close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

9.Вестник Томского государственного университета. Экономика №1 2009

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ВЕСТНИК
ТОМСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА
ЭКОНОМИКА
Научный журнал
2009
№ 1(5)
Свидетельство о регистрации
ПИ № ФС77-29495 от 27 cентября 2007 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
НАУЧНО-РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
Майер Г.В., д-р физ.-мат. наук, проф. (председатель); Дунаевский Г.Е., д-р
техн. наук, проф. (зам. председателя); Ревушкин А.С., д-р биол. наук, проф.
(зам. председателя); Катунин Д.А., канд. филол. наук, доц. (отв. секр.); Аванесов С.С., д-р филос. наук, проф.; Берцун В.Н., канд. физ.-мат. наук, доц.;
Гага В.А., д-р экон. наук, проф.; Галажинский Э.В., д-р психол. наук, проф.;
Глазунов А.А., д-р техн. наук, проф.; Голиков В.И., канд. ист. наук, доц.;
Горцев А.М., д-р техн. наук, проф.; Гураль С.К., канд. филол. наук, проф.;
Демешкина Т.А., д-р филол. наук, проф.; Демин В.В., канд. физ.-мат. наук,
доц.; Ершов Ю.М., канд. филол. наук, доц.; Зиновьев В.П., д-р ист. наук,
проф.; Канов В.И., д-р экон. наук, проф.; Кривова Н.А., д-р биол. наук, проф.;
Кузнецов В.М., канд. физ.-мат. наук, доц.; Кулижский С.П., д-р биол. наук,
проф.; Парначев В.П., д-р геол.-минерал. наук, проф.; Петров Ю.В., д-р филос. наук, проф.; Портнова Т.С., канд. физ.-мат. наук, доц., директор Издательства научно-технической литературы; Потекаев А.И., д-р физ.-мат. наук, проф.;
Прозументов Л.М., д-р юрид. наук, проф.; Прозументова Г.Н., д-р пед. наук,
проф.; Савицкий В.К., зав. Редакционно-издательским отделом; Сахарова З.Е.,
канд. экон. наук, доц.; Слижов Ю.Г., канд. хим. наук, доц.; Сумарокова В.С.,
директор Издательства ТГУ; Сущенко С.П., д-р техн. наук, проф.; Тарасенко Ф.П., д-р техн. наук, проф.; Татьянин Г.М., канд. геол.-минерал. наук, доц.;
Унгер Ф.Г., д-р хим. наук, проф.; Уткин В.А., д-р юрид. наук, проф.; Шилько
В.Г., д-р пед. наук, проф.; Шрагер Э.Р., д-р техн. наук, проф.
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ ЖУРНАЛА
«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА.
ЭКОНОМИКА»
Канов В.И., д-р экон. наук, проф., гл. редактор; Гага В.А., д-р экон. наук,
проф.; Гринкевич Л.С., д-р экон. наук, проф.; Земцов А.В., д-р экон. наук,
проф.; Рощина И.В., д-р экон. наук, проф.; Цитленок В.С., д-р экон. наук,
проф.; Петиненко И.А., канд. экон. наук, доцент, отв. секретарь
© Томский государственный университет, 2009
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
МЕТОДОЛОГИЯ
Веретенникова Н.В. Институциональные ловушки российской системы высшего
образования.........................................................................................................................................5
Малаховская М.В., Скрыльникова Н.А. Значение содержания научнообразовательной политики государства для инновационных преобразований.............................14
Малаховская М.В., Скрыльникова Н.А. Формирование мотиваций к созданию
инновационной экономики в России ................................................................................................24
РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА
Рощина Г.С. Творческое аналитическое студенческое сообщество как механизм развития
научно-образовательного потенциала и формирования инновационной инфраструктуры
и культуры в регионе..........................................................................................................................39
УПРАВЛЕНИЕ
Казначеева Н.Л., Моргунов А.В. Оценка эффективности внедрения сбалансированной
системы показателей как инструмента стратегического управления предприятием....................48
Оловянишников А.Г. Основные проблемы реструктуризации предприятий пищевой
промышленности Томской области и пути их преодоления...........................................................53
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Гульбина Н.И. Модель «экономического человека» в трактовке русских
экономистов второй половины ХIХ – начала ХХ столетия. ...........................................................58
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ ............................................................................................................ 66
АННОТАЦИИ ................................................................................................................................... 67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
CONTENTS
THE METHODOLOGY
Veretennikova N.V. Lock-in effect of Russian Higher Education System............................................ 5
Malakhovskaya M.V., Skrylnikova N.A. The Significance of the Content of State Policy
in Science and Educational Spheres for Innovative Transformation..................................................... 14
Malakhovskaya M.V., Skrylnikova N.A. The Formation of Motivation for Creating Innovative
Economy in Russia ............................................................................................................................... 24
THE REGIONAL ECONOMY
Roschina G.S. Creative analytical student's community as the mechanism of development of scientific
and educational potential and formation of the innovative infrastructure and culture in region ........... 39
THE MANADGMENT
Kaznacheeva N.L., Morgunov А.V. Efficiency raiting of introduction of the balanced
system of parameters as a tool of strategic operation of business……………………………… ......... 48
Olovyanishnikov A. The basic problems of re-structuring the food-processing enterprises
of the Tomsk region and way of their overcoming…………………………………………… ............ 53
THE HISTORY OF THE ECONOMIC VIEWS
Goulbina N.I. Model of economic man in treatment of Russian economists of second half XIX –
beginning of XX century . .................................................................................................................... 58
INFORMATION ABOUT THE AUTHORS.................................................................................... 66
ANNOTATIONS………………… ................................................................................................... 67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
МЕТОДОЛОГИЯ
УДК 330.1; 333.8; 330: 01.; 330.341.1
Н.В. Веретенникова
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ЛОВУШКИ РОССИЙСКОЙ СИСТЕМЫ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
В статье рассматриваются причины формирования в российской системе высшего
образования неэффективных институтов (институциональных ловушек). Предлагаются основные направления по формированию механизма выхода из институциональной ловушки.
Ключевые слова: трансакционные издержки, институциональный конфликт, академическая свобода, академический стандарт, институциональная ловушка.
Инновационное развитие России обуславливает усиление роли высшего
образования в экономике, потому что именно в университетской среде генерируются и транслируются знания как основа формирования человеческого и
интеллектуального капитала нации. Роль высшего образования определяется
его функциями: социализацией, т.е. перманентной передачей будущим поколениям норм и ценностей общества; механизмом увеличения собственного
состояния – обретения лучшей работы, более высоких заработков, более высокого уровня жизни; формированием элиты общества.
Образовательная услуга – это обучение людей для удовлетворения их потребности в знании (получение престижного места работы, повышение заработной платы на уже имеющемся и пр.), появившиеся в силу более глобальных причин, например повышения спроса на специалистов в той или иной
области или внедрения новых технологий, требующих переквалификации
кадров.
Услуги, предоставляемые системой высшего образования, имеют следующие основные черты:
1. Услуги образования одновременно рассматриваются как общественное
благо, основная роль которого – формировать и конструктивно разрушать
социальный капитал [1. С. 7], и как благо частное.
2. Образовательные услуги относятся к группе доверительных товаров.
Доверительные товары – это товары, для которых установление покупателем
необходимого их объема и качества невозможно либо связано с запретительно-высокими издержками. Следствием этого является, с одной стороны, постоянный мониторинг и оценка деятельности вуза со стороны третьих лиц в
форме зависимых и независимых агентов по оценке качества услуг вуза (определение рейтинга вуза и т.д.). С другой стороны, «некоммерческий характер, свойственный поставщикам услуг на таких рынках, побуждает их – в
ущерб прибыли – к честному поведению, которое оправдывает доверие потребителей. Уменьшая стимулы к оппортунистическому поведению, неком-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Н.В. Веретенникова
мерческие организации в определенных сегментах рынка становятся предпочтительными для потребителя поставщиками: они повышают вероятность,
а также уверенность спонсоров или покупателей в том, что они получают
именно то, за что платят, стремясь компенсировать, таким образом, свойственную асимметричным рынкам невозможность заключить надежный контракт» [2. С. 4].
3. При производстве услуг используется технология, при которой важным
ресурсом является степень обучаемости студентов, от способностей и усилий
студента зависят не только его собственные успехи, но и результаты других
его товарищей, т.е. наблюдается «эффект сообучения»: студент учится тем
лучше, чем успешнее учатся остальные члены группы. Поэтому вуз заинтересован в привлечении самых способных студентов – это позволяет повышать качество образовательных услуг и престиж вуза, является сигналом,
привлекающим других желающих и способных. Поэтому спонсирование за
успехи в учебе есть рациональная политика вузов.
4. Производство услуги совпадает с процессом его потребления и неотчуждаемо от него в пространственном и временном аспекте (за исключением
дистанционного обучения).
5. Образовательная услуга должна быть унифицирована в своих товарных
свойствах.
6. Все вузы продают свои образовательные услуги по цене ниже издержек
при росте спроса, субсидируя своих потребителей.
7. Услуги непостоянны. В универсальном смысле – в зависимости от того, кто именно оказывает услугу, его личности, коммуникационных способностей, опыта в предоставлении услуги, результат получается весьма разным.
Человеческий капитал производителя услуги имеет свойство устаревать и
обесцениваться без постоянных инвестиций и обновления.
8. Отдача от образования начинает проявляться далеко не сразу, она зависит не только от непосредственного качества получаемых услуг, но еще и от
ряда параметров, на которые образовательное учреждение влиять не может
(таких, как активность выпускника в поиске работы, его коммуникационные
способности, конъюнктура на рынке труда).
По поводу производства, распределения и потребления образовательных
услуг в системе высшего образования формируются четыре основные группы
участников рынка образовательных услуг: а) государство, или законодатель,
определяет политику в сфере образования, заключая с вузом контракт по
производству образовательных услуг; б) вузы – производители образовательных услуг; в) студенты и их родители (индивиды или домохозяйства) – потребители на рынке образовательных услуг; г) работодатели (фирмы частного и государственного сектора) – косвенные потребители, оказывают влияние
на образовательный процесс. Следовательно, государство и вузы выступают
как агенты. Студенты и их родители, фирмы являются принципалами, оплачивая услуги агента непосредственно или в форме налогов, которые направляются в том числе на финансирование такого общественного блага, как образование. Контрактные отношения между агентами и принципалом складываются на основе принципов, определяющих поведение университета:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институциональные ловушки российской системы высшего образования
7
– Институциональная автономия – отдельные вузы имеют право на самостоятельное и независимое принятие решений и управление своими делами в
меру собственного разумения. Правила, вытекающие из институциональной
автономии, чрезвычайно разнообразны. Они являются постоянным динамическим компромиссом между основными системами – академической, рынком и политическими директивами. Университет зависим от государства,
которое регулирует его деятельность непосредственно через законы и косвенно – через бюджет.
– Предоставление академических свобод преподавателям и студентам и
уважение их со стороны общества. Под академической свободой понимается
«свобода в исследованиях и в публикации их результатов, при условии надлежащего исполнения других закрепленных за ними академических обязанностей. Однако исследования, проводимые с целью зарабатывания денег,
должны быть основаны на соглашении с администрацией института» [3].
– Формирование и следование системе академических ценностей: гражданская и нравственная ответственность за социальные и экологические последствия применения своих открытий, за научный прогресс; обязанность
информировать общественность о возможности применения научного открытия в антигуманных целях; недопустимость проведения научных экспериментов, опасных для здоровья человека и генетического фонда человечества;
личная ответственность за доброкачественность информации и качество производимого знания; нравственная ответственность за воспитание молодого
поколения учёных и студентов в духе гуманизма, научной честности и порядочности; независимость научной истины от личных мотивов, интересов и
прочих нравственных характеристик исследователя.
– Академическое равенство – одинаковый уровень честности субъектов
академической среды: а) доступ к высшему образованию должен предоставляться исключительно исходя из интеллектуального таланта и особенностей
личности; б) этические стандарты высшего образования подразумевают честность проведения экзаменов, в ходе которых должны оцениваться знания и
компетенция, а не какие-либо другие отличия; в) выработка и поддержание
особого стиля поведения, которому свойственны отсутствие дискриминации,
атмосфера честности и вежливости, поощрение и т.д.
– Степень академической свободы поддерживается социальными механизмами на основе существующих академических стандартов: задаются критерии поведения в пределах академической среды в форме стандартов допуска в вуз, стандартов академической деятельности в рамках университета.
Университет является открытой системой, т.е. организацией, структура,
функционирование и логика развития которой зависят от состояния и динамики внешней среды. В современных условиях на мировое университетское
сообщество оказывают влияние следующие факторы: глобализация, феномен
стимулирования потребительского спроса, появление информационных технологий, нехватка финансирования со стороны государства. На российскую
систему высшего образования оказывает влияние также и ряд специфических
факторов, связанных с историческим прошлым нашей страны, а также сформировавшихся в процессе трансформации российской экономики. Это при-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Н.В. Веретенникова
водит к возникновению институциональных ловушек на образовательных
рынках.
Проблема институциональных ловушек уже более 10 лет привлекает исследователей трансформационных процессов в экономике. Причины и сущность институциональных ловушек анализировали в своих работах Е. Балацкий [4], Е. Бренделева [5], П. Дэвид [6], Л. Полищук [7], В. Полтерович [8.
С. 11—13] и др. Существуют два основных подхода к определению институциональных ловушек: а) В. Полтерович рассматривает ее как неэффективную, но устойчивую норму, имеющую самоподдерживающий характер [7.
С. 4 ]; б) как эффект блокировки – по Д. Норту, однажды принятое решение
нельзя отменить. Формируется институциональный конфликт – между укоренившимися и внедряемыми нормами, и как следствие, появление либо нежизнеспособных институтов (таких, как закон о банкротстве в период кризиса неплатежей), либо устойчивых, хотя и неэффективных образований. Как и
в случае любой нормы, устойчивость институциональной ловушки означает,
что при отклонении от соответствующего стереотипа поведения индивид или
малая группа проигрывает, в то время как одновременный переход всех агентов к альтернативной норме позволил бы улучшить общественное благосостояние. Происхождение ловушек экономисты объясняют несовместимостью
«импортируемых» институтов с традиционной ментальностью и хозяйственными привычками, нецелевым применением институтов (эксплуатация информационной асимметрии, манипулирование институтами, использование
институтов в качестве прикрытия), приоритетом интересов производителей
над вкусами и предпочтениями потребителей, недостаточностью государственного контроля за той или иной сферой общественной деятельности. Эффекты координации, обучения и сопряжения уменьшают трансакционные
издержки действующей неэффективной нормы, одновременно увеличивая
издержки ее трансформации, поэтому выход из институциональной ловушки
связан с высокими затратами. Требуется масштабное изменение фундаментальных или организационных факторов, что может сопровождаться неблагоприятным кумулятивным эффектом. С течением времени в экономической
системе спонтанно формируются механизмы, способствующие выходу из
институциональной ловушки (эволюционный процесс). Противоположным
процессом является замена неэффективной нормы, ее слом в результате реформирования экономики – революционный путь развития.
Применяя теорию институциональных ловушек относительно трансформационных процессов в российском высшем образовании, рассмотрим их
некоторые проявления в данной сфере:
1. Недофинансирование университетов (из бюджета покрываются лишь
затраты на зарплату) при экстенсивном росте спроса на высшее образование
привело к подрыву академических стимулов преподавательского состава,
вовлеченного в образовательный процесс, так как гарантированное материальное вознаграждение не достигает социально необходимого уровня: лишь
для каждого четвертого преподавателя (26,3 %) в среднем по выборке фактор
«небольшого, но стабильного заработка» оказался значимым. Преподаватели
вынуждены подрабатывать на стороне, превращаясь в почасовиков на своем
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институциональные ловушки российской системы высшего образования
9
рабочем месте, отказываясь от творческой части академической деятельности: репродуктивная деятельность становится повторяющейся. Высокая интенсивность низкооплачиваемого труда сочетается с чувством социальной
неполноценности из-за низкой оценки труда, снижением социального статуса
преподавателя. Превращение преподавателя в почасовика разрывает его
связь со студентами из-за уменьшения нормативов времени для консультаций. Одновременно со стороны студентов нарастает тенденция к формальному усвоению знаний, востребованными являются только прикладные курсы,
отсутствие спроса на фундаментальное образование. Снижается один из самых существенных стимулов преподавательского труда – академическое вознаграждение. Академическое вознаграждение – удовлетворение от процесса
творческой деятельности, удовлетворение от признания коллегами результата своих достижений, удовлетворение от очень качественного потребления,
практически не отделимого от творческого труда, потребления, «перетекающего» в содержательную деятельность [10. С. 7]. Падение привлекательности
академического труда преподавателей приводит к снижению инвестиций в
человеческий капитал преподавателей с целью уменьшить издержки трансакции, так как при отклонении от соответствующего стереотипа поведения
индивид или малая группа обязательно проигрывает (эффект координации
усиливает устойчивость институциональной ловушки). В результате негативных процессов в академической среде происходит отток талантливой и амбициозной молодежи из данной сферы и, как следствие, старение преподавательского состава, снижение мобильности преподавателей.
2. В отличие от европейских университетов, решения в российских вузах
принимаются не коллегиально, степень участия администрации вуза велика.
В последние годы усиливается роль министерства: а) вузы ограничены в
формировании перечня читаемых курсов: большая часть учебного процесса
заполнена стандартными дисциплинами; б) бюрократизация принимаемых
решений (например, вступление в Болонский процесс РФ). Руководитель вуза
имеет значительную степень влияния: выше 70 % по всем политикам, по кадровой – более 90 %. Участие преподавателей очень незначительно: от 70 % –
влияние при распределении денежных средств до 27,7 % – содержание учебных программ. Хотя у преподавателей есть возможность участвовать опосредованно — через заведующих кафедрами и ученые советы. Влияние студентов еще меньше – 13,4 % при определении содержания учебных программ
[11. С. 18]. Согласно данным мониторинга экономики образования, 45 % опрошенных студентов российских вузов считают, что в текущем учебном году
у них вообще не было курсов по выбору, а еще 12 % ответили, что такие курсы составили менее 10 % от общего числа [12. С. 147].
Таким образом, управление в российских вузах иерархическое, распределено между различными административными агентами, а преподаватели и
студенты фактически в нем не участвуют. Хотя принятие решений происходит быстро и координационные издержки низкие, но возникают проблемы с
выполнением принятых решений на нижних уровнях иерархии, следовательно, издержки мотивации высоки. Отрицательное влияние на формирование
академической среды может оказать незначительная роль преподавателя в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
Н.В. Веретенникова
вопросах исследовательской и образовательной политики. Преподаватели
являются в достаточной степени компетентными, большинство из них заинтересованы в управлении и могут принимать активное участие в делах университета. Реализация иерархической модели управления мешает реализовать
основные принципы функционирования университета, снижает эффективность образовательного процесса, не позволяет в полной мере реализовать
человеческий капитал студентов и преподавателей, накопленный социальный
капитал, ограничивает академическую свободу. Поэтому рассматриваем данную ситуацию как институциональную ловушку. Причины ее появления:
инерционность институтов плановой экономики (ментальность, наработанные рутины и т.д.), приоритет интересов агента (производителя) над предпочтениями принципала (потребителя). Данная ловушка устойчива по причине низких трансакционных издержек, культурная инерция и неопределенность трансформационных издержек приводят к возникновению групп давления, препятствующих изменению действующих норм.
3. В системе высшего образования наблюдается также следующая институциональная ловушка: высокий спрос на высшее образование, но не на получение знаний и навыков, а на получение «университетской корочки». Отсутствие достаточных средств у домашних хозяйств, необходимых для обеспечения его качества, привело к значительному росту негосударственных
вузов (являющихся по своему юридическому статусу некоммерческими организациями). Данная ситуация создает на рынках доверительных товаров
благоприятные условия для оппортунистического поведения со стороны продавцов: а) продавец поставляет на рынок и реализует товар низкого качества,
выдавая его за высококачественный товар; б) продавец может продавать покупателю излишний объем товара (либо товар более высокого качества, нежели оптимальный уровень качеств); в) продавец может выдавать себя за эксперта, будучи при этом некомпетентным, преследуя материальную выгоду в
форме прибыли, не вкладывая ее в учебный процесс. Это противоречит содержанию некоммерческой организации: «Однако некоммерческая организация отличается тем, что управляющие, совет попечителей или другие «собственники» организации не могут распределять прибыль между собой: она
должна сохраняться в резерве или использоваться иным образом для финансирования будущих расходов организации. Это определение распространяется на все многообразие видов деятельности некоммерческих организаций»
[13. С. 16].
Сформировался институциональный мутант – системы высшего образования с пониженными требованиями к качеству получаемого образования как
со стороны агента, так и принципала. Усиление конкуренции на рынке образовательных услуг привело к снижению качества образования в результате
отсутствия контроля и снижения внутренних академических стандартов.
Диплом получают ценой минимальных затрат времени и сил студентов при
условии внесения платы за обучение (не всегда низкой), что привело к значительной девальвации диплома. Хотя по результатам эмпирического анализа диплом не обесценился окончательно в связи с наличием среди выпускников вузов более образованных и способных индивидов [14]. Экстенсивный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институциональные ловушки российской системы высшего образования
11
рост сектора высшего образования продолжался до тех пор, пока готовность
заплатить за обесценивающийся диплом покрывала низкие издержки вузов
(эффект сопряжения).
Существование институциональных ловушек на российском образовательном рынке приводит к формированию неэффективной, разреженной
академической среды, где превалируют локальные стандарты качества. Финансирование университетов практически не зависит от результатов его деятельности, мобильность преподавателей между университетами отсутствует.
Существующие риски открытости не подкрепляются выгодами.
Нет одного универсального рецепта для преодоления рассмотренных выше негативных тенденций в российской системе высшего образования, но
чтобы преодолеть их, необходимо адекватное понимание происходящих процессов.
К основным направлениям реформирования высшего образования можно
отнести:
1. Обновление содержания образования, повышение его качества. Устранить традицию перегруженности учебных планов предметами и сведениями,
которые не являются фундаментом для новых знаний, переход на модульную
систему преподавания. Закрепить полученную в школе информацию. Изменить методы обучения, расширив вес тех из них, которые формируют практические навыки анализа информации, самообучения. Усилить роль самостоятельной работы студентов. Восстановить и укрепить связи профессионального
образования с научными исследованиями и практикой, создать механизмы систематического обновления содержания образования. Ликвидировать отставание от мировой науки в стандартах и качестве преподавания социальных наук.
Осуществить переход на сопоставимую с мировой систему показателей качества и стандартов образования всех уровней, обеспечить международное признание всех российских документов об образовании. Переход к гибкой и многообразной организации, позволяющей сочетать различные формы образования, выстраивать индивидуальные траектории образования.
2. Развитие вариативности и доступности образовательных программ.
Адресное предоставление стипендий в размере, покрывающем стоимость
обучения и проживания; развитие системы предоставляемых или гарантированных государством образовательных кредитов студентам из малообеспеченных семей и организациями.
3. Расширение участия общества в управлении образованием через: системы попечительских советов (образовательных организаций, муниципалитетов и т.п.); фонды поддержки образования (образовательных организаций),
аккумулирующих средства юридических и физических лиц и направляющих
их на решение конкретных проблем данной сферы; системы поддержки профессиональных сообществ в сфере образования, их привлечение к решению
вопросов образовательной тактики и стратегии на федеральном и региональном уровнях; условия, прежде всего налоговые, для стимулирования различных форм самоорганизации населения и хозяйствующих субъектов в поддержку образования.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
Н.В. Веретенникова
4. Внедрение новых институтов и механизмов. Персонификация бюджетного финансирования: нормативное подушевое финансирование, обеспечивающее реализацию принципа «деньги следуют за студентом», бюджетное
финансирование по именным сертификатам высшего профессионального образования. Открытое образование. Обеспечение академической и хозяйственной самостоятельности учебных заведений. Контрактные отношения
учебных заведений со всеми заказчиками образовательных услуг: государством, индивидами (семьями), работодателями. Софинансирование семьями с
высокими доходами элитарного образования высшего профессионального
образования. Адресная социальная поддержка студентов из низкодоходных
семей. Налоговые льготы образовательным учреждениям и связанным с ними
фирмам: при исчислении налога на прибыль включать расходы на подготовку
или переподготовку кадров (на договорной основе с учебными заведениями
профессионального образования) в затраты на производство и реализацию товаров и услуг. Использование бюджета развития. Обеспечение со стороны государства реализации проектов и программ, нацеленных на развитие системы
образования, ее информационного и инновационного потенциалов, эффективное использование ее ресурсов. Гранты, программы вызова (софинансирование
государством проектов учебных заведений), льготное кредитование, проведение инвестиционных конкурсов.
Литература
1. Фуллер С. В чем уникальность университетов? Обновление идеала в эпоху предпринимательства // Вопросы образования. 2005. № 2. С. 2–28.
2. Гордон Винстон. Субсидии, рыночная власть и образовательная среда: особенности
экономики высшего образования // Вопросы образования. 2005. №1. – С. 2–32.
3. Декларация Академической свободы и полномочий. [Электронный ресурс]. Американская ассоциация университетских профессоров. Режим доступа: http://galaktionov. maillist.ru/
acadfree.html
4. Балацкий Е.В. Диссертационная ловушка в российской экономической науке [Электронный ресурс]// Экономика, социология, менеджмент: федеральный образовательный портал.
Режим доступа: http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/210454.html
5. Бренделева Е. А. QWERTY-эффекты, институциональные ловушки с точки зрения теории
трансакционных издержек // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2006. Т. 4, № 2. С. 42–47.
6. Дэвид П.А. Понимание экономики QWERTY [Электронный ресурс] // Институциональная
экономика. Режим доступа: <http://ie.boom.ru/Polanyi/Qwerty.htm
7. Полищук Л. Нецелевое использование институтов: причины и следствия // Вопросы экономики. 2008. № 8. С. 28–44.
8. Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика
и математические методы. 1999. № 2. С. 1–37.
9. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики.
М.: Фонд экономической книги «НАЧАЛА», 1997.
10. Кузьминов Я.И. Образование в России. Что мы можем сделать? // Вопросы образования. 2004. № 1. С. 5–30.
11. Панова А.А. О структуре управления и принятии решений в российских вузах. Препринт WP10/2006/05. Серия WP10. Научные доклады лаборатории. М.: ГУ ВШЭ, 2006.
12. Кузьминов Я.И., Юдкевич М.М. Университеты в России и Америке: различия академических конвенций // Вопросы образования. 2007. № 4. С. 141–158.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институциональные ловушки российской системы высшего образования
13
13. Артур М. Даймонд. Поведение университетов и ученых: экономические объяснения.
Экономика университета: институты и организации. Сборник переводных статей с комментариями. М.: ГУ ВШЭ, 2007.
14. Полищук Л., Ливни Э. Качество образования в России: роль конкуренции и рынка труда // Вопросы образования. 2005. № 1. С. 70–86.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
УДК 330
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
ЗНАЧЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ
ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА ДЛЯ ИННОВАЦИОННЫХ
ПРЕОБРАЗОВАНИЙ
На основе методологии институционального экономического анализа в статье ставится вопрос о соответствии образовательных инструментов формирования человеческого капитала нации задачам инновационного развития хозяйства России.
Ключевые слова: образовательные инструменты, инновационное поведение, государственная научно-образовательная политика.
Как известно, экономика кризиса – это экономика выживания. Главной
задачей этого периода является сохранение целостности базовых систем. Но
те, кто никогда не пренебрегал закономерностями циклического развития,
понимают преходящий характер кризисов и необходимость реалистичных
«заделов» стратегии будущего развития экономики. Нереализуемость сегодня
инновационных перемен не закрывает возможности осмысления происходящего в российской экономике, проведения исследований, поиска «точек соприкосновения» в экспертном сообществе, формирования широкого социального консенсуса по вопросам модернизации и кристаллизации ее субъектов и реализации отдельных проектов, связывающих антикризисные и структуропреобразующие меры.
Многочисленные данные, в том числе рейтинговые позиции, свидетельствуют о значительном отставании российской высшей школы от большинства развитых стран по разнообразным критериям (чаще всего принимаются
в расчет: участие в непрерывном образовании, «отдача» индивидуальных
вкладов в образование, показатель удельного веса иностранных студентов,
уровень государственного и негосударственного финансирования образования, показатели качества информационной инфраструктуры, объем затрат из
всех источников на научные исследования и разработки вузовской науки,
численность профессорско-преподавательского состава, занятого исследованиями и разработками, привлечение высококвалифицированных научных и
преподавательских кадров, эффективность взаимосвязей между секторами
исследований и разработок, степень включения информационных технологий
в образовательный процесс и др.). Полагают, что следствием этого разрыва
является недостаток высококвалифицированных специалистов, способных к
инновационной деятельности.
Действительно, образование – важнейший элемент инновационной системы, и неспособность к системному получению инновационной ренты –
проявление интеллектуально-инновационной недостаточности, ошибочной
постановки целей образования. Оставляя в стороне вопрос несовершенства
системы существующих индикаторов и рейтингов, корректности применения
«доморощенных» рейтингов, подчеркнем, что в любом случае должны быть
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Значение содержания научно-образовательной политики государства
15
приняты во внимание ментальность, культура страны, национальные особенности производства научного знания, образовательные парадигмы и т.д.
Изменение хозяйственной среды российской экономики не может протекать на фоне неизменных моделей экономического поведения участников.
Инновационное поведение основано на способности к выявлению, ранжированию инновационных альтернатив и ранжированию всех вариантов их реализации. Предположение об инновационном поведении, являющемся освоенной практикой, естественно ставит на повестку дня вопрос об образовании
как функции, обеспечивающей это освоение.
В условиях модернизации организации образовательной системы вопрос
о ее содержании и взаимном соответствии задач образования и формирующейся среды их реализации имеет принципиальное значение для достижения
целей хозяйственного развития России. Формирование эффективной системы, обеспечивающей сохранение национальной идентичности, поддержание
культурного контекста (общей и прикладной культуры) и системы, способной генерировать инновационный тип хозяйственного поведения, требуют
рассмотрения не только с позиции закономерностей педагогики и психологии, но и в терминах экономического знания. В этой связи необходимо выделить следующие группы вопросов:
– о целях модернизации образования (полноте компонентов целевой
функции и ее соответствии целям национального развития);
– о ресурсах и их качественном и количественном соответствии друг
другу и решаемым задачам (технологические вопросы осуществления образовательной и самообразовательной деятельности следует рассматривать в
составе ресурсного обеспечения);
– о качественной и количественной определенности конечного и промежуточного результатов, способах и методах их аттестации и условиях коррекции.
Не вызывает сомнений, что с позиции целей модернизации системы образования речь идет о формировании определенных качеств человеческого капитала как на индивидуальном уровне, так и на уровне совокупного человеческого капитала. Инновационная экономика предъявляет дополнительные
требования к экономическим субъектам, в частности, от сотрудников ожидается творческое отношение к выполнению должностных обязанностей, они
должны обнаруживать способность к анализу и исследовательской работе,
навыки и привычку к постоянному самообучению, быть восприимчивыми к
новым идеям, уметь применять информационные и коммуникационные технологии. Субординация компонентов «совокупный – индивидуальный» в человеческом капитале нации имеет принципиальное значение в силу требования возникновения комбинаторного эффекта.
В этой связи следует напомнить о различиях в процессах обучения и образования, так как подмена понятий искажает даже само представление о
требующихся ресурсах. Образование следует рассматривать как процесс, не
тождественный способу информирования. Образование – генерирование
субъектов и формирование ответственного поведения с представлением о
широте круга ответственности. Образование в терминах обучения – это спо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
соб передачи технологии получения знания. Примером непонимания различий является подмена системы образования тотальной интернетизацией.
Являясь непосредственными участниками процесса высшего образования, сосредоточимся на его возможном вкладе в решение задач формирования нового качества человеческого капитала, а все другие компоненты системы образования рассмотрим лишь с позиции их ресурсной значимости для
достижения целей названной системы.
Состав знания, образующего основу результата в системе высшей школы,
например, включает производственный и социальный компоненты. Социальный компонент знания сегодня подрывается изменением состава и степени
вмененной социальной ответственности: нет нужды быть ответственным,
предвидя все последствия принимаемых решений, или быть гуманным, обнаруживая приемлемые для всех участников альтернативы решения проблемы.
По этой причине и в школьном и в вузовском образовании произошло выхолащивание этого компонента в составе знания, формирующего поведение.
Наблюдается преобладание заинтересованности в формальном статусе «человека с высшим образованием» над желанием получения знаний, стремление получить готовые знания, которые можно применить немедленно, воздействие мотива «престижности» сиюминутных предпочтений при выборе
специальности или «по обстоятельствам», без учета реальных склонностей и
возможностей трудоустройства. Не удивительно в этой связи, что большинство из обученных не мотивированы на эффективный и производительный
труд как следствие общественного значения (в широком и узком смысле) совершаемой деятельности. Вместо мотивации к «самоотверженному инновационному труду» наблюдается натренированность на решение определенных
задач, индивидуализм, безынициативный трудоголизм, поиск рабочих мест с
невнятными обязанностями. Подавляющая часть выпускников образовательных учреждений различного рода ориентирована исключительно на частное
благосостояние, удачу, знакомства и прочие факторы. Среди негативных характеристик следует особо отметить чрезмерную амбициозность, поскольку
уровень карьерно-зарплатных притязаний неадекватен имеющимся знаниям и
компетенциям (кризис, безусловно, скорректирует размер этого несоответствия, но не отменит самой характеристики). Показательно в связи с этим, что
все последнее десятилетие профессиональный экономический анализ не затрагивал всерьез проблемы большого разрыва между темпами роста доходов
и темпами роста производительности труда.
Осмысление и «зазубривание» – принципиально различающиеся технологии обучения. Однако осмысление без однозначно освоенных базовых компонентов невозможно. (В этом состоит принципиальная невозможность исключения принудительных компонентов из состава обучения.) Состав компонентов базового уровня, подпадающих под принудительные технологии, –
вопрос идеологии и методологии образования. Умение вычленять жизнеобеспечивающую информацию возникает как индивидуальный ответ на достижение задач образования. Универсальность как свойство информации состоит в том, что утилитарность информации определяется непосредственно
пользователем только в процессе использования и сообществом на основе
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Значение содержания научно-образовательной политики государства
17
частоты обращения к содержанию информации. Уместно вспомнить известное изречение о том, что образование – это то, что всем дают, некоторые получают и лишь немногие имеют.
Набор образовательных дисциплин должен быть достаточно широк, поскольку общее и точное знание рождается из сложения приблизительностей,
являющихся частным знанием. Состав компонентов, определяющих широту
образования, – вопрос задач, которые будут стоять перед теми, кто образование получил. Вопрос об элитарности или общедоступности образования – это
во многом дилемма формы, способа и технологии образовательной деятельности.
Эффективный образовательный процесс должен соответствовать возможностям и запросам обучаемых. Процесс обучения в любой предметной
области в высшей школе основан, помимо определенного минимума базовых
знаний, на некотором наборе устойчивых академических навыков, включающих: осмысленное чтение, письмо, математическую грамотность (счет, умение понимать формулы, графики), критическое восприятие информации и
полученных данных, опыт публичных выступлений и культуру дискуссии.
Увы, реальность современного российского образования – снижение уровня
академических навыков. Проблема усугубляется стойким нежеланием преодолевать интеллектуальные барьеры, сформировавшейся психологической
установкой «сделайте нам просто». Признание низкого уровня подготовленности студентов означает необходимость коррекции процесса преподавания
теории с точки зрения объемов, формы подачи материала, контроля и оценки, системы поощрения. Такая коррекция приводит к тому, что собственно
учебный процесс приобретает новые свойства: облегченные трактовки сложных вопросов (многократное опосредование теорий формирует концепт ложного знания), обязательное использование мультимедиа и псевдоигровых методов.
Все это существенно затрудняет, замедляет процесс преподавания, снижает его эффективность, приводит к известной утрате смысла преподавательской деятельности, оппортунистическому поведению преподавателей, проявляющемуся в непрерывном снижении требований к знаниям обучаемых (эффект «ухудшающего отбора»). Одновременно следует признать, что этот методический контекст порождает резкую интенсификацию действительной
преподавательской деятельности, множественную занятость преподавателей
и их разобщение. При этом интенсивность такого рода не улавливается никакими системами оценки труда преподавателей.
При рассмотрении вопросов технологии распространения знаний следует
обратить внимание на структуру распространяемого знания и его содержание. Сокращая широту образования, снижая эрудированность обучающихся
посредством «профилизации» (просится: простофилизации), тем самым отнимаем у обучающихся способность мыслить «по аналогии» – важнейший
гносеологический инструмент (слишком узкая подготовка не дает базы для
формулирования аналогий), порождаем неспособность осознать имеющуюся
информацию (гносеологический зазор), отсутствие способности генерировать
логические умозаключения (не формируются культура и навыки рациональ-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
ного мышления). Отнимая по существу литературу как школьный предмет,
примитивизируем язык, закладывая будущую основу для обеднения всех
профессиональных языков и неспособность к формулировке сложных целей,
лишаем способности к рефлексии, как регулярному анализу собственных решений и поступков, генерируем неспособность видеть разные стороны событий и поведения, следовательно, снижаем умение последовательно формулировать аргументы, ранжировать их по значимости и, таким образом, снижаем
договороспособность участников социума и их моральные качества. А ведь
инновационное поведение, будучи кооперативным по сути инновационного
процесса, предполагает обучение способности учитывать интересы других
субъектов при достижении собственных краткосрочных и долгосрочных целей. И более широко: единство социума всегда выступало как положительная
экстерналия образовательного процесса. В целом формализация гуманитарных дисциплин (фактологическое обучение) вне культурного и кросскультурного контекстов предопределяет отсутствие целостных представлений о происходящих процессах в любой сфере жизнедеятельности, короткую
историческую и экономическую память, обрекает на самые простые потребительские практики, ущербную трудовую мотивацию, программируемое поведение вообще.
Сам способ проверки знаний и компетенций, принятый в общественной
системе, формирует навык принятия решений вообще и экономических решений в частности. Как это ни парадоксально, но различия в управляемости
российского сообщества и сообщества американского типа, считающегося
предпринимательским, можно вывести из методов проведений аттестационных испытаний различного уровня. Так, тестовые системы проверки тренируют готовность выбирать из предложенных, а следовательно, легитимизированных вариантов. Экзамен отечественного типа всегда предполагал возможность и даже необходимость обнаружения собственного, часто даже не
ожидаемого экзаменатором решения поставленной задачи. В связи с этим
насаждаемая тестовая система проверки знаний входит в противоречие с технологией обучения, по-прежнему ориентированной на эвристичность.
Образование ведет себя как аберрационный процесс. Как убедиться в
точном соответствии транслируемого, усваиваемого и тестируемого? Как
аттестовать степень отклонений и их значение для общественного развития?
Капитализация обучения как неопределенный процесс формирует работника
с неопределенными навыками. Известно, что фактом становится то, что замечено и описано, а не самое важное (для современников, не говоря уже о потомках). В силу этого выбор фактов (дисциплин) для образования – вопрос
возможности реализации стратегии национального развития (не только экономического, но и общественного).
Образование – будущее нации, поэтому его проблемы не могут решаться
без широкого информирования гражданского общества об образовательных
целях, ценностных характеристиках, собственно содержании, финансовоэкономических механизмах.
Даже если допустить финансирование по подушевому нормативу эффективным для образования (что достаточно трудно в ситуации, когда он не оп-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Значение содержания научно-образовательной политики государства
19
равдал надежд, возлагавшихся на него целями программ, в другой сфере инвестиций в человеческий капитал – в процессе реформирования здравоохранения), то методика исчисления норматива существенно определяется:
1) качественными признаками результата (портрет выпускника, воплощающий цели подготовки специалиста, ценности и содержание образовательного процесса). Общественное значение образования не противостоит
частному, а дополняется им. Если выделить классические образовательные
дисциплины и профессиональные на разные стадии образования, то при обязательно-принудительном усвоении общезначимого (не минимального!) курса следует переходить к столь же принудительному «общекультурному» на
уровне избранной профессии. Высокий профессионализм и ответственность
происходят из целостности представления о достигаемых личных и общественных, профессиональных и личностных задач. Границы инициативы и
творчества задаются смыслом и назначением осуществляющейся деятельности. Если указанное разделение отсутствует, то все, пока что, обещания, что
образовательная политика будет ориентироваться на интересы потребителя
образовательных услуг так, чтобы человек в любой момент мог обновить
свои знания, выбрать интересующий его модуль для повышения квалификации или переподготовки, вряд ли приведут к повышению качества производительных и социальных навыков и умений. Предлагаемый тип модульности
знаний разного уровня выступает как тупиковая технология образования и
представляет способность и возможности «доучивания» как иллюзорные;
2) целями образования. Кто определяет цели: государство, как финансирующий участник, или потребитель (бизнес, домохозяйства)? Какой способ
инвентаризации и оценки выгод и издержек образовательного процесса будет
принят? Модернизация образования, по мысли его сегодняшних реформаторов, будет осуществляться на основе смены состава работников, настроенных
на решение иного круга задач. Чаще всего под этим кругом задач подразумевается, что современная система образования позволяет формировать компетенции граждан для ориентации в сложно структурированном информационном обществе (способность к творчеству, навыки участия в сложно организованной проектной работе, адаптационные способности к быстроменяющимся
технологиям и пр.). Но ведь задачи – это операбельно определенные цели,
имеющие принципиальное значение. Неопределенность целей, их несоотнесение с ресурсами и результатами, как следствие, отсутствие строгой системности и ранжирования приоритетов изменяют саму природу принимаемого
решения. Оно перестает быть экономическим (нет анализа альтернатив) и
воспроизводственным. Возможно ли говорить об инновационности образования и поведения в такой ситуации?
3) распределением ответственности. Отказ от государственного распределения выпускников фактически является отказом признать фрагментированный модульностью процесс образования состоявшимся, а знания и профессионализм выпускников – заслуживающими доверия. Проблема фондодержания и аутсорсинга в процессах обучения и образования не может считаться техническим вопросом, это – вопрос об условиях спецификации прав
собственности на образование и человеческий капитал.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
Общедоступное знание потребляется через способность его усвоить и индивидуальную способность его использовать. Во втором случае имеют значение: 1) различие ментальности; 2) различие социализированности; 3) различия в доходе (как доступ к сопряженным благам); 4) различия в окружении – среде (определяют дозволенность средств и видов информации); 5) различия в способностях (физиологическая заданность); 6) различия в образованности и обученности (результат, приобретенный в процессе жизнедеятельности).
Считается, что в современных условиях тотальное возрастание значения
конкретного знания (набора практических навыков и технологий), нацеленного на немедленную экономическую выгоду, обесценивает даже хорошо
обоснованные теории, и, таким образом, получается, что маргинальное знание заменяет академическую науку. Так ли это? Любая теория описывает
универсалии, т.е. важнейшие принципы деятельности, моделирует процессы
и свойства, являющиеся для хозяйственного поведения необходимыми или
высоко вероятными. Развивать национальные производства и экономические
структуры без способных к серьезной аналитике специалистов невозможно.
Приведем пример. Для работы в современной фирме требуются выраженные
адаптационные способности: корпоративность, исполнительность, творческое начало, понимаемое как умение переходить к более сложным проектам
и классам задач. Деятельность менеджера оценивается по эффективности
деятельности фирмы, измеряемой объемами продаж, величиной активов, ростом капитализации компании, размером прибыли и дивидендов акционеров.
Систематическое «ускользание» социального фактора из зоны внимания менеджеров приводит к снижению эффективности деятельности фирм. Через
какое-то время менеджеры убеждаются, что «интуитивное управление», преобладание собственно экономических ориентиров оказываются малоэффективными. Интуиция в любом случае отражает ограниченный опыт, который
при расширении круга проблем конкретного бизнеса, изменении макросреды
и институциональных условий оказывается недостаточным. Поскольку любая
фирма – это система с разными функциональными областями управления, то
ее развитие требует композиционных решений, принимающихся на хорошей
научно-методической основе. То есть менеджеры должны своевременно реагировать на поступающие вызовы и пытаться прогнозировать экономические
события на основе обобщения и систематизации конкретных фактов и их
объяснения. Систематизация нуждается в методе, а объяснение – в теории.
Таким образом, получается, что фундаментальные знания выступают ключевым преимуществом.
Далее. Хотя фундаментальное образование и нуждается в «доводке» под
конкретный объект, в то же время оно как саморазвивающееся образование
уже содержит генеративные, стабилизационные и утилизационные составляющие. Прикладное образование обеспечивает немедленно применяемые
знания, следовательно, трансакционные издержки в этом случае ниже, но
требует непрерывного патронирования, так как оно не предусматривает компонентов саморазвития. (В советской образовательной парадигме это проявлялось в различиях университетского и институтского образования.) Утили-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Значение содержания научно-образовательной политики государства
21
тарная информированность отождествляется со способностью отсекать «избыточную» для потребителя информацию («квазисиндром Шерлока Холмса»). Прикладное образование в действительности повышает трансакционные и институциональные издержки, в частности издержки, связанные с иллюзорностью способности этого пользователя (бизнес, домохозяйство, государство или заграница) принять взвешенное решение, разделить ответственность и т.п. Но следует обратить внимание на необходимость «избыточной»
информации и принудительные механизмы ее усвоения. Например, незнание
закона не освобождает от ответственности. Заметим, что необходимость принуждения в обучении плохо соотносится с широко сейчас распространяющимися «альтернативными» образовательными методиками. «Мягкий» возврат к неусвоенному в добросовестных альтернативных педагогиках – по существу есть не что иное, как изменение формы принудительности. Однако
это, повышая уровень индивидуализации образовательной технологии, требует изменения качественной и количественной составляющих педагогической деятельности, что равнозначно расширению используемого в ней ресурса. Часто это расширение является имплицитным, не воплощенным в измерителях альтернативной стоимости ввиду действия у педагогов-новаторов мотиваций к самореализации (по А. Маслоу, располагающихся на вершине
иерархического представления потребностей), порождающих автохтонность
вознаграждения.
Отсутствие – наличие совпадения задач информирования и информированности является фактором управленческой среды («информация Кассандры»). Навыки использования информации представляются важнейшим фактором конкурентного преимущества. Но тип используемой информации
(черный PR, недобросовестная реклама) напрямую выступает как субъектная
характеристика.
Проблема профессиональных (научных, в частности) школ состоит в персонифицированном, специфическом представлении компонентов знания и
правилах особой их комбинации и рекомбинации, открывающих новые сведения об имеющихся и перспективных областях исследований. Следует заметить, что содержание знания способно выступить ограничителем характера и
способов трансляции информации. Так, например, часть знаний может быть
передана только лично от учителя к ученику (так называемое обучение «глаза
в глаза»), культура труда – транслироваться лишь на основе личного примера, тогда как корректное описание, скажем, физического процесса является
исчерпывающим вне зависимости от источника информации.
Образование как сектор национального хозяйства, формирующий носителей информационного ресурса, не может не являться областью персонифицированных технологий. При этом должна достигаться двусторонняя персонификация: с одной стороны, это адаптация знания преподавателем, с другой – индивидуализация педагогических технологий под особенности обучаемых, с учетом сильных и слабых сторон их интеллекта. Обучение и образование – технологии информатизации личного фактора и инвестиций в человеческий капитал – до последнего времени не рассматриваются как область
государственного приоритета. Проводимая политика унификации педагоги-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
ческих технологий низводит профессию учителя до уровня массовой (констатация факта избытка педагогических кадров и необходимости сокращения
подготовки педагогов – ярчайшее тому подтверждение). Существует весьма
значимая для политики финансирования проблема оценки эффективности
текущего знания. В названной ситуации упускается из виду то обстоятельство, что эффективность знания и информационных систем весьма зависит от
целей оценки. Должна быть обеспечена подвижность, многофакторность
критериев оценки, способствующая минимизации субъективности. Как
именно это произойдет, зависит от изменения в системе целей, трансформации методов аттестации и пр.
Кроме того, в контексте требований об обязательности исследовательской практики преподавателей вузов (выражаемой публикациями в авторитетных изданиях, патентами и пр.) следует заметить, что секторы науки и
образования имеют разные цели. Наука, как область высочайших достижений
мысли, очерчивает контекст образовательных приоритетов и задач. Взаимообратная связь такова, что образование является поставщиком научных кадров. Технологии обучения (образования как процесса выпуска специалистов
вузами, школами и пр.) сегодня упрощены, унифицированы и еще более
унифицируются посредством редукции и выхолащивания специфической
личностной составляющей, тогда как технологии высокой науки (не технологии написания кандидатских и докторских диссертаций как квалификационных работ) глубоко персонифицированы, технологии научного поиска вообще уникальны и сами являются информационным продуктом. Разнонаправленность сегодняшних ориентиров образовательного и научного компонентов профессиональной деятельности не способствует эффективности каждой
из них. Чем более образование персонификацией и индивидуализацией процесса сохранит исследовательский потенциал обучаемых, тем, вероятнее,
выше научный потенциал страны.
Модернизация образования, как полагают, может быть обеспечена через
реализацию системой образования нормальных отношений внутри институтов гражданского общества. Это касается как вопросов воспитания, так и
обеспечения доступности образования. Нельзя не принимать во внимание
рост неравенства доходов в России, что ведет к росту доли малообразованного населения, не способного производить и потреблять инновационные продукты. Это еще более усиливает асимметрию, что требует компенсации растущего неравенства человеческого капитала.
Снижение порога доступности для высшего образования ввиду неоправданного расширения числа образовательных учреждений и числа специальностей, размывшего конкурентное требование к абитуриенту и студенту, породило слабо самоидентифицирующийся маргинальный слой. Можно определенно говорить о преобладании культуры маргиналов в образовании и хозяйственной жизни. Параллельно идет процесс элитизации действительного
высшего образования, снимающий возможности вертикальной мобильности
как одного из условий инновационного развития.
Сложившаяся ситуация и вправду требует модернизации системы образования, новой модели развития. Однако анализ многочисленных программ,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Значение содержания научно-образовательной политики государства
23
концепций, моделей реформирования российского образования, разрабатывавшихся в течение 2000–2008 гг. непосредственно Министерством образования РФ или под его эгидой, не дает оснований говорить о том, что обществу наконец предложен набор государственных решений, позволяющий
транслировать знания и образовательные практики в устойчивые экономические процессы, ведущие к повышению благосостояния и саморазвитию личности. Сменяющие друг друга варианты долгосрочных образовательных моделей привычно не содержат механизмы модернизации системы российского
образования в целях повышения инновационной восприимчивости экономики с минимальными побочными негативными эффектами. Унификационные
преобразования, не имеющие механизмов обратной связи, подобны процессу
стерилизации, после которого не может возникнуть не то что новое, а вообще
живое.
Так станет ли российская система образования мощным фактором посткризисного инновационного развития российской экономики?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
УДК 330
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
ФОРМИРОВАНИЕ МОТИВАЦИЙ К СОЗДАНИЮ
ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ В РОССИИ
На основе гипотезы неоднородности инновационного процесса в статье представлено понимание единства процессов формирования и реализации мотиваций участников
хозяйственных и общественных взаимодействий. Предлагаемый подход позволяет
концептуально выстраивать и верифицировать стратегии и проекты инновационной
деятельности любого уровня.
Ключевые слова: мотивация, инновационная деятельность, инновационный процесс.
Мировой опыт свидетельствует, что в ряде стран сложились национальные инновационные системы, позволяющие эффективно преобразовывать
новые знания в научно-инновационные продукты и, далее, в новые товары и
услуги и тем самым способствовать повышению качества жизни.
Постановка общенациональной задачи формирования инновационного
пространства в экономике России предполагает понимание условий, факторов, закономерностей и движущих сил, обеспечивающих ее решение. Если
задача перевода экономики на инновационный путь развития не подкрепляется на государственном уровне действительно обоснованной концепцией и
непротиворечивыми программами, то это порождает завышенный уровень
ожиданий сначала и усиление социальной апатии впоследствии.
Непосредственные призывы к развитию инновационного бизнеса тем более неадекватны, что уже само предпринимательское сообщество достаточно
близко подошло к тому, что инновационный бизнес – это характеристика
комплексности, последовательности или даже синхронизированности всех
организационно-технологических компонентов деловой активности. Состав
ее включает собственно продукт, технологию его изготовления, организацию
производственного процесса, систему мотивации участников, корпоративную
культуру, маркетинговую политику и организацию продаж. В силу неальтруистической природы бизнеса все эти информационно-инновационные составляющие обеспечивают коммерческий успех, являясь только средством
его достижения и расширения. При этом подчеркивается необходимость одновременного и адекватного изменения среды бизнеса (администрирование в
хозяйственной системе, эффективное сервисное сопровождение и пр.) в сторону инновационных приоритетов [1].
В этой связи приходится констатировать, что сложившаяся структура
российской экономики (в том числе и в первую очередь – институциональная) не нуждается в системных инновациях. Если принять во внимание
узость социальной базы инновационного развития (не более 10 % населения,
по самым оптимистичным оценкам), очевидные разрывы в инновационных
цепях, трудности достижения национального консенсуса, поскольку элиты
связаны преимущественно с сырьевым сектором и традиционными отрасля-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование мотиваций к созданию инновационной экономики в России
25
ми, отсутствие эффективных организационно-административных структур и
механизмов государственного управления инновационным процессом, то это
может означать, как признают многие исследователи, невозможность для
нынешней России инновационного сценария развития. Действительно ли это
так? И насколько адекватны сами сценарии и способы их проектирования?
Понятно, что инновации предполагают изменения по определению. Поэтому для формирования потребности в тех и других стратегически возникает необходимость выявления закономерностей поведения всей хозяйственной
системы в ответ на внешнее возмущающее воздействие. А тактическая необходимость регулирования характеристик и темпа протекания процесса для
решения задачи в заданный период заставляет исследовать инновационный
механизм и его однородность, своеобразие результата, появляющегося вследствие применения инструментов различной природы и различающихся методов их использования. Оставляя в стороне традиционно обсуждаемые аспекты инновационного процесса, представим его содержание с точки зрения мотиваций, лежащих в основе инновационного поведения. Без проникновения в
сущность этих характеристик обсуждение инновационных стратегий становится бессмысленным. Таким образом, внимание должно быть сфокусировано на главном: кто, почему и как будет осуществлять инновации.
Исходя из гипотезы неоднородности инновационного процесса, представим вариант его понимания на основе процессов формирования и реализации
мотиваций участников хозяйственных и общественных взаимодействий.
Информатизация хозяйственной среды, организаций, трудовых отношений, характеристики используемой информации как ее важнейший элемент
задают через формирующуюся мотивацию инновационности экономическое
поведение участников хозяйственной системы. Возмущающее воздействие
этих процессов на условия и возможности воспроизводства участников хозяйственного взаимодействия весьма существенны. При предположении, что
информатизационное преобразование хозяйства – этап в его развитии, т.е.
изменившиеся условия воспроизводства, то характер этого преобразования –
постепенность или «обвальность» – существенно определяют возможности
воспроизводства всех участников. Если же сложившийся стереотип мотивации рассматривать как производную фазы цикла экономического развития, в
которую участник сформировался, то обвальная информатизация застает участников традиционных хозяйств «врасплох». У них нет освоенных, рутинизированных инновационных моделей поведения. Стандартные же процедуры
воспроизводства не содержат мотивации к нововведениям и изменению. «Рутинизированность» инновационного процесса имеет принципиальное значение, поскольку именно это придает процессу системный и воспроизводящийся характер.
«Вдруг» инновационное поведение как массовый феномен не возникает.
Формирование устойчиво мотивированного поведения инновационного типа,
осуществляемое как государственная политика, предполагает понимание источников и закономерностей возникновения мотиваций вообще [2]. Естественно предположить, что в качестве ресурсного фактора мотивационного
пространства выступают благосостояние (включая состав и структуру целей
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
как характеристики благосостояния будущих периодов) и связи систем, в состав которых вовлекается участник взаимодействия. Это предположение находится в русле допущений современной экономической теории.
Рассматривая инновационность как способ максимизации благосостояния, требуется учесть, что мотивация – функция, увязывающая в пространстве и во времени текущее, ожидаемое и реализованное благосостояние. Само
благосостояние не является вневременной характеристикой, так как текущее
благосостояние определяется предыдущим и, в свою очередь, определяет последующее через доход и имущество. Это предполагает в функции связи такие составляющие, как мотивация потребления и мотивация сбережений. Ресурсное обеспечение мотивации различается в зависимости от структуры
благосостояния субъекта, которая преобразует саму логику рациональности
как метода принятия решений. Отсюда следует, что в результате осуществления государственной политики инновационность должна стать способом
межвременного согласования активов.
Важным обстоятельством реализации инновационной политики выступает и то, что субъект непосредственно функционирует в условиях короткого
периода, но его стратегические решения ориентированы на длительный. Констатируя относительную редкость субъектной инновационной мотивации (в
случае, например, генетической предрасположенности к исследовательской
деятельности), следует указать на возникновение сравнительного преимущества в реализации долгосрочного благосостояния для ее носителей. Субъектная инновационная мотивация появляется и реализуется через повышение
приоритета функции новатора в экономическом статусе участника при ожидании возрастающего эффекта от масштаба деятельности данного вида. Источником прибыли в условиях инновационной экономики становится вся цепочка от появления идеи до потребления продукта. Поэтому цель максимизации прибыли замещается целью консенсусной оптимизации ее распределения
между участниками трансакции. При этом денежное понимание прибыли замещается более широким представлением о совокупных чистых выигрышах
всех участников инновационной цепи (включая потребителей).
Возникает настоятельная необходимость в лучшей спецификации и защите прав собственности, которые увеличат отдачу от инноваций как формы
активности, адекватной инновационной экономике, и соответствуют необходимости широкого взаимодействия. Это означает преобразование персональной инновационности в групповую и институциональную. Способами достижения таких преобразований являются институционализация хозяйственной
среды на принципах классического или неоклассического контракта и организация профессионального взаимодействия на условиях имплицитного контракта с высокой долей взаимного доверия. Фактически процесс мотивирован
обеспечением экономической безопасности участников, учетом возрастающих рисков и попыток их минимизации для предотвращения стратегических
ошибок, связанных с использованием инноваций.
В управленческом анализе по умолчанию принимается гипотеза целесообразности хозяйственного поведения субъекта. Это предполагает способность к максимизации доходов (благосостояния) на протяжении всей жизни,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование мотиваций к созданию инновационной экономики в России
27
а не отдельных ее периодов. В связи с этим попытка формализации экономического поведения субъекта на долговременном интервале приводит к гипотезе о способности к построению траектории экономической жизни каждым
экономическим субъектом и предположении принципиальной управляемости ею при инновационном изменении среды.
Инновации как результат поведения испытывают зависимость от поведенческих целей. Различия в уровне компетентности участника, его информированности и освоенного режима доступа к ресурсам приводят к формированию различной по составу и иерархии целевой картины и функции. Целевую картину можно структурировать в соответствии с субординацией, масштабом достижения, взаимодействием, временным горизонтом, адаптируемостью, объектами, консолидацией, социальной направленностью, степенью
достижимости, адекватностью конкретно-экономической реальности, способами измерения, сферой и, наконец, ролевой нагрузкой, значимостью целей в
достижении ожидаемого благосостояния. Очевидны различия инновационного поведения участников, по-разному формирующих свои целевые функции
по обозначенным параметрам. Следовательно, на одни и те же меры, предпринятые регулятором (в контексте нашего рассмотрения – государством,
проводящим инновационную политику), может возникнуть различная реакция хозяйствующего сообщества. Целевая функция, возникающая в результате целеполагания, определяя одновременно структуру мотивации субъекта и
ожидаемый результат для благосостояния, требует такого контекста целей
инновационности, который превращает их во взаимно поддерживаемые.
Целесообразность как компонент рационального экономического поведения, определяюще воздействующий на допустимость инновационности, заставляет обратить внимание на сложность природы рациональности, характеризующей индивидуальную эффективность и мотивации экономического
поведения. Значит, процесс принятия решений может быть представлен как
технология мотивации. Так, концепция адаптивных ожиданий предполагает,
что субъект, принимающий решения, опирается лишь на ту информацию,
которую использовал в прошлом, и игнорирует появившиеся изменения среды. Но информация характеризуется: 1) издержками субъективной фиксации;
2) отсутствием возможности однозначной стоимостной оценки полученного
объема данных; 3) неопределенностью полезности; 4) специфическим (более
сложным) механизмом старения, отличным от механизма морального износа
вещных благ; 5) персонифицированным (специфицированным) видом, придаваемым ей когнитивными ограничениями, представляющими собой «информационные фильтры». В свою очередь, концепция рациональных ожиданий утверждает, что субъект прогнозирует ожидаемое значение параметра,
используя стохастическую модель его формирования, и учитывает всю
имеющуюся на данный момент информацию о факторах, влияющих на определяемое значение прогнозируемого явления. Технологическая специфика
мотивации субъектов, обнаруживаемая и на этом материале, очевидна.
Процедура принятия решения может быть классифицирована как «этос»,
«пафос» или «логос». Решения «этос» принимаются под влиянием традиций,
устоявшихся предпочтений и характеризуются как рутинные (так называемое
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
«шаблонное поведение»), что закрепляет способы хозяйственного поведения
в экономической культуре общества и сокращает издержки принятия решения.
Решения «пафос» являются ситуативными, обусловленными новизной
информации и существенной зависимостью от поставщика информации. Полем соотнесения затрат и выгод остается процесс принятия решения, рациональность может быть определена как моментная. Критически значимым выступает поставщик информации, т.е. субъект, ответственный за комбинирование данных и тем самым определяющий содержание информации и способ
информирования [3]. При этом возникает заметное изменение в трансакционных издержках.
Решения «логос» предопределяются сравнением ожидаемых затрат и выгод по всем известным информационным характеристикам и всем имеющимся агентским составляющим субъекта одновременно. Рациональность фокусируется на процессе реализации решения, что приводит к изменению благосостояния субъекта. Большое значение имеет при этом структура предпочтений и ранжирование субъектом сфер своей активности.
Инновационное и информационное изменение среды существования позволяет по отношению к целевой функции (экономическому интересу) осуществить выделение рациональности двух типов, задающих возможности и
ограничения будущей инновационной деятельности (активности). Эти два
типа следующие: инструментальная рациональность (выбор форм, методов
предстоящего взаимодействия) и ценностная (функциональная) рациональность (выбор сферы и характера коммуникаций). Дифференциация инновационного поведения участников может возникать и на этом уровне.
При реализации инновационного поведения важна способность к поддержанию достигнутого субъектного и хозяйственного статуса, определяющаяся через институциональную эффективность, которая формируется как
следствие непротиворечивого соединения инструментальной и функциональной рациональностей. Развитие представления участника о потребностях,
соответствующих освоенному экономическому и социальному статусу, инициирующее инновационность (определяющее тенденции оценки благосостояния), генерируется расширением информационного поля, теоретически
повышающего прозрачность функционирования институциональных структур (государства, в частности). Изменяются технологии подачи информации
и, следовательно, управления информационным потоком (электронное правительство, сайты компаний, форумы и блоги как способ дискутирования,
расширяющий аудиторию и придающий дискуссии новое интеллектуальное
качество).
Контрактный характер среды взаимодействия формирует интерпретативную рациональность как способность к верным ожиданиям в отношении экономического поведения участников взаимодействия и обязанность адекватно
демонстрировать собственные намерения. Асимметричность информационной среды формирует различия в структуре рациональности (соотношение
инструментальной и функциональной составляющих) по мере развития субъекта и позволяет характеризовать рациональность как избирательную. Это
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование мотиваций к созданию инновационной экономики в России
29
подтверждает весьма высокую степень неопределенности в возникновении
мотивации, резко возрастающую в случае инновационного поведения. Кроме
этого, рациональность по участкам траектории экономической жизни можно
классифицировать как текущую и стратегическую, между которыми может
существовать противоречие по объектам, методам и учитываемой информации ввиду наличия, как минимум, когнитивных ограничений участника. Характеристики инновационной деятельности хозяйствующего субъекта определяются функциями, выполняемыми им в экономическом взаимодействии.
Успешность экономического взаимодействия требует тождественности экономических статусов участников конкретного взаимодействия (как системы
выполняемых ими в хозяйственной среде функций). Нарушение условий тождественности статусов, свойственное реальной действительности, асимметричность доминирования отдельных функций дифференцируют экономические статусы субъектов хозяйствования и создают неопределенность по ожидаемым результатам этого взаимодействия. Отсюда следует вывод, что в основе мотивации лежит необходимость достижения индивидуальной эффективности экономического поведения со стороны целей и со стороны располагаемых ресурсов деятельности.
Межсубъектное взаимодействие приводит к образованию объединений,
порождающих формы ответственной зависимости, изменяющие достижение
целей и преобразующие мотивации участников. Взаимная адаптация экономического поведения привносит характеристику производности поведения
отдельного субъекта от хозяйственного поведения объединения. При этом по
симметрии распределения ответственности экономическое пространство неоднородно. Формирующаяся организационная культура вносит свой вклад в
организацию мотивационной среды.
Еще один вид ресурсов мотивации по этой причине представлен связями
системности хозяйственных организаций, в которые носитель мотивации
оказывается вовлечен. В этом случае инновационность можно рассматривать
как эффект обучения в группе (своеобразный «эффект социализации») и способ ориентации на выигрыш от кооперации. В общем виде способность организаций мотивировать инновационное поведение участников определяется:
1) размером и архитектурой; 2) технологией производства и принятия решений; 3) избранной стратегией; 4) способами стратификации инсайдеров.
Инновационность – это свойство активности (в рассматриваемом случае –
хозяйственной активности), а механизмы рынка, администрирования и корпоративности позволяют организационной культуре сделать мотивации участников однородными, снижая издержки обмена информацией и уменьшая
неопределенность в ситуациях выбора. Взаимодействие характеризуется степенью симметричности экономического контроля, являющейся гарантией
паритета согласованных во взаимодействии экономических интересов. В результате конкретно-экономической реализации инструментальности (сочетания принудительных, символических и утилитарных механизмов поддержания целостности организаций) возможны различные типы организационной
культуры (община, корпорация и ассоциация), соответственно различно формирующие мотивации участников к инновациям. Если мотивационная задача
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
организаций может различным образом решаться в контексте двух управленческих парадигм (рационалистической или поведенческой), то весьма высока корреляция зависимости динамики благосостояния от изменения статуса и
структуры ролей субъекта, являющихся базисными характеристиками институциональной эффективности. Организации способны задать условия, в которых ранг инновационного поведения начинает повышаться, т.е. инициируется рекомбинация функций в составе экономического статуса участника. С
этим связаны, например, надежды, возлагаемые на работу учреждений образования на всех его этапах (от дошкольного до последипломного).
Вместе с тем участие в объединениях сопряжено как с выигрышами, так и
проигрышами в доступных инструментах управления мотивациями. Размер
организации, увеличиваясь, уменьшает порог чувствительности денежной
мотивации, поскольку прерывает прозрачность участия в создании результата. Однако укрупнение создает дополнительные возможности в реализации
статусов, формируя умножение горизонтальной и вертикальной составляющих динамики продвижения, выраженного в качественно и количественно
изменяющихся формах реализуемой субъектом активности. В силу действия
эффекта масштаба оказывается возможным вовлечение в инновационную
деятельность «колеблющихся» участников. Видимо, именно этот эффект определяет успешность бизнес-инкубаторов. Устойчивость мотивации участников крупных организаций может обеспечиваться только созданием структурной определенности, обособления участников со сходными статусными и
производственными характеристиками, поддерживающей контроль уровня
собственного участия субъекта в создании благосостояния организации.
Очевидно, что изначально различаются мотивационные возможности к
инновационному поведению, заложенные в рутинных, индустриальных технологиях, технологиях ремесленного типа и пионерных технологиях создания продукта. Концепция конкурентного преимущества на основе ключевой
компетентности мотивирует реабилитацию ремесленных подходов, при которых организация осуществляет сочетание уникальных технологий с адаптированным к ней отлаженным производственным процессом и высококвалифицированным персоналом. Управление развитием инноваций в этом случае основано на вовлечении потребителя в процесс преобразования информации. Традиционный маркетинг исходит из утверждения, что спрос определяется потребителями, но в инновационных предприятиях заложена возможность возникновения идей и их трансформация в товары и услуги до возникновения покупательского спроса, поскольку информационноемкие товары и
услуги имеют лаг признания как для промежуточного потребителя (производителя), так и для конечного [4].
При постановке вопроса об управлении мотивациями инновационного
поведения участников возникает проблема нормы и меры реакции на внешнее воздействие. Статус участника взаимодействия существенно влияет на
структуру реакции, изменяя соотношение стандартных и специфичных ее
составляющих. Влияние ролевой субординации статуса на институциональную эффективность его осуществления не вызывает сомнений. Организации,
функционирующие на основе наемного труда, усложняют практическую реа-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование мотиваций к созданию инновационной экономики в России
31
лизацию инновационных мотиваций (из-за высокой степени взаимозависимости работ, недостаточности информации о деятельности каждого работника,
возникновения изменений в обязанностях по мере изменения технологий
достижения целей организации), но расширяют возможности по управлению
ими.
Поскольку выбор способа взаимодействия участников может не являться
неизменным и специфицированным для всего периода существования субъекта, постольку сетевые и оболочечные организационные структуры постепенно занимают место предпочитаемых и эффективных организационных
схем инновационной экономики [5]. Следует отметить, что сетевая организация как совокупность малых фирм или производителей предоставляет участникам большую гибкость и большее равенство в распределении доходов по
сравнению с крупными иерархическими структурами. Участники сетевой
организации по определению «скованы» отношениями взаимных обязательств и ответственности. Способность отдельных элементов сетевых организаций формировать экономическую недобросовестность ведет к возникновению особого рода трансакционных издержек – издержек внутри организации. Для установления нормальных межличностных отношений в инновационных командах и укрепления доверия применяют ротацию руководства
команды, стремятся к максимально четкой постановке цели ведущегося проекта, прибегают к системе распределения ролей.
В анализе устойчивости мотивации инновационного поведения важно
понимание причин невозвращения мотивации в равновесие после экзогенных и эндогенных шоков (они представляют собой факторы неустойчивости
явления). Распределение эндо- и экзогенных факторов мотивации не может рассматриваться как неизменное. Значимым фактором становится неопределенность полезности информации, которая формирует баланс между мотивациями
достижения и мотивациями избежания. Актуализируется ограничение гибкости
и мобильности мотивации как факторов эффективной адаптации к поведению
среды (хозяйственных систем разного уровня, в которые субъект оказывается
вовлечен). При этом неизбежно противоречие между необходимостью свободы,
порождаемой креативностью участника, и необходимостью властных усилий по
поддержанию целостности организации для обеспечения результата в заданном
виде и в указанные сроки. Таким образом, мотиватором административно регламентированного поведения в инновационной экономике остается поддержание
товарности результата деятельности. Но для разрешения противоречия необходим поиск форм поощрения самоконтроля и неконформного поведения, укрепления уверенности в общем успехе, создание информационной среды для эффективного обмена знаниями без подавления индивидуальности и профессиональной идентичности, что, по сути, означает частичную и неявную передачу
функций адаптации на уровень самоменеджмента. Доверие и в этой среде следует анализировать как экономический феномен.
К экзогенным факторам мотивации инновационного поведения следует
отнести, по крайней мере, определяющую уровень частного благосостояния
структуру рынка (в подавляющем большинстве случаев рынок является олигополистическим), особенности национальной инновационной системы,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
включающей способы институционализации интеллекта и хозяйственной
среды, текущие макроэкономические факторы (уровень цен на нефть и другое сырьё, высокую инфляцию).
В наиболее общем виде мотивацией спроса на инновации являются два
типа потоков: изменение потока доходов в силу изменения поведения потребителей и изменение потока расходов в силу недоступности ресурсов или
низкой результативности для достижения поставленных целей традиционных
способов их привлечения и потребления. Сообразно с простейшей моделью
соотношения спроса и предложения существуют два мотива предложения
инноваций: инновации, возникающие как результат самореализации носителей этого предложения, связанные только с их потребностью в творчестве, и
инновации, возникающие как ответ на давление падения или отсутствия
спроса на выпущенные традиционные продукты. Как показывают новейшие
исследования, в России практически отсутствует высокотехнологичный бизнес, предъявляющий устойчивый спрос на новые технологии и на проведение
научных исследований, и вообще запросы научно-исследовательских компаний, бизнеса и государства в этой сфере существенно расходятся [6].
Изучение характеристик инновационного поведения в инновационной
среде с позиции порождающей его мотивации позволяет выявить механизмы
управляемости участников взаимодействия через осмысление генезиса субъекта хозяйственных отношений и логики его экономического поведения
(причем не только обособленного хозяйствующего субъекта, но и кооперированного), обнаружение специфики и частных форм хозяйственной динамики.
Понятно, что мотивации информационно-инновационной экономики не
могут быть сведены только к мотивациям участников соответствующих секторов хозяйства. Невозможно даже считать рабочей гипотезой тезис о том,
что они критически важны в генерировании информационно-инновационного
пространства. Как это ни парадоксально, но более важны мотивации потребителя информационно-инновационного продукта.
Определение мотивации как способа организации целесообразной активности хозяйствующего субъекта и результата воздействия внешней и внутренней среды экономики позволяет указать механизм (форма адаптации экономического интереса), способ (организация и самоорганизация) и источник
(сохранение субъектной определенности) формирования мотивации. Комбинация механизмов, способов и источников определяет эффективность технологий принятия решений в информационно-инновационной среде.
Таблица 1
Классификация механизмов мотивации инновационного поведения
Инновационный признак
Механизм мотивации
Объективация инновации
Ресурсный (труд, земля, капитал и т.д.),
технологический, продуктовый, организационный, исследовательский, социальный, коммуникационный и т.д.
Носитель инновации
Национальная хозяйственная система как целое, региональное хозяйство, фирма, подразделение фирмы, домохозяйство
Технология реализации ин- Ковровый (массовый),
новационного
потенциала точечный (персонифицированный)
системы
Цикличность в реализации Адаптационный (изменение собственного поведения),
инноваций
модификационный (изменение среды)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование мотиваций к созданию инновационной экономики в России
33
Механизмы мотивации инновационного поведения могут быть установлены по ряду признаков (табл. 1).
Изменение условий потоков доходов и ресурсного обеспечения бизнеса
должно изменять все компоненты экономической мотивации: производственно-технологической, финансово-инвестиционной, маркетингово-информационной, организационно-управленческой (GR-менеджмент в том числе). Но
особенность разделенного труда в современном хозяйстве такова, что даже
при единстве требования представления о текущих и стратегических соотношениях издержек и выигрышей на частном (как индивидуальном, так и внутри- и межфирменном) и общественном уровне эти мотивационные изменения
требуют различающихся активных компонентов для своего возникновения и
реализации.
Так как мотивация участников инновационного и информационного
взаимодействия как во внутренней, так и во внешней среде бизнеса – это мотивация распределенного субъекта, то для успешности реализации она должна быть согласована по составляющим, синхронизирована по методам, инструментам и времени осуществления. Составляющая общественных благ в
действительно инновационных проектах может оказаться даже выше, чем
составляющая частного блага. Именно это мотивирует обязательность участия государства в реализации проектов такого рода [7]. Производной мотивации государства (следствия целевой функции и способа ее оптимизации)
является наличие у него развитых механизмов отбора наукоемких проектов
(в том числе создания за счет средств государственного бюджета «локальных
инфраструктурных оболочек» для развития высокотехнологичного бизнеса,
т.е. особых экономических зон, технопарков, бизнес-инкубаторов). Должны
быть также сформированы системы разделения рисков, определены регламенты и полномочия операторов (в первую очередь финансовых), ведущих
высокорисковые инновационные проекты. Вообще, отбор и процедуры разделения рисков и ответственности между создателями инновационной продукции предопределяют основы государственно-частного партнёрства в инновационной сфере. Главным в таком партнерстве является право каждого
участника инновационного взаимодействия на создаваемое новое знание,
технологии, продукцию [8]. Вот почему переход на инновационные рельсы
обусловливает необходимость постоянного развития и коррекции законодательства в сфере защиты интеллектуальной собственности.
Мотивированию участника инновационного процесса предшествует целеполагание. Вопрос о целеполагании участников не является праздным, так
как там, где нет единства целей, нет и не может быть единства действий. Каковы действительные, а не декларируемые цели участников распределенного
субъекта?
Поскольку абсолютное совпадение экономических интересов участников
невозможно, постольку взаимодействие участников распределенного субъекта, наряду с признанием его институционально-контрактного характера, может быть определено как компромисс интересов. Следовательно, фундаментальная характеристика компромисса (способность содержать экономическую недобросовестность) должна быть перенесена и на возникающие моти-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
вации участников. В этом случае критический фактор мотивации участников
общественного разделения труда информационно-инновационного процесса,
конкурентная устойчивость которого в существенной мере определяется способностью противостоять нелегитимному использованию ресурса ключевой
информации, – высоко специфицированные отношения собственности. Если
такая спецификация отсутствует, то это приводит к возникновению «институциональных ловушек мотивации». Широко озвучена в связи с серией крупных финансовых корпоративных скандалов проблема лояльности инсайдера,
имеющего доступ к ключевой или даже просто коммерчески значимой информации фирмы, т.е. проблема его мотивированности на сохранение конфиденциальности доступных сведений и на неизвлечение асимметричного выигрыша от экономической недобросовестности (саботажа, финансового мошенничества, халатности). В случае крупных инновационных проектов такая
экономическая недобросовестность означает издержки упущенных возможностей, не поддающиеся оценке.
Связка «соответствие жалованья (заработной платы) цене доступной информации» не может решить проблемы, так как проблема мотивации не является собственно рыночной. Это проблема соответствия профессионального, персонального и институционального статусов участника взаимодействия.
Нелегитимные действия – девиационно-инновационное, разрушающее рутинизированное пространство (и даже закрепляемое извлечением выигрыша)
поведение – характеристика не только наемного персонала. Они проявляют
себя на уровне структур, администрирующих функционирование хозяйства, в
случае, когда изменения подрывают привычные способы формирования их
частного благосостояния. Они проявляют себя и на уровне собственника при
его оппортунистическом поведении в составе коалиций. В качестве самого
простого примера можно задаться вопросом о мотивации работодателя на
полное, достоверное и своевременное информирование работника для надлежащего выполнения им вмененных ему функций. Все это свидетельствует,
что мотивация инновационности способна сделать ее не только положительной для сообщества функцией.
Анализ экономического поведения позволяет обнаружить фактически
достигаемые субъектом цели и цели, приписываемые ему прочими участниками хозяйственного взаимодействия. Различия между указанными видами
целей порождаются не только диалектикой сущности и видимости, но и самим участником взаимодействия, извлекающим выгоды из «экономической
недобросовестности». Кривые безразличия в целевом анализе могут наглядно
проиллюстрировать возможность замещения одной цели другой без потери
благосостояния потребителя.
При проведении государственной инновационной политики следует
учесть различающиеся реакции участников хозяйственного процесса, испытывающих сходное воздействие внешней среды, что определяется сложной
системностью самих мотиваций, проявляющейся в различии их структур.
Структура мотивации может быть: 1) иерархически упорядоченной (содержащей однозначно реализуемые вертикальные и горизонтальные связи компонентов); 2) матричной (в этом случае диспозиция элементов не предпола-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование мотиваций к созданию инновационной экономики в России
35
гает их однозначной взаимообусловленности); 3) сетевой (связи носят нестабильный и стохастический характер). Вариативность поведения носителей
мотиваций есть следствие различий в ранжировании ими мотивов и различий
ранжирования возможностей улучшения собственного благосостояния, создаваемых изменяющейся средой.
Точечность мотивации нового типа, немассовый характер ее появления и
освоения ставит вопрос о необходимости ее культивирования, «выращивания» инноватора. Если рассматривать «выращивание» как способ институционального конструирования, то кому надлежит взять на себя издержки генерирования новых типов экономического поведения? Если инновации рассматривать как коммерчески мотивированный процесс, то субъектом конструирования является автономно функционирующий предприниматель. Но
значимость нового типа поведения для экономики как целого и его неразвитость даже и в этом случае ставят вопрос о государственном патронировании.
Внутренняя и внешняя утечки кадров, недостаток молодых специалистов,
деквалификация кадров в процессе решения дискретных инновационных задач (например, участие в оффшорном программировании предполагает во
многих случаях рутинную деятельность с неясными целями), угрозы для национальной безопасности в связи с оппортунистическим поведением участников инновационного процесса или, например, использованием проприетарного программного обеспечения, ведущего к технологической зависимости от отдельных игроков рынка, отсутствие органической связи между образованием и научной деятельностью и т.д. делают критически важными ответы на вопросы: что выступает предметом патронирующей деятельности государства и каковы методы патронирования?
Следствием изложенного выше является вывод о многофакторной природе мотивации. Это позволяет обнаружить как множественность инструментов
ее формирования, так и множественность возможностей управления ею в
процессе согласования экономического поведения. Суммируемое представление о признаках и формах мотивации инновационного поведения дано в
табл. 2.
Остановимся для примера на трех из выделенных признаков более подробно. Так, фактором статусной мотивации организаций является образование внутренних рынков карьеры. Разница в предельном вознаграждении,
возникающая при продвижении в вертикальной структуре организации,
представляет собой способ мотивации подчиненных с формализованными
критериями отбора при продвижении. Тогда легко возникающая имитация
инновационного поведения – тип функционально-диспозитивной мотивации,
лишенный, однако, конструктивной составляющей для участия в созидательной кооперации. Напротив, имитация инновационной деятельности более
разрушительна, чем любая другая, потому что результат инноваций не моментален, его верификация порождает лаг признания.
По отношению к коалиционным составляющим всеобщего, особенного,
единичного инновационность может быть следствием действия мотивационной константы общества (яркий тому пример – переселенческие экономики
Северной Америки с выраженной предпринимательской функцией участни-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
36
ков), следствием требований группового взаимодействия (перманентное подтверждение креативного статуса в специализированных «командах» внутри
фирм) или возникать на уровне рациональности отдельных участников (изобретатели разного масштаба и в разных сферах деятельности есть во всякой
экономике).
Таблица 2
Характеристики мотивации инновационного поведения
Признаки мотивации
Генезис
Объект мотивации
Субъект, инициирующий /
реализующий
принятие
инновационных
решений
Тип координации
Тип взаимодействия со средой
Соотношение
компонентов,
обеспечивающих целостность
инновационного поведения
Источник мотивации
Отношение к коалиционным
составляющим
всеобщего,
особенного и единичного
Характер инновационной активности
Формы мотивации
Естественная (порождена личностными особенностями),
социальная (вследствие эффекта обучения в группе)
Непосредственная (потребность в способе организации
самой деятельности как реакция на рыночные сигналы),
опосредованная (следствие потребности принадлежности к
инновационному сообществу)
Индивидуальная (индивидуальные инноваторы),
групповая (групповые инноваторы),
государство (директивный или индикативный инноватор),
общественная (гражданское общество) с общинными, кооперативными и ассоциативными коммуникациями внутри
каждой из форм
Саморегулирующаяся,
внешне корректируемая
Подкрепляемая (требующая вознаграждения в виде денежного или неденежного дохода),
автономная (самоподкрепляющаяся)
Статическая,
динамическая
Институционально-императивная (следствие природы самого участника),
функционально-диспозитивная (вынужденная особенностями его текущего взаимодействия)
Мотивационная константа общества, культура организаций
(национальная экономическая ментальность);
рациональность отдельных участников (cледствие требований группового взаимодействия)
Мотивация достижения,
мотивация избежания
По характеру инновационной активности можно выделить мотивацию
достижения и мотивацию избежания. Условие взаимовыгодности взаимодействия так структурирует мотивацию на формы предпочтения и избегания, что
групповое, например, ведомственное, противодействие инновационным программам может оказаться непреодолимым. Разработка программ и рабочих
планов на государственном уровне, процедура определения компетенций и
разделения ответственности в соответствии с бюрократическим принципом
«сдержек и противовесов», выявление эффективных инструментов требуют
значительного времени и, следовательно, лишают инновационную политику
гибкости, т.е. возможности своевременной коррекции, которая этому роду
деятельности должна быть присуща в наибольшей степени в связи с труднопрогнозируемой природой знания и высоким риском осуществления инновационных проектов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование мотиваций к созданию инновационной экономики в России
37
Таблица 3
Типология стратегий инновационного поведения субъекта
Типологический
признак
Способ
согласования
инновационного поведения
Степень традиционности
используемых инновационных практик
Тип взаимообусловленности
инновационного
поведения
Ведущая экономическая
роль присвоенного статуса
Характеристика стратегии
Послушание, простое следование (соответствие установленным государством и корпоративным бюджетным границам
инновационной деятельности);
оппортунизм (формальное написание «инновационных программ», не подкрепленных
никакими видами бюджета)
Копирующая (легальное или
нелегальное
использование
чужих инноваций),
адаптивная (освоение производства продукции, производившейся прежде более развитыми экономическими субъектами с учетом особенностей
собственных ресурсов),
креативная (системное производство новых знаний, продуктов, технологий)
Активная (пионерная, преобразующая),
реактивная (вынужденная как
ответ на необратимое изменение условий)
Инновационность предпринимателя (развитие потенциала
рекомбинации существующих
и появляющихся ресурсов),
инновационость потребителя
(компетентность в определении
качеств благ, необходимых для
улучшения благосостояния)
и т.д.
Условия / Последствия
Высокие издержки осуществления стратегии для участников и национальной экономики
Использование чужих инноваций
различного рода в
условиях слабой спецификации прав собственности,
появление улучшающих инноваций,
появление радикальных инноваций
Диффузия инноваций как
следствие нового знания,
возникающего в сети;
публичное
противостояние
неприемлемым
условиям
освоенной деятельности
Институциональное, структурное и инфрастуктурное
обеспечение инновационного
процесса
Пространство состояний систем мотивации может быть сведено к двум
составляющим: субъектной мотивации (определяющая инновационность через структурированность и субординированность всех экономических ролей
участника) и агентской (допускающая иррелевантность инновационности по
отношению к некоторым ролям). Как известно, основные экономические роли, присущие участнику хозяйственных связей следующие: 1) потребитель;
2) собственник ресурсов; 3) инвестор; 4) организатор; 5) работник; 6) предприниматель; 7) страховщик и т.д. Каждая выполняемая экономическая роль
формирует свой стандарт достижений. Только сходный тип ранжирования
функций в составе экономического статуса различных субъектов порождает
устойчивые кооперативные мотивации. Так каким должен быть набор и порядок ранжирования для образования мотиваций инновационности?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
М.В. Малаховская, Н.А. Скрыльникова
Стратегия инновационного поведения субъекта может быть определена
ч е р е з субординацию ролевой структуры, порождаемой участием в различных формах организационного взаимодействия для эффективного конкретноэконо-мического достижения целей воспроизводства. Возможно выявление
типологии вероятных инновационных стратегий (табл. 3).
При важности всех признаков типологизации инновационных стратегий с
точки зрения практической значимости приоритетным следует считать анализ ролевого доминирования. При определении экономического поведения
субъектов именно он указывает не только на степень управляемости мотивациями, но и на преимущественные формы и методы осуществления эффективного экономического управления любым хозяйственным образованием.
Осознание усложнения мотивационных процессов, протекающих в инновационной экономике, имеет принципиальное значение для оценки инновационных перспектив российской экономики. На наш взгляд, представленный
подход позволяет концептуально выстраивать и верифицировать доктрины,
стратегии, программы, проекты инновационной деятельности любого уровня
как документы реального действия.
Литература
1. Власти призывают развивать «инновационный бизнес». Что это такое, на Ваш взгляд?//
Томский бизнес-журнал. 2008. № 10. С. 6–8.
2. Малаховская М.В. Логика мотивации хозяйствующего субъекта. Томск: Изд-во Том. унта, 2000.
3. Олейник А. Кризис как повод для оптимизма [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.polit.ru/research/2009/03/09/optcrisis.html
4. Малаховская М.В., Скрыльникова Н.А. О необходимости терминологической определенности при анализе процессов информационной экономики // Вестник Томского государственного строительного университета. 2005. № 2. С.5–14.
5. Харгадон Э. Управление инновациями. Опыт ведущих компаний / Пер. с англ. М.:
ООО «И.Д. Вильямс», 2007.
6. Доклад «Долгосрочный научно-технологический прогноз Российской Федерации: итоги»
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://fasi.gov.ru/news/press-c/1571
7. Скрыльникова Н.А. Государственное регулирование развития информационных технологий. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002.
8. Гордеев А., Киселёв К. Механизм государственно-частного партнёрства в сфере науки: в
чьей воле его запустить? [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.opec.ru/
docs.aspx?id=225&ob_no=87106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА
УДК 332.122:330.341.1
Г.С. Рощина
ТВОРЧЕСКОЕ АНАЛИТИЧЕСКОЕ СТУДЕНЧЕСКОЕ
СООБЩЕСТВО КАК МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ НАУЧНООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА И ФОРМИРОВАНИЯ
ИННОВАЦИОННОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ И КУЛЬТУРЫ
В РЕГИОНЕ
Реализация инновационного вектора развития региональной экономики в значительной мере определяется не только качеством, но и наличием достаточного количества подготовленных специалистов, способных к реализации инновационных подходов к
решению проблем развития территории. В статье предлагается и обосновывается
необходимость создания творческого аналитического студенческого сообщества.
Среди основных направлений деятельности сообщества следует выделить содействие трудоустройству выпускников молодёжному предпринимательству и развитию
инновационного потенциала студентов.
Ключевые слова: инновационная деятельность, инновационная инфраструктура,
двухуровневая система подготовки, кадровый резерв, предпринимательские способности.
Реализация инновационного направления, обоснованного в Концепции
долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г., обусловливает повышенное внимание к формированию институциональной среды
инновационного развития, причём особое значение уделяется институтам,
обеспечивающим развитие человеческого капитала.
Для создания национальной инновационной системы в концепции предусматривается:
– развитие российского научно-образовательного потенциала и повышение его эффективности, в том числе создание механизмов привлечения молодых специалистов в науку и инновационные виды деятельности;
– развитие инновационной инфраструктуры, в том числе развитие инструментов стимулирования взаимодействия научных, образовательных организаций и бизнеса в инновационной сфере;
– формирование новой инновационной культуры в обществе и повышение статуса инноватора, в том числе поддержка распространения лучших
практик инноваций, формирование системы популяризации науки, инноваций, инновационной деятельности, формирование специализированных
учебных курсов по инновациям в вузах;
– интеграция в глобальную инновационную систему, в том числе обеспечение участия России в международных программах и исследовательских
сетях, развитие и поддержка программ академического обмена.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
Г.С. Рощина
Среди направлений обеспечения инновационной и социальной ориентации регионального развития особо выделяется развитие научно-технического
и образовательного потенциала крупных городских агломераций. Что же касается политико-правовых институтов, то обращается внимание на необходимость развития механизмов взаимодействия государства, населения, бизнеса и структур гражданского общества, а также кадровое обеспечение эффективного выполнения государственных функций.
Все эти вопросы не могут быть решены без соответствующей организации подготовки специалистов, способных работать в инновационных секторах экономики. В связи с этим в статье предлагается и обосновывается создание творческого аналитического студенческого сообщества (ТАСС), объединяющего студентов экономических специальностей всех университетов
г. Томска на базе экономического факультета Томского государственного
университета.
ТАСС также призван помочь решить проблему подготовки высококвалифицированных научных и педагогических кадров для высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов, позволяя привлечь большое
количество молодёжи к исследованиям и произвести из них качественный
отбор, что позволит в том числе снизить средний возраст научных и педагогических кадров.
Несмотря на распространенное убеждение о переизбытке на рынке труда
экономистов и юристов, тем не менее не может не насторожить статистическая информация (по г. Томску) относительно приёма в аспирантуру по отдельным отраслям наук. Если по юридическим отраслям науки отмечается
хоть и незначительный (12,5 %), но всё-таки рост (в 2000 г. – 24 человека, в
2007 г. – 27 человек), то в области экономики наблюдается достаточно серьёзное (почти на 33 %) сокращение (в 2000 г. – 46 человек, в 2007 г. – 31 человек) [1. С. 191]. Аналогичная тенденция наблюдается и для педагогических
отраслей науки (в 2000 г. – 51 человек, в 2007 г. – 39 человек) [1. С. 189]. Это
вызывает серьёзную тревогу с учётом результативности обучения в аспирантуре в вузах г. Томска. По всем отраслям наук соотношение между приёмом в
аспирантуру, выпуском из аспирантуры и выпуском, сопровождающимся
защитой диссертации, в 2000 и в 2007 гг. следует представить соответственно
как 5 : 3 : 1 и 3 : 2 : 1.
Хотя здесь и можно отметить некоторое улучшение ситуации, но воспринимать это как устойчивую и приемлемую тенденцию, к сожалению, нельзя.
Ведь получается, что в 2000 г. из пяти человек, поступивших в аспирантуру,
трое заканчивали её и только один из них защищал диссертацию, тем самым
подтверждая свои исследовательские способности. Два же человека даже не
доходили до «финиша» (отчислялись или были отчисляемы по различным
причинам). В 2007 г. уже из трех человек, поступивших в аспирантуру, двое
её заканчивали, при этом только один защищал полученные результаты диссертационного исследования.
Следует отметить, что в вузах Томска ситуация с защитами существенно
лучше, чем в НИИ города. В 2007 г. из 104 человек, принятых в аспирантуру,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Творческое аналитическое студенческое сообщество
41
только 14 человек защитили диссертации, т.е. немного более 13 %, в то время
как аналогичный показатель в вузах составляет почти 32 % [1. С. 189].
Что же касается такой формы подготовки высококвалифицированных исследователей, как соискательство, то здесь ситуация ещё хуже [1. С. 193].
Так, по экономическим специальностям вообще не было защит соискателями
с 2001 по 2004 г., а в 2000 и 2005 гг. состоялось только по одной защите. Ситуация начала постепенно улучшаться лишь с 2006 г. (в 2006 г. – 3, в 2007 г. –
9 защит).
Таким образом, в настоящее время именно ставка на вузы и качественный
отбор в аспирантуру через более активное привлечение молодёжи к творческой деятельности, исследовательской работе, к практико-ориентированной
деятельности позволит кардинально изменить ситуацию в лучшую сторону,
повысить эффективность использования бюджетных средств, направляемых
на подготовку качественных специалистов через аспирантуру.
Однако аспирантура и соискательство в настоящее время не способны
решить вопросы качественной подготовки исследователей в количестве, достаточном для реализации инновационного направления развития отдельного
региона или национальной экономики в целом. Не решит эту проблему и открытие отдельных факультетов, специальностей в вузах, инновационно ориентированных.
Для серьёзного прорыва России на инновационном направлении необходима скоординированная деятельность по подготовке исследователей, инноваторов, и этому призвано помочь предлагаемое в проекте творческое аналитическое студенческое сообщество. ТАСС объединяет студентов, магистрантов, аспирантов, соискателей, учёных университета в исследовательской
деятельности по актуальным направлениям развития региона, привлекая к
участию в его работе представителей бизнеса и государственных органов исполнительной власти.
Участие будущих молодых специалистов в ТАСС будет способствовать
формированию у них навыков творческой реализации полученных знаний и
умений, поможет овладеть методологией научного поиска, приобрести исследовательский опыт, развить предпринимательский потенциал. Привлечение к творческой, исследовательской и аналитической работе позволит использовать творческий потенциал молодёжи для выработки нетривиальных,
инновационных подходов к решению актуальных задач развития региона,
фирмы, страны. Студенты получат возможность применить свои знания в
реальной практической деятельности, приобрести организационные навыки.
Работая в ТАСС, студент приобретёт навыки, которые пригодятся ему в течение всей жизни, в каких бы сферах экономики и управления он ни работал:
самостоятельность суждений, умение концентрироваться, постоянно обогащать собственный запас знаний, обладать многосторонним взглядом на возникающие проблемы.
Участие в ТАСС является продолжением и углублением учебного процесса и может быть организовано непосредственно на экономическом факультете Томского государственного университета, поскольку столь богатой
истории экономического образования нет ни в одном другом университете
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
Г.С. Рощина
Томска. Ведь экономическое отделение появилось ещё в 1955 г. в рамках
юридического факультета ТГУ и было оформлено в самостоятельный (экономический) факультет уже более 45 лет назад. Кроме того, уникальность
экономического факультета заключается в наборе специальностей («национальная экономика», «мировая экономика», «менеджмент», «налоги и налогообложение», «финансы и кредит», «бухгалтерский учёт», «экономическая
теория»), охватывающих все экономические специальности других университетов Томска, а также в наличии научных подразделений факультета (научно-образовательного центра, проблемных лабораторий), что существенно
расширяет возможности привлечения студентов к научно-исследовательским работам, не ограничиваясь направлениями научной деятельности
одного преподавателя и/или научного кружка отдельной кафедры.
Возможность и настоятельная необходимость создания ТАСС обусловлена тем, что в Томске реализуются модели университетов нового типа: исследовательского (на базе Томского государственного университета), инновационно-предпринимательского (на базе Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники), академического инновационного (на базе Томского политехнического университета). Всего в томских вузах
успешно работает около 20 элементов инновационной инфраструктуры,
включая 7 офисов коммерциализации разработок, 5 бизнес-инкубаторов различного направления, 2 центра трансфера технологий. В Томске открыт территориальный научно-промышленный комплекс – Томская техниковнедренческая зона.
Ещё одной особенностью Томской области, которую следует учитывать,
является её типологическая неоднородность. На территории выделяется две
зоны – «Север» (как источник сырья и производственная площадка) и «Юг»
(Томск, Северск, Томский район как центр знаний и инноваций). Инновационная деятельность Томской области практически сосредоточена в областном
центре (зона «Юг»), поскольку здесь размещена основная часть предприятий
научно-технической, научно-образовательной сфер, а также инновационный
комплекс. Зона «Север» в настоящее время продолжает развиваться за счёт
традиционных направлений хозяйственной деятельности и сбора дикоросов.
Однако в этом случае регион не может в полной мере функционировать
именно как инновационный регион, необходимо рассредоточение элементов
инновационной инфраструктуры по всей территории региона, активизируя
инновационную деятельность, что невозможно осуществить в том числе без
подготовки большого количества специалистов, обладающих инновационными и/или предпринимательскими способностями.
Всё это предполагает потребность в наличии постоянной базы для функционирования инновационных направлений, а следовательно, и стабильной
подготовки, поставки кадров, способных работать в инновационной сфере.
Среди основных направления деятельности ТАСС следует выделить содействие трудоустройству выпускников; молодёжному предпринимательству
и развитию инновационного потенциала студентов. Деятельность ТАСС призвана научить будущих выпускников университета исследовательской, практической деятельности, способствовать направлению молодёжи в науку, ре-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Творческое аналитическое студенческое сообщество
43
шению проблемы подготовки новых российских инновационных кадров, ротации научных и управленческих кадров, формированию у молодёжи активной гражданской позиции, решению вопросов трудоустройства молодых специалистов, развитию институтов гражданского общества.
Основными целями ТАСС являются:
– создание и развитие условий (правовых, экономических, организационных, ресурсных и т.д.), обеспечивающих возможность для каждого студента
реализовать свое право на творческое и всестороннее развитие личности,
участие (полноценное, равное и доступное для каждого в соответствии с его
способностями и потребностями) в научных исследованиях, в различных
формах аналитической деятельности, в приобретении практических навыков;
– обеспечение единства образовательного, научного и инновационного
процессов для формирования и развития творческих способностей студентов,
совершенствования форм привлечения молодежи к исследовательской, творческой и предпринимательской деятельности, улучшения профессиональнотворческой подготовки специалистов, приспособленных к деятельности в
условиях конкуренции, способных творчески и эффективно применять в своей практической деятельности достижения современной науки, обосновывать
управленческие решения благодаря практико-ориентированному освоению
методологии научного исследования.
Задачами ТАСС являются:
1. Раскрытие научно-исследовательского потенциала студентов и выявление среди них наиболее одаренных и способных, имеющих выраженную мотивацию к аналитической, инновационной и предпринимательской деятельности.
2. Создание условий для реализации творческих способностей студентов,
активного включения в научно-исследовательскую деятельность университета, а также развития их социально-психологической компетентности для работы в различных коллективах.
3. Повышение качества подготовки специалистов с высшим образованием
посредством содействия всестороннему развитию личности студента, формирования его объективной самооценки, приобретения навыков самостоятельной работы и работы в творческих коллективах, углубленного и творческого
освоения учебного материала, ориентации на постоянный рост научного знания, овладения методологией научных исследований, ознакомления с мировыми достижениями науки и практики, приобщения к организаторской и инновационной деятельности.
4. Интеграция научно-практических потенциалов преподавателей и студентов в проведении прикладных, поисковых, методических и научных исследований по приоритетным направлениям развития региона, ориентированных на решение социально-эколого-экономических проблем, обеспечивающих формирование творческих, инновационных подходов к организации
и проведению научных исследований.
5. Подготовка будущих специалистов, способных и готовых работать в
инновационном секторе экономики, посредством формирования инновационной культуры, воспитания творческого интереса к своей профессии через
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
Г.С. Рощина
исследовательскую деятельность, развития студентами инновационных профессиональных идей и приобретения навыков разработки инновационных
проектов еще на стадии обучения, возможностей их апробации и реализации
при поддержке университета.
6. Создание условий для более мягкого перехода от традиционной системы подготовки специалистов на двухуровневую систему.
7. Обеспечение преемственности поколений (студент – аспирант – учёный – преподаватель) посредством: 1) эффективного отбора способной, одаренной и талантливой молодежи для пополнения педагогических и научных
кадров университета, 2) предоставления возможности успешным студентам
продолжать обучение в аспирантуре, 3) привлечения аспирантов и соискателей к работе в ТАСС.
8. Решение вопросов гарантированного трудоустройства выпускников
университета (с учётом полученного ими опыта в реализации результатов
аналитической работы, развития способности использовать научные знания в
изменяющейся ситуации, готовности к самообучению, повышению квалификации и переподготовке) как на основе имеющихся рабочих мест посредством развития новых форм сотрудничества с организациями, предприятиями,
государственными органами исполнительной власти в совместном решении
актуальных задач, так и активного участия студентов университета в создании предприятий малого бизнеса через внедрение апробированных вузовских
разработок в производстве.
ТАСС (на базе экономического факультета ТГУ) призван стать практикоориентированной площадкой университетов Томска, занимающихся подготовкой студентов экономических специальностей. Состав ТАСС может быть
представлен:
1) несколькими подразделениями, специализирующимися на определённых видах работы:
– консалтинг по направлениям: аудит, бухучёт, налогообложение, анализ;
– исследовательская научная деятельность (специализированные, междисциплинарные исследования);
2) проблемными научными группами, создаваемыми на определённое
время для решения сложных задач, требующих комплексного подхода.
Желательно, чтобы в состав подразделений, кроме студентов, входили
преподаватели, научные работники, магистранты и аспиранты/соискатели,
представляя каждую специальность экономического факультета («национальная экономика», «мировая экономика», «менеджмент», «налоги и налогообложение», «финансы и кредит», «бухгалтерский учёт») и организуя работу соответствующих подразделений. Участие аспирантов и соискателей в
работе ТАСС позволит реализовать принципы наставничества и преемственности различных поколений студентов, сохранить и развивать имеющиеся
научные школы экономического факультета ТГУ, других университетов
Томска.
Для приобретения более полного и правильного собственного представления о специфике каждого подразделения вновь принятые в ТАСС студенты
получат возможность работать в каждом из них. Такой подход обязателен для
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Творческое аналитическое студенческое сообщество
45
применения ко всем участникам ТАСС. С одной стороны, это позволит студенту выбрать именно ту сферу, которая лучше соответствует его интересам,
проверить ожидания и вовремя (самое главное практически безболезненно)
внести необходимые коррективы в выбранную специализацию (не дожидаясь
окончания университета, не разочаровываясь при первом приходе на работу),
а с другой – получить навыки практической работы и по другим направлениям, тем самым реализовав возможности формирования более широкого специалиста, имеющего практические навыки, представления не только в одной
узко специализированной области. Данный подход может рассматриваться
как своеобразная стажировка студента. В последующем участник ТАСС может сделать выбор, отдавая предпочтение какому-либо определённому подразделению.
Работа в ТАСС также предполагает возможность формирования проблемных научных групп (гибких, временных структур под конкретные комплексные, сложные задачи с привлечением студентов, преподавателей, аспирантов/соискателей из разных подразделений на время её решения). Это позволит накапливать не только опыт самостоятельного решения отдельных
вопросов (работая в стабильных коллективах), но и опыт работы, общения в
различных (в том числе временных) коллективах, приобретать навыки коллективного принятия решений.
ТАСС через интеграцию различных форм повышения эффективности научно-образовательного потенциала высшей школы (традиционные – научные
кружки – и новые – бизнес-инкубаторы) создаёт условия для развития творческих способностей студентов, формирования инновационной культуры в
обществе и реализации новых форм взаимодействия научных, образовательных организаций и бизнеса.
ТАСС позволит более мягко осуществить переход от традиционной системы подготовки специалистов на двухуровневую, устранить возможную
«незавершённость» обучения бакалавра: достаточность теоретической подготовки и недостаточность практических навыков. Тем самым преодолевается
не всегда обоснованная со стороны работодателей предпочтительность выпускника техникума, а не университета (бакалавра) и создаются условия для
нахождения компромисса между сложившейся традиционной системой подготовки и встраиваемой в неё новой, двухуровневой системой. ТАСС дает
возможность помочь решить вопросы трудоустройства бакалавров благодаря
их участию в практико-ориентированных работах, приближающих их к реальным условиям, развивая необходимые и достаточные практические навыки в рамках проводимых с их участием консультаций и/или научных исследований, формирующих предпринимательские способности и деловые качества. Тем самым обеспечиваются реальные возможности трудоустройства
бакалавров, всестороннее раскрытие их потенциала, снижение уровня страха
и неуверенности перед практической деятельностью из-за непонимания достаточности/недостаточности уровня располагаемых ими знаний для работы.
Кроме того, ТАСС дает возможность бакалаврам сделать правильный выбор:
1) практическая деятельность в различных сферах экономики и/или управления; 2) магистратура и/или последующая аспирантура. Участие в ТАСС по-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
Г.С. Рощина
зволяет выпускнику университета приобрести определённый стаж (больший
или меньший в зависимости от уровня обучения – бакалавриат или магистратура), без наличия которого трудоустройство существенно затруднено.
Конференции, «круглые столы», проблемные семинары, проводимые
ТАСС, являются открытыми и участие в них могут принимать все интересующиеся наукой, развитием региона, проблемами функционирования различных хозяйствующих субъектов. Это является залогом постоянного расширения участников ТАСС, привлечения всё большего числа студентов к
исследовательской, творческой, инновационной деятельности, в том числе не
только из других факультетов университета, но и вузов Томска. Таким образом, деятельность ТАСС может стать по-настоящему практикоориентированной площадкой как для студентов Томска, так и для представителей различных организационно-правовых форм бизнеса, привлекаемых к
решению вопросов развития территории, тем самым создавая условия для
устойчивого развития Томской области как инновационно-ориентированного
региона. Кроме того, всё это будет также способствовать активизации процессов формирования институтов гражданского общества как в Томске, так и
в тех муниципальных образованиях Томской области и других субъектов РФ,
где будут работать выпускники – участники ТАСС.
Работа ТАСС должна быть естественным образом встроена в образовательный процесс университета, обеспечивая реализацию условий, предусмотренных в государственном образовательном стандарте. Деятельность
студентов в ТАСС должна учитывать исследовательскую составляющую
учебного процесса, предусмотренную в учебных планах (как в аудиторной,
так и внеаудиторной форме). Особые возможности при этом для внедрения
инновационных активных форм в процессе обучения в университете предоставляет ТАСС.
Новые формы сотрудничества между университетом и государственными
органами исполнительной власти, открываемые ТАСС, позволят принципиально по-новому решать вопросы подготовки кадрового резерва как для администрации Томской области, так и для муниципальных образований.
Предлагаемая отдельными департаментами, структурными подразделениями
(по согласованию с заместителями губернатора) проблема для исследования
аспиранту/соискателю (участнику ТАСС) позволяет не только провести научное исследование по актуальному направлению, но и апробировать его результаты в реальных условиях и подготовить квалифицированного специалиста, действительно разбирающего в данной области, не теряя времени на его
адаптацию при последующем приёме на работу, снижая риск приобретения
«кота в мешке» при традиционном отборе кадров только на основе анкетных
данных. Данный подход является более эффективным, поскольку над проблемой может работать не только непосредственно аспирант/соискатель
(один человек, как это традиционно и происходит), консультируясь со своим
руководителем научной работы, но и можно также использовать энергию
коллективного разума, существенно ускоряющую исследовательскую деятельность, повышая её результативность, своевременно внося коррективы
(через обсуждение проблемы, возможных подходов к её решению, выбора
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Творческое аналитическое студенческое сообщество
47
инструментов и т.д.). Более того, это позволяет обеспечить и качество подготовки студентов к исследовательской деятельности, обогащая их собственный опыт, подготавливая смену поколений. Таким образом, обеспечивается
возможность постоянного расширения базы специалистов, способных войти
в состав кадрового резерва и для хозяйствующих субъектов, и для органов
власти. Создаются условия для решения вопросов трудоустройства успешных участников ТАСС не только в университете, но и в государственных органах власти. Причём это трудоустройство может стать не разовым, случайным, а осуществляться на постоянной основе.
На базе ТАСС могут создаваться студенческие творческие отряды, работа
которых организуется в летний период или в период общеэкономических
практик и направлена на: 1) внедрение в практику результатов курсового и
дипломного проектирования; 2) оказание помощи учреждениям, организациям, различным хозяйствующим субъектам, особенно вновь создаваемым малым предприятиям. Это становится возможным при совместной организации
работы со службами занятости муниципальных образований.
ТАСС может рассматриваться как предварительная ступень бизнесинкубатора, позволяющая развить исследовательские навыки студентов,
предпринимательские способности, которые можно впоследствии апробировать посредством более крупных проектов в бизнес-инкубаторе. Кроме того,
ТАСС является своеобразным и стабильным поставщиком бизнес-идей и/или
их «реализаторов» для бизнес-инкубаторов.
Результаты проведения консультаций, научно-исследовательской деятельности, работы проблемных научных групп, диссертационных исследований обсуждаются на студенческих и аспирантских семинарах. Это позволяет
не только ознакомиться всем участникам ТАСС с основными проблемами в
сферах экономики и управления, но и устранить возможный разрыв в поколениях, обеспечивая необходимую преемственность в проведении исследований, сохранении научных школ, передаче накопленного опыта. Возможна
также координация деятельности Профессорского собрания Томска и ТАСС,
в том числе при проведении совместных научных семинаров.
Таким образом, создание и функционирование ТАСС позволит существенно активизировать процесс подготовки специалистов для инновационных
секторов региональной экономики и создаст условия для более мягкого, менее стрессового для молодого специалиста перехода из студенческого коллектива в профессиональный.
Литература
1. Томск в цифрах (2000–2007 гг.): Статистический сборник. Томск, 2008.
2. Межведомственная программа «Разработка и реализация модели территории инновационного развития на примере Томской области на 2006–2008 годы» (Результаты 2006 года).
Томск, 2007.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
УПРАВЛЕНИЕ
УДК 334.7
Н.Л. Казначеева, А.В. Моргунов
ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ВНЕДРЕНИЯ СБАЛАНСИРОВАННОЙ
СИСТЕМЫ ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАК ИНСТРУМЕНТА
СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ
В данной статье авторами проведены расчеты эффективности от внедрения на
экспериментальном предприятии стратегического управления, инструментом которого является сбалансированная система показателей. За последние годы корпоративное управление стало одной из наиболее обсуждаемых тем в российских научных
и деловых кругах. Искусство управления должно соответствовать понятию «управление изменениями». Образцом такого корпоративного управления является сбалансированная система показателей, разработанная Р. Капланом и Д. Нортоном в Америке в 90-х гг. двадцатого века.
Ключевые слова: эффективность, стратегическое управление, сбалансированная
система показателей.
В последние годы вопросы корпоративного управления стали одной из
наиболее обсуждаемых тем в российских научных и деловых кругах. Высокий интерес к данным проблемам в России объясняется необходимостью решения задач успешного долговременного развития российской экономики.
Эффективность корпоративного управления прямо влияет на приток внешних
инвестиций в экономику страны и позволяет динамично развиваться отечественному бизнесу, адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям рыночной экономики (усиление конкуренции, высокий уровень непредсказуемости среды). Любой инструмент корпоративного управления, успешно апробированный в условиях мировой экономики, привлекает внимание российского менеджмента. Искусство управления должно соответствовать понятию
«управление изменениями» – образцу инструмента корпоративного управления, который был разработан Р. Капланом и Д. Нортоном в Америке в начале 1990-х гг. XX в. и сейчас является наиболее известной парадигмой, позволяющей обеспечить соответствие текущей деятельности компании стратегическим целям, и назван «сбалансированной системой показателей эффективности деятельности предприятий». Основной упор делается на финансовый и
человеческий потенциалы компании (обучение и карьерный рост), операционную эффективность и взаимоотношения с потребителями. Анализ научных
публикаций показал, что до настоящего времени не решена в достаточной
мере проблема, связанная с определением эффективности применения того
или иного инструмента управления, к которому относится и система сбалансированных показателей (ССП).
В настоящее время качественная и оперативная информация и умение на
нее эффективно реагировать как никогда необходимы предприятиям. Часто
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оценка эффективности внедрения сбалансированной системы показателей
49
применяющиеся модели управления на предприятиях неуклюжи, требуют
огромного количества времени на обработку информации, содержание
управленческого персонала, разработку и согласование планов из-за часто
меняющихся факторов внешней и внутренней среды.
Система сбалансированных показателей, определяющая эффективность
деятельности предприятия, внедренная авторами на средних и малых предприятиях различных отраслей, устраняет недостатки нынешней системы их
управления.
Стратегическое корпоративное управление, основанное на использование
ССП, позволило фирме увидеть не только текущее, но и будущее своё состояние (путём метода прогнозирования показателей, предложенного авторами, с помощью математической модели временных рядов). ССП также позволила упростить контроль реализации стратегии на всех уровнях управления.
Общий эффект от применения нового инструмента стратегического
управления состоит из сумм всех видов эффекта:
– экономического (уменьшение затрат на текущее планирование в стоимостном выражении);
– социального (улучшение системы мотивации персонала);
– маркетингового (возможность увеличения доли рынка при необходимости);
– информационного (повышение обоснованности принимаемых решений
за счет своевременного получения достоверной информации);
– организационного (улучшение взаимодействия между подразделениями, сокращение текучести персонала, рост уровня образования и рост профессионализма).
Все распространенные подходы к оценке эффективности нововведений в
сфере управления подразделяются на четыре группы:
1) по степени достижения поставленных целей;
2) по соотношению результатов деятельности к затратам;
3) по степени соответствия эталону;
4) по степени удовлетворенности процессом его участников.
По мнению авторов статьи, существуют два принципиально различных
метода, с помощью которых можно определить эффективность инструментов
управления.
Первый метод измерения эффективности – отношение результатов деятельности к затратам. Этот метод позволит определить экономическую эффективность применяемого инструмента управления по отношению к любому из множества показателей деятельности предприятия.
Второй метод – измерение эффективности в целом за период, до применения инструмента управления и после. При применении этого метода необходимо исходить из того, что если система управления в целом эффективна,
то и применяемый в ней инструмент управления также эффективен. Состояние эффективности управления оценим через показатели, характеризующие
деятельность управляемого объекта, т.е. исследуемого предприятия, где проводился эксперимент по внедрению ССП.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н.Л. Казначеева, А.В. Моргунов
50
Оценку эффективности управления Эу по первому методу определяем по
формуле:
ЭУ =
Ау / D
Эс
,
=
Эп Вч.п / Ст
где Эу – эффективность управления, показатель, представляющий собой отношение экономичности управления Эс к эффективности производства Эп:
Эс =
Ау
Д
,
где Ау – затраты на управление; Д – стоимость основных и оборотных фондов;
В
Эп = ч.п ,
Ст
где Вч.п – объем условно-чистой продукции (зарплата + прибыль); Ст – численность промышленно-производственного персонала.
Расчеты Эу по предприятию ЗАО «Завод ПСК» в 2006 и 2007 гг. провели,
используя исходные данные (табл. 1).
Таблица 1
Исходные данные для оценки эффективности управления по ЗАО «Завод ПСК»
№
п/п
1
2
3
4
Наименование
показателя
Условно-чистая продукция
Затраты на управление
Основные и оборотные
фонды
Численность
Значения показателей
2006 г.,
2007 г.,
до внепосле
дрения
внедрения
Усл.
обозн.
Ед.
изм.
Вч.п
млн
Ау
млн
16,2
17,8
Д
млн
529,0
1128,6
Ст
чел.
512
507
44,9
86,7
Источник
данных
Зарпл. + прибыль
Форма № 2
Данные из
баланса
Отчетность
предприятия
Результаты расчетов эффективности управления (Эу) приведены в табл. 2.
Согласно расчетам Эу 2007 г. оказалась выше, чем в 2006 г., в 3 раза.
Таблица 2
Эффективность стратегического управления от внедрения инструмента ССП
№
п/п
Наименование
показателя
Усл.
обозн.
Ед.
изм.
1
2
Экономичность управления
Эффективность производства
(выработка на одного человека)
Эффективность управления
Эс
Эп
коэфф.
тыс.руб.
Эу
коэфф.
3
Значения показателей
до
после
внедрения
внедрения
0,03
0,02
87,8
171,00
0,0003
0,0001
Данные таблицы показывают, что эффективность стратегического управления с применением инструмента ССП на исследуемом предприятии значи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оценка эффективности внедрения сбалансированной системы показателей
51
тельно выше, чем было при применении бюджетирования на этом предприятии.
Состояние эффективности управления от внедрения ССП проверим вторым методом. Проведем оценку эффективности через сравнение интегрального показателя интенсификации деятельности организации по нашему предприятию и по предприятию-конкуренту, используя метод средней геометрической:
n
К = Пt ,
j
n
i=1
ij
где tij – темп роста показателя эффективности использования ресурсов по организации; П – произведение темпов роста показателей, участвующих в расчете интегрального показателя Кj; n – количество показателей, участвующих
в расчете интегрального показателя Кj.
Таблица 3
Показатели экстенсивного и интенсивного использования производственных
ресурсов
№
п/п
1
2
3
4
5
6
7
8
Показатели экстенсивного и интенсивного исУсл.
Порядок
Источник данных
пользования производстобозн.
расчета
для расчета показателя
венных и финансовых
показателей
ресурсов организации
Количественные (экстенсивные) факторы использования ресурсов
Среднесписочная численR
Данные Пояснительной
Х
ность работников, чел.
записки к годовому отчету
Стоимость израсходованM
Данные Приложения к
Х
ных материальных ресурбухгалтерскому балансу
(ф. № 5), раздел «Расходы
сов (материальные затраты), тыс.руб.
по обычным видам деятельности (по элементам
затрат)»
Среднегодовая стоимость
F
Данные Приложения к
Х
основных средств, тыс.
бухгалтерскому балансу
руб.
(ф. № 5), раздел «Основные средства», среднее
значение первоначальной
стоимости этих активов
Среднегодовые остатки
E
Данные бухгалтерского
Х
оборотных активов,
баланса (ф. № 1), среднее
тыс.руб.
значение по стр. 290
Качественные (интенсивные) факторы использования ресурсов
Производительность
D
N:R
труда (объем продаж на
одного работника), тыс.
руб.
Материалоотдача, руб.
N:M
μ
Фондоотдача, руб.
f
N:F
Оборачиваемость обоl
N:E
ротных активов, об.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н.Л. Казначеева, А.В. Моргунов
52
Полученный интегральный показатель по нашему предприятию сравниваем с аналогичным показателем по организации-конкуренту. В нашем случае
основным конкурентом является НЗМК (Новосибирский завод металлоконструкций), применяющий в планировании модель бюджетирования. Для расчета
интегрального показателя используем исходные данные, помещенные в
табл. 3. Для расчета комплексной оценки эффективности деятельности организаций (интегрального показателя) применяем показатели экстенсивного и интенсивного использования производственных и финансовых ресурсов предприятий.
Исходные данные для расчета комплексной оценки эффективности представлены в табл. 4
Таблица 4
№
п/п
1
2
3
4
5
6
Данные для расчета комплексной оценки эффективности
Темпы роста показателей по предприятиям
в 2007 г. по сравнению
Наименование
Усл.
Ед.
с 2006 г., %
качественных
обозн.
изм.
показателей
завод
ЗАО
Х
Х
«ПСК»
Выручка от продаж
N
тыс.руб.
379,2
315,0
Качественные показатели
Объем продаж на одного
D
тыс.руб.
110,2
102,0
работника (производительность труда)
Фондоотдача
f
руб.
103,0
100,1
Материалоотдача
руб.
108,0
104,0
μ
Оборачиваемость оборотL
об.
104,0
95,97
ных активов
%
106,3
100,4
Комплексная оценка эффективности деятельности
предприятия.
Интегральный показатель
интенсификации деятельности организации
Порядок
расчета
показателей
N:R
N:F
N:M
N:E
Значение Кj для ЗАО «ПСК» составляет
К
j
=
n
110,2∗103∗108∗104 =106,3.
i=1
Значение Кj для НЗМК – фирмы-конкурента – составляет
К
j
=n
102∗100,1∗104∗95,9 =100,4.
i=1
Из расчета комплексной оценки эффективности деятельности предприятия по интегральному показателю можно сделать вывод, что эффективность
стратегического управления, определяющаяся с помощью ССП, выше, чем у
предприятия-конкурента НЗМК, применяющего систему бюджетирования.
Литература
1. Кабушкин Н.И. Основы менеджмента: Учеб. пособие. М.: ЗАО «Экономпресс», НПЖ
ФУА, 1998.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
УДК 65.011.8
А.Г. Оловянишников
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ
ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ И ПУТИ
ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ
Развитие предприятий пищевой промышленности в 90-е гг. не отличалось от общих
негативных тенденций в российской экономике. Сегодня, в ходе восстановительного
роста во многих перерабатывающих отраслях, в том числе в пищевой промышленности, назрела необходимость реструктуризации ее предприятий с целью сохранения
продовольственной безопасности и обеспечения населения необходимым количеством
качественных продуктов питания.
Ключевые слова: рентабельность, реструктуризация, финансовый результат
В Томской области пищевая промышленность представлена достаточно
широко и демонстрирует высокие показатели развития, однако формирование ее структуры сопряжено с рядом проблем. Данные проблемы характеризуют две противоположные тенденции развития регионального пищевого
комплекса.
230,0%
220,0%
210,0%
200,0%
Томская
область
190,0%
180,0%
170,0%
160,0%
150,0%
140,0%
Россия
130,0%
120,0%
110,0%
100,0%
2002
2003
2004
2005
2006
2007
Рис. 1. Совокупный прирост пищевой продукции в % к 2002 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.Г. Оловянишников
54
С одной стороны, за прошедшие пять лет (2003–2007 гг.) совокупный
объем производства пищевых продуктов на территории Томской области
возрастает, по своим темпам превышая общероссийскую динамику (рис. 1).
Как следует из рис. 1, за период с 2003 по 2007 г. объем производства
пищевых продуктов на территории Томской области увеличился в 2,2 раза,
что значительно превышает общероссийскую динамику (прирост на 28 %).
При этом среднегодовые темпы роста пищевой промышленности Томской
области составили 17,5 %, что в 3,5 раза выше, чем в среднем по России
(5,1 %) [3].
Доля пищевой промышленности Томской области в структуре выпуска
обрабатывающих производств по итогам 2007 г. составляет 24,5 % [1], что на
0,8 процентных пункта больше, чем в 2006 г., и почти в 1,5 раза больше, чем
в среднем по России (17,1 %).
В подотраслевом разрезе региональной пищевой промышленности наблюдается аналогичная ситуация. В течение 2007 г. продолжилось стабильнодинамичное развитие мясной отрасли, начатое в 2006 г. По отношению к
2006 г. производство мяса увеличилось на 45,6 %, колбасных изделий – на
11,3 %, мясных полуфабрикатов – на 1,8 %.
Значительного роста в течение 2007 г. удалось достичь в производстве
водки и ликеро-водочных изделий. Объем их производства на территории
Томской области составил 1125,3 тыс. дкл, или 123,1 % к уровню 2006 г.
Производство кондитерских изделий в 2007 г. составило 26,6 тыс.т, или
113,8 % к уровню прошлого года. Данный показатель существенно превосходит общероссийскую динамику (104,3 %) и был достигнут главным образом
за счет успешной реализации стратегии развития ЗАО «КФ «Красная звезда».
По итогам 2007 г. фабрикой было произведено на 25 % больше продукции,
чем в 2006 г.
Вместе с тем сфера производства молочных продуктов в течение 2007 г.
продемонстрировала разнонаправленное движение по основным видам товаров. Так, производство цельномолочной продукции сократилось на 17,5 % по
сравнению с 2006 г. (в целом по России – рост на 0,2 %). Производство нежирной молочной продукции в Томской области увеличилось на 29,2 %, в то
время как в целом по России зафиксировано снижение на 12,9 %.
Основные финансовые результаты деятельности крупных и средних пищевых предприятий Томской области
2007 г.
2006 г.
2007 г. к
2006 г., %
374,5
482,5
77,6
71,4
82,1
87,0
Сумма прибыли, млн руб.
460,8
571,1
80,7
Сумма убытков, млн руб.
86,3
88,6
97,4
Показатели
Сальдированный финансовый результат,
млн руб.
Число прибыльных организаций в % к общему
числу
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оcновные проблемы реструктуризации предприятий пищевой промышленности
55
С другой стороны, на фоне более или менее благополучной динамики
объемов выпуска пищевой продукции предприятиями Томской области финансовая отдача от этого процесса неизменно ухудшается. Несмотря на то,
что пищевая промышленность в 2006–2007 гг. показывает общие положительные финансовые результаты (до 2006 г. ее общее состояние характеризовалось отрицательным сальдированным финансовым результатом), размеры
прибыли снижаются (таблица). Также сокращается доля прибыльных пищевых предприятий в регионе.
Данные таблицы свидетельствуют о том, что за 2007 г. положительный
сальдированный финансовый результат крупных и средних пищевых предприятий региона составил 374,5 млн руб., или 77,6 % к уровню 2006 г. При
этом доля прибыльных пищевых предприятий от их общего количества снизилась до 71,4 % против 82,1 % в 2006 г. Общая прибыль рентабельных предприятий в 2007 г. составила 358 млн руб., или 75,5 % к уровню предыдущего
года. Напротив, доля убыточных пищевых предприятий увеличилась с 17,8 %
в 2006 г. до 28,6 % в 2007 г.
Настораживает и тот факт, что, несмотря на рост инвестиций в основной
капитал пищевых предприятий Томской области на 51 % (в 2007 г. – 640,6
млн руб.) большая часть от их объема пришлась на два предприятия: ОАО
«Томское пиво» и ЗАО «КФ «Красная звезда». Это означает, что остальные
предприятия пищевой отрасли региона фактически не готовы к привлечению
инвестиций, так как их производственная, финансовая, маркетинговосбытовая, управленческая структуры далеки от совершенства.
Следовательно, налицо затруднение в использовании томскими пищевыми предприятиями возможности повышения рентабельности на фоне увеличения объемов выпуска и сдерживание массового привлечения ими инвестиций. Во многом это связано с проблемами формирования их структуры, фактически доставшейся от дореформенных предприятий. В таких условиях общим для всех предприятий пищевой отрасли региона должен стать принцип
построения структуры своей деятельности с целью удовлетворения запросов
покупателей, а не максимального использования имеющихся мощностей. В
связи с этим немаловажным фактором, определяющим устойчивое функционирование томских предприятий пищевой промышленности, является ассортимент производимой продукции. Непрерывные изменения в структуре платежеспособного спроса населения, возрастающая дифференциация населения
по уровню доходов требуют периодического пересмотра и корректировки
продуктовой стратегии предприятия. Увеличение номенклатуры выпускаемой продукции, т.е. продуктовая диверсификация, позволит нивелировать
потери от продажи одного вида продукции за счет выпуска других продуктов, что повышает устойчивость предприятия
Необходимость реструктуризации пищевых предприятий Томской области обусловлена двумя группами факторов:
I. Общеэкономические, среди которых можно выделить: непродуманный
механизм приватизации, несформированность государственной поддержки и
защиты от иностранной конкуренции, рост цен на ресурсы и спросовые огра-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
А.Г. Оловянишников
ничения на продовольственные товары со стороны населения, замедление
поступлений инвестиций в отрасль.
II. Региональные, к которым можно отнести следующие:
− значительные затруднения в устойчивом рентабельном увеличении ассортимента и номенклатуры производимой продукции в рамках существующей финансовой, производственной и управленческой структуры предприятий. Отечественная и зарубежная практика показывают, что наименьшие
удельные затраты на производство дополнительной традиционной или вновь
осваиваемой продукции имеют предприятия, в наибольшей степени способные к перестройке структуры своего функционирования;
− необходимость эффективной конкуренции с производителями продовольственных товаров как соседних регионов (Новосибирской области, Алтайского и Красноярского краев, традиционно «сильных» на сибирском рынке продовольствия), так и с поставщиками ближнего и дальнего зарубежья.
Для решения данной проблемы важно обеспечить ценовой конкурентный
задел в виде снижения затрат на производство, технического перевооружения
и выпуска новой, оригинальной и пользующейся широким спросом продукции. Как утверждает в своей статье Д. Колотовкин, удельные затраты на техническое перевооружение, как правило, тем ниже, чем выше при прочих равных условиях степень гибкости структуры перевооружаемого предприятия
[2. С. 78];
− потребность в коренной перестройке маркетинговой деятельности, коренного изменения ее места в функциональной структуре пищевых предприятий региона. Сегодняшний конкурентный проигрыш местных продовольственных товаров продукции крупных российских фирм и зарубежных производителей есть следствие не только и не столько низкого качества первых
(хотя это и имеет первостепенное значение), сколько результат ограниченного выбора и несущественной разницы в цене по сравнению с «привозными»
аналогами, отличающимися лучшим дизайном и широтой ассортимента. Достижение же низкой себестоимости и цены продукции при условии быстрой
сменяемости ее видов возможно лишь при наличии у предприятия высокой
степени структурной гибкости к технологическим нововведениям и потребностям рынка;
− назревшая необходимость использовать применяемые во всем мире передовую технику и прогрессивные технологии производства экологически
чистых пищевых продуктов, внедрение которых в действующее производство почти невозможно из-за необходимости не частичной, а почти полной замены всей системы основных производственных фондов;
− важность наращивания финансовых ресурсов, необходимых для приобретения новой техники и технологий и обеспечения непрерывного процесса
подстраивания деятельности предприятий под требования рынка.
На основе данных факторов можно выделить главные направления реструктуризации предприятий пищевой промышленности Томской области, к
числу которых относятся организационно-финансовые (создание эффективной системы расчетов, оптимальное привлечение и размещение инвестиций,
совершенствование системы маркетинга, рационализация структуры управ-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оcновные проблемы реструктуризации предприятий пищевой промышленности
57
ленческих и производственных подразделений и др.) и внутрипроизводственные, такие как обновление материально-технической базы, организация
стабильного обеспечения сырьевыми ресурсами, определение и разработка
необходимого ассортимента продукции и диверсификация каналов сбыта и
др.
В итоге анализа регионально-отраслевых проблем реструктуризации пищевых предприятий можно сделать следующий вывод. В Томской области
отмечается снижение рентабельности пищевого производства и назревание
острой необходимости в реструктуризации его предприятий. Для успешной
реструктуризации необходимо задействовать как организационно-финансовые, так и внутрипроизводственные резервы этого процесса.
Литература
1. Данные текущего архива Администрации Томской области за 1998–2008 гг.
2. Колотовкин Д. Затратная структура российской промышленности // Вестник Дальневосточного университета экономики и финансов. 2006. № 7.
3. Официальный сайт Госкомстата России, раздел «Готовые документы»: http:// www.
gks.ru/scripts/free/
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
УДК 330.8 (4/9)
Н.И. Гульбина
МОДЕЛЬ «ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА» В ТРАКТОВКЕ
РУССКИХ ЭКОНОМИСТОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХIХ –
НАЧАЛА ХХ СТОЛЕТИЯ
В статье рассматривается отношение российских исследователей к основным гипотезам, лежащим в основе классической школы – моделям «экономического человека»
и «невидимой руки». Автор делает попытку выяснить причины критики этих моделей русскими учеными во второй половине ХIХ – начале ХХ в.
Ключевые слова: модель экономического человека, гипотезы классической школы,
экономическая мысль России.
Известно, что базой классического либерализма является модель «экономического человека», исходящая из признания основным мотивом хозяйственной деятельности узкокорыстного интереса, стремления людей улучшить
свое благосостояние. В своем просвещенном веке Адам Смит увидел возможность достижения естественного устройства общества, при котором человек сможет вести свои дела, не будучи связанным никакими ограничениями. По Смиту, в основе хозяйственной деятельности лежит внутренний порядок, обеспечивающий согласованность, гармонию между действиями отдельных лиц. Смит пишет о новом типе человека, живущем благодаря труду и
обмену продуктов с другими производителями на самых выгодных условиях.
Главный мотив деятельности такого человека – личный интерес, стремление
к материальной выгоде, «одинаковое у всех людей постоянное и неисчезающее стремление улучшить свое положение». Вот одно из самых цитируемых
утверждений А. Смита: «Не от благожелательности мясника, пивовара или
булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих интересов. Мы обращаемся не к гуманности их, а к эгоизму и всегда говорим
им не о наших нуждах, но лишь об их выгодах» [1. С. 129].
Но преследовать свой интерес, полагал А. Смит, человек может, только
оказывая услуги другим людям, предлагая в обмен или произведенные им
продукты труда, или сам труд. Свободная игра хозяйственных интересов,
являясь главной движущей силой хозяйственного развития, обеспечивает в
конечном счете увеличение благосостояния как самого индивидуума, так и
общества в целом. Забота о личной выгоде, считал А. Смит, естественно и
необходимо побуждает человека избрать именно тот путь, который оказывается наиболее выгодным для общества.
Созданное Смитом представление о природе человека, модель «экономического человека» легла в основу не только его системы взглядов, но и всей
классической школы. Первыми критиками классической школы были пред-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель «экономического человека» в трактовке русских экономистов
59
ставители исторической школы, возникшей в Германии в 40-х гг. ХIХ в. В
работах В. Рошера, К. Книса и Б. Гильдебранда основным объектом критики
стали космополитизм классиков, дедуктивный метод и основная посылка их
логической системы – концепция «экономического человека». Позднее между представителями «молодой» исторической школы и маржиналистами возник методологический спор, в котором так или иначе участвовали и российские ученые.
С известной долей условности среди русских критиков модели «экономического человека» и «невидимой руки» можно выделить: во-первых, экономистов и историков экономической мысли, активно обсуждавших проблему
метода экономической науки, и во-вторых, социологов, философов, публицистов, критикующих как классиков, так и маржиналистов за забвение нравственных начал хозяйственной деятельности. Русские экономисты не противопоставляли эмпирический «исторический» метод теоретической политической экономии, с их точки зрения важен как дедуктивный, так и индуктивный
метод. Не случайно во многих работах по истории экономической мысли и
экономической политике в конце ХIХ – начале ХХ столетия много внимания
уделяется анализу мировоззрения и метода А. Смита. По мнению В.Ф. Левитского, главные открытия, которыми А. Смит обогатил науку, составляют
результат дедуктивного метода, основанного на немногих общих посылках
[2. С. 313]. По Смиту, стремление к выгоде, к личной пользе – это, по словам
Левитского, общий мотив, который руководит людьми в хозяйственной деятельности. Но, замечал автор, дедуктивный метод «…в умелых руках
А. Смита» потому привел к успешным результатам, что он «…опирается на
обширный запас предварительных наблюдений, относящихся к хозяйственному быту и к хозяйственной истории» [2. С. 316]. В крайностях этот автор,
как и многие другие (А.И. Чупров, И.И. Иванюков), обвиняет последователей
Смита, которые пользовались исключительно абстрактным методом.
И.И. Иванюков подчеркивал, что значение эгоизма возвеличивается Смитом
до высшего принципа в народном хозяйстве и частные индивидуальные интересы в его работах отождествляются с интересами общества. Пытаясь объяснить ход рассуждений Смита, И.И. Иванюков замечал, что в частнохозяйственной сфере, которую изучал А.Смит, «значительно упрощая исследование», люди руководствуются исключительно личным интересом. Следовательно, эгоизм можно считать единственным двигателем поступков в этой
сфере. Но к объяснению народного хозяйства в целом, полагал русский исследователь, дедуктивный метод не приложим [3. С. 16].
В.В. Святловский и В.И. Яковенко обратили внимание на то, что альтруистические и эгоистические мотивы человеческой деятельности, по Смиту, действуют изолированно в соответствующих областях. Так, В.В. Святловский полагал, что в трактовке А. Смита «в то время как человек обнаруживает максимум альтруистических чувств в области правовой, этической, богословской, – в области экономической он является исключительно эгоистом»
[4. С. 248]. В.И. Яковенко в работе, посвященной А. Смиту, рассуждает о его
«чудовищно-грандиозном замысле» – дать специальную систему, охватить
все стороны деятельности человека». Анализируя «Теорию нравственных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
Н.И. Гульбина
чувств» и «Исследование о природе и причинах богатства народов»,
В.И.Яковенко делает вывод, что в своих произведениях Смит смотрит на явления с двух противоположных точек зрения: «То он становится на точку
зрения бескорыстия, исключает всякие другие мотивы деятельности… То он
становится на точку зрения корысти, исключает всякие другие бескорыстные
мотивы и показывает, каким образом человек, руководствуясь исключительно личной пользой, содействует общему благополучию» [5. С. 42].
Анализ работ известных экономистов и историков экономической мысли
позволяет сделать вывод о том, что российские экономисты понимали, что
модель «экономического человека» была той несущей конструкцией, тем
«скелетом», который, по выражению французских экономистов Ш. Жида и
Ш. Риста, «позволил науке ходить». Знали они и о том, что автор «Теории
нравственных чувств» не считал личную заинтересованность достаточной
для достижения общего благосостояния, обеспечения стабильности и процветания общества. Понимали, что введенное А. Смитом разграничение человека экономического и человека социального условно, что, выделив стремление
к благосостоянию и склонность к обмену в качестве основных свойств человека, Смит тем самым поставил проблему мотивации к труду свободных, независимых производителей. Об этом свидетельствуют работы И.И. Иванюкова, В.В. Святловского, А.И. Чупрова, М.И. Туган-Барановского, И.В. Вернадского – авторов самых известных и оригинальных курсов по истории экономической мысли.
Так, анализируя «Богатство народов», И.И. Иванюков обозначил основную посылку работы А. Смита следующим образом: «Первый вопрос в этом
исследовании – чем руководствуется человек, будучи совершенно свободен в
своих хозяйственных действиях» [6. С. 22]. В.В. Святловский подчеркивал,
что главными лозунгами классической школы являются свобода личности и
самодеятельность. Здесь же он отмечал, что «…гармония достигается при
помощи основного фактора хозяйственной деятельности отдельного индивидуума – эгоизма», подчеркнув тем самым, что речь идет о допущении относительно сущности человеческой природы, т.е. о своеобразной модели человека. В.И. Яковенко, характеризуя метод Смита, обратил внимание на основную гипотезу Смита, без которой все его исследование превратилось бы в
простой набор фактов. Такой «посылкой», «обобщением», гипотезой, по
мнению автора монографии о жизни и деятельности Смита, явилось утверждение, что «человек в своих материальных делах руководствуется выгодою,
и что личная выгода есть самый надежный компас не только в личной, но и
общественной жизни» [5. С. 54].
Много рассуждений по поводу допущений Смита можно найти в учебнике А.И. Чупрова «История политической экономии». Автор характеризовал
модель «экономического человека» следующим образом: по Смиту,
«…человек, предоставленный самому себе, как бы инстинктивно, в силу мотивов, вложенных в него природой, желает и умеет находить для себя на поприще экономической жизни самый верный и выгодный путь». И далее:
«… тот образ действий, который диктует человеку его личная выгода, всегда
совпадает и с истинными интересами общества» [7. С. 55–57]. И хотя
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель «экономического человека» в трактовке русских экономистов
61
А.И. Чупров замечал, что перед нами «несколько мистическое представление
о каком-то естественном, вне человеческой воли лежащем законе, который
направляет действия отдельных лиц к благу целого…», и присоединялся к
критикам модели «экономического человека», заявляя, что хозяйственную
деятельность людей нельзя объяснить одним стремлением к богатству и выгоде, стремление понять образ мысли Смита у него налицо.
И.В. Вернадский понимал, что, говоря о собственном интересе, А.Смит
не имел в виду только эгоизм. По его мнению, «Смит, впрочем, не признает
частного интереса вполне достаточным для решения вопросов общего благосостояния, он полагает, что иногда частный интерес не совпадает с интересом
общим» [8. C. 139]. М.И. Туган-Барановский в очерке, посвященном А. Смиту, писал, что «вся его этическая система построена на признании эгоистических побуждений главными двигателями человеческого поведения» и что
«человек у Смита существо корыстное и эгоистическое» [9. C. 22]. Пытаясь
объяснить логику Смита, русский экономист заметил, что экономическая
наука в момент своего формирования должна была решить чисто абстрактную проблему: в какие формы сложится игра человеческих интересов, если
предоставить свободу этой игре.
Таким образом, мы видим, что, не принимая критических замечаний
представителей исторической школы о нереалистичности аргументации, развиваемой на основе немногих предпосылок, и, считая дедуктивный метод
основой теоретического анализа, отечественные исследователи полагали, что
упрощенное представление о природе человека дали последователи Смита.
Об этом писали почти все названные выше авторы. Так, В.И. Яковенко отмечал, что «А. Смит при помощи своей гипотезы сделал поистине великие открытия в области политической экономии. …Ученые филистеры превратили
эту гипотезу в злополучный символ веры буржуазного миросозерцания»[5.
С. 54–55]. По мнению А.И. Чупрова, «признание личного эгоистического интереса исключительной пружиной человеческих действий, и свободы индивидуальной деятельности панацеей от всех зол, свойственное многим позднейшим последователям Смитовой школы, никак не может быть поставлено
на счет ее основателя» [7. С. 125]. С таким выводом соглашался и Н.Х. Бунге, полагая, что в Англии последователи Смита сообщили науке отвлеченный, дедуктивный характер [10. С. 30]. К числу таких последователей
Н.Х. Бунге относит Т. Мальтуса, Д. Рикардо, Дж. Мак-Куллоха, Н. Сениора.
Автор большого труда по истории экономической мысли профессор политической экономии и статистики А.Н. Миклашевский, анализируя особенности
метода классиков, обратил внимание на религиозно-нравственный утилитаризм А. Смита. Он, в частности, писал: «Вера в благодетельное руководство
нашей жизнью со стороны Божества и убеждение в существовании внутреннего человека или, как выражается Смит, «беспристрастного зрителя», который вырастает в нас самих, реагирует на всякое наше действие, служит голосом нашей совести и любви ко всему благому» [11. С. 294]. Учение утилитаризма приобретает либерально-материальный характер в сочинениях Бентама, именно в его работах «нравственное, как постулат всякой разумной личности, как присущий человеку дар Божества исчезает бесследно»[11. С. 295].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
Н.И. Гульбина
В конце ХIХ – начале ХХ столетия многие российские ученые и публицисты критически отнеслись к модели «экономического человека» как абстрактной, дающей в силу этого искаженное представление о человеке и хозяйстве. С.Н. Булгаков, критикуя модель «экономического человека» как слишком упрощенную, заявлял, что политическая экономия должна иметь в виду
не экономического индивида, а творческую личность, следовательно, учитывать важность духовных и нравственных мотивов в труде и влияние этих мотивов на экономическую жизнь и хозяйственное поведение человека. Известный философ Н.А. Бердяев замечал, что в хозяйственной жизни существуют
два противоположных принципа: первый связан с преследованием личного
интереса, способствующего хозяйственному развитию целого, а следовательно, приводящего к улучшению благосостояния общества, и второй – это
принцип служения другим, обществу, итогом которого является развитие
общественного благосостояния. Второй принцип, по мнению Н.А. Бердяева,
больше соответствует христианству. «Экономический человек», полагал русский философ, человек преходящий. Вполне возможна новая мотивация труда, более соответствующая достоинству человека» [12. С. 409]. Н.Н. Михайловский отрицал именно абстрактный подход классической школы, выражающийся в признании жажды богатства единственным двигателем хозяйственной жизни. Возражение вызывала трактовка человека как субъекта, автоматически нацеленного на увеличение богатства, субъекта, для которого материальное благосостояние есть цель и главный мотив деятельности, а труд
лишь тягостное усилие. Главным недостатком либеральных представлений о
природе экономической системы и роли человека в ней, по мнению отечественных исследователей, является абстрагирование и недооценка этических и
нравственных факторов.
На наш взгляд, можно выделить несколько причин критического отношения к предложенному классиками образу человека. Русские критики модели
«экономического человека» обращали внимание на отсутствие основных
признаков такого человека в России: свободы и независимости. В условиях
существования остатков крепостного права, общинного землепользования,
отсутствия правовых основ свободы личности, в частности конституционно
оформленного права собственности на землю, такая абстракция действительно признавалась нежизнеспособной.
Серьезную роль сыграло и наличие своеобразной трудовой этики, обусловленной как геополитическими, так и историческими причинами. Несомненно, сказалось влияние исторической школы. Ее представители, критикуя
абстрактные представления классиков, в том числе и представление о природе человека, считали невозможным изучать экономические явления в отрыве
от правовых, моральных, этических аспектов. Делая акцент на изучении не
человека как изолированного самостоятельного существа, преследующего
собственные интересы, а народного хозяйства как единого целого, объединенного государством, немецкие авторы отрицали эгоизм в качестве основного фактора хозяйственной деятельности. В центре исследований у большинства российских авторов также оказалось народное хозяйство как сложнейший национальный организм, как переплетение технических, экономиче-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель «экономического человека» в трактовке русских экономистов
63
ских, нравственных и прочих факторов, т.е. преобладал национальногосударственный подход к экономическим явлениям. По мнению В.Я. Железнова, экономическая жизнь не представляет механической массы индивидуумов. Это организм, в котором переплетаются явления права, хозяйства,
нравственности, культуры. Один из последователей исторической школы,
С.Ю. Витте, критикуя классическую школу, ее важнейшими недостатками
считал ««безжизненный материализм, который видит всюду только меновые
ценности, не принимая во внимание ни нравственных, ни политических интересов настоящего и будущего, ни производительных сил нации», и «разрушительный индивидуализм…» [13. С. 83].
Не менее категоричен был и И.И. Янжул, разделявший идею государственного социализма. В статье «Вопрос о государственном вмешательстве в
область промышленности» известный русский экономист замечал, что исходный пункт А. Смита – отождествление индивидуальных интересов с общественными – «представляет собой положение слабое». Давая свою интерпретацию роли государства в экономике, И.И. Янжул писал: «Главная цель
государства и всего человеческого общежития – высшее благо, высшее счастье наибольшего числа людей, и нет такого обычая, такого права, которое
государство не должно бы было нарушить и уничтожить, если это вызывается требованиями общего блага» [14. С. 367]. Немецкий экономист Й. Цвайнерт, автор фундаментального труда по истории экономической мысли в России Х1Х в., пишет о холистически-антропоцентрическом общественном
идеале для организации социальной и экономической жизни в России [15.
С. 361]. По его мнению, западные экономисты исходили из того, что экономика была и будет совершенно самостоятельной системой, а российские
мыслители выступали против изолированного рассмотрения хозяйственной
сферы, понимали экономику как неотъемлемую часть общества и государства.
Подчеркивая, что обогащение, жажда наживы не могут являться стимулом
хозяйствования, отечественные экономисты много внимания уделяли анализу
нравственных основ экономичеcкого развития России. Этическими мотивами
пронизаны учебники по политической экономии, опубликованные А.И. Горловым, А.А. Бутовским, И.К. Бабстом, А.И. Чупровым, В.Я. Железновым. А. Бутовский в учебнике, изданном в 1848 г., в частности, писал: «Во всех промыслах люди извлекают тем больше из своих производительных средств, чем
тверже придерживаются правил нравоучения» [16. С. 255], «Обращение капиталов затрудняется там, где дух предпринимательства заражен шарлатанством»
[16. С. 257]. Во второй половине Х1Х столетия В. Соловьев указывает на
«ложное и безнравственное обособление экономической области отношений
как независимой будто от нравственных условий человеческой деятельности
вообще» [17. С. 70]. Известный русский экономист И.И. Янжул в статье «Экономическое значение честности. Забытый фактор производства» особо подчеркивает: «Но ни одна из добродетелей, создающих наибольшее богатство в
стране, не имеет такого значения, как честность. Без доверия, которое на ней
покоится, не может развиваться ни промышленность, ни торговля» [14.
С. 406]. При этом честность, по Янжулу, предполагает: 1) честность как ис-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
Н.И. Гульбина
полнение обещания; 2) как уважение чужой собственности; 3) как уважение к
чужим правам и 4) как уважение к существующим законам и нравственным
правилам. Доверие рассматривается российским экономистом не только как
параметр культуры, но и как результат совершенствования общественных
институтов, в частности правовой системы.
Проблему доверия и гарантии прав собственности поднимал в своих трудах и И.К. Бабст. Несомненный интерес представляет указание И.К. Бабста
на капитал нравственный, заключенный в народной честности, народной
предприимчивости и степени трудолюбия. Очень актуально звучит в наши
дни следующее его замечание: «Никакие поощрения, никакие правительственные меры не в состоянии вызвать в народе эти два необходимые для его
благосостояния качества (честность и народная нравственность), ежели только народная собственность не обеспечена, ежели у народа нет возможности
дать полного развития всем своим промышленным силам, ежели его деятельность стеснена на каждом шагу вмешательством в его промышленные дела»
[18. С. 125]. Согласно позиции И.К. Бабста, если предпринимателям не гарантируется возможность пользоваться результатами своей деятельности,
они будут меньше работать и меньше вкладывать в производство. «В беспокойные эпохи капиталы и деньги прячутся, – писал он. – Общее недоверие,
отсутствие всякой безопасности удерживает от желания дать производительное употребление капиталам» [18. С. 124].
Важнейшей причиной критического отношения к концепции «экономического человека» следует считать своеобразие христианской этики, отрицательное отношение к «сребролюбию» и этос служения, делающий акцент на
самоотверженности и самопожертвовании. Профессор Московской духовной
академии Н.П. Гиляров-Платонов отразил его в следующей форме: «Жизнь
есть подвиг, а не наслаждение. Труд есть долг, а не средство своекорыстия.
Верховный закон междучеловеческих отношений есть всеотдающая любовь,
а не зависть. Люби ближнего своего как самого себя, вот в двух словах все
начало должных общественных отношений – истинно христианских». По
мысли профессора Венецианского университета А. Мозойро, «хотя этос служения мог принимать весьма различные интерпретации (долг интеллигента
народу, служение бюрократа императору, обязательства дворянина перед
местной знатью), он играл очень важную роль в русской культуре середины
прошлого столетия» [19. С. 98].
Наиболее ощутимо влияние религиозного фактора в работах С.Н. Булгакова, где русский философ и экономист рассматривает человека как творческую личность. Признав связь между хозяйственной деятельностью и творчеством, он обращает внимание на важность многих нравственных мотивов:
честность, доверие, служение. По мнению С.Н. Булгакова, хозяйственная
деятельность может быть общественным служением и исполнением нравственного долга, дисциплиной послушания. Человек может руководствоваться
не своим личным интересом, духовным или материальным, но совестью, велением долга. Как было показано выше, большинство российских ученыхэкономистов, признавая абстрактность модели «экономического человека»,
считали допустимым использование упрощенного представления о природе
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель «экономического человека» в трактовке русских экономистов
65
человека, позволившего создать стройную систему взглядов – классическую
школу.
Литература
1. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Наука, 1993.
2. Левитский В.Ф. История политической экономии в связи с историей хозяйственного быта. Харьков, 1914.
3. Иванюков И. Синтез учений об экономической политике. Б. м. и г.
4. Святловский В.В. Очерки по истории экономических воззрений на Западе и в России.
СПб., 1913.
5. Яковенко В.И. Адам Смит. Его жизнь и научная деятельность. СПб., 1894.
6. Иванюков И.И. Основные положения теории экономической политики с Адама Смита до
настоящего времени. СПб.,1904.
7. Чупров А.И. История политической экономии. М., 1908.
8. Вернадский И.В. Очерк истории политической экономии. СПб., 1858.
9. Туган-Барановский М.И. Очерки из новейшей истории политической экономии и социализма. СПб., 1905.
10. Бунге Н.Х. Очерки политико-экономической литературы. СПб., 1895.
11. Миклашевский А.Н. История политической экономии (Философские, исторические и
теоретические начала экономии ХIХ века). Юрьев, 1909.
12. Бердяев Н.А. Философия свободы. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: ЗАО
«Сварог и К», 1997.
13. Витте С.Ю. По поводу национализма. Национальная экономия и Фридрих Лист //
Собр. сочинений и документальных материалов. М., 2004. Т. 1, кн. 2.
14. Янжул И.И. Избранные труды. М.: Наука, 2005.
15. Цвайнерт Й. История экономической мысли в России (1805–1905). М.: Изд. дом
ГУ ВШЭ, 2007.
16. Бутовский А. Опыт о народном богатстве или о началах политической экономии. СПб.,
1847. Т. 1.
17. Соловьев В. Сочинения: В 2 т. М., 1988.
18. Бабст И.К. Избранные труды. М.: Наука, 1999.
19. Мозойро А. Частное предпринимательство и общественное служение в русской экономической мысли второй половины ХIХ века // Вопросы экономики. 1994. № 7.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
ВЕРЕТЕННИКОВА Наталья Викторовна – кандидат экономических наук, доцент кафедры
политической экономии экономического факультета Томского государственного университета.
E-mail: nveret@yadex.ru
ГУЛЬБИНА Наталья Ивановна – кандидат экономических наук, доцент кафедры политической экономии экономического факультета Томского государственного университета.
Тел. 41-39-42
КАЗНАЧЕЕВА Наталья Леонидовна – доктор экономических наук, профессор, заведующая
кафедрой экономической теории Сибирского государственного университета телекоммуникаций и информатики (г. Новосибирск).
E-mail: nlk55@mail.ru
МАЛАХОВСКАЯ Марина Владимировна – доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой экономики ГОУ ВПО ТГАСУ.
E-mail: mmv@tsuab.ru
МОРГУНОВ Александр Владимирович – аспирант кафедры экономической теории Сибирского государственного университета телекоммуникаций и информатики (г. Новосибирск).
E-mail: yuk_@ngs.ru
ОЛОВЯНИШНИКОВ Александр Геннадьевич – аспирант кафедры системного менеджмента
и предпринимательства экономического факультета Томского государственного университета
Тел. 8-913-854-56-07
РОЩИНА Галина Сергеевна – экономический факультет Томского государственного университета
Тел. 51-76-44
СКРЫЛЬНИКОВА Наталья Александровна – доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры политической экономии ГОУ ВПО ТГУ.
E-mail: nask@sibmail.com
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2009
Экономика
№1(5)
АННОТАЦИИ
THE METHODOLOGY
Veretennikova N.V. LOCK-IN EFFECT OF RUSSIAN HIGHER EDUCATION SYSTEM. The
causes of building of ineffective institutions (institutional traps) in Russian higher education system are
considered in article. The main trends of the withdrawal from institutional trap mechanism development are proposed in article.Contract relations in Russian higher education.
Key words: transaction expenses, institutional conflict, academic liberty, academic standard, institutional trap.
Malakhovskaya M.V., Skrylnikova N.A. THE SIGNIFICANCE OF THE CONTENT OF STATE
POLICY IN SCIENCE AND EDUCATIONAL SPHERES FOR INNOVATIVE TRANSFORMATION. On the basis of methodology of institutional economic analysis the paper highlights the question of adequacy of educational tools of forming human capital for the objectives of innovative economic development in Russia.
Key words: educational tools, innovative behaviour, state policy in science and educational
spheres.
Malakhovskaya M.V., Skrylnikova N.A. THE FORMATION OF MOTIVATION FOR CREATING INNOVATIVE ECONOMY IN RUSSIA. On the basis of the hypothesis of innovative process
heterogeneity the given article describes the concept of unity of motivation formation and realization
processes among participants in economic and social activities. The approach suggested allows to
build conceptually and verify strategies and innovative activity projects at any level.
Key words: motivation, innovative activity, innovative process.
THE REGIONAL ECONOMY
Roschina G.S. CREATIVE ANALYTICAL STUDENT'S COMMUNITY AS THE MECHANISM OF DEVELOPMENT OF SCIENTIFIC AND EDUCATIONAL POTENTIAL AND FORMATION OF THE INNOVATIVE INFRASTRUCTURE AND CULTURE IN REGION. Realization of
an innovative vector of development of regional economy is appreciably defined not only quality, but
also presence of enough of the prepared experts capable to realization of innovative approaches to the
decision of problems of development of territory. In article necessity of creative analytical student's
community is offered and proved. Among the basic directions of activity of community it is necessary
to allocate assistance to employment of graduates; to youth business and development of innovative
potential of students.
Key words: innovative activity, an innovative infrastructure, two-level system of preparation, a
personnel reserve, enterprise abilities.
THE MANADGMENT
Kaznacheeva N.L., Morgunov А.V. EFFICIENCY RAITING OF INTRODUCTION OF THE
BALANCED SYSTEM OF PARAMETERS AS A TOOL OF STRATEGIC OPERATION OF
BUSINESS. In the article the authors have made an attempt to calculate efficiency from introduction
strategic management at the experimental enterprise which tool is the balanced system of parameters,
and also to estimate and draw the certain conclusion. For the last years corporate management has
become one of the most discussed themes in the Russian scientific and business circles. Managing
should correspond to concept "management of changes". The sample of such corporate management is
the balanced system of parameters developed by R.Kaplan and D.Norton in America in the 90th years
of the twenty century.
Key words: Efficiency, strategic management, balanced system of parameters.
Olovyanishnikov A.G. THE BASIC PROBLEMS OF RE-STRUCTURING THE FOODPROCESSING ENTERPRISES OF THE TOMSK REGION AND WAY OF THEIR OVERCOMING. Development of the enterprises of the food-processing industry in 90th did not differ from the
general negative tendencies in the Russian economy. Today, during regenerative growth in many processing branches, including in the food-processing industry, has ripened necessity of re-structuring of its
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
Аннотации
enterprises on purpose from food safety and population maintenance with necessary quantity of a
qualitative foodstuff.
Key words: profitability, re-structuring, financial result.
THE HISTORY OF THE ECONOMIC VIEW
Goulbina N.I. MODEL OF ECONOMIC MAN IN TREATMENT OF RUSSIAN ECONOMISTS
OF SECOND HALF XIX – BEGINNING OF XX CENTURY. In the article history of economic
thought is studied. The attitude of the Russian researchers to the basic hypotheses underlying classical
school - to models of the “economic man” and «an invisible hand is considered. The author finds out
the reasons of criticism of these models by Russian scientists of the end of XIX century – the beginnings of XX century.
Key words: model of economic man, hypothesis of classic school, economic idea of Russia.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОТ РЕДАКЦИИ
Научный журнал «Вестник Томского государственного университета. Экономика» был выделен в самостоятельное периодическое издание из общенаучного журнала «Вестник Томского государственного университета» в 2007 г.
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия (свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77-29495 от 27 сентября 2007 г.), ему присвоен международный стандартный номер сериального издания (ISSN 1998-8648).
«Вестник ТГУ. Экономика» выходит ежеквартально и распространяется по
подписке, его подписной индекс 44047 в объединённом каталоге «Пресса России». Полнотекстовые версии вышедших номеров выкладываются на сайте журнала: http://vestnik.tsu.ru/ economy
Все статьи, поступающие в редакцию журнала, подлежат обязательному рецензированию. В настоящее время публикации в журнале осуществляются на
некоммерческой основе. Ознакомиться с требованиями к оформлению материалов можно на сайте журнала: http://vestnik.tsu.ru/economy
Адрес редакции:
634050, г. Томск, пр. Ленина, 36, ГОУ ВПО
«Томский государственный университет», экономический факультет.
Телефон (382-2)-78-37-00
Факс (382-2)-78-37-23
Ответственный секретарь редакции журнала –
канд. экон. наук Ирина Александровна Петиненко
Документ
Категория
Экономика
Просмотров
93
Размер файла
910 Кб
Теги
университета, государственного, 2009, экономика, вестник, томского
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа