close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

35.Вестник лимфологии №4 2013

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК
ЛИМФОЛОГИИ
VESTNIK LIMFOLOGII
Рецензируемый
научно-практический журнал
Выходит один раз в квартал
Основан в 2003 г.
MESSENGER
OF LYMPHOLOGY
Учредитель и издатель ФГБУ
«НЦССХ им. А.Н. Бакулева» РАМН
Лицензия на издательскую деятельность
ИД № 03847 от 25.01.2001 г.
Все права защищены. Ни одна
часть этого издания не может быть
занесена в память компьютера либо
воспроизведена любым способом
без предварительного письменного
разрешения издателя.
Ответственность за достоверность
информации, содержащейся
в рекламных материалах,
несут рекламодатели.
Адрес редакции:
119049, Москва, Ленинский пр., 8
НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН
Отдел интеллектуальной
собственности
Телефон редакции (499) 236-92-87
Факс (499) 236-99-76
E-mail: izdinsob@yandex.ru
http: // www.bakulev.ru
Свидетельство о регистрации
средства массовой информации
ПИ № 77-14891
от 14.03.2003 г.
Зав. редакцией Радионова В.Ю.
т. (499) 236-92-87
Литературный редактор,
корректор Шишкова Э.В.
Peer Reviewed Scientic Practical Journal
Published once in three months
Founded in 2003
4. 2013
Компьютерная верстка
и обработка графического
материала Тарасова М.А.
Сдано в набор 02.12.2013
Подписано в печать 24.12.2013
Формат 60×88 1/8
Печ. л. 6,5
Усл. печ. л. 6,4
Уч.-изд. л. 5,2
Печать офсетная
Отпечатано
в НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН
Тираж 500 экз.
119049, Москва,
Ленинский просп., 8
Журнал включен
Тел. (499) 236-92-87
Подписной индекс 36798
в Российский индекс научного цитирования
НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН
Вестник лимфологии. 2013. № 4. 1–52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Главный редактор
Editor-Chief
Л.А. Бокерия
L.A. Bockeria
Редакционная коллегия
Editorial Board
В.Г. Андреев (Оренбург)
Р.П. Борисова (Санкт-Петербург)
Н.А. Бубнова (Санкт-Петербург)
В.И. Вторенко (Москва)
Ю.Е. Выренков (зам. гл. редактора, Москва)
В.В. Евдокимов (Москва)
А.В. Есипов (Красногорск МО)
Н.А. Калашникова (Иваново)
Л.Я. Канина (Санкт-Петербург)
В.И. Карандин (Москва)
С.И. Катаев (Иваново)
С.В. Колобов (Москва)
В.И. Коненков (Новосибирск)
И.С. Круглова (секретарь, Москва)
В.В. Кунгурцев (Москва)
Э.В. Луцевич (Москва)
А.А. Малинин (ответств. секретарь, Москва)
А.И. Марченко (Москва)
В.В. Мельников (Астрахань)
В.И. Москаленко (Красногорск МО)
Б.М. Уртаев (Москва)
Н.Е. Чернеховская (Москва)
А.И. Шиманко (Москва)
В.К. Шишло (Москва)
И.В. Ярема (Москва)
V.G. Andreev (Orenburg)
R.P. Borisova (Saint-Petersburg)
N.A. Bubnova (Saint-Petersburg)
V.I. Vtorenko (Moscow)
Yu.E. Vyrenkov (Deputy Editor-in-Chief, Moscow)
V.V. Evdokimov (Moscow)
A.V. Esipov (Krasnogorsk, Moscow region)
N.A. Kalashnikova (Ivanovo)
L.Ya. Kanina (Saint-Petersburg)
V.I. Karandin (Moscow)
S.I. Kataev (Ivanovo)
S.V. Kolobov (Moscow)
V.I.Konenkov (Novosibirsk)
I.S. Kruglova (registar, Moscow)
V.V. Kungurtsev (Moscow)
E.V. Lutsevich (Moscow)
A.A. Malinin (Assistant Editor, Moscow)
A.I. Marchenko (Moscow)
V.V. Mel’nikov (Astrakhan’)
V.I. Moskalenko (Krasnogorsk, Moscow region)
B.M. Urtaev (Moscow)
N.E. Chernekhovskaya (Moscow)
A.I. Shimanko (Moscow)
V.K. Shishlo (Moscow)
I.V. Yarema (Moscow)
Редакционный совет
Editorial Counsil
Ю.И. Бородин (Новосибирск)
В.В. Вапняр (Обнинск)
Э.С. Джумабаев (Узбекистан)
А.С. Ермолов (Москва)
Д.Д. Зербино (Львов)
Г.М. Кавалерский (Москва)
И.Д. Кирпатовский (Москва)
В.С. Крылов (Москва)
Л.В. Лебедев (Москва)
Ю.М. Левин (Москва)
Н.О. Миланов (Москва)
А.А. Миронов (Италия)
В. Ольшевский (Польша)
Р.С. Орлов (Санкт-Петербург)
А.В. Покровский (Москва)
Л.В. Поташов (Санкт-Петербург)
В.С. Савельев (Москва)
М.Р. Сапин (Москва)
А.Ф. Цыб (Обнинск)
З.А. Шевхужев (Черкесск)
Yu.I. Borodin (Novosibirsk)
V.V. Vapnyar (Obninsk)
E.S. Dzhumabaev (Uzbekistan)
A.S. Ermolov (Moscow)
D.D. Zerbino (L’vov, Ukraine)
G.M. Kavalerskiy (Moscow)
I.D. Kirpatovskiy (Moscow)
V.S. Krylov (Moscow)
L.V. Lebedev (Moscow)
Yu.M. Levin (Moscow)
N.O. Milanov (Moscow)
A.A. Mironov (Italy)
V. Ol’shevskiy (Poland)
R.S. Orlov (Saint-Petersburg)
A.V. Pokrovskiy (Moscow)
L.V. Potashov (Saint-Petersburg)
V.S. Savel’ev (Moscow)
M.R. Sapin (Moscow)
A.F. Tsyb (Obninsk)
Z.A. Shevkhuzhev (Cherkessk)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
CONTENTS
Обзоры
Reviews
Бородин Ю.И.
Лимфатический дренаж сердца. Морфофункциональный аспект
4
Yu.I. Borodin
Lymphatic drainage of heart. Morphofunctional aspect
10
Shishlo V.K., Sesorova I.S., Mironov A.A.
Phylogenesis and ontogenesis of the lymphatic
system
Оригинальные статьи
Original articles
Ярема И.В., Гайнулин Ш.М., Марченко А.И.,
Фомина М.Н., Быкова О.А., Фомин В.С.
Локальная лимфотропная иммунотерапия
как новый подход к лечению хронического
эндометрита
Yarema I.V., Gaynulin Sh.M., Marchenko A.I.,
Fomina M.N., Bykova O.A., Fomin V.S.
Local lymphotropic immunotherapy as a new
approach in treatment of chronic endometritis
Шматков Н.П.
Комплексное лечение лимфедемы у онкологических больных
Мусаилов В.А., Лисовский А.В.,
Москаленко В.В.
NO-терапия и лимфотропная антибиотикопрофилактика хирургической инфекции
Белкин А.Д., Мичурина С.В.
Реакция лимфатического региона печени
крыс на воздействие магнитного поля промышленной частоты
18
25
Shmatkov N.P.
Complex treatment of lymphedema with
oncologic patients
Musailov V.A., Lisovskiy A.V., Moskalenko V.V.
NO-treatment and lymphotropic antibiotic
prevention of surgical infection
36
39
Belkin A.D., Michurina S.V.
The reaction of the lymphatic region of rat
liver on the influence of the magnetic field of
industrial frequency
Информация
Information
Отчет о проведении 2-й Международной
научно-практической конференции по
клинической лимфологии «Лимфа-2013»
43
Report about the holding of the Second
International scientific-practical conference
on clinical lymphology «Lymph-2013»
Памяти Анатолия Фёдоровича Цыба посвящается
45
Dedicated to the memory of Anatoliy Fedorovich Tsyb
Памяти хирурга
47
To the memory of the surgeon
Правила для авторов
48
Rules for authors
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Шишло В.К., Сесорова И.С., Миронов А.А.
Филогенез и онтогенез лимфатической
системы
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обзоры
 Ю.И. Бородин, 2013
УДК 616.12:646.423-089.48
Ю.И. Бородин
ЛИМФАТИЧЕСКИЙ ДРЕНАЖ СЕРДЦА.
МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
ФГБУ «Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии»
(директор – академик РАМН В.И. Коненков) СО РАМН, ул. Тимакова, 2, Новосибирск, 630117,
Российская Федерация
Бородин Юрий Иванович, академик РАМН, гл. науч. сотр., e-mail: Lympha@soramn.ru
Лимфатическая система сердца имеет трехслойную капиллярососудистую организацию. Лимфатические стволы, сопровождающие ветви венечных артерий, за счет анастомозов в венечной борозде и на
верхушке сердца образуют два анастомотических кольца во взаимно-перпендикулярных плоскостях.
Лимфатический регион сердца характеризуется множественностью направлений лимфооттока от
сердца в разные лимфоузлы средостения, часть из них являются регионарными и для других органов
грудной полости. Особый интерес представляют лимфоузлы, регионарные для сердца и легких. По-видимому, они являются регуляторами сочетанного лимфодренажа сердца и легких в норме и при
патологии как единого легочно-сердечного комплекса.
Регионарные лимфоузлы страдают при патологии сердца и его лимфовенозной недостаточности.
Применение лимфокорректоров позволяет улучшить лимфодренаж сердца и нормализовать клеточный состав регионарных лимфатических узлов.
Ключевые слова: капиллярососудистые лимфатические сплетения; лимфатические анастомозы;
лимфатический регион; лимфатические узлы; лимфокорректоры.
Yu.I. Borodin
LYMPHATIC DRAINAGE OF HEART. MORPHOFUNCTIONAL ASPECT
Institute of Clinical and Experimental Lymphology SB RAMS (director – academician RAMS V.I. Konenkov), ulitsa
Timakova, 2, Novosibirsk, 630117, Russian Federation
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Borodin Yuriy Ivanovich, Academician of Russian Academy of Medical Sciences, Leading research associate,
e-mail: Lympha@soramn.ru
4
Heart lymphatic system has a triplex capillar-vascular organizing. Lymphatic trunks providing coronary arteries rami form
two anastomotic circles within mutually perpendicular planes due to anastomosis in coronary sulcus and on cardiac apex.
The lymphatic region of heart is characterized with the multiplicity of direction of lymph outflow from heart into different
mediastinum lymph nodes. The part of them is the regional nodes for different organs of thoracic cavity too. Of special
interest are the regional lymph nodes for heart and lungs. It appears that they are the regulators of combined lymphatic
drainage of heart and lungs in health and disease as an integrated cardiopulmonary complex.
The regional lymph nodes suffer at heart pathology and its lymph-venous insufficiency. The application of the lymph correctors is capable to improve the lymphatic drainage of heart and normalize the cellular structure of regional lymph nodes.
Key words: capillar vascular lymphatic plexus; lymphatic anastomosis; lymphatic regions; lymph nodes; lymph correctors.
Лимфатические сосуды сердца как часть целостной лимфатической системы животного
организма первым, по-видимому, описал
шведский врач и анатом О. Рудбек (Rudbek O.,
1653, цит. по Д.А. Жданову, 1952) [1]. С тех пор
лимфатической системе сердца была посвящена обширная научная литература [1]. Тем не менее, и в современных описаниях лимфатической системы сердца встречаются разночтения.
Со времен П. Саппея (Sappey P., 1874)
считается, что в стенке сердца существуют
три капиллярососудистых лимфатических
сплетения – субэндокардиальное, миокардиальное и субэпикардиальное [2]. Субэндокардиальное сплетение формируется из мелких сосудистых ячеек, наиболее крупные
ячейки характерны для субэпикардиального
сплетения (Jossifow G.M., 1930) [3]. Сосу-
тях. Отметим, что по этому же принципу построены артериальная и венозная системы
сердца. Образно говоря, сердце заключено
в сосудистую корзинку, обеспечивающую все
виды циркуляции в условиях постоянной нестабильности конфигурации сердечной
стенки.
Левый венечный лимфатический ствол со
своими ветвями собирает лимфу от левых камер сердца, правый венечный ствол – от правых. Левый венечный ствол, по описанию
М. Fёldi и S. Kubik (1989 г.), направляется чаще всего к лимфоузлам, лежащим в области
бифуркации трахеи [8]. Однако эти лимфатические узлы не являются единственными регионарными лимфоузлами для сердца.
Правый венечный лимфатический ствол,
собирающий лимфу от правых камер сердца,
покидая венечную борозду, достигает цепочки передних медиастинальных лимфатических узлов, заканчиваясь в одном из них
(Fёldi M., Kubik S., 1989).
Сердечная лимфа в большей или меньшей
степени достигает и других лимфатических
узлов грудной полости. Д.А. Жданов в качестве регионарных лимфоузлов сердца указывает
на бифуркационные, латеротрахеальные,
передние медиастинальные лимфоузлы.
G. Schmid-Scho
 nbein (1990 г.) регионарными называет претрахеальные лимфоузлы,
Рис. 1. Схема основных лимфатических стволов на
передней и задней поверхностях сердца. Составлена
частично по данным M. Fёldi и S. Kubik (1986 г.) и
Д.А. Жданова (1952 г.)
Вестник лимфологии, № 4, 2013
дистые слои сообщаются между собой анастомозами.
О. Аагард (Aagard O.F., 1924), П. Патек
(Patek P.R., 1939) описали обширные сплетения тонкостенных лимфатических сосудов
в эпикарде, миокарде, субэндокарде [4, 5].
Результаты этих исследований позже были
подтверждены на ультраструктурном уровне.
В субэпикардиальном сплетении из массы
лимфатических капилляров и мелких сосудов
выделяются более крупные клапаносодержащие сосуды. Эти сосуды присоединяются
к ветвям коронарных артерий 3-го – 4-го порядков, питающих миокард.
Детальное описание лимфатических сплетений в стенке сердца принадлежит
Д.А. Жданову и Л.Е. Жемчужниковой [1, 6].
Детализируя архитектонику лимфатических
сплетений в стенке сердца, авторы выделяют
два лимфатических сплетения под эпикардом
и в глубоких слоях эпикарда желудочков –
глубокое и поверхностное.
Внутриорганные капиллярососудистые сети в стенке сердца имеют существенную вариабельность в зависимости от локальных
особенностей разных частей сердца. Подробные сведения содержатся в монографии
Л.А. Бокерия и Ю.Е. Выренкова (2005 г.) [7].
Клапаносодержащие лимфатические сосуды под эпикардом желудочков, сливаясь друг
с другом, образуют стволы, присоединяющиеся к ветвям венечных артерий, лежащим
в передней и задней межжелудочковых бороздах сердца. Следуя вдоль артериальных ветвей
в направлении от верхушки сердца к его основанию, эти стволы достигают венечной борозды, где образуют левый и правый венечные стволы. Эти лимфатические стволы, анастомозируя друг с другом, замыкают
«горизонтальное» лимфатическое кольцо вокруг сердца. В него же открывается и большинство лимфатических сосудов, дренирующих предсердия.
Лимфатические стволы, лежащие в передней и задней межжелудочковых бороздах,
своими начальными отделами анастомозируют на верхушке сердца. Тем самым вокруг
сердца замыкается «вертикальное» лимфатическое кольцо (рис. 1).
Организацию путей лимфатического дренажа сердца в виде колец, опоясывающих
орган во взаимно-перпендикулярных плоскостях, можно объяснить необходимостью
поддерживать стабильный лимфоток в условиях систолы и диастолы, изменяющих конфигурацию стенки сердца в разных плоскос-
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
не исключая того, что и другие лимфоузлы
грудной полости могут рассматриваться как
регионарные для сердца [9]. Регионарными
для сердца называются также трахеобронхиальные лимфоузлы и лимфоузлы в корне легкого (Привес М.Г., 2004) [10]. Последние,
на наш взгляд, особенно интересны, т. к. связывают между собой лимфатический дренаж
сердца и легких в норме и при патологии.
В конечном счете сердечная лимфа собирается в правый и левый медиастинальные
лимфатические стволы, открывающиеся
в правый и левый венозные углы – места слияния подключичных и внутренних яремных
вен с образованием правой и левой плечеголовных вен.
Как отмечают Л.А. Бокерия и В.Е. Выренков (2005 г.), лимфоток от сердца идет в четырех направлениях – вправо, влево, вперед,
назад к многочисленным лимфоузлам грудной полости [7].
Таким образом, многие лимфатические узлы грудной полости являются регионарными
лимфатическими узлами первого–второго
порядка не только для сердца, но и для других
органов – легких, плевры, пищевода.
Общими для сердца и легких являются бифуркационные и претрахеальные лимфатические узлы (Fёldi M., Kubik S., 1989) [8].
Можно предположить, что эти лимфатические узлы могут служить регуляторами величины лимфооттока от сердца и легких в зависимости от интенсивности лимфообразования
в каждом из них. Данное предположение основывается на феномене «функциональной
сегментарности» регионарных лимфоузлов
(Бородин Ю.И., Трясучев П.М., 1965) [11].
Феномен функциональной сегментарности лимфатических узлов, или, в современной
трактовке, их компартментизация, не является новым для исследователей. Так, Б.В. Огнев
(1953 г.) показал, что в лимфатических узлах,
дренирующих несколько органов, можно выделить части, «ответственные» за определенный сегмент общего бассейна лимфосбора
[12]. В настоящее время Ю.Е. Выренков
(2011 г.) представил четкую формулировку
компартмента лимфоузла, связанного афферентным сосудом со своим сегментом общего
бассейна лимфосбора [13].
В контексте настоящего сообщения заслуживает внимания не сам феномен функциональной сегментарности лимфатического узла, а нарушение этой сегментарности при
изменении баланса давлений в разных афферентных сосудах данного лимфоузла. Не имея
возможности проверить высказанную гипотезу о наполнении торакальных лимфоузлов
из разных афферентных сосудов и под разным давлением на живом объекте, в качестве
возможного аналога использовали подколенный лимфоузел живой собаки, инъецируя его
из разных афферентных сосудов под разным
давлением. При инъекции рентгеноконтрастного вещества в подколенный лимфоузел собаки через 2 разных афферентных сосуда четко прослеживаются его 2 функциональных
сегмента (рис. 2). Если же инъекционное давление в одном из афферентных сосудов резко
возрастало, весь лимфоузел заполнялся из одного этого сосуда (рис. 3).
Экстраполируя описанную ситуацию на
слияние потоков лимфы из разных отделов
общего бассейна лимфосбора в одном регионарном лимфатическом узле, можно допустить, что при существенном нарастании лимфообразования и лимфооттока в одном из
дренируемых органов лимфа от другого органа накапливается в своих афферентных сосудах до тех пор, пока давление в разных афферентных сосудах данного лимфоузла не выравнивается. Образно говоря, возможна
«конкуренция» между потоками лимфы из
разных частей общего бассейна лимфосбора
за регионарный лимфоузел. Можно предположить, что такая конкуренция регулирует
лимфоотток от разных частей общего бассейна лимфосбора в зависимости от конкретной
гидродинамической ситуации.
Феномен функциональной сегментарности торакальных лимфатических узлов позже
продемонстрировал П.М. Трясучев (1968 г.)
путем прижизненной серийной лимфорент-
а
б
Рис. 2. Равномерное заполнение колларголом подколенного узла собаки из всех афферентных сосудов
(а); заполнение сегмента подколенного лимфатического узла собаки колларголом из одного афферентного сосуда (б)
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
а
в
л
м
м
б
л
м
л
Рис. 3. Инъекция колларгола в подколенный лимфатический узел собаки:
генографии паратрахеального лимфатического узла собаки [14]. При этом наблюдалось
и ретроградное движение рентгеноконтрастной массы (колларгола) из паратрахеального
лимфатического узла в прикорневые лимфатические узлы легких.
Возможно, что в патологии сердца и легких регулирование потоков лимфы от этих
органов в общих регионарных лимфоузлах
играет существенную роль. Клиницистам хорошо известна взаимозависимость сердечной
и легочной патологии. Нарушение лимфодинамики в отечном легком всегда приводит
к нарушениям лимфодренажа сердца и наоборот. Лимфогенный занос микробов в сердце и легкие также является известным фактом. Можно сказать, что сердце и легкие
в норме и при патологии выступают как единый функциональный сердечно-легочный
комплекс. Оба органа обладают значительным лимфодренажным аппаратом.
Морфофункциональная единица «лимфатический регион» есть совокупность тканевых путей несосудистой микроциркуляции
в органе (первое звено лимфатического региона), лимфатических сосудов, дренирующих
данный бассейн лимфосбора (второе звено),
и регионарных лимфатических узлов, контролирующих данный орган (третье звено).
Регионарные лимфатические узлы могут быть
1 или 2–3 порядков. Структуры, составляющие лимфатический регион, совокупно выполняют дренажно-детоксикационную функцию, причем термин «лимфодетоксикация»
мы относим ко всем лимфоидным элементам
региона (отдельные клетки, тканевые скопления лимфоидных клеток, тканевые лимфоидные узелки, лимфоидная паренхима регионарных лимфоузлов) [15].
Первым звеном лимфатического региона
сердца можно считать интерстиций с несосудистыми путями интерстициального массопереноса, вторым звеном – интра- и экстраорганные лимфатические сосуды, дренирующие сердце, третьим – лимфатические узлы
средостения, принимающие лимфу из сердца.
Экстраорганные лимфатические сосуды
грудной полости образуют сложную сосудистую конструкцию, соединяющую друг с другом многие висцеральные и париетальные
лимфатические узлы, которые в большей или
меньшей степени участвуют в дренировании
Вестник лимфологии, № 4, 2013
а – через медиальный афферентный лимфатический сосуд (м); б – через латеральный афферентный лимфатический сосуд (л); в –
через медиальный лимфатический сосуд (м) под высоким давлением
7
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
сердца, легких, других органов грудной полости (плевра, пищевод), а также диафрагмы
и печени.
Интересен факт движения инъекционной
массы в лимфатических сосудах средостения
во взаимно противоположных направлениях
(Бокерия Л.А., Выренков Ю.Е., 2005) [7]. Это
свидетельствует о возможности ретроградного распространения токсинов, микроорганизмов, опухолевых клеток из других регионов с поражением сердца и легких.
Приведенное наблюдение коррелирует
с сообщением К.В. Ромодановского, выступившего в 1959 г. на Всесибирской конференции терапевтов [16]. Исследователь отметил,
что удалось проследить распространение красителя из небных миндалин и лимфатических
сосудов в подслизистой носоглотки по глубоким лимфатическим сосудам шеи в медиастинальные лимфатические узлы, регионарные
для сердца и легких. Это тот путь, резюмировал К.В. Ромодановский, по которому возбудители ангины – микробы и вирусы – достигают сердца и вызывают кардит и пневмонию.
П.А. Мельник и соавт. (1971 г.) не обнаружили у собаки лимфатических связей небных
миндалин и сердца [17]. Авторы сделали вывод о том, что прямое распространение инфекции из небных миндалин в сердце невозможно. Между тем клиническая практика
скорее свидетельствует об обратном. Кроме
того, M. Fёldi и S. Kubik (1989 г.) показывают
связи регионарных лимфатических узлов
сердца в грудной полости с шейными лимфатическими узлами, дренирующими, в числе
прочих, и небные миндалины [8].
Значимым представляется замечание авторов о том, что «связи между Lnn. prae и paratracheales с передними медиастинальными
и трахеобронхиальными узлами представляют двунаправленные лимфатические пути
между областью шеи и грудной полостью»
(пер. мой – Ю.Б.).
Очевидно, что трансдиафрагмальные лимфатические связи с органами брюшной полости и прежде всего с лимфатическим руслом печени также представляют существенный клинический интерес.
Как показывают исследования Д.Д. Зербино и соавт. и А.С. Гавриш, а также И. Русняка
и соавт., лимфатическое русло сердца участвует во всех воспалительных и дистрофических процессах в стенке сердца [18–21]. Притом изолированного поражения лимфатической системы сердца практически не бывает.
Попытки вызвать лимфостаз в сердце блока-
дой выносящих лимфатических сосудов оказались малоэффективными ввиду существования путей коллатерального лимфотока.
Другое дело – лимфовенозная патология
(Русняк И. и соавт., 1957). Нарушение венозного кровотока приводит к тяжелым нарушениям в лимфатической системе сердца –
интерстициальному отеку в миокарде с дальнейшей фибротизацией и склерозом. Хронические обструктивные изменения в легких
приводят к нарушению сердечной гемодинамики, лимфатической системы сердца и,
в конечном счете, к тяжелой легочно-сердечной недостаточности [21].
Изложенные сведения заставляют искать
новые средства сохранения сердечного лимфатического региона как необходимого элемента нормального функционирования сердца и легких.
В этой связи представляют интерес экспериментальные исследования, проведенные
в НИИКиЭЛ СО РАМН и Новосибирском государственном медицинском университете
МЗ РФ, результаты которых указывают на
прямую и обратную зависимость морфофункционального состояния миокарда и регионарных лимфатических узлов (Бородин Ю.И.
и соавт., 2007) [22]. В опытах на кроликах было
показано, что ишемия миокарда сопровождается структурно-функциональными изменениями в регионарных лимфатических узлах.
В лимфоузлах наблюдаются макрофагальная,
тучноклеточная, плазмоцитарная реакции,
возникает переполнение синусов лимфой, содержащей клеточный детрит, образуется отек
лимфоидной паренхимы. Замещение пораженной части миокарда рубцовой тканью сопровождается фибротизацией и склерозом регионарных лимфатических узлов.
Полученные результаты согласуются
с данными Ю.М. Левина (1986 г.) и Я.Д. Мамедова (1989 г.), отмечавших важную роль
лимфатической системы в патогенезе сердечных заболеваний [23, 24].
В наших опытах в качестве лимфокорректоров были использованы полифенолы манжетки обыкновенной и кровохлебки лекарственной. Несмотря на то что каждое из этих
веществ обладает известной спецификой действия, при экспериментальной ишемии миокарда в обоих случаях наблюдалась нормализация клеточного состава в лимфатических
узлах и степень поражения миокарда была не
столь велика. Сравнение протективного действия на миокард и регионарные лимфоузлы
полифенольных соединений, содержащихся
17.
18.
19.
20.
21.
Литература
22.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
Жданов Д.А. Общая анатомия и физиология лимфатической системы. М.; 1952.
Sappey P. Lecons sur le systeme Lymphatique. Paris;
1874 (Zit. G.M. Jossifow; 1930).
Jossifow G.M. Das Lymphgefassystem des Menschen.
Jena; 1930.
Aagard O.F. Les vaisseaux Lymphatiques du coeur chez
l’homme et chez quelques mammiferes. Copenhagen –
Munksgaard; 1924.
Patek P.R. The morphology of the lymphatics of the
mammalian heart. Am. J. Anat. 1939; 64: 203–49.
Жемчужникова Л.Е. Лимфатическая система сердца человека. В кн.: Труды Ленинградского санитарно-гигиенического медицинского института. 1953
(17): 63–8.
Бокерия Л.А., Выренков Ю.Е. Лимфатическая система сердца. М.; 2005.
Fёldi M., Kubik S. Lehrbuch der Lymphologie.
Stuttgart – New York; 1989.
Schmid-Scho nbein G.W. Microlymphatics and lymphflow. Physiol. Rev. 1990; 70 (4): 987–1028.
Привес М.Г. Лимфатические сосуды и узлы сердца.
В кн.: Анатомия человека. М.; 2004: 434–5.
Бородин Ю.И., Трясучев П.М. К вопросу о функциональной регионарности лимфатического узла. В
кн.: Физико-математические исследования в биологии и медицине. Новосибирск; 1965: 59–61.
Огнев Б.В. О путях метастазирования. Архив АГиЭ.
1953; 5: 18–30.
Выренков Ю.Е., Есипов А.В., Москаленко В.И., Шишло В.К. Комплексная NO- и лимфатическая терапия в клинической практике. М.; 2011.
Трясучев П.М. О некоторых особенностях контрастирований лимфатического русла грудной полости. В кн.: Вопросы экспериментальной морфологии лимфатической системы и соединительнотканного каркаса. Новосибирск; 1968: 44–8.
Бородин Ю.И. Регионарный лимфатический дренаж и лимфодетоксикация. Морфология. 2005; 128
(4): 25–8.
Ромодановский К.В. Новые данные анатомии лимфатической системы, подтверждающие теорию
лимфогенного распространения вируса ревматиз-
23.
24.
25.
26.
ма. В кн.: Труды Всесибирской конференции терапевтов. Новосибирск; 1959: 28–33.
Мельник П.А., Лiсовий А.К., Фтемов Н.П., Наливайко А.В., Шклярук М.В. Про зв’язок лiмфатичної системы мигдаликiв i серця у собак. В кн.: Коллатеральный кровобиг. Київ; 1971: 14–5.
Гавриш А.С. Изменения в сердце при экспериментальном застое лимфы. Макро-, микроскопические, гистологические и гистохимические данные.
В кн.: Проблемы ангиологии и микроциркуляции в
патологии. Львов; 1970: 46–9.
Зербино Д.Д. Лимфатическая система сердца в патологии. В кн.: Актуальные проблемы лимфологии
и онкологии. М.; 1981: 43–7.
Зербино Д.Д. Функции лимфатической системы в
норме и патологии: поиски, решения, проблемы.
Клиническая лимфология. 1986; 2: 58–63.
Русняк И., Фёльди М., Cабо Д. Физиология и патология лимфообращения. Будапешт; 1957.
Бородин Ю.И., Зыков А.А., Головнев В.А., Асташов В.В. Биофлавоноиды, инфаркт миокарда, лимфатическая система. Новосибирск; 2007.
Левин Ю.М. Основы лечебной лимфологии. М.:
Медицина; 1986.
Мамедов Я.Д. Инфаркт миокарда. Лимфатическая
система сердца. Патофизиология и патогенетические основы лечения. М.: Медицина; 1989.
Бородин Ю.И., Головнев В.А., Гончаров А.Б., Зыков А.А., Овсянко Г.В. Структурно-функциональные преобразования в регионарных лимфатических узлах сердца при повторном метаболическом
инфаркте миокарда и его коррекции биофлавоноидами манжетки обыкновенной. Бюллетень СО
РАМН. 2001; 4: 40–5.
Бородин Ю.И., Асташов В.В., Горчаков В.Н., Асташова Т.А., Рачковская Л.Н., Старкова Е.В. Программа оздоровительных мероприятий по лимфосанации и детоксикации организма в НИИ клинической и экспериментальной лимфологии СО
РАМН. Новосибирск; 2004.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Zhdanov D.A. General anatomy and physiology of lymphatic system. Moscow; 1952 (in Russian).
Sappey P. Lecons sur le systeme Lymphatique. Paris;
1874 (Tsit. G.M. Jossifow; 1930).
Jossifow G.M. Das Lymphgefassystem des Menschen.
Jena; 1930.
Aagard O.F. Les vaisseaux Lymphatiques du coeur chez
l’homme et chez quelques mammiferes. Copenhagen –
Munksgaard; 1924.
Patek P.R. The morphology of the lymphatics of the
mammalian heart. Am. J. Anat. 1939; 64: 203–49.
Zhemchuzhnikova L.E. Lymphatic system of human
heart. In: Proceedings of Leningrad Sanitary-Hygienic
Medical Institute. 1953 (17): 63–8 (in Russian).
Bockeria L.A., Vyrenkov Yu.E. Heart lymphatic system.
Moscow; 2005 (in Russian).
Fёldi M., Kubik S. Lehrbuch der Lymphologie.
Stuttgart – New York; 1989.
Schmid-Scho nbein G.W. Microlymphatics and lymphflow. Physiol. Rev. 1990; 70 (4): 987–1028.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
в манжетке обыкновенной, с известным препаратом «Детралекс» показало преимущество
манжетки обыкновенной (Бородин Ю.И.
и соавт., 2001) [25]. Результаты экспериментов и клинического наблюдения стали основой для оздоровительных мероприятий, рекомендованных разным группам населения Сибири (Бородин Ю.И. и соавт., 2004) [26].
Полученные данные свидетельствуют
о том, что возможности оздоровительного
действия на сердце и его лимфатический регион путем направленного применения лимфотропных средств не исчерпаны и исследования в этом направлении должны быть продолжены.
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10. Prives M.G. Heart lymphatic vessels and nodes. In:
Human anatomy. Мoscow; 2004: 434–5 (in Russian).
11. Borodin Yu.I., Tryasuchev P.M. On functional regionality of lymphatic node. In: Physical mathematical investigations in biology and medicine. Novosibirsk; 1965:
59–61 (in Russian).
12. Ognev B.V. About metastasis ways. Arkhiv AGiE. 1953; 5:
18–30 (in Russian).
13. Vyrenkov Yu.E., Esipov A.V., Moskalenko V.I.,
Shishlo V.K. Complex NO- and lymphatic therapy in
clinical practice. Мoscow; 2011 (in Russian).
14. Tryasuchev P.M. About some peculiarities of contrast
studies of thoracic cavity lymphatic flow. In: Problems
of experimental morphology of lymphatic system and
conjunctive-fibro cartilage. Novosibirsk; 1968: 44–8 (in
Russian).
15. Borodin Yu.I. Regional lymphatic drainage and lympho-detoxication. Morfologiya. 2005; 128 (4): 25–8 (in
Russian).
16. Romodanovskiy K.V. Recent data on lymphatic system
anatomy supporting the theory of lymphogenic spread
of rheumatic virus. In: Proceedings of All-Siberian conference of therapist. Novosibirsk; 1959: 28–33 (in
Russian).
17. Mel`nik P.A., Lisovy A.K., Ftemov N.P., Nalivaiko A.V,
Shklyaruk M.V. About connection between tonsil lymphatic system and heart in dogs. In: Collateral blood
circulation. Kiev; 1971: 14–5 (in Russian).
18. Gavrish A.S. Changes in heart at experimental lymph
stagnation. Macro-, microscopic, histological and histochemical data. In: Problems of angiology and micro-
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
circulation in pathology. L'vov; 1970: 46–9 (in
Russian).
Zerbino D.D. Heart lymphatic system in pathology. In:
Actual problems of lymphology in oncology. Мoscow;
1981: 43–7 (in Russian).
Zerbino D.D. Lymphatic system functions in norm and
pathology: investigations, solutions, problems.
Klinicheskaya limfologiya. 1986; 2: 58–63 (in Russian).
Rusnyak I., Fёldi M., Sabo D. Physiology and pathology of lymph circulation. Budapest; 1957 (in Russian).
Borodin Yu.I., Zykov A.A., Golovnev V.A., Astashov V.V.
Bioflavonoids, myocardial infarction, lymphatic system. Novosibirsk; 2007 (in Russian).
Levin Yu.M. The basis of medical lymphology. Moscow:
Meditsina; 1986 (in Russian).
Mamedov Ya.D. Myocardial infarction. Heart lymphatic system. Pathophysiology and pathogenetic basis of
treatment. Moscow: Meditsina; 1989 (in Russian).
Borodin Yu.A., Golovnev V.A., Goncharov A.B., Zykov A.A.,
Ovsyanko G.V. Structural functional conversion in heart
regional lymphatic nodes at recurrent myocardial infarction and its correction by bioflavonoids of common lady`s
mantle. Byulleten` Siberian Department of Russian
Academy of Medical Sciences. 2001; 4: 40–5 (in Russian).
Borodin Yu.I., Astashov V.V., Gorchakov V.N., Astashova T.A., Rachkovskaya L.N., Starkova E.V. Program of
corrective measures for organism lymphosanitation and
detoxication in Institute for Clinical and Experimental
Lymphology of Siberian Department of Russian
Academy of Medical Sciences. Novosibirsk, 2004 (in
Russian).
Поступила 21.11.2013
 Коллектив авторов, 2013
УДК 616.42:575.86
В.К. Шишло1, И.С. Сесорова2, А.А. Миронов3
Вестник лимфологии, № 4, 2013
ФИЛОГЕНЕЗ И ОНТОГЕНЕЗ ЛИМФАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
10
1ГБОУ ВПО «Российская медицинская академия последипломного образования» Минздрава России,
ул. Поликарпова, д.10/12, Москва, 125284, Российская Федерация;
2ГБОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия» Минздрава России,
Шереметьевский проспект, д. 8, Иваново, 153462, Российская Федерация;
3Институт молекулярной онкологии при фонде ФИРК, ул Адамелло (via Adamello), д. 16, Милан, 20139,
Италия
1Шишло Владимир Константинович, канд. мед. наук, доцент, вед. науч. сотр. отдела оперативной
хирургии и клинической лимфологии, e-mail: kisa0303@yandex.ru;
2Сесорова Ирина Сергеевна, канд. биол. наук, доцент кафедры анатомии, e-mail: Irina-S3@yandex.ru;
3Миронов Александр Александрович, доктор мед. наук, профессор, зав. лабораторией электронной
микроскопии, e-mail: alеxandre.mironov@ifom.eu
Обзор литературы посвящен новым результатам, полученным при изучении механизмов филогенеза
и онтогенеза лимфатической системы. В обзоре показано, как развивается лимфатическая система в
процессе эволюции и как осуществляется ее построение в процессе эмбрионального развития
млекопитающих и некоторых других видов животных. Затронуты также малоисследованные вопросы
регенерации лимфатических сосудов.
Ключевые слова: лимфатические сосуды; филогенез; онтогенез; регенерация лимфатических сосудов.
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
V.K. Shishlo1, I.S. Sesorova2, A.A. Mironov3
PHYLOGENESIS AND ONTOGENESIS OF THE LYMPHATIC SYSTEM
1Russian State Medical University of Postgraduate Education, ulitsa Polikarpova, 10/12, Moscow, 125284, Russian
Federation;
2Ivanovo State Medical Academy of the Ministry of Healthcare of Russian Federation, Sheremet'evskiy prospect, 8, Ivanovo,
153462, Russian Federation;
3FIRC Institute of Molecular Oncology, Adamello ulitsa, 16, Milan, 20139, Italy
1Shishlo
Vladimir Konstantinovich, MD, PhD, Associate professor, Leading research associate of the Department of operative surgery and clinical limphology, e-mail: kisa0303@yandex.ru;
2Sesorova Irina Sergeevna, PhD in biology, Associate professor of the Department of Anatomy, e-mail: Irina-S3@yandex.ru;
3Mironov Aleksandr Aleksandrovich, MD, DM, Professor, Chief of the Laboratory of Electron Microscopy,
e-mail: alexandre.mironov@ifom.eu
The article represents a review of the literature, which is devoted to new results obtained in studying the mechanisms of phylogenesis and ontogenesis of the lymphatic system. The review shows the development of the lymphatic system in the
process of evolution and how lymphatic system is generated during embryonic development of the mammals and other
species of animals. The authors also describe the less known problems of the regeneration of the lymphatic vessels.
«Белые кровеносные сосуды» были описаны Гиппократом более 2 тыс. лет назад, в
1622 г. G. Asellius обнаружил лимфатические
сосуды в брыжейке собаки, но только в 1995 г.
финский ученый К. Алитало и др. [1] открыл
первый фактор, регулирующий рост и строение лимфатических сосудов (ЛС). Затем, когда другие белки – маркеры, специфические
для эндотелиальных клеток (ЭК) ЛС, были
открыты, их использовали для изолирования
и выращивания в культуре ткани чистых ЭК
ЛС [2]. При использовании коротких ингибирующих цепей РНК, специфически блокирующих синтез определенного белка, выявлена
целая группа белков, отвечающих за лимфангиогенез. Удаление или мутирование этих
белков ведет к патологии лимфатической системы [3].
Филогенез лимфатической системы
Лимфатическая система отсутствует у низших животных. Моллюски и членистоногие
(arthropods) имеют открытую циркуляторную
систему, которая одновременно выполняет
функции кровеносной и лимфатической систем. Кровь, или гемолимфа, свободно диффундирует по тканям, распределяя кислород
и питательные вещества и собирая продукты
распада, предназначенные для выведения.
Позвоночные и некоторые беспозвоночные имеют закрытую сосудистую систему, где
кровь всегда остается в пределах просвета
кровеносных сосудов [4]. По мере увеличения
размеров животных и cо связанным с этим
увеличением сложности для работы сердечно-сосудистой системы появляется необходимость в добавочном механизме для очистки
тканей от белков микробов и других веществ,
которые кровеносная система не в состоянии
абсорбировать. Лимфатическая система – это
структура высших позвоночных животных, у
которых имеется сложная сердечно-сосудистая система, а крупное тело требует наличия
вторичной сосудистой системы для поддержания баланса интерстициальной жидкости.
Лимфатическая сосудистая система у позвоночных имеет общее происхождение.
Впервые по ходу филогенетической лестницы
ЛС обнаруживаются у амфибий и рептилий.
Важной характеристикой лимфатической системы у некоторых из этих животных является
присутствие ритмически сокращающейся
порции главного лимфатического сосуда. Эта
порция протока была названа лимфатическим
сердцем, которое содержит клапаны, необходимые для продвижения лимфы вперед и предотвращающие ее движение назад [5]. У млекопитающих имеется структура, подобная
лимфатическому сердцу – эктопически расположенный недалеко от грудного лимфатического протока слой кардиомиоцитоподобных
мышц [6]. ЛУ выявлены только у млекопитающих и некоторых водоплавающих птиц [5, 7].
Имеются особенности в механизмах образования лимфатической системы у разных
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Key words: lymphatic system; phylogenesis; ontogenesis; lymphatic vessels.
11
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
групп животныx. В частности, у птиц и лягушек в образовании ЭК ЛС принимают участие не только трансдифференцированные ЭК
вен, но и лимфангиобласты [8–10]. У птиц и
амфибий лимфангиобласты, синтезирующие
определенное количество белка Prox1, также
развиваются независимо в мезенхиме [4, 8,
11]. У млекопитающих подобные клетки пока
не обнаружены. По крайней мере, у ксенотрансплантатов (образцы тканей от других
видов, пересаженных мышам) имеется чрезвычайно мало (если вообще есть) клеток,
происходящих из костного мозга и инкорпорирующихся в растущие ЛС [4, 12].
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Онтогенез лимфатических сосудов
12
Более 100 лет назад в 1902 г. Ф. Сэбин
(F. Sabin) предположил, что ЛС развиваются
путем почкования (формирование отпрысков) от предсуществующих венозных сосудов
[13]. Однако только недавно получены морфологические доказательства этой гипотезы.
Образование ЭК ЛС происходит путем
трансдифференцировки, то есть превращения одного типа ткани в другой, венозных ЭК
в ЭК лимфатического фенотипа. Венозное
происхождение ЭК ЛС было доказано также
на рыбке данио рерио (zebrafish), которая ныне широко используется для прижизненных
исследований онтогенеза из-за своей прозрачности, и на шпорцевой лягушке (Xenopus
tadpole) путем прижизненных наблюдений
после внедрения в генотип этих животных химерных белков [14], имеющих генетически
присоединенные к нормальной цепи флюоресцентные белки, например Prox1 в комбинации с флюоресцентным белком [8, 10, 15].
У рыбки данио рерио вначале обнаруживаются тонкие и извитые ЛС между дорсальной
аортой и задней кардиальной веной. Через 5
дней после оплодотворения яйцеклетки в теле
рыбки данио рерио (zebrafish) уже образуются
лимфатические сосуды. Эти примордиальные
ЛС способны захватывать вещества из интерстиция [10, 16]. Они расположены между
данными кровеносными сосудами и параллельно им. Затем эти сосуды образуют ствол.
Грудной проток и кровеносные сосуды не соединены. В этот период, если краситель инъецируется в интерстиций, он попадает в грудной
проток, но не появляется в крови. В то же время инъекция красителя в кровь не ведет к его
появлению в грудном лимфатическом протоке.
Весьма часто примордиальные ЛС находятся очень близко от примордиальных арте-
риальных сосудов. Видимо, это связано с пульсациями артерий, что необходимо для нормальной работы внутристеночных клапанов
ЛС. Расположение примордиальных ЛС рядом с артериальными реализуется через систему сигналинга, действующего на основе
белков Notch/DII4 [5].
Если у эмбриона этой рыбки заблокировать с помощью интерферирующей РНК (короткая РНК, блокирующая синтез соответствующей информационной РНК) синтез
белка Prox1, то у взрослой рыбы лимфатической системы не образуется, хотя кровеносная
система оценивается как нормальная [10].
Белок CCBE контролирует отпочковывание будущих ЭК ЛС от выстилки примордиальных вен. Этот белок и его функция очень
консервативны, то есть последовательность
его аминокислот практически одинакова у
многих позвоночных. Мутация в данном белке у человека вызывает наследственную болезнь – лимфатическую дисплазию [15, 17].
Кроме того, в трансдифференцировке ЭК венозных сосудов в ЭК ЛС участвуют белки
VEGF-C, VEGFR-3 и CCBE1 [8, 10, 15–18].
Удаление гена белка синэктина (synectin),
участвующего в регуляции работы артериальной системы, также нарушает развитие ЛС [19].
У мышей почкование венозных ЭК и их
превращение в ЭК ЛС происходит уже после
того, как сформируются вены, тогда как у
рыбки данио рерио они появляются из кардиальной вены одновременно с ее созреванием
[20]. Сначала в стенке кардиальной вены обнаруживается изменение – повышение синтеза нескольких белков: Prox1, Coup TFII и
Sox18. Наличие повышенной концентрации
этих белков в ЭК определенного участка кардиальной вены, по сравнению с другими ЭК
того же сосуда, ведет к трансдифференцировке данных ЭК. Кроме этих белков, которые
незаменимы для такой трансдифференцировки, в этом процессе участвуют несколько других белков, но на чуть более поздней стадии
развития [21].
Половина этих отпрысков на венозных
сосудах соединяются с межсегментными сосудами и образуют вены, тогда как другая половина отделяется от вен и мигрирует по направлению к горизонтальной зоне мезодермы, давая начало пулу будущих ЭК ЛС. Эти клетки,
названные парахордальными лимфангиобластами, мигрируют вдоль артерий или между
ними и более дорсальной частью тела, образуя
межсегментные ЛС, или к вентральной аорте,
давая начало грудному протоку [20].
становятся ЭК ЛС. Это в свою очередь запускает новый каскад сигналинга и меняет фенотип клеток [27].
Обработанный протеолитическими ферментами VEGF-C также взаимодействует с
VEGFR-2, который синтезируется в ЭК ЛК. В
отличие от VEGFR-3, активация VEGFR-2
способствует увеличению размеров ЛС, но не
влияет на образование отпрысков [28]. Мыши, у которых удалены оба гена, кодирующих
белок VEGF-C, не образуют лимфатической
системы. Те же, у которых удален только 1
ген, страдают недоразвитием лимфатической
системы [18].
Созревание лимфатических сосудов
Дальнейшее развитие лимфатической системы включает в себя разделение кровеносного и лимфатического русла, почкование и
рост лимфатических капилляров и созревание лимфатического русла.
Существенная часть молекулярных механизмов, «ответственных» за формирование и
созревание ЛС, уже описана. Например, у
мышей в этом процессе задействовано более
20 генов. Начиная с 15-го дня эмбриогенеза
их лимфатическое русло дифференцируется в
ЛК, преколлекторы и коллекторы. Временное повышение синтеза Foxc2 является первым признаком образования собирательных
лимфатических сосудов [29]. Белок, носящий
название ядерного рецептора Coup-TFII, определяет специализацию (созревание) ЭК
ЛС. Он тоже связывается с Prox1 [30, 31].
Прекращение синтеза в ЭК ЛК Рхо ГТП-азы
Рак 1 (Rho GTPase Rac 1) ведет к слишком
тесной связи лимфатического мешка и кардиальной вены [32].
Увеличенный синтез Nrp2 важен для образования сосудистых почек, а не лимфатических мешков [33, 34]. При удалении гена Nrp2
возникает гипоплазия лимфатической системы [4, 33]. Кроме этих белков в нормальном
эмбриональном ангиогенезе важную роль играют белок Ephrin-Eph и связанный с ним
каскад сигналинга. У мышей удаление гена
Ephrin-2 или его рецептора EphB4 ведет к нарушению образования кровеносных сосудов в
эмбрионе [35].
Во время дифференцировки в ЭК ЛС
ЭК ЛК снижают синтез Prox1, VEGFR-3,
LYVE1 и Ccl21, синтезируют и секретируют
компоненты базальной мембраны, и на них
налегают гладкомышечные клетки (ГМК)
[29, 36].
Вестник лимфологии, № 4, 2013
У мышей через 9,5 дня после начала эмбриогенеза будущие ЭК ЛС специализируются
(созревают) в передней кардиальной вене. В
этот период несколько ЭК в этих венозных
сосудах начинают экспрессировать (синтезировать) белок Prox1, который является транскрипционным фактором, и белок-рецептор
гиалуроната лимфатических сосудов 1
(LYVE1). Синтезируются эти белки не во всей
стенке, а только на одной стороне вены, а на
противоположной стороне увеличенного
синтеза таких белков не наблюдается [22]. В
свою очередь синтез транскрипционного
фактора вызывается увеличением синтеза
другого транскрипционного фактора – белка
Сокс18 (Sox18). Prox1 присоединяется к
Sox18. Пересадка гена или стимуляция синтеза белка Prox1 в изолированных ЭК, выделенных из кровеносных сосудов, вызывает появление в них некоторых характерных черт ЭК
ЛС [23–25]. Эндотелиальные клетки примордиального венозного сосуда, в которых начинается усиленный синтез белков Prox1 и
LYVE1, образуют на стенке венозного сосуда
почки, или отпрыски. Они мигрируют назад и
вбок от центральных венозных сосудов. В определенном месте между примордиальными
артериальными и венозными сосудами мигрирующие клетки, будущие ЭК ЛС, встречаются и образуют мешок в интерстиции с просветом – примордиальные югулярные лимфатические мешки ЛС (jugular lymph sacs).
Образование мешков происходит в тех областях, где мезодерма синтезирует специфический лимфогенный ростовой фактор VEGF-C
[18].
Процесс отщепления будущих ЭК ЛС от
венозного сосуда происходит сразу в нескольких местах вдоль переднезадней оси эмбриона в ранний срок и ведет к образованию подвздошного, срединного и аксиального лимфатических мешков. Они впоследствии дают
начало первичному лимфатическому сплетению. Синтез белка VEGF-C является критическим для этой цепи событий. Образование
отпрысков будущих ЛС от вен требует наличия киназной активности у белка-рецептора
VEGFR-3. Поэтому удаление у данного белка
участка, «ответственного» за присоединение
лигандов, специфических для этого белка-рецептора, не блокирует формирование примордиального лимфатического мешка [26].
Добавление VEGF-С к клеткам вызывает образование и склеивание между собой
VEGFR-3 и VEGFR-2 в верхушечных клетках
отпрысков венозных сосудов, которые потом
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
Образование клапанного аппарата
За образование клапанов в ЛС «отвечает»
белок Foxc2. Если его функцию заблокировать
или совсем удалить ген, на основе которого он
синтезируется, то созревание ЛК в собирательные сосуды и образование клапанов ЛС ингибируются [7, 29, 37]. Без клапанов возникает
лимфедема [37–40]. Эндотелиальные клетки
клапанов продолжают синтезировать повышенное количество Foxc2 и Prox1 в течение
всего периода онтогенеза [29, 36]. Foxc2 функционирует в кооперации с белком NFAT [29].
Для созревания ЛС необходима также фунция
белка ephrin-B2 [35]. Мутации данного гена ведут к нарушению образования клапанов. Потеря альфа9-интегрина предупреждает удлинение створок клапанов, что приводит к образованию сужений – перехватов по ходу
лимфатического сосуда без хорошо развитых
створок. Такие структуры не могут предупредить обратный ток лимфы [41]. Одну из главных
ролей в поддержании изолированности ЛС от
кровеносных играют тромбоциты [7].
Возможно, что клапан ЛС формируется на
месте сосудистой почки, образованной ЭК
ЛК. Затем он расширяется, и устье почки превращается в клапан. Точно также, если в
створку клапана ЛС врастают кровеносные
капилляры и имеет место сосочковый рост, то
на месте слияния двух и более ЛС возникает
лимфатический узел.
Факторы роста, участвующие в лимфангиогенезе, и их рецепторы не совсем специфичны. Например, увеличенный синтез белка
VEGF-A, который связывается большей частью с VEGFR-2, может вызвать гиперплазию
лимфатического русла, но не может заменить
VEGF-C в процессе онтогенеза лимфатической системы [4]. Белки, увеличенно синтезируемые в ЭК ЛС, также могут быть выявлены
в кровеносных сосудах.
Происхождение ГМК ЛС точно не известно, но они отличаются от ГМК артерий, поскольку синтезируют и содержат факторы,
которые характерны как для гладких, так и
для поперечнополосатых мышц [42]. Их сокращение контролируется гормонами, простагландинами и NO [40].
ли их образовывать посткапилляры (ПК) и
выводящие ЛС, тогда как, скорее всего, ЛС,
имеющие достаточно полную мышечную
оболочку, этой способности лишены. При
этой реакции происходит фосфорилирование
рецептора VEGFR-3. После связывания рецептора и лиганда полученный белковый
комплекс поглощается с помощью эндоцитоза [43]. Особенным образом регенерирует
грудной лимфатический проток [44–46]. Отметим, что исследование лимфангиогенеза,
который оказался важнейшим механизмом
метастазирования, имеет существенное клиническое значение [47]. У взрослых организмов образование новых лимфатических капилляров (ЛК) происходит путем формирования сосудистых почек, которые потом
превращаются в новый ЛК, а «старый» ЛК
становится лимфатическим ПК. При этом на
месте их соединения образуется внутрипросветный клапан. Интересно, что при пересадке кожного лоскута ЭК ЛС с места подсадки
встраиваются прямо в ЛС трансплантата.
Заключение
Как видно, за последние годы знания о молекулярных и структурных механизмах функционирования ЛС существенно обогатились.
На очереди полное раскрытие молекулярных
механизмов образования и транспорта лимфы и онтогенеза лимфатической системы.
Литература
1.
2.
3.
4.
5.
Лимфангиогенез
6.
В «ответ» на действие VEGF-C ЭК ЛС образуют сосудистые почки. Какие ЛС могут
образовывать сосудистые почки, пока не известно. В частности, не известно, способны
7.
Kaipainen A., Korhonen J., Mustonen T., van Hinsbergh V.W., Fang G.H., Dumont D. et al. Expression of
the fms-like tyrosine kinase 4 gene becomes restricted
to lymphatic endothelium during development. Proc.
Nat. Acad. Sci. USA. 1995; 92: 3566–70.
Gashev
A.A.,
Davis
M.J.,
Gasheva
O.Y.,
Nepiushchikh Z.V., Wang W., Dougherty P. et al.
Methods for lymphatic vessel culture and gene transfection. Microcirculation. 2009; 16 (7): 615–28. doi:
10.1080/10739680903120778.
Kesler C.T., Liao S., Munn L.L., Padera T.P. Lymphatic
vessels in health and disease. Wiley Interdiscip. Rev.
Syst. Biol. Med. 2012; 3. doi: 10.1002/wsbm.1201.
Alitalo K., Tammela T., Petrova T.V. Lymphangiogenesis in development and human disease. Nature.
2005; 438 (7070): 946–53.
Alitalo K. The lymphatic vasculature in disease. Nat.
Med. 2011; 17 (11): 1371–80. doi: 10.1038/nm.2545.
Bannykh S., Bannykh G., Mironov A. The tunica media
of the thoracic duct contains a heterogeneous population of muscle cells. Acta Anat. 1994b; 150: 186–90.
Schulte-Merker S., Sabine A., Petrova T.V. Lymphatic
vascular morphogenesis in development, physiology,
and disease. J. Cell Biol. 2011; 193 (4).
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
Ny A., Koch M., Schneider M., Neven E., Tong R.T.,
Maity S. et al. A genetic Xenopus laevis tadpole model
to study lymphangiogenesis. Nat. Med. 2005; 11 (9):
998–1004.
Wilting J., Aref Y., Huang R., Tomarev S.I., Schweigerer L., Christ B. et al. Dual origin of avian lymphatics.
Dev. Biol. 2006; 292 (1): 165–73.
Yaniv K., Isogai S., Castranova D., Dye L., Hitomi J.,
Weinstein B.M. Live imaging of lymphatic development
in the zebrafish. Nat. Med. 2006; 12 (6): 711–6.
Schneider M., Othman-Hassan K., Christ B., Wilting J.
Lymphangioblasts in the avian wing bud. Dev. Dyn.
1999; 216: 311–19.
Rajantie I., Ilmonen M., Alminaite A., Ozerdem U.,
Alitalo K., Salven P. Adult bone marrow-derived cells
recruited during angiogenesis comprise precursors for
periendothelial vascular mural cells. Blood. 2004; 104
(7): 2084–6.
Sabin F., цит. по: François M. et al.; 2011.
Ny A., Autiero M., Carmeliet P. Zebrafish and Xenopus
tadpoles: small animal models to study angiogenesis and
lymphangiogenesis. Exp. Cell. Res. 2006; 312 (5): 684–93.
Hogan B.M., Bos F.L., Bussmann J., Witte M., Chi N.C.,
Duckers H.J., Schulte-Merker S. Ccbe1 is required for
embryonic lymphangiogenesis and venous sprouting.
Nat. Genet. 2009a; 41 (4): 396–8. doi: 10.1038/ng.321.
Küchler A.M., Gjini E., Peterson-Maduro J., Cancilla B.,
Wolburg H., Schulte-Merker S. Development of the
zebrafish lymphatic system requires VEGFC signaling.
Curr. Biol. 2006; 16 (12): 1244–8.
Alders M., Hogan B.M., Gjini E., Salehi F., Al-Gazali L.,
Hennekam E.A. et al. Mutations in CCBE1 cause generalized lymph vessel dysplasia in humans. Nat. Genet.
2009; 41 (12):1272–4.
Karkkainen M.J., Haiko P., Sainio K., Partanen J.,
Taipale J., Petrova T.V. et al. Vascular endothelial
growth factor C is required for sprouting of the first
lymphatic vessels from embryonic veins. Nat. Immunol.
2004; 5 (1): 74–80.
Hermans K., Claes F., Vandevelde W., Zheng W.,
Geudens I., Orsenigo F., De Smet F. et al. Role of
synectin in lymphatic development in zebrafish and
frogs. Blood. 2010; 116 (17): 3356–66.
Bussmann J., Bos F.L., Urasaki A., Kawakami K.,
Duckers H.J., Schulte-Merker S. Arteries provide essential guidance cues for lymphatic endothelial cells in the
zebrafish trunk. Development. 2010; 137 (16): 2653–7.
doi: 10.1242/dev.048207.
François M., Harvey N.L., Hogan B.M. The transcriptional control of lymphatic vascular development.
Physiology (Bethesda). 2011; 26 (3): 146–55.
Wigle J.T., Oliver G. Prox1 function is required for the
development of the murine lymphatic system. Cell.
1999; 98 (6): 769–78.
Hong Y.K., Harvey N., Noh Y.H., Schacht V., Hirakawa S., Detmar M., Oliver G. Prox1 is a master control
gene in the program specifying lymphatic endothelial
cell fate. Dev. Dyn. 2002; 225 (3): 351–7.
Petrova T.V., Mäkinen T., Mäkelä T.P., Saarela J.,
Virtanen I., Ferrell R.E. et al. Lymphatic endothelial
reprogramming of vascular endothelial cells by the
Prox-1 homeobox transcription factor. EMBO J. 2002;
21 (17): 4593–9.
25. François M., Caprini A., Hosking B., Orsenigo F.,
Wilhelm D., Browne C. et al. Sox18 induces development of the lymphatic vasculature in mice. Nature.
2008; 456 (7222): 643–7.
26. Zhang L., Zhou F., Han W., Shen B., Luo J.,
Shibuya M., He Y. VEGFR-3 ligand-binding and kinase
activity are required for lymphangiogenesis but not for
angiogenesis. Cell. Res. 2010; 20 (12): 1319–31.
27. Nilsson I., Bahram F., Li X., Gualandi L., Koch S.,
Jarvius M. et al. VEGF receptor 2/-3 heterodimers
detected in situ by proximity ligation on angiogenic
sprouts. EMBO J. 2010; 29 (8): 1377–88.
28. Wirzenius M., Tammela T., Uutela M., He Y., Odorisio T., Zambruno G. et al. Distinct vascular endothelial
growth factor signals for lymphatic vessel enlargement
and sprouting. J. Exp. Med. 2007; 204 (6): 1431–40.
29. Norrmén C., Ivanov K.I., Cheng J., Zangger N.,
Delorenzi M., Jaquet M. et al. FOXC2 controls formation and maturation of lymphatic collecting vessels
through cooperation with NFATc1. J. Cell. Biol. 2009;
185 (3): 439–57.
30. Lee S., Kang J., Yoo J., Ganesan S.K., Cook S.C.,
Aguilar B. et al. Prox1 physically and functionally interacts with COUP-TFII to specify lymphatic endothelial
cell fate. Blood. 2009; 113 (8): 1856–9. doi:
10.1182/blood-2008-03-145789.
31. Yamazaki T., Yoshimatsu Y., Morishita Y., Miyazono K.,
Watabe T. COUP-TFII regulates the functions of Prox1
in lymphatic endothelial cells through direct interaction. Gen. Cells. 2009; 14 (3): 425–34. doi:
10.1111/j.1365-2443.2008.01279.x.
32. D'Amico G., Jones D.T., Nye E., Sapienza K.,
Ramjuan A.R., Reynolds L.E. et al. Regulation of lymphatic-blood vessel separation by endothelial Rac1.
Development. 2009; 136 (23): 4043–53.
33. Yuan L., Moyon D., Pardanaud L., Bréant C.,
Karkkainen M.J., Alitalo K., Eichmann A. Abnormal
lymphatic vessel development in neuropilin-2 mutant
mice. Development. 2002; 129: 4797–806.
34. Xu Y., Yuan L., Mak J., Pardanaud L., Caunt M.,
Kasman I. et al. Neuropilin-2 mediates VEGF-Cinduced lymphatic sprouting together with VEGFR3.
J. Cell. Biol. 2010; 188 (1): 115–30.
35. Wang Y., Nakayama M., Pitulescu M.E., Schmidt T.S.,
Bochenek M.L., Sakakibara A. et al. Ephrin-B2 controls
VEGF-induced angiogenesis and lymphangiogenesis.
Nature. 2010; 465 (7297): 483–6.
36. Mäkinen T., Adams R.H., Bailey J., Lu Q., Ziemiecki A.,
Alitalo K. et al. PDZ interaction site in ephrinB2 is
required for the remodeling of lymphatic vasculature.
Gen. Dev. 2005; 19 (3): 397–410.
37. Petrova T.V., Karpanen T., Norrmén C., Mellor R.,
Tamakoshi T., Finegold D. et al. Defective valves and
abnormal mural cell recruitment underlie lymphatic
vascular failure in lymphedema distichiasis. Nat. Med.
2004; 10 (9): 974–81.
38. Kriederman B.M., Myloyde T.L., Witte M.H.,
Dagenais S.L., Witte C.L., Rennels M. et al. Foxc2 haplo
insufficient mice are a model for human autosomal
dominant lymphedema – distichiasis syndrome. Hum.
Mol. Genet. 2003; 12: 1179–85.
39. Mellor R.H., Brice G., Stanton A.W.B., French J.,
Smith A., Jeffery S. et al. Mutations in Foxc2 are
Вестник лимфологии, № 4, 2013
8.
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
strongly associated with primary valve failure in veins of
the lower limb. Circulation. 2007; 115: 1912–20.
Zawieja D.C. Contractile physiology of lymphatics.
Lymphat. Res. Biol. 2009; 7 (2): 87–96. doi:
10.1089/lrb.2009.0007.
Bazigou E., Xie S., Chen C., Weston A., Miura N.,
Sorokin L. et al. Integrin-alpha9 is required for
fibronectin matrix assembly during lymphatic valve
morphogenesis. Dev. Cell. 2009; 17 (2): 175–86.
Muthuchamy M., Gashev A., Boswell N., Dawson N.,
Zawieja D. Molecular and functional analyses of the
contractile apparatus in lymphatic muscle. FASEB J.
2003; 17 (8): 920–2.
Karpanen T., Wirzenius M., Mäkinen T., Veikkola T.,
Haisma H.J., Achen M.G. et al. Lymphangiogenic
growth factor responsiveness is modulated by postnatal
lymphatic vessel maturation. Am. J. Pathol. 2006a; 169
(2): 708–18.
Сесорова И.С. Морфофункциональные особенности регенерации эндотелия грудного протока (экспериментальное исследование): Автореф. дис. …
канд. биол. наук. М.; 1995.
Сесорова И.С., Лазоренко Т.В. Оценка состояния
эндотелиального монослоя после реэндотелизации
участка криоповреждения грудного протока. Морфология. 2009; 136 (6): 57–61.
Bannykh S., Mironov A. Jr., Bannykh G., Mironov A.
Regeneration of the endothelium in the canine and
feline thoracic duct. Tissue Cell. 1994a; 26 (6): 807–16.
Фильченков А.А. Лимфангиогенез и метастазирование опухолей. Онкология. 2009; 11 (2): 94–103.
http://www.oncology.kiev.ua/pdf/39/796.pdf.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
References
1.
2.
3.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
4.
16
5.
6.
7.
8.
Kaipainen A., Korhonen J., Mustonen T., van Hinsbergh V.W., Fang G.H., Dumont D. et al. Expression of
the fms-like tyrosine kinase 4 gene becomes restricted
to lymphatic endothelium during development. Proc.
Nat. Acad. Sci. USA. 1995; 92: 3566–70.
Gashev
A.A.,
Davis
M.J.,
Gasheva
O.Y.,
Nepiushchikh Z.V., Wang W., Dougherty P. et al.
Methods for lymphatic vessel culture and gene transfection. Microcirculation. 2009; 16 (7): 615–28. doi:
10.1080/10739680903120778.
Kesler C.T., Liao S., Munn L.L., Padera T.P. Lymphatic
vessels in health and disease. Wiley Interdiscip. Rev.
Syst. Biol. Med. 2012; 3. doi: 10.1002/wsbm.1201.
Alitalo K., Tammela T., Petrova T.V. Lymphangiogenesis in development and human disease. Nature.
2005; 438 (7070): 946–53.
Alitalo K. The lymphatic vasculature in disease. Nat.
Med. 2011; 17 (11): 1371–80. doi: 10.1038/nm.2545.
Bannykh S., Bannykh G., Mironov A. The tunica media
of the thoracic duct contains a heterogeneous population of muscle cells. Acta Anat. 1994b; 150: 186–90.
Schulte-Merker S., Sabine A., Petrova T.V. Lymphatic
vascular morphogenesis in development, physiology,
and disease. J. Cell Biol. 2011; 193 (4).
Ny A., Koch M., Schneider M., Neven E., Tong R.T.,
Maity S. et al. A genetic Xenopus laevis tadpole model
to study lymphangiogenesis. Nat. Med. 2005; 11 (9):
998–1004.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
Wilting J., Aref Y., Huang R., Tomarev S.I., Schweigerer L., Christ B. et al. Dual origin of avian lymphatics.
Dev. Biol. 2006; 292 (1): 165–73.
Yaniv K., Isogai S., Castranova D., Dye L., Hitomi J.,
Weinstein B.M. Live imaging of lymphatic development
in the zebrafish. Nat. Med. 2006; 12 (6): 711–6.
Schneider M., Othman-Hassan K., Christ B., Wilting J.
Lymphangioblasts in the avian wing bud. Dev. Dyn.
1999; 216: 311–19.
Rajantie I., Ilmonen M., Alminaite A., Ozerdem U.,
Alitalo K., Salven P. Adult bone marrow-derived cells
recruited during angiogenesis comprise precursors for
periendothelial vascular mural cells. Blood. 2004; 104
(7): 2084–6.
Sabin F., quotation on: François M. et al.; 2011.
Ny A., Autiero M., Carmeliet P. Zebrafish and Xenopus
tadpoles: small animal models to study angiogenesis and
lymphangiogenesis. Exp. Cell. Res. 2006; 312 (5): 684–93.
Hogan B.M., Bos F.L., Bussmann J., Witte M., Chi N.C.,
Duckers H.J., Schulte-Merker S. Ccbe1 is required for
embryonic lymphangiogenesis and venous sprouting.
Nat. Genet. 2009a; 41 (4): 396–8. doi: 10.1038/ng.321.
Küchler A.M., Gjini E., Peterson-Maduro J., Cancilla B.,
Wolburg H., Schulte-Merker S. Development of the
zebrafish lymphatic system requires VEGFC signaling.
Curr. Biol. 2006; 16 (12): 1244–8.
Alders M., Hogan B.M., Gjini E., Salehi F., Al-Gazali L.,
Hennekam E.A. et al. Mutations in CCBE1 cause generalized lymph vessel dysplasia in humans. Nat. Genet.
2009; 41 (12):1272–4.
Karkkainen M.J., Haiko P., Sainio K., Partanen J.,
Taipale J., Petrova T.V. et al. Vascular endothelial
growth factor C is required for sprouting of the first
lymphatic vessels from embryonic veins. Nat. Immunol.
2004; 5 (1): 74–80.
Hermans K., Claes F., Vandevelde W., Zheng W.,
Geudens I., Orsenigo F., De Smet F. et al. Role of
synectin in lymphatic development in zebrafish and
frogs. Blood. 2010; 116 (17): 3356–66.
Bussmann J., Bos F.L., Urasaki A., Kawakami K.,
Duckers H.J., Schulte-Merker S. Arteries provide essential guidance cues for lymphatic endothelial cells in the
zebrafish trunk. Development. 2010; 137 (16): 2653–7.
doi: 10.1242/dev.048207.
François M., Harvey N.L., Hogan B.M. The transcriptional control of lymphatic vascular development.
Physiology (Bethesda). 2011; 26 (3): 146–55.
Wigle J.T., Oliver G. Prox1 function is required for the
development of the murine lymphatic system. Cell.
1999; 98 (6): 769–78.
Hong Y.K., Harvey N., Noh Y.H., Schacht V., Hirakawa S., Detmar M., Oliver G. Prox1 is a master control
gene in the program specifying lymphatic endothelial
cell fate. Dev. Dyn. 2002; 225 (3): 351–7.
Petrova T.V., Mäkinen T., Mäkelä T.P., Saarela J.,
Virtanen I., Ferrell R.E. et al. Lymphatic endothelial
reprogramming of vascular endothelial cells by the
Prox-1 homeobox transcription factor. EMBO J. 2002;
21 (17): 4593–9.
François M., Caprini A., Hosking B., Orsenigo F.,
Wilhelm D., Browne C. et al. Sox18 induces development of the lymphatic vasculature in mice. Nature.
2008; 456 (7222): 643–7.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
required for the remodeling of lymphatic vasculature.
Gen. Dev. 2005; 19 (3): 397–410.
Petrova T.V., Karpanen T., Norrmén C., Mellor R.,
Tamakoshi T., Finegold D. et al. Defective valves and
abnormal mural cell recruitment underlie lymphatic
vascular failure in lymphedema distichiasis. Nat. Med.
2004; 10 (9): 974–81.
Kriederman B.M., Myloyde T.L., Witte M.H.,
Dagenais S.L., Witte C.L., Rennels M. et al. Foxc2 haplo
insufficient mice are a model for human autosomal
dominant lymphedema – distichiasis syndrome. Hum.
Mol. Genet. 2003; 12: 1179–85.
Mellor R.H., Brice G., Stanton A.W.B., French J.,
Smith A., Jeffery S. et al. Mutations in Foxc2 are strongly associated with primary valve failure in veins of the
lower limb. Circulation. 2007; 115: 1912–20.
Zawieja D.C. Contractile physiology of lymphatics.
Lymphat. Res. Biol. 2009; 7 (2): 87–96. doi:
10.1089/lrb.2009.0007.
Bazigou E., Xie S., Chen C., Weston A., Miura N.,
Sorokin L. et al. Integrin-alpha9 is required for
fibronectin matrix assembly during lymphatic valve
morphogenesis. Dev. Cell. 2009; 17 (2): 175–86.
Muthuchamy M., Gashev A., Boswell N., Dawson N.,
Zawieja D. Molecular and functional analyses of the
contractile apparatus in lymphatic muscle. FASEB J.
2003; 17 (8): 920–2.
Karpanen T., Wirzenius M., Mäkinen T., Veikkola T.,
Haisma H.J., Achen M.G. et al. Lymphangiogenic
growth factor responsiveness is modulated by postnatal
lymphatic vessel maturation. Am. J. Pathol. 2006a; 169
(2): 708–18.
Sesorova I.S. Morfofunctional features of regeneration
endothelial the thoracic duct (experimental study):
Authoref. Thesis of PhD in Biol. Sci. Moscow; 1995 (in
Russian).
Sesorova I.S., Lazorenko T.V. Assessment of the state of
endothelial monolayer after reendothelization plot for
criodamage the thoracic duct. Morfologiya. 2009; 136
(6): 57–61 (in Russian).
Bannykh S., Mironov A. Jr., Bannykh G., Mironov A.
Regeneration of the endothelium in the canine and
feline thoracic duct. Tissue Cell. 1994a; 26 (6): 807–16.
Fil’chenkov A.A. Limphangiogenesis and metastasis
tumors. Onkologiya. 2009; 11 (2): 94–103.
http://www.oncology.kiev.ua/pdf/39/796.pdf.
Поступила 16.10.2013
Вестник лимфологии, № 4, 2013
26. Zhang L., Zhou F., Han W., Shen B., Luo J.,
Shibuya M., He Y. VEGFR-3 ligand-binding and
kinase activity are required for lymphangiogenesis but
not for angiogenesis. Cell. Res. 2010; 20 (12):
1319–31.
27. Nilsson I., Bahram F., Li X., Gualandi L., Koch S.,
Jarvius M. et al. VEGF receptor 2/-3 heterodimers
detected in situ by proximity ligation on angiogenic
sprouts. EMBO J. 2010; 29 (8): 1377–88.
28. Wirzenius M., Tammela T., Uutela M., He Y., Odorisio T., Zambruno G. et al. Distinct vascular endothelial
growth factor signals for lymphatic vessel enlargement
and sprouting. J. Exp. Med. 2007; 204 (6): 1431–40.
29. Norrmén C., Ivanov K.I., Cheng J., Zangger N.,
Delorenzi M., Jaquet M. et al. FOXC2 controls formation and maturation of lymphatic collecting vessels
through cooperation with NFATc1. J. Cell. Biol. 2009;
185 (3): 439–57.
30. Lee S., Kang J., Yoo J., Ganesan S.K., Cook S.C.,
Aguilar B. et al. Prox1 physically and functionally interacts with COUP-TFII to specify lymphatic endothelial
cell fate. Blood. 2009; 113 (8): 1856–9. doi:
10.1182/blood-2008-03-145789.
31. Yamazaki T., Yoshimatsu Y., Morishita Y., Miyazono K.,
Watabe T. COUP-TFII regulates the functions of Prox1
in lymphatic endothelial cells through direct interaction. Gen. Cells. 2009; 14 (3): 425–34. doi:
10.1111/j.1365-2443.2008.01279.x.
32. D'Amico G., Jones D.T., Nye E., Sapienza K.,
Ramjuan A.R., Reynolds L.E. et al. Regulation of lymphatic-blood vessel separation by endothelial Rac1.
Development. 2009; 136 (23): 4043–53.
33. Yuan L., Moyon D., Pardanaud L., Bréant C.,
Karkkainen M.J., Alitalo K., Eichmann A. Abnormal
lymphatic vessel development in neuropilin-2 mutant
mice. Development. 2002; 129: 4797–806.
34. Xu Y., Yuan L., Mak J., Pardanaud L., Caunt M.,
Kasman I. et al. Neuropilin-2 mediates VEGF-Cinduced lymphatic sprouting together with VEGFR3.
J. Cell. Biol. 2010; 188 (1): 115–30.
35. Wang Y., Nakayama M., Pitulescu M.E., Schmidt T.S.,
Bochenek M.L., Sakakibara A. et al. Ephrin-B2 controls
VEGF-induced angiogenesis and lymphangiogenesis.
Nature. 2010; 465 (7297): 483–6.
36. Mäkinen T., Adams R.H., Bailey J., Lu Q., Ziemiecki A.,
Alitalo K. et al. PDZ interaction site in ephrinB2 is
Обзоры
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные статьи
 Коллектив авторов, 2013
УДК 618.14-002-085.373
И.В. Ярема1, Ш.М. Гайнулин1,2, А.И. Марченко1, М.Н. Фомина1, О.А. Быкова2,
В.С. Фомин1
ЛОКАЛЬНАЯ ЛИМФОТРОПНАЯ ИММУНОТЕРАПИЯ
КАК НОВЫЙ ПОДХОД К ЛЕЧЕНИЮ ХРОНИЧЕСКОГО
ЭНДОМЕТРИТА
1ГБОУ
ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет
им. А.И. Евдокимова» МЗ РФ, ул. Делегатская, 20, стр.1, Москва, 127473, Российская Федерация;
2ГБУЗ «ГКБ № 14 им. В.Г. Короленко» ДЗ г. Москвы, ул. Стромынка, 7, Москва, 107014, Российская
Федерация
1Ярема Иван Васильевич, чл.-корр. РАМН, доктор мед. наук, профессор, зав. кафедрой,
e-mail: kisa0303@yandex.ru;
1,2Гайнулин Шамиль Мухтарович, доктор мед. наук, профессор, главный врач ГБУЗ «ГКБ № 14
им. В.Г. Короленко» ДЗ г. Москвы;
1Марченко Анна Ивановна, доктор мед. наук, профессор;
1Фомина Милана Николаевна, ассистент, e-mail: wl_fomin@mail.ru;
2Быкова Ольга Алексеевна, канд. мед. наук, зав. отделением;
1Фомин Владимир Сергеевич, канд. мед. наук, доцент.
Комплексная терапия хронического эндометрита с включением локальной лимфотропной
иммунотерапии препаратом Тактивин® приводит к положительной клинико-инструментальной и
комплексной морфологической динамике и, как следствие, к сокращению рецидивов заболевания.
С точки зрения простоты и рациональности, интраутеральный способ введения иммуномодулятора по
сравнению с эндоутеральным способом представляется более доступным и может быть активно
рекомендован к повсеместному применению.
Ключевые слова: хронический эндометрит; лимфотропная иммунотерапия; интраутеральный способ.
I.V. Yarema1, Sh. M. Gaynulin1,2, A.I. Marchenko1, M.N. Fomina1, O.A. Bykova2,
V.S. Fomin1
LOCAL LYMPHOTROPIC IMMUNOTHERAPY AS A NEW APPROACH
IN TREATMENT OF CHRONIC ENDOMETRITIS
1Moscow
Вестник лимфологии, № 4, 2013
State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov, Delegatskaya ulitsa, 20/1, Moscow,
127473, Russian Federation;
2Moscow State Hospital № 14 named after V.G. Korolenko, Stromynkа ulitsa, 7, Moscow, 107014, Russian Federation
18
1Yarema
Ivan Vasil'evich, member correspondent of the Russian Academy of Medical Sciences, MD, DM, Professor, Chief of
department, e-mail: kisa0303@yandex.ru;
1Gaynulin Shamil' Mukhtarovich, MD, DM, Professor, Chief medical officer of Moscow State Hospital № 14 named after
V.G. Korolenko;
1Marchenko Anna Ivanovna, MD, DM, Professor;
1Fomina Milana Nikolaevna, Assistant, e-mail: wl_fomin@mail.ru;
2Bykova Ol'ga Alekseevna, MD, PhD, Chief of department;
1Fomin Vladimir Sergeevich, MD, PhD, Associate professor.
Combined therapy of chronic endometritis with the inclusion of local lymphotropic immunotherapy by Taktivin ® leads to
positive clinical and instrumental and morphological dynamics and, as a consequence, to reduce recurrence of the disease.
From the standpoint of simplicity and efficiency, the method of administration intrauteraly immunomodulator, compared
with endouteraly method is more accessible and may be active in widespread use is recommended.
Key words: chronic endometritis; lymphotropic therapy; intrauteraly way.
впоследствии облегчает его выведение из организма. Лимфотропное введение препарата
дает возможность снизить не только его суточную дозу, но и общую дозу на курс. Кроме
того, при лимфотропной иммунотерапии иммуномодулятор (инъекции/инстилляции) поступает в особые зоны с максимальным представительством лимфатических капилляров,
которые связаны с маткой.
На сегодняшний день продолжается активный поиск оптимального сочетания иммунофармпрепарата и его пути введения для
достижения максимального локального иммунного «ответа» [17–19]. Иммуномодулятор
должен воздействовать на местный иммунитет в очаге воспаления, то есть обладать местным иммуномодулирующим действием.
Этому критерию полностью соответствует
препарат Тактивин®, который активизирует
лимфоциты, находящиеся в межуточных тканях, тем самым стимулируя местный иммунитет. За счет этого и высокой концентрации
иммунофармпрепарата в лимфоидной ткани
происходит потенцирование локального иммунитета.
Цель исследования: оценить эффективность локальной лимфотропной иммунотерапии иммунофармпрепаратом Тактивин®
в комплексном лечении хронического эндометрита.
Материал и методы
В период с 2011 по 2013 гг. на базе гинекологического отделения ГБУЗ «ГКБ № 14
им. В.Г. Короленко» проведено обследование
и лечение 103 женщин с признаками обострения хронического эндометрита. Средний возраст пациенток составил 33,4±3,9 года. Все пациентки были разделены на две сравнимые по
возрасту и сопутствующей патологии группы.
Основную группу составили 65 женщин, которые в зависимости от способа иммуномодуляции были разделены на 2 подгруппы: в 1-ю
подгруппу вошли 33 пациентки, которым в
комплексе лечебных мероприятий выполняли
локальную иммунотерапию эндоутеральным
способом (инстилляции в полость матки), во
2-ю подгруппу – 32 пациентки, которым проводилась локальная лимфотропная иммунотерапия интраутеральным способом (инъекции).
В качестве иммуномодулятора применялся
Тактивин® в дозировке 1 мл (0,1 мг/мл), вводимый на 1-е, 2-е и 5-е сут лечения.
Группу сравнения составили 38 женщин,
которым проводилось традиционное лечение
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Воспалительные процессы во внутренних
половых органах на сегодняшний день относятся к наиболее часто встречающейся гинекологической патологии и составляют
60–65% в структуре гинекологической заболеваемости, причем у 12,0–64,3% женщин
диагностируют хронический эндометрит
(ХЭ), приводящий к нарушению менструальной и репродуктивной функции [1, 2]. Известно, что наиболее часто ХЭ развивается
вследствие до конца неизлеченного острого
послеабортного или послеродового эндометрита [2–4].
Причиной развития воспалительного процесса в эндометрии является воздействие патогенных микроорганизмов и вирусов, причем в 90% случаев диагностируется микс-инфекция [1, 2, 5–7].
С современных позиций одним из основных звеньев патогенеза хронического эндометрита следует признать локальный вторичный иммунодефицит, снижающий сопротивление организма к инфекциям и приводящий
к хронизации и рецидивированию процесса
[2, 4, 8, 9].
Отсутствие целенаправленного воздействия на иммунный дисбаланс в эндометрии
приводит к таким грозным последствиям, как
привычные выкидыши, бесплодие, а также
частые и безуспешные попытки экстракорпорального оплодотворения, что переводит
проблему терапии хронических эндометритов
в разряд социально значимых [4, 10]. Поэтому
на сегодняшний день терапию ХЭ следует
считать комплексной и направленной не
только на этиологический фактор, но и на патогенетические механизмы, лежащие в основе развития воспаления [5, 11].
Принимая во внимание наличие вторичного иммунодефицита, возникающего при
ХЭ, в настоящее время все большее внимание
уделяется иммуномодулирующей терапии
[12–16]. При локальных способах иммунотерапии уменьшается общее резорбтивное действие на организм и достигается интенсивное
влияние иммуномодулятора на местные факторы иммунитета [13, 14, 17, 18].
В последнее время широко обсуждается
вопрос о применении иммуномодуляторов
лимфотропным способом [14, 15, 17]. Эффективность метода лимфотропной терапии связана с тем, что лимфатическая система пронизывает весь организм и связывает между
собой все органы и ткани, что позволяет осуществить доставку иммунофармпрепарата
непосредственно к пораженному органу, а
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ХЭ согласно медико-экономическим стандартам Департамента здравоохранения г. Москвы.
В обеих группах анамнестически доминировали аборты с частотой до 70% в каждой группе,
а также использование внутриматочных
средств контрацепции более 5 лет (внутриматочная спираль у 39,3% пациенток группы
сравнения и у 10,5 и 12,1% соответственно
в 1-й и 2-й подгруппах основной группы).
В комплекс диагностических мероприятий
были включены общеклиническое, гинекологическое, сонографическое, гистероскопическое исследования, а также комплексное морфологическое исследование эндометрия.
С целью оценки эффективности проведенной терапии клинические, эхографические и
комплексные морфологические показатели
определяли сразу после лечения и через 3 мес
после его окончания, также для субъективной
оценки качества терапии всем пациенткам
предлагалось ежесуточно анализировать свое
состояние на основании визуально-аналоговой шкалы (ВАШ) от 0 до 10 баллов (10 – maх
показатели боли).
Статистическая обработка материала проведена на компьютере с помощью программы
«Statistica 6.0» для Windows. Различия показателей оценивали по критериям Стьюдента.
Результаты считались достоверными при
р≤0,05.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Результаты и обсуждение
20
Основными клиническими проявлениями
обострения хронического эндометрита у обследованных пациенток в 1-й и 2-й подгруппах основной группы и контрольной группе
было наличие болевого синдрома различной
интенсивности (84, 86 и 92% соответственно),
нарушение менструальной функции в виде
менометроррагии (42,4, 40,1 и 47,3%), а также
симптомы интоксикации (9,1, 9,3 и 13,1%;
р≥0,05). Рецидивирующий характер течения
заболевания отмечен у 60% женщин. Эхографически изменения структуры эндометрия в
1-й подгруппе основной группы диагностированы у 31 женщины, во 2-й подгруппе – у
26 пациенток, в группе сравнения – у 32 женщин, р≥0,05.
Традиционная комплексная терапия хронического эндометрита включала лечение антибактериальными средствами (в зависимости
от выявленного возбудителя и его чувствительности), противовоспалительную, метаболическую терапию (актовегин), физиотерапию (переменное магнитное поле низкой ча-
стоты) – при отсутствии сочетанной гинекологической патологии (до 8–10 процедур).
Всем пациенткам группы сравнения проводилась иммуномодулирующая терапия – Тактивин® 0,01% – 1 мл подкожно 1 раз в сут в
течение 10 дней.
Учитывая то, что в противомикробной
защите слизистых половых путей огромное
значение имеет лимфоидная ткань, в комплексное лечение 1-й и 2-й подгрупп основной группы включили локальную лимфотропную иммунотерапию препаратом Тактивин®. Ни у одной пациентки осложнений не
наблюдалось.
Клинический эффект в подгруппах основной группы отмечался с первых суток после
проведенного лечения: улучшалось общее состояние женщин, снижался (в среднем по
ВАШ соответствовал 1,9 балла) или полностью купировался болевой синдром, прекращались патологические кровяные выделения
из половых путей, исчезали симптомы интоксикации. При сонографии отмечалась положительная динамика у 96,9 и 93,8% женщин
1-й и 2-й подгрупп соответственно, проявлявшаяся уменьшением размеров матки, более четкими контурами М-эхо, отсутствием
расширения полости матки и гиперэхогенных
включений. В группе сравнения снижение
болевого синдрома отмечалось лишь на 3–4-е
сутки (по ВАШ – до 3,5 балла, р≤0,05), кровяные выделения из половых путей становились более скудными, при эхографии у 94,7%
женщин сохранялись признаки ХЭ. При этом
полное купирование воспалительного процесса в эндометрии клинически достигнуто
лишь у 64% женщин (к 9–10-м суткам лечения), что свидетельствует о более медленной
регрессии воспалительного процесса при отсутствии таргетного лечения.
С целью оценки эффективности проводимой терапии всем пациенткам на 6-е сутки
выполнялось гистероскопическое исследование с прицельной биопсией эндометрия (основная группа) или выскабливанием полости
матки (группа сравнения) с последующей
морфологической верификацией. В группе
сравнения у большинства пациенток в ходе
гистероскопического исследования визуализировалась следующая картина: слизистая
оболочка отечная, гиперемированная с расширением сосудов и множественными участками кровоизлияний. Гистероскопическая
картина в подгруппах основной группы после
проведенной терапии имела ряд характерных
отличий, заключавшихся в наличии незначи-
курса лечения в подгруппах основной группы и в группе сравнения отмечена диссоциация показателей Т-клеточного звена по
сравнению с исходными значениями (пайпель-биопсия перед началом терапии). В ходе обработки результатов отмечено стойкое
снижение количества иммунокомпетентных
клеток в обеих подгруппах основной группы:
CD16+ до 6,0±1,3 в поле зрения (p≤0,05) и
HLA-DR(II)+ до 8,0±1,1 в поле зрения
(p≤0,05). В противовес основной группе динамика показателей Т-клеточного звена
группы сравнения не имела столь значимого
снижения, наоборот, сохраняла тенденцию к
персистенции значимого процента Т-клеток:
CD16+ 40,0±1,3 в поле зрения и HLA-DR(II)+
37,0±1,2 в поле зрения до лечения, 34,0±2,2
и 28,0±3,5 в поле зрения сразу после проведения курса терапии соответственно
(p≥0,05, рис. 2).
Данные показатели иллюстрируют регресс
воспалительного процесса в подгруппах основной группы, что клинически проявляется
длительным безрецидивным периодом.
Проводимое комплексное лечение пациенток обеих подгрупп основной группы позволило снизить количество применяемых
антибактериальных и противовоспалительных препаратов, сократить число койко-дней
до 9,1±0,2 и 8,6±0,5 в 1-й и 2-й подгруппах
соответственно, в то время как в группе сравнения оно составило 12,6±0,3 сут (p≤0,05).
г/л
2,5
2,0
1,5
1,0
0,5
0
sIgA
1-я подгруппа
основой группы
IgM
IgG
2-я подгруппа
основой группы
IgA
Группа
сравнения
Исходные значения:
1-я подгруппа
2-я подгруппа
Группа сравнения
Рис. 1. Динамика содержания иммуноглобулинов в
эндометрии на фоне лечения у женщин с хроническим эндометритом, р≤0,05
Вестник лимфологии, № 4, 2013
тельных участков гиперемированной слизистой оболочки с единичными мелкоточечными кровоизлияниями.
До лечения по данным гистологического
исследования эндометрия (пайпель-биопсия)
ХЭ был идентифицирован у всех обследованных женщин обеих групп и характеризовался
наличием воспалительных инфильтратов (состоящих преимущественно из лимфоцитов,
макрофагов и плазмоцитов), перигландулярным/периваскулярным склерозом, а также
фиброзом стромы эндометрия. После проведенной терапии в группе сравнения оставалась практически первоначальная гистологическая картина, тогда как в подгруппах
основной группы отмечалось несколько
«стертое» течение воспалительного процесса
(единичные макрофаги и плазмоциты, диффузная инфильтрация лимфоцитами, периваскулярный склероз).
При иммуногистохимическом исследовании эндометрия до лечения у всех пациенток
были выявлены снижение содержания sIgA (в
среднем до 0,24±0,02 г/л) и повышенные значения IgA (до 1,1±0,2 г/л), IgM (до 1,00±
±0,03 г/л) и IgG (до 3,04±0,13 г/л). Рассматривая изменения местной гуморальной иммунной системы при проведении комплексной терапии с традиционным применением
иммуномодуляторов (подкожно) и локальной
иммунотерапии, мы отметили различные результаты в основной и контрольной группах.
Согласно полученным данным, на 6-е сутки
после курса локальной иммунотерапии содержание sIgA повышалось у 31 женщины 1-й
подгруппы и у 32 пациенток 2-й подгруппы
основной группы (до 0,66±0,02 и 0,70±
±0,01 г/л соответственно), а уровень IgA снижался до 0,47±0,01 и 0,46±0,10 г/л соответственно, IgM – до 0,17±0,20 и 0,19±0,10 г/л,
IgG – до 1,21±0,10 и 1,17±0,01 г/л соответственно, что свидетельствует об усилении местного иммунитета в «ответ» на лимфотропную
иммунокоррекцию. В группе сравнения у
всех пациенток после проведенного лечения,
в отличие от основной группы, в эндометрии
отмечались несколько повышенные значения
IgA, IgM и IgG, в содержании sIgА достоверной динамики выявлено не было (рис. 1).
При оценке клеточного звена местного
иммунитета стартовые показатели лимфоцитов, экспрессирующих маркеры естественных киллерных клеток CD56+, CD16+ и
маркеры активации HLA-DR(II)+, были соизмеримы во всех группах исследования
(p≥0,05). После проведения полноценного
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
40
40
35
35
30
30
25
25
20
20
15
15
10
10
5
5
0
а
0
До лечения
После лечения
Через 3 мес
после лечения
1-я подгруппа основной групы
б
До лечения
После лечения
2-я подгруппа основой группы
Через 3 мес
после лечения
Группа сравнения
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Рис. 2. Динамика показателей СD16+ (а) и HLA-DR(II)+ (б) в исследуемых группах
22
Спустя 3 мес всем пациенткам были проведены контрольные исследования: УЗИ, пайпель-биопсия с последующей морфологической верификацией. Выполнен анализ более
отдаленных результатов после лечения, выявлено, что 96,9% женщин 1-й подгруппы и все
женщины 2-й подгруппы основной группы не
предъявляли жалоб на болевой синдром, нарушения менструального цикла (объем кровопотери во время менструации у всех пациенток значительно уменьшился), симптомы
интоксикации, в отличие от пациенток группы сравнения, в которой у 40% женщин сохранялись болевой синдром, дисменорея,
симптомы интоксикации, что требовало проведения повторных курсов терапии (p≤0,05).
При сонографическом контроле у 23 женщин
группы сравнения отмечались признаки воспаления, а у большинства пациенток основной группы (по 32 женщины из каждой подгруппы) визуализировалась эхокартина, соответствовавшая дню менструального цикла,
эхографических признаков воспаления обнаружено не было.
При иммуноморфологическом исследовании эндометрия у большинства (98,5%) женщин основной группы в изучаемом гуморальном звене иммунной системы отмечалось
значительное снижение уровня иммуноглобулинов классов А, М и G, причем достоверных различий в их содержании в обеих подгруппах не выявлено. Так, значения IgA, IgM
и IgG в 1-й подгруппе основной группы составили 0,36±0,01, 0,07±0,10 и 1,14±0,10 г/л
соответственно. Во 2-й подгруппе концентрация иммуноглобулинов А, М и G также приходила в норму и составляла 0,35±0,10,
0,06±0,10 и 1,13±0,01 г/л соответственно.
Причем значения IgG снижались, что свидетельствовало об уменьшении напряжения гуморальных звеньев иммунитета. Содержание
sIgA в 1-й и 2-й подгруппах увеличивалось (до
0,96±0,01 и 0,95±0,01 г/л соответственно),
что говорит о нормализации и активизации
защитных иммунных процессов в организме.
В группе сравнения динамика иммуноглобулинов была менее выражена: отмечалось незначительное снижение уровней IgA (до
0,51±0,30 г/л), IgM (до 0,30±0,10 г/л) и IgG
(до 1,9±0,2 г/л) и незначительное повышение
содержания sIgA (до 0,48±0,03 г/л, рис. 3).
При исследовании клеточного звена местного иммунитета, как указывалось ранее, динамика показателей иммунокомпетентных
клеток в обеих подгруппах основной группы,
прослеженная со второй реперной точки исследования, сохранилась и через 3 мес.
В группе сравнения преимущественно у всех
2,0
г/л
1,8
1,6
1,4
1,2
1,0
0,8
0,6
0,4
0,2
0,0
sIgA
IgM
IgG
1-я подгруппа основой группы
2-я подгруппа основой группы
Группа сравнения
IgA
Рис. 3. Показатели иммуноглобулинов спустя 3 мес
после лечения, р≤0,005
5.
6.
7.
8.
9.
Заключение
10.
Комплексная терапия хронического эндометрита с включением локальной лимфотропной иммунотерапии препаратом Тактивин®
приводит к положительной клинико-инструментальной и комплексной морфологической
динамике и, как следствие, к сокращению рецидивов заболевания.
При непосредственном сравнении путей
введения препарата в основной группе следует признать приемлемыми оба способа лимфотропного введения иммуномодулятора.
Однако, с точки зрения простоты и рациональности, интраутеральный способ представляется более целесообразным и может
быть активно рекомендован к повсеместному
применению.
Проведенное исследование позволяет наметить пути оптимизации способов иммунотерапии при лечении хронического эндометрита на основе местного воздействия на состояние эндометрия.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
Литература
1.
2.
3.
4.
Кулаков В.И., Шуршалина А.В. Хронический эндометрит. Гинекология. 2005; II (5): 5–8.
Сидорова И.С., Макаров И.О., Унанян А.Л. Патогенез и патогенетически обоснованная терапия хронического эндометрита. Акушерство, гинекология и
репродукция. 2010; 3: 21–4.
Кузнецова А.В. Хронический эндометрит. Архив патологии. 2000; 62 (3): 48–52.
Шуршалина А.В. Хронический эндометрит у женщин с патологией репродуктивной функции:
Автореф. дис. … д-ра мед. наук. М.; 2007.
19.
20.
Краснопольский В.И., Серова О.Ф., Туманова В.А. и
др. Влияние инфекций на репродуктивную систему женщин. Российский вестник акушера-гинеколога. 2004; 5: 26–9.
Cicinelli E., DeZiegler D., Nicoletti R. et al. Chronic
endometritis: correlation among hysteroscopic, histologic, and bacteriologic findings in a prospective trial
with 2190 consecutive office hysteroscopies. Fertil.
Steril. 2008; 89: 677–84.
Smith M., Hagerty K., Skipper B., Bocklage T. Chronic
endometritis: a combined histopathologic and clinical
review of cases from 2002 to 2007. Int. J. Gynecol.
Pathol. 2010; 29 (1): 44–50.
Манухин И.Б., Захарова Т.П. Комплексное лечение хронических эндометритов у женщин с привычным невынашиванием беременности. Российский вестник акушера-гинеколога. 2001; 3 (5):
54–5.
Сухих Г.Т., Шуршалина А.В., Верясов В.Н. Иммуноморфологические особенности эндометрия у женщин с хроническим эндометритом. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины: 2006; 141 (1):
113–5.
Сидельникова В.М. Привычная потеря беременности. М.: Триада-Х; 2000.
Стрижаков А.Н., Давыдов Л.Д., Белоцерковцева Л.Д.
Избранные лекции по акушерству и гинекологии.
Ростов н/Д: Феникс; 2000.
Еремеев В.А. Эндолимфатическая иммунотерапия в
комплексном лечении перитонита: Дис. … канд.
мед. наук. М.; 1989.
Колобов С.В., Ярема И.В., Зайратьянц О.В. Основы
регионарной иммунотерапии (иммуномодулирующая терапия заболеваний органов дыхания и пищеварения). М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ; 2001.
Чернеховская Н.Е., Шишло В.К., Андреев В.Г. Лимфатическая терапия в практической медицине. М.:
МЕДпресс-информ; 2011: 64–6.
Выренков Ю.Е., Есипов А.В., Москаленко В.И. и др.
Комплексная NO- и лимфатическая терапия в клинической практике. М.; 2011.
Gilmore H., Fleischhacker D., Hecht J.L. Diagnosis of
chronic endometritis in biopsies with stromal breakdown. Human Pathol. 2007; 38: 581–4.
Ярема И.В., Уртаев Б.М., Евдокимов В.В. и др. Центральные отделы лимфатической системы как точка приложения иммунореанимационных мероприятий. В кн.: IV съезд лимфологов России. 15–17
сентября 2011 г. М.: Проспект; 2011: 194.
Марченко А.И., Попов Ю.П., Коновалова Е.Н. Возможности эндолимфатической терапии цитостатиками в профилактике рака шейки матки на фоне
персистенции вируса папилломы человека. В кн.:
Материалы науч.-практ. конф. к 90-летию со дня
рождения Р.Т. Панченкова. Труды конференции.
М.; 2012: 129–34.
Магомедова З.А. Эндолимфатическая лекарственная терапия с лазерным облучением полости матки
в комплексном лечении острого эндометрита: Автореф. дис. … канд. мед. наук. М.; 2007.
Эллиниди В.Н., Аникеева Н.В., Максимова Н.А.
Практическая иммуногистохимия (методические
рекомендации). СПб.; 2002.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
пациенток к 3-месячному этапу оценки сохранялись признаки воспаления по критериям В.Н. Эллиниди (2002 г.) [20]. В дальнейшем эти пациентки были взяты под наблюдение, им проводилась локальная терапия
иммуномодулятором Тактивин® с положительным эффектом через 6 мес.
Проведенный сравнительный анализ между эндо- и интраутеральным способами локальной иммунотерапии не выявил достоверных различий. Такой исход данного исследования можно объяснить сравнением двух, по
сути, равнозначных способов стимуляции локального иммунного «ответа». В свою очередь, с точки зрения простоты технического
исполнения, отсутствия необходимости в
специализированном инструментарии, интраутеральный способ представляется более
доступным.
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
References
Kulakov V.I., Shurshalina A.V. Chronic endometritis.
Ginekologiya. 2005; II (5): 5–8 (in Russian).
2. Sidorova I.S., Makarov I.O., Unanyan A.L.
Pathogenesis and pathogenesis of chronic endometritis
therapy justified. Akusherstvo, Ginekologiya i
Reproduktsiya. 2010; 3: 21–4 (in Russian) .
3. Kuznetsova A.V. Chronic endometritis. Arkhiv Patologii.
2000; 62 (3): 48–52.
4. Shurshalina A.V. Chronic endometritis in women with
disorders of the reproductive function: Authoref. Dis. ...
Dr. med. sci. Moscow; 2007 (in Russian).
5. Krasnopolskiy V.I., Serova O.F., Tumanova V.A. et al.
The influence of infections on the reproductive system
of women. Rossiyskiy Vestnik Akushera-ginekologa.
2004; 5: 26–9 (in Russian).
6. Cicinelli E., DeZiegler D., Nicoletti R. et al. Chronic
endometritis: correlation among hysteroscopic, histologic, and bacteriologic findings in a prospective trial
with 2190 consecutive office hysteroscopies. Fertil.
Steril. 2008; 89: 677–84.
7. Smith M., Hagerty K., Skipper B., Bocklage T. Chronic
endometritis: a combined histopathologic and clinical
review of cases from 2002 to 2007. Int. J. Gynecol.
Pathol. 2010; 29 (1): 44–50.
8. Manukhin I.B., Zakharova T.P. Comprehensive treatment of chronic endometritis in women with recurrent
miscarriage. Rossiyskiy Vestnik Akushera-ginekologa.
2001; 3 (5): 54–5 (in Russian).
9. Suhih G.T., Shurshalina A.V., Veryasov V.N.
Immunomorfologic features endometrium in women
with chronic endometritis. Bulleten' Eksperimental'noy
Biologii i Meditsiny. 2006; 141 (1): 113–5 (in Russian) .
10. Sidel’nikova V.M. Habitual pregnancy loss. Moscow:
Triada-X; 2000 (in Russian).
11. Strizhakov A.N., Davydov L.D., Belotserkovtseva L.D.
Selected lectures on obstetrics and gynecology. Rostov
na Donu: Feniks; 2000 (in Russian).
1.
12. Eremeev V.A. Endolymphatic immunotherapy in treatment of peritonitis: Dis. ... Cand. med. sci. Moscow;
1989 (in Russian).
13. Kolobov S.V., Yarema I.V., Zayrat'ants O.V.
Fundamentals
of
regional
immunotherapy
(immunomodulatory therapy of diseases of the respiratory and digestive). Moscow: All-Russian educationalscientific and methodological center for continued
medical and farmaceutical education of the Ministry of
Healthcare of the Russian Federation; 2001 (in
Russian).
14. Chernekhovskaya N.E., Shishlo V.K., Andreev V.G.
Lymphatic therapy in medical practice. Moscow:
MEDpress-Inform; 2011: 64–6 (in Russian).
15. Vyrenkov Yu.E., Esipov A.V., Moskalenko V.I.
Integrated NO- and lymphatic therapy in clinical practice. Moscow; 2011 (in Russian).
16. Gilmore H., Fleischhacker D., Hecht J.L. Diagnosis of
chronic endometritis in biopsies with stromal breakdown. Human Pathol. 2007; 38: 581–4.
17. Yarema I.V., Urtaev B.M., Evdokimov V.V. et al. Central
departments of the lymphatic system, as the point of
application immunoreanimation events. In: IV
Congress of lymphologists of Russia. 15–17 September
2011, Moscow: Prospect; 2011 (in Russian).
18. Marchenko A.I., Popov Yu.P., Konovalova E.N.
Opportunities endolymphatic therapy with cytostatics
in the prevention of cervical cancer on a background of
persistent human papillomavirus. In: Proceedings of
scientific-practical. Conf. the 90th anniversary of the
R.T. Panchenkova. Proceedings. Moscow; 2012:
129–34 (in Russian).
19. Magomedova Z.A. Endolymphatic drug therapy with
laser irradiation of the uterine cavity in the complex
treatment of acute endometritis: Authoref. Dis. ...
Cand. med. sci. Moscow; 2007 (in Russian).
20. Ellinidi V.N., Anikeeva N.V., Maksimova N.A. Practical
immunohistochemistry (guidelines). St. Petersburg;
2002 (in Russian).
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Поступила 16.12.2013
24
 Н.П. Шматков, 2013
УДК 616.42-005.93:616-006
Н.П. Шматков
КОМПЛЕКСНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ЛИМФЕДЕМЫ
У ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Центр лимфохирургии им. Н. Шматкова, пер. Жуковского, 1, г. Харцызск Донецкой области, 86700,
Украина
Шматков Николай Павлович, канд. мед. наук, директор Центра лимфохирургии им. Н. Шматкова,
e-mail: nicola.shmatkov@gmail.com
Приводятся результаты анализа 1027 историй болезни больных, лечившихся в хирургическом
отделении Центра лимфохирургии им. Н. Шматкова по поводу вторичной лимфедемы нижних
конечностей ІІІ–IV ст. без прогрессирования и с прогрессированием онкологического процесса.
Рассматриваются непосредственные и отдаленные результаты лечения и применяемые с этой целью
методы коррекции онкологических болезней.
Ключевые слова: рак шейки матки; рак молочной железы; лимфосаркома; лимфогранулематоз; ретикулосаркома; лимфедема.
N.P. Shmatkov
COMPLEX TREATMENT OF LYMPHEDEMA WITH ONCOLOGIC PATIENTS
N. Shmatkov Center of Lymphosurgery, pereulok Zhukovskogo, 1, Donetsk region, Khartsyzsk, 86700, Ukraine
Shmatkov Nikolay Pavlovich, MD, PhD, director of N. Shmatkov Center of Lymphosurgery,
e-mail: nikola.shmatkov@gmail.com
The analysis is given in the article for 1027 hospital charts of oncologic patients who have been treated in the surgery department of N. Shmatkov Center of Lymphosurgery, for the recurrent lymphedema of the lower extremities of the IIIrd and IVth
stages, without or with the advance of oncologic process. The issues of the proximate and remote results of treatment and
of the oncologic illnesses' remodelling methods, which are applied for this purpose, are analyzed.
Вторичная лимфедема у онкологических
больных развивается без прогрессирования
и с прогрессированием онкологического процесса. Лечение лимфедемы как хронического, прогрессирующего заболевания до сегодняшнего дня чрезвычайно трудная и актуальная проблема.
Особая сложность коррекции лимфедемы
имеет место у онкологических больных вообще и у больных с прогрессированием онкологического процесса в частности, когда требуются одновременные усилия в лечении лимфедемы и предупреждении прогрессирования
онкологического заболевания.
Материал и методы
В Центре лимфохирургии им. Н. Шматкова (ЦЛШ) за 42 года накоплен определенный
опыт лечения лимфедемы у онкологических
больных без прогрессирования и с прогрессированием онкологического процесса. Выполнено более 50 тыс. различных операций на
лимфатической системе.
Проведен анализ 1027 историй болезни пациентов: с саркомой вилочковой железы – 15,
лимфогранулематозом – 142, ретикулосаркомой – 46, рабдомиосаркомой мягких тканей – 46, раком молочной железы – 126, раком шейки матки – 138, раком яичников –
141, семиномой – 32 и других (341 случай различной локализации). Из них у 348 больных
имела место лимфедема верхних конечностей, у 679 больных – лимфедема нижних конечностей. У 297 больных онкологический
процесс прогрессировал, и у 730 больных
прогрессирования онкологического процесса
не было. Лечение проводилось согласно международной классификации при II и III стадиях лимфедемы.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Key words: cancer of cervix uteri; cancer of glandula mammaria; lymphosarcoma; lymphogranulomatosis; reticulosarcoma;
lymphedema.
25
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Результаты
Для диагностики и контроля лечения
в Центре лимфохирургии проводится определение объема пораженной и здоровой конечностей в динамике на устройстве собственной
конструкции (рис. 1, 2). Это позволяет контролировать течение лимфедемы в динамике,
не только дифференцировать стадии лимфедемы, но и более четко определять длитель-
Рис. 1. Объемное измерение конечностей
Лимфедема
без прогрессирования
онкопроцесса
ность периода ремиссии, своевременность
и тактику последующего лечения.
Принцип объемного исследования основан на законе Архимеда для тел неопределенной формы, он более достоверен, прост, доступен, непродолжителен и нетрудоемок.
Лечение лимфедемы у онкологических
больных проводится по схеме (рис. 2):
I. Консервативная коррекция включает
два этапа:
1. Комплексная дезинтоксикационная
терапия (дренирование грудного протока
(рис. 3, а, б) и проведение управляемой
лимфореи, гидроколонотерапия, плазмаферез).
2. Компрессионная терапия. Внедрен
индивидуальный компрессионный аппарат ИКА-1 (рис. 4) с пневморефлексо-фитолекарственными прокладками.
II. Оперативная коррекция предполагает
четыре метода лечения:
1. Прямая эндолимфатическая лекарственная терапия (ПЭЛТ), выполняемая
путем катетеризации лимфатических сосудов специальными микроинструментами
и микрокатетерами преимущественно
в верхней трети бедра по собственным па-
Консервативная
терапия
Лимфедема
с прогрессированием
онкопроцесса
Медикаментозная
терапия
Стационарная,
амбулаторная
декомпрессия
Индивидуальная
пневмокомпрессия
(ИКА-1)
Дезинтоксикационная
терапия
Диализ
лимфатической
системы
Эндолимфатическая
терапия
Операции
с плазменной
обработкой
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Операции
26
При III (IV) ст.
лимфедемы:
резекционные
операции
Антеградное,
ретроградное
разгрузочное
дренирование л/с
Создание бесшовного ЛВА
Другие минимально инвазивные
и дренирующие операции
Рис. 2. Лечение лимфедемы у онкологических больных
Дренирование
грудного
протока
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
а
б
Рис. 3. Дренирование правого (а) и левого (б) грудного протока
тентам и оформленная как «Методические
рекомендации».
2. Формирование бесшовного лимфовенозного анастомоза (ЛВА).
3. Зональная липолимфосакция.
4. Подкожная туннелизация, дренирование спиралевидными дренажами с активной аспирацией (рис. 5).
Приводим подробную информацию о комплексном лечении лимфедемы у онкологических больных.
Б о л ь н а я Л., 58 лет, диагноз: постмастэктомическая лимфедема левой верхней конечности, без прогрессирования онкологического процесса (состояние после комбинированного лечения), до 12 раз в году отмечаются
атаки рожистого воспаления, после выпол-
ненных малоинвазивных операций по вышеописанной методике наблюдается 9 лет. Атак
рожистого воспаления не было. Умеренный
отек сохраняется (рис. 6).
Одной из особенностей коррекции лимфедемы у онкологических больных без прогрессирования онкологического процесса является одновременное комплексное лечение возникших при этом осложнений, таких как
мезенхимома и др. (рис. 7, а).
Пример: б о л ь н а я Ч., 53 лет. 13 лет назад
по месту жительства ей выполнена радикальная мастэктомия с пред- и послеоперационными курсами лучевой и химиотерапии.
Рука начала отекать через 2 мес после
операции мастэктомии и лучевой терапии,
атаки рожистого воспаления увеличивались
б
Рис. 4. Индивидуальный компрессионный аппарат
ИКА-1
Рис. 5. Вторичная постмастэктомическая лимфедема
левой верхней конечности у больной С., 57 лет, при
поступлении в ЦЛШ (а); через 12 дней после лечения
в ЦЛШ (б)
Вестник лимфологии, № 4, 2013
а
27
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
с каждым годом, и при поступлении в ЦЛШ
их было до 10 раз в году. Ношение эластичных
чулок, гольф, бинтов, применение детралекса, мочегонных, антибиотиков приносило
кратковременное облегчение. Объем руки
увеличивался с каждым годом. На правом
плече появилась быстрорастущая опухоль,
которая значительно деформировала руку.
Одежду больная могла подобрать только по
специальному заказу.
а
В ЦЛШ выполнены одновременно: резекция гигантской мезенхимомы (подтвержденной гистологически), липосакция, туннелизация с дренированием спиралевидными дренажами, бесшовный ЛВА, магнитотерапия,
индивидуальный пневмомассаж аппаратом
ИКА-1 (рис. 7, б).
После комплексного лечения значительно
улучшилось состояние больной, прекратились боли и тяжесть в руке. Больная стала но-
Рис. 6. Вторичная постмастэктомическая лимфедема правой верхней конечности
б
а
б
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Рис. 7. Больная Ч. до (а) и после (б) лечения в ЦЛШ
28
а
б
Рис. 8. Больная С. до (а) и через
16 лет после лечения (б) в ЦЛШ
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
б
сить обычный размер одежды. Наблюдается 6
лет. Рецидива болезни и атак рожистого воспаления нет.
Б о л ь н а я С., 58 лет, диагноз: постмастэктомическая лимфедема слева без прогрессирования онкологической болезни (рис. 8, а).
Также перенесла лечение по вышеописанной
методике Центра лимфохирургии. Наблюдается 16 лет, ремиссия (рис. 8, б).
Особое внимание уделяли больным с прогрессированием онкологической болезни,
у которых имело место нарастание осложнений в виде лимфедемы, рожистых воспалений, лимфореи, кровотечений, усиление болевого синдрома (рис. 9).
При прогрессировании онкологического
процесса в ЦЛШ проводятся:
1. Прямая эндолимфатическая лекарственная терапия.
2. Расширенные паллиативные операции по
удалению первичного онкологического процесса и его регионарного распространения в случае
неполной ремиссии после применения ПЭЛТ.
Б о л ь н а я А., 33 года, поступила в ЦЛШ
в феврале 2012 г. с диагнозом: первично распространенный рак левой молочной железы
(состояние после безуспешной традиционной
химиотерапии). При поступлении поражена
опухолью вся левая молочная железа с наличием на коже и в регионарных лимфатических узлах метастазов и множественных гнойных ран от распадающейся опухоли, с периодическим кровотечением из них, отек левой
молочной железы, левой верхней конечности
(рис. 10).
Больная переведена по месту жительства на
симптоматическое лечение. В ЦЛШ за 12 дней
прошла ПЭЛТ, магнитотерапию; выполнялись перевязки с антибиотиками (рис. 11).
Раны очистились от гноя, исчезли боли,
уменьшился отек и размер левой молочной
железы, исчезли метастазы на коже, значительно уменьшился конгломерат лимфоузлов.
В ЦЛШ больной выполнена паллиативная
операция – мастэктомия с обработкой операционного поля плазменным потоком аргона
Рис. 10. Больная А. до лечения в ЦЛШ
Рис. 11. Больная А. через 12 дней после ПЭЛТ
Вестник лимфологии, № 4, 2013
а
Рис. 9. Рак прямой кишки, вторичная лимфедема левой нижней конечности (состояние после операции Гартмана и разгрузочной эпицистостомы) до (а) и через 2 недели
после лечения (б)
29
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 12. Послеоперационная рана у той же больной
после обработки операционного поля плазменным
потоком аргона
Рис. 14. Та же больная через 1,5 мес после комплексного лечения
Рис. 13. Плазменный скальпелькоагулятор
Вестник лимфологии, № 4, 2013
с одновременным формированием бесшовного ЛВА (рис. 12–14).
Б о л ь н а я С., 1932 г. р., болеет с ноября
1976 г., когда впервые появилась опухоль на
30
а
шее слева, лечилась в специализированном
лечебном учреждении с диагнозом: фибросаркома шеи слева. Прооперирована, после
каждых 3 последующих операций наступал
рецидив, прошла курс лучевой терапии
и 2 курса традиционной химиотерапии. Поступила в Центр лимфохирургии 11.11.1976 г.
(рис. 15, а).
В ЦЛШ проведен курс прямой эндолимфатической лекарственной терапии, через
10 дней опухоль уменьшилась на 50%, стала
подвижной, исчезло перифокальное воспаление. 22.11.1976 г. в ЦЛШ выполнена операция иссечения опухоли шеи слева, ложе опухоли обработано плазменным потоком аргона. Послеоперационный период протекал без
осложнений (рис. 15, б). Через 1,5 мес выпи-
б
Рис. 15. Больная С. до (а) и через 3 недели после комплексного лечения (б)
а
фильтрация уменьшилась на 90%, прекратилась лимфорея, купировано перифокальное
воспаление. Через 2 недели раны зажили,
больная выписана домой. Еще через 2 недели
проведен закрепляющий, профилактический
курс ПЭЛТ. Наблюдается 31 год (рис. 16, б).
Здорова. Работает. Вышла замуж, родила 2 дочерей.
Б о л ь н а я С., 19 лет, житель Казахстана,
в 1988 г. подвернула ногу. В местной травматологической больнице, сделав рентгенологический снимок, врач заверил: «ничего страшного – растяжение связок». Наложена тугая
повязка. Отек и боль уменьшились, но не
прошли полностью.
Больная в срок беременности 4 мес наблюдалась у гинеколога, травматолога. Через 4
мес после травмы появилась плотная опухоль
на малоберцовой кости. Травматологом она
расценена как следствие длительной нагрузки
на ногу.
В марте 1989 г. отмечены опухолевидное
уплотнение, отек, боли начали увеличиваться. В мае, после очередного осмотра травматолога, больная прочла запись: «Оперативное
лечение после родоразрешения». В июле
1989 г. родилась дочь, после чего больную
снова направили на рентген. Диагноз: остеогенная флегмона правой голени. Больная
прооперирована: выполнено вскрытие инфильтрата. Гной не выделен. 21 июля 1989 г.
выписана по семейным обстоятельствам для
амбулаторного лечения по месту жительства.
Регулярно перевязывала ногу, проходила
УФО, УВЧ-терапию. Рана не заживала, отек
б
Рис. 16. Больная Х. при поступлении (а) и через 5 лет после лечения (б)
Вестник лимфологии, № 4, 2013
сана домой. Наблюдалась 1 год. Рецидива
не было.
Летальный исход от метастазов в легкие
отмечен через 2,5 года.
Б о л ь н а я Х., 18 лет, житель России, заболела в январе 1982 г., когда впервые обнаружили опухоль на шее слева. После биопсии
диагноз верифицирован: ретикулосаркома
шеи слева.
Многократно проходила различное специальное лечение с 5-кратным оперативным
вмешательством. При последней операции
поврежден грудной проток, через который
выделялось до 1,5 л лимфы различного цвета.
Рецидив опухоли возникал после каждой операции, опухоль быстро, экзофитно увеличивалась, все раны инфицировались, обильно
выделялся гной с неприятным запахом. После консилиума онкологов 31.12.1982 г. больная направлена в Центр лимфохирургии
(рис. 16, а).
Локально: на шее слева экзофитно в местах
оперативных разрезов опухолевые конгломераты, неподвижные, покрыты гнойным налетом, над ключицей слева из раны обильно выделяется лимфа, кожа и окружающие ткани
гиперемированы, отечны, отек распространяется на переднюю поверхность грудной клетки, левую молочную железу, левую руку.
В день поступления в Центр выполнена
операция: катетеризация 3 лимфатических
сосудов в верхней трети левого бедра. Начат
курс прямой эндолимфатической лекарственной терапии (химиопрепараты, антибиотики, гормоны). На 3-и сутки опухолевая ин-
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
а
Вестник лимфологии, № 4, 2013
а
32
П
б
Рис. 17. Больная С. до (а) и
после лечения в ЦЛШ (б)
б
Рис. 18. Больная С. до (а) и
после лечения (б)
П
П
а
б
П
Рис. 19. Рентгенограммы больной С. до (а) и после лечения
(б)
* Прямое эндолимфатическое введение лекарственных веществ разработано Ю.Е. Выренковым, Р.Т. Панченко и
И.В. Яремой, на что получены патент и разрешение Фармкомитета МЗ СССР на право введения антибиотиков внутрилимфатически.
Гноя не было, биопсию не выполняли. По месту жительства назначили УФО, чередуя
с УВЧ, антибиотики. Через неделю после
УВЧ из раны появилась быстрорастущая опухоль. Через 3 недели опухоль начала распадаться со зловонным запахом. В связи с выраженной интоксикацией больной вел себя
неадекватно, заговаривался, переведен в психоневрологический диспансер, там же проконсультирован дерматовенерологом. Было
подозрение на бубонную форму сифилиса,
обследован на RW, последний диагноз снят.
Проконсультирован онкологом, после биопсии опухоли № 3475-3477 многократно верифицирован диагноз: ретикулосаркома правого бедра и правой паховой области IV ст., IV
клиническая группа, забрюшинные метастазы справа по всей лимфатической цепочке до
правой почки. Случай признан иноперабельным, больной выписан домой на симптоматическое лечение. Через месяц черты лица заострились, отмечалась кахексия, стал неподвижен.
По рекомендации онкологов, согласно областной программе оказания лечебной помощи онкологическим больным с запущенными
и прогрессирующими формами болезни,
больной направлен в ЦЛШ (история болезни
№ 773/1978). Объективно: состояние крайне
тяжелое, кожа землистого цвета, кахексия.
В правой бедренно-паховой области опухоль
в виде цветной капусты 4×5 см с распадом,
кровоточит (рис. 20) со зловонным запахом,
выраженный отек правого бедра с переходом
на брюшную стенку, вокруг опухоли и забрюшинно пальпируются конгломераты увеличенных, плотных и болезненных лимфоузлов.
Показатели крови: эритроциты – 1 млн/мкл;
гемоглобин – 60 г/л; СОЭ – 90 мм/ч; лейкоциты – 10 тыс. В день поступления в ЦЛШ
Рис. 20. Больной И. до лечения в ЦЛШ
Вестник лимфологии, № 4, 2013
увеличивался. Неоднократно открывалось
кровотечение из раны на голени справа.
2 сентября 1989 г. обратилась к врачу, поставлен другой диагноз: саркома правой голени,
предложена ампутация ноги. В связи с отказом от ампутации больная выписана домой.
Грозный диагноз и предложение ампутации
ноги дали толчок искать выход из создавшегося положения.
17 сентября 1989 г. обратилась в Центр
лимфохирургии.
Объективно: при поступлении правая голень отечная, больше в нижней трети, по наружной поверхности правой голени плотная,
бугристая опухоль в центре с распадом и кровотечением (рис. 17, а; 18, а). На рентгенограмме опухолевидный конгломерат поражает малоберцовую кость (рис. 19, а). Взята
биопсия, гистологически диагностирована
саркома Юинга.
3 октября 1989 г. больная прооперирована
в Центре лимфохирургии (согласно областной
программе оказания лечебной помощи онкологическим больным с запущенными и прогрессирующими формами болезни) по схеме:
1. Катетеризация 2 лимфатических сосудов на правом бедре.
2. Формирование ЛВА на правом бедре
(выполнен 10-дневный курс ПЭЛТ*, опухолевый конгломерат уменьшился на 80%).
3. Удаление опухоли правой голени плазменным скальпелем с частичной резекцией
малоберцовой кости с плазменной обработкой раны и опухоли, переходящей на большеберцовую кость.
Проведен
послеоперационный
курс
ПЭЛТ, на 10-е сутки сняты швы. Рана зажила
(рис. 17, б; 18, б; 19, б).
Рецидивов не было. Бывшей больной снята группа инвалидности, она работает.
Приведем пример лечения лимфедемы
с прогрессированием ретикулосаркомы паховой области справа.
В 1978 г. б о л ь н о й И., 23 лет, обратился
в местную больницу к хирургу по поводу увеличения пахового лимфоузла справа, повышение температуры тела до 39 °С, слабость.
Было подозрение на воспаление и нагноение
пахового лимфоузла, по поводу чего выполнена операция вскрытия инфильтрата в верхней трети правого бедра и паховой области.
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
а
б
Рис. 21. Больной И. после лечения
в ЦЛШ на 3-и (а), 15-е сутки (б) и через
месяц (в)
Вестник лимфологии, № 4, 2013
в
34
больной прооперирован: проведена катетеризация 3 лимфатических сосудов в верхней
трети бедра – на 10 см ниже опухоли, начата
эндолимфатическая лекарственная терапия.
Через 4 дня опухоль в бедренно-паховой области лизировалась. На ее месте образовалась
глубокая воронкообразная рана (рис. 21, а),
полностью исчез зловонный запах. Через
3 недели рана зажила (рис. 21, б). Интоксикация значительно уменьшилась, у больного
появился аппетит. Через 1 мес больной самостоятельно передвигался, выписан домой
(рис. 21, в). С интервалом 14 дней проведено
два превентивных курса ПЭЛТ. Наблюдается
35 лет. Работает на тяжелой работе в кузнечном цехе. Занимается зимним моржеванием.
Отека на ногах нет.
Последний контроль проведен 29.11.2013 г.
Сейчас бывшему больному 58 лет (здоров).
Длительность ремиссии онкологического
процесса у онкологических больных (IV ст.)
или относящихся к IV клинической группе:
до 10 лет – 15 больных, до 20 лет – 10 больных, до 30 лет – 8 больных, свыше 30 –
6 больных. Прогрессирования лимфедемы,
осложнений в виде атак рожистого воспаления у этих больных не было.
Выводы
Для более успешного лечения вторичной
лимфедемы у онкологических больных с прогрессированием онкологического процесса
следует учитывать следующие факторы:
1. Нужна своевременная, более четкая диагностика раннего рецидива (прогрессирования) онкологической болезни.
2. Принимая во внимание то, что лимфатическая система является чрезвычайно важной частью иммунной системы, на наш
взгляд, правильнее называть прямую ЭЛТ
прямой лимфоиммунной терапией (ПЛИТ).
3. Эффективность ПЛИТ выше при строгом контроле попадания лекарственных растворов в лимфоиммунную систему, прохождения и накопления в ней.
4. Лечение лимфедемы у онкологических
больных с прогрессированием и без прогрессирования онкологического заболевания
должно быть только комплексным с использованием новых прогрессивных и адекватных
хирургических и терапевтических методик.
5. Так как механизм прямой лимфоиммунной терапии недостаточно изучен, а результаты лечения некоторых форм злокачест-
12. Ярема И.В., Мержавинский И.А., Шишло В.К. и др.
Метод лекарственного насыщения лимфатической
системы. Хирургия. 1999; 1: 14–6.
References
Evtyagin E.V. et al. Epiphenomena of the breast cancer
treatment; 2006 (in Russian).
2. Efimenko N.A., Chernekhovskaya N.E., Vyrenkov Yu.E.
Manual of clinical lymphology. Moscow; 2001 (in Russian).
3. Kuz’minova N.B. et al. Complications after breast cancer treatment; 2001 (in Russian).
4. Lyubarskiy M.S., Shevela A.I. Complex concept to the
treatment of the lymphatic extremeties' edema. In: The
Russian lymphologists congress. Digest. Moscow; 2000
(in Russian).
5. Polyanchuk M.N., Rusin A.V. Complications after the
local treatment of the breast cancer; 2013 (in Russian).
6. Soukhami R., Tobays J. Cancer and its treatment (translation from English). Moscow: BINOM; 2009: 191–9
(in Russian).
7. Shmatkov N.P. Atlas of lymphedema's treatment.
Donetsk; 2003 (in Russian).
8. Shmatkov N.P. Methodic of lymph tube catheterization
and endolymphatic therapy in the clinical practice.
Methodological recommendations. Kiev; 2006 (in
Russian).
9. Shmatkov N.P. Treatment method of the recurrent lymphatic edema. Patent 1811409 USSR, А 61 М 25/00,
А 61V 17/00 № 4876983/14 (in Russian).
10. Shmatkov N.P. Treatment modality of extremeties'
edema. Patent 97215 Ukraine, MPK A 61 N 9/00, A 61
N 23/04 № a201103400 (in Russian).
11. Shmatkov N.P. Formation method of the seamless
lymph-phleboid anastomosis. Patent № 74093 Ukraine
А61В17/11 № а2004042583 (in Russian).
12. Yarema I.V., Merzhavinskiy I.A., Shyshlo V.K. et al.
Method of the lymphatic system's medical saturation.
Khirurgiya. 1999; 1: 14–6 (in Russian).
1.
Литература
Евтягин Е.В. и др. Осложнения лечения рака молочной железы; 2006.
2. Ефименко Н.А., Чернеховская Н.Е., Выренков Ю.Е.
Руководство по клинической лимфологии. М.;
2001.
3. Кузьминова Н.Б. и др. Осложнения после лечения
рака молочной железы; 2001.
4. Любарский М.С., Шевела А.И. Комплексный подход
к лечению лимфатических отеков конечностей. В
кн.: Конгресс лимфологов России, сб. материалов.
М.; 2000.
5. Полянчук М.Н., Русин А.В. Осложнения после локального лечения рака молочной железы; 2013.
6. Соухами Р., Тобайс Дж. Рак и его лечение (пер. с
англ.). М.: БИНОМ; 2009: 191–9.
7. Шматков Н.П. Атлас лечения лимфедемы. Донецк;
2003.
8. Шматков Н.П. Методика катетеризации лимфатических сосудов и эндолимфатическая терапия в
клинической практике. Методические рекомендации. Киев; 2006.
9. Шматков Н.П. Способ лечения вторичной слоновости. Патент 1811409 СССР, А 61 М 25/00, А 61 В
17/00. № 4876983/14.
10. Шматков Н.П. Способ лечения лимфедемы конечностей. Патент 97215 Украина, МПК А 61 Н 9/00,
А 61 Н 23/04 № а201103400.
11. Шматков Н.П. Способ формирования бесшовного
лимфовенозного анастомоза. Патент № 74093 Украина А61В17/11 № а2004042583.
1.
Поступила 03.12.2013
Вестник лимфологии, № 4, 2013
венных опухолей даже в последней стадии
или клинической группе обнадеживающие,
есть все основания для целенаправленного
изучения воздействия ПЛИТ на иммунную
систему онкологических больных.
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Коллектив авторов, 2013
УДК 616.98-089:615.281
В.А. Мусаилов1, А.В. Лисовский2, В.В. Москаленко3
NO-ТЕРАПИЯ И ЛИМФОТРОПНАЯ
АНТИБИОТИКОПРОФИЛАКТИКА ХИРУРГИЧЕСКОЙ ИНФЕКЦИИ
1Филиал
№ 1 ФГКУ «Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко» МО
РФ, ул. Светлая, 1, г. Красногорск Московской области, 143400, Российская Федерация;
2Структурное подразделение (госпиталь) «1586 Военный клинический госпиталь» МО РФ,
ул. Андропова, д. 3/11, Ярославль, 150000, Российская Федерация;
3Медицинский отряд специального назначения – структурное подразделение ФГКУ «1586 Военный
клинический госпиталь» МО РФ, ул. Маштакова, д. 4, г. Подольск Московской области, 142110,
Российская Федерация.
1Мусаилов
Виталий Анатольевич, канд. мед. наук, начальник отделения неотложной хирургии, e-mail:
musailove@mail.ru;
2Лисовский Александр Валерьевич, канд. мед. наук, начальник хирургического отделения;
3Москаленко Вадим Вячеславович, ст. ординатор хирургического отделения.
При сочетании лимфотропного введения амикацина и серийной NO-обработки послеоперационной
раны наблюдается максимально достижимый уровень антибиотика в тканях раны с расширением
площади его фармакокинетической кривой до 72 ч. Это определяет существенное увеличение
продолжительности антибактериального эффекта используемых антисептических средств.
Ключевые слова: амикацин; монооксид азота; фармакокинетика, хирургическая инфекция.
V.A. Musailov1, A.V. Lisovskiy2, V.V. Moskalenko3
NO-TREATMENT AND LYMPHOTROPIC ANTIBIOTIC PREVENTION
OF SURGICAL INFECTION
1Academician N.N. Burdenko Central Military Clinical Hospital Ministry of Defence of the Russian Federation (Affiliate
no. 1), ulitsa Svetlaya, 11, Moscow region, Krasnogorsk, 143400, Russian Federation;
2Hospital (Yaroslavl') structural unit of 1586 Military Clinical Hospital of Ministry of Defense of the Russian Federation,
ulitsa Andropova, 9/11, Yaroslavl', 150000, Russian Federation;
3Medical team of special purpose – structural unit of 1586 Military Clinical Hospital of Ministry of Defense of the Russian
Federation, ulitsa Mashtakova, 4, Podol'sk, Moscow region, 142110, Russian Federation.
1Musailov
Vitaliy Anatol'evich, MD, PhD, Chief of the Emergency Surgery Department, e-mail: musailove@mail.ru;
Aleksandr Valer'evich, MD, PhD, Chief of the Surgery Department;
3Moskalenko Vadim Vyacheslavovich, Senior ordinator of the Surgery Department.
2Lisovskiy
When combined lymphotropic input of amikacin and serial NO-treatment of postoperative wound performed we can
observe the highest attainable level of antibiotic in the wound tissues with prolongation of the area of its concentration-time
curve up to 72 hours, which determines a significant increase in the duration of the antibacterial effect of antiseptic agents
used.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Key words: amikacin; nitrogen monoxide; pharmacokinetics; surgical infection.
36
В хирургии при выполнении оперативного
вмешательства для усиления антисептического эффекта помимо соблюдения принципов асептики часто прибегают к так называемой предоперационной антибиотикопрофилактике. Среди различных методик ее
практического воплощения наиболее известной является внутривенное введение препарата за 30 мин до начала операции. Не менее
эффективным и патогенетически обоснованным считают эндолимфатическое и лимфо-
тропное поступление антибиотика [1, 2]. Вариантом лимфотропной терапии в клинике
является подкожное введение антибиотика,
которое осуществляют сразу же после инъекции 16–32 усл. ед. лидазы в растворе новокаина.
Практика подтвердила эффективность и
техническую простоту модифицированной
методики лимфотропной антибиотикопрофилактики, предложенной И.В. Яремой и соавт. (1999 г.).
Касаясь системных проявлений воспалительной реакции в ране, следует отметить характерную динамику температуры тела, которая у подавляющего числа больных не выходит за рамки физиологической нормы. Лишь
в редких случаях она достигает субфебрилитета при максимальном уровне 37,4 °С на 3–4-е
сутки после операции. В дальнейшем происходит полная ликвидация этих клинических
девиаций.
По нашим данным, такой же специфичностью отличается и динамика гемических
показателей. Спустя 2 сут после оперативного вмешательства в периферической крови
намечается чуть заметное возрастание количества лейкоцитов – до 8,5×109/л, со сдвигом
лейкоцитарной формулы влево. В это время
величина СОЭ находится в пределах
10–12 мм/ч, и лишь лейкоцитарный индекс
интоксикации (ЛИИ) может повышаться
до 2,79.
К 4–5-м суткам послеоперационного периода все отмеченные ранее гемические признаки, в том числе количество лейкоцитов,
нейтрофильный сдвиг влево, увеличенный
показатель ЛИИ, возвращаются к физиологической норме. В дальнейшем наблюдается
закрепление в стабильном состоянии основных клинико-лабораторных показателей, что
в очередной раз подтверждает благоприятное
развитие раневого процесса.
Комплексное воздействие на покровные
ткани в зоне предстоящей операции, включающее традиционную обработку, лимфотропное введение амикацина за 30 мин до выполнения разреза и превентивную обработку
операционного поля экзогенным монооксидом азота, сопровождается значимым антисептическим эффектом. В 94% наблюдений
мазки, взятые с поверхности кожи, стерильны, в остальных случаях микроорганизмы
высеваются в минимальном количестве – менее 102 КОЕ/см2 кожного покрова. Выделенная микрофлора представляет собой моногамный спектр бактерий (Staphylococcus
aureus, Esherichia coli, Streptococcus epidermidis),
которые обладают исходной чувствительностью к антибактериальным средствам. Она регистрируется при бактериологической оценке
состояния операционного поля до проведения хирургического вмешательства.
Следующий этап микробиологического
исследования, при котором забор материала
осуществляли перед зашиванием операционной раны после повторного воздействия
на нее экзогенным монооксидом азота,
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Среди обширного спектра антибактериальных средств, которые можно использовать
в хирургической практике, особого внимания
заслуживает амикацин. Это полусинтетический антибиотик широкого спектра действия
из группы аминогликозидов, действует бактерицидно. Связываясь с 30S субъединицей рибосом, он препятствует образованию комплекса транспортной и матричной РНК, блокирует синтез белка, а также разрушает
цитоплазматические мембраны бактерий.
Высокоактивен в отношении аэробных грамотрицательных микроорганизмов: Pseudomonas aeruginosa, Escherichia coli, Klebsiella spp.,
Serratia spp., Providencia spp., Enterobacter spp.,
Salmonella spp., Shigella spp.; некоторых грамположительных микроорганизмов: Staphylococcus spp. (в том числе устойчивых к пенициллину, некоторым цефалоспоринам). Умеренно активен в отношении Streptococcus spp.
В связи с этим амикацин показан при инфекционно-воспалительных заболеваниях,
вызванных грамотрицательными микроорганизмами (устойчивыми к гентамицину, сизомицину и канамицину) или ассоциациями
грамположительных и грамотрицательных
микроорганизмов: инфекции дыхательных путей (бронхит, пневмония, эмпиема плевры, абсцесс легких), сепсис, септический эндокардит,
инфекции центральной нервной системы
(включая менингит), инфекции брюшной полости (в том числе перитонит), инфекции мочеполовых путей (пиелонефрит, цистит, уретрит, простатит, гонорея), гнойные инфекции
кожи и мягких тканей, инфекции желчных путей, костей и суставов, раневая инфекция, послеоперационные инфекции, отит и др.
Изучая фармакокинетические аспекты
амикацина в эксперименте, были установлены особенности его действия в организме [3].
Их объективный анализ с высокой долей вероятности позволяет сделать заключение о
том, что при введении препарата в мягкие
ткани основным механизмом всасывания является поступление антибиотика в лимфатическую систему, а именно в лимфатические
узлы. И только после этого, пройдя лимфатические коллекторы, он поступает в общий
кровоток, а затем через систему микроциркуляции обеспечивается его распределение по
всему организму. Можно утверждать, что
амикацин обладает лимфотропностью и его
можно использовать в качестве средства антибиотикопрофилактики или антибиотикотерапии хирургической инфекции при лимфотропном способе введения.
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
показывает, что микрофлора высевается лишь
в 5% клинических наблюдений и только в виде монокультуры Staphylococcus aureus,
Esherichia coli, Streptococcus epidermidis с минимальными количественными характеристиками (в пределах 2,2×102 КОЕ/см2) В качественном же отношении выделенные микроорганизмы не отличаются от тех, что
высевались перед операцией при заборе материала непосредственно перед рассечением
тканей передней брюшной стенки. Данное
обстоятельство позволяет сделать заключение
о том, что антисептический эффект использованного комплекса превентивных мер сохраняется, по крайней мере, до конца оперативного вмешательства
При оценке фармакокинетических свойств
любого медикаментозного средства вообще и
антибиотика в частности стартовые позиции
занимает изучение содержания исследуемого
препарата в крови экспериментального объекта [3, 4].
Перитонеальную жидкость забирали у
больных с перитонитом, вызванным заболеваниями и травмами мочевых путей, в послеоперационном периоде из дренажных трубок
в течение 2 сут от момента операции. Больным в рамках предоперационной подготовки
за 30 мин до операции вводили 500 мг амикацина болюсным путем внутривенно (1-я группа больных). Второй группе больных за
30 мин до операции вводили 500 мг амикацина по методу В.И. Яремы (1999 г.). Обе группы
пациентов в послеоперационном периоде
проходили стандартную антибактериальную
терапию. Забор перитонеальной жидкости
проводили через 3 ч после введения. Повторные исследования перитонеальной жидкости
выполняли через 6, 9, 12, 18, 24, 36 и 48 ч. Определение концентрации амикацина осуществляли с помощью микробиологического метода – диффузии в агар с инокулированной
культурой Staphylococcus aureus (штамм 209).
Анализ полученных данных показал, что
после внутривенного введения концентрация
амикацина в перитонеальной жидкости больных с перитонитом, вызванным заболеваниями и травмами мочевых путей, через 3 ч от
момента введения составила 5,8±0,4 мг/мл,
через 6 ч – 0,9±0,1 мг/мл. Через 9 ч препарат
в перитонеальной жидкости не обнаружен.
При лимфотропном введении через 3 ч концентрация амикацина в перитонеальной жидкости составила 4,7±0,6 мг/мл, через 6 ч –
7,1±0,5, через 9 ч – 6,1±0,4, через 12 ч –
3,7±0,2, через 18 ч – 2,1±0,3, через 24 ч –
мг/мл
8
7,1
7
6,7
5,8
6
5
4,7
4
3
2,1
2
1,6
0,9
1
0,8
0
0
3
6
Внутривенно
9
18
24
36
Время, ч
Лимфотропно
Концентрация амикацина в перитонеальной жидкости при внутривенном и лимфотропном методах введения
1,6±0,2, через 36 ч – 0,8±0,1 мг/мл. Через 48 ч
в перитонеальной жидкости определялись
следы препарата. Таким образом, наивысшая
концентрация препарата при лимфотропном
введении определялась через 6 ч. Период полувыведения (Т1/2) составил 12 ч. Общая площадь фармакокинетической кривой составила 36 ч (см. рисунок).
При сравнении методов введения амикацина отмечено явное преимущество лимфотропного метода, на что указывают данные
фармакокинетики.
Особый интерес представляет исследование концентрации амикацина у группы
больных, которым за 30 мин до операции
лимфотропно вводили препарат, а в ходе
операции проводили обработку брюшной
полости монооксидом азота с помощью аппарата «Плазон» в режиме стимуляции в течение 5 мин.
Исследование перитонеальной жидкости в
послеоперационном периоде показало увеличение площади фармакокинетической кривой до 48 ч с сохранением рабочей терапевтической концентрации, которая составила
1,2±0,1 мг/мл. Эти данные не противоречат
исследованиям В.И. Москаленко (2007 г.),
проведенным на раневом экссудате, взятом у
раненых.
Заключение
При сочетании лимфотропного введения
амикацина и серийной NO-обработки послеоперационной раны наблюдается максимально достижимый уровень содержания ан-
тибиотика в тканях раны с пролонгированием площади его фармакокинетической кривой до 72 ч. Это определяет существенное
увеличение продолжительности антибактериального эффекта используемых антисептических средств. Благодаря сочетанию
NO-обработки раны и лимфотропной антибиотикопрофилактики в совокупности со
способностью экзогенного монооксида азота
обеспечивать реакции репаративной регенерации, достигается возможность оптимального управления раневым процессом. При
этом отмечается максимальное уменьшение
частоты развития послеоперационных раневых инфекционно-воспалительных осложнений.
Лимфотропное применение антибиотиков
при использовании разовой их дозы продлевает период терапевтического действия с
6–12 до 32 ч, а при комплексном применении
с NO-терапией фармакокинетка препаратов
меняется в корне, увеличивая данный показатель до 72 ч.
2.
3.
4.
References
1.
2.
3.
4.
Литература
1.
Ефименко Н.А., Чернеховская Н.Е., Выренков Ю.Е.
Руководство по клинической лимфологии. М.:
РМАПО; 2001.
Выренков Ю.Е., Есипов А.В., Москаленко В.И., Шишло В.К. Комплексная NO- и лимфатическая терапия в клинической практике. М.; 2011.
Выренков Ю.Е., Шевхужев З.А., Юсупов И.А. и др.
Применение лимфологических методов в хирургии
и интенсивной терапии: Учебно-методическое пособие. Краснодар; 2007.
Есипов А.В., Волков А.Н., Шишло В.К. Содержание
амоксиклава в моче экспериментальных животных
при различных методах введения. В кн.: Конф. врачей 5 ЦВКГ ВВС: Тез. докл. Красногорск; 2008:
302–4.
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Efimenko N.A., Chernekhovskaya N.E., Vyrenkov Yu.E.
Manual of Clinical Lymphology. Moscow: Russian
Medical Academy of Post-Diploma Education; 2001
(in Russian).
Vyrenkov Yu.E., Esipov A.V., Moskalenko V.I., Shishlo V.K. Comprehensive NO- and lymphatic therapy in
clinical practice. Moscow; 2011 (in Russian).
Vyrenkov Yu.E., Shevkhuzhev Z.A., Yusupov I.A. et al.
Application of limfological methods in surgery and
intensive care. Educational and methodical handbook.
Krasnodar; 2007 (in Russian).
Esipov A.V., Volkov A.N., Shishlo V.K. Amoxiclav content in the urine of experimental animals with different
methods of administration. In: Conference of physicians of 5 Central Military Clinical Hospital of Air
Forse. Abstracts of reports. Krasnogorsk; 2008: 302–4
(in Russian).
Поступила 20.11.2013
 А.Д. Белкин, С.В. Мичурина, 2013
УДК 616.36:616.42:621.3.073.4
РЕАКЦИЯ ЛИМФАТИЧЕСКОГО РЕГИОНА ПЕЧЕНИ КРЫС
НА ВОЗДЕЙСТВИЕ МАГНИТНОГО ПОЛЯ ПРОМЫШЛЕННОЙ
ЧАСТОТЫ
ФГБУ «НИИ клинической и экспериментальной лимфологии» СО РАМН, ул. Тимакова, д. 2,
г. Новосибирск, 630117, Российская Федерация
Белкин Анатолий Дмитриевич, канд. мед. наук, доцент, вед. науч. сотр. лаборатории физиологии
протективных систем, e-mail: ad_belkin@mail.ru;
Мичурина Светлана Викторовна, доктор мед. наук, профессор, гл. науч. сотр., зав. группой
гистолимфатических отношений.
Цель работы – изучение влияния магнитного поля промышленной частоты на кровеносные
синусоидные капилляры, центральные вены и пространства Малла печени крыс Вистар и на синусы
ее регионарных лимфатических узлов (ЛУ).
Вестник лимфологии, № 4, 2013
А.Д. Белкин, С.В. Мичурина
39
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Материал и методы. Эксперименты проведены на 14 самцах крыс Вистар. Одна группа животных
(7 особей) находилась (в течение 14 дней) в условиях воздействия магнитного поля промышленной
частоты с апериодическими колебаниями амплитуды магнитной индукции от 5 до 10 мкТл
(в окологерцовом частотном диапазоне). Другая (контрольная) группа животных (7 особей)
содержалась в схожих условиях, но вне магнитного поля. По истечении этого срока их
декапитировали (под эфирным наркозом) и забирали образцы печени и ее регионарные ЛУ для
изготовления гистологических препаратов, окрашенных гематоксилином Майера и эозином.
На цифровых фотографиях гистологических препаратов печени и ее регионарных лимфатических
узлов определяли (при помощи программы Image J) долю площади (%), приходящейся на
кровеносные синусоидные капилляры, центральные вены, пространства Малла, синусы ЛУ.
Статистическую обработку проводили с использованием программы Statistica 6. Различия средних
арифметических величин между группами животных оценивали по критерию Манна–Уитни при 95%
уровне значимости.
Результаты. У животных, находившихся в магнитном поле, не выявлено (по сравнению с контролем)
статистически значимого различия по таким показателям, как площадь синусоидных кровеносных
капилляров печени, центральных вен и лимфатических пространств Малла. Статистически значимо
уменьшилась лишь суммарная площадь синусов в регионарных ЛУ печени (на 3,8% по сравнению
с контролем).
Заключение. Воздействие на животных (в течение 14 сут) магнитным полем промышленной частоты
напряженностью 5–10 мкТл не оказывает существенного влияния на кровообращение и лимфоток
в печени, однако вызывает статистически значимое сокращение площади синусов в ее регионарных
ЛУ. Эти данные свидетельствуют о снижении дренажной функции в лимфатическом регионе печени
при воздействии на организм животных магнитным полем промышленной частоты.
Ключевые слова: печень; кровеносные синусоидные капилляры; центральные вены; лимфатические
пространства Малла; синусы лимфатических узлов; магнитное поле 50 Гц.
A.D. Belkin, S.V. Michurina
THE REACTION OF THE LYMPHATIC REGION OF RAT LIVER ON THE
INFLUENCE OF THE MAGNETIC FIELD OF INDUSTRIAL FREQUENCY
Research Institute of Clinical and Experimental Lymphology of Siberian Department of Russian Academy of Medical
Sciences, ulitsa Timakova, 2, Novosibirsk, 630117, Russian Federation
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Belkin Anatoliy Dmitrievich, MD, PhD, Associate professor, Leading researcher of Laboratory of physiology of protective
systems, e-mail: ad_belkin@mail.ru;
Michurina Svetlana Viktorovna, MD, DM, Professor, Main scientific employee, Head of Group of histolymphatic relations.
40
Objective – study of influence of power frequency magnetic fields on blood sinusoid capillaries, central veins and space
Malla of Wistar rat liver and sinuses its regional lymph nodes.
Material and methods. Experiments were conducted on 14 male Wistar rats. One group of animals (7 individuals), was (for
14 days) under conditions of power frequency magnetic field with magnetic induction from 5–10 mT. The control group of
animals (7 individuals) were kept in similar conditions, but outside the magnetic field. After this period, the animals were
decapitated (under ether anesthesia) and took samples of internal organs for making histological preparations (Mayer's
hematoxylin and eosin). Digital photos, preparations of liver and lymph nodes were determined (the program «Image J»)
area ratio (%), attributable to blood sinusoid capillaries, central veins, space Malla, sinuses of lymph nodes. Statistical processing was performed using Statistica. Significance of differences between the values of arithmetic groups of animals were
assessed by the Mann–Whitney test with 95% level of significance.
Results. The animals were in a magnetic field significantly decreased the total area of the sinuses at the regional lymph nodes
of the liver (3.8% compared to control).
Conclusion. Power frequency magnetic field (5–10 mT) does not affect the blood and lymph circulation in the liver, but statistically significant decrease in the area of the sinuses in her lymph nodes. Our data show a decrease in the lymphatic
drainage of the region of the liver of animals that were in the magnetic field of industrial frequency.
Key words: liver; blood sinusoid capillaries; veins; lymph space Malla; sinuses of lymph nodes; a magnetic field of 50 Hz.
В настоящее время человеческая популяция
находится под постоянным воздействием техногенного магнитного поля промышленной частоты (МППЧ), что не может не вызывать беспокойства [1–5]. Несмотря на то что данная
проблема изучается уже более 50 лет, многие
механизмы
взаимодействия
организма
с МППЧ еще не раскрыты и она по-прежнему
не теряет своей актуальности.
Имеются данные литературы о том, что
у животных, находившихся в условиях воздействия МППЧ, в печени выявлены выраженные микро- и ультраструктурные изменения органелл цитоплазмы и ядер гепатоцитов, а также признаки нарушения в этом
органе кровообращения и лимфотока [3, 4, 6,
7]. Все эти изменения оказывают влияние на
морфологию лимфатического региона пече-
Материал и методы
Эксперименты проведены на 14 самцах
крыс Вистар (возраст 2,5 мес, масса
180–220 г). Животных распределили на две
группы – контрольную и группу животных,
находившихся (в течение 14 дней) в условиях
воздействия МППЧ с апериодическими колебаниями амплитуды магнитной индукции
от 5 до 10 мкТл (в окологерцовом частотном
диапазоне). В качестве источника магнитного
поля использовали дроссели от ламп дневного света. Всех животных содержали на стандартном рационе со свободным доступом
к пище и воде. По истечении срока эксперимента их декапитировали (под эфирным наркозом) и забирали образцы печени и ее регионарные ЛУ для изготовления гистологических
препаратов, окрашенных гематоксилином
Майера и эозином. На цифровых фотографиях гистологических препаратов печени и ее
регионарных лимфатических узлов определяли (при помощи программы Image J) долю
площади (%), занимаемой данной структурой
(кровеносные синусоидные капилляры, центральные вены, пространства Малла, синусы
ЛУ). Статистическую обработку полученных
показателей проводили с использованием пакета программ Statistica. Обработка вариационных рядов включала подсчет значений
средних арифметических величин (М) и их
стандартных ошибок (±m), среднеквадратического отклонения, медиан и т. д. Различия
между группами животных оценивали по
критерию Манна–Уитни при 95% уровне значимости. Эксперименты выполнены с соблюдением международных принципов Хельсинской декларации о гуманном отношении
к животным.
Результаты
У животных, находившихся в магнитном
поле, не выявлено (по сравнению с контролем) статистически значимого различия по
таким показателям, как площадь синусоидных кровеносных капилляров печени, центральных вен и лимфатических пространств
Малла. Статистически значимо уменьшилась
лишь суммарная площадь синусов в регионарных лимфатических узлах печени (на 3,8%
по сравнению с контролем, см. таблицу).
Обсуждение
В некоторых публикациях приводятся данные о влиянии на печень животных, находившихся в магнитном поле [3, 4]. При обзорной
микроскопии гистологических препаратов печени выявлена мозаичная картина. В отдельных печеночных дольках были расширены
кровеносные синусоидные капилляры и центральные вены (признак микроциркуляторных
нарушений). Также у части гепатоцитов печеночных балок имелись признаки повреждения. Однако при морфометрическом исследовании у животных, находившихся в МППЧ,
выявлено лишь статистически значимое увеличение численной плотности гепатоцитов
с одновременным уменьшением удельной
площади их цитоплазмы. Площадь синусоидных капилляров и коэффициент васкуляризации печени существенно не отличались от
контроля, то есть при воздействии магнитного
поля в печени статистически значимо произошло лишь увеличение общего числа гепатоцитов и уменьшение площади их цитоплазмы.
Дополнительное морфометрическое исследование печени и ее регионарных
Площадь печени и ее регионарных лимфатических узлов у животных, находившихся в условиях
воздействия магнитного поля промышленной частоты (M±m)
Группа
Контрольная
Опытная
Синусоидные
кровеносные
капилляры печени
14,2±0,6%
15,4±0,6%
Центральные
вены
печени
1245±93 мкм2
975±57 мкм2
* Различие по сравнению с контролем достоверно при р< 0,05.
Лимфатические
пространства
Малла
44,0±4,4%
40,7±1,6%
Синусы
лимфатических
узлов
15,3±1,6%
11,5±0,5%*
Вестник лимфологии, № 4, 2013
ни, который, согласно данным Ю.И. Бородина, охватывает регионарный лимфатический
аппарат органа и бассейн его лимфосбора [8].
Поэтому для изучения влияния магнитного
поля на дренажные системы печени в качестве тест-объектов выбрали кровеносные синусоидные капилляры и центральные вены печени, лимфатические пространства Малла,
синусы ее регионарных лимфатических узлов
(ЛУ).
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
Оригинальные статьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лимфатических узлов показало, что при воздействии на животных магнитного поля кровообращение и лимфоциркуляция в печени
существенно не изменяются, однако в ее регионарных лимфатических узлах отмечено
уменьшение площади синусов (свидетельство
снижения дренажной функции лимфатических узлов).
Таким образом, воздействие на животных
(в течение 14 сут) магнитным полем промышленной частоты напряженностью 5–10 мкТл
не оказывает существенного влияния на кровообращение и лимфоток в печени, однако
вызывает статистически значимое уменьшение площади синусов в ее регионарных лимфатических узлах. Эти данные свидетельствуют о снижении дренажной функции в лимфатическом регионе печени при воздействии на
организм животных магнитного поля промышленной частоты.
Литература
2.
3.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
4.
42
5.
6.
8.
9.
Заключение
1.
7.
Белкин А.Д., Кузнецов С.М. Некоторые особенности
формирования геотехнопатогенных зон с электромагнитной компонентой и их влияние на человека.
В кн.: Экология и гигиена помещений Московского региона. Сб. трудов постоянно действующего
науч.-практ. семинара. Вып. 3. (2005–2007 гг.). М.:
МГУИЭ; 2007: 138–42.
Григорьев Ю.Г., Григорьев О.А., Меркулов А.В., Степанов В.С. Электромагнитная безопасность человека. М.: Российский национальный комитет по защите от неионизирующего излучения; 1999.
Мичурина С.В., Белкин А.Д., Бугримова Ю.С. и др.
Влияние магнитного поля промышленной частоты
на некоторые параметры гепатолиенальной и лимфатической системы лабораторных животных. В кн.:
Проблемы экспериментальной и клинической лимфологии. Матер. конф. Новосибирск; 2002: 269–70.
Мичурина С.В., Ефремов А.В., Шурлыгина А.В. и др.
Морфофункциональные изменения печени и ее
региональных лимфатических узлов под воздействием магнитного поля промышленной частоты.
Морфология. 2005; 128 (4): 69–73.
Электромагнитные поля и население: сб. статей.
Под ред. Ю.Г. Григорьева, А.Л. Васина. М.: Изд-во
Рос. университета дружбы народов; 2003.
Azza A., Yehia A., Yehia M.A. Histological, ultrastructural and immunohistochemical studies of the low fre-
quency electromagnetic field effect on thymus, splen
and liver of albino Swiss mice. Pakistan J. Biol. Sci.
2002; 5: 931–7.
El-Hady El-desoky M., Mohamady M. Ultrastructural
studies on the effect of electromagnetic field on the liver
of albino rats (Rattus norvegicus). J. Am. Sci. 2011; 7
(2): 154–65.
Бородин Ю.И. Лимфатический регион и регионарная детоксикация. Хирургия, морфология, лимфология (Бишкек). 2006; 2: 5–6.
Mahmoud N. H. Ultrastructure study on the effect of
alternating magnetic field on mice liver. Egypt. J.
Hospital Med. 2005; 19: 168–78.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Belkin A.D., Kuznetsov S.M. Some features of formation
of zones with geotechnopathogenic electromagnetic
components and their impact on human. In: Ecology
and hygiene facilities in the Moscow region.
Proceedings of the permanent scientific-practical seminar. Is. 3. (2005–2007). Moscow: Moscow State
University of Engineering Ecology; 2007: 138–42.
Grigor'ev Yu.G., Grigor'ev O.A., Merkulov A.V., Stepanov V.S. Electromagnetic safety man. Moscow: Russian
National Committee for protection against impact of
non-ionizing radiation; 1999.
Michurina S.V., Belkin A.D., Bugrimova Yu.S. et al.
Effect of power frequency magnetic fields on some
parameters of hepato-splenic and lymphatic system of
laboratory animals. In: Problems of experimental and
clinical
limfology.
Conference
proceedings.
Novosibirsk; 2002: 269–70.
Michurina S.V., Efremov A.V., Shurlygina A.V. et al.
Morphological changes of the liver and its regional
lymph nodes under the influence of power frequency
magnetic fields. Morfologiya. 2005; 128 (4): 69–73.
Electromagnetic fields and public: Collection of articles
under general editorship by professor Yu.G. Griror'ev,
A.L. Vasin. Moscow: Publishing House of the Russian
People Friendship University; 2003.
Azza A., Yehia A., Yehia M.A. Histological, ultrastructural and immunohistochemical studies of the low frequency electromagnetic field effect on thymus, splen
and liver of albino Swiss mice. Pakistan J. Biol. Sci.
2002; 5: 931–7.
El-Hady El-desoky M., Mohamady M. Ultrastructural
studies on the effect of electromagnetic field on the liver
of albino rats (Rattus norvegicus). J. Am. Sci. 2011; 7
(2): 154–65.
Borodin Yu.I. Region and regional lymph detoxification. Khirurgiya, morfologiya, limfologiya (Bishkek).
2006; 2: 5–6.
Mahmoud N.H. Ultrastructure study on the effect of
alternating magnetic field on mice liver. Egypt. J.
Hospital Med. 2005; 19: 168–78.
Поступила 28.11.2013
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информация
УДК 616.42(061.3)
7 ноября 2013 г. в Москве прошла Вторая
Международная научно-практическая конференция по клинической лимфологии
«Лимфа-2013». На конференции присутствовали делегаты Ассоциации лимфологов России из таких городов, как Москва, Красногорск (Московская область), Новосибирск,
Омск, Томск, Саратов, Самара, Астрахань,
Караганда, Иваново, Санкт-Петербург,
Брянск, Андижан (Республика Узбекистан),
Махачкала, Владимир, Смоленск, Казань,
Уфа. Также в конференции приняли участие
врачи-лимфологи из Германии и Франции.
С приветственным словом выступили:
президент Ассоциации лимфологов России
Ю.Е. Выренков (Москва), проректор по
учебной работе и международному сотрудничеству Российской медицинской
академии последипломного образования
И.В. Поддубная (Москва), председатель
Французской ассоциации больных лимфедемой «Жить лучше» г-жа М. Шардон-Браспо
(Франция), доктор Földi Klinik С.Е. Арбитманн (Германия), к. м. н., хирург высшей категории, директор Центра лимфохирургии
им. Н. Шматкова Н.П. Шматков (г. Харцызск, Украина), профессор Н.А. Бубнова
(Санкт-Петербург).
В состав президиума конференции вошли: президент Ассоциации лимфологов
России, академик РАЕН, заслуженный деятель науки РФ, профессор Ю.Е. Выренков;
член-корр. РАМН, профессор И.В. Поддубная; профессор Н.А. Бубнова; д. м. н.,
профессор кафедры госпитальной хирургии
лечебного факультета Московского государственного медико-стоматологического
университета им. А.И. Евдокимова Б.М. Уртаев.
На первом пленарном заседании профессор Н.А. Бубнова сделала доклад о современ-
ных представлениях о лечении лимфедем.
Немецкий врач С.Е. Арбитманн выступила
с содержательным докладом о лимфангиосаркоме и поделилась опытом терапии сосудистых мальформаций; к. м. н. В.С. Макарова (Национальная пациентская организация
помощи больным, страдающим лимфедемой, «Лимфа») представила работу «Помощь
онкологическим больным с лимфатическими отеками».
На втором пленарном заседании наибольший интерес вызвали доклады к. м. н., врача-хирурга В.В. Харитонова «Эндолимфатическая терапия в комплексном лечении
гнойно-воспалительных и хронических заболеваний» (РМАПО, Москва); д. м. н., профессора, хирурга-флеболога В.Ю. Богачева
«Хронический венозный отек. Международные стандарты лечения» (Москва); доклад
Н.П. Шматкова «42-летний опыт лечения
лимфедемы у онкологических больных без
прогрессирования и с прогрессированием
онкологического процесса» (Украина); д. м. н.,
профессора В.М. Петренко «Структурные
основы активного лимфотока в грудном протоке на границе смежных лимфангионов.
О вариантах сокращений лимфангионов»
(Санкт-Петербург) и доклад по экспериментальному исследованию А.А. Коваленко
и соавт. «Влияние пептидного лимфостимулятора на заживление энтероэнтероанастомоза конец в конец при резекции тонкой
кишки крысы после обтурации» (НИИ общей патологии и патофизиологии и МГМУ
им. И.М. Сеченова, Москва).
Во время проведения конференции врачлимфолог, директор Национальной пациентской организации помощи больным,
страдающим лимфедемой, «Лимфа», член
Ассоциации лимфологов России И.Г. Макаров прочитал для студентов интереснейшую
Вестник лимфологии, № 4, 2013
ОТЧЕТ О ПРОВЕДЕНИИ
ВТОРОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
ПО КЛИНИЧЕСКОЙ ЛИМФОЛОГИИ
«ЛИМФА-2013»
43
Информация
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лекцию на тему «Диагностика и лечение
лимфедем».
В рамках конференции прошли мастерклассы представителей всемирно известного
учебного центра Földi Schule (Германия) по
применению компрессионного трикотажа
в комплексной противоотечной терапии
больных лимфедемой:
1. По использованию материала mobiderm
в лечении лимфедем (ведущий – председатель Французской ассоциации больных лимфедемой «Жить лучше», член Французской
ассоциации лимфологов, член экспертной
комисии при Министерстве здравоохранения
Франции по разработке методик лечения
лимфостаза, соорганизатор и ведущий препо-
даватель университетского курса лимфологии
г-жа М. Шардон-Браспо, Франция).
2. По использованию мануального лимфодренажа в комплексной терапии больных
лимфедемой (ведущий – M. Sυ βle, Földi
Schule, Германия).
3. По наложению компрессионного бандажа в комплексной терапии больных лимфедемой (ведущий – M. Sυ
βle, Földi Schule, Германия).
По окончании конференции были приняты решения по всем вопросам, поднятым на
заседаниях, также принято решение о проведении следующей, III Российской научной
конференции по клинической лимфологии
20 октября 2014 г. в Москве.
Президиум Второй Международной
научно-практической конференции
по клинической лимфологии
«Лимфа-2013»
Врачи-лимфологи И.Г. Макаров
Вестник лимфологии, № 4, 2013
В.К. Смирнов
44
ПАМЯТИ АНАТОЛИЯ ФЁДОРОВИЧА ЦЫБА ПОСВЯЩАЕТСЯ
Конец 1978 г., декабрь подходил к своему
завершению, и в это время пост директора
тогдашнего Института медицинской радиологии АМН СССР занял Анатолий Федорович Цыба. Ему шел 45-й год.
Родился Анатолий Федорович 21 января
1934 г. на Полтавщине в украинском селе, там
прошли его детство и юность, там он познал
тяготы военного лихолетья, оккупацию, там с
серебряной медалью окончил десятилетку.
Его второй родиной стало Закарпатье. Поступив после окончания школы на медицинский
факультет Ужгородского университета,
А.Ф. Цыб блестяще, с красным дипломом,
его окончил в 1957 г. и работал врачом сельской больницы, получив там практические
медицинские и управленческие навыки. Набравшись опыта лечебной и административной работы, он продолжает совершенствовать
свои навыки уже в столице СССР, в одном из
ведущих НИИ нашей страны – Институте хирургии им. А.В. Вишневского. С этого времени судьба Анатолия Федоровича навсегда будет связана с Медицинским радиологическим
научным центром, расположенным в городе
Обнинске, в 100 километрах от Москвы. Институт только зарождался, своей научной школы еще не имел, но уже нуждался в высокопрофессиональных научных кадрах, представителем которых стал А.Ф. Цыб, аспирант ИМР на
базе Института хирургии им. А.В. Вишневского. В 1962 г. молодой специалист принял руководство отделением ангиографии, порученное академиком Г.А. Зедгенидзе. Это была
хорошая школа для молодого ученого, широта научного поиска и новаторство определили
дальнейшие годы кропотливого труда, завершившегося изданием монографии по проблемам ангиографии.
Когда в 1978 г. встал вопрос о назначении
нового директора, никто не предполагал, что
этот пост может занять такой молодой ученый. Но это произошло. И совсем не случайно – мощный ум, высокая работоспособность, умение выделить основные научные
тенденции в медицине позволили Анатолию
Федоровичу стать лидером одного из крупнейших в мире радиологических центров. Напряженные, порой титанические усилия по
развитию и организации радиологической
службы в России были частью деятельности
А.Ф. Цыба и его команды. Достигая одной
цели за другой, они постоянно ставили новые: разработки в области радиобиологии и
радиационной генетики используются в диагностических методиках и биодозиметрии,
формировании протоколов медицинского
применения нейтронного излучения, продолжается поиск научных подходов к созданию
новых радиофармпрепаратов. В этот период
была определена диагностическая значимость лучевых методов и обосновано их применение при различных злокачественных новообразованиях. Будучи истинным ученым,
Анатолий Федорович активно изучал и внедрял в практику новые методы лучевой и комбинированной терапии опухолей, в том числе
с использованием новых принципов получения изображения и обработки информации с
помощью новейших технологий, включая КТ,
МРТ и ультразвуковые аппараты. У него не
было более важной заботы, чем сохранить
уникальное научно-исследовательское и лечебно-диагностическое учреждение. Огромный научный багаж Центра Анатолий Федорович сумел сберечь и нарастить.
А.Ф. Цыб – яркая, колоритная личность:
Врач с большой буквы, известный ученый,
крупный специалист в области радиологии,
Вестник лимфологии, № 4, 2013
УДК 616:92 Цыб
Некролог
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Некролог
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
онкологии, радиационной медицины, содиректор Сотрудничающего центра Всемирной
организации здравоохранения по радиационной эпидемиологии и подготовке кадров по
радиационной защите.
В 1986 г. произошла чернобыльская катастрофа. Первыми пришли на помощь специалисты МРНЦ под руководством его директора. Много сил и знаний потребовала организация Радиационно-эпидемиологического
регистра. Огромная воля и стремление к научному подходу в определении дозовой нагрузки на население после различных катастроф, включая ядерные испытания, позволили
создать стройную систему контроля и прогнозирования радиационных эффектов. Не
случайно японские специалисты теснейшим
образом сотрудничали лично с А.Ф. Цыбом и
вручили ему престижную награду – Мемориальную премию мира доктора Такаси Нагаи
(Япония). Ему была вручена оригинальная
бронзовая статуэтка «Свет жизни».
Тяжелыми были 90-е годы ХХ века, но и
тогда Анатолию Федоровичу удалось сохранить трудовой коллектив МРНЦ почти в полном составе. Каких нервов, какого здоровья
это стоило ему, можно только догадываться.
Иногда он работал по 24 ч в сутки, ни на минуту не ослабляя своего влияния, делая все
возможное для сохранения основных направлений деятельности Центра. Это был его
гражданский подвиг.
Позже Анатолий Федорович все свои усилия сосредоточил на сохранении и улучшении
технического оснащения, на ремонте лечебных отделений клиники для совершенствования как лечения, так и пребывания онкологических больных в стационаре. Постепенно
Центр принимал современный облик. Были
построены и отремонтированы основные
подразделения клиники и вновь выстроено
консультативно-поликлиническое отделение.
Не забывал Анатолий Федорович и о престиже Центра. Он создал коллектив профессионалов, которым доверяют свое здоровье жи-
тели Российской Федерации, а также ближнего и дальнего зарубежья.
Большое внимание Анатолий Федорович
уделял воспитанию молодых кадров. Им подготовлены 29 докторов и 38 кандидатов медицинских наук. Можно смело констатировать,
что за годы его руководства Центр стал признанным учреждением в мировом медицинском сообществе.
Академик РАМН А.Ф. Цыб награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» IV и
III степеней, орденами «Знак Почета» и Мужества, а также удостоен именной медали к
100-летию выдающегося русского генетика
Н.В. Тимофеева-Ресовского.
Анатолий Федорович, несмотря на колоссальную нагрузку и огромную занятость,
был открытым человеком. Он принимал
в день большое число посетителей с разнообразными вопросами. Все вопросы он решал оперативно, умел мгновенно вникнуть
в проблему и решить ее так, как мог ее решить только он. Не публичность, которая
сопровождала его все 34 года на посту директора, и даже не пирамида регалий и наград дали ему имя, а самое важное и неотложное дело – забота о здоровье людей.
На любом уровне, на любой публичной площадке – научной, общественной, политической – он доказывал: нет ничего дороже
здоровья человека в этом мире.
He cтaлo Aнaтoлия Фeдopoвичa Цыбa. Heт
cлoв, чтoбы выpaзить вce чyвcтвa пo пoвoдy
нecпpaвeдливocти вpeмeни, в кoтopoм oн eщe
мнoгoe мoг сделать. Для Oбнинcкa, для всего
медицинского сообщества этo бoльшaя пoтepя.
Личнocть Aнaтoлия Фeдopoвичa yникaльнa. Вo
мнoгoм блaгoдapя eмy oб Oбнинcкe гoвopят кaк
o гopoдe, гдe yмeют лeчить людeй. He гoвopя
yжe пpo «миpный aтoм» и дpyгиe вaжныe
дocтижeния. Вceгдa ocoбeннo вaжнo пoнимaть,
чтo вeликиx yчeныx, coзидaтeлeй нyжнo цeнить
пpи жизни...
Cвeтлaя пaмять oб aкaдeмикe А.Ф. Цыбe
нaвceгдa ocтaнeтcя в нaшиx cepдцax.
Сотрудники МРНЦ Минздрава России,
Ассоциация лимфологов
Российской Федерации,
Редколлегия журнала
«Вестник лимфологии»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Некролог
УДК 617:92 Савельев
ПАМЯТИ ХИРУРГА
передовые позиции в российской и мировой
медицине. Он являлся председателем Научного общества хирургов России, президентом
Российской ассоциации флебологов, почетным членом ряда иностранных научных и хирургических обществ.
В.С. Савельев – лауреат Демидовской премии, награжден орденами Ленина, Трудового
Красного Знамени, «За заслуги перед Отечеством» IV и III степеней, медалями.
Виктор Сергеевич Савельев для многих
был и остается Учителем. Память о нем навсегда останется в наших сердцах…
Ученики академика В.С. Савельева
Вестник лимфологии, № 4, 2013
25 декабря 2013 г. после продолжительной
болезни ушел из жизни выдающийся хирургученый, Герой Социалистического Труда, лауреат государственных премий СССР, Российской Федерации, премии Правительства
РФ, академик РАН и РАМН, заведующий кафедрой факультетской хирургии Российского
национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова, доктор медицинских наук, профессор ВИКТОР
СЕРГЕЕВИЧ САВЕЛЬЕВ.
В.С. Савельев родился 24 февраля 1928 г.
В 1945 г. поступил во 2-й Московский медицинский институт, после окончания которого
начал работать в этом институте. В 1967 г. избирается заведующим кафедрой факультетской
хирургии, которой посвятил всю свою жизнь.
Творческая деятельность В.С. Савельева
была насыщена неутомимой энергией исследователя, связана с внедрением новых технологий в клиническую практику и постоянным
научным поиском. В.С. Савельев является
крупным организатором отечественного
здравоохранения: в течение 38 лет он занимал
пост главного хирурга Минздрава России,
многое сделал для повышения качества и эффективности хирургической службы в Российской Федерации. С именем В.С. Савельева связаны достижения не только в хирургии,
но и в анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии.
Талантливый ученый, блестящий хирург,
выдающийся педагог, он получил широкое
общественное признание не только в России,
но и за рубежом. Под руководством В.С. Савельева подготовлены более 70 докторов и более 300 кандидатов медицинских наук. Созданная им хирургическая школа занимает
47
Правила для авторов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРАВИЛА ДЛЯ АВТОРОВ
Уважаемые авторы!
Обращаем ваше внимание на то, что журнал входит в рекомендованный ВАК перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы значимые результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук, а также в международные информационные системы и базы данных, для соответствия требованиям которых авторы должны строго соблюдать следующие
правила.
Вестник лимфологии, № 4, 2013
1. РЕДАКЦИОННАЯ ЭТИКА. Статья должна иметь визу руководителя и сопровождаться официальным направлением от учреждения, из которого выходит статья (с круглой печатью), в необходимых случаях – экспертным заключением. В направлении следует указать, является ли статья диссертационной.
Статья должна быть подписана всеми авторами.
Нельзя направлять в редакцию работы, напечатанные в иных изданиях или отправленные в иные издания.
Редакция оставляет за собой право сокращать и редактировать принятые работы. Датой поступления
статьи считается время поступления окончательного (переработанного) варианта статьи.
2. Статья присылается в редакцию в распечатке с обязательным приложением электронной версии. По
электронной почте статьи не принимаются.
3. Статья должна быть напечатана шрифтом Times New Roman или Arial, размер шрифта 12, с двойным интервалом между строками, поля шириной 3 см.
4. ОБЪЕМ передовых, обзорных и дискуссионных статей не должен превышать 15 с (включая иллюстрации, таблицы и список литературы), оригинальных исследований – 12 с, рецензий – 3 с.
5. ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ должен содержать:
1) фамилию и инициалы автора;
2) название статьи;
3) полное наименование учреждения, в котором работает автор, в именительном падеже, с обязательным указанием ведомственной принадлежности;
4) полный почтовый адрес учреждения, включая индекс.
Если авторов несколько, у каждой фамилии и соответствующего учреждения проставляется цифровой индекс. Если все авторы статьи работают в одном учреждении, указывать место работы каждого автора отдельно не нужно.
Данный блок информации должен быть представлен как на русском, так и на английском языке. Фамилии авторов рекомендуется транслитерировать так же, как в предыдущих публикациях, или по системе BGN (Board of Geographic Names), см. сайт http://www.translit.ru. В отношении организации(ий) важно, чтобы был указан официально принятый английский вариант наименования.
5) ниже указываются дополнительные сведения о каждом авторе, необходимые для обработки журнала в Российском индексе научного цитирования: Ф.И.О. полностью на русском языке и в транслитерации,
научная степень, звание, должность, е-mail контактного автора.
Образец титульного листа:
В.П. Куликов1, М.Л. Дическул1, С.И. Жестовская2
48
ИНФОРМАТИВНОСТЬ ДОППЛЕРОГРАФИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ЦЕРЕБРАЛЬНОЙ
ВЕНОЗНОЙ РЕАКТИВНОСТИ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ВАРИАНТАХ НАРУШЕНИЯ
ОТТОКА КРОВИ ОТ МОЗГА
1ГБОУ
ВПО «Алтайский государственный медицинский университет»
Министерства здравоохранения Российской Федерации,
пр. Ленина, 40, Барнаул, 656038, Российская Федерация;
2ГБОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет
им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого» Министерства здравоохранения Российской Федерации,
ул. Партизана Железняка, 1, Красноярск, 660022, Российская Федерация
Куликов Владимир Павлович, доктор мед. наук, профессор, заведующий кафедрой патофизиологии,
функциональной и ультразвуковой диагностики; e-mail: kulikov57@mail.ru;
Дическул Маргарита Леонидовна, кандидат мед. наук, ассистент кафедры патофизиологии, функциональной
и ультразвуковой диагностики;
Жестовская Светлана Ивановна, доктор мед. наук, профессор, заведующая кафедрой лучевой диагностики
INFORMATIVITY OF DOPPLEROGRAPHIC EVALUATION OF CEREBRAL VENOUS REACTIVITY
IN DIFFERENT TYPES OF DISTURBANCES OF VENOUS BLOOD OUTFLOW FROM THE BRAIN
1Altai
State Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation,
prospect Lenina, 40, Barnaul, 656038, Russian Federation;
2Prof. V.F. Voyno-Yasenetskiy Krasnoyarsk State Medical University, Ministry of Healthcare
of the Russian Federation, ul. Partizana Zheleznyaka, 1, Krasnoyarsk, 660022, Russia
6. Дальнейший ПЛАН ПОСТРОЕНИЯ оригинальных статей должен быть следующим: резюме,
ключевые слова, краткое введение, отражающее состояние вопроса к моменту написания статьи, и задачи настоящего исследования, материал и методы, результаты и обсуждение, выводы по пунктам или заключение, список цитированной литературы.
Методика исследований должна быть описана очень четко, так чтобы ее легко можно было воспроизвести.
При подготовке к печати экспериментальных работ следует руководствоваться «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных». Помимо вида, пола и количества использованных животных авторы обязательно должны указывать применяемые при проведении болезненных
процедур методы обезболивания и методы умерщвления животных.
Изложение статьи должно быть ясным, сжатым, без длинных исторических введений и повторений.
Предпочтение следует отдавать новым и проверенным фактам, результатам длительных исследований,
важных для решения практических вопросов.
Нужно указать, являются ли приводимые числовые значения первичными или производными, привести пределы точности, надежности, интервалы достоверности, оценки, рекомендации, принятые или отвергнутые гипотезы, обсуждаемые в статье.
7. СТАНДАРТЫ. Все термины и определения должны быть научно достоверны, их написание (как
русское, так и латинское) должно соответствовать «Энциклопедическому словарю медицинских терминов» (в 3-х т., под ред. акад. Б.В. Петровского).
Лекарственные препараты должны быть приведены только в международных непатентованных названиях, которые употребляются первыми, затем в случае необходимости приводится несколько торговых названий препаратов, зарегистрированных в России (в соответствии с информационно-поисковой
системой «Клифар-Госреестр» – Государственный реестр лекарственных средств).
Желательно, чтобы написание ферментов соответствовало стандарту Enzyme Classification.
Желательно, чтобы наследуемые или семейные заболевания соответствовали международной
классификации наследуемых состояний у человека (Mendelian Inheritance in Men, см.
http://ncbi.nlm.nih.gov/Omim).
Названия микроорганизмов должны быть выверены в соответствии с «Энциклопедическим словарем медицинских терминов» (в 3-х т., под ред. акад. Б.В. Петровского) или по изданию «Медицинская
микробиология» (под ред. В.И. Покровского).
Написание Ф.И.О., упоминаемых в тексте, должно соответствовать списку литературы.
Термины, способные вызвать у читателя затруднения при прочтении, должны быть пояснены.
Помимо общепринятых сокращений единиц измерения, физических, химических и математических
величин и терминов (например ДНК) допускаются аббревиатуры словосочетаний, часто повторяющихся
в тексте. Все вводимые автором буквенные обозначения и аббревиатуры должны быть расшифрованы в
тексте при их первом упоминании. Не допускаются сокращения простых слов, даже если они часто повторяются.
Дозы лекарственных средств, единицы измерения и другие численные величины должны быть указаны в системе СИ.
8. АВТОРСКИЕ РЕЗЮМЕ (аннотации)
Авторское резюме к статье является основным источником информации в отечественных и зарубежных информационных системах и базах данных, индексирующих журнал. Авторское резюме доступно на страничке издательства на сайте НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН для всеобщего обозрения в сети
Интернет и индексируется сетевыми поисковыми системами. Авторское резюме должно быть представлено на русском и английском языке.
По аннотации к статье читателю должна быть понятна суть исследования, по ней он должен определить, стоит ли обращаться к полному тексту статьи для получения интересующей его более подробной
информации.
В авторском резюме должны быть изложены только существенные факты работы. Для оригинальных статей приветствуется структура аннотации, повторяющая структуру статьи и включающая цели,
Вестник лимфологии, № 4, 2013
V.P. Kulikov1, M.L. Dicheskul1, S.I. Zhestovskaya2
Правила для авторов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Правила для авторов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
материал и методы, результаты, заключение (выводы). Однако предмет, тема, цель работы указываются в том случае, если они не ясны из заглавия статьи; метод или методологию проведения работы целесообразно описывать в том случае, если они отличаются новизной или представляют интерес с точки
зрения данной работы.
Приводятся основные теоретические и экспериментальные результаты. Предпочтение отдается новым
результатам и данным долгосрочного значения, важным открытиям, выводам, которые опровергают существующие теории, а также данным, которые, по мнению автора, имеют практическое значение.
В тексте авторского резюме не должны повторяться сведения, содержащиеся в заглавии. Следует
применять значимые слова из текста статьи, текст авторского резюме должен быть лаконичен и четок,
свободен от второстепенной информации, лишних вводных слов, общих и незначащих формулировок.
В тексте авторского резюме следует избегать сложных грамматических конструкций, при переводе
необходимо использовать активный, а не пассивный залог.
Сокращения и условные обозначения, кроме общеупотребительных, применяют в исключительных
случаях или дают их расшифровку и определение при первом употреблении в авторском резюме.
Объем текста авторского резюме определяется содержанием публикации (объемом сведений, их научной ценностью и/или практическим значением), но не должен быть менее 100–250 слов.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА даются через точку с запятой и не должны дублировать текст резюме, являясь
дополнительным инструментом для поиска статьи в сети.
9. ТРЕБОВАНИЯ К РИСУНКАМ. В тексте все иллюстрации (фотографии, схемы, диаграммы, графики и т. д.) именуются рисунками. На все рисунки в тексте должны быть даны ссылки. Рисунки должны располагаться непосредственно после текста, в котором они упоминаются впервые. Оригиналы изображений
прилагаются к статье в виде отдельных файлов в формате tif или jpg, за исключением схем, диаграмм или графиков, чтобы обеспечить возможность внесения в них изменений.
Если на диаграмме (графике) представлено не более 5 параметров, то для каждого из столбцов (линий)
необходимо использовать не цветную заливку, а черно-белую с различными видами штриховок или фактур, если более 5 – цветную. Целесообразно использовать двухмерные диаграммы.
Графические материалы должны быть очень высокого качества. Рисунок должен быть обрезан по краям
изображения. Надписи на иллюстрациях должны быть четкими, обязательно на русском языке.
Подписи к рисункам должны содержать исчерпывающий комментарий к изображению, в том числе
указание на использованный способ визуализации и представленную проекцию при демонстрации результатов инструментальных диагностических методик, все условные обозначения и аббревиатуры раскрыты. В подписях к микрофотографиям необходимо указывать метод окраски препарата и увеличение
окуляра и объектива. В подписях к графикам указываются обозначения по осям абсцисс и ординат и единицы измерения, приводятся пояснения по каждой кривой.
Рисунки, не соответствующие требованиям, будут исключены из статей, поскольку их достойное
воспроизведение типографским способом невозможно.
При заимствовании таблицы или рисунка из какого-либо источника оформляется сноска на источник в соответствии с требованиями к оформлению сносок.
10. ПОДПИСИ К РИСУНКАМ И ФОТОГРАФИЯМ даются на отдельном листе. Каждый рисунок
должен иметь общий заголовок и расшифровку всех сокращений. В подписях к графикам указываются
обозначения по осям абсцисс и ординат и единицы измерения, приводятся пояснения по каждой кривой.
В подписях к микрофотографиям указываются метод окраски и увеличение.
11. ОФОРМЛЕНИЕ ТАБЛИЦ: сверху справа необходимо обозначить номер таблицы, ниже дается ее
название. Сокращения слов в таблицах не допускаются. Все цифры в таблицах должны соответствовать цифрам в тексте и обязательно должны быть обработаны статистически.
12. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ СПИСКИ составляются с учетом «Единых требований к рукописям,
представляемым в биомедицинские журналы» Международного комитета редакторов медицинских журналов (Uniform Requirements for Manuscripts Submitted to Biomedical Journals). Правильное описание используемых источников в списках литературы является залогом того, что цитируемая публикация будет
учтена при оценке научной деятельности ее авторов и организаций, в которых они работают.
В оригинальных статьях допускается цитирование не более 25 источников, в обзорах литературы – не более 50, в лекциях и других материалах – до 15. Библиография должна содержать помимо основополагающих
работ публикации за последние 5 лет.
В списке литературы все работы перечисляются в порядке цитирования. Библиографические ссылки
в тексте статьи даются в квадратных скобках номерами.
Ссылки на неопубликованные работы не допускаются.
Библиографическое описание книги: автор(ы), название, город (где издана), после двоеточия –
название издательства; после точки с запятой – год издания. Если ссылка дается на главу из книги:
Примеры транслитерации русскоязычных источников литературы
для англоязычного блока статьи
Статья из журнала:
Belushkina N.N., Khomyakova T.N., Khomyakov Yu.N. Diseases associated with dysregulation of programmed
cell death. Molekulyarnaya meditsina. 2012; 2: 3–10 (in Russian).
Zagurenko A.G., Korotovskikh V.A., Kolesnikov A.A., Timonov A.V., Kardymon D.V. Technical and economic
optimization of hydrofracturing design. Neftyanoe khozyaistvo. 2008; 11: 54–7 (in Russian).
Статья из электронного журнала:
Swaminathan V., Lepkoswka-White E., Rao B.P. Browsers or buyers in cyberspace? An investigation of electronic factors influencing electronic exchange. Journal of Computer-Mediated Communication. 1999; 5 (2).
Available at: http://www. ascusc.org/jcmc/vol5/issue2/ (Accessed 28 April 2011).
Книга (монография, сборник):
Kanevskaya R.D. Mathematical modeling of hydrodynamic processes of hydrocarbon deposit development.
Izhevsk; 2002 (in Russian).
From disaster to rebirth: the causes and consequences of the destruction of the Soviet Union. Moscow: HSE
Publ.; 1999 (in Russian).
Latyshev V.N. Tribology of cutting, vol. 1: Frictional processes in metal cutting. Ivanovo: Ivanovskiy Gos.
Univ.; 2009 (in Russian).
Материалы конференций:
Usmanov T.S., Gusmanov A.A., Mullagalin I.Z., Muhametshina R.Yu., Chervyakova A.N., Sveshnikov A.V.
Features of the design of field development with the use of hydraulic fracturing. In: New energy saving subsoil technologies and the increasing of the oil and gas impact. Proc. 6th Int. Symp. Moscow, 2007; 267–72 (in Russian).
Вестник лимфологии, № 4, 2013
авторы, название главы, после точки ставится «В кн.:» или «In:» и фамилия(и) автора(ов) или редактора(ов), затем название книги и выходные данные.
Библиографическое описание статьи из журнала: автор(ы), название статьи, название журнала, год,
том, в скобках номер журнала, после двоеточия цифры первой и последней страниц цитирования.
При авторском коллективе до 6 человек включительно упоминаются все, при больших авторских
коллективах – 6 первых авторов «и др.», в иностранных «et al.»; если в качестве авторов книг выступают редакторы, после фамилии следует ставить «ред.», в иностранных «ed.».
По новым правилам, учитывающим требования таких международных систем цитирования, как
Web of Science и Scopus, библиографические списки (References) входят в англоязычный блок статьи и
соответственно должны даваться не только на языке оригинала, но и латиницей (романским алфавитом). Поэтому авторы статей должны давать список литературы в двух вариантах: один на языке
оригинала (русскоязычные источники – кириллицей, англоязычные – латиницей), как было принято ранее, и отдельным блоком тот же список литературы (References) в романском алфавите для
Scopus и других зарубежных баз данных, повторяя в нем все источники литературы, независимо от
того, имеются ли среди них иностранные. Если в списке есть ссылки на иностранные публикации,
они полностью повторяются в списке, готовящемся в романском алфавите.
В романском алфавите для русскоязычных источников требуется следующая структура библиографической
ссылки: автор(ы) (транслитерация), перевод названия книги или статьи на английский язык, название источника (транслитерация), выходные данные в цифровом формате, указание на язык статьи в скобках (in Russian).
ТЕХНОЛОГИЯ ПОДГОТОВКИ ССЫЛОК С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СИСТЕМЫ АВТОМАТИЧЕСКОЙ ТРАНСЛИТЕРАЦИИ И ПЕРЕВОДЧИКА
На сайте http://www.translit.ru можно бесплатно воспользоваться программой транслитерации русского текста в латиницу. Программа очень простая.
1. Входим в программу Translit.ru. Выбираем систему транслитерации BGN (Board of Geographic
Names). Вставляем в специальное поле весь текст библиографии, кроме названия книги или статьи, на
русском языке и нажимаем кнопку «в транслит».
2. Копируем транслитерированный текст в готовящийся список References.
3. Переводим с помощью переводчика Google все описание источника, кроме авторов (название
книги, статьи, постановления и т. д.) на английский язык, переносим его в готовящийся список. Перевод, безусловно, требует редактирования, поэтому данную часть необходимо готовить человеку, понимающему английский язык.
4. Объединяем описания в транслите и переводное, оформляя в соответствии с принятыми правилами. При этом необходимо раскрыть место издания (Moscow) и, возможно, внести небольшие технические поправки.
5. В конце ссылки в круглых скобках указывается (in Russian). Ссылка готова.
Правила для авторов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
Вестник лимфологии, № 4, 2013
Правила для авторов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Интернет-ресурс:
АРА Style (2011). Available at: http://www.apastyle.org/apa-style-help.aspx (accessed 5 February 2011).
Автореферат диссертации:
Semenov V.I. Mathematical modeling of the plasma in the compact torus. Dr. phys. and math. sci. Diss. Moscow;
2003 (in Russian).
Grigor’ev Yu. A. Development of scientific bases of architectural design of distributed data processing systems.
Dr. tech. sci. Diss. Moscow: Bauman MSTU Publ.; 1996 (in Russian).
ГОСТ:
State Standard 8.586.5-2005. Method of measurement. Measurement of flow rate and volume of liquids and
gases by means of orifice devices. Moscow: Standartinform Publ.; 2007.
Патент:
Palkin M.V. et al. The way to orient on the roll of aircraft with optical homing he; d. Patent RF, № 2280590;
2006 (in Russian).
Примеры оформления ссылок на литературу для русскоязычной части статьи
Статья из журнала:
Веркина Л.М., Телесманич Н.Р., Мишин Д.В., Ботиков А.Г., Ломов Ю.М., Дерябин П.Г. и др. Конструирование полимерного препарата для серологической диагностики гепатита С. Вопросы вирусологии. 2012; 1: 45–8.
Чучалин А.Г. Грипп: уроки пандемии (клинические аспекты). Пульмонология. 2010; Прил. 1: 3–8.
Aiuti A., Cattaneo F., Galimberti S., Benninghoff U., Cassani В., Callegaro L. et al. Gene therapy for immunodeficiency due to adenosine deaminas deficiency. N. Engl. J. Med. 2009; 360 (5): 447–58.
Glauser T.A. Integrating clinical trial data into clinical practice. Neurology. 2002; 58 (12, Suppl. 7): S 6–12.
Книга:
Медик В.А. Заболеваемость населения: история, современное состояние и методология изучения. М.:
Медицина; 2003.
Воробьев А.И. (ред.) Руководство по гематологии. 3-е изд. т. 3. М.: Ньюдиамед; 2005.
Радзинский В.Е. (ред.) Перионеология: Учебное пособие. М.: РУДН; 2008.
Beck S., Klobes F., Scherrer C. Surviving globalization? Perspective for the German economic model. Berlin:
Springer; 2005.
Michelson A.D. (ed.) Platelets. 2nd ed. San Diego: Elsevier Academic Press; 2007.
Mestecky J., Lamm M.E., Strober W. (eds) Mucosal immunology. 3rd ed. New York: Academic Press; 2005.
Глава из книги:
Иванова А.Е. Тенденции и причины смерти населения России. В кн.: Осипов В.Г., Рыбаковский Л.Л.
(ред.) Демографическое развитие России в XXI веке. М.: Экон-Информ; 2009: 110–31.
Silver R.M., Peltier M.R., Branch D.W. The immunology of pregnancy. In: Creasey R.K., Resnik R. (eds).
Maternal-fetal medicine: Principles and practices. 5th ed. Philadelphia: W.B. Saunders; 2004: 89–109.
Материалы научных конференций, автореферат:
Актуальные вопросы гематологии и трансфузиологии: Материалы научно-практической конференции. 8 июля 2009 г. Санкт-Петербург. СПб.; 2009.
Салов И.А., Маринушкин Д.Н. Акушерская тактика при внутриутробной гибели плода. В кн.: Материалы IV Российского форума «Мать и дитя». М.; 2000; ч. 1: 516–9.
European meeting on hypertension. Milan, Jine 15–19, 2007. Milan; 2007.
Harnden P., Joffe J.K., Jones W.G. (eds). Germ cell tumours V: Proceedings of the 5th Germ cell tumour conference. 2001, sept. 13–15; Leeds; UK. New York: Springer; 2001.
Мельникова К.В. Клинико-биохимические и морфологические изменения печени у больных с атерогенной дислипидемией: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М.; 2008.
Borkowski M.M. Infant sleep and feeding: a telephone survey of Hispanic Americans: diss. Mount Pleasant
(MI): Central Michigan University; 2002.
Электронный источник:
Государственный доклад «О состоянии здоровья населения Республики Коми в 2009 году». Available
at: http://www.minzdrav.rkomi.ru/left/doc/docminzdr
Abood S. Quality improvement initiative in nursing homes: the ANA acts in an advisory role. Am. J. Nurs.
2002; 102 (6). Available at: http://www.psvedu.ru/journal/201l/4/2560.phtml
Автор несет ответственность за правильность библиографических данных.
Статьи следует направлять заказным письмом по адресу: 119049, Москва, Ленинский просп., д. 8,
корп. 18, издательство НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, редакция журнала «Клиническая физиология
кровообращения»; e-mail: izdinsob@yandex.ru; тел./факс 8 (499) 236-92-87.
При нарушении указанных правил статьи рассматриваться не будут.
Плата за публикацию рукописей не взимается.
Документ
Категория
Научные
Просмотров
171
Размер файла
849 Кб
Теги
лимфологии, вестник, 2013
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа