close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

331.Вестник УрФУ. Серия экономика и управление №6 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК УрФУ
СЕРИЯ ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ
Издается с 1997 г.
Является реферируемым
журналом.
Договор с ВИНИТИ
от 6 июля 2006 г.
Журнал рекомендован
ВАК России для опубликования
основных научных результатов
диссертаций на соискание
ученой степени доктора
экономических наук
Журнал включен
в Российский индекс
научного цитирования (РИНЦ)
До 2011 г. журнал выходил
с названием
«Вестник УГТУ–УПИ.
Серия экономика и управление»
Адрес редакции:
620002, г. Екатеринбург,
ул. Мира, 19, а/я 10.
Тел. (343) 375-97-20
(903) 084-21-68
E-mail: vestnikurfu@yandex.ru
alexkalina74@mail.ru
WEB-SITE: http://vestnik.urfu.ru
Подписной индекс в каталоге
«Газеты и журналы» агентства
«Роспечать» 36704
Редактор Е.Е. Крамаревская
Компьютерная верстка
Е.П. Груздевой
№ 6 2014
НОЯБРЬ–ДЕКАБРЬ
Научно-аналитический журнал
Выходит 6 раз в год
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ ЖУРНАЛА
В.А. КОКШАРОВ (ректор УрФУ, главный редактор)
Д.Г. САНДЛЕР (доц., канд. экон. наук, проректор УрФУ,
зам. главного редактора)
Р.С. ГРИНБЕРГ (чл.-корр. РАН, проф., д-р экон. наук)
С.В. КОРТОВ (проф., д-р экон. наук,
зам. главного редактора)
Г.Б. КЛЕЙНЕР (чл.-корр. РАН, проф., д-р экон. наук)
И.А. МАЙБУРОВ (проф., д-р экон. наук)
Е.В. ПОПОВ (чл.-корр. РАН, проф., д-р экон. наук,
д-р физ.-мат. наук)
А.И. ТАТАРКИН (академик РАН, проф., д-р экон. наук)
М.Я. ХОДОРОВСКИЙ (проф., д-р экон. наук)
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ
И.А. МАЙБУРОВ (проф., д-р экон. наук,
научный редактор)
Г.А. АГАРКОВ (доц., д-р экон. наук)
Е.В. БАЛАЦКИЙ (проф., д-р экон. наук)
А.Ю. ДОМНИКОВ (д-р экон. наук)
Л.Д. ГИТЕЛЬМАН (проф., д-р экон. наук)
Н.Н. ИЛЫШЕВА (проф., д-р экон. наук)
А.Ю. КАЗАК (проф., д-р экон. наук)
А.В. КАЛИНА (доц., канд. техн. наук,
заведующий редакцией)
Н.Р. КЕЛЬЧЕВСКАЯ (проф., д-р экон. наук)
В.В. КОВАЛЕВ (проф., д-р экон. наук)
И.В. КОТЛЯРЕВСКАЯ (проф., д-р экон. наук)
В.В. КРИВОРОТОВ (проф., д-р экон. наук)
Е.Ю. КУЗНЕЦОВА (проф., д-р экон. наук)
С.И. КРЫЛОВ (проф., д-р экон. наук)
С.А. ЛУКЬЯНОВ (доц., д-р экон. наук)
Е.Р. МАГАРИЛ (проф., д-р техн. наук)
О.И. НИКОНОВ (проф., д-р физ.-мат. наук)
Р.М. НУРЕЕВ (проф., д-р экон. наук)
В.Г. ПАНСКОВ (проф., д-р экон. наук)
А.М. ПЛАТОНОВ (проф., д-р экон. наук)
О.А. РОМАНОВА (проф., д-р экон. наук)
Л.С. РУЖАНСКАЯ (доц., д-р экон. наук)
Е.В. СИНИЦЫН (проф., д-р физ.-мат. наук)
Е.Г. ШАБЛОВА (проф., д-р юрид. наук)
А.Е. ШАСТИТКО (д-р экон. наук, проф.)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
ПРИКЛАДНАЯ ЭКОНОМИКА
4
ВОРОБЬЕВ П.В., ДАВИДСОН Н.Б., КИСЛЯК Н.В., КУЗНЕЦОВ П.Д.
РАЗНООБРАЗИЕ И КОНЦЕНТРАЦИЯ ОТРАСЛЕЙ В РОССИЙСКИХ
ГОРОДАХ КАК ФАКТОРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ...........................................................4
ИННОВАЦИИ И ИНВЕСТИЦИИ
19
БАЕВ Л.А., ГОЛИКОВ О.А., ЛИТКЕ М.Г.
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МНОГОКРИТЕРИАЛЬНОЙ ОЦЕНКИ
И УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМИ ПРОЕКТАМИ...................................................................................19
КУЗЬМИНА О.Е.
ПОКАЗАТЕЛИ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРЕДПРИЯТИЙ.................28
МОЛОДЧИК А.В., СЕВАСТЬЯНОВ В.П.
О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СУБСИДИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННЫХ
ПРОГРАММ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ............................................................................................36
ЭКОНОМИКА ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ
46
АНУФРИЕВ В.П., ЛЕБЕДЕВ Ю.В., ГУДИМ Ю.В., ЯЧМЕНЕВА А.И.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ СОЗДАНИЯ ВЫСОКОГО КАЧЕСТВА
ЖИЗНИ НА ОСНОВЕ ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТИ И ЗЕЛЕНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ.......................................46
ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ
58
ДРАПКИН И.М., МАРИЕВ О.С., ЧУКАВИНА К.В.
ГРАВИТАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ
ФАКТОРОВ ПРЯМЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ .........................58
ФИНАНСЫ И КРЕДИТ
67
ТАТАРКИН Д.А., СИДОРОВА Е.Н., ТРЫНОВ А.В.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТРИЦЫ ФИНАНСОВЫХ ПОТОКОВ В МОДЕЛИРОВАНИИ ВЛИЯНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВО-БЮДЖЕТНОЙ ПОЛИТИКИ НА ЭКОНОМИКУ РЕГИОНА
(НА ПРИМЕРЕ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ).....................................................................................................67
ТУХТАРОВА Е.Х.
АНАЛИЗ СБЕРЕГАТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ
В УСЛОВИЯХ ВЛИЯНИЯ ИНФЛЯЦИИ НА ПРИМЕРЕ УРФО.........................................................................77
ЛЕОНОВ М.В.
РЕГУЛИРОВАНИЕ МИНИМАЛЬНОГО РАЗМЕРА СОБСТВЕННОГО КАПИТАЛА
И ЭФФЕКТИВНОСТЬ МАЛЫХ БАНКОВ РОССИИ: ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ....................................... 85
ТАБАХ А.В., АНДРЕЕВА Д.А.
ДОЛГОВАЯ ПОЛИТИКА И БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА УРАЛЬСКИХ РЕГИОНОВ:
ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ.....................................................................................................................97
ШАТКОВСКАЯ Е.Г.
ФОРМИРОВАНИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИКИ УПРАВЛЕНИЯ
АКТИВАМИ КРЕДИТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ........................................................................................................107
БАРУЛИН С.В., КАЗАК А.Ю., СЛЕПУХИНА Ю.Э.
ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГОВЫХ ЛЬГОТ НА ОСНОВЕ ИХ ОЦЕНКИ..............................................................117
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
128
БЕЛИК И.С., СТАРОДУБЕЦ Н.В., ВЫВАРЕЦ К.А.
ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ НА ОСНОВЕ КРИТЕРИЕВ
ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ...............................................................................................................128
ЯКОВЛЕВА Е.Н.
УПРАВЛЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ..139
ДОМНИКОВ А.Ю., ЧЕБОТАРЕВА Г.С., ХОМЕНКО П.М.
РИСК-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ КАПИТАЛОМ
ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ.........................................................................................................................150
ЭКОНОМИКА ТРУДА
161
КЛЮЕВ Ю.Б., ЧЕСКИДОВ Р.П.
МОДЕЛЬ ПОСТАНОВКИ ЦЕЛЕЙ И МОТИВАЦИИ МЕНЕДЖЕРОВ
СУБЪЕКТА ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.............................................................................................161
АННОТАЦИИ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
171
УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В «ВЕСТНИКЕ УрФУ.
СЕРИЯ ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ» ЗА 2014 Г.
179
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
CONTENTS
APPLIED ECONOMY
4
VOROBYEV P.V., DAVIDSON N.B., KISLYAK N.V., KUZNETSOV P.D.
INDUSTRIAL DIVERSITY AND CONCENTRATION IN THE RUSSIAN
CITIES AS FACTORS OF ECONOMIC EFFICIENCY............................................................................................ 4
INNOVATIONS AND INVESTITIONS
19
BAEV L.А., GOLIKOV О.А., LITKE М.G.
THEORETICAL ASPECTS OF THE MULTICRITERIA ASSESSMENT
AND MANAGEMENTS OF INNOVATIVE PROJECTS.......................................................................................... 19
KUZMINA O.E.
THE INDEXES CHARACTERIZING THE INNOVATIVE
CAPACITY OF THE ENTERPRISES........................................................................................................................ 28
MOLODCHIK A.V., SEVASTYANOV V.P.
SUBSIDY EXPEDIENCE OF THE INNOVATION PROGRAMS AT INDUSTRIAL ENTERPRISES.................. 36
ECONOMY OF WILDLIFE MANAGEMENT 46
ANUFRIYEV V.P., LEBEDEV YU.V., GUDIM Y.V., YACHMENEVA A.I.
INTERNATIONAL EXPERIENCE IN CREATING HIGH QUALITY
OF LIFE BASED ON ENERGY EFFICIENCY AND GREEN TECHNOLOGIES.................................................. 46
ECONOMIC-MATHEMATICAL MODELS 58
DRAPKIN I.M., MARIEV O.S., CHUKAVINA K.V.
GRAVITY APPROACH TOWARDS THE EMPIRICAL ESTIMATION
OF FOREIGN DIRECT INVESTMENT FACTORS IN RUSSIAN ECONOMY..................................................... 58
FINANCE AND CREDIT
67
TATARKIN D.A. SIDOROVA E.N., TRYNOV A.V.
MODELING OF THE FEDERAL FISCAL POLICY INFLUENCE ON THE REGIONAL
ECONOMY BY FINANCIAL FLOWS MATRIX (EVIDENCE FROM................................................................... 67
SVERDLOVSK REGION)
TUKHTAROVA E.H.
ANALYSIS OF SAVINGS BEHAVIOUR IN TERMS OF THE IMPACT
OF INFLATION ON THE EXAMPLE OF THE URALS FEDERAL DISTRICT.................................................... 77
LEONOV M.V.
MINIMUM CAPITAL REGULATION AND EFFICIENCY
OF SMALL BANKS IN RUSSIA: AN EMPIRICAL ANALYSIS............................................................................. 85
TABAKH A.V., ANDREEVA D.A.
DEBT AND FISCAL POLICIES OF URAL REGIONS: FEATURES
AND PROSPECTS...................................................................................................................................................... 97
SHATKOVSKAYA E.G.
FORMATION AND REALIZATION OF POLICY OF MANAGEMENT
OF ASSETS OF CREDIT ORGANIZATION............................................................................................................. 107
BARULIN S.V. KAZAK A.YU., SLEPUKHINA YU.E.
OPTIMIZATION OF TAX BENEFITS BASED ON THEIR EVALUATION........................................................... 117
ECONOMIC SAFETY
128
BELIK I.S., STARODUBETS N.V., VYVARETS K.A.
QUALITY OF LIFE ASSESSMENT BASED ON THE ECONOMIC
SAFETY CRITERIA................................................................................................................................................... 128
YAKOVLEVA E.N.
MANAGEMENT OF ECOLOGICAL SAFETY OF SOCIAL AND ECONOMIC SYSTEMS................................ 139
DOMNIKOV A.YU., CHEBOTAREVA G.S., KHOMENKO P.M.
A RISK-BASED APPROACH TO CAPITAL MANAGEMENT
ENERGY COMPANY................................................................................................................................................. 150
ECONOMY OF LABOUR
161
KLUEV YU.B., CHESKIDOV R.P.
MODEL OF GOALS’ SETTING AND MOTIVATION OF MANAGERS
OF THE BUSINESS ENTITY.................................................................................................................................... 161
ABSTRACTS
171
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРИКЛАДНАЯ ЭКОНОМИКА
П.В. Воробьев, канд. экон. наук,
г. Москва,
Н.Б. Давидсон, PhD,
Н.В. Кисляк, старший преподаватель,
П.Д. Кузнецов, аспирант,1
г. Екатеринбург
РАЗНООБРАЗИЕ И КОНЦЕНТРАЦИЯ ОТРАСЛЕЙ В РОССИЙСКИХ
ГОРОДАХ КАК ФАКТОРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ2
В статье рассмотрены агломерационные эффекты, влияющие на деятельность фирм в
российских городах. В выборку включены фирмы отраслей обрабатывающей промышленности. Результаты деятельности фирм представлены как рост выручки в 2001–2004 гг.
Протестированы различия между отдельными классами отраслей и между фирмами,
созданными до и после приватизации. Подтверждена гипотеза о положительном влиянии
диверсификации производства в городах на рост выручки фирм. Результаты исследования
говорят о том, что локализация до определенного предела также положительно влияет на
рост выручки фирм. Исследование показало, что фирмы не полностью используют потенциальные преимущества от локализации.
Ключевые слова: агломерация, внешние эффекты, локализация, диверсификация, Россия.
Введение
Пространственная экономика играет
значительную роль в экономической теории. Зарождение этой науки можно отнести
к работам таких авторов, как фон Тюнен,
Хотеллинг, Вебер [15, 33, 35]. В настоящее
время она вновь представляет интерес как
новая экономическая география, основы
которой были заложены Кругманом, Фуджитой и Венэйблсом [11, 17, 30]. Агломера-
ции привлекают человеческие, природные
и финансовые ресурсы, что влияет на развитие городов. Так, в России агломерации,
сложившиеся вокруг крупных городов, значительно отличаются по уровню жизни от
других территорий.
Что касается контрастов пространственного развития, широко известна проблема
моногородов – городов, где доминирует
одна отрасль или даже одно предприятие,
и где в настоящее время проживает около
25 % российского населения [3]. Такие города особенно чувствительны к колебаниям
конъюнктуры рынка; повышенные риски
связаны с моногородами, предприятия которых работают в депрессивных отраслях
Воробьев Павел Владимирович – кандидат экономических наук, аналитик ОАО «Северсталь»; e-mail:
pavel.vorobyev@severstal.com.
Давидсон Наталья Борисовна – PhD, старший преподаватель кафедры международной экономики
Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина; e-mail: nata-lya.
davidson@gmail.com.
Кисляк Надежда Валерьевна – старший преподаватель
кафедры эконометрики и статистики Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина; e-mail:nadya.kislyak@gmail.com.
Кузнецов Павел Дмитриевич – аспирант, ассистент кафедры эконометрики и статистики Уральского федерального университета имени первого Президента России
Б. Н. Ельцина; e-mail: kusnetsov.pavel@gmail.com.
1
Исследование проводилось при поддержке Консорциума экономического образования и исследований
(EERC) и финансировании GDN. Авторы благодарят
Рассела Питтмана, Дениса Низалова и Володимира
Вахитова за подробные обсуждения, комментарии и
руководство; Валентину Скрябину, Анну Галишеву
и Дмитрия Мельникова за работу над базой данных,
а также Убера Жайе, Сергея Кадочникова и Елену
Бедрину за ценные комментарии.
2
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прикладная экономика
[36]. Экономика в этих городах недостаточно диверсифицирована; кроме того, доминирующая отрасль обычно представлена
крайне ограниченным числом предприятий,
и поэтому уровень локализации также невысокий [3]. В то же время внешние эффекты
от диверсификации и локализации, т. е. эффекты от агломерации являются одними из
важнейших факторов успехов или неудач
городов. С ними связаны перспективы развития бизнеса, а значит, и будущее городов.
В данном исследовании рассматриваются внешние эффекты от агломерации,
иными словами, положительные или отрицательные эффекты от масштаба и от разнообразия бизнеса на определенной территории [23]. Целью нашего исследования
является оценка агломерационных эффектов для фирм, работающих в России. Вопрос состоит в том, насколько фирмы подвержены влиянию эффектов агломерации, а
также учитывают ли фирмы эти эффекты,
принимая решение о размещении. Если
фирмы сами не учитывают потенциальные
выгоды от совместного размещения, то может быть уместна экономическая политика,
направленная на повышение привлекательности территории для предприятий. Для
разработки такой экономической политики
необходимо понимание эффектов от совместного размещения предприятий. Подобный анализ агломерационных эффектов
проводился для разработки дорогостоящих
мер кластерной политики в Германии, Бразилии, Японии, Франции и т. д. [19].
Данное исследование сделано на основе
базы данных за 2001–2004 гг., включающей
более чем 3000 российских фирм обрабатывающих секторов промышленности, выпускающих торгуемые товары. Результаты
деятельности фирм представлены как рост
выручки в 2001–2004 гг. Использование
данных на уровне фирмы, а не отрасли в целом, позволяет более точно оценить эффекты агломерации, поскольку учитывается их
микроэкономическая основа, т. е. эффекты
для отдельных фирм.
Агломерационные эффекты могут быть
вызваны концентрацией фирм определенной отрасли в городе – эффекты локализации или специализации. Также они могут
быть связаны с присутствием фирм многих
отраслей на определенной территории –
эффекты диверсификации или разнообразия. Концепция экономии от локализации
была предложена Маршаллом, Эрроу и Ромером [18]. Речь идет о внешних эффектах,
характерных для отрасли, т. е. связанных со
специализацией территории. Экономия от
диверсификации – это внешние эффекты,
вызванные взаимным влиянием предприятий различных отраслей, работающих на
территории [16]. Экономия от урбанизации
связана с размером города; ее можно измерить, например, с помощью численности
населения [26, 23]. Урбанизация взаимосвязана с диверсификацией и локализацией,
поэтому она не включена в данное исследование в виде отдельной переменной.
Источники внешних эффектов от агломерации можно обобщить как: а) механизмы совместного использования факторов
производства (sharing mechanisms); б) механизмы поиска работников на рынке труда
(matching mechanisms); в) механизмы обучения (learning mechanisms) [9]. Так, «механизмы обучения» в основном являются
источником внешних эффектов от диверсификации.
Эмпирические исследования показали,
что удвоение размера города приводит к
3–8 % роста производительности, т. е. действуют эффекты урбанизации [26]. Производительность у предприятий, расположенных в центральном регионе, на 20–50 %
выше, чем на периферии [24]. Выявленная
эластичность почасовой зарплаты по плотности занятости в Великобритании равна
4 % [4]. В то же время результаты исследований агломерационных эффектов противоречивы. Бодри и Шифарова констатируют
наличие в основном положительных внешних эффектов от локализации и от диверсификации, выявленное в рассмотренных ими
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
исследованиях. Однако они подчеркивают,
что исследователи находят также незначимые и отрицательные эффекты [5]. Де Грут
и др. также обращают внимание на неоднозначность выводов эмпирических исследований о влиянии агломерационных эффектов на производительность фирм [7].
В России доминирует внутренняя отдача от масштаба, т. е. размер предприятия влияет на его производительность
[12], однако для России выявлены также
внешние эффекты от масштаба. В частности, принадлежность населенного пункта
к агломерации положительно влияет на
производительность расположенных в нем
предприятий [12]. Таким образом, развития
инфраструктуры и транспорта способствует тому, чтобы малые города выигрывали
от агломерационных эффектов, благодаря
улучшению коммуникации с агломерационным центром [12]. В свою очередь, размер
крупнейшего города в регионе положительно влияет на рост регионального продукта,
т. е. играет роль территориальная близость
к рынкам [27].
В соответствии с нашими результатами,
в российской экономике при оптимальном
уровне локализации рост выручки фирмы
в 2001–2004 гг. увеличивался на 12 %, т. е.
ежегодно на 3,8 %. Если же диверсификация в городе увеличивалась на 0,1 (показатель варьируется от 0 до 1), то выручка
предприятия росла в 1,0477 раз больше.
По странам с переходной экономикой
существует ряд работ, где рассматриваются отдельные виды агломерационных эффектов: эффекты локализации, диверсификации, урбанизации. Так, Вахитов, а также
Вахитови Боллингер рассматривают эффекты локализации и диверсификации (урбанизации) на основе данных по Украине
[28, 29]. Ксения Гончар, а также Гончар и
Марек рассматривают эффекты от урбанизации (диверсификации) и специализации на
основе российских данных [12, 13]. Вместе
с тем, насколько нам известно, наше исследование является одним из первых для
российской экономики, где используются
показатели, позволяющие разделить агломерационные эффекты на экономию от локализации и от диверсификации.
Наряду с положительным влиянием
агломераций на деятельность фирм, существуют и недостатки, свойственные большим городам, такие как перенаселенность
(crowding), более высокие транспортные
издержки, экологические и социальные
проблемы [9]. Выводы о форме экономии
от локализации, сделанные в нашем исследовании, подтверждают гипотезу, предложенную Миллсом и Мёрлисом, по которой
агломерационные эффекты положительны
до определенного уровня концентрации
фирм в городе (форма экономии от агломераций представлена перевернутой U)
[20, 21]. Также подтверждаются выводы
Мартина и др. о подобной форме экономии
от локализации [19].
Для целей экономической политики
важно принимать во внимание различия в
агломерационных эффектах между отраслями. Так, Вернон делает вывод, что фирмы,
производящие менее стандартные товары, в
большей степени выигрывают от агломерации [31]. Фирмы, начинающие производить
новые продукты, лучше развиваются в диверсифицированных городах, тогда как для
зрелых предприятий подходят специализированные города [9, 22]. Мы предполагаем,
что характер и сила воздействия агломерационных эффектов на фирму зависит от
отрасли, в которой она работает, поэтому
рассматриваем пять групп отраслей: традиционные товары, основные материалы, основное машиностроение, интегрирующее
машиностроение, наукоемкие отрасли.
Чтобы выявить агломерационные эффекты, необходимо точно измерить масштаб локализации или диверсификации.
Большинство индексов рассматривают
диверсификацию как характеристику, противоположную неравенству, оставляя без
внимания разнообразие (в частности, индекс Херфиндаля-Хиршмана, индекс Джи6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прикладная экономика
ни). В данной работе представлен новый
метод расчета индекса диверсификации,
позволяющий учесть и неравенство внутри
отраслевой структуры и отраслевое разнообразие.
Таким образом, данная работа дополняет
существующие исследования агломерационных эффектов в России, а также методологию исследований агломерационных эффектов. Уточнение методологии проведено
по следующим направлениям. Во-первых,
учитывается различие между эффектами
локализации и диверсификации. Во-вторых,
используется новый индекс диверсификации, принимающий во внимание как неравенство, так и многообразие отраслей в
городе. В-третьих, учитывается различие
между предприятиями, принадлежащими к
разным отраслям. В-четвертых, тестируется гипотеза о том, что эффекты локализации положительны до определенного уровня концентрации фирм в городе (обладают
формой перевернутой U). Кроме того, сравнивается фактическое и оптимальное размещение предприятий; сравнивается экономия
от агломерации для предприятий, созданных
до и после окончания приватизации.
Далее рассматривается методология
данного исследования. В третьей части
приведены результаты эмпирической оценки факторов роста российских предприятий в 2001–2004 гг., затем следуют выводы.
первых, необходимо выбрать показатель
для измерения результатов экономической
деятельности. Во-вторых, оценить уровень
агломерации с помощью соответствующих индексов. В-третьих, оценить влияние
уровня агломерации на результаты экономической деятельности с помощью регрессии, где в качестве зависимой переменной
выступают результаты экономической деятельности, а в число независимых переменных входят индексы агломерации.
Оценка результатов экономической
деятельности. Предположим, что производственная функция представлена функцией Кобба – Дугласа:
Yit = A ( Eit ) Lαit K itβ ,
(1)
где Yit – это выручка или добавленная стоимость фирмы в период времени t, Lit – это
труд, а Kit – капитал, используемый фирмой I в период времени t; α – эластичность
выпуска по труду, а β – эластичность выпуска по капиталу; Eit – это внешние эффекты, влияющие на фирму в период времени
t и A(Eit) – общая факторная производительность фирмы (TFP). В нашем исследовании зависимой переменной является
рост выручки фирмы (в логарифмах) в
2001–2004 гг. Мы сделали выбор в пользу
показателя динамики результатов деятельности фирм, в т. ч. поскольку это позволяет
устранить постоянные во времени ошибки
измерения.
Оценка масштаба агломерации. Для
анализа локализации в данном исследовании предлагаются концепции уровня локализации и пространственного неравенства.
Концепция уровня локализации отражает
агломерационные эффекты, вызванные взаимодействием фирм на определенной территории. Концепция неравенства позволяет
сравнить уровень локализации в данном
городе ив других городах. Предлагается использовать следующий показатель для измерения уровня локализации:
jz
(2)
locit=
ln ( pqtjz − pqitjz + 1) ,
1. Методология исследования
Данный раздел посвящен оценке воздействия агломерационных эффектов на
рост объемов выпуска фирмы. Для этого
агломерационные эффекты подразделены
на эффекты от локализации и диверсификации, а также построен новый индекс диверсификации. В разделе 2.2 приводится
классификация отраслей на пять групп на
основе предполагаемых различий в агломерационных эффектах.
1.1. Оценка эффектов агломерации.
Оценка эффектов агломерации обычно
включает в себя следующие шаги. Во-
jz
где pqt – выручка всех фирм, принадлежащих отрасли j и расположенных в городе
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
индекс диверсификации принимает значение:
1
1
s
1−
 1 s
z
s
(5)
=
=
≈ s.
div
s
∑
t
 
s


j =1
Если вся выручка сконцентрирована в
одной отрасли, индекс принимает значение:
1
1
s
divtz =+
1s ∑ 0 s =
1.
(6)
jz
z; pqit – выручка фирмы i, принадлежащей
отрасли j и расположенной в городе z [19].
Для измерения пространственного неравенства мы используем коэффициент
специализации [8]:
pq jz pqtz
(3)
LQt jz = t j
,
pqt pqt
jz
где pqt – выручка всех фирм, принадлежащих отрасли j и расположенных в городе
z
z, pqt – выручка всех отраслей в городе z,
pqtj – выручка отрасли j в стране, pqt – выручка всех отраслей в стране.
Концепция диверсификации характеризует ситуацию, когда на определенной
территории расположены различные отрасли, т. е. отраслевая структура разнообразна.
Для измерения диверсификации могут использоваться такие показатели, как число
занятых в других секторах, общее число занятых в городе, население города, а также
индекс Херфиндаля – Хиршмана, индекс
Джини, индекс Тайла, индекс Элисона –
Глейзера [6, 10]. Диверсификация включает
в себя два измерения: неравенство и разнообразие. Разнообразие относится к общему
числу различных экономических единиц на
территории, например, это могут быть отрасли. Показатели неравенства отражают,
насколько равномерно они распределены.
Вместе с тем индекс Херфиндаля – Хиршмана и индекс Джини отражают неравенство, но не разнообразие. Анализ индексов
приведен в работе Воробьева и др. [34].
Для измерения уровня диверсификации
предлагается использовать следующий показатель (рассчитанный на уровне подкласса, т. е. трех цифр ОКВЭД):
1
s
 pqtjz  s
z
(4)
,
divt = ∑ 
z 
j =1  pqt 
jz
где pqt – выручка отрасли j в городе z;
j =2
Нормализованный коэффициент задан
следующей формулой:
1
s
 pqtjz  s
−1

∑
z 
j =1  pqt 
z
(7)
.
divt =
1
1−
s s −1
Этот коэффициент принимает значение
1 при абсолютно равном распределении выручки между отраслями и 0, если выручка
сконцентрирована в одной отрасли. Вместе
с тем индекс не отражает изменения в многообразии отраслей. Причина этого – процедура нормализации. Преобразуем индекс,
чтобы он отражал многообразие. Отметим,
что уравнение (3) принимает следующую
форму при абсолютном равенстве выручки
между отраслями:
1
1
s
1−
 1 s
s
(8)
=

→ s.
divtz ∑ =
s

s →∞
s


j =1
1− 1
Таким образом, можно заменить s s в
уравнении (6) на s и получить следующее
выражение:
1
s
 pqtjz  s
−1

∑
z 
j =1  pqt 
z
(9)
.
divt =
s −1
Этот показатель стремится к 1, когда s
стремится к бесконечности при совершенном
равенстве между отраслями. Числовые примеры сопоставления данного индекса с индексами Херфиндаля – Хиршмана и Джини
представлены в работе Воробьева и др. [34].
Оценка воздействия агломерации на
результаты экономической деятельно-
pqtz – выручка всех отраслей в городе z; s –
общее число отраслей в городе.
Нормализуем индекс, чтобы его значения варьировались от 0 до 1. Если у всех
отраслей в городе выручка одинакова,
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прикладная экономика
сти проводится с помощью регрессии, где в
качестве зависимой переменной выступает
рост выручки фирмы в 2001–2004 гг. Независимые переменные в данном исследовании – это показатели уровня агломерации, а
также дамми-переменные для моногородов
и градообразующих предприятий; особенности отраслей и территорий учитываются
с помощью фиксированных эффектов [14].
Проблема эндогенности является одним из наиболее сложных аспектов исследования. Причина ее заключается в том,
что объясняющие переменные, которые
отражают уровень агломерации, могут коррелировать с ошибкой. В этом случае коэффициенты, оцененные с помощью МНК,
являются смещенными. Можно выделить
два основных аспекта эндогенности: ненаблюдаемая гетерогенность и одновременность. Причина одновременности может
заключаться в том, что фирмы выбирают
свое расположение, учитывая возможные преимущества или потери, связанные
с агломерацией. Таким образом, более
успешные фирмы будут располагаться в городах, где агломерационные эффекты более
ярко выражены.
Выборка, которая используется в данном исследовании, включает предприятия,
основанные при центральном планировании. Для этих предприятий не должно существовать проблемы одновременности,
поскольку при их размещении экономические мотивы не были основополагающими.
В то же время распределение старых и новых предприятий по уровням локализации
и диверсификации является практически
одинаковым, что позволяет предположить
отсутствие одновременности для всей выборки. Проблему же ненаблюдаемой гетерогенности мы решаем с помощью фиксированных эффектов.
1.2. Классификация отраслей. Отдельные группы отраслей были рассмотрены
по примеру работы Хендерсона, где рассматриваются отрасли машиностроения и
высоких технологий и работы Витали и др.
[14, 32]. На основе подхода Павитта [25], в
данном исследовании отрасли подразделяются на 5 групп в соответствии с предположениями о различном воздействии на них
агломерационных эффектов (табл. 1). Эти
различия связаны с технологическими особенностями отраслей.
Кратко классификация отраслей представлена на рис. 1.
Результаты исследования
1.3. Описание данных. Исследование
проводится на основе базы данных за 2001–
2004 гг., составленной Аналитическим центром «Эксперт-Урал», которая включает более чем 3000 российских фирм, действующих в обрабатывающих секторах. Выборка
ограничена обрабатывающими секторами,
во-первых, поскольку они торгуемые, т. е.
зависят от рынка за пределами города, и поэтому не столь вовлечены в конкуренцию за
местного потребителя. Во-вторых, они более подвержены конкуренции на мировом
рынке, что повышает требования к их эффективности, а значит, их потенциальную
заинтересованность в экономии от агломерации. В-третьих, экономия от агломерации
для них играет относительно более важную
роль, чем наличие природных ресурсов (в
отличие от добывающих отраслей).
1.4. Спецификация модели. Рассмотрим влияние агломерационных эффектов
на рост выручки предприятий. Зависимая
jz
переменная yi – рост выручки фирмы в
2001–2004 гг.:
(10)
=
yijz ln ( pqijz2004 ) − ln ( pqijz2001 ) .
Оценивается следующая модель:
y jz = β loc + β ( loc )2 +
i
1
jz
2
jz
+β3 core jz + β4 ( core jz ) + β5 DIVz +
2
+β6 LQ jz + β7 MTz + β8 MTFi +
+β9 ln ( pqi ) + IND j + FD + β0 + εi , (11)
где j – индекс отрасли, z – индекс города, и
I – индекс фирмы.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Таблица 1
Классификация отраслей для эмпирического анализа экономии
от агломерации
������� ������! �������� ������ �� ������.
Аналог
Классификация
�������������
��������
���
�������������
������� ��������
№
в работе
Описание
авторов
Павитта �� �����������
� 1 �������������
������ � ������
��������
Традиционные
Традиционные
Отрасли, выпускающие товары,
которые
�������
товары
товары ������� производятся уже долгое время; в основном
потребительские
товары
(отрасли, входящие
1 ������������
������������ ������
�������,
�����������
������, �������
������
������������
��� �����
�����; � �����в каждую группу,
перечислены
приложе���
���������������
нии к работе
Воробьева
и др. [34]) ������ (�������,
� ������
������, �����������
2
Основные
Отрасли с выВ основном��������
отрасли с высокой
отдачей
� ����������
� ������ ��������� � ��.
материалы
сокой отдачей
от масштаба,
которые производят
от масштаба
однородные[34])
промежуточные товары
2 3 ��������
�����������
��- машиностроения,
� �������� �������
� ������� ������� ��
Основное
Отрасли со� �������
Отрасли
не включенные
�����
�����
�� ��������
машиностроспециализиров группу 4 ��������, ������� ���������� ���������� ������������� ������
ение
ванными по3 �������� ����- �������
�� ����������- ������� ��������������, �� ����������
ставщиками
���������
� ������
4
4 ����������
ИнтегрируюОтрасли со ��������Интегрирующие
подотрасли
машинострое����
щее машиноспециализирония, производящие сложные товары,
4 �������������
�������
�� �����������������������
������строение
ванными покоторые состоят
из множества����������
деталей
�������������� ���������
��������, ������������ ������� ������,
ставщиками ������������
�������
������� �� ���������
5
Наукоемкие
Наукоемкие
Отрасли, активно
использующие
инновации �������
5 ����������
��- ����������
�������
�������, ������� ������������ ������отрасли
отрасли
и новые знания
�����
��� � ����� ������
Источник: составлено авторами.
��������: ���������� ��������.
������ ������������� �������� ������������ �� ���. 1.
�������
�����������
��������
���������
��������
��������������
����������
�������
�������������
��������������
������������
������
�������
��������������
0
1. Особенности эффектов
агломерации
для классов���
отраслей
���. 1.Рис.
�����������
��������
�����������
�������
Источник:
составлено
авторами.
��������: ���������� ��������.
10
��������
���������� ������������
1.3. �������� ������. ������������ ���������� �� ������ ���� ������ �� 2001–2004 ��., ������������ ������������� ������� «�������-����»,
������� �������� ����� ��� 3000 ���������� ����, ����������� � ��������-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прикладная экономика
В регрессию включена локализация locjz
в квадрате, чтобы протестировать гипотезу
о том, что эффект локализации положителен до определенного уровня концентрации
фирм отрасли в городе (о форме перевернутой U, которую принимает экономия от
локализации). Локализация измеряется на
уровне подкласса (3 цифры), класса (2 цифры) ОКВЭД и пяти групп отраслей в соответствии с представленной в данной статье
классификацией [5, 14, 28]. Это дает возможность проследить, насколько похожими
должны быть фирмы, чтобы выигрывать от
локализации.
Коэффициент специализации LQjz отражает уровень специализации города на
отрасли, которой принадлежит фирма, но
в отличие от коэффициента locjz, по сравнению со страной в целом.
Что касается индекса диверсификации
(см. уравнение 8), то для городов, входящих
в агломерации, он учитывает диверсификацию на территории агломерации. Город
принадлежит к агломерации, если он яв-
ляется центром агломерации или находится на расстоянии не более 60 км от центра
агломерации. Список центров агломераций
составлен на основе работы Гончар, которая ссылается на презентацию «Городские
агломерации в России» Министерства регионального развития РФ и Центра стратегических разработок Северо-Запад (Москва,
Санкт-Петербург, Екатеринбург, Ростов-наДону, Нижний Новгород, Вологда, Иркутск,
Владивосток, Новосибирск, Красноярск),
а также включает в список еще несколько
городов, которые считает центрами агломераций (Пермь, Калининград, Самара)
[2]. Помимо этих городов, мы включили в
число центров агломераций Омск, Казань,
Челябинск и Уфу, население которых превышает миллион жителей.
Размер города связан с большей диверсификацией, а также с более высокой локализацией. Поэтому предполагается, что
размер города влияет на деятельность предприятия в первую очередь посредством
этих двух переменных (‘DIV’ and ‘loc’).
Переменные, используемые в эконометрическом анализе
Название
переменной
Таблица 2
Переменная
yijz
Рост выручки предприятия, 2001–2004 гг. См. уравнение (9)
locjz
Коэффициент локализации, 2–3-значный уровень ОКВЭД,
5 групп отраслей. См. уравнение (1)
Доля отрасли j в общей выручки предприятий города z,
3-значный уровень
Коэффициент диверсификации. См. уравнение (8),
3-значный уровень
Логарифм выручки предприятия, 2001 г.
Коэффициент специализации, 3-значный уровень.
См. уравнение (2)
Дамми-переменная для моногорода, 2001 г.
Дамми-переменная для градообразующего предприятия
Фиксированные эффекты для 5 групп отраслей
Фиксированные эффекты для федеральных округов
corejz
DIVz
ln(pqi)
LQjz
MTz
MTFi
INDj
FD
Источник: составлено авторами.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Для анализа вопросов, связанных с моногородами, в уравнение включены следующие переменные:
В табл. 5 ниже приведена интерпретация этих эконометрических результатов.
Для выборки, включающей все торгуемые отрасли на уровне подкласса ОКВЭД
(3 цифры), экономия от локализации нелинейная. Как и ожидалось, эффект положителен до определенного уровня локализации. При оптимальном уровне локализации
рост фирмы в 2001–2004 гг. увеличивается
на 12 %, т. е. ежегодно на 3,8 % (в качестве
зависимой переменной выступает рост выручки с 2001 по 2004 гг., т. е. за 3 года). Что
касается экономии от диверсификации,
если диверсификация в городе увеличивается на 0,1 (показатель диверсификации
варьируется в интервале от 0 до 1), то выручка предприятия растет в exp (0,466*0,1)
раз или 1,0477 раз больше. Это значение соответствует ежегодному росту на 1,5 %.
В то же время ни для одной из 5 групп
отраслей не было найдено статистически
значимых эффектов локализации на 3-значном уровне классификации ОКВЭД. На
2-значном уровне были выявлены эффекты от локализации для отраслей основных
материалов, которые положительны до
определенного уровня концентрации фирм
отрасли в городе, т. е. имеют форму перевернутой U. Когда локализация определяется на основе 5 групп отраслей, эффекты
в форме перевернутой U можно проследить
для наукоемких отраслей. Также были выявлены положительные агломерационные
MTz – дамми-переменная для моногородов. По определению, принятому в данном исследовании, моногород – это город, в
котором на одну отрасль приходится более
40 % выручки торгуемых секторов. В соответствии с этим определением, исследуемая выборка включает около 415 моногородов, в которых 37 % предприятий производят торгуемые товары. По официальным
оценкам, в России существует около 440
моногородов [1].
MTFi – дамми-переменная для градообразующих предприятий.
core jz =
pq jz
– доля отрасли j в общем
pqz
доходе города z. Эта переменная отражает
случаи, когда фирма принадлежит отрасли,
являющейся ключевой для моногорода.
В следующей части работы рассматриваются результаты оценки представленной
выше модели.
1.5. Результаты эконометрической
оценки агломерационных эффектов в
России. Уравнение (9) было оценено методом наименьших квадратов с поправкой на
гетероскедастичность. Основные результаты эконометрической оценки, относящиеся
к интересующим нас переменным, приведены в табл. 3 и 4.
Таблица 3
Сравнение агломерационных эффектов для старых и новых фирм
в России: оценка уравнения (10)
Переменные
‘Новые’ фирмы
‘Старые’ фирмы
Все фирмы
loc (3 цифры ОКВЭД)
.0822**
.0294
.0509***
(.033)
(.0206)
(.0183)
2
**
loc (3 цифры ОКВЭД)
-.00886
-.00227
-.00521**
(.00411)
(.0024)
(.00225)
DIV
.757***
.159
.466***
(.291)
(.191)
(.167)
Количество наблюдений
1216
1877
3093
R2
.551
.404
.493
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прикладная экономика
Таблица 4
Влияние локализации на производительность фирм: результаты оценки
уравнения (10) на различных уровнях агрегирования
Агрегированные
отрасли
3 цифры
ОКВЭД
Переменные
Loc
Loc2
2 цифры
ОКВЭД
Loc
Loc2
5 классов
отраслей
Loc
Loc2
Все торгуемые
отрасли
Традиционные
товары
Основные материалы
Основное
машиностроение
Интегрирующее
машиностроение
Наукоемкие отрасли
.0509***
.108
.0517
.0122
-.127
.0331
(.0183)
-.00521**
(.00225)
(.075)
-.0111
(.0102)
(.0331)
-.00608
(.00443)
(.0366)
-.0015
(.00466)
(.222)
.0217
(.0301)
(.0315)
-.00617*
(.00361)
.0361**
.0241
.0718**
.0312
-.0867
.0231
(.0181)
-.00298
(.00195)
(.0453)
.00082
(.00549)
(.0287)
-.00746**
(.00347)
(.036)
-.0042
(.00359)
(.204)
.0172
(.0247)
(.0326)
-.00426
(.00343)
.0376**
.0755*
.0294
.0163
-.00133
.0668**
(.019)
-.00174
(.00154)
(.0449)
-.00467
(.00538)
(.0329)
-.00125
(.00297)
(.0373)
-.00165
(.00401)
(.192)
.00759
(.0238)
(.0333)
-.00579**
(.00264)
В скобках указаны робастные стандартные ошибки *p < 0,1, **p < 0,05, ***p < 0,01
Таблица 5
Влияние агломерационных эффектов на результаты деятельности фирм
Влияние пространственных факторов на эффективность предприятий
Класс отрасли
Все торгуемые
отрасли
Традиционные
товары
Основные материалы
Основное машиностроение
Наукоемкие отрасли
Экономия от локализации
(3-значный уровень, если не указан другой)
Новые фирВсе
Старые
мы (основаны
фирмы
фирмы
после 1995 г.)


+


+
+
Экономия от диверсификации
Все фирмы
Новые фирмы
(основаны после 1995 г.)
+
+
+
+
Старые
фирмы
+

+
+
 – эффекты от локализации положительны до определенного уровня концентрации
фирм отрасли в городе (форма перевернутой U); + при положительной линейной зависимости; пропуск – если результат незначим.
Источник: составлено авторами.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
эффекты для отраслей, выпускающих тра- пределением фирм. Для этого рассчитывадиционные товары.
ем следующий показатель внешних эффекВ соответствии с полученными резуль- тов от локализации:
2
татами, для основных материалов, тради
LE jz = βˆ 1loc jz + βˆ 2 ( loc jz ) .
(12)
ционных товаров и наукоемких секторов
отраслевые связи, способствующие экоВ уравнении (12) β̂1 и β̂2 являются кономии от локализации, являются очень эффициентами уравнения (9) для 3-значной
широкими. Видимо, поэтому не выявлено классификации ОКВЭД:
агломерационных эффектов на относитель
2
но узком 3-значном уровне классификации.
=
LE jz 0, 0509loc jz − 0, 00521( loc jz ) ; (13)
Это можно объяснить тем, что экономия от
локализации связана с совместным исполь- в уравнении (13) β̂ и β̂ являются коэф1
2
зованием ресурсов и с поиском работников фициентами уравнения (9) для 2-значной
на рынке труда.
классификации ОКВЭД:
Результаты показывают, что разнообра
2
зие отраслевой структуры города является =
LE jz 0, 0361loc jz − 0, 003 ( loc jz ) . (14)
значимым положительным фактором эффективности предприятий в наукоемких отНа основе уравнений (12) и (13) построраслях, отраслях основного машинострое- им график теоретической экономии от лония и в отраслях основных материалов. Для кализации при различных возможных уровнаукоемких отраслей и машиностроения нях локализации. То же самое сделаем для
требуется множество разновидностей ма- фактического распределения фирм в исслетериалов, а также обмен идеями и техноло- дуемой выборке (рис. 2 и 3).
гическими знаниями, поэтому они обычно
На уровне подкласса ОКВЭД (3 цифвыигрывают от разнообразия. Положитель- ры) эффект локализации положителен
ные внешние эффекты диверсификации для для объема выручки фирм одной ототраслей основных материалов противоре- расли до 17,5 млрд руб. (показатель лочат гипотезе исследования, поскольку глав- кализации 9,76). В то же время максиным источником экономии от диверсифика- мальный эффект достигается при уровне
ции являются внешние эффекты от знаний, выручки 131 млн руб. для подклассов
которые предположительно должны быть ОКВЭД (значение показателя локализации
относительно малы для отраслей основных 0,0509/(2*0,00521) = 4,88) и 426 млн руб.
материалов. Как и ожидалось, диверсифи- для классов (см. уравнения 12 и 13). Однакация незначима для традиционных отрас- ко во многих городах не достигнуты даже
лей, что подтверждает гипотезу о том, что эти умеренные уровни локализации: в данони не нуждаются в значительном разно- ной выборке около 40 % всех предприятий
образии навыков рабочей силы, и их из- в торгуемых отраслях представляют собой
держки на обучение работников сравни- единственное предприятие в отрасли по
тельно невелики.
3-значной классификации ОКВЭД3.
1.6. Достаточен ли уровень локализаПо результатам оценки модели, на уровции в российских городах?
не подклассов ОКВЭД эффекты локалиЭконометрическая оценка говорит о зации имеют форму перевернутой U; для
том, что эффекты локализации положитель3
На входящие в выборку предприятия приходится оконы до определенного уровня концентрации
ло 40 % от выручки в среднем по отраслям, по сравфирм в городе, т. е. обладают формой перенению с данными Росстата за 2005 г. Поэтому полувернутой U. Мы тестируем соотношение ченные нами результаты о количестве предприятий и
между фактическим и оптимальным рас- объеме выручки в городах являются заниженными.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прикладная экономика
ний локализации ноль и около семи (для
подклассов ОКВЭД) и более восьми (для
классов), т. е. чуть выше теоретического
оптимума. Распределение предприятий
среди городов показывает, что предприятия
расположены либо в моногородах, либо в
крупных городах. Можно сделать вывод,
что в случаях низкой локализации особенно важны меры экономической политики,
направленные на создание условий для развития бизнеса.
Коэффициент локализации (Loc)
Эффекты локализации, % от
роста выручки предприятий
в 2001-2004 гг.
Плотность распределения
предпряитий
классов ОКВЭД и 5 групп отраслей экономия от локализации линейна, т. е. не наблюдается эффекта вытеснения. Возможно, это
происходит потому, что его причиной обычно является конкуренция очень близких по
своим характеристикам предприятий, работающих в одном городе. Предприятия
конкурируют за специфические ресурсы, в
первую очередь, за рабочую силу.
Фактическое распределение фирм характеризуется двумя пиками: для значе-
Плотность распределения предприятий
Эффекты распределения
Коэффициент локализации (Loc)
Плотность распределения предприятий
Эффекты распределения
Рис. 3. Фактическое распределение фирм в соответствии с условиями
локализации, по сравнению с теоретической экономией от локализации
(двузначная классификация ОКВЭД)
15
Эффекты локализации, % от
роста выручки предприятий
в 2001-2004 гг.
Плотность распределения
предпряитий
Рис. 2. Фактическое распределение фирм в соответствии с условиями
локализации, по сравнению с теоретической экономией от локализации
(трехзначная классификация ОКВЭД)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Заключение
Рассмотрев вопрос, существуют ли
внешние эффекты от агломерации в России, мы можем ответить, что определенно
да. На основе выборки, которая включает
предприятия, работающие в торгуемых отраслях, для российских городов выявлены
эффекты локализации, положительные до
определенного уровня концентрации фирм
отрасли в городе, т. е. обладающие формой
перевернутой U. Такой вывод говорит о необходимости учитывать эффекты вытеснения в агломерациях. Кроме того, подтвердилась гипотеза о том, что эффекты диверсификации положительны.
Агломерационные эффекты значительно различаются для новых и старых
предприятий, т. е. основанных до и после
окончания приватизации. Для новых предприятий агломерационные эффекты выступают катализатором роста. Результаты
исследования говорят о том, что для создания оптимальных эффектов локализации в
городе достаточно двух или трех предприятий, работающих в отрасли по 3-значной
классификации ОКВЭД, каждое со средней
выручкой в 60 млн руб. в год.
Большинство предприятий концентрируется на нулевом уровне локализации и
на уровне локализации, немного превышающем оптимальный. Таким образом, часть
предприятий расположены в малых городах, в т. ч. в моногородах, с недостаточно
конкурентной средой и низкими возможностями развития. Для таких городов особенно актуальна экономическая политика,
способствующая созданию новых предприятий отрасли. В частности это формирование благоприятной деловой среды. Также
важно развитие агломераций с соседними
населенными пунктами, в т. ч. посредством
улучшения транспортной инфраструктуры.
Агломерационные эффекты усиливаются, если города организованы так, чтобы
фирмы могли выигрывать от совместного
использования ресурсов, более эффективного поиска работников на рынке труда, а
также от участия в обмене знаниями, что и
составляет механизмы, лежащие в основе
агломерационных эффектов.
Список использованных источников
1. Воробьев П., Щербинина А. МоногоGreat Britain. CERGE-EI Working
рода: выбор отраслей для диверсифиPaper 289, 2006. 34 p.
кации. Екатеринбург: УрГУ, 2009.
5. Beaudry C., Schiffauerova А. Who’sright,
2. Гончар К. Агломерационные эффекMarshallorJacobs? The localization verты и промышленная конкурентоспоsus urbanization debate // Research Polсобность // Серия «Конференции экоicy. 2009. № 38. Р. 318–337.
номического факультета УрГУ», 5-я
6. Combes P.-P., Mayer T., Thisse J.-F.
Международ. конф. Екатеринбург:
Economic geography. The integration
УрГУ, 2008.
of regions and nations, Princeton
3. Моногорода России: как пережить
University Press, Princeton and Oxford,
кризис? Анализ социальных и эко2008.
номических проблем моногородов в
7. De Groot H., Poot J., Smit M.J.
контексте мирового финансово-экоAgglomeration externalities, innovation
номического кризиса, влияющего на
and regional growth: theoretical
состояние градообразующих предperspectives and meta-analysis // In:
приятий. М.: Институт региональной
Handbook of Regional Growth and
политики, 2008.
Development Theories, Capello R., and
4. Anastassova L. Productivity differences
Nijkamp P. (eds.). Cheltenham: Edward
and agglomeration across districts in
Elgar, 2009.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прикладная экономика
8. De Siano R., D’Uva М. Specialization
and growth in Italy: what spatial econometric analysis tells us. // Discussion
Paper 1_2010, D.E.S. (Department
of Economic Studies). University of
Naples «Parthenope», 2010.
9. Duranton G., Puga D. Microfoundations of urban agglomeration
economies // In V. Henderson and
J. Thisse, eds. Handbook of Urban and
Regional Economics 2004. Vol. 4.
10. Ellison G., Glaeser E.L. Geographic
concentration in U.S. manufacturing
industries: a dartboard approach // The
Journal of Political Economy. 1997.
Vol. 105 (5). Р. 889–927.
11. Fujita M. A monopolistic competition
model of spatial agglomeration: a
differentiated product approach //
Regional Science and Urban Economics.
1988. Vol. 18. Р. 87–124.
12. Gonchar K. Urban agglomeration
effects and company productivity in
Russia: Empirical Evidence Based on
Manufacturing Industry Survey. Report
at ISNIE, 2010.
13. Gonchar K., Marek Ph. Natural-resource
or market-seeking FDI in Russia? An
empirical study of locational factors
affecting the regional distribution of FDI
entries // Discussion paper. 2013. No. 3.
Halle Institute for Economic Research.
14. Henderson J.V. Marshall’s scale
economies // Journal of Urban
Economics. 2003. Vol. 53. Р. 1–28.
15. Hotelling H. Stability in competition //
Economic Journal. 1929. Vol. 39.
Р. 41–57.
16. Jacobs J. The economies of cities. New
York: Random House, 1969.
17. Krugman P. Increasing returns and
economic geography // Journal of
Political Economy. 1991. Vol. 99.
Р. 483–499.
18. Marshall A. Principles of Economics.
8th edition. London: Macmillan and Co,
1920.
17
19. Martin P., Mayer T., Mayneris F.
Spatial concentration and plant-level
productivity in France // Journal of
Urban Economics. 2011. Vol. 69.
Р. 182–195.
20. Mills E.S. An aggregative model of
resource allocation in a metropolitan
area // American Economic Review
Papers and Proceedings. 1967. Vol. 57 (2).
Р. 197–210.
21. Mirrlees J.A. The optimum city //
Swedish Journal of Economics. 1972.
Vol. 74 (1). Р. 114–135.
22. Neffke F., Henning S.M., Boschma
R., Lundquist K.-J., Olander L.-O.
Who needs agglomeration? Varying
agglomeration externalities and the
industry life cycle. Working Paper.
March 2008. Utrecht University, the
Netherlands.
23. Neffke F. Productive places. The influence
of technological change and relatedness
on agglomeration externalities. Faculty
of Geosciences, Utrecht University, the
Netherlands, 2009.
24. Okubo T., Tomiura Е. Productivity distribution, firm heterogeneity, and
agglomeration: evidence from firmlevel data // Discussion paper 10017.
Research Institute of Economy, Trade
and Industry (RIETI), 2010.
25. Pavitt K. Sectoral patterns of technical
change: towards a taxonomy and a
theory // Research Policy. 1984. Vol. 13.
Р. 343–373.
26. Rosenthal
S.S.,
Strange
W.C.
Geography, industrial organization and
agglomeration // Review of Economics
and Statistics. 2003. Vol. 85 (2).
Р. 377–393.
27. Russian Economic Report. The World
Bank in Russia: Economic Review. June
2007.
28. Vakhitov V. Agglomeration economies
and geographic concentration of
manufacturing in Ukraine, Dissertation,
2008.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
29. Vakhitov V., Bollinger С. Effects of
ownership on agglomeration economies:
evidence from Ukraine // Discussion
Paper 24. Kiev School of Economics.
2010.
30. Venables A.J. Equilibrium locations
of vertically linked industries //
International Economic Review. 1996.
Vol. 37. Р. 341–359.
31. Vernon R. Metropolis 1985, Cambridge,
MA: Harvard University Press, 1960.
32. Vital S., Napoletano M., Fagiolo G.
Spatial localization in manufacturing:
a cross-country analysis // Working
paper. March, 2009. LEM (Laboratory
of Economics and Management). Sant’
Anna School of Advanced studies.
33. von Thunen J.H. Der isolierte Staat in
Beziehung auf Landwirtschaft und Na-
18
tionalokonomie. Hamburg: Perthes,
1826. English translation: The Isolated
State, Oxford: Pergammon Press,
1966.
34. Vorobyev P.V., Kislyak N.V., Davidson
N.B. Spatial concentration and firm
performance in Russia. Kiev, EERC,
52 p. [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://www.eerc.ru/paper?pa
ge=8&sort=theme&type=asc (дата обращения: 09.12.2012).
35. Weber A. The theory of the location of
industries. Chicago: Chicago University
Press, 1929.
36. Zubarevich N. Development of cities
and rural areas // Lecture at Summer
School within ReSET Seminar project
“Spatial Economics: How Geography
Matters for Economics”. Suzdal, 2010.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ИННОВАЦИИ И ИНВЕСТИЦИИ
Л.А. Баев, д-р экон. наук, профессор,
О.А. Голиков, аспирант,
М.Г. Литке, канд. экон. наук,1
г. Челябинск
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МНОГОКРИТЕРИАЛЬНОЙ ОЦЕНКИ
И УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМИ ПРОЕКТАМИ
Статья посвящена теоретическим аспектам оценки и управления инновационными
проектами: основной системе категорий и классификации. Сравнительный анализ существующих в настоящее время подходов к определению категорий инновации и инновационного
развития, методов и механизмов поддержки и управления инновациями позволяет авторам
сформулировать собственные конструктивные определения. В результате проведенного анализа выявлены основные проблемы и сформулированы теоретические аспекты системной
оценки, ранжирования и управления инновационными проектами.
Ключевые слова: инновация, инновационное развитие, базисная инновация, улучшающая инновация, обеспечивающая инновация, системный подход, теория самоорганизации,
бифуркация, государственная поддержка инноваций.
Задачи технологического обновления и
социально-экономического развития страны уже длительное время связывают с задачами инновационного развития.
В современных условиях рыночная
экономика требует государственного регулирования, прежде всего там, где концентрируются инновационные предприятия,
там, где очевидны их перспективные эффекты. При этом регулирование должно
осуществляться как с позиций интересов
развития национальной экономики в целом
(макроуровень), так и с позиций интересов
развития конкретных территориальных об-
разований (мезоуровень). Эффективность
государственной поддержки и регулирования инновационного бизнеса в первую очередь зависит от качества оценки перспективности инноваций, что является сложной
многокритериальной задачей до сих пор в
полной мере не решенной. Существующие
в настоящее время подходы к решению задачи многокритериальной оценки и управления инновационными проектами неоднозначны и недостаточно обоснованы, что
требует прежде всего уточнения и конкретизации системы основных используемых
категорий, с позиций целеориентированного проектного управления инновационным
развитием.
Такие изменения внешней среды, как
появление новых потребностей и изменение позиции потребителя, широкая доступность современных технологий, возрастание конкуренции, интернационализация
бизнеса, изменение роли человеческих ресурсов, появление неожиданных возможностей развития, открываемых достижениями
науки и техники; развитие информационных сетей и др. неизбежно привели к необходимости ускорения принятия управлен-
Баев Леонид Александрович – доктор экономических
наук, профессор, заведующий кафедрой экономики и
управления проектами факультета экономики и управления Южно-Уральского государственного университета (НИУ); e-mail: baevla74@mail.ru.
Голиков Олег Александрович – заместитель директора по
развитию бизнес-направлений РФЯЦ-ВНИИТФ, г. Снежинск, аспирант Южно-Уральского государственного
университета (НИУ); e-mail: o.a.golikov@vniitf.ru.
Литке Марина Геннадьевна – кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и управления
проектами факультета экономики и управления, аспирант Южно-Уральского государственного университета (НИУ); e-mail: LMG79@mail.ru.
1
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ческих решений и повышения их качества.
При этом стратегические решения инновационного характера выходят на передний
план, так как именно они должны обеспечить конкурентоспособность и выживаемость фирмы, с одной стороны, и необходимые темпы, и качество развития народного
хозяйства в целом, с другой стороны [1].
Следовательно, для корректного управления процессами инновационного развития
необходимо прежде всего конструктивно
определиться с понятием «инновация».
В настоящее время вопрос о происхождении термина «инновация» является
дискуссионным. В XIX в. в разгар научно-технической революции впервые в научных исследованиях появилось понятие
innovation. Существуют разные точки зрения на само происхождение данного термина. Часть авторов придерживается мнения, что это понятие берет свое начало в
древнем латинском языке – «novatio», что
означает «обновление» или «изменение»
при этом приставка «in» (лат. «в направлении») в совокупности, при дословном
переводе, дают понятие «innovatio» – «в
направлении изменений». Другие авторы
отмечают, что термин innovation происходит из новой латыни и представляет собой
синтез слов investio (облачаю) и novatio
(обновляю) [2].
Авторы в процессе исследования проанализировали около двадцати определений категории «инновация» [3–21], были
использованы следующие характеристики:
морфологическое значение слова, содержательность, системная целеориентированность, конструктивность, измеримость и
критериальность позволил сделать следующие выводы:
• в настоящее время в науке нет единого мнения о том, каким является
содержание категории «инновация»
и ее связи с такими категориями,
как «научный прогресс», «нововведения», «социально-экономическое
развитие» и пр.;
•
•
•
•
•
20
значительная часть изученных определений, по сути, определяются на
прямую морфологическую трактовку термина «инновация». Здесь акцентируется именно новизна: продукта, услуги, технологии, комбинации производственных факторов
и т. п. (Й. Шумпетер, П. Друкер,
В. Хиппель, С. Мендел, Правительство РФ и др.) [3, 5, 10, 12, 21]. Такие
определения представляются неконструктивными в силу отсутствия в
них системно-ориентированной целевой направленности как основы
приятия управленческих решений.
Далеко не всякая новизна может
быть полезной;
в ряде определений целеполагание
присутствует (определения Б. Твиса и Т. Риггса [8, 9]). Однако и такие практически-ориентированные
определения нельзя признать конструктивными, поскольку они неконкретны и неизмеримы;
весьма полным является определение Б. Санто [7], можно отметить его
содержательность и целеориентированность. Формально имеет место и
измеряемость через прирост прибыли или дохода. Однако все сказанное
имеет весьма общий характер и не
раскрывает ключевых общесистемных характеристик стратегического
целеполагания;
системный подход наибольшим
образом отражен в определении
А. Пригожина [14], однако оно тоже
не может быть признано в полной
мере конструктивным, поскольку
требует раскрытия понятия «развитие» и введения его меры;
наиболее
целеориентированным
является определение Л. Баева и
В. Шугурова, связывающее инновации с темпами роста эффективности
общественного [17]. Именно такой
подход представляется наиболее кон-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
структивным с позиции текущей проблематики управления развитием.
Как уже отмечалось выше, до середины
XX в., категория «инновация» по существу
ограничивалась созданием новых продуктов. Позже в состав понятия инновации
были включены новые социальные, производственные и управленческие технологии, далее, в последнюю четверть ХХ в., в
информационную эпоху, под инновацией
стали понимать удовлетворение новой потребности. И, наконец, в настоящее время
(в XXI в.), в силу наступления инновационной стадии развития экономики категория
«инновация» объясняется как создание новой выгоды, новой ценности, мотивированных предпринимательским духом (желанием получить добавленный доход от чего-то
нового), что должно приводить к повышению стоимости фирмы, а следовательно, к
ее устойчивости на рынке.
Таким образом, следует отметить, что
понятие «инновация» и в зарубежной и в
российской литературе определяется поразному и изменяется с изменением этапов
и содержания общественного развития.
Примечательно, что среди отечественных и зарубежных экономистов не существует единого подхода к определению инновации, в котором была бы раскрыта его
экономическая сущность, выявлены четкие
критерии, позволяющие отличить инновацию от псевдоновшества.
Следует отметить, что практически
все приведенные определения не лишены
смысла. Однако, с позиций решения задачи эффективного управления процессами
инновационного развития, определение
инновации должно быть конструктивным,
т. е. быть основой принятия управленческих решений. В этой связи целесообразно
оценить часть приведенных определений
по ряду значимых характеристик, таких как
морфологическое значение слова, содержательность, системную целеориентированность, адекватность, измеряемость и критериальность.
Иначе говоря, для того чтобы иметь
конструктивное определение и, опираясь
не него, принимать рациональные управленческие решения, необходимо поставить
вопрос о генеральной цели инновационной
деятельности. Проанализировав состояние
современной экономики [23], мы пришли
к выводу, что инновационная деятельность,
будучи основой целенаправленного управляемого развития социально-экономических систем, должна обладать социальноэкономической значимостью и быть ориентированной и оцениваться с точки зрения
ее влияния на рост эффективности общественного производства. Что же касается
системного подхода, то именно эффективность использования ресурсов определяет
и уровень, и возможности развития самоорганизующихся систем.
В этой связи, как уже отмечалось [22],
наиболее содержательным и конструктивным представляется следующее определение: инновация – это явление, предполагающее комплексный процесс создания,
распространения и использования новых
видов изделий, технологий, организационных форм, возможностей, приводящее к
динамичному росту эффективности функционирования объектов инновационной деятельности, в частности и эффективности
общественного производства в целом.
Такое определение соответствует всем
выделенным нами управленческим характеристикам. Исходя из указанного выше
определения, главной целевой ориентацией
любой инновации должны быть связанные
с ней изменения темпов роста эффективности общественного производства, что можно отождествить с потенциалом того проекта, который подвергается оценке.
Потенциал проекта характеризует возможность инновационного развития объекта, в рамках которого этот проект реализуется. Однако, с нашей точки зрения,
категория «инновационное развитие» является комплексным понятием, включающим
в себя не только инновационный процесс,
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
а также его результативность, но и развитие совокупности условий и факторов, без
которых его осуществление становится невозможным.
С нашей точки зрения, более конструктивным в данном случае будет рассмотрение понятия «инновационное развитие»
с позиции теории самоорганизации. Для
начала рассмотрим известную логистическую кривую, характеризующую развитие
технологической инновации (рис. 1).
Первая стадия связана с разработкой
инновации. Здесь осуществляются затраты
на ее создание и практическое опробование. На втором этапе инновация начинает
«работать», и выгоды от ее использования
начинают частично покрывать затраты. Однако на этом этапе, в силу низкого уровня
технологического и коммерческого освоения инновации, затраты ее использования
еще превышают результаты и эффективность остается отрицательной.
Третий этап развития коррелирует с
динамичным ростом эффективности инновационного бизнеса, связанным как с
управленческим, так и с технологическим
освоением инновации, а также с ее распространением (диффузией). Четвертый
этап – это этап достижения максимального
инновационного потенциала, обоснованного лежащей в основе инновации технологией. Последний, пятый этап – этап снижения
эффективности коммерческого использования инновации, связан с ее вытеснением с
рынка более прогрессивными технологическими и управленческими решениями.
В соответствии с приведенным представлением основной задачей управления
экономическим развитием конкретной технологической инновации следует считать
динамичный рост эффективности ее использования и достижения инновационного потенциала.
Предлагаемая модель развития инновации формулирует как минимум два вопроса,
которые могут поставить перед собой управленцы: что такое «динамичный рост эффективности», и как оценить «потенциал инновации»? Вполне понятно, что эндогенных,
аналитически строгих ответов на эти вопро-
�������������
����������������
5
4
3
����� t
1
2
Рис. 1. Жизненный цикл инноваций: 1 – этап возникновения,
���. 1. ���������
���� ���������: 1 – ���� �������������,
2 – этап выживания, 3 – этап динамичного развития, 4 – этап зрелости,
2 – ���� ���������, 3 – ���� �����������
��������, 4 – ���� ��������,
5 – этап вырождения
5– ���� ����������
22
������ ������ ������� � ����������� ���������. ����� ��������������
�� �� �� �������� � ������������ �����������. �� ������ ����� ������-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
сы не существует. Что касается темпов роста развития более полно, с позиций развития
эффективности, то в качестве критериальной технологий, реализующих определенные
меры в системе управления инновационным общественные потребности. Тут следует
развитием могут быть использованы как не- изучить не только процесс потенциальнообходимые темпы роста эффективности с го развития конкретной технологии, но и
позиций решения поставленных социально- смену менее прогрессивных технологии на
политических задач, так и общесистемные более прогрессивные (рис. 2).
экономические ориентиры. В регулироваРазработанная с позиции теории самонии инновационного развития экономики организации классификация инноваций
правильнее будет использовать две группы включает в себя следующие типы развития:
нормативов темпа роста эффективности, со- приспособительный (адаптационный) – в
четающих и технико-экономические возмож- рамках неизменности сущностных систености и социально-политические целевые мообразующих характеристик объекта и
����������
���������-������������
� �������������
���������установки.
При этом правильнее будет�����,
рас- ���
перестроечный
(бифуркационный),
пред���� сматривать
���������.
�
�������������
��������������
��������
���������
вопрос о технико-экономических полагающий изменение сущности���объекта
�������
����� ������������
��� ������
����������
�����
����� ����������возможностях
не с точки зрения
уникальнокак системы
[24, 26].
���, сти
����������
�
�������-�������������
�����������
� ���������технологий, а в разрезе возможности обеВ координатах эффективность
– время,
������������
�������
���������.
���
����
����������
�����
�������������
спечения ими высоких темпов роста произво- адаптационное развитие
иллюстрируется
������
� �������-�������������
�� � �����
������
���������дительности
общественного труда. ������������
приведенной
ранее
логистической
кривой,
��� ����������,
�
�
�������
�����������
�����������
���
�������
������
���В данном случае уже не достаточно рас- отражающей процесс реализации
инно�� ������������������
�������������
�����. вационного потенциала системы как максмотрение процесса реализации
инновации
� ������
�� ����������
��������эффективности
���������� ее
как
таковой, ������
так как���
скорость
изменения ������������
симально возможной
���������
���
�������,
���
���
��������
���������
�������������
���������эффективности общественного производ- функционирования в рамках неизменности
���� ства
������������
�������� ���������-�������������
������ ������������
и развитие �социально-экономических
сущностных системообразующих
свойств.
�������������
�
���������������
���������
���������.
систем определяется совокупностью и взаВ рамках адаптационного развития, с
��� ���� �����
�����������
� ���� ���������,
����������
������� ����имодействием
отдельных
инноваций.
нашей точки
зрения, целесообразно
выде����������
��������
�����
�����,
�
�������
��������
����������,
��������Для того чтобы разобраться с этой ситуа- лить две группы инноваций:
(1) улучша��� ������������
�����������.
���– �������
�������
�� ������
цией, рассмотрим������������
процесс инновационного
ющие
те, которые
направлены
на совер������� �������������� �������� ���������� ����������, �� � ����� �����
������������� ���������� �� ����� ������������� (���. 2).
�������������
����������������
2
1
2
1
3
�
3
����� t
Рис. 2. Системная
классификация
инноваций:
улучшающая;
���. 2. ���������
�������������
���������:
1 1––����������;
2
–
обеспечивающая;
3
–
базисная
инновации
2 ��������������; 3 �������� ���������
������������� � ������� ������ ��������������� ������������� ����23
����� �������� � ���� ��������� ���� ��������: ����������������� (�������������) – � ������ ������������ ���������� ����������������� ������������� ������� � ������������� (��������������), �������������� ��������� �������� ������� ��� ������� [24, 26].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
шенствование используемой технологии,
и (2) обеспечивающие – которые в свою
очередь создают условия использования
текущих инновационных возможностей.
Обеспечивающие инновации – это, по сути,
инновации
организационно-управленческие, инфраструктурные. Примером таких
инноваций может быть создание на предприятии системы проектного управления
развитием. Вынесение подобных решений
за рамки инновационной оценки приводит
как минимум к существенному замедлению
освоения инновационного потенциала внедренных передовых технологий производства. С другой стороны, темпы достижения
инновационной технологией своего инновационного потенциала зависят от частных
технологических решений по ее совершенствованию. Так, например, переход от
карбюраторного к инжекторному способу
впрыска топлива в двигатель внутреннего
сгорания значимо повышает его эффективность, не теряя существа механизма преобразования энергии топлива в движение.
По мнению авторов, введение обеспечивающих и улучшающих инноваций в категорию поддерживаемых государственной
властью, существенно ускорит динамизм
эффективного развития.
Таким образом, улучшающие технологические инновации создают возможности
повышения эффективности функционирования базисной системообразующей технологии, а обеспечивающие инфраструктурные и управленческие инновации – условия
реализации этих возможностей. Однако и
улучшающие, и обеспечивающие инновации в состоянии лишь продвигать развитие
соответствующей системы в сторону достижения ее системного инновационного
потенциала. Сам же этот потенциал не может быть повышен, будучи определенным и
ограниченным сущностными системообразующими свойствами используемой технологии.
Для обеспечения дальнейшего развития
производственной системы в целом и повы-
шения ее эффективности требуется изменение самого принципа достижения целей,
т. е. изменения сущностных характеристик
используемой технологической системы.
Изменение основных характеристик системы представляет собой перестроечный
или бифуркационный (3) тип развития. По
своей сути он связан с гибелью устаревшей технологической системы и прихода
на ее место новой, более адаптированной
к современным условиям технологической системы. В зависимости от качества
управления этим процессом, а также от
внешних условий, в предполагаемой «точке бифуркации» возможны как активизация
развития старой технологической системы
с вероятностью затягивания процесса дальнейшего общесистемного развития путем
подавления ею ростков нового знания, так
и динамичное развитие новой технологии.
В общем случае эффективность первичной реализации более прогрессивного
принципиально нового технологического
решения значимо ниже, чем эффективность
уже хорошо развитого к текущему моменту
технологического решения предыдущего
поколения. При этом базисная инновация,
как правило, зарождается в рамках функционирования технологии предыдущего поколения. Вполне понятно, что без целевого
государственного регулирования процессов становления и развития новой базисной
технологии она может быть просто «уничтожена» в рамках экономической системы,
использующей предшествующую базисную
технологию как в соответствии с законами
неуправляемой самоорганизации, так и в
соответствии с законами рыночной конкуренции. В условиях же системного государственного регулирования этих процессов
описываемая в математической теории катастроф точка нерегулируемой бифуркации
превращается в область регулируемого перехода от старой базисной технологии к новой (область А рис. 2). Нужно отметить, что
и для производственных систем сказанное
совершенно справедливо. Так, профессио24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
нальное управление предприятием предполагает, что, наряду с «дойными коровами»
(в терминологии БКГ), поддерживаются и
«кошки» («трудные дети»), эффективность
которых на данный момент ниже, но инновационный потенциал, возможно, выше.
Забвение этого простого правила приводит
к нерегулируемой «катастрофической» бифуркации и ситуации, исправление которой
требует существенных усилий и средств.
Важно отметить, что государственная
поддержка новой базисной технологии
целесообразна до уровня достижения ею
эффективности уже развитой предыдущей
базисной технологии.
Вполне понятно, что длительность и капиталоемкость этого этапа существенным
образом определяется активностью реализации обеспечивающих и улучшающих инноваций, которые, по нашему мнению, так-
же должны поддерживаться государством,
и прежде всего на региональном уровне, в
рамках наиболее инновационно активного
малого и среднего бизнеса.
Более детально процесс взаимодействия
новой и старой саморазвивающихся систем
рассмотрен в [24]. Здесь же можно констатировать управленческую целесообразность выделения трех типов инноваций:
обеспечивающих, улучшающих и базисных. Следует отметить, что такой подход
хорошо корреспондируется с работой Г. Хаустейна и Г. Майера, выделяющих улучшающие и базисные инновации, но не вводящих понятие инноваций обеспечивающих и
не раскрывающих их системные признаки
и механизмы взаимодействия [25]. Дабы не
вводить новых понятий, мы в предлагаемой
классификации воспользовались их терминологией (табл. 1).
Системная классификация инноваций
Тип
инновации
1
Базисная
Режим
развития
2
Б и фу р ка ционный
(перестроечный)
Ул у ч ш а ю щая
Адаптационный
(приспосо-бительный)
Обе спечивающая
Адаптационный
(приспособительный)
Таблица 1
Сущностные признаки
Характеристика
3
Радикальное
изменение
сущностных системообразующих свойств технологии и
(или) продукции. Создание
нового инновационного потенциала
4
Базируется на открытиях
или крупных изобретениях.
Направлена на создание и
освоение принципиально
новых продуктов и услуг;
технологий новых поколений
Базируется на локальных
усовершенствующих решениях. Направлена на совершенствование продукции и
технологий
Усовершенствование
существующих технологий и
продуктов, без изменения
сущностных свойств.
Освоение существующего
инновационного потенциала
Создание наиболее соответствующих окружающих условий. Ускоренное освоение
инновационного потенциала
25
Базируется на адекватных
базисной технологии организационно-управленческих решениях. Направлена
на обеспечение взаимосоответствия уровня развития
технологии (продукта) и
окружающей среды
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Все типы инноваций и реализующие их
инновационные проекты, с нашей точки
зрения, требуют государственной поддержки, что существенно повысит динамику
эффективного развития как экономики на
макроуровне, так и территориальных образований на мезоуровне. Однако уровни
и механизмы поддержки и регулирования
«адаптационных» и «бифуркационных»
инноваций должны отличаться. С нашей
точки зрения, поддержка обеспечивающих
и улучшающих инноваций – это задача преимущественно государственных органов
мезоуровня. Базисные же инновации требуют дополнительной оценки и поддержки на
макроуровне.
Опираясь на выше сказанное, можно
определить наиболее рациональные посылки реализации инновационного развития.
1. Разработкой базисных инноваций
должно заниматься государство в целом и
не только путем выделения грантов на мелкие исследования, а путем создания ориентированных на практику крупных научноисследовательских центров и конструкторских бюро.
2. Практический российский бизнес в
первую очередь должен в значительной
степени ориентироваться на использование
1.
2.
3.
4.
5.
и диффузию апробированных базисных инноваций и заниматься обеспечивающими и
улучшающими инновациями по реализации их инновационного потенциала. Эти
задачи должны и могут решаться на региональном уровне.
Предлагаемый нами подход к инновационному развитию позволяет поставить ряд
задач.
Первая группа задач связана с разработкой критериев и методов оценки степени
инновационности решений и отнесения их
к тому или иному системному классификатору с целью корректного определения источника и механизма поддержки.
Вторая группа вопросов связана с методами и методиками конструктивной оценки
инновационного потенциала проекта.
Третья группа связана с разработкой эффективных прикладных методов и технологий управления инновационным развитием.
Корректное, учитывающее мировой
опыт решение этих задач может внести
реальный вклад в практическую реализацию главной задачи социально-экономического развития страны – обеспечение
динамичного роста производительности
труда и эффективности общественного
производства.
Список использованных источников
Криворотов В.В. Алгоритм механиз6. Статистика науки и инноваций: кратма повышения конкурентоспособнокий терминологический словарь / под
сти предприятия // Вестник Оренбург.
ред. Л.М. Гохберга. М., 1996 ; OEC
гос. ун-та. 2006. № 8.
Dproposed guidelines for collecting and
Милославский И.М. Новизна с поinterpreting technological innovation.
следствиями // Известия. 07.06.2009.
Oslo. Manual. OECD. Paris. 1992.
Шумпетер Й. Теория экономического
7.
Санто Б. Инновация как средство экоразвития: исследование предприниномического развития : пер. с венг.
мательской прибыли, капитала, проМ., 1990.
цента и цикла конъюнктуры : пер. с
8. Твис Б. Управление научно-техничеангл. М., 1982.
скими нововведениями. М., 1989.
Schumpeter J. Business cycles: A
Theoretical, historical analysis of the
9. Riggs H.E. Managing high-technology
capitalist procwss. N.Y.: L., 1939.
companies. Belmont, 1983.
Друкер П. Рынок: как выйти в лиде10. Von Hippel E. Users and Innovations //
ры. Практика и принципы. М., 1992.
Technology Review. October 1978.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
11. Kingston W. The Political Economy of
innovation // The Hogue. 1984.
12. Завлин П.Н. Инновационная деятельность в современных условиях // Инновации. 2001. № 3.
13. Завлин П.Н., Васильев А.В. Оценка эффективности инноваций. СПб.,
1998.
14. Пригожин А.И. Нововведения: стимулы и препятствия: социальные
проблемы инноватики. М., 1989.
15. Саудер У.Е., Ношар А.С. Руководство
по наилучшим методам трансфера
технологий // Управление инновациями. М., 1995.
16. Дойль П. Маркетинг, ориентированный на стоимость / пер. с англ.: под
ред. Ю.Н. Каптуревского. СПб., 2001.
17. Баев Л.А., Шугуров В.Э. Системный
подход к определению инновации //
Современные технологии в социально-экономических системах : сб.
науч. трудов. Челябинск, 1995.
18. Буряк Ю.В. и др. Язык рынка : словарь. М., 1992.
19. Кутейников А.А. Технологические
нововведения в экономике США. М.,
1990.
27
20. Амуржуев О.В. Словарь делового человека. М., 1992.
21. Концепция инновационной политики РФ на 1998–2000 гг. // Рос. газета.
19.08.1998.
22. Литке М.Г. Системность, комплексность и многокритериальность понятия «Региональный инновационный
потенциал проекта» // Инновационное развитие экономики: предпринимательство, образование, наука : сб.
науч. ст. Минск, 2013. С. 64–67.
23. The World Bank: World Development
Indicators, 2013. [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://
gtmarket.ru.
24. Баев Л.А. Интенсивная самоорганизация экономических систем: теория,
методология, модели. Челябинск:
Изд-во ЧГТУ, 1992.
25. Haustein H.-D., Maier Hю Innovation
and Efficiency Strategies or a Turbulent
World. Berlin: Academia-Verlag, 1985.
26. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития.
М., 1987.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
О.Е. Кузьмина, канд. экон. наук,1
г. Волгоград
ПОКАЗАТЕЛИ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ИННОВАЦИОННЫЙ
ПОТЕНЦИАЛ ПРЕДПРИЯТИЙ
В статье исследованы показатели, которые влияют на инновационный потенциал, в частности малых предприятий, структурная схема ресурсов, характеризующих инновационный
потенциал, подходы к оценке и факторы воздействия на рассматриваемый потенциал. В
ходе проведения оценки инновационного потенциала, принимается во внимание рациональность распределения показателей между основными ресурсными составляющими малого
предприятия. Освещаются те показатели, наличие которых непосредственно влияет на
эффективную деятельность малых предприятий, а оценка их позволяет определить уровень
инновационного потенциала и выбрать подходящую дальнейшую стратегию инновационного развития предприятия.
Ключевые слова: показатели, факторы воздействия, детальная и диагностическая оценка
инновационного потенциала.
Техническая и технологическая отсталость инновационных процессов во многих
крупных предприятиях на современном этапе развития экономики региона могут быть
компенсированы гибкими и адаптивными, к
воздействию внешней среды, малыми предприятиями. Малые предприятия занимают
особое место в регионе или стране, поскольку именно они являются одним из основных
промышленных звеньев, различных хозяйствующих отраслей региона или страны. В
целом показатели, создавая основу инновационного потенциала предприятия, формируют
первичные предпосылки качественно новых
функций управления и темпы экономического развития общества. Поиски в решении
проблем инновационных процессов прослеживаются с начала XX в. в исследованиях
ведущих российских и зарубежных ученых.
По мере расширения методических основ
наибольшего подтверждения заслуживает
ключевая роль инновационного развития в
повышении эффективности деятельности и
конкурентоспособности предприятий.
Под общим понятием инновационного
потенциала (ИП) понимается совокупность
разнообразных видов ресурсов (технологических, финансовых, интеллектуальных,
технических и других), необходимых для
осуществления инновационной деятельности малого предприятия, а именно создания
принципиально новых продуктов или технологий или же модификацию апробированных новшеств. ИП характеризуется как
объединение источников интеллектуальной, материальной, финансовой, кадровой
и инфраструктурной принадлежности [5].
Анализ малых предприятий, проводимый
в Волгоградской области, выявил показатели анализируемого потенциала, которым
свойственно влиять или которые непосредственно влияют на ход инновационной деятельности [2]. Данные показатели схематично представлены на рис. 1.
Оценить ИП предприятия возможно путем экспертного опроса, по пятибалльной
шкале оценок, но не всегда подобное оценивание является объективным. Объективность оценки зависит лишь от внутренней
документации предприятия, а именно от
систематического анализа, учета и сбора
информации, касаемо хозяйственной дея-
Кузьмина Ольга Евгеньевна – кандидат экономических наук, Волгоградский филиал Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова; e-mail:
olga_06-86@mail.ru.
1
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
тельности предприятия, ведь с помощью приятия, а внешние факторы – способствооценки ИП предприятие имеет возмож- вать расширению существующего предела
ность выбрать путь инновационного разви- инновационной деятельностью, постоянно
тия или реализовать инновационную стра- находившись в едином взаимодействии, изтегию, в литературе рассматриваются два меняя форму, вид деятельности и функциподхода к оценке потенциала: детальный и ональную нагрузку в различных этапах исдиагностический [8]. На наш взгляд, диа- пользования ИП [4]. Также оценка ИП, на
гностический способ оценивания обязате- взгляд ряда авторов, [6] производится по
лен при выявлении ИП, а детальный способ схеме:
необходим для точности реализации конРесурс → Функция → Проект. (2)
кретного проекта. Каждая составляющая
В данном контексте «Проект» восприниИП оценивается по различным параметрам, мается как производство и сбыт новейшего
в итоге при помощи формул определяя уро- продукта предприятия или как незнакомое
вень искомого потенциала малого предпри- направление деятельности предприятия. В
ятия [1, с. 17].
таком случае задачами оценивания уровня
(1) ИП предприятия становятся:
IP = 3 k ⋅ OB × k ⋅ OS × k ⋅ ED ,
1
2
3
• частная оценка готовности предпригде IP – ИП малого предприятия;
ятия к сбытовой деятельности проOB – общие факторы влияния на ИП;
екта;
OS – особенные факторы влияния на
• комплексная оценка текущего состоИП;
яния предприятия касаемо текущих,
ED – единичные факторы влияния на
действующих проектов.
ИП;
Показатели, относящиеся к ИП, делятся
k1, k2, k3 – коэффициенты, характеризу- на показатели, которые определяют инновающие весомость общих, особенных и еди- ционную активность предприятия, и на по����������,
����������� ������
���которые
�������
���������������
ничных
факторов�������
воздействия.
казатели,
характеризуют
реальные
Внутренние
факторы
направлены управвозможности
предприятия.
В ходе оценки
������
�� ���
�������������
������������
[2]. ������
����������
���лять
инновационную
деятельность
предпоказателей
характеризующих
инновацион������� ������������ �� ���. 1.
������� ������ �����������
���������������
����������
����������������
�����������
������������� ��������� (��) �����������
������������
����������;
�������������
������; �������� ��������;
���������
��������
������ �������;
���� ������ �����;
���������������
������; ��������;
��������� ������;
���������������
����
������; ������;
�������������
�������; �����
���������
������������;
������; ��������
�������������
�������������;
�������� � �������������������
��������; ��������� �������
Рис. 1. Структурная схема показателей ИП предприятия
���. 1. ����������� ����� ����������� �� �����������
29
������� �� ����������� �������� ����� ����������� ������, �� ������������ ����� ������, �� �� ������ �������� ���������� ��������
�����������. ������������� ������ ������� ���� �� ���������� ����-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ную активность предприятия в отечественной и зарубежной действительности свободно используются показатели, представленные в табл. 1, характеризующие инновационной деятельности организации [7].
Достаточно широко находят свое применение показатели, которые отражают
удельные затрат предприятия на научноисследовательские и опытно-конструкторские разработки в полном объеме продаж и численности научно-технических
отделов предприятия. Часто находит свое
применение показатель инновационности ТАТ, появившейся от словосочетания
«turn – around time», означающее «успевай
поворачиваться», под которым понимают
время с момента осмысления потребности
в новейшем продукте до момента его реализации на рынке товаров и услуг. Изредка
используются структурные показатели, находящиеся в специальных аналитических
обзорах или отделах статистики региона,
которые показывают количество и характер
инновационно адаптивных подразделений
предприятия.
Проанализировав взгляды исследователей на изучаемые компоненты [1] инновационного потенциала предприятия, целе-
Таблица 1
Частные показатели ИП предприятия
№ п/п
Наименование показателей
1
Затратные показатели
Общие затраты единицы продукта на НИОКР в объеме продаж, характеризую1.1
щих показатель наукоемкости продукта предприятия
1.2
Обобщенные затраты на приобретение лицензий, патентов, ноу-хау
1.3
Затраты за пользование услугами инновационных предприятий
1.4
Затраты за использование фондов развития инициативных разработок
2
Динамичные показатели инновационного процесса
2.1
Показатель инновационности ТАТ
2.2
Продолжительность процесса разработки нового продукта
2.3
Продолжительность подготовки производства нового продукта
2.4
Продолжительность производственного цикла нового продукта
3
Показатели обновляемости
3.1
Количество разработок или внедрений нововведений-продуктов (процессов)
Данные динамики развития портфеля продукции (удельный вес продукции, вы3.2
пускаемой 2, 3, 5 и 10 лет)
3.3
Количество усовершенствованных новых технологий
3.4
Объем экспортируемых инновационных продуктов
3.5
Объем представляемых новых продуктов
4
Структурные показатели
Состав и количество исследовательских, разрабатывающих и других научно4.1
технических отделов предприятия, экспериментальных и испытательных комплексов
Численность и профессиональный штат объединенных предприятий, которые
4.2
занимаются созданием свежих технологий и разработкой новых продуктов
4.3
Количество и состав работников, занимающихся НИОКР
Численность и совокупность креативных предложений сотрудников предпри4.4
ятия
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
сообразно будет выделить представленные
ранее в табл. 1 важные составляющие потенциала, классифицировав их согласно
показателям ИП конкретного предприятия.
Отдельно по каждому из показателей, присущих ИП, следует определять нормативный показатель, сопоставляя с нормативным значением каждого предприятия можно определить ИП у других предприятий. В
качестве нормативного показателя следует
использовать среднеотраслевые значения,
а также, что очень важно при сравнении
ИП различных предприятий, для выбора
более оптимального и подходящего потенциала при осуществлении инновационной
деятельности можно использовать соответствующие показатели среди нескольких
предприятий-конкурентов, на основе которых вычисляется средняя величина.
Предлагаемая совокупность показателей ИП базируется на действительно измеряемых экономических показателях. Представленный на рис. 2, алгоритм направлен
на анализ значимых составляющих ИП.
При необходимости предлагаемая совокупность показателей может быть дополнена
прочими компонентами, возможность и необходимость определения которых может
быть обозначена в контексте конечной цели
оценки ИП предприятия. Впоследствии
сбора и обработки данных по выбранным
показателям должны сводиться в комплексные сведения показателей, характеризующие ИП.
В конечном итоге значения, полученные в ходе оценки уровня ИП предприятия,
позволяют не только определить степень
готовности предприятия осуществлять инновационную деятельность, но и потенциальному инвестору сравнивать потенциал
нескольких предприятий для осуществления инновационной деятельности. В самом
предприятии подобная оценка освещает
сильные и слабые стороны ИП предприятия, и самое главное – выявляет «пустоты»,
над которыми необходима глубокая и кропотливая работа над увеличением уровня
ИП.
Руководители предприятий не прилагают усилия для придания инвестиционной
привлекательности инновационным проектам. Данное предположение находит свое
1) ����� ����������� ��� ������ �� �����������
2) ���� ������ �� ��������� �����������
3) ��������� ������ � ������ �����������
4) �������������� �������� � ��������,
��������������� �� �����������
5) ������ �� (������ ����������� � ����������� ����������,
��������� ��� ������� � ������ ������)
6) �������� ������� �� ������������� � �������� �� �����������
(�������������� ��������� ����������� �������� ��, �����������
����������� ���������� ������������� ��������������)
Рис. 2. Алгоритм оценки ИП предприятия
���. 2. �������� ������ �� �����������
31
� �������� ����� ��������, ����������
� ���� ������ ������ ��
�����������, ��������� �� ������ ���������� ������� ���������� ����������� ������������ ������������� ������������, �� � �������������� ��������� ���������� ��������� ���������� ����������� ��� �����-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
подтверждение в том, что 50 % предприятий пользуются услугами посторонних
консультантов или обращаются в соответствующие агентства по составлению и продвижению инвестиционных программ, не
полагаясь на персональных специалистов,
большинство которых не владеют узкопрофильными знаниями, высокими квалификациями и опытом в области бизнес-планирования, оценки рисков, прогнозирования
и управления инвестиционными программами. Исследование на современном этапе перечисленных проблем, позволяет выявить факт отсутствия на анализируемых
малых предприятиях эффективных методов
и форм управления ИП в долгосрочных
установок стратегического процесса. Модифицирование внутрифирменной политики в инновационной области, разработка
и реализация инновационных стратегий на
предприятиях происходит в процессе комплексной оценки собственных инновационных возможностей и систематическом анализе внешней среды предприятия.
В настоящее время имеются разноплановые приемы и методы оценки ИП, имеющие общие черты и некоторый ряд отличительных особенностей. К примеру, в
процессе оценки кадрового элемента ИП
предприятия, И.И. Мазур и В.Д. Шапиро
рекомендуют классифицировать методы по
целям оценки на административные; мотивационные; информационные.
Выполняемая оценка в административных целях в первую очередь требуется для
принятия административных решений в
планировании кадрового состава или индивидуальных передвижений, к примеру повышение, регресса в должности, снятия с
должности, перевод. Оценка, сопровождающаяся в достижение информационных
целей, предназначается в освещение собственных знаний работников об уровне и
качестве выполненной работы и возможности демонстрации себя со стороны. Оценка,
осуществляемая в области мотивационных
целей, заключается в правильности опре-
деления возможных методов материальной, моральной, властной, принудительной
мотивации труда и поведения работников
предприятия.
Систематизируя по целям авторы, не
классифицируя признаков ИП, принято разделять на методы:
• прогнозный;
• прикладной;
• моделирующий.
Прогнозный метод базируется на пользование анкетными данными, характеристиками, рекомендациями, мнениями
состава трудящихся или вышестоящих
руководителей. Прикладной предполагает систематическое обследование рабочего места сотрудника, тем самым позволяя
оценивать результаты проделанной работы,
в ходе реализации данного метода используют экспериментальные перемещения
работающих на предприятие. Имитационный метод состоит в оценке экспертной
комиссии, деловых и личных качеств испытуемых на предприятие за счет решения
имитационных задач, предполагающих выход их сложившихся ситуаций на поприще.
На наш взгляд, подобная классификация в
большей мере касается экспертных методов
и наименьше затрагивает методы количественного анализа.
В общем и целом существующие методы оценки ИП и методики оценки инновационной деятельности, практикующие
различными специалистами, следует классифицировать следующим образом:
1. По уровню управления:
1.1. межгосударственный;
1.2. государственный;
1.3. региональный;
1.4. отраслевой или ведомственный;
1.5. организации, научного характера деятельности.
2. По соотношению управленческих
функций:
2.1. руководящие;
2.2. фондообразующие;
2.3. проектные;
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
2.4. регистрационные;
2.5. запланированные.
3. По эффективным признакам:
3.1. оценки, отображающие научнотехнический уровень и эффективность использующих ресурсов;
3.2. оценки особенностей ресурсов
предприятия;
3.3. оценки, выражающие интенсивность научной деятельности;
3.4. оценки экономической, социальной и научно-технической результативности;
3.5. оценки отдачи и эффективности
труда в научной деятельности.
4. По форме показателей:
4.1. количественные;
4.2. качественные.
5. По характеру применяемых измерителей:
5.1. натуральные
5.2. стоимостные;
5.3. трудовые;
5.4. абсолютные;
5.5. относительные.
6. По способу получения информации:
6.1. объективные (основанные на
данных статистической, бухгалтерской и прочей документации);
6.2. необъективные (индивидуальные).
7. По способам подсчета:
7.1. простые;
7.2. сложные.
8. По учету предварительного формата:
8.1. неподвижные;
8.2. динамичные.
9. По степени стилизации:
9.1. единственные;
9.2. групповые или совокупные.
10. По назначению:
10.1. определенного периода;
10.2. сосредоточенные на определенном механизме.
Указанная группировка охватывает разноплановые признаки и показатели оценки
ИП, но не формирует представления ко-
личественных и качественных критериев
действующих методов оценки. В текущей
группировке один и тот же метод можно
приурочить к ряду групп, что противоречит
принципам группировки. Исходя из этого
следует помнить не о единичной, а сразу о
нескольких группировках.
Каждый автор пробует внедрить новейшее или эксклюзивное в систему группировки методов оценки ИП, в результате
чего появляются незнакомые показатели,
которые, на наш взгляд, только усложняют выбор метода оценки. Одна из причин
появившейся трудности в выборе является
предмет оценки и целостность компонентов ИП. Нечеткие грани между компонентами ИП вызывают проблему, в решение
которой помогают методы оценки элементов ИП предприятия.
На наш взгляд, оценка ИП, предпочтительно малых предприятий, заключается
в определенные взаимосвязанные между
собою этапы. Первый этап заключается в
выявление факторов внешнего и внутреннего воздействования в ходе постановки
производственного процесса на долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные периоды подразделениям и персоналу предприятия. Второй этап включает
оценку ИП предприятий по общим, особенным и единичным признакам, при необходимости производятся мероприятия
направление на увеличение уровня необходимых показателей. Если полученный
уровень ИП является недостаточным для
осуществления намеченных планов, руководству предприятия рекомендуется применить комплекс условий направленных
на повышение уровня факторных компонентов. Предлагаемый нами комплекс необходимых условий приведен в табл. 2, на
примере деятельности малых предприятий
Волгоградского региона.
Способность малого предприятия систематизировать данные показателей достоверно и доступно, на основе исходных
данных существующих систем статисти33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Таблица 2
Комплекс мероприятий по оптимизации уровня ИП малых предприятий [3, с. 100–101]
Единичного влияния на ИП
Особенного влияния на ИП
Общего влияния на ИП
Факторы
Предлагаемые условия по оптимизации уровня ИП
малых предприятий
– Побуждение творческого исследования новых инженерных решений.
– Мобилизация наукоемких разработок в производство предприятия.
– Увеличение численности внедренных изобретений, технологий, совершенствование
авторских предложений.
– Организационное управление процессом разработки и овладения новаций
– Быстрота изучения нововведений, переориентирование производства, сжатие периода
воплощения инновационных проектов.
– Генерация ассортимента продукции предприятия, направленного на рынок потребителей.
– Усовершенствование технологического и производственного процесса развития предприятия.
– Многообразие материального и морального видов поощрения труда, создание и стимулирование благоприятных обстоятельств процесса изобретений на основе продуктивной
мотивации работников.
– Наращивание количества внедренных новейших продуктов или испытывающих усовершенствование.
– Организация различных тренингов, развивающих творческие способности персонала.
– Анализ используемых инженерно-конструкторских направлений в области создаваемой продукции.
– Укрепление фондовооруженности предприятия (оснащенность современными средствами производства).
– Введение ресурсосберегающих и энергосберегающих технологий.
– Усовершенствование основных производственных фондов предприятия.
– Комплексное применение сырья, использование остатков продуктов в производственном цикле.
– Падение финансовых средств до допустимой доли заемного капитала.
– Использование рабочей силы до предельной степени и укрепление трудовой дисциплины.
– Возрастание удельного веса в структуре средств чистой прибыли, предоставляемой
предприятием на личные и коллективные исследования касаемо разработок инноваций,
вовлечение в процесс создания высококвалифицированных специалистов.
– Внедрение научной организации труда, расширение командной организации труда,
улучшение производственного процесса на рабочих местах.
– Обеспечение согласованности квалификации работающих к среднему уровню выполненных работ (за счет приема новых сотрудников с высокой профессионализацией и
увольнения работающих с низкой квалификацией).
– Усовершенствование способности предприятия к освоению нового технического оснащения и новейших производственно-технологических граней, включение в производство
неустановленного оборудования.
– Сокращение потерь организационно-технического характера.
– Сбыт продукции в оптимальных сроках.
– Повышение эффективности использования овеществленного труда и текущих издержек в производстве ресурсов.
– Высокий образовательный уровень работников предприятия.
– Сокращение обращения оборотных средств за счет целесообразной реализации готовых товаров, использование развивающихся форм расчетов с поставщиками, форсирование оформления документации, соблюдение договорной и платежной дисциплин.
– Понижение трудоемкости продукции за счет внедрения результатов науки и техники, механизации и автоматизации производственных процессов происходящих на предприятии
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
ческой, финансовой и бухгалтерской отчетностями, позволяет воспринимать его
как инновационно восприимчивым или
инновационным, так как ИП предприятия
воспринимается с точки зрения готовности
выполнения задач, обеспечивающих дости1.
2.
3.
4.
5.
жение поставленных инновационных целей
или целей инновационного развития предприятия. От ИП зависит дальнейший рост и
преуспевание малого предприятия поэтому,
ИП является важнейшим фактором экономического роста региона.
Список использованных источников
Баташова А.Ф., Кодочигов В.Е. Алвременных условиях // Креативная
горитм оценки инновационного поэкономика. 2010. № 6 (42). С. 66–69.
тенциала угледобывающего предпри[Электронный ресурс]. Режим доятия // Вестн. ЮРГТУ (НПИ). 2012.
ступа: http://www.creativeconomy.ru/
№ 1. С. 109–112.
articles/3618/.
Кузьмина О.Е. Развитие методов
6. Сергеев В.А., Кипчарская Е.В., Пооценки инновационного потенциала
дымало Д.К. Основы инновационномалых предприятий : автореф. дис. …
го проектирования : учеб. пособие /
канд. экон. наук. Саратов, 2013. 24 с.
под ред. В.А. Сергеева. Ульяновск:
Кузьмина О.Е. Развитие методов
УлГТУ, 2010. 246 с.
оценки инновационного потенциала
7. Фатхутдинов Р.А. Инновационный
малых предприятий : дис. … канд.
экон. наук. Саратов, 2013. 231 с.
менеджмент : учебник. 5-е изд. СПб.:
Сафаргалиев М.Ф. Факторы и принциПитер, 2006. 448 с.
пы освоения инновационного потен8. Фахрисламов В.Г., Фахрисламова С.Г.
циала промышленных предприятий //
Управление инновационным потенВопросы инновационной экономики.
циалом организации – фактор конку2011. № 10 (10). С. 11–15 [Электронрентоспособности // Журнал Сибир.
ный ресурс]. Режим доступа: http://
федерал. ун-та [Электронный ресурс].
www.creativeconomy.ru/articles/15484/.
Режим доступа: http://conf.sfu-kras.ru/
Сафина Л.Р. Оценка инновационsites/mn2012/thesis/s005/s005-158.pdf.
ного потенциала предприятия в со-
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
А.В. Молодчик, д-р. экон. наук, профессор,
В.П. Севастьянов, канд. экон. наук, доцент,1
г. Пермь
О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СУБСИДИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННЫХ
ПРОГРАММ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ2
Разработана ориентированная на практическое применение методика экспресс-анализа
инновационных программ предприятий, позволяющая находить баланс государственных
интересов и потребностей инновационных предприятий. Она дает возможность формировать
нормативные соотношения, определяющие объективно обусловленные границы экономической целесообразности субсидирования инновационной деятельности предприятий.
Такие нормативные параметры целесообразно закладывать в локальные нормативные акты,
регулирующие функционирование субъектов инновационной инфраструктуры, призванных
обеспечить финансовую поддержку инновационной деятельности предприятий, в частности государственных органов осуществляющих распределение бюджетных субсидий для
инновационных предприятий.
Ключевые слова: инновации, промышленные предприятия, инновационная инфраструктура, модернизация, бюджет, субсидии, экономическая целесообразность.
В настоящее время для экономики России все более актуальным становится инновационный путь развития. Традиционная
для страны сырьевая ориентация остается
преобладающей, но и в этой сфере назревают свои проблемы и перемены. Себестоимость добычи сырья непрерывно возрастает. Разведка и освоение новых месторождений сокращаются в связи с их высокой
капиталоемкостью. Покупатели сырьевых
ресурсов как в России, так и за рубежом,
находят новые источники сырья и энергии,
разрабатывают инновационные технологии, позволяющие резко снизить потребле-
ние ресурсов, используют альтернативные
источники энергии.
В этой обстановке важно понимать, при
каких условиях уже сегодня целесообразны
инвестиции в инновационное развитие, какую они могут дать экономическую выгоду.
Необходим поиск условий и параметров,
определяющих экономическую целесообразность инвестиций в инновации.
Большинство руководителей производства считают, что решающая роль в подъеме инновационной активности промышленных предприятий принадлежит государству. В России принят ряд законодательных
актов, ориентирующих власть и бизнес на
инновационное развитие. Также на уровне
регионов (например, в Пермском крае) обеспечивается законодательная поддержка
инновационной деятельности предприятий
[3, 4, 9, 10, 14, 16, 17].
Инновационное развитие невозможно
без достаточно развитой инновационной инфраструктуры [2, 6, 7]. Особую роль играют
те ее элементы, что обеспечивают финансовую поддержку инновационной деятельности предприятий: венчурные фонды, фонды
Молодчик Анатолий Викторович – доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой менеджмента и маркетинга Пермского национального
исследовательского политехнического университета;
e-mail: perm062@gmail.com.
Севастьянов Валерий Павлович – кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента и маркетинга
Пермского национального исследовательского политехнического университета; e-mail: svs614068@gmail.com.
2
Исследование выполнено при финансовой поддержке
РГНФ (проект 14-12-59013 «Формирование системы
взаимодействия субъектов инновационной инфраструктуры в интересах стратегического развития региона»).
1
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
прямых инвестиций, разного рода инвестиционные фонды, частные инвесторы, а также государственные институты, призванные
обеспечить финансовую поддержку инновационной деятельности [1].
Проанализируем некоторые статистические данные о фактическом состоянии инновационной деятельности на примере одного из промышленно развитых регионов
России, – Пермского края [8, 12, 13].
Общий объем произведенных в крае
инновационных товаров, работ и услуг в
2010 г. составил 59551,2 млн руб., что соответствует 8,14 % от общего объема отгруженной продукции предприятий и организаций добывающих, обрабатывающих производств, по производству и распределению электроэнергии, газа и воды. В 2012 г.
этот показатель несколько выше – 8,9 %.
Среди организаций, предоставивших
отчетность об инновационной деятельности, каждое четвертое указывает на наличие
технологических, процессных и продуктовых инноваций. Так, среди предприятий,
относящихся к категории обрабатывающих
производств, осуществляют технологические инновации 26 % предприятий, процессные инновации – 17 % и продуктовые
инновации – 19 % [17].
Внедрение инновационных технологий
длительный процесс, продолжающийся
иногда многие годы. Ниже приведена статистика по срокам их внедрения [11]. Предприятия Пермского края используют около
5300 передовых производственных технологий. Из них большая часть – 45,7 % – от
общего их числа, внедрялись в производство шесть и более лет, 20, 3 % внедрялись
за 4–5 лет. Примерно такая же доля – 22 % –
внедряется за 1–3 года, и только 12 % технологий, т. е. лишь каждая десятая, внедряются в течение одного года [17].
Степень инновационности производимой предприятиями продукции находит
свое выражение в цене и рентабельности
продаваемых изделий. В России рентабельность по промышленности в целом в 2012 г.
равна 11,3 %. Высокую доходность демонстрируют преимущественно компании сырьевого сектора (15–19 %). Предприятия
не сырьевых отраслей имеют значительно
меньшую рентабельность. Производство
машин и оборудования – 4,8 %. Текстильное и швейное производство – 3,4 %. Обработка древесины и производство изделий
из дерева – 2,5 % [17].
Весьма высока доля убыточных предприятий, у которых рентабельность меньше
нуля. По данным Росстата, доля убыточных
организаций в I квартале 2013 г. составила
36,5 %. Причем их стало на 1,5 % больше
по сравнению с аналогичным периодом
2012 г. Рост цены и рентабельности продукции возможны за счет модернизации
продукции, улучшения ее потребительских
качеств. Это в свою очередь требует серьезных инвестиций, в том числе государственной поддержки.
Статистические данные свидетельствуют о том, что финансовыми источниками
затрат на технологические инновации являются почти исключительно собственные
средства предприятий и организаций. Доля
федерального бюджета – только 3,2 %. Доля
местных бюджетов – менее 1 % [17].
Приведенные данные дают некоторое
представление о фактически сложившихся
соотношениях параметров, характеризующих инновационную деятельность предприятий. Используя эти соотношения как
некие ориентиры, проведем исследования
наиболее типичных схем государственной
поддержки инновационных предприятий.
Таковыми надо считать:
• прямые безвозмездные государственные или частно-государственные субсидии для реализации инновационных программ предприятий;
• льготы по налогу на прибыль для инновационных предприятий;
• инвестиции путем покупки пакетов
акций инновационных предприятий;
• различные комбинации вариантов
государственной и частно-государ37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ственной поддержки инновационных предприятий.
Наиболее действенным способом государственной поддержки инновационного
развития являются прямые безвозмездные
субсидии. В данной статье анализируется
именно этот вариант. Результаты исследования иных схем и вариантов изложены в
других статьях из серии публикаций по
проблеме экономической целесообразности инвестиций в инновации.
В соответствии с выбранным направлением цель исследований – разработка
метода определения границ экономической
целесообразности безвозмездного субсидирования государством инновационных программ предприятий.
В настоящее время предлагаются всевозможные методики оценки окупаемости
инвестиционных проектов. Они позволяют учесть практически все многообразие
обстоятельств, связанных с их разработкой
и внедрением. Наряду с ними необходимо
иметь относительно простые методы экспресс-анализа, позволяющие государственным органам и частным инвесторам оперативно, без детальной проработки проектов,
принимать решения о целесообразности
субсидирования инновационных предприятий.
Экономически оправдано предоставление субсидий из госбюджета только в тех
случаях, когда выделенные суммы вернутся в будущем в виде налоговых платежей
от получивших поддержку предприятий.
Следовательно, необходимо найти граничные экономические параметры, при которых сумма предоставленной безвозмездной субсидии будет перекрыта суммой дополнительных налоговых поступлений от
получателя субсидии в государственный
бюджет.
Масштабы субсидирования предприятий будем характеризовать с помощью
коэффициента масштаба инвестирования
(Km), представляющего собой отношение
суммы средств, направляемых на финан-
совую поддержку предприятия, к размерам
прибыли получаемой им в обычном режиме (до начала реализации инновационных
программ). При умножении прибыли на
этот коэффициент получаем численное значение предоставляемой предприятию субсидии.
Важными параметрами, характеризующим инновационный проект, являются срок
его разработки и внедрения (в годах), – (Т),
а также период продаж новой (модернизированной) продукции, т. е. период получения дополнительной прибыли после внедрения этого проекта. По существу это жизненный цикл модернизированного (нового)
изделия, созданного в результате внедрения
инновационного проекта. Число лет, в течение которого этот новый товар имеет спрос
и продается на соответствующем рынке,
обозначим через (Т1).
Рассмотрим, как соотносятся затраты на
создание инноваций и возможные выгоды
от их внедрения. Предположим, что предприятие производит (и продает) продукцию
в объеме V единиц в год по цене Z денежных единиц за штуку при себестоимости
изделий C денежных единиц. При этом
рентабельность производимых изделий (r),
определяемая как отношение прибыли к
себестоимости изделия в долях единицы,
Z −C
равна: r =
. Реализуя инновационные
C
программы, предприятия добиваются снижения себестоимости продукции, повышения ее качества и иных потребительских
свойств. Делается это ради возможности
продавать усовершенствованную продукцию по более высокой цене (Z1 > Z) в течение последующих нескольких лет (Т1). За
счет роста цены нового (модернизированного) изделия прибыль, получаемая с единицы продукции, возрастет на разницу цен
Z1 – Z.
Повышение качества продукции требует
применения новых материалов, новых технологий и методов организации производства. Это требует дополнительных затрат.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
Поэтому повышение качества при одновременном снижении себестоимости – весьма
сложная задача. Но даже если затраты останутся на прежнем уровне, рентабельность
новационного проекта, обеспечит прирост
прибыли и, соответственно, платежей по
налогу на прибыль, перекрывающий размер
субсидии, то для государства такой вариант
выгоден. Для этого должно быть выполнено условие N1 – N > rCVKm, или: rCVТS +
+ rkCVТ1S – rCV(Т+Т1)S > rCVТKm.
После преобразования данного неравенства получим соотношение для расчета
коэффициента масштаба инвестирования
(Кm):
Кm < [(k – 1)T1S] / T.
(1)
Максимальный размер субсидии должен быть не более суммы, задаваемой расчетным значением коэффициента масштаба
инвестирования (Кm), а именно суммы численно равной произведению этого коэффициента (Кm) на число лет внедрения инновационной программы (Т) и на размер годовой прибыли предприятия до внедрения
инновационного проекта. При инвестировании сумм свыше этой границы субсидии
уже не окупаются.
Если в результате реализации инновационной программы вырастут объемы производства и продаж модернизированной
продукции, то в последнюю формулу необходимо ввести коэффициент f = V1 / V, учитывающий это обстоятельство. Тогда условие прироста прибыли, и соответственно
платежей по налогу на прибыль в бюджет,
перекрывающей размер субсидии, выглядит следующим образом:
rCVТS + rkCfVТ1S – rCV(Т+Т1)S > rCVТKm
или Km < [Т1S(kf – 1)] / T.
(2)
Выше приведенные формулы справедливы при неизменных ценах и не учитывают фактор инфляции. В реальной практике
цены ежегодно растут. Период разработки
и внедрения инноваций и последующей
продажи новых (модернизированных) изделий зачастую длится много лет. Как
свидетельствует статистика, большинство
инновационных проектов представляют
собой варианты со сроком внедрения до
6 лет и последующим периодом их продаж
также до 6 лет. То есть рассматривается пе-
Z −C
Z −C
до r1 = 1
.
C
C
Отношение рентабельности изделия до
и после внедрения инноваций назовем коэффициентом роста рентабельности продукции (k = r1 / r). Если после внедрения
инноваций существенно изменится и себестоимость изделий (до уровня С1), то ренZ1 − C1
табельность станет равной r1 =
. ИзC1
менение себестоимости необходимо учесть
при расчете коэффициента рентабельности
модернизированной продукции. Следует
ввести параметр (q = С1 / С), учитывающий
r
этот фактор: k = 1 q.
r
При использовании указанных коэффициентов прибыль, получаемая с единицы
продукции (до внедрения инноваций), можно определять как произведение (rC), а после внедрения – как (rkC).
Рассмотрим вариант, когда предприятию предоставлена, например из бюджета
региона, безвозмездная субсидия на период равный сроку внедрения инноваций. Ее
размер задается величиной коэффициента
масштабов инвестирования (Km) и рассчитывается за период внедрения в (Т) лет как
произведение rCVТKm. За годы внедрения
(Т) и последующих лет продаж новой продукции (Т1) предприятие выплатит налог
на прибыль (при ставке налога S) в размере
N1 = rCVTS + rkCVТ1S. Эту сумму налоговых выплат сравним с той, что предприятие
уплатило бы в бюджет за эти же годы, не
внедряя каких-либо инновационных программ: N = rCV(Т+Т11)S. Прирост суммы
выплат в бюджет налога на прибыль в случае субсидирования предприятия составит
N1 – N денежных единиц.
Если уровень доходности, достигаемой
в рамках реализуемого предприятием ин-
возрастет от r =
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
риод суммарной длительностью до 12 лет.
При столь длительном сроке существенно
воздействие инфляционных процессов. Необходимо учесть ежегодный рост цен. Поэтому последующие расчеты проводим в
текущих ценах, растущих в соответствии со
среднегодовыми темпами инфляции.
В России фактические темпы инфляции
в 2012 г. составили 6,45 %, а в 2013 г. 6,55 %
[17], т. е. инфляция держится на уровне
6,5 %. Для отражения динамики инфляционного роста цен будем применять показатель среднегодовых темпов инфляции:
e = (1 + i/100). При уровне инфляции
i = 6,5 % в год, e = 1 + 6,5 / 100 = 1,065.
Используя показатель среднегодовых темпов инфляции e = (1 + i/100), запишем выражение для расчета суммы налога на прибыль
(N) за годы внедрения инноваций (Т):
N = rCVSе^1 + rCVSе^2 + … + rCVSе^T =
=rCVS(e^1+e^2+ … +e^T)
(3)
Здесь 1, 2 … Т – показатель степени, в
которую возводится показатель инфляции
(е), чтобы определить уровень прироста
цен в 1-й, 2-й, …, Т-й годы реализации инновационной программы.
Цепочку коэффициентов, отражающих
ежегодный инфляционный рост цен, обозначим через Е = e^1 +e^2 + … + e^T. Тогда
N = rCVSE. Сумма платежей в бюджет налога на прибыль предприятия (N1) за годы
продаж модернизированной продукции
(Т1), когда рентабельность продаваемых изделий увеличилась в (k) раз, составит:
N1= rkCVSе^T+1 + rCVSе^T+2 +… +
+rCVSе^T+T1 = rCVS(e^T+1 + e^T+2 +…+
+ e^T+T1).
(4)
Выражение в скобках обозначим как Е1.
Тогда N1 = rkCVSЕ1. В исходном варианте
(без внедрения каких-либо инноваций) выражение для расчета суммы налога на прибыль (N0) за весь рассматриваемый период
(Т + Т1 лет) определяется соотношением:
N0 = rCVSе^1 + rCVSе^2 +… + rCVSе^T+T1 =
=rCVS(e^1 + e^2 + … +e^T+T1). (5)
Последовательность слагаемых в скобках обозначим через Е0. Формула расчета
налога на прибыль в базовом варианте примет вид: N0 = rCVSE0.
Размер безвозмездной субсидии, задаваемой величиной коэффициента масштабов инвестирования (Km), рассчитывается за период внедрения в (Т) лет как
rCVKm е^1 + rCVKmе^2 +….+ rCVKmе^T =
=rCVKm(e^1+e^2+…+e^T).
Поскольку выражение в скобках ранее
обозначено как (Е), последнее соотношение
примет вид rCVKmЕ.
Для сопоставимости данных за разные
годы выразимих в ценах последнего года
из рассматриваемого суммарного периода
внедрения инновационного проекта и последующего периода продаж модернизированной продукции (Т + Т1). В частности
сумму инвестиций в ценах Т-го года необходимо умножить на коэффициент (e^T1).
Она станет равна (в ценах Т + Т1-го года)
величине rCVЕKme^T1. Условие окупаемости предоставленной субсидии выполняется, если прирост платежей в бюджет налога
на прибыль, за счет внедрения инновационной программы предприятия, превысит
размер выделенной субсидии:
rCVSE + rkCVSЕ1 – rCVSEo > rCVЕKme^T1.
После преобразования данного соотношения получим выражение для расчета граничных значений коэффициента масштаба
инвестирования (Km).
S  kE − E0 
(6)
K m < ^T1 1 + 1
.
E
e 

Учитывая, что Е0 = Е + Е1 или Е1 = Е0 – Е,
запишем более удобное (с меньшим числом
коэффициентов) соотношение:
S 
 E 
K m < ^T1 1 − k 1 + 0   .
(7)
E 
e 

Это максимально допустимое значение
Km. Превышение его ведет к ситуации, когда прирост налоговых поступлений, за счет
внедрения инноваций, не перекрывает предоставленной предприятию безвозмездной
субсидии.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
Если в результате реализации инновационной программы предприятия вырастут
также объемы продаж модернизированной
продукции, то для учета этого обстоятельства в последнюю формулу необходимо
ввести коэффициент f = V1 / V. Тогда:
безвозмездного субсидирования. Выше
прямой – область убыточных значений Km,
при которых субсидии не окупятся.
Полученная методика определения допустимых масштабов субсидирования позволяет проводить оперативный экспрессанализ инновационных проектов предпри
S  E ( kf − 1)
K m < ^T1 1 + 0
− kf  .
(8) ятий, рассчитывающих на безвозмездное
E
e 

субсидирование из бюджета. Она удобна
Далее по тексту будем считать, что тем, что для экспресс-оценки любого инV = V1 и значение f равно единице (если от- новационного проекта достаточно знать
дельно не оговорено иное). Экономически всего три цифры: рост рентабельности прооправданные масштабы субсидирования изводимой предприятием продукции, допри прочих равных условиях зависят от стигаемый при внедрении проекта (k); срок
коэффициента роста рентабельности про- разработки и внедрения проекта (Т); перидукции за счет внедрения инновационной од продаж модернизированной продукции
программы предприятия (k). Ниже на рис. 1 (Т1), характеризующий ее жизненный цикл.
представлен график соотношений парамеПараметры, отражающие темпы инфлятров роста рентабельности продукции (k) ции при сегодняшнем ее уровне 6,5 % в год,
и коэффициента масштаба субсидирования сведены в справочную табл. 1, из которой
необходимые
расчетов
V = V1взять
� ��������
f �����для
�������
(Km). ����� �� ������ ����� �������, ���можно
коэффициенты
E
и
E
в
зависимости
от со0
Ниже
прямой линии
находится
область
(����
��������
�� ���������
����).
������������ �����������
�������� ���четаний
сроков
внедрения
инновационных
допустимых
значений
коэффициента
мас�����������
��� ������
������ ��������
������� �� ������������ ����� ���проектов (Т) и периода продаж модернизиштаба
субсидирования
(Km),
при
которых
����������� ��������� �� ���� ��������� рованной
�������������
���������
�������продукции
(Т1).
выполняется условие окупаемости сумм
���� (k). ���� �� ���. 1 ����������� ������ ����������� ���������� �����
�������������� ��������� (k) � ������������ �������� �������������� (Km).
Km (� %)
160 %
140 %
������� ���������
�������� Km
120 %
100 %
80 %
������� ����������
�������� Km
60 %
40 %
20 %
0,5
���.
1
1,5
2
2,5
3
3,5
4
4,5
5k
Рис. 1. Области допустимых или убыточных значений коэффициента
масштаба
субсидирования
1. ������� ����������
��� ���������
�������� ������������
�������� ��������������
41
���� ������ ����� ��������� ������� ���������� �������� ������������ �������� �������������� (Km), ��� ������� ����������� ������� ����������� ���� �������������� ��������������. ���� ������ – ������� ���-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Как уже сказано выше, в расчетах использованы относительные величины (коэффициент масштаба субсидирования, рост
рентабельности). Поэтому полученные
выводы и методы расчетов удобны в применении и носят универсальный характер.
Они пригодны при любых масштабах инвестирования, справедливы для предприятий
как малых и средних, так и крупных. По
существу полученные соотношения представляют собой нормативы, определяющие
границы экономической целесообразности
инвестиций в инновации. Эти нормативные
величины целесообразно закладывать в локальные нормативные акты, регулирующие
деятельность государственных структур по
финансовой поддержке инновационной деятельности предприятий.
Так, табл. 2 содержит значения допустимого коэффициента масштаба инвестирования при любых сочетаниях сроков реализации проекта (Т от 1 до 6 лет) и периодов
продаж обновленной продукции (Т1 также
от 1 до 6 лет), при указанном значении параметра k, характеризующего рост рентабельности продаж обновленной продукции.
Вышеизложенные методы позволяют
находить границы безубыточного субсидирования со стороны государства инновационных предприятий. Но, принимая реше-
Коэффициенты Е и Ео при уровне инфляции 6,5 % в год
Годы
внедрения
(Т)
1
2
3
4
5
6
Таблица 1
Годы продаж улучшенных изделий (Т1)
Е
1
2
3
4
5
6
1,0650
2,1992
3,4072
4,6936
6,0637
2,1992
3,4072
4,6936
6,0637
7,5229
3,4072
4,6936
6,0637
7,5229
9,0769
4,6936
6,0637
7,5229
9,0769
10,7319
6,0637
7,5229
9,0769
10,7319
12,4944
7,5229
9,0769
10,7319
12,4944
14,3716
9,0769
10,7319
12,4944
14,3716
16,3707
7,5229
9,0769
10,7319
12,4944
14,3716
16,3707
18,4998
Таблица 2
Допустимые значения коэффициента масштаба инвестирования (Km)
в зависимости от сроков внедрения (Т) и периода продаж новой продукции (Т1) при росте
рентабельности k = 2
Годы внедрения (Т)
Годы продаж улучшенных изделий (T1)
1
2
3
4
5
6
1
0,2000
0,3878
0,5641
0,7297
0,8852
1,0311
2
0,1031
0,2000
0,2909
0,3763
0,4565
0,5318
3
0,0709
0,1375
0,2000
0,2587
0,3138
0,3656
4
0,0548
0,1063
0,1546
0,2000
0,2426
0,2826
5
0,0452
0,0876
0,1275
0,1649
0,2000
0,2330
6
0,0388
0,0752
0,1094
0,1415
0,1717
0,2000
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
ние о субсидировании, инвестор может рас- допустимых значений коэффициента массчитывать на некий более высокий уровень штаба инвестирования, при которых додоходности, нежели просто окупаемость стигается необходимый инвестору уровень
проекта. Например, ставить цель полу- доходности.
чения на каждый рубль предоставленной
Так, ниже линии АD находится область
субсидии дополнительный рубль дохода. В допустимых значений коэффициента масэтом случае в формулу для расчета коэффи- штаба субсидирования (Km), при которых
циент масштаба субсидирования необходи- обеспечивается доходность более трех демо ввести показатель (d) называемый тре- нежных единиц на единицу инвестиций, а
буемым уровнем доходности. Он задается в ниже линии АС область допустимых значеколичестве денежных единицах дохода на ний Km, при которых доходность более двух
одну денежную единицу субсидирования. денежных единицах на единицу инвестиВыражение для расчета коэффициента мас- ций. Между этими двумя линиями лежат
штаба
при этом выглядит
точки,
соответствующие
значениям
коэф�����субсидирования
�������� ��������������
����������
������
���������� (d)
����������
следующим
образом:
фициента
масштаба
субсидирования
(Km),
��������� ������� ����������. �� �������� � ���������� �������� ��������
при
которых
обеспечивается
доходность
от
������ �� ����
��������
��������������. ��������� ��� �������
E0 ( k − 1�������

)
S 
(9)
двух
до
трех
денежных
единиц
на
единицу
������������
��������������
��� ���� �������� ��������� ����K m < ^T1 ��������
1− k +
.
E
de 
инвестиций.

���:
Если в результате внедрения инновациE k 1 ·
S §
(9)
K m ^ T ¨1 k 0
¸ . качестве выводов по провеонной программы предприятия имеет
место
Выводы.
В
E
de ©
¹
также рост
продаж его
продукции�������������
денному исследованию
констатируем
сле����объема
� ����������
���������
���������
�����������
до
размера
V
,
то
в
формулу
добавляется
дующее:
����� �����1 ����� ���� ������ ������ ��� ��������� �� ������� V1, �� � ���коэффициент
(f = V1 / �����������
V), учитывающий
1. Наиболее действенной
формой госу���� �����������
(f =это:
V1 / V), �����������
���:
дарственной
поддержки
инновационных
E ( kf − 1K) m S §¨1 kf E 0 kf 1 ·¸ .
S 
(10)
^T
(10)
предприятий
следует
считать безвозмездK m < ^T1 1 − kf + 0
 . de
E
©
¹
E
de 
ные
бюджетные
субсидии
для реализации
 ������
�� ���. 2 ����������� ����
�����,
������
�� �������
��������
На
рис.
2
представлен
веер
прямых
лиих
инновационных
программ.
������� ���������� �������� ������������ �������� ��������������, ���
ний,
каждая
из которых�����������
отсекает область
2. �������
Существуют
объективно обусловлен�������
�����������
���������
����������.
1
1
Km
160 %
�
140 %
������� ���������
�������� Km
120 %
d=1
100 %
80 %
�
d=2
60 %
40 %
20 %
�
0,5
1
1,5
2
2,5
3
D
d=3
������� ����������
3,5
4
�������� Km
4,5
5k
Рис.
Области
допустимых
или убыточных
значений коэффициента
масштаба субсидирования
���.2.2.
�������
����������
��� ���������
�������� ������������
��������
при ���
заданных
значениях
уровня доходности
инвестиций ����������
��������������
��������
���������
������ ����������
43
���, ���� ����� �D ��������� �������
���������� �������� ������������ �������� �������������� (Km), ��� ������� �������������� ����������
����� ���� �������� ������ �� ������� ����������, � ���� ����� �� �������
���������� �������� Km, ��� ������� ���������� ����� ���� �������� ���-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ные границы экономической целесообразности субсидирования, при которых обеспечивается баланс государственных интересов и
потребностей инновационных предприятий.
3. Размеры безвозмездных государственных субсидий инновационным предприятиям должны определяться из условия,
что государственные расходы на их финансовую поддержку окупаются за счет прироста платежей в бюджет налога на прибыль
от этих предприятий.
4. Указанный принцип реализует изложенная в данной статье методика экспресс-анализа инновационных программ
предприятий. Она ориентирована на практическое применение и может быть рекомендована для использования на уровне
региональных государственных институтов
и структур, нацеленных на стимулирование
инновационной деятельности.
5. Получаемые по данной методике соотношения представляют собой нормативы,
определяющие границы экономической целесообразности инвестиций в инновации.
Эти нормативные величины целесообразно
закладывать в локальные нормативные акты,
регулирующие деятельность субъектов инновационной инфраструктуры, а именно
государственных органов по финансовой
поддержке инновационной деятельности
предприятий. Их удобно использовать при
проведении разного рода конкурсов инновационных предприятий [15], для распределения бюджетных средств на конкурсной основе, принятия решений о предоставлении
грантов инновационным предприятиям.
Список использованных источников
1. Ахметова М.И., Перский Ю.К. Фидели, приложения : коллектив. мононансовая составляющая инфраструкграфия под общ. ред. Ю.К. Перского :
турного обеспечения инновационнов 2-х ч. Пермь: Изд-во Перм. нац. исго процесса : материалы 2-й Междуслед. политехн. ун-та, 2012.
народ. науч.-практ. конф. «Шумпе7. Перский Ю.К., Дубровская Ю.В. Гартеровские чтения». Пермь: Изд-во
монизация интересов экономических
Перм. нац. исслед. политехн. ун-та,
субъектов в системе иерархических
2012. 382 с.
взаимосвязей экономики // Журнал
2. Жуланов Е.Е., Перский Ю.К. Взаимоэкономической теории. 2011. № 1.
действие государства и промышлен8. Промышленное производство Пермного комплекса региона: модели иеского края. Пермь: Территор. орган
рархического анализа и управления.
Федерал. службы гос. статистики по
Екатеринбург: ИЭ УрО РАН, 2011.
Пермскому краю, 2013.
3. Закон Пермского края от 02.04.2008 г.
9. Постановление
Законодательно№ 220-ПК «О науке и научно-техниго Собрания Пермского края от
ческой политике в Пермском крае» //
17.06.2010 г. № 2169 «О создании поСПС «КонсультантПлюс».
стоянно действующей рабочей груп4. Закон Пермского края от 11.06.2008
пы по модернизации и инновациям
№ 238-ПК «Об инновационной деяв экономике Пермского края» // СПС
тельности в Пермском крае» // СПС
«КонсультантПлюс».
«КонсультантПлюс».
10. Постановление Правительства Перм5. Закон Пермской области от 30.08.2001
ского края от 10.08.2011 г. № 549-п
№ 1685-296 «О налогообложении в
«Об утверждении Положения о преПермском крае» // СПС «Консульдоставлении субсидий из бюджета
тантПлюс».
Пермского края в целях возмещения
6. Иерархический анализ социальночасти затрат на выполнение научноэкономических систем: подходы, моисследовательских и опытно-кон44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инновации и инвестиции
11.
12.
13.
14.
структорских работ» // СПС «КонсультантПлюс».
Севастьянов В.П. Динамика инновационного развития предприятий
Пермского края // Вестн. Перм. нац.
исслед. политех. ун-та. Социальноэкономические науки. 2012. № 16
(41). С. 174–194.
Социально-экономическое положение Пермского края. Январь-декабрь
2013 года. Пермь: Территор. орган
Федерал. службы гос. статистики по
Пермскому краю, 2013.
Статистический ежегодник Пермского края. Пермь: Территор. орган
Федерал. службы гос. статистики по
Пермскому краю, 2013.
Стратегия инновационного развития
Российской Федерации на период до
45
2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 08.12.2011 г. № 2227-р //
СПС «КонсультантПлюс».
15. Указ Губернатора Пермского края от
22.10.2010 г. № 81 «О проведении
краевого конкурса «Промышленный
лидер Прикамья»» // СПС «КонсультантПлюс».
16. Указ Губернатора Пермского края от
01.11.2010 г. № 83 «Об Основных направлениях научной и научно-технической политики Пермского края» //
СПС «КонсультантПлюс».
17. Официальный сайт территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Пермскому краю [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://permstat.gks.ru/.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЭКОНОМИКА ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ
В.П. Ануфриев, д-р экон. наук,
Ю.В. Лебедев, д-р техн. наук, профессор,
Ю.В. Гудим, магистр,
А.И. Ячменева, магистрант1,
г. Екатеринбург
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ СОЗДАНИЯ ВЫСОКОГО КАЧЕСТВА
ЖИЗНИ НА ОСНОВЕ ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТИ
И ЗЕЛЕНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ2
В статье рассмотрен опыт наиболее успешных стран мира по созданию высокого качества
жизни на основе энергоэффективности и зеленых технологий. Также в работе представлены
достижения, планы и проблемы города Екатеринбурга на пути к высокому качеству жизни
за счет повышения энергоэффективности зданий и сооружений, снижения выбросов парниковых газов и загрязняющих веществ, благоустройства улиц и др.
Ключевые слова: качество жизни, энергоэффективность, выбросы парниковых газов,
экология, зеленая экономика.
Объективная оценка качества жизни в
условиях городской агломерации является
сложной задачей, так как отдельно взятые
экономические параметры не всегда отражают их взаимосвязь с влиянием на окружающую среду в долгосрочной перспективе. Одна из задач данной статьи – дать краткий обзор наиболее успешного опыта стран
по благоустройству городов и созданию
высокого качества жизни для их жителей с
использованием зеленых технологий.
Индекс зеленого города. В 2009 г. аналитическим отделом журнала Economist
(Economist Intelligence Unit) при поддержке
компании «Сименс» был разработан индекс
зеленого города. Главной задачей индекса
стала оценка качества жизни в 120 крупнейших по экономическому значению и
количеству жителей городов практически
всех континентов. Разработан необходимый
инструмент для городских администраций,
с помощью которого они могли бы следовать устойчивому развитию, сравнивать
свои показатели с другими городами мира,
делиться с ними опытом и сократить углеродный след города при сохранении роста
экономических показателей. Индекс зеленого города состоит из 30 параметров (из
них 16 качественных и 14 количественных),
которые делятся на 8 категорий: энергетический сектор, здания, транспорт, отходы и
землепользование, вода, качество воздуха,
экологическая политика, СО2 [1].
Верхние позиции рейтинга индекса зеленого города в Европе занимают сканди-
Ануфриев Валерий Павлович – доктор экономических
наук, профессор кафедры экономики производственных и энергетических систем Уральского федерального университета имени первого Президента России
Б. Н. Ельцина, директор ООО «Уральский центр энергосбережения и экологии»; e-mail: mail@ucee.ru.
Лебедев Юрий Владимирович – доктор технических
наук, профессор, заведующий кафедрой землеустройства и кадастров Уральского государственного лесотехнического университета; e-mail: taranova@ukr.net.
Гудим Юлия Валерьевна – магистр, руководитель
Норвежского филиала ООО «Уральский центр энергосбережения и экологии» в г. Тронхейм; e-mail:
yuligudim@gmail.com.
1
Ячменева Алена Игоревна – магистрант Уральского
федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина; e-mail: alena.yachmenewa@
yandex.ru.
2
Исследования проводились при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда и Правительства Свердловской области (проект
РГНФ-Урал № 13-12-66011).
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика природопользования
навские столицы – Копенгаген, Стокгольм
и Осло. Что касается результатов по отдельным категориям, то Осло лидирует в использовании возобновляемых источников
энергии, а также является городом с наименьшим уровнем выбросов СО2 (2,2 т на
душу населения), Копенгаген и Берлин – в
экостроительстве (энергопотребление жилых зданий на 40 % меньше средних показателей по миру), Стокгольм является первым городом по количеству велосипедистов и пешеходов (68 % жителей), Таллин
потребляет наименьшее в Европе количество воды (138 л в день на чел.), Амстердам
демонстрирует самый низкий уровень утечки воды (всего 4 %, в то время как, к примеру в Софии этот уровень составил 61 %),
а Хельсинки перерабатывают наибольшее
количество отходов – 58 % [1].
В Южной Америке лидером рейтинга
зеленых городов в соответствии с индексом
был признан город Куритиба в Бразилии.
Еще один город, отмеченный зеленым индексом за проведение экологической политики в Южной Америке, – это столица
Колумбии Богота. В целом, согласно экспертной оценке, 64 % электричества, производимого в латиноамериканских странах,
вырабатывается из возобновляемых источников энергии, а самый высокий показатель
энергоэффективности принадлежит Мехико, где для генерации 1000 долл. В ВВП
США используется всего 0,3 ГДж электричества [1].
В азиатских странах городом, последовательно демонстрирующим высокие результаты по всем категориям устойчивого развития, был назван Сингапур. Наибольшего
успеха город добился в управлении отходами и сточными водами. В связи с дефицитом питьевой воды в Сингапуре построены
уникальные заводы по очистке сточных вод,
которые с помощью технологий микрофильтрации и обратного осмоса снабжают жителей города питьевой водой. Также администрация города регулирует количество автомобилей в Сингапуре с помощью транспорт-
ных квот. Китайские города активно разрабатывают долгосрочную экологическую и
энергоэффективную политику и используют
инновационные технологии. Так, к примеру,
Шанхай инвестирует в ветровую энергетику
и энергоэффективное строительство. В Пекине введены стандарты на выбросы парниковых газов от автомобилей, администрация
города проводит т. н. «дни без машины» и
развивает инфраструктуру для велосипедистов. Что касается крупных городов Индии,
то они не отличаются особенно высокими
экологическими показателями. Но Дели
производит наименьшее количество отходов
среди других азиатских городов – 147 кг/год
на душу населения (в Екатеринбурге ежегодно образуется более 1 млн т отходов производства и потребления [2], что составляет
более 716,3 кг/год на душу населения). Правительство Дели создало в 1000 городских
школах экоклубы, где детей учат заботиться
об окружающей среде. В рамках клубов ученики участвуют в проектах по высадке деревьев, сбору дождевой воды и переработке
бумажных отходов.
Лидером зеленого рейтинга в Северной
Америке является Сан-Франциско. Благодаря своей последовательной политике
в области переработки мусора, в 2009 г.
Сан-Франциско установил официальные
требования ко всем жителям и владельцам
бизнеса по сортировке отходов. Как результат уровень переработки мусора в городе
вырос до 77 %. Правительство города уделяет особое внимание энергоэффективному
строительству. Начиная с 2008 г. владельцы
коммерческих зданий общей площадью менее 930 м2 обязаны проводить ежегодный
мониторинг и публиковать данные о своем энергопотреблении. Владельцы более
крупных коммерческих площадей должны
проводить полный энергетический аудит
каждые 5 лет. По расчетам городских экспертов подобные принудительные энергоаудиты способны в течение 20 лет снизить
энергопотребление коммерческих зданий
наполовину.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Что касается индекса зеленого города
для региона Африки, то здесь лидерами по
проведению зеленой политики являются
города ЮАР (Кейптаун, Дурбан, Йоханнесбург). Кейптаун, к примеру, разработал
всеобъемлющий план действий в области
энергетики и изменения климата. В Дурбане было создано Партнерство по изменению климата, в рамках которого частные
компании и общественные организации
реализуют ряд зеленых проектов, в частности восстановление леса на территории
свалки Буффелсдраай и модернизация стадиона Мозес Мабида с целью повышения
его энергоэффективности.
Индикаторы качества жизни в Скандинавских странах: энергоэффективность, выбросы парниковых газов и
загрязняющих веществ. Традиционно
высокие показатели качества жизни населения имеют Скандинавские страны. Одной
из наиболее развитых в этом отношении
стран является Норвегия. Расчет качества
жизни в Норвегии ведется с помощью индекса измерения качества жизни Организации экономического сотрудничества и
развития (ОЭСР). По результатам 2011 г.,
Норвегия занимала 2-е место по качеству
жизни в рейтинге стран ОЭСР и 1-е место
среди других стран ОЭСР по уровню развития человеческого потенциала (ИРЧП) и
по обеспечению равенства различных социальных групп [3].
Важными аспектами качества жизни в
Норвегии являются энергоэффективность,
эмиссия парниковых газов и загрязняющих
веществ. Норвегия стремится стать низкоуглеродным государством за счет роста доли
генерации энергии из возобновляемых источников, более эффективного использования энергии и развитие благоприятных
для климата технологий. В 2011 г. выбросы парниковых газов Норвегии составили
52,7 млн т СО2-экв или 136,8 т СО2 на км2 (в
2009 г. эмиссия парниковых газов в Свердловской области составила 413,5 т СО2 на
км2 [4], что в 3 раза превышает уровень
Норвегии). Но эти данные приводятся без
учета ежегодного поглощения углерода сектором лесо- и землепользования, которые
занимают далеко не последнее место в сокращении выбросов ПГ. На последнем климатическом саммите в Нью-Йорке лесам
было уделено достаточно внимания, особенно тропическим. Не следует забывать,
что леса России – это «легкие Европы» и
при подписании нового пост-Киотского соглашения в 2015 г. в Париже этот момент
может дать определенные преференции
для России. Например, лесные территории
и другие природные зоны Норвегии ежегодно поглощают от 27 до 35 млн т СО2 [5],
что составляет более половины от количества всех норвежских выбросов ПГ. Таким
образом, охрана лесного сектора является
важной составляющей норвежской политики. По этой же причине городские власти
проводят политику сохранения зеленых зон
в городских агломерациях.
Междисциплинарное
исследование
«Человек, окружающая среда и качество
жизни» [6] подчеркивает необходимость
создания и сохранения небольших зеленых
зон во всех частях города, так как это благотворно влияет не только на экологию и
физическое здоровье жителей, но и на их
психическое состояние. Еще одним доводом в пользу озеленения города стал проект
норвежского психолога Э. Струмсе из университета г. Бергена. В ходе исследования
Струмсе обнаружил прямую положительную зависимость между визуальным восприятием природы в повседневной жизни
и оценкой важности охраны окружающей
среды. Это в свою очередь означает, что,
повседневно наблюдая интегрированную в
городской пейзаж природу, человек осознает себя ее частью, что заставляет его в
большей мере заботиться об экологии и
проблемах окружающей среды. В этой же
связи интересно исследование профессора
инженерных наук канадского университета
в Монреале Хашема Акбари. В исследовании говорится, что городские районы, как
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика природопользования
правило, имеют более высокую температуру воздуха, чем их сельские окрестности, в
результате постепенных изменений поверхности, включающих замену естественной
растительности зданиями и дорогами. Поверхности зданий и тротуаров поглощают
солнечное излучение и нагреваются, что в
свою очередь приводит к нагреванию атмосферного воздуха. Таким образом, при
отсутствии зеленых зон город не получает
естественного эффекта охлаждения за счет
растительности (температура в Екатеринбурге обычно выше на 2–3 °С, чем в пригородах). При повышении температуры
воздуха увеличивается спрос на кондиционирование и, соответственно, на электропотребление, а это приводит к более высокому уровню выбросов парниковых газов,
повышенному образованию смога. В качестве примера при компьютерном моделировании профессор Акбари использовал
Лос-Анджелес и обнаружил, что именно
повышение температуры и использование
кондиционеров воздуха отвечает в результате за пиковую электрическую нагрузку
города на 5–10 % и за 20 % концентрации
смога в городе. Наиболее простым способом «охладить» город является создание
зеленых зон и высадка растительности, а
также использование отражающих поверхностей для крыш и тротуаров. Как показывает скандинавский опыт, создание зеленых
площадок на крышах домов, кроме озеленения решает, проблему утепления чердаков. По данным исследования, потенциальный эффект энергосбережения от развития
зеленых зон и отражающих поверхностей в
США может составить около 5 млрд долл.
в год [7].
Не менее важным фактором качества
жизни в Норвегии считается рациональное потребление ресурсов и энергоэффективность. В 2011 г. в Норвегии и Швеции
вступил в силу закон о сертификатах на
электроэнергию, произведенную из возобновляемых источников энергии. Основной
целью данного закона стало стимулирова-
ние производства большего объема чистого
электричества посредством формирования
общего норвежско-шведского рынка элсертификатов. Страны запланировали общими
усилиями увеличить объем производства
электроэнергии из возобновляемых источников до 26,4 ТВтч к 2020 г. [8].
Энергоэффективность считается важным показателем качества жизни в Скандинавских странах. В Норвегии правительство создало специальные организации,
которые содействуют модернизации оборудования и жилищных условий как на
национальном уровне (компания Enova),
так и на уровне отдельных городов, как, к
примеру, компания Enok в Осло. Благодаря
поддержке правительственного фонда Enok
осуществляет бесплатные консалтинговые
функции в сфере повышения энергоэффективности жилищного сектора, замены оборудования в коммунальной сфере, а также
предоставляет денежные займы в размере
от 30 тыс. до 1 млн норв. крон для жителей, желающих привести свой дом или его
часть в соответствие со стандартами энергоэффективности [9]. Компания предлагает
меры по повышению энергоэффективности
в жилищном секторе, такие как утилизация
тепла от систем вентиляции, отопления на
возобновляемых источников энергии, переход к котлам, работающим на биотопливе
(пеллеты, биомасса и т. д.), строительство
зарядных станций для электромобилей,
установка тепловых насосов воздух-вода и
др. Осло входит в десятку наиболее энергоэффективных и чистых городов мира, благодаря политике поощрения использования
электрических автомобилей и велосипедного транспорта, а также тому, что отопительная система города на 80 % работает за
счет возобновляемых источников энергии,
в частности биометана, произведенного за
счет отходов [10]. В городе также используется система умного освещения, которая
саморегулирует интенсивность света в соответствии со временем суток, погодными
условиями и загруженностью улицы.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Развитие идей устойчивого развития
в городах Скандинавских стран. Другим
скандинавским населенным пунктом в десятке энергоэффективных городов мира
является шведский Мальме. Третий по величине город Швеции создал инновационный энергоэффективный план жилищного
строительства, построив первый в Европе
углеродонейтральный район города. Городской округ Västra Hamnen (Западная гавань)
города Мальме с населением 4 тыс. человек
на 100 % функционирует за счет возобновляемых источников энергии (ветра, солнца
и воды). Также наряду с мерами по управлению отходами и минимизацией потребности в транспорте в районе используется
система водоносного горизонта, которая в
течение лета собирает и хранит воду на глубине 70 м под землей и с помощью энергии
ветра закачивает ее для обогрева жилого
комплекса в зимний период [11]. Охлажденная вода затем используется повторно для
кондиционирования зданий в летнее время.
Этот проект является примером того, как
весь городской район может обеспечивать
себя возобновляемой энергией по более
низкой стоимости, чем эквивалентный проект с традиционными решениями на основе
ископаемого топлива. По расчетам шведских экономистов, строительство подобного жилого комплекса окупает себя в течение
1,5 лет [12].
Еще одним примером повышения качества жизни в городе за счет энергоэффективности и экологии является шведский
город Упсала, администрация которого
поставила цель сократить выбросы СО2 к
2020 г. на 45 %. Проблему отопления города
планируется решить с помощью комбинированной электростанции, производящей
тепло и электричество из биомассы. Другой
инициативой стала замена 29 тыс. уличных
фонарей на новые энергоэффективные лампы, что позволило сократить энергопотребление города на 60 % [13].
Но наибольшее развитие идеи устойчивого развития на уровне городской
агломерации получили в Стокгольме. Еще
в 2007 г. администрацией города был разработан стратегический план развития
«Видение 2030», целью которого было
привести благоустройство и дальнейшее
развитие города в соответствие с концепцией устойчивого развития. «Видение 2030»
устанавливает основные цели для дальнейшего благоустройства города: энергоэффективный транспорт, использование экологически чистых строительных материалов,
использование чистой энергии, рациональное использование земли и воды, переработка отходов с минимальным влиянием на
окружающую среду и др. В дополнение к
этому в Стокгольме реализуется программа
действий по сокращению выбросов парниковых газов и изменению климата. Результатом этого стало сокращение выбросов парниковых газов в городе с 5,3 до 4 т
СО2-экв в период с 1990 по 2005 гг. [14]. На
сегодняшний день 40 % территории Стокгольма покрыто парками и зелеными зонами. Наиболее прогрессивным районом города считается Хамарбю Хёстад, который
до 1995 г. являлся старым промышленным
и одним из самых загрязненных районов
города. Для использования этой территории в дальнейшем необходимо было тщательно обработать участки и удалить землю, зараженную вредными веществами, а
также очистить водную акваторию и оживить экосистему района с помощью парков.
Окончательно завершить строительство
района планируется к 2018 г., предоставив
жилплощадь для 11 тыс. человек, а также
200 тыс. км2 территории для офисов и инфраструктуры. В настоящее время средний
годовой уровень энергопотребления в Швеции составляет 200 КВт/ч на м2, в Хамарбю эту цифру планируют понизить на 50 %
[14]. Данный проект известен в мире под
названием «Модель Хаммарбю» или экомодель города, которая основана на экологических циклах использования воды, энергии, отходов и сточных вод в жилых домах,
офисных и других коммерческих зданиях.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика природопользования
Смысл данной модели заключается в том,
чтобы заменить линейный метаболизм города (потребление ресурсов и выброс отходов) на циклическую систему, которая
оптимизирует использование ресурсов и
минимизирует количество отходов. Система базируется на следующих параметрах:
• экологичные строительные материалы используются не только для
фасадов зданий, но и для всей внутренней отделки, а также подземной
инфраструктуры;
• система очистки сточных вод, а также фильтры для очистки дождевой
воды, которая затем поступает в
озеро;
• производство топлива в форме биогаза, который вырабатывается в процессе очистки сточных вод из органических отходов и шлама;
• наличие зеленых зон: как в виде парков, так и зелени, выращиваемой на
крышах домов;
• сортировка мусора на горючие, органические, бумажные отходы, использованные газеты, металл, стекло,
пластик и др., которые под действием вакуума поступают по подземной
трубе на станцию переработки отходов, чтобы избежать перевозок ТБО
мусоросборным транспортом;
• использование обработанных сточных вод и коммунальных отходов
для отопления и охлаждения зданий,
а также производства электричества;
• использование энергии солнца для
производства электричества и нагрева воды.
Для оценки и мониторинга подобных
экологических проектов администрация
Стокгольма совместно с Королевским Институтом Технологий и консалтинговой
компанией Grontmij разработала профиль
нагрузки на окружающую среду (Environmental Load Profile). Это инструмент оценки жизненного цикла проекта, рассматривающий его с точки зрения экологии и на-
грузки от проектной деятельности на окружающую среду, в частности углеродный
след проекта, загрязнение почвы, количество произведенных отходов, а также количество использованной воды и невозобновляемых энергетических ресурсов. Таким
образом, измерение нагрузки на окружающую среду является систематизированной
и стандартизированной методологией для
подсчета расходов и прибыли от каждого шага в развитии города. Оценка дается
с помощью экологических показателей, к
примеру, таких, как выбросы СО2. Однако
если конвертировать эти результаты в экономические и налоговые индикаторы, это
поможет администрации города принимать
лучшие решения, так как для них станет
возможно создать баланс между экономическими расходами и экологическими выгодами проектов.
Канадский Ванкувер – самый зеленый город мира 2020 г. В качестве еще
одного примера можно привести канадский
город Ванкувер, входящий в пятерку наиболее энергоэффективных городов мира.
В 2009 г. в Ванкувере был разработан план
действий по достижению цели самый зеленый город мира-2020. Данный план состоит
из 10 основных задач:
1. Переход города к зеленой экономике.
Власти Ванкувера считают, что именно зеленые инициативы и инновационность канадских компаний повысят их конкурентоспособность на мировом рынке и принесут
им высокие прибыли.
2. Сокращение выбросов парниковых
газов, производимых на территории городской агломерации на 33 % от уровня 2007 г.
39 % от запланированных сокращений выбросов должна быть обеспечены за счет регулирования уровня эффективности транспортного топлива, ограничения импорта
электричества, 24 % – за счет экостроительства; 22 % – за счет использования более
экологичных видов транспорта [15].
3. Зеленое или экологическое строительство. Необходимыми условиями для
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
достижения данной цели является участие
администрации города в форме директив
и регулирования, а также финансовые инструменты.
4. Экологически чистый транспорт.
Добиться результатов администрация города планирует с помощью следующих мер:
расширение инфраструктуры города (все
необходимые товары и услуги должны находиться в радиусе пешей прогулки), поощрение использования электромобилей и т. д.
5. Переработка отходов. Канадские
ученые считают, что сокращение количества отходов и повторное использование
материалов оказывает значительно более
позитивное влияние на окружающую среду,
чем переработка мусора. А также забота о
том, чтобы продукцию и товары по истечении срока годности можно было бы переработать.
6. Зеленые зоны и доступ жителей города к природе. На сегодняшний день 92 %
жителей города проживают в пятиминутном расстоянии ходьбы от ближайшей парковой зоны, а к 2020 г. эту цифру планируется довести до 100 %.
7. Сокращение углеродного следа города на 33 % по сравнению с уровнем 2006 г.
Так, согласно расчетам канадских экологов,
если бы жители Ванкувера покупали продукты питания исключительно местного
производства и с минимальной промышленной обработкой, то это сократило бы
углеродный след города на 40 % [15].
8. Снабжение жителей чистой питьевой водой. Начиная с 2012 г. каждая семья
в Ванкувере обязана установить счетчики
воды. В городе построены установки для
регулярного тщательного анализа питьевой
воды с целью выявления загрязняющих веществ на ранней стадии.
9. Чистый воздух. В настоящее время
в Ванкувере функционируют две станции,
регулярно измеряющие качество воздуха в
городе.
10. Городская система производства
продуктов питания. Местное производ-
ство рассматривается как очень важная составляющая зеленой экономики, так как это
значительно сокращает выбросы СО2 при
постоянной транспортировке продуктов
питания из других стран мира в Канаду.
Обеспечение высокого качества жизни в г. Екатеринбурге за счет энергоэффективности и экологии. В настоящее
время в крупных городах России таких, как
Екатеринбург, мы можем наблюдать процесс разъединения человека с природой,
к примеру, замену естественных зеленых
зон на места для парковки и строительства
крупных торговых центров. В Екатеринбурге площадь зеленых насаждений составляет 125 км2 или 12,5 тыс. га. Для промышленного города с растущим числом автомобилей это недостаточно. Согласно нормативам, на одну тысячу жителей города
должно приходиться 20–25 га парков [16],
т. е. на 1396 тыс. человек города Екатеринбурга площадь парков должна составлять
29,7 тыс. га, что более чем в 2 раза превышает площадь существующих зеленых насаждений. В Екатеринбурге ситуация меняется, например, за счет создания аллей (аллея Культуры, аллея Сергия Радонежского и
др.), имеется два дендрария и ботанический
сад УрО РАН. Озеленение – отличное поле
приложения молодых сил и увековечения
какого-либо события, а самое главное – оно
играет немаловажную роль в улучшении
экологической ситуации в Екатеринбурге,
который все чаще становится местом знаковых международных событий, что требует
контроля и управления выбросами СО2-экв
(углеродным следом) по опыту Лондонской
и Сочинской олимпиад.
Город Екатеринбург, следуя переменам,
происходящим в жизни как России, так и
всего мира, также стремится к повышению
качества жизни населения путем повышения энергоэфективности зданий и сооружений, снижения выбросов загрязняющих
веществ благоустройства улиц, выноса за
черту города экологически неблагополучных предприятий (мукомольный завод и
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика природопользования
др.). Екатеринбург традиционно считается
культурным, научным и образовательным
центром (множество театров и музеев, филиал Эрмитажа, отделение РАН, разнообразие вузов). Все это позволяет молодому человеку получить достойное образование и
сделать карьеру, не выезжая из города. Рост
Екатеринбурга и численности его населения требует повышения качества жизни не
только за счет роста материального благосостояния жителей, но и за счет внедрения
энергоэффективности и зеленых технологий в жизнь города.
В Екатеринбурге действуют проекты
стратегического значения в области экологии: «Зеленый город», целью которого
является улучшение эстетического и санитарно-гигиенического состояния зеленой
зоны города, увеличение площади зеленых
насаждений; «Чистый воздух» – снижение
уровня загрязнения атмосферного воздуха
выбросами автотранспорта, от организованных и неорганизованных источников;
«Вода для жизни» – оздоровление городских водных объектов, создание комфортных условий для массового отдыха горожан, создание системы экологической безопасности на водных объектах; «Управление
отходами» – организация эффективной системы управления отходами, совершенствование системы сбора, транспортировки, захоронения, обезвреживания и переработки
отходов [17]. Руководствуясь идеей о том,
что решить экологические проблемы административными мерами и техническими
способами невозможно, с 2004 г. действует проект «Экологическое просвещение и
образование населения» [18], призванный
создавать и развить систему непрерывного
экологического образования жителей, пропаганду экологических знаний, повышение
экологической культуры производства.
На сегодняшний день в г. Екатеринбурге
существуют проблемы, которые еще предстоит решить. Например, как было сказано
ранее, в городе недостаточно площади зеленых насаждений, с каждым годом увели-
чивается число автомобилей, из-за которых
не только повышаются выбросы загрязняющих веществ и парниковых газов в атмосферу, увеличивается потребление природных
ресурсов, но и растут «пробки» на дорогах
и сокращаются зеленые зоны, занимаемые
парковками. На наш взгляд, особенность
российский автомобильных пробок заключается в том, что на дорогах увеличивается количество внедорожников, которые по
определению не должны использоваться в
городе-миллионнике, учитывая их габариты. Также стоит отметить особую культуру
водителей автомобилей, не соблюдающих
рядность и усугубляющих «пробки» и пр.
(здесь присутствует скорее нехватка общей
культуры, чем культуры вождения, которая
требует знаний по эковождению). В городе
еще не популярны электромобили, как за
рубежом. Однако с каждым годом все больше горожан в летнее время предпочитают
прогулки пешком и на велосипедах, в связи
с чем администрацией города запланировано строительство велосипедных дорожек.
Потребление воды в Екатеринбурге в
2013 г. составляет 266,1 л в день на человека, что ниже уровня потребления городов
США (в среднем 590 л на человека в день),
но выше 138 л на человека в день города
Таллин, который выделен рейтингом индекса зеленого города. Из данных таблицы
1 видно, что потребление воды резко снизилось на 27,8 % в 2010 г. по сравнению с
прошлым годом, что может быть связано с
установкой счетчиков по расходу воды жителями города.
Стоит отметить увеличение потребления электрической энергии на 44 % за период 2007–2013 гг. и снижение потребления
тепловой энергии на 4 % (табл. 1), а также
соответствующее изменение выбросов парниковых газов. За 2013 г. выбросы СО2 Екатеринбургом составили 5,7 т СО2 на душу
населения. Если сравнить уральский город
с норвежским Осло, который, по версии
индекса зеленого города, занимает лидирующие позиции по этому показателю (2,2 т
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
СО2 на душу населения), то Екатеринбург
пока превышает лучший показатель в мире
более чем в 2,5 раза.
Для примера положительного эффекта
от программы рационального использования ресурсов приведем выполненную
нами в 2005 г. эколого-экономическую
оценку результатов реализации программы г. Екатеринбурга «Энергоэффективный город на 2004–2007 гг.». В табл. 2
приведены показатели энергетической и
углеродной эффективности мероприятий
программы, а в табл. 3 – результаты оценки сокращения выбросов загрязняющих
Энергопотребление, выбросы парниковых газов и потребление воды
г. Екатеринбургом в 2007–2013 гг.
Показатель
1. Объем потребления электроэнергии,
т.у.т./тыс. чел.
Выбросы парниковых газов, т СО2/тыс.
чел.
2. Объем потребления теплоэнергии,
т.у.т./тыс. чел.
Выбросы парниковых газов, т СО2/тыс.
чел.
3. Потребление воды,
л/чел. в день
Таблица 1
2007 г.
2008 г.
2009 г.
2010 г.
2011 г.
2012 г.
2013 г.
390,73
537,00
514,59
528,76
536,91
566,01
561,92
2042,58
2807,23
2690,09
2764,18
2806,75
2958,88
2919,09
1544,39
1521,23
1721,13
1529,83
1466,44
1390,00
1487,80
2883,66
2839,61
3212,77
2855,66
2737,35
2594,65
2777,21
417,62
406,48
405,02
288,55
283,86
267,97
266,07
Таблица 2
Показатели программы «Энергоэффективный город»
Сокращение потребления газа
Текущее потребление газа, млрд нм3/год
2,83
Экономия газа в результате выполнения программы по энергосбережению
15 %
Экономия газа, млрд нм /год
0,42
3
Экологический эффект
Сокращение выбросов СО2, т/год
Сокращение выбросов за первый бюджетный период (2008–2012 гг.), т СО2
932 839
4 664 194
Стоимость всех мероприятий, евро
Стоимость мероприятий, имеющих прямой эффект, евро
Объем возможных углеродных инвестиций (при стоимости 5 евро/т СО2), евро
29 643 657
8 929 571
23 320 970
Удельная стоимость единицы сокращенного выброса (ЕСВ), евро/т СО2
1,9
Результаты оценки предотвращенного экологического ущерба
Таблица 3
Предотвращенный экологический ущерб, тыс. руб.
Вид энергоресурса
Природный газ, сокращение потребления на 0,42 млрд нм3/год
SO2
NOx
твердые
частицы
CO
бензапирен
Итого
0,00
2702,2
42,04
455,67
0,15
3100
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика природопользования
веществ в результате реализации мероприятий программы.
Таким образом, экономия составила
4,934 млрд руб. за счет: снижения потребления энергоресурсов 3,3 млрд руб., от
сокращения эмиссии парниковых газов
1,631 млрд руб. и снижения выбросов загрязняющих веществ 3,1 млн руб. (в ценах
2005 г.) [19].
Заключение. Активно развивающиеся
в настоящее время города, такие как Екатеринбург, должны стать локомотивами будущего экономического развития страны,
и соответственно должны обеспечить себе
достойное место среди остальных городов
мира по качеству жизни, экологическим
стандартам, энергоэффективным технологиям и т. д.
Учитывая разносторонний опыт городов мира по проведению зеленой политики
и повышению качества жизни населения,
можно сформулировать некоторые общие
рекомендации.
Прежде всего, администрация города
может выступать с собственными инициативами на местном уровне, разрабатывать
проекты по использованию местных источников энергии, создавать собственную
законодательную базу для модернизации
системы транспорта, строительного сектора, повышения энергоэффективности производства, инвентаризации парниковых
газов, а также других загрязняющих окружающую среду веществ, разрабатывать
собственную программу зеленой экономики. Это позволит городам Урала стать более
энергоэффективными, снизить потребление топливно-энергетических ресурсов и
воды, в том числе и при производстве местных продуктов питания.
Другим важным фактором для успешного строительства зеленой экономики и высокого качества жизни является целостный,
комплексный подход к решению экологических проблем. Используемые зеленые технологии в отдельности хорошо известны
специалистам. Однако синергетический эф-
фект возникает в том случае, когда отдельные городские проблемы решаются общими усилиями. Так в г. Екатеринбурге нужно
развивать местные уже существующие или
планируемые решения, например, в городе
планируется создание сети велодорожек.
В Свердловской области развивается экостроительство, представленное несколькими компаниями, строительство заправок
для электромобилей и гибридов, которые
уже продаются в Екатеринбурге, налажена
переработка пластмасс, отрабатывается система раздельного сбора ТБО, обеспечение
углеродонейтральности чемпионата мира
по футболу 2018 г. (по опыту Сочинской
олимпиады). Все эти мероприятия собранные в единый комплекс и увязанные между
собой уже будут базой для формирования
программы развития зеленой экономики в
городе Екатеринбурге и Свердловской области. Как показывает зарубежный опыт,
эти программы масштабируются, т. е. могут
быть разработаны не только применительно к Екатеринбургу, но и, например, таких
муниципальных образований, как г. Верхняя Пышма, в котором уже немало сделано
для жителей в плане зеленой экономики и
повышения качества жизни.
Как показывает опыт не самых экономически благополучных городов (Дели и
Богота), энергоэффективные и экологические проекты необязательно должны быть
экономически затратными. В некоторых
китайских городах проводятся дни озеленения города, когда жители-волонтеры
высаживают деревья при участии представителей администрации и самого главы города. Дополнительные инвестиции в
проекты также возможно получить за счет
вовлечения частного сектора и общественных организаций. Энергоэффективные и
зеленые проекты в свою очередь приводят
к модернизации города, что повышает его
инвестиционную привлекательность. Технологическое переоборудование в сфере
энергетики, водоснабжения и управления
отходами также играет немаловажную роль
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
и в долгосрочной перспективе приносит
прибыль от сэкономленных ресурсов.
В завершении можно отметить, что качество жизни является комплексной категорией, которая не только должна отражать,
насколько успешно государство и население
распределяют свои ресурсы, но и насколько
эффективно используют их в целях управления и развития общества [20]. Сегодня
же мы видим противоположную ситуацию:
престиж и мода превалируют в решениях по приобретению вещей и услуг. Здесь
в полный рост возникает такая категория
псевдокачества жизни, как потребительство,
разжигаемое рекламой и модой. Например,
женская мода меняется в течение года, мода
на автомобили – максимум три года. А в ресурсном плане в обоих случаях мы имеем
хищническое их использование.
1.
2.
3.
4.
5.
Качество жизни – это сложнейшая категория современной науки, поскольку
затрагивает все отрасли знания и сферы
деятельности человека [21], это очень чувствительная категория и ее, по-видимому,
нельзя не учитывать в сложившейся за последнее время ситуации в России и в мире.
Ориентирование на «гламурное» качество
жизни, навязываемое нам с периодическими призывами отдохнуть и расслабиться (и
это в РФ, где производительность труда в
разы ниже, чем у стран-конкурентов), может быть не только бесполезным, но даже
вредным. Качество жизни – это не только
комфорт и престиж, но и понимание того,
что для устойчивого развития и достойного качества жизни нужно отдавать больше,
чем получать.
Список использованных источников
The Green City Index. A summary of
ingen
2013.
Finansdepartementet:
the Green City Index research series.
офиц. сайт Министерства финан[Электронный ресурс]. Режим достусов Норвегии. [Электронный репа: http://81.47.175.201/ETMS/rankсурс]. Режим доступа: http://www.
ings/2012_European_Green_City_Inregjeringen.no/templates/Underside.
dex_sum_report.pdf.
aspx?id=714123&epslanguage=NO-NY.
Стратегический проект «Управление
6. Strumse E., Aarø L.E. Menneske, miljø
отходами». Администрация города
oglivskvalitet: заключительный отчет в
Екатеринбурга, комитет по экологии
рамках исследовательской программы
и природопользованию, 2007.
«Влияние окружающей среды на качеLivskvalitet,
Perspektivmeldingen
ство жизни». [Электронный ресурс].
2013. Finansdepartementet: официРежим доступа: http://www.forskningальный сайт Министерства финанsradet.no/servlet/Satellite?blobcol=urlda
сов Норвегии. [Электронный реta&blobheader=application%2Fpdf&bl
сурс]. Режим доступа: http://www.
obheadername1=ContentDisposition%3
regjeringen.no/templates/Underside.
A&blobheadervalue1=+attachment%3B
aspx?id=714119&epslanguage=NO-NY.
+filename%3Dsluttrapportmlivskvalitet.
Ануфриев В.П., Галенович А.Ю., Куpdf&blobkey=id&blobtable MungoBlob
лигин А.П., Стародубец Н.В. Региоs&blobwhere=1274460314523&ssbinar
нальная стратегия низкоуглеродного
y=true.
развития на примере Свердловской
7. Akbari H. Energy Saving Potentials and
области : монография. Екатеринбург:
Air Quality Benefits of Urban HeatIУрФУ, 2012. 135 с.
sland Mitigation. [Электронный реBærekraftigutvikling – miljø- ogkliсурс]. Режим доступа: http://www.osti.
mautfordringene,
Perspektivmeldgov/scitech/biblio/860475.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика природопользования
8. Fakta. Energi- ogvannressurseri Norge
2013 : официальный сайт Правительства Норвегии. [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://www.
regjeringen.no/upload/OED/Faktaheftet/Fakta_energi_og_vannressurs.pdf.
9. Oslo kommune, Tilskuddoglån // Klimaogenergifondet. [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.enoketaten.
oslo.kommune.no/tilskudd_og_lan/.
10. Gleich A. The World’s 10 Most Energy-Efficient Cities // Oilprice.com.
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://oilprice.com/Energy/EnergyGeneral/The-Worlds-10-Most-EnergyEfficient-Cities.html.
11. Ling G.P. Europe’s ‘First Carbon-Neutral Neighborhood’: Western Harbour //
National Geographic: The Great Energy
Challenge. [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://energyblog.
nationalgeographic.com/2012/07/03/
europes-first-carbon-neutral-neighborhood-western-harbour/.
12. Geopower. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://geopower-i4c.eu/
index.php?page=bpview&id=16.
13. Uppsala, Sweden // Sustainable cities.
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://corporate.vattenfall.com/
sustainability/sustainable-consumption/
solutions-for-smart-energy-consumption/sustainable-cities/sustainable-cities-uppsala-sweden/.
14. Case 2: Stockholm, Sweden // ECO2
Cities: Ecological Cities as Economic
57
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
Cities. [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://www.esmap.org/sites/
esmap.org/files/CS_Stockholm.pdf.
Greenest City, 2020 Action Plan. [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://vancouver.ca/files/cov/greenestcity-2020-action-plan-2013-2014-implementation-update.pdf (датаобращения: 30.08.2014).
Зеленые «легкие» российских городов // Российское информационное
агентство ФедералПресс. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://
old.fedpress.ru/federal/polit/e_s_r/
id_143734.html.
Информационный портал Екатеринбурга. [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://www.ekburg.ru/health/
ecology/plan/.
Стратегический проект «Экологическое просвещение и образование
населения г. Екатеринбурга». Администрация города Екатеринбурга, комитет по экологии и природопользованию, 2004.
Ануфриев В.П. Эколого-экономическая оценка рационального использования энергоресурсов в системе
Киотского протокола : дис. ... д.э.н.
Екатеринбург, 2006.
Андреева О.Н. Способы оценки уровня и качества жизни населении // Ойкумена. 2013. № 2.
Качество жизни в 21 веке: актуальные
проблемы и перспективы. Екатеринбург, 2014.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ
МОДЕЛИ
И.М. Драпкин, канд. экон. наук, доцент,
О.С. Мариев, канд. экон. наук, доцент,
К.В. Чукавина, аспирант,1
г. Екатеринбург
ГРАВИТАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ЭМПИРИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ ФАКТОРОВ
ПРЯМЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ2
В статье рассматриваются факторы, объясняющие потоки прямых зарубежных инвестиций
между странами, строится оптимальная модель, которая включает в себя факторы, наиболее
достоверно описывающие потоки ПЗИ. Полученная модель тестируется различными эконометрическими методами применительно к панельным данным. В качестве методологической
основы исследования используется гравитационный подход к объяснению потоков ПЗИ в
экономике. В итоге исследование показало, что наиболее оптимальным методом оценивания
гравитационной модели по ряду причин является Пуассоновский метод псевдомаксимального
правдоподобия. Оценивая полученную оптимальную модель данным методом, было выявлено,
что наиболее значимыми факторами, влияющими на межстрановые потоки ПЗИ, являются
размер ВВП стран, расстояние между ними, открытость страны – импортера ПЗИ, наличие
общего языка и уровень трудовых издержек в стране – импортере ПЗИ.
Ключевые слова: факторы прямых зарубежных инвестиций, гравитационная модель
ПЗИ, метод псевдомаксимального правдоподобия Пуассона.
В данной работе методами эконометрического анализа выявляются факторы,
которые влияют на межстрановые потоки
прямых зарубежных инвестиций в современной мировой экономике. При проведении исследования мы опираемся на гравитационный подход к оценке факторов
ПЗИ, который предполагает, что поток ПЗИ
между двумя странами положительно зависит от размеров их ВВП и отрицательно зависит от расстояния между ними. Используя различные методики оценки и тестируя
дополнительные факторы, влияющие на
потоки ПЗИ, мы выявляем модель, которая
наиболее достоверным образом объясняет
движение ПЗИ между странами. К таким
фактором мы относим открытость страны –
импортера ПЗИ; относительное расстояние
Введение. Импорт и экспорт прямых
зарубежных инвестиций оказывает существенное влияние на экономику странучастниц международного движения капитала. На сегодняшний день большинство
исследователей сходятся во мнении, что
приток ПЗИ оказывает положительное влияние на принимающую экономику [1].
Драпкин Игорь Михайлович – кандидат экономических наук, доцент кафедры международной экономики
Института Высшая школа экономики и менеджмента Уральского федерального университета имени
первого Президента России Б. Н. Ельцина; e-mail:
uralpack2000@mail.ru.
Мариев Олег Святославович – кандидат экономических наук, доцент, заведующий кафедрой эконометрики и статистики Института Высшая школа экономики
и менеджмента Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина;
e-mail: olegmariev@mail.ru.
Чукавина Кристина Владимировна – аспирант, ассистент кафедры эконометрики и статистики Института
Высшая школа экономики и менеджмента Уральского
федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина; e-mail: ch.chris@mail.ru
1
Исследование выполнено в рамках гранта РФФИ
№ 14-06-050 «Количественная оценка потенциала импорта и экспорта прямых зарубежных инвестиций в
российской экономике на основе разработки гравитационных моделей».
2
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономико-математические модели
от третьих стран; уровень издержек в стране – импортере ПЗИ, оцененные размером
заработной платы; наличие общего языка.
Тестируя полученную модель эконометрически, мы выявляем, что наиболее оптимальным методом оценки гравитационной
модели является метод псевдомаксимального правдоподобия Пуассона.
Данная работа имеет следующую структуру. Параграф 1 посвящен теоретическим
подходам к изучению факторов, влияющих
на межстрановые потоки ПЗИ. В параграфе 2 рассматриваются различные подходы
к эмпирической оценке факторов ПЗИ. В
параграфе 3 приводятся результаты эмпирического исследования, целью которого
является поиск оптимальной модели, объясняющей межстрановое движение инвестиций, и оптимального метода тестирования. В заключительном параграфе приводятся основные результаты проведенного
исследования.
§ 1. Теоретические подходы к изучению факторов, влияющих на приток прямых иностранных инвестиций. В настоящее время не существует отдельных микроэкономических теорий прямых зарубежных
инвестиций. Все теории ПЗИ разработаны в
рамках моделей международной торговли,
где ПЗИ представляют собой межстрановую
миграцию капитала.
Классическая (теория Рикардо) и неоклассическая теория международной торговли (теория Хекшера – Олина – Самуэльсона) основываются на абсолютной
мобильности капитала, из чего следует, что
цена на него выравнивается в результате
международной торговли (теорема о выравнивании факторов производства). Это означает, что потоки прямых зарубежных инвестиций в экономике относительно не значимы и при анализе международной торговли
товарами могут не учитываться вовсе.
В середине 80-х гг. появились современные модели международной торговли,
предполагающие несовершенную конкуренцию на рынках, возрастающую отдачу
от масштаба производства, а также продуктовую дифференциацию. В данных работах
ПЗИ являются альтернативой международной торговле, из чего следует, что величина
транспортных издержек является важным
фактором, влияющим на решение фирм
осуществить инвестиции за пределами своей страны.
Изучая факторы, влияющие на потоки
ПЗИ в рамках современных теорий, авторы
выделяют факторы вертикальных (ориентированных на экономию издержек) и горизонтальных (ориентированных на поиск
рынков сбыта) прямых зарубежных инвестиций.
Вертикальные ПЗИ рассматриваются в
работах Хелпмана и Кругмана [7]. Детерминантом притока ПЗИ в данном типе моделей в первую очередь является разница
цен на факторы производства.
Горизонтальные ПЗИ рассматриваются в рамках моделей Маркузена и Венейблса [11]. Ключевым фактором прямых зарубежных инвестиций в данных моделях
являются размеры рынка принимающей и
инвестирующей стороны. К прочим существенным факторам относятся: экономия
от масштаба (как на уровне фирмы, таки на
уровне завода), степень дифференциации
товаров в отрасли.
Основным недостатком современных
моделей прямых зарубежных инвестиций
является допущение об однородности фирм
в экономике. С начала XXI века интенсивно развиваются новейшие теории прямых
зарубежных инвестиций, связанные с моделированием неоднородности (гетерогенности) фирм в экономике.
Поскольку модели с гетерогенными
фирмами формулируются в рамках моделей монополистической конкуренции, то
значимыми факторами ПЗИ в экономике
также являются величина транспортных издержек, размер рынка стран, степень дифференциации товаров в отрасли.
Таким образом, в классических моделях
основным фактором, влияющим на реше59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ние фирм осуществлять инвестиции за рубеж, являются транспортные издержки. В
современных теориях была дополнительно
обоснована значимость таких факторов,
как размеры рынка обеих стран, стоимость
факторов производства в странах, степень
дифференциации товаров в отрасли. Наконец, в новейших теориях был выявлен еще
один фактор ПЗИ – уровень производительности фирмы, которая осуществляет инвестиции.
§ 2. Методологические основы исследования факторов, влияющих на приток
прямых зарубежных инвестиций. Применительно к прямым зарубежным инвестициям использование гравитационной модели было впервые предложено Брайнардом
[3], и в общем виде модель может быть
представлена следующим образом:
MiM j
Fij =
,
(1)
Dij
ряд технических трудностей, связанных с
особенностями данных по прямым зарубежным инвестициям: данные потоков содержат большое количество пропущенных
значений и нулей, а также отрицательных
значений. Проблема заключается в том, что
взятие логарифма означает удаление этих
наблюдений, так как функция логарифма
не определена в области отрицательных и
нулевых значений. Кроме того, логарифмические спецификации часто являются гетероскедастичными. Так как в гравитационную модель невозможно и нецелесообразно
включать абсолютно все факторы, которые
могут влиять на приток прямых зарубежных инвестиций в страну, то присутствует
проблема ненаблюдаемой гетерогенности,
то есть существуют неучтенные корреляции наблюдаемых и ненаблюдаемых переменных.
Методы эконометрического оценивания, которые могут применяться к гравитационным моделям, можно разделить на два
вида: линейные и нелинейные.
Самым простым линейным методом
является метод наименьших квадратов
(МНК), который применяется к стандартной линейной регрессии, получаемой после логарифмирования гравитационного
уравнения. В результате применения данного метода оценки получаются смещенными и несостоятельными вследствие потери значительной части данных, наличия
гетероскедастичности и ненаблюдаемой гетерогенности. Несмотря на то, что данный
метод является не самым эффективным для
оценивания гравитационных моделей, он
используется во многих исследованиях [2].
Для оценивания гравитационной модели могут использоваться пространственные и панельные данные. Использование
пространственных данных накладывает
существенные ограничения на эффективность модели, так как предполагается, что
поток ПЗИ не меняется во времени. Если
это предположение не выполняется, результатом оценки являются неверные значения
где Fij – поток ПЗИ из страны j в страну i;
Mi и Mj – показатель, характеризующий
размеры стран i и j (чаще всего ВВП);
Dij – расстояние между странами.
Кроме расстояния и размера стран, на
величину потоков ПЗИ может оказывать
влияние большое количество факторов, которые можно разделить на несколько групп.
К первой группе можно отнести экономические факторы: открытость страны – импортера ПЗИ [15], инфляция [10], затраты на
единицу труда [10], объем внешней торговли [4], уровень налогов [5] и т. п. Во вторую
группу можно отнести показатели, которые
характеризует культурную схожесть между
двумя странами: наличие общего языка [5],
общей границы [2], других исторических
составляющих [2]. В третью группу можно выделить институциональные факторы:
уровень политической стабильности [14],
степень защищенности инвестора [12].
Традиционно гравитационную модель,
объясняющую межстрановые потоки ПЗИ,
принято оценивать в логарифмическом
виде. Однако в связи с этим возникает
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономико-математические модели
коэффициентов. Другой вариант оценивания – это использование панельных данных, что, в частности, позволяет учитывать
специфические страновые эффекты. Для
идентификации и тестирования временных
и страновых особенностей используются
методы с фиксированными и случайными
эффектами.
Существует ряд исследований [5], в которых утверждается, что при наличии переменной расстояния в модели неприемлемо
использовать как модель с фиксированными эффектами (поскольку в регрессию
включены не изменяющиеся во времени
переменные), так и модель со случайными
эффектами (поскольку индивидуальные
эффекты могут коррелировать с некоторыми объясняющими переменными). Для решения данных проблем авторы предлагают
использовать подход Хаусмана – Тэйлора.
Среди нелинейных методов оценивания
гравитационных моделей наиболее часто
используются нелинейный метод наименьших квадратов, обобщенный метод наименьших квадратов, двушаговая процедура
Хекмана, гамма-метод псевдомаксимального правдоподобия и Пуассоновский метод псевдомаксимального правдоподобия.
Для этих методов рассматривается не логлинеаризованный вид гравитационного
уравнения, а модель с постоянной эластичностью вида:
=
yi exp ( xi β ) + εi ,
(2)
ва и Тенрейро показали, что при наличии
гетероскедастичности, оценивание логлинеаризованной формы при помощи стандартного МНК приведет к несостоятельным оценкам, так как лог-линеаризация
изменяет свойства ошибки, которая становится коррелированной с объясняющими
переменными в присутствии гетероскедастичности.
Применительно к изучению потоков
прямых зарубежных инвестиций метод
ПМПП был использован в нескольких работах. В исследовании Кляйнерта и Тубаля [9] гравитационная модель тестируется
применительно к трем теоретическим моделям, на основании которых были получены спецификации в виде гравитационного
уравнения, которое авторы тестировали
Пуассоновским методом псевдомаксимального правдоподобия.
Все использованные в эконометрических исследованиях методы имеют свои
преимущества и недостатки, выбор эффективного метода должен основываться на
особенностях имеющихся данных и тех задачах, которые решаются при помощи гравитационных моделей.
§ 3. Методика и результаты эконометрического исследования. Для проведения эмпирического исследования использованы данные по 112 странам – экспортерам
ПЗИ и 47 странам – импортерам ПЗИ за
2001–2011 гг. Общий объем наблюдений в
выборке составляет 57 904. Данные по потокам прямых зарубежных инвестиций получены с сайта ОЭСР и с сайтов центральных банков стран, данные по ВВП и инфляции получены с сайта Мирового банка, переменные расстояния и дамми-переменные
(наличие общего языка, границы и колонии
в прошлом, схожесть стран) заимствованы
из базы данных, составленной Сантос Силва и Тенрейро.
Для оценивания базы данных использовались 2 спецификации модели – в логлинеаризованной форме и с постоянной
эластичностью.
где E [ εi | x ] =
0.
В эконометрических исследованиях гравитационной модели часто используется
Пуассоновский метод псевдомаксимального правдоподобия (ПМПП), использованный Сантос Силвой и Тенрейро применительно к торговым потокам [13]. Данный
метод решает основные проблемы, возникающие при тестировании гравитационной
модели (наличие большого числа нулей и
гетероскедастичности), дает несмещенные
и состоятельные оценки и является одним
из наиболее оптимальных. Сантос Сил61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Зависимой переменной в обеих спецификациях выступает поток ПЗИ из страны
j в страну i в году t(fdiijt). В качестве объясняющих переменных используются следующие показатели: ВВП стран, расстояние
между столицами, открытость страны-импортера, относительные расстояния стран,
наличие общей колонии и общего языка,
среднемесячные заработные платы. Рассмотрим основные гипотезы о характере
влияния регрессоров на объясняемую переменную.
1. Поток ПЗИ прямо пропорционален размеру импортирующей экономики
(gdpimpit, вычисленный как размер ВВП
страны – импортера в году t), поскольку
иностранных инвесторов привлекает размер рынка страны, в которую они планируют осуществить инвестиции. На больших
рынках иностранные компании получают
более высокую прибыль не только за счет
больших продаж, но и за счет возможности
снизить свои средние издержки из-за возрастающей отдачи от масштаба.
2. Поток ПЗИ прямо пропорционален размеру экспортирующей экономики
(gdpexpjt, вычисленный как размер ВВП
страны – экспортера в году t), поскольку в
больших по размеру странах присутствует
большее число компаний, способных осуществлять инвестиции за рубеж. Кроме
того, за счет положительной отдачи от масштаба эти компании являются более эффективными по сравнению с компаниями из
стран меньшего размера.
3. Межстрановые объемы ПЗИ связаны
с расстоянием между странами (distij, которое рассчитываются как расстояние между
столицами двух стран) отрицательной взаимосвязью по двум причинам. Во-первых,
увеличение расстояния ведет к росту издержек коммуникации между головной организацией и подразделением в другой стране. Во-вторых, с ростом расстояния, как
правило, увеличиваются различия между
странами, что делает более рискованными
инвестиции между ними.
4. Величина поступающих в страну прямых зарубежных инвестиций положительно связана с характеристикой открытости
страны-импортера. Данный показатель измеряется как объем международной торговли страны, деленный на объем ее ВВП
в году t:
exp ortit + importit
(3)
openimpit =
.
GDPit
Ожидаемое наличие указанной зависимости мы объясняем следующим. Вопервых, более активная интеграция страны
в мировую экономику (измеренная объемом международной торговли) повышает
инвестиционную привлекательность этой
страны и ведет к росту притоков ПЗИ. Вовторых, иностранные компании зачастую
осуществляют свою экспансию в страну несколькими этапами. На первом этапе, когда
объемы продаж небольшие, они экспортируют свою продукцию в страну. На втором
этапе, когда продажи достигают определенного уровня (либо компании убеждаются
в низких рисках ведения бизнеса в данной
стране), иностранные компании принимают решение построить завод в этой стране. Построив завод в стране, иностранные
компании зачастую продолжают экспортировать на свой завод ключевые комплектующие для производства продукции. Таким
образом, объемы международной торговли
и ПЗИ оказываются тесно связанными друг
с другом.
5. Еще одним фактором, положительно
связанным с уровнем ПЗИ, является показатель многостороннего сопротивления.
Данный показатель характеризует отдаленность третьих стран от стран, между которыми осуществляются инвестиции. Чем
более отдалены третьи страны от этих двух
стран, тем больший объем ПЗИ будет осуществляться между ними. Прокси-переменную для многостороннего сопротивления
мы рассчитываем как [6]:
distij
(4)
remoteness j = ∑
,
j GDPj GDPW
где GDPj – ВВП j-й страны;
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономико-математические модели
GDPW – суммарный ВВП всех оставшихся стран;
distij – расстояние между j-й и i-й странами.
Мы рассчитываем показатель многостороннего сопротивления как для страны –
импортера ПЗИ (remotimpit), так и для страны – экспортера ПЗИ (remotexpjt) и ожидаем
положительное влияние данных переменных на потоки ПЗИ между странами.
6. Уровень заработной платы в стране –
импортере инвестиций (wageit) оказывает
влияние на потоки ПЗИ в страну, однако
характер взаимосвязи может быть различным. С одной стороны, более высокие
зарплаты означают рост покупательской
способности населения и должны стимулировать ПЗИ в страну. С другой стороны,
высокие зарплаты означают рост издержек
для компаний, которые они несут при найме работников, что оказывает негативное
влияние на потоки ПЗИ.
7. Общий национальный язык (даммипеременная comlangij) положительно влияет на потоки ПЗИ между двумя странами.
Наличие общего языка снижает издержки
коммуникаций, упрощает ведение бизнеса,
говорит о ментальной и культурной схожести стран.
8. Наличие колониальной связи в прошлом (дамми-переменная comcolij) должно
положительно влиять на объем ПЗИ между
странами в силу наличия более тесных экономических и исторических связей между
странами.
Ниже представлены оцениваемые спецификации.
Уравнение в лог-линеаризованной форме:
α1 ln gdpimpit +
ln fdiit =
Уравнение с постоянной эластичностью:
exp(α1 ln gdpimpit +
ln fdiit =
+α 2 ln gdp exp jt + α 3 ln distij +
+α 4 ln openimpit + 5 ln remotimpit +
+α 6 ln remot exp jt + α 7 ln wageit +
+α8 comlangij + α 9 comcolij ) + εij .
В табл. 1 представлены результаты тестирования различными методами. Модель
в лог-линеаризованной форме оценивалась
стандартными методами наименьших квадратов и тестированием панельных данных
со случайными эффектами. Модель с постоянной эластичностью оценивалась Пуассоновским методом псевдомаксимального правдоподобия.
2. Коэффициенты при переменных, отмеченные «***», значимы на 1 %-м уровне
значимости, отмеченные «**» – значимы на
5 %-м уровне значимости, отмеченные «*» –
значимы на 10 %-м уровне значимости.
Оценивая данные методом наименьших квадратов, в первом случае из выборки были исключены все отрицательные и
нулевые значения, что сократило размер
выборки примерно на 75 %. Во втором случае лог-линеаризованная форма гравитационного уравнения оценивалась методом
наименьших квадратов, но с сохранением
нулевых потоков с помощью использования в качестве объясняемой переменной ln
(1+fdi), что сократило размер выборки примерно на 13 %.
Так как большинство моделей в логлинеаризованной форме обладает проблемой гетероскедастичности, перед тестированием был проведен стандартный тест
Бреуш – Пагана на гетероскедастичность,
который показал, что данные действительно являются гетероскедастичными. Представленные в таблице результаты показывают оценки по методу наименьших квадратов с учетом гетероскедастичности.
Применяя методы оценивания панельных данных, для гравитационной модели
+α 2 ln gdp exp jt + α 3 ln distij +
+α 4 ln openimpit + α 5 ln remotimpit +
+α 6 ln remot exp jt + α 7 ln wageit +
+α8 comlangij + α 9 comcolij + εij .
(6)
(5)
63
64
-0.13**
(0.17)
0.45***
(0.07)
1.29*
(0.24)
-0.04***
(0.26)
0.000
0.36***
(0.04)
0.05***
(0.01)
0.39***
(0.06)
0.04***
(0.06)
0.000
-0.73*** (0.08)
0.60***
(0.04)
-0.19
(0.12)
0.000
1.29*** (0.1)
1.27***
(0.15)
0.40***
(0.05)
0.48***
(0.03)
-1.14***
(0.07)
0.17*
(0.13)
RE
Ln (FDI) FDI > 0
0.85***
(0.04)
0.30***
(0.01)
0.39***
(0.01)
-1.21***
(0.02)
0.46***
(0.02)
МНК
Ln (1+FDI) FDI
1.67***
(0.08)
0.57*** (0.06)
-0.94*** (0.03)
0.49*** (0.01)
0.35*** (0.03)
МНК
Ln (FDI), FDI > 0
1.29*
(0.26)
-0.04
(0.30)
0.000
0.45***
(0.06)
-1.15
(0.17)
1.28***
(0.16)
0.398***
(0.04)
0.48***
(0.03)
-1.14***
(0.08)
0.19*
(0.10)
RE with MLE
Ln (FDI) FDI > 0
0.20**
(0.1)
-0.08*
(0.12)
0.40
-0.08*
(0.04)
-0.27**
(0.11)
0.67***
(0.12)
0.54***
(0.04)
0.31***
(0.02)
-0.38***
(0.06)
0.95***
(0.09)
ПМПП,
FDI > 0
0.35***
(0.11)
-0.29**
(0.15)
0.82
-0.21***
(0.05)
-0.38***
(0.11)
0.70***
(0.12)
ПМПП с
инструментальными
перемен-ными
0.57***
(0.04)
0.27***
(0.02)
-0.29**
(0.06)
1.02***
(0.11)
Таблица 1
Примечания: 1. RE – оценка панельных данных со случайными эффектами, RE with MLE – оценка панельных данных с применением метода максимального правдоподобия.
ВВП
страны-импортера
ВВП
страны-экспортера
Расстояние между
странами
Открытость страны-импортера
Относительное расстояние страны-импортера
Относительное расстояние страны-экспортера
Валовые среднемесячные заработные
платы
Общий официальный язык
Общая колония в
прошлом
p-value
Переменные
Результаты регрессионной оценки факторов, влияющих
на межстрановые потоки ПЗИ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономико-математические модели
целесообразнее применять метод со случайными эффектами, так как при оценивании модели с фиксированными эффектами
из анализа исключаются важные для рассмотрения переменные, а именно расстояние и все дамми-переменные. Для оценивания модели в лог-линеаризованной форме
методом со случайными эффектами из выборки были исключены все отрицательные и нулевые потоки ПЗИ. Данные были
протестированы стандартным методом со
случайными эффектами и методом со случайными эффектами с применением метода
максимального правдоподобия.
В пакете STATA при тестировании данных Пуассоновским методом оценивание
отрицательных потоков ПЗИ невозможно,
хотя теоретические предпосылки данного
метода не ограничивают работу с отрицательными потоками. Для того чтобы не
удалять из выборки отрицательные значения, для тестирования панели применялся
Пуассоновский метод псевдомаксимального правдоподобия с инструментальными
переменными, где в качестве инструментов
выступали все имеющиеся регрессоры, что
позволило сохранить все значения потоков
ПЗИ. Для сравнения результатов модель
тестировалась также и на усеченной выборке (без отрицательных значений потоков ПЗИ). Результаты также подтверждают
предпосылки гравитационной модели.
Для каждого использованного метода
был проведен RESET-тест на спецификацию модели, было вычислено p-value, представленное в последней строке таблицы.
Выявляя наиболее эффективный метод, в
рассмотрение включались несколько факторов: наиболее высокое значение p-value,
не усеченная выборка (с отрицательными
и нулевыми потоками), решение проблемы
гетероскедастичности.
Учитывая данные факторы и результаты, полученные в ходе применения всех
описанных выше методов, можно заключить, что для имеющихся панельных данных применительно к потокам прямых за-
рубежных инвестиций Пуассоновский метод псевдомаксимального правдоподобия
является наиболее эффективным.
Рассмотрим основные результаты, полученные оцениванием методом ПМПП. В
результате оценки большинство выдвигаемых гипотез получило подтверждение. Так,
показано, что размер ВВП стран-партнеров
положительно влияет на потоки ПЗИ между
странами, а расстояние между странами отрицательно. Как видно из таблицы, степень
открытости импортера ПЗИ положительно влияет на импорт и экспорт ПЗИ этой
страной. Анализируя влияние показателя
многостороннего сопротивления, мы находим подтверждение гипотезы о росте потоков ПЗИ с ростом удаленности от третьих
стран применительно к импортерам ПЗИ,
но обнаруживаем отрицательную взаимосвязь для экспортеров ПЗИ. Анализируя
влияние уровня заработной платы страны
на импорт ПЗИ, мы находим статистически значимую отрицательную взаимосвязь
между двумя переменными, что говорит о
важности стоимости трудовых ресурсов
для иностранных компаний в странах, куда
они осуществляют инвестиции. Нашла также подтверждение гипотеза о положительном влиянии общего языка на потоки ПЗИ
между странами. В то же время гипотеза
о положительном влиянии колониальных
связей в прошлом на потоки ПЗИ не подтвердилась.
Заключение. Данная работа посвящена
выявлению и оценке факторов, влияющих
на межстрановые потоки прямых зарубежных инвестиций в современной мировой
экономике. Основой для эмпирического
анализа является гравитационный подход
к оценке факторов, влияющих потоки ПЗИ.
Для эмпирического исследования мы
используем базу данных по 47 странам-импортерам и 112 странам-экспортерам ПЗИ
за период с 2001-го по 2011 гг. Производя
оценку базы данных различными методами,
мы приходим к выводу, что наиболее оптимальным методом оценки гравитационной
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
модели является метод псевдомаксимального правдоподобия Пуассона. В результате
эконометрической оценки было получено
подтверждение базовых гипотез гравитационной модели: размер стран положительно
влияет на потоки ПЗИ, а расстояние между
ними отрицательно. Также были выявлены
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
дополнительные факторы, влияющие на потоки ПЗИ: открытость экономики страны –
импортера ПЗИ, уровень заработной платы в
стране – импортере ПЗИ, показатель многостороннего сопротивления для экспортера и
импортера, наличие общего языка, а также
колониальных связей в прошлом.
Список использованных источников
Кадочников С.М., Драпкин И.М., Да8. Kayam S., Hisarciklilar M. Revisiting
видсон Н.Б., Федюнина А.А. Эффекthe investment developing path (IDP):
тивность национальных компаний и
a non linear fluctuation approach //
диверсификация промышленности
International Journal of Applied
региона как факторы внешних эффекEconometrics and Quantitative Studies.
тов от прямых зарубежных инвести2009. Vol. 6–2.
ций в российской экономике // Рос9. Kleinert J., Toubal F. Gravity for FDI //
сийский журнал менеджмента. 2011.
Review of International Economics.
Т. 9, № 2. С. 3–26.
2010. No. 18 (1). P. 1–13.
Africano A. FDI and Trade in Portugal:
10. Leibrecht M., Riedl A. Modelling FDI
a gravity analysis // Research Work in
based on a spatially augmented gravity
Progress. 2005. № 174. P. 1–24.
model: Evidence for Central and Eastern
Brainard S.L. An empirical assessment
European Countries // Working Paper
of the proximity concentration trade off
Series in Economics. 2012. No. 239.
between multinational sales and trade //
11. Markusen J., Venables A. Multinational
American Economic Review. 1997.
firms and the new trade theory // Journal
Vol. 87 (4). P. 520–544.
of International Economics. 1998.
Çevis I., Çamurdan B. The Economic
Vol. 46. P. 183–203.
Determinants of Foreign Direct
12. Pagano M., Volpin Р. Managers,
Investment in Developing Countries and
Workers and Corporate Control //
Transition Economies // The Pakistan
Journal of Finance. 2005. Vol. 60 (2).
Development Review. 2007. Vol. 46.
P. 841–68.
No. 3. P. 13–47.
13. Silva S., Tenreyro J. The log of gravity //
Folfas P. FDI between EU member
The Review of Economics and Statistics.
states: gravity model and taxes. Working
2006. No. 88 (4). P. 641–658.
paper, 2011.
14. Sova R., Albu L., Stancu I., Sova A.
Gómez E., Milgram J. Are estimation
Patterns of foreign direct investment
techniques neutral to estimate gravity
in the new EU countries // Romanian
equations? An application to the impact
Journal of Economic Forecasting. 2009.
of EMU on third countries’ exports.
Vol. 6. P. 42–51.
Mimeo, 2010.
15.
Talamo G. 2013. Institution, FDI and
Helpman E., Krugman P. Market
the Gravity Model, preliminary version.
Structure and Foreign Trade. Cambridge,
2013. P. 1–24.
MA, 1985. P. 342–376.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ФИНАНСЫ И КРЕДИТ
Д.А. Татаркин, канд. экон. наук,
Е.Н. Сидорова, канд. экон. наук, доцент,
А.В. Трынов, аспирант,1
г. Екатеринбург
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТРИЦЫ ФИНАНСОВЫХ ПОТОКОВ
В МОДЕЛИРОВАНИИ ВЛИЯНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОБЮДЖЕТНОЙ ПОЛИТИКИ НА ЭКОНОМИКУ РЕГИОНА
(НА ПРИМЕРЕ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ)2
Статья посвящена вопросам разработки матрицы финансовых потоков регионов, в
основе которой используется балансовая модель экономики. Для этого подробно описывается процесс ее формирования, раскрывается содержание каждого элемента, объясняется
методика трансформации матрицы финансовых потоков в систему мультипликаторов, позволяющих проводить анализ взаимосвязей региональной воспроизводственной системы
и институциональных секторов, а также прогнозировать влияние экзогенных факторов на
экономические показатели территориального развития. На примере Свердловской области
показаны процессы возникновения и распространения мультипликативных экономических
эффектов, рассчитываемых на основе мультипликаторов матрицы финансовых потоков.
Ключевые слова: матрица финансовых потоков, балансовая модель экономики, институциональный сектор, региональная воспроизводственная система, мультипликативный
эффект.
Одним из наиболее перспективных в
мировой практике инструментов макроэкономического анализа и прогнозирования является матрица социальных счетов
(Social Accounting Matrix), или как ее еще
называют, интегрированная матрица финансовых потоков (МФП). Первым разработчиком МФП и методики ее использования
является английский ученый Г. Пиатт [15,
16]. Большой вклад в развитие теоретических и прикладных основ разработки МФП
также внесли Р. Стоун, Э. Роу, Э. Сорбек,
Б. Робертс, К. Рейнерт, К. Шайлс, Д. РоландХолст и другие исследователи [14, с. 215].
В России теоретическими и практическими
вопросами построения МФП занимались
Б. Дондоков, Н. Михеева, Е. Абрамова,
А Белоусов, Р. Истомина, Л. Власюк,
Н. Захарченко, В. Калашников и другие
[1–4, 6, 8]. При этом многие отечественные
исследователи отмечают, что основная проблема составления МФП на региональном
уровне заключается в недостатке официальных статистических данных, собранных
и представленных Росстатом с учетом требований методологии системы национальных счетов. В связи с этим при составлении
МФП приходится использовать статистические данные с определенными допущениями из других источников, в том числе Фе-
Татаркин Денис Александрович – кандидат экономических наук, заведующий сектором финансов и стратегического развития Института экономики Уральского отделения РАН; e-mail: tatarkin@mail.ru.
Сидорова Елена Николаевна – кандидат экономических наук, доцент, заведующий информационно-аналитическим отделом Института экономики Уральского
отделения РАН; e-mail: katelen@mail.ru.
Трынов Александр Валерьевич – аспирант Института экономики Уральского отделения РАН; e-mail:
trynovv@mail.ru.
1
Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ, проект № 12-02-00266а «Управление финансовыми ресурсами в системе обеспечения социальноэкономической привлекательности территорий».
2
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
деральной налоговой службы России, Федерального казначейства России, Федеральной
таможенной службы России.
Региональные МФП позволяют решать
следующие задачи:
• представлять в развернутом виде
процесс финансового оборота на
территории – переход от первичных
доходов экономических агентов,
полученных от участия в процессе
производства (оплата труда, налоги
на производство и валовой прибыли), к их конечному использованию
на потребление и накопление;
• исследовать движение доходов между институциональными секторами
в регионе, выявлять тенденции изменения пропорций распределения
и использования доходов, оценивать
влияние внешних воздействий на региональную экономику;
• анализировать влияние налоговобюджетного перераспределения на
социально-экономические показатели в регионах – валовую добавленную стоимость, конечное потребление, смешанные доходы, валовое
накопление и др.
С экономической точки зрения МФП
отражает на основе балансовых тождеств
движение финансовых ресурсов от формирования доходов до их конечного использования в различных институциональных
секторах – домашних хозяйствах, секторах
государственного управления, финансовых
и нефинансовых корпорациях. Каждый
элемент МФП фиксируется по принципу
двойной записи, т. е. доход одного институционального сектора является расходом
другого, что обеспечивает сбалансированность модели. В отличие от стандартной
модели межотраслевого баланса (или таблиц «затраты – выпуск») в МФП наряду
с промежуточным и конечным потреблением, а также валовой добавленной стоимостью дополнительно рассматриваются
трансфертные платежи между институцио-
нальными секторами, а также распределение факторных платежей. Таким образом,
МФП представляет собой сводную систему
показателей, позволяющую охватить в виде
единой балансовой системы все аспекты
процесса экономического воспроизводства.
Разработка и использование МФП состоит из пяти основных этапов [5]:
1) построение базовой МФП региона;
2) разработке на базе МФП матрицы
средних склонностей;
3) распределение в МФП региона элементов на эндогенные и экзогенные переменные;
4) расчет на основе матрицы средних
склонностей мультипликаторов финансовых потоков;
5) расчет мультипликативных эффектов
в экономике региона от влияния экзогенных переменных.
Базовая МФП выглядит как квадратная
матрица, в которой строки и столбцы отражают соответственно формирование ресурсов (доходы) и их использование (расходы) различными институциональными
секторами. Данная матрица может разрабатываться как в агрегированной, так и в
дезагрегированной, развернутой формах.
Агрегированная МФП региона содержит
счета производственной сферы, факторов
производства и текущие сделки институциональных секторов (домашних хозяйств,
предприятий, государства). В развернутой
МФП счет «Отрасли» разбивается на субсчета, что позволяет показать движение
денежных потоков по отдельным отраслям
или видам экономической деятельности.
Также в дезагрегированной МФП домашние хозяйства могут быть рассмотрены по
группам в зависимости от принятой классификации. В представленной МФП региона
счет государства дезагрегирован на федеральный и региональный уровень, а также
государственные внебюджетные фонды.
При необходимости можно детализировать бюджетные расходы в соответствии с
функциональной классификацией. Уровень
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
детализации определяется поставленной
задачей. В табл. 1 представлена МФП, составленная на примере Свердловской области по данным за 2012 г.
Счет № 1 «Товары и услуги». По горизонтали отображается выручка (доход) от
продажи товаров и услуг в экономике региона. Доходы счета сформированы от промежуточного потребления отраслей (B1),
конечного потребления, финансируемого
домашними хозяйствами (E1), конечного
потребления, финансируемого за счет регионального, федерального бюджетов и
внебюджетных фондов (F1, G1 и H1), инвестиционного потребления (I1) и доходов
от экспорта товаров в другие регионы и за
рубеж (J1). По вертикали отображается распределение доходов от реализации товаров
и услуг на выручку, остающуюся в распоряжении предприятий региона (A2), часть
выручки в виде налогов на продукты, поступающих в региональный и федеральный
бюджет (A6 и A7) и расходы на покупку импортных товаров, произведенных в других
регионах и за рубежом (A10).
Счет № 2 «Отрасли». По горизонтали
отображается формирование доходов за
счет реализации продукции (A2) и трансфертов, перераспределяемых в рамках
крупных
вертикально-интегрированных
компаний в пользу подразделений (филиалов), являющихся резидентами региона, от
подразделений (филиалов), функционирующих в других регионах и за рубежом (J2).
По вертикали отображается распределение
полученных доходов: на промежуточное
потребление (B1), на прибыль (B3), на заработную плату (B4), налоги на производство, поступающие в региональный и федеральный бюджеты (B5 и B7).
Счет № 3 «Капитал». По горизонтали отображается формирование доходов,
полученной от прибыли в различных отраслях экономики (B3). По вертикали отображается распределение полученной
прибыли между выплатами домашним
хозяйствам (C5), налогами на капитал, по-
ступающими в региональный и федеральный бюджеты (C6 и С7), а также инвестиции, осуществляемые за счет собственных
средств предприятий (С9) и трансфертов,
перераспределяемых в рамках крупных
вертикально-интегрированных компаний
от подразделений (филиалов), являющихся
резидентами региона, в пользу подразделений (филиалов), функционирующих в других регионах (С10).
Счет № 4 «Труд». По горизонтали отображается формирование фонда оплаты
труда (B4). По вертикали отображается
распределение средств фонда оплаты труда
между домашними хозяйствами (D5) и отчислениями во внебюджетные фонды (D8).
Счет № 5 «Домашние хозяйства». Доходы сектора отображаются по горизонтали и
состоят из прибыли, получаемой от капитала в виде дивидендов (C5), заработной платы (D5), социальных пособий, получаемых
из регионального и федерального бюджета
(F5 и G5), перечислений из внебюджетных
фондов (H5) и денежных переводов от домашних хозяйств из других регионов или изза границы (J5). Сумма полученных доходов
сектора распределяется между конечным потреблением (E1), налогами на доходы физических лиц, поступающими в региональный
бюджет (E6), сбережениями домохозяйств
(E9) и расходами домохозяйств за пределами
региона и денежными переводами в другие
регионы или за границу (E10).
Счет № 6 «Региональный бюджет». Доходы отображаются по горизонтали. Кроме
ячеек A6, B6, C6 и E6, описанных выше,
включает доходы, получаемые от федерального бюджета в виде безвозмездных перечислений (G6). Расходы отображаются по
вертикали и включают расходы на бюджетное конечное потребление (F1), социальные пособия (F5) и сбережения (F9).
Счет № 7 «Федеральный бюджет». Доходы счета отображаются по горизонтали и
состоят из ячеек (A7, B7 и C7), описанных
выше. Расходы отображены по вертикали и
состоят из расходов на конечное потребле69
70
6
7
8
9
10
Региональный
бюджет
Федеральный бюджет
Внебюджетные
фонды
Сбережения
Импорт
3373,3
571,3
63,5
2733,6
1,8
688,5
205,3
35,2
47,3
400,8
C
Капитал
* Рассчитано авторами с использованием [5, 7, 9, 10, 11, 12, 13, 17].
СУММА
5
Домохозяйства
26,2
553,1
4
Труд
8,8
688,5
3
Капитал
2729,6
2
Отрасли
1464,0
1
B
A
Товары и
услуги
Отрасли
Товары и
услуги
553,1
134,9
418,2
D
Труд
1187,1
25,0
116,6
66,1
979,4
E
Домохозяйства
170,5
31,3
23,3
115,8
F
Региональный
бюджет
153,4
17,3
46,8
22,1
67,2
G
Федеральный
бюджет
181,7
181,7
H
Внебюджетные
фонды
370,6
16,8
353,7
I
Инвестиции
Агрегированная матрица финансовых потоков Свердловской области в 2012 г. (млрд руб.)*
609,2
52,9
163,1
393,2
G
Экспорт
613,1
370,6
181,7
153,4
170,5
1187,1
553,1
688,5
2729,6
3373,3
СУММА
Таблица 1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
ние (G1), социальных пособий, передаваемых сектору домашних хозяйств (G5), безвозмездных перечислений региональному
бюджету (G6), восполнение дефицита внебюджетных фондов (G8) и сбережений (G9).
Счет № 8 «Внебюджетные фонды». Доходы состоят из отчислений с заработных
плат (D8) и безвозмездных перечислений из
федерального бюджета (G8). Расходы состоят из перечислений домашним хозяйствам в
виде пенсий и социальных пособий (H5).
Счет № 9 «Сбережения/инвестиции».
Формирование отражено по горизонтали
за счет инвестиций и банковских депозитов предприятий (C9), сбережений домашних хозяйств и покупки ими объектов недвижимости (E9), увеличения стоимости
основных средств и материальных запасов
регионального и федерального бюджетов
(F9 и G9), а также за счет импорта капитала
(J9). Инвестиционные расходы отображены
по вертикали в виде затрат на приобретение
сырья, товаров и услуг, вовлеченных в инвестиционный процесс (I1) и экспорта капитала (I10).
Счет № 10 «Остальной мир». Поскольку для «остального мира» импорт товаров
в регион, экспорт капитала из региона, расходы домохозяйств за пределами региона,
а также вывод средств из региона в рамках
финансового перераспределения между
подразделениями (филиалами) в вертикально-интегрированных компаниях является его доходом, то эти элементы МФП
отображаются по горизонтали (A10, E10 и
I10). Соответственно, расходы «остального
мира», состоящие из экспорта товаров (J1),
притока средств на территорию в рамках
финансового перераспределения между
подразделениями (филиалами) в вертикально-интегрированных компаниях, расходов иностранных граждан-нерезидентов
в регионе (J2), перечислений региональным
домашним хозяйствам (J5) и импорта капитала (G9), отображаются по вертикали.
Агрегированная матрица финансовых
потоков является основой для вычисления
матрицы средних склонностей S. Для ее
получения необходимо каждое значение,
стоящее в определенном столбце МФП,
разделить на сумму всех значений в этом
столбце. Коэффициенты матрицы средних
склонностей являются удельными весами
параметров в общем объеме расходов. Данная матрица по своей сути является аналогом матрицы прямых затрат из системы
таблиц «затраты – выпуск». Результаты расчетов для Свердловской области за 2012 г.
представлены в табл. 2, в столбцах которой
можно увидеть структуру распределения
доходов по каждому счету.
Матрица средних склонностей S является
основой для разработки ключевой матрицы
мультипликаторов, отражающих воздействие
экзогенных параметров на развитие экономики региона. Для создания мультипликативной
модели каждый счет должен быть обозначен
как эндогенный или экзогенный по отношению к экономике региона. В соответствии со
стандартным подходом, предложенным Пиатом, счета товаров и услуг, отраслей, факторов производства и домохозяйств являются
эндогенными. Счета правительства, инвестиции и сделки с остальным миром считаются
экзогенными [16].
На основе классической модели «затраты – выпуск» можно выявить взаимосвязи
между эндогенными и экзогенными счетами. Для этого первоначально все расходные
показатели в столбцах МФП принимаются
в качестве постоянных. Затем находится
матрица средней склонности к потреблению S путем деления каждого показателя в
эндогенном разделе МФП на сумму показателей соответствующего столбца. Доходы и
расходы по эндогенным счетам могут быть
выражены в параметрах коэффициентов
матрицы S и экзогенных счетов X:
−1
Y = S ⋅ Y + X = ( I − S ) X = MaX , (1)
где Y – вектор доходов эндогенных счетов;
S – матрица средних склонностей к потреблению;
X – вектор доходов экзогенных счетов;
I – единичная матрица;
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Ma
(I − S ) =
−1
ций на сумму 6,5 млрд руб., в 2013 г. –
13,5 млрд руб., соответственно, прирост за
год составил около 7 млрд руб. [11]. Данный финансовый поток (7 млрд руб.) является положительным экзогенным фактором
для региональной балансовой модели.
На первом этапе анализа используются
коэффициенты по счету «Товары и услуги»
из табл. 2. Увеличение федеральных инвестиций потенциально повышает спрос в
экономике Свердловской области. В связи
с экзогенным ростом спроса предложение
товаров также должно увеличиться. Исходя из сложившейся структуры экономики Свердловской области в 2012 г., мы
можем предположить, что объем производства товаров, производимых в регионе
(ячейка А2), увеличится на 5670 млн руб.
(7 млрд * 0,81). Часть спроса, а именно 1176 млн руб., будет удовлетворено за
счет товаров, произведенных за пределами Свердловской области (ячейка А10),
210 млн руб. поступят в региональный бюджет (ячейка А6) в виде акцизов, а оставшиеся 1330 млн руб. в виде косвенных налогов
будут перечислены в федеральный бюджет
(ячейка А7). Напомним, что в рассматрива-
– мультипликатор фи-
нансовых потоков.
В общем виде мультипликатор показывает величину изменения эндогенного фактора при единичном изменении величины
экзогенного фактора.
В табл. 3 представлена система мультипликаторов МФП по Свердловской области
в 2012 г. в условиях отнесения к экзогенным
счетам «экспорта/импорта», «инвестиций/
сбережений», «федерального бюджета» и
«внебюджетных фондов».
Рассмотрим на примерах процесс образования и распространения мультипликативных эффектов, рассчитываемых на
основе матрицы финансовых потоков. Для
этого сначала воспользуемся матрицей
средних склонностей (табл. 2), а затем проведем окончательный расчет с помощью
системы мультипликаторов МФП (табл. 3).
Пошаговый расчет продемонстрируем на
примере прироста инвестиционных вложений из федерального бюджета в 2013 г.,
осуществленных в Свердловской области.
По данным Росстата, в 2012 г. из федерального бюджета в Свердловской области было профинансировано инвести-
Таблица 2
Матрица средних склонностей S в Свердловской области в 2012 г.**
C
D
E
F
G
H
I
A
B
1
-
0,535
-
-
0,825
0,679
0,438
-
0,955
0,645
2
0,810
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3
-
0,252
-
-
-
-
-
-
-
-
4
-
0,203
-
-
-
-
-
-
-
-
5
-
-
0,582
0,756
-
0,137
0,144
1,0
-
0,268
6
0,003
0,01
0,069
-
0,056
-
-
-
-
0,036
7
0,019
0,001
0,051
-
-
-
-
-
-
0,087
8
-
-
-
0,244
-
-
0,305
-
9
-
-
0,298
-
0,098
0,184
0,113
-
-
-
10
0,168
-
-
-
0,021
-
-
-
0,045
-
11
1
1
1
1
1
1
1
1
1
1
** Рассчитано авторами.
72
J
-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
емой балансовой модели принято, что счета «импорт/экспорт» и «федеральный бюджет» являются экзогенными, соответственно, ячейки А7 и А10 в дальнейшем расчете
мультипликативного экономического эффекта не принимаются в расчет.
На следующем этапе используются коэффициенты по счету «Отрасли» (табл. 2).
Увеличение спроса на товары и услуги, производимые на территории Свердловской области, на 5670 млн руб. приведет к росту промежуточного потребления на 3033 млн руб.
(810 * 0,535) (ячейка В1), прибыли предприятий на 1429 млн руб. (ячейка В2), оплаты труда на 1151 млн руб. (ячейка В3), налоговых поступлений в региональный бюджет в размере
57 млн руб. (ячейка В6) и федеральный бюджет в размере 6 млн руб. (ячейка В7). Ячейка
В7 является экзогенной и в дальнейших расчетах не принимается во внимание. Увеличение промежуточного потребления вызывает
повторное увеличение спроса на товары.
На третьем этапе используются коэффициенты по счетам факторов производства «Капитал» и «Труд» (табл. 2).
Так, увеличение прибыли предприятий на
1429 млн руб. обеспечит рост располагаемых доходов домохозяйств на 832 млн руб.
(1429 * 0,582) (ячейка С5), поступлений в
региональный бюджет на 99 млн руб. (ячейка С6), в федеральный бюджет на 73 млн
руб. (ячейка С7), а также сбережений на
426 млн руб. (ячейка С9). Прирост доходов
домашних хозяйств в сумме 1151 млн руб.
приводит к росту располагаемых доходов
населения региона в размере 870 млн руб.
(ячейка D5) и отчислений в государственные внебюджетные социальные фонды на
281 млн руб. (ячейка D8). На данном этапе
экзогенными являются ячейки С7, С9 и D8.
На четвертом этапе на основе коэффициентов счета «Домохозяйства» (табл. 2)
происходит оценка роста потребительского
спроса, возникающего за счет увеличения
располагаемых доходов населения Свердловской области – (832 + 870) * 0,825 =
=1404 млн руб. (ячейка Е1). Кроме того, на
данном этапе рассчитывается увеличение
поступлений в консолидированный региональный бюджет за счет подоходного налога – 95 млн руб. (ячейка Е6), сбережений –
167 млн руб. (ячейка Е9), вывоза капитала
населением за пределы области – 36 млн
руб. (ячейку Е10). При этом экзогенными
считаются ячейки Е9 и Е10.
На пятом этапе используются коэффициенты по счету «Региональный бюджет»
(табл. 2). Увеличение поступлений в консолидированный бюджет Свердловской области на 366 млн руб. (210 + 57 + 99) обеспечит рост потребительского спроса на товары и услуги, производимые на территории
Таблица 3
Система мультипликаторов МФП по Свердловской области в 2012 г.***
ДомоРегиоТовары
ОтрасКапиТруд
хозяйнальный
и услуги
ли
тал
ства
бюджет
A
B
C
D
E
F
1
2,98
2,43
1,67
1,96
2,59
2,38
Товары и услуги
2
2,41
2,97
1,35
1,59
2,10
1,93
Отрасли
3
0,61
0,75
1,34
0,40
0,53
0,49
Капитал
4
0,49
0,60
0,27
1,32
0,42
0,39
Труд
5
0,74
0,91
1,01
1,25
1,65
0,73
Домохозяйства
Региональный
6
0,11
0,14
0,17
0,12
0,16
1,10
бюджет
***Рассчитано авторами.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Свердловской области (ячейка F1), на сумму
249 млн руб. (366 * 0,679), доходов домохозяйств в виде социальных трансфертов в денежной и натуральной форме – на
50 млн руб. (ячейка F5), а также сбережений
на 67 млн руб. (ячейка F9, являющаяся экзогенной). Следует отметить, что выплата
субсидий населению по существу создает
дополнительный спрос в экономике региона
на определенную группу товаров или услуг
(лекарства, услуги ЖКХ, транспортные услуги), а счет «домохозяйства» в этом случае
выступает как транзитный. Соответственно
вся сумма ячейки F5 перераспределяется в
пользу ячейки Е1 – расходы домашних хозяйств на покупку товаров и услуг.
Таким образом, мы рассмотрели первый оборот денежных средств в экономике Свердловской области, импульсом для
которого послужили прирост инвестиций
из федерального бюджета в размере 7 млрд
руб. Далее процесс повторяется, но в обороте будут участвовать экономические ресурсы, оставшиеся после финансовых утечек,
отраженных в балансовой модели в виде
экзогенных счетов. Так, на втором круге
вместо 7 млрд руб. импульс сформируется
в размере расчетной суммы в ячейках Е1,
F1 и F5 (согласно табл. 2) – 1404 + 249 +
50 =1703 млн руб., на третьем – 414 млн
руб., на четвертом – 101 млн руб. и т. д. На
каждом этапе происходит прирост дохода
по разным эндогенным счетам, т. е. наблюдается эффект мультипликации, который с
каждым новым оборотом затухает.
Для того чтобы определить полный эффект от экзогенного воздействия на экономику региона 7 млрд руб. федеральных инвестиций, воспользуемся системой матричных мультипликаторов, представленных в
табл. 3. Так, прирост совокупного спроса
на товары и услуги в экономике Свердловской области в итоге составил 20,9 млрд руб.
(7 млрд руб. * 2,98) (ячейка А1), валового выпуска местных предприятий – 16,9 млрд руб.
(ячейка А2), валового регионального продукта – 7,7 млрд руб. (сумма ячеек А3 и А4), до-
ходов домохозяйств – 5,2 млрд руб. (ячейка
А5), доходов консолидированного регионального бюджета – 770 млн руб. (ячейка А6).
Рассмотрим еще один пример, на котором продемонстрируем возможности матрицы финансовых потоков по моделированию результатов изменения налогового законодательства. В Правительстве РФ в последнее время активно обсуждается вопрос
повышения ставки налога на добавленную
стоимость с 18 до 20 %. Для Свердловской
области в случае принятия данного решения рост налоговой ставки и последующее
увеличение налоговых отчислений региональными предприятиями в федеральный
бюджет являлось бы отрицательным экзогенным фактором для региональной балансовой модели. Соответственно, расчеты с
использованием мультипликаторов МФП
показали бы потенциальные отрицательные мультипликативные эффекты.
По данным ФНС России, в 2012 г. на территории Свердловской области в федеральный бюджет было собрано 52,2 млрд руб.
НДС [17]. В случае повышения ставки НДС
в 2013 г. на 2 п.п. до 20 % потенциальные
налоговые поступления могли составить 58
млрд руб., т. е. произошло бы увеличение
поступлений на 5,8 млрд руб. Для расчета
эффектов от данного экзогенного воздействия также воспользуемся матричными
мультипликаторами табл. 3, исходя из двух
сценариев: 1) увеличение налогового бремени полностью ложится на потребителя в
виде повышения стоимости товаров и услуг,
производимых местными предприятиями и
организациями (колонка В); 2) увеличение
налогового бремени несут местные предприятия в виде снижения прибыли (колонка
С). В табл. 4 представлены результаты расчетов по двум сценариям.
Анализ табл. 4 показал, что согласно
первому сценарию в Свердловской области
в большей степени снизились бы показатели совокупного спроса и валового выпуска
продукции местных предприятий, в тоже
время второй сценарий характеризуется
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
более значительным сокращением ВРП, доходов домохозяйств и доходов консолидированного регионального бюджета. Стоить
отметить, что с помощью МФП можно было
рассмотреть больше вариантов развития
ситуации, связанной с увеличением ставок
НДС. При достаточной детализации исходной матрицы (табл. 1) возможно рассчитывать влияние по видам экономической деятельности, а также более точно оценивать
результаты с учетом дифференцированных
ставок НДС для различных групп товаров.
Наконец, МФП позволяет сравнивать экономические последствия различных вариантов налоговых изменений, например,
введения регионального налога с продаж
или повышения НДС.
Безусловно, представленная матрица
финансовых потоков является упрощенной
балансовой моделью и не полностью отражает все взаимосвязи между элементами
региональной воспроизводственной системы и институциональными секторами.
Можно заметить отсутствие счетов финансовых и не финансовых корпораций, что
было обусловлено недостатком на данный
момент детализированной статистической
информации относительно банков федерального значения, а также крупных предприятий, входящих в вертикально-интегрированные холдинги, осуществляющие свою
деятельность одновременно в нескольких
регионах. Упрощением в модели является
и представление о неизменности цен и отсутствии замещения региональных товаров
импортными, а также использования/накопления складских запасов в процессе роста/снижения совокупного спроса. Кроме
того, достаточно условно реализована взаимосвязь счетов «товары и услуги» и «отрасли» из-за отсутствия современных таблиц
«затраты – выпуск», составленных в разрезе видов экономической деятельности. Все
это является предметом будущих исследований. В целом нам представляется, что
детализированное составление региональных матриц финансовых потоков является
перспективным направлением в области
системного анализа экономики регионов и
с развитием системы национальных/территориальных счетов, а также обновлением
таблиц «затраты-выпуск» способно обеспечить высокую точность прогнозирования
территориального развития.
Таблица 4
Сценарии влияния повышения ставки НДС на экономические показатели
Свердловской области***
Сценарий 1
Сценарий 2
ЭкономиЭкономиМультипликаМультиплиПоказатели
ческий эфческий эфторы (колонка
каторы (кофект, млрд
фект, млрд
В)
лонка С)
руб.
руб.
Совокупный спрос на то2,43
-14,1
1,67
-9,7
вары и услуги
Валовый выпуск мест2,97
-17,2
1,35
-7,8
ных предприятий
ВРП
1,35
-7,8
1,61
-9,3
Доходы домохозяйств
0,91
-5,3
1,01
-5,9
Доходы регионального
0,14
-0,8
0,17
-1,0
бюджета
*** Рассчитано авторами
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Список использованных источников
Белоусов А.Р., Абрамова Е.А. Экспери9. Национальные счета России в 2005ментальная разработка интегрирован2012 годах : стат. сб. / Росстат. M.,
ных матриц финансовых потоков // Во2013. 364 c.
просы статистики. 1999. № 7. С. 11–24.
10. Пинская М.Р. Совершенствование меВласюк Л.И., Захарченко Н.Г., Калашханизма государственной поддержки
ников В.Д. Исследование региональрегиональных инвестиционных проных макроэкономических пропорций
ектов // Региональная экономика: теи мультипликативных эффектов: Хаория и практика. 2013. № 48. С. 2–11.
баровский край // Пространственная
11. Регионы России. Социально-эконоэкономика. 2012. № 2. С. 44–66.
мические показатели. 2013 : стат.
Дондоков З. Б.-Д. Мультипликационсб. / Росстат. М., 2013. 990 с.
ные эффекты в экономике: медология
12. Сидорова Е.Н., Татаркин Д.А. Фии методика : дис. … док. экон. н. Ирнансовый потенциал регионов и их
кутск, 2000. 234 с.
социально-экономическая привлекаЕрмакова С.Ю. Теория мультипликательность. Екатеринбург: Институт
тора и мультипликационные эффекты
экономики УрО РАН, 2013. 385 с.
в экономике : дис. … канд. экон. н.
13. Татаркин А.И. Российский налоговый
Улан-Удэ, 2006. 135 с.
федерализм как предвестник эконоКотляров М.А., Трынов А.В. Перспекмической нестабильности: проблемы
тивы использования матричных мульи пути совершенствования // Науч.
типликаторов для прогнозирования
Вестн. Нац. ун-та гос. налоговой
влияния инвестиционных проектов на
службы Украины (экономика, право).
экономику России // сб. ст. : Проблемы
№ 1 (60). Ирпень, 2013. С. 179–194.
прогнозирования и сценарного моде14. Li J. The Financial Social Accounting
лирования социально-экономического
Matrix for China, 2002, and Its
развития территориальных систем /
Application to a Multiplier Analysis //
под ред. д.э.н. Ю.Г. Лавриковой. ЕкаMPRA Paper № 8174. April. 2008.
теринбург: Институт экономики УрО
P. 215–237.
РАН. 2012. С. 146–155.
15. Pyatt G., Round J. I. Accounting and
Лепа В.В., Мартякова Е.В. ИспольFixed Price Multipliers in a Social
зование матрицы социальных счетов
Accounting Matrix Framework // The
для оценки мультипликативных эфEconomic Journal. 1979. Dec. Vol. 89,
фектов в экономике // Научные тру№ 356. Р. 850–873.
ды ДонНТУ. Серия: экономическая.
16. Pyatt G., Round J. I. Social Accounting
Вып. 100-2. 2005. С. 150–157.
Matrices for Development Planning //
Майбуров И.А. Оценка налоговых
Review of Income and Welth, Series 23.
расходов и эффективности налоговых
1977. № 4. Р. 339–364.
льгот: методология решения задачи //
17.
Статистические и аналитические
Общество и экономика. 2013. № 4.
материалы ФНС России [ЭлекС. 71–91.
Михеева Н.Н. Матрицы социальных
тронный ресурс]. Режим доступа:
счетов: направления исследования и
http://www.nalog.ru/rn66/related_
ограничения использования // ЭКО.
activities/statistics_and_analytics/
2011. № 6. С.103–118.
forms/4163396/.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
Е.Х. Тухтарова,1
г. Екатеринбург
АНАЛИЗ СБЕРЕГАТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ
В УСЛОВИЯХ ВЛИЯНИЯ ИНФЛЯЦИИ НА ПРИМЕРЕ УрФО2
Автором предпринята попытка анализа воздействия факторов внешней среды на механизм
взаимосвязи «потребление – сбережение» на примере Уральского федерального округа за
период 2001–2012 гг. с применением методов эконометрического анализа. Значительное
внимание уделено анализу влияния инфляционной составляющей в экономике региона и
процентной ставки на динамику нормы сбережений населения, выступающей в качестве
индикатора уровня жизни и источника наращивания инвестиционного потенциала. Сформулированы выводы о том, что факторы, оказывающие влияние на перераспределение
денежных доходов населения на потребление и сбережение в пользу сбережений зависят
не только от социально-экономического развития общества, инфляционных ожиданий
населения, но и от условий аккумулирования сбережений населения банковской сферой.
Ключевые слова: потребление, сбережение, располагаемые доходы, цикличность экономического развития, инфляция, инвестиции.
Введение. Динамика и механизм «потребление – сбережение», и их последующая трансформация в инвестиции являются
залогом успешного и стабильного экономического развития в современном мире. При
этом экономическая история свидетельствует о том, что достигшие успехов развивающиеся страны добивались значительных инвестиций на основе высокой нормы
внутренних сбережений. В связи с чем
сбережения являются не только мощным
инвестиционным ресурсом экономики, но
и важным показателем материальной обеспеченности домашних хозяйств. Необходимо понимать, что существенное значение
в механизме «потребление – сбережение –
инвестиции» имеют социально-экономические аспекты, их влияние на уровень доходов и покупательной способности различных групп домашних хозяйств.
Согласно кейнсианской экономической
теории, которая произвела переворот в экономической науке в середине 1930-х гг. и
дала толчок развитию макроэкономики, основным залогом успеха проведения эффективной экономической политики является
макроэкономическая сбалансированность
[1]. По мнению Дж. Кейнса, на уровень
сбережений в экономике влияет связь между запланированными расходами и национальным продуктом [1].
Особое внимание Дж. Кейнс уделял внимание изучению колебаний в потреблении.
Согласно Кейнсу, именно динамика потребления и накопления объясняет колебания
экономического роста страны. По его мнению, цикличность является признаком макроэкономической нестабильности рынка.
Именно по этой причине анализ теорий потребительского спроса во многом помогает
изучению закономерностей не только в поведении населения, но и макроэкономики в
целом. Проведение такого анализа позволяет
понять механизмы: как влияет потребление
на национальный доход, как взаимодействуют между собой сбережения и инвестиции,
какова их связь с национальным доходом.
Тухтарова Евгения Хасновна – ведущий экономист
отдела исследований социально-экономических систем, Института экономики Уральского отделения
РАН, e-mail: tyevgeniya@yandex.ru.
2
Работа выполнена при поддержке программы
фундаментальных исследований УрО РАН, проект
№ 12-П-7-1001.
1
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
�� � �����. ���������� ������ ������� ��������� ������ ���������: ��� ������ ����������� �� ������������ �����, ��� ��������������� ����� �����
���������� � ����������, ������ �� ����� � ������������ �������.
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
������� � ��������� ��������� � ���������, � ����� ��������, ��������������Интерес
�� ����������,
�• ������
��������
�������
2007–
к цикличным ��������
процессам в ������
экопервый период
2001–2003
гг. – периномики,
а
также
факторам,
способствуюод
снижение
доходов,
сбережений
и
2010 ��. � ��� ������ ����������� ��� ��������� ��������� � �����: ������щим ее колебаниям, особенно возрос в перост потребления;
����� �������������� �������� ������� �� ����������� ������� ���������� �
риод мирового кризиса 2007–2010 гг. В тот
• второй период 2003–2006 гг. – пе�������,
�����������
������������
� ������ � риод
����снижение
[2]. потребления и рост
период
практически все
аналитики сходи-
лись в одном: цикличность экономического
располагаемых доходов и сбережеразвития
зависит
от
совокупного
влияния
ний;
����������� ������ «����������� – ����������»
� ����. ������
внутренних и внешних, сложившихся про• третий период 2006–2010 гг. – пери��������
��������
��
��������
«�����������
–
����������»
�������, ��� �
тиворечий в стране и мире [2].
од спада доходов и сбережений, рост
��������� ������� �� 12 ��� ��������� ������������
�����������. ��������
потребления;
��� �����������
�����������
� �������� ��������
������
�������������
Сложившаяся
модель «потребление –
• четвертый
период
2010–2012 гг. –��сбережение»
в
УрФО.
Анализ
факторов
период
роста
потребления,
доходов
�����, ����������� � ����������. ��� ���� ����� ��� ���� �����������
«����
влияющих на механизм «потребления –
и сбережений.
Æ ��������
Æ ����» ����������� �� 2 �� 5 ���,
��� �������� ����������� ���сбережения» показал, что в Уральском реНеобходимо отметить, что все выделен���������
���
�������������
�����
–
�������
�����
������. региона согласуютгионе за 12 лет сложилась определенная ные циклы в экономике
цикличность.
Особенно
эта �������
цикличность
ся с постулатами
теории,
���
����������
�������
��������
������� 4экономической
������� � ��������наблюдается
в
динамике
реальных
темпов
т.
е.
падение
доходов
влечет
за
собой
сни�� ������������� �������, ����������� � ���������� (���. 1):
располагаемых доходов, потреблении и жение сбережений и рост потребления, и
x сбережении.
������ ������
��. по– ������
��������
�������,
����������
При этом2001–2003
циклы для этих
наоборот.
Также важно
отметить,
что все
� ���� «рост
�����������;
казателей
à снижение à рост» ва- эти четыре подпериода имеют схожие тен2 до 5 лет,
что является ��.
харакденции ��������
между собой. ����������� � ����
x рьируется
������от������
2003–2006
– ������
терной особенностью для развивающихся
Первый и третий период характеризу������������� ������� � ����������;
стран – быстрая смена циклов.
ются снижением общего уровня доходов и
x ������
������региона
2006–2010
– ������
�����
�������
� ����������,
Для уральского
следует ��.
выдесбережений
на фоне
роста потребления.
Талить
условно
4
периода
в
тенденциях
раская
закономерность
может
быть
объяснена
���� �����������;
полагаемых доходов, потребления и сбере- влиянием двух глобальных кризисов (азиx жений
���������
������ 2010–2012 ��. – атским:
������
����� �����������, �������
(рис. 1):
1998–1999 гг. и финансовым: 2007–
� ����������.
Рис. 1. Динамика реальных располагаемых доходов, потребления и сбережений в УрФО
���. 1. �������� �������� �������������
����������� � ����������
за 2001–2012 гг. (в �������,
процентах) [3]
� ���� �� 2001–2012 ��. (� ���������) [3]
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
2010 гг.) на экономику региона. Несмотря
на схожесть этих двух периодов, следует отметить, что влияние азиатского кризиса на
регион имело более инерционный характер
и менее болезненный, нежели в период финансового кризиса 2007–2010 гг. Это может
объясняться как меньшей вовлеченностью
региона в глобализационные процессы, так
и меньшим опытом в реагировании на них
со стороны населения.
Однако с течением времени экономика
региона стала более импортозависимой, а
потому население, уже имея опыт, отреагировало значительно быстрее на финансовый кризис, чем во время азиатского кризиса. О расширении импортозависимости
региона свидетельствует рост доли импорта во внешнеторговом обороте для первого
и третьего периодов в среднем. Так, если
доля импорта в среднем для первого периода составляла 8,8 %, то в третьем интервале
эта доля выросла на 3 п.п. и составила уже
11,8 % (табл. 1).
Важно отметить, что третий период характеризуется не только быстрой реакцией
населения, но и более затяжным периодом
по времени, отрицательное влияние которого наблюдалось 5 лет.
Таблица 1
Структура внешнеторгового оборота для
регионов УрФО в среднем по периодам, %
I пеII
III
IV
рипепепери од
риод риод
од
Доля экспорта в
торговом
обороте
91,2
90,9
88,2
88,3
Доля импорта в
торговом
обороте
8,8
9,1
11,8
11,7
Источник: расчеты автора на основе данных
Росстата
Также важно отметить, темпы роста потребления для обоих этих периодов выросли опережающими темпами, нежели снизились располагаемые доходы и сбережения,
что свидетельствует о неравнозначности
пропорций между сбережениями и потребление в регионе. Причем эта пропорция
только для этого периода характеризовалась следующими показателями: населения
УрФО 72 % направляло на потребление, и
лишь 28 % сберегало (рис. 2).
Рис. 2. Взаимозависимость между реальными темпами располагаемых доходов населения
��. 2. �����������������
�����в УрФО
���������
�������
и потреблением
для периода�������
2006–2010 гг.,�������������
в процентах
��������� � ������������ � ���� ��� ������� 2006–2010 ��., � ���������
79
������ � ��������� ���� ����������� «����������� Æ ����������» ������ ��������� ��������� � ������� ������������ ���������. ������ ���
� ������� ��������������� ����������� ������ ������ ���������� ���
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Второй и четвертый цикл взаимосвязи
«потребление à сбережение» являются периодами оживления и подъема региональной
экономики. Причем эти два периода характеризуются опережающим ростом темпов сбережений над доходами и потреблением.
CONS = - 266,8 + 0,39 *DIS_INC(-1) +
+ 3,1 * CPI; (1)
P-value (0.00) (0.00) (0.00);
R2 = 0,83DW = 2,23,
где CONS – потребление, DIS_INC – располагаемые доходы населения с запаздыванием в один год, CPI – индекс потребительских цен (ИПЦ). В уравнение использованы номинальные годовые темы факторов.
Формирование сберегательного поведения в условиях воздействия инфляции
в Уральском регионе. Согласно учению
Кейнса, взаимосвязь между доходом и потреблением, а также доходом и сбережениями определяется функцией потребления,
в которой заложен психологический закон
поведения населения: с ростом дохода население склонно увеличивать свое потребление, но в меньшей мере, чем растет доход.
Соответственно при росте дохода средняя
и предельная склонность к потреблению
уменьшаются, а средняя склонность и предельная склонность к сбережениям увеличиваются. В качестве фактора, определяющего психологическую мотивацию потреблять или сберегать, можно рассматривать,
не только внешние шоки (кризисы), но и
инфляционные ожидания в экономике.
Как показал эконометрический анализ для всего анализируемого периода
(2000–2012 гг.), в целом на потребление в
регионе в большей степени оказывало влияние показатель располагаемых доходов.
Причем сложившийся механизм таков, что
все агенты экономики ориентируется на
тенденции исходя из прошлых периодов.
Иначе говоря, для того чтобы определить
уровень текущего потребления, население
ориентируется на доходы прошлого года.
В этом случае средняя склонность к потреблению для Уральского региона в целом
для анализируемого периода имеет свои
отличия от периода кризисов. Так, если в
кризис население сберегало лишь 28 % от
своего дохода, то с учетом благоприятных
периодов, в среднем регион характеризуется предельной склонностью к потреблению
на уровне 40 %, сберегая при этом около
60 % от своего дохода (уравнение 1).
Следует отметить выявленную нелогичность для фактора инфляции. Так, по результатам эконометрического анализа, уровень инфляции оказывает положительное
влияние на потребление в целом в регионе.
Нелогичность в знаках может объясняться серьезными диспропорциям в доходах и
уровне самой инфляции между субъектами
регионами, которые не учитывает методика
сбора первичной информации [4]. Также это
может свидетельствовать и о том что, индекс
потребительских цен (ИПЦ) не является реальным показателем инфляции в регионе, на
который ориентируется население.
Об отсутствии обратного влияния показателя ИПЦ на потребление указывает анализ динамики этих показателей. Как видно
из рисунка 2, за последние 12 лет практически не значительно колебался в интервале
7–10 %. Тогда как динамика потребления
имела по два пика снижения темпов потребления и его роста.
В сложившимся механизме – психологическая мотивация поведения населения в
выборе «потреблять или сберегать» в УрФО
может быть объяснена другим показателем
инфляции: общий уровень цен в регионе
дефлятором ВРП (рис. 3).
Этот показатель инфляции в регионе в
наибольшей степени отражает психологическую мотивацию населения в Уральском
регионе и находится в явной противофазе с
уровнем потребления. Так, в периоды снижения инфляции (2002 и 2006–2008 гг.) потребление в регионе возрастало, тогда как
в момент значительного роста дефлятора
80
������������ ����������� ������� ���� ��������.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
������� �������� ���������� ������������ ��� ������� ��������. ���,
�� ����������� �����������������
�������,
������� �������� ��������� ��Финансы
и кредит
����������� ������� �� ����������� � ����� � �������. ������������ � ������
ВРП в регионе (2004 г.) уровень потреблеРазница в индексах инфляции главным
����� �����������
���������� �������������
� ������� � ������ ����� ��ния существенно падал (10–20 п.п.).
образом влияет на все отрасли в экономи������ �����
��всего
���������
Однако ����������
данное логичное���������,
объяснение в �������
ке, но сильнее
отражается��������
на банков- �����
поведение
населения
в
2009
г.
было
наруской
системе,
т.
к.
банки
формируют
��������� ���������� [4]. ����� ��� ����� ����������������� � свое
� ��� ���,
шено: с ростом цен наметился и рост по- предложение по процентным ставкам на
������ ���������������
��� (���) �� �������� �������� ����������� �����требления. Это может свидетельствовать рынке исходя из денежно-кредитной по��� � �������,
�� �������
�������������
���������.
о более сложном
механизме
инфляции и литики.
Ставка рефинансирования – один
его
влиянии
на
потребление,
чем
обратная
из
инструментов
ЦБ, который
служит не
�� ���������� ��������� ������� ���������� ���
�� �����������
���связь «инфляция – потребление». В таком только для определения уровня инфляции в
������ ������
�������� ���� �����������. ��� ����� �� ������� 2, �� ������случае инфляционным фактором, влияю- стране, но и главным образом является не��� 12 ���
�� �����������
���������частью
� ���������
7–10ме%. �����
щим �����������
на уровень потребления,
может быть отъемлемой
трансмиссионного
потенциал
отложенной
инфляции.
ханизма,
регулирующего
преобразования
��� �������� ����������� ����� �� ��� ���� �������� ������ ����������� �
Об отложенном потенциале свидетель- сбережений в инвестиции [5].
��� �����.
ствует существенный разрыв между поДругими словами, эффективная моне� казателями
�����������
���������
– ���������������
��������� ��инфляции:
ИПЦ и дефлятором
тарная политика ���������
опирается на взаимопоВРП.
Если
в
развитых
экономиках
эти
два
нимание
между
рынками
и
ЦБ,
который
������� � ������ «���������� ��� ���������» � ���� ����� ����
���������
индекса приблизительно равны или несу- ориентируют относительно уровня инфля������ �����������
��������:
�����
��� � Таким
�������
����������
���
щественно отличаются,
то в УрФО
наблю- �������
ции в экономике.
образом,
денежно(���. 3). дается существенный разрыв в двух ин- кредитная политика ЦБ, путем регулиродексах
инфляции. В этом
случае возможно
вания процентной
ставки систематически
����
����������
��������
� �������
� ����������
������� ��������
влияние не самой инфляции в экономике указывает то, как он для достижения цели
���������������
���������
���������
���������
� ���������
� ��региона на уровень
потребления
и сбереже- �собирается
менять�������
краткосрочные
ставки в
��� �����������
� �������
�����������.ответ
���,
� ������� ��������
ний, а диспропорции
в антиинфляционной
на макроэкономические
изменения��������
в
политике.
стране
[6].
(2002 � 2006–2008 ��.) ����������� � ������� ����������, ����� ��� � ������
������������� ����� ��������� ��� � ������� (2004 �.) ������� �����������
����������� ����� (10–20 �.�.).
Рис. 3. Показатели инфляции и уровень потребления в УрФО
за 2000–2012 гг. [3]
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Так, уровень ИПЦ и ставка рефинансирования являются номинальным сигналом
для коммерческих банков. Однако в случае
большого разрыва в индексах инфляции
банки ориентируются в большей степени
не на ИПЦ, а на общий показатель инфляции в экономике – дефлятор ВВП.
Ориентация банковской системы на показатель дефлятора ВВП объясняется несколькими причинами:
1. Данный индикатор инфляции отражает более полную картину – изменение цен в
масштабах экономики.
2. Механизм «потребление – сбережения – инвестиции» в большей степени связан с изменением цен на все виды товаров
и услуг, а не с фиксированным набором,
который учитывается в потребительской
корзине.
Вследствие выше обозначенных причин
дефлятор ВВП является более реальным
показателем инфляции, нежели ИПЦ, а потому его значение отличается более высокими темпами. Именно поэтому банки, стараясь нивелировать макроэкономические
риски, закладывают показатель дефлятора
ВВП как основного фактора нестабильности в свою кредитную политику.
Как показал эконометрический анализ, для регионов УрФО на формирование сбережений не оказывают влияния такие факторы, как инфляция и процентная
ставка. Отсутствие значимой связи для
процентной ставки может свидетельствовать о недостаточном доверии со стороны
населения к сложившейся банковско-финансовой системе в регионе. Причиной
недоверия может служить тот факт, что
реальный доход, получаемый по вкладам,
не является столь привлекательным для
населения. К примеру, по итогам 2012 г.
средний процент в банковских учреждениях России составлял 9,1 % [7], максимальная ставка зафиксирована на уровне
12 %. В то время как уровень инфляции
по дефлятору ВРП в 2012 г. для УрФО составил 12,7 % [8].
Основываясь на этих данных, реальный доход по вкладам являлся отрицательным. Даже в случае с максимальной ставкой по депозитам в 12 %, доход по вкладу
для уральского региона в 2012 г. составлял
-0,7 % по вкладу. Такая ситуация характерна
как в целом для России, так и для регионов,
где ситуация по вкладам выглядит менее
привлекательной, чем в целом по России.
Таким образом, сложившиеся диспропорции в антиинфляционной политике региона являются тормозящимися факторами
успешного развития не только банковской
системы в целом, но и являются основным
препятствием для трансформации сбережений в инвестиции в УрФО. Именно эти происходящие процессы в регионе не позволили
получить значимую статистическую связь и
определить чувствительность инструментов
денежно-кредитной политики на психологическую мотивацию населения в УрФО.
Для уральского региона характерно
влияние располагаемых доходов населения
на динамику сбережений, что согласуется
с концепцией Маршалла [8], который использовал понятие «потребительского излишка» как одного из основных факторов
инвестиционных стимулов в экономике.
Так, для региона УрФО располагаемые доходы являются главным фактором, определяющим динамику сбережений, а объясняющая способность одного этого показателя
составляет 96 % (уравнение 2).
В совокупности объясняющая способность располагаемых доходов составляет
96 %, что свидетельствует о наличии высокой объясняющей способности этого фактора предсказать динамику сбережений в
регионе.
SAV = -72.1 + 1.6 * DIS_INC; (2)
P-value (0.00) (0.00);
R2 = 0,96DW = 1,84,
где SAV – сбережения,DIS_INC – располагаемые доходы населения. В уравнение использованы реальные темпы роста.
Необходимо отметить, что уровень текущих сбережений в УрФО определяется
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
текущим доходом. При этом коэффициент
эластичности, полученный для функции
сбережений по доходам, составил 1,6, что
свидетельствует о высокой норме сбережений у населения. Об этом же свидетельствует и сравнительный анализ накопленной
динамики доходов и расходов населения.
Функция абсолютного дохода, определяющая как распределение расходов
на потребление и сбережение, для УрФО
сложилась следующим образом: при прочих равных условиях население в регионе основную часть своего дохода до 60 %
направляют на потребление своих личных
нужд, тогда как на сбережения население
готово направить лишь 40 % своего дохода
(уравнение 3).
экономической политике, и прежде всего в
антиинфляционной политике. В регионе с
2010 г. наблюдается разрыв между индексами инфляции: ИПЦ и общим показателем изменений цен в регионе – дефлятором
ВРП. Это заставляет банки ориентироваться на официально оглашаемый ЦБ уровень
инфляции – ИПЦ, который в свою очередь
не в полной мере отражает реальную ситуацию в экономике, предлагая тем самым
низкие ставки по депозитам для населения.
В то время как в ставку для кредитования
закладывается показатель дефлятора ВРП,
усугубляя тем самым диспропорции в макрополитике.
Другим негативным моментом является то, что сложившийся разрыв в индексах
инфляции свидетельствует о наличии отложенной инфляции, который может быть задействован в самый неблагоприятный момент. В свою очередь это свидетельствует о
необходимости в проведении дополнительных мер в антиинфляционной политики в
регионе.
Помимо внутренних причин, на уровень
сбережений влияет и цикличность развития
экономики, на которую оказывают воздействия внешние факторы такие, как мировой кризис, заставляя тем самым изменять
стратегию поведения населения в регионе
в пользу потребления, нежели сбережения.
На основании полученных результатов
можно сказать следующее: в настоящее
время население в УрФО предпочитают в
большей степени потреблять, нежели сберегать. В связи с чем трансформация сбережений в инвестиции на текущий момент
представляется затруднительной.
GRP = 62,3 + 0,56 * CONS +
+ 0,37 * SAV; (3)
P-value (0.00) (0.00) (0.00);
R2 = 0,99DW = 1,92,
где GRP – ВРП, CONS – потребление,
SAV – сбережения. В уравнение использованы реальные темпы роста.
Заключение. Таким образом, в УрФО
на протяжении 12 лет сформировался определенный механизм, который свидетельствует о сложившейся пропорции потребление à сбережение (6 х 4). Такая пропорция сложилась исходя из ряда внутренних и
внешних факторов. К внутренним следует
отнести недостаточное доверие населения
к сложившейся банковско-финансовой системе в регионе.
Данный факт может объясняться сложившимися диспропорциями в макро-
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Список использованных источников
1. Кейнс Дж.М. Общая теория занятики в условиях мирового экономитости, процента и денег. М.: Гелиос
ческого кризиса // Вопросы экономиАРВ, 1999. 386 с.
ки. 2010. № 1. С. 4–21.
2. Григорьев Л., Иващенко А. Теория
6. Плущевская Ю. О состоятельности
цикла под ударом кризиса // Вопросы
теоретического фундамента таргетиэкономики. 2010. № 10. С. 31–55.
рования инфляции и новокейнсиан3. Статистический сборник Регионы
ских моделей // Вопросы экономики.
России
социально-экономические
2012. № 5. С. 22–36.
показатели. 2013 г. М.: Росстат, 2013.
7. Годовой обзор департамента иссле990 с.
дований и информации Центрально4. Смольякова Т. Кудрявая инфляция.
го банка России. Обзор финансового
Что влияет на индекс потребительрынка – 2012. М.: Центральный банк
ских цен // Российская газета. 2010.
РФ, 2012. 71 с.
Центральный выпуск. № 5230 (151)
8. Маршал А. Принципы экономиче[Электронный ресурс]. Режим достуской науки (Principles of Economics,
па: http://www.rg.ru/2010/07/12/ceny.
1890–1891). [Электронный ресурс].
html.
Режим доступа: http://exsolver.narod.
5. Некипелов А., Головин М. Стратегия
ru/Books/Econom/Marshal/.
и тактика денежно-кредитной поли-
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
М.В. Леонов, канд. экон. наук,1
г. Ижевск
РЕГУЛИРОВАНИЕ МИНИМАЛЬНОГО РАЗМЕРА СОБСТВЕННОГО
КАПИТАЛА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ МАЛЫХ БАНКОВ РОССИИ:
ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ2
Повышение минимального размера собственного капитала коммерческих банков является одним из наиболее используемых инструментов регулирования финансовой отрасли
в развивающихся странах. В исследовании рассматривается влияние повышения в 2012 г.
требований к минимальному капиталу до 180 млн руб. на деятельность малых банков в
России. Для определения причинно-следственных связей между повышением собственного капитала и изменением финансово-экономических показателей банков использовалась
эконометрическая методология мэтчинга на основе минимизации расстояния и меры
склонности. Показано, что малые банки, вынужденно увеличившие собственный капитал
для соответствия законодательным требованиям, не продемонстрировали существенного
изменения бизнес-модели или повышения эффективности своей деятельности.
Ключевые слова: собственный капитал банка, рентабельность банка, операционная
эффективность банка, микропруденциальное регулирование, банковская система России,
мэтчинг.
Введение. Значимость коммерческих
банков в обеспечении устойчивого и поступательного социально-экономического
развития предопределяет более высокий
уровень регулирования их деятельности со
стороны государства [13, c. 50]. В частности,
наряду с установлением особых требований
к соблюдению нормативов банковской деятельности, в большинстве стран введены
более высокие требования к минимальному
размеру собственного капитала банков по
сравнению с другими видами предпринимательской деятельности [2, с. 28].
В России требования к минимальному
размеру собственного капитала коммерческих банков регулярно повышаются путем
внесения изменений в законодательство. В
частности, с 2010 г. минимальный размер
капитала действующих коммерческих банков должен был составлять 90 млн руб., а с
2012 г. – 180 млн руб. Начиная с 2015 г., для
ведения банковской деятельности в России
необходимо иметь собственный капитал не
менее 300 млн руб., при этом законодателями обсуждаются перспективы дальнейшего
повышения требований вплоть до 1 млрд
руб. Минфин предлагает увеличить минимальный капитал банков до 1 млрд руб.
Основными аргументами необходимости повышения собственного капитала является большая устойчивость крупных банков и их большая вовлеченность в кредитование реального сектора экономики [15].
В тоже время как в отечественной, так и в
зарубежной академической литературе отсутствуют исследования по влиянию принудительного повышения собственного капитала на изменение деятельности банков.
В данном исследовании мы использовали эконометрическую методологию
мэтчинга, чтобы выявить влияние повыше-
Леонов Михаил Витальевич – кандидат экономических наук, исследователь Ижевского государственного технического университета им М.Т. Калашникова;
e-mail: mikhail.leonov@gmail.com.
2
Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского
проекта РГНФ («Регулирование минимального размера собственного капитала коммерческих банков в
России: проблемы методологии и практики»), проект
№ 13-32-01248.
1
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ния собственного капитала на изменение
показателей деятельности малых банков.
Мэтчинг позволяет сравнить изменения в
динамике интересующих показателей деятельности банков, которые увеличили свой
уставной капитал в 2011 г. для соответствия
нормам законодательства, с аналогичными
показателями других банков, обладающих
максимально схожими характеристиками.
Результаты эконометрического анализа с
использованием мэтчинга на основе минимизации расстояния и меры склонности,
позволили сделать вывод об ограниченном
влиянии повышения капитала на малые
банки.
Теоретико-методологические особенности регулирования минимального
размера собственного капитала банков.
Собственный капитал представляет собой
средства акционеров, используемые в текущей деятельности банка: уставной капитал,
различные резервные фонды, а также нераспределенная прибыль предыдущих лет и
отчетного периода. Кроме того, в некоторых
случаях при расчете собственного капитала допускается учет субординированных
кредитов [3, с. 32]. Наличие собственного
капитала снижает риски неблагоприятного
поведения со стороны акционеров, которые
в случае принятия банком избыточных рисков могут потерять свои собственные вложения. Высокий уровень собственного капитала также мотивирует акционеров более
тщательно контролировать деятельность
банковского менеджмента, которые могут
осуществлять неэффективные инвестиции
и нерациональные издержки.
Деятельность коммерческого банка как
предпринимательской организации ведется в условиях неопределенности, что естественным образом может привести к его
банкротству. Государственное регулирование банковской деятельности направлено
на минимизацию подобных случаев в связи
со значительными последствиями банкротства кредитных организаций для общественного благосостояния [11, c. 6].
Во-первых, большинство банков тесно
связано между собой на рынке межбанковского кредитования, соответственно, проблемы одного из банков могут нарушить
сетевую взаимосвязь банков и породить
ограничение лимитов на кредитование. В
результате сужения рынка межбанковского кредитования возможно существенное
ухудшение ликвидности ранее благополучных банков вплоть до объявления их несостоятельности.
Во-вторых, так как вкладчики и корпоративные клиенты обладают ограниченными
возможностями по анализу экономического
состояния банка, то банкротство какоголибо банка может спровоцировать кризис
недоверия к банковской системе в целом. В
результате другие банки могут столкнуться
с оттоком привлеченных средств, а вкладчики изменить стратегию сбережения (например, перевести сбережения в наличную
иностранную валюту).
В-третьих, ожидая негативную реакцию
клиентов и рынка на банкротства, здоровые
банки могут предпринять ряд шагов, направленных на минимизацию возможных
негативных последствий (например, ограничить объемы кредитования, увеличить
долю высоколиквидных активов или повысить стоимость привлекаемых ресурсов).
В результате банковские заемщики могут
столкнуться с отсутствием возможности
получения или рефинансирования своих
кредитов, на финансовых рынках может наблюдаться снижение стоимости активов без
наличия на то каких-либо фундаментальных оснований, а банковский сектор ожидает сокращение доходности.
Наиболее распространенным вариантом
снижения рисков в банковской системе,
связанных с масштабом деятельности кредитной организации является дифференцирование требований к минимальному размеру капитала в зависимости от осуществляемых видов банковской деятельности
[2, с. 29]. Например, для банков, работающих с населением или имеющих офисную
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
сеть на всей территории страны, предъявляются более высокие требования к объему
собственного капитала, чем для банков,
оказывающих только платежные операции
корпоративных клиентов или являющихся
моноофисными.
Банки с малым размером собственного
капитала могут быть более подвержены риску банкротства в условиях существования
в отрасли положительного эффекта отдачи
от масштаба, заключающегося в снижении
удельных издержек при росте активов банка [14, с. 171]. Кредитный портфель малых
банков является менее диверсифицированным, а источники привлечения средств,
как правило, ограничены вкладами населения и остатками на счетах обслуживаемых
коммерческих организаций. Соответственно, кризисные явления в экономике или в
банковской системе могут оказать большее
негативное влияние на малые банки. Кроме того, в условиях недостаточного регулирования отрасли, малые банки с большей вероятностью могут быть вовлечены в
проведение противозаконных финансовых
операций, в том числе легализации полученных преступным путем доходов.
Одновременно с этим следует отметить,
что повышение минимального размера собственного капитала способствует ограничению конкуренции и созданию заградительных барьеров входа для потенциальных
участников рынка [6, с. 42]. Следствием
повышения требований к капиталу может
стать увеличение стоимости обслуживания
клиентов, повышение стоимости кредитов
и снижение доходности вкладов и депозитов. Также это может привести к снижению
интенсивности внедрения организационноуправленческих и финансовых инноваций,
ухудшению операционной эффективности
и снижению конкурентоспособности на
международных рынках. Хотя сокращение
количества банков может привести к большей прозрачности рынка и повышению общего уровня доверия к банковской системе,
регулирующий орган может столкнуться с
изменением поведения банков и их клиентов [7, с. 985]. Рассчитывая на помощь со
стороны государства при возникновении
проблемных ситуаций, оставшиеся на рынке крупные банки могут начать вести более
рискованную деятельность, а вкладчики и
клиенты станут ориентироваться только на
ценовые факторы при выборе обслуживающего банка.
Также необходимо учитывать, что размер капитала банка может оказывать влияние на специфику деятельности банка и,
соответственно, определять уровень принимаемых на себя рисков [9, c.253]. Малый
банк может успешно вести свою деятельность в узкой рыночной нише, например,
обмен валюты или расчетно-кассовое обслуживание связанных с акционерами компаний. С одной стороны, это будет предопределять ограниченный потенциал роста
масштабов его деятельности, а с другой
стороны, позволит банку иметь стабильный
доход и распределять его в виде дивидендов между акционерами. Из-за высоких издержек, связанных с содержанием офисной
сети и привлечением стороннего фондирования, малые банки могут опираться в своей деятельности лишь на собственные финансовые ресурсы. В данном случае такие
малые банки будут иметь высокие показатели достаточности капитала и низкую вовлеченность в межбанковские отношения.
Методология исследования. «Наивная» оценка эффекта воздействия повышения собственного капитала банка может
быть проведена путем сравнения интересующих показателей деятельности одного и того же банка до и после повышения
капитала. Однако проблема заключается в
том, что на деятельность банка оказывают
существенное влияние множество внешних факторов: уровень экономической активности в стране, динамика финансовых
рынков, конкурентная ситуация на рынке
банковских услуг и т. п. Соответственно,
если момент повышения капитала банком
совпал по времени с ухудшением экономи87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ческой ситуации в стране, то с высокой вероятностью будет наблюдаться ухудшение
показателей доходности банка. При этом
если допустить, что повышение капитала
имеет позитивное влияние на доходность
банка, но это влияние значительно меньше
последствий реализации внешних факторов (например, формирование резервов по
просроченным ссудам, сокращение комиссионных доходов), то исследователь получит смещенную оценку. Данный подход к
оцениванию эффекта воздействия может
быть использован при условии неизменности внешних и внутренних факторов деятельности банков.
Другим потенциальным вариантом
оценки эффекта могло бы быть сравнение
изменения показателей деятельности повысивших капитал банков (группа активного воздействия или исследуемая группа) с
аналогичной динамикой для других банков
(контрольная группа). Ограниченность использования данного подхода объясняется
различным влиянием внутренних факторов
на показатели деятельности банка. В частности, структура активов, характеристики
кредитного портфеля, источники привлеченных средств, организационная структура банка определяют его доходность и
устойчивость. Предположим, что исследуемая группа состоит из банков, которые ориентированы на расчетно-кассовое обслуживание ограниченного числа клиентов и не
занимаются привлечением вкладов населения. Тогда динамика доходности и операционной эффективности банков этой группы будет значимо отличаться от динамики
показателей банков контрольной группы,
которые в свою очередь развивают как розничное, так и корпоративное направление
бизнеса. Соответственно, основным условием эффективности использования данного подхода является однородность банков
обеих групп или случайное распределение
банков по группам, что существенно ограничивает его применение в практических
исследованиях [8, c. 153].
Наиболее эффективная оценка воздействия повышения капитала может быть получена при сравнении разности в динамике
показателей деятельности одного и того
же банка для случая сохранения прежнего
объема собственного капитала и для случая
ведения деятельности с увеличенным объемом капиталом. Однако проблема заключается в том, что половина из требуемых
для получения оценки показателей является ненаблюдаемой: в частности, невозможно определить какую доходность имел бы
банк, вынужденный повысить собственный
капитал для соответствия требованиям законодательства, если бы он сохранил капитал на прежнем уровне. Частичным решением данной проблемы является использование оценок мэтчинга [1, c. 3].
Предположим, что каждый банк обладает набором различных наблюдаемых характеристик. Мэтчинг позволяет получить
предполагаемую оценку ненаблюдаемых
показателей банков исследуемой группы
на основе показателей банков контрольной
группы с наиболее схожими наблюдаемыми
характеристиками. Наиболее распространенной мерой сходства является минимальное расстояние между банками в многомерном пространстве, в частности, расстояние
Махалонобиуса [5, с. 235]. При поиске
оптимального набора банковских характеристик необходимо соблюдать условие отсутствия эндогенности: требование о повышении величины собственного капитала не
оказывает на наблюдаемые характеристики
никакого прямого влияния. Также базовым
для задач выявления причинно-следственных связей является условие проверки стабильности получаемых результатов при изменении размерности контрольной группы.
Кроме того, при использовании мэтчинга
используется допущение об одинаковом
эффекте реального и потенциального воздействия регулирования на все банки.
В классической работе Розенбаума и
Рубина [12, с. 41] показано, что наиболее
эффективным является мэтчинг на основе
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
склонности попадания объекта в исследуемую группу. Применительно к изучаемой
проблеме эконометрический анализ должен
основывается на предположении, что показатели деятельности банка при заданных
значениях наблюдаемых характеристик
банка не зависят от того, повышал ли банк
собственный капитал для соблюдения требований законодательства. Если указанное
предположение выполняется, то и значения
показателей деятельности банков будут условно независимы от влияния повышения
капитала при заданном значении показателя склонности попадания в исследуемую
группу.
В общем виде получение оценки влияния повышения собственного капитала с
использованием процедуры мэтчинга на
основе склонности попадания в исследуемую группу выглядит следующим образом.
На первом этапе с помощью регрессионной
модели бинарного выбора (логит- или пробитмодель) на основе наблюдаемых характеристик оценивается вероятность попадания конкретного банка под регулятивное
воздействие. На втором этапе полученное
значение вероятности используется для
формирования вмененного значения сравниваемого показателя деятельности банка.
Необходимо отметить, что в случае регулирования собственного капитала банка единственным критерием попадания в группу
активного воздействия является объем собственного капитала менее установленного
уровня. Таким образом, на первом этапе
фактически будет определяться зависимость между уровнем собственного капитала и наблюдаемыми характеристиками
банков.
Построение исследуемой и контрольной групп. Регулирование минимального
размера собственного капитала традиционно является одним из активно используемых инструментов Центрального Банка.
Первоначально установленное минимальное значение до конца 1990-х гг. индексировалось в соответствии с уровнем инфля-
ции, а в последующем было привязано к
рекомендованной международными финансовыми институтами величине в иностранной валюте (табл. 1). До 2010 г. повышение
требований к минимальному собственному
капиталу касалось только для создаваемых
кредитных организаций, однако затем оно
было распространено и на действующие
банки. В частности, в феврале 2009 г. были
приняты законодательные поправки, повышающие с 2012 г. требования к минимальному уровню капитала банков до 180 млн
руб. В случае несоответствия требованиям банк должен был либо прекратить осуществление банковской деятельности, либо
изменить свой статус на небанковскую
кредитную организацию с ограниченным
набором осуществляемых банковских операций.
Банковский сектор России традиционно
отличается большим количеством действующих кредитных организаций, которые
имеют существенные различия в масштабах своей деятельности. В частности, по
состоянию на 1 января 2010 г. в России
действовало 1007 банков и 51 небанковская
кредитная организация. При этом на долю
пяти крупнейших банков приходилось 48 %
активов банковской системы, а на двести
крупнейших банков – около 94 % активов.
На момент принятия законодательных
поправок о повышении требований к размеру минимального капитала около 273
кредитных организаций (28 % от общего
количества) имело собственный капитал
менее 180 млн руб. К началу 2012 г. подавляющее большинство из этих банков
увеличило собственный капитал за счет
дополнительной эмиссии акций, а также
за счет капитализации прибыли. В других
случаях у банков были отозваны лицензии
на осуществление деятельности, также ряд
банков был преобразован в небанковские
кредитные организации. С учетом раскрытия банками отчетности на сайте ЦБ РФ
в соответствии с Указанием Банка России
№ 192-У и Письмом Банка России № 165-Т,
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
исследуемую группу составили 123 банка,
которые в течение 2011 г. использовали изменение уставного капитала для увеличения размера собственного капитала до минимально требуемого уровня в 180 млн руб.
В связи с существованием положительного эффекта отдачи от масштаба в банковской отрасли мы ограничили контрольную
группу выборкой банков с собственным
капиталом 180–300 млн руб. по состоянию
на 1 января 2010 г. Дополнительно в контрольную группу были включены банки,
которые увеличили собственный капитала
только за счет капитализации прибыли. Таким образом, контрольную группу составляют 167 банков. Несмотря на отсутствие
пересечения групп по размеру собственного капитала, банки могут быть относительно сравнимы по размеру активов (рис. 1):
треть банков контрольной группы имеют
активы менее 1 млрд руб.
В табл. 2. представлена описательная
статистика по обеим группам банков по состоянию на 1 января 2010 г. Исходя из структуры пассивов, банки исследуемой группы
более зависимы от собственных средств и
привлеченных средств юридических лиц и
менее зависимы от привлеченных средств
населения. Большинство банков обеих
групп практически не использовали выпуск векселей как инструмент привлечения
финансовых ресурсов. Структура активов
банков обеих групп является схожей, однако банки исследуемой группы инвестируют
большую долю активов на рынке межбанковского кредитования и рынке облигаций,
а также имеют большую долю денежных
средств в кассе. Так как средние значения
структуры баланса банков для обеих групп
имеют различия, то простое сравнение изменения результатов деятельности до и
после повышения собственного капитала
Таблица 1
Требования к минимальному собственному капиталу банков в России
Дата установлеМинимальный размер
Эквивалент,
Нормативный акт
ния требований
капитала, в рублях
в млн евро
Телеграмма ЦБР от 13
13.08.1992
100 млн руб.
0,5
августа 1992 г. № 181-92
эквивалент 1 млн
Телеграмма ЦБР от 21
01.03.1994
1,0
ЭКЮ
февраля 1994 г. № 47-94
Телеграмма ЦБР от 17
08.05.1996
12 млрд руб.
2,0
апреля 1996 г. № 55-96
Телеграмма ЦБР от 5
01.01.1997
20,7 млрд руб.
3,0
января 1997 г. № 1-97
Указание ЦБР от 24
июня 1999 г. № 586-У
01.07.1999
эквивалент 5 млн евро
5,0
Федеральный закон от
03.05.2006 № 60-ФЗ
Федеральный закон от
01.01.2010
90 млн руб.
2,1
28.02.2009 № 28-ФЗ
Федеральный закон от
01.01.2012
180 млн руб.
4,3
28.02.2009 № 28-ФЗ
Федеральный закон от
01.01.2015
300 млн руб.
7,5
03.12.2011 № 391-ФЗ
Источник: составлено автором
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
Рис. 1. Активы и собственный капитал банков, по состоянию на 1 января 2010 г.
Источник: расчеты автора на основании отчетности российских банков, раскрывающих информацию согласно
формам № 101, № 102 и № 134 на сайте ЦБ РФ в соответствии с Указанием Банка России № 192-У и Письмом
Банка России № 165-Т
Основные характеристики структуры баланса банков, в % от активов
Показатель
Собственные средства
Привлеченные средства
населения
Привлеченные средства
юридических лиц
Выпущенные векселя
Кредиты физическим лицам
Кредиты юридическим
лицам
Межбанковские кредиты и
приобретенные облигации
Денежные средства в кассе
Исследуемая группа
(110 банков)
Таблица 2
Контрольная группа
(167 банков)
Среднее
Станд.
откл-е
Макс.
значение
Среднее
Станд.
откл-е
Макс.
значение
28,86
18,18
86,82
21,84
15,56
87,62
18,56
17,97
75,14
27,04
21,62
82,69
43,43
20,73
90,50
35,63
18,84
80,65
0,77
2,28
12,97
2,27
5,98
48,17
14,82
13,32
77,93
12,76
12,49
77,35
27,04
20,17
90,76
32,97
18,95
81,52
35,94
20,08
86,01
30,32
16,59
83,05
8,40
9,82
41,72
6,13
6,77
41,65
Источник: расчеты автора на основании отчетности российских банков, раскрывающих информацию согласно
формам № 101, № 102 и № 134 на сайте ЦБ РФ в соответствии с Указанием Банка России № 192-У и Письмом
Банка России № 165-Т
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
может привести к некорректным выводам
из-за игнорирования особенностей реализуемой банками модели бизнеса.
В табл. 3. представлена среднегодовая
динамика показателей деятельности банков за два периода: 2010–2011 гг. (когда
банки могли работать с собственным капиталом менее 180 млн руб.) и 2012–2013 гг.
(когда банки были обязаны иметь собственный капитал выше 180 млн руб.). В
целом банки исследуемой группы демонстрируют более высокую рентабельность
и темпы роста активов, однако имеют
меньшую операционную эффективность
и вовлеченность в кредитование. Во втором периоде наблюдалось снижение рентабельности активов банков обеих групп,
снижение операционной эффективности
(соотношение операционных расходов к
операционным доходам), замедление тем-
пов роста активов и замедление оборота
денежных средств в кассе. При этом изменения показателей для банков каждой
группы имели различную динамику: наиболее значимое снижение наблюдалось у
банков исследуемой группы.
Результаты исследования. Опираясь
на основные аргументы сторонников повышения требований к минимальному размеру капитала банков, для проведения эконометрического анализа нами была сформирована следующая рабочая гипотеза: повышение собственного капитала приводит
к таким изменениям в показателях деятельности банка таких, как:
• повышение рентабельности,
• повышение операционной эффективности,
• более высоким темпам роста активов,
Таблица 3
Показатели деятельности банков в 2010–2013 гг.
Показатель
2010–2011 гг.
Среднее
Мин.
2012–2013 гг.
Макс.
Среднее
Мин.
Макс.
Исследуемая группа (110 банков)
Рентабельность активов
2,40
0,19
9,53
1,53
-7,42
8,92
Рентабельность капитала
Операционная эффективность
Рост активов
8,15
0,53
38,94
5,58
-11,54
62,41
72,56
16,42
118,75
69,51
20,41
111,82
0,66
-1,35
2,67
0,32
-1,10
2,75
Выданные кредиты/Активы
43,15
0,11
89,43
46,96
0,34
88,94
Кассовые обороты/Активы
0,76
0,00
5,11
0,54
0,00
2,98
Рентабельность активов
1,67
0,04
11,16
1,38
-3,13
10,47
Рентабельность капитала
Операционная эффективность
Рост активов
7,76
0,16
41,78
7,83
-27,42
47,47
73,84
13,98
142,34
72,22
15,27
132,93
0,49
-0,57
3,36
0,21
-0,88
2,47
Выданные кредиты/Активы
48.00
0,00
86,60
51,88
0,18
91,20
Кассовые обороты/Активы
0,75
0,00
12,67
0,68
0,00
12,59
Контрольная группа (167 банков)
Источник: расчеты автора на основании отчетности российских банков, раскрывающих информацию согласно
формам № 101, № 102 и № 134 на сайте ЦБ РФ в соответствии с Указанием Банка России № 192-У и Письмом
Банка России № 165-Т
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
•
увеличение доли выданных кредитов в активах,
• снижению кассовых оборотов.
Так как мэтчинг требует большого объема вычислений для поиска наиболее подходящей пары для каждого банка, то нами
были использованы наиболее распространенные автоматизированные алгоритмы
данного эконометрического метода. В частности, мы выбрали алгоритм Леувин и Сианеси [10, c. 1], позволяющий провести мэтчинг, основанный на нахождении наиболее
близкого банка-аналога (минимальное расстояние Махаланобиуса), и мэтчинг, основанный на склонности попадания в исследуемую группу. В качестве альтернативы
мы также использовали алгоритм Абади и
др. [4, c. 290], основанный на нахождении
наиболее близкого банка-аналога и позволяющий учитывать неоднородность исследуемой группы. Все расчеты выполнялись с
использованием прикладного эконометрического пакета Stata.
Результаты эконометрического анализа
приведены в табл. 4. В качестве объекта
анализа рассматривался средний эффект
воздействия на исследуемую группу банков, который рассчитывается как разность
между изменением показателей исследуемого банка и поставленного ему в соответствие схожего банка (или нескольких
банков) из контрольной группы при использовании процедуры мэтчинга. В свою
очередь, изменение каждого показателя
рассчитывается как разность между среднегодовым значением соответствующего
показателя до даты обязательного повышения капитала (2010–2011 гг.) и после этой
даты (2012–2013 гг.).
В первом столбце показана разность
в изменении среднего значения показателей для группы банков, увеличивших
собственный капитал в первом периоде,
по сравнению с контрольной группой без
учета каких-либо особенностей банков.
Исследуемые банки продемонстрировали
большее снижение рентабельности активов
(-0,578 %) и капитала (-2,638 %), операционной эффективности (-1,437 %) и кассовых оборотов (-0,155 %). При этом снижение показателей рентабельности и кассовых оборотов статистически значимо на
1 %-м уровне. Исследуемые банки продемонстрировали в среднем увеличение доли
выданных кредитов в активах (0,274 %),
однако полученный результат не является
статистически значимым.
Во втором и третьем столбце представлены результаты мэтчинга, основанного на
минимизации расчетного значения расстояния Махалонобиуса между исследуемым
банком и банком контрольной группы, с использованием алгоритма Леувин и Синеси
(Л-С алгоритм), а также Абади и др. (Абади-алгоритм). Можно отметить, что полученный средний эффект воздействия повышения капитала на деятельность исследуемых банков имеет статистически значимый
эффект только для показателей рентабельности капитала (-3,405 %, значимость на
5 %-м уровне) и изменения кассовых оборотов (-0,143 %, значимость на 10 %-м
уровне). Средний эффект воздействия на
рентабельность активов, операционную
эффективность и рост активов является отрицательным, но не имеет статистической
значимости. Важно отметить, что при учете
особенностей структуры банковских активов и пассивов в рамках мэтчинга, повышение собственного капитала исследуемых
банков оказало негативное воздействие на
долю выданных кредитов (-0,337 %), но
данный эффект не является статистически
значимым.
Представленный в четвертом столбце
средний эффект воздействия повышения
капитала получен при использовании мэтчинга, основанного на мере склонности
попадания в исследуемую группу, с использованием алгоритма Леувин и Синеси
(Вероятность алгоритм). Можно говорить
о том, что повышение собственного капитала оказало негативное влияние на показатели деятельности исследуемых банков.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Полученные значения эффекта воздействия
на показатели рентабельности активов
(-0,164 ) и капитала (-1,522 %) оказались
существенно менее выраженными, чем при
использовании описанных выше способов
оценивания. Одновременно негативное
влияние повышения собственного капитала
на показатели операционной эффективности (-4,172 %) и доли выданных кредитов
оказалось более интенсивным (-2,009 %)
по сравнению с предыдущими результатами. Однако за исключением показателя
кассовых оборотов (-0,194 %, значимость
на 10 %-м уровне), разность в динамике показателей между обеими группами банков
статистически не значима.
Выводы. Основным аргументом ужесточения требований к минимальному размеру собственного капитала является по-
вышение устойчивости банковской системы и расширение возможностей по кредитованию экономики. Повышение капитала
должно стимулировать банки к увеличению
и диверсификации кредитования, а также
позволит повысить доходность и операционную эффективность за счет использования положительного эффекта отдачи от
масштаба.
В данной работе исследовалось влияние повышения собственного капитала до
180 млн руб. на показатели деятельности
российских банков в 2012–2013 гг. Для повышения собственного капитала до требуемого уровня большинство банков использовало увеличение уставного капитала. Для
оценивания эффекта воздействия использовалась процедура мэтчинга, основанного на
минимизации пространственного расстоТаблица 4
Оценка влияния повышения капитала на показатели деятельности
малых банков, в %
Показатель
Рентабельность активов
Рентабельность капитала
Операционная
эффективность
Рост активов
Выданные
кредиты/Активы
Кассовые
обороты/Активы
Средняя
разность
-0,578***
(0,224)
-2,638***
(1,006)
-1,437
(2,085)
-0,066
(0,093)
0,274
(1,690)
-0,155***
(0,062)
Средний эффект воздействия
на исследуемую группу банков
Вероятность
Л-С алгоритм Абади-алгоритм
алгоритм
-0,543
-0,481
-0,164
(0,338)
(0,317)
(0,398)
-3,405**
-3,206**
-1,522
(1,492)
-1,558
(2,624)
-0,114
(0,114)
-0,337
(2,392)
-0,143*
(0,077)
(1,333)
-3,506
(2,834)
-0,068
(0,103)
-0,473
(2,004)
-0,117
(0,078)
(1,529)
-4,172
(2,806)
-0,075
(0,132)
-2,009
(2,550)
-0,194*
(0,097)
Примечание: ***, **, * – значимость на 1 %, 5 % и 10 % уровне соответственно.
Источник: расчеты автора на основании отчетности российских банков, раскрывающих информацию согласно
формам № 101, № 102 и № 134 на сайте ЦБ РФ в соответствии с Указанием Банка России № 192-У и Письмом
Банка России № 165-Т
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
яния, а также меры склонности. Полученные результаты эконометрического анализа
позволяют говорить об ограниченном влиянии повышения капитала на деятельность
малых банков. В частности, несмотря на
отрицательное значение, средний эффект
воздействия на рост активов, долю выданных кредитов, рентабельность активов
и операционную эффективность является
статистически незначимым. В зависимости
от разновидности используемого алгоритма мэтчинга, можно утверждать, что повышение капитала малыми банками привело
к снижению рентабельности их капитала и
кассовых оборотов относительно контрольной группы банков.
В соответствии с изменениями банковского законодательства, с 2015 г. российские кредитные организации могут вести
банковскую деятельность при наличии
1.
2.
3.
4.
5.
собственного капитала не менее 300 млн
руб. Как показывают результаты данного
исследования, повышение требований к
собственному капиталу не окажет существенного положительного воздействия
на устойчивость и доходность малых
банков. Несмотря на то, что предыдущие
повышения требований не привели к сокращению общего числа действующих
банков, в России существенно уменьшилось количество регистрируемых коммерческих банков при повышении степени
концентрации на основных сегментах
рынка. Между тем практика регулирования банковской отрасли в 2013–2014 гг.
свидетельствует, что ужесточение текущего надзора и борьба с вовлечением
кредитных организаций в незаконные
финансовые операции позволяет более
эффективно выявлять проблемные банки.
Список использованных источников
Ениколопов Р. Оценивание эффекта
6. Agoraki M., Delis M.D., Pasiouras F.
воздействия // Квантиль. 2009. № 6.
Regulations, competition and bank riskС. 3–15.
taking in transition countries // J. of
Леонов М.В. Особенности регулиFinancial Stability. 2011. Vol. 7, No. 1.
рования собственного капитала комP. 38–48.
мерческих банков России // Известия
7. Allen F., Carletti E., Marquez R.
высших учебных заведений. Серия:
Credit market competition and capital
Экономика, финансы и управлеregulation // Review of Financial
ние производством. 2014. № 1 (19).
Studies. 2011. Vol. 24, No. 4.
С. 28–37.
P. 983–1018.
Мирошниченко О.С. Субординиро8. Dehejia R.H., Wahba S. Propensity scoreванный кредит: вопросы теории и
matching methods for nonexperimental
практики// Финансы и кредит. 2011.
causal studies // Review of Economics
№ 19. С. 31–41.
and statistics. 2002. Vol. 84, No. 1.
Abadie A., Drukker D., Herr J.L.,
P. 151–161.
Imbens G.W. Implementing matching
9. Fethi M.D., Pasiouras F. Assessing
estimators for average treatment effects
bank efficiency and performance with
in Stata // Stata Journal. 2004, No. 4.
operational research and artificial
P. 290–311.
intelligence techniques: A survey //
Abadie A., Imbens G.W. Large sample
European Journal of Operational
properties of matching estimators for
Research. 2010. Vol. 204, No. 2.
average treatment effects // Econometrica.
P. 189–198.
2006. Vol. 74, No. 1. P. 235–267.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
10. Leuven E., Sianesi B. PSMATCH2: Stata
module to perform full Mahalanobis and
propensity score matching, common
support graphing, and covariate
imbalance testing, 2003 [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://ideas.
repec.org/c/boc/bocode/s432001.html.
11. Neuberger D., Rissi R. Macroprudential
Banking Regulation: Does One Size
Fit All? // J. of Banking and Financial
Economics. 2014. Vol. 1, No. 1. P. 4–27.
12. Rosenbaum P.R., Rubin D.B. The
central role of the propensity score
in observational studies for causal
effects // Biometrika. 1983. Vol. 70,
No. 1. P. 41–55.
96
13. Tchana F.T. The empirics of banking
regulation // Emerging Markets Review.
2014. Vol. 19. P. 49–76.
14. Wheelock D.C., Wilson P.W. Do large
banks have lower costs? New estimates
of returns to scale for US banks // J. of
Money, Credit and Banking. 2012. Vol.
44, No. 1. P. 171–199.
15. Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика : итоговый доклад // Экспертная
группа «Стратегия-2020» [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://2020strategy.ru/data/2012/03/14/
1214585998/1itog.pdf.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
А.В. Табах, канд. экон. наук, доцент,
Д.А. Андреева, аспирант1,
г. Москва
ДОЛГОВАЯ ПОЛИТИКА И БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА
УРАЛЬСКИХ РЕГИОНОВ: ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
В статье рассматриваются особенности долговой политики уральских регионов в контексте реализации основных направлений бюджетной, налоговой и долговой политики
Российской Федерации. Показано, что формирование долговой стратегии регионов зависит
не только от внутренних факторов – специфики экономического развития и связанной с
ней бюджетной обеспеченностью регионов, но и от внешних, таких как особенности федеральной политики в разных экономических условиях. Сформулирован прогноз развития
долговой политики уральских регионов и рекомендации по определению приоритетных
инструментов финансирования обязательств.
Ключевые слова: долговая политика, сбалансированность бюджетов, ценные бумаги,
бюджетные кредиты, кредитный рейтинг.
Уральский регион, в состав которого в
данном исследовании включены регионы
Уральского федерального округа, а также
Пермский край, поддерживающий экономико-производственные связи с регионами Среднего Урала, был и остается одной
из наиболее самодостаточных территорий
России – с высоким уровнем душевого ВРП
(539 тыс. руб. на человека при среднероссийском уровне в 349 тыс. руб.), с низким
уровнем межбюджетных трансфертов в
общем объеме доходов бюджета (9 %, при
среднем по России – 18 %) и относительно
низким уровнем долга (4,7 %, при среднем
по России – 27,5 %, по состоянию на 1 сентября 2014 г. [11, 13]). При этом внутри него
дифференциация экономического развития
и самодостаточности региональных бюджетов значительна: разница бюджетной
обеспеченности высокодоходной Тюмен-
ской области и депрессивной Курганской
составляет более пяти раз (2,56 против 0,67
соответственно).
Исторически, администрации составляющих его регионов проводили очень аккуратную политику привлечения заимствований, однако с 2009 г. власти части регионов
(в первую очередь Свердловской области)
проводили политику резкого наращивания
долговой нагрузки. События 2013–2014 гг.
одновременно увеличили потребность в
финансировании дефицитов региональных
бюджетов и программ развития и ухудшили
возможности для привлечения рыночных
заимствований.
Данная статья является обзором истории
долговой политики субъектов Федерации,
входящих в Уральский регион, анализом
текущей бюджетной и долговой ситуации и
рекомендациями для администраций регионов по улучшению качества проводимой
политики. Ключевыми вопросом остается
возможность обеспечения самодостаточности региональных бюджетов Тюменской
области и ее автономных округов за счет
«нефтяной ренты». Другой важный вопрос о возможных действиях менее развитых регионов Урала в условиях отсутствия
Табах Антон Валерьевич – кандидат экономических наук, доцент Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»;
e-mail: atabah@hse.ru.
Андреева Дарья Алексеевна – аспирант географического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, советник
Аналитического центра при Правительстве РФ;
e-mail: daria.andreeva.msu@gmail.com.
1
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
естественных конкурентных преимуществ,
нестабильности
внешнеэкономической
конъюнктуры и необходимости исполнять
возрастающие социальные обязательства.
Какие альтернативные источники привлечения финансовых ресурсов наиболее выгодно использовать без повышения долговой нагрузки до неприемлемых уровней?
В соответствии с Бюджетным кодексом
РФ (ст. 99 [1]), долговые обязательства могут существовать в виде бюджетных кредитов, кредитов кредитных организаций,
государственных ценных бумаг и государственных гарантий. Их принято разделять
на рыночные (ценные бумаги, банковские
кредиты) и нерыночные (бюджетные кредиты) заимствования по принципу принадлежности к источнику финансирования.
Привлечение бюджетных кредитов
предполагает оформление заявки на предоставление кредита, ее рассмотрение в
Министерстве финансов и проверку на соответствие заявленным целям. Согласно
ст. 93 Бюджетного кодекса РФ, бюджетные
кредиты могут быть предоставлены на частичное покрытие дефицита бюджета, покрытие временного кассового разрыва,
ликвидацию стихийных бедствий и техногенных аварий (до 2014 г. также на строительство и реконструкцию дорог, реализацию комплексных программ развития дошкольных образовательных учреждений и
ликвидацию последствий засухи). С 2014 г.
введен новый вид бюджетных кредитов –
бюджетные кредиты на пополнение остатков [7], т. н. «казначейские кредиты», целью
которых является повышение ликвидности
бюджетов. Ставка кредитования составляет
¼ ставки рефинансирования Банка России
(т. е. ~ 2,06 %) на срок не более 30 календарных дней. В 2014 г. ставка кредитования
снижена до минимального уровня (с 1/3
ставки рефинансирования в начале 2014 г.,
до 0,1 % годовых [8]).
Привлечение банковских кредитов не
требует прохождения дополнительных
административных процедур и направля-
ется, как правило, для покрытия текущих
кассовых разрывов. Многие региональные
банки заключают контракт о кредитной линии с региональным правительством, как,
например, в Тверской, Нижегородской и
Ростовской областях. При этом выбор банка для предоставления кредитных ресурсов требует проведения процедур, предусмотренных федеральным контрактным
законодательством, и не позволяет производить срочное привлечение средств. Как
правило, регионы один или несколько раз
в год проводят конкурсы на кредитные линии с фиксированными либо плавающими
процентными ставками. В силу высокой
подвижности процентных ставок (зависящих от политики ЦБ по предоставлению ликвидности), банки предпочитают
предоставлять кредиты на срок не более
года и возобновлять их по рыночным процентным ставкам. Такая ситуация создает
для регионов дополнительные риски связанные с рефинансированием по более
высоким ставкам в тяжелые для бюджета
моменты. На данном рынке доминируют крупнейшие банки с контрольными
пакетами, принадлежащими государству
(Сбербанк и «ВТБ»), а также отдельные
региональные банки в своих регионах.
Рынок ценных бумаг является перспективным для развития инструментом долговой политики регионов, где они могут привлекать денежные ресурсы на рыночных
условиях, размещая региональные и муниципальные облигации. В настоящее время
доступ на рынок определяется законом «О
рынке ценных бумаг» [9] и неформальными критериями – наличием кредитного
рейтинга и т. д. Субфедеральные облигации имеют преимущества при включении
в Ломбардный список ЦБ РФ и сниженные
дисконты при операциях РЕПО с ЦБ РФ,
что способствует повышению спроса на
данные инструменты со стороны банков.
Следует отметить, что при достаточно высоких кредитных рейтингах выпуски субфедеральных облигаций не отличаются
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
высокой ликвидностью. Большинство регионов (исключение Москва и Красноярский
край) выходят на рынок не чаще одного
раза в год и не имеют сформировавшейся
кривой. Повышение ликвидности крупных
выпусков, потенциально может сократить
спред их доходности по отношению к высоколиквидным ОФЗ на 50–100 б.п.
Выбор долговой стратегии регионами
определяется рядом факторов, но определяющее значение имеет уровень их социально-экономического развития и доступность
к рынкам капитала (институциональная составляющая).
Регионы Урала по уровню экономического развития условно можно разделить
на три типа: высокоразвитые, пользующиеся сверхдоходами прибыльных отраслей
экономики – Тюменская область, ХМАО и
ЯНАО, развитые – Свердловская и Челябинская области, Пермский край, с индустриальным складом экономики, адаптирующимся под рыночные условия, и депрессивные регионы, как Курганская область.
Структура и доходность экономики,
безусловно, влияет на сбалансированность
бюджетов, равно как и готовность реги-
ональных органов власти к оптимизации
расходов в неблагоприятных экономических условиях. Интересно, что в период
финансового кризиса регионам удалось
пережить относительно благополучно, проблема дестабилизации началась только в
2013 г. (рис. 1). Ранее, начиная с 2011 г., она
обозначилась в ЯНАО и ХМАО – наиболее
зависимых от условий внешнеэкономической конъюнктуры регионах, что связано
с обозначившейся тенденцией снижения
цены на нефть и новыми правилами определения налоговой базы для исчисления
налога на прибыль нефтяных организаций,
входящих в консолидированную группу
налогоплательщиков. В условиях возрастающих социальных обязательств и реализации крупнейших инфраструктурных
проектов (например, строительство порта
Сабетта на п-ве Ямал) дефицит и долг бюджетов автономных регионов сокращаться в
ближайшие два года не будет.
В высокодоходных ресурсных регионах
нефтегазовая рента является гарантом стабильности региональных бюджетов, однако
в условиях снижения цены на нефть потери
доходов их бюджетов значительны и сопо-
Примечание: залитая зона – бюджетный профицит, пустая зона – бюджетный дефицит, линией показана динамика
уровня долга семи исследуемых регионов.
Рис. 1. Сбалансированность консолидированных бюджетов регионов Урала,
млрд руб. [11, 13])
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ставимы, например, с бюджетом Калужской
области и превышают размеры бюджетов
многих регионов Центральной России. В
связи с рисками, связанными с неустойчивостью поступлений налога на прибыль,
основным приоритетом налоговой политики, проводимой в нефтегазовых регионах в
посткризисный период, стало увеличение
налогооблагаемой базы: растущих доходов
населения и имущества организаций. В результате проводимой политики в 2013 г. в
бюджетах ЯНАО и ХМАО появились вторая и третья точка опоры: собираемость
налога на доходы физических лиц и налога
на имущество организаций (с 2013 г. были
отменены льготы по налогообложению магистральных объектов) сравнялась с поступлениями по налогу на прибыль (рис. 2) [6].
В случае возникновения несбалансированности бюджета, как это случилось во
время кризиса 2009 г., эти регионы могут
беспрепятственно выходить на финансовые
рынки и привлекать дополнительные финансовые ресурсы, чему способствует наличие высокого кредитного рейтинга (выше
уровня BBB-), характеризующего их как
надежного заемщика. Так поступил ХантыМансийский автономный округ, разместив
ценные бумаги на 2 млрд руб. в 2009 г. и
погасив их в 2013-м. В октябре 2014 г. было
проведено размещение облигационного
займа на 14 млрд руб. при прогнозируемом дефиците бюджета на 2014 г. в объеме
17 млрд руб. [2].
В регионах индустриального типа затяжной выход из финансового кризиса
2009 г. отразился на сбалансированности
бюджетов, в некоторых регионах – Пермском крае и Челябинской области – докризисный уровень поступлений основных
налоговых доходов, в частности, налога на
прибыль, так и не был достигнут: составив
в 2012 г. 98,6 % и 66,0 % соответственно от
уровня поступлений 2008 г., в 2013 г. в результате макроэкономического замедления
он вновь стал снижаться. Возросшие долги
бизнеса в перспективе усугубляют возможности увеличения налоговых доходов бюджета, особенно это касается Челябинской
области, где налогооблагаемая база сконцентрирована у нескольких крупных налогоплательщиков – предприятий «Мечела»,
ММК и других крупных металлургических
комбинатов, прибыль которых с каждым годом снижается.
Ситуацию усугубляет тот факт, что бюджет области в рамках действующего законодательства обязан возвращать предприятиям «переплаты» по налогу на прибыль,
уплаченного ими в течение предыдущих
трех лет, – за последние два года эта сумма
достигала 5 млрд руб. (5 % налоговых до-
Рис. 2. Динамика налоговых доходов ЯНАО и ХМАО, млрд руб. [13]
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
ходов бюджета) [5]. Происходит изменение
структуры налоговых доходов: основообразующим становится наименее волатильный
источник налоговых поступлений – налог
на доход физических лиц. Однако его рост
не позволяет полностью компенсировать
возрастающие расходы социального и капитального характера, вследствие чего растет
дефицит бюджетов и увеличивается долговая нагрузка. Кредитное качество регионов
сохраняется на довольно высоком уровне – ВВ+, что дает возможность выходить
на финансовые рынки и привлекать дополнительное финансирование, однако такой
возможностью пока воспользовалась только Свердловская область. Челябинская область предпочитает использовать льготные
бюджетные кредиты или занимать короткие деньги у банков на покрытие текущего
кассового разрыва под гарантии областного бюджета. В Пермском крае отсутствие
кредитного рейтинга затрудняет выход на
рынок облигаций, кроме того, в регионе
низкая долговая нагрузка и в случае возникновения бюджетных дисбалансов чаще
используются бюджетные кредиты.
В Курганской области основную долю
доходов бюджета составляют межбюджетные трансферты (42,5 % в 2013 г., рис. 3),
низкие темпы промышленного производ-
ства приводят к сокращению налогооблагаемой базы, вследствие чего в субъекте усиливается проблема несбалансированности
бюджета и стремительно растет долг.
Моноотраслевая структура экономики
регионов Урала является одним из факторов риска, влияющих на стабильность
бюджетной системы. Высокая доля промышленности в отраслевой структуре поступлений налога на прибыль хоть и снизилась за посткризисный период, но остается
выше среднероссийских значений (табл. 1).
Кроме того, производственная инфраструктура (основные фонды) регионов Урала
имеет высокую степень износа – в среднем
на уровне 57 % (средний уровень по РФ –
48 % в 2012 г.). Предприятия нуждаются в
техническом перевооружении и модернизации, особенно металлургические и машиностроительные.
В условиях замедления темпов экономического роста, усугубляющимся нестабильной политической обстановкой и снижением цен на нефть, поменялась политика
федерального центра по отношению к регионам. Учитывая стремительный рост уровня регионального долга, были переориентированы основные направления долговой
политики, сформулированные в 2013 г. на
среднесрочный период [3]. Изначально
Рис. 3. Доля межбюджетных трансфертов в доходах консолидированных
региональных бюджетов, % от доходов бюджетов [13]
101
1
78
69
Ханты-Мансийский
АО
Ямало-Hенецкий
АО
7
Свердловская область
Челябинская область
1
Курганская область
3
15
Пермский край
Тюменская область
15
РФ
Добыча
полезных
ископаемых
(в %)
102
1
2
60
6
45
23
60
20
Обрабатывающие
пр-ва
(в %)
2008 г.
3
6
8
8
9
35
5
8
Транспорт
(в %)
5
1
11
64
15
12
7
14
Торговля (в %)
9
65
3
12
7
0
24
15
Добыча полезных ископаемых
(в %)
Отраслевая структура налога на прибыль [12]
1
1
21
27
27
16
31
16
Обрабатывающие
пр-ва
(в %)
2013 г.
3
3
13
6
7
25
4
8
Транспорт
(в %)
67
8
24
28
22
22
10
24
Торговля (в
%)
Таблица 1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
предполагалось снизить к 2015 г. уровень
предоставления бюджетных кредитов, заместив их рыночными инструментами
долговой политики – банковскими займами
и ценными бумагами. В период роста ключевой ставки кредитования условия привлечения банковских кредитов оказались
невыгодными даже для регионов с высокой
бюджетной обеспеченностью, таких как
ХМАО.
В результате федеральные власти начали проводить политику [4], направленную
на «удешевление» бюджетных кредитов
(ставка бюджетных и казначейских кредитов снижена до символических 0,1 %), при
этом ужесточив правила их привлечения
требованиями к соблюдению следующих
условий: наличия утвержденной долговой
политики, поэтапного снижение дефицита бюджета, сокращения доли рыночных
долговых обязательств в структуре долга.
Предполагается, что эта мера позволит обезопасить регионы от увеличения обслуживания стоимости займов и позволит частично заместить рыночные обязательства.
После периода активных заимствований на внутреннем рынке и попыток
организации внешних заимствований в
1995–1998 гг., а также неудачного опыта
выпуска агрооблигаций, в последующие
десять лет регионы Урала проводили крайне консервативную долговую политику.
ХМАО и ЯНАО выпускали облигации в
2002–2003 гг., но в достаточно умеренных
объемах. Более того, рост поступлений от
нефтегазовой отрасли позволил этим регионам не наращивать долг и даже формировать резервные фонды на региональном
уровне. Долг Свердловской области также поддерживался на низких уровнях до
2009 г., повлекшего резкое снижение доходов региона в разгар мирового финансовоэкономического кризиса. Только за 2009 г.
объем долга Свердловской области увеличился практически в 4 раза, Тюменской области – в 3,5 раза, а Челябинской области – в
30 раз, при среднероссийских темпах роста
в 148 % (1,5 раза). Поскольку распределение бюджетных кредитов проводилось преимущественно беднейшим регионам, либо
регионам, где планировалось проведение
мероприятий федерального и глобального
значения (в первую очередь Краснодарский
край и Татарстан), уральские регионы были
вынуждены обращаться к рыночным источникам финансирования (рис. 4).
В частности, Свердловская область вышла на рынок с дебютным займом в 2011 г.
и повторила его в 2012 г., однако основным
инструментом финансирования расширяющегося дефицита стали банковские кредиты. Челябинская область также опиралась
на банковские кредиты, но в 2013 г. провела выпуск своей дочерней структуры ЮУ
КЖСИ (Южноуральская корпорация жилищного строительства и ипотеки). В целом регионы индустриального типа более
стеснены в своих возможностях привлечения финансирования, чем ХМАО и ЯНАО,
а также Тюменская область. Курганская область, в силу своего размера и откровенной
дотационности, скорее всего, будет и дальше вынуждена опираться на федеральную
поддержку и кредиты банков. Получение
рейтинга не выглядит приоритетным, поскольку возможности для ее выхода на долговой рынок представляются не слишком
реальными.
Ситуация на долговом рынке в 2014 г.
характеризовалась волатильностью, нестабильностью доступа к финансированию для регионов вне зависимости от их
кредитного качества, а также начавшимся
снижением рейтингов и прогнозов развития рейтинга как для суверенного рейтинга
РФ, так и для отдельных регионов. Повышение ключевой ставки ЦБ РФ на 250 б.п.
с 1 марта по октябрь 2014 г., повышение доходностей на рынке ОФЗ на 150–200 б.п.,
закрытие внешних рынков для российских
госбанков привели к существенному снижению возможностей привлечение средств.
Ставки, по которым регионы привлекали
средства в 2014 г., выше на 250–300 б.п.,
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
по сравнению с уровнями прошлого года
(табл. 2).
В начале мая Администрация Президента в своих директивах представительствам
Президента в федеральных округах обратила внимание на проблему растущих регио-
нальных долгов. В начале апреля было объявлено, что Правительство РФ до 1 августа
2014 г. должно было предложить меры, как
снизить процентные ставки по кредитам и
облигациям. От правительства также ожидались предложения о полной или частичной
Рис. 4. Динамика уровня и структуры долга бюджетов регионов Урала,
млрд руб. [11, 13]
Таблица 2
Ставки купонов, объем эмиссии и кредитное качество регионов, вышедших
на рынок облигаций в 2013–2014 гг. [10]
2013 г.
2014 г.
Кредитный рей% купоОбъем эмисОбъем эмис% купона
тинг
на
сии, млрд руб.
сии, млрд руб.
11,5
%
8,25
Красноярский
7,95 %
11
BB+
край
10,9 %
10
Новосибирская
7,79 %
5
11,4 %
7
BBBобласть
Волгоградская
8,3 %
2
10,75 %
5
BBобласть
ХМАО
11,9 %
14
BBB104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
замене рыночных кредитов субъектов Федерации и муниципалитетов бюджетными и
расширению программ госгарантий. Во избежание роста долгов в будущем, было предложено установить максимальную планку
по уровню долгов и продлить срок возврата кредитов, которые субъекты получили из
федерального бюджета до 1 января 2014 г.
После обсуждения директив Министерство финансов предложило увеличить размер бюджетных кредитов на 100 млрд – до
180 млрд руб. (что было утверждено в рамках внесения поправок в федеральный бюджет). Снижение курсовой стоимости рубля в
1 квартале 2014 г. дало возможность увеличить объемы межбюджетных трансфертов.
Однако ситуация на кредитном рынке оставалась сложной. Кроме того, регионы сильно ограничены в использовании бюджетных
кредитов. Регламентация действий регионов
в бюджетной сфере в последние годы усилилась многократно.
При ожидавшихся во 2-м полугодии
2014 г. погашениях регионального долгана
430 млрд рублей регионы заняли выжидательную позицию, однако к моменту сдачи
данной статьи в печать активность регионов
по заимствованию средств резко выросла,
поскольку доходы бюджетов стагнируют, а
надежды на увеличение федеральной поддержки, в том числе через госбанки, остались тщетными. Помимо ХМАО, из уральских регионов можно ожидать выхода на
рынок Свердловской области, однако пока
банковские кредиты останутся основным
инструментом покрытия бюджетного дефицита для всех индустриальных регионов.
Рост инфляции, и как следствие ожидание роста процентных ставок, негативные последствия внешних санкций против
крупнейших российских банков, снижение
позитивного эффекта для бюджетов от ослабления рубля в результате снижения экспортных цен на углеводороды и налоговых
поступлений от них ограничит возможности федерального бюджета по финансовой
поддержке регионов в 2015 г. Поэтому по-
вышение качества долговой политики и
готовность к применению адекватного инструментария должно стать приоритетной
задачей для региональных администраций.
Выводы. Проблема рефинансирования
долга не является острой во всех уральских
регионах, в силу относительно невысоких
уровней долговой нагрузки и комфортного графика ее погашения и обслуживания.
Более того, снижение курса рубля увеличит доходы бюджетов Тюменской области,
ХМАО и ЯНАО уже по итогам 2-го полугодия 2014 г. и будет способствовать стабилизации бюджетной ситуации в Свердловской
и Челябинской областей в начале 2015 г.
Сложившаяся ситуация в российской
экономике и на внутреннем долговом рынке, неблагоприятная ситуация на внешних
рынках, снижение экспортной цены как
нефти, так и металлов, отказа Федерального центра от дополнительных мер по пополнению региональных бюджетов (налог с
продаж) способствует сохранению сложного финансового положения региональных
бюджетов в ближайшие два года. Поддержка от федерального центра, скорее всего, будет производиться в форме бюджетных кредитов и в объемах заведомо недостаточных
для финансирования дефицитов бюджета.
От регионов УрФО и Пермского края это
потребует повышения качества бюджетной
и долговой политики.
Стоимость банковских кредитов и заимствований в виде выпуска облигаций в
2014 г. для всех регионов России увеличилась на 200–250 б.п., а возможные сроки
заимствований уменьшились. Программа
предоставления кредитных ресурсов через
банки с контрольным пакетом у государства по ключевой ставке ЦБ РФ + 1,25 %
(на 17 октября 2014 г. 9,25 % годовых) пока
не заработала в полном объеме. Более того,
на фоне внешних санкций и ситуации на
мировых рынках, можно ожидать дополнительного повышения ставок ЦБ РФ и заимствований на внутреннем долговом рынке,
поэтому регионам следует диверсифициро105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
вать источники финансирования дефицита
и быть готовыми использовать благоприятные моменты на рынке.
Проведенный 14 октября выпуск облигаций ХМАО на рекордные 14 млрд руб. (дюрация около 3 лет, доходность к погашению –
11,87 % годовых) после 4-летнего отсутствия
региона на рынке является примером активной долговой политики. Превентивное проведение конкурсов на привлечение банковского
финансирования и регистрация облигационных займов, для их выпуска в течение 2015 г.
представляется необходимым условием обеспечения возможностей для развития и предотвращения кризисов ликвидности. Региональным администрациям следует активно
работать с международными и российскими
рейтинговыми агентствами по недопущению
снижения кредитных рейтингов, а в случае с
Пермским краем – получению международных кредитных рейтингов.
В отличие от 2012–2013 гг., выпуски
дочерних структур регионов (таких как
ЮУКЖСИ) под гарантии регионов, в настоящий момент не являются привлекательными. В случае улучшения ситуации
на долговом рынке наличие у потенциальных эмитентов кредитных рейтингов и
утвержденных в бюджетах региональных
гарантий может обеспечить успешное привлечение финансирования. Опыт Татарстана, Краснодарского края и Новосибирской
области, в которых региональные центры
успешно привлекают долговое финансирование, также может быть использован
Пермью, Екатеринбургом и Челябинском,
имеющим соответствующие размеры городских бюджетов. Региональным властям
следует предоставить крупным муниципалитетам больше самостоятельности в
долговых вопросах при должном уровне
контроля.
Список использованных источников
1. Бюджетный кодекс Российской Феде7. Федеральный закон от 07.05.2013
рации.
г. № 104 «О внесении изменений в
2. Закон ХМАО от 7.11.2013 г. № 107-ОЗ
Бюджетный кодекс Российской Феде«О бюджете ХМАО на 2014 год и пларации и отдельные законодательные
новый период 2015 и 2016 годов».
акты Российской Федерации в связи
3. Основные направления государственс совершенствованием бюджетного
ной долговой политики Российской
процесса».
Федерации на 2013–2015 годы.
8.
Федеральный закон от 28.06.2014 г.
4. Основные направления бюджетной
№ 201-ФЗ «О внесении изменений в
политики Российской Федерации на
федеральный закон «О федеральном
2015 год и на плановый период 2016
бюджете на 2014 год и на плановый
и 2017 годов.
5. Основные направления бюджетной и
период 2015 и 2016 годов».
налоговой политики Челябинской об9. Федеральный закон от 22.04.1996 г.
ласти на 2014–2016 годы.
№ 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».
6. Постановление Правительства ЯНАО
10. Режим доступа: www. cbonds.ru.
от 27.12.2012 г. № 1174-П «Об ут11. Режим доступа: www.minfin.ru.
верждении долгосрочной бюджетной
12. Режим доступа: www.nalog.ru.
стратегии Ямало-Ненецкого автоном13. Режим доступа: www.roskazna.ru.
ного округа на период до 2030 года».
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
Е.Г. Шатковская, канд. экон. наук, доцент,1
г. Екатеринбург
ФОРМИРОВАНИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИКИ УПРАВЛЕНИЯ
АКТИВАМИ КРЕДИТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
Определена роль и значимость кредитной политики коммерческого банка на основе
общепринятых позиций российских и зарубежных ученых, выделены специфические
особенности кредитной деятельности. Предложен алгоритм формирования и реализации
политики управления кредитным портфелем банка, в основу которого положена авторская
методика оценки эффективности кредитной политики банка, учитывающая соблюдение
интересов всех субъектов управления.
Ключевые слова: кредитная политика коммерческого банка, показатели оценки эффективности кредитной политики коммерческого банка.
Политика управления активами в составе финансовой политики кредитной организации определяет приоритеты вложений в
доходные банковские продукты и критерии
эффективности этих вложений.
Значимость эффективного управления
банковскими активами отмечается большинством российских и зарубежных ученых-экономистов. Дж. Синки отмечает:
«Повышенное внимание к капиталу банков
крайне желательно, но только при том условии, что в нашем распоряжении есть достоверная оценка всех банковских активов»
[1]. Известный зарубежный ученый Питер
С. Роуз утверждает, что «предоставление
кредитов является основной экономической
функцией банков» [2, с. 171].
Профессор Е.Ф. Жуков считает, что «активные операции обеспечивают доходность
и ликвидность банка, т. е. позволяют достичь две главные цели деятельности коммерческих банков» [3, с. 286]. Профессор
О. И. Лаврушин уделяет особое внимание
структуре и качеству активов, закрепляет
приоритет среди активных операций кредитных организаций за кредитованием
[4, с. 302]. Ученый С.Н. Кабушкин отмечает,
что «кредитные операции, приносящие при
грамотном управлении ими значительный
Шатковская Екатерина Григорьевна – кандидат экономических наук, доцент кафедры финансов и кредита
Уральского государственного горного университета;
e-mail: e_shatkovskaya@mail.ru.
1
доход, занимают в банковском деле особое
место» [5, с. 44]. Профессор Е. С. Стоянова подчеркивает особую значимость доходных банковских активов в оценке качества
активов кредитной организации в процессе
управления ее финансовой устойчивостью
[6, с. 547–548].
Банковское кредитование традиционно
выступает основным видом доходных банковских продуктов. Неслучайно именно с
ним международные и национальные органы банковского регулирования связывают
такое существенное направление оценки
уровня финансовой устойчивости кредитных организаций, как качество их активов.
Поэтому совершенно логичным автор допускает под политикой управления активами
понимать политику управления кредитным
портфелем.
Кредитная политика банка разрабатывается собственниками в соответствии с
принятой идеологией. Кредитная политика
определяет принципы и условия организации банковского кредитования, в соответствии с которыми устанавливаются параметры формируемого кредитного портфеля:
виды кредитов, сроки их предоставления,
размер и качество ссуд. На этой основе
определяются критерии требуемого уровня
кредитоспособности потенциального заемщика, позволяющие принять решение о целесообразности выдачи ссуды, установить
правила приема, оценки и реализации кре107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
дитного обеспечения, разработать порядок
и периодичность составления профессионального суждения по ссудам, проводимого
на основании методики оценки кредитного
риска по фактически сформированному
кредитному портфелю.
Правильно сформированная и реализуемая кредитная политика позволяет достичь требуемого со стороны регулятора и
собственника уровня качества активов, что
способствует укреплению рентабельности
активов, банковской ликвидности и платежеспособности. Таким образом, кредитный
портфель по праву выступает значимым
объектом финансового управления кредитной организации.
Процесс организации банковского кредитования характеризуется специфическими особенностями, свойственными кредиту
как экономической категории и банку как
финансовому посреднику.
К основным чертам банковского кредитования следует относить:
• добровольный характер кредитных
отношений подразумевает возможность для заемщика получить кредит
в любом банке вне зависимости от
наличия текущего счета, а для банка – возможность выбора заемщика
на рыночных условиях в целях обеспечения максимальной доходности
вложений и минимального риска;
• договорной характер кредитных отношений обеспечивается заключением кредитного договора как юридической основы кредитной сделки,
регламентирующей основные права
и обязанности кредитора и заемщика;
• регуляторный характер кредитных
отношений определяется через нормы регулирования, вводимые в кредитную деятельность банка, с одной
стороны, регулирующими органами
через экономические нормативы; а
с другой стороны, закрепленные в
разработанной кредитной политике
банка.
Банковское кредитование осуществляется в условиях соблюдения определенных
принципов, выполнение которых позволяет минимизировать уровень банковского
кредитного риска. Базовыми принципами
банковского кредитования являются: срочность, платность, обеспеченность.
Срочность кредитования представляет
собой необходимую форму возвратности
кредита, означает, что кредит должен быть
возвращен в строго определенный срок.
Срок кредита является предельным временем нахождения ссуженных средств в хозяйстве заемщика, за пределами которого
искажается сущность кредита как экономической категории. Срок кредитования должен соответствовать времени завершения
кругооборота фондов заемщика, для обслуживания которого использовался кредит.
В макроэкономическом аспекте от соблюдения принципа срочности зависит
нормальное обеспечение общественного
воспроизводства денежными средствами,
достигается ритмичность производства и
реализации продукции. Для кредитной организации при соблюдении сроков кредитования обеспечивается требуемый уровень
ликвидности баланса, формируется источник выполнения долговых обязательств
перед кредиторами. Заемщик в результате
своевременного выполнения обязательств
по кредиту получает положительную кредитную историю, что открывает возможность получения в банке новых ссуд.
Платность кредита означает, что заемщик за временное использование кредитных ресурсов должен внести в банк определенную плату в виде ссудного процента
и комиссионных выплат по обслуживанию
кредита. Плата за кредит оказывает стимулирующее воздействие на заемщика:
побуждает его рационально вести хозяйственно-финансовую деятельность, эффективно использовать как собственные, так и
заемные средства. Коммерческий банк покрывает затраты по привлечению кредитных ресурсов и расходов по обслуживанию
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
кредита. Процентные доходы по предостав- регулирующих органов и в соответствии
ленным кредитам является основой форми- с внутренними требованиями кредитных
рования банковской прибыли.
организаций. Определение устойчивости
Принцип обеспеченности означает, что, кредитной организации с позиции анализа
помимо первичного обеспечения, отража- ее кредитного портфеля производится на
ющего целевую направленность кредита и основе специальных показателей, подразобеспечивающего возврат кредита по завер- деляемых на три группы:
шении кругооборота активов, для обслужи1-я группа – обязательные экономичевания которого использовался кредит, банк ские нормативы, установленные Банком
формирует вторичное обеспечение. В этом России [8];
случае в дополнение к кредитному догово2-я группа – оценочные показатели,
ру заключается договор обеспечения ссуды, установленные Банком России – учитываекоторый определяет порядок возмещения мые при оценке финансовой устойчивости
кредита в случае невозможности взыскания кредитной организации [9];
средств с заемщика. Формы обеспечения
3-я группа – внутренние показатели,
ссуды в виде залога, банковской гарантии, установленные кредитной организацией
поручительства, переуступки прав требова- самостоятельно для достижения поставний определены законодательно [7].
ленных целей.
Уровень соблюдения конкретной креРазработаем алгоритм формирования и
дитной организацией указанных принципов реализации политики управления кредит�� ������
����� «����������
� портфелем
����������
��� �����
�����банковского
кредитования
определяет тип����
ным
банка ��
с учетом
специфики
������� � ���������� �������� ���������� ��������� ��������� �����» ��выбранной кредитной политики – агрес- организации и регулирования деятельности
���������� ���� – ������������ ����������� �������� ���������� ������сивный, умеренный или консервативный.
кредитных организаций (рис. 1).
��� ��������� �����, ����������� ���������� ������������ ��������� ����
Управление
кредитным
портфелем
в
первом
этапе «Постановка цели
и
��������� ���������� (������������ �����На
��
��� ��������������
�������процессе
реализации
кредитной
политивытекающих
из
нее
задач
формирования
����� ����� �� ��������� � ��������� �����������, ������������� ���������
ки осуществляется
с учетом
требований
реализации политики управления кре�����������,
����������
����
�������) ��������.
1. ���������� ���� � ���������� �� ��� ����� ������������ �
���������� �������� ���������� ��������� ��������� �����
2. ������ ����������� ����������� ������ ���������
���������� ��������
3. ������������ ����������� ������ ���������
���������� ��������
4. ���������� ��� �� ���������� �������� ����������� ������
��������� ���������� ��������
5. ��������� ��� �� ���������� �������� ����������� ������
��������� ���������� ��������
5.1. ���� ����������
5.2. ���� �� ����������
5.1.1. �������� ��������
���������� ���������
��������� �����������
Источник: составлено автором.
��������: ���������� �������.
Рис. 1. Алгоритм формирования и реализации политики управления
x
x
���. 1. �������� ������������ � ���������� �������� ����������
кредитным портфелем банка
��������� ��������� �����
109
� ���������� �� ��� ������� ����� �������:
���������� ������� ����������� ����������� ������ ��������� ���������� ��������;
������������ ����������� ������ ��������� ���������� ��������;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
дитным портфелем банка» определяется
цель – формирование эффективной политики управления кредитным портфелем
банка, позволяющей обеспечить согласование интересов всех субъектов управления
(Центрального банка РФ как уполномоченный государством орган по отношению
к кредитной организации, собственников
кредитной организации, менеджеров всех
звеньев) и клиентов.
К вытекающим из нее задачам можно
отнести:
• проведение анализа фактических
показателей оценки состояния кредитного портфеля;
• планирование показателей оценки
состояния кредитного портфеля;
• разработка и реализация мер по
достижению плановых показателей оценки состояния кредитного
портфеля;
•
оценка достигнутых результатов и
при необходимости корректировка целей и/или мер по достижению
плановых показателей.
На втором этапе «Анализ фактических
показателей оценки состояния кредитного
портфеля» проводится анализ достигнутых
значений финансовых показателей оценки
качества активов (табл. 1).
Фактическое значение достигнутых показателей по предлагаемой автором методике оценивается по балльной оценке от 1
до 3, при этом значение «3» соответствует
агрессивному характеру проведения кредитной политики в части соблюдения конкретного показателя, значение «2» – умеренному, значение «1» – консервативному.
Финансовые показатели группы 1 «Обязательные экономические нормативы, установленные регулятором (Г1БА)» включает
следующие показатели:
Балльная и весовая оценка качества активов кредитной организации
Таблица 1
Уровень показателя
Наименование
показателя
Ед-ца
изм-я
Исх.
значения
Вес
показателя
Балл 1
высокий
Балл 2
средний
Балл 3
низкий
Вес
группы
1
2
3
4
5
6
7
8
1 группа - Обязательные экономические нормативы, установленные регулятором (Г1БА)
Максимальный размер риска на одного заемщика
(БА1.1)
%
3
≤ 25
-
> 25
Максимальный
размер
крупных кредитных рисков
(БА1.2)
%
3
≤ 800
-
> 800
Максимальный размер кредитов, банковских гарантий
и поручительств, предоставленных банком своим участникам (БА1.3)
%
2
≤ 50
-
> 50
Совокупная величина риска по инсайдерам банка
(БА1.4)
%
2
≤3
-
>3
110
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
Окончание табл. 1
1
2
3
4
5
6
7
2 группа - Оценочные показатели, установленные регулятором (Г2БА)
2
Показатель качества ссуд
(БА2.1)
%
3
≤4
>4и≤
12
> 12
Показатель
(БА2.2)
потерь
%
2
≤4
>4и≤8
>8
Показатель доли просроченных ссуд (БА2.3)
%
2
≤4
>4и≤8
>8
Показатель размера резервов на потери по ссудам и
иным активам (БА2.4)
%
3
≤ 10
> 10 и ≤
15
> 15
Показатель концентрации
крупных кредитных рисков
(БА2.5)
%
3
≤ 200
> 200 и
≤ 500
> 500
Показатель концентрации
кредитных рисков на акционеров (участников) (БА2.6)
%
3
≤ 20
> 20 и ≤
35
> 35
Показатель концентрации
кредитных рисков на инсайдеров (БА2.7)
%
2
≤ 0,9
> 0,9 и ≤
1,8
> 1,8
риска
3 группа - Внутренние показатели, установленные кредитной организацией (Г3БА)
< 45
< 19
Доля кредитов физическим
лицам в их общем объеме
(БА3.1)
%
2
< 21
< 1,2
< 2,2
Доля чистого кредитного
портфеля в активах (БА3.2)
Удельный вес проблемной
задолженности в совокупном кредитном портфеле
(БА3.3)
%
3
> 75
%
3
<2
Источник: составлено автором.
111
8
≥ 45 и ≤
55
≥ 19 и ≤
25
≥ 21 и ≤
27
≥ 1,2 и ≤
1,8
≥ 2,2 и ≤
2,8
≤ 75 и
≥ 60
≥2и≤5
3
> 55
> 25
> 27
> 1,8
> 2,8
< 60
>5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
•
«Максимальный размер риска на одного заемщика» (БА1.1) представляет собой фактическое значение обязательного норматива Н6 [8, гл. 4];
• «Максимальный размер крупных
кредитных рисков» (БА1.2) представляет собой фактическое значение
обязательного норматива Н7 [8, гл. 5];
• «Максимальный размер кредитов,
банковских гарантий и поручительств,
предоставленных банком своим участникам» (БА1.3) представляет собой
фактическое значение обязательного
норматива Н9.1 [8, гл. 6];
• «Совокупная величина риска по инсайдерам банка» (БА1.4) представляет собой фактическое значение обязательного норматива Н10.1 [8, гл. 7].
Обобщенный показатель по группе 1
«Обязательные экономические нормативы,
установленные регулятором» (Г1БА) представляет собой среднее взвешенное значение показателей БА1.1, БА1.2, БА1.3, БА1.4,
рассчитанное по следующей формуле:
4
Г1БА =
∑ ( балл × вес )
i =1
i
i
4
∑ вес
i =1
,
(1)
i
где баллi – оценка от 1 до 3 соответствующего показателя по настоящей методике
(балльная оценка);
весi – оценка по шкале относительной значимости от 1 до 3 соответствующего показателя, установленной в настоящей методике.
Финансовые показатели группы 2 «Оценочные показатели, установленные регулятором (Г2БА)» включает следующие показатели:
• «Качество ссуд» (БА2.1) представляет собой фактическое значение показателя ПА1 [9, п. 3.2.1];
• «Риск потерь» (БА2.2) представляет
собой фактическое значение показателя ПА2 [9, п. 3.2.2];
• «Доля просроченных ссуд» (БА2.3)
представляет собой фактическое
значение показателя ПА3 [9, п.
3.2.3];
• «Размер резервов на потери по ссудам и иным активам» (БА2.4) представляет собой фактическое значение показателя ПА4 [9, п. 3.2.4].
• «Концентрация крупных кредитных
рисков» (БА2.5) представляет собой
фактическое значение показателя
ПА5 [9, п. 3.2.5];
• «Концентрация
кредитных
рисков на акционеров (участников)»
(БА2.6) представляет собой фактическое значение показателя ПА6 [9,
п. 3.2.6];
• «Концентрация кредитных рисков
на инсайдеров» (БА2.7) представляет собой фактическое значение показателя ПА7 [9, п. 3.2.7].
Обобщенный показатель по группе 2
«Оценочные показатели, установленные регулятором» (Г2БА) представляет собой среднее взвешенное значение показателей БА2.1,
БА2.2, БА2.3, БА2.4, БА2.5, БА2.6 и БА2.7,
рассчитанное по следующей формуле:
7
( баллi × весi )
∑
i =1
(2)
Г 2 БА =
,
7
∑ весi
i =1
где баллi – оценка от 1 до 3 соответствующего показателя по настоящей методике
(балльная оценка);
весi – оценка по шкале относительной значимости от 1 до 3 соответствующего показателя, установленной в настоящей методике.
Финансовые показатели группы 3 «Внутренние показатели, установленные кредитной организацией (Г3БА)» включает
следующие показатели:
• «Доля кредитов физическим лицам в
их общем объеме» (БА3.1) определяется на основе консолидированной
финансовой отчетности анализируемого банка по международным
стандартам финансовой отчетности,
оценивается по кластерным группам
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
на основе средних значений, достигнутых в анализируемом году [10];
• «Доля чистого кредитного портфеля
в активах» (БА3.2) определяется на
основании данных Бухгалтерского
баланса в составе годовой отчетности анализируемого банка;
• «Удельный вес проблемной задолженности в совокупном кредитном
портфеле» (БА3.3) определяется на
основе консолидированной финансовой отчетности анализируемого
банка по международным стандартам финансовой отчетности [10].
Обобщенный показатель по группе 3
«Внутренние показатели, установленные
кредитной организацией» (Г3БА) представляет собой среднее взвешенное значение
показателей БА3.1, БА3.2 и БА3.3, рассчитанное по следующей формуле:
3
( баллi × весi )
∑
i =1
(3)
Г 3БА =
,
3
∑ весi
i =1
где баллi – оценка от 1 до 3 соответствующего показателя по настоящей методике
(балльная оценка);
весi – оценка по шкале относительной значимости от 1 до 3 соответствующего показателя, установленной в настоящей методике.
Итоговая оценка эффективности реализуемой финансовой политики кредитной
организации по качеству активов осуществляется на основе совокупного показателя
(БА), который представляет собой среднее
взвешенное значение обобщенных показателей Г1БА, Г2БА и Г3БА, рассчитанное по
следующей формуле:
3
( баллi × весi )
∑
,
БА = i =1 3
(4)
∑ весi
i =1
где баллi – оценка от 1 до 3 соответствующего показателя по настоящей методике
(балльная оценка);
весi – оценка по шкале относительной
значимости от 1 до 3 соответствующего показателя, установленной в настоящей методике.
При оценке эффективности реализации
банком кредитной политики следует учитывать, что интересы субъектов управления
и клиентов отражаются разными группами
показателей, что связано со специфическими целями указанных субъектов (табл. 2).
Центральный банк РФ как уполномоченный государством орган по отношению
к кредитной организации выступает внешним по отношению к кредитной организации субъектом ее управления. Его специфические интересы определены действующим
законодательством – обеспечение устойчивости банковской системы в целом через
обеспечение устойчивости каждой отдельно взятой кредитной организации [11].
Интересы собственников кредитной организации лежат в сфере целей создания кредитной организации. Менеджеры участвуют
в прибылях кредитной организации соразмерно своему трудовому вкладу через коэффициент участия; экономические интересы
топ-менеджеров простираются до возможности перехода в ранг собственника [12].
Клиенты заинтересованы в сотрудничестве с конкурентоспособной финансово
устойчивой кредитной организацией.
На третьем этапе «Планирование показателей оценки состояния кредитного
портфеля» на основе проведенного анализа состояния фактически сформированного
кредитного портфеля банка осуществляется
планирование обозначенных выше показателей на уровне, соответствующем целям
кредитной организации при условии выполнения требований регулирующих органов.
В процессе планирования размера и качества кредитного портфеля следует учитывать воздействие следующих групп факторов:
• макроэкономические: уровень развития национальной экономики,
определяющий потребность эконо113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
мических субъектов в кредитных
продуктах; денежно-кредитная политика Банка России, влияющая на
объемы кредитных операций и уровень процентных ставок;
• мезоэкономические: инвестиционная привлекательность обслуживаемого региона; кредитный потенциал
региональной банковской системы;
отраслевая принадлежность клиентов, уровень их финансового состояния и потребности в кредитных
продуктах;
• микроэкономические: величина собственных средств (капитала) кредитной организации, влияющая на масштабы кредитных операций; состав
и структура обязательств, являющихся кредитными ресурсами, и пр.
В ходе изучения воздействия всех перечисленных факторов необходимо исследо-
вать возможность возникновения любых
видов рисков – как внешних, так и внутренних – и предусматривать применение оптимальных методов управления ими.
К наиболее распространенным методам
управления банковскими кредитными рисками относятся:
• метод оценки, измерения и прогнозирования через оценку кредитоспособности заемщика на предварительном этапе и оценку качества
сформированного кредитного портфеля [13];
• метод предупреждения риска путем
отбора и оценки кредитных специалистов, организации учебных программ
по повышению их квалификации, совершенствования методических разработок по оценке кредитного риска;
• метод лимитирования риска через
соблюдение обязательных экономи-
Таблица 2
Перечень обобщенных показателей для определения уровня соблюдения
интересов субъектов управления и клиентов в процессе реализации политики
управления кредитным портфелем банка
ОбобщенСубъекты
Название группы
ные показатели
1-я группа «Обязательные экономические нормативы, установленные регулятором по качеГ1БА
Центральный банк РФ
ству активов»
(регулятор)
2-я группа «Оценочные показатели, установленГ2БА
ные регулятором по качеству активов»
1-я группа «Обязательные экономические нормативы, установленные регулятором по качеГ1БА
ству активов»
Собственники и ме2-я группа «Оценочные показатели, установленГ2БА
неджеры кредитной
ные регулятором по качеству активов»
организации
3-я группа «Внутренние показатели, установленные кредитной организацией по качеству
Г3БА
активов»
1-я группа «Обязательные экономические норКлиенты кредитной
мативы, установленные регулятором по качеГ1БА
организации
ству активов»
Источник: составлено автором.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
ческих нормативов Банка России,
ограничивающих размещение ресурсов в банковские кредитные операции [8];
• метод избежания риска в результате отказа от выдачи сомнительных
ссуд;
• метод диверсификации риска путем структурирования кредитного
портфеля;
• метод удержания риска через создание структурных подразделений по
работе с проблемными кредитами,
приостановки кредитной деятельности в высоко рискованных отраслях;
• метод самострахования путем ежемесячного вынесения профессионального суждения по выданным ссудам
и формирования на его основе специального резерва на возможные потери по ссудам [13].
Обязательные экономические показатели, определяющие состояние кредитного
портфеля, рассчитываются ежемесячно, в
связи с чем период планирования уровня
значений данных показателей целесообразно устанавливать не реже, чем 1 раз в месяц.
Планы по выбранным банком самостоятельно внутренним показателям оценки
состояние кредитного портфеля пересматриваются в соответствии с финансовой
политикой кредитной организации, реализуемой стратегией и исходя из текущего
финансового состояния.
На четвертом этапе «Разработка мер
по достижению плановых показателей
оценки состояния кредитного портфеля»
предлагается организация индивидуального мониторинга каждого заемщика ответственным сотрудником банка с момента
принятия положительного решения по выдаче ссуды до ее полного погашения.
Мониторинг заемщика целесообразно
проводить по следующим основным направлениям: мониторинг залога (при наличии) – визуальный и по документам
контроль наличия, качества, сохранности
и соответствия заложенного имущества
условиям заключенного договора о залоге;
мониторинг финансового состояния заемщика; мониторинг кредитовых оборотов по
счетам заемщика; мониторинг выполнения
заемщиком прочих условий в соответствии
с договором кредитования.
Эффективность проведения мониторинга зависит от следующих условий:
• с установленной условиями кредитования регулярностью банк должен получать информацию, позволяющую своевременно обнаружить
нарушения заемщиком условий
кредитного договора и другие предпосылки, которые могут привести к
дефолту заемщика;
• соблюдение кредитной организацией нормативных требований Банка
России в части регулярной оценки
кредитного риска, формирование
величины резерва на возможные потери по ссудам и создание официального кредитного досье заемщика.
Предложенные мероприятия, проводимые по всем выданным кредитам, будут способствовать повышению качества
фактически сформированного кредитного
портфеля и создадут условия для повышения эффективности деятельности кредитной организации.
На пятом этапе «Внедрение мер по достижению плановых показателей оценки
состояния кредитного портфеля» проводится реализация разработанных мероприятий по улучшению состояния кредитного
портфеля банка.
В случае достижения плановых показателей следует признать реализованные
мероприятия по улучшению состояния кредитного портфеля банка и политику управления активами эффективными.
Если плановые значения показателей
не достигнуты, необходимо вновь проанализировать сложившуюся ситуацию и
выявить причины отклонений, в случае
необходимости пересмотреть политику
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
управления активами, откорректировать в
соответствии с ней плановые значения показателей и пересмотреть мероприятия по
их достижению.
Следование предлагаемому алгоритму в
процессе формирования и реализации политики управления кредитным портфелем
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
банка позволит не только оценить уровень
выполнения обязательных и оценочных показателей, установленных регулятором, но
и определить тип проводимой кредитной
политики и его соответствие интересам
собственника банка, заявленным на этапе
ее разработки.
Список использованных источников
Cинки Дж.Ф. Управление в коммерческих
банках. М.: Catallaxy, 2000. 828 с.
Роуз П.С. Банковский менеджмент / пер.
с англ. со 2-го изд. М.: «Дело ЛТД», 1995.
768 с.
Деньги. Кредит. Банки : учебник для вузов / Е.Ф. Жуков, Н.М. Зеленкова, Л.Т. Литвиненко ; под ред. проф. Е.Ф. Жукова. М.:
ЮНИТИ-ДАНА, 2008. 703 с.
4. Банковское дело : учебник / О.И. Лаврушин, И.Д. Мамонова и др. ; под ред.
О.И. Лаврушина. 2-е изд., перераб. и доп.
М.: Финансы и статистика, 2010. 672 с.
Кабушкин С.Н. Управление банковским
кредитным риском : учеб. пособие. М.:
Новое знание, 2004. 336 с.
Стоянова Е.С. Финансовый менеджмент:
теория и практика : учебник / под ред.
Е.С. Стояновой. 5-е изд., перераб. и доп.
М.: Изд-во «Перспектива», 2003. 656 с.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ.
в силу с 22.08.2014) // СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф.
[Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi
?req=doc;base=LAW;n=166145;dst=0;ts=C
0799A61707DAC0E969033FC1DDB3DF8
;rnd=0.198046858715628.
Об обязательных нормативах банков.
Инструкция Банка России от 03.12.2012
N 139-И (ред. от 30.05.2014) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»:
Законодательство: Версия Проф. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://
base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req
=doc;base=LAW;n=164615;dst=0;ts=2B4
1E473CEA040530370AC381AA3204F;r
nd=0.20644891434501234.
116
9.
10.
11.
12.
13.
Об оценке экономического положения банков. Указание Банка России
от 30 апреля 2008 г. N 2005-У (ред. от
11.06.2014) // СПС «КонсультантПлюс»:
Законодательство: Версия Проф. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://
base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req
=doc;base=LAW;n=165752;dst=0;ts=2B4
1E473CEA040530370AC381AA3204F;r
nd=0.5770504104441694.
Официальный сайт Центрального банка
Российской Федерации [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.cbr.ru.
О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России). Федеральный
Закон от 26.04.1995 № 86-ФЗ (ред. от
21.07.2014) // СПС «КонсультантПлюс»:
Законодательство: Версия Проф. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://
base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req
=doc;base=LAW;n=166058;dst=0;ts=2B4
1E473CEA040530370AC381AA3204F;r
nd=0.8090758441228818.
Шатковская Е.Г., Веретенникова О.Б. Формирование кадровой политики кредитной
организации как условие повышения ее
стоимости // Вестн. Омск. ун-та. Серия
«Экономика». 2013. № 3. С. 119–123.
О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной
к ней задолженности. Положение Банка
России от 26.03.2004 N 254-П (ред. от
30.05.2014) // СПС «КонсультантПлюс»:
Законодательство: Версия Проф. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://
base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req
=doc;base=LAW;n=165341;dst=0;ts=2B4
1E473CEA040530370AC381AA3204F;r
nd=0.47762519475749077.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
С.В. Барулин, д-р экон. наук, профессор,
г. Саратов,
А.Ю. Казак, д-р экон. наук, профессор,
Ю.Э. Слепухина, д-р экон. наук, доцент,1
г. Екатеринбург
ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГОВЫХ ЛЬГОТ НА ОСНОВЕ ИХ ОЦЕНКИ
В статье обосновываются необходимость и значимость для государства и налогоплательщиков создания системы мониторинга налоговых льгот (преференций) на основе
оценки их результативности и эффективности с целью принятия решений об отмене или
трансформации и продлении действующих налоговых льгот. Конкретизируются объекты
оценки и мониторинга в разрезе их групп: социальные, инвестиционные и общие (общестимулирующие) налоговые льготы, а также уточняются понятия их результативности и
эффективности. Разработаны и предложены авторские подходы и методы, критерии и показатели оценки результативности и эффективности социальных налоговых льгот, инвестиционных налоговых льгот и общих (общестимулирующих) налоговых льгот. Предложены
алгоритм, поэтапная последовательность процедуры формализованной оценки и принятия
решений по ее результатам.
Ключевые слова: налоговые льготы, результативность, эффективность, алгоритм оценка,
мониторинг, критерии, показатели, предельные значения, критериальные уровни.
В методологическом плане следует отметить неправомерность сложившегося
в современных условиях подхода к налоговому регулированию и, в частности,
налоговым льготам. Нормой становится
ситуация, когда для обеспечения «ускоренного» развития той или иной отрасли
или сферы деятельности считается необходимым и достаточным «обосновать»
Барулин Сергей Владимирович – доктор экономических наук, профессор кафедры налогов и налогообложения Саратовского социально-экономического
института Российского экономического университета
имени Г. В. Плеханова; e-mail: barulinsv@mail.ru.
Казак Александр Юрьевич – доктор экономических
наук, профессор, заведующий кафедрой финансов,
денежного обращения и кредита Института Высшая
школа экономики и менеджмента Уральского федерального университета имени первого Президента
России Б. Н. Ельцина; e-mail: akazak@k66.ru.
Слепухина Юлия Эдуардовна – доктор экономических
наук, профессор кафедры финансов, денежного обращения и кредита Института Высшая школа экономики
и менеджмента Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина;
e-mail: julya.slepuhina@yandex.ru.
1
целесообразность применения налоговых
льгот. Их действующий (и предлагаемый к
принятию) перечень настолько же широк,
насколько алогичен.
Массовое учреждение и применение налоговых льгот, бесконечно опрокинутых в
будущее, не только «компрометирует» их
первоначальное экономическое назначение, но и оказывает негативное воздействие
в целом на экономику. Это, по существу, и
происходит сегодня.
В общем плане налоговая политика
государства должна быть нейтральной.
В соответствии с этим применение налоговых льгот должно быть исключением, а также распространяться только на
те сферы деятельности, стимулирование
«прорыва» в развитии которых может
обеспечить стабилизацию всей экономики. Поэтому в каждый конкретный
момент должны быть четко определены
приоритеты в учреждении и применении
налоговых льгот. Их одновременное действие для разнообразных сфер деятельно117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
сти неэффективно с позиций экономики
в целом. Льготы следует ограничивать во
времени, а эффективность их применения
подвергать строгой независимой экспертной оценке.
Особый интерес в условиях специфики развития России на современном этапе
может представлять изучение опыта развитых западных стран в сфере использования
финансовых отношений [3]. Как известно,
при построении экономической модели
государства на Западе использовались две
основные теории: посткейнсианство и неоконсерватизм.
В основе теории посткейнсианцев лежит
жесткое государственное регулирование
экономики. Неоконсерваторы выступают
за постепенный отход от государственного
регулирования национальных экономик и
снижение величины национального дохода,
перераспределяемого через государственный бюджет.
Происходящие в России процессы прежде всего обусловливают интерес к сущности теории неоконсерватизма, основными
чертами которой являются:
• ограничение экономической роли
государства и его вмешательства в
экономическую жизнь;
• использование рыночного механизма в целях стимулирования производства, его эффективности и конкурентоспособности;
• создание благоприятных условий
для предпринимательства, увеличение числа занятых в этой сфере.
В области финансовой политики неоконсерваторы выступают за активное
использование налоговых, бюджетных,
денежно-кредитных рычагов и стимулов,
в совокупности обеспечивающих рост
сбережений и накоплений – главного источника промышленного инвестирования.
Основными методами налогового регулирования выступают ставки налогообложения, налоговые льготы и таможенные
пошлины.
Регулирование экономики при помощи
налогов сопряжено с тем, что посредством
изъятия прибыли через налоги возможности инвестирования сокращаются. В свою
очередь, это вызывает снижение темпов
производства. Уменьшение же налогового
бремени, наоборот, позволяет увеличить
объемы инвестирования и, соответственно,
ускорить темпы экономического роста. Поэтому повышение налогов рассматривается
неоконсерваторами как сдерживание процессов производства, а их снижение – как
стимулирование. Таким образом, налоговое
регулирование активно используется для
сглаживания циклических колебаний в рамках национальных экономик.
Так, например, в США в 1962 г., в период
экономического спада экономики, был принят специальный закон, согласно которому
при использовании прибыли на инвестиции
инвестор получал налоговую скидку в размере 7 %. Это способствовало ускоренному
развитию промышленного производства.
В 1968 г., когда вновь обозначилась угроза
экономического кризиса, конгресс США
принял решение о повышении на 10 % федерального подоходного налога и на 10 % –
налога на прибыль корпораций. На следующий год положение в экономике стабилизировалось, и была отменена налоговая
льгота инвесторам, а также снижены вдвое
надбавки по налогу на корпорации и подоходному налогу на физических лиц. В ФРГ,
например, начиная с 50-х гг. прошлого века,
почти каждые два года проводятся полные
или частичные налоговые реформы. При
этом регулярный пересмотр налогового законодательства обусловлен постоянным изменением экономической конъюнктуры [3].
Следует отметить, что важным видом
налогового регулирования в развитых западных странах являются налоговые льготы. Посредством применения системы налоговых льгот, государство стимулирует
предпринимателей осуществлять необходимые капитальные вложения (за счет высвободившихся от налогообложения средств)
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
в нужные для экономики страны отрасли и
сферы деятельности. Перечень налоговых
льгот довольно обширен. В зависимости от
социально-экономической ситуации налогами может не облагаться прибыль, предназначенная для финансирования благотворительных и религиозных организаций, субсидирования партий, рекламы, издержек по
представительству, взносов на научно-исследовательские цели, страхования жизни
и т. д. и т. п.
Таможенные пошлины как метод налогового регулирования экспортных и импортных операций широко применяются во
всех развитых странах.
Механизм государственного манипулирования таможенными пошлинами весьма
прост. В том случае, когда государство заинтересовано в увеличении импорта, оно
резко снижает импортные пошлины или
освобождает от обложения ими отдельные
группы и виды товаров. Напротив, если
государство проводит протекционистскую
политику с целью обеспечения защиты
внутреннего рынка, им устанавливаются
высокие пошлины на ввозимые товары. На
отдельные виды товаров таможенные пошлины могут быть настолько высокими,
что их импорт прекращается совсем. В этих
условиях такие товары, по сути дела, неконкурентоспособны на внутреннем рынке,
а следовательно, экономически невыгодны.
В ряде стран, таких как Германия, Япония, экономика которых активно работает
на внешний рынок, государство всецело
стимулирует данный процесс, освобождая
экспортеров от уплаты не только таможенных пошлин, но и подоходного налога и
т. п., а также выдает экспортерам специальные премии, стимулируя тем самым увеличение экспорта.
Отмечая положительное влияние развернутой системы налоговых льгот на повышение эффективности национальных
экономик западных стран, необходимо
предостеречь имеющиеся попытки слепого
копирования данного опыта в современ-
ных российских условиях. К полноценному манипулированию системой налоговых
льгот государство может прибегнуть лишь
в условиях относительной бюджетной стабилизации, означающей начало процесса
оживления экономики. Но в современных
условиях негативных последствий санкций
Евросоюза, конечно же, об оживлении экономики пока говорить рано: сокращение поступлений в бюджет таможенных пошлин
и сборов, невозможность рефинансировать свои кредиты в западных банках, рост
курса доллара и снижение цен на нефть,
общий экономический спад, снижение доходов предприятий и, как следствие, сокращение поступлений налоговых платежей
в бюджет – все это естественным образом
влечет за собой увеличение дефицита государственного бюджета и необходимость его
покрытия, в том числе за счет ужесточения
налоговой политики.
В связи с чем для России остается актуальной проблема мониторинга налоговых
льгот (преференций) на основе оценки их
результативности и эффективности. Это
обусловлено тем, что современное налогообложение предусматривает широкое и не
всегда обоснованное использование льгот
и преференций практически по всем налогам и сборам, что, с одной стороны, выгодно налогоплательщикам и стимулирует их,
но, с другой стороны, усложняет механизм
налогообложения, исчисления, уплаты налогов и контроля со стороны уполномоченных государственных органов.
Поэтому в настоящее время во многих
странах назрела необходимость решения
следующих задач в области налогового
льготирования: оптимизации системы налоговых льгот; организации полноценной
системы мониторинга налоговых льгот;
разработки более совершенных подходов
и методов оценки их результативности и
эффективности, по результатам которой
будут приниматься решения со стороны государства об отмене или трансформации и
продлении действующих налоговых льгот,
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
а со стороны налогоплательщиков – об использовании или неиспользовании права
на ту или иную налоговую льготу (преференцию). Это позволит также осуществлять
достоверную оценку потерь налоговых доходов в результате применения налоговых
льгот и учитывать их в качестве налоговых
расходов государства при планировании
(разработке) бюджетов бюджетной системы страны.
Для разработки и внедрения в практику такой системы мониторинга необходимо решить ряд частных вопросов,
касающихся его объектов и субъектов,
периодичности мониторинга и оценки, состава оценочных критериев и показателей
результативности и эффективности, идентификации рисков, связанных с этим процессом, информационного обеспечения и
алгоритма оценки и принятия решений по
ее результатам [1, 2, 4].
Объектом оценки и мониторинга результативности и эффективности выступают
налоговые льготы (преференции). Последними следует считать определенные преимущества, предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков, по сравнению с другими налогоплательщиками, позволяющие не уплачивать или уплачивать
налог в меньшем размере, то есть дающие
законное право на уменьшение налоговых
платежей для достижения определенных
государством целей.
Целесообразно расширить состав объектов оценки и мониторинга налоговых льгот
(преференций) путем, во-первых, включения в них налоговых преференций, напрямую не связанных с налоговым льготированием и имеющих к нему косвенное отношение, например, консолидация финансовой
отчетности для целей налогообложения
прибыли, ускоренная амортизация, налоговые кредиты и др.; во-вторых, оценки и мониторинга льгот по другим обязательным
(фискальным) платежам в бюджет, которые
во многих странах законодательно не относятся к неналоговым доходам, но по своей
природе и сущности являются платежами
налогового типа, например обязательные
взносы в государственные социальные
внебюджетные фонды (пенсионный, социального, медицинского страхования, занятости), таможенные пошлины (платежи),
платежи за пользование лесными ресурсами. Поэтому в дальнейшем под общим
термином «налоги» будут подразумеваться
все платежи налогового типа (налоги, сборы и другие обязательные платежи), а под
общим термином «налоговые льготы» – все
льготы и преференции по названным налоговым платежам.
В мировой теории и практике приняты различные подходы к классификации
(группировке) налоговых льгот. Чаще всего
выделяют две группы льгот: налоговые освобождения и налоговые скидки (вычеты).
К налоговым освобождениям относятся
освобождения от уплаты налога (полные
или частичные) отдельных категорий налогоплательщиков, видов доходов, операций
от реализации недвижимого и движимого
имущества, применение пониженных налоговых ставок, включая ставку 0 %, и т. д.
Налоговые скидки предполагают возможность уменьшения отдельными категориями налогоплательщиков налоговой базы
путем вычета из объекта налогообложения
или базового показателя определенных
сумм доходов, расходов, имущества, например, вычеты на детей, на продажу имущества (скидки на доходы), целевые, социальные, имущественные, инвестиционные,
амортизационные и другие вычеты (скидки
на доходы), налоговый кредит, скидки на
«истощение недр», ускоренная амортизация и др.
Однако для целей оценки и мониторинга их результативности и эффективности
необходима также группировка налоговых
освобождений и скидок (вычетов) на три
группы: социальные, инвестиционные и
общие (общестимулирующие) налоговые
льготы. Это связано с тем, что при оценке
результативности и эффективности нельзя
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
применять единый подход к построению
оценочных критериев и показателей в силу
специфики (различий в значимости, целях,
результатах и т. д.) каждой из названных
трех групп налоговых льгот. Единые подходы можно разработать только в отдельности для каждой группы социальных, инвестиционных и общих льгот.
Социальные налоговые льготы – это налоговые преимущества, предоставляемые
отдельным категориям налогоплательщиков по налогам с физических лиц с целью
финансовой поддержки населения в рамках
реализации социальной политики государства, а также налогоплательщикам-организациям по отдельным видам социальных
расходов и операций по реализации ими
социально значимых товаров при налогообложении юридических лиц с целью стимулирования развития социально ориентированного бизнеса. К социальным льготам
относятся все налоговые освобождения и
налоговые скидки по налогу на доходы физических лиц (подоходному налогу), налогам на недвижимое и движимое имущество
физических лиц, а также пониженные ставки по налогу на добавленную стоимость
или налогу с продаж при реализации социально значимых товаров и по обязательным
страховым взносам, вычеты расходов социального характера по налогу на прибыль
организаций.
Инвестиционные налоговые льготы
представляют собой совокупность преимуществ налогоплательщикам – инвесторам в
виде налоговых освобождений и налоговых
скидок, направленных на стимулирование
инвестиционной активности бизнеса. В их
состав можно включить «налоговые каникулы» инвесторам по налогу на прибыль;
ускоренную амортизацию и амортизационную премию; инвестиционные налоговые скидки (вычеты) на осуществление
при налогообложении прибыли расходов
на НИОКР, списание убытков на будущее
(если они связаны с инвестициями), на приобретение новых основных средств и тех-
нологий; вычеты из облагаемых доходов
расходов на поиск, разведку и подготовку
к разработке новых месторождений полезных ископаемых, а также инвестиционных
расходов на «истощение» недр для добычи
полезных ископаемых из действующих месторождений; инвестиционный налоговый
кредит (предполагает уменьшение налоговых платежей в течение ряда лет при осуществлении инвестиций) и другие.
Общие (общестимулирующие) налоговые льготы – это все остальные налоговые
преимущества, которые напрямую не относятся к социальным и инвестиционным
налоговым освобождениям и скидкам, а
установлены с целью общей финансовой
поддержки и стимулирования развития
льготных категорий налогоплательщиков и
(или) видов деятельности.
Организация и проведение оценки и мониторинга, принятие решений по их результатам и доведение этих решений до практической реализации должны осуществляться
государственными финансовыми органами
федерального (центрального) и регионального уровня, соответственно, первыми – в
отношении льгот по федеральным (общенациональным), региональным, местным
налогам, а вторыми – в отношении льгот
по региональным и местным налогам. На
Министерство финансов должна быть возложена обязанность разработки единой
методологической, организационной, процедурной и методической базы процесса
мониторинга налоговых льгот на предмет
их результативности и эффективности, а
также координации мониторинговой деятельности в едином налоговом пространстве страны.
Необходимо также определиться с периодом времени, в течение которого будет
производиться оценка результативности и
эффективности налоговых льгот и приниматься решения по их пересмотру. Вряд ли
такую оценку нужно проводить ежегодно,
так как налогоплательщику требуется время
для адаптации к вновь введенным налого121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
вым льготам и принятия решений. Следует
также учитывать специфику льгот. Поэтому
период оценки инвестиционных налоговых
льгот должен составлять 5 лет – общепринятый в мире период принятия налогоплательщиком инвестиционных решений и
осуществления капитальных вложений. По
всем прочим группам и видам налоговых
льгот таким периодом должен быть период
бюджетного планирования – 3 года.
Наиболее сложной, трудоемкой и одновременно ответственной частью процесса внедрения и проведения мониторинга
является разработка системы оценочных
критериев (показателей) и сама процедура
оценки на ее основе результативности и эффективности налоговых льгот.
Под результативностью последних следует понимать достижение предполагаемых целей, выраженных в определенных
результатах, для обеспечения которых налоговые льготы были установлены. В этой
связи возникает проблема правильного количественного выражения и измерения результатов с помощью критериев и показателей, в полной мере характеризующих цели
введения льгот, а также достаточности или
недостаточности достигнутого значения
результатов. У одной льготы может быть не
один, а несколько результатов.
Под эффективностью налоговой льготы
следует понимать ее целесообразность с
точки зрения приемлемой затратоемкости
достижения определенного ожидаемого и
(или) запланированного результата (результатов), то есть это соотношение результата
с расходами на его обеспечение. При оценке эффективности также необходимо определить, что следует понимать под расходами и какой уровень эффективности можно
считать приемлемым или неприемлемым
путем определения соответствующих ориентиров (нормативных или предельных
значений показателей).
Таким образом, если оценка результативности налоговых льгот должна дать
ответ на вопрос, достигнуты ли цели их
введения, то оценка эффективности – с каким уровнем потерь для бюджета и (или)
выгод для экономики страны и налогоплательщиков эти цели были достигнуты или
недостигнуты. Поэтому алгоритм, последовательность процедуры оценки налоговых
льгот и принятия решений по ее результатам должны включать следующие этапы:
1) оценка их результативности: если
результата (результатов) нет или он (они)
не соответствуют ожидаемым параметрам,
то принимается решение об отмене либо
существенном изменении направленности
или элементов налоговой льготы; если результативность достаточная, то проводится
оценка эффективности;
2) оценка эффективности результатов: если ее уровень соответствует приемлемому, нормативному, то действие налоговой льготы продляется на следующий
период; если уровень эффективности ниже
требуемого (приемлемого, нормативного),
то льгота отменяется либо существенно
трансформируется по элементам.
Конкретные результаты, потери и выгоды, подходы к построению, расчету и определению норм показателей результативности и эффективности должны определяться
и разрабатываться по каждой из названных
ранее групп налоговых льгот, а также по отдельным их видам. Если в процессе оценки
используется несколько показателей результативности и эффективности, то необходимо применять метод балльной оценки
(взвешивания их влияния на конечный результат).
Оценка социальных налоговых льгот.
Объектом их оценки должны быть социальные результативность и эффективность, отличающиеся от их экономических аналогов
сложностью количественного выражения
цели и ее результатов. В качестве таких социальных результатов можно назвать улучшение финансового положения путем увеличения доходов малообеспеченных слоев
населения, пенсионеров, инвалидов и лиц,
имеющих на иждивении несовершеннолет-
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
них детей, повышение доступности жилья,
коммерческого обучения и дорогостоящего
медицинского обслуживания, увеличение
социальных расходов организаций, развитие социальной сферы и т. д. Критерии и
показатели результативности и эффективности социальных льгот нужно разделить
на две группы: по налогам с физических
лиц и по налогам с организаций.
Критериями результативности социальных налоговых льгот по налогам с физических лиц, направленных на финансовую
поддержку малообеспеченных и других
категорий налогоплательщиков, являются
потребность в этих льготах и их существенность для налогоплательщиков. Оценка результативности должна проводиться как
в целом по данной группе льгот, так и по
отдельным их видам в отношении соответствующих категорий налогоплательщиков.
Потребность в таких льготах может
быть выражена через показатели доли (в
процентах) населения, денежные доходы
которого не превышают определенного в
стране минимума доходов (оплаты труда) с
учетом и без учета налоговых льгот, в общей численности населения. Абсолютное
значение этих показателей будет косвенно
характеризовать потребность в социальных
льготах, а разница между ними – результативность или нерезультативность. Значимое (в соответствии с требуемым, прогнозным уровнем) снижение величины первого
показателя за анализируемый период и увеличение разницы между этими показателями при введении новых или изменении действующих льгот будет свидетельствовать
об их результативности, и наоборот.
Существенность для налогоплательщиков социальных налоговых льгот рассматриваемой группы можно определить
показателями: годовой и (или) среднемесячной суммы экономии на налогах; удельного веса этой экономии в годовых и (или)
среднемесячных доходах льготируемых
категорий населения; отношения суммы
экономии на налогах к стоимости общей и
(или) специальной минимальной потребительской корзины (покупательной способности экономии на налогах). Соответствие
значений этих показателей отечественным
или международным стандартам и их увеличение (при введении новых или замене
действующих льгот) будет означать их результативность, и наоборот.
Эффективность результативных социальных налоговых льгот по налогам с физических лиц должна характеризовать целесообразность их установления и функционирования с позиций потерь бюджетных
доходов, принимающих для государства
форму налоговых расходов. Критерием
эффективности может выступать степень
влияния этих льгот на бюджетные доходы
и дефицит бюджета, а показателями могут
быть отношение (в процентах) названных
сумм бюджетных потерь (налоговых расходов) к общей сумме доходов соответствующего бюджета, к общей сумме налоговых
расходов и к сумме дефицита бюджета;
увеличение бюджетного дефицита (в процентах к общей сумме доходов) с учетом
социальных налоговых льгот по сравнению
с дефицитом бюджета без учета этих налоговых льгот. Необходимо определить некие предельные значения этих показателей,
превышение которых будет основанием для
признания таких социальных налоговых
льгот неэффективными.
Критериями (показателями) результативности социальных налоговых льгот по
налогам с организаций являются положительная или не снижающаяся динамика
роста определенных социальных расходов
организаций и развития отдельных сегментов социальной сферы. Для оценки результативности можно использовать как анализ
соответствующих фактических темпов роста натуральных и стоимостных показателей за мониторинговый период, так и сравнение фактических темпов с их плановыми
(прогнозными) значениями, принятыми в
планах (прогнозах) социально-экономического развития страны и ее регионов, хо123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
зяйствующих субъектов. В обоих вариантах отрицательные значения приростных
показателей будут свидетельствовать о нерезультативности рассматриваемых налоговых льгот.
Критерием эффективности таких результативных социальных льгот является
их экономическая целесообразность для
государства с точки зрения понесенных потерь доходов бюджетной системы. Он мо-
жет быть выражен показателями (коэффициентами) отношения темпов роста (снижения) анализируемых социальных расходов и (или) сегментов социальной сферы
к темпам роста (снижения) бюджетных
потерь налоговых расходов от применения
этих налоговых льгот. Значение этих показателей меньше единицы будет говорить о
неэффективности социальных налоговых
льгот по налогам с организаций.
Критерии и показатели оценки результативности и эффективности
социальных налоговых льгот
Результативность
1. Критерии – потребность в льготах и их существенность для налогоплательщиков.
Показатели:
1) доля (в процентах) населения, доходы которого не превышают принятого минимума
доходов (оплаты труда) с учетом налоговых
льгот, в общей численности населения;
2) доля (в процентах) населения, доходы которого не превышают принятого минимума
доходов (оплаты труда) без учета налоговых
льгот, в общей численности населения;
3) годовая или среднемесячная сумма экономии на налогах от применения льгот;
4) удельный вес экономии на налогах в сумме
годового или среднемесячного дохода льготируемых категорий населения;
5) покупательная способность экономии на
налогах (отношение ее суммы к стоимости
минимальной потребительской корзины).
2. Критерии – положительная или неснижающаяся динамика роста социальных расходов
организаций и сегментов социальной сферы.
Показатели:
1) индексы роста натуральных и стоимостных
показателей мониторинга;
2) процент фактического выполнения плановых (прогнозных) значений социальных показателей
Таблица 1
Эффективность
1. Критерии – степень влияния налоговых расходов (потерь бюджета) от применения льгот на
бюджетные доходы и дефицит бюджета.
Показатели:
1) сумма потерь доходов бюджета (налоговых
расходов) от применения налоговых льгот;
2) отношение (в процентах) сумм потерь (налоговых расходов) к общей сумме доходов бюджета:
К1 = ПБ/ДБ*100 %;
3) отношение (в процентах) сумм потерь (налоговых расходов) к общей сумме расходов бюджета:
К2 = ПБ/РБ*100 %;
4) отношение (в процентах) сумм потерь (налоговых расходов) к общей сумме дефицита бюджета:
К3 = ПБ/ДефБ*100 %;
5) изменение дефицита бюджета (в процентах
к общей сумме его доходов) с учетом льгот по
сравнению с дефицитом без учета льгот:
DДефБ = (ДефБл – ДефБбл)/ДБ*100 %.
2. Критерии – экономическая целесообразность
льгот для государства (бюджета).
Показатели:
1) коэффициент соотношения темпов анализируемых социальных расходов организаций и темпов налоговых расходов (бюджетных потерь) от
льгот:
К4 = Тср/Тнр;
2) коэффициент соотношения темпов анализируемых сегментов социальной сферы и темпов налоговых расходов (бюджетных потерь) от льгот
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
Оценка инвестиционных налоговых
льгот. Учитывая целевую инвестиционную направленность этой группы льгот,
основными критериями их результативности являются существенность для налогоплательщиков (значимость как источника
финансирования инвестиций) и повышение
инвестиционной активности. Первый критерий непосредственно влияет на второй,
определяя степень заинтересованности налогоплательщика в использовании права на
эти льготы. Показателями существенности
(значимости) налоговых льгот для налогоплательщиков могут быть процентное
отношение их абсолютных сумм (сумм соответствующих налоговых расходов бюджета) к сумме собственных источников
финансирования инвестиций организаций
(амортизации и прибыли) и (или) к сумме
капитальных вложений.
На наш взгляд, существенными можно
считать значения этих показателей, превышающие 20 % и 15 % соответственно
(второй показатель ниже, поскольку для
финансирования капитальных вложений
могут привлекаться также заемные средства). Показателями другого критерия
результативности – повышение инвестиционной активности – являются прирост
фактических объемов капитальных вложений и темпы их роста за анализируемый
период и (или) по сравнению с плановыми
(прогнозными) значениями этих показателей. Неснижающаяся или положительная
их динамика будет свидетельствовать о
результативности инвестиционных налоговых льгот, и наоборот.
Критерием эффективности результативных инвестиционных налоговых льгот
является их экономическая эффективность
как косвенного бюджетного финансирования инвестиций. Эффективность этих
льгот может определяться показателем отношения (в процентах) объема прироста
капитальных вложений к сумме налоговых
расходов (потерь бюджета), вызванных
применением инвестиционных налоговых
льгот. Учитывая, что такие результативные
льготы должны дать эффект прироста в
ближайшем будущем налоговых поступлений в бюджетную систему НДС, налога на
прибыль, налогов на имущество, налогов за
пользование природными ресурсами и других обязательных платежей, налоговые расходы (потери) от применения инвестиционных льгот, следует определять как разницу
между общей суммой этих льгот (потерь)
и суммой названного прироста налоговых
поступлений.
В качестве нормативного значения показателя эффективности инвестиционных
налоговых льгот целесообразно принять
среднюю фактическую рентабельность
производства в экономике за мониторинговый период или нормативную рентабельность инвестиций, а в отношении отраслевых льгот – среднюю фактическую или
нормативную рентабельность в отрасли
(виде деятельности). Если по результатам
оценки фактические значения эффективности инвестиционных налоговых льгот
будут ниже нормативного уровня, то такие
льготы следует считать неэффективными и
их необходимо либо отменить, либо трансформировать.
Оценка общих (общестимулирующих) налоговых льгот. Результативность
этих льгот можно оценить по показателям,
характеризующим динамику объемов (натуральных или стоимостных) и темпов
роста стимулируемых (поддерживаемых)
видов деятельности, производств, отраслей
и т. д. за мониторинговый период по факту
и (или) по сравнению с планом (прогнозом)
государственных органов или организаций. Решение о продлении срока действия
общих льгот должно приниматься только
при наличии положительной динамики названных показателей результативности, а
решения об их отмене – при отрицательной
динамике.
Эффективность результативных общих
льгот можно оценить на основе показателей затратоемкости льгот в стоимостном
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
выражении и (или) в индексах, позволяющих определить, во что обходятся льготы бюджетной системе. В первом случае
эффективность рассчитывается как сумма
соответствующих налоговых расходов или
потерь бюджета на единицу прироста натурального показателя результата, во втором
случае – как коэффициент, характеризующий соотношение прироста объемов деятельности или производства по стоимости
и суммы соответствующих бюджетных
потерь. Для принятия решений по результатам оценки эффективности общестимулирующих налоговых льгот, исходя из показателя затратоемкости в денежной оценке
на единицу прироста натурального объема
производства (деятельности), требуется
разработка государственными финансо-
выми органами его предельных значений,
превышение которых недопустимо. В отношении второго показателя – коэффициента затратоемкости, эффективным можно
считать его значение большее или равное
единице, и наоборот.
Предложенным выше значениям показателей Кi необходимо установить критериальные (предельные) уровни этих показателей, выше (ниже) которых они не должны
подниматься (опускаться) [1, 2]. Тогда собственно мониторинг налоговых льгот сводится к расчету и анализу этих показателей
и выявлению отклонений от установленных
предельных значений; по результатам этого
процесса принимаются соответствующие
решения об отмене или трансформации и
пролонгации налоговых льгот.
Критерии и показатели оценки результативности и эффективности
инвестиционных налоговых льгот
Результативность
Критерии – существенность льгот для налогоплательщиков как источника финансирования капитальных вложений и повышение инвестиционной
активности бизнеса.
Показатели:
1) отношение (в процентах) сумм льгот (налоговых
расходов) к сумме собственных источников финансирования капитальных вложений организаций;
2) отношение (в процентах) сумм льгот (налоговых расходов) к сумме капитальных вложений;
3) прирост (снижение) фактических объемов капитальных вложений за анализируемый период;
4) изменение темпов роста (снижения) капитальных вложений за анализируемый период;
5) прирост темпов роста (снижения) фактических
объемов капитальных вложений по сравнению с их
плановыми (прогнозными) значениями;
6) изменение темпов роста (снижения) фактических объемов капитальных вложений по сравнению с их плановыми (прогнозными) значениями
126
Таблица 2
Эффективность
Критерии – экономическая эффективность льгот как формы косвенного бюджетного финансирования бизнеса.
Показатели:
1) сумма потерь бюджета (налоговых расходов), вызванных применением льгот, как разница между
общей суммой этих потерь (льгот)
и суммой прироста налоговых поступлений в бюджет:
DПБл = ОПБ – DНП;
2) отношение (в процентах) объема прироста капитальных вложений к сумме потерь бюджета
(налоговых расходов), вызванных
применением льгот
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Финансы и кредит
Таблица 3
Критерии и показатели оценки результативности и эффективности общих
(общестимулирующих) налоговых льгот
Результативность
Критерии – положительная динамика объемов и
темпов роста деятельности, производств и отраслей.
Показатели:
1) прирост (снижение) фактических натуральных
и стоимостных объемов роста (снижения) стимулируемых объектов за анализируемый период;
2) прирост (снижение) темпов изменения натуральных и стоимостных объемов роста (снижения) стимулируемых объектов за анализируемый
период;
3) изменение (прирост, снижение) фактических
натуральных и стоимостных объемов стимулируемых объектов по сравнению с их плановыми
(прогнозными) значениями;
4) прирост (снижение) темпов изменения натуральных и стоимостных объемов роста (снижения) стимулируемых объектов по сравнению с их
плановыми (прогнозными) значениями
Эффективность
Критерии – затратоемкость льгот
для бюджетной системы в денежном выражении и (или) индексах.
Показатели:
1) отношение прироста (снижения)
показателя результата в натуральном выражении к сумме потерь
бюджета (налоговых расходов), то
есть затратоемкость в денежном
выражении на единицу прироста
натурального показателя;
2) отношение прироста (снижения)
результирующего показателя в стоимостном выражении к сумме соответствующих потерь бюджета (налоговых расходов) или коэффициент затратоемкости в индексах
Список использованных источников
1. Казак А.Ю., Слепухина Ю.Э. Совре3. Финансы и кредит : учебник / под
менные методы оценки проектных
ред. А.Ю. Казака. Екатеринбург: Изд.
рисков: традиции и инновации //
дом «ЯВА», 1996.
Вестник УрФУ. Серия экономика и
4. Налоговые льготы. Теория и практика
управление. 2013. № 2.
применения : монография / под ред.
2. Казак А.Ю., Слепухина Ю.Э. Риски,
И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова. М.:
связанные с реформированием нациЮНИТИ-ДАНА, 2014.
ональной системы образования: проблемы оценки и управления // Фундаментальные исследования. 2013. № 6.
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
И.С. Белик, д-р экон. наук, доцент,
Н.В. Стародубец, канд. экон. наук, доцент,
К.А. Выварец, канд. экон. наук, доцент,1
г. Екатеринбург
ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ НА ОСНОВЕ
КРИТЕРИЕВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ2
Статья посвящена теоретическим вопросам определения качества жизни населения на
основе критериев экономической безопасности. Авторами выполнена аналитическая оценка
существующих методик и обоснована необходимость учета экологического и энергетического факторов в оценке качества жизни населения, даны предложения по совершенствованию
методики Совета по изучению производительных сил и включению в нее показателей,
характеризующих экологическую и энергетическую составляющие сводного индикатора
качества жизни. Полученные результаты могут быть использованы в целях планирования и
прогнозирования социально-экономического развития региона и при разработке конкретных
мер в области совершенствования социальной и экологической политики.
Ключевые слова: качество жизни населения, устойчивое развитие, агрегированные показатели, энергосбережение, антропогенное воздействие.
В широком смысле под экономической
безопасностью государства понимают состояние защищенности экономики от внутренних и внешних угроз. При этом ряд
сфер экономической безопасности (сфера
уровня жизни, сфера рынка труда, экологическая безопасность) тесно связаны с
таким параметром, как «качество жизни населения». В последнее время этот термин
используется учеными и политиками для
Белик Ирина Степановна – доктор экономических
наук, доцент, профессор кафедры экономики производственных и энергетических систем Уральского федерального университета имени первого Президента
России Б. Н. Ельцина; e-mail: irinabelik2010@mail.ru.
Стародубец Наталья Владимировна – кандидат
экономических наук, доцент кафедры экономики производственных и энергетических систем
Уральского федерального университета имени
первого Президента России Б. Н. Ельцина; e-mail:
n.v.starodubets@gmail.com.
Выварец Кирилл Александрович – кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики производственных и энергетических систем Уральского федерального университета имени первого Президента России
Б. Н. Ельцина; e-mail: llirik26@e1.ru.
1
128
комплексной оценки социального и экономического прогресса стран и отдельных
регионов, много внимания уделяют ему и
международные организации. При этом
возникают вопросы, связанные с критериями, определяющими качество жизни, особенно в контексте перехода к устойчивому
развитию и формирования зеленой экономики. Ограничением движения к экологически устойчивой экономике является рост
благосостояния людей за счет потребления
ресурсов (энергетических, биологических
и проч.), сопровождающийся антропогенным воздействием [1].
Другими словами, достижение социального и экономического прогресса, оцениваемого с помощью такого параметра, как
качество жизни, должно базироваться на
относительно более низких темпах ресурсопотребления и уменьшении деградации
Исследования проводились при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда и
Правительства Свердловской области (проект РГНФУрал № 13-12-66011).
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
окружающей среды. В этой связи актуальность приобретают вопросы определения
и оценки влияния экологического и энергетического факторов на показатели качества
жизни населения и уровня жизни.
В настоящее время не существует единого мнения в определении понятий «уровень жизни» и «качество жизни». Часто они
используются как взаимозаменяемые. Тем
не менее понятия эти следует разделять.
Уровень жизни более узкая категория по
сравнению с качеством жизни. Он определяется условиями существования человека
в сфере потребления и измеряется через социально-экономические показатели общего благосостояния людей. Эти показатели
включают доходы, потребление, жилищные
условия, услуги образования, здравоохранения и т. д. Качество жизни представляет собой более широкий комплекс условий
жизнедеятельности человека и включает в
себя уровень жизни, а также такие составляющие, которые относятся к экологической среде обитания, социальному благополучию, политическому климату, психологическому комфорту и проч.
Вопросы качества жизни стали актуальны на Западе с середины 1960-х гг., когда
возникли предпосылки формирования постиндустриального общества. Существенным достоинством показателя качества
жизни является возможность анализа динамики его изменений за отдельные периоды наблюдения, и отображение вектора
развития общества. Кроме того, он дает
возможность анализировать отдельные
компоненты качества жизни, которые при
их сведении воедино могут нивелироваться
и не отражать существующие проблемы в
отдельных сферах жизнедеятельности населения.
На сегодняшний день существуют многочисленные подходы к оценке качества
жизни, которые включают такие известные
зарубежные методики, как индекс измерения качества жизни Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)
[2], Индикатор Комиссии ЮНЕСКО по
народонаселению и качеству жизни [3],
индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), предлагаемый Программой
развития ООН и др., и отечественные методики (А. П. Егоршина и А. К. Зайцева;
С. А. Айвазяна [4]; В. Ф. Безъязычного и
Е. В. Шилкова [5]; Совета по изучению производительных сил [6] и др.).
В настоящем исследовании авторами
был выполнен анализ шести основных
(наиболее универсальных) методик по типу
SWOT-анализа, с использованием критериев безопасности, но без разделения на
внутренние и внешние угрозы ввиду специфики исследуемого объекта. Результаты
представлены в табл. 1.
В перечисленных методиках авторы
приводят и дают оценку основным сферам
жизнедеятельности людей, которые оказывают влияние на качество жизни населения.
При анализе методик основным являлся
критерий безопасности, применяемый к
объединяющей все методике материальной составляющей качества жизни. Для ее
оценки используются показатели, связанные с материальным благополучием, такие
как ВВП на душу населения, индекс доходов населения, количество автомобилей на
1000 человек и проч.
На сегодняшний день в контексте безопасности становится совершенно очевидной связь природы экономического благополучия современной цивилизации с ростом
поступлений загрязняющих веществ в окружающую среду, включая парниковые газы.
Данная взаимозависимость может быть интерпретирована следующими рисунками: на
рис. 1 представлена зависимость между ВВП
на потребления ископаемых видов топлива и
других невозобновляемых ресурсов, что сопровождается душу населения и подушевым
энергопотреблением (источник: Всемирный
банк, ПРООН, 2012), на рис. 2 – между индексом развития человеческого потенциала
и экологическим следом (источник: Всемирный банк, ПРООН, 2012).
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
SWOT-анализ методик оценки качества жизни населения
Название
методики
Индекс измерения качества жизни ОЭСР
Таблица 1
Сильные стороны
Слабые стороны
Отход от традиционного набора показателей (чаще применимого лишь к уровню жизни), охват широкого спектра сфер
жизнедеятельности, емкие формулировки.
Индикаторы строятся с учетом пороговых
уровней угроз
Не применим для
уровня регионов и
городов, слабо учтен
социальный и демографический факторы
М е т о д и к а
А. П. Егоршина и
А. К. Зайцева
Нестандартная разбивка на группировки,
охватывающая максимально полно все сферы жизнедеятельности, сочетание экспертных оценок и корреляционного анализа
М е т о д и к а
С. А. Айвазяна
Значительный акцент на экологическом
аспекте, в том числе с точки зрения достаточности, оправданности потребления.
Переход от абсолютных к относительным
показателям. Отбор показателей, напрямую
коррелирующих с качеством жизни, позволяющие максимально объективно и разносторонне судить о качестве жизни
Качество жизни определяется от частных
показателей, к сферам жизнедеятельности,
а затем к интегральному показателю. Присутствие всех основных сфер жизнедеятельности
Большая роль отведена сфере материального благосостояния,
включающей принципиально
разные
показатели.
Слабо
применим на уровне
регионов и городов
Возможные сложности со сбором статистических данных,
особенно на уровне
городов
М е т о д и к а
В.
Ф.
Безъязычного
и
Е. В. Шилкова и
индекс качества
жизни (Economist
Intelligence Unit)
Индекс развития
ч е л о в е ч е с ко г о
потенциала
Методика Совета
по изучению производительных
сил
Широкая распространенность, признание
международными организациями, комплексность. Индикаторы строятся с учетом
пороговых уровней угроз
Охвачены все основные сферы жизнедеятельности, применима на уровне регионов
и городов, имеет логичную группировку
индикаторов, универсальна для использования
130
Небольшое количество индикаторов в
каждой сфере, которые могут привести
к искажению итоговой оценки качества
жизни
Небольшой состав
индикаторов, которые не могут максимально полно и объективно судить о качестве жизни в целом
Слабо учтен экологический и энергетический факторы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
На сегодняшний день, в условиях существующего влияния экологического и
энергетического факторов на экономическую и социальную сферы жизнедеятельности человека, важно выстраивать
систему показателей, оценивающих качество жизни, в соответствии с принципами устойчивого и безопасного развития.
Подушевое энергопотребление, ГДж, 2012
Приведенная взаимосвязь подтверждает
наличие противоречия между повышением
качества жизни населения, ростом антропогенного воздействия и потреблением природных ресурсов. Устранить его, сохраняя высокое качество жизни возможно при условии,
что потребление ресурсов не должно выходить «за пределы несущей емкости жизнеобеспечивающих экосистем» (IUCN, 1991).
Подушевое энергопотребление, ГДж, 2012
Рис. 1. ВВП на душу населения и подушевое потребление энергии
Рис. 2. ИРЧП и экологический след
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
С учетом этого подхода была проанали- для оценки качества жизни, как на уровне
зирована наиболее универсальная методика регионов, так и на уровне крупных городов.
Авторы методики под качеством жизни
комплексной оценки качества жизни населения в регионах России (табл. 1), разрабо- населения региона понимают комплексную
(многоаспектную)
категорию,
отражаютанная в��Совете
по изучению����,
производи�����������
� ��������
�������������
�������
тельных сил (СОПС) по заказу Министер- щую всю систему сложившихся в регионе
�������������� � ��������������� �������� �� ������������� � ����������
условий и предпосылок социального разства экономического развития РФ (рис. 3).
�����
�����������������
��������,
����� вития,
�����������
�����������,
а также �������
достигнутых
в нем социальДанная
методика охватывает
все сферы,
�����������
��������
�����,
�
������������
�
����������
�����������
�
выделяемые в теории безопасности и свя- ных результатов экономического развития,
�����������
��������.
занные
с качеством
жизни населения, имеет обеспечивающих имеющиеся на данный
период времени
возможности
полноценной
разработанную
показателей,
� ������систему
����� �������
���� рас����������������
��������
�������������
реализации
человеческого
потенциала,
считываемых
на
основании
данных
офици�������� ����������� ������ �������� ����� ��������� � �������� ������ повышения
уровня личного���
и общественного
альной
и может
применяться
(����. статистики,
1), �������������
� ������
�� ��������
����������������
(����)
�� ������ ������������ �������������� �������� �� (���. 3).
������� (������������) ������ �������� ����� ��������� �������
1.
�������
�������
���������
x ������� ������
�������� �������
���������.
x ���� ��������� �
�������� ����
��������
������������
��������.
5. ������� ��������
���������������
� �����������
2. �������
��������
���������������� �����
x ������ ���������
�������� �� ����
���������.
x ����� �������
����� �� ����
���������.
3. ��������������
��������� ������
� �������� ��������
�������
x ����� ������� �����
���������,
������������ � ����� ��
������ ������.
x ������� ������
���������������
��������� �����.
6. ��������� ����������
��������� �����
x �������������� ���������
�������.
x �������������� ���������
�����������-����������������
������������.
x ����������� ������������
����������.
x ���� �����������������
������.
x ����� ������������
�����������, �������������� �
������� ����� �� 1000
�����������.
x ����� �������� ������������
�������, ��������� ��
������������ ���������� ��
������� ���������� � ������
��������� ���������.
x ����� ������������ ������� �
������������� ������ �������
�� ������� ���������� � ������
��������� ���������.
x �������� ��� ���������,
�������������
������������������� ��������
�����.
4. ��������������
��������� ���������
�������������
�������
x ����� �����������
�������� ����������� ��
1000 ������� ���������.
x ����� ������������
����������� �� 100
������������.
7. ��������� ����� �����
� ������������
�����������������
x ������� ����� �����������
������������ ���������
���������.
x �������� ��� �����������,
������ ������ 12 ������� �
����� � ����� �����������
�����������.
x ����������� ������������
����������������� �������.
Рис. 3. Сводный индекс качества населения в регионе
���. 3. ������� ������ �������� ��������� � �������
������ �������� ���������� 132
��� �����, ���������� � ������
������������ � ��������� � ��������� ����� ���������, ����� �������������
������� �����������, �������������� �� ��������� ������ �����������
����������, � ����� ����������� ��� ������ �������� �����, ��� �� ������
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
потребления материальных благ и услуг,
всестороннего развития личности, обеспечения высокого уровня образования и культуры, поддержания благоприятной природной среды и здорового образа жизни, комфортных условий проживания и комплексной безопасности человека.
К числу ключевых компонентов качества жизни населения в регионах и важнейших направлений его комплексной оценки
отнесены (рис. 2) уровень доходов населения; уровень развития потребительского
рынка; обеспеченность населения жильем
и качество жилищных условий; состояние
окружающей природной среды; обеспеченность населения основными материальными благами; уровень развития здравоохранения и образования; состояние рынка труда и миграционная привлекательность.
Все они представлены в семи функциональных блоках, каждый из которых содержит частные показатели, число которых
составляет 19.
Для свода разнородных частных показателей качества жизни населения в интегральные индексы методика предлагает
использовать формулу многомерной средней. Интегральная оценка качества жизни
населения региона строится в форме относительного показателя и представляет
собой сравнительную оценку современных
позиций региона по всему комплексу условий и предпосылок, обеспечивающих достигнутое состояние качества жизни населения в субъектах Российской Федерации.
Согласно методике, сопоставление может
выполняться как в сравнении с другими регионами России, так и со средним российским уровнем.
Результаты анализа полноты учета экологического и энергетического факторов
в методике СОПС представлены в табл. 2.
Анализ влияния экологического и энергетического факторов на тестируемые сферы
качества жизни населения показывает, что
лишь в 3 показателях из 19 учтен экологический фактор.
По мнению авторов, для характеристики благосостояния населения, рассматриваемого в первой сфере (описание выполнено
в порядке следования предложенного в таблице), необходимо сопоставлять уровень
доходов с обязательными расходами. Поскольку, по данным РИА Рейтинг [7], расходы на оплату жилищно-коммунальных
услуг могут составлять до 14 % в совокупных расходах, важно отслеживать их динамику. Существенное влияние на величину
таких расходов оказывает степень энергоэффективности городского коммунального
хозяйства. Ссылаясь на мнение экспертов
[2], можно отметить, что современное качественное жилье (обеспеченность им анализируется в третьей сфере) на сегодняшний
день напрямую связано с понятием энергоэффективности жилых зданий. В свете
мировых тенденций в РФ все большее внимание уделяется строительству домов, где
показатели энергопотребления ниже сложившихся на практике. Для этого разрабатывается и утверждается необходимая нормативно-правовая база (Федеральный закон
261-ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности…»,
Приказа Министерства регионального
развития РФ от 08.04.2011 г. № 161 «Об
утверждении правил определения классов
энергетической эффективности многоквартирных домов и требований к указателю класса энергетической эффективности
многоквартирного дома, размещаемого на
фасаде многоквартирного дома»). Одним
из основных требований является обязательное ранжирование многоквартирных
домов по уровню потребления энергоресурсов (А, В++, В+, С, D, Е) и доведение
до сведения граждан класса энергетической
эффективности этих домов. Косвенно класс
энергоэффективности дома также способен
повлиять на величину расходов на оплату
ЖКУ.
Обеспеченность населения материальными благами (автомобилями, бытовыми
приборами длительного пользования и
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Таблица 2
Влияние экологического и энергетического факторов на тестируемые сферы
качества жизни*
Сфера
Показатели
Порядок расчета
1
1. Уровень
доходов населения
2
Сводный индекс
реальных доходов
населения
3
Средняя арифметическая из двух частных индексов: денежных доходов на
душу населения (с учетом уровня покупательной способности) и соотношение
денежных доходов и величины прожиточного минимума
Отношение всего населения к населению, чьи доход ниже уровня прожиточного минимума
Доля населения с
доходами ниже величины прожиточного минимума
2. Уровень
развития
потребительского
рынка
3. Обеспеченность
населения
жильем и
качество
жилищных
условий
Оборот розничной
торговли (с учетом
уровня
покупательной способности) на душу населения
Объем платных услуг (с учетом уровня покупательной
способности) на
душу населения
Общая
площадь
жилых
помещений, в целом на одного жителя
Сводный индекс
благоуст ройства
жилищного фонда
(интегральный индекс инженерной
инфраструктуры)
Эколого-энергетические
факторы
4
Не учтены
Не учтены
Выручка от продажи товаров населению
для личного потребления или использования в домашнем хозяйстве
Не учтены
Формируется на основании данных
форм федерального государственного
статистического наблюдения и экспертной оценки скрытой и неформальной
деятельности на рынке услуг по утвержденной методике (в объем платных услуг включены коммунальные платежи,
в том числе, оплата электро- и тепловой
энергии)
Отношение общей площади и населения
Учтен
ко с в е н но
Средняя из удельных показателей общей площади, оборудованной водопроводом; водоотведением (канализацией);
отоплением; ваннами (душем); газом
(сетевым, сжиженным) или напольными электроплитами; горячим водоснабжением
Не учтен
134
Не учтен
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
Продолжение табл. 2
1
4. Обеспеченность
населения
основными
материальными
благами
2
Число легковых автомобилей на 1000
чел.
3
Число личных автомобилей
/население*1000
4
Не учтен
Число персональных компьютеров
на 100 домохозяйств
Отношение числа ПК и числа домохозяйств
Не учтен
5. Уровень
развития
здравоохранения и образования
Обе спеченно сть
врачами на 1000
чел.
Количество врачей/население*1000
Не учтен
Обе спеченно сть
амбулаторно-поликлиниче скими
учреждениями на
1000 чел.
Мощность амбулаторно-поликлинических учреждений/население*1000
Не учтен
Коэффициент младенческой смертности
Сумма двух составляющих, первая из
которых – отношение числа умерших в
возрасте до одного года из родивших в
том году, для которого вычисляется коэффи-циент, к общему числу родившихся в том же году, а вторая – отношение
числа умерших в возрасте до одного
года из родивших в предыдущем году, к
общему числу родившихся в предыдущем году. Исчисляется в промилле
Не учтен
экологический
ф а кто р ,
влияющий на
младенческую
смертность
Доля квалифицированных кадров
Отношение населения с послевузовским, высшим и средним профессиональным образованием к общей численности занятых в экономике
Не учтены
Число персональных компьютеров,
использовавшихся
в учебных целях на
1000 обучающихся
Число учебных компьютеров/население*1000
Не учтены
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Окончание табл. 2
1
6. Состояние окружающей
природной
среды
7. Состояние рынка
труда и миграционная
привлекательность
2
3
4
Объем выбросов
загрязняющих веществ, отходящих
от стационарных
источников
на единицу территории с учетом
плотности населения
Объем выбросов с учетом плотности населения в расчете на корень квадратный
из произведения площади региона на
численность населения
Учтен
экологический
фактор
Сброс загрязненных веществ в поверхностные водные объекты на
единицу территории с учетом плотности населения
Объем сбросов с учетом плотности населения в расчете на корень квадратный
из произведения площади региона на
численность населения
Учтен
экологический
фактор
Удельный вес населения, обеспеченного недоброкачественной питьевой
водой
Отношение населения, необеспеченного доброкачественной питьевой водой и
всего населения в целом
Учтен
экологический
фактор
Уровень
общей
безработицы экономически активного населения
Из статистических данных
Не учтен
Удельный вес безработных, ищущих
работу 12 месяцев
и более в общей
численности безработных
Коэффициент миграционной привлекательности региона
Отношение «затянувшихся» безработных к общему числу безработных
Не учтен
Различные коэффициенты миграции
Не учтен
* курсивом выделены тестируемые сферы качества жизни населения, на которые оказывают влияние экологический и энергетический факторы.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
проч.), рассматриваемая в четвертой сфере в первичном понимании, безусловно,
характеризует качество жизни, но не достаточно соответствует критериям безопасного развития. Для устранения данного противоречия многими странами мира
вводятся программные ограничения в потреблении энергии на душу населения, без
ухудшения качества жизни, за счет повышения классов экологичности автомобилей, энергоэффективности электроприборов, зданий и автомобильных двигателей. В
частности, Швейцарским институтом технологий (Цюрих) разработана концепция
«Общество потребления энергии на душу
населения в размере 2000 Ватт к 2050 году»
(2000 Wattpercapitasociety). Данная целевая
установка будет достигаться за счет повышения эффективности использования энергии, возобновляемых источников энергии,
без снижения качества жизни.
Существенное влияние экологический
фактор может оказать на качество жизни
населения путем снижения числа экологически обусловленных заболеваний населения (сфера 5). Однако имеющие место
методические трудности в расчетах данного показателя, позволяют выполнить лишь
косвенную оценку, которая может основываться на статистических данных, например: уровень снижения привлекательности
для проживания на территории с экологически неблагополучной ситуацией или снижение спроса на приобретение недвижимости на таких территориях.
Для более объективного определения
качества жизни авторы предлагают расширить методику включением соответству-
ющих показателей, что позволит скорректировать подходы к определению качества
жизни населения с учетом экологического
и энергетического факторов и привести его
понимание в соответствие с концепцией
устойчивого и безопасного развития.
Применение данного подхода к оценке качества жизни на региональном уровне
дает возможность акцентировать внимание
на рассогласовании темпов роста благосостояния людей, с одной стороны, и потребления ресурсов (энергетических, биологических и проч.) и экологического воздействия, с другой стороны. В то же время
его использование будет способствовать
развитию процесса «дематериализации»
роста благосостояния. На практике это означает, что те территории, благосостояние
которых определяется исключительно высоким уровнем материального потребления,
неэффективным использованием ресурсов и
высоким уровнем воздействия на окружающую среду, будут характеризоваться низким
уровнем экономической безопасности и не
будут иметь высокой оценки по показателям
качества жизни. На практике это может стать
сигналом для лиц, принимающих решения,
о смене приоритетов в парадигме экономического развития, с их смещением в сторону
обеспечения качества роста и повышения
экономической безопасности. При соблюдении этих условий, в долгосрочной перспективе такие территории способны стать центрами, где высокий уровень благосостояния
людей будет сопровождаться экологически
чистой окружающей средой, эффективным
использованием ресурсов и соблюдением
основных принципов устойчивого развития.
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Список использованных источников
1. UNEP (2011). Decoupling natural
4. Айвазян С.А. Интегральные индикаresource use and environmental impacts
торы качества жизни населения: их
from economic growth, A Report of
построение и использование в социthe Working Group on Decoupling
ально-экономическом управлении и
to the International Resource Panel /
межрегиональных сопоставлениях.
Fischer-Kowalski,
M.,
Swilling,
М.: ЦЭМИ РАН, 2000. 117 с.
M., von Weizsдcker, E.U., Ren, Y.,
5. Безъязычный В.Ф., Шилков Е.В. КаMoriguchi, Y., Crane, W., Krausmann,
чество жизни : учеб. пособие. РыF., Eisenmenger, N., Giljum, S.,
бинск: РГАТА, 2004. 96 с.
Hennicke, P., Romero Lankao, P.,
6. Гришина И.В., Полынев А.О., ТимоSiriban-Manalang, A., Sewerin.
нин С.А. Качество жизни населения
2. Организация экономического сотрудрегионов России: методология исничества и развития представила треследования и результаты комплекстью версию Индекса лучшей жизни //
ной оценки. // Современные проЦентр гуманитарных технологий.
изводительные силы. 2012. № 1.
[Электронный ресурс]. Режим доступа:
С. 70–83.
http://gtmarket.ru/news/2013/06/03/5966.
7. РИА Рейтинг [Электронный ресурс].
3. Корсунская М.П. В Москве готовится
Режим доступа: http://riarating.ru/
форум «качество жизни» // Стандарinfografika/20130702/610572024.html
ты и качество. 1999. № 3. С. 30–31.
(дата обращения: 20.06.2014).
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
Е.Н. Яковлева, канд. экон. наук, доцент,1
г. Вологда
УПРАВЛЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ
В статье раскрыто понятия и содержание экологической безопасности и экологического
риска. Выявлены проблемы управления экологическими рисками в РФ. Представлены авторские рекомендации по совершенствованию управления экологической безопасностью социально-экономических систем на государственном, региональном и корпоративном уровнях.
Ключевые слова: экологический риск, экологическая безопасность, экологический ущерб,
вероятность наступления рискового события, управление экологической безопасностью.
Актуальность темы
Развитие реального сектора экономики вовлекает в хозяйственный оборот все
большее количество природных ресурсов
и ведет к преобразованию природных комплексов. Минимизация техногенной нагрузки на окружающую природную среду
имеет особое значение для промышленных
предприятий в условиях наращивания объемов добычи полезных ископаемых и увеличения производственных мощностей.
Поскольку промышленное производство
неизбежно связанно с высокими рисками
негативного влияния на экосистему, вплоть
до катастрофического, следовательно, требует эффективного управления экологической безопасностью.
В настоящее время Федеральный закон
«Об охране окружающей среды» № 7-ФЗ
от 10.01.2002 (далее – Закон) [1] определяет основы государственной экологической
политики и устанавливает ответственность
предприятий – природопользователей за
обеспечение экологической безопасности
производства. Вместе с тем до настоящего
времени отсутствует должная система мотивации российских предприятий по внедрению методов управления экологическими рисками, которая позволила бы предотЯковлева Елена Николаевна – кандидат экономических
наук, доцент кафедры экономики и управления Вологодского института бизнеса; e-mail: yenm2a@mail.ru.
1
вратить или существенно снизить ущерб от
загрязнения окружающей среды.
Понятие экологической безопасности
непосредственно связано с понятием экологического риска. В данной работе будем
опираться на определения этих понятий,
приведенные в ст. 1 «Основные понятия»
Закона [1]. Понятие и оценка экологического риска позволяет дать количественную
характеристику потенциальных экологических угроз. На этом качестве анализа
рисков основано управление экологической безопасностью производств. Экологический риск в более широком, чем его
трактует Закон, понимании отражает не
только вероятность возникновения, но и
масштабы распространения опасных экологических ситуаций, т. е. совокупность
обстоятельств и опасностей, представляющих угрозу для экологического равновесия
на определенной территории. Событиями
экологического риска могут быть химическое и энергетическое загрязнения компонентов биосферы, разрушение и повреждение ландшафтов, снижение экологической
устойчивости территорий и др. Наиболее
негативными последствиями экологического риска являются экологические бедствия
и катастрофы, нарушение сложившегося
функционирования экологических систем.
Указанные события могут проявляться как
непосредственно в зонах влияния на природную среду, так и за их пределами.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
По информации государственных структур и субъектов РФ, полученной на запрос
Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии (2008 г.), очевидно следующее [2]:
1. На сегодняшний день нет единых подходов к отнесению хозяйственной деятельности к экологически опасным видам.
2. Практически не ведется учет случаев
причинения вреда природной среде.
3. Во многих случаях не устанавливается причина загрязнения, следовательно,
и непосредственный виновник. Не рассчитывается размер ущерба природной среде.
Не составляется план восстановительных
работ, и восстановительные работы не проводятся.
Как показывает анализ российской и
зарубежной хозяйственной политики, для
снижения негативного техногенного воздействия на окружающую среду необходимо использование соответствующего
механизма идентификации факторов экологической опасности, оценки характеристик
риска и разработки экономических методов
регулирования в данной области.
Управление экологической безопасностью на национальном и региональном уровнях
Управление экологическим риском на
национальном и региональном уровнях
включает систему нормативно-правовых,
административных и экономических механизмов, способствующих достижению максимально возможного сокращения техногенного воздействия на окружающую среду
и здоровье населения. Данные механизмы
тесно связаны между собой. Особенностью
управления экологической безопасностью
в РФ является недостаточный уровень финансирования этого вида деятельности. В
структуре доходов федерального бюджета
на долю экологических и ресурсных платежей и налогов приходится около 2 %, а природоохранные затраты в структуре расходов составляют порядка 0,02 %. Последний
показатель более чем на два порядка ниже,
чем в экономически развитых странах. В то
же время в научной статье, написанной по
заказу ЮНЕП [3], аргументированно доказывается, что инвестиции в размере 1 % от
мирового ВВП на протяжении последующих двух лет приведут к созданию критической массы «зеленой» инфраструктуры,
достаточной для заложения целостного
фундамента «зеленой» экономики в мировом масштабе.
Управление экологической безопасностью должно осуществляться одновременно в трех направлениях: предотвращение
причин появления рисков, минимизация
возможностей проявления ситуации риска,
максимальное ослабление последствий рисковых событий.
Меры по обеспечению экологической
безопасности по времени и характеру воздействия на негативные последствия рисков делят на два вида: во-первых, превентивные, действующие на уровень риска (трансформация рисков); во-вторых,
компенсационные, осуществляемые после
наступления негативных последствий (финансирование рисков).
Основным инструментом управления
экологическими рисками в нашей стране
следует считать обязательные экологические и природно-ресурсные платежи и налоги. Институт платности природопользования относится к компенсационным
мерам управления экологической безопасностью при нормальных режимах эксплуатации промышленного оборудования. Он
обеспечивает процесс ликвидации последствий реализации экологических рисков
минимальными источниками финансирования. Сложившаяся в России практика позволяет причинителям вреда окружающей
среде платить только за текущие загрязнения в декларируемых ими объемах. Все
сверхнормативные объемы образующихся
загрязняющих веществ предприятия часто
сбрасывают в водоемы и выбрасывают в атмосферу в залповом порядке, не компенси-
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
руя платежами и штрафами наносимый экологический ущерб. Значительно больший
ущерб природной среде, как правило, наносится в результате аварий, стихийных бедствий, катастроф и других чрезвычайных
ситуаций. Защита от последствий непредвиденных и чрезвычайных событий экологического риска во всем мире реализуется
через процедуру страхования. С переходом
на рыночные условия хозяйствования потребность в экологическом страховании
возникла и в России. Экологическое страхование выступает как наиболее универсальный и перспективный инструмент гарантии
возмещения вреда окружающей среде. Актуализируют необходимость экострахования значительные экологические риски на
российских предприятиях, обусловленные
высокой степенью физического износа активной части производственных фондов,
высокой технологической отсталостью
страны, низким уровнем автоматизации
управления и производства, невниманием
природопользователей к этим проблемам.
Не только микроэкономические причины, но и глобализация социально-экономических процессов стимулирует развитие рынка страховых услуг в РФ. Так,
в Совместном заявлении по итогам 1-й
Международной конференции «Страховое
обеспечение социально-экономического сотрудничества стран-членов ШОС» (апрель
2008 г.) ее участники выразили взаимную
заинтересованность в развитии рынка услуг страхования, решении трансграничных
проблем и проблем приграничных территорий при помощи инструментов страхования, увеличении вклада страхового бизнеса в социально-экономическое развитие и
интеграцию стран-членов ШОС [2]. Страхованием экологических рисков активно
занимаются в Евросоюзе, США, Японии
и других странах, невзирая на значительные трудности с обеспечением страховой
защиты от экологических рисков [4]. В то
же время негативные экологические последствия хозяйственной деятельности в
странах, во многих случаях носят трансграничный характер. Поэтому встают задачи
объединения усилий и координации действий соседствующих стран по созданию
механизмов предупреждения и гарантированного возмещения нанесенного экологического ущерба.
Статьей 18 Закона [1] определены цели
экологического страхования – защита имущественных интересов физических и юридических лиц на случай экологических рисков. Однако ввиду того, что законы в РФ не
являются актами прямого действия, ключевой проблемой является практически полное отсутствие в современной нормативноправовой базе требований к причинителям
вреда окружающей среде по его возмещению в полном объеме, как это установлено
в Законе. Правовое регулирование экологического страхования осуществляется также
рядом других нормативно-правовых актов,
например, Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральными законами
«Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасных
объектов за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте», «О безопасности гидротехнических сооружений»,
«О промышленной безопасности опасных
производственных объектов», «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и другими. Однако
экологическое страхование не является обязательным с точки зрения требований Закона от 27.11.1992 г. «Об организации страхового дела в Российской Федерации».
Для РФ характерна неудовлетворительность практики экологического страхования, так как оно действует только на добровольной основе и, как правило, в форме
страхования ответственности. Хозяйствующие субъекты избегают использовать страховые механизмы, когда их к этому не обязывает законодательство. Кроме того, экологическое страхование сформировалось
как институт не экологического, а гражданского права, которое относится к исключи141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
тельному ведению Российской Федерации,
что делает невозможным его законодательное регулирование на региональном уровне. По мнению Г. Д. Русецкой [5], опыт
законодательного регулирования экологического страхования следует перенимать не
только у европейских стран, но и у стран
бывшего Союза, например, Казахстана,
где Закон «Об обязательном экологическом
страховании» действует уже несколько лет.
Зоной обязательного страхования в нашей стране с вступлением в силу 1 января
2012 г. Закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасных объектов за причинение вреда
в результате аварии на опасном объекте» [6]
стала материальная ответственность владельцев опасных объектов – юридических
лиц за причинение вреда здоровью и жизни
людей, имуществу физических и юридических лиц, нанесенного в результате аварии
на опасном объекте. Деятельность же субъектов экономики в безаварийный период
осталась за рамками обязательного страхования.
При добровольном экологическом страховании организации заключают договор со
страховщиком, в котором устанавливаются
страховая оценка договорных обязательств
(для добровольного страхования это размер
годового оборота предприятия, т. е. выручки), размер страховых премий, порядок и
условия их выплаты. Договор заключается на один год и может быть продлен по
желанию предприятия. Страховая премия
рассчитывается, как правило, в процентах
от оценки договора (т. е. годовой выручки
предприятия). При этом размер тарифной
ставки зависит также от отрасли производства, в которой работает предприятие. Наиболее высокой он может быть в энергетическом комплексе, нефтехимической и химической промышленности, целлюлозно-бумажной промышленности и металлургии.
Страхование экологических рисков физических и юридических лиц предусматривает возмещение вреда при наступлении пре-
дусмотренного договором страхового случая (стихийного бедствия, техногенной
аварии или катастрофы). Страховое возмещение включает в себя компенсацию
экологического ущерба, в том числе затрат
по ликвидации негативных последствий
рискового события, спасению жизни, компенсацию вреда здоровью людей и порчи
имущества и т. д. Выплата возмещений
осуществляется за счет фондов денежных
средств, создаваемых из уплачиваемых
страховых взносов.
Страхование экологических рисков, как
было сказано выше, осуществляется в виде
страхования ответственности предприятийисточников повышенной опасности. При
этом оценка риска производится с учетом
следующих факторов:
• место расположения предприятия
(в черте города, в сельской местности, в санаторно-курортной зоне, в
горной местности, в сейсмоопасной
зоне);
• тип технологического процесса
(замкнутый цикл, безотходное производство, отходной производство);
• возраст оборудования (до 3 лет, до
5 лет, до 10 лет, свыше 10 лет);
• средний износ оборудования;
• степень подверженности окружающей среды к воздействиям последствий аварии и др.
В РФ добровольное экологическое
страхование осуществляется небольшим
числом страховых компаний, расположенных в Москве, Санкт-Петербурге, Тюмени,
Екатеринбурге и других крупных городах.
По инициативе и при содействии территориальных природоохранных органов создаются специализированные страховые
организации: Саратовский страховой фонд
экологической безопасности, Ивановский
и Нижегородский фонды экологического
страхования, Волгоградский центр экологического страхования. Однако следует
признать, что объемы и состояние российского рынка добровольного страхования
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
экологических рисков не позволяют полностью компенсировать убытки, связанные
с претензиями третьих лиц и восстановительными мероприятиями.
Отчасти проблемы страхования экологических рисков связаны с отсутствием
надлежащей системы оценки этих рисков.
Структурная и функциональная сложность
социально-, эколого-экономических систем
обусловливает высокую степень неопределенности результатов прогноза изменений
в их состоянии. Недостаточная достоверность прогноза занижает размеры страхового фонда и может стать причиной появления нежелательных событий, масштаб и
интенсивность которых значительно превысят ожидаемые показатели. Такие явления относятся к чрезвычайным ситуациям
техногенного характера.
В то же время, помимо компенсационной функции, экологическое страхование
может инициировать процесс расширенного воспроизводства финансовых ресурсов
для природоохранных мероприятий: инвестиции в развитие безотходных и природоохранных технологий из фонда превентивных мер страховщика позволят сформировать источники дополнительного финансирования.
Таким образом, в настоящее время в РФ
действует в весьма ограниченных масштабах добровольное страхование экологической ответственности и отсутствует обязательное государственное экологическое
страхование.
Внедрение обязательного экологического страхования на территории нашей страны является особенно актуальным в связи
с высокой вероятностью ава­рийного загрязнения окружающей природной среды,
низким уров­нем инвестиций в природоохранную сферу и текущих затрат на пре­
дупреждение и ликвидацию последствий
чрезвычайных ситуаций. Введение экологического страхования позволит возместить
значительную часть убытков, причиняемых
третьим лицам экологическими авариями,
вовлекая финансовые средства страховых
компаний и тем самым снижая нагрузку на
местные и федеральный бюджеты.
С 2004 г. осуществлялась разработка
проекта Федерального закона «Об обязательном экологическом страховании» (при
Комитете Совета Федерации по природным
ресурсам и охране окружающей среды).
Проект этого закона размещен на сайте Ассоциации экологического страхования [7],
а в 2013 г. был представлен Экспертным
советом при Комитете Совета Федерации
по аграрно-продовольственной политике
и природопользованию в рамках шестого
Невского международного экологического конгресса. На конгрессе сделан вывод о
необходимости приведения его в соответствие с нормами международного права [8].
Внедрение системы экологического
страхования позволит обеспечить институциональную поддержку ресурсосбережению, обеспечит финансовые гарантии возмещения вреда окружающей среде. В этих
целях в Ассоциации экологического страхования при участии ООО «Научно-внедренческая компания “Стратегические инновации”» разработаны методические рекомендации по организации и проведению пилотных региональных проектов добровольного
страхования экологических рисков. В ходе
разработки рекомендаций и отработки механизма осуществления пилотного проекта
оказалось, что многие вопросы, от которых
будет зависеть успех внедрения экологического страхования в природоохранную
практику, отработаны недостаточно глубоко или же к ним еще не приступали [9]. Это
в первую очередь процедуры оценки рисков
нанесения ущерба окружающей природной
среде, а также отсутствие методик оценки
экологического ущерба с федеральным статусом, отвечающих современным рыночным условиям. Обе обозначенные проблемы ранее изучались автором данной статьи,
в результате чего были предложены некоторые пути их решения [10, 11]. Работа же
Ассоциации экологического страхования в
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
последнее время оставляет желать лучшего: последнее обновление информации на
сайте ассоциации датировано 2010 г.
Таким образом, для эффективного
управления экологическими рисками необходимо тщательно проработать механизмы и инструментарий операционализации
экологического страхования на территории России. Так, отсутствие надлежащего
финансового контроля за расходованием
средств страховых фондов может привести
к размытости, и даже потере компенсационной функции экологического страхования, как это случилось, например, с механизмом взимания эмиссионных платежей,
когда плата стала направляться не на природоохранные нужды, а на финансирование
общественных задач.
Автором данной статьи на основе вышесказанного предлагаются следующие
первоочередные меры по развитию экологического страхования в РФ:
• разработка и утверждение нормативно-методических
документов
по оценке размера вреда окружающей среде, причиненного субъектом
хозяйственной деятельности в результате аварий. При этом для эффективного стимулирования предприятий к внедрению экологически
чистых технологий и повышения релевантности экологической составляющей экономических эффектов
хозяйственной деятельности необходимо разработать единую методику
оценки наносимого, предотвращенного и возможного ущерба, симметричную методике расчета эмиссионных платежей [11];
• разработка и утверждение нормативно-методических
документов
процедур оценки экологических
рисков (вероятности возникновения
аварийных ситуаций) хозяйственной
деятельности;
• разработка и внедрение инструментов экономического стимулирования
•
•
•
предприятий, осуществляющих добровольное страхование и активно
использующих другие инструменты
управления экологическими рисками [10], а также страховых компаний, инвестирующих часть своей
прибыли в природоохранные мероприятия на территории Российской
Федерации;
ускорение разработки и утверждения законодательных и нормативнометодических документов для введения на территории РФ обязательного
экологического страхования;
приведение законодательных актов
РФ в области экологического страхования в соответствие с нормами
международного права;
активизация участия России в
международном сотрудничестве по
созданию финансовых механизмов
предупреждения и возмещения нанесенного экологического ущерба
в результате наступления ситуаций
экологического риска.
Управление экологической безопасностью на корпоративном уровне
Создание компенсационного механизма
управления экологическими рисками через
развитие рынка страховых экологических
услуг, несомненно, очень важно в условиях
дефицита финансовых ресурсов в современной российской экономике. Однако не
меньшую значимость имеет проблема отсутствия в нашей стране эффективных превентивных мер обеспечения экологической
безопасности.
Управление экологическим риском на
корпоративном уровне заключается в разработке и реализации превентивных мероприятий, способствующих достижению
возможного сокращения воздействия деятельности предприятия на окружающую
среду при минимальных затратах. Особое
внимание при разработке механизма управления экологическими рисками следует
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
уделить именно этому уровню, так как промышленные предприятия являются основными источниками образования риска.
Концептуальный подход к управлению
экологическими рисками заключается в выявлении факторов, определяющих уровень
риска, оценке величины риска, возможных
экологических последствий в рисковой
ситуации; в разработке мер, не допускающих, предотвращающих или уменьшающих
экологический ущерб от воздействия неучтенных факторов риска, непредвиденных
обстоятельств; в реализации такой системы
адаптации хозяйствования к экологическим
рискам, которая позволяет не только устранить или исключить возможные неблагоприятные последствия для окружающей природной среды, но и максимально использовать шансы на получение дохода. Таким образом, процесс корпоративного управления
экологическим риском представим в виде
совокупности следующих элементов:
1. Идентификация и формирование информационной базы управления экологическими рисками. Заключается в систематическом выявлении и анализе экологических
рисков, характерных для данного вида хозяйственной деятельности. Формирование
информационной базы предусматривает
включение в ее состав данных о значении и
динамике факторов окружающей природной
среды (например, фоновой концентрации
вредных веществ в атмосфере, почве, водных объектах, ассимиляционном потенциале территорий и т. д.), влиянии на состояние
окружающей среды хозяйствующих субъектов региона, требованиях федерального и
регионального законодательства и других.
Следует иметь в виду, что недостаточная или некачественная информационная
база снижает эффективность всего дальнейшего процесса экологического рискменеджмента.
2. Оценка риска. Она предполагает определение величин его вероятности и потенциального ущерба. Различают качественные и
количественные методы оценки рисков.
2.1. Качественные методы имеют целью
определить факторы, области и виды экологических рисков. Качественная оценка
позволяет на начальных этапах выявить и
отбраковать наиболее неблагоприятные с
позиций экологической безопасности варианты управленческих решений, наиболее
опасные сферы хозяйственной деятельности, которые должны подлежать более тщательному анализу и контролю.
2.2. Количественные методы оценки
экологического риска дают возможность
определить размеры отдельных рисков и
риска предприятия в целом. Оценивается
как вероятность наступления неблагоприятных событий по каждому объекту хозяйственной деятельности или проекту, так и
возможные последствия гипотетической
реализации выявленных рисков. Количественный анализ экологических рисков
может выполняться статистическими, экспертными, аналоговыми и аналитическими
методами.
2.2.1. Статистические методы основаны на знании количественных характеристик рисков, сопровождающих реализацию аналогичных проектов и деятельность
аналогичных объектов, и учете специфики
отрасли, политической и экономической
ситуации. Они заключается в изучении
статистики экологических потерь и затрат,
эффектов, имевших место на данном или
аналогичном объекте.
Достоинством статистических методов является достаточно высокая достоверность оценки. К недостаткам можно
отнести, во-первых, высокие требования
к наличию статистической количественной информации. А во-вторых, поскольку
прогнозные значения риска основываются на анализе ретроспективной информации, то изучаемый объект должен обязательно развиваться на основе эволюционных моделей.
2.2.2. Экспертный анализ экологических рисков применяют, когда нет возможности использовать статистические мето145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ды. Обычно это происходит, когда нет достаточной статистической информации об
объекте (например, на начальных этапах
работы с проектом) или когда развитие изучаемого процесса нельзя описать на основе эволюционной модели (изменения
происходят скачкообразно и природа этих
изменений не известна), или объект нельзя
охарактеризовать количественно, а можно
придать ему лишь качественные характеристики. Эксперты переводят качественные
характеристики рисков в количественные.
Достоинствами метода экспертных оценок экологических рисков являются невысокие требования к информационному
обеспечению (нет необходимости в точных
исходных данных), возможность проводить
оценку до начала реализации проекта или
расчета его эффективности, а также простота математической обработки результатов
экспертных оценок.
В качестве основных недостатков следует назвать неопределенность критериев
оценки, трудности в привлечении независимых квалифицированных экспертов и
субъективность оценок.
2.2.3. Метод аналогий чаще используется при оценке экологических рисков нового проектного решения или объекта по отдельным наиболее массовым явлениям или
функциям. Метод аналогий заключается
в поиске и использовании общих черт, подобия явлений, предметов, объектов и их
сопоставления с другими более или менее
аналогичными, известными, изученными
ранее явлениями, предметами и объектами.
Достоинством метода аналогий является
то, что сравнивая, можно получить информацию не только об экологических рисках,
но и выделить их причины, спрогнозировать нежелательные последствия, оценить
вероятность наступления и масштабы распространения рискового события. При этом
для сравнения может быть использован как
собственный, так и внешний опыт таких
явлений и осуществления таких операций.
Недостатками метода являются трудности
сбора необходимой информации об объектах-аналогах, высокий субъективизм (большое значение имеет опыт и интуиция).
Нельзя забывать, что последствия неверных оценок рисков или отсутствия возможности противопоставить действенные меры
могут быть самыми неблагоприятными.
2.2.4. Аналитические методы для количественного анализа экологического риска
используются в тех случаях, когда информация ограничена. Расчет основан на применении стандартных функций распределения вероятностей – нормального распределения, распределения Гаусса, показательного (экспоненциального) распределения
вероятностей (довольно широко используется в расчетах надежности), а также распределения Пуассона (используют в теории
массового обслуживания). Математический
аппарат вероятностной оценки риска хорошо разработан, что является достоинством
данных методов. В качестве недостатка
следует указать, что использование только математических расчетов в природоохранной деятельности не всегда бывает достаточным, так как точность расчетов во
многом зависит от исходной информации.
Также аналитический способ оценки экологического риска наиболее сложен в применении, поскольку требует узкоспециальных
знаний элементов теории игр.
3. Оценка затрат на снижение риска.
Оцениваются затраты на снижение вероятности возникновения, а также пространственно-временных масштабов последствий возникновения неблагоприятных экологических ситуаций. В процессе анализа
стоимостную оценку компенсации возможных последствий наступления ситуаций риска сравнивают с затратами по снижению
степени экологического риска.
4. Отбор методов управления экологическим риском и их реализация на практике. Существует четыре основных метода
управления экологическим риском: упразднение, предотвращение потерь и контроль,
сохранение, передача риска.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
4.1. Упразднение означает исключение этому чаще всего методу относят страхокакой-либо деятельности в области риска. вание. Однако есть и другие возможноМетод абсолютно надежный, но его повсе- сти передачи экологического риска. Это
местное использование приведет к полному предоставление гарантий третьими лисворачиванию деятельности.
цами (например, поручительства органов
4.2. Предотвращение потерь и контроль государственного управления на местах),
(снижение) означает реализацию превен- внесение в текст контрактов специальных
тивных мероприятий, исключающих или оговорок, передающих экологический
уменьшающих риск возникновения эколо- риск или его часть контрагенту (напригического ущерба. Этот метод может быть мер, при транспортировке потенциально
ассоциирован с использованием техноло- опасных веществ).
гий «чистого производства».
5. Мониторинг и контроль экологиче4.3. Сохранение (поглощение) риска не ских рисков.
всегда означает отказ от любых действий,
В процессе контроля экологических
направленных на компенсацию экологиче- рисков на базе их мониторинга и анализа
ского ущерба. Включает также самостра- результатов обеспечивается в случае необхование (создание специализированных ходимости корректировка принятых ранее
резервных фондов) и привлечение внешних управленческих решений, направленная на
источников финансирования (кредитов, за- достижение планового уровня экологичеймов) для компенсации возможных послед- ской безопасности предприятия.
ствий экологического риска.
На основании представленных выше
4.4. Передача риска предполагает рас- элементов системы управления рисками
пределение потенциальных потерь среди автором предлагается аналоговая модель
большой группы физических и юридиче- системы принятия управленческих решеских лиц, подвергающихся тому же или ний в сфере регулирования экологических
���� �������
� ����� �������������
������, на
��������������
��
однотипному
экологическому
риску. К �������������
рисков, представленная
рис. 1.
���. 1.
���� 1. ��������� � ��������������
������������� ������
���� 2. ������ ������, ���������
� �������� ������������� ������
2.1. ������ ������ �� ��������
������������� ������
2.2. ������ ������������� ������:
����������� �����, �����������
������, ���� �����
���� 3. ����� ������ ���������� �������:
��������������, ��������, �����������, ����������
���� 4. ���������� � �������� ������������� ������
Рис. 1. Аналоговая модель управления экологическими рисками
���. 1. ���������� ������ ���������� �������������� �������
147
����� 1 � 2 ��������� �������������� ������� ����������, ����������� ������ ��������� ��������� �������� ������ � �������������� ����� ���������� ������� ������������� ������� �������� � ������ �������������� ����� � ������ �� ��� ���������� � �������������� ������������ ��-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Этапы 1 и 2 формируют информационную систему управления, позволяющую
быстро выполнять обработку исходных данных и представляющей собой достаточно
сложный интерактивный процесс изучения
и оценки потенциального риска и затрат по
его сокращению в предполагаемых направлениях хозяйственной деятельности, а также
возможных экологических последствий.
Выбор метода управления экологическими рисками на третьем этапе предлагается осуществлять на основе сопоставления предельных значений показателя цены
экологического риска (MPR) и предельных
затрат по сокращению риска (MCR). Цена
экологического риска может быть рассчитана как произведение его вероятности на
экономический эквивалент потерь от прогнозного значения экологического ущерба. В результате удастся с единых позиций
оценить риск загрязнения атмосферы, гидросферы, литосферы, а также деградации
земель, размещения отходов, уничтожения
природных ресурсов.
Так как значения MPR и MCR изменяются обратно пропорционально друг другу, то
в точке равенства этих показателей будет
наблюдаться минимум суммарных затрат,
связанных с существованием экологическо-
1.
2.
3.
4.
го риска. Поэтому предлагается для минимизации затрат при выборе метода управления экологическими рисками сравнивать
показатели MPR и MCR: а) если MPR > MCR,
то необходимо применять метод предотвращения потерь и контроля; б) если MPR <
MCR, следует использовать страхование рисков; в) если MPR = MCR, нужно применять
метод поглощения рисков.
Реализация четвертого этапа (рис. 1) означает перманентность процесса управления рисками.
Актуальным методологическим направлением стимулирования собственников и
менеджмента предприятий к управлению
экологическими рисками является включение величины последних в систему оценки
стоимости компаний.
Таким образом, автором разработаны
рекомендации по развитию системы экологического страхования в РФ на уровне
государства и регионов, а также общие
модельные представления о системе корпоративного управления экологическими
рисками. Дальнейшие исследования нужно
проводить в направлении конкретизации и
операционализации управления экологической безопасностью на всех рассмотренных
уровнях.
Список использованных источников
Закон РФ «Об охране окружающей
бежный опыт // Страховое дело. 2012.
среды» от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ
№ 5. С. 54–60.
[Электронный ресурс]. Режим досту5. Русецкая Г.Д. Ущерб от загрязнения
па: http://www.consultant.ru/popular/
окружающей среды. Здоровье насеokrsred/.
ления, риски и экологическое страхоЯжлев И.К. Практика экологическование // Известия ИГЭА. 2013. № 4.
го страхования в странах ШОС //
С. 154–158.
Экология производства. 2009. № 2.
6. Федеральный закон «Об обязательС. 18–24.
ном страховании гражданской отГлобальный зеленый новый курс.
ветственности владельцев опасных
Доклад ЮНЕП, 2009 [Электронный
объектов за причинение вреда в рересурс]. Режим доступа: http://www.
зультате аварии на опасном объекте»
unepcom.ru/images/greeneconomy
/
№ 225-ФЗ от 27.07.2010 // Коммерgreennewdeal.pdf.
сант. 2012. 13 ноября.
Солдатов В.Г. организация и практи7. Официальный сайт Ассоциации экока экологического страхования: зарулогического страхования [Электрон148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
ный ресурс]. Режим доступа: http://
www.aekos.ru.
8. Чуркин Н.П. Трансграничное сотрудничество в сфере обеспечения экологической безопасности // Аналитический вестник Совета Федерации ФС
РФ. 2009. № 17 (384) [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://www.
budgetrf.ru/Publications/Magazines/
VestnikSF/2009.
9. Степичева Л.В. Об организации пилотных проектов на территории субъектов РФ // Проблемы окружающей
среды и природных ресурсов. 2009.
№ 3. С. 43–52.
10. Яковлева Е.Н. Развитие экономических инструментов управления природопользованием и экологической
безопасностью в РФ // Экономика и
149
управление в XXI веке: тенденции
развития : материалы Первой Всерос.
науч.-практ. конф. Череповец: ИНЖЭКОН, 2012. С. 225–231.
11. Яковлева Е.Н. Роль и проблемы
оценки экологического ущерба в условиях модернизации экономики //
Управление в обществе XXI века:
проблемы и решения : коллективная
монография / отв. ред. С.В. Бойко.
Череповец: Филиал СПбГЭУ, 2013.
С. 161–169.
12. Пахолков H.A., Яшалова Н.Н. Привлечение инвестиций в природоохранную деятельность промышленных предприятий : монография. Вологда: ВоГТУ, 2009. 112 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
А.Ю. Домников, д-р экон. наук,
Г.С. Чеботарева, аспирант,
П.М. Хоменко, аспирант1,
г. Екатеринбург
РИСК-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ КАПИТАЛОМ
ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ
Одной из важных задач современной энергетики является повышение инвестиционной
привлекательности и конкурентоспособности бизнеса в сфере генерации энергии. Особую
значимость в данном процессе приобретает совершенствование систем управления отраслевыми рисками, необходимое для достижения долгосрочного роста и устойчивого развития энергетического сектора в условиях множественности и неопределенности факторов,
создаваемых глобализацией финансовых рынков. В статье представлен авторский подход
к оценке отраслевых рисков энергетической сферы, предполагающий управление капиталом в целях достижения определенного уровня долгосрочной финансовой устойчивости.
Рассмотрены аспекты практического применения авторского подхода к оценке отраслевых
рисков на примере энергетической компании.
Ключевые слова: энергетика, энергетическая компания, конкурентоспособность, риски,
управление рисками, экономический капитал, рыночные риски, кредитный рейтинг, финансовая устойчивость, инвестиции.
Как известно, электроэнергетика является одной из основополагающих и важнейших отраслей экономики любого государства. Оказывая глубокое и комплексное
воздействие на деятельность, как промышленных, так и непромышленных компаний,
энергетика выступает в качестве фактора
обеспечения роста глобальной конкурентоспособности корпораций и драйвера развития экономики.
Однако в процессе собственного поэтапного развития всей отрасли и ком1 Домников Алексей Юрьевич – доктор экономических
наук, профессор кафедры банковского и инвестиционного менеджмента, директор Департамента НОЦ
«ИНЖЭК» Уральского федерального университета
имени первого Президента России Б. Н. Ельцина;
e-mail: domnikov@e1.ru.
Чеботарева Галина Сергеевна – аспирант кафедры банковского и инвестиционного менеджмента Уральского
федерального университета имени первого Президента
России Б. Н. Ельцина; e-mail: galina_ch90@mail.ru.
Хоменко Павел Михайлович – аспирант кафедры банковского и инвестиционного менеджмента Уральского
федерального университета имени первого Президента
России Б. Н. Ельцина; e-mail: pavelkhom@gmail.com.
паний сектора энергетика сталкивается
со значительным множеством проблем в
виде возникающих отраслевых рисков.
Они, в свою очередь, оказывают негативное влияние на конкурентоспособность
данной сферы. Поэтому перед авторами
возникает актуальная задача комплексного анализа современных рисков в энергетике, а также разработки методического
инструментария их оценки с учетом современных тенденций развития рискменеджмента.
Результатом исследования является авторский методический подход к оценке экономического капитала, который позволяет
оперативно выявить отраслевые риски и
оценить уровень их опасности в энергетической компаний через оценку стоимости
данных угроз. Полученные итоги имеют
практическую значимость и используются
в оценке инвестиционной привлекательности энергетических компаний.
Основы оценки и управления рисками в современной энергетике. Анализ
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
системы управления рисками в историческом контексте показал, что вопросы,
связанные с развитием риск-менеджмента,
становятся наиболее актуальными и распространенными, начиная с середины
XX века. Именно в этот период появляются
первые работы, посвященные комплексному изучению риска и проблем, связанных
с его оценкой и управлением. К числу авторов, разработавших основу современной
системы по управлению рисками, следует
отнести М. Алле [1], Г. Марковица [2],
М. Миллера [3], У. Шарпа [4], Д. Канемана
[5], В. Смита [6] и др.
В настоящее время в мировой практике
процесс управления риска регулируется такими основными международными актами,
как Интегрированная модель управления
рисками, принятая Комитетом спонсорских
организаций Комиссии Тредвея (модель
COSO-ERM); Стандарт управления рисками Федерации европейских ассоциаций
риск-менеджеров (FERMA, модель RMS);
Стандарты, принятые Банком международных расчетов (Basel II).
В экономической науке существует множество характеристик понятия риска. Ограничивая множественность теоретических
подходов в целях данного исследования,
под определением риска следует понимать
разновидность неопределенности результатов экономической деятельности энергетической компании, когда конечный финансовый результат имеет вероятностную
оценку.
К сожалению, практическое отсутствие
моделей оценки рисков, используемых непосредственно в энергокомпаниях (с учетом их особенностей), не дает возможности рассмотреть данный вопрос. Однако
исследование, проведенное аналитической
компанией KPMG, «Управление рыночными рисками в российских электроэнергетических компаниях» [7] позволило выявить
перечень наиболее популярных методов
по количественной оценке рисков: сценарный анализ (за него проголосовали 58 %
опрошенных), метод Value-at-Risk (29 %),
стресс-тестинг (13 %), Gross Margin-at-Risk
(13 %) и др. Также классическим методом
имитационного моделирования в оценке рисков по проектам считается метод
Монте-Карло, предложенный Д. Гертцем в
1964 г. [8].
В связи с низким уровнем развития
системы по управлению рисками в сфере
электроэнергетики в развивающихся странах, компании сектора сталкиваются со
значительным кругом трудностей в процессе анализа и управления возникающими
угрозами. Ряд аналитических исследований
[7] показал, какие проблемы можно отнести
с искомым:
1. Отсутствие у 83 % компаний документированной политики управления отраслевыми рисками.
2. Отсутствие
специализированных
органов, реализующих комплексную
систему риск-менеджмента.
3. Ориентация энергокомпаний при
управлении отраслевыми рисками
на финансовый результат за период,
а не акционерную или балансовую
стоимость.
4. Ограниченное использование системы хеджирования в качестве инструмента управления рисками.
5. Ограниченное использование при
прогнозировании профессиональных моделей рынков и др.
Данный неполный перечень проблем
подтверждает низкий уровень современного развития системы риск-менеджмента на
энергетических компаниях развивающихся
стран. Поэтому главной целью и дальнейшим вектором развития данного исследования становится разработка авторского
методического подхода, основанного на
оценке специфических для отрасли рисков
через расчет их стоимости.
Риски энергетических компаний на современном этапе. Многолетнее и комплексное исследование факторов зависимости развития энергетических компаний [9, 10] по151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
зволило выявить ряд специфических рисков,
которые являются наиболее важными и значимыми на современном этапе развития для
отрасли. Все риски, с учетом их группировок
и краткой характеристики представлены в
табл. 1 [9, 10].
На рис. 1 представлена карта рисков,
которая показывает, какие из факторов
являются наиболее и наименее опасными
[9, 10].
Пограничная черта, проходящая в центре риск-карты, разделяет ее на две части в
зависимости от значимости отраслевых рисков. Приближение к данному пограничному значению свидетельствует о снижении
или увеличении опасности в зависимости
Отраслевые риски развития электроэнергетических компаний
Группа
рисков
№
1
2
3
4
5
Экзогенные риски
6
7
Наименование рисков
Валовый региональный
продукт региона
Развитие отраслей специализации региона
Инвестиции в основной
капитал региона
Технологическая диверсификация
Концентрация производственных мощностей
Пропускная способность
межтерриториальных энергетических связей
Уровень самообеспеченности энергоресурсами
8
Тарифная политика
9
Налоговая политика
10
Курсы валют
11
Процентные ставки по кредитам банков
12
Цены на топливо
13
14
15
Эффективность
использования электроэнергетических ресурсов
Эффективность
потребления электрои теплоэнергии
Положение компании
на конкурентном рынке
Таблица 1
Характеристика рисков
Экономическая деятельность
региона
Профилирующие отрасли региона, градообразующие предприятия
Финансирование затрат по созданию или воспроизводству ОПФ
Состав и структура ресурсов региона, объемов
добычи
Максимально возможная мощность работы
энергообъектов
Соотношение пропускной способности электрических связей между районами к наибольшему дефициту мощности
Использование собственных видов энергии
Зависимость компании от изменения тарифов
по видам производимой энергии
Влияние действий налоговых органов на деятельность компании
Зависимость компании от изменения курсов
валют
Зависимость от изменения стоимости привлекаемых ресурсов
Зависимость от изменения цен по видам используемого топлива
Соотношение объема, структуры расходования
ресурсов и прибыли, получаемой ЭГК
Общий объем потерь энергии
в процессе ее доставки
до потребителя
Место в рейтинге показателей рыночной активности, динамика и тенденции изменения показателей
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
Группа
рисков
№
16
17
19
20
21
22
23
24
25
26
Экономическая
безопасность
�������������
����������� �������� ������������
��������� ��������
15 Наименование рисков
�� ������������ �����
����� ����� ������ �������
� �������� �� ��������
Окончание
табл. 1
�� �����������
����� � �������� ����������� �������
Характеристика
��������,рисков
�������� � ��������� �����
Снижение прибыли, потеря капитала,�����������
повышение зависимости от привлеченных средств
�������� �������, ������ ��������, �
и т. д.
�������������� ����������
16
����� ����������� �� �����������
������ Положение на фондовом рынке, динамика акПоложение на фондовом
�������
ций, краткосрочные тенденции, общий
оборот� �. �.
рынке
���������
��
��������
�����, �����
акций
17
���������
��
��������
�����
�����,
�������������
���������,
���
Технико-экономические
������
�����
риски:
�����:
Общая �������-�������������
потребность компаВеличина топлива, потребляемого за период
нии в топливе
19
����� ����������� �������� �
�������� �������, ������������� �� ��
������� Масштаб использования иностранного обоЗависимость от импортного
рудования в компании
в обеспечении
производ- ������������
�������
�������������
оборудования
����������� �� ����������
ственного
процесса
20
��������� � �������� � ����������� �
������������
Риски экологической
������������ ��������
безопасности:
����� �������������
�������- требованиям законодательства по
Соответствие
Загрязнение воздушного
�����: экологической безопасности, количественное /
21
������������ ����������� �����������
бассейна
����������� ����������
качественное несоответствие внедряемых при�� ������������� ������������, �����
Загрязнение водных��������
родоохранных технологий
������ / ������������ ��������������
источников
����������� ������
������� ��������������� ��������
22
Загрязнение литосферы
����������
Техническая оснащенность
Уровень оснащенности инновационным техни23
����������� ���������
энергообъектов
ческим оборудованием
����������� ������������
������� ������������ �����������
24
Физический износ ОПФ
Возраст среднего износа
��������������
����������� �������������
Потребность в обновлении
25
���������� ����� ���
������� �������� ������
производственных мощВеличина остаточного ресурса ОПФ
�����������
�
����������
ностей
26
�������� ����������� ������� ���
Непредвиденные финансовые потери
���������������� ���������
���� ������ ��������� ������
�� ���. 1 ������������ ����� ������, ������� ����������, ����� �� ����
��� �������� �������� � �������� �������� [9, 10]:
3
19
10
9
12
21
5
2
20
6
4
25
���� ������ ��������� ���������� ������
Риск-карта развития
энергетических
компаний (на примере
России)
���.Рис.
1. 1.
����-�����
��������
��������������
��������
(�� ������� ������)
153
������� ������� ��������� ��������, ���������� ����� ���, �������� �����
��� ������������� ������� � �. �.
� ������ ����� ����� �������� �����, ������� ��������� ����������
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
������� �� �������� ��������������, �� ��������: ��������������� �����
�����от���������
�����,
���рисков,
�� �����
��������
� �. �.в рампервоначального
уровня���������
угрозы фактора
с которыми
оно сталкивается,
риска.
ках
поддержания
определенного
������������ ������ � ������ ���������� ������ стандарта
��������������
В левой части рисунка представлены платежеспособности или в случае дефолта
��������.
�������������
��������
������
� которую
���������� ��
менее опасные
риски, к их числу
следует ������������
[11]. Иначе это величина
капитала,
���������
��������������
�������
�� для
����������������
�
отнести �������
налоговую политику,
физический ��������
необходимо иметь
компании
целей поизнос
ОПФ,
развитие
отраслей
специализакрытия
убытков,
возникших
вследствие
����-����������� ��������� �������������� ��������. ������������� ����
ции региона и т. д.
реализации риска. Экономический капитал
��� – ���В ��������
�����������
�����������
��� ��������
правой части��������,
риска показаны
риски, рассчитывается
из агрегированного
распре- ������,
которые���
оказывают
наибольшее �влияние
рисков при заданном
доверитель- ���������
��������
������������,
������деления
�����������
�������������
на
развитии
энергокомпаний,
ее
проектов:
ном
уровне,
который
в
свою
очередь
опре- ��������
������������������ ��� � ������ ������� [11]. ����� ��� ��������
технологические риски, риски стоимости деляется целевым уровнем финансовой
�������
����������
��� ����� ��������
�������, ���������
сырья,
изменение цен �����
на рынке��������
мощности устойчивости
компании. Экономический
и т. д. ���������� �����. �������������
капитал позволяет
защитить
деятельности
����������
�������
��������������
�� ����
Методический
подход
к
оценке
отраскомпании
вследствие
возникновения
убыт����������� ������������� ������ ��� �������� ������������� ������, ����
левых рисков энергетической компании. ков от реализации рисков. Целевой уровень
��� �Разработанный
���� �������
������������
�������
�������
����������
������������
авторами
методический
финансовой
устойчивости
обычно выражаподход к�������������
управлению отраслевыми
рисками���������
ется в виде��������
кредитного рейтинга:
чем выше ��������
��������.
�������
������������
энергетической
компании
основан
на
раскредитный
рейтинг,
тем
выше
вероятность
���������� ������������� ������� �� ���������� ������. ������� ������� ��
пространенной в риск-менеджменте кон- неразорения компании и меньше вероят��������
������Эконо����������
� ����
���������� ��������: ���
цепции������������
экономического капитала.
ность дефолта
соответственно.
капитал –�������,
это величина���
капитала,
В условиях необходимости
повышения
����мический
���������
���� �����������
�����������
�������� �
необходимая предприятию для покрытия инвестиционной привлекательности энер������ ����������� ������� ��������������.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 2. Оценка экономического капитала для разных критериев финансовой устойчивости
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
гоактивов важным этапом управления отраслевыми рисками является определение
уровня стратегического уровня финансовой
устойчивости, достижение которого планируется в долгосрочном периоде. Данный
уровень финансовой устойчивости может
быть определен целевым долгосрочным кредитным рейтингом, который планирует получить энергетическая компания. При этом
важным фактором в оценке и управлении
рисками становится стоимость компании и
ее стратегия развития. Каждому кредитному
рейтингу можно поставить определенный
уровень вероятности дефолта в зависимости
от горизонта прогнозирования. Один из вариантов соответствия рейтинга и вероятности дефолта представлен в табл. 2.
Таблица 2
Соответствие между вероятностью
дефолта и кредитным рейтингом
Рейтинг
1-Y PD
3-Y PD 5-Y PD
AAA
0,008 %
0,03 %
0,1 %
AA
0,04 %
0,16 % 0,28 %
A
0,16 %
0,4 %
0,58 %
BBB
0,3 %
1,4 %
3%
BB
1,15 %
8,6 %
15 %
B
5,8 %
15,4 % 32,6 %
CCC or
26,57 %
45,5 %
60 %
lower
Вероятность дефолта определяет доверительный уровень, необходимый для расчета величины непредвиденных потерь и
экономического капитала энергогенерирующей компании (1):
(1)
g = 1 − PD,
где g – доверительный уровень, определяющий вероятность неразорения, PD – уровень вероятности дефолта, соответствующий целевому кредитному рейтингу.
Идентификация отраслевых рисков позволяет выявить группу наиболее существенных рисков для энергетической компании. Объем оцениваемых отраслевых рисков
может различаться исходя из влияния специфики деятельности конкретной энергоге-
нерирующей компании, территориальных
особенностей размещения энергоактивов, а
также чувствительности капитала энергетической компании к отдельным факторам риска. В авторском подходе были определены
три наиболее существенных вида риска для
энергетической компании: рыночный риск
цен на энергию и мощность, рыночный риск
на энергетическое сырье, эксплуатационнотехнологический риск. Данные виды рисков
выбраны на основе исследования компании
KPMG, проводившей опрос руководителей
энергетических компаний России [7]. Согласно результатам исследования, данные
риски указаны в качестве основных для
энергобизнеса, при этом риски изменения
цен на энергию и на энергетическое сырье
является одними из наиболее неуправляемых видов риска. В пользу необходимости
оценки и управления данными рисками говорят исследования, проведенные авторами
ранее [9].
Измерение величины каждого вида риска в отдельности осуществлялось на основе методологии VaR. Для оценки рыночных рисков был выбран параметрический
подход. Данный подход подразумевает
оценку риска на основе построения статистической модели финансового результата
по портфелю активов. В параметрических
моделях функция распределения вероятности факторов риска имеет определенный
вид, например, нормальное распределение
с параметрами, оцененными на основе
исторических данных. Данный подход к
управлению рисками реализован в системе,
разработанной J. P. Morgan [12]. Параметрический подход исходит из нормального
распределения факторов риска. При оценке
риска его мерой выступает дисперсия или
среднеквадратическое отклонение (иначе
волатильность). Таким образом, основной
задачей при расчете VaR дельта-нормальным методом является нахождение дисперсии доходности для единичной позиции
под риском или для совокупности нескольких позиций (2).
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
EL – математической (ожидание потерь
ML=
VaR=
kg ⋅ σ ⋅V ⋅ T ,
(2) от i-гоi вида риска).
i
i
где MLi – максимальные потери от i-го виды
В рамках современных подходов риски
риска,
оцениваются с учетом их корреляции. В
VaRi– величина VaR для i-го риска энер- частности, оценка VaR может осуществлятьгогенерирующей компании,
ся как при недиверсифицированном VaR, для
kγ – доверительный коэффициент (опре- которого действует грубое допущение о том,
деляется в зависимости от доверительного что коэффициенты корреляции равны 1, так
уровня),
и для диверсифицированного VaR, позволяV – текущая стоимость позиции;
ющего получить более точные количественТ – временной горизонт;
ные оценки рисков. Коэффициенты корреляσ – стандартное отклонение.
ции определяются, исходя из исторических
Убыток от эксплуатационно-техно- данных для отдельных компонентов риска.
логического риска зависит от индиви- Для начала мы можем использовать времендуальных факторов, характеризующих ные ряды VaR рисков для оценки историчеэнергообъект: непреднамеренные сбои ских корреляций (для расчета необходимо
в работе, неверный выбор эксплуатаци- брать период не менее года). Требуемые для
онно-технологического
оборудования, анализа коэффициенты корреляции могут
нарушения эксплуатационно-технологи- определяться на основе коэффициента корческих процессов, нерегулярные профи- реляции Пирсона, определяемого на основе
лактика и ремонт оборудования, техни- данных временных рядов.
ческое состояние оборудования, потери
Агрегированная оценка экономического
в результате сбоев и поломок, стоимость капитала определяется на основе дисперремонтных и восстановительных работ и сионно-ковариационного метода. В рамках
т. д. Моделирование данного вида риска данного метода отдельные расчетные рипредполагает идентификацию и агреги- ски агрегируются в общую оценку эконорование риск-факторов на основе мате- мического капитала с учетом существуюматических и эконометрических постро- щих корреляций. Исходя из включенных в
ений. Ввиду индивидуальности уровня модель оценки авторами рисков, величина
эксплуатационно-технологического риска, экономического капитала калькулируется
оценка убытка от эксплуатационно-техно- следующим образом (4):
логического риска в целях данной работы
2
2
ECAPEMR
+ ECAPCMR
+
осуществляться по методу исторического
=
ECAPPGC
+
2
моделирования (historical simulation). Дан+ ECAPTR + 2 ECAPEMR ECAPCMR ρ EMR ,CMR
ный метод предполагает построение эмпи+2 ECAPEMR ECAPTR ρ EMR ,TR +
рической функции распределения, исполь,
(4)
зуя определенное количество убытков от
+2 ECAPCMR ECAPTR ρCMR ,TR
эксплуатационно-технологического риска где ECAP
– совокупный экономический
PGC
исторического ряда. По итогам построе- капитал энергетической
компании;
ния по ней легко находится α-квантиль,
ECAPEMR – экономический капитал рыкоторый и является значением VaR.
ночного риска цен на энергию и мощности;
Экономический капитал для i-го вида
ECAPCMR – экономический капитал рыриска определяется с учетом максимальных ночного риска
цен на энергетическое сырье;
и ожидаемых потерь (3):
ECAPTR – экономический капитал экс
(3) плуатационно-технологического риска;
ECAP
=
MLi − ELi ,
i
где ECAPi – экономический капитал i-го
ρi,j – корреляция между двумя компоненвида риска,
тами риска i и j.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
Итоговая оценка величины экономического капитала показывает требования
к капиталу энергетической компании, необходимому для сохранения финансовой
устойчивости при появлении убытков от
непредвиденных потерь с заданным уровнем вероятности.
Практические результаты оценки рисков энергетической компании. Рассмотрим применение методического подхода к
оценке рисков на примере энергетической
компании. Основные показатели, характеризующие деятельность энергокомпании,
представлены в табл. 3.
Таблица 3
Основные экономические показатели
исследуемой энергокомпании
ЗначеПоказатель
ние
Технико-экономические показатели
Годовая выработка электро20 000
энергии, тыс. МВт · ч
Объем потребления топлива
15 000
(газ – 100 %), млн куб. м
Финансовые показатели
Выручка за отчетный год,
70
млн долл.
Чистая прибыль за отчетный
2
год, млн долл.
Активы, млн долл
53
Собственный капитал, млн.
25
долл.
Целевой кредитный
BBB
рейтинг:
Доверительный уровень
98,85
На основе технико-экономических показателей энергокомпании были сформированы исходные факторы для расчетной модели. Выбранная энергетическая компания
осуществляет реализацию энергии по ценам, устанавливаемым на Московской энергетической бирже. Индекс среднесуточных
цен базовой нагрузки в хабе «Центр», а
также распределение цен представлено на
рис. 4 и 5. Фактор рыночного риска на энер-
гетическое сырье (в данном случае природный газ) моделируется на основе динамики
спотовых цен на природный газ, торгуемый
на бирже NYMEX. В реальной ситуации
риск цен на энергетическое сырье может
моделироваться с учетом структуры потребления разных типов сырья (газ, уголь,
мазут), а также накопленной или страновой
статистики цен. Распределение убытков от
эксплуатационно-технологического риска,
смоделированное по накопленным историческим значениям. Корреляция между факторами риска оценивалась на основе сопоставления значений по временным интервалам. Основные показатели корреляции
риск-факторов представлены в табл. 5.
На основе данных табл. 4 и табл. 5, формулы (4) оценка агрегированного экономического капитала по трем видам риска составит 1 510 070 долл. Таким образом, требуемый уровень экономического капитала
для сохранения финансовой устойчивости,
достаточной для достижения рейтинга
BBB составляет 1 510 070 долл. Как видно из табл. 2 текущего уровня собственных
средств достаточно для формирования экономического капитала под рыночный риск
цен на энергию и мощность, рыночный
риск на энергетическое сырье и эксплуатационно-технологический риск.
Управление капиталом энергетической компании с учетом риска. Экономический капитал, будучи мерой непредвиденных потерь, определяет требования
к капиталу энергетической компании. Для
создания надежной защиты от рисков и
достижения целевого уровня финансовой
устойчивости требуется воздействие на капитал энергокомпании в целях повышения
его достаточности.
Капитал энергетической компании может формироваться за счет внутренних и
внешних источников. К внутренним источникам относится главным образом прибыль, однако убыточность деятельности
многих энергетических компаний, связанная с низкой производственной эффектив157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
ностью сектора, а также волатильностью
входных цен на ресурсы, высокие эксплуатационные издержки накладывает ограничение на долгосрочный характер использования этого источника для формирования
капитала. В частности, приемлемые показатели ROE (в пределах 14–15 %) по итогам 2013 г. продемонстрировали немногие
энергокомпании, преимущественно с мажоритарными иностранными акционерами. В
большинстве случаев рентабельность в секторе генерации колеблется в среднем от 3
до 5 %, в сетевых компаниях – от 1 до 3 %, и
лишь сбытовой сегмент демонстрирует более высокие отраслевые показатели рентабельности собственных средств. Безусловно, низкая рентабельность сектора является
сдерживающим фактором инвестиционной
привлекательности, особенно при нормах
ROE для западных компаний в 15–25%, что
затрудняет привлечение капитала из внешних источников. К внешним источникам
капитализации может относиться как продажа дополнительно эмитированных акций, так и эмиссия капитальных долговых
обязательств. Перспективы IPO во многом
определяются настроением инвесторов и
общей ликвидностью рынка, что позволяет
применять данный метод лишь с оглядкой
на стадии делового цикла и состояние рын-
ка ценных бумаг. При размещении акций
и капитальных долговых инструментов на
внебиржевом рынке возникает вопрос поиска инвестора в данные инструменты.
Наибольший интерес данные бумаги будут представлять для институциональных
инвесторов – фондов прямых инвестиций,
связанных с бизнесом энергокомпании
фирм, инвестиционных банков, энергетических холдингов, управляющих активами
в различных сферах операционной деятельности [14, 15].
Выводы. В современной сложноорганизованной экономике управление отраслевыми рисками является необходимым условием устойчивого развития и долгосрочного роста хозяйствующих субъектов. В ходе
проведенного исследования установлено,
что энергетической компании приходится
сталкиваться в своей деятельности с множеством отраслевых рисков, которые могут
стать причиной значительных убытков и
негативно отразиться на производственной
и финансовой деятельности компании.
Авторами был предложен методический подход к оценке отраслевых рисков,
базирующийся на концепции экономического капитала. В рамках данного подхода
предполагается оценка специфического
показателя – экономического капитала, ха-
Таблица 4
Расчет экономического капитала по риск-факторам энергетической компании
Показаσ
V
k98,85
T
VaR
EL
ECAP
тель
ECAPEMR
50 000
2,27
2,91
90
3 133 358,63
1 562 269,12
1 571 089,51
ECAPCMR
12 000
2,27
0,57
90
147 300,2
58 630,1
88 670,06
ECAPTR
–
–
–-
–
610 284,4
502 214,43
108 070
Таблица 5
Матрица корреляций основных факторов риска энергетической компании
ECAPEMR
ECAPCMR
ECAPTR
ECAPEMR
1
ECAPCMR
-0,54
1
ECAPTR
0,21
-0,18
158
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономическая безопасность
рактеризующего требуемый запас капитала гетической компании. Данный подход поэнергетической компании, формируемый зволяет оперативно выявлять, оценивать и
в целях достижения заданного уровня фи- минимизировать отраслевые риски. Это, в
����������
� ������������
������������
������������
�������
нансовой устойчивости
с определенной
свою�����������,
очередь, повышает
конкурентосповероятностью
неразорения,
определяемой
собность
энергетической
компании
и
вли��������� ���������. ������ ������ ��������� ��� ������ ���� �����������
целевым кредитным рейтингом. Данная яет на принятие итоговых финансовых ре�����
– �������� ���� ��� �� ������� � ��������, �������� ���� �� ������модель учитывает три важных вида от- шений инвесторами [16, 17].
��������
�����,
����. данного подхода мораслевого
риска ���������������-���������������
– рыночный риск цен на
В целом развитие
������������
�������������
�������в следующих
� ������ направ����������
энергию
и мощность,����������
рыночный риск
на жет осуществляться
энергетическое
сырье,
эксплуатационнолениях.
Во-первых,
в
условиях
множе������ ����������� � ����������� ������������ �������������� ��������технологический риск.
ственности отраслевых рисков важность
���������
�������������� ��������. ������
������ ��������� ���������� ��Практическая значимость предложен- приобретает дополнение разработанной
������,
���������
�
��������������
����������
�����.
� указанных
���� �������,
ного подхода к оценке отраслевых рисков модели с точки
зрения���,
набора
заключается
в комплексном исследовании
рисков. Разработка
формализованных
��������
���������������������
��������������
��������
� ������ �� ���инвестиционной
привлекательности
энероценок
убытков
от
иных
рисков
позволит
����� �������� ���������� ������� ����������� [16, 17].
��������� ������������ ��������
���������� ���������
����������� ��������
������� ���������
����������� ��������
������� ��������������
��������
����� ������
����������
���������
��������
�������������� �����
��������������
��������
����������������� ��������� ����������� �������
���. 3. ��������
��������� ����������� �������� � ����������
Рис. 3. Основные источники привлечения капитала в энергетику
� ����� �������� ������� �������
159 ����� �������������� � ���������
������������. ��-������, � �������� ��������������� ���������� ������
�������� ����������� ���������� ������������� ������ � ����� ������ ������
��������� ������. ���������� ��������������� ������ ������� �� ���� ���-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
повысить точность и качество модели.
Во-вторых, важным направлением совершенствования подхода является адаптация
более совершенных методов оценки экономического капитала отдельных видов
отраслевого риска и их агрегирования, в
особенности в условиях отличия распределения убытков от нормального. В-третьих,
оценка и управление отраслевым риском
предполагает учет более широкого числа стратегических направлений развития
энергообъектов. В дополнение к финансовой устойчивости, необходимо оценивать
производственные и инвестиционные факторы управления капиталом энергетической компании.
Список использованных источников
1.
Alle M. Le Comportement de l’Homme
Rationneldevant le Risque. Critique
des Postulatset Axiomes de l’Ecole
Americaine // The Econometrica. 1953.
Vol. 21. РР. 503–546.
2. Markowitz H. Portfolio Selection: Efficient
Diversification of Investments, 1959.
3. Miller M. The Cost of Capital, Corporation
Finance and the Theory of Investment, 1958.
4. Sharpe W. Portfolio Theory and Capital
Markets, 1970.
5. Kahneman D. Prospect theory: An analysis
of decision under risk // The Econometrica.
1979. Vol. 47.
6. Smith V. Investment and Production, 1961.
7. Market Risk Management in Russian
electricity companies. Analytical study.
KPMG, 2012. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.kpmg.com/RU/
ru/IssuesAndInsights/ArticlesPublications/
Documents/Market-risk-management-atRussian-power-companies-rus.pdf.
8. Hertz D. Risk Analysis in Capital
Investments // Harvard Business Review.
1964. РР. 95–106.
9. Domnikov A., Chebotareva G., Khodorovsky
M. Evaluation of investor attractiveness
of power-generating companies: special
reference to the development risks of the
electric power industry // Proc. of the 1st Int.
Conf. Energy Production and Management in
the 21st Century. The Quest for Sustainable
Energy, eds. C.A. Brebbia, E.R. Magaril,
M.Y. Khodorovsky. WIT PRESS: Ashurst,
2014. РР. 199–210.
10. Домников А.Ю., Чеботарева Г.С., Ходоровский М.Я. Оценка инвестиционной
привлекательности энергогенерирующих
компаний с учетом специфики рисков
развития электроэнергетики // Вестник
160
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
УрФУ. Серия экономика и управление.
2013. № 3. С. 15–25.
Domnikov A., Khomenko P., Khodorovskiy
M., Vlasov V. Economic capital assessment
method improvement based modification the
exposure at default calculating method //
Audit and Financial Analysis. № 4. 2013.
РР. 113–117.
Morgan J.P. Risk Metrics TM-Technical
Document // Morgan Guaranty Trust
Company. № 4.
Khodorovsky M., Domnikov A., Khomenko
P. Optimization of financing investments
in a power-generation company // Energy
Production and Management in the 21st
Century. WIT Transactions on Ecology and
the Environment, 2014.
Zucker A., Hinchliffe T. Optimum sizing of
PV-attached electricity storage according
to power market signals – A case study for
Germany and Italy // Applied Energy. 2014.
Vol. 127. РР. 141–155.
Mary C. The costs of generating electricity
and the competitiveness of nuclear power //
Progress in Nuclear Energy. 2014. Vol. 73.
РР. 153–161.
Shahnazari M., McHugh A., Maybee B.,
Whale J. Evaluation of power investment
decisions under uncertain carbon policy: A
case study for converting coal fired steam
turbine to combined cycle gas turbine
plants in Australia // Applied Energy. 2014.
Vol. 118. РР. 271–279.
Sakaguchi J., Miyauchi H., Misawa, T. Risk
assessment of power plant investment by
three level ordered probit model considering
project suspension // Proc. of IREP
Symposium: Bulk power System Dynamics
and Control – IX Optimization, Security and
Control of the Emerging Power Grid, 2013.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЭКОНОМИКА ТРУДА
Ю.Б. Клюев, д-р экон. наук, профессор,
Р.П. Ческидов,1
г. Екатеринбург
МОДЕЛЬ ПОСТАНОВКИ ЦЕЛЕЙ И МОТИВАЦИИ МЕНЕДЖЕРОВ
СУБЪЕКТА ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В статье анализируются популярные модели постановки целей и мотивации, формулируется центральное противоречие реализации данных моделей. Для решения сформулированного противоречия предлагается и обосновывается нормативная модель постановки
целей и мотивации субъекта хозяйственной деятельности на основе авторской концепции
качественных характеристик управления.
Ключевые слова: постановка целей, мотивация менеджеров, декомпозиция целей, производительность труда, результативность субъекта хозяйственной деятельности.
При построении организации и мотивации руководитель осознанно или неосознанно выбирает какую-то нормативную модель управления и мотивации «как должно
быть». От выбора идеологии такой модели
зависит риторика руководителя и позиция
в переговорах. В пределах операционного
управления эта модель дает о себе знать в
действиях и организационных решениях. В
завершение эта модель начинает поддерживать саму себя без какой-либо активности
со стороны ее идеолога. Это происходит на
уровне ожиданий сотрудников в отношении реакции руководства на их инициативы
и уверенности в характере обратной связи
еще до ее получения. В связи с этим рассмотрение возможных вариантов моделей
управления и мотивации является актуальным, а сама область обнаруживает глубину
для продолжения исследований.
Клюев Юрий Борисович – доктор экономических
наук, профессор кафедры экономики производственных и энергетических систем Уральского федерального университета имени первого Президента России
Б. Н. Ельци-на; e-mail: klyuev.iura@yandex.ru.
Ческидов Роман Павлович – доцент кафедры экономики и права Уральского государственного экономического университета; e-mail: t3531350@yahoo.com.
1
161
Под моделью управления и мотивации
авторами понимается логика цикла постановки целей субъекта хозяйственной деятельности, определение места человеческого фактора в ее достижении (участники),
установление предлагаемых сотрудникам
начальных условий (правила, вознаграждение, полномочия), подходы к адаптации
компании в зависимости от изменения
внешних условий, метод оценки достижения организацией своих целей и оценки
эффективности применения мотивации. В
таком понимании модель включает в себя
классические понятия теории игр: участники, вознаграждение (включая, но не ограничиваясь финансовыми стимулами), правила, тактики и пределы.
Одной из первых законченных моделей управления может считаться модель
управления по целям (MBO) П. Друкера
[1]. На рис. 1 представлена основная идея
модели MBO: постановка целей на уровне
всего хозяйствующего субъекта, затем декомпозиция их до уровня подразделения и
исполнителей. В пределах этого предполагается документальное оформление целей,
подцелей и задач в виде стратегического
документа и регламентов. Данная модель
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
включает разработку стандартов на ожида- несравнимых друг с другом приоритетов,
емые результаты на уровне задач конкрет- например, удовлетворенность потребителя,
ных подразделений. Завершением модели прибыль и т. д. Такая полизадачность выпаявляется периодическое измерение резуль- дает из классической модели MBO.
В ответ на последний недостаток возтативности сотрудников, подразделений и
всех организации. Подход «сверху вниз» никла модель сбалансированных покадополняется подходом «снизу вверх», ко- зателей (BSC). Ее авторы, Р. Каплан и
торый балансирует ресурсы организации и Д. Нортон [2], указали на наличие четырех
плоскостей, в которых компании конкуриамбиции при постановке целей.
Достоинством модели MBO является руют между собой: маркетинг, финансы,
очевидная логика постановки целей и рас- сотрудники и качество внутренних пропределения задач, простота согласования цессов, включая применяемые технологии.
деятельности подразделений на уровне по- На основе этого было предложена система
становки целей. Озвучивание и документи- показателей из четырех блоков, которые
рование ожидаемых результатов и крите- могли «сбалансировать» постановку целей
риев оценки их достижения сразу создает для компаний. Данная система приближала
мотивирующий эффект в организации. К теорию оценки результативности бизнеса к
недостаткам модели, по крайней мере, в ва- принятым в реальности подходам (рис. 2).
рианте изложения ее родоначальника, мож- Недостатком данного подхода явилось то,
но отнести отсутствие прямого указания на что простая логика выведения задач из подспособы увязки личных интересов сотруд- целей, а подцелей из основных целей модеников с целями организации (подразделе- ли MBO плохо работает в ситуации множений, рабочих мест). Другим недостатком ства равнозначных приоритетов. Процесс
из инженерявлялось
то, ���������������
что MBO П. Друкера
неявно �декомпозиции
�����
� ����
���������
�����������.превращается
������ ������
������ной
задачи
в
искусство.
Следом
за этим
исходила
из
одной
цели,
которую
уже
мож�� ���������� ���������� �� ��������� ���������� �� ������ ����� �������уменьшается
возможность
контролировать
но
было
с
инженерной
точностью
«распре��� �������������. ����������� ������ �������� ������������� ���������
распределение
задач
между подразделениделить» для нижестоящих
подразделений
����������������
�����������,
�������������
� ����
�����������.
������
компании. Однако реальность менеджмен- ями и взаимосвязь их деятельности с при«������ ����» ����������� �������� «����� �����», ������� ����������� ��та показывала, что субъекты хозяйственной оритетами всей компании. Кроме того, так�����
�����������
� �������
��� ����������
же как�����.
MBO П. Друкера, система сбалансидеятельности
учитывали
сразу несколько
Рис. 1. Процесс управления по целям
���. 1. ������� ���������� �� �����
Источник: http://www.kadrovik.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=10859
��������: http://www.kadrovik.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=10859
162
������������ ������ MBO �������� ��������� ������ ���������� �����
� ������������� �����, �������� ������������ ������������ ������������� ��
������ ���������� �����. ����������� � ���������������� ��������� ����������� � ��������� ������ �� ���������� ����� ������� ������������ ��-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика труда
рованных показателей (BSC) Р. Каплана и дели KPI по версии А. Литягина [3] привоД. Нортона не давала однозначного ответа дится на рис. 3. Данная модель развивает
на вопрос о том, как должна выводиться MBO, BSC и делает попытку сопоставить
связь личных интересов сотрудников и ин- задачи, уровня подразделения с деятельнотересов компании.
стью конкретного сотрудника.
� ����������
��������
(���.
2). �����������
������� �������
�������
��,уви���
Проблему связи
интересов
сотрудников
Останавливаясь
на главном,
можно
���������
�����
� ��������
�� ��������
������
компании������
понимали
и П. Друкер
и Р.��
Ка-��������,
деть следующие
достоинства
модели�����
KPI:
план
и Д.MBO
Нортон.
Они��������
же высказывались
с достаточной
степенью
������
�����
� �������� сотрудник
���������видит
������������
�����������.
за
необходимость
установления
проекции ��конкретности,
ожидает
от него компа�������
������������
������������
���������� что
������
� ���������.
���успешности компании на сотрудников. ния; у сотрудника появляется ощущение
��� �� ���� ����������� ����������� �������������� ������������� �����
В 90-е годы эти идеи развились в модель объективной оценки своей работы; расчет
����� ���������������
� �����������
�� ������������
����
ключевых
показателей деятельности
(KPI), премии
становится �не������������
только переменной,
��������.
����� ����, �����
��� MBO
�������проверяемой
����������������
которая
разрабатывается
в России
до- �.
но �������,
и принципиально
величистаточным
количеством
ной. Одновременно
вслед за системой
�����������
(BSC) �. ученых
�������и �бизнес
�. �������
�� ������ ������������
������сба��
консультантов
(например,
А.К.
Клочкова,
лансированных
показателей
Р.
Каплана
������ � ���, ��� ������ ���������� ����� ������ ��������� ����������� и�
А. Литягин и др.). Один из вариантов мо- Д. Нортона, система KPI делает еще один
��������� ��������.
2 Сбалансированная система
показателей
– BSC– BSC
���.Рис.
2 ����������������
�������
�����������
Источник:
http://www.iteam.ru/publications/strategy/section_27/article_298/
��������: http://www.iteam.ru/publications/strategy/section_27/article_298/
163
�������� ����� ��������� �����������
� �������� �������� � �. ������ � �. ������ � �. ������. ��� �� ������������� �� ������������� ������������ �������� ���������� �������� �� �����������. � 90-� ���� ��� ����
��������� � ������ �������� ����������� ������������ (KPI), ������� �����-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
критический шаг в сторону усложнения
На уровне исполнителя ситуация ненауправленческой системы. Начинает рабо- много легче. Его деятельность оцениваеттать фактор издержек на поддержание вне- ся по пяти показателям с разными весами.
дряемых систем. Поясним это на примере. Планы могут меняться от периода к периоПредположим: в компании десять подраз- ду. В этой ситуации возникают следующие
делений, в каждом из подразделений рабо- проблемы:
тает по десять человек, каждому человеку
• трудность выставления приоритетов;
выставлено 5 KPI, у каждого KPI есть пять
• проблема получения помощи от друзначения (план, факт, отклонение, вес в
гих отделов, у которых другие KPI;
процентах, коэффициент связи с премиаль• проблема своевременности поступленой частью).
ния данных в учетную систему и др.
Для руководителя компании (или уполЕще одним недостатком BSC и KPI явномоченного сотрудника) встает задача ляется то, что сверхкомплексные системы
ежемесячно отслеживать и обновлять по- измерения имеют тенденцию захватывать
BSC
� ������
������� �����������
������,
������
�������������
� ���������рядка
2500 задач-показателей
(10*10*5*5).
в область
контроля
неправильные
фактоДаже
с
учетом
автоматизации
эта
цифра
горы.
Это
в
свою
очередь
ведет
к
тому,
что
���� ����������� ����������.
ворит сама за себя.
влияние этих факторов усиливается, и
���. 3.
Рис. 3. Показатели (KPI – ключевые показатели эффективности)
Источник:
https://kpi-drive.ru/
���������� (KPI
– ��������
���������� �������������)
��������: https://kpi-drive.ru/
164
�������������� �� �������, ����� ������� ��������� ����������� ������
KPI: ��������� ����� � ����������� �������� ������������, ��� ������� ��
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика труда
они начинают разрушать стоимость компании.
Еще одной управленческой моделью является Six Sigma [4], разработанная в компании Motorola в 80-е годы. Затем данная
модель увеличила свою популярность после внедрения в компании General Electric
под руководством Джека Уэлча. Six Sigma
направлена в основном на производственные процессы и ставит задачу улучшения
качества выходов каждого из ключевых
процессов. В рамках решения данной задачи применяются статистические категории, что и предопределило такое название.
Данная модель лишь в ограниченном масштабе применяется и для решения чисто
управленческих задач, в том числе в области мотивации. Причиной этого является
ее корневая идея о том, что имеет значение
решение лишь ограниченного круга задач.
Необходимо выбирать лишь те задачи, которые оказывают наибольшее влияние на
результат. Это отличается от попыток авторов концепций сбалансированных показателей и ключевых показателей эффективности обеспечить 100 %-й контроль за
всеми процессами в компании. Недостатком Six Sigma является то, что изначально
основные методики были продуманы для
управления известными производственными процессами и недостатком фокуса на
мотивацию сотрудников.
Относительно новым направлением
является модель ценностно-ориентированного управления (VBM). Можно сказать,
что VBM является прямым наследником
модели управление по целям П. Друкера и
является конкурентом модели сбалансированных показателей. Суть VBM заключается в установлении приоритета создания
ценности, что обычно ассоциируется с
одним из интегральных показателей, отражающих интересы владельцев бизнеса, например, акционерная стоимость. При этом
в противовес BSC не акцентируется, а что
собственно должно быть в операционных
приоритетах менеджмента компании. Пре-
обладает подход с точки зрения акционеров, что выражается в требовании:
• определение и формализация корпоративной стратегии;
• наличие документов, описывающих
стандарты корпоративного управления, процедур принятия решений,
организационной культуры, стратегических коммуникаций;
• определение расчета стоимости как
компании в целом, так и ее подразделений, а также и отдельных проектов;
• поддержание процедуры доведения
обратной связи до ответственных
сотрудников принятых метрик, осуществление вознаграждение в традициях акционерного управления
(бонусу, акции, опционы).
К достоинствам ценностно-ориентированного управления можно отнести разрешение противоречия интересов топ менеджмента и собственников компании. Недостатком является ограниченная возможность ретрансляции материальной и иной
мотивации на основе акционерной стоимости произвольного сотрудника. Причинами является многофакторность показателя
стоимости компании, его изменчивость под
воздействием случайных внешних факторов, возможность манипуляции данным
показателем со стороны мажоритарных
акционеров, отсутствии очевидной связи
акционерной стоимости с выполнением сотрудником своих обязанностей.
Приведенные выше модели управления
и мотивации в компании выявляют следующее противоречие: акционеры и менеджмент стремятся повысить управляемость
и мотивацию путем постановки, декомпозиции целей, создания циклов обратной
связи для участников. Одновременно увеличивается комплексность систем планирования и оценки результата пропорционально глубине планирования и широте охвата
участников. Это приводит к возрастанию
издержек на поддержание системы моти165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
вации, повышению количества ошибок. В
конечном счете это приводит к понижению
результативности системы и толкает мотивацию вниз.
В качестве основных идей проанализированных моделей можно выделить следующее:
• постановка целей, проработка процесса целеполагания (MBO, BSC);
• декомпозиция и «приближение» целей организации к ее сотрудникам
(MBO, KPI);
• создание циклов обратной связи,
создание связи между целями организации и интересами сотрудников
(KPI);
• выделение критических компонентов, которые вероятностно определяют результат (Six Sigma).
Для частичного разрешения сформулированного противоречия авторами предла-
гается ввести еще одно измерение в цикл
«Вход – Цель – Действия – Оценка – Выход». Назначение данного измерения – ввести некие критерии эффективной постановки целей, последующих управленческих
действий и процесса оценки результатов.
Цель этого – уменьшить издержки от увеличения глубины и масштабов планирования и при этом вероятностно повысить
управленческий эффект.
В качестве таких критериев авторами
предлагается использовать перечень качественных характеристик управления,
обоснованный ранее в работах [5, 6, 7]. В
табличной форме данный перечень представлен на табл. 1. В качестве референса в
крайней правой колонке указаны теории, из
которых авторами выведены соответствующие качественные характеристики.
Использование качественных характеристик управления позволяет оптимизиТаблица 1
Определение качественных характеристик управления
№
1
1
1.1
Полное название и
сокращение
2
Минимальное количество информационных
объектов (МКИО)
1.2
Минимальное количество ответственных
субъектов (МКОС)
1.3
Простота,
краткость,ясность,
2
2.1
Управляемость, контроль
Определение понятия с точки зрения
менеджера, на которого направлено
управляющее воздействие
3
Группа «Фокус-внимания»
это характеристика управления, отличающаяся минимальным количеством
элементов управления в фокусе внимания (до 6 объектов)
это характеристика управления, отличающаяся стремлением к единице
количества соисполнителей задачи,
функции в фокусе внимания (сам человек)
это характеристика управления, отличающаяся простотой, ясностью,
краткостью представления элементов
управления
Группа «Утилитарность знания»
это характеристика управления, отличающаяся восприятием менеджером
своей роли как управляющего задачами, функциями и удовольствием «быть
причиной» происходящего
166
Используются в теориях мотивации
4
Хейлиген,
Фэлк
Гилберт,
Ческидов Р. П.
Федорова, Хейлиген,
Притчард, Клугер, ДеНинси, Бандура, Фэлк
Хейлиген, Притчард,
Гилберт, Хэкмен, Олдхэм, Герцберг, МакКлелланд, Скиннер,
Фэлк, Файоль
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика труда
Продолжение табл. 1
1
2.2
2
Полезность, выгодность
3
это характеристика управления, отличающаяся представлением менеджера
об индивидуальной полезности успешного выполнения задач, функций (для
субъекта управления)
2.3
Опасность, риск потери
2.4
Направленность на
результат, достижимость, гештальт-эффект
это характеристика управления, отличающаяся представлением об опасности или риске неблагоприятных последствий, в случае неудачи, ошибки
или недовыполнения задач или функции
это характеристика управления, отличающаяся представлением менеджера
о возможности: а) воздействия на объект управления; б) начала и завершения миссии; в) получения целостного
результата для объекта воздействия
Группа «Контрастность восприятия»
это характеристика управления, отличающаяся определенностью в деталях,
структурной ясностью, контрастностью элементов управления по сравнению с другими
это характеристика управления, отличающаяся определением для задач,
функций измерительных шкал; измерением их характеристик с применением
цифр и вычислительных методов
это характеристика управления, отличающаяся способом представления
информации об элементах управления
в письменном виде (вкл. графики, таблицы, рисунки, символы)
это характеристика управления, отличающаяся состязательными условиями, при которых отсутствует незаменимость, происходит сравнение результатов, работает социальный балансирующий прессинг (предпочтительна игра
с ненулевой суммой, менее эффективно – игра с нулевой суммой)
это характеристика управления, отличающаяся требованием оригинальности, нетривиальности, нестандартности в решениях и подходах, тем, что
вызывает когнитивную энергию и познавательную активность
3
3.1
Специфичность, конкретность
3.2
Измеримость, оцифрованность
3.3
Формальность
3.4
Соревновательность
3.5
Новизна, разнообразие
167
4
Пригожин,
Федорова, Хейлиген, Доран,
Портер, Лоулер, Вруум,
МакКлелланд,
МакГрегор, Скиннер,
Торндайк, Эмерсон,
Гант, Тэйлор
Хейлиген, Клугер, ДеНинси, Маклелланд,
МакГрегори, Скиннер,
Торндайк, Эмерсон,
Тэйлор
Хейлиген,
Гилберт,
Клугер, ДеНинси, Бандура, Доран, Локк, Лахам, Хэкмен, Олдхэм,
Портер, Лоулер, Вруум, Герцберг, Эмерсон
Хейлиген,
Доран,
Локк, Лахам, Вруум,
Хопф, Фэлк
Хейлиген, Притчард,
Гилберт, Доран, Локк,
Лахам, Хопф, Гант,
Эмерсон
Хейлиген, Клугер, ДеНинси, Тэйлор, Гант,
Эмерсон
Пригожин,
Портер,
Лоулер, Адамс
Хейлиген, Клугер, ДеНинси, Хэкмен, Олдхэм, МакГрегори
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Окончание табл. 1
1
3.6
4
4.1
2
Вызов уровнем сложности
Стабильность, постоянство
4.2
Близость по времени,
месту
4.3
Частота повторения
5
5.1
Явное, эксплицитное
сообщение
5.2
Публичность и открытость
5.3
Объективная
верность
5.4
Поддержка авторитетом
досто-
3
это характеристика управления, отличающаяся такими целями, характеристиками, значениям показателей, которые еще не достигались менеджером,
бросают ему вызов, однако не воспринимаются как недостижимые
Группа «Стабильность восприятия»
это характеристика управления, отличающаяся стабильностью представления элементов управления во времени
и пространстве
это характеристика управления, отличающаяся коротким периодом во
времени между постановкой целей и
наблюдением результатов или коротким расстоянием между объектами в
пространстве при выполнении задач,
функций
это характеристика управления, отражающая многократный прием и,
как следствие, повторение восприятия
однотипной информации об элементах
управления
Группа «Согласованность восприятия»
это характеристика управления, отличающаяся непосредственной передачей информации об элементах управления с отсутствием или минимальной
отсылкой на подразумеваемые нормы и
само собой разумеющиеся правила «по
умолчанию»
это характеристика управления, отличающаяся открытостью и кросс доступностью информации об элементах
управления в пределах референтных
групп (визуализация, озвучивание, обсуждение), наличие социального отклика и балансирующего прессинга
это характеристика управления, отличающаяся надежностью применяемой
информации, согласованностью решений с фактами и между собой, с отсутствием или минимальным количеством
непроверяемых выводов и суждений
это характеристика управления, отличающаяся подкреплением управленческих задач и процедур примером и
участием лиц, обладающих властью,
доверием и уважением
168
4
Хейлиген, Притчард,
Клугер, ДеНинси, Бандура, Локк, Лахам
Хейлиген, Притчард,
Клугер,
ДеНинси,
Портер, Лоулер, Маслоу, МакГрегори
Федорова, Хейлиген,
Притчард, Клугер, ДеНинси, Локк, Лахам,
Эмерсон
Хейлиген, Клугер, ДеНинси, Торндайк
Клугер, ДеНинси, Бандура, Карвер, Шеер,
Барнард
Хейлиген, Притчард,
Герцберг, Барнард
Федорова, Хейлиген,
Притчард,
Гилберт,
Клугер,
ДеНинси,
Локк, Лахам
Хейлиген, Притчард,
Локк, Лахам, Питерс,
Роберт
Уотерман,
Герцберг, МакГрегори,
Мэйо
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Экономика труда
ровать процесс целеполагания на каждом
уровне планирования (минимальное количество, конкретность), осуществить их проверку на предмет их мотивационного эффекта (простота, краткость, измеримость,
управляемость и т. д.).
В идеологии Six Sigma система требований к качеству управления позволяет сфокусировать управление на критических моментах, определяющих результативность
системы за счет элиминации целей и методов обратной связи, которые не отвечают
предложенным требованиям.
В идеологии KPI использование качественных характеристик управления имеет
цель довести обратную связь до конечного
исполнителя, от которого зависит решение
задач организации. Это достигается за счет
таких требований как полезность, опасность, управляемость и др.
На основе синтеза моделей MBO П. Друкера, модели сбалансированных показателей Р. Каплана и Д. Нортона и концепции
качественных характеристик управления
нами предлагается «Модель постановки
целей и мотивации менеджеров субъекта
хозяйственной деятельности» (рис. 4). Данная модель учитывает подходы модели KPI
А. Клочкова, А. Литягина в алгоритме – программе «ВИП Рост» [5]. В качестве базисной
предпосылки модель исходит из качественных характеристик управления для поста-
Рис. 4. Модель постановки целей и мотивации
���. 4. ������ ����������
169 ����� � ���������
������ �� ��������� � ��������� ���������� ����������� �������� ���������� ��������� ������������, ������������ �� ������������ ��������-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
новки целей, организации их исполнения в
рамках алгоритма – программы «ВИП Рост»
и организации обратной связи в форме оценке результатов. Модель также уточняет систему РОСТ, предложенную профессором
В. Белкиным в части конкретизации шагов
по ретрансляции на сотрудников результативности хозяйствующего субъекта.
Одними из тенденций в экономике последнего десятилетия является увеличение
масштабов производства, концентрации
на конкурентных преимуществах, задача
эффективного использования информационных технологий. Это приводит к услож-
нению управленческих задач, что требует
использования новых приемов моделирования и упрощения способов принятия
управленческих решений. В настоящей
работе анализируются популярные модели
постановки целей и мотивации, формулируется центральное противоречие реализации данных моделей. Для решения сформулированного противоречия предлагается
и обосновывается нормативная модель
постановки целей и мотивации субъекта
хозяйственной деятельности на основе авторской концепции качественных характеристик управления.
Список использованных источников
1. Друкер П.Ф. Энциклопедия менедПроблемы теории и практики управжмента : пер. с англ. М.: Изд. дом
ления. 2008.
«Вильямс», 2004. 432 с.
5. Попов Е.В., Ческидов Р.П. Програм2. Каплан Р., Нортон Д. Сбалансированма «ВИП Рост»: мотивация менедженая система показателей: от стратеров по ключевым бизнес процессам
гии к действию. М.: ЗАО Олимп-Бизи показателям // Проблемы теории
нес, 2003.
и практики управления. 2014. № 3.
3. Литягин А. Реальное целевое управС. 78–85.
ление, практика реального внедрения
6. Ческидов Р.П. Теории мотивации с
и использования GOAL-технологии
позиций элементов и качественных
А. Литягина: стенограммы выступлехарактеристик управления // Извений директоров и лидеров проектов
стия Уральского государственного
внедрений : статьи А. Литягина. М.:
экономического университета. 2011.
Альпина Паблишерз, 2010.
№ 2 (34). С. 134–139.
4. Денисов А., Левин М. Подходы к ор7. Ческидов Р.П. Система требований к
ганизации конструкторско-технолоуправлению персоналом // Управлегической подготовки производства //
нец. 2011. № 7–8 (23–24). С. 74–77.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ABSTRACTS
Vorobyev P.V., candidate of economic sciences, JSC "Severstal",
Moscow,
Davidson N.B., PhD,
Kislyak N.V., candidate,
Kuznetsov P.D., post-graduate student,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Ekaterinburg
INDUSTRIAL DIVERSITY AND CONCENTRATION IN THE RUSSIAN
CITIES AS FACTORS OF ECONOMIC EFFICIENCY
We investigate agglomeration economies that affect performance of firms in the Russian cities.
Our sample includes firms belonging to manufacturing industries. Performance is measured by
the growth rate of enterprise revenue during 2001-2004. Differences between 5 specially defined
classes of industries are analyzed, as well as specific features of agglomeration effects for the new
and old generations of enterprises. We find significant inverted U-shaped localization economies
and positive economies from industrial diversity in a city. It is shown that localization economies
potential in Russia is not fully utilized.
Key words: agglomeration, externalities, localization, diversity, Russia.
Baev L.А., doctor of economics, professor,
Golikov О.А., post-graduate student,
Litke М.G., candidate of economic sciences,
South Ural State University
(National Research University),
Chelyabinsk
THEORETICAL ASPECTS OF THE MULTICRITERIA ASSESSMENT
AND MANAGEMENTS OF INNOVATIVE PROJECTS
Article is devoted to theoretical aspects of an assessment and management of innovative
projects: to the main system of categories and classification. The comparative analysis of the
approaches to definition of categories of an innovation and innovative development existing now,
methods and mechanisms of support and management of innovations allows authors to formulate
own constructive definitions. As a result of the carried-out analysis the main problems are revealed
and theoretical aspects of a system assessment, ranging and management of innovative projects
are formulated.
Key words: innovation, innovative development, a basic innovation, the improving innovation,
the providing innovation, system approach, the theory of self-organization, bifurcation, the state
support of innovations.
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ . Серия экономика и управление. № 6/2014
Kuzmina O.E., candidate of economic sciences,
Russian University of Economic Plekhanov,
Volgograd Branch,
Volgograd
THE INDEXES CHARACTERIZING THE INNOVATIVE
CAPACITY OF THE ENTERPRISES
In article indexes who influence innovative potential, in particular small enterprises, the block
diagram of the resources characterizing the innovative potential, approaches to an assessment and
factors of impact on the considered potential are investigated. During an assessment of innovative
potential, rationality of distribution of indexes between the main resource components of small
enterprise is taken into consideration. Those indexes, existence who, immediately influence efficient
activity of small enterprises are lit, and their assessment, allows to determine the level of innovative
potential and to choose suitable further strategy of innovative development of the enterprise.
Key words: indexes, influence factors, detailed and diagnostic assessment of innovative
potential.
Molodchik A.V., doctor of economics, professor,
Sevastyanov V.P., candidate of economic sciences, associate professor,
Perm National Research Polytechnic University,
Perm
SUBSIDY EXPEDIENCE OF THE INNOVATION PROGRAMS
AT INDUSTRIAL ENTERPRISES
There has been developed a practice-oriented express-analysis method to test the innovation
programs’ feasibility which allows to find a balance of interests between the government and
the innovative enterprise. It gives an opportunity to formulate the regulatory norms defining the
extent of the economic expediency for subsidized innovative performance of the company. Such
regulatory parameters are advisable to put into the local documents which normalize functioning the
innovative infrastructure in order to ensure financial support of the company’s innovation activity,
in particular those state bodies responsible for budget resources aimed at innovative enterprise.
Key words: expedient, subsidy, innovation industry, innovation infrastructure, modernization,
budget, economic feasibility.
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Abstracts
Anufriyev V.P., doctor of economics,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Lebedev Yu.V., doctor of technical sciences, professor,
Ural State Forest Engineering University,
Gudim Y.V., master of economics,
Ural Centre for Energy Efficiency and Environment,
Yachmeneva A.I., Master’s Degree student,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Ekaterinburg
INTERNATIONAL EXPERIENCE IN CREATING HIGH QUALITY
OF LIFE BASED ON ENERGY EFFICIENCY
AND GREEN TECHNOLOGIES
This article represents some of the most successful experiences of different countries in attempt
to create high quality of life in connection to energy efficiency and green technologies. The article
also describes the achievements, plans and problems of the city of Yekaterinburg on its way to create
high quality of life by improvement of the energy efficiency of buildings, reduction of greenhouse
gases and pollutants emission, improvement of public services, streets and other measures.
Key words: quality of life, energy efficiency, greenhouse gases emissions, environment, green
economy.
Drapkin I.M., candidate of economic sciences, associate professor,
Mariev O.S., candidate of economic sciences, associate professor,
Chukavina K.V., post-graduate student,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Ekaterinburg
GRAVITY APPROACH TOWARDS THE EMPIRICAL ESTIMATION
OF FOREIGN DIRECT INVESTMENT FACTORS IN RUSSIAN ECONOMY
The paper investigates factors explaining foreign direct investment flows and the optimal model,
including factors that fairly describe FDI flows. Derived model is tested by means of different
econometric methods applied to panel data. Methodological base of research is gravity model
estimation towards FDI flows explanation. Result of the research shows that for several reasons
the most optimal method of gravity model estimation is Poisson Pseudo Maximum Likelihood
method. Testing derived model by means of this method the most significant factors influencing
FDI flows were extracted: GDPs of countries, distance between them, country-importer openness,
common language and labor costs in country-importer of FDI.
Key words: foreign direct investment factors, gravity model of FDI, Poisson Pseudo Maximum
Likelihood method.
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ . Серия экономика и управление. № 6/2014
Tatarkin D.A., candidate of economic sciences,
Sidorova E.N., candidate of economic sciences, associate professor,
Trynov A.V., post-graduate student,
Institute of Economics,
The Ural Branch of Russian Academy of Sciences,
Ekaterinburg
MODELING OF THE FEDERAL FISCAL POLICY INFLUENCE
ON THE REGIONAL ECONOMY BY FINANCIAL FLOWS MATRIX
(EVIDENCE FROM SVERDLOVSK REGION)
The article is devoted to the development of a region financial flows matrix, based on the
balance model of the economy. For this is described in detail the process of its formation, describes
the content of each element is explained technique transformation matrix of financial flows in the
system of multipliers, allowing for analysis of regional relationships reproductive system and
institutional sectors, as well as to predict the influence of exogenous factors on the economic
performance of territorial development. On the example of the Sverdlovsk region shows the
processes of emergence and spread of multiplicative economic effects calculated on the basis of
multipliers financial flows matrix.
Key words: financial flows matrix, the balance model of the economy, an institutional sector,
regional reproductive system, the multiplier effect.
Tukhtarova E.H., candidate,
Institute of Economics,
The Ural Branch of Russian Academy of Sciences,
Ekaterinburg
ANALYSIS OF SAVINGS BEHAVIOUR IN TERMS OF THE IMPACT
OF INFLATION ON THE EXAMPLE OF THE URALS FEDERAL DISTRICT
The author attempts to analyze influence of environment factors on the interrelation mechanism
"consumption-savings" on the example of Ural federal district during 2001 – 2012 with use the
methods of econometric analysis. The considerable attention is paid to the analysis of influence
of an inflationary component in the economy of the region and an interest rate for deposits on
dynamics of savings norm of the population, which acts as an indicator of a standard of living and
a source of accumulation of investment potential of the population. The authors conclude that the
factors having impact on redistribution of the monetary income of the population on consumption
and savings in favor of savings depend not only on social and economic development of society,
inflationary expectations of the population, but also on conditions of accumulation of savings of
the population by the banking sphere.
Key words: consumption, savings, investment, imposable income, cyclical economic
development, inflation, investment.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Abstracts
Leonov M.V., candidate of economic sciences,
Kalashnikov Izhevsk State Technical University,
Izhevsk
MINIMUM CAPITAL REGULATION AND EFFICIENCY
OF SMALL BANKS IN RUSSIA: AN EMPIRICAL ANALYSIS
Increasing requirements for the minimum capital of commercial banks is one of the widely
used regulation instruments of the financial industry in developing countries. The study examines
the effect of increasing capital requirements in 2012 year up to 180 million RUR on the activities of
small banks in Russia. Minimizing distances and propensity score matching are used to determine
the causality between the capital increase and changes in financial and economic conditions of banks.
Small banks that increased capital to comply with regulatory requirements have not demonstrated
significant changes of business model or efficiency improvements.
Key words: bank capital, bank profitability, operating efficiency of the bank, microprudential
regulation, the banking system of Russia, matching.
Tabakh A.V., candidate of economic sciences, associate professor,
National Research University
"Higher School of Economics",
Andreeva D.A., post-graduate student,
Lomonosov Moscow State University,
Moscow
DEBT AND FISCAL POLICIES OF URAL REGIONS:
FEATURES AND PROSPECTS
In the article, we analyzed current debt and fiscal policies executed by regional administrations
of the regions in Ural Federal District and a neighboring Perm Region. It was shown, that formation
of debt strategy of the region depends mostly not on internal drivers – such as level of economic
development and related revenues – but heavily depends on federal policy and actions. Forecast
of debt policies of covered regions was given, and recommendations on appropriate instruments
for debt funding proposed.
Key words: debt policy, fiscal balance, municipal securities, budget loans, credit ratings.
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ . Серия экономика и управление. № 6/2014
Shatkovskaya E.G., candidate of economic sciences, associate professor,
Ural State Mining University,
Ekaterinburg
FORMATION AND REALIZATION OF POLICY OF MANAGEMENT
OF ASSETS OF CREDIT ORGANIZATION
The role and the importance of credit policy of commercial bank on basis of standard positions
of Russian and foreign scientists is defined, specific features of credit activity are marked out.
The algorithm of formation and realization of policy of management of credit portfolio of bank
which basis the author's technique of assessment of efficiency of credit policy of bank considering
observance of interests of all subjects of management is offered.
Key words: credit policy of commercial bank, indicators of assessment of efficiency of credit
policy of commercial bank.
Barulin S.V., doctor of economics, professor,
Saratov Socio-Economic Institute,
Saratov,
Kazak A.Yu., doctor of economics, professor,
Slepukhina Yu.E., doctor of economics, associate professor,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Ekaterinburg
OPTIMIZATION OF TAX BENEFITS BASED ON THEIR EVALUATION
The article explains the necessity and importance for the state and taxpayers for a monitoring
system of tax benefits (preferences) based on the evaluation of their effectiveness and efficiency in
order to make decisions on the abolition or transformation and extension of existing tax incentives.
Concretized objects evaluation and monitoring in the context of their groups: social, investment
and general tax benefits, as well as clarifies notions of efficiency and effectiveness. Developed
and the author's approach and methods, criteria and indicators for evaluating the effectiveness
and efficiency of social tax benefits, investment tax incentives and general tax benefits. Proposed
algorithm, a phased sequence of formalized procedures for the evaluation and decision-making
based on its results.
Key words: tax benefits, effectiveness, efficiency, algorithm assessment, monitoring, criteria,
parameters, limits, criterial levels.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Abstracts
Belik I.S., doctor of economics, associate professor,
Starodubets N.V., candidate of economic sciences, associate professor,
Vyvarets K.A., candidate of economic sciences, associate professor,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Ekaterinburg
QUALITY OF LIFE ASSESSMENT BASED ON THE ECONOMIC
SAFETY CRITERIA
The paper covers theoretical issues of determining the quality of life based on the economic
safety criteria. The authors carried out an analytical evaluation of existing methodical approaches
and proved the necessity of taking into account environmental and energy factors in the evaluation
of quality of life, present a proposal to improve the methodology of the Council for Study of
Productive Forces by the including in it of indicators characterizing the environmental and energy
components of the quality of life. The results obtained can be used for planning and forecasting
regional socio-economic development and the development of specific measures in the field of
improving the social and environmental policies.
Key words: quality of life, sustainable development, aggregates, energy saving, anthropogenic
impact.
Yakovleva E.N., candidate of economic sciences, associate professor,
Vologda Business Institute,
Vologda
MANAGEMENT OF ECOLOGICAL SAFETY OF SOCIAL
AND ECONOMIC SYSTEMS
The article disclosed the concept and content of the environmental security and environmental
risks. Problems of management of environmental risks in the Russian Federation are revealed.
Presents the author's recommendations for improvement of environmental safety management of
socio-economic systems at national, regional and corporate levels.
Key words: environmental risk, environmental safety, environmental damage, the probability
of a risk event, the management of environmental safety.
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ . Серия экономика и управление. № 6/2014
Domnikov A.Yu., doctor of economics,
Chebotareva G.S., post-graduate student,
Khomenko P.M., post-graduate student,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Ekaterinburg
A RISK-BASED APPROACH TO CAPITAL MANAGEMENT
ENERGY COMPANY
One of the important tasks of modern energy is increasing investment attractiveness and
competitiveness of business in the field of energy generation. Of particular importance in this process
acquires the improvement of the control systems industry risks necessary to achieve long-term
growth and sustainable development of the energy sector in terms of multiplicity and uncertainty
factors of globalization of financial markets. The article presents the author's approach to the
assessment of industrial risks to the energy sector, involving the management of capital in order
to achieve a certain level of long-term financial sustainability. Aspects of the practical application
of the author's approach to the assessment of industrial risks on the example of energy companies.
Key words: energy, energy company, competitiveness, risks, risk management, economic
capital, market risk, credit rating, financial stability and investment.
Kluev Yu.B., doctor of economics, professor,
Ural Federal University
named after the first President of Russia B.N. Yeltsin,
Cheskidov R.P., candidate,
Ural State Economic University,
Ekaterinburg
MODEL OF GOALS’ SETTING AND MOTIVATION
OF MANAGERS OF THE BUSINESS ENTITY
The article analyses the wide spread models of goals setting, motivation and the central
contradiction for implementation of these models. To solve the contradiction authors propose and
justify a normative model for goal setting and motivation for the business entity. The model uses
authors’ conception of quality management characteristic.
Key words: goal setting, motivation of managers, purpose decomposition, labor productivity,
effectiveness of business entity.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ
В «ВЕСТНИКЕ УРФУ. СЕРИЯ ЭКОНОМИКА
И УПРАВЛЕНИЕ» ЗА 2014 г.
Статья
Cihelková E.
Regionalism and regional development: differences and contexts in the new
paradigm of a globalized economy
Gedda-Mudrov Karl
Considering the earth as common good: a key driver for innovation and
competitiveness in business
Nebenzahl Israel d.
Economic and social ramifications of trends in the israeli hi-tech industry
Алинов М.Ш.
Методологические аспекты повышения энергоэффективности экономики
Казахстана
Ануфриев В.П., Ануфриева Е.И., Петрунько Л.А.
Повышение конкурентоспособности регионов и предприятий за счет
зеленой экономики (на примере Свердловской области)
Ануфриев В.П., Лебедев Ю.В., Старченко М.Г., Ячменева А.И.
«Зеленая» экономика и качество жизни
Ануфриев В.П., Лебедев Ю.В., Гудим Ю.В., Ячменева А.И.
Международный опыт создания высокого качества жизни на основе
энергоэффективности и зеленых технологий
Баев Л.А., Голиков О.А., Литке М.Г.
Теоретические аспекты многокритериальной оценки и управления
инновационными проектами
Баев И.А., Дрозин Д.А.
Управление запасами в процессе реализации инновационного товара
Баженов О. В.
Попередельное сегментирование производственной деятельности предприятий медной промышленности для целей анализа их внутренней экономической среды
Баженов О.В.
Информационно-учетное обеспечение анализа производственной
деятельности предприятий медной промышленности
Балацкий Е.В.
Статусно-бюрократическая модель успеха российских университетов
Балацкий Е.В.
Академическая рента в период реформ: анатомия диссипации
Барулин С.В., Казак А.Ю., Слепухина Ю.Э.
Оптимизация налоговых льгот на основе их оценки
Белик И.С.
Экономический рост и безопасность развития
179
Номер
журнала
№3
№3
№3
№5
№3
№5
№6
№6
№4
№2
№4
№3
№5
№6
№5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Статья
Белик И.С., Стародубец Н.В., Выварец К.А.
Оценка качества жизни населения на основе критериев экономической
безопасности
Белогина Н.С.
Периодизация развития и современное состояние внутреннего финансового
контроля
Березюк М.В., Румянцева А.В., Мерзликина Ю.Б., Макарова Д.Н.
Выбор наилучших доступных технологий: экономические аспекты
Божко Л.М.
Анализ и развитие понятия «управление организационными изменениями»
Бочко В.С.
Зеленая экономика: вторая вечная проблема человечества
Будлянская Д.Д.
Методический инструментарий стратегической оценки зрелости системы
управления знаниями интегрированной промышленной корпоративной
структуры
Берсенёв В.Л.
Институциональные ловушки современной экономической реформы
в России и проблема определения горизонтов планирования
Васильев С.С.
Оценка вариации основных законодательных актов Российской Федерации
Власов Д.С.
Моделирование инвестиций в основной капитал на примере пищевой
промышленности: влияние концентрации производства и иностранной
собственности
Воробьев П.В., Давидсон Н.Б., Кисляк Н.В., Кузнецов П.Д.
Разнообразие и концентрация отраслей в российских городах как факторы
экономической эффективности
Воронов Д.С.
Применение динамического подхода к оценке конкурентоспособности субъектов РФ
Голомолзина Н.В., Дятел Е.П., Петренко Д.С.
Инфрамаржинальный анализ, его роль в развитии современной экономической науки
Долгих Ю.А., Агарков Г.А.
К проблеме современного понимания финансовой устойчивости
предприятия
Домников А.Ю., Ходоровский М.Я., Хоменко П.М.
Финансирование инвестиций энергогенерирующей компании с учетом
издержек финансовой неустойчивости
Домников А.Ю., Чеботарева Г.С., Ходоровский М.Я.
Повышение объективности оценки инвестиционных рисков
энергогенерирующих компаний: рейтинговый подход
180
Номер
журнала
№6
№4
№2
№1
№3
№4
№3
№1
№5
№6
№2
№1
№2
№5
№4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Указатель статей
Статья
Домников А.Ю., Чеботарева Г.С., Хоменко П.М.
Риск-ориентированный подход к управлению капиталом энергетической
компании
Драпкин И.М., Мариев О.С., Чукавина К.В.
Гравитационный подход к эмпирической оценке факторов прямых
зарубежных инвестиций в российской экономике
Драпкин И.М., Мариев О.С., Шилков Д.Е.
Внешние эффекты влияния прямого иностранного инвестирования
на инновационную активность предприятий
Дукмасова Н.В., Ершова И.В.
Экологическая грамотность населения как условие внедрения системы
экологического менеджмента
Дусь Ю.П., Разумов В.И., Рыженко Л.И., Сизиков В.П.
Инсейфинг как новая интеллектуальная коммуникация в управлении
Жернаков С.А.
Финансовый менеджмент: идентификация цели, сферы принятия решений и
сущности
Заборовский В.Е.
Совершенствование управления банковскими рисками в условиях
экономической глобализации
Иванова О.Ю.
Факторы обеспечения устойчивой конкурентной позиции региона
Игнатьева Е.Д., Мариев О.С.
Оценка сравнительных преимуществ в развитии и размещении производительных сил российских регионов
Клюев Ю.Б., Ческидов Р.П.
Модель постановки целей и мотивации менеджеров субъекта хозяйственной
деятельности
Ковалев В.В.
Конъюнктурные аспекты трансформации финансовой отчетности
Ковалева Т.Ю.
Сравнительный анализ трактовок и моделей формирования образовательных
кластеров
Кокшаров В.А.
Комплексная методика анализа энергоемкости валового регионального
продукта
Корабейников И.Н., Спешилов С.М.
Инвестиционные основы развития кластеров на региональном уровне
Косолапов О.В., Игнатьева М.Н.
Концептуальные положения обеспечения экологической устойчивости на
этапах жизненного цикла горного предприятия
181
Номер
журнала
№6
№6
№3
№1
№4
№4
№5
№3
№2
№6
№5
№4
№2
№3
№4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Статья
Криворотов В.В., Калина А.В., Ерыпалов С.Е.
Научно-методические основы исследования экономической безопасности
в системе устойчиво-безопасного социально-экономического развития
территорий
Криворотов В.В., Калина А.В., Ерыпалов С.Е., Третьяков В.Д.
Научно-методический подход к оценке и управлению
конкурентоспособностью производственного комплекса
Криворотов В.В., Калина А.В., Тиханов Е.А., Ерыпалов С.Е.
Индустриальные парки как эффективный механизм роста
конкурентоспособности региональных производственных комплексов
Кузьмина О.Е.
Показатели, характеризующие инновационный потенциал предприятий
Кулигин А.П.
Системный анализ интересов в сфере энергетической эффективности
Курняев М.В.
Развитие моделей послегарантийного обеспечения запасными частями в
условиях насыщенного рынка
Лаврикова Ю.Г., Малыш Е.В.
Зеленая экономика в кластерном развитии
Левин Л.М.
Влияние ожиданий венчурных инвесторов на стратегию отбора проектов и
структуру технологических рынков
Леонов М.В.
Регулирование минимального размера собственного капитала и
эффективность малых банков России: эмпирический анализ
Лепа Р.Н.
Рефлексия принятия решений в экономике
Линецкий А.Ф., Тарасов А.И.
Влияние Всемирной торговой организации на внешнеторговую деятельность
России и ее регионов в стартовых условиях
Модорский А.В.
Методические подходы к обеспечению взаимосвязи между заработной
платой и результативностью производства
Молодчик А.В., Севастьянов В.П.
О целесообразности субсидирования инновационных программ
промышленных предприятий
Морозов В.В.
Инвестиционные институты активизации процессов жилищного
строительства в регионе
Мохов В.Г., Плужников В.Г.
Динамический анализ ресурсного обеспечения промышленного предприятия
Мохов В.Г., Шмаков Б.В.
Лидерство в малых группах
182
Номер
журнала
№5
№3
№2
№6
№3
№4
№3
№5
№6
№3
№1
№2
№6
№1
№4
№1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Указатель статей
Статья
Наумов И.В., Шумик Е.С.
Модификация системы функционирования научно-технических кадров
в условиях формирования инновационной экономики
Никонов О.И., Власов В.Е.
Обеспечение финансово-экономической безопасности в коммерческом банке
посредством управления операционным риском
Никонов О.И., Тарасьев А.А., Луценко А.В.
Задача моделирования динамики межрегиональных миграционных потоков
Островский Н.В.
Проблемы создания и функционирования инфраструктуры для удаления отходов населения
Петиненко И.А., Редчикова Н.А., Соболева Е.Н., Чиков М.В.
Оценка инновационной активности корпоративного сектора Индии
Пинаев В.Ю., Темкина И.М.
Развитие инновационного потенциала регионов – главное условие
формирования инновационной экономики России (на примере Свердловской
области)
Пиньковецкая Ю.С.
Малое и среднее предпринимательство в Российской Федерации:
закономерности пространственного распределения
Пичурин И.И., Селецкий Э.Б.
Роль внутренней мотивации персонала в инновационной экономике
Платонов А.М., Козлов В.В.
«Пирамидальные» мотивации различных групп личностей в сфере менеджмента: концептуальный подход
Подшивалова М.В.
Современное состояние и тенденции развития институциональной среды
России
Полякова А.Г., Симарова И.С.
Региональное экономическое пространство и территориальное развитие:
оценка действия сил связанности
Попов Е.В., Семячков К.А.
Типология институтов «зеленой» экономики
Постников В.П., Буторина О.В.
Выявление взаимосвязи развития транспорта и экономики: временной
и региональный аспект исследования
Ратнер С.В., Иосифов В.В.
Перспективы развития солнечной энергетики в России: стоимостной анализ
Романовский М.В., Шкута Д.Д.
Государственно-финансовое регулирование системы управления рисками
национальной инновационной системы в России
183
Номер
журнала
№1
№5
№2
№2
№1
№1
№1
№5
№2
№1
№2
№5
№2
№4
№1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. № 6/2014
Статья
Савостина О.В.
Методика комплексной оценки производственной деятельности
промышленного предприятия на основе формирования нормативной
операционной расценки
Сафронова К.О.
Человеческий фактор в функционировании «думающего предприятия» («lean
thinking»)
Сергеев Л.И., Климук В.В.
Методика оценки уровня комплексного развития региональной экономики
(на примере Республики Беларусь)
Табах А.В., Андреева Д.А.
Долговая политика и бюджетная политика уральских регионов: особенности
и перспективы
Татаркин А.И., Романова О.А., Бухвалов Н.Ю.
Новая индустриализация экономики России
Татаркин Д.А., Сидорова Е.Н., Трынов А.В.
Использование матрицы финансовых потоков в моделировании влияния
федеральной налогово-бюджетной политики на экономику региона
(на примере Свердловской области)
Тухтарова Е.Х.
Анализ сберегательного поведения населения в условиях влияния инфляции
на примере УрФО
Федоренко И.Н.
Модель формирования эффективного портфеля
Фонова Н.Г.
Социальное партнерство, его типы и эволюция
Фролова Е.Д., Фролов А.А.
Конкурентоспособность моногородов в условиях новой парадигмы
экономического развития
Хвалынский Д.С.
Способы повышения доходности аукционов в условиях несоблюдения
допущений теории эквивалентности
Шатковская Е.Г.
Формирование и реализация политики управления активами кредитной
организации
Шпак Н.А., Стариков Е.Н.,. Зубкова О.В., Маскайкин Е.П.
Инновационные методы и инструменты бюджетного управления
промышленным предприятием
Шубина Н.В.
Влияние инновационного развития на экспорт продукции в деревообрабатывающей промышленности
Щербаков В.С.
Парадокс фельдстейна – хориоки и инвестиционный процесс в регионах
184
Номер
журнала
№4
№1
№4
№6
№3
№6
№6
№1
№1
№3
№5
№6
№4
№2
№2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Указатель статей
Статья
Щербакова Т.С.
Конкурентоспособность предприятий в условиях динамично меняющейся
внешней среды
Юшкова Н.Г.
Развитие системы пространственно-стратегического планирования:
особенности адаптации к императивам инновационной экономики
Яковлева Е.Н.
Управление экологической безопасностью социально-экономических систем
Яшалова Н.Н.
Теоретические аспекты активизации региональной экологической политики
через развитие рынка экологических услуг
Яшалова Н.Н.
Оценка социальной эффективности альтернативной энергетики как стимул
для ее развития
185
Номер
журнала
№5
№4
№6
№2
№5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник УрФУ.
Серия экономика и управление № 6/2014
Издание зарегистрировано в Федеральной службе
по надзору в сфере связи, информационных технологий
и массовых коммуникаций
(Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации средства
массовой информации
ПИ № ФС77-42362 от 20.09.2010 г.
Учредитель журнала
«Вестник УрФУ. Серия экономика и управление»
ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет
имени первого Президента России Б.Н. Ельцина»
620002, г. Екатеринбург, ул. Мира, 19.
РЕДАКЦИЯ ЖУРНАЛА:
620002, г. Екатеринбург, ул. Мира, 19, а/я № 10
Тел. (343) 375-97-20; (903) 084-21-68
E-mail: vestnikurfu@yandex.ru;
alexkalina74@mail.ru.
Сайт журнала в сети Интернет:
http://vestnik.urfu.ru
Подписано в печать 24.11.2014. Формат 70х100 1/16.
Бумага писчая. Печать плоская. Усл. печ. л. 16,0.
Уч. изд. л. 20,6. Тираж 500 экз. Заказ
При перепечатке материалов ссылка на журнал
«Вестник УрФУ. Серия экономика и управление»
обязательна.
Отпечатано в типографии Издательско-полиграфического центра УрФУ
620000, г. Екатеринбург, ул. Тургенева, 4
Тел. +7 (343) 350-56-64, 350-90-13
Факс: +7 (343) 358-93-06
E-mail: press.info@ustu.ru
Документ
Категория
Экономика
Просмотров
995
Размер файла
17 718 Кб
Теги
серии, 331, экономика, управления, вестник, урфу, 2014
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа