close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

32.Правовая культура №1 2007

код для вставкиСкачать
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ
КУЛЬТУРА
№ 1(2)
Научный журнал
2007
Редакционная коллегия:
Главный редактор
Мордовец Александр Сергеевич, доктор юридических наук, профессор,
заслуженный работник высшей школы РФ (г. Саратов)
Анисимов Павел Викторович, доктор юридических наук, профессор (г. Волгоград)
Афанасьев Владимир Сергеевич, доктор юридических наук, профессор (г. Москва)
Варыгин Александр Николаевич, доктор юридических наук, профессор (г. Саратов)
Демидов Александр Иванович, доктор философских наук, профессор
заслуженный работник высшей школы РФ (г. Саратов)
Комкова Галина Николаевна, доктор юридических наук, профессор (г. Саратов)
Кузнецов Андрей Геннадиевич, доктор социологических наук, профессор (г. Саратов)
Нижник Надежда Степановна, доктор юридических наук, профессор
(г. Санкт-Петербург)
Овчинников Алексей Игоревич, доктор юридических наук, доцент (г. Ростов-на-Дону)
Плешаков Александр Петрович, доктор социологических наук, профессор,
зам. главного редактора (г. Саратов)
Покатаев Леонид Иванович, кандидат философских наук, доцент,
член-корреспондент РАЕН, зам. главного редактора (г. Саратов)
Полунин Сергей Александрович, кандидат юридических наук, доцент (г. Саратов)
Синюков Владимир Николаевич доктор юридических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ (г. Саратов)
Соколов Альфред Нилович, доктор юридических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ (г. Калининград)
Федорова Татьяна Дмитриевна, доктор философских наук, профессор (г. Саратов)
Цыбулевская Ольга Ивановна, доктор юридических наук, профессор (г. Саратов)
Черкасов Валерий Николаевич, доктор экономических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ (г. Саратов)
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением
законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ
29 сентября 2006 г.,
регистрационное свидетельство ПИ № ФС77-25836
© Саратовский юридический институт МВД России, 2006
© Редколлегия журнала «Правовая культура» (составитель), 2006
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Содержание
Правовая культура и демократическое развитие общества
Р.С. Байниязов (г. Саратов)
Конституционное сознание и правовая культура
в российском обществе. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4
Д.А. Агапов (г. Саратов)
Правовая культура как элемент гражданского общества . . . . . . . . 10
Б.В. Чернышев (г. Саратов)
Традиции авторитаризма в системе государственных
учреждений России. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
М.А. Романенко, Н.В. Рудикова (г. Саратов)
Правовая культура как качественное состояние
правовой жизни общества . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 25
А.В. Герасименко (г. Саратов)
Политическая культура в социальной структуре
групп интересов молодежи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32
В.Э. Шунк (г. Н.Новгород)
Законодательное регулирование положения душевнобольных
как отражение правовой культуры
российского общества XIX века . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36
Правовая культура, власть, государственное строительство
А.П. Плешаков (г. Саратов)
Правовая культура и становление
новой российской государственности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46
Л.К. Баранова (г. Саратов)
Особенности правового регулирования лоббизма
в США и России. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53
Р.В. Дорогин (г. Саратов)
Факторы, влияющие на отношение населения к функциям
присяжного заседателя. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 59
А.В. Кондаков (г. Саратов)
Повышение правовой культуры сотрудников милиции
как средство формирования и развития
их ценностных ориентаций . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 65
Н.Ю. Митюрина (г. Саратов)
Правовая культура как интегральный показатель
профессионализма сотрудников ОВД. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 74
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Правовая культура, правотворческая и правоприменительная практика
А.А. Зелепукин (г. Саратов)
Юридическая техника и культура законотворчества . . . . . . . . . . . . 78
И.А. Зайцева (г. Саратов)
Правовая регламентация следственных действий
в контексте правовой культуры . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84
Ю.В. Помогалова (г. Саратов)
Привод как мера административного принуждения
в контексте формирования правовой культуры . . . . . . . . . . . . . . . . 92
Ю.С. Юрьева (г. Саратов)
Лицензионное законодательство как отражение
российской правовой культуры. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 103
А.В. Солдунов (г. Саратов)
Тенденции и проблемы гуманизации трудового права
в современной России . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 112
Е.И. Савинова, С.В. Савинов (г. Саратов)
Правовая культура социального государства
и вопросы модернизации финансово-правового статуса
бюджетного учреждения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 118
А.А. Коссович, Ю.Ю. Осипов (г. Саратов)
Теоретические предпосылки создания модели процесса
расследования преступлений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 125
Правовая культура и права человека
О.В. Рагузина (г. Саратов)
Законодательство Российской Федерации
о социальной защите сотрудников органов внутренних дел . . . . . . 130
Т.М. Клименко (г. Саратов)
Наркомания: заболевание или преступление? . . . . . . . . . . . . . . . . 137
И.В. Пашинская (г. Саратов)
Российские процедуры в международном механизме
обеспечения прав и свобод человека и гражданина . . . . . . . . . . . . 141
И.В. Винюкова, С.Е. Кузахметова (г. Астрахань)
Неприкосновенность частной жизни как принцип правового
регулирования отношений в сфере защиты информации . . . . . . . . 148
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА И ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ
РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА
Р.С. Байниязов*
ьУМТЪЛЪЫ?ЛУММУВ ТУБМ?МЛВ Л Ф???У??? НЫОёЪЫ??
? ?УТТЛИТНУП У·?ВТЪ?В
В
нутренняя глубина правового духа не исчерпывается человеческими усилиями. В историческом развитии она проявляла свое ноуменальное бытие различным образом: иудейское право, правовой строй
античного греческого и римского полиса, новозаветное правопонимание,
шариат, достижения западной цивилизации в области естественно-правового сознания, конституционно-правовой культуры и другое ? феномены
духа, без которых нет мировой правовой культуры.
Сегодня в России ценностным ориентиром отечественной правовой
культуры является западный конституционализм, принимаемый больше
на веру, чем путем тщательного, беспристрастного анализа. Конституция
РФ с декларацией о правах и свободах человека и гражданина в качестве высшей ценности и забвением обязанностей, долга, ответственности
стала официальной вершиной такой ориентации. Изложенные в Конституции РФ (ч. 2 ст. 15, чч. 2 и 3 ст. 38, ч. 3 ст. 44, ст. 57 и другие) обязанности ничего по сути не меняют, а только лишь подтверждают взятый на веру либерализм.
Конституционализм западной цивилизации нельзя рассматривать
только с положительной стороны. На наш взгляд, глубинный его недостаток кроется в нежелании открыть в бытие человека высший духовный
смысл, необходимый для духовного роста субъекта массового общества и
потребления. Любому обществу, если оно хочет развиваться, прежде всего
нужен субъект права, а не обезличенный индивид, имеющий правоспособность и дееспособность, взятые сами по себе, в отрыве от духовной глубины равосознания, а тем самым и права.
Формальное принятие ценностей западной правовой культуры, что
имело больше политическую подоплеку, чем правовой смысл, нанесло немалый урон отечественному правосознанию, порождая в нем еще большее
неверие в ценность позитивного права. Жизнь людей далека от конституционных норм, ее действие во многом номинальное. Такое положение вещей естественно, ибо правовой документ без адекватного духа и сознания
представляет лишь набор печатных букв на белом листе бумаги.
Очевидно одно, что все правовые явления без исключения существуют
только потому, что есть духовная реальность. Поэтому совершенно невозможно обеспечить жизнь ценностям данной правовой культуры, если в
*
Доцент кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Р.С. Байниязов
5
обществе не развито сознание, проявлением которого выступает избранная культура.
В России западный конституционализм не актуализируется, ибо западное конституционное сознание российской духовной реальности имманентно не присуще. Из этого умозаключения автоматически не следует
делать выводы о слабости или силе нашего правосознания. Его ментальное соприкосновение с юридической конструкцией западного конституционализма объективно, ибо она закреплена в отечественном законодательстве. Но соприкосновение не тождественно принятию.
Российская правовая мысль не разработала концепцию конституционного сознания и культуры. Ее нет и поныне.
Следует заметить, что история развития Конституции, конституционных отношений в России коротка. Ей нет даже века. Но дело не в количестве лет действия Конституции. Важнее всего качественная сторона, а она
явно отстает от правовых стандартов. Все дело в том, что за всю историю
России у нее фактически не было юридической Конституции. Все советские конституции носили формальный характер, были сугубо декларативными политическими документами1. История отвергла их за безжизненность и лицемерие. Они уже при рождении были обречены на социальную
неудачу.
Как известно, в 1993 г. была принята первая российская Конституция, принципиально отличающаяся от бывших социалистических. По духу
и букве она близка к западным конституциям. Хотя, конечно, есть и различия. Но суть проблемы не в этом. Хронической российской «болезнью»
является слабая практическая реализация конституционных положений.
Социальная роль Конституции РФ в жизни общества недостаточна высока, ее непосредственное, прямое юридическое действие оставляет желать
лучшего.
Российское конституционное сознание находится в «младенческом возрасте». Его развитие ? дело будущего. Пока его состояние не может в достаточной мере способствовать разрешению непростых конституционноправовых трудностей. То же самое относится и к конституционной
культуре. В России нет истинного конституционного духа.
Это фундаментальная юридическая слабость российской цивилизации
и правовой культуры. Впрочем, такое состояние и объяснимо, и понятно,
поскольку конституционное сознание и дух в их зрелом виде не могут появиться из ничего: необходимо их длительное и постоянное совершенствование, поступательная и непрерывная конституционно-правовая эволюция.
Всего этого в России не было. Поэтому такое далеко не лучшее положение вещей, сложившееся на данный момент в реализации Конституции
РФ, ? явление объективное и закономерное. Будущая российская правовая идея не может отстраниться от этой проблемы. Безусловно, что конституционная проблематика в отечественной правовой идеологии должна
занять достойное место2.
1
2
И это притом, что Конституция является одним из средств легализации государственной власти (см.: Чиркин В.Е. Легализация и легитимация государственной власти // Государство и право. 1995. № 8. С. 68?70).
См.: Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности. СПб., 1991. С. 126.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
6
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Важно уделить особое внимание развитию конституционного духа
российского общества и государства. Без него у нас не «приживется» ни
одна конституция, ибо он есть духовный источник конституционного обустройства, развития, функционирования государственности, привития гражданину конституционно-юридических устремлений. Конституционный
дух позволяет (наряду с другими условиями и факторами) индивиду стать
в подлинном смысле гражданином государства. Он развивает в людях
конституционную идею и чувство. И речь здесь вовсе не идет о каком-то
конкретном юридическом законе, именуемом Конституцией. Поскольку
сам по себе формальный правовой документ не может быть Конституцией, необходим реальный конституционализм3. Суть вопроса в другом. Важнее прежде всего сама идея Закона, которому подчинены все.
Конституция есть политико-юридический способ оформления (выражения) общенациональной, общегосударственной воли. Она по своей имманентной сущности и природе, по своему социально-государственному
статусу призвана отражать общезначимые для данного народа и государства интересы.
Конечно, ни одна из существующих в мире конституций не выражает
интересы и потребности всех без исключения граждан. Это практически
невозможно осуществить. Здесь важнее другое. Необходимо выйти на такой уровень конституционно-правовых обобщений, которые выразили бы
систему предпочтений значимых в целом для всего общества идей, целей, задач, интересов. Несомненно, что в этом случае легитимность Конституции страны станет более полноценной.
Само стремление превратить ее в акт общегосударственного значения
есть проявление внутреннего движения конституционного духа. Смысловая интенциональность такого духа выражает особое отношение к Конституции. Речь идет об изменении общественного сознания в деле восприятия
и оценки социальной роли Конституции. Дело все в том, что развитые политико-юридические структуры общества обязательно предполагают наличие зрелого конституционного сознания. И вследствие этого роль и значение Конституции в обществе, отличающемся данным духом, неизмеримо
выше, чем это наблюдается в государствах авторитарного или тоталитарного типов.
Конституционное сознание не может выражать и одобрять бесправие
личности, политический и правовой произвол в государстве. Его инвариантом предстает идея конституционного устройства государственного бытия, убеждение в необходимости существования конституционных юридических институтов, конституционно-правовое чувство.
Только исходя из этого можно будет говорить о проявлении действия
конституционного духа, образующего атмосферу уважительного отношения к основополагающим началам государственности. Это ? идеи конституционного ограничения государственной власти, конституционного режима, конституционной законности, ответственности, правопорядка и др. Без
этого нельзя представить конституционную культуру общества и государства, которая есть проявление соответствующего уровня развития
конституционного сознания.
3
См.: Тиунова Л.Б. Указ.соч. С. 124.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Р.С. Байниязов
7
История либеральной конституционно-правовой культуры не так уж и
длительна. Сложилась она на Западе, где является одной из основ существования западного демократического государства. Ее институциональное оформление (в современном понимании и значении) приходится на
вторую половину XX столетия. Но следует сказать, что история развития
конституционно-правовой культуры далеко еще не завершена. Ибо ее нынешнее состояние (даже в западном варианте) не может быть, по нашему
мнению, признано вполне удовлетворительным. Дело все в том, что многие конституционные принципы и институты существуют в значительной
степени формально, на практике не находят должной реализации. Это, в
частности, касается конституционно-фактического ограничения исполнительной власти, юридического равенства перед законом и судом и др.
В настоящее время в российской Конституции (глава I) впервые закреплены основы конституционного строя нашего государства. Это явилось для России в подлинном смысле политической и юридической новеллой. Бесспорно, что введение понятия «конституционный строй» в
Конституцию РФ, придание ему законодательного значения ознаменовали
собой признание достижений западного конституционного сознания, правовой культуры в целом.
В этой связи необходимо, особенно в теоретико-идеологическом плане,
разграничивать понятия «конституционное государство» и «правовое государство», поскольку их зачастую отождествляют. В Конституции России
говорится лишь о правовом государстве (ст. 1). Конституционное государство представляет собой «плод» зрелого конституционного сознания, оно,
подобно правовому государству, не есть лишь юридическая конструкция.
Нередко в литературе данный момент упускают из виду, стремясь рассмотреть правовое государство именно как социально-политическое и даже как моральное понятие. Но все же необходимо помнить, что основополагающая идея правового государства ? ограничение государства
правом ? есть прежде всего правовой принцип.
Главная проблема здесь состоит в том, что создаваемые государством
юридические законы должны ограничивать само же государство. Где гарантия того, что власть не выйдет за их рамки? Ее никто не даст. Поэтому столь важно развитие в общественном сознании идей конституционного сознания, ценностей конституционно-правовой культуры. Ибо в их
координатах возможным станет создание в обществе не просто его правовой основы, пусть даже самой хорошей, но и целой конституционно-политической и конституционно-юридической системы, в рамках которой
государству труднее будет действовать правонарушающим образом. То
есть это должно быть осуществление идеи конституционного государства,
где правовая организация власти, государственных структур есть часть
(одна из важнейших) политического и конституционно-государственного
строя страны.
Одной из важных идей конституционного сознания является мысль о
возможности и необходимости существования конституционной ответственности4 в дополнение к традиционным видам юридической ответст4
Подробнее об этом см.: Колосова Н.М. Конституционная ответственность ? самостоятельный вид юридической ответственности // Государство и право. 1997. № 2.
С. 86.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
8
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
венности ? уголовно-правовой, гражданско-правовой, административной,
дисциплинарной. На наш взгляд, конституционная ответственность будет
одной из гарантий конституционно-правового развития российской государственности. Она должна действовать в отношении государственных деятелей, должностных лиц.
По своей природе и сущности конституционную ответственность трудно
причислить к чисто правовой, ибо здесь в большей мере присутствует политический элемент. Это и понятно, поскольку конституционный строй страны
включает не только юридические, но и политические аспекты.
Одной из важнейших целей введения конституционной ответственности является стремление не оставлять безнаказанными непродуманные, необоснованные, посягающие на положения Конституции решения и действия соответствующих субъектов. А поскольку Конституция ? это не только
правовой документ (акт), но и политический, то естественно, что конституционная ответственность не может быть сугубо юридической.
Но такое заключение вовсе не предполагает умаления в ней правового начала. Это привело бы к обратному, негативному (в отличие от ожидаемого) результату, поскольку тогда юридические механизмы, средства,
условия, основания данного вида ответственности не смогли бы в полной
мере действовать. А этого допустить никак нельзя. Поэтому ни о какой
деюридизации конституционной ответственности и речи быть не может.
Важно в очередной раз не «скатиться» к политиканству, а также не ограничиться лишь процедурно-процессуальными вопросами.
Наряду с конституционным государством, строем, ответственностью,
базисной ценностью конституционного сознания выступает конституционализм.
На наш взгляд, он включает следующие основные аспекты:
? конституционный режим;
? конституционную законность;
? конституционный правопорядок.
Здесь сразу надо отметить, что выделение данных сторон конституционализма во многом условно, поскольку в реальной жизни они неразрывны, их невозможно друг от друга отделить. Но с теоретической точки
зрения это важно сделать.
Конституционный режим (в узком смысле этого слова) является непростым феноменом. Это ? государственно-юридическое, политическое состояние, социоправовая система соответствующих конституционных
средств, факторов, условий, способов, в которых происходит нормальное
юридическое функционирование, развитие всех конституционно-правовых
институтов общества, осуществляется конституционное правомерное поведение субъектов права.
В условиях конституционного режима Конституция становится реальным нормативным центром законодательства, а пакет конституционных
законов не лежит «мертвым грузом» на юридической сфере общества.
Надо иметь в виду, что конституционный режим не может сложиться
без мировоззренческого уровня. Конституционное мировоззрение позволяет адекватным образом ориентироваться субъекту права в сложном
конституционно-юридическом мире. А главное, предлагает стратегические
ориентиры, ценности, принципы, которых следует ему придерживаться,
если он не только не хочет совершить конституционное правонарушение,
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Р.С. Байниязов
9
но и не собирается игнорировать значимость конституционного в жизни
общества.
К сожалению, такое проявление конституционной идеи в нашем обществе не распространено. В российском общественном сознании конституционное мировоззрение не предстает его органичной частью, не получил
развития и конституционный менталитет. Поэтому удивляться низкому уровню российской конституционно-правовой культуры, и как следствие этого беспомощному социально-юридическому положению Конституции страны не приходится.
На данный момент в России присутствует не столько конституционное
сознание, сколько имманентно присущие ему отдельные теоретико-идеологические фрагменты, идеи, положения. То есть у нас больше проявлений
конституционно-правовой идеологии, чем конституционного сознания, ментальности, культуры, практики. Последняя отличается «молодостью» и неопытностью5. Нет укоренившихся в сознании людей конституционных традиций, обычаев, схем (типов) поведения в стандартных ситуациях, что
имеется в западной правовой цивилизации, где опыт конституционного
функционирования институтов государства и общества выше.
Сегодня на повестке дня стоит проблема перевода норм Конституции,
конституционных законов в практическую плоскость. Это ? вопрос созидания в Российском государстве собственной конституционной практики, отечественного конституционного юридического опыта.
Здесь на первый план выходят конституционная законность и конституционный правопорядок. Как известно, законность предполагает реализацию юридических предписаний. В нашем случае речь идет о соблюдении, исполнении, использовании, применении конституционных норм.
Надо сказать, что режим конституционной законности служит важным практическим срезом (гранью) конституционализма. Ибо без нее всякие разговоры о роли Конституции в жизни государства теряют смысл.
В полной мере это касается и российской конституционно-правовой действительности, для которой проблема законности, реализация конституционных нормативов, стандартов (особенно в сфере прав личности) является
более чем актуальной. Неразвитость, слабость, внутренняя «размытость»
российской конституционной законности закономерно порождают адекватное этому состояние конституционного правопорядка. Он неустойчив, отличается правовой «инфантильностью».
Безусловно, что любой цивилизованный культурный порядок формируется не на пустом месте. Для его создания требуется не один десяток
лет, здесь нужен прочный базис (основа) в виде гуманных и справедливых
норм, принципов, ценностей, институтов и учреждений, адекватного социального поведения субъектов, а главное, наличие у них зрелого сознания и
развитой культуры. В равной степени это относится и к конституционному
правопорядку. Его культурно-творческое формирование есть одна из основополагающих задач нашей власти. В русле данного направления должны идти процессы правового реформирования общества, государства.
5
В данном случае мы берем во внимание только посткоммунистический этап конституционного развития России. О проблемах, возникших в ходе становления в России некоторых начал конституционализма, подробнее см.: Медушевский А.Н. Конституционные кризисы в обществах переходного типа // Вопросы философии. 1999.
№ 12.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
10
Конституционно-юридический акцент в российской традиции права
будет способствовать появлению и совершенствованию конституционных
механизмов, регуляции важнейших видов социальных отношений. Многие
из них существуют в российском праве. Но, к сожалению, они отличаются
юридической формальностью, то есть закреплены нормативно, но фактически не действуют. А для правопорядка нужна именно реальная, действительная реализация правовых норм. Правовой порядок не «выносит»
мнимого, иллюзорного, фиктивного действия данных норм.
Тем самым для ныне существующей российской правовой системы с
учетом всех произошедших в постсоветское время изменений, вплоть до
принятия новой Конституции России, конституционный элемент как не
был, так и не стал одним из основных. Хотя Конституция есть своего рода
правовой (юридический) знаменатель, подводящий общую нормативно-законодательную черту в системе законодательства. Поэтому так необходимо придать конституционному элементу в правовой системе России адекватную его имманентным свойствам юридическую полновесность, не
умаляя при этом другие компоненты правовой действительности.
Д.А. Агапов*
????У??? НЫОёЪЫ?? Н?Н ?ОВПВМЪ ???К??МТНУ?У У·?ВТЪ??
С
егодня Россия находится в процессе становления правового государства и гражданского общества, которое невозможно без повышения уровня правовой культуры и формирования активной жизненной
позиции гражданина. Важной движущей силой на этом пути является
осознание гражданами их роли в этом процессе и ответственности за свою
судьбу.
Правовая культура ? это прежде всего система ценностей и норм,
укоренившихся в сознании и мотивации, обусловливающих поведение индивида и выражающихся в традициях, стиле взаимоотношения между личностью и правом. Правовая культура определяет успех внедрения и
функционирования демократических норм и ценностей. Она включает такие элементы, как культура правового сознания, культура правовых отношений, культура правовой деятельности, т.е. законность, правопорядок,
законотворческую, правоприменительную и другие виды деятельности в
сфере функционирования права. Уровень правовой культуры в обществе
определяется развитостью и согласованностью элементов, масштабом и
глубиной юридического образования, правового воспитания, качеством
профессиональной подготовкой юристов, степенью развития науки и правового мышления граждан.
Правовая культура взаимосвязана с экономическими, политическими,
демографическими и другими социальными процессами, с соответствующими видами культуры общества и личности. «Она составляет внутрен* Старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Саратовского
юридического института МВД России, кандидат педагогических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Д.А. Агапов
11
нюю, ментально-духовную сторону правовой системы общества и глубоко
пронизывает правосознание, право, правовые отношения, законность и
правопорядок, правотворческую, правоприменительную и любую иную
юридическую деятельность»1.
Правовая культура ? особое социальное явление, которое может быть
воспринято как качественное правовое состояние личности и общества,
подлежащее структурированию по различным основаниям. Комплексное
использование накопленного в теории правовой культуры материала необходимо для того, чтобы обеспечить всестороннее изучение проблемы. Вместе с тем в каждом конкретном случае на первый план выдвигается строго определенный критерий в понимании данной разновидности культуры.
Если подходить с позиций повышения роли человека в правовой жизни, то в первую очередь необходимо обратить внимание на функционально-содержательный аспект правовой культуры. Здесь правовая культура
общества предстает как разновидность общественной культуры, отражающей определенный уровень правосознания и законности, совершенства
законодательства и юридической практики, охватывающей все ценности,
которые созданы людьми в области права. В правосознании содержатся
оценочные суждения о праве, которые выражаются категориями: «правомерное ? неправомерное», «законное ? незаконное».
Правовую культуру можно представить и как совокупность норм,
ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих
функцию социоправовой ориентации людей в конкретном обществе (цивилизации). Она занимает обособленное место в социокультурном пространстве, полностью не совпадая ни с одним видом культуры (материальной,
духовной, политической и т.д.), а создавая своеобразное, уникальное сочетание как материальных, так и идеальных, духовных компонентов.
В настоящее время очевидно, что успешное решение экономических,
политических, социальных задач невозможно без повышения правовой
культуры общества, воспитания у каждого гражданина глубокого уважения к закону, формирования готовности непосредственно и активно участвовать в претворении нормативных положений в повседневную жизнь.
В этой связи правовую культуру можно рассматривать как одну из важнейших предпосылок формирования правового государства, реализации
правовой реформы. «До тех пор, пока правовая культура российских граждан не вырастет до необходимого уровня, пока идея прав и свобод человека не станет нравственной потребностью, национальной идеей, способной объединить все общество, подвигнуть его на новое правовое,
политическое, социальное, экономическое и культурное созидание, не будут реализованы на практике процедуры и институты обеспечения прав и
свобод человека»2.
Состояние правовой культуры любого государства является важным
показателем степени зрелости правовой системы. В правовой культуре,
как в зеркале, отражается достигнутый уровень прогрессивного развития
общества. Она опосредует все основные сферы правовой жизни общества:
правотворчество и законодательство; правосознание и реализацию права;
1
2
Социология права: Учебное пособие / Под ред. В.М. Сырых. М., 2001. С. 112.
Аринин А.Н. Права и свободы человека и эффективное развитие России //
Общественные науки и современность. 2002. № 1. С. 69?70.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
12
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
субъективные права и обязанности граждан; юридические и политические
институты, учреждения гражданского общества и государства. Правокультурность как особое состояние определяет уровень достижений человека, воплощенный в ее результатах.
Формирование правового государства неотделимо от процесса развития правовой культуры населения. Это, в свою очередь, способствует созданию развитого гражданского общества. Наиболее важными представляются следующие направления:
? утверждение в общественном сознании отношения к праву как к
особой социальной ценности на основе социальной справедливости и гуманизма;
? совершенствование правотворческой деятельности: учет различных
мнений и подготовка альтернативных правовых актов; проведение социологических опросов и референдумов и т.д.3
Для повышения правовой культуры граждан и всего общества в целом необходим комплекс экономических, политических, организационных,
административных, судебных, воспитательных, образовательных мер, призванных привить уважение к праву и стимулировать положительную правовую активность. Главная цель правовой культуры заключается в достижении правомерного поведения каждого члена общества.
Правовая культура ? явление динамическое, оно не только впитывает
в себя ценности цивилизации, но и способствует развитию и упорядочению самой цивилизации. Исключительно важное место занимают в ней
нравственные ценности. Правовая культура как личности, так и общества
немыслима вне нравственности. Возрождение нравственных, культурных
ценностей в нашем обществе ? непременный элемент не только высокой
общей культуры, но и правовой культуры страны в целом и каждого индивида в отдельности. «Каждая правовая система? является ?уникальным продуктом? целого комплекса особых и не в последнюю очередь
культурных факторов»4, в «каждой культуре есть своя особая правовая
жизнь, а в каждой правовой жизни есть своя особая культура»5. Именно
здесь заключены общечеловеческие идеалы гуманизма и справедливости.
Если правовая культура порывает с ними, то она перестает служить и
праву, и цивилизации.
Произошедшие в предыдущие годы перемены в социально-экономической и политической жизни России вызвали изменения в структуре и иерархии ценностных ориентаций многих ее граждан. Сегодня наблюдается
практическое разрушение системы ценностей. Это ведет к катастрофической по масштабам социальной пассивности современной молодежи, а в
будущем ? и к потере для государства целого поколения полноценных
граждан.
Несовершенство российского законодательства, лоббизм в законотворчестве, правовая незащищенность личности негативно влияют на правовую составляющую общей культуры общества. В этой связи модернизаци3
4
5
См.: Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н.Новгород,
1993. С. 512.
Grossfeld B. The Strength and Weakness of Comparative Law. Oxford, 1990.
P. 41.
Kohler N. Das Recht als Kulturerscheinung. Wurtzburg, 1885. S. 5.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Д.А. Агапов
13
онные процессы в стране требуют глубокого и всестороннего осмысления,
так как происходит навязывание в агрессивной форме западной культуры, в том числе в области права.
Гражданское общество является сферой «общественного взаимодействия людей по поводу их общих целей и задач. Оно возникает не в силу законов рынка и не по воле власти, а в результате общественной инициативы и самодеятельности различных групп и объединений лично свободных
людей. Понятие гражданского общества подразумевает некоторую степень (потенциальной) политико-правовой и экономической свободы человека по отношению к государству»6. В более узком смысле гражданское
общество определяется как демократическая форма самоорганизации общества независимо от государства и вне рынка, где самоуправление личности, выраженное в свободе выбора и личной ответственности человека
за свой жизненный путь, ? главная движущая сила формирования и развития гражданского общества.
Понимание сущности правовой культуры общества позволяет оценить
конкретно-исторический характер права, его тесную связь с существующим общественным строем, типом мышления, менталитетом и традициями народа. Именно данные факторы определяют ценности и идеалы, находящие выражение в правовой системе. «Естественно, правовая культура
общества оказывает прямое воздействие на правовую культуру личности,
в том числе на индивидуальное правосознание, включающее компоненты:
а) правовые знания, представления, взгляды; б) правовые эмоции и чувства; в) волю субъектов права. Правосознание отражает всю совокупность
правовых явлений общества: как позитивных (культура), так и негативных
(антикультура). Побудительными факторами к позитивному действию являются установки личности на соблюдение и укрепление правопорядка»7.
Цивилизованный путь становления правосознания личности ? это
правовое воспитание и образование, помогающее осознать социальную
ценность права, понять смысл действующих законов, их значимость. При
этом, сталкиваясь с негативными явлениями, человек воспринимает их не
как норму жизни, а как аномалии, которые противоречат праву и требуют их устранения. Правовое воспитание ? важнейший компонент правовой социализации личности, который характеризуется как система мер,
направленных на формирование уважительного отношения к правовым
нормам. Его целью является формирование у индивида привычки соотносить свои поступки с общепринятыми в обществе правовыми нормами,
что способствует его правовой культуре8.
Правовая культура общества нуждается в систематическом стимулировании и позитивном социальном развитии. Система мер, направленных
на формирование политико-правовых идей, норм и принципов, представляющих ценности мировой и национально-правовой культуры, отражает
правовое образование.
6
7
8
Смоленский М.Б. Правовая культура, личность и гражданское общество в России: формула взаимообусловленности // Правоведение. 2003. № 1. С. 198.
Батайкин В.П. Правовая культура в условиях социальной модернизации России (социально-философский анализ): Автореф. дис. ? канд. филос. наук. М.,
2006. С. 3.
См.: Попов М.Ю. Правовая культура как элемент социального порядка //
Власть. 2006. № 6. С. 13?19.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
14
Правовое образование ? это формирование у граждан и в обществе
знаний, навыков и умений правовой культуры. Оно включает:
? систематизированные научные знания о праве и о заложенных в нем
гуманистических принципах, о системе действующих в обществе правовых
норм, порядке их применения, системе прав, свобод, обязанностей граждан,
способах их реализации, защиты прав и свобод, о реально существующем в
обществе правопорядке, мерах его укрепления и способах охраны;
? ориентированное на социальную ценность права эмоциональное отношение к правовым явлениям: уважение к праву; активное неприятие
нарушений правопорядка; установка на законопослушание, на практическое применение правовых знаний для решения личных жизненных проблем; восприятие правовых предписаний как лично значимых и готовность
проявить волю для их выполнения;
? социально полезное поведение личности, выражающееся в осознанной реализации прав и свобод, защите прав в случае их нарушения, участии в правозащитных акциях (в случае нарушения прав других граждан), честном и добросовестном выполнении обязанностей гражданина
России, способности юридически грамотно действовать в различных жизненных ситуациях.
Именно нравственно-правовая осведомленность и высокий уровень
правовой культуры в решении повседневных вопросов способны возродить
Россию как правовое государство.
«Для нас правовая культура ценна не только тем, что она служит
идеалам нашего государства, но и тем, что в ней заключены прежде всего
общечеловеческие идеалы гуманизма и справедливости. Если правовая
культура порывает с этими идеалами, то она перестает служить и праву,
и цивилизации»9.
9
Общая теория права / Под ред. В.К. Бабаева. С. 512.
Б.В. Чернышев*
????Л?ЛЛ ??ЪУ?ЛЪ??ЛБП? ? ТЛТЪВПВ ?УТЫ???ТЪ?ВММ??
Ы??ВК?ВМЛИ ?УТТЛЛ
Т
радиции авторитаризма ? слепого беспрекословного подчинения
власти ? заложены были в абсолютном характере власти, принадлежащей российским государям. В царской России не было пределов верховной власти императора. Статья 1 Свода законов Российской империи
(1845 г.) гласила: «Император Российской есть монарх самодержавный и
неограниченный. Повиноваться верховной Его власти не только за страх,
но и за совесть сам Бог повелевает».
Вся система государственных учреждений России XVIII?XX вв. представляла собой механизм реализации в жизнь верховной воли государей.
* Начальник кафедры истории и философии Саратовского юридического института МВД России, доктор исторических наук, профессор.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Б.В. Чернышев
15
Это хорошо видно на примере истории введения в России представительного учреждения, способного отражать и закреплять в законодательстве
интересы всех сословий и групп общества, которые верховная власть должна была бы учитывать во внутренней политике. Народное представительство имело на Руси многовековую историю. Так, в XI?XII вв. народ
через вече (народные собрания) влиял на ход общественно-политической
жизни Руси.
В XVII в. народное одобрение являлось обязательным условием легитимности важнейших государственных событий. Власть царя ограничивалась Боярской думой, Земским собором, «Освященным собором» во главе
с Патриархом. Уложение 1649 г. признало законодательными источниками боярские приговоры наравне с государевыми указами. Неразделимость власти царя и Думы отразилась и в общей законодательной формуле: «Царь указал и бояре приговорили»1. Петиции земских соборов имели
для государя значение непререкаемого голоса народа и непременно учитывались при издании соответствующих узаконений.
При Петре I ситуация кардинально изменилась: власть монарха приобрела самодержавный характер де-факто и формально-юридически. При
первой же возможности он навсегда избавился от Патриарха, Боярской
думы, «Освященного собора» и перестал созывать Земские соборы2.
Позднее некоторые крупные государственные деятели России предлагали различные планы введения народного представительства.
В 1767?1768 гг. Екатерина II организовала работу Уложенной комиссии.
По замыслам императрицы, Комиссия должна была стать представительным органом, охватывающим все население страны, за исключением крепостных крестьян и духовенства, во всех регионах. Комиссия на короткое
время явилась первой трибуной свободного изложения общественного
мнения3.
В начале XIX в. М.М. Сперанский выдвинул идею создания Государственной думы, П.А. Валуев ? съезда государственных гласных с совещательными функциями, М.Т. Лорис-Меликов ? народных представителей в
комиссии Государственного совета. Однако поддержать предложение
М.М. Сперанского Александр I не решился. Эту идею отвергал и Николай I. Александр II противился не только конституционному режиму, но и
любому шагу к нему, даже в форме бесправных депутатских комиссий,
предварительно, до Государственного совета, изучающих законопроекты.
На пакет реформ П.Д. Святополка-Мирского Николай II прямо заявил:
«Я никогда, ни в коем случае не соглашусь на представительный образ
правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа,
и поэтому пункт этот вычеркну»4. Только под давлением чрезвычайных
обстоятельств Николай II вынужден был пойти на подписание Манифеста 17 октября 1905 г. Даже после создания Государственной думы импе1
2
3
4
См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. СПб., 1900.
С. 79.
См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII ? начало XX вв.): В 2 т. СПб., 2000. Т. 2. С. 119, 122, 128, 130.
См.: Каменский А.Б. От Петра I до Павла I: реформы в России XVIII века
(опыт целостного анализа). М., 1999. С. 407.
Миронов Б.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 223.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
16
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
ратор делал все, чтобы сохранить всю полноту власти по управлению
страной через ответственное только перед ним правительство, руководство
внешней политикой, управление армией и флотом.
Созданный в 1810 г. Государственный совет стал не представительным, а бюрократическим учреждением. Его члены, количество которых с
1810 по 1890 г. увеличилось с 35 до 60 человек, назначались императором
из числа влиятельных чиновников, нередко вышедших в отставку. В состав Совета по должности входили и министры. С момента образования
Государственного совета все законы должны были предварительно обсуждаться в нем, прежде чем поступить на утверждение императора, что
привело в XIX в. к единообразному контролю над законотворческой деятельностью правительственных ведомств, упорядочивало законодательство и затрудняло его пересмотр из личных и узковедомственных побуждений5. На заседаниях Госсовета император не был ограничен мнением
большинства, он мог согласиться и с мнением меньшинства, тем не менее
в 64 из 100 случаев утверждалось мнение большинства. Да и меньшинство должно было обосновать свое решение6.
Александр II, зачастую пренебрегая законодательными путами и нарушая права Государственного совета, принимал единоличные решения,
которые должны были предварительно пройти процедуру обсуждения в
законосовещательном учреждении. Не доверял Государственному совету
обсуждение серьезных законопроектов и Александр III.
Николай II предпочитал рассматривать важные вопросы в узком кругу приближенных. В 1906 г. Государственный совет был преобразован в
верхнюю палату парламента. Половина ее членов назначалась царем, а
74 человека из 98 избираемых членов представляли крупных землевладельцев. Получив право вето на решения Государственной думы, Государственный совет стал явным противовесом в законотворческом процессе, превратившись в одно из основных орудий консервативных правительственных кругов в их попытках замедлить ставшие необходимыми
преобразования в стране.
Совет министров ? главный орган исполнительной власти, назначался
императором без участия Государственной думы (даже председатель Совета министров не обладал правом смены министров, это была компетенция государя). Вследствие этого Совет министров не нес перед Думой никакой ответственности за проводимую политику. Данный орган не имел
характера кабинета министров, а его председателя нельзя было сравнивать с премьер-министром в других странах. Он должен был «объединять» деятельность министерств. На деле же каждый руководитель ведомства сохранял полную самостоятельность и имел право доклада
непосредственно императору. Министры проводили политику монарха и
приближенных к престолу, не считаясь с мнением законодательного учреждения.
Во всей российской истории государи пытались обходить официальные совещательные органы власти, отдавая предпочтение обсуждению и
5
6
См.: Демин В.А. Государственный Совет Российской империи в начале XX века: механизм формирования и функционирования // Отечественная история.
2006. № 6. С. 84.
См.: Миронов Б.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 141.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Б.В. Чернышев
17
принятию решений в узком кругу приближенных лиц. Предложения же
отдельных чиновников о создании четких процедур подготовки важнейших
государственных решений они оставляли без внимания.
К обсуждению проблем правители допускали доверенных лиц, принадлежащих к определенным структурам власти. Их юридический статус и
права не закреплялись в законах, но именно здесь предрешалась судьба
важнейших решений, принимаемых в официальных органах власти. Речь
идет о таких структурах, как, например, Верховный тайный совет (Екатерина I, Павел II), Конференция (Совет) при Высочайшем Дворе (Елизавета Петровна, Екатерина II), Непременный Совет, Негласный Комитет
(Александр I), «тройка», «пятерка» в составе Политбюро ЦК партии
большевиков (И. Сталин), круг отдельных членов секретариата ЦК КПСС
(Л.И. Брежнев), Политбюро ЦК («ореховая комната» М.С. Горбачева),
«семья» первого президента России Б.Н. Ельцина.
Так, Верховный тайный совет, созданный указом Екатерины II от
8 февраля 1726 г. как высшая правительственная инстанция в виде узкого, подконтрольного императрице органа, состоял из доверенных лиц:
А.Д. Меньшикова, Ф.М. Апраксина, Г.И. Головкина, А.И. Остермана,
П.А. Толстого и Д.М. Голицына. В него также вошли президенты Военной, Адмиралтейской и Иностранной коллегий, которые были выведены из
подчинения Сената и стали подотчетны непосредственно императрице.
Круг дел Совета, который являлся высшей законосовещательной, судебной и распорядительной властью, не был ограничен. Острейшие государственные проблемы обсуждались узкой группой лиц и не становились
предметом внимания широкой публики. Вместе с тем императрица рядом
своих распоряжений обозначила сферу вопросов, которые должны были
докладываться ей лично, минуя Совет. Всякое решение, принимавшееся
Советом, получало экспертную оценку в соответствующем ведомстве.
В деятельности Совета принципы коллегиальности и положения генерального регламента соблюдались не так строго. Как показывают протоколы
заседаний Совета, нередко решения принимались на основании представления одного из верховников в отсутствии остальных, что отчасти было
связано с разделением между членами Совета сфер компетенции по коллегиям, которые они возглавляли7.
После Октябрьской революции 1917 г. в систему государственных учреждений России были внесены принципиальные изменения. На конституционной основе была создана стройная система Советов. Верховная
власть стала принадлежать Всероссийскому съезду Советов рабочих,
солдатских и крестьянских депутатов, а в период между съездами ?
ВЦИК Советов, который являлся высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом. Новая система власти открывала
возможность участия в управлении представителей тех слоев населения,
кто до недавнего времени был устранен от принятия важнейших государственных решений.
Однако стержнем всей созданной системы Советов были партийные
комитеты РКП(б). С установлением в стране диктатуры одной партии вся
власть стала принадлежать не съездам Советов (по Конституции), не съездам РКП(б) (по Уставу партии), а Политбюро ЦК, которое стало едино7
См.: Каменский А.Б. От Петра I до Павла I. М., 1999. С. 191?193.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
18
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
лично определять основные направления внутренней и внешней политики.
То есть, говоря словами основателя советского государства В.И. Ленина,
верховная власть перешла к более или менее устойчивой группе опытных
лиц, называемых вождями8, ставшей неконституционным, но официально
признанным органом власти.
В период тяжелой болезни В.И. Ленина в составе Политбюро ЦК возникло так называемое руководящее ядро, или «тройка», в состав которого
вошли Сталин, Каменев и Зиновьев. Возглавив Политбюро, «тройка» не
просто попыталась взять на себя функцию главного руководящего центра,
но и фактически повела линию на недопущение к рычагам реальной власти других членов Политбюро. На октябрьском (1923 г.) Пленуме ЦК
Л. Троцкий в своем заключительном слове оценил ситуацию так: «В Политбюро есть другое Политбюро и в ЦК есть другой ЦК». С августа
1924 г. эта группа превратилась в «семерку»: Сталин, Каменев, Зиновьев, Бухарин, Рыков, Томский, Куйбышев. По словам Зиновьева, «семерка» почти два года играла роль секретного ЦК, обсуждавшего все вопросы внутренней и внешней политики. «Семерка» имела свой шифр и
псевдоним «руководящий коллектив»9.
Политбюро ЦК ВКП(б) во главе с И.В. Сталиным сосредоточило в
своих руках ранее несвойственные ему функции ? правительственную и
законодательную. Оно решало не только принципиальные политические и
социально-экономические проблемы, но и до мелочей стремилось контролировать ситуацию в стране. Говоря словами Кагановича, Политбюро ЦК
было «органом оперативного руководства всеми отраслями социалистического строительства»10. О широте властных полномочий Политбюро свидетельствовал список его постоянных и временных комиссий11.
Рычагами, посредством которых Политбюро осуществляло свою
власть, служили высшие государственные органы и правления общественных организаций, чья компетенция определялась Конституцией СССР.
Значительное количество принципиальных решений и акций, формально
исходивших от различных государственных учреждений (ВС СССР, СНК
СССР, СТО СССР, Генштаб, Госплан и др.), на самом деле было результатом деятельности Политбюро. Как пишет О.В. Хлевнюк, обязательному
утверждению Политбюро подлежали сколько-нибудь значительные инициативы партийных, государственных, комсомольских, профсоюзных и других инстанций12.
Центральным звеном сложившейся централизованной системы подготовки проектов государственных решений в СССР выступали специализированные структуры ЦК КПСС, которые координировали деятельность
министерств и ведомств, различных научных институтов. Подготовленные
ими записки, проекты решения проходили согласование в секретариате
ЦК и только после этого выносились на заседание Политбюро ЦК.
8
9
10
11
12
См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 24, 102?103.
См.: Медведев Ж.А., Медведев Р.А. Личный архив Сталина ? засекречен или
ликвидирован? // Вопросы истории. 2001. № 3. С. 63.
XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). 26 января ?
10 февраля 1934 г.: Стенограф. отчет. М., 1934. С. 564.
См.: Сталинское Политбюро в 30-е годы: Сборник документов. М., 1995.
См.: Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М.,
1996. С. 3.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Б.В. Чернышев
19
В созданном Сталиным механизме разработки и принятия решений
партии главная роль отводилась лично ему, а совещательная ? членам
Политбюро ЦК.
Если при Ленине съезды и конференции созывались ежегодно, а пленумы Центрального Комитета проводились как минимум раз в месяц, то
при Сталине все стало иначе. На протяжении 13 лет (с марта 1939 г. по
октябрь 1952 г.) партийные съезды вообще не созывались. Все важнейшие
вопросы жизни партии и страны со времени XVIII Всесоюзной конференции ВКП(б) решались либо Политбюро ЦК, послушно выполнявшим волю Сталина, либо им единолично.
Нередко Сталин даже не считал нужным информировать членов Политбюро о «лично им принятых решениях, касавшихся чрезвычайно важных партийных и государственных вопросов». Во времена коллективизации, к примеру, большинство директив по вопросам сельского хозяйства
шли лично от Сталина. Он не обращался ни в ЦК, ни в Политбюро. Лишь
через 2?3 недели эти единоличные решения Сталина «оформлялись» в виде директив ЦК ВКП(б) или Инструкций ЦИК СССР13. Ни на одно из
заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) Сталин так и не представил тезисы
Отчетных докладов ЦК, с которыми он выступал на съездах партии, хотя,
как и все другие докладчики, обязывался сделать это к определенному
сроку14. Тезисы же докладов Томского, Андреева, Бухарина XIV съезду
партии15, Куйбышева, Шверника, Яковлева XVI съезду партии16, Молотова, Куйбышева, Кагановича XVII съезду партии17 рассматривались и утверждались на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б).
Характерной чертой существовавшей власти являлось то, что она не
раскрывала мотивов принятия своих основных решений. Делалось это
вполне сознательно, так как работники партийных и государственных органов руководствовались постановлением Политбюро ЦК от 12 апреля
1923 г., суть которого заключалась в том, что «Наркоматы (НКИД, НКВоен, ГПУ и др.) при внесении особо секретных вопросов в Политбюро должны были не мотивировать их в письменном виде, а вносить путем предварительного сговора с Секретариатом ЦК». В большинстве же случаев
такие решения принимались не на заседаниях Политбюро, а на частных
совещаниях у Сталина, которые не стенографировались и не протоколировались. Принятые решения передавались устно, а в отдельных случаях
оформлялись как решения высших партийных органов и проводились в
жизнь от имени Политбюро или просто ЦК партии. Сам факт принятия
таких решений можно восстановить только по результатам последующей
политики18.
После смерти И. Сталина принципиальных изменений в гиперцентрализованном механизме подготовки и принятия важнейших решений не
произошло. Менялся лишь состав узкого круга лиц. В марте 1953 г. «коллективное руководство» состояло из Г. Маленкова, Л. Берии, Н. Хрущева.
13
14
15
16
17
18
См.: Медведев Р. Сталин и Каганович // Московские новости. 1988. № 52. С. 16.
РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 73, л. 9.
Там же. Д. 530, л. 4; д. 531, л. 2; д. 532, л. 6.
Там же. Д. 786, л. 6, 7, 10.
Там же. Д. 1005, л. 1?2.
См.: Медведев Р.А., Медведев Ж.А. Указ. соч. С. 63.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
20
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
После ареста Л. Берии и разгрома «антипартийной группы» в руководство входили Н. Хрущев, Н. Булганин, А. Микоян.
После отставки Н. Хрущева «коллективным руководством» стали
Л. Брежнев, Н. Подгорный, А. Косыгин. Так, важнейшее решение о вводе
советских войск в Афганистан 12 декабря 1979 г. было принято на даче
Л.И. Брежнева председателем КГБ Ю.А. Андроповым, министром обороны Д.Ф. Устиновым, министром иностранных дел А.А. Громыко, Генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым, заведующим Общим отделом ЦК К.У. Черненко и только позже оформлено как решение
Политбюро19.
С 1985 по 1990 г. именно в Политбюро ЦК КПСС, пока оно оставалось высшим политическим органом страны, происходило обсуждение всех
принципиальных вопросов жизни советского общества, но в соответствии
с традицией направление и характер этого обсуждения задавала узкая
группа лиц, особо приближенных к М.С. Горбачеву. В начале перестройки это были Н.И. Рыжков, А.Н. Яковлев, Е.К. Лигачев, Э.А. Шеварнадзе,
а затем ? А.Н. Яковлев, В.А. Медведев, Э.А. Шеварнадзе.
В конце 1985 г. заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС
А.Н. Яковлев направил Генеральному секретарю ЦК М. Горбачеву обширную записку. В ней он изложил свой план намечавшихся М. Горбачевым перемен в советском обществе: создание на базе КПСС двухпартийной системы; введение поста Президента СССР; проведение широких
выборов; осуществление демократических преобразований в стране, экономической реформы. Как установил Р.Г. Пихоя, эти вопросы никогда во
всем объеме не выносились и не обсуждались ни на заседаниях Политбюро ЦК, ни в других коллегиальных органах партии20. Несмотря на это,
предложения А.Н. Яковлева, ставшего вскоре вторым лицом в партии, были позднее фактически претворены в жизнь М. Горбачевым. В том, что
секретарь ЦК КПСС по идеологии и главный советник Горбачева имел в
отличие от своего шефа план перестройки, свидетельствует его книга, в
которой изложен его план развала СССР: департизация, демилитаризация, денационализация, деколлективизация, демонополизация СССР21.
Однако уже с 1985 г. начались изменения в процессе подготовки и
принятия внутриполитических решений. По свидетельству бывшего председателя Совета Министров СССР Н.И. Рыжкова, принципиальные вопросы развития экономики стали выноситься на заседание Политбюро не
отраслевыми отделами ЦК КПСС, как это было раньше, а аппаратом
правительства22. С введением в 1990 г. поста Президента СССР функции,
которые раньше выполняло Политбюро ЦК, переместились к Президентскому Совету. Политбюро с этого времени фактически перестало существовать. Все основные вопросы внутренней и внешней политики, принципиальные экономические вопросы стали рассматриваться в Президентском
Совете до ноября 1990 г. или на совместных заседаниях с Советом Федерации23, а позже на Совете безопасности СССР.
19
20
21
22
23
См.: Медведев Р.А., Медведев Ж.А. Указ. соч. С. 63.
См.: Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945?1991. Новосибирск, 2000.
С. 415.
См.: Яковлев А.Н. Предисловие. Обвал. Послесловие. М., 1992. С. 6.
См.: Рыжков Н.И. Я из партии по имени «Россия». М., 1995. С. 84.
Там же.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Б.В. Чернышев
21
Наряду с высшим представительным органом власти Верховным Советом СССР был создан второй ? съезд народных депутатов СССР как
продолжение съездов Советов, существовавших в 1917-1936 гг.
С развалом СССР в России, наконец, был реализован принцип разделения властей, в соответствии с которым законодательная, исполнительная и судебная ветви власти призваны были уравновешивать друг друга.
Вместе с тем исторически сложившаяся политика подготовки и принятия
государственных решений, несмотря на создание новых учреждений власти, не претерпела серьезных изменений. Она воспроизвела худшие черты
прошлого ? авторитаризм, кастовость, секретность.
Место узкой группы приближенных лиц Президента Б. Ельцина стала занимать так называемая «семья». В ее состав входили дочь президента Т. Дьяченко, руководитель службы безопасности президента генераллейтенант А. Коржаков, глава администрации Президента А. Волошин,
представители крупного бизнеса Б. Абрамович, Б. Березовский и др.
Б. Березовский откровенно заявлял, что благодаря материальной и моральной поддержке большим бизнесом Б. Ельцина в ходе его предвыборной кампании 1996 г. власть в стране стала иметь перед ним моральные
обязательства24.
Особое место в системе государственных учреждений России заняла
Администрация Президента РФ, которая по своим полномочиям практически ничем не отличалась от аппарата ЦК КПСС. По Указу Б. Ельцина
от 2 октября 1996 г. № 1412 Администрация Президента: организовывала
подготовку, согласование и представление Президенту РФ проектов указов, распоряжений, поручений и обращений, его ежегодных посланий Федеральному Собранию, а также подготовку и представление необходимых
документов; осуществляла сбор, обработку и анализ информации о социально-экономических, политических и правовых процессах в стране и за
рубежом, учет и анализ обращений граждан, предложений общественных
объединений, органов местного самоуправления и представление соответствующих докладов Президенту РФ; проводила контроль и проверку исполнения федеральных законов, указов, распоряжений и поручений Президента РФ и подготовку соответствующих докладов25.
Иными словами, Администрация Президента РФ в 90-е годы де-факто представляла собой государственный орган, координирующий деятельность всех подчиненных Президенту структур, являясь в отношении них
своеобразным «вторым правительством». Такова она отчасти и в начале
XXI веке.
Серьезным недостатком действующего Основного Закона РФ является фактическое отсутствие конституционной ответственности исполнительной ветви власти на федеральном уровне. Наделяя самыми большими
властными полномочиями Президента, она практически освобождает не
только его, но и формируемое им правительство от ответственности за
свои действия перед кем бы то ни было. Ни в Конституции, ни в Законе о
24
25
См.: Голдмэн М. Банкбюро // Советская Россия. 1996. 2 дек.
Положение об Администрации Президента РФ: Указ Президента РФ от 2 октября 1996 г. № 1412 // СЗ РФ. 1996. № 41. В соответствии с новым положением
об Администрации Президента РФ (Указ Президента РФ № 490 от 6 апреля
2004 г.) ее полномочия были значительно расширены.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
22
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Правительстве не содержалось каких-либо указаний о конкретных формах его подотчетности Президенту. Принцип подотчетности не упоминается даже в системе основных принципов организации и деятельности Правительства. Это приводит к тому, что Послания Президента РФ
Федеральному Собранию РФ фактически не являются отчетом о деятельности главы государства и Правительства России. В Конституции же
США, откуда воспринят данный институт, послание ? это форма отчетности Президента перед Конгрессом, а значит, и перед страной26.
В высших органах власти так и не было создано четкого механизма
подготовки и принятия государственных решений. Постановлением Правительства РФ № 1009 от 13 августа 1997 г. были утверждены лишь правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации.
По мнению Ф. Бурлацкого, в той же Администрации Президента РФ
«действовал принцип: ?Кто смел, тот и съел?. То один, то другой помощник или советник, или кто-то еще подходят к Президенту, лоббируют свои
проекты указов»27.
Н. Федоров, бывший министр юстиции, считал, что окружение Б. Ельцина «не было заинтересовано в четкой юридической процедуре принятия
решений: ведь это предполагает публичность, ответственность. Этому способствовала и специфика самого характера Бориса Николаевича, который чувствует себя значимым только в условиях полной непрогнозируемости, нестабильности. Ему по характеру не нужна ясно расписанная
процедура, потому что в этом случае требуются не боевые качества, а
профессионализм, способность к анализу»28.
Коллективную работу в новых условиях стали выполнять такие учреждения, как Президентский совет, Совет безопасности, Совет обороны. Ни
одна из управленческих структур так и не стала оппонентом «указному
праву» Бориса Ельцина.
Так, решение о начале военных действий в Чечне было принято единолично Б. Ельциным, о чем он позже заявил публично. Президент не посчитался ни с протестами парламента, ни с резкой критикой всех средств
массовой информации, ни с критикой и санкциями Запада. Как только
был взят курс на военные действия, все ключевые решения принимались
в строжайшей секретности. Большая часть аппарата Президента была
отсечена от какой-либо экспертизы «военно-чеченских» планов, последние
не обсуждались даже внутри ведомств, представленных в Совете безопасности. В Министерстве обороны решения принимались без участия его
коллегии и вопреки мнению заместителей министра29.
При отсутствии законодательно закрепленных четких процедур подготовки и принятия важнейших решений в 90-е годы Президент использовал
указания советников МВФ в ущерб национальным интересам. В результате, заключив договоры с Международным валютным фондом, Мировым
26
27
28
29
См.: Пискотин М.И. Россия в ХХ веке: неоконченная трагедия. М., 2001.
С. 251?253.
Бурлацкий Ф. Русские государи. Эпоха реформации. М., 1996. С. 436.
Федоров Н. Борьба под кремлевскими коврами // Мегаполис EXPRЕSS. 1993.
8 дек.
См.: Паин Э., Попов А. Российская политика в Чечне // Известия. 1995. 10 февр.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Б.В. Чернышев
23
банком, Международным банком реконструкции и развития, Президент и
Правительство России выполняли их инструкции, включающие издание
указов, постановлений Правительства, внесение в Государственную Думу
законопроектов, приказов российских министерств и ведомств, заявлений
и документов Центрального банка России. Только один Гарвардский институт Международного развития (США) с 1994 по 1996 г. подготовил,
написал и передал Б. Ельцину для исполнения сотни проектов указов.
Цена такого слепого заимствования исторического опыта оказалась
одна ? подрыв государственного суверенитета России. По мнению депутата Государственной Думы С. Сулакшина, «с приходом Ельцина к власти
Россия простилась со своими интересами, со своей государственной судьбой, с государственным суверенитетом? Ельцин и его правительство служат американцам и растаптывают интересы собственного народа, собственной страны»30.
При Президенте России В. Путине центр формирования социальноэкономической политики российского правительства переместился от советников МВФ к Администрации Президента РФ и Министерству экономического развития и торговли (МЭРТ). Вместе с тем подготовленные
центром стратегических разработок МЭРТ концепции и законопроекты носят больше теоретический, чем прикладной характер. Идеологическое кредо авторов реформ, которого они жестко придерживаются, ? удаление государства из экономической жизни, лишение его регулирующей функции.
МЭРТ, захватив монополию на разработку экономической политики,
оставляет без внимания точки зрения и предложения ученых-экономистов
РАН, отдельных депутатов Государственной Думы и членов Государственного Совета ? сторонников государственного регулирования рыночных
отношений. Президент Торгово-промышленной палаты РФ Е.М. Примаков
в статье «Россия в 2004 г.: взгляд в будущее» так охарактеризовал сложившуюся ситуацию: «Мы неоднократно сталкиваемся с игнорированием
предложений, которые исходят от организаций предпринимателей, научно-экспертного сообщества. Так произошло, например, с опубликованной
в 2003 году разработкой ТПП по государственной промышленной политике. Она стала предметом обсуждения на конференциях, ?круглых столах?
в десятках районов страны. Мы получили многочисленные отклики от губернаторов, бизнесменов, ученых. И ни одного отклика из Минэкономразвития. Аналогичная участь постигла многие разработки других предпринимательских организаций, Российской академии наук»31.
Наследуя порочную традицию руководителей КПСС лукавства с историей, авторы либеральных реформ продолжают исходить не из того, что
есть, а из того, что хотелось бы им видеть. В этой связи не случайно в подготовленной МЭРТ среднесрочной программе экономического развития
страны до 2015 г. по-прежнему «никто не знает, откуда взялись в программе цифры, почему они такие, и надо ли их вообще достигать»32. Идеологи
либеральных преобразований упрямо не желают не только критически
30
31
32
Сулакшин С. Измена. М., 1998. С. 81.
Примаков Е.М. Россия в 2004 году: взгляд в будущее // Российская газета.
2005. 15 янв. С. 4.
Арсюхин Е. Виртуальные рубежи // Российская газета. 2005. 10 февр. С. 4.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
24
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
оценивать опыт собственной реформаторской деятельности, но и усваивать
уроки истории России и стран Западной Европы. Отсутствие четкой законодательной базы в подготовке решений органами исполнительной власти
отрицательно сказывается на реализации правовой и иных реформ.
Например, в ходе обсуждения Концепции модернизации российского
образования на период до 2010 года в педагогических коллективах страны
в комитете Государственной Думы, на заседании Государственного Совета 29 августа 2001 г. в документы было включено немало конкретных
предложений, направленных на улучшение финансирования образования,
на повышение уровня жизни и социального статуса работников системы
образования. Министерство образования доработало этот документ в декабре 2001 г. так, что из него оказалась «вытравлена вся его социальная
составляющая, исключены те положения, которые прямо или косвенно
связаны с увеличением финансирования и с социальной поддержкой образовательной системы»33. Столь откровенное пренебрежение результатами коллективного обсуждения, нежелание Правительства реально решать
насущные проблемы образования вынудили советника председателя Совета Федерации Федерального Собрания О. Карпухина сделать неутешительный вывод: «?решения по дальнейшему стратегическому пути нашего
образования порой выбираются не большинством общества, а небольшой
группой людей без какого-либо научного обоснования»34.
В практике подготовки и принятия государственных решений более
важная роль принадлежит, как известно, органам представительной власти. В парламенте, включая парламент России, должны формироваться
различные точки зрения, вестись поиск компромисса и вырабатываться
некоторый общественный консенсус, общественный договор. В реальной
жизни все обстоит иначе. Причинами тому являются: конфронтация политических сил, представленных в Государственной Думе РФ; лоббирование
позиций только отдельных социальных групп, а не отстаивание интересов
всего населения страны; отсутствие сменяемости депутатского корпуса35.
Созданные по инициативе Президента России В.В. Путина в 2002 г.
Государственный Совет как совещательный орган с губернаторами и в
2005 г. Общественная палата с функцией экспертизы важнейших государственных решений должны были открыть новые каналы учета властью динамики интересов граждан и контроля общественности за деятельностью
исполнительных структур власти. Однако шесть лет работы Госсовета оставили без изменения главный принцип любого совещательного органа
при главе государства: «Мы посовещались, и я решил»36. Альтернативность, дискуссионность, к сожалению, не свойственны пока заседаниям
Госсовета.
33
34
35
36
Мельников И. Правительство «поправило» Госсовет // Новая и новейшая история. 2002. № 5. С. 98?99.
Там же. С. 101.
См.: Анохин Ю.В. Механизм государственно-правового обеспечения прав и свобод личности (на материалах Российской Федерации): Автореф. дис. ? д-ра
юрид. наук. Саратов, 2007. С. 32.
См.: Лысенко В. Палаты лордов из Госсовета не вышло // Родная газета. 2005.
26 авг.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
25
Установленный порядок взаимодействия Общественной палаты с парламентом составлен так, что ее члены могут реально влиять на судьбу законопроекта только одним путем: обнародованием своей экспертизы до
принятия решения в Государственной Думе. Выступать на пленарных заседаниях Госдумы членам Общественной палаты можно только с разрешения большинства депутатов. На заседании Комитетов парламента ее
члены могут излагать свое мнение только на стадии подготовки документов, а не в ходе их рассмотрения.
Таким образом, эволюция системы государственных учреждений современной России проходит в условиях сохранения традиций авторитаризма. К сожалению, пока она не сопровождается критическим осмыслением
опыта истории, извлечением из него поучительных уроков. Деятельность
исполнительных, представительных и совещательных органов власти попрежнему проходит при отсутствии четких юридических процедур порядка подготовки, принятия и реализации государственных решений, в условиях безальтернативности, слепого следования указаниям верховной
власти при формировании социально-экономической политики. Из опыта
300-летней модернизации российского общества властью так и не был извлечен и усвоен один из главных ее уроков ? нельзя личные представления авторов реформ ставить выше конкретно-исторического анализа политической ситуации в стране. Это неизбежно обернется новым витком
повторения ошибок прошлого.
М.А. Романенко*, Н.В. Рудикова**
????У??? НЫОёЪЫ?? Н?Н Н??ВТЪ?ВММУВ ТУТЪУ?МЛВ
Ф???У?УИ КЛБМЛ У·?ВТЪ??
П
о мнению одного из выдающихся теоретиков Н.М. Коркунова, рядом с настоящим для общества и государства имеет важное значение и прошлое. Жизнь и склад общества, подчеркивал ученый, «тем в
большей степени определяются прошлым, чем больше это прошлое богато
историческими событиями»1. Так, В.М. Бондаренко полагает, что важнейшим требованием современной методологии, имеющим прямое отношение
к истории правовой мысли в России, является строгое следование принципу историзма, на котором строится как анализ теорий прошлого, так и
критерии их оценки2. Юридическая мысль в своем движении отражает социально-экономические условия жизни народов, классовые противоречия,
культуру, выступает в качестве теоретического обобщения правовых знаний в каждую историческую эпоху.
* Аспирант кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России.
** Аспирант кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России.
1
2
Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1898. С. 204.
См.: Бондаренко М.В. Правовая культура и правомерное поведение в современном
российском обществе: Дис. ? канд. юрид. наук. М., 2002. С. 29?30.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
26
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Для того чтобы понять значение правовой культуры, оценить ее роль
в основных тенденциях развития российского общества, необходимо не
только проследить стадии ее формирования и становления, но и осуществить теоретическое освоение конфликтного и неправомерного поведения
как качественной детерминанты общественного и правового развития.
Процесс формирования правовой культуры в Российском государстве
можно рассматривать двойственно, аналогично исторически сложившимся
отношениям в России к праву. Идея закона хотя и существовала, но ассоциировалась в своем восприятии исключительно с верховной государственной властью, а не с правовыми нормами. Воля правителя, как правило, доминировала над законодательными органами, приобретая тем
самым исключительные права, игнорируя принципы целесообразности и
исторические традиции.
Уточняя суждение о двойственном отношении к правовой реальности,
можно отметить, что российская правовая культура ? явление по своей
сути уникальное. С одной стороны, особенность русского правосознания
проявляется в том, что в нем необычайно глубоко закреплялось неуважительное отношение к власти и праву, что стало характерной, если не сказать традиционной чертой национального менталитета. С другой стороны,
отношение к власти одновременно ассоциировалось с постоянной социальной напряженностью как конфликтогенным фактором. В многонациональной, конфессиональной России постоянно наблюдались такие явления, как
социальная дезинтеграция или отсутствие солидарности взаимодействующих личностей и групп, классовая борьба, этнические конфликты, недовольство существующим положением дел в жизненно важных сферах общественной жизни3.
В связи с этим при анализе становления и развития российской правовой культуры необходимо учитывать то обстоятельство, что исследуемый процесс происходил не только посредством восприятия права и закона как высших установлений, не подлежащих моральной оценке, но и в
условиях социальной напряженности как важнейшей характеристики внутреннего состояния и взаимоотношений личностей, социальных групп и
общностей.
Представляется, что процесс становления национальной правовой
культуры охватывает весь период формирования и развития российской
государственности, включая реформы, начатые Петром I и продолженные
Екатериной II. Именно в это время проходил процесс становления управленческой системы и формирование государственного механизма. Один из
ведущих специалистов в области исследования социальных конфликтов
П.И. Куконков, подчеркивая значение глубоких социальных преобразований во всех сферах жизнедеятельности общества, связывает с ними генезис социальной напряженности как конфликтогенного фактора4.
Второй этап формирования национальной правовой культуры можно
условно назвать этапом развития (конец XVIII ? начало XIX вв.). Он характеризуется интенсивным углублением теоретико-правовой мысли в
3
4
См.: Рукавишников В.О. Социальная напряженность // Диалог. 1990. № 8.
См.: Куконков П.И. Социальная напряженность как этап в процессе развития конфликта // Социальные конфликты. Вып. 9. М., 1995.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.А. Романенко, Н.В. Рудикова
27
России, а также созданием различных научных школ права. Однако на
фоне столкновения интересов между исторической школой права, «отвергающей концепцию обязательного соответствия национального права универсальным естественным нормам и не признающей каких-либо ограничений высших указов и установлений»5, и естественной доктриной права
наиболее популярными в то время становятся идеи о неотъемлемости
прав и свобод людей. Эти идеи, будучи основной догмой в концепции естественного права, в совокупности со свободолюбивыми настроениями
русского общества вступали в конфликт с существующей официальной государственной политикой. В связи с чем естественное право стало запрещаться к преподаванию в учебных заведениях, дабы не будоражить и без
того взволнованное студенчество, а предпочтение отдавалось так называемому законоведению6.
Давая оценку развитию русской теоретико-правовой мысли того времени, Б.А. Кистяковский отмечал, что «русский научный мир может гордиться тем, что именно в русской научно-юридической литературе раньше других было выдвинуто требование изучать право как явление социальное»7.
Впервые в России о формировании правосознания и правовой культуры заговорили не на индивидуальном уровне и не в рамках элитарной
группы населения, а в масштабах всего общества. Это обстоятельство является особенно важным, так как правосознание всякого народа всегда
отражается в его способности создавать организации и вырабатывать для
них известные формы. В данный момент именно интеллигенция должна
прийти на помощь народу и способствовать его самоопределению, развитию общественных начал и их перерастанию в более высокие формы общественного быта ? в демократическое государство8.
С другой стороны, как отмечал А.И. Герцен, пытаясь понять особенности русского самосознания, «русский человек, какого бы звания он ни
был, обходит или нарушает законы повсюду, где это можно сделать безнаказанно; и совершенно также поступает правительство»9.
Под влиянием общественных настроений не только утрачивается доверие к правителям, не только широкое хождение приобретает пессимистические оценки будущего10, но и, как высказывался Н.А. Бердяев, «русский народ ? самый аполитический народ»11 вообще законам не подчиняется. Указанные события становятся не просто конфликтогенным
фактором в виде социальной напряженности, но и предпосылкой правового нигилизма. Его опасность заключается в том, что это явление имеет
под собой в качестве основы правовое невежество и народа, и управленческого аппарата, а также умышленное и интуитивное желание игнорировать, обойти и нарушить законодательные акты.
5
6
7
8
9
10
11
Хойман С.Е. Взгляд на правовую культуру предреволюционной России // Государство и право. 1991. № 1. С. 122.
См.: Бондаренко М.В. Указ. соч.
Кистяковский Б.А. Право как социальное явление // Вопросы права. М., 1911.
Кн. 8. С. 103.
См.: Белинский В.Г. Письмо к Гоголю // Избран. соч. М., 1948. С. 615?616.
Герцен А.И. Собр. соч. М., 1950. Т. 7. С. 251.
См.: Рукавишников В.О. Указ. соч.
Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990. С. 1.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
28
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Правовой нигилизм, многократно подвергавшийся теоретическому осмыслению виднейшими представителями отечественной гуманитарной науки12, есть форма деформации правового сознания. Как фактор антисоциального противоправного поведения правовой нигилизм обладает
следующими признаками: 1) пренебрежительное, негативное отношение к
праву; 2) отсутствие навыков и желания строить правовые отношения в
соответствии с законом; 3) невоспитанность, низкий уровнь правосознания
и правовой культуры, а также юридическая некомпетентность.
Касаткин С.Н. в результате анализа отечественной исторической юридической литературы приходит к выводу о том, что правовой нигилизм
следует объяснять не только через идейно-психологические особенности
личности, ее социализации, но и через специфику общественного сознания, общественной культуры (правовая невоспитанность основной массы
населения, стремление к самовозвышению над правом, законом за счет
его отрицания и т.п.)13.
Правовой нигилизм не является единственной формой деформации
правового сознания, предопределяющей противоправное поведение. Перерожденное правовое сознание есть крайняя форма его деформации, проявляющаяся в осознанном игнорировании и отрицании закона и сопровождающаяся наличием у носителей умысла на совершение правонарушений14.
Деформация правосознания выражается в изменениях, приводящих к
противоречиям в рациональных и психологических компонентах правового
сознания, что отражается на восприятии правовой действительности и
формировании готовности личности к юридически значимому поведению.
Авторы убеждены, что деформация правосознания отрицательно сказывается на правовом поведении личности, выступает фактором противоправного поведения, сложным общественным явлением, обусловленным негативными процессами социальной среды, глубокими историческими
корнями и причинами (самодержавие, крепостничество и проч.). Такой позиции придерживаются многие современные исследователи правового поведения, его отдельных форм и видов15. Противоправное поведение, право12
13
14
15
См. например: Горохов П.А. Социальные основания правового нигилизма. Оренбург, 1998; Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны «одной медали» // Правоведение. 1994. № 2; Новиков А.И. Нигилизм и нигилисты. Л., 1972; Павельев Р.Н. Нигилизм как специфическая форма деструктивности:
Дис. ? канд. филос. наук. Воронеж, 1998; Пигалев А.И. Правовой нигилизм и кризис культуры. Саратов, 1991; Туманов В.А. О правовом нигилизме // Советское государство и право. 1989. № 10; Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе // Государство и право. 1993. № 8; Франк С.Л. Этика
нигилизма // Философия и жизнь. СПб., 1910; и др.
См.: Касаткин С.Н. Правосознание как категория правоведения (теоретико-методологический аспект): Дис. ? канд. юрид. наук. Самара, 2003. С. 134.
См.: Максимова И.М. Правосознание как источник правового поведения личности:
Дис. ? канд. юрид. наук. Тамбов, 2005. С. 119.
См.: Ишкилдьдина Г.Р. Правосознание молодежи: проблемы становления и эволюции в современных условиях: Дис. ? канд. юрид. наук. Уфа, 2002; Криминология:
Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1998; Назарян Т.В.
Роль правового воспитания в предупреждении правонарушений (вопросы теории и
практики): Дис. ? канд. юрид. наук. Сочи, 2005; Максимова И.М. Правосознание
как источник правового поведения личности: Дис. ? канд. юрид. наук. Тамбов,
2005.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.А. Романенко, Н.В. Рудикова
29
нарушения, преступность, их причины становятся самостоятельным предметом рассуждений. В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский утверждают, что противоправное поведение как явление общественной жизни подчиняется общим законам причинности и обосновывается внешними
условиями жизни людей.
Двадцатый век стал переломным в истории российской государственности. Этот период формирования правовой культуры можно назвать
этапом утверждения правовой культуры как качественного состояния правовой жизни общества, выражающейся в определенном уровне нормативно-правового обеспечения государственной жизни, а также правотворческой и правореализационной деятельности. Для построения правового
общества прежде всего необходимо сформировать правосознание особого,
нового типа. С этой целью изыскивались и самым активным образом использовались новые средства политического и идеологического воздействия, которые активно формировали общественное сознание и готовили его
к построению принципиально новых общественных отношений. Именно политико-правовая идеология выступает программой деятельности людей,
стремящихся действовать осознанно и целесообразно для достижения определенных социальных и правовых идеалов. Процесс формирования в
России правового государства служит примером сложной и противоречивой деятельности крупного социального сообщества, поставившего целью
сформировать и утвердить новые, более совершенные правила общежития
и социального взаимодействия
Государственно-правовая идеология является фундаментальным условием формирования современной правовой культуры с регламентированным законопослушным поведением людей в обществе.
Как отмечает Т.В. Синюкова, опыт социального реформирования в
России показал, что страна не может эффективно развиваться без ясно
сформулированной национальной государственно-правовой идеологии.
Иллюзии деидеологизации общества, политики, права породили процессы
ценностного раскола общества и нигилизма в индивидуальном сознании.
Это постепенно приводит не просто к крупнейшим социальным конфликтам, а к реальной глобальной общественной дезинтеграции. «В результате
механической деидеологизации возникло опаснейшее, даже в сравнении с
последствиями экономического кризиса, положение: усиливающееся ощущение духовной пустоты, бессмысленности, бесперспективности, временности всего происходящего, которое зримо охватывает все новые и новые
слои населения. В нашем ?деидеологизированном? сознании усиливается
тенденция к социальному примитивизму, массовым аберрациям, утрате и
до того слабых иммунитетов от харизматического, националистического
популизма»16.
В.А. Сахаров предполагает, что общенациональной для российского
народа может стать «та идея, которая предложит исстрадавшемуся народу, с одной стороны, программу наиболее радикальных преобразований, а
с другой ? приемлемую в глазах народа социальную цену за достижение
промежуточных и конечных целей. Речь идет о своеобразной ?формуле?
16
Синюкова Т.В. Правосознание и правовое воспитание // Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. С. 560?561.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
30
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
борьбы за власть, в которой в ?числителе? находится программа преобразований, а в ?знаменателе? ? их социальная цена»17.
Действительный социальный выбор будущего пути России сейчас заключается, на наш взгляд, не в том, жить ли с идеологией или без нее, а в
том, какая идеология наиболее адекватна национальному духу, общественной сущности и целям перспективного развития. Можно сказать, что правовая идеология синтезирует всю совокупность правовых знаний, выступая
квинтэссенцией правовой культуры, концептуальным знанием, доступным
широким слоям населения, поскольку в ней в символической форме заложен глубокий социальный смысл, ориентирующий людей на позитивное социальное творчество, необходимое для развития общества в целом.
Л.С. Мамут отмечает, что для современного российского общества необходимо создать и накопить в себе полагающиеся кондиции политикоправовой культуры. Народу нужно обзавестись совокупностью соответствующих социально-институциональных форм (публично-властных и
правовых отношений, органов, ролей, процедур, стереотипов правового поведения). Вне этой деятельности правовое государство остается пребывать
в виртуальном мире, остается не воплощенным в своем существовании18.
Все эти изменения происходят в русле сложного и длительного перехода России к демократическому обществу. Современные условия усиливают конфликтогенные факторы во всех сферах общественной жизни.
Именно поэтому социальный конфликт рассматривается через призму повсеместности как явление, отражающее борьбу интересов, потребностей,
ценностей социальных групп. Ученые характеризуют этот этап социокультурного развития России как кризисный. По-мнению социолога Е.Г. Каменского, возникшие деформации в образе жизни человека влияют на его
поведение в четырех основных направлениях: оказываются источником
конфликтов; вызывают отклонение от одобряемых обществом нравственных и правовых ценностей; ослабляют социальный контроль; затрудняют
реализацию тех законных возможностей, которые отвечают интересам
субъекта19.
Волна либеральных реформ не дала ожидаемого результата, во многом усугубила деструкцию в российском социуме. Причины неудач кроются и в конфликтности отечественной социальности, и в специфических
российских модернизационных тенденциях, и в отсутствии должного отношения к закону и праву, и в криминализации общественных отношений.
Нельзя не согласиться со справедливым замечанием Е.С. Жигарева, который утверждает, что «фиксируемый сегодня рост преступности в значительной мере вызван тем, что новые реалии жизни пришли в противоречие с существовавшей ранее социально-политической идеологией
общества и официально декларируемыми нравственными принципами, установками, ценностями. Прежние идеалы и ценности ? вытесняются ныне
иными ценностями: личное благополучие, самообеспеченность, обогаще17
18
19
Сахаров В.А. Какая идея может стать общенациональной? // Представительная
власть. 1997. № 1. С. 14.
См.: Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. М., 1999. С. 136.
См.: Каменский Е.Г. Особенности социокультурного процесса криминализации личности в современном российском обществе: Дис. ? канд. социол. наук. Курск, 2005.
С. 97.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.А. Романенко, Н.В. Рудикова
31
ние, отчужденность, равнодушие, индивидуализм, национализм, региональный сепаратизм? Всеобщая коммерциализация, растущее имущественное расслоение привели к обнищанию значительной части населения,
усилили негативные нравственно-психологические ориентиры, объективно
способствуя росту криминализации общества? рост бездуховности, падение нравственности, расцвет индивидуализма, культа денег, наживы и т.п.
также не способствуют преодолению негативных тенденций, развивающихся в общественной жизни страны»20.
Под влиянием целого комплекса причин складывается личность, для
которой характерны не только ограничение потребностей и интересов либо нарушение равновесия между разными их видами, но и искажение ценностных ориентаций, а также антисоциальные способы удовлетворения
потребностей и интересов (т.е. создается субъективная основа для совершения преступлений)21.
В настоящее время правовая культура и правовое сознание россиян
переживают переходный период. Так, в теории права выделяется шесть
возможных вариантов (тенденций) развития этого периода: 1) дальнейшее
развитие социально-психологического дискомфорта граждан в ситуациях
правового взаимодействия; 2) дальнейшее развитие неправовых практик
через укоренение их в правосознании; 3) углубление противоречий между
социально-правовыми идеалами граждан и социально-правовой действительностью; 4) размывание нравственного базиса правового сознания граждан России; 5) несоответствие теоретического базиса правосознания россиян условиям расширения формально-правового поля; 6) приспособление
правосознания россиян в условиях действия двойного социально-правового стандарта22.
Именно поэтому дальнейшее развитие правовой культуры должно
происходить в рамках постоянного изучения не только конфликтного поведения отдельных субъектов, социальных групп, общностей, но и неправомерного поведения. Такой подход будет способствовать выбору оптимальных параметров правового воспитания личности в целях повышения
уровня правового сознания и правовой культуры.
Воздействие правового воспитания личности на указанные процессы
должно быть дополнено формированием и осуществлением правовой политики Российского государства, базирующейся на принципах законности, приоритета прав и свобод человека и гражданина.
Учет, анализ, исследование негативных сторон конфликтогенных и неправомерных явлений могут способствовать построению демократического
правового государства с развитым гражданским обществом и с высоким
уровнем развития правовой культуры.
20
21
22
Жигарев Е.С. Причины обострения криминальной ситуации в России // Вестник
Московского университета МВД России. 2004. № 2. С. 55.
См.: Каменский Е.Г. Указ. соч. С. 103.
См.: Жикривецкая Ю.В. Правосознание россиян в переходный период развития общества: Дис. ? канд. филос. наук. Нальчик, 2004. С. 117.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
32
А.В. Герасименко*
?УОЛЪЛ?ВТН?? НЫОёЪЫ?? ? ТУ?Л?ОёМУИ ТЪ?ЫНЪЫ?В
??ЫФФ ЛМЪВ?ВТУ? ПУОУ?ВКЛ
В
последнее десятилетие XX в. в российском обществе произошли
перемены в различных сферах жизнедеятельности, приведшие к
резкому изменению всех социальных и политических ценностей и породившие у значительной части населения состояние неопределенности и растерянности, прежде всего у молодежи.
Сегодня российское общество переживает период глубоких реформ,
пытаясь встать на путь цивилизованного развития и сформировать подлинно гражданское общество. В рождающемся заново обществе молодые
люди выступают в роли первопроходцев, они подвергаются таким рискам, которые практически не знали их родители. Переходный период не
только открывает перед ними новые возможности, но и несет определенные опасности.
Политическая культура в социальной структуре групп интересов молодежи содержит образцы политического поведения и методы социальной адаптации, одновременно являясь инструментом общественных преобразований и способом соединения исторического наследия с новаторскими идеями.
Исследование проблем групп интересов и политической культуры
субъектов общественной жизни было достаточно широким и глубоким.
Вместе с тем из поля внимания ученых выпали весьма существенные вопросы взаимосвязи политических интересов субъектов общественного развития и их политической культуры, их соотношение между собой, а также
с рядом таких важных политических феноменов, как властные структуры,
общественно-политические движения и т.д.
В настоящее время особую актуальность приобретает исследование
механизма взаимодействия интересов и политической культуры с точки
зрения его влияния на политическое развитие молодежи, которой на протяжении десятилетий отводилась пассивная роль объекта воспитания. Между тем стремление более глубоко понять природу механизма взаимосвязи интересов молодежи и ее политической культуры отвечает потребностям российского общества. Оно объективно заинтересовано в расширении
теоретических представлений об этих явлениях, которые имеют научное и
практическое значение в деле реформирования общественной жизни.
Изучение проблемы групп интересов и их политической культуры позволит выделить в российском обществе группы молодежи, которые могли
бы являться носителями новой гражданственности. Это даст возможность
повлиять на механизмы политического участия и политической самоорганизации молодежи, на эффективную политическую социализацию.
* Преподаватель кафедры гуманитарных дисциплин Оренбургского государственного института менеджмента.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Герасименко
33
В настоящей статье представлены материалы деятельности молодежных общественных объединений на территории Оренбургской области в
период с 2001 г. по 2004 г. Выборочная совокупность составила 684 человека в возрасте 15?29 лет, входящих в молодежные общественные организации г. Оренбурга. Принцип построения ? выборки ? квотный (квотными
признаками послужили групповые интересы), в каждой организации опрашивалось от 32 до 96 человек. В качестве основного метода применялся
опрос, проводимый посредством группового очного анкетирования.
Значимыми ценностями для всех групп оказались семья, достаток и
законность. Дифференциация прослеживается в отношении молодежи к
таким ценностям, как свобода, равенство и собственность. Свобода значима прежде всего для организации «Союз оренбургских студентов» (56%)
при относительно низких показателях у организации РСМ (33%) и организации «Перспектива» (27%). «Равенство» занимает низший уровень
ценностных предпочтений респондентов, однако она также является дифференцирующей для групп.
«Антиценности» (слова-ценности, рейтинг которых равен нулю) выявились у организаций «Союз оренбургских студентов» и «Перспектива».
В роли «антиценности» для организации «Перспектива» выступает собственность, тогда как у организации «Союз оренбургских студентов» рейтинг собственности (27%) выше, чем у организации РСМ (13%). Примечательно, что ценность демократии наиболее значима у преподавателей
(17%), а показатели организации «Союз оренбургских студентов» уступают показателям организации «Перспектива» (13%). Понятия «стабильность» и «безопасность» по значимости для всех респондентов можно
классифицировать как ценности среднего уровня: у организации РСМ соответственно (43% и 40%), у организации «Перспектива» (50% и 47%) и
организации «Союз оренбургских студентов» (50% и 43%).
Суждение ? «главными ценностями государственного строительства
должны стать крепкая семья, сильное государство, уважение к традициям» ? максимально поддерживалось организацией «Перспектива» (47%),
оно содержало частоту таких слов, как «законность», «семья», «достаток»,
«безопасность» и «стабильность». Организации РСМ и «Союз оренбургских студентов» в равной степени придерживаются консервативной направленности (27%), выбирая при этом жизненные ценности: «семья, достаток, порядок» и «законность, семья, стабильность».
Суждение ? «важнейшим приоритетом государства должно стать
обеспечение прав и свобод граждан», предлагающее либеральные ценности, наибольшей популярностью пользовалось у организации «Союз оренбургских студентов» (47%) и организации РСМ (40%), при выборе таких
ценностей, как законность, семья, достаток, свобода, безопасность и права
человека.
Суждение о социал-демократических ценностях ? «государство должно обеспечить равенство стартовых возможностей граждан, создавать условия для экономической, политической и духовной демократии» ? наиболее равномерно распределилось и в среднем представляет собой одну
пятую часть респондентов. Частота слов-ценностей у организации РСМ ?
«законность, семья, достаток, стабильность», у организации «Союз оренбургских студентов» ? «порядок, достаток, свобода, стабильность», у машинистов ? «семья, достаток, стабильность».
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
34
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Националистические суждения ? «коренной этнос должен определять
принципы и правила государственного устройства общественной жизни»
? не поддержал ни один респондент из групп, а праворадикальные ростки наметились среди членов организации «Перспектива», они составили
17% от общего числа респондентов.
Методика семантического наполнения определенных ценностей использовалась для изучения ценностных установок демократии. Демократия и в современных условиях трактуется представителями исследуемых
групп неоднозначно. Ответы на вопросы: «По вашему мнению, что такое
демократия?» и «Нужна ли России демократия?» выявили: во-первых,
различные трактовки респондентами понимание демократии; во-вторых,
расхождение в представлениях об идеалах демократии и практических ее
воплощениях; в-третьих, возможность принятия демократии в России как
политического режима.
Среди респондентов организации РСМ доминирует ценность демократии как свободы ? в первую очередь свободы реализации себя как личности. Эту мысль высказали более половины опрашиваемых: демократия ? это «свобода действий, выбора», «способность людей осуществлять
все желания», «равные права и возможности для всех», «определенное состояние общества и отдельных личностей, где не связаны руки, где есть
возможность раскрыться человеку», «когда у каждого человека есть права и обязанности, которые соблюдаются в равной степени», «сочетание
определенных свобод с определенной долей запретов, иначе свобода переходит в абсурд», «свобода выбора, собственная ответственность за выбор», «свобода выбора ? равные права, равные возможности», «свобода
выбора, ограниченная законом».
20% опрошенных РСМ придерживаются точки зрения, что демократия ? это в первую очередь власть народа. Демократия ? «коллективная
власть, в которой представлены интересы всех прослоек общества», «возможность каждого человека участвовать в управлении», «предоставление
возможности выбирать, активное гражданское общество», «народовластие», «реализация воли народа».
В восприятии организации «Союз оренбургских студентов» ценность
демократии представляется в неразрывной связи двух понятий возможности человека принимать участие в управлении государством и его личной
свободой во всех ее проявлениях. При этом респонденты из числа организации «Союз оренбургских студентов» четко осознают, что российские реалии далеки от западных идеалов и образцов. «Нет у нас никакой демократии, у нас плутократия». «Демократия, как и коммунизм, ? это большое
заблуждение, абсолютный миф. Демократией хотят затушевать ошибки в
управлении. Названия могут быть любыми, но основой могут быть только
семья и нация». У некоторых респондентов возникли трудности с определением демократии или же высказывания носили негативный оттенок.
Лишь небольшая часть в организации «Перспектива» (17%) полагает, что демократия ? это свобода, власть народа, но «в пределах разумного», когда «народ решает, а не чиновники».
Кроме того, при обсуждении проблемы о приемлемости демократии
для российского народа возникал вопрос о соотношении демократии и
«сильной руки» в управлении государством. Здесь интересны высказывания по поводу необходимости в России «демократии» и «сильной руки».
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Герасименко
35
Большинство организации РСМ (90%) полагает, что демократия в
России, приближенная к западным образцам, возможна, но с учетом российской специфики. Непременным условием обеспечения демократизации
в стране, по их мнению, является сильный руководитель страны (77% из
числа респондентов), чтобы создать стабильную систему, функционирующую на основе демократических принципов. При этом напрочь отрицается возможность появления крайнего варианта ? диктатуры.
Позиция организации «Союз оренбургских студентов» по этому вопросу представляет компромисс между силами демократии и авторитаризма. На их взгляд, демократия ? это не единственное условие для успешного развития России, она лишь зона действий сильного главы государства,
который выступает гарантом порядка и стабильности, без него ни о какой
демократии в России не может быть и речи.
Респонденты организации «Перспектива» вообще с сомнением относятся к реализации демократических принципов на российской почве. Для
них единственная возможность «поднять Россию с колен» ? это авторитарный режим, не исключаются и крайние варианты развития событий.
Сильный правитель ? это центральная фигура в политике, которая определяет движение всего государства. Иначе говоря, респонденты выступают за персонифицированную власть.
В социальных представлениях организации «Перспектива» об идеальном политике доминируют качества, относящиеся к категории морали: политик в первую очередь должен быть честным, порядочным, иметь «чистые руки и трезвую голову», верен своему слову, уважать свою страну,
народ. Вторая группа выражает качества, объединенные деятельностной
структурой личности, ? это энергичность, жесткость, дар убеждения, активность, твердость характера, целеустремленность.
Респонденты организации РСМ считают, что наряду с морально-этическими качествами (порядочный, высоконравственный, честный, бескорыстный, ответственный) и направленностью характера и деятельности (решительный, целенаправленный, принципиальный) политик должен обладать
также культурным капиталом (интеллектуальный, образованный, умный) и
рядом профессиональных качеств (профессиональный, дальновидный, грамотный в управлении страной, преданный идеалам прогрессивного общества, иметь организаторские способности, опыт и интерес к своему делу).
«Союз оренбургских студентов» уделяет внимание прежде всего профессионализму и авторитету политиков: масштабность мысли, умение
трезво оценивать ситуацию, профессионализм в управлении, независимость и работоспособность.
Приводя все эти компоненты в единую схему, можно утверждать, что
в области политики и в трудовой сфере у респондентов доминируют одни
и те же ценностные ориентации.
Подытоживая результаты изучения ценностных стратегий исследуемых групп, автор пришел к следующим выводам. Политические ценности
и ценностные ориентации изученных групп образуют три типа политической ментальности. Условно их можно обозначить как коллективистскопатерналистский, индивидуально-либеральный и мозаично-конформистский (промежуточный) типы.
Характеристика выделенных типов политической ментальности требует их рассмотрения не только в ценностном измерении, но и с учетом ког-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
36
нитивных компонентов. Следует отметить, что в России доминирующим
является «транзитарный» (переходный) тип политической культуры, возникший вследствие затянувшегося процесса трансформации. Для него характерно разнообразие в политическом поведении и участии, значительные различия в степени активности между теми или иными социальными
субъектами, отсутствие толерантности и социальной справедливости, высокий уровень конфликтов между политическими субкультурами, глубокая дифференциация социальных слоев, между которыми нарастает напряжение, взаимное отчуждение и неприятие.
Для российской политической культуры исключается возможность
«органической» трансформации, когда преобразовывается система ценностей так, что консервативные элементы бесконфликтно сочетаются с инновационными компонентами, в результате чего в системе происходит
процесс обновления. «Органическая» трансформация возможна тогда, когда есть готовность общества принять смену ценностных приоритетов и
адекватно восполнить последствия данного действия. В России же к социальным изменениям, в частности, в рамках трансформации политической
культуры большинство слоев населения были не подготовлены, поэтому
последствия этих процессов оказались неожиданными.
Формирование институтов гражданского общества относится к одному из определяющих факторов, который направляет развитие трансформации политической культуры к намеченным целям и оптимальным параметрам. Гражданское общество своим появлением и активной
деятельностью разрушает однородный сплав политико-культурной структуры, приводя ее к последующей трансформации, результатом которой
должны стать политическая и правовая культуры.
В.Э. Шунк*
«?НУМУ??ЪВОёМУВ ?В?ЫОЛ?У??МЛВ ФУОУКВМЛ?
?ЫЇВ?МУ·УОёМ?? Н?Н УЪ??КВМЛВ Ф???У?УИ НЫОёЪЫ??
?УТТЛИТНУ?У У·?ВТЪ?? XIX ?ВН?
П
равовая культура общества в теории права понимается как качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в
достигнутом уровне правовой действительности, юридических актов, правосознания общества, а также степени гарантированности государством и
гражданским обществом свобод и прав человека1. В область правовой
культуры входит понятие правового режима, обеспечивающего надлежащий уровень законности и возможности реализации и защиты прав и свобод человека, режима, утверждающего демократию и свободу. О высоком
уровне правовой культуры в обществе свидетельствует наличие надлежащих условий, при которых возможна достойная жизнь, свободное разви* Адъюнкт кафедры государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.
1
См.: Теория государства и права / Под общ. ред. В.К. Бабаева. М., 2001. С. 306.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.Э. Шунк
37
тие и реализация интересов всех членов данного общества. Совершенное
законодательство, лишенное пробелов и противоречий, ? непременный атрибут общества с высоким уровнем правовой культуры. Естественно, что
истинно правовое государство немыслимо без высокого уровня правовой
культуры в обществе.
Сегодня российское общество находится на пути построения правового государства, способного обеспечить реализацию и защиту прав и свобод своих граждан, в первую очередь тех членов общества, которым в силу объективных причин сложно или невозможно самостоятельное
осуществление своих прав и свобод. К такой категории граждан, безусловно, относятся лица, страдающие психическими заболеваниями.
В настоящее время раздается немало критики в адрес законодательства в области психиатрии, а также его реализации на практике. С одной
стороны, законодательство правоприменителям видится либеральным и
демократичным, а с другой ? государство сняло с себя значительную
часть своих функций в данной сфере, переложив их непосредственно на
плечи родственников и опекунов лиц, страдающих психическими расстройствами. Высказываются так же мнения о недостаточности оснований
о недобровольном освидетельствовании данной категории граждан (в гражданском порядке). В этой связи интересно рассмотреть и проанализировать российский исторический опыт XIX в. ? периода, в который собственно происходило активное нормотворчество, регулирующее гражданские
права душевнобольных.
Политическая ситуация в Российской империи XIX в. была весьма
динамична. Особенно она проявилась в период реформ 60?70-х гг.
ХIХ столетия. Основная масса социальных и административных реформ,
проводимых в то время Александром II, кардинальным образом отразилась на правовом статусе человека и, естественно, на законодательстве.
Говоря о частных правах граждан, можно отметить, что уже к середине 60-х гг. XIX в. в законе определилась общая концепция. Суть ее состояла в том, что частная жизнь человека находилась в сфере свободного
усмотрения. Законом разрешалось каждому лицу приобретать имущество, распоряжаться им по своему усмотрению, а также самостоятельно заботиться о своей личности, ограничивая эту свободу только в известных,
конкретно определенных случаях.
Разумеется, свобода частной жизни была небезусловной, она гарантировалась субъекту, обладающему известным физическим и умственным
развитием. Для реализации права личного распоряжения имуществом
требовалась так называемая «зрелость воли», т.е. способность отдавать
себе отчет в собственных действиях, умение понимать свои интересы и выгоды. Такое развитие, как принято было считать, приобреталось само собою с достижением совершеннолетия.
Однако законодатель, предполагая возможность утраты совершеннолетним лицом своих умственных способностей или же обладания душевными расстройствами от рождения, в этих случаях ограничивал таким лицам их дееспособность или вовсе лишал ее.
Вероятно, ограничивая дееспособность душевнобольных лиц, государство исходило исключительно из их интересов и выгод. Кроме того, оно
возлагало на себя обязательства об их личной и имущественной защите.
Здесь имелись в виду случаи, когда владелец имущества по закону был
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
38
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
лишен права лично им распоряжаться, а имущество оставалось без владельца или лица, его заменяющего (например, при отсутствии наследников
и т.п.). Так возникло основание института опеки. Это «есть установленное
государством попечение о личности, об имуществе и о личности таких, которые сами не в состоянии заботиться о себе или о своем имуществе»2.
Следует отметить, что это определение не нашло своего законодательного закрепления в XIX в., однако в правоприменительной практике существовала аналогия в его толковании.
В XIX в. почти во всех европейских странах, как и в России, установление опеки над душевнобольными было предоставлено суду первой инстанции. Над лицами, страдающими сумасшествием от рождения, устанавливалось попечительство, однако слабоумные, не лишенные сознания,
необходимого для самообслуживания, могли лично управлять и распоряжаться своим имуществом. Душевнобольной сохранял все свои права, и
его гражданская правоспособность не ограничивалась. Он утрачивал
лишь дееспособность, которая в моменты просветления сознания (по мнению еще римских юристов) возвращалась к нему в полном объеме.
Ограничивая свободу человека в его частной жизни, государство брало на себя ответственность попечения о его личности и имуществе и возлагало заботу о нем на специально назначаемое для этого лицо ? опекуна, который своими действиями должен был заменять опекаемого.
Следует отметить, что юристы-современники особо выделяли фигуру
и положение опекуна, наделяя его не только специфическим правовым
статусом, но и высокими моральными характеристиками. Так, известный
юрист А.С. Рабинович полагал, что «положение опекуна очень ответственное и требует не только добросовестности и желания принести своими
действиями пользу опекаемому и его имущественным интересам, но и знания тех прав, которые возложены на него для достижения цели опеки. За
свои действия опекун отвечал не только перед опекаемым, но и перед государством, которое в лице опекунского установления могло устранить
опекуна от возложенной на него обязанности»3.
Таким образом, юристы XIX в. закладывали основу доктринального
толкования волеизъявления государства в лице законодателя, а также отражали в своих комментариях не только и не столько правовую суть явления, но и высокие моральные идеи законодателя. Подобные приемы используются в современном отечественном нормотворчестве (например, в
семейном праве).
Цель опеки над душевнобольным заключалась в заботе о личности
или имуществе опекаемого, она устанавливалась только исходя из этих
интересов. Опеку следует отличать от такого института права, как управление имуществом в интересах третьих лиц.
Изучение законодательства указанного периода показывает, что общие правила опеки, изложенные главным образом по поводу «опеки в порядке семейном», т.е. над несовершеннолетними, распространялись на все
2
3
Рабинович А.С. Опека и попечительство по действующему русскому законодательству. М., 1913. С. 1.
Там же. С. 1?2. См. также: Солонимский Л.З. Умственное расстройство и его значение в праве гражданском и уголовном. СПб., 1879.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.Э. Шунк
39
виды опеки и регулировали правовой статус опекунов, опекаемого лица и
его имущества, какова бы ни была причина учреждения опеки. Нормативные акты, относящиеся к этому институту, принадлежали к различным эпохам, не были систематизированы, а были рассеяны в многотомном Своде законов Российской империи.
Как отмечали юристы-практики того времени, огромное количество
дел, предметом которых была опека, регулировались не позитивным правом, а обычным. Это касалось прежде всего крестьянского сословия, так
как у него фактически отсутствовала возможность доступа к нормативной
базе государства.
В описываемый период опека стала государственным (публичным)
институтом. Причина этого кроется в том, что отечественная юридическая
наука второй половины XIX в. начинает закладывать четкое содержание
понятий правоспособности и дееспособности личности, которые во многом
сохранились до сегодняшнего времени в отечественной теории права, а
некоторые определения дошли до нас практически неизмененными.
Так, правоспособностью считалась «способность лица быть субъектом прав и обязанностей, т.е. иметь и приобретать права»4. Причем данной способностью после отмены крепостного права в России стали обладать все люди от рождения. В дореформенный же период право
рассматривало крепостных как имущество, связанное с земельным участком и составляющее его принадлежность. Правоспособность признавалась за каждым человеком с момента рождения и до смерти. Тем не менее между этими двумя моментами законодатель предусматривал ряд
возможностей ограничения либо полного прекращения (например, лишение всех прав по приговору суда или пострижение в монашество и т.п.).
От правоспособности физических лиц отличалась дееспособность как
«способность к действиям, имеющим юридические последствия»5. Такими
последствиями признавались возникновение, переход или прекращение
права по воле данного лица.
Однако следует отметить, что в русском законодательстве того периода не было фактического закрепления данных понятий, хотя юридической
науке они были известны. Исходя из определенных норм закона цивилистам удавалось разграничить данные понятия. Встречались анахронические примеры частичного ограничения правоспособности по определенным признакам (например, национальность, сословный признак,
вероисповедание, род занятий и т.п.). Дать исчерпывающий перечень обстоятельств, влияющих на правоспособность лица, затруднялись даже
юристы-современники вследствие полного отсутствия систематизации постановлений в Своде законов Российской империи по данному вопросу.
Итак, законодательству ХIХ в. были известны различные виды опеки
и попечительства, среди которых ? и опека над душевнобольными.
Государственная опека обыкновенно выражалась в том, что к опекаемому или к его имуществу назначалось особое лицо, которому поручалось
управлять имуществом опекаемого или заботиться о его личности, или и
то и другое вместе.
4
5
Рабинович А.С. Указ. соч. С. 3.
Там же. С. 5.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
40
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Законодатель предусматривал случаи, когда опекаемое лицо могло
действовать вполне самостоятельно и только в известных случаях должно
было испрашивать разрешения опекуна на совершение сделок. В отношении же душевнобольных законодатель полностью ограничивал их гражданскую дееспособность.
В указанный период превалировали правила об опеке и попечительстве, учреждаемых над личностью и имуществом несовершеннолетних
лиц, ? как центральная позиция законодательства об опеке и попечительстве. Поэтому исходя из общего положения необходимо было во всех случаях учреждения опеки и попечительства над душевнобольными применять аналогию с законами об опеке по несовершеннолетним. Само собой
разумеется, что когда опека носит характер секвестра, аналогия не должна иметь места, так как по существу это уже не является опекой.
Законодательству XIX в. была известна градация душевнобольных на
«безумных», т.е. лиц, страдающих душевным расстройством с рождения,
и «сумасшедших», т.е. лиц, душевное расстройство которых было приобретенным в процессе жизнедеятельности. Говоря о последней категории,
законодатель акцентировал внимание на том, что заболевание сумасшедших «может наносить обоюдный вред обществу и им самим и потому требует особенного за ними надзора»6. Неясно, почему законодатель обратил
внимание только на «сумасшедших», оговаривая необходимость специального надзора за ними, хотя фактически такому надзору на практике подвергались обе категории душевнобольных. Не понятен смысл такого деления, так как устанавливались общие правовые последствия для лиц,
страдающих психическими расстройствами, вне зависимости от причин и
времени происхождения психического заболевания данного лица. Кроме
того, следует также отметить, что и вышеприведенная категоризация была весьма условной, законодатель сам далеко не всегда четко ее придерживался.
Интересно, что законодатель традиционно (с петровских времен) не
считал смягчающим обстоятельством при совершении преступления «помутнение рассудка» под влиянием алкоголя. «Под слабоумием закон понимает такие прирожденные или случайные недостатки умственных способностей, которые произошли независимо от страждущего ими лица и к
которым причиняемое излишним употреблением горячих напитков помрачение ума ни в коем случае не может быть причисляемо» (п. 4. ст. 134
Уложения о наказаниях, решение Уголовного кассационного департамента 1870 г. № 918).
Любой семье, в которой находилось душевнобольное лицо, предписывалось сообщать об этом местным органам власти, после чего его обязательно подвергали освидетельствованию, порядок которого был весьма усложнен требованиями многочисленных нормативных предписаний,
регулирующих данный процесс.
В примечании к статье 367 Свода законов Российской империи говорилось о том, что безумные и сумасшедшие, не совершившие преступления и проходящие лечение в специализированных частных клиниках, могут быть освидетельствованы в общем установленном порядке только по
требованию их родственников, опекунов, попечителей или наследников.
6
Свод законов Российской империи. Т. X. № 365, 366.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.Э. Шунк
41
Запрещалось содержание неосвидетельствованных лиц в данных клиниках. В случае, если таковые попадали в них, то руководству частной лечебницы следовало немедленно сообщать о данном факте «местному медицинскому начальству», которое представляло об этом губернатору7.
Затем освидетельствование проходило в общем порядке. Как правило,
процедура освидетельствования зависела от следующих основных факторов: происхождения лица, его подданства и его места жительства и т.п.
Законодатель в течение более чем пятидесяти лет вырабатывал относительно общие правила, касающиеся освидетельствования душевнобольных. К 1869 г. правила были более или менее унифицированы и содержались в статьях 368, 371 и 372 Свода законов Российской империи. При
освидетельствовании обязательным было присутствие председателя или
товарища председателя Окружного суда, или одного из членов Окружного суда, прокурора, или товарища данного суда и одного почетного мирового судьи, проживающего в этом городе. Законодателем предусматривалась вариация указанных правил в зависимости от места проведения
освидетельствования, т.е. в случае отсутствия кого-либо из указанных чиновников возможно было участие лиц, их заменяющих (например, почетного мирового судьи, членов городских дум и т.д.).
Указанные правила видятся вполне логичными, особенно в русле глубокой реорганизации государственных органов, проводимой в 60-е годы
XIX в., в частности судебной реформы. Отсюда совершенно естественным
было введение в процесс освидетельствования на предмет душевной болезни граждан мировых судей как основных представителей центральной
правозащитной инстанции ? суда, в ведении которых были гражданские
дела. Фигура прокурора в данном случае была вполне уместной как представителя надзорной инстанции, в том числе и за судами.
Таким образом, посредством введения в процесс признания человека
душевнобольным представителей состязательных сторон при принятии
этого решения, законодатель максимально обеспечивал защиту прав граждан, придавая данному процессу принцип беспристрастности.
Для упрощения данной процедуры Государственный совет в 1871 г.
разрешает проводить освидетельствование на предмет душевного расстройства в окружных судах и без участия врачебного инспектора или его
помощника, а в присутствии двух врачей, назначаемых врачебным отделением губернского правления. Суду в этом случае предоставлялось право как по собственной инициативе, так и по просьбе заинтересованной
стороны приглашать к участию в освидетельствовании еще и третьего
врача для осуществления альтернативного контроля за объективностью
заключения8.
В процедуре освидетельствования, помимо всего прочего, удивляет
один момент: освидетельствование в принципе проводилось без обязательного участия основного по сути специалиста ? психиатра. Таким образом,
решать вопрос о вменяемости предоставлялось административным и судебным органам. Возникает вопрос: насколько компетентным могло быть
такое заключение?
Первый этап процедуры освидетельствования лиц с подозрением на
психическое расстройство заключался в строгом рассмотрении определен7
8
ПСЗ II. Т. XXXVI. № 36886.
ПСЗ II. Т. XLVI. № 49362.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
42
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
ной комиссией ответов на предложенные вопросы, касающиеся повседневной жизни данного лица. После чего материал по освидетельствованию
направлялся в Правительственный Сенат для принятия окончательного
решения о психическом состоянии лица и необходимости (либо отсутствие
таковой) установления опеки над лицом. Любое решение опубликовывалось в Сенатских объявлениях9.
Некоторые дореволюционные юристы считали такой «узкий» подход
непосредственно к процедуре освидетельствования изжившим себя в том
смысле, что законодатель, ограничивая данную процедуру несколькими
бытовыми вопросами, отождествлял душевное расстройство с состояниями, в которых очевидно, что человек не способен к элементарным психическим реакциям. Но следовало бы учитывать, что такие состояния были
неповсеместны в данных ситуациях.
Процедура освидетельствования душевнобольных и установления над
ними опеки была не только сложной, но и весьма медленной. Этот проблемный момент приводил к тому, что закон не достигал своей конечной
цели ? защитить и обеспечить права указанной категории лиц. Нередко
случалось, что люди признавались «душевнобольными» после многих лет
страданий и подобное признание успевало принести «свои плоды» в области имущественных отношений.
Не вполне логичным видится обязанность Сената о вынесении окончательного заключения о вменяемости либо невменяемости лица. Данная
формальная процедура являлась по существу заочным освидетельствованием, основывающимся всего лишь на документально зафиксированных
ответах на вопросы анкеты, выполненной в соответствии с установленными правилами. А это замедляло процесс принятия окончательного решения по делу. Подобный существенный нюанс провоцировал частые злоупотребления со стороны потенциальных опекунов (как правило, будущих
наследников).
Лиц, окончательно признанных душевнобольными, либо отдавали под
присмотр родственников, либо (если родных не оказывалось или они отказывались присматривать) помещали в специализированные заведения10.
Имущество лиц, признанных душевнобольными, передавалось в управление наследникам. При этом оговаривались следующие моменты: запрещалось продавать, закладывать имущество при жизни владельца; налагалась обязанность сохранять доходы, полученные от успешного
управления имуществом11. Законодатель дополнительно оговаривал требование отчетов от попечителей об управлении имуществом и предполагал возможность установления награды за осуществление опеки над личностью и имуществом «душевнобольных», отсылая к правилам опеки над
имуществом малолетних12.
Условно можно выделить несколько направлений, по которым осуществлялось ограничение личных прав душевнобольных.
1. Семейные права. Запрещалось вступать в брак с «безумными и сумасшедшими», не признавались действительными брачные отношения, со9
10
11
12
Свод законов Российской империи. Т. X. № 342. (ПСЗ II. Т. XII. № 10303).
ПСЗ I. Т. XXXIII. № 25876; ПСЗ II. Т. XII. № 10303; Свод законов Российской империи. Т. X. № 375.
ПСЗ II. Т. XII. № 10303; Свод законов Российской империи. Т. X. № 376.
Свод законов Российской империи. Т. X. № 377.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.Э. Шунк
43
вершенные с данной категорией лиц13. Отдельной нормой законодатель
оговаривал невозможность заключения брака с душевнобольными для
лиц «евангелическо-лютеранского исповедания»14. Брак расторгался по
просьбе одной из сторон, если будет доказано, что вторая сторона «лишилась ума или имеет припадки бешенства»15. В данном случае сторона,
требующая развода, обязывалась предварительно обеспечить содержание
другой стороны, если она не обладала имуществом, достаточным для самостоятельного содержания.
2. Определенные ограничения, касающиеся наследственных прав. Все
духовные завещания должны были составляться в «здравом уме и светлой памяти»16. Таким образом, признавались недействительными завещания «безумных, сумасшедших и умалишенных, когда они составлены ими
во время помешательства»17. Интересно, что свидетели, удостоверяющие
подлинность завещания, должны были также свидетельствовать о том, что
в момент составления лицом завещания они «нашли его в здравом уме и
светлой памяти»18. Однако следует отметить, что лица, «имеющие умственные недостатки», т.е. «безумные», не лишались права наследования19. Но в
таком случае выражение согласия или отказа от вступления в наследство
возлагалось на опекуна, назначенного за душевнобольным лицом20.
3. Ограничения права на распоряжение имуществом. Право пользования и распоряжения имуществом приостанавливалось в связи с «душевными недугами», иными словами, приостанавливалось «право состояния»21.
4. Ограничения, касающиеся договорных и обязательственных прав.
Запрещалось совершать от имени «безумных и сумасшедших» любые
сделки, а именно: купли-продажи, займа, поклажи, залога. Прием имущества на хранение, совершенный душевнобольным лицом, также признавался недействительным22. Соответственно данные лица не могли выступать свидетелями при совершении гражданских сделок, так как сами не
могли по закону совершать таковые23. Они также не могли свидетельствовать при совершении нотариально заверяемых гражданских актов24. Действие доверенности прекращалось признанием доверителя или поверенного «безумным или сумасшедшим»25.
5. Ограничение участия данной категории в судебном процессе. По
усмотрению судьи или по просьбе тяжущихся не допускались к свидетельству «безумные и сумасшедшие», к свидетельству под присягою ? «слабоумные, не понимающие святости присяги». Состоящие под опекою не могли быть поверенными в суде. Запрещалось участие лиц, «лишенных
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
Свод законов Российской империи. Т. X. № 5, 37.
Там же. Т. XI. № 318.
Там же. № 373.
Там же. Т. X. № 1016.
Там же. № 1017.
Там же. № 1050.
Там же. № 1106.
Там же. № 1257.
Там же. Т. IX. № 7.
Там же. Т. X. № 708 (приложение), 1383, 1627, 2101, 2102.
Там же. № 708 (приложение).
Положение о нотариальной части. Ст. 81.
Свод законов Российской империи. Т. X. № 2330.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
44
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
рассудка», в качестве присяжных заседателей26. Ответчиками в суде за
данную категорию лиц по любым вопросам (по исковым тяжбам, по делам о вреде или убыткам, причиненным душевнобольными, и т.п.) выступали их законные опекуны27.
Интересно, что законодатель во второй половине XIX в. сформировал,
по сути, нормативный институт обеспечения прав лиц, состоявших на государственной службе, подвергшихся психическому расстройству, а также членов их семей. Это отдельный блок норм, регулировавший особые
права данной категории лиц и их семей. В основном законодатель относительно госслужащих, «подвергшихся сумасшествию», устанавливал правила льготного выхода на пенсию (например, время нахождения в «доме
умалишенных» засчитывалось в выслугу лет для назначения пенсии28), устанавливались размеры их пенсионного обеспечения, основания и порядок
выплаты единовременных пособий и пенсий членам семей таких чиновников. Государство брало на себя полное либо частичное, временное или постоянное материальное содержание душевнобольных чиновников, тем самым в очередной раз выделяя слуг государевых в качестве
привилегированного класса в обществе.
Исходя из вышесказанного следует, что «душевная болезнь» или «временное нарушение психического здоровья» согласно русскому дореволюционному законодательству делали человека неспособным к некоторым
видам сделок, даже в тех случаях, когда это состояние не было установлено в официальном порядке как, например, признание брака с душевнобольным недействительным или удостоверение подлинности завещания.
В остальных случаях для признания сделок, совершаемых «душевнобольными», недействительными необходимо было удостоверение их болезненного состояния в установленном законом порядке.
Больше всего в законе содержалось постановлений об опеке и попечительстве над несовершеннолетними, которые являлись и недостаточными,
и зачастую между собою совершенно не связанными. В связи с этим опека над лицами, страдающими психическими расстройствами, была построена по аналогии опеки над малолетними. Опекун в полной мере заменял собой опекаемого во всех случаях, когда необходимо было волеизъявление больного ? участие в суде в качестве истца или ответчика,
выражение согласия или отказ от вступления в наследство и т.п.
Опекунское дело находилось в руках целого ряда административных
и судебных учреждений, порой совершенно между собою не связанных: и
губернатор, и дворянские депутатские собрания, и мещанские общества,
и Первый департамент Сената, и судебный департамент Сената, и гражданский кассационный департамент Сената, и Синод, духовные консистории всех христианских вероисповеданий, и крестьянские учреждения и т.д.
В силу поверхностности непосредственной процедуры освидетельствования и длительности принятия окончательного решения в Сенате возникала возможность злоупотреблений со стороны заинтересованных лиц, как
26
27
28
Общее Учреждение Судебных Уставов. Ст. 82; Устав Гражданского судопроизводства. Ст.ст. 45, 84, 246, 371; Устав Уголовного судопроизводства. Ст.ст. 83, 95, 704,
706.
Устав Гражданского судопроизводства. Ст. 19; Закон о Судопроизводстве гражданском. Т. XVI. Ч. II. Ст. 34; Свод законов Российской империи. Т. X. № 654, 686.
Свод законов Российской империи. Т. III. № 84.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.Э. Шунк
45
правило, со стороны прямых наследников имущества, так как помещение
кого-либо в сумасшедший дом, равно как и начало производства по установлению опеки, не подлежало контролю со стороны представительной
власти и предоставлялось на полное усмотрение родственников29. Учитывая тот факт, что законодатель не обязывал присутствовать при освидетельствовании психиатров, заключение не всегда могло носить вполне
компетентный характер. Особо это касалось неоднозначных случаев душевных расстройств.
При выздоровлении лица проводилось повторное освидетельствование
также по общим правилам. Решение Сената о полном выздоровлении лица влекло за собой восстановление полной дееспособности лица и, естественно, освобождало его и его имущество от опеки.
Кроме того, существовала определенная категоризация душевнобольных по классовым, национальным, имущественным, должностным критериям, территориальной принадлежности. Данные аспекты, в частности,
влияли на специфику проведения освидетельствования на предмет определения душевной болезни, а также еще на целый ряд моментов, касающихся правового статуса данной категории людей.
Законодательство в XIX в. представляется достаточно прогрессивным для душевнобольных, оно стало более гуманным и менее сословным
по своему назначению. Происходил процесс обращения общества к жизненным проблемам душевнобольных граждан, что говорило о социализации законодательства того времени. Развивалась тенденция защиты и
обеспечения непосредственно прав и интересов душевнобольных, а не ограждения общества от «посягательств» с их стороны. Это выражалось и
в повышенном интересе законодателя к призрению лиц, страдающих психическими расстройствами.
29
См.: Штейнберг. Случай из жизни дома умалишенных в Могилеве // Судебный
вестник. 1870. № 318. С. 1?14.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА, ВЛАСТЬ,
ГОСУДАРСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО
А.П. Плешаков*
????У??? НЫОёЪЫ?? Л ТЪ?МУ?ОВМЛВ МУ?УИ ?УТТЛИТНУИ
?УТЫ???ТЪ?ВММУТЪЛ
Одним из действенных факторов, ускоряющих процесс становления и
формирования социально-правовой государственности в нашей стране, является правовая культура. Данный феномен представляет собой сложное
структурированное понятие, которое применяется и к личности, и к отдельным профессиональным группам, социальным слоям, к государственным и общественным органам и учреждениям. В состав правовой культуры входят компоненты, связанные с политикой, правом и обеспечивающие
правовое регулирование в государстве и правовое поведение граждан.
В этом смысле правовая культура связывает воедино общество, государство и личность.
Чтобы уяснить степень воздействия правовой культуры на процесс
становления новой российской государственности, необходимо понять правовую культуру как социальный феномен, систему тех связей и отношений, в которую он вписан. На первый взгляд правовая культура
полностью относится к юриспруденции. Однако при более глубоком проникновении в ее содержание оказывается, что это поверхностный, односторонний подход. Итак, что же такое правовая культура?
Естественно, что среди ученых нет единства мнений на этот счет. Правовая культура как относительно самостоятельное явление занимает особое место в социокультурном пространстве общества. Ее исследованию в
научной литературе уделяется значительное внимание1.
Основные параметры правовой культуры в обществе задаются фундаментальными характеристиками общей культуры, частью которой она
выступает. Опираясь на результаты имеющихся исследований правовой
культуры, ее можно охарактеризовать как степень овладения правом в
действии: как самосознание, ответственность в реализации права; как
творческую ориентацию на общечеловеческие ценности и нормы, а также
особенности национальной культуры в противоречивых правовых ситуациях, предполагающую в своем высшем проявлении интуитивное правовое
поведение, участие в правотворчестве.
Какую же роль играет правовая культура в жизни общества?
Для понимания сущности правовой культуры очень важно разобраться в таких социальных явлениях, как право, правовое пространство, пра* Профессор кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России, доктор социологических наук.
1 См.: Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры // Правовая культура и вопросы правового воспитания. М., 1974.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Плешаков
47
восознание, правовое поведение и т.д., в силу чего правовая культура становится реальным инструментом социальных, политических и экономических преобразований, оказывающих существенное влияние на формирование правовой системы государства.
Посредством правовой культуры достигается общесоциальный прогресс. С одной стороны, он связан с созданием собственно правовых ценностей, которые обогащают личность (например, институты обеспечения
прав человека, способы и средства разрешения социальных конфликтов),
а с другой ? с предоставлением обществу необходимых правовых условий
для спокойного и упорядоченного развития.
Правовая культура способствует также созданию благоприятной общественной среды, исключающей насилие, произвол, антиобщественное и
противоправное поведение. Она является хранителем юридических ценностей, накопленных человечеством. Поэтому бережное отношение к правовой культуре ? одно из условий социального прогресса, она нуждается
в защите и охране не меньше, чем традиционные культурные ценности.
Правовая культура ? едва ли не единственная глобальная форма воспроизведения ценностей и своеобразия национальных правовых феноменов ? государственности, правопорядка, правовой системы.
Правовая культура функционирует во взаимодействии с другими сферами культуры ? политической, нравственной (этической), эстетической,
религиозной и т.д. При этом она полностью не совпадает ни с одним из
видов культуры (в том числе и политической), создавая своеобразное, уникальное сочетание материальных и духовных компонентов.
Вместе с тем представляется, что взаимодействие правовой и политической культур является особо значимым. Здесь есть определенные точки
соприкосновения, так как деятельность государства, субъектов политических властеотношений входит в сферу правовых отношений. Это, однако,
не меняет природы этих отношений, не поглощает и не исчерпывает их полностью политическими закономерностями, так как право ? особая форма
духовного творчества народа, подчиняющаяся своим собственным закономерностям.
В связи с этим следует особо подчеркнуть важность взаимодействия и
взаимообслуживания элементов правовой и политической культур, ибо
обеспечить социально адекватное и законопослушное поведение личности
в условиях демократического государства можно лишь через политическое
и правовое сознание одновременно.
Говоря о взаимосвязи правовой культуры и правосознания, можно
сделать следующие выводы:
? во-первых, правовая культура общества ? более широкое и «качественно насыщенное» явление, чем общественное правосознание. Она охватывает всю правовую жизнь общества, весь механизм функционирования права как института социального контроля;
? во-вторых, правовая культура ориентирована на личность, оценку
ее самосознания, развитость взглядов, представлений, убеждений, настроений, чувств человека относительно правовой жизни в их неразрывной
связи с его собственной правовой жизнью. Другими словами, на уровне
личности правовая культура ? это единство правовых знаний, оценок и
мотивации поведения;
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
48
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
? в-третьих, состояние и развитие правосознания во многом обусловлено уровнем совершенства правовой культуры как общества, так и личностей. Она концентрирует в себе мощный духовно-нравственный потенциал социализации норм и правил общественных отношений;
? в-четвертых, правовая культура испытывает на себе воздействие
других разновидностей духовной культуры, прежде всего обслуживающих
иные нормативные системы социального контроля (мораль, религия);
? в-пятых, правовая культура тесно связана с политической культурой, состоянием правовой жизни общества, а также правовой информацией, включая международную.
Крайне важно, чтобы деятели властных структур, особенно тех, которые уполномочены на правотворчество, обладали не только элементарным правосознанием, но и ценностями и императивами правовой
культуры.
В наше время стало очевидным, что никакая политическая сила не в
состоянии на длительное время навязать людям нормативно-ценностные
императивы, чуждые их подлинным социальным устремлениям и интересам. Только политико-экономический рационализм может адекватно отразить назревшие потребности практики и переложить их в систему норм
поведения и взаимных отношений, отвечающих интересам народа. В связи
с этим весьма убедительно звучит тезис немецкого юриста и социолога
Майхофера о том, что материя, которую законодатель подвергает правовому урегулированию, не простая аморфная естественная материя, а «социальная материя»2.
С помощью понятия «социальная материя» Майхофер стремится подчеркнуть, по крайней мере, два принципиальных положения, имеющих важное значение.
1. Объект или источник правообразования нельзя сводить лишь к обусловленности права извне. Правовая идея не может быть привнесена в
реальные жизненные отношения и ситуации извне, она изначально в них
заложена. Следовательно, не абстрактная экономическая необходимость
непосредственно предопределяет содержание новых правовых норм, а обусловленная ею логика развития социальных отношений.
2. Майхофер через понятие «социальная материя» утверждает, что в
рамках подлежащих нормативно-правовому урегулированию общественных отношений бытие и сознание переплетаются, что между объективным
и субъективным на уровне бытия человека в мире существует диалектическое единство. Поэтому ни структура, ни оценка людьми жизненных потребностей и ситуаций не могут быть привнесены в них извне.
В подтверждение своих мыслей Майхофер использует весьма образную метафору, отмечая, что законодатель не может вдохнуть жизнь в некоего Давида, запрятанного в глыбе мрамора, скорее он, подобно Микеланджело, должен высвободить его из этой глыбы3.
Правовое воспитание россиян предполагает не только целенаправленное освоение ими правовой культуры и конкретных нормативно-ценностных императивов отечественной государственности, но и понимание обще2
3
См.: Maihofer W. Die Natur der Sache. Die ontologisehe Begrundung des Rechts.
Stutgard, 1965. S. 58?59.
Jbid.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Плешаков
49
человеческих ценностей других форм социального контроля. Иными словами, правовая жизнь не должна быть обособленной, изолированной от
нравственной, политической и религиозной жизни людей.
Правовая культура общества взаимосвязана с внешними по отношению к ней системами. Нет сомнений в том, что функционирование правовой
культуры общества детерминировано в конечном счете системой социальноэкономических отношений. Эта детерминация правовой культуры общества
вызывает к жизни такую ее функцию, как правовое обеспечение процесса
становления новой российской государственности.
Содержание указанной функции изменяется по мере усложнения задач на том или ином этапе реформирования общества. Реализовываться
эта функция может по-разному, в том числе благодаря формированию у
населения правовых знаний, привычек и т.д., обеспечивающих их правомерное, социально-активное поведение в правовой сфере. Здесь важна выработка навыков правовой деятельности и граждан, и общества, ва??но
реформирование всей правовой системы. На наш взгляд, это одна из основных функций правовой культуры общества на сегодняшний день. Из
нее вытекают и другие функции правовой культуры: освоение и преобразование правовой реальности (познавательно-преобразовательная); ценностно-нормативная; правовоспитательная; коммуникативная.
Таким образом, правовая культура выражает социальную связь и
взаимодействие человека, государства и общества, и в этом качестве такая оценка выступает как ее социологическая характеристика. Правовая
культура, по существу, является выражением формы, содержания и функций правового государства. Но в данном случае это лишь гипотетическая,
теоретическая модель, а в реальной жизни все гораздо сложнее. Что же
сегодня представляет из себя государственность, в основе которой должна
находиться правовая культура?
Термин «государственность», как известно, употребляется в литературе в различных смыслах: а) как синоним государства вообще; б) государства того или иного типа (по формационному признаку); в) для обозначения какого-либо этапа в развитии государства данного исторического
типа; г) для характеристики системы (механизма) власти господствующего
класса или политической организации общества; д) для обозначения системы органов государства ? государственного аппарата; е) при объединении в определенные группы (системы) наиболее существенных черт или
признаков государства (например, тоталитарного, демократического)4.
Автор использует здесь понятие «государственность» в качестве совокупности (системы) базовых, системообразующих черт, признаков, нормативно-ценностных атрибутов (императивов) современного, конституционно
учрежденного в 1993 г. российского демократического, правового, социального государства.
Под нормативно-ценностными императивами государственности имеются в виду положения, представленные в Основном Законе страны и потому имеющие высшую нормативно-правовую силу. А поскольку они содержатся именно в Конституции, принятой на общероссийском референдуме, и, следовательно, выражают коренные интересы и волю россиян, то
им изначально присущ ценностный характер.
4
См.: Гулиев В.Е. Государственность // БСЭ: В 30 т. М., 1972. Т. 7. С. 162.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
50
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Термин «императив» используется в кантовском понимании как повеление, требование, закон, общезначимое предписание, выражающее интересы и волю государственно организованного народа.
Конституционные положения позволяют выделить следующие нормативно-ценностные императивы новой российской государственности: приоритет прав и свобод человека и гражданина; суверенитет и территориальная целостность страны; народовластие; разделение властей; федерализм; экономический либерализм; законность5.
Иначе говоря, речь идет об учреждении современной, отвечающей
долговременным интересам россиян политико-правовой формы самоорганизации общества на основе договора народа с государством, который получил свое оформление в Конституции РФ.
Как справедливо отмечают известные ученые-правоведы, «пришла пора преодолеть традиционное противопоставление государства и общества
как некую извечную дихотомию. Современное государство, в том числе и
российское, представляет собой публичновластным образом организованный народ»6. Народ, который трансформируется в государство, становится вследствие этого всеобщей организацией, или государственно организованным обществом, политическим союзом7.
Новое государство главной целью своей политики провозгласило создание условий для обеспечения достойной жизни и свободного развития
человека (ст. 7 Конституции РФ). Права и свободы человека и гражданина, механизмы их реализации и защиты конституированы на уровне мировых стандартов.
После закрепления в Конституции РФ положения о России как демократическом, правовом и социальном государстве было опубликовано немало работ, касающихся различных аспектов этого сложного и многообразного социально-политического института8. Следует отметить, что идея
общества с демократической, правовой и социально ориентированной государственностью представляет собой историческое достижение мировой
социально-политической мысли. Она получила свое воплощение в жизнедеятельности многих развитых стран и успешно выдержала проверку
практикой.
5
6
7
8
Подробнее об этом см.: Плешаков А.П. Нормативно-ценностные императивы современной российской государственности // Правовая политика и правовая
жизнь. 2005. № 1. С. 17?26.
Мамут Л.С. Государство как публичновластным образом организованный народ // Журнал российского права. 2000. № 3. С. 88.
Там же. С. 94.
См., например: Авцинова Г.И. Социально-правовое государство: сущность, особенности становления // Социально-гуманитарные знания. 2000. № 3.
С. 90?104; Гончаров П.К. Социальное государство: сущность, мировой опыт,
российская модель // Социально-гуманитарные знания. 2000. № 3. С. 18?36;
Дзодзиев В. Проблемы становления демократического государства в России.
М., 1996; Милецкий В.П. Российская модернизация: предпосылки и перспективы эволюции социального государства. СПб., 1997; Соколов А.И. Правовое государство: от идеи до ее материализации. Калининград, 2002; Торлопов В.А. Социальное государство в России: идеалы, реалии, перспективы. СПб., 1999;
Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права // Государство и
право. 2001. № 7. С. 5?14.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Плешаков
51
Россия же конституционно провозгласила себя демократическим, правовым и социальным государством в условиях незавершенного процесса
формирования гражданского общества. Это существенно осложняет, но
вовсе не дезавуирует реализацию его конструктивных потенций.
Ключевую роль в реализации этого потенциала призваны сыграть
структуры народовластия, прежде всего его государственная составляющая. Сильная, компетентная, ответственная, опирающаяся на закон
власть ? главный фактор мобилизации и координации созидательных усилий всех слоев общества.
От государственной политики требуется научно обоснованный системный подход к нормативно-ценностным императивам социально-правовой
государственности с учетом системы внешних связей в условиях геополитической ситуации и глобализации в современном мире.
Сегодня особое значение приобретает активизация человеческого фактора, осознание россиянами своих гражданских прав и обязанностей, социальной ответственности за судьбы своей страны. В этой связи на одно
из главных мест среди форм общественного сознания выдвигается правосознание как составная часть правовой культуры и как основа гражданственности россиян.
Минуло более двадцати лет с момента начала перестройки, «запустившей» процесс радикальных политических, экономических, социальных
изменений в нашей стране. Российское общество и государство продолжают трудный, полный драматических поворотов и событий поиск стратегических смыслов и форм политических отношений. Коллапс и последовавший за ним развал Советского Союза, ставшие возможными вследствие
социальной неэффективности советского государства, подвигли новую элиту к проведению стратегии и политики, в основе которых преобладали
принципы либеральной демократии.
Как показывают многочисленные социологические исследования, проведенные в различных регионах страны, население в массе своей отрицательно относится к результатам проводимых реформ, что свидетельствует о
неэффективности социально-экономической политики, проводимой Правительством РФ. Отсюда ? и негативное отношение граждан к политической
системе современного российского общества. Число респондентов, которые
не доверяют ни одному из институтов политической системы, составило в
середине 2005 г. почти четверть дееспособных граждан страны9.
Весьма низка вовлеченность граждан в политическую жизнь страны.
Граждане считают, что власть заботится только о богатых и абсолютно не
интересуется жизнью простых людей. Это в определенной степени свидетельствует о развитии в стране кризиса демократических институтов управления Российского государства. Поэтому можно сделать вывод о том,
что вряд ли считается социально эффективной деятельность Российского
государства.
Справедливости ради надо отметить, что в последние годы наблюдается поворот государства к социальной политике. Так, в конце 2005 г. правительство объявило о реализации четырёх национальных проектов, которые должны совершить прорыв в медицине, образовании, строительстве
9
Подробнее об этом см.: Левашов В.К. Гражданское общество и демократическое
государство в России // Социс. 2006. № 1. С. 9?10.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
52
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
доступного жилья и сельском хозяйстве. Только в 2006 г. из бюджета страны на них было выделено около 200 млрд рублей.
Определенные результаты уже есть, однако сделано самое простое.
Поэтому подводить итоги реализации нацпроектов пока преждевременно.
Хотя, если не будет положительных изменений, россиян постигнет разочарование. Осенью 2006 г. Всероссийский центр изучения общественного
мнения провел опрос «Национальные проекты: год спустя». Выяснилось,
что если в мае улучшение ситуации в жилищной сфере отмечали 36 процентов опрошенных, то в августе ? всего 17 процентов. Положительных
оценок стало меньше и в вопросах о здравоохранении (снижение с 48 до
35 процентов), и об образовании (с 47 до 31 процента), и о сельском хозяйстве (с 36 до 19 процентов)10.
Таким образом, современное Российское государство пока не сумело
создать достойный уровень и качество жизни россиян, обеспечить безопасность граждан, снизить уровень преступности, преодолеть алкоголизм,
наркоманию и т.д. Все это свидетельствует о том, что приведенные социальные характеристики современного Российского государства имеют в
большей степени гипотетический характер, что оно демократическим, правовым и социальным как таковым ещё не является, а находится лишь в
стадии становления. Для полной реализации всех качеств такого государства необходимо определенное историческое время.
Это возможно только тогда, когда государство будет принимать энергичные меры по совершенствованию своей организации и деятельности,
полному воплощению в жизнь главных функций власти и управления, что
предполагает развитие правовой и политической культуры всего населения, а также рост его активности, заинтересованного участия во всех государственных и общественных делах.
Данный процесс может быть эффективным только с упрочением правовых основ всей жизни общества, населения, с повышением уровня правовой культуры. Правовая культура ? один из решающих факторов становления современного Российского государства.
Для России проблема формирования правовой культуры граждан,
отвечающей духу времени и происходящих перемен, основанной на законе, является первостепенной. Эта проблема становится наиболее острой в
период общественной трансформации, когда объективно происходит разрушение многих институциональных и нормативных образцов, меняются
ценности, цели и допустимые средства реализации социальных потребностей, когда в обществе устанавливаются новые правила правового взаимодействия.
Основными направлениями роста уровня правовой культуры населения сегодня, на наш взгляд, выступают следующие: совершенствование
правовой основы жизнедеятельности государства и общества; демократизация работы органов власти и управления и в первую очередь ? правоохранительных органов; осуществление правовой и судебной реформ; совершенствование правоприменительной практики; ликвидация правовой
безграмотности населения; развитие информационных технологий в правовой сфере и др.
10
Комсомольская правда. 2006. 27 сент. С. 5.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
53
Особую актуальность представляет проблема формирования правового сознания населения России, столь необходимого в качестве неотъемлемого атрибута цивилизованного правового государства. Стратегия правового развития должна быть ориентирована прежде всего на личность, ее
права и законные интересы. Личностная направленность юридической политики, несомненно, придаст авторитет правовой системе, будет способствовать восприятию ее населением как социально-ценностного института
гражданского общества, а значит будет преодолена и правовая отчужденность граждан, преодолен или значительно ослаблен правовой нигилизм.
Итак, становление демократического социально-правового государства в России ? магистральная и долговременная задача, решение которой
зависит от множества факторов и условий. Несмотря на кризисную ситуацию, сложившуюся в стране, весь ход осуществляемых ныне реформ ведет
в конечном счете к достижению указанной цели. И в данном процессе
правовая культура занимает далеко не последнее место.
Л.К. Баранова*
?ТУ·ВММУТЪЛ Ф???У?У?У ?В?ЫОЛ?У??МЛ? ОУ··ЛБП?
? ?яї Л ?УТТЛЛ
Л
оббизм ? одна из актуальнейших политико-правовых проблем современности, неотъемлемая составная часть политической и правовой жизни любого государства. Лоббизм (от англ. ? «кулуары») ? термин,
обозначающий разветвленную систему контор и агентств, монополий или
организованных групп при законодательных органах, оказывающих давление (вплоть до подкупа) на законодателей и чиновников с целью принятия
решений (определенных законопроектов, получение правительственных заказов, субсидий) в интересах представляемых ими организаций.
Слово «лоббизм» общественным сознанием оценивается неоднозначно. Крайним выражением негативного лоббирования могут выступать незаконное давление на представителей власти, взяточничество, коррупция ? все, с помощью чего принимаются управленческие решения в
интересах определенных групп или лиц. Позитивная оценка характеризует лоббизм как здоровое, нормальное, жизненно необходимое явление, выступающее в качестве института демократического процесса.
Лоббистская деятельность отличается следующими чертами. Во-первых, лоббизм весьма жестко связан с политической властью. Больше лоббизма там, где сконцентрирована реальная власть, т.е. лоббизм является
своего рода признаком власти. И наоборот, он не будет проявляться там,
где власть отсутствует или где она выступает лишь в качестве номинальной силы. Органы власти и должностные лица являются объектами воздействия лоббистов. Во-вторых, лоббистская деятельность всегда ведется в
* Доцент кафедры политических наук Поволжской академии государственной
службы им. П.А. Столыпина, кандидат социологических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
54
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
чьих-либо интересах (классов, регионов, партий, общественных организаций
и т.п.). В-третьих, лоббисты выполняют функцию посредничества между
влиятельными заинтересованными группами, финансовыми корпорациями,
коммерческими организациями, политическими партиями, общественными
объединениями, гражданами и государственными структурами (законодательными и исполнительными органами власти). В-четвертых, лоббизм
допускает возможность отстаивания интересов не только организаций и
объединений, но и отдельных лиц. Ведь у определенных граждан и их коллективов могут быть как общие, так и сугубо индивидуальные интересы.
И те, и другие важно научиться отстаивать законно. В-пятых, лоббизм
представляет отдельным гражданам и группам граждан возможность косвенно участвовать в создании и подготовке правовых и политических решений, что весьма важно, поскольку большинство этих групп может не иметь
представителей в парламенте, заинтересованных в отстаивании их интересов, аналогично и в органах исполнительной власти. Таким образом, через
лоббистскую деятельность можно реализовать различные интересы, которые в ином случае могли бы остаться невостребованными.
Лоббизм как полноценный институт появляется тогда, когда уже существуют два необходимых условия: 1) многообразие интересов в обществе, возникающее вследствие его социальной дифференциации, расслоения,
«специализации»; 2) доступ к власти на основе политического плюрализма, что характерно прежде всего для демократических режимов. В связи
с тем, что власть объективно не в состоянии удовлетворить одновременно
наиболее полно все интересы сразу, возникает проблема очередности,
приоритета осуществления тех или иных интересов. Отсюда закономерно
стремление различных групп и слоев общества воздействовать на поведение государства в целях переориентации политики в свою пользу, стимулировать его, принимать выгодные для себя управленческие решения.
Цели лоббизма разнообразны. Однако даже в странах с богатыми демократическими традициями лоббизм преследует преимущественно социально-экономические цели, связанные с решением вопросов собственности
и прав распоряжаться ею. Это финансирование социальных программ, а
также предоставление прав на ведение конкретной деятельности (экспорта сырьевых ресурсов, производства вооружения и т.д.), государственные
заказы, квоты, лицензии, дотации, кредиты, тарифы на энергоресурсы,
экономические и налоговые льготы. Цели, которые преследует лоббизм,
могут достигаться различными средствами и методами. Их выбор зависит
от политико-правовой ситуации, складывающейся в данной стране, потенциальных возможностей субъекта и особенно объекта лоббирования.
В мировой и российской практике распространены следующие формы
лоббизма:
? выступления на слушаниях в профильных комитетах законодательного органа;
? составление законопроектов и вынесение их на обсуждение парламента;
? организация пропагандистских кампаний в средствах массовой информации по поводу готовящихся или принятых решений;
? проведение научно-практических конференций с участием представителей законодательной и исполнительной власти;
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Л.К. Баранова
55
? психологическое давление на депутатов и представителей исполнительной власти (звонки, письма, личные визиты влиятельных деятелей и
местных избирателей);
? митинги, забастовки, демонстрации, пикеты1.
Необходимо отметить, что лоббизм, как и всякое социальное средство,
может быть употреблен как на благо всего общества, так и в узкопартийных, узкогрупповых интересах. Все зависит от социально-экономического,
политического и культурного фона страны, от ряда обстоятельств, которые способны наделить лоббизм как плюсами, так и минусами. Для того
чтобы лоббизм приносил пользу всему обществу, необходимо реальное
действие в стране демократических институтов и норм, экономическая и
политическая стабильность, свобода средств массовой информации, а также устойчивое гражданское общество. Только при наличии данного набора факторов расширяются шансы на использование лоббизма в общественных интересах.
По тому, как регулируется (в правовом отношении) в стране лоббизм,
можно выделить две модели ? англо-саксонскую и европейскую, или континентальную. В США наиболее развита англо-саксонская модель лоббирования. Считается, что начало регулирования лоббизма в США положила первая поправка к Конституции, гарантирующая гражданам право
обращаться в органы государственной власти с петициями об удовлетворении жалоб. Первый Федеральный закон о регулировании лоббизма появился в США (да и в мире) в 1946 г. Главным его положением была обязательная регистрация лоббистов у клерка Палаты представителей и
секретаря Сената, а также представление ежеквартальных отчетов о своей деятельности. Главным недостатком этого закона была его некоторая
непродуманность. Например, закон не распространялся на лоббирование
органов исполнительной власти, на контакты с членами Конгресса и непрямое лоббирование. Данный закон также не ограничивал размер финансовых средств, которые можно было использовать на лоббистскую деятельность. По мнению самих американцев, лоббисты, включенные в
списки Конгресса США, являлись лишь частью профессионального лобби,
так как многие лоббисты уклонялись от регистрации, т.е. от уплаты налогов и иных взносов в государственную казну США. При этом их можно
было разделить на несколько категорий:
? профессиональные лоббисты, которые регистрировались в Конгрессе США;
? профессиональные лоббисты, занимающиеся этой деятельностью, но
без регистрации;
? профессиональные лоббисты, которые работали без регистрации, но
имели официальное представительство, например отдел по связи с Конгрессом;
? профессиональные лоббисты из числа должностных лиц, обладающих большими связями и влиянием;
? непрофессиональные лоббисты, также обладающие связями и влиянием, но привлекающиеся к этой работе эпизодически2.
1
2
См.: Автономов А.С. Азбука лоббирования. М., 2004.
См.: Зяблюк Н.Г. Лоббизм в США как политический институт // США. Экономика. Политика. Идеология. 1995. № 1.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
56
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
При всех своих недостатках и неточностях этот закон в США не менялся до 1995 г. В декабре 1995 г. был принят новый закон «О раскрытии лоббистской деятельности» (вступил в силу с 1 января 1996 г.). Цель нового закона ? обеспечить эффективную открытость усилий, предпринимаемых
платными лоббистами для оказания влияния на ведение правительственных действий должностными лицами законодательной и исполнительной
ветвей власти. При этом он дал народу США самую полную возможность
осуществлять его конституционное право обращаться к правительству с петициями об исправлении несправедливостей, а также свободно выражать
свое мнение. В новом законе были прописаны и установлены:
? понятийный аппарат, который состоит почти из двух десятков терминов;
? перечень сведений, который должен отобразить лоббист в регистрационном документе;
? сроки отчетов зарегистрированных лоббистов;
? сведения, которые должны содержаться в отчетах;
? обязанности зарегистрированного лоббиста или лоббистской организации;
? обязанности Секретаря Сената и клерка Палаты представителей;
? размеры штрафа за нарушение норм лоббистской деятельности3.
После того как лоббист приступил к выполнению своих обязанностей,
по данному закону он должен зарегистрироваться, однако есть два случая, в которых он имеет право этого не делать. Во-первых, если доход лоббистской фирмы от ее лоббистской деятельности не превышает $ 5000 в
течение полугодия. Во-вторых, освобождаются от регистрации организации, штатные сотрудники которых осуществляют лоббистскую деятельность в ее пользу, причем расходы на эту деятельность не превышают
$ 20 000. По окончании каждого полугодия лоббист обязан предоставить
секретарю Сената и клерку Палаты представителей отчет о своей деятельности. В случае нарушения закона виновный наказывается штрафом
до $ 50 000 в зависимости от тяжести нарушения4. Главный недостаток
закона проявляется в том, что он не распространяется на непрямой лоббизм. Противники регулирования этого вида лоббизма ссылаются на то,
что таким образом будет нарушено право граждан обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб.
Однако закон о лоббизме не может охватить все сферы, так или иначе связанные с лоббистской деятельностью, поэтому его дополняет серия
смежных законодательных актов. На федеральном уровне ? это законы об
этике госслужащих, федеральных избирательных кампаний и другие. На
уровне штатов, помимо «дублеров» федеральных законов, существуют совершенно оригинальные, например, во Флориде запрет на заключение
контрактов штата с лицом, сделавшим взносы в фонды кандидатов на выборные должности.
В США существует такое явление, как иностранный лоббизм и его
правовое регулирование. В целях безопасности страны в 1938 г. был при3
4
См.: Боботов С.В. Законодательный процесс в Соединенных Штатах Америки
// Журнал российского права. 1997. № 5.
См.: Зяблюк Н.Г. Соединенные Штаты Америки: новый закон о лоббистской
деятельности // Бизнес и политика. 1996. № 3.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Л.К. Баранова
57
нят Закон о регистрации иностранных агентов, который предусматривал
публичное раскрытие сведений лицами, вовлеченными в пропагандистскую и иную деятельность в пользу или от имени зарубежных организаций. Этими зарубежными организациями являлись:
? правительства иностранных государств и иностранные политические партии;
? предприятия, созданные по законам иностранных государств или
имеющие основное место своей деятельности в иностранных государствах.
В 1966 г. в этот закон были внесены поправки, а именно официально
признавался факт существования иностранного лоббизма. С того времени
начали различать лоббирование в пользу или от имени иностранных государств и партий, а также лоббирование интересов иностранных корпораций. После принятия в 1995 г. закона «О раскрытии лоббистской деятельности» деятельность лоббистов, работающих на иностранные корпорации,
стала регулироваться новым законом, а регулирование лоббирования политических интересов иностранных государств и партий осталось за старым законом.
В современной России цивилизованное отстаивание интересов различных слоев общества во властных структурах рождает спрос на законность.
Ведутся споры, на какую из двух существующих в мире моделей лоббизма ? англо-саксонскую или континентальную ? надо ориентироваться России. Дискуссии о необходимости и путях легитимации лоббистской деятельности, уровне жесткости контроля за лоббистскими отношениями и их
финансированием, возможных формах организации и открытости лоббистов ведутся давно. Так, в Конституции РФ закреплены положения, являющиеся основанием для признания и регулирования лоббистской деятельности в России. Например, в ст. 30 Конституции гарантируется право
каждого на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов, свобода деятельности общественных
объединений и свобода от принуждения к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.
Право на объединение получило дальнейшее развитие и конкретизацию в федеральных законах «Об общественных объединениях» от 19 мая
1995 г., «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 12 января 1996 г. Это право относится к любому человеку, законно
находящемуся на территории РФ. Иностранные граждане и лица без гражданства имеют равные права с гражданами Российской Федерации в
сфере реализации данного права за исключением случаев, установленных
федеральными законами или международными договорами Российской
Федерации.
Таким образом, Основной Закон России в числе прочих косвенно допускает и лоббистские формы защиты интересов. Как представляется,
институт лоббизма будет способствовать реализации права граждан на
личное участие или через своих представителей в управлении делами государства, что закреплено ст. 32 Конституции РФ. Обоснование института лоббизма содержится в ст. 33 Конституции РФ, в которой граждане
Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления. Таким образом, физическим
лицам предоставляется право вступать в контакт с властными структу-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
58
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
рами5. Открытость и легализация подобных контактов должны стать целью правового регулирования лоббистской деятельности в Российской
Федерации.
Несмотря на достаточные конституционные основания, в России пока
не существует нормативных актов, регламентирующих лоббистскую деятельность. Практическая работа над законопроектом «О регулировании
лоббистской деятельности» началась еще в 1992?1993 гг. в Верховном Совете Российской Федерации и проводилась силами аналитиков специально созданных для этого рабочих групп. За время работы над законопроектом был проведен целый ряд мероприятий:
? в мае 1993 г. состоялась международная научная конференция
«Лоббизм как средство влияния на политику», однако материалы этой
конференции остались недоступны для депутатов, широкой общественности, специалистов и научных работников;
? 11 февраля 1995 г. в Президент-отеле прошла научно-практическая
конференция «Лоббизм в России и проблемы его законодательного регулирования», организованная Государственной Думой совместно с Фондом
развития парламентаризма;
? 18 апреля 1997 г. в Торгово-промышленной палате состоялся круглый стол по вопросам лоббизма;
? 4 марта 2000 г. в Москве была проведена конференция «Лоббизм
в России: 10 лет теории и практики», организованная Ассоциацией российских лоббистов;
? в августе 2002 г. Торгово-промышленная палата России организовала Интернет-форум на тему «Цивилизованный лоббизм в России: миф или
реальность? Как регулировать лоббистскую деятельность»;
? 25 ноября 2003 г. состоялся семинар «Лоббизм против криминала»,
организованный Аналитическим управлением Совета Федерации Федерального Собрания РФ и Международным университетом в Москве;
? 19 апреля 2004 г. прошло рассмотрение Советом Государственной
Думы законопроекта «О правовых основах лоббистской деятельности в
федеральных органах государственной власти», подготовленного депутатами Государственной Думы еще 2 июня 1997 г. и представленного ответственным Комитетом6.
Данный законопроект оговаривает методы лоббистской деятельности,
права лоббистов, порядок их регистрации и отчетности. Однако в законопроекте прослеживается некоторая неточность, размытость в определении
прав и обязанностей лоббистов. Некоторые статьи законопроекта, например, требующие от лоббиста предоставления сведений о клиенте, в пользу
которого осуществлялось лоббирование, а также выплаченных им финансовых средствах, трудно выполнимы в современных российских условиях,
тем более, что эффективных методов проверки достоверности таких данных не предлагалось. Эксперты, занимающиеся работой по профессионализации лоббизма, убеждены в крайне слабой эффективности такого закона. Закон может работать только при условии его включения в
лоббистскую практику в комплексе законодательных норм, регламентирующих те сферы деятельности, которые соприкасаются с объектом регули5
6
См.: Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий. М., 1997.
См.: Любимов А.П. История лоббизма в России. М., 2005.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
59
рования законодательства о лоббизме (государственная служба, местное
самоуправление и другие). Еще более важной и трудноразрешаемой
выступает проблема преодоления дефицита доверия к лоббистской деятельности как таковой. Результатом явилось снятие законопроекта с рассмотрения Государственной Думой в связи с отзывом субъектом права
законодательной инициативы. Еще позже был снят с рассмотрения законопроект, вынесенный фракцией СПС.
Таким образом, законодательная работа, направленная на урегулирование лоббистских отношений, растянулась более чем на 10 лет. Попытки установить в России такую модель, какая сложилась в Соединенных Штатах Америки, не увенчалась успехом. В настоящее время
некоторые эксперты, занимающиеся работой по профессионализации
лоббизма, выступают за принятие европейской модели в России. Число
сторонников принятия этического кодекса, исполнение норм которого может быть только добровольным, растет, однако сейчас уже понятно, что
его вживание в российскую политическую практику ? процесс длительный. Процесс формирования в нашей стране цивилизационного лоббизма возможен только с перестройкой сознания населения, с реформой законодательства, с качественными изменениями всего политического
устройства нашего государства.
Р.В. Дорогин*
.
??НЪУ??, ?ОЛ???ЛВ М? УЪМУЇВМЛВ М?ТВОВМЛ?
Н ЩЫМН?Л?П Ф?ЛТ?КМУ?У Б?ТВ??ЪВО?
К
онституция Российской Федерации закрепляет такую форму судопроизводства, как суд с участием присяжных заседателей. Анализ норм конституционных положений, норм Уголовно-процессуального
кодекса РФ и других нормативных актов позволяет сделать вывод о том,
что для граждан, включенных в списки присяжных заседателей, участие в
суде в качестве таковых является юридической обязанностью.
Вместе с тем на фоне повсеместного функционирования судопроизводства с участием присяжных заседателей в России возникает серьезная
проблема, ставящая «под сомнение» эффективность самого института суда присяжных. Речь идет о проблеме отказа граждан от исполнения обязанностей присяжного заседателя. В настоящей статье автор предпринял попытку выявить и систематизировать типичные факторы, влияющие
на решение граждан об их участии или неучастии в отправлении правосудия в качестве «судей от общества».
На наш взгляд, одним из показателей авторитетности и жизнеспособности суда присяжных является отношение населения к обязанностям при* Старший преподаватель кафедры конституционного и международного права
Саратовского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
60
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
сяжного заседателя. Сегодня возникают определенные трудности в формировании коллегии присяжных заседателей вследствие с многочисленными
отказами граждан. С чем они связаны? Почему граждане Российской Федерации отказываются от исполнения своего гражданского долга?
С.А. Пашин в 1995 г. в статье, посвященной суду присяжных, писал,
что «в то время как срывы судебных заседаний из-за неявки народных заседателей стали довольно типичными для российского правосудия, вызываемые для участия в разбирательстве дела присяжные заседатели демонстрируют завидную дисциплинированность и понимание гражданского
долга. Ни один процесс в суде присяжных не был сорван из-за неявки или
отлучки присяжного заседателя»1.
В настоящее время отношение граждан к обязанностям присяжного
заседателя кардинально изменилось. Российские граждане крайне неохотно соглашаются отправлять правосудие в качестве присяжных заседателей, под различными предлогами отказываются от этой обязанности. Кроме того, значительное распространение имеют нарушения в порядке
исполнения обязанностей. По оценкам Московского областного суда неявка присяжных заседателей в 1998?1999 гг. составила примерно 5?10% от
числа вызванных в суд присяжных2. В 2004 г. ситуация не изменилась и,
как отмечается в специальном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукина «Проблемы совершенствования деятельности суда присяжных в современной России», сохраняется
низкая явка в суд кандидатов в присяжные заседатели.
Одной из причин низкой явки граждан для отправления правосудия в
качестве присяжного заседателя, на наш взгляд, является невысокое качество составления списков присяжных заседателей. В эти списки зачастую включаются умершие, выбывшие с места жительства, а также лица,
которые по формальным характеристикам3 не могут выполнять функции
присяжных заседателей. Сказывается и то обстоятельство, что многие граждане фактически не проживают по месту регистрации. Поэтому многим
гражданам, включенным в списки кандидатов в присяжные заседатели,
на момент их вызова в суд не было об этом известно. Проблема заключается в формальном составлении таких списков, зачастую в несвоевременной подготовке их администрацией муниципальных образований, в отсутствии качественной системы извещения, плохой информационной и
разъяснительной работе с населением. Обычно повестки о необходимости
явки в суд направляются лицам, включенным в списки кандидатов в присяжные заседатели, почтовым отправлением.
Сегодня очевидно, что назрела необходимость в изменении первичного
отбора присяжных заседателей. Ход и результаты громких процессов последнего времени с участием присяжных свидетельствуют о том, что только реальная случайность и открытость при отборе присяжных могут служить гарантией их независимости в судах4.
1
2
3
4
Пашин С.А. Эксперты оценивают эффективность нового судопроизводства // Российская юстиция. 1995. № 6. С. 4.
См.: Марасанова С.В. Организационные и процессуальные проблемы деятельности
суда присяжных // СПС «КонсультантПлюс» (по состоянию на 23 марта 2004 г.).
Обстоятельства, препятствующие исполнению обязанностей присяжного заседателя, см. в части 2 статьи 3 ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации».
См.: Черный Э. Главная тайна судов // Новое время. 2004. № 29. С. 11.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Р.В. Дорогин
61
Отбор присяжных производится в два этапа. На первом этапе из списка избирателей, закрепленных за данным судом, производится выборка
нескольких десятков человек. Это делает помощник судьи или секретарь
судебного заседания. Как он это делает и один ли он это делает, никому
не известно. На этом этапе в списке могут появиться самые неожиданные
кандидаты в присяжные, в которых может быть заинтересовано следствие
или государственное обвинение. Затем составленный помощником судьи
список представляется судье и сторонам в рассматриваемом деле. Полагаем, что наиболее бесконтрольным и наименее прозрачным для защиты
и общественности является первый этап отбора присяжных заседателей.
Именно этот этап может свести к нулю все последующие действия сторон
по отводу присяжных заседателей на стадии формировании коллегии.
Существующий порядок не препятствует возможности подбора присяжных судьей или секретарем судебного заседания, основываясь на какихлибо собственных соображениях (финансовых, родственных или по настойчивой «просьбе» государственного обвинения или адвоката). При таком
подборе создаются все условия для нарушения конституционных принципов равноправия и состязательности сторон при осуществлении правосудия. Закрепленная в действующем законодательстве система подбора
кандидатов в присяжные не гарантирует объективности при формировании коллегии на основе открытости процесса и случайности выборки.
В этой связи необходимо обратиться к известному, получившему широкий общественный резонанс процессу В. Данилова в Красноярском
краевом суде. Этот процесс был достаточно освещен в средствах массовой
информации. В частности, в литературе отмечалось, что после оправдательного вердикта присяжных по делу В. Данилова и суду, и общественности стало понятно, что интересы обвинения можно соблюсти только специальными процедурами отбора присяжных заседателей, что и было
реализовано5. Именно поэтому была распущена первая коллегия присяжных, которая должна была работать по делу И. Сутягина. Эта коллегия,
судя по всему, была отобрана, действительно, случайно. Поэтому ее работа сначала была приостановлена, а после вынесения оправдательного
приговора Данилову вообще распущена и заменена новым составом.
Парадокс ситуации заключался в том, что если в первой коллегии
оказались люди пенсионного возраста, то во вторую попало много присяжных с достаточно высоким общественным статусом: два генеральных директора, заместитель главы представительства иностранной фирмы, заместитель главного конструктора, переводчик, инспектор по кадрам,
старший бортинженер, начальник поезда, перевозящего иностранцев. Из
четырнадцати присяжных только пять человек относились к рядовым гражданам. Следовательно, можно утверждать, что случайной выборки не
было. При случайной выборке основное количество присяжных составляли бы обычные граждане. Как в действительности отбирались три десятка человек, которые затем были представлены для отбора сторонам, никто не знал6.
Рассмотренный случай судебной практики свидетельствует о необходимости юридического закрепления процедур, способствующих не только
5
6
См.: Черный Э. Указ. соч. С. 12.
Там же.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
62
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
отбору присяжных заседателей случайным образом, но и гласному отбору, открытому для всех участников процесса. До тех пор, пока такие процедуры не будут закреплены в российском законодательстве в качестве
обязательных, будут сохраняться условия, в которых суд присяжных не
всегда может представляться эффективным средством защиты конституционных прав граждан в Российской Федерации. Так как стороны не принимают участия в первичном отборе, то на этом этапе могут быть подобраны нужные обвинению люди, а не случайные граждане.
В русле этих проблем возникают трудности и с формированием коллегии присяжных. Для того чтобы своевременно сформировать коллегию
присяжных для конкретного дела, работники канцелярии суда присяжных
вынуждены приглашать в суд не двадцать человек (как это определено
для конкретного дела нормой ч. 3 ст. 327 УПК РФ), а пятьдесят и более
граждан. Причины этого заключаются в том, что зачастую из двадцати
человек просто невозможно отобрать двенадцать основных и двух запасных присяжных заседателей, так как не все они отвечают основным требованиям, предъявляемым к присяжным заседателям.
Решение проблемы видится в реализации предложения о создании
специального органа (комиссии или комитета) по составлению списков
присяжных заседателей в каждом субъекте РФ. Такой исторический опыт
у нас в стране имеется. По мнению Н.Н. Ефремовой и М.В. Немытиной,
органы местного самоуправления любого государства, как правило, традиционно привлекались к участию в формировании общественного элемента в суде7.
Еще одной причиной, по которой российские граждане отказываются
(или стремятся отказаться) от исполнения обязанности присяжного заседателя либо нарушают эти обязанности после включения в списки присяжных, является опасение потерять место своей постоянной работы. Конечно, Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных
заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»8 в ст. 11 гарантирует гражданам сохранность рабочего места и среднего заработка на время исполнения обязанностей присяжного заседателя из федерального бюджета. Но разве могут быть российские граждане
уверены в том, что закон (с которым многие присяжные незнакомы) обеспечит им сохранность работы на время пребывания в суде. Проблема сочетания общественных, государственных интересов с частными интересами работодателя и работника весьма актуальна в условиях рыночной
экономики.
Сегодня значительная часть трудоспособного населения в России трудится в негосударственном секторе экономики или социальной сферы. По
данным Федеральной службы государственной статистики в 2003 г. в организациях государственной формы собственности было занято 14 043 тыс.
человек (21,4% занятого населения). В негосударственном секторе в том же
году было занято 51 622 тыс. человек (78,6%)9.
И хотя государство гарантирует сохранение средней заработной платы, для работодателя ? представителя негосударственного сектора, а так7
8
9
См.: Ефремова Н.Н., Немытина М.В. Местное самоуправление и юстиция в России (1864?1917 гг.) // Государство и право. 1994. № 3. С. 131.
СЗ РФ. 2004. № 34. Ст. 3528.
См.: Российский статистический ежегодник. М., 2004. С. 101.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Р.В. Дорогин
63
же для индивидуального предпринимателя при отсутствии работника появляются проблемы замещения отсутствующего лица. Конфликт частного
и общественного, государственного интереса, возникающий в связи с
функционированием суда присяжных, объективно не разрешим. Он имеет
место практически во всех странах, где существуют суды присяжных.
Ведь судебные процессы длятся не один день, а порой и не один месяц. И
все это время присяжный должен являться в суд как на работу. Поэтому
многие люди не спешат соглашаться исполнять обязанности присяжного
заседателя, боясь потерять зарплату, а то и работу.
Рассмотренная проблема с большой степенью уверенности позволяет
сделать важный практически значимый вывод. С одной стороны, мы можем обоснованно определить (выделить) те категории граждан, которые в
большей степени будут избегать участия в суде в качестве присяжных заседателей. С другой ? предположить, какие категории с большей степенью вероятности будут положительно относиться к исполнению рассматриваемой обязанности.
Во-первых, граждане, которые задействованы на частном предприятии и которые имеют большой доход, не захотят тратить время в суде
для отправления правосудия. Для них важнее сохранить свой заработок
и не допустить «пробуксовок» в деятельности их предприятия (здесь имеется в виду любое место работы гражданина, приносящего высокие доходы). Полагаем, что для этой категории граждан (речь прежде всего идет
о людях с высокими доходами и дорожащих своей работой) предпочтительнее заплатить денежное взыскание за неявку в суд без уважительной причины.
К лицам, стремящимся уклониться от исполнения обязанности присяжного заседателя, относятся работники, имеющие разъездной характер
работы. Они могут уклониться от явки в суд, ссылаясь на то, что при извещении повесткой отсутствовали. Проверить эти данные администрация
судебного органа не в состоянии.
Во-вторых, в современных российских судах обязанность по участию
в судопроизводстве в качестве присяжных заседателей (без попыток уклонения от этой обязанности) чаще всего сознательно будут исполнять следующие категории граждан: а) лица, имеющие низкую либо не очень высокую (среднюю) заработную плату независимо от того, в каком секторе
они трудятся; б) лица независимо от уровня заработной платы, работающие в государственных или муниципальных организациях; в) лица, не
имеющие постоянной или временной работы, пенсионеры.
Основной процент присяжных заседателей в российских судах, на
наш взгляд, будут составлять люди таких профессий, как инженеры, водители, бухгалтера, продавцы и др. Отдельную категорию присяжных заседателей представляют безработные и пенсионеры. Граждане, принадлежащие к указанным профессиям, как правило, не имеют высокого
заработка, а их работа в качестве присяжного заседателя является источником дополнительного дохода. Этим категориям людей также невыгодно
отказываться от участия в качестве присяжного заседателя по причине
невозможности заплатить штраф (как правило, материальное положение
людей таких профессий оставляет желать лучшего).
В составе присяжных заседателей значительную долю составляют
граждане предпенсионного или пенсионного возраста. Этот факт можно
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
64
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
объяснить тем, что большинство пенсионеров в России живут на крайне
маленькую пенсию, которая нередко не превышает уровня прожиточного
минимума либо гораздо ниже. Именно поэтому они заинтересованы в дополнительном источнике дохода, которым и будет являться работа в качестве присяжного заседателя (тем более что эта работа не связана с физическими нагрузками). Неработающие граждане или пенсионеры могут
быть заинтересованы и приглашением в суд для отправления правосудия.
К сожалению, большинство российских пенсионеров, в отличие от пенсионеров в странах Западной Европы и США, «не избалованы» различными
видами отдыха и развлечениями (по понятным причинам). Основную
часть своего времени эти люди проводят дома или в лучшем случае ? на
дачных участках. Следовательно, их участие в качестве присяжных заседателей в судебном процессе привносит в их жизнь новые, нередко яркие
впечатления. Кроме того, это дает им дополнительное общение, которого
пожилым людям в повседневной жизни, как правило, не хватает. Среди
граждан пенсионного возраста отказы от исполнения обязанностей присяжного заседателя крайне редки.
Существует еще одна причина, способствующая отказу от исполнения
функций присяжного заседателя. Это обстоятельство, связанное со страхом у присяжных заседателей перед выполнением своих функций в суде.
В нынешних условиях функционирования судебной власти в России крайне важным является вопрос о гарантиях независимости и неприкосновенности присяжного заседателя. Причем реальное обеспечение таких гарантий должно предусматривать независимость и неприкосновенность как от
незаконного воздействия преступных элементов, других заинтересованных
лиц, а также и со стороны различных государственных, в том числе правоохранительных структур.
Как отмечается в специальном докладе Уполномоченного по правам
человека «Проблемы совершенствования деятельности суда присяжных в
современной России» пока в практике судов не выявлены случаи покушения на безопасность и независимость присяжных заседателей, но это не
снижает актуальности проблемы. Отнесенная к их подсудности категория
уголовных дел неизбежно приводит к необходимости обеспечения полной
безопасности присяжных заседателей, а не только ее декларации.
Проблема приобретает особую остроту по преступлениям, связанным
с организованной преступностью, наркобизнесом, бандитизмом, убийствами и другими тяжкими преступлениями. Как правило, в качестве подсудимых и их сообщников, находящихся на свободе, оказываются лица, способные на крайние меры, вплоть до оказания давления на судью и присяжных
заседателей как психического, так и физического характера (угрозы, избиение, похищение родственников под угрозой их убийства, уничтожение имущества и др.). Во всех подобных случаях и судье, и присяжным заседателям, а в отдельных случаях и их родственникам угрожает серьезная
опасность для жизни и здоровья. Очевиден вывод, что в такой реально существующей ситуации федеральное законодательство должно предусматривать специальные нормы, которые позволяли бы в полной мере гарантировать личную, имущественную безопасность и безопасность близких лиц
граждан, исполняющих обязанность присяжного заседателя.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
65
А.В. Кондаков*
?У??ЇВМЛВ Ф???У?УИ НЫОёЪЫ?? ТУЪ?Ы?МЛНУ? ПЛОЛ?ЛЛ
Н?Н Т?В?ТЪ?У ЩУ?ПЛ?У??МЛ? Л ??Б?ЛЪЛ? Л? ?ВММУТЪМ??
У?ЛВМЪ??ЛИ
Д
уховно-нравственные ценности всегда были важнейшим фактором в деятельности сотрудников милиции. Изменение ценностных
ориентаций меняет и мотивацию их деятельности. Сегодня всем очевидно,
что ситуация в системе нравственных ценностей сотрудников милиции
вряд ли в полной мере отвечает задачам их деятельности1. В Обращении
министра внутренних дел Российской Федерации к сотрудникам органов
внутренних дел и военнослужащим внутренних войск МВД России было
отмечено, что «далеко не всегда на службу приходят люди, достойные высокого звания защитника правопорядка и Отечества, некоторые из них обладают невысокой личной культурой, имеют слабый образовательный уровень»2. Все это обусловливает необходимость научного осмысления данной
проблемы в русле сложившихся в обществе реалий.
Понятие «ценностные ориентации» связывается с установкой личности на ценности материальной и духовной культуры общества. Акцент делается на психологическом содержании данного определения, так как оно
близко к употребляемым в психологии категориям «установка», «потребности», «интерес». Под ценностными ориентациями А.Г. Здравомыслов и
В.А. Ядов понимают «установку личности на те или иные ценности ?
материальной и духовной культуры общества. Ценностные ориентации являются важнейшим компонентом структуры личности. В них как бы резюмируется весь жизненный опыт, накопленный личностью в ее индивидуальном развитии. Это ? тот компонент структуры личности, который
представляет собой некоторую ось осознания, вокруг которой решаются
многие жизненные вопросы»3.
В.Б. Ольшанский определяет ценностные ориентации как цели, устремления и жизненные идеалы, которые функционируют в виде определенных норм в «групповом сознании»4. Б.Г. Ананьев определяет систему ценностных ориентаций как «направленность личности на те или иные
ценности»5. И.С. Кон в работе «Социология личности» отмечает, что «ориентация ? это целая система установок, в свете которых индивид воспринимает ситуацию и выбирает соответствующий образ действия. Ориентации, направленные на какие-то социальные ценности, называются
ценностными ориентациями»6.
* Преподаватель кафедры теории и истории государства и права Саратовского
юридического института, кандидат юридических наук.
1
2
3
4
5
6
См.: Опалев А.В. Духовно-нравственные ценности сотрудников правоохранительных органов и их формирование в современных условиях // Вестник Московского
университета МВД России. 2004. № 2. С. 121.
Нургалиев Р. Восстановить доверие россиян // Общество и право. 2005. № 147.
Здравомыслов А.Г., Ядов В.А. Отношение к труду и ценностные ориентации личности // Социология в СССР: Сборник статей. М., 1965. Т. 2. С. 199.
См.: Ольшанский В.Б. Личность и социальные ценности // Там же. Т. 1. С. 509.
См.: Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1969. С. 301.
Кон И.С. Социология личности. М., 1967. С. 28.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
66
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Таким образом, большинство авторов связывают ценностные ориентации с системой установок отношения к действительности, с активностью
индивида, выражающейся через общественно значимую деятельность.
Разнообразие подходов к проблеме исследования ценностных ориентаций вполне оправдано. Во-первых, на каждом конкретном этапе развития перед обществом выдвигаются на первый план те или иные социальные проблемы, те или иные ценности. Во-вторых, каждый из ученых
исследует ценностные ориентации со своих позиций, исходя из задач, решаемых в конкретной научной работе. В-третьих, как понятие ценностная
ориентация ? достаточно сложное образование, которое отражает «?разные уровни и формы взаимодействия общественного и индивидуального в
личности, определенные формы осознания личностью окружающего мира,
своего прошлого, настоящего и будущего?»7.
Ценностные ориентации являются основополагающей частью структуры профессиональной правовой культуры сотрудника милиции, которая,
принимая во внимание особенности сферы его деятельности, отличается
от правовой культуры «простого» человека как по объему, так и по качеству структурных элементов.
Процесс развития, формирования профессиональной культуры милиционера представляет собой одновременно и развитие, и коррекцию ценностных ориентаций, которыми он руководствуется в своей профессиональной деятельности8. О правовой культуре личности сотрудника
милиции можно судить по его поведению в правовой сфере. Именно под
этим углом зрения необходимо рассмотреть правовую культуру сотрудника милиции.
Первым структурным элементом являются позитивные правовые знания. Без знания и понимания правовых норм невозможна обоснованная,
точная и правильная оценка правовых явлений, формирование ценностных установок, ориентаций.
Знание права не должно сводиться к простой осведомленности о существовании тех или иных правовых норм, оно предполагает его осмысление, постижение содержания, определение значения для практической деятельности. В связи с этим возникает необходимость понимания
личностью основных принципов права, правовой политики государства,
социальной ценности законодательства и правосудия, органической связи
права и морали9.
Важно, что все формы сознания взаимодействуют, поэтому отсутствие
конкретных правовых знаний у граждан нередко компенсируется соблюдением норм и принципов морали, что обеспечивает правомерность их поведения10.
7
8
9
10
Лойберг М.Я., Сiкорський Ю.П. До питания про соцiальну структуру виробничного
коллективу // Философска думка. 1970. № 1. С. 63 / Цит. по: Тарасов А.А. Ценностные ориентации в профессиональной культуре офицера (социально-философский анализ): Дис. ? канд. юрид. наук. М., 1995. С. 54.
См.: Тарасов А.А. Указ. соч. С. 104.
См.: Сабо И. Основы теории права. М., 1974. С. 212; Кожевников В.В. Профессиональная правовая культура как условие эффективности правоприменения в органах внутренних дел: Дис. ? канд. юрид. наук. М., 1992. С. 70.
См.: Абдумоминов А.А. Формирование правосознания работников органов внутренних дел: Дис. ? канд. юрид. наук. М., 1995. С. 50.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Кондаков
67
Однако это практически неприменимо к работе профессионалов-юристов. Широкая правовая регламентация их деятельности, разнообразие
соответствующих норм права, недопустимость малейшего отступления от
их требований определяют то обстоятельство, что в этом случае правовые
знания не могут быть в полной мере получены из жизненного опыта. Отсутствие нужных знаний не может быть компенсировано за счет морали:
многие правовые установления носят совершенно конкретный, нередко
технический характер, их невозможно напрямую вывести из норм нравственности.
По мнению Н.Л. Гранат, знания работников милиции должны быть
объемными, глубокими и формализованными, что относится к знанию не
только правовых, но также политических и нравственных норм11.
В современной юридической науке нет единства мнений о содержании правовых знаний работников милиции. Разные авторы обосновывают
от двух до восьми требований, предъявляемых к содержанию правовых
знаний12. Соглашаясь с мнением В.С. Афанасьева13, можно выделить следующие требования:
а) четкое знание правовых понятий и терминов, без чего невозможны
анализ, понимание и применение правовых норм;
б) глубокое знание правовых принципов (как общеправовых, так и отраслевых ? применительно к тем отраслям права, с которыми сотрудник
постоянно работает). Такие знания позволяют давать общую (иногда носящую предварительный характер) оценку законности определенного поведения ? как своего, так и других лиц;
в) четкое знание структуры законодательства, что позволяет быстро
находить правовые нормы, относящиеся к каждому конкретному случаю,
эпизоду;
г) четкое, уверенное знание тех норм права, с которыми сотрудник постоянно сталкивается в практической деятельности. Это необходимо потому,
что на практике может складываться обстановка, не позволяющая обратиться к тексту закона и требующая принятия незамедлительного решения;
д) четкое знание социальной роли права, необходимости неуклонного
соблюдения его требований и предписаний.
Показателем уровня правовых знаний, как справедливо отмечает
В.П. Сальников, является способность сотрудников совершать активные
профессиональные действия, отвечающие требованиям законности и эффективности14.
Формирование же более глубоких знаний в соответствующей области
профессиональной деятельности происходит при непосредственном каждодневном соприкосновении работников с правовыми вопросами.
11
12
13
14
См.: Гранат Н.Л. Профессиональное сознание и социалистическая законность в
деятельности органов внутренних дел. М., 1984. С. 21.
См., например: Сальников В.П. Правовая культура сотрудников органов внутренних дел. Л., 1988. С. 21?47; Гранат Н.Л. Указ. соч. С. 14; Абдумоминов А.А. Указ.
соч. С. 53?54.
См.: Афанасьев В.С. Обеспечение социалистической законности: вопросы теории и
практики (по материалам органов внутренних дел): Дис. ? д-ра юрид. наук. М.,
1987. С. 141.
См.: Сальников В.П. Правосознание и правовая культура сотрудников органов
внутренних дел. Л., 1981. С. 53.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
68
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Нисколько не умаляя значения правовых знаний сотрудников милиции, следует иметь в виду, что знания и понимание права еще недостаточно для правомерного поведения, поскольку сами по себе они не удерживают людей от правонарушений. Многочисленные исследования свидетельствуют о том, что для совершения умышленных антиобщественных
деяний знание и понимание конкретных правовых норм не имеют определяющего значения15.
Как отмечает В.Н. Кудрявцев, знание нормативных положений не является гарантией от их нарушений, главное заключается в отношении лица к нормам и ценностям, охраняемым ими, к обществу, его, интересам,
отдельным лицам16.
И.А. Ильин писал о том, что каждый человек должен «признавать
право принципиально», осознавать его «верность, правильность, обязательность»17.
Наряду с рационально-оценочным отношением к правовым ценностям
еще одним видом отношений субъекта к праву могут считаться правовые
чувства. Представляется, что правовые чувства профессионалов ? это результат значительного опыта соприкосновения с правом, возникающего и
укореняющегося в сознании человека. Сложным по своей структуре и
весьма значимым является чувство законности, основанное на уважении к
закону, правопорядку, законным правам и интересам личности. Чувство
законности можно рассматривать как побуждение соблюдать и исполнять
требования законов и подзаконных актов, не допускать произвола в отношении прав и интересов граждан, имеющих отношение к процессу расследования преступлений18. Здесь лежит психологическая установка на соблюдение и исполнение правовых норм и недопущение нарушений прав
граждан, она регулирует поведение сотрудника милиции в каждой конкретной ситуации.
В процессе профессиональной деятельности уровень юридических знаний сотрудника милиции повышается, что позволяет ему верно оценивать
сложные юридические ситуации. У него появляются познавательные суждения, связанные не только с формированием в сознании образцов правомерного поведения, но и с тем, что этими образцами работник руководствуется в своих действиях, т.е. эти образцы способствуют утверждению
социально-правовой установки19.
Социально-правовые установки оказывают принципиальное воздействие на поведение сотрудников и его нельзя анализировать без обращения
к этим установкам, однако они остаются в сфере сознания, являясь элементом сознания, а не поведения.
Таким образом, наиболее плодотворным в исследовании отношений
людей к праву представляется методологический подход, в основе которо15
16
17
18
19
См.: Сальников В.П. Правосознание и правовая культура в органах внутренних
дел // Теория государства и права / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2001. С. 277.
См.: Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества. М., 2002. С. 140.
Ильин И.А. О сущности правосознания // Собр. соч.: В 10 т. М., 1994. Т. 4.
С. 174, 178.
См.: Стословский В.М. Профессиональное правосознание следователей органов
внутренних дел. М., 1979. С. 48.
См.: Сальников В.П. Правосознание и правовая культура сотрудников органов
внутренних дел. С. 53.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Кондаков
69
го лежит изучение социальных установок. В рамках этого подхода правосознание работников милиции представляет систему их жизненных позиций и установок в правовой области, которые в сравнении с правовыми
знаниями, взглядами, представлениями выступают более глубокими формами отражения права.
Применительно к личности сотрудника милиции следует отметить, что
его социально-правовые установки ? это принципиальная внутренняя направленность личности на ценности правовой культуры общества. Высокий уровень правосознания может быть только тогда, когда у его носителя сформирована положительная социально-правовая установка20.
Характер должного отношения к нормам права, к закону чаще всего
определяется через категорию «уважение» (уважение к праву, признание
его социальной ценности).
Основой уважения к праву являются выраженные и закрепленные им
общественные отношения, условия жизни народа. Нельзя забывать, что
человек формируется в первую очередь под воздействием господствующих
отношений, всего уклада жизни общества. Экономические, социальные и
духовные условия жизни граждан обусловливают правовые установки людей и воспитывают уважение к праву21. Вместе с тем вызывать к себе
уважение должна и сама юридическая действительность ? содержание законов, характер правосудия, деятельность органов милиции по охране
правопорядка.
В юридической литературе отмечается, что уважение к праву характеризуется стремлением не только неукоснительно выполнять предписания, согласовывать свое поведение с образцами, предлагаемыми правовыми нормами, но и социально активными действиями способствовать
укреплению законности и правопорядка22.
Уважение к праву в качестве одного из элементов правовой культуры
сотрудника милиции обладает спецификой, которая состоит в следующем:
во-первых, исключает профессиональную небрежность сотрудника милиции, его безразличное отношение к социальному смыслу, назначению и
результатам своей деятельности, предполагает осознание сотрудником
своей социально полезной роли в системе правоохранительного механизма
государства. Сотрудник милиции должен осознавать, что от его действий
зависят судьбы людей, их права и законные интересы;
во-вторых, вызывает изменения внутреннего отношения сотрудников
милиции к выполнению служебных обязанностей, воспринимаемых не просто как приказ, веление государства, а как осознанный долг;
в-третьих, формируется при непосредственном, регулярном соприкосновении с правовыми явлениями, влияющими на становление профессионального сознания работника, характеризующееся сочетанием идеологических и психологических элементов с умением и навыками познавать
правовые нормы и применять их при анализе и решении конкретных юридических вопросов;
20
21
22
См.: Гранат Н.Л., Макуев Р.Х. Профессиональная культура в правоприменительной деятельности органов внутренних дел. М., 1994. С. 40.
См.: Сальников В.П. Правовая культура сотрудников органов внутренних дел.
С. 31.
См.: Личность и уважение к закону. Социологический аспект. М., 1989. С. 17; Кожевников В.В. Социально-правовая активность работников органов внутренних
дел. Омск, 1996. С. 40.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
70
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
в-четвертых, оказывает воздействие на правосознание участников
правоприменительного процесса не только тем, что разъясняет им права
и обязанности, указывает на пределы осуществления прав. Всем своим
поведением, каждым словом и действием сотрудник милиции должен показать пример правильного отношения к закону, фактам неправомерного
поведения;
в-пятых, предполагает не только осознанность его истинности и важности, но и субъективную готовность к поддержанию авторитета права.
Юристы-профессионалы, как правило, не сомневаются в целесообразности
и справедливости действующего законодательства, что не исключает подчас критического отношения к устаревшим, нежизненным нормам права.
Однако в ряде случаев уважения к праву недостаточно, ведь уважать
можно и то, что навязано силой. Следует добиваться солидарности с правовыми нормами, превращения их во внутреннее убеждение человека. Это
обеспечит не только неукоснительное соблюдение закона, но и активную
борьбу за следование ему другими.
Важным компонентом профессионально-правовой культуры сотрудника милиции является наличие позитивных правовых навыков правовой
деятельности (поведения). Можно обладать всеми необходимыми знаниями, уважительно относиться к правовым ценностям, но в то же время не
уметь работать с нормами права, что обычно приводит к принятию ошибочных решений, совершению неправомерных действий23. Под правовыми
навыками понимается умение правоприменителя решать возникшие проблемы. Это не что иное, как «знания, но переведенные в практическую плоскость, т.е. апробированные знания»24. В данном случае речь идет об умении сотрудника милиции правильно понимать и применять правовые
нормы. Это, в свою очередь, требует от него необходимых навыков в анализе определенных жизненных ситуаций, выделении их юридически значимых свойств (признаков), выборе надлежащих правовых норм, сопоставлении указанных ситуаций с правовыми предписаниями, использовании
различных способов, приемов толкования, подготовке правоприменительных актов и т.д.
Следует особо подчеркнуть, что никакие знания, умения и навыки работников не могут быть гарантом соблюдения законности без профессионального отношения к праву, правовым принципам и нормам. Знания
должны перерасти в убеждения и образовать систему устойчивых положительных установок и ценностных ориентацией, а умения и навыки ? в
привычку соблюдать правовые предписания25.
В системе рассматриваемых элементов личностной правовой культуры большую роль играет профессиональный опыт правоприменения, на
который в литературе неоднократно обращалось внимание26.
23
24
25
26
См.: Абдумоминов А.А. Указ. соч. С. 62.
Леванский В.А. Моделирование в социально-правовых исследованиях. М., 1986.
С. 118?120.
См.: Тарасов Н.В. Причины и условия совершения преступлений сотрудниками
правоохранительных органов // Закон и право. 2002. № 8. С. 53.
См.: Лазарев В.В. Противоречие между общественными и профессиональными началами в поддержании общественного порядка // Политическая реформа: цели,
противоречия, этапы. М., 1990. С. 10.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Кондаков
71
Профессиональный опыт сотрудника милиции, обобщая правовые
знания, умения и навыки, помогает ориентироваться в доказательственной информации, осуществлять из нее отбор всего необходимого для правильного разрешения конкретного юридического дела с учетом требований норм материального и процессуального права27. Он значительно
облегчает и сокращает время, нужное для принятия решения. Именно поэтому ни в одной другой профессии не имеет такого важного значения
жизненный опыт, особенно профессиональный, как в работе милиционера.
Кроме того, профессиональный опыт следует рассматривать как предпосылку для проявления работниками милиции социально-правовой активности, которая не может быть сведена лишь к реализации правовых
предписаний субъектами правоприменения, а предполагает более высокий уровень их правосознания и поведения в интересах общества28.
Социальная активность всегда оценивалась наукой как прогрессивнотворческое, полезное и деятельное отношение человека к окружающему
миру29. Она характеризуется социальной ценностью, внутренней осознанностью, уважением к праву и проявляется в свободных, добровольных,
творческих действиях по использованию субъективных прав и исполнению
юридических обязанностей30.
Применительно к деятельности сотрудников милиции социально-правовая активность трактуется как усилия данной категории лиц, направленные на реализацию права и предпринимаемые ими требования, предъявляемые должностными инструкциями и другими правовыми актами31.
Социально-правовая активность сотрудников милиции должна выражаться в реагировании на обнаруженные в процессе правоприменения
недостатки законодательства, которые зачастую служат причиной неэффективности их деятельности: наличие пробелов и противоречий; нечеткость; отсутствие механизма реализации и т.д. Именно работник милиции
со своим профессиональным опытом, каждодневно применяющий право и
имеющий возможность «фиксировать» те или иные дефекты права, должен выступать в роли своеобразного источника обратной связи между
практикой и правотворчеством, обеспечивая его разнообразной информацией о назревших потребностях в правовом регулировании. В свою очередь, законодательные органы должны учитывать подобную информацию,
направлять правоприменительную практику, а при необходимости оперативно вносить коррективы в законодательство. В данном случае правовая
культура должна сигнализировать обществу о состоянии его правовой
жизни (потребностях, противоречиях, сбоях в указанных областях) в целях
приведения законодательства и других областей правовой культуры в со27
28
29
30
31
См.: Лихолоб В.Г. Правовая культура работников органов внутренних дел и ее
значение для правоприменения. Киев, 1984. С. 102.
См.: Карташов В.Н. Профессионализм субъектов юридической деятельности //
Правовая реформа и проблемы совершенствования юридической деятельности.
Ярославль, 1990. С. 17.
См.: Культурология. Энциклопедический словарь. М., 1998. С. 451.
См.: Сальников В.П. Социалистическая правовая культура. Методологические проблемы. Саратов, 1989. С. 133.
См.: Лазарев В.В., Ливченко И.П. Правоприменительная деятельность органов
внутренних дел. М., 1989. С. 8.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
72
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
ответствие с уровнем культурного (в том числе правокультурного) развития общества32.
Учитывая положительное в профессиональном опыте, следует согласиться с предложением о необходимости иметь в милиции документы,
обобщающие опыт работы сотрудников, что позволило бы сохранить это
бесценное наследие для будущих поколений33.
Обобщение результатов многочисленных социологических исследований и экспертных оценок подтверждает тезис о тесной взаимосвязи правовой культуры и законности. Уровень правовой подготовки, отношение к
праву как социальной ценности, правовые навыки и профессиональный
опыт, степень социальной активности сотрудников милиции самым непосредственным образом влияют на качество, законность и эффективность
их деятельности. Это дает основание говорить о едином социальном назначении правовой культуры и законности, так как, направляя поведение
людей в русло определенных образцов в сфере права, правовая культура
достигает тех же целей, что и законность. И, напротив, низкий уровень
правовой культуры субъектов правоприменительной деятельности фактически ведет к девальвации режима законности.
В целом уровень правово?? культуры сотрудников милиции не может
быть оценен как удовлетворительный. Так, В.Н. Кудрявцев отмечает, что
«кадры чрезвычайно слабы в области правоприменения, особенно в сфере
уголовной юстиции? только одна треть следственных работников в системе МВД имеет высшее юридическое образование. Значит, две трети пытаются вести следственные действия, не имея должной юридической подготовки»34. В подтверждение этому говорит и выступление бывшего
Генерального прокурора России В. Устинова, что «следователи в милиции
работают плохо»35, основная причина этому ? недостаточно развитая правовая культура.
Правоохранительная деятельность работников милиции требует от
них не только высокого профессионализма, но и нравственных качеств
(честности, добросовестности, совести, долга, справедливости).
Важнейшим элементом правовой культуры, непосредственно влияющим на формирование ценностных установок сотрудника милиции, является духовно-нравственное воспитание. Не случайно согласно Концепции
кадровой политики Министерства внутренних дел Российской Федерации
считается необходимым создание максимально возможных условий для
совершенствования духовных и моральных качеств персонала органов
внутренних дел, в том числе с использованием потенциала традиционных
для России религиозных конфессий. Прежде всего речь идет о сотрудничестве с Русской Православной Церковью.
Весьма интересным представляется в этом плане опыт ряда западных стран, где церковь играет значительную роль в воспитании духовно32
33
34
35
См.: Семитко А.П. Теория правовой культуры и практика // Юридическая теория
и практика: проблемы взаимосвязи. Свердловск, 1984. С. 62.
См.: Кожевников В.В. Профессиональный опыт правоприменения как структурный
компонент правовой культуры сотрудников правоохранительных органов // Проблемы действия права в новых исторических условиях. М., 1993. С. 84.
Кудрявцев В.Н. Конфликт закона и правовая реформа // Государство и право.
1997. №. 12. С. 22?23.
Гражданин-начальник // Российская газета. 2005. 22 янв.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Кондаков
73
нравственных качеств полицейских. В Германии, например, существует
специальное соглашение между Советом министров внутренних дел земель и Епископатом по работе в полиции, объединяющее в вопросах воспитания католическую и протестантскую церкви. Это соглашение определяет преподавание курса профессиональной этики, который ведут
офицеры полиции ? капелланы36.
Религия как особое духовно-социальное явление выполняет в жизни
общества ряд важнейших функций. Главнейшая среди них ? интегрирующая функция. «Суммируя поведение и деятельность индивидов, объединяя их мысли, чувства, стремления, направляя усилия социальных групп
и институтов, религия способствует стабильности данного общества»37. Безусловно, речь идет о тех религиях, которые выступают традиционными
для большинства в обществе. Религия в таком случае представляется духовно-нравственным стержнем, объединяющим народ и выполняющим
культуро- и этнообразующую роль38.
В развивающемся гражданском обществе России возможно и необходимо сотрудничество правоохранительных органов с традиционными для
наших народов религиозными организациями в деле развития духовной
культуры, правосознания и нравственно-патриотического воспитания сотрудников милиции. Безусловно, такое сотрудничество не должно противоречить действующему законодательству. Его конкретные формы рекомендованы в Концепции кадровой политики Министерства внутренних дел
Российской Федерации, Концепции воспитательной работы с курсантами
и слушателями образовательных учреждений МВД России39, в Соглашении о сотрудничестве, заключенном между МВД России и Русской Православной Церковью в 1998 г., и в других документах. В перечисленных
источниках обозначены: совместное духовно-нравственное воспитание сотрудников органов внутренних дел; патриотическое воспитание сотрудников органов внутренних дел; совместная просветительская и воспитательная работа по предупреждению правонарушений среди населения.
В свете сказанного подготовка не просто квалифицированных, но и
высоконравственных сотрудников милиции должна стать одним из приоритетов государственной политики. «И поэтому мотивация сотрудников
этих органов должна быть прежде всего связана с качеством защиты прав
и свобод граждан»40.
37
38
39
40
41
См.: Смелков И. Душа пустой не бывает, но духовным воспитанием сотрудников
мы пока не можем похвастаться // Щит и меч. 1996. 19 нояб.
Яблоков И.Н. Социология религии. М., 1979. С. 117.
См.: Бажанин Т.А. Духовность, культура как важнейшие условия формирования
личности сотрудника органов внутренних дел // Духовность. Нравственность. Правопорядок: Сборник научных статей. Красноярск, 2003. С. 65.
См.: Концепция воспитательной работы с курсантами и слушателями образовательных учреждений МВД России // Воспитательная работа в органах внутренних
дел: Сборник нормативных актов. Омск, 2001. С. 72?78.
Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2005. 26 апр.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
74
Н.Ю. Митюрина*
????У??? НЫОёЪЫ?? Н?Н ЛМЪВ???ОёМ?И ФУН?Б?ЪВОё
Ф?УЩВТТЛУМ?ОЛБП? ТУЪ?Ы?МЛНУ? ?¬?
И
сследование категории «правовая культура» в контексте изучения профессионализма сотрудников органов внутренних дел продиктовано недостаточной разработанностью целого ряда теоретических и
практических аспектов правоохранительной деятельности. Нуждаются в
переосмыслении социально-психологические основы организации правоохранительной деятельности, назрела острая необходимость в определении
новых подходов в деятельности МВД России, смысл которых, на наш
взгляд, заключается в реализации органами внутренних дел не только
правоохранительных функций, но и функций обслуживания населения и
иных субъектов правоотношений.
Государство ставит перед правоохранительными органами задачи,
направленные на ликвидацию преступности в стране, предъявляя к организации деятельности ОВД высокие требования. Одним из таких требований является профессионализм, который во многом определяется качественной подготовкой специалистов и формированием у них высокого уровня
правовой культуры.
Существование тесной связи между профессиональной деятельностью
и культурой не вызывает сомнений. Правовая культура сочетает в себе
такие понятия, как общая культура, право, личность, профессионализм.
Научное понимание феномена культуры характеризуется сложностью
и многогранностью. В философской и культурологической литературе уже
давно сформировался достаточно полный анализ эволюции данного понятия и сделан вывод о сильной зависимости понимания культуры и перспектив ее развития от различных методологических, теоретико-познавательных, а также идеологических, социально-политических установок исследователей.
Разработаны различные структурно-системные модели культуры, позволяющие выделить ее существенные признаки. Разброс методологических
позиций отражает разнообразие трактовок понятия «культура». Разные
исследователи понимают ее по-разному: как способ деятельности человека
(Э. Маркарян); воплощенные ценности (Н. Чавчадзе); специфический способ организации и развития жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм, духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой,
к самим себе (С.С. Аверинцев); систему результатов человеческой деятельности, несущую в себе аккумулированный опыт, накопленный разумом
(В. Давидович, Ю. Жданов); воплощение творческих сил общества и человека в определенных культурных ценностях (Е. Боголюбова); механизм,
регламентирующий и регулирующий поведение и деятельность человека в
конкретном обществе, где человек выступает носителем, субъектом этой
* Секретарь Ученого совета Саратовского юридического института МВД России,
кандидат психологических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Митюрина
75
культуры, как процесс творческой самореализации сущностных сил, способностей человека, выражающий меру власти человека над внешней и
над его собственной психической и физической природой (И.Ф. Исаев).
Подобное разнообразие трактовок феномена культуры позволяет выделить три основных подхода к ее толкованию: аксиологический, деятельностный и личностный1.
Согласно аксиологическому подходу культура понимается как совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человечеством
(А.А. Зварыкин, Г.П. Францев, Н.З. Чавчадзе). Зарубежные авторы
(А. Кребер, Т. Парсонс, Р. Мертон) рассматривают культуру как совокупность образов, систему ценностей, идей, детерминирующих упорядоченность и управляемость социальными системами.
Важно отметить, что культура не только трактуется как опыт, где она
связывается с современной системой воспроизводства деятельности человека (здесь делается акцент на характеристику культуры как информационной системы), но выделяется и уровень элементов системы, представленной программами будущих, потенциально возможных видов и форм
деятельности человека (В.С. Степин). При этом культура является отражением «человеческого существования, содержащего многогранную композицию идей, ценностей, образцов поведения, которые играют огромную
формирующую роль в развитии цивилизации, равно как и в развитии отдельной личности». Здесь общественное значение культуры состоит в ее
прогностических возможностях, которые, по определению И.А. Бернштейна, играют роль «моделей потребностного будущего»2.
Деятельностный подход к культуре выражается в ее толковании как
специфического способа деятельности, как способа реализации творческих
сил и способностей человека в конкретной деятельности (В.Е. Давидович,
И.Ф. Исаев, Ю.А. Жданов, М.С. Каган, Э.С. Маркарян). Выделяют также
технологическую природу культуры, понимая ее как устоявшуюся систему
норм, упорядочивающих деятельность, взаимодействие и общение людей
(О.И. Джиоев, И.Н. Семенов). Социальная значимость феномена культуры определяется тем, что именно культура формирует социально направленную активность человека, ориентируя его на преобразование среды и
связанное с этим саморазвитие индивида.
Особенность личностного подхода выражается в убеждениях, навыках
и стереотипах поведения, самоконтроле, творческой реализации деятельности, мыслей, чувств человека. О культуре в таком контексте говорят как
о «мере развития человека» (Ф.Ш. Мухаметзянова), а также как о «нормотворчестве» (И.Н. Семенов), т.е. о создании новых культурных норм, когда индивид освоил поле профессиональной деятельности, выстроил свои
отношения в обществе3.
Правовая культура представляет систему ценностей, правовых идей,
убеждений, навыков и стереотипов правового поведения, правовых традиций, принятых членами определенной общности (государственной, религи1
2
3
См.: Деркач А.А. Акмеологические основы развития профессионала. М.; Воронеж, 2004.
Роль культуры в формировании личности / Под ред. Е.М. Бабосова. Минск,
1980.
См.: Деркач А.А. Указ. соч.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
76
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
озной, этнической) и используемых для регулирования их деятельности и
отношений (М.Е. Волосов, В.Н. Додонов)4.
В акмеологических исследованиях категория правовой культуры рассматривается как личностная и деятельностная характеристика человека
(О.С. Анисимов, С.А. Анисимов, Г.И. Марасанов). Определяющим при
этом является социально-философское понимание культуры в ее гуманистической направленности, поскольку оно выводится из генетической связи личности и деятельности и предполагает социокультурную регуляторную активность личности при овладении предметом деятельности.
Правовая культура выступает как система идей, принципов, убеждений,
способностей, позволяющая субъекту выделить максимально близкий к
оптимальному способ совершенствования своей жизни, обеспечивающий
эффективное выполнение правоохранительной деятельности.
В литературе выделяется три уровня развития правовой культуры индивида ? высокий, средний, низкий. Для каждого из этих уровней характерно различное соответствие правовых представлений личности о подлинном правовом государстве и обществе и, как следствие, различающееся
правомерное поведение людей, обладающих им.
Уровень достоверного, систематизированного, устойчивого, теоретикопрактического отражения правовой реальности в психологии людей и развитом правосознании определяется уровнем правовой культуры, в максимальной степени обеспечивающей правомерное поведение. Другие уровни
характеризуются увеличением несоответствий правовой психологии и правосознания людей, т.е. совокупности правовых взглядов, чувств, в которых
выражено отношение к действующему праву, степени осознания необходимости выполнения правовых норм, сферы сознания, связанной с отражением правозначимых явлений и обусловленной правозначимыми ценностями, правопониманием, представлением должного правопорядка.
Правовая культура как личностная и деятельностная характеристика
профессионализма сотрудников правоохранительных органов тесно связана с правосознанием. Но она шире правосознания, так как включает помимо знания и оценки права юридически значимое поведение людей и материализованные юридические ценности. Правовая культура, зависящая
от объективных общественно-политических, экономических и социальнопсихологических условий общества и одновременно от способов реализации внутренних характеристик личности, представляет собой юридическое
богатство общества и рассматривается в контексте двух составляющих ?
общества и индивида.
Правовая культура общества как часть его общей культуры характеризуется состоянием правосознания, уровнем совершенства законодательства и состоянием законности в стране, соотношением общечеловеческого
и национального в праве, степенью развитости в стране юридической науки и юридического образования, эффективностью деятельности правоохранительных органов.
Говоря о правовой культуре индивида, прежде всего исходят из параметров определения культурного уровня личности как интегрирующего
показателя развития сущностных сил, достигнутых социальным субъектом. Понятие «культурный уровень» отражает степень приобщения личности к общемировым ценностям и идеям, объем и качество усвоенных
4
Краткий юридический словарь / М.Е. Волосов, В.Н. Додонов. М., 2004. С. 201.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Митюрина
77
знаний и приобретенных навыков, характеризует в самом общем виде
правосознание, уровень овладения тем богатством, которое накопило человечество в ходе исторического развития.
Содержание, характеризующее уровень культуры сотрудника органов
внутренних дел, условно можно разделить на два основных уровня ? культурно-специальный и общекультурный.
Культурно-специальный уровень характеризуется образовательными,
квалификационными параметрами личности и степенью применения научно-технического потенциала, научных достижений, собственных наработок в конкретной области жизнедеятельности, творчества. Общекультурный уровень развития личности выражает степень ее активного
отношения к духовной культуре, потенциальную и реальную культурную
деятельность, систему затрат на нее, мотивацию и избирательность, эстетические вкусы, оценки, показатели правосознания и нравственного развития личности, отражая тем самым ее правовую зрелость.
Правовая зрелость личности находится в тесной взаимосвязи с правовой зрелостью общества, состоянием законности и правопорядка страны.
Социально-правовой кризис системы государственного управления, правовой нигилизм как одна из форм его проявления не могли не отразиться
на состоянии правовой культуры сотрудников органов внутренних дел.
Низкий уровень правовой культуры и профессионального правосознания
сотрудников органов внутренних дел представляется существенной причиной низкого профессионализма правоохранительной деятельности. Поэтому так актуальна и своевременна постановка комплексной цели по формированию правовой культуры сотрудников ОВД.
Основными критериями формирования правовой культуры являются:
? знание действующего законодательства, ведомственных актов, способов толкования права, обеспечивающих законность и обоснованность
правоприменительной деятельности;
? соответствие личностных качеств сотрудника должностным квалификационным требованиям;
? наличие профессионального отношения к праву, его принципам и
нормам;
? уважение правовых требований. Содержание уважения к праву
включает уважение к действующему законодательству и принципам законности, к правам, законным интересам и достоинству личности, а также
результатам правовой деятельности и юридическим ценностям;
? следование режиму законности на основе убеждений и привычки
соблюдать правовые предписания;
? нетерпимость к произволу и злоупотреблениям;
? навыки правового профессионального поведения, выраженные в
умении эффективно использовать юридические и специальные средства
для достижения целей правопорядка;
? способность оптимально обеспечить права и свободы личности;
? правовое обучение и воспитание граждан.
Таким образом, правовая культура имеет основополагающее значение для функционирования и развития любого демократического общества, а потому рост профессионализма сотрудников органов внутренних дел
и правовой культуры как его интегрального показателя является основным условием повышения авторитета правоохранительных органов, обеспечения правопорядка и общественной безопасности страны.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА, ПРАВОТВОРЧЕСКАЯ
И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА
А.А. Зелепукин*
??Л?Л?ВТН?? ЪВ?МЛН? Л НЫОёЪЫ?? Б?НУМУЪ?У??ВТЪ??
В
озросшая сегодня роль законодательства в жизни личности, общества и государства предполагает понимание того, каким образом
оно создается, формируется и развивается, в чем суть законотворчества.
Без такого знания исключается успешная деятельность по созданию законов и подзаконных актов, призванных служит задачам обеспечения свободы личности и прогресса общества.
Успешная деятельность по созданию законов (иных правовых нормативных актов) зависит прежде всего от правовой культуры законодателя,
его подлинно творческого отношения к своей миссии, от владения юридической наукой и приемами законодательной техники. Суть правовой культуры законодателя как составной части всеобщей культуры заключается
в образе мышления и соответствующего действия, основанного на признании и познании общечеловеческих ценностей права, требований законности и режима правопорядка, в соответствии с которыми осуществляются
законотворческая деятельность и правореализующая практика.
Правовая культура законодателя, безусловно, связана с общей культурой. Ее мощное благотворное влияние на правовое сознание, мышление,
мировоззрение законодателей, на их ценностные правовые установки непосредственно (или опосредствованно) определяет характер законодательства, отвечающего историческому и национальному духу народа, его чаяниям, потребностям и интересам. Вместе с тем правовая культура
законодателя в качестве обратной связи воздействует на общую культуру,
защищает и создает условия ее свободного развития путем выработки более совершенных законов, установления режима правовой стабильности,
последовательного проведения в жизнь требований законности и режима
правопорядка.
Несмотря на достаточно активное исследование различных аспектов
данной проблемы в юридической научной литературе1, следует констатировать, что на качество законов это влияет не всегда. Российское законо*
1
Доцент, докторант Саратовского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
См., например: Керимов Д.А. Законодательная техника. М., 1998; Культура и
техника законотворчества. М., 1991; Методология права. М., 2003; Тихомиров Ю.А. Как готовить законы. М., 1993; Правовые акты. М., 1999; Власенко Н.А. Основы законодательной техники. Иркутск, 1995; Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. М., 1996; Пиголкин А.С. Законотворчество в Российской Федерации. М., 2000; Чухвичев Д.В. Законодательная
техника. М., 2006.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.А. Зелепукин
79
дательство страдает множеством недостатков как формального, так и содержательного характера. Особенно отчетливо дефекты законотворчества
проявляются в актах, принятых в последние 10?15 лет. Ситуация усугубляется и тем, что к настоящему времени отсутствует необходимая нормативная регламентация данного вопроса2. Большинство правил подготовки
нормативных актов носят рекомендательный характер.
Известно, что создание закона не только предполагает у законодателей наличия общей культуры, но и требует от них специальных знаний,
профессиональных навыков овладения искусством формулирования законодательных актов. В этой связи представляется, что слабость отечественной правовой системы, сложившееся в массовом сознании не слишком
уважительное отношение к праву во многом стали результатом технического несовершенства новых российских законов. Некомпетентность и самоуверенность чиновников порой оборачиваются трагическими последствиями не только для механизма правового регулирования, но и для всей
общественной жизни3.
Таким образом, очевидна потребность в расширении и углублении профессиональной компетентности парламентариев, служащих государственного аппарата (и особенно юристов) в постижении специально-юридических
знаний в области права, законодательства и законодательной техники.
Юридическая техника ? это совокупность правил, приемов, способов
подготовки, составления, оформления юридических документов, их систематизации и учета. Различаются следующие виды юридической техники:
законодательная (правотворческая) техника; техника систематизации нормативных актов; техника учета нормативных актов; техника индивидуальных актов.
Нас главным образом интересует именно законодательная техника,
имеющая две основные цели. Во-первых, это рациональное, адекватное регулирование общественных отношений, четкое, недвусмысленное, определенное, краткое, экономичное, в известной мере единообразное, стандартное изложение нормативных актов. Многословие, расплывчатость
формулировок, недостаточная четкость и наличие юридических пробелов
снижают эффективность правового регулирования. Во-вторых, ориентация законодательной техники на субъектов ? адресатов нормативных актов, состоящая в том, чтобы сделать нормативные акты достаточно понятными, ясными для лиц, которым они адресованы, исключить у них
сомнения относительно их прав и обязанностей, предусмотренных нормативными актами.
Так, Ю.А. Тихомиров, рассматривая законодательную технику как систему правил познавательно-логического и нормативно-структурного формирования правового материала и подготовки текста закона, выделяет
шесть взаимосвязанных элементов: а) познавательно-юридический; б) нормативно-структурный; в) логический; г) языковый; д) документально-технический; е) процедурный4.
2
3
4
См., например: Методические рекомендации по юридико-техническому оформлению законопроектов. М., 2004.
См.: Чухвичев Д.В. Указ. соч. С. 4.
См.: Тихомиров Ю.А. Законодательная техника как фактор эффективности законодательной и правоприменительной деятельности // Проблемы юридической
техники: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. Н.Новгород, 2000. С. 39.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
80
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Иными словами, в процессе создания нормативного акта законодатель должен осуществить комплекс мероприятий, определяющих процесс
правотворчества:
? исследование различных социальных факторов, обусловливающих
потребность в нормативно-правовом регулировании соответствующих общественных отношений;
? выявление и тщательный учет многообразных интересов социальных и национальных образований, общественных групп и общества в целом, их особенностей, обычаев, традиций;
? использование соответствующих достижений науки, техники, культуры;
? проведение сравнительного анализа проектируемого закона не
только с аналогичными установлениями прошлых и ныне действующих законодательных систем других государств, но и с другими регуляторами
общественной жизнедеятельности;
? постановка в необходимых случаях специальных экспериментов для
определения оптимального варианта правового регулирования соответствующих групп общественных отношений и выработки наиболее эффективной формы правового воздействия на эти отношения;
? определение связи, соответствия и взаимодействия проектируемого
закона с данной правовой системой в целом и с Конституцией;
? совершенствование организационных форм, процедуры создания
закона5.
Таким образом, можно выделить три основные группы правил законодательной техники: а) правила по внешнему оформлению нормативных актов; б) правила, относящиеся к содержанию и структуре нормативного акта; в) правила и приемы изложения норм права (язык нормативных актов).
Рассматривая правила первой группы, необходимо отметить, что любой нормативный акт должен иметь необходимые реквизиты, которые отражали бы его юридическую силу, предмет регулирования, сферу действия, придавали бы ему официальность ? название вида нормативного
акта (закон, указ, постановление и т.д.), название органа, его издавшего,
наименование акта, отражающего его содержание, предмет регулирования, дату и место его принятия, регистрационный номер, подпись соответствующего должностного лица и др.
Безусловно, главное в нормативном акте ? его содержание. Нормативный акт должен иметь достаточно определенный предмет регулирования и рассчитан на установление однородных общественных отношений.
Он не должен регулировать отношения разного рода и типа. Отношения,
составляющие предмет регулирования разных отраслей права, должны
быть закреплены в особых актах.
Нормативный акт не должен содержать пробелов, по возможности избегать исключений и отсылок. Важные принципиальные вопросы не должно заслоняться второстепенными, чему обязана способствовать определенная структура нормативного акта, строящаяся на логически
последовательном изложении акта, отражающего специфику регулируемых общественных отношений.
5
См.: Керимов Д.А. Законодательная техника // Общая теория государства и
права: В 2 т. / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2. С. 175.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.А. Зелепукин
81
В числе правил, относящихся к структуре нормативного акта, можно
выделить:
? нормы общего характера, помещающиеся в начале нормативного
акта;
? однородные нормы, изложенные компактно. В больших по объему
правовых актах нормы должны обособляться в главы, разделы, части, каждая глава, раздел, часть должны иметь название6.
При разработке нормативного акта особое внимание необходимо обращать на язык нормотворчества, т.е. правила и приемы изложения правовых норм в статьях нормативного акта.
Культура законотворчества непременно предполагает логически последовательное изложение содержания закона, строго выдержанный профессиональный стиль и язык закона и вместе с тем его простоту, понятность, доступность. Трудно переоценить значение логики, стиля и языка
закона, так как вряд ли, кроме юриспруденции, можно назвать какую-нибудь иную область общественной практики, где алогично построенная
фраза, разрыв между мыслью и ее текстуальным выражением, неверно
или неуместно использованное слово способны повлечь за собой тяжелые,
иногда даже трагические последствия. Нарушение логики изложения закона, неточность его понятий и формулировок, неопределенность использованных терминов порождают многочисленные вопросы, влекут изменения и дополнения, различные толкования и разъяснения, вызывают
непроизводительную трату времени, сил и энергии, одновременно являясь
питательной почвой для бюрократической волокиты, позволяют извращать
смысл закона и неправильно его применять7.
Таким образом, общее правило изложения норм права состоит в том,
что эти категории следует излагать кратко, четко и определенно. Краткость и определенность формулирования достигается различными приемами изложения норм права, использованием терминов, стандартных
языковых оборотов. При этом следует помнить, что законодательные акты
создаются не только для юристов, а для всех субъектов права.
Отсюда вытекают определенные требования к языку нормативных
актов:
? формулировки норм права должны обладать определенной стандартностью, стереотипностью, грамматическим единообразием;
? единая терминология нормативных актов. Для этого необходимо
один и тот же термин, понятие в нормативном акте употреблять в одном
значении;
? использование общепризнанных в науке и практике терминов. Терминологическое различие здесь неуместно, ибо оно может внести разнобой
при толковании и применении норм права;
? исключение употребления иностранных слов, неологизмов, архаизмов, метафорических выражений, афоризмов и т.п., недопущение нечетких, двусмысленных, многозначных выражений. Достоинством языка права должны являться четкость, краткость, определенность, стереотипность,
единообразие, доступность для понимания.
6
7
См.: Чеданцев А.Ф. Юридическая техника // Общая теория государства и права: В 2 т. / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2. С. 369.
См.: Керимов Д.А. Указ. соч. С. 55.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
82
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Проблема понятий в законодательной технике приобретает сегодня
особое значение. Д.А. Керимов отмечает, что в законотворческом процессе
используются две основные разновидности понятий: понятия неправовые
(обычные в обиходе, заимствованные из повседневной жизни или из специальных отраслей знаний) и понятия правовые (преобразующие социальную реальность в правовую путем привнесения в нее правовых свойств
или профессионально-специфического отражения правовых явлений и процессов, условий и обстоятельств, действий и бездействий и т.п.)8.
При этом как неправовые, так и правовые понятия могут быть конкретными и абстрактными. Законодатель должен соблюдать разумную
меру при формировании абстрактных положений, добиваться их гибкости,
эластичности, целесообразного соотношения абстрактных и конкретных
понятий. Последние призваны детализировать, развивать, развертывать
абстрактные понятия в целях определенного решения конкретных дел.
Иначе говоря, законодатель должен уметь выбрать такой способ правового регулирования общественных отношений, который позволил бы легко
переходить от абстрактного к конкретному, от общего к особенному и отдельному, не нарушая гармоничности и согласованности между ними, не
искажая духа и смысла закона. По такому пути, как правило, и идет законотворческая практика, нередко используя так называемые правовые
стандартные понятия (справедливость, доверенность, доверие и т.п.), которые оказываются вполне пригодными в решении конкретных дел.
Следует согласиться с Н.А. Власенко, который высказывается за необходимость использования правовых понятий, несмотря на трудности их
понимания для неспециалиста9. Однако не следует употреблять правовые
понятия в тех случаях, когда они могут быть легко заменены неправовыми, не искажающими смысл закона.
Нельзя не учитывать того обстоятельства, что правовые понятия ?
лишь средство законодательной техники, с их помощью выражаются предписания закона. Поэтому задача законодателя ? добиться максимальной
точности и доступности для понимания предписаний закона всеми, к кому
они обращены.
Проблема использования понятий в законотворчестве напрямую связана с построением правовых конструкций. Правовая конструкция ? наиболее высокая правовая абстракция, охватывающая ряд однопорядковых
правовых понятий низшего уровня и выявляющая главное, основное, существенное в этих понятиях10. Смысл правовых конструкций состоит в
том, что соответствующие понятия объединяются в единое целое, на основе которого посредством дедукции делаются логические выводы, применимые к понятиям низшего порядка. Например: из различного рода договоров формируется общее понятие договора; из множества понятий
договора ? понятие сделки; из различных форм собственности складывается общее понятие собственности; из различных субъектов права ? понятие субъекта права вообще и т.д. Тем самым правовые понятия низшего
порядка группируются, интегрируются и упорядочиваются вокруг одного
общего понятия, наиболее высокой правовой абстракции, из которой мо8
9
10
См.: Керимов Д.А. Указ. соч. С. 49?54.
См.: Власенко Н.А. Указ. соч. С. 44?52.
См.: Керимов Д.А. Указ. соч. С. 51.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.А. Зелепукин
83
гут логически вытекать новые понятия низшего уровня, а вся правовая
конструкция ведет к формированию правового института. Функция правовой конструкции в том и состоит, что ею логически связываются правовые
нормы, статьи закона в органически единую правовую, законодательную
систему.
С точки зрения законодательной техники при формировании правовой конструкции необходимо соблюдать следующие требования. Она должна: во-первых, точно и полно охватывать те нормы, статьи закона, из
которых она выводится; во-вторых, быть целостной, системной, соответствовать другим правовым конструкциям, выведенным из иных норм, статей закона; в-третьих, в максимальной мере служить целям права, законодательства; в-четвертых, отличаться ясностью, простотой, легкостью
понимания и реализации; в-пятых, в максимальной мере служить осуществлению цели права и задачам законодательства. При этом законодателю необходимо найти лучший способ понимания и отражения в законе
чрезвычайно сложной правовой реальности, ибо последствия недоброкачественных или неуместных правовых конструкций могут оказаться тяжелыми, опасными и трагичными. Поэтому законодатель должен помнить о
том, что создание правовых конструкций ? дело сложное, ответственное и
к нему надо подходить с особым вниманием. Достижению указанных
свойств текстов нормативных актов способствуют разные способы (приемы) изложения норм права11.
Норма права может быть сформулирована в виде нормативного или
повествовательного (утвердительного или отрицательного) предложения.
С логико-языковой точки зрения норма есть высказывание о должном или
возможном поведении ее адресатов. В нормативном высказывании всегда
наличествуют нормативные термины «запрещено», «обязан», «имеет право» и т.п.
Во многих случаях норма и формулируется в виде нормативного предложения с использованием указанных и им подобных терминов. Например, «продавец вправе», «должник обязан», «суд имеет право», «следователь обязан» и т.п. Но довольно часто норма оформляется в виде
повествовательного предложения без использования нормативных терминов. Это имеет место в случаях, когда описываемое действие является одновременно и правом, и обязанностью субъектов.
По степени обобщенности, абстрактности изложения можно выделить
абстрактный и казуистический способы изложения. Обобщенный способ
изложения сводится к обобщению многих действий к одному более общему или абстрактному понятию без детального описания, без детального
перечисления обстоятельств. При казуистическом способе изложения обстоятельства детально (казуистически) перечисляются. Например, ст. 102
Конституции определяет полномочия Совета Федерации Федерального Собрания России. Каждый из способов имеет свои достоинства и недостатки. С помощью первого способа достигается краткость, с помощью второго ? точность, конкретность изложения.
По степени полноты изложения нормы выделяются прямой, ссылочный, бланкетный способы. При прямом способе все элементы, все содержание нормы изложены в одной статье. При ссылочном способе вместо
11
Чеданцев А.Ф. Указ. соч. С. 371.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
84
первой (гипотезы) или второй части (диспозиции, санкции) сформулирована отсылка к другой статье данного или иного, конкретно указанного нормативного акта. Бланкетный способ (от франц. «бланк» ? белый, чистый)
состоит в том, что дается отсылка к определенному роду, виду каких-либо
правил. Например, «нарушение прави?? пожарной безопасности» (ст. 219
УК РФ). Сами правила в этом случае многочисленны, могут изменяться,
а бланкетная норма оставаться неизменной. С помощью двух последних
способов достигается краткость, законодательная экономия.
Таким образом, в культуре законотворчества аккумулируются разносторонние знания действительности, ее истории и перспектив развития,
специальные знания о праве, законе и законодательной технике, умелое
их использование в практической деятельности по созданию законов и их
реализации. Овладение этими знаниями и их использование в процессе
законотворчества позволяют создавать научно обоснованные и технически
совершенные законодательные акты, в полной мере отвечающие назревшим потребностям общественного прогресса. Законодатель должен обладать всесторонними и глубокими знаниями, постоянно пополнять их в повседневном общении с народом, обогащаться его мудростью. Для того
чтобы переложить все это на язык закона, ему следует овладеть мастерством законотворчества, профессионального использования приемов законодательной техники.
И.А. Зайцева*
????У??? ?В?О?ПВМЪ??Л? ТОВ?ТЪ?ВММ?? ?ВИТЪ?ЛИ
? НУМЪВНТЪВ Ф???У?УИ НЫОёЪЫ??
С
оставной частью духовной культуры общества является правовая
культура, которая оказывает влияние на формирование каждой
отрасли права. Правовая культура ? это система и результат сложнейших социально-правовых отношений между государством и обществом1.
Каков уровень правовой культуры общества, таковы и законы. Особую
роль в области правовой культуры общества играет уголовно-процессуальное право. В 1998 г. при подписании Амстердамского договора странами Европейского Союза при непосредственном участии России были определены меры по совершенствованию сотрудничества в сфере борьбы с
преступностью, а также в правовой регламентации уголовного судопроизводства. Данный документ значительно повысил способность этих стран
по осуществлению эффективных действий по предупреждению преступлений и борьбе с ними и повлиял на содержание уголовного судопроизводства данных государств.
* Старший преподаватель кафедры уголовно-процессуального права и организации расследования преступлений Саратовского юридического института МВД
России, кандидат юридических наук.
1 См.: Рогова Т.А., Напреенко А.А. Правовая культура на пути к правовому государству // Государство и право: вопросы методологии, теории и практики
функционирования / Под ред. А.А. Напреенко. Самара, 2001. С. 56.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.А. Зайцева
85
Конечно же, сам факт отправления уголовного судопроизводства подтверждает наличие в обществе не только социальных противоречий, но и
опасных их проявлений ? преступлений, которые требуют адекватного реагирования, выраженного своевременным противодействием данному преступлению. Однако воздействия уголовного процесса на позитивное формирование общественных отношений весьма ограничены2, так как борьба
с преступностью ? это применение обществом и государством комплекса
мер не только правового характера, но и экономического, политического,
идеологического и социально-культурного3. К сожалению, долгое время
бытовало мнение, будто с помощью права, а именно уголовно-процессуального, можно разрешить чуть ли не все социально-экономические противоречия в обществе, т.е. внеэкономическими методами возможно воздействовать на волевое поведение людей4. Такое представление об уголовном
судопроизводстве определялось искаженными методами, задачами и целями старого уголовно-процессуального закона, оставшегося в сознании
следователей, судей и прокуроров и не имеющего ничего общего с обеспечением основных прав и свобод личности, являющимся приоритетным конституционным направлением. Кроме того, ориентация уголовного процесса лишь на борьбу с преступностью может служить благодатной средой
возникновения судебных ошибок, ограничения в правах и осуждения невиновных лиц.
Именно поэтому в русле проведения правовой реформы в России во
имя защиты прав и свобод человека и гражданина, интересов российского общества и государства существенная роль законодателем также была
отведена совершенствованию уголовного судопроизводства. Впервые российский уголовно-процессуальный закон поставил совершенно новую цель
уголовного судопроизводства ? не борьба с преступностью, а защита граждан не только от преступных посягательств, но и от незаконного и необоснованного подозрения и обвинения гражданина и реабилитацию каждого, кто подвергся такому преследованию со стороны правоохранительных органов. Уголовно-процессуальное право тем самым дало толчок для
формирования совершенно новой парадигмы правоохранительных органов. При этом показателем правовой культуры лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, должно быть такое правосознание, которое направлено на защиту и охрану прав граждан, вовлеченных в ее сферу.
«Порядок судопроизводства должен быть таким, чтобы гражданин, нуждающийся в защите своего права, мог быстро и легко получить ее, а правоохранительные органы, суд были в состоянии без проблем удовлетворить это требование»5.
Однако социально-экономическое развитие нашего общества за последние 15 лет отложило негативный отпечаток на сознание граждан. Гражданское общество почти не реагирует на то, что права и свободы чело2
3
4
5
См.: Францифоров Ю.В. Противоречия уголовного процесса. М., 2006. С. 130.
См.: Карпец И.И. Преступность как реальность // Вопросы философии. 1989.
№ 5. С. 88.
См.: Яцеленко Б.В. Противоречия уголовно-правового регулирования: Дис. ?
д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 247.
Анашкин О.А. Сроки в уголовном процессе на досудебных стадиях: Учебное пособие. М., 2006. С. 19.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
86
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
века и гражданина не стали у нас высшей ценностью, как записано в
Конституции РФ. А государство, порой грубо нарушающее права и свободы человека и гражданина, практически не несет за это никакой ответственности. «Все это разрушает и без того слабую правовую культуру общества, подрывая веру в устойчивость правовых и демократических
институтов государства, его мораль»6.
По всей видимости, именно эти факты, а также и другие составляющие повлияли на то, что не все ученые и практики в области уголовного
судопроизводства, будучи «детьми своего общества», оказались не готовыми к осознанию новой парадигмы. Об этом говорит тот факт, что большинство процессуалистов, судя по публикациям, с подозрением отнеслись
к новому назначению уголовного судопроизводства, зафиксированного в
ст. 6 УПК РФ, хотя она по своей сути оказалась связанной «с защитой основных ценностей и норм общества, к которым относятся в первую очередь права человека»7.
К сожалению, и законодатель не до конца справился с поставленной
перед ним задачей. Во-первых, формулируя назначение уголовного судопроизводства, он не учел требования уголовного закона, где основной идеей является борьба с преступными посягательствами. Так, ст. 2 УК РФ
закрепляет охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности,
общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Во-вторых, законодатель должен был в
соответствии с новой целью уголовного судопроизводства не только сформировать принципиально новые основополагающие юридические идеи, но
и указать механизмы их реализации на практике. Но законодатель не
смог исключить противоречия и пробелы в уголовно-процессуальном законе, которые привели к несбалансированности правовых средств по раскрытию преступлений и защиты прав личности.
Непоследовательность и противоречивость предписаний и норм, наличие большого количества отсылочных статей в УПК РФ повлияли на разрабатываемые криминалистические рекомендации по производству следственных действий. Это связано с тем, что необходимо исходить «не только
из основных, руководящих положений уголовно-процессуального законодательства, но и из предусмотренных законом возможностей, при определенных условиях отступления от них»8. В результате появились затруднения в судебно-следственной практике при производстве следственных
действий по уголовному делу.
Эффективное расследование преступлений во многом зависит от правильно организованного и квалифицированного производства следствен6
7
8
Цыбулевская О.И. Правовая культура субъектов власти: нравственный аспект
// Правовая культура. 2006. № 1. С. 18.
Мизулина Е.Б. Комментарий к ст. 6 УПК РФ // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. С. 83.
Леви А.А. О некоторых проблемах культуры уголовно-процессуального законодательства // Проблемы преступности: традиционные и нетрадиционные подходы. М., 2003. С. 122.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.А. Зайцева
87
ных действий, что, в свою очередь, напрямую обусловлено правовой культурой следователя. Это связано с тем, что следственные действия характеризуются не только правовой регламентацией, но и активностью следователя, производящего следственное действие самостоятельно. Следователь
должен оптимально правильно произвести следственное действие: собрать, закрепить и исследовать, а в дальнейшем и использовать доказательства, уличающие лицо в совершении преступления, а также установить и другие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному
делу. Законодатель в связи с новым назначением уголовного судопроизводства внес достаточные изменения в правовую регламентацию следственных действий, усилив тем самым гарантии прав участвующих в них
лиц. Так, например, в УПК РФ появились предписания, непосредственно
охраняющие честь и достоинство участвующих в них лиц. «В этом находит
свое проявление тенденция к превращению нравственных норм в правовые, соответствующая в полной мере положениям о возрастании нравственных начал в жизни общества»9.
Нравственные начала диктуют следователю абсолютную недопустимость не только физического, но и психологического насилия над личностью в процессе получения доказательств при производстве следственных
действий. Кроме того, следственное действие должно быть безопасным
для жизни и здоровья участвующих в нем лиц. Указанные предписания
призваны свести к минимуму моральный вред таких следственных действий, как допрос, проверка уточнений показаний на месте, следственный
эксперимент, личный обыск, освидетельствование и др.
В аспекте правовой культуры все вышеизложенное, несомненно, оказывает влияние как на положительные моменты в правовой регламентации следственных действий, так и на причины, ведущие к возникновению
проблем при их производстве. Обратимся к анализу некоторых из них.
1. Проблемы понятия, признаков и системы следственных действий.
Несмотря на то, что производство следственных действий составляет главное содержание стадии предварительного расследования, являясь основным способом собирания и проверки доказательств по уголовному делу,
вопрос о понятии и признаках следственных действий, правовых оснований их проведения всегда был и до сих пор остается дискуссионным. Причиной споров служит следующий факт. Несмотря на то, что в новом УПК
РФ о следственных действиях и идет речь во многих статьях, однако определения данного понятия, признаков и четкого исчерпывающего перечня
следственных действий законодатель не дает. Лишь в п. 32 ст. 5 УПК РФ
законодатель говорит, что следственные действия ? это разновидность
процессуального действия, предусмотренного настоящим Кодексом. По
этой причине в УПК РФ нет четкого разграничения следственных и судебных действий, в связи с чем законодатель допускает неточности. Так, в
ст. 288 УПК РФ указывается, что в ходе судебного следствия суд производит следственный эксперимент, а не судебный эксперимент. Производство судебных действий имеет свои особенности, его регламентация осуществляется отдельно от следственных действий. Кроме того, субъекты
производства следственных и судебных действий также имеют отличия.
9
Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,
2001. С. 153.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
88
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Так, согласно ст.ст. 37?41, 86 УПК РФ субъектами производства
следственных действий являются следователь, дознаватель, начальник
следственного отдела, прокурор. Кроме того, согласно ч. 4 ст. 38 УПК РФ
орган дознания по поручению следователя также уполномочен осуществлять производство следственных действий, а согласно п. 19 ст. 5, п. 2 ч. 2.
ст. 40 и ст. 157 УПК РФ на орган дознания и на другие органы возлагается возможность производства неотложных следственных действий, к которым могут относиться отдельные следственные действия, такие как
осмотр, обыск, выемка, допрос (кроме допроса обвиняемого), проверка показаний и др.
Законодатель в УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР, круг неотложных следственных действий не определяет. В соответствии с УПК РФ задержание подозреваемого относится только к мерам принуждения и можно ли его проводить в случаях, не терпящих отлагательств, законодатель
умалчивает. Поэтому идет спор ученых о системе следственных действий,
в том числе и об отношении задержания подозреваемого к данной системе. Некоторые ученые считают задержание подозреваемого в одном ряду
с мерой принуждения и следственным действием10.
Конечно же, наличие таких недоработок законодателя в уголовно-процессуальном законе не дает положительного эффекта в определении понятия, признаков и системы следственных действий, что также связано с
правовой культурой законодателя. Но есть и положительный момент.
В УПК РФ появились новые следственные действия ? проверка показаний на месте (ст. 194) и контроль и запись переговоров (ст. 186). За закрепление в законе первого из них много лет высказывались и ученые, и практики. А отнесение такого действия, как контроль и запись переговоров к
следственным действиям вызвало неоднозначное мнение ученых и практиков, так как аналогичное действие «прослушивание телефонных переговоров» закреплено п. 10 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее ? Закон об ОРД) в качестве оперативно-розыскного мероприятия. При сравнении норм УПК РФ и Закона об ОРД в
отношении данного действия трудно найти существенные различия между
ними. И в первом, и во втором случаях прослушивание и запись переговоров осуществляются с разрешения суда.
Если следователь согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК и ч. 3 ст. 7 Закона об
ОРД поручает проведение прослушивания органу дознания, то речь идет
не о следственном, а об оперативно-розыскном мероприятии. Более того,
следователь вправе истребовать от оперативного органа материалы звукозаписи независимо от того, проводились ли прослушивание и запись в
качестве следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия. Оперативный орган в обоих случаях в соответствии со ст. 86 УПК и
ст. 11 Закона об ОРД должен представить следователю фонограмму со
своим сопроводительным документом. Согласно ст. 186 УПК контроль пе10
См., например: Быков В.М., Жмурова Е.С. Следственные действия по Уголовнопроцессуальному кодексу РФ // Правоведение. 2003. № 2. С. 131; Лукашевич В.З. Задержание подозреваемого как мера процессуального принуждения
// Уголовный процесс России. Общая часть: Учебник для вузов / А.И. Александров, С.А. Величкин, Н.П. Кириллова и др. / Под ред. В.З. Лукашевича. СПб.,
2004. С. 322.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.А. Зайцева
89
реговоров, т.е. их прослушивание и фиксацию, осуществляет не следователь, а «соответствующий орган» ? ФСБ и МВД (ч. 4 ст. 6 Закона об
ОРД), который использует имеющиеся у него оперативно-технические силы и средства. Здесь роль следователя сводится лишь к получению разрешения суда на прослушивание, а затем к осмотру и прослушиванию представленной ему фонограммы, составлению об этом протокола. Фактически
же прослушивание и запись переговоров производятся соответствующей
спецслужбой, не контролируемой следователем. В этой процедуре отсутствует один из определяющих признаков следственного действия: непосредственное получение следователем доказательственной информации от
ее носителя. На наш взгляд, справедливо мнение ученых11, которые считают, что «контроль и запись переговоров» остаются типичным оперативнорозыскным мероприятием, а использование полученной фонограммы осуществляется в рамках истребования и принятия доказательств, приемы
которых предусмотрены новым УПК в качестве законных способов получения доказательств (п. 4 ч. 2 ст. 38, ст. 86 УПК РФ).
Использование системы следственных действий позволяет следователю установить все обстоятельства, относящиеся к предмету доказывания,
путем получения необходимой и достаточной совокупности доказательств.
Кроме того, некоторые авторы высказывают мнение о наличии в уголовно-процессуальном законе так называемых комплексных следственных
действий12. Несмотря на то, что предложение об их введении в уголовнопроцессуальный закон подвергалось обоснованной критике, необходимо,
по нашему мнению, вновь рассмотреть данное предложение более обстоятельно, так как этого требуют реалии практики. Так, во время производства допроса подозреваемого появляются сведения, требующие немедленного производства другого следственного действия, например обыска или
выемки. В данном случае возможно проведение второго следственного
действия параллельно с первым сотрудником органа дознания по поручению следователя или другим следователем, который включен в следственную группу по данному делу, что зачастую и происходит во время расследования по уголовному делу.
2. Проблемы структуры следственного действия. Структура следственного действия состоит из трех групп правовых предписаний: 1) оснований и условий проведения следственного действия, при которых возможно его проведение; 2) правил, непосредственно регламентирующих
поведение следователя, и лиц, участвующих и привлекаемых к проведению в следственных действиях; 3) меры принуждения, которые следователь вправе применить, чтобы принудить участника следственного действия к выполнению своих обязанностей13.
К сожалению, в УПК РФ не в каждом следственном действии прописаны законодателем основания и условия проведения следственных действий. Но именно основания следственных действий призваны предотвра11
12
13
См.: Шейфер С.А. Правовая регламентация следственных действий в новом
УПК РФ // Государство и право. 2003. № 2. С. 56?57.
См.: Соловьев А.Б. Актуальные проблемы досудебных стадий уголовного судопроизводства. М., 2006. С. 309.
См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок
и доказательственное значение. М., 2004. С. 22?34.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
90
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
щать необоснованное вторжение органов расследования в сферу личных
интересов граждан, именно по этой причине законодатель обязан был четко по каждому следственному действию определить основания и пределы
такого ограничения. Кроме того, для этого должны быть выделены не
только правовые, но и фактические основания проведения следственного
действия. Это дало бы возможность повысить уровень правовой культуры
не только в области принятия следователем решений о производстве тех
или иных следственных действий по уголовному делу, в том числе и при
участии защитника, но и при непосредственном их производстве.
К области правовой культуры относятся такие важные положения
УПК РФ, которые существенно корректируют процедуру следственных
действий «в направлении усиления правовых гарантий их участников»14.
Например, в ст. 164 УПК РФ установлены общие правила производства
следственных действий, отражающие неуклонное соблюдение требований
законности и охрану прав участников следственного действия. Причем в
ч. 3 ст. 11 УПК РФ, закрепляющей принцип уголовного судопроизводства ? охрана прав и свобод человека и гражданина, содержится отсылочный перечень процессуальных мер защиты, которые суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель принимают в целях обеспечения
личной безопасности участников уголовного процесса, таких как свидетель и потерпевший, в том числе и при производстве следственных действий.
Следственные действия, существенно ограничивающие конституционные права граждан, могут производиться только с разрешения суда при
предварительном согласии на их производство надзирающего прокурора.
Исключения составляют случаи, не терпящие отлагательства. Но даже в
данном случае следователь, дознаватель после их производства в течение
12-ти часов обязаны предоставить в суд результаты данного следственного действия для определения их производства с точки зрения законности.
В законе установлены и другие возможности эффективности производства
следственных действий: это и общие правила протоколирования их хода и
результатов, и устранение неравенства прав обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего при назначении и производстве экспертизы, расширены
права свидетеля, интересы которого могут быть затронуты производством
по уголовному делу, и др.
Каждое следственное действие обладает определенной степенью принудительности. Уровень правовой культуры каждого из должностных лиц,
уполномоченных на проведение следственных действий, влияет не только
на принятие решения о проведении того или иного следственного действия, но и на определение предела применения принуждения, а также возможность его снижения при производстве данного следственного действия. Конечно же «принуждения при производстве следственного действия
должно быть ровно столько, насколько оно необходимо для обеспечения
эффективности их производства»15. Следователь должен найти законное,
обоснованное и разумное соотношение применения принуждения при про14
15
См.: Шейфер С.А. Правовая регламентация следственных действий в новом
УПК РФ // Государство и право. 2003. № 2. С. 55?60.
Быков В.М., Ткачева Н.В. Принуждение при производстве следственных действий // Право и политика. 2005. № 5. С. 136.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.А. Зайцева
91
изводстве следственных действий между правами и законными интересами граждан с целями следственных действий, тем более когда по уголовному делу или непосредственно в следственном действии участвует защитник. Для этого лицо, производящее следственное действие, должно
обладать знаниями понятия «принуждение», применяемого при производстве следственных действий. Большую помощь в этом должны оказывать
непосредственно нормы уголовно-процессуального закона.
3. Проблемы производства следственных действий в особых правовых условиях. Особые правовые условия, в которых производятся следственные действия по уголовному делу, по нашему мнению, таковы: а) производство следственных действий на стадии возбуждения уголовного дела;
б) производство следственных действий, проводимых по судебному решению; в) производство следственных действий по приостановленным делам;
г) принятие решений и производство повторных следственных действий.
Затронем один из аспектов производства следственных действий в особых правовых условиях. В новелле «Производство следственных действий
на стадии возбуждения уголовного дела» законодателем изначально введены неточности и пробелы. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК РФ к постановлению следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела
прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае
производства следственных действий по закреплению следов преступления
и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствования, назначение судебной экспертизы), ? соответствующие
протоколы и постановления.
Таким образом, законодатель косвенно говорит о возможности производства данных следственных действий на стадии возбуждения уголовного дела. Однако при ознакомлении с непосредственными нормами данных
следственных действий отмечаем, что только в ч. 2 ст. 176 УПК РФ сказано: в случаях, не терпящих отлагательств, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. В ст. 179 ? «Освидетельствование» и главе 27 ? «Производство судебной экспертизы», в
частности в ст. 195 ? «Порядок назначения судебной экспертизы» и
ст. 196 ? «Обязательное назначение судебной экспертизы», законодатель
не упоминает о возможности производства данных следственных действий
на стадии возбуждении уголовного дела. Более того, законодатель также
не устанавливает возможность получения образцов для сравнительного
исследования (ст. 202 УПК РФ), которые зачастую должны отбираться в
целях дальнейшего назначения судебной экспертизы, до возбуждения уголовного дела.
4. Протоколирование как основное средство фиксации хода и результата следственного действия. Особое внимание следователем должно быть уделено культуре составления такого процессуального документа, как протокол следственного действия, который ведется в соответствии
со ст. 166 УПК РФ. Его текст должен быть выполнен на хорошей бумаге,
изготовлен с помощью технических средств четким шрифтом, без помарок
и исправлений. Несмотря на то, что законодателем разрешается стенографическая запись при производстве следственного действия, все же необходимо всячески избегать аббревиатур и тем более сокращений не только в
протоколе следственного действия, но и при подготовке поручений органу
дознания об их производстве. Протокол следственного действия должен
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
92
содержать запись о разъяснении участникам следственных действий их
обязанностей, ответственности и порядка производства следственных действий, которая удостоверяется подписями самих участников следственных
действий. В связи с тем, что следователь обязан предъявить протокол для
ознакомления всем лицам, участвующим в следственном действии, он должен разъяснить их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении, которые должны быть оговорены и
удостоверены подписями этих лиц. Такая письменная и строгая регламентация хода и результатов следственного действия является в полной мере
обеспечением прав и свобод человека и гражданина, а также соблюдением законных интересов участников следственных действий, что говорит о
высокой правовой культуре законодателя и правоприменителя.
Таким образом, дальнейшее совершенствование действующего уголовно-процессуального законодательства в области регламентации и производства следственных действий требует возрастающей роли правовой
культуры как законодателя, так и правоприменителя.
Ю.В. Помогалова*
??Л?У? Н?Н ПВ?? ??ПЛМЛТЪ??ЪЛ?МУ?У Ф?ЛМЫК?ВМЛ?
? НУМЪВНТЪВ ЩУ?ПЛ?У??МЛ? Ф???У?УИ НЫОёЪЫ??
П
раво представляет собой социокультурный феномен. Оно входит
в содержание культуры общества, является ценностной формой
сознания, имеет нормативное содержание и служит регулятором поведения людей. Право должно адекватно отражать происходящие перемены в
государстве и обществе и реально обеспечивать приоритетную защиту
прав и интересов граждан. Воздействие, оказываемое правом, носит всеобъемлющий характер, благодаря чему в обществе формируется правовая культура.
Одна из центральных идей правовой культуры ? это идея достоинства
личности, понимания человека как высшей ценности. Поэтому акты реализации норм права определяют эффективность права и правового воздействия. Именно конкретная индивидуальная организационно-властная
деятельность компетентных органов и должностных лиц обеспечивает формирование (наряду с другими общественными явлениями и пропагандой)
правовой культуры.
Вместе с тем вследствие несовершенства многих норм права продолжают сохраняться условия, приводящие к невозможности реализации
правовых положений либо нарушению установленного законодательством
порядка осуществления отдельных процессуальных действий, процедур.
Эта проблема наиболее ощутима в административно-процессуальном
законодательстве. К примеру, институт мер обеспечения производства по
* Старший преподаватель кафедры административного права и административной деятельности ОВД Саратовского юридического института МВД России,
кандидат юридических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.В. Помогалова
93
делам об административных правонарушениях, определяющий возможность применения ряда мер, предусмотренных гл. 27 КоАП РФ, таких как
доставление, административное задержание, личный досмотр, запрещение
эксплуатации транспортного средства, привод, временный запрет деятельности, содержит нормы спорного характера.
Самостоятельной мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении является привод. В административно-правовой науке понятию «привод» не было уделено пристального внимания,
тем не менее привод стал объектом многих научных разработок1. Этим в
определенной степени и объясняется отсутствие в настоящее время единства мнений относительно юридической природы и содержания исследуемой меры.
Действительность породила необходимость правового регулирования
привода. Связано это с вступлением в силу Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в котором законодательно
определены основания и порядок применения привода.
Статья 27.15 КоАП РФ устанавливает, что в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 29.4, п. 8 ч. 1 ст. 29.7 КоАП РФ, применяется привод физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном
правонарушении, законного представителя несовершеннолетнего лица,
привлекаемого к административной ответственности, а также свидетеля.
Привод осуществляется органами внутренних дел на основании определения судьи, органа, должностного лица, рассматривающих дело об административном правонарушении, в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в области внутренних дел.
С одной стороны, принятие в соответствии со ст. 27.15 КоАП РФ Инструкции о порядке осуществления привода2 привело к усилению правовых гарантий законности при применении привода, а с другой ? имеющиеся пробелы в нормативном регулировании привода объясняются
недостаточной научной разработкой вопросов об этой мере.
В развитие ст. 25.14 КоАП РФ Правительство Российской Федерации
4 марта 2003 года утвердило Положение о возмещении расходов лиц в
связи с их явкой по вызову в суд, орган, к должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, а
также об оплате их труда3. Хотя данное Положение устанавливает порядок возмещения расходов, понесенных участниками административноюрисдикционного процесса, в том числе свидетелем, вместе с тем указанный нормативный акт распространяется лишь на случаи их добровольной
1
2
3
См.: Тюрин В.А., Куракин А.В. Меры административного пресечения // Юрист.
2001. № 10. С. 63; Попугаев Ю.И. Административно-процессуальные меры, применяемые в связи с совершением правонарушения (по материалам деятельности советской милиции): Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. М., 1991. С. 20?23;
Кисин В.Р. Меры административно-процессуального принуждения и их применение (по материалам деятельности органов внутренних дел): Автореф. дис. ?
канд. юрид. наук. М., 1983. С. 19?23; Серегин А.В. Основания и порядок применения мер административного воздействия. М., 1974. С. 11.
Утверждена приказом МВД России от 21 июня 2003 года № 438 // Бюллетень
нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2003. № 47.
СЗ РФ. 2003. № 10. Ст. 905.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
94
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
явки по вызову в суд, орган, к должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, что означает
невозможность применения указанного постановления Правительства РФ
в случае осуществления привода.
При детальном исследовании рассматриваемой меры можно заметить,
что цель привода, как и всех мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, имеет множественный характер, т.е.
данная мера, с одной стороны, пресекает уклонение правонарушителя от
ответственности перед законом, а с другой ? обеспечивает реализацию необходимых процессуальных действий, заочное осуществление которых не
представляется возможным. Привод позволяет создать условия для производства процессуальных действий, направленных на обнаружение, исследование либо закрепление доказательств, необходимых для установления
объективной истины по делу об административном правонарушении.
В юридической литературе содержатся различные точки зрения относительно сущности привода. Так, одни ученые, определяя сущность привода, предлагают рассматривать его как обеспечиваемый принудительными средствами вызов или доставление правонарушителя в органы
внутренних дел4. Однако данное определение является не чем иным, как
безосновательным сужением истинного понимания сущности этой меры.
Другие ученые содержание привода сводят к вызову лица в милицию
повесткой5. Это представляется ошибочным по следующим причинам: вопервых, нельзя применять привод в отношении лица, не уведомленного о
необходимости его явки по вызову правомочного органа; во-вторых, привод не может применяться к лицу, не уклоняющемуся от явки по вызову
правомочного органа; в-третьих, собственно вызов или иные действия, направленные на уведомление лица о необходимости его явки по вызову
правомочного органа, являются не чем иным, как действиями, лишь предшествующими приводу.
Некоторые исследователи считают, что привод есть объединение двух
действий ? административного задержания и доставления6. Действительно, по характеру и объекту воздействия они не отличаются. Однако в законодательстве применение этих мер регламентируется различными нормами. Вместе с тем доставление и привод отличаются по целям
применения, по кругу лиц, к которым применяются, по процедуре реализации, в том числе субъектам применения и процессуальному оформлению, по времени осуществления, по нормативному регулированию.
На наш взгляд, нельзя согласиться ни с одной из указанных точек
зрения относительно содержания привода, так как они не соответствуют
его действительному законодательному закреплению.
Часть 1 ст. 27.15 КоАП РФ лишь определяет, что в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 29.4, п. 8 ч. 1 ст. 29.7 КоАП РФ, применяется привод
4
5
6
См.: Разаренов Ф.С., Афанасьев В.А. Привод и официальное предостережение
правонарушителей. М., 1970. С. 8.
См.: Серегин А.В. Основания и порядок применения мер административного
воздействия. М., 1974. С. 11.
См.: Клюшниченко А.П., Самойленко А.В., Зеленько В.Л. Меры административного пресечения, применяемые милицией, как средство охраны советского правопорядка. Киев, 1974. С. 46.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.В. Помогалова
95
физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном
правонарушении, законного представителя несовершеннолетнего лица,
привлекаемого к административной ответственности, а также свидетеля.
В пункте «з» ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции»7 определено, что в случае уклонения лица от явки по вызову органов внутренних дел (милиции) или народного судьи это лицо может быть
подвергнуто приводу.
Инструкция о порядке осуществления привода также не содержит легального определения привода, раскрывающего его сущность. В пункте 1
закреплено лишь положение, определяющее, что привод является принудительной мерой, предусмотренной ст. 27.15 КоАП РФ.
В силу этого на практике каждое должностное лицо при осуществлении привода руководствуется своими собственными представлениями, характеризующими данную меру, зачастую даже путая и отождествляя его
с иными мерами обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Так, к примеру, руководителем инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Октябрьскому
району г. Саратова 6 февраля 2004 г. было вынесено определение о приводе председателя ТСЖ «Учитель-6» для «составления протокола об административном правонарушении»8.
На наш взгляд, наиболее емким будет такое опреде??ение, в котором
под приводом понимается принудительное препровождение сотрудником
органа внутренних дел лица уклоняющегося без уважительной причины
от явки после надлежащего уведомления компетентного органа (должностного лица) к месту проведения с ним процессуальных действий.
Тем не менее даже самое удачное и нормативно закрепленное определение привода самостоятельно не в состоянии разрешить все многочисленные проблемы, связанные с осуществлением этой меры. Поэтому целесообразно выделить и сформулировать наиболее значимые из них, которые
выявлены на основе анализа законодательства и изучения повседневной
практической деятельности милиции, а также предложить оптимальные
варианты их решения.
Инструкция о порядке осуществления привода утверждена в целях реализации положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, тем самым этот нормативный правовой акт объединил регламентацию
процессуального действия ? привода ? разных отраслей права.
В административно-юрисдикционном процессе привод выступает
единственной мерой обеспечения по делу об административном правонарушении, которая не может применяться на стадии возбуждения дела об
административном правонарушении. Возможность ее применения пред7
8
ВСНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; ВСНД РФ и ВС РФ. 1993.
№ 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1666; 2000. № 46.
Ст. 4537; 2002. № 18. Ст. 1721; 2003. № 2. Ст. 167; № 27. Ст. 2700; № 28.
Ст. 2880.
Журнал входящей информации Октябрьского РОВД г. Саратова за 2004 г.
С. 38.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
96
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
усматривается лишь на стадии рассмотрения дела об административном
правонарушении.
Законодательное закрепление возможности применения привода к
различным участникам административного процесса свидетельствует о
разрешении противоречий, присутствовавших долгое время в научной литературе9.
Статья 27.15 КоАП РФ предусматривает четыре категории лиц, в отношении которых применяется привод:
? физическое лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении;
? законный представитель юридического лица, в отношении которого
ведется производство по делу об административном правонарушении;
? законный представитель несовершеннолетнего лица, привлекаемого
к административной ответственности;
? свидетель.
Сказанное позволяет сделать вывод, что установленная законодателем обязанность лица, привлекаемого к административной ответственности, ? присутствовать при рассмотрении дела об административном правонарушении ? представляется необходимым условием всестороннего и
объективного установления обстоятельств правонарушения. Иначе его отсутствие при рассмотрении дела создает дополнительные препятствия для
выяснения обстоятельств нарушения, влечет принятие правоприменителем необоснованного решения, а также сводит требуемую процедуру рассмотрения дела всего лишь к шаблонному оформлению постановления о
назначении административного наказания.
Возможность применения привода свидетеля коррелирует с обязанностью свидетеля по делу об административном правонарушении являться по вызову органа, в производстве которого находится дело, в указанное
время и дать правдивые показания (ст. 25.6 КоАП РФ). Отсутствие же
свидетеля при рассмотрении дела об административном правонарушении
зачастую не позволяет воссоздать полную картину правонарушения, а
следовательно, вызывает объективные трудности в принятии по делу обоснованного решения. Поэтому законодателем справедливо предусмотрена
возможность привода свидетеля в административно-юрисдикционном производстве.
В пункте 3 Инструкции о порядке осуществления привода определяется, что привод лица, не достигшего возраста шестнадцати лет, производится с уведомлением его законных представителей либо администрации
по месту его работы или учебы. «Иной порядок привода несовершеннолетних» допускается лишь в случаях, когда это оговорено в определении о
приводе. Вместе с тем данная Инструкция не разъясняет, что следует понимать под «иным порядком привода несовершеннолетнего».
Осуществлению привода всегда должен предшествовать вызов компетентным органом, должностным лицом необходимого участника административного процесса для рассмотрения дела об административном правонарушении с его участием.
9
См.: Коренев А.П. Кодификация советского административного права. М., 1970.
С. 89; Буденко П.И. Административно-правовое положение граждан в сфере
общественного порядка: Дис. ? канд. юрид. наук. М., 1986. С. 199?203.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.В. Помогалова
97
В законодательстве, к сожалению, не урегулирован вопрос о том, каким образом сообщается лицу о необходимости явиться в соответствующий орган. Так, например, согласно п. 10.1.2. приказа Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. № 36
«Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде» по поручению судьи выписываются и направляются повестки о
явке в судебное заседание лицу, привлекаемому к административной ответственности (форма № 52), другим лицам, вызываемым в судебное заседание по делу об административном правонарушении (форма № 53) 10.
Немаловажное значение имели бы нормативно утвержденные правила о порядке извещения заинтересованных лиц о месте и времени рассмотрения дела, вручения уведомления и т.д., поскольку впоследствии, только
если лицо не прибыло без уважительной причины, возможен его привод к
месту рассмотрения дела об административном правонарушении.
Отсутствие надлежащего уведомления лица о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении является порой
причиной нарушения процедуры вынесения постановлений о назначении
административных наказаний.
Так, Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 октября 1995 г.11 постановление о назначении И.
административного наказания в виде административного штрафа было
отменено. Согласно материалам дела И. обратилась в суд с жалобой на
действия начальника 18-го отдела ГАИ 6 УВД Центрального административного округа г. Москвы Р., вынесшего постановление о назначении ей
административного наказания в виде административного штрафа. Заявительница сослалась на то, что в сентябре 1994 г. при управлении принадлежащей ей автомашиной была остановлена инспектором ГАИ, который
изъял у нее водительское удостоверение, выдав временное разрешение на
вождение автомашины. 18 ноября 1994 г. ею было получено по почте постановление от 8 ноября 1994 г. о назначении ей административного наказания. И. просила отменить данное постановление, указав, что Правил дорожного движения не нарушала, инспектор не представил доказательств
ее вины, вопрос о назначении административного штрафа рассмотрен в ее
отсутствие без уведомления ее должным образом и что истек срок привлечения ее к административной ответственности.
Решением Замоскворецкого межмуниципального районного народного
суда Центрального административного округа г. Москва в удовлетворении жалобы было отказано, сумма штрафа снижена с 10 250 руб. до
4 100 руб. Президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебного решения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ
в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений с вынесением по
делу нового решения об отмене постановления по делу об административном правонарушении и прекращении дела.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
27 октября 1995 г. протест удовлетворила, поскольку в материалах дела
отсутствовали данные, которые позволили бы достоверно судить о надле10
11
СПС «ГарантМаксимум».
БВС РФ. 1996. № 8.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
98
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
жащем извещении И. о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении.
Из корешков повесток от 19 сентября 1994 г. и 9 октября 1994 г. не
было видно, что повестки вручались И. Не содержалось таких данных и в
почтовом уведомлении от 17 октября 1994 г., на котором неизвестным лицом была выполнена надпись «от подписи отказалась». Иных документов,
надлежаще извещающих Исакову о времени и месте рассмотрения дела,
представитель должностного лица, вынесшего обжалуемое И. постановление, представить не смог.
С мнением Президиума Московского городского суда о соблюдении
требований ч. 1 ст. 247 КоАП РСФСР согласиться нельзя, поскольку само
по себе данное обстоятельство при отсутствии сведений о получении этих
повесток И. не означает, что она была надлежаще извещена о времени и
месте рассмотрения дела. Таким образом, И. не была надлежаще извещена о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении12.
В другом случае Федеральный арбитражный суд Московского округа
признал незаконным постановление ИМНС РФ № 37 по ЮАО г. Москвы
от 26 декабря 2003 г. № 0024020 о назначении административного наказания в виде административного штрафа ООО «Бизнес-Тертком», поскольку оно не было надлежащим образом извещено о времени и месте
рассмотрения дела, а это «лишило его возможности дать объяснения и
представить доказательства в поддержку своих доводов. Нарушение порядка рассмотрения административного дела, допущенное инспекцией,
представляется грубым и является самостоятельным основанием для признания оспариваемого постановления недействительным»13.
Принимая во внимание правоприменительную практику, надлежащим может считаться извещение через средства связи (почту, телеграф,
телетайп), вручение повестки нарочным с обязательным фиксированием
получения ее адресатом, при этом определяющим должна быть подпись
вызываемого лица на корешке (копии) извещения (повестки). В любом
случае уведомление о вызове лица на рассмотрение дела об административном правонарушении будет считаться надлежащим при наличии удостоверяющего факта (словесного выражения в письменной форме) от получателя.
В то же время сведения об отправлении повестки по почте или вручение ее соседям или членам семьи вызываемого лица надлежащим уведомлением не признаются. Возможно дополнительное оповещение (также не
являющееся надлежащим уведомлением) о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту учебы, работы, через законных
представителей, путем получения расписки об уведомлении при сборе материалов об административном правонарушении.
Результаты опроса практических сотрудников Саратовской области
свидетельствуют о применении следующих способов надлежащего уведомления в своей деятельности:
12
13
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от
27 октября 1995 г. // БВС РФ. 1996. № 8.
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 31 мая
2004 г. № КА-А40/4062-04 // СПС «КонсультантПлюс».
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.В. Помогалова
99
? заказное письмо с уведомлением о получении. Вместе с тем данный
способ весьма проблематично использовать в силу финансовых трудностей;
? вручение сотрудником милиции, составившим протокол об административном правонарушении, гражданину под роспись повестки о вызове,
при этом корешок ? уведомление с подписью извещенного лица направляется в соответствующий орган вместе с протоколом и материалами дела.
Это возможно в случае, если заранее известно сотруднику милиции о дате, месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении;
? повестка направляется нарочным с получением письменного уведомления о вручении.
В любом случае в материалах дела об административном правонарушении должен быть зафиксирован факт извещения лица и получение уведомления адресатом.
Осуществление привода лица для рассмотрения дела об административном правонарушении без предварительного надлежащего вызова недопустимо. В случаях, когда все же надлежащее уведомление имело место,
причины отсутствия лица должны быть непременно проверены.
Таким образом, решению о приводе должна предшествовать проверка причин неявки вызываемого лица: получило ли лицо вызов; не имеется
ли данных о его болезни; не находится ли оно в командировке; нет ли иных
причин, объективно препятствующих его явке по вызову. И только после
выяснения обстоятельств неявки лица уполномоченный орган имеет право
вынести определение о приводе.
По нашему мнению, уважительной причиной следует считать болезнь
лица, если имеются медицинские противопоказания для применения к нему данной меры, а также случаи, когда лицо, в отношении которого избрана такая мера, ухаживает за малолетними детьми или немощными лицами и перепоручить кому-либо опеку за ними на время своего отсутствия
не представляется возможным. Перечень названных причин не является
исчерпывающим. Уважительными причинами, определяющими невозможность явки лица в соответствующий орган, могут быть также стихийные
бедствия, неисправность транспорта, похороны близких и т.д.
Поэтому пробел в законодательном регулировании порядка надлежащего уведомления, безусловно, служит первопричиной неоправданного ограничения законных прав и интересов граждан, что представляется совершенно недопустимым.
Применение привода непосредственно связано с ограничением прав
физических лиц, поэтому при осуществлении данной меры совершенно
недопустимы произвольность и разнобой в ее процессуальном оформлении. Следует отметить, что п. 2 Инструкции о порядке осуществления
привода в качестве его основания называет поступившее в орган внутренних дел определение судьи, органа, должностного лица, рассматривающих дело об административном правонарушении, в соответствии с ч. 3
ст. 29.4 и п. 8 ч. 1 ст. 29.7 КоАП РФ. Однако в этом случае правильнее
было бы говорить о процессуальном основании (акте), в соответствии с
которым осуществляется привод. Фактическим основанием применения
данной меры выступает неявка определенного лица (участника производства) без уважительной причины на рассмотрение дела об административном правонарушении.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
100
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
В случае необходимости присутствия указанных лиц орган, должностное лицо, рассматривающие дело, выносят определение об отложении рассмотрения дела с указанием причины и составляют отдельный процессуальный документ ? определение о приводе, которое направляют в ОВД
для исполнения.
Отсутствие нормативно закрепленных требований к процессуальной
стороне применения привода вынуждает правоприменителей (либо позволяет им) оформлять решение о приводе разными по форме и содержанию
документами. Так, например, комиссия по делам несовершеннолетних и
защите их прав при администрации объединенного муниципального образования Краснокутского района Саратовской области вынесла 17 апреля
2003 г. постановление о приводе Щ., законного представителя несовершеннолетней, совершившей административное правонарушение, предусмотренное ст. 20.22 КоАП РФ. В резолютивной части данного постановления предусматривалось: «Пригласить гр. Щ. на следующее заседание
комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав»14.
В другом случае мировой судья судебного участка № 1 Федоровского
района Саратовской области 6 октября 2004 г. вынес «определение о принудительном приводе» лица, в отношении которого ведется производство
по делу об административном правонарушении. В данном процессуальном акте закреплено: подвергнуть Т. «приводу через Федоровское РОВД
и через ПССП по Федоровскому району судебным приставам-исполнителям ПССП по Федоровскому району в судебный участок № 1»15.
В разделе 10.1 «Особенности делопроизводства по делам об административных правонарушениях» приказа Судебного департамента при
Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. № 36 «Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде» в пункте 10.1.2.
определяется, что в случае уклонения правонарушителя от явки в суд рассмотрение дела откладывается с вынесением постановления о приводе
правонарушителя16, при этом его исполнение поручается органу внутренних дел или службе судебных приставов. Это однозначно противоречит
ст. 27.15 КоАП РФ.
Поэтому, на наш взгляд, интересы соблюдения законности при применении привода настоятельно обусловливают необходимость законодательного закрепления требований к содержанию определения о приводе, а
также нормативного установления образца бланка определения о приводе. В этом документе должны содержаться: фамилия, имя, отчество лица,
подвергаемого приводу (полное наименование юридического лица); дата
рождения; место жительства (регистрации, временного пребывания, фактического проживания; юридический адрес организации); статус лица как
участника производства по делу об административном правонарушении;
основание привода; дата, время и наименование органа, в который необходимо обеспечить явку; фамилия, инициалы, занимаемая должность лица, вынесшего такое решение, и его подпись, скрепленная гербовой печатью соответствующего органа; отметка об исполнении определения.
Поступившее определение о приводе рассматривает начальник органа внутренних дел или лицо, исполняющее его обязанности. При этом п. 5
14
15
16
Архив Краснокутского РОВД Саратовской области за 2003 г.
Архив Федоровского РОВД Саратовской области за 2004 г.
СПС «ГарантМаксимум».
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.В. Помогалова
101
Инструкции о порядке осуществления привода не определяет конкретный
орган внутренних дел, в который направляется соответствующий процессуальный акт: по месту жительства лица, в отношении которого вынесено
решение о приводе, или же по месту нахождения органа, вынесшего такое
решение. Отсутствие четкой регламентации создает дополнительные трудности в применении привода.
Из содержания Инструкции о порядке осуществления привода можно
сделать вывод, что скорее всего исполнителем привода будет являться орган внутренних дел по месту жительства лица, в отношении которого будет осуществляться данная мера. Пункт 7 рассматриваемой Инструкции
предусматривает, что в том случае, когда лицо либо его представитель,
указанные в определении о приводе, находятся на территории обслуживания другого органа внутренних дел (иное место фактического места жительства, место регистрации), руководитель, которому поручено осуществление привода, по согласованию с инициатором привода может принять
решение:
? о направлении для исполнения определения о приводе по территориальности;
? об обращении в вышестоящий орган внутренних дел с целью получения разрешения на самостоятельное осуществление привода на территории обслуживания другого органа внутренних дел с предварительным
его уведомлением.
Вместе с тем форма обращения и предварительного уведомления четко не установлены Инструкцией о порядке осуществления привода.
При получении определения о приводе начальник органа внутренних
дел или лицо, исполняющее его обязанности, организует проверку указанных в нем сведений о лице, подлежащем приводу, а также принимает меры к установлению его фактического местонахождения. При необходимости лицо, подлежащее приводу, в определенном порядке проверяется по
имеющимся учетам органов внутренних дел.
Данное положение, закрепленное в п. 6 Инструкции о порядке осуществления привода, вызывает недоумение, поскольку информация о лице,
подлежащем приводу, содержится в составленном протоколе об административном правонарушении, объяснении нарушителя, характеристиках и
других материалах дела об административном правонарушении. Следовательно, достоверность этих сведений уже установлена при ранее проведенных процессуальных действиях, в том числе проверке по учетам.
Согласно п. 12 Инструкции о порядке осуществления привода сотрудник милиции либо старший группы (наряда) сотрудников милиции
объявляет лицу, подлежащему приводу, под расписку определение о
приводе. В случае отказа от подписи лица, подлежащего приводу, сотрудником милиции либо старшим группы (наряда) сотрудников милиции, исполняющим привод, в определении о приводе делается соответствующая запись.
Осуществляя данную меру, сотрудники органов внутренних дел порой
не объясняют лицу, подвергаемому приводу, основание применения этой
меры по отношению к нему, мотивируя свои требования лишь необходимостью принудительного препровождения последнего в соответствующий
орган. Поэтому сотрудник милиции, обеспечивающий привод лица, обязан не только удостовериться в его личности, но и разъяснить ему в так-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
102
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
тичной форме основания применения этой меры принуждения и возможные последствия отказа следовать в указанное место.
В случае, если лицо, подлежащее приводу, изъявило желание добровольно следовать к месту вызова, то от него берется письменное обязательство о явке к назначенному сроку. Однако выбор добровольного или
принудительного порядка осуществления привода строго индивидуален.
Если лицо явно не желает явиться в вызывающий орган, то принцип добровольности здесь неприемлем. Иными словами, сотрудник милиции, которому поручено доставить лицо в определенный орган, несмотря на добровольное согласие этого лица явиться по вызову, может осуществить и
принудительное препровождение.
Сотрудники милиции обязаны проявлять бдительность, чтобы исключить случаи уклонения лица от явки к месту вызова либо причинения себе или окружающим какого-либо вреда. При осуществлении привода недопустимо грубое обращение с лицом, подвергаемым этой мере, и другие
действия, унижающие его честь и достоинство.
Наибольшее число нарушений прав личности допускают сотрудники
милиции при содержании в органах внутренних дел лиц, в отношении которых осуществлен привод. Ни законодательством, ни ведомственными
нормативными актами не урегулировано, где и в течение какого срока может содержаться лицо, подвергнутое приводу. Однозначно нарушением
его прав является помещение данного лица в изолятор временного содержания, комнату для задержанных в административном порядке или в
приемник для административно арестованных.
Поэтому важным аспектом характеристики привода является вопрос
о его сроках. Действующее законодательство не определяет сроки осуществления привода, а также содержания лица, в отношении которого применен привод, в месте проведения с ним процессуальных действий. На
практике это зачастую приводит к излишне продолжительному времени
содержания лиц, подвергнутых приводу, не только в органах внутренних
дел, но и в судах, других органах.
Содержащееся в соответствующем органе подвергнутое приводу лицо
находится, по мнению ученых, в положении административно задержанного лица17. А поскольку оно претерпевает практически такие же правоограничения, что и лицо, содержащееся в качестве административно задержанного, то и пребывать в таком положении оно может не более
3-часового срока, отведенного по общему правилу для административного
задержания. Вместе с тем в практической деятельности органов внутренних дел такой непродолжительный срок может вызвать трудности, поскольку следует учитывать многочисленные факторы, влияющие на его
реализацию, например, длительное рассмотрение компетентным органом
иных дел об административных правонарушениях в день осуществления
привода лица.
Об исполнении определения о приводе сотрудник милиции, его осуществивший, получает от инициатора привода расписку с указанием времени исполнения.
17
См.: Попугаев Ю.И. Административно-процессуальные меры, применяемые в
связи с совершением правонарушения (по материалам деятельности советской
милиции): Дис. ? канд. юрид. наук. М., 1991. С. 91?92.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
103
О результатах осуществления привода сотрудник милиции, которому
поручено исполнение определения о приводе, докладывает рапортом руководителю с приложением расписки о приводе. При наличии обстоятельств, препятствующих осуществлению привода, к рапорту прилагаются копии документов, подтверждающих данные обстоятельства.
При невозможности осуществления привода в указанные в определении о приводе сроки, а также в случае отсутствия лица либо его представителя, подлежащих приводу, начальник органа внутренних дел или лицо,
исполняющее его обязанности, немедленно извещает об этом инициатора
привода с указанием обстоятельств, препятствующих исполнению определения о приводе. Анализ исполнения милицией определений о приводе показывает, что в 15 случаях из 100 причиной неисполнения или несвоевременного исполнения рассматриваемой меры принуждения являются
ошибки, допущенные инициаторами привода: несоответствие количества
вызываемых лиц и копий определений о приводе; неуказание конкретной
даты рассмотрения дела об административном правонарушении; неправильность процессуального оформления процессуальных документов о
приводе и т.д.
Подводя итог изложенному, следует отметить, что пробелы в законодательном регулировании некоторых аспектов применения привода, безусловно, являются первопричиной неоправданного ограничения законных прав и интересов физических лиц, что представляется совершенно
недопустимым. Сложившуюся в правовом регулировании привода ситуацию возможно изменить в лучшую сторону только путем комплексного
решения возникающих вопросов на законодательном уровне. Решение
изложенных проблем в определенной мере сможет повлиять на совершенствование правового регулирования применения привода, в полной
мере способствуя обеспечению прав и свобод физических лиц в административном процессе, без чего невозможно совершенствовать правовую
культуру в обществе.
Ю.С. Юрьева*
АЛ?ВМБЛУММУВ Б?НУМУ??ЪВОёТЪ?У
Н?Н УЪ??КВМЛВ ?УТТЛИТНУИ Ф???У?УИ НЫОёЪЫ??
С
овременный этап развития правовой науки сопровождается повышенным интересом к исследованию отдельных социально-правовых процессов и явлений. Интенсивность изучения таких категорий, как
правовая реальность, правовая политика, правовая (законотворческая и
правоприменительная) деятельность, правовое сознание, правовые отношения заметно возрастает. Вопросы правовой культуры занимают в вышеперечисленном перечне особое положение, так как правовая культура
является многогранной категорией, вбирающей в себя множество компо* Научный сотрудник Факультета подготовки научно-педагогических кадров Саратовского юридического института МВД России.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
104
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
нентов ? правосознание, правовое воспитание, юридическую технику, юридическую практику и др.1
В последнее время понятие «правовая культура» стало часто использоваться в нормативно-правовых актах различного уровня. В качестве
примера можно привести акты в области избирательного законодательства (Федеральный закон от 10 января 2003 г. № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»2; Федеральный закон от 18 мая 2005 г.
№ 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального
Собрания Российской Федерации»3; Указ Президента РФ от 28 февраля
1995 г. № 228 «О Федеральной целевой программе повышения правовой
культуры избирателей и организаторов выборов в Российской Федерации»4), бюджетного права (Федеральный закон от 26 декабря 2005 г.
№ 189-ФЗ «О федеральном бюджете на 2006 год»5), административного
права (Постановление Правительства РФ от 14 февраля 2000 г. № 121
«О Федеральной программе государственной поддержки малого предпринимательства в Российской Федерации на 2000?2001 годы»6) и др.
К числу фундаментальных приоритетов правовой культуры относится
право, легитимирующее функционирование государственной власти, определяющее границы свободы и обеспечивающее правопорядок. Значение
права как элемента правовой культуры невозможно переоценить. Правовое
регулирование необходимо на любом этапе развития государства, более того, роль его усиливается в период глобальных реформаций в обществе.
Коренное изменение государственного устройства России, произошедшее в начале 90-х гг. XX века, привело к существенному изменению политико-правовой действительности. Идея построения в России правового государства и гражданского общества становится центральной. В ст. 1
Конституции Российской Федерации появляется декларативная норма,
для реализации которой проводятся радикальные реформы в экономической, политической, социальной сферах общественной жизни. Одна из основных функций Российского государства ? функция интеграции России в
мировую экономику7. Провозглашаются базовые экономические гарантии:
единство экономического пространства; поддержка конкуренции; равенство всех форм собственности (ст. 8 Конституции РФ); свобода предпринимательской деятельности (ст. 34 Конституции РФ). Особое значение в данной связи приобретает ст. 15 Конституции РФ, декларирующая примат
общепризнанных принципов и норм международного права. Международ1
2
3
4
5
6
7
По этому вопросу см., например: Коломийцев В.Ф. Социология права и правовая культура // Гражданин и право. 2006. № 6; Певцова Е.А. Современные дефинитивные подходы к правовой культуре и правовому сознанию // Журнал
российского права. 2004. № 3; Смоленский М.Б. Право и правовая культура как
базовая ценность гражданского общества // Журнал российского права. 2004.
№ 11.
СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 171; 2005. № 30. Ст. 3104; 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3427.
СЗ РФ. 2005. № 21. Ст. 1919; 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3427.
СЗ РФ. 1995. № 10. Ст. 862.
СЗ РФ. 2005. № 52 (ч. 2). Ст. 5602; 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3435.
СЗ РФ. 1995. № 10. Ст. 862.
См., например: Теория государства и права / Под ред. А.С. Мордовца, В.Н. Синюкова. М., 2005. С. 73?74; Жигуленков М.В. К вопросу о классификации функций государства // Право и политика. 2002. № 8. С. 19?20.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.С. Юрьева
105
но-правовые нормы, содержащиеся во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., Международном пакте о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г., Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г. активно
имплементируются российским законодателем в отечественную систему
права.
Стремительные изменения, происходящие в экономической жизни
страны, потребовали создания новой правовой базы, которая была
создана российским законодателем в кратчайшие сроки. Безусловно, быстротечность реформирования экономической системы отразилась на качестве правовой базы. Сформированный блок законов и подзаконных нормативно-правовых актов оказался нежизнеспособным, многократно
подвергался существенным изменениям. Подобная ситуация стала характерной для многих отраслевых институтов, являющихся структурными
элементами российской системы права.
Проблема правового регулирования имеет множество причин, главная из них ? проблема правовой культуры, которая находится на очень
низком уровне. Данная ситуация порождает массу негативных последствий, несовершенство российского законодательства. Предлагаем проанализировать обозначенную проблему на примере развития института лицензирования.
В современном российском административном праве правовой институт лицензирования признается относительно новым, однако истоки его
формирования уходят своими корнями в XIX столетие ? век правления
Александра I. На данном этапе исторического развития России лицензия,
именуемая «льготным письмом» (friebriefe), применялась исключительно
во внешнеэкономической деятельности8. В европейских государствах система выдачи лицензий имела более широкое применение. Однако и в зарубежных странах лицензия использовалась, прежде всего, как военный
инструмент, направленный на ослабление сил государства-противника через запрет осуществления торговых отношений с воюющим государством9.
Развитие лицензионной системы в России в советский период также
было минимальным, поскольку вся экономическая деятельность страны
была замкнута на публичном интересе. Плановость советской экономики
предопределила ограниченность применения данного метода в регулировании экономическими процессами. Ситуация диаметрально изменяется в
конце XX столетия: формируются новые экономические ориентиры, осуществляется резкий переход от плановой экономики к рыночной, развивается
и актуализируется предпринимательская деятельность. Данные обстоятельства выступили своеобразными катализаторами и предопределили создание и дальнейшее формирование института лицензирования.
Бурное развитие предпринимательской деятельности, свобода ее осуществления обозначили ряд проблем. Главные из них ? необходимость
8
9
См.: Гущин А.В. Лицензирование в Российской Федерации: правовые и организационные основы. М., 2004. С. 29?30; Он же. Из истории формирования института лицензирования // Государство и право. 2004. № 9. С. 103.
См., например: Wade W., Forsyth C. Administrative law/ Legal nature of powers.
Oxford, 2005. P. 215?216.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
106
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
сбалансированного сочетания публичных и частных интересов, недопустимость произвола со стороны хозяйствующих субъектов, необходимость обеспечения прав и законных интересов граждан, обороны и безопасности страны. Вышеуказанные проблемы законодатель попытался решить при
помощи нового административного инструмента ? лицензирования, которое
выступило своеобразной «формой легитимации предпринимательства»10.
Однако отсутствие законодательного опыта в вопросе регулирования
формирующихся лицензионных отношений, низкий уровень правовой культуры общества в целом и законодателя в частности сыграли отрицательную роль. Долгое время наблюдалось хаотичное, бессистемное, фрагментное принятие нормативно-правовых актов различного уровня и различной
юридической силы, посвященных лицензированию предпринимательской
деятельности. Низкий уровень юридической техники данных документов,
неразвитость правотворческого инструментария, их нерациональное применение поставили на повестку дня вопрос о необходимости повышения
уровня правовой культуры как залога развития и совершенствования российского законодательства, в частности лицензионного.
Первым шагом на пути унификации и создания единого перечня лицензируемых видов деятельности явилось принятие Постановления ВС
СССР от 28 мая 1991 г. № 2195-I «О видах деятельности, которыми предприятия вправе заниматься только на основании специальных разрешений (лицензий)»11. Данный документ предусматривал лицензирование 23
видов деятельности. Однако поддержать данный перечень в актуальном
состоянии не удалось, поскольку продолжалось принятие законов и подзаконных нормативных актов, вводящих лицензирование других видов предпринимательской деятельности без внесения изменений в вышеуказанный
перечень. Примерами таких актов могут служить: Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. № 2060-I «Об охране окружающей природной среды» (утратил силу)12; Закон РФ от 14 июля 1992 г. № 3295-I «Об основах градостроительства в Российской Федерации» (утратил силу)13; Закон РФ от
9 октября 1992 г. № 3615-1 «О валютном регулировании и валютном контроле» (утратил силу)14; Постановление Правительства РФ от 31 декабря
1991 г. № 90 «О лицензировании и квотировании экспорта и импорта товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в 1992 г.» (прекратило действие)15; Постановление Правительства РФ от 26 февраля
1992 г. № 118 «Об утверждении Положения о лицензировании перевозочной, транспортно-экспедиционной и другой деятельности, связанной с осуществлением транспортного процесса, ремонтом и техническим обслуживанием транспортных средств на автомобильном транспорте в Российской
Федерации» (прекратило действие) и др.16
10
11
12
13
14
15
16
Ионова Ж.А. Правовые проблемы лицензирования предпринимательства в России // Правоведение. 1996. № 3. С. 95.
ВСНД СССР и ВС СССР. 1991 № 23. Ст. 661.
ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 9. Ст. 457.
ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 32. Ст. 1877.
ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 45. Ст. 2542.
Текст Постановления официально не опубликован.
Текст Постановления официально не опубликован.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.С. Юрьева
107
Следующий шаг на пути создания единого перечня лицензируемых
видов деятельности ? это принятие 24 декабря 1994 г. Правительством РФ
Постановления № 1418 «О лицензировании отдельных видов деятельности»17, в котором также были определены федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ, уполномоченные на ведение лицензионной деятельности. Данное Постановление, с
одной стороны, положительным образом повлияло на развитие института
лицензирования, закрепив обновленный перечень лицензируемых видов
деятельности, а с другой ? вступило в противоречие с высшим по юридической силе нормативно-правовым актом ? Гражданским кодексом РФ.
В ст. 49 ГК РФ указывается, что «перечень отдельных видов деятельности, которыми юридическое лицо может заниматься только на основании
специального разрешения (лицензии), определяется законом (выделено
мной. ? Ю.Ю.)». В данном контексте Правительство РФ не является надлежащим субъектом нормотворчества, в связи с чем правомерность лицензирования видов деятельности, установленных Постановлением
№ 1418 и принимаемыми на его основе подзаконными нормативно-правовыми актами, вызывает сомнения.
К середине 90-х гг. XX века назрела острая необходимость принятия
единого закона, определяющего основные правовые дефиниции в области
лицензирования, закрепляющего единый перечень лицензируемых видов
деятельности, унифицирующего процедуру лицензирования. На необходимость принятия данного акта, целесообразность приведения к общему
знаменателю «разрозненного лицензионного законодательства» указывали
и практические работники, и ученые-административисты. В частности, по
мнению А.Б. Багандова, отсутствие единого нормативно-правового акта в
сфере лицензирования препятствует свободе экономической деятельности,
регламентированной ст. 8 Конституции РФ18. Н.К. Фрейтак настаивал на
необходимости систематизации значительной части слабо связанных между собой лицензионно-разрешительных процедур19. Другие ученые справедливо указывали на целесообразность укрепления нормативной базы института лицензирование через принятие единого нормативно-правового
акта в этой сфере20.
25 сентября 1998 г. Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности»21 (далее ? Закон № 158) увидел свет. Принятие
данного акта явилось значительным шагом вперед по пути становления и
реформирования института лицензирования в России. Многие ученые
справедливо указывали на конгломерирующий характер Закона, предписывая ему роль своеобразного «промежуточного связующего звена» в воп17
18
19
20
21
СЗ РФ. 1995. № 1. Ст. 69.
См.: Багандов А.Б. Лицензирование как правовая и государственно-управленческая категория // Законодательство и экономика. 2005. № 10. С. 11.
См.: Фрейтак Н.К. Лицензирование в России: как было? как есть? как будет?
// Финансовые и бухгалтерские консультации. 2005. № 4?5. С. 24.
См.: Злотник П., Злотник Г. Проблемы правового регулирования лицензирования // Хозяйство и право. 2000. № 2. С. 90.
Федеральный закон от 25 сентября 1998 г. № 158-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с изм. и доп. от 26 ноября 1998 г., 22 декабря
1999 г., 12 мая, 29 декабря 2000 г.) (утратил силу) // СЗ РФ. 1998. № 39.
Ст. 4857; № 48. Ст. 5853; 1999. № 52. Ст. 6365, 6366; 2001. № 1 (ч. 2). Ст. 21.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
108
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
росе развития лицензионного законодательства22. Однако, несмотря на
всю прогрессивность Закона № 158, российскому законодателю не удалось главного ? создать единый перечень лицензируемых видов деятельности. Дело в том, что помимо видов деятельности, указанных в ст. 17 Закона № 158, лицензированию также подлежали виды деятельности,
которые предусматривались федеральными законами, вступившими в силу до момента принятия настоящего Закона. В данном контексте речь
идет, например, об оценочной, банковской, частной детективной и охранной деятельности и др.
Таким образом, законодателю не удалось до конца «закрыть» перечень лицензируемых видов деятельности, установленный ст. 17 Закона
№ 158, в результате чего лицензионное законодательство вступило в противоречие с Основным Законом РФ, нарушило конституционную гарантию, установленную ч. 3 ст. 55, регламентирующую основания и порядок
ограничения прав и свобод человека и гражданина. Апробация Закона
№ 158 практикой выявила коллизионный характер отдельных положений
данного нормативного акта23, предопределила его нежизнеспособность.
Существование огромного количества лицензируемых видов деятельности
негативным образом сказалось на развитии предпринимательства, породило многочисленные административные барьеры, блокируя развитие рыночной экономики24.
Принятие 8 августа 2001 г. Федерального закона № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»25 (далее ? Закон № 128) по
праву можно считать вторым этапом лицензионной реформы, направленной на устранение выявленных недостатков правового регулирования лицензионных отношений. Главная заслуга данного нормативного акта заключается в том, что впервые за десятилетнюю историю развития
лицензионного законодательства был создан закрытый перечень лицензируемых видов деятельности. В п. 3 ст. 17 и пп. 1, 2 ст. 18 Закона № 128
содержались прогрессивные нормы, регламентирующие прекращение лицензирования видов деятельности, не вошедших в единый перечень, а также определяющие верховенство данного Закона среди иных нормативных
правовых актов, которые теперь должны строго соответствовать нормам
Закона № 128. Таким образом, существовавшая ранее коллизия между
Законом № 158 и нормой п. 3 ст. 55 Конституции РФ была устранена.
Однако в теории административного права не прекращаются дискуссии, касающиеся единого перечня лицензируемых видов деятельности.
Сформировавшаяся в данной связи аргументированная правовая пози22
23
24
25
См., например: Гандилов Т.М. Правовые проблемы регистрации и лицензирования предпринимательской деятельности // Юрист. 2001. № 3. С. 10; Малахов
С.А. Лицензирование деятельности в России // Законодательство и экономика.
1999. № 2. С. 31.
О влиянии коллизионных норм на уровень правовой культуры см., например:
Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. Саратов, 2004. С. 203?210.
Указ Президента РФ от 29 июня 1998 г. № 730 «О мерах по устранению административных барьеров при развитии предпринимательства» // СЗ РФ. 1998.
№ 27. Ст. 3148.
СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. 1). Ст. 3430; 2002. № 11. Ст. 1020; 2003. № 9. Ст. 805;
2004. № 45. Ст. 4377; 2005. № 27. Ст. 2719; 2006. № 1. Ст. 11; № 31 (ч. 1)
Ст. 3455; № 50. Ст. 5279; Российская газета. 2006. 31 дек.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.С. Юрьева
109
ция, поддерживаемая многими учеными-административистами, сводится
к тому, что новый Закон № 128 единого перечня закрепить не сумел. Ученые апеллируют к норме ст. 1 Закона № 128, в п. 2 которой содержится
закрытый перечень семнадцати видов деятельности. Они регулируются
самостоятельными нормативно-правовыми актами и на них не распространяются нормы Закона № 128. Правовое регулирование данных видов
деятельности осуществляется автономно, при этом игнорируется унифицированная процедура лицензирования. Так, К. Тотьев подчеркивает применение в Законе № 128 диаметрально противоположных процедур: с одной стороны, осуществляется принцип единства, интеграции лицензируемых видов деятельности, воплощенный в ст. 17 Закона, а с другой ?
используются дифференцированные начала, воплощенные в п. 2 ст. 1 Закона, что отрицательно сказывается на правовом регулировании лицензирования в России26.
И.Е. Махров также выступает с критикой п. 2 ст. 1 Закона, указывая,
что закрепленные в данной норме семнадцать видов деятельности регулируются: во-первых, нормативными правовыми актами различной юридической силы; во-вторых, данные акты регламентируют содержание видов
деятельности, что, по его мнению, противоречит конституционным нормам27. Д. Дедов настаивает на том, что установление в Законе № 128 разных правовых режимов лицензирования (общего и специального) приводит к дискриминации одних предпринимателей по сравнению с другими28.
Вместе с тем в науке административного права существует и диаметрально противоположная точка зрения ученых относительно данного вопроса. А.Б. Багандов полагает, что законодателю удалось создать единый
перечень лицензируемых видов деятельности, правовыми составляющими
которого являются два закрытых перечня29. Я. Парций также признает
целесообразность разделения лицензируемых видов деятельности на две
группы30.
Формируя собственную точку зрения по данному вопросу, необходимо
отметить следующее. С одной стороны, позиция законодателя вполне оправдана, поскольку выделенные в самостоятельный перечень виды деятельности в силу своей специфики не могут быть надлежащим образом
урегулированы нормами Закона № 128. Однако, с другой стороны, разделение лицензируемых видов деятельности на две группы вступает в противоречие со ст. 3 Закона № 128, в которой устанавливаются принципы
лицензирования ? внутренний правовой стержень лицензионной деятельности. Получается, что один из принципов ? установление единого перечня лицензируемых видов деятельности ? не выдерживается законодателем
до конца. Данная ситуация не может быть признана положительной, поэ26
27
28
29
30
См.: Тотьев К. Лицензирование по новым правилам: необходимость и перспективы реформ // Хозяйство и право. 2002. № 12. С. 4?5.
См.: Махров И.Е. Административно-правовое регулирование предпринимательской деятельности: некоторые проблемы совершенствования федерального и регионального законодательства // Право и экономика. 2002. № 12. С. 14?15.
См.: Дедов Д. Проблемы режима лицензирования // Хозяйство и право. 2005.
№ 10. С. 27?28.
См.: Багандов А.Б. Указ. соч. С. 12.
См.: Парций Я. О лицензировании отдельных видов деятельности // Хозяйство
и право. 2002. № 1. С. 31.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
110
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
тому, на наш взгляд, необходимо привести нормы Закона № 128 в соответствие с вышеназванным правовым постулатом.
Вышеописанная ситуация не стала единственным дискуссионным моментом нового Закона о лицензировании. Первоначальная его редакция,
помимо положительных корректур, содержала и множество пробелов и
неточностей, что нашло практическое подтверждение: Закон № 128 был
дополнен изменениями, внесенными пятнадцатью федеральными законами, последний из которых ? Федеральный закон от 29 декабря 2006 г.
№ 252-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»31.
Значительные изменения в Закон о лицензировании были внесены Федеральным законом от 2 марта 2005 г. № 80-ФЗ «О внесении изменений в
Федеральный закон ?О лицензировании отдельных видов деятельности?,
Федеральный закон ?О защите прав юридических лиц и индивидуальных
предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)?
и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»32, который существенно преобразовал основные дефиниции Закона
№ 158, усовершенствовал лицензионное производство, внес изменения в
перечень лицензируемых видов деятельности.
В настоящее время на территории РФ лицензированию подлежат 94
вида деятельности (лицензирование туроператорской и турагентской деятельности прекратилось с 1 января 2007 г., лицензирование оценочной деятельности прекращается с 1 июля 2007 г., лицензирование деятельности
по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с
использованием игровых столов и иного игрового оборудования прекращается 30 июня 2009 г.). Необходимо также отметить, что лицензирование
пятнадцати видов деятельности, установленных п. 7 ст. 18 Закона № 128
(например, геодезической, картографической деятельности, производство
медицинской техники, эксплуатация пожароопасных производственных объектов, деятельность по проведению экспертизы промышленной безопасности и др.), прекращается со дня вступления в силу технических регламентов, устанавливающих обязательные требования к лицензируемым видам
деятельности.
Изменчивость норм Закона № 128 (в первую очередь это касается
ст. 17) подтверждается также практикой принятия подзаконных нормативных правовых актов, направленных на детализацию и конкретизацию
положений Закона о лицензировании. Первоначально принимается Постановление Правительства РФ от 8 мая 2002 г. № 302 «Об изменении и
признании утратившими силу некоторых решений Правительства РФ по
вопросам лицензирования отдельных видов деятельности»33, в соответствии с которым признаются утратившими силу 45 решений Правительства
РФ, регулирующих отдельные вопросы лицензирования конкретных видов
деятельности. Затем 11 февраля 2002 г. Правительство РФ принимает Постановление № 135 «О лицензировании отдельных видов деятельности»34,
31
32
33
34
Российская газета. 2006. 31 дек.
СЗ РФ. 2005. № 27. Ст. 2719.
СЗ РФ. 2002. № 20. Ст. 1859.
СЗ РФ. 2002. № 9. Ст. 928.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Ю.С. Юрьева
111
утверждающее систему федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих лицензирование, и перечень видов деятельности, лицензирование которых производится органами исполнительной власти субъектов
Российской Федерации.
В настоящее время действует Постановление Правительства РФ от
26 января 2006 г. № 45 «Об организации лицензирования отдельных видов деятельности»35, которое пересмотрело вышеуказанные перечни и закрепило доминирующую роль федеральных органов исполнительной власти при осуществлении лицензирования.
Резюмируя вышеизложенное, можно с уверенностью констатировать,
что на сегодняшний день лицензионная реформа в России не завершена,
поскольку правовой институт лицензирования до сих пор не лишен противоречий, коллизий. Нормы Закона № 158, а также многих других нормативно-правовых актов, посвященных вопросам лицензирования, не отшлифованы российским законодателем, в силу чего нуждаются в совершенствовании. Поэтому необходимо ликвидировать спорные моменты, сгладить
сложившиеся противоречия путем объединения усилий российского законодателя, ученых-теоретиков и практических работников.
Таким образом, современное административное законодательство
России (частным случаем которого является институт лицензирования)
еще испытывает на себе последствия советской административно-командной системы управления, являясь отражением социалистической правовой
культуры. Попытки же законодателя приблизиться к демократическим
стандартам при помощи создания «передовой законодательной базы» пока не увенчались успехом. Российскому правотворцу до сих пор не удалось внедрить в законодательную практику общедозволительный тип правового регулирования, принципом функционирования которого служит
лозунг: «Разрешено все, что не запрещено законом». Справедливо в данной связи замечание Н.И. Матузова о том, что вышеуказанный принцип
не может быть адекватно воспринят российским обществом, в котором
еще не сложилась традиция законопослушания36.
Если разбираться в причинах вышеописанных неудач, необходимо
вернуться к вопросу о правовой культуре, уровень которой пока еще недостаточно высок для того, чтобы стать полноценной «почвой» для формирования в России демократических институтов ? правового государства и
гражданского общества.
На сегодняшний день проблема повышения уровня правовой культуры приобрела широкие масштабы. Полагаем, что скорейшее разрешение
сложившейся ситуации окажет благоприятное, стимулирующее воздействие на многие социально-правовые процессы, в том числе и на процесс
реформирования российского законодательства.
35
36
СЗ РФ. 2006. № 6. Ст. 700.
См.: Матузов Н.И. Еще раз о принципе «не запрещенное законом дозволено» //
Правоведение. 1999. № 3. С. 16, 20?21.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
112
А.В. Солдунов*
?ВМ?ВМ?ЛЛ Л Ф?У·ОВП? ?ЫП?МЛБ??ЛЛ Ъ?Ы?У?У?У Ф????
? ТУ??ВПВММУИ ?УТТЛЛ
П
равовая гуманизация общества предполагает реализацию конституционных принципов во всех сферах жизнедеятельности человека. В области трудовых отношений обеспечивается одно из основополагающих прав личности ? право на труд. Жизнь человека невозможна
без труда, именно труд является системообразующим признаком общественного устройства, источником всякого богатства, условием существования людей, вечной естественной необходимостью. Поэтому одной из главных сфер возможного и в то же время необходимого проявления
гуманизма служит сфера труда, производства, трудовых отношений. Гуманизм должен стать основным принципом существования человека в условиях рынка, он диктуется жизненными требованиями, формирует необходимые критерии поведения личности в ее собственных интересах и в
интересах всего общества.
Идеи гуманизма чрезвычайно важны для преодоления опасностей, исходящих от отчуждения в сфере трудовых отношений. В условиях отчуждения человек теряется в окружающей реальности, превращаясь из субъекта в объект действительности. Человек не находит связи с миром,
оказывается во власти отчужденных сил (денег, власти, материальных
ценностей), отдаляется от собственного Я.
Современные трудовые отношения в России способствуют развитию
феномена отчуждения. Сегодня рынок труда ? это отсутствие свободы выбора, принятия решения, внеправовое положение значительного числа наемных работников, связанное и с развитием трудовой миграции. В таком
положении гуманизация трудовых отношений и производственной среды
является необходимостью, направленной не только на частичное преодоление отчуждения, но и на общее развитие сферы труда.
Гуманизация труда должна быть нацелена на облагораживание производственной среды, удовлетворение связанных с трудом потребностей
личности, предоставление социальных благ, реализацию права на участие
в делах предприятия. Она (гуманизация) должна стать фундаментом производственной среды, на основе которого человек выступает как личность,
субъект труда, а не просто рабочая сила, наемный рабочий.
Термин «гуманизация труда» возник в Западной Германии на рубеже 40?50 гг. ХХ в. Его появление было связано с исследованием ряда факторов, оказывавших негативное воздействие на отношения в сфере производства: наличие резервной армии труда соседствовало с нехваткой
квалифицированных кадров, неспособностью значительной части работников к тяжелому физическому труду, снижением не только физической возможности, но и психологической готовности к высокопроизводительному
труду. Западногерманские ученые пришли к выводу, что на мировоззре* Доцент кафедры истории и философии Саратовского юридического института
МВД России, кандидат философских наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Солдунов
113
ние трудящихся в наибольшей мере воздействуют именно отношения на
предприятии и что «социальный мир» в промышленности есть основа «социального мира» в обществе. Таким образом, в ФРГ были заложены теоретические и практические основы формирования гармонизации интересов работодателей и работников в обществе в целях недопущения
расширения профсоюзного движения, противодействия зарождающимся
требованиям о соучастии рабочих в управлении на уровне предприятий.
Большое влияние на формирование германской школы гуманизации труда
в начальный период оказала американская школа «человеческих отношений», нацеленная на сохранение лояльности работающих, с одной стороны, и повышение производительности труда, а следовательно, и прибылей
предпринимателей ? с другой.
В условиях современной России можно выделить пять направлений
гуманизации трудовых отношений:
? во-первых, создание условий, при которых каждому человеку были
бы обеспечены достойный заработок и экономическая безопасность. Это
предполагает наличие у гражданина России реальной возможности найти
работу, позволяющую вести достойное существование его самого и членов
семьи, иметь гарантию от безработицы, социальную защиту при достижении пенсионного возраста или наступлении нетрудоспособности;
? во-вторых, усиление мотивации работников к высокопроизводительному труду. Гуманизм стремится выявить все лучшее в человеке ? с
тем, чтобы все люди могли максимально реализовать себя и рассчитывать
на лучшую долю в этой жизни. Это направление является важнейшим моментом в концепции гуманизации и с точки зрения предпринимателей;
? в-третьих, участие работников в управлении предприятием, решении производственных и социальных вопросов. Основная форма участия
работников в управлении выражается в социальном партнерстве, реализуемом во взаимодействии союзов работодателей и профессиональных
объединений, в том числе при участии государственных органов;
? в-четвертых, создание условий для безопасного и комфортного
труда, повышения удовлетворенности работников выполняемыми задачами, расширения демократии в процессе трудовой деятельности, удовлетворения других нематериальных потребностей и ценностей, таких как
расширение сферы ответственности и свободы, социальных контактов в
процессе труда, повышение самосознания и самооценки индивида;
? в-пятых, совершенствование трудового законодательства по оптимизации трудовых ресурсов.
Трудовое право как регулятор трудовых отношений и как одно из возможных проявлений гуманизма должно давать максимум возможностей
людям для их деятельности не только без ущерба друг для друга, но и
для всеобщей пользы ? обществу и государству. Закон признает за личностью права и свободы, гарантирует их и защищает человека в случаях
их нарушений. Таким образом, гуманизация труда должна строиться на
правовых основах гуманизма с учетом его общечеловеческих ценностей.
Гуманизация трудовых отношений, наряду с созданием гуманного позитивного права, предполагает развитие гармоничных, взаимовыгодных отношений между человеком и обществом.
Безусловно, одним из главных рычагов усиления мотивации труда является совершенствование системы оплаты труда. Материальная заинте-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
114
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
ресованность ? это начальный уровень развития работника, направленный на приобретение определенных материальных ценностей, удовлетворение первичных потребностей. Этот фактор трудовой мотивации имеет
существенное значение особенно в условиях современной России. Но, рассматривая проблемы гуманизации труда, ни в коем случае нельзя ограничиваться только лишь его материальной составляющей. Материальная заинтересованность ? это первичный интерес работника в результатах
своего труда. Трудовая деятельность, желания, стремления, заинтересованность в труде в значительной степени основаны на внутренних мотивах человека.
Гуманизация труда направлена на приоритетное развитие внутренних нематериальных мотивов человека к труду. Трудовая деятельность в
идеале должна приносить удовлетворение и как деятельность, и как процесс, и как условие для самореализации человека, развития его способностей и дарований. В трудовом развитии человек видит процесс труда не
только как средство получения заработной платы, но и что более важно
как условие получения удовольствия. Гуманизация труда должна быть
направлена в первую очередь на развитие потенциалов, заложенных в законодательстве, при которых будет соблюдено гармоничное удовлетворение внутренних и внешних потребностей человека к труду, уважение к его
индивидуальности.
Повышение мотивации к высокопроизводительному труду возможно
на основе: устранения чрезмерного разделения труда, становящегося во
многих случаях тормозом на пути развития и повышения эффективности
производства; перехода от его максимизации к оптимизации; создания таких структур управления на предприятии, которые способствовали бы
раскрытию потенциала работников; учета интересов трудящихся, реализуемых в процессе трудовой деятельности, в частности стремления к большей самостоятельности и ответственности. Для создания серьезных мотивационных побуждений работника к производительному и активному
труду необходимо устранить отчуждение человека от производства. Работнику необходимы гуманные условия труда, в которых его трудовая деятельность могла бы стать определенной формой самовыражения и самоутверждения человека.
Одним из важнейших факторов светской гуманизации трудовых отношений является социальное партнерство, предполагающее участие работников в управлении предприятием, в решении ряда производственных и
социальных вопросов. Социальное партнерство реализуется в форме взаимодействия союзов работодателей и профессиональных (профсоюзных)
объединений, в том числе и при участии государственных органов.
С середины 90-х годов ХХ в. социальное партнерство получило широкое распространение в России на всех уровнях ? федеральном, региональном, отраслевом, территориальном (муниципальном). На уровне предприятия и организации оно реализуется: во-первых, в заключении
коллективного договора, содержащего более высокие социальные гарантии по сравнению с законодательством; во-вторых, в участии работников
(точнее представителей работников) в управлении предприятием, решении ряда производственных и социальных вопросов. Участие работников в
решении различных вопросов осуществляется, как правило, через представительство в управленческих (совет директоров, собрание акционеров)
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Солдунов
115
и совещательных (комитеты, комиссии по охране труда, промышленной
безопасности, гигиене труда и промышленной санитарии) структурах
предприятия. Несмотря на то, что социальное партнерство иногда носит
формальный характер, его развитие способствует реальной гуманизации
трудовых отношений. Для ликвидации формализма в отношениях социального партнерства необходимо изменить у наемного работника субъективное восприятие своего места в существующей системе производственных отношений, воспитать в нем чувство достоинства и самоуважения.
Одним из факторов светской гуманизации трудовых отношений является гуманизация содержания и форм трудового процесса, которая состоит в создании условий для безопасного и комфортного труда, повышении
удовлетворенности работников выполняемыми задачами, расширении демократии в процессе трудовой деятельности, удовлетворении других нематериальных потребностей и ценностей, таких как расширение сферы ответственности и свободы, повышение самосознания и самооценки
индивида, налаживание новых социальных контактов в труде.
Для того чтобы труд был светски-гуманным, он должен быть в первую
очередь безопасным. В ст. 37 Конституции РФ провозглашено право граждан на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.
Создание безопасных условий труда ? непосредственная обязанность работодателя (ст. 212 ТК РФ).
Вместе с тем в условиях высокой энергонасыщенности и потенциальной опасности современного производства важнейшим показателем обеспечения безопасности является развитие человеческого фактора ? повышение профессиональной компетентности руководителей и работников,
формирование позитивной мотивации для выполнения ими требований безопасности.
Большое значение имеет внедрение на производстве принципов эргономики в целях развития технологии и технологических процессов, приспособленных к функциональным возможностям человека, соответствующая
организация рабочих мест, введение скользящего графика работы не только на конвейерном, поточном производствах, но и на других видах производства.
Важнейшим фактором гуманизации труда за счет снижения доли тяжелых работ, работ с вредными или опасными условиями труда служит
автоматизация и роботизация рабочих мест с вредными, опасными или
тяжелыми для человека условиями труда. Вместе с тем автоматизация и
роботизация сопровождаются рядом дегуманизирующих последствий для
работников: уплотнением графика и повышением напряженности работы,
снижением уровня необходимой квалификации и обеднением содержания
выполняемых функций, сводящихся зачастую лишь к подаче деталей. Значительно увеличивается и степень зависимости от ритма, задаваемого машинами, что еще больше ужесточает пространственные и временные границы деятельности работников, повышает риск профессионально
обусловленных заболеваний, вызванных ростом психофизиологических нагрузок, уменьшает возможность личных контактов при работе, что ведет к
чувству зависимости от техники.
Безопасность труда предполагает также защиту работников от риска
получения профессиональных и профессионально обусловленных заболеваний. Это ? улучшение условий труда в целях исключения воздействия
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
116
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
на работников опасных и вредных факторов производственной среды, таких как напряженность и монотонность труда. Однако при существующем
уровне развития науки и техники на ряде производств невозможно сделать условия труда оптимальными или допустимыми.
Основные способы защиты здоровья работающих в процессе трудовой
деятельности, включающие перемену рабочих мест, защиту временем, мониторинг в сочетании с профилактической реабилитацией в той или иной
степени закреплены в Трудовом кодексе РФ (ст.ст. 72, 92, 108?110, 117,
213). Однако их практическая реализация ограничивается отсутствием заинтересованности в конечном результате со стороны работодателей и (как
ни странно) работников. Реальная цель ? повышение безопасности и сохранение здоровья работников ? подменяется мнимыми целями. Об эти
мнимые цели разбиваются усилия по сохранению здоровья работников в
течение десятков лет! Вот эти цели: повышенная оплата труда на работах
с вредными, тяжелыми и опасными условиями труда; дополнительный оплачиваемый отпуск; выдача в профилактических целях молока, лечебнопрофилактического питания.
Введенные еще в первые годы Советской власти для сохранения здоровья работников льготы и компенсации за вредные условия труда давно
превратились в мнимые задачи, являющиеся самоцелью для большинства
пользующихся ими. В связи с этим работники не заинтересованы в улучшении условий труда, так как это ведет к снижению оплаты труда, сокращению оплачиваемого отпуска, прекращению бесплатной выдачи молока
или ее компенсации деньгами и другим «потерям», связанным со снятием
льгот и компенсаций.
Не заинтересованы в улучшении условий труда и работодатели прежде всего потому, что им проще и дешевле платить работникам компенсации за вредные условия труда, которые составляют 5?10% от фонда оплаты труда и сравнительно невелики, чем вкладывать серьезные средства
в приобретение современного, более безопасного оборудования, внедрение
новых технологий.
Таким образом, и здесь низкая оплата труда является одним из главных препятствий на пути гуманизации труда. Описанная ситуация представляет типичный пример отчуждения, характеризующегося превращением сознательных действий человека, направленных на достижение
определенных целей, в нечто самостоятельное, противоположное, противочеловеческое, выходящее из-под контроля и надстраивающееся над человеком в виде подавляющей, гнетущей, уничтожающей враждебной силы.
По мере роста оплаты труда для работников все большее значение
приобретают и другие нематериальные потребности, например: повышение
удовлетворенности работников выполняемыми задачами; демократизация
в процессе трудовой деятельности, сфере ответственности и свободы; повышение самосознания и самооценки индивида и т.д. Известно, что на разных этапах развития общества у работников преобладают те или иные потребности ? повышение заработной платы, увеличение свободного времени
(сокращение рабочего дня), повышение уровня социальных гарантий.
Гуманизация трудовых отношений, наряду с совершенствованием
правовых норм и гарантий, предполагает развитие нравственных позиций
участников трудовых отношений. Нравственная сфера трудовых отношений предусматривает реализацию таких общечеловеческих ценностей, как
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.В. Солдунов
117
сочувствие, добро, справедливость. В этой связи следует отметить, что современное трудовое законодательство России не предусматривает ответственности работодателей за развитие и стимулирование работников по
решению ими проблем культуры и качества труда, более того, эти понятия в нормативных актах вообще не употребляются. В российском трудовом праве не предусмотрено поощрение за инновационную деятельность
работников и получение практических результатов этой деятельности. В
решении этих задач скрывается огромный резерв для развития гуманизации трудового законодательства.
Перспективное значение трудового права, с нашей точки зрения, заключается в том, что многие его нормы ориентированы на формирование
в современной России общечеловеческих основ трудовой деятельности в
контексте светского гуманизма. Вместе с тем не следует забывать, что
юридические установки строятся на базе человеческих потребностей ? в
безопасности, гарантированности и защите всех жизненных проявлений,
нравственные ценности основываются на тех реальностях и поступках, которые люди не просто оценивают, но и одобряют.
Явное несоответствие юридических ценностей нравственным создает
проблемы самоотчуждения человека. В контексте трудовых отношений такое несоответствие прослеживается, к примеру, в положении ст. 133 Трудового кодекса РФ, устанавливающей, что минимальный размер оплаты
труда не может быть ниже размера прожиточного минимума трудоспособного человека, что на практике выглядит совсем иначе. И это при том,
что прожиточный минимум основывается на минимальной потребительской корзине, которая, в свою очередь, не обеспечивает не только существования на минимально приемлемом уровне, но и простое воспроизводство рабочей силы.
В такой ситуации внутренние желания и стремления человека, его
профессиональная ценность и возможности девальвируются перед жизненной необходимостью элементарного выживания. Человек вынужден поступаться своими творческими и профессиональными качествами, возможностью их развития, так как поставлен в условия самоограничения своей
жизнедеятельности.
Наличие подобных нерешенных проблем характеризует необходимость
дальнейшего развития российского трудового права, что, с нашей точки
зрения, может производиться с учетом категориальных тенденций развития трудового права за рубежом, применения в нем позитивно-критических оценок религиозного понимания нравственности и путем применения
принципа общечеловеческого гуманизма в будущем развитии современного трудового права России.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
118
Е.И. Савинова*, С.В. Савинов**
????У??? НЫОёЪЫ?? ТУ?Л?ОёМУ?У ?УТЫ???ТЪ??
Л ?УФ?УТ? ПУ?В?МЛБ??ЛЛ ЩЛМ?МТУ?У-Ф???У?У?У
ТЪ?ЪЫТ? ·??КВЪМУ?У Ы??ВК?ВМЛ?
С
оциальная направленность многих государств в формально-юридическом и научном плане, как правило, отражала закономерное
стремление людей к социальной справедливости. На практике же наблюдались и наблюдаются значительные расхождения между заявленной социальной политикой власти и современной реальностью. С середины
XIX в. обращено повышенное внимание мирового сообщества на обеспечение социально-экономических прав граждан. Соответственно обогащается содержание социальной функции государства, признаются конституционные приоритеты в данной сфере, интенсивно развивается социальное
законодательство.
Новые императивы социального государства и социального партнерства побуждают действовать в этом направлении и Россию1. В Посланиях
Президента РФ Федеральному Собранию в 2004 г.2, 2005 г.3 неоднократно
ставились задачи модернизации здравоохранения, образования и других
сфер общественной жизни. Цели реформ ? коренное улучшение качества
жизни, обеспечение свободы и безопасности личности. Достижению этих
целей, безусловно, способствует высокая правовая культура законотворческой и правоприменительной деятельности4.
На встрече с членами Правительства, руководством Федерального
Собрания и членами президиума Государственного Совета при обсуждении проекта бюджета на 2006 год Президент России В.В. Путин подчеркнул возрастающее значение правового регулирования в этой сфере. Он
отметил, «что сегодняшние возможности России вполне позволяют добиться более ощутимых результатов повышения благосостояния народа»5.
В 2006 увеличены расходы федерального бюджета по следующим разделам: «Национальная безопасность» ? на 22,5%; «Национальная оборо* Заместитель главного врача по экономике ММУ «Городская поликлиника № 8»
г. Саратова.
** Старший преподаватель кафедры финансового, банковского и налогового права
Саратовского юридического института МВД России, кандидат юридических
наук.
1 См.: Тихомиров Ю.А. Социальное законодательство: Научно-практическое пособие / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров, В.Н. Зенков. М., 2005. С. V (Предисловие).
2 Российская газета. 2004. 27 мая.
3 Российская газета. 2005. 26 апр.
4 См.: Сальников В.П. Социалистическая правовая культура: Монография / Под
ред. Н.И. Матузова. Саратов, 1989. С. 11; Теория государства и права: Курс
лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. М.,
2001. С. 626?636; Общая теория права и государства: Учебник / Под ред.
В.В. Лазарева. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 526.
5 Бюджетное Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 24 мая
2005 г. «О бюджетной политике в 2006 году» // Парламентская газета. 2005.
26 мая.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Е.И. Савинова, С.В. Савинов
119
на» ? на 20,5%; «Образование» ? на 29%; «Здравоохранение» и «Спорт» ?
на 64% соответственно6.
В настоящее время недостаточно воздействовать только экономическими мерами, т.е. увеличением объёмов финансирования. Необходимо
сделать акцент на юридические средства, сформировать адекватную нормативную базу в первую очередь в области финансового права. Без этого
продолжать начатые реформы в социальной сфере невозможно. Важная
роль в этом процессе возложена на бюджетные (ст. 161 БК РФ) организации в форме учреждения (ст. 120 ГК РФ), которые являются основным
проводником и исполнителем воли государства, т.е. на Министерство внутренних дел РФ, Министерство обороны РФ, Министерство здравоохранения и социального развития, культуры и др.
Иными словами, практическое решение реформирования социальнокультурной сферы находится в прямой зависимости от эффективности
финансово-экономической политики в бюджетной сфере, которая, в свою
очередь, обусловливается финансово-правовым статусом конкретного
бюджетного учреждения.
Необходимо отметить, что понятие «финансово-правовой статус» в
юридической литературе новое, практически не разработано7, хотя в последнее время появились научные труды, которые позволяют определить
критерии финансово-правового статуса бюджетного учреждения как комплексного явления, включающего три взаимосвязанных элемента: компетенция финансовой деятельности; формы и методы финансовой деятельности; гарантии её осуществления8.
На наш взгляд, наиболее интересным и актуальным аспектом финансово-правового статуса бюджетного учреждения выступает финансовая
деятельность. Рассмотрим указанный элемент финансово-правового статуса бюджетного учреждения.
Понятие «финансовая деятельность» длительное время связывалось
лишь с хозяйственной деятельностью на предприятиях материального производства, поскольку данная сфера характеризуется наиболее сложной
системой общественных и денежных отношений.
6
7
8
Федеральный закон от 26 декабря 2005 г. № 189-ФЗ «О федеральном бюджете
на 2006 год» (в ред. от 26 июля 2006 г. № 136-ФЗ) // СЗ РФ. 2005. № 52 (ч. 2).
Ст. 5602; 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3435.
В других отраслях права данное понятие в достаточной мере исследовано и широко используется как в науке, так и на практике. См., например: Володина Е.И. Административно-правовой статус внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации: Дис. ? канд. юрид. наук. М., 2001. С. 77?97;
Зайцева Т.А. Административно-правовой статус органов исполнительной власти
субъектов Российской Федерации: Дис. ? канд. юрид. наук. Хабаровск, 2001.
С. 16?53; Матузов Н.И. Юридические обязанности и ответственность как элементы правового статуса личности // Конституция СССР и правовое положение
личности. М., 1979. С. 81?88.
См.: Бокаева О.Ю. Правовое регулирование финансовой деятельности таможенных органов Российской Федерации / Под ред. Н.И. Химичевой. Саратов, 2004.
С. 109; Петрова Г.В. Налоговые отношения: теория и практика правового регулирования: Автореф. дис. ? д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 36; Смирникова Ю.Л.
Финансово-правовой статус субъектов Российской Федерации: Автореф. дис. ?
канд. юрид. наук. М., 2002. С. 8.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
120
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Организация финансовой деятельности бюджетных учреждений своего
воплощения не находила. Это было связано во многом с упрощенным подходом к функциональной деятельности бюджетных учреждений, сводимой
к понятиям «непроизводственная сфера», «финансовое обеспечение», т.е.
отсутствием соответствующего им финансово-правового статуса. Следует
отметить, что представители современной зарубежной науки доказывают,
что любой вид деятельности является производством, в результате которого создается потребительная стоимость. Зарубежные ученые не делают
различий между производственной и непроизводственной видами деятельности, рассматривая всю экономическую деятельность как производство
вообще и приравнивая его к простым затратам труда, необходимым при
любой экономической деятельности независимо от способа производства9.
Вместе с тем финансовая деятельность бюджетных учреждений в последнее десятилетие была подвергнута кардинальной трансформации, обусловленной резким снижением объемов бюджетного финансирования. Результатом воздействия данного фактора явилась активизация вхождения
бюджетных учреждений в рыночную среду, появление новых источников
финансовых ресурсов и новых направлений их использования10.
Финансовая деятельность бюджетного учреждения в соответствии с существующими финансовыми правоотношениями зависит от ряда факторов:
? формы собственности;
? системы и способов формирования финансовых ресурсов;
? методов управления финансовыми ресурсами;
? способов координации финансовой деятельности (отраслевые министерства ? учреждения ? потребители услуг);
? мотивов, стимулирующих финансовую деятельность (удовлетворение потребностей в услугах общества в целом, отдельных граждан, получение дохода и др.).
Способы организации финансовой деятельности бюджетных учреждений зависят от изменения общественных отношений. Рыночная ориентация экономики не означает отмены государственной и муниципальной собственности. Право государственной и муниципальной собственности в
бюджетной сфере позволяет обеспечить единое централизованное регулирование процесса создания и распределения важнейших благ социального
характера при соответствующем выделении необходимых ресурсов. Недостатками являются: неизбежная ограниченность средств, направляемых
из государственного и муниципального бюджетов на создание благ; бюрократический стиль управления; ограниченная правоспособность; отсутствие стимулов к рациональному использованию финансовых ресурсов и росту качества услуг; незаинтересованность во внедрении в сфере услуг
новых достижений науки и техники.
Создание эффективно действующего, отлаженного финансового механизма бюджетных учреждений будет основным инструментом для ликвидации или хотя бы смягчения влияния указанных выше недостатков, связанных с использованием государственной и муниципальной собственности
в социальной сфере.
9
10
См.: Романова Т.Ф. Финансовый механизм бюджетных учреждений: теория и
методология. М., 2002. С. 89?90.
См.: Улюкаев А.В. Проблемы государственной бюджетной политики: Научнопрактическое пособие. М., 2004. С. 19.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Е.И. Савинова, С.В. Савинов
121
Характер формирования финансовых ресурсов бюджетных учреждений обусловлен в первую очередь организационно-правовой формой функционирования, во вторую ? источниками финансирования.
Неотъемлемой составной частью финансовой деятельности бюджетного учреждения является система органов управления учреждениями на
всех уровнях. Качественное обновление социальной сферы неизбежно требует существенного изменения в составе и деятельности органов управления, а также в характере самого процесса управления, особенно в формировании финансовой деятельности.
Основным направлением становления нового управленческого механизма в социальной сфере выступает децентрализация управления бюджетными учреждениями. В то же время непомерная децентрализация так
же вредна, как и излишняя централизация.
Централизованное управление имеет определенные положительные
моменты, а именно: возможность действовать в интересах всей отрасли в
целом, а не отдельных учреждений, входящих в отрасль; позволяет концентрировать финансовые ресурсы для целенаправленного осуществления
наиболее важных в данное время и в данном месте работ, а также выравнивать уровень обеспеченности населения социальными услугами в рамках территорий каждого района. Поэтому нам представляется важным
установить оптимальное соотношение централизации и децентрализации в
управлении финансовыми ресурсами бюджетной сферы с учетом территориального устройства и финансовых возможностей государства и муниципалитетов.
Известно, что финансовая деятельность бюджетного учреждения создается по трем основным направлениям:
? формирование, распределение и использование бюджетных
средств;
? формирование, распределение и использование внебюджетных источников финансирования;
? определение принципов управления бюджетным учреждением.
В связи с этим необходимо, на наш взгляд, скорректировать правовое
положение бюджетных учреждений. Несмотря на определенную отлаженность деятельности бюджетных учреждений, их правовое положение еще
должным образом н урегулировано. В этой связи необходимо решить проблемы их правового статуса, законодательно определить содержание правоспособности бюджетных учреждений, уточнить правовой режим бюджетных и внебюджетных доходов, определить меры ответственного
государства по их обязательствам.
Подобные взгляды выражены в Концепции реформирования бюджетного процесса в РФ в 2004?2006 годах11. В данном документе определены
возможности создания механизма, при котором бюджетные услуги могли
бы представляться организациями различных организационно-правовых
форм. В связи с этим Концепция предусматривает возможность преобразования государственных (муниципальных) учреждений, способных функционировать в рыночной среде, в организации иной организационно-правовой формы. К сожалению, здесь нет разъяснений, что же имеется в виду
под организациями иной организационно-правовой формы.
11
Постановление Правительства РФ от 22 мая 2004 г. № 249 (в ред. от 23 декабря 2004 г. № 838) // СЗ РФ. 2004. № 22. Ст. 2180; № 52 (ч. 2). Ст. 5502.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
122
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
В настоящее время в Правительство РФ представлены проекты федеральных законов об автономных учреждениях, о государственных (муниципальных) автономных некоммерческих организациях, о реорганизации
государственных и муниципальных учреждений, выполняющих работы и
(или) оказывающих услуги в социальной сфере, о внесении изменений и
дополнений в законодательные акты Российской Федерации в целях уточнения правоспособности государственных и муниципальных бюджетных
учреждений.
Схема распределения финансовых ресурсов предусматривает четыре
модели отношений ? учреждение, автономное учреждение, государственная (муниципальная) автономная некоммерческая организация, приватизация учреждения.
Учреждениям представляется гарантированное бюджетное финансирование, но без хозяйственной свободы и самостоятельности. Все доходы
будет учитывать и перераспределять учредитель.
Автономное учреждение обладает правом свободного расходования
собственных средств и предполагает бюджетное финансирование для выполнения заданий учредителя. В обязательном порядке создается попечительский совет, в который входят представитель учредителя и представитель органа исполнительной власти, а кроме них ? от одного до десяти
уважаемых граждан и специалистов, т.е. внешний орган управления.
Государственная (муниципальная) автономная некоммерческая организация (ГАНО) наделяется полной хозяйственной свободой с правом получать дотации учредителя и иметь бюджетное финансирование, однако
без каких-либо гарантий бюджетного финансирования.
Приватизация неэффективно функционирующих государственных и
муниципальных учреждений предусматривается либо в форме преобразования в ОАО, либо продажи имущественного комплекса соответствующих
государственных и муниципальных учреждений.
Сохранение формы бюджетного учреждения вполне обоснованно для
организаций, занимающихся управлением отрасли и реализующих функции государства. Эти категории учреждений должны остаться на гарантированном сметном финансировании с полным запретом заниматься какой-либо предпринимательской деятельностью, так как это противоречит
основным направлениям деятельности и неизбежно приводит к отвлечению факторов производства, тем самым снижается качество и объем услуг, оплачиваемых из бюджета.
Бюджетные учреждения, которые получают доходы за счет внебюджетных источников и рассчитывают на рост доходов от предпринимательской и иной деятельности, будут заинтересованы в изменении своего финансово-правового статуса. Кроме того, утрата статуса «бюджетного» для
такого учреждения означает лишь потерю финансирования на основании
сметы доходов и расходов, но никак не лишает доступа к бюджетному финансированию по договору о предоставлении социальных услуг. В этом
смысле предлагаемые законодательные изменения можно рассматривать
как предпосылку для масштабной реорганизации окупаемых бюджетных
учреждений, цель которой ? снять с государственного и муниципальных
бюджетов обязанность их финансировать на основе утверждаемой сметы
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Е.И. Савинова, С.В. Савинов
123
доходов и расходов и устранить ответственность государственных и местных органов власти по их долгам. При соблюдении этих условий не будет
необходимости ограничивать их собственную предпринимательскую и
иную деятельность, приносящую доход12.
Эти правовые новеллы породили беспокойство и тревогу в научных и
практических кругах, опасающихся ограничения их творчества и самостоятельности13. Очевидно, эти обстоятельства сыграли свою роль в том, что
на сегодняшний день в Плане действий Правительства РФ по реализации
Программы социально-экономического развития Российской Федерации
на среднесрочную перспективу (2006?2008 годы)14 назван только законопроект об автономных учреждениях. В данном законопроекте определяется правовой статус автономных учреждений, оказывающих социальные
услуги, регламентируется порядок создания, реорганизации и ликвидации
указанных организаций, цели и порядок формирования и использования
имущества, порядок управления автономными учреждениями, основы их
отношений с учредителями и участниками гражданского оборота, ответственность автономных учреждений по своим обязательствам.
В определенной степени данный документ повышает степень самостоятельности учреждений, действующих в социальной сфере. Вводятся понятия недвижимого и особо ценного движимого имущества, которым автономное учреждение не может распоряжаться без согласия собственника. Кроме того, оговаривается: что автономное учреждение вправе
выполнять работы и предоставлять услуги, которые имеют дополнительный характер по отношению к основной деятельности, определенной его
уставом, регулируются некоторые вопросы управления автономным учреждением, определяется компетенция учредителя по управлению автономным учреждением, вводится в качестве органа автономного учреждения
попечительский совет, регламентируется порядок его создания и функционирования.
Отличием автономного учреждения от учреждения является то, что
учредители автономного учреждения не отвечают по обязательствам созданной ими организации, что, бесспорно, снижает уровень гарантий по
оказанию профильных социальных услуг населению. В проекте закона об
автономных учреждениях содержится положение о том, что собственник
его имущества не несет ответственности по обязательствам автономного
учреждения.
12
13
14
См.: Улюкаев А.В. Указ. соч. С. 24.
См.: Акопян А. Койка номер шесть // Российская газета. 2005. 19 янв.; Кутафин О.Е. Заключение Московской государственной юридической академии на
законопроект Федерального закона «Об автономных учреждениях ?Позиция ЦК
профсоюза работников здравоохранения по законопроектам "О государственной (муниципальной) автономной некоммерческой организации" и "Об автономных учреждениях"?»; Волкова Н.С. Модернизация здравоохранения и совершенствование статуса его учреждений // СПС «КонсультантПлюс». 2006. Октябрь;
Сенченко А.Ю., Калмыков А.А., Артюхов И.П. К вопросу о преобразовании учреждений здравоохранения в медицинскую автономную некоммерческую организацию // Здравоохранение РФ. 2006. № 2. С. 30?31; Хальфин Р. Доктора!
Колготки в стационаре // Российская газета. 2004. 19 мая.
СЗ РФ. 2006. № 5. Ст. 589.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
124
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Данный законопроект15, несомненно, несет положительные моменты в
виде дополнительных прав и свобод по распоряжению имуществом и организации деятельности, но и определенные опасные, недостаточно проработанные возможности, например возможность для автономного учреждения вести всеобъемлющую предпринимательскую деятельность, причем
дополнительную.
На практике это будет способствовать не только чрезмерной коммерциализации их деятельности, снижающей уровень доступности качественных социальных услуг, но и фактически переориентации целей учреждений из социальных в коммерческие. Недостаточно проработаны в
законопроекте и вопросы их имущественной ответственности. Высказываются мнения о необходимости повышения их ответственности, аналогично
коммерческим организациям, т.е. даже при отсутствии вины16. Намеченные преобразования позволят создать касту чиновников, руководящих подобными учреждениями, а также раздающих государственные и муниципальные заказы, специализирующихся на бизнесе предоставления
государственных социальных услуг за счет аккумулируемых бюджетных
средств17.
Преобразования подобного рода, можно сказать революционного характера, в бюджетной сфере необходимо проводить очень осторожно, постепенно18. Непродуманное, юридически и социально не проработанное
преобразование бюджетных учреждений повлечет за собой нарушение самых важных прав человека ? социальных, гарантированных Конституцией
Российской Федерации.
15
16
17
18
Вопрос о принятии специального закона высказывался учеными неоднократно,
однако не находил поддержки практиков. См.: Селюков А.Д. Правовые аспекты
финансового обеспечения бюджетных учреждений // Право и образование. 2002.
№ 3.
См.: Правовое положение коммерческих предприятий: Учебно-практическое пособие. М., 2001. С. 36.
См.: Бокарева Л.Г. Концепция реформирования бюджетного процесса с точки
зрения государственного финансового контролера // Финансы. 2006. № 4.
С. 46?49.
См.: Ерохина Т.В. Государственное управление здравоохранением в Российской
Федерации: Дис. ? канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 181.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
125
А.А. Коссович*, Ю.Ю. Осипов**
?ВУ?ВЪЛ?ВТНЛВ Ф?В?ФУТ?ОНЛ ТУБ??МЛ? ПУ?ВОЛ
Ф?У?ВТТ? ??ТТОВ?У??МЛ? Ф?ВТЪЫФОВМЛИ
В
оспринимая правовую культуру как всеобъемлющее понятие юридической науки и практики, включающее в себя значимые явления правовой жизни, можно говорить, что она служит базовым фактором
правосознания. Культура, цивилизация, социум ? эти категории неотделимы от законности, правопорядка, правовой организации общества. Феномен правовой культуры проявляется не только при формировании правосознания сотрудников правоохранительных органов, но и является одной
из составляющих правоприменительной деятельности в решении сложных
задач расследования.
С этой точки зрения процесс расследования любого преступления можно рассматривать как трансформацию через призму правосознания ретроспективной информации, т.е. данных о событии, произошедшем в прошлом, в доказательственную информацию в форме, установленной
процессуальным законом.
Опираясь на положения наук, исследующих процессы управления,
расследование преступления можно рассматривать как модель динамической саморегулирующейся системы, которая стремится к стабилизации на
определенном уровне при воздействии на нее внешних возмущающих факторов (в данном случае таким фактором является получение лицом, производящим расследование, новой информации о событии преступления).
Обязательным для такой системы является наличие обратной связи, т.е.
должна быть реализована функция передачи информации о реакции объекта на управляющее воздействие обратно блоку, осуществляющему управление системой1.
Функционирование саморегулирующейся системы при расследовании
преступления будет выглядеть следующим образом. Первым блоком этой
системы является получение и накопление информации о преступлении.
Затем проводится анализ поступивших данных и принятие на их основе
решения о дальнейших действиях. Вследствие применения управляющего
воздействия происходит переход системы из одного состояния в другое.
Информация о реакции системы на управляющее воздействие поступает
по каналам обратной связи в первый блок, что объединяет все вышеперечисленные блоки в единую саморегулирующуюся систему.
Рассмотрим теоретическую возможность создания информационной
модели судебной экспертизы как одной из структурных составляющих модели расследования преступления в целом.
В философии под моделью наиболее часто понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая,
* Доцент кафедры криминалистики Саратовского юридического института МВД
России, кандидат юридических наук.
** Доцент кафедры криминалистики Саратовского юридического института МВД
России, кандидат юридических наук, доцент.
1 См.: Залманзон Л.А. Беседы об автоматике и кибернетике. М., 1981. С. 5?30,
45?48; Куприй В.Т. Моделирование в биологии и медицине: философский анализ. Л., 1989. С. 98?101.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
126
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать ее
таким образом, что ее изучение дает новую информацию об этом объекте2.
Главным в предложенном В.А. Штоффом определении является идея о
том, что модель используется для получения и систематизации информации относительно своего прототипа.
Следует отметить, что моделирование ? это необходимый элемент в
работе как следователя, так и эксперта. Их деятельность подчинена основной задаче ? установлению объективной истины по делу. И процесс
расследования преступления, и производство экспертизы носят системный
характер, осуществляются по определенному алгоритму, детерминированному требованиями закона и положениями криминалистической науки.
Цель экспертного исследования заключается в определении, выделении и
фиксации экспертом с использованием своих специальных знаний новой
(ранее неизвестной) информации из данных, полученных от лица, производящего следствие или дознание, в установленном законом порядке.
Говорить при производстве экспертных исследований о преобразовании ретроспективной информации о преступлении в актуальную на конкретном этапе расследования позволяет тот факт, что непосредственным
объектом исследования в указанном случае выступает информация, заключенная в материалах, представленных следователем для производства
экспертизы3. В то же время цель судебной экспертизы на предварительном следствии (как и всех других следственных и процессуальных действий) ? обеспечение следователя необходимой информацией4. Характер
взаимодействия информационных потоков при производстве экспертизы
позволяет рассматривать процесс назначения, производства и оценки результатов экспертного исследования как процесс функционирования саморегулирующейся системы с обратной связью.
Для определения параметров информационной модели судебной экспертизы обратимся к классификациям, принятым в кибернетике. Исходя из
законов функционирования и особенностей выражения свойств и отношений
оригинала, представленная модель является логической, образно-символической, т.е. данная модель функционирует в сознании человека по законам
логики и выражает свойства оригинала как с помощью наглядных образов,
имеющих прототипы среди элементов оригинала или образцов материального мира, так и посредством условных знаков или символов.
По основанию, определяющему преобразование свойств и отношений
модели в свойства и отношения оригинала, предлагаемая модель представляется условной, выражающей свойства и отношения оригинала на основании принятого условия или соглашения5.
2
3
4
5
См.: Штофф В.А. Моделирование и философия. Л., 1966. С. 19.
См.: Громов Н.А. Заключение эксперта как источник доказательств // Законность. 1997. № 9. С. 45; Назначение и производство судебных экспертиз: Пособие. М., 1988. С. 294; Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987. С. 22.
См.: Исаенко В. Взаимодействие следователей и судебно-медицинских экспертов // Следователь. 1996. № 1. С. 72.
См.: Лебедев А.Н. Моделирование в научно-технических исследованиях. М.,
1989. С. 5?7; Куприй В.Т. Указ. соч. С. 26?32.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.А. Коссович, Ю.Ю. Осипов
127
Р.С. Белкиным была разработана структурная модель производства
следственного действия, охватывающая как подготовку к его производству, так и оценку результатов. Целям достижения максимальной эффективности следственного действия должна быть подчинена и структура
тактики его проведения. Если рассматривать модель как некую систему,
то содержание состава частей (подсистем) представляет собой определенную стадию следственных действий. В общем виде последовательность
этих стадий выглядит следующим образом:
? подготовка к проведению следственного действия;
? проведение следственного действия;
? фиксация хода и результатов следственного действия;
? оценка полученных результатов и установление их места и значения
в системе доказательственной информации по данному уголовному делу6.
Вышесказанное в полной мере относится и к судебной экспертизе как
одному из элементов процесса расследования преступления. В соответствии со спецификой реализации специальных знаний проведение данного
действия неразрывно связано с фиксацией его хода и результатов, что, на
наш взгляд, допускает их совместное рассмотрение в рамках одной стадии.
Исходя из этого информационную модель проведения экспертизы можно представить состоящей из трех основных блоков, описывающих элементы рассматриваемого этапа расследования:
? подготовка к назначению и назначение экспертизы;
? производство экспертизы;
? оценка следователем результатов экспертного исследования.
Цели и задачи расследования криминального события служат отправной точкой, позволяющей определить черты, свойственные информации о
преступлении:
? информация является конечной, конкретно определенной частью общего информационного поля;
? информация ретроспективна, т.е. при расследовании интересуют
сведения о событиях, имевших место в прошлом;
? информация о преступлении целиком воспринимается, фиксируется
и перерабатывается лицом, проводящим расследование.
В процессе расследования следователь непосредственно воспринимает не само событие преступления, а лишь вторичную информацию о нем.
Во многих случаях эта информация воспринимается им опосредованно и
не может быть зафиксирована с помощью измерительных инструментов
или количественно. Кроме того, полученная следователем информация в
силу объективных и субъективных причин не всегда адекватно отражает
элементы события преступления.
Существуют различные точки зрения на природу информации.
В.М. Глушков, впоследствии поддержанный А.Д. Урсулом7, определяет
информацию как неотъемлемый атрибут материи, свойство любых объектов материального мира как живых, так и неживых. Информация в самом
общем ее понимании представляет собой меру неоднородности распреде6
7
См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. Волгоград, 1993. С. 136.
См.: Урсул А.Д. Природа информации. Информационный очерк. М., 1968.
С. 285.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
128
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
ления материи и энергии в пространстве и во времени, меру изменений,
которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы8. Данное
определение позволяет исследовать взаимодействие информационных потоков не только в пространстве, но и во времени, проследить взаимосвязь
между получением, накоплением, анализом и использованием информации при проведении экспертных исследований в частности и в процессе
расследования преступлений в целом.
Стремление анализировать материальную обстановку преступления
как целостную картину (в структурном единстве), как совокупность входящих в нее элементов, несущих необходимую информацию в виде, например, различных следов преступления, прослеживается в работах А.И. Винберга и Н.Т. Малаховской. Они предлагают рассматривать материальную
обстановку места происшествия с двух точек зрения.
С одной стороны, по отношению к окружающей ее среде (всеобщему
информационному полю) она будет являться внешней структурой, выделяющейся из среды, не несущей признаков преступления. С другой стороны, заключенное в определенные границы пространство места преступления выступает внутренней структурой, в содержание которой включаются
взаимосвязанные между собой элементы данной материальной обстановки, несущие информацию о событии преступления, обусловленную изменениями, вызванными как действиями преступника или других лиц, так и
особенностями обстановки места происшествия9.
Преступление, как и любое иное событие окружающей нас действительности, сопровождается образованием в окружающей среде всевозможных изменений, т.е. информации, которая затем в установленном законом порядке может приобрести значение доказательств. Речь в данном
случае идет о следах преступления в широком смысле.
Информацию о преступлении несут в себе не только материально фиксированные отображения, изменение расположения, исчезновение и появление определенных предметов и веществ, характеризующих событие
преступления, перемены в состоянии контактировавших предметов и т.д.,
но и несущие субъективный характер идеальные отражения в сознании
участников и свидетелей криминального события10.
Подводя итоги сказанному, рассмотрим компоненты всеобщего информационного поля (Х), выделив в нем следующие информационные поля:
? информация о преступлении в целом (А);
? информация об обстоятельствах, подлежащих установлению (В);
? информация об обстоятельствах, подлежащих доказыванию (С).
Между указанными компонентами прослеживается четкая взаимозависимость, которую можно описать в математической формуле:
С ? В ? А ? Х,
где ? ? знак принадлежности множеств друг другу.
8
9
10
См.: Глушков В.М. Мышление и кибернетика // Вопросы философии. 1963. № 1.
С. 36.
См.: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебной экспертизы): Учебное пособие.
Волгоград, 1979. С. 169?170.
См.: Еленюк Г.А., Ищенко П.П., Ярослав Ю.Ю. Использование специальных познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий: Учебное пособие. Караганда, 1987. С. 5.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.А. Коссович, Ю.Ю. Осипов
129
Объем информации, определяемый нами как дефиниция «обстоятельства, подлежащие доказыванию», целиком включается в информационное
поле обстоятельств, подлежащих установлению, которое, в свою очередь,
поглощается информацией о преступлении в целом. Невозможно доказать
то, что не установлено в ходе расследования преступления.
Обстоятельства, подлежащие установлению, обусловливаются спецификой расследования определенного вида преступления и конкретного
расследования. Исчерпывающий перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, изложен в ч. 1 ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса РФ.
Постулируя цель процесса расследования преступления как получение и фиксацию в установленной законом форме строго определенного
объема информации, можно сделать вывод о том, что данный процесс по
своей сути является дифференцируемым и формализуемым. В частном
случае производства экспертизы по уголовному делу построение информационной модели данного процесса сводится к определению взаимосвязи
информационных потоков в целях получения новой информации о преступлении (в форме ответов эксперта на поставленные перед ним вопросы) в
рамках четко установленных нормативными актами граничных условий.
Моделирование расследования преступлений в целом и отдельных
следственных действий в частности служит надежной базой для снижения
субъективизма, повышения качества расследования, а также недопущения судебных ошибок.
Построение информационной модели экспертного исследования позволит установить взаимосвязи потоков информации при назначении, производстве и оценке результатов судебной экспертизы, а следовательно, выявить и устранить недостатки при проведении данного действия со
стороны как следователей, так и экспертов. Дальнейшая работа по разработке модели каждого следственного действия, а в перспективе и для
всего процесса расследования в целом может явиться той основой, на которой будет построен оптимальный с точки зрения соответствия процессуальным, тактическим и организационным требованиям алгоритм расследования каждого конкретного преступления.
Аналогичные определения можно сформулировать и для других процессуальных действий на основе конкретных требований нормативных актов, тактических приемов и рекомендаций криминалистики.
Правовая культура рассматривается нами как один из основополагающих элементов, формирующих системное, комплексное отношение к решению наиболее сложных правовых задач, в том числе относящихся к области информационно-криминалистического обеспечения расследования
преступлений.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА
И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
О.В. Рагузина*
«?НУМУ??ЪВОёТЪ?У ?УТТЛИТНУИ ?В?В???ЛЛ У ТУ?Л?ОёМУИ
Б??ЛЪВ ТУЪ?Ы?МЛНУ? У???МУ? ?МЫЪ?ВММЛ? ?ВО
У
ровень правовой культуры сотрудников органов внутренних дел во
многом зависит от улучшения социальной защищённости людей в
погонах, а также членов их семей. В настоящее время привлечь в систему
МВД высококвалифицированных специалистов с должным уровнем знаний
и навыков сложно. Это обусловлено рядом причин, в том числе несовершенством законодательства, закрепляющего гарантии социальной защиты
сотрудников органов внутренних дел, и крайне неэффективной практики их
реализации. Кроме того, разрыв, проявившийся между уровнем материальной обеспеченности, степенью социально-правовой защищённости сотрудников органов внутренних дел и характером их профессиональной деятельности на современном этапе, привёл к снижению престижа службы в
органах внутренних дел, ощутимому размыванию профессионального кадрового ядра, оттоку наиболее квалифицированных кадров1.
Нагрузка на личный состав подразделений и служб ОВД в последние
годы только возросла. В социальной практике появляются всё новые виды
угроз, подрывающие устои общественного порядка и безопасности. Криминал, коррупция и другие виды преступлений прочно вошли в современную российскую действительность, внося свой вклад в состояние неуверенности и дискомфорта и сопровождая сегодня повседневную жизнь
значительной части населения нашего государства. В обществе отчётливо
зреет требование наведения порядка в стране, обращённое к руководству
страны, правоохранительным органам, в первую очередь к органам внутренних дел.
В настоящее время на основе действующих нормативных правовых актов к социальной защищённости сотрудников ОВД можно отнести: льготы
по государственному личному и дополнительному социальному страхованию; права и льготы по денежному довольствию; льготы по обеспечению
* Доцент кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
1 Так, по данным И.И. Шубиной в конце 90-х годов доля малоопытных сотрудников, проходивших службу в органах внутренних дел менее трёх лет, составляла
25,5%. При этом наиболее серьёзная и даже опасная обстановка сложилась в
основных службах: в уголовном розыске сотрудники, имеющие стаж работы менее трёх лет, составляют 49,3%; в следственных аппаратах ? 44,1%; в службе
участковых инспекторов ? 52,7%; в подразделениях БЭП ? 50,9%. (См.: Шубина И.И. Организационное обеспечение правовой защиты сотрудников органов
внутренних дел: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. М., 1999. С. 3).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.В. Рагузина
131
жилой площадью и другие социально-бытовые услуги; права и льготы на
охрану здоровья и медицинскую помощь; пенсионное обеспечение.
1. Льготы по государственному личному и дополнительному социальному страхованию. В ст. 29 Федерального закона РФ «О милиции»2
речь идёт о том, что все сотрудники милиции подлежат обязательному государственному личному страхованию за счет средств соответствующих
бюджетов, а также средств, поступающих в специальные фонды на основании договоров от организаций.
В случае гибели сотрудника милиции в связи с осуществлением служебной деятельности либо его смерти до истечения одного года после
увольнения со службы вследствие ранения (контузии), заболевания, полученных в период прохождения службы, семье погибшего (умершего) и его
иждивенцам выплачивается единовременное пособие в размере десятилетнего денежного содержания погибшего (умершего) из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц.
При получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из
средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц.
В случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация выплачивается за счет средств соответствующего
бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.
Ущерб, причиненный имуществу сотрудника милиции или его близким в связи со служебной деятельностью сотрудника милиции, возмещается в полном объеме из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц.
Постановление ВС РФ от 23 декабря 1993 г. «Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации»3
(с изм. на 1 апреля 2005 г.) предусматривает в соответствии со ст. 53 не
только государственное личное, но и дополнительное страхование сотрудников органов внутренних дел.
2. Права и льготы по денежному довольствию. В соответствии со
ст. 22 Федерального закона «О милиции» виды и размеры денежного довольствия сотрудников милиции устанавливаются Правительством Российской Федерации. Они должны обеспечивать достаточные материальные предпосылки для комплектования кадров милиции на конкурсной
основе, учитывать характер и условия службы.
За работу в ночное время, в выходные и праздничные дни, а также за
работу сверх установленной законом продолжительности рабочего времени сотрудникам милиции предоставляется компенсация в порядке, определённом законодательством о труде.
Согласно Приказу МВД РФ № 795 «О выплате сотрудникам органов
внутренних дел ежемесячной надбавки за сложность, напряжённость и
2
3
СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3425.
ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 70.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
132
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
специальный режим службы»4 с 1 января 2005 г. сотрудникам ОВД установлена дифференцированная, в зависимости от состава сотрудников и
местности прохождения службы, ежемесячная надбавка за сложность, напряженность и специальный режим службы в размере до 120 процентов
должностного оклада.
При установлении надбавки необходимо объективно и всесторонне
учитывать уровень профессиональной подготовки, деловые качества сотрудников, сложность и значимость выполняемых задач, характер, режим
и достигнутые результаты в службе, разъездной характер работы и связанные с ним затраты на проезд (Приложение к данному Приказу). При
этом сотрудникам, вновь принятым на службу в ОВД, надбавка устанавливается с момента присвоения первого специального звания (зачисления
в кадры МВД России). В случае изменения характера и режима службы,
места жительства и места службы сотрудника размер надбавки может
быть изменен, при этом изменение размера надбавки оформляется приказом руководителя. Надбавка выплачивается сотрудникам одновременно с
выплатой денежного довольствия за текущий месяц. Надбавка не выплачивается при выполнении служебных обязанностей за границей (в случае
выплаты должностных окладов в иностранной валюте и денежного довольствия в российских рублях по установленным нормам).
Постановление ВС РФ «Об утверждении Положения о прохождении
службы в органах внутренних дел Российской Федерации»5 (с изм. на
1 апреля 2005 г.) предусматривает в соответствии со ст. 54 педагогическим работникам образовательных учреждений Министерства внутренних
дел Российской Федерации в целях содействия их обеспечению книгоиздательской продукцией и периодическими изданиями выплату ежемесячной
денежной компенсации в размере 10 процентов должностного оклада.
3. Льготы по обеспечению жилой площадью и другие социально-бытовые услуги. В соответствии со ст. 30 Федерального закона «О милиции» сотрудникам органов внутренних дел, признанным нуждающимися в
улучшении жилищных условий, жилая площадь в виде отдельной квартиры или дома по установленным законодательством нормам предоставляется соответствующими органами исполнительной власти, органами местного самоуправления и организациями в первоочередном порядке, а
участковым уполномоченным милиции ? не позднее шести месяцев с момента вступления в должность.
Милиция может иметь служебный жилой фонд, формируемый в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Участковые уполномоченные милиции, работающие в сельской местности и в поселках городского типа, и члены их семей, проживающие с ними,
бесплатно обеспечиваются органами местного самоуправления жильем с
отоплением и освещением в соответствии с установленными нормами.
Сотрудники милиции на железнодорожном, водном и воздушном
транспорте обеспечиваются жилой площадью в первоочередном порядке
соответствующими транспортными организациями.
Сотрудники милиции имеют право на получение беспроцентных ссуд
на индивидуальное и кооперативное жилищное строительство с рассроч4
5
Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
2005. № 3.
ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 70.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.В. Рагузина
133
кой на 20 лет и погашением 50 процентов предоставленной ссуды за счет
средств соответствующих бюджетов6.
Согласно ст. 54 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел7 сотрудники ОВД в звании полковника милиции, полковника
внутренней службы, полковника юстиции и выше, а также уволенные со
службы в этом звании имеют право на дополнительную жилую площадь
или дополнительную комнату. Таким правом обладают также сотрудники
органов внутренних дел, имеющие ученые степени или ученые звания. Порядок предоставления дополнительной жилой площади или дополнительной комнаты и ее размеры устанавливаются законодательством Российской Федерации.
Сотрудники, прослужившие в органах внутренних дел 20 лет и более
(в календарном исчислении), сотрудники органов внутренних дел ? участники войны, воины-интернационалисты, а также члены семей погибших
сотрудников или сотрудников, умерших вследствие ранения, контузии,
увечья и заболевания, связанных с осуществлением законной служебной
деятельности, получают в собственность занимаемые ими жилые помещения (за исключением служебного жилья) независимо от их размера в домах государственного и муниципального жилищного фонда, в том числе
переданного в полное хозяйственное ведение предприятий или в оперативное управление учреждений в порядке, определяемом Правительством
Российской Федерации.
Сотрудники органов внутренних дел имеют право на денежную компенсацию за поднаем (наем) жилых помещений в порядке и размерах, определяемых Правительством Российской Федерации.
В случае гибели сотрудника органов внутренних дел в связи с осуществлением законной служебной деятельности за семьей погибшего сохраняется право на получение жилой площади на тех основаниях, которые имелись при постановке на учет, при этом жилая площадь предоставляется не
позднее одного года со дня гибели сотрудника органов внутренних дел.
Помимо вышеперечисленных прав согласно Положению сотрудники
органов внутренних дел, замещающие должности, связанные с реализацией функций по охране правопорядка и безопасности на железнодорожном,
водном или воздушном транспорте, имеют право проезда в поездах, на
речных, морских и воздушных судах в пределах деятельности обслуживаемых объектов (участков) без приобретения проездных документов исключительно при исполнении служебных обязанностей, связанных с обеспечением охраны правопорядка и безопасности указанных объектов.
Сотрудники ОВД при реализации полномочий, предоставленных законодательством Российской Федерации по пресечению правонарушения,
задержанию и доставлению лица, подозреваемого в совершении правонарушения, пользуются правом проезда и провоза доставляемого либо задерживаемого ими лица (лиц) на всех видах общественного транспорта
городского, пригородного и местного сообщения (кроме такси) без приобретения проездных документов, а в сельской местности на попутном транспорте при предъявлении служебного удостоверения.
6
7
СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3425.
ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 70.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
134
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Сотрудники ОВД пользуются правом на приобретение вне очереди
билетов на все виды транспорта при следовании к новому месту службы,
а также к месту проведения отпуска и обратно.
Сотрудникам органов внутренних дел, использующим в служебных
целях личный транспорт, выплачивается денежная компенсация в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской
Федерации8.
В статье 31 Федерального закона «О милиции» речь идёт о предоставлении детям сотрудников милиции по месту жительства их семей в первоочередном порядке места в общеобразовательных и дошкольных образовательных учреждениях и летних оздоровительных лагерях независимо
от форм собственности в порядке, определяемом субъектом Российской
Федерации9.
4. Права и льготы на охрану здоровья и медицинскую помощь. Согласно ст. 54 Постановления ВС Российской Федерации «Об утверждении
Положения о прохождении службы в органах внутренних дел Российской
Федерации»10 сотрудники органов внутренних дел имеют право на бесплатное медицинское обслуживание (в том числе обеспечение лекарствами) в
медицинских учреждениях системы Министерства внутренних дел РФ.
При отсутствии по месту службы или проживания сотрудников ОВД
медицинских учреждений системы Министерства внутренних дел РФ медицинская помощь сотрудникам органов внутренних дел оказывается
беспрепятственно в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения. Расходы указанным учреждениям здравоохранения по оказанию медицинской помощи сотрудникам органов внутренних
дел возмещаются в порядке, установленном Правительством Российской
Федерации.
Сотрудники ОВД и члены их семей имеют право на санаторно-курортное лечение в санаториях и организованный отдых в домах отдыха,
пансионатах и на туристских базах системы Министерства внутренних
дел РФ за плату. Указанные сотрудники оплачивают 25%, а члены их семей ? 50% стоимости путевки за исключением случаев, когда в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации определены иные условия оплаты. При этом
указанным сотрудникам ежегодно независимо от приобретения путевки
выплачивается денежная компенсация в размере 600 рублей на самого
сотрудника и в размере 300 рублей на супруга сотрудника и каждого его
несовершеннолетнего ребенка.
Сотрудникам органов внутренних дел для оплаты стоимости путевок
их детей школьного возраста (до 15 лет включительно) в организации отдыха и оздоровления детей, открытые в установленном порядке на территории Российской Федерации, производится выплата в порядке и размерах, определяемых Правительством Российской Федерации. Указанные
выплаты производятся исключительно в случаях, если путевки в организации отдыха и оздоровления детей не могут быть предоставлены в порядке, предусматриваемом нормативными правовыми актами Российской
8
9
10
ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 70.
СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3425.
ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 70.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.В. Рагузина
135
Федерации для детей застрахованных граждан с привлечением средств
Фонда социального страхования Российской Федерации.
В статье 28.1 Федерального закона «О милиции» закреплено право
сотрудников милиции на бесплатную медицинскую помощь.
5. Пенсионное обеспечение. В соответствии со ст. 5 Закона РФ
«О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в
органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей»11 назначаются следующие виды пенсий: а) за выслугу лет, если они
имеют предусмотренную настоящим Законом выслугу на военной службе
и (или) на службе в органах внутренних дел, и (или) на службе в Государственной противопожарной службе, и (или) на службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и (или)
на службе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы;
б) по инвалидности, если они стали инвалидами при условиях, предусмотренных данным Законом; в) в случае гибели или смерти лиц их семьи при
наличии определённых условий, указанных в Законе, приобретают право
на пенсию по случаю потери кормильца. При этом семьи умерших пенсионеров имеют право на пенсию по случаю потери кормильца на общих основаниях с семьями лиц, умерших в период прохождения службы.
Согласно статье 13 вышеуказанного Закона правом на пенсию за выслугу лет обладают: лица, имеющие на день увольнения со службы выслугу в органах внутренних дел 20 лет и более, а также лица, уволенные со
службы по достижении предельного возраста пребывания на службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и достигшие на день увольнения 45-летнего возраста, имеющие общий
трудовой стаж 25 календарных лет и более, из которых не менее 12 лет 6
месяцев составляет служба в органах внутренних дел.
Размер пенсии устанавливается в следующих исчислениях: а) лицам,
имеющим выслугу 20 лет и более: за выслугу 20 лет ? 50% соответствующих сумм денежного довольствия; за каждый год выслуги свыше 20 лет ?
3% указанных сумм денежного довольствия, но всего не более 85% этих
сумм; б) лицам, имеющим общий трудовой стаж 25 календарных лет и
более, из которых не менее 12 лет 6 месяцев составляет военная служба и
(или) служба в органах внутренних дел, и (или) служба в Государственной противопожарной службе, и (или) служба в органах по контролю за
оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и (или) служба
в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы: за общий
трудовой стаж 25 лет ? 50% соответствующих сумм денежного довольствия; за каждый год стажа свыше 25 лет ? 1% указанных сумм денежного
довольствия.
Закон РФ от 2 февраля 2006 г. «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах
уголовно-исполнительной системы, и их семей»12 предусматривает также:
11
12
ВСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 9. Ст. 328.
Там же.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
136
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
увеличение размера пенсии за выслугу лет некоторым категориям инвалидов (ст. 16); надбавки к пенсии за выслугу лет (ст. 17); надбавки к пенсии
по инвалидности (ст. 24); надбавки к пенсии по случаю потери кормильца
(ст. 38); повышение пенсий некоторым категориям пенсионеров (ст. 45).
Согласно Федеральному закону от 8 мая 2005 г. «О ветеранах»13 ветераны боевых действий из числа лиц рядового и начальствующего состава
органов внутренних дел имеют льготы по пенсионному обеспечению в соответствии с законодательством (п. 1 ч. 1 ст. 16).
В целом социальную защиту сотрудников органов внутренних дел
следует рассматривать как разновидность категории более высокого порядка, а именно как государственную защиту сотрудников ОВД.
Под данной категорией следует понимать особый вид государственной защиты, представляющего собой деятельность государства по установлению и осуществлению мер экономического и социального порядка, направленных на создание условий для полноценного осуществления
сотрудниками ОВД своих прав и поддержание достойного уровня жизни
им и членам их семей.
Перечень гарантий социальной защиты сотрудников органов внутренних дел, предусмотренных действующим российским законодательством,
не является исчерпывающим. Так, например, в ст. 34 ФЗ «О милиции»
записано: «Правительство Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления могут устанавливать и иные не предусмотренные настоящим
Законом гарантии социальной защиты сотрудников милиции»14. Кроме того, закреплено, что в случае несоблюдения гарантий социальной защиты
сотрудника милиции, виновные в этом должностные лица несут ответственность, определенную законодательством Российской Федерации.
В настоящее время большой проблемой реализации социальной защиты сотрудников органов внутренних дел является сложность и значительный объём правовых предписаний в этой сфере. Следует отметить,
что законодательство, регулирующее вопросы социального обеспечения
сотрудников органов внутренних дел содержит излишние отсылки к нормативно-правовым актам Президента, Правительства и МВД РФ, что
значительно затрудняет ориентирование сотрудников в собственных правах и попытки их практического использования.
Причины подобного уровня «социальной неграмотности» сотрудников
ОВД во многом зависят от элементарной правовой безграмотности некоторых сотрудников, низкого уровня их правовой культуры и правовой активности.
Повышение эффективности управления сферой социальной защиты
сотрудников ОВД, развитие подразделений по социальной защите также
способствовали бы решению вышеуказанной проблемы.
Таким образом, следует отметить, что до настоящего времени современной научной концепции социальной защиты сотрудников ОВД не создано. Это обусловливает необходимость дальнейшего углубления теоретических исследований, касающихся данной проблемы, с учётом возможных
перспектив изменения правового регулирования их деятельности.
13
14
Российская газета. 2006. 15 февр.
СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3425.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
137
Т.М. Клименко*
Х??НУП?МЛ?: Б?·УОВ??МЛВ ЛОЛ Ф?ВТЪЫФОВМЛВ?
П
роблемам незаконного оборота и незаконного потребления наркотиков1 посвящены многочисленные исследования в разные годы
как в нашей стране, так и за рубежом2.
В настоящее время годовая распространенность употребления наркотиков в мире ? 200 млн человек (что составляет 4,9% от всего населения
Земли в возрасте от 15 до 64 лет), ежемесячная распространенность злоупотребления наркотиками ? 110 млн человек (2,7% соответственно). Проблемные потребители наркотиков (наркозависимые) в возрасте от 15 до
64 лет ? 25 млн человек (0,6% соответственно)3.
На территории России регулярно или эпизодически потребляют наркотики более 6 млн человек, из них с диагнозом «наркомания» ? более 1,5
млн4. По данным Международной Ассоциации по борьбе с наркоманией и
наркобизнесом (МАБНН) в России около 20 млн человек хотя бы раз пробовали наркотики5.
Ученые-медики высказывают тревогу, что если 8% населения независимо от региона проживания потребляют наркотики в немедицинских целях, то такое население не имеет будущего, так как ему грозит деградация и вымирание6.
Опасность употребления наркотиков заключается не только в том, что
причиняется вред здоровью потребителя. Опосредованно, вплоть до пятого поколения может быть причинен вред потомству этих лиц7. Употребление наркотиков существенно увеличивает риск распространения венери* Доцент кафедры уголовного права и криминологии Саратовского юридического
института МВД России, кандидат юридических наук, профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.
1 В дальнейшем по тексту под наркотиками понимаются наркотические средства,
психотропные вещества и их аналоги.
2 См.: Прохорова М.Л. Наркотизм: социально-психологические, криминологические и уголовно-правовые аспекты. Саратов, 2001; Майоров А.А., Малинин В.Б.
Наркотики: преступность и преступления. СПб., 2002; Клименко Т.М. Особенности квалификации деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических
средств и психотропных веществ. Саратов, 2003; Andrew Osborne, ?Russia?s
youth faces worst crisis of homelessness and substance misuse since second world
war?, British Medical Journal 330/1328 (11 June 2005); Батлер Уильям Э. Наркотики и ВИЧ/СПИД в России: правовое положение программ снижения вреда
в России. М., 2006.
3 Аналитический обзор. Тенденции незаконного оборота наркотиков в Российской
Федерации. Обзор подготовлен сотрудниками регионального представительства
управления по наркотикам и преступности Организации Объединенных Наций
по России и Белоруссии (УНП ООН): Ф. Мирелла, В. Ибрагимов, И. Екабсоне,
Э. Лайберн, К.Вышинский. М., 2007.
4 Там же.
5 Анализ тенденций незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации за
2006 г. М., 2007.
6 См.: Батлер Уильям Э. Указ. соч. С. 16.
7 См.: Шабанов П.Д. Основы наркологии. СПб., 2002. С. 213.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
138
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
ческих заболеваний, ВИЧ/СПИДа. Так, в 2006 г. количество новых случаев заражения ВИЧ через потребление инъекционных наркотиков по сравнению с другими путями передачи инфекции составило 68%8.
Не может не вызывать серьезной тревоги тот факт, что с 2004 г. около
50% потребителей составляют женщины, а возраст потребителей по сравнению с 1995 г. снизился с 17 до 11 лет9.
Феномен наркомании и вызываемые ею проблемы представляют серьезную угрозу здоровью и безопасности людей. Поэтому особенно остро
встают вечные вопросы: Что делать? Как относиться к наркотикам? Как
остановить распространение наркомании?
Борьба с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных
веществ как важнейшая межгосударственная и правовая проблема в России регламентируется соответствующей правовой базой, основу которой
составляют Конституция РФ, федеральные законы и нормативные акты.
Сложность изучения наркомании и мер борьбы с данным негативным
социальным явлением состоит прежде всего в том, что она относится к
сфере сразу нескольких наук, каждая из которых исследует свой аспект
этой проблемы. Между тем практическое решение требует скоординированных усилий специалистов различных направлений. Здесь мало довольствоваться рамками только одной науки, мало быть только врачом, юристом, психологом, криминалистом или социологом, нелишне обладать
наиболее полной информацией, знать слабые стороны и уязвимые точки,
а также уметь выбирать в нужный момент правильную стратегию противоборства с наркоманией. И только тогда можно надеяться на победу.
Правотворческая и правоприменительная деятельность становится
эффективной только в тех случаях, как показывает исторический опыт, когда в этих процессах приоритетное место занимает сознательное, организующее творчество и нравственные начала. Эффективность применения
той или иной нормы права будет зависеть от того, в какой степени осмысленное, сознательное отношение общества и индивидов к праву ведет к
необходимому правовому состоянию общества, к появлению новых правовых норм, в какой степени нравственность находит отражение в нормах
права. Таким образом, правовое бытие общества отражает уровень правового сознания людей и их отношение к тем или иным негативным социальным явлениям.
Глобальное разрушение всех систем государства, снижение темпов
производства, прогрессирующий нигилизм в правовой и духовно-нравственной сферах нередко приводят к девиантному поведению лиц, особенно
подростков и молодежи. Незаконное потребление наркотиков является
разновидностью девиантного поведения, т.е. противоречит существующим
правилам поведения, господствующим общественным отношениям, входит
с ними в конфликт и по этой причине представляет опасность для установившего их общества и запрещено на территории Российской Федерации.
Незаконное потребление наркотиков обладает повышенной степенью
общественной опасности, которая предопределяется тремя аспектами ?
медицинским, социальным, правовым.
На протяжении нескольких лет незаконное потребление наркотиков
оценивалось либо как преступление, либо как правонарушение. С 1991 го8
9
Аналитический обзор.
Состояние преступности в России. Январь?декабрь 2006. М., 2007. С. 52.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Т.М. Клименко
139
да данное деяние признается правонарушением, ответственность за которое предусмотрена Кодексом РФ об административных правонарушениях
(ст. 6.9). При этом размер потребляемых лицом наркотиков и длительность потребления не влияют на виды наказаний по КоАП РФ. Таким образом, лицо, незаконно потребляющее наркотики, подлежит наказанию,
хотя наркомания и считается заболеванием.
Если потребитель для поддержания своего организма на определенном уровне (наркоманам, т.е. лицам, регулярно потребляющим наркотики
и имеющим стойкую физическую и психическую зависимость от указанных средств или веществ, наркотик нужен даже не для достижения эйфорического эффекта, а просто, чтобы выжить) совершает ряд действий без
цели сбыта, его деяние признается уже не правонарушением, а преступлением (ст. 228 УК РФ).
С одной стороны, ради обеспечения потребителя наркотиками функционирует система нелегального оборота наркотических средств и психотропных веществ, но, с другой стороны, потребитель ? не самое опасное
звено в этой системе, наибольшую опасность представляют лица, сбывающие наркотики. Они не только снабжают ими людей, уже ставших потребителями, усугубляя их пристрастие, но и «подготавливают» новых в целях расширения рынка сбыта. Являясь «пропагандистами» потребления
наркотиков, лица, их сбывающие, играют главную роль в организации нелегального оборота этих средств и веществ.
Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»10 не только значительно криминализировал деяния, совершаемые без цели сбыта наркотиков, но и неоправданно сократил перечень незаконных действий с
наркотиками в целях сбыта, перенеся акцент со сбытчиков на потребителей наркотиков.
В настоящее время практически отсутствует эффективная система
мер борьбы с наркоманией как заболеванием. Потребители наркотиков11
могут проходить лечение добровольно, а не в принудительном порядке,
как было ранее. Если лицо совершит преступление в состоянии опьянения, то это не признается обстоятельством, отягчающим или смягчающим
наказание (ст. 23 УК РФ).
Если же потребитель совершает ряд незаконных действий с наркотиками без цели сбыта в крупном или особо крупном размере, его деяние
признается преступлением средней тяжести или тяжким (ст. 228 УК РФ).
Нельзя избавить потребителя от наркозависимости, назначая уголовное
наказание за деяния, совершенные без цели сбыта наркотиков, в виде
штрафа и лишения свободы (санкции включают также и исправительные
работы) без лечения от наркомании, не предусматривая соответствующего лечения.
Уголовное законодательство Российской Федерации в сфере борьбы с
незаконным оборотом наркотиков, как представляется, не только нарушает права человека, но и ряд норм, предусматривающих ответственность
за преступления, предметом которых являются наркотики, противоречат
10
11
СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.
В дальнейшем по тексту под потребителями понимаются лица, в немедицинских
целях регулярно или эпизодически потребляющие наркотики.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
140
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
общей теории уголовного права. Деяния, связанные с незаконным потреблением наркотиков, представляют собой оконченную деятельность, а деяния по приобретению, хранению, изготовлению, переработке, перевозке
без цели сбыта указанных средств и веществ ? неоконченную деятельность, т.е. приготовление к потреблению. Согласно теории уголовного права ответственность за оконченное преступление всегда более суровая, чем
за неоконченную деятельность (ст. 66 УК РФ).
Тем не менее ответственность за незаконное потребление наркотиков
предусмотрена Кодексом РФ об административных правонарушениях
(ст. 6.9), а за действия без цели сбыта наркотиков ? Уголовным кодексом
(ст. 228). Получается, что, признавая наркоманию заболеванием, действия
с «лекарствами» для потребителя признаются деяниями с повышенной
степенью общественной опасности. На наш взгляд, это не совсем правильно. Если деяние совершается без цели сбыта, то опасность угрожает либо
потребителю, либо его потомству.
Можно возразить, что действия, совершаемые без цели сбыта наркотиков, являются составной частью незаконного оборота наркотиков и подлежат уголовной репрессии, учитывая степень общественной опасности
этого вида деяний. В таком случае следует установить уголовную ответственность за незаконное потребление наркотиков в немедицинских целях с
назначением наказаний, не связанных с лишением или ограничением свободы, но обязательным лечением от наркомании или токсикомании.
Предлагаем новую редакцию статьи 228 Уголовного кодекса РФ:
«Статья 228. Незаконное потребление, приобретение, хранение, транспортировка, изготовление или переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
1. Незаконное потребление в немедицинских целях наркотических
средств, психотропных веществ или их аналогов ?
наказывается обязательными работами на срок от 200 до 240 часов
либо исправительными работами на срок от 1 года до 2 лет с назначением принудительного лечения от наркомании или токсикомании.
2. Незаконное приобретение, хранение, транспортировка, изготовление или переработка без цели сбыта в крупном или особо крупном размере наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов ?
наказывается обязательными работами на срок 240 часов либо исправительными работами на срок 2 года с назначением принудительного
лечения от наркомании или токсикомании.
3. В случае злостного уклонения от лечения наркомании или токсикомании лицо, незаконно потребляющее указанные средства или вещества, ?
наказывается лишением свободы на срок от 1 года до 2 лет с назначением принудительного лечения от наркомании или токсикомании.
Примечание:
1. Лицо, незаконно потребляющее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, освобождается от уголовной ответственности в случае добровольного лечения от наркомании или токсикомании.
2. Лицо, оказывающее активную помощь следствию в раскрытии или
пресечении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличении лиц их
совершивших, обнаружении имущества, добытого преступным путем, ос-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
141
вобождается от уголовной ответственности с обязательным лечением от
наркомании или токсикомании».
В заключение хотелось бы еще раз отметить:
? наркомания в медицинском аспекте ? это заболевание, подлежащее лечению либо добровольно, либо в принудительном порядке;
? наркомания в социальном и правовом аспектах ? это негативное
социальное явление, подлежащее правовому регулированию;
? уголовно наказуемые действия с наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами без цели сбыта не могут включать виды наказаний, связанных с ограничением или лишением свободы;
? незаконные действия без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов должны включать помимо наказания,
не связанного с ограничением или лишением свободы, принудительное лечение от наркозависимости;
? в целях выявления и предупреждения наркомании необходимо проводить регулярные экспресс-тесты в учебных заведениях, особенно в высших, высших специальных и военных училищах.
Для повышения эффективности борьбы с наркоманией необходимо
значительно расширить перечень незаконных действий, совершаемых в целях сбыта наркотиков, и установить повышенную ответственность за организацию и активное участие в незаконном обороте наркотиков. Предложенные меры помогут, как представляется, предупредить развитие
наркомании, обеспечить раскрытие творческого потенциала каждой личности, стабильное развитие общества и нормальную жизнедеятельность.
И.В. Пашинская*
?УТТЛИТНЛВ Ф?У?В?Ы?? ? ПВК?ЫМ??У?МУП ПВ??МЛБПВ
У·ВТФВ?ВМЛ? Ф??? Л Т?У·У? ?ВОУ?ВН? Л ???К??МЛМ?
Р
оссийская правовая система, как и правовая система большинства стран мира, немыслима без участия норм и принципов международного права. Мировое сообщество на пути интеграции, глобализации
и поддержания мира выработало общие, наиболее значимые основы построения сотрудничества в мире и признало человека ? наивысшей ценностью. Первоначально исторически сложившийся и апробированный в международной практике механизм защиты прав и свобод личности
прижился и на российской земле, и сегодня Россия с гордостью провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью.
Залогом оптимальной и эффективной защиты этих прав является сбалансированное функционирование международных и национальных юридических процедур, обеспечивающих на практике права и свободы человека.
Вместе с тем специфика функционирования международных и национальных процедур обусловлена рядом объективных факторов, выражаю* Ассистент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Астраханского государственного технического университета.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
142
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
щихся в сходстве структуры, целей, направленности, принципов взаимодействия и различиях терминологического, структурного и содержательного характера.
Международные процедуры в области защиты прав человека и охраны частной жизни представляют собой методы, порядок рассмотрения,
проверки, подготовки предложений и принятие решений по сообщениям,
заявлениям и иной информации о нарушениях прав человека. Будучи частью системного явления, такие однопорядковые правовые средства, как
международные и национальные процедуры обеспечения прав человека,
имеют как сходства, так и различия, обусловленные рядом факторов:
уровнем политических и юридических технологий; доступностью средств;
преференциями; целями и т.д. Эти различия структурного и содержательного характера.
Нормативно-правовая база ? одно из различительных условий. Национальные процедуры базируются на российских источниках с учетом международно-правовых принципов и норм. Международные процедуры основаны на международных актах. Кроме того, международная система
права формируется на несвойственном для российской правовой системы
прецедентном характере права. На практике это проявляется в том, что
однотипные процедуры на международном и национальном уровнях крайне непохожи (например, судебная процедура).
Конечно же, очевидны и различия в субъектном составе процедурных
отношений. Во-первых, особый состав субъектов международных правоотношений, в том числе и отношений обеспечения прав человека. Во-вторых,
ратификационный характер норм международного права. Рядом процедур
можно воспользоваться, если этот право предоставлено определенными
нормативными правовыми актами. Например, российским гражданам недоступна возможность обращения за защитой своих прав в Суд Европейского Союза, так как ст.ст. 226?239 Договора, учреждающего Европейское
сообщество, содержат четко очерченный круг субъектов, которым такое
право предоставлено учредительными договорами и нормами права ЕС.
В субъектном составе международных процедурных правоотношений
есть и еще одна особенность ? возможность, а иногда и желательность
опосредованного участия субъектов в процедурах. Ярким примером представляется процедура подачи искового заявления в Суд ЕС. Участниками
данной процедуры являются Суд в лице его органов (конкретно ? секретаря Суда), а также представитель заявителя, имеющий право выступать
в судах одного из членов ЕС, подпись которого и должна стоять на исковом заявлении. Заинтересованное лицо ? заявитель ? не участвует в данной процедуре, как и в ряде других.
Территориальные, языковые, политические и иные барьеры создают и
другие особенности правозащитных международных процедур. Это преобладание письменной формы. Как справедливо заметил И.С. Марусин:
«?такая форма ведения процесса является наилучшей в условиях, когда судьи, стороны, генеральный адвокат являются гражданами разных
стран и говорят большей частью не на родном языке, а на языке ведения
дела»1.
1
Марусин И.С. Процессуальный порядок рассмотрения дел в Суде Европейских
Сообществ // Правоведение. 2004. № 1. С. 143.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Пашинская
143
Процедура рассмотрения дела по существу в Европейском Суде по
правам человека также не предусматривает личного участия заявителя
за исключением случаев, когда он приглашается Судом специально. Практика знает и иные варианты применения письменной формы: ст. 12 Внутреннего регламента Совета ЕС устанавливает применение письменной и
упрощенной письменной процедуры при принятии решений по неотложным вопросам2.
Международное и российское право демонстрируют разные подходы
к пониманию значения и продолжительности сроков. Международные
процедурно-процессуальные сроки по длительности на порядок выше национальных. Это обусловлено не только названными выше факторами,
большим объемом жалоб и несоразмерностью аппарата, но и общими
принципами функционирования международных организаций, которые не
предусматривают установления процессуальных сроков. Такая практика
приводит к тому, что рассмотрение жалоб затягивается. Так, в 1994 г.
средний срок рассмотрения дел в Суде ЕС составлял 20,8 месяца3. Процедура рассмотрения дела Посохов против Российской Федерации в
страсбургском Суде с момента подачи жалобы составила более 3-х лет4.
Сравнительный анализ международных и национальных процедур позволил выявить и еще одно различие. Национальным процедурам присуща большая степень регламентации, обширная нормативная база и императивный характер ведения дела. Это дает возможность исключить
разночтения, достигнуть единообразия в применении норм и обеспечить
прозрачность и контролируемость процедуры. Международные процедуры отличаются диспозитивностью и взаимозаменяемостью. Международная практика содержит множество подобных примеров: Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 г., предполагающая
вариативность формы по запросу компетентного органа5; Правила процедуры Суда ЕС позволяют решать, в каком составе рассматривать дело и
нужно ли проводить предварительное расследование6; Правила определения юрисдикции по Брюссельской и Луганской конвенций о подсудности
и исполнении решений по гражданским и торговым делам7.
Конечно же, на процедуру влияет и характер основного регулируемого правоотношения, причем на международном и региональном уровнях
эти отношения отличаются по структуре и направленности. Существуют
процедуры общего характера, применяемые в отношениях любого уровня
(согласительные, судебные процедуры, процедуры досудебного урегулирования спора или так называемого дружественного урегулирования и др.),
и процедуры, характерные только для международного сотрудничества
2
3
4
5
6
7
Внутренний регламент (правила процедуры) Совета Европейского Союза //
http://iроlitiсs.sрb.ru/lnk/139.htp
См.: Топорнин Б.Н. Европейское право. М., 1999. С. 425.
См.: Кирьянов А.В. Четыре урока рассмотрения дела в Европейском Суде по
правам человека // Российская юстиция. 2003. № 11.
Ссылка по: Васильчикова Н.А. Права иностранных граждан в гражданском
судопроизводстве: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. СПб., 1996. С. 14.
См.: Марусин И.С. Указ. соч. С. 143.
См.: Осавелюк Е.А. Понятие и предмет международного гражданского процессуального права // Международное частное право. 2004. № 6. С. 22.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
144
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
(процедура экзекватуры, процедура совместного принятия решений, предусмотренная Маахстрихтским договором 1992 г., или процедура совпадающего положительного заключения, прописанная в Едином европейском
акте, Маахстрихтском и Амстердамском договорах и др.8).
Международный и российский правообеспечительные механизмы
сходны по общей структуре, здесь присутствуют как судебные процедуры,
так и внесудебные рычаги защиты прав и свобод человека и гражданина.
Обе системы обеспечивают возможность и признают необходимость досудебного урегулирования спора. В Российской Федерации этот принцип
реализуется путем претензионного урегулирования гражданского спора,
мирового соглашения (ст. 172 ГК РФ), возможности примирения сторон в
уголовном процессе (ст. 25 УПК РФ), примирительного срока в бракоразводном процессе (ч. 2. ст. 22 СК РФ) и другими способами.
В международной практике внесудебные процедуры обеспечения
прав и свобод также широко применяются. Например, процедура обращения к Европейскому омбудсмену с жалобой на плохое управление со
стороны органов и учреждений ЕС или процедура рассмотрения Комитетом по конвенциям и рекомендациям жалоб конкретных лиц и неправительственных организаций по поводу нарушений прав людей в области
образования, науки и культуры. Отметим, что рассмотрение жалобы на
нарушение прав В. Гавела, нынешнего Президента Чехии, послужило началом восстановления его прав в 1989 г. Комитет в 1987 г. рассматривал
жалобу на нарушение прав академика А.Д. Сахарова, что послужило одной из причин известного решения советского руководства об отмене ограничений в отношении видного ученого и правозащитника9.
В рамках ОБСЕ создана разветвленная организационная структура,
выполняющая правозащитные функции, в которую входят Парламентская
Ассамблея, Директорат по правам человека, Постоянный комитет по правам человека, Верховный комиссар по правам национальных меньшинств,
Европейский омбудсмен и другие организации.
Из сказанного видно, что на международном и национальном уровнях
механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина отсутствует
доминанта судебной процедуры и широко используются несудебные средства обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем
практика показывает, что основную правозащитную нагрузку несут именно судебные органы. Это объясняется наличием специальной компетенции
судебных органов, постоянным, а не сессионным характером работы, кроме того, публичность деятельности данных органов по сравнению с остальными достаточно высока.
В структуру юридических процедур обеспечения прав и свобод человека заложены действия, не только преследующие цель ? достичь установленного в норме права социально полезного результата, но и подчеркнуть важность, исключительность, особый характер процедур, добиться
соответствующего морального настроения участников. В Российской Фе8
9
См.: Зеленое Р.Ю. Законодательные процедуры Европейского Союза. Эволюция
полномочий Европейского парламента // Государство и право. 2005. № 1.
С. 100?101.
См.: Лаптев П.А. Международные процедуры и контрольные механизмы в области защиты прав человека и охраны частной жизни // www.koroboff.spb.ru
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Пашинская
145
дерации ? это обязательное наличие государственных символов в зале судебного заседания, особый порядок обращения к суду и особый порядок
оглашения решений суда. В международной практике широко применяется клятва, однако в ряде случаев ее применение носит необязательный характер, что решается судом10.
Наличие существенных различий отражает и особенности взаимодействия международной и национальной правозащитных систем.
Во-первых, общий принцип взаимодействия наиболее ярко можно проиллюстрировать на примере судебного поручения иностранного государства, при котором основное материальное правоотношение базируется на
нормах международного права, а применяемая процедура ? на национальном законодательстве в ст. 9 Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (Гаага, 18 марта 1970 г.)11.
Во-вторых, международные юридические процедуры присутствуют
как элемент социально-юридического механизма защиты прав человека и
гражданина в большей степени в том случае, если они содержатся в документах, ратифицированных Российской Федерацией. Вместе с тем не
следует отрицать и общее влияние не имплементированных в российское
законодательство норм международного права по аналогии права. Так,
не являясь членом Европейского Союза, Россия испытывает влияние норм
европейского права посредством ряда политических и правовых инструментов, например Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 г.
Специфика механизма заключается в том, что, несмотря на равенство, недискриминацию и применение иных принципов и норм международного
права, рассматриваемый механизм неодинаков для каждого человека. Это
зависит совсем не от характера права или особенности его обеспечения.
Механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина как общеправовой институт во многом обусловлен национальным законодательством конкретной страны, наполняющим неодинаковым и подчас несоразмерным по качеству и эффективности содержанием конституционные
статусы граждан разных государств. Это положение ярко иллюстрируют
события во Франции, США и ряде других стран, где население страны
реально влияет на политику правительства. В Российской Федерации картина иная: по данным статистики 42% россиян сомневаются в возможности отстоять свои права с помощью акций протеста12.
Европейская правозащитная система признана в мире как наиболее
совершенная, но она, к сожалению, недоступна гражданам государств, не
входящих в Совет Европы.
Таким образом, созданы три уровня механизма обеспечения прав и
свобод человека и гражданина:
1) международный, в систему которого входят универсальный международный механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина и
региональный международный механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина;
2) национальный, в систему которого входят правозащитный механизм, основанный преимущественно на национальном законодательстве,
10
11
12
См.: Марусин И.С. Указ. соч. С. 138.
СПС «Гарант». Текст Конвенции официально опубликован не был.
См.: Выжутович В. Нота протеста // Российская газета. 2006. 7 апр.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
146
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
и механизм, основанный на совокупности международных и национальных нормативно-правовых актов;
3) потенциально применимый международный механизм: прочие средства, способы и возможности.
Каждое государство обладает собственным национальным механизмом обеспечения прав и свобод человека и гражданина, специфика которого обусловливается юридическими, политическими, национальными,
культурными, религиозными, ментальными и иными особенностями жизнедеятельности людей. Российский механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина ? сложносоставное социально-юридическое явление,
имеющее в своем составе альтернативные юридические способы защиты:
самозащита, административное, судебное, третейское производство, обращение в правозащитные учреждения различных видов. Политические реалии сегодняшнего дня диктуют необходимость глобальной межгосударственной интеграции, одной из предпосылок и условий которой является
эффективность национальной правозащитной системы, соотносимой с критериями эффективности в понимании международного сообщества.
При неудовлетворении решением дела на национальном уровне человек вправе обратиться за защитой в международные правозащитные организации при условии признания государством их юрисдикции. В данном случае социально-юридический механизм обеспечения прав и свобод
человека и гражданина достигает самого высокого уровня ? «национально-международного». Такое название можно употреблять, чтобы подчеркнуть двойственность данного механизма. Так, с одной стороны, невозможно отрицать взаимодействие двух правовых систем, а с другой, оставаясь
нормами международного права, ратифицированные нормы автоматически становятся частью российской правовой системы. Принцип взаимодействия двух правовых систем проявляется и на стадии исполнения решений, проводимой национальными средствами и способами под международным контролем.
Принцип международного сотрудничества оставляет за государством
право участия в составе какой-либо международной организации. Так,
США, Китай, Индия, Пакистан и ряд других государств отказались подписать Римский статут 1998 г., усмотрев в нем угрозу национальным интересам и государственному суверенитету, в результате чего юрисдикция
Международного уголовного суда не распространяется на территории
указанных государств13. Подписав Римский статут, Российская Федерация пока не нашла возможности его ратифицировать. В данном случае
мы можем говорить о третьем уровне социально-юридического механизма
обеспечения прав и свобод человека и гражданина.
В транснациональном контексте встает и еще одна проблема ? проблема перевода и толкования иностранных терминов, имеющих порой абсолютно несравнимые с национальными терминами значения, что является
также особенностью взаимодействия международной и национальной правозащитных систем.
Таким образом, сравнительный анализ российского и международного
законодательства показал, что обе правовые системы стремятся к макси13
См.: Трикоз Е.Н. Начало деятельности Международного уголовного суда: состояние и перспективы // Журнал российского права. 2005. № 3. С. 134?147.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Пашинская
147
мально полному обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Несмотря на ратификационный характер международных норм, российское
право в большом объеме воспринимает их, игнорируя существенные различия в правовой, политической, экономической, культурной и иных сферах.
Международные интеграционные процессы обусловливают определенную степень унификации национальных правообеспечительных систем в
контексте передового международного опыта, это проявляется в провозглашении и обеспечении общих принципов основных прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем практика свидетельствует об отсутствии
общего правового статуса человека и гражданина, что ведет к обесцениванию института основных прав и свобод человека и гражданина.
Одной из причин сложившейся ситуации является специфика действия международной и национальной правовых систем. На каждом из
уровней возникают свои проблемы. В Российской Федерации прослеживается перманентное неверие большого числа граждан (в основном пенсионеров и социально незащищенных и малообеспеченных граждан) и обеспокоенность государства положением в сфере обеспечения прав россиян, что
подрывает веру в авторитет правосудия в стране. На этом фоне дополнительную смысловую окраску приобретает все возрастающая загруженность международных правозащитных органов, прежде всего Европейского Суда по правам человека.
В литературе даже высказывается мнение, что это приведет к тому,
что суду рано или поздно придется отказаться от стремления восстановить
справедливость в каждом конкретном случае попрания прав, сосредоточив основное внимание на работе по созданию системы единообразного
понимания и реализации стандартов в области прав человека. Совмещение двух задач представляется более невозможным14.
Складывается впечатление, что международным правозащитным организациям оказывается доверия больше, чем национальным (последние
дают основания для таких выводов). Вместе с тем не стоит идеализировать международный правозащитный механизм. Практика показывает,
что объем дел, рассматриваемый российскими правоохранительными и
судебными органами, несравнимо больше, чем та же работа на международном уровне.
Нивелировать проблемы несовпадения статуса человека и гражданина на всех уровнях поможет не только работа по совершенствованию норм
материального права, но и создание унифицированных эффективных юридических процедур реализации прав и свобод, основанное на дополнительном теоретическом исследовании особенностей структуры правовой процедуры, которое послужит базой для закрепления качественных
процедурных средств обеспечения прав и свобод человека и гражданина.
14
См.: Травников М.А. Будущее Европейского Суда по правам человека: тупик
или смена концепции // Журнал российского права. 2002. № 6.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
148
И.В. Винюкова*, С.Е. Кузахметова**
ХВФ?ЛНУТМУ?ВММУТЪё ??ТЪМУИ КЛБМЛ Н?Н Ф?ЛМ?ЛФ
Ф???У?У?У ?В?ЫОЛ?У??МЛ? УЪМУЇВМЛИ ? ТЩВ?В Б??ЛЪ?
ЛМЩУ?П??ЛЛ
В
начале ХХ века большинство правовых актов не предусматривало
нормативного закрепления права на неприкосновенность частной
жизни. Как отмечает Г.Б. Романовский, предпочтение отдавалось лишь
праву на тайну переписки, телеграфных, телефонных cообщений. Лишь
поле окончания Второй мировой войны при реформировании государственных систем европейских стран в новых конституциях появилось упоминание о частной жизни1. В России наибольший интерес к проблеме личной жизни возник после того, как Основной Закон СССР 1977 г. впервые
на конституционном уровне закрепил право человека на личную жизнь.
Проблеме неприкосновенности частной жизни уделяли внимание многие исследователи как с позиции информационной безопасности, так и
различных тайн ? Н.Г. Беляева, Д.В. Бушков, А.Ю. Викулин, Л.А. Григорян, А. Деменева, Е.В. Елютина, Е. Егорова, Р.Б. Иванченко, Л.О. Красавчикова, Т.В. Моисеева, И.Л. Петрухин, И.В. Смолькова, О.Ю. Черников, А.А. Фатьянов и др.
О.Л. Красавчиковой впервые предпринят анализ субъекта и содержания субъективного права на охрану личной жизни. В частности, автором отмечается, что рассматриваемое субъективное право по своей структуре складывается из двух взаимосвязанных групп правомочий. Первая
из них имеет своей функцией осуществление охраны неприкосновенности
личной жизни, другая ? охрану тайны этой жизни2. Нас, главным образом, интересует анализ второй составляющей ? понятия «тайна». От того,
насколько гарантировано сохранение тайн частной жизни граждан, как
глубоко государство может проникать в содержание этих тайн и какие основания для этого необходимы, зависит степень свободы личности в государстве, демократизм и гуманность политического режима3.
В русском языке слово «тайна» имеет два смысловых значения: «все
скрытое, неизвестное, неведомое», а также «нечто скрытно хранимое, что
скрывают от кого-либо»4. А.А. Фатьянов определяет тайну как сферу объективной реальности, скрытую от нашего восприятия либо понимания.
С одной стороны, это все то, что на данный момент не осознано человече* Заведующая кафедрой теории и истории государства и права астраханского
филиала Саратовской государственной академии права, кандидат юридических
наук, доцент.
** Соискатель кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России.
1 См.: Романовский Г.Б. Нормативное закрепление права на неприкосновенность
частной жизни // Юрист. 2000. № 11. С. 3.
2 См.: Красавчикова Л.О. Гражданско-правовая охрана личной жизни советских
граждан: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Свердловск, 1979.
3 См.: Смолькова И.В. Тайна и уголовно-процессуальный закон. М., 1997. С. 85.
4 Цит. по: Трунов И.Л., Трунова Л.К. Соблюдение адвокатской тайны с позиции
защиты прав граждан // Журнал российского права. 2002. № 8. С. 42.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Винюкова, С.Е. Кузахметова
149
ским интеллектом, а с другой ? это нечто уже известное, но с определенной целью скрытое от других людей.
А.А. Рожнов, определяя важнейшие, смыслообразующие признаки
тайны, лежащие в основе правового регулирования отношений по поводу
использования и охраны информации с ограниченным доступом, дает следующее юридическое понимание тайны: «Тайна представляет собой имеющую действительную или потенциальную ценность в силу неизвестности
посторонним лицам информацию, к которой нет свободного доступа на законном основании и собственник которой принимает меры к обеспечению
ее конфиденциальности»5.
В условиях современной цивилизации, характеризующейся всеобъемлющей информатизацией всех сторон общественной жизни и постоянно
возрастающим значением информационной сферы, существенную роль устойчивого развития государства и общества играют вопросы создания и
реализации действенных правовых механизмов охраны прав и интересов
субъектов информационных отношений. Особую актуальность при этом
приобретает проблема правовой защиты конфиденциальности различных
категорий информации с ограниченным доступом (тайн), поскольку «тайна ? один из важнейших институтов, определяющих соотношение интересов личности, общества и государства, частного и публичного начала права, основания и пределы вмешательства государства в негосударственную
сферу, степень информационной защищенности в Российской Федерации»6.
Информация может служить объектом публичных, гражданских и
иных правовых отношений, может свободно использоваться любым лицом
и передаваться одним лицом другому, если законодательством не установлены ограничения доступа к информации либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения. Отношения, возникающие при
осуществлении права на поиск, получение, передачу, производство и обеспечения защиты информации, урегулированы указанным Федеральным
законом от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных
технологиях и о защите информации»7.
Закон впервые закрепляет принцип неприкосновенности частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения
информации о частной жизни лица без его согласия как принцип правового регулирования отношений в сфере информации, информационных
технологий и защиты информации. Федеральными законами устанавливаются условия отнесения информации к сведениям, составляющим адвокатскую, аудиторскую, коммерческую, служебную и иную тайну, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации, а также
ответственность за ее разглашение.
Закон впервые дает формулировку понятию «профессиональная тайна». Под этим определением понимается информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных
обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных
видов деятельности, подлежащая защите в случаях, если на эти лица фе5
6
7
Цит. по: Трунов И.Л., Трунова Л.К. Указ. соч. С. 10.
Панченко П.Н. Институт тайны: правоохранительные аспекты // Государство и
право. 1998. № 8. С. 124.
СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. I). Ст. 3448.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
150
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
деральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности данной информации.
Ранее принятое законодательство (ч. 4 ст. 82 НК РФ, ч. 1 ст. 155
УК РФ) содержит термин «профессиональная тайна», однако его не раскрывает. Законодательная формулировка одного из ключевых понятий в
сфере неприкосновенности частной жизни, несомненно, является показателем прогрессивного развития правотворческой деятельности, поскольку
при правовой пробельности она должна способствовать расширению возможностей защиты прав человека. Приведенное же определение ограничивает возможности защиты прав личности и потому представляется нам
недостаточно проработанным. Прежде чем попытаться сформулировать
собственную позицию по данной проблеме, необходимо исследовать законодательство о различных видах профессиональной тайны.
В силу разных обстоятельств граждане доверяют свои личные тайны
представителям определенных профессий, необходимым атрибутом которых выступает сохранность этих тайн (адвокатам, депутатам, врачам,
психологам, нотариусам, налоговым инспекторам, журналистам, органам
опеки и попечительства, банковским работникам, священнослужителям и
другим людям). Из особого характера некоторых видов профессиональной
деятельности, как отмечает И.В. Смолькова, и формируется межотраслевой институт профессиональной тайны. Если подходить к институту профессиональной тайны с общих позиций, то определяющим в нем является
принадлежность к той или иной профессии, осуществление тех или иных
профессиональных функций. Однако среди профессиональных тайн различных видов выделяется категория, в основе которой лежат личные тайны,
защищенные от разглашения правовыми запретами, адресованными тем,
кому эти тайны по необходимости доверены.
И.В. Смолькова выделяет два вида профессиональной тайны:
1) профессиональная тайна как бы в чистом виде, обусловленная самим родом деятельности (коммерческая, служебная, парламентская и др.);
2) профессиональная тайна, составляющей частью которой служит доверенная личная тайна8.
Данное деление в какой-то степени условно, ибо представители отдельных профессий могут быть носителями сразу нескольких тайн (например, банкир владеет тайнами банка и тайнами личных вкладов граждан,
депутат одновременно может владеть служебной тайной и тайной, доверенной ему гражданином при личном приеме).
В законодательстве нашли свое закрепление юридические категории
профессиональной тайны ? налоговая, адвокатская, аудиторская, медицинская, служебная и коммерческая, врачебная9 и др.
8
9
См.: Смолькова И.В. Указ. соч. С. 86.
Ст. 102 части первой Налогового кодекса РФ; Ст. 8 Федерального закона от
31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 102); Ст. 8 Федерального закона от 7 августа
2001 г. «Об аудиторской деятельности» (СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3422);
Ст. 15 Семейного кодекса РФ; Ст. 139 части первой Гражданского кодекса РФ,
Ст. 3 Федерального закона от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне» (СЗ РФ.
2004. № 32. Ст. 3283); Ст. 31 Основ законодательства Российской Федерации об
охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года (ВСНД РФ и ВС РФ. 1993.
№ 33. Ст. 1318).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Винюкова, С.Е. Кузахметова
151
Можно выделить ряд законодательных актов, содержащих запрет на
разглашение сведений о частной жизни без законных оснований для некоторых категорий лиц в силу выполнения деятельности, связанной с получением такого рода информации. К указанным лицам закон относит: нотариуса10; помощника и стажера адвоката11; таможенные органы, их
должностных лиц, таможенного брокера (представителя), эксперта, специалиста12; участников коллективных переговоров, государственных инспекторов труда13; работников архивов14; арбитражных управляющих15; работников органов записи актов гражданского состояния16; священнослужителей17; работников учреждения социального обслуживания при оказании
социальных услуг18 и др. Указанный список можно было бы продолжить,
ведь есть еще неохваченные сферы деятельности, связанные с получением
информации ограниченного доступа с обязательным соблюдением ее конфиденциальности, т.е. обязательным для выполнения лицом, получившим
доступ к определенной информации, требования не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя.
17 декабря 1979 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла без голосования резолюцию и Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию
правопорядка (Приложение 16). Согласно Кодексу «сведения конфиденциального характера, получаемые должностными лицами по поддержанию правопорядка, сохраняются в тайне, если исполнение обязанностей
или требования правосудия не требуют иного» (ст. 4). В комментарии к
статье 4 разъясняется, что лица, обладающие полицейскими полномочиями, «получают информацию, которая может относиться к личной жизни
других лиц или потенциально повредить интересам таких лиц и особенно
их репутации. Следует проявлять большую осторожность при сохранении
и использовании такой информации, которая разглашается только при исполнении обязанностей или в целях правосудия. Любое разглашение такой информации в других целях является полностью неправомерным»19.
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
Ст.ст. 14, 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от
11 февраля 1993 г. № 4462?1.
Ст.ст. 27, 28 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 23.
Ст. 2102.
Ст.ст. 10, 144, 381, 384 Таможенного кодекса Российской Федерации.
Ст.ст. 37, 358 Трудового кодекса Российской Федерации.
Ст. 25 Федерального закона от 22 октября 2004 г. № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. № 43. Ст. 4169.
Ст. 24 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.
Ст. 47 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» // СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.
Ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» // СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465.
Ст. 11 Федерального закона от 2 августа 1995 г. № 122-ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» // СЗ РФ. 1995. № 32.
Ст. 3198.
Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (принят на
106 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 г.) //
Советская юстиция. 1991. № 17. С. 22.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
152
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Процессуалисты высказывают различные суждения по поводу отнесения тех или иных тайн к числу профессиональных. Ведется полемика и
в связи с терминологией. Представляется необходимым обратить внимание на некоторые виды тайн ? тайну связи, налоговую, адвокатскую, медицинскую. Эти виды тайн являются профессиональной тайной. В этих
случаях граждане доверяют свою переписку и содержание телефонного
разговора работникам соответствующих учреждений. Не вызывает сомнений, что информация о содержании почтово-телеграфной корреспонденции при приеме телеграмм, соединении абонентов связистом относится к
предмету профессиональной тайны20.
Однако И.Л. Петрухин полагает, что тайна почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных переговоров относится не к профессиональной, а к личной тайне, «поскольку клиент доверяет почте и телеграфу не
само содержание корреспонденции и разговоров по телефону, а лишь пересылку корреспонденции (без ознакомления с нею) или техническое обеспечение телефонных переговоров (без их прослушивания)»21.
Неудачна формулировка налоговой тайны, в частности некоторых положений ст. 102 Налогового кодекса РФ. Из указанной статьи вытекает,
что к разглашению налоговой тайны относится использование или передача другому лицу производственной или коммерческой тайны налогоплательщика, ставшей известной должностному лицу налогового органа, органа внутренних дел, органа государственного внебюджетного фонда или
таможенного органа, привлеченному специалисту или эксперту при исполнении ими своих обязанностей. Само название «налоговая тайна» предполагает его следствие либо от названия субъекта, которому доверены
сведения в силу его должностных обязанностей, либо от категории, характера сведений. Из формулировки статьи вытекает, что уместней говорить
о второй причинно-следственной связи. Поэтому, на наш взгляд, правильней будет определить налоговую тайну как сведения, представленные для
цели налогообложения. Как правило, такого рода информация по вполне
объективным причинам может быть получена какими-либо лицами от самого налогоплательщика. Следовательно, согласно п. 1.1 ст. 102 НК РФ
она перестанет быть налоговой тайной, что совершенно неприемлемо, если
исходить из того, что «тайна» ? понятие относительное. Человек сам определяет, кому доверить сокровенное, а вот обладатель информации о частной жизни лица не может себе этого позволить, иначе как на законных основаниях, однако целесообразно предположить, что это положение не
распространяется на общедоступную информацию.
Поскольку в ст. 102 НК РФ под налоговой тайной подразумеваются
любые сведения о налогоплательщике, следовательно, положение п. 2 статьи о том, что «к разглашению налоговой тайны относится, в частности,
использование или передача другому лицу производственной или коммерческой тайны налогоплательщика, ставшей известной должностному лицу
налогового органа, органа внутренних дел, органа государственного внебюджетного фонда или таможенного органа, привлеченному специалисту
или эксперту при исполнении ими своих обязанностей» излишне, поскольку указанный круг информации входит в понятие «любые сведения о налогоплательщике».
20
21
См.: Смолькова И.В. Указ. соч. С. 87.
Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С. 14?15.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Винюкова, С.Е. Кузахметова
153
На основании изложенного нами предлагается следующая редакция
ст. 102 НК РФ: «1. Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом для цели налогообложения сведения о налогоплательщике, за исключением указанных в законе и не подлежащие разглашению,
кроме как на основании закона. 2. Иные сведения, кроме указанных в законе о налогоплательщике, не относящиеся к налоговой тайне, составляют служебную тайну должностного лица и не подлежат огласке, кроме
как на основании закона. 3. К налоговой тайне не относятся сведения:
1) об идентификационном номере налогоплательщика; 2) о нарушениях
законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения; 3) общедоступного характера. 4. Приравнивается к налоговой
тайне и не подлежит разглашению информация, представляющая сведения, указанные в пункте 1 настоящей статьи, ставшая известной иным государственным органам и учреждениям и их служащим и иным лицам
на основании закона».
Определение термина «адвокатская тайна» по-прежнему неоднозначно и вызывает полемику. М.С. Строгович считал этот термин неудачным:
«Суть вопроса не в тайне адвоката, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату все, что они считают нужным, без опасения, что
сказанное будет обращено во вред обвиняемому»22.
Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-0
«По жалобе гражданина Паршуткина В.В. на нарушение его конституционных прав и свобод п. 1 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР и ст.ст. 15, 16 Положения об адвокатуре РСФСР» исключает возможность разглашения сведений о фактах, ставших известными адвокату в рамках профессиональной
деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и
обстоятельств получения им таких сведений23.
Закон, кроме адвоката, закрепляет обязанность сохранения такого рода тайны за помощником и стажером адвоката. Однако круг этих лиц может быть и шире в зависимости от штата адвокатской конторы. Принимая во внимание указанное Определение Конституционного Суда, нами
предлагается следующая редакция п. 1 ст. 824 Федерального закона от
31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в
Российской Федерации», определяющей понятие адвокатской тайны25.
«1. Адвокатскую тайну составляют любые сведения о доверителе, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи, ставшие известными с
согласия доверителя другим лицам, оказывающим содействие адвокату и
не подлежащие разглашению независимо от времени и обстоятельств получения сведений, если не являются общедоступными».
В научной литературе подвергается критике также и термин «врачебная тайна». И.Л. Петрухин предлагает вместо него употреблять понятие
«медицинская тайна», ибо субъектами данной тайны выступают не только
врачи, но и другие работники медицинских учреждений (фельдшеры, медсестры, акушеры, няни, санитары, фармацевты, зубные врачи, лаборанты
22
23
24
25
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 399.
СЗ РФ. 2000. № 33. Ст. 3433.
Ст. 8. Адвокатская тайна 1. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.
Ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
154
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
и др.). Однако в последующем он оперирует указанными терминами в качестве синонимов26.
Закон содержит оба понятия: в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан речь идет о врачебной тайне (ст. 31), а в Семейном кодексе РФ ? о медицинской (ст. 15).
На наш взгляд, должно быть однозначное толкование понятий единого содержания. Представляется необходимым внесение изменений в положения Основ. Возможна следующая формулировка п. 5 ст. 31: «Медицинская тайна ? это любые сведения, кроме общеизвестных, о лице,
обратившемся в медицинское учреждение независимо от цели обращения,
а равно сведения о факте обращения, ставшие известными медицинским
работникам и иному персоналу медицинского учреждения, не подлежащие огласке, кроме как на основании закона».
Поскольку законодательство позволяет занятие частной медицинской
практикой и народной медициной (целительством), необходимым будет дополнение указанной статьи пунктом следующего содержания27: «К медицинской тайне приравниваются сведения, указанные в предыдущем пункте, ставшие известными лицам, занимающимся частной медицинской
практикой либо народной медициной (целительством)».
Нецелесообразно продолжать анализировать иные виды тайн, поскольку изложенного вполне достаточно для формулировании позиции по определенным выше ключевым понятиям, позволим себе на этом остановиться.
Необходима доработка понятия «профессиональная тайна», сформулированного в п. 5 ст. 9 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Учитывая особенности
субъектов ? получателей информации, а также того обстоятельства, что
изменения, происходящие в процессе жизни общества, опережают их законодательное регулирование, во избежание нарушения принципа неприкосновенности частной жизни в сфере информации нами предлагается
следующая формулировка п. 5 указанной статьи: «5. Информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими служебных и(или) профессиональных обязанностей или организациями, а также
органами власти при осуществлении ими определенных видов деятельности (служебная или профессональная тайна), подлежит защите в случаях,
если на эти лица федеральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности такой информации или информация касается частной (личной) жизни».
В заключение хотелось бы отметить, что сложившийся менталитет
российского гражданина на базе принципа «что не запрещено законом ?
разрешено» позволяет допускать нарушение естественных, неотъемлемых
прав и свобод человека. Считаем, что более подробная формулировка положений, на которых базируется неприкосновенность частной (личной)
жизни, позволит предупредить нарушения принципа неприкосновенности
частной жизни в сфере информации.
26
27
См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985. С. 24?25.
Статьи 14 и 57 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-I.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Требования к оформлению материалов,
присылаемых для опубликования в журнале
«Правовая культура»
Статьи присылаются распечатанными на бумажных носителях и одновременно подготовленные в электронном виде на дискете или CDR. Текстовый редактор Word. Шрифт Times New Roman, 14 кегль, межстрочный
интервал ? полуторный. Электронная версия текста, таблиц и формул дается в формате RTF.
Объем одной статьи составляет от 12 до 18 страниц машинописного
текста в 2-х экземплярах, отпечатанного в редакторе Word.
Формат бумаги ? А4. Поля: левое ? 2 см, правое ? 2 см, верхнее ?
2,5 см., нижнее ? 2,5 см. Абзацный отступ ? 1,27 см. Текст без переносов.
Библиографические ссылки должны быть расположены в низу страницы, нумерация сквозная.
Количество рисунков и таблиц допускается не более пяти.
Рисунки и таблицы выполняются на отдельных листах. Для рисунков
использовать черный краситель, фотографии не глянцевать. Электронные
версии рисунков и фотографий подготавливаются в редакторах Photoshop
(*.tif, *.jpg, *.psd, разрешение 600 dpi) или Corel Draw (7 версия) ? отдельными файлами на одну иллюстрацию с приложением их распечаток
на принтере.
К материалам статей должны быть приложены сведения об авторах
(фамилия, имя, отчество, ученая степень и звание, почетное звание и членство в академиях, место работы, должность, контактный телефон, почтовый индекс и адрес) и сопроводительное письмо учебного заведения или
научной организации с рекомендацией к опубликованию рукописи в открытой печати.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Адрес редакции:
410034, г. Саратов, ул. Соколовая, 339, каб. 1-411
Тел.: (8452) 379-145, 379-281, факс (8452) 64-27-77
e-mail: suimvd@overta.ru
Литературный редактор Н.И. Вострикова
Оформление обложки ? Д.В. Козлов
Технический редактор Н.П. Шемякина
Корректор О.А. Белянина
Подписано в печать 16.08.07. Формат 70х108 1/16.
Гарнитура «Литературная». Печать офсетная.
Усл. печ. л. 14,00. Уч.-изд. л. 11,34. Тираж 500. Заказ 000.
Саратовский юридический институт МВД России.
410034, г. Саратов, ул. Соколовая, 339.
Отпечатано в типографии «Copy-time».
410020, г. Саратов, ул. Чапаева, 59.
и примирения сторон в
уголовном процессе (ст. 25 УПК РФ), примирительного срока в бракоразводном процессе (ч. 2. ст. 22 СК РФ) и другими способами.
В международной практике внесудебные процедуры обеспечения
прав и свобод также широко применяются. Например, процедура обращения к Европейскому омбудсмену с жалобой на плохое управление со
стороны органов и учреждений ЕС или процедура рассмотрения Комитетом по конвенциям и рекомендациям жалоб конкретных лиц и неправительственных организаций по поводу нарушений прав людей в области
образования, науки и культуры. Отметим, что рассмотрение жалобы на
нарушение прав В. Гавела, нынешнего Президента Чехии, послужило началом восстановления его прав в 1989 г. Комитет в 1987 г. рассматривал
жалобу на нарушение прав академика А.Д. Сахарова, что послужило одной из причин известного решения советского руководства об отмене ограничений в отношении видного ученого и правозащитника9.
В рамках ОБСЕ создана разветвленная организационная структура,
выполняющая правозащитные функции, в которую входят Парламентская
Ассамблея, Директорат по правам человека, Постоянный комитет по правам человека, Верховный комиссар по правам национальных меньшинств,
Европейский омбудсмен и другие организации.
Из сказанного видно, что на международном и национальном уровнях
механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина отсутствует
доминанта судебной процедуры и широко используются несудебные средства обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем
практика показывает, что основную правозащитную нагрузку несут именно судебные органы. Это объясняется наличием специальной компетенции
судебных органов, постоянным, а не сессионным характером работы, кроме того, публичность деятельности данных органов по сравнению с остальными достаточно высока.
В структуру юридических процедур обеспечения прав и свобод человека заложены действия, не только преследующие цель ? достичь установленного в норме права социально полезного результата, но и подчеркнуть важность, исключительность, особый характер процедур, добиться
соответствующего морального настроения участников. В Российской Фе8
9
См.: Зеленое Р.Ю. Законодательные процедуры Европейского Союза. Эволюция
полномочий Европейского парламента // Государство и право. 2005. № 1.
С. 100?101.
См.: Лаптев П.А. Международные процедуры и контрольные механизмы в области защиты прав человека и охраны частной жизни // www.koroboff.spb.ru
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Пашинская
145
дерации ? это обязательное наличие государственных символов в зале судебного заседания, особый порядок обращения к суду и особый порядок
оглашения решений суда. В международной практике широко применяется клятва, однако в ряде случаев ее применение носит необязательный характер, что решается судом10.
Наличие существенных различий отражает и особенности взаимодействия международной и национальной правозащитных систем.
Во-первых, общий принцип взаимодействия наиболее ярко можно проиллюстрировать на примере судебного поручения иностранного государства, при котором основное материальное правоотношение базируется на
нормах международного права, а применяемая процедура ? на национальном законодательстве в ст. 9 Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (Гаага, 18 марта 1970 г.)11.
Во-вторых, международные юридические процедуры присутствуют
как элемент социально-юридического механизма защиты прав человека и
гражданина в большей степени в том случае, если они содержатся в документах, ратифицированных Российской Федерацией. Вместе с тем не
следует отрицать и общее влияние не имплементированных в российское
законодательство норм международного права по аналогии права. Так,
не являясь членом Европейского Союза, Россия испытывает влияние норм
европейского права посредством ряда политических и правовых инструментов, например Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 г.
Специфика механизма заключается в том, что, несмотря на равенство, недискриминацию и применение иных принципов и норм международного
права, рассматриваемый механизм неодинаков для каждого человека. Это
зависит совсем не от характера права или особенности его обеспечения.
Механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина как общеправовой институт во многом обусловлен национальным законодательством конкретной страны, наполняющим неодинаковым и подчас несоразмерным по качеству и эффективности содержанием конституционные
статусы граждан разных государств. Это положение ярко иллюстрируют
события во Франции, США и ряде других стран, где население страны
реально влияет на политику правительства. В Российской Федерации картина иная: по данным статистики 42% россиян сомневаются в возможности отстоять свои права с помощью акций протеста12.
Европейская правозащитная система признана в мире как наиболее
совершенная, но она, к сожалению, недоступна гражданам государств, не
входящих в Совет Европы.
Таким образом, созданы три уровня механизма обеспечения прав и
свобод человека и гражданина:
1) международный, в систему которого входят универсальный международный механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина и
региональный международный механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина;
2) национальный, в систему которого входят правозащитный механизм, основанный преимущественно на национальном законодательстве,
10
11
12
См.: Марусин И.С. Указ. соч. С. 138.
СПС «Гарант». Текст Конвенции официально опубликован не был.
См.: Выжутович В. Нота протеста // Российская газета. 2006. 7 апр.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
146
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
и механизм, основанный на совокупности международных и национальных нормативно-правовых актов;
3) потенциально применимый международный механизм: прочие средства, способы и возможности.
Каждое государство обладает собственным национальным механизмом обеспечения прав и свобод человека и гражданина, специфика которого обусловливается юридическими, политическими, национальными,
культурными, религиозными, ментальными и иными особенностями жизнедеятельности людей. Российский механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина ? сложносоставное социально-юридическое явление,
имеющее в своем составе альтернативные юридические способы защиты:
самозащита, административное, судебное, третейское производство, обращение в правозащитные учреждения различных видов. Политические реалии сегодняшнего дня диктуют необходимость глобальной межгосударственной интеграции, одной из предпосылок и условий которой является
эффективность национальной правозащитной системы, соотносимой с критериями эффективности в понимании международного сообщества.
При неудовлетворении решением дела на национальном уровне человек вправе обратиться за защитой в международные правозащитные организации при условии признания государством их юрисдикции. В данном случае социально-юридический механизм обеспечения прав и свобод
человека и гражданина достигает самого высокого уровня ? «национально-международного». Такое название можно употреблять, чтобы подчеркнуть двойственность данного механизма. Так, с одной стороны, невозможно отрицать взаимодействие двух правовых систем, а с другой, оставаясь
нормами международного права, ратифицированные нормы автоматически становятся частью российской правовой системы. Принцип взаимодействия двух правовых систем проявляется и на стадии исполнения решений, проводимой национальными средствами и способами под международным контролем.
Принцип международного сотрудничества оставляет за государством
право участия в составе какой-либо международной организации. Так,
США, Китай, Индия, Пакистан и ряд других государств отказались подписать Римский статут 1998 г., усмотрев в нем угрозу национальным интересам и государственному суверенитету, в результате чего юрисдикция
Международного уголовного суда не распространяется на территории
указанных государств13. Подписав Римский статут, Российская Федерация пока не нашла возможности его ратифицировать. В данном случае
мы можем говорить о третьем уровне социально-юридического механизма
обеспечения прав и свобод человека и гражданина.
В транснациональном контексте встает и еще одна проблема ? проблема перевода и толкования иностранных терминов, имеющих порой абсолютно несравнимые с национальными терминами значения, что является
также особенностью взаимодействия международной и национальной правозащитных систем.
Таким образом, сравнительный анализ российского и международного
законодательства показал, что обе правовые системы стремятся к макси13
См.: Трикоз Е.Н. Начало деятельности Международного уголовного суда: состояние и перспективы // Журнал российского права. 2005. № 3. С. 134?147.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Пашинская
147
мально полному обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Несмотря на ратификационный характер международных норм, российское
право в большом объеме воспринимает их, игнорируя существенные различия в правовой, политической, экономической, культурной и иных сферах.
Международные интеграционные процессы обусловливают определенную степень унификации национальных правообеспечительных систем в
контексте передового международного опыта, это проявляется в провозглашении и обеспечении общих принципов основных прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем практика свидетельствует об отсутствии
общего правового статуса человека и гражданина, что ведет к обесцениванию института основных прав и свобод человека и гражданина.
Одной из причин сложившейся ситуации является специфика действия международной и национальной правовых систем. На каждом из
уровней возникают свои проблемы. В Российской Федерации прослеживается перманентное неверие большого числа граждан (в основном пенсионеров и социально незащищенных и малообеспеченных граждан) и обеспокоенность государства положением в сфере обеспечения прав россиян, что
подрывает веру в авторитет правосудия в стране. На этом фоне дополнительную смысловую окраску приобретает все возрастающая загруженность международных правозащитных органов, прежде всего Европейского Суда по правам человека.
В литературе даже высказывается мнение, что это приведет к тому,
что суду рано или поздно придется отказаться от стремления восстановить
справедливость в каждом конкретном случае попрания прав, сосредоточив основное внимание на работе по созданию системы единообразного
понимания и реализации стандартов в области прав человека. Совмещение двух задач представляется более невозможным14.
Складывается впечатление, что международным правозащитным организациям оказывается доверия больше, чем национальным (последние
дают основания для таких выводов). Вместе с тем не стоит идеализировать международный правозащитный механизм. Практика показывает,
что объем дел, рассматриваемый российскими правоохранительными и
судебными органами, несравнимо больше, чем та же работа на международном уровне.
Нивелировать проблемы несовпадения статуса человека и гражданина на всех уровнях поможет не только работа по совершенствованию норм
материального права, но и создание унифицированных эффективных юридических процедур реализации прав и свобод, основанное на дополнительном теоретическом исследовании особенностей структуры правовой процедуры, которое послужит базой для закрепления качественных
процедурных средств обеспечения прав и свобод человека и гражданина.
14
См.: Травников М.А. Будущее Европейского Суда по правам человека: тупик
или смена концепции // Журнал российского права. 2002. № 6.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
148
И.В. Винюкова*, С.Е. Кузахметова**
ХВФ?ЛНУТМУ?ВММУТЪё ??ТЪМУИ КЛБМЛ Н?Н Ф?ЛМ?ЛФ
Ф???У?У?У ?В?ЫОЛ?У??МЛ? УЪМУЇВМЛИ ? ТЩВ?В Б??ЛЪ?
ЛМЩУ?П??ЛЛ
В
начале ХХ века большинство правовых актов не предусматривало
нормативного закрепления права на неприкосновенность частной
жизни. Как отмечает Г.Б. Романовский, предпочтение отдавалось лишь
праву на тайну переписки, телеграфных, телефонных cообщений. Лишь
поле окончания Второй мировой войны при реформировании государственных систем европейских стран в новых конституциях появилось упоминание о частной жизни1. В России наибольший интерес к проблеме личной жизни возник после того, как Основной Закон СССР 1977 г. впервые
на конституционном уровне закрепил право человека на личную жизнь.
Проблеме неприкосновенности частной жизни уделяли внимание многие исследователи как с позиции информационной безопасности, так и
различных тайн ? Н.Г. Беляева, Д.В. Бушков, А.Ю. Викулин, Л.А. Григорян, А. Деменева, Е.В. Елютина, Е. Егорова, Р.Б. Иванченко, Л.О. Красавчикова, Т.В. Моисеева, И.Л. Петрухин, И.В. Смолькова, О.Ю. Черников, А.А. Фатьянов и др.
О.Л. Красавчиковой впервые предпринят анализ субъекта и содержания субъективного права на охрану личной жизни. В частности, автором отмечается, что рассматриваемое субъективное право по своей структуре складывается из двух взаимосвязанных групп правомочий. Первая
из них имеет своей функцией осуществление охраны неприкосновенности
личной жизни, другая ? охрану тайны этой жизни2. Нас, главным образом, интересует анализ второй составляющей ? понятия «тайна». От того,
насколько гарантировано сохранение тайн частной жизни граждан, как
глубоко государство может проникать в содержание этих тайн и какие основания для этого необходимы, зависит степень свободы личности в государстве, демократизм и гуманность политического режима3.
В русском языке слово «тайна» имеет два смысловых значения: «все
скрытое, неизвестное, неведомое», а также «нечто скрытно хранимое, что
скрывают от кого-либо»4. А.А. Фатьянов определяет тайну как сферу объективной реальности, скрытую от нашего восприятия либо понимания.
С одной стороны, это все то, что на данный момент не осознано человече* Заведующая кафедрой теории и истории государства и права астраханского
филиала Саратовской государственной академии права, кандидат юридических
наук, доцент.
** Соискатель кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России.
1 См.: Романовский Г.Б. Нормативное закрепление права на неприкосновенность
частной жизни // Юрист. 2000. № 11. С. 3.
2 См.: Красавчикова Л.О. Гражданско-правовая охрана личной жизни советских
граждан: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Свердловск, 1979.
3 См.: Смолькова И.В. Тайна и уголовно-процессуальный закон. М., 1997. С. 85.
4 Цит. по: Трунов И.Л., Трунова Л.К. Соблюдение адвокатской тайны с позиции
защиты прав граждан // Журнал российского права. 2002. № 8. С. 42.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Винюкова, С.Е. Кузахметова
149
ским интеллектом, а с другой ? это нечто уже известное, но с определенной целью скрытое от других людей.
А.А. Рожнов, определяя важнейшие, смыслообразующие признаки
тайны, лежащие в основе правового регулирования отношений по поводу
использования и охраны информации с ограниченным доступом, дает следующее юридическое понимание тайны: «Тайна представляет собой имеющую действительную или потенциальную ценность в силу неизвестности
посторонним лицам информацию, к которой нет свободного доступа на законном основании и собственник которой принимает меры к обеспечению
ее конфиденциальности»5.
В условиях современной цивилизации, характеризующейся всеобъемлющей информатизацией всех сторон общественной жизни и постоянно
возрастающим значением информационной сферы, существенную роль устойчивого развития государства и общества играют вопросы создания и
реализации действенных правовых механизмов охраны прав и интересов
субъектов информационных отношений. Особую актуальность при этом
приобретает проблема правовой защиты конфиденциальности различных
категорий информации с ограниченным доступом (тайн), поскольку «тайна ? один из важнейших институтов, определяющих соотношение интересов личности, общества и государства, частного и публичного начала права, основания и пределы вмешательства государства в негосударственную
сферу, степень информационной защищенности в Российской Федерации»6.
Информация может служить объектом публичных, гражданских и
иных правовых отношений, может свободно использоваться любым лицом
и передаваться одним лицом другому, если законодательством не установлены ограничения доступа к информации либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения. Отношения, возникающие при
осуществлении права на поиск, получение, передачу, производство и обеспечения защиты информации, урегулированы указанным Федеральным
законом от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных
технологиях и о защите информации»7.
Закон впервые закрепляет принцип неприкосновенности частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения
информации о частной жизни лица без его согласия как принцип правового регулирования отношений в сфере информации, информационных
технологий и защиты информации. Федеральными законами устанавливаются условия отнесения информации к сведениям, составляющим адвокатскую, аудиторскую, коммерческую, служебную и иную тайну, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации, а также
ответственность за ее разглашение.
Закон впервые дает формулировку понятию «профессиональная тайна». Под этим определением понимается информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных
обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных
видов деятельности, подлежащая защите в случаях, если на эти лица фе5
6
7
Цит. по: Трунов И.Л., Трунова Л.К. Указ. соч. С. 10.
Панченко П.Н. Институт тайны: правоохранительные аспекты // Государство и
право. 1998. № 8. С. 124.
СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. I). Ст. 3448.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
150
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
деральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности данной информации.
Ранее принятое законодательство (ч. 4 ст. 82 НК РФ, ч. 1 ст. 155
УК РФ) содержит термин «профессиональная тайна», однако его не раскрывает. Законодательная формулировка одного из ключевых понятий в
сфере неприкосновенности частной жизни, несомненно, является показателем прогрессивного развития правотворческой деятельности, поскольку
при правовой пробельности она должна способствовать расширению возможностей защиты прав человека. Приведенное же определение ограничивает возможности защиты прав личности и потому представляется нам
недостаточно проработанным. Прежде чем попытаться сформулировать
собственную позицию по данной проблеме, необходимо исследовать законодательство о различных видах профессиональной тайны.
В силу разных обстоятельств граждане доверяют свои личные тайны
представителям определенных профессий, необходимым атрибутом которых выступает сохранность этих тайн (адвокатам, депутатам, врачам,
психологам, нотариусам, налоговым инспекторам, журналистам, органам
опеки и попечительства, банковским работникам, священнослужителям и
другим людям). Из особого характера некоторых видов профессиональной
деятельности, как отмечает И.В. Смолькова, и формируется межотраслевой институт профессиональной тайны. Если подходить к институту профессиональной тайны с общих позиций, то определяющим в нем является
принадлежность к той или иной профессии, осуществление тех или иных
профессиональных функций. Однако среди профессиональных тайн различных видов выделяется категория, в основе которой лежат личные тайны,
защищенные от разглашения правовыми запретами, адресованными тем,
кому эти тайны по необходимости доверены.
И.В. Смолькова выделяет два вида профессиональной тайны:
1) профессиональная тайна как бы в чистом виде, обусловленная самим родом деятельности (коммерческая, служебная, парламентская и др.);
2) профессиональная тайна, составляющей частью которой служит доверенная личная тайна8.
Данное деление в какой-то степени условно, ибо представители отдельных профессий могут быть носителями сразу нескольких тайн (например, банкир владеет тайнами банка и тайнами личных вкладов граждан,
депутат одновременно может владеть служебной тайной и тайной, доверенной ему гражданином при личном приеме).
В законодательстве нашли свое закрепление юридические категории
профессиональной тайны ? налоговая, адвокатская, аудиторская, медицинская, служебная и коммерческая, врачебная9 и др.
8
9
См.: Смолькова И.В. Указ. соч. С. 86.
Ст. 102 части первой Налогового кодекса РФ; Ст. 8 Федерального закона от
31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 102); Ст. 8 Федерального закона от 7 августа
2001 г. «Об аудиторской деятельности» (СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3422);
Ст. 15 Семейного кодекса РФ; Ст. 139 части первой Гражданского кодекса РФ,
Ст. 3 Федерального закона от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне» (СЗ РФ.
2004. № 32. Ст. 3283); Ст. 31 Основ законодательства Российской Федерации об
охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года (ВСНД РФ и ВС РФ. 1993.
№ 33. Ст. 1318).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Винюкова, С.Е. Кузахметова
151
Можно выделить ряд законодательных актов, содержащих запрет на
разглашение сведений о частной жизни без законных оснований для некоторых категорий лиц в силу выполнения деятельности, связанной с получением такого рода информации. К указанным лицам закон относит: нотариуса10; помощника и стажера адвоката11; таможенные органы, их
должностных лиц, таможенного брокера (представителя), эксперта, специалиста12; участников коллективных переговоров, государственных инспекторов труда13; работников архивов14; арбитражных управляющих15; работников органов записи актов гражданского состояния16; священнослужителей17; работников учреждения социального обслуживания при оказании
социальных услуг18 и др. Указанный список можно было бы продолжить,
ведь есть еще неохваченные сферы деятельности, связанные с получением
информации ограниченного доступа с обязательным соблюдением ее конфиденциальности, т.е. обязательным для выполнения лицом, получившим
доступ к определенной информации, требования не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя.
17 декабря 1979 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла без голосования резолюцию и Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию
правопорядка (Приложение 16). Согласно Кодексу «сведения конфиденциального характера, получаемые должностными лицами по поддержанию правопорядка, сохраняются в тайне, если исполнение обязанностей
или требования правосудия не требуют иного» (ст. 4). В комментарии к
статье 4 разъясняется, что лица, обладающие полицейскими полномочиями, «получают информацию, которая может относиться к личной жизни
других лиц или потенциально повредить интересам таких лиц и особенно
их репутации. Следует проявлять большую осторожность при сохранении
и использовании такой информации, которая разглашается только при исполнении обязанностей или в целях правосудия. Любое разглашение такой информации в других целях является полностью неправомерным»19.
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
Ст.ст. 14, 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от
11 февраля 1993 г. № 4462?1.
Ст.ст. 27, 28 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 23.
Ст. 2102.
Ст.ст. 10, 144, 381, 384 Таможенного кодекса Российской Федерации.
Ст.ст. 37, 358 Трудового кодекса Российской Федерации.
Ст. 25 Федерального закона от 22 октября 2004 г. № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. № 43. Ст. 4169.
Ст. 24 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.
Ст. 47 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» // СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.
Ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» // СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465.
Ст. 11 Федерального закона от 2 августа 1995 г. № 122-ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» // СЗ РФ. 1995. № 32.
Ст. 3198.
Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (принят на
106 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 г.) //
Советская юстиция. 1991. № 17. С. 22.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
152
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
Процессуалисты высказывают различные суждения по поводу отнесения тех или иных тайн к числу профессиональных. Ведется полемика и
в связи с терминологией. Представляется необходимым обратить внимание на некоторые виды тайн ? тайну связи, налоговую, адвокатскую, медицинскую. Эти виды тайн являются профессиональной тайной. В этих
случаях граждане доверяют свою переписку и содержание телефонного
разговора работникам соответствующих учреждений. Не вызывает сомнений, что информация о содержании почтово-телеграфной корреспонденции при приеме телеграмм, соединении абонентов связистом относится к
предмету профессиональной тайны20.
Однако И.Л. Петрухин полагает, что тайна почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных переговоров относится не к профессиональной, а к личной тайне, «поскольку клиент доверяет почте и телеграфу не
само содержание корреспонденции и разговоров по телефону, а лишь пересылку корреспонденции (без ознакомления с нею) или техническое обеспечение телефонных переговоров (без их прослушивания)»21.
Неудачна формулировка налоговой тайны, в частности некоторых положений ст. 102 Налогового кодекса РФ. Из указанной статьи вытекает,
что к разглашению налоговой тайны относится использование или передача другому лицу производственной или коммерческой тайны налогоплательщика, ставшей известной должностному лицу налогового органа, органа внутренних дел, органа государственного внебюджетного фонда или
таможенного органа, привлеченному специалисту или эксперту при исполнении ими своих обязанностей. Само название «налоговая тайна» предполагает его следствие либо от названия субъекта, которому доверены
сведения в силу его должностных обязанностей, либо от категории, характера сведений. Из формулировки статьи вытекает, что уместней говорить
о второй причинно-следственной связи. Поэтому, на наш взгляд, правильней будет определить налоговую тайну как сведения, представленные для
цели налогообложения. Как правило, такого рода информация по вполне
объективным причинам может быть получена какими-либо лицами от самого налогоплательщика. Следовательно, согласно п. 1.1 ст. 102 НК РФ
она перестанет быть налоговой тайной, что совершенно неприемлемо, если
исходить из того, что «тайна» ? понятие относительное. Человек сам определяет, кому доверить сокровенное, а вот обладатель информации о частной жизни лица не может себе этого позволить, иначе как на законных основаниях, однако целесообразно предположить, что это положение не
распространяется на общедоступную информацию.
Поскольку в ст. 102 НК РФ под налоговой тайной подразумеваются
любые сведения о налогоплательщике, следовательно, положение п. 2 статьи о том, что «к разглашению налоговой тайны относится, в частности,
использование или передача другому лицу производственной или коммерческой тайны налогоплательщика, ставшей известной должностному лицу
налогового органа, органа внутренних дел, органа государственного внебюджетного фонда или таможенного органа, привлеченному специалисту
или эксперту при исполнении ими своих обязанностей» излишне, поскольку указанный круг информации входит в понятие «любые сведения о налогоплательщике».
20
21
См.: Смолькова И.В. Указ. соч. С. 87.
Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С. 14?15.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.В. Винюкова, С.Е. Кузахметова
153
На основании изложенного нами предлагается следующая редакция
ст. 102 НК РФ: «1. Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом для цели налогообложения сведения о налогоплательщике, за исключением указанных в законе и не подлежащие разглашению,
кроме как на основании закона. 2. Иные сведения, кроме указанных в законе о налогоплательщике, не относящиеся к налоговой тайне, составляют служебную тайну должностного лица и не подлежат огласке, кроме
как на основании закона. 3. К налоговой тайне не относятся сведения:
1) об идентификационном номере налогоплательщика; 2) о нарушениях
законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения; 3) общедоступного характера. 4. Приравнивается к налоговой
тайне и не подлежит разглашению информация, представляющая сведения, указанные в пункте 1 настоящей статьи, ставшая известной иным государственным органам и учреждениям и их служащим и иным лицам
на основании закона».
Определение термина «адвокатская тайна» по-прежнему неоднозначно и вызывает полемику. М.С. Строгович считал этот термин неудачным:
«Суть вопроса не в тайне адвоката, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату все, что они считают нужным, без опасения, что
сказанное будет обращено во вред обвиняемому»22.
Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-0
«По жалобе гражданина Паршуткина В.В. на нарушение его конституционных прав и свобод п. 1 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР и ст.ст. 15, 16 Положения об адвокатуре РСФСР» исключает возможность разглашения сведений о фактах, ставших известными адвокату в рамках профессиональной
деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и
обстоятельств получения им таких сведений23.
Закон, кроме адвоката, закрепляет обязанность сохранения такого рода тайны за помощником и стажером адвоката. Однако круг этих лиц может быть и шире в зависимости от штата адвокатской конторы. Принимая во внимание указанное Определение Конституционного Суда, нами
предлагается следующая редакция п. 1 ст. 824 Федерального закона от
31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в
Российской Федерации», определяющей понятие адвокатской тайны25.
«1. Адвокатскую тайну составляют любые сведения о доверителе, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи, ставшие известными с
согласия доверителя другим лицам, оказывающим содействие адвокату и
не подлежащие разглашению независимо от времени и обстоятельств получения сведений, если не являются общедоступными».
В научной литературе подвергается критике также и термин «врачебная тайна». И.Л. Петрухин предлагает вместо него употреблять понятие
«медицинская тайна», ибо субъектами данной тайны выступают не только
врачи, но и другие работники медицинских учреждений (фельдшеры, медсестры, акушеры, няни, санитары, фармацевты, зубные врачи, лаборанты
22
23
24
25
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 399.
СЗ РФ. 2000. № 33. Ст. 3433.
Ст. 8. Адвокатская тайна 1. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.
Ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
154
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 2007 № 1
и др.). Однако в последующем он оп
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
449
Размер файла
817 Кб
Теги
культура, 2007, правовая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа