающейся в формировании его необходимого объема и состава, рационализации и оптимизации структуры и источников его
покрытия.
Исследование процесса воспроизводства основного капитала позволило выявить ряд
особенностей, оказывающих влияние на достижение эффективности его управления:
1. Влияние на техническую сторону экономики. Основной капитал, в большей степени, чем любой другой фактор производства определяет технологический аспект производства. Именно количество и качество используемого основного капитала является
важнейшим признаком развитости экономической системы.
2. Высокая способность к воспроизводству. В условиях рынка фактор «капитал» имеет тенденцию к накоплению, поскольку, продавая готовую продукцию, предприятие направляет полученные доходы на расширение или совершенствование своих производственных мощностей.
3. Пропорциональность цикла воспроизводства. В условиях рынка воспроизводственный процесс основного капитала должен направляться не только государством посредством проведения единой технической и инвестиционной политики, но и активно
вовлекать хозяйствующих субъектов — участников рыночных отношений, охватывая все
стороны развития производительных сил.
4. Завершенность цикла воспроизводства. Означает рациональное формирование и
использование на цели обновления источников инвестиций на предприятиях (главным
образом, собственных).
5. Использование дифференцированной системы стоимостных оценок основного
капитала.
6. Функциональная полезность основных средств сохраняется в течение ряда лет, поэтому расходы по их приобретению и эксплуатации распределены во времени.
7. Разноплановая оценка использования основных средств в зависимости от их вида,
принадлежности, характера участия в производственном процессе, а также назначения.
Поскольку основные средства обслуживают не только производственную сферу деятельности предприятия, но и социально-бытовую, эффективность их использования определяется не только экономическими, но и социальными, экологическими и другими факторами.
- 159 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предложенная в модель (рис.1), которая отражает воздействие количественного и
качественного состояния основных фондов на достижение как отдельных предпринимательских целей (финансовый результат, спрос на продукцию, маркетинг, НИОКР, конкуренция), так и на экономический рост национальной экономики.
Факторы
внешнего воздействия
Производственный
процесс
Основные
фонды
Спрос на готовую продукцию
Персонал
организации
НИОКР
Маркетинг
Финансовые
ресурсы
Экономический рост
Конкуренты
Экономический
результат
Рис. 1. Имитационная модель влияния количественного и качественного состава
основных фондов на микро- и макроэкономический результат
Изучение и анализ научно-экономической литературы показали значительный разброс мнений ученых и практиков к сущности амортизационной политики как на макро -,
так и на микроуровне.
Поскольку проводимая амортизационная политика на макро- и микроуровне самым
существенным образом влияет на показатели эффективности и финансовые результаты
работы предприятий, возникла необходимость систематизировать ее основные элементы
и содержание.
В целом амортизационная политика приводит в действие определенные рычаги на
макроуровне, которые влияют на степень обновления основного капитала, ускорение
НТП в народном хозяйстве, создание благоприятного инвестиционного климата в стране,
совершенствование налоговой системы (табл.1).
Таблица 1 — Амортизационная политика на макроэкономическом уровне
Основные элементы
Содержание
- 160 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Разработка экономически
целесообразных
сроков полезного использования основных фондов
Срок полезной службы актива должен учитывать предполагаемый физический и моральный износ, ожидаемый объем использования актива, юридические и прочие ограничения на его использование
Реализация
эффективных механизмов начисления амортизации
Использование наиболее приемлемого и оптимального варианта начисления амортизации исходя из целей и задач развития национальной экономики
Создание
условий,
обеспечивающих использование амортизационных
отчислений
Использование постоянного источника финансирования воспроизводства в виде амортизационных отчислений с наивысшей
отдачей и создание на государственном уровне благоприятных условий для реализации этой задачи (улучшение инвестиционного климата, защита основного капитала от воздействия негативных экономических явлений и др.)
Налоговое стимулирование ускорения обновления основных фондов
Появление возможности выбора метода начисления амортизации и регулирования величины прибыли и налогов на прибыль и
имущество
Продолжение таблицы 1
Основные элементы
Содержание
Методическое руководство разработкой и
реализацией амортизационной политики
Подготовка пакета нормативно-правовой документации, руководство процессами внедрения новых методов начисления амортизации, учета и составления отчетности на федеральном, региональном и местном уровнях управления
Мониторинг реализации амортизационной
политики государства
Получение сведений, необходимых для оценки проводимой
амортизационной политики, обобщение и подготовка сводных материалов и предложений по ее совершенствованию
На микроуровне при осуществлении эффективной амортизационной политики
идет процесс обновления активной части основных производственных фондов и повышается технический уровень производства. Все это, в свою очередь, создает достаточные
предпосылки для снижения себестоимости продукции и максимизации прибыли, которые являются основными направлениями устойчивой деятельности предприятий
(табл.2).
Таблица 2 — Амортизационная политика на микроэкономическом уровне
Основные элементы
1. Оценка и переоценка
основных фондов
2. Определение сроков
полезного
использования
Содержание
Проведение переоценки индексным методом (на основе индекса статистики), методом прямого пересчета (на основе экспертных заключений)
Представление достоверных фактов хозяйственной деятельности предприятий
- 161 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основных средств
3. Выбор и обоснование
методов начисления амортизации
4. Обеспечение целевого
использования амортизационных отчислений
5.
Предотвращение
чрезмерного морального и
физического износа основных фондов
6. Выбор наиболее эффективных форм воспроизводства основных фондов
Используемый метод начисления амортизации должен отражать схему работы предприятий в части потребления экономических выгод, получаемых от актива
При целевом использовании амортизационные отчисления
вкладываются в производство и обеспечивают доход на уровне
рентабельности собственного капитала, необходимый для восстановления изношенного имущества
Внедрение новой техники и технологий, совершенствование
ремонтно-эксплуатационного обслуживания, дифференциация
сроков полезного использования в зависимости от износа и др.
Осуществление своевременного и качественного технического
перевооружения, реконструкции и модернизации производства
Увеличение амортизационных отчислений способствует снижению налоговых платежей и росту собственных финансовых ресурсов
Амортизационная политика – это управление процессом воспроизводства основных
фондов, направленное на повышение технического уровня производства, предотвращение чрезмерного износа активной части основных фондов, совершенствование видовой,
технологической и возрастной структуры основных средств, наращивание основного капитала и объема выпуска продукции, повышение производительности труда и снижение
себестоимости продукции, максимизацию прибыли и активизацию инвестиционной деятельности предприятий.
Негативные тенденции, сложившиеся в российской экономике в связи с чрезмерным
(в отдельных отраслях более 60%) износом основных фондов и несовершенством проводимой амортизационной политики делают необходимым решение следующих задач:
– выявление и удовлетворение потребности в конкретных элементах основного капитала;
– поддержание оптимальной пропорциональности между составными частями основного капитала;
– выбор наиболее прогрессивных видов основного капитала;
– максимизация конечного финансового результата деятельности предприятия за
счет роста эффективности функционирования основного капитала.
В результате отмеченных тенденций в последние годы все меньшая часть вводимых в
эксплуатацию основных фондов инвестировалась за счет амортизационных отчислений.
Этот факт свидетельствует о том, что механизмом начисления амортизации не обеспечивается возможность накопления средств для проведения даже простого воспроизводства
основных фондов. Кроме того, значительное количество предприятий продолжает использовать инвестиции в основной капитал не по прямому назначению, а для других
целей.
Таким образом, исследования показали, что состояние основных фондов имеет весьма негативные черты: сохранение высокого уровня износа фондов в профилирующих
отраслях промышленности региона (электроэнергетика, лесозаготовительная промышленность) и отраслях, оказывающих услуги (торговля и общественное питание, образование), уменьшение величины балансовой стоимости основных фондов, рост затрат на капитальный ремонт, снижение инвестиционной активности предприятий, снижение роли
амортизационных отчислений и их нецелевое использование.
Одним из эффективных путей решения исследовательской задачи в части совершенствования амортизационной политики на предприятиях является целевое использование средств амортизационного фонда.
Необходимость данного мероприятия подкрепляется следующими обстоятельствами.
7. Оптимизация налоговых платежей
- 162 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
Во-первых, качественное состояние основных фондов и их расширенное воспроизводство на основе внедрения научно-технических достижений являются важнейшим условием повышения конкурентоспособности экономики.
Во-вторых, основные фонды большинства предприятий составляют основную часть
всех активов, поэтому от их характеристик и рационального использования зависит эффективность функционирования каждого отдельного хозяйствующего субъекта.
В – третьих, исследования показали, что из собственных средств предприятий, направляемых на воспроизводство основных фондов, наиболее реальными и постоянными
являются именно амортизационные отчисления.
В настоящее время предприятиям предоставлено право самостоятельно решать вопрос использования средств амортизационного фонда. В связи с кризисным положением
российской экономики, резкой нехваткой финансовых ресурсов и наличием неплатежей
амортизационные отчисления стали одним из источников финансирования текущих
расходов.
- 163 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 338
Е.О. Дубовик1
Модернизация российского рыбо-добывающего флота
как основа повышения конкурентоспособности рыбной
промышленности
В данной статье рассматриваются понятие и типы
воспроизводства основных фондов, характеризуется место и
роль модернизации среди прочих форм обновления основных
фондов, а также доказано, что модернизация флота является основным фактором повышения конкурентоспособности
рыбодобывающей компании.
Проблема воспроизводства основных производственных фондов рыбодобывающего
флота в форме модернизации, как справедливо отмечает Бунтушкин С.В.2 и ряд других
авторов3, имеет большое народнохозяйственное значение.
Для определения места и роли модернизации в системе обновления и воспроизводства рыбодобывающего флота рассмотрим классификацию типов воспроизводства. Простое воспроизводство характеризуется неизменностью объемов производства материальных благ и услуг, рабочей силы, а также содержания социально-экономических отношений. При простом воспроизводстве капитала и постоянная, и переменная его части как
факторы производства возобновляются в неизменных размерах4.
Составной частью расширенного воспроизводства является процесс непрерывного
обновления устаревших элементов производственных основных фондов. В узком смысле
данный процесс Андреев Б.Ф5., Стаханов В.Н6. и др., понимают как замену полностью
изношенных и морально устаревших основных фондов, сроки службы которых истекли,
на новые средства труда. В более широком смысле данный процесс можно охарактеризовать как восстановление утраченной производительности морально и физически устаревших средств труда. В этом случае обновление основных фондов подразумевает ввод
новых основных средств наряду с продолжением функционирования действующих.7
Более широкая интерпретация термина «обновление основных фондов» предполагает не только полное восстановление (реновацию) выбывающих средств труда, но и их
частичное возмещение в виде капитального и текущего ремонтов, а также модернизации8.
Содержание процесса обновления производственных фондов может быть двояким в
зависимости от характера воспроизводства в целом. При экстенсивном типе расширенно1 Дубовик Евгений Олегович, аспирант ВГУЭС,
Научный руководитель: Латкин А.П., д.э.н., профессор, директор ИМБЭ ВГУЭС
Специальность: 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством»
2 Бунтушкин, С. В. Совершенствование форм и методов воспроизводства основных производственных фондов предприятий цементной промышленности в современных условиях : диссертация ...
кандидата экономических наук : 08.00.05 Белгород, 2005 182 c.
3 Александров, В. В. Воспроизводство основных производственных фондов и его особенности в
современных условиях : диссертация ... кандидата экономических наук : 08.00.01 Харьков, 1983;. Загорулько, Е. В. Экономический механизм воспроизводства основных производственных фондов геологоразведочных организаций : диссертация ... кандидата экономических наук : 08.00.05 Москва, 2000
147 c.
4 Кушлин В.И., Чичканов В.П. Экономический словарь. Современная рыночная экономика.- М.,
2004. С.428.
5 Андреев, Б.Ф. Систематический курс экономической теории: Микроэкономика, Макроэкономика / Б.Ф. Андреев.- М., 2000.- С.223-225
6 Стаханов, В.Н. Экономика инфраструктуры общественного воспроизводства / В.Н. Стаханов.М., 1989.- С.25.
7 Баликоев, В.З. Общая экономическая теория: Учеб. пособие / В.З. Баликоев.- М., 2000.- С.327.;
Борисов, Е.Ф. Экономическая теория: Учеб. пособие / Е.Ф. Борисов.- М., 1993.
8 Там же
- 164 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
го воспроизводства, как отмечает Четошникова Л.А.1 обновление производственных основных фондов проявляется в том, что вновь производимые, в основном аналогичные
действующим, средства труда направляются на увеличение производственных мощностей.
Стаханов В.Н.2 и Четошникова Л.А.3 [9], в своих работах полагают, что определяющим признаком и материальной основой интенсивного типа расширенного воспроизводства является своевременное (то есть в соответствии с амортизационными сроками
службы) обновление всей совокупности функционирующих основных фондов на качественно новой технической основе.
Обновление производственных основных фондов происходит в трех основных формах:
Первая форма обновления связана с неизменной технической основой.
Содержанием второй формы обновления является замена средств труда качественно теми же, но более дешевыми машинами.
Обновление основных фондов в третьей форме происходит на базе качественно
новой техники. Именно с этой формой обновления связывается интенсивный тип воспроизводства.
Львов Д.С.4 совершенно справедливо полагает, что в современных условиях возможности экстенсивного типа воспроизводства в повышении экономической эффективности
общественного производства весьма ограничены. Причем ограниченность эта усиливается по мере истощения ресурсов и их удорожания.
В то же время следует отметить, что интенсификация производства как основной
путь повышения его эффективности имеет непосредственную связь с интенсификацией
труда, которая достигается как за счет повышения фондовооруженности труда (главное
направление), так и за счет лучшего использования рабочего времени (фактор экстенсивный).
Развивая положения, высказанные Львовым Д.С. и другими авторами, Петухов Р.М.5
уточняет, что при обосновании и анализе всех показателей экономической эффективности должны учитываться факторы повышения эффективности производства по основным направлениям развития и совершенствования производства. Эти направления охватывают комплексы технических, организационных и социально-экономических мер, на
основе которых достигается экономия живого труда, затрат и ресурсов, повышение качества и конкурентоспособности продукции.
В процессе эксплуатации суда рыбодобывающего флота подвергаются физическому
и моральному износу. Физический износ (коррозия, ржавчина, разрушение и др.) приводит к уменьшению потребительной стоимости и стоимости судна и возмещается путем
проведения различных категорий ремонтов. Моральный износ происходит в результате
технического прогресса, который уменьшает стоимость основных производственных
фондов независимо от их физического состояния и степени использования.6
Использование устаревших судов позволяет удовлетворить часть потребностей в добыче рыбы и водных биоресурсов без новых капитальных вложений, но при этом, уточ1 Четошникова, Л. А. Инвестиционный аспект формирования основных производственных
фондов в растениеводстве : диссертация ... кандидата экономических наук : 08.00.05 Барнаул, 2000.
248 с.
2 Стаханов, В.Н. Экономика инфраструктуры общественного воспроизводства / В.Н. Стаханов.М., 1989.- С.28.
3 Четошникова, Л. А. Инвестиционный аспект формирования основных производственных
фондов в растениеводстве : диссертация ... кандидата экономических наук : 08.00.05 Барнаул, 2000.
248 с.
4 Львов Д.С. Развитие экономики России и задачи экономической науки. -М; Экономика, 1999. 375с
5 Петухов Р.М. Оценка эффективности промышленного производства: Методы и показатели,
М., Экономика, 2000 – 364 с.
6 Романов В. Тенденции развития рыбопромыслового флота // Конкуренция и рынок. ноябрь
2002 №15
- 165 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
няет Челноков В.М.,1 повышаются эксплуатационные расходы па содержание такого
флота.
Поэтому, учитывая длительные сроки службы судов, необходимо добиваться
уменьшения потерь, вызываемых моральным износом. Одним из важнейших направлений устранения отрицательных последствий морального износа при минимальных капитальных вложениях является модернизация. Она заключается в совершенствовании
судна и его элементов путем изменения и замены отдельных узлов и деталей и доведении
технико-экономических характеристик и социальных условий эксплуатации до уровня
современных строящихся судов.2
Обновление рыбодобывающего флота за счет постройки новых судов требует больших капитальных вложений. Однако в современных условиях далеко не всегда представляется возможность обновления флота, поэтому приходится использовать морально устаревшие суда при условии своевременного проведения их модернизации и реконструкции. Неизбежность модернизационных мероприятий на флоте вызвана изменяющимися
условиями эксплуатации, конъюнктурой перевозок и многими другими факторами,
предъявляющими повышенные требования к технико-эксплуатационным качествам судов.3
Часто модернизационные работы на судах проводятся с целью решения конкретных
и локальных задач, возникающих перед рыбодобывающим предприятием в тот или иной
отрезок времени. Подобные работы отличаются от ремонтных направленностью на устранение морального, а не физического износа. Поэтому по своей сущности модернизационные работы более характерны для внедрения новой техники. В то же время между
модернизацией и ремонтными работами много общего: в результате модернизации судов происходит устранение морального и физического износа. Крупные ремонтные работы, как правило, сопровождаются комплексом модернизационных работ.
Необходимость повышения конкурентоспособности рыбодобывающих производств
требует дальнейшего практического совершенствования модернизации на флоте и глубокого теоретического исследования вязанных с ней вопросов, что будет способствовать
увеличению роли модернизации в общем цикле воспроизводства основных производственных фондов, в частности флота, дальнейшего улучшения экономических показателей
рыбодобывающих предприятий.
Практически любое направление бизнеса в наше время характеризуется высоким
уровнем конкуренции. Для сохранения своих позиций и достижения лидерства компании вынуждены постоянно развиваться, осваивать новые технологии, расширять сферы
деятельности. В подобных условиях периодически наступает момент, когда руководство
компании понимает, что дальнейшее развитие невозможно без притока инвестиций в
модернизацию флота. Привлечение инвестиций в компанию дает ей дополнительные
конкурентные преимущества и зачастую является мощнейшим средством роста.4
В качестве основной задачи развития рыбной отрасли наше государство видит повышение ее конкурентоспособности, в том числе и за счет модернизации рыбопромыслового флота.
Сложившийся к настоящему времени типовой состав и эксплуатационноэкономические параметры рыбодобывающих судов не обеспечивают их эффективную
работу, особенно за пределами исключительной экономической зоны Российской Федерации. Основное количество (около 90 процентов) судов рыбопромыслового флота отрасли составляют малоэффективные физически изношенные и морально устаревшие
1 Челноков В.М. Модернизация транспортных судов как фактор улучшения использования
флота // Труды Ленинградского Института Водного Транспорта, № 173, 1980 г.
2 Романов В. Тенденции развития рыбопромыслового флота // Конкуренция и рынок. ноябрь
2002 №15
3 Там же
4 Ворожбит О.Ю. Теоретические и методологические основы управления конкурентоспособностью предпринимательских структур в рыбной промышленности: автореф. дис. на соиск. учен.
степ. д-ра экон. наук:(08.00.05)/Ворожбит Ольга Юрьевна; [Влад. гос. ун-т экон. и сервиса]. – Владивосток, 2009.24 с.
- 166 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
суда, построенные по проектам 60 — 80-х годов, имеющие крайне высокие показатели
энергоемкости. По своим технико-эксплуатационным характеристикам они не отвечают
современным требованиям. Физический износ рыбопромыслового флота составляет 68%1
и подходит к критическим отметкам, что привело к сокращению вылова и потребления
рыбы.
К 2006 году сократились по сравнению с 1991 годом в 2,2 раза добыча водных биологических ресурсов и в 1,2 раза производство пищевой рыбной продукции, что привело к
тому, что среднедушевое потребление рыбных продуктов в Российской Федерации сократилось по сравнению с 80-ми годами прошлого века почти в 2 раза и составляет 12,6 кг
при рекомендуемом Российской академией медицинских наук объеме потребления 23,7
кг. Соответственно, российский рынок рыбной продукции стал заполняться импортным
товаром.
Кризисные тенденции в развитии рыбохозяйственного комплекса, как отмечает Романов В. приобрели свойства самоподдерживающегося процесса и предопределяют в
перспективе возникновение следующих факторов2:
рост упущенной выгоды;
обострение социально-экономической ситуации в прибрежных регионах страны;
увеличение импорта на внутреннем рынке рыбных товаров с высокой добавленной стоимостью и актуализация угрозы продовольственной недостаточности;
сужение внутренних рынков для судостроения и судоремонта, а также ряда отраслей, производящих продукцию материально-технического снабжения и снаряжения
рыбопромыслового флота.
Политика развития рыбохозяйственного комплекса должна быть направлена на внедрение действенных механизмов управления хозяйственной деятельностью, увеличение
и повышение эффективности инвестиций, что позволит создать институциональные и
материальные предпосылки для существенного улучшения качества рыбных товаров,
роста объема и рентабельности их производства.
Мероприятия в концепции представлены по следующим 8 направлениям, обеспечивающим повышение эффективности использования и развитие ресурсного потенциала
рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации:
строительство и реконструкция объектов по воспроизводству водных биологических ресурсов;
строительство и реконструкция научно-производственных центров по созданию
технологий аква- и марикультуры (в части сохранения и воспроизводства водных биологических ресурсов);
строительство научно-исследовательских судов, судов, используемых для целей
воспроизводства водных биологических ресурсов;
строительство судов, используемых для обеспечения государственного контроля
за водными биологическими ресурсами и средой их обитания (далее — государственный
контроль);
обновление рыбообрабатывающего оборудования в рыбоперерабатывающих организациях;
строительство и модернизация рыбопромысловых судов;
реконструкция портовых сооружений рыбных терминалов морских портов в
Российской Федерации;
научные исследования и разработки в рыбохозяйственной сфере.
Уровень конкурентоспособности предприятий рыбной промышленности определяется совместным воздействием целого ряда факторов. Данные факторы неодинаковы по
1 Романов В. Тенденции развития рыбопромыслового флота // Конкуренция и рынок. ноябрь
2002 №15
2 Там же
- 167 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
природе, структуре, характеру и степени воздействия. По мнению Ворожбит О.Ю.1 наибольшего внимания заслуживает классификация факторов в зависимости от источников
происхождения на внутренние, порождаемые средой организации, и внешние.
Факторы внешней среды отражают совокупность тех условий, к которым адаптируется предприятие, она является необходимым условием его существования. Именно во
внешней среде, формируются факторы, не контролируемые хозяйствующим субъектом.
Внутренние же факторы определяют как возможность, так и эффективность процесса
адаптации к вызовам и угрозам внешней среды.
К основным внутренним факторам, как отмечает Ворожбит О.Ю., относятся следующие:
Личность руководителя и состав менеджмента;
Инновационная активность организации;
Стратегия развития предприятия;
Система управления конкурентоспособностью продукции;
Материально-техническая база;
Конкурентоспособность продукции;
Ценовая политика;
Квалификация персонала;
Мотивация и стимулирование работников;
Использование информационных ресурсов;
Корпоративная культура.
Ключевым внутренним фактором по мнению Ворожбит О.Ю. является конкурентоспособность продукции, которая в свою очередь определяется двумя факторами первого
уровня – это цена и качество, а также рядом факторов второго уровня, среди которых –
упаковка, торговая марка, продвижение и т.д.
Показателем успешности модернизации, по мнению Т.Е. Кравченко2, является повышение индекса конкурентоспособности, причем это справедливо как для отдельных
предприятий, так и для экономики в целом. Получается, что в основе повышения уровня
конкурентоспособности хозяйствующих субъектов выступает рост инвестиций в обновление основных фондов (совершенствование материально-технической базы).
Модернизация, по мнению автора, может рассматриваться в качестве основного
средства снижения и преодоления угроз банкротства, убыточности, неплатежеспособности; средство выживания в усиливающейся конкурентной борьбе, основной фактор повышения конкурентоспособности компании.
Стратегия модернизации предприятий рыбной промышленности с максимальным
использованием инновационных форм развития предполагает, по словам Н.А. Торобкова3, формирование благоприятных для частных внутренних инвестиций условий, разработку и внедрение новых технологий, развитие конкурентных преимуществ при разработке новшеств.
Повышение эффективности общественного производства обеспечивают модернизация оборудования, реконструкция и техническое перевооружение предприятия и прочие мероприятия. Основополагающую роль в эффективном функционировании экономики играют капиталовложения, выступая материальной основой экономического роста.
В настоящее время любой вид бизнеса в России, независимо от его направленности, будь
это промышленность, строительство, транспорт, связь, торговля, способный приносить
1 Ворожбит О.Ю. Теоретические и методологические основы управления конкурентоспособностью предпринимательских структур в рыбной промышленности: автореф. дис. на соиск. учен. степ.
д-ра экон. наук:(08.00.05)/Ворожбит Ольга Юрьевна; [Влад. гос. ун-т экон. и сервиса]. – Владивосток,
2009.24 с.
2 Кравченко Т.Е. Инвестиционная стратегия модернизации экономики России // автореф.
дисс. … канд. экон. наук, Краснодар, 2009
Торобков Н.А. Экономические проблемы модернизации коммунального
хозяйства // Транспортное дело России №6 2008.
3
- 168 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
прибыль, характеризуется определенным уровнем конкурентноспособности, повышение
которой невозможно без притока собственных и привлеченных средств с целью модернизации неэффективного устаревшего производства, обновления продукции.
Таким образом, резюмируя вышесказанное, отметим, что модернизация российского
рыбодобывающего флота, является основополагающим фактором повышения конкурентоспособности рыбодобывающих предприятий и рыбной промышленности в целом.
- 169 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 338.32.053.4; 639.6
Е.Г. Лаврушина1
Оценка долговечности ресурсов
гидробиотехнических сооружений марикультуры
Результаты исследования использованы при моделировании показателей надежности и долговечности несущих
конструкций сооружений марикультуры.
В современных экономических и геополитических условиях одной из стратегических
целей России является развитие рыбного хозяйства в Российской Федерации и достижение устойчивого функционирования рыбохозяйственного комплекса на основе сохранения, воспроизводства и рационального использования водных биологических ресурсов,
развития аква- и марикультуры, обеспечивающего удовлетворение внутреннего спроса
на рыбную продукцию, продовольственную независимость страны, социальноэкономическое развитие регионов, экономика которых зависит от прибрежного рыбного
промысла. При этом должны быть созданы условия для повышения эффективности экспорта рыбной продукции и ее конкурентоспособности и оптимизации структуры управления рыбохозяйственным комплексом.
Достижение этой цели требует формирования комплексного подхода к государственному управлению развитием рыбного хозяйства в Российской Федерации, создания
эффективной системы управления и предусматривает решение различных задач, и в
частности задач, связанных с разработкой комплексных мер по развитию аква- и марикультуры.2
При анализе существующего положения дел по разведению марикультуры, наряду с
многочисленными проблемами, мешающими ее становлению и развитию в нашей стране, и конкретно в Дальневосточном бассейне, отмечается слабо разработанная система
оценки экономической и технологической эффективности предлагаемых способов и технологий, методов ведения марикультуры, отсутствие целевого финансирования научных
разработок в данной области.3
Оценка долговечности сооружений и элементов конструкций представляет практический интерес для любого хозяйствующего субъекта, так как напрямую связана со сроками их эксплуатации, полной или частичной заменой, возможностью оптимального режима эксплуатации.
Будущий успех культивирования морских организмов тесно связан с построением
основ проектирования прочных, устойчивых и достаточно долговечных сооружений марикультуры.
В процессе эксплуатации морских плантаций ее гибкие элементы – канаты испытывают воздействие силовых нагрузок, морской воды и светопогоды. Совместное влияние
перечисленных факторов приводит к снижению прочности канатов во времени.
Проблема оценки прочности и долговечности является одной из основных проблем
развития технологий конструирования и эксплуатации сооружений марикультуры.
Настоящая работа посвящена решению проблемы долговечности несущих конструкций сооружений марикультуры.
Для проверки достоверности предлагаемой методики прогнозирования ресурса основных элементов гидробиотехнических сооружений использовались данные натурных
1 Лаврушина Елена Геннадьевна, старший преподаватель кафедры информатики, инженерной
и компьютерной графики ВГУЭС.
Специальность 05.13.01 -системный анализ, управление и обработка информации (по отраслям) E-mail: 1_e_g@mail.ru
2 «Концепция развития рыбного хозяйства Российской Федерации на период до 2020 года».
Одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 02.09.03 г. № 1265-р. (СЗ Российской Федерации 2003 № 36, ст. 3557).
3 По результатам информационного анализа материалов сайтов www.fishnews.ru,
www.fishnet.ru
- 170 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.П. Латкин. СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ПРИНЦИПАМ ФОРМИРОВАНИЯ…
испытаний образцов канатов, проработавших на производственных плантациях1, а также
результаты наблюдений за изменением механических свойств лент и канатов в натурных
условиях, которые проводились в климатических условиях Приморского края в течение
15 лет2.
Рассматривая вариант описания накопления усталостных повреждений с позиций
термодинамики необратимых процессов3, энергетическое уравнение повреждений можно представить в виде4
I (N) =
σ max (N) N
+ ∑ (χ k ,rk ) ,
σp
k=1
I (N)
где
σp
— поврежденность
(1)
0 ≤ I ≤ 1;
— истинный предел прочности материала на разрыв;
σ max
— максимальное напряжение за период цикла при данном коэффициенте
r
асимметрии цикла k ;
N
— число циклов;
β
σ 
E
E
χ k = 2 (ui +1 − ui ) = 2 kα  i  ( N im+1 − N im )
2c2
2c2
 σ* 
;
ϕk ( χ k , rk = 0) = aN c(σ i / σ * )
b
i
— функциональный параметр. (3)
При проведении исследований в данном случае величина
c2 = 0,8σ r , где σ r
тания
N ; σi
(2)
d
c2 назначалась из расчета
— условный предел усталости материала на заданной базе испы-
— текущее напряжение;
σ * — нормированное
σ i = σ * ; k , a, b, c, d , m,α , β
нормированный параметр при
напряжение;
χp
—
— постоянные, кото-
рые определяются по кривым усталости и энергетичес