close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

254.Вестник Томского государственного университета. Экономика №4 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. №
4(28)
МЕТОДОЛОГИЯ
5–13
Воробьева Т. В. , Лаходынова Н. В. Модель экономического роста и кризисные состояния системы
экономика - экология - социум // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28). C. 5–13.
14–24
Жиронкин С. А. , Гасанов М. А. Неоиндустриальная концепция структурных преобразований
российской экономики // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28). C. 14–24.
25–31
Каз М. С. Концепция «благополучия человека»: рецепции и аллюзии // Вестн. Том. гос. ун-та.
Экономика. 2014. № 4(28). C. 25–31.
ЭКОНОМИКА ТРУДА
32–45
Лячин М. А. Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности // Вестн. Том. гос. ун-та.
Экономика. 2014. № 4(28). C. 32–45.
МЕНЕДЖМЕНТ
46–51
Андреева О. Н. Обоснование направлений повышения эффективности молокоперерабатывающих
предприятий // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28). C. 46–51.
52–62
Калянова Г. С. Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления // Вестн.
Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28). C. 52–62.
63–73
Карпов В. В. , Кораблева А. А. Методические основы моделирования механизма государственной
поддержки малого и среднего предпринимательства // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. №
4(28). C. 63–73.
74–86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Новиков Н. И. , Салихов В. А. Обоснование факторов для стимулирования извлечения ценных
цветных и редких металлов из золо-шлаковых отходов углей, накапливаемых на энергетических
предприятиях Кемеровской области // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28). C. 74–86.
ФИНАНСЫ
87–94
Гринкевич Л. С. , Олофинская Ю. П. Внедрение методики управления рисками контроля цен по
сделкам в практическую деятельность российского бизнеса // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика.
2014. № 4(28). C. 87–94.
95–104
Касачева О. В. , Удод В. А. Анализ финансовых последствий изменений российского
законодательства в обязательном социальном страховании на случай временной
нетрудоспособности и в связи с материнством // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28).
C. 95–104.
105–113
Лосев А. С. Анализ качества обслуживания в банковских отделениях методами теории массового
обслуживания // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28). C. 105–113.
114–124
Тетин И. А. Присутствие циклов андеррайтинга в России // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика.
2014. № 4(28). C. 114–124.
ИННОВАЦИИ
125–139
Бурец Ю. С. Эволюция моделей управления инновационным процессом // Вестн. Том. гос. ун-та.
Экономика. 2014. № 4(28). C. 125–139.
ИНВЕСТИЦИИ
140–149
Мальцев Д. Б. Инвестирование средств пенсионных накоплений в современных условий // Вестн.
Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. № 4(28). C. 140–149.
150–157
Развадовская Ю. В. , Ложникова А. В. , Гейзер А. А. Компьютерное моделирование
потенциальных проектов решоринга: учет схем рационального размещения производственных
мощностей в контексте мирового разделения труда // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2014. №
4(28). C. 150–157.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
МЕТОДОЛОГИЯ
УДК 338(075.8)
Т.В. Воробьева, Н.В. Лаходынова
МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
И КРИЗИСНЫЕ СОСТОЯНИЯ СИСТЕМЫ
ЭКОНОМИКА – ЭКОЛОГИЯ – СОЦИУМ
Обсуждаются возможности прогнозирования кризисных состояний системы экономика – экология – социум на основе модификации модели экономического роста Солоу. На примере России разработаны сценарии экономического развития. Исследованы некоторые критические характеристики макроэкономических показателей. Определена доля валового внутреннего продукта, которая может быть использована на
долгосрочные перспективы, не дающие непосредственной отдачи, зарезервирована
или вывезена из страны. Рассмотрено влияние снижения числа занятых на рост валового внутреннего продукта без учета технологических изменений.
Ключевые слова: экономический рост, моделирование, производственная функция,
система, экологическая ниша, человеческий капитал, кризис.
Мировой экономический и экологический кризисы наглядно показывают,
что процессы, происходящие в природе, обществе и мировом хозяйстве, связаны между собой и оказывают друг на друга взаимное влияние. Жизнедеятельность человека протекает в системе экономика – экология – социум
(ЭЭС), и изучение экономической подсистемы невозможно без рассмотрения
ее связей с другими подсистемами. Изменение климата, постепенное исчерпание природного капитала ставят под угрозу не только успешное функционирование мирового хозяйства, но и само существование человечества. Кризисные события, проявляющиеся в каждой из подсистем системы ЭЭС, определяют актуальность исследования.
Исследование различных эколого-экономических и социоприродных
процессов, происходящих в системе ЭЭС, необходимо для выявления критических состояний системы в целом и ее подсистем, прогнозирования тенденций их развития.
Выявление и прогнозирование критических состояний системы ЭЭС,
приводящих к нестабильности и деградации, теоретическое обоснование и
определение критических значений количественных характеристик макроэкономических и демографических показателей являются одним из путей
прогнозирования социально-экономического развития общества.
Определенную перспективу в этом смысле представляют модели экономического роста. Предложенная Коббом и Дугласом производственная функция, объединяющая в себе труд и капитал, породила огромное число моделей,
в частности модель Солоу. Выбор факторов, интерпретация входящих в модели переменных, синтез с другими математическими моделями определили
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Т.В. Воробьева, Н.В. Лаходынова
целое направление научных исследований. Подробный обзор таких моделей
содержится в [1]. В [2, 3] модель Солоу дополнена затратами на воспроизводство природного капитала. Демографические проблемы отражаются в таких
моделях естественным образом – фактор «труд» допускает различные интерпретации: число занятых, фонд заработной платы и т.д. Тем не менее вопросы моделирования развития системы ЭЭС под воздействием экологического
и демографического факторов остаются недостаточно исследованными и разработанными.
Состояние системы ЭЭС представляет совокупность экономических, социальных и экологических показателей. Взаимосвязь демографического процесса и эколого-экономического развития отражается в понятии «экологическая ниша». Экологическая ниша – это комплекс природных условий, технологий, знаний, навыков и умений, обеспечивающих жизнедеятельность человека [4]. Емкость экологической ниши – это показатель, позволяющий количественно измерить экологическую нишу. Человек в процессе трудовой деятельности преобразует и расширяет свою экологическую нишу, создает искусственную среду обитания. Все составляющие этой искусственно создаваемой среды (культура, религия, технология, знания, общественная формация, экономика, медицина и т.д.) сливаются в целостном понятии «емкость
экологической ниши». Связь понятия экологической ниши с моделями экономического роста позволяет установить все та же функция Кобба – Дугласа
Y = A·Kα·Lβ, если входящие в нее факторы интерпретировать как идеи (А) [5],
земля (К) и труд (L) – численность населения или число занятых.
Исчерпание природных ресурсов ставит задачу воспроизводства природного капитала и более осмотрительного использования имеющегося. Разработка новых технологий – очевидная необходимость, без которой невозможно не только повысить уровень жизни населения, но и удержать его на должном уровне. В то же время движение в этом направлении предъявляет все
более высокие требования к человеку, который является связующим звеном
всех подсистем. Образование, стрессоустойчивость, дисциплина – вот далеко
не полный перечень этих требований, возникающих на фоне все ухудшающейся экологической обстановки. Чрезмерные нагрузки приводят к ухудшению психологического состояния человека, снижая качество его жизни.
Вследствие этого целесообразность экономического роста оказывается под
вопросом. Таким образом, имеется два направления: природный и человеческий капитал, куда необходимо вкладывать средства, не ожидая быстрой отдачи. Это не обычные инвестиции в основной капитал, которые окупаются в
обозримом будущем. Это средства, которые необходимы для выживания человека как вида. И отдача от них далека и неочевидна. Как оценить долю
ВВП, которая может быть потрачена на заботы о будущем?
В [2] было введено понятие обобщенной нормы сбережения, включающей в себя норму сбережения на природный капитал. Обобщенная норма
сбережения позволяет связать затраты на воспроизводство природного капитала и показатели экономического роста. Экономические, экологические и
социальные показатели объединяются в одной модели экономического роста,
что дает возможность исследовать их взаимное влияние при определенных
предположениях. Модель, рассмотренная в [2], может быть распространена
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель экономического роста и кризисные состояния системы
7
на более общий случай. Для этого достаточно понятие нормы сбережения на
природный капитал интерпретировать как долю отчислений от ВВП, которая
не идет на непосредственное потребление и не вкладывается в основной капитал. Более того, в эту долю могут быть включены потери, например вывоз
капитала за пределы страны. Эта проблема широко обсуждается.
Рассмотрим следующую модель:
Y  I В  F ( K , L, P )  I  C  P,

gt
 L  L0 e , L (0)  L0 ,
 dK
K (0)  K 0 ,
  mK  s1Y ,

dt

C  (1  so )Y .
 I  s1Y , P  s2 Y
Здесь Y – валовый внутренний продукт; IВ – внешние инвестиции. Объем
денежных средств, распределяемых в системе, равен Y+ IВ; С – инвестиции в
человеческий капитал (средства, расходуемые на здравоохранение и образование); I – инвестиции в основной капитал; s1 –норма сбережения; P – долгосрочные инвестиции (или, воэможно, потери); s2 – норма долгосрочных сбережений; sо = s1 + s2 – обобщенная норма сбережения.
При P = 0 предположения, приведенные выше, представляют собой известную односекторную модель Солоу. Производственная функция Y представляется в виде функции Кобба – Дугласа Y = A·Kα·Lβ, и анализ модели сводится к исследованию аналитического решения дифференциального уравнения, все траектории которого при t   сходятся к устойчивому стационарному решению независимо от начальных условий [3]. Одним из результатов
исследования уравнения является «золотое правило потребления» – определение нормы сбережения, которая в рамках предположений модели Солоу
оптимальна по критерию среднедушевого потребления [3].
При P > 0 схема анализа не меняется. Среднедушевое потребление достигает максимума при
so = α + s2(1– α).
Оптимальная норма затрат на основные фонды будет равна
s1 = α·(1– s2) и s2 = 1– s1/α.
Таким, образом, значение оптимальной нормы вложений в основной капитал при P > 0 оказывается меньше, чем в классической модели Солоу. Она
снижается за счет нормы долгосрочных вложений.
Поскольку возобновление природного и человеческого капитала – сложный процесс, включающий в себя разработку и внедрение новых технологий
и ряд других мероприятий, не связанных непосредственно с природой и человеком, то можно предположить, что инвестиции в природный и человеческий капитал могут привести к появлению новых факторов экономического
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Т.В. Воробьева, Н.В. Лаходынова
роста, которые в предлагаемой модели не учитываются. В частности, следствием внедрения новых технологий может стать повышение эффективности
труда и уменьшение числа занятых, что можно видеть на примере развитых
стран. Переход на новый технологический уровень, в том числе и в решении
экологических проблем, там начался в 70-е гг. Для достижения заметных результатов в этом направлении понадобилось несколько десятилетий. Возникает вопрос: какую долю ВВП страна может потратить на долгосрочные вложения без ущерба текущей экономической ситуации?
Пример применения модели Солоу для анализа экономической ситуации
в России имеется в работах [3, 6], где показано, что существенным фактором
роста ВВП с 1998 по 2003 г. был труд, представленный в модели фондом заработной платы. Также в [3, 4] в качестве фактора рассмотрен чистый экспорт. Заметим, что по статистическим данным внешние инвестиции не являются статистически значимым фактором по критерию Стьюдента, поэтому
они не входят в производственные функции.
Ниже приводятся полученные по данным [7] (табл. 1) статистически значимые производственные функции, зависящие от тех же факторов, что и в [3,
6], следующего вида:
Y = 1,95(K/L)-0,11(Z/L)1,01· L,
Y =3,02 (K/L)-0,08(Z/L)0,84(X/L)0,21·L,
где Z – фонд заработной платы; Х – объем чистого экспорта.
Адекватность модели зависит от адекватности ее основных составляющих – производственной функции, уравнений динамики основного капитала
и функции, определяющей численность занятых.
Адекватность применения производственной функции зависит от выбора
факторов и доброкачественности статистического материала, возможность ее
использования подтверждается многочисленными исследованиями.
Обе полученные функции приближают ВВП с относительной ошибкой
не более 5% с 2003 по 2011 г.
На том же временном интервале число занятых приближается функцией
L(t) с ошибкой не более 0,03 при среднем темпе прироста занятых 0,009.
Уравнения динамики основного капитала определяют динамику основного капитала в простейшем случае, допускающем аналитическое исследование. В реальности все обстоит сложнее и при численных расчетах приходится
использовать другие зависимости основных фондов от ВВП. Основной капитал входит в производственные функции в отрицательной степени, что, видимо, является свидетельством недостаточного использования основных
фондов или каких-либо других причин. Следует сказать, что эта тенденция
сохраняется в течение последних 10 лет.
Для приближенного представления значений основных фондов были использованы линейная зависимость от инвестиций и линейный тренд заработной платы. Такие приближения позволяют рассмотреть показатели, входящие
в модель, во взаимосвязи и рассчитать ВВП с 2003 по 2011 г. с относительной
ошибкой не более 5%. Расчет на следующие 2 года дает ошибку в пределах
9%. При изменении начала отсчета модель дает ошибку 5–6% на интервале в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель экономического роста и кризисные состояния системы
9
4–5 лет, при увеличении временного интервала ошибка резко растет. Можно
сделать вывод, что полученные функции не годятся для долгосрочных прогнозов, но их можно использовать для выяснения тенденций поведения системы.
Таблица 1. Основные макроэкономические показатели РФ
Год
Основные фонды в экоВВП Y,
номике (по полной учет- Фонд оплаты
млрд руб. в
ной стоимости на начало труда,млрд руб.
текущих
года) K, млрд руб. в
в текущих ценах
ценах
текущих ценах
2000
Чистый эксСреднегодовая чиспорт X,
ленность занятых в
млрд руб.
в текущих экономике, тыс. чел.
ценах
7306
16605
2937
1463
64327
2001
8944
20241
3848
1134
65124
2002
10675
24431
5065
1144
66266
2003
12829,0
30556,0
339,0
1515,0
67152
2097,35
67134
2004
16779
32501,8
7845
2005
21598
34975
9474
2223,19
68603
3390
68855
2006
26917,2
35337,4
11986
2007
33248
35700
15526
3351,04
70570
2008
41265
74500
19560
4456,56
70965
2009
38797
20412
3537,72
69285
22534
4535,68
69804
27168
4783,7
70933
2010
45166
83850
93200
2011
54369
108001
40000
35000
30000
25000
20000
15000
10000
5000
0
Основные
фонды
ВВП
2003
2008
2013
2018
2023
2028
2033
Рис. 1. Основные фонды и ВВП по результатам моделирования
с темпом прироста числа занятых –0,04
Определенный интерес представляют некоторые гипотетические катастрофические сценарии. Сложная демографическая ситуация в России обостряет экономические и социальные проблемы. Так, в [8] показано, что население
Сибирского федерального округа будет убывать даже в случае самого оптимистического сценария. Пик рождаемости будет пройден в ближайшие 2–
3 года. Аналогичная ситуация наблюдается в среднем по России. Увеличение
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
Т.В. Воробьева, Н.В. Лаходынова
потока мигрантов грозит социальной нестабильностью, а ужесточение миграционной политики – нехваткой рабочей силы. При рассмотрении сценария
с постоянной убылью занятого в экономике населения с темпом прироста,
равным – 0,04, в течение 15 лет ВВП и основные фонды продолжают расти, а
затем начинается деградация (рис. 1). В то же время при отрицательном темпе прироста занятых – 0,4% не происходит снижения ВВП в течение 40 лет
при начальных условиях 2003 г. Таким образом, темп прироста, близкий к –
0,04, можно считать неким пороговым значением, с которого начинается незаметная на первых порах катастрофа. Внешне это будет выглядеть как снижение темпов роста экономических показателей. Отметим, что производственные функции, используемые при моделировании, были построены на основе статистических данных за период с 2000 до 2011 г. Этот период характеризовался значительными экономическими потрясениями. Последствия
экономического кризиса 2008 г. сказываются до сих пор. Тем не менее факторы, используемые в модели, остаются значимыми на протяжении всего периода. Изменение начала отсчета, например на 2007 или 2009 г., не оказывает
существенного влияния на результаты моделирования. Все тенденции сохраняются. При моделировании не учитывались технологические изменения,
необходимость которых очевидна. Впрочем, эти изменения пока не внесли
существенного вклада в российскую экономику. Все усилия в этом направлении как раз можно отнести к долгосрочным вложениям.
Проблема вывоза капитала и замораживание его в резервных фондах остро поставлена в [9], где отмечено, что резервирование до 7% ВВП нефтегазового комплекса означает снижение нормы накопления и увеличение вывоза
капитала за рубеж, усугубляющие экономическую ситуацию в целом.
Включение в рассмотрение оттока капитала или долгосрочных вложений
моделировалось уменьшением доли ВВП, расходуемой на другие нужды, что,
в свою очередь, сказывается на величине ВВП.
Результаты моделирования влияния доли ВВП, расходуемой на долгосрочные перспективы (например, на возобновление природного капитала,
резервирование или вывоз), на величину ВВП представлены в табл. 2. Отчисления моделировались начиная с 2007 г.
Таблица 2. Влияние доли ВВП, затрачиваемой на долгосрочные перспективы, на величину ВВП
Доля ВВП, расходуемая на долгосрочные перспективы капитала, %
0,3
1
8
9
10
18
19
30
Sign ΔВВП
+
+
+
–
–
–
–
–
Время достижения прежнего
уровня ВВП, лет
0
0
0
1
1
1
2
4
Увеличение расходов до 8% ВВП не приводит к уменьшению величины
ВВП. Если доля расходов ВВП на бесперспективные или долгосрочные вложения увеличивается до 9–18%, то ВВП снижается, но уже через год достигает прежнего уровня. В случае резкого увеличения таких расходов (например,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель экономического роста и кризисные состояния системы
11
до 30% ВВП) ВВП выходит на прежний уровень лишь через 4 года, что может поставить под угрозу устойчивость экономической и социальной подсистем. Заметим еще раз, что проделанные расчеты не претендуют на точный
численный прогноз. Такой долгосрочный прогноз сделать невозможно по причине постоянных изменений во всех подсистемах ЭЭС: экономической, экологической и социальной.
По данным [10], разница между валовыми сбережениями и вложениями в
основной капитал в России в последние годы составляет около 10% ВВП.
Происходит отток капитала и деградация основных фондов. Как отмечено в
[10], «страна превращается в сырьевой придаток мирового хозяйства. Наблюдается деградация обрабатывающей промышленности и нации». Те же проблемы со всей остротой поставлены в [9]. По данным этого источника, в результате вывоза капитала и неэквивалентного внешнеэкономического обмена
в последние годы Россия теряет до 100 млрд долл. ежегодно. По данным [11],
начиная с 2008 г. вывоз капитала частным сектором значительно превышает
ввоз. Рекордным в этом плане был 2008 г., но и в настоящее время тенденция
не меняется. Только за первое полугодие 2013 г. разница между ввозом и вывозом составила около 38 млрд долл. Такая ситуация ставит под угрозу все
планы по переходу на новый технологический уровень. Результаты моделирования лишь еще раз подтверждают эти выводы. Единственным выходом
может быть многократное увеличение инвестиций в новые технологии, сохранение и развитие человеческого капитала, что позволит ликвидировать
технологическое отставание и обеспечить развитие новых наукоемких отраслей. Одним из резервов этого является изменение государственной политики
в отношении вывоза капитала.
Литература
1. Лебедев В.В. Математическое моделирование социально-экономических процессов. М.:
ИЗОГРАФ, 1997. 224 с.
2. Воробьева Т.В. Об оценке нормы сбережения на природный капитал // Интеграл: научнопрактический журнал. 2007. № 2. С. 52–53.
3. Воробьева Т.В. Модель устойчивого экономического роста // Проблемы управления. 2007. № 3.
С. 14–17.
4. Воробьев В.А., Воробьева Т.В. Экологический императив и демографический процесс //
Вестн. Помор. ун-та. Естественные и точные науки. 2003. № 1 (3). С. 123–131.
5. Charles I. Jones, Paul Romer The New Kaldor Facts: Ideas, Institutions, Population, and Human CapitalJune 17, 2009-Version 2.0 // American Economic Journal: Macroeconomics. January
2010. Vol. 2 (1). P. 224–245.
6. Трапезников И.Д. Анализ экономического развития России в 1992–2003 гг. с помощью
инструментария модели Солоу. Обнинск: Официальный сайт лаборатории экономического
анализа. URL: http://lab.obninsk.ru (дата обращения: 21.07.2013).
7. Российский статистический ежегодник 2011: стат. сб. / Росстат. М., 2011.
8. Воробьева Т.В., Лаходынова Н.В., Шумилов Б.М. и др. О динамике численности населения Сибирского федерального округа // Вестн. Том. гос. архитектурно-строительного ун-та.
2006. № 2. С. 50–57.
9. Глазьев С.Ю. О целях, проблемах и мерах государственной политики развития и интеграции: научный доклад. URL: http://www.glazev.ru/econom_polit/305/ (дата обращения:
23.05.2013).
10. Клинов В.Г. Формирование благоприятного инвестиционного климата в обрабатывающей промышленности – условие успеха модернизации экономики // Модернизация российской
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
Т.В. Воробьева, Н.В. Лаходынова
экономики: уроки прошлого, шансы и риски. Доклады и тезисы участников XIX Кондратьевских чтений. Москва, 20 октября 2011 г. М.: Институт экономики РАН, 2011.
11. Официальный сайт Центробанка России. URL: http://www.cbr.ru/statistics/print.asp?file=c
redit_statistics/capital_new.htm (дата обращения: 27.08.2013).
T.V. Vorob’yeva, N.V. Lakhodynova
Department of Economics and Construction Management, Tomsk State University of Architecture and
Civil Engineering, Tomsk. E-mail: vorobtv@gmail.com
Department of Applied Mathematics, Tomsk State University of Architecture and Civil Engineering,
Tomsk. E-mail: lax1@mail.ru
THE MODEL OF ECONOMIC GROWTH AND CRISIS CONDITIONS OF THE ECONOMYECOLOGY-SOCIETY SYSTEM.
Keywords: Economic growth; Modeling; Production function; System; Ecological niche; Human
capital; Crisis.
The article discusses the abilities to predict crisis conditions of the ECONOMY – ENVIRONMENT –
SOCIETY system on the basis of modifications to Solow’s growth model. The state of the system
represents a combination of economic, social and environmental indicators. The interconnection of the
demographic process and ecological economic development is reflected in the concept of an “ecological niche”. The connection between the concept of an ecological niche and models of economic growth
allows the Cobb-Douglas function to be setup. The notion of a generalized saving rate allows for expenditures on reproducing natural and human capital to be connected to indicators of economic
growth. Economic, environmental and social indicators have been combined into a single model of
economic growth that provides the opportunity to explore their mutual influence under certain assumptions. In the case of Russia, scenarios have been developed for economic development. On the basis of
statistical data, including the period of the 2008 crisis, statistically significant production functions
have been built. Despite the fact that this period was characterized by significant economic upheaval,
the factors used in the model retain their meaning for the entire period. These production functions
were then used to model and predict a few catastrophic situations. Some critical characteristics of the
macroeconomic indicators that entail a crisis condition in all subsystems are investigated in the article.
Fixed capital is included in the production function in a negative degree, which is evidence of the lack
of use of fixed assets, or their physical and moral ageing. According to statistical data, this trend has
continued in Russia for the last 10 years. The modeled data defines the impact of the share of gross
domestic product that can be used for long-term investment in natural and human capital on macroeconomic indicators. When examining scenarios with a negative growth rate for the number of people
employed in the economy, at first gross domestic product and fixed assets continue to grow, and then
degradation begins. The employment rate is an intrinsic factor in the growth of GDP. The simulation
did not take into account technological changes, since changes requiring long-term investments have
not made a significant contribution to the Russian economy. The results of the simulation confirm the
negative impact that the existing levels of capital exports have on the overall economic situation in the
country, and on the implementation of plans for the transition to a new technological level. The article
justifies the necessity of a repeated increase of investment in new technologies, and in the preservation
and development of human capital, which will eliminate the technology gap and ensure the development of new science-intensive industries. The models looked at in the work may not be used for precise distant predictions, but they reveal the development trends for the ECONOMYENVIRONMENT-SOCIETY system, and identify some of the threshold values of macroeconomic
indicators that entail catastrophic consequences.
References
1. Lebedev V.V. Matematicheskoye modelirovaniye sotsial’no-ekonomicheskikh protsessov. Moscow, IZOGRАF Publ., 1997. 224 p.
2. Vorob’yeva T.V. Ob otsenke normy sberezheniya na prirodnyy kapital On assessment of the
saving ratio on natural capital. Integral, 2007, no. 2, pp. 52-53.
3. Vorob’yeva T.V. Model’ ustoychivogo ekonomicheskogo rosta A model of sustainable economic
growth. Problemy upravleniya, 2007, no. 3, pp. 14 – 17.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Модель экономического роста и кризисные состояния системы
13
4. Vorob’yev V.А., Vorob’yeva T.V. Ekologicheskiy imperativ i demograficheskiy protsess The
ecological imperative and the demographic process. Vestnik Pomorskogo universiteta. Estestvennyye
i tochnyye nauki, 2003, no.1 (3), pp. 123-131.
5. Charles I. Jones, Paul Romer The New Kaldor Facts: Ideas, Institutions, Population, and Human Capital June 17, 2009 -- Version 2.0. American Economic Journal: Macroeconomics, 2010,
January, vol. 2 (1), pp. 224–245.
6. Trapeznikov I.D. Аnaliz ekonomicheskogo razvitiya Rossii v 1992-2003 gg. s pomoshch’yu instrumentariya modeli Solou. Obninsk. Available at: http://lab.obninsk.ru (accessed 21 July 2013). (In
Russ.).
7. Federal Service of State Statistics. Russian Statistical Yearbook 2011. Moscow, 2011. (In
Russ.).
8. Vorob’yeva T.V., Lakhodynova N.V., Shumilov B.M., Shumilova E.B., Esharov E.А. O dinamike
chislennosti naseleniya Sibirskogo federal’nogo okruga On the population dynamics of the Siberian
Federal District. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo arkhitekturno-stroitel’nogo universiteta, 2006,
no. 2, pp. 50-57.
9. Glaz’yev S. Yu. O tselyakh, problemakh i merakh gosudarstvennoy politiki razvitiya i integratsii. Available at: http://www.glazev.ru/econom_polit/305/ (accessed 23 May 2013). (In Russ.).
10. Klinov V.G. Formirovaniye blagopriyatnogo investitsionnogo klimata v obrabatyvayushchey
promyshlennosti – usloviye uspekha modernizatsii ekonomiki Developing a favorable investment
climate in the manufacturing sector – a condition for the success of modernization of the economy.
Modernizatsiya rossiyskoy ekonomiki: uroki proshlogo, shansy i riski. Doklady i tezisy uchastnikov
XIX Kondrat’yevskikh chteniy, Moscow, Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences.
(In Russ.).
11. Central Bank of Russia. Official Data. Available at: http://www.cbr.ru/statistics/print.asp?
file=credit_statistics/capital_new.htm (accessed 27 August 2013).(In Russ.).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Vorob’yeva T.V., Lakhodynova N.V. Model’ ekonomicheskogo rosta i krizisnyye sostoyaniya
sistemy ekonomika-ekologiya-sotsium The model of economic growth and crisis conditions of the
economy-ecology-society system. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika –
Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 5–13.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 338.012
С.А. Жиронкин, М.А. Гасанов
НЕОИНДУСТРИАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ СТРУКТУРНЫХ
ПРЕОБРАЗОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
Настоящий этап развития ведущих стран связан с неоиндустриализацией их экономики – становлением производства благ по новейшим технологиям, формированием
новых инвестиционных, рыночных, социальных связей. Для России, прежде всего, необходимо преодолеть последствия отрицательного структурного сдвига, восстановить обрабатывающую промышленность на новой технологической базе, изменить
роль государства в этом процессе, создать необходимые институты, изменить сам
воспроизводственный механизм. Такие глубокие структурные преобразования российской экономики требуют сформировать концептуальные основы ее неоиндустриализации.
Ключевые слова: экономика, структура, неоиндустриализация, структурный сдвиг,
государство, институты, концепция.
В основе идеи неоиндустриального развития лежит концепция Д. Белла
[1] о последовательной смене в общественно-экономическом развитии ряда
стадий – доиндустриальной (добывающей, производящей сырье), индустриальной (товаропроизводящей, вырабатывающей энергию) и постиндустриальной (информационно-знаниевой). Эти стадии так или иначе представлены
в экономике любой страны в виде соответствующих секторов, и их пропорции определяют уровень технологического развития.
Неоиндустриализация подразумевает переход к постиндустриальной стадии развития экономики – к последней (по Д. Беллу) ступени технологического развития, а именно к 5-й. Для нее характерны нематериальные производства высокотехнологичных услуг. Переход к 5-й ступени означает эволюцию под влиянием научно-технического прогресса производств 4-й ступени
(обрабатывающих), которой предшествовала индустриализация – переход от
3-й (добывающей) ступени к 4-й.
Определенный Д. Беллом технологическо-эволюционный характер индустриального и неоиндустриального развития экономики означает, что для
экономики, осуществляющей выход на постиндустриальный уровень, необходимо ровно столько сырьевых и обрабатывающих производств (3-я, 4-я
ступени), чтобы обеспечить ресурсами переход на 5-ю (высокотехнологичную) ступень. Для России это означает возможность использования фактора
сырьевой обеспеченности для проведения структурных преобразований экономики, позволяющих широко развивать новейшие биотехнологические, нанотехнологические, рекуперационно-энергетические, информационно-вычислительные производства.
Можно констатировать, что в российской экономике отсутствуют необходимые условия для неоиндустриализации. Совокупность нерешенных в
период реформ структурных проблем, сформировавшихся еще на дореформенном этапе, привела к деиндустриализации российской экономики – со-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Неоиндустриальная концепция структурных преобразований
15
кращению обрабатывающих промышленных производств. Следует отметить,
что в технологически лидирующих странах процесс перехода на 5-ю (высокотехнологичную, нематериальную, по Д. Беллу) ступень в конце XX в. вызвал сокращение промышленности в ее «классическом» понимании – машиностроения, химической, металлургической отраслей.
Но в России деиндустриализация носит характер прежде всего отрицательных структурных сдвигов. В частности, за двадцать лет рыночных реформ в России доля отраслей 5-го технологического уклада (высокотехнологические обрабатывающие производства) уменьшилась с 20 до 10% от ВВП,
а в США выросла с 50 до 60%. Доля 4-го техноуклада (глубокая переработка
полезных ископаемых) в России снизилась с 60 до 50%, 6-го техноуклада
(нематериальные производства) – не превысила 0,5% (в США достигла 6%).
На этом фоне доля 3-го технологического уклада (характерного для второй
половины XIX в.) в России выросла с 20 до 30% от ВВП, в США – практически исчезла [2].
Наиболее сильный негативный структурный сдвиг произошел в инновационно-технологической сфере, отбросив Россию на уровень 1950-х гг. Отход государства от финансирования науки и отсутствие интереса к ней бизнеса привели к тому, что число организаций, занятых в НИОКР, за 1992–
2012 гг. сократилось с 4,5 до 3,3 тыс., т.е. более чем на треть, а проектных
организаций, создающих готовые к внедрению в производство модели, – в
13 раз (с 495 до 37). По итогам 2010–2012 гг., вклад России в мировую науку
обеспечил лишь 2,2% новых исследований, а в инновационную деятельность
были вовлечены только 6% научных организаций (в США – 70%). Со стороны бизнеса менее 1% крупных российских компаний занимается НИОКР, в
США – 60%. В результате конкурентоспособность российской экономики на
мировом рынке с 1998 г. по настоящее время снизилась в 4 раза (по оценкам
С. Глазьева [3. С. 3–4]), поэтому выпуск продуктов 6-го техноуклада в России
в 2012 г. составил около 1,5 млрд долл., а в Южной Корее – на 350 млрд долл.
[2].
В той части отраслевой структуры российской экономики, которая напрямую связана с неоиндустриализацией (сфера услуг), преобладают торговля и финансы (в 2011 г. – 78%, в США – 35%), тогда как доля услуг пятеричного (по Д. Беллу) сектора – консалтинг, здравоохранение, образование и
пр. – в России занимает менее 10%, а в США – 33%.
То есть в настоящее время в структурных изменениях российской экономики тенденция деиндустриализации не только не преодолена, но и углубляется. Для ее замены неоиндустриальной формой структурных преобразований государство, прежде всего, должно принять меры по прекращению деиндустриализации российской экономики. Мы полагаем, что наибольшим потенциалом обладает подход к активизации неоиндустриальных структурных
преобразований, в соответствии с которым государство будет опираться, с
одной стороны, на уже имеющиеся субъекты инновационной сферы, предприятия базовых отраслей (добывающая промышленность, машиностроение,
энергетика). С другой стороны, необходимо активизировать налоговые, кредитно-эмиссионные, инвестиционные инструменты стимулирования связей
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
С.А. Жиронкин, М.А. Гасанов
добывающих предприятий с организациями НИОКР и субъектами высокотехнологичного бизнеса.
Не менее важными, чем обеспечение ресурсами, факторами перехода
российской экономики «на ступень выше» по технологической лестнице мы
видим формирование таких трех составляющих неоиндустриального общества, как политическая стабильность; широкая и устойчивая социальная группа
из инновационных предпринимателей, высококвалифицированных рабочих и
инженеров; современная система образования (что подтверждено неоиндустриальным «рывком» Китая, Сингапура, Южной Кореи).
Условия неоиндустриальных структурных преобразований мы определили следующим образом.
Основным условием является институциональное, заключающееся в целенаправленном формировании институтов инвестиционных связей государства и бизнеса по развитию инновационных кластеров, технологических
платформ.
Второе по значимости условие – технологическое – означает инновационное развитие обрабатывающих отраслей и модернизацию сырьевых производств на основе технологий новейшего техноуклада, с одновременным развитием производств постиндустриального уровня (информационных сетей
«облачных вычислений» и суперкомпьютеров, биохимических, радиоэлектронных, наноматериальных технологий).
Третье условие неоиндустриализации – воспроизводственное – требует
ускорения обновления основного капитала, главным образом за счет преодоления морального износа средств производства 2–3-го поколений техники.
Выполнение этого условия невозможно без развития инвестиций в НИОКР,
вертикальной интеграции банков, НИИ и производственных фирм с созданием государственно-частных высокотехнологичных холдингов.
Четвертое – кластерное – условие подразумевает ускорение агломерации
высокотехнологичных производств, объединение компаний из разных отраслей в общий цикл разработки и производства наукоемкой продукции. Для его
выполнения необходимо всемерное стимулирование развития науки в корпорациях на базе существующих технологических платформ.
Пятым условием выступает рыночное, заключающееся в использовании
государством потенциала международного лоббирования отечественных высокотехнологичных, регулирование взаимодействия инновационных фирм и
естественных монополий.
Наконец, шестым условием неоиндустриализации российской экономики
является социальное – создание трудовой, интеллектуальной и творческой
основы производств 6-го техноуклада. Для выполнения данного условия необходимо сформировать государственную политику занятости выпускников
университетов и сотрудников НИИ, работников high-tech путем предоставления им и их работодателям максимальных налоговых льгот, субсидий.
Реализация указанных выше условий неоиндустриализации экономики
России означает переход от экстенсивных факторов, определяющих структурные изменения российской экономики в период реформ (рыночносырьевой, административный, девальвационное импортозамещение), к интенсивным. К последним мы относим научно-технический прогресс, государ-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Неоиндустриальная концепция структурных преобразований
17
ственно-частное инвестирование инноваций, межотраслевую конкуренцию,
интеграцию банков, предприятий и инновационных фирм, инновационные
налоговые льготы, индикативное планирование и программирование структурных преобразований.
Отраслевая основа неоиндустриальной промышленной политики в России определена нами как инновационное развитие тех производств, задел которых уже есть в стране. К таким направлениям инновационного развития
российской промышленности мы относим следующие:
Во-первых, инновационное развитие производств 4-го уклада необходимо
для снабжения обрабатывающих и высокотехнологичных предприятий современными ресурсами. Приоритетными отраслями являются: химия замещения органического топлива и сверхпрочных пластиков, металлургия сверхлегких сплавов, производство износостойких тканей и каучуков.
Во-вторых, отрасли 5-го уклада должны дать новейшие средства производства, замещающие засилье импортного оборудования. Это такие отрасли,
как роботостроение для медицины, автомобилестроение, радиоэлектроника;
малое самолетостроение; рекуперационная энергетика; интегрированные телекоммуникации. Наиболее важны технологии двойного применения.
В-третьих, перспективные в России отрасли 6-го уклада – криоэнергетика, восстановительная биохимия, «облачные» вычисления, лазеростроение,
молекулярное роботостроение. Они должны передавать прорывные технологии другим отраслям.
Реализация такой политики требует концентрации регулирующих усилий
государства на ряде направлений структурных преобразований, определяющих их неоиндустриальную форму:
 институциональное направление – преодоление «институционального
вакуума» структурной реформы, принятие необходимых законов, развитие
неформальных институтов, становление эффективно действующих государственных и рыночных субъектов структурных преобразований;
 воспроизводственное направление – стимулирование роста нормы накопления и объединение усилий государства и бизнеса, повышение эффективности использования государственной и частной собственности. Для этого необходимо обеспечить четырехкратное снижение доли неинвестирующих
фирм, более чем двукратное снижение доли оборудования старше 15 лет и
среднего уровня износа основного капитала – до 20%. В факторной структуре
требуется восьмикратный рост доли производства интеллектуального продукта в ВВП (до 4%) и пятикратный рост доли малого бизнеса в производстве
инновационных продуктов (до 70%);
 технологическо-модернизационное направление – переход на высокопроизводительные, ресурсо- и природосберегающие способы производства в
базовых отраслях, всемерное развитие инновационной деятельности; формирование отечественного рынка технологий и инноваций, его интеграция в
мировую систему интеллектуального капитала. Для этого необходим выход
российского бизнеса на роль основного инвестора и кредитора инновационной сферы (до 80% от НИОКР);
 кластерно-отраслевое направление – изменение соотношения сырьевых
и обрабатывающих, высокотехнологичных отраслей в структуре ВВП, экс-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
С.А. Жиронкин, М.А. Гасанов
порта, бюджетных доходов, наряду с созданием агломерационных образований (кластеров), концентрирующих необходимые для структурной перестройки ресурсы. Это подразумевает по меньшей мере пятикратный рост доли 6-го техноуклада в ВВП (в перспективе 2025 г. – до 10% от ВВП), двукратное увеличение доли 6-го уклада в ВВП;
 рыночно-конкурентное направление – изменение структуры большинства российских рынков из монопольной и олигопольной в конкурентную за
счет развития рыночных связей между малым, средним и крупным бизнесом,
увеличение доли инновационного предпринимательства по сравнению с добывающим и грюндерским;
 социальное направление – целенаправленное становление социальных
групп, необходимых для диффузии технологий 6-го техноуклада. К таким
группам относятся научные сотрудники, работники высокотехнологичных
предприятий, работники информационной сферы. Для этого необходима государственная политика, гарантирующая их занятость и высокие доходы,
направляющая работодателей на расширение их найма.
Безусловно, для осуществления неоиндустриальных структурных изменений в российской экономике необходима целенаправленно сформированная макроэкономическая программа. Однако за весь период российских рыночных реформ было сформировано более десяти нормативных документов,
в разной степени затрагивающих концептуальные основы изменения структуры российской экономики, но ни один из них не лег в основу «дорожной
карты» структурных преобразований.
Первым документом мы считаем Указ Президента РФ «О концепции перехода РФ к устойчивому развитию» от 01.04.1996 № 440, в котором были
обозначены проблемы отраслевой структуры экономики и необходимость
технологического обновления для прекращения экономического спада 1990-х
гг. (порядка 40% от уровня 1990 г.). Необходимость развития инновационной
деятельности впервые четко была обозначена в Постановлении Правительства РФ от 24 июля 1998 г. № 832 «О Концепции инновационной политики Российской Федерации на 1998–2000 годы». Отдельные цели и задачи модернизации промышленного производства на инновационной основе были поставлены в Распоряжении Правительства РФ от 14 октября 2003 г. № 1493-р «О
Концепции развития государственной финансовой гарантийной поддержки
экспорта промышленной продукции в РФ». Вопросы модернизации экономики и механизм принятия соответствующих решений представителями государства содержатся в Указе Президента Российской Федерации от 20 мая
2009 г. № 579 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики России».
Вместе с тем данные документы далеки от концептуальных, поскольку не
содержат связи между целями, принципами, проблемами, факторами, формами и инструментами неоиндустриальных структурных преобразований экономики. Наиболее близко к раскрытию данных связей, по нашему мнению,
стоит «Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ до
2020 г.» [4], называемая также «Стратегия 2020». Она определяет направления и ожидаемые результаты социально-экономического развития страны в
долгосрочной перспективе и содержит обоснование внутренних и внешних
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Неоиндустриальная концепция структурных преобразований
19
условий их достижения целевых ориентиров. В этом документе имеется ряд
важных элементов – многосценарность, учет глобальных, макроэкономических и отраслевых условий экономического развития России. Эти условия
связаны между собой в рамках индикативного государственного воздействия
на экономику. Также важно и то, что, как мы показали ранее, иных программных документов, способных составить институциональную основу
структурных преобразований экономики, помочь в формировании их концепции, в России просто нет.
Ценность «Стратегия 2020» как единственной на сегодняшний день схемы действий государства в экономике по регулированию ее структуры определяется, во-первых, тем, что она исходит из понимания того, что необходимые структурные изменения могут произойти только при усилении конкуренции, формировании мощного слоя малого и среднего предпринимательства, опережающего внедрения достижений НТП. При этом ее разработчики
учитывают нарастающее глобальное отставание России от стран не только с
развитой рыночной, но и развивающейся экономикой по темпам научнотехнического прогресса, формирования неоиндустриального 6-го технологического уклада.
В «Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до
2020 г.» ее квинтэссенция – инновационный сценарий – не прописана как
таковая. То есть если считать данный документ действительно концепцией
структурных преобразований, а саму «Стратегию 2020» – программой ее реализации, то в ней практически отсутствуют регулирующие субъекты, их
взаимосвязи и применяемые ими инструменты. А есть только цели, задачи
общегосударственного и общеэкономического характера, приоритетные сферы регулирования. В этом мы согласны с Л. Гребневым, охарактеризовавшим
«Стратегию 2020» как тактическую, но не стратегическую программу [5].
Сами структурные изменения в «Стратегии 2020», как и в существовавших до нее программных документах, носят второстепенный характер и воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, как приложение к увеличению государственных ассигнований в сфере НИОКР, к антимонопольной
политике. Это значит, что до сих пор у государства нет осознания комплексного характера взаимосвязанных структурных проблем.
Вместе с тем документ, во многом альтернативный «Концепции долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 г.» – «Долгосрочный прогноз развития экономики России на 2007–2030 гг.» [6] – основан
на идее о том, что без структурных изменений улучшения социальноэкономической ситуации в стране ждать невозможно. Однако и этот документ, как и предшествовавший ему прогноз (до 2012 г. [7]), не содержит
иных рекомендаций по регулированию структуры экономики, кроме развития
инновационной деятельности. В данных программных и прогнозных документах не уделяется должного внимания факторам, сдерживающим развитие
инновационной деятельности, препятствиям на пути притока инвестиций в
обрабатывающие отрасли, путям преодоления монопольного положения
сырьевых компаний в экономике и другим структурным проблемам, сдерживающим неоиндустриализацию экономики России.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
С.А. Жиронкин, М.А. Гасанов
Новый документ 2014 г. – проект Федерального закона «О промышленной политике в РФ» – значительно продвинулся вперед в деле обеспечения
участия государства в неоиндустриальных структурных преобразованиях. В
нем заложены инновационные льготы по налогу на прибыль, фонды развития
промышленности, субсидии производителям, государственная информационная система, определения индустриального парка и промышленного кластера, специальные инвестиционные контракты. Вместе с тем в законопроекте нет указаний на неоиндустриальный технологический уровень развития
отраслей и производств, достичь которого можно лишь совместными усилиями государства и бизнеса. Следовательно, сформулированные законопроектом меры промышленной политики вполне применимы как к обрабатывающим, так и к сырьевым отраслям.
Для восполнения пробелов в концептуальном обеспечении неоиндустриальных структурных преобразований мы представили следующие положения:
1. Методология неоиндустриальных структурных преобразований экономики должна быть основана на системном подходе, в рамках которого сама
экономика есть многомерная, сложноструктурированная система. Если
структурные преобразования осуществляются целенаправленно и регулируемо, то изменение структуры экономики происходит без негативных сдвигов,
с последовательной сменой технологических укладов, с переходом от менее
эффективных форм воспроизводства к более эффективным, со сменой отраслевых пропорций в соответствии с ходом научно-технического прогресса, с
последовательным движением по «белловским» ступеням.
2. Главная задача неоиндустриальных структурных преобразований экономики – приведение в соответствие основных макроэкономических пропорций (между использованием различных факторов производства и формами
собственности, между технологическими укладами, между секторами и отраслями экономики, моделями рынка, между сегментами воспроизводственной системы, кластерами, социальными слоями и пр.) с уровнем научнотехнического прогресса. Применительно к необходимости развития производств новейшего 6-го технологического уклада, который в будущем должен
определять отраслевую, территориально-кластерную, социальную, рыночноконкурентную структуры экономики, главная задача неотделима от целенаправленного развития взаимодействия государства и бизнеса по инвестированию инноваций, продвижению их на рынке, развитию необходимых социальных групп. Все остальные цели, такие как модернизация экономики, развитие обрабатывающих производств и инновационной деятельности, демонополизация, повышение производительности труда и уменьшение доли бедного населения и пр., являются производными от главной задачи структурных преобразований.
3. Принципы неоиндустриальных структурных преобразований экономики – основа для определения форм практической реализации – включают в
себя единство теории и практики, системность и изоморфизм, синергию, участие государства, непрерывность и целенаправленную последовательность,
мониторинг эффективности взаимодействия государства и рынка в осуществлении структурных преобразований, оценку их противоречивости и инерци-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Неоиндустриальная концепция структурных преобразований
21
онности, выбор их главных направлений с учетом социально-экономических
последствий.
4. Факторы неоиндустриальных структурных преобразований экономики – внешние и внутренние, экстенсивные (вовлекающие новые ресурсы –
такие как совокупный спрос, обеспеченность сырьем, рабочей силой) и интенсивные (повышающие эффективность использования факторов производства). Именно интенсивные факторы (научно-технический прогресс, инновации и инвестиции, рыночная конкуренция, вертикальная интеграция, финансовое оздоровление фирм) в максимальной степени способствуют целенаправленным структурным преобразованиям. Долгосрочные факторы (НТП и
инвестиции, рост совокупного спроса, макростабилизация и межотраслевая
конкуренция) определяют перспективы преобразования структуры экономики и должны лежать в основе планов и программ структурной перестройки
Напротив, краткосрочные факторы (сырьевая обеспеченность, рынок труда,
банковский кредит, финансовое состояние предприятий) являются условием
эффективной реализации конкретных форм структурных преобразований.
5. Основные проблемы, сдерживающие структурные преобразования российской экономики, представляют собой результаты длительного негативного действия их различных факторов. Эти проблемы сформировались как на
дореформенном этапе (отставание от ведущих стран, два технологических уклада, неинновационность и монополизация экономики, просырьевой характер
межотраслевого распределения инвестиций, доходов), так и в период рыночных реформ (неинвестирование НИОКР большинства предприятий, замедление воспроизводства и старение основного капитала, отток капитала и пр.).
Развитие рыночных отношений, интеграция России в мировую экономику не
только не приблизили решение данных проблем, но и усугубили их.
6. Наиболее приоритетные направления целенаправленных структурных
преобразований российской экономики включают в себя воспроизводственное, технологическо-модернизационное, кластерно-отраслевое, рыночноконкурентное и социальное. Инициирование структурных преобразований
экономики страны требует первоочередных действий именно в данных направлениях, с изменениями соответствующих видов ее структуры. Условия
реализации целенаправленных структурных преобразований в данных направлениях заключаются в формировании их институциональной основы, в
развитии инновационной, инвестиционной инфраструктуры, в обеспечении
субъектов структурной политики административными, финансовыми, информационными и интеллектуальными ресурсами.
7. Комплекс первоочередных мер по активизации целенаправленных
структурных преобразований российской экономики есть закономерный итог
формирования их концепции. С нашей точки зрения, для решения структурных проблем российской экономики, связанных с ее инновационной системой и препятствующих неоиндустриализации, необходимо усиление государственного регулирования в следующих направлениях:
а) Переход от прямого госфинансирования организаций государственных
НИОКР в сфере прорывных и критических технологий 6-го технологического
уклада [8] к созданию максимально льготного режима привлечения в них частных инвестиций.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
С.А. Жиронкин, М.А. Гасанов
б) Приведение системы формальных и неформальных институтов в соответствие с требованиями неоиндустриальных структурных преобразований,
гармонизация взаимодействий институтов государства и рынка с целью устранения барьеров и защиты интересов высокотехнологичных компаний на
внешнем и внутреннем рынках.
в) Привлечение коммерческих банков, крупных корпораций, иностранных инвесторов к долгосрочному инвестиционному и кредитному взаимодействию с инновационными предприятиями в рамках холдинговых компаний.
г) Использование эмиссионного механизма для финансирования наиболее
конкурентоспособных технологически передовых производств.
д) Стимулирование инновационной инициативы высококвалифицированных работников промышленных предприятий, всемерное поощрение внутрифирменного инвестирования и ресурсного обеспечения инноваций.
е) Снижение инвестиционных, инновационных рисков финансирования
производств 5-го и 6-го технологических укладов, приоритетно – применительно к трансферу технологий из военно-промышленного комплекса в гражданские отрасли.
ж) Стимулирование платежеспособного спроса на отечественные услуги
пятеричного сектора (по Д. Беллу) как со стороны сферы госуправления и
государственных предприятий, так и частного бизнеса.
Таким образом, переход российской экономики на новый уровень технологического развития должен иметь форму неоиндустриализации – восстановления обрабатывающей промышленности на новой технологической основе и развитие высокотехнологического сектора нематериальных производств. Для этого необходимы глубокие структурные преобразования, проводимые в тесном взаимодействии государства и бизнеса. И первым шагом к их
осуществлению должно стать формирование концепции неоиндустриальных
структурных преобразований.
Литература
1. Bell D. The coming of post-industrial society. Venture in social forecasting. N.Y.: Collman
Pub., 1973. 884 р.
2. Официальный сайт Росстата. URL: http://www.gks.ru
3. Глазьев С. «Стратегия 2020» – антимодернизационный документ // Российский экономический журнал. 2012. № 2. С. 2–11.
4. Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р «Об утверждении Концепции
долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г.» // Информационно-правовой
портал «Гарант». URL: http:// base.garant.ru/194365/
5. Гребнев Л. «Концепция-2020»: среднесрочная тактика для долгосрочной стратегии? //
Вопросы экономики. 2008. № 8. С. 131–138.
6. Долгосрочный прогноз развития экономики России на 2007–2030 гг. (по вариантам) //
Общество и экономика. 2007. № 5–6. С. 217–271.
7. Прогноз макропоказателей экономики России на 2009–2012 гг. // Проблемы прогнозирования. 2009. № 4. С. 3–24.
8. Указ Президента Российской Федерации от 7 июля 2011 г. № 899 «Об утверждении приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечня критических технологий Российской Федерации» // Информационно-правовой портал
«Гарант». URL: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/335057/
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Неоиндустриальная концепция структурных преобразований
1
23
2
S.А. Zhironkin , M.А. Gasanov
1
Department of Social-Cultural Service and Tourism, Kuzbass State Technical University, Kemerovo,
Russia.E-mail: zhironkin@inbox.ru
2
Department of Economics, National Research Tomsk Polytechnic University, Tomsk, Russia
E-mail: hursud@yandex.ru
THE NEO-INDUSTRIAL CONCEPT OF STRUCTURAL CHANGES IN THE RUSSIAN
ECONOMY.
Keywords: Economy; Structure; Neo-industrialization; Structural shift; Government; Institutions;
Concept.
The economic basis of the concept of neo-industrial structural changes in the Russian economy is presented in the article. The authors give a clarified definition of the Russian economy’s neoindustrialization, and they not only mean the essential changes in its technological and reproductive
structure (the development of the 6th techno-economic paradigm, the integration of science and production) but, above all, the implementation of a systematic government policy, directed at various
kinds of changes to the economic structure. It is shown that the deepest economic changes should take
place in the technological-modernization, reproductive, cluster-trade, market-competitive, and social
sectors.
The concept of neo-industrialized structural changes in the Russian economy offered in the article is
based on the innovative development of the existing productions. The technological update to production of the 4th techno-economic paradigm (the chemistry of super hard plastics, metallurgy of ultra
light alloys, etc.) is necessary to provide processing and high-technological enterprises with modern
resources. The modernization of 5th techno-economic paradigm industries (robotics, radio electronics,
energy recovery, etc.) should facilitate the import substitution of production means. The establishment
of the 6th techno-economic paradigm industries (cryoenergetics, biochemistry, photonics, etc.) is necessary in order to pass on technological breakthroughs to other sectors.
The fundamentals of the authors’ concept of the neo-industrialized structural changes are as follows:
The accepted methodology implies that if the structural transformations are made purposefully and
under regulation, then the structural economic change occurs without negative shifts, and with the
subsequent change of techno-economic paradigms. The fundamental objective is to make the basic
macroeconomic proportions equivalent to the level of scientific and technological progress. The basic
principles are the participation of the government, continuity and task-oriented consistency, and the
interaction of the government and the market. The key factors are scientific and technological progress, investment in innovation, and the vertical integration of science and industry. The top-priorities
are the encouragement of the innovative initiative of scientists, private investments into innovations
(and the involvement of commercial banks into this process), a decrease in risk, and monetary financing of the most competitive projects.
References
1. Bell D. The coming of post-industrial society. Venture in social forecasting, New York, Collman Pub., 1973. 884 р.
2. Federal State Statistics Service. Official Data. Available at: http://www.gks.ru (accessed 4 December 2013). (In Russ.)
3. Glaz’yev S. "Strategiya 2020" - antimodernizatsionnyy document. Rossiyskiy ekonomicheskiy
zhurnal, 2012, no. 2, pp. 2-11.
4. RF Government Edict ‘On Approval of the Long-term Social and Economic Development
Framework for the Russian Federation up to 2020’ of November 17, 2008 No. 1662-r. Available at:
http://base.garant.ru/194365/ (accessed 4 July 2014).
5. Grebnev L. "Kontseptsiya-2020": srednesrochnaya taktika dlya dolgosrochnoy strategii?. Voprosy ekonomiki, 2008, no. 8, pp. 131-138.
6. Dolgosrochnyy prognoz razvitiya ekonomiki Rossii na 2007-2030 gg. (po variantam). Obshchestvo i ekonomika, 2007, no. 5-6, pp. 217-271.
7. Prognoz makropokazateley ekonomiki Rossii na 2009-2012 gg. Problemy prognozirovaniya,
2009, no. 4, pp. 3-24.
8. Decree of the RF President ‘On the Approval of Priority Areas of Developing Science, Technology and Engineering in the Russian Federation, and the list of RF critical technologies’ of July 7,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
С.А. Жиронкин, М.А. Гасанов
2011 No. 899. Available at: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/335057/ (accessed 4 July 2014). (In
Russ.).
Указ Президента Российской Федерации от 7 июля 2011 г. № «Об утверждении приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в российской федерации и перечня
критических технологий российской федерации» // Информационно-правовой портал «Гарант».
URL: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/335057/ (accessed 4 July 2014). (In Russ.).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Zhironkin S.А., Gasanov M.А. Neoindustrial’naya kontseptsiya strukturnykh preobrazovaniy rossiyskoy ekonomiki The neo-industrial concept of structural changes in the Russian economy. Vestnik
Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics,
2014, no. 4 (28), pp. 14–24.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 331.101.3:30
М.С. Каз
КОНЦЕПЦИЯ «БЛАГОПОЛУЧИЕ ЧЕЛОВЕКА»:
РЕЦЕПЦИИ И АЛЛЮЗИИ
В статье анализируются рецепции и аллюзии, связанные с концепцией «благополучие
человека», а также «субъективное благополучие» как ключевое понятие данной концепции. Показано, что этот, на первый взгляд, частный вопрос открывает перспективы более широкого изучения функционирования крупных исследовательских программ. В указанном контексте обсуждаются особенности постструктуралистской
методологии исследований.
Ключевые слова: благополучие человека, удовлетворенность трудом, рациональность, субъективное благополучие, условия труда, содержательность труда, когнитивно-ценностный подход, ценности.
Понятие «рецепция» (от лат. receptio – прием, принятие) проникло в гуманитарное знание из естественных наук, где означает преобразование механических или других раздражителей в нервные сигналы. В гуманитарном
знании оно получило распространение в контексте восприятия обществом
культурных или социальных форм, возникших в другую эпоху.
Постструктуралистский метод исследования, получивший широкое признание, требует рассмотрения социокультурных феноменов, к которым, несомненно, относится и научный продукт, не самих по себе, а как компонентов сложной системы. Она включает как автора научного продукта, так и
всех проявивших интерес к результатам его научного творчества. Такой подход позволяет осознать, что ценности и смыслы, заложенные автором в научный продукт, неизбежно подвергаются изменению и переосмыслению следующими поколениями исследователей.
Близко к концепции «рецепция» примыкает понятие «аллюзия», понимаемая как намек на известный факт (от фр. allusion – намек). Применительно
к научному тексту это означает наличие в нем нередко неосознанных перекличек с другими научными текстами или толкований их.
На какие рецепции и аллюзии опирается получающая в последнее время
все большее распространение концепция благополучия человека? Этот, на
первый взгляд, частный вопрос открывает перспективы более широкого изучения функционирования крупных исследовательских программ.
Конфликты, нарушения трудовой дисциплины, текучесть кадров – традиционные темы исследований деятельности сотрудников в организации.
Ф. Лутанс, С. Юсеф и Б. Aволио [1], проанализировав материалы исследований в указанной области, пришли к выводу, что соотношение работ, посвященных дисфункциональному поведению сотрудников и положительным
аспектам работы, составляет 375:1.
Ситуация начала меняться с призыва президента Американской психологической ассоциации М. Селигмана вернуться к забытой цели поведенческих
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
М.С. Каз
наук – содействию формированию здоровых и счастливых людей, ориентированных на активную трудовую деятельность [2], и с публикации работы
К.С. Кэмерона, Дж. Е. Даттона и Р.Е. Куини [3].
Переориентация психологических исследований на изучение сильных
сторон человека в противоположность традиционным исследованиям, в
большей мере уделяющим внимание слабым сторонам личности, содействовала формированию направления, обозначенного термином «позитивная психология».
Ряд авторов определяют позитивную психологию как научную сферу, занимающуюся изучением путей и средств помощи людям в их стремлении
чаще испытать положительные эмоции и счастье [4, 5].
Данная концепция нашла признание и в экономических исследованиях [6,
7]. Работы, посвященные анализу позитивных аспектов трудовой деятельности, делающих жизнь более осмысленной и содержательной, получают все
большее признание.
Наиболее широкой категорией, характеризующей позитивные аспекты
трудовой деятельности, несомненно, стало понятие «субъективное благополучие». Оно охватывает такие аспекты трудовой деятельности, как профессиональный рост, цели и намерения сотрудников, отношения с сослуживцами
[8, 9].
Начало указанным исследованиям положили знаменитые Хоторнские
эксперименты, которые впоследствии привели к формированию концепции
удовлетворенности трудом.
Сегодня установлено, что:
– субъективное ощущение благополучия является важным фактором
удовлетворенности работой [10];
– уровень ощущаемого «субъективного благополучия» сотрудниками
предприятия является более надежным прогнозным индикатором текучести
кадров, чем показатель «удовлетворенность трудом» [11];
– высокая вовлеченность работников повышает уровень ощущаемого
субъективного благополучия [12].
Указанные аргументы позволили Т. Райт заключить: «Организация, которая содействует росту субъективного благополучия своих сотрудников, создает для себя явное конкурентное преимущество в надвигающейся борьбе
компаний за привлечение персонала в условиях его растущего дефицита» [11.
С. 270].
Распространенным является утверждение, что удовлетворенность трудом
служит ключевым фактором. Он подвержен влиянию и сам оказывает влияние на многие аспекты производственной среды. Т. Парсонс в работе «О
структуре социального действия» писал: «Наиболее общая категория, которая может быть применена в исследовании мотивации… – это, по-видимому,
“удовлетворение”. Индивиды бывают заинтересованы в тех предметах и способах поведения, которые приносят им удовлетворение» [13. С. 340].
Однако анализ результатов, полученных рядом исследователей, показал,
что не всем удается выявить сильные корреляционные связи между удовлетворенностью и различными аспектами производственной среды. Авторы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Концепция «благополучие человека»: рецепции и аллюзии
27
многих работ делают вывод о наличии слабых корреляционных связей между
удовлетворенностью и производственным окружением.
Так, авторы коллективной монографии «Человек и его работа» отмечали,
что в отношении содержания труда его стимулирующее влияние на удовлетворенность трудом должным образом не отдифференцировано. Н.Ф. Наумовой установлен диапазон изменения коэффициентов корреляции между аспектами производственной среды и удовлетворенности от 0,06 до 0,25.
Ф. Герцберг, касаясь результатов исследовательских проектов, посвященных проблемам удовлетворенности трудом, писал, что в исследованиях
американских социологов получены противоречивые результаты. Половина
таких исследований дает положительный ответ на вопрос о влиянии удовлетворенности работой на производительность труда, зато в остальных случаях
получены прямо противоположные или нейтральные результаты.
Другой исследователь К. Эриксон в статье, опубликованной в журнале
«Социологические исследования», замечал, что есть достаточно причин предполагать, что связь между удовлетворенностью и производственной средой,
мягко говоря, является весьма неопределенной. На это указывают и
В.Д. Патрупов, Н.А. Калмакан. Они подчеркивают, что многие исследователи
столкнулись с трудностями в использовании показателя «удовлетворенность
трудом», так как не обнаружили прочных, устойчивых связей степени удовлетворенности трудом с объективными показателями отношения к труду.
Д.С. Синк называет модели, на которых рассматриваемый подход к мотивации базируется, «чрезмерно упрощенными». П. Друкер замечает, что обусловливание результатов трудовой деятельности удовлетворенностью работника – это «половина правды».
Ряд авторов придерживаются мнения, что причина неудач кроется в
сложном характере взаимосвязи между содержательностью и отдельными
факторами, определяющими уровень содержательности труда. Без учета этого, по их мнению, невозможно оценить степень взаимовлияния содержательности труда на удовлетворенность им.
Многие авторы видят истоки малоубедительности собранных в процессе
практических исследований результатов как в недостатках самого понятия
«удовлетворенность трудом», так и в методах его оценки.
К. Эриксон, касаясь методов оценки «удовлетворенности трудом», отмечал, что вопросы, которые обычно задаются в исследовании удовлетворенности трудом, являются слишком грубым инструментом для зондирования глубинных пластов психики, которые попали под разрушительное действие отчуждения. Т.М. Фрэзер по данному поводу замечал, что следует признать, по
меньшей мере, одно: исследование может включать в себя предубеждение
составителя опросника.
Наблюдаемый повсеместно в промышленно развитых странах значительный рост покупательной способности населения при скромном изменении
показателей субъективного благополучия позволил В. Фрэй и А. Шутцеру
выявить феномен асимметричного изменения субъективно ощущаемого благополучия в зависимости от уровня дохода.
Так, на уровне макроэкономики рост ВВП на душу населения должен
был бы вызывать рост ощущаемого благополучия, однако это не так. Рост
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
М.С. Каз
Субъективное благополучие
дохода не сопровождается тождественным ростом уровня прилагаемых усилий, что в геометрическом смысле означает переход с линии изменения усилий А1 на линию А2 (рис. 1). Очевидно, что ощущаемое благополучие при
этом не растет (остается на уровне, обозначенном 1). Падение же ВВП на
душу населения, напротив, вызывает снижение ощущаемого благополучия
(до уровня 3).
ВВП на душу населения
Рис. 1. Феномен асимметричного изменения субъективно ощущаемого благополучия
Указанный феномен проявляется и на уровне микроэкономики, в процессе функционирования систем мотивации труда персонала организации. Он
был замечен еще Тейлором и метко обозначен им как «работа с прохладцей».
Позднее на него обращали внимание также исследователи проблемы
удовлетворенности трудом. Они отмечали, что индивид часто не может оценить оптимально свой опыт. Так, С. Сишор подчеркивал, что в процессе интервью нередко выявляются группы работников, сообщающих о высокой
удовлетворенности трудом при объективно существующих неприемлемых
условиях работы (низкая оплата, низкий статус, большая продолжительность
рабочего дня). На это же указывал и В.А. Ядов.
Все это позволило некоторым исследователям заявить, что рабочие согласны мириться с монотонностью труда, а сама проблема рождена интеллектуалами.
Показатель «удовлетворенность трудом» предполагает, что труд – подходящая единица для описания и анализа трудовой жизни индивида, несмотря
на тот очевидный факт, что на трудовую жизнь влияют и нерабочие роли индивида. Поэтому некоторые исследователи утверждают: то, что определенные группы рабочих находят удовлетворение в труде, не означает, что они не
сменят ее при удобном случае на более высокооплачиваемую, но менее содержательную работу.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Концепция «благополучие человека»: рецепции и аллюзии
29
В проводившихся нами ранее исследованиях [14, 15] отмечалось, что положение, сложившееся в отношении удовлетворенности трудом, будет оставаться неизменным, пока в социальных науках, и в экономике в частности,
будет продолжать господствовать модель целевого рационального поведения.
Актуальные проблемы концепции удовлетворенности трудом подвели данное
направление к осознанию необходимости расширения границ исследования
за рамки классической рациональности. Сегодня та же проблема обозначилась в рамках концепции благополучия человека.
Итак, многочисленные исследования показывают, что некоторые теоретические положения концепции удовлетворенности трудом, как и концепции
благополучия человека, до настоящего времени не получили убедительного
подтверждения. Речь идет об определении уровня удовлетворенности трудом
в одном случае и благополучия человека в другом, оценки степени влиянии
удовлетворенности на результаты трудовой деятельности, определении совокупности факторов, влияющих на уровень удовлетворенности трудом. Вместе с тем выявленные проблемные вопросы обеих концепций имеют единые
истоки. Взятые в совокупности, они позволяют наметить границу, за которой
располагается область слабо объясняемых закономерностей, область, требующая иных методологических оснований.
За попытками оценить «субъективный опыт удовлетворения и неудовлетворения» стоит факт обращения к ценностному знанию. Утверждая наличие
тесной связи между удовлетворенностью трудом и результатами трудовой
деятельности, а также влияние на уровень удовлетворенности трудом ряда
параметров производственной среды, концепция удовлетворенности трудом
делает попытку указать роль ценностей в трудовой деятельности. В сходном
направлении развивается и концепция благополучия человека. В более общем контексте речь идет о становлении когнитивно-ценностного подхода к
деятельности, необходимости построения моделей деятельности с учетом
принципов неклассической рациональности.
Таковы некоторые рецепции и аллюзии, связанные с концепцией благополучия человека.
Литература
1. Luthans F., Youssef C., Avolio B. Psychological Capital: Developing the Human Competitive
Edge. Oxford: Oxford University Press, 2007.
2. Seligman M.E.P. What you can change and what you can’t, From the president’s address //
American Psychologist. 1999. № 54(7). P. 559–562.
3. Cameron K.S., Dutton J.E., Quinn R.E. Positive Organizational Scholarship: Foundations of a
New Discipline. San Francisco: Berrett-Koehler, 2003.
4. Gavin J., Mason R. The virtuous organization: The value of Happiness in the workplace // Organizational Dynamics. 2006. № 6(7). P. 384–395
5. Wright T. To be or not to be [happy]: The role of employee well-being // The Academy of
Management Perspective. 2006. № 20(3). P. 118–125.
6. Каз М.С. Почему в экономических исследованиях необходим когнитивный подход? //
Вопросы философии. 2009. № 4. С. 29–40.
7. Каз М.С. Знак и значение в моделях трудовой деятельности: от истории вещей к истории
идей // Вопросы философии. 2011. № 4. С. 41–52.
8. Diener E., Suh E.M., Lucas R.E., Smith H.E. Subjective well-being: Three decades of progress // Psychological Bulletin. 1999. № 125(22). P. 276–302.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
М.С. Каз
9. Keys C. and Magyar-Moe J. Flourishing: Positive Psychology and the life well-lived. Washington D.C.: American Psychological Association, 2003.
10. Judge T.A., Watanabe S. Another look at the job-satisfaction relationship // Journal of Applied
Psychology. 1993. № 78. P. 939–948.
11. Wright T. & Cropanzano R. The happy/productive worker thesis revisited // Research in Personnel and Human Resource Management. 2007. № 26. P. 269–307.
12. Harter J., Schmidt F., Hayes T. Wellbeing in the workplace and its relationship to business
outcomes: A review of the Gallup studies // Flourishing: Positive psychology and the life well lived,
eds C. Keyes & J. Hait. Oxford, UK: Oxford University Press, 2003. P. 181–196.
13. Парсонс Т. О структуре социального действия. М.: Академический проект, 2000.
14. Каз М.С. Проблемы мотивации труда. Когнитивный подход. М., 1995. 120 с. Деп. в
ИНИОН АН РФ. 13.03.95. № 50142.
15. Каз М.С. Лакуны в структуре экономического знания и неклассическая рациональность // Вопросы экономики. 2007. № 6. С. 45–63.
M.S. Kaz
Department of System Management and Business Economics, National Research Tomsk State University, Tomsk, Russia
Department of Economics, National Research Tomsk Polytechnic University, Tomsk, Russia
E-mail: misk3@mail.ru
THE CONCEPT OF “HUMAN WELL-BEING”: RECEPTION AND ALLUSIONS.
Keywords: Human well-being; Job satisfaction; Rationality; Subjective well-being; Working conditions; Content of work; Cognitive-value approach; Value.
The article discusses the role of the concept of "reception" and the notion of allusion in the structure of
human knowledge. From the standpoint of the post-structuralist research method, sociocultural phenomena, to which, scientific output of course applies, should not be examined individually, but as
components of a complex system. It includes both the author's scientific output, and all interest expressed in the results of his scientific work. This approach allows us to recognize that the values and
meanings inherent to the author’s scientific endeavors are inevitably subjected to change and rethinking by the next generation of researchers.
The author explores reception and allusions, on which the ever more common concept of "human wellbeing" relies. This, a private matter at first glance, offers prospects for the wider study of the functioning of major research programs.
It is noted in the article that the broadest category characterizing the positive aspects of work was the
notion of "subjective well-being." It embraces aspects of work such as professional growth, the goals
and intentions of staff, and relationships with co-workers.
The Hawthorne experiments put forth the basis for the research, which subsequently led to the creation
of the concept of "job satisfaction." However, the article notes that the analysis of the results, obtained
by a number of researchers, has shown that not everyone is able to identify a strong positive correlation between satisfaction and various aspects of the working environment. Authors of numerous studies have concluded that there is a weak correlation between satisfaction and the work environment.
They see the causes of the unreliability of the results collected during the practical research not only in
the flaws of the concept of "job satisfaction", but also in the methods of evaluation.
The phenomenon of asymmetrical changes in subjectively perceptible well-being according to income
level is examined in the article. The author notes that the phenomenon manifests itself at the microeconomic level (in the functioning of systems of employee motivation). The phenomenon was also noticed
by Taylor, and aptly designated "low-pressure work". Subsequently, it drew the attention of those
researching the problem of "job satisfaction."
The article concludes that the situation created in relation to "job satisfaction" will remain unchanged,
while in social sciences and economics in particular, it will continue to dominate the target model of
rational behavior. Current problems with the concept of "job satisfaction" brought this trend to the
realization that there is a need to expand the boundaries of the study beyond classical rationality. Today, the same problem has been designated as part of the concept of "human well-being”.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Концепция «благополучие человека»: рецепции и аллюзии
31
References
1. Luthans F., Youssef C., and Avolio B. Psychological Capital: Developing the Human Competitive Edge. Oxford, Oxford University Press, 2007.
2. Seligman M.E.P. What you can change and what you can’t. From the president’s address.
American Psychologist, 1999, no. 54(7), pp. 559-562.
3. Cameron K.S., Dutton J.E., Quinn R.E. Positive Organizational Scholarship: Foundations of a
New Discipline. San Francisco, Berrett-Koehler, 2003.
4. Gavin J. & Mason R. The virtuous organization: The value of Happiness in the workplace. Organizational Dynamics, 2004, no. 6(7), pp. 384-395.
5. Wright T. To be or not to be [happy]: The role of employee well-being. The Academy of Management Perspective, 2006, no. 20(3), pp. 118-125.
6. Kaz M.S. Pochemu v ekonomicheskih issledovaniyah neobhodim kognitivnyiy podhod? Voprosyi filosofii, 2009, no. 4, pp. 29-40.
7. Kaz M.S. Znak i znachenie v modelyah trudovoy deyatelnosti: ot istorii veschey k istorii idey
Voprosyi filosofii, 2011, no. 4, pp.41-52.
9. Keys C., Magyar-Moe J. Flourishing: Positive Psychology and the life well-lived. Washington
D.C., American Psychological Association Publ., 2003.
10. Judge T.A., Watanabe S. Another look at the job-satisfaction relationship. Journal of Applied
Psychology, 1993, no. 78, pp. 939-948.
11. Wright T., Cropanzano R. The happy/productive worker thesis revisited. Research in Personnel and Human Resource Management, 2007, no. 26, pp. 269-307.
12. Harter J., Schmidt F., Hayes T. Wellbeing in the workplace and its relationship to business
outcomes: A review of the Gallup studies. In: Flourishing: Positive psychology and the life well lived,
C. Keyes & J (Eds.), 2003.
13. Parsons T. O strukture sotsialnogo deystviya, Moscow, Akademicheskiy proekt Publ., 2000.
pp. 340.
14. Kaz M.S. Problemyi motivatsii truda. Kognitivnyiy podhod. Dep. v INION AN RF, no. 50142,
March 13, 1995, 120 p..
15. Kaz M.S. Lakunyi v strukture ekonomicheskogo znaniya i neklassicheskaya ratsionalnost.Voprosyi ekonomiki, 2007, no. 6, pp.45-63.
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Kaz M.S. Kontseptsiya «blagopoluchiya cheloveka»: retseptsii i allyuzii The concept of “human
well-being”: reception and allusions. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika –
Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 25–31.
1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
ЭКОНОМИКА ТРУДА
УДК 626
М.А. Лячин
ЛОЯЛЬНОСТЬ В СИСТЕМЕ МОТИВАЦИИ ТРУДОВОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В статье исследуется социально-экономическая природа лояльности персонала, доказывается положение, согласно которому лояльность есть особое отношение сотрудников к труду как к своему собственному делу, и в этом качестве лояльность
выступает системообразующим уровнем трудовой мотивации; обосновывается методологический принцип, в соответствии с ним эффективность системы мотивации
персонала на труд достигается, если на предприятии предварительно формируются
лояльные отношения персонала к труду.
Ключевые слова: лояльность, инновационный труд, мотивирование креативного
труда, лояльность как структурный элемент и как системообразующий уровень
отношений трудовой мотивации.
В связи с переходом российской экономики к рыночным методам хозяйствования у российских предприятий возникла необходимость работать, учитывая законы и требования не рынка вообще, а именно современного рынка.
Как известно, в странах с развитой рыночной экономикой рынок продавца
сменился рынком покупателя. На рынке продавца господствует предложение,
т.е. продавец, который навязывает покупателю и номенклатуру товаров и цены. На рынке покупателя, наоборот, доминирующую позицию занимает покупатель, который в условиях перепроизводства товаров, находясь в положении выбора, определяет структуру предложения товаров и объемы их продаж. В связи с этим у товаропроизводителей возникает тактическая и стратегическая ориентация производства на удовлетворение конкретных потребностей конкретных потребителей. В таком случае на первое место выходят качество товаров и внедрение инноваций для производства новых видов товаров. В целом инновационный характер экономического развития рыночной
экономики в условиях господства рынка покупателя определяет качественно
новые сущностные черты труда и новое отношение к нему непосредственных
производителей. К новым чертам следует отнести, прежде всего, превращение человеческого капитала в решающий фактор производства и стратегический ресурс экономики, а самого труда в мотиватор сотрудников на инновационный труд и в источник лояльного отношения к нему персонала. От сотрудников потребовалась творческая инициатива (гибкие технологии), мотивация на труд и лояльное отношение к труду (приверженность к организации).
В условиях господства рынка покупателя, порожденного массовым производством товаров и услуг, требуется новая мотивационная структура, так
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности
33
как экономический человек, ориентированный на материальное вознаграждение в обществе массового потребления, перестал проявлять требуемую
профессиональную активность. Иными словами, рост материального стимулирования в развитых странах с рыночной экономикой не сопровождается
больше ростом заинтересованности сотрудников в совершенствовании производства.
Причину данного факта многие специалисты в области управления трудом находят в том, что тейлоровская система научной организации труда постепенно вытеснила за пределы производства все социально-психологические мотивации, оставив одну экономическую, связанную с материальным вознаграждением за труд. Специалисты по экономике труда стали
выступать за необходимость возвращения в практику управления трудом человеческих отношений, что вылилось в теорию и практику мотивационного
менеджмента. Применение системы трудовой мотивации в организациях
привело менеджеров к выводу о том, что мотивации на труд есть более сильное средство повышения производительности труда, чем его материальное
вознаграждение. В результате из предмета исследования исключались вопросы новой системы мотивирования труда, так как казалось, что использование
социально-экономических мотивов в практике управления трудом реанимирует рост производительности труда и профессиональную активность, а между тем не исследовалась новая связь между зарабатыванием денег и мотивацией сотрудников на труд. Хотя в реальной действительности она уже обнажилась: так, рынок покупателя, предоставляя возможность потребителям купить все, что им нужно, вызвал их новое отношение к деньгам. Если на рынке
есть все, что угодно потребителю, то главная проблема – в зарабатывании
денег. В таком случае производство должно предоставить сотруднику возможность заработать столько денег, сколько он хочет и может зарабатывать.
Ясно, что в таком случае рост заработной платы должен быть поставлен в
непосредственную зависимость от роста производительности труда. На деле
такую зависимость можно реализовать на предприятии, если сотрудники
вступают в процесс производства как владельцы человеческого капитала,
создающие добавочную стоимость. Таким образом, массовое производство и
рынок потребителя рождают новый массовый мотив членов производственного коллектива: если на рынке я могу купить все, что мне угодно, то я буду
стремиться заработать в организации столько денег, сколько мне требуется
для покупки желаемых товаров и услуг. В связи с рождением новой системы
мотивации возникают дополнительные источники денежных доходов персонала, а именно: участие в прибылях, доходы с ценных бумаг, бонусы и т.п.
Социально-экономическая природа переворота в экономике труда в связи
с открытием человеческого капитала теоретически не осмыслена с достаточной глубиной ни в зарубежной литературе, ни тем более в отечественной. В
концепциях человеческого капитала к настоящему времени подтвердилось
открытие Г. Беккера о человеческом капитале как главной форме общественного богатства и решающем факторе материального производства. Г. Беккер
теоретически доказал и обосновал математически, что рентабельные вложения в науку, образование, здравоохранение, систему комфорта и гигиену
приносят в несколько раз более высокую экономическую отдачу, чем при-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
М.А. Лячин
вычные для индустриального капитализма инвестиции во внутрипроизводственные факторы [2]. Концепция человеческого капитала предопределила переход от теории индустриального общества к теории постиндустриального.
Однако она не раскрыла суть этого перехода в сфере труда, а сделала акцент
на возрастании значения нематериальных источников общественного богатства, относящихся в первую очередь к человеческому капиталу. Акцент на
нематериальных источниках общественного богатства перерос в обоснование
приоритетности человеческого капитала в системе факторов производства, а
следовательно, собственник предприятия становится в новое отношение к
субъективным факторам производства. Частично элементы нового отношения были отражены теоретиками человеческого капитала. Собственников и
менеджеров предприятия учили относиться к наемному персоналу как к сфере вложения денежных средств, что использование человеческого капитала в
процессе производства, во-первых, требует отказаться от принуждения к труду работников и перейти к «убеждению без принуждения»; во-вторых, так
организовать управление производством, чтобы достигались одновременно
две цели: рост денежных доходов предприятия и удовлетворенность трудом
[3. С. 667]. Все теории трудовой мотивации на Западе разрабатывались в интересах обеспечения эффективной практики достижения двойственной цели
производства. В связи с этим предметом исследования специалистов экономики труда стала связь между: а) характеристиками труда; б) психологическими состояниями работников и с) конечными результатами. Однако и трактовка человеческого капитала, и теории трудовой мотивации допускают абстрагирование от природы трудовых отношений, идущих на смену трудовым
отношениям индустриального капитализма.
В целом было понятно, что индустриальное общество основывалось на
эксплуатации наемного труда промышленных рабочих; главными факторами
роста производительности здесь были инвестиции в развитие материального
производства, в совершенствование промышленных технологий. Теория же
человеческого капитала, делая акцент на приоритетности инвестиций в субъективный фактор производства, не давала прямого ответа на следующие вопросы: исчезает ли эксплуатация наемных работников и их отчужденность от
труда при использовании в производстве человеческого капитала? и если исчезает, то какими отношениями заменяется?
Ответы на поставленные вопросы являются фундаментальными для развития теории человеческого капитала.
Специалисты по проблемам человеческого капитала отмечают, что в информационно-инновационном обществе факторы роста производительности
труда уже не локализуются на отдельном предприятии, в границах индивидуального капитала. Накопление человеческого капитала осуществляется прежде всего на уровне общества в целом и за счет общества. Это объясняется
тем, что инвестиции в человеческий капитал имеют долгосрочный характер.
Например, отдача от инвестиций в образование молодежи начинает проявляться через 15–20 лет, но такой срок не устраивает частный бизнес, а потому
он всегда предпочитает краткосрочные инвестиции долгосрочным. В связи с
этим возникает основное противоречие постиндустриального общества. С
одной стороны, частный бизнес вынужден использовать человеческий капи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности
35
тал, с другой – он уходит от долгосрочных инвестиций в человеческий капитал и, следовательно, безвозмездно присваивает интеллектуальную ренту. Но
в таком случае сохраняются элементы эксплуатации и отчужденности в сфере труда и трудовых отношений, порождаемые уже условиями применения
человеческого капитала.
В то же время приоритетность человеческого капитала на современных
предприятиях, подрывая антагонистические формы эксплуатации и отчужденности труда, порождает предпосылки к формированию новых отношений,
а именно отношений к труду как к собственному делу. Данные отношения, по
нашему мнению, и составляют сущность содержания категории «лояльность
в сфере трудовых отношений».
Отношения непосредственных производителей к труду как собственному
делу (лояльные отношения) исключены в индустриальном обществе, основанном на отношениях господства и подчинения, но они неизбежно и закономерно возникают, когда работники вступают в производство как собственники человеческого капитала. Выше мы отмечали, что основные вложения в
человеческий капитал делает общество в целом, но человеческий капитал
персонифицируется индивидами и превращается в их собственность. На современные предприятия приходят не собственники рабочей силы, а собственники человеческого капитала. В результате бизнес вступает в отношение с
владельцами человеческого капитала в системе новых трудовых отношений.
Человеческий капитал становится источником добавочной стоимости, если:
 бизнес целесообразно и эффективно использует запас способностей непосредственных производителей для роста производительности труда;
 прирост производительности труда, обеспеченный функционированием
человеческого капитала, закономерно и непрерывно связывается с ростом
заработков работников;
 увеличение доходов мотивирует работника делать дополнительные
вложения в свой человеческий капитал, кумулятивно его накапливать;
 в процессе накопления человеческого капитала бизнес принимает активное участие на уровне предприятия (обучение работников, например).
Сегодня каждый топ-менеджер развитых стран с рыночной экономикой
знает, что именно лояльность сотрудников помогает не только выжить в жесткой конкуренции, но и предоставляет фирме решающее конкурентное преимущество. Менеджеров на Западе не приходится убеждать в том, что лояльные, глубоко мотивированные и высокопрофессиональные сотрудники – это
«золотой запас» современного предприятия. Как показывает анализ специальной литературы по экономике труда, руководство отечественных предприятий проявляет заинтересованность в использовании зарубежных теорий
трудовой мотивации и методов формирования у сотрудников лояльного отношений к организации.
Однако практика использования мотивационных методов управления
персоналом и формирования лояльности, во-первых, недостаточно результативна, во-вторых, имеет слабое научное обеспечение. Достаточно сослаться
на то, что в специальной отечественной литературе допускается отождествление мотивационных методов с социально-психологическими, а понятие
лояльности трактуется как нравственная категория. Не учитывается то, что
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
М.А. Лячин
инновационный способ производства базируется на ведущей роли в экономике интеллектуальной составляющей сотрудников, связанной с развитием науки, образования, современных информационных технологий, увеличением
доли наукоемкого сектора экономики. Научно-технический прогресс требует
разностороннего развития способностей работников. В результате непосредственные производители накапливают и персонифицируют человеческий капитал. И как собственники человеческого капитала они приобретают статус
субъекта производственных отношений и вместе с этим статусом превращаются в активных, деятельных участников процесса производства, в котором
впервые возникает устойчивая, постоянно воспроизводимая зависимость индивидуального вознаграждения от индивидуальной деятельности работника,
от его личного положения в обществе, от накопления его собственного персонифицированного человеческого капитала, от его эффективного применения в процессе производства. Когда человеческий капитал персонифицируется, т.е. становится личным достоянием непосредственного производителя,
тогда в корне изменяется способ управления трудом такого работника. Инновационному капиталу требуется не просто высококвалифицированный специалист, а глубоко мотивированный и устойчиво лояльный. Управление трудом работников, личным достоянием которых стал человеческий капитал,
вызывает к жизни мотивационный менеджмент.
Для накопления и использования человеческого капитала необходима новая парадигма управленческого мышления и в ее границах развитие мотивационного менеджмента, как сложного социального явления, требующего
«очеловечить» все общественные процессы, управлять ими, осуществляя их
«человеческое измерение». Мотивационный менеджмент как инструмент
управления трудом персонала, каждый член которого является собственником человеческого капитала, по своему сущностному содержанию сводится к
управлению развитием человеческого потенциала, к способу развертывания
разносторонних способностей владельцев человеческого капитала. И в таком
качестве он входит в систему понятий современного информационноинновационного способа производства. В связи с этим ясно, что методы мотивации инновационного труда не следует отождествлять с социальнопсихологическими методами управления персоналом, а содержание лояльности сводить к сфере морально-этических отношений.
Методологическая функция понятия «человеческий капитал», превращение данной категории в инструмент анализа лояльности персонала и мотивации инновационного труда выявляются только в том случае, если сущность
человеческого капитала трактуется в качестве генетической основы инновационных трудовых отношений. В таком качестве категория «человеческий
капитал» помогает получить ответы на многие вопросы. Так, например, основоположники теории человеческого капитала выдвинули положение о
двойственной цели производства при использовании человеческого капитала:
предполагается, что работодатель должен заботиться не только о получении
прибыли, но и об удовлетворенности работников трудом. Однако что заставляет бизнесмена заботиться об одновременном достижении двух вышеназванных целей? Получить научный ответ на данный вопрос без обращения к
сущности человеческого капитала как генетической основе лояльных отно-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности
37
шений невозможно. Чаще всего говорят: «Относитесь к своим работникам
по-человечески, душевно и в ответ вы получите лояльного и мотивированного работника». Но в этом ответе не указывается на необходимость лояльных
отношений, что составляет предмет науки.
Другое дело, если, отвечая на вопрос о причинах двойственной цели, мы,
обращаясь к сущности человеческого капитала, будем утверждать следующее: «Работник в современных условиях вступает в процесс производства
как владелец человеческого капитала и как таковой он, во-первых, есть личность, а во-вторых, приводить в движение свой человеческий капитал на
производстве он не будет в условиях отчужденного труда. Следовательно,
причины удовлетворенности трудом, механизм ее обеспечения придется искать не в психике работника, а в самом содержании труда.
В ходе эволюции трудовых отношений, в постиндустриальный период
развития экономики западных стран, труд в организациях приобрел свойство
мотивировать работников на работу. Менеджеры стали сознательно развивать мотивирующий характер труда, проводя мероприятия по усложнению
труда, его обогащению и проектированию. Практика обогащения и проектирования труда требовала особой теории мотивации. И она была создана
Ф. Герцбергом и получила название мотивационно-гигиенической или двухфакторной теории мотивации.
Важно подчеркнуть, что мотивационная теория Ф. Герцберга открыла новое направление в исследовании трудовой мотивации. Прямые последователи
А. Маслоу исходили из теории потребностей, а Ф. Герцберг взял за исходный
предмет исследования сам труд, его качество и его мотивирующие факторы.
Теорию Ф. Герцберга мы предлагаем выделить из имеющейся на Западе совокупности мотивационных теорий, во-первых, потому, что задача его исследований в области трудовой мотивации – подвести теорию под практику обогащения труда [8. С. 735]; во-вторых, в основу теории трудовой мотивации он
положил мотивационный характер трудовой деятельности, т.е. он утверждал,
что сама работа должна вызывать у работника чувство удовлетворения, а не
только трудовую активность. Именно в том, что работа становится источником удовлетворенности трудом, проявляется мотивирующий характер труда.
В связи с этим Ф. Герцберг в самой трудовой деятельности выделил факторы мотивации и удовлетворенности, факторы, присущие самому характеру
труда, и назвал их мотиваторами [8. С. 735]. К мотиваторам Ф. Герцберг отнес следующее:
 признание и одобрение результатов работы;
 продвижение по службе;
 высокую степень ответственности;
 успех и возможность творческого роста.
Факторы, которые хотя и влияют на удовлетворенность (неудовлетворенность) трудом, но находятся за пределами собственно труда, по теории
Ф. Герцберга следует определять как гигиенические факторы. К ним относятся:
 политика компании;
 заработная плата;
 межличностные отношения с коллегами;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
М.А. Лячин
 практика контроля работы.
Мотивационно-гигиеническая теория Ф. Герцберга давала ясное теоретическое обоснование существующей практики обогащения труда (расширение
и содержания, и объема работы). Основной вывод мотивационной теории
Ф. Герцберга гласил: если менеджмент вносит изменения в направлении обогащения работы, то он сможет получить желаемые результаты, т.е. усилить
мотивацию и производительность только в том случае, если в работе будут
задействованы мотивирующие факторы [8. С. 735].
Таким образом, система мотивации трудовой деятельности в исходном
плане строится на мотивационном характере самого труда, на мотивирующих
факторах, присущих самому характеру и сущности работы. В отечественной
литературе по мотивации широко распространено облегченное мнение, согласно которому дескать менеджеру достаточно хорошо знать потребности
работников и учитывать их в процессе управления трудом, как он легко может организовать систему мотивации на предприятии. Не трудно заметить,
что подобного рода оценка основ мотивационного менеджмента носит чисто
психологический и поверхностный характер. Она не имеет ничего общего с
научной теорией Ф. Герцберга, согласно которой мотивация работников на
труд и рост их удовлетворенности трудом имеет место благодаря наличию в
самой работе факторов, мотивирующих сотрудников на достижение эффективности производственной деятельности и достижение удовлетворенности
трудом. Кроме того, в связи с необходимостью формирования отношений
лояльности персонала к инновационному труду требуется обосновать их
приоритетность в системе трудовой мотивации.
В условиях продолжающегося экономического кризиса Правительство
РФ выдвинуло программу выхода из него на путях модернизации экономики.
Главная задача программы – переход на инновационную модель развития
отечественного воспроизводства.
В рамках инновационной модели акцент делается на признании того, что
основной источник общественного богатства – человеческий капитал. При
этом целью самого общественного производства становится накопление человеческого капитала. И хотя прибыль все еще является основным экономическим показателем даже в тех странах с развитой рыночной экономикой, в
которых уже 80% прироста ВВП получают за счет созданных новых знаний,
материализованных в новых технологиях, методах организации производства
и управления, в новых товарах и услугах, на первое место выдвигается прямо
противоположная капиталистическому способу система распределения материальных благ. Если раньше оно осуществлялось по силе капитала, то теперь
все больше по творческим способностям членов общества.
Однако полная реализация творческих потенций работников зависит от
многих факторов. Во-первых, творческие способности должны быть развиты.
И это достигается прежде всего вложением средств в человеческий капитал
по крупным направлениям: образование, здравоохранение, социальное обеспечение, общественная безопасность. Во-вторых, в обществе не только предприниматели должны быть открыты для восприятия новых коммерческих
идей, но и каждый сотрудник фирмы должен быть заинтересован в генерации
инноваций.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности
39
Креативный труд требуется и стимулировать и мотивировать особым образом. И эта особенность находит реализацию в переходе от административно-командных методов управления трудом к методам его мотивирования.
Мотивирование – это процесс воздействия на человека с целью побуждения
его к определенным действиям особым путем, а именно путем пробуждения
в нем определенных мотивов. Мотивирование составляет основу управления
человеком, а конкретнее, основу управления персоналом как новейшего течения современного менеджмента. Мотивы включаются с помощью стимулов, в качестве которых могут выступать определенные предметы, действия
других людей, предоставляющих возможности иметь что-то, надежды на чтото. Мотивирование труда не исключает полностью административные методы управления трудом, но в управлении персоналом они уходят на второй
план. В границах мотивирования труда как современной формы управления
персоналом существенное значение приобретает лояльность работников.
Многие специалисты отмечают, что современный работник должен быть не
только высокообразованным специалистом, но и к тому же непременно лояльным.
Лояльный в переводе с французского и английского имеет два основных
значения:
1. Лояльный человек – внешне сохраняющий верность по отношению к
власти.
2. Лояльный – добросовестно относящийся к кому-либо, к чему-либо.
Уважение к властям и верность действующим законам, т.е. «законопослушность», мы оставляем в стороне. Сейчас нас интересует лояльность во
втором его значении.
Как показывает анализ, чаще всего лояльность исследуется в такой последовательности: сначала изучается лояльность к хозяину фирмы (лидеру),
затем к фирме и в последнюю очередь к самой деятельности на предприятии.
Такая последовательность, на наш взгляд, делает исходным пунктом анализа
лояльности не первичные, а вторичные, производные уровни отношений.
Так, вначале лояльность выводится из отношений «работник – лидер», а между тем исходным уровнем анализа лояльности должны быть трудовые отношения. В связи с этим необходимо начать исследование лояльности с внутрипроизводственных трудовых отношений, а затем переходить к анализу лояльности к хозяину, к фирме, т.е. то, что в прежней цепочке исследования
лояльности было последним, должно стать первым [1].
Если за исходный пункт анализа лояльности берется трудовая деятельность, то становится ясно, что и потребности, и мотивы работников опосредуются его предметно-практической деятельностью и всем процессом общественно-исторического развития культуры. Это означает, что мотивы хотя и
носят личностный характер, тем не менее возникают в общественной деятельности индивидов. И если речь идет о так называемых базовых (витальных) потребностях человека, заложенных в нем от природы, все же и базовые
потребности качественно отличаются от потребностей животных. Все потребности человека так или иначе носят исторический характер, что означает,
что они рождаются в историческом процессе преобразования людьми природы и общества. Животные приспосабливаются к внешней среде, а люди ее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
М.А. Лячин
преобразуют и за счет труда воспроизводят собственную жизнь. Отсюда первая жизненная потребность человека есть его потребность в самом труде. Это
означает, что лояльность работника (или нелояльность) должна исследоваться прежде всего по отношению к труду, а не к лидеру, управляющему трудом. Начинать исследование лояльности в связке «работник – лидер» означает уходить от первичного уровня отношений, детерминирующих лояльность.
Между тем часто утверждают, что лояльность возникает одновременно с феноменом лидерства: дескать как только появились лидеры, тут же материализовались лояльные почитатели и последователи. Получается, что феномен
лояльности обретает свои контуры в незапамятные времена, когда одно человеческое существо могло навязывать свою волю другим себе подобным. При
этом таким существом (лидером) мог стать только самый умный, самый
сильный и самый хитрый. Если лояльность персонала в первую очередь есть
лояльность к лидеру, то ясно, что при анализе лояльности следует уделять
особое внимание личностным характеристикам лидера, руководителя, хозяина и т.д.. И действительно, проанализировав литературу по теме лояльности
персонала, обнаруживаем, что работ, посвященных специально лояльности,
практически нет, но о лояльности специалисты пишут, когда изучают феномен лидерства, стилей руководства, способов формирования высокоэффективных команд, управления производственными конфликтами. Иными словами, лояльность становится предметом исследования тогда, когда менеджмент интересуется механизмом связи «руководитель – персонал».
В деле формирования и поддержания лояльности персонала ведущее значение имеет мотивирование, а не администрирование. В таком случае лояльность персонала необходимо связывать с мотивированностью трудового коллектива на эффективную деятельность. Вследствие этого с управленческой
точки зрения, в отличие от администрирования, управление трудовой деятельностью организуется таким образом, чтобы работники действовали в
рамках порученных им обязанностей так же, как они поступали бы по собственной инициативе. Этого можно достигнуть в рамках мотивирования работников путем убеждения, в то время как администрирование основано на принуждении. Следовательно, менеджер как мотиватор является противоположностью менеджера - администратора.
Источником инноваций выступают корпорации, фирмы, научноисследовательские институты, вузы, венчурные фирмы, предприниматели
малого бизнеса и т.п. Но инновационная модель развития экономики, и это
следует особо подчеркнуть, реализуется при условии подключения к инновационному процессу всех членов общества. Изобретательство в инновационной модели выступает всеобщим явлением, как и товарно-денежные отношения, однако ведущее значение оно приобретает внутри производственного
коллектива (персонала). И для того, чтобы открытость к инновациям дошла
до самого нижестоящего сотрудника фирмы, необходимо обеспечить, вопервых, переход к новой системе управления персоналом. Речь идет об использовании мотивов поведения работников в практике управления трудовой
деятельностью. С управленческой точки зрения, речь идет о воздействии на
человека с целью побуждения его к определенным действиям особым путем,
а именно путем пробуждения в нем определенных мотивов. Мотивирование,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности
41
как уже отмечалось выше, составляет основу управления человеческим капиталом. Во-вторых, использование мотивов поведения в практике менеджмента должно осуществляться системно, т.е. с включением лояльности в трудовую мотивацию. Лояльность, как и вся система трудовой мотивации, носит
исторический характер, а потому в связи с мотивированием к труду особого
качества сотрудников как носителей человечного капитала, как творческих
работников необходимо подчеркивать инновационный характер лояльности.
На наш взгляд, инновационная лояльность возникает в особом типе трудовых
взаимодействий персонала, а именно в отношениях трудовой состязательности вместо отношений конкуренции.
Конкурентные отношения – необходимая черта рыночной экономики.
Именно безличное давление конкуренции на товаропроизводителей изменило
роль техники. Конкуренция привела к тому, что наука и техника стали составлять основу каждодневного существования. Чтобы устоять в конкурентной борьбе, в «войне всех против всех», каждый товаропроизводитель вынужден был применять технику, постоянно думать об ее усовершенствовании
или изобретать новую, чтобы уменьшить издержки производства товаров, дав
им превосходство над конкурирующими. Конкуренция и погоня за прибылью
революционизировали технический способ производства, обеспечили непрерывный технический прогресс. Но если конкурентные отношения способствуют развитию НТП и тем самым создают материальные предпосылки для
инновационного типа развития экономики, то это еще не означает, что они
являются источником инновационной лояльности персонала. Наоборот, конкурентное капиталистическое производство вместо лояльности порождает
отчужденность персонала от интересов фирмы, да и от участия в техническом прогрессе.
Поскольку инновационный тип развития экономики предполагает заинтересованность в производстве и реализации инновационных идей не только
предпринимателей, но и всех участников общественного производства, постольку предполагается преодоление в той или иной мере отчужденности
персонала от сферы деятельности предприятия. В таком случае требуется
заменить конкурентные внутрифирменные отношения отношениями трудовой состязательности.
Таким образом, конкуренция не только способствует техническому прогрессу и созиданию общества, но порождает и разрушительные формы и методы конкурентной борьбы. И лишь государственные законы обуздывают
враждебный характер конкуренции и в интеллектуальной, изобретательской
сфере. В настоящее время в развитых странах уже создана и функционирует
сложнейшая система юридической защиты прав собственности на интеллектуальные продукты. И все же никакими правовыми ограничениями невозможно преодолеть внутренние пороки конкурентных отношений.
В настоящее время разрушительный характер конкуренции встает на пути технического прогресса, а потому сама экономика ищет собственные способы их замены более совершенными производственными отношениями.
Речь идет о возникновении в развитых рыночных странах отношений взаимодействия и сотрудничества между предприятиями, не свойственных конкуренции с ее антагонизмом. Важная особенность вышеназванного взаимо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
М.А. Лячин
действия – предварительное согласование участниками в договорном порядке
условий совместной деятельности. При этом часто договорные связи носят не
разовый, а долговременный характер. Таким образом, создается ситуация
взаимозависимости между хозяйствующими субъектами, противоположная
той, которая присуща конкуренции. Участники кооперации заинтересованы в
том, чтобы результаты хозяйственной деятельности были как можно лучше,
так как от кооперации выигрывают все ее участники: на базе специализации
внутри кооперации снижается капиталоемкость и ускоряется выпуск товаров.
Кроме того, одним из важных следствий развития отношений взаимодействий и сотрудничества вместо конкуренции является расширение поля для
планомерности.
Таким образом, в недрах развитых отношений зарождаются и функционируют отношения между агентами рыночной экономики – прямо противоположные отношениям конкуренции. Новые отношения обозначаются как
отношения партнерские и контрактные (договорные). Переход к подобного
рода отношениям знаменует собой глубинный переход от преимущественно
репродуктивного к преимущественно творческому (инновационному) содержанию деятельности.
Творческий характер трудовой деятельности находит свое полное развитие в связи с возникновением особого типа трудовой организации, получившей название «добровольная работающая ассоциация». Мы исходим из того,
что лояльность персонала зарождается именно в таком типе социальной
общности.
Если речь идет о лояльности персонала как ассоциации, то ясно, что качественные характеристики персонала должны не только допускать возможность возникновения лояльности персонала, но и создавать условия для ее
развития. Иными словами, сама лояльность персонала становится принципом
жизнедеятельности ассоциации как общественной формы.
Все существенные характеристики трудовой общности, в которой возникает лояльность персонала, в исходном плане выводятся из того, что она является добровольно работающей ассоциацией, преодолевшей отчуждение
трудового коллектива от производственной деятельности и его результатов.
Речь идет о том, что деятельность персонала строится на основе интеграции
труда, управления и собственности на факторы производства и его материальные результаты.
Лояльность персонала в полную меру может получить развитие в границах добровольной ассоциации трудящихся, в которую индивиды включаются
не под давлением внешних обстоятельств (конъюнктуры рынка или власти
иерархии), а самостоятельно, с целью реализации своих личных интересов,
но таких, которые невозможно претворить в жизнь иначе как совместно и в
добровольном союзе. Кроме этого, в добровольной ассоциации трудящихся
меняется содержание труда. Последний превращается в труд творческий, в
деятельность по саморазвитию индивидов. Поскольку саморазвитие членов
ассоциации осуществляется в процессе сотворчества, диалога (субъектсубъектного отношения) между членами добровольной ассоциации, постольку лояльность персонала необходимо возникает внутри диалогических отношений.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности
43
Однако в современных условиях персонал предприятия не представляет
собой в чистом виде свободную ассоциацию индивидов. Напротив, персонал
современных фирм является противоречивым соединением рыночных, бюрократических начал и элементов добровольной ассоциации. Поэтому лояльность персонала, связанная с элементами добровольной ассоциации, должна
быть отнесена к становящемуся социальному явлению. И, следовательно,
непосредственным предметом исследования выступает процесс ее генезиса и
формирования в соответствии с нарастанием в современном производственном коллективе отношений добровольной ассоциации.
Поскольку отношения внутри современных корпораций представляют
собой, как уже отмечалось, противоречивое соединение рыночных, бюрократических начал и элементов добровольной ассоциации, постольку формирование лояльности включает в себя два процесса: преодоление отношений отчуждения работников от труда и создание условий для развертывания отношений добровольной ассоциации. Трудность заключается в том, что действительная творческая трудовая ассоциация характеризуется открытостью, а поэтому преодоление отношений отчуждения в закрытой трудовой организации
не тождественно в отношении открытой. В частности, система пожизненного
найма в Японии может рассматриваться как пример преодоления отношений
отчуждения в закрытой организации, что долгое время позволяло японцам
производить высококачественную продукцию. Однако в настоящее время
экономика Японии испытывает трудности и некоторые экономисты видят
причину этого в системе пожизненного найма рабочих. Между тем в специальной литературе по лояльности распространена точка зрения, согласно которой лояльность работника рассматривается как инструмент закрепления
сотрудников за данным предприятием и в связи с этим мера лояльности сводится к текучести кадров. Считается, что низкая текучесть кадров есть показатель высокой лояльности (приверженности) персонала к своей фирме.
Исследование зависимости лояльности персонала от вида взаимоотношения внутри производственного коллектива следует отнести к мало разработанному научному направлению в раскрытии содержания названного понятия. В данной статье мы выдвигаем положение, согласно которому лояльность персонала принимает различные формы в зависимости от различных
видов внутрифирменных производственных отношений. В связи с этим процесс формирования лояльности персонала приобретает специфику, обусловленную типом взаимодействия сотрудников предприятия, а сам процесс выступает как диалектический, т.е. находящийся в развитии и имеющий определенные закономерности.
Исследование закономерностей формирования инновационной лояльности персонала требует подключения к их анализу современных моделей человека. В настоящее время в социологической науке модельный способ анализа считается наиболее продуктивным, поскольку позволяет вскрывать важные закономерности и взаимосвязи явлений и процессов общественной жизни. При анализе социально-экономических систем управления используются
различные модели человека. Основные из них: модель «экономического человека», модель «неэкономического человека», модель «социального человека» и модель «психологического человека»[10. С. 56].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
М.А. Лячин
В условиях инновационной экономики наука испытывает потребность в
создании такой комплексной модели человека, которая позволила бы управлять поведением человека с учетом не только экономических, но и социальных, политических, психологических, религиозных, правовых, этических,
экологических и иных факторов жизнедеятельности [4, 5].
В нашей научной литературе уже имеются предложения по разработке
комплексной модели человека. Использование модельного способа при изучении лояльности персонала окажется эффективным, если лояльность, в свою
очередь, будет введена в структуру трудовой мотивации в качестве системной составляющей.
Литература
1. Овчинникова О.Г. Лояльность персонала // Управление персоналом. 2006. № 10.
2. Беккер Г. Человеческое поведение: экономический подход / предисл. Р.И. Капелюшникова. М.: ИД ГУ ВШЭ, 2003.
3. Гловели Г.Д. История экономических учений: учеб. пособие для бакалавров. М.: Юрайт,
2012. 742 с. Серия «Учебник НИУ ВШЭ».
4. Каз М.С. Мотивация труда: трансформация структуры теоретико-методологического
знания и когнитивно-ценностный подход // Вопросы экономики. 2005. № 12.
5. Экономика и социология труда: (социально-трудовые отношения): учеб. / под ред.
В.А. Гаги. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. 340 с.
6. Самоукина Н.В. Эффективная мотивация персонала при минимальных финансовых затратах. М.: Вершина, 2006.
7. Классики менеджмента / под ред. М. Уорнера; пер. с англ.; под ред. Ю.Н. Каптуревского. СПБ.: Питер, 2001. 1168 с.: ил. (Серия «Бизнес-класс»).
8. Управление человеческими ресурсами / под ред. М. Пула, М. Уорнера. СПБ.: Питер,
2002. 1200 с.: ил. (Серия «Бизнес-класс»).
9. Тузова А.А. Мотивация трудовой деятельности. М.: МИЭМП, 2010.
10. Управление человеческими ресурсами – основа развития инновационной экономики:
материалы V Междунар. науч.-практ. конф. 20−21 марта 2014 г., Красноярск: Сиб. гос. аэрокосмич. ун-т. Красноярск, 2014. 528 с.
M.А. Lyachin
Department of International Human Resource and Project Management, International Higher Business School, Siberian State Aerospace University, Krasnoyarsk, Russia
E-mail: lmaxa@mail.ru
LOYALTY IN THE INCENTIVE SYSTEM FOR LABOR ACTIVITY.
Keywords: Loyalty; Innovative labour innovations; Incentifying creative labour; Loyalty as a structural element and as a the core level of the labour incentive system.
This paper is relevant under conditions of Russian economy transition towards the innovation-driven
development model. Its relevance is justified by the fact that it investigates ways of making enterprise
economic activity more efficient through extensive use of the new work motivation mechanism with
personnel loyalty as the main strategic motive. The paper contains convincing evidence of the possibility to use personnel creativity to the full, in case management team of the enterprise builds work motivation system based on prioritized role of personnel loyalty in this process. This paper explores social
and economic nature of personnel loyalty and contains proof of the thesis, which states that loyalty is a
special attitude of employees towards work when it is regarded as their own business and in that case
loyalty becomes a strategic level of work motivation process; this paper provides justification of methodological principle stating that the efficiency of work motivation system can be reached, provided
that the loyal attitude of personnel towards work is formed previously.
Thus, there is a necessity for administrative structures to base upon scientific understanding of the
loyalty nature, its sources and forms of realization. The peer-reviewed paper discloses the essence of
personnel loyalty under conditions of social and economic nature of innovation-driven work, specific
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лояльность в системе мотивации трудовой деятельности
45
motivation of its creative components, taking into account the fact that personnel loyalty acquires special status and takes the leading role in the system of work motivation. In this regard, the purpose of
human resource management in modern enterprises has dual character. On the one hand, enterprise
management seeks to reach high production efficiency, feeding upon personnel loyalty, on the other –
it is preoccupied with steady reproduction of the personnel loyalty itself.
In foreign literature, loyalty is studied through the category of personnel commitment to firm. Commitment is opposed to costly staff turnover, however, despite many practical achievements in this
research field, it remains ineffective for the reason that genetic basis for loyal attitude towards work,
when it is regarded as one’s own business, is left outside the frameworks of scientific research. Russian terminology describes it as a thrifty attitude of labor collective members towards work. But in that
case, personnel commitment to organization is not aimed directly at improvement of the work process
in a firm in order to form such characteristics of work which will inevitability generate personnel loyalty for work at this enterprise. Present paper, on the contrary, emphasizes and justifies the priority for
creating the loyal personnel attitude to work, when it starts being regarded as individual’s own business, in order to solve the problem of staff turnover.
References
1. Ovchinnikova O.G. Loyal’nost’ personala Personnel loyalty. Upravleniye personalom, 2006,
no.10.
2. Bekker G. Chelovecheskoye povedeniye: ekonomicheskiy podkhod Human behaviour: the
economic approach. Moscow, SU-HSE Publ., 2003.
3. Gloveli G. D. Istoriya ekonomicheskikh ucheniy. Moscow, Yurayt Publ., 2012. 742 p.
4. Kaz M.S. Motivatsiya truda: transformatsiya struktury teoretiko-metodologicheskogo znaniya i
kognetivno-tsennostnyy podkhod. Voprosy ekonomiki, 2005, no. 12.
5. Gaga V.А. Ekonomika i sotsiologiya truda: sotsial’no-trudovyye otnosheniya The Economics
and Sociology of Labour: social and labour relations. Tomsk, Tomsk State University Publ., 2008.
340 p.
6. Samoukina N.V. Effektivnaya motivatsiya personala pri minimal’nykh finansovykh zatratakh
Effective Personnel Motivation at Lower Costs. Moscow, Vershina Publ., 2006.
7. Uorner M. (Ed.) Klassiki menedzhmenta Management Classics. Translated from English by
Kapturevskiy Yu.N. (Ed.), St. Petersburg, Piter Publ., 2001. 1168 p.
8. Pul M., Uorner M.(Eds.) Upravleniye chelovecheskimi resursami Human Resource Management. St. Petersburg, Piter Publ., 2002. 1200 p.
9. Tuzova А.А. Motivatsiya trudovoy deyatel’nosti Incentifying Labour Activity. Moscow,
MIEMP Publ., 2010.
10. Upravleniye chelovecheskimi resursami – osnova razvitiya innovatsionnoy ekonomiki: materialy V Mezhdunar. nauch.-prakt. Krasnoyarsk, Siberian Aerospace University Publ., 2014, 528 p.
(In Russ.).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Lyachin M.А. Loyal’nost’ v sisteme motivatsii trudovoy deyatel’nosti Loyalty in the incentive
system for labor activity. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State
University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 32–45.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
МЕНЕДЖМЕНТ
УДК 338.585+314
О.Н. Андреева
ОБОСНОВАНИЕ НАПРАВЛЕНИЙ ПОВЫШЕНИЯ
ЭФФЕКТИВНОСТИ МОЛОКОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИХ
ПРЕДПРИЯТИЙ1
В условиях сложности и высокой подвижности происходящих процессов, необходимости адаптации к быстро меняющейся внешней среде все большее значение приобретает проблема повышения эффективности хозяйственной деятельности. Одним из
главных факторов повышения эффективности предприятия в конкурентной борьбе
становится управление затратами, поскольку целенаправленное управление затратами позволяет снижать издержки производства и воздействовать на уровень цены,
что при прочих равных условиях дает возможность сохранить и укрепить свои позиции на рынке. В статье рассмотрены направления повышения эффективности молокоперерабатывающих предприятий и предложен методический подход к их обоснованию.
Ключевые слова: экономическая эффективность, экономический эффект, затраты,
управление затратами, оптимизация затрат, молокоперерабатывающие предприятия.
Повышение эффективности деятельности предприятия в настоящее время
является предметом научных исследований и насчитывает множество публикаций по данной проблеме, что обусловлено обеспечением эффективности
как одного из основных требований, предъявляемых к деятельности предприятия. В каждом частном случае разрабатываются направления повышения
эффективности деятельности предприятия, которые обосновываются экономическими расчетами, подтверждающими их целесообразность по определенным критериям.
Многоаспектность понятия эффективности при ее оценке позволяет делать акценты на различных показателях, характеризующих эффективность
деятельности предприятия.
Так, Б.И. Башкатов при оценке эффективности делал акцент на анализе
добавленной стоимости как важнейшем показателе результатов экономической деятельности предприятия. И.А. Бланк при оценке эффективности деятельности рекомендовал учитывать финансовый риск, который проявляется в
сфере экономической деятельности предприятия, прямо связан с формированием его доходов и характеризуется возможными экономическими его потерями в процессе осуществления финансовой деятельности [1]. Л.Т. Гиляровская использует широкий набор показателей экономической деятельности
предприятия, что позволяет проанализировать работу с различных точек зрения. Анализ влияния на эффективность деятельности можно проводить, ис1
Исследование выполнено в рамках государственного задания НИУ «БелГУ», код проекта 315.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование направлений повышения эффективности предприятий
47
пользуя показатели активной и пассивной частей баланса, которые в совокупности будут характеризовать его финансовую устойчивость. Для детального исследования влияния показателей устойчивости на эффективность использования активов предприятия Л.Т. Гиляровская предлагает брать за основу показатель рентабельности чистых активов [2].
Различные подходы к содержанию показателей, характеризующих эффективность деятельности предприятия, определяют и подходы к ее оценке.
В настоящее время можно выделить три подхода к оценке эффективности: маркетинговый, управленческий и экономический. Сущность оценки
эффективности с точки зрения маркетингового подхода может выражаться в
максимизации объемов реализации продукции при минимальных издержках.
Управленческий подход акцентирует внимание на оценке эффективности
управления, при этом эффективность чаще всего выражается такими экономическими целями, как максимизация прибыли при минимальных издержках.
Наиболее разработанным в теории и на практике является подход к оценке
эффективности как отношения результата к затратам, получивший название
«экономический подход к оценке эффективности», в рамках которого
О.Г. Житлухина и О.Л. Михалева [3] выделяют ресурсный и затратный подходы. Оба эти подхода идентичны по сравниваемым показателям, но различаются базами сравнения.
При потенциальном (ресурсном) подходе за базу сравнения принимаются
непотребленные ресурсы, а при затратном – потребленные. При использовании затратного подхода для анализа берутся лишь те затраты, которые представляют собой потребленные ресурсы, так как именно они показывают фактическую характеристику количества потребленных ресурсов, отнесенных на
затраты, что позволяет говорить о реальной эффективности деятельности.
Поскольку сущность повышения экономической эффективности состоит
в увеличении экономических результатов на каждую единицу затрат в процессе использования имеющихся ресурсов, то проблема ее обеспечения заключается в решении двух взаимосвязанных групп задач: 1) обеспечение роста результативных показателей производства (натуральная и валовая продукция); 2) обеспечение рационального использования ресурсов и связанного с
ним сокращения производственных затрат.
Разработка и реализация направлений повышения эффективности, обусловленных воздействием производственных факторов, реализуются на конкретном молокоперерабатывающем предприятии и поэтому могут непосредственно влиять на уровень их эффективности, а целесообразность тех или
иных мероприятий, по нашему мнению, необходимо определять на основе
уже достигнутого уровня эффективности деятельности, которую мы предлагаем осуществлять на основе уточненной методики расчета интегрированного показателя эффективности, для чего были разработаны системы частных
показателей (показателей эффекта и показателей затрат).
Результат производства является важным системообразующим фактором,
который необходимо рассматривать в нескольких аспектах. При этом следует
различать конечный результат производственного процесса, отражающий
материализованные результаты процесса производства в стоимостном и натуральном выражении, и конечный результат деятельности предприятия,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Н. Андреева
48
включающий в себя не только объемные показатели производства продукции, но и ее потребительскую стоимость. Результат экономической деятельности (процесса производства) за определенный период выражается в показателе чистой продукции, т.е. вновь созданной стоимости. Финансовый результат деятельности выражается в показателях валового дохода и чистой прибыли. Сами затраты определяются путем суммирования стоимости экономических ресурсов, задействованных в производстве и реализации продукции [4].
Мы предлагаем использовать пять элементов затрат, соответствующих классификации по элементам и содержащих информацию об уровне производственных затрат: материальные затраты, затраты на заработную плату, отчисления во внебюджетные фонды, амортизация и прочие затраты.
Именно управление затратами определяет степень успешности и рациональности использования ресурсов, т.е. эффективность деятельности предприятия. Следовательно, комплекс показателей эффекта, возникающего в
процессе воздействия на уровень, состав и структуру затрат, может быть определен как совокупность полученных результатов от использования ресурсов: рост объемов производства, производительности труда, увеличение чистой продукции, валового дохода и чистой прибыли. Частные показатели эффективности определяются в общем для всех показателей относительном виде – в виде индексов изменения эффектов и затрат.
Произведение индексов эффектов дает обобщающий показатель эффекта
(темп роста эффекта – Iэф), а индексов затрат – обобщающий показатель затрат (темп роста затрат – Iз). Интегрированный показатель эффективности
деятельности предприятия рассчитывается по формуле
Эф 
I эф
Iз

I ЧП  I ТП  I ВД  I П
I МЗ  I ОТ  I ОСФ  I А  I ПР
,
где Iэф – индекс роста эффекта; Iз – индекс роста затрат; IЧП – индекс изменения объема чистой продукции; IТП – индекс изменения объема товарной продукции; IВД – индекс изменения валового дохода предприятия; IП – индекс
изменения чистой прибыли; IМЗ – индекс изменения материальных затрат;
Iот – индекс изменения расходов на отплату труда; IОСФ – индекс изменения
отчислений в социальные фонды; IА – индекс изменения амортизации основных средств и оборудования; IПР – индекс изменения прочих расходов молокоперерабатывающих предприятий.
Применение такого подхода к оценке эффективности деятельности молокоперерабатывающих предприятий позволит определять, насколько эффективна деятельность молокоперерабатывающих предприятий, и оперативно
принимать управленческие решения по ее повышению на основе соотношения и динамики показателей эффектов и затрат.
Апробация предлагаемого подхода к оценке эффективности деятельности
молокоперерабатывающих предприятий проведена на результатах деятельности 11 крупных молокоперерабатывающих предприятий Белгородской области. По данным Управления Федеральной антимонопольной службы по
Белгородской области, на декабрь 2011 г. более 35% рынка молока и молоч-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование направлений повышения эффективности предприятий
49
ной продукции принадлежит именно этим молокозаводам. В их числе ЗАО «Волоконовский молочно-консервный комбинат», Валуйское ОАО «Молоко», ОАО
«Молоко», ЗАО «Алексеевский молочно-консервный комбинат», ЗАО «Томмолоко», ЗАО «Молочный комбинат «Авида» и др. [5]. Их отличают более стабильные результаты хозяйственной деятельности и обеспечение регионального
рынка молока и молочной продукции с меньшими затратами.
По результатам расчета интегрированного показателя эффективности
деятельности молокоперерабатывающих предприятий они были разделены
на группы по уровню эффективности с рекомендуемыми интервальными значениями: высокий уровень эффективности – более 35%, средний уровень эффективности – от 20 до 35%, низкий уровень эффективности – до 20%, неэффективные молокоперерабатывающие предприятия – менее 0%.
На основе выделения четырех групп молокоперерабатывающих предприятий большинство из них, являющихся лидерами на региональном рынке молочных продуктов, вошли в 1-ю и 2-ю группы (таблица) с характерным высоким уровнем производительности труда, объемов производства, чистой прибыли. Следовательно, в значительной части на крупных молокоперерабатывающих предприятиях Белгородской области эффективность выше среднего
уровня, что позволяет свидетельствовать о наличии резервов повышения эффективности и развитии предприятий перерабатывающей промышленности.
Показатели эффектов, возникающих в процессе деятельности молокоперерабатывающих предприятий Белгородской области в 2013 г.*
Среднее значение показателей по группам
1-я
3-я
4-я
2-я группа
группа
группа
группа
Всего предприятий в группе
3
3
1
4
Уровень эффективности деятельности, %
Более 35 От 25 до 35
До 25
Менее 0
Объем производства, тыс. руб./чел.
3733,35
3732,03
3501,72
2796,39
Чистая продукция, тыс. руб. / чел.
482,3
423,12
272,56
207,83
Валовой доход, тыс. руб./чел.
342,64
179,68
45,04
34,44
Чистая прибыль, тыс. руб./чел.
245,41
165,83
44,31
12,06
Рентабельность, %
7,39
5,09
1,61
0,0
* Расчеты выполнены автором по данным Департамента АПК Белгородской области.
Показатель
Таким образом, для каждой группы молокоперерабатывающих предприятий определены основные мероприятия по повышению эффективности деятельности:
– для предприятий, вошедших в 1-ю группу, характеризующихся высокой
эффективностью, необходимо внедрение прогрессивных технологий глубокой переработки молочных отходов, производство молочных продуктовноваций с целью обеспечения возможности изыскания и использования новых резервов снижения затрат;
– для предприятий, вошедших во 2-ю группу со средним уровнем эффективности, предлагается использовать высокопроизводительные технологические линии по производству молочной продукции и ресурсосберегающие
технологии, повышающие эффективность использования сырья, а также внедрять в практику экономической работы современные методы и инструменты
управления затратами;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
О.Н. Андреева
– для предприятий 3-й группы с низким уровнем эффективности затрат
рекомендуется внедрение высокопроизводительного технологического оборудования, увеличение объемов производства и загруженности производственных мощностей, применение альтернативных рычагов воздействия на затраты;
– для 4-й группы предприятий, характеризующихся неэффективной деятельностью, необходимо привлечение дополнительных инвестиций в развитие производства, применение прогрессивных технологий производства с
целью повышения производительности и качества молочной продукции, повышение уровня использования технологического оборудования, более широкое использование методов финансового планирования и анализа в процессе управления, повышение квалификации работников.
Таким образом, выбор направлений повышения эффективности для конкретного молокоперерабатывающего предприятия может быть обоснован уже
достигнутым уровнем эффективности, отраженным в значении интегрированного показателя эффективности, рассчитанного в рамках экономического
подхода путем соотношения результатов и затрат на основе разработанных
автором системы частных показателей (показателей эффекта и показателей
затрат) и оценочной шкалы. Применение интегрированного показателя эффективности позволит выявлять узкие места в деятельности предприятия и
разрабатывать не только организационно-экономические рекомендации по
повышению эффективности для конкретного молокоперерабатывающего
предприятия, но и стать основой для разработки отдельных направлений развития перерабатывающей промышленности в рамках реализации стратегии и
региональных мероприятий в отношении поддержки отдельных групп молокоперерабатывающих предприятий.
Литература
1. Бланк И.А. Финансовый менеджмент. 2-е изд., перераб. и доп. К., 2004. 656 с.
2. Комплексный экономический анализ хозяйственной деятельности: учеб. / Л.Т. Гиляровская [и др.]. М.: ТК Велби: Проспект, 2006. 360 с.
3. Житлухина О.Г., Михалева О.Л. Пути совершенствования информационной базы анализа эффективности хозяйственной деятельности предприятия // Экономический анализ: теория и
практика. 2008. № 14(119). С. 41–49.
4. Сергеев И.В., Веретенникова И.И. Экономика организаций (предприятий). М.: Юрайт,
2011. 672 с.
5. Управление Федеральной антимонопольной службы по Белгородской области [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://belgorod.fas.gov.ru/analytic/7141, свободный.
6. Департамент АПК Белгородской области [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://
belapk.ru/ekonomika_i_finansy/, свободный.
O.N. Аndreyeva
Department of Finance and Credit, Institute of Economics, National Research Belgorod State University, Belgorod, Russia
E-mail: andreeva-ola@amik.ru
THE SUBSTANTIATION OF MEASURES TO INCREASE THE EFFICIENCY OF MILK
PROCESSING ENTERPRISES.
Keywords: Economic efficiency; Economic benefits; Increasing efficiency; Costs; Cost management;
Cost optimization; Milk processing companies.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование направлений повышения эффективности предприятий
51
In terms of the complexity and high mobility of the processes, and the need to adapt to a rapidly
changing environment, the problem of raising the efficiency of economic activity is becoming increasingly important. Cost management is becoming one of the main factors of increasing enterprise efficiency in competition because targeted cost management helps reduce production costs and to affect
price levels, which in otherwise equal conditions makes it possible to maintain and strengthen one’s
market position.
The development of basic cost reduction arrangements, which when implemented result in an increase
in efficiency, was performed in the following directions: the specification of the courses for state regulation of the production of milk and dairy products, mechanisms for the market’s self-regulation, and
the improvement of finance management principles and methods in independent production.
The implementation of common economic courses is mainly connected with the increase of state involvement in the development of agricultural complex as a whole, and the restructuring of the milk
processing sector in particular. Currently, the most important measure to regulate and stimulate agricultural development and the refinement of agricultural production is financial support from the state.
This is put in to practice by using the targeted program method, financial regulation (subsidizing interest rates through bank loans), and also by subsidizing the most costly agricultural sectors.
In the current conditions of the milk industry’s development and restructuring, the most relevant are
the implementation of sectoral arrangements aimed at cost optimization in this field.
It is currently necessary to development integrated processes between sectors of the agricultural complex. This will allow for an increase in the industry’s economic efficiency in terms of the integration of
agricultural and industrial businesses, a reduction in the loss of raw materials, the minimization of
transport and other organizational overhead costs, an improvement in production quality, and an increase in workforce productivity.
An increase in the dairy industry’s production volume must correspond with the consumption level of
dairy products, increasing it to the recommended consumption rate by implementing the “School
Milk” program, as well as other programs such as providing milk and dairy products to the military
and the most disadvantaged segments of society.
To optimize costs, it’s necessary to use internal reserves and cost reducing factors in milk processing
enterprises to a significant degree. Therefore, it’s especially important to implement cost optimization
measures that have production value in the dairy industry.
The article examines ways to increase the efficiency of milk processing enterprises, and suggests a
methodical approach to their substantiation on the basis of cost optimization measures.
References
1. Blank I.А. Finansovyy menedzhment [Financial Mnagement]. Kiev, El’ga, Nika-Tsentr Publ.,
2004. 656 p.
2. Kompleksnyy ekonomicheskiy analiz khozyaystvennoy deyatel’nosti, Moscow, Prospekt Publ.,
2006. 360 p.
3. Zhitlukhina O.G., Mikhaleva O.L. Puti sovershenstvovaniya informatsionnoy bazy analiza effektivnosti khozyaystvennoy deyatel’nosti predpriyatiya [Ways of improving the information base for
the efficiency analysis of company economic activities]. Ekonomicheskiy analiz: teoriya i praktika,
2008, no. 14(119), pp. 41-49.
4. Sergeyev I.V., Veretennikova I.I. Ekonomika organizatsiy (predpriyatiy) [Economics of companies (enterprises)]. Moscow, Yurayt Publ., 2011. 672 p.
5. Office of the Federal Antimonopoly Service for the Belgorod region. Official Data. Available
at: http://belgorod.fas.gov.ru/analytic/7141 (accessed 25 May 2014). (In Russian).
6. Department of the Agro-Industrial Complex of the Belgorod region. Official Data. Available
at: http://belapk.ru/ekonomika_i_finansy/ (accessed 25 May 2014). (In Russian).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Аndreyeva O.N. Obosnovaniye napravleniy povysheniya effektivnosti molokopererabatyvayushchikh predpriyatiy The substantiation of measures to increase the efficiency of milk processing
enterprises. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University
Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 46–51.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 330.8(4/9)
Г.С. Калянова (Воробьева)
РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК НЕОТЪЕМЛЕМАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ
ПРОЦЕССА УПРАВЛЕНИЯ
В статье рассматривается взаимосвязь и взаимообусловленность управления и рациональности экономического поведения. Для формирования необходимых и достаточных условий для реализации модели «нового экономического человека» важно понимание связи между управлением, рациональностью и подходом, заложенным в основу представления сложной искусственной системы. Обосновывается необходимость учета при выборе критериев рациональности как модели принятия решения,
так и нравственных, ценностных ориентиров.
Ключевые слова: рациональность, управление, модель «нового экономического человека».
С условиями реализации модели человека непосредственно связаны проблема рациональности и проблема управления процессами экономического
поведения человека. Изучение эволюции представлений о рациональности в
рамках разных областей знаний (философии, экономики, социологии, др.), а
также разнообразных новых междисциплинарных направлений, возникающих на стыке традиционных (экономики и психологии; экономики и социологии; др.), позволяет выявить новые подходы к изучению модельных представлений о человеке и рациональности экономического поведения, особенностей их реализации на практике, в том числе в условиях «новой экономики». Необходимо также учитывать, что представления об основных сущностных характеристиках таких категорий, как «рациональность», «экономическое поведение» и «управление», не остаются неизменными.
Управление можно рассматривать как процессы принятия решений и как
процессы, содержащие действия. Относительно экономического действия
(поведения) также имеются различные взгляды. Чаще всего выделяются следующие три группы трактовок экономического действия:
– «социологизированное» (структурный функционализм Т. Парсонса) понимание экономического действия (социальные нормы и ценности определяют экономическое поведение);
– «новосоциологизированное» («новая экономическая социология»
М. Грановеттера, принцип укорененности) понимание экономического действия (экономическое действие осуществляется под воздействием отношений
с другими индивидуумами);
– «экономизированное» (неоклассическая экономическая теория) понимание экономического действия (принцип максимизации выгоды определяет
экономическое действие).
Под экономическим поведением также понимается «оперирование ограниченными ресурсами в интересах субъекта поведения». То есть если задействованные ресурсы имеют ограниченный характер, то мы будем называть такое со-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления
53
циальное действие экономическим. Так, достижение неэкономических целей
(например, уважения коллег или поддержки друзей) возможно с субъективно
избыточными ресурсами своего времени, эмоционального тепла и пр., в таком
случае мы будем говорить о социальном поведении. Если же необходимы редкие
ресурсы (например, дефицитная книга или время референтного лица, известного
человека), то социальное поведение приобретает характер экономического, независимо от характера поставленных целей [1. С. 129].
Под экономическим поведением в данной работе будем понимать поведение, связанное с перебором экономических альтернатив с целью рационального выбора в условиях ограниченных ресурсов.
При создании системы управления, обеспечивающей условия для реализации модели «нового экономического человека», важно учитывать также то,
что «…поведение сложной системы как целого скорее можно понять, чем
объяснить» [2]. В связи с этим необходимо остановиться на уяснении содержания понятия «понимание», которое менялось в течение всего периода общественного развития. Не углубляясь подробно в историю становления данного понятия, отметим, что со второй половины ХХ в. «понимание» стало
рассматриваться как эвристическая познавательная процедура, дающая приращение знания, а не только восстанавливающая изначальное [3].
Необходимо также учитывать, что «понимание» в основе своей остается
субъективным способом познания [4. С. 24] для формирования персональных
знаний (как результат дифференциации приобретаемых знаний и навыков с
учетом индивидуальных особенностей).
Человек использует не только «верифицируемые знания, главное для которых – их доказуемая истинность, но и аксиологические ценностно ориентированные знания» [5].
С учетом ограничений (в том числе физиологических и индивидуальных)
на познание человеком всего, что его окружает и что используется им в процессе его жизнедеятельности; понятия интерсубъективности, введенного
Э. Гуссерлем; конвенциональной концепции истины А. Пуанкаре В.А. Виттих вводит понятие интерсубъективного знания. Через коммуникации с другими индивидуумами осуществляется компенсация «частичного» понимания
каждым индивидуумом всего, что его окружает и что используется им в процессе его жизнедеятельности (от других индивидуумов получает то, чего недостает из персональных знаний, собственного опыта), формируется субъективное «знание, значимое и верное (относительно истинное) для одного индивидуума, может иметь ценность и для других индивидуумов, находящихся
с ним в общей проблемной ситуации, которая принуждает индивидуумов
коммуницировать и участвовать в принятии совместных решений для урегулирования ситуации» [6. С. 11].
Интерсубъективное знание – знание, полученное в результате договоренности о признании некоторого субъективного знания истинным для ограниченного
круга индивидуумов, объединенных проблемной ситуацией [6. С. 11].
В.А. Виттих трактует объективное знание как «верифицированное интерсубъективное знание, признаваемое всем человечеством» [6. С. 11].
К. Хюбнером выделяются следующие типы интерсубъективности [7]:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
Г.С. Калянова (Воробьева)
1) семантическая интерсубъективность (предполагает ясность и общее
согласие относительно понятий и построенных из них суждений, однозначное понимание и употребление всеми акторами);
2) эмпирическая интерсубъективность (высказывания, опирающиеся на
эмпирические высказывания, принимаются за рационально обоснованные);
3) логическая интерсубъективность (высказывания являются результатом
логического вывода);
4) операциональная интерсубъективность (воспроизводимость образцов
действия или рассуждения; понимание всеми акторами однозначно технологии и возможность воспроизводства в том же виде);
5) нормативная интерсубъективность (общепринятость норм и правил поведения и оценки).
Таким образом, принятие решений осуществляется с учетом объективных
(верифицируемых), субъективных и интерсубъективных знаний. Более того,
представления о рациональности должны учитывать «закон ситуаций»,
сформулированный в 20-е гг. ХХ в. М. Фоллеттом, согласно которому различные типы ситуаций требуют различных типов знаний [8], поэтому комбинация одних и тех же знаний в разных проблемных ситуациях, для которых
требуется принятие рационального решения, будет различна.
Важными особенностями решения являются целенаправленность и сознательность выбора. Принятие решения может рассматриваться двояко: принятие
решения как процесс, принятие решения как выбор. Применительно к разным
областям знаний с точки зрения полноты отражения управленческого процесса это проявляется следующим образом:
– экономическая наука традиционно фиксирует результат принятия решения
(процесс принятия решения остается без внимания). По мнению Г. Саймона,
усилия экономистов преимущественно направлены на результаты выбора: «неоклассическая теория исследует, по сути, не процесс выбора, а его результаты»
[9. С. 18]. Внимание экономистов к проблеме и механизму экономического выбора и условий, опосредующих этот выбор, обусловило пересмотр классической
модели экономического человека в рамках институционализма;
– психологическая наука рассматривает процедуру принятия решения
(все, что предшествует непосредственному акту принятия решения, но не сам
результат в виде решения).
Принимаемые решения (и их реализацию) также необходимо оценивать с
точки зрения рациональности, что обусловливает актуальность поиска и
обоснования разнообразия критериев рациональности (а не случайного набора показателей), соответствующих специфике конкретной ситуации. Под результативностью действий принято понимать степень соответствия их результатов интересам достижения определенной цели или совокупности целей (запланированных результатов).
Среди основных теоретических подходов к принятию решения, как правило, выделяются:
I. Нормативные модели принятия решений. Основной акцент делается на
разработке математических методов, моделей и алгоритмов выбора решений.
Разрабатываются в рамках математической теории принятия решений. Основаны на классической рациональности. Призваны обеспечивать выбор
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления
55
альтернативных вариантов решений исходя из заданного критерия и специфики ситуации. Применяются в основном для решения задач в технических
системах. Предполагается, что имеется полная информация для разработки
и оценки альтернативных вариантов. Хотя в реальности информационные и
аналитические возможности ограничены, применение только нормативных
моделей принятия решений не гарантирует выработки оптимальных решений. Не учитываются основные предпосылки о человеке и об организации.
Не рассматриваются наиболее сложные и неформальные процедуры, связанные с постановкой задачи, формированием ситуаций, целей, ограничений, вариантов решений и оценкой их предпочтений.
II. Дескриптивные модели принятия решений. Ориентированы на осмысление истинных причин принятия решений, основаны на поведенческой теории
принятия решений (психологическая теория решений). Характеризуются выраженным объясняющим, а не предписывающим характером (процесс фактического принятия решений, а не то, какими они должны быть). Предметом исследований является мыслительная деятельность человека, роль мотивов его поведения,
эмоции и воли в процессе принятия решений. Учитываются основные предпосылки о человеке и об организации, в частности влияние на принятие решений
личностных качеств (память, скорость переработки информации, риск, оценка
последствий принятых решений, др.).
III. Комплексная концепция управленческих решений. В основе логической схемы процесса принятия решения лежит комплексное использование
нормативных и дескриптивных моделей (акцент на логическое мышление и
интуицию, в то время как математические методы и вычислительные средства – вспомогательный инструмент). Особенности: 1) использование математических методов для количественного анализа качественных данных;
2) построение комплексных методик для снижения неопределенности в
процессе принятия решений и обоснования решений на основе взаимодополняющих методов (структуризации, характеризации и оптимизации).
С точки зрения учета нравственных, ценностных ориентиров при принятии решений в научной литературе по профессиональной этике выделяются следующие основные модели:
1) модель «личность — ситуация». Поведение рассматривается как процесс морального развития индивида в определенной ситуации на основе его
самообучения. Используются две группы переменных: индивидуальные (самоконтроль, степень зависимости) и ситуационные (организационная культура, способность к совершенствованию и самопознанию);
2) модель «индивид – внешняя среда». Поведение рассматривается как
производная от индивидуальных характеристик лиц, принимающих решение,
и внешней среды (оперативная, правовая, социальная, профессиональная и
индивидуальная среда);
3) модель «четырех компонентов». Поведение рассматривается как процесс, состоящий из нескольких последовательных этапов: восприятия общей
ситуации, этического суждения об этичности тех или иных действий, этического выбора, конкретного решения и действия.
Для формирования необходимых и достаточных условий для реализации
модели «нового экономического человека» важно прежде всего уяснить связь
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
Г.С. Калянова (Воробьева)
между управлением, рациональностью и подходом, заложенным в основу
представления сложной искусственной системы (объекта).
В литературе, посвященной рациональности, рассматриваются преимущественно два подхода (хотя их значительно больше, одним из распространенных и самых известных является, конечно же, системный подход):
а) функциональный подход (В.А. Виттих называет его причинноследственный или каузальный), для которого характерна классическая рациональность. «…Выходной результат (следствие) одного элемента является
входом (причиной) для другого, а сам элемент реализует некоторую функцию, преобразующую причину в следствие. Образующиеся «каузальные цепочки» могут служить адекватными идеализированными моделями явлений и
процессов, происходящих в закрытых системах, например в технических
объектах, но оказываются практически неприемлемыми в сложных искусственных системах, где каузальный принцип превращает человека в автомат,
призванный исполнять трансформацию входного воздействия в выходной
результат по жесткой программе» [10. С. 25];
б) автономно-целостный подход (В.А. Виттих называет его «часть – целое»), для которого характерна органическая рациональность (в том числе
выделяемые нами две разновидности: органическая социально-гуманитарная
рациональность и органическая консенсуальная рациональность). «Каждая
часть, рассматриваемая как самодостаточное целое, взаимодействует с другими частями-целостностями и может образовывать совместно с ними целостности более высокого порядка» [10. С. 25].
Процесс принятия решения во многом определяется типом рациональности.
Так, например, процесс принятия решения с точки зрения классической
рациональности определяется такими присущими ей признаками, как:
– предсказуемость (прогнозируемость) поведения индивидуумов;
– единообразие предпочтений индивидуумов;
– гипотеза об одинаковом экономическом поведении экономических индивидов;
– определение оптимальной реакции как индивидуума, так и социальной
группы на основе знания внешних параметров ситуации;
– наличие единых параметров и критериев, позволяющих эмпирически
проверить гипотезу о рациональном характере экономического поведения;
– четкая вербальная формулировка задач (формулировка задач в замкнутой форме);
– игнорирование возможных ответных действий других индивидуумов;
– второстепенность фактора времени;
– невозможность объяснения всего многообразия рыночных процессов;
– представления о возможности и достижимости одного единственно
верного решения.
Процесс принятия решения с точки зрения выделяемых нами двух разновидностей органической рациональности определяется такими присущими ей
признаками, как:
– непредсказуемость (непрогнозируемость) поведения индивидуумов (в
ситуациях неочевидной реакции других индивидуумов);
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления
57
– разнообразие предпочтений индивидуумов;
– неоднородность индивидуумов (каждый имеет собственную систему
ценностей и субъективную точку зрения);
– разнообразие экономического поведения экономических индивидов;
– гипотеза о возможности консенсуса индивидуального и коллективного
экономического поведения, предполагающего временный характер промежуточных соглашений в конкретном временном отрезке (своеобразный многосторонний диалог в поисках компромиссов, причем в каждый момент времени достигается определенный уровень согласия);
– возможность согласования разных точек зрения не на основе тождества,
а в контексте их различия, которые «не провоцируют мировоззренческие
конфликты, а создают условия для свободного выбора» [10. С. 29];
– «подвижность» принимаемого консенсуального решения, невозможность принятия единственного универсального консенсуального решения (в
следующий момент времени договоренность между акторами может измениться, т.е. происходит постоянная трансформация решения);
– условность определения момента фиксации принятого решения, определяемая степенью «зрелости» ситуации (сочетание объективных факторов,
субъективных оценок индивидов и скорости развития ситуации), приводящей
всех участников к пониманию необходимости принятия консенсуального решения;
– определение допустимой (достаточной, приемлемой) реакции как индивидуума, так и социальной группы на основе знания внешних параметров
ситуации;
– отсутствие единых параметров и критериев, позволяющих эмпирически
проверить гипотезу о рациональном характере экономического поведения;
– открытая форма постановки задач (как одна из форм принимаемых решений), относящаяся к классу задач, решаемых в реальном масштабе времени;
– учет возможных ответных действий других индивидуумов;
– представления о невозможности и недостижимости одного единственно
верного решения;
– невозможность выработки универсального оптимального решения;
– персональная ответственность за определенную область деятельности
при коллегиальном принятии решений (в сочетании с индивидуальными
субъективными интересами и ценностями);
– процедура выбора и принятия решения значительно усложняется из-за необходимости учета и согласования интересов неоднородных индивиду-умов.
Особенности принятия решений для органической рациональности описаны
В.А. Виттих. В частности, то, что неоднородные индивиды в процессе принятия
решения «используют не классическую познавательную процедуру, а аксиологическую, в которой факты соотносятся с системой ценностей. И в этом смысле
корректно говорить не об истинности принятого решения, а об его ценности.
Аналогичное замечание можно отнести и к объективности решения, которая на
практике если и достигается, то весьма и весьма приблизительно» [10. С. 29].
Для уяснения сути консенсуальной рациональности (это важно прежде
всего для формирования более корректных представлений о соответствующей ей системе управления) необходимо рассмотреть смежные понятия ра-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Г.С. Калянова (Воробьева)
циональности («индивидуальная рациональность», «общественная рациональность», др.), поскольку это позволит кратко проанализировать разнообразные подходы к проблеме сочетания рациональности общества и индивидуальной (частной) рациональности.
Вклад в исследование проблем согласования интересов внес Дж. Роулс,
предложивший «концепцию, своего рода рациональный общественный договор,
в котором справедливость становится основанием социального сотрудничества.
Оно может быть достигнуто при наличии: 1) рациональных представлений каждого человека о собственном благе, которое он может сформулировать в виде
целей и планов, ожиданий и намерений, и 2) чувства справедливости. … Результат выполнения общественного договора по Роулсу будет различным для каждого… Очевидно, что люди, не обладающие рациональной способностью представлять себе свое собственное благо и не имеющие чувства справедливости, не
могут прийти к подобному договору» [11. С. 192, 193].
Общественная рациональность (разного уровня сложности) не может трактоваться как суммарная индивидуальная рациональность. «XX век доказал парадоксальность рациональности, отсутствие гарантии ее достижимости даже при
соблюдении всех рациональных предпосылок, а также недостижимость коллективной рациональности за счет индивидуальной» [11. С. 188]. В качестве примеров, подтверждающих это, как правило, приводят или так называемую «дилемму
заключенных» («the prisoner's dilemme», была открыта М. Флудом и М. Дрешером в теории игр, а термин введен А. Такером), или «теорему общей возможности» (другое ее название – «теорема невозможности») К. Арроу.
Проблема общественной рациональности неотделима от проблемы согласования интересов, а в идеале – от выявления общего интереса (общей цели) и
средств его достижения. Однако в современных условиях сложно вести речь о
подчинении (всех и каждого) общей цели или интересу, поскольку имеет место
своеобразная конкуренция различных частных интересов/целей, носителями которых являются как отдельные индивидуумы, так и их объединения (группы,
коллективы). Очевидно, более правильно говорить об одобряемой (принимаемой) большинством общества (группы, коллектива) какой-то цели/интереса, что
позволяет обеспечить функционирование механизма сохранения целостности,
безопасного и устойчивого развития экономики и общества.
По нашему мнению, представление о частном, собственном благе (адекватное конкретным условиям), не противоречащее или совпадающее с представлением о благе общества/экономики в целом (конкретного уровня этой
иерархической системы), в соответствии с органической социальногуманитарной рациональностью или органической консенсуальной рациональностью может быть сформировано на основе предлагаемой пространственной модели рационального согласования интересов, иначе пространственной модели стратегической цели [12, 13, 14].
Причем процессы согласования частных и общих целей (интересов)
должны осуществляться не принудительно, а с учетом наличия условий (их
достаточности, зрелости) для реализации факторов, составляющих основу
предложенной нами модели человека [14, 15, 16], и принципов социальной
справедливости (содержательно наполненных в соответствии с конкретноисторическими условиями). Наша позиция не противоречит мнению
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления
59
В.С. Швырева в раскрываемом им содержании открытой рациональности:
«"Открытая рациональность" потому и заслуживает название рациональности, что работа в ее режиме осуществляется в определенном структурированном пространстве (хотя и не алгоритмизируется); здесь могут предлагаться
различные артикулируемые стратегемы действий, оцениваться их эффективность и пр. (ср. «Доказательства и опровержение» И. Лакатоша)» [11. С. 116].
Однако по-настоящему рациональным может рассматриваться поведение,
позволяющее решать разнообразные проблемы, не только благодаря целесообразности, но и целеполаганию. «В процессе принятия решения приходится
обращаться не к процедуре объяснения, а к пониманию», что позволяет постичь и истолковать мысли и переживания других индивидуумов, осознать
каждому индивидууму его роль в проблемной ситуации, рассматриваемой
как система [10. С. 28].
Предлагаемый нами подход к решению проблемы частного и общего интереса (цели) в рамках пространственной модели согласуется с позицией
В.С. Швырева относительно толкования «деятельности» и «рациональной деятельности». По мнению В.С. Швырева, «неправомерно ограничивать и понятие
деятельности только целесообразной деятельностью», поскольку деятельность
«…охватывает не только целесообразное поведение, но и включает деятельность
"перепрограммирования" оснований, исходных установок, целевых ориентиров,
т.е. целеполагание. …Деятельность как открытая система связана с движением в
проблемных ситуациях, когда нет готовых ее рецептов. Однако, если в качестве
исходного признака рационального сознания рассматривать не соответствие основаниям и нормам принятой парадигмы, а соразмерность наших установок реальной ситуации, – заметим, что именно с этим смыслом связано коренное значение латинского слова "ratio", – то правомерно утверждать, что рациональное
"измерение" работы в проблемной ситуации связано с ее анализом, предполагающим в качестве его существенного фактора критико-рефлексивное осознание
собственных позиций, возможных стратегем деятельности и пр. Подобный рациональный анализ, разумеется, не является достаточным условием конструктивного выхода из проблемной ситуации, но он, безусловно, будет способствовать такому выходу» [11. С. 221, 222].
В экономическом поведении следует рассматривать различные ограничения органической социально-гуманитарной рациональности и органической
консенсуальной рациональности: ресурсные и целевые. Кроме того, рациональность может иметь различные механизмы ее обеспечения [1. С. 135–136]:
– ситуации, где рынок эффективен, позволяют достичь равновесия, «где
выбор носит повторяющийся, регулярный характер; влияние неопределенности незначительно или может быть сведено к набору заранее известных вероятностей будущих событий; структуру отрасли удовлетворительно описывает
модель совершенной конкуренции», целесообразно применение неоклассической экономической теории;
– ситуации, где рынок не эффективен, «требуют самостоятельных механизмов регуляции, основанных на социальной и долгосрочной рациональности. Так, введение в условия «игры» подлинной неопределенности [17], от
которой нельзя застраховаться, повышение транзакционных издержек и
стоимости обработки информации, превышение пределов человеческих воз-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
Г.С. Калянова (Воробьева)
можностей интеллектуального анализа и синтеза (прежде всего целеполагания) заставляют обращаться к многофакторным моделям рациональности
экономического поведения и к сложной проблематике регуляции на социетальном и групповом уровнях».
Таким образом, создание необходимых и достаточных условий реализации модели «нового экономического человека» предполагает формирование
соответствующих представлений о рациональности и о системе управления.
Это связано с тем, что должна быть не одна (четко и заранее определенная)
траектория для развития человека (прежде всего экономического поведения),
а целый спектр траекторий, из которого каждый человек может выбрать ту
траекторию (вектор), которая отвечает его представлениям о рациональности
для конкретных условий, в которых он функционирует. Это обусловлено
также тем, что не может быть автономного принятия решения индивидуумом
в отрыве от других индивидуумов, взаимодействующих между собой в рамках разных социальных структур.
Литература
1. Покровская Н.Н. Рациональность экономического поведения // Изв. Рос. гос. пед. ун-та
им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. 2007. № 9. С. 128–137.
2. Виттих В.А. Целостность сложных систем // Проблемы управления и моделирования в
сложных системах: тр. IV Междунар. конф. Самара: Самар. науч. центр РАН, 2002. С. 48–58.
3. Всемирная энциклопедия. Философия. М.: АСТ; Минск: Харвест: Современный литератор, 2001.
4. Виттих В.А. Парадигма ограниченной рациональности принятия решений – 2 // Вестн.
Самар. гос. техн. ун-та. Сер. «Технические науки». 2010. № 2 (26). С. 23–31.
5. Виттих В.А. Аксиологические и верифицируемые научные знания // Проблемы управления и моделирования в сложных системах: тр. ХI Междунар. конф. Самара: Самар. науч.
центр РАН, 2009. С. 449–454.
6. Виттих В.А. Принципы построения ситуационных теорий общества. Проблемы управления и моделирования в сложных системах // Тp. ХV Междунаp. конф. Самара: Самар. науч.
центр PАН, 2013. С. 9–16.
7. Хюбнер К. Истина мифа. М.: Республика, 1996.
8. Карпов А.В. Психология менеджмента. М.: Гардарики, 2005.
9. Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS. 1993. Вып. 3.
10. Виттих В.А. Парадигма ограниченной рациональности принятия решений – 1 // Вестн.
Самар. гос. техн. ун-та. Сер. «Технические науки». 2009. № 3 (25). С. 22–31.
11. Исторические типы рациональности / отв. ред. В.А. Лекторский. М.: ИФ РАН, 1995.
Т. 1. 350 с.
12. Рощина Г.С. Возможности целевого управления моделью человека для достижения устойчивого социально-экономического развития экономики // Вестн. Том. гос. ун-та. 2012.
№ 364 (ноябрь). С. 134–139.
13. Рощина Г.С. Концептуальный подход к разработке модели национальной идеи: соединение универсальности и индивидуальности // Сб. материалов Всерос. открытого молодежного
конкурса. М., 2010. С. 6–24.
14. Рощина Г.С. Человек как цель и средство социально-экономического развития // Борис
Ельцин – Новая Россия – Мир: материалы Первого Всерос. конкурса научных работ студентов,
аспирантов и молодых ученых 2011 года: в 2 т. М.: Гуманитарный и политологический центр
«Стратегия», 2012. Т. 2. С. 342–365.
15. Рощина Г.С. Формирование модели «нового экономического человека» // Науч. тр.
Междунар. науч.-практ. конф. ученых РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, ЛНАУ. 20–21 июня
2013 г. Т. 1: Экономика. Москва; Луганск: Изд-во РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, ЛНАУ,
2013. С. 5–9.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рациональность как неотъемлемая составляющая процесса управления
61
16. Лисовская Е.Г., Рощина Г.С. Основные концептуальные представления о модели человека и объективная обусловленность межпарадигмального и междисциплинарного подхода //
Вестн. Академии. 2013. № 2. С. 129–133.
17. Arrow К. Rationality of self and others in an economic system // Journal of Business. 1986.
№ 4 (October). P. 382–399.
G.S. Kalyanova (Vorobyeva)
Department of the Theory and History of Economics, Plekhanov Russian University of Economics,
Moscow, Russia. E-mail: riv58@yandex.ru
RATIONALITY AS AN INTEGRAL PART OF THE MANAGEMENT PROCESS.
Keywords: Rationality; Management; Model of the “new economic man”.
In the article, a conclusion is put forth about the necessity to identify the connections between management, rationality, and the approach to representing a complex artificial system. It is important to
consider all these facts when creating the conditions to implement the model of the “new economic
man”.
It is also necessary to take into account that the notions of the main characteristics of categories like
“rationality”, “economic behavior”, and “management” are changing.
Management can be examined as both decision-making processes and as processes involving actions.
The article investigates the evolution of notions about rationality in various areas of knowledge (e.g.
philosophy, economics, sociology), and the evolution of new interdisciplinary trends. These factors
allow one to identify new approaches to studying the notions about the model of a human being, the
rationality of economic behavior, and features of their implementation in the “new economy”.
Different interpretations of economic behavior are described in the article. The term economic behavior refers to behavior concerned with the selection of economic alternatives in order to make a rational
choice when dealing with limited resources.
The main theoretical approaches to decision-making are defined, and there is an analysis of models of
ethical and value guidelines involved in decision-making.
Decision-making involves considering objective, subjective and intersubjective knowledge. Ideas about
rationality should taking into account the “law of situations”. The combination of one and the same kind
of knowledge to make a rational decision will vary based on the situation.
Decision-making could be considered both a process, as well as a choice. The current paper shows the
difference between economic and psychological sciences in terms of a full reflection of the management process. It’s necessary to evaluate the decisions made from the standpoint of rationality. Searching for and justifying the criteria of rationality corresponding the specifics of a certain situation is very
relevant. Rationality has different mechanisms for situations when the market is effective, and situations when the market is not effective.
The making of a decision by an individual cannot be separated from other individuals interacting with
each other. In order to provide social rationality, an approach based on the spatial model of rational
coordination of interests (otherwise, the spatial model of strategic goals) to solving problems of personal and common interest is offered.
The decision-making process is largely determined by the type of rationality. The main principles of
this process are formed based on two types of organic rationality. It’s necessary to investigate different
resources and goal limitations of organic social and classical rationality, and organic consensual rationality for economic behavior.
References
1. Pokrovskaya N.N. Ratsional’nost’ ekonomicheskogo povedeniya Rationality of economic behaviour. Izvestiya Rossiyskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. А. I. Gertsena.
Obshchestvennyye i gumanitarnyye nauki- IZVESTIA: Herzen University Journal of Humanities and
Sciences, 2007, no. 9, pp. 128-137.
2. Vittikh V.А. Tselostnost’ slozhnykh sistem Integrity of complex systems. Problemy upravleniya i modelirovaniya v slozhnykh sistemakh. Trudy V Mezhdunarodnoy konferentsii Problems of
Management and Modeling in Complex Systems. Proc. of the 14th Int. Conf.. Samara, Samara Scientific Center of RAS, 2002, pp. 48-58. (In Russ.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
Г.С. Калянова (Воробьева)
3. Vsemirnaya entsiklopediya. Filosofiya World Book Encyclopedia. Philosophy. Moscow,
АST Publ., Minsk, Kharvest, Sovremennyy literator Publ., 2001. (In Russ.).
4. Vittikh V.A. Paradigma ogranichennoy ratsional’nosti prinyatiya resheniy – 1 The paradigm
of limited rationality in decision-making – 1. Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo
universiteta. Tekhnicheskiye nauki, 2009, no. 3 (25), pp. 22-31.
5. Vittikh V.А. Аksiologicheskiye i verifitsiruyemyye nauchnyye znaniya Axiological and verifiable scientific knowledge. Problemy upravleniya i modelirovaniya v slozhnykh sistemakh. Trudy ХI
Mezhdunarodnoy konferentsii Problems of Management and Modeling in Complex Systems. Proc. of
the 11th Int. Conf.. Samara, Samara Scientific Center of RAS, 2009, pp. 449-454. (In Russ.).
6. Vittikh A. Principles of building situational theories of society. Problemy upravleniya i modelirovaniya v slozhnykh sistemakh. Trudy 15 Mezhdunarodnoy konferentsii Problems of Management
and Modelling in Complex Systems. Proc. of the 15 Int. Conf.. Samara, Samara Scientific Center of
RAS, 2013, pp. 9-16. (In Russ.).
7. Khyubner K. Istina mifa. Moscow, Respublika Publ., 1996. (In Russ.).
8. Karpov А.V. Psikhologiya menedzhmenta. Moscow, Gardariki Publ., 2005. (In Russ.).
9. Saymon G. Ratsional’nost’ kak protsess i produkt myshleniya Rationality as a product of cogitation. THESIS, Issue 3, 1993.
10. Vittikh V.A. Paradigma ogranichennoy ratsional’nosti prinyatiya resheniy – 1 The paradigm
of limited rationality in decision-making – 1. Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo
universiteta. Tekhnicheskiye nauki, 2009, no. 3 (25), pp. 22-31.
11. Lectorskiy V.A. (Ed.) Istoricheskiye tipy ratsional’nosti Historical Types of Rationality.
Moscow, Institute of Philosophy RAS Publ., 1995. 350 p.
12. Roshchina G.S. Vozmozhnosti tselevogo upravleniya modelyu cheloveka dlya dostizheniya
ustoychivogo sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya ekonomiki Possibilities for managing the model
of man by objectives to achieve stable socio-economic development of the economy. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta-Journal of Tomsk State University, 2012, no. 364, pp. 134-139.
13. Roshchina G.S. A conceptual approach to developing a model of the national idea: combining universality and individuality. Sbornik materialov Vserossiyskogo otkrytogo molodezhnogo
konkursa Proc. of the All-Russian Open Youth Contest. Moscow, 2010, pp. 6-24. (In Russ.).
14. Roshchina G.S. Man as a Goal and Means for Socio-Economic Development. Boris Eltsin –
Novaya Rossiya – Mir. Materialy Pervogo Vserossiyskogo konkursa nauchnykh rabot studentov, aspirantov i molodykh uchenykh 2011 goda Boris Yeltsin – New Russia – The World. Proc. of the1st AllRussian Contest for Sci. Work by Students, Graduate Students, and Young Researchers 2011. Moscow, Gumanitarnyy i politologicheskiy tsentr “Strategiya” Publ., 2012. vol. 2, pp. 342-365. (In Russ.).
15. Roshchina G.S. Developing the model of “new economic man”. Trudy mezhdunarodnoy
nauchno-prakticheskoy konferentsii uchenykh RGАU-MSKHА imeni K.А. Timiryazeva Proc. of the
Int. Sci. and Practical Conf. for Researchers of Russian State Agrarian University – Moscow Agricultural Academy named after K.A.Timiryazev, vol. 1 – Economics. Moscow & Lugansk, RSAU-MTAA
Publ., 2013, pp. 5-9. (In Russ.).
16. Lisovskaya E.G., Roshchina G.S. Osnovnyye kontseptual’nyye predstavleniya o modeli
cheloveka i ob”yektivnaya obuslovlennost’ mezhparadigmal’nogo i mezhdistsiplinarnogo podkhoda
Fundamental conceptual notions on the model of man and objective conditionality of an interparadigmatic and interdisciplinary approach. Vestnik Аkademii, 2013, no. 2, pp. 129-133.
17. Arrow К. Rationality of self and others in an economic system. Journal of Business, 1986,
no. 4, pp. 382–399.
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Kalyanova G.S. Ratsional’nost’ kak neot”yemlemaya sostavlyayushchaya protsessa upravleniya
Rationality as an integral part of the management process. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo
universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 52–62.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 338.242
В.В. Карпов, А.А. Кораблева
МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ МЕХАНИЗМА
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО И СРЕДНЕГО
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА1
Статья посвящена методическим основам моделирования государственной поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства. В ней обозначена актуальность проблематики, раскрыты терминологические аспекты, выбраны подходы,
вид и стандарт моделирования, определено место механизма господдержки субъектов малого и среднего предпринимательства в графической модели. Представлен
фрагмент разработанной графической модели действующего механизма господдержки предпринимательства. Уточнен подход к определению эффективности этого механизма.
Ключевые слова: малое и среднее предпринимательство, государственная поддержка, графическое моделирование.
Роль малого и среднего предпринимательства в условиях рыночной экономики является одной из ключевых. Такие компании способны быстро реагировать на изменения рыночной конъюнктуры, заполнять образующиеся
ниши в потребительской сфере, создают дополнительные рабочие места, являются основным источником формирования среднего класса. Именно малое
и среднее предпринимательство (далее – МСП) способно дать отечественной
экономике необходимую насыщенность рынка, тенденцию к устойчивости
цен и конкурентную среду, мотивирующую на внедрение новых технологий
и повышение качества товаров. А в союзе с крупными компаниями субъекты
МСП могут получать значительную выгоду как для себя, так и для рыночной
экономики в целом. Тем не менее на практике отечественное МСП оказывает
на макроэкономические показатели не столь существенное влияние, как в
других странах: доля МСП в ВВП России составляет около 22%, в США –
50%, в Китае – более 60%. В связи с этим государственная поддержка МСП
является одним из приоритетных направлений долгосрочного социальноэкономического развития России.
Поставленная перед авторами задача состояла в моделировании механизма государственной поддержки субъектов МСП в России с целью разработки
предложений по его совершенствованию. Эта задача потребовала, прежде
всего, определения методических основ моделирования такого механизма. В
более подробном виде она раскрывается в следующих вопросах:
 что именно понимается под механизмом государственной поддержки
субъектов МСП;
 какие подходы и вид моделирования следует использовать в данном
случае;
1
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств
по государственному заданию Финуниверситета 2014 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
В.В. Карпов, А.А. Кораблева
 с помощью каких методик и технических средств можно представить
модель государственной поддержки субъектов МСП;
 где в этой модели находится механизм государственной поддержки
МСП;
 как оценить эффективность действующего механизма государственной
поддержки субъектов МСП с целью его совершенствования [1. С. 55].
В различных источниках под механизмом государственной поддержки
МСП понимается совокупность взаимосвязанных элементов, инструментов,
методов организации и управления, обеспечивающих функционирование
системы государственной поддержки МСП [2. С. 295]. Такое определение
раскрывает сущность предмета исследования и акцентирует внимание на его
важнейших составляющих, среди которых ключевое значение имеют государственные программы (подпрограммы). И, по мнению многих авторов,
наиболее значимым направлением господдержки субъектов МСП является
финансовая поддержка.
Исследование существующих процессов, механизмов – обязательная
часть любого проекта развития системы. В процессе моделирования выявляются «узкие места» системы, что служит отправной точкой для ее совершенствования. Для решения поставленной задачи может подойти математическое, экономико-математическое, компьютерное, статистическое, графическое моделирование. Исследуемой теме посвящено довольно много публикаций, и в основном авторы приводят различные графические модели или схемы, в которых в обобщенном виде отражаются ключевые элементы господдержки субъектов МСП, наличие связей, иерархии между ними и желаемые
результаты. Основное преимущество графических моделей – наглядность и
наилучшее восприятие этих моделей сторонними читателями.
Так, в работе Н.Б. Завьяловой и др. схематично показана иерархия программ государственной поддержки МСП: федеральная, региональная, муниципальная программы [3. С. 84]. От последней в качестве результатов исходит расширение деловых возможностей, финансово-имущественная поддержка субъектов МСП, обучение и консультирование предпринимателей,
улучшение условий ведения бизнеса, информационное обеспечение. Эта схема акцентирует внимание на самых главных организационно-правовых инструментах системы господдержки МСП (программах) и в общем виде – на
ожидаемой полезности этой поддержки с точки зрения ее получателей.
Р.Б. Гамидуллаев приводит структурную схему системы государственной
поддержки малого инновационного предпринимательства, в которой выделяет программно-целевой блок (подразумевающий программно-целевое обеспечение государственной поддержки), организационно-правовой блок (нормативно-правовое обеспечение господдержки, содействие внешнеэкономической деятельности, международное сотрудничество, интеграция с крупным
бизнесом) и функционально-ресурсный блок (кадровое, информационное,
финансово-кредитное, инфраструктурное, технологическое обеспечение) [2.
С. 298]. Более подробно суть схемы раскрывается в текстовой и табличной
форме.
В статье О.Н. Зубатых, Е.А. Колесниченко схематично отражены инструменты поддержки малого бизнеса в рамках государственно-частного парт-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методические основы моделирования механизма господдержки МСП
65
нерства, такие как правовое обеспечение и защита малого предпринимательства, финансово-кредитная, информационно-методическая, налоговая поддержка и антимонопольная политика [4. С. 57]. Компиляция подобных схем
приведена на рис. 1.
Инструментарий
Организационноправовой блок: нормативно-правовое обеспечение, интеграция с
крупным бизнесом и т.д.
Программноцелевой блок:
формирование
программ государственной поддержки МСП
Функциональноресурсный блок: кадровое, информационное,
инфраструктурное и
иное обеспечение
Федеральные программы
Региональные программы
Ведомственные программы
Результат
Финансовоимущественная
поддержка МСП
Обучение, консультирование, информационное обеспечение МСП
Расширение деловых
возможностей, улучшение условий ведения бизнеса
Рис. 1. Пример графического отображения механизма государственной поддержки
субъектов МСП
Из него видно, что механизм государственной поддержки субъектов
МСП включает организационно-правовой, программно-целевой и функционально-ресурсный блоки. Основным инструментарием реализации этого механизма являются государственные программы. В результате субъекты МСП
получают финансово-имущественную, информационную и иную поддержку.
Однако представленный рисунок и подобные ему, строго говоря, можно
назвать схемой, но не моделью. Для комплексного анализа и моделирования
государственной поддержки субъектов МСП наиболее приемлем системный
подход, при котором объектная область исследования рассматривается как
система. А непосредственно для моделирования механизма господдержки
МСП следует использовать стандарты графического моделирования.
Отметим, что, несмотря на множество трактовок понятия системы, существует общепризнанное понимание ее как совокупности взаимосвязанных и
взаимодействующих элементов, образующих целостность, единство. Зачастую смешиваются понятия системного подхода и системного анализа или
ведутся дискуссии о взаимосвязи между ними. Во избежание терминологической нечеткости обозначим, что системный анализ – строгая математическая
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Карпов, А.А. Кораблева
66
теория анализа сложных систем. В отношении оценки эффективности управления федеральными программами системный подход применяют В.А. Дадалко, Е.Р. Михалко, Э.А. Савчук и др. [5].
Статическое (структурное) и динамическое (процессуальное) состояние
системы неразрывно связаны между собой, что определяет использование
наряду с системным процессного подхода. Он рассматривает деятельность и
управление как процесс, что соотносится с нашим пониманием механизма
государственной поддержки субъектов МСП и в отличие от функционального подхода ориентирует на результат, а не на функцию, на что указывают
А.О. Блинов, О.С. Рудакова [6. С. 57] и другие авторы. В процессном подходе
контролируются «входы» (ресурсы) и «выходы» (результаты) на границах
функций и бизнес-процессов (рис. 2). А сам бизнес-процесс понимается как
совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих видов деятельности,
преобразующих входы в выходы.
Вход
Функция
системы 1
Функциональный подход:
акцент на функцию
Процессный подход:
акцент на бизнес-процесс
и результат
Функция
системы 2
Выход
Рис. 2. Отличие процессного и функционального подходов
Определившись с видом и подходами к моделированию господдержки
субъектов МСП, необходимо выбрать стандарт моделирования. Наиболее
удобным языком графического моделирования системы считается методология IDEF0 (Integrated DEFinition), предполагающая графическое и текстовое
описание модели [7]. Модель IDEF0 в общем виде отображает выполняемые
системой функции и связи между ними. Сначала создается контекстная диаграмма (рис. 3), отражающая основную функцию системы, а затем она декомпозируется (детализируется) до необходимого уровня. Вход функционального блока представляет материал или информацию, которая должна
быть использована или преобразована блоком в результат (выход). Стрелки
входа необязательны, так как не все действия могут преобразовать или изменять что-либо. При решении нашей задачи входом модели могут быть денежные средства – ресурс, обеспечивающий результативность механизма
(выход модели).
К управляющим элементам модели следует отнести нормативноправовые документы. Влияние на механизм должны оказывать цели более
высокого уровня – цели развития экономики страны, отдельных отраслей и
видов деятельности, реализации социально-экономической политики. Механизмом модели являются министерства, ведомства, иные органы власти и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методические основы моделирования механизма господдержки МСП
67
подразделения, участвующие в процессе государственной поддержки МСП,
программное обеспечение и иной инструментарий. В модели обязательно
должна присутствовать обратная связь. К ней относятся информация об эффективности и результативности механизма, неизрасходованные ресурсы.
Конечная цель моделирования – создание модели «как будет», в которой отразятся предложения исследователей по совершенствованию механизма государственной поддержки МСП.
Управление С1
Вход I1
Основная функция системы
Выход О1
Механизм М1
Рис. 3. Принцип построения контекстной диаграммы модели в стандарте IDEF0
Широкое распространение стандарта IDEF0 позволяет в рамках данной
статьи не рассматривать его подробно, а сразу обратить внимание на следующий момент. В соответствии с терминологией IDEF0 механизм в модели
обозначается дугой, входящей в функциональный блок снизу. Здесь механизмы показывают средства, инструментарий, с помощью которого осуществляется выполнение функций. То есть механизм является частью системы,
которая «запускает» и поддерживает ее функционирование. Такой аспект
приводит к вопросам: где именно в графической модели будет отражен механизм государственной поддержки субъектов МСП? он займет всю модель
или только ее часть (нижние дуги)?
Взаимосвязь между элементами механизма не так четко просматривается
на IDEF0-диаграммах, как взаимосвязь между функциями системы, хотя она
есть. Например, одно подразделение министерства может выполнять различные функции системы государственной поддержки предпринимательства. С
другой стороны, для выполнения определенной функции может понадобиться совместная работа нескольких подразделений и использование одного инструментария, программного обеспечения, методик и источника информации.
Тем не менее, приравнивая понятия механизма господдержки субъектов
МСП и механизма как нижних дуг модели, мы искусственно создадим ограничения, которые не позволят рассмотреть проблему в полном объеме. То
есть созданная графическая модель со всеми элементами, функциями, взаимосвязями и будет представлять механизм государственной поддержки субъектов МСП.
Небольшие графические модели можно создавать в ручном режиме или
средствами текстовых редакторов со встроенными графическими приложениями. Однако для решения серьезной задачи используются так называемые
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
В.В. Карпов, А.А. Кораблева
CASE-средства (англ. Computer-Aided Software Engineering) – программные
продукты для моделирования программ, систем. Есть мнение, что их выбор
во многом зависит от личных предпочтений разработчиков. Но для реализации структурного (функционально ориентированного) подхода и использования IDEF0-методологий наилучшим образом подходит All Fusion Process
Modeler (ранее BPwin). Этот программный продукт содержит стандарты моделирования, обладает интуитивно-понятным графическим интерфейсом,
быстр и легок в освоении, что позволяет сосредоточиться на анализе самой
предметной области. Наличие в All Fusion Process Modeler встроенных стандартов моделирования снимает необходимость создания «Соглашения по моделированию бизнес-процессов» – документа, в котором прописываются
правила моделирования, внешний вид и сущность всех используемых графических объектов.
В качестве иллюстрации созданных моделей господдержки субъектов
МСП на рис. 4 представлена диаграмма верхнего уровня модели «как есть».
В модели сложно отразить всю многовариатность системы (механизма) государственной поддержки МСП, поэтому на модель накладываются определенные ограничения. Отправной точкой моделирования механизма государственной поддержки субъектов МСП послужили указанные на федеральном
портале малого и среднего предпринимательства программы господдержки
субъектов МСП (www.smb.gov.ru).
Методическим центром по выработке государственной политики, нормативно-правовому регулированию в сфере анализа и прогнозирования развития субъектов МСП выступает Минэкономразвития РФ. В то же время господдержка субъектов МСП осуществляется по линии Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ, Министерства труда и социальной защиты РФ, Министерства образования и науки РФ и др. За исключением подпрограммы по линии Минтруда, в других подпрограммах (по линии указанных
министерств) присутствуют цели и ключевые индикаторы, касающиеся непосредственно субъектов МСП. Анализ нормативных документов относительно
указанных на рис. 4 госпрограмм и интервьюирование экспертов позволили
декомпозировать эту диаграмму, выявить особенности и недостатки действующего механизма. Однако подробная демонстрация практических результатов исследования выходит за рамки данной публикации, поэтому вернемся
к методическим вопросам.
В отношении господдержки субъектов МСП в разных источниках употребляются понятия эффективности и результативности, что потребовало дополнительного изучения этих понятий.
М.А. Волкова отмечает, что оценка эффективности государственной поддержки МСП может осуществляться с позиции различных заинтересованных
сторон: государства, региона и самих малых и средних предпринимательских
структур [8. С. 439]. В зависимости от того, кто выступает субъектом оценки,
могут применяться различные целевые установки, методы, критерии и выводы. В работе Р.Б. Гамидуллаева предложена методика оценки эффективности
господдержки малого инновационного предпринимательства, однако в заключении автор говорит о результативности поддержки, т.е. не разграничивает эти понятия [9. С. 4]. С.А. Попов проводит анализ эффективности про-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 4. Верхний уровень модели механизма государственной поддержки субъектов МСП «как есть» (as-is)
Методические основы моделирования механизма господдержки МСП
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
В.В. Карпов, А.А. Кораблева
грамм государственной поддержки малого предпринимательства [10.
С. 2249]. В то же время официальные документы оперируют понятием результативности предоставления субсидий региональным бюджетам в рамках
государственной поддержки МСП [11]. В Приказе Минэкономразвития России от 14.07.2011 № 343, посвященном подготовке Соглашения по софинансированию мероприятий государственной поддержки МСП, говорится о том,
что оценка эффективности использования субсидии осуществляется путем
анализа достижения значений показателей результативности предоставления
субсидии [12].
Итак, результативность отражает взаимосвязь между поставленными в
программных документах целями и достигнутыми результатами. Она оценивается с позиции того, все ли результаты соответствуют установленным целям и в какой мере. Понятие эффективности имеет несколько трактовок. В
общем виде она определяется через отношение конечного результата (эффекта) к затраченному на его достижение ресурсу. Соответственно, чем большее
значение принимает это отношение, тем эффективность выше. Социологический подход связывает эффективность с достижением результата [13. С. 102],
что практически приравнивает понятия эффективности и результативности.
Но здесь важно не уйти в крайность, когда цель оправдывает средства, например, использование незаконных методов управления. Такую потенциальную проблему можно свести к нулю, указав в модели определенные принципы функционирования механизма государственной поддержки МСП.
Обобщая проведенный анализ понятий, закрепим, что эффективность механизма государственной поддержки проявляется не только в достижении
значений результативности программных документов. Использование исключительно этого критерия не позволит «приподняться» над проблемой.
Поэтому оценка эффективности механизма господдержки МСП должна учитывать и объективные мнения экспертов в этой области. Кроме того, очевидна необходимость разработки критериев оценки развития МСП в регионах,
на основании которых и можно судить об эффективности механизма господдержки субъектов МСП.
Подводя итоги исследования, еще раз подчеркнем, что под механизмом
государственной поддержки МСП понимается совокупность взаимосвязанных элементов, инструментов, методов организации и управления, обеспечивающих функционирование системы господдержки МСП. Для моделирования механизма господдержки субъектов МСП с целью анализа его эффективности и разработки предложений по его улучшению целесообразно использовать системный и процессный подходы. Системный поход здесь означает,
что государственная поддержка субъектов МСП является элементом более
крупной системы и не только влияет на малые и средние хозяйствующие
субъекты, но и выступает инструментом реализации социально-экономической политики страны. Процессный подход подводит к использованию
широко известного стандарта графического моделирования IDEF0, позволяющего создавать наглядную функциональную модель, для чтения которой
практически не требуется специальной подготовки. А это может являться
большим преимуществом для заказчиков моделирования. Сформированная
таким образом модель «как есть» (as-is) раскрывает участников, этапы, инст-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методические основы моделирования механизма господдержки МСП
71
рументарий и особенности действующего механизма господдержки субъектов МСП. На ее основе создается модель «как будет» (to-be), отражающая
предложения по повышению ее эффективности. Последняя проявляется не
только в достижении запланированных в госпрограммах целей и индикаторов, но и в оценке этого механизма экспертами регионального уровня с использованием специально разработанной системы показателей.
Литература
1. Карпов В.В., Кораблева А.А. Методико-методологические основы моделирования государственной поддержки предпринимательства // Двадцатые Апрельские экономические чтения:
материалы междунар. науч.-практ. конф. / под ред. д.э.н., проф. В.В. Карпова и д.э.н., проф.
А.И. Ковалева. Омск: РОФ «ФРСР», 2014. С. 55–58.
2. Гамидуллаев Р.Б. Анализ механизмов государственной поддержки малого инновационного предпринимательства // Изв. ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 28. С. 295–301.
3. Завьялова Н.Б., Сагинова О.В., Сидорчук Р.Р., Скоробогатых И.И. Уровень государственной поддержки малого бизнеса с точки зрения ее получателей // Маркетинг и маркетинговые
исследования. 2013. № 2 (104). С. 82–93.
4. Зубатых О.Н., Колесниченко Е.А. Государственно-частное партнерство как фактор развития малого бизнеса в регионах России в посткризисный период // Социально-экономические
явления и процессы. 2011. № 9. С. 53–57.
5. Дадалко В.А., Михалко Е.Р., Савчук Э.А. Экономико-математическая модель оценки эффективности управления комплексом федеральных целевых программ в сферах обеспечения
безопасности и научно-технического развития России // Экономические науки. 2010. № 6.
С. 223–230.
6. Блинов А.О., Рудакова О.С. Процессный подход в системе менеджмента современных
организаций // Экономика и управление: проблемы, решения. 2014. № 1. С. 56–62.
7. Методология функционального моделирования IDEF0. Руководящий документ. М.:
Госстандарт России, 2000. 75 с.
8. Волкова М.А. Оценка эффективности государственного механизма управления экономикой региона в сфере поддержки малого бизнеса // Вестн. Сиб. гос. аэрокосм. ун-та им. академика М.Ф. Решетнева. 2009. № 2 С. 438–442.
9. Гамидуллаев Р.Б. Разработка методики оценки эффективности государственной поддержки малого инновационного предпринимательства в РФ // Государственное управление.
Электронный вестник. 2012. № 32. С. 4.
10. Попов С.А. Комплексный анализ оценки эффективности управления программами
поддержки малого предпринимательства // Фундаментальные исследования. 2013. № 10–10.
С. 2249–2252.
11. Постановление Правительства РФ от 27.02.2009 № 178 (ред. от 28.06.2012) «О распределении и предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства,
включая крестьянские (фермерские) хозяйства» // Справ. правовая система «КонсультантПлюс».
12. Приказ Минэкономразвития России от 14.07.2011 № 343 (ред. от 13.07.2012) «Об утверждении формы соглашения между Министерством экономического развития Российской
Федерации и высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской
Федерации о предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на софинансирование мероприятий по государственной поддержке малого и
среднего предпринимательства» // Справ.-правовая система «КонсультантПлюс».
13. Литвинова О.С. Понятие «эффективность» и его критерии в парламентской деятельности // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и
искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 5–2 (31). С. 101–107.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
В.В. Карпов, А.А. Кораблева
V.V. Karpov1, А.А. Korableva2
Omsk Branch of the Financial University under the Government of the Russian Federation, Omsk,
Russia. E-mail: VVKarpov@fa.ru
2
Complex Scientific Department for Regional Issues, Omsk Scientific Center of the Siberian Branch of
the Russian Academy of Sciences, Omsk, Russia
E-mail: anna412@mail.ru
THE METHODOLOGICAL FOUNDATIONS OF MODELING THE MECHANISM OF
STATE SUPPORT FOR SMALL AND MEDIUM BUSINESS.
Keywords: Small and Medium Business; State support; Graphic modeling.
1
This article is connected to the methodological foundations of modeling the mechanism of state support for small and medium businesses. The study emphasizes the urgency of the problem, exposes
terminological aspects, selects approaches, chooses the type and standard of modeling, and defines the
place of the mechanism of state support for small and medium-sized enterprises in the graphic model.
A fragment of the graphic model which has been developed of the current mechanism of state support
for businesses is presented. Lastly, an approach to determine the effectiveness of this mechanism is
specified in the article.
The mechanism of state support for small and medium-sized enterprises (SMEs) is understood as a set
of interrelated elements, tools, and organizational and management methods. They ensure the functioning of the state support system for SMEs. During simulation of the mechanism of state support for
SMEs, so-called “bottlenecks” have been identified, and form the starting point for the improvement of
the system. Different methods of modeling may be suitable for the task. The main advantage of
graphic models is their clarity and the fact that they are better perceived by readers. Therefore, this
type of modeling has been used in the study.
To model the mechanism of state support for SMEs, it is advisable to use systemic and process approaches. In this case, a systemic approach means that state support for SMEs is an element of a larger
system and acts as a tool to implement socio-economic policy in the country. The process approach
leads to the use of the well-known IDEF0 standard of graphical modeling, allowing a functional visual
model to be created. Almost no special training is needed to read such a model. The “as is” model was
created in this way and reveals the participants, stages, tools and features of the existing mechanism of
state support for SMEs. On its basis, the “to be” model was created, reflecting a proposal to improve
its effectiveness.
The effectiveness of the state support mechanism is manifested not only in achieving performance
values for program documents. An effectiveness assessment of the mechanism of state support for
SMEs should take into account the objective opinions of experts in this field. Moreover, there is an
obvious necessity to come up with criteria to evaluate the development of SMEs in the regions. On the
basis of these criteria the effectiveness of the mechanism of state support for SMEs can be judged.
References
1. Karpov V.V., Korableva А.А. [Methodical and procedural fundamentals of modeling the state
support of business]. Dvadtsatyye Аprel’skiye ekonomicheskiye chteniya: Materialy mezhdunarodnoy
nauchno-prakticheskoy konferentsii [20th April Readings: Proc. of Int. Sci. Conf.]. Omsk. ROF
«FRSR», 2014, pp. 55-58. (In Russ.).
2. Gamidullayev R.B. Analysis of the mechanism of state support for small innovation business.
Izvestiya PGPU im. V.G. Belinskogo, 2012, no. 28, pp. 295-301.
3. Zav’yalova N.B., Saginova O.V., Sidorchuk R.R., Skorobogatykh I.I. The sufficiency of state
support from the viewpoint of its recipients. Marketing i marketingovyye issledovaniya, 2013, no. 2
(104), pp. 82-93.
4. Zubatykh O.N., Kolesnichenko E.А. Gosudarstvenno-chastnoye partnerstvo kak faktor razvitiya malogo biznesa v regionakh Rossii v postkrizisnyy period. Sotsial’no-ekonomicheskiye yavleniya i protsessy, 2011, no. 9, pp. 53-57.
5. Dadalko V.А., Mikhalko E.R., Savchuk E.А. Ekonomiko-matematicheskaya model’ otsenki
effektivnosti upravleniya kompleksom federal’nykh tselevykh programm v sferakh obespecheniya
bezopasnosti i nauchno-tekhnicheskogo razvitiya Rossii. Ekonomicheskiye nauki, 2010, no.6, pp. 223230.
6. Blinov А.O., Rudakova O.S. A process approach in modern organizations’ system of managementent. Ekonomika i upravleniye: problemy, resheniya, 2014, no. 1, pp. 56-62.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методические основы моделирования механизма господдержки МСП
73
7. Metodologiya funktsional’nogo modelirovaniya IDEF0. Rukovodyashchiy dokument. Moscow,
Gosstandart Rossii, 2000. 75 p.
8. Volkova M.А. Efficiency assessment of the state mechanism of region’s economy management in the sector of the support for small business. Vestnik sibirskogo gosudarstvennogo aerokosmicheskogo universiteta imeni akademika M.F. Reshetneva, 2009, no. 2, pp. 438-442.
9. Gamidullayev R.B. Developing methods of efficiency assessment of the state support for small
innovation business in the Russian Federation. Gosudarstvennoye upravleniye, 2012, no. 32, p. 4.
10. Popov S.А. The complex analysis of the efficiency assessment of the management of small
business support programs. Fundamental’nyye issledovaniya, 2013, no. 10-10, pp. 2249-2252.
11. RF Government Resolution ‘On Budget Allocation and Granting Federal Subsidies to the
Constituent Entities of the Russian Federation for the State Support of Small Business’ of February 27,
2009 No. 178. Available at: http://www.consultant.ru/ (accessed 25 May 2014). (In Russian).
12. Order of the RF Ministry of Economic Development and Trade ‘On Approving the Form of
Agreement between the RF Ministry of Economic Development and Trade and the Supreme Body of
Executive Power of a Constituent Entity of the Russian Federation on Granting Federal Subsidies to
the Constituent Entities of the Russian Federation for Co-financing the State Support for Small Business’ of Activity for the State Support of Small Business’ of July 14, 2011 No. 343. Available at:
http://www.consultant.ru/ (accessed 25 May 2014). (In Russian).
13. Litvinova O.S. The concept of ‘efficiency’ and criteria for assessing it in parliamentary activities. Istoricheskiye, filosofskiye, politicheskiye i yuridicheskiye nauki, kul’turologiya i iskusstvovedeniye. Voprosy teorii i praktiki. 2013, No. 5-2 (31), pp. 101-107.
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Karpov V.V., Korableva А.А. Metodicheskiye osnovy modelirovaniya mekhanizma gosudarstvennoy podderzhki malogo i srednego predprinimatel’stva The methodological foundations of
modeling the mechanism of state support for small and medium business. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4
(28), pp. 63–73.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 330.341.11 (571.17)
Н.И. Новиков, В.А. Салихов
ОБОСНОВАНИЕ ФАКТОРОВ ДЛЯ СТИМУЛИРОВАНИЯ
ИЗВЛЕЧЕНИЯ ЦЕННЫХ ЦВЕТНЫХ И РЕДКИХ МЕТАЛЛОВ
ИЗ ЗОЛО-ШЛАКОВЫХ ОТХОДОВ УГЛЕЙ, НАКАПЛИВАЕМЫХ
НА ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ
КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Обоснованы факторы, стимулирующие разработку золо-шлаковых отвалов энергетических предприятий, в которых могут содержаться значительные запасы ценных
цветных и редких металлов. Приведены формулы расчета экономического эффекта
по подобным проектам, позволяющие оценить возможные объемы получения ценных
металлов, а также величину выручки и прибыли по проекту. Обоснованы перспективы использования цветных и редких металлов для промышленности Сибирского региона.
Ключевые слова: цветные и редкие металлы, золо-шлаковые отходы углей, экономический эффект, экологический эффект, суммарный эффект.
Развитие научно-технического прогресса, внедрение научных достижений в различных областях промышленности (авиационной, космической и
т.д.) привели к увеличению потребности во многих цветных и редких металлах, но наиболее востребованы эти металлы в металлургической промышленности, где производится около 70 различных металлов, а также в машиностроительном комплексе. В последнее десятилетие мировая добыча возросла:
ниобия – на 35%, тантала – на 15%, титана – на 32%, меди и сурьмы – на
30%, молибдена – на 24%, олова и бокситов – на 10%.
Ведущие места по добыче цветных и редких металлов занимают США,
РФ, Канада, ЮАР и КНР. Главными производителями цветных руд являются
также такие страны, как Чили, Перу, Боливия, Малайзия, Заир, Замбия, Казахстан, Узбекистан, Индия, Республика Корея, Гвинея, Ямайка, Бразилия,
Индонезия, Ангола, Ботсвана, Финляндия, Германия, Великобритания.
При этом в экономически развитых странах, менее обеспеченных минеральным сырьем, наблюдается более полная структура металлургической
отрасли (в том числе выплавка редких и стратегически важных металлов –
титана, кобальта, тантала, германия), преобладание в структуре производственного цикла выплавки металлов средних и верхних стадий производства,
большая и быстро растущая доля производства металлов из вторичного сырья. Возрастает значение транспортного, энергетического и экономического
факторов. Производство цветных металлов в развивающихся странах в большей степени определяется сырьевым и энергетическим факторами. На территории этих государств часто расположены месторождения руд цветных металлов мирового значения (например, в Чили – медь, в Бразилии – бокситы, в
Боливии – олово и т.д.). В структуре цветной металлургии этой группы стран
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование факторов для стимулирования извлечения цветных и редких металлов
75
преобладают нижние стадии производственного цикла (добыча, обогащение
и производство чернового металла) [1. С. 26].
Анализ минерально-сырьевой базы (МСБ) цветных и редких металлов в
Российской Федерации показывает, что РФ, несмотря на кризисные явления
переходного периода, по-прежнему занимает ведущие места по запасам, добыче и потреблению большинства цветных металлов. В то же время следует
отметить, что практически все месторождения цветных металлов России отличаются сложными географо-экономическими условиями эксплуатации, что
снижает рентабельность их освоения. Как следствие, доля активных запасов
снижается, из-за высоких цен на электроэнергию и транспортные перевозки
более половины разведанных месторождений цветных и редких металлов
нерентабельно. При этом в связи с постепенным подъемом отечественной
промышленности к 2020 г. в стране прогнозируется рост потребления цветных металлов (примерно в 1,5–2 раза). Развития МСБ стратегических редких
металлов требуют интересы национальной безопасности. К списку стратегических видов минерального сырья, утвержденному распоряжением Правительства РФ № 50 от 16.01.1996 г., из числа редких металлов отнесены литий,
бериллий, ниобий, тантал, цирконий, германий, рений, скандий.
Таким образом, в настоящее время актуальна проблема обеспечения промышленности цветными и редкими металлами в РФ, которая усугубляется
из-за сложной социально-экономической ситуации в стране [2. С. 7]. По потреблению металлов, особенно редких, Россия значительно отстает от развитых стран. При этом по мере стабилизации и роста экономики страны ожидается, что в период до 2020 г. рост потребности металлургических предприятий России в сырье будет обусловлен прежде всего увеличением спроса на
металлопродукцию на внутреннем рынке (вследствие ожидаемого оживления
производства в отраслях-металлопотребителях), при сравнительно стабильных объемах экспорта. Рост внутреннего потребления металлопродукции и
рост ее экспорта возможны при поставках продукции так называемого четвертого передела (например, обработка цветных металлов, твердосплавная
металлургия и т.д.).
Намечающийся рост производства в РФ подтверждает остроту и актуальность проблемы снабжения промышленности дефицитными металлами и
предполагает в связи со снижением количества и качества разведанных руд
увеличение мероприятий по комплексному использованию руд, а также по
эксплуатации техногенных месторождений. При этом следует учитывать, что
затраты на геолого-разведочные работы (ГРР) по рудным месторождения могут составлять десятки миллионов рублей и более, а по техногенным будут на
порядок меньше. Следует учитывать также огромные объемы накапливаемых
техногенных отходов. Например, в РФ накоплено более 2 млрд т золы и шлаков ТЭС и металлургических предприятий [3. С. 209], а в Кемеровской области ежегодно накапливается около 3 млн т золо-шлаковых отходов (ЗШО). В
настоящее время накоплено около 100 млн т золоотвалов. При этом запасы
ряда ценных, дефицитных металлов (титан, цирконий, стронций, ванадий) в
них могут составить тысячи и десятки тысяч тонн [1. С. 62]. Таким образом,
обоснование эффективных путей их переработки – это важнейшая задача.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
Н.И. Новиков, В.А. Салихов
Первоначально необходимо оценить перспективы использования дефицитных металлов для обеспечения потребностей промышленности Кемеровской области, Сибири и РФ. Актуальность извлечения ценных металлов из
углей и ЗШО углей определяется на основе анализа состояния минеральносырьевой базы цветных и редких металлов в мире в целом и России в частности, анализа спроса и предложения на эти металлы на внутреннем и мировом
рынках (рис. 1). Важным аспектом решения этой проблемы является и обоснование стимулов для ликвидации техногенных отвалов и улучшения экологической ситуации в горно-промышленных регионах России.
Оценка минерально-сырьевой базы (МСБ) металлических полезных ископаемых России
с использованием коэффициентов: 1) интенсивности использования – Кинт = М / З, где М –
годовая добыча металлов; З – запасы металла; № 2) обеспеченности – Коб = З / М; 3) зависимости МСБ – Кзав = П / М, где П – годовое потребление металла. Исходя из этого определяются:
МСБ донорского типа – экспорт металлов (медь, никель, молибден, драгоценные металлы);
МСБ самодостаточная – ограниченный экспорт/импорт металлов (свинец, цинк, олово);
МСБ, зависимая от импорта, – импорт металлов (редкие металлы)
Обоснование актуальности разработки техногенных месторождений
Разработка методологических основ исследования техногенных месторождений
Разработка логической схемы исследования техногенных месторождений
Прогнозная геолого-экономическая оценка техногенных месторождений
Геологические параметры – определение ресурсов металлов по категории Р1
Технологические параметры – наличие рентабельных технологий по извлечению металлов
Экономические параметры – анализ динамики цен, емкости рынков, условий продаж
Составление технико-экономических соображений (ТЭС) по техногенным месторождениям
Выявление перспективных техногенных месторождений
Экономическая оценка перспективных техногенных месторождений
Выбор перспективного объекта исследования – дифференцированная рента I порядка
Проведение оценочных работ и подсчет запасов металлов по категории С2
Выбор варианта разработки – дифференцированная рента II порядка
Выполнение технико-экономических расчетов (ТЭР) по перспективным объектам
Предварительная экономическая оценка перспективного техногенного объекта
с учетом экологических, социальных и косвенных показателей
Проведение разведочных работ и подсчет запасов металлов по категориям С1 и С2
Технико-экономическое обоснование (ТЭО) разработки перспективного объекта
Составление технико-экономического проекта (ТЭП) по извлечению металлов из перспективного объекта с учетом перспектив развития региона
Оценка народно-хозяйственного эффекта на региональном уровне
Рис. 1. Общие методологические подходы к изучению техногенных месторождений цветных
и редких металлов
Целесообразность комплексного извлечения концентратов металлов или
металлов из золо-шлаковых отходов углей должна проводиться в сравнении с
рудными и другими техногенными объектами с учетом замыкающих затрат,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование факторов для стимулирования извлечения цветных и редких металлов
77
прибыли, стоимости месторождения, в сопоставлении затрат и цен на получаемые продукты (концентраты металлов или металлы), определения наиболее ценного продукта, под который разрабатывается комплексная, рациональная схема эксплуатации месторождения. К этому следует добавить, что
при переработке ЗШО возможно также получение и дефицитных строительных материалов, а иногда именно такой продукт может быть наиболее ценным, но в любом случае получение нерудной продукции может существенно
повысить рентабельность проектов по извлечению дефицитных металлов из
ЗШО.
Количественные критерии для геолого-экономической оценки металлов,
содержащихся в ЗШО углей, – это промышленные запасы металлов (подсчитанные по категориям С1 и С2); минимальное содержание условного металла,
обеспечивающее комплексное и рентабельное их извлечение из объектов с
учетом экологических требований (полная ликвидация отвалов, содержание
вредных и токсичных металлов в переработанной золе не выше ПДК); динамика спроса и цен на цветные и редкие металлы.
Методика собственно экономической оценки ценных цветных и редких
металлов, содержащихся в ЗШО, заключается в определении минимального
содержания условного металла, обеспечивающего рентабельность проекта,
среднегодового эффекта проекта с учетом рисков проекта, на основе дифференцированной ренты I (в сравнении с рудными месторождениями) и II (в
сравнении методов извлечения металлов) путем ранжирования вариантов
экономической эффективности их извлечения с помощью геологического,
технологического и экономического параметров.
Обоснование рационального варианта проекта по комплексному извлечению ценных металлов из ЗШО должно проводиться с учетом оценки предполагаемых годовых объемов производства металлов и выручки, эксплуатационных и капитальных затрат. В результате с учетом вероятности рисков и
значимости их влияния на проект выбираются оптимальные объект и метод
извлечения металлов, расcчитывается экономический эффект, оценивается
степень устойчивости проекта, а для его стимулирования необходимо также
оценить народно-хозяйственный эффект на региональном уровне как сумму
экологического, социального и косвенного эффектов.
Перспективы комплексного использования ценных цветных и редких металлов из ЗШО углей Кузбасса должны определяться на основе динамики
потребления металлов в мире и РФ, а также на основе учета влияния факторов размещения горно-металлургического производства. Кроме того, должны
учитываться перспективы социально-экономического развития региона (Кемеровской области), что позволяет определить конкретные направления использования дефицитных металлов на конкурентных рынках и оптимизировать варианты их извлечения. Оптимизация комплексного использования
ценных металлов предполагает: геологическое доизучение техногенных объектов и перевод запасов металлов в категорию балансовых, повышение рентабельности проектов по извлечению дефицитных металлов из ЗШО, прогноз
потребления металлов и перспектив социально-экономического развития региона.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
Н.И. Новиков, В.А. Салихов
Для принятия решения о вводе в разработку техногенного месторождения, представленного ЗШО энергетических предприятий, содержащих ценные металлы, необходим учет внешних, внутренних факторов и суммарного
эффекта от реализации проекта (рис. 2).
В настоящее время имеется целый ряд технологических решений, позволяющих эффективно утилизировать некоторые виды ЗШО с целью извлечения из них полезных компонентов. С помощью выщелачивания можно извлекать золото, литий, ванадий, вольфрам, иттрий, редкоземельные и другие металлы. Из ЗШО энергетических бурых углей извлекается (от общего объема)
до 40–67% титана, 70–87% меди, 50–81% марганца, 74–84% мышьяка, 48–
60% ванадия и 62–83% галлия [3. С. 212].
В целом реализация проектов по использованию ценных металлов из золо-шлаковых отходов, накапливающихся при промышленном (в основном
энергетическом) использовании углей, вызвана следующими факторами:
– накопление большого количества отвалов угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий является результатом экономически неэффективного использования добываемой угольной массы, что требует их вторичной переработки; складируемые отвалы негативно воздействуют на окружающую среду;
– при энергетическом, металлургическом и коксохимическом использовании углей в атмосферу попадает много токсичных (таких как ртуть, мышьяк и т.п.) элементов, при этом их концентрация во много превышает допустимые ПДК.
Таким образом, экономическая причина попутного извлечения этих, одновременно вредных и целесообразных для использования, металлов подкрепляется экологическими требованиями.
Кроме того, следует учитывать и другие факторы:
– истощение запасов традиционных металлических руд и ухудшение горно-геологических условий эксплуатации рудных месторождений делают перспективными варианты добычи многих черных, цветных, благородных и редких металлов из золо-шлаковых отходов и даже из углей (например, германий, галлий, скандий);
– в настоящее время разработан ряд технологий, адаптированных к требованиям промышленности, позволяющих экономически эффективно проводить извлечение ряда ценных металлов из углей и угольных отходов;
– нестабильная экономическая ситуация, вызванная реформированием
угольной отрасли, а также усложняющиеся горно-геологические параметры
угледобычи заставляют искать нетрадиционные пути повышения эффективности работы угледобывающих предприятий.
Возможные объемы производства металлов и другие техникоэкономические показатели по проекту можно оценить по представленной на
рис. 2 логической схеме.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование факторов для стимулирования извлечения цветных и редких металлов
79
Рис. 2. Основные факторы (риски), влияющие на показатели извлечения цветных и редких металлов,
содержащихся в ЗШО углей (техногенных месторождениях)
Примечание. Народно-хозяйственный эффект по проектам разнообразен. Это Ээ.п от продажи
ЗШО, концентратов металлов или черновых металлов, а также строительных материалов. Ээкол. формируется от предотвращенного ущерба земельным и лесным ресурсам и от ликвидации отвалов.
Эсоц – это в первую очередь создание рабочих мест по проектам и сокращение за счет этого выплат
пособий по безработице. Косвенный эффект показывает экономию средств на ГРР и на добычу, обогащение и получение металлов, но рудные месторождения содержат специфический, генетически
обусловленный, меньший спектр металлов большего объема. Поэтому этот эффект в основном имеет
теоретическое значение. Суммарный народно-хозяйственный эффект (ЭН.Х) можно оценить по годам
(t). При этом для каждого эффекта с учетом его специфики уточняется норма дисконта (Е) по проекту:
ЭН.Х = ∑∑ ЭЭ × (1 / 1 + E)t + ЭЭКОЛ × (1 / 1 + E)t + ЭСОЦ × (1 / 1 + E)t +
+ ЭКОСВ × (1 / 1 + E)t.
Определив среднее содержание металла в угле по пласту и среднее содержание металла в золо-шлаковых отходах после энергетического сжигания
этого угля, можно будет оценить количество металла, переходящее в золу.
Эта информация может быть полезна при формировании техногенных место-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
Н.И. Новиков, В.А. Салихов
рождений из золо-шлаковых отходов, получаемых из углей конкретных месторождений. Следует отметить, что эти техногенные объекты формируются
из разных источников поступления углей. Кроме того, часть металлов улетучивается при сгорании, часть мигрирует из золоотвалов во внешнюю среду
при различных физико-химических процессах. Значительными будут потери
металлов и при их извлечении из ЗШО в концентрат.
Коэффициент выхода металла из золоотвалов в концентрат золы (Кв к.з.)
рассчитывается по соотношению:
Кв.к.з  ((Vк.з  Cм.к.з ) / (Vз.о  См.з.о ))  100%,
(1)
где Vк.з и Vз.о – объемы концентрата золы и объемы золоотвалов, т; См.к.з и
См.з.о – содержание металла в концентрате и золоотвалах, т.
Коэффициент разубоживания Р = 100 – Кв. Содержание металла в концентрате можно увеличить за счет зол уноса, где оно может быть в 2 раза
выше, чем в ЗШО.
Аналогично при наличии рентабельной промышленной технологии рассчитывается коэффициент выхода металла из концентрата в конечный продукт – черновой металл (Кв к.п):
Кв.к.п  ((Vк.п  Cм.к.п ) / (Vк.з  См.к.з ))  100%,
(2)
где Vк.п и См.к.п – объем конечного продукта (т) и содержание в нем металла.
В результате определяются объемы производства металлов в год, величины выручки, затрат по проекту и выбирается техногенный объект, разработка которого может дать большую прибыль и рентабельность. При этом критерий оптимальных расходов на опробование ЗШО – Кв.к.з или Кв.к.п – реальные, близкие к расчетным, позволяющие получать приемлемые: объем производства, выручку и прибыль по проекту.
Наиболее важным показателем экономической эффективности извлечения металлов из золоотвалов энергетических предприятий будет возможный
объем производства металла (Vпр. м), который можно рассчитать по формуле
Vпр.м  См.к.з  Vк.з  К в.к.п .
(3)
Например, среднее содержание титана по угольному пласту составляет
180 г/т. Среднее содержание титана в золе, по теоретическим источникам [4.
С. 450], составляет 1100 г/т, т.е. содержание титана в золо-шлаковых отходах
в этом случае увеличивается в 6,1 раза. Содержание титана в концентрате
золы может быть выше в 3–5 раз и более, чем в ЗШО (т.е. около 5 000 г/т).
Объемы получаемых за год концентратов из 200 – 1 000 тыс. т ЗШО могут
составить, согласно прогнозным оценкам ряда исследователей, от 2 до
20 тыс. т [4. С. 465], а Кв.к.п. ≈ 0,9. Тогда объем производства титана (Vпр. Ti)
может составить
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование факторов для стимулирования извлечения цветных и редких металлов
81
Vпр. Ti = 5 000 г/т × 2 000 т × 0,9 = 9 т.
Эти данные позволяют (с учетом производительности) определить количество требуемого оборудования для получения металлов. Выручка от реализации металлов (Вм) определяется по формуле
ВМ  Ц i  Vпр.мi ,
(4)
где Цi – цена i-го получаемого металла, руб./т или руб./кг; Vпр. м.i – объем i-го
получаемого металла, т или кг.
Отношение производственных затрат по проекту к общему объему получаемых металлов позволяет определить себестоимость 1 т металла. При расчете себестоимости конкретного металла учитывается его удельный вес в
общем объеме получаемых металлов. Цена на металл (Ц) определяется с учетом приемлемой нормы прибыли (П) от его себестоимости (С) (Ц = С / 1 – П).
Прибыль от реализации продукции (Пр) равна
П Р =(ВМ -ЗМ )+(Вc.п -Зс.п ),
(5)
где ЗМ – затраты на получение металла, тыс. руб.; Вс.п – выручка от реализации сопутствующих продуктов (рассчитывается аналогично выручке от реализации металлов), тыс. руб.; Зс.п – затраты на производство сопутствующих
продуктов, тыс. руб.
Сопутствующей продукцией могут быть, например, различные стройматериалы, получаемые из переработанных золо-шлаковых отходов.
В результате выбирается оптимальный вариант извлечения металлов из
ЗШО. При этом должна учитываться рациональность схемы извлечения металлов, позволяющая извлекать максимальное количество металлов из золоотвалов и зол уноса в концентрат, а также оптимальность метода извлечения
металлов из концентрата золы (желательно с помощью одной технологии
получать наиболее широкий спектр черновых металлов).
Следует также учитывать, что будут различаться содержания и, следовательно, объемы производства металлов из так называемых «лежалых» и из
«текущих» отходов. Производство металлов из «текущих» отходов может
повышаться, например, за счет применения при золоудалении метода мокрой
магнитной сепарации [3. С. 224; 4. С. 465]. Дополнительные объемы цветных
и редких металлов могут также производиться из зол уноса, накапливаемых в
фильтрах энергетических предприятий при промышленном сжигании углей.
Кроме того, рациональная схема переработки ЗШО должна увязывать
производство рудной и нерудной продукции. При этом ряд нерудных продуктов может значительно повысить рентабельность проектов по переработке техногенных объектов, особенно если предполагается производство только концентратов металлов. В ряде случаев возможна даже продажа ЗШО, если их переработка нерентабельна. При этом получаемый социальноэкологический эффект (улучшение экологической ситуации, снижение расходов на хранение техногенных отвалов, улучшение здоровья населения, со-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
Н.И. Новиков, В.А. Салихов
кращение выплат по больничным листам и т.д.) может сделать такое решение
целесообразным.
Таким образом, народно-хозяйственный эффект может быть значительным, но при этом он имеет очень разнообразный характер. Это экономический эффект от продажи ЗШО, концентратов металлов или черновых металлов, а также строительных материалов. Это экологический эффект, который
формируется в основном от предотвращенного ущерба земельным и лесным
ресурсам, а также от ликвидации накопленных отвалов. Вместе с экологическим эффектом следует оценивать и социальный эффект. Социальный эффект – это в первую очередь создание рабочих мест по проекту (переработка
техногенных отвалов) и сокращение за счет этого выплат пособий по безработице. В связи с оценкой комплексного эффекта может рассматриваться и
косвенный эффект, в основном теоретически. Этот эффект показывает экономию средств на проведение геолого-разведочных работ и на добычу, обогащение и получение того же ряда и объема металлов, но рудные месторождения содержат специфический, генетически обусловленный, меньший
спектр металлов большего объема. Он может применяться только в тех случаях, когда необходимо сравнить затраты на разработку комплексного рудного месторождения и техногенного месторождения. Тем не менее косвенный
эффект также стимулирует разработку техногенных объектов.
В Кемеровской области традиционно развиты отрасли производства горно-металлургического комплекса промышленности. Весомый вклад в экономику страны и области вносят металлургические предприятия – ЗападноСибирский и Новокузнецкий металлургические комбинаты (ЗСМК и НКМК),
Новокузнецкий алюминиевый завод, ОАО «Кузнецкие ферросплавы». Черная
и цветная металлургия обеспечивают около 40% объема промышленного
производства Кузбасса; 20% налоговых поступлений в областной бюджет и
более 40% валютных поступлений. В цветной металлургии более 90% всей
продукции в области обеспечивает пятое по величине предприятие в стране –
Новокузнецкий алюминиевый завод. Активно работают угледобывающие
компании, горно-рудные предприятия по добыче и переработке руд черных,
цветных и благородных металлов. Сегодня Кемеровская область обеспечивает более 50% национальной добычи угля (в том числе 79% – коксующихся
марок), более 50% экспорта углей (в основном также коксующихся марок).
Устойчивый экономический рост наблюдается с 2003 г. Главным образом
он вызван подъемом в базовых отраслях промышленности. Например, высокими темпами идет рост угледобычи (в 2013 г. добыто 203 млн т угля). Рост в
базовых отраслях, наблюдаемый в 2000-е гг., был связан с устойчивым спросом и ростом цен на уголь и металлы. За первое десятилетие XXI в. цены на
уголь выросли в среднем в 10 раз, а цены на черные и цветные металлы – в 2–
5 раз. В условиях мирового кризиса, начиная с 2008 г., произошло снижение
спроса и цен на металлы, что, в свою очередь, привело к снижению спроса и
цен на коксующиеся угли. В 2010–2011 гг. ситуация со сбытом угля стала
улучшаться, а в 2012–2013 гг. ухудшилась. Этот пример уязвимости горнометаллургических предприятий перед внешними факторами подтверждает
необходимость структурно-инновационных преобразований в экономике региона, в том числе за счет создания малых наукоемких производств.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование факторов для стимулирования извлечения цветных и редких металлов
83
Таким образом, в настоящее время рост производства происходит в основном в так называемых корпоративных секторах экономики, в которые
входят крупные горно-металлургические компании (Евразхолдинг, СУЭК,
«Русский алюминий» и др.). В то же время рост производства в машиностроении и других некорпоративных секторах экономики (легкая, пищевая
промышленность, сельское хозяйство и т.д.) менее устойчив. В экономике
области невелика доля малых предприятий (особенно наукоемких), невелики
и объемы инвестиций в этот сектор экономики. Кемеровская область отстает
от соседних Новосибирской и Томской областей по инновационной активности в экономике. Затраты на технологические инновации в Кузбассе в несколько раз меньше, чем в других индустриальных регионах-аналогах.
Учитывая тот факт, что промышленность Кузбасса является катализатором развития и остальных отраслей экономики, и социальной сферы области,
необходимо сохранить и улучшить существующие тенденции роста промышленного производства, инвестиционной активности, что будет способствовать укреплению экономического потенциала Кемеровской области в последующие годы. Главное условие этого – структурно-инновационная перестройка экономики региона.
Одним из вариантов развития малых наукоемких предприятий в Кемеровской области является создание компактных производств по переработке
техногенных отходов и извлечению из них ценных металлов. Эти производства могут быть созданы в составе горно-металлургических компаний на основе кооперации технолого-экономических связей между энергетическими и
угледобывающими предприятиями. Малые наукоемкие предприятия получат
финансовую поддержку для внедрения инновационных методов извлечения
ценных металлов, а также государственную поддержку (например, налоговые
льготы, льготные энергетические тарифы и пр.). Диверсификация производства повысит их финансовую устойчивость при нестабильной работе в сложных горно-геологических условиях. Конкурентоспособность производства в
Кемеровской области будет перспективной из-за влияния четырех параметров: стратегии развития региона, спроса на цветные и редкие металлы, факторов производства (технологии, оборудование, сырье – отходы минеральной
продукции), родственных поддерживающих отраслей (предприятия горнометаллургического комплекса).
Из накапливаемых за год зольных отвалов (около 3 млн т) можно извлечь
не менее 100 т титана, циркония, стронция, десятки тонн ванадия, галлия,
несколько тонн ниобия, германия и ряда других редких металлов. Всего в
Кемеровской области накоплено около 100 млн т ЗШО. Следует учитывать,
что содержание многих металлов и в ЗШО недостаточно высоко для их рентабельного извлечения. Дальнейшее совершенствование рациональных схем
и методов извлечения металлов должно быть основано на увеличении степени их комплексного извлечения с помощью инновационных технологий.
Таким образом, выручка от реализации металлов из золо-шлаковых отходов с учетом повышения коэффициента их выхода металлов и за счет расширения спектра их извлечения может увеличиться в несколько десятков и даже
100 раз. Например, если по проекту выручка составляет 150 млн руб. [1.
С. 175], то в целом за год она может достигнуть 15 млрд руб. Металлургиче-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
Н.И. Новиков, В.А. Салихов
ская продукция предприятий региона составляет 40% от ВРП (например, от
300 до 763,5 млрд руб. в 2011 г. [5]), т.е. производство металлов при переработке ЗШО может составить около 5% от всей получаемой металлопродукции региона.
При этом стоимость техногенных месторождений Кузбасса повышается
из-за социального, экологического и косвенного эффектов. Их разработка
существенно улучшит экологическую ситуацию в Кемеровской области, где
около 100 тыс. га земли занято техногенными отходами, что важно в условиях подъема сельского хозяйства, увеличения урожайности зерновых и овощных культур. Кроме того, сократятся объемы ГРР и добычи на особо охраняемых природных территориях (например, в Кузнецком Алатау и Горной
Шории).
Металлы, получаемые из ЗШО углей Кузбасса, могут быть востребованы
на машиностроительных и металлургических предприятиях Кемеровской
области, а также других субъектов СФО (Новосибирской и Иркутской областей, Красноярского края). Ряд дефицитных металлов может поставляться и в
другие регионы. Прибыль от реализации металлов (Пм) определяется с учетом возможных объемов и условий продаж (спот, фьючерс, СИФ и т.д.):
П М  (V1  Ц1  V2  Ц 2  Vn  Ц n )  З,
(6)
где V1 ÷ Vn – годовые объемы реализации сортов металлов, т или кг; Ц1 ÷
÷ Цn – сортовые цены за единицу продукции, руб.; З – затраты на производство и реализацию металлов, руб.
В целом результаты исследования проблемы экономической оценки ценных цветных и редких металлов, содержащихся в углях и золо-шлаковых отходах углей, позволяют сделать вывод о перспективности комплексного использования ряда цветных и редких металлов, содержащихся в золоотвалах,
накапливаемых на энергетических предприятиях Кемеровской области. Запасы ряда этих дефицитных металлов можно оценить как потенциально экономические. При внедрении рентабельных технологий извлечения металлов из
золо-шлаковых отвалов возможна оптимизация использования титана и циркония, а затем полиметаллов в комплексе со стронцием, галлием, германием
и другими редкими металлами. Эти металлы с учетом первоначальных объемов их производства могут быть в первую очередь востребованы на металлургических и машиностроительных предприятиях Кемеровской области и
Сибирского региона. При этом комплексное извлечение ценных металлов
является одним из направлений формирования угольного кластера.
Литература
1. Салихов В.А. Экономическая оценка и комплексное использование попутных полезных
компонентов углей и золо-шлаковых отходов углей (на примере Кемеровской области) / НФИ
КемГУ. Новосибирск: Наука СО РАН, 2013. 224 с.
2. Чайников В.В., Гольдман Е.Л. Оценка инвестиций в освоение техногенных месторождений. М.: ООО «Недра-Бизнесцентр», 2000. 220 с.
3. Редкие элементы в углях Кузнецкого бассейна / С.И. Арбузов [и др.]. Кемерово, 1999.
248 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обоснование факторов для стимулирования извлечения цветных и редких металлов
85
4. Скурский М.Д. Недра Земли. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2006. 880 с.
5. Кемеровская область: объем ВВП вырос за год на 5,5 % [Электронный ресурс] // Альянс
медиа. URL: http: // www/allmedia.ru / newsitem/asp?id = 915257 (дата обращения:18.12.2012).
N.I. Novikov, V.А. Salikhov
Department of Economics, Novokuznetsk Branch of Kemerovo State University, Novokuznetsk, Russia.
E-mail: economica@nkfi.ru
THE BASIS OF FACTORS TO STIMULATE THE EXTRACTION OF VALUABLE NONFERROUS AND RARE METALS FROM ASH AND SLAG COAL WASTE ACCUMULATED
BY POWER PLANTS IN THE KEMEROVO REGION.
Keywords: Non-ferrous and rare metals; Coal ash dumps wastes; Economic effect; Total effect.
Advancing scientific and technical progress, and new scientific achievements in various industries
(aerospace, etc.), have led to an increased demand for many non-ferrous and rare metals, especially in
the steel industry, which produces about 70 various metals, as well as in the engineering industry.
The planned increase in production in the Russian Federation confirms the severity and urgency of the
problem of supplying the industry with scarce metals and suggests, in connection with a reduction in
the quantity and quality of Proved Ore Reserves, an increase in activities for the integrated use of ores,
as well as exploiting man-made deposits. It should also be taken into consideration that huge amounts
of man-made waste have been accumulated. For example, more than 2 billion tons of ash and slag
from thermal power stations and metallurgy enterprises have already been accumulated in the Russian
Federation, and the Kemerovo region annually collects about 3 million tons of ash and slag waste
(ASW). Currently, there exist about 100 million tons worth of ash dumps. At the same time, the reserves of a number of valuable, scarce metals (titanium, zirconium, strontium, vanadium) in these
dumps could be thousands or tens of thousands of tons. Therefore, a basis for effective means of processing these waste reserves is an essential task.
Prospects for the integrated use of valuable non-ferrous and rare metals from the ASW of the Kuznetsk
Coal Basin should be based on the dynamics of metal consumption in the world and the Russian Federation, as well as by accounting for the influence of factors from the distribution of mining and metallurgical production. In addition, the prospects for socio-economic development of the region (Kemerovo region) that allow for the designation of specific directions for the usage of rare metals in
competitive markets and the optimization of options for their extraction should be considered. The
optimization of the integrated uses of precious metals presupposes: the exploration of man-made objects and the transfer of metals reserves to the “balanced” category; an increase in the profitability of
scarce metal extraction projects from ASW; and a prognosis for metal consumption and perspectives
for socio-economic development in the region.
To make a decision about beginning to develop anthropogenic deposits, which result from the ASW of
energy companies and contain precious metals, both external and internal factors, as well as the cumulative effect of the project’s implementation must be taken into account. As a result, the optimal option
for the extraction of metals from ASW can be selected. Additional considerations should be made for
the rationality of the plan for metals extraction, allowing for the extraction of the maximum amount of
metals from ash dumps and ash spillover into the concentrate, as well as the optimality of extraction
method from the ash concentrate, preferably using the same technology in order to get the widest range
of crude metals.
In addition, a rational plan for ASW processing must coordinate the production of metallic and nonmetallic products. However, a number of non-metallic products could significantly increase the profitability of man-made object processing projects, especially if one intends to manufacture only metal concentrates. In some cases, even the sale of ASW is possible if processing is unprofitable. In this case,
the resulting social and environmental effect (ecological improvements, the reduction in the costs of
storing man-made waste, improvements to the health of the population, a reduction in medical bills,
etc.) could make such a decision sensible.
One of the options for the development of small high-tech enterprises in the Kemerovo region is to
create compact plants to process man-made waste and extract valuable metals. They could be created
as part of mining companies on the basis of technological and economic cooperative ties between energy and coal mining companies. Small high-tech companies would receive financial support for the
use of innovative methods to extract precious metals, as well as government support (e.g., tax exemptions, preferential energy tariffs, etc.). The diversification of production will increase their financial
stability in an unstable field in difficult geological conditions. The competitiveness of production in the
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86
Н.И. Новиков, В.А. Салихов
Kemerovo region is promising due to the influence of four parameters: the strategy of the regional
development, the demand for non-ferrous and rare metals, production factors (technology, equipment,
raw materials from the waste of mineral products), and related supporting industries (the mining and
metallurgical complexes).
In general, the results of the investigation into the problem of the economic evaluation of non-ferrous
and rare metals contained in coal and ash slag waste have led to a conclusion about the prospects for
the integrated use of a number of non-ferrous and rare metals in ash dumps at energy plants in the
Kemerovo region. The reserves of a number of these scarce metals can be assessed as potentially economical. By implementing cost-effective techniques to extract metals from ash and slag dumps, it is
possible to optimize the use of titanium and zirconium, and later the use of polymetals in a complex
with strontium, gallium, germanium and other rare metals. By taking into consideration the original
production volume, there could be a demanded for these metals in the metallurgical and machinebuilding enterprises in the Kemerovo region and Siberia. Thus, complex extraction of precious metals
is one of the ways to create a coal cluster.
References
1. Salikhov V.А. Ekonomicheskaya otsenka i kompleksnoye ispol’zovaniye poputnykh poleznykh
komponentov ugley i zolo-shlakovykh otkhodov ugley (na primere Kemerovskoy oblasti) [Economic
Assessment and Complex Use of Accompanying Useful Components of Coals and Ash and Slag
Wastes]. Novosibirsk, Nauka Publ., 2013. 224 p.
2. Chaynikov V.V. Otsenka investitsiy v osvoyeniye tekhnogennykh mestorozhdeniy [Evaluation
of Investments in production induced fields]. Moscow, OOO ‘Nedra-Biznestsentr’ Publ., 2000. 220 p.
3. Аrbuzov S.I., et al. Redkiye elementy v uglyakh Kuznetskogo basseyna. Kemerovo, 1999.
248 p.
4. Skurskiy M.D. Nedra Zemli. Kemerovo, Kuzbassvuzizdat, 2006. 880 p.
5. Аl’yans media. Kemerovskaya oblast’: ob”yem VVP vyros za god na 5,5 %. Available at: http:
// www/allmedia.ru / newsitem/asp?id = 915257 (accessed 18 December 2012). (In Russ.).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Novikov N.I., Salikhov V.А. Obosnovaniye faktorov dlya stimulirovaniya izvlecheniya tsennykh
tsvetnykh i redkikh metallov iz zolo-shlakovykh otkhodov ugley, nakaplivayemykh na energeticheskikh predpriyatiyakh Kemerovskoy oblasti The basis of factors to stimulate the extraction of
valuable non-ferrous and rare metals from ash and slag coal waste accumulated by power plants in the
Kemerovo region. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 74–86.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
ФИНАНСЫ
УДК 336.22
Л.С. Гринкевич, Ю.П. Олофинская
ВНЕДРЕНИЕ МЕТОДИКИ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ КОНТРОЛЯ
ЦЕН ПО СДЕЛКАМ В ПРАКТИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА
Внедрение в России нового порядка контроля цен по сделкам требует встраивания в
систему налогового управления организацией особого механизма превентивного
управления рисками несоответствия применяемых цен по сделкам рыночным ценам. В
статье предлагается универсальная методика управления рисками налогового контроля цен по сделкам. Методика направлена на выявление сделок организации, цены
по которым подлежат налоговому контролю, определению уровня отклонения от
рыночных цен на основе методов, установленных Налоговым кодексом РФ, и перерасчету объема налоговых обязательств. Внедрение данного подхода в практику деятельности российского бизнеса позволяет привести методы трансфертного ценообразования организации в соответствие с требованиями и ограничениями Налогового
кодекса РФ и снизить конфликтные ситуации с налоговыми органами.
Ключевые слова: управление налоговыми рисками, контроль цен по сделкам, методика управления рисками в организации.
Управление рисками организации в настоящее время является обязательным элементом общей системы управления, призванной обеспечивать стабильность ее функционирования, прогнозировать возможные кризисные процессы и своевременно применять систему превентивных мер по предупреждению или нивелированию рисковых ситуаций. В то же время налоговое
управление в организации является частью системы финансового управления
и, как правило, направлено на оптимизацию текущих налоговых платежей и
снижение спорных ситуаций при взаимоотношениях с налоговыми органами.
К основным задачам налогового управления в организации относятся [1.
С. 300]:
– разработка эффективной налоговой политики;
– оптимизация налоговых потоков на основе адаптированной к особенностям финансово-хозяйственной деятельности системы налогообложения;
– согласование системы налогового планирования с системой финансового управления (в том числе планирования) организацией;
– минимизация налоговых рисков.
В отношении управления рисками организации отметим, что данному вопросу уделяется достаточно большое внимание как в отечественной, так и в
зарубежной литературе (например, Стандарт управления риском Австралии и
Новой Зеландии (AS/NZS 4360), принятый в 2004 г. [2], стандарт Riskmanagement – Risk assessment Guidelines, принятый в Великобритании
(ISO/IEC 31010)) в 2009 г. [3], Национальные стандарты «Менеджмент риска» [4, 5], работы [6–13] и многие другие), при этом предлагаются модели
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
Л.С. Гринкевич, Ю.П. Олофинская
процесса управления рисками организации, методы управления и способы
управления рисками, в том числе налоговыми, методы оценки вероятности
наступления рисков. Однако конкретных методик, как универсальных, так и
специфических, применительно к особенностям российского законодательства, особенностям финансово-хозяйственной деятельности отдельной организации или их группы крайне мало.
Комплексный подход к управлению налоговыми рисками включает следующие этапы:
1. Формирование политики управления налоговыми рисками, согласованной с иными политиками организации (прежде всего финансовой, инвестиционной, бюджетной и т.д.).
2. Выявление и систематизация налоговых рисков, условий и причин их
возникновения.
3. Формирование взаимосвязанной системы факторов, влияющих на налоговые риски, и методов определения уровня налоговых рисков применительно к данной организации исходя из набора тех или иных условий и обстоятельств.
4. Установление предельно допустимого общего уровня налогового риска
и определение размера возможных финансовых потерь по отдельным видам
налоговых рисков.
5. Формирование подходов к управлению налоговыми рисками и выбор
наиболее адаптированных методов управления рисками исходя из экономических, конъюнктурных, политических и прочих особенностей функционирования организации на данном этапе ее развития и из ее места на рынке.
6. Выбор и использование внутренних механизмов нейтрализации негативных последствий отдельных видов налоговых рисков.
7. Оценка результативности нейтрализации налоговых рисков.
8. Организация мониторинга налоговых рисков.
9. Оценка результативности мониторинга налоговых рисков.
Авторами предлагается методика управления рисками налогового контроля цен по сделкам, направленная на предотвращение нарушений налогового законодательства организацией в части несоответствия применяемых
цен по сделкам рыночным ценам и непредоставления сведений (уведомлений) о применяемых ценах.
Основными причинами возникновения риска контроля цен по сделкам
для целей налогообложения являются неопределенность и изменчивость российского налогового законодательства, а также желание налогоплательщиков
минимизировать налоговые платежи, оперируя трансфертным механизмом.
Предлагаемая методика включает последовательность действий организации-налогоплательщика в соответствии со стандартным подходом к управлению рисками.
Итак, на первом этапе осуществляется идентификация рисков возникновения налогового контроля цен по сделкам для целей налогообложения. В
том числе это – риски признания организаций взаимозависимыми, а значит,
подлежащими контролю вследствие изменения состава собственников, отношений родства и свойства; риски признания сделок контролируемыми
вследствие превышения допустимых нормативных критериев доходов по
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Внедрение методики управления рисками контроля цен по сделкам
89
сделкам, изменения статуса резиденства, перехода на льготные режимы налогообложения или использования льгот по налогу на прибыль; риски несоответствия цены по сделке рыночной; риски перерасчета налоговых баз по налогу на прибыль, налогу на добавленную стоимость, налогу на добычу полезных ископаемых, налогу на доходы физических лиц и доначислению налогов, штрафов, пеней и др.
На втором этапе выявляются сделки, контролируемые по двум направлениям: сделки между взаимозависимыми лицами и сделки, приравненные к
взаимозависимым.
Далее организации следует реализовывать аналитический этап управления рисками контроля цен по сделкам, который включает введение сквозной
системы учета и анализа:
– состава контрагентов с позиции признания их взаимозависимыми по
отношению к анализируемой организации;
– состава налоговых обязательств организации, подлежащих контролю
цен по сделкам;
– сделок контрагентов-резидентов РФ, являющихся взаимозависимыми
по отношению к анализируемой организации в соответствии с критериями и
ограничениями, установленными НК РФ на основе аналитической таблицы;
– сделок, приравненных к взаимозависимым и подлежащих контролю на
основе критериев, установленных ст. 105.15 главы 14.4 Налогового кодекса;
– анализ соответствия цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами, рыночным ценам.
Данный этап является наиболее сложным для организации и требует регламентирования и реализации следующих аналитических процедур:
Во-первых, анализа характера сделки сферы деятельности организации:
производство, перепродажа, финансовая операция. В Налоговом кодексе РФ
установлены ограничения по применяемым методам доказательства соответствия цены контролируемой сделки рыночной цене и видам используемых
рентабельностей для определения доходности сделки в зависимости от ее
характера.
Во-вторых, подбора и обоснования сопоставимых сделок, цены по которым признаются рыночными исходя из комплекса критериев, установленных
ст. 105.5 главы 14.2 НК РФ [14].
Порядок отбора сделок организаций для их сопоставления включает:
а) принятие временного периода анализа; как правило, используются
данные отчетности на момент совершения контролируемой сделки либо за
три предшествующих календарных года;
б) отбор по отраслевым и финансовым характеристикам сделки; порядок
сопоставления баз данных осуществляется по критериям: география деятельности организации, вид деятельности (отрасль, ОКВЭД), доступность финансовых данных;
в) корректировку выборки (исключаются организации, имеющие операционный убыток, отрицательное значение чистых активов, взаимозависимые
организации, а также организации, финансовые показатели по которым существенно отличаются от показателей анализируемой сделки);
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Л.С. Гринкевич, Ю.П. Олофинская
90
Форма аналитического учета контролируемых сделок организации и ее контрагентов
Сделки, подлежащие контролю
Сумма доходов
по
сделкам
(сумма цен сделок) превышает 1 млрд руб.
(в 2014 г.)
Одна из сторон
сделки является плательщиком НДПИ, исчисляемого по
процентной налоговой ставке, и предметом сделки выступает добытое полезное
ископаемое
Одна из сторон
сделки является налогоплательщиком,
применяющим
специальный
налоговый
режим: ЕНВД
или ЕСХН
Хотя бы одна
из сторон сделки освобождена от уплаты
налога на прибыль организаций или применяет налоговую ставку 0 %
Одна из сторон
сделки является участником
особой экономической зоны, предусматривающей
льготы по налогу на прибыль
Сделки, признанные контролируемыми
на основании
судебного
решения
Критерии признания сделок контролируемыми
Превышение установленного
норматива
Сумма
доходов
более 60 млн руб.
за
календарный
год
Сумма
доходов
более 100 млн руб.
за
календарный
год
Сумма
доходов
более 60 млн руб.
за
календарный
год
Сумма
доходов
более 60 млн руб.
за
календарный
год
Указанная сделка
является частью
группы однородных сделок, совершенных в целях
создания условий,
при которых такая
сделка не отвечала
бы признакам контролируемой сделки
Организацияналогоплательщик
Участник
сделки № 1
Участник
сделки № 2
…
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Внедрение методики управления рисками контроля цен по сделкам
91
г) корректировку отчетности для обеспечения большей сопоставимости.
Все это позволяет сформировать выборку сделок, максимально приближенных к анализируемой (контролируемой). В выборке должно быть не менее четырех потенциально сопоставимых организаций. Далее производится
расчет показателей рентабельности, формируется расчетный интервал рентабельности и проводится проверка соответствия цены контролируемой сделки
рыночной.
При отсутствии сопоставимых сделок используются иные методы (цены
последующей реализации, затратный метод, метод сопоставимой рентабельности, распределения прибыли) с учетом условий их применения, установленных НК РФ.
Введение сквозной системы учета и анализа контрагентов и применяемых
ими сделок может осуществляться на основе специализированных информационных ресурсов: коммерческой базы данных СПАРК (содержит информацию о российских, украинских и казахстанских организациях), базы данных
AMADEUS (содержит сведения о европейских компаниях) или ORBIS – содержит сведения о компаниях всего мира.
Следующий этап предполагает внедрение превентивных методов управления рисками налогового контроля цен по сделкам.
Если по итогам проведенного анализа цены по сделкам соответствуют
рыночным ценам, предлагается использование следующих методов управления рисками:
– отслеживание изменения установленных признаков взаимозависимости:
 доли прямого или косвенного участия организации или физического
лица;
 доли и состава единоличного или коллегиального исполнительного органа;
 отношений семейного родства и свойства;
– формирование системы мониторинга используемых цен по сделкам и
суммарных доходов по сделкам;
– формирование информационной доказательной базы соответствия используемых цен по сделкам рыночным ценам;
– установление «подвижных» границ допустимых отклонений по ценам в
зависимости от цен сопоставимых сделок и их регулярное согласование с
участниками;
– отслеживание режимов налогообложения, используемых контрагентами, статуса их резиденства и полученных льгот по налогу на прибыль.
Таким образом, требуется упорядочение (при наличии) или первоначальное формирование информационной базы о цепочке взаимозависимых лиц,
начиная с первичной стадии производства и заканчивая продажей конечному
потребителю, и совместное согласование допустимого коридора рентабельности цен по сделкам.
При несоответствии цен по сделкам рыночным ценам могут быть использованы следующие методы превентивного управления рисками:
– изменение экономико-правовых условий ведения бизнеса, позволяющих вывести сделки или участников из состава контролируемых (например,
стать участником консолидированной группы налогоплательщиков, иметь
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
Л.С. Гринкевич, Ю.П. Олофинская
регистрацию в одном субъекте РФ, закрыть обособленные подразделения на
территории других субъектов РФ, не уплачивать налог на прибыль на территории других субъектов РФ, не уметь убытков);
– поиск и обоснование сделок, которые могут быть признаны сопоставимыми (рыночными) с данной конкретной сделкой на основе анализа характера сделки и условий применения соответствующего метода, или выбора организаций, сделки которых могут использоваться для сопоставления с учетом
требований-рекомендаций, установленных ст. 105.5 НК РФ (соответствия
характеристик товара, идентичности выполняемых функций, соответствия
условий деятельности, принятых рисков, характера реализуемых стратегий,
финансово-правовых условий договора и др.), а также с учетом соответствия
информационной базы (включая отчетность) требованиям ст. 105.6 НК РФ;
– заключение дополнительной сделки с независимой организацией, условия и характер сделки которой могут признаваться сопоставимыми;
– корректировка состава контрагентов – взаимозависимых лиц или обеспечение независимости участников (изменение доли собственности в уставном (складочном) капитале (фонде), изменение состава коллегиального (исполнительного) органа или совета директоров);
– корректировка цен данной организации или организаций – участников
последовательности.
Отличительной особенностью нового порядка контроля цен по сделкам
является его превентивный характер и перенос ответственности на налогоплательщиков. Это означает, что при наличии у организации сделок, приравненных к контролируемым, они обязаны сами формировать доказательную
базу и определять размер отклонений цен по сделкам от рыночных цен. Кроме того, налогоплательщики обязаны предоставлять в налоговые органы особый комплект документации – «уведомления о контролируемых сделках»,
содержащий подробную информацию о характере производственнофинансовой деятельности налогоплательщика, его партнеров, о контролируемых сделках и реализуемой методике подтверждения фактической цены
проведенной сделке рыночной. Однако при этом сохраняются риски несогласия налоговых органов. Одним из методов управления данным риском является заключение предварительного соглашения о ценообразовании, однако
его применение возможно только в отношении крупнейших налогоплательщиков.
Таким образом, упорядочивание процесса ценообразования организации
в соответствии с новыми положениями налогового законодательства требует
разработки и внедрения в организациях процессно-функционального регламента управления рисками контроля цен по сделкам применительно к отдельным службам и работникам.
Литература
1. Налоговый менеджмент. Продвинутый курс: учеб. для магистрантов / под ред.
И.А. Майбурова, Ю.Б. Иванова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. 559 с.
2. AS/NZS 4360 Risk management- Risk assessment guidelines [Electronic resource] // ISO.
Electronic data. Switzerland, 2011. URL: http://www.iso.org (access date: 12.05.2011).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Внедрение методики управления рисками контроля цен по сделкам
93
3. ISO/IEC 31010:2009 Risk management – Risk assessment techniques [Electronic resource] //
ISO. Electronic data. Switzerland, 2011. URL: http://www.iso.org
4. Об утверждении ГОСТ Р 51897-2002 «Менеджмент риска. Термины и определения
[Электронный ресурс] : постановление Госстандарта России от 30 мая 2002 г. № 223-ст // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2002. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.
5. Об утверждении ГОСТ Р 51901.2 – 2005 (мэк 60300-1:2003) «Менеджмент риска. Системы менеджмента надежности» [Электронный ресурс] : приказ Ростехрегулирования от 31 мая
2005 г. № 110-ст // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан.
М., 2005. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.
6. Браун В. Риски под управлением. М. : ЭкстраН, 2007. 58 с.
7. Бригхем Ю., Гапенски Л. Финансовый менеджмент. Полный курс : в 2 т. : пер. с англ. /
под ред. В.В. Ковалева. СПб., 2001. Т. 1. 497 с.; Т. 2. 669 с.
8. Балдин К.В. Риск-менеджмент. М.: Эксмо, 2006. 368 с.
9. Воробьев С.Н., Балдин К.В. Управление рисками в предпринимательстве. М.: Изд-во
ИТК «Дашков и К», 2011. 481 с.
10. Иванов А.А., Олейников С.Я., Бочаров С.А. Риск-менеджмент: учеб.-метод. комплекс.
М.: ЕАОИ, 2008. 193 с.
11. Гордеева О.В. К вопросу об управлении налоговыми рисками // Налоги. 2008. № 2.
С. 11–12.
12. Гринкевич Л.С. Корпоративное налоговое планирование: уч.-метод. пособие. Томск:
Том. гос. н-т, 2010. 97 с.
13. Шевелев А.Е. Управление налоговыми рисками на предприятии [Электронный ресурс]
// Элитариум: Центр дистанционного образования. Электрон. дан. М., 2010. URL: http://www.
elitarium.ru (дата обращения: 23.04.2011).
14. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть 1 [Электронный ресурс] : федер. закон от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ : (в ред. от 1 янв. 2014 г.) // КонсультантПлюс: справ. правовая
система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2014. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос.
ун-та.
L.S. Grinkevich
Department of World Economy and Taxation, National Research Tomsk State University, Tomsk, Russia. E-mail: nasty_saturn@mail.ru
IMPLEMENTATION OF THE METHODOLOGY OF PRICE RISK MANAGEMENT ON
TRANSACTIONS IN RUSSIAN BUSINESS.
Keywords: Tax risk management; Price management on transactions; Methodology of price risk management in organizations.
The transfer pricing mechanism is actively used by taxpayers for tax liabilities cutting of the following
capital gains tax: value-added tax, income tax, severance tax, sales income tax.
Since 2012 a new mechanism of price control on transactions has been introduced in the Russian Federation. This mechanism is essentially сlose to the practice of the Organization for Economic Cooperation and Development countries. According to this method, the changes affected people who are acknowledged mutually dependent and to be subject to inspection. It is also influenced by the criteria of
verified transactions acknowledgment, and methods of control. Taxpayers are charged to make selfcontained notifications to tax authority on availability of controlled transactions, and formation the
package of the documents proves validity of price using.
All that requires mandatory incorporating the mechanism of tax risks administration and implementing
the methodology of transfer pricing into the system of organization revenue on the basis of its compliance with the Russian Federation Tax Code requirements.
The remarkable thing is that in the modern scientific and foreign literature great consideration is given
to the questions of organization risk management. The models of organization risk administration are
suggested including tax risks, assessment techniques of probability of risk event occurrence. However,
there are basically no particular techniques which are adapted to the peculiarities of the Russian tax
legislation.
The authors propose the methodology of risk administration on transactions price control, including
the following standard stages of organization risk administration: risks identification, evaluation of
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
Л.С. Гринкевич, Ю.П. Олофинская
causes and conditions of its origins, design of complex measures and forms of regulation which are
directed to monitoring and prevention of risk situations.
The process of risk administration is aimed at exposure of organization transactions the prices on
which are subject to tax control, determination and confirmation of allowed and actual level of deviation from market prices on the basis of methods established by the Tax Code (method of comparable
market prices, cost-is-no-object approach, resale price method, like-for-like revenue method or distribution of profits approach), recalculation of tax liabilities amount and reporting to the rating authorities.
In this respect tax risks of the organization could arise due to inaccuracies in the Russian Federation
Tax Code at the moment of transaction acknowledge to be controlled, when comparable transactions
sampling for using in an information database is formed, by research of market level of profitability for
the purposes of taxation, updating order of accounting (financial) reporting.
Preventative price risk management needs a system of monitoring transactions with contracting parties
and affiliated persons to be implemented as well as functional regulations of lead the process tax risks
to be implemented into organization.
The proposed methodology is universal and has to be implemented by Russian business soonest, which
will allow to reduce conflict situations between taxpayers and taxation authorities.
References
1. Mayburova I.A., Ivanova U.B. (Eds.) Tax Management. Advanced studies: textbook for master's students. Moscow, Unity-Dana publ., 2014. 559 p. (In Russ.).
2. AS/NZS 4360 Risk management. Risk assessment guidelines. Switzerland, 2011. Available at:
http://www.iso.org (accessed 12 May 2011).
3. ISO/IEC 31010:2009 Risk management. Risk assessment techniques. Switzerland, 2011.
Available at: http://www.iso.org (accessed 12 May 2011).
4. Regulation of the Federal Agency on Technical Regulating and Metrology ‘On the Adoption
of GOST R 51897-2002 ‘Risk management. Terms and Definitions’ of 30 May, 2002 No. 223. Available at: http://www.consultant.ru/ (accessed 12 May 2011). (In Russ.).
5. Rostechregulation Order ‘On the Adoption of GOST R 51901.2 – 2005 (mek 60300-1:2003)
‘Risk management. Systems of management reliability’ of 31 May, 2005 No. 110. Available at:
http://www.consultant.ru/ (accessed 12 May 2011). (In Russ.).
6. -Brown B. Risks under Control. Moscow, EkstraN Publ., 2007. 58 p.
7. Brighem U., Gapensky L. Financial Management. Translated from English by Коvaleva V.V.,
St. Petersburg, 2001, vol.1. 497 p., vol. 2. 669 p.
8. Baldin К.V. Risk Management. Мoscow, Эksmo Publ., 2006. 368 p. (In Russ.).
9. Vorob’yev S.N., Baldin К.V. Risk Management in Entrepreneurship. Мoscow, ‘Dashkov and
К’ Publ., 2011. 481 p. (In Russ.).
10. Ivanov А.А., Oleynikov S.J., Bocharov S.А. Risk Management. Мoscow, ЕАОI Publ.,
2008. 193 p. (In Russ.)
11. Gordeeva О.V. To the Issue of Tax Risk Management. Nalogi, 2008, No. 2. pp. 11-12.
12. Grinkevich L.S. Corporate Tax planning. Study Guide. Tomsk, TSU Publ., 2010. 97p. (In
Russ.).
13. Shevelev А.Е. Tax Risk Management in a Business Organization. Available at: http://www.
consultant.ru/ (accessed 23 April 2011). (In Russ.).
14. RF Tax Code. Vol. 1. RF Federal Law of 31 July 1998 No. 146-FZ. (accessed 12 May
2011). (In Russ.).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Grinkevich L.S. Vnedreniye metodiki upravleniya riskami kontrolya tsen po sdelkam v praktiku
deyatel’nosti rossiyskogo biznesa Implementation of the methodology of price risk management on
transactions in Russian business. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika –
Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 87–94.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 369.22
О.В. Касачева, В.А. Удод
АНАЛИЗ ФИНАНСОВЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ ИЗМЕНЕНИЙ
РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ
СОЦИАЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ НА СЛУЧАЙ ВРЕМЕННОЙ
НЕТРУДОСПОСОБНОСТИ И В СВЯЗИ С МАТЕРИНСТВОМ
В статье рассматривается проблема аккумулирования и расходования целевых фондов денежных средств в рамках обязательного социального страхования на случай
временной нетрудоспособности и в связи с материнством. На фактическом материале анализируются последствия принятых на законодательном уровне решений в
сфере страховой защиты наемных работников в период временной нетрудоспособности, материнства и детства. Обосновывается направленность преобразований механизма формирования финансовой базы ФСС, ориентированных на обеспечение
Фонда собственными ресурсами, поскольку страховые принципы не предполагают
трансфертов из государственной казны.
Ключевые слова: социальное страхование, страховой тариф, страховое обеспечение.
В соответствии с отчетами об исполнении бюджетов Фонда социального
страхования Российской Федерации на протяжении последних 5 лет объем
денежных средств, сосредотачиваемых за рамками государственного бюджета на цели обязательного социального страхования на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, в среднем составляет 404 млрд
руб., что соответствует менее 1% ВВП (от 0,57 до 0,62%). Если сравнивать с
пенсионным страхованием, на долю которого приходится более 8–9% ВВП,
это небольшая величина. Однако обоснованное и эффективное использование
средств, направляемых на реализацию государственных гарантий в период
временной нетрудоспособности, материнства и детства, имеет огромную социально-экономическую значимость и определяет повышенный интерес со
стороны работающих граждан к их целевому использованию. Только в
2013 г. по отношению к 2012 г. доходы Фонда по указанному виду деятельности выросли всего на 2,7% при росте заработной платы в стране по номиналу на 12,3% [1]. При этом рост среднего размера пособий обусловил увеличение расходов на их выплату на 18,3%. В результате к концу 2013 г. дефицит ФСС по страхованию на случай временной нетрудоспособности и материнства вырос до 55,4 млрд руб.
Финансовая дестабилизация бюджета ФСС в части социального страхования на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством
обозначилась уже в 2001 г. [2] и сохраняется по настоящее время (табл. 1).
Причины сложившейся ситуации – проводимое в соответствии с законодательными актами поэтапное снижение размеров обязательных отчислений,
введение и отмена шкалы регресса при ЕСН, утверждение широкого перечня
льгот.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
О.В. Касачева, В.А. Удод
Таблица 1. Анализ исполнения бюджетных показателей ФСС в соответствии с утвержденными
за отчетный период бюджетами, млрд руб.
Основные изменения в обязательФинансовый реном социальном страховании на
зультат (профицит
Расходы
Год
Доходы*
случай временной нетрудоспособ(+) / дефицит (-))
ности и в связи с материнством
2000
72,8
65,6
+7,2
Страховой тариф – 5,4%
Введение ЕСН, отмена страховых
2001
71,4
81,4
–10,0
взносов, снижение страхового
тарифа до 4%
2002
94,9
106,2
–11,3
Отмена санаторно-курортного лечения работников; введение ограничений на размеры пособий для
2003
109,9
114,2
–4,3
работников, занятых у работодателей, использующих спецрежимы
налогообложения
2004
127,5
115,7
+11,8
Снижение тарифа страховых взносов до 3,2%, оплата первых 2 дней
2005
134,2
114,5
+19,7
больничного за счет средств работодателя
Снижение страхового тарифа до
2006
152,1
143,0
+9,1
2,9%
Вступление в силу федерального
закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ,
введение страхового стажа, отмена
некоторых льгот при расчете по2007
190,1
206,5
–16,4
собий, изменение порядка расчета
пособий для «совместителей», изменение порядка расчета пособия
по уходу за ребенком до 1,5 лет
2008
233,9
267,2
–33,3
2009
233,6
320,9
–87,3
Отмена ЕСН, введение страховых
взносов, отмена оздоровления
детей, отмена регрессивной шкалы, отмена спецрежимов для целей
обязательного социального страхования, установление переходного периода с пониженными тари2010
274,3
353,6
–79,3
фами для отдельных категорий
страхователей, введение единой
предельной базы для начисления
страховых взносов в отношении
каждого физического лица на
уровне 415000 руб. в год
Индексирование базы для начисления страховых взносов в отно2011
327,7
350,8
–23,1
шении каждого физического лица – 463000 руб. в год
Индексирование базы для начисления страховых взносов в отно2012
371,7
369,3
+2,4
шении каждого физического лица – 512000 руб. в год
Индексирование базы для начисления страховых взносов в отно2013
381,6
437,0
–55,4
план
шении каждого физического лица
– 568000 руб. в год
Индексирование базы для начисления страховых взносов в отно2014
436,7
450,3
–13,6
шении каждого физического лица
план
– 624000 руб. в год
*
Доходы ФСС указаны за вычетом трансфертов из федерального бюджета на погашение дефицита (2001–2014 гг.), но с учетом компенсации доходов, выпадающих в связи с установлением пониженных страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством (2011–2014 гг.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ финансовых последствий изменений российского законодательства
97
В этой связи представляется целесообразным проведение анализа финансовых последствий, обусловленных изменениями российского законодательства в данной области, в частности с целью конкретизации проблемы формирования финансовой базы ФСС и направления ее расходования в условиях
реформирования обязательного социального страхования.
Формирование финансовой базы на цели обязательного социального
страхования на случай временной нетрудоспособности и материнства осуществляется главным образом через администрирование страховых взносов. С
2001 по 2009 г. страховые взносы были заменены на часть ЕСН, зачисляемой
в соответствии с главой 24 Налогового кодекса РФ в бюджет ФСС. В соответствии с бюджетными росписями доходов ФСС за данный период на долю
ЕСН приходилось до 70% всех поступлений Фонда по рассматриваемому
виду деятельности.
Следует отметить, что с 1995 по 2000 г. ставка страхового тарифа вносов
в Фонд по обязательному государственному социальному страхованию была
на уровне 5,4%. При ЕСН размер отчислений снизился с 4% в 2001 г. до 3,2%
к 2005 г., а с 2006 г. по настоящее время составляет 2,9% [3].
Результатом проводимой по отношению к размеру доли ЕСН, зачисляемой в ФСС, тарифной политики стало значительное снижение налоговых доходов Фонда. Если прирост ЕСН в 2009 г. по отношению к 2000 г. составил
217,7%, то с учетом инфляции этот прирост был всего лишь 12,3% и имел отрицательную величину с 2001 по 2003 г. и с 2005 по 2006 г. (табл. 2).
Таблица 2. Анализ объема ЕСН, зачисленного в ФСС РФ1
Наименование
показателя
ЕСН, млрд. руб.
ЕСН в ценах
2000 г., млрд.
руб.
Прирост ЕСН в
фактических
ценах к 2000 г.,
%
Прирост ЕСН с
учетом инфляции к 2000 г., %
Прирост ЕСН к
предыдущему
году, %
Прирост ЕСН к
предыдущему
году с учетом
инфляции, %
Год
2000
70,5
2001
67,8
2002
91,9
2003
106,3
2004
122,4
2005
128,2
2006
144,5
2007
181,3
2008
222,6
2009
224,0
70,5
57,2
67,3
69,5
71,7
67,7
70,0
78,5
85,1
79,2
–3,8
30,3
50,8
73,6
81,8
104,9
157,2
215,7
217,7
–18,9
–4,5
–1,4
1,7
–4,0
–0,8
11,3
20,6
12,3
–3,8
35,5
15,7
15,2
4,7
12,7
25,5
22,8
0,6
–18,9
17,7
3,3
3,1
–5,6
3,4
12,2
8,4
–6,9
Существенное влияние на столь низкий прирост налоговых доходов ФСС
также оказали:
1
Таблица составлена авторами на основании отчетов об исполнении бюджетов ФСС.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.В. Касачева, В.А. Удод
98
1) опережение темпов роста инфляции над темпами роста заработной
платы в стране;
2) значительная доля «теневой» части фонда оплаты труда, вытекающая
из стремления работодателей к уклонению от уплаты ЕСН;
3) сбой в зачетной системе задолженности страхователей. По состоянию
на 01.01.2001 г. задолженность страхователей по взносам в ФСС составила
18532 млн руб., которая с принятой методологией была выведена за бухгалтерский баланс Фонда, тогда как в балансах страхователей она осталась. В
этой связи в бюджете ФСС появилась новая статья доходов – мобилизация
просроченной страхователями задолженности по страховым взносам в ФСС,
зачетный механизм на которую не распространялся [4];
4) применение шкалы регрессии при налогообложении;
5) исключение из налогооблагаемой базы выплат по договорам гражданско-правового характера.
В результате действие всех вышеперечисленных факторов привело к еще
большему уменьшению фактического размера тарифа обязательных отчислений в ФСС (табл. 3).
Таблица 3. Эффективная и предельная ставка ЕСН, зачисляемого в Фонд социального
страхования РФ [5]
Ставка ЕСН, %
Предельная*
Эффективная*
2001
4,0
3,7
2002
4,0
3,6
2003
4,0
3,5
2004
4,0
3,4
Год
2005
3,2
2,8
2006
2,9
2,5
2007
2,9
2,4
2008
2,9
2,3
2009
2,9
2,2
* Предельная ставка ЕСН – максимально возможная.
** Эффективная ставка ЕСН – фактически сложившаяся, определяемая как отношение начисленных взносов к базе их начисления.
В итоге ввиду отсутствия возможности выполнять обязательства в прежних объемах перед застрахованными гражданами Фонд вынужден был сократить расходы.
Основными бюджетными назначениями денежных средств Фонда, направляемых на реализацию государственных мероприятий в области обязательного социального страхования на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, являются выплаты следующих пособий: пособий по временной нетрудоспособности; пособий по беременности и
родам; ежемесячных пособий по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет; единовременных пособий женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки беременности; единовременных пособий при рождении ребенка; социальных пособий на погребение. При этом
величина и динамика суммарных программных обязательств по рассматриваемому направлению деятельности ФСС определяются первыми тремя видами выплат, составляющих до 80% его бюджетных расходов (а с 2011 г. –
более 90%).
Более 1/3 объема всех расходов ФСС приходится на выплату пособий по
временной нетрудоспособности. Однако анализ динамики данных расходов
выявил устойчивую тенденцию снижения их доли в общем объеме финансо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ финансовых последствий изменений российского законодательства
99
вых обязательств Фонда: с 51,3% в 2003 г. до 37,15% к 2010 г. – и отрицательные темпы роста в 2004–2005 гг., что обусловлено введением ограниче-
Рис. 1. Динамика расходов на выплату некоторых видов пособий ФСС
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
О.В. Касачева, В.А. Удод
ний на размеры пособий, в том числе для работников, занятых у работодателей, применяющих специальные режимы налогообложения. В 2007 г. в связи
с вступлением в силу Федерального закона от 29.12.2009 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» при обеспечении данными пособиями застрахованных граждан использовались новые нормы определения размеров, условий и порядка их предоставления. Это спровоцировало кратное увеличение
расходов Фонда (рис. 1).
В части расходов ФСС по предоставлению государственных гарантий в
период беременности и родов с 2000 по 2013 г. наблюдается динамичный
рост как в абсолютном, так и в относительном выражении. Это объясняется, с
одной стороны, некоторым увеличением рождаемости и средней заработной
платы женщин, уходящих в декретный отпуск, с другой – введением с 2007 г.
вышеназванным законом новых правил предоставления пособий. В итоге в
2007 г. относительно 2006 г. расходы ФСС по данным обязательствам увеличились на 10277,4 млн руб. (или на 53,4%).
Новые правила 2007 г. обусловили как абсолютный, так и относительный
рост расходов на выплату пособий по уходу за ребенком до достижения им
возраста 1,5 лет. Если до 2006 г. размер данного пособия, во-первых, был
фиксированным (не зависел от заработной платы) и, во-вторых, не зависел от
количества детей, за которыми осуществляется уход, то начиная с 2007 г. оно
выплачивается на каждого ребенка в размере 40% от среднего заработка
(вводится страховой принцип). С установлением страхового принципа (с
2007 г.) существенно вырос размер данного пособия: в 2007 г. для работающих граждан он составил 2805,31 руб., что в 5,6 раза больше, чем в 2005 г.
(500 руб.), и в 4,01 раза больше, чем в 2006 г. (700 руб.). В 2008 г. средний
размер пособия составил 3468,75 руб., в 2009 г. – 4251,75 руб., в 2010 г. –
5380,95 руб., а в 2011 г. – 5813,67 руб. В итоге доля фактических расходов
ФСС, связанная с финансированием государственных гарантий в период ухода за ребенком до 1,5 лет, возросла следующим образом: с 2,44 % в 2001 г. до
16,45 % в 2007 г. и до 27,37 % в 2012 г.
Следует отметить, что, с одной стороны. с 2010 г. имеет место замедление темпов роста расходов по рассматриваемым видам пособий. Сокращение
размеров страховых выплат обусловлено следующими причинами. Вопервых, ужесточением формулы расчета среднего заработка, используемого
при расчете пособий. Во-вторых, введением предельной базы обложения
страховыми взносами, выше которой они не взимаются и из расчета которой
определяется максимальный размер пособия. В-третьих, возложением ответственности на работодателя оплачивать первые 3 дня временной нетрудоспособности за счет собственных средств (с 2011 г.). С другой стороны, новые
нормы расчета пособий по временной нетрудоспособности с 2011 г. и пособий по материнству с 2013 г. (из расчета заработка за 2 предыдущих календарных года) ограничили возможность недобросовестных работодателей необоснованно завышать заработную плату при небольшом периоде работы, в
том числе по совместительству, особенно женщинам перед декретным отпуском.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ финансовых последствий изменений российского законодательства
101
Значительный отток финансовых ресурсов ФСС приходился на выплаты
застрахованным гражданам, занятым на предприятиях и у индивидуальных
предпринимателей, применяющих специальные режимы налогообложения.
Согласно нормам действовавшего законодательства данные страхователи
освобождались от уплаты ЕСН. В то же время они участвовали в системе государственного страхования через уплату единого налога на вмененный доход, сельскохозяйственного налога, налога в связи с упрощенной системой
налогообложения. Это сопровождалось «расщеплением» данных налогов на
счетах органов Федерального казначейства и их последующим зачислением в
бюджеты разных уровней и бюджеты государственных внебюджетных фондов. В бюджет ФСС поступало по 5% от ЕНВД и УСН, 6,4% от ЕСХН (глава
48 Налогового кодекса РФ). Величина данных отчислений была незначительна, однако гарантии обязательного социального страхования на работников
данных предприятий распространялись в полном объеме. Это послужило
причиной нарастающего и долгосрочного дефицита средств ФСС по данной
категории страхователей (рис. 2).
30 000,0
28 161,3
25 000,0
19 210,5
20 000,0
15 000,0
12 433,5
10 149,8
10 000,0
6 463,6
5 000,0
9 875,8
7 781,6
6 032,9
4 493,1
4 487,6
0,0
2005
2006
2007
Р асходы
2008
2009
Доходы
Рис. 2. Динамика доходов и расходов по страхователям РФ, применяющим специальные налоговые
режимы за 2005–2009 гг., млн руб.
Из всего вышеизложенного следует, что новшества, внесенные Федеральным законом от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» и
Федеральным законом от 24.07.2009 № 213-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона
«О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования»», связанные с отменой льгот страхователям,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
О.В. Касачева, В.А. Удод
применявшим специальные налоговые режимы, являются целесообразными и
правильными, способствуют повышению эффективности администрирования
доходов и обоснованности расходования средств Фонда социального страхования РФ.
С целью достижения баланса между уровнем обязательств и сокращающейся ресурсной базой из перечня государственных гарантий, осуществляемых за счет средств ФСС, были исключены такие виды страхового обеспечения, как санаторно-курортное лечение застрахованных граждан (с 2003 г.) и
оздоровление их детей (с 2010 г.). Однако даже эти меры не обеспечили сбалансированность финансовых потоков, а только снизили уровень конституционных прав работающих граждан.
На сегодняшний день федеральный бюджет является ответственным за
финансовое обеспечение ФСС. В рамках средств государственного бюджета
утверждаются бюджетные назначения на покрытие дефицита, складывающегося по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, что говорит о несоблюдении
принципа независимости целевых фондов денежных средств ФСС от государственной казны.
Таким образом, вектор дальнейших преобразований в системе обязательного социального страхования на случай временной нетрудоспособности и в
связи с материнством – это формирование надежной доходной базы ФСС,
которая имеет ключевое значение для обеспечения функционального назначения Фонда и решения стратегических задач социально-экономического
развития. Это придает особую значимость выработке взвешенной, экономически обоснованной тарифной политики. Страховой тариф должен быть эффективным и достаточным. В качестве критериев эффективности и достаточности страхового тарифа должны выступать уровень нагрузки на страхователей и автономности от государственной казны, а также качество обеспечения
страховыми выплатами.
Литература
1. Уровень жизни населения [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики Рос. Федерации : официальный Интернет-сайт. Электрон. текст. дан. М., 19992014. URL: http://www.gks.ru/bgd/free/B13_00/IssWWW.exe/Stg/dk12/6-0.htm (дата обращения:
22.09.2014).
2. Касачева О.В. Обеспечение сбалансированности финансовых потоков Фонда социального страхования Российской Федерации на современном этапе // Вестн. Том. гос. ун-та. Экономика. 2012. № 2 (18). С. 94–99.
3. Джуртубаева Л.А. Тарифы страховых взносов в Фонд социального страхования, применяемые страхователями // Вестн. гос. соц. страхования. 2014. № 4 (160). С. 60–66.
4. Куприянец Ю.Н. Расчеты и задолженность между страхователями и исполнительными
органами Фонда социального страхования Российской Федерации // Вестн. гос. соц. страхования. 2003. № 8.
5. Статистические данные Фонда социального страхования Российской Федерации
[Электронный ресурс] // Фонд социального страхования Рос. Федерации: официальный Интернет-сайт. Электрон. текст. дан. М., 1998–2014. URL: http://www.fss.ru (дата обращения:
08.08.2014).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ финансовых последствий изменений российского законодательства
1
103
2
O.V. Kasacheva , V.А. Udod
1
Treasury of the Financial Services Office, Gazprom Transgaz Tomsk, Tomsk, Russia
E-mail: kisa130182@sibmail.com
2
Department of Mathematical Methods and Information Technology in Economics, National Research
Tomsk State University, Tomsk, Russia
E-mail: pr.Udod@mail.ru
AN ANALYSIS OF THE FINANCIAL IMPACT OF CHANGES TO RUSSIAN STATE
SOCIAL INSURANCE LEGISLATION ON TEMPORARY DISABILITY AND MATERNITY.
Keywords: Social insurance; Insurance rate; Insurance security.
The article examines the problem of the accumulation and expenditure of trust fund money within the
state social insurance program in cases related to temporary disability and maternity. Based on factual
materials, the consequences of decisions made at the legislative level in the area of employee insurance
coverage during periods of temporary disability, maternity and childcare are analyzed. The focus of the
reform mechanism to create a financial basis for the Social Insurance Fund is justified, and is aimed at
providing the fund with its own resources, so that insurance does not involve transfers from the state
treasury.
In the last decade, changes which were made to the system of state social insurance in cases related to
temporary disability and maternity were aimed at developing an efficient mechanism for the creation
and utilization of trust funds from the Social Insurance Fund of the Russian Federation. The fund enables a person to be provided with high quality of life, as well as to understand his or her constitutional
rights to health, financial security during periods of temporary disability, pregnancy and maternity, and
caring for a child for up to 1.5 years. However, work in this area waned during reforms to the Social
Insurance Fund’s financial situation, and the situation is currently characterized by the destabilization
of the financial budget, along with a reduction in the level of government guarantees and, as a consequence, the level of social protection of employees.
This situation is due to the following reasons:
1) an incremental reduction in the size of the tariff premiums from 5.4 % in 1995 to 2.9 % currently;
2) the growth rate of inflation outpacing wage growth in the country;
3) a significant proportion of the “shadow” part of the wage fund, caused by the desire of employers to
evade paying the Unified Social Tax (UST);
4) failure in the credit system of policy holder debt, associated with the introduction in 2001 of the
UST and the abolition of insurance premiums;
5) the application of the regressive tax scale;
6) the exclusion of payments on contracts of a civil and legal nature from the tax base;
7) using special tax rates;
8) introducing restrictions on allowances for temporary disability and maternity in 2003, and establishing new rules to determine the size, terms and conditions of their provision in 2007;
9) the establishment since 2007 of an insurance mechanism in the allocation of monthly benefits for
children up to 1.5 years old;
10) the exclusion of insurance provisions such as sanatorium-resort treatment for insured persons
(2003), and the rehabilitation of their children (2010), from Social Insurance Fund’s list of obligations.
Nowadays, the federal budget is responsible for providing the Social Insurance Fund’s finances. As
part of the state budged, funds are approved to cover a deficit emerging from this type of insurance,
which means there is no compliance with the principle of independence of the Social Insurance Fund’s
trust funds from the state treasury.
Thus, the creation of a reliable revenue base for the Social Insurance Fund through the development of
sound, economically justified tariff policy is the vector of further reforms in the system of state social
insurance for cases of temporary disability and maternity. The insurance rate must be effective and
sufficient. The criteria for the effectiveness and adequacy of insurance rates should be the level of
burden on policy holders and autonomy from the state treasury, as well as ensuring the quality of
insurance payments.
References
14. Federal State Statistics Service of the Russian Federation. Social Standard of Living. Available at: http://www.gks.ru/bgd/free/B13_00/IssWWW.exe/Stg/dk12/6-0.htm (accessed 22 September
2014). (In Russian).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
О.В. Касачева, В.А. Удод
15. Kasacheva O.V. Obespecheniye sbalansirovannosti finansovykh potokov Fonda sotsial’nogo
strakhovaniya Rossiyskoy Federatsii na sovremennom etape. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo
universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics, no. 2 (18), pp. 94-99.
16. Dzhurtubayeva L.А. Tarify strakhovykh vznosov v Fond sotsial’nogo strakhovaniya, primenyayemyye strakhovatelyami. Vestnik gosudarstvennogo sotsial’nogo strakhovaniya, 2014, no. 4
(160), pp. 60-66.
17. Kupriyanets Yu.N. Raschety i zadolzhennost’ mezhdu strakhovatelyami i ispolnitel’nymi
organami Fonda sotsial’nogo strakhovaniya Rossiyskoy Federatsii. Vestnik gosudarstvennogo
sotsial’nogo strakhovaniya. 2003, no. 8, pp. 46.
18. Social Insurance Fund of the Russian Federation. Statistic Data. Available at:
http://www.fss.ru (accessed 08 August 2014). (In Russian).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Kasacheva O.V., Udod V.А. Аnaliz finansovykh posledstviy izmeneniy rossiyskogo zakonodatel’stva v obyazatel’nom sotsial’nom strakhovanii na sluchay vremennoy netrudosposobnosti i v
svyazi s materinstvom An analysis of the financial impact of changes to Russian state social insurance
legislation on temporary disability and maternity. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta.
Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 95-104.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 658.511, 658.562
А.С. Лосев
АНАЛИЗ КАЧЕСТВА ОБСЛУЖИВАНИЯ
В БАНКОВСКИХ ОТДЕЛЕНИЯХ МЕТОДАМИ ТЕОРИИ
МАССОВОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ
Приведены уточненные оценки качества обслуживания в банковских отделениях методами теории массового обслуживания, на основе которых проведен сравнительный
анализ реальных показателей функционирования отделений банка. Сформулированы
предложения по увеличению эффективности обслуживания отстающих отделений,
поэтапно рассмотрены разработанные сценарии дальнейшего возможного укрепления и развития эффективности работы всех отделений банка, проведен сравнительный анализ результатов по реализации различных сценариев, рассчитано предполагаемое число потенциальных клиентов вследствие повышения качества обслуживания.
Ключевые слова: оценка качества, эффективность обслуживания, показатели функционирования, отделение банка, поток обслуживания, анализ.
Повышение эффективности обслуживания, стремление соответствовать
заданному уровню качества являются приоритетными направлениями в работе с персоналом практически каждого финансового учреждения. Особенно
большой интерес к данному вопросу проявляют коммерческие организации,
не обеспеченные государственным дотированием и работающие в суровых
условиях конкуренции, когда борьба фактически идет за каждого реального и
потенциального клиента.
В такой ситуации наиболее актуальными становятся вопросы о сохранении уже полученных финансовых инвестиций, доходов и стремлении проводить обдуманную, взвешенную экономическую политику развития своего
предприятия. Именно в рамках решения данных вопросов максимальный интерес вызывает использование математических методов для анализа сложившейся ситуации, прогноза возможных решений и построения соответствующего сценария развития. Данные методы являются актуальными и востребованными, так как позволяют организовать индивидуальный подход при анализе ситуации, что приводит к более эффективному повышению качества
обслуживания и работы персонала, тем самым позволяя избежать шаблонных
действий, которые характеризуются высокими затратами, отсутствием оптимизации, кратковременным, нестабильным улучшением ситуации.
Качество обслуживания – это совокупность механизмов, мероприятий,
правил и атрибутов, влияющих на удовлетворенность клиентов при контакте
с банком [1]. Современный клиент банка – человек опытный, изощренный в
своих потребностях и требует большого числа услуг, так как у него есть право и возможность большого выбора на рынке банковских услуг. Среди таких
требований можно выделить: получение качественной консультации от банковских работников, невысокую стоимость услуг банка, безошибочную работу сотрудников или технических устройств банка, комфорт при обслужива-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106
А.С. Лосев
нии, наличие в банке современных услуг и технологий и т.п. Каждый клиент
банка выбирает свой показатель качества обслуживания, но есть основной
показатель, который для всех клиентов становится главным, – время обслуживания и очередь, а точнее, ее отсутствие.
В настоящей работе рассматривается основной показатель качества обслуживания – время и длина очереди. В данном случае наиболее уместным и
эффективным является метод теории массового обслуживания. Самые распространенные методы оценки качества, которые используются при организации мониторинга и маркетинга банковских учреждений, основаны на сравнительном анализе по итогам наблюдений или опроса. После чего проводится целенаправленная работа по устранению недочетов, результат которой
определяется последующим мониторингом.
В отличие от данного подхода, теория массового обслуживания позволяет
не только улучшить отдельные показатели, но и оптимизировать процесс в
целом. Помимо этого, наличие вероятностных показателей позволяет уже на
базе полученных значений сделать предварительные прогнозы и в соответствии с ними выстроить план действий и наметить предполагаемые результаты.
В рамках данного подхода в работе [2] была рассмотрена аналитическая
модель системы массового обслуживания с ожиданием, не ограниченным
поступающим потоком требований клиентов, и следующей характеристикой:
система имеет n обслуживающих каналов, каждый из которых может одновременно обслуживать только одно требование [3]. В нее поступает простейший (пуассоновский) поток требований с параметром λ:
Pk (t ) 
( t ) k  t
e .
k!
Если в момент поступления очередного требования в системе на обслуживании уже находится не меньше n требований, то требование становится в
очередь и ожидает начала обслуживания [3]. Время обслуживания каждого
требования t – случайная величина, которая подчиняется экспоненциальному
закону распределения с параметром μ:
F (t )  1  e   t .
Введен параметр α = s/ μ – среднее число специалистов, которое необходимо иметь, чтобы обслуживать в единицу времени всех приходящих клиентов, где s – среднее число клиентов, поступающих за единицу времени;
t =1/ μ – среднее время обслуживания одним специалистом одного клиента.
И необходимое условие α/ n < 1, которое предполагает, что очередь не
может расти безгранично, а значит, число обслуживающих специалистов
должно быть больше среднего числа специалистов, необходимых для того,
чтобы за единицу времени обслужить всех поступающих клиентов.
Были рассмотрены четыре реальных отделения банка с входными данными, представленными в табл. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ качества обслуживания в банковских отделениях
107
Таблица 1. Исходные данные по обслуживанию клиентов в отделениях банка
Отделение
банка
Число специалистов, n
Среднее время обслуживания одним специалистом
одного клиента t , мин
Среднее число клиентов,
поступающих в банк в
течение часа, s
1
2
10
4,2
124
6
5,8
55
3
7
5,3
70
4
8
5,0
94
В данном случае под банковским отделением понимают дополнительные
офисы банка в рамках одного населенного пункта. С помощью построенной
модели в работе [2] были получены показатели функционирования отделения, представленные в табл. 2. Однако в силу довольно грубого счета оценки
были получены неточно. По их значениям автору не удалось выделить слабые или сильные места в работе конкретных отделений банка, а соответственно сформулировать адекватную оценку эффективности работы отделений
банка.
Нами проведена работа по уточнению оценок качества обслуживания в
банковских отделениях на основе методов теории массового обслуживания.
По результатам исследования были сформулированы и обоснованы предложения по увеличению эффективности обслуживания отстающих отделений,
просчитаны возможные сценарии дальнейшего развития по укреплению и
развитию эффективности работы отделений банка, приводящие к повышению числа потенциальных клиентов и соответствующей экономической выгоде.
Таблица 2. Расчетные формулы
Вероятность того, что все специалисты свободны
Вероятность того, что все специалисты заняты обслуживанием
Среднее время ожидания клиентом начала
обслуживания, мин
Средняя длина очереди, чел.
 n1  k

n

P0   
 / n) 
!
!(1
k
n

 k 0
Pn 
n
P0
n !(1   / n)
t 
L
 Pn
n (1   / n)
N 
k 0
Коэффициент загрузки специалистов
Pn
 (n   )
n 1
Среднее число свободных специалистов, чел.
1
nk k
 P0
k!
K  1 N / n
На основе построенной модели в работе [2], исходных данных (табл. 1) и
с помощью расчетных формул (табл. 2) были получены соответствующие
показатели качества функционирования четырех отделений коммерческого
банка (табл. 3).
В данном случае под банковскими отделениями будем понимать однотипные части банковского учреждения, в качестве которых могут выступать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Лосев
108
либо дополнительные офисы, либо филиалы. Единственным ограничением
является невозможность рассмотрения разнотипных элементов банка в сравнительном анализе. В такой ситуации необходимо типовое разделение отделений банка на группу филиалов и группу дополнительных офисов и в рамках соответствующей группы осуществлять работу.
Таблица 3. Показатели качества функционирования отделений банка
Отделение банка
1
2
3
4
0,000114
0,002567
0,001153
0,000055
0,577765
0,706923
0,677664
0,93
1,83834
4,90395
3,74957
17,3329
Средняя длина очереди, чел.
3,7992
5,5002
5,1309
44,000
Среднее число свободных специалистов,
чел.
1,320
0,683
0,817
0,167
Коэффициент загрузки специалистов
0,868
0,886
0,883
0,979
Вероятность того, что все специалисты
свободны
Вероятность того, что все специалисты
заняты обслуживанием
Среднее время ожидания клиентом начала обслуживания, мин
Первичный анализ полученных данных отражает отличную и слаженную
работу сотрудников отделения 1, умеренную работу сотрудников отделений
2, 3 и слабую работу в отделении 4.
В силу самой низкой вероятности того, что все специалисты свободны,
самой высокой вероятности занятости и при соответствующем коэффициенте
загрузки можно утверждать, что отделение 4 на грани перегрузки, как физической, так и психологической. В то же время с позиции психологического
фактора при среднем потоке 94 человека в час и средней длине очереди в
44 человека можно утверждать, что в ближайшее время в отделении будет
наблюдаться спад клиентов и как итог – потеря потенциальной прибыли.
В этой ситуации уместным будет предложение по увеличению эффективности работы данного отделения. Учитывая, что среднее время обслуживания
клиента в нем достаточно низко, на втором месте по всем отделениям, имеет
смысл добавить рабочую единицу. Добавление всего лишь одной рабочей
единицы (табл. 4, этап 1) уменьшает вероятность занятости всех специалистов на треть, среднее ожидание клиента – практически в 7 раз, а среднюю
длину очереди – в 10 раз.
Наиболее важным моментом для коллектива и предприятия в этом случае
является понижения коэффициента загрузки и появление «свободных рук»,
среднее число свободных специалистов – 1,17. В такой ситуации можно
предположить увеличение скорости обслуживания за счет более благоприятной обстановки, спокойной работы специалистов и уменьшения психологически-морального давления со стороны присутствующей очереди. Как следствие, увеличение среднего времени обслуживания одним специалистом одного клиента на 2 сек приводит к показателям, когда среднее время обслуживания не превышает и 3 мин (табл. 4, этап 2). Это повысит эффективность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ качества обслуживания в банковских отделениях
109
обслуживания, сохранит и, возможно, увеличит среднее число клиентов и
посетителей в целом.
Таблица 4. Повышение качества функционирования в 4-м отделении банка
Показатели
Отделение 4
Этап 1
Этап 2
0,000055
0,000255
0,000399241
0,93
0,60
0,514533
17,3329
2,47613
1,87383
Средняя длина очереди, чел.
44,000
4,0
2,61439
Среднее число свободных специалистов,
чел.
0,167
1,17
1,48
Коэффициент загрузки специалистов
0,979
0,870
0,835556
Вероятность того, что все специалисты
свободны
Вероятность того, что все специалисты
заняты обслуживанием
Среднее время ожидания клиентом начала
обслуживания, мин
Картина, наблюдаемая в отделениях банка 2, 3, является наиболее распространенной и повсеместной (табл. 3). В то же время достаточно высокие
коэффициенты загрузки специалистов и отсутствие свободных свидетельствуют о том, что любая заминка одного из операторов может моментально
привести к образованию более длинной очереди и выбить отделение из стабильной работы.
В данном случае увеличение штатных рабочих единиц не срочно, но развитие ситуации складывается именно в этом направлении. В то же время увеличение на одну штатную рабочую единицу в отделениях 2, 3 в сложившейся
ситуации приведет к более эффективным результатам, чем оттягивание времени до ситуации, когда она будет сравнима с тем, что происходит в отделении 4.
Таблица 5. Повышение качества функционирования во 2-м отделении банка
Показатели
Вероятность того, что все
специалисты свободны
Вероятность того, что все
специалисты заняты обслуживанием
Среднее время ожидания клиентом начала обслуживания,
мин
Средняя длина очереди, чел.
Среднее число свободных
специалистов, чел.
Коэффициент загрузки специалистов
Отделение 2
Этап 1
Этап 2
Этап 3
0,002567
0,00408768
0,00510749
0,00101056
0,706923
0,404995
0,356948
0,702886
4,90395
1,99071
1,73329
4,33323
5,5002
1,27914
0,981606
5,88667
0,683
1,68333
1,86667
0,746667
0,886
0,759524
0,733333
0,893333
А именно повышение в отделениях 2, 3 количества работников на одну
единицу в каждом (табл. 5–6, этап 1) приводит к увеличению среднего числа
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Лосев
110
свободных специалистов практически до 2 человек в каждом отделении, в то
время как в отделении 4 после таких действий появился только один. Средняя длина очереди не превышает 1–2 человек, среднее время ожидание клиента – менее 2 мин.
На фоне такой положительной динамики можно предположить, что среднее время обслуживания одним специалистом одного клиента увеличится,
пусть даже на те же символические 2 сек (табл. 5–6, этап 2), но это приведет к
более значительному повышению эффективности работы банка и обслуживанию клиентов. Данные показатели увеличат пропускную способность, что
является благоприятным фактором по привлечению нового числа клиентов.
Таблица 6. Повышение качества функционирования в 3-м отделении банка
Показатели
Вероятность того, что все
специалисты свободны
Вероятность того, что все
специалисты заняты обслуживанием
Среднее время ожидания
клиентом начала обслуживания, мин
Средняя длина очереди, чел.
Среднее число свободных
специалистов, чел.
Коэффициент загрузки специалистов
Отделение 3
Этап 1
Этап 2
Этап 3
0,001153
0,00171965
0,00227183
0,000583121
0,677664
0,401342
0,345404
0,625682
3,74957
1,68559
1,43737
2,86078
5,1309
1,36603
1,00252
4,23398
0,817
1,81667
2,05
1,03
0,883
0,772917
0,74375
0,87125
В частности, достаточно оперативное обслуживание, которое характеризуется низким средним временем ожидания на обслуживание, практически
отсутствием очереди и высокой скоростью обслуживания, станет основной
причиной желания людей пользоваться услугами именно этих отделений.
Причем увеличение в дальнейшем среднего числа клиентов, поступающих в
течение часа, на 12 человек (табл. 5–6, этап 3), не нарушит нормальной работы отделения и будет соответствовать его пропускной способности.
В рассмотренных случаях интересным является тот факт, что укрепление
позиций специалистов на более ранних стадиях (табл. 5–6, этап 1) является
наиболее эффективным и плодотворным в работе на перспективу, в отличие
от запущенных ситуаций, когда вмешательство неизбежно и просто необходимо (табл. 4, этап 1).
В то же время следует отметить, что не всегда есть возможность пополнить штат сотрудников, так как это требует и экономических затрат. В таком
случае одним из вариантов повышения эффективности работы банков является повышение профессионализма работников, которое может заключаться
не только в прохождении курсов профессиональной подготовки, переподготовки и т.д., но и в отладке самого процесса работы, причем на месте, в конкретных рабочих ситуациях.
Обязательным условием данной отладки является анализ того, как идет
работа в отделении, и введение изменений на местах, для каждого отделения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ качества обслуживания в банковских отделениях
111
индивидуально. Для этого нужны не просто наблюдатели, а участники процесса, т.е. сами операторы-специалисты.
Повышение качества в данном случае состоит не в «штучном» укреплении штатных работников, а в создании мобильной группы специалистов из
3–4 человек, которые будут поочередно перебрасываться между отделениями
банка и заниматься повышением уровня эффективности работы.
К примеру, рассмотрим отделение банка 2, в котором ситуация является
стабильной и умеренной. Введение в данное подразделение 3 новых специалистов, естественно, существенно увеличит все показатели (табл. 7, этап 1).
По результатам анализа известно, что основной причиной низкой эффективности является самая большая средняя скорость обслуживания клиента по
всем отделениям банка (см. табл. 1). После проведения плановых мероприятий на месте среднее время обслуживания специалиста возможно повысить
до 4,5 мин. Данный показатель не является максимальным (4,2 мин), поэтому
вполне может быть достигнут.
В итоге после таких мероприятий с исходным количеством специалистов
в 6 человек, но более высокой скоростью обслуживания – 4,5 мин, данное
отделение существенно повысит свои показатели (табл. 7, этап 2) по сравнению с первоначальными (табл. 7). В результате таких изменений отделение
банка 2 сможет увеличить среднее число, поступающих в банк с 55 до 70 человек (табл. 7, этап 3) без существенной потери качества и эффективности,
сохранив некоторый прирост по сравнению с первоначальным положением.
Таблица 7. Мобильное повышение качества функционирования во 2-м отделении банка
Показатели
Вероятность того, что все специалисты свободны
Вероятность того, что все специалисты заняты обслуживанием
Среднее время ожидания клиентом начала обслуживания, мин
Средняя длина очереди, чел.
Среднее число свободных специалистов, чел.
Коэффициент загрузки специалистов
Отделение 2
Этап 1
Этап 2
Этап 3
0,002567
0,00480593
0,0144418
0,00292659
0,706923
0,109843
0,316216
0,680888
4,90395
0,909783
1,38663
3,46659
5,5002
0,158551
0,695674
4,76622
0,683
3,68333
1,875
0,75
0,886
0,590741
0,6875
0,875
После этого мобильную группу специалистов можно перевести в другое
отделение банка, где можно будет повышать свое мастерство, обучать других
и разрабатывать новые способы индивидуального улучшения качества работы и эффективности обслуживания. В таком подходе обязательным условием
будет вхождение в мобильную группу специалистов своего дела и наличие у
них соответствующей квалификации и опыта.
Финансовая обоснованность данного предложения подтверждается со
временем, так как создание мобильной группы позволит:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112
А.С. Лосев
 планомерно повышать и модернизировать работу всех отделений банка
в целом;
 проводить анализ разбора сложившихся ситуаций на месте;
 осуществлять «живой» мониторинг отделений банка;
 устранить системные ошибки и недочеты в работе;
 перенести опыт ведущих отделений банка на другие отделения.
В результате даже при анализе исходной ситуации использование данной
группы во всех четырех отделениях в среднем увеличит общее число клиентов, поступающих в банк, на 35–40 человек без потери качества, роста очередей и с неизменным количеством специалистов в отделениях. В тех же условиях точечное добавление такого же числа специалистов в различные отделения увеличит это число на 18–20 человек без какой-либо дальнейшей динамики.
Литература
1. Исаев Р.А Бизнес-инжиниринг и управление в коммерческом банке. М.: ГОЛОСПРЕСС, 2010. 318 с.
2. Хакимов Е.А. Методы теории массового обслуживания, используемые для оценки качества обслуживания в коммерческом банке // Маркетинг в России и за рубежом. 2010. № 1.
С. 30–36.
3. Вентцель Е.С. Теория вероятности. М.: Академия, 2005. 576 с.
А.S. Losev
Laboratory of Probabilistic Methods and System Analysis, Institute of Applied Mathematics, the Far
East Branch of the Russian Academy of Sciences, Vladivostok, Russia. 8 914 712 07 12.
ANALYSIS OF SERVICE QUALITY IN BANK OFFICES USING METHODS OF QUEUING
THEORY.
Keywords: Quality Assessment; Efficiency of Service; Indicators of Functioning; Bank Office; Service flow; Analysis.
An increase in the efficiency of service and the aspiration to correspond to the set level of quality are
the priority when dealing with personnel from every financial institution. An especially great interest
in the matter is shown by commercial organizations not provided with financial support from the state
and working in the conditions of fierce competition where there is a fight for every existing and potential client.
In such a situation, the questions of saving already received financial income and the aspiration to
pursue well-thought out and balanced economic policy to develop one’s enterprise become particularly
relevant. It is when solving these problems that the greatest amount of interest is drawn to the use of
mathematical methods to analyze the existing situation, to forecast possible solutions, and create corresponding scenarios for development. In particular, when assessing the quality of service at commercial banks, the most current and effective method is queuing theory. In addition to deriving efficiency
assessments, it allows for the optimization of service quality in bank offices.
This work examines the analytical model of queuing systems with waiting lines, in which the simplest
(Poisson) flow of requirements is used with a set parameter. The wait time of each requirement is a
random value which is subject to the exponential law of distribution. The necessary condition, which
assumes that a queue cannot grow infinitely, is imposed and means that the number of serving specialists should be more than the average number of specialists needed so that all clients can be served in a
certain unit of time.
With the aid of this model, four bank branches with the necessary input data were studied and corresponding efficiency evaluations of the functioning of each office were made. As a result of the comparative analysis, proposals on how to increase the service efficiency of underachieving branches were
formulated and proved. For each bank office, an individual and reasonable scenario was put together,
the step-by-step implementation of which leads to a strengthening and increase of overall performance.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Анализ качества обслуживания в банковских отделениях
113
A comparative analysis was conducted of the impacts that the implementation of the various scenarios
had on the banking branches studied. The necessary conditions to implement the possible proposals for
improving the bank’s overall quality of service were formulated as well.
References
1. Isayev R. А Biznes-inzhiniring i upravleniye v kommercheskom banke. Moscow, GOLOSPRESS Publ., 2010. 318 p.
2. Khakimov E. А. Metody teorii massovogo obsluzhivaniya, ispol’zuyemyye dlya otsenki
kachestva obsluzhivaniya v kommercheskom banke. Marketing v Rossii i za rubezhom, 2010, no.1, pp.
30–36.
3. Venttsel’ E. S. Teoriya veroyatnosti. Moscow, Аkademiya Publ., 2005. 576 p.
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Losev А.S. Аnaliz kachestva obsluzhivaniya v bankovskikh otdeleniyakh metodami teorii massovogo obsluzhivaniya Analysis of service quality in bank offices using methods of queuing theory.
Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of
Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 105-113.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 338.12.017
И.А. Тетин
ПРИСУТСТВИЕ ЦИКЛОВ АНДЕРРАЙТИНГА В РОССИИ
В статье дан анализ наличия циклов андеррайтинга на российском страховом рынке.
Проводится исследование колебания убыточности на нескольких линиях бизнеса. Определение параметров циклов дается с помощью авторегрессионной модели второго
порядка (AR2). Проверяется гипотеза о подверженности цикличности линиям страхования Property-Liability. Находится длина циклов и проводится ее сопоставление с
длиной циклов в других странах. Расчеты показывают, что на страховом рынке России цикл действительно присутствует, его длина немного превышает 6 лет.
Ключевые слова: цикл андеррайтинга, волатильность, колебания убыточности,
страховой рынок.
Цикличность не является уникальной для страхования. Уже более ста лет
экономисты наблюдают колебания бизнес-активности, так называемый «бизнес-цикл». Вследствие колебаний спроса и качества продукции многие отрасли испытывают спады и подъемы.
Под циклом андеррайтинга понимают регулярную смену периодов мягкого и жесткого состояний рынка. Мягкий рынок характеризуется невысокой
доходностью, низкими ценами, превышением страхового предложения над
спросом, в то время как жесткому рынку свойственны высокие цены, высокая
доходность и ограниченное предложение страхового покрытия [1. P. 468].
Характеристики цикла, его длина, амплитуда и т.п. являются различными для
различных рыночных сегментов, географических рынков, для периода наблюдений, однако цикличность есть универсальное свойство страховых рынков [2. P. 254].
Игнорирование цикла может привести к снижению финансовой устойчивости страховщика, закрытию им линии бизнеса [3. P. 176]. Идентификация
циклического поведения уровней прибыльности и понимание, какие факторы
объясняют это поведение, может быть критической точкой в прогнозировании мягких и жестких фаз рынка, а также в адаптации уровня требуемого капитала для этих фаз.
Между тем вопрос существования цикла на российском страховом рынке
до сих пор не рассматривался по одной простой причине – недостаточной
статистической информации. Короткие временные ряды, пожалуй, основная
проблема в исследованиях российского страхового рынка. Если в западных
странах временные ряды насчитывают статистику за десятки лет, то российский страховой рынок за первые 14 лет своего существования (до 2003 г.)
характеризовался работой по схемам оптимизации налогов [4. C. 536]. Лишь
после очищения российского страхования от налогооптимизирующих операций в 2005 г. появилась подходящая статистическая информация для анализа.
Поэтому вопрос определения длины циклов андеррайтинга на Российском
страховом рынке является своевременным.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Присутствие циклов андеррайтинга в России
115
Какова причина присутствия цикла на рынке России — тема дальнейших
исследований. В данной работе сконцентрируемся на доказательстве присутствия цикла андеррайтинга в России, на определении длины цикла и на проверке гипотезы о том, что циклы присущи только линиям страхования
Property&Liability.
Методика исследования
Согласно работе [5. P. 480] синусоидальная цикличность уровней прибыльности может быть описана с помощью модели авторегрессии второго порядка.
Такую же модель использовали Камминс и Атревиль, предварительно введя ряд
предпосылок о том, что страховые тарифы разрабатываются рационально, а цикл
андеррайтинга вызван институциональными факторами. Использованная ими
модель выглядит следующим образом:
Pt   0   1 Pt 1   2 Pt  2 
(1)
t
где Pt – прибыль от андеррайтинга в период t ; t – случайный член.
Для поиска цикла андеррайтинга в России используются данные о совокупных поступлениях и выплатах в добровольном и обязательном страховании (кроме обязательного медицинского страхования) за 2005–2013 гг. Кроме
того, для поиска цикла в различных линиях бизнеса были взяты данные о
страховании имущества, страховании гражданской ответственности и данные
по ОСАГО за тот же период. Описательная статистика собранных данных за
2005–2013 гг. приведена в табл. 1.
Таблица 1. Описательная статистика собранных данных, млрд руб.
Показатель
PP
PC
CP
CC
OP
OC
GP
GC
Минимум
1-й
квантиль
Медиана
Среднее
3-й
квантиль
Максимум
42,43
8,64
3,53
0,29
12,03
5,98
80,82
30,80
63,24
22,90
5,12
0,40
16,89
9,67
116,91
51,91
74,56
74,88
35,46
32,35
6,33
5,99
0,71
0,83
21,44
22,48
12,69
12,62
134,93
139,66
64,00
65,01
90,12
41,29
6,99
1,07
26,40
14,80
159,82
77,80
104,95
56,93
7,94
2,44
37,03
22,18
241,45
107,40
Примечание. PP – поступления в страховании имущества; P C – выплаты в страховании имущества; CP – поступления в страховании гражданской ответственности; C C – выплаты в страховании
гражданской ответственности; OP – поступления в ОСАГО; OC – выплаты в ОСАГО; GP – поступления в добровольном и обязательном страховании (кроме ОМС); GC – выплаты в добровольном и
обязательном страховании (кроме ОМС).
«Прибыль от андеррайтинга» – термин, которым обозначается превышение премии над убытками и издержками. Поскольку определить издержки за
отсутствием статистических данных на страховом рынке России (впрочем,
как и на рынках многих стран) не представляется возможным, то воспользуемся относительным показателем, не включающим в себя издержки. Один из
таких показателей называется уровнем убыточности. Уровень убыточности
находится как отношение выплат к поступлениям от андеррайтинга. Статистика уровня убыточности приведена в табл. 2.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И.А. Тетин
116
Таблица 2. Статистика уровня убыточности с 2005 по 2013 г.
Линия
бизнеса
Страхование имущества
Страхование гражданской ответственности
ОСАГО
Добровольное и обязательное
страхование
(кроме ОМС)
Уровень убыточности, %
Минимум
Мат. ожиМаксимум
дание
24,60
41,67
55,06
Рыночная доля
линии бизнеса
в России, %
Вариация
уровня
убыточности
51,48
0,26
7,85
13,06
25,77
4,12
0,44
50,87
55,86
60,56
15,46
0,06
39,83
45,97
55,56
100
0,11
В работе [6. P. 5] показано, что использование уровня убыточности не будет серьезным ограничением ввиду его высокой корреляции с прибылью от
андеррайтинга.
Пусть LR t – уровень убыточности, тогда модель (1) будет записана в виде
LRt   0   1 LRt 1   2 LRt  2  t ,
(2)
где  – параметры авторегрессионной модели;  t – некоррелированные случайные отклонения с нулевым средним.
Известно, что если выполнено ограничение  12  4 2  0 , то характеристическое уравнение второго порядка разности уровней убыточности будет
иметь комплексные корни, это говорит о цикличном поведении уровней убыточности. Существование цикла следует из выполнения следующих условий:
1  0,

 2  0,
 2
1  4 2  0.
(3)
Если условия существования цикла выполнены, тогда период цикла T
находится из выражения
T 2
 1 

.
 2  
2 

(4)
Воспользуемся приведенной выше методикой для поиска циклов андеррайтинга на российском страховом рынке.
Цикл на рынке добровольного и обязательного страхования
(кроме ОМС)
Визуальный анализ графика автокорреляционной функции позволит сделать вывод о том, можно ли временной ряд уровней убыточности описать с
помощью модели авторегрессии второго порядка. На графике автокорреля-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Присутствие циклов андеррайтинга в России
117
ционной функции высота пиков представляет собой оценки коэффициентов
корреляции. Пунктирные линии проведены на высоте плюс-минус удвоенной
стандартной ошибки для каждого лага.
Построим графики автокорреляционной и частной автокорреляционной
функции уровня убыточности. Из графика автокорреляционной функции
можно видеть экспоненциальное затухание, что говорит о возможности применения модели авторегрессии для описания данных. График частной автокорреляционной функции не позволяет судить о том, какой порядок авторегрессии будет лучшим, поскольку все пики лежат внутри границ, обозначенных пунктирной линией (рис. 1).
Рис. 1. Графики ACF и PACF уровня убыточности
Перейдем к оцениванию. В результате оценивания модели (2) получим
LRt  0,3314 0, 7769 LRt 1  0.4931LRt  2 .
 0,2789 
 0,2740 
(5)
В скобках под оценками параметров модели (5) указаны стандартные
ошибки коэффициентов. Модель оценена довольно грубо вследствие недостаточно длинного временного ряда, однако даже в этом случае можно увидеть интересные результаты.
Подставив оцененные параметры из модели (5) в (3), получим
1  0, 7769  0,

.
 2  0, 4931  0,
 2
1  4 2  1,3688  0.
В нашем случае  2  1 , поэтому цикл будет иметь тенденцию затухать
со временем. Заметим, что стандартные ошибки параметров модели большие,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118
И.А. Тетин
однако внутри доверительных интервалов для параметров условия существования цикла также будут выполнены:
1  [0,6375;0,9163],  2  [0,6301; 0,3561], 12  4 2  [2,114; 0,5847] .
Поскольку все три условия выполнены, то цикл действительно существует. Тогда период цикла T находится из выражения (4):
 0, 7769 
T  2 cos 
  6, 05 .
 2 0, 4931 
(6)
Таким образом, длина цикла по совокупным данным об уровне убыточности на российском страховом рынке составила чуть более 6 лет.
Цикл на рынке страхования имущества
Колебания убыточности, а также значения автокорреляционной функции
уровней убыточности на рынке имущественного страхования представлены
на рис. 2.
Рис. 2. Колебания убыточности на рынке имущественного страхования
На графике колебаний убыточности видим устойчивый восходящий
тренд, который необходимо устранить до оценивания модели. Известно, что
избавиться от тренда можно с помощью взятия первой разности. После взятия первой разности в модели исчезает свободный член.
В результате оценивания получим
LRt  0,1972 LRt 1  0, 2262 LRt  2 .
(7)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Присутствие циклов андеррайтинга в России
119
Рис. 3. Диагностика модели для рынка имущественного страхования
Проведем диагностику данной модели. Результат этой диагностики представлен на рис. 3. На графике стандартизированных остатков показано, что
стандартизированные остатки не образуют кластеров волатильности, на графике автокорреляционной функции не наблюдаются значимые автокорреляции между остатками, все p-значения статистики Льюнга – Бокса лежат выше
доверительного интервала.
Таким образом, в модели была выделена необходимая информация, а в
остатках модели содержатся только случайные составляющие.
Подставив оцененные параметры из модели (7), получим
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120
И.А. Тетин
1  0,1972  0,

.
 2  0, 2262  0,
 2
1  4 2  0,8659  0.
Поскольку все три условия выполнены, то цикл действительно существует. Тогда период цикла T будет равен
 0,1972 
T  2 cos 
  6, 28.
 2 0, 2262 
(8)
Цикл на рынке страхования гражданской ответственности
Колебания убыточности на рынке страхования гражданской ответственности, а также значения автокорреляционной функции уровней убыточности
представлены на рис. 4.
Рис. 4. Колебания убыточности на рынке страхования гражданской ответственности
На графике колебаний убыточности гражданской ответственности видим
устойчивый восходящий тренд, который необходимо устранить до оценивания модели. Избавиться от тренда можно с помощью взятия первой разности.
В результате оценивания модели (2) получим следующую модель:
(9)
LRt  0, 3408 LRt 1  0, 0177 LRt  2 .
Условия цикла не выполнены, поскольку параметр  2  0 . Цикл на рынке
страхования гражданской ответственности не существует.
Цикл на рынке ОСАГО
Колебания убыточности на рынке ОСАГО, а также значения автокорреляционной функции уровней убыточности представлены на рис. 5.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Присутствие циклов андеррайтинга в России
121
Рис. 5. Колебания убыточности на рынке ОСАГО
Рис. 6. Результат диагностики модели для рынка ОСАГО
Тренда не наблюдается, поэтому нет необходимости брать первую разность. В результате оценивания модели (2) получим следующую модель:
LRt  1,1146 0,5059 LRt 1  0.52681LRt  2 .
 0,3285
 0,3571
(10)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И.А. Тетин
122
Критерий Акаике AIC = –30,96. Среднеквадратичная ошибка RMSE равна
0,0007. В скобках под оценками параметров модели (10) указаны стандартные ошибки коэффициентов.
Диагностика модели приведена на рис. 6.
По графику стандартизированных остатков видно, что стандартизированные остатки не образуют кластеров волатильности, на графике автокорреляционной функции не наблюдаются значимые автокорреляции между остатками. Все p – значения статистики Льюнга – Бокса лежат выше доверительного интервала. Таким образом, в модели была выделена необходимая информация, а в остатках модели содержатся только случайные составляющие.
Подставив оцененные параметры из модели (10), получим
1  0,5059  0,

.
 2  0,5268  0,
 2
1  4 2  1,8513  0.
Поскольку все три условия выполнены, то цикл действительно существует. Тогда период цикла T будет равен
T 2
 0,5059 

 
 2 0,5268 
.
(11)
Заключение
Присутствие цикла андеррайтинга – частое явление во многих странах. Например, на страховом рынке Германии длина цикла составила 5,3 года [7. P. 172],
на страховом рынке Польши – 6,21 года. Целью данной статьи было обнаружить,
является ли российский рынок имущественного страхования подверженным
циклическому поведению или нет. Результаты применения авторегрессионных
моделей второго порядка подтверждают существование циклов андеррайтинга в
России. Расчеты показывают, что на страховом рынке России цикл действительно присутствует, его длина немного превышает 6 лет. Между тем проанализированные в статье линии бизнеса подвержены немного более длинным циклам.
Так, для ОСАГО длина цикла составила 6,18 года, а для страхования имущества – 6,28 года. Этот результат согласуется с данными, полученными Камминсом
и Атревилем для США и некоторых стран Западной Европы, средняя длина цикла в которых составляет 6–7 лет.
На рынке страхования гражданской ответственности цикл отсутствует, этот
результат был предсказуем и соответствует положению вещей в западных странах [8. P. 435]. Можем сделать вывод, что в России, как и за рубежом, цикличности подвержены только линии бизнеса, связанные с имущественным страхованием. Косвенным свидетельством отсутствия цикличности может служить высокий коэффициент вариации уровня убыточности, равный 0,44, что намного выше
соответствующих значений для остальных линий бизнеса.
Изучение цикла андеррайтинга важно для экономики, поскольку страхование необходимо для функционирования остального бизнеса. Цикличность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Присутствие циклов андеррайтинга в России
123
мягкого и жесткого рынков проявляется в следующем. Мягкий рынок характеризуется низкими ценами, превышением страхового предложения над
спросом, невысокой доходностью, как результат – высокая неплатежеспособность среди страховщиков. Неплатежеспособность является предметом пристального внимания акционеров, а также регулирующих органов. Во время
жесткого рынка бизнес обязан покрывать все издержки, включая издержки
на страхование, которые произошли во время мягкого рынка, а это, в свою
очередь, ведет к росту цен на товары и услуги в экономике.
Оценка продолжительности циклов андеррайтинга позволяет строить модели платежеспособности страховой компании, рассчитывать стратегии поведения,
компенсирующие действие цикла, моделировать различные рыночные сценарии
и в конечном счете вести оптимальную страховую деятельность [9. С. 83]. Для
потребителей страховых услуг знание текущей фазы цикла может помочь в выборе правильной страховой защиты по адекватной цене.
Литература
1. Niehaus G., Terry A. Evidence on the Time Series Properties of Insurance Premiums and
Causes of the Underwriting Cycle: New Support for the Capital Market Imperfection Hypothesis //
Journal of Risk and Insurance. 1993. № 60. P. 466–479.
2. Cummins J.D., Outreville F. An International Analysis of Underwriting Cycles in PropertyLiability Insurance // Journal of Risk and Insurance. 1987. № 54. P. 246–262.
3. Feldblum S. Underwriting cycles and business strategies // Proceedings of the Casualty Actuarial Society. 2001. № 58. P. 175–235.
4. Панюков А.В., Тетин И.А. Особенности применения динамического финансового анализа на российском страховом рынке // Формирование стратегии инновационного развития экономических систем: труды конф. / под ред. д.э.н., проф. В.В. Глухова, д.э.н., проф. А.В. Бабкина. СПб: Изд-во политехн. ун-та, 2008. С. 532–537.
5. Venezian E.C. Ratemaking methods and profit cycles in property and liability insurance //
Journal of Risk and Insurance. 1985. № 52. P. 477–500.
6. Cummins J.D, Nye D.J. Insurance and Inflation: Causes, Consequences and Solutions // Issues
in Insurance, second ed., edited by John D. Long. Malvern, PA: American Institute for PropertyLiability Underwriters, 1984.
7. Meier U.B. and Outreville J.F. Business Cycles in Insurance and Reinsurance: the Case of
France, Germany and Switzerland // Journal of Risk Finance. 2006. № 7. P. 160–176.
8. Lamm-Tennant J., Weiss M.A. International Insurance Cycles: Rational Expectations/ Institutional Intervention // Journal of Risk and Insurance. 1997. № 64. P. 415–439.
9. Панюков А.В., Тетин И.А. Управление инвестиционным портфелем страховой компании
// Вестн. Южно-Уральского гос. ун-та. Серия «Экономика и менеджмент». 2012. № 22. С. 77–83.
I.А. Tetin
Department of Economic and Mathematical Methods, and Statistics, South Ural State University,
Chelyabinsk, Russia. E-mail: itetin.emms@yandex.ru
THE PRESENCE OF UNDERWRITING CYCLES IN RUSSIA.
Keywords: Underwriting cycle; Volatility; Loss ratio fluctuations; Insurance market.
Fluctuations in premiums and profits from underwriting in the property and liability insurance industry
exhibit a cyclical behavior, with hard and soft market phases. Soft markets are characterized by readily
available coverage and low profits, while hard markets are characterized by difficulty in obtaining
coverage and high profits. The presence of an underwriting cycle is a frequent phenomenon in many
countries. For example, in the German insurance market, the cycle length is 5.3 years, and in Poland it
is equal to 6.21 years.
This paper attempts to prove the presence of the underwriting cycle in the Russian property and liability
insurance industry. The question of whether the cycle exists has still not been examined for one simple reason – a lack of proper statistical information. Short time series are the main problem in studies devoted to the
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
124
И.А. Тетин
Russian insurance market. The first available statistical information appeared in 2005. From 2005 to 2013,
information was gathered on different lines of property and liability insurance.
Calculating the income from underwriting requires information about the amount of expenses. As it is
impossible to define the expenses because of an absence of statistical data on the Russian insurance
market (however, it is the same in the markets of many countries), a relative indicator which doesn’t
include expenses was chosen. One such indicator is called a loss ratio, and it is the ratio of payments to
underwriting revenue. Then, a second-order autoregressive model was used to obtain the required
parameters to test for the presence of the underwriting cycle.
The results of the second-order autoregressive model largely support the existence of the underwriting
cycle in Russia. The calculations show that the length of the underwriting cycle for the entire property
and liability insurance industry is equal to 6.05 years. However, different lines of business analyzed in
the article are characterized by longer cycle lengths. The cycle length for CMTPL is equal to 6.18
years, and for property insurance - 6.28 years. These results are in accordance with the data gathered
by J.D. Cummins and J.F. Outreville for U.S. and Western Europe insurance markets.
In the civil liability insurance market, the cycle was absent. This result was predictable and corresponds with the state of affairs in Western countries. A high loss ratio variation coefficient of 0.44,
which is much higher than corresponding values in other lines of business, can serve as indirect evidence for the absence of the cycle.
References
1. Niehaus G., Terry A. Evidence on the Time Series Properties of Insurance Premiums and
Causes of the Underwriting Cycle: New Support for the Capital Market Imperfection Hypothesis.
Journal of Risk and Insurance. 1993, no. 60, pp. 466-479.
2. Cummins J.D., Outreville F. An International Analysis of Underwriting Cycles in PropertyLiability Insurance. Journal of Risk and Insurance, 1987, no. 54, pp. 246-262.
3. Feldblum S. Underwriting cycles and business strategies. Proceedings of the Casualty Actuarial Society, 2001, no. 58, pp. 175-235.
4. Panyukov А.V., Tetin I.А. Osobennosti primeneniya dinamicheskogo finansovogo analiza na
rossiyskom strakhovom rynke. Formirovaniye strategii innovatsionnogo razvitiya ekonomicheskikh
system. Trudy konf.. St. Petersburg, St. Petersburg Polytechnic University Press, 2008, pp. 532-537.
5. Venezian E.C. Ratemaking methods and profit cycles in property and liability insurance. Journal of Risk and Insurance, 1985, no. 52, pp. 477-500.
6. Cummins J.D, Nye D.J. Insurance and Inflation: Causes, Consequences and Solutions. In: Issues in Insurance, 2d edn., John D. Long (Ed.). Malvern, PA, American Institute for Property-Liability
Underwriters, 1984.
7. Meier U.B. and J.F. Outreville Business Cycles in Insurance and Reinsurance: the Case of
France, Germany and Switzerland. Journal of Risk Finance, 2006, no. 7, pp. 160-176.
8. Lamm-Tennant J., Weiss M.A. International Insurance Cycles: Rational Expectations/Institutional Intervention. Journal of Risk and Insurance, 1997, no. 64, pp. 415-439.
9. Panyukov А.V., Tetin I.А. Upravleniye investitsionnym portfelem strakhovoy kompanii [Managing the investment portfolio of insurance companies]. Vestnik Yuzhno-Ural’skogo gosudarstvennogo
universiteta: Ekonomika i menedzhment, 2012, no. 22, pp. 77-83.
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Tetin I.А. Prisutstviye tsiklov anderraytinga v Rossii The presence of underwriting cycles in Russia.
Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of
Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 114–124.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
ИННОВАЦИИ
УДК 338.24:001.895
Ю.С. Бурец
ЭВОЛЮЦИЯ МОДЕЛЕЙ УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМ
ПРОЦЕССОМ
В статье представлены основные этапы эволюции моделей управления инновационным
процессом в контексте концепции «5G», выявляются внутренние и внешние противоречия, обусловившие переход к каждому новому поколению моделей, их ключевые характеристики. Рассмотрены главные направления эволюции инновационного процесса, на основе
чего описаны его современные свойства, накопленные в результате перехода количественного роста элементов и связей в качественные изменения моделей управления инновационным процессом всех поколений.
Ключевые слова: концепция «5G», линейная модель инновационного процесса, совмещенная
модель инновационного процесса, интегрированная модель инновационного процесса, модель интеграции систем и сетей, эволюция инновационного процесса, свойства инновационного процесса.
Научные теоретические и эмпирические исследования моделей управления инновационных процессов1 приобрели актуальность во второй половине
XX в. в связи с пониманием необходимости систематизации накопившихся
знаний и опыта по управлению инновациями (прежде всего на микроуровне).
В настоящее время актуальность данных исследований обусловлена трансформацией социально-экономических условий протекания инновационных
процессов, что предполагает смещение акцентов в управлении на всех уровнях экономики.
Наибольшее развитие вопросы исследования моделей инновационного
процесса получили в трудах зарубежных ученых R. Rothwell, D.B. Berg,
C. Freeman, S. J. Kline и N. Rosenberg, R. Cooper, B. Godin, M. Hobday и др.
Английский социолог R. Rothwell известен как один из основателей современных исследований в области промышленных инноваций, и его вклад в теорию инноваций в большей степени связан с периодизацией2 развития инновационных процессов и выявлением поколений моделей инновационного процесса на
основе экономико-исторического обзора тенденций в инновационном менеджменте западной экономики между 1950–1990 гг.
При этом нужно заметить, что принадлежность моделей к определенному
времени не означает их использование исключительно в рамках своего периода, на обозначенных R. Rothwell интервалах времени соответствующие
1
В общем виде инновационный процесс представляет собой процесс превращения идеи в инновационный продукт, товар, услугу.
2
В научной литературе существует широкий консенсус по данной периодизации и основным характеристикам соответствующих моделей, за исключением единичных работ, например A.J. Berkhout,
D. Hartmann, P. Duin, R. Ortt [1], в которой иначе представлены последние этапы эволюции.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
126
Ю.С. Бурец
модели считались самыми прогрессивными и отвечающими требованиям
внешней среды. Все модели в той или иной степени используются и в настоящее время в зависимости от специфики ведения инновационной деятельности страны, региона, компании.
Переходя к рассмотрению эволюции моделей, следует отметить пять
важных замечаний, обозначенных R. Rothwell, относительно своей концепции поколений [2. P. 122]:
1. Эволюция от одного поколения к другому не означает автоматической
подстановки одной модели вместо другой, многие модели существуют «бок о
бок», а в некоторых случаях элементы одной модели смешиваются с элементами другой в любой конкретный момент времени.
2. Каждая модель всегда являет собой очень упрощенное представление
сложного процесса и редко существует в чистом виде.
3. Часто прогресс от одного поколения к другому отражает сдвиги в доминирующих представлениях о лучшей практике, а не реальный прогресс.
4. Наиболее подходящая модель будет варьироваться от сектора к сектору, а также между различными категориями инноваций (например, радикальных или улучшающих).
5. Процессы, которые происходят в пределах фирмы, в определенной
степени зависят от внешних факторов, таких как темпы технологических изменений.
Несмотря на ряд условностей в выделении этапов и моделей инновационного процесса, их рассмотрение на примере западных компаний, прошедших все
выявленные этапы эволюции, позволит прийти к пониманию тенденций и перспектив управления инновационной деятельностью на более высоких уровнях
экономики путем проведения параллелей между внешними условиями развития
систем разного уровня. Любая из представленных моделей может быть применена как ситуативный инструмент управления инновационным процессом при
сопоставлении фактических внешних условий с исторической ситуацией на
рынке, сопровождавшей внедрение той или иной модели.
К концу XIX в. естественные науки получили столь масштабное развитие,
что в бизнес-среду пришло понимание необходимости максимально задействовать научный потенциал1. Появлялись новые производства, основанные на
новых разработках, например полупроводников, ЭВМ, синтетических и композитных материалов, также были разработаны технологии, которые послужили стимулом к дальнейшему развитию уже существующих секторов: текстильной промышленности, металлургии, сельского хозяйства и др.2 В итоге
было разработано и успешно коммерциализировано множество новых про-
1
Первыми отраслями, в которых появились научно-исследовательские лаборатории, были химическая и электрическая (прежде всего в Германии и США). Как отмечает R. Rothwell, в течение первых 20 лет после Второй мировой войны развитые рыночные экономики отличались невиданными
темпами экономического роста в основном за счет быстрого развития промышленности [3. P. 7].
2
Эти события привели к созданию рабочих мест, росту благосостояния и спровоцировали потребительский бум, на что, соответственно, последовал ответ со стороны предложения в виде массового
выпуска потребительской бытовой техники, бытовой электроники и продукции автомобильной промышленности.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эволюция моделей управления инновационным процессом
127
дуктов1, и эти «золотые годы» выдающихся технических разработок пришлись на 1930–1960-е гг.
Исследования и разработки все более актуализировались в гонке компаний за доминантное положение на рынке, в результате чего управление
НИОКР выделилось в отдельное направление в менеджменте предприятия.
Главный акцент в управлении ставился на привлечение самых передовых
ученых и обеспечение им необходимых условий для продуктивной работы. С
1950-х до середины 1960-х гг. быстрый экономический рост привел к так называемым «черным дырам спроса», что позволило осуществить сильный толчок технологий и промышленной экспансии в западном мире и в Японии.
Компании были ориентированы на научные прорывы – чем больше НИОКР,
тем больше новых продуктов. Это был тот период, когда главная проблема
была не в реализации, а в производстве продукции.
К этому периоду (1950–1960-е гг.) в соответствии с классификацией поколений моделей по R. Rothwell относится модель «технологического толчка» (модель первого поколения инновационного процесса).
Для этого периода характерна идея о том, что ключом к решению многих
социально-экономических проблем является научный прогресс и эффективное управление исследованиями и разработками. Эти взгляды нашли свое
отражение и в государственной политике того времени, в целом представляющей собой поддержку технологий, которая концентрировалась на стороне
предложения, т.е. стимулирование научного прогресса в университетах и государственных лабораториях, формирование предложения квалифицированной рабочей силы, финансовая поддержка крупных R&D – программ в компаниях (как правило, в оборонной и космической отраслях) [3. P. 8]. Данная
модель получила очень широкое распространение2 в теории и практике
управления инновациями.
В рамках первой модели инновационный процесс воспринимается как
линейная последовательность стадий от научных открытий до реализации на
рынке, что и является основной идеей модели первого поколения – «технологического толчка».
В данной модели идеи новых технологий, процессов, продуктов возникают внутри научно-исследовательских отделов компании (на микроуровне),
в научно-образовательном комплексе региона или страны (на мезо- и макроуровне). Потребности и запросы населения, государства, предприятий и т.д.
играют пассивную роль, принимая имеющиеся результаты исследований и
разработок. Такой подход предполагает концентрацию внимания на возможностях стороны предложения инноваций (научно-исследовательский потенциал компаний, региона, страны), а рынок задействуется только на заключительной стадии инновационного процесса при реализации продукта.
1
Новые материалы (нейлон и полиэтилен), электронные приборы (телефон, радио, телевизор),
электрические лампочки, автомобили, самолеты и т.д. [4. С. 29].
2
Как отмечает B. Godin: «Эта модель была очень влиятельной. Научные организации как лобби
для исследовательских фондов и экономисты как советники политиков распространяли модель… и
обосновывали государственную поддержку науки, используя эту модель. Как следствие, научная
политика несла линейную концепцию инноваций в течение многих десятилетий, так же как и ученых,
изучающих науку и технологии» [5. P. 4].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128
Ю.С. Бурец
В трудах отечественных ученых линейная модель является по-прежнему
достаточно распространенной и находит свое развитие в работах Л.И. Кошкина, А.Е. Хачатурова, И.С. Булатова, С.Д. Ильенковой, В.Ф. Гринева,
В.Я. Кардаша и др. В советское время линейная концепция инноваций была
практически единственной для изучения влияния научных исследований на
экономику. Для определения последовательности стадий создания нового
продукта в СССР не использовался термин «инновационный процесс», в научном обороте предпочтение отдавалось названиям «процесс исследование –
производство», «цикл наука – техника – производство» и др. [6]. Линейная
модель, безусловно, полностью соответствует идеологии того времени, так
как позволяет четко обосновать механизм государственного воздействия на
социально-экономическое развитие страны посредством достижений науки и
техники и удобна в условиях государственно-планового хозяйства. Другие
модели инновационного процесса в той или иной мере содержат элементы
рыночного саморегулирования, формирования предложения новых продуктов «снизу», самостоятельности субъектов инновационной деятельности и их
свободного взаимодействия. Считается, что во многом именно такой подход
к стимулированию НТП в стране позволил СССР стать одним из мировых
лидеров в области военной техники, вооружения, атомной и космической
промышленности.
Большинство зарубежных работ, посвященных управлению инновационным процессом, содержат призывы к отказу от линейной модели как устаревшей и не отвечающей требованиям современной социальноэкономической ситуации. Основной причиной поиска альтернативных моделей явилось отсутствие анализа рыночной востребованности нового продукта
в рамках линейного процесса. Как правило, во всех вариантах данной модели
запросы рынка либо не учитываются вообще, либо для них отведены заключительные этапы инновационного процесса, когда результаты маркетинговых
исследований уже практически не способны скорректировать ход процесса
под рыночную конъюнктуру. В этой связи новые продукты, созданные в рамках линейной модели, несут в себе существенные риски невостребованности
на рынке и убыточности инновационного производства. В литературе (например, [7]) в качестве недостатка данной модели также отмечается необходимость централизованного управления всеми стадиями процесса, что возможно осуществить только в условиях государственного или корпоративного
регулирования.
1960–1970-е гг. характеризовались усилением соперничества между компаниями, особенно с активно развивающимися японскими компаниями, продукты которых, как пишет Ф. Янсен, «стали эквивалентами изделий высокого
качества» [4. C. 29]. Ко второй половине 1960-х гг. промышленное производство активно возросло, уровень занятости в сфере производства оставался
постоянным, притом что производительность в обрабатывающей промышленности значительно росла. В этот период относительного благополучия
компаниями был сделан акцент на росте и диверсификации. Новые продукты,
основанные на существующих технологиях, продолжали внедряться, спрос и
предложение находились более или менее в равновесном состоянии. Как отмечает R. Rothwell, переходя к описанию второго поколения инновационного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эволюция моделей управления инновационным процессом
129
процесса, в этот период усиления конкуренции инвестиционный акцент начал переходить от новых продуктов и связанных с ними экспансионистских
технологических изменений к рационализации технологических изменений
[3. P. 8]. Реакцией на подобное состояние внешней среды компаний стала
актуализация маркетинговой составляющей в управлении исследованиями и
разработками. Исследования C. Freeman, A. Horsley, J. Schmookler,
D.C. Mowery и др. служат доказательной базой важности рыночных факторов
в инновационном процессе. В частности, гипотеза C. Freeman «о давлении
спроса», состоящая в том, что разработка нововведений обеспечивает рост
спроса, который, в свою очередь, инициирует диффузию продуктовых и технологических инноваций, стала определяющей при реализации инновационных процессов.
Таким образом, начала формироваться модель второго поколения инновационного процесса (2G) – «вытягивание рынком», «рыночная» модель,
«вызов спроса». В этой последовательности стадий потребности рынка выступают источником идей для запуска инновационного процесса, и особое
внимание уделяется стадии сбыта продукции.
При реализации данной модели устанавливаются связи между исследованиями и разработками и оперативными подразделениями в целях сокращения
временного лага между идеей и выходом нового продукта на рынок.
Как и в случае с моделью «технологического толчка», распространение
логики новой модели нашло отражение в государственной политике своего
времени. Например, в США, по R. Rothwell, придание наибольшего значения
фактору спроса повлекло за собой эксперименты с госзакупками как инструментом стимулирования инноваций [3. P. 9].
В целом обе модели – первого и второго поколений – вследствие своей
линейности, что редко встречается на практике, отсутствия системных доказательств для проверки требований моделей, отсутствия учета контактов с
внешней средой (клиенты, поставщики, конкуренты, партнеры, университеты
и т.д.), отсутствия возможности альтернативных путей инновационного процесса, недооценки человеческого фактора рассматривались в исследованиях
следующих периодов (после 1970-х гг.) преимущественно как частные случаи более общего процесса, объединяющего науку, технологию и рынок.
Следующие этапы эволюции моделей инновационного процесса были
ознаменованы переходом к формированию различных нелинейных моделей.
Конец 1970-х гг. в экономической истории связан с двумя нефтяными кризисами, высокими темпами инфляции и перенасыщением спроса – стагфляцией
[3. C. 9]. В этой связи 1970-е и 1980-е гг. стали временем расцвета стратегического планирования, акцентировавшего внимание на планировании производства новой продукции с учетом дефицитных ресурсов, что было нацелено
на снижение издержек. Компании вынуждены были отойти от отдельных
R&D-проектов, а маркетинг и исследования и разработки стали более тесно
связанными фазами инновационного процесса. В результате включения исследований и разработок в общее стратегическое планирование предприятием появилась возможность адаптировать стратегию в части НИОКР в случае
выявления новых возможностей по ходу разработок.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130
Ю.С. Бурец
Одним из исследований, послуживших основой формирования моделей
следующих поколений, стала работа J. Schmookler, который, основываясь на
эмпирических данных по изобретениям, показал, что инновации процветают
там, где существует сильный и растущий спрос [8]. С точки зрения развития
моделей инновационного процесса важным результатом работ J. Schmookler
и дискуссии вокруг них стало формирование идеи о том, что появление инновации связано с взаимодействием фундаментальной науки и спроса (запросами рынка), т.е. объединением элементов моделей первого и второго поколений.
Таким образом, сформировалось третье поколение моделей – интерактивных, совмещенных. В данном случае инновационный процесс логически
последовательный, хотя и не обязательно непрерывный, который можно разделить на ряд функционально различных, но взаимодействующих и взаимозависимых этапов. Принципиальное отличие данной модели от предыдущих
состоит в информационном взаимодействии между научно-исследовательской, производственной и маркетинговой деятельностью, в результате чего
учитываются и потребности рынка, и технологические возможности компании. Это позволяет не допустить разделение инновационного процесса на
разрозненные, слабо зависимые этапы.
Однако данная модель не устранила спор в трудах ученых о приоритетности того или иного источника запуска инновационного процесса – технологического или рыночного толчка. Ряд исследователей считают, что в этой
модели наука и технологии не являются главными элементами. Так, в интегрированной модели, предложенной И. Нонака и Х. Такеучи, этапы фундаментальных и прикладных исследований вовсе исключены из последовательности инновационного процесса [9]. Научные исследования представлены
как фоновая функция по отношению к другим стадиям процесса, более того,
в компании не считается необходимым иметь научно-исследовательское подразделение (только подразделения для проведения опытно-конструкторских
разработок). С точки зрения В.П. Меньшова [10. С. 310–311], технология
должна составлять главное звено инновационного процесса, а в противном
случае либо неверно трактуется технологическая инновация, либо неадекватно отражается роль технологии в обеспечении конкурентоспособности продукции.
Однако формирование интегрированной, совмещенной модели было
прежде всего необходимо для того, чтобы устранить подобные разногласия, и
сам факт ее появления ознаменовал нахождение компромисса между двумя
позициями без наделения приоритетом какой-либо стадии. Споры об источнике инновации в любом случае приводят к отстаиванию ключевых позиций
либо модели первого поколения, либо второго, покидая теоретическое пространство модели третьего поколения. Третью модель необходимо рассматривать как уже согласованную позицию по источникам инноваций, которые
отличаются множественностью и могут смещаться в зависимости от ситуации (ход и направления НИОКР, неожиданные открытия, конкретный запрос
потребителя, общие тенденции в маркетинге на рынке и т.д.). Благодаря наличию обратных связей текущий ход инновационного процесса может кардинально измениться под влиянием какого-либо из перечисленных факторов,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эволюция моделей управления инновационным процессом
131
и в этом случае установить влияние того или иного источника инноваций на
конечный результат практически невозможно. Другими словами, такая гибкость, совместное участие многих факторов как со стороны предложения, так
и со стороны спроса и более чуткое реагирование модели на внутреннюю и
внешнюю ситуацию – основная особенность третьего поколения.
Разнообразие связей, петель и цепей в данной модели подчеркивает множественность источников инноваций и многовариантность хода инновационного процесса. В частности, источниками могут служить: новые знания, полученные в результате научных исследований; уже существующие знания;
запросы рынка; знания, полученные в результате реализации стадий инновационного процесса и используемые посредством петель обратной связи.
Безусловно, цепная модель занимает особое место в эволюции моделей
инновационного процесса прежде всего потому, что первая позволила осмыслить сложную структуру и разнообразие вариантов источников и хода
инновационного процесса. Это, в свою очередь, придало модели свойство
универсальности для использования применительно к предприятиям разных
отраслей, секторов, регионов и т.д.
Несмотря на то, что третье поколение относится к середине эволюции
моделей инновационного процесса, интерактивная модель и в настоящее
время получает развитие в трудах современных исследователей, например, в
рамках модели многоканального интерактивного обучения [11].
Следующий период – с начала 1980-х по 1990-е гг. – характеризовался
усложнением технологий и самого инновационного продукта в результате
насыщения рынка, повышением требований заказчиков и потребителей, появлением нового поколения технологического оборудования, усилением конкуренции. В продуктах, которые традиционно содержали только механические или электрические части, появились аналоговые и цифровые электронные части, программное обеспечение и т.д. [4. C. 38]. Это обусловило междисциплинарный характер инновационного процесса, объединяющего производство, НИОКР, маркетинг, экономику, управление человеческим и социальным капиталом организации и т.д. В результате важнейшим аспектом
управления инновационным процессом стало формирование и обеспечение
взаимодействия команд разнопрофильных специалистов. В начале 1980-х
B.-A. Lundvall в своих лекциях ссылался на результаты исследований парных
инноваций, схожих по основным характеристикам, но с разной успешностью
на рынке. Анализ проводился с точки зрения характеристик создавших их
организаций [8]. Результаты анализа свидетельствовали о том, что наиболее
влиятельным фактором является взаимодействие внутри организации и между организациями. Инновация, созданная в интерактивной компании, т.е. в
компании с активно взаимодействующими подразделениями, контактами с
поставщиками и потребителями, была более успешной на рынке. Понимание
необходимости внесения изменений в инновационной процесс в связи со
сменой акцентов в управлении исследованиями и разработками привело к
формированию четвертого поколения интегрированных моделей инновационного процесса.
R. Rothwell, проводя классификацию поколений моделей, четвертое поколение описывал на основе опыта японских компаний. «Две характерных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132
Ю.С. Бурец
особенности инноваций в ведущих японских компаниях, – пишет он, – являются интеграция и параллельные разработки» [3. P. 11]. Основой организации инновационного процесса четвертого поколения служит объединение
деятельности различных отделов организации, которые работают одновременно (в предыдущих поколениях – последовательно) над инновационным
проектом.
Забегая вперед, к пятому поколению инновационного процесса, необходимо отметить, что четвертая модель прежде всего фокусируется на внутренних взаимодействиях компании (т.е. между сотрудниками, отделами, командами) и развивает логику параллельных и взаимосвязанных внутренних
взаимодействий.
Основными организационными инструментами реализации данной модели являются сотрудничество с поставщиками, покупателями, межфункциональные рабочие группы, в качестве примеров интеграции НИОКР с производством можно привести соединенные системы автоматизированного проектирования, гибкие производственные системы [12. C. 231]. Особое значение приобретает организация эффективных коммуникаций и информационного обеспечения.
Основным экономически значимым результатом применения интегрированной модели стало сокращение временного лага между возникновением
идеи и реализацией готового инновационного продукта на рынке благодаря
использованию принципа параллелизма. Это является актуальным эффектом
в условиях сокращения жизненного цикла инноваций.
Также ряд достоинств предыдущей модели унаследован четвертым поколением: наличие множества обратных связей, не допускающих произвольного разделения инновационного процесса на слабо зависимые стадии и дающих возможность реализовывать процессы обучения, учитывая существующие и новые знания. Как отмечают Н.П. Масленникова и В.С. Румянцев, интегрированная модель позволяет осуществлять «переброску идей» [12.
C. 232], т.е. реализацию идеи, возникшей в звене, которое не может ее реализовать, посредством знаний и иных ресурсов других звеньев инновационного
процесса.
В четвертом поколении моделей заложены основы для формирования
следующего поколения со смещением акцентов на внешние взаимосвязи
компаний.
В целом пятое поколение инновационного процесса является развитием
интегрированной модели. В 1990-х гг. нехватка ресурсов стала центральной
проблемой в развитии бизнеса. Более того, мировая экономика замедлила
темпы роста после середины 1980-х, возрастал уровень безработицы и участились банкротства предприятий. Компании сталкиваются с необходимостью ускорить разработку продукта в условиях сильной ресурсной ограниченности. Методы, которые компании выбирают для решения данной задачи,
включают в себя налаживание межфирменных вертикальных связей, внешние горизонтальные связи и использование электронно-информационного
инструментария. Использование данных методов при организации инновационного процесса несет в себе преимущества в виде большей доли рынка, монопольных прибылей и повышения удовлетворенности клиентов [3. P. 13].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эволюция моделей управления инновационным процессом
133
Такие методы и инструменты, вместе взятые, представляют собой пятое поколение инновационного процесса, образующего интеграцию систем и сетей
(SIN).
В основе сетевой модели выделяют принципы разделения компетенций и
сетевой характер взаимосвязи, т.е. участники сети специализируются в рамках стратегической функции [13. C. 89].
R. Rothwell, характеризуя 5G, в качестве основных черт модели указывал
следующие [3. P. 22–23]:
 повышение общей организации и системной интеграции, что подразумевает параллельный и интегрированный (кросс-функциональный) процесс
разработок, раннее вовлечение поставщиков в разработку продуктов, привлечение передовых пользователей к разработке продукта, создание горизонтального технического сотрудничества;
 более гибкие организационные структуры для быстрого и эффективного принятия решений;
 развитые внутренние базы данных, предполагающие эффективное совместное использование обозначенных систем;
 эффективный внешний канал связи: совместные разработки с поставщиками с использованием систем автоматизированного проектирования, а
также использование САПР в пользовательских интерфейсах, эффективные
каналы передачи данных с R&D-сотрудниками.
Таким образом, проведенное исследование в области трансформации
подходов управления инновационным процессом позволяет говорить о том,
что формирование каждого нового поколения моделей сопровождалось разрешением противоречий предыдущих. Исследуя роль противоречий в развитии систем, в качестве источника нового выделяют внутренние противоречия, между элементами системы и на более низком структурном уровне, и
внешние, между системой и средой (индуцированные) [14. C. 31]. В таблице
систематизированы основные характеристики моделей каждого поколения и
представлены противоречия, обусловившие смену поколений и определившие ход эволюции моделей инновационного процесса.
Исследование постепенного накопления инновационным процессом новых качественных характеристик позволяет выделить несколько основных
направлений эволюции моделей инновационного процесса:
– от линейного характера процесса к нелинейному;
– от закрытого процесса к открытому;
– от одного источника зарождения инновации к множественности источников;
– от последовательности стадий процесса к параллельности и формированию обратных связей;
– от узкопрофильности специалистов инновационной деятельности к
многопрофильности;
– от разделения функционала между стадиями и рабочими группами к
межфункциональности;
– от жесткости организационных структур к гибкости и адаптивности;
– от обособленности инновационного процесса к встроенности в общий
процесс стратегического управления организацией.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ю.С. Бурец
134
Характеристика поколений моделей инновационного процесса и противоречия,
обусловившие их смену
Поколение инновационного процесса
1
1G «Технологический
толчок»
(последовательнолинейная модель)
Противоречия,
обусловившие
поиски
альтернативных моделей
2G «Подталкивание
спросом», «Рыночная»
модель
(последовательнолинейная модель)
Противоречия,
обусловившие
поиски
альтернативных моделей
Характеристика
2
Источник инновационных идей: новые знания, являющиеся результатом фундаментальных и прикладных исследований.
Акцент в управлении: возможности стороны предложения инноваций;
управление научно-исследовательским потенциалом компании, региона,
страны; вовлечение достижений фундаментальной и прикладной науки;
управление и стимулирование НИОКР.
Характер инноваций: преимущественно базовые, радикальные за счет
фундаментальных исследований как исходной стадии.
Роль внешней среды: внешние субъекты и факторы не учитываются
(закрытая модель).
Внутренние
Внешние
Необходимость централизован- Игнорирование характеристик рыночного управления всеми стадия- ного спроса (отсутствие связи с рынми процесса.
ком).
Существенный временной лаг Риск невостребованности продукта.
между возникновением идеи и
реализацией на рынке.
Обособленность инновационного процесса от общепроизводственного.
Ограниченная
применимость
для малого и среднего бизнеса.
Источник инновационных идей: потребности рынка (спрос).
Акцент в управлении: проведение маркетинговых исследований, дизайн
продукта, управление производственным потенциалом компании, региона, страны.
Характер инноваций: улучшающие, инкрементальные, маркетинговые,
нацеленные на удовлетворение потребности (в результате концентрации
на прикладных разработках).
Роль внешней среды: учет характеристик потребительского спроса.
Контакты с другими внешними субъектами отсутствуют (закрытая модель с элементами открытости).
Внутренние
Внешние
Свертывание программ долго- Преобладание улучшающих («микросрочных стратегических иссле- инноваций»,
«псевдоинноваций»),
дований и разработок.
маркетинговых инноваций, что не
Ориентация на поиск готовых может служить основой качественного
технических решений, а не на инновационного роста мезо- и макроих создание, что обусловливает экономических систем.
технологическую зависимость.
Ограниченные возможности адаптаИгнорирование возможностей ции к радикальным технологическим
фундаментальной и приклад- изменениям, фундаментальным долгоной науки как источника инно- срочным тенденциям НТП.
вационных идей.
Неустойчивость организационной структуры управления
вследствие частой смены приоритетов (при ориентации на
рынок).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эволюция моделей управления инновационным процессом
135
Продолжение таблицы
1
3G
Интерактивная,
совмещенная модель
(последовательная
модель с обратными
связями)
Противоречия,
обусловившие
поиски
альтернативных моделей
4G Интегрированная
модель
(нелинейная модель с
параллельными стадиями)
Противоречия,
обусловившие
поиски
альтернативных моделей
5G Модель интеграции систем и сетей
(сетевая модель)
2
Источник инновационных идей: множественность источников: фундаментальная и прикладная наука (новые знания); знания, полученные по
ходу реализации инновационного процесса; существующие знания и
потребности рынка.
Акцент в управлении: организация взаимодействия научных, производственных и маркетинговых подразделений; выявление новых возможностей по ходу инновационного процесса – процессы обучения (за счет
обратных связей); учет возможностей науки и потребностей рынка.
Характер инноваций: любые (в зависимости от источника инновационной идеи) в результате взаимодополняемости различных источников
инновационных идей.
Роль внешней среды: учет характеристик потребительского спроса.
Контакты с другими внешними субъектами отсутствуют (закрытая модель с элементами открытости).
Внутренние
Внешние
Последовательность процесса, Несоответствие организации инноваобусловливающая
временной ционного процесса тенденциям в разлаг, превышающий жизненный витии инновационного продукта на
цикл инновационного продукта.
рынке (его усложнению, междисципНеобходимость централизован- линарности).
ного управления всеми стадиями процесса.
Источник инновационных идей: множественность источников: фундаментальная и прикладная наука (новые знания); знания, полученные по
ходу реализации инновационного процесса; существующие знания, потребности рынка и знания, полученные в результате внутрифирменного
взаимодействия.
Акцент в управлении: формирование межфункциональных групп; организация внутренней коммуникации и информационного обеспечения;
управление человеческим капиталом; сотрудничество с поставщиками,
покупателями; выявление новых возможностей по ходу инновационного
процесса – процессы обучения (за счет обратных связей).
Характер инноваций: любые (в зависимости от источника инновационной идеи). Представлены в виде сложных инновационных продуктов,
объединяющих междисциплинарные технологии.
Роль внешней среды: учет характеристик спроса, контакт с поставщиками, покупателями, институтами научно-исследовательской инфраструктуры и т.д. (открытая модель).
Внутренние
Внешние
Сложности в подборе много- Недостаточное использование внешпрофильных
специалистов, них ресурсов в условиях ограниченнонехватка компетенций.
сти собственных.
Существенные затраты на наращивание внутреннего человеческого капитала.
Источник инновационных идей: множественность источников: фундаментальная и прикладная наука (новые знания); знания, полученные по
ходу реализации инновационного процесса; существующие знания и
потребности рынка и внешние источники (идеи партнеров).
Акцент в управлении: налаживание межфирменных вертикальных и
горизонтальных связей; разделение компетенций; организация кроссфункционального процесса разработок; управление базами данных; автоматизация; управление внешними каналами связи; управление интеллектуальной собственностью.
Характер инноваций: любые (в зависимости от источника инновационной идеи). Инновационные продукты совместного производства.
Роль внешней среды: фокусировка на взаимоотношениях с внешними
субъектами (открытая модель).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
136
Ю.С. Бурец
Основываясь на вышесказанном, можно обозначить и раскрыть ряд
свойств современного инновационного процесса, приобретенных в течение
своей эволюции.
Нелинейность. Свойство нелинейности инновационный процесс приобрел, перейдя к третьему поколению, в котором благодаря обратным связям и
возникновению нового знания на различных стадиях процесса появилась
возможность корректировки хода процесса, что обусловливает фактор непредсказуемости. Главная роль в таком инновационном процессе переходит
от самих субъектов к связям между ними. Нелинейность также предполагает
идею о том, что два однотипных (по начальным условиям) инновационных
процесса не могут иметь одинаковый ход при реализации разными субъектами, в разных компаниях, регионах, странах, в разное время, при разном характере взаимодействия внутри процесса и т.д. В каждом своем случае инновационный процесс будет обусловлен собственной логикой, в этом суть его
нелинейности и разнообразности.
Открытость. Элементы открытости инновационный процесс приобретал постепенно, начиная с модели второго поколения, в которой актуализировался контакт с рынком. В последующих поколениях открытость инновационного процесса нарастала и в пятом поколении стала основной его характеристикой. Открытый инновационный процесс предполагает взаимодействие с внешней средой, выражающееся в обмене ресурсами (информацией,
идеями, компетенциями, вещественными ресурсами и т.д.).
Множественность источников. Это свойство инновационный процесс
приобретает при переходе к третьему поколению моделей и с каждым последующим наращивает возможные источники возникновения инновационной
идеи. Множество возможных вариантов источников инноваций является необходимым условием для стабильности протекания инновационных процессов в
непредсказуемых условиях рынка, особенно в случае активного внешнего
взаимодействия, ставящего в зависимость ход инновационного процесса.
Параллельность. Это свойство инновационного процесса актуализировалось с переходом к четвертому поколению моделей как способ сокращения
временного лага от возникновения идеи до реализации на рынке. Параллельность предполагает совмещение во времени различных стадий процесса, не
дожидаясь, как это было в первых моделях, окончания предыдущей стадии, и
требует внутренней согласованности работы параллельных линий.
Обучаемость. Это свойство связано с появлением обратных связей инновационного процесса (третье поколение и выше). Обучаемость процесса подразумевает его способность генерировать новые знания по ходу и использовать их для корректировки и улучшения работы и таким же образом использовать любую имеющуюся (опыт) и поступающую информацию.
Многопрофильность специалистов и межфункциональность стадий. Это
свойство инновационного процесса приобретено с переходом к четвертому
поколению моделей в результате усложнения инновационного продукта.
Свойство выражается в наделении стадий инновационного процесса множеством необходимых функций и в организации работы межфункциональных
команд на каждой из них. Это необходимо для того, чтобы поддерживать логику создания сложного, междисциплинарного продукта, отвечающего современным запросам рынка, с ранних этапов процесса.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эволюция моделей управления инновационным процессом
137
Гибкость, адаптивность. Элементы адаптивности инновационный процесс приобретает, начиная со второго поколения моделей, когда изменения
рыночной конъюнктуры влекли за собой смену приоритетов процесса создания инновации. В дальнейшем развитии свойство гибкости и адаптивности
проявляется более выраженно, что связано с появлением обратной связи как
между стадиями внутри процесса, так и с внешней средой, усилением взаимодействия с различными внешними субъектами, организацией системы
сложных переплетающихся связей, влияющих на функционирование отдельных элементов инновационного процесса и на его ход в целом. Гибкость и
адаптивность предполагают способность инновационного процесса приспосабливаться к изменениям внутренней и внешней среды.
Встроенность в общий процесс стратегического управления организацией. Первые предпосылки непосредственной взаимосвязи инновационного
процесса и общего процесса управления организацией возникают во втором
поколении моделей при важности требований рынка к инновационному выпуску компании. Усиление связей между различными этапами, работами,
командами специалистов, а позднее и с внешними субъектами в виде стратегических инновационных сетей привело к неразделимости управления инновациями и общему стратегическому управлению организацией.
Таким образом, проведенный анализ эволюции моделей управления инновационным процессом позволяет сделать следующие выводы:
1. Изучение изменений инновационного процесса позволяет говорить о
его эволюционном характере развития. Прослеживается преемственность
моделей, что выражается в сохранении большей части элементов предыдущих моделей с дополнением новых, определяющих специфику следующего
поколения, т.е. каждое поколение моделей служит основой для более сложных моделей, включающих новые факторы, участников, связи, стадии и т.д.
Подобные тенденции отвечают характеристикам эволюционирующих систем
(согласно теории систем), состоящих в переходе накопленного количественного роста элементов и связей в качественные изменения системы управления инновационным процессом.
2. Исследование предпосылок перехода к каждой новой модели инновационного процесса позволило выделить внутренние и внешние противоречия
перехода к каждому поколению (см. таблицу): разрешение первых сопровождается снятием различных ограничений в организационной структуре управления, разрешение вторых является естественной реакцией на экономикоисторические условия хозяйствования своего времени.
3. Исследование постепенного накопления инновационным процессом
новых качественных характеристик позволяет выделить несколько основных
направлений эволюции моделей инновационного процесса: от линейного характера процесса к нелинейному; от закрытого процесса к открытому; от одного источника зарождения инновации к множественности источников; от
последовательности стадий процесса к параллельности и формированию обратных связей; от узкопрофильности специалистов инновационной деятельности к многопрофильности; от разделения функционала между стадиями и
рабочими группами к межфункциональности; от жесткости организационных
структур к гибкости и адаптивности; от обособленности инновационного
процесса к встроенности в общий процесс стратегического управления орга-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
138
Ю.С. Бурец
низацией. Это, в свою очередь, позволило обозначить и раскрыть основные
свойства современного инновационного процесса.
Литература
1. Berkhout A.J., Hartmann D., Duin P., Ortt R. Innovating the innovation process // Technology
Management. 2006. Vol. 34, № 3/4. P. 390–404.
2. Hobday M. Firm-level Innovation Models: Perspectives on Research in Developed and Developing Countries // Technology Analysis & Strategic Management. 2005. Vol. 17, №2. Р. 121–146.
3. Rothwell R. Towards the Fifth-generation Innovation Process // International Marketing Review. 1994. Vol. 11, № 1. P. 7–31.
4. Янсен Ф. Эпоха инноваций: пер. с англ. М.: ИНФРА, 2002. 308 с.
5. Godin B. The Linear Model of Innovation: The Historical Construction of an Analytical
Framework [Electronic resourse] // Project on the History and Sociology of S&T Statistics. Working
Paper No. 30. Electron. Facts. 2005. URL: www.csiic.ca/PDF/Godin_30.pdf (access data: 09.09.2013).
6. Бекетов Н.В. Инновационная деятельность и инновационный процесс: сущность и основные этапы исследования в экономической литературе // Экономический анализ: теория и
практика. 2008. № 3. С. 11–15.
7. Калюжный И.Л., Митус В.А. Модели инновационного процесса: достоинства, недостатки и
особенности формирования // Вестн. СевГТУ. Экономика и финансы. 2009. № 98. С. 98–102.
8. Lundvall B.-A. Post Script: Innovation System Research Where it came from and where it
might go [Electronic resourse] // Globelics Academy. Electron. Facts. 2007. URL: http:// www.
globelicsacademy.org/2007/papers/Postscript%20final.pdf (data access: 14.11.2013).
9. Нонака И., Такеучи Х. Компания – создатель знания. Зарождение и развитие инноваций в
японских фирмах: пер. с англ. А. Трактинского. М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2011. 384 с.
10. Меньшов В.П. Стадии и модели инновационных процессов на промышленных предприятиях // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского. Серия «Экономика и финансы». 2005.
№ 1. С. 308–311.
11. Caraça J., Lundvall B-A., Mendonça S. The changing role of science in the innovation process:
From Queen to Cinderella? // Technological Forecasting & Social Change. 2009. Vol. 76, №6. Р. 861–867.
12. Масленникова Н.П., Румянцев В.С. Источники инноваций по моделям инновационного
процесса в промышленности // Вестн. Университета (Государственный университет управления). 2012. № 2. С. 229–235.
13. Грищенков А.И. Теория и методология управления сетевыми инновационными процессами: дис. … д-ра экон. наук. СПб., 2011. 309 с.
14. Могилевский В.Д. Методология систем: вербальный подход / Отд-ние экон. РАН; науч.ред. совет изд-ва «Экономика». М.: ОАО «Издательство «Экономика», 1999. 251 с.
Yu.S. Burets
Department of Management, National Research Polytechnic University, Tomsk Russia.
E-mail: bourets@yandex.ru
EVOLUTION OF THE MODELS OF INNOVATION PROCESS MANAGEMENT.
Keywords: Concept “5G”; Linear model, concurrent model, integrated model of the innovation process; Model of systems and networking integration; Evolution of the innovation process; Properties of
the innovation process.
This paper presents a research in the sphere of innovation process management. It is relevant due to
system-wide transformations of innovation processes that imply shift in management emphasis at all
levels of the economy. Besides, theoretical interest in this problem comes from the need to systematize
the accumulated knowledge and experience in the sphere of innovation management (at the microlevel in the first place).
The conducted research gives the opportunity to note substantial evolutionary transformations of innovation process regarding the form of organization and the content of stages and connections. Each new
model is created following the resolution of previous contradictions. This paper systematizes key characteristics of models belonging to each generation (1G “Technology push”, 2G “Market pull”, “Market” model, 3G Interactive, combined model, 4G Integrated model, 5G Model of system and network
integration) and presents contradictions which stimulated transition from one generation of models to
another and set the course for innovation models evolution.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эволюция моделей управления инновационным процессом
139
There is certain continuity between models, namely, most elements constituting previous models are
preserved and some new elements that define next generation’s specific character are added, i.e. every
generation of models serves as the basis for more complex ones, which acquire new factors, participants, connections, stages, etc. Such tendencies comply with characteristics of evolving systems (according to the theory of systems), comprising transformation of accumulated quantitative growth of
elements and connections into qualitative changes in the innovation process management.
Due to investigating gradual accumulation of new qualitative characteristics within innovation process,
we are able to identify several key tendencies of the innovation models evolution and describe its current properties.
Despite a number of conventions in the course of innovation process stages and models allocation,
their analysis will enable us to develop an understanding of trends and prospects of innovation management at higher levels of domestic economy, including regional innovation systems, by means of
drawing parallels between the environments for systems on different levels of development. Any of the
models presented can be used as a situational tool in innovation management process through comparing the actual environment with the historical market situation that accompanied the introduction of
some particular model.
References
1. Berkhout A.J., Hartmann D., Duin P., Ortt R. Innovating the innovation process. Technology
Management, 2006, vol. 34, no. ¾, pp. 390 – 404.
2. Hobday M. Firm-level Innovation Models: Perspectives on Research in Developed and Developing Countries. Technology Analysis & Strategic Management, 2005, vol. 17, no. 2. pр. 121–146.
3. Rothwell R. Towards the Fifth-generation Innovation Process. International Marketing Review,
1994, vol. 11, no. 1, pp. 7 – 31.
4. Yansen F. Epokha innovatsiy. Moscow, INFRА Publ., 2002. 308 p.
5. Godin B. The Linear Model of Innovation: The Historical Construction of an Analytical
Framework. Project on the History and Sociology of S&T Statistics. Working Paper No. 30. Available
at: www.csiic.ca/PDF/Godin_30.pdf (accessed 09 September 2013).
6. Beketov N.V. Innovatsionnaya deyatel’nost’ i innovatsionnyy protsess: sushchnost’ i osnovnyye etapy issledovaniya v ekonomicheskoy literature. Ekonomicheskiy analiz: teoriya i praktika,
2008, no. 3, pp. 11-15.
7. Kalyuzhnyy I.L., Mitus V.А. Modeli innovatsionnogo protsessa: dostoinstva, nedostatki i
osobennosti formirovaniya . Vestnik SevGTU. Ekonomika i finansy, 2009, no. 98, pp. 98-102.
8. Lundvall B.A. Post Script: Innovation System Research Where it came from and where it might
go. Available at: http://www.globelicsacademy.org/2007/papers/Postscript%20final.pdf (accessed 14
November 2013).
9. Nonaka I., Takeuchi KH. Kompaniya – sozdatel’ znaniya. Zarozhdeniye i razvitiye innovatsiy v
yaponskikh firmakh A company is a knowledge generator. The inception of innovation in Japanese
companies. Moscow, Olimp-Biznes Publ., 2011. 384 p.
10. Men’shov V.P. Stadii i modeli innovatsionnykh protsessov na promyshlennykh predpriyatiyakh. Vestnik nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. Ekonomika i finansy, 2005, no. 1,
pp. 308-311.
11. Caraça J., Lundvall B-Å., Mendonça S. The changing role of science in the innovation process:
From Queen to Cinderella?. Technological Forecasting & Social Change, 2009, vol. 76, no. 6, pр. 861-867.
12. Maslennikova N.P., Rumyantsev V.S. Istochniki innovatsiy po modelyam innovatsionnogo
protsessa v promyshlennosti. Vestnik Universiteta (Gosudarstvennyy universitet upravleniya), 2012,
no. 2, pp. 229-235.
13. Grishchenkov А.I. Teoriya i metodologiya upravleniya setevymi innovatsionnymi protsessami. Dis. dokt. ekon. nauk The theory and methodology of networking innovation processes management. Dr. econ. sci. diss.. St. Petersburg, 2011. 309 p.
14. Mogilevskiy V.D. Metodologiya sistem: verbal’nyy podkhod. Moscow, Ekonomika Publ.,
1999. 251 p.
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Burets Yu.S. Evolyutsiya modeley upravleniya innovatsionnym protsessom Evolution of the
models of innovation process management. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 125–139.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
ИНВЕСТИЦИИ
УДК 336.5
Д.Б. Мальцев
ИНВЕСТИРОВАНИЕ СРЕДСТВ ПЕНСИОННЫХ НАКОПЛЕНИЙ
В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЙ
В связи с проводимой в Российской Федерации с 2002 г. пенсионной реформой, заключающейся в постепенном переходе от чисто распределительной к распределительнонакопительной системе пенсионного обеспечения, где накопительная часть в отличие от страховой части не расходуется на выплату текущих пенсий, а вкладывается в
ценные бумаги и другие финансовые активы для получения инвестиционного дохода.
Чтобы соотношение пенсий к заработной плате соответствовало среднеевропейским стандартам (40–60% от заработной платы), необходимо правильно инвестировать накопления. В связи с этим особую актуальность приобретает изучение возможностей и методов учета накопительной части пенсии.
Ключевые слова: Пенсионный фонд Российской Федерации, пенсионная система, накопительная часть пенсии.
Новым законодательством об обязательном пенсионном страховании,
вступившим в действие с 1 января 2002 г., в обязательную пенсионную систему введен накопительный компонент. Ключевым элементом накопительной составляющей обязательной пенсионной системы является инвестирование средств, аккумулируемых в специальной части индивидуальных лицевых
счетов застрахованных лиц, что позволяет защитить эти средства пенсионных
накоплений от инфляции и получить доход от их размещения, превышающий
сумму внесенных страховых взносов. В связи с этим принципиально важное
значение имеют правила, по которым осуществляется инвестирование пенсионных накоплений. Основы формирования таких правил четко прописаны в
двух законах – «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» от 24.07.02 № 111ФЗ и Федеральный закон № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» от 07.05.98.
Закон № 111- ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии» является базовым для проведения инвестирования, он регулирует отношения, связанные с формированием и инвестированием средств пенсионных накоплений для финансирования выплаты
накопительной части трудовой пенсии, причем основное внимание закон сосредоточил на обеспечении внутренней устойчивости системы накопительного финансирования пенсий, организации ее функционирования. В законе
установлено, что средства пенсионных накоплений являются собственностью
Российской Федерации.
Прежде всего, законом определен круг субъектов и участников отношений по формированию и инвестированию средств пенсионных накоплений.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инвестирование средств пенсионных накоплений в современных условиях
141
Основными субъектами кроме страхователей и застрахованных лиц являются
Пенсионный фонд Российской Федерации, управляющие компании и специализированный депозитарий. Участниками отношений могут быть негосударственные пенсионные фонды (НПФ), брокеры, кредитные, а также другие
организации, вовлеченные в процесс формирования и инвестирования
средств пенсионных накоплений.
Государственное регулирование возложено законом на уполномоченный
орган исполнительной власти – Минфин. Контроль и надзор в сфере инвестирования средств пенсионных накоплений осуществляются Центральным
банком РФ.
Также закон устанавливает меры общественного контроля за процессом
формирования и инвестирования средств пенсионных накоплений. С этой
целью предусматривается создание Общественного совета по инвестированию средств пенсионных накоплений. Общественный совет формируется из
представителей профсоюзов, объединений работодателей, объединений профессионального рынка ценных бумаг, иных общественных организаций.
Пенсионный фонд Российской Федерации осуществляет свои права и
обязанности прежде всего исключительно в интересах застрахованных лиц.
Он аккумулирует страховые взносы на накопительную часть трудовой пенсии, заключает и расторгает договора с управляющими компаниями и спецдепозитарием, отобранными по конкурсу, передает в управляющую компанию в доверительное управление средства пенсионных накоплений, ведет
обособленный учет указанных средств и отражает их на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица, запрашивает и получает у управляющей
компании средства на осуществление выплат, предоставляет застрахованным
лицам сведения о состоянии специальной части их индивидуального лицевого счета способом, указанным застрахованным лицом при обращении в территориальный орган ПФР, информирует застрахованное лицо его правах при
формировании и инвестировании средств накопительной части трудовой
пенсии путем размещения информации на официальный сайтах ПФР, при
личном обращении граждан, а также путем направления застрахованному
лицу информации в электронном виде с использованием информационнотелекоммуникационных сетей, выполняет другие функции.
Средства обязательных пенсионных накоплений, находящиеся в управлении, зачисляются на отдельный банковский счет. При этом закон запрещает
зачислять на указанный счет средства, не являющиеся пенсионными накоплениями. Эти средства подлежат исключительно целевому использованию в
соответствии с требованиями федерального закона. На указанные средства не
может быть обращено взыскание по обязательствам ПФР, не связанным с
финансированием накопительной части трудовой пенсии (НЧ ТП). Такой порядок работы с пенсионными накоплениями является одним из важных условий их сохранности.
Средства пенсионных накоплений для передачи управляющим компаниям (УК) формируются из поступивших в ПФ РФ сумм страховых взносов на
финансирование накопительной части трудовой пенсии, а также поступивших сумм дополнительных страховых взносов на накопительную часть трудовой пенсии, сумм взносов работодателя в пользу застрахованного лица,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
142
Д.Б. Мальцев
уплачиваемых в соответствии с ФЗ «О дополнительных страховых взносах на
накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений», сумм взносов на софинансирование,
средств материнского (семейного) капитала, направленных на формирование
накопительной части трудовой пенсии в соответствии с ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Поступившие в ПФР неперсонифицированные средства пенсионных накоплений подлежат временному размещению Пенсионным фондом РФ. Постановлением
Правительства РФ № 38 от 27 января 2012 г. утверждены правила инвестирования страховых взносов на финансирование накопительной части трудовой
пенсии, поступивших в течение финансового года. Согласно этим правилам
средства страховых взносов могут быть размещены в государственные рублевые и валютные ценные бумаги, ипотечные ценные бумаги и банковские
депозиты. Цель такого размещения – защитить средства от обесценения в
результате инфляции.
После проведения персонификации пенсионных накоплений передача
данных средств, включая и чистый финансовый результат, который получен
от временного размещения средств, осуществляется ПФР путем их перечисления в соответствии с заявлениями застрахованных лиц на отдельные банковские счета УК. В том случае, если застрахованное лицо не воспользовалось правом выбора инвестиционного портфеля УК, его средства будут направлены в государственную управляющую компанию (ГУК), которая назначена Постановлением Правительства РФ № 34 от 22 января 2003 г. Это
Внешэкономбанк.
Оплата необходимых расходов по инвестированию средств пенсионных
накоплений производится из средств страховых взносов на финансирование
накопительной части трудовой пенсии. Вознаграждение доверительному
управляющему выплачивается за счет доходов от инвестирования переданных ему средств пенсионных накоплений, но не более 10% величины доходов от инвестирования, полученных доверительным управляющим за отчетный год.
К необходимым расходам по инвестированию средств пенсионных накоплений относятся расходы, непосредственно связанные с доверительным
управлением переданными УК средствами, а также оплата специализированных депозитариев, аудиторов, страховщиков по договорам обязательной ответственности, других участников отношений. УК оплачивают указанные
расходы за счет средств, перечисленных ПФ РФ на оплату необходимых расходов управляющих компаний в соответствии с заключенными договорами.
Перечисление управляющей компании средств на оплату необходимых расходов производится Пенсионным фондом одновременно с передачей средств
пенсионных накоплений. Порядок расчета величины указанных средств устанавливается договором доверительного управления.
Что касается договоров, то законодательством конкретно установлены
положения, которые должны иметь место в договоре. Договор об оказании
услуг специализированным депозитарием имеет срок действия – 5 лет. Договор доверительного управления с УК заключается на срок не более 15 лет,
договор с государственной управляющей компанией – на срок не более 5 лет.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инвестирование средств пенсионных накоплений в современных условиях
143
Отбор УК и специализированного депозитария для системы обязательного пенсионного страхования осуществляется на конкурсной основе. К участию в конкурсе допускаются организации, имеющие соответствующие лицензии и опыт работы в качестве УК и специализированного депозитария с
соответствующим составом и структурой активов, не подвергавшиеся процедурам банкротства в течение двух последних лет, удовлетворяющие установленным Правительством РФ требованиям к минимальному размеру собственного капитала, минимальному количеству клиентов (для специализированных депозитариев), профессиональной квалификации и опыту работы
должностных лиц и сотрудников, другим требованиям. В состав конкурсной
документации претендентов должны входить: заверенные аудитором бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках за последние три года, а также
перечень сведений об акционерах, участвующих в конкурсе компаний и депозитария. Указанные требования позволяют ограничить участие в конкурсах
недостаточно надежных организаций и избежать риска неквалифицированного управления средствами пенсионных накоплений.
Для заключения договора об оказании услуг специализированного депозитария по результатам конкурса отбирается один специализированный депозитарий. Число же УК не ограничивается. Закон предусматривает, что размещением пенсионных накоплений должны заниматься не менее трех УК.
Это дает возможность выбора между ними и создает стимулы для их эффективной работы.
Законодательством четко установлены требования к субъектам и иным
участникам отношений по инвестированию средств пенсионных накоплений.
Передача средств в УК расширяет круг объектов инвестирования, в которые могут быть размещены пенсионные накопления. Это, в свою очередь,
позволяет повысить доходность от размещения пенсионных накоплений.
Вместе с тем в целях защиты средств от потерь установлены ограничения как
по кругу объектов инвестирования, так и по их структуре с тем, чтобы пенсионные накопления могли быть инвестированы только в достаточно надежные
активы.
К числу разрешенных объектов инвестирования отнесены:
1) государственные ценные бумаги РФ и ее субъектов;
2) акции и облигации российских эмитентов;
3) паи (акции, доли) индексных инвестиционных фондов, размещающих
средства в государственные ценные бумаги иностранных государств, облигации и акции иных иностранных эмитентов;
4) ипотечные ценные бумаги, выпущенные в соответствии с законодательством РФ об ипотечных ценных бумагах;
5) денежные средства в рублях на счетах в кредитных организациях;
6) депозиты в валюте РФ и в иностранной валюте в кредитных организациях;
7) иностранная валюта на счетах в кредитных организациях;
8) ценные бумаги международных финансовых организаций, допущенных к размещению и (или) публичному обращению в РФ в соответствии с
законодательством РФ о рынке ценных бумаг.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Б. Мальцев
144
Размещение пенсионных накоплений в иные объекты инвестирования
прямо запрещено. Законодательством Правительства РФ предоставлено право устанавливать дополнительные ограничения по использованию разрешенных активов в качестве объектов инвестирования. Размещение в российские
ценные бумаги разрешается только при условии, что эти ценные бумаги обращаются на организованном рынке ценных бумаг. Размещать средства в
кредитных организациях можно только при условии соответствия этих организаций требованиям законодательства. Инвестирование в ценные бумаги
зарубежных эмитентов осуществляется только путем приобретения паев (акций, долей) в индексных инвестиционных фондах. Это один из наиболее надежных и низкозатратных способов инвестирования. При этом законодательством устанавливаются ограничения по объемам средств, инвестируемых в
зарубежные активы, и жесткие требования к отбору инвестиционных фондов.
Совокупный инвестиционный портфель УК, которым Пенсионным фондом
РФ переданы в управление средства, не может включать более 50% совокупного объема находящихся в обращении ценных бумаг одного эмитента. Депозиты в кредитной организации и ценные бумаги, эмитированные этой
кредитной организацией, в сумме не должны превышать 25% инвестиционного портфеля. Максимальная доля в инвестиционном портфеле акций одного эмитента не должна превышать 10% его капитализации.
Установлен также ряд других ограничений, а Правительству РФ предоставлено право корректировать указанные ограничения в рамках установленных предельных значений.
При формировании накопительной части трудовой пенсии застрахованные лица имеют право:
– выбирать инвестиционный портфель управляющей компании, отобранной по конкурсу, либо расширенный инвестиционный портфель государственной управляющей компании или инвестиционный портфель государственных ценных бумаг государственной управляющей компании;
– отказаться от формирования накопительной части трудовой пенсии через ПФР и выбрать НПФ;
– отказаться от формирования накопительной части трудовой пенсии через НПФ и осуществлять формирование НЧ ТП через ПФР (табл. 1).
Таблица 1. Динамика поданных заявлений о способе формирования накопительной части трудовой пенсии в Томской области
Год
Выбор
ИП (УК)
Переход
из ПФР в
НПФ
Переход
из НПФ в
ПФР
Переход
из НПФ в
НПФ
Итого
2003
2004
2005
2006
2007
2008
5667
2852
4550
3623
2428
1288
0
262
1042
1490
4460
5852
0
0
0
4
4
84
0
5667
0
3114
0
5592
0
5117
0
6892
550
7774
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инвестирование средств пенсионных накоплений в современных условиях
145
Продолжение табл. 1
2009
2010
Год
2011.
2012
2013
Выбор ИП (УК)
597
382
202
207
3555
Переход
из
ПФР в НПФ
3966
13889
43510
55203
202964
458
323
575
1539
2105
1152
1054
10372
37349
201404
6173
15648
54659
94298
410028
Переход
из
НПФ в ПФР
Переход
из
НПФ в НПФ
Итого…
Застрахованное лицо имеет право на получение информации о формировании и инвестировании средств пенсионных накоплений, о состоянии специальной части их индивидуального лицевого счета в системе ПУ, об инвестиционных декларациях. Стандарты раскрытия информации об инвестировании средств пенсионных накоплений утверждаются Центральным банком
РФ.
Застрахованные лица 1967 г.р. и моложе, которые заключили договор об
обязательном пенсионном страховании и обратились с заявлением о переходе
в НПФ либо с заявлением о выборе инвестиционного портфеля частной
управляющей компании или государственной, вправе изменить вариант своего пенсионного обеспечения, направив 6,0% индивидуальной части тарифа
страхового взноса на финансирование накопительной части трудовой пенсии
либо отказавшись от финансирования накопительной части трудовой пенсии
и направив тариф страхового взноса на финансирование страховой части
трудовой пенсии.
С 2004 г. на рынок обязательного пенсионного страхования вступили
НПФ. Работа НПФ в рамках обязательного пенсионного страхования регламентируется Федеральным законом 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах». На сегодняшний день 93 НПФ работают в рамках обязательного пенсионного страхования.
НПФ смогут осуществлять формирование пенсионных накоплений на
финансирование накопительной части трудовой пенсии и выплату указанной
части ТП тем застрахованным лицам, которые выберут НПФ в качестве своего страховщика.
С 2014 г. значительно меняется законодательство в сфере деятельности
НПФ по формированию и инвестированию пенсионных накоплений.
Законодательство устанавливает жесткие требования к НПФ, допущенных для работы в рамках ОПС: минимальный размер собственных средств
должен быть не менее 150 млн руб., а с 01.01.2020 г. – 200 млн руб.; уставный
капитал – 120 млн руб., а с 01.01.2020 г. – 150 млн руб. Фонды должны иметь
минимум 20 тыс. именных пенсионных счетов и двухлетний опыт работы.
Для НПФ установлены равные условия с ПФР. Все вновь созданные НПФ
должны иметь организационно-правовую форму акционерного общества.
Существующие НПФ обязаны преобразоваться из некоммерческих организаций в акционерные общества или ликвидироваться: работающие в системе
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
146
Д.Б. Мальцев
обязательного пенсионного страхования – до 1 января 2016 г., остальные – до
1 января 2019 г. Установлен порядок акционирования фондов. При этом предусмотрены жесткие ограничения для будущих акционеров, определенные
требования к квалификации и деловой репутации органов управления НПФ.
Полномочиями по контролю за деятельностью НПФ наделяется Центральный банк РФ.
Определены права застрахованных лиц в связи с формированием накопительной части трудовой пенсии в НПФ, в том числе право менять страховщика.
Формирование накопительной части трудовой пенсии в НПФ осуществляется на основании договора об обязательном пенсионном страховании между застрахованным лицом и соответствующим фондом. Законодатель подробно прописал требования к данному договору и порядок заключения договора об обязательном пенсионном страховании, а также механизм передачи
средств пенсионных накоплений из одного фонда в другой фонд или ПФР.
Сведения о застрахованных лицах, заключивших договоры об обязательном
пенсионном страховании с НПФ, регистрируются в Едином реестре застрахованного лица по обязательному пенсионному страхованию в ПФР. Учет
пенсионных накоплений в НПФ ведется в индивидуальном режиме на пенсионном счете накопительной части трудовой пенсии застрахованного лица.
Что же такое «пенсионные накопления» в НПФ? Определение правового
статуса средств пенсионных накоплений для финансирования накопительной
части трудовой пенсии, находящихся в НПФ, имеет принципиальное значение для организации работы фонда на всех этапах. Законодательство определяет пенсионные накопления как «совокупность средств, находящихся в собственности фонда и предназначенных для исполнения обязательств фонда
перед застрахованным лицом в соответствии с договорами об обязательном
пенсионном страховании». Пенсионные накопления формируются, прежде
всего, за счет «досрочно выплаченных из ПФР в фонд по заявлению застрахованного лица средств, учтенных в специальной части ИЛСа застрахованного лица, включая страховые взносы на финансирование накопительной части
трудовой пенсии, поступившие в ПФР для последующей передачи в фонд и
еще не переданные УК». Иными словами, НПФ в своей деятельности сосредоточен на работе не со страховыми взносами работодателя, а со средствами,
передаваемыми из ПФР в соответствии с заявлениями застрахованного лица
и договором с НПФ об обязательном пенсионном страховании, поскольку все
страховые взносы, предназначенные для финансирования накопительной
части трудовой пенсии, уплачивают работодатели (страхователи) за застрахованного лица непосредственно в ПФР. Таким образом, происходит изменение правового статуса: страховые взносы работодателя превращаются в пенсионные взносы вкладчика (а им по указанной схеме является само застрахованное лицо). С правовой точки зрения средства пенсионных накоплений,
поступившие из ПФР в НПФ на пенсионный счет накопительной части трудовой пенсии застрахованного лица, фактически приобретают статус пенсионных взносов данного застрахованного лица как индивидуального вкладчика в фонд, т.е. поступают в собственность фонда. Это и есть основное отличие НПФ от УК – при формировании средств пенсионных накоплений в НПФ
эти средства становятся собственностью фонда (табл. 2).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инвестирование средств пенсионных накоплений в современных условиях
147
Таблица 2. Динамика приема договоров об обязательном пенсионном страховании от негосударственных пенсионных фондов в Томской области
Год
Уведомления
Договора об обязательном пенсионном страховании
2005
2006
2007
2008
2009
–
67
123
88
80
530
1475
4375
5993
5024
Продолжение табл. 2
Год
Уведомления
Договора об обязательном пенсионном страховании
2010
2011
2012
2013
369
1056
697
978
18530
47574
30001
57004
Благодаря вышеназванным законам большинство россиян перешли в новое качество – они стали инвесторами. Соответственно, главная задача на
пути реализации положений законов об инвестировании СПН – добиться успешных результатов в инвестировании средств пенсионных накоплений с
тем, чтобы накопительная составляющая могла в будущем стать весомой частью трудовой пенсии. Тем более что вступившие в силу законы отвечают
как многому из того, что выработано мировым опытом реформирования пенсионных систем, так и особенностям финансово-экономической и социальной ситуации в России (табл. 3, 4).
Таблица 3. Рейтинг управляющих компаний по результатам инвестирования средств пенсионных накоплений за 2013 г.
№
п/п
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Формализованное наименование управляющей
компании
Наименование
инвестиционного
портфеля долгосрочного роста
ТРИНФИКО УК
АТОН-МЕНЕДЖМЕНТ
УК
СОЛИД МЕНЕДЖМЕНТ
УК
КАПИТАЛЪ УК
ПАЛЛАДА УК
БИН ФИНАМ ГРУПП УК
РЕГИОН ЭСМ УК
ИНГОССТРАХИНВЕСТИЦИИ УК
ТКБ БНП ПАРИБА ИНВЕСТМЕНТ ПАРТНЕРС
УК
БКС УК
СБАЛАНСИРОВАННЫЙ
Номер договора ДУ
% доходности
22-03У014
9,53
22-03У025
9,05
22-03У004
8,99
22-03У019
22-03У037
22-03У035
22-03У023
8,74
8,66
8,20
8,00
22-03У033
7,90
22-03У059
7,86
22-03У057
7,75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Б. Мальцев
148
Таблица 4. Рейтинг негосударственных пенсионных фондов по доходности СПН за 2013 г., работающих на территории Томской области
№
п/п
Краткое официальное наименование
% доходности
1
НПФ «РЕГИОНФОНД» (ЗАО)
8,90
2
3
4
5
6
7
8
9
10
ОАО «НПФ «ЛУКОЙЛ-ГАРАНТ»
ЗАО НПФ «СберФонд РЕСО»
ОАО «НПФ электроэнергетики»
ОАО НПФ «БЛАГОСОСТОЯНИЕ ОПС»
НПФ «Атомгарант»
НПФ «НЕФТЕГАРАНТ»
ЗАО «КИТ Финанс НПФ»
ЗАО НПФ «Райффайзен»
НПФ «Европейский пенсионный фонд» (ЗАО)
8,89
8,67
8,38
8,23
8,22
8,04
7,91
7,71
7,69
Государственная управляющая компания придерживается консервативной
стратегии инвестирования и вкладывает средства по принципу «купи и держи» в максимально надежные инструменты. Т.е., выбирая ГУК, обеспечивается
наибольшая надежность накоплений при меньшей доходности. Потенциально
более высокую доходность можно получить, работая с негосударственными
управляющими компаниями или негосударственными пенсионными фондами,
которые с 2004 г. были допущены к обязательному пенсионному страхованию.
Повышение доходности инвестиций обеспечивается за счет более широкого
списка инструментов, в которые разрешено вкладывать средства, и более активной политики инвестирования.
Обычно доходности от деятельности УК выше, чем у НПФ, так как для покрытия расходов НПФ имеют право забирать часть инвестиционного дохода
(не более 15%), а также некоторую часть добровольных пенсионных взносов
(не более 3%). Однако доходности НПФ хоть ниже, чем у УК, но стабильнее.
Это достигается за счет того, что средствами НПФ управляют несколько УК,
что снимает риск банкротства или, по-другому, риск неплатежеспособности
одной УК. Образовавшийся доход направляется на увеличение накопительной
части пенсии.
В настоящее время пенсионная система России испытывает определенные трудности в части рационального вложения средств пенсионных накоплений. Основной причиной можно назвать отсутствие необходимого количества инвестиционных инструментов, способных одновременно удовлетворить требования законодательства по вопросам инвестирования пенсионных
накоплений и не допустить снижения сформировавшегося к настоящему
времени уровня государственных пенсионных гарантий.
Таким образом, нет сомнений в том, что вопрос инвестирования средств пенсионных накоплений нуждается в более глубоком и детальном изучении как
экономистами, так и математиками. Использование количественных методов и
методов математического моделирования позволит получить оценки доходностей от инвестирования средств накопительной части пенсии в долгосрочной перспективе.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инвестирование средств пенсионных накоплений в современных условиях
149
D.B. Mal’tsev
Department of World Economy and Taxation, National Research Tomsk State University, Tomsk, Russia. E-mail: 0108@080.pfr.ru
INVESTING PENSION FUNDS IN MODERN ECONOMIC CONDITIONS.
Keywords: Pension Fund of the Russian Federation; Pension System; Investment part of the state
pension.
In connection with the pension reform in Russian Federation carried out in 2002, which includes a
gradual transition from a purely distributive to a distributive-accumulative pension system, where the
accumulative part, unlike the insurance part, is not spent on the payment of current pensions, but is
instead invested in securities and other financial assets in order to accrue investment income. So that
the ratio of pensions to earned income corresponds to Central European standards (40-60% of salary),
it’s necessary to correctly invest capital. Therefore, studying the possibilities and methods of accounting for the accumulative part of pensions has gained a special relevance.
Starting in 2014, there has been significant change to legislation connected with the duties of non-state
pension funds and creating and investing pension capital.
Legislation sets difficult requirements for non-state pension funds accepted to work within the framework of mandatory pension insurance: the minimum amount of their funds should be no less than 150
million rubles, and 200 million rubles starting 01.01.2020. Authorized capital is to be no less than 120
million rubles and 150 million rubles beginning 01.01.2020. Funds should have at least 20,000 registered pension funds and two years working experience.
For non-state pension funds, equal terms are set from the Pension Fund of the Russian Federation. All
newly created non-state pension funds should have the organizational and legal form of joint-stock
companies. Existing non-state pension funds are required to reorganize themselves from noncommercial organizations to joint-stock companies, or to liquidate: those working in the system of mandatory
pension insurance have until January 1, 2016 and the rest have until January 1, 2019. A procedure has
been set for the auctioning of funds. Strict limits have been set for future shareholders, and requirements have been designated for the qualification and business reputation of managers of non-state
pension funds.
The majority of Russians have transitioned to a new class – they have become investors. Correspondingly, the main goal on the road to implementing the conditions of laws on investing pension capital is
to be successful in investing pension capital so that the accumulative component can in the future become a substantial part of retirement pension. Moreover, since coming into force the laws correspond
as much to what has been learned from global experience in reforming pension systems, as to the specifics of the financial, economic and social situation of Russia.
Presently, the Russian pension system is experiencing certain difficulties in the rational investment of
pension fund capital. The main reason is the absence of the necessary amount of investment tools able
to simultaneously satisfy the legislative requirements for investing pension capital while not allowing a
reduction of the level of government pension guarantees formed so far.
Therefore, there is no doubt that the question of investing pension capital needs deeper and more detailed study, by both economists and mathematicians. The use of quantitative methods and methods of
mathematical modeling will allow for the evaluation of long-term profitability from investing accumulated pension capital.
References
1. RF Federal Law ‘On Investing the Funds for Financing the Investment part of the Labor Pension in the Russian Federation’ of July 24, 2002 No. 111-FZ. Available at: http://www.consultant.ru/
popular/budget (accessed 17 October 2014). (In Russian).
2. Pension Fund of the Russian Federation. Official Data. Available at: http//www.pfrf.ru (accessed 17 October 2014). (In Russian).
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Mal’tsev D.B. Investirovaniye sredstv pensionnykh nakopleniy v sovremennykh usloviyakh Investing pension funds in modern economic conditions. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 140–149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2014. №4 (28)
УДК 339.9
Ю.В. Развадовская, А.В. Ложникова, А.А. Гейзер
КОМПЬЮТЕРНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ
ПРОЕКТОВ РЕШОРИНГА: УЧЕТ СХЕМ РАЦИОНАЛЬНОГО
РАЗМЕЩЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ МОЩНОСТЕЙ
В КОНТЕКСТЕ МИРОВОГО РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА*
Современные процессы реиндустриализации как в развитых, так и развивающихся
странах характеризуются различными темпами и определяются спецификой и степенью развития промышленного сектора экономики. Процесс реиндустриализации в
развитых странах осуществляется за счет возвращения промышленных предприятий
из развивающихся стран. Для России характерна тенденция восстановления промышленного производства. Решоринг является процессом восстановления промышленного производства, конфигурации архитектуры промышленного сектора экономики. В статье производится описание компьютерной модели, позволяющей выявить
потенциальные проекты решоринга в РФ. Сформулирована проблема оценки учета
вклада планирования территориально-производственных комплексов на фоне особенностей формирования международных экономических отношений в мировом разделении труда.
Ключевые слова: решоринг, реиндустриализация, компьютерное моделирование, кластер, индустриальный парк, экономическое пространство, точки инновационного
роста, мировое разделение труда.
Очередная смена этапа технико-экономического развития сопровождается процессами структурной трансформации мировой экономики. В поисках
новых источников конкурентных преимуществ мировой промышленный капитал перемещается в страны, способные обеспечить снижение затрат на
производство, увеличение прибыли. До недавнего времени основными зонами притока промышленного капитала были крупнейшие развивающиеся
страны – Китай, Индия, Бразилия и ряд небольших стран с развивающейся
экономикой. Несмотря на то, что Россия – крупнейшая развивающаяся экономика, ее участие в международных потоках промышленного капитала незначительно. Объемы прямых иностранных инвестиций в российский промышленный сектор экономики в течение последнего десятилетия остаются на
довольно низком уровне. С одной стороны, такая тенденция является негативной, так как прямые иностранные инвестиции призваны обеспечивать
процессы модернизации экономики на инновационной основе, способствуя
притоку новых технологий и знаний. С другой стороны, высокие объемы
иностранных инвестиций в принимающей стране в большинстве случаев связаны с ухудшением экологической ситуации, а также формируют предпосылки к высокой степени зависимости от колебаний конъюнктуры мировой экономики. Необходимо отметить, что опыт СССР продемонстрировал способ*
Статья выполнена в рамках гранта РФФИ «Оценка и моделирование потенциала решоринга в
процессе модернизации промышленного сектора экономики развитых и развивающихся стран»
№ 14-36-50464, 2014 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Компьютерное моделирование потенциальных проектов решоринга
151
ность страны сократить технологическое отставание от развитых стран в условиях геополитической и экономической изоляции, а также ограниченного
доступа к иностранным инвестициям.
С 2013 г. международные инвесторы начинают переориентироваться с
рынков развивающихся стран на европейские. Основными причинами переориентации капитала являются замедление экономики Китая и очевидный
финансовый пузырь на рынке недвижимости, напряженность по всему миру –
от Таиланда до Турции, Сирии и Египта, политическая нестабильность в России. Немаловажным фактором, способствующим оттоку капитала из развивающихся стран, стало ослабление программы количественного смягчения в
США. По данным BNP Paribas Real Estate, инвестиционный рынок Европы в
2013 г. составил 135 млрд евро. Это лучший результат за последние шесть
лет. То есть можно говорить о том, что новым центром мирового финансового капитала становятся развитые страны Северной Европы.
Очевидно, что процессы перемещения финансового капитала окажут негативное воздействие на экономики развивающихся стран. Однако более
сильное негативное влияние на развивающиеся экономики может оказать
процесс решоринга промышленных предприятий. В последние несколько лет
наблюдается тенденция к возвращению предприятий в страну происхождения. В число подобных предприятий входят не только такие промышленные
гиганты, как «Бош» и «Филипс», но и множество средних и малых предприятий. О случаях репатриации производства все чаще становится известно из
зарубежных экономических источников [1–8]. Данный процесс получил название «решоринг» – возврат ранее выведенных за рубеж производств.
Основной целью решоринга промышленного производства как в развитых, так и развивающихся странах является попытка создать новые рабочие
места, а также восстановление конкурентоспособности экономики.
Если в развитых странах процесс решоринга осуществляется за счет перемещения производства из развивающихся стран, то в развивающихся странах решоринг – это восстановление промышленного производства за счет
обновления материально-технической и инженерной базы научнопроизводственных комплексов. В России данный процесс реализуется за счет
формирования индустриальных парков, инновационно-технологических кластеров, развития сети инновационных предприятий.
Несмотря на то, что такие инструменты, как территориальные кластеры и
индустриальные парки, широко применяются в развитых странах в качестве
основных двигателей инновационного развития и повышения инновационного потенциала производственных комплексов, в практике развивающихся
стран данные формы инновационного развития используются сравнительно
недавно. Степень влияния кластеров и индустриальных парков на процессы
реиндустриализации достаточно сложно оценить по количественным показателям, особенно в краткосрочном периоде. Сделаем попытку такой оценки на
основе анализа динамики патентования по федеральным округам РФ (таблица).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ю.В. Развадовская, А.В. Ложникова, А.А. Гейзер
152
Динамика выдачи патентов на изобретение в 2006–2013 гг.
Федеральный
округ
Год
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
Центральный
8789
8752
11276
13270
10984
10988
11178
11074
Приволжский
3228
3071
3435
3876
3334
2954
3532
3463
Северо-Западный
1807
1702
1749
2215
1656
1653
1854
1680
Сибирский
1878
1783
2163
2446
2090
1861
2078
1962
Южный
1979
1665
2015
2565
1352
1310
1336
1154
600
393
994
581
1088
1100
1181
1460
1190
803
1046
1006
Северо-Кавказский
Уральский
Дальневосточный
Всего…
369
358
441
462
421
377
463
454
19138
18431
22260
26294
21627
20339
22481
21378
Источник: Роспатент. Анализ изобретательской активности в регионах РФ. 2013 г.
Очевидно, что то на протяжении 2006–2013 гг. динамика патентования по
федеральным округам РФ остается неизменной. Аналогичная динамика прослеживается по другим количественным показателям, характеризующим инновационное развитие. В связи с этим методы анализа и прогнозирования
эффективности институциональных форм реализации процесса реиндустриализации должны учитывать качественные показатели инновационного развития территориально-отраслевых комплексов.
Наличие нерешенных проблем в области анализа и прогнозирования потенциальных проектов решоринга определило необходимость разработки
компьютерной модели, позволяющей оценивать не только количественные,
но и качественные параметры их эффективности.
Разработанная платформа информационно-аналитического комплекса
анализа и прогнозирования потенциальных проектов решоринга имеет следующие преимущественные характеристики:
• ориентирована на коллективную работу по анализу управления развитием инновационно-технологических комплексов, в том числе индустриальных парков, кластеров, инновационных предприятий, а также содержит инструменты поиска и обоснования принятия решений в области планирования и
прогнозирования динамики развития потенциальных проектов решоринга;
• при обосновании выбора схемы управления инновационно-технологическими комплексами проводится поэтапное определение (в соответствии с
алгоритмом методики интеллектуального поиска, обоснования и принятия
решений) эффективной схемы управления процессом решоринга;
• информационно-аналитический комплекс принятия решений содержит
алгоритм поиска с набором общих стратегий определения объема трансфертов по типам субъектов, которые можно настраивать в соответствии с требуемыми параметрами для той или иной территории;
• информационно-аналитический комплекс обеспечивает непрерывность
процесса формирования, уточнения и корректировки показателей в краткосрочном периоде, что позволяет гибко реагировать на изменяющиеся условия.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Компьютерное моделирование потенциальных проектов решоринга
153
Главная форма программного обеспечения представлена на рис. 1.
Рис. 1. Главная форма программного обеспечения
Окно «Показатели карты» состоит из двух основных частей. Слева находятся показатели, предварительно внесенные пользователем в соответствующий справочник показателей. Справа отображены показатели, выбранные
пользователем для построения экспертной карты.
Каждый из показателей справочника может иметь несколько значений,
соотнесенных с определенным годом. В процессе вычислений используется
среднее значение показателя.
Вкладка «Эксперты» главной формы дает возможность осуществлять добавление экспертов, формирование связей между показателями. Для обеспечения удобства совместной работы нескольких экспертов предусмотрен
фильтр, позволяющий отображать данные только определенного эксперта.
В программе предусмотрено несколько способов отображения данных
карты ЛПР – расшифровать графический, табличный, обычный список. На
рис. 2 приведен пример графического способа отображения информации.
Разработанная платформа информационно-аналитического комплекса
поиска и обоснования принятия решений, в том числе посредством выявления потенциальных проектов решоринга, найдет практическое применение
при создании ситуационно-аналитических центров государственного управления, демонстрационных и управленческих центров корпораций, учебных
центров университетов и академий. Информационно-аналитический комплекс предназначен для поддержки принятия управленческих решений органов власти посредством реализации методов системного анализа, отличающегося возможностью проектирования потенциальных проектов, в том числе
проектов решоринга.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ю.В. Развадовская, А.В. Ложникова, А.А. Гейзер
154
Рис. 2. Графический способ отображения информации карты ЛПР
Таким образом, разработанная компьютерная экономико-математическая
модель может служить одним из инструментов государственного стратегического планирования и регулирования процесса реиндустриализации России.
Возможность конвергенции как качественных, так и количественных показателей при анализе и прогнозировании потенциальных проектов, оценки их
эффективности обеспечивает достоверность полученных результатов.
На современном этапе экономического развития России для реконфигурации инновационного пространства с целью реализации процесса решоринга формируются индустриальные парки и кластеры как точки сверхконцентрации экономического пространства. На рис. 3 представлена карта распределения индустриальных парков и инновационно-технологических кластеров
на территории Российской Федерации.
Рис. 3. Карта* индустриальных парков и инновационно-технологических кластеров России в 2014 г.
На рисунке точками обозначены инновационно-технологические кластеры и индустриальные парки, в том числе являющиеся и не являющиеся участниками ассоциации индустриальных парков России. Распределение класте*
Составлено авторами на основе данных официального сайта Минэкономразвития.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Компьютерное моделирование потенциальных проектов решоринга
155
ров и индустриальных парков в экономическом пространстве России происходит неравномерно. На карте отчетливо видны зоны инновационного роста,
которые станут основными потенциальными точками решоринга в России.
Основными зонами концентрации являются Центральный и Сибирский федеральные округа. Выбор данных территорий для формирования сверхконцентрации экономического пространства с целью инновационного развития территориально-отраслевых комплексов не случаен. Еще со времен СССР данные территории являлись основными зонами инновационного развития.
Последний вывод позволяет нам сформулировать проблему оценки влияния вклада традиционной практики планирования территориальнопроизводственных комплексов на особенности формирования международных экономических отношений в мировом разделении труда. По имеющимся
оценкам, к числу факторов, влияющих на место той или иной страны в мировом разделении труда (МРТ), относятся следующие: уровень техникоэкономического развития, экономический потенциал страны и ее обеспеченность природными ресурсами. Чем значительнее доля высокотехнологичных
секторов в промышленном производстве страны, тем более выгодное место
занимает она в мировом разделении труда [9]. К сожалению, несмотря на
глубокую интеграцию внутреннего и мирового рынков по широкому спектру
ресурсов и потребительских товаров, мы не можем говорить о существенных
положительных прорывах, новых трендах, изменивших к лучшему положение нашей страны в МРТ. Так, отечественные предприятия продолжают конкурировать на мировых рынках ядерных технологий, космической техники и
услуг, боевой техники и авиации.
Несмотря на то, что выше по результатам компьютерного моделирования
был сделан вывод о сохранении традиционного для нашей страны территориального размещения зон инновационного развития, ряд выгодных ниш российскими отраслями и компаниями был утрачен. Общеизвестным примером
здесь может служить химическая промышленность СССР, уровень развития
которой в 1980-е гг. позволял отечественным компаниям не только производить и продавать продукцию, но и активно торговать научно-техническими
разработками (передовыми технологиями). Увы, сегодня Россия не входит в
группу стран первого эшелона химической индустрии, о которых говорят,
что «формирование той или иной внутриотраслевой специализации зависит
не столько от наличия ресурсов, сколько от умения ими распорядиться» [10.
С. 34]. Именно умения нам по-прежнему не хватает, хотя в целом в процессе
МРТ происходят очень серьезные сдвиги. Так, в последние годы резко повысилась роль развивающихся стран в мировой химической индустрии. Характер МРТ в данной отрасли промышленного производства резко изменился: на
первый план вышла торговля с участием развивающихся стран. Международная специализация в сфере химической индустрии и ее подотраслей (базовая и тонкая химия) все в меньшей степени согласуется с центропериферической парадигмой, что позволяет вырабатывать новые индустриальные
стратегии, отличные от разработанных 40 лет назад и более. Фактически дублирование традиционных территориально-производственных комплексов под
новым названием «кластеры» представляется явно недостаточным и требующим пересмотра в новых условиях, с учетом всех новых тенденций МРТ.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
156
Ю.В. Развадовская, А.В. Ложникова, А.А. Гейзер
В частности, опережающее развитие сектора НИОКР в составе российских
индустриальных парков и инновационно-территориальных кластеров, а также реализация новой государственной программы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности на 2013–2020 годы» в соответствии с
новым Федеральным законом от 28.06.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом
планировании в Российской Федерации» позволяют моделировать завоевание
новой ниши на рынках тонкохимической специализации (включая фармацевтическую промышленность), а также на других рынках высокотехнологичной
продукции и услуг.
Литература
1. Here, There and Anywhere. Special Report Outsourcing and Offshoring // The Economist.
2013. January 19.
2. Adelmann B. American‫׳‬s Reshoring of Jobs is Accelerating. Retrieved December 4, 2013.
URL: http://www.thenewamerican.com/economy/markets/item/16616-thanks-to-america-s-fracking boom-and-skilled labor-force-the-re-shoring-of-jobs-is-accelerating
3. Boston Consulting Group (2013, September 24, 2013). Majority of Large Manufacturers are
Now Planning or Considering ‘Reshoring‫ ׳‬from China to the U.S. Retrieved December 4, 2013. URL:
http://www.bcg.com/media/pressreleasedetails.aspx?id=tcm:12–144944
4. Boston Consulting Group, July, 2014. Global Workforce Crisis Puts $10 Trillion at Risk in World
Economy, Study Says. URL: http://www.bcg.com/media/PressReleaseDetails.aspx?id=tcm:12-164660
5. Fink C., Mattoo A., Neagu I.C. Assessing the impact of communication costs on international
trade Policy Research Working PaperWorld Bank, 2002.
6. Kinkel S. Trends in production relocation and back-shoring activities: changing patterns in the
course of the global economic crisis // Int. J. Oper. Prod. Manag. 2012. № 32 (6). P. 696–720.
7. Regalado A. Made in America, Again. MIT Technology Review January 11, 2013. Retrieved
December 31, 2013. URL: http://www.technologyreview.com/news/509326/made-in-america-again
8. Sirkin H.L. Fears of a U.S. Manufacturing-Skills Gap in the Near Term Are Overblown. Retrieved December 30, 2013. URL: http://www.outlookseries.com/A0987/ Financial/ 3939_Harold_
L_Sirkin_BCG_U.S._Manufacturing-Skills_Gap.htm
9. Скобелева О.А., Шаламов А.В. Россия в международном разделении труда: анализ и перспективы развития // Вестн. Удмурт. ун-та. 2005. № 3. С. 187–202.
10. Сокольский В.М. Международное разделение труда в химической промышленности:
теория и факты // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5 «География». 2010. № 5. С. 25–34.
Yu.V. Razvadovskaya1, А.V. Lozhnikova2, А.А. Geyzer3
1
Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia.E-mail: yuliyaraz@yandex.ru
2
National Research Tomsk State University, Tomsk, Russia. E-mail: tfg@mail.ru
3
St. Petersburg University of Management and Economics, Saint Petersburg, Russia.
E-mail: allgey@yandex.ru
COMPUTER MODELING OF POTENTIAL RESHORING PROJECTS: AN ACCOUNTING
OF THE SCHEMES OF RATIONAL ALLOCATION OF PRODUCTION CAPACITY IN THE
CONTEXT OF THE GLOBAL DIVISION OF LABOR.
Keywords: Reshoring; Re-industrialization; Computer modeling; Cluster; Industrial Park; Economic
Space; Point of innovation growth; Global division of labor.
Modern re-industrialization processes in developed and developing countries are characterized by
different rates of change and are designated by the industrial sector of the economy’s specificity and
degree of development. The process of re-industrialization in developed countries is carried out by
bringing back manufacturing that was sent overseas to developing countries. For Russia, the restoration of industrial production is a typical trend. Reshoring is the process of recovering industrial production and the configuration of architecture in the industrial sector of the economy. In the article, a
description is provided of a computer model, which allows potential reshoring projects in the Russian
Federation to be identified. The advantages of this model lie in the fact that following statistics data
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Компьютерное моделирование потенциальных проектов решоринга
157
and expert opinions, we can not only identify potential reshoring projects, but also predict the individual indicators of dynamics that processes of re-industrialization influence.
The developed platform of an information-analytical search complex and explanation of decisionmaking, including through the identification of potential reshoring projects, finds practical application
when creating situational analytical centers for government management, administrative and demonstrational centers for corporations, and learning centers for universities and academies. The informational and analytical complex is designed to support management-related decisions by authorities
through the implementation of systemic analysis methods, characterized by the ability to design potential projects, including projects of reshoring.
The problem of assessing the impact of the contribution of planning territorial industrial complexes on
the features of forming international economic relationships in the global division of labor has been
formulated in the article. According to existing evaluations, the level of technical and economic development, the economic potential of a country, and its natural resources are among the factors that influence the position of any country in the world division of labor (WDL). The greater the share of hightech sectors in a country’s industrial production, the more advantageous place it occupies in the international division of labor.
Based on the results of a computer simulation, it was concluded that by maintaining the traditional Russian
territorial distribution of zones of innovative development, a number of profitable niches of domestic industries and companies have faded. The chemical industry of the USSR, the level of which in 1980 allowed
domestic companies to not only manufacture and sell products, but also to actively trade scientific and technical developments can serve as an example. As a result of mapping, the identified duplication of traditional
territorial industrial complexes is clearly inadequate and requires reconsideration in new conditions, taking
into account all new trends in the global system of labor division.
References
1. Here, There and Anywhere. Special Report Outsourcing and Offshoring. The Economist, 2013,
January 19.
2. Adelmann B. American‫׳‬s Reshoring of Jobs is Accelerating. Available at: http://www. thenewamerican.com/economy/markets/item/16616-thanks-to-america-s-fracking-boom-and-skilled laborforce-the-re-shoring-of-jobs-is-accelerating (accessed 4 December 2013).
3. Boston Consulting. Majority of Large Manufacturers are Now Planning or Considering ‘Reshoring‫ ׳‬from China to the U.S. Available at: http://www.bcg.com/media/ pressreleasedetails.aspx?id=
tcm:12–144944 (accessed 4 December 2013).
4. Boston Consulting Group. Global Workforce Crisis Puts $10 Trillion at Risk in World Economy, Study Says. Available at: http://www.bcg.com/media/PressReleaseDetails.aspx?id=tcm:12164660 (accessed 4 December 2013).
5. Fink C., Mattoo A., Neagu I.C. Assessing the impact of communication costs on international
trade. Policy Research Working PaperWorld Bank, 2002.
6. Kinkel S. Trends in production relocation and back-shoring activities: changing patterns in the
course of the global economic crisis. Int. J. Oper. Prod. Manag., 2012, no. 32, pp. 696–720.
7. Regalado A. Made in America, Again. MIT Technology Review, January 11, 2013. Retrieved
December 31, 2013. Available at: http://www.technologyreview.com/news/509326/made-in-americaagain (accessed 4 December 2013).
8. Sirkin H.L. Fears of a U.S. Manufacturing-Skills Gap in the Near Term Are Overblown.
Available at: http://www.outlookseries.com/ A0987/Financial/3939_ Harold_L_Sirkin_ BCG_U.S._
Manufacturing-Skills_Gap.htm (accessed 30 December 2013).
9. Skobeleva O.А., Shalamov А.V. Rossiya v mezhdunarodnom razdelenii truda: analiz i perspektivy razvitiya. Vestnik Udmurtskogo universiteta, 2005, no. 3, pp. 187-202.
10. Sokol’skiy V.M. Mezhdunarodnoye razdeleniye truda v khimicheskoy promyshlennosti:
teoriya i fakty. Vestnik Moskovskogo universiteta – Geografiya, 2010, no. 5, pp. 25-34.
Поступила в редакцию DD.MM.2014
Received December DD, 2014
For referencing:
Razvadovskaya Yu.V., Lozhnikova А.V., Geyzer А.А. Komp’yuternoye modelirovaniye potentsial’nykh proyektov reshoringa: uchet skhem ratsional’nogo razmeshcheniya proizvodstvennykh
moshchnostey v kontekste mirovogo razdeleniya truda Computer modeling of potential reshoring
projects: an accounting of the schemes of rational allocation of production capacity in the context of
the global division of labor. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika – Tomsk
State University Journal of Economics, 2014, no. 4 (28), pp. 150–157.
Документ
Категория
Экономика
Просмотров
478
Размер файла
2 025 Кб
Теги
университета, государственного, 254, экономика, вестник, 2014, томского
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа