close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

110.Правовая культура №2 (5) 2008

код для вставкиСкачать
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Содержание
Философия прав человека
Комкова Г.Н.
Становление системы защиты прав человека
в Российской Федерации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
Федорова Т.Д.
Публично-правовая аксиология в контексте
современной культуры общества . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
Жирнов О.Н.
Судебная антропология как наука: предмет и задачи . . . . . . . . . . . 20
Жирнов П.О.
Гражданское неповиновение как феномен
демократической правовой культуры . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
Правовая культура, правовое государство
и демократическое развитие общества
Матузов Н.И.
Правовой идеализм как «родимое пятно»
российского общественного сознания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38
Соколов А.Н., Бочаров В.М.
Правовой закон ? «стержень» правового государства . . . . . . . . . . . 49
Иванов Д.Л.
Концептуальные основы формирования гражданского общества:
проблемы систематизации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60
Правовая культура и права человека
Кавелина Н.Ю.
Понятие и содержание конституционного права на защиту. . . . . . . 68
Морозов А.П.
Исторические особенности становления права человека
и гражданина на свободу и личную неприкосновенность. . . . . . . . . 81
Украинцева В.С.
Конституционное право граждан Российской Федерации
на альтернативную гражданскую службу: проблемы реализации . . 91
Морозова М.В.
Юридические гарантии в механизме реализации конституционного
права человека на благоприятную окружающую среду. . . . . . . . . 104
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Правовая культура и правоприменительная практика
Варыгин А.Н., Яшин А.В.
Правовая культура и формирование личности преступника,
посягающего на интересы правосудия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 115
Бытко С.Ю., Курочка Е.В.
О некоторых спорных вопросах соучастия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 122
Лукашова Н.Ф.
Место Уполномоченного по правам человека в субъектах РФ
в системе органов государственной власти. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 134
Вершинина И.Ф.
Институт Уполномоченного по правам человека как элемент
государственного механизма повышения правовой культуры
в обществе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 140
Правовая культура и международное право
Хижняк В.С.
Национальные интересы России в сфере защиты прав человека . . 148
Водополова О.Н.
О применении принципов международного морского права
к охране природной среды Каспийского моря . . . . . . . . . . . . . . . . 153
Персоналии
Николаю Игнатьевичу Матузову ? 80! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 165
К 70-летию Владимира Терентьевича Кабышева . . . . . . . . . . . . . 168
Юбилей Александра Сергеевича Мордовца . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
Аннотации к статьям журнала
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .175
Информация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .182
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Contents
The Philosophy of the Human Rights
Komkova G.N.
Formation of the Protection of Human Rights System
in Russian Federation. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
Fedorova T.D.
Publicly-legal Axiology in the Context of the Modern Culture
of the Society . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
Zhyrnov O.N.
Forensic Anthropology as a Science, Object and Purposes . . . . . . . . 20
Zhyrnov P.O.
The Civil Disobedience as a Phenomenon of the Democratic
Legal Culture . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
Legal Culture, Legal
Government and democratic development of the society
Matuzov N.I.
Legal Idealism as a «birthmark»
of the Russian Social Consciousness . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38
Sokolov A.N., Bocharov V.M.
Law ? the core of the Constitutional State . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 49
Ivanov D.L.
Conceptual Basis of the Formation of the Civil Society:
the problems of the systematization . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60
Legal Culture and Human Rights
Kavelina N.Y.
The Notion and the Content of the Constitutional Right
for the Defense (Constitutional Defense in Substance) . . . . . . . . . . . 68
Morozov A.P.
Historical Peculiarities of the Formation of the Human Rights
of Freedom and Security of a Person . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81
Ukraintseva V.S.
Constitutional Right of the Citizens of Russian Federation for the
alternative service: the problems of the realization . . . . . . . . . . . . . . 91
Morozova M.V.
Judicial guarantee in the Mechanism of the Realization of the
Constitutional Right of a Person for the Favorable Environment . . 104
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Legal Culture and Law enforcement Practice
Varygin A.N., Yashin A.V.
Legal Culture and Formation of the Criminal Personality,
Encroaching on the Interests of Justice . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 115
Bytko S.Y., Kurochka E.V.
About Some Disputable Questions of Complicity. . . . . . . . . . . . . . . 122
Lukashova N.F.
The Place of the Commissioner of the Human Rights
of the Subjects of Russian Federation in the System
of Government . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 134
Vershinina N.F.
Institute of the Commissioner of the Human Rights as an Element
of State Mechanism of Raising the Legal Culture. . . . . . . . . . . . . . 140
Legal Culture and International Law
Khizhnyak V.S.
Notional Interests of Russia in the Sphere of protection
of Human Rights. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148
Vodopolova O.N.
About the application of the International Maritime Law Principles
to the Caspian Sea Marine Environment Protection . . . . . . . . . . . . 153
Personalities:
Nickolai Ignatievich Matuzov ? 80! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 165
In Commemorating the 70th Anniversary
of Vladimir Terentievich Kabishev . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 168
The Anniversary of Alexander Sergeevich Mordovets. . . . . . . . . . . . 173
Annotations to the Magazine?s Articles . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 175
Information . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 182
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ФИЛОСОФИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
Г.Н. Комкова*
??????????? ??????? ?????? ???? ????????
? ?????????? ?????????
И
стория развития человечества свидетельствует о том, что обретение человеком прав и свобод, расширение их перечня всегда становились ареной острых столкновений между индивидом и государством.
Добровольно предоставлять социальные блага и политические свободы
государство не стремилось никогда. Все ныне существующие права человека, закрепленные в международных документах, конституциях, законодательстве, были выстраданы и отвоёваны человечеством с боем. История
свидетельствует, что данная битва еще не окончена, что новым поколениям нужно снова и снова защищать свои права. Пока, к сожалению, ещё
нереальна ситуация, при которой не будет требоваться усилий для поддержания и защиты прав и свобод человека.
В полной мере права могут быть обеспечены и защищены только в
демократическом, социальном, правовом государстве. «Права человека
могут быть защищены только в таком государстве, которым управляет
право, а не отдельные люди»1, ? писал выдающийся швейцарский юрист
профессор Томас Фляйнер.
Признание прав и свобод человека высшей ценностью и их защиты
обязанностью государства (ст. 2 Конституции РФ) непосредственно вытекает из зафиксированного в статье 1 Конституции положения о России
как о демократическом правовом государстве. Конечная цель деятельности государства состоит в обеспечении прав и свобод человека и гражданина. Достижение этой цели неразрывно связано с обязанностью государства создавать систему защиты прав и свобод, а также устанавливать
четкие юридические процедуры такой защиты.
Содержание второй главы Конституции, посвященной правам и свободам человека и гражданина, не вызывает особых нареканий. Многие
ученые сходятся во мнении, что её содержание соответствует международным стандартам прав человека. Однако реализация основных прав и свобод, гарантированных Конституцией, выступает объектом критики. Основной дефект действующей Конституции России состоит в отсутствии
механизмов ответственности и наказуемости лиц, принимающих решения,
которые нарушают права человека. Гарантией реализации прав человека
является необходимость создания государством и его органами действенной системы защиты прав человека.
*
Заведующая кафедрой государственно-правовых дисциплин, декан юридического факультета Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, доктор юридических наук, профессор.
1
Фляйнер Т. Что такое права человека. М., 1997. С. 129.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Г.Н. Комкова
7
Система защиты прав человека включает в себя два основных направления: защита прав человека органами власти и самозащита прав
человека. Становление и развитие этих направлений в России всегда было сопряжено с определенными трудностями.
Так, органам Российского государства тяжело привыкнуть к тому, что
вся их деятельность должна быть подчинена интересам граждан, тогда
как предстоящий период их существования был обоснован тезисом о том,
что «человек ? лишь винтик большой государственной машины». Однако
органы государства с начала перестройки постепенно приходили к пониманию необходимости изменить свою деятельность, подчинив её защите
прав граждан.
Президент РФ в соответствии с ч. 2 ст. 80 Конституции является гарантом прав и свобод человека и гражданина, что налагает на него обязанности по созданию условий и средств, обеспечивающих их всестороннюю охрану и фактическую реализацию, и означает, что он призван
действовать персонально2. Именно так наука конституционного права
трактует категорию «гарантирование»: Президент РФ имеет реальную
возможность оказать воздействие на воплощение любого субъективного
права (свободы) и потенциально «может защитить права каждого, которые нарушены любыми органами власти или иными объективно существующими факторами (преступность, рост цен, безработица и т.д.)»3.
Полномочия Президента в данной сфере выражаются в различных
формах. Президент наделен неограниченными правами в области законодательной инициативы, позволяющей ему в конкретной правовой форме
ставить вопросы о реализации конституционных положений, касающихся
прав и свобод. Президент также использует право вето и право приостановить действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ в
случае противоречия этих актов Конституции России и федеральным законам, международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса
соответствующим судом (ч. 2 ст. 85 Конституции РФ).
В настоящее время связи с внесением изменений в Федеральный закон от 22 сентября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной
власти субъектов Российской Федерации»4 возможно отрешение от должности высшего должностного лица субъекта Федерации Президентом РФ
в связи с утратой доверия Президента, за ненадлежащее исполнение своих обязанностей, которое также может выражаться в нарушении прав
граждан (например, отрешение от должности главы Корякского автономного округа за срыв подготовки к отоплению в зимний сезон).
Если акты Президента РФ будут посягать на конституционные права
и свободы человека, то их можно оспорить в Конституционном Суде РФ,
однако отрешению от должности при этом Президент подлежать не будет.
По предложению некоторых ученых необходимо устранить данный про2
3
4
См.: Окуньков Л.А. Президент Российской Федерации. Конституция и политическая практика. М., 1996. С. 40.
Снежко О.А. Президент Российской Федерации ? гарант прав и свобод граждан //
Право и политика. 2005. № 2. С. 69.
СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005 (с изм. на 2006 г.).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
8
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
бел: нуждается в уточнении правовой статус Президента РФ «как должностного лица, действия которого можно оспаривать в общем суде»5.
Федеральное Собрание РФ обеспечивает принятие законов, связанных
с защитой прав человека. Однако многие законы принимались непростительно долго (законы об обращениях, митингах, персональных данных).
Нельзя привлечь законодательные органы к ответственности за бездействие, за принятие некачественных, непродуманных законов. Чаще всего законы, нарушающие права граждан, являются следствием лоббизма, сущность которого заключается в финансировании и оказании различных
услуг со стороны финансово-промышленных групп, а также криминальных
структур конкретным представителям органов государственной власти и
управления, отстаивающим интересы данных структур путем принятия определенных нормативных правовых актов, политических, административных и иных официальных решений. Качественная характеристика лоббизма заключается в том, что продвижение интересов конкретных субъектов
осуществляется за счет ущемления законных интересов других субъектов
(различных категорий граждан, организаций, общества и государства в
целом)6. Здесь о защите прав граждан говорить, естественно, не приходится, поскольку само принятие такого закона ? это воплощение незаконных
привилегий одних групп населения перед другими.
Можно отметить, что некоторые депутаты пытаются изменить данную
ситуацию в пользу защиты прав граждан. Так, недавно Комитет по государственному строительству Государственной Думы Федерального Собрания РФ подготовил к рассмотрению законопроект «Об ответственности
органов федеральной исполнительной власти за обеспечение конституционного права граждан на достойную жизнь и свободное развитие». В законопроект введен механизм заключения соглашения между различными
социальными группами, корпорациями, общественными объединениями и
органами государственной власти при выработке социально-экономического курса на определенный период. Соглашение будет основываться на
целевых ориентирах показателей уровня жизни населения. К сожалению,
приходится констатировать, что данный законопроект, скорее всего, принят не будет.
Конституционная ответственность парламента за нарушения прав и
свобод граждан наступает в случае принятия неконституционных законов,
реализация которых посягает на основные права человека. Мерой ответственности в такой ситуации будет признание Конституционным Судом
РФ таких законов недействующими. К сожалению, бездействие Федерального Собрания, выражающееся в непринятии очень важных законов, регламентирующих конституционные права и свободы человека и гражданина, не влечёт за собой никакой ответственности. Хотя можно было бы
предусмотреть конкретные сроки принятия того или иного закона, касающегося прав и свобод граждан, и нарушение таких сроков рассматривать
как основание для конституционной ответственности вплоть до роспуска
нижней палаты парламента.
Правительство РФ ответственно за повышение благосостояния граждан, улучшение социальной защиты. Однако, несмотря на рост золотова5
6
Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих: круглый стол // Государство и право. 2000. № 3. С. 35.
См.: Красинский В.В. Правовая оценка российского лоббизма // Юридический мир.
2004. № 8?9. С. 86.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Г.Н. Комкова
9
лютных резервов, высокие цены на нефть в последние годы, по сравнению
с другими странами, в отечественную социальную сферу вкладывается
недостаточное количество бюджетных средств. Так, по данным английского журнала «Экономист», затраты на решение социальных вопросов в
США составляют порядка 14,5% ВВП, во Франции ? 9,9%, в Германии ?
9,6% и всего 1,3% ? в России. При этом США на социальные расходы направляет 62% своего бюджета, а Россия ? менее 20%7. Система доходов
населения не сбалансирована, что предопределяет их высокую дифференциацию. По результатам последних исследований приблизительно 50%
населения живет за чертой прожиточного минимума, доходы 10% самых
бедных и 10% самых богатых различаются в 15 раз8.
Нельзя сказать, что данные проблемы не решаются: руководство
страны предпринимает определенные усилия для повышения уровня благосостояния населения. Так, за первые три месяца 2007 г. рост денежных
доходов россиян составил 13%, тогда как в этот же период прошлого года
он был всего 7%. Средняя заработная плата выросла на 18,4%. По прогнозам социально-экономического развития России, подготовленного Правительством Российской Федерации, к 2010 г. число россиян, проживающих за чертой бедности, сократится до 10,7%, средняя зарплата в месяц
составит 20053 руб., средняя трудовая пенсия ? 5105 руб., денежные доходы населения увеличатся на 27%9.
Тем не менее нельзя говорить о том, что существует продуманный механизм ответственности как всего Правительства, так и отдельных министров за результаты его деятельности в деле обеспечения и защиты прав
человека. Можно было бы предусмотреть в Федеральном конституционном законе «О Правительстве Российской Федерации» основания для отставки всего кабинета министров или отдельных членов за массовое нарушение прав человека.
Суды в правовом государстве выступают в качестве самого эффективного инструмента защиты прав граждан. Так, одним из важных результатов судебной реформы является то, что количество граждан, отдающих предпочтение при защите своих прав судебным органам, за
последние годы выросло на 10%.
Однако не все ожидания от результатов судебной реформы были достигнуты. Обоснованно отмечается Уполномоченным по правам человека в
России В. Лукиным: «Начатая в 90-х годах в России судебная реформа
позволила добиться укрепления независимости судей, положила начало
формированию института мировых судей, постепенному введению суда
присяжных, установлению судебного контроля за правомерностью применения мер процессуального характера. Однако законодательные и организационные мероприятия последних лет не обеспечили достижения многих
целей реформы»10.
7
8
9
10
Аргументы и факты. 2004. № 48. С. 17.
Однако есть и более удручающие данные. Например, в исследовании М.Н. Руткевич (Руткевич М.Н. Воспроизводство населения и социально-демографическая ситуация в России // Социс. 2005. № 7. С. 30) говорится о том, что, «децильный коэффициент» в России равен 25?30, а в Москве превышает 50.
Комсомольская правда. 2007. 21 апр.
Лукин В. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации
за 2004 год. М., 2005. С. 268.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
10
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Сегодня в России на каждые 10 000 жителей приходится 1,5 федерального судьи, однако ощущается острая нехватка федеральных судей ?
их численность планируется довести до 35 734 человек (2,47 судьи на
10 тыс. населения). Одна из причин необходимости почти двукратного увеличения судейского корпуса ? постоянно возрастающее количество дел,
рассматриваемых судьями11.
Неудовлетворенность правосудием обусловлена прежде всего не субъективными факторами, а объективными причинами: нарушением независимости судей, недостаточным уровнем оперативности при рассмотрении
дел и, наконец, отсталостью существующей судебной системы от уровня
развития российского общества.
Широко распространены нарушения закона при рассмотрении и гражданских, и уголовных, и арбитражных дел. Конституционные нормы, установившие права граждан и гарантии реализации этих прав и отраженные в действующем законодательстве, судьями часто не соблюдаются.
Эффективной защиты от нарушений закона судьями, действующей на систематической и предсказуемой основе, сейчас не существует. Совместное
действие причин недопустимого положения в судебной системе ? неисполнения действующего закона судьями и серьезных дефектов законодательства ? усиливает негативное воздействие на общество.
Так, по результатам опросов общественного мнения, проведенных в
2003 г., судебной власти доверяют всего 28,3%, тогда как не доверяют
47,7%12. Одна из важнейших причин, по которой граждане не доверяют
суду, ? это неверие в справедливость решений, выносимых судом (54,3%
опрошенных)13, т.е. отсутствие гарантий реализации принципа равенства
перед судом.
В ходе судебной реформы поднималась проблема неприкосновенности
судей. В большинстве европейских стран никакой особой процедуры привлечения судей к ответственности не существует: полицейский имеет право начать расследование в отношении судьи так же, как и в отношении
всех других граждан. Это равенство всех перед законом и судом, осуществляемое на практике. В соответствии с изменениями в законе о статусе
судей решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении
судьи теперь принимается Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии суда соответствующего уровня о наличии в
действиях судьи признаков преступления.
Когда зам. главы администрации Президента РФ Дмитрию Козаку,
который занимался разработкой законопроектов по судебной реформе, задали вопрос о том, что нужно ли ограничивать неприкосновенность судей
в России, ведь в Европе все судьи завидуют нашим судьям, он ответил:
«Да, конечно, завидуют. А их граждане нашим завидуют? Они хотят быть
судимыми нашим судом?».
О неэффективности судебной системы свидетельствует и тот факт, что
больше всего нарушений Европейской конвенции по жалобам против России выявлено в 2006 г. по вопросам нарушения права на справедливое
судебное разбирательство ? 64.
11
12
13
См.: Яковлев В. На очереди ? обеспечение доступности и повышение качества правосудия // Российская юстиция. 2001. № 11. С. 11.
См.: Митрошенков О.А. Отношение населения и госслужащих к существующему
правопорядку // Социс. 2004. № 5. С. 117.
Там же. С. 119.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Г.Н. Комкова
11
Институт Уполномоченного по правам человека ? одно из лучших нововведений в деле защиты прав человека. Однако для усиления его правозащитной функции как на федеральном, так и на региональном уровне
следует наделить омбудсменов не только правом законодательной инициативы, но и обязанностью давать заключения по проектам законов, затрагивающих права и свободы граждан. Думается, такой предварительный контроль за предлагаемыми законопроектами позволил бы во многом снять
негативные последствия в случае нарушения ими прав и свобод человека.
Статья 45 Конституции РФ предусматривает возможность человека
защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Самозащита прав человеком включает в себя разнообразные способы. Прежде всего широко распространены обращения граждан в государственные органы и органы местного самоуправления, возможность которых предусмотрена ст. 33 Конституции РФ. Обращения граждан
представляют собой не только способ защиты прав граждан, но и реализацию права граждан на участие в управлении делами государства. С одной стороны, организация своевременного и правильного рассмотрения
обращений граждан позволяет осуществлять общественный контроль за
исполнительной властью, добивается восстановления нарушенных прав
граждан, обеспечения социальной справедливости. С другой стороны, информационно-аналитическая работа по обращениям граждан способствует широкому информированию руководителей органов государственной
власти и местного самоуправления о наиболее острых проблемах, существующих среди населения страны. Таким образом, письменные и устные
обращения граждан, содержащие в себе коллективное или личное мнение,
оценки, требования, просьбы, пожелания, помогают совершенствовать работу федеральных и местных органов, обеспечивают двустороннюю связь
между государством и населением.
К сожалению, долгое время право граждан на обращения не было
урегулировано на законодательном уровне, только в 2006 г. был принят
Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ»14.
Несмотря на долгое время, в течение которого разрабатывался этот закон, ряд важнейших вопросов, связанных с обеспечением прав граждан,
остался неурегулированным. Так, например, существенным моментом в
рассмотрении жалобы является определение срока исполнения принятого
по ней решения, а также установление момента завершения всего производства по жалобе. В действующем законе такой срок не установлен. Повидимому, его должен определить сам орган, вынесший решение.
Другим важным способом самозащиты прав граждан является обжалование в суд действий должностных лиц, нарушающих права граждан.
В действующем Законе РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд
действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»15 обязанности по доказыванию спора определяются следующим образом:
а) государственный орган или орган местного самоуправления, их
должностные лица, действия и решения которых обжалуются, обязаны документально доказать законность своих действий и решений, т.е. они
14
15
СЗ РФ. 2006. № 19. Ст. 2060.
ВВС. 1993. № 19. Ст. 685; СЗ РФ. 1995. № 51. Ст. 4970.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
12
должны доказать законность, основываясь только на документах, и не
вправе использовать другие средства доказывания;
б) гражданин обязан доказывать лишь факт нарушения своих прав и
освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий. При этом гражданин вправе использовать любые законные средства доказывания.
Таким образом, закон устанавливает дополнительные преимущества
гражданам в спорах с органами власти, что далеко не всегда используется в судебной практике. Кроме того, защищая свои права, гражданин может обратиться за помощью в средства массовой информации и правозащитные организации, привлечь внимание к своим проблемам путем
публичных выступлений, что урегулировано соответствующими законами.
Наконец, если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты, то в соответствии с ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый может обратиться в международные органы по защите прав человека. Особенно актуальным данное право стало после вступления России в Совет
Европы и присоединения к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. В настоящее время Россия по количеству обращений в Европейский Суд по правам человека стоит на одном из первых
мест. Поток жалоб на Россию впечатляет: только в 2006 г. в Европейский
Суд их поступило 10 569. Тем не менее большое количество таких обращений свидетельствует не только о возросшей правовой грамотности российских граждан, но о том, что в своем государстве граждане не могут получить удовлетворение своих жалоб, восстановления своих прав.
В заключение следует отметить, что несмотря на большой арсенал
средств, которыми российские граждане могут воспользоваться для защиты своих прав, используются они не в полной мере. Необходимо постоянное правовое просвещение жителей России относительно тех прав, которыми они обладают, и способов защиты, которыми они могут
воспользоваться для защиты своих прав. Таким образом, система защиты
прав человека в России находится в стадии становления, и только от совместных усилий органов государства, правозащитных организаций и самих граждан будет зависеть, как скоро такая система заработает в полную силу.
Т.Д. Федорова*
????????-???????? ??????????
? ????????? ??????????? ???????? ????????
П
осттрадиционное общество выдвинуло плюрализм форм частной
жизни, индивидуальных и жизненных проектов, который явился
социально-онтологической основой для либеральных демократических, политических культур «конституционно-плюралистических режимов? свя*
Профессор кафедры истории и философии Саратовского юридического института МВД России, доктор философских наук.
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
12
должны доказать законность, основываясь только на документах, и не
вправе использовать другие средства доказывания;
б) гражданин обязан доказывать лишь факт нарушения своих прав и
освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий. При этом гражданин вправе использовать любые законные средства доказывания.
Таким образом, закон устанавливает дополнительные преимущества
гражданам в спорах с органами власти, что далеко не всегда используется в судебной практике. Кроме того, защищая свои права, гражданин может обратиться за помощью в средства массовой информации и правозащитные организации, привлечь внимание к своим проблемам путем
публичных выступлений, что урегулировано соответствующими законами.
Наконец, если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты, то в соответствии с ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый может обратиться в международные органы по защите прав человека. Особенно актуальным данное право стало после вступления России в Совет
Европы и присоединения к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. В настоящее время Россия по количеству обращений в Европейский Суд по правам человека стоит на одном из первых
мест. Поток жалоб на Россию впечатляет: только в 2006 г. в Европейский
Суд их поступило 10 569. Тем не менее большое количество таких обращений свидетельствует не только о возросшей правовой грамотности российских граждан, но о том, что в своем государстве граждане не могут получить удовлетворение своих жалоб, восстановления своих прав.
В заключение следует отметить, что несмотря на большой арсенал
средств, которыми российские граждане могут воспользоваться для защиты своих прав, используются они не в полной мере. Необходимо постоянное правовое просвещение жителей России относительно тех прав, которыми они обладают, и способов защиты, которыми они могут
воспользоваться для защиты своих прав. Таким образом, система защиты
прав человека в России находится в стадии становления, и только от совместных усилий органов государства, правозащитных организаций и самих граждан будет зависеть, как скоро такая система заработает в полную силу.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Т.Д. Федорова*
????????-???????? ??????????
? ????????? ??????????? ???????? ????????
П
осттрадиционное общество выдвинуло плюрализм форм частной
жизни, индивидуальных и жизненных проектов, который явился
социально-онтологической основой для либеральных демократических, политических культур «конституционно-плюралистических режимов? свя*
Профессор кафедры истории и философии Саратовского юридического института МВД России, доктор философских наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Т.Д. Федорова
13
занных с рассеянием власти, с явным покровительством частным интересам1». Традиция индивидуализма создала современную западную цивилизацию с ее рациональными и универсальными ценностями правового общества, прав человека, демократических свобод, воплотившись в две
«ветви» либерально-центрированного капитализма (атлантического типа)
и европейского типа, имеющего идею государственного регулирования.
Однако потенциал либерального гуманизма оказался исчерпанным.
Общество благоденствия, понимаемое как общество потребления с его
«дурной бесконечностью» гедонистической ориентации, потребительской
инструментально-технократической ментальностью, жаждой власти и богатства, стремится «рассыпать» человека в промышленно-технических
структурах, превратить его в вариативную предметность, пластично подчиняющуюся овеществленным средам культуры. Квазимеханическая, квазимонополистская система стремится уменьшить человеческое присутствие в мире, нивелировать субъективность ее личностно-уникального «Я».
Антропологическая недостаточность модерна проявилась не только в расслоении «жизненного мира» и структур социальной системы, но и интервенции государства и бюрократии в сферу частной жизни, опошлении повседневности.
Среди множества культурных функциональных образов человека эпохи
модерна, реализующих преимущественно социологическо-натуралистическую парадигму человека, доминирующим оказывается человек «экономический», «рыночный», постоянно редуцируемый к меняющейся конъюнктуре, к релятивности норм и ценностей, где потребительский «шовинизм»
превращает его и в товар, и в продавца одновременно. Самоидентификация личности оказывается основанной на отчуждении. Опредмечивание человеческих сил, превращенных в товар, зависит от суммы ролей, которые
человеку предстоит играть, «? я таков, каким вы хотите меня видеть»2.
Меновая стоимость цены на рынке оказывается мерилом человеческой
значимости. Э. Фромм отмечает, что эксплуататорская ориентация, идущая еще от пиратской феодальной традиции к магнатам и грабителям
XIX в., взращивалась свободным рынком XVIII и XIX вв., провозгласившим принцип силы как закон природы, дополнилась накопительской ориентацией человеческого поведения, ориентированной на регулярность финансовых операций, сохранение приобретенного, пуританскую этику,
религиозное чувство долга. Но «Евангелие труда» уступило место «Евангелию от продажи», что стало источником обезличивания, деперсонализации, угасания индивидуальности, источником парадигмы механическообъектного способа существования.
В этой ситуации потребность в метасоциальной интеграции может
уже не удовлетворяться религиозной монотеистической идеей и испытывать недостаточность рыночного и демократического регулирования, что
сподвигает общество к жесткому внешнему регулированию, к тоталитаризму. С другой стороны, ужесточение социальной и экономической конкуренции сопровождается индивидуализацией жизненных шансов в рыночном обществе, ослаблением солидарности и «атомизацией» индивидов
в гражданском обществе3, чья самостная идентификация в раздифферен1
2
3
Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993. С. 130.
Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993. С. 65.
Там же. С. 69.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
14
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
цированных, расчлененных культурных пространствах, не найдя глубоких
субстанциальных смысловых контекстов, оказывается склонна к маргинализации, девиантности, образует свои «нигилистические миры».
Как отмечают многие исследователи, реакцией на дисконтинуальность, функционализм модернизма становятся социальные движения ? феминистские, движение «зеленых», сексуальный «меньшизм», которые, с
одной стороны, являются натуралистическим выражением «прав человека», а с другой ? реакцией на «бесконтекстность» культуры, доминанту
социального функционализма. Необходимо отметить, что западная цивилизация в этих обстоятельствах «дегуманистических воздействий» ? социологических, политических, экономических ? использовала метасоциальные «интегративы», механизмы «сцепления» социально и культурно
«атомизированных» индивидов (в условиях ослабления различных форм
общественной солидарности), основанные на практическом разуме ? общественной рациональности. Они воплощены в нормах и правовых механизмах демократии, гражданского общества, правах человека.
Общественная рациональность через правовую демократию помогла
обнаружить универсализующие способы человеческого общежития, противостоять этическому и вообще субстанциональному дефициту маргинализированного модернистского общества. Правовой демократический механизм
содержит коммуникативные и инструментальные возможности расширения
нормативно-нейтрального пространства, могущего опосредовать партикуляризм форм частной жизни, плюрализм ценностных ориентаций, жизненных
проектов и картин мира с универсализмом политической сферы, предполагаемого нормативным содержанием демократической идеи.
Ю. Хабермас предлагает модель личности и децентрированности «жизненного мира», политический и социальный порядок, основанный на осознании правового государства как механизма институционализации политического дискурса общественности, понимаемой как рационализация мнений и
одновременно как способ выполнения законодательных решений4.
Теория «коммуникативной рациональности» в постметафизическом
измененном виде сохраняет нормативное содержание идеи разума метафизической традиции, но коммуникативный разум ? не источник норм
действия, а скорее принадлежность не субъекта индивидуального или общественного макросубъекта, а интерсубъективной стихии языка, которая
не может быть приватизирована. Модель дискурсивной демократии отлична как от либеральной демократии, которая рассматривает общество
как дополитическую единицу, частную структуру государственно-политической системы, так и от республиканской традиции, где изначально приоритетной данностью выступает общество и функция государства инструментальна. Хабермас выступает против фактической формы современной
демократии, когда она стремится опираться на субстанцию предзаданной
«воли народа», идею коллективного самоопределения как уступку «давлению идентификации всеобщего». Фоновый «консенсус» как интегративная
ткань жизненного мира, имеющего экземплярную структуру множества
образцов интерпретаций, поведения, личностных структур, актуализирует
регулятивность истины и справедливости через рефлексивность коммуникативного взаимодействия свободных и равных индивидов, где они имеют
равенство шансов на применение коммуникативных речевых практик, тематизацию мнений и критику, свободу самовыражения и речевых актов.
4
См.: Хабермас Ю. Демократия, разум, нравственность. М., 1995. С. 194.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Т.Д. Федорова
15
Коммуникативное взаимодействие оказывается общественной рациональностью, институализованной правом процедурой, которая порождает
общественную солидарность, политическую автономию граждан как авторов социальных и правовых нормативов. Процедуральная демократия
оказывается воплощением «действительного разума», который укрепляет
универсалистские основоположения демократического правового государства (свободу, справедливость, права человека, легитимность, социальный
порядок), укореняет их в структурах повседневной коммуникации, что оказывается формой институализации трансцендентальных универсалий
культуры. Делиберативная политика оказывается основанной на «сцепляющихся друг с другом дискурсах» коммуникативного взаимодействия,
делает проницаемыми ценностные ориентации и программы политических
организаций, что расширяет понятие гражданской автономии индивида.
Институционализация и универсализация гражданских прав происходит
не только социально-государственным способом, но и в практике интерсубъективных обсуждений и решений, которая способна поддерживать институты общества не в окостеневшем, а в «текучем» состоянии.
Таким образом, по мысли Хабермаса, теория «общественной рационализации» как «критическая герменевтика», открытое коммуникативное
взаимодействие, истолкование, понимание смыслов (и неизбежность последующего рационального истолкования) оказывается способом активного, свободного от господства, беспартийного включения гуманистических
измерений (рациональных, моральных) в практику социально-политических вопросов. Производительная сила коммуникации направлена против
модернистской маргинализации рынка, административно-бюрократической власти, чьи коды, монетарные и властные, обособляются от жизненного мира и оказывают на общество давление власти и денег, поглощают
целостные, гуманистические человеческие смыслы.
Коммуникативное взаимодействие оказывается формой доразвития
демократической идеи правового государства, идеи прав человека, которые, образуя универсальное ядро современных конституционных государств, требуют прояснения современных теоретико-философских контуров соотношения партикулярности и универсальности, эмпирической
реальности и трансцендентальной идеальности, прав человека и суверенной воли народа, свободы и равенства. Эмпирически-трансцендентальное
удвоение классической философии, воплощенное в дихотомии материи и
духа, в философии бытия и философии сознания, Хабермас стремится
преодолеть философией «языка». В пределах лингвистической философской парадигмы, ориентированной на идеальность пропозициональных
структур языковых значений и на идеальность истин и норм, Хабермас
использует «формальную прагматику» как прояснение условий использования языка в «идеальной речевой ситуации», представленной как «дискурс»5, воплощающей структурную модель совершенной демократической
процедуры.
Такой подход «детрансцендирует» истинность и нормативность как
априорную форму их интеллигибельного бытия, рефлексивная коммуникация, представленная обсуждениями, аргументацией, стремлением к истине,
5
См.: Habermas J. Vorstudien und Ergдnzungen zur Theorie des kommunikativen
Handelns. Fr. a. M., 1983. S. 177.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
16
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
пробуждает к жизни процесс рационализации, способствует выявлению
формально-структурных характеристик процедуры формирования «консенсуса», как некую контрфактическую конструкцию «окончательного
мнения» интерпретаторов, как «неограниченного сообщества исследователей», что означает необходимость выхода за пределы частных масштабов
и партикулярных форм жизни. Универсально расширенный дискурс конституирует интерсубъективность более высокого уровня, чем прагматический дискурс, обусловленный субъективными целями самореализации индивида, подчиненный меркам аутентичности, или этико-экзистенциальных
дискурсов, ограниченных «рамками событийного телоса осознанного жизненного пути».
Морально-практический дискурс помогает перейти «границу индивидуального формирования воли» в коммуникативное пространство «разумного коллективного формирования воли, где не существует никакого ?метадискурса? как обоснования выбора аргументации»6. Значимость
единства практического разума может быть реализована во внутренней
связи этих форм коммуникаций, где условием коллективного формирования воли является реальность воли другого. Факт плюральности «действующих воль» предполагает рациональное и практическое «испытание»
значимости заповедей морального универсализма, ибо, чтобы разбить
«?оковы ложной претензии на всеобщность этих универсалистских принципов, которые однако черпаются выборочно и применяются только контекстуально ? необходимы были социальные движения и политическая
борьба. Необходимы они и по сей день, для того чтобы из горького опыта,
из безысходных страданий и неутоленной боли униженных и оскорбленных, раненых и убитых мы учились понимать, что во имя морального универсализма нельзя исключать никого, будь то лишенные привилегий классы, угнетаемые нации, порабощенные домашним трудом женщины или
маргинализированные меньшинства. Тот, кто во имя универсализма исключает Другого, предает ? идею универсализма, необходимо отстоять
универсализм равного уважения к каждому и солидарности со всеми, кто
имеет человеческое лицо»7.
Принцип радикализации свободы индивидуальных жизненных судеб
и частных жизненных форм в теории «коммуникативного разума» связан
с нормативным измерением, с перспективами демократического правового
порядка и выступает формой их легитимизации. Теоретическая модель делиберативной демократии предполагает переосмысление и уточнение многих понятий: «приватная сфера», «гражданство», «свобода». Субстанциональность конституционного порядка с «постметафизической» точки
зрения меньше всего коренится в естественных правах, она связана не с
логико-семантическими следствиями и выводами из абстрактно-всеобщих
законов, а с формированием общественного дискурса, внутренне сопряженного с исканием истины, опосредующей разум и коллективную волю
народа. Открытые структуры коммуникации содержат интенции свободы
общественности, способные к самостабилизации, именно они обеспечивают существование политической «общественности», цель которой ? демократическое формирование воли.
6
7
Apel K.O. Das Apriori der Kommunikationsgemeinschaft und die Grundlagen der
Ethik // Transformation der Philosophie. Frankfurt a. Main, 1976. Bd. 2. S. 358.
Хабермас Ю. Указ. соч. С. 26-27.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Т.Д. Федорова
17
«Критическая герменевтика» коммуникативного взаимодействия разрушает предпосылочную, априорную всеобщность суверенной воли, субстанциональность народного суверенитета. Рассредоточенный суверенитет
воплощается в бессубъектных формах коммуникации, и став бессубъектным и анонимным, растворившись в интерсубъектности, народный суверенитет возвращается в коммуникативных предпосылках демократических
процедур, он вновь обретает власть, став дискурсом общественности. Права человека, таким образом, не конкурируют с народным суверенитетом,
они тождественны конститутивным условиям практики образования воли,
которая опирается на дискурс общественности.
Эта теория подвергается критике за смещение лингвистического и
этического, а точнее, за «забвение второго во имя первого»8, за понятие
субъекта, который оказывается тиражированным кантовским «я», «персонификацией доброй воли», чья интуитивная «сенсорность» может быть реакцией на «сфабрикованные теми же нормативно пустыми системами
рынка и государства». Автор сомневается в возможностях языка как гетерономной среды стать основой «интерсубъективности ненасильственного волеобразования», могущей мыслить «универсальное согласие», образовывать
автономию «нравственной всеобщности». Представляется интересным, что
контекстом критики хабермасовского «деонтологического либерализма», основанного на «политической утилизации» моральных оценок, политическом
«плюрализме», является предпосылочная идея о «непригодности» абсолютизма и универсализма моральных оценок в оценке политики9.
Рассмотрение политико-правового порядка с позиций «человеческой
ситуации», т.е. со всех социальных и темпоральных точек наблюдения, не
только современников, но и многих поколений (с моральной точки зрения
как общечеловеческой в контексте автора статьи), обнаруживает противоречие внутри кантианской нормативно-нравственной всеобщности как
«позитивной» моральной свободы, которая может войти в понятие права,
так как содержит возможность сочетать всеобщее взаимное принуждение
со свободой каждого10.
Наличествующая в обществе эмпирическая стихия «свободы» автономного существования, совпадающая в своих поступках с законодательством воли, устанавливающей всеобщие законы, и гетерономного (не совпадающего с таковой) при опоре только на универсальное моральное
основание не может образовать различий между собой. Это решается политическим действием ? господством, принуждением, действием, способным образовать свое институциональное воплощение. Таким образом, произвол, насилие предшествуют праву, вместо того чтобы ему служить.
Согласие как совпадение универсальной моральной максимы с политикоправовым устройством для тех, кто находится в сфере гетерономии, не похоже на демократическое соглашение.
Нравственное законодательство воления, устанавливающее всеобщие
законы, не обладает достаточной императивной энергией воздействия на
государственно-правовую реальность, которая производит пассивных час8
9
10
Капустин Б.Г. Критика политического морализма // Вопросы философии. 2000.
№ 2. С. 38.
Там же. С. 51.
См.: Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Собр. соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 4.
Ч. 2. С. 239.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
18
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
тиц государства, лишенных «гражданской личности»11, автономии. Априорность нравственного универсализма для гетерономного большинства
«принуждает» его к «долгу» признать данный общественный порядок справедливым. Интуитивно-волевая, умопостигаемая регулятивность «вечного
нравственного разума» в стихии индустриально-рыночных трансформаций
вытесняется частной утилитарной этикой на периферию внешнего смысла.
Так, рационалистическая версия гармонии естественных интересов
И. Бентама содержит логику поглощения утилитаризмом частной этики,
универсализма государства и политики, которые становятся ее отделом12.
В таком контексте вся жизнь человека оказывается под юрисдикцией
частной этики13, и логика государственной педагогики «публичного воспитания» во имя целостного, совокупного общественного блага, возможно,
неизбежно трансформируется в технологию анонимно-властного административно-дисциплинарного «Паноптикума», воспроизводящего на всеподнадзорных участках социального пространства репрессивные стратегии
управления индивидом14.
Однако данный анализ содержит возможности, позволяющие сделать
и другие выводы относительно связи «нравственной всеобщности» как гуманистического индикатора с современными практиками общественной
жизни. Утверждения о противопоставлении моральности и легальности,
взаимодополнительности морали и права, выводы о неизбежном результате
проекций универсалистских интенций «нравственного закона» на политику как источник образования тотализующих дискурсов запрета и подчинения и, таким образом, «недемократическом результате», противоречащем собственной нравственной «системе координат», представляются
неокончательными. Рыночная и административно-бюрократическая властная «колонизация» жизненного культурного мира, несомненно, достигла
катастрофических, дегуманистических значений.
Исследовательский подход, рассматривая последствия проекции
«нравственной всеобщности» на наличествующую фактичность общественной современности, парадоксальным образом исходит из некоей смысловой конечности, застывшей абстрактности нравственного «категорического императива», который в таком «герменевтическом» применении
приобретает вид декоративной, доктринальной, вырожденной в частное
значение аппликации. И. Кант подчеркивал, что нравственная всеобщность, выраженная в идее категорического императива, являясь «добычей» практического разума и рациональной идеи, в то же время отражает
уже наличествующую историко-синтетическую нравственно-духовную и
регулятивную эмпирику человеческого общежития15. Универсализм нравственной всеобщности вобрал в себя разрешающе-бытийный, нормативнокоммуникативный и в этом смысле гуманистически-продуктивный смысл
возможности совместного человеческого существования.
Общезначимость «нравственной всеобщности» обладает бесконечной
смысловой энергетикой архетипического значения, и в этом смысле есть
11
12
13
14
15
См.: Кант И. Указ. соч. С. 141.
См.: Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства. М.,
1998. С. 22.
См.: Капустин Б.Г. Указ. соч. С. 47.
См.: Фуко М. Надзирать и наказывать: рождение тюрьмы. М., 1999. С. 301?305.
См.: Кант И. Указ. соч.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Т.Д. Федорова
19
неотчуждаемая принадлежность родовых значений человека. При таком
подходе выявление нравственной всеобщности означает не принудительное согласие с фактической наличностью гражданско-правовых государственных форм общественной жизни, а духовную общность как со-общность людей в семье, нации, работе, сочувствия, единомыслия и
содействия в горизонтах сознания и в горизонтах бес- и сверхсознательного. В этом смысле хабермасовская «дискурсивная демократия» есть реальный способ «мобилизации», обнаружения нравственной всеобщности в
коммуникативной повседневной практике как «интерсубъективности ненасильственного волеобразования». Причем необходимо отметить, что данная версия общественной рациональности, производящей солидарность,
опирается на возможность лично-авторского политическо-культурного
партикулярного укоренения универсалистских основоположений демократического правового государства, связанную с тем, что в правовых системах современного типа роль частного субъекта предполагает роль гражданина как политически автономного субъекта (частная и гражданская
автономия взаимно дополняют друг друга).
Ориентация на коммуникативные регулятивы ? истины, справедливости, аутентичности, легитимности ? возможна скорее как идеальное нормативное содержание форм жизни. Но как способ рационального и нравственного измерения практико-политических вопросов, «дискурсивная
демократия» уже сегодня содержит реальный потенциал культурных возможностей опосредования партикуляризма форм жизни и ценностных
ориентаций членов общества с нормативным универсализмом государственно-политической сферы.
Представляется, что в этой теории отражаются важные гуманистические тенденции развития современного «постметафизического состояния
культуры». Так, например, «детрансцендентализация» универсальных
ценностей культуры, постулированная Хабермасом, означает не нигилистическое отрицание последних, а их действительную актуализацию «понимающими» ресурсами жизненного мира, где производящая сила коммуникации освобождает политически действенные энергии общественного
праксиса. Герменевтической основой этого процесса является культурный
образ человека как автономного «неподопечного» субъекта16, воссозданный не «патронажными» субкультурами автократических и тоталитарных
режимов, а «холодной вселенной» безличного, идеологически нейтрального
рынка с его вещными, анонимными общественными связями, которые верифицируют в повседневном опыте эмансипаторское значение формалистического (кодифицирующего) принципа конституционно-правовой системы. Овладение формально-правовым принципом, правовым порядком как
социальной технологией, позволяющей преодолеть технический фетишизм
в интерпретации экономического роста, означает утверждение такой социальной картины мира, в которой легитимация индивидуальности неотчуж16
Необходимо особо отметить, что концепция дискурсивной демократии своим опорным контекстом имеет новые тенденции западноевропейского общества, связанные
с изменением правовых систем, которые основаны на изменении роли частного
субъекта: последние не просто образуют некую «дополитическую агрегацию» индивида, а обладают эмансипированным автономным политическим статусом, позволяющим через политическую дискурсию влиять на политические процессы, минуя
формально-партийное представительство.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
20
даемой гражданской автономии человека достигла явных и действенных
значений. Холодный формализм правовой интенции аккумулирует рациональное и социально-историческое освоение универсальных человеческих
свойств, и в этом смысле «юридическое бездушие» выражает «юридический гуманизм», а именно безусловное предварительное доверие к каждому члену общества.
О.Н. Жирнов*
???????? ???????????? ??? ?????: ??????? ? ??????
В
условиях становления правового государства и гражданского общества в современной России приоритетной задачей в деятельности ОВД становится обеспечение эффективной защиты прав личности.
Именно человек должен находиться в фокусе внимания сотрудников всех
служб органов внутренних дел, какой бы спецификой ни отличалась деятельность любой из них.
Формирование научного мировоззрения, развитие высокой правовой
культуры будущих офицеров органов правопорядка, воспитание у них
подлинного уважения к гражданам возможно лишь на основе усвоения
многообразных научных знаний о человеке. Реализации данной учебновоспитательной задачи в вузах МВД России может способствовать преподавание учебной дисциплины ? судебной антропологии.
Для того чтобы определить предметную область судебной антропологии, необходимо в первую очередь найти ей место в системе антропологического знания. Как известно, философский термин «антропология» (от
греч. аntropos ? человек, logos ? учение) обозначает науку о происхождении и эволюции человека1. Этот термин впервые был употреблен выдающимся древнегреческим философом Аристотелем в IV веке до н.э.
В XIX столетии антропология оформилась в целостное учение о человеке, в качестве отраслей которого выделяются такие дисциплины, как
философская антропология, физическая антропология, культурная антропология, юридическая, медицинская, политическая, экономическая, психологическая и другие «прикладные» антропологии2.
Философская антропология раскрывает природу человека, анализирует ее эволюцию в ходе исторического процесса, рассматривает экзистенциальные и экологические проблемы и прогнозирует будущее человека.
Физическая антропология исследует биосоциальную природу человека, она включает в себя три направления развития теоретических знаний:
а) эволюционную антропологию, изучающую процесс происхождения
человека (антропогенез);
б) конституционную антропологию, исследующую биологическую природу человека, его возрастные особенности;
*
Доцент Саратовского юридического института МВД России, кандидат философских наук.
1
2
См.: Краткая философская энциклопедия. М., 1994. С. 24.
См.: Минюшев Ф.И. Социальная антропология. М., 2004. С. 11.
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
20
даемой гражданской автономии человека достигла явных и действенных
значений. Холодный формализм правовой интенции аккумулирует рациональное и социально-историческое освоение универсальных человеческих
свойств, и в этом смысле «юридическое бездушие» выражает «юридический гуманизм», а именно безусловное предварительное доверие к каждому члену общества.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Жирнов*
???????? ???????????? ??? ?????: ??????? ? ??????
В
условиях становления правового государства и гражданского общества в современной России приоритетной задачей в деятельности ОВД становится обеспечение эффективной защиты прав личности.
Именно человек должен находиться в фокусе внимания сотрудников всех
служб органов внутренних дел, какой бы спецификой ни отличалась деятельность любой из них.
Формирование научного мировоззрения, развитие высокой правовой
культуры будущих офицеров органов правопорядка, воспитание у них
подлинного уважения к гражданам возможно лишь на основе усвоения
многообразных научных знаний о человеке. Реализации данной учебновоспитательной задачи в вузах МВД России может способствовать преподавание учебной дисциплины ? судебной антропологии.
Для того чтобы определить предметную область судебной антропологии, необходимо в первую очередь найти ей место в системе антропологического знания. Как известно, философский термин «антропология» (от
греч. аntropos ? человек, logos ? учение) обозначает науку о происхождении и эволюции человека1. Этот термин впервые был употреблен выдающимся древнегреческим философом Аристотелем в IV веке до н.э.
В XIX столетии антропология оформилась в целостное учение о человеке, в качестве отраслей которого выделяются такие дисциплины, как
философская антропология, физическая антропология, культурная антропология, юридическая, медицинская, политическая, экономическая, психологическая и другие «прикладные» антропологии2.
Философская антропология раскрывает природу человека, анализирует ее эволюцию в ходе исторического процесса, рассматривает экзистенциальные и экологические проблемы и прогнозирует будущее человека.
Физическая антропология исследует биосоциальную природу человека, она включает в себя три направления развития теоретических знаний:
а) эволюционную антропологию, изучающую процесс происхождения
человека (антропогенез);
б) конституционную антропологию, исследующую биологическую природу человека, его возрастные особенности;
*
Доцент Саратовского юридического института МВД России, кандидат философских наук.
1
2
См.: Краткая философская энциклопедия. М., 1994. С. 24.
См.: Минюшев Ф.И. Социальная антропология. М., 2004. С. 11.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Жирнов
21
в) популяционную антропологию, изучающую генетические процессы
в популяциях современного человека, а также проблемы происхождения и
эволюции народов и рас.
Социальная (культурная) антропология рассматривает бытие человека в социокультурном контексте, фокусируя внимание на историко-цивилизационном и культурном аспектах взаимоотношений человека и общества.
«Прикладные» антропологии (юридическая, медицинская, психологическая, экономическая, политическая и другие) вызваны к жизни необходимостью исследования «человеческого» начала в соответствующей области жизнедеятельности общества.
Таким образом, антропология осуществляет интеграцию социогуманитарных дисциплин путем их сознательного объединения вокруг проблемы
жизни человека (индивидуального и общественного) в современном мире.
Факты общественной жизни исторического прошлого и настоящего свидетельствуют о том, что вопросы существования человека в современном
мире должны стать стержневой проблемой социального познания. По
справедливому замечанию Ф.И. Минюшева, «именно сознательно утверждаемый принцип антропоцентризма, вновь возвращаемый в науку, может придать смыслообразующий мотив развитию всех наук, как естественных, так и социогуманитарных»3.
В России юридическая антропология является молодой, еще только
складывающейся наукой, которая призвана сыграть важную роль в модернизации отечественной гуманитарной науки и образования. По определению видного отечественного ученого, академика В.С. Нерсесянца, юридическая антропология представляет собой науку «о человеке как
социальном существе в его правовых проявлениях, измерениях, характеристиках»4. Она изучает правовые формы общественной жизни людей, начиная с эпохи ранних классовых обществ и до наших дней, все богатство
и многообразие правового опыта человечества.
Таким образом, предметное поле данной юридической дисциплины охватывает весь комплекс правовых явлений, все правовые формы организации социально-исторического бытия, присущие в разные эпохи разным
сообществам (первобытным, традиционным, современным) и различным
этносам (народам, нациям). Юридическая антропология носит междисциплинарный характер, занимая место на стыке юриспруденции с другими
гуманитарными науками, такими как философия, история, философия истории, социальная антропология, социология, культурология, этнология.
В качестве самостоятельной науки юридическая антропология начала
складываться во второй половине XIX столетия в ходе общего развития и
модернизации юриспруденции в таких европейских странах, как Англия,
Германия, Италия и Франция. Данная дисциплина вобрала в себя наиболее продуктивные идеи и концепции, наработанные гуманитарными научными знаниями. Из юридических дисциплин наиболее значительное влияние на ее становление оказали история права и сравнительное
правоведение. В настоящее время на Западе юридическая антропология
занимает одно из ведущих мест в осуществлении социально-антропологических и общегуманитарных исследований.
3
4
См.: Минюшев Ф.И. Указ. соч. С. 32.
Юридическая антропология: Учебник для вузов М., 2000. С. 1.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
22
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Развитию юридической антропологии в нашем Отечестве в период административно-бюрократического социализма препятствовали господствовавшие в науке коммунистические классово-партийные представления о
праве. Более того, самой природе авторитаризма противоестественно такое положение в науке, при котором проблема человека занимает приоритетное место в гуманитарном познании. В современной России решение
задач созидания гражданского общества и правового государства диктует
настоятельную необходимость развития всей системы научных представлений о человеке и создает благоприятные возможности для формирования и развития отечественной юридической антропологии. Данная научная дисциплина, акцентируя внимание на человеческом измерении в
праве, позволяет отыскать новые подходы к изучению права и существенно углубить и конкретизировать научные представления о нем.
В качестве отдельной самостоятельной отрасли юридической антропологии, по нашему мнению, следует рассматривать судебную антропологию. Она формируется на стыке таких наук, как философия, социология,
культурология, этнология, юридическая психология, судебная медицина и
судебная психиатрия, криминология, криминалистика, уголовное право,
уголовный процесс и синтезирует в себе все накопленные научные знания
о человеке в его делинквентном измерении.
Основываясь на предложенном В.С. Нерсесянцем определении юридической антропологии, можно охарактеризовать судебную антропологию
как науку о человеке в его противоправных проявлениях и характеристиках. Здесь главные познавательные задачи, стоящие перед судебной антропологией, должны заключаться в системном межотраслевом научном
исследовании личности правонарушителя и установлении механизма обусловленности противоправного поведения.
В гуманитарном познании сложилось множество подходов к объяснению природы и причин девиантного (отклоняющегося) поведения человека. Наиболее отчетливо выделяются три группы компонентов: биологические, психологические и социальные. Вследствие этого наибольшую
популярность в научной среде получили три основных подхода к объяснению природы и причин девиантного поведения ? биологический, социологический и психологический5.
Биологический подход как самостоятельное научное направление
складывается в XIX в. Значительное влияние на развитие биологических
теорий преступного поведения оказало эволюционное учение выдающегося английского естествоиспытателя Чарлза Дарвина. В своем труде «Происхождение человека и половой отбор» (1871) ученый сформулировал гипотезу о происхождении человека от обезьяноподобного предка на основе
действия законов естественного отбора и наследственности. С позиций
эволюционного подхода человеческое поведение, в том числе преступное,
рассматривается как проявление видовых наследственных программ.
Критики данной концепции считают недопустимым экстраполяцию законов поведения животных на человеческое поведение.
Развивая идею Ч. Дарвина о том, что некоторые люди генетически
ближе к первобытным предкам, чем другие, итальянский судебный психиатр и криминалист Чезаре Ломброзо в своем знаменитом труде «Преступ5
См.: Клейберг Ю.А. Социальная психология девиантного поведения. М., 2004.
С. 9?19.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Жирнов
23
ник» (1876) обосновал связь между анатомическим строением человека и
преступным поведением. По мнению Ч. Ломброзо, некоторым людям от
рождения свойственна сильная предрасположенность к антисоциальному
поведению. На основе применения антропометрического метода ученый
выделил около 37 характеристик «врожденного преступника», в числе которых такие физические, анатомо-антропологические признаки, как асимметричный череп, массивная, выделяющаяся вперед нижняя челюсть,
приплюснутый нос, редкая борода, монголоидный разрез глаз, большие
уши, низкий лоб и др. Несмотря на то, что последующее развитие научной мысли показало несостоятельность подхода, абсолютизирующего биологические детерминанты преступного поведения, Ч. Ломброзо по праву
считается основоположником антропологического подхода в западной криминологии и уголовном праве.
В 40-х годах XX столетия американский ученый Уильям Шелдон разработал классификацию типов телосложения человека и попытался связать определенные физические свойства личности с правонарушениями.
Ученый выделил три типа соматофизического строения человека: эндоморфный (тучный и мягкий), мезоморфный (мускулистый и сильный) и
эктоморфный (худой и слабый). Основываясь на исследовании мальчиков-правонарушителей и студентов мужского пола, У. Шелдон пришел к
выводу о взаимосвязи между мезоморфным типом и антисоциальным поведением.
Австрийский зоолог Конрад Лоренц, заложивший основы науки о поведении животных, предложил в 60-е годы XX в. этологический подход,
объясняющий поведение человека как изначально агрессивное, обусловленное врожденным инстинктом борьбы за существование.
Изучение биологических детерминант поведения человека активно
продолжается и в настоящее время в биологии, физиологии, медицине,
криминологии и особенно ? в генетике. Проблемы соотношения биологического и социального в психике, роль наследственности и среды в формировании психических и психофизиологических свойств человека составляют предмет изучения психогенетики ? науки, находящейся на стыке
биологии и психологии. В XIX в. английский психолог и антрополог Фрэнсис Гальтон заявил о необходимости создания так называемой евгеники
(«науки о рождении лучших»), которая должна применять метод искусственной селекции к человеку, чтобы воспроизводить потомство с желательными признаками.
Основоположник генетики австрийский естествоиспытатель Грегор
Мендель установил, что наследственные задатки не смешиваются, а передаются из поколения в поколение в виде неизменных дискретных единиц
(«элементов», «факторов). Датский биолог Вильгельм Иогансен назвал
эти единицы генами и установил, что они передаются через мужские и
женские половые клетки ? гаметы. Другой основоположник генетики Томас Морган обосновал хромосомную теорию наследственности, установив
закономерности расположения генов в хромосомах.
Американские ученые Джэкобс, Брантон и Мервилль в середине 60-х
годов XX в. пришли к выводу, что наличие лишней Y-хромосомы у мужчин наиболее характерно для лиц, находящихся в тюремном заключении.
Другой известный исследователь X. Айзенк на основании опытных работ
и статистического анализа пришел к выводу, что обладатели определен-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
24
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
ных типов нервной системы склонны к преступному поведению в силу своей реактивности, восприимчивости и возбудимости.
Однако, несмотря на всю свою неординарность и кажущуюся привлекательность, биологические концепции девиантного (в т.ч. преступного)
поведения вызывают скептическое отношение у отечественных и зарубежных ученых.
В объяснении природы и обусловленности девиантного поведения
большинство исследователей являются сторонниками социологического,
или социально-психологического, подхода. Основателем социологической
школы в антропологии выступил выдающийся французский социолог
Эмиль Дюркгейм. В его работах и в исследованиях других известных социологов конца XIX ? начала XX в. ? М. Вебера, Ж. Кетле, Д. Дьюи,
П. Дюпати, Л. Леви-Брюля ? была установлена взаимосвязь девиантного
поведения с социальными условиями жизни людей. Изучая статистику
различных аномальных проявлений человеческого поведения (преступности, самоубийств, проституции), Жан Кетле и Эмиль Дюркгейм пришли к
выводу об их существенном росте в условиях экономических кризисов,
войн и других социальных потрясений. По мнению Э. Дюркгейма, всплески девиантного поведения неизбежно возникают, когда общество находится в состоянии аномии, т.е. разрушения или ослабления нормативной
системы общества, вызванного резкими качественными изменениями.
Разработанная Э. Дюркгеймом теория аномии получила дальнейшее
развитие в работах Р.К. Мертона, который считал, что аномия является
результатом конфликта между нормальными, законными средствами и
стремлением к поиску новых (незаконных) способов удовлетворения потребностей. Мертон выделил четыре типа девиантного поведения: инновация, ритуализм, ретритизм и мятеж.
Инновация состоит в согласии индивида с культивируемыми общественными целями и одновременном отрицании социально одобряемых способов их достижения.
Ритуализм заключается в отрицании целей, свойственных данной
культуре, но предполагает согласие использовать для достижения иных
целей социально одобряемые средства.
Ретритизм основывается на неприятии индивидом как общественно
значимых целей, так и социально одобряемых средств их достижения. Он
означает пассивный уход от выполнения социальных норм.
Мятеж (бунт) состоит в отрицании социальных норм и подразумевает
замену старых целей и средств их достижения на новые.
Один из основоположников структурно-функционального анализа,
американский социолог Т. Парсонс выдвинул идею о том, что девиантное
поведение мотивируется несбывшимися ожиданиями. В обществе, находящемся в состоянии аномии, неизбежно возрастает структурная дифференциация, что приводит к возникновению конфликтов и формированию девиантного поведения.
Себастьян де Гразия заявил о необходимости разграничивать «простую» и «острую» аномию. В отличие от «простой» аномии, которая вызывает у индивидов чувство беспокойства, «острая» развивается в результате полного распада системы ценностей и приводит к психическим
расстройствам, самоубийствам и массовым волнениям. Ж.-Н. Фишер показал, что девиантное поведение трансформируется вместе с изменением
ценностей и норм в результате перехода к другому типу культуры.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Жирнов
25
Н. Дж. Смелзер выделил в структуре девиации три компонента:
1) свойственное индивиду определенное поведение;
2) оценочные критерии девиантного поведения;
3) реакция на девиантное поведение окружающих.
По мнению этого ученого, девиантность тех или иных поступков определяется их соответствием или несоответствием социальным ожиданиям.
Значительной вехой в развитии учения об аномии стала теория дифференцированных возможностей, которую представили научной общественности в 1960 г. Говард и Орлин. С позиций этой теории предпосылки
девиантного поведения коренятся в отсутствии для каждого индивида равных возможностей в осуществлении легитимных жизненных планов.
Создатель теории дифференцированной ассоциации Сазерленд пришел к выводу, что индивиды могут усваивать образцы девиантного поведения в процессе общения под влиянием специальных техник или специфических мотиваций.
Развивая теорию стигматизации (клеймения), Г. Беккер заявил о
том, что критерии оценки того или иного действия как девиантного определяются социальными группами, устанавливающими правила, нарушение которых конституирует девиантное поведение. Действие этих правил
общественные группы распространяют на конкретных индивидов, которые
получают клеймо аутсайдеров. Э. Гоффман проводит мысль о необходимости разделения людей на две категории: «нормальных», чье поведение
общество считает допустимым, и «стигматизированных», чей внешний вид
и образ жизни отклоняются от общепринятых норм.
Особого внимания в рамках социологического подхода заслуживают
интеракционистское направление и структурный анализ. Последователи интеракционистского направления Ф. Танненбаум, Э. Гоффман, Э. Лемерт, Г. Беккер развивают идею о том, что девиантность поведения носит
исключительно оценочный характер и определяется способностью влиятельных социальных слоев общества навязывать другим слоям (стратам)
определенные стандарты поведения.
Социологический подход к объяснению девиантного поведения, основанный на структурном анализе, предлагает три варианта объяснения.
Культурологическое объяснение (С. Селлин, О. Турк) в качестве причины
девиантного поведения рассматривает конфликты между нормами господствующей культуры и нормами различных субкультур, которые принадлежат индивидам, образующим разнообразные этнические, социальные, политические и другие группы с несовпадающими или противоречащими
ценностями.
Второе объяснение осуществляется в рамках идеи конфликта
(К. Маркс, Р. Квинин, И. Тейлор, П. Уолтон и Д. Янг). Здесь девиантное, в
особенности преступное, поведение выводится из антигуманной по определению социально-экономической природы капиталистического общества и
рассматривается как средство противодействия его ценностям и нормам.
Третье объяснение определяется содержанием теории «социальной
аномии» (Р. Мертон). В качестве причины девиантного поведения рассматривается аномия, возникающая в результате рассогласования между
провозглашенными данной культурой целями и институционализированными средствами их достижения.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
26
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
В отечественной науке девиантное поведение в основном объясняется
двумя причинами: несовпадением требований социальной нормы с требованиями, которые диктует индивидам сама жизнь, и несоответствием требований жизни интересам конкретной личности. Данная проблема, по-видимому, проистекает из объективно неизбежных противоречий между
стабильностью и мобильностью общества как системы, потребностями его
функционирования и потребностями развития. Некоторые отечественные
исследователи в качестве главной причины отклоняющегося поведения
рассматривают социальное неравенство, в условиях которого складываются неравномерные возможности для удовлетворения потребностей индивидов, принадлежащих различным социальным группам.
Психологический подход к объяснению природы девиантного поведения сформировался под значительным влиянием психоаналитической теории Зигмунда Фрейда.
Теория З. Фрейда выделяет в личности человека три структурных
компонента: «Оно», «Я», и «Сверх-Я». «Оно» образует инстинктивное ядро личности и подчиняется примитивным импульсам и влечениям, принципу удовольствия. В совокупности бессознательных влечений определяющую роль играют инстинкт жизни (Эрос) и инстинкт смерти (Танатос).
«Я» составляет рациональную часть личности и руководствуется принципом реальности. «Сверх-Я» формируется под воздействием «Я» в ходе
развития личности и представляет собой ее моральную сторону. Антисоциальные влечения людей ограничиваются культурой и находят некоторые выходы на основе механизма сублимации (вытеснения). Происхождение культуры объясняется с позиций так называемого биологического
закона, по которому развитие человека в детском возрасте включает в себя те же этапы, что и процесс происхождения культуры в целом.
Выдающийся вклад в развитие данного научного направления внес
швейцарский ученый Карл Густав Юнг, разработавший оригинальный
способ исследования культур ? аналитическую психологию. К. Юнг выделил в структуре личности три взаимодействующие структуры: «эго» (я),
личное бессознательное и коллективное бессознательное. «Эго» представляет собой хранилище всего того, что человек осознаёт. Подавленный, вытесненный из сознания материал, а также связанные между собой мысли
и чувства (комплексы) аккумулируются в личном бессознательном.
К. Юнг отказался от фрейдистского понимания либидо как главным образом сексуальной энергии, а рассматривает его в качестве творческой жизненной энергии, обеспечивающей постоянный личный рост индивида.
В недрах коллективного бессознательного заключается весь многовековой
опыт, накопленный в ходе исторического развития человечества. Архаичные, изначальные элементы, образующие структуру коллективного бессознательного, швейцарский ученый назвал архетипами.
Значительное влияние на последующее развитие науки о человеке
оказала идея К. Юнга о необходимости разграничения таких психологических типов личности, как экстраверсия и интроверсия.
Таким образом, в психоаналитическом направлении главная причина
в формировании отклоняющегося поведения лежит в постоянном конфликте между бессознательными влечениями индивида («Оно») и социальными
ограничениями, образующими структуру «Я» и «Сверх-Я». Нарушение ба-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Жирнов
27
ланса между сферами сознательного и бессознательного приводит к тому,
что формирование личности принимает аномальный характер.
Следует отметить, что в настоящее время даже наиболее видные неофрейдисты не разделяют взгляд о сексуальной природе конфликтов. Так, по
мнению К. Хорни, Д. Боулби, Г. Салливана, основную причину формирования отклоняющегося поведения следует искать в дефиците эмоционального
контакта, теплого общения матери с ребенком в первые годы его жизни.
Основатель индивидуальной психологии А. Адлер выдвинул идею о
том, что главные причины отклоняющегося поведения коренятся в неспособности индивида установить адекватный контакт с окружающей средой.
С этой точки зрения, решающее влияние на возникновение девиантного
поведения оказывают место ребенка в семье и соответствующий тип воспитания.
Популярный у психологов США и Канады поведенческий подход ведущую роль в становлении девиантного поведения отводит неадекватному
социальному научению. Научную базу этого подхода составили полученные в результате наблюдения опытные данные относительно возможности
коррекции отклоняющегося поведения и его последствий путем организации положительного подкрепления.
Экологический подход рассматривает девиантное поведение в качестве результата неблагоприятного взаимодействия индивида с социальной
средой. С этой точки зрения коррекция отклоняющегося поведения должна
осуществляться в детском возрасте на основе оптимизации взаимодействия ребенка с социальной средой, научения его навыкам сотрудничества.
Значительное распространение в западной психологии в последние
два десятилетия получил так называемый эмпирический подход, имеющий
своей целью сблизить психиатрию и психологию, создать феноменологическую классификацию различных синдромов как некоторых устойчивых образований в структуре личности. Халаган и Кауфман выделяют в девиантном поведении четыре типа синдромов (аномалий): нарушения
поведения, нарушения личности, незрелость, асоциальные тенденции.
В отечественной психологической науке аномалии в развитии личности принято рассматривать с позиций социально обусловливаемой, развивающейся жизнедеятельности, как результат изменений отношений индивида к окружающей его социальной действительности.
Особого внимания заслуживает медицинская классификация поведенческих расстройств, которая основывается на психопатологическом и возрастном критериях. В соответствии с Международной классификацией
психических болезней (МКБ-10) нарушения социального поведения подразделяются на шесть диагностических подгрупп. Первая включает в себя нарушения социального поведения, ограниченные рамками семьи, вторая ? социализированные нарушения социального поведения, третья ?
социализированные нарушения поведения, четвертая ? оппозиционное поведение, пятая и шестая ? так называемые остаточные категории, включающие неуточненные нарушения социального поведения.
Таким образом, можно выделить четыре фактора, которым принадлежит ведущая роль в формировании девиантного поведения. Индивидный
фактор способствует затруднениям в социальной и психологической
адаптации индивида. Педагогический связан с недостатками школьного и
семейного воспитания. Социально-психологический фактор проявляется в
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
28
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
неблагоприятных особенностях взаимодействия индивида со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в коллективе. Социальный обусловлен социальными, экономическими, политическими и другими условиями жизнедеятельности общества.
В современной американской и немецкой криминологии значительным влиянием пользуется многофакторный подход, рассматривающий
преступность в качестве продукта необычайно сложного взаимодействия
социокультурных и личностных (психических и телесных) факторов. Несомненно, важнейшей задачей данного научного направления пока является
накопление значительного эмпирического материала, как правило, на базе конкретных социологических и социально-психологических исследований преступности и индивидуально-психологических обследований личностей преступников.
Важнейшим, как представляется, недостатком здесь является эклектичность в накоплении и объяснении фактов, основывающаяся на позитивистской убежденности в том, что никакой общей теории преступности,
равно как и любой другой общей теории, создать невозможно.
Общепринятый в отечественной криминологии методологический подход, часто именуемый также многофакторным, существенно отличается от
описанного выше. Его важной особенностью являются стремление объяснить феномен преступного поведения с позиций научного материализма и
диалектики, а также во многом умозрительный характер основных теоретических выводов.
Другим серьезным, по нашему мнению, препятствием в создании всеохватывающей теории преступного поведения выступает то обстоятельство, что в мировой науке до сих пор отсутствует удовлетворившая, хотя бы
в первом приближении, всех теория человеческого поведения. Научное
объяснение феномена преступности возможно лишь на основе интеграции
естественно-научного, социально-экономического и гуманитарного знаний.
На протяжении двух тысячелетий функцию синтеза многообразных
научных знаний и выработки универсальных методов познания и объяснения мира выполняла философия. Это обстоятельство определяет значимость для криминально-антропологических исследований проблемы философско-методологического анализа механизма обусловленности личности
преступника.
С позиций обобщенного понимания детерминизма6 отчетливо видна
несостоятельность попыток монокаузального объяснения преступного поведения. Популярные западные экономические, уголовно-социологические
и социально-психологические теории преступности носят односторонний
характер. Многофакторные же теории, справедливо указывая предыдущим на их главный недостаток, ограничиваются лишь констатацией того,
что преступность обусловлена совокупностью личностных и социокультурных факторов, оставляя малоизученным механизм их взаимодействия.
По нашему мнению, определенные возможности в плане исследования механизма взаимодействия социокультурных и личностных факторов,
обусловливающих преступное поведение, присущи философско-методологическому подходу, основанному на единстве принципов системности и
6
См.: Аскин Я.Ф. Обобщенное понимание детерминизма // Принцип детерминизма.
Саратов, 1983. С. 3?10.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Жирнов
29
детерминизма. Основанием единства здесь выступают общие для них категории ? «взаимосвязь» и «взаимодействие». Принцип системности предполагает рассмотрение любого явления в качестве продукта внутренних и
внешних взаимодействий, тогда как взаимодействие является основой любых видов детерминации.
Рассмотренные через категорию системности детерминационные отношения расчленяются на внутренние и внешние, и, наконец, сама детерминация любого явления раскрывается как сложная система, образованная взаимодействием внутренних и внешних, главных и второстепенных факторов.
Таким образом, принципы системности и детерминизма создают особую призму видения мира, когда изучаемый социальный (в данном случае) объект раскрывается именно в качестве сложной системы, обусловленной в своем становлении, функционировании и развитии внутренними
и внешними взаимодействиями.
Не будет преувеличением сказать, что такой подход может быть с успехом использован в качестве методологического инструмента исследования механизма обусловленности любого социального явления, что имеет
существенное значение для анализа механизма обусловленности личности
преступника.
Указанные выше положения могут служить основанием подразделения факторов, детерминирующих криминальную личность, на внешние и
внутренние.
В качестве внутренних факторов выступают присущие всякому индивиду от рождения психические, телесные и социальные качества, а в роли
внешних ? социоэтнокультурные условия формирования личности. Особенностью внутренних факторов является то, что они обеспечивают саморазвитие личности, продуцируют ее внутреннюю активность, через которую
преломляется воздействие факторов внешних, социоэтнокультурных.
С точки зрения формирования предкриминальной направленности поведения факторы, ее обусловливающие, следует считать главными в системе детерминантов личности преступника. Соответственно факторы, определяющие в ней общечеловеческое содержание, нужно рассматривать в
качестве второстепенных.
В роли главных факторов, обусловливающих формирование преступного поведения, выступают телесные, психические, социальные качества
индивида, а также социоэтнокультурные условия, в своей совокупности
препятствующие нормальной социализации.
По результатам отечественных и зарубежных социологических исследований чрезвычайно важными факторами, обусловливающими делинквентное поведение, являются: 1) не исключающие вменяемости физические и психические аномалии, наиболее распространенными среди
которых выступают алкоголизм и наркомания; 2) недостаточный здравый
смысл, незрелость и инфантильность, нереалистичные потребности и запросы; 3) невысокая способность выдерживать нагрузки; 4) пренебрежительное отношение к труду и различного рода обязанностям; 5) неорганизованное поведение в свободное время и отсутствие жизненных планов;
6) неразумное обращение с деньгами и собственностью; 7) склонность к
риску; 8) отсутствие любви со стороны родителей и других членов семьи,
применение родителями телесных наказаний; 9) невозможность положительной самоидентификации с отцом; 10) противоправное поведение родителей; 11) низкая успеваемость в школе, склонность к мошенничеству и
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
30
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
прочим обманным действиям; 12) безработица, существенно ограничивающая возможность легитимных карьер; 13) экономическая нестабильность
общества, порождающая у индивидов ощущение бедности; 14) кризисные
явления в сфере культуры и образования; 15) невысокая эффективность
деятельности правоохранительных органов, способствующая успеху криминальных карьер; 16) либеральный политический режим общества, создающий благоприятные условия для девиантного поведения.
Исследование соотношения вышеперечисленных факторов в каждом
конкретном случае создает возможность типологизации моделей преступных карьер, что, в свою очередь, может позволить, в частности, более обдуманно планировать превентивную работу. Эти факторы образуют сложную динамическую систему детерминант, которая трансформируется
применительно к определенному типу криминальной личности. И именно
анализ конкретного соотношения факторов, обусловливающих каждый из
видов преступного поведения, является, на наш взгляд, важной предпосылкой прогресса социолого-криминологических и судебно-антропологических исследований.
Синтезируя все многочисленные научные знания о человеке в его делинквентном измерении, судебная антропология призвана дать адекватное объяснение механизма формирования преступного поведения. Осознавая всю сложность и многоплановость этой задачи, следует выделить ряд
научных проблем, которые, по нашему мнению, могут составить теоретический стержень данной научной дисциплины.
Во-первых, необходимо четко определить место судебной антропологии в системе гуманитарного знания и установить особенности ее взаимоотношений с другими науками о человеке. Во-вторых, научное объяснение преступного поведения возможно лишь на основе тщательного
изучения всех существующих научных и вненаучных (религиозных, эстетических и др.) антропологических подходов к объяснению природы человека. В-третьих, преступное поведение следует изучать в качестве одной
из форм девиантного поведения как отклонение от образцов человеческого
поведения, установленных традициями, обычаями, юридическими нормами. В-четвертых, изучение предкриминальной направленности личности
будет необъективным без учета роли биологических факторов преступного
поведения, таких как наследственность, аномалии половых хромосом, малые физические аномалии и неврологические особенности личности. В-пятых, необходимо проанализировать влияние социально-психологических
факторов на формирование преступного поведения, среди которых особое
место занимают социальное научение, переживаемые индивидами фрустрации и многочисленные ситуационные факторы. В-шестых, научное объяснение преступного поведения невозможно без учета роли этнокультурных и этнопсихологических факторов в формировании криминальной
личности. В-седьмых, весьма перспективным направлением в судебной антропологии является исследование невербальных проявлений криминального поведения, что создает возможность применения органолептических
методов и полиграфа при расследовании преступлений. И, наконец, научное понимание преступного поведения должно исходить из признания
важности влияния культурных факторов, субкультуры профессиональной
преступности на формирование криминальной личности.
Таким образом, научное объяснение механизма преступного поведения, анализ факторов, способствующих формированию криминальной лич-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Жирнов
31
ности и криминальной субкультуры, являются одним из важных условий
в правоохранительной, правоприменительной и правотворческой деятельности. Судебная антропология нацелена на разработку научных рекомендаций по совершенствованию оперативно-розыскной, следственной и судебной практики.
П.О. Жирнов*
??????????? ?????????????
??? ??????? ??????????????? ???????? ????????
Н
исколько не преувеличивая, можно сказать, что в течение последних 30-40 лет ненасильственное неповиновение стало неотъемлемой составляющей современной социально-политической реальности, изменив ход новейшей истории. Одним из наиболее ярких современных
подтверждений тому может служить «оранжевая» революция в Украине,
произошедшая в конце 2004 г. По мнению Р. Симоняна, эти события продемонстрировали, что «Украина значительно опережает Россию в политическом развитии» и что там «наличествуют необходимые атрибуты, которых у нас (России) теперь уже нет: ?дееспособная оппозиция, нормальный
парламент, реальный плюрализм и независимый суд?»1. В ходе революции созданный усилиями лидеров оппозиции «новый, демократически настроенный народ» отказался принять результаты президентских выборов
и начал активные ненасильственные действия, направленные на блокаду
правительственных учреждений.
Задолго до выборов началась подготовительная работа по обеспечению успеха в них «кандидата от оппозиции» Виктора Ющенко. Примечательно, что эта работа велась не только в Украине, но и в странах Запада, в первую очередь в США, где 5 октября 2004 г. состоялся круглый
стол под громким названием «Путь Украины к зрелой национальной державности». Среди участвовавших в этом мероприятии лиц выделялись советник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс,
посол США на Украине Д. Хербст и более двадцати депутатов Верховной
Рады Украины. 21 октября 2004 г. Украину с официальным визитом посетил Г. Киссинджер, бывший советник президента США по национальной
безопасности2.
Участие «авторитетных» посредников с Запада является одной из
примечательных особенностей украинской революции. Во время предвыборной гонки и после окончания выборов Украину посетили генсек ОБСЕ
Ян Кубиш, президент Польши А. Квасневский, верховный комиссар Евросоюза по вопросам внешней политики Х. Солана, а также лидер польской
«Солидарности» Лех Валенса. Эти эмиссары демократии открыто выражали свои симпатии кандидату в президенты В. Ющенко, оказывая тем
*
Кандидат социологических наук, директор ООО «Комсар».
1
2
Симонян Р. Грузия, Украина? Далее везде? // Власть. 2005. № 1. С. 9.
См.: Кара-Мурза С. «Красный май»: студенческий мятеж 1968 г. во Франции //
Экспорт революции: Ющенко, Саакашвили? М., 2005. С. 217.
П.О. Жирнов
31
ности и криминальной субкультуры, являются одним из важных условий
в правоохранительной, правоприменительной и правотворческой деятельности. Судебная антропология нацелена на разработку научных рекомендаций по совершенствованию оперативно-розыскной, следственной и судебной практики.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П.О. Жирнов*
??????????? ?????????????
??? ??????? ??????????????? ???????? ????????
Н
исколько не преувеличивая, можно сказать, что в течение последних 30-40 лет ненасильственное неповиновение стало неотъемлемой составляющей современной социально-политической реальности, изменив ход новейшей истории. Одним из наиболее ярких современных
подтверждений тому может служить «оранжевая» революция в Украине,
произошедшая в конце 2004 г. По мнению Р. Симоняна, эти события продемонстрировали, что «Украина значительно опережает Россию в политическом развитии» и что там «наличествуют необходимые атрибуты, которых у нас (России) теперь уже нет: ?дееспособная оппозиция, нормальный
парламент, реальный плюрализм и независимый суд?»1. В ходе революции созданный усилиями лидеров оппозиции «новый, демократически настроенный народ» отказался принять результаты президентских выборов
и начал активные ненасильственные действия, направленные на блокаду
правительственных учреждений.
Задолго до выборов началась подготовительная работа по обеспечению успеха в них «кандидата от оппозиции» Виктора Ющенко. Примечательно, что эта работа велась не только в Украине, но и в странах Запада, в первую очередь в США, где 5 октября 2004 г. состоялся круглый
стол под громким названием «Путь Украины к зрелой национальной державности». Среди участвовавших в этом мероприятии лиц выделялись советник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс,
посол США на Украине Д. Хербст и более двадцати депутатов Верховной
Рады Украины. 21 октября 2004 г. Украину с официальным визитом посетил Г. Киссинджер, бывший советник президента США по национальной
безопасности2.
Участие «авторитетных» посредников с Запада является одной из
примечательных особенностей украинской революции. Во время предвыборной гонки и после окончания выборов Украину посетили генсек ОБСЕ
Ян Кубиш, президент Польши А. Квасневский, верховный комиссар Евросоюза по вопросам внешней политики Х. Солана, а также лидер польской
«Солидарности» Лех Валенса. Эти эмиссары демократии открыто выражали свои симпатии кандидату в президенты В. Ющенко, оказывая тем
*
Кандидат социологических наук, директор ООО «Комсар».
1
2
Симонян Р. Грузия, Украина? Далее везде? // Власть. 2005. № 1. С. 9.
См.: Кара-Мурза С. «Красный май»: студенческий мятеж 1968 г. во Франции //
Экспорт революции: Ющенко, Саакашвили? М., 2005. С. 217.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
32
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
самым значительное влияние на формирование политической оппозиции и
настроений определенной части электората. За несколько дней до выборов сторонники В. Ющенко, в большинстве своем студенты, стали организовывать в столице Украины несанкционированные, так называемые «стихийные» митинги. Применяя методы ненасильственного гражданского
неповиновения, которое иногда перерастало в столкновения с милицией,
«оранжевые» пытались захватить здание Центральной избирательной комиссии Украины.
После объявления результатов второго тура выборов, в котором победил В. Янукович, лагерь В. Ющенко мгновенно организовал многотысячные акции протеста граждан по всей стране. Прекрасно понимая, что
«принципиальным для демократической системы является не то, что выборы формально проходят, и даже не электоральные правила, но то, как
управляет избранная власть»3, недовольные результатами выборов сторонники В. Ющенко окружили здания правительства Украины, Верховной Рады, ЦИК и Верховного Суда и, по существу, заблокировали работу
органов государственной власти.
Большую часть активистов от оппозиции составляли студенты ? наиболее политически и социально мобильная часть населения страны. Вербовка студенческой молодежи в ряды оппозиции открыто проводилась избирательным лагерем В. Ющенко даже на сайте Всероссийского
гражданского конгресса «Россия за демократию, против диктатуры», где
содержался призыв поддержать оппозиционеров на Майдане. Поездка оплачивалась за счет избирательного фонда В. Ющенко4. Многочисленные
средства массовой информации агитировали население страны голосовать
за кандидата от оппозиции ? В. Ющенко, в то время как в западных СМИ
сообщалось об использовании властью административного ресурса и полном контроле штаба Януковича над телевизионными каналами всей Украины5.
Одной из наиболее впечатляющих и масштабных акций гражданского
ненасильственного неповиновения «оранжевых» можно считать организацию палаточных городков на Майдане, у здания Верховной Рады и на
Прорезной улице. Палатки для проведения этой акции были закуплены
задолго до начала выборов, что свидетельствует о тщательной подготовке
этого «стихийного гражданского ненасильственного протеста». Более того,
во всех акциях протеста оппозиции трудно обнаружить даже видимость
стихийности; настолько все было продумано и организовано6.
Жизнь палаточного сообщества была организована на высоком уровне: участники акции были обеспечены питанием, квалифицированной медицинской помощью, а порядок в лагере охранялся специально отобранными для этих целей активистами. Самым грубым нарушением
внутреннего распорядка считалось употребление спиртного даже в малых
количествах, не говоря уже наркотиках. Такое табуирование поведения
проживающих в палаточном городке активистов, по нашему мнению, объясняется стремлением руководства оппозиции предотвратить возможные
3
4
5
Кынев А.В. Эффекты «Майдана»: политическая система Украины после кризиса
2004 года // Полис. 2005. № 1. С. 63.
См.: Корня А. «Пора» приближается // www.ng.ru/politics/2004с12с10/1_pora.html.
См.: Доклад Британской Хельсинкской группы по правам человека
// www.russian.kiev.ua/archives/2004/0412/041209upt1.shtml.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П.О. Жирнов
33
беспорядки и применение столь невыгодного для оппозиции насилия по
отношению к представителям официальной власти и политическим оппонентам. Находящиеся в алкогольном или наркотическом опьянении люди
не способны контролировать свои действия, а их поступки могут принимать девиантный характер.
Именно ненасильственный характер сопротивления дает участникам
протеста серьезный шанс на победу. Ненасильственное неповиновение, с
одной стороны, не дает повода официальной власти для силового подавления протеста, а с другой ? привлекает в ряды оппозиции все новых и новых сторонников, готовых поддержать «слабых и беззащитных поборников
справедливости». Трудно не согласиться с Д. Шарпом, утверждающим,
что «продолжительное сопротивление наряду с поддержанием ненасильственной дисциплины может вызвать у постоянных сторонников правителей отчуждение от них и таким образом ослабить их»7.
Следовательно, «в ходе острого противостояния между двумя претендентами на пост президента единственно эффективно работающим политическим институтом стали организованные массовые беспорядки, ?Майдан? как альтернатива конституции и законным процедурам разрешения
политических конфликтов»8. Приходится констатировать, что беспомощность всех ветвей власти по отношению к акциям неповиновения, облаченным в ненасильственную форму, является характерной особенностью тех
стран, которые отказались от коммунистического наследия и начали
строительство демократии. Глубинные причины такой дисфункции власти
кроются в отсутствии полноценного гражданского общества и боязни правительства применить жесткие, но, необходимо заметить, законные меры
для прекращения беспорядков.
Примеры Грузии и Украины отчетливо показывают, что ненасильственное гражданское неповиновение в этих странах применялось не для
выражения неприятия отдельной частью общества политики государства
и результатов выборов, а в качестве основного средства свержения существующего правительства. Именно поэтому можно говорить о приемлемости в таких случаях термина «революция». Причины отказа власти Украины от насильственного подавления протестов также следует искать в
боязни своих «старших партнеров» с Запада, которые оказывали финансовую и другую помощь лагерю Ющенко9 и свои политические приоритеты обозначили уже задолго до выборов. Запад во главе с США традиционно поддерживает движения за гражданские права и свободы и всегда
выступает в защиту демократии, но лишь при условии, что это происходит где угодно, но не на самом Западе. Так, например, в Америке законодательно закреплен запрет на получение финансовой помощи для организации предвыборной кампании от других стран и их политических
6
7
8
9
См.: Молотков М. Как это делается: организация и экономика «оранжевой революции»: Репортаж ИА REGNUM из Киева // http://www.regnum.ru/news
/373890.html.
Шарп Д. Роль силы в ненасильственной борьбе // Вопросы философии. 1992. № 8.
С. 36.
Лапкин В.В., Пантин В.И. Освоение институтов и ценностей демократии украинским и российским массовым сознанием // Полис. 2005. № 1. С. 62.
См.: Корольков Н.А., Цветкова Е.Г., Киселев В.Б., Фролов С.Н. Современная Россия: стабильность или застой? // Власть. 2006. № 2. С. 83.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
34
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
организаций, но это нисколько не мешает США самим финансировать выборы в других странах мира10.
Ненасильственное гражданское неповиновение М.Л. Кинга и его соратников, боровшихся в 1960-х гг. против расовой сегрегации в США, а
также движение противников войны во Вьетнаме преподнесли неоценимый
урок американской государственности, которая сумела выжить в тех тяжелых условиях и приобрела значительный опыт по противодействию ненасильственному гражданскому неповиновению. Как уже отмечалось, американское правительство относится весьма благосклонно ко всем акциям
протеста, если они не представляют угрозу интересам США. А в самой
Америке полицейские ни секунды не колеблются и подвергают аресту всех
участников несанкционированных ненасильственных акций гражданского
протеста, поскольку официальная власть отчетливо осознает, что потенциальная опасность таких акций для правительства чрезвычайно высока.
В конце XX в. в США и других странах можно было наблюдать крупномасштабные акции протеста, такие как, например, всемирная кампания против политики неолиберальной глобализации и всемирной справедливости. В то время как большинство протестующих участвовало в
различного рода санкционированных и несанкционированных демонстрациях, некоторые демонстранты совершали акты гражданского неповиновения и были за это арестованы. Многие протестующие преступали границы законности, в ряде случаев уничтожая частную и общественную
собственность. Тем не менее такие действия следует рассматривать как
акты гражданского неповиновения.
Вместе с тем следует констатировать, что нынешняя практика гражданского неповиновения не отвечает тем требованиям к актам неповиновения, которые были сформулированы в середине XIX столетия основоположником концепции гражданского неповиновения выдающимся
американским мыслителем Генри Дэвидом Торо. В 1849 г. вышло в свет
эссе Г.Д. Торо «О гражданском неповиновении» («On Civil Disobedience»),
где мыслитель сформулировал основания сопротивления граждан своему
правительству и пытался доказать «высшую» легитимность такого поведения11. В последующие годы своей жизни Торо опубликовал множество
трудов, большинство из которых так или иначе связано с проблемами,
обозначенными в его литературном произведении «Уолден» и эссе «О гражданском неповиновении»12.
Подавляющую часть современных активистов США составляет либерально настроенная молодежь среднего класса. Как и во времена Кинга,
оплотом нынешних активистов являются университетские кампусы, а их
акции протеста выносятся на улицы городов, что во многом похоже на
развитие событий в 1960-70-е годы13. Сейчас в организованных формах
протеста или демонстрациях участвует намного большее количество сту10
11
12
13
См.: Конгрессмен Рон Пол: кампания Ющенко незаконно финансируется американским правительством // www.nr2.ru/policy/11288.html.
См.: Thoreau H.D. On civil disobedience, 1848 // www.gutenberg.org/files/71/71h/71-h.htm---- civil disobedience.
Подробнее о концепции гражданского неповиновения Торо см.: Жирнов П.О.
Г.Д. Торо о соотношении политики и морали // Вестник Саратовской государственной академии права. 2006. № 6. С. 227?231.
См.: Miller S.B. Radicalism Reborn // Christian Science Monitor. 2001. 30 August.
P. 11.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П.О. Жирнов
35
дентов. Фактически студенческая политическая активность выросла, как
минимум, в три раза за период времени, истекший после событий
1960?1970-х годов14. Американские активисты более озабочены проблемами мирового масштаба, нежели борьбой за гражданские права внутри самой Америки. Благодаря современным средствам связи и интернету, которые подняли на качественно иной уровень коммуникацию людей, акции
неповиновения могут принимать уже мировые масштабы.
В то же время становится все более очевидным, что активизм и акции
неповиновения сегодня несколько утратили свое первоначальное значение.
Традиционно гражданское неповиновение ассоциировалось с сознательным нарушением закона и последующим добровольным принятием наложенного государством наказания. Современные же активисты стараются
избежать даже незначительных наказаний.
Журналист газеты «Нью-Йорк Таймс» Wakin D.J. следующим образом
охарактеризовал тактику современных борцов за справедливость: «Во время протестов в 1999 году в главном полицейском управлении Манхэттена
по поводу убийства Амадо Диало организаторы протеста за день до акции
договорились с полицией о том, кто будет арестован. В день демонстрации
полиция не спешила с арестами, преднамеренно предоставляя фотографам
шанс снять все происходящее на пленку. Во время ареста торговые автоматы продавали мороженое и шоколад в форме тюремных решеток. В качестве расплаты за согласие полиции на такую «демонстрацию» протестующие
не должны были оказывать сопротивления полиции»15.
Этот современный тип протеста сводит на «нет» сам смысл подобных
акций. «Чем сильнее насаждается закон, тем лучше для истинных сторонников и практиков гражданского неповиновения, ибо в этом случае у них
намного более выигрышная позиция»16. Создавая конфликт и подвергаясь
аресту, активисты получают возможность привлечь внимание общественности к конкретным фактам несправедливых действий власти, а также информировать окружающих о причинах своего несогласия, таким образом
притягивая всеобщее внимание к своей проблеме и набирая большую силу.
Можно констатировать, что сегодняшнее поколение американских активистов во многом потеряло и забыло традиции неповиновения, сформулированные Торо и Кингом. Кинг неоднократно утверждал, что прямое действие является бессмысленным в том случае, если оно не создает напряжения
в обществе. Только тот борец, который полностью сознает ?? принимает возможные для себя последствия своего неповиновения, может называть себя
истинным активистом. Именно по этим причинам в современной Америке
активизм постепенно утрачивает свое первоначальное значение, так как
нынешние борцы не желают нести какой-либо правовой ответственности за
свои действия. В отличие от Торо, искренне полагавшего, что единственным
достойным местом для справедливого человека является тюрьма, современные активисты придерживаются противоположного мнения.
М. Ганди в Южной Африке и Индии, движение сопротивления против нацистской оккупации Европы, социально-политическое движение
14
15
16
См.: Cowen Т. Student Activists: Still a Strong Force // Christian Science Monitor.
2001. 27 March. P. 17.
Wakin D.J. Arrest Me Please (But Jail? No Thanks) Rediscovering the Price of
Protest // New York Times. 2001. 3 June.
Ibid.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
36
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
М.-Л. Кинга за равноправие, движение противников вьетнамской войны ? все они подверглись влиянию взглядов основоположника концепции
гражданского неповиновения Г.Д. Торо. В наши дни неповиновение все
более принимает общемировой характер с политическим содержанием,
принимая самые разнообразные формы: «бархатные» и «оранжевые революции», митинги протеста против ядерного оружия, загрязнения окружающей среды, мировой глобализации, борьба за права животных и многие другие.
Со всей очевидностью можно сказать, что социально-политическое наследие Г.Д. Торо, оказавшее неоценимое влияние на развитие общественно-политической мысли и институтов западной демократии, заслуживает
дальнейшего углубленного изучения. Это особенно актуально в свете выработки научного понимания социально-политических процессов в современной России.
Вступив на путь демократических преобразований, наша страна сделала уверенный шаг на пути к подлинному уважению прав человека и
гражданина, которому в условиях демократического политического режима должна принадлежать вся полнота власти в стране. Тем не менее приходится констатировать, что сформировавшееся в массовом сознании россиян понимание демократических ценностей, роли граждан и государства
в политических и социальных процессах носит преимущественно пропагандистский и односторонний характер. Со времени распада Советского
Союза и по сей день большинство средств массовой информации говорят
лишь о достоинствах демократического политического режима. Вместе с
тем адекватное воплощение демократических ценностей на практике возможно лишь на основе всестороннего понимания основополагающих принципов, сущности и содержательных сторон демократии.
Генри Дэвид Торо одним из первых западных мыслителей обратил
внимание общественности на отрицательные стороны демократии и подверг их беспристрастному анализу. Называя ее наиболее гуманным политическим режимом за всю историю существования человечества, выдающийся мыслитель метко указал многие сомнительные черты процесса
демократического волеизъявления, делая акцент на недостатках представительной системы. Внимательное отношение к этим идеям выдающегося
ученого позволило бы избежать в российских условиях «слепого», некритичного копирования западного демократического опыта и связанных с
этим проблем и ошибок.
Актуальность изучения концепции гражданского неповиновения
Г.Д. Торо для современной России в немалой степени определяется сложившимися трудностями в осуществлении демократических преобразований, низкой политической культурой населения и отсутствием достаточного демократического опыта урегулирования социальных и политических
конфликтов. Просчеты и неудачи в проведении реформ вполне способны
превратить существующую ныне в нашем Отечестве формальную возможность осуществления «оранжевой революции» в реальную возможность,
особенно при наличии финансовой, политической и организационной помощи определенных «доброжелателей» с Запада. Недавние революции в
Грузии и Украине примечательны тем, что являют собой пример успешного применения концепции «ненасильственного политического неповиновения», разработанной американским политтехнологом Д. Шарпом на ос-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П.О. Жирнов
37
нове изучения концепций и политического опыта гражданского неповиновения Г.Д. Торо, М. Ганди и М.-Л. Кинга.
Современная западная цивилизация выработала надежный «иммунитет» против возможных негативных последствий ненасильственного гражданского неповиновения, определив его место в качестве важнейшего
политического института демократического общества. В российских условиях неосведомленность в цивилизованных методах ненасильственной политической борьбы, помноженная на значительное социальное напряжение в обществе, может привести к трагическим последствиям, новым
социальным и политическим катаклизмам.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА, ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО
И ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА
Н.И. Матузов*
???????? ???????? ??? «??????? ?????»
??????????? ????????????? ????????
В
практической жизни люди чаще всего сталкиваются с различными проявлениями правового нигилизма. Он постоянно у всех на
слуху, не сходит со страниц печати, экранов телевизоров. К нему даже в
какой-то мере привыкли. Гораздо меньше говорят и пишут о правовом
идеализме, который не столь глубоко проник в массовое сознание людей и
в повседневный быт. Большинство российских граждан, наверное, и не подозревают о его существовании, не знают, что это такое. Между тем вред
от правового идеализма ничуть не меньше, чем от правового нигилизма.
Надо сказать, что само понятие правового идеализма до некоторой
степени условно. Термин «идеализм» употребляется здесь не в сугубо философском смысле (определенное мировоззрение), а в значении слов
«идеализация», «идеалист», «идеальный», под которыми обычно подразумеваются отрыв от действительности, наивность, непрактичность, прекраснодушные мечтания о прекрасном, совершенном, но не реальном. Это
те случаи, когда о ком-то говорят: «Он неисправимый идеалист».
Подобного рода идеализм так или иначе проявляется во всех сферах
жизни общества, в том числе правовой, что и дает основание называть
его правовым или юридическим, в противоположность правовому (юридическому) нигилизму. Разумеется, можно говорить также о политическом,
моральном и других видах идеализма. Что все это означает на практике,
покажем на конкретных примерах из нашей недавней советской и постсоветской истории.
Известно, что в коммунистические времена излюбленным методом руководства «широкими трудящимися массами» было провозглашение громких политических лозунгов и починов, принятие «исторических», «судьбоносных», «эпохальных» решений и постановлений о дальнейшем развитии,
повышении, усилении, укреплении чего-либо. Насаждался своего рода
культ всевозможных пятилетних и более отдаленных планов и программ
(общество-то было плановым), безоглядная вера в их магическую силу.
И все они, как правило, переводились на язык законов, которые из-за этого сильно напоминали съездовские партийные резолюции.
Устанавливались даже сроки окончательного достижения мечты о
светлом будущем, то есть идеальном счастливом обществе. Дутые лозунги, инициативы, обещания призваны были вдохновлять людей «на подвиги». Говоря словами Герцена, идеология ставилась выше фактологии.
Строительство воздушных замков (точнее, бумажных) помогало жить в
?
Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Саратовской государственной академии права.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.И. Матузов
39
мире иллюзий. Однако действительность быстро разрушала эти эфемерные храмы и возвращала в мир суровых реальностей.
Инерция политического и правового идеализма была затем продолжена и даже в известной мере усилена форсированными, но бессистемными планами «перестройки» страны во второй половине 80-х годов. Одним
из печальных примеров юридического идеализма и крайнего субъективизма может служить так называемое «антиалкогольное законодательство»,
с помощью которого тогдашние советские лидеры попытались одним махом покончить с такой сложнейшей социальной и морально-психологической проблемой, как пьянство. Что из этого получилось ? хорошо известно.
Столь же сумбурными, во многом авантюрными были многие прожекты мгновенного преобразования России в 90-х годах минувшего века, т.е.
уже в период реформации. В этих планах ставились цели, для достижения которых западным странам понадобились столетия. Но хотелось сделать все сразу и как можно быстрее. Реальные возможности мало кого
интересовали. Причем сделать надо было как «у них», без учета российских традиций и специфики. В результате многое попросту не приживалось на отечественной почве.
Существовала даже весьма популярная в то время программа под
названием «500 дней». Именно за такой срок предполагалось трансформировать «развитой социализм» в «развитой капитализм», обеспечить переход от плановой экономики к экономике рыночной. А заодно сломать через колено менталитет упомянутых «народных масс», привыкших жить в
другой системе и по другим правилам. Как ни удивительно, находились
люди, которые верили в эти чудеса. Поистине, блажен, кто верует? Идеализм в чистейшем виде, помноженный на волюнтаризм!
И все это пытались осуществить не в последнюю очередь с помощью
права, законов, указов, правительственных постановлений, словом ? «декретов». При этом в период правления Ельцина доминирующим среди всех
нормативных актов было так называемое «указное право», основанное на
единоличной, ничем не связанной воле1. Поскольку романтическим планам в намеченные сроки не суждено было сбыться, то и «романтическое
право» вместе с ними потерпело фиаско ? оно оказалось чисто бумажным,
вера в него была утрачена или во всяком случае подорвана.
Конечно, жизнь не оставалась вне всякого правового регулирования.
Действовали кодексы, Конституция, старые и новые (относительно реальные) юридические нормы. Но в целом законодательство того периода
представляло собой «лоскутное одеяло», сотканное из сплошных противоречий. Бушевала война законов и властей, союзные и российские структуры находились в перманентном противоборстве. Советская система распалась, но на ее месте ничего устойчивого еще не сложилось. Реформы
шли трудно и бестолково2.
То же самое происходило и в общественном сознании, в частности
правовом, которое было крайне неоднородным, деформированным, незре1
2
См.: Лучин В.О. «Указное право» в России. М., 1996; Лукьянова Е.А. Указное право как российский политический феномен // Журнал российского права. 2001.
№ 10.
См.: Валовой Д.В. Экономика абсурдов и парадоксов. М., 1991; Поливанов В.П.
Технология великого обмана. М., 1995; Гундарев И.А. Парадоксы российских реформ. М., 1997; Солженицин А.И. Россия в обвале. М., 1997.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
40
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
лом. В нем содержались как прежние, устаревшие стереотипы, так и новейшие веяния и тенденции, отражались неустоявшиеся умонастроения
различных слоев и групп населения, которое не успевало «переваривать»
возникшие в стране катаклизмы. Смена социальных и идеологических
ориентиров для большинства граждан оказалась неожиданной и болезненной. Отсюда ? эклектика, «мешанина» в сознании. Таким оно по сути
и остается до сих пор ? брожение умов продолжается.
Среди множества противоречий, раздирающих сегодня российское общество, наблюдается и такое, как парадоксально-причудливое переплетение, с одной стороны, тотального правового нигилизма, а с другой ? наивного правового идеализма. Как ни странно, оба эти явления, казалось бы,
разновекторные и несовместимые, мирно уживаются и образуют вместе
общую безрадостную картину политико-юридического бескультурья.
В первом случае законы откровенно не уважаются, игнорируются, нарушаются; во втором, напротив, им придается значение некой чудодейственной силы, способной одним махом разрешить все наболевшие проблемы. Массовое сознание требует принятия все новых и новых законов чуть
ли не по каждому вопросу. Указанные крайности ? следствие многих причин, без преодоления которых идея правового государства неосуществима.
Если правовой нигилизм в самом общем плане означает отрицание
или недооценку права, то правовой идеализм ? его переоценку, идеализацию. Оба эти явления питаются одними корнями ? юридическим невежеством, незрелым правосознанием, дефицитом политико-правовой культуры. Указанные крайности, несмотря на их, как уже отмечалось,
противоположную направленность, в конечном счете смыкаются и образуют как бы «удвоенное» общее зло. Иными словами, перед нами две стороны «одной медали».
Хотя внешне правовой идеализм менее заметен, не так бросается в
глаза, явление это причиняет такой же вред государству, обществу, гражданам, как и правовой нигилизм. Он крайне деструктивен по своим последствиям. Осознается это, как правило, «потом», когда итог становится
очевидным. Вот почему, борясь с правовым нигилизмом, не следует впадать в другую крайность ? правовой фетишизм, волюнтаризм, идеализм.
На право нельзя возлагать несбыточные надежды, оно не всесильно.
Наивно требовать от него большего, чем оно заведомо может дать, ему необходимо отводить то место и ту роль, которые вытекают из объективных
возможностей данного института. Непосильные задачи могут только скомпрометировать право. Поэтому его нельзя возводить в абсолют. От этого
рудимента («родимого пятна») новому российскому общественному сознанию необходимо избавляться.
Между тем в условиях возникшей у нас еще в период «перестройки»
правовой эйфории у многих сложилось убеждение, что достаточно принять хорошие, мудрые законы, как все сложнейшие и острейшие проблемы общества будут решены. «Вот примем пакет законов ? и жизнь улучшится». Но чуда не происходило, законы принимались, а дела стояли на
месте или даже ухудшались. В результате наступило известное разочарование в законах, появились признаки правового скепсиса.
Помнится, в разгар работы союзного парламента пресса в негативноиронических тонах много писала о «магии», «девятом вале», «буме», «каскаде» законотворчества, о «мертворожденных» и полузабытых законах.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.И. Матузов
41
А один из депутатов мрачно сравнивал законодательные усилия коллег
(и свои собственные) «с попытками вырастить сад в жестоких условиях
пустыни. Иногда кажется, что законы, которые мы принимаем, отторгаются действительностью, как саженцы бесплодной почвой. И возникает
чувство разочарования и безысходности»3.
В какой-то мере это продолжалось затем и в период деятельности
бывшего Верховного Совета России, а также последующих созывах Государственной Думы. Оказалось, что быстрых и легких решений нет. Правовое «шапкозакидательство» не проходит, это ? не тот путь4.
Оно и понятно ? ведь законы сами по себе не могут накормить, одеть,
обуть людей, улучшить их благосостояние, они могут лишь способствовать
либо не способствовать этому, нечто закреплять, охранять, регулировать,
распределять, но не производить. Поэтому уповать только на «скоростное» правотворчество ? значит питать юридические иллюзии. Нужны прежде всего социальные, экономические, политические, культурные, организационные и иные меры плюс законы. Лишь совокупное действие всех
этих факторов может дать желаемый эффект.
Закон, как известно, есть официальное признание факта и не более
того. Он лишь оформляет, «протоколирует» реально сложившиеся отношения. «Право не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества» (К. Маркс). Данный тезис давно
стал азбучной истиной и никем пока не опровергнут.
Ясно, что проводимые в нашем обществе преобразования нуждаются
в надежном правовом обеспечении, но оно не может быть чисто волевым.
Бессилие законов порождает все тот же нигилизм, неверие в реальную
значимость принимаемых актов, в их способность изменить ситуацию. Законы не работают, значит, и отношение к ним безразличное, их престиж
падает вместе с престижем власти.
Правовой идеализм породил у значительной части людей кризис веры
в законодательные, а в более широком плане в парламентско-конституционные пути решения назревших проблем, в новые прогрессивные институты. Идеализмом с самого начала страдали некоторые лозунги перестройки,
а затем и периода реформации (ускорение социально-экономического развития, искоренение пьянства, резкое повышение жизненного уровня народа,
плавное и безболезненное развертывание демократии, гласность и др.).
Хотелось все это побыстрее воплотить в законах, закрепить юридически, провозгласить в конституциях. На деле же форсированного перехода
общества из одного состояния в другое не получилось, ожидания затянулись. Наступило «социальное похмелье» ? горькое и мучительное. Идеалистические, скороспелые прожекты, как правило, сурово мстят за себя. Это
тот же нигилизм, только с обратным знаком. Особенно заметно было
стремление сделать все, как у «них».
Ускоренное и, что более существенно, беспорядочное и неэффективное
осуществление курса реформ разрушило многие иллюзии ? надежду на
лучшую жизнь, справедливость, высокие нравственные идеалы, гуманизм,
реализацию основных прав человека. Произошло отчуждение власти от
народа, а народа ? от власти.
3
4
Лубенченко К.Д. Безработные законы // Известия. 1990. 25 апр.
Полудняков В. Кладбище мертвых законов // Российская газета. 2002. 22 нояб.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
42
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Новая демократия, освободив общество от тоталитарных пут, не сумела сама по себе обеспечить его поступательное развитие. А кое в чем произошел откат назад. Было принято немало бесполезных, пустых, нереальных законов. В то же время многие важные сферы жизни общества до сих
пор остаются вне правовой регламентации, хотя остро нуждаются в этом.
Заманчивые «рыночные» лозунги не осуществились, ожидания не оправдались. А главное ? для большинства населения с самого начала было
неясно, куда идем, чего хотим. Отсюда журналистские остроты: куда
идем, не знаем, но что придем туда первыми, сомнений нет. Даже сегодня, по данным фонда «Общественное мнение», 46 процентов россиян полагают, что в целом мы идем «не туда».
Плавание вслепую, идеалистические представления о будущем благоденствии (чем не коммунистические мечтания!) завели страну в тупик, из
которого она теперь с трудом выбирается. Поистине ни один ветер не будет попутным, если неизвестна конечная гавань. Призыв Е. Гайдара в начале реформ «надо лишь крепко зажмуриться и прыгнуть в неизвестность», мягко говоря, не оправдался5. А «прыжок», как известно, начался
с того, что все цены одним махом были отпущены на «волю», над чем потом смеялись все здравомыслящие российские и зарубежные экономисты.
Распространению юридического идеализма способствовало и то, что
у нас долгое время преобладал чисто прагматический подход к праву
(орудие, инструмент, средство, рычаг и т.д.). Его не рассматривали как
социальную и культурную ценность, гуманистическую идею, институт демократии. В соответствии с этим на право взваливали «неподъемный
груз», возлагали слишком большие надежды, которые в дальнейшем не
оправдывались.
Правовой скептицизм особенно усилился в разгар «шоковых реформ»,
когда общество отчетливо осознало, что многие законы, указы, принятые в
период обновления, оказались малоэффективными и не привели к достижению желаемых целей, а некоторые дали отрицательный результат. Глашатай идеи «абсолютной свободы» Ф. Ницше писал: «Не говори мне, от
чего ты свободен; скажи ? для чего свободен»6. И в самом деле ? для чего?
Еще будучи кандидатом в Президенты России, В.В. Путин констатировал: «В последние годы мы приняли сотни программ, решений, первоочередных мер. Но раз их так много, значит, они нереальны. Мы все время шли на поводу у событий, расхлебывая последствия собственных
опрометчивых шагов»7.
Иными словами, выдвигались идеалистические, не выполнимые в данный момент цели и задачи, действовали наобум, куда кривая выведет. Последствия, результаты никто не просчитывал. Возник гигантский разрыв
между законами и тем, что делалось ради ускоренных либеральных реформ. Забыли, что законы невсесильны.
К сожалению, рецидивы прошлых уроков встречаются и сейчас, но
уже в форме популизма, демагогии, посулов, наигранного оптимизма, упований на чудо и т.д. Как и раньше, принимаются законы, указы, постановления или отдельные юридические нормы, которые заведомо невыпол5
6
7
Гайдар Е. Прыжок к рынку // Правда. 1990. 16 апр.
Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. СПб., 1904. С. 7.
Путин В.В. Открытое письмо к российским избирателям // Известия. 2002.
25 февр.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.И. Матузов
43
нимы, а отражают лишь стремление их авторов бежать «впереди паровоза». Примеров тому много.
В 1993 г. Правительством РФ была одобрена явно скороспелая общероссийская программа «Жилье» (по типу успешно провалившейся союзной), которая предусматривала к 2000 г. трехкратное увеличение строительства нового жилья. Сегодня программа «Доступное жилье»
продолжает осуществляться в рамках «нацпроектов». Дело, кажется,
сдвинулось с места, хотя и медленно. В том же году принимаются Основы
законодательства о культуре, затем о молодежи. Судьба та же. Не сработал печально знаменитый Указ Ельцина № 1 «О первоочередных мерах
по развитию образования в РСФСР», так как не имел под собой никакой
материальной основы. Впоследствии этот Указ был назван «агитпроповским». Таких необеспеченных (идеалистических) решений и программ набралось более чем достаточно. Грубо говоря, законы принимались, а денег не было. Желания и действительность расходились.
Нельзя, скажем, с помощью одних только правовых средств, в декретно-волевом порядке побороть бедность, преступность, коррупцию, алкоголизм, наркоманию. Эти средства должны использоваться в совокупности
с другими мерами ? экономическими, политическими, социальными, культурными, нравственными, организационными. Лишь тогда они могут дать
желаемый эффект, а не остаться на бумаге. В России всегда страдала
именно исполнительно-управленческая и контролирующая сторона дела
(типичный пример ? Закон о монетизации льгот).
Широковещательные обещания, раздача «векселей», пусть даже
оформленных в виде законов и указов, означает, мягко говоря, правовой
идеализм, а если сказать более резко, ? сознательную правовую демагогию, создание иллюзий и «мыльных пузырей». Известно, что «потемкинские деревни» у нас строить умеют, особенно в период избирательных
кампаний. Решения, послания, программы не должны быть заведомо невыполнимыми, рассчитанными лишь на «снятие напряженности». Их сиюминутность приводит затем к тяжелым, непоправимым последствиям.
Что касается правовой демагогии, то, как справедливо считает
В.М. Баранов, она представляет собой «вечный спутник политико-юридической сферы и особенно активно используется в периоды крупных общественных преобразований. Правовая демагогия ? разновидность социальной демагогии как родового понятия»8. И хотя правовой идеализм,
правовой популизм и правовая демагогия ? понятия не тождественные, на
деле они во многом пересекаются.
Близким к правовому идеализму является понятие «правовые (или
юридические) иллюзии», под которыми подразумеваются необоснованные
надежды, несбыточные мечты, желания. По сути, это тоже форма проявления правового идеализма. В литературе нередко говорят о «конституционных иллюзиях». Например, Д.А. Ковачев делит их на два вида ? те, которые касаются будущего, и те, что связаны с действующим порядком.
8
Баранов В.М. Правовая демагогия // Вопросы теории государства и права: Научный сборник, посвященный 80-летию М.И. Байтина. Вып. 3. Саратов, 2001.
С. 39?40; см. также: Гусейнов А.А. Моральная демагогия как форма апологии насилия // Вопросы философии. 1995. № 5; Дубровский Д.А. Полуправда: ее природа и социальные функции // Философские науки. 1990. № 11.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
44
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Но независимо от источника и вида конституционные иллюзии, по мнению
автора, «объективно служат одной политико-психологической цели: одурманить, затемнить гражданское сознание людей». Далее Д.А. Ковачев
подчеркивает: «Чтобы не стать наивными жертвами конституционных иллюзий, нельзя верить фразам и обещаниям, нужно пренебречь мелочами
дня, засоряющими мозги, и все свое внимание сосредоточить на фактическом соотношении сил и возможностей общества»9.
Президент РФ в одном из своих выступлений ошеломил российских
граждан весьма откровенным признанием: оказывается, объем социальных
обязательств государства достиг к началу 2003 г. 6 трл руб. Далее он в
категорической форме потребовал: «Нужно прекратить заниматься пустыми обещаниями, демагогией. Надо сказать народу правду, что государство
может, а что не может. Мы уже столько наобещали, что, если бы даже захотели все исполнить, на это потребовалось бы два консолидированных
бюджета страны. Это дискредитирует власть, она теряет доверие»10.
В данной связи лицемерно звучит, с позволения сказать, тезис либерального министра финансов РФ А. Кудрина, который как-то изрек: «Государство, с точки зрения юридической, легальной, ? всегда право».
В том-то и беда, что не всегда. Государство, особенно наше, российское,
постоянно «юридически лжет», обманывает, лукавит, изворачивается, потом признает свои «ошибки», даже кается. И снова обманывает. Оно, к
сожалению, не отличается честностью и порядочностью по отношению к
своим гражданам.
Так было в советское время, так происходит и сейчас. Ваучерная приватизация обернулась грандиозным обманом, как, впрочем, и вся приватизация. Ограблением века называют «изъятие» многолетних сбережений
граждан в начале реформ11. Вторым «нокаутом» явился дефолт 1998 г.,
который Ельцин категорически отрицал за два дня до его наступления.
А были еще жульнические залоговые аукционы, другие «жестокие игры»
современных необольшевиков. Право как бы становится заложником официального лицемерия, само оказывается источником юридического нигилизма, отчуждения и вражды.
В декабре 1990 г. молодым российским парламентом была принята
правовая норма, согласно которой «ущерб, нанесенный собственнику преступлением, возмещается государством по решению суда». Это привело к
тому, что иски на каком-то этапе удовлетворялись, но реально не исполнялись, ибо казна была пуста, а преступлений, как и сейчас, совершалось
великое множество.
Только в 1995 г. с введением в действие первой части нового Гражданского кодекса указанная статья утратила силу. В данном случае наивность, идеализм проявились особенно наглядно и причинили огромный моральный вред, который во многих случаях является более существенным,
чем материальный. Ведь за пять лет «потерпевшие», надо полагать, окончательно утратили веру в право, суд, закон, власть.
Постоянные «дебаты», а также всевозможные указы, постановления и
другие акты о борьбе с коррупцией, преступностью давно охарактеризо9
10
11
Ковачев Д.А. Проблемы конституционного права. М., 2003. С. 102.
Российская газета. 2003. 19 февр.
См. подробнее: Поливанов В.П. Технология великого обмана. М., 1995; Максимов А.А. Бандитизм в белых воротничках: как разворовали Россию. М., 1999.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.И. Матузов
45
ваны в печати как пустопорожние словопрения о благих намерениях. Они
не только не привели ни к какому прорыву в данной области, а, наоборот,
усугубили положение, послужили как бы «дымовой завесой», имитацией
борьбы. В настоящее время через Госдуму проходит очередной закон о
противодействии коррупции. Интересно, сработали?
В народе укоренилось мнение: закон все может. И это несмотря на
неуважительное, мягко говоря, отношение к нему. Данный парадокс еще
раз показывает, что правовой нигилизм и правовой идеализм ? два полюса одного явления, которое отражает наш российский менталитет. Поистине ? загадочный феномен.
Ведь ясно, что нельзя, например, декретом сверху ввести мир и согласие в стране, ибо это напоминало бы предложение известного литературного персонажа установить с помощью закона единомыслие в России. Каждому понятно, что единение и сплоченность людей достигаются совсем
иными путями. Тем не менее попытки административно-волевого решения
данной проблемы в эпоху Ельцина предпринимались, и этим сама идея
была дискредитирована. Сегодня эта тема вообще перестала обсуждаться.
Элементы идеализма и правового романтизма содержит российская
Декларация прав и свобод человека и гражданина 1991 г., ибо многие ее
положения в нынешних условиях неосуществимы. Она еще долгое время
будет восприниматься обществом как некий свод мало чем пока подкрепленных общих принципов или своего рода торжественное заявление о намерениях и желаниях, а не как реальный документ. Впрочем, о ней уже
давно забыли.
Известным забеганием вперед можно считать первую статью Конституции РФ, гласящую, что Россия уже сейчас является правовым государством. Тем самым желаемое принимается за действительное. Не случайно
еще в президентском Послании Федеральному Собранию 1994 г. это положение было как бы дезавуировано: «Мы должны признать ? в России пока нет полноценного демократического правового государства».
О заманчивой идее правового государства мечтали даже некоторые
русские самодержцы (Екатерина II, Александр I, Александр II). Однако
эти красивые мечты так и остались мечтами. Да и не могли они быть реализованы в тех условиях. В какой-то мере все наше «перестроечное», а затем и «реформаторское» законодательство грешит идеализмом, прожектерством, популизмом.
Но подлинная беда состоит в том, что даже хорошие и нужные законы не работают. В одних случаях потому, что отсутствуют необходимые
механизмы их реализации, в других (и это главная причина) ? из-за того,
что вокруг простирается ненормальная среда их функционирования. Процветает нравственный, политический и правовой нигилизм, общественные
отношения находятся в состоянии неустойчивости, зыбкости, законы бессильны их упорядочить, стабилизировать, направить в нужное русло.
В этом смысле право испытывает небывалые «перегрузки», оно не справляется со своими регулятивными и охранительными функциями.
Прямое влияние на эффективность законов оказывают падение морали, девальвация духовных ценностей, распущенность, вседозволенность,
другие социальные аномалии. Давно было сказано: бессмысленны законы в
безнравственной стране. Многократно обманутый народ не верит больше
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
46
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
власти, так как она сама нарушает моральные нормы, свои обещания. Не
верит, даже если у нее благие намерения, объективно верные решения12.
Поэтому, если тот или иной закон не работает, это еще не означает,
что он плох. Важна среда, атмосфера, внешние условия. Не все зависит
от самого закона. Проблема сложнее. Определенные слои населения психологически не готовы к тем или иным переменам, нередко сопротивляются им. Юридические нормы не могут развеять тугие клубки возникающих
противоречий, а в ряде случаев встречают противодействие. Предписания
сверху во многих случаях внутренне не воспринимаются теми, на кого они
рассчитаны. В этих условиях законы существуют как бы сами по себе, а
жизнь сама по себе.
И это тоже идеализм, ибо законодатели, исходя из своих высоких целей, идей, замыслов, конвейерно «выдают на гора» законы, заведомо зная,
что они не достигают конечных целей. Нередко важнейшие акты застревают на полпути к своим непосредственным адресатам, их стопорит чиновничья бюрократия в силу общей разболтанности, бесконтрольности и коррумпированности. Среди новой номенклатуры есть и те, кто к любым
начинаниям относится, как и прежде, по принципу: важно вовремя «прокукарекать», а там пусть хоть не рассветает.
Конечно, издаются и качественные, полноценные законы, за которыми
стоит ум, опыт, старание их создателей, но, как заметил русский историк
В.О. Ключевский, «можно иметь большой ум и не быть умным, как можно иметь большой нос и быть лишенным обоняния». Ум надо еще реализовать, поставить на службу обществу, людям. Иначе он мертв и бесполезен. «Умных» бездельников и советников у нас немало.
Абсолютизация права, наделение его чудодейственными свойствами
сродни поклонению искусственно созданному идолу. Такое обожествление
явления ? это существование в мире иллюзий. Отсюда ? лавинообразный
поток законов и указов за последние десять лет, поиск спасения именно в
них. Только сейчас общество осознает, что полоса ускоренного «демократически-романтического» правотворчества прошла. Требуется более трезвый и реальный подход.
Власть бессильна заставить законы работать, поэтому она их просто
издает. Но законодатель не вправе идти на поводу у обыденного сознания ? надо срочно принять такой-то закон; он обязан смотреть дальше,
предвидеть последствия. Правовое самообольщение опасно, ибо оно порождает беспочвенные надежды, убаюкивает общество. Попытки «пришпорить» социальный прогресс с помощью одних только законов, как правило, заканчивались конфузом.
Примеров тому немало, и из них необходимо извлекать уроки. Прежде всего это ведет к девальвации законов, которые начинают работать
вхолостую, создавая видимость решения проблем и принося не пользу, а
вред. Между тем истинная, а следовательно, эффективная правовая норма ? это такая норма, которая адекватно отражает действительность13.
Журналисты острят: столько законов Дума издает, а народ жалуется на
беззаконие.
Еще древние говорили: в наиболее испорченном государстве наибольшее количество законов. Не случайно один из наших российских депута12
13
Подробнее см.: Цыбулевская О.И. Мораль, право, власть. Саратов, 2004.
Подробнее см.: Баранов В.М. Истинность норм советского права. Саратов, 1989.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.И. Матузов
47
тов Госдумы (А. Беспалов) как-то воскликнул: «Зачем нам 300 законов в
год? Кто их читает?». Сейчас всем ясно: сотней или даже тысячей законов
положения не изменить, если только они не подкрепляются другими мерами. Полоса законодательного шапкозакидательства прошла.
В прессе и в литературе не раз отмечалось: законодатели, видя, сколь
незначительно влияние их актов на ситуацию в обществе, то и дело пытаются включиться в непосредственное управление страной, расширяя тем
самым свою компетенцию. С другой стороны, исполнительная власть осуществляет экспансию в область законотворчества, создавая правовые акты под сиюминутные нужды управления. К правовым же идеалистам
следует отнести всех тех, кто полагает возможным навести порядок в
стране исключительно с помощью юридических установлений».
Возникает вопрос: что надо делать раньше ? создавать условия или
принимать законы? Очевидно, и то и другое. Противопоставление этих
двух начал неверно и контрпродуктивно. Законодательные и общественные процессы должны развиваться синхронно, они взаимозависимы. Между тем нередко наблюдаются ситуации, когда юридические нормы либо
забегают вперед, либо принимаются «вдогонку». Бывает и так, что законы, указы издаются не в целях их реального воздействия на общественные отношения, а для снятия недовольства и напряженности, особенно в
социальной сфере.
Подобные акты, заявления носят в основном популистский характер и
не решают проблем по существу, а загоняют их вглубь. Достигается лишь
временный и обманчивый эффект. Потом эти проблемы возникают вновь,
но уже в более острой форме. Усилия тратятся на «гудок», а не на реальное движение. В нашей литературе уже обращено внимание на связь права и популизма14.
Иллюзии владеют многими людьми, в том числе и законодателями,
которые убеждены, что с помощью законов одним махом можно реформировать страну, исцелить общество от болезней. В президентском Послании Федеральному Собранию 2000 г. говорилось: «Мы стали заложниками модели экономики, основанной на популистской политике. Утвердилась
государственная ложь. Мы принимаем многочисленные законы, заранее
зная, что они не обеспечены реальным финансированием. Просто из политической конъюнктуры продавливаем те или иные решения».
В печати нередко делят законы на хорошие, плохие и никакие. Никакие ? это значит ненужные, ничего не значащие, не имеющие под собой
ни моральной, ни материальной основы. Соответственно, они и не воспринимаются теми, на кого рассчитаны. В лучшем случае они вызывают сначала какие-то ожидания, потом разочарование, а затем злость на власть
и ее правовую систему. Таких пустых, нереальных законов, к сожалению,
много, и они наносят огромный вред правосознанию людей.
К сожалению, элементы идеализма укоренились не только в законотворчестве ? они наблюдаются в своеобразных формах и в правоприменительной практике. В частности, это касается российских судов, которые
иногда выносят нереальные, заведомо неисполнимые, вызывающие недоумение у всех здравомыслящих людей решения. Свежий пример. Недавно
один из районных судов Бурятии обязал двух поджигателей леса (по не14
См.: Малько А.В. Популизм и право // Правоведение. 1994. № 1.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
48
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
осторожности) возместить причиненный государству материальный ущерб
в размере свыше миллиарда рублей с каждого. Поджигатели ? безработные, по сути ? бомжи. Что это ? «святая наивность», насмешка, самообман, отрыв от реальности, крайний формализм? Назовем это явление в
контексте нашей статьи судейским идеализмом. Как известно, у Фемиды
правосудия на глазах повязка и она мешает ей видеть мир таким, каким
он есть на самом деле15.
Особенно опасен идеализм в большой политике, где он неизбежно
приводит к серьезным и далеко идущим последствиям. Например,
М.С. Горбачев много раз заявлял, что он в свое время (на исходе «холодной войны») вел переговоры с тогдашним госсекретарем США Бейкером о
том, что НАТО не будет расширяться на Восток. Ему дали такие обещания, но все это не было зафиксировано в каком-либо юридически значимом документе, гарантирующем выполнение данных заверений. Поверил
словам, понадеялся на джентльменское поведение. Результат известен.
Теперь бывший Генсек (в порядке сожаления и самооправдания) ссылается на то, что, мол, сохранились аувидеозаписи переговоров, но их, как говорится, к делу не пришьешь. Оппоненты М.С.Горбачева окрестили его за
это «идеалистом-мечтателем». Разве он не понимал, будучи партгосаппаратчиком с большим стажем, что в политике никто не придерживается
словесных обещаний, честности, порядочности, моральных принципов.
Вторая непростительная ошибка первого и последнего президента
СССР ? согласие на поспешный вывод наших войск из Восточной Европы
без каких-либо компенсаций со стороны Запада. Этого ему также не могут простить. Таковы плачевные плоды политико-правового идеализма,
проявленного когда-то нашими вождями. Слава Богу, уроки из всего этого сегодня, кажется, извлечены. Время уступок, сомнительных компромиссов, наивной доверчивости прошло. Главным стали учет и защита национальных интересов, требования встречных шагов.
В литературе высказана точка зрения, согласно которой не стоит рассматривать правовой идеализм как исключительно негативное явление.
Так, по мнению В.В. Сорокина, «декларирование правовых идеалов можно признать допустимым в переходный период в качестве варианта правового идеализма. Умеренный правовой романтизм поддерживает уважение к праву, раскрывает резервы творческой активности субъектов
правовой деятельности»16.
«Допустить», конечно, можно, ибо мечтать, желать, грезить, как говорится, не вредно. Но память подсказывает, что уж слишком долго мы мечтали о будущем («отложенном») счастье, которое так и не наступило. Ложные ожидания «согревали душу», служили оправданием социальной
неустроенности и лишений миллионов людей, но в конечном счете закончились крушением всех этих надежд, обманом. Сегодня, пожалуй, больше востребованы не заманчивые «романтические идеалы», а здоровый прагматизм,
реализм, здравый смысл. Поэтому нам кажется, что правовой идеализм,
особенно в его наиболее гипертрофированных (практических) формах, все
же нежелателен и вреден. Жизнь в мире иллюзий ушла в прошлое.
Не совсем ясной также представляется мысль В.В. Сорокина о том,
что «правовой» романтизм может проявляться в форме правового негати15
16
См.: Миллиард условно // Российская газета. 2008. 27 авг.
См.: Правовая система России в условиях глобализации и региональной интеграции: теория и практика / Под ред. С.В. Полениной и Е.В. Скурко. М., 2006. С. 481.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.И. Матузов
49
визма ? осознанного игнорирования (?) правовых норм ввиду соблюдения
новых правовых идей, пока не закрепленных в нормативно-правовых актах17. Получается, что пока «новые правовые идеи» никем и никак не зафиксированы, т.е. не оформлены в виде определенных правил поведения,
действующие юридические нормы можно нарушать, не соблюдать, «игнорировать». Но это не «правовой романтизм», а правовой нигилизм.
Продолжение реформ в России требует прочной правовой основы, особенно в экономической сфере. Однако при этом важно иметь четкое представление о пределах и реальных возможностях юридических законов, путях их воплощения в жизнь. Давно сказано: чтобы не разочаровываться,
не следует очаровываться. Обществу необходимо преодолеть как правовой
нигилизм, так и правовой идеализм, которые питают друг друга.
17
См.: Правовая система России в условиях глобализации?
А.Н. Соколов*, В.М. Бочаров**
???????? ????? ? «????????» ????????? ???????????
Сущность закона ? человеколюбие.
В. Шекспир
А
ктуальность темы данного исследования обусловлена рядом значимых факторов. Во-первых, в конституциях постсоветских государств, в том числе и России, закреплен принцип правового государства,
который означает господство права, верховенство правового закона во
всех сферах публичной и частной жизни общества. Во-вторых, закон и в
Российской империи на протяжении столетий (в том числе 300 лет крепостничества), и в советский период был отнюдь не правом в подлинном
смысле слова, а лишь орудием произвола, причем не самым эффективным, а потому и не самым главным.
В подтверждение данного тезиса в порядке исторического экскурса
следует отметить, что еще в начале XIX в. один из самых выдающихся вождей декабристского движения П.И. Пестель подчеркивал в своей Русской правде, что «законы могут быть так же зловластны, как и сами действия Правительства, но никогда таковыми быть не должны»1. Спустя
почти сто лет видный русский ученый Н.М. Коркунов вынужден был констатировать: «В наших основных законах о правах гражданской свободы
вообще ничего не говорится»2. Он прямо утверждал «бесправие личности
перед административным произволом и полное отсутствие хотя бы малейшей свободы общественной деятельности»3.
*
**
1
2
3
Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор
Калининградского юридического института МВД России.
Начальник Калининградского юридического института МВД России, доктор
педагогических наук, профессор.
Пестель П. Русская правда. М., 1993. С. 362.
Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1913. С. 456. Эти основные
законы восходили ко времени царствования Павла I, т.е. к концу XVIII в., и действовали до апреля 1906 г., когда им была дана либеральная редакция.
Там же. С. 457.
А.Н. Соколов, В.М. Бочаров
49
визма ? осознанного игнорирования (?) правовых норм ввиду соблюдения
новых правовых идей, пока не закрепленных в нормативно-правовых актах17. Получается, что пока «новые правовые идеи» никем и никак не зафиксированы, т.е. не оформлены в виде определенных правил поведения,
действующие юридические нормы можно нарушать, не соблюдать, «игнорировать». Но это не «правовой романтизм», а правовой нигилизм.
Продолжение реформ в России требует прочной правовой основы, особенно в экономической сфере. Однако при этом важно иметь четкое представление о пределах и реальных возможностях юридических законов, путях их воплощения в жизнь. Давно сказано: чтобы не разочаровываться,
не следует очаровываться. Обществу необходимо преодолеть как правовой
нигилизм, так и правовой идеализм, которые питают друг друга.
17
См.: Правовая система России в условиях глобализации?
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Соколов*, В.М. Бочаров**
???????? ????? ? «????????» ????????? ???????????
Сущность закона ? человеколюбие.
В. Шекспир
А
ктуальность темы данного исследования обусловлена рядом значимых факторов. Во-первых, в конституциях постсоветских государств, в том числе и России, закреплен принцип правового государства,
который означает господство права, верховенство правового закона во
всех сферах публичной и частной жизни общества. Во-вторых, закон и в
Российской империи на протяжении столетий (в том числе 300 лет крепостничества), и в советский период был отнюдь не правом в подлинном
смысле слова, а лишь орудием произвола, причем не самым эффективным, а потому и не самым главным.
В подтверждение данного тезиса в порядке исторического экскурса
следует отметить, что еще в начале XIX в. один из самых выдающихся вождей декабристского движения П.И. Пестель подчеркивал в своей Русской правде, что «законы могут быть так же зловластны, как и сами действия Правительства, но никогда таковыми быть не должны»1. Спустя
почти сто лет видный русский ученый Н.М. Коркунов вынужден был констатировать: «В наших основных законах о правах гражданской свободы
вообще ничего не говорится»2. Он прямо утверждал «бесправие личности
перед административным произволом и полное отсутствие хотя бы малейшей свободы общественной деятельности»3.
*
**
1
2
3
Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор
Калининградского юридического института МВД России.
Начальник Калининградского юридического института МВД России, доктор
педагогических наук, профессор.
Пестель П. Русская правда. М., 1993. С. 362.
Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1913. С. 456. Эти основные
законы восходили ко времени царствования Павла I, т.е. к концу XVIII в., и действовали до апреля 1906 г., когда им была дана либеральная редакция.
Там же. С. 457.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
50
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Что касается советского периода, как ни горько признаваться в этом,
почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту, который
проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации. Власть Советов не
сделала страну процветающей, общество ? динамично развивающимся,
человека ? свободным4.
Начальные вехи этого пути ? фактическое отрицание права и замена
его «революционным правосознанием», политической целесообразностью,
не ограниченной никакими законами, внедрение (по почину В.И. Ленина)
так называемого «пролетарского права» (какое право, когда в начале
1918 г. по указанию В.И. Ленина для буржуазных элементов были созданы первые концентрационные лагеря!)5.
Особо следует отметить, что советский период характеризуется кровавой насильственной расправой над собственным многонациональным народом. Конкретные цифры и факты говорят сами за себя. Так, с «легкой
руки» Я. Свердлова, возглавлявшего законодательную власть в России
после Октября 1917 г. (ВЦИК), было репрессировано (в основном уничтожено) 4,5 млн казаков6. В период массовой коллективизации 1929?1932 гг.
в СССР (прежде всего в России) было репрессировано 9,5 млн так называемых кулаков, т.е. цвет крестьянства; треть из них (свыше 3 млн человек) погибла в советских концлагерях («Архипелаге ГУЛАГ»)7.
В годы «ежовщины» или «великого террора» (1937?1938 гг.) жертвами массовых репрессии стали по меньшей мере от 5 до 7 млн человек8. Из
этого числа арестованных до 1 млн человек были приговорены к расстрелу, а остальные направлены в лагеря9. В 1939?1940 гг. репрессиям подверглись жители присоединенных к СССР территорий Западной Украины
и Западной Белоруссии, а также прибалтийских республик (Латвии, Литвы, Эстонии). Во время Второй мировой войны и последующие годы практика массовых репрессий была распространена на целые народы10.
Абсолютизация административно-бюрократических методов руководства обществом и государством, подмена конституционной, правовой законности административным усмотрением, утверждение примата политики
над правом и всевластие карательных органов «оправдывались» тезисом
об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма11.
Оправдались пророческие слова известного русского юриста
Б.А. Кистяковского, сказанные им еще в начале XX в.: «Часто утверждают, что социалистическое государство, сделавшись единственным и всеобщим работодателем, превратится в деспотическое государство и что оно
по необходимости должно уничтожать личную свободу, как бы оно ни бы4
5
6
7
8
9
10
11
См.: Путин В. Россия на рубеже тысячелетий // Калининградская правда. 2000.
12 янв.
Подробнее об этом см.: Соколов А.Н., Бабенко Ю.И. Закон в российской правовой
мысли. Калининград, 2007. С. 19.
См.: Юридическая практика как критерий эффективности управления обществом /
Под ред. А.Н. Соколова, В.М. Бочарова. Калининград, 2008. С. 22.
Российская газета. 2003. 4 марта.
См.: Эбзеев Б.С. Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционные обязанности. М., 2007. С. 157.
См.: Демократизация советского общества: истоки, проблемы, решения / Под ред.
В.И. Купцова. М., 1989. С. 424.
Там же.
См.: Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., 1952. С. 509.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Соколов, В.М. Бочаров
51
ло демократически организовано. Его даже прямо называют ?грядущим
рабством?, и многие думают, что оно превратит современное свободное
общество в военные поселения и казармы»12.
Так оно и случилось. Достаточно сказать, что с 1940 г. по март 1953 г.
(смерть И. Сталина) по статье УК «Опоздание на работу, прогул, невыработка трудодней» (в колхозах), производство абортов («Красной Армии нужны солдаты») к лишению свободы были осуждены свыше 6 млн человек13.
Поэтому народы бывшего Советского Союза буквально выстрадали
свое законное право на правовой закон.
Идея господства права, верховенства правового закона, неразрывно
связанная с представлением о демократическом, правовом государстве,
универсализация прав человека, глобальная модернизация российской
правовой системы приводят к необходимости выработки оптимальной модели правового закона, т.е. закона, соответствующего ценностным установкам общества, способного выразить принципы современного права и
его глубокую сущность. Закон, наполненный таким содержанием, становится воплощением адекватной оценки правовой реальности, включает в
себя такие механизмы, которые позволяют придать правоотношениям характер необходимости, нормальности и естественности. Подобный закон
способен стимулировать активное правомерное поведение, повысить регулятивный потенциал права. Формальная же законность, не наполненная
адекватным правовым содержанием, не способна сама по себе служить
надежным механизмом защиты от возможных проявлений произвола со
стороны государственной власти и средством обеспечения прав человека.
Если закон воспринимается людьми не просто как неизбежность, непреодолимая сила, а как внутренняя необходимость, тогда и право становится по-настоящему эффективным, в нем нуждаются, ему доверяют, оно
«работает» в полную силу. Правовой закон приобретает свойство естественности, так как он эффективен в силу своей понятности, четкой определенности, целесообразности, удобства, зримости позитивных результатов,
социальной комфортности, защищенности.
Переход от понятия правового закона к его идее как сущности позволяет сформировать синтетическое восприятие правовой реальности, в котором
рациональное мышление органично и оптимально сочетается с глубинным
переживанием правовых требований, правоотношений и поведения с точки
зрения их подлинности, соответствия идеалам правовой жизни.
Для наиболее всестороннего и полного исследования сущности идеи
правового закона мы считаем необходимым определить исходный понятийный аппарат, в рамках которого возможно данное исследование. Для
этого необходимо проанализировать причины появления идеи правового
закона. Эта идея зародилась еще в древности в античной Греции и воспроизводилась затем в каждом историческом периоде. Так, в древности
причина появления идеи правового закона кроется, на наш взгляд, в мифологическом, религиозном сознании. Закон ? не просто прихоть того, кто
находится у власти, а нечто священное, сакральное, имеющее более глубокий смысл. Для Средневековья характерна абсолютизация христиан12
13
Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии и психологии. 1906. № 85. С. 495.
См.: Яковлев А. Есть только правда между прошлым и будущим // Российская газета. 2003. 2 дек.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
52
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
ских, религиозных ценностей как критериев оценки явлений правовой и
социальной действительности. Здесь господствует положение о едином богоустановленном порядке в природе и человеческих отношениях. Закон
выступает выражением божественной воли и божественного разума. В
Новое время происходит десакрализация права и закона. Правовые установки и сознание складывались под воздействием критики религиозной
идеологии и феодального строя, развитием идеи естественных прав и зарождающегося гражданского общества. Идея правового закона сегодня
предназначена для того, чтобы на новой основе соединить возможности
широкого (философского) и нормативного понимания.
Одной из предпосылок исследования идеи правового закона является
переход от юридического понимания права (как операционального, инструментального средства) к его широкому осмыслению. Так, в контексте
узконормативного правопонимания право трактуется как система общеобязательных, формально-определенных норм, исходящих от государства,
им охраняемых и регулирующих типовые общественные отношения14. Общеобязательность норм проистекает не из нравственности, а только лишь
из государственного авторитета. Никакого иного права, кроме как опирающегося на государство, не существует15.
В отличие от узконормативного сторонники широкого (многоаспектного) правопонимания исходят из того, что понятие права включает в себя
не только нормы, но и другие правовые явления. Широкий подход к пониманию права, предполагающий дополнение системы норм права системой
правоотношений, должен быть дополнен не правосознанием, а правовой
культурой, так как правовая культура интегрирует все относительно прогрессивные правовые явления16.
Для тоталитарных и авторитарных политических режимов характерно
законодательное непризнание естественных и социальных прав и свобод,
что говорит о приоритетном использовании законодателем в правотворческой деятельности нормативного правопонимания, закрепляющего нередко произвол. Узконормативный подход к пониманию права в силу слепого
применения юридических норм без оценки их сущностного (ценностного)
содержания фактически относится к благоприятным условиям формирования тоталитарного политического режима, в том числе и его крайнего
проявления ? фашизма17. Следовательно, в рамках нормативистского подхода к пониманию права выявить потенциал идеи правового закона в полной мере не представляется возможным, содержание понятия правового
закона сужается и, как правило, становится не в состоянии выразить суть
способа организации общественной жизни. Поэтому нормативистский подход и использовался тоталитарными режимами.
Идею «правового закона вообще» рассматривать бессмысленно, это
имеет смысл лишь в рамках определенного культурного, исторического
фактора. Следовательно, возникает необходимость анализа того, что есть
14
15
16
17
См.: Баранов П.П., Соколов А.Н. Теория государства и права: Учебное пособие.
Ростов н/Д, 2007. С. 75.
См.: Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное понимание на грани
веков). М., 2005. С. 12?34; Зорькин В.Д. Позитивистская теория права в России. М.,
1978; Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 1999. С. 150?152.
См.: Соколов А.Н., Бабенко Ю.И. Указ. соч. С. 24.
Там же.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Соколов, В.М. Бочаров
53
«право вообще», так как в формулировке «правовой закон» акцент делается не на закон, а на его правовой характер. Таким образом, от понимания того, что есть правовое, исходящее из права, ? зависит и понимание
того, что есть правовой закон.
Существуют различные типы правопонимания. Вопрос заключается в
том, можно ли считать, что идея правового закона в равной степени «вписывается» в любой из них? Идея правового закона фигурирует в рамках
любого правопонимания, однако в одном случае происходит отождествление правового закона и закона вообще; в другом ? идея теряет смысл. Существуют подходы к пониманию права, в контексте которых эта идея наиболее естественна и имеет свое самостоятельное значение.
На наш взгляд, наиболее гармонично эта идея вписывается в рамки
естественно-правового типа понимания права. Естественное право одновременно выступает и как некий идеал, и как реально существующее подлинное право, которому должно соответствовать действующее законодательство. Таким образом, естественное право становится критерием
оценки позитивного права. При этом естественное право понимается по
своей природе как нравственное (религиозное, моральное, общечеловеческое) явление: в нем сочетаются объективные свойства права и моральные (нравственные) характеристики. Совокупность подобных нравственноправовых свойств и содержательных характеристик естественного права в
обобщенном виде трактуется как выражение всеобщей и абсолютной
справедливости, которой должно соответствовать позитивное право и деятельность государства в целом. При таком подходе позитивное право оценивается как с точки зрения правового критерия, так и с этических позиций, представлений о нравственном содержании права.
Некоторые авторы выделяют философский тип правопонимания18, который ориентирован на познание сущности права как особого социального явления и оценку позитивного права с точки зрения этого идеального
критерия. Согласно такому подходу сущность права становится критерием правового качества закона. Наиболее последовательное развитие философское понимание права получило в рамках либертарной концепции
правопонимания.
Идея правового закона, на наш взгляд, хорошо согласуется с либертарно-юридическим правопониманием. В контексте этой теории право
предстает как всеобщая форма свободы людей, а свобода в социальной
жизни возможна и действительна лишь как право и в форме права. Это
выражение смысла и принципов правовой свободы индивидов лишь необходимый минимум права, то, без чего не может быть правового закона.
Такая формально последовательная конструкция права означает, что
в праве (и в правовой форме) есть лишь то, что существует в принципе
формального равенства и выводимо из него (в форме нормативной конкретизации этого принципа права и его развертывания в систему норм
равенства, свободы и справедливости). Именно эти компоненты и конкретизирующие их формы и нормы являются чисто правовыми категориями,
формальными по своей природе составными моментами, свойствами и характеристиками всеобщей правовой формы. В аксиологическом плане та18
См.: Наш трудный путь к праву: Материалы философско-правовых чтений памяти
академика В.С. Нерсесянца. М., 2006. С. 38?39; 51?52.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
54
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
кая концепция права позволяет утверждать, что речь идет именно о правовых, а не о моральных, нравственных, религиозных ценностях. При этом
правовые ценности носят всеобщий и общезначимый характер19.
Новые черты характерны для теологического правопонимания. На основе анализа этноконфессиональных аспектов религиозного правосознания сделан вывод о том, что оно представляет собой самостоятельный социальный источник права, вбирает самые разнообразные духовные
элементы, отражает различные сферы общественной идеологии и психологии и поэтому имеет сложную содержательную морфологию, не совпадающую полностью ни с одним из известных видов правосознания, развиваясь в общественных отношениях по собственным культурным
закономерностям. При этом религиозное правосознание дает важную для
генезиса права духовно-культурную основу нормотворческого процесса:
выступает самостоятельным регулятором (саморегулятором) поведения
субъектов в юридически значимых ситуациях. Анализ места религиозного
правосознания в современной доктрине прав человека (что тесно связано
с верховенством правового закона) позволяет сделать вывод о том, что
развитое религиозное правосознание ? это фундаментальная гарантия
прав человека, дающая реальные критерии в системе ценностей современного общества20.
В рамках социологического правопонимания право предстает как совокупность правовых отношений, возникающих и существующих независимо от норм; как сложившийся в жизни социальный порядок и в конечном
счете ? как фактический образ деятельности правительства, судов и других государственных органов и должностных лиц. Очевидно, что, если речь
ведется о функционировании права, идея правового закона незначима,
так как в ее рамках право является регулятором деятельности людей, а
не самой этой деятельностью.
Предпосылкой исследования идеи правового закона служит путь определения того, что представляет собой правовой закон. Одним из направлений раскрытия существа идеи правового закона выступает сопоставление правового и неправового закона. Сама идея правового закона
предполагает существование закона неправового. В этой связи, как нам
представляется, следует определить, чем правовой закон не является, так
как область того, чем предмет не является, всегда более обширна, чем того, чем он является. Следовательно, путь выделения характеристик неправового закона, т.е. противоположного правовому, с точки зрения методологии более простой. Поэтому через описание того, что делает закон
неправовым, можно дать характеристики правового закона, так как правовой закон (его сущность) в рамках названных типов понимания права
предстает как противопоставление закону неправовому, искаженному,
произвольному, неэффективному. Характеристиками неправового закона
может являться отсутствие морального компонента (долженствование),
свободы, равенства, справедливости, прав и свобод человека, гуманизма,
целесообразности, священности (религиозности), формально-смысловой
19
20
См.: Нерсесянц В.С. Философия права. М., 2004. С. 57?61; Проблемы ценностного
подхода в праве: традиции и обновление. М.: ИГП РАН, 1996; Бабенко А.Н. Правовые ценности и освоение их личностью: Автореф. дис. ? д-ра юрид. наук. М., 2002.
См., например: Дружкина Ю.Л. Религиозное правосознание: Автореф. дис. ? канд.
юрид. наук. Саратов, 2007.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Соколов, В.М. Бочаров
55
четкости и определенности, наличие лишь нормативного начала (по принципу: закон есть закон, как приказ есть приказ?), что ведет к отсутствию
в реализации правового закона самоограничения, самообязывания, самозаконности, четко вырисовывается лишь юридический позитивизм.
Смысл различения правового и неправового законов можно анализировать как в идейной, так и в практической плоскости. С практической
точки зрения разграничение правового и неправового закона является
различением эффективного и неэффективного закона. Опять же неправовой закон может быть эффективен в одном смысле и неэффективен в другом, может быть эффективен в утилитарном, тоталитарном прагматическом преломлении и неэффективен в социальном срезе, отлаживая
какие-либо отношения, он разрушает структуру в целом, например, доверие к праву, надежды на право, уважение к праву и т.д. В идейном аспекте различение правового и неправового законов выступает противопоставлением подлинного и неподлинного, должного и действительного
(сущего) и т.д.
Необходимо учитывать, на каком уровне законодатель, гражданин,
управомоченное лицо усматривают целесообразность каких-либо действий, поступков, явлений. Если рассматривать правовой закон в свете какой-либо правовой политики, где на первый план выходит стратегический
интерес права, то смысл различения заключается в целесообразности законодательства. Здесь четко прорисовывается сущность государства: кому, каким целям оно служит.
В контексте рассматриваемой проблемы следует обратить внимание
на различение правового и неправового законов, а также права и закона.
В истории правовой мысли можно выделить два потока: с одной стороны,
мы говорим о противопоставлении правового и неправового закона, а с
другой ? о соотношении права и закона. Возникает вопрос: возможно ли,
рассматривая проблему в рамках соотношения права и закона, выйти на
решение проблемы правового и неправового закона.
Несомненно, связь здесь имеется, однако не следует забывать, что
проблема соотношения правового и неправового закона является лишь частью проблемы соотношения права и закона, так как само право законами не исчерпывается (если брать за основу широкое понимание права,
ибо в рамках узконормативного правопонимания, как мы определили ранее, смысл идеи правового закона теряется).
Понятие права включает в себя не только нормы, но и правовые «надстройки». Одни авторы полагают, что понятием права охватываются нормы права и правоотношения21; другие ? нормы права, правоотношения и
правосознание22; третьи понимают под правом нормы права и субъективные права23; четвертые ? нормы права и их применение24; пятые ? нормы
права и правопорядок25; шестые ? нормы права, принципы права, право21
22
23
24
25
См.: О понимании советского права // Советское государство и право. 1979. № 7.
С. 63-64; № 8. С. 55?56.
Там же. № 8. С. 57; 59?60; см. также: Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 2,
77?78; Мальцев Г.В. Право как нормативно-деятельная система // Журнал российского права. 2002. № 4. С. 94?103.
См.: О понимании советского права // Советское государство и право. 1979. № 7.
С. 73.
Там же. № 8. С. 64.
Там же. № 8. С. 62?63.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
56
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
творчество, основные права (и обязанности) граждан, которые предопределяют правовой статус гражданина, правопорядок26; седьмые ? принципы, нормы права, конкретизирующие положения, вырабатываемые судебной, арбитражной, административной практикой в процессе толкования и
применения юридических норм, акты применения права и правоотношения27; восьмые ? юридическую надстройку общественно-экономической
формации28; девятые ? общественную жизнь и т.д.
Проблема различения права и закона приобретает в теории права в
России актуальное значение в 1980-е годы, т.е. в годы, совпавшие с формированием идеи правового государства, неизбежным следствием которого был отказ от тоталитарных представлений о сущности права, в частности от приоритета государства над правом.
На этом вопросе необходимо сделать определенный акцент. Ключевой
здесь выступает проблема соотношения права и закона, ибо смысл правового государства состоит, прежде всего и главным образом, в обеспечении
господства права, а не только и не просто верховенства закона29.
Практическая необходимость в различении права и закона существует потому, что не все законы соответствуют идеалам справедливости, т.е.
не всегда торжествует единство должного и сущего. Сущее ? это закон,
который есть, а должное ? то, каким он должен быть. Поиск должного и
составляет поиск сущности права. Этот процесс постоянный. Лишь в правовом государстве, где сущее и должное совпадают, он приближается к
цели. Но и там этот процесс не прекращается.
И сегодня это очень важно не только для России, но и для других
стран СНГ: речь должна идти о господстве права, верховенстве именно
правового закона, а не любого, пусть даже принятого с соблюдением всех
законодательных процедур. Главный смысл такого различения ? в признании специфики права как системы воплощения в нем общепринятых
принципов и демократических ценностей, иначе говоря, ? общепринятых
международно-правовых стандартов «человеческого измерения».
На практике значение такого подхода в правовом государстве состоит
в выявлении социально-правовых ценностных ориентиров и требований
(свобода, равенство, справедливость, гуманизм, нравственность, социальность, основные права человека) для различения и противопоставления
права и произвола, для обеспечения соответствия требованиям права всей
нормотворческой и правоприменительной деятельности публичной власти.
Противоположный подход к правопониманию с позиций юридического позитивизма или нормативизма, когда отождествляются право и закон или
различия между ними размываются, открывает в конечном счете дорогу
юридическому произволу, т.е. властно-принудительному правотворчеству,
грубо попирающему права человека.
Проблема эта отнюдь не праздная. О ее значимости наглядно свидетельствует как трагический опыт фашистской Германии, так и других тоталитарных государств, в том числе СССР. Именно с этих позиций анали26
27
28
29
О понимании советского права. 1979. № 8. С. 58.
Там же. № 8. С. 74?76.
Розин В.М. Генезис права: методологический и культурологический анализ. М.,
2003. С. 10.
См.: Соколов А.Н. Правовое государство: от идеи до ее материализации. Калининград, 2002. С. 10.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Соколов, В.М. Бочаров
57
зировалась преступная практика национал-социализма на Нюрнбергском
процессе.
Напомним читателю, что против позитивного права в Российской империи в свое время выступали такие известные юристы, как Л.И. Петражицкий, Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев30 и другие. Они выступали
против позитивистского подхода к праву, лишавшего право связи с человеческими ценностями и моралью.
А законодательная и законоприменительная практика более чем семи
десятилетий советского периода унаследовала многое от автократической
традиции. Большевистская «политическая целесообразность», постулаты
таких «корифеев» права, как бывший прокурор СССР академик А. Вышинский с его «царицей доказательств», взятой из английского уголовного
права (признание вины самим обвиняемым как главное доказательство в
суде), серьезно подрубили генофонд всех народов бывшего Советского
Союза, особенно русского, как самого многочисленного31. Не случайно, в
философской и юридической литературе последних десятилетий подобный
подход к правопониманию справедливо назван «юридической низостью».
Содержание идеи правового закона также раскрывается путем выявления его функциональной нагрузки. Функциональная нагрузка идеи правового закона состоит в том, что она позволяет выстраивать правовую
идеологию, правовую политику, позволяет реализовать некую правовую
стратегию, которая формулируется в рамках различных доктрин.
На уровне законодательной практики эта идея позволяет оценить качество законотворчества. С практической точки зрения можно выделить
различение правотворчества и законотворчества, так как законотворчество должно совпадать с правотворчеством по существу, однако далеко не
всегда так происходит. Создавая законы (имеющие правовую окраску),
необходимо учитывать множество политических факторов: политическую
обстановку в стране, характер взаимодействия различных слоев общества, уровень активности политических партий, движений и общественных
объединений. Принципиальное значение также имеет учет социальных
факторов: степень заботы общества и государства о личности, ее интересах и потребностях, об охране, обеспечении ее прав и свобод; национальные факторы, так как в многонациональном государстве процесс формирования права во многом определяется взаимоотношениями, формами
сотрудничества между нациями и народностями, населяющими страну,
заботой об их равноправии и свободном развитии, государственно-правовыми механизмами оформления их юридического статуса. Необходимо
учитывать внешнеполитические факторы: международное положение государства, уровень и характер взаимоотношений с другими государствами
и международными организациями. Также имеют существенное значение
для правотворчества идеологические факторы: правосознание граждан и
30
31
Петражицкий Л.И. Теория права и государства. СПб., 1909. Т. 1. С. 151; Кистяковский Б.А. В защиту права: интеллигенция и правосознание // Вехи. 1909; Он
же. Права человека и гражданина // Вопросы жизни. 1905. № 1. С. 121; Новгородцев П.И. История новой философии права (немецкие учения XIX века): Лекции.
М., 1898. С. 18.
См: Вышинский А.Я. Основные задачи науки советского социалистического права
// Основные задачи науки советского социалистического права. М., 1938. С. 183;
Он же. Вопросы теории государства и права. М., 1949. С. 84.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
58
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
общества в целом, степень его внедрения в общественное сознание, идеологическая база права, правовые идеи32.
Совокупность перечисленных факторов формирует основу для оптимального и эффективного осуществления правотворческой деятельности,
активно-творческого, опережающего (синергетического) влияния права на
динамику общественного развития. Поэтому функциональная нагрузка
идеи правового закона заключается в том, чтобы на разных уровнях ? в
идеологии, правотворчестве, правоприменении ? реализовывались различные компоненты.
В качестве обязательного аспекта сопоставления правового и неправового закона выступает исследование права и морали. Проблема правового и неправового закона во все времена появлялась именно как следствие фактической связанности морали и права33. Поэтому вне контекста
рассмотрения связи морали и права понять смысл идеи правового закона,
тем более связи правового и неправового закона, невозможно. Обращаясь
к связи морали и права, мы тем самым приходим к пониманию этого соотношения.
Принятие и исполнение правовых норм в значительной степени обусловливается тем, в какой мере они соответствуют требованиям морали.
В морали выражаются представления людей о добре и зле, справедливости и достоинстве, чести и трудолюбии, о милосердии. Мораль устремлена
на то, чтобы идеалы справедливости, добра, иные нравственные требования воздействовали на человека преимущественно изнутри, через его сознание, его духовный мир, при помощи стимулов сознания и общественного
мнения. Право же преимущественно как внешний регулятор призвано
регламентировать людские поступки главным образом путем установления формально-определенных, писаных норм.
Право и мораль сосуществуют, и их сосуществование подчиняется
двум принципам: принципу взаимной согласованности и принципу взаимной дополнительности. Первый принцип регулирует взаимодействие между самими регулятивными подсистемами права и морали. Второй выявляет логику их функционирования в системах социального действия, порядок
дискурса и порядок признания. Вместе с тем нравственность предполагает максимальное ценностное направление, право ? минимально необходимое и достаточное34.
Содержание морали сосредоточено главным образом на долге, обязанностях, ответственности людей за свои поступки. Право же призвано
«говорить о правах», оно сфокусировано на дозволениях, на субъективных
правах отдельных лиц, что составляет ядро правоотношений.
Таким образом, через соотношение морали и права можно проводить
анализ эффективности закона, ибо исполнение правовых норм во многом
обусловливается тем, насколько они соответствуют требованиям морали.
Право в целом должно соответствовать моральным требованиям общест32
33
34
См.: Гаврилов О.А. Стратегия правотворчества и социальное прогнозирование. М.,
1993; Законотворчество в Российской Федерации: Научно-практическое и учебное
пособие / Под. ред. А.С. Пиголкина. М., 2000.
См.: Грядовой Д.И., Малахов В.П., Пылев С.С. Нравственность как феномен социальной практики. М., 1996.
См.: Лукьянова Н.Г. Право и мораль как нормативно-ценностные регуляторы поведения человека. Пятигорск, 2006. С. 6.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Соколов, В.М. Бочаров
59
ва. Только такое право, такие законы будут воздействовать на сознание
человека изнутри, что приведет к самообязыванию, саморегулированию,
самозаконности личности. О нравственности нормы права в свое время
четко выразился И. Кант: «Чего народ не может решить относительно самого себя, того и законодатель не может решить относительно народа»35.
Законодательной и исполнительной власти в любом государстве следует
не забывать эту аксиому.
Исследование идеи правового закона, на наш взгляд, полноценно
лишь в русле культурной и исторической динамики правопонимания. Дефиниции правового закона в разных правовых культурах имеют отличия,
однако сама идея фигурирует во всех культурах права. Такое различие
дает возможность проводить компаративистский анализ понимания идеи
в рамках различных правовых культур.
Не менее важно исследовать идею в истории правовой мысли. В различные исторические периоды менялось понимание смысла идеи правового закона. Это делает необходимым анализ правовой мысли основных историко-культурных периодов, в рамках которых можно выделить
определенный тип понимания смысла идеи правового закона. Такой анализ позволяет дать общую характеристику содержания идеи для каждого
исторического периода, выявить логику трансформации ее содержания и
определить вектор ее дальнейшего развития.
С правовым законом тесно связана правовая законность. Правовая
законность ? это точное и неуклонное соблюдение и исполнение требований правового закона всеми субъектами права, а также применение правового закона соответствующими субъектами права (компетентными органами, наделенными властными полномочиями, и должностными лицами)36.
Правовая законность реально существует тогда, когда: а) издаются
правовые законы; б) на их основе и в точном соответствии с ними устанавливаются правовые акты; в) организационно предусматривается механизм
реализации действующего законодательства; г) учреждается система профилактики, предупреждения, недопущения правонарушений; д) правонарушители изобличаются и наказываются в точном соответствии с правовыми
законами; е) права и законные интересы потерпевших восстанавливаются,
гарантируются. Таким образом, правовая законность ? это верховенство,
непреклонность, торжество правовых законов в правоустановлении и правореализации37.
Мы обозначили те методологические предпосылки, которые позволяют
понять смысл идеи правового закона и определить свой собственный подход. Путем реализации обозначенных предпосылок, как нам представляется, появляется возможность полного и всестороннего исследования идеи
правового закона. Ведь правовой закон ? это краеугольный камень, стержень правового государства.
35
36
37
Кант И. Сочинения: В 6 т. М., 1963?1966. Т. 6. С. 303.
См.: Баранов П.П., Соколов А.Н. Теория государства и права: Учебное пособие.
Ростов н/Д, 2007. С. 263.
Там же. С. 264.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
60
Д.Л. Иванов*
?????????????? ?????? ????????????
???????????? ????????: ???????? ??????????????
Р
еформирование социально-экономической сферы и переход общества из эпохи модерна в эпоху постмодерна приводит к изменениям ценностных императивов. Подобные изменения обостряют необходимость поиска адекватных методов, позволяющих анализировать и
осуществлять планирование социального развития, которое сопряжено с
формированием гражданского общества.
Проблема развития гражданского общества представлена различными знаниями о человеке, включающими объективистскую и субъективистскую парадигмы. На философско-методологическом уровне проблема гражданского общества как объекта научных исследований наиболее полно
представлена в трудах Ж. Водена, Ф. Вольтера, Г. Гегеля, Т. Гоббса,
И. Канта, С. Кьеркегора, Дж. Локка, К. Маркса, Ш. Монтескье, Р. Оуэна, Т. Пейна, Ж. Руссо, А. Сен-Симона, А. Смита, С. Сташица, Л. Фейербаха, А. Фергюсона, И.Г. Фихте, Г. Форстера, К. Фрелиха, Ш. Фурье,
Ф. Шеллинга, А. Шопенгауэра, Д. Юма и др.
Особое значение в осознании проблем становления гражданского общества России имеют модели гражданской самоорганизации как основы
формирования плюрализма и гражданского самоуправления. Обоснованный интерес вызывают научно-методологические подходы к гражданскому
обществу, направленные на рассмотрение партнерства между гражданским обществом, государственными институтами и бизнес-сообществом
(И.М. Модель, Б.С. Модель, А.П. Сюткина). Важным для комплексного
понимания гражданского общества представляется подход в рамках точных наук, нацеленный на моделирование гражданского общества
(А.П. Михайлов, Ю.М. Резник), и как обособленное направление ? социоинженерный подход (А. Гоулднер, К. Поппер).
Следует подчеркнуть, что из числа известных социологических концепций проблему гражданского общества рассматривали представители
натуралистической социологии XIX в. (Г. Спенсер), представители социал-дарвинизма и психологизма в социологии на рубеже XIX?XX вв.
(Ф. Гиддингс, В. Вундт, Г. Лебон), «социологии К. Маркса», социологизма
(Э. Дюркгейм), формальной социологии (Г. Зиммель), «понимающей социологии» (М. Вебер), теории элит В. Парето, интегральной социологии
(П.А. Сорокин), представители чикагской школы (Ф. Знанецкий, Р. Парк,
У. Огборн), колумбийской школы (Я. Морено), феноменологической социологии и этнометодологии (П. Бергер, Т. Лукман), функционализма
(Т. Парсонс, Р. Мертон), постструктурализма (М. Фуко, Ж. Деррида), теории коммуникативного действия (Ю. Хабермас), структурализма (П. Бурдье, Э. Гидденс, Н. Луман).
В настоящее время нет единой общепризнанной систематизации концепций гражданского общества, хотя следует сказать, что такая дифференциация возможна на основе реализации принципа дихотомии функций
*
Ассистент кафедры теории и истории социологии социологического факультета
Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, кандидат социологических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Д.Л. Иванов
61
общества и государства. При этом целесообразно выделить ряд интеграционных концепций (Г. Спенсер, К. Маркс, П.А. Сорокин, П. Бергер,
Т. Лукман, П. Бурдье) и концепций, имеющих отчетливые проявления дезинтеграции (В. Вундт, М. Фуко, М. Вебер, Т. Парсонс, Ю. Хабермас,
Э. Гидденс, Н. Луман).
В центре системы «гражданское общество-государство» в подходах
Г. Спенсера, К. Маркса, П. Сорокина лежит базовое понятие «индивид»,
однако результат систематизации у каждого из перечисленных авторов
нельзя назвать идентичным.
Несмотря на эволюционистские взгляды, Г. Спенсер был ярым сторонником индивидуализма и частично либерализма, хотя и критиковал
современный ему либерализм, выступая против всякого вмешательства
государства в общественную жизнь.
Индустриальное общество Г. Спенсер называет высшим типом общества, поскольку именно в таком обществе появляется политическая свобода, а социальная организация становится более гибкой. Государственная
власть в таком обществе является выражением воли индивидов, а само
общество ? составляющей единицей государства. Можно сказать, что государство, по Спенсеру, есть необходимое зло, служащее исключительно
для охраны и удовлетворения интересов граждан.
В концепции К. Маркса понятие «индивид» преодолевает рамки абстрактного элемента и становится родовой категорией. При этом весьма
проблематично согласиться с мнением Э. Арато, приписывающего авторство идеи преодоления разграничения государства и гражданского общества К. Марксу, свидетельством чему является историография вопроса.
Хотя, по общему мнению, именно Маркс осуществил переворот в понимании отношений между гражданским обществом и политическим государством1. Для Маркса характерно понимание гражданского общества в трех
ипостасях: как базис любого исторического развития, в виде сословного
общества или социальной стратификации, а также как общественная организация, противостоящая политическому государству.
Следствием этого, по Марксу, происходит стирание границ между понятиями «государство» и «гражданское общество». Таким образом, с отмиранием классовой структуры общества снимается дуализм между государством и гражданским обществом. Главным для К. Маркса аспектом
отношений между политическим государством и гражданским обществом
стал переход от индивидуального к общему2.
П.А. Сорокин приходит к выводу, что в правовом государстве любой
гражданин является участником власти, поскольку он служит делу общественного блага, несет на себе все права власти, но вместе с ними и все
обязанности, вытекающие из принципа социального служения. Это утверждение выглядит в определенной степени утопично, так как фактически
речь идет о некоем идеальном государстве, в котором демократия противопоставляется тоталитаризму.
1
2
См.: Арато Э. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание и направления для дальнейших исследований // ПОЛИС: Политические исследования. 1995. № 6. С. 50.
См.: Сагатовский В.Н. Гражданское общество в философии Гегеля и Маркса. Человек. Государство. Глобализация: Сб. философ. ст. / Под ред. В.В. Парцвания.
СПб., 2005. Вып. 3 С. 238?259.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
62
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Несмотря на это, концепция Сорокина может рассматриваться в качестве интеграционной, подтверждением чему служит наличие как прямых, так и обратных связей: идея интеграции носит характер наделения
граждан не только правами, но и обязанностями3.
Если пытаться определить аналогичный подход П. Бергера и Т. Лукмана применительно к взаимодействию гражданского общества и политического государства, то можно назвать его интеграционным подобно другим структурным теориям, в которых государство рассматривается как
элемент общества.
П. Бергером и Т. Лукманом на первый план выводится идея контроля. В своей совместной работе «Социальное конструирование реальности»
они подчеркивают, что контролирующие свойства присущи институционализации как таковой еще до того, как созданы какие-либо механизмы
санкций, поддерживающих институт. В рамках структурного функционализма контролируется та деятельность, которая уже институционализирована. Таким образом, ставится знак равенства между институционализацией и контролем. Подобный контроль П. Бергер и Т. Лукман называют
первичным контролем, а в качестве вторичного контроля рассматривают
социальные механизмы, которые существуют во всех обществах. Отдельно
подчеркивается тот факт, что возникновение дополнительных механизмов
контроля требуется лишь в том случае, если процессы институционализации не вполне успешны и необходимо формирование дополнительного инструментария4.
П. Бурдье, обращаясь к работам Б. Рассела, Ч. Поланьи, М. Салинса
через анализ системы экономических связей, перераспределение общественных благ, изучение их значения в образовании политической власти,
поставил знак равенства между категориями «накопление-перераспределение» и «государство-общественная казна».
Исследуя процессы, протекающие в обществе, П. Бурдье отказывается от их разделения по принципу: экономическое и неэкономическое. Он
предлагает трактовать все практики как экономические, ориентированные
на максимизацию материального либо символического капитала. Бурдье
на основе экономической концепции фактически ассоциировал понятия
«общество» и «государство», что позволяет характеризовать его подход
как интеграционный, отчасти сходный с подходом А. Фергюсона, Д. Юма,
А. Смита.
Практически все дезинтеграционные концепции (В. Вундт, М. Фуко,
М. Вебер, Т. Парсонс, Э. Гидденс, Н. Луман), за исключением Ю. Хабермаса, отводят ведущую роль в системе отношений «гражданское общество
? государство» государству.
В. Вундт обращается к воззрениям Г. Гегеля, который рассматривал
«национальный дух» завершением традиционного понятия индивидуальной души. Вундт соглашается с утверждением Гегеля, понимавшего общество как единство индивидов, а национальный дух ? как сумму отдельных
душ. Между тем Вундт видит границы этого понятия, полностью замкнутого в духовном пространстве. Для В. Вундта язык, государство, право
3
4
См.: Сорокин П.А. Обязанности власти и обязанности гражданина // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2. № 3. С. 22?25.
См.: Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности / Пер с анг.
М., 1995. С. 77?125.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Д.Л. Иванов
63
становятся воплощением «национального духа», он постарался избавиться
от изначально присущей этому понятию отстраненности от самих индивидов. Понятие «национальный дух» имеет принципиальное значение для
Вундта, поскольку такие базовые категории, как «язык», «право», «обычай» раскрываются на основе результата совместной деятельности.
Вопрос взаимоотношения индивида и общества тождествен взаимоотношениям индивидуальных языков и общего языка. Эта идея по своей сути противопоставляется идее социального договора, предполагающего, что
язык, правовой порядок и государство являются следствием договора между всеми людьми, что позволяет рассматривать эту концепцию в качестве дезинтеграционной.
Вундт крайне негативно высказывается относительно понимания государства как договора, что не может согласовываться с понятием «национальный дух». Вундт присоединяется к размышлениям Ф. Кауфмана,
направленным против индивидуалистической теории, в частности взглядам Т. Гоббса. В теории В. Вундта в качестве единицы общества выступает сообщество индивидов, он подчеркивает, что именно сообщество создает индивидуума, а не наоборот5.
К числу наиболее радикальных подходов следует отнести концепцию
М. Фуко. Если рассматривать теоретические построения Фуко в сравнении с другими теоретиками, занимавшимися проблематикой гражданского общества, становится вполне очевидным, что воззрения Фуко на гражданское общество имеют отчетливую негативную окраску. Так, М. Фуко
рассматривает нравственный долг и гражданский закон как формы принуждения, основанные на нормативных актах6.
Для М. Фуко разрыв со взглядами К. Маркса на гражданское общество носит принципиальный характер, поскольку марксистское внимание
к экономике ведет к неадекватному описанию властных отношений. Помимо этого Фуко избегает упоминания гражданского общества, основывая
свои рассуждения на разделении общества и государства, ставя независимое от государства общество в центр современных властных отношений.
М. Фуко отводит значимое место теории права во властных отношениях, полагая, что основная роль теории прав заключалась в установлении
легитимности власти. Размышления Фуко приводят к весьма сомнительному положению, в соответствии с которым юридические права не изменяются в процессе исторического развития и в современном обществе сохраняют функции, свойственные абсолютистским формам правления.
Фактически М. Фуко выводит свою концепцию за рамки нормативной
теории и предлагает рассматривать властные отношения в их материальном представлении. Таким образом, взгляды М. Фуко относительно взаимоотношений гражданского общества и государства носят смешанный характер, поскольку сами властные отношения для Фуко предстают как
диффузные, пронизывающие все области жизни. При этом общество дифференцировано от суверенного государства. Можно сказать, что М. Фуко
критикует само понятие «гражданское общество» в первую очередь потому, что властные отношения не только не противоречат гражданскому обществу, а являются частью гражданского общества7.
5
6
7
См.: Вундт В. Проблемы психологии народов. СПб., 2001. С. 23?25.
См.: Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб., 1997. С. 72.
См.: Фуко М. Воля к истине. М., 1996. С. 121?122, 135, 156?157.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
64
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Главным свойством властных отношений для Фуко становится функционирование власти по принципу сети: чье влияние направлено на индивида, что сочетается с властными отношениями, осуществляемыми самим
индивидом. При этом субъектом властных отношений является каждый
индивид, однако никого невозможно назвать субъектом властных отношений в полной мере.
Власть аргументируется как проникающая во все сферы жизни, а не
локализованная в рамках какого-либо макроинститута. Можно сказать,
что властные отношения выходят за пределы не только такого социального института, как государство, но, более того, властные отношения изначально лишены каких-либо границ8.
Для М. Вебера гражданское общество основывается на принципах
демократического устройства: уважении и соблюдении прав человека,
приоритете закона. Несмотря на основной тезис, отражающий единую направленность интересов государства и общества, что включает передачу
ряда государственных полномочий обществу (иначе демократическое преобразование общества в целом становится невозможным9), Вебер отводит
государству ведущую роль. В своих работах, опубликованных в 1906 г.,
М. Вебер обращал внимание на недооцененное значение роли государства как организатора жизни гражданского общества, которая была характерна для научной мысли начала прошлого века.
Хотя демократия представляется М. Веберу в качестве социально
ориентированного института, однако поддержание социального характера
демократии должно осуществлять государство. Таким образом, государство, по М. Веберу, является социальным органом, которое обеспечивает соблюдение и защиту прав человека, охраняет и поддерживает справедливую гражданскую позицию личности и вместе с тем несет ответственность
за «неправедное» дело10.
В своей системно-функциональной теории Т. Парсонс предлагает делить современные общества на четыре подсистемы: социетальное сообщество, воспроизводство образца, политика, экономика. При этом различные
структуры общества могут быть помещены в каждую из подсистем в зависимости от того, как данные структурные компоненты взаимосвязаны с
подсистемами. Но ядром общества, в представлении Парсонса, выступает
интегративная подсистема общества, так называемое социетальное сообщество. Главной функцией социетального сообщества является объединение системы норм и коллективной организации. От имени социетальной
лояльности выступают государственные органы, они же следят за выполнением соответствующих норм.
Т. Парсонсу свойственно расширительное толкование политики. Политика в его понимании присуща любой организации, являясь необходимой составляющей в достижении коллективных целей. В таком случае следует говорить о политике как об общественной подсистеме, в которой
государство выступает как стержень политической подсистемы и одновременно как специализированный орган общества. Таким образом, государство, в представлении Т. Парсонса, все более дифференцируется от социетального сообщества.
Отделившись от социетального сообщества, государство берет на себя
не только функцию поддержания его целостности, но и функцию принуждения, а также создание и легитимизацию социальных норм.
8
См.: Коэн Дж., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория. М., 2003.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Д.Л. Иванов
65
Между тем, по Т. Парсонсу, вследствие все более усиливающейся
дифференциации, соответствующей модернизованному обществу, политическая власть становится зависимой от поддержки широких слоев населения. По этой причине следует различать власть и влияние.
Т. Парсонс достаточно вольно трактует власть, считая, что даже участие в выборах ? это процесс осуществления власти социетального сообщества над государственным аппаратом, который отчасти «растворяется»
в обществе11.
Вслед за К. Марксом Э. Гидденс полагает, что классы являются объективными, институционализированными компонентами социальных систем, но классовые отношения для Э. Гидденса выступают только лишь как
«структурирующая основа» для определения групповой принадлежности12. В связи с этим Э. Гидденс приходит к несколько иным (в отличие от
К. Маркса) заключениям в отношении взаимодействия гражданского общества и политического государства, полагая, что широкое участие граждан в политической жизни государства в значительной степени преувеличено и носит абстрактный характер. У общества есть возможности
влияния на государственную политику, но эти возможности существенно
ограничены13.
Э. Гидденс не проводит в своих работах жесткого противопоставления
политического государства и общества, однако он считает, что только отдельные социальные страты (высшие классы общества) имеют возможность взаимодействовать с государственными институтами14. В связи с
чем следует заключить, что теория Э. Гидденса в ее приложении к взаимодействию гражданского общества и политического государства носит
преимущественно дезинтеграционный характер.
В концепции Н. Лумана проблема соотношения гражданского общества и государства решается через анализ роли индивида, что отчасти
сближает его идею с интеграционными теориями Г. Спенсера и К. Маркса. Отчетливым дезинтеграционным подходом характеризуется научное
творчество Н. Лумана. Причина дезинтеграции общества и государства,
по Н. Луману, кроется в отрицании возможности существования нормативной интеграции людей в обществе, «между индивидуумом и обществом
нет никакой коммуникации, так как коммуникация всегда является внутренней операцией общественной системы»15.
Общественная эволюция приводит к возникновению общества высокой культуры, отличающегося функциональным разделением и политическим господством, возникающим из архаического родового порядка. Для
9
10
11
12
13
14
15
См.: Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 203; Шпакова Р.П. Макс Вебер о становлении демократии в России // Социологические исследования. 2003.
№ 3. С. 109?114.
См.: Вебер М. Избранное. Образ общества. М., 1994. С. 16.
См.: Социология преступности (Современные буржуазные теории). М., 1966.
С. 299?313.
См.: Западная социология / Под. ред. И.А. Громова, А.Ю. Мацкевича, В.А. Семенова. СПб., 1997. С. 336?342.
См.: Гидденс Э. Социология / Пер. с англ. М., 1999. С. 296?230.
Там же. С. 595?597.
Луман Н. Понятие общества // Проблемы теоретической социологии / Под. ред.
А.О. Бороноева. СПб., 1994. С. 25?42.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
66
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
современного общества характерно функциональное разделение между
политическими и экономическими структурами общества16.
Все возможные тенденции на объединение общества и государства
Н. Луманом критикуются, он дает негативную оценку этому процессу, говоря о том, что в современном обществе некоторые социальные функции,
ранее принадлежащие обществу, выделяется в отдельные социальные институты или организации.
Приведенная ранее систематизация по ряду ведущих оснований позволяет определить изложенный Ю. Хабермасом подход как дезинтеграционный. Это объясняется различными причинами, но в качестве основной причины следует назвать его четкое позиционирование с философским
базисом, разработанным Г. Гегелем, отражающим дезинтеграционный
подход к систематике соотношения «общество-государство».
Ю. Хабермас при трактовке проблемы соотношения государства и общества обращается к работам Ф. Шиллера и Ф. Ницше, М. Фуко и
М. Гесса, Л. Фейербаха и Д.Ф. Штрауса, Б. Бауэра и К. Маркса, И. Гердера и В. Гумбольдта, Ф. Шеллинга и Г. Оппенгейма, М. Вебера и др., но
всегда соотносит их видение проблемы с позицией Г. Гегеля. Подтверждением этому служит предложенная им классификация и выделение «младогегельянцев», лево-гегельянской критики, представление позиции правого гегельянства, ошеломляющие «параллели между Марксом и Гегелем»
и т.д. По своей сути позиция Ю. Хабермаса есть «социологизированная»
позиция Г. Гегеля.
По мнению Ю. Хабермаса, Гегель был первым, кому удалось выразить свойственную обществу модерна понятийность, отделив политическую сферу государства от «гражданского общества». Таким образом,
еще раз подчеркивается расчленение всех сторон общественной жизни на
политическую и институциональную составляющие17.
В соответствии с Гегелем Ю. Хабермас проводит разделение между
государством и обществом, которое, по его мнению, является характерной
чертой модерного общества и принципиально отличается от гражданского
общества в античном понимании.
Для Ю. Хабермаса своеобразие государства эпохи модерна заключается в понимании гражданского общества как формы негосударственного
обобществления. В таком смысле главной силой, ведущей к объединению
людей в гражданское общество, становятся механизмы внегосударственного влияния.
Резюмируя сказанное, можно заключить, что категория «гражданское
общество» является сложным синтетическим понятием, которое претерпело радикальные изменения в развитии общественного строя и совершенствования политической системы. Поэтому не существует универсального,
общепризнанного подхода к определению состава, элементов, а также
функций гражданского общества.
Становление гражданского общества как научной проблемы целесообразно рассматривать на основе трехуровневого подхода. Первый иерархический уровень отражает формирование концептуальных основ граж16
17
См.: Луман Н. Формы помощи в процессе изменения общественных условий // Социологический журнал. 2000. № 1/2. С. 16?35.
См.: Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне / Пер. с нем. М., 2003. С. 38?39.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Д.Л. Иванов
67
данского общества на теоретико-методологическом фундаменте ? философский базис проблемы. Второй уровень представлен социологическим
аспектом гражданского общества. Социологические концепции гражданского общества отражают социальную направленность и, как следствие,
обращение к проблеме качества, потенцирующей формирование тех или
иных практических моделей. Третий уровень связан с разработкой практических моделей гражданского общества. Если исторические концепции
гражданского общества представляют собой широкий пласт научных концепций, сформированных в философии и других гуманитарных науках, то
практические модели могут быть поняты как комплекс мер, направленных на разрешение ситуационных задач, соответствующих современным
реалиям и политической жизни.
Таким образом, можно сделать выводы:
? выделение двух функций гражданского общества ? нормативной и
теоретико-аналитической ? дает возможность рассматривать гражданское
общество как парадигму, опосредующую направление развития всех сфер
государства;
? гражданское общество является комплексным понятием, включающим в себя совокупность вертикальных и горизонтальных социальных связей, общественных институтов и потребностной структуры общества;
? целесообразно разделение всех концепций гражданского общества
на основе принципа противопоставления гражданского общества и государства с выделением двух типов теорий ? интеграционный и дезинтеграционный.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
Н.Ю. Кавелина*
??????? ? ?????????? ???????????????? ????? ?? ??????
Н
есмотря на многочисленные исследования, посвященные вопросам защиты субъективных прав, данная проблема продолжает
оставаться актуальной. Традиционно защиту рассматривают лишь как
средство обеспечения того или иного субъективного права. В.П. Грибанов
справедливо отмечал, что «субъективное право, предоставленное лицу, но
не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь ?декларативным правом?»1. Признавая за субъективным
правом такое свойство, как гарантированность его возможностью государственного принуждения, наделяя управомоченное лицо правом на защиту, законодатель не дает ответа на вопрос, что же следует понимать
под правом на защиту.
Следует отметить, что реализация прав и свобод не сводится к закреплению конкретного субъективного права за управомоченными лицами, а
означает действительное получение благ, входящих в содержание этого
права. Именно от того, как реализуются в обществе права и свободы лиц,
в существенной степени зависит реализация права в целом. Эффективность реализации прав и обязанностей является показателем уровня законности и правопорядка, его правовой культуры2.
Поскольку право на защиту ? одно из условий эффективной реализации любого субъективного права, постольку актуальным является исследование его понятия и содержания, а также иных моментов, связанных с
реализацией права на защиту.
Анализ понятия «право на защиту», его содержания, правомерности с
точки зрения отраслевого законодательства, цивилистической науки имеет
не только теоретическое, но и практическое значение. Например, оно необходимо для правильного использования управомоченным лицом тех возможностей, которые закон предоставляет лицу для защиты субъективного
права.
Понятие «защита права» нередко отождествляется с понятием «охрана права», что обусловлено взаимосвязью и взаимозависимостью данных
категорий. В публичном праве охрана выступает и как гарантия, и как
элемент охраняемого объекта, поскольку является основным способом реализации властеотношений3. Данный момент был четко обоснован А. Шо?
Доцент кафедры конституционного и международного права Саратовского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
1
2
Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001. С. 104.
См.: Аграновская Е.В. Правовая культура и обеспечение прав личности. М., 1988.
С. 30?31.
См.: Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни. М., 2001. С. 25.
3
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Кавелина
69
пенгауэром: «Охрана права, разумеется, обозначена только в государстве, но самое право существует независимо от последнего, ибо насилие может только подавить его, но не уничтожить. Вот почему государство, это
не что иное, как охранительное учреждение, ставшее необходимым, вследствие тех бесчисленных посягательств, которым подвергается человек и
которые он в состоянии отражать не в одиночку, а в союзе с другими
людьми»4.
Под охраной права в теории права понимаются меры, осуществляемые государственными органами и другими субъектами права, направленные на предупреждение нарушений прав и свобод человека и гражданина, на устранение порождающих их причин и способствующие таким
образом реализации прав и свобод, установленных законом5.
С позиций частного права охрана права понимается как гарантия
реализации права, т.е. совокупность мер, направленных на сохранение,
улучшение, предотвращение и устранение вредных последствий охраняемого объекта6.
Теория права помимо охраны выделяет защиту права, что «в наиболее
общем смысле? есть противодействие незаконным нарушениям и ограничениям прав, свобод и интересов личности, предупреждение этих нарушений и ограничений, а также возмещение причинённого вреда в случае, если предупредить или отразить нарушение и ограничение не удалось»7.
И охрана, и защита направлены на недопущение нарушения права
человека и составляют, как правило, задачи и функции соответствующих
органов, объектом их воздействия выступает третье лицо ? потенциальный
или фактический правонарушитель8. При видимости совпадения понятий
«защита права» и «охрана права» они обладают собственными отличительными признаками. Наиболее распространенная характеристика, отражающая соотношение данных понятий, состоит в том, что «защита есть
момент охраны, одна из её форм»9.
Достаточно явно отличие между ними просматривается из заголовка
принятой в 1922 г. Декларации об основных частных имущественных правах, признаваемых в РСФСР, охраняемых её законами и защищаемых судами РСФСР10. Охрана осуществляется постоянно, предупреждает нарушение прав. Г.Б. Романовский отмечает, что охрана ? это «деятельность,
направленная на будущее, её основная задача ? не допустить правонарушение, устранить преграды для реализации правомочия, профилактивнопредупредительная деятельность»11. К защите же прибегают лишь при
нарушении либо угрозе нарушения прав, свобод и законных интересов.
Защита ? это деятельность, возникающая в случае наличия конкретного
правонарушения, либо устранение такого состояния, которое реально приведет к наступлению негативных последствий, а также направленная на
4
5
6
7
8
9
10
11
Шопенгауэр А. Избранные произведения. М., 1992. С. 139?140.
См.: Конституционный статус личности в СССР. М., 1980. С. 202.
См.: Охрана окружающей природной среды. М., 1993. С. 11.
Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 1996. С. 169.
См.: Романовский Г.Б. Указ. соч. С. 26.
Ведяхин В.М., Шубина Т.Б. Защита права как правовая категория // Правоведение. 1998. № 1. С. 68.
СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 423.
Романовский Г.Б. Указ. соч. С. 27.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
70
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
восстановление нарушенного права, «имеет своё функциональное назначение ? обеспечение и восстановление правопорядка, предупреждение правонарушений»12.
В цивилистической доктрине отмечается, что охрана гражданских
прав охватывает всю совокупность мер, обеспечивающих регулирование,
осуществление, реализацию гражданских прав, а также и их защиту. Охрана гражданских прав включает в себя меры не то??ько юридического,
но и экономического, социального, политического, организационного характера, направленные на создание необходимых условий для существования и осуществления гражданских прав. Следовательно, понятие «охрана прав» шире понятия «защита прав»13.
Исследование спектра законодательного использования понятия «защита» позволяет отметить, что данный термин используется в действующем законодательстве в различных аспектах. Во-первых, для обозначения
особого рода деятельности (ст. 38 Конституции РФ); во-вторых, как название института прав и свобод человека и гражданина (ст. 45 Конституции
РФ); в-третьих, как предмет правового регулирования.
Ученые по-разному определяют защиту прав. Одни авторы связывают это понятие с властной деятельностью государственных и общественных органов по претворению в жизнь правовых норм14, другие ? со способами разрешения гражданско-правовых споров15. Думается, что
недостатком первой позиции является то, что защита сводится по сути
лишь к одному правомочию, которое входит в состав субъективного гражданского права ? возможности обратиться с требованием о защите права
к компетентным государственным и общественным органам. Такое понимание защиты права представляется чрезмерно узким, поскольку не охватывает всех тех вариантов поведения, правоохранительных возможностей,
которые действующее законодательство предоставляет лицу, право которого подлежит защите. Связь защиты только с разрешением гражданскоправовых споров также сужает содержание понятия защиты. В таком случае для возможности применения защиты необходим спор, а он может
иметь место только при нарушении права, а не в том случае, когда лицо
желает предупредить возможность его нарушения.
Третьи авторы (например, А.П. Сергеев) трактуют понятие защиты
гражданских прав как понятие охраны в узком значении, включая в него
лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их
нарушении или оспаривании16. Данная точка зрения исследует защиту через категорию правовых мер охраны особой целевой направленности. Ес12
13
14
15
16
Ведяхин В.М., Шубина Т.Б. Указ. соч. С. 79.
См.: Тархов В.А. Охрана имущественных прав трудящихся по советскому гражданскому законодательству: Дис. ? д-ра юрид. наук. Саратов, 1965. С. 17?18;
Он же. Некоторые вопросы охраны имущественных прав трудящихся по советскому гражданскому законодательству // Ученые труды Саратовского юридического
института. Вып. 2. Саратов, 1965. С. 79.
См.: Воробьев М.К. О способах защиты гражданских прав // Труды по правоведению. Новосибирск, 1968. С. 78.
См.: Гуреев П.П. Защита личных и имущественных прав. М., 1964. С. 7.
См.: Сергеев А.П. Защита гражданских прав // Гражданское право: Учебник:
В 3 т. / Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев; отв. ред. Ю. К. Толстой, А. П. Сергеев. М., 2006.
Т. 1. С. 335.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Кавелина
71
ли рассматривать цели защиты, то за пределами данного определения остались пресечение, предотвращение, устранение нарушений гражданских
прав и законных интересов и/или компенсация потерь, вызванных нарушением права или законного интереса. Кроме того, автором не учитывается то обстоятельство, что защите подлежат не только уже нарушенные,
но и находящиеся под угрозой нарушения, и нарушаемые гражданские
права и законные интересы. По справедливому выражению В.И. Синайского, «защита может даваться в трех случаях: не только тогда, когда
право уже нарушено, и ? во избежание нарушения права в будущем, но и
тогда, когда нарушение только происходит»17.
Четвертая позиция сводится к тому, что защита прав и свобод рассматривается как совокупность мер, направленных на недопущение нарушений прав и свобод человека и гражданина, а также как «принудительный способ осуществления права, применяемый в установленном порядке
компетентными органами либо самим управомоченным лицом»18. В данном подходе обращает на себя внимание тот факт, что границы защиты
весьма размыты, что приводит к смешению понятий «охрана права» и
«защита права». Кроме того, защита в более конкретной интерпретации
сводится к принудительному способу осуществления права. С этой позиции необъяснимой оказывается возможность применения управомоченным
лицом для самозащиты своих прав мер превентивного характера. Не учитывается, что на выбор подлежащего применению средства защиты права оказывает влияние характер защищаемого материального права. Бытует и такое определение защиты гражданских прав ? это «деятельность
управомоченного органа или лица (гражданина) по принудительному осуществлению нарушенных субъективных гражданских прав и интересов в
установленном законом порядке и определенными способами»19. Положительно, что в данном определении имеется указание на субъект, характер
его поведения и целевую направленность его воздействия, оговорены особенности воздействия (порядок, способы).
Пятая точка зрения рассматривает понятие «защита права» через
призму последствий для нарушителя права и определяет его как «все предусмотренные неблагоприятные последствия для лица, нарушившего
субъективное право или создавшего обстановку, которая угрожает таким
нарушением», охватывая «меры ответственности и меры, которые по своей природе к таковым не относятся»20.
Большое разнообразие приведенных определений тем не менее оставляет открытым вопрос, что же представляет собой защита права.
Обращение к этимологии слова «защита» (от древнерусского «защада»21, по другим источникам ? отглагольное производное «защитить» от
слова «щит»22) позволяет отметить, что под данным термином подразуме17
18
19
20
21
22
Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 183.
Конституционный статус личности в СССР / Под ред. Н.В. Витрука. М., 1980.
С. 203?204.
Баринов Н.А. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. Саратов,
1973. С. 111?112.
Синенко В.С. Гражданско-правовая защита личных неимущественных прав: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Белгород, 2002. С. 12.
См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2006. С. 225.
См.: Фасмер М. Этимологический словарь. М., 1986.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
72
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
вается в первую очередь совокупность действий или деятельность кого-либо или чего-либо, направленная на устранение негативных последствий посягательства на определенный значимый объект либо их предотвращение
путем сохранения, восстановления, обеспечения чего-либо или кого-либо.
Полагаем, что конституирующими элементами защиты являются следующие:
1) деятельность, т.е. специфическая человеческая форма отношения к
окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное
изменение в интересах людей; условие существования общества. Деятельность включает в себя цель, средства, результат и сам процесс. Цель ?
идеальное, мысленное предвосхищение результата деятельности. В качестве непосредственного мотива цель направляет и регулирует человеческую деятельность. Процесс: а) последовательная смена явлений, состояний в развитии чего-нибудь; б) совокупность последовательных действий
для достижения какого-либо результата23;
2) субъект, который осуществляет данную деятельность;
3) объект воздействия (то, на что направлена деятельность);
4) конкретный результат деятельности.
Таким образом, защита ? это деятельность конкретного надлежащего
лица, направленная на определенное состояние общественных отношений, при котором имеет место посягательство на социально значимые для
самого лица (либо для третьих лиц) ценности, в целях устранения данного посягательства и/или иного выравнивания состояния общественных отношений.
Безусловно, понятие «защита права» является сложной правовой категорией, исследование которой сопряжено с выяснением содержания права на защиту24.
Понятие «право» являет собой слово-омоним и может использоваться
для обозначения: а) совокупности действующих в обществе юридических
норм, объективированных в соответствующих актах государства (право в
объективном смысле); б) конкретного права, принадлежащего данному
лицу (субъективное право); в) реальной возможности на вступление в те
или иные правоотношения25; г) элемента правового статуса лица. Исходя
из этого посыла, можно сделать вывод, что право на защиту права / законного интереса можно рассматривать в четырех аспектах:
Во-первых, как совокупность действующих в обществе формально
определенных в нормативных правовых актах юридических норм26, направленных на защиту права / законного интереса.
Во-вторых, как субъективное право лица защищать свои права /
законные интересы всеми не запрещенными законом способами27.
23
24
25
26
27
См.: Большой энциклопедический словарь. М., 1985.
Обращается внимание на то, что действующие правовые акты и научная литература используют именно термин «право на защиту», тем самым закрепляя соответствующее субъективное право.
См.: Калмыков Ю.Х. Имущественные права советских граждан. Саратов, 1979.
С. 8.
См.: Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1966. С. 25.
См.: Грибанов В.П. Право на защиту как субъективное гражданское право // Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1994 Т. 1.
С. 159?160; Елисейкин П.Ф. Правоохранительные нормы: понятие, виды, структура
// Защита субъективных прав и гражданское судопроизводство. Ярославль, 1977;
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Кавелина
73
Исследованию понятия, сущности, содержания субъективного права
посвящено исследование Н.И. Матузова «Субъективные права граждан
СССР». Автор отмечает, что субъективное право ? это «право того или
иного лица, которым оно обладает в силу объективного права и которому
корреспондирует (соответствует) чья-либо обязанность»28. Он поддерживает сформулированную различными юристами29 позицию, что субъективное право являет собой установленные и охраняемые государством вид и
меру возможного поведения субъекта. В содержание субъективного права
вслед за Н.Г. Александровым30 Н.И. Матузов включает «те конкретные
юридические возможности, правомочия, которые предоставляются и гарантируются субъекту (управомоченному)»31. Содержание субъективного
права на защиту в его материально-правовом значении объединяет следующие взаимосвязанные правомочия:
а) законную возможность управомоченного лица действовать определенным образом. Например, анализ гражданского законодательства позволяет выделить следующие проявления этого правомочия в гражданских правоотношениях: возможность управомоченного лица использовать
дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия
на правонарушителя, защищать принадлежащее ему право собственными
действиями фактического порядка (самозащита гражданских прав), а также возможность применения непосредственно самим управомоченным лицом юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя, а
также возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения
обязанного лица к определенному поведению;
б) возможность требовать определенного поведения от обязанных лиц;
в) возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае
неисполнения противостоящей стороной своей обязанности (притязание);
г) возможность пользоваться на основе права определенным социальным благом. Указанные правомочия происходят от самого факта обладания лицом таким общественным благом, как защита своих прав и законных интересов. «Обладатель права имеет в руках не пустую абстракцию,
а благо, достижение которого гарантировано государством»32.
Взаимосвязь этих возможностей (элементов), их взаимное расположение и соподчинение как форма организации содержания субъективного
права, его внутреннего единства и строения33, образуют, согласно взглядам Н.И. Матузова, структуру субъективного права.
28
29
30
31
32
33
Крашенинников Е.А. Структура субъективного права и права на защиту // Там
же; Власова А.В. Структура субъективного гражданского права. Ярославль, 1998.
С. 94; Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав:
Учебное пособие. М., 2002. С. 5.
Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. С. 31.
См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 9?13; Иоффе О.С.,
Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961 С. 223; Керимов Д.А. Обеспечение законности в СССР. М., 1956. С. 26.
См.: Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства
коммунизма. М., 1961. С. 225.
Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. М., 1972. С. 93.
Бабаев А.Б. Система вещных прав. М., 2006. С. 188.
Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. С. 93.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
74
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
В числе аргументов в пользу выделения третьей возможности ученый
справедливо указывает, что, во-первых, защита является одним из возможных вариантов поведения управомоченного лица, во-вторых, ее наличием подчеркивается одна из важнейших особенностей субъективного права ? его юридическая гарантированность34.
В отношении понятия и содержания субъективного права в цивилистике сформировались четыре подхода. Первый: рассматривается как
мера возможного поведения субъекта (Д.И. Мейер, Е.Н. Трубецкой,
Д.М. Генкин)35. Второй ? как возможность требовать определенных действий (бездействия) обязанного субъекта (В.М. Цвингман, А.Л. Фрейтаг-Лоринговен)36. Третий ? комбинационный, включает в субъективное гражданское право элементы первых двух подходов и иногда возможность
требовать защиты права (О.С. Иоффе, Е.А. Суханов, В.П. Грибанов)37.
Четвертый подход раскрывает понятие и содержание субъективного гражданского права через категорию интереса ? «возможность реализации интереса, обеспеченная принудительной силой государства» (А.Б. Бабаев,
Е.Я. Мотовиловкер)38. Для целей настоящего исследования будем придерживаться комбинационного подхода к определению субъективного права.
В-третьих, как предоставленную управомоченному лицу возможность вступать и участвовать в правоотношениях по защите его гражданских прав (наряду с правом на собственные действия, правом требовать определенного поведения от иных лиц), с соответствующим
наделением его правами и обязанностями39, т.е. в данном случае право на
защиту позиционируется исключительно в качестве обязательного элемента самого субъективного гражданского права. Некоторые исследователи
отмечают, что данное право в качестве реальной правовой возможности
появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного правоотношения40. Иными словами,
право на защиту выступает одним из элементов субъективного гражданского права, который проявляет себя лишь в условиях, когда кто-либо оспаривает, посягает или нарушает это право.
Экстраполяция права на защиту только как одного из правомочий
субъективного гражданского права представляется не совсем верной.
34
35
36
37
38
39
40
См.: Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. С. 33.
См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 1997. Ч. 1. С. 222; Трубецкой Е.Н.
Лекции по энциклопедии права. М., 1917. С. 157; Советское гражданское право:
Учебник / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1961. С. 92?93; Братусь С.Н. Юридические
лица в гражданском праве. М., 1947. С. 34; Абова Т.Е. Охрана хозяйственных прав
предприятий. М., 1975. С. 11.
См.: Цвингман В.М. Об обязательности для приобретателя недвижимого имущества договоров найма, заключенных прежним собственником // Журнал Министерства юстиции. 1901. № 8. С. 103; Фрейтаг-Лоринговен А.Л. Материальное право
проекта Вотчинного устава. Юрьев, 1914. Т. 1. С. 272?273.
См.: Грибанов В.П. Право на защиту как субъективное гражданское право // Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1994. Т. 1.
С. 159?160;
См.: Бабаев А.Б. Указ. соч. С. 187; Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990. С. 40.
См.: Советское гражданское право: Учебник: В 2 ч. / Под ред. В.Ф. Маслова и
А.А. Пушкина. Харьков, 1983. Ч. 1. С. 248.
См.: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 336.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Кавелина
75
Сторонники данной позиции выдвигают для ее обоснования следующие
аргументы:
а) право на защиту возникает только с момента, когда кто-либо оспаривает, посягает или нарушает субъективное гражданское право;
б) характер самого требования о защите права определяется характером нарушенного или оспариваемого материального права, содержание и
назначение которого определяет и способ его защиты;
в) между конкретным содержанием права на защиту и защищаемым
материальным правом существует неразрывная связь.
В частности, Е.Е. Богданова в обоснование права на защиту как элемента субъективного гражданского права приводит следующие доводы:
«Каждое субъективное право должно обладать возможностью его защиты, причем возможностью, присущей (имманентной) именно данному праву. Конструирование некоего всеобщего права на защиту всех субъективных гражданских прав лишь ослабляет конкретное субъективное право,
т.к. складывается впечатление, что само субъективное право и право на
защиту существует каждое само по себе, и поэтому отдельное субъективное право не обеспечивается возможностями государственного принуждения в случае необходимости. Само право на защиту представляется как
некое аморфное, точно не определенное, непонятное по своей правовой
природе право»41.
Безусловно, возможность обращаться к принудительной силе государственного аппарата входит в содержание любого субъективного права.
Еще Н.Г. Александров справедливо отмечал, что «ошибочно сводить субъективное право только к какой-либо одной или двум указанным возможностям»42.
Однако представляется ошибочным отказывать в самостоятельном существовании субъективному праву на защиту, фактически сводя его только к правомочию в составе иных субъективных прав. Любое субъективное
право может перейти в стадию требования защиты от нарушений, а может и не перейти. Получается, что во втором случае права на защиту не
существует в принципе. Такое решение вопроса нельзя признать обоснованным.
Понимание права на защиту как элемента субъективного права представляется чрезмерно узким, поскольку не охватывает всех тех вариантов
поведения, правоохранительных возможностей, которые действующее законодательство предоставляет лицу, обладающему правом на защиту.
С этой позиции необъяснимой оказывается возможность применения
управомоченным лицом для самозащиты своих прав мер превентивного
характера. Кроме того, не учитывается то, что защите подлежат не только
уже нарушенные, но и находящиеся под угрозой нарушения, и нарушаемые гражданские права и законные интересы. С.Ф. Кечекьян писал:
«?субъективное право шире ?возможности заставить?, оно находит свое
выражение и в возможности самому пользоваться имуществом и в возможности пользования действиями других лиц, не прибегая к тому, чтобы
заставлять их с помощью государства что-либо делать или не делать. Возможность ?заставить? сопровождает субъективное право, но не составля41
42
Богданова Е.Е. Защита от контрагента. Проблемы субъективных гражданских
прав и интересов в договорных отношениях. М., 2006. С. 17?18.
Александров Н.Г. Указ. соч. С. 225.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
76
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
ет его сущности»43. Данное высказывание одинаково верно и в отношении
права на защиту. Главное в праве на защиту состоит в возможности позитивного поведения самого управомоченного лица. Сущностью, т.е. идеей
права на защиту, является то, что оно есть элемент свободы человека. Те
или иные действия управомоченного субъекта представляют собой ценность не сами по себе, а лишь постольку, поскольку они обеспечивают определенные интересы, удовлетворяют те или иные потребности.
В-четвертых, как элемент правового статуса лица. Если рассматривать понятие «защита права» как предмет правового регулирования, то
можно включить в него комплекс общественных отношений, характеризующих человека либо объединение людей. Определение места человека в
совокупности ценностей, гарантируемых государством, происходит через
реализацию правоотношений. Именно с помощью них человек вовлекается
в «правовое пространство». Для этого он наделяется правовым статусом.
Правовое положение (или правовой статус) ? это категория, определяющая положение лица в обществе и государстве. Правовой статус означает
состояние, положение кого-либо в обществе, которое характеризуется совокупностью прав, свобод и обязанностей.
Однако в науке существует точка зрения, согласно которой в правовой статус гражданина не включаются конкретные субъективные права,
так как у разных граждан эти права являются различными44. Как отмечал Н.Н. Алексеев: «Человек становится лицом только тогда, когда при
помощи юридической конструкции он превращается в особый» центр вменения», лежащий совершенно по ту сторону фактических отношений. Тогда только он вооружается юридической волей и становится в отношения
к юридической норме»45.
Есть основания полагать, что лицо, получившее право на защиту, обретает в этой связи особый правовой статус. Другими словами, носитель
права на защиту имеет специфическое социальное и правовое положение,
которое характеризуется, по крайней мере, двумя чертами. Во-первых,
право на защиту признается в России в качестве абсолютного и исключительного и при этом твердо фиксируемого, постоянного, незыблемого, охраняемого и гарантируемого государством. Защита прав и законных интересов, в том числе и права на защиту, является приоритетной задачей
государства. Во-вторых, право на защиту и положение управомоченного
лица в целом должно получить всестороннее (предпочтительно законодательное) юридическое регулирование. В настоящее время вопросы защиты
прав и законных интересов регулируются в России несколькими отраслями права. Например, в конституционном (положения о признании и гарантированности права на защиту), в гражданском (правила о порядке,
формах, способах защиты гражданских прав / законных интересов), гражданском процессуальном (нормы о процедуре (исковом или неисковом,
или ином порядке) защиты прав и законных интересов в суде) и т.д. Из
изложенного следует, что общественный институт «защиты права / законного интереса» с точки зрения юриспруденции подлежит всестороннему
анализу именно сквозь призму субъективного права ? права на защиту
права / законного интереса.
43
44
45
Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 58?59.
См.: Калмыков Ю.Х. Указ. соч. С. 9.
Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999. С. 180.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Кавелина
77
Представляется возможным рассматривать статус управомоченного
на защиту прав лица в качестве элемента его правоспособности. Более
того, право на защиту можно рассматривать в качестве элемента правоспособности субъекта гражданского права в том социальном и юридическом значении, которое вытекает из общих начал гражданского права
(ст. 1 ГК РФ)46.
Помимо внутренних элементов (содержания, сущности, структуры)
право на защиту прав характеризуется также наличием управомоченного
лица, объекта защиты и результата реализации данного права.
Управомоченным лицом является носитель возможностей, образующих содержание права на защиту. При этом субъективное право на защиту может быть реализовано непосредственно его носителем, субъективное право и интересы которого нарушены или нарушаются, находятся под
угрозой нарушения, либо его законным представителем в форме соблюдения, исполнения, использования. Обладатель нарушенного / нарушаемого
/ находящегося под угрозой нарушения субъективного права своим усмотрением, автономно от чьей-либо воли строит свое поведение, одним из возможных вариантов которого является осуществление правомерной деятельности, имеющей целью защитить субъективное право / законный
интерес, либо обращение к компетентным органам за защитой права / законного интереса.
Н.И. Матузов отмечает, что сущность субъективных прав в значительной мере определяется тем, на что они направлены, т.е. объектом47. В этом
смысле нельзя не согласиться с С.С. Алексеевым, который подчеркивал,
что субъективное право, его сущность следует раскрывать через формулу
«право на что»48.
Объектом защиты может быть попранное субъективное право, может
быть не опосредованный субъективным материальным правом охраняемый законом интерес.
Интерес не является правовой категорией, он не входит в содержание
субъективного права49. Интерес представляет собой объективно существующую социальную потребность50. Охраняемые законом интересы ? это
социальные потребности, взятые законом под свою охрану не путем предоставления их носителям субъективных материальных прав, а предоставлением им (или же другим лицам) права прибегнуть к судебной или
иным правовым формам защиты51.
Объектом субъективного права на защиту является в конечном итоге
определенное социальное благо, в отношении которого лицу предоставляется определенная правовая возможность. Субъективное право означает
лишь возможность пользоваться благом, в том числе фактическую, реализующуюся возможность. Ценность того или иного субъективного права оп46
47
48
49
50
51
См.: Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. М., 2007. С. 37.
См.: Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. С. 39.
См.: Алексеев С.С. Об объекте права и правоотношениях // Вопросы общей теории
советского права. М., 1960. С. 289.
См.: Толстой Ю.К. Понятие права собственности // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962. С. 193.
См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном
праве. Саратов, 1970. С. 19.
Там же. С. 38.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
78
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
ределяется в решающей степени тем, какое благо оно предоставляет субъекту, какие возможности открываются перед ним и т.п.52
Цели реализации субъективного права на защиту прав / законных
интересов состоят в пресечении, предотвращении, устранении нарушений
права / законного интереса, его признании, восстановлении и/или компенсации потерь, вызванных нарушением права / законного интереса.
Субъективное право на защиту является конституционным, гарантированным, абсолютным.
Согласно статье 2 Конституции РФ защита прав и свобод человека
является обязанностью государства. Реализация этой конституционной
нормы требует государственной гарантии, с одной стороны, и предоставления каждому возможности самому защищать свои права ? с другой,
что и отражено в ст. 45 Конституции РФ.
Конституционная обязанность государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина состоит в создании условий для их
реализации и механизма для их защиты. Обеспечение таких условий и защита прав и свобод человека и гражданина входят в функции всех органов
государственной власти и органов местного самоуправления. В частности,
ст. 18 Конституции РФ устанавливает, что права человека и гражданина
являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание
и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной
власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
В целях надлежащего выполнения данной обязанности государство
предусматривает соответствующие юридические средства и механизмы
защиты нарушенных прав и свобод (ст.ст. 33, 45-57, 59, 60, 82, ч. 1 п. «е»
ст. 114, п. 4 ст. 125 Конституции РФ и др.). Помимо права на судебную
защиту (ст. 46) Конституция РФ закрепляет право каждого защищать
свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом
(ст. 45), т.е. поощряет самостоятельное совершение каждым не запрещенных законом активных действий, направленных на защиту своих прав и
свобод.
Одним из способов защиты прав является направление жалоб и заявлений в государственные органы, органы местного самоуправления, общественные объединения, руководителям предприятий, учреждений, организаций. Конституция РФ предоставляет каждому право на объединение,
включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Обращение к общественным объединениям за помощью также
является одним из способов, нередко достаточно действенным, защиты
своих прав и свобод. Обязанность осуществлять защиту прав и свобод
граждан прописана в уставе каждого общественного объединения. В Российской Федерации возникли и официально действуют многочисленные
неправительственные организации, в уставах которых в качестве основополагающего компонента закреплена защита прав человека.
В последние годы для отстаивания прав, особенно социально-экономических, широко использовались митинги, шествия и пикетирование, а в
отдельных случаях ? и забастовки. Апелляция к трудовому коллективу,
участникам общественных акций, к общественному мнению привлекает
внимание государственных органов власти к имеющимся нарушениям
52
См.: Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. С. 39.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Кавелина
79
прав и свобод граждан, побуждает принимать меры по восстановлению
законности и справедливости.
Действенным способом защиты прав и свобод нередко оказывается
обращение в редакции газет, журналов, на радио, в другие средства массовой информации в порядке организации мер общественного воздействия
на соответствующие органы государственных структур.
В части 2 статьи 45 Конституции РФ подчеркивается, что использование права защищать свои права и свободы должно осуществляться способами, не запрещенными законами. Это требование согласуется с общим
конституционным положением о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц
(ч. 3 ст. 17). Право защищать свои права и свободы включает в себя как
приведенные выше, так и разрешенные законом физические способы. Это
право на самозащиту гражданских прав, допускаемую без обращения в
судебные органы. К числу её способов относятся необходимая оборона, а
также в случаях крайней необходимости использование возможных
средств самозащиты. В соответствии с ст. 14 ГК РФ способы самозащиты
должны быть соразмерны нарушению, не должны выходить за пределы
действий, необходимых для его пресечения. Это значит, что самозащита
возможна при наличии трех условий: нарушение права, необходимость
пресечь его и соразмерность принимаемых мер для пресечения характеру
правонарушения. Примером самозащиты является удержание вещи с целью обеспечения исполнения обязательства до момента его исполнения
должником.
Право защищать свои права международными средствами не ограничено полномочием на обращение в международные суды. Конституция РФ
предоставляет право каждому обращаться в любые международные органы по защите прав и свобод человека в соответствии с международными
договорами Российской Федерации (ст. 46).
Особую роль в защите прав и свобод от нарушения их органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также иными
(частными) лицами играют органы судебной власти. Конституцией РФ
предусмотрен и структурный орган, который занимается данной проблемой, ? Уполномоченный по правам человека. 28 февраля 1996 г. Россия
подписала и вскоре ратифицировала Европейскую конвенцию о защите
прав человека и основных свобод. Конвенция и протоколы к ней Совета
Европы стали частью российской правовой системы согласно ч. 4 ст. 15
Конституции РФ. Парламентская ассамблея Совета Европы в сотрудничестве с Федеральным Собранием Российской Федерации осуществляет
меры рекомендательного и контрольного характера, касающиеся совершенствования политических, правовых, социальных, административных и
иных отношений прежде всего в области охраны и защиты прав человека
в России.
Конституция РФ закрепляет принцип гарантированности права на
защиту. В науке под гарантиями понимаются объективные и субъективные факторы, условия, предпосылки, обеспечивающие или способствующие защите прав и свобод. Следует отметить, что наличие общих экономических, политических, идеологических, общественных, организационных
гарантий, безусловно, оказывает влияние на достижение целей защиты.
Однако в свете конституционного характера права на защиту особую зна-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
80
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
чимость приобретают гарантии специально-юридические, большая часть
которых отражена в Конституции РФ (ст.ст. 33, 45-57, 59, 60, 82, ч. 1 п. «е»
ст. 114, п. 4 ст. 125 и др.).
Гарантированность субъективного права на защиту является его неотъемлемым свойством и означает обеспеченность возможностью государственного принуждения. Она раскрывается в следующих аспектах.
Во-первых, если управомоченному субъекту, интересы которого пострадали, устанавливаются какие-либо препятствия к реализации его права на
защиту, то он может обратиться к компетентным органам с требованием
оказать содействие в реализации права на защиту. Во-вторых, и само
право на защиту подлежит защите. В случае произошедшего или происходящего нарушения (угрозы нарушения) управомоченное лицо вправе действовать в целях защиты этого права, в том числе вправе обратиться к
компетентным органам за защитой. В-третьих, некоторые способы защиты
субъективных прав могут быть реализованы только в форме правоприменения посредством обращения к компетентным государственным органам,
которые осуществляют функции по защите прав и законных интересов
граждан.
Конституция РФ закрепила право каждого защищать свои права и
свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45). Из этого
следует, что право на защиту не является безграничным. Оно может быть
реализовано в рамках установленных законом границ, т.е. определенного
рода пределов. Здесь следует отметить, что еще К. Штерн писал о том,
что установление конституционным правом границ (пределов) основных
прав неизбежно. Об этом свидетельствует давно существующее в немецкой доктрине учение об «имманентных пределах» основных прав53.
Итак, понятие права на защиту определяется отрицательно, т.е. установлением того, что управомоченное лицо не может делать. Отсюда следует
также, что нельзя утверждать, что существует единый набор способов защиты для всех видов субъективных прав. В науке сформулирована позиция, согласно которой каждое субъективное право индивидуально, эксклюзивно54, индивид сам наполняет это право теми или иными возможностями.
Позиция Конституционного Суда РФ по этому вопросу сводится к тому, что такие «имманентные пределы» основных прав следует рассматривать как конституционно-правовое регулирование (осуществляемое на основании п. «в» ч. 1 ст. 71 Конституции РФ как Конституцией РФ, так и
федеральными законами), отличающееся от ограничения прав55. Конституционно-правовое регулирование осуществляется в соответствии с принципом недопустимости нарушения прав и свобод одних лиц осуществлением прав и свобод других (ст. 17 Конституции РФ). Различного рода
примеры конституционно-правового регулирования, иного отраслевого
правового регулирования, в том числе устанавливающие обременения
53
54
55
См.: Государственное право Германии. М., 1994. Т. 2. С. 185.
См.: Калмыков Ю.Х. Имущественные права советских граждан. Саратов, 1979. С. 9.
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 14.06.2001. № 117-О // СПС «Гарант». Исследованию соотношения понятий «ограничение прав», «определение
пределов осуществления прав» и «закрепление гарантий против злоупотребления
правом» посвящены работы В.В. Лапаевой (см.: Лапаева В.В. Конституция РФ об
основаниях и пределах ограничения прав и свобод человека и гражданина // Законодательство и экономика. 2005. № 1. С. 56?59).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ю. Кавелина
81
прав, ограничениями прав не являются. Ч. 3 ст. 55 Конституции РФ следует толковать как ситуативно-целевое определение пределов реализации
прав и свобод в смысле ч. 3 ст. 17 Конституции РФ на основе принципа
формального равенства.
Что касается возможности ограничения права на защиту, то здесь
следует отметить, что отдельные ограничения прав и свобод в правовом
значении этого слова возможны лишь в порядке и по основаниям, предусмотренным ст. 56 Конституции РФ, и только в отношении тех прав и свобод, которые не вошли в перечень, закрепленный в ч. 3 ст. 56 Конституции РФ56. Право на защиту в широком смысле (охватывающем
совокупность всех не запрещенных законом спосо??ов защиты) не включено в число прав и свобод, не подлежащих ограничению в случае введения
чрезвычайного или военного положения. Абсолютным с конституционноправовых позиций, т.е. не подлежащим ограничению в таких ситуациях,
является лишь право на судебную защиту.
Вышеприведенный анализ свойств субъективного права на защиту
позволяет отметить следующее:
а) право на защиту конституционное, гарантированное, оно принадлежит каждому, неразрывно связано с личностью обладателя, является неотчуждаемым, личным неимущественным правом, которое имеет непосредственную ценность для его обладателя;
б) право на защиту регулируется Конституцией РФ и федеральными
законами. Абсолютным с конституционно-правовых позиций является
лишь право на судебную защиту;
в) право на защиту самостоятельно: состояние в относительном или
абсолютном правоотношении не влияет на наличие у управомоченного лица права на защиту, но оказывает воздействие на выбор применяемых
средств защиты.
56
См.: Лапаева В.В. Проблема ограничения прав и свобод человека и гражданина в
Конституции РФ (опыт доктринального исследования) // Журнал российского права. 2005. № 7. С. 43?49.
А.П. Морозов*
???????????? ??????????? ??????????? ????? ????????
? ?????????? ?? ??????? ? ?????? ??????????????????
С
овременный этап конституционного развития России характеризуется кардинальными изменениями, происходящими в жизни общества и государства. Одной из наиболее значимых проблем современности является обеспечение права на свободу и неприкосновенность
личности как естественного, неотъемлемого свойства человеческой природы каждого индивида. Доминирующее влияние на этот процесс оказала
Конституция РФ 1993 г., провозгласившая впервые в истории нашего го*
Доцент кафедры конституционного и международного права Саратовской государственной академии права, кандидат юридических наук.
А.П. Морозов
81
прав, ограничениями прав не являются. Ч. 3 ст. 55 Конституции РФ следует толковать как ситуативно-целевое определение пределов реализации
прав и свобод в смысле ч. 3 ст. 17 Конституции РФ на основе принципа
формального равенства.
Что касается возможности ограничения права на защиту, то здесь
следует отметить, что отдельные ограничения прав и свобод в правовом
значении этого слова возможны лишь в порядке и по основаниям, предусмотренным ст. 56 Конституции РФ, и только в отношении тех прав и свобод, которые не вошли в перечень, закрепленный в ч. 3 ст. 56 Конституции РФ56. Право на защиту в широком смысле (охватывающем
совокупность всех не запрещенных законом способов защиты) не включено в число прав и свобод, не подлежащих ограничению в случае введения
чрезвычайного или военного положения. Абсолютным с конституционноправовых позиций, т.е. не подлежащим ограничению в таких ситуациях,
является лишь право на судебную защиту.
Вышеприведенный анализ свойств субъективного права на защиту
позволяет отметить следующее:
а) право на защиту конституционное, гарантированное, оно принадлежит каждому, неразрывно связано с личностью обладателя, является неотчуждаемым, личным неимущественным правом, которое имеет непосредственную ценность для его обладателя;
б) право на защиту регулируется Конституцией РФ и федеральными
законами. Абсолютным с конституционно-правовых позиций является
лишь право на судебную защиту;
в) право на защиту самостоятельно: состояние в относительном или
абсолютном правоотношении не влияет на наличие у управомоченного лица права на защиту, но оказывает воздействие на выбор применяемых
средств защиты.
56
См.: Лапаева В.В. Проблема ограничения прав и свобод человека и гражданина в
Конституции РФ (опыт доктринального исследования) // Журнал российского права. 2005. № 7. С. 43?49.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Морозов*
???????????? ??????????? ??????????? ????? ????????
? ?????????? ?? ??????? ? ?????? ??????????????????
С
овременный этап конституционного развития России характеризуется кардинальными изменениями, происходящими в жизни общества и государства. Одной из наиболее значимых проблем современности является обеспечение права на свободу и неприкосновенность
личности как естественного, неотъемлемого свойства человеческой природы каждого индивида. Доминирующее влияние на этот процесс оказала
Конституция РФ 1993 г., провозгласившая впервые в истории нашего го*
Доцент кафедры конституционного и международного права Саратовской государственной академии права, кандидат юридических наук.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
82
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
сударства на законодательном уровне человека, его права и свободы высшей ценностью.
Права и свободы человека имеют универсальный, всеобъемлющий характер, не могут быть личной привилегией отдельных граждан. В ч. 3
ст. 17 Конституции РФ определено, что реализация прав и свобод человека и гражданина не должна нарушать права и свободы других лиц.
Отсутствие или ненадлежащее закрепление основных прав и свобод
человека и гражданина в Основном Законе ведет к тому, что личность постоянно подвергается ограничениям, превращается в придаток государства, а не в его равноправный субъект.
Особое место во всей системе прав и свобод человека и гражданина
занимает конституционное право на свободу и личную неприкосновенность. Данное право совместно с другими естественными правами человека составляет основу конституционного статуса личности, образует важнейший принцип осуществления любой государственной деятельности1.
Человек рождается свободным, т.е. изначально приобретает возможность поступать в соответствии со своими интересами, потребностями и
желаниями.
Гражданин, вступая в различные правоотношения с обществом и государством, должен знать, что его свободе ничто не угрожает, что он является полноправным членом гражданского общества и что это общество
должно гарантировать защиту его основных прав и свобод. Именно поэтому общество всегда стремилось предоставить индивиду возможность свободно распоряжаться собой, своим временем, своими способностями при
условии надлежащего закрепления в национальном законодательстве основных прав и свобод человека и гражданина.
В то же время наличие права на свободу и личную неприкосновенность не следует понимать как полное отсутствие ограничивающих воздействий на поведение человека. Личная неприкосновенность не может
быть абсолютной. Государство устанавливает формы, основания и меры
её ограничения.
На каждом определенном этапе своего исторического развития государство и власть по-разному воспринимали, а иногда и отвергали наличие права на неприкосновенность личности. Тем не менее изучение истории института становления и развития права личности является
важнейшим элементом для дальнейших изысканий и совершенствования
современных научных и практических подходов к правам человека.
Проблема прав человека постоянно была предметом пристального
внимания юридической науки. Чтобы составить правильное представление
о правах человека и гражданина, их месте в производстве и распределении, в управлении общественными и государственными делами, в развитии личных способностей, необходимо всецело исходить из характера и содержания отношений и связей, которые складываются между обществом,
государством, коллективом, с одной стороны, и их членами ? с другой.
Для уяснения природы и сущности конституционного права на свободу и личную неприкосновенность граждан целесообразно рассматривать
данное право в свете учения о свободе.
1
См.: Корнуков В.М., Куликов В.А., Манова Н.С. Принцип личной неприкосновенности и его реализация в российском досудебном производстве. Саратов, 2001. С. 3.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Морозов
83
Проблема свободы является одной из самых сложных и важных проблем, волновавших мыслителей на всем протяжении многовековой истории человечества. Она имеет столь же длительную историю, как и более
общая проблема человека, так как непосредственно связана с ней и представляет собой один из основных ее аспектов. Можно сказать, что это глобальная общечеловеческая потребность, своего рода загадка, которую из
века в век пытаются разгадать многие поколения людей2.
В каждую эпоху вопрос свободы ставился и решался по-разному, нередко неоднозначно и небесспорно, в зависимости от характера общественных отношений, уровня производительных сил, потребностей и исторических задач, встающих перед обществом, от интересов и целей того или
иного класса.
Шарль Луи Монтескье, один из столпов западной политической и правовой мысли, отмечал, что «свобода состоит совсем не в том, чтобы делать
то, что хочется. В государстве, т.е. в обществе, где есть законы, свобода может заключаться в том, чтобы иметь возможность делать то, чего должно
хотеть, и не быть принужденным делать то, чего не должно хотеть»3.
Ф. Шеллинг представлял свободу как непосредственное чувство, присущее каждому человеку4.
Марксистско-ленинская философия понимала под свободой осознанную необходимость. «Свобода, ? писал Г.В. Плеханов, ? есть лишь необходимость, перешедшая в сознание»5.
Свобода ? сложное социальное явление, имеющее множество форм
выражения. Каждая из ее граней обладает своими специфическими особенностями, но всем им присуще то общее, что характеризует их как единое целое.
Ю.С. Гамбаров, рассматривая классификацию свободы, представлял
отрицательную и положительную свободу6. Известный французский правовед М. Ориу выделял политическую, гражданскую и социальную свободу. По его мнению, проблема политической свободы совпадает с проблемой децентрализации суверенитета. «Политическая свобода ? это
свободный гражданин в свободной нации благодаря децентрализации и
распределению суверенитета?»7 Гражданская свобода и свобода политическая отличаются друг от друга тем, что нет никакой связи между первой и децентрализацией суверенитета: гражданская свобода, даже вполне
значительная, совместима с сильно централизованным административным
режимом, промышленность и торговля могут процветать, население может посвящать себя мирной семейной жизни и беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Под властью тирана гражданская свобода может быть достаточна для благоденствия народа хотя бы некоторое время,
до тех пор, пока административный режим не слишком разовьется и не
2
3
4
5
6
7
См.: Шлайфер Н.Е. Свобода личности и исторический детерминизм. Критика философской концепции американского протестантизма. М., 1983. С. 3.
Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 288.
См.: Шеллинг Ф. Философские исследования о сущности человеческой свободы.
СПб., 1908. С. 7.
Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. М., 1965. С. 288.
См.: Гамбаров Ю.С. Свобода и ее гарантии. Популярные социально-юридические
очерки. СПб., 1910. С. 8.
Ориу М. Принцип общественного права. Париж, 1916. С. 607.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
84
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
начнет угрожать самой гражданской жизни. Наоборот, политическая свобода немыслима без децентрализации и без деления суверенитета, она
направлена как раз против той опасной централизации власти, которую
несет с собой административный режим.
Социальная свобода означает власть, господство человека над обстоятельствами и отношениями, действующими в обществе, установление над
ними контроля8. Гегель пишет о том, что «свобода есть не что иное, как
утверждение самого себя»9.
О какой свободе может идти речь, если человек не волен действовать
в соответствии со своими желаниями. Совершенно очевидно, что если человек действует (или бездействует) не по своей воле, то он не может считаться хозяином своих поступков и не может нести ответственность за их
последствия. Следовательно, беспрепятственность действий, возможность
поступать в соответствии со своими желаниями является необходимым условием свободы.
Свободу в сфере индивидуального сознания и личностного поведения
каждого человека в социальном коллективе обычно принято именовать
индивидуальной, личной свободой или свободой личности. Она, как и всякая иная социальная свобода, есть продукт общественно-исторической необходимости.
Механизм обеспечения свободы личности представляет собой различные социальные нормы поведения ? моральные, юридические, организационные и др. Свобода не абсолютна, она ограничена социальными пределами, а эти ограничения непосредственно для отдельного человека
выступают как правила поведения, принятые и одобренные обществом10.
Быть свободным ? это не только иметь возможность проявлять свою
личную активность, действовать сознательно, но также поступать в соответствии со своей волей. Сознание и воля индивида, проявляемые в его
активной деятельности, ? два важнейших компонента, из которых слагается свобода личности11.
Свобода, являясь одной из великих ценностей жизни человека и охватывая различные стороны его жизни, имеет много аспектов, поэтому и понятие свободы многозначно. В самом общем смысле свободой называется
возможность поступать согласно своей воле, своим целям, а не по внешнему принуждению или ограничению12.
Свобода ? необходимое условие полного и всестороннего расцвета
личности, при этом различные стороны и аспекты свободы выступают как
разные формы выражения и средства совершенствования многогранных
качеств, свойств и потребностей индивидуума.
Западные философы несколько веков назад выдвинули понятие свободы как свободы интеллекта и свободомыслия. Невзирая на ограниченность такого понятия, оно соответствовало назревшим потребностям общественного развития того времени. Позже проблема свободы ставилась
западными философами шире и истолковывалась как свобода гражданских прав личности.
В свою очередь, личная свобода заключается в сознательном выборе
человеком желаемой и отвечающей его интересам цели, в определении пу8
9
10
См.: Ориу М. Указ. соч. С. 607?608.
Гегель Г.В.Ф. Логика. Соч.: В 2 т. М., 1930. Т. 1. С. 51.
См.: Косолапов Р., Марков В. Свобода и ответственность. М., 1969. С. 9.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Морозов
85
тей и средств ее осуществления, в интенсивности и характере той деятельности, которая направлена на реализацию избранной цели. Свобода личности предполагает избирательную активность индивида, его личное участие в различных областях общественной жизни. При этом под
деятельностью, служащей проявлением личной свободы человека, следует
понимать различные формы участия индивида во всех областях социальной жизни, начиная от производственной и кончая сложнейшими сферами
духовной деятельности. Вне активной деятельности людей свобода личности так же невозможна, как и свобода их социального объединения13.
Необходимым условием свободы личности является ее неприкосновенность, возможность беспрепятственно пользоваться социальными благами,
которые предоставляет человеку тот или иной социальный строй, не бояться физического либо психического насилия, посягательства на жизнь,
здоровье, право свободного выбора форм поведения с учетом их соответствия установленному в обществе правопорядку и общественной нравственности14.
Проявление признака прав человека можно отыскать еще на начальном этапе организации человеческого общества, ибо субъективные права
в большей или меньшей степени были характерны для всех типов права.
Из проведенного исторического анализа можно утверждать, что право на
неприкосновенность личности зародилось в Древней Греции. Зарождение
идеи правового регулирования неприкосновенности личности предопределялось, прежде всего, стремлением наиболее влиятельных людей, «верхушки» государства усилить охрану своей личности, а также граждан,
проживающих на территории государства.
Уже социально-политическая мысль древности (Платон, Аристотель и
другие выдающиеся мыслители античного мира) уделяла значительное
внимание характеристике взаимоотношений государства и личности.
Категория неприкосновенности как некая гарантия человека восходит
к периоду правления царя Солона (594?560 гг. до н. э.). Первой и самой
крупной реформой Солона была сисахфия «стряхивание бремени». Она
освобождала массу должников, которыми была наводнена Аттика, кроме
того, впредь запрещалась личная кабала, продажа несостоятельных
должников в рабство за долги15.
Но это, конечно, еще не было «право человека», ибо сам человек пока
не отделился от своей «социальной личины», всецело определяемой его общественным положением, местом на социальной лестнице общественного
устройства. Вместе с тем уже это обстоятельство позволяет рассматривать права личности в качестве её атрибутивных свойств, присущих любой ступени государственно организованного развития человеческого общества16.
11
12
13
14
15
16
См.: Янагидо Кэндзюро. Философия свободы. М., 1958. С. 96?97.
См.: Тугаринов В.П. О ценностях жизни и культуры. Л., 1960. С. 65.
См.: Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М.,
1972. С. 60?61.
См.: Проблемы свободы и прав человека в современной идеологической борьбе. М.,
1986. С. 197?198.
См.: История государства и права зарубежных стран: Учебник: В 2 ч. / Под ред.
Н.А. Крашенинниковой, О.А. Жидкова. М., 1998. Ч. 1. С. 108-109.
См.: Эбзеев Б.С. Советское государство и права человека. Саратов, 1986. С. 11?12.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
86
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Дальнейшее развитие этого права можно отнести к периоду правления Перикла (сер. V в. до н. э.). Полноправные афинские граждане, т.е.
такие, у которых отец и мать были афинянами, по достижении 18 лет зачислялись в списки членов дема (граждан).
Гражданское полноправие включало совокупность определенных прав
и обязанностей. Наиболее существенным было право гражданина на свободу и личную неприкосновенность от какого-либо другого человека.
В период Средневековья свобода была крайне ограничена, поскольку
феодальное общество ? общество всеобщей зависимости. Однако уже в
этот период в Англии возникают попытки ограничить права монархии, соединить ее с сословным представительством, определить для монарха правила, которым он должен следовать.
Право неприкосновенности личности ? это одно из древнейших прав.
Право обвиняемого быть отпущенным на свободу при условии поручительства описывается уже в трактате Гландвилла о законах и обычаях Англии
(XII в.). Зачатки этого права зафиксированы в Великой хартии вольностей
(лат. Magna Charta Libertatum, англ. The Great Charter) 1215 г.
Большое внимание заслуживает положение ст. 39 Хартии, которое
гласит: «Ни один свободный человек не будет задержан или заключён в
тюрьму, или лишён имущества, или объявлен стоящим вне закона, или
изгнан, или каким-либо иным способом обездолен, иначе как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны»17.
Содержание ст. 39 Хартии было впоследствии развито в Петиции о
праве 1628 г. и в Хабеас Корпус Акте 1679 г.
Большее развитие право на неприкосновенность личности получило в
период Нового времени. Феодальные отношения постепенно исчезают, на
смену им приходят капиталистические. Создаются условия для бурного
развития производительных сил, качественно важных изменений в государстве и праве. Утвердилось юридическое равенство всех граждан в сфере частноправовых отношений.
Особое место отводилось правам человека, которые были присущи
ему как «естественные и неотъемлемые». Государство не дарует их, соответственно ограничивая или расширяя, ? его назначение их защищать.
Неприкосновенность как правовая категория первоначально была
связана исключительно с представителями власти и их окружением, являлась своеобразным атрибутом этой власти18.
В качестве конституционного право на неприкосновенность личности
нашло своё юридическое воплощение в эпоху буржуазных революций.
Идеологи Французской буржуазной революции «вывели» вопросы судебной деятельности на уровень конституционных вопросов, чтобы обеспечить
свободу личности.
Последующее развитие идеалов свободы и прав человека, воплотившихся в великих исторических документах, произошло в США. Истоки
этого процесса были заложены в философии Просвещения, учениях древнегреческих философов, естественно-правовой доктрине, таких актах, как
Великая хартия вольностей, Петиция о праве, Билль о правах, Хабеас
17
18
См.: Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы /
Под ред. В.М. Корецкого. М., 1961. С. 136.
См.: Кутафин О.Е. Неприкосновенность в конституционном праве Российской Федерации. М., 2004. С. 19.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Морозов
87
Корпус Акт. Результатом этого процесса явилось принятие Декларации
прав Виргинии от 12 июня 1776 г. Идеи этой Декларации были развиты в
Декларации независимости от 4 июля 1776 г. «Мы, ? говорится в этом документе, ? считаем очевидным следующие истины: все люди сотворены
равными, и все они одарены своим создателем некоторыми неотчуждаемыми правами. К числу этих прав принадлежат жизнь, свобода и стремление к счастью»19.
По мнению А.З. Манфреда, Великая французская революция «была
революцией европейского, мирового масштаба» и стояла «неизмеримо выше американской революции XVIII века»20.
Получившая воплощение в Декларации прав человека и гражданина
1789 г. естественно-правовая доктрина в той части, которая касалась прав
человека, базировалась еще на одном постулате ? индивидуализме. Эти
права в политико-юридическом идеале, нарисованном мыслителями прошлого, служили не формой или способом социализации человека, а гарантией от вмешательства государства, средством обеспечения индивидуальной автономии личности от вторжения государства и его агентов. Таким
образом, права человека противопоставлялись правам государства.
Декларация прав человека и гражданина ? документ, ярко и полно
отражавший прогрессивные тенденции и революционные условия своего
времени. Она провозглашала, что люди рождаются и остаются свободными и равными в правах.
Непосредственно право на свободу и личную неприкосновенность регулируется ст.ст. 4, 5 Декларации. Статья 4 провозглашает: «Свобода состоит в возможности делать все, что не вредит другому». Таким образом,
осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование этими же правами. Границы эти могут быть определены только законом. Продолжая данную мысль, ст. 5 устанавливает: «Закон вправе
запрещать лишь деяния, вредные для общества. Все, что не запрещено
законом, то дозволено, и никто не может быть принужден делать то, что
не предписано законом». Нет смысла перечислять все положения, закреплённые Декларацией прав человека и гражданина 1789 г.
Обобщая зарубежный исторический опыт, можно отметить, что «идея
неприкосновенности личности возникла на почве борьбы гуманистов и
просветителей с феодальным судом, его инквизиционным судебным процессом, пытками, тайным допросом свидетелей, формальными доказательствами, произволом, лишением обвиняемого каких-либо гарантий неприкосновенности и основных процессуальных прав»21.
Как справедливо утверждал Л.Д. Воеводин, родиной возникновения
идеи прав личности и их поведения выступают не отдельные страны, а все
те государства, где уже в XVII?XVIII вв. в недрах феодального общества
вызревал капитализм, требующий для своего развития свободы собственности, свободы предпринимательства, личной свободы производителей22.
19
20
21
22
См.: Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты: Учебное
пособие / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. С. 25?28.
Манфред А.З. Великая французская революция. М., 1983. С. 407.
Вальтер Ф.М. Избранные произведения по уголовному праву и процессу. М., 1956.
С. 92.
См.: Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М.,
1972. С. 36.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
88
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Под заметным влиянием передовой европейской политико-правовой
мысли и революционных преобразований в XVIII в. естественно-правовые
идеи о равенстве всех людей, о неотчуждаемых правах и свободах человека постепенно получили распространение и в царской России.
К изменению общественного и политического устройства России на
основе утверждения прав человека стремились декабристы. В первой половине ХIХ в. благодаря тому, что дворянство получило свободу, появляется свободомыслие. Лучшие умы России стали объединяться в тайные
союзы и вырабатывать проекты государственно-правового устройства.
Первые документы, в которых упоминаются права и свободы, стали
своего рода прорывом в закреплении правового статуса личности. В частности, Устав Союза благоденствия закреплял следующее: «Союз старается также укрощать и искоренять властолюбие и презрение прав человеческих и убедить всякого в истине, что общее благо народа требует
непременно частного и что каждый человек, какого бы он сословия ни
был, в праве оным пользоваться»23.
Кроме того, П. Пестелем и Н. Муравьёвым были разработаны первые
конституционные проекты государственных преобразований в России.
П. Пестель создал большой труд социально-политического и правового характера, содержащий основные положения будущей Конституции России, ? «Русская правда или заповедная государственная грамота великого народа Российского»24. В данном документе он утверждал, что
правительство существует только для народа и народного блага. Необходимо такое государство, которое было бы основано на точных и справедливых законах, в нём не представлялось бы ничего личного самовластию,
и оно гарантировало бы российскому народу, что он «есть и никогда не
может быть чьей-либо собственностью и принадлежностью».
В качестве первого и основного права человека П. Пестель рассматривал право на личную свободу. Именно при наделении человека данным
правом он может почувствовать себя личностью, полноправным членом
общества. Закрепление права на личную свободу помогло бы человеку
реализовать свои способности, проявлять себя индивидуально, охранять
это право как лично, так и требовать правомерного поведения от других
лиц и государственных органов.
Конституционные проекты декабристов подробно определяли права
человека. При отмене крепостного права решался не только вопрос о личных свободах крестьянина. В неразрывной связи с ним ставился вопрос о
его праве на землю.
Движение декабристов побудило принять следующие законодательные акты: Закон от 1827 г. «О существенном ограничении права помещиков отдавать в заклад обрабатываемые крестьянами земли», Закон от
1841 г. «О запрещении продажи крестьян в розницу», Закон от 1843 г.
«О запрете безземельным дворянам приобретать крестьян» и др.25
В целом русская юридическая мысль, направленная на развитие и
охрану прав человека, находилась на уровне общих прогрессивных устремлений современников. Либеральные идеи начали проникать в политико-правовую мысль лишь во второй половине XIX ? начале XX вв.
23
24
25
Избранные произведения декабристов. М.; Л., 1952. Т. 2. С. 245.
См.: Пестель П.И. Русская правда // Избранные произведения декабристов. М.,
1953. С. 73-162.
Свод законов Российской империи: В 5 т. СПб., 1912. Т. 1. Ч. 2. С. 55?90.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Морозов
89
В конце ХIХ в. происходит расцвет государственно-правовой мысли
России. Большинство видных ученых и политических деятелей заинтересовались проблемой прав и свобод человека. Она исследовалась в работах
Б.А. Кистяковского, П.И. Новгородцева, Н.М. Коркунова, Б.Н. Чичерина,
М.М. Ковалевского, В.М. Гессена и др.
Хотя в России и не было столь прочных буржуазно-демократических
традиций, как в ряде других западных стран, конституционные идеи наделения человека основными правами и свободами были достаточно сильно развиты в отдельных кругах прогрессивной русской интеллигенции.
Русские ученые М.М. Ковалевский, П.И. Новгородцев, В.В. Ивановский связывали идею прав и свобод личности с идеей верховенства права
и правового государства. Только в правовом государстве институт прав и
свобод человека может функционировать наиболее эффективно. В частности, М.М. Ковалевский выделял основные особенности правового государства. Во-первых, «начало равенства» не только в гражданской, но и политической жизни общества; во-вторых, «самоуправление общества», т.е.
появление выборных органов; в-третьих, возможность обжалования действий правительственных органов в судебном порядке при условии независимости суда от администрации26.
Б.А. Кистяковский видел две основные идеи: идею правового государства и идею правовой личности. Он отмечал, что в правовом государстве
личность наделена всеми правами и свободно ими пользуется. Культурный человек и государство ? это два понятия, взаимно дополняющие друг
друга. Поэтому культурный человек даже не мыслится без государства27.
Утверждая идею правового государства в России, большинство русских ученых считали, что основной принцип правового государства состоит в том, что власть в нём ограничена. Ограниченность власти создается
путём признания за личностью неотъемлемых, ненарушаемых и неприкосновенных прав. Однако необходимо признать, что их идеи не доходили до
сознания народных масс и интеллигенции, а замыкались в узком кругу
профессионалов.
Об этом писал Б.А. Кистяковский: «Наше общественное сознание никогда не выдвигало идеала правовой личности. Обе стороны этого идеала ? личность, дисциплинированная правом и устойчивым правопорядком, и личность, наделенная всеми правами и свободно пользующаяся
ими, чужды сознанию нашей интеллигенции»28.
Государство должно не только предоставить своим гражданам весь
объем прав и свобод, но и взять на себя обязанность по защите этих прав.
Права и свободы отдельной личности всегда рассматривались в неразрывной связи с государственной властью. Государство должно быть наделено такими функциями, при которых вместо того, чтобы быть тормозом,
оно, наоборот, является стражем и охранителем прав личности.
Идея наделения граждан основными правами и свободами не нашла
широкого распространения в царской России. Подтверждением этому яв26
27
28
См.: Ковалевский М.М. Государственное право европейских держав. М., 1883.
С. 3?7.
См.: Кистяковский Б.А. Государство и личность // Власть и право: из истории русской правовой мысли. Л., 1990. С. 146.
Кистяковский Б.А. В защиту права // Вестник Московского университета. Серия 7.
Философия. 1990. № 3. С. 53.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
90
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
ляются слова видного ученого-правоведа Н.М. Коркунова: «?в наших законах о правах гражданской свободы вообще ничего не говорится»29.
Русская юридическая мысль, направленная на развитие идеи о правах человека, находилась на уровне общих прогрессивных устремлений
современников. Одной из попыток предоставить населению минимум прав
и свобод явилось издание Манифеста от 17 октября 1905 г., вскоре названного «Манифестом свобод». В частности, глава вторая отмеченного
документа закрепляла права и обязанности российских подданных, среди
которых гарантировалось и право на неприкосновенность личности.
Видный философ своего времени Н. Бердяев писал, что в России рецепция идей демократии была оторвана от идеи прав человека и гражданина. «Идея демократии в той прямолинейной и упрощенной форме, которая была у нас принята, породила целый ряд нравственных последствий.
Отвлеченно-демократическая общественная идеология сняла ответственность с личности, с духа человеческого, а потому и лишила личность автономии и неотъемлемых прав»30.
Известный русский юрист В.В. Ивановский при рассмотрении проблемы прав человека выделял две основные группы прав личности. Это
политические права, те, которые выражаются в определяемой конституциями возможности граждан участвовать в организации государственной
власти. Вторая группа ? это общегражданские права, т.е. такие, которые
состоят в юридически санкционированной возможности граждан проявлять себя вовне, обнаруживать свою деятельность в деле обеспечения своего благосостояния, свободно пользоваться в этом отношении своими физическими и духовными силами31. К числу таких прав В.В. Ивановский
относит право неприкосновенности личности, жилища, собственности, право на свободное передвижение, на свободу мысли и вероисповедания.
Свобода личности выражается прежде всего в её неприкосновенности.
Неприкосновенность может быть нарушена лишением личности проявлять
вовне свою деятельность. Лишение такой возможности интенсивнее всего
выражается в случае насильственного задержания лица. Само право неприкосновенности личности в его политическом значении могло возникнуть лишь вследствие тех ограничений, какими граждане стали подвергаться со стороны государства.
Право неприкосновенности личности, как и другие общегражданские
публичные права, может быть надлежащим образом установлено только
при наличности определенных гарантий их ненарушимости. Действительные гарантии прав, в свою очередь, могут существовать лишь в тех государствах, в которых контроль за деятельностью администрации находится
в руках народных органов и в которых суды функционируют вполне самостоятельно32.
Права и свободы граждан не только должны были существовать, их необходимо закреплять. Основным из источников закрепления прав и свобод
могла стать конституция. Но в России не существовало конституции в том
виде, в каком она была в США, Франции и в других западных странах.
29
30
31
32
Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1914. С. 456?457.
Бердяев Н. Судьба России. М., 1990. С. 212.
См.: Ивановский В.В. Государственное право. Казань, 1913. С. 249?252.
Там же. С. 477.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.П. Морозов
91
Необходимо отметить, что конституция ? это не только правовой, но и
творческий акт, в котором помимо основных положений должны быть отражены как исторические принципы развития, так и исторические акты государства. Конституция не может строиться по известным шаблонам, она является отображением национального принципа развития государства.
Сложность и противоречивость развития прав личности данного периода заключались в параллельном развитии двух процессов. Один состоял в продолжающемся переходе от феодального к капиталистическому
уровню развития с его истолкованием прав человека. Другой отразил противоречие нового общества, политические силы и теоретические доктрины
которого независимо от занимаемых ими позиций определили как противоречие между трудом и капиталом.
Тем не менее историческое развитие права на неприкосновенность
личности оказало и продолжает оказывать неоценимую помощь в развитии современных подходов к проблемам не только прав и свобод, но и всего института правового статуса личности.
В.С. Украинцева*
??????????????? ????? ??????? ?????????? ?????????
?? ?????????????? ??????????? ??????:
???????? ??????????
С
итуация с признанием права на альтернативную гражданскую
службу в России является, пожалуй, наиболее уникальной и противоречивой. Российское общество неоднозначно относится к введению
этой службы. Несмотря на значительное падение престижа военной службы, армия продолжает играть важнейшую роль в жизни общества и пользуется авторитетом, так как традиционно считается, что истинный патриотизм может проявляться только на военной службе и носитель его ?
воин с оружием в руках.
По своему определению и предназначению альтернативная гражданская служба не связана с военной службой, принятием военной присяги,
ношением и применением оружия или непосредственным участием в производстве и обслуживании оружия, боеприпасов и боевой техники. Содержанием данной службы является общественно полезная деятельность,
осуществление которой возлагается на гражданина в мирное время.
Альтернативная гражданская служба имеет целью предоставление гражданину возможности исполнения своего конституционного долга перед Отечеством и обществом. Она не является формой умаления его достоинства и
не носит характера наказания, унижения чести и достоинства личности.
Впервые Конституцией РСФСР 1978 г.1 было декларировано, что «каждый гражданин Российской Федерации, убеждениям которого противо*
Старший преподаватель кафедры конституционного права Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, кандидат юридических
наук.
1
Ведомости ВС РСФСР. 1978. № 15. Ст. 407.
В.С. Украинцева
91
Необходимо отметить, что конституция ? это не только правовой, но и
творческий акт, в котором помимо основных положений должны быть отражены как исторические принципы развития, так и исторические акты государства. Конституция не может строиться по известным шаблонам, она является отображением национального принципа развития государства.
Сложность и противоречивость развития прав личности данного периода заключались в параллельном развитии двух процессов. Один состоял в продолжающемся переходе от феодального к капиталистическому
уровню развития с его истолкованием прав человека. Другой отразил противоречие нового общества, политические силы и теоретические доктрины
которого независимо от занимаемых ими позиций определили как противоречие между трудом и капиталом.
Тем не менее историческое развитие права на неприкосновенность
личности оказало и продолжает оказывать неоценимую помощь в развитии современных подходов к проблемам не только прав и свобод, но и всего института правового статуса личности.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Украинцева*
??????????????? ????? ??????? ?????????? ?????????
?? ?????????????? ??????????? ??????:
???????? ??????????
С
итуация с признанием права на альтернативную гражданскую
службу в России является, пожалуй, наиболее уникальной и противоречивой. Российское общество неоднозначно относится к введению
этой службы. Несмотря на значительное падение престижа военной службы, армия продолжает играть важнейшую роль в жизни общества и пользуется авторитетом, так как традиционно считается, что истинный патриотизм может проявляться только на военной службе и носитель его ?
воин с оружием в руках.
По своему определению и предназначению альтернативная гражданская служба не связана с военной службой, принятием военной присяги,
ношением и применением оружия или непосредственным участием в производстве и обслуживании оружия, боеприпасов и боевой техники. Содержанием данной службы является общественно полезная деятельность,
осуществление которой возлагается на гражданина в мирное время.
Альтернативная гражданская служба имеет целью предоставление гражданину возможности исполнения своего конституционного долга перед Отечеством и обществом. Она не является формой умаления его достоинства и
не носит характера наказания, унижения чести и достоинства личности.
Впервые Конституцией РСФСР 1978 г.1 было декларировано, что «каждый гражданин Российской Федерации, убеждениям которого противо*
Старший преподаватель кафедры конституционного права Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, кандидат юридических
наук.
1
Ведомости ВС РСФСР. 1978. № 15. Ст. 407.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
92
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
речит несение военной службы, имеет право на ее замену выполнением
альтернативных гражданских обязанностей в порядке, установленном законом» (ст. 45). Позднее в новой Конституции демократической России
(1993 г.) появилась статья, гарантирующая гражданам право на прохождение альтернативной гражданской службы: «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных
Федеральным законом случаях, имеет право на замену ее альтернативной
гражданской службой» (ч. 3 ст. 59). Такая же формулировка содержится
в ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»2.
Таким образом, необходимо было скорейшее принятие Федерального
закона, регламентирующего основные положения реализации гражданами Российской Федерации конституционного права на замену военной
службы по призыву альтернативной гражданской службой.
Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» был
принят Государственной Думой 28 июня 2002 г. и одобрен Советом Федерации 10 июля 2002 г.3
С 2002 г., после вступления в силу Федерального закона от 25 июля
2002 г. № 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе», количество
лиц, выбравших её, с каждым годом значительно уменьшается. Так, до
2002 г. желающих пройти альтернативную службу было около 2 000 человек. В 2004 г. альтернативную гражданскую службу выбрало 400 человек,
в 2005 г. ? всего 257, в 2006 г. из 319 поданных заявлений удовлетворено
275. В 2007 г. такое желание изъявил только 101 человек4. На наш взгляд,
это связано с дискриминационным характером закона, направленным на
то, чтобы сделать альтернативную гражданскую службу максимально непривлекательной для призывников.
Многие статьи и отдельные положения Закона вызывают серьёзные
возражения с точки зрения их конституционной и правовой обоснованности, юридической точности и полноты.
Согласно п. 1 ст. 3 Закона на альтернативную гражданскую службу
направляются граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет. Это
определенная категория граждан:
? которые не пребывают в запасе;
? которые имеют право на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой;
? которые лично подали заявление в военный комиссариат о желании заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской
службой;
? в отношении которых призывной комиссией принято соответствующее решение.
На альтернативную гражданскую службу не направляются граждане, которые в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» (п. 2 ст. 3 Закона):
? имеют основания для освобождения от призыва на военную службу;
? не подлежат призыву на военную службу;
2
3
4
СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465 (с изм. на 2006 г.).
СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3030 (с изм. на 2006 г.).
См.: Шавлохова М. Альтернативный гражданский срок // Газета. 2006. 13 дек.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Украинцева
93
? имеют основания для предоставления отсрочки от призыва на военную службу.
Одним из условий направления граждан на альтернативную гражданскую службу является достижение ими определённого возраста, а
именно восемнадцати лет. В связи с достижением вышеуказанного возраста государство имеет право требовать от гражданина совершения действий, направленных на исполнение воинской обязанности в форме прохождения военной службы по призыву, а гражданин имеет право на её
замену альтернативной гражданской службой.
Основанием для направления граждан на альтернативную гражданскую службу может быть только решение призывной комиссии о замене
военной службы альтернативной гражданской в отношении конкретного
гражданина, достигшего совершеннолетия. Это решение правомочно только при наличии волеизъявления гражданина, зафиксированного в его
письменном заявлении в военный комиссариат с просьбой заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой.
Согласно Федеральному закону «Об альтернативной гражданской
службе» «граждане вправе подать заявление о замене военной службы по
призыву альтернативной гражданской службой в военный комиссариат,
где они состоят на воинском учёте, в следующие сроки:
? до 1 апреля ? граждане, которые должны быть призваны на военную службу в октябре-декабре текущего года;
? до 1 октября ? граждане, которые должны быть призваны на военную службу в апреле-июне следующего года?»
Таким образом, гражданин должен подать заявление еще в несовершеннолетнем возрасте ? в 17 лет, за шесть месяцев до наступления времени призыва. Обусловленная обязанность противоречит Конституции РФ,
так как ограничивает осуществление права выбора юношей вида службы.
При этом юноша, юридически являющийся недееспособным, должен
обосновать свою позицию сначала в заявлении, а затем на призывной комиссии, которую он должен пройти также до достижения совершеннолетия. Согласно ст. 60 Конституции РФ гражданин может самостоятельно
осуществлять свои права и обязанности в полном объеме с 18 лет. Этот
регламентированный порядок затрудняет свободу и реализацию убеждений тем юношам, кто определяется в своем выборе позднее, чем за шесть
месяцев до призыва. Эмансипация в правах возможна, но эмансипация в
обязанностях ? недопустима.
Статья 11 Закона устанавливает пресекательные сроки, в течение которых гражданин имеет возможность подать заявление о замене военной
службы альтернативной гражданской. Желание проходить альтернативную гражданскую службу вместо военной основано на убеждении или вероисповедании, а убеждения, противоречащие военной службе, могут меняться с течением времени. Они могут возникнуть у гражданина в любое
время, в том числе и после начала соответствующего призыва, а также и
во время прохождения военной службы по призыву. Поэтому, если убеждения являются достаточным основанием для замены военной службы
альтернативной гражданской и могут возникнуть в любое время, то подача заявления о предоставлении альтернативной службы не должна быть
поставлена в зависимость от указанных в законе сроков. Гражданам, проходящим военную службу по призыву, при возникновении у них пацифи-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
94
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
стских убеждений необходимо предоставить возможность подать заявление о замене данной службы альтернативной гражданской, а срок нахождения на военной службе также засчитывать в общий срок прохождения
альтернативной гражданской службы.
После рассмотрения заявления на заседании призывной комиссии и
вынесения указанной комиссией заключения о замене гражданину военной службы по призыву альтернативной гражданской службой закон предусматривает прохождение призывником медицинского освидетельствования, после которого он обязан повторно явиться на заседание призывной
комиссии уже для принятия решения о направлении его на альтернативную гражданскую службу, затем ? в военный комиссариат для получения
предписания с указанием места прохождения альтернативной гражданской службы.
Таким образом, механизм принятия решения о направлении граждан
на альтернативную гражданскую службу не лишен противоречий. Законом предусмотрена двухэтапная процедура принятия данного решения.
По итогам рассмотрения заявления выносится заключение о замене военной службы по призыву на альтернативную гражданскую. И только после положительного заключения призывной комиссии молодой человек
проходит медицинское освидетельствование. На практике складывается
такая ситуация, когда призывники, по состоянию здоровья не годные или
ограниченно годные к военной службе, соответственно ? к альтернативной
гражданской, проходят сложную процедуру обоснования своего права на
альтернативную гражданскую службу лишь только для того, чтобы впоследствии на медицинском освидетельствовании быть признанными не
годными или ограниченно годными к службе. Несомненно, что медицинское освидетельствование должно предшествовать процедуре рассмотрения заявлений о предоставлении альтернативной гражданской службы.
Таким образом, искусственное усложнение процедуры и разделение
её на два этапа является абсолютно неоправданным, тем более что заключение и решение о направлении призывника на альтернативную гражданскую службу принимает один и тот же орган ? призывная комиссия.
Более того, данная процедура делает невозможной судебную защиту
прав призывника. В ст. 15 Закона говорится о том, что решение призывной комиссии об отказе в замене военной службы по призыву альтернативной гражданской может быть обжаловано гражданином в судебном
порядке, но, как следует из ст. 13 Закона, указанное решение выносится
на основании заключения призывной комиссии, а возможность обжалования заключения законом не предусмотрена. Согласно п. 7 ст. 12 Закона
«гражданин, в отношении которого призывной комиссией принято решение об отказе в замене военной службы по призыву альтернативной гражданской, подлежит призыву на военную службу в соответствии с Федеральным законом ?О воинской обязанности и военной службе?».
Целесообразно процедуру признания права на замену военной альтернативной гражданской службой выстроить по следующей схеме:
? медицинское освидетельствование;
? решение призывной комиссии по существу заявления призывника.
Решение о направлении граждан на альтернативную гражданскую
службу, однако, исполняется не призывной комиссией, а военным комиссариатом. Альтернативная гражданская служба по определению являет-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Украинцева
95
ся гражданской. Военные комиссариаты, главная задача которых ? призыв граждан на военную службу, не должны совмещать функции по призыву на военную службу с функциями по направлению на гражданскую.
Обоснованным видится предоставление всех полномочий по решению вопросов, связанных с направлением граждан на альтернативную гражданскую службу, призывным комиссиям, которые являются гражданскими
структурами и не подведомственны военным комиссариатам. Участие военного комиссариата в процедуре направления граждан на альтернативную гражданскую службу должно ограничиваться участием военного комиссара в заседаниях призывной комиссии, выполнением им функций
заместителя председателя призывной комиссии.
Закон однозначно лишает права на альтернативную гражданскую
службу граждан, прошедших обучение на военной кафедре и зачисленных
в запас с присвоением воинского звания офицера. Подобный подход законодателя кажется вполне логичным: гражданин по собственной воле заключил контракт об обучении по программе подготовки офицеров запаса
на военной кафедре при образовательном учреждении и о прохождении
военной службы по призыву после получения воинского звания офицера.
В подобной ситуации говорить о наличии убеждения, не позволяющего
гражданину проходить военную службу, неуместно. Поэтому п. 2 ст. 3 Закона можно было дополнить еще одной категорией граждан, которые не
направляются на альтернативную гражданскую службу, ? это граждане,
прошедшие обучение на военной кафедре и зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера5.
В отличие от военной службы, когда обязанности военнослужащими
исполняются только в составе военных формирований, альтернативную
гражданскую службу граждане могут проходить как в составе формирований, так и индивидуально, а также ? в составе отдельных групп. Потому альтернативной гражданской службе не свойственен такой характерный признак военной службы, как коллективный быт, что объясняется
различием в целях их учреждения и предназначения. Это соответственно
определяет и юридические различия правоотношений, т.е. при альтернативной гражданской службе ? трудовые отношения, при военной ? военнослужебные отношения6.
Граждане проходят альтернативную гражданскую службу в определенных организациях:
? подведомственных федеральным органам исполнительной власти;
? подведомственных органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации;
? организациях Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск,
воинских формирований и органов в качестве гражданского персонала.
На наш взгляд, недопустимо прохождение гражданами альтернативной гражданской службы в качестве гражданского персонала на военизированных объектах. Так, крайне некорректно направлять граждан, имеющих стойкие пацифистские убеждения, для прохождения альтернативной
5
6
См.: Белов В.К. Служить бы рад? альтернативно лучше. О Федеральном законе от
25 июля 2002 г. «Об альтернативной гражданской службе» // Право в Вооружённых Силах. 2002. № 10. С. 12.
См.: Комментарий к Федеральному закону «Об альтернативной гражданской
службе» / Под ред. Н.А. Петухова. М., 2003. С. 27.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
96
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
гражданской службы в учреждения, которые имеют прямое или непосредственное отношение к Вооружённым Силам, другим войскам и воинским
формированиям. Такой подход к альтернативной службе фактически лишает её предусмотренного Конституцией РФ гражданского содержания и
не учитывает общественных потребностей в решении государственных задач, связанных с недостатком неквалифицированных низкооплачиваемых
кадров в системе здравоохранения, социальных службах, других хозяйственных отраслях.
Прохождение альтернативной гражданской службы в качестве гражданского персонала в военных организациях должно осуществляться только по желанию гражданина.
В Законе установлено, что прохождение альтернативной гражданской
службы в организациях, подведомственных органам местного самоуправления, «определяется федеральным законом», который, однако, до настоящего времени не принят. На наш взгляд, данное положение не должно
регламентироваться отдельным федеральным законом. Но именно в организациях, подведомственных органам местного самоуправления, имеются
проблемы подбора кадров для выполнения непрестижных, тяжелых, вредных, опасных работ.
Как отмечают специалисты, необходимость распространения сферы
альтернативной гражданской службы на уровень муниципальных образований обусловлена прежде всего соображениями экономической целесообразности. По информации о наличии вакантных рабочих мест, которые
могут быть использованы для прохождения альтернативной гражданской
службы, именно в учреждениях социальной сферы (муниципальные медицинские учреждения, учреждения образования, социальной защиты населения) и жилищно-коммунального хозяйства, подведомственных органам
местного самоуправления, наблюдается наибольшая потребность в трудовых ресурсах, дефицит которых в настоящее время является одной из основных причин сложившейся кризисной ситуации в этих отраслях.
Организация альтернативной гражданской службы на местном уровне позволила бы обеспечить существенную экономию средств, поскольку
служба в муниципальных образованиях в районе постоянного проживания гражданина не предполагает затрат на жилищное и бытовое обеспечение граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу, а также дополнительных расходов на обеспечение безопасности, что неизбежно
в случае прохождения службы вне территории постоянного проживания7.
Существенным недостатком Закона об альтернативной гражданской
службе является преимущественно экстерриториальный принцип распределения альтернативнослужащих, т.е. за пределами территории субъектов
Российской Федерации, в которых они постоянно проживают. Но согласно
п. 2 ст. 4 Закона допускается исключение «при невозможности направления граждан для прохождения альтернативной гражданской службы за
пределы территорий субъектов Российской Федерации, в которых они постоянно проживают, граждане в соответствии с решением специально
уполномоченного федерального органа исполнительной власти могут быть
направлены для прохождения альтернативной гражданской службы в организации, находящиеся на территориях субъектов Российской Федерации, в которых они постоянно проживают».
7
См.: Рынки труда для альтернативной гражданской службы. М., 2003. С. 60.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Украинцева
97
Официальные власти «под невозможностью» понимают следующее:
семейные обстоятельства, отсутствие жилья на предприятиях. Однако сам
факт направления граждан для прохождения альтернативной гражданской службы в организации, находящиеся на территориях субъектов Российской Федерации, в которых они постоянно проживают, вызывает недовольство Министерства обороны Российской Федерации, считающего
экстерриториальность средством уменьшения количества желающих проходить альтернативную гражданскую службу.
Во-первых, в названной норме говорится о территории субъекта Российской Федерации, в котором постоянно проживает гражданин, а вовсе
не о месте его жительства. Из этого следует, что направление гражданина для прохождения альтернативной гражданской службы в пределах
территории субъекта Российской Федерации, в котором он постоянно проживает, в одном случае может сопровождаться изменением места его жительства, в другом ? нет. В равной степени это относится и к случаям направления граждан для прохождения альтернативной гражданской
службы за пределы территории субъекта Российской Федерации, в котором они постоянно проживают.
Во-вторых, направление граждан на альтернативную гражданскую
службу вне места их жительства не может являться самоцелью, а должно
осуществляться только в случаях явно выраженной государственной или
общественной в этом потребности, соизмеренной с материальными затратами на обеспечение прохождения альтернативной гражданской службы
гражданами вне места их жительства.
В-третьих, указанная норма в силу ее неконкретности (в частности,
понятие «при невозможности») может создать реальную угрозу для возникновения и развития коррупции в органах, принимающих решение о
месте прохождения альтернативной гражданской службы8.
По действующей норме необходимо направлять граждан на альтернативную гражданскую службу в иные регионы, несмотря на наличие отвечающих установленным для этой службы требованиям вакантных рабочих мест в районе их проживания. Следствием этого правила становится
необходимость обеспечения альтернативнослужащих бесплатным общежитием, финансированием их проезда к месту прохождения службы и обратно (за счёт средств федерального бюджета), а также покрытием транспортных расходов при использовании ежегодного оплачиваемого отпуска
(за счёт средств работодателя). Это превращает альтернативную гражданскую службу в затратное, экономически бессмысленное предприятие.
Заинтересованность организаций в её использовании пропадает. Большинство организаций и предприятий, где предусматривается прохождение альтернативной гражданской службы, не имеют возможности организовать размещение и бытовое обслуживание граждан, направленных для
прохождения альтернативной гражданской службы.
Кроме того, при экстерриториальности неизбежно возникновение конфликтов, порождаемых помещением граждан молодого возраста в чуждую для них социальную среду, нарушением семейных и личностных связей, трудностями адаптации к новым условиям. Наконец, принцип
8
См.: Гаврюшенко П.И., Климаков Л.Л., Прудников А.С. Все об альтернативной
гражданской службе: Научно-практ. справочник // СПС «КонсультантПлюс».
2005.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
98
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
преимущественной экстерриториальности представляется неприемлемым
и в силу коррупциогенности законоположения, допускающего произвольные изъятия из общего правила. Решение о возможности оставления гражданина в субъекте Российской Федерации, в котором он проживает, будет приниматься в каждом конкретном случае должностным лицом исходя
из субъективных соображений, что чревато злоупотреблениями.
Однако сторонники экстерриториального принципа считают его справедливым, так как при его применении соблюдается принцип равенства
тягот военной и альтернативной ей гражданской службы.
Отмена данного принципа насущно необходима, поскольку экономически выгодно оставление альтернативнослужащего в месте его постоянного проживания, где он не утрачивает свои социальные связи за всё время прохождения альтернативной гражданской службы, не изолируется от
привычной среды, в которой ему будет легче адаптироваться после окончания службы.
В проектах федеральных законов «О внесении изменений и дополнений
в Федеральный закон ?Об альтернативной гражданской службе?», находящихся на рассмотрении в Государственной Думе РФ, предлагаются разные
варианты решения этой проблемы. Так, в одних законопроектах устанавливается прохождение альтернативной гражданской службы по месту жительства граждан, направляемых на эту службу, и лишь при отсутствии
вакантных должностей по месту жительства граждане могут быть направлены в другие организации внутри субъекта Российской Федерации либо
за его пределы. В других ? альтернативная гражданская служба может
проходить как по месту жительства, так и за его пределами9.
Важным правовым моментом в альтернативной гражданской службе
является то, что в основу взаимоотношений работодателя и работникаальтернативнослужащего положены нормы Трудового кодекса РФ.
Первая особенность в регулировании труда альтернативнослужащего заключается в моменте начала работы. Поскольку гражданин направляется для прохождения альтернативной гражданской службы в организации, определяемые по правилам ст. 4 Закона, и началом несения этой
службы является день убытия гражданина к месту ее несения, указанный в предписании военного комиссариата, говорить о приеме на работу
в строгом смысле этого слова не приходится. Вместе с тем работодатель,
к которому гражданин прибыл из военного комиссариата для прохождения альтернативной гражданской службы, обязан заключить с ним срочный трудовой договор на период прохождения службы в этой организации, а также в трехдневный срок уведомить об этом военный
комиссариат и федеральный орган исполнительной власти или орган исполнительной власти субъекта РФ, которому подведомственна организация (п. 2 ст. 16 Закона).
На этом этапе выделяется и другая важная особенность: на работодателя, который принимает на работу альтернативнослужащего, возлагается множество контрольных функций, не свойственных классическим трудовым отношениям.
9
См.: Зозуля В.В. Правовое обеспечение прохождения альтернативной гражданской
службы в государственных природных заповедниках // Закон и армия. 2005. № 4.
С. 9.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Украинцева
99
Гражданин, прибывший в организацию для прохождения альтернативной гражданской службы, обязан представить работодателю как документы, связанные с прохождением службы (например, предписание военкомата), так и документы, которые представляют все граждане при
приеме на работу: трудовую книжку, кроме случаев, когда трудовой договор заключается впервые; страховое свидетельство государственного пенсионного страхования (при наличии); документы об образовании, квалификации или владении специальными знаниями (при наличии).
Что касается трудовой функции альтернативнослужащего, то он по
большей части будет вынужден соглашаться на ту работу, на которую его
направят. В п. 5 ст. 4 Закона, однако, говорится о том, что при определении вида работы, профессии, должности, на которых может быть занят
гражданин, направляемый на альтернативную гражданскую службу, и
места ее прохождения учитываются образование, специальность, квалификация, опыт предыдущей работы, состояние здоровья, семейное положение гражданина, а также потребность организаций в трудовых ресурсах, однако считать это положение полноценной гарантией, к сожалению,
невозможно.
Статья 21 Закона запрещает гражданам, проходящим альтернативную гражданскую службу «совмещать альтернативную гражданскую
службу с работой в иных организациях», а также «заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, а также
оказывать содействие физическим и юридическим лицам в их предпринимательской деятельности, получать за это вознаграждение и пользоваться
социальными гарантиями».
Учитывая, что прохождение альтернативной гражданской службы
предполагается, как правило, на низкооплачиваемых работах, наличие
указанных запретов представляется необоснованным: важно, чтобы гражданин, проходящий альтернативную гражданскую службу, на месте прохождения этой службы добросовестно выполнял свои должностные обязанности, а вовсе не то, чтобы он был всячески ограничен в возможностях
получения дополнительного дохода из других источников.
Принимая во внимание тот факт, что альтернативнослужащему запрещено совмещать альтернативную службу с другой оплачиваемой работой, низкая заработная плата может служить причиной отказа молодого человека от предлагаемого рабочего места. К сожалению, ни
Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе», ни Положение о порядке прохождения альтернативной гражданской службы не
содержат норм, гарантирующих альтернативнослужащему какую-либо
денежную компенсацию в случае низкой заработной платы.
Срок трудового договора, заключаемого с альтернативнослужащим,
определяется по правилам абз. 10 ст. 59 ТК РФ (выполнение заведомо определенной работы в случаях, когда ее выполнение не может быть определено конкретной датой). Причем срочный трудовой договор заключается в императивном порядке: гражданин, проходящий альтернативную
гражданскую службу, не имеет права отказаться от заключения срочного
трудового договора (ст. 21 Закона).
С тем чтобы обеспечить действительное прохождение альтернативной
гражданской службы, Закон устанавливает перечень случаев, когда те
или иные периоды не засчитываются в срок прохождения альтернативной
гражданской службы.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
100
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
К таковым относятся:
? прогулы (отсутствие на рабочем месте без уважительных причин
более четырех часов подряд в течение рабочего дня);
? время нахождения в дополнительных отпусках, предоставляемых
работодателем гражданам, обучающимся в образовательных учреждениях;
? время отбывания уголовного или административного наказания в
виде ареста;
? появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или
иного токсического опьянения.
Таким образом, при заключении срочного трудового договора невозможно определить конкретную дату окончания прохождения альтернативной гражданской службы.
В связи с особенностями прохождения альтернативной службы право
на перевод по собственной инициативе существенно ограничено, точно так
же, как и гарантии при переводе, установленные Трудовым кодексом РФ,
практически не применяются.
Так, в соответствии с п. 4 ст. 16 Закона по решению федеральных органов исполнительной власти или органов исполнительной власти субъектов РФ в пределах их компетенции граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу в организациях, подведомственных этим
органам, могут привлекаться к ликвидации последствий стихийных бедствий, катастроф и иных чрезвычайных ситуаций на территории России. По
сути, это временный перевод по производственной необходимости, при котором гарантии по ограничению его продолжительности, порядку оплаты
труда не определены, а предусмотренные Трудовым кодексом РФ ? не
применяются.
Постоянный перевод гражданина, проходящего альтернативную гражданскую службу, из одной организации в другую осуществляется по основаниям и в порядке, которые определяются п. 44 Положения о порядке
прохождения альтернативной гражданской службы. Основаниями для такого перевода являются следующие:
? ликвидация организации;
? сокращение штатной численности организации;
? производственная необходимость;
? наличие подтвержденных медицинским заключением противопоказаний для выполнения работы, предусмотренной трудовым договором, и
невозможность перевода на другую работу в этой организации;
? наличие подтвержденных медицинским заключением противопоказаний для проживания в местности, где проходит альтернативная гражданская служба;
? иные случаи (по решению Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации).
Решение о таком переводе принимается Федеральной службой по труду и занятости по представлению федерального органа исполнительной
власти или органа исполнительной власти субъекта РФ, которому подведомственна организация.
По общему правилу работодатель обязан соблюдать установленные
ограничения по продолжительности рабочего времени граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу и работающих у него.
В Законе закреплено, что «продолжительность рабочего времени граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу, а также прави-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Украинцева
101
ла охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством и иными
нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права» (п. 1 ст. 20).
Однако в соответствии с п. 1 ст. 20 Закона, п. 43 Положения федеральный орган исполнительной власти либо руководитель органа исполнительной власти субъекта РФ, в подведомственной организации которого
гражданин проходит альтернативную гражданскую службу, может определить специальные мероприятия, при участии в которых альтернативнослужащий может быть вынужден исполнять свои трудовые обязанности
без ограничения общей продолжительности рабочего времени. Условием
такой работы является «необходимость», которая, видимо, также определяется исполнительными органами власти. Реализация права на отдых
при такой работе происходит по следующей схеме:
? время исполнения гражданином трудовых обязанностей учитывается работодателем в сутках;
? за каждые трое суток участия в указанных мероприятиях гражданину предоставляется двое суток отдыха;
? отдых предоставляется гражданину, как правило, по окончании
этих мероприятий.
Гражданин, проходящий альтернативную гражданскую службу, имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск общей продолжительности.
Продолжительность отпуска увеличивается на количество календарных
дней, необходимых для проезда к месту использования отпуска и обратно.
Альтернативнослужащие имеют право на бесплатный проезд железнодорожным, воздушным, водным и автомобильным (за исключением такси)
транспортом к месту жительства при использовании ежегодного оплачиваемого отпуска и обратно (п. 8 ст. 19 Закона).
Гражданин, проходящий альтернативную гражданскую службу, не
вправе прекратить (расторгнуть) срочный трудовой договор по своей инициативе (ст. 21 Закона).
Гражданин подлежит увольнению с альтернативной гражданской
службы по следующим причинам:
? по истечении срока альтернативной гражданской службы;
? в связи с признанием его военно-врачебной комиссией не годным к
военной службе или ограниченно годным к военной службе;
? в связи с осуществлением им полномочий члена Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации, а также в связи с избранием его депутатом Государственной Думы Российской Федерации, депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, высшим должностным лицом
субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), депутатом представительного органа местного самоуправления, главой муниципального образования и осуществлением указанных полномочий на
постоянной основе;
? в связи со вступлением в законную силу приговора суда о назначении гражданину наказания в виде лишения свободы.
В любом случае решение об увольнении гражданина с альтернативной гражданской службы принимается должностными лицами, опреде-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
102
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
ляемыми руководителем федерального органа исполнительной власти или
руководителем органа исполнительной власти субъекта РФ, которому
подведомственна организация, где гражданин проходит альтернативную
гражданскую службу. И именно это решение является основанием для
расторжения работодателем срочного трудового договора с альтернативнослужащим. Работодатель должен произвести соответствующую запись
в трудовой книжке увольняемого и выдать ему в день увольнения (последний день работы) трудовую книжку.
Граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу, не
вправе участвовать в забастовках и иных формах приостановления деятельности организаций (ст. 21 Закона). Однако граждане, проходящие
альтернативную гражданскую службу, имеют право на объединение и на
вступление в профессиональные союзы для защиты своих трудовых прав,
свобод и законных интересов.
Закон гарантирует, что время прохождения гражданином альтернативной гражданской службы засчитывается в общий и непрерывный трудовой стаж и в стаж работы по специальности (п. 2 ст. 19). Это означает,
что оно войдёт и в страховой стаж для назначения трудовой пенсии в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О
трудовых пенсиях в Российской Федерации»10.
Время прохождения гражданином альтернативной гражданской
службы на должностях и по профессиям, которые связаны с выполнением
тяжелых работ и работ с вредными и (или) опасными условиями труда,
засчитывается в стаж, дающий право на социальные гарантии и компенсации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Пунктом 4 статьи 19 Закона предусмотрена своеобразная гарантия
трудоустройства после увольнения с альтернативной гражданской службы: за гражданином, работавшим до направления на альтернативную
гражданскую службу в государственной или муниципальной организации, в течение трех месяцев после его увольнения с данной службы сохраняется право поступления на работу в ту же организацию и на ту же
должность, а при ее отсутствии ? на другую равноценную работу (должность) в той же или с согласия работника другой организации.
Нужно отметить, что положительным моментом является то, что гражданам, проходящим альтернативную гражданскую службу, гарантируется сохранение права на обучение во внерабочее время в образовательных учреждениях по заочной или очно-заочной (вечерней) форме обучения
(п. 6 ст. 19 Закона). Например, в 2005 г. четверо граждан, проходящих
альтернативную гражданскую службу, закончили высшие учебные заведения, многие из тех, кто не окончил среднюю общеобразовательную школу, продолжают образование в вечерней школе11.
При этом альтернативнослужащим должны предоставляться те социальные гарантии и компенсации, которые предусмотрены Трудовым кодексом РФ для работников, совмещающих работу с обучением. Однако альтернативнослужащим не может быть установлена (установлено)
10
11
СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4920 (с изм. на 2007 г.).
См.: Скородумов В.М. АГС в России: итоги и проблемы // За демократическую
альтернативную гражданскую службу: Вестник коалиции общественных организаций. 2006. № 2/3. С. 11.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Украинцева
103
сокращенная рабочая неделя (сокращенное рабочее время), как это предусмотрено, например, ч. 4 ст. 173 Трудового кодекса РФ. Так, в соответствии
с указанной нормой работникам, обучающимся по заочной и очно-заочной
(вечерней) форме обучения в имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях высшего профессионального образования, на
период десяти учебных месяцев перед началом выполнения дипломного
проекта (работы) или сдачи государственных экзаменов устанавливается
по их желанию рабочая неделя, сокращенная на 7 часов12.
До внесения изменений в Федеральный закон «Об альтернативной
гражданской службе» срок альтернативной гражданской службы в 1,75
раза превышал срок военной службы по призыву и составлял 42 месяца;
для граждан из числа окончивших государственные, муниципальные или
имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные
учреждения высшего профессионального образования ? 21 месяц, что является самым продолжительным сроком в Европе и СНГ. Столь длительный срок, по нашему мнению, фактически являлся наказанием за убеждения. По Резолюции Европейского парламента от 13 октября 1989 г.
гражданская служба не может быть продолжительнее военной более чем
в полтора раза.
Срок альтернативной гражданской службы для граждан, проходящих
данную службу в организациях Вооруженных Сил Российской Федерации,
других войск, воинских формирований и органов, в 1,5 раза превышал установленный Федеральным законом «О воинской обязанности и военной
службе» срок военной службы по призыву и составлял 36 месяцев, а для
граждан, из числа окончивших государственные, муниципальные или
имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования, ? 18 (ч. 2 ст. 5).
Согласно Федеральному закону от 6 июля 2006 г. № 104-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации
в связи с сокращением срока военной службы по призыву»13 с 2007 г. альтернативная гражданская служба для граждан, не имеющих высшего образования и проходящих службу в гражданских организациях, составляла
31,5 месяца и 27 месяцев ? для граждан, проходящих службу в организациях военного подчинения. С 2008 г., когда срок военной службы по призыву будет уменьшен до одного года, альтернативная гражданская служба в гражданских организациях независимо от образования
альтернативнослужащего будет длиться 21 месяц; а в военных организациях ? 18.
Таким образом, срок альтернативной гражданской службы, помимо
уровня образования, зависит от того, проходит ли её гражданин в организациях Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских
формирований и органов либо нет. Такой подход к дифференциации сроков альтернативной службы вносит неясность: или альтернативная гражданская служба в организациях Вооружённых Сил Российской Федера12
13
См.: Гвоздицких А. «Альтернативщик» ? прежде всего труженик // За демократическую АГС и военную реформу. 2006. № 15/16. С. 27.
СЗ РФ. 2006. № 29. Ст. 3122.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
104
ции, других войск, воинских формирований и органов по определению признаётся более тяжёлой или более почётной, за что её срок и сокращается.
Однако альтернативная гражданская служба в любом случае носит
гражданский характер и предполагает одинаковую сложность вне зависимости от места её прохождения. В частности, работа санитаром в гражданском медицинском учреждении по своему характеру практически не
отличается от аналогичной работы в военном госпитале. Сокращение сроков альтернативной гражданской службы в зависимости от места её прохождения является необоснованным и нарушает конституционный принцип равенства граждан, избравших альтернативную гражданскую
службу.
Альтернативная гражданская служба, если, конечно, не превращать
ее в наказание для альтернативнослужащих, может и должна стать, как
это демонстрирует опыт Германии, одним из важнейших направлений социальной работы в стране. Будучи одним из способов привлечения человеческих ресурсов в социальную сферу, она призвана выполнять двойную
функцию: с одной стороны ? это помощь тем, кто не может обслуживать
себя сам (больные, дети, инвалиды, пожилые), и с другой ? это моральная
поддержка самих альтернативнослужащих.
К сожалению, пока еще сложно говорить о том, что данные функции
обеспечиваются современным российским законодательством.
М.В. Морозова*
??????????? ???????? ? ????????? ??????????
???????????????? ????? ????????
?? ????????????? ?????????? ?????
В
опросы обеспечения и защиты прав и свобод человека в последнее время привлекают к себе особое внимание, вызывают самый
пристальный интерес правоведов, историков, философов, общественных и
государственных деятелей, социально активных масс населения России.
Безусловно, это объясняется высокой степенью важности глубокого и комплексного изучения аспектов, связанных с построением в Российской Федерации правового государства, где личность, её права и свободы являются высшей ценностью государства, а их защита ? приоритетным
направлением государственной политики1.
По нашему мнению, защита прав и свобод ? это не только конституционно-правовая, но и международно-правовая обязанность Российского
государства. Для России такой подход особенно важен.
*
Старший преподаватель кафедры трудового, земельного и экологического права Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, кандидат юридических наук.
1
См.: Абдрашитов В.М. Презумпция невиновности: генезис и перспективы развития
в законодательстве и практике Российской Федерации (вопросы общей теории права): Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. С. 3.
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
104
ции, других войск, воинских формирований и органов по определению признаётся более тяжёлой или более почётной, за что её срок и сокращается.
Однако альтернативная гражданская служба в любом случае носит
гражданский характер и предполагает одинаковую сложность вне зависимости от места её прохождения. В частности, работа санитаром в гражданском медицинском учреждении по своему характеру практически не
отличается от аналогичной работы в военном госпитале. Сокращение сроков альтернативной гражданской службы в зависимости от места её прохождения является необоснованным и нарушает конституционный принцип равенства граждан, избравших альтернативную гражданскую
службу.
Альтернативная гражданская служба, если, конечно, не превращать
ее в наказание для альтернативнослужащих, может и должна стать, как
это демонстрирует опыт Германии, одним из важнейших направлений социальной работы в стране. Будучи одним из способов привлечения человеческих ресурсов в социальную сферу, она призвана выполнять двойную
функцию: с одной стороны ? это помощь тем, кто не может обслуживать
себя сам (больные, дети, инвалиды, пожилые), и с другой ? это моральная
поддержка самих альтернативнослужащих.
К сожалению, пока еще сложно говорить о том, что данные функции
обеспечиваются современным российским законодательством.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.В. Морозова*
??????????? ???????? ? ????????? ??????????
???????????????? ????? ????????
?? ????????????? ?????????? ?????
В
опросы обеспечения и защиты прав и свобод человека в последнее время привлекают к себе особое внимание, вызывают самый
пристальный интерес правоведов, историков, философов, общественных и
государственных деятелей, социально активных масс населения России.
Безусловно, это объясняется высокой степенью важности глубокого и комплексного изучения аспектов, связанных с построением в Российской Федерации правового государства, где личность, её права и свободы являются высшей ценностью государства, а их защита ? приоритетным
направлением государственной политики1.
По нашему мнению, защита прав и свобод ? это не только конституционно-правовая, но и международно-правовая обязанность Российского
государства. Для России такой подход особенно важен.
*
Старший преподаватель кафедры трудового, земельного и экологического права Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, кандидат юридических наук.
1
См.: Абдрашитов В.М. Презумпция невиновности: генезис и перспективы развития
в законодательстве и практике Российской Федерации (вопросы общей теории права): Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. С. 3.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.В. Морозова
105
В системе условий и средств охраны, обеспечения и защиты конституционных прав и свобод граждан важное место принадлежит юридическим
гарантиям. Юридические гарантии не следует рассматривать в отрыве,
тем более в противопоставлении с другими видами гарантий. Роль и значение указанных гарантий можно правильно понять и оценить, анализируя их в единстве с другими гарантиями как часть единого целого.
Так, Н.В. Витрук под юридическими гарантиями понимает «закрепленные в законодательстве средства, которые непосредственно обеспечивают правомерную реализацию и охрану (защиту) прав, обязанностей и
законных интересов личности»2.
В.М. Чхиквадзе рассматривает юридические гарантии как развернутую систему институтов и норм материального и процессуального права3.
По мнению И.А. Алжеева, юридические гарантии ? это закрепленные
в Конституции РФ и других нормативных актах способы и средства претворения указанных прав в жизнь, а также защита их от нарушений, от
кого бы эти нарушения ни исходили4.
Юридические гарантии ? это юридический эквивалент общих правовых предпосылок, подлежащих закреплению в действующей законодательно-нормативной базе. Только после этого гарантии приобретают законную
силу для конкретной их реализации.
Анализируя научные работы, следует констатировать: в основу дефиниции «юридические гарантии» учеными положены различные правовые
явления. Так, по мнению одних авторов, это совокупность правовых норм
(А.П. Иванов, В.В. Речицкий)5, по мнению других, в понятие «юридические гарантии» включается деятельность соответствующих органов (А.В.
Мицкевич)6. Также выделялось и более широкое понятие гарантий ? в качестве базисных и надстроечных7.
Как нам представляется, под юридическими гарантиями понимаются
закрепленные государством в особой правовой форме (законы, указы, т.п.)
необходимые способы обеспечения и удовлетворения социально необходимых благ и интересов личности.
В отличие от иных видов гарантий юридические гарантии на благоприятную окружающую среду более всего подвержены государственному
регулированию. Государство через законотворческую функцию может оказывать на данные гарантии при необходимости обоснованное воздействие.
Анализируя институт юридических гарантий конституционного права
на благоприятную окружающую среду, целесообразно применять принцип отраслевой дифференциации и выделять конституционные (общие),
2
3
4
5
6
7
Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом
обществе. М., 1979. С. 199-200.
См.: Чхиквадзе В.М. Социальный гуманизм и права человека. М., 1978. С. 264-267.
См.: Алжеев И.А. Защита конституционных прав граждан РФ: Автореф. дис. ?
канд. юрид. наук. М., 1993. С. 15.
См.: Иванов А.П. Гарантии конституционных прав и обязанностей советских граждан // Ученые записки СЮИ: В 2 ч. Саратов, 1968. Ч. 1. С. 112; Речицкий В.В.
Конституционные гарантии права граждан СССР на участие в управлении государственными и общественными делами: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Харьков, 1993. С. 9-10.
См.: Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в общенародном социальном государстве // Советское государство и право. 1963. № 8. С. 28.
См.: Конституционные права и обязанности граждан СССР. Киев, 1985. С. 117.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
106
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
уголовно-правовые, административные, гражданско-правовые и иные гарантии. Более того, это явилось предметом научных исследований8.
В качестве основополагающих гарантий выступают государственноправовые, или, как принято называть, конституционные гарантии прав и
свобод человека и гражданина в РФ.
Конституционные гарантии являются одним из ведущих средств
практического осуществления норм Основного Закона, эффективным способом обеспечения гармоничного развития конституционных отношений.
Будучи по своей правовой форме гарантиями высшей юридической силы,
они занимают главенствующее положение в иерархии отраслевых гарантий.
Выступая в качестве связующего звена между общими и юридическими гарантиями, содержащимися в отраслевом законодательстве, конституционные гарантии представляют собой юридическую основу всей действующей системы гарантий.
По мнению Б.С. Эбзеева, конституционные гарантии ? это средства и
способы охраны и защиты Конституции от всяких посягательств на неё,
от кого бы такие посягательства ни исходили9.
Именно Конституция РФ закладывает фундаментальные основы правового регулирования общественных отношений с участием личности, образует ту базу, которая определяет конституционно-правовой статус человека,
предопределяет
содержание
отраслевого
регулирования,
закладывает основы защиты прав и свобод, условий их эффективности,
влияющих факторов10.
Как нам представляется, из конституционных положений, закрепляющих данную группу гарантий конституционного права на благоприятную
окружающую среду, необходимо выделить общие и специальные. Общие
гарантии распространяют свое правовое воздействие на широкую группу
конституционных прав и свобод. К ним можно отнести как нормы, регулирующие особенности становления и развития Российского государства в
целом (ст.ст. 2, 3, 7, 9 Конституции РФ), так и нормы, обеспечивающие
защиту прав и свобод (ст.ст. 45, 46, ч. 1 ст. 48, ст. 53 Конституции РФ).
В свою очередь, к специальным (конкретным) гарантиям конституционного права на благоприятную окружающую среду можно отнести все
те, которые позволяют определить смысл, содержание и механизм непосредственного обеспечения рассматриваемого права. В частности, это положения, закрепленные в ст. 42 Конституции РФ (право на достоверную
информацию о состоянии окружающей среды, право на возмещение ущерба, причиненного здоровью человека или его имуществу экологическим
правонарушением) и в ст. 58 Основного Закона России, регулирующие
обязанности по охране природы и окружающей среды.
Перечень конституционных гарантий права на благоприятную окружающую среду достаточно велик, так как в должной мере рассчитан на
обеспечение жизненных интересов личности.
8
9
10
См.: Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж,
1984. С. 51.
См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд. М.,
1997. С. 97?98.
См.: Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской
Федерации. М., 2005. С. 197.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.В. Морозова
107
Конституционное право человека на благоприятную окружающую
среду относится к правам, которые закреплены в качестве права-декларации. В этой связи можно рассмотреть нормы отраслевого законодательства, которые более детально и последовательно раскроют место и роль
конституционных гарантий названного права.
Законодатель в рамках ст. 42 Конституции РФ предусмотрел три самостоятельных правомочия, каждое из которых можно по праву считать
конституционным правом человека. Все правомочия находятся между собой в устойчивой непосредственной взаимосвязи, т.е. структурируют содержание анализируемого права.
Важнейшим фактором выступает конституционное право человека на
достоверную информацию о состоянии окружающей среды. При этом указанное право является и действенной гарантией права на благоприятную
окружающую среду. Обусловлено это тем, что право человека получать,
использовать, перерабатывать, хранить информацию ? жизненно важная
необходимость его существования в обществе. Тенденция к возрастанию
роли информации в жизни общества соответственно обеспечивает уровень
развития государства, который зависит от возможности эффективного освоения информации и использования ее на благо человека.
В свою очередь, отсутствие информации или её плохое качество ведет
к тому, что человек, в том числе и должностное лицо, основываясь на такой информации, может принять неправильное решение11. В данном случае речь идет о достоверности информации. Под ней понимается такая
информация, которая отражает реальное состояние окружающей среды12.
В российском законодательстве имеется обширный массив нормативных актов, гарантирующих информирование граждан о состоянии окружающей среды.
Так, в статье 11 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ
«Об охране окружающей среды»13 закреплено право граждан на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Кроме того, в
ст.ст. 5 и 6 данного Закона прописана обязанность органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ предоставлять достоверную информацию о состоянии окружающей среды.
Согласно Федеральному закону от 30 марта 1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»14 граждане при обращении на
предприятия и в организации имеют право на получение от них в пределах их компетенции полных и достоверных сведений: о состоянии среды
обитания и здоровья населения, эпидемиологической обстановке, действующих санитарных правилах; о применяемых мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия и их результатах.
Положения об информировании граждан получают свое закрепление
и в международно-правовых актах.
11
12
13
14
См.: Хижняк В.С. Конституционное право человека и гражданина на информацию
в Российской Федерации: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 3.
См.: Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий /
Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1997. С. 297?298.
СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 113 (с изм. на 2006 г.); Парламентская газета. 2006. 21 дек.
СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650; 2004. № 35. Ст. 3607; 2006. № 1. Ст. 10; Парламентская газета. 2006. 21 дек.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
108
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Стокгольмская конференция по окружающей среде 1972 г. в итоговой
Декларации по окружающей среде в качестве одного из принципов выделила «?ознакомление подрастающего поколения, а также взрослых с должным учетом низших слоев населения, с проблемами окружающей среды»15.
В статье 2 Орхусской конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по
вопросам, касающимся окружающей среды, от 25 июня 1998 г. под экологической информацией понимается любая информация в письменной, аудиовизуальной, электронной или любой иной материальной форме16.
Не менее важным условием реализации конституционного права на
благоприятную окружающую среду является право каждого на возмещение ущерба, причинённого его здоровью или имуществу экологическим
правонарушением.
Данное конституционное положение выступает и как самостоятельное
право, и как неотъемлемая юридическая гарантия реализации права на
благоприятную окружающую среду.
Порядок возмещения такого ущерба регулируется не только ГК РФ и
отчасти Федеральным законом «Об охране окружающей среды», Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г.,
но и иными нормативными актами.
Нанесение вреда в экологической сфере ? весьма распространенный
вид нарушения имущественных и иных прав граждан. Однако возместить
его в полном объеме, как правило, не удается. Компенсационная функция
возмещения вреда, по мнению Н.Г. Нарышевой, имеет своей целью получить денежные средства для восстановления нарушенного права17.
Среди конституционных гарантий права человека на благоприятную
окружающую среду можно выделить гарантии, закрепленные в ст.ст. 4546 Конституции РФ. Положения ст. 45 гарантируют комплексную государственную защиту нарушенных прав и свобод человека, в свою очередь,
ст. 46 выделяет один из видов государственной защиты ? судебную защиту прав человека.
Судебная защита представляет собой вид государственной и правовой защиты, поскольку осуществляется только судом как органом государственной власти, и при её реализации суды руководствуются законом
как основной формой права.
Конституция РФ предусматривает целый комплекс правовых норм,
определяющих сущность судебной защиты как юрисдикционного института правового государства. Она определяет направления судебной защиты, основные права и свободы, подлежащие защите, виды соответствующей судебной деятельности и гарантии законности реализации судебной
защиты.
Общеизвестно, что защита нарушенных прав и свобод человека и гражданина судом наиболее эффективна и цивилизованна.
15
16
17
См.: Действующее международное право: В 3 т. М., 1997. Т. 3. С. 682.
См.: Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей
среды. Орхус. 23?25 июня 1998 г. /http:// www.seu.ru.
См.: Нарышева Н.Г. Возмещение вреда, причинённого нарушением законодательства об охране окружающей природной среды и природных ресурсах: Автореф. дис.
? канд. юрид. наук. М., 1998. С. 14.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.В. Морозова
109
Президент РФ в своем Послании 2002 г. «России надо быть сильной и
конкурентоспособной» указывал: «Нам необходим такой суд, который уважают в стране и за её пределами. И это задача не только политическая,
но не в последнюю очередь ? экономическая»18.
В статье 76 Закона «Об охране окружающей среды» закреплено положение, согласно которому споры в области охраны окружающей среды
разрешаются в судебном порядке и в соответствии с законодательством.
Несомненным достижением в области защиты прав и свобод явилась
возможность обращения в межгосударственные органы по защите прав и
свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные
средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ).
Вопросы обеспечения конституционного права на благоприятную окружающую среду и его правомочий неоднократно являлись предметом
рассмотрения Европейского Суда по правам человека.
Так, участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС А. Бурдов
подал иск в Европейский Суд по правам человека о возмещении ущерба
здоровью. Ответчиком выступала Российская Федерация. Во время работ
на месте Чернобыльской катастрофы А. Бурдов подвергся сильному воздействию радиации. В России было несколько судебных процессов, начиная с 1997 г., в результате которых было установлено право А. Бурдова
на ежемесячную выплату компенсации в размере 3011 руб. 36 коп. с последующей индексацией в качестве возмещения ущерба здоровью. Однако денежные выплаты А. Бурдову властями г. Шахты Ростовской области
длительное время не осуществлялись.
Европейским Судом по этому делу 7 мая 2002 г. признана вина России перед ее гражданином. Судьи пришли к выводу о том, что российские
чиновники на протяжении многих лет нарушали в отношении истца Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и теперь
государство обязано выплатить ему 3 тыс. евро в качестве компенсации,
не считая долга. России было рекомендовано пересмотреть законы, которые не соответствуют подписанным ею международным конвенциям, и
выплачивать чернобыльцам деньги, не ссылаясь на недостаток средств.
Это постановление заставит государство более ответственно относиться к
собственной судебной системе, к решениям российских судов.
Еще один прецедент был зафиксирован на международном уровне по
результатам рассмотрения Европейским Судом по правам человека дела
«Фадеева против Российской Федерации». Поводом для рассмотрения
явилось нарушение ее конституционных прав, в том числе права на благоприятную окружающую среду. Европейский Суд удовлетворил жалобу
заявителя и обязал Российскую Федерацию выплатить денежную компенсацию в размере 6 тыс. евро19.
Гарантию права на благоприятную окружающую среду обеспечивает
норма, закреплённая в ст. 58 Конституции РФ, определяющая также обязанность каждого сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам.
Сохранение среды обитания человека имеет жизненно важное значение для настоящего и будущих поколений. Поэтому обязанность охраны
18
19
Российская газета. 2002. 19 апр.
См.: Постановление Европейского Суда по правам человека. Дело «Фадеева против Российской Федерации». Страсбург, 2005. 9 июня // СПС «КонсультантПлюс».
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
110
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
природы и окружающей среды, бережного отношения к природным богатствам отнесена к разряду основных, конституционных. Закрепление данной обязанности на самом высоком правовом уровне одновременно выступает гарантией конституционного права каждого на благоприятную
окружающую среду, которое является основой устойчивого развития, жизни и деятельности народов, проживающих на территории РФ (ст. 58 Конституции РФ)20.
Данную обязанность следует рассматривать как в правовом, так и в
морально-нравственном аспекте. Каждый человек, если его жизнедеятельность связана с вредным воздействием на окружающую среду и использованием природных богатств, обязан соблюдать соответствующие требования законодательства, нарушение которых влечет правовые последствия.
В цивилизованном обществе забота о природе, охрана окружающей среды выражает культуру этого общества и служит нравственным долгом
его членов.
Конституционно-правовые гарантии являются основополагающими
для всего спектра законодательно-нормативной базы правовой системы
Российской Федерации.
К числу иных юридических гарантий конституционного права на благоприятную окружающую среду, закреплённых в отраслевом законодательстве, относятся уголовно-правовые нормы.
На протяжении всего периода реформирования российского уголовного законодательства много внимания уделялось вопросам уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина, занимающим приоритетное место в современной иерархии социальных ценностей21.
Уголовное право является крайним средством возможности обеспечения реальной реализации гражданами своих прав и свобод, крайним по
той причине, что уголовное законодательство предусматривает ответственность лишь за наиболее опасные посягательства на права и свободы человека, а кроме того, применяется только тогда, когда иные меры принуждения недостаточны для достижения определенного результата либо
вообще исчерпаны.
В Уголовном кодексе РФ имеется большое количество норм, содержащих гарантии конституционного права на благоприятную окружающую
среду. При тщательном анализе уголовного законодательства можно выделить около 30 составов экологических преступлений, прямо подпадающих под применение определенных норм УК РФ.
Однако следует заметить, что Уголовный кодекс РФ закрепил в своем
содержании нормы-гарантии косвенного характера. Умалять значение
данных норм не имеет смысла, так как все они выступают в качестве гарантий всего комплекса прав и свобод, обеспечивающих и право на благоприятную окружающую среду.
Глава 26 УК РФ «Экологические преступления» устанавливает ответственность за посягательства, которые заключаются в нарушении правил
охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246), обращения
с экологически опасными веществами и отходами (ст. 247), охраны и ис20
21
Постатейный научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под руководством О.Е. Кутафина. М., 2003.
См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России.
Саратов, 1996. С. 3. (Вступительная статья Б.С. Эбзеева).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.В. Морозова
111
пользования недр (ст. 255), а также за загрязнение вод (ст. 250), морской
среды (ст. 252), порчу земли (ст. 254) и т.д. Всего данная глава объединяет 17 статей, предусматривающих уголовную ответственность за посягательства на окружающую среду и её отдельные компоненты.
Нормы уголовного права, выступающие в качестве гарантий, находят
свое отражение не в одной определенной главе УК РФ, а в разных главах.
Именно это положение также свидетельствует о наибольшей значимости
для государства рассматриваемого конституционного права.
Так, в главе 24 «Преступления против общественной безопасности»
устанавливается ответственность за преступления, связанные с нарушением правил безопасности на объектах атомной энергетики, при проведении горных, строительных и иных работ, на взрывоопасных объектах, а
также с нарушением правил обращения с радиоактивными материалами,
взрывчатыми и другими веществами (ст.ст. 215-220).
Глава 25 УК РФ «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» устанавливает ответственность за нарушение
санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236), сокрытие информации об
обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей
(ст. 237), жестокое обращение с животными (ст. 245).
В главе 34 УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества» установлена уголовная ответственность за экоцид (ст. 358).
Перечисленный нами перечень статей УК РФ, выступающих в качестве гарантий права на благоприятную окружающую среду, не является
исчерпывающим. Более того, уголовно-правовые гарантии выступают самым эффективным и действенным средством защиты конституционных
прав и свобод личности.
Административно-правовые гарантии представлены в виде комплекса административно-правовых условий и средств, обеспечивающих
незыблемость прав и свобод (фактическую реализацию и надежную охрану и защиту) в сфере государственного управления, понимаемого в собственном (узком) смысле слова в качестве особой разновидности социального управления.
Содержание административно-правовых гарантий состоит в практическом осуществлении органами государственного управления (должностными лицами) на законодательной либо подзаконной правовой основе в
подведомственных им областях, отраслях и сферах государственно-управленческой деятельности22.
Административные гарантии права на благоприятную окружающую
среду находят свое выражение в нормах Кодекса РФ об административных правонарушениях. Составы экологических проступков в основном
сконцентрированы в гл. 8 КоАП РФ «Административные правонарушения
в области охраны окружающей природной среды и природопользования».
Их можно условно классифицировать на общие экологические
(ст.ст. 8.1?8.5); земельные (ст.ст. 8.6?8.8); горные (ст.ст. 8.9?8.11); водные
(ст.ст. 8.12?8.16); посягательства на континентальный шельф и исключительную экономическую зону (ст.ст. 8.17?8.20); посягательства на атмосферный воздух (ст.ст. 8.21-8.23); лесонарушения (ст.ст. 8.24?8.28,
8.30?8.32); посягательства на животный мир и среду его обитания
22
См.: Бунеева Ю.А. Теоретические проблемы административной правосубъектности
гражданина: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000. С. 21?22.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
112
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
(ст.ст. 8.29, 8.33-8.38); посягательства на особо охраняемые природные территории (ст. 8.39).
Глава 6 КоАП РФ «Административные правонарушения, посягающие
на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность» также устанавливает ответственность за нарушение законодательства и требований в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст.ст. 6.3?6.7).
Составы экологических проступков содержатся и в гл. 7 «Административные правонарушения в области охраны собственности» (ст.ст. 7.1?7.8,
7.11), гл. 10 «Административные правонарушения в сельском хозяйстве,
ветеринарии и мелиорации земель» (ст.ст. 10.1?10.3, 10.9, 10.10,
10.12?10.14). Вред окружающей среде может быть причинен в результате
совершения проступков, нарушающих правила безопасности в промышленном производстве, на транспорте (ст. 9.1).
Расширение Конституцией и другими законодательными актами РФ
круга прав и свобод граждан вызвало необходимость развития юридических гарантий, их соблюдение и обеспечение. Конституционное право на
благоприятную окружающую среду гарантируется и нормами гражданского права.
Гражданско-правовые гарантии ? это относительно новый институт,
который находит свое закрепление в нормах Гражданского кодекса РФ.
Когда в результате преступления или злоупотребления властью нарушено право на благоприятную окружающую среду и человеку причинен
моральный, физический или имущественный вред, то этот вред подлежит
возмещению.
Положения статей 52?53 Конституции РФ гарантируют не только
права граждан на защиту от преступлений и злоупотреблений властью,
но и возможность возмещения потерпевшим вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их
должностных лиц.
Вступая в Совет Европы, Россия как участник международного сообщества приняла на себя обязательство обеспечить любому человеку, ставшему жертвой преступления или злоупотребления властью, защиту его
прав и законных интересов.
Глава 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» закрепляет целый комплекс гарантий конституционного права человека и гражданина
на благоприятную окружающую среду.
Жизнь, здоровье человека, его нормальное существование относятся к
числу нематериальных благ, которые защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в предусмотренных ими случаях
и порядке (ст. 150 ГК РФ).
Кроме того, если гражданину в силу ст. 151 ГК РФ причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушившими его личные неимущественные права, суд может наложить на
нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
Причиненный факторами неблагоприятной окружающей среды вред
здоровью населения подразумевает: во-первых, вред личности (индивидуальный вред), во-вторых, вред обществу (общественный вред). Наличие
последнего обременяет государство дополнительными затратами на лечение пострадавших, выдачу им пенсий и пособий.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
М.В. Морозова
113
Согласно статье 79 Федерального закона «Об охране окружающей
среды» вред, причинённый здоровью и имуществу граждан негативным
воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объёме. В действительности отмеченные положения Закона на практике трудно реализуемы. Это связано, во-первых, с отсутствием порядка
определения размера материальных эквивалентов причиненного вреда;
во-вторых, с отсутствием процессуального порядка определения и доказывания факта причинения экологического вреда, а равно исполнения судебных решений в части возмещения вреда в установленном размере. Как
правило, при определении величины вреда здоровью граждан учитывается: степень утраты трудоспособности потерпевшего, необходимые затраты
на лечение, дополнительные расходы на социальную и профессиональную
реабилитацию, затраты на уход за больным, иные расходы, в том числе
упущенные профессиональные возможности и т.д.
Гражданское законодательство предусматривает два способа возмещения вреда: в натуре (реальный) и в денежном выражении (ст. 1082
ГК РФ). Способ возмещения вреда зависит от причин, к нему приведших,
характерных особенностей фактора вредоносности, постоянного или непрерывного воздействия окружающей среды (т.е. проживанием в экологически неблагоприятных условиях), разовым или повторяющимся событием
(потребление загрязнённых естественных ресурсов: воды, воздуха, продуктов питания природного происхождения, а также вредными физическими
воздействиями: шумом, радиацией, электромагнитными полями и т.д.).
В первом случае возмещение вреда, как правило, производится в бесспорном порядке (основанием является уже сам факт проживания на экологически загрязненной территории) посредством выплаты экологических пособий, введения определенных льгот и т.д. Во втором случае ? в судебном
порядке.
Закрепление права граждан пользоваться компенсационными выплатами вследствие неблагоприятного воздействия окружающей среды на здоровье регулируется широким массивом федерального законодательства.
Так, в разделе 5 Закона РФ от 15 мая 1991 г. № 1244с1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»24, ст. 19 Федерального закона от 2 мая
1997 г. № 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия»25, ст. 53 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»26 предусматривается возможность граждан получить возмещение вреда в силу неблагоприятной окружающей среды. Перечень
данных законов не является исчерпывающим.
Данный аспект стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности п. 3 ст. 1 Закона Российской Федерации от 20 мая 1993 г. ?О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на
производственном объединении ?Маяк? и сбросов радиоактивных отходов
в реку Теча« в связи с жалобой гражданина В.С. Корнилова»27.
24
25
26
27
Ведомости НД и ВС РФ. 1991. № 21. Ст. 699; СЗ РФ. 2006. № 6. Ст. 637.
СЗ РФ. 1997. № 18. Ст. 2105; 2005. № 19. Ст. 1752; Парламентская газета. 2006.
21 дек.
СЗ РФ. 1995. № 48. Ст. 4552; 2004. № 35. Ст. 3607.
СЗ РФ. 1996. № 14. Ст. 1550.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
114
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Таким образом, отраслевой аспект юридических гарантий права на
благоприятную окружающую среду имеет важное значение и не ограничивается перечисленными выше направлениями.
В заключение следует отметить, что система юридических гарантий
достаточно обширна и разнообразна и вместе с тем регулируется межотраслевыми критериями.
Установленные законом гарантии права человека и гражданина на
благоприятную окружающую среду, в свою очередь, являются неотъемлемой частью комплекса конституционных прав и свобод человека и гражданина.
Между тем система юридических гарантий конституционного права
человека и гражданина будет достойно и цивилизованно работать только
в правовом государстве, где важно не только закрепить и установить широкую систему каких-либо гарантий, но и создать слаженный и эффективный механизм воплощения их в реальность.
При этом основополагающим следует определить выполнение условий: во-первых, систематизировать нормативные акты РФ в области охраны окружающей среды и в дальнейшем разработать и принять единый
акт ? Экологический кодекс РФ; во-вторых, учитывать при реализации
государственных, региональных и местных программ в области обеспечения права человека на благоприятную окружающую среду положительный опыт зарубежных стран (например, ФРГ, Японии); в-третьих, система юридических гарантий права человека на благоприятную
окружающую среду, чтобы стать стабильной и действенной, должна безальтернативно опираться на финансовое обеспечение государством.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА
И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА
А.Н. Варыгин*, А.В. Яшин**
???????? ???????? ? ???????????? ???????? ???????????,
??????????? ?? ???????? ??????????
П
равовая культура представляет собой разновидность общей культуры, состоящей из духовных и материальных ценностей, относящихся к правовой действительности. В научной литературе отмечается,
что «правовая культура ? это прежде всего система ценностей и норм,
укоренившихся в сознании и мотивации, обусловливающих поведение индивида и выражающихся в традициях, стиле взаимоотношения между
личностью и правом»1.
Другими словами, правовая культура, точнее ее уровень, является
критерием деления поведения человека на правомерное и девиантное. Под
девиантным понимается такое поведение субъекта, «в результате которого
его действия, решения и поступки в отношении важнейших аспектов ориентации не совпадают с системой норм и ценностей общества, зафиксированных не только в законодательных актах, но и в обычаях, традициях той
или иной социальной системы, к которой принадлежит индивид»2.
Поэтому можно сказать, что девиантное, или отклоняющееся, поведение ? это конкретный единичный акт социальной активности личности, который имеет аморальный или противоправный характер, причиняет вред
другим людям, социальным группам, общностям или обществу в целом,
осуждается общественным мнением и влечет социальную или юридическую ответственность. Отклоняющееся поведение ? один из видов социального поведения личности, ее социальной жизнедеятельности.
Как справедливо указывает А.Н. Казаков, «отклоняющееся поведение ? естественноисторическое социальное явление. Оно обусловлено
объективными процессами дифференциации и интеграции человеческой
деятельности. Под ними понимается способ самоорганизации целеполагающей деятельности, которая характеризуется отклонениями от действующих в обществе социальных норм и проявляется во взаимодействии
людей»3.
*
**
1
2
3
Начальник факультета по подготовке специалистов по специальности «Юриспруденция» Саратовского юридического института МВД России, доктор юридических наук, профессор.
Преподаватель-методист Пензенского филиала заочного обучения Саратовского
юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
Агапов Д.А. Правовая культура как элемент гражданского общества // Правовая
культура. 2007. № 1. С. 10.
Шпалинский В.В. К социально-психологической природе феномена отклоняющегося
поведения // Вопросы психологии. 1975. № 6. С. 83.
Казаков А.Н. Социальная обусловленность отклоняющегося поведения в современном российском обществе: Дис. ? канд. социол. наук. Казань, 1996. С. 145.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
116
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Одно из самых распространенных и наиболее опасных видов девиантного поведения ? преступное поведение. На наш взгляд, на формирование
преступного поведения в современной России большое влияние оказывает
индивидуальная правовая культура. Поскольку причины преступного поведения обусловлены личностными особенностями преступника, необходимо сначала рассмотреть вопрос о понятии такой личности. Личность преступника всегда была одной из центральных проблем криминологии. Это
основное и важнейшее звено всего механизма преступного поведения. Для
того чтобы разобраться в особенностях преступной мотивации, необходимо рассмотреть само понятие «личность».
Относительно определения личности в науке существуют различные
точки зрения. Это зависит от того направления, которого придерживаются
ученые. Так, распространено определение, что «личность ? это человек
как активный субъект общественных отношений»4. Ученые-психологи дают разнообразные дефиниции личности. Например, В.Н. Мясищев отмечает, что «личность ? высшее интегральное понятие, она характеризуется,
прежде всего, как система отношений человека к окружающей действительности»5. А.Н. Леонтьев считает, что «личность есть специальное человеческое образование, которое также не может быть выведено из его приспособительной деятельности, как не могут быть выведены из нее его
сознание или его человеческие потребности. Личность человека создается
общественными отношениями, в которые индивид вступает в своей деятельности»6.
Как видно из приведенных определений, личность всегда взаимодействует с внешней средой и содержит в себе активное отношение к окружающему миру, основанное на индивидуальной переработке внешних воздействий. То же самое относится и к понятию «личность преступника».
В научной литературе иногда встречаются утверждения, из которых
следует, что преступление не всегда связано с личностью преступника,
иногда никакой существенной связи между ними не имеется, это относится к преступлениям, совершенным по неосторожности7. Представляется,
что приведенное суждение некорректно, поскольку любое преступное поведение связано с личностью преступника хотя бы потому, что человек является источником поведения, в том числе и преступного. Как считает
А.Р. Ратинов, «личность преступника ? это понятие, которому соответствует определенная криминально-психологическая реальность, существующая в пространстве личности и свойственная каждому человеку, виновно
совершившему уголовно наказуемое деяние»8.
Личность является активным элементом в сфере взаимодействия с окружающей средой, поэтому следует согласиться с суждением А.И. Долговой, полагающей, что «изучение личности преступника важно потому, что
предупреждать преступления можно, влияя не только на среду, но и на
4
5
6
7
8
Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. М.:
ИНФРА-М, 2003. С. 310.
Мясищев В.Н. Понятие личности в аспектах нормы и патологии // Психология личности в трудах отечественных психологов / Под ред. Л.В. Куликова. СПб., 2001.
С. 34.
Леонтьев А.Н. Индивид и личность // Там же. С. 40?41.
См.: Ратинов А.Р. Личность преступника как криминально-психологическая проблема // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 47. М., 1988. С. 119.
Там же. С. 120.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Варыгин, А.В. Яшин
117
личность, а также создавая наиболее благоприятные варианты взаимодействия личности и среды. Кроме того, за личностью можно увидеть криминогенные факторы среды, на которые следует воздействовать для предупреждения преступности»9.
Некоторые ученые, например Г.М. Резник, считают, что «о личности
преступника можно говорить лишь применительно к весьма узкому контингенту лиц, для которых совершение преступлений стало основной, ведущей деятельностью»10. Аналогична позиция Ю.Д. Блувштейна: «?лишь
применительно к тем случаям, в отношении которых исследование установит решающую роль личностных особенностей, можно обоснованно говорить о личности преступника как таковой»11.
Все же не следует забывать, что личность можно назвать преступной
лишь в том случае, когда в деянии субъекта будут содержаться все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации. Поэтому нельзя говорить о человеке, который совершил противоправное деяние, но не является субъектом преступления в
силу возраста или невменяемости, как о личности преступника. В данном
случае речь идет о преступно направленной, или криминогенной, личности. Не случайно В.Н. Бурлаков справедливо предлагает использовать
понятие не «личность преступника», а «криминогенная личность», которая
представляет собой характеристику субъекта, предрасположенного к совершению преступления и его повторению12. Можно также согласиться с
утверждением А.Б. Сахарова о том, что «антисоциальные свойства, составляющие характерную особенность личности преступника, присущи ей
до преступления, обусловливая его совершение, а признание конкретного
лица преступником возможно только после и в связи с совершением им
преступления»13. Отсюда вытекает правомерность использования термина
«личность преступника» в психолого-криминологических исследованиях.
По мнению большинства ученых-криминологов, непосредственные
причины и истоки виновного поведения всегда лежат в личности человека,
совершившего преступление. В противном случае отсутствуют основания
вменения в вину и соответственно совершенное деяние не может рассматриваться как преступление14. Другими словами, «никакие внешние обстоятельства не могут являться определяющими причинами противоправного деяния, если они не положены одновременно на внутренние
детерминанты человеческой активности»15. Как отмечает Н.А. Стручков,
9
10
11
12
13
14
15
Долгова А.И. Криминологическое изучение личности преступника // Советское государство и право. 1973. № 4. С. 92.
Резник Г.М. Криминологическая профилактика и социальное планирование // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 31. М., 1979. С. 29.
Блувштейн Ю.Д. Понятие личности преступника // Советское государство и право. 1979. № 8. С. 101.
См.: Бурлаков В.Н. Криминогенная личность и индивидуальное предупреждение
преступлений: Автореф. дис. ? д-ра юрид. наук. СПб., 1998. С. 7.
Сахаров А.Б. Актуальные вопросы учения о личности преступника // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М., 1979. С. 22.
См., например: Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М.,
1984; Криминальная мотивация / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1986; Лунеев В.В.
Мотивация преступного поведения. М., 1991; Сахаров А.Б. О личности преступника
и причинах преступности в СССР. М., 1961.
Лысков Б.Д., Курбатова Т.Н. Понятие о личности преступника // Юридическая
психология / Под ред. Т.Н. Курбатовой. СПб., 2001. С. 77.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
118
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
«непосредственные причины преступлений следует искать в сфере сознания, так как все побудительные силы, вызывающие действия человека,
неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения его воли»16. Таким образом, чтобы понять причины преступного
поведения личности, выяснить процесс его формирования, необходимо выявить «те внешние по отношению к ней социальные явления и процессы,
которые сформировали ее криминогенные черты»17.
Изучение личности преступника необходимо, прежде всего, для понимания причин его поведения. Это обстоятельство очень важно не столько
для теории, сколько для профилактической деятельности. Углубленное познание источников преступного поведения необходимо, в первую очередь,
для разработки мер предупреждения преступности.
В связи с этим при изучении личности преступника, как считают многие ученые-криминологи, возникает задача выяснения того, какие именно
свойства этой личности были опосредованы, каков механизм этого опосредования, а главное ? что является ведущим в этом механизме18. Как полагает Л.А. Меликишвили, «различные виды преступления зависят от определенных психических особенностей личности, а вне изучения личностных
черт преступников невозможно понять причины и механизм преступного
поведения»19.
Понимание механизма преступного поведения требует скрупулезного
изучения особенностей лиц, совершивших преступные деяния. Например,
В.Н. Бурлаков и Н.Д. Гомонов пишут, что «личность является одновременно и продуктом социализации человека, и активно действующим субъектом, наделенным свободой воли и возможностью выбора»20. Как отмечает В.Н. Кудрявцев, «любая ситуация влечет за собой тот или иной
поступок, лишь преломляясь через психику субъекта. Ни одна ситуация
не может вызвать поведение, отклоняющееся от нормы, без взаимодействия с определенными свойствами личности»21.
Одной из разновидностей ситуаций, оказывающих влияние на механизм индивидуального преступного поведения, несомненно, является отправление правосудия. В юридической литературе встречается мнение,
что осмысление представлений общества о судебной системе и правилах
отправления правосудия стали частью правовой культуры22. Данное суждение представляется верным, поскольку в качестве элемента структуры
16
17
18
19
20
21
22
Стручков Н.А. Преступность как социальное явление. М., 1979. С. 29.
Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. С. 7.
См.: Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения. М., 1974; Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984; Ратинов А.Р. Личность преступника. Психологические аспекты // Новая Конституция и актуальные вопросы борьбы с преступностью.
Тбилиси, 1979. С.164.
Меликишвили Л.А. Использование методики многостороннего исследования личности для изучения личности преступника и преступного поведения // Криминологические проблемы преступного поведения: Сб. науч. тр. М., 1991. С. 18?26.
Бурлаков В.Н., Гомонов Н.Д. Патопсихологические особенности личности и механизм преступного поведения // Правоведение. 2001. № 3. С. 157.
Кудрявцев В.Н. Правовое поведение. Норма и патология. М., 1982. С. 87.
См.: Прилукова Е.Г., Томилов А.Ю. Теле-виртуальная реальность и правовая культура общества // Российская юстиция. 2007. № 5. С. 43.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Варыгин, А.В. Яшин
119
правовой культуры выступает и уровень развития правовой деятельности.
Кроме того, «правосудие ? приоритетная сфера государственной службы,
политико-правовых институтов и социальных ценностей. Оно является воплощением конституционных основ и гарантий российской государственности, социальной системы, прав и свобод личности, олицетворением государства, общества и гражданина, формой выражения идей и принципов
законности и справедливости, духовной связи народов многонациональной
России»23. В данной мысли достаточно емко отражены основные характеристики российской правовой культуры.
В последние годы в Российской Федерации ежегодно увеличивается
число лиц, выявляемых сотрудниками правоохранительных органов за совершение преступлений против правосудия. На основе данных Главного
информационно-аналитического центра МВД России за последние десять
лет можно составить криминологическую характеристику личности преступника, посягающего на интересы правосудия.
Так, преступления против правосудия совершают 71,9% мужчин и
28,1% женщин. Показатель женщин в данном случае выше по сравнению
с уровнем всех выявленных женщин, совершивших преступления на территории Российской Федерации (их средний уровень за последние годы
составил примерно 15,0%). Это связано с тем, что женщины, являющиеся
родственницами мужчин-преступников, часто воздействуют на участников
уголовного судопроизводства с целью воспрепятствовать осуществлению
правосудия и предварительного расследования, пытаясь спасти от уголовного преследования своих мужей, братьев, отцов и т.п.
При рассмотрении возрастных характеристик установлено, что большинство преступлений против правосудия совершается лицами молодого
возраста (от 16 до 29 лет), их удельный вес составляет 47,1% от общего
числа выявленных лиц, совершивших преступления против правосудия
(почти половина). Примерно так же, но с небольшими вариациями, распределяется возрастная характеристика всех лиц, выявленных за совершение преступлений на территории России.
По уровню образования традиционно преобладают лица, имеющие
среднее общее и среднее основное образование (60,3%). По социальному
положению выделяются лица без постоянного источника доходов, в среднем около 50,0% таких лиц совершают преступления против правосудия.
Согласно статистическим данным, в общем количестве лиц, совершивших
преступления в России, также преобладает указанная категория лиц
(в среднем 55,0%).
В состоянии алкогольного опьянения преступления против правосудия
совершают 10,3% лиц. По всем выявленным лицам данный показатель составляет около 25,0%. Низкий показатель лиц, совершающих преступления против правосудия в состоянии опьянения, говорит о том, что данный
вид преступлений совершается с заранее обдуманным умыслом, а не спонтанно, лишь после приема алкоголя, что свидетельствует о повышенной общественной опасности анализируемой совокупности преступлений.
Примерно 30,0% лиц из рассматриваемой группы ранее уже совершали преступления, и всего 10,8% лиц совершают преступления против
23
Денисов С.А. Актуальные проблемы уголовной ответственности за преступления
против правосудия: Дис. ? д-ра юрид. наук. СПб., 2002. С. 5.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
120
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
правосудия в составе группы. Этот показатель ниже, чем по всем выявленным лицам (25,0%), поскольку значительное количество преступлений
против правосудия совершается должностными лицами правоохранительных органов, которые, как правило, действуют в одиночку.
Таким образом, можно сделать заключение, что лицами, совершающими преступления против правосудия, являются в основном мужчины
молодого возраста (до 30 лет), с низким образовательным уровнем, как
правило, неработающие или живущие на непостоянные доходы. Преступления совершаются ими в основном в одиночку, преимущественно в трезвом виде. Достаточно много среди таких людей лиц, ранее совершавших
преступления.
Высокий показатель молодых людей, совершающих преступления рассматриваемой группы, вызывает тревогу. Одной из основных причин формирования личности преступника в столь молодом возрасте, безусловно,
является низкий уровень правосознания современной молодежи и ее правовой нигилизм. Можно согласиться, что на процесс формирования правового сознания молодого человека решающее влияние оказывают следующие социальные факторы: а) непосредственные условия жизни и работы;
б) организованная система обучения и воспитания; в) средства массовой
информации; г) государственная молодежная политика24.
Первые два фактора полностью подтверждаются вышеперечисленными статистическими данными. Большинство лиц, совершающих преступления против правосудия, имеют невысокий уровень образования, низкоквалифицированную работу или вообще не работают.
Отдельно хотелось бы остановиться на рассмотрении вопроса о влиянии на мотивацию поведения молодежи правовой культуры общества.
Так, в одной из своих статей А.П. Плешаков пишет, что «правовая культура ориентирована на личность, оценку ее самосознания, развитость
взглядов, представлений, убеждений, настроений, чувств человека относительно правовой жизни в их неразрывной связи с его собственной правовой жизнью»25. К сожалению, сегодняшние СМИ в противовес правовой
культуре оказывают отрицательное влияние на человека, его взгляды и
убеждения, что порой приводит к формированию личности преступника.
Так, многие газеты публикуют материалы, в которых судьи, прокуроры, следователи, иные сотрудники правоохранительных органов представлены безграмотными, малодушными лицами, не способными защитить
граждан от преступников. В этом контексте описываются события, в которых жертвы преступлений или их родственники самостоятельно расправляются с обидчиками, не прибегая к помощи правосудия. Тем самым не
только подрывается авторитет судебной власти и органов правопорядка,
но и оказывается сильнейшее влияние на самосознание молодых людей.
Среди граждан, особенно молодого возраста, формируется мнение, что на
законные методы противодействия преступности рассчитывать нельзя,
нужно расправляться с обидчиками самостоятельно.
Такую же мысль развивают многие кино- и телефильмы. Представляется, что для успешного формирования законопослушной личности необхо24
25
См.: Ромашов Р.А., Шукшина Е.Г. Правовая культура и правовой нигилизм в молодежной среде // Правовая культура. 2006. № 1. С. 61.
Плешаков А.П. Правовая культура и становление новой российской государственности // Правовая культура. 2007. № 1. С. 47.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.Н. Варыгин, А.В. Яшин
121
димо воспитывать человека в духе правосознания. В фильмах доперестроечного периода делался акцент на развитие добропорядочной личности.
В современных фильмах зачастую абсолютно нет никакой сюжетной линии и непрофессиональная игра актеров подменяется внушительными спецэффектами, на которых и строится успех фильма. Смысл спецэффектов
заключается в актах насилия, кровопролитии, взрывах, авариях и т.п.
Убийства показываются как благородная миссия. Даже после просмотров
патриотических фильмов об афганской и чеченской войнах такие сцены
вызывают психологические срывы экстремистско настроенной молодежи,
что приводит к так называемой «борьбе за справедливость», заключающейся в погроме лиц кавказской и иной национальности на рынках, улицах и т.д. Во многих фильмах показываются сцены расправы с судьями,
прокурорами, следователями, потерпевшими, свидетелями и другими участниками правосудия, что тоже далеко не способствует формированию законопослушной личности.
На наш взгляд, следует также затронуть вопрос о правовой культуре
самих лиц, призванных на законных основаниях осуществлять правосудие
и предварительное расследование. В данном случае на их правосознание
и процесс нравственного становления личности больше влияние оказали
социальные условия и противоречия в развитии общества. Эти причины
привели к идеологическому и духовному кризису подавляющей части указанных лиц. В связи с этим в сознании большинства сотрудников правоохранительных органов стали преобладать элементарные потребности, мотивы физического выживания, сиюминутные интересы, произошли
коренные изменения мировоззренческих установок и идеологических ориентаций. Для значительной части населения страны эталоном общественной значимости стало личное богатство, возможность пользоваться материальными благами, а не ум, порядочность, невозможность совершения
низких поступков.
Перечисленные факторы насаждаются современной литературой, телепередачами, кинофильмами. Учитывая, что в настоящее время контингент сотрудников правоохранительных органов значительно омолодился,
негативные идеи приходят и к молодым следователям, сотрудникам прокуратуры, судов и т.п. Такая обстановка в стране ведет к изменению мотивации их действий, в связи с чем в среде указанных лиц появляются
субъекты, совершающие преступления против правосудия.
Чтобы не быть голословными в своих суждениях, приведем данные
официальной статистики. Так, в период с 1997 г. по 2006 г. (то есть за
10 лет) в 1,3 раза увеличилось количество преступлений, предусмотренных ст. 299 УК РФ (Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности); в 2 раза ? предусмотренных ст. 300 УК РФ (Незаконное
освобождение от уголовной ответственности); в 10,7 раза ? предусмотренных ст. 303 УК РФ (Фальсификация доказательств); в 71 раз ? предусмотренных ст. 305 УК РФ (Вынесение заведомо неправосудных приговора,
решения или иного судебного акта). Перечисленные преступления совершаются только лицами, осуществляющими правосудие и предварительное
расследование. Таким образом, лица, призванные строго соблюдать законность, сами же ее и нарушают, это происходит далеко не от высокого
уровня их правовой культуры.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
122
На основании изложенного можно сделать вывод, что правовая культура в современной России оказывает большое влияние на формирование
личности преступника, посягающего на интересы правосудия. Причем
жизненные реалии и официальная статистика свидетельствуют о том, что
ее уровень оставляет желать лучшего. Хочется надеяться, что со временем
в нашей стране произойдет переориентация ценностей, которая приведет
к формированию правосознания, основанного на уважении к правосудию.
С.Ю. Бытко*, Е.В. Курочка**
? ????????? ??????? ???????? ?????????
В
последнее время высшими должностными лицами государства все
чаще затрагивается тема формирования национальной идеи, повышения уровня правовой культуры общества, преодоления правового нигилизма1.
Перечисленные задачи взаимосвязаны. Формирование национальной
идеи подразумевается в качестве направления общественного развития
государства, построенного на принципах свободы и равенства, непременным атрибутом которого является высочайший уровень правосознания и
правовой культуры. Важную роль в этом играет совершенствование отраслевых институтов права, разрешение спорных правовых вопросов, напрямую затрагивающих права и интересы отдельных граждан.
Одним из таких сложных и до конца не урегулированным является
институт соучастия в преступлении, в том числе из-за противоречивой позиции Верховного Суда РФ. Основная цель, которая стоит перед учеными-криминалистами, состоит в том, чтобы выработать формальные критерии, позволяющие назначать каждому соучастнику справедливое
наказание с учетом общественной опасности совершенных им преступных
действий. Для достижения данной цели необходимо решить сложную задачу свести все многообразие преступных проявлений при соучастии к
жестко очерченным в законе формам. Однако жизнь, как известно, плохо
вписывается в формальные рамки. Это обстоятельство, по нашему мнению, и является причиной удручающего состояния уголовно-правовой теории в области соучастия, характеризующегося наличием множества точек
зрения на отдельные проблемы соучастия, изменчивостью позиции Верховного Суда РФ в вопросах соучастия.
*
**
1
Доцент кафедры уголовного права и
го института МВД России, кандидат
Доцент кафедры уголовного права и
го института МВД России, кандидат
криминологии Саратовского юридическоюридических наук.
криминологии Саратовского юридическоюридических наук.
См., напр.: Кузьмин В., Власова Е. Президент отвечает // Российская газета. 2005.
28 сент.; Полный текст выступления Дмитрия Медведева на II Гражданском форуме в Москве 22 января 2008 года// Российская газета. 2008. 24 янв.; Утро Медведева. Избранный Президент Дмитрий Медведев дал обширное интервью британской
газете «Файненшл тайме» // Российская газета. 2008. 27 марта.
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
122
На основании изложенного можно сделать вывод, что правовая культура в современной России оказывает большое влияние на формирование
личности преступника, посягающего на интересы правосудия. Причем
жизненные реалии и официальная статистика свидетельствуют о том, что
ее уровень оставляет желать лучшего. Хочется надеяться, что со временем
в нашей стране произойдет переориентация ценностей, которая приведет
к формированию правосознания, основанного на уважении к правосудию.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
С.Ю. Бытко*, Е.В. Курочка**
? ????????? ??????? ???????? ?????????
В
последнее время высшими должностными лицами государства все
чаще затрагивается тема формирования национальной идеи, повышения уровня правовой культуры общества, преодоления правового нигилизма1.
Перечисленные задачи взаимосвязаны. Формирование национальной
идеи подразумевается в качестве направления общественного развития
государства, построенного на принципах свободы и равенства, непременным атрибутом которого является высочайший уровень правосознания и
правовой культуры. Важную роль в этом играет совершенствование отраслевых институтов права, разрешение спорных правовых вопросов, напрямую затрагивающих права и интересы отдельных граждан.
Одним из таких сложных и до конца не урегулированным является
институт соучастия в преступлении, в том числе из-за противоречивой позиции Верховного Суда РФ. Основная цель, которая стоит перед учеными-криминалистами, состоит в том, чтобы выработать формальные критерии, позволяющие назначать каждому соучастнику справедливое
наказание с учетом общественной опасности совершенных им преступных
действий. Для достижения данной цели необходимо решить сложную задачу свести все многообразие преступных проявлений при соучастии к
жестко очерченным в законе формам. Однако жизнь, как известно, плохо
вписывается в формальные рамки. Это обстоятельство, по нашему мнению, и является причиной удручающего состояния уголовно-правовой теории в области соучастия, характеризующегося наличием множества точек
зрения на отдельные проблемы соучастия, изменчивостью позиции Верховного Суда РФ в вопросах соучастия.
*
**
1
Доцент кафедры уголовного права и
го института МВД России, кандидат
Доцент кафедры уголовного права и
го института МВД России, кандидат
криминологии Саратовского юридическоюридических наук.
криминологии Саратовского юридическоюридических наук.
См., напр.: Кузьмин В., Власова Е. Президент отвечает // Российская газета. 2005.
28 сент.; Полный текст выступления Дмитрия Медведева на II Гражданском форуме в Москве 22 января 2008 года// Российская газета. 2008. 24 янв.; Утро Медведева. Избранный Президент Дмитрий Медведев дал обширное интервью британской
газете «Файненшл тайме» // Российская газета. 2008. 27 марта.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
С.Ю. Бытко, Е.В. Курочка
123
1. Причинная связь между действиями всех соучастников и совершением преступления непосредственными исполнителями преступления. Преобладающая среди отечественных теоретиков уголовного права
точка зрения по этому вопросу сводится к тому, что при соучастии действия всех соучастников в совокупности образуют ту единственную причину, которая в существующих условиях со всей необходимостью порождает
наступление общественно опасных последствий.
Иногда при соисполнительстве такой подход к установлению причинной связи представляется оправданным. Например, при совершении кражи с незаконным проникновением в жилище соисполнители совместно выносят имущество из квартиры и тем самым причиняют имущественный
ущерб потерпевшему. В других случаях установить причинную связь между действиями соучастников сложнее. Особенно это касается действий
подстрекателя и интеллектуального пособника.
В теории уголовного права причинная связь между деянием и последствиями имеет место, если деяние: во-первых, является необходимым условием наступления общественно опасных последствий; во-вторых, создает реальную возможность их наступления; в-третьих, закономерно, с
внутренней необходимостью порождает наступление этих общественно
опасных последствий2.
Очевидно, что все эти признаки можно обнаружить только в действиях непосредственного исполнителя (соисполнителей) преступления. Действия, например, интеллектуального пособника не могут признаваться составной частью причины, поскольку оказывают воздействие только на
волю и сознание непосредственного исполнителя, а в объективной действительности никаких изменений не производят. Поэтому, с нашей точки
зрения, при анализе причинной связи при соучастии следует говорить не
о том, что действия всех соучастников совместно образуют причину наступивших общественно опасных последствий, а о том, что действия соучастников порождают необходимые условия для совершения преступления
непосредственным исполнителем (соисполнителями).
При этом совершенно не обязательно, чтобы действия соучастников
производили какие-то изменения в окружающей среде, которые мы именуем условиями совершения преступления. По нашему мнению, основные
результаты деятельности соучастников состоят в воздействии на психику
исполнителя, порождая в нем стремление совершить преступление.
Однако исполнитель не является управляемым извне существом. Как
и каждый из нас, он обладает свободой воли. Поэтому решение о совершении преступления он принимает самостоятельно, хотя и под внешним
воздействием. Можно сказать, что психическая сфера личности исполнителя является своего рода ареной борьбы между собственными устремлениями личности и привнесенными извне новыми представлениями, желаниями, мотивами, страхами.
Даже физический пособник (т.е. лицо, содействующее совершению
преступления предоставлением оружия, устранением препятствий и т.п.)
создает не только внешние условия для совершения преступления, но и,
что самое главное, оказывает воздействие на волю и сознание исполнителя, укрепляя его решимость совершить преступление.
2
Подробнее об этом см.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления //
Курс российского уголовного права. Общая часть. М., 2001. С. 194?212.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
124
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Поэтому нельзя утверждать, что действия, например, подстрекателя
находятся в причинной связи с наступившими последствиями, поскольку
они не отвечают в полной мере признакам причинной связи, так как исполнитель, обладая свободой воли, может отказаться от совершения преступления, а может совершить другое преступление.
Если же человек не обладает свободой воли (например, является невменяемым), то внешнее воздействие на такое лицо, не встречая внутреннего психического барьера, непосредственно приводит к совершению деяния.
Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что характер и
степень общественной опасности действий каждого соучастника во многом
определяются степенью его воздействия на сознание и волю непосредственного исполнителя (соисполнителей) преступления. Например, подстрекатель к убийству по найму оказывает решающее воздействие на исполнителя, непосредственно формируя мотив для убийства. Воздействие же
пособника, обещавшего помочь в сокрытии тела, более скромное. Соответственно, при прочих равных условиях, подстрекатель понесет значительно
более строгое наказание, чем пособник.
2. Спорным в теории уголовного права также является вопрос об обязательном наличии двусторонней субъективной связи между исполнителем и другими соучастниками.
Существуют две основные точки зрения по данному вопросу: 1) осведомленность исполнителя о наличии подстрекателя и пособника является
необязательным признаком для соучастия. Для соучастия достаточно, чтобы подстрекатель или пособник осознавали, что исполнитель действует
умышленно (B.C. Прохоров); 2) при соучастии обязательно наличие двусторонней субъективной связи между исполнителем и организатором, исполнителем и подстрекателем, исполнителем и пособником (P.P. Галиакбаров).
Критикуя первую точку зрения, Г.Л. Кригер указывал, что она противоречит принципу субъективного вменения и признаку совместности3.
М.А. Шнайдер утверждал, что действия лиц, тайно, без ведома исполнителей способствовавших ему в совершении преступления, не имеют никакого значения для ответственности исполнителя и не могут быть ему
вменены по правилам о соучастии4.
В свою очередь, B.C. Прохоров, анализируя позицию М.А. Шнайдера,
указывает, что в приведенном им примере в действиях исполнителя нет
признаков соучастия, однако ничто не мешает привлечь к уголовной ответственности по правилам о соучастии подстрекателей и пособников5.
Как видим, оппоненты приводят серьезные доводы в свою пользу.
Вместе с тем необходимо отметить, что различия в двух приведенных позициях на практике проявляются (если и проявляются вообще) в эпизодических случаях, таких как в приведенном М.А. Шнайдером примере, когда соучастники содействуют непосредственному исполнителю без ведома
последнего (например, подбрасывают оружие, которым исполнитель может воспользоваться для убийства). Представляется, что для нас больший
3
4
5
См.: Кригер Г.Л. Соучастие в преступлении // Курс российского уголовного права.
Общая часть. С. 343.
См.: Шнайдер М.А. Советское уголовное право. Часть общая. М., 1964. С. 197.
См.: Прохоров ВС. Соучастие в преступлении. Курс советского уголовного права.
Часть общая. Т. 1. Л., 1968. С. 597.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
С.Ю. Бытко, Е.В. Курочка
125
интерес представляют не такие гипотетические примеры, а реальные преступления. Как известно, в нашей стране организованная преступность
получила широкое распространение с началом перестройки. За это время
появились преступные сообщества, имеющие достаточно сложную внутреннюю структуру, в которой организатор отделен от непосредственного
исполнителя преступления несколькими ступенями внутренней иерархии.
Так, рядовой участник (исполнитель) одного из преступных сообществ входит в состав тройки (низового подразделения). Типичный
случай совершения преступления (например, вымогательства) происходит следующим образом. Исполнитель получает по телефону указание ? на улице сесть в машину с определенными номерами и выполнять
указания водителя. В машине вместе с ним перемещаются незнакомые
ему другие исполнители. Одному из них по телефону сообщают адрес и
приметы бизнесмена, у которого необходимо потребовать деньги, после
чего группа, состоящая из незнакомых ранее людей, совершает собственно вымогательство.
Данный пример показывает, что при соучастии субъективная связь
между соучастниками носит достаточно абстрактный, неконкретизированный характер: исполнители могут быть незнакомы лично с организатором,
организатор, в свою очередь, может не знать, кто конкретно будет исполнителем преступления, одновременно организатор и исполнители могут
ничего не знать о пособниках.
Таким образом, достаточным условием для соучастия является осведомленность (пусть даже и абстрактная) о наличии других соучастников
и о совместной цели.
3. Еще одним вопросом соучастия, по которому расходятся мнения
теоретиков, является деятельность пособника. А.А. Арутюнов высказал
точку зрения, что заранее обещанное сокрытие преступника, средств или
орудий совершения преступления, следов преступления либо предметов,
добытых преступным путем, приобретение или сбыт таких предметов не
могут быть отнесены к пособнической деятельности, поскольку совершаются после совершения преступления. По его мнению, существующее в
литературе объяснение, что в причинной связи с совершением преступления находятся не сами заранее обещанные действия по приобретению или
сбыту имущества, добытого преступным путем, а заранее данное обещание совершить такие действия, не спасает положения. Данное объяснение,
пишет А.А. Арутюнов, базируется на теории «информационной причинности», согласно которой взаимодействие причины и следствия характеризуется не только как передача вещества и энергии, но и как передача информации от одного предмета к другому. Однако, по мнению А.А. Арутюнова,
передача информации не может вызвать изменения во внешнем мире, а
следовательно, такое объяснение не может быть принято6.
Считаем, что аргументацию, использованную А.А. Арутюновым, нельзя признать достаточно весомой. По его мнению, передача информации не
порождает изменений в материальном мире, причем этот тезис А.А. Арутюнов никак не обосновывает. Хотя вся человеческая деятельность в той
или иной мере связана с передачей информации от человека к человеку,
6
См.: Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской
Федерации: Автореф. дис. ? д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 38.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
126
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
что в конечном итоге приводит к совершенно конкретным изменениям в
окружающем мире.
Кроме того, А.А. Арутюнов допускает непоследовательность в своих
рассуждениях. Так, заранее данное обещание сокрыть преступника, по
его мнению, не производит изменений в окружающем мире и не может
быть отнесено к пособнической деятельности. В то же время дача советов
и указаний, предоставление информации, по его мнению, могут быть отнесены к пособничеству, хотя эти действия не производят сами по себе изменений в окружающем мире, но об этом А.А. Арутюнов умалчивает.
Пособник, давая обещание сокрыть преступника, средства или орудия совершения преступления и т.п., оказывает воздействие на волю и
сознание исполнителя, укрепляет его решимость совершить преступление
и тем самым порождает условия совершения преступления.
Не соглашаясь с точкой зрения, высказанной А.А. Арутюновым, в то
же время считаем, что понятие пособничества, данное в ч. 5 ст. 33 УК РФ,
необходимо изменить. Главным недостатком законодательного определения пособничества мы считаем ограниченный перечень действий, образующих пособничество. Такой способ описания чреват возникновением
пробелов в законодательстве. Например, действия посредника, передающего должностному лицу взятку в виде денег, традиционно квалифицируются как пособничество в получении взятки, хотя такая квалификация не
является точной. В соответствии с законодательным определением пособник предоставляет средства или орудия совершения преступления, а при
получении взятки посредник передает должностному лицу предмет преступления ? деньги.
Таким образом, при квалификации взяточничества допускается массовое нарушение законодательства, состоящее в расширительном, не основанном на законе толковании пособнической деятельности7. Как представляется, выходом из такой ситуации может стать дополнение понятия
пособника указанием на создание им иных условий для совершения преступления.
4. Одним из наиболее сложных в уголовном праве является вопрос о
формах соучастия. Прежде всего, не определено значение самого термина «форма соучастия». Советский энциклопедический словарь определяет
форму как внешнее выражение какого-либо содержания. Содержание и
форма являются взаимосвязанными философскими категориями. Содержание ? определяющая сторона целого, совокупность его частей; форма
? способ существования и выражения содержания8.
Содержанием соучастия выступает совместная преступная деятельность соучастников, соответственно формой ? внешнее проявление совместной преступной деятельности.
Существует множество классификаций форм соучастия, в основу которых положены следующие критерии: степень согласованности преступной деятельности; способ взаимодействия соучастников; степень согласо7
8
См.: П. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «По делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 7 от 6 февраля 2007 г. «Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда
Российской Федерации по уголовным делам») // ВВС РФ. 2007. № 5.
См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1981. С. 945.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
С.Ю. Бытко, Е.В. Курочка
127
ванности соучастников и совместность (организованность) действий соучастников; характер участия в преступлении и т.д.9
Для решения вопроса о классификации форм соучастия целесообразно начать с определения самого понятия «классификация». Представляется приемлемой следующая дефиниция: «? под классификацией будем понимать состоявшуюся систему знания, понятия которой означают
упорядоченные группы, по которым распределены объекты некоторой
предметной области на основании их сходства в определенных свойствах.
Эта система призвана решать две основные задачи: во-первых, представлять в надежном и удобном для обозрения и распознавания виде все объекты этой предметной области; во-вторых, содержать как можно больше
существенной информации о них?»10. Из приведенного определения можно вывести следующие требования к критерию, положенному в основу деления соучастия на формы:
? он должен быть объективным, т.е. выраженным вовне, проявляться
в действиях соучастников и в то же время давать возможность характеризовать внутреннюю, психическую сторону их деятельности, подобно тому,
как признаки объективной стороны состава преступления характеризуют
не только внешнее проявление преступления, но и психико-волевое отношение субъекта к совершенному деянию и наступившим последствиям;
? позволяет выстроить иерархию форм соучастия, при которой простейшие формы соучастия являлись бы составными элементами более
сложных форм;
? должен отражать общественную опасность формы соучастия;
? позволяет однозначно разграничивать между собой формы соучастия. Выдающийся историк Л.Н. Гумилев сделал вывод, что, чем сложнее
структура этноса, тем больше устойчивость этого этноса, выше его способность переносить века смятений, смут и мирного увядания11.
Применительно к системам более низкого, чем этнос, уровня данное
высказывание также применимо. Чем более сложной является внутренняя
структура какой-либо организации, чем больше количество взаимосвязей
между ее внутренними элементами, тем выше ее устойчивость к внешним
воздействиям, ее приспособительные возможности.
В полной мере рассуждения об устойчивости более сложных систем
относятся и к соучастию. Чем более сложные организационные формы
принимает соучастие, тем выше его возможности в противодействии правоохранительным органам и конкурирующим преступным образованиям.
Более того, усложнение внутренней организационной структуры форм соучастия качественно повышает уровень общественной опасности совершаемых преступлений. Группа лиц может совершить такие преступления,
9
10
11
Проблеме определения форм соучастия только в последнее время посвящено несколько работ. См., напр.: Розенко СВ. Формы и виды организованной преступной
деятельности: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001; Карлов В.П.
Формы соучастия: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. Самара, 2004; Мондохонов
А.Н. Формы соучастия в преступной деятельности: Автореф. дис. ? канд. юрид. наук. М., 2005; Балеев С.А. Формы соучастия в преступлении как проблема правоприменительной практики // Научные труды Казанского юридического института
МВД России. Вып. 5. Казань, 2005.
Субботин А.Л. Классификация. М., 2001. С. 10.
Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. M., 1993. С. 101?119.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
128
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
которые не под силу одиночному преступнику. В свою очередь, преступное сообщество, обладая разветвленной структурой, может совершать
преступления, на которые не способны организованные группы.
Преступные организации, являющиеся высшей формой соучастия, совершают преступления в течение многих лет, пользуясь прикрытием со
стороны коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов. В то же время простейшие преступные образования такой
живучестью не отличаются, их деятельность быстро пресекается правоохранительными органами.
Сложность внутренней структуры преступной группы определяет характер взаимоотношений между соучастниками, распределение ролей при
совершении преступления, а также позволяет оценить уровень общественной опасности такой группы (организации) по сравнению с другими преступными формированиями.
Таким образом, по нашему мнению, критерием деления соучастия
на формы выступает сложность внутреннего организационного устройства совместной преступной деятельности соучастников. Чем более
сложную внутреннюю структуру имеет преступное формирование, тем оно
опаснее и тем больше преступлений оно совершает, дольше существует.
Выше мы попытались схематично изобразить эволюцию форм соучастия от самых простых и менее опасных к наиболее сложным и опасным.
1) Представлен случай совершения преступления единственным исполнителем, соучастие отсутствует.
2) Имеет место совершение преступления двумя соисполнителями.
Имеет место простейший вид соучастия без разделения ролей. Каждый
соисполнитель в полном объеме или частично выполняет объективную сторону состава преступления.
3) Схематически изображена следующая форма ? группа лиц, действующих по предварительному сговору. Имеет место разделение ролей.
Внутри группы отсутствует иерархия.
4) Представлена организованная группа ? возникает иерархия. Группу возглавляет организатор.
5) «Вершина» эволюции форм соучастия преступное сообщество (преступная организация). Здесь присутствует многоуровневая иерархия: руководитель сообщества ? руководители входящих в сообщество групп ?
рядовые участники сообщества.
Рассмотрим некоторые спорные вопросы, возникающие при определении форм соучастия.
Группа лиц, действующих по предварительному сговору. В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой
лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее
договорившиеся о совместном совершении преступления.
Существенным признаком группы лиц по предварительному сговору,
в отличие от просто группы лиц, является состав соучастников. Группу
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
С.Ю. Бытко, Е.В. Курочка
129
лиц, действующих без предварительного сговора, в соответствии с ч. 1
ст. 35 УК РФ образуют два (или более) соисполнителя, каждый из которых в полном объеме или частично совершает деяния, предусмотренные
объективной стороной состава преступления. В отличие от этой формы соучастия в группу лиц по предварительному сговору могут входить также
организаторы, подстрекатели и пособники, количество исполнителей (соисполнителей) преступления в ч. 2 ст. 35 УК РФ законом не устанавливается. Однако в судебной практике получила распространение не основанная на законе точка зрения, согласно которой преступление признается
совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два и более соисполнителя.
Так, военным судом Приволжского военного округа осужден Е. за совершение (помимо иных преступлений) убийства по предварительному
сговору группой лиц с целью облегчить совершение другого преступления, а А. ? за пособничество в этом убийстве. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев 12 августа 1999 г. дело в кассационном порядке, расценила квалификацию действий осужденных как ошибочную и
приговор в этой части изменила, указав следующее. Убийство потерпевшего Д. совершил один Е., набросив ему на шею веревку и удушив таким образом. А. в лишении жизни Д. участия не принимал. Он лишь содействовал Е. тем, что завлек потерпевшего в уединенное место.
Поскольку соучастие в виде пособничества в убийстве потерпевшего не
образует группы, то квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, «Совершенное группой лиц по предварительному сговору» вменен обоим осужденным необоснованно12.
Как видим, суды толкуют понятие «группа лиц по предварительному
сговору» вопреки буквальному содержанию ч. 2 ст. 35 УК РФ.
По нашему мнению, причина такого толкования базируется на представлении о том, что существует такая самостоятельная форма соучастия,
как сложное соучастие, при котором в совершении преступления участвуют организатор, подстрекатель, пособник и один исполнитель. Если же
исполнителей несколько, то имеет место группа лиц по предварительному
сговору.
Сложное соучастие, по мнению некоторых авторов, не всегда повышает общественной опасности преступления, особенно при совершении преступления исполнителем совместно с пособником и другими, предусмотренными законом соучастниками13.
Практические последствия применения на практике данной точки зрения можно рассмотреть на следующих примерах:
1) исполнитель совершает тайное хищение автомагнитолы из машины и по заранее достигнутой договоренности сбывает ее пособнику.
Данное деяние в соответствии с критикуемой позицией надо квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК (кража), максимальное наказание при этом составит 2 года лишения свободы. При этом сложное соучастие, образуемое
действиями исполнителя и пособника, нельзя учитывать в качестве отягчающего обстоятельства, поскольку группы лиц по предварительному сго12
13
БВС РФ. 2000. № 5. С. 8.
См.: Галиакбаров P.P. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 9.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
130
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
вору здесь не будет, а сложное соучастие не является отягчающим обстоятельством, предусмотренным ст. 63 УК РФ;
2) если же исполнителей будет двое, то квалифицировать действия соисполнителей и пособника следует уже по п. «а» ч. 2 ст. 158
УК РФ, максимальное наказание 5 лет лишения свободы.
Из рассмотренных примеров видно, какое гипертрофированное значение придается соисполнительству как главному признаку группы лиц по
предварительному сговору, существенно повышающему общественную
опасность соучастия. Не соглашаясь с такой позицией, отметим, что количество исполнителей преступления может зависеть от случайных обстоятельств, но представляется, что в первую очередь их число в группе лиц
по предварительному сговору определяется технической сложностью совершения общественно опасного деяния. С развитием техники большинство преступлений вполне может быть совершено и одним-единственным исполнителем, например, те же кражи из автомобилей. Заметим при этом,
что общественная опасность преступления может быть не связана со
сложностью его совершения.
В то же время недооцененной остается деятельность других соучастников, К примеру, действия того же пособника могут сыграть решающую
роль в формировании мотивационно-волевого комплекса у непосредственного исполнителя, поскольку сбыт похищенного имущества является одним из самых уязвимых, с точки зрения преступников, звеньев преступной
деятельности. Поэтому профессиональный безопасный сбыт похищенного
пособником, а не соисполнительство, по нашему мнению, будет фактором,
существенно повышающим общественную опасность соучастия.
Аппроксимируя данное утверждение, можно сделать вывод о том, что
соучастие в любом случае повышает общественную опасность преступления, а выделение сложного соучастия и его отграничение от группы лиц
по предварительному сговору проводятся необоснованно. Предъявление
обязательного требования о наличии двух соучастников в группе лиц по
предварительному сговору существенно ослабляет уголовно-правовое воздействие на лиц, совершивших преступления при такой форме соучастия;
порождает неадекватную уголовную статистику, ограничивает возможности по эффективному предупреждению преступности.
В теории уголовного права ошибочность сложившейся практики квалификации преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору, отмечалась ранее14.
По-видимому, понимание ошибочности сложившейся практики квалификации групповых преступлений приходит и к высшим органам судебной власти РФ. Иначе сложно объяснить позицию Пленума Верховного
Суда РФ, изложенную в п. 10 Постановления «По делам о краже, грабеже, разбое».
Столкнувшись с ситуацией, когда общепринятая практика квалификации групповых хищений приводит к смягчению наказания в случаях,
когда в совершении хищения принимают участие, кроме исполнителя, организатор, подстрекатель или пособник, Верховный Суд существенно расширил границы соисполнительства. Вопреки своим же предшествующим
14
См., напр.: Кригер Г.Л. Соучастие в преступлении // Курс российского уголовного
права. Общая часть. С. 373.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
С.Ю. Бытко, Е.В. Курочка
131
решениям Верховный Суд предлагает признавать исполнителями при хищениях не только лиц, которые непосредственно изымают имущество (т.е.
выполняют объективную сторону состава преступления), но и других, например, участвовавших во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее
состоявшейся договоренности вывозивших похищенное, подстраховывавших других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления (т.е. тех, кого ранее традиционно относили к пособникам!).
По нашему мнению, позиция Верховного Суда непоследовательна, ломает сложившуюся практику квалификации групповых преступлений. Неправильное толкование уголовного закона в данном случае ведет к тому,
что не получают должной правовой оценки и соответствующего сурового
наказания соучастники групповых преступлений, а уголовная статистика
дает «приглаженную», смягченную картину преступности в стране.
Представляется, что ситуацию могло бы исправить внесение изменений в указанное выше Постановление таким образом, чтобы привести толкование группы лиц по предварительному сговору в соответствие с положениями ч. 2 ст. 35 УК РФ.
Организованная группа. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ, организованная группа ? это устойчивая группа лиц, заранее объединившаяся
для совершения одного или нескольких преступлений. К сожалению, до
сих пор отсутствует четкая позиция Верховного Суда по вопросу об этой
форме соучастия.
Традиционно в теории и практике предполагалось, что в состав организованной группы входят как минимум два человека. Однако новая редакция п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля2007 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже, разбое»
предлагает вменять квалифицирующий признак «организованная группа»
только в тех случаях, когда преступление совершают два и более исполнителя15.
Как и в случае с группой лиц по предварительному сговору, Верховный Суд признает наличие двух соисполнителей обязательным признаком
организованной группы, однако данное положение не вытекает из содержания ч. 3 ст. 35 УК РФ, не основано на законе. Если же принять точку
зрения Верховного Суда, необходимо сделать вывод о том, что минимальная численность организованной группы должна составлять три человека
? двух исполнителей и организатора (наличие организатора вытекает из
п. 15 того же постановления).
Считаем, что позиция Верховного Суда, не основанная на законе, как
и в случае с группой лиц по предварительному сговору, влечет негативные последствия для правоприменительной практики, в том числе и при
квалификации и назначении наказания участникам организованных
групп, состоящих из двух человек.
Преступное сообщество (преступная организация). Преступное сообщество ? наиболее опасная форма соучастия, имеющая сложную иерархическую структуру. В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК РФ, преступным сообществом
(преступной
организацией)
признается
сплоченная
15
См.: Досюкова Т.В., Лапупина Н.Н. Актуальные проблемы уголовного права
(по постановлениям Пленума Верховного Суда РФ и опубликованной судебной
практике). Саратов, 2007. С. 134.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
132
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких
или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп,
созданное в тех же целях.
Определенные проблемы в теории и практике создает толкование термина «сплоченность». Словарь по социальной психологии определяет
сплоченность как «один из процессов групповой динамики, характеризующий степень приверженности к группе ее членов. В качестве конкретных
показателей групповой сплоченности, как правило, рассматриваются:
1) уровень взаимной симпатии в межличностных отношениях. Чем большее количество членов группы нравятся друг другу, тем выше ее сплоченность; 2) степень привлекательности (полезности) группы для ее членов.
Чем больше число тех людей, кто удовлетворен своим пребыванием в
группе, т.е. тех, для кого субъективная ценность приобретаемых благодаря группе преимуществ превосходит значимость затрачиваемых усилий,
тем выше сила ее притяжения, а, следовательно, и сплоченность»16.
Как видно из указанного определения, понятие сплоченности является
сугубо оценочным, поскольку показатели сплоченности не могут быть точно измерены.
В уголовном законе этот термин не определен, что является несомненным дефектом, усложняющим определение уголовно-правовых признаков
преступного сообщества. При отсутствии четкого законодательного определения существенно расширяются полномочия правоохранительных и судебных органов, что может повлечь серьезное нарушение прав и свобод
граждан.
В некоторых судебных решениях делается попытка провести взаимосвязь между терминами «устойчивость» и «сплоченность». В частности,
одним из признаков, свидетельствующих об устойчивости организованной
группы (банды), суды называют ее сплоченность17.
Такой подход нельзя признать правильным, поскольку термины
«сплоченность» и «устойчивость» используются законодателем при характеристике качественных признаков различных форм соучастия. Определение устойчивости группы через сплоченность ее участников размывает
границы между организованной группой и преступным сообществом.
В правовой литературе делалось много попыток определить эти термины, однако ни одно из определений не стало общепринятым18. А поскольку отсутствует внятное единообразное теоретическое и судебное тол16
17
18
Социальная психология. Словарь. М., 2005. С.
См.: Лица обоснованно осуждены по ст. 209 УК РФ за создание банды и участие в
ней (Извлечение) // БВС РФ. 2004. № 4; Обзор кассационной практики судебной
коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2001 год.
Приговор Верховного Суда Республики Башкортостан отменен в части осуждения
Глазкова и Егорова по ч. 1 ст. 209 УК РФ за недоказанностью, а по п. «а», «б» ч. 1
ст. 30, ч. 3 ст. 162 УК РФ за отсутствием состава преступления // БВС РФ. 2002.
№ 9.
В правовой литературе проблема взаимосвязанности признаков «устойчивость» и
«сплоченность» является известной. См., например, детальный обзор теоретических
взглядов по данной проблеме: Бражников Д., Бычков В. Сплоченность как признак
банды // Уголовное право. 2006. № 1. П. Агапов также говорит о ненадежности
этих признаков в качестве индикаторов соответствующих форм соучастия (см.: Агапов П. Критерии разграничения организованной группы и преступного сообщества
// Законность. 2007. № 5).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
С.Ю. Бытко, Е.В. Курочка
133
кование термина «сплоченность», представляется заслуживающим внимания предложение вообще исключить сплоченность из признаков преступного сообщества (преступной организации)19.
Д. Бражников, В. Бычков, в частности, предлагают изложить ч. 4
ст. 35 УК РФ в следующей редакции: «Преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено объединением нескольких автономных организованных групп или их руководителей, созданным для систематического совершения преступлений». Достоинством
данного определения является и то, что устраняется сложная проблема
определения формы соучастия в тех случаях, когда преступление совершено сплоченной организованной группой (вспомним, преступным сообществом (преступной организацией) признается сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо
тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное
в тех же целях).
На практике достаточно сложно определить, является ли организованная преступная группа просто устойчивой или устойчивой и сплоченной. Предложение Д. Бражникова и В. Бычкова позволяет однозначно избавиться от терминологической неопределенности.
Однако предложенное указанными авторами определение преступного
сообщества как простого объединения автономных организованных групп,
по нашему мнению, необоснованно. Законодатель, используя в определении преступного сообщества понятие «организация», подчеркивает, что такая форма соучастия имеет сложную внутреннюю структуру. Советский
энциклопедический словарь определяет организацию как внутреннюю упорядоченность, согласованность, взаимодействие более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленных его строением20. Исходя из этого определения, можно сделать вывод, что организация
? явление более сложное, чем просто объединение автономных групп.
В отличие от организованной группы, преступное сообщество имеет
более сложную внутреннюю структуру, что проявляется в многоуровневой
иерархии, относительной автономности составных частей; едином руководстве; внутренней дисциплине.
Более приемлемым представляется определение преступного сообщества, предложенное А.А. Арутюновым: «Преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено сплоченной организацией, созданной для совершения тяжких или особо тяжких
преступлений»21.
Однако данное определение также несвободно от недостатков в силу
все того же неоднозначного толкования понятия «сплоченность». Мы считаем, что с практической точки зрения необходимо отказаться от данного
признака в определении преступного сообщества.
Наиболее важным признаком, позволяющим разграничить формы соучастия, является не сплоченность, а сложность их внутренней структуры,
позволяющая при более развитой внутренней организации совершать более опасные преступления.
19
20
21
Бражников Д., Бычков В. Сплоченность как признак банды // Уголовное право.
2006. № 1.
См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1981. С. 1246.
Арутюнов А.А. Уголовно-правовая характеристика преступного сообщества // Адвокат. 2001. №2.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
134
Более сложное устройство сообщества подразумевает и такие его
свойства, как внутреннюю жесткую дисциплину, приводящую в движение
весь сложный механизм, сплоченность, взаимовыручку членов преступного сообщества
Исходя из изложенного, предлагается преступное сообщество понимать как организацию, созданную для совершения тяжких или особо
тяжких преступлений.
Н.Ф. Лукашова*
????? ??????????????? ?? ?????? ???????? ? ????????? ??
? ??????? ??????? ??????????????? ??????
У
полномоченный по правам человека является важнейшим публично-правовым институтом, новым для современной России. Цель
деятельности данного института ? содействие соблюдению и уважению государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами прав и свобод человека и гражданина и их защита.
Деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечёт пересмотра компетенции тех органов, которые в соответствии с законодательством обеспечивают защиту и восстановление нарушенных прав и свобод. Особенность
статуса Уполномоченного заключается в том, что он избирается законодательным органом области, но независим в своей деятельности по защите
прав граждан.
В системе разделения властей Российской Федерации Уполномоченный по правам человека занимает особое место, он не принадлежит ни к
судебной, ни к исполнительной, ни к законодательной власти. Данный институт выступает в качестве элемента механизма контроля органов законодательной (представительной) власти субъектов Федерации за деятельностью государственных органов, органов местного самоуправления
субъектов РФ, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих в сфере обеспечения ими соблюдения прав и свобод граждан.
Своеобразие правового статуса Уполномоченного по правам человека
в субъекте РФ состоит в том, что он является связующим звеном между
гражданским обществом и властью в субъекте Федерации, между гражданином и чиновником. Он выступает в качестве характерного «посредника» между ними, осуществляет мониторинг действий органов государственной власти с позиции соответствия принципам и нормам
международного права в области прав человека, вырабатывает и предлагает государственным структурам рекомендации по совершенствованию
их деятельности, консультирует государственные структуры, способствует
распространению информации и правовому просвещению граждан по вопросам защиты прав и свобод человека.
Этот институт обладает тем достоинством, что граждане не испытывают формальных трудностей при осуществлении контакта с Уполномо*
Уполномоченный по правам человека в Саратовской области.
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
134
Более сложное устройство сообщества подразумевает и такие его
свойства, как внутреннюю жесткую дисциплину, приводящую в движение
весь сложный механизм, сплоченность, взаимовыручку членов преступного сообщества
Исходя из изложенного, предлагается преступное сообщество понимать как организацию, созданную для совершения тяжких или особо
тяжких преступлений.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ф. Лукашова*
????? ??????????????? ?? ?????? ???????? ? ????????? ??
? ??????? ??????? ??????????????? ??????
У
полномоченный по правам человека является важнейшим публично-правовым институтом, новым для современной России. Цель
деятельности данного института ? содействие соблюдению и уважению государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами прав и свобод человека и гражданина и их защита.
Деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечёт пересмотра компетенции тех органов, которые в соответствии с законодательством обеспечивают защиту и восстановление нарушенных прав и свобод. Особенность
статуса Уполномоченного заключается в том, что он избирается законодательным органом области, но независим в своей деятельности по защите
прав граждан.
В системе разделения властей Российской Федерации Уполномоченный по правам человека занимает особое место, он не принадлежит ни к
судебной, ни к исполнительной, ни к законодательной власти. Данный институт выступает в качестве элемента механизма контроля органов законодательной (представительной) власти субъектов Федерации за деятельностью государственных органов, органов местного самоуправления
субъектов РФ, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих в сфере обеспечения ими соблюдения прав и свобод граждан.
Своеобразие правового статуса Уполномоченного по правам человека
в субъекте РФ состоит в том, что он является связующим звеном между
гражданским обществом и властью в субъекте Федерации, между гражданином и чиновником. Он выступает в качестве характерного «посредника» между ними, осуществляет мониторинг действий органов государственной власти с позиции соответствия принципам и нормам
международного права в области прав человека, вырабатывает и предлагает государственным структурам рекомендации по совершенствованию
их деятельности, консультирует государственные структуры, способствует
распространению информации и правовому просвещению граждан по вопросам защиты прав и свобод человека.
Этот институт обладает тем достоинством, что граждане не испытывают формальных трудностей при осуществлении контакта с Уполномо*
Уполномоченный по правам человека в Саратовской области.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ф. Лукашова
135
ченным. Уполномоченный, не имея властных полномочий, способствует защите нарушенных прав граждан и их восстановлению посредством убеждения, побуждения соответствующих государственных органов и должностных лиц к соблюдению прав граждан.
Система видов деятельности Уполномоченного включает в себя: содействие в восстановлении нарушенных прав, совершенствовании законодательства о правах человека и приведении его в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, развитии
сотрудничества в сфере прав человека, просвещения по вопросам прав и
свобод человека, форм и методов их защиты.
Одним из важных признаков, определяющих правовой статус Уполномоченного по правам человека, является независимость. Анализ законов
субъектов Российской Федерации об Уполномоченном по правам человека
в соответствующем субъекте Федерации показал, что почти во всех субъектах Федерации, где создан данный институт (за исключением Республики Башкортостан), Уполномоченный по правам человека и его аппарат
являются государственным органом, не относящимся ни к одной из ветвей
власти субъекта Федерации.
Независимость института Уполномоченного по правам человека в
субъектах Федерации подчеркивается закреплением в соответствующих
законах субъектов Федерации «независимости и неподотчетности» Уполномоченного каким-либо государственным органам и должностным лицам.
Важным признаком независимости института Уполномоченного по
правам человека в субъекте Российской Федерации является также отнесение должности Уполномоченного к государственным должностям и наделение сотрудников аппарата Уполномоченного статусом государственных служащих, что предусматривает наличие у них специальных
государственных гарантий.
Как исключение, следует отметить, что в Законе Республики Башкортостан от 3 июля 2007 г. № 450-З «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Башкортостан» не упоминается о порядке финансирования Уполномоченного. В ст. 23 Закона закрепляется, что «обеспечение
деятельности Уполномоченного осуществляется лицами из числа работников Секретариата Государственного Собрания ? Курултая Республики
Башкортостан». В результате в структуре Государственного Собрания
Республики Башкортостан был образован сектор по обеспечению деятельности Уполномоченного по правам человека в Республике Башкортостан.
Исходя из этого, следует понимать, что институт Уполномоченного по правам человека в Республике Башкортостан является практически частью
структуры представительного органа власти Республики Башкортостан.
В связи с этим говорить о самостоятельности данного института не представляется возможным.
Одним из существенных признаков правового статуса Уполномоченного по правам человека является неполитизированная природа его учреждения. Она заключается в следующем: во-первых, сам институт создается не политической партией или общественным объединением,
преследующим политические цели, или их политическими структурами;
во-вторых, перед институтом Уполномоченного по правам человека не ставится задача достижения политических целей; в-третьих, в большинстве
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
136
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
законов субъектов Федерации закреплены нормы о том, что Уполномоченный по правам человека в соответствующем субъекте Российской Федерации не вправе заниматься политической деятельностью, быть членом политической партии или общественного объединения, преследующего
политические цели. Однако, например, в законах об Уполномоченном по
правам человека в Волгоградской, Московской, Саратовской областях
нормы, ограничивающие политическую деятельность Уполномоченного по
правам человека, отсутствуют.
На наш взгляд, «деполитизированность» Уполномоченного по правам
человека в субъекте Российской Федерации, а в конечном итоге ? его статуса, должна быть законодательно закреплена, что послужило бы еще одним из оснований его независимости, выступило бы в качестве одной из
основ доверия граждан к данному институту. В противном случае будет
ставиться вопрос доверия институту Уполномоченного по правам человека, доверия его авторитету, невосприятия его как позитивного института
урегулирования конфликтов между обществом и властью.
Однако, несмотря на независимость статуса Уполномоченного по правам человека, необходимо определить место данного института среди органов государственной власти.
Например, в Законе Республики Татарстан от 3 марта 2000 г. № 95
(в ред. от 09.08.2003) «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Татарстан» в число задач Уполномоченного по правам человека в
Республике Татарстан входит содействие «взаимодействию государственных органов Республики Татарстан в защите прав и свобод человека и
гражданина». В Законе Республики Калмыкия от 13 ноября 2000 г. № 85II-З (в ред. от 03.07.2006) указывается также, что Уполномоченный по
правам человека «информирует органы государственной власти Республики и общественность о положении дел в области соблюдения прав и
свобод человека и гражданина в Республике».
В Законе Калининградской области (в ред. от 02.11.2006) «Об Уполномоченном по правам человека в Калининградской области» это положение
приведено в несколько иной формулировке, однако существенно меняющей
его смысл: Уполномоченный должен информировать о положении дел в области соблюдения прав и свобод человека и гражданина, но уже не органы государственной власти и общественность, а жителей области. В этом
же Законе (ст. 2) указываются следующие задачи Уполномоченного:
? содействие совершенствованию механизмов обеспечения и защиты
прав и свобод человека и гражданина;
? содействие в координации деятельности органов государственной
власти Калининградской области и органов местного самоуправления Калининградской области в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина.
Как показывает опыт работы Уполномоченного по правам человека,
на территории Саратовской области удалось добиться эффективного взаимодействия с властными структурами. В связи с нарушением прав граждан Уполномоченный осуществляет совместные выездные проверки с
представителями органов власти и местного самоуправления, организует
семинары, круглые столы по проблемам соблюдения прав человека.
Осуществляя взаимодействие с органами исполнительной власти Саратовской области, Уполномоченный принимает активное участие в посто-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ф. Лукашова
137
янно действующих совещаниях, заседаниях правительства области, совещаниях и коллегиях других органов власти. Например, в октябре прошлого года Уполномоченный выступил на постоянно действующем совещании
с курируемыми министерствами и ведомствами при заместителе председателя правительства Саратовской области на тему: «Об обращениях жителей области к Уполномоченному по правам человека в Саратовской области по вопросам, входящим в компетенцию министерств социальной
сферы». По итогам выступления Уполномоченного было вынесены рекомендации областным министерствам.
Один из действенных способов, которым может воспользоваться Уполномоченный по правам человека в субъекте Федерации при осуществлении своей деятельности, в том числе при проверке по жалобе, ? это безотлагательный прием руководителями и другими должностными лицами
органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также предприятий, учреждений и организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, администраций мест принудительного содержания. Данное право закреплено в Законе Республики
Татарстан от 3 марта 2000 г. № 95 (в ред. от 09.08.2003) «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Татарстан», в отдельной статье
Закона Нижегородской области от 9 января 2004 г. № 3-З (в ред. от
26.10.2006) «Об Уполномоченном по правам человека в Нижегородской
области» (ст. 20).
К сожалению, данное положение закреплено далеко не во всех законах субъектов Российской Федерации об Уполномоченном по правам человека. Уполномоченный по правам человека в Саратовской области таким правом не обладает. Как показывает практика, при восстановлении
нарушенных прав граждан Уполномоченный по правам человека зачастую должен отреагировать сразу же, иначе теряется смысл обращения к
нему гражданина, в связи с тем что могут наступить обстоятельства, когда права последнего восстановить уже будет объективно невозможно.
В данной ситуации Уполномоченный должен действовать немедленно, при
этом непродуктивно ждать несколько дней, когда тот или иной чиновник
сможет его принять в приемный день.
Одной из форм взаимодействия Уполномоченного и властных структур являются Экспертные и Общественные советы при Уполномоченном
по правам человека. При Уполномоченном по правам человека в Саратовской области наряду с традиционным Общественным советом, куда
входят более сорока общественных организаций, впервые в России создан
и функционирует Общественный совет по защите прав мигрантов. Данные советы являются «переговорной площадкой» Уполномоченного, лидеров общественных организаций и представителей власти по наиболее актуальным вопросам соблюдения прав граждан. Только за текущий год
при Уполномоченном по правам человека в Саратовской области состоялись Общественные советы на тему: «Социальная адаптация инвалидов»,
«Соблюдение прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся в лечебно-профилактических учреждениях муниципальных районов Саратовской области и министерства здравоохранения и социальной поддержки области» и «Проблемы соблюдения жилищных прав
граждан». По итогам каждого мероприятия вырабатываются рекомендации руководителям федеральных и областных органов власти, органам
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
138
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
местного самоуправления, которые принимаются во внимание властными
структурами.
Обобщение результатов рассмотрения жалоб и заявлений граждан,
проверок организаций и учреждений, анализ информации о нарушениях
прав граждан в средствах массовой информации позволяет Уполномоченному выявить пробелы правового регулирования в области соблюдения
прав человека. В связи с этим представляется важным взаимодействие с
законодательными органами субъектов Российской Федерации. Проанализировав законы субъектов Российской Федерации и опыт работы региональных уполномоченных, можно выделить следующие способы взаимодействия:
? внесение в законодательный орган субъекта Федерации предложений об изменении законодательства в сфере прав и свобод человека и гражданина либо о восполнении пробелов в законодательстве, если Уполномоченный полагает, что нарушение прав и свобод человека и гражданина
органами государственной власти и органами местного самоуправления
происходит из-за указанных причин;
? представление законодательному органу субъекта Федерации ежегодного доклада о деятельности Уполномоченного по правам человека в
соответствующем субъекте Российской Федерации и специальных докладов по проблемам соблюдения отдельных прав граждан или отдельных
категорий граждан;
? участие в заседаниях органов законодательной власти субъектов
Российской Федерации;
? выступление с докладами и сообщениями на их очередных заседаниях;
? обращение в органы законодательной власти субъекта Федерации
с предложением о создании комиссии по расследованию фактов нарушения прав граждан и проведении слушаний непосредственно либо через
своего представителя, участие в них.
Внесение в законодательный орган субъекта Федерации предложений
об изменении законодательства в сфере прав и свобод человека и гражданина либо о восполнении пробелов в законодательстве в соответствии с законами субъектов Федерации об Уполномоченном по правам человека может осуществляться в двух формах: либо когда Уполномоченный по правам
человека в субъекте Российской Федерации сам обладает правом законодательной инициативы, либо когда он обращается в законодательный орган
субъекта Федерации через субъекта законодательной инициативы.
Так, правом законодательной инициативы наделены Уполномоченные
по правам человека в Республике Татарстан, Московской, Пермской, Самарской, Саратовской областях.
Правом законодательной инициативы Уполномоченный по правам человека в Саратовской области был наделен недавно, в 2006 г. Безусловно,
отсутствие права законодательной инициативы несколько усложняло ситуацию, так как Уполномоченный вынужден обращаться с ходатайствами
о внесении изменений в законодательство к субъекту законодательной
инициативы.
Например, по инициативе Уполномоченного по правам человека в Саратовской области законом субъекта была предусмотрена административная ответственность должностных лиц за нарушение порядка и срока
рассмотрения письменных обращений граждан в размере от 500 до
700 руб., и за непредставление или несвоевременное представление в го-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.Ф. Лукашова
139
сударственный орган области, орган местного самоуправления и их должностным лицам сведений (информации) накладывается административный штраф на граждан в размере от 100 до 300 руб., на должностных
лиц ? от 300 до 1000 руб., на юридических лиц ? от 3000 до 5000 руб.
Следует отметить, что большинство Уполномоченных по правам человека при осуществлении своей деятельности по совершенствованию законодательства о правах человека не могут воспользоваться правом законодательной инициативы, так как это право не закреплено в соответствующих
законах субъектов Федерации. Эффективность использования данного способа, направленного на восстановление нарушенных прав граждан и совершенствование законодательства о правах человека, бесспорна. Многие
Уполномоченные по правам человека отмечают, что права законодательной
инициативы при осуществлении своей деятельности им очень недостает.
Безусловно, наделение Уполномоченных по правам человека правом
законодательной инициативы позволит сократить путь продвижения предложений Уполномоченного по совершенствованию законодательства, исключить из данного процесса посредников ? тех субъектов законодательной инициативы, которых Уполномоченный по правам человека в субъекте
Российской Федерации должен еще убедить в необходимости внесения изменений в тот или иной закон. Следует учитывать и то обстоятельство, что
субъект законодательной инициативы может и не поддержать такое предложение Уполномоченного. Закрепление за Уполномоченным по правам
человека в субъекте Российской Федерации права законодательной инициативы на уровне субъекта Федерации, несомненно, послужит повышению эффективности их деятельности, повысит правовой статус региональных Уполномоченных по правам человека.
В соответствии с большинством законов субъектов Российской Федерации об Уполномоченном по правам человека в субъекте Федерации по
результатам рассмотрения жалобы Уполномоченные имеют право воспользоваться способом обращения в суд. Так, в Законе Московской области от 12 января 2001 г. №4/2001с03 (в ред. от 17.05.2007) «Об Уполномоченном по правам человека в Московской области» сформулировано
право Уполномоченного «обратиться в суд с заявлением в защиту лица,
права и свободы которого нарушены решениями или действиями (бездействием) органов и должностных лиц Московской области, а также участвовать в процессе в установленных законом формах». Аналогичное право
закреплено также в законах Республики Башкортостан, Астраханской,
Волгоградской и Тюменской областей. Уполномоченный по правам человека в Саратовской области обладает лишь правом обращения в суд в
установленном законом порядке. Об участии в процессе не упоминается.
Подводя итог о роли Уполномоченного по правам человека в субъектах Российской Федерации в системе органов государственной власти,
можно сделать вывод о различных подходах Уполномоченных во взаимодействии с властными структурами. Данные различия обусловлены компетенцией Уполномоченных с точки зрения объема полномочий, спецификой субъекта Российской Федерации, представлением органов власти о
деятельности института Уполномоченного по правам человека в конкретном субъекте Федерации, предназначении данного института. Однако изучение и анализ действующих законов субъектов Российской Федерации
показали, что данный институт имеет серьезный потенциал для дальнейшего развития и совершенствования.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
140
И.Ф. Вершинина*
???????? ??????????????? ?? ?????? ????????
??? ??????? ???????????????? ????????? ?????????
???????? ???????? ? ????????
П
о словам В.В.Путина, «Ни одну из актуальных задач, стоящих
перед нашей страной, мы не сможем решить без обеспечения
прав и свобод граждан, без эффективной организации самого государства, без развития демократии и гражданского общества»1. Несмотря на социальные реформы, проводимые государством в последние годы, граждане выражают недовольство правовой политикой государства, в то же
время нередко отказываются решать свои проблемы законными методами, что свидетельствует о недостаточном уровне их правовой культуры.
На Всероссийском гражданском форуме 22 января 2008 г. Д.А. Медведев
заявил, что «вся социальная деятельность и экономическая работа государства должны быть направлены на раскрытие творческого потенциала
свободных и ответственных людей. А это? во многом проблема воспитания
и образования»2. Д.А. Медведев подчеркнул, что наиболее негативными
моментами в России являются правовой нигилизм и коррупция, и отметил,
что бороться с коррупцией невозможно без преодоления правовой некомпетентности граждан.
Таким образом, актуальной на сегодняшний день представляется задача правового просвещения граждан, гражданско-правового образования как приоритетного направления государственной политики.
В Российской Федерации важную роль в решении названной задачи
играет институт Уполномоченного по правам человека. Уполномоченный
по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченные по правам
человека в субъектах Российской Федерации одним из аспектов своей
деятельности видят содействие повышению уровня правовой культуры в
обществе.
Под правовой культурой понимается «обусловленное духовным, социально-политическим и экономическим строем общества качественное состояние его правовой жизни, выражающееся в достигнутом уровне развития правосознания, правовой деятельности, юридических актов в целом и
в уровне правового развития субъекта (человека, различных социальных
групп, всего населения), а также в степени гарантированности государством и гражданским обществом прав и свобод человека»3.
Правовая культура общества включает в себя прежде всего уровень
развития правового сознания населения и потому во многом зависит от
того, насколько правовым сознанием общества освоены такие правовые
феномены, как ценность прав и свобод человека и гражданина; правовая
информированность населения, его отдельных социальных, возрастных,
профессиональных и иных групп; эмоциональное отношение населения к
закону, суду, правоохранительным органам, юридическим средствам и
*
Уполномоченный по правам человека в Калининградской области.
1
Из Послания Федеральному Собранию 10 мая 2006 г. http://president.kremlin.ru/
text/appears/2006/05/105546.shtml
Российская газета. 2008. 23 янв.
Словарь-справочник по правам человека: основные понятия и институты. М., 2006.
С. 95.
2
3
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.Ф. Вершинина
141
процедурам; установка граждан на соблюдение либо несоблюдение правовых предписаний4.
На заседании Государственного Совета Российской Федерации 8 февраля 2008 г. в своей программной речи «О стратегии развития России до
2020 года» В.В. Путин отметил, что «будущее российской политической
системы определено стремлением современного человека? к индивидуальной свободе и социальной справедливости. Демократическое государство
должно стать эффективным инструментом самоорганизации гражданского общества. Работа здесь рассчитана на годы. И она обязательно продолжится с помощью просветительской деятельности, воспитания гражданской культуры. Через повышение роли неправительственных
организаций, уполномоченных по правам человека, общественных палат»5.
В Федеральном конституционном законе от 26 февраля 1997 г.
№ 1-ФЗК «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»6 указывается, что «Уполномоченный способствует восстановлению
нарушенных прав, совершенствованию законодательства Российской Федерации о правах человека и гражданина и приведению его в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права,
развитию международного сотрудничества в области прав человека, правовому просвещению по вопросам прав и свобод человека, форм и методов их защиты» (ч. 3 ст. 1).
Еще в 1999 г. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации О.О. Миронов выступил с инициативой разработки и принятия
федеральной целевой программы правового просвещения и образования в
области прав человека и методов защиты. О.О. Миронов исходил из нескольких положений: отсутствие демократического правового сознания у
большинства российских граждан и у российских чиновников всех уровней, журналистов, научных и педагогических кадров, вплоть до представителей судейского корпуса и правоохранительных органов; наличие международных обязательств, которые взяла на себя Россия; приоритет норм
международных правовых актов, направленных на закрепление ценностей
демократии и толерантности. Но самое главное ? без просвещения именно
в области соблюдения прав и свобод человека и гражданина Россия не
станет подлинно демократическим государством7.
По мнению О.О. Миронова, «проблема правового просвещения и образования настолько актуальна, что по остроте и неотложности ее можно
сравнить с вопросом ликвидации массовой неграмотности, который стоял
перед советской властью и обществом в 20-е годы прошлого столетия»8.
И вполне закономерно возникает вопрос о федеральной целевой программе правового просвещения, проект которой был разработан совместно с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации и Московским центром глобальных мирокультурных стратегий. Проект
программы широко обсуждался общественностью, был одобрен специалистами. Заметим также, что из 50 субъектов Российской Федерации при4
5
6
7
8
Словарь-справочник по правам человека. С. 95?98.
Российская газета. 2008. 9 февр.
СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.
См.: Вестник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. 2003.
№ 2. С. 88?89.
Там же. С. 93.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
142
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
шли предложения и поправки, которые значительно улучшили ее содержание. Однако Программа так и не была принята.
Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации
В.П. Лукин также считает, что «правовое просвещение граждан России
по вопросам прав и свобод человека, форм и методов их защиты является
одной из важнейших обязанностей Уполномоченного. Цель его деятельности в этой области состоит в повышении осведомленности граждан о правах и свободах, гарантированных им Конституцией Российской Федерации. Только осознав свои права и свободы, граждане России могут
научиться ответственно и с достоинством требовать от должностных лиц
их соблюдения. Начинать правовое просвещение граждан России следует
с детских лет. Для этого необходимо прежде всего разработать доступные
детям и подросткам различных возрастов учебные и методические материалы по проблематике прав и свобод человека. Чрезвычайно важно также решить вопросы подготовки педагогических кадров, владеющих предметом и методикой его преподавания на современном уровне»9.
В ежегодном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 г. говорится, что «знание прав и свобод человека
есть насущная потребность и прямая обязанность всех граждан России.
Удовлетворить эту потребность должны учебные пособия, правовая и
справочная литература, адаптированная к различным возрастным, социальным и образовательным категориям»10. «Системное распространение
знаний в области прав и свобод человека немыслимо без обязательного
преподавания прав человека в образовательных школах в качестве самостоятельной дисциплины».11
Учебно-методический комплекс «Права человека» для 10 и 11 классов
общеобразовательных учреждений был разработан в 2006 г. авторским коллективом, в состав которого вошли сотрудники Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования.
В марте 2007 г. Министерством образования и науки Российской Федерации были направлены в органы управления образованием субъектов
Федерации методические рекомендации по обучению правам человека.
Изучение прав человека в образовательных учреждениях предлагается
вести путем включения вопросов по правам человека в ряд учебных предметов школьных гуманитарного (история, обществознание, литература,
иностранные языки) и естественно-научного циклов (география, биология,
зоология и др.). Рекомендуется также введение курса «Права человека»
за счет часов регионального компонента и компонента образовательного
учреждения, что является прерогативой регионов. Это означает, что предмет «права человека» до настоящего времени не включен в государственные образовательные стандарты общего образования, а перспективы
включения его в региональный образовательный компонент невелики.
В целях популяризации правовых знаний в области прав и свобод человека Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации организуются конкурсы для учащихся и студентов. Совместно с Российской
9
10
11
Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год
// Российская газета. 2007. 13 апр.
Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 год
// www.ombudsman.gov.ru
Там же.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.Ф. Вершинина
143
академией правосудия проводится Всероссийский конкурс работ учащихся «Права человека ? глазами ребенка». В рамках сотрудничества Уполномоченного с Центральной избирательной комиссией Российской Федерации и Российской академией правосудия проводится конкурс для
студентов и аспирантов юридических вузов (юридических факультетов) на
лучшую работу по вопросам избирательных прав и избирательного процесса.
Уполномоченные по правам человека в субъектах Российской Федерации также видят одной из своих задач содействие совершенствованию
гражданско-правового образования, правового просвещения по вопросам
прав и свобод человека, формам и методам их защиты12.
Уполномоченным по правам человека в Калининградской области в
2005 г. был подготовлен специальный доклад «О проблемах гражданскоправового образования в Калининградской области», в котором изложены
основные проблемы гражданско-правового образования в регионе, выработаны рекомендации по их решению.
По инициативе Уполномоченного по правам человека в Калининградской области в Закон Калининградской области «Об образовании» внесены изменения, в соответствии с которыми государственная региональная
политика в сфере образования на территории Калининградской области
основывается на принципах приоритета ценностей демократии, правовой
культуры, воспитания гражданственности, толерантности, уважения к
правам и свободам человека. Региональная политика в сфере образования направлена на формирование гражданской позиции, основанной на
уважении прав и свобод человека и гражданина, осознании прав и обязанностей человека; совершенствование правовой культуры, становление
общественно активной, социально компетентной личности13.
Уполномоченный по правам человека в Калининградской области является членом Экспертного совета по гражданскому образованию и просвещению в области прав человека при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, принимает участие в заседаниях
Экспертного совета, а также в заседаниях Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте Российской Федерации по вопросам преподавания прав человека в
Российской Федерации. Результатом работы Экспертного совета и Совета
по правам человека при Президенте Российской Федерации стало принятие новых программ среднего полного общего образования по обществознанию и праву, в которых большее количество часов отводится преподаванию права, прав человека.
По рекомендации Уполномоченного по правам человека в Калининградской области Калининградский областной институт повышения квалификации работников образования (в настоящее время ? Калининградский
областной Институт развития образования) с 2005 г. в рамках повышения
квалификации педагогов организует обучение интерактивным формам и
методам преподавания правовых и обществоведческих дисциплин.
12
13
См.: Закон Калининградской области от 19.05.2000 г. № 203 (ред. от 02.11.2006)
«Об Уполномоченном по правам человека в Калининградской области» (ст. 2).
См.: Закон Калининградской области «Об образовании». Принят областной Думой
второго созыва 15 января 1998 г. (в ред. Законов Калининградской области от
12.07.2006 г. № 50, от 28.12.2006 г. № 112).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
144
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Уполномоченный по правам человека является инициатором, организатором и участником многочисленных мероприятий, направленных на совершенствование гражданско-правового образования в регионе. Сотрудники аппарата Уполномоченного самостоятельно и в сотрудничестве с
заинтересованными структурами ? министерством образования Правительства Калининградской области, управлением образования мэрии г.
Калининграда, вузами г. Калининграда, общественными организациями
региона ? принимают участие в научно-практических конференциях, семинарах, конкурсах, круглых столах, посвященных проблемам прав человека и совершенствованию механизмов защиты их прав. Это позволяет вести правовое просвещение среди самых разных групп населения региона:
школьников, студентов, преподавателей, государственных служащих,
представителей общественных организаций. По итогам мероприятий издаются сборники, в которых публикуются выступления Уполномоченного.
В 2004-2006 гг. Генеральной дирекцией по правам человека при Совете Европы совместно с Уполномоченным по правам человека в Калининградской области на базе юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета было организовано проведение цикла
семинаров «Европейская конвенция по защите прав человека», «Европейский Суд по правам человека» для представителей калининградских правозащитных организаций, юристов и адвокатов. Экспертами, тренерами
на семинаре выступали судьи, юристы Европейского Суда по правам человека, которые рассказали о механизмах действия и принципах толкования Европейской конвенции о защите прав человека, о критериях приемлемости жалоб в Европейский Суд, о специфике российских дел в
Европейском Суде, о порядке исполнения решений суда.
В последние годы возрос интерес жителей региона к возможности защиты своих прав в Европейском Суде. Ежегодно в аппарат Уполномоченного обращаются граждане за консультацией о порядке обращения в Европейский Суд, они получают квалифицированные разъяснения,
рекомендации от сотрудников аппарата, имеются прецеденты решений Европейского Суда, принятых в пользу граждан Калининградской области.
Правовое просвещение осуществляется также с помощью сайта Уполномоченного по правам человека в Калининградской области, где размещается информация о деятельности Уполномоченного, нормативные правовые акты, адреса органов по защите прав человека, информация о
правовом просвещении, о проводимых конкурсах по правам человека, о
публикациях в средствах массовой информации, подготовленных с участием Уполномоченного по правам человека.
В октябре 2007 г. Министерством образования Калининградской области при участии Уполномоченного по правам человека был проведён
мониторинг состояния гражданско-правового образования в образовательных учреждениях Калининградской области.
По результатам мониторинга выявлена активизация деятельности демократических институтов школьной жизни в работе образовательных учреждений. К управлению образовательными учреждениями активно подключаются попечительские советы, советы старшеклассников, школьные
парламенты.
В Калининградском областном институте развития образования осуществляется повышение квалификации педагогов в области гражданско-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.Ф. Вершинина
145
правового образования и методик преподавания правовых дисциплин, была проведена серия практических семинаров по распространению методик курса «Живое право». В то же время были выявлены проблемы: отсутствие системной работы и единого подхода в области правового
образования всех участников образовательного процесса; недостаточность
в существующей системе повышения квалификации педагогов курсов, направленных на формирование нормативно-правовой компетентности педагогических кадров; отсутствие механизмов учета нормативно-правовой
компетентности педагогических кадров в ходе аттестации.
Педагоги не обладают надлежащей профессиональной подготовкой в
области гражданско-правового образования. 70% педагогов не имеют специальной базовой и курсовой подготовки, в их числе учителя профильных
предметов. Вместе с тем базовая нормативно-правовая компетентность
заложена в примерных должностных инструкциях Министерства образования Российской Федерации для всех категорий педагогических работников, в том числе дошкольных.
Отсутствует системная целенаправленная работа в рамках гражданско-правового образования по направлениям: семья, профилактика правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних, формирование гражданственности и правовой культуры всех участников образовательного
процесса.
Гражданско-правовое образование средствами учебных предметов
«обществознание» проводится в рамках установленного стандартом содержания образования в основном в форме традиционного урока. Предмет «право» преподается в ряде школ области на профильном уровне, но
не всегда обеспечен необходимым документальным и учебно-методическим комплексом. Практически не используется установленное в школах
интерактивное оборудование, не применяются возможности применения
компьютеров, Интернета, информационно-правовых систем «Консультант+», «Гарант».
Данные мониторинга показали отсутствие целостного восприятия воспитательного процесса в большинстве образовательных учреждений. Гражданско-правовое образование как целостный процесс формирования
гражданственности на основе обучения практическому праву не воспринимается большинством педагогов и представителей органов управления
образованием. В качестве примеров гражданско-правового образования в
муниципальных образованиях было представлено преподавание учебных
курсов от основ православной культуры и краеведения до уроков иностранного языка и биологии, что свидетел??ствует о непонимании сущности гражданско-правового образования. Комплексная система гражданско-правового образования, основанная на долгосрочной программе и
рассчитанная на всех участников образовательного процесса, имеется
лишь в четырех образовательных учреждениях области.
Одной из проблем правового просвещения и гражданско-правового
образования в регионе является недостаточный уровень практических знаний, умений и навыков о способах защиты прав человека. Недостаточно
проводится просвещение граждан по вопросам взаимодействия населения
и структур гражданского общества с органами власти, в частности по вопросам, связанным с реформой жилищно-коммунального хозяйства, деятельностью управляющих компаний. Востребованными являются также
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
146
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
знания в области трудового права. Недостаточно в целях гражданско-правового образования используются уроки безопасности жизнедеятельности,
классные часы и родительские собрания.
В образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования студенты либо не получают, либо получают недостаточные правовые знания, необходимые им как в профессиональной деятельности, так и для реализации правового статуса гражданина Российской
Федерации. Педагогические и юридические вузы (факультеты) не готовят
педагогов правовых дисциплин.
Выявленные в ходе мониторинга проблемы нашли отражение в основных направлениях Концепции гражданско-правового образования в Калининградской области на 2008?2011 гг., разработанной рабочей группой,
созданной при министерстве образования Калининградской области при
активном участии аппарата Уполномоченного по правам человека. В состав рабочей группы вошли также представители общественных организаций, Российского государственного университета им. И. Канта, Калининградского юридического института МВД России.
Целью Концепции является создание и развитие системы непрерывного гражданско-правового образования в Калининградской области, способствующей:
? поддержанию и развитию правового государства, гражданского
сознания и гражданских институтов в обществе;
? повышению уровня правовой культуры и грамотности, преодолению правового нигилизма, профилактике асоциальных явлений в детской
и молодёжной среде;
? развитию современной системы образования с учетом опыта и достижений прошлого, современных проблем и тенденций развития российского гражданского общества и государства;
? полному и всестороннему развитию личности, формированию у нее
необходимых гражданских качеств и высокого уровня правовой культуры,
уважения к закону, правам и свободам человека;
? развитию и реализации способностей каждого человека к активному и ответственному участию в жизни общества и государства.
В министерстве образования Калининградской области разработана
также Концепция развития системы воспитания детей и молодёжи Калининградской области. В Концепции приоритетными для региона направлениями воспитания являются гражданско-правовое и патриотическое, а
также формирование культуры здорового образа жизни и профилактика
асоциальных явлений.
Представляется, что для достижения целей гражданско-правового образования необходимо разработать и реализовать в Калининградской
области Программу гражданско-правового образования. Целевая программа гражданско-правового образования и правового просвещения населения Российской Федерации должна быть принята и на федеральном
уровне.
В своем выступлении на V Экономическом форуме в Красноярске в
феврале 2007 г. Д.А. Медведев подчеркнул, что достижение гармонии между свободой и правопорядком является самым важным на данном этапе. «Свобода неотделима от фактического признания гражданами власти
закона. И подразумевает не хаос, а уважение к принятому в стране по-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
И.Ф. Вершинина
147
рядку. Верховенство закона должно стать одной из наиболее значимых
наших ценностей». «Мы должны исключить нарушение закона из числа
наших национальных привычек, которым наши граждане следуют в своей
повседневной деятельности». «Неуважение к закону всегда приводит к неуважению прав других людей и несоблюдению собственных обязанностей»14.
Уполномоченный по правам человека, будучи связующим звеном между
обществом и властью, своей деятельностью доказывает, что является активным двигателем, инициатором и организатором комплекса мер по
правовому просвещению населения, совершенствованию гражданско-правового образования в целях повышения правовой культуры и преодоления правового нигилизма в обществе.
14
Российская газета. 2008. 16 февр.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА
И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
В.С. Хижняк*
???????????? ???????? ?????? ? ????? ??????
???? ????????
Р
азвитие демократии и гражданского общества неразрывно связано с установлением всеобщего уважения прав человека. На наш
взгляд, национальные интересы России в этой области могут влиять как
на становление в международном праве новых норм и институтов, связанных с защитой прав человека, так и на изменения в российском законодательстве, обусловленные приведением его в соответствие с международноправовыми стандартами. Основные национальные интересы России в этой
сфере выводятся из Конституции РФ. «Конституционализм как синтезированное явление (в широком смысле слова) есть опора, тот фундамент,
на котором должно происходить формирование российского правового государства и становление гражданского общества»1.
Наиболее актуальными, на наш взгляд, интересами России в рассматриваемой сфере можно назвать защиту прав и интересов российских
граждан и соотечественников за рубежом; стимулирование дальнейшего
роста институтов гражданского общества; преодоление демографического
спада; соблюдение стандартов прав человека, содержащихся во Всеобщей
декларации прав человека и иных документах универсального характера
в этой сфере; совершенствование механизмов реализации и защиты прав
человека.
Почти шестьдесят лет назад для Советского Союза было важным закрепление во Всеобщей декларации прав человека социально-экономических прав, которые существовали в советском праве. Необходимость их
закрепления была продиктована не только установлением в международном праве принципа всеобщего уважения прав человека и разработкой
универсального стандарта этих прав, но и возможностью оказания влияния советского права на международное, что в свою очередь могло способствовать повышению авторитета СССР в международных отношениях.
На наш взгляд, в настоящее время нет необходимости дробить уже существующие в международных документах права человека и выделять из
них права четвертого поколения. Более целесообразно совершенствовать
механизм реализации и механизм защиты прав человека в международном праве.
*
Доцент Саратовской государственной академии права, кандидат юридических
наук.
1
Кабышев В.Т. Российский конституционализм: тенденции и перспективы развития
// Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения:
Мат. научно-практ. конф. (3?4 октября 2001 г.). Саратов, 2001. С. 54.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Хижняк
149
Проблема соблюдения прав иностранных граждан и соотечественников за рубежом ? это проблема неукоснительного соблюдения прав человека, предусмотренных международно-правовыми стандартами, так как
содержащиеся в них права принадлежат каждому от рождения и не связаны с гражданством. То же касается и защиты прав человека в международных органах. Таким образом, совершенствование международных
механизмов защиты прав человека должно быть основным направлением
деятельности России на международной арене, связанным с развитием
демократии и построением гражданского общества. В программном заявлении партии «Единая Россия» указывается: «Развивая демократию в
собственной стране, мы намерены добиваться демократизации и всей системы международных отношений»2.
Объективно основными интересами России в данной сфере можно назвать построение гражданского общества, защиту прав человека (причем
не только российских граждан, но и соотечественников за рубежом), решение демографической проблемы, снижение смертности, улучшение пенсионного обеспечения. Эти интересы связаны и с осуществлением международно-правовой защиты прав человека, ликвидацией «двойных
стандартов» в этой области, соблюдением и реализацией основных международных документов о правах человека. Таким образом, национальные
интересы России в данной сфере диктуют совершенствование отечественного законодательства и международного права, а также принятие мер
экономического и социального характера.
Реализация международных обязательств России в сфере установления и защиты прав человека осложнена рядом негативных факторов. Как
следует из доклада Уполномоченного по правам человека в Российской
Федерации за 2005 г., в России в 2005 г. ситуация в области прав и свобод человека, несмотря на отдельные позитивные сдвиги, продолжала по
многим параметрам оставаться неудовлетворительной3.
Острыми являются проблемы в социально-экономической сфере, коррупция в правоохранительных органах, недостаточная эффективность судебной системы; бедственное положение отдельных, наименее социально
защищенных групп населения: детей, пенсионеров, военнослужащих, лиц,
находящихся в местах лишения свободы и в психиатрических лечебных
учреждениях.
Недостаточными Уполномоченный по правам человека в РФ считает
меры по увеличению занятости населения и ликвидации безработицы.
В докладе указывается, что, по оценкам Международной организации
труда (МОТ), в России насчитывается 5,9 млн безработных, или 7,4% трудоспособного населения. В ряде регионов безработица значительно превышает этот среднестатистический уровень. Выросло количество случаев,
когда действия сотрудников милиции носят характер пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство человека обращения. Подобные ситуации
нарушают международные обязательства России.
В докладе Уполномоченного также отмечаются недостатки, связанные
с реализацией в России права на информацию, во-первых, поскольку социально-экономическая ситуация в России непосредственно влияет на сте2
3
Официальный сайт партии «Единая Россия» //http://www.edinros.ru
Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 г.
// Российская газета. 2006. 15 июня.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
150
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
пень доступности отечественной прессы, а во-вторых, достаточно остро
стоит вопрос о безопасности профессиональной деятельности журналистов, жизнь которых нередко оказывается под угрозой.
В последние годы произошло увеличение случаев насилия на расовой
и национальной почве, что несет непосредственную угрозу правам и свободам человека. В этой сфере необходима эффективная национальная политика. Т.В. Заметина подчеркивает, что «современная отечественная национальная политика должна обеспечить выработку универсальных
принципов и форм взаимодействия государственных институтов и институтов гражданского общества»4. Концепция национальной политики РФ
была утверждена Указом Президента РФ от 15 июня 1996 г.5
Существует проблема соблюдения прав иностранных граждан, беженцев и вынужденных переселенцев. Конституционный принцип равенства всех перед законом и судом гарантирует равноправие граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, и
обязанность государства обеспечить соблюдение их прав. Однако на практике большинству иммигрантов недоступна судебная процедура обжалования действий органов государственной власти или решений судов первой инстанции. Известны различные нарушения прав этой категории лиц.
Например, сразу после подачи мигрантом кассационной жалобы на решение суда еще до вступления этого решения в законную силу производится его административное выдворение. Все эти проблемы препятствуют
эффективной реализации международных обязательств Российской Федерации в области прав человека.
К сожалению, позитивными чертами в соблюдении прав человека в
Российской Федерации является только быстрое развитие сети Интернет,
распространение мобильной и спутниковой связи, космических систем телевидения.
В Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 10 мая
2006 г. намечены пути улучшения ситуации по реализации и соблюдению
прав человека в России6. В этом Послании говорится, что возросшие экономические возможности позволили направить дополнительные инвестиции в социальную сферу ? на рост благосостояния людей. Здесь Президент наметил три основных направления демографической политики:
1) снижение смертности; 2) эффективная миграционная политика; 3) повышение рождаемости. В первую очередь для достижения этих целей необходимо качественное улучшение здоровья населения. Предлагается также увеличить пособия по уходу за ребенком, обеспечить потребности в
дошкольных учреждениях, повысить стоимость родовых сертификатов.
Подчеркивается необходимость улучшения социального обеспечения пенсионеров и ветеранов.
На первый взгляд, демографическая проблема не имеет никакого отношения к международным отношениям современной России, это вопрос
внутригосударственного характера. Однако мировое сообщество не случайно интересует развитие демографической ситуации в нашей стране.
Депопуляция может принести две основные проблемы для России. К пер4
5
6
Заметина Т.В. Конституционные основы национальной политики Российской Федерации. Саратов, 2006. С. 112.
СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 3010.
Российская газета. 2006. 11 мая.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.С. Хижняк
151
вой относится быстрое увеличение доли пенсионеров и рост нагрузки на
трудоспособное население, что в свою очередь вызовет резкое увеличение
бюджетных расходов и бюджетного дефицита, рост внешней задолженности до показателей в сотни процентов ВВП, снижение суверенных рейтингов. Вторая проблема носит геополитический характер. Три четверти наших границ приходится на страны, где быстро растут численность
населения и потребность в сырьевых ресурсах. Вдобавок ко всему вдоль
южных границ располагаются два мощных центра демографического давления ? Китай, Центральная Азия, а также исламские страны Ближнего
и Среднего Востока. Все это в итоге может привести к нарушению территориальной целостности нашего государства, государственных границ,
вмешательству в ее дела и, безусловно, к падению авторитета России в
международных отношениях, даже по сравнению с сегодняшним днем.
В настоящее время демографы прочат России безрадостную картину
демографической ситуации в будущем. Так, считается, что население России уменьшится к 2050 г. почти в полтора раза ? до 100?110 млн человек.
Есть другие прогнозы, по которым количество населения Российской Федерации варьируется от 75 до 130 миллионов к 2050 г.7
Заинтересованность иностранных государств в развитии демографического кризиса в России объясняется геополитическими причинами. Данная ситуация вызывает за рубежом, скорее, положительную реакцию, чем
беспокойство. ЦРУ в своем недавнем докладе о мировых перспективах
места для России вообще не оставило8.
Сегодня предлагаются разнообразные пути исправления демографической ситуации, но все они сводятся к поощрению более высокой рождаемости через экономические, социальные и пропагандистские воздействия; к увеличению иммиграции. На наш взгляд, это далеко не полный
перечень мер, которые необходимо предпринять в этой сфере. Демографическая проблема в современной России связана с целым комплексом других проблем, существующих в экономической, образовательной сферах,
области здравоохранения, социального обеспечения и др.
Следует учитывать, что законодатель не может урегулировать все общественные отношения, связанные с нынешней демографической ситуацией. Например, в законодательном порядке невозможно запретить самоубийства; часто законодательные меры не способствуют уменьшению
числа абортов, брошенных детей. Законодательных мер не всегда достаточно в сфере борьбы с алкоголизмом, наркоманией. Они не способны
поднять мораль общества.
Эта проблема тесно связана и с проблемой соблюдения Россией своих
международных обязательств по Конвенции о правах ребенка. В этой связи справедливым следует признать мнение тех авторов, которые выдвигают идею формирования конституционно-правового института основ правового статуса ребенка9. В Конституции РФ о детях упоминается только в
двух статьях ? 7 и 38. Есть два закона, напрямую касающихся прав детей: Федеральный закон от 24 июля 1998 г. «Об основных гарантиях прав
ребенка в Российской Федерации»10 и Федеральный закон от 21 декабря
7
8
9
10
См.: Тишков В. Страсти по демократии // Эксперт. 2006. № 5.
Там же.
См.: Борисова Н.Е. К вопросу о конституционно-правовом статусе ребенка // Конституция как символ эпохи: В 2 т. / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2004. Т. 1. С. 482.
СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3802.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
152
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»11. Тем не менее ситуация с защитой прав ребенка остается практически без изменений. В связи
с этим предлагается создание специальных комитетов общественного контроля за обеспечением прав несовершеннолетних в регионах и федерального общественного комитета по наблюдению за соблюдением в РФ Конвенции ООН о правах ребенка. Предлагается также проводить
пропаганду указанного документа и Федерального закона «Об основных
гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»12.
На наш взгляд, Россия должна присоединиться к странам, требующим снятия всех оговорок к Конвенции о правах ребенка и запрета на
внесение новых. Именно оговорки препятствуют эффективной реализации
данного документа. Недопустимы, на наш взгляд, и оговорки ко всем международным документам, касающимся основных прав человека, а также
прав наименее социально защищенных слоев населения: детей, женщин,
пожилых людей, инвалидов.
Безусловно, для реализации национальных интересов России в сфере
защиты прав человека необходимо международное сотрудничество и в
первую очередь в рамках международных организаций так же, как осуществление дипломатических мер, направленных на решение проблем
данной категории лиц. Следует отметить, что защита прав соотечественников за рубежом ? это и часть проблемы, связанной с установлением
всеобщего уважения прав и свобод человека в современном мире, и решать ее следует в совокупности с остальными проблемами, входящими в
этот блок.
Таким образом, роль национальных интересов России в сфере защиты
прав человека выражается в развитии взаимодействия национального и
международного права в следующих аспектах: запрет на применение
«двойных стандартов» при решении вопросов, касающихся установления
и защиты прав человека, уважение и выполнение решений международных органов по защите прав человека, содействие совершенствованию международного механизма защиты прав человека, установление запрета
на внесение оговорок к любым международным документам, касающимся
основных прав человека, а также прав наименее социально защищенных
слоев населения. Кроме того, национальные интересы России в данной
сфере требуют совершенствования российского законодательства, в первую очередь касающегося защиты прав женщин и детей, расширения экологических прав человека.
11
12
СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5880.
См.: Абрамов В.И. Правовая политика современной России в области защиты прав
ребенка // Правовая политика от концепции до реальности / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2004. С. 69?71.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Водополова
153
О.Н. Водополова*
? ?????????? ????????? ?????????????? ???????? ?????
? ?????? ????????? ????? ??????????? ????
Лучшие законы рождаются из обычаев.
Ж. Жубер
Я умру, если не увижу Каспийское море.
А. Гумбольдт
С
огласно Конституции Российской Федерации, «общепризнанные
принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой
системы» (п. 4 ст. 15).
В условиях глобализации и интеграции России в мировое сообщество
невозможно достичь высокого уровня правовой культуры без всестороннего изучения имеющихся норм и принципов международного права, истории и закономерностей их развития.
Международное морское право ? одна из старейших отраслей международного публичного права, и морская среда одной из первых стала объектом охраны от негативного антропогенного воздействия.
Уникальность Каспийского моря обусловлена тем, что оно является
самым обширным закрытым водоемом мира, находящимся к тому же в
орбите интересов как минимум восьми суверенных государств (Азербайджана, Армении, Грузии, Ирана, Казахстана, России, Туркменистана, Узбекистана)1.
Отсутствие прямой связи Каспия с мировым океаном служит основанием для признания его крупнейшим озером в мире ? и с точки зрения
географии2, и с точки зрения морского права3, а его бессточный характер
увеличивает риск экологической катастрофы по сравнению с морскими
регионами4. Однако многие крупнейшие энциклопедические издания называют его «море-озеро»5, «внутриконтинентальное море»6, что обусловливают природные черты, которые сближают его с морями ? размеры, характер процессов, происхождение.
Площадь Каспия меняется при колебании его глубины, но превосходит по размерам иные «бесспорные моря». По своему происхождению
Каспий связан с несуществующим уже океаном Тетрис, от мирового океана отделился сравнительно недавно. Здесь бывают сильные штормы, ко*
Аспирант кафедры земельного и экологического права Саратовской государственной академии права.
1
См.: Киреева С.А. Некоторые аспекты установления правового статуса Каспийского моря // Правоведение. 1999. № 1. С. 267?268.
См.: Тарасов В.И. Гидросфера: Учебное пособие. Владивосток, 2004. [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://www.uspi.ru/publications/hydrosfera/gidrosf.htm
См.: Конвенция Организации Объединённых Наций по морскому праву (заключена
в Монтего-Бее 10 декабря 1982 г.). Ст. 122 // Бюллетень международных договоров. 1998. № 1.
См.: Ковалёв Ф.Н. Нефть, Каспий и Россия // Международная жизнь. 1997. № 4.
С. 34.
Большой энциклопедический словарь / Под ред. А.М. Прохорова. М., 1998. С. 506.
См.: Барсегов Ю.Г. Каспий в международном праве и мировой политике. М., 1998.
С. 3.
2
3
4
5
6
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
154
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
торым могут противостоять лишь настоящие морские суда. Добывать биоресурсы возможно лишь с применением морских кораблей, а условия разработки месторождений на его дне, способы добычи (использование морских буровых платформ), объёмы инвестиций, особенно жёсткие
требования по обеспечению экологической безопасности во многом аналогичны условиям разработки месторождений углеводородного сырья, расположенных на территориальном шельфе или в исключительной экономической зоне Российской Федерации7, что заставляет в хозяйственном
отношении считать Каспий морем8.
Можно сделать два вывода. Во-первых, природные особенности Каспийского моря-озера не позволяют непосредственно распространить на
него международное морское право. Во-вторых, именно в силу этих уникальных черт правовой инструментарий международного морского права
(хорошо разработанный и уже проверенный практикой) более приемлем
при выработке соответствующих каспийских природоохранных положений, чем средства и способы, используемые в праве международных озёр
или международных водотоков, ? разумеется, при всестороннем учёте региональных особенностей.
Правовой режим Каспийского моря определен Договором между
РСФСР и Ираном (Персией) от 26 февраля 1921 г. и Договором по торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 25 марта 1940, согласно которым основополагающим принципом, определяющим использование моря
и его ресурсов, является исключительность прав прибрежных государств9:
оно закрыто для тех государств, которые не имеют естественного доступа в
его бассейн; государства же, обладающие побережьем, пользуются равным правом на все виды пользования природными ресурсами моря10.
Однако с момента распада Советского Союза в 1992 г. и появления
вокруг Каспия пяти независимых государств (Российская Федерация,
Азербайджанская Республика, Исламская Республика Иран, Республика
Казахстан, Туркменистан) эти договоры действуют, скорее, формально.
Несмотря на совместные заявления Российской Федерации с Республикой
Казахстан (2000 г.), Азербайджанской Республикой и Исламской Республикой Иран (2001 г.), указывающие на приверженность сторон указанным
договорам (до окончательного решения вопроса о правовом статусе водоёма)11, несмотря на то, что международно-правовой статус Каспийского
моря, как и других пространств общего пользования, может быть изменён
только в порядке, установленном международным правом (а это предполагает соглашение всех прибрежных государств)12, за минувшие пятна7
8
9
10
11
12
См.: Золоева Я.О., Соколов В.В., Осадчая Н.В. Правовой статус участков недр,
расположенных на дне Каспийского моря // Нефть, газ и право. 2006. № 6. С. 46.
См.: Физическая география / В.В. Орлёнок, А.А. Курков, П.П. Кучерявый, С.Н. Тупикин.
Калининград,
1998.
[Электронный
ресурс].
Режим
доступа:
http://www.vusnet.ru/biblio/archive/orlenok_fisicheskaja/07.aspx
См.: Кукушкина А.В. Становление принципа экологической безопасности в современном международном праве // Московский журнал международного права.
1994. № 4. С. 86?98.
См.: Киреева С.А. Указ. соч. С. 267?268.
См.: Алдабаев А.А. В тени проблемы правового статуса Каспийского моря. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ia-centr.ru/comments.php?id=684 2007
См.: Барсегов Ю.Г. Указ. соч. С. 6?7.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Водополова
155
дцать лет прикаспийскими странами было заключено несколько двусторонних соглашений13 и принят ряд внутренних нормативно-правовых актов, направленных на расширение их юрисдикции на акватории и закрепление национальных прав на природные ресурсы моря14.
Как точно замечает Ю.Г. Барсегов, «если бы сегодня дело рассматривалось в Международном суде, он, думается, уже не поддержал бы ссылки? на незаконность односторонних акций по присвоению частей Каспийского моря»15. В случаях, когда имеется значительное расхождение между
предшествующим и последующим отношением государства к какому-либо
вопросу, в международной судебной практике обычно применяется принцип эстоппеля: такое государство утрачивает право ссылаться в обоснование своих международно-правовых притязаний на факты или обстоятельства, которые были им молчаливо признаны16.
Справедливости ради отметим, что Россия и Иран пока воздерживаются от самопроизвольного обозначения границы своей юрисдикции на
акватории. Это существенно затрудняет применение ими норм национального права, в том числе природоресурсного, налогового17 и экологического. Таким образом, именно эти два государства больше, чем другие страдают из-за отсутствия пятистороннего соглашения по статусу Каспия18.
Конвенция о правовом статусе Каспийского моря разрабатывается уже
2,5 года. Периодически в прессе появляются заявления официальных лиц
о том, что стороны согласовали текст документа на 50, 60, 70?80 процентов19, но ни проекты текста, ни содержание статей, по которым уже дос13
14
15
16
17
18
19
См., напр.: Соглашение между Республикой Казахстан и Азербайджанской Республикой о разграничении дна Каспийского моря между Республикой Казахстан и
Азербайджанской Республикой (18 ноября 2001 г.), Соглашение между Российской
Федерацией и Азербайджанской Республикой о разграничении сопредельных участков дна Каспийского моря (23 сентября 2002 г.); Соглашение между Российской
Федерацией и Республикой Казахстан о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование (6 июля 1998 г.) и др. // Справочно-правовая система «Гарант».
См.: Кодекс Туркменистана о воде (1 ноября 2004 г.), Водный кодекс Азербайджанской Республики № 418-IГ (26 декабря 1997 г.), Водный кодекс Республики Казахстан (9 июля 2003 г.) и др. [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.nlr.ru/lawcenter/ires/links1.htm#int
Барсегов Ю.Г. Указ. соч. С. 23.
См.: Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2005. С. 947.
См.: Золоева Я., Соколов В., Клубничкин М. Каспий и право: риски недропользователей // Нефтегазовая вертикаль. 2006. № 16. С. 30?32; Золоева Я.О., Соколов В.В., Осадчая Н.В. Правовой статус участков недр, расположенных на дне
Каспийского моря // Нефть, газ и право. 2006. № 6. С. 41?48.
См.: Алдабаев А.А., Монахов С.К. Правовые основы охраны окружающей среды
при осуществлении нефтегазодобывающей деятельности в северной части Каспийского моря // Экологическая политика ОАО «Лукойл» на Каспийском море. Астрахань, 2003. Т. 2. С. 9.
См.: Конвенция по Каспию почти согласована [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://news.gala.net/?cat=8&id=180420 (28.01.2005); Каспийский пятиугольник.
Конвенция о правовом статусе Каспия согласована на 50% [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1132811280 (24.11.2005);
Конвенция по статусу Каспийского моря согласована на 70%, но сопротивление
сторон возрастает [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.volgainform.ru/allnews/797095 (15.03.2007).
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
156
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
тигнут консенсус, не публикуются, что ставит под сомнение реальность
скорого подписания данного соглашения.
Думается, что суть проблемы заключается в том, что чёткий режим
рационального использования и охраны природной среды Каспийского моря долгое время был не только не урегулирован, но даже не согласован
государствами20. Эта ситуация характеризовалась возникновением правового «тумана» в отношении применимой юрисдикции. Россия выступала
за заключение экологических соглашений по Каспию, не дожидаясь подписания общей конвенции о правовом статусе моря.
3?4 ноября 2003 г. в Тегеране прикаспийские государства (Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия, Туркмения) наконец подписали первый
нормативный пятисторонний документ ? Рамочную конвенцию по защите
морской среды Каспия. Целью документа, разработанного при содействии Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП), является защита окружающей среды Каспийского моря от
всех источников загрязнения, а также охрана, сохранение и рациональное
использование ресурсов Каспия. Конвенция также предусматривает самостоятельное или совместное принятие всех соответствующих мер для
предотвращения загрязнений, охраны, сохранения и восстановления среды Каспийского моря21. В настоящее время разрабатываются восемь дополнительных протоколов, которые будут регулировать отдельные аспекты охраны морской среды от техногенного воздействия22.
Несмотря на рамочный характер, Конвенция крайне значима как документ, установивший на уровне пятистороннего международного договора новые принципы охраны природной среды Каспийского моря. Подлинное международно-правовое значение указанного документа станет более
очевидным в процессе его последующей реализации.
Вступление Рамочной конвенции в силу в августе 2006 г. стало большим прогрессом во взаимоотношениях «каспийской пятерки». 23?25 мая
2007 г. в Баку прошла первая конференция государств-участников Конвенции, на которой был принят ряд документов относительно дальнейшего
финансового, процедурного и организационного обеспечения реализации
Конвенции,23 а уже 15?16 октября 2007 г. в Тегеране состоялся II саммит
прикаспийских государств, результатом которого стало подписание итого20
21
22
23
См.: Новикова Е.В. Эколого-правовые проблемы каспийского региона и их отражение в научных исследованиях // Экологическое право России: Сб. матер. научнопракт. конф. Юбилейный выпуск. 1995?2004 гг. / Под ред. А.К. Голиченкова. Т. 2.
М., 2004. С. 552; Новикова Е.В. Эколого-правовые проблемы Каспийского региона
и возможная стратегия их решения / Е.В. Новикова // Экологическое право. 2002.
№ 2. С. 32?35.
См.: Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря (Тегеран,
4 ноября 2003 г.) // Справочно-правовая система «Гарант»: [Электронный ресурс].
См.: Курапов А.А., Островская Е.В., Попова Н.В. Экологическая безопасность нефтяных операций на мелководном шельфе. Международная практика и опыт российских компаний на Северном Каспии / Под. ред. А.П. Порохнина. Астрахань,
2006. С. 41.
См.: First Meeting of the Conference of the Parties to the Framework Convention for
the Protection of the Marine Environment of the Caspian Sea, Baku, Azerbaijan,
23?25 May 2007 / United Nations Environment programme [Электронный ресурс].
Режим доступа: www.unep.ch/roe/Caspian_cop1.htm
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Водополова
157
вой декларации24. Указанный документ устанавливает свод принципов поведения прикаспийских государств и должен стать политическим ориентиром в каспийских делах до выработки Конвенции о правовом статусе моря25. В частности, стороны подтвердили, что всеобъемлющий правовой
статус будет определяться Конвенцией о правовом статусе Каспийского
моря в качестве базового документа, принятие которого возможно только
на основе общего согласия прибрежных государств, и пришли к соглашению, что до определения нового правового статуса Каспийского моря в
его акватории должны действовать согласованные на основе реализации
их суверенных прав режимы судоходства, рыболовства и плавания судов
исключительно под флагами прикаспийских стран26.
Несмотря на то, что декларация в строгом смысле не порождает для
сторон прямых международно-правовых прав и обязанностей, её роль в
установлении системы правовых принципов и рекомендательное значение
весьма велики27. На наш взгляд, можно констатировать оформление своеобразной системы принципов международно-правовой защиты природной
среды Каспийского моря.
В сфере защиты природной среды Каспийского моря применимы как
международно-правовые принципы, общие для всего международного
права (уважения государственного суверенитета; суверенного равенства
всех государств; взаимной выгоды; невмешательства во внутренние дела
другого государства; добросовестного выполнения международных обязательств; мирного разрешения споров), так и специальные принципы международного экологического права, а также принципы региональных соглашений прикаспийских государств (советско-иранских договоров 1921 г.
и 1940 г., Тегеранской Рамочной конвенции 2003 г. и Тегеранской Декларации 2007 г.). Следует отметить, что нормативными, обладающими силой
международного договора являются только принципы Рамочной конвенции, из которых три ? принцип предосторожности, принцип «загрязняющий платит» и принцип доступности информации о загрязнении ? прямо
сформулированы в ст. 5, а некоторые другие можно выделить, анализируя
текст Конвенции, а также некоторые модифицированные принципы морского права (общего наследия, защиты морской среды, мирного использования и др.28), которые нашли выражение в вышеуказанных соглашениях
и правовой практике сообщества прикаспийских государств и, строго говоря, являются «морскими» только по истории своего становления.
24
25
26
27
28
См.: Тегеранский саммит: откровенный разговор пяти президентов // Официальный сайт партии «Единая Россия» [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.edinros.ru/news.html?id=124662
См.: Колесниченко А. Каспий не поделили. Участники тегеранского саммита решили продолжить переговоры по спорному морю // Новые известия [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.newizv.ru/news/2007с10с22/78195/
См.: Заключительная Декларация саммита прикаспийских государств (Тегеран,
16.10.2007). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rambler.ru/
news/politics/putin/11398988.html?t_detail=1
См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М.,1997. С. 114?116.
См.: Вылегжанин А.Н. Биоразнообразие морской среды и международное право //
Государство и право. 2001. № 3. С. 69; Он же. К характеристике правового режима морских природных ресурсов России // Государство и право. 1997. № 7.
С. 49?59; Он же. Управление морскими живыми ресурсами: международно-правовая практика США // Государство и право. 1999. № 1. С. 86?97; Экологическая
безопасность нефтяных операций на мелководном шельфе. Международная прак-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
158
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Рассмотрим основные принципы международного морского права и
возможность их применения для защиты морской среды Каспия с учётом
его исторических и приро??ных особенностей.
1. Принцип свободы открытого моря. Вопрос возможности подчинения морских пространств суверенитету какого-либо государства по-разному рассматривался в процессе многовековой практики межгосударственного общения.
К древнейшим источникам международного морского права можно
отнести договоры Древнего Рима и Карфагена VI, V и IV вв. до н. э. В
целом море признавалось свободным для судоходства и рыбной ловли, однако свобода носила явно ограниченный характер. Во-первых, хотя по
римскому праву море, как и воздух, считалось находящимся в общем
пользовании («maris communen usum omnibus homunibus» ? «в общем
пользовании как не подлежащее вовсе собственности на основании права
народов»), оно всё же подчинялось юрисдикции императора («море хотя и
находится в общем пользовании, но Цезарь обладает юрисдикцией над
ним»). Во-вторых, Рим принимал свободу моря лишь для своих граждан,
но не для других народов тоже29. К тому же действовавшие тогда «кодексы» не представляли собой источника международного права и содержали не нормы, а обыкновения, правила поведения, сложившиеся в торговле
между портами того или иного региона и регулировавшие главным образом частноправовые, имущественные отношения30.
Для феодального строя были характерны попытки распространить на
морские пространства ту власть монарха (imperium) и то его право собственности и владения (dominium), которые были известны в отношении сухопутных территорий. В начале XVII в., вероятно, не было ни одной части
европейских морей, которая была бы свободна от требования какой-либо
власти, ? отмечал Д. Скотт. Монархи пытались делить между собой целые океаны: Португалия требовала власти над Атлантическим океаном к
югу от Марокко, Испания ? над Тихим океаном и Мексиканским заливом,
Генуя ? над Лигурийским морем и Лионским заливом, Дания ? над Северным и Балтийским морями. Притязания монархов были подтверждены
буллами папы Александра VI в 1493 г. и папы Юлия в 1506 г., а также
договорами 1494 и 1529 гг.
Вместе с тем развитие мореплавания, тесно связанное с созданием
капиталистических экономических отношений, великие географические открытия привели в конце концов к появлению, с одной стороны, лозунга
свободы морей, а с другой ? к ограничению территориальных притязаний31. В сочинении «Mare liberum» Гуго Гроций утверждал, что открытое
море не может быть предметом владения государств и частных лиц и что
29
30
31
тика и опыт российских компаний на Северном Каспии. С. 41; Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. С. 101?102; Даниленко Г.М., Постышев М.В.
Концепция общего наследия человечества в международном праве: два подхода к
одной проблеме // Советское государство и право. 1988. № 6. С. 98?99; Матвеев А.А. В Мировом океане // Международная жизнь. 1997. № 4. С. 75?77; Рубан
Л.С. Каспий ? море проблем. М., 2003. С. 30?37.
См.: Курс международного права: В 7 т. М., 1992. Т. 5. С. 5?6.
См.: Международное морское право: Учебник / Под ред. И.П. Блищенко. М., 1988.
С. 11.
См.: Курс международного права. Т. 5. С. 7.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Водополова
159
пользование им одним государством не должно препятствовать его использованию другими. Выдающийся голландский юрист проводит различие между приобретением права собственности над морем и его ресурсами и приобретением только власти над частью моря без права
собственности. По его мнению, реки и море могут быть заняты теми, кто
владеет землями по обеим сторонам этих водных пространств, однако «в
странах, подчинённых Римской империи, от первых времён вплоть до Юстиниана согласно праву народов было принято, чтобы море не было занято народами даже в отношении права ловить рыбу». Ссылаясь на труды
юристов-предшественников, Гроций пишет, что «если кому-нибудь принадлежит право собственности на море, то он может претендовать на решение суда, защищающее его владение, потому что дело касается частных, а не публичных интересов», однако здесь «имеется в виду
незначительная часть моря, которое может отойти в частное владение».
Такое право не освобождает собственника от публичного обязательства ?
предоставления всем права беспрепятственного судоходства: «тот, кто занял море, не может воспрепятствовать судоходству невооружённому и
мирному»32.
Сейчас принцип свободы открытого моря является основополагающим
в международном морском праве, однако с принятием Конвенции ООН
по морскому праву 1982 г. ? реальной «конституции морей» ? меняется на
глазах идея о том, что свобода не может быть неограниченной, как не может быть абсолютным суверенитет государств, постепенно проникает как
в общественное сознание, так и в позитивное право33.
Каспийское море в древнем мире разделяло свободу иных морей: там
плавали корабли византийцев, римлян, арабов, англичан, голландцев, каталонцев34, что обещало становление правового статуса Каспия именно
как моря. В последней трети VIII века н.э. юг Каспия был завоёван аббасидами и до первой четверти XVIII века на этой территории установилось
персидское господство. В 1722?1723 гг. в результате удачной Персидской
кампании Петра I Россия получила прикаспийские провинции Персии
(Ирана) и каспийский морской флот. Персия, напротив, потеряла право
судоходства на Каспии. Свобода торгового судоходства была возвращена
ей 10 лет спустя, в 1732 г. Что же касается права иметь военный флот, то
он оставался исключительной прерогативой России.
Договорами между СССР и Ираном (Персией), которые определяют
и нынешний статус Каспийского моря, на Каспии установлен принцип
свободы торговли и судоходства для прибрежных государств, а также
свободное рыболовство граждан прикаспийских стран по всей акватории, за исключением 10-мильной прибрежной зоны (где промысел по договору 1940 г. резервируется за судами прибрежного государства)35.
2. Принцип общего наследия человечества. Концепция общего наследия человечества появилась в 60-х гг. XX века, на которые пришёлся резкий рост реальной и планируемой добычи минеральных ресурсов морско32
33
34
35
Цит. по: Вылегжанин А.Н. К характеристике правового режима морских природных ресурсов России. С. 52.
См.: Матвеев А.А. Указ. соч. С. 75?77.
См.: Потто В.А. Кавказская война: В 5 т. М., 2006. Т. 1. С. 28.
См.: Рубан Л.С. Указ. соч. С. 30?37.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
160
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
го дна. США, опасавшиеся национального присвоения морских глубин,
выдвинули идею общего наследия человечества, которая попала на благодатную почву и была подхвачена развивающимися странами. Однако же
понимание этой идеи оказалось различным.
Согласно доктрине и практике развивающихся стран, выступающих
за широкое применение данной концепции, она означает отказ от существовавшей до её выдвижения свободы доступа к пространствам и ресурсам за пределами национальной юрисдикции: человечество должно быть
наделено равными правами на них, аналогичными правам собственности.
Общая собственность человечества требует общего управления, что, как
считали представители этой группы стран, предполагало прежде всего
создание соответствующих институционных механизмов, обладающих исключительным правом на эксплуатацию ресурсов, результаты которой
также принадлежат всему человечеству и поэтому должны распределяться между всеми государствами и народами на справедливой основе, прежде всего в интересах данной группы стран. Толкуемая в подобном ключе, концепция общего наследия приобретала революционный характер.
Развитые капиталистические страны стремились придать анализируемой концепции такое толкование, которое исключало бы какую-либо реформу существующих экономических и правовых условий доступа к международным ресурсам. Предлагалось установить порядок доступа к
пространствам и ресурсам общего наследия, который практически ничем
не отличается от традиционной свободы открытого моря, лишь с некоторой корректировкой существовавшей системы распределения получаемых
от морских ресурсов финансовых и иных экономических благ в сторону
большего учета особых интересов развивающихся стран. Предполагалось,
что государства, осуществляющие эксплуатацию ресурсов, по-прежнему
на индивидуальной основе должны решать, что в данном случае является
справедливым распределением благ36.
Указанные подходы и лежащие в их основе экономические и иные интересы столь различны и противоречивы, что на практике чрезвычайно
трудно достичь единого понимания концепции. Однако она выполнила в
целом важные положительные функции. В прошлом всё, что ни находилось под чьим-либо суверенитетом, рассматривалось как ничейное («res
nullis») и было свободно для присвоения государствами. Постепенно, с
осознанием того, что международные пространства должны находиться в
общем пользовании, появилась концепция общего достояния («res
communis»). В наше время, однако, очевидно, что последняя концепция
устарела: с развитием науки и техники пространства и ресурсы, находящиеся за пределами государственных границ, приобрели огромное значение не только для экономики, транспорта, связи, но и безопасности всех
стран. В прошлом каждый был вправе пользоваться общим достоянием,
но никто не был ответственен за его сохранение. В результате хищнической эксплуатации океану был причинен большой ущерб. Концепция общего наследия человечества в свете глобальных проблем привела в конечном итоге к осознанию не только общности интересов всех государств,
но и ответственности перед грядущими поколениями, принятой впоследствии другой фундаментальной концепцией современного международного
36
См.: Даниленко Г.М., Постышев М.В. Указ. соч. С. 98?99.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Водополова
161
права ? концепцией устойчивого развития. В таком виде оказала влияние
на международное космическое право, право окружающей среды в целом;
постепенно общее наследие станет всё шире охватывать и духовные ценности человечества. Ст. 136 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.
признаёт район дна морей и океанов и его недра за пределами действия
национальной юрисдикции, а также его ресурсы общим наследием человечества, разведка и разработка которых должны осуществляться на благо всех людей независимо от географического положения государств.
Кроме того, даже говоря о правах государств в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, Конвенция постоянно
подчёркивает их ответственность за пользование этими правами и необходимость следования согласуемым на международном уровне стандартам.
В северной части Каспийского моря располагаются имеющие международное значение Астраханский государственный биосферный заповедник, внесённый в список мирового наследия ЮНЕСКО, и водно-болотные
угодья «Дельта Волги», защищаемые Рамсарской конвенцией, к которой
СССР присоединился в 1974 г37.
Что касается Каспия в целом, то действующими советско-иранскими
договорами оно определено как «море советское и иранское»; Ю.Г. Барсегов в связи с этим отметил, что по действующему правовому статусу
моря-озера прикаспийские государства пользуются свободами «правомерных видов морепользования» в рамках концепции общего достояния;
статус морского дна и его ресурсов как общего достояния предполагает
либо совместную разработку с последующим распределением доходов, либо пространственный раздел самих ресурсов на основе равных прав всех
прибрежных государств38. Такое положение не устраивает новые прикаспийские государства. В Тегеранской Декларации 2007 г., как и в преамбуле Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря
2003 г., акцентируется ответственность перед нынешним и будущими
поколениями за сохранение Каспийского моря и целостности его экологической системы, в связи с чем стороны подчеркивают важность расширения сотрудничества в решении экологических проблем. Тем самым стороны приближаются к концепции общего наследия, однако ? и это
отличительная черта данных соглашений ? речь идёт в первую очередь о
наследии народов прибрежных стран. Стороны в пунктах 9?11 Декларации назвали скорейшее заключение Конвенции о правовом статусе Каспийского моря в числе наиболее значимых задач; заявили, что окончательное согласование всеми прикаспийскими государствами вопросов,
связанных с разграничением дна Каспийского моря в целях недропользования, будет осуществляться с учетом их суверенных прав и при уважении законных интересов друг друга; условились продолжить согласование
вопроса об установлении в акватории Каспийского моря зон согласованной ширины и общего водного пространства, а также соответствующих им
правовых режимов.
3. Принцип защиты морской среды. Ст. 192 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. закрепляет общее обязательство государств «защи37
38
См.: Экологическая безопасность нефтяных операций на мелководном шельфе.
Международная практика и опыт российских компаний на Северном Каспии.
С. 41.
См.: Барсегов Ю.Г. Указ. соч. С. 6.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
162
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
щать и сохранять морскую среду». Иные отмечающиеся в связи с этим
положения ? о принятии всех необходимых мер для предотвращения загрязнения морской среды из любого источника и для борьбы с загрязнением, об обязательствах и правах в области глобального и регионального
сотрудничества в целях содействия выполнению этих двух категорий обязательств, оказания помощи развивающимся странам ? представляют собой воплощения данного принципа.
Хотя Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря и не выделяет рассматриваемый принцип в качестве такового ст. 5, однако анализ текста Конвенции позволяет признать его одним из основополагающих
положений,
которыми
«Договаривающиеся
Стороны
руководствуются в том числе». Так, преамбула Конвенции подтверждает
«важность защиты морской среды Каспийского моря», «необходимость
обеспечения того, чтобы деятельность на суше не наносила ущерба морской среде Каспийского моря», а ст. 2 говорит, что «целью? Конвенции
является защита морской среды Каспийского моря от загрязнения, включая защиту, сохранение, восстановление, устойчивое и рациональное использование его биологических ресурсов».
4. Принцип использования Мирового океана в мирных целях. Данный принцип имеет конвенционное происхождение, поскольку его становление непосредственно связано с разработкой соответствующих положений Конвенции 1982 г. в ходе проведения 3-й Конференции ООН по
морскому праву39. Исходным для закрепления этих положений в Конвенции послужил принцип запрещения применения силы или угрозы силой
(п. 4 ст. 2 Устава ООН40), имеющий всеобщее значение для современных
международных отношений.
Принцип мирного использования Каспийского моря является одной из
важнейших идей итоговой Тегеранской Декларации (16 октября 2007 г.),
где говорится о необходимости решать все спорные вопросы путем диалога,
учитывая интересы друг друга, соблюдая суверенитет и отказываясь даже
от упоминания возможности применения силы. В документе также зафиксирован отказ предоставления своей собственной территории для других
стран в случае агрессии, либо каких-либо военных действий в отношении
одного из прикаспийских государств. Прикаспийские страны не должны
предоставлять свою территорию для третьих государств в случае агрессии
в отношении одного из прикаспийских государств.
5. Принцип рационального использования и сохранения морских живых ресурсов. Этот принцип сформировался в наши дни. Основой его становления стала свобода рыболовства, согласно которой каждое государство на равноправной основе могло осуществлять во всех пространствах
открытого моря промысел всех видов живых ресурсов. В территориальных
водах каждое прибрежное государство самостоятельно устанавливало порядок промысла биоресурсов. Вместе с тем происшедшее в результате научно-технической революции значительное увеличение производственной
39
40
См.: Конвенция Организации Объединённых Наций по морскому праву. Преамбула, ст.ст. 39, 54, 58, 88, 141, 240, 301.
См.: Устав Организации Объединенных Наций (Принят в г. Сан-Франциско 26 июня 1945 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 12. М., 1956. С. 14?47.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
О.Н. Водополова
163
мощности рыбопромыслового флота стало приводить к перенасыщенности
традиционных морских районов промысла флотами и орудиями лова, однобокому, нерациональному, а подчас даже хищническому использованию
определённых видов биоресурсов в некоторых районах Мирового океана.
Поэтому уже с середины прошлого столетия стали появляться международные соглашения по регулированию промысла и сохранению запасов
живых ресурсов в конкретных районах Мирового океана (например, конвенции о рыболовстве в северо-западной части Атлантического океана
1949 года и северной части Тихого океана 1952 г.) и сохранению конкретных видов живых ресурсов (в частности, Международная Конвенция по
регулированию китобойного промысла 1946 г.41). Окончательно нормативное содержание принципа сформировано Конвенцией ООН Монтего-Бей и
Конвенцией о биоразнообразии, принятой на Конференции Рио в 1992 г. и
ратифицированной РФ 17 февраля 1995 г.42.
Принцип рационального использования и сохранения биоресурсов
Каспийского моря. Это ещё один «несформулированный» принцип Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря. О его применимости можно заключить из некоторых следующих положений Конвенции. Так, в преамбуле стороны подтверждают решимость «сохранить
биологические ресурсы Каспийского моря для нынешнего и будущих поколений». Ст. 14 устанавливает, что Договаривающиеся Стороны уделяют
особое внимание защите, сохранению, восстановлению, а также рациональному использованию биологических ресурсов Каспийского моря и
принимают на основе наилучших имеющихся научных данных все необходимые для этого меры.
6. Принцип свободы научных исследований. Согласно Конвенции
ООН по морскому праву 1982 г. сущность и нормативное содержание свободы научных исследований состоит в том, что все государства независимо от их географического положения и компетентные международные организации имеют право проводить морские научные исследования, если:
а) они проводятся исключительно в мирных целях; б) надлежащими научными методами и средствами, совместимыми с требованиями конвенции;
в) не создают неоправданных помех другим правомерным видам использования моря; г) проводятся с соблюдением «всех относящихся к делу правил», включая положения о защите и сохранении морской среды (ст. 240
Конвенции)43.
В международно-правовых документах, непосредственно касающихся
Каспийского моря, данный принцип пока не получил закрепления. Вообще
стоит отметить, что нормы Рамочной конвенции по защите морской среды
Каспийского моря, посвящённые научным исследованиям и разработкам
41
42
43
См.: Международная Конвенция по регулированию китобойного промысла (Принята в г. Вашингтоне 2 декабря 1946 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1949.
№ 16.
См.: Вылегжанин А.Н. Биоразнообразие морской среды и международное право.
С. 69; Он же. К характеристике правового режима морских природных ресурсов
России. С. 49?59; Он же. Управление морскими живыми ресурсами: международно-правовая практика США. С. 86?97.
См.: Курс международного права. Т. 5. С. 13?24.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
164
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
(в частности, ст. 20), сформулированы крайне расплывчато и не вносят
должного вклада в регулирование научных исследований этого моря-озера.
По мнению автора, можно считать обоснованным вывод, что принципы международного морского права в своём «чистом» виде не применимы
к защите природной среды Каспийского моря. Однако большинство таких
наиболее значимых принципов с учётом особенностей Каспия так или иначе коррелируют с принципами, установленными в региональных соглашениях прикаспийских государств. Это подтверждает имеющуюся в литературе точку зрения44, согласно которой правовая культура «безжизненна»
без преемственности лучшего из своей истории и без перспектив воплощения в будущем. Думается, что обеспечение экологической безопасности как
одного из важнейших условий развития личности и общества невозможно
без учёта многоаспектной взаимосвязи различных факторов, в том числе
политических, экономических, экологических, культурных и правовых.
44
См., напр.: Бойко А.И. Реформы, идеология и мировоззренческая культура правоведения // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 3 (16). С. 6?20; Сальников В.П. Правовая культура // Теория государства и права: Курс лекций / Под
ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2001. С. 626?637; Цыбулевская О.И. Правовая культура субъектов власти: нравственный аспект // Правовая культура. 2006.
№ 1. С. 15?30.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
ПЕРСОНАЛИИ
Николаю Игнатьевичу Матузову ? 80!
19 октября текущего года юридическая общественность
и Саратовская государственная академия права отметила
славный юбилей одного из ведущих ученых-правоведов страны
? 80-летие со дня рождения и 50-летие научной, педагогической
и общественной деятельности доктора юридических наук, профессора,
заслуженного деятеля науки Российской Федерации,
почетного работника высшего профессионального образования России
Николая Игнатьевича Матузова
Николай Игнатьевич родился 19 октября 1928 г. в Воронежской области, учился в школе, служил в рядах Вооруженных Сил. В 1956 г. поступил в Саратовский юридический институт, после окончания которого
(с отличием) был оставлен в нем для преподавательской деятельности.
С тех пор на протяжении полувека постоянно работает в названном вузе
(ныне ? академии права). Прошел все ступени образовательной системы:
преподаватель, старший преподаватель, доцент, профессор. В 1965 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1973 году ? докторскую.
Николай Игнатьевич, обладая организаторскими способностями, долгое время занимал ответственные административные посты: восемь лет
был деканом вечернего факультета (1966?1974); десять лет ? проректором
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
166
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 1(4)
по научной работе (1974?1984); с мая 1971 г. по июнь 1972 г. исполнял обязанности проректора по учебной работе. В настоящее время является профессором кафедры теории государства и права и одновременно на общественных
началах
заведует
новой
академической
кафедрой
научно-образовательного центра федеральных и региональных проблем
правовой политики, созданной при академии и Саратовском филиале института государства и права РАН.
Н.И. Матузов ? знаковая фигура в отечественной юридической науке
и за рубежом. Им опубликовано свыше 200 научных работ, среди которых
8 монографий, учебники, курсы лекций, учебные пособия, множество статей в центральных и местных изданиях.
В последние годы под редакцией и при авторском участии Н.И. Матузова вышли такие фундаментальные труды, как «Политология для юристов» (М., 1999); Курс лекций «Теория государства и права» (М., 1999,
2000, два издания); Учебник с грифом Министерства образования РФ
«Теория государства и права» (М., 2002); «Российская правовая политика» (М., 2003); «Правовая политика России: теория и практика» (М.,
2006); «Правовая жизнь в современной России. Теоретико-методологический аспект» (Саратов, 2005); «Современные методы исследования в правоведении» (Саратов, 2007).
Николай Игнатьевич ? соавтор ряда крупных коллективных трудов,
среди которых особо следует отметить трехтомный академический курс
«Общая теория государства и права» (М., 2001).
Его труды ? это продолжение лучших традиций ученых-теоретиков
отечественной юриспруденции, снискавшие ему заслуженную славу, уважение и признательность. Только с годами приходит понимание, сколько
сил, энергии и терпения вложил этот человек в то, чтобы вырастить новое
поколение молодых ученых, высококлассных юристов ? профессионалов. И
за эти качества ученики его любят, помнят и ценят, понимают, что без него их дальнейшая судьба могла бы не состояться.
Диапазон научных интересов Н.И. Матузова чрезвычайно широк и
многообразен, им исследован целый ряд наиболее актуальных, ключевых
проблем теории государства и права, имеющих важное значение. Среди
них такие, как российская правовая система; права, свободы и обязанности граждан; юридический статус личности; правовые отношения; взаимодействие права и морали; гражданское общество и права человека; правовая политика; позитивная ответственность; правовой нигилизм и
правовой идеализм; юридические коллизии и способы их разрешения и
другие. В разработке этих проблем Николаю Игнатьевичу принадлежит
несомненная заслуга.
В ряду научных школ по ведущим отраслям юриспруденции особая
роль принадлежит научной школе профессора Н.И. Матузова, включающей свыше 30 кандидатов наук, среди которых 10 стали докторами наук,
профессорами. Воспитанники школы Н.И. Матузова и ее последователи
внесли и продолжают вносить существенный вклад в развитие российской
правовой науки и практики. Многие из его последователей имеют уже своих учеников, свои достижения.
Многолетний труд юбиляра отмечен многими орденами и медалями.
Он награжден орденом «Знак Почета», медалями «За доблестный труд»,
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Н.И. Матузов
167
«Ветеран труда», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью ООН «Международное признание» (Европейский комитет
по наградам и премиям). Николай Игнатьевич избран действительным
членом (академиком) Академии гуманитарных наук и Академии политических наук, включен в академические энциклопедии и справочники: «Кто
есть кто в политической науке России» и «Современные российские юристы. Кто есть кто», что является свидетельством общественного признания
его творческих и научных заслуг.
Н.И. Матузов состоит членом ученого совета академии и совета института прокуратуры при академии, длительное время был председателем, а сейчас ? членом докторского диссертационного совета, заместителем главного редактора журнала «Правовая политика и правовая
жизнь», руководит постоянно действующим семинаром по методологии современного правоведения, осуществляет научное руководство аспирантами и соискателями, готовит новых докторов наук.
Николаю Игнатьевичу присущи такие качества, как широкая научная эрудиция, профессиональное, педагогическое и лекторское мастерство, душевное обаяние, стремление оказать помощь всем тем, кто в ней нуждается. Всегда охотно делится своими знаниями и опытом.
Доброжелателен, деликатен, честен и справедлив.
Юбиляр полон энергии и творческих планов. Человек, Учитель, Педагог ? поистине счастливая творческая судьба.
Редколлегия журнала «Правовая культура»
от всей души поздравляет Николая Игнатьевича
с его славным юбилеем и желает ему новых творческих удач,
крепкого здоровья, счастья и благополучия.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
168
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
К 70-летию Владимира Терентьевича Кабышева
Кабышев Владимир Терентьевич родился 18 декабря 1938 г. в ст. Старо-Минской Краснодарского края.
В 1959 г. поступил в Саратовский юридический институт им. Д.И. Курского. После его окончания работал старшим следователем Первомайского
РОВД г. Краснодара, следователем Кировского РОВД г. Саратова, старшим следователем Управления милиции г. Саратова.
В 1966 ? 1969 гг. обучался в очной аспирантуре Саратовского юридического института. Под руководством профессора И.Е. Фарбера подготовил и защитил в 1969 г. кандидатскую диссертацию на тему «Правовые
институты и конституционные гарантии непосредственного социалистического народовластия в Советском государстве».
В 1981 г. защитил докторскую диссертацию во Всесоюзном научно-исследовательском институте советского законодательства на тему «Конституционные проблемы народовластия развитого социализма».
С 1969 г. работает в Саратовском юридическом институте им. Д.И. Курского (сейчас ? Саратовская государственная академия права) в должности
ассистента, старшего преподавателя, доцента. С марта 1981 г. заведует кафедрой государственного права (ныне конституционного и международного
права Саратовской государственной академии права). Читает курс лекций
по конституционному праву России. С 1970 г. преподает на заочных курсах
Саратовской высшей школы милиции (сейчас ? Саратовский юридический
институт МВД России)
Профессор В.Т. Кабышев ? видный специалист в области конституционного права России. В центре его научных исследований находятся теоретические проблемы российского конституционализма, теории Конституции,
конституционного обеспечения прав человека, федерализма, конституционного механизма власти и народного суверенитета. Им опубликовано свыше
100 научных работ, среди которых монографии «Прямое народовластие в
советском государстве» (Саратов, 1974), «Народовластие развитого социализма» (Саратов, 1979); «Советское государственное право» (Саратов,
1979 в соавторстве); лекции «Конституционное право России», (Саратов,
1995 в соавторстве). Кабышев В.Т. участвовал в подготовке комментария
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.Т. Кабышев
169
Конституции Российской Федерации (Научно-практический комментарий
Конституции Российской Федерации / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1997;
2-е изд., 2001; 3-е изд., 2004); курса лекций по политологии «Политология
для юристов». Под ред. Н.И. Матузова и А.В.Малько. (М., 1999); учебника «Конституционное право России» / Под ред. Г.Н.Комковой (М., 2005).
Статьи В.Т. Кабышева были переведены на другие языки в Болгарии, Германии и в других странах.
Впервые в науке российского конституционного права профессором
В.Т. Кабышевым было предложено исследовать проблемы психологии
власти, сформулированы элементы психологии властвования в российском
обществе и государстве. Автор полагает, что власть народа может эффективно функционировать только тогда, когда имеет четкую, стройную инструментальную систему властвования ? конституционную систему органов
власти, гарантированный правопорядок ? и опирается на социально-психологические факторы. Стабильность политической власти обеспечивается
двумя видами механизмов властвования ? инструментальным и социально-психологическим. Инструментальный механизм выполняет функцию
руководства страной, включая также и принуждение. Социально-психологический механизм выполняет функцию укрепления авторитета власти.
Любой власти необходима психологическая поддержка народных
масс, вера в ее ценности, могущество. Престиж власти, ее авторитет основаны на доверии, преданности этой власти. Поддержка власти может
быть двух видов: бессознательная и сознательная. Падение престижа власти ведет к тому, что начинает рушиться вера народа в институты власти,
а это ? один из факторов подрыва авторитета власти. В конечном счете
это приводит к замене ее другой властью, которая пользуется большим
доверием и поддержкой народных масс.
Владимир Терентьевич придерживается позиции, согласно которой
власть есть общественный (социальный) и психологический феномен. Как
социальное явление, она есть регулятор общественных отношений и подчиняется объективным законам. Как психологический фактор власть существует в сфере переживаний личности и зависит от характера людей,
которые эту власть осуществляют (т.е. властвующих). Социально-психологическими элементами психологии властвования выступают «доверие» и
«недоверие», чувство ответственности властвующих (Народовластие развитого социализма. Конституционные вопросы / Под ред. И.Е.Фарбера.
Саратов, 1979, Социально-психологические аспекты народовластия в
СССР // Советское государство и право. 1980. № 3; Социально-психологический аспект реализации Конституции СССР // Конституционная система развитого социализма. М., 1980). Конституционная практика Российского государства впоследствии подтвердила, насколько актуально
проблема психологии власти для становления гражданского общества и
формирования правового государства в современной России.
В других его работах «Элементы понятия государственной власти»
(Проблемы конституционного права. Саратов, 1969); «Прямое народовластие в советском государстве» (Саратов, 1974) представлен институционно-структурный анализ понятия власти, исследованы тенденции конституционного регулирования отношений властвования, конституционные
гарантии прямого народовластия.
Кабышев своими научными трудами убеждает, что решить одномоментно, с принятием Конституции России 1993 г. все проблемы, накопив-
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
170
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
шиеся в нашей стране, невозможно. «?не Конституция России 1993 года
явилась причиной нынешнего кризиса, а глубокие формационные изменения в советском обществе в целом, в советской политической системе и государственном строе СССР.
Главная причина сегодняшнего кризиса не в конституционной модели
власти и не в Конституции, а в реальном соотношении социально-политических сил, в правовой культуре общества, в том, как действует юридическая Конституция в жизни. Скорость и частота политических изменений в
России значительно превосходят ?нормальный? мировой уровень.
Конституция РФ только констатировала наступление принципиально
иного строя. Она юридически зафиксировала определенный рубеж в развитии общества, нормативно определила сложившееся состояние общественных отношений, баланс социальных сил <?> Конституция заложила
основы создания правового государства. Сегодня Конституция является
программой модернизации российского общества и государства. Конституция нормативно провозглашает и закрепляет не только реалии действительности, но и должное состояние государственности»1.
Профессор Кабышев подчеркивает, что «власть в России всегда (и в
прошлом, и в XX веке) выступала как самодовлеющая сила, подчиняющая
себе все и вся. Восприняв византийскую модель государственности, Россия
в полную меру испила чашу цезаризма. Власть ради власти, рефлексия за
всех остальных ? магистральный путь прежнего развития России. Поэтому
и современная конституционная модель системы государственной власти
несет на себе печать прошлого? Чтобы избавиться от авторитарных методов властвования как на федеральном, так и региональном уровнях, необходимо время, воспитание конституционной культуры и конституционной
ответственности прежде всего у носителей властных полномочий и безусловно неуклонная реализация абсолютно всей Конституции РФ».
По мнению ученого, «Конституция ? не панацея от всех наших бед, она
не может абсолютно заменить собою все остальные институты, гарантирующие от злоупотреблений властью, от превышения власти, от игнорирования
конституционных установлений. Абсолютизировать юридические средства и
механизмы не стоит, но и игнорировать их также не следует. Наша культура, менталитет, привычки, традиции прошлого довлеют над нами неизмеримо сильнее всяких конституционно-правовых запретов, регуляторов независимости судебной власти и т.д. Дух фактического властвования сегодня
составляет доминанту политико-правового развития России»2.
В последнее время в сфере научных интересов В.Т. Кабышева находятся различные аспекты российского конституционализма. Это и естественно, ибо конец XX столетия в России ознаменовался бурным конституционным процессом, что было связано прежде всего с конституционными
реформами в СССР и Российской Федерации. С точки зрения В.Т. Кабышева, перенесение западных образцов конституционализма на российскую
1
2
Конституция России ? правовая основа модернизации общества и государства //
Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы
реализации и тенденции развития (К 10-летию Конституции России): Междунар.
науч. практ. конф. (1?3 октября 2003 г.) / Под ред. А.И.Демидова, В.Т. Кабышева.
Ч. 1 Саратов, 2003. С. 12 ?13.
Конституционная система власти в современной России // Вестник СГАП. 1998.
№ 3. С. 9?10.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
В.Т. Кабышев
171
почву не привело к прогнозируемым результатам ? общественные ожидания оказались порой трагичными.
В.Т. Кабышев считает, что конституционализм ? это философия конституционного мировоззрения, закрепление в Основном Законе системы
правовых ценностей, обеспечение верховенства конституции, ее приоритетности и реальности, правление в рамках конституции. По мнению В.Т. Кабышева, «конституционализм в науке российского конституционного пра??а
выступает как синтезированное понятие, воплощающее наиболее значимые
явления конституционного строя и конституционной практики. Понятие
?российский конституционализм? включает в себя пять элементов: конституционная доктрина (конституционные идеи), Конституция, конституционно-политический режим как воплощение конституционных ценностей и конституционных норм, конституционный контроль как система защиты
конституционного строя и Конституции, конституционное мировоззрение и
конституционная культура должностных лиц и всего населения»1.
В свете последних политико-правовых реформ (модернизации законодательной и исполнительной власти как на федеральном, так и на региональном уровнях, замены смешанной избирательной системы на пропорциональную избирательную систему и др.), по мнению В.Т. Кабышева,
происходит девальвация конституционных ценностей в целом и института
выборов в частности.
В системе конституционных ценностей институт выборов как важнейший институт конституционного строя России не должен утрачивать своих
конституционных функций. Ученый обращает внимание на то, что выборы
способствуют формированию новой политической системы, становлению
подлинной многопартийности. Выборы как институт и процесс есть и механизм воспитания гражданского политического сознания. Конституционная
сущность выборов находит свое проявление в конституционных функциях.
Сужение конституционных функций института выборов, что наблюдается
ныне, не только искажает, выхолащивает конституционную сущность выборов, но и не стимулирует дальнейшее развитие российской политической
системы по пути демократии. И конечно, не способствует формированию
правового государства и гражданского общества в России2.
Под руководством В.Т. Кабышева подготовлено 34 кандидата наук,
он являлся научным консультантом пяти докторантов (Г.Н. Комкова,
Т.М. Пряхина, А.Р. Еремин, В.В. Мамонов, В.С. Хижняк). На протяжении своей трудовой деятельности Владимир Терентьевич был членом диссертационных советов Уральской юридической академии, Волгоградской
академии государственной службы, Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, председателем диссертационного совета при Саратовской государственной академии права. В настоящее время ? член диссертационного совета при Саратовской государственной
академии права.
1
Российский конституционализм на рубеже тысячелетий // Правоведение. 2001.
№ 4. С. 63; К вопросу об истории науки конституционного права постсоветской
России // Конституционное развитие России: Межвузовский сборник научных статей. Вып. 5. Саратов. 2004. Ч. 1 С. 13.
2
Выборы в России: конституционные функции, тенденции развития // Право и
власть. 2001. № 1. С. 9?10.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
172
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Принимал активное участие во многих международных, республиканских и межвузовских научных конференциях.
Осуществлял руководство правового направления в реализации исследований республиканской программы «Народы России: возрождение и
развитие».
В.Т. Кабышев активно занимается законопроектной деятельностью.
Он возглавлял авторский коллектив проекта Конституции Российской Федерации, который решением Конституционной комиссии РСФСР 3 января
1991 г. был отмечен второй премией. В качестве эксперта принимал участие в работе Конституционного совещания (1993 г.), созванного Президентом Российской Федерации для выработки согласованного варианта
проекта Конституции России. Под руководством В.Т. Кабышева на кафедре конституционного права был подготовлен ряд законопроектов, направленных в Верховный Совет РСФСР и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. Отдельные предложения
проектов получили впоследствии отражение в принятых законах.
В течение многих лет В.Т. Кабышев активно участвует в избирательном процессе в качестве председателя и члена избирательных комиссий
федерального и областного уровней. В 1994 ? 1995 гг. являлся председателем избирательной комиссии Саратовской области. Консультирует сотрудников законодательных, исполнительных и судебных органов власти.
В 1994 г. В.Т. Кабышев избран действительным членом Академии гуманитарных наук. Указом Президента Российской Федерации от 30 июля
1999 г. ему присвоено почетной звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации». За долголетний, добросовестный труд награжден
медалью «Ветеран труда». За заслуги в области высшего образования
России приказом Министерства общего и профессионального образования
Российской Федерации 20 марта 1997 г. В.Т. Кабышев награжден нагрудным знаком «Почетный работник высшего образования России».
Члены редакционного совета
и сотрудники редакционной коллегии журнала «Правовая культура»
желают Владимиру Терентьевичу крепкого здоровья
и дальнейших успехов в научно-педагогической деятельности.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
А.С. Мордовец
173
Юбилей Александра Сергеевича Мордовца
18 июня 2008 г. исполнилось 60 лет известному в области общей
теории государства и права ученому, доктору юридических наук, профессору Александру Сергеевичу Мордовцу.
Родился Александр Сергеевич в г. Брянске в семье служащих. Как и
многие молодые люди своего поколения, трудовую деятельность начал на
заводе, затем проходил службу в армии.
В 1971 г. после окончания техникума железнодорожного транспорта в
г. Брянске переходит на комсомольскую работу и избирается начальником штаба оперативного отряда Фокинского района г. Брянска, трудится
внештатным помощником следователя Фокинского РОВД.
В 1973 г. по решению партийных органов А.С. Мордовец был направлен в Рязанскую высшую школу МВД СССР. С этого момента его жизнь
неразрывно связана с органами внутренних дел. За время учебы вел активную общественную и научную работу, занимался спортом. Дважды избирался депутатом местных советов, работал в качестве секретаря комиссии
по социалистической законности. В 1977 г. А.С. Мордовец с отличием оканчивает РВШ МВД СССР и его оставляют на преподавательской работе.
В 1982 г. А.С. Мордовца направляют в адъюнктуру Академии МВД
СССР, где в 1983 г. он под руководством член-корреспондента АН СССР
д.ю.н., профессора В.М. Чхиквадзе защищает кандидатскую диссертацию
по теме «Гуманизм как принцип юридической ответственности граждан в
советском праве». В 1984 г. избран по конкурсу на должность старшего
преподавателя кафедры государственно-правовых дисциплин Рязанской
высшей школы МВД СССР, с 1985 г. ? доцент.
Учитывая организаторские способности, Александра Сергеевича переводят в 1987 г. на должность начальника учебного отдела Саратовских
высших курсов МВД СССР. В течение трех лет он успешно совмещает
административную и научную работу, но стремление заниматься исключительно научно-педагогической деятельностью оказывается сильнее.
В 1990?1991 гг. он является начальником кафедры обеспечения законности и охраны прав личности Специального факультета МВД СССР при
Саратовском юридическом институте им. Д.И. Курского, 1991?1998 гг. ?
начальник кафедры государственно-правовых дисциплин Саратовской
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
174
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
высшей школы МВД России, с 1998 г. и по настоящее время ? начальник
кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России.
В 1997 г. А.С. Мордовец защищает докторскую диссертацию на тему
«Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина» (научный консультант ? доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Н.И. Матузов).
Александр Сергеевич признан юридической общественностью одним
из ведущих специалистов в области теории права и государства. В круг
его научных интересов входят проблемы охраны и защиты прав человека
и гражданина, теории юридической ответственности, совершенствования
законодательства, регулирующего деятельность органов внутренних дел.
В соавторстве с другими учеными вышли в свет более 100 научных публикаций, включая три монографии. Его перу принадлежат статьи в центральных юридических изданиях (журналы «Правоведение», «Государство и право» и др.). Он соавтор 10 учебников и курсов лекций по теории
государства и права (в т.ч. «Общая теория государства и права». Академический курс в 3 т. М., 2001), 8 учебных и учебно-методических пособий.
Нельзя не сказать о его участии в подготовке научных кадров. Сегодня научная школа Александра Сергеевича ? это одиннадцать кандидатов
юридических наук. Ученики А.С. Мордовца с честью продолжают лучшие
традиции своего учителя как в учебных заведениях, так и в практических
органах. Несколько лет возглавлял один из диссертационных советов при
Саратовском юридическом институте МВД России. В настоящее время
трудится в составе двух диссертационных советов (при Саратовской государственной академии права и при Саратовском юридическом институте
МВД России).
Неоднократно студенческие научные работы, подготовленные под его
руководством, занимали призовые места на всероссийских конкурсах.
В 2003 г. за заслуги в педагогической деятельности и подготовке высокопрофессиональных кадров Александру Сергеевичу Мордовцу присвоено почетное звание «Заслуженный работник высшей школы Российской
Федерации».
А.С. Мордовец является с 2006 г. главным редактором журнала
«Правовая культура». При его участии был сформирован творческий, работоспособный коллектив редакционной коллегии. В состав редакционного
совета журнала входят ведущие ученые страны, специалисты в различных отраслях гуманитарных знаний.
Прекрасный, отзывчивый человек, талантливый ученый, грамотный и
ответственный руководитель ? все эти качества в полной мере относятся к
многогранной личности Александра Сергеевича Мордовца.
Поздравляя Александра Сергеевича с юбилеем,
коллеги, друзья, ученики желают ему крепкого здоровья, счастья,
успехов в научной и педагогической деятельности.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
АННОТАЦИИ К СТАТЬЯМ ЖУРНАЛА
Рубрика: Философия прав человека
Комкова Галина Николаевна. Становление системы защиты прав человека
в Российской Федерации.
В статье рассматривается содержание таких форм защиты прав и свобод
граждан, как деятельность органов государственной власти РФ (Президент
РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ, суды) и самозащита.
Ключевые слова: права человека, органы государственной власти, самозащита.
Komkova G.N. Formation of the Protection of Human Rights System in Russian
Federation.
The article considers the content of such reforms of the protection of human
rights and freedom, as the activity of the governmental bodies of Russian
Federation (The President of Russian Federation, Federal Assembly of Russian
Federation, Government of Russian Federation, Courts) and self-defense.
Key words: human rights, governmental bodies, self-defense.
Федорова Татьяна Дмитриевна. Публично-правовая аксиология в контексте
современной культуры общества.
Статья посвящена проблеме формирования правовых ценностей, обусловленной этико-антропологическим поворотом в принципиальных основаниях современной культуры, начавшимся еще в ранне-буржуазную эпоху. Либертарная парадигма правообразования актуализует процессы рационализации
государства, власти как источника общественного порядка, социальной легитимности. В статье анализируется аксиологические основания модели дискурсивной демократии, предложенные Ю.Хабермасом, которые автором эксплицируются в контексте идеи нравственной всеобщности ? кантианского
категорического императива.
Ключевые слова: правовая аксиология, культура общества.
Fedorova T.D. Publicly-legal Axiology in the Context of the Modern Culture
of the Society.
The article is devoted to the problem of forming the legal valuables, caused
by ethic-anthropological turn in the principal points of the modern culture,
started in the early bourgeois period. Libertar paradigm of the lawmaking
processes actualizes the rationalization of the government, authority as source
of the public order, social legitimacy. Axiological basis of the modern discourse
of democracy is analyzed in the article, the idea of which has been suggested
by G. Khabermas. The author explicates these problems in the context of moral
universality ? Kant?s categorical imperative.
Key words: Legal axiology, the culture of the society.
Жирнов Олег Николаевич. Судебная антропология как наука: предмет и задачи.
Статья посвящена изучению вопроса о роли научной дисциплины ? судебной антропологии ? в развитии правовой культуры сотрудников органов
внутренних дел. Судебная антропология является самостоятельной отраслью
юридической антропологии ? одной из наиболее динамично развивающихся и
перспективных областей антропологического знания. Изучение учебной дисциплины ? судебной антропологии ? способствует формированию у курсантов
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
176
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
и слушателей вузов МВД РФ научных представлений о человеческом поведении в его противоправных проявлениях и характеристиках. Исследования в
области судебной антропологии нацелены на системное межотраслевое научное исследование личности правонарушителя и установлении механизма обусловленности противоправного поведения.
Ключевые слова: правовая культура, антропология, юридическая антропология, судебная антропология, криминальная личность, факторы преступного поведения.
Zhyrnov O.N. Forensic Anthropology as a Science, Object and Purposes.
The article is devoted to the investigation of the role of the discipline ? the
Forensic Anthropology ? in the formation of the legal culture of the members
of the Ministry of Internal Affairs. Forensic anthropology is an independent
branch of the legal anthropology ? one of the most dynamically prospectively
developing field of the anthropological knowledge. Studying the discipline
promotes to form the scientific concept about human behavior, about its
unlawful demonstration and characteristics among the cadets and students.
Investigations in the sphere of forensic anthropology are aimed at the
systematic interfiled scientific research of the personality of the offender and
discovering the mechanism, determining the criminal behavior.
Key words: legal culture, anthropology, Legal anthropology, forensic
anthropology, criminal, the factors of the criminal behavior.
Жирнов Петр Олегович. Гражданское неповиновение как феномен демократической
правовой культуры.
Статья посвящена исследованию гражданского неповиновения как важнейшего атрибута демократической правовой и политической культуры. Основоположником концепции гражданского неповиновения является выдающийся
американский мыслитель XIX столетия Генри Дэвид Торо. На конкретно-историческом материале предпринята попытка проанализировать влияние феномена гражданского неповиновения на развитие современной демократической правовой и политической культуры стран Запада и государств
постсоветского пространства.
Ключевые слова: демократическая правовая культура, гражданское ненасильственное неповиновиние, ненасильственное политическое неповиновение, концепция гражданского неповиновения Г.Д. Торо., концепция ненасильственного политического неповиновения Д. Шарпа.
Zhyrnov P.O. The Civil Disobedience as a Phenomenon of the Democratic Legal
Culture.
The article is devoted to the investigation of the civil disobedience as the
main attribute of the democratic political culture. Henry David Thoreau, the
eminent American thinker and writer of the XIX century, was the author of the
conception of the civil disobedience. The attempt to analyze the impact of the
phenomenon of the civil disobedience on the development of the modern
democratic legal and political culture of the western and post soviet countries,
according to the historical facts are made.
Key words: Democratic legal culture, civil nonviolent disobedience, political
nonviolent disobedience, the conception of the civil disobedience of H.D.Thoreau,
the conception of the nonviolent political disobedience fo D.Sharp.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Аннотации к статьям журнала
177
Рубрика: Правовая культура, правовое государство
и демократическое развитие общества
Матузов Николай Игнатьевич. Правовой идеализм как «родимое пятно»
российского общественного сознания.
Статья посвящена исследованию феномена правового идеализма как составной части сознания российского общества, факторов ему способствующих, а также негативных последствий воздействия на массовое сознание.
Ключевые слова: правовой идеализм, правовой нигилизм, правовые иллюзии, правовой романтизм, общественное сознание.
Matuzov N.I. Legal Idealism as a «birthmark» of the Russian Social Consciousness.
The article is devoted to the investigation of the phenomenon of the legal
idealism as a part of the Russian social consciousness, the promotional factors
and negative consequences of the impact on the mass consciousness.
Key words: legal idealism, legal nihilism, legal illusions, legal
romanticism, social consciousness.
Соколов Альфред Нилович, Бочаров В.М. Правовой закон ? «стержень»
правового государства.
В статье исследуются методологические предпосылки и сущность идеи
правового закона, ее роль в процессе законотворчества, соотношение понятий
?право? и ?закон?, концепция правового закона сопоставляется с различными типами правопонимания.
Ключевые слова: правовой закон, неправовой закон, верховенство правового закона, правовая законность, право и закон, законотворчество.
Sokolov A.N., Bocharov V.M. Law ? the core of the Constitutional State.
The article considers question of the methodological presuppositions and
the essence of the idea of the Law, its role in the process of lawmaking, the
correlation of the notions «law (justice)» and «the Law», the conception of the
Law is compared to different types of legal understanding.
Key words: Law, unlawful Law, supremacy of the Law, Legal Law, law
and the Law, Lawmaking.
Иванов Дмитрий Львович. Концептуальные основы формирования гражданского
общества: проблемы систематизации.
В статье рассматриваются концептуальные основы становления гражданского общества в России, дается определение моделей гражданского общества, обосновывается использование «нормативной» и «теоретико-аналитической» функций гражданского общества для социального реформирования.
Ключевые слова: гражданское общество, постмодерн, интеграция, концептуальные основы, общественные институты, практические модели.
Ivanov D.L. Conceptual Basis of the Formation of the Civil Society: the problems of
the systematization.
The article considers conceptual basis of the formation of the civil society
in Russia, the definition of the models of the civil society is given, the use of
«normative» and «theoretic-analytical» functions of the civil society for the
social reforming is proved.
Key words: Civil society, postmodern. Integration, conceptual base, social
institutions, practical models.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
178
П Р А В О В А Я К У Л Ь Т У Р А 2 0 0 8 № 2(5)
Рубрика: Правовая культура и права человека
Кавелина Наталья Юрьевна. Понятие и содержание конституционного права
на защиту.
В статье исследуется соотношение понятий «охрана права» и «защита
права», предлагается авторское определение термина «защита», аргументируется самостоятельный характер субъективного права на защиту, описываются содержание, сущность, структура, объект, субъект, цели реализации
права на защиту, отмечаются его конституционность и гарантированность,
уделяется внимание особенностям правового регулирования права на защиту.
Ключевые слова: право на защиту, защита права, охрана права, субъективное право, объект защиты.
Kavelina N.Y. The Notion and the Content of the Constitutional Right for the Defense
(Constitutional Defense in Substance).
In the article the author has explored the correlation between the terms
«Law protection» and «Law defense», the author?s definition of the «defense» is
offered, the independent nature of the subjective right for the defense is argued,
the content, the essence, the structure, the object, the subject, the purposes for
the realization of the right for the defense are described, its constitutionality is
noted, the attention to the peculiarities of the legal regulation of the right for
the defense is given.
Key words: the right for the defense, the defense of the law, the protection
of the law, subjective law, the object of the defense.
Морозов Алексей Петрович. Исторические особенности становления права человека
и гражданина на свободу и личную неприкосновенность.
В работе рассматриваются исторические предпосылки развития права
человека на свободу и личную неприкосновенность как в России, так в зарубежных странах.
Ключевые слова: права человека, право на свободу и личную неприкосновенность
Morozov A.P. Historical Peculiarities of the Formation of the Human Rights
of Freedom and Security of a Person.
The given work considers the historical presuppositions of the development
of the human rights of freedom and security in Russia and in foreign countries.
Key words: Human rights, the right of freedom and security of a person.
Украинцева Виктория Сергеевна. Конституционное право граждан Российской Федерации на альтернативную гражданскую службу: проблемы реализации.
В статье предпринимается попытка раскрыть наиболее важные проблемы реализации законодательства об альтернативной гражданской службе и
предлагаются рекомендации по его совершенствованию.
Ключевые слова: альтернативная гражданская служба; права человека;
конституционная обязанность; военная служба; альтернативнослужащий.
Ukraintseva V.S. Constitutional Right of the Citizens of Russian Federation for the
alternative service: the problems of the realization.
In the given article, the attempt to reveal the main problems of the
realization of the legislation of the alternative civil service are made, and the
recommendation for its perfection are offered.
Key words: alternative civil service, human rights, constitutional duty,
military service, alternative serviceman.
Copyright ??? «??? «??????» & ??? «A???????? K????-C?????»
Аннотации к статьям журнала
179
Морозова Мария Валерьевна. Юридические гарантии в механизме реализации конституционного права человека на благоприятную окружающую среду.
В статье исследуются гарантии и механизм реализации конституционного права человека на благоприятную окружающую среду.
Ключевые слова: права человека, гарантии прав человека, право человека на благоприятную окружающую среду.
Morozova M.V. Judicial guarantee in the Mechanism of the Realization of the
Constitutional Right of a Person for the Favorable Environment.
The article considers guarantee and mechanism of the realization of the
constitutional right of a person for the favorable environment.
Key words: human rights, guarantee of the human rights, the right for the
favorable environment.
Рубрика: Правовая культура и правоприменительная практика
Варыгин Александр Николаевич, Яшин Андрей Владимирович. Правовая культура
и формирование личности преступника, посягающего на интересы правосудия.
В статье дается анализ криминологической характеристики личности преступника, посягающего на интересы правосудия
Ключевые слова: личность преступника, правосудие, правовая культура,
механизм преступного поведения, правосознание.
Varygin A.N., Yashin A.V. Legal Culture and Formation of the Criminal Personality,
Encroaching on the Interests of Justice.
The article gives the analysis of the criminological characteristic of the
person, encroaching on the interests of justice.
Key words: the personality of a criminal, justice, legal culture, the
mechanism of a criminal behavior, sense of justice.
Бытко Сергей Юрьевич, Курочка Екатерина Викторовна. О некоторых спорных вопросах соучастия.
В статье анализируются теоретические положения о признаках соучастия, видах соучастников и формах соучастия, дается критический обзор существующих теоретических позиций и решений Верховного Суда РФ по спорным вопросам, предлагаются практические ре