close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

334.Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология №1 2010

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ВЕСТНИК
ТОМСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА
ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ.
ПОЛИТОЛОГИЯ
Научный журнал
2010
№ 1 (9)
Свидетельство о регистрации
ПИ № ФС77-30316 от 19 ноября 2007 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ ЖУРНАЛА
«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА.
ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПОЛИТОЛОГИЯ»
В.А. Суровцев, главный редактор серии «Философия. Социология. Политология», доктор философских наук, профессор, Томский государственный
университет; А.Ю. Рыкун, зам. главного редактора, редактор выпуска, доктор социологических наук, заведующий кафедрой социальной работы, Томский государственный университет; Харли С. Балцер, профессор Джорджтаунского университета, Вашингтон, США); А.А. Быков, кандидат исторических наук, доцент, Томский государственный университет; Н.Д. Вавилина,
доктор социол. наук, ректор Нового сибирского университета, Новосибирск;
В.С. Диев, доктор философских наук, профессор, Новосибирский государственный университет; Д.Л. Константиновский, доктор социологических наук,
заведующий сектором социологии образования Института социологии РАН,
Москва; В.С. Иванова, кандидат философских наук доцент, Томский политехнический университет; Н.В. Поправко, кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой социологии, Томский государственный университет; В.Н. Сыров, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой онтологии, теории познания и социальной философии, Томский государственный университет, А.И. Щербинин, доктор политологических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии, Томский государственный университет; К.М. Южанинов, кандидат философских наук, доцент,
Томский государственный университет; Е.Р. Ярская-Смирнова, доктор социологических наук, профессор, ГУ ВШЭ (Высшая школа экономики), Москва
© Томский государственный университет, 2010
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
Красиков В.И. Философия: потеря социологической девственности? ......................................... 5
Филькина А.В. Опыт отечественных исследователей новых религиозных движений:
проблема формирования исследовательской позиции .......................................................... 17
Шляпников С.Е. Концепция жизненного пути в геронтологических исследованиях ............... 29
СОЦИОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
Аблажей А.М. Качество высшего профессионального образования: опыт комплексного социологического анализа (на примере вузов Новосибирска) ..................................... 37
Воронина Т.Д. Подготовка специалистов по социальной работе в вузах современной
России: проблемы и новые возможности ................................................................................ 45
Воронина Т.Д., Рыкун А.Ю., Южанинов К.М. Соблюдение прав детей-сирот,
развитие форм их семейного жизнеустройства, форм и уровня социальной адаптации
воспитанников и выпускников интернатных учреждений (опыт регионального
мониторинга) ............................................................................................................................. 54
СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ОТРАСЛИ
И СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНА
Абрамова М.О., Мельникова О.О., Рыкун А.Ю., Южанинов К.М. Социальноэкономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
в период кризиса ....................................................................................................................... 85
Арсланов А.В. Формирование эффективной системы управления интеграционным
объединением ......................................................................................................................... 102
Емельянова Л.Л., Латнак Д.В. Влияние ТЭК на экономику и социальное развитие
Калининградской области РФ ............................................................................................... 109
Иглакова О.В. Специфика совершенствования управления персоналом
в российских вертикально-интегрированных нефтегазовых корпорациях ........................ 123
Малый В.И., Гусев В.В. Влияние предприятий энергетики на социально-экономическое
развитие и конкурентоспособность региона (на примере Саратовской области) ............. 137
Самойлова А.С. Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
в городском управлении ........................................................................................................ 154
ЭТНОСОЦИОЛОГИЯ
Умирова А.Р. Социально-политические аспекты укрепления межнациональных
отношений в целях активизации инвестиционного взаимодействия ................................. 171
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ ......................................................................................................... 176
АННОТАЦИИ СТАТЕЙ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ ........................................................ 177
ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЕЙ В ЖУРНАЛ «ВЕСТНИК ТОМСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА. ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ,
ПОЛИТОЛОГИЯ» ........................................................................................................................ 180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
CONTENTS
SOCIOLOGICAL THEORY
Krasikov V.I. Philosophy: the loss of sociological virginity? .............................................................. 5
Filkina A.V. New religious movements in contemporary Russia: a problem
of formation of a research position ............................................................................................. 17
Shljapnikov S.E. The concept of the course of life in gerontology researches .................................. 29
SOCIOLOGY OF SOCIAL ISSUES
Ablazhej A.M. Quality of the higher vocational training: experience of the complex
sociological analysis (by the example of high schools of Novosibirsk) ...................................... 37
Voronina T.D Preparation of experts in social work in high schools of modern Russia:
problems and new possibilities ................................................................................................... 45
Voronina T.D., Rykun A.J., Yuzhaninov K.M. Observance of the rights of orphans,
development of foster family care and the level of social adaptation of foster-care establishment
graduates (the case of Tomsk region) ......................................................................................... 54
EXTRACTING INDUSTRIES AND REGIONAL DEVELOPMENT
IN CONTEMPORARY RUSSIA
Abramova M.O., Melnikova O.O., Rykun A.Y., Yuzhaninov K.M. Tomsk region through
contemporary crisis: social, economic and political issues ......................................................... 85
Arslanov A.V. Building of the efficient corporation management system ....................................... 102
Emeljanova L.L., Latnak D.V. Influence of thermal power station on economy and social
development of the Kaliningrad region by the Russian Federation .......................................... 109
Iglakova O.V. Personnel management in Russian vertically-integrated oil and gas corporations:
problems and perspectives ........................................................................................................ 123
Maly V.I., Gusev V.V. The influence of fuel-energy enterprises on socio-economic development
and competition of region by example Saratov oblast ............................................................. 137
Samoylova A.S. Institutional conditions of city-management on municipal level ........................... 154
ETHNOSOCIOLOGY
Umirova A.R. Sociopolitical aspects of strengthening of international relations
with a view of activization of investment interaction ............................................................... 171
INFORMATION ABOUT AUTHORS ......................................................................................... 176
ABSTRACTS .................................................................................................................................. 177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
УДК 316.33:001
В.И. Красиков
ФИЛОСОФИЯ: ПОТЕРЯ
СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕВСТВЕННОСТИ?
Рассматривается применение социологического подхода к исследованию природы
философского знания и истории философии. Производится сравнение имеющихся
историко-философские подходы сравниваются с основными положениями глобальной теории интеллектуального изменения Р. Коллинза. Отмечаются как ее новые концептуальные идеи, так и спорные моменты. Определяется спецификация возможного
применения социологического подхода к истории отечественной философии.
Ключевые слова: история философии, социологическая теория, Рэндалл Коллинз.
Человеком, претендующим на лавры «первопроходца» в отношении «социологической девственности» столь почтенной по возрасту дамы – философии, является американский социолог, историк науки, методолог Рэндалл
Коллинз (Пенсильванский университет). В фундаментальном труде «Социология философий», появившемся в 1998 г., на русском языке вышедшим в
2002 г. (Новосибирск), представлено новое, социологическое понимание
природы философии и ее истории, даны методики, обеспечивающие параметры менее оценочного, более нейтрального изучения прежних форм бытования философии. И это не просто «социология философий», на деле это
радикальное изменение представлений о самой сути деятельности философов (как и вообще интеллектуалов), о механизмах, порождающих их идеи,
репутации, земную и посмертную судьбы. Парадоксально и знаменательно,
что это сделал не философ, а социолог и историк науки – так, вероятно,
сильна среди самих философов зачарованность собственными сакральными
мифами. Что это за мифы, каково их развенчивание, как на самом деле «делается «история философии» и как взглянуть после этого на собственную
историю – таковы темы данных рассуждений.
До недавнего времени «история философии» по умолчанию полагалась
внутренним делом самой философии, ибо судить о взглядах философов
должны, мол, профессионалы. На деле же на выходе всегда получалась та
или иная форма вкусовщины, так как любой уважающий себя философпрофессионал имеет четкие внутренние и конечно же «пристрастные» критерии понимания того, что же такое есть «настоящая», «подлинная» философия, а что – так, «мимикрия» под нее. Конфуз, однако, состоит в том, что
имеющиеся «истории философии» представляют, в конце концов, нерефлек-

Статья подготовлена при финансовой поддержке и в рамках выполнения научноисследовательского проекта № 2.1.3/4245, Аналитической ведомственной целевой программы
«Развитие научного потенциала высшей школы» 2009–2010 гг. Министерства образования и
науки РФ, Федерального агентства по образованию.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
В.И. Красиков
сивные образы рефлексивнейшей из форм человеческой мыслительной деятельности.
Обратимся к обзору имевшегося до Коллинза методологического инвентаря исследований истории философии. Согласно классификации Рорти [1.
С. 10–11] возможны пять жанров истории философии:
– рациональная реконструкция, представляющая взгляды отдельных философов прошлых лет в полемическом контексте наших дней, т.е. не что
иное, как переописывание и осовременивание их идей, выдаваемое, однако,
за их аутентичное понимание;
– историческая реконструкция, напротив, помещающая собственные утверждения философов прошлого (по сути, наши реконструкции этих утверждений) в контекст возможного речевого поведения рассматриваемых авторов (разумеется, само «возможное» также в нашей компетенции);
– жанр «истории духа», в отличие от двух предшествующих, имеющих
обыкновенно локальный формат исследования, создающий более объемные
полотна философии «в контексте культуры» и в длительных временных протяженностях, хотя также широко использует при том вышеприведенные методы;
– доксография, жанр вольных, субъективных «историй философий», в
которых авторы создают свои конструкции понимания «основных проблем»
философии, которые затем «вменяют» всем философам с древности до наших дней, заставляя их «решать» свои проблемы;
– интеллектуальная история определенной эпохи, описывающая канон
«интеллектуала» того или иного времени.
Нетрудно заметить, что первая и четвертая, равно как вторая, третья и
пятая интерпретации, близки. «Рациональная» интерпретация и «доксография» полагают, что мы-то сейчас, по прошествии веков, лучше знаем, как
оно все затем повернулось, соответственно, только нам дано право «объективно» судить о том, что на деле думали, но не всегда адекватно выражали
наши предшественники. Мысль о том, что мы тем самым вменяем им свои
идеи, отбрасывается ссылками на прямые либо косвенные аргументы «от
развития» (анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны), «от прогресса»
(прогресс есть крутой подъем ко мне).
«Исторические» описания претендуют на большую объективность, поскольку все же стремятся строже следовать значениям и смыслам, родственным состоянию языка и семантики того времени, равно как и пытаются применить – на базе имеющегося знания о тогдашних реалиях – некие процедуры эвристической эмпатии. Другое дело, что они разделяют методологический наив классических установок исторических исследований, полагавших
и полагающих, что им вполне по силам воспроизвести историю «как она была на самом деле» и все упирается лишь в изобретение верных методик реконструкции.
Всем им, однако, присуща одна общая не обсуждаемая убежденность:
история философии создается «тогда», когда и происходят сами те или
иные интеллектуальные события, имеющие всегда характер неповторимого
индивидуального озарения и креатива. Потому нам следует либо наиболее
полно воспроизвести тогдашние условия – в широкой гамме от социокуль-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философия: потеря социологической девственности?
7
турных, ментальных до психолого-автобиографических – дабы понять генезис и логику идей, либо те же самые условия критически рассмотреть с позиций наших дней – для усекновения маловажного и второстепенного.
Подобная необсуждаемая убежденность проистекает из столь же необсуждаемой древнейшей установки философствования как такового, разделяемой даже самыми отпетыми материалистами, позитивистами и постмодернистами, пусть они даже в том и редко себе признаются. Эта сакральная
установка была торжественно учреждена на заре философских времен – как
на Востоке, так и на Западе. Из нее же позже дала побег позднейшая сциентистская позиция о сакральности научного проникновения в действительность.
Суть этой установки, или сакрального мифа: философия, единственно
возможная вершина человеческого духа, и есть усмотрение сущего как оно
есть, всматривание в исподнее мироздания, а философ – гений-одиночка,
избранник богов, который всегда один и именно он, всегда последний (не
сотни до него, которые лишь проторили путь для Единственного), наконецто испытывает озарение подлинностью. Этот миф только и дает ни с чем не
сравнимое ощущение избранности, фундирующее высочайший смысловой
стандарт существования, столь высоко ценимый поколениями философов.
В принципе столь же интенсивные чувства избранности были повсеместно присущи разным профессиям и разным социальным слоям. Однако та
же философия изрядно потрудилась над историческими развенчиваниями
всех этих самообольщений, пока жало рефлексии не обратилось на нее самое. Однако следует отметить любопытную деталь – прежняя критическая
тенденция в мировой философии всегда «вскрывала корни» слабостей, условностей, неявных договоренностей, интерпретируя их как «человеческие,
слишком человеческие», т.е. присущие природе людей, но все же не тех из
них, которые встали в своем прозрении над людьми. Потому и философы
вскрывали более недостатки все же «вульгарной человеческой природы» и
менее самой философии, по крайней мере, той, каковой она «должна быть»:
начиная с софистов, скептиков, от них к Канту (априорнотрансцендентальные корни нашего познания и чистых идей), Ницше (психологические корни самого философствования, но предшествующего), Деррида (культурно-ментальные корни европейского сознания).
Но вот Р. Коллинз заговорил о «социологических корнях» самой философии как таковой, делая ее частной формой сознания, такой, как и многие
другие. И вот это-то и претит более всего. Вы либо упраздните ее совсем:
как предшественницу науки, как историю человеческих заблуждений, как
спекулятивную метафизику, родственную религии, или интеллектуальноизысканную «игру в бисер», но не сводите ее к профанной гуманитарной
дисциплине. Вероятно, отсюда и столь странная реакция, когда, по сути, эпохальный труд не могут и не хотят «переварить» – более сладостно оставаться
в социологической невинности. К глубокому сожалению, по прошествии
более десятка лет можно сказать, что реализуется первый из семи сценариев
судьбы книги и концепции Коллинза, отчасти всерьез, отчасти в шутку смоделированных переводчиком и автором блестящего предисловия профессо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
В.И. Красиков
ром Н. Розовым: «…игнорирование книги, если не везде, то по крайней мере
во многих национальных традициях» [2. С. 14–17]
Итак, что же нового привнесла концепция Коллинза? У него много созвучий с предшественниками, на которых он опирается и из которых он исходит, может, потому это привычное застилает нам глаза и не дает видеть
крупногабаритных деталей и новой концептуальности в интерпретации истории мировой философии. Это как новый пазл: многие сборные части знакомы и не вызывают ага-изумления, но за ними не видится новый глобальный рисунок, новое универсализующее проникновение. Коллинз продолжает
традиции постпозитивистского исследования истории наук в духе Т. Куна и
его радикальных последователей («сильная программа»), у которых история
профессиональной мысли есть история научных сообществ в ее психологической и социальной динамике, развивая идеи «социологии коммуникаций»
(invisible сollege Д. Прайса). И у него главным субъектом философского развития являются цепочки личных контактов в обособленных сообществах людей, которые организуются посредством специальных интеллектуальных ритуалов, обмена «культурными капиталами» и «эмоциональной энергией»,
которые существуют длительное время посредством межпоколенной трансляции своих основных понятий и тем.
Однако главное, что разрушает уже упоминавшуюся общую, не обсуждаемую убежденность, состоит, на мой взгляд, в двух положениях, которые,
возможно, раньше также звучали (идеи носятся в воздухе), но, может, в
«слабой форме». Здесь же они стали четкими методологическими постулатами и стержнем исследования [2. С. 1021–1026]
Первая инновация касается понимания природы интеллектуальной деятельности вообще и философской в частности. Известно, что суть любой
интеллектуальной деятельности заключается в абстрагировании, универсализации и рефлексировании содержимого нашего мышления. Сначала эти
тенденции появляются и прогрессируют в коллективном сознании – по мере
углубления общественного труда (дюркгеймианское объяснение), затем эти
тенденции становятся сферой деятельности специалистов или сообществ
интеллектуалов, причем самых разных: от священников, художников до философов и ученых. Этим группам вменяется выработка форм, символов,
эмблем нового общественного единства в условиях прогрессирующего разъединения по профессиональным и социальным признакам. Абстракция и устанавливает единство среди разделенности. Так вот долговременная тенденция любого активного интеллектуального сообщества состоит в подъеме
уровня абстракции и рефлексии. Наиболее очевидно это в философии, концептуальной рефлексии или же рефлексии в понятийной форме. Вполне понятно, что разные интеллектуальные сообщества будут иметь разные модусы
внимания (к содержанию того, что и о чем мы мыслим) и разные скорости
подъема абстракции и рефлексии.
Любопытно, что сама рефлексия понимается Коллинзом не как индивидуализированное исследование глубин собственного сознания (пусть и «типизованное» по канонам эпохи), а именно как групповой феномен интеллектуальной сети. Рефлексия – это развивающееся самоизучение отношений
между позициями в пределах порождаемого сетью и усложняющегося ра-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философия: потеря социологической девственности?
9
зума. Собственно, в том, вероятно, и состоит денотат кантовской «трансцендентальной» сферы, вмененной Кантом всему человечеству, – это самосознание интеллектуальных сетей, равно как и их «коллективное бессознательное» (особенности групповой психологии, этических и эстетических пристрастий), которые именно в силу упомянутого разделения труда профессионально заняты ментальным обеспечением нашего рода.
Интеллектуальные сообщества профессионально заняты мыслительной
деятельностью, имеющей разные уровни (и, соответственно, свои внутренние стандарты) абстрагирования, рефлексии, универсализации, имеют разные скорости исторического скольжения по этим уровням. Одни достигают
успехов на высших уровнях, другие процветают на средних и даже низших –
здесь нет ценностного преимущества. Интеллектуалы, имеющие дело с содержимым мышления на уровнях конкретности и вещественности, – маги,
шаманы, художники, инженеры и изобретатели экспериментального оборудования (родоначальники и главные действующие лица современной науки
«быстрых открытий»). Интеллектуалы, привычно чувствующие себя в пределах чувственно-наглядного верифицируемого опыта, – бизнесмены, священники «земных религий», классические ученые (т. е. решающие научные
головоломки), философы-материалисты. Интеллектуалы, имеющие модус
внимания к высшим уровням абстрагирования, универсальности и рефлексии, – создатели и теоретики трансцендентных религий, философы идеалистического склада, математики, мистики и ученые-теоретики (космология,
фундаментальная физика и пр.)
Общее для них то, что идеи здесь рождаются всегда на перекрестии
борьбы разноречивых внутренних позиций, некоторые из которых утверждаются как «истины» в итоге консенсуса, отражая некое достигаемое согласие внутри интеллектуального сообщества – относительно того, что благодаря «истинам» оптимизирует существование и самих сетей, и людей в
контексте естественного мира. Истины овеществляются, становясь частями
социальной реальности, наглядной очевидностью повседневного проживания людей.
Философия, вернее то, что ранее называли этим словом, возникала в разных местах из разного ментального материала: вопросов ритуальной праведности (Древний Китай), космологических мифов (Древняя Индия и Греция),
богословских диспутов (ранний ислам). Собственно философия как исследование мышлением своих собственных оснований появляется сравнительно
недавно – у Декарта и в немецкой классике. Все, что до этого, – пример интеллектуалов (не «философов» в чистом понимании), занимающихся широким кругом вопросов, которые сейчас приватизированы многочисленными
узкими дисциплинами. С одной стороны, у философии ее детьми (боковыми
ветвями, по терминологии Коллинза) растащено, казалось бы, все содержание, однако с другой – у нее есть то, чего нет ни у какой другой формы знания, то, что никому и никогда у нее не отнять.
Это самая большая история самой философской интеллектуальной сети.
Соответственно, философия обладает наибольшей мыслительной областью
для охвата и освоения (рефлексии). Потому она может заниматься и занимается (начиная с немецкой классики) по преимуществу исследованием самого
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
В.И. Красиков
процесса возрастающей рефлексии (гиперрефлексия). Это и есть «высокая,
чистая» философия, сосредоточенная на абстрагировании и рефлексии самих
по себе, – за что ее ругают, развенчивают, объявляют безнадежно устаревшей в век господства интеллектуальных сообществ, фиксирующих свое
внимание на нижних и средних уровнях асбтрагирования-рефлексии. Однако
это чересчур поспешные вердикты.
Во-первых, успехи высшей математики, также занятой исследованием
своих основ (чистой общности человеческих коммуникативных операций),
показывают фундаментальную необходимость в проникновении в архитектонику чистого мышления. И, заметьте, достоверность и очевидность математического знания, даже на высших уровнях абстракции, ни у кого не вызывает сомнений – хотя отсутствует эмпирическая наглядность, да и без немыслимо сложной спецподготовки нельзя верифицировать эту самую достоверность («у себя», в мышлении). Во-вторых, пресловутый «высокий уровень согласия», достигнутый в «науках быстрых открытий» (связанных с
бурным прогрессом прикладных технологий), привел, думаю, к временному
отождествлению естественно-научного познания как такового лишь с экспериментально-технической и эмпирически-наглядной деятельностью на нижнем и среднем уровнях абстрагирования. Как только мы делаем хотя бы шаг
вверх по шкале абстрагирования (уровень теории относительности, космологий), то тотчас же оказываемся в тенетах метафизики. Современные искания-топтания в фундаментальном астрофизическом знании – все эти «струны», «темные материи», «мултиверсы» и пр. ничем не отличимы от метафизических полаганий философских онтологий. И обладают таким же верификационно-фальсификационным статусом.
Коллинз наступает и на другую больную мозоль интеллектуалов – относительно вынашиваемых теми идей, которые, по его мнению, имеют в большей степени интеракционную, нежели индивидуальную природу. Философские постулаты, концепции, как, впрочем, и идеи в других интеллектуальных
сообществах, скорее констелляции социальных последовательностей, цепочек связей, знакомств, споров между главными участниками интеллектуальных сетей, символы группового единства – для удержания сквозь века смысла самого членства. «Мыслители не предшествуют общению, но сам коммуникативный процесс создает мыслителей в качестве своих узлов» [2. С. 46].
Идеи, таким образом, действительно «носятся в воздухе», хотя и имеет значение, насколько талантливой окажется та голова, в какую они попадают в
первую очередь, насколько ярко и четко они будут представлены публике.
Вторая инновация – в отношении собственно понимания того, как реально создается «история философии». Интеллектуальные репутации в истории философии или же выделяемые те или иные «историко-философские
последовательности» и их «логика», «тенденции», «характеристики», описания того, «что и как думали» предшественники, создаются их потомками,
отстоящими на два-три поколения (а то и больше). История, в данном случае
история философии, есть последующая возобновляющаяся интерпретация,
имманентный элемент текущей мировоззренческой, ментальной борьбы, где
репутации и идеи предшественников (перевранные «под себя») – суть эмблемы и орудия всегда «сегодняшнего» самоутверждения фракций философов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философия: потеря социологической девственности?
11
в существующем сейчас поле интеллектуального внимания. Разумеется, чтото происходит и «тогда», но, как правило, вовсе не то, что мы (т. е. текущее
поколение философов) с помпой описываем в виде «логики историкофилософского процесса». Кое-какие фигуры сразу попадают в центр интеллектуального внимания, но не факт, что они потом в нем останутся. Некоторые остаются, а некоторые, ранее бывшие рядовыми, а то и анонимными
участниками философского действа, напротив, врываются, но всегда с помощью потомков, в философские святцы. Коллинз приводит примеры истории репутаций Аристотеля, Юма, Кьеркегора и др. Такое происходит даже с
целыми периодами, особенно в неевропейской истории философии.
Рефлексивная природа философии требует признания того, что рефлексия возобновима с каждым поколением, но текущую рефлексию вовсе не
обязательно каждый раз интерпретировать в терминах «социологического
реализма», но скорее «конструктивизма». А именно – история философии
постоянно переописывается в терминах текущих реалий, меняется вместе с
развитием (углублением, утончением) самой философской рефлексии. Происходит это, правда, отнюдь не в каждом поколении, действительные прорывы бывают не так часто, мысль склонна быстро «рутинизоваться», превращаться в очередную классику, после которой наступает своя схоластика.
Крупные повороты в истории мысли порождают новые вехи в историкофилософском знании: гегелевская, позитивистская, экзистенциалистская,
постмодернистская «истории философии».
Означает ли это, что невозможна объективная история философии? В известном смысле – «да», но так же как и невозможна объективная «история».
Вместе с тем люди создавали и будут создавать как новые «истории», так и
новые «истории философии». Просто они всегда были и будут неотъемлемым элементом в вечной борьбе все новых поколений философов и вообще
людей – за что? – за самореализацию и самоутверждение. В этом смысле они
всегда будут возобновляемым проектом, а значит, привычным элементом
нашей социальной действительности, т. е. реалией, поэтому следует сказать:
объективная история философии всегда «возможна», как возможна и необходима «истина».
Далее несколько слов об основных принципах методологической машинерии Коллинза в отношении динамики истории философии.
Примат личных отношений, замешанных на амбициях и состязательности, над формальными, только и сообщающих внутреннюю страсть и жизненную силу («эмоциональную энергию») интеллектуальным сообществам.
Интеллектуальные сети – это цепочки личных контактов между интеллектуалами, связанными не столько профессиональными, сколько личными отношениями (дружба, соперничество, покровительство и пр.). Непосредственное социальное влияние на конструирование философских идей оказывает сетевая структура отношений между интеллектуалами – прямые и опосредованные контакты между выдающимися мыслителями, определяющие общезначимое пространство интеллектуального внимания, которое структурируется на несколько конкурирующих позиций.
Единство интеллектуального внимания в этих сообществах формируемо
посредством взаимной зависимости и внутренних оппозиций нескольких
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
В.И. Красиков
фракций. «Интеллектуальные сети» развиваются, прежде всего, философами, обладающими большими амбициями, большой эмоциональной энергией,
незаурядными синтетическими способностями и поддерживающими личные
контакты с другими выдающимися мыслителями. Структуру сети или же
рисунок отношений между основными фигурантами образуют связывающие
их отношения: учитель – ученик, дружба, соперничество, нейтральные профессиональные контакты. Очень важно выяснить, как и где велись споры, а
между ключевыми фигурами споры приобретают статус «центральных» для
пространства внимания того времени, – приватно, публично, письменно или
устно, систематически или изредка и т.п. Структура сетей может быть вертикальной – по поколениям: учителя – ученики, ученики учеников; горизонтальной – среди современников. Контакты могут быть прямыми и опосредованными, формальными и неформальными, дружественными и неприязненными. Описание качественного характера личного общения между основными фигурантами важно для определения каналов формальной и неформальной коммуникации, передачи культурного и эмоционального капитала.
Сетевая схема одновременно очерчивает пространство интеллектуального
внимания, тот круг тем, проблем, вопросов, которые формируются в общении наиболее значимых мыслителей того или иного периода.
Согласно «закону малых чисел» пространство интеллектуального внимания разделяемо на три-шесть основополагающих позиций. Почему тришесть – и ни больше, ни меньше? Это зависит от особенностей нашего внимания, перцептивного и интеллектуального, мы имеем обыкновение делить
любую исследуемую нашим вниманием область именно на столько рубрикаций. Подобный «закон» формирует динамику внутренней борьбы за долговременные интеллектуальные репутации в философских сообществах. Центральные споры делят пространство внимания на 2–3 основные позиции
(максимум 6). Внимания, соответственно известности, популярности, достигают мыслители, способные найти характерную позицию, представляющую
простую альтернативу существующим. Интеллектуальные группировки могут сближаться, образовывать различные альянсы, временные и постоянные,
объединяясь, «дружить против» более влиятельных группировок. И напротив, сильная группа с многочисленными сторонниками и положением в обществе раскалывается на фракции и ослабевает.
«Внутренняя» политика интеллектуальных сетей скоррелирована с
«внешней», которая представляет собой социальное позиционирование интеллектуалов. Социальное позиционирование – это то, на что и посредством
чего они живут. Позиционирование зависит от характера материальной поддержки интеллектуальной деятельности и ответных обязанностей спонсируемых. Определение внешней политики интеллектуальных сетей подразумевает выявление их социальных основ, организаций, которые поддерживают, спонсируют, находятся в состоянии каких-то взаимных обязательств.
Это организации, которые дают средства к существованию интеллектуалам и
несут материальные издержки культурного производства: церковь, система
образования, аристократическое покровительство, государственная поддержка через грантовую систему, коммерческие рынки издания книг и журналов, меценатство, политическое участие и пр.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философия: потеря социологической девственности?
13
В понимании внешней политики интеллектуальных сетей Коллинз применяет концепцию двухшаговой социальной причинности – изменения в экономических и политических условиях имеют свои культурные последствия
не потому, что прямо производят идеологии, отражающие крупные экономические и политические интересы, а потому, что данные изменения открывают возможности для появления новых ответвлений социальных сетей интеллектуалов либо уменьшают, прекращают материальную поддержку других сетевых ветвей. При изменении материальных условий интеллектуальной жизни сети также вынуждены реорганизовываться: перегруппировываются фракции, смещается фокус внимания в спорах, меняются идеи и доктрины как символы группового единства и создаются новые интеллектуальные репутации, трансформируются формы передачи культурного капитала.
К примеру, в России середины – второй половины XIX в. это развитие сети
региональных университетов, университетской профессуры, а также рынка
журналов и книг, позднее, с развитием капитализма, – меценатство крупных
предпринимателей, затем – политическое участие интеллектуалов.
Согласно Коллинзу, глобальная философская история демонстрирует три
возможных основных пути развития рефлексии и абстракции. Первый из
них – это «космологическая последовательность», возникающая из мифологических мировоззрений и характерная для всей древней философии. Второй – это «эпистемолого-метафизическая последовательность», включающая
в себя три типа: ассертативные, дескриптивные и критические эпистемологии. Данная последовательность выражает полный цикл развития зрелой
философии. И наконец, это «математическая последовательность», которая
сильно повлияла на европейскую рационалистическую философию XVII–
XX вв. и тесно переплелась с ней. Сюда еще можно добавить несколько «боковых» по отношению к собственно философским вопросам последовательностей: оккультную и естественно-научную.
При всей яркости, глубине и масштабности концепции, которая, мы можем твердо заявить, являет собой новую качественную веху в развитии мировой философии, она принадлежит перу гениального, но все же такого же
локального мыслителя, как и все мы, имеющего свои выдающиеся, но специфические исторические корни. Потому отметим спорные моменты «глобальной теории интеллектуального изменения», равно как и попробуем определить спецификации для применения коллинзовской методологии к пониманию истории русской философии.
Клин, как известно, вышибается клином. Дабы «социологизировать»
древнейшую и, заметим, первородную обитель индивидуализма, необходимо
существенно «поразить его в правах». И во многом основное содержание
книги отражает воинственный, объективизирующий, социологизаторский
настрой автора. Он прекрасно отдает себе отчет в имманентности не только
для философии, но и вообще для самого человеческого усмотрения действительности индивидуализирующего подхода, «поскольку мир, как нам видится, начинается с нас самих». И основной его тезис по необходимости радикален, иначе действительно не удается фундировать историю философии как
историю
социальных
сетей
в
интеллектуальных
сообществах:
«…человеческий разум как вереница мыслей в отдельном теле конституиро-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
В.И. Красиков
ван историей личного участия человека в цепочке социальных столкновений» [2. С. 47, 52].
Может быть, самый яркий «социологизм» Коллинза – утрированная,
прямая корреляция между уровнем личной творческой энергии и степенью
интенсивности, вовлеченности в интерактивные ритуалы (общение в той или
иной группе, создающее цели и символы единения). Возникающая в группе
энергия «заряжает индивидов подобно электрическим батареям, давая им
соответствующий уровень энтузиазма по отношению к ритуально созданным
символическим целям, когда эти индивиды находятся вне группы», «через
какое-то время ЭЭ (эмоциональная энергия) угасает; для ее возобновления
индивиды вновь возвращаются к ритуальному участию, чтобы «подзарядить» себя» [2. С. 70]. Здесь, как и везде у Коллинза, отмечено, несомненно, верное – любая профессиональная социализация, религиозное обращение или вовлечение еще куда-либо всегда носят групповой характер, заключаются в усвоении, интериоризации основного ментального, ценностного, идеологического рисунка группы как «своего». Может, среднестатистическим индивидам действительно необходима постоянная подзарядка,
однако многим она далее уже не требуется, ибо они пускаются в самостоятельное плавание.
Есть такие неординарные творческие индивиды, которые выпадают из
«социального гнезда» Коллинза – это и «зачинатели» самих новых движений, и «изоляты», сознательно вставшие в оппозицию вообще академическим структурам. Это те, кто не прямо, а скорее лишь косвенно связаны с
последовательностями идей, генерируемых и циркулирующих в социальных
сетях. В этом состоит, вероятно, некая толика истины в позиции интеллектуального аристократизма, что есть, может, и редчайшие, но оттого не менее
значимые моменты, которые сами конституируют «новое», являются радикальными прорывами.
Это пресловутая проблема «начала». Дело в том, что конструкция «социальной субстанциальности», т.е. определяюще-несущей роли тех или иных
структур по отношению к отдельным индивидам, не может внятно решить
вопрос о «начале». Я не имею в виду самое первое из начала, когда конституировались сами сети, хотя и это отнюдь не праздный вопрос. Коллинз бы
ответил, что новое порождают противоречия между позициями в поле интеллектуального внимания, и это, бесспорно, также констатация очевидного – мы находим некие уже готовые условия, в которых действуем, даже если и решаем подвергнуть их отрицанию. Но сама энергия отрицания и утверждения нового черпается не только из сшибки межличностных взаимодействий, но и из внутреннего резервуара самоопределения. Может быть, и
сам он существенно социализирован и представляет собой в отдельном
мышлении интериоризованное сообщество имеющихся в данный момент
позиций.
Однако имеющиеся в качестве фактов (мемуары, метафизические дневники и пр.) примеры «второго рождения», коренных мировоззренческих
трансформаций индивидуального сознания, часто в пику репутациям в существующей сети (Ньютон, Шеллинг, Шелер, Витгенштейн и др.), равно
как и религиозно-метафизические, мистические и мессианские установле-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философия: потеря социологической девственности?
15
ния (Будда, Иисус, Моххамед и сонм других, менее крупных основателей),
недвусмысленно говорят о существовании и индивидуальной самородной
креативности, т.е. не объясняемой «субстанцией» сетей. Бесспорно, ее итоги
немедленно «субстанциализируются», создавая новую социальную реальность, самостоятельную интеллектуальную последовательность, обретающую свою жизнь и вовлекающую в себя неисчислимые массы индивидов.
Магнетическое влияние социума действительно необоримо, и для пробуждения от «зачарованности повседневностью» нужны не столько таланты,
коими располагает достаточное количество индивидов, но редчайшее совпадение «изменения сознания и изменения обстоятельств».
Таким образом, хотя и можно упрекнуть меня в том, что я попытался
хоть в каком-то виде, но сохранить любезный сердцу философов миф о неординарной личности, непременном субъекте интеллектуальных революций,
от очередной попытки аннигиляции, но, думаю, что феномен «второго рождения», известный еще на заре времен, тиражируемый в веках, ориентирует
на смягчение позиции «социологического субстанциализма» – через указание хотя бы на непредсказуемую случайность как исключение и дополнение
к общему правилу.
Далее. Философия понимается в сциентистском ключе и представляет
собой «абстрактные концепции, произведенные сетями специализированных
интеллектуалов, которые обращены внутрь к их собственной аргументации»
[2. С. 58]. «Яйцеголовые» пишут для таких же, как и они, и имеют мало отношения к повседневной жизни.
Так оно, может, и есть, но это характерно более для институализированной (университетской) философии последних двух столетий после опятьтаки немецкой классики, превратившейся в сугубо академическую дисциплину высокого уровня абстрактности (онтология, гносеология и прочие «логии») и имеющую хождение в основном внутри сообщества. Но стоит ли
забывать про извечную эмансипационную функцию философии, начиная с
Сократа и кончая Марксом, современными левыми интеллектуалами? Философия как «искусство жить» – одна из столбовых дорог развития мировой
философии, наряду с выделенными Коллинзом космологической, эпистемолого-метафизической и математической. И эта ветвь проповеднически ориентирована на широкую публику, направлена на удовлетворение «метафизического голода» человеческого сознания. Представители этого ряда находятся, как правило, вне сетей профессиональных философов, выступая критически по отношению к дипломированным специалистам. Это как упоминавшиеся «диссиденты» в рамках мощных национальных традиций (Шопенгауэр,
Ницше), так и отдельные последовательности «философствующих дилетантов», особенно в рамках отечественной философской традиции, так называемая «свободная» философия XIX в. – публицистов, общественных деятелей,
литературных критиков (славянофилы, западники, позитивисты, материалисты, почвенники и пр.). Вряд ли они «отменяют» основные закономерности,
выявленные Коллинзом, но вносят существенные разнообразные отклонения
от чисто академических линий последовательности. Игнорирование этого
вполне объяснимо сциентистским «англо-американским первородством»
Р. Коллинза.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
В.И. Красиков
Именно подобное «априори» ответственно и за общую схему интерпретации Коллинзом философии Нового времени как борьбы математизированной философии и антиматематической линии в философии начиная с Декарта, становящейся основной начиная с 1900-х гг., а Л. Витгенштейна – в качестве центральной фигуры интеллектуального пространства мировой философии в ХХ в. [2. С. 1100–1107].
Каковы некоторые спецификации применения методологии Коллинза в
исследованиях истории отечественной философии? У Коллинза мы видим
впечатляющую картину анализа долговременных последовательностей развития старейших «философских домов», каждый из которых насчитывает десятки поколений. Между тем если полагать точкой старта русской философии ее
институализацию в виде университетской философии, то она не насчитывает
еще и десятка поколений, имеет в себе зияющие разрывы в виде запретов в
середине XIX в., принудительной гомогенизации и изоляции в XX в.
Проблема частотности упоминаний тех или иных философов в последующих текстах как критерий определения их «значительности» – где, кем и
когда? Если Коллинз ориентировался на типовые американские учебники,
отсюда и его соответствующее историко-философское «априори», то у нас
дело осложняется идеологией. Как в случае с советскими учебниками с их
материалистами и героями-эмансипаторами (декабристы, Герцен, Чернышевский, Ленин и др.), так и в случае с новыми учебниками 1990–2000-х гг., поменявшими «святцы» на противоположные (религиозная философия), исходящие из также довольно пристрастных В. Зеньковского и Н. Лосского (замолчавших, по сути дела, «логосовскую» линию в философии начала XX в.).
Представляется также излишним для временного лага в 200 лет – возраста русской философии – присвоение квалификаций «перво-, второ-, третьестепенные философы», ибо каждое из направлений в отечественной мысли
еще слишком молодо. У Коллинза это имеет методологический смысл в
сравнивании тысячелетних линий, наш же анализ может быть скорее «микросоциологическим» во временном отношении.
Существенные затруднения возникают в философской идентификации
большого массива русских философов XIX в., в силу как их рода занятий, так
и круга обсуждаемых проблем, в определении степени их оригинальности.
Все же, несмотря на высказанные уточнения и спецификации, «социология философий» Р. Коллинза – новая точка отсчета в понимании природы
философских занятий и динамики их развития, игнорирование которой является непростительным для любого философа-профессионала.
Литература
1. Куренной В. Заметки о некоторых проблемах отечественной истории философии // Логос. 2004. №3–4 (43).
2. Коллинз Р. Социология философий. Глобальная теория интеллектуального изменения. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 316.013
А.В. Филькина
ОПЫТ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ
НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДВИЖЕНИЙ: ПРОБЛЕМА
ФОРМИРОВАНИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ПОЗИЦИИ
Предлагается анализ проблемы формирования исследовательской позиции в такой
сфере отечественных социологических исследований, как изучение посредством этнографического метода новых религиозных движений, под которыми в данной работе понимаются любые религиозные группы, возникшие после Второй мировой войны
и не признанные на данный момент традиционными в конкретном обществе.
Ключевые слова: этнографический метод, формирование позиции исследователя,
новые религиозные движения, роль инсайдера, роль аутсайдера.
Рефлексия по поводу особенностей формирования исследовательской
позиции является необходимым элементом в сборе и обработке информации
посредством этнографического метода. Однако методологическая дискуссия
по данному вопросу практически не представлена в российском социологическом дискурсе. Существуют отдельные области исследований, где так или
иначе поднимались методологические проблемы этнографии в социологии:
изучение быта постсоветской деревни (Т. Шанин [1], Е.Р. Ковалев [2]), изучение субкультуры инвалидов (П.В. Романов, Е.Р. Ярская-Смирнова [3]),
изучение субкультуры трудовых отношений (П.В. Романов, И.М. Козина [4])
и др. В то же время работы по методологии этнографии, в которых бы глубоко анализировались вопросы формирования исследовательской позиции и
этика исследователя, в российской социологии отсутствуют.
В данной статье проблема формирования исследовательской позиции
рассматривается на примере такой конкретной сферы отечественных социологических исследований, как изучение новых религиозных движений
(НРД). В первой части статьи дается классификация подходов отечественных исследователей НРД, предпринятая по результатам исследования, проведенного в 2006–2007 гг. [5]. Анализ строится вокруг таких ключевых аспектов проблемы формирования исследовательской позиции, как личностная
идентичность исследователя (пол, возраст, профессиональный статус и т.д.)
и исследовательская роль, определяемая через соотношение инсайдерских и
аутсайдерских компонентов. Именно эти аспекты образуют классическую
схему для анализа данной проблемы в работах таких методологов этнографического подхода, как Р. Берджесс [6], М. Хэмерсли и П. Эткинсон [7],
М. Агар [8]. За рамками данной статьи остается еще один важный аспект
формирования исследовательской позиции – этика исследователя.
Сразу можно отметить, что опыт отечественных исследователей НРД
кардинально отличается от опыта европейских исследователей в данной
сфере: имели место как совершенно специфические особенности исторического оформления дисциплины, так и иная периодизация становления исследований НРД.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
А.В. Филькина
Во-первых, история изучения НРД в России короче, чем на Западе (где
они начались в 1960-е гг.): первые неорелигиозные группы появились в России в 1980-х гг., но первые попытки их изучения начались только в 1990-х.
При этом вплоть до настоящего времени практически отсутствовали сколько-нибудь значимые исследовательские проекты или теоретические работы,
посвященные новорелигиозным движениям. Соответственно, большая часть
проблем методологического характера, вставшая перед западными исследователями, еще не была в достаточной мере осознана российскими исследователями.
Во-вторых, отдельные немногочисленные российские исследователи в
данной области в целом до настоящего времени изолированы друг от друга,
имеют разную дисциплинарную платформу (социологи, историки, религиоведы, юристы), используют различный методический инструментарий (тактику исследования) и понятийный аппарат и придерживаются достаточно
разных точек зрения на объект своих исследований, а также печатаются в
различных изданиях.
В-третьих, валидность получаемых данных в настоящей момент достигается скорее через легитимацию авторитета самого исследователя, определяющегося его академическим статусом, длительностью взаимодействий с
религиозной средой, уровнем компетентности в данной сфере. Принцип триангуляции реализуется, таким образом, в самом общем смысле – за счет существования коммуникации между как минимум пятью исследователями,
взаимодействующими друг с другом и обменивающимися получаемыми об
НРД сведениями. Уровень этих этнографий очень сложно оценить, поскольку далеко не вся информация, которой располагают эксперты в этой области,
представлена в форме обстоятельных текстовых описаний, в большинстве
своем знания об НРД функционируют в пространстве устного дискурса. Еще
одним аспектом триангуляции можно считать вышеупомянутую тенденцию
исследователей к «широте охвата» – все эксперты поддерживают контакты с
разноплановыми неорелигиозными группами, не ограничиваясь исследованиями какой-либо одной субкультуры.
Основные типы этнографических исследований НРД,
практикуемых в настоящее время в России
Говорить о какой-либо сложившейся методологии изучения НРД в рамках российской социологии достаточно затруднительно. Также условно
можно отнести имеющиеся проекты по изучению НРД к этнографическому
методу (хотя к этнографии те стратегии, которые используют исследователи,
упоминаемые ниже, гораздо ближе, нежели к иным методам). Представляется, что методологическая рефлексия по этому поводу скорее может заключаться в реконструкции ландшафта, состоящего из «субъектов исследования» – индивидов и групп, занимающихся исследованиями НРД, – каждый
из которых будет представлять определенную методологическую позицию.
Попытка такого исследования была осуществлена нами в 2006–2007 гг. в
рамках диссертационной работы. Главными задачами были: выяснение восприятия внешней социокультурной ситуации исследователями НРД, описа-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Опыт отечественных исследователей новых религиозных движений
19
ние полевых стратегий, которыми они пользуются в процессе изучения новорелигиозных субкультур, анализ используемых ими концептов, а также
специфики конструирования позиции включенного наблюдателя в этой сфере и, наконец, реконструкция бытующих представлений о том, в чем может
заключаться этика исследователя при взаимодействии с новыми религиозными движениями.
Несмотря на то, что в России научное сообщество исследователей религии имеет в настоящее время очень размытые рамки и характеризуется высокой степенью разнородности, можно говорить о существовании некоторого ядра экспертов, принадлежащих непосредственно к академической среде.
Главными критериями академической идентичности при выборе экспертов
стали их преподавательская деятельность в вузах и публикации по теме НРД
в рецензируемых научных изданиях.
Следует отметить, что круг российских ученых, занимающихся научными полевыми исследованиями новых религий, чрезвычайно узок, поэтому в
число экспертов для интервьюирования, которое легло в основу данной работы, были включены также личности, имеющие яркие интернет-проекты
или публикации, т. е. те, кого можно назвать лидерами мнения и кто принадлежит к академической среде, но не проводит реальных эмпирических исследований.
По результатам экспертных интервью и анализа литературы были выделены следующие три стиля сбора данных об НРД: «свободное общение» и
«эмпирическое исследование», а также промежуточный стиль, используемый исследовательской группой C. Филатова, который сам Филатов именует
«геродотовским методом». Как уже было отмечено, классическое включенное наблюдение с длительным погружением в среду НРД российскими социологами фактически не проводилось. Исключение составляют единичные
этнографические работы, например, Л. Григорьевой, собиравшей в течение
нескольких месяцев материал о Виссарионовской общине путем включенного наблюдения, а также неопубликованные исследования М. Штерина.
«Неформализованное общение»
Поскольку эксперты в области НРД не являются в большинстве своем
социологами (и зачастую роль академического ученого для них не доминирующая), информацию о новорелигиозных группах они собирают не путем
«классических» эмпирических исследований, но, скорее, через личный опыт
общения с представителями различных движений. Академическая идентичность предполагает наличие некоторого «культурного капитала» – широкого
кругозора, религиоведческой компетентности, мировоззренческой независимости, а главное – владение признанными исследовательскими методами и
научным дискурсом, что позволяет экспертам ориентироваться в теме и создавать качественные тексты, отличимые от публицистики. Тем не менее в
имеющихся статьях можно найти очень мало эмпирического материала, поэтому грань между ними и «продуктами труда», например средств массовой
информации, трудноуловима.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
А.В. Филькина
Большая часть имеющихся экспертов являются личностями, известными
за пределами академической среды, что заставляет представителей многих
НРД самих искать контакта с ними, таким образом, в их распоряжении оказываются обильные источники информации. Именно высокий статус и авторитет делают возможной позицию «независимого эксперта» – информанты
фактически приходят к ним сами. Один из экспертов описывает это следующим образом: «…они сами на меня вышли. И потом, у меня в 1994-м году
вышла книга – неоиндуизм и западная культура. Должен признаться, она
имела успех. Они… проявляют интерес. <…> Это все в форме свободных
бесед… Такие свободные интервью. На магнитофон я как-то говорил с несколькими лидерами, но уже в качестве газетчика. <…> Ну, конечно, живое
общение нужно. Но оно у меня было абсолютно без методов. Что-то на карандаш брал – какие-то соображения, рассказы, байки. Вот когда писал доклад для Палермо в прошлом году – они мне присылали какие-то материалы –
воспоминания, как их сажали рассказывали – их сажали в 80-е годы. И я все
эти истории, анекдоты – содержательные – я их как-то использовал, вставлял в текст, это был исторический очерк» [здесь и далее цитаты из интервью см. 5].
Соответственно, в данной конкретной ситуации (изучение НРД) применение тактики «свободного общения» несет за собой следующие ограничения. Во-первых, контакт с экспертами стремятся установить наиболее социально активные движения (кришнаиты, сайентологи и т.д.), тогда как некоторые субкультуры (например, неоязыческие) предпочитают оставаться в тени.
Во-вторых, может вставать вопрос о сбалансированности получаемой информации – поскольку контакт с экспертами поддерживают в основном лидеры
движений, а также те, кто ответствен за связи с общественностью, с рядовыми
последователями общения не происходит (и здесь уже уровень информации
будет зависеть от компетентности лидеров движений). В-третьих, за пределами внимания этих экспертов, как правило, оказываются региональные
объединения, поскольку взаимодействие ограничено главным образом столицей, ее окрестностями и наиболее яркими объединениями.
«Геродотовский подход»
Последний пробел отчасти восполняется работой группы Филатова – материалами, публикуемыми в справочнике «Современная религиозная жизнь
в России» [9]. (Проект ведется с 1997 г.) По мнению Филатова, в процессе
практического изучения НРД действительно сталкиваешься со специфическими характеристиками данных групп, которые заставляют выстраивать
определенную исследовательскую стратегию.
Первой особенностью сбора информации в данной среде является то, что
вопреки представлению о сложности поиска НРД получить к ним доступ в
поле достаточно просто, в отличие от маргинальных сегментов социума –
политической или экономической элиты или социальных низов. С одной
стороны, первичную информацию о движениях можно почерпнуть в Интернете, где большинство движений имеет собственные сайты с некоторой информацией и контактными телефонами и адресами. С другой стороны, рели-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Опыт отечественных исследователей новых религиозных движений
21
гиозная среда не состоит из полностью изолированных сегментов, но представляет собой скорее общее пространство, где представители одного движения взаимодействуют с другими движениями. В большей степени это касается
новой религиозности, но и представители традиционных церквей, и госслужащие, занимающиеся конфессиональными вопросами, также включены в это
коммуникативное пространство. Таким образом, войдя в эту среду, уже не
испытываешь трудностей с выходом на другие религиозные движения.
Кроме того, «геродотовский метод», который применяет группа Филатова, – это интервью с экспертами-практиками – самими лидерами движений,
активистами, чиновниками. Ограничиться интервьюированием, как считает
Филатов, позволяют социально-психологические особенности респондентов,
что является еще одним специфическим моментом изучения НРД: последователи НРД – это люди, ориентированные на проповедь, открытость. Вопервых, это означает, что с НРД достаточно просто выйти на контакт. Любопытно, что эксперт из группы Филатова смог вспомнить только два случая,
когда неорелигиозные объединения отказались идти на контакт, при десятилетнем опыте изучения этой среды: незарегистрированные баптисты и рязанская женская языческая община. Как он отмечает, сложнее бывает встретиться с представителями православной епархии – из-за бюрократизации
последних (или требуются какие-то бумаги, или не хотят общаться со светскими людьми). Во-вторых, не требуется длительного вхождения в группу
для того, чтобы узнать вещи, не лежащие на поверхности. Другими словами,
открытость представителей НРД не исчерпывается тем, что они с готовностью удовлетворяют интерес к особенностям своей доктрины и духовной
практики, но не скрывают и то, что может вредить их имиджу. Таким образом, правильное позиционирование себя исследователем (на чем мы остановимся немного ниже), является достаточным условием установления контакта с НРД и получения в процессе общения с их представителями достаточно
целостной информации.
Третьей особенностью изучения НРД в контексте «геродотовского метода» группы Филатова является очень гибкая структура проводимых интервью. Она выстраивается в соответствии со спецификой каждого отдельного
движения и информанта. Был разработан своего рода «гайд», включающий
набор основных вопросов и тем: история движения, оргструктура, особенности внутриструктурной жизни – внутри данного религиозного движения,
отношения с властями и другими конфессиями, численность, наличие своих
СМИ, образовательных заведений, общественных, благотворительных организаций и общественной деятельности. Но в ходе реализации проекта было
замечено, что стандартизация интервью ухудшает результаты; Филатов описывает это следующим образом: «Он (информант) в свободной проповеди, в
свободном разговоре, о чем-то ему неинтересно говорить, о чем-то он даже
не думал, а ты его долбишь – что ты думаешь о демократии, а он даже не
думал и не знает, и если ты хочешь это найти – то как-то косвенно. Поэтому
ты должен просто помнить разные темы, как ты все это должен задать, но
если хочешь добиться успеха, разговор должен быть свободным». Некоторым общим правилом для этих нестандартизованных интервью является то,
что они начинаются с вопросов о доктрине спасения: «Для чего вы сущест-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
А.В. Филькина
вуете? В чем спасение? Для чего вы собираетесь – к чему вас приведет принадлежность к этому религиозному объединению?»; следующим блоком являются вопросы об общей картине мира, вытекающей из этой доктрины, и
основных моральных и социальных установках. Под конец следуют демографические вопросы, касающиеся возраста, профессий, образования членов
движения. Такой порядок нужен, чтобы избежать настороженности респондентов.
Наконец, четвертой особенностью изучения НРД, исходя из опыта группы Филатова, является избирательный подход к выборке: количество проводимых интервью и число информантов различаются в зависимости от специфики конкретного НРД. Оно напрямую зависит от уровня идеологической
однородности движения, от дисциплины в движении. Есть религиозные объединения, например иеговисты, «Радастея», с которыми достаточно провести
два-три интервью, и далее информация будет повторяться. В то же время
имеются рыхлые в организационном плане, с неустоявшимся вероучением
(например, виссарионовцы) или со специфическим пониманием этого вероучения в каждом отдельном регионе или приходе, где требуется гораздо
большее количество интервью, что выясняется уже непосредственно в ходе
их проведения.
Классическое включенное наблюдение
Еще одну методологическую позицию представляют немногочисленные
исследователи, занимающиеся «классическими» полевыми этнографическими исследованиями в новорелигиозных группах. Они используют классический метод включенного наблюдения, практикуют длительные контакты с
религиозными общинами. Наиболее известное такое исследование, ставшее
предметом докторской диссертации, – это изучение Л.И. Григорьевой Виссарионовской общины под Красноярском, где материал собирался в течение
десяти лет: исследовательница выезжала туда два раза в год и жила там примерно по 2–3 недели. Кроме виссарионовцев, Л.И. Григорьева изучала многих другие группы НРД и религиозные конфессии, в том числе Веры Бахаи,
анастасиевцев, Белых Братьев и Сахаджа-йогов (с последними она соверщила паломничество по Индии). Григорьева, так же как и Филатов, считает, что
проблем с доступом в группы НРД не существует.
Непосредственное применение включенного наблюдения в среде религиозных групп имеет свою специфику. В частности, исследователи отмечают
два момента, связанных с ограничениями этнографического подхода.
Во-первых, это возможная продолжительность непосредственного плотного контакта с группой. С одной стороны, как они считают, последователям
НРД присущи специфические психологические характеристики. С другой
стороны, Л.И. Григорьева говорит о такой характеристике метода, как необходимость эмпатии – эмоционального сочувствия, сопереживания, когда
приходится настраиваться на людей, на фон. В проводимых включенных
наблюдениях в различных новорелигиозных группах исследователь НРД
сохраняет двойственную позицию, то, что Эткинсон и Хэммерсли называли
«marginal native»: когда она (он) общается с последователями движений, она
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Опыт отечественных исследователей новых религиозных движений
23
(он) действует как участник – тем не менее многие осведомлены и о ее (его)
исследовательской идентичности. Таким образом, проявляется такой нюанс
конструирования роли исследователя, как её многомерность: при взаимодействии с различными информантами одного и того же движения исследователь может принимать различные роли.
Фактически в открытых новорелигиозных группах совмещение различных ролей не является проблемой: можно быть и «верующим», и «социологом», «журналистом», поскольку вера воспринимается как внутренняя,
трансцендентная характеристика личности, а статус – как внешняя, второстепенная и проходящая (в более формализованных религиозных институтах, таких как РПЦ, вопрос о религиозной идентичности должен решаться
гораздо более однозначно и строго). Соотнесение ролей более проблематично для самого исследователя, поскольку, как правило, изначальная его позиция – это внутреннее «аутсайдерство», тем не менее при длительном общении и завязывании более близких и дружеских отношений сложно сохранить
дистанцию, отстраненность от изучаемой группы. Так, например, Л.И. Григорьева говорит о сложностях «балансирования» (между ролями) и «отстройки», т. е. необходимости какого-то времени после «погружения» для
психологического восстановления. Соответственно, это накладывает временные ограничения на продолжительность этапа полевых исследований.
Во-вторых, в этнографических исследованиях могут проявляться ограничения, связанные с внутренними моральными установками самого исследователя и их совпадением или несовпадением с установками изучаемой
группы. С одной стороны, когда объектом исследования являются зарегистрированные религиозные группы, а не криминализированные мафиозные
структуры, можно ожидать, что наблюдатель сможет соучаствовать в любого
рода деятельности этих НРД, не рискуя преступить юридические законы
(что, правда, само по себе не очевидно). С другой стороны, некоторые девиантные или просто маргинальные стороны жизни НРД могут оказаться вне
поля зрения исследователя, поскольку он не сможет, например, лично участвовать в более свободной внутренней сексуальной жизни общины или в
«тантрических» ритуалах (возможны, по-видимому, и другие примеры). Тем
не менее нельзя сделать однозначный вывод о том, что некоторые стороны
жизни общин остаются полностью скрытыми от глаз наблюдателя; при длительном контакте информация так или иначе всплывает, например через
«информаторов».
Итак, мы проанализировали особенности изучения российских НРД исходя из опыта современных исследователей. Мы увидели, что те стратегии
получения информации об НРД, которыми они пользуются, представляют
собой континуум стилей этнографического исследования: от серий свободных интервью до классического включенного наблюдения.
Формирование позиции исследователя
в российских проектах по изучению НРД
Специфика позиции отечественного исследователя связана в большей
степени с аспектами личностной идентичности тех, кто занимается изучени-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
А.В. Филькина
ем НРД. При этом определяющими оказались возраст экспертов и особенности их профессиональной карьеры. Опишем аспекты позиции отечественного исследователя НРД.
Аспекты личностной идентичности исследователя
Личностные характеристики. Эксперты, практикующие «свободное
общение», и Филатов, возглавляющий группу исследователей – это люди
старшего возраста (старше 50 лет), имеющие звания профессоров. В том, что
касается религиозной идентичности экспертов, выявить ее достаточно сложно, т.к. она остается за рамками профессиональной идентичности. Из проведенных интервью можно сделать вывод, что большинство экспертов считают
себя верующими христианами (различных направлений).
Профессиональная идентичность. Как уже упоминалось выше, эксперты НРД имеют самую разнообразную академическую платформу. Очевидно,
что это связано с тем, что исследования религии до 1990-х гг. были непопулярны; теоретическими вопросами религиоведения занимался преимущественно Институт научного атеизма Академии общественных наук (АОН) при
ЦК КПСС. Исследователи религии, таким образом, отчетливо делятся на
теоретиков религиоведения и на небольшую группу людей, предпринимающих попытки эмпирических исследований, которые зачастую представляют
собой интенсивное целенаправленное общение с представителями НРД и
анализ документов. Среди религиоведов доминируют специалисты по научному атеизму, кандидаты и доктора философских, социологических, юридических или исторических наук. Очевидно, что профессиональная специализация оказывает влияние на стиль изучения темы, используемые концепты и
исследовательский инструментарий.
Среди тех, кто занимается эмпирическими исследованиями НРД (о чем
уже говорилось выше), отдельные немногочисленные исследователи в целом
изолированы друг от друга и в результате поздней профессиональной специализации имеют разную дисциплинарную принадлежность (социологи,
историки, религиоведы, юристы), придерживаются достаточно разных точек
зрения на объект своих исследований, печатаются в различных изданиях
(научно-популярных, развлекательныо-информационных, религиозных). Вопервых, это приводит к тому, что исследователи используют различный методический инструментарий (основные тактики исследования были описаны
выше), в европейских же исследованиях НРД изучение новорелигиозных
групп проводится на базе социологических факультетов и с использованием
социологических методик. Большинство современных российских социологов, анализирующих НРД, занимались религиозной проблематикой еще в
СССР, на базе факультетов истории и научного атеизма, и, как правило, не
пользуются систематическим образом социологическим инструментарием.
Во-вторых, в российской социологии религии в настоящее время отсутствует
также общепринятый категориальный аппарат.
Соотнесение ролей инсайдеров и аутсайдеров
В ходе интервью с современными российскими социологами, занимающимися изучением НРД, сложилось впечатление, что они проводят четкую
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Опыт отечественных исследователей новых религиозных движений
25
границу между собой и участниками НРД, занимая по отношению к ним
роль аутсайдера, или «полного наблюдателя». Можно предположить, что та
специфическая ниша, которую занимала религия в советской идеологии,
способствовала формированию четкой границы между «верующим» и «ученым от науки», и это остается актуальным вплоть до настоящего момента,
несмотря на формирование религиозных идентичностей у некоторых бывших ученых-атеистов. Большинство современных социологов, анализирующих НРД, занимались религиозной проблематикой еще в СССР, на базе исторических факультетов и кафедр научного атеизма. Поэтому, когда в 1990-е гг.
стали появляться НРД, они естественным образом попали в фокус внимания
этих исследователей.
Почти все исследователи в той или иной степени считают себя в настоящее время верующими христианами (сложно оценить, в какой степени они
придерживаются ритуальной стороны; внутренняя вера вообще не поддается
фиксации); подавляющее большинство экспертов относят себя к православным. Несмотря на это, хотя проведенные интервью не позволяют делать выводы относительно глубинных мотиваций каждого исследователя, внешне
каждый из них действует «в поле» и в академическом сообществе, не афишируя своих религиозных взглядов, пользуется «светским» концептуальным
аппаратом и позиционирует себя как «человека науки», а не «человека религиозного» или «православного». Собственная религиозная идентичность не
подчеркивается ими (ни в интервью, ни в публикациях), но нельзя говорить,
что она полностью выносится за скобки. Таким образом, в том, что касается
исследовательской и научной деятельности, приоритетной для них является
позиция академического ученого. Самовосприятие себя в качестве эксперта
из научного сообщества отличает, например, чувство превосходства. Один
из экспертов рефлексирует по этому поводу следующим образом:
Когда занимаешься изучением новых религий, знаком с мировой культурой, с мировыми религиями – то, конечно, есть ощущение того, что люди в
бирюльки играют. Изначально некоторое высокомерие есть. Ну, все-таки я
там изучал и буддизм, и индуизм довольно серьезно, тексты в оригинале…
Не говоря о том, что христианство довольно неплохо знаю изнутри. Когда
сталкиваешься с новыми религиями, ощущение религиозной самодеятельности, безусловно, присутствует. Но я это высокомерие свое как исследователь всегда старался в себе подавлять.
Что касается легитимации собственного религиозного опыта, то в большей или меньшей степени он воспринимается как возможность для понимания других верующих и как источник интереса к теме религиозности в целом. Один из экспертов резюмирует:
Я бы сказал, что если человек вообще ни во что не верит и является таким вот атеистом, то довольно сложно заниматься религиозными движениями. Агностиком можно быть, потому что исследователь-агностик
должен по идее с интересом следить – а что же нашли другие религиозные
движения, чего не нашел он, и о чем он не знает – а они вот знают, и поэтому интересно узнать – а как, откуда они это знают, как это у них все
происходит.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
А.В. Филькина
Если внутренние отношения исследователей с той религией, к которой
они себя относят, еще сложно понять, другими словами, затруднительно
охарактеризовать позицию исследователей по отношению к религиозной
сфере как таковой, то с большей определенностью можно сказать, что по
отношению к НРД исследователи выступают аутсайдерами – идентичность
исследователя уже безоговорочно выходит здесь на первый план. К изучению новых религиозных групп эксперты пришли или благодаря тематической близости – с кафедр научного атеизма и истории и/или благодаря простому интересу к необычному социальному феномену. Выше уже говорилось о том, что можно выделить три тактики изучения НРД в настоящее
время: «свободное общение», «геродотовский метод» группы Филатова и
непосредственно включенное наблюдение. Можно заметить, что преобладающий стиль «свободного общения», дополняемый сбором документальной информации, а также экспертное интервьюирование Филатова наиболее
удобны именно для академического ученого, пользующегося авторитетом в
качестве «социолога» и «независимого эксперта». С одной стороны, о чем
уже говорилось, религиозные группы сами идут с ними на контакт, а с другой стороны, исследователю не приходится выстраивать свою позицию – она
уже сформирована и определяется академическим статусом.
Итак, в том, что касается религиозной идентичности, российские исследователи НРД предстают по отношению к изучаемым группам аутсайдерами; наиболее значимым для них является статус профессионального исследователя. Свои религиозные убеждения, которые в интервью упоминались в
качестве платформы для взаимопонимания с респондентами и стимула для
проведения исследований, эксперты не афишируют, поскольку внешняя социокультурная ситуация для этого неблагоприятна. Включенное наблюдение, очевидно, может дать гораздо больше информации о реальной жизнедеятельности определенных групп НРД, но требует больше усилий, влечет за
собой специфические трудности.
В целом исследователи, проводящие изучение НРД посредством классического включенного наблюдения, занимают по отношению к изучаемым
группам позицию, балансирующую между «полным участником» и «участником-как-наблюдателем». Они не считают, что роль «инсайдера» или «аутсайдера» является однозначной и определяющей во взаимодействии с неорелигиозными группами, но акцентирует внимание на преимуществах открытого поведения и соучастия, дающего возможность установить с людьми эмоциональный и психологический контакт, который позволяет, по их мнению, присоединиться к группе, почувствовать и понять ее внутреннюю атмосферу, а
также увидеть то, чего никогда не покажут, если останешься для группы
«чужим».
Что интересно, позиция исследователя, изучающего НРД посредством
включенного наблюдения, может оказаться многомерной: по отношению к
различным информантам исследователь может проявлять различные аспекты
исследовательской роли, кроме того, сама роль исследователя не статична.
Так, один из исследователей полагает, что бессмысленно продолжать выдавать себя за «неофита-последователя» и скрывать собственные убеждения по
мере развития отношений с информантами еще и потому, что в ново-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Опыт отечественных исследователей новых религиозных движений
27
религиозных группах действуют определенные коммуникативные фильтры,
регулирующие доступ и нахождение в этой среде:
Та гиперэмоциональность, которая характерна очень часто для прозелитов новых религиозных движений, она очень часто имеет элементом
достаточную чуткость этих людей, то есть они прекрасно чувствуют
друг друга, и вот эти вот фильтры эмоциональные, они зачастую являются
теми барьерами, которые внутрь таких групп, как правило, закрытых, не
пускают случайных людей. Поэтому если ты начинаешь там врать, фальшивить, притворяться, ты оттуда вылетишь сразу, как только зайдешь, и
надолго ты там точно не останешься.
Результатом практики таких отношений с «объектом исследования» становится установление с отдельными информантами близких и дружеских
отношений, не сводящихся к ролям «исследователь» – «информатор» и продолжающихся уже после формального окончания исследования. Один из
исследователей комментирует это таким образом:
Я там знакомлюсь с людьми, с некоторыми я остаюсь в теплых, близких, дружеских отношениях, которые продолжают приходить ко мне в
гости, там изредка встречаться, с любопытством я расспрашиваю, мне
рассказывают…
При этом, отмечает исследователь, неважно, принимают ли они его в качестве своего «одноверца»:
Они меня просто вот считают таким человеком, с которым они дружат. <…> Это же просто личные отношения. Если у меня с человеком теплые, дружеские, приятельские отношения, какой-то хороший психологический контакт – ему со мной хорошо, мне с ним хорошо, то мы просто вот
за чашкой чая можем, или там на прогулке, или еще где-то… обсудить с
увлечением все это дело – ему интересно, мне интересно…
По мере развития взаимоотношений с респондентами роль исследователя
естественным образом трансформируется. Таким образом, проведение этнографических исследований в среде новых религиозных движений сопровождается выработкой определенной исследовательской позиции, своей «ниши»,
которую сложно четко определить через дихотомию инсайдерства и аутсайдерства и которая в большей степени проявляется как балансирование между
различными позициями.
Подводя итоги, можно сделать вывод, что позиция российских социологов в отношении категорий инсайдерства/аутсайдерства имеет некоторые
общие черты:
– внешне каждый из них действует в поле и в академическом сообществе, не афишируя своих религиозных взглядов, пользуется «светским» концептуальным аппаратом и позиционирует себя как «человека науки», а не
«человека религиозного» или «православного»;
– собственная религиозная идентичность и религиозный опыт в большей
или меньшей степени воспринимаются как возможность для понимания других верующих и как источник интереса к теме религиозности в целом;
– по отношению к новым религиозным движениям исследователи позиционируют себя аутсайдерами – идентичность академического исследователя уже безоговорочно выходит здесь на первый план;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
А.В. Филькина
– исследователи, практикующие «свободное общение», а также группа
Филатова при взаимодействии с НРД пользуются ролью «социолога» и «независимого эксперта», которая уже сформирована и определяется академическим статусом.
Таким образом, для исследователей, изучающих НРД, но не проводящих
длительное включенное наблюдение, дихотомия инсайдер – аутсайдер остается актуальной для описания позиции исследователя, и сами они оценивают
свою роль в большей степени как «аутсайдерскую».
Непосредственно включенное наблюдение влечет за собой специфические трудности по конструированию исследовательской роли. Анализ опыта
эмпирических исследований социологов, проводящих классическое включенное наблюдение НРД, позволяет выявить следующие ключевые моменты
в вопросе соотнесения ин- и аутсайдерской роли:
– позиция внутреннего аутсайдера по отношению к НРД может служить
платформой для принятия в поле целого спектра исследовательских ролей:
от «полного участника» до «полного наблюдателя»;
– позиция ин/аутсайдерства является сложносоставной: исследователь
может достаточно легко находить доступ в поле к неорелигиозным движениям, если у них имеются общие статусные характеристики (возраст, образование и т.д.), даже если в том, что касается его религиозной идентичности, он
выступает в качестве аутсайдера;
– установление эмоционального контакта с респондентами является приоритетным в формировании исследовательской позиции, позволяя сохранять
доверительные и открытые отношения без принятия роли «религиозного инсайдера»;
На основании проведенного исследования можно предположить, что дихотомия ин/аутсайдера оценивается как менее адекватная исследователями,
имеющими, благодаря практике длительных включенных наблюдений, более
глубокие отношения с респондентами. Это соотносится с опытом европейских исследователей в данной сфере.
Литература
1. Шанин Т. Методология двойной рефлексивности в исследованиях овременной российской деревни // Ковалев Е.М., Штейнберг И.Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. М.: ЛОГОС, 1999.
2. Ковалев Е.М., Штейнберг И.Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. М., 1999. 384 с.
3. Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. «Делать знакомое неизвестным…»: Этнографический метод в социологии // Социологический журнал. 1998. №1/2.
4. Козина И. Особенности стратегии case-study при изучении производственных отношений на промышленных предприятиях России // Социология: методология, методы, математические модели. 1995. №5–6. С. 65–90.
5. Burgess R. In the field. London, 1991. 254 p.
6. Hammersley M., Atkinson P. Ethnography: principle in practice. London: Tavistok, 1983.
7. Agar M. Speaking of ethnography. New York, 1986. 79 p.
8. Современная религиозная жизнь России / Под ред. С.Б. Филатова, М. Бурдо. М., 2006.
Т. 4. 366 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 303.4.025
С.Е. Шляпников
КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
В ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
Представлены актуальные тенденции развития геронтологии в России, современные
проблемы геронтологии в контексте концепции жизненного пути. Выявлены нормативные для пожилых людей события, их эмоциональная оценка.
Ключевые слова: геронтология, концепция жизненного пути, темпоральные знаки,
нормативные события.
Распад советской государственной системы, экономические реформы
почти в одночасье превратили людей пожилого и старческого возраста в
нищих, маргинальных членов общества в России [7. C. 24]. В 1990-х гг. Российская Федерация столкнулась с экономическими и социальными проблемами своих старых граждан, которые были актуальными для экономически
развитых стран почти 40 лет тому назад. Общеизвестные демографические и
социальные изменения, произошедшие в большинстве стран мира в первой
половине XX столетия, явились непосредственными причинами стремительного развития геронтологии – науки о старении и старости. Особенную актуальность геронтологические исследования приобретают в связи со сложившейся в мировой экономике кризисной ситуацией, осложнившей и без того
кризисное положение пожилых людей [1. C. 56]. Одним из наиболее перспективных направлений развития данного научного направления в России
является системное осмысление старения как комплексного социальнопсихологического процесса. Системный характер явления обусловливает
междисциплинарный статус геронтологии как науки [5. C. 66].
Современная геронтология представляет собой продукт взаимодействия
самых различных дисциплин: психологии, неврологии, социологии. В рамках этого междисциплинарного взаимодействия чрезвычайно важным представляется направление исследований жизненного пути, связанных с измерением социального возраста и анализом возрастных норм и ожиданий жизненных событий, начало которому было положено работами Б. Ньюгартен
[1. С. 12]. Как предполагает Б. Ньюгартен, существуют определенные события, имеющие нормативный характер для конкретных возрастных групп. То
есть с каждым человеком определенного возраста они обязательно должны
произойти. В результате социальных изменений в нормативных расписаниях
жизни происходят значительные изменения, которые необходимо отслеживать для осуществления эффективной социальной политики в отношении
конкретных социально-демографических групп.
Данную концепцию развивает в своих работах и Ж. Нюттен. Согласно
теории Ж. Нюттена время воспринимается личностью как четкая последовательность событий, субъективно относимых личностью к прошлому, настоящему и будущему [6. C. 137]. В эту структуру события включены не сами по себе, а в форме сценариев, получаемых личностью в процессе социа-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
С.Е. Шляпников
лизации. Следовательно, на поведение человека могут оказывать влияние не
только события, реально имевшие место, но и те, которые с точки зрения
общества должны в жизни человека рано или поздно произойти, – нормативные события. Такие события, относимые личностью к определенному
отрезку времени – прошлому, настоящему или будущему, Нюттен называет
темпоральными (временными) знаками [6. C. 140].
Все эти сценарии, подспудно присутствующие в сознании человека, могут быть актуализированы в определенной ситуации. Например, в кризисной
ситуации может реализовываться сценарий отторжения любой официальной
информации. Тогда социальный субъект выражает явное недоверие к власти,
встает в оппозицию к ней. Те события, которые раньше были нормативными
для определенной группы, перестают быть таковыми, поскольку больше не
действует тот сценарий, которому они соответствуют [6. C. 147].
В этом контексте большой интерес представляет выявление событий, которые являются нормативными для возрастной группы пожилых людей, при
помощи событийного анализа. Большие возможности для событийного анализа предоставляет методика «каузометрия» Е.И. Головахи и А.А. Кроника
[4. C. 78]. Это вариант глубинного интервью, разработанный в рамках теории системной организации субъективного времени. Методика предназначена для изучения особенностей структуры временной перспективы респондента и выявления лиц с временной фрустрацией. В ходе исследования респонденту предлагается составить список из 15 событий прошлого, настоящего и будущего, которые он считает для себя наиболее значимыми. Также
респондент должен по специальным шкалам определить свое субъективное
отношение к событию и его удаленность от настоящего времени. Затем респонденту предлагается определить, есть ли взаимосвязь между названными
им событиями по принципу «цель – средство» и «причина – последствие»
(далее «межсобытийная связь»). В исследовании использовался вариант методики, валидизированный в 2001 г. на базе кафедры социальной психологии
факультета психологии МГУ.
В исследовании приняли участие две группы респондентов: 150 человек
от 50 до 65 лет – основная группа и 150 человек от 30 до 50 лет – контрольная, жители г. Томска, 30% мужчин, 70% женщин со средним, средним специальным и высшим образованием. Выборка лиц среднего возраста была
сформирована для подтверждения закономерностей, выявленных в выборке
пожилых людей.
В результате были получены данные о тех событиях, которые представляются нормативными для людей пожилых и среднего возраста. В связи с
тем, что индивидуальные структуры жизненного пути обладают значительной вариативностью, для графического представления данных однотипные
события были объединены в группы.
Для женщин среднего возраста, как мы можем видеть по графику
(рис. 1), наибольшее значение приобретает самореализация их детей, тогда
как значимость рождения ребенка снижается. Если говорить о фоновых параметрах, то первым примером демаркации оценок, исходя из полученных
данных, может служить такое событие, как рождение ребенка. В частности,
наиболее эмоционально значимым оно является в восприятии молодых (19–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Концепция жизненного пути в геронтологических исследованиях
31
30 лет) женщин. Само по себе это не требует объяснений, но здесь важно
отметить, что мужчины это событие само по себе особо значимым не считают: они акцентируют субъективную значимость успеха детей. И дело даже
не в том, что у молодых мужчин ниже репродуктивные установки, а в том,
что ребенок позиционируется мужчиной как одно из средств самореализации. Возможно, речь идет о действии особого механизма – субъективной
проекции собственных нереализованных планов на потенциальные успехи
ребенка 2. С. 181. Понятно, что отмеченное различие означает (и определяет) различия в структуре «внутреннего времени».
100
90
80
70
60
50
2
40
30 1
45
20
10
3
0
Мужчины
1 – Рождение ребенка
2 – Успех детей
3 – Изменение статуса
4 – Новый круг общения
5 – Получение образования
2
1
4
3 5
Женщины
Рис. 1. Эмоциональная оценка событий мужчинами и женщинами
в возрасте от 30 до 50 лет
Возможно, это связано с тем, что у многих женщин к этому возрасту уже
есть один ребенок, а рождение второго ребенка ими не планируется в силу
социально-экономического положения, проблем семьи, репродуктивных установок. Такое положение может значительно осложнить реализацию проектов, направленных на повышение рождаемости в рамках данной группы.
Значительно снижается по отношению к мужчинам и ценность образования
для данной возрастной группы женщин. Для мужчин, судя по графику, получение образования связано в первую очередь с изменением круга общения
и новыми возможностями. Большое значение успех ребенка имеет и для
мужчин. Можно предположить, что для мужчин среднего возраста успех их
детей является одним из показателей личной успешности. Вместе с тем изменение статуса не признается мужчинами данной возрастной группы в качестве значимого события.
Далее, для женщин принципиальное значение имеют события, связанные
с изменением статуса и круга общения, такие как новое место учебы, первая
работа, беременность, причем в некоторых самоотчетах события, фиксирующие изменение круга общения (например, переезд), и события, предполагающие изменение статуса, тесно связаны.
Получение образования для мужчин имеет более высокое значение, при
этом сравнимое с ценностью успеха детей. Однако здесь важнее учитывать
разницу в конструировании и конституировании образования респондента-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Е. Шляпников
32
ми, а именно: если мужчины, как показало исследование, расценивают образование более как средство, то женщины относятся к нему как к цели, достижение которой само по себе обеспечивает им общественное признание.
Кстати, женщины, у которых получение образования относится к наиболее
важным ценностям, отмечают, что их стремление к образованию нередко
вызывает отторжение у социального окружения, что говорит также о влиянии гендерных стереотипов на принятие решения о получении второго высшего образования.
Существенно отличаются от первой ответы второй возрастной категории
(рис. 2).
100
1 – Рождение ребенка
2 – Успех детей
3 – Изменение статуса
4 – Новый круг общения
5 – Получение образования
3
90
80
70
60
50
2
40
30
1
2
3
20
10
4
1
5
5
0
Мужчины
4
Женщины
Рис. 2. Эмоциональная оценка событий мужчинами и женщинами
в возрасте от 50 до 65 лет
Как и для других групп, успех детей здесь остается устойчивой «стержневой» ценностью именно для мужчин. Важным событием для них является
и получение образования (по их словам, образование может предоставить им
новые возможности в профессионально-трудовой сфере). Однако женщины
придают образованию несколько большее значение, чем мужчины, а главное, получение образования в значительно меньшей степени связано для
мужчин этого возрастного этапа с изменением статуса. Опрос показал, что
изменение статуса они ассоциируют с получением награды, повышением и
иными изменениями на работе. Для женщины же изменение статуса связано
с изменением ее круга общения, особенно при переходе на новую работу.
Однако успех детей более важным является для отца, что подтверждает ранее сделанное нами предположение о ценности для мужчин «продолжения
рода». Таким же важным событием мужчины признают и получение образования. Следует отметить, что получение образования не связано для мужчин пожилого возраста с изменением статуса. Они считают, что изменение
статуса связано с получением награды, повышением и иными изменениями
на работе. Для пожилых женщин изменение статуса связано с изменением
круга общения, например при переходе на новую работу, переезде. Также
мы можем видеть, что в пожилом возрасте гораздо большее изменение статуса отмечают женщины, а не мужчины. Респонденты предполагают, что
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Концепция жизненного пути в геронтологических исследованиях
33
пожилые мужчины могут продолжать реализовываться за счет продолжения
трудовой активности, а пожилой женщине найти работу значительно труднее. Можно предположить, что общение также является одной из основных
сфер самореализации для женщины, и сужение круга общения приводит к
самым различным психологическим проблемам в данной группе. Поэтому
такое большое значение в деятельности социальных служб придается организации общения пожилых людей.
Не менее интересно распределение значимых событий по сферам жизни
респондентов различного возраста. Большую часть происходящих с ними
событий молодые женщины связывают с семьей, работа имеет для них наименьшее значение. Женщины отмечают прямую связь между такими событиями, как замужество и рождение ребенка. Вообще, большинство событий
женщины связывают с семьей, что дает основание рассматривать семейную
самореализацию женщины как основу стабильности ее временной перспективы. Если какое-то событие происходит в семье, оно начинает влиять на все
остальные сферы жизни женщины. У мужчин большинство семейных событий связывается с трудовой деятельностью.
Таким образом, для женщин характерна резкая поэтапная смена стержневых ценностей: от рождения ребенка к успеху детей и, наконец, к изменению статуса. То есть субъективное время женщин характеризуется выраженными ценностными осцилляциями, тогда как темпоральность мужчин
более «монохромна» и такие перепады не характерны. Это означает устойчивость темпорального сегмента структур сознания современных россиян,
несмотря на кризисные явления, интенсивность конкурентной среды в сфере
образования и труда и даже на резкое повышение социальной активности
женщин. А это, в свою очередь, влияет на характер и мотивацию образовательных практик.
1 – Семья
2 – Общественная жизнь
3 – Трудовая
деятельность
60
3
50
40
30
1
2
20
2
3
1
10
0
Женщины
Мужчины
Рис. 3. Распределение значимых событий по сферам у мужчин и женщин
в возрасте от 18 до 30 лет
У женщин среднего возраста наблюдается высокая значимость самореализации в рамках семьи, тогда как значимость событий, относимых к общественной жизни и трудовой сфере, остается на низком уровне. В то же время
увеличивается значимость событий, относимых к общественной жизни и
трудовой сфере для мужчин среднего возраста. Таким образом, для молодых
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Е. Шляпников
34
женщин одной из доминирующих сфер самореализации является семья, а
для молодых мужчин – трудовая деятельность (рис. 3).
60
1 – Семья
2 – Общественная жизнь
3 – Трудовая деятельность
3
50
1
40
1
30
2
20
2
3
10
0
Женщины
Мужчины
Рис. 4. Распределение значимых событий по сферам у мужчин и женщин
в возрасте от 50 до 65 лет
У пожилых мужчин по сравнению с молодыми сохраняется тот же уровень активности во всех сферах. Как специфическую черту для пожилых
мужчин можно выделить также стремление сохранять высокий уровень трудовой активности. Поскольку, по данным нашего исследования, работа для
мужчин всех возрастных групп является одной из основных сфер самореализации, выход на пенсию мужчины воспринимают более тяжело, чем женщины, и начинают искать другие возможности для осуществления трудовой
деятельности. Вместе с тем можно наблюдать и увеличение значимости событий, связываемых респондентами со сферой семьи (рис. 4).
Также нами был выделен ряд событий, которые респонденты воспринимают как наиболее отрицательно повлиявшие на их жизнь (рис. 5). Полученный список стрессогенных событий близок к списку стрессовых событий,
составленному У. Холме и С. Рейхом. Отличие сформированного списка событий от того, что выделен У. Холме и С. Рейхом, в том, что в нем отсутствуют события, которые вызывают положительный стресс, т. е. положительные ощущения высокой степени интенсивности. Все события, которые выделены респондентами как наиболее травмирующие, имеют негативную окраску. События, которые, с точки зрения У. Холме и С. Рейха, должны вызвать положительный стресс у респондентов, в отчетах респондентов имеют
негативную оценку и низкий уровень эмоциональной значимости.
50
3
40
30
3
2
20
10 1
0
4
6 8
5 7 9 10
Женщины
9
7
12
45
10
6
8
Мужчины
1 – Переезд 2 – Развод 3 – Смерть близкого 4 – Кража 5 – День рождения 6 – Аборт 7 – Расставание с близким человеком 8 – Автоавария 9 – Война 10 – Социальный конфликт Рис. 5. События, оцениваемые респондентами как негативные
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Концепция жизненного пути в геронтологических исследованиях
35
Четкую возрастную градацию стрессогенности тех или иных событий
нам провести не удалось, поскольку все выделенные нами возрастные группы называли в качестве таких одни и те же события. Женщина, исходя из
комментариев респондентов, воспринимает эти стрессовые события опосредованно, через призму изменений, которые происходят с ее семьей в результате социальных катаклизмов. Поэтому мужчина, который ориентирован во
внешнюю среду, более остро воспринимает изменения в общественной жизни, оказывающие на структуру его субъективного времени непосредственное
влияние.
Следует отметить, что развод гораздо больше дестабилизирует жизнь
женщины, чем жизнь мужчины. Для женщины это крах, «разрушение жизни»,
как отмечают респонденты, а для мужчины эта сфера не является доминантной, поэтому мы можем наблюдать такой результат. Неожиданным является
появление в списке негативных событий дня рождения. Однако это событие
является проблемным для людей с ограниченым кругом общения и недостаточно реализованных в семейной сфере. Для них праздник является поводом
почувствовать особенно остро свое одиночество и нереализованность.
Результаты проведенного исследования позволяют сделать следующие
выводы:
1. Для пожилых людей первостепенное значение приобретает уже не их
самореализация, а успех детей, который они воспринимают как свою личную заслугу. Пожилой человек считает своих детей продолжателями своего
жизненного пути, «своего дела», и поэтому их успех – это и его успех.
2. Если для женщин ведущими сферами самореализации являются семья
и общение, то для мужчин это в первую очередь трудовая деятельность, и
невозможность работать они переживают гораздо тяжелее. Это связано с
тем, что у женщин основная масса событий жизненного пути связана с семьей, а у мужчин – с работой. Дестабилизация в этих сферах приводит к нарушению всей структуры жизненного пути.
3. Существуют «универсальные» события, которые приводят к дестабилизации структуры жизненного пути у большинства респондентов различного возраста. Это приводит нас к выводу о существовании универсальных
структур жизненного пути, включенных в структуру социального сознания.
Необходимость изучения отношения к времени, личному и чужому опыту сегодня во многом обусловлена и темпами развития современной цивилизации [2. С. 13]. Если в условиях первобытнообщинного строя власть старейшин основывалась на их опыте, то сегодня мы можем наблюдать полное
обесценивание опыта пожилых людей. Постоянное появление новой техники, изменение форм социальной жизни обесценивают и опыт молодых людей, не давая им устойчивой опоры, стимулируя к новаторству. Но если молодежь не применяет опыт как основу своей деятельности, то для пожилых
людей он имеет основное значение, и поэтому они ощущают полную дестабилизацию своей жизни.
В связи с этим, как отмечают В.Н. Ярская и О.Н. Ежов, большинство
приверженцев социальной геронтологии сегодня ориентируются на концепцию непрерывности жизненного пути [8. С. 60]. С точки зрения приверженцев данной концепции, индивидуальный опыт каждого этапа жизни подго-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
С.Е. Шляпников
тавливает личность к обретению и выполнению новых социальных ролей и
функций на следующем этапе. Переходя от ступени к ступени, человек стремится сохранить прежние предпочтения и привычки, усвоенные роли и
функции. Старость поэтому должна интерпретироваться как борьба за сохранение прежнего стиля жизни вопреки неизбежным ролевым изменениям
(смерть супруга, уход детей). Данная концепция предполагает, что продуктивное старение возможно лишь путем разносторонней адаптации к новым
условиям и сохранения прежнего положения сразу в нескольких сторонах
жизнедеятельности – семье, работе, общественной жизни.
Сегодня увеличение средней продолжительности жизни, рост численности пожилого населения стимулируют изучение и понимание природы старения. Мы можем видеть, что применение парадигмы жизненного пути в
геронтологических исследованиях открывает нам целый ряд психологических и социальных проблем пожилых людей, которые ускользают от взгляда
исследователей, пренебрегающих данной парадигмой. Изучение структуры
жизненного пути позволяет понять, на какие сферы жизни пожилых людей
должно быть в первую очередь направлено внимание исследователей и социальных технологов, как пожилые люди воспринимают изменения в социальной среде, оказывающие непосредственное влияние на их жизнь.
Литература
1. Герасимова Г.М. Пожилые люди современной России: проблемная ситуация. СПб.,
1995. 456 с.
2. Гидденс Э. Социология. М.: УРСС, 1999. 704 с.
3. Гуссерль Э. Феноменология внутреннего сознания времени. М.: Прогресс, 2007. 186 с.
4. Кроник А.А., Головаха Е.И. Психологическое время личности. Киев: Наукова думка,
1984. 236 с.
5. Кучеренко С.Н., Кучеренко Н.Б., Бобрус О.Н., Воронкова Ю.В. Уверенность как базовая
характеристика пожилых томичей // Материалы 2-й Всерос. конф. «Социальная работа, реклама и
связи с общественностью в новом коммуникативном пространстве». Томск, 2005. С. 60–69.
6. Нюттен Ж. Мотивация действия и перспектива будущего. М.: Смысл, 2004. 608 с.
7. Холостова Е.И. Пожилой человек в обществе. М.: Социально-технологический институт, 1999. 197 с.
8. Яковлев В.П. Социальное время. Ростов: Изд-во Рост. ун-та, 1980. 160 с.
9. Bronfenbrenner U. The context of development and the development of context // Development Psychology. London, 1997. P. 147–184.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
СОЦИОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ
УДК 316.37
А.М. Аблажей
КАЧЕСТВО ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ:
ОПЫТ КОМПЛЕКСНОГО СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
(НА ПРИМЕРЕ ВУЗОВ НОВОСИБИРСКА)
Обсуждаются критерии оценки качества высшего профессионального образования,
приводятся результаты применения социологических методик их выявления в ряде
вузов Новосибирска. Проводится сравнительный анализ «треугольника оценок»
(студенты, преподаватели, работодатели). Показано, что и для непосредственных
участников образовательного процесса, и для агентов рынка труда характерны
схожие представления о направлениях, объеме и средствах формирования суммы
профессиональных компетенций молодого специалиста.
Ключевые слова: высшее образование, качество, критерии, социологические методики.
Рабочая сила в России по международным меркам достаточно высоко
квалифицирована. В среднем российский гражданин в возрасте не моложе
25 лет посвящает образованию десять с половиной лет своей жизни – это
один из самых высоких показателей в мире, превышающий аналогичные показатели не только Бразилии, Индии или Китая, но даже Германии, Японии и
Великобритании. Россия также занимает одно из первых мест в мире по доле
населения с высшим образованием: более 50%. Наша страна к середине
2000-х гг. превзошла США по такому показателю, как число студентов на
10 000 населения: в РФ – 245 человек, в США – 234. В Америке около 65%
выпускников школ поступают в вузы, в России – более 76%. Фактически
Россия перешла к всеобщему высшему образованию, главной задачей которого является уже не профессионализация, а социализация молодежи, что
предполагает трансформацию представлений о социальной миссии, предназначении и оценке работы системы высшего образования. Фактически в российских вузах сформировались две подсистемы: одна – массового высшего
образования, другая – профессионального высшего образования.
Задача выработки критериев и последующая процедура (независимой!)
оценки качества высшего профессионального образования становится в настоящее время одной из наиболее актуальных в российском образовательном
пространстве. Вопросы качества образования привлекают повышенное внимание как специалистов в области управления образованием, так и преподавателей. В «Национальной доктрине образования Российской Федерации»
ставится задача повышения качества образования и предполагается, что государственная политика в области образования должна гарантировать необходимые условия для полноценного качественного образования, учитывать
интересы и способности личности, обеспечивать достижение конкурентоспособного уровня для всех ступеней образования. Подчеркивается, что инновации в образовании будут оправданны, если они не разрушат качество
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
А.М. Аблажей
образования. «Концепция модернизации российского образования» обозначает основные цели модернизации – доступность, эффективность и качество.
Отмечается, что повышение качества образования необходимо для подготовки «квалифицированного работника соответствующего уровня и профиля, компетентного, ответственного, свободно владеющего своей профессией
и ориентирующегося в смежных отраслях деятельности, способного к эффективной работе по специальности на уровне мировых стандартов, готового к постоянному профессиональному росту». Министерством образования и
науки РФ была создана специальная структура, ответственная за качество, и
выделены зоны риска: негосударственный сектор, филиалы вузов, экономический и юридический профили высшего образования, где риск утраты качества наиболее актуален.
В современных условиях недостаточно уповать лишь на государственные и вузовские системы контроля качества образования. Необходимы общественные институты с независимой оценкой положения дел каждого отдельного вуза и системы высшего образования в целом, способные диагностировать и публиковать понятные и обоснованные рейтинговые показатели
вузов для общественности, в том числе для учащихся, родителей, работодателей, управленческих структур.
Об актуальности проблемы повышения качества образования свидетельствует тот факт, что вопросы качества образования находят свое отражение в
документах Министерства образования и науки, постоянно обсуждаются на
научных конференциях и в СМИ. Но, как справедливо отмечают эксперты, о
качестве образования все говорят, но никто точно не знает, что это такое и
как его однозначно и четко определить и измерить.
В мировой общественной практике действуют разнообразные формы отслеживания качества в сфере образования. Ведущую роль выполняют аккредитационные и рейтинговые процедуры. Рейтинг университетов Великобритании, который публикует газета «Гардиан», формируется на основе
следующих показателей: отношение количества студентов к персоналу университета; объем проводимых научных исследований; количество докторов
наук; затраты на библиотеку; обеспеченность общежитием; доля окончивших по отношению к поступившим; количество принимаемых на первый
курс; занятость выпускников; доля зарубежных студентов; оценка преподавателей студентами. Оценка качества образования в немецких университетах формируется на базе следующих показателей: приближенность к практике; независимая оценка уровней обучения; степень развития коммуникаций; теоретический уровень; сотрудничество в исследованиях; оценка достижений вуза; деятельность студентов; уровень административного управления. Группы показателей «Делового рейтинга вузов», предложенных российской ассоциацией малого и среднего бизнеса «Деловая Россия», включают динамику положения и продвижения выпускников на рынке труда;
уровень оплаты труда молодых специалистов; уровень их востребованности
у работодателей; оценку результатов их подготовки; уровень заинтересованности и практическую деятельность вуза по обеспечению качества подготовки студентов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Качество высшего профессионального образования
39
Предметом нашего исследования являлась оценка качества высшего
профессионального образования по ряду отобранных отраслей. Помимо их
специфики, имелись и другие содержательные и методические особенности.
Прежде всего в расчет бралась совокупность оценок, полученных от разных
акторов на «рынке образовательных услуг». Оценки давали «объекты образовательного процесса» – студенты-старшекурсники; производители услуги – преподаватели выпускающих кафедр вузов; непосредственные потребители – руководители структурных подразделений и кадровых подразделений
предприятий и фирм, принимающих на работу выпускников соответствующих кафедр. Своеобразный «треугольник оценок» позволил сопоставить независимые позиции.
В ходе полевого исследования были опрошены студенты и преподаватели четырех вузов Новосибирска: Новосибирского государственного университета (НГУ), Новосибирского государственного технического университета
(НГТУ), Новосибирского государственного университета экономики и
управления (НГУЭУ), Сибирского государственного университета телекоммуникаций и информатики (СибГУТИ). В настоящем тексте приводятся
результаты сравнительного анализа качества образования на примере двух
специальностей: 1) информационные технологии и телекоммуникации (далее – IT); 2) машиностроение. Выбор именно этих специальностей для анализа был обусловлен их ролью в развитии высоких технологий в Новосибирске. Кроме того, специальность «информационные технологии и телекоммуникации» можно условно обозначить как «новую» приоритетную, а специальность «машиностроение» – как «традиционную» приоритетную для экономики Новосибирска.
I. Студенты. По специальности «IT» опрашивались студенты трех вузов:
НГУ, НГТУ и СибГУТИ, по специальности «машиностроение» – студенты
НГТУ. Сравнительный анализ ответов респондентов из числа студентов
старших курсов на вопросы Анкеты старшекурсника вуза дал следующие
результаты:
1. На вопрос о том, как следовало бы изменить содержание преподаваемых курсов, большинство (более 60%) студентов, обучающихся по специальности «IT», ответили, что общеобразовательный блок подготовки следовало бы оставить без изменений; около 20% настаивают на том, что этот
блок следовало бы уменьшить. Напротив, более половины студентовмашиностроителей (53%) пришли к выводу, что общеобразовательные курсы
следовало бы уменьшить, и лишь около 12% уверены в необходимости их
увеличения.
2. Уверенность в необходимости существенной трансформации учебного
плана, в первую очередь для студентов-машиностроителей, подтверждает
анализ их ответов на вопрос об изменении удельного веса специальных курсов: более 82% уверены, что он должен быть увеличен; очевидно, что такой

Исследование проводилось совместно с Независимым рейтинговым агентством «РейтОР» и департаментом науки, инноваций, информатизации и связи администрации Новосибирской области. Методика исследования разработана автором статьи совместно с Ю.М. Плюсниным и агентством «РейтОР».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
А.М. Аблажей
шаг возможен лишь при условии одновременного уменьшения объема общеобразовательной подготовки. Желание такого рода характерно и для студентов по специальности «информационные технологии», но в меньшей степени
(лишь около 60% также уверены в необходимости увеличения удельного
веса дисциплин профессиональной специализации в учебных планах). Подобные результаты позволяют утверждать, что узкоспециализированная подготовка оценивается большинством старшекурсников выше по сравнению с
общеобразовательными курсами.
3. Студентов просили ответить на вопрос о том, насколько те или иные
компоненты учебного процесса соответствуют современным требованиям.
Полученные результаты свидетельствуют: наиболее высоко студенты обеих
специальностей оценивают профессиональный уровень профессорскопреподавательского состава: 4 балла из 5 для специальности «IT» и 4,6 балла
для специальности «машиностроение». Что касается остальных оценок, то
баллы, поставленные студентами-машиностроителями, существенно выше
тех, которые выставили студенты-информатики:
– содержание лекций: 4 и 3,4 соответственно;
– содержание семинаров, практических занятий: 3,76 и 3,3;
– наличие литературы по специальности: 3,35 и 3;
– материально-техническая база: 3,47 и 2,9.
Средний балл для специальности «IT» составил 3,3, тогда как для специальности «машиностроение» – 3,76. Вероятнее всего, выявленная, пусть и
небольшая, разница свидетельствует о наличии определенной инерции как в
построении учебного плана и организации учебного процесса, так и в формировании требований обучающихся по отношению к образовательной сфере в случае с традиционными отраслями профессиональной подготовки. Что
же касается новых направлений подготовки, то здесь уровень запросов студентов к компонентам и организации учебного процесса немного выше; необходимо учитывать и тот факт, что сохраняется известная неопределенность в становлении стандартов образования в такой профессиональной сфере, как информационные технологии. Запросы студентов в данной отрасли
меняются более оперативно, дабы не отстать от постоянно меняющихся требований потенциальных работодателей.
В рамках проведенного исследования была сделана попытка выявить
мнение студентов о качестве образования, которое предоставляется в том
или ином вузе. При этом вопрос был сформулирован достаточно жестко:
респонденты должны были выбрать только один из предложенных вариантов ответа (всего таких вариантов было 8), определяя, по сути, универсальный критерий качества получаемой ими подготовки. В данном случае различие в оценке получаемого образования студентами разных направлений также остается существенным. В отличие от проводимых экспертных обследований (см., например, исследование 2005 г. под руководством В.Я. Нечаева),
где одним из важнейших критериев для оценки качества образования и места
учреждения высшего профессионального образования на рынке образовательных услуг является карьера его выпускников, в нашем случае данный
критерий не вошел в число главных: с тем, что именно данный критерий
полнее всего характеризует качество образования в вузе, согласны лишь
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Качество высшего профессионального образования
41
10,6% старшекурсников специальности «IT» и 11,7% – направления «машиностроение». Для будущих программистов главным критерием качества является востребованность выпускников у работодателей (42,4%), тогда как
для машиностроителей в этом качестве выступает благоприятное мнение,
сложившееся о вузе в городе (около 53%). Можно предположить, что первые
гораздо сильнее ориентированы на свою профессиональную востребованность и дальнейшую карьеру именно по полученной специальности, чем
вторые, для которых получаемое образование менее значимо, чем приумноженный за счет диплома о высшем образовании социальный капитал. Примечателен также и тот факт, что ни один (!) из студентов-машиностроителей
не отметил в качестве универсального критерия наличие конкурса при поступлении в вуз, тогда как среди студентов-информатиков с этим согласились более 13% респондентов. Более 13% студентов специальности «IT» выделили в качестве критерия удельный вес профессоров и преподавателей с
учеными степенями, тогда как среди студентов-машиностроителей только
около 6%. Наконец, малозначащим для студентов обоих направлений оказался такой критерий, как «разумное сочетание теории и практики в учебном
процессе».
Что касается будущего трудоустройства, то выпускники всех направлений главными факторами его успешности считают активность самого выпускника и уровень его квалификации. На современном рынке труда важны
прежде всего личные качества претендента на рабочее место; немаловажную
роль приобретает также умение ориентироваться на этом рынке.
II. Преподаватели. При изучении мнения преподавателей о качестве образования в высших учебных заведениях внимание было сосредоточено
прежде всего на проблемах узкопрофессиональной специализации студентов, непосредственно касающихся их будущего трудоустройства, т. е. проблема качества образования рассматривалась в контексте эффективности
профессионального образования. В качестве методологического приема, как
и в случае с анализом ответов старшекурсников, использовался метод сравнительного анализа двух массивов: ответов преподавателей специальностей
«IT» и «машиностроение».
Один из вопросов в анкете преподавателя содержал набор из 9 критериев
качества образования, причем выбрать предлагалось только один из предложенных вариантов. Как и в случае со студентами, мнения респондентов,
представлявших разные специальности, существенно различаются. С точки
зрения преподавателей специальности «IT», наиболее универсальным критерием оценки качества профессионального образования следует признать
«разумное сочетание теории и практики» в учебном процессе (более 36%
ответов). Существенно уступает (27% ответов) данному критерию такой показатель, как «востребованность специалистов у работодателей». Далее идут
критерии «современная материально-техническая база» кафедры и «современный уровень образовательных программ (знаний)» (по 18% ответов).
Лишь 9% преподавателей сферы IT сочли, что универсальным критерием
качества может выступать наличие конкурса при поступлении в вуз. Наконец, ни один (!) респондент из числа преподавателей по этой специальности
не указал в качестве критериев «благоприятные мнения выпускников», равно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
А.М. Аблажей
как и благоприятные мнения коллег из других вузов; не играют существенной роли также удельный вес преподавателей с учеными степенями и количество выпускников кафедры, сделавших успешную карьеру.
Что же касается преподавателей кафедр, осуществляющих специализацию по направлению «машиностроение», то здесь на первом месте оказались
критерии «благоприятные мнения выпускников» и «востребованность специалистов у работодателей» (по 33% ответов). Кроме того, важную роль играют критерии «наличие конкурса при поступлении» и «количество выпускников, сделавших успешную карьеру» (16%).
Если для преподавателей по направлению «IT» важнейшее значение
имеет поиск оптимальной модели узкоспециальной подготовки выпускника
(оптимальное сочетание теоретических и практических компонентов подготовки), то для преподавателей направления «машиностроение» признанием
их профессионализма служат «благоприятные мнения выпускников» и «востребованность последних у работодателей».
При оценке возможных мер по повышению качества образования около
17% преподавателей специальности «машиностроение» указали на «проведение регулярной внутренней самооценки деятельности кафедры», тогда как
среди преподавателей специальности «IT» таких не было вообще. Напротив,
самой эффективной мерой (25% ответов), с точки зрения преподавателей
этой сферы, могла бы стать модернизация материально-технической базы
кафедры; в сфере машиностроения этот критерий указали лишь немногим
более 11% опрошенных. Если более 16% респондентов, работающих на кафедрах специализации «машиностроение», настаивают на «увеличении финансирования со стороны государства», то среди специалистов по IT с эффективностью такой меры согласны лишь чуть более 6% ответивших. Здесь,
напротив, большего эффекта ожидают от увеличения заработной платы преподавателей (около 22% ответов), при этом не важно, за чей счет – государства или других потребителей образовательных услуг – оно будет произведено. В целом для сферы машиностроения более характерным является традиционный расчет на помощь государства, тогда как преподаватели направления «IT» в большей степени рассчитывают на рыночные механизмы и критерии оценки своего труда, равно как и более независимые способы повышения эффективности профессиональной подготовки в целом.
III. Работодатели. Экспертов из числа руководителей структурных
подразделений предприятий и кадровых служб просили оценить непосредственный результат подготовки – профессиональные качества уже работающих выпускников. С точки зрения работодателей, наиболее серьезной проблемой является отсутствие у выпускников навыков решения конкретных
производственных задач. На первое место эту проблему поставили работодатели обеих направлений. На второе место по значимости работодатели
направления «IT» поставили низкую активность вузов при реализации совместных проектов по подготовке студентов, а кроме того, слабый учет реальных проблем отрасли при организации учебного процесса. Работодатели
направления «машиностроение» указали также необходимость более адекватного учета реальных производственных проблем при организации учебного процесса.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Качество высшего профессионального образования
43
С точки зрения работодателей направления «IT», конкурентоспособный
выпускник по данной специальности должен в первую очередь обладать
знанием современных технологий и умением их правильно использовать;
немаловажное значение имеет наличие таких качеств, как умение применять
теоретические знания для практического решения задач, высокая адаптивность к изменчивому внешнему миру, способность генерировать новое на
базе полученных знаний. Наименее востребованное качество – выгодно позиционировать себя на рынке труда. Что касается направления «машиностроение», то здесь портрет идеального выпускника немного иной: он включает такие качества, как способность находить общий язык с разными людьми и конструктивно участвовать в деловых переговорах, рабочих встречах,
обладать знанием современных технологий и умением их правильно использовать, способностью применять теоретические знания для практического
решения задач. Наименее востребованное качество – удачливость в делах.
Большинство работодателей признавали, что приходящие к ним молодые
специалисты нуждаются в тех или иных видах дополнительной подготовки
для адаптации к специфическим требованиям компании. Необходимость и
специфика подобного рода дополнительного образования также могут служить важными показателями качества полученного выпускником образования. Работодатели отрасли «IT» главной проблемой для молодых специалистов считают недостаток практических навыков и умений (почти 24% ответов); этот же недостаток отмечает еще большее число работодателей направления «машиностроение» – более 43%. На второе место по значимости, причем вновь для представителей и той и другой группы работодателей, следует
поставить отсутствие опыта работы в команде: 19 и 26% ответов соответственно. Работодатели направления «IT» обращают внимание также на такие
стороны профессиональной подготовки, как незнание традиций и специфики
отрасли, недостаточное владение иностранными языками и психологическая
незрелость молодых специалистов в своей отрасли. Для работодателей направления «машиностроение» относительную, хотя и гораздо менее выраженную, значимость имеют недостатки в специальной теоретической подготовке и незнание традиций и специфики отрасли.
В целом работодатели направления «машиностроение» не выразили
большой озабоченности относительно качества подготовки молодых специалистов. В частности, при ранжировании причин того, почему выпускники не
закрепляются на том или ином предприятии, чаще всего назывались недостаточный размер заработной платы (32% ответов) и отсутствие перспектив в
решении жилищного вопроса (24% ответов), т. е. факторы, не имеющие прямого отношения к проблеме качества образования. Напротив, для работодателей направления «IT» первостепенное значение имеют такие факторы, как
неготовность к ежедневному труду, к самостоятельной работе (18,2% ответов), неумение применять полученные знания (13,6%), слабая специальная
подготовка (13,6% ответов), что имеет непосредственное отношение к содержанию полученного молодыми специалистами образования.
Рассуждая о шагах, призванных исправить ситуацию с качеством образования, наиболее часто работодатели упоминают такие меры, как создание
внутривузовских систем качества, внедрение системы сертификации, ориен-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
А.М. Аблажей
тация на потребителя образовательных услуг, внедрение в образовательных
учреждениях систем менеджмента качества, проведение мониторинга качества преподавания на основе периодических опросов студентов. Вместе с
тем следует иметь в виду, что попытки нормативно описать требования к
молодому специалисту – выпускнику вуза в логике самих учебных заведений или министерства, равно как и апелляция к представлениям работодателей, реальных перспектив не имеют. Только установка на выработку гибкости освоения знаний и умений, на вхождение в практику реальной деятельности в процессе обучения, на способность к эффективной социализации в
меняющихся условиях может обеспечить необходимый результат.
Оценка работодателями качества полученной молодыми специалистами
профессиональной подготовки находится в тесной связи с отраслевой принадлежностью эксперта и диктуется отраслевой спецификой требований к
приходящему на работу выпускнику. Существующие сегодня стандарты
подготовки в значительной степени адекватны требованиям рынка труда
(который, как утверждают большинство экспертов, заинтересован не в выпускнике с узкоспециальной подготовкой, устаревающей раньше, чем студент
выйдет из стен вуза, а в специалисте, демонстрирующем способность к эффективному самообразованию). Но есть и существенные претензии, которые,
по сути, включают в себя сумму требований работодателей к качеству образования в высших учебных заведениях профессионального образования.
Полученные на разных массивах данные (оценка качества образования
студентами старших курсов, преподавателями выпускающих кафедр и работодателями) также в основном коррелируют друг с другом, что дает основания утверждать: как у непосредственных участников образовательного процесса, так и у потребителей сложились в целом схожие представления о том,
в каком направлении, в каком объеме и какими средствами должна формироваться сумма профессиональных компетенций молодого специалиста.
Проведенное исследование также показало проблемные места существующей системы и отчасти способы ее оптимизации.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 316.334
Т.Д. Воронина
ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ
В ВУЗАХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ:
ПРОБЛЕМЫ И НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
Анализируются опыт подготовки специалистов по социальной работе в вузах современной России. Рассматриваются возможности и перспективы совершенствования
и развития данного образовательного направления.
Ключевые слова: социальная работа, образование, взаимодействие, формы и методы обучения, взаимодействие теории и практики в образовании, социальная сфера.
Около 20 лет в России официально существует профессия «социальный
работник». Более 15 лет назад вузы России начали готовить специалистов
данного профиля. К середине 90-х гг. в вузах страны функционировало уже
более 60 факультетов и отделений, где готовились социальные работники и
социальные педагоги. В настоящее время более сотни высших учебных заведений осуществляют подготовку специалистов данного профиля. Созданы и
работают факультеты и кафедры социальной работы, формируется собственное научное поле, развивается исследовательская деятельность. Сегодня
система подготовки социальных работников встраивается в процесс реформирования высшего образования в России: осуществляется подготовка бакалавров и магистров.
Социальная работа как новое направление образовательной подготовки и
научно-исследовательской деятельности в вузах позволила расширить границы социогуманитарного сегмента и усилить его практикоориентированную составляющую. Кроме того, развитие социальной работы
как вузовского направления закладывает новые образовательные и научноисследовательские традиции и является пространством для диалога образования, общества и человека. Наиболее систематически данная работа ведется в классических вузах. И в этом одна из ключевых особенностей социальной работы как научно-исследовательского и образовательного направления:
наличие прямых и тесных связей между теорией и практикой. Аргументом в
пользу данного вывода может служить тот факт, что создание и развитие этого
направления в вузах современной России было, по сути, инициировано и востребовано состоянием государства конца 80-х – 90-х гг. XX в.
На наш взгляд, именно укрепление и развитие диалога образования, общества и человека, взаимодействия теории и практики является для социальной работы как вузовского направления одним из важнейших факторов
успешного развития. Другим немаловажным фактором стало продолжение
формирования и усиления собственного научного поля, объекта, предмета,
методов. Истоки феномена социальной работы, история социальной работы
достаточно хорошо освещены в научных исследованиях. В настоящее время
уже современная история социальной работы в России требует обобщения и
анализа.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
Т.Д. Воронина
Насколько эффективен сегодня данный диалог? Два десятилетия истории
социальной работы как профессиональной и научно-образовательной деятельности дают почву для исследования данного вопроса. Это обеспечит
возможность переосмысления идеологических и методологических оснований взаимодействия, расширения рамок и открытие новых возможностей для
каждого из субъектов, эффекты для общества в виде решения социальных
задач и проблем.
Актуальность обращения к данной теме нам видится как минимум в
двух аспектах.
Во-первых, перед социальной политикой и социальной сферой в России
ставятся все новые приоритеты и задачи, очевидна необходимость формирования новой работающей стратегии социального развития нашей страны, и
определенные действия в этом направлении осуществляются. Еще в период
становления современной социальной работы в России преодоление социального иждивенчества рассматривалось как системная задача наряду с внедрением клиентоориентированного и субьект-субьектного подхода в социальной работе. Прошло 20 лет, но эти задачи по-прежнему актуальны как на
практике, так и в образовании.
Меняются подходы к решению некоторых социальных проблем: например, необходимость профилактического подхода уже ни у кого не вызывает
сомнений. Направления социальной политики и социальной работы, активно
развивающиеся в 80–90-е гг. (занятость и безработица, миграционная политика, детская безнадзорность и семейное неблагополучие и др.), сегодня
испытывают потребность в анализе опыта данной деятельности, пересмотре
подходов, приоритетов и методов работы. Система управления социальной
сферой и социальной политикой также меняет подходы (внедряется проектный подход, бюджетирование, ориентированное на результат, и др.) в работе
и нуждается в научном и методическом сопровождении. Серьезную помощь
в этом должно оказывать научное и образовательное сообщество.
Во-вторых, актуальность обращения к данной теме определяется спецификой положения социальной работы в вузе и изменениями в системе высшего образования в России. На наш взгляд, социальная работа испытывает
необходимость «подпитки» как со стороны традиционных социогуманитарных наук, так и со стороны практики. Кроме этого, проводимые образовательные реформы и приоритеты в развитии высшего профессионального образования и науки в России ставят фактически гуманитарное образование в
новые условия. И вопрос практической востребованности, соответствия
«требованиям времени» для социальной работы как научноисследовательского и образовательного направления работы вузов становится крайне важным.
Особая актуальность рассмотрения данных вопросов проявляется на региональном и межрегиональном уровне, поскольку диалог и взаимодействие
чаще востребованы именно здесь. И именно на данном уровне это сотрудничество может быть наиболее полезно для всех его субъектов – государственных органов власти, вузов, местного сообщества и конкретного человека.
В данной работе мы остановимся на некоторых аспектах проблемы диалога и взаимодействия образования, общества и человека, взаимодействия
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подготовка специалистов по социальной работе в вузах современной России
47
теории и практики в социальной работе и сформулируем предложения по
развитию образовательной подготовки по направлению «социальная работа»
в вузах.
Как уже было отмечено, система подготовки по направлению «социальная работа» в вузах была создана в 90-е гг. Процесс ее становления имел ряд
особенностей, некоторые из них и в настоящее время оказывают серьезное
влияние на развитие данного научного и образовательного направления.
К ним мы относим комплекс проблем, связанных с характером российского высшего образования, в котором превалирует теоретическая подготовка и зачастую менее представлена практическая профессиональная составляющая. Для вуза, в первую очередь классического университета, безусловно, качественное и полноценное образование на основе научных традиций и
инноваций есть один из смыслов и результатов деятельности. Современные
тенденции на рынке труда, государственная политика, в том числе в области
образования и социальной политики, формируют сегодня заказ на специалистов с профессиональными компетенциями и навыками. Уровень и качество
востребованности на рынке труда, в первую очередь по направлению образовательной подготовки, один из критериев успешности образования. Жизнеспособность и востребованность профессии связаны также со способностью обеспечить эффективный способ решения поставленных задач в условиях ограниченных ресурсов. Сегодня университеты могут достойно ответить на этот заказ, соединив в образовательной подготовке лучшие традиции
классического образования и науки как необходимой основы и практическую профессиональную подготовку.
Еще одна особенность становления социальной работы как вузовского
направления заключается в том, что наряду с формированием и развитием
собственного научного и методологического поля социальной работы расширяется и определяется область практического применения и востребованности социальной работы как профессиональной деятельности. Сегодня вузовские выпускники по направлению «социальная работа» востребованы в
государственной сфере, бизнес-структурах, общественных организациях.
Третья особенность связана с тем, что специальности «социальная работа» в вузах довольно часто открывались в тесном взаимодействии с региональными органами управления социальной сферой. В частности, в Томской
области произошло именно так. Первыми получившими диплом Томского
государственного университета по направлению «специалист по социальной
работе» были специалисты системы социальной защиты Томской области.
И в настоящее время связи Томского госуниверситета с органами управления и учреждениями социальной сферы области достаточно тесные, хотя
потенциал данного взаимодействия используется явно недостаточно и в какой-то степени носит формальный характер. При этом, несомненно, эффективное взаимодействие может быть взаимовыгодным и полезным.
Следующая особенность заключается в отсутствии единого подхода к
подготовке социальных работников в вузах. Причем это скорее позитивная,
ресурсная особенность. Это связано с тем, что в основе подготовки социальных работников лежит мультидисциплинарный подход, который зачастую не имеет выстроенных, устоявшихся содержательных междисципли-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
Т.Д. Воронина
нарных связей, объединенных общей целью и адаптированных для социальной работы. Иногда обучение представляет собой компиляцию различных
гуманитарных дисциплин, связанных лишь формальной преемственностью.
Многое зависит и от типа вуза (классический, технический, медицинский), а
также от факультета, на котором открыта специальность «социальная работа». Как правило, это юридический, психологический, социологический факультеты. В Томском государственном университете подготовка специалистов по социальной работе ведется на философском факультете с 1992 г.
Данные факторы, конечно же, оказывают влияние на содержание, организацию и установку приоритетов в учебных планах. Кроме этого, разные подходы особенно важны для такого молодого развивающегося образовательнонаучного направления в вузах, как социальная работа.
Тем не менее единый подход к подготовке специалистов по социальной
работе, на наш взгляд, необходим. Он не может быть сведен к доминированию одного научного направления или концепции. Ценностный подход должен стать объединяющим и задающим направления в подготовке специалистов по социальной работе в вузе. Миссия, ценности профессии и этические
стандарты, их глубокое понимание, осознание и умение применять – это основа, без которой будущий специалист по социальной работе может стать
лишь носителем профессиональных функций. Социальный работник сегодня
находится в точке сосредоточения противоречий: ценностей профессии,
личных ценностей, государственной политики и ценностей современного
общества. На наш взгляд, это актуальнейшее дискурсивное поле, в первую
очередь теории социальной работы.
Одной из особенностей проблем развития подготовки специалистов по
социальной работе в вузе является и проблема сочетания гуманитарных и
профессиональных предметов, универсальности и профессионализации в
системе подготовки специалистов по социальной работе. С одной стороны,
вузовская система подготовки социальных работников нуждается в универсализации, в формировании единых теоретических собственных подходов и
содержательных рамок. С другой стороны, социальная сфера и общество
испытывают сегодня потребность в практико-ориентированных и «узких»
специалистах, обладающих конкретными и применяемыми знаниями, навыками и компетенциями. Например, в учебных планах направления «социальная работа» в Томском государственном университете количество профессиональных дисциплин с 1994 по 2010 г. увеличилось в 4–5 раз. Это один
из показателей развития.
Свои особенности имеет преподавательский состав подразделений вузов,
отвечающих за образовательную подготовку по направлению «социальная
работа». Во-первых, подготовка по данному профилю в университетах, как
правило, не является массовой, в отличие, например, от экономики или
юриспруденции. Во всех томских вузах, как и в большинстве вузов России,
осуществляющих подготовку по направлению «социальная работа», набор
составляет не более 20–25 человек. Поэтому подготовка таких специалистов – это «штучная», индивидуальная работа. Во-вторых, на этапе становления слабая представленность профессиональных дисциплин в учебных
планах была обусловлена и тем, что их некому было разрабатывать и читать.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подготовка специалистов по социальной работе в вузах современной России
49
Сегодня ситуация изменилась. Тем не менее зачастую преподаватели, ведущие профессиональные, порой практические по своей сути дисциплины, не
имеют опыта работы на практике, в социальных учреждениях, с клиентами и
целевыми группами или в органах управления социальной сферой. Серьезным ресурсом здесь выступает исследовательская практика преподавателей.
В большинстве американских и канадских университетов, например, «социальную работу» могут преподавать люди, имеющие специальное образование, практический опыт работы и сертификацию по социальной работе. Это
связано, в частности, с тем, что там «специалист по социальной работе» был
институциирован как профессия и как образовательное направление раньше,
чем в России, уже после Второй мировой войны, и с тех пор это направление
развивается. Преподавательская деятельность сотрудников подразделений
американских вузов по направлению «социальная работа» совмещается с
супервизорской, консультационной, методической работой в социальной
сфере. Дефицит практико-ориентированных дисциплин может быть преодолен через приглашение практиков для ведения занятий и эффективную организацию практики студентов.
Известно, что доминирующими, в том числе в силу академических традиций, методами обучения в вузах являются традиционные формы, такие как
классические лекции и семинары, а также самостоятельная работа студентов.
Тенденции в современном российском образовании и здесь оказывают свое
влияние. Необходимость вариативности, гибкости и разнообразия методов и
форм обучения по направлению «социальная работа» дополнительно обусловлена практической природой данной области знаний и профессии.
Сегодня наряду с традиционными вузовскими формами обучения в практику университетов входят тренинги. «Есть несколько перспектив рассмотрения тренинга как вида обучения. По своей цели тренинг – это передача
технологий действия. По своему содержанию – определенная концепция реальности. По форме – интерактивное обучение, в котором участники активно действуют и взаимодействуют друг с другом и с тренером» (Сидоренко Е.В. Технология создания тренинга: От замысла к результату. СПб.: Речь,
2007. С. 11–13). Сегодня большинство активных форм обучения, включающих передачу опыта, презентации, обсуждение, сочетание различных форм
обучения в одном занятии, относят к тренингу. Существует известное выражение: «Расскажи мне, и я услышу, покажи мне, и я увижу, позволь мне сделать это самому, и я научусь», подтверждающее вывод о том, что человек
запоминает 10% из того, что он услышал, и 90% из того, что он сделал сам.
Тренинг должен иметь концептуальность и содержательную глубину, но при
этом ключевыми чертами тренинга являются интерактивность и технологичность. Тренинг позволяет искать и открывать новые возможности, и студент в ходе тренинга во взаимодействии с другими студентами и преподавателем может выстраивать собственную картину мира, собственное понимание рассматриваемых процессов. Безусловно, тренинг – процесс хорошо организованный и управляемый, но дающий право на ошибку. Как правило,
студенты считают своей основной задачей сдать экзамен, т. е. понять, запомнить и воспроизвести предлагаемый преподавателем «правильный» лек-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
Т.Д. Воронина
ционный материал. А тренинг ориентирован на совместную деятельность
преподавателя и студента.
Данная форма может быть эффективно использована в образовательной
подготовке по направлению «социальная работа», поскольку деятельность
социального работника построена на взаимодействии с людьми, на выполнении нестандартных задач. Рассказать о взаимодействии очень сложно, его
нужно пережить, попробовать, и только так могут уложиться знания и сформироваться навыки.
Еще одной активной, по сути тренинговой, формой обучения студентов
по направлению «социальная работа» является проектная модель практики
студентов, разработанная и применяемая автором. В основе проектной модели организации практики лежит социальное проектирование. Студенты участвуют в данной работе на добровольных началах. Проектная модель включает такие формы работы, как проектный семинар, работа в малых группах,
организационно-деловая игра, семинар, работа с клиентами и др. В качестве
содержания студенты выбирают социальную проблему и задачу и решают ее
совместно с преподавателем по всем канонам социального проектирования
по разработанной учебной технологии. Решение предполагает разработку
социального проекта и его реализацию.
В ходе такой работы студенты активизируют и используют полученные
знания, как правило, работа в проекте требует привлечения знаний из 5–
7 дисциплин, что позволяет преодолеть несколько формальную компиляцию
предметов в учебном плане и поддержать интерес к обучению. Студенты
получают навыки командной работы, организации и управления деятельностью, самоорганизации, что формирует и укрепляет в них чувство личной и
профессиональной ответственности, понимания своего места и роли в общем
деле. Одной из ключевых составляющих проектной модели практики является мотивация студентов и преподавателя. На наш взгляд, формальная мотивация (оценка в зачетной книжке) не может быть в данном случае ведущей, а уж тем более единственной. Как показал опыт применения данной
формы обучения автором, мотивация студентов в такой работе должна основываться на личном интересе, потребности в самореализации, признании. И
именно удовлетворение данных потребностей приносит наибольший эффект,
на фоне которых «оценка» лишь приятная деталь. Задача преподавателя, вопервых, создать условия для актуализации интересов студентов и поддержать, сопроводить их в точках кризиса. Во-вторых, преподаватель, являясь
членом команды со статусом координатора, должен способствовать созданию и поддержанию партнерских открытых отношений в проектной команде
по выработанным совместно правилам. Еще один результат применения
данного метода обучения для студентов и преподавателей – это профессиональный опыт.
Главное отличие новой модели от существующей – активная роль студентов, которые при координирующей роли преподавателя организуют проектное пространство, применяя теоретические знания, осваивая исследовательские и практические методы работы. Кроме этого, в ходе практики студенты получают опыт работы с клиентами и находятся со специалистами
социальных учреждений в партнерских отношения. Важно, что практика
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подготовка специалистов по социальной работе в вузах современной России
51
продумывается и выстраивается при непосредственном взаимодействии с
практикующими специалистами, что позволяет решать действительно значимую социальную проблему или задачу.
Думается, что такая модель практики, выстраиваемая с учетом курса и
интересов студентов, специфики социальной проблемы и логики образовательного процесса, положительно повлияет на качество подготовки специалистов и на количество студентов, работающих по специальности после
окончания вуза.
И третий метод активного обучения, который, на наш взгляд, также учитывает специфику подготовки социальных работников, – это «кейс-стади».
Метод «кейс-стади» – это метод анализа конкретных ситуаций. Суть метода
довольно проста: для организации обучения используются описания конкретных ситуаций (от англ. case – случай). Перед студентами стоит задача
осмыслить и проанализировать реальную жизненную ситуацию, случай из
практики социальной работы. Эта работа актуализирует определенный комплекс знаний, который необходимо усвоить при разрешении обозначенной в
ситуации проблемы.
Использование в практике подготовки специалистов по социальной работе в вузе активных методов и форм обучения позволяет преодолеть разрыв между теорией и практикой социальной работы, сделать процесс обучения интересным, создать условия для активизации мотивации студентов к
учебе.
Сочетание традиционных и активных форм обучения в образовательном
процессе сегодня дает возможность сделать выпускников более подготовленными к профессиональной деятельности, повысить мотивацию к трудоустройству по специальности, а также получить дополнительный плюс в
конкуренции между вузами, осуществляющими подготовку специалистов по
социальной работе.
Как уже было сказано выше, эффективность взаимодействия государственных органов власти, вузов и местного сообщества является важным условием развития социальной работы как социальной практики, научноисследовательской и образовательной деятельности. В этой связи мы видим
два актуальных направления деятельности.
Первое направление – это подготовка и повышение квалификации специалистов, работающих в социальной сфере. Содержание и формы данной
работы должны выстраиваться с учетом потребностей и запросов заказчика,
учитывать региональную и ведомственную специфику. Это традиционная
форма взаимодействия, которая становится все более гибкой и сегодня часто
представляет собой комплекты модулей и программ, которые могут входить
в курсы повышения квалификации. Такая форма сотрудничества вуза, государственных органов власти и социальных учреждений оптимальна, поскольку процент специалистов, работающих в социальной сфере и имеющих
специальное образование по социальной работе, низок. В Томской области
не более 15% специалистов имеют высшее профессиональное образование
по направлению «социальная работа». Причем большинство этих специалистов сосредоточены в городах. Думается, что похожая ситуация и в других
регионах России.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Т.Д. Воронина
Сегодня предъявляются новые требования к организации курсов обучения и к формам обучения для работающих специалистов, поскольку принципы и подходы к обучению взрослых людей, тем более обладающих собственным профессиональным опытом, иные, чем при обучении студентов. В
данном случае выходят на первый план как раз активные формы обучения и
использования практического опыта обучающихся. Для взрослых работающих людей в обучении значимо то, как и где в своей работе специалист сможет применить новые знания, важны самостоятельность и практическая ориентированность обучения.
Помимо подготовки и повышения квалификации важным направлением
сотрудничества может быть участие преподавателей вуза в профессиональном сопровождении и поддержке работы специалистов в социальной сфере.
Речь идет о профессиональном сопровождении специалиста, например, после обучения на курсах повышения квалификации. Кроме этого, преподаватели российских вузов, ведущих подготовку социальных работников, могут
осуществлять и супервизорскую деятельность, как и их американские коллеги. Эта деятельность сейчас крайне востребована, дополнительную актуальность она приобретает в условиях реформирования социальной сферы или
отдельных ее компонентов. Поскольку образовательное и профессиональное
сопровождение специалистов в это время является одним из факторов успешности проводимой реформы.
Второе перспективное направление сотрудничества – создание на базе
вузов центров практической социальной работы. Деятельность центра объединяет:
– интересы студентов, для которых он становится площадкой для профессиональной практики и встреч со специалистами, реализации своих исследовательских и социальных инициатив, повышает мотивацию на трудоустройство по специальности;
– интересы преподавателей, получающих возможность осуществлять научно-исследовательскую деятельность, взаимодействовать с практиками,
получать ресурсы для профессионального совершенствования в качестве
преподавателя и исследователя;
– интересы специалистов, работающих в социальной сфере, получающих
методическое и образовательное сопровождение своей деятельности, а также
возможность проведения и реализации проектов силами студентов и преподавателей.
Через эффективно действующие центры практической социальной работы развиваются и институциональный уровень сотрудничества, и профессиональные коммуникации между людьми. В рамках такой формы создаются благоприятные условия для реализации грантовых и волонтерских проектов. Данная форма способствует созданию общего профессионального пространства в регионе.
Описанная форма успешно работает в Университете штата Аляска –
партнере Томского государственного университета в рамках Академии социальной работы университета. В некоторых российских вузах также суще-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подготовка специалистов по социальной работе в вузах современной России
53
ствует данная форма, в частности при кафедре социальной работы СанктПетербургского университета1.
Оба направления, во-первых, ориентированы на преодоление профессиональной изолированности специалистов по социальной работе, преподавателей и студентов кафедр и факультетов социальной работы в вузах,
управленцев в социальной сфере и в образовании. Во-вторых, позволяют
преодолеть дефицит специалистов в теоретических знаниях и дефицит преподавателей и студентов в практических знаниях. В-третьих, предоставляют
возможность дискуссии, обмена опытом, создания новых полезных социальных и профессиональных связей.
На современном этапе социальная работа как научно-исследовательское
и образовательное направление выходит на новый уровень развития, предъявляющий как новые требования к дальнейшему укреплению позиций в академическом пространстве и к усилению практико-ориентированной профессиональной составляющей, так и предоставляющий новые возможности для
развития и взаимодействия с другими субъектами общества.
Подводя итоги, отмечу, что как и в основе подготовки специалистов по
социальной работе, так и в основе взаимодействия между вузами, осуществляющими подготовку социальных работников, государственными органами
социальной политики, социальными учреждениями и местным сообществом
лежит идеология, система взглядов, утверждающая определенные ценности,
с помощью которых люди оценивают действительность. Чем ближе будут
ценности субъектов взаимодействия, тем эффективнее будет сотрудничество, обеспечивающее решение социальных задач современного общества.
.
1
Информация о центре практической социальной работы приведена автором по результатам стажировок в Университете штата Аляска (2008 г.) и Санкт-Петербургском государственном университете (2009 г.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 364.04 + 364.42/ 44
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ДЕТЕЙ-СИРОТ, РАЗВИТИЕ ФОРМ
ИХ СЕМЕЙНОГО ЖИЗНЕУСТРОЙСТВА, ФОРМ И УРОВНЯ
СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ВОСПИТАННИКОВ
И ВЫПУСКНИКОВ ИНТЕРНАТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
(ОПЫТ РЕГИОНАЛЬНОГО МОНИТОРИНГА)
Исследуется современное состояние работы с детьми-сиротами, выпускниками и
воспитанниками интернатных учреждений в аспектах соблюдения их прав, интернатной и постинтернатной адаптации, психологическому и социальному самочувствию. Анализируется опыт работы с замещающими семьями. Использованы материалы экспертных интервью и глубинных интервью с воспитанниками и выпускниками интернатных учреждений Томской области.
Ключевые слова: права детей сирот, интернатные учреждения, замещающие семьи.
В Томской области накоплен достаточно большой позитивный опыт по
жизнеустройству детей-сирот. Можно говорить о том, что сложились институциональные, организационные, технологические и нормативные основания деятельности. Вследствие этого возникает необходимость анализа существующего опыта, выявления проблем, возникающих в данной сфере.
Исходя из этого сформулируем проблему исследования: выявление основных правовых, организационных, социально-психологических факторов,
определяющих положение детей-сирот в контексте соблюдения их прав, и
анализ деятельности детских домов по социально-психологической адаптации воспитанников и выпускников и их семейному жизнеустройству.
Исследование включало в себя три основных блока задач.
1. Изучение положения в области защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, включая состояние нормативноправовой базы, правовые компетенции специалистов, непосредственно работающих с детьми, и правовая информированность самих воспитанников и
выпускников детских домов, соблюдение прав детей-сирот как в период пребывания в детском доме, так и в постинтернатный период, наличие механизмов контроля за соблюдением прав.
2. Анализ деятельности по социальной и психологической адаптации детей, принадлежащих к данной категории, которая осуществляется в детских
домах, в том числе выявление основных адаптационных проблем, критериев
адаптированности, программ, направленных на интеграцию детей.
3. Анализ деятельности по развитию форм семейного жизнеустройства
детей-сирот, включая работу с кровными семьями детей и организацию работы с замещающими семьями.
Исследование проводилось в декабре 2009 г. методами экспертного интервью со специалистами учреждений, интервью с воспитанниками детских
домов, а также интервью с выпускниками детских домов, всего проведено
20 интервью.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
55
В качестве базовых площадок исследования были выбраны два детских
дома: в г. Томске – Томское областное государственное образовательное учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
«Детский дом № 4» и в г. Асино – Областное государственное учреждение
для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Асиновский
детский дом».
Оба учреждения имеют достаточно длительную историю. Детский дом
№ 4 создан распоряжением Томского горисполкома 13 июня 1961 г. как
школа-интернат, с 1988 г. – детский дом. Асиновский детский дом создан в
мае 1998 г. За время существования в обоих учреждениях накоплен существенный опыт работы, что и обусловило выбор их в качестве объекта исследования.
Выраженной тенденцией является то, что количество детей в обоих
детских домах в последние годы снижается, меняется возрастная структура контингента воспитанников. Так, если в конце 90-х гг. в детском доме № 4 насчитывалось 120–130 детей, то в настоящее время – 41, из них
только 10 детей в возрасте до 11 лет.
В Асиновском детском доме при нормативной численности 65 человек в
настоящее время в списочном составе насчитывается 50 детей, из них, по
словам директора, 10 человек находятся на патронате, 1 человек отбывает
наказание в местах заключения, 2 ребенка обучаются в кадетском корпусе,
непосредственно в стационаре – 37 детей. Возрастной состав от 7 до 16 лет.
Снижение численности воспитанников может быть связано как с развитием
семейного жизнеустройства детей, оставшихся без родительского попечения,
так и с активизацией работы по профилактике социального сиротства и семейного неблагополучия, но утверждать это с полной уверенностью нельзя.
Снижается и численность выпускников детских домов. Так, в детском
доме № 4 в 2009 г. их было 25 человек, ожидаемая численность в 2010 г. –
13, в Асиновском детском доме – 24 и 12–13 человек соответственно.
Эксперты отмечают, что в детских домах за последние годы, чего
раньше не было, увеличилось количество детей с психическими заболеваниями. Это существенно осложняет работу по социальной адаптации воспитанников и выпускников, о чем более подробно говорится ниже.
Традиционно функции детского дома связаны с содержанием, воспитанием, защитой прав детей-сирот. Но важно отметить то, что в обоих детских
домах функционируют подразделения, занимающиеся семейным жизнеустройством воспитанников и работой с замещающими семьями, в том числе
работают школы приемных родителей. Вот что об этом говорит эксперт из
Асиновского детского дома:
В этом году мы очень серьезно занялись этим вопросом. Служба, которая называлась у нас раньше «Служба сопровождения патронатных семей», сейчас называется «Служба сопровождения замещающих семей». На
уровне опеки и администрации Асиновского района мы распределили все
приемные семьи, приемных родителей, опекунские семьи между двумя учреждениями – между детским домом и приютом, который есть на территории города Асино. В нашем списке около 40 детей, замещающих семей
и еще около 10 патронатных, которые мы сопровождаем.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
Подробно деятельность этих служб и их проблемы описываются далее.
Кроме того, в детском доме № 4 создается служба постинтернатного
сопровождения выпускников, что, как будет подтверждено последующим
изложением, является очень важным и необходимым направлением деятельности.
Вот группу мы взяли, где наши старшие идут воспитанники, и туда мы
сейчас будем комплектовать только тех ребят, которые оказались в трудной жизненной ситуации по каким-то делам. Примерами является выход из
мест заключения, вот недавно мы трудоустроили ХХХ, 18 лет ему исполнилось, он пришел из зоны, ему еще не было 18 лет. …Но мы отработали схему с центром занятости, местом жительства, подкрепили его пайком и до
конца его довели и определили.
В целом опыт обоих учреждений заслуживает положительной оценки и
более тщательного изучения. Но в контексте данного исследования значимо
то, что проблемы, связанные с адаптацией и жизнеустройством воспитанников, являются типичными для системы интернатных учреждений и, что особенно важно, осознаются и отчетливо артикулируются экспертами – сотрудниками данных детских домов.
Защита прав воспитанников и выпускников детских домов
К настоящему времени существует обширная нормативно-правовая база,
регулирующая правовой статус детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе воспитанников и выпускников детских домов,
включающая как федеральные, так и региональные законоположения. Эксперты отмечают, что все они определяют контуры практик работы с детьми
в учреждениях.
Начиная с международных документов – Конвенция о правах ребенка,
Декларация о правах ребенка, в обязательном порядке Конституция РФ, ФЗ
«Об образовании», который для меня всегда был настольной книгой. Там
красной строкой прописаны все льготы, которые имеют дети.
Естественно, все ФЗ по соблюдению прав и социальной защите детейсирот. Законы Томской области, все постановления, в т.ч. и нашего департамента по вопросам семьи и детей. Кодексы, прежде всего, жилищный,
гражданский и семейный.
Наши собственные документы – Устав, типовое положение об образовательном учреждении для детей-сирот, которым мы руководствуемся.
Наши локальные акты, например по направлению в гостевую семью, и т.д.
Видимо, нет необходимости давать их перечень, важно зафиксировать
то, что опрошенные эксперты отмечают достаточно высокий уровень правовой защищенности детей до тех пор, пока они находятся в интернатном
учреждении. Собственно, именно в детском доме реально и происходит закрепление этих прав за конкретным ребенком и осуществляется контроль за
их реализацией. На это направлена и повседневная работа персонала учреждений.
Интервьюер: А не могли бы вы назвать те основные права, которые
имеют воспитанники и выпускники детского дома.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
57
Информант: Находясь в детском доме: жилье, одежда, питание и
обеспечение всех социальных гарантий, которые ему определены. Когда они
отрываются от родителей, это закрепление жилья, алименты, пособия по
инвалидности, вот это все обеспечивается в рамках детского дома, когда
он выходит из детского дома, он получает выходное пособие, которое на
сегодняшний день неплохое… Это единовременное пособие по выходу из учреждения, эти деньги ему идут целевым образом на одежду и обувь. Он
может деньги не брать, а на эти деньги одеваться и обуваться здесь. Но
мы делаем это таким образом, чтобы они снимали эти деньги вместе с
воспитателями, потому что были примеры такие, он получает деньги, а
ему нужен сотовый телефон или компьютер. То есть разные ситуации бывают, поэтому это надо отслеживать. И вообще, когда они выходят в самостоятельную жизнь, нужно объяснить им, как жить и что делать.
Парадоксально, но, может быть, именно то, что в условиях детского дома
администрация, специалисты в сотрудничестве с органами опеки, другими
инстанциями постоянно, ежедневно ведут работу, направленную на то, чтобы каждый ребенок мог пользоваться всеми положенными ему правами,
обусловливает то, что по выходе из детского дома выпускник оказывается
беспомощным, не может самостоятельно пользоваться своими правами.
Некоторые трудности связаны с несовершенством законодательной базы,
регламентирующей формы семейного жизнеустройства детей сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей.
В России и Томской области действует ряд нормативных актов, способствующих развитию семейных форм жизнеустройства. Тем не менее эксперты отметили несколько проблем в законодательном обеспечении:
– вариативность трактовки законов и нормативных актов. Несовершенство законов заключается в том, что они принимаются где-то там
высоко, местную специфику не учитывают. И много возможностей для
трактовки… Например, мы с разными опеками работаем. Одно и то же
они по-разному трактуют (из текста интервью эксперта). Один из экспертов упоминал, что разные опеки требуют разный перечень документов,
необходимых для передачи ребенка в семью, потому что в законе есть «лазейки»;
– несвоевременность выхода ряда нормативных документов. Иногда
приходится долго ждать нормативного регулирования. Ну, вот просто то,
что там патронатный этот закон ждали и дождались не в том виде, в
котором хотели. Ну, в частности, вот по гостевым семьям вообще не было
никакой бумажки, на которую можно было бы сослаться, чтобы ребенка
отпустить в гости, и мы ждали года полтора, наверное, когда вышел этот
федеральный, наконец, федеральное положение, которое как-то это все
объяснило, разграничило (из текста интервью экспертов);
– смена требований к оформлению ребенка в гостевую семью. Есть
люди, которые заранее, ну, там тоже какие-то бумажки они оформляли в
опеке. Еще неизвестно, что надо было, но что-то люди делали, чтобы ребенка взять в гости. И они сделали эти все бумажки, ходили, бегали, а вышло новое постановление буквально через месяц, и им опять это пришлось
делать, потому, что то уже, как оказалось, недействительное.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
В целом эксперты весьма скептически оценивают ситуацию с законодательной, нормативно-правовой базой в сфере защиты прав детей-сирот и
особенно – выпускников детских домов. Они фиксируют пробелы в законах
и противоречия между различными нормативными актами. Такие противоречия порождают и сбои во взаимодействии различных инстанций, проблемы распределения полномочий. В частности, это проявляется во взаимных
претензиях.
Из интервью с представителем органа опеки:
Знаете, здесь несколько по-разному их [законы] трактуют. Но вот почему-то на местном уровне стали их не так трактовать. Вот собственно в
20 федеральном законе, это по профилактике правонарушений, система, где
описывается, кто за что отвечает, да?! Там органы опеки расписаны, что
мы отвечаем только за детей, которые остались без родительского попечения, но, к сожалению, наш местный департамент по вопросам семьи почему-то все нам делегировал, связанное с профилактикой вот этой детской
безнадзорностью.
Критично специалисты оценивают и закон о патронате, который, по их
мнению, существенно затрудняет создание и функционирование патронатных семей.
Из экспертного интервью:
В итоге вышел этот закон долгожданный, и, мне кажется, всю перспективу развития патроната он как-то немножечко подгубил, потому
что те нюансы, которые там были прописаны, они были неудобны специалистам в работе с патронатной семьей – они очень усложнили процедуру
передачи ребенка в патронатную семью. Жесткие какие-то сроки – три
дня, пять дней. И вот эти жесткие-жесткие рамки были очень неудобны.
Мне кажется, что даже другую форму, которая считается постоянным
устройством ребенка в семью, оформить быстрее и проще, чем тот же
патронат.
Как отмечалось выше, практически все эксперты говорят о правовой незащищенности прежде всего выпускников детских домов. Основные недостатки существующего законодательства, по мнению экспертов, сводятся к
следующим.
1. Сложности в реализации права на жилье. Ситуацию в этой сфере эксперты оценивают как критическую. Это касается и проблем, связанным с
закрепленным жильем, и права на льготное получение жилья.
Из экспертных интервью:
Вот я считаю, что несовершенно наше законодательство в отношении
детей-сирот, которые не имеют закрепленного жилого помещения или
имеют жилое помещение ветхое. То есть он хоть как бы и написан, что
дети должны его получить, но на сегодняшний день у нас дети как бы…
Меня очень беспокоят, например, дети из 9-го детского дома, которые, когда они вышли, у них нет закрепленного жилого помещения, и в принципе,
наверное, я сама точно могу ошибиться, но человек 13 этих детей, выпускников девятого, которого на сегодняшний день не существует, детского
дома. Они остались как бы вообще без жилого помещения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
59
Даже если у ребенка номинально имеется закрепленное жилье, его использование является существенной проблемой. Это обусловлено разными
факторами. Во-первых, зачастую это жилье находится в сельской местности.
Ребенок, который на протяжении ряда лет прожил в городском детском доме, в силу объективных (отсутствие работы, социальных связей, сложности с
ремонтом) и субъективных факторов не может, да и не желает адаптироваться в деревне.
Во-вторых, существуют большие проблемы с сохранностью жилья, особенно в сельской местности.
Плюс очень большие проблемы по сохранности жилья. Мы ведь тоже
должны следить. Но как, если там живут и пьют родители? Либо там еще
кто-то прописан. Они не оплачивают жилье, накапливаются большие суммы долга, которые ложатся на плечи нашего ребенка. И по сохранности
тоже проблемы – печка рухнула, окна выбили, соседи что-то оторвали,
сломали. Трудность и в том, что жилье это не рядом с детским домом, когда постоянно можно контролировать, а оно по району, причем не только
нашему.
В-третьих, в жилье, закрепленном за ребенком, зачастую проживают его
родители, ранее лишенные своих прав и ведущие асоциальный образ жизни.
В этих условиях нормальный процесс адаптации выпускника становится
весьма проблематичным.
За ними закреплено жилье, где также прописаны мама и папа, которые
пьют. Здесь мы ребенка холим и лелеем, а он выходит на ту же площадь,
где мама и папа пьющие. А так как мы сопровождаем ребенка и после выпуска, то сталкиваемся с тем, что ребенка буквально спасать надо от окружающих.
До достижения совершеннолетия контроль за соблюдением прав ребенка
и повседневную работу по реализации этих прав осуществляет персонал
детского дома. Но после того как он становится совершеннолетним, ситуация меняется, он превращается в самостоятельного субъекта права. Это порождает серьезные проблемы, поскольку выпускники в большинстве случаев
не готовы к самостоятельному отстаиванию своих прав. В то же время администрация детского дома уже утрачивает свои полномочия. Результатом становится фактическое нарушение прав выпускника.
Из экспертного интервью:
…А ему 18 лет – все, опека с ними не разговаривает – пошли вон, прокуратура не разговаривает – пошли вон! Почему я так говорю, потому
что была конкретная житейская ситуация, когда, у нас ХХХ взяла, унаследовала квартиру от бабушки, приходит милиционер, приходит риелтор,
забирают у нее паспорт, выбрасывают ее из квартиры, квартиру эту
продают, мы пишем жалобу в прокуратуру. А прокуратура нам отвечает,
что это не вашего ума дела. Потому что ей 18 лет и она должна сама
представлять и защищать свои интересы, а у нее ни денег на адвокатов,
чтобы отстоять свои права, а детский дом тут ни при чем, она уже полноправная гражданка.
…Мы в суд областной обращаемся, а они говорят, пошли вон! Потому
что вы уже не имеете права представлять, получается вот так. Поэтому
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
он сам должен заявления писать, а он 2+2 сосчитать не может, какое ему
заявление! Вроде мы должны его подготовить, сейчас, как раз делаем обращение в суд, но от его имени, а адвоката-то он не найдет!
2. Вторая проблема, связанная с несовершенством законодательства, выражается в том, что фактически не работает система квотирования рабочих
мест, и это создает сложности с трудоустройством выпускников. Эти сложности усугубляются относительно низким уровнем образования и профессиональной квалификации.
Из экспертного интервью:
…Но не существует рабочих мест! Назовем их квотирование или не
знаю, нет рабочих мест, чтобы кто-то их мог принять на работу и отвечать за них. …Даже если кто-то где-то скажет, что вот центр занятости, вот они там, на летние программы, они принимают подростков, но
есть конкретный работодатель, который учить на сегодняшний день никого не обязан. Он должен нормальную рабочую силу принять, которая будет
давать результат. А от них? Вот он окончил ПТУ, какой он специалист?!
Это его перевалочная база, пока он несовершеннолетний, они цепляются за
нее, они чувствуют, что там халява в профсистеме, и они до 23 лет могут
там учиться. Он идет в одно училище, видит, что он учиться там не может, идет в другое училище, и вот так ходит и бодается. А куда ему идти
на работу, на эти 3–4 тысячи, которые ему дадут зарплату, проживет он
на нее? Нет, не проживет.
3. Некоторые эксперты отмечают проблемы, возникшие в связи с принятием нового закона об опеке. Избыточная регламентация делает проблематичным функционирование такого института, как гостевые семьи.
Из экспертного интервью:
Например, я как директор могла отпускать детей в гости на выходные,
праздники, каникулы. Мы сами с комиссией ездили составлять акт об условиях проживания, давали продукты для гостевых семей. И к этому очень все
привыкли. А теперь дети никак не могут понять, почему я не разрешаю.
Обижаются дети, говорят, что в прошлом году отпускали других, а почему
нам нельзя.
А в мае вышел новый закон об опеке, где прописано, что теперь нужно
все согласовывать с органами опеки. А люди, которые хотят взять в гости
детей, должны собрать пакет документов. Это медицинская комиссия,
которую нужно пройти, заплатив собственные деньги, в размере 1000 руб.,
даже если на одно воскресенье я отправлю ребенка, даже если в гостях живет брат или сестра, попроведовать в гости съездить. На основании распоряжения органов опеки и пакета документов я пишу свой приказ.
Реализация прав детей-сирот предполагает не в последнюю очередь их
знакомство с этими правами, определенный уровень правовой компетенции
и операциональные навыки, умение защищать свои права. Ситуация в этой
области складывается достаточно противоречиво. С одной стороны, в детских домах сформировалась система правовой подготовки воспитанников и
эта система постоянно работает с использованием различных форм.
Из экспертного интервью со специалистом детского дома № 4:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
61
Да, у нас есть лекторий, и у нас есть совместные педагогические советы с детьми, и у нас есть индивидуальное полностью сопровождение каждого ребенка. Вот, понимаете, моя цель, моя личная цель: чтобы ребенок
вышел не с тем, что он не знает о себе ничего, да, а моя цель, чтобы ребенок вышел, зная свое личное дело и умея решать какие-то свои проблемы в
полном объеме: и по жилью, и по алиментам, и как вот он там будет
учиться и что ему должно и положено. И как бы сопровождать его дальше,
да, если что-то вдруг у него не получается. И на выпуске, я думаю, он вот
этими знаниями уже обогащен полностью.
Аналогично описывается ситуация и в Асиновском детском доме.
Но интервью с воспитанниками показали, что эффективность данных
мероприятий не очень высока, дети подтверждают, что мероприятия проводятся, но несмотря на это, уровень их знаний о правах не слишком высок.
Проблема заключается в том, что дети привыкают к ситуации, когда рядом существует «гарант» их прав в лице администрации, педагогов, что им
не нужно прилагать какие-то самостоятельные усилия, возможно, подсознательно ориентируясь на то, что такой патронаж продолжится и в дальнейшем. Поэтому они воспринимают защиту своих прав не как свое личное дело, а как обязанность других субъектов.
Из экспертного интервью:
Это огромная проблема. Я впервые столкнулась с тем, что дети слушают и не слышат. Я проговариваю им, а потом ловлю на мысли, что они
не слышат нас.
Наличие такой установки подтверждается и мнением эксперта, представляющего органы опеки.
Знают, но плохо пользуются. Я знаю, что многие детские дома, вот 4-й
детский дом, вот те, которые уже выпускают детей, Бакчарский детский
дом, они готовили даже брошюры, как бы памятка выпускнику, где было
четко написано, какие права! На жилье, на трудоустройство, встать на
учет в службу занятости, что они там очень хорошее пособие получают,
все. Ему говорят: «Тебе это давали?» Они головой кивают, просто они сами
не хотят это читать и пользоваться этим.
Причиной этого, по мнению эксперта, является то, что, во-первых, в
детские дома в основном попадают дети из неблагополучных семей, как
правило, с тяжелой наследственностью. Как правило, с проблемами по здоровью, в том числе и психическим здоровьем, правда? От этого, куда деваться нам!
Во-вторых, система интернатного воспитания не формирует чувство
личной ответственности, неизбежно порождает социальное иждивенчество.
Из экспертного интервью с представителем опеки:
И вот тот момент, что они действительно находились под крылом, у
нас ведь какие штаты в детских домах! На 50 воспитанников 50 сотрудников! То, по сути, там опека, даже гиперопека. И им это нравится в принципе-то! Их все устраивает, что все им на блюдечке преподносят. Они думают, что это будет на всю оставшуюся жизнь, все обязаны!
Видимо, наличие такой установки обусловлено не недоработками сотрудников детских домов, или, во всяком случае, не только ими, но преж-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
де всего действием системных факторов, самой модели внесемейного
воспитания.
И эксперты, и воспитанники не отмечали прямых нарушений прав детей
в детском доме, связанных с действиями персонала. Разумеется, в повседневной жизни избежать конфликтов невозможно, но они носят ситуативный, разовый характер.
Из интервью с воспитанницей детского дома:
Интервьюер: Скажи, пожалуйста, а возникают у тебя конфликты с
преподавателями, воспитателями, ну, с воспитателями здесь?
Информант: С воспитателями бывают конфликты, если мне это не
нравится, я это делать не буду, а они скажут надо, или, как бы, они могут
так наорать, не так прям сильно, ну так средне, ну начнешь: «Не буду я и
все». Те психуют, и все.
Соблюдение прав ребенка в детском доме находится под жестким контролем как администрации учреждения, так и надзорных инстанций, поэтому ситуацию в изученных учреждениях можно рассматривать как относительно благополучную.
В основном с нарушениями своих прав, связанных с жильем, трудоустройством и т.п., сталкиваются выпускники детских домов, о чем говорилось
выше.
Интервьюер: Нарушались ли именно ваши права и в чем именно?
Информант: Да, было. При составлении акта, что мой дом пригоден
для жилья. А это не так. Он года два как непригоден для жилья. А в Асино
мне написали, что все нормально и в нем можно жить. Я все-таки хочу попробовать решить эту проблему. Еще программ много разных для молодых
семей, можно в эти программы попробовать попасть.
Часто нарушения прав выпускников встречаются в системе НПО.
Из интервью с выпускником детского дома:
Интервьюер: А как вы думаете, эти права соблюдаются в учебном заведении, где вы учитесь, в детском доме, где вы жили?
Информант: Да, но не во всех случаях. Я еще буду с этим разбираться…
В каникулы нас отправляют в детский дом жить, а общежитие закрывается. А мне кажется это неправильно. А если детский дом не примет? На
все каникулы нам выделили 800 рублей. Как мы должны на них прожить?
Я понимаю, воспитателям не хочется работать в каникулы, но и нас понять можно. Я бы хотел остаться в общежитии на каникулы.
Деятельность по социальной и психологической адаптации детей
Критерии адаптированности
Для воспитанников и выпускников детских домов важнейшие критерии связаны с психологической адекватностью и социальной компетентностью. Следует иметь в виду, что по экспертным оценкам подавляющее большинство воспитанников имеют серьёзные психосоматические нарушения и нуждаются в соответствующей реабилитации. Такая реабилитация проводится в период пребывания в детском доме, однако к моменту выпуска далеко не все дети оказываются в достаточной мере реабилитирован-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
63
ными, по примерным экспертным оценкам, не более 20%. Остальные дети
демонстрируют повышенные уровни тревожности, неуравновешенности,
склонны к агрессивному поведению и в целом неадекватны в контактах с
окружающими. Таков психологический фон, связанный с соматическими
отклонениями. На данном фоне должны развиваться соответствующие навыки поведения в социуме, находящемся за пределами детского дома. Когда
выпускник покидает детский дом, на первый план выходит отсутствие социальных компетенций, тогда как психосоматическая основа их формирования
исчезает из поля зрения, по крайней мере, систематическое сопровождение
выпускников, связанное с преодолением психосоматических расстройств, не
ведётся.
Важнейшие социальные навыки, развитие которых предположительно
должно происходить во время пребывания в детских домах и которые фактически являются дефицитными, это навыки, связанные с необходимостью
подчинения иерархическому контролю и осуществлением учебной деятельности и самоорганизацией. Дети должны подчиняться воспитателям и учителям, должны подчиняться режиму детского дома и образовательных учреждений, приобретать навыки самообслуживания, в том числе достаточно
сложные, например связанные с приготовлением еды и работами на приусадебном участке (для детских домов, расположенных в сельской местности),
демонстрировать определённые показатели успеваемости. Помимо собственно предметных трудностей, связанных с отсутствием соответствующих
технических навыков, у многих воспитанников наблюдается дефицит собственно социальных навыков. Затруднения, связанные с их формированием и
проявлением, обусловлены, прежде всего, неспособностью воспринимать
персонал в качестве, во-первых, руководителей, т. е. вышестоящей инстанции, могущей отдавать распоряжения и требующей подчинения, а вовторых, в качестве положительной ролевой модели, образца поведения
взрослого человека, который может быть скопирован воспитанником.
Из экспертного интервью:
…Вы знаете, дети детского дома... Они уже где-то, когда-то в этой
жизни во взрослых разочаровались. И к любому контакту [со взрослыми
людьми] относятся с осторожностью.
Такие дефициты особенно остро проявляются в первые годы пребывания
в детских домах и восполняются тем менее успешно, чем в более старшем
возрасте ребёнок сюда попадает. Эксперты называли случаи, когда в детский
дом передавали детей в подростковом возрасте, в том числе в возрасте 14 и
более лет. В некоторых случаях дезадаптация проявлялась при переводе детей из одного интернатного учреждения в другое. На новом месте переведённые зачастую оказывались источником конфликтов. Такие случаи связаны с закрытием и укрупнением ряда детских домов, а также с распространением семейной формы жизнеустройства детей-сирот. В результате в детские
дома попадают в основном дети старшего возраста, которые гораздо хуже
поддаются педагогическому и воспитательному воздействию, поскольку
младшие, как правило, попадают в замещающие семьи, минуя интернатные
учреждения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
Трудности адаптации особенно остро проявлялись в случае, если переводилась группа, а не отдельный ребёнок, и перевод был связан с сильным изменением среды воспитанника, например с переездом из деревни в город и
необходимостью адаптации к более серьёзным требованиям городского детского дома.
Таким образом, критериями адаптированности воспитанников могут
считаться:
– способность исполнять требования внутреннего распорядка детского
дома и участвовать в коммуникации со сверстниками без регулярных эмоциональных срывов;
– способность участвовать в учебном процессе, демонстрируя хотя бы
средние дисциплину и академические результаты (для большинства детей
это оценка «удовлетворительно», хотя есть исключения, как положительные,
так и отрицательные), способность интегрироваться в смешанный коллектив,
не обосабливаться от недетдомовских детей;
– наличие более или менее обоснованной программы действий на период
после выпуска из детского дома, включающий владение информацией и навыками относительно возможностей учёбы, трудоустройства и жилищного
устройства;
– наличие действенной информированной установки на реализацию своих законных прав.
Критерии адаптированности выпускников связаны со способностью
вести полноценную жизнь за пределами интернатного учреждения и включают в себя:
– готовность использовать предусмотренные законодательством каналы
реализации прав в отношении жилищного устройства, профессионального
образования и трудоустройства (что, однако, вовсе не гарантирует скорую
реализацию таких прав в необходимом объёме, особенно в отношении жилья
и трудоустройства, речь идёт именно об информированности воспитанника и
умении использовать формальные каналы, предусмотренные законом);
– способность грамотно распоряжаться зачастую достаточно крупными
денежными средствами, которые поступают на сберегательные счета воспитанников в виде алиментов, пенсий, пособий и т.п. во время из пребывания в
интернатных учреждениях и впоследствии передаются выпускникам;
– способность к самостоятельной организации быта, созданию для себя
комфортной среды;
– способность строить устойчивые отношения с социальным окружением, особенно не связанным с интернатной средой, т. е. способность устанавливать дружеские и профессиональные контакты и поддерживать их в течение длительного времени;
– способность к организации, воспроизводству и развитию полноценных семейных отношений, исполнению супружеских и родительских обязанностей.
В этой связи представляется необходимым развитие, а в случае отсутствия – организация сопровождения и мониторинга постинтернатных траекторий жизнеустройства воспитанников, рассчитанных, по крайней мере, на
краткосрочный (3–5 лет) и среднесрочный (7–10 лет) периоды. Такие сопро-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
65
вождение и мониторинг позволили бы, во-первых, выявить долю адаптированных и дезадаптированных воспитанников как в профессиональном, так и
в семейно-бытовом аспекте, а во-вторых, определить факторы и обстоятельства, способствующие и препятствующие постинтерантной адаптации.
В настоящее время к таким факторам относятся:
– жилищная неустроенность, характерная для подавляющего большинства выпускников;
– отсутствие качественного образования: не только профессионального,
но и общего среднего;
– недостаток возможностей для трудоустройства и получения достаточного регулярного дохода от трудовой занятости.
Проблемы воспитанников во время пребывания в детском доме
Раздражительность, несдержанность (в том числе в силу психофизиологических причин) зачастую являются причинами конфликтов и нарушения
коммуникации во время пребывания воспитанников в детских домах. В то
же время эксперты говорят о том, что собственно правонарушения в детских
домах – редкость, упоминавшееся воспитанниками воровство, в основном
мелкое, «дедовщина» также не является тотальной. Хотя о степени её распространения судить трудно, на основании ответов воспитанников и экспертов можно предположить, что проблема связана не только и не столько с
контактами внутри детских домов, сколько с внешней противоправной средой и связями, от которых воспитанников не всегда удаётся изолировать.
Из экспертного интервью:
О: Вот у нас Елена М., она пришла уже осуждена. Девочка жила в Советском районе на улице Кулагина. Вы ориентируетесь, да? Тверская и Кулагина – это как бы вот рядом прилежащие территории, это Советский
район. И ее сюда направили. Она от той среды не может оторваться.
В: Физически, да, наверное?
О: Физически, да. Мы обращались в наш департамент, допустим, решить эту проблему. Но пока нам не удалось, мы направили, нам, естественно, присылают детей только по направлению департамента нашего. Мы
обращались, но вот нам, понимаете, еще страшновато было, что вот если
отправить ее дальше, например в Тогурский детский дом, это реально возможно, но, учитывая зимние условия, если бы она оттуда начала бегать, еще
страшнее получается. Здесь она, мы можем к ней съездить в любой момент,
а там получается, что где-то по дороге, не дай бог, замерзла или еще чтото. Это было бы еще хуже. А бегать бы она все равно [продолжала].
Вследствие упоминавшегося выше возрастного изменения контингента
интернатных учреждений (в детские дома сейчас в основном попадают дети старшего школьного возраста), заметной проблемой является отсутствие важной для подростка личной свободы, необходимость подчинения
достаточно жёстким рамкам детского дома, хотя и по вполне понятным
причинам.
Эксперты также упоминали чувство материальной ущемлённости по
сравнению с «домашними» детьми из обеспеченных семей, с которыми вос-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
питанники детских домов контактируют, например, в школе. Важной проблемой является отсутствие возможности уединения во время пребывания в
детском доме.
Важнейшими проблемами выпускников являются жилищная, трудоустройство и создание/сохранение семей и исполнение семейных, в частности родительских, обязанностей. Подобные проблемы имеют под собой как
структурные причины, так и связанные с особенностями поведения выпускников. К структурным причинам относятся отсутствие пригодного для проживания жилья и финансовых средств для его ремонта или приобретения,
априорно низкий образовательный уровень, вследствие которого многие выпускники неспособны освоить даже учебную программу техникумов, не говоря уже о вузах, отсутствие необходимых позитивных социальных связей,
т.е. отсутствие друзей или родственников, способных помочь решить проблему трудоустройства и жилищную проблему. Права выпускников в профессиональной и жилищной сферах закреплены законодательно, они, как
правило, получают информацию и о правах, и о конкретных возможностях
ими воспользоваться, однако в ряде случаев не проявляют должной заинтересованности.
В отношении жилищной проблемы как эксперты, так и сами воспитанники называли в качестве типичных ситуации, когда даже многократные обращения выпускников и сотрудников детских учреждений, органов опеки в
местные органы исполнительной власти не приносили желаемого результата.
Из интервью с выпускницей детского дома:
В: Вы не пробовали решить вопрос со своим закрепленном жильём? Ведь
если оно было в аварийном состоянии, администрация города и района
должна была содействовать в улучшении ваших жилищных условий?
О: Пробовали, обращались в администрацию, писала я заявку даже на
окна, если не ошибаюсь, чтобы мне приехали и вставили окна, так как у меня средств не было, стипендия 200 рублей и все – это заявление потерялось,
я еще ходила раза два обращалась, но ни ответа, ничего не было.
В: Вам сказали, что ваше заявление потерялось?
О: Нет, такого не сказали, сказали: «Ваше заявление принято, девушка,
ожидайте». Ждала я год, полтора года даже, и всё.
Малая эффективность работы с органами исполнительной власти в деле
решения жилищной проблемы воспитанников усугубляется неоднократно
упоминавшейся низкой поведенческой культурой ряда её представителей.
Из экспертного интервью:
О: Конечно, наши детки, они, ну, не подарки, так скажем. Конечно, у
них есть это и потребительство, и там зависимость, и все-все до кучи. Но
есть еще вот этот компонент, который, к сожалению, тоже не дает им
нормально адаптироваться в социуме. Когда они не могут пойти и решить
свои вопросы самостоятельно только из-за того, что они не готовы сталкиваться с такими…
В: Обычными проявлениями чиновничества?
О: Чиновничества, да. Когда приходишь ты, человек уже прошедший
там огонь и воду и медные трубы и тебя это так «вырубает», что вот
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
67
как я вспомню, когда вопрос по жилью у меня был. Я пришла на консультацию, меня так там выстегали, выбрили, что я вышла, полдня рыдала.
В: Жилью детей?
О: Своему. А у нас у детей проблемы с жильем, ну, я не знаю, у 80 процентов, наверное. Им всем приходится куда-то ходить, в какие-то администрации, чтобы там выделили или там отремонтировали или еще чего-то.
Но и, соответственно, что они получают? Я нормальный человек, работающий, пришла, и меня выстегали так, что мне мало не показалось. А как
с ними обращаются?
Нельзя не упомянуть о весьма специфической практике решения жилищной проблемы, выработанной выпускниками одного из интернатных учреждений, расположенных в одном из районов области. Речь идёт об архаичной практике, когда выпускник находит семью, готовую взять его на постой, принимая продукты в виде оплаты. О подобной практике нам сообщали как эксперты, так и сами воспитанники, которые сами устраиваются
именно таким образом.
Из экспертного интервью:
О: В общежитии жить – это вообще для них проблема. Они вот здесь,
наверное, привыкают к как бы к своему коллективу, к своей семье. В общежитие не уходят, они стараются, вот у нас здесь в Асино стараются любую семью найти, пусть она какая-то семья бедненькая, или какая-то, но
чтобы только жить не в общежитии. Боятся.
В: То есть они квартиру пытаются снимать, комнату снимать?
О: Они пытаются снимать квартиру, но платить за квартиру они не
платят, а там, в училище выдают им набор продуктов, и вот эта семья
просто пользуется этими продуктами, готовит, ну, и понятно там.
В: И разрешают им жить там?
О: Им разрешают, им училище, органы опеки разрешают жить, но обследуют, соответственно.
О масштабах жилищной проблемы можно судить на основании следующего примера, приведённого экспертом: в 2009 г. Асиновскому отделу
опеки и попечительства было выделено 1,5 млн руб. на приобретение жилья для выпускников детских домов. На эти деньги удалось приобрести
3 квартиры, поскольку цены на жильё в Асино существенно ниже, чем в областном центре. По экспертным оценкам, в среднем Асиновский детский
дом ежегодно выпускает около десяти выпускников. Жилищная проблема
актуальна приблизительно для 80%. Таким образом, на скорое решение жилищной проблемы может рассчитывать в лучшем случае лишь половина
воспитанников. Определённые возможности содержатся в практике юридического закрепления за воспитанниками пустующего муниципального жилья
и обеспечения физической сохранности закреплённого жилья с помощью
договоров о социальном найме. В то же время неясно, насколько распространённой и систематической является такого рода работа и в какой мере она определяется организационными стимулами для работников, занятых жизнеустройством детей-сирот, а в какой – их личной инициативой.
Из экспертного интервью:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
Иногда муниципальное жилье какое-то удается получить, у которых
нет хозяев. Стараемся для детей его узаконить. Все равно решаем эти проблемы. Сейчас по закрепленному жилью строго. Надо, чтобы мы следили,
сохраняли его. Если есть у ребенка дом, а сам он попал в детский дом, мы
стараемся найти людей, составить с ними договор социального найма,
чтобы они жили в этом доме и сохраняли его.
Препятствиями для реализации права на профессиональное образование
являются как упоминавшийся выше низкий уровень общего образования
(структурное условие, не зависящее от воли воспитанника и выпускника),
так и пассивная позиция самих воспитанников, фактически отказывающихся
даже от достаточно ограниченных попыток самоопределения.
Из интервью с выпускницей детского дома:
В: У вас было желание попробовать в город поехать учиться или вы целенаправленно поступали в училище?
О: Куда отправили, туда и пошла, мы сами не выбирали.
В: Выбора у вас никакого не было?
О: Выбора никакого не было, собрали всех в кучу, кто выпускался, и в
принципе так: «Тот и тот идет туда, тот и тот идет сюда учиться».
В: Получается, что вам навязали учебу в училище?
О: Нет, спрашивали, конечно: «Куда ты хочешь поступить?» Но у нас
девять классов образования, и ни в какой университет в Томске нас не возьмут, кто закончил получше, того и в Томск отправили, кто 11 классов закончил, а нас, с девятью классами, всех по училищам распределили, кого в
24-е училище, кого в 8-е училище.
В: Не было желания в таком случае 11 классов закончить?
О: Закончили девять и девять… На 11 классов никто не хотел здесь оставаться, уже все считали себя взрослыми, лишь бы выйти поскорее.
В: Лично вы не высказывали желания попробовать в город уехать и поступить в колледж, лицей?
О: Нет, какой ребенок из детского дома, который, в принципе, и не выходил никуда, только так по слухам может знать, что такое город. Да, мы
ездили в город, но это так было. Нам сказали училище, мы его и закончили,
думали, что это нормально будет. К тому же это и как бы собственное
желание было, особо никто в город из нас не рвался.
Программы, занятия, направленные на интеграцию,
адаптацию детей-сирот
Работники интернатных учреждений и иных организаций, связанных с
жизнеустройством детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предлагают достаточно широкий спектр программ, охватывающих весь
круг потребностей воспитанников и выпускников интернатных учреждений,
от сенсорного стимулирования на базе сенсорной комнаты (Асиновский детский дом) и регулярного наблюдения и лечения в медицинских учреждениях
до развития творческих способностей, профориентации, а также навыков
жизнеустройства и программ сопровождения выпускников. Судя по сообще-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
69
ниям экспертов, большинство программ носит авторский характер, хотя
имеет в основе единые общероссийские модели.
Из экспертного интервью:
О: У нас есть комплексные программы по сопровождению выпускников,
по адаптации ребятишек. У психологов такие программы есть, у социальных педагогов есть такие программы. Мы создаем временные положения,
например, о проведении такого-то месячника, т. е., например, месячник
профориентации. Вот, он проходит у нас ежегодно в мартовские каникулы,
где у нас запланированы посещения учреждений образовательных, мест работы. Ну, и раньше, конечно, было проще, а теперь вот эти вот всякие
«Кем быть», и все оно, как бы не срастается с жизнью. Все равно стараемся как-то вот приблизительно к этому, вот эти программки такие создавать, положения, где ребенок может, во всяком случае, ознакомиться, где,
в каком училище, он какие может получить специальности. Ну, и, конечно,
экскурсии совершать.
Реплика эксперта относительно того, что типовые программы представляют собой рамку, которая «не срастается с жизнью», связана, прежде всего,
с получением профессионального образования и трудоустройством в условиях рыночной экономики и нежеланием как образовательных учреждений,
так и впоследствии работодателей брать на себя обузу в виде недостаточно
подготовленных, как социально, так и академически, выпускников. В этой
связи авторское содержание программ обусловлено стремлением инициативных и неравнодушных к делу сотрудников заставить схемы работать. Отсюда секрет успешности реализуемых программ обусловлен не столько собственно авторскими методиками (исключение представляет созданная в
Асиновском детском доме «сенсорная комната», предназначенная для компенсации психофизиологических дефицитов воспитанников), сколько личными сверхнормативными усилиями работников, адаптирующих и реализующих подобные программы на практике.
В качестве стабильных учреждений-партнёров в деле адаптации воспитанников и выпускников чаще всего упоминались органы опеки и попечительства. Наиболее проблемное взаимодействие связано с правоохранительными
органами, органами исполнительной власти, в ведении которых находится
решение жилищных вопросов и, в ряде случаев, с учреждениями профобразования. Претензии к правоохранительным органам носят «диспозиционный
характер» и связаны с тем, что судебные органы и органы прокурорского
надзора позиционируют себя не столько как партнёры интернатных учреждений, сколько как нарочито отстранённая карательно-надзирающая инстанция. Подобное восприятие связано не столько с функциями соответствующих учреждений, сколько с конкретными формами их реализации.
Из экспертного интервью:
О: Ну, органы опеки нас проверяют. Прокуратура проверяет.
В: Как этот контроль происходит? То есть они приходят, проверяют
бумаги?
О: Как правило, да. Но прокуратура еще периодически там что-то с
детьми беседует. Я видела такую практику, когда они приходили, допус-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
тим, документы посмотрели, потом идут так, подходят к ребенку: «Скажи, а тебя бьют здесь?»
В: Прямо вот так, в коридоре?
О: Прямо вот так. Я это сама видела, поэтому я вот нисколько не кривя, не придумывая, это было на самом деле. Или: «А ты доволен, как тебя
здесь одевают? А сколько у тебя трусов? Пойдем – покажешь».
В: И вы тут же стоите.
О: Ну, или тут же, или мимо иду. «А покажи, сколько у тебя носков».
Ага, если у тебя там не три пары носков, одни на тебе и двое еще запасных,
все – несоблюдение прав. А всех этих тонкостей, связанных там, как у
взрослых парней эти носки «летят» и как они их не хотят стирать, выкидывают, это уже как бы за бортом оказывается. Главное, найти, понимаете. Такое ощущение, что они приходят на проверку не для того, чтобы
на самом деле срез объективный получить, а уличить. Все изначально работающие в детском доме – это вруны, лицемеры. Мы вот пришли такие хорошие, мы знаем истину из первых уст, мы с детьми знаем, как разговаривать. Мы сейчас все узнаем, всю правду. Понимаете, позиция не партнеров.
В целом работу по адаптации детей, как воспитанников, так и выпускников, эксперты оценивают достаточно сдержанно: на «удовлетворительно», замечая, что в полной мере подготовленными к жизни выходят
единицы. Однако такая оценка никоим образом не говорит об отсутствии
усилий или о недобросовестном отношении сотрудников интернатных и
иных учреждений, связанных с жизнеустройством детей-сирот, к своим обязанностям. Ограниченность результата обусловлена ограниченностью радиуса действия интернатных учреждений, который в последние годы сокращается (благодаря тому, что младшие воспитанники выбывают в замещающие семьи) до нескольких лет в старшем возрасте или даже до нескольких
месяцев. Невысокая оценка связана с трудно устранимой психофизиологической отягощённостью большинства выпускников, с отсутствием эффективных механизмов решения жилищной проблемы, проблемы профессионального образования и трудоустройства.
Деятельность по развитию форм семейного жизнеустройства
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
Жизнеустройство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, является одним из приоритетных направлений государственной политики в области защиты детства и семьи.
В Томской области в последние годы проводится системная работа по
развитию семейного жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без
попечения родителей. В этой деятельности наметилась тенденция к переходу
от доминирующей роли интернатного типа воспитания к семейному жизнеустройству. Безусловно, данный вопрос вызывал интерес у экспертов, участвовавших в исследовании. Все эксперты высказали убежденность в целесообразности и важности развития семейных форм жизнеустройства. И данная
оценка сформулирована на основе значительного опыта экспертов, чьи
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
71
профессиональные приоритеты и мнения развивались вместе с изменениями
в системе защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Я знаю, что сейчас нет переполненных детских домов. Как только мы
начали развивать семейные формы жизнеустройства, детские дома значительно сократили свой контингент. И это правильно. Зачем содержать
большие детские дома. Это и помещения, и другие ресурсы, а детей там
единицы» (из текста интервью эксперта).
В то же время эксперты, имеющие многолетнюю практику работы в интернатных учреждениях, довольно осторожно высказываются о темпах и
методах перехода от интернатной модели к развитию семейного жизнеустройства.
Исходя, из многолетней практики работы, находясь на передней линии
огня, будет очень плохо, если за этой волной действительно закроют детские дома, не потому что мне детский дом нужен, нет, не от этого, потому что должна быть золотая середина какая-то» (из текста интервью
эксперта).
Это объясняется объективными факторами, связанными, с одной стороны, с качеством, количеством и практикой решения проблем детского сиротства в истории России, с другой стороны, с трудностями развития семейного жизнеустройства на современном этапе. О последних пойдет речь далее. Кроме того, есть и субъективные факторы, связанные с профессиональной историей и местом работы самих экспертов. Именно этим объясняется
«ностальгический» характер обсуждения состояния и перспектив иинтернатного воспитания в России, в том числе и в Томской области. Эксперты
вольно или невольно пытаются оправдать детские дома, показать, что детские дома играли и играют и положительную роль как в целом в системе защиты детства, так и в судьбах конкретных детей.
…Опять же детский дом играет положительную роль по части воспитанников, потому что есть плохие примеры по результатам выхода нашей
продукции, но есть и хорошие. Когда я вижу, что если бы не детский дом,
то бы ни Татьяна Воронова, ни Лена Алексеева, Настя Климова, Маринка,
когда имеют… одна закончила музыкальное училище, другая учится в педуниверситете, другая в медицинском университете, Томском государственном университете… Я говорю, что если бы не детский дом, то им бы университетов не видать как своих ушей, что они имеют возможность получить высшее образование, они прерывают ту цепочку, ту родословную и ту
генетику, о которой говорят. Это уже результат, если говорить об отдельной судьбе, то это уже хорошо» (из текста интервью эксперта).
Эксперты, понимая и осознавая необходимость и приоритетность для
ребенка семейного воспитания, считают, что требуется взвешенный и продуманный подход как к развитию системы семейного жизнеустройства, так и
при определении судьбы каждого ребенка, с учетом его ситуации и потребностей.
Мнения детей, принимавших участие в исследовании, соотносятся с
мнением «взрослых» экспертов.
Из интервью с воспитанниками детского дома:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
В.: Как ты думаешь, приемные семьи нужны для ребят из детских домов?»
О.: Если они хотят этого. Нельзя выпихивать детей из детского дома.
Нужны ли они вообще в этой семье. Да еще семья смотря какая…
О.: Для некоторых детей – да. У кого вообще родителей нет, тому-то
нужны мама, отец, чтобы их ласкали и все такое.
О.: Некоторым да, может, у кого родителей вообще нет. А ведь у некоторых есть же родители, а если они забрать их захотят, то как тогда
быть?
Одна из сложных тем – это закрытие детских домов. Это сложно как для
специалистов (сокращение, изменение приоритетов, функционала), так и для
детей-воспитанников.
Из экспертного интервью:
Когда закрывают детский дом, это травма для детей. Я буквально сама осталась без голоса, общалась со всеми детьми, объясняла, что не злая.
Если какая-т проблема, то ты придешь ко мне. Буквально с каждым ребенком разговаривала по 2–3 часа. Многим не нравился новый детский дом. И
мне пришлось держать слово, созваниваться с другими детскими домами и
переводить этих детей.
По оценкам экспертов, число детей в детских домах сокращается, при
этом меняется качественный состав воспитанников. Это в основном средние
и старшие подростки 11–12 и старше.
Это значит, отказники, возвратные, оставшиеся, которые у нас были,
родственники не взяли, ну а в семью они не пошли. Были попытки, а сейчас у
них возраст выходит. 18 лет. Все запоздали.
Среди воспитанников детских домов на сегодня достаточно много детей-инвалидов, детей с поведенческими и психическими нарушениями и детей с проблемами с плохим здоровьем. Поступают дети-сироты в детский
дом либо из СРЦН, либо из замещающей семьи.
Во всех учреждениях, где работают эксперты, ведется работа с кровными
семьями. Ее важность и полезность не подвергается сомнению. В данную
работу вовлечены и подразделения по опеке и попечительству и интернатные учреждения.
В детском доме используются два варианта работы с кровными семьями.
В исследовании приняли участие специалисты двух детских домов, в одном
и которых существует первый вариант работы с кровными семьями, т.е. поддержание родственных связей. По оценке одного из экспертов, данная работа
носит полуофициальный характер.
Из экспертного интервью:
Вот так вот, например, с кровными родителями мы не ведем работу, на
нас как бы обязанности такой нет, потому что вот есть для нас такое
постановление: с родителями, лишенными родительских прав, мы, значит,
не имеем права, чтобы дети встречались. А потом, когда идет вот у нас,
где к родителям возвращено двадцать детей, когда идет вот это вот,
так, скажем, возврат в кровную семью, у нас на суде прокурор спрашивает, ну сколько, как вот общались с родителями? То есть они друг другу
противоречат. Поэтому мы стараемся, все равно, если родитель пришел,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
73
он выглядит нормально, он, значит, стремится, пришел, ребенку какой-то
гостинец привез.
Данная работа организуется социальным педагогом, в учреждениях ведется журнал родственных связей. Зачастую ребенок ничего не знает про
своих родственников, дети поступают в детский дом с «неотработанными
кровными связями», и по родственникам нет никакой информации. В обоих
детских домах в этом случае сами специалисты инициируют данную работу,
пытаются восстановить информацию о родственниках, находят их, приглашают на встречи. Сотрудники детских домов стараются оградить ребенка от
негативного, асоциального влияния родственников. Это делается с помощью
контроля за содержанием переписки, контроля за состоянием родителей, желающих встретиться с ребенком.
Все эксперты, участвовавшие в исследовании, считают данную работу не
только важной для полноценного развития и адаптации ребенка, но и зачастую перспективной с точки зрения восстановления родителей в правах.
Из экспертного интервью:
Очень часто после того как ребенок изъят из семьи, она никем больше
не курируется, не контролируется, а вот тут наоборот происходит: в некоторых семьях ситуация меняется в положительную сторону, тут как
раз тот вариант, когда можно говорить о восстановлении в правах.
Для детей родственные связи, в первую очередь с родителями, крайне
важны. Девять из десяти детей, принимавших участие в исследовании, говорили о том, что общаются или хотели бы общаться со своими родственниками, даже несмотря на негативный опыт жизни и общения с ними в прошлом. Дети, живя в детском доме, советуются со своими бабушками, тетями,
старшими братьями или сестрами при решении важных для них вопросов.
Пятнадцатилетний воспитанник детского дома, отвечая на вопрос о возможных трудностях в приемной семье, сказал:
Главное, чтобы мне там нравилось. И с бабушкой, чтобы разрешали видеться, чтобы была возможность… Самая большая проблема была бы, если
бы с родственниками запрещали видеться».
Трое детей сказали, что если бы у них была возможность купить квартиру, то они взяли бы к себе жить своих близких родственников, с которыми
общаются.
Некоторые дети из числа респондентов испытывают определенные
трудности в общении с родственниками. В интервью были обозначены две
проблемы. При смене места жительства (другой детский дом, помещение в
замещающую семью) родственники не всегда знают новый адрес. И второе –
это общение с братьями и сестрами. У воспитанника детского дома двое
младших братьев находятся под опекой, и он общается ними только по телефону, а хотел бы общаться теснее. Девушка – выпускница детского дома,
18 лет – оказалась с братом в разных СРЦН и лишь через полгода встретилась с ним случайно на экскурсии на Воскресенской горе.
Необходимо отметить, что дети, в первую очередь выпускники детских
домов, трезво понимают состояние, жизненную ситуацию и проблемы своих
родителей (не работают, пьют, находятся в местах лишения свободы, «они
меня били» и т.д.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
Но мнения «взрослых» экспертов и детей о роли кровных связей для детей-сирот схожи.
Из экспертного интервью:
Ну, они дети, во всяком случае, они постоянно о своих родителях помнят, и пускай хоть какие мы здесь хорошие, а родители у них все равно лучше всех. Мы в этом и не стараемся их переубеждать.
Из интервью с воспитанницей детского дома:
Но если бы мне предложили сейчас еще, я бы не пошла [в приемную семью. – Авт.], так как я была маленькая, маму не видела, а сейчас у меня мама есть, я ее ни за что не виню, ну так получилось, ну что поделать. Я простила ее давно. Теперь к ней поехать хочу.
Второй тип работы с кровной семьей – это работа по восстановлению
родительских прав. Эта работа ведется в одном из детских домов, уже есть
результаты: за 2009 г. в кровную семью возвращены три ребенка. Данная
работа ведется под патронажем и при содействии подразделения по опеке и
попечительству.
Эксперты отмечают, что данная работа «штучная» и очень трудоемкая.
Опираясь на мнения экспертов и описанные ими случаи, можно выделить
следующие трудности в данной работе:
– Нет структуры, ответственной за данную работу.
Может быть, она как-то развернется, эта деятельность. Но то, что
сами они [родители. – Авт.] эти вопросы по восстановлению решить не могут, потому что опять же вот эти чиновничьи барьеры.
Пришли они в опеку, их там как попало отослали, да, там идите тудато. Пошли они в другую службу, их оттуда пнули, то есть и они проходят
вот так вот это все по круговой, отовсюду их отсылают. И когда вот они
приходят в последнее место сюда [в детский дом. – Авт.], обычно у них никакой уже веры нет, что здесь с ними будут заниматься. И приходится
брать даже некоторые функции других учреждений и вот курировать их
(из текстов интервью экспертов).
– Устойчивый негативный образ родителя, лишенного родительских прав.
Этот ярлык – был лишен, значит, все. Мы будем разговаривать с тобой
особым образом, будем особым образом к тебе относиться; Если мама лишена родительских прав, ставится клеймо, да, вот этого вечного алкоголика, вечно неработающего человека (из текстов интервью экспертов).
– Несогласованность действий служб и противоречивость требований.
Все «отшивают», туда-сюда его, и он пришел, когда вот там собирали
на опеку, ему собирали, работали в одном ключе, причем потом вскрылось,
что у него судимость. Хотя все знали, что он оттуда вышел. Тем не менее
опека сказала, что собирайте документы. Он прошел медицину, столько
этих всяких там кругов сбора этих документов прошел, а ему говорят –
нет, вам отказано. Зачем просто его вообще направляли в опеку, да? Потом
он стал собирать документы на усыновление, да, там, опять то же самое
вкруговую. Оказалось, что и здесь никак усыновление. В загсе ему не выдают. Сейчас в итоге как бы дошли до истины, что все везде мотали-мотали.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
75
В принципе, я не знаю, откуда у него столько сил на это (из текста интервью эксперта).
– Недостаточная социальная и психологическая компетентность родителей, которые нуждаются в сопровождении и поддержке специалистов в вопросе восстановления родительских прав.
Тем более что у наших родителей вообще такая мотивация-то не очень
стойкая, их нужно поддерживать, они слабые, они склонные к зависимостям. Раз они проваливались туда, это о чем свидетельствует? Тип нервной системы слабый. А никто это не учитывает (из текста интервью эксперта).
– Юридические документы приходится помогать составлять специалистам детского дома при наличии юристов в подразделении по опеке и попечительству.
И часто сидишь там, думаешь, как это доказать, потому что, как правило, у этих родителей денег нет, чтобы нанять юриста, вот, а в органах
опеки почему-то этим не занимаются должным образом. Хотя там и юристы и там, ну, все как бы специалисты, которые должны быть сведущие в
этих вопросах (из текста интервью эксперта).
– Барьеры в общении ребенка с кровными родственниками.
Без разрешения, что мать, лишенная родительских прав, не может
встречаться на территории детского дома… А как поддерживать кровные
связи, как восстанавливать в правах, если мы видим, что есть ресурс?.. Чем
меньше они [родители. – Авт.] контактируют с ребенком, тем меньше у
них мотивация к тому, чтобы что-то менять (из текста интервью эксперта).
Несмотря на вышеобозначенные трудности, данная работа ведется.
Если у родителей есть желание восстановить себя в родительских правах, то мы пишем ходатайство в опеку, ставим под наблюдение и контроль,
устанавливаем контакты с ребятишками, чтобы не терялась эта связь.
Потому что плохая она или хорошая, он все равно вернется туда после
детского дома (из текста интервью эксперта).
И «взрослые» эксперты, и дети хорошо информированы о формах семейного жизнеустройства. Дети самостоятельно перечисляли известные им
формы: патронатная, приемная, опекунская, гостевая семьи. В учреждениях,
специалисты которых приняли участие в исследовании, на первом месте по
количеству стоят приемные и опекунские семьи, на втором – патронатные и
на третьем – усыновление.
Распространение данных форм, по мнению экспертов, связано с их спецификой. Опеку главным образом оформляют родственники детей, чаще бабушки и тети. Хотя некоторые эксперты отмечали, что количество детей,
взятых под опеку родственниками, сокращается. Усыновление (форма, максимально защищающая права и законные интересы детей) реже всего встречается. Потенциальные усыновители в большинстве случаев ориентируются
на маленьких детей.
Из экспертного интервью:
Закон позволяет, хотя мы вот как органы опеки, у нас приоритетная
форма – это усыновление. Мы вначале всех своих кандидатов-усыновителей
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
обзвоним, если нет, то тогда куда деваться! А вот позиция больниц и домов
ребенка – очень жалко отдавать в приемные семьи хорошего ребеночка вот
этого со статусом. Поэтому мы вначале обзвоним своих, чтобы в первую
очередь усыновляли.
Самая массовая форма – это приемная семья. Ведущая причина распространенности приемной семьи, по мнению экспертов, финансовая. Именно
данная форма лучше всего оплачивается и социально обеспечивается. Но
это не влечет за собой однозначного вывода о превалировании материальной выгоды родителей над правами приемного ребенка.
Из экспертного интервью:
Я вижу, что даже если присутствует мотив финансовый, если он сопровождается какими-то еще мотивами, то это не есть плохо. Мы бы все
хотели больше зарабатывать, в конце концов, правильно же? Так же и
здесь, если к этому относиться как к определенной работе, есть очень сознательные работники, как мы, например. Почему бы не платить за это?
Тем более что есть средства, тем более что, ну, в детском доме он бы
был – больше бы тратилось. Поэтому вполне нормально. Другое дело, чтобы это не превращалось в какой-то конвейер.
Патронатная форма устройства развивается в одном из двух из интернатных учреждений, принявших участие в исследовании. Для примера, в данном
учреждении в 2009 г. 25 детей были отданы под опеку, в приемных семьях –
41 ребенок, в патронате – 10 детей. Патронатная форма устройства, по мнению
одного из экспертов, до выхода закона была гораздо более удобной:
Вышел этот закон долгожданный, и, мне кажется, всю перспективу
развития патроната он как-то немножечко подгубил, потому что те нюансы, которые там были прописаны, они были неудобны нам, специалистам, в работе с патронатной семьей – они очень усложнили процедуру
передачи ребенка в патронатную семью. Жесткие какие-то сроки – три
дня, пять дней. Что-то там это самое мы прямо схему себе составляли,
чтобы эти все сроки выдерживать, потому что не успеешь оглянуться,
там тебя уже стегают, что какой-то там, на один день просрочил чегото. И вот эти жесткие-жесткие рамки были очень неудобны. Мне кажется, что даже другую форму, которая считается постоянным устройством
ребенка в семью, оформить быстрее и проще, чем тот же патронат.
По мнению нескольких экспертов, есть регионы, где развитие патроната
идет более эффективно и легко. В качестве примера назывался Пермский
край. В то же время другой эксперт полагает, что данная форма наиболее подходит для подростков и как временная форма вполне может существовать.
Неоднозначные мнения сложились у экспертов о гостевой семье. Практика использования такой формы есть в обоих учреждениях. Один из экспертов высказал негативное отношение к данной форме, поскольку сам факт
пребывания ребенка в нескольких семьях на короткий срок является травмирующим:
Отдача ребёнка, рождение ребёнка в другой среде, возвращение ребёнка.
Отдача – возвращение, отдача – возвращение. И вот как зубья у пилы,
только пилим-то мы по шее ребёнка по мозгам даже точнее, вот каждое
вот это вот, это стресс, а в итоге будет посттравматическая стрессовая
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
77
реакция, которая во что выльется? Кто знает? Когда мы по факту с этим
не столкнёмся? Приходится всё дольше и дольше с ним работать, у ребёнка
падает вера не только в себя, до нуля, что он непригоден.
При выборе формы семейного жизнеустройства важнейшим фактором
является наличие родственников и их желание взять ребенка в семью. Практически все эксперты сходятся в приоритете родственников в данном случае.
На сегодня в Томской области наработан значительный опыт семейного
жизнеустройства, и эксперты делают акцент не только на количественном
росте устройства детей в семьи, но и на необходимости подготовки и сопровождения замещающих родителей и ребенка. На базе обоих учреждений
работают службы семейного устройства и сопровождения, тесно сотрудничающие с подразделением по опеке и попечительству. Эксперты, в чьи
функциональные обязанности входит данная работа, четко представляют ее
цели, задачи, этапы и содержание.
Эксперты обозначили следующие трудности и проблемные зоны в работе с семейными формами жизнеустройства:
– Передача детей в замещающие семьи не должна носить массового
характера, поскольку каждая семья и каждый ребенок индивидуален.
Да, а это именно подбор, потому что одна и та же семья, это я вот
прямо уже точно сто процентов уверена, может быть бесполезна и противопоказана одному ребенку и совершенно необходима другому. Понимаете? Поэтому здесь, ну, понятно, что нужно отбор делать в крайних там
случаях, когда там, ну, семья вообще там, не поймешь чего и только из-за
денег.
– Не каждая семья, желающая взять ребенка и проучившаяся в
школе приемных родителей, закончит эту работу и возьмет ребенка.
И есть такие варианты, у меня уже, наверное, трое, три семьи, которые вот именно на итоговой консультации говорят – да, наверное, либо рановато, либо как-то вот надо еще подумать, либо еще что-то. И они соглашаются с тем, что вот не сейчас это должно быть. Хотя в перспективе я не исключаю, что, может быть, через год, через два семья дозреет и
возьмет какого-то ребенка.
– Проблема возвратов. Все эксперты отметили, что процент возвратов
невелик, но тем не менее он присутствует. Эксперты объясняют это следующими причинами:
Надо учитывать все-таки, что, ну, бывает вот эта категория детей,
которые, не знаю даже почему, но не могут адаптироваться. Одна девочка
у нас прошла много-много семей и так ушла на панель, никак.
Чаще возвращают по состоянию здоровья. Причем тяжелое заболевание у самих родителей, а не детей.
Но по наблюдению экспертов, в некоторых случаях после возврата контакты ребенка с семьей не прерываются. Кроме этого, одной из причин становится несоответствие ожиданий замещающих родителей, реальной ситуации в семье с приходом приемного ребенка.
– Ориентация потенциальных родителей на конкретный возраст ребенка, что не всегда говорит о готовности принять в семью ребенка именно
такого возраста.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
– Неудовлетворенность родителей реакцией приемного ребенка на
воспитание в замещающей семье. По опыту экспертов, есть целая категория приемных родителей и опекунов, которые считают обязательной благодарность ребенка за его принятие в семью и ждут ее.
Есть такие, может быть, не большинство, но есть такие, есть. Мы
пытаемся объяснить им, что, понимаете, если ребенок пришел в семью – он
считает, что он необязательно должен быть благодарен. До него это,
может быть, дойдет, когда ему, может, уже 30 или 40 лет будет, когда
он это поймет. Потому что наши родные дети не всегда понимают, что
они должны быть нам благодарны. Ну и что, что мне хочется, чтобы мой
сын все время говорил: «Ой, спасибо, мама, за это. Спасибо, мама, за это»?
Может, он мне ни разу вообще не скажет. А я говорю, вы понимаете, что
другими, может, какими-то методами вы поняли, что ребенок вам благодарен: пришел, вас обнял или поцеловал или что-то – он же благодарен. Не
должен же он постоянно вам говорить спасибо.
– Проблемы адаптации ребенка и родителей в замещающей семье.
Данные проблемы обостряются в случае, если ребенок, например, переехал
жить в деревню или поселок.
– Сопровождение ребенка и замещающей семьи. По мнению экспертов, нужно дифференцированно подходить к различным замещающим семьям. Каким-то семьям необходимо мягкое сопровождение, поддержка на основе сотрудничества, а каким-то – более четкий контроль. Один из экспертов
рассказывал о визите в приемную семью, в котором она участвовала:
И получается, что родители накрыли там стол, они там нас ждали…
А мы пришли с тестами. Они, ну как-то это все так было. Родителям
обидно было, в доме отлично, супер, хорошая обстановка. Огромнейший
дом, и они намерены его потом и дальше, дальше ребенка. И они родители
ведь уже…
– Взаимодействие ребенка-сироты с приемной семье после достижения 18 лет.
По мнению экспертов, существуют три варианта развития событий. Первый вариант – это прекращение всех отношений с данной семьей. Второй
вариант – сохранение теплых отношений и контактов с семьей.
А она в семье жила, и она приезжает в гости как в свою семью. Взрослый
человек, она приезжает в семью, ей так же вот, как мы, родители, своим
вот эти банки-склянки накладывали, ей тоже это все это накладывают. Хотя ей уже 18 лет и приемная семья не обязана это делать, но они привыкают, они потом не могут, они становятся родными, если все хорошо было.
И третий вариант – ребенок продолжает жить в приемной семье после
18 лет, выплачивая бывшим приемным родителям из своих личных средств
деньги на свое содержание.
Некоторые дети, кто постарше, сами понимают, что за то, что они
живут в семье, родителям платят. Некоторые, которым исполняется
18 лет, они как бы уже родители не получают за них деньги, а дети продолжают жить в этой семье. Они начинают платить сами родителям…
Это инициатива самих детей. Дети сами говорят, что, наверное, надо
платить за питание, а то неудобно.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
79
Система семейного жизнеустройства – это область «живой» развивающейся практики, поэтому возникновение трудностей во взаимодействии
между структурами и субъектами, вовлеченными в данный процесс, – ситуация естественная. Но их решение позволит оптимизировать работу и
улучшить ее результаты.
Экспертами были выделены следующие трудности, касающиеся взаимодействия, управления и контроля в сфере семейного жизнеустройства детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей:
– Избыточное количество контролирующих органов и числа проверок отметили в качестве проблемы более половины экспертов.
Нас контролируют все кому не лень. Контролируют, но не помогают:
– Неадекватные методы контроля.
Такое ощущение, что они приходят на проверку не для того, чтобы на
самом деле срез объективный получить, а уличить.
По мнению экспертов, подобная практика является поверхностной,
травмирующей для детей и стрессовой для специалистов.
– Ориентация на исключительно количественные показатели.
С нас требуют там эти показатели, сколько передано, количество, количество, количество. При этом… качество впихнуть некуда. Мы что делаем? В качестве приложения или отдельным отчетом отправляем информацию – отчет о деятельности службы за месяц. Каждый месяц, с нас это
даже и не требуют, но мы это делаем.
Качественная подготовка замещающей семьи и ребенка процесс порой
длительный, индивидуальный, ювелирный.
Иногда это тянется по полгода. Вот вся эта процедура, чтобы одного
ребенка передать в замещающую семью, может тянуться полгода… И когда мы одного передадим, мы так рады, а нам говорят – мало. Понимаете?
И когда у нас в критериях в этих стоит «баранка», они – плохо работаете.
Все остальное содержание деятельности не видят.
– Ориентация на количество школ, а не на потребности и на конкретную ситуацию в городе, районе.
У нас сейчас другой перегиб, когда мы во всех учреждениях службы, во
все учреждениях школы приемных родителей. …Ну, оставили бы ключевые,
я понимаю, там в районе, чтобы далеко не ездить. ну, сделайте одну школу,
да, большую, городскую, нормальную, с нормальными зарплатами, а не с
выделением этих ставок.
Они не запрашивают, сколько у нас прошло кандидатов, понимаете? То
есть нам это лично нам нужно, а им это не нужно.
– «Сиротство становится сельским».
Из года в год растет прямо в геометрической прогрессии. И у департамента такая политика… они отсылают выявленных вновь, только в районы
и области. И позиция такая, что они вообще хотят прикрыть в городе все
детские дома… А передвижки-то особо нет, передвигают все в область,
вот это тоже для детей не сильно хорошо. Потому что там, не секрет,
берут семьи не всегда благополучные, тревогу бьют… Как правило, это
больные дети, они не получат своевременной медицинской помощи, которая
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
здесь в том же доме ребенка была дана. Надо было бы продолжать и лечение, и наблюдение там.
Для ребенка, родившегося в городе и прожившего там некоторую часть
своей жизни, бывает непросто сменить место жительства и переехать в замещающую семью в деревню. Кроме этого, это повышает риск распада родственных связей.
Зачастую восприятие ребенком возможности или собственного опыта
проживания в замещающей семье отличается от восприятия и оценки данного опыта взрослым.
В исследовании приняли участие пять воспитанников и пять выпускников. Из десяти детей-сирот один выпускник не имел опыта семейного устройства, трое имели опыт проживания на выходных и каникулах в гостевых
семьях, шесть человек имели опыт временного проживания в семьях за рубежом и четверо детей жили в приемных и патронатных семьях от полугода
до нескольких лет. Количество попыток закрепиться в приемной семье у некоторых детей доходило до шести. Учитывая, что одним из принципов жизнеустройства ребенка является постоянство и устойчивость, подобная практика, конечно, скажется на здоровье и эмоциональном настрое ребенка и на
его отношении к замещающим семьям.
Для большинства детей, главным образом воспитанников, лучшей замещающей семьей могла бы стать семья кровных родителей или родственников. Для ребенка-сироты бабушка, живущая рядом, контакт с которой ребенок поддерживает, часто оказывается «самым надежным человеком».
Меня отправляли в гостевую, в деревню, но мне там не понравилось. Деревня все-таки не мое. Тем более у меня бабушка есть. Патронат, приемную не хочу. Хочу к бабушке под опеку, и она не против, но у них квартиры
нет, сами снимают, прописки нет. Там моя бабушка, сестра…
В.: Ты вообще в такую [приемную. – Авт.] семью хотела бы попасть?
О.: Вообще в семью нет.
В.: Почему?
О.: Я не знаю, у меня душа как бы не лежит совсем ни на какого, привыкла я к своим. И всё.
Зачастую причинами негативного или осторожного отношения детейсирот, особенно подросткового возраста, к замещающим семьям является
прошлый негативный опыт жизни в замещающей семье, боязнь потерять
связи с родителями и родственниками или надежда что, «родители, приедут
и заберут меня», а также страх, что и замещающая семья также может «от
меня отказаться».
В.: Хотели бы вы лично пожить в приемной/патронатной семье?
О.: Нет, я даже к сестре не поехала жить, здесь лучше мне будет, потому что это же все равно не родная семья, они не будут так тебя любить, как родные родители. Может, ты им мешать даже будешь.
В.: Если нет, то почему? Если да, то почему?
О.: Они ведь все равно чужие, а если мы им помешаем, мне не хочется, потом с ними расставаться, а если к ним привыкнешь? (интервью с
воспитанницей детского дома, 15 лет).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
81
Я не знаю. Я могу что-нибудь сделать, этим родителям не понравится,
и они опять отдадут меня назад. Мы можем не поладить с их ребенком,
можем подраться. Все, они скажут, что я психованная, и отдадут обратно (интервью с воспитанницей детского дома, 14 лет).
Несмотря на сложный и неоднородный опыт проживания в замещающей
семье, воспитанники детских домов охотно обсуждали возможные ситуации
и отношения с приемной семьей. Основной трудностью было названо привыкание, адаптация ребенка к новой семье, ее традициям, требованиям, правилам.
Да, было трудно. Я никак не могла привыкнуть, что я из детского дома.
Тетя Наташа [приемная мама. – Авт.] помогала, объясняла. Я со временем
привыкла (из интервью воспитанницы детского дома, 15 лет).
Дети ожидают конфликтов в этот период, но пробуют разные стратегии
решения этих конфликтов:
– Нейтральные. Не буду ни во что вмешиваться; Я бы не ставила им условий. Может, была бы с кем-то ближе, с кем-то нет; Если они на меня
будут кричать, то и я буду на них кричать.
Дети описали портрет потенциальных приемных родителей, они хотят их
видеть молодыми, 30–40 лет, имеющими своих детей. Это должны быть люди, которым можно доверять.
Хочу, чтобы они понимали и принимали меня такой, какая я есть (из
интервью воспитанницы детского дома, 14 лет).
Они «не запретят» общаться с родственниками и кровными родителями.
В свою очередь, дети готовы помогать приемным родителям, готовы стать
для них нужными: ухаживать за младшими детьми, помогать по дому.
На основе жизненного опыта воспитанников можно сделать вывод, что
успешно прошедшая адаптация в приемной семье, терпеливое отношение и
взаимопонимание, а также учет потребностей ребенка (город/село, общение
с родственниками) приводят к хорошим результатом. Ребенок и семья становятся значимыми друг для друга, формируются устойчивые связи и после
того, как замещающая семья перестанет формально существовать – фактически новая социальная, коммуникативная система остается. И ребенок чувствует в своем окружении значимого взрослого.
На основе анализа интервью воспитанников и выпускников детских
домов можно сформулировать следующие выводы.
Среди участников исследования две девушки: воспитанница (15 лет) и
выпускница (18 лет) детских домов – имели опыт проживания в замещающей семье в США и Италии. Впечатления у девушек разные. В первом случае ребенку было комфортно в семье, но, к сожалению, отношения с семьей
прервались, а затем нашлась мама девочки. В настоящее время эта девушка
не рассматривает возможность жизни в замещающей семье и мечтает поехать к своей родной маме. Во втором случае отношения с приемными родителями не сложились и девушка вернулась в детский дом. Обе девушки были в этих замещающих семьях в подростковом возрасте, и языковой барьер
был серьезной проблемой.
В целом эффективность и естественность воспитания и жизни детей в
семье отмечали все «взрослые» эксперты, а из бесед с детьми понятно, что
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
положительный опыт жизни в замещающей семье меняет ребенка, позволяет ему развиваться и адаптироваться, делает его сильнее.
Эксперты отмечали, что дети, живущие в замещающих семьях и успешно
там адаптировавшиеся, меняются на эмоциональном уровне – становятся
раскованнее, мягче, добрее и внешне становятся красивыми, ухоженными.
Постепенно восстанавливается уровень развития, они начинают успевать по
школьной программе или осваивать программы гимназий.
Те дети, кто приезжает из семей, сильно меняются. У них даже внешний вид уже другой, прическа, одежда. Перенимают нечто другое, положительное. Они уже более раскованны, добрее, мягче. Ведут себя подругому. Чувствуют большую защищенность, хотя здесь мы стараемся их
защитить. И в школе лучше учиться начинают. И более уверенно говорят о
своем будущем.
Я вообще однозначно думаю, что, наверное, семья – это то место, где
должен жить человек (из интервью экспертов).
Общие выводы
Настоящее исследование включало в себя три основных блока задач. Это
изучение положения в области защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся
без попечения родителей, анализ осуществляемой в детских домах деятельности по социальной и психологической адаптации детей, принадлежащих к
данной категории, и изучение деятельности по развитию форм семейного
жизнеустройства детей-сирот. В ходе анализа полученных материалов были
выявлены следующие основные проблемы.
В области соблюдения прав воспитанников и выпускников детских
домов, состояния нормативно-законодательной базы:
1. Противоречия, связанные с трактовкой законов, обусловливающие
трудности во взаимодействии различных структур, ответственных за жизнеустройство детей, неразработанность нормативного обеспечения постинтернатного сопровождения. Такие противоречия, в частности, содержат, по словам экспертов, Закон об опеке, где не вполне четко обозначено разграничение полномочий и зоны ответственности различных учреждений, Закон о
патронате, затрудняющий функционирование патронатных семей.
2. Правовая некомпетентность выпускников детских домов, точнее, неумение пользоваться своими правами. Проблема заключается в том, что дети
привыкают к ситуации, когда рядом существует «гарант» их прав в лице администрации, педагогов. Поэтому они воспринимают защиту своих прав не
как свое личное дело, а как обязанность других субъектов.
3. Низкий уровень правовой защищенности выпускников интернатных
учреждений, обусловленный как их правовой некомпетентностью, неумением операционализировать полученные в детском доме знания, так и отсутствием «сопровождающих» постинтернатных структур.
4. Сложности в реализации права на жилье, обусловленные как объективными причинами (отсутствие ресурсов для выделения жилья не имеющим его), так и непригодностью закрепленного жилья или нахождением его
в сельской местности.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение прав детей-сирот, развитие форм их жизнеустройства
83
5. Нарушения прав выпускников детских домов в сфере трудоустройства,
обусловленные, в частности, тем, что не работает система квотирования рабочих мест.
Сложная ситуация с соблюдением прав выпускников детских домов актуализирует задачу создания служб постинтернатного сопровождения выпускников. В условиях, когда контингент воспитанников сокращается, целесообразно переориентировать специалистов на патронаж выпускников.
Сложности адаптационной работы в условиях детского дома обусловлены следующими обстоятельствами:
1. В последнее время основной контингент воспитанников составляют
подростки старших возрастных групп, достаточно поздно попадающие в
детский дом, отягощенные негативным социальным опытом и страдающие
различными психосоматическими расстройствами. Это делает проблемной
эффективность педагогического воздействия и коррекции их поведения.
2. Ограниченность пространства личной свободы воспитанников, жесткая регламентация их жизнедеятельности, с одной стороны, порождает протестные реакции, выражающиеся в асоциальном поведении, с другой – формирует пассивность и социальное иждивенчество.
3. Фактором социальной дезадаптации может выступать частый перевод
ребенка из одного учреждения в другое, из городского детского дома в сельский и наоборот.
4. Педагоги в детском доме не воспринимаются воспитанниками в качестве позитивных референтов, положительной ролевой модели, что делает
проблемным воспитательно-коррекционное воздействие.
5. Существенным адаптационным барьером становятся отсутствие качественного образования и ограниченные возможности его получения в постинтернатный период.
По-видимому, целесообразно по-новому ставить вопрос о функциях и
возможностях интернатных учреждений в системе реабилитации детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Новая постановка вопроса связана с тем, что на попечении таких учреждений всё больше оказывается отягощённый в медицинском отношении контингент с весьма ограниченными перспективами трудоустройства и жизнеустройства. Улучшение
перспектив, по-видимому, связано с расширением практики постинтернатного сопровождения как в функциональном, так и во временном отношении.
Проблемы, связанные с семейным жизнеустройством детей:
1. Ориентация на семейное жизнеустройство детей «смещается» в основном на различные формы замещающих семей, в то же время исследование
показало, что сами дети, относящиеся к старшим возрастным группам, предпочли бы жить с родственниками (не обязательно с родителями). Но работа
по восстановлению кровной семьи, связей с родственниками носит, скорее,
инициативный характер. Это же относится и к работе по восстановлению
родительских прав. Сами «бывшие» родители зачастую неспособны преодолеть существующие барьеры. Но единой структуры, занимающейся восстановлением родительских прав, нет, функции распределены между различными службами, требования которых зачастую не согласованы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
Т.Д. Воронина, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
2. В целом работа по семейному жизнеустройству развивается в обследованных детских домах вполне успешно и дает позитивный эффект, в чем
сходятся все эксперты. Но воспитанники и выпускники, с которыми проводились интервью, более сдержанны в оценке перспектив семейного жизнеустройства для себя лично. Причинами такого отношения к замещающим
семьям является прошлый негативный опыт жизни в замещающей семье
(большинство из 10 опрошенных имели опыт проживания в таких семьях) и,
возможно, возраст респондентов.
3. Все эксперты (а косвенно это подтверждается и позицией опрошенных
детей) уверены в том, что семейное жизнеустройство детей не может привести к ликвидации детских домов, поскольку всегда будут существовать
дети, «невостребованные» замещающими родителями. Кроме того, в условиях детского дома по понятным причинам (наличие специалистов, доступность медицинских учреждений) легче осуществлять медико- и психологореабилитационную работу с нуждающимися в ней детьми, что весьма затруднительно в условиях семьи, особенно сельской.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЕ ОТРАСЛИ
И СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНА
УДК 316.422
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова,
А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ САМОЧУВСТВИЕ
ТОМСКОГО РЕГИОНА В ПЕРИОД КРИЗИСА
Представлен портрет Томского региона в период текущего социальноэкономического кризиса. Исследование, проведённое в рамках проекта ИНО-Центра
(г. Москва) и социологической службы Циркон методами анализа документов, массового опроса населения и экспертных интервью, содержит анализ региональной политики, экономик и общественной сферы в описываемый период. Опираясь на экспертное мнение, авторы делают вывод о том, что относительно благополучное положение Томского региона в период кризиса связано как со значительной долей
бюджетных организаций и отсутствием крупных машиностроительных предприятий, так и с присутствием значительного инновационного сектора, созданного в
предыдущие годы. Анализируются политические, экономические и социальные факторы, могущие повлиять на положение региона в будущем.
Ключевые слова: экономический кризис, региональная Россия, рынок труда.
Настоящая статья написана по результатам социологического исследования, проводившегося методами экспертных интервью (N-20) с представителями политической, экономической и социальной сферы Томского региона,
а также массового опроса населения в Томске, Северске и ряде районов Томской области. В процессе интервьюирования экспертов и в ходе массового
опроса использовался инструментарий, включая гайды экспертных интервью, анкету для массового опроса и основные параметры экспертной и массовой выборок, предложенные Московским ресурсным центром – социологической мастерской И. Задорина (Циркон). Исследование проводилось в
течение первой и второй декад октября 2009 г.
Экономика Томской области в период кризиса. Общий обзор
Специфика Томской области определяется рядом факторов, в числе которых можно выделить выраженную территориально-экономическую дифференциацию: малозаселенные северные районы – нефте- и газодобыча,
наиболее заселенная южная часть, включая Томск и город-спутник Северск, – место сосредоточения обрабатывающей промышленности, электроэнергетики, научно-образовательного комплекса Томской области. Другим
фактором является отдаленность от важнейших транспортных коммуникаций, своеобразная «тупиковость» области.
Следует также отметить, что структура экономики области имеет ресурсную направленность с преобладанием добычи и первичной переработки
углеводородного сырья. В последние годы наблюдается сокращение объемов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
инвестиций в данную отрасль, что может привести к снижению объемов добычи нефти в будущем. Тем не менее Томская область считается динамично
развивающимся регионом. По достигнутым показателям согласно оценке
Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации
Томская область является регионом со средним уровнем развития (19-е место среди 89 регионов России).
Традиционно Томская область занимает одну из лидирующих позиций
по ВРП по Сибирскому федеральному округу. В 2008 г. ВРП составил более
240 млрд рублей, или 103,2% относительно 2007 г. (реальный ВВП РФ за
2008 г. – 105,6%)1.
Несмотря на то, что в последние годы областная власть в качестве стратегического приоритета заявляет развитие инновационных наукоемких производств (с опорой на научно-образовательный комплекс г. Томска), наиболее
значимой отраслью продолжает оставаться добыча углеводородного сырья. По
мнению ряда экспертов, именно она обеспечивает от 50 до 75% поступлений в
бюджет (с учетом косвенных платежей). В ходе опроса экспертов в контексте
настоящего исследования получены оценки, согласно которым с 2005 по 2009
г. доля нефтегазовых поступлений в консолидированный бюджет постоянно
снижалась и в 2009 г. составляла менее 40%, в то же время на долю только
научно-образовательного комплекса в ВРП области приходилось 7%.
Из экспертного интервью (политика, регион):
С 2002 г. мы рассматриваем научно-образовательный комплекс у себя в
регионе как отрасль экономики. Должна сказать, что вот задачи, которые
ставит перед собой американское правительство, насколько мне известно,
к 2020 г. долю таких отраслей экономики, как здравоохранение и образование, в структуре валового внутреннего продукта США довести где-то до
27 процентов. У нас сегодня доля научно-образовательного комплекса
7 процентов.
Что происходит: кризис?
Практически все информанты едины в том, что наблюдаемые в настоящее время падение производства, объёмов инвестиций, уровня жизни и рост
безработицы свидетельствуют о системном кризисе. При этом представители
политической сферы квалифицируют национальную версию кризиса как
продолжение мировых тенденций, связанных с финансовыми факторами,
ростом необеспеченных кредитных обязательств, в случае России – стремлением наращивать потребление без адекватного роста производительности
труда и чрезмерной зависимостью от экспорта углеводородов, которая избавляет от необходимости модернизации других отраслей, тогда как представители бизнеса, общественного сектора и некоторые представители власти обращают внимание на политические причины кризиса: неэффективность вертикали власти как инструмента управления и разрушение предпринимательского слоя и предпринимательской мотивации.
1
Социально-экономическое положение Томской области в 2008 году // Официальный сайт
администрации
Томской
области
[Электронный
ресурс].
Режим
доступа:
http://tomsk.gov.ru/ru/economy_finances/socially_economic_status/position_2008.html, свободный.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
87
Из экспертного интервью (бизнес):
О: Многие экономики, страны, где вертикаль власти не выстроена с
той основательностью, что у нас, исходя из тех принципов, выбираются из
кризиса быстрее, чем Россия. Что касается любимого многими китайского
примера, то Китай вообще история особая, с ним равняться-то вообще
России не стоит ни с какого боку. И в Китае дело не столько в вертикали
власти, сколько в тех возможностях, которые Россия потеряла уже в 20-м
веке, а которые в Китае ещё до сих пор есть, безбрежный ресурс дешёвой
рабочей силы, не до конца замордованной деревни и возможности урбанизации и всё прочее, все прочие шансы, которые Россия в 20-м веке упустила.
Поэтому связывать надежды с укреплением вертикали я бы, вообще говоря,
не стал. И сама-то по себе эта вертикаль, на мой взгляд, уже мало чем
управляет реально. Каждый шаг по её укреплению в дальнейшем, на мой
взгляд, он будет увеличивать только те самые транзакционные издержки, о
которых я говорил.
Лейтмотивом высказываний этой части экспертов является мысль о том,
что лучшая позиция власти: не мешать региону, обеспечив ему право пользоваться налогами с собственной ресурсной базы и не пытаться помогать
бизнесу.
Из экспертного интервью (бизнес):
Вот я знаю совершенно конкретный пример – это «Элекард», это предприятие, связанное с программным обеспечением, такое инновационное,
если использовать такую современную терминологию. Предприятие, которое активнейшим образом работает на международном рынке за счёт того, что у них уровень себестоимости за счёт оплаты рабочей силы существенно ниже, чем в тех же самых Штатах, они спокойно выходят со своим
программным обеспечением куда угодно, на какие угодно рынки, оно очень
эффективно. Он отлично может работать, если какие-то льготы получит,
то он будет рад. Не получит – обойдётся, ему главное, чтобы государство
не мешало.
Из экспертного интервью (бизнес):
Я рад тому, что наступил кризис, потому что все зашло в тупик. Особенно в России, то есть абсолютно неправильные экономические модели, и
каким-то путем, может быть даже вот с помощью кризиса все-таки мы
должны выйти все-таки на какой-то естественный и относительно правильный путь, потому что то, что сейчас происходит в России, – это абсолютно неправильно. Мы знаем экономические модели, которые сейчас, ну
вот цикл производства, банковская дисциплина, там так далее – все совершенно алогично и есть хотя бы какой-то шанс, что каким-то образом все
станет… Ну, нету русского пути в бизнесе. В экономических моделях, есть
простой всемирный логический путь: работаешь, думаешь, ответствуешь, – ты должен быть востребованным и ну оцененным, скажем так, да?
У нас, если уж говорить про состоятельность, то она совершенно по другим принципам происходит в России, вот и начиная с весны у меня великая
хандра по поводу того, чего я делаю вообще, то есть я алогичен, при моем
ежедневнике без выходных, без отпусков, оказывается, я алогичен, то есть
если говорить про какой-то относительный успех, его добиваются люди,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
которые не приносят обществу вообще никакой пользы, которые просто
тырят, воруют и осваивают вот эти бюджетные средства, или там какие-то мошеннические схемы, когда человек не производит вообще ничего,
пользу обществу не оказывает, а оказывается на коне и с ресурсами и так
далее. Вот почему я рад кризису, и, наверное, одно из названий этому, наверно, есть кризис.
Позиция власти, кроме интервью, отражена в послании губернатора
Томской области В.М. Кресса, опубликованного на сайте администрации
области 18.11.09.
Фрагмент послания:
Если попытаться коротко назвать главную причину сегодняшнего кризиса, то это потребление, превышающее производство. И россияне, и томичи в том числе не являются лишь жертвами кризиса, «которым Америка
заразила весь мир». Мы тоже внесли свой вклад в создание спекулятивной
экономики и «мыльных пузырей». В томской экономике также медленно
шла диверсификация, оптимизация бюджетных расходов, был допущен перегрев строительного рынка1.
Пройдено ли «дно» кризиса?
Отвечая на данный вопрос, информанты не только использовали весь
спектр позиций, с преобладанием второй и третьей (дно пройдено, но стабилизация будет непрочной и «дно не достигнуто, следует ожидать дальнейшего падения»), но и предложили собственные версии. Среди них обозначена
как чрезвычайно оптимистическая оценка: дно не достигнуто и не будет достигнуто в силу высокого потенциала экономики (эта позиция выражена
представителем муниципальной власти и, по-видимому, отражает скорее
локальную перспективу), так и желание избежать какой-либо конкретной
констатации: трудно судить о том, пройдено ли дно, поскольку крайне неясны представления о самом «дне» в силу весьма специфического характера
российской экономики. Такой позиции придерживаются некоторые представители общественной сферы.
Я бы не придерживался ни одной из этих трех точек, потому что дна
кризиса мы можем достичь только тогда, когда мы могли бы говорить об
экономике, удовлетворяющей платежеспособный спрос, имеющийся у нас в
Российской Федерации, и экономике изолированной, но поскольку экономика
у нас является открытой, с одной стороны, с другой стороны, мы не обеспечиваем конкурентоспособным образом платежеспособный спрос, мы не
находимся в ситуации ясности. Говорить о дне можно только тогда, когда
имеешь о нем ясное представление. А такого ясного представления, я думаю, ни у кого быть не может, поэтому перспектива неопределенная, и
каким образом будет развиваться экономическая ситуация в среднесрочной
и в долгосрочной перспективе, совершенно неясно.
1
Послание губернатора Виктора Кресса депутатам Государственной Думы Томской области «Через кризис – к развитию» // Официальный сайт Администрации Томской области
[Электронный
ресурс].
Режим
доступа:
http://tomsk.gov.ru/ru/economy_finances/anticrisis/message_kress/present.html
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
89
По мнению ряда информантов, кризис в России был закономерным не
только вследствие включённости страны в общемировые тренды, но и вследствие отказа от решения задачи глубокой и радикальной модернизации политической, экономической и социальной сфер в период высоких цен на углеводороды. В результате к докризисному периоду были лишь частично достигнуты показатели дореформенной экономики. Однако такое достижение
было не следствием модернизации, а проявлением «восстановительного роста», происходившего отнюдь не оптимальным образом, во-первых, за счёт
нефтегазовых денег, т. е. за счёт перекоса в экономическом развитии; вовторых, на фоне системной деградации национальной экономики, политической системы и общества. Следствием деградации и усугубившего деградацию кризиса является безнадёжное отставание национальной экономики и
смежных сфер общественной жизни, в частности образования.
Из интервью с представителем региональной власти:
В стране происходит настоящий кризис, он не является финансовоэкономическим, он не имеет только финансовые причины, безусловно. И
даже, как ни парадоксально, он не имеет только экономическую причину.
Он имеет социальные причины, он имеет и ментальную причину. Дело заключается в том, что вся старая модель экономики, попытка изменить
которую была вот за эти двадцать лет теперь уже, получается, да? Ну,
то есть приватизация. Этот этап, он как бы пройден, но все равно это
мощности все советские. Фактически мощностей никаких новых не было
создано, никаких новых, ничего этого не было сделано. Это было доиспользовано, это называется «восстановительный рост». И совпало это еще,
естественно, как это всегда бывает в России, это совпало со снижением
цены на энергоносители и на основные экспортные статьи: металлы там и
все такое прочее. Он как бы подтолкнул. Это произошло не потому, что
цены упали на нефть, а потому что держалась экономика еще пока. Но
вместе с этим пройдет естественная деградация экономики очень сильная.
Она идет. Но идет деградация не только экономики, идет деградация политической системы. Идет деградация, как ни странно покажется, университетских «вещей», как это вот назвать. Несмотря на то, что мы получили, там, технический университет – Томский политех – национальный исследовательский. И вот то, что я знаю, какие хотели критерии вложить
вот в этот университет. К нему не подходит никто из наших, потому что
никто из наших, ни за какие 10 лет не сможет войти, ни в какие «десятки»
или даже «сотни», или даже теперь «пятьсот» есть – Шанхайские списки.
И деньги, которые сегодня даются, они изменят ситуацию для Томска, но
для России они ситуацию не изменят. А хотели-то для России изменить
ситуацию, хотели, чтобы эта группа национальных университетов, она
взялась за решение общенациональных проблем российских.
Вследствие глубины кризиса и его системного характера ожидать скорого выхода из него проблематично.
Из интервью с представителем региональной власти:
Я склонна какие-то давать оценки в части своей компетенции. И кризис
все-таки затрагивает, прежде всего, экономическую, инвестиционную деятельность и, безусловно, рынок труда, как институциональную сферу, ко-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
торая охватывает все эти вещи, поэтому я все-таки буду говорить о рынке труда. И в этом плане я не думаю, что мы прошли полностью этот период, хотя некоторое улучшение наметилось, небольшое. Но я не думаю,
что мы прошли основную острую фазу.
Кризис в регионе: общая оценка, наиболее острые проблемы
Сопоставляя ситуацию в регионе с соседними областями, эксперты дают
следующую единодушную оценку: в Томской области кризис протекает менее остро, чем у соседей в Новосибирской, Кемеровской области и Красноярском крае. Однако причины меньшей остроты связываются с разными
факторами. По мнению экспертов, представляющих власть, определяющую
роль играет диверсифицированный характер томской экономики, спрос на
инновационную продукцию, прорыв к производству которой удалось осуществить в годы высоких цен на углеводороды, а также высокий уровень образования и «сознательности» населения. По мнению представителей бизнеса
и общественного сектора, сравнительно меньшая острота кризиса относительна. Область не была особенно богатой и процветающей в докризисные
годы, не имела мощной промышленности, в частности машиностроения или
масштабных проектов, поэтому и падение было неглубоким.
Из интервью с представителем общественного сектора:
Учитывая предысторию девяностых годов, когда, по моим представлениям, томская промышленность была совершенно потеряна и действительно достигла дна, то есть нулевых показателей, рост же двухтысячных
годов эти нулевые показатели не… он был в процентах значителен. Да, в то
время как в абсолютном количестве вот мы, конечно, до уровня восьмидесятых, конца восьмидесятых годов не поднялись, с одной стороны, а с другой стороны, это наше движение было не настолько быстрым, насколько
мы могли видеть экономический рост, скажем, Кемеровской области, Новосибирской области или Красноярского края. Поэтому и падение было не
настолько существенным, насколько существенным было падение в соседних регионах.
Наиболее острые проблемы, проявившиеся в период кризиса, мало отличаются от общероссийских и включают в себя рост безработицы (по данным
мониторинга областной администрации1 в январе – сентябре 2009 г. за содействием в поиске подходящей работы в органы службы занятости населения Томской области обратились 54 758 человек, что на 56% больше, чем в
январе – сентябре 2008 г., численность безработных граждан, состоявших на
учете в центрах занятости населения на 1 октября 2009 г., составила 16 260
человек (на 1 октября 2008 г. – 9572 человек), уровень регистрируемой безработицы на 1 октября 2009 г. составил 3% от экономически активного населения, на 1 октября 2008 г. – 1,7%), падение объёмов производства по ряду
отраслей, приостановку ряда важных проектов. Именно последнее проявле1
Мониторинг социально-экономического развития Томской области в январе – сентябре 2009 г. // Официальный сайт Администрации Томской области [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://tomsk.gov.ru/ru/economy_finances/socially_economic_status/monitoring,
свободный.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
91
ние отражает специфику региона, поскольку такая приостановка, в частности
инфраструктурных проектов, а также сокращение налоговой базы, связанное
с передачей «налога на недра» на федеральный уровень, угрожают предпринятому в области переводу экономики на инновационный путь развития и
снижению зависимости от ресурсной составляющей. Соответствующие риски носят долговременный характер.
Долговременные последствия может иметь и ухудшение базы продуктивной деятельности главного достояния региона – его научнообразовательного комплекса (НОК). В настоящее время региональный НОК
выглядит достаточно благополучно. Большое количество мощных и именитых государственных вузов, три из которых в своё время получили статус
инновационных, а один стал Национальным исследовательским университетом, обеспечивает высокую долю населения со стабильными и высокими,
даже в период кризиса, доходами и, соответственно, высокий платёжеспособный спрос со стороны представителей НОК. Однако если рассматривать
НОК как часть более широкой образовательной системы, включающей также
начальное и среднее образование, становятся заметными признаки деградации данной сферы вследствие ухудшения шансов на качественное образование начального и среднего уровней у значительной части населения. Недостаточный уровень довузовского образования вынуждает вузы адаптировать
как «входные» требования, так и сам процесс преподавания к более слабым
студентам, что в перспективе приведёт к деградации Томского НОК.
По каким признакам будет заметен выход из кризиса в регионе?
Информанты называли как общие, «формальные» признаки, такие как
рост производства, инвестиций в основной капитал, рост предложения долгосрочных рабочих мест, так и признаки, характеризующие их собственные
сферы деятельности: сохранение или оживление на рынке рекламных и некоторых строительных услуг, например. В то же время представители бизнеса и общественного сектора воспринимали данный вопрос скорее как теоретический, поскольку реалии, как региональные, так и федеральные, серьёзных оснований для оптимизма не дают. Более того, эксперты допускают усугубление последствий кризиса для частного бизнеса в связи с возможным
усилением налогового бремени.
Из экспертного интервью (бизнес):
…Если он [выход из кризиса. – Инт.] начнётся в связи с позитивными
процессами в мировой экономике. Ну а главное, чего не случилось, что могло
бы стать какой-то предпосылкой более менее стабильного роста. Кризис
ведь за год не создал никаких предпосылок для структурной перестройки
экономики, то есть те проблемы, которые были, они остались. Ну да, каждый на своём месте чуть-чуть оптимизировался с точки зрения затрат, но
многие, кто не оптимизировался, те не выжили. А собственно и всё. Никаких сдвигов в лучшую сторону в смысле облегчения проблем для бизнеса мы
не видим. Мы ожидаем роста налогов, вот когда… Новый налог, он ударит
по бизнесу очень сильно. По всей вероятности, результатом этих действий
станет то, что какая-то часть бизнеса ещё и в тень уйдет, то все те, кто
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
из тени выходили, будут снова в тень уходить. А в общем, никаких предпосылок для такого серьёзного оптимизма нет.
Какие мировые, общероссийские и региональные события
повлияли на кризис в регионе?
Данный вопрос вызвал, пожалуй, наибольшие затруднения информантов. Безусловно, у экспертов присутствовало понимание вовлечённости
областной экономики в мировую систему разделения труда, в частности
роли падения цен на углеводороды, усиления конкуренции с предприятиями Китая (для машиностроения), однако названные обстоятельства являются фоном протекания кризиса на всём национальном пространстве, для
области они не создают специфической ситуации (в частности, падение цен
на продукцию нефтегазовой отрасли было, во-первых, не столь резким, как
в 1980-е, когда ситуация в северных районах Томской области действительно была острой; во-вторых, экономика региона не является настолько
монопрофильной; наконец, снижение цен на углеводороды затронуло не
только область, но всю страну). Гораздо более важную роль, по мнению
экспертов, сыграла передача «налога на недра» на федеральный уровень.
Отметим, что данное замечание высказывалось в контексте ответа на другие вопросы гайда. Также, в другом контексте, назывался такой важный
для ситуации в регионе фактор, как усиление межрегиональной конкуренции, прежде всего на инновационном поле. По мнению эксперта,
Томск больше не может ориентироваться на столичные города и Екатеринбург, а должен рассматривать в качестве своих конкурентов Новосибирск, Красноярск и Пермь. Примечательно, что состоявшееся в период
проведения интервью присуждение статуса национального исследовательского университета Томскому политехническому университету упоминалось информантами крайне редко, хотя как обстоятельство безусловно
позитивное.
Предприятия каких отраслей экономики в наибольшей степени
пострадали от последствий экономического кризиса? А какие
пострадали в наименьшей степени? Какие предприятия, отрасли
нуждаются в помощи? Почему?
По мнению большинства экспертов, в наиболее сложном положении
оказались строительная отрасль региона и машиностроение. Однако вследствие различных объёмов производства, различных долей названных отраслей в экономике региона именно падение показателей строительной отрасли
воспринимается как проблема, наиболее острая и требующая энергичного
вмешательства региональной власти.
Судя по экспертным оценкам, усилия по поддержке отрасли предпринимаются и дают эффект. Он проявляется двояким образом: во-первых, ухудшение ситуации констатируется прежде всего самими строителями и властью, а не населением, не «обманутыми дольщиками», претензии которых в
публичном пространстве пока мало озвучены; во-вторых, пока удаётся избежать масштабных банкротств в отрасли и прекращения строек.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
93
Из экспертного интервью (бизнес):
О: Власть ожидает с тревогой, возможно начало митингов дольщиков,
обманутых, а ситуация с застройщиками, она сейчас очень серьёзная. Есть
уже материалы в арбитражах разных, я уже видел, применительно ко многим крупным строительным фирмам. Подача исков о банкротстве.
В: То есть у нас это тоже уже началось и есть обманутые дольщики?
О: Ну они пока находятся, обманутые, да это неважно, этот процесс
находится в самом начале, но может очень быстро развиться.
В: Просто меня один чиновник городской уверял, что в Томске, Томской
области вот этого явления в принципе нет. Он сказал примерно так: мы
успели избежать обманутых дольщиков.
О: Этого избежать пока, если они сумеют, как-то эти процессы притормозить, то респект им и уважение, но вот есть эмпирический факт, мы
про него пока не говорим, чтобы не спровоцировать, ситуацию не расшатать. Есть иски в судах, вот они реально есть, иски в судах, от частных лиц,
иски в судах от пенсионных фондов, ещё от некоторых структур, разных
коммерческих партнёров к крупным томским строительным фирмам. Как
дальше этот процесс будет развиваться? До сдачи одного объявления о банкротстве одной из этих фирм, которые могут случиться, как этой волной
накроет многих очень. И это может стать очень важным таким для области ударом. Власть вообще в курсе, может где-то ещё и сманеврировать.
Достаточно привлекательно выглядит ситуация с инновационными производствами, в которых произошло некоторое замедление роста, но никак не
падение объёмов производства. Это обстоятельство как значимое и позитивное отмечается информантами из всех сфер: властной, предпринимательской
и общественной.
Из экспертного интервью (региональная власть):
И совершенно другая ситуация сегодня у инновационных компаний. Я
всегда говорю, привожу пример, задаю вопрос трем предпринимателям:
директору ТЭМЗа, директору Элеси и директору Микрана, говорю: как вы
оцениваете ситуацию, все трое говорят – плохо, но когда говорит директор ТЭМЗа, у которого объем реализации к уровню прошлого года упал на
70 процентов, это плохо, когда мне говорит Чириков, Элеси – плохо, то он
что имеет в виду, что в этом году планировал, что в этом году он прирастет по объемам реализации на 50 процентов, а он прирастет только на 30,
он говорит – плохо. Когда я спрашиваю Гюнтера, Микран, он говорит – плохо. Я говорю: в чем плохо? Потому что у меня такая ситуация, что я смог
закрыть только 75 процентов заказов, которые мне готовы были разместить. Для него это тоже плохо, то есть ему не хватает производственных
мощностей и людей, чтобы выполнить все заявки. Вот три позиции: плохо.
Но на самом-то деле ситуация разная, и мы совершенно точно убеждены,
что предприятия инновационного бизнеса, а они у нас в основном малого и
среднего, они оказались в более устойчивой ситуации, нежели предприятия
традиционные. Традиционных отраслей экономики.
В целом ни в одной из отраслей, даже в строительной, положение не является катастрофическим. О положении различных отраслей региональной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
экономики в сравнении друг с другом говорят финансовые результаты деятельности предприятий.
Какие действия предпринимают сами предприятия региона,
чтобы противостоять последствиям экономического кризиса?
Примеры успешных и неуспешных
антикризисных стратегий предприятий региона
Действия, предпринимаемые компаниями региона, скорее можно отнести
к традиционным практикам, а не к «лучшим». Кроме благополучных инновационных предприятий и предприятий пищевой отрасли, удерживающих
свои позиции благодаря сохранению спроса на свою продукцию и разного
рода поддержке со стороны региональной власти, в области существует достаточно много работодателей, практикующих такие формы, как сокращённая
рабочая неделя, неоплачиваемые и частично оплачиваемые отпуска, задержки с выплатами заработной платы. Последняя форма наименее популярна
вследствие повышенного внимания к ней со стороны органов региональной
власти и профсоюзов. К «замораживанию» занятости отношение более толерантное. Так, по мнению информанта, представляющего региональные
профсоюзы, руководство соответствующих предприятий пытается облегчить
течение кризиса и снижение зарплаты тем, что не просто отправляет работников в отпуска, а организует с ними встречи, на которых объясняет свои действия и перспективы дальнейшего развития ситуации как в стране, так и в мире.
Отметим, что представители региональной власти высказываются в адрес подобных разъяснений иронически, а к самим практикам «замораживания» относятся как к неизбежному злу, но не как к образцу для тиражирования.
В качестве положительных практик были названы примеры оптимизации
и реструктуризации производства, которые при существенном сокращении
численности работающих не привели к свёртыванию объёмов производства.
Вызывают положительную оценку и компании, сохраняющие персонал в
связи с производящейся на них модернизацией и формированием перспективного портфеля заказов, хотя судьба таких предприятий пока не ясна.
Из экспертного интервью (муниципальная власть):
Есть прекрасный пример – ТИЗ [Томский инструментальный завод. –
Инт.], допустим и «Томский подшипник». Предприятия находятся практически в банкротном состоянии, очень тяжелое положение. Но что делает
сегодня ТИЗ? Они сегодня выкупили земельный участок в Лоскутово [посёлок в окрестностях областного центра. – Инт.], фактически уже почти уехали из Кировского района города Томска, сократив в 10 раз примерно земельный участок, примерно уже кратно сократив свою численность. Вложены достаточно эффективно инвестиции, когда вместо того, что раньше 10 человек стоит женщин и делают одно сверлышко, затачивают, делают ручную операцию. Сегодня эти 10 человек заменяются одним станком
и, естественно, вместо 10 остается 2: наладчик и оператор. Идет вот такое сокращение. Но я вот был на этом предприятии, и как раз видно, насколько эффективно менеджмент предприятия работает. По повышению
производительности рабочих мест. То есть фактически сократив кратно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
95
предприятие по площадям, по численности, по номенклатуре оборудования,
они на сегодняшний день ни одной единицы продукции не уменьшили. То есть
они сколько продукции производили, столько и производят. Они пока не увеличили, поскольку оптимизировали предприятие. А дальше у них есть программа увеличения. «Томский подшипник» – на сегодняшний день производство находится в кризисной ситуации, львиная доля людей находится сегодня в отпуске без содержания, но они их не увольняют. Они сегодня проработали, и реализуется программа. И есть все основания надеяться, что к
10-му году запустится крупнейшая в России, мирового уровня, новейшая
технология по производству современных подшипников. И уже сегодня пакет заказов на комплектующие этого завода, заявки поступают из Германии и других стран Европы.
Оказывает ли федеральная власть помощь предприятиям региона?
Каким? Почему были выбраны именно эти предприятия? Какая именно
помощь оказывается? Какая еще помощь от федеральной власти
может быть необходима предприятиям региона?
Экспертные оценки действий федеральной власти достаточно сильно
различаются. И представители власти, и эксперты из других сфер говорят о
редистрибутивной стратегии центра как доминирующей, и те и другие отмечают негативные последствия НДПИ для Томского региона, однако если
в суждениях экспертов из бизнеса и общественного сектора преобладает
склонность отрицать позитивную роль вертикали власти и господствует
тональность «чем больше она будет централизовать это распределение ресурсов, тем труднее будет и ей и регионам», то у экспертов из властных
структур присутствует и стремление найти некоторый позитив в действиях
власти федерального уровня. Позитив заключается в том, что как с точки
зрения реальных задач управления экономикой и обществом, так и с точки
зрения задач пропагандистских в период кризиса чрезвычайно важны позитивные примеры, «зелёные ростки». Причём особенно ценны такие «ростки», которые не просто выживают, но демонстрируют способность усвоить
главный урок кризиса, заключающийся в необходимости реструктуризации
экономики, перехода её на инновационный путь развития. Инновационный
сектор области даёт возможность предположить наличие таких «ростков»,
а отсутствие серьёзного провала машиностроительной отрасли вследствие небольшой её доли в региональной экономике, сокращение доли нефтегазодобывающей компоненты в последние годы делает позитивные
примеры особенно заметными. В связи с привлекательностью области как
«положительного примера», примера прогрессивного развития особенно
важны (и называются экспертами от власти) такие меры федеральной
поддержки, которые находятся в русле стратегических приоритетов развития области: кредит на строительство дороги к площадке Техниковнедренческой зоны и присвоение статуса национального исследовательского университета Томскому политехническому университету. Тема
списка приоритетных реципиентов федеральной и региональной помощи
рассматривается ниже.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
Мнение эксперта, представляющего региональную власть:
В: Федеральное правительство оказывает какую-то помощь?
О: Да, конечно.
В: А в чем она, эта помощь, выражается?
О: Ну, во многом. Непросто с ними, конечно, работать – «Москва слезам не верит», ничего не поменялось. Более того, Москве тоже не позавидуешь, ситуация там непростая была. Я имею в виду в плане бюджета. Ну,
во-первых, мы получили вот кредит на дороги. Мы получили субсидии, которые выравнивают бюджетную систему, то есть дотации на выравнивание,
нам дали приличные деньги. То, что мы не собрали в виде налогов. Ну, более
того, я считаю, что сегодня вот этот кризис, он вообще для Томской области сыграл уникальную роль – нас вообще заметили. Нас заметили и к
нам начали присматриваться как реально к региону создающему…
Мнение эксперта, представляющего бизнес:
О: Федеральная власть могла бы помогать регионам тем, чтобы могла
выполнять свои обязанности федеральной власти, которые она осуществляет плохо. Она не принимает нужных законов, принимает ненужные законы, типа увеличения налогов на... социальных, это удар по бизнесу, это удар
по экономике, я в этом абсолютно убеждён. А принимая какие-нибудь, то
же самое вот изменение с НДПИ, налогом на добычу полезных ископаемых,
это тоже удар по региону. Причем понятна логика власти, что она пытается сделать? Она пытается сосредоточить ещё большее количество ресурсов в своих руках, ещё более усилить свою распределяющую функцию. Но
она с этим уже сейчас не справляется. А чем больше она будет централизовать это распределение ресурсов, тем труднее будет и ей и регионам.
Я поражаюсь, что эта простая мысль, она в Москве в головах не в чьих…
Оказывает ли региональная власть помощь предприятиям региона?
Каким? Почему были выбраны именно эти предприятия? Какая именно
помощь оказывается? Какая еще помощь от региональной власти
может быть необходима предприятиям региона?
Ответы на данный вопрос также неодинаковы. Если представители власти говорят о наличии стратегии или, по крайней мере, о системе достаточно
эффективных действий власти по поддержке региональной экономики, то
часть представителей бизнеса и общественного сектора говорит об отсутствии системы и стратегии, о преобладании мер «пожарного характера». Повидимому, понятие «стратегия» может быть корректно использовано только
тогда, когда оно означает систематические усилия по обновлению экономики области, использованию шанса, предоставленного кризисом, созданию
фундамента для устойчивого развития региона в будущем. Большинство
экспертов, представляющих региональную власть, а также часть экспертов
из общественного сектора и бизнеса говорят о такой перспективе. Однако,
суммируя их оценки, кризис скорее доказывает предпочтительность инновационного развития, а не предоставляет возможности. Необходимость снять
остроту, не допустить резкого роста безработицы, падения уровня жизни
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
97
населения и массового протестного поведения вынуждает принимать временные меры, по определению, не могущие иметь стратегического значения.
Из экспертного интервью (НКО):
Приоритеты ведь могут выбираться различным образом. Можно выбирать приоритеты исходя из социальных последствий, скажем, закрытия или банкротства того или иного предприятия. Ну, по очень простому
принципу: чем больше число работающих, тем опаснее банкротство такого предприятия. И видимо, насколько я понимаю, областная власть
идет по этому пути. Можно выбирать приоритеты другим образом, например поддержать те предприятия, которые имеют наиболее… которые могут расти в кризисное время за счет спроса на их продукцию более
быстрыми темпами, нежели другие предприятия, то есть развиваться
успешнее, чем остальные. Ну, во-первых, не очень ясно с платежеспособным спросом, и поддержать такие предприятия – это, конечно, дело более эффективное и, конечно, очень тонкое, на которое, видимо, вот в
этой ситуации не готова ни региональная, ну, я думаю, даже и ни федеральная власть, несмотря на декларации. Вот исходя из этого принципа
помощь и распределяется.
Показателен пример с составлением списка наиболее важных для региона предприятий, которые могут рассчитывать на преимущество в получении
поддержки от региональной власти в период кризиса. Критерии выделения
таких предприятий достаточно очевидны и понятны. Это доля налоговых
отчислений в бюджет, количество рабочих мест и размеры зарплаты, наличие «прорывных» технологий и мультипликативного эффекта от поддержки
предприятия (конкурентоспособность).
Из экспертного интервью (региональная власть):
В: Некоторые предприниматели в интервью говорили о том, что у «Белого дома», я почти цитирую, есть список избранных.
О: Да, это правда.
В: А критерии включения в этот список?
О: Ну, он обнародован везде – это социально-экономическая значимость
для региона. Первое, это налоговые отчисления; второе, это количество
рабочих мест и средняя заработная плата, потому что одно определяет
другое; третье, это конкурентоспособность бизнеса, то есть наличие там
прорывных технологий, которые... Вот. Ну, и четвертое, это, конечно,
мультипликативный эффект. Ну, то есть возьмите университеты, там
эффект не только с точки зрения бюджета, это еще и колоссальные потребители всех услуг, которые сегодня в регионе производятся.
Четыре критерия с детализацией озвучены в упоминавшемся послании
губернатора. Глава региона также назвал и сами компании. Целью региональной поддержки является недопущение «бегства инвесторов» из региона. Губернатор также отметил, что избранные предприятия относятся к
тем, которые не только не деградируют, но будут демонстрировать положительную динамику, несмотря на кризис. Иными словами, поддерживая
«списочные» предприятия, руководство области исповедует принцип «помогай сильному», т. е. предпочитает стратегическую перспективу тактической и ситуативной.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
Фрагмент из послания губернатора:
Нужно провести ревизию всей работающей экономики и выделить те
предприятия, которые для нашей области крайне важны. Эта работа сегодня делается на федеральном уровне. Это так называемый ТОП-295 (или
«Список Путина»). Мы создаем свой томский список. В него войдут около
100 предприятий. Предлагаем 4 критерия для включения в него бизнеса: численность работающих, фонд оплаты труда, налоговые отчисления в бюджет области и конкурентоспособность.
17 вертикально интегрированных компаний, представительства которых работают на территории Томской области, включены в «Список Путина». Среди них «Транснефть», «Роснефть», Росатом, СХК, ТГК-11. Сейчас он расширен, свои предложения мы уже направили в правительство
Российской Федерации.
Хочу назвать некоторые примеры предприятий, которые уж точно
войдут в эти списки. В основном это предприятия, в которых не только не
произойдет никакой деградации в 2009 году, но и планируется развитие.
 «Востокгазпром» – намерен в 2009 году серьезно начать готовиться к
добыче нефти. Это освоение новых сложных месторождений Томской области. Речь идет о Казанском и Северо-Останинском месторождениях.
Объем инвестиций в этом году компании составит более 3 млрд рублей.
 «Сибирская аграрная группа» – в 2009 году не позволит опустеть прилавкам в томских магазинах, так как продолжит реконструкцию мясокомбинатов (и не только в Томской области) и не допустит падения производства свинины (26 тысяч тонн). К тому же в этой компании разработана
уникальная технология, позволяющая перерабатывать бытовые и промышленные отходы (такие как навоз, опилки, торф) для получения новых видов
энергии. Компания в 2008 году вошла в список лучших сельхозпредприятий в
России.
 «Элеси» – это предприятие, к которому слово «деградация» не только
неприменимо, но совсем наоборот: оно постоянно наращивает объемы и на
2009 год имеет большой заказ от «Транснефти» в проекте «Восточная Сибирь – Тихий океан» (Тайшет – Сковородино). К тому же «Элеси» занимается не только промышленной электроникой, но в следующем году откроет
совместное с немцами предприятие по производству медицинской электроники хирургического назначения. Таким образом, эта компания может
стать «российским Сименсом».
 «Микран» – предприятие, которое известно не только в Томске, но и в
России, так как в прошлом году состоялся первый в России успешный полет
истребителя МИГ-35 с современным радаром, который был укомплектован
приемо-передающими модулями фирмы «Микран». Фирма «Микран» продолжает работу с госкорпорациями «Роснанотех» и «Ростехнологии» по
совместному строительству в ТВЗ так называемой «чистой» фабрики по
производству отечественных ЧИПов (стоимость проекта более 2 млрд
рублей).
 «Аэропорт». Думаю, каждый из присутствующих хорошо понимает,
что Томск невыгодно расположен с точки зрения транспортных развязок.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
99
Поэтому в следующем году развитие томского аэропорта будет продолжено. А именно, должен появиться международный терминал (как обязательное условие для ТВЗ), будет построен альтернативный топливнозаправочный комплекс.
 Строительные компании ДСК, СУ-13, ЗАО «Карьероуправление» и
ОАО «Финансово-строительная компания «Газхимстройинвест». Нынешний глава Минрегионразвития на прошлой неделе признал провал национального проекта «Доступное жилье». Всего на 1% с 2006 по 2007 год увеличилось количество семей, способных приобрести жилье. На этот показатель
не повлияли ни развитие ипотечного кредитования, ни увеличение темпов
строительства, ни бюджетное финансирование, однако для многих жителей Томской области приобретение собственного жилья является одним из
самых больших желаний. И это не так называемое «инвестиционное жилье», когда люди вкладывают деньги в квартиры, как в банк. Это часто
первое и уж точно единственное жилье для многих людей1.
В то же время данные интервью говорят, что к приведенному списку положительно относятся, прежде всего, информанты, представляющие власть.
Представители бизнеса, проинтервьюированные в ходе настоящего исследования и не попавшие в список, говорят о патерналистском принципе его составления, что не является неожиданностью, поскольку может отражать недовольство по поводу того, что сам информант в данный список не попал.
Однако и косвенные свидетельства «участников» списка говорят, что эффект
от него проявился пока только в резком росте отчётности и повышенном
внимании к соответствующим организациям со стороны контролирующих
инстанций.
Из экспертного интервью (бизнес):
В: Скажи, пожалуйста, вот я в ходе нашего исследования узнал, что
есть некий, назовём их так, федеральный список предприятий и аналогичный областной, в который вошли некоторые предприятия, получающие во
время кризиса поддержку в тех или иных формах. Ну, например, через систему госзаказа или областного заказа. Мне говорили, что в федеральный
список, в частности, Сибирская аграрная группа вошла. Как ты думаешь,
вообще, это продуктивная идея, то есть должна ли власть помогать отдельным предприятиям регионов?
О: Ну, во-первых, в части того, что помогали. Не знаю, может там
что-то изменилось, буквально за последние месяцы, но когда у нас сидели
представители Сибирской аграрной группы, уж не помню кто, вот они как
раз говорили, что они пока от вхождения в этот самый список ничего не
получили, кроме большого количества бумаг, которые надо заполнить, и
большого количества инстанций, которые на них сразу же навалились.
В целом программа действий администрации в период кризиса содержит
пять программных блоков. Помимо поддержки наиболее перспективных
1
Послание губернатора Виктора Кресса депутатам Государственной Думы Томской области «Через кризис – к развитию» // Официальный сайт Администрации Томской области
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://tomsk.gov.ru/ru/economy_finances/anticrisis/
message_kress/present.html, свободный.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
М.О. Абрамова, О.О. Мельникова, А.Ю. Рыкун, К.М. Южанинов
предприятий, в неё входят поддержка импортозамещения на потребительском рынке, причём не только количественное, но и с адекватным качеством,
развитие малого предпринимательства (с акцентированием инновационной
составляющей), а также повышение эффективности работы власти на территории области, которое предполагает разработку реалистичных антикризисных программ, сокращение аппарата и демонстрацию умения действовать в
условиях бюджетных ограничений.
Что делают в ситуации кризиса региональные ассоциации бизнеса
(ТПП, РСПП, ОПОРА, Деловая Россия, отраслевые объединения,
региональные союзы)? Какие антикризисные стратегии предлагают?
Как бы вы оценили их антикризисные действия?
В оценке названных ассоциаций и объединений информанты практически единодушны: в ситуации кризиса региональные ассоциации бизнеса никак себя не проявляют, они практически незаметны. Поскольку данная тема
не вызвала интереса информантов, о причинах такой пассивности также
практически не было сказано, за исключением единичных комментариев,
согласно которым такого рода ассоциации скорее служат не отраслевым, а
частным интересам отдельных учредителей.
Из экспертного интервью (власть):
В:. Вот, у нас есть Ассоциация промышленников, у нас есть Ассоциация
пищевиков. Как себя ведут ассоциации предпринимателей, промышленников
в условиях кризиса?
О: Да ничего такого мне не известно особенного. Они заседают, помоему, но я ничего такого не знаю. N. там возмущается тем, что будут
акцизы на пиво выше. Больше для всех пищевиков, не знаю я. Ну, а пищевая,
она себя чувствует неплохо. Его только возмущает крайне, что будут акцизы другие, а больше я не помню, чем он возмущается еще.
Из экспертного интервью (бизнес):
В: А что делают в ситуации кризиса региональные ассоциации бизнеса?
Они же у нас есть?
О: Ну, да, есть. Только их существование нужно конкретным людям, не
буду называть фамилии, которые решают собственные задачи с помощью
вот таких объединений. Есть МПО… По большому счету, все эти ассоциации – лишь на бумаге. Номинальны. Поэтому они и не могут ничего сделать,
ничего предложить.
Резюмируя экспертное мнение, можно охарактеризовать состояние
экономики области в период кризиса как относительно благополучное.
В регионе не наблюдается ни слишком заметного сокращения производства,
ни резкого падения доходов граждан, ни радикального роста безработицы.
Разумеется, есть менее благополучные и более благополучные отрасли. К
первым относится в первую очередь строительная отрасль. Машиностроение
не имело в Томске определяющих позиций и ранее, поэтому падение спроса
и объёмов производства в данной отрасли оказало умеренное влияние на
общую ситуацию. Наиболее важная отрасль – нефтегазодобывающая – находится в относительно благополучном положении. Пищевая отрасль, доста-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-экономическое и социально-политическое самочувствие Томского региона
101
точно хорошо развитая в регионе, даже улучшила свои показатели. Причинами относительного благополучия Томской области в период кризиса эксперты считают диверсифицированный характер экономики и тот факт, что в
«тучные годы» удалось создать основы инновационной экономики, которая,
во-первых, несколько снижает зависимость от подешевевших углеводородов; во-вторых, способна предложить пользующуюся спросом продукцию. В
то же время ряд экспертов, оценивая период кризиса как шанс на обновление
экономики, шанс для на перевода её на инновационный путь развития, говорит о том, что как на национальном уровне (в большей степени), так и на
региональном (в меньшей степени) шанс этот используется далеко не в полной мере. Желание не допустить ухудшения положения населения в настоящее время, отсутствие артикулированной программы обновления приводят к
консервации устаревших производств, приоритетным вниманием пользуются зачастую не те отрасли, которые тяготеют к инновационной экономике, а
те, чьи интересы успешно лоббируются, а меры по защите населения, такие
как замораживание цен на ряд потребительских товаров и создание рабочих
мест для высвобождающихся работников, носят временный характер. Кроме
того, по понятным причинам значительная часть проектов, определявших
долгосрочное развитие области, свёрнуты или отсрочены. Ситуация усугубляется вымыванием наиболее активных и новаторски мыслящих слоёв населения, эрозией мотивации на обновление у тех, кто остался.
Судьба модернизации будет зависеть от политической воли федерального и регионального руководства, верной расстановки приоритетов, которая
предполагает не только развитие инновационных и высокотехнологичных
отраслей, но и готовность использовать желание проявить себя в любой
важной для общества сфере тех слоёв и граждан, у которых она имеется.
Важную роль будет играть восстановление мотивационных ресурсов наиболее активных и продуктивных слоёв населения, которое в значительной мере
связывается с федеральной властью.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 338:331.5
А.В. Арсланов
ФОРМИРОВАНИЕ ЭФФЕКТИВНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ
ИНТЕГРАЦИОННЫМ ОБЪЕДИНЕНИЕМ
Представлены основные компоненты концепции формирования эффективной системы управления интеграционным объединением как экономической системой.
Обоснована необходимость применения системного подхода к осуществлению процесса управления вертикально-интегрированной компанией ОАО «Татнефть». Систематизированы такие научные подходы в управлении, как стратегический, инновационный, ресурсный, маркетинговый и логистический. Определены основные направления поиска резервов достижения стратегической цели и обеспечения конкурентоспособности компании.
Ключевые слова: топливно-энергетический комплекс, интеграционное объединение, конкурентоспособность.
Развитие ТЭК России в современных условиях всё в большей степени
зависит от обеспечения устойчивой восполняемости топливноэнергетических запасов. Решение такой стратегической задачи возможно на
основе системного подхода в управлении не только комплексом в целом, но
и интеграционными объединениями, входящими в топливно-энергетический
комплекс страны, регионов.
ОАО «Татнефть» – одна из крупнейших отечественных нефтяных компаний, осуществляющая свою деятельность в статусе вертикальноинтегрированной группы. В состав ОАО «Татнефть» входят нефтегазодобывающие, нефтегазоперерабатывающие, нефтехимические производства;
предприятия по реализации нефти, газа, нефтегазопродуктов и нефтехимии;
блок сервисных структур.
Основная территория деятельности компании – Российская Федерация.
Компания считает своей стратегической целью обеспечение устойчивой
восполняемости топливно-энергетических запасов страны и региона. По
оценке
независимой
международной
консалтинговой
компании
«Miller&Lents», доказанные разрабатываемые, неразрабатываемые и неразбурённые запасы ОАО «Татнефть» на начало 2009 г. составили 878,2 млн
тонн нефти. «Татнефть» владеет большей частью лицензий на разведку и
добычу нефти на территории Республики Татарстан и расширяет ресурсную
базу за счёт освоения месторождений на других территориях. Наряду с укреплением ресурсной базы и повышением объёмов добычи к приоритетным
задачам компании относятся развитие нефтегазоперерабатывающих мощностей; расширение рынков сбыта нефти, газа и нефтехимической продукции;
рост сети АЗС под корпоративным брэндом. Однако разразившийся финансовый кризис в последние годы ухудшил положение дел в компании.
Анализ показал, что поставка нефти на экспорт (дальнее зарубежье) составляет 14 641,4 тыс. тонн, поставка нефти на экспорт (ближнее зарубежье) – 1 560,4 тыс. тонн, поставки на внутренний рынок – 8 232,1 тыс. тонн.
То есть поставки на внутренний рынок меньше, чем экспорт нефти. Общий
объём реализации нефтепродуктов на рынках России и Украины составляет
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование эффективной системы управления интеграционным объединением
103
всего 1,803 млн тонн. Поставки нефти на внутреннем рынке в основном
распределяются на НПЗ ОАО «ТАИФ-НК» и ОАО «Московский НПЗ». Для
обеспечения нефтепродуктами рознично-сбытовой сети ОАО «Татнефть»
(Татнефть-АЗС-Центр,Татнефть-АЗС-Запад, Татнефть-АЗС-Юг и ТатнефтьАЗС-Сибирь) закупки осуществлялись на Московском, Уфимских, Самарских НПЗ, НПЗ ОАО «ТАИФ-НК» и других заводах, а также осуществлялись поставки собственных нефтепродуктов с ЕНПУ НГДУ «Елховнефть»
(табл. 1).
Таблица 1
Поставка ресурсов ОАО «Татнефть»
по основным направлениям, тыс. т
НАИМЕНОВАНИЕ
Экспорт (дальнее зарубежье)
Экспорт (ближнее зарубежье)
НПЗ России
В том числе:
НПЗ ОАО «ТАИФ-НК»
ОАО «Московский НПЗ»
ОАО «НОРСИ»
Прочие поставки
2007
11 615,8
5 211,4
8 410,3
2008
14 641,4
5 211,4
8 232,1
+/–
3 025,6
–3 651,0
–178,2
%
126,0
29,9
97,9
6 532,3
1 783,5
–
94,5
6 294,6
1 789,7
82,9
64,9
–237,7
6,2
82,9
–29,6
96,4
100,3
–
68,7
Как показывает анализ данных таблицы, в целом за период 2007–2008 гг.
поставка ресурсов ОАО «Татнефть» по основным направлениям снижается.
Такая тенденция сохраняется и в 2009 г. Проведённый автором анализ позволил сделать вывод о том, что в целях обеспечения устойчивого развития компании необходимо формирование наиболее эффективной системы управления таким объединением на основе применения современных научных подходов.
Прежде всего, следует отметить, что особенности системы управления
интеграционными образованиями на современном этапе тесно связаны с
изменением стратегических ориентиров в их деятельности. Основными экономическими целями таких объединений являются повышение эффективности производства, доходность, завоевание новых рынков, обеспечение безопасности и удовлетворение потребностей коллектива. Однако многие предприятия утратили практику плановой работы – стратегические проработки
на срок более полугода, а новые коммерческие структуры не имеют опыта
подобного рода. При этом почти каждое предприятие и объединение сегодня в условиях кризиса имеют набор достаточно типичных проблем: падение объёмов и рентабельности поставок; потеря традиционных рынков сбыта продукции и затруднения в поиске новых; недостаточная согласованность в действиях высшего звена управления; отсутствие чётко выраженных
направлений развития; недостаточность заделов новой продукции, новых
технологий.
Компания «Татнефть» реализует стратегию эффективного наращивания
запасов и расширения территории своего присутствия за пределами как
Республики Татарстан, так и Российской Федерации. В рамках стратегии
развития компании проводится реструктуризация, направленная на повышение эффективности управления производством, обеспечение прозрачности затрат, оптимизации трудовых, материальных и финансовых ресурсов.
Производственная деятельность компании отвечает высоким стандартам
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
А.В. Арсланов
экологической и промышленной безопасности. Компания «Татнефть» проводит социально ориентированную политику и вносит весомый вклад в развитие национальных программ по здравоохранению, образованию, спорту,
поддержке малого и среднего бизнеса.
В соответствии с переходом формирования госбюджета на трёхлетний
цикл и в рамках совершенствования корпоративного бизнес-планирования в
компании разработан стандарт «Система сценарного планирования финансово-хозяйственной деятельности ОАО «Татнефть» на трёхлетний период».
Стандарт определяет порядок формирования на основе стратегии развития
компании, трёхлетнего прогноза финансово-хозяйственной деятельности
ОАО «Татнефть» в зависимости от конъюнктуры цен на нефтяном рынке.
Основные цели стандарта – формирование прогноза финансовохозяйственной деятельности, инвестиционной программы и бюджета
ОАО «Татнефть» на три года и обеспечение предсказуемости развития компании на среднесрочную перспективу; повышение точности прогнозирования
за счёт разработки сценарных вариантов развития экономической ситуации;
регламентация механизма сбалансированности затрат в зависимости от предполагаемых доходов и приоритетов социально-экономической политики компании на планируемый период. Базовые условия трёхлетнего планирования
ОАО «Татнефть» формируются на основе:
1) макроэкономических параметров развития экономики на планируемый период, принятых Министерством экономического развития РФ и Министерством финансов Республики Татарстан;
2) программы стабилизации добычи нефти.
Сценарное планирование сохраняет действующие в компании инструменты планирования – фонд экономии затрат и внутренний возвратный источник. В основе системы сценарного планирования лежит формирование
базового прогноза финансово-хозяйственной деятельности, разрабатываемого на принципах консервативного подхода в выборе исходных макроэкономических условий (неблагоприятных) и минимизации корпоративных
затрат.
Однако приостановка финансового кризиса делает чрезвычайно актуальной проблему стратегического подхода в управлении развитием ОАО «Татнефть», включая видение и миссию, анализ стратегических факторов, стратегическое планирование, выбор стратегии, проблемы формирования эффективной системы управления реализацией выбранной стратегии. Следует
учитывать, что только при наличии чётко отработанных вариантов стратегии компании в целом её подразделения могут формировать систему взаимоувязанных маркетинговых, производственных, финансовых и научнотехнических стратегий, а также разрабатывать механизмы реализации этой
стратегии. При этом, если предоставить руководителю достаточно простые
процедуры формирования стратегии и обсудить расстановку приоритетов,
можно разработать стратегическую программу развития, реализация которой даст возможность преодолеть негативные тенденции и перейти к конкурентоспособному развитию компании.
Стратегическое управление не ограничивается планированием, оно заключается в том, чтобы:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование эффективной системы управления интеграционным объединением
105
1) предвидеть (изучать будущее и устанавливать программу действий);
2) организовывать (строить «двойной организм» компании – материальный и социальный);
3) распоряжаться (приводить в действие персонал подразделений и компании в целом);
4) согласовывать (связывать и объединять действия);
5) контролировать (протекание всех действий сообразно установленным
и отданным распоряжениям).
В современных условиях в целях реализации стратегии необходимо разрабатывать адаптационные модели поведения компании, позволяющие понимать и оценивать то, что сдвиги в экономическом, а следовательно, и в
социально-политическом укладе жизни страны необратимы, системны: они
деформируют традиционные цели хозяйствующих субъектов, преобразуют
внешнюю среду, заставляют пересматривать ценностные характеристики
социально-экономических отношений, и плохо регулируемы. В таких условиях как никогда ранее возрастает степень свободы в выборе тех или иных
линий поведения компании. Это означает, что можно осуществлять переустройство основы производственных отношений совместно с трудовыми
коллективами, вводить адекватную систему оплаты труда и материального
стимулирования, по своему усмотрению распоряжаться чистой прибылью,
создавать без излишних согласований новые структуры управления. Разработка и реализация стратегии компании, по существу, сводится к управлению
экономикой на микроуровне, для чего необходимо построение соответствующей системы управления, выполняющей следующие основные функции:
1) направляющую – обоснование стратегических целей и выбор главных
путей их достижения;
2) координирующую – балансировка важнейших ресурсных ограничений и согласование противоречивых интересов всех участников бизнеспроцессов;
3) стимулирующую – активизация движущих сил развития.
Опыт показывает, что одной из наиболее трудноосуществимых является
последняя из названных функций. Она направлена на то, чтобы заинтересовать работника в успехе общего дела и в реализации его способностей и
возможностей. Как правило, традиционными методами такую задачу удаётся решить лишь частично. По оценкам специалистов, в народном хозяйстве
страны в настоящее время используется менее половины творческого потенциала занятых в нём работников. В этой связи разработка и реализация
стратегии зависит от мер в сфере мотивации людей, в сфере взаимодействия
их интересов. Но для этого нужно иметь чёткое представление о составе и
структуре экономических интересов в управляемом коллективе, знать и постоянно учитывать не только общие для всей компании интересы, но и специфические – коллективов подразделений (основных, вспомогательных,
управленческих), а также различных категорий работников (по полу, возрасту, уровню квалификации). Безусловно, без таких знаний не может эффективно действовать внутренний механизм экономического управления,
механизм стимулирования и мотивации труда.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106
А.В. Арсланов
Особо следует подчеркнуть, что для обеспечения устойчивого конкурентоспособного развития компании необходимо провести ряд серьёзных
изменений, в том числе и структурных, и перейти на инновационный путь
развития. В ОАО «Татнефть» ведутся опытно-промышленные работы по
разработке месторождений сверхвязкой нефти. Для обеспечения высокой
экологичности производства в «Татнефть» будут применены малоотходные
технологии. Компания участвует в строительстве комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов (ОАО «ТАНЕКО») в Нижнекамске.
Новый комплекс будет состоять из нефтеперерабатывающего завода, завода
глубокой переработки нефти и нефтехимического завода по производству
продукции на основе ароматических углеводородов. Комплекс позволит
получать все виды моторных топлив в соответствии с действующими экологическими нормами. С вводом в эксплуатацию нового комплекса компания
сможет обеспечить потребность розничной сети АЗС «Татнефть» в экологически безопасных моторных топливах.
Анализируя ключевые характеристики компании, подходы к оценке и
повышению конкурентоспособности, можно сформулировать основные
принципы концепции обеспечения её конкурентоспособности в долгосрочной перспективе. Прежде всего, это обеспечение конкурентоспособности
продукции и собственно конкурентоспособности подразделений и компании
в целом. Следует выделять разные критерии конкурентоспособности в зависимости от горизонта планирования и управления компанией. Так, основным показателем конкурентоспособности на оперативном уровне является
интегральный показатель конкурентоспособности продукции, на тактическом уровне конкурентоспособность обеспечивается общим финансовохозяйственным состоянием дел в подразделениях и компании в целом и характеризуется комплексным показателем, а на стратегическом уровне конкурентоспособность определяется инвестиционной привлекательностью,
критерием которой является рост стоимости компании.
При этом необходимо исходить из основополагающего принципа – конкурентоспособность компании должна отражать продуктивность использования ресурсов. Этот принцип реализует ресурсный подход в управлении
интеграционным объединением и справедлив как на уровне отдельного
подразделения, так и на уровне экономики компании в целом. Можно утверждать, что для обеспечения конкурентоспособности компания должна
постоянно заботиться о наиболее полном и эффективном использовании
имеющихся в её распоряжении ресурсов, а также приобретаемых для будущего производства всех видов ресурсов.
При этом конкурентоспособность не является имманентным качеством
компании. Это означает, что конкурентоспособность может быть обнаружена (оценена) только в рамках группы компаний, относящихся к одной отрасли, либо компаний, выпускающих товары-субтитры. Таким образом,
конкурентоспособность компании – понятие относительное, которое определяется как способность обеспечить лучшее предложение по сравнению с
конкурирующей компанией [1. С. 25–31]. Конкурентное преимущество – это
положение компании на рынке, позволяющее ей преодолевать силы конкуренции и привлекать покупателей [2. С. 125–127]. Значимое конкурентное
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование эффективной системы управления интеграционным объединением
107
преимущество «Татнефти» составляет комплекс нематериальных активов,
включающий уникальные технологии и ноу-хау в области разработки месторождений, нефтегазодобычи и др.
Как правило, конкурентные преимущества реализуются на уровне стратегических единиц бизнеса и составляют основу деловой стратегии компаний. При этом важно определить основные направления поиска резервов
достижения стратегической цели. К таким резервам можно отнести:
1) формирование механизма активного развития подразделений компании;
2) расширение хозяйственной самостоятельности структурных единиц;
3) развитие системы бюджетирования;
4) внедрение эффективных систем маркетинга и стимулирования сбыта;
5) внедрение системы управления затратами;
6) определение инвестиционных приоритетов;
7) рассмотрение и внедрение инновационных предложений;
8) упорядочение делопроизводства и документооборота;
9) стимулирование персонала на инновационную деятельность;
10) создание команды единомышленников.
В целом стратегическое управление сводится к достижению стратегических конкурентных преимуществ. Конкурентное преимущество должно
быть таким, чтобы его можно было использовать незамедлительно исходя
из конкретных условий. Автор считает, что основные направления, на которых ОАО «Татнефть» может достичь конкурентных преимуществ, следующие.
1. Выбор рынков сбыта. Конкурентные преимущества будут тем выше,
чем больше рынков, на которых доля компании была бы большей по сравнению с основными конкурентами. Следует активизироваться на быстро
растущих новых рынках и стремиться к стабильности на традиционных
рынках, а также сворачивать свою деятельность на тех рынках, которые не
могут обеспечить большую или равную средней внутрифирменной норму
прибыли.
2. Дифференциация продукции. Дифференциация означает специфическое сочетание качества продукта (товара или услуги) и его цены, согласованные со спросом и структурой затрат, соответствующих тому или иному
рынку сбыта. Чем более дифференцирована продукция, тем больше у компании конкурентных преимуществ.
3. Структура инвестиций. Здесь под инвестициями понимается осуществление каких-либо экономичных проектов в настоящем с расчётом получить
доходы в будущем.
4. Структура финансов. Финансово-экономическая модель должна обеспечивать выполнение корпоративной миссии.
5. Структура управления. Деловое управление должно выполнять функции, отражающие основные фазы деятельности: развитие, маркетинг, логистика, производство, финансы, управление.
В целях формирования эффективной системы управления компанией
принципиально важно обеспечить оптимальное сочетание логистического и
маркетингового подходов. Это позволит повысить эффективность функционирования товаропроводящей сети в сфере распределения. При этом реше-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
108
А.В. Арсланов
ние задачи оптимизации системы распределения продукции должно предполагать определение ёмкости неосвоенных рынков сбыта продукции и
прогнозирование их развития, сегментирование рынка, а также количества и
мест расположения посредников, выбор оптимальных условий поставки,
оплаты, складирования и хранения продукции.
Решение задачи по оптимизации каналов товародвижения должно предусматривать выполнение следующих логистических и маркетинговых мероприятий: во-первых, эффективный мониторинг и контроль рынков сбыта,
анализ платёжеспособного спроса, совершенствование структуры управления сбытом, оптимизация товарных и информационных потоков, сокращение затрат на товародвижение; во-вторых, комплекс мероприятий по эффективному взаимодействию с конечными потребителями и логистическими
посредниками, а также мероприятия по управлению движением внутренних
и внешних товарных потоков, использованию новых технологий сбыта продукции. В современных условиях оптимизация каналов распределения становится всё более эффективным инструментом экономии финансовых и материальных ресурсов в логистической цепи «поставщик – производитель –
потребитель».
Система логистики наряду с маркетингом составляет фундамент стратегии развития компании в соответствии с технологическими и производственными возможностями. Именно логистика охватывает планирование и
управление процессами снабжения и доведения продукции до потребителя.
Каждая из четырех составляющих – маркетинг, технология, производство,
логистика – может служить весомым конкурентным преимуществом, но,
действуя в совокупности, они гарантируют больший эффект в обеспечении
конкурентоспособности компании в целом, обеспечивая синергетический
эффект.
На основе вышеизложенного можно сформулировать принципы развития компании в будущем:
1. Интеграция и оптимальное комбинирование нефтеперерабатывающих
и нефтехимических производств.
2. Максимальное создание добавочной стоимости продукта.
3. Замещение импорта нефтехимической продукции на базе развития
среднего и малого бизнеса в области переработки полимеров.
4. Минимальное потребление сырья извне и продажа на сторону промежуточных продуктов.
5. Применение малоотходных и энергосберегающих технологий.
6. Минимальное тепловое загрязнение окружающей среды.
7. Максимальная энергонезависимость.
Литература
1. Фаей Л. Курс МВА по стратегическому менеджменту. М., 2002.
2. Маркова В.Д., Кузнецова С.А. Стратегический менеджмент. Москва; Новосибирск,
2008.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 620.9:316.4.063(470.26)
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
ВЛИЯНИЕ ТЭК НА ЭКОНОМИКУ И СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ
КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ РФ
Представлены результаты исследования, проведенного в Калининградской области в
рамках сетевого проекта МИОН «Развитие ТЭК России: социальные и экологические последствия и перспективы». Дана оценка структуры регионального ТЭК, его
влияния на экономику по основным показателям. Проведен анализ влияния ТЭК на социальную сферу, в том числе по результатам социологического опроса населения Калининграда.
Ключевые слова: топливно-энергетический комплекс (ТЭК), регион, электроэнергетика, нефтедобыча, социально-экономическая ситуация, социальный климат.
Исследования сетевого проекта Межрегионального института общественных наук «Развитие ТЭК России: социальные и экологические последствия и перспективы» охватили российские регионы с разным масштабом присутствия отраслей топливно-энергетического комплекса в их экономике.
В Иркутской и Ростовской областях это весь спектр энергетических производств от добычи углеводородного сырья и каменного угля до мощных
электроэнергетических комплексов, в Томской области – в первую очередь
нефтегазовый сектор, в Саратовской – электроэнергетика. Калининградская
область в числе исследуемых регионов является энергодефицитной. Положение в отраслях регионального ТЭК усугубляется эксклавностью области,
незначительностью собственных энергоресурсов и ограниченным доступом
к ресурсам других регионов России. В ходе исследования были выявлены
основные факторы влияния ТЭК на экономику и социальную сферу. В их
числе структурные особенности самой отрасли, ее доля и вклад в макроэкономические показатели, направления политики руководства топливноэнергетических компаний на территориях присутствия. Анализ полученных
результатов показал, что, несмотря на различную степень влияния ТЭК на
социально-экономическое положение регионов, на всех исследуемых территориях в развитии топливно-энергетических отраслей есть и общие проблемы. Это высокая изношенность основных фондов, истощение запасов, нехватка электроэнергетических мощностей, высокий уровень потерь электроэнергии, неразвитость инфраструктуры теплоснабжения. Все перечисленные
проблемы, которые в той или иной степени оказывают влияние на социальную сферу, характерны и для Калининградской области, результаты исследований на территории которой представлены в данной статье.
Методика исследования
В Калининградской области нет четко очерченных районов присутствия
предприятий ТЭК, поэтому анализ влияния топливно-энергетического комплекса на состояние социальной сферы проводился в целом для всей области. В работе наряду с анализом данных региональной статистики, документов региональных министерств и ведомств, публикаций в СМИ активно ис-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
110
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
пользовались социологические методы исследования. Для оценки влияния
предприятий ТЭК на экономическую и социальную сферу региона были
проведены экспертные интервью. В рамках проекта использовалась единая
методика, разработанная специалистами Томского государственного университета, адаптированная с учетом региональной специфики. В числе экспертов представители региональной исполнительной власти, руководители
высшего и среднего звена предприятий топливно-энергетического комплекса, ведущие ученые в области региональной политики, экологии. Кроме того, были взяты интервью у представителей прессы, неправительственных
организаций, высших учебных заведений, ведущих подготовку кадров для
предприятий энергетики региона. В ходе реализации проекта было проведено 19 интервью.
Для оценки социального климата в регионе было проведено выборочное
социологическое обследование населения Калининграда. Объем выборки
составил 400 человек в возрасте от 18 лет, постоянно проживающих в областном центре. Выборка стратифицированная (по районам города), вероятностная, репрезентативная по полу и возрасту. Опрос проводился в домохозяйствах пяти районов города с 23 января по 1 февраля 2009 г. Опрашивался
один из членов домохозяйства в возрасте старше 18 лет. Цель опроса состояла в получении от населения оценочных характеристик социальноэкономического положения в регионе, выявления самочувствия калининградцев в условиях нарастающих кризисных явлений в экономике и социальной жизни.
ТЭК в экономике региона
ТЭК не входит в число отраслей, определяющих специализацию экономики Калининградской области. Как видно на рис. 1, наибольшие доли в
структуре ВРП Калининградской области, по данным Калининградстата, в
2007 г. приходились на оптовую и розничную торговлю; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования – 18%; обрабатывающие производства – 17,2%. Вклад предприятий
топливно-энергетического комплекса в ВРП составляет около 15% (с учетом
добывающей промышленности и производства и распределения электроэнергии, газа и воды). При этом налоговые поступления (налог на прибыль)
от добычи нефти в региональный бюджет весьма существенны и составляют
порядка 40 %.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние ТЭК на экономику и социальное развитие Калининградской области
%
A
B
C
D
E
F
G
H
I
J
K
L
M
N
O
Условные обозначения
%
6,3
1,9
12,4
17,2
2,6
8,9
18
1,1
8,3
0,2
9
4,9
3,6
3
2,6
Структура ВРП по видам
экономической деятельности
A
B
C
D
E
F
G
H
I
J
K
L
M
N
O
111
8,0
1,0
0,6
20,0
2,4
7,6
16,1
2,0
9,0
1,5
7,1
8,2
7,0
5,7
3,8
Структура занятости по видам
экономической деятельности
А – Сельское хозяйство, охота
и лесное хозяйство
B – Рыболовство и рыбоводство
С – Добыча полезных ископаемых
D – Обрабатывающие производства
E – Производство и распределение электроэнергии, газа и
воды
F – Строительство
G – Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов
личного пользования
Рис. 1. Структура ВРП и занятости по видам
экономической деятельности в 2007 г. [1, 2]
Невелика доля занятых в отрасли (всего 3% от общего количества занятых в экономике региона). Заметный вклад в экономические показатели области на фоне небольшой занятости в отрасли говорит о высокой производительности труда в ТЭК. Особенно это характерно для добывающей промышленности (при доле в ВРП 12,4% здесь работает всего 0,6% занятого населения). В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды занятость
выше (более 11 тыс. человек, или 2,4% занятых в экономике), а в производстве добавленной стоимости вклад электроэнергетики несущественный
(2,6%).
В настоящий момент региональный ТЭК представлен нефтедобычей незначительного объема (чуть больше 1 млн тонн в год), осуществляемой ООО
«ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть»; генерирующим электроэнергетическим
комплексом, основу которого составляет введенная в строй в 2006 г. ОАО
«Калининградская ТЭЦ-2», рядом сетевых электроэнергетических компаний
(крупнейшая – ОАО «Янтарьэнерго»), газотранспортной инфраструктурой,
представленной действующим газопроводом «Вильнюс – Калининград».
Электроэнергетический комплекс области ориентирован на внутренний рынок и является основой для развития остальных отраслей. Растущий
спрос региональной экономики последних лет и будущее изменение энергетического баланса стран Балтийского региона в связи с закрытием Игналинской АЭС в начале 2010 г. в Литве поставили чрезвычайно остро проблему
нехватки энергетических мощностей. Перед регионом поставлена задача
развития электроэнергетики путем создания новых генерирующих комплексов. Обеспечение энергетической независимости от соседних стран является
одной из приоритетных задач области и оказывает важное влияние на ее
дальнейшее социально-экономическое развитие.
Для решения проблемы дефицита энергии в 2006 г. был введен первый
энергоблок Калининградской ТЭЦ-2, в 2010 г. ожидается введение второго
блока. Кроме того, на территории Калининградской области планируется
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
строительство атомной электростанции. В связи с этим изменится в целом
топливно-энергетический баланс региона, что окажет влияние как на экономическую, так и на социальную среду. Сегодня момент трудно говорить о
социальных и экономических последствиях функционирования АЭС в регионе, но можно предположить, что благодаря ее появлению возрастут налоговые поступления, будут развиваться сопутствующие отрасли, будет решена проблема нехватки электроэнергии. В результате появится больше возможностей для создания энергоемких производств и развития экспортного
потенциала региона. По крайней мере, эти задачи ставятся региональным
правительством.
Нехватка энергетических мощностей является не единственной проблемой электроэнергетики региона. Изношенность сетевого хозяйства также
ограничивает возможность создания производств в отдельных районах области, а также приводит к тому, что уже существующие предприятия и население области не в полной мере обеспечены качественной электроэнергией.
Задача повышения инвестиционной привлекательности, поставленная перед
регионом в целом и его отдельными муниципальными образованиями в
стратегических документах, упирается в данную проблему.
Из материалов интервью:
65% узловых подстанций находятся в режиме технологического перегруза, и возможности подключения к ним энергопотребителя уже нет, поэтому перспектив никаких нет. Планируется строительство еще 15–20
подстанций, развитие и увеличение мощности на 5–20% в зависимости от
того, где она стоит. Западная часть области функционирует с напряжением 60 кВ, оставшаяся еще со времен немцев. До сих пор вопрос перевода
этой сети на 110 кВ еще не решен. Ситуация такая, что сегодня сетевая
компания жизнедеятельность региона обеспечивает, но при этом мы
должны понимать, если мы переживем кризис, то стартовать в дальнейшем экономическом развитии не с чего. Нужны новые источники, именно
этим-то мы и занимаемся в ближайшее время. У правительства появляются инвесторы, с которыми мы обсуждаем программы развития генерирующего комплекса до 2016 г. (представитель одного из профильных министерств).
Вклад нефтедобычи в показатели регионального развития был существенным на протяжении последних лет, но незначительные объемы разведанных запасов нефти (которые могут быть извлечены в течение 10 лет), ограничивают перспективы этой отрасли в регионе. Об этом говорят материалы
экспертных интервью:
На суше практически месторождений, которые были бы интересными
с точки зрения разработки и рентабельны, нет, а в море есть еще 2–3 месторождения, которые были бы достаточно интересны для разработки, но
пока компания отложила эти инвестпрограммы на более длительный срок в
связи с изменившейся конъюнктурой, и прежде всего ценовой, по нефти.
Если электроэнергетика и газоснабжение являются важными инфраструктурными отраслями, которые зависят от развития других производств
хозяйства региона и в свою очередь определяют их перспективы, выполняют
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние ТЭК на экономику и социальное развитие Калининградской области
113
важную социальную функцию, обеспечивая население необходимыми благами, то нефтедобыча в регионе выполняет другую функцию. Добываемая
нефть не используется на нужды местных предприятий, а в основном направляется на экспорт. Роль нефтедобычи в Калининградской области заключается в обеспечении налоговых поступлений в бюджет, создании небольшого количества привлекательных рабочих мест. Кроме того, отрасль
способствует развитию сопутствующих отраслей.
Из экспертного интервью:
Нефтедобыча не создает большого количества рабочих мест… однако
если мы берем сопутствующие производства, это и транспортные предприятия, которые должны обслуживать, и предприятия сервисного обслуживания месторождений. Я имею в виду обустройство: прокладка дорог, рекультивация земель... Кроме того, и сами сервисные компании, которые непосредственно нефтедобычу сопровождают. Тут и энергетика,
это и ремонтные предприятия, это капитальный ремонт скважин, текущий ремонт скважин, которые требуют какой-то определенной ремонтной базы…
В последние несколько лет доля ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть»
в поступлениях от налога на прибыль снизилась, но все равно осталась заметной. По словам представителя нефтедобывающей компании, раньше доля
была выше, так как действовал закон, согласно которому нефть, добываемая
на суше, не облагалась таможенной пошлиной. В результате прибыль была
выше, а налог на прибыль в большей части поступал в региональный бюджет. По оценке эксперта, доля налога на прибыль, поступающая от предприятия, составляет порядка 40%.
Приоритетным направлением развития ТЭК Калининградской области
является электроэнергетика. Этот факт отражает индекс производства по
видам экономической деятельности «Добыча полезных ископаемых» и
«Производство и распределение электроэнергии, газа и воды». Если первый
показатель в регионе на 2008 г. составил 99,3%, что ниже среднего показателя по Северо-Западному округу (102%), то второй даже немного превышает
данные по округу (102,9 по сравнению со 102,4%) [3].
Занятость в отраслях ТЭК и подготовка кадров для них
В добывающей промышленности работает немногим более 3 тыс. человек, что составляет всего 0,64% от общего числа занятых в экономике. Численность занятых по виду деятельности «Производство и распределение
электроэнергии, газа и воды» в 2007 г. составляла 11,2 тыс. человек (2,36%).
Таким образом, совокупная доля занятых в ТЭК составляла всего 3%.
Динамика занятости по видам экономической деятельности, среди которых предприятия ТЭК занимают значительную долю, представлена на рис. 2.
Отметим, что занятость на добывающих предприятиях за последние три года
сократилась более чем на 40%, а на предприятиях по производству и распределению электроэнергии, газа и воды менялась в течение периода незначительно. Несмотря на сокращение численности, лидером по уровню заработной платы в регионе является ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть», работа в котором является престижной.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
114
12
10
8
10,5
9,4
10,2
10,3
3,2
2,6
11,3
11,2
3,1
3,2
11,2
10,8
11,3
11,2
3
3,3
3
6
4
2
0
5,1
3,3
3,9
1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007
Добыча полезных ископаемых Производство и распределение электроэнергии, газа и воды
Рис. 2. Динамика численности занятых в ТЭК
по видам экономической деятельности, тыс. чел.
Развитие энергетических мощностей Калининградской области оказывает
влияние на рынок труда посредством привлечения на строящиеся предприятия
ТЭК специалистов из других регионов. Так, при строительстве и начале эксплуатации введенной в 2006 г. Калининградской ТЭЦ-2 набор персонала
осуществлялся путем привлечения специалистов из других регионов РФ и
стран СНГ, так как в области отсутствовали специалисты необходимого уровня квалификации. 70% персонала ТЭЦ-2 – это мигранты, прибывшие из Москвы, Псковской, Смоленской, Ивановской, Астраханской областей, Беларуси,
Казахстана. Данные мигранты обладают значительным трудовым потенциалом. Средний уровень их образования значительно выше, чем у местного населения. Так, 76%, приехавших работников имеют высшее, 24% – средне специальное образование. Средний возраст специалистов составляет 36,5 года.
Подготовка профессиональных кадров для ТЭК на территории Калининградской области осуществляется в основном следующими учебными заведениями: Калининградским государственным техническим университетом,
Балтийской государственной академией рыбопромыслового флота, Калининградским техническим колледжем и Калининградским морским колледжем.
Кризис не оказал существенного влияния на занятость в отраслях ТЭК, в
отличие от занятости в торговле, обрабатывающей промышленности и
строительстве. По данным проведенного в середине 2009 г. исследования
безработицы в Калининградской области, доля безработных, уволенных из
отраслей ТЭК, составила менее 4%.
Влияние ТЭК на социальную сферу региона
Влияние предприятий ТЭК на социальную сферу неоднозначно. С одной
стороны, предприятия ТЭК, эффективно осуществляя свою хозяйственную
деятельность, вносят вклад в социальную сферу через налоговые отчисления и прямые инвестиции (строительство дорог, линий электропередачи,
обеспечение газоснабжения населения, создание объектов соцкультбыта). С
другой стороны, внутрикорпоративная социальная политика является
формой влияния на персонал предприятий ТЭК. Особый вид взаимодействия
предприятий ТЭК с социальной средой региона – целевые программы благотворительности, ориентированные на отдельные категории населения
или решение конкретных социальных проблем.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние ТЭК на экономику и социальное развитие Калининградской области
115
Приоритеты и модели социальной политики предприятий ТЭК на территории Калининградской области обусловливаются как их финансовыми возможностями, так и «политической волей» руководства самих компаний. Финансовые возможности наиболее значительны у нефтедобывающих предприятий региона (ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть», «РОС&НЕФТЬ»). У
предприятий электроэнергетической отрасли области (ОАО «Янтарьэнерго»,
ОАО «Калининградская ТЭЦ-2») в силу жесткого регулирования их тарифов
со стороны государства эти возможности существенно более ограничены.
Предприятия ТЭК можно отнести к бюджетообразующим предприятиям
области. С инфраструктурных позиций «Янтарьэнерго» и ОАО «Калининградская ТЭЦ-2» вносят важный вклад в социально-экономическое развитие
Калининградской области, осуществляют большую работу по развитию
энергетической инфраструктуры. ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть»
также способствует созданию региональной инфраструктуры, которая необходима самому предприятию для осуществления деятельности.
Внутрикорпоративная социальная политика применительно к условиям Калининградской области – это расширенные социальные пакеты, корпоративная ипотека, организация отдыха работников и членов их семей и др.
Предприятия ТЭК придают большое значение созданию здорового климата в
коллективе, что способствует повышению производительности труда и оптимизации производственного процесса. Именно в связи с этим их социальная политика направлена на создание максимально комфортных условий для
эффективного труда работников и обустройство благоприятной социальной
среды в регионе. Эффективная система социальной защиты, действующая на
предприятиях ТЭК, способствует привлечению на работу в компанию квалифицированных специалистов, предупреждает текучесть кадров и является
основой успешной производственной деятельности.
Таблица 1
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата
работников организаций по видам экономической деятельности, руб. [1]
Вид деятельности
В среднем по области
Добыча полезных ископаемых
Обрабатывающие производства
Производство и распределение электроэнергии, газа и
воды
2004
2005
2006
2007
2008
5559,6
6781,3
9720,3
12750,3
15419,3
14723,2
17452,7
22445,6
26964,7
30571,8
5404,1
6556,8
8887,2
11656,2
13255,5
7205,7
9531,1
11354,0
13547,1
16727,9
Внутрикорпоративная социальная политика и уровень заработной платы
делают работу в отрасли весьма привлекательной для жителей региона. Квалифицированные работники регионального ТЭК относятся к категории
среднего класса региона. Размер их заработной платы превышает средний по
области (табл. 1). Особенно это касается оплаты труда в добывающей промышленности, которая в 2008 г. была выше средней почти в 2 раза и превышала заработную плату в электроэнергетике.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
Кроме того, предприятия создают условия для своих работников, гарантируя привлекательный социальный пакет, поддерживая функционирование
социально значимых объектов и реализуя программы обеспечения своих работников жильем. Особое внимание на предприятиях ТЭК уделяется профессиональной подготовке и повышению квалификации кадров. Это связано
с высокой степенью ответственности работы в данной отрасли.
ОАО «Янтарьэнерго» оказывает адресную материальную помощь неработающим пенсионерам и ветеранам. Здесь действует негосударственный
пенсионный фонд, обеспечивающий пенсионеров ежемесячной доплатой к
государственным пенсиям. Большое значение энергокомпания придает поддержке науки и образования, благотворительной деятельности. Дети энергетиков имеют возможность отдыхать летом в оздоровительных лагерях.
В нефтедобыче внутрикорпоративной политике также уделяется пристальное внимание. В ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть» оплата труда
периодически индексируется, предоставляется социальный пакет, включающий добровольное медицинское страхование, дополнительное премиальное
вознаграждение к отпускным, выплаты, связанные с событиями в семье.
Предприятие содержит спортивный комплекс для своих сотрудников.
Соответственно, образованная и активная молодежь Калининградской области стремится устроиться на работу на предприятия регионального ТЭК в
расчете на долгосрочную карьеру и обеспечение материального благосостояния.
Целевые программы благотворительности наиболее активно осуществляют предприятия, непосредственно связанные с нефтедобычей или с
торговлей топливными ресурсами в силу своих финансовых возможностей.
ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть» имеет большой опыт благотворительной и спонсорской деятельности. На благотворительную и финансовую
помощь ООО «ЛУКОЙЛ-КМН» ежегодно направляет порядка 20 млн руб.
В зоне внимания калининградских нефтяников региональные объекты культурного наследия: Музей Мирового океана, Музей янтаря, областная филармония и др. ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть» и некоммерческая благотворительная организация «Благотворительный фонд «ЛУКОЙЛ» организуют конкурс социальных и культурных проектов с целью поддержки инициатив общественных организаций и населения в решении актуальных социальных проблем. Конкурс является открытым, ежегодным, в нем могут принимать участие региональные некоммерческие организации, государственные и муниципальные учреждения, культурные центры и научноисследовательские организации, органы муниципального и территориального самоуправления, средства массовой информации.
Благотворительность является элементом корпоративной политики и для
топливной компании «РОС&НЕФТЬ». Основными объектами благотворительности и спонсорской помощи стали учреждения здравоохранения, культуры, образования, науки, религиозные организации. «РОС&НЕФТЬ» оказала благотворительную помощь и поддержку Калининградскому государственному техническому университету, Немецкому театру, Балтийской государственной академии, управлению здравоохранения администрации Калининградской области, войсковым частям. Компания содействует програм-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние ТЭК на экономику и социальное развитие Калининградской области
117
мам, ориентированным на помощь молодежи (Ассоциация молодежных и
студенческих организаций), активно участвует в проектах, направленных на
развитие российской культуры, восстановление исторических памятников, а
также оказывает помощь религиозной организации – Епархиальному женскому монастырю, Калининградскому областному отделению общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест», Калининградскому отделению Российского фонда мира.
ОАО «Янтарьэнерго» на протяжении ряда лет является основным спонсором футбольного клуба «Балтика». В части осуществления в 2008 г. программ благотворительности, ориентированных на отдельные категории населения или решение конкретных социальных проблем, ОАО «Янтарьэнерго» проводит разовые мероприятия по организации отдыха работников и
членов их семей.
Результаты социологических исследований
В результате проведенного в рамках проекта опроса населения Калининграда было выявлено, что на его отношение к присутствию ТЭК в регионе
влияет в первую очередь общая социально-экономическая ситуация. Большинство респондентов не выделили ситуацию в отраслях ТЭК как причину
их социального самочувствия. Скорее кризисная ситуация в целом оказала
влияние на характер ответов респондентов.
Основные социально-экономические индикаторы уровня жизни населения Калининградской области в докризисный период (до середины 2008 г.)
имели положительную динамику (табл. 2). Среднедушевые денежные доходы с 2003 по 2007 г. выросли в 3 раза, размер начисленной заработной платы
увеличился в 2,6 раза. А в результате кризиса реально располагаемые денежные доходы населения снизились на 5%. Также по сравнению с 2007 г. увеличилась численность населения с доходами ниже прожиточного минимума.
Таблица 2
Основные индикаторы уровня жизни населения Калининградской области [1]
Индикаторы уровня жизни
2004
2005
2006
2007
2008
Среднедушевые денежные доходы, руб.
Реально располагаемые денежные доходы населения
(в % к предыдущему году)
Среднемесячная номинальная начисленная заработная
плата, руб.
Средний размер назначенных месячных пенсий, руб.
Величина прожиточного минимума (в среднем на душу населения в месяц), руб.
Численность населения с денежными доходами ниже
величины прожиточного минимума (в % от общей
численности населения)
4692
109
6460
122
8888
127
11399
116
12651
95
5560
6781
9720
12750
15419
2001
2641
2496
3156
2772
3556
3586
3948
4402
4786
26
20
14
12
14
Позитивные социально-экономические изменения в жизни города с
2000 г. отмечены 37,8% жителей Калининграда, попавших в социологическое обследование. Причем улучшение ситуации отмечено всеми возрастными группами – почти 50% молодежи в возрасте 18–29 лет, 43% респондентов в возрасте 30–39 лет, третью респондентов среднего возраста от 40 до
59 лет. Четвертая часть участвовавших в опросе считает, что ситуация ухуд-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
шилась, почти столько же респондентов полагают, что она не изменилась.
Оценки негативные минимальны – 3,3% респондентов, большая часть из которых люди пенсионного возраста старше 60 лет.
Улучшение ситуации в социальной сфере неоднократно подчеркивалось
и экспертами. В ряде интервью говорится о существенном увеличении за
последние годы представителей среднего класса, в числе которых и работники топливно-энергетических компаний.
Из экспертного интервью:
Социально-экономическое положение региона и ситуация в области не
очень напряжена. Конечно, дифференциация между богатыми и бедными
существует, но у нас появляется и средний класс, такая средняя прослойка,
которая более или менее все компенсирует. Я считаю, что средним классом
являются работники ТЭК: «Янтарьэнерго», «ЛУКОЙЛ», «ТЭЦ-2» – это
люди, которые не так хорошо зарабатывают, но достойно и нормально
живут, существуют без каких-то особых роскошей.
Таблица 3
Положительные стороны влияния топливно-энергетических компаний
на жизнь города, %
Возраст
Какие положительные стороны
влияния топливно18–29 лет
30–39
40–49
50–59
От 60
энергетических компаний на
лет
лет
лет
лет и
жизнь города Вы можете
старназвать?
ше
Увеличение доходов бюджета
23,1
32,1
31,7
30,7
23,3
города за счет налогов
Вложения в социальную сферу
19,4
23,8
23,3
18,7
16,4
(образование, здравоохранение, культура)
Помощь нуждающимся кате13,0
10,7
8,3
12,0
13,7
гориям населения
Создание рабочих мест
58,3
54,8
63,3
53,3
41,1
Создание инфраструктуры в
12,0
7,1
13,3
6,7
5,5
регионе (строительство дорог,
благоустройство, строительство жилья)
Другое (тепло в дома)
0,0
0,0
0,0
1,3
0,0
Нет ничего положительного
1,9
1,2
6,7
2,7
0,0
Затрудняюсь ответить
28,7
31,0
18,3
30,7
47,9
Итог по значениям
156,5
160,7
165,0
156,0
147,9
Вся выборка
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
Вся
выборка
27,8
20,3
11,8
54,3
9,0
0,3
2,3
31,5
157,0
100,0
По данным проведенного опроса, влияние для калининградцев кризиса, с
которым столкнулись 77% респондентов, выразилось в первую очередь в
снижении уровня заработной платы. Оно отмечено у 35% респондентов.
Причем такое влияние отмечают все возрастные группы работающего населения. С потерей работы в конце января 2008 г. столкнулись 14,2% опрошенных. Увольнения в большей степени коснулись молодежи в возрасте от
18 до 29 лет (18,8% этой возрастной категории респондентов указали в своих
ответах на потерю работы) и лица от 50 до 59 лет (17,3% этой возрастной
категории оказались уволенными). Пересматривают в связи с кризисом по-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние ТЭК на экономику и социальное развитие Калининградской области
119
требительскую корзину 28,7% респондентов. Наибольшую готовность к этому высказали пенсионеры (44% лиц этой возрастной категории), пятая часть
опрошенных решили экономить финансовые средства.
Положительные стороны влияния топливно-энергетических компаний
на жизнь города респонденты связывают в первую очередь с созданием рабочих мест. Так считают более половины опрошенных (54,3%), чуть более четверти (27,8%) видят положительное влияние предприятий ТЭК через увеличение бюджета города за счет налогов, пятая часть респондентов – посредством вложения средств в социальную сферу, 9% – через создание инфраструктуры, а именно строительство дорог и жилья, благоустройство (табл. 3).
Не увидели положительного влияния предприятий ТЭК на жизнь города
2,3% респондентов. Надо сказать, что несмотря на то, что предприятия ТЭК
активны в продвижении социальных программ в регионе, информированность об этом населения оказалась крайней низкой. Только 1,8% респондентов указали на то, что они им известны. При этом было названо только одно
предприятие – ООО «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть». Один из респондентов отметил программу этого предприятия по улучшению качества и стабильности в цене, три ответа указывали на знание респондентами программ
по поддержке спорта, культуры, одаренных детей, один ответ был ассоциирован с программой «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть» по поддержке молодых семей в обеспечении жильем (табл. 4).
Таблица 4
Информированность респондентов о социальных программах
топливно-энергетических компаний, %
Известны ли Вам
социальные программы топливноэнергетических
компаний, помогающие жителям
региона преодолевать трудности?
Да, известны
Нет, неизвестны
Вся выборка
18–29 лет
30–39 лет
2,8
97,2
100,0
2,4
97,6
100,0
Возраст
40–49 лет 50–59 лет
3,3
96,7
100,0
0,0
100,0
100,0
От 60 лет
и старше
Вся выборка
0,0
100,0
100,0
1,8
98,3
100,0
Среди отрицательных сторон влияния предприятий ТЭК на жизнь города
половина респондентов (51,2%) отметили ухудшение экологической ситуации в регионе, еще 12,8% респондентов указали на отсутствие со стороны
топливно-энергетических компаний инвестиций в социальную сферу. Кроме
того, почти 11% респондентов считают, что отрицательное влияние ТЭК
проявляется через возрастание социального неравенства. Рост цен на энергоносители, коррупцию, плохое качество топлива, дорогой бензин как следствие влияния ТЭК в регионе указали 4,2% участвовавших в опросе, вместе с
тем почти для 40 % респондентов ответ на этот вопрос оказался затруднительным (табл. 5).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
120
Таблица 5
Отрицательные стороны влияния топливно-энергетических компаний
на жизнь города, %
Какие отрицательные стороны
влияния топливноэнергетических компаний Вы
можете назвать?
Ухудшение экологической ситуации в регионе
Возрастание социального неравенства
Рост преступности
Рост наркомании и алкоголизма
Отсутствие инвестиций в социальную сферу
Другое (компании работают только на себя, рост цен на энергоносители, коррупция, плохое качество топлива (угля), транзит топлива
дорогой, дорогой бензин)
Затрудняюсь ответить
Итог по значениям
Вся выборка
Возраст
40–49
50–59
лет
лет
18–29
лет
30–39
лет
50,7
От 60
лет и
старше
37,0
Вся
выборка
51,2
53,7
52,4
63,3
11,1
8,3
8,3
17,3
8,2
10,8
0,9
0,9
14,8
7,1
3,6
11,9
1,7
1,7
13,3
5,3
0,0
13,3
4,1
0,0
9,6
3,8
1,3
12,8
2,7
3,6
2,4
8,0
2,8
4,2
36,1
120,4
100,0
34,5
121,4
100,0
28,3
120,0
100,0
37,3
132,0
100,0
57,5
119,2
100,0
38,8
122,5
100,0
По поводу обеспеченности Калининградской области энергетическими
мощностями для будущего экономического развития более чем 43% респондентов отмечают, что регион испытывает острую потребность в энергетических ресурсах. Почти четверть опрошенных с этим утверждением не согласны. Затруднились ответить на этот вопрос 27,8% респондентов (табл. 6).
Таблица 6
Мнение об обеспеченности региона энергетическими ресурсами, %
В какой степени Вы согласны
либо не согласны со следующим утверждением «Калининградская область испытывает
острый
недостаток энергетических
мощностей для будущего
экономического
развития»?
Согласен в полной мере
Скорее согласен, чем не согласен
Скорее не согласен
Совершенно не согласен
Затрудняюсь ответить
Вся выборка
Возраст
40–
50–
49 лет
59 лет
18–
29 лет
30–
39 лет
9,3
31,5
6,0
34,5
10,0
46,7
25,9
4,6
28,7
100,0
27,4
2,4
29,8
100,0
20,0
5,0
18,3
100,0
От 60
лет
и старше
Вся
выборка
10,7
36,0
4,1
30,1
8,0
35,0
29,3
5,3
18,7
100,0
19,2
5,5
41,1
100,0
24,8
4,5
27,8
100,0
Несмотря на понимание необходимости наращивания энергетических
мощностей, идею строительства атомной электростанции в регионе 36%
респондентов не поддерживают и скорее не поддерживают еще 20,3% опрошенных. Количество однозначных сторонников строительства нового генерирующего комплекса 9,5% участвовавших в опросе, еще 22,5% скорее
склонны поддержать планы правительства по строительству АЭС (табл. 7).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние ТЭК на экономику и социальное развитие Калининградской области
121
Таблица 7
Отношение к идее строительства на территории региона атомной станции, %
Возраст
Правительство Калининградской области приняло решение о 18–29 лет 30–39 40–49 50–59
От 60
Вся
строительстве атомной станции
лет
лет
лет
лет и
вына территории региона.
старше
борка
Вы поддерживаете эту идею?
Да, поддерживаю
8,3
8,3
5,0
16,0
9,6
9,5
Скорее да, чем нет
27,8
21,4
33,3
18,7
11,0
22,5
Скорее нет, чем да
14,8
17,9
26,7
21,3
24,7
20,3
Нет, не поддерживаю
42,6
38,1
25,0
40,0
28,8
36,0
Затрудняюсь ответить
6,5
14,3
10,0
4,0
26,0
11,8
Вся выборка
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
Таким образом, проведенные исследования показали, что в докризисный
период регион демонстрировал рост основных индикаторов уровня жизни
населения – росли среднедушевые доходы и начисленная заработная плата,
сократилась более чем вдвое численность населения с денежными доходами
ниже прожиточного минимума, значительно выросли социальные выплаты
населению. Такого рода позитивные изменения были отмечены как жителями региона, так и экспертами. Социальная ситуация более или менее стабилизировалась, и даже в условиях кризиса, по мнению экспертов, она контролируема. Неким гарантом стабильности выступает средний класс, количество представителей которого за последние годы выросло, чему способствовали и предприятия ТЭК. Сотрудники топливно-энергетических компаний
имеют более высокие доходы, ряд социальных гарантий и преференций, высокий уровень профессионализма и трудовой мобильности.
Среди основных социальных проблем в области, которые были отмечены как в экспертных интервью, так и жителями в результате опроса, на первом месте – работа и ситуация на рынке труда, вызванная ростом безработицы и снижением количества вакансий от работодателей. Отрасли, которые
в большей степени оказались затронутыми кризисом, – это импортозамещающие производства, новый для региона кластер экономики по производству бытовой техники, в большей степени ориентированный экспортносырьевой потенциал. Вторая по значимости проблема – это здоровье населения и ситуация в региональном здравоохранении. Слабая подготовка медицинских кадров, закрытие части лечебных учреждений области, низкий уровень медицинских услуг, особенно в сельских районах – вот неполный перечень проблем, которые были отмечены. Ситуацию в здравоохранении, по
мнению информантов, необходимо изучать более внимательно, обратив
внимание на структуру финансирования отрасли. Еще одна значимая проблема – это ситуация в ЖКХ, связанная со снижением уровня зарплат и возможности части населения оплачивать растущие тарифы, а также пользоваться кредитами на покупку жилья. Среди проблем образования были отмечены растущая потребность на рынке труда в инженерных кадрах, специалистах технического профиля и недостаточная подготовка такого рода специалистов в образовательных учреждениях региона. Кроме того, по мнению информантов, необходимо совершенствовать систему подготовки кадров, осуществляя в том числе их подготовку по заказу предприятий. Экологические
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
122
Л.Л. Емельянова, Д.В. Латнак
проблемы значимы для жителей региона, но сегодня они ушли на второй
план, уступив место социальным. Преступность не была названа в числе
главных проблем, но эксперты высказали мнение, что в условиях кризиса
она может пойти вверх.
Проведенный в рамках проекта опрос населения показал, что жители Калининграда мало информированы о социальных программах, реализуемых
топливно-энергетическими компаниями. И это вполне объяснимо – количество работающих в ТЭК всего 3% от числа занятых в экономике, из тех, кто
принимал участие в опросе, занятых в добывающих отраслях и энергетике
всего 1,6% от общего числа респондентов. Вместе с тем участвовавшие в опросе ожидают положительного влияния предприятий ТЭК на жизнь города
через создание рабочих мест, увеличение бюджета города за счет поступления
налогов. Часть ожиданий связана с усилением роли ТЭК через вложения
средств непосредственно в социальную сферу. Среди отрицательных последствий деятельности ТЭК в регионе половина респондентов отметили ухудшение экологической ситуации. Порядка 10% опрошенных считают, что отрицательное влияние ТЭК проявляется через возрастание социального неравенства.
Таким образом, проведенный анализ показал, что ТЭК не оказывает прямого воздействия на социальную сферу региона. Это подтверждается, в частности, и тем, что большая доля респондентов (40%) затруднились оценить
влияние ТЭК. Вместе с тем, как показали исследования, состояние энергетической инфраструктуры оказывает решающее воздействие в целом на экономику региона, его хозяйствующих субъектов. И в этом смысле значение
ТЭК, его модернизации, в первую очередь электроэнергетики, является важным условием будущего регионального развития. В числе важнейших стратегических задач региона – развитие собственного генерирующего комплекса, обеспечивающего как регионального потребителя, так и экспортноориентированного на страны Европейского союза – в первую очередь на
Литву и Польшу. Для решения поставленных задач в 2010 г. планируется
строительство второго энергоблока Калининградской ТЭЦ-2, региональных
генерирующих мощностей в малых городах области (2009–2012 гг.), развитие возобновляемых источников энергии, строительство Балтийской атомной электростанции (1-й энергоблок – 2014 г., 2-й энергоблок – 2016 г.). В
соответствии с планами правительства регион из энергодефицитного путем
наращивания генерации станет энергоизбыточным. В результате изменится
полностью топливно-энергетический баланс, повысятся возможности региона как в экономическом, так и в социальном плане.
Литература
1. Баланс трудовых ресурсов в 2006 г. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Калининградской области. Калининград, 2007
2. Калининградская область, 2009: Краткий стат. сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Калининградской области. Калининград, 2009.
3. Основные показатели социально-экономического положения субъектов Российской
Федерации в 2008 году [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rg.ru/
pril/30/91/07/4867_4.gif
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 316.354
О.В. Иглакова
СПЕЦИФИКА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УПРАВЛЕНИЯ
ПЕРСОНАЛОМ В РОССИЙСКИХ ВЕРТИКАЛЬНОИНТЕГРИРОВАННЫХ НЕФТЕГАЗОВЫХ КОРПОРАЦИЯХ
В последнее время особую значимость приобрела проблема усиления конкурентоспособности российских вертикально-интегрированных нефтегазовых корпораций. Одним из эффективных рычагов обеспечения конкурентных преимуществ компаний
нефтегазового комплекса на отечественном и мировых рынках является совершенствование внутрикорпоративного управления персоналом. Настоящая статья посвящена проблемным аспектам оптимизации кадрового менеджмента по подбору и
удержанию персонала.
Ключевые слова: вертикально-интегрированные нефтегазовые компании, кадровый
менеджмент, коммуникативная среда.
Мировой опыт свидетельствует о том, что, при прочих равных условиях, надежная и бесперебойная работа нефтегазового комплекса (НГК), создающего
стратегические конкурентные преимущества и способствующего повышению конкурентоспособности продукции на внутреннем и внешних сырьевых, энергетических и товарных рынках, может быть обеспечена формированием вертикально-интегрированных нефтегазовых корпораций (ВИНК).
Мировой нефтяной бизнес является своеобразной ареной конкурентной
борьбы множества различных по специализации и размерам компаний, среди
которых несколько крупнейших транснациональных нефтедобывающих
корпораций, десятки ВИНК, сотни независимых нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний, тысячи мелких нефтедобывающих фирм.
К крупнейшим мировым корпорациям, являющимся вертикальноинтегрированными нефтегазовыми компаниями, относятся Chevron-Texaco,
Exxon-Mobil, Royal Dutch / Shell, British Petroleum Group и др. [1. С. 23]. В
результате развития интеграционного процесса в мировой нефтяной промышленности сложились интегрированные компании принципиально двух
различных типов:
– холдинги – компании, интегрированные по финансовому признаку,
классический пример – Standard Oil of New Jersey (ныне Exxon-Mobil), не занимающаяся производственными операциями, но осуществляющая контроль
над более чем 300 компаниями и филиалами, многие из которых – Esso,
Imperial Oil, Aramco и др. – сами являлись крупнейшими компаниями;
– производственные компании: осуществляют разведку, добычу, транспортировку и переработку нефти, а также сбыт готовой продукции через свои
филиалы и специализированные подразделения; в современном нефтяном
бизнесе таких компаний подавляющее большинство1.
1
При этом чисто производственных компаний в настоящее время практически не существует, поскольку все они в той или иной степени являются финансовыми компаниями.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
124
О.В. Иглакова
Следует отметить, что процесс рыночного реформирования отечественной промышленности в целом и ее отраслевых комплексов в 1990-е гг., сопровождавшийся разрушением многих хозяйственно-экономических связей
и вертикали управленческой власти, активизировал поиск современных
форм организации и управления производством в новых условиях. Указанные проблемы наиболее остро обозначились в нефтегазовой отрасли, где
рыночные преобразования начались одними из первых в стране.
Для дореформенного нефтяного сектора России было характерно наличие государственных сильно монополизированных предприятий, которым
принадлежали все месторождения нефти и газа. В состав этих объединений
входили буровые организации; производственные базы обслуживания; ремонтные заводы; ряд других предприятий инфраструктуры [2. C. 17]. В условиях перехода к рыночным отношениям НГК и российские государственные властные структуры выбрали путь создания ВИНК. Указ Президента РФ
№ 1403 от 17.11.1992 «Об особенностях приватизации и преобразования в
акционерные общества государственных предприятий, производственных и
научно-производственных объединений нефтеперерабатывающей промышленности, нефтепереработки и нефтепродуктового обеспечения» положил
начало интеграции отечественного нефтяного комплекса, явился отправной
точкой образования российских ВИНК, осуществляющих комплекс работ,
связанный с подготовкой запасов, добычей, переработкой, реализацией нефти и нефтепродуктов на внутреннем и внешнем рынках.
Однако в отличие от западных нефтегазовых компаний, которые длительное время органично развивались под воздействием рыночных сил в соответствии с запросами и вызовами потребителей и регулирующих мер государства, наши отечественные нефтегазовые компании («ЛУКОЙЛ»,
ЮКОС, «Роснефть», «Сургутнефтегаз», «Сибнефть» («Газпромнефть» и др.)
[3. С. 15] были созданы одномоментно, на основании президентских и правительственных нормативных актов под готовую идею. Не были в должной
мере учтены институциональные аспекты вертикальной интеграции, а также
поведенческие мотивации создаваемых компаний, определяющие их эволюцию и стратегию развития, в частности стремление к дальнейшему росту и
завоеванию все большей и большей доли рынка. А в условиях несовершенной корпоративной и антимонопольной правовой среды наиболее простым и
коротким путем к достижению поставленных целей стало слияние и поглощение, которым обычно предшествует политика угнетения наиболее сильными компаниями своих более слабых конкурентов. В результате планы по
созданию конкурентной организационной структуры нефтегазового сектора,
основу которой составили бы 10–12 частных вертикально-интегрированных
компаний (достаточно крупных, но не настолько, чтобы диктовать свои условия государству), оказались не вполне успешными. Фактически государство оказалось лицом к лицу с 3–4 суперкомпаниями (по российским, естественно, меркам), претендующими на лидерство не только в экономической,
но и в политической сфере. Самая амбициозная и одиозная из них – ЮКОС –
была репрессирована, а чтобы противостоять остальным, государство было
вынуждено пойти на значительное расширение своего непосредственного
участия в нефтегазовом секторе [4. С. 74].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Специфика совершенствования управления персоналом в нефтегазовых корпорациях
125
Форма организации взаимодействия входящих в большинство российских нефтегазовых компаний предприятий, известная как «мягкий холдинг»,
но не распространенная в мировой бизнес-практике, предполагает практическую независимость дочерних структур друг от друга в том смысле, что их
производственная деятельность и маркетинг не согласованы в рамках единого стратегического подхода [5. С. 103]. Несмотря на то, что при такой ситуации главная цель создания ВИНК в значительной мере утрачивается, интегрированные предприятия получили возможность оптимизировать результаты
своей деятельности. Причина, по которой многие российские нефтяные предприятия все еще находятся в состоянии «мягкого холдинга», вызвана скоротечностью создания ВИНК в ходе радикальных реформ начала 1990-х гг.,
когда различные предприятия нефтяного комплекса, функционировавшие в
условиях централизованной экономики в рамках различных министерств и
ведомств (Миннефть, Миннефтехимпром, Комитет по нефтепродуктам,
Миннефтегазстрой), были механически интегрированы в новые организационные структуры. Непроработанность схем управления производством и
непродуманность проводимой государственной политики привели к тому,
что до сих пор проблема их взаимодействия и превращения в единый экономический организм до конца не решена. Именно поэтому продолжает
иметь место относительная самостоятельность дочерних структур и возможность достижения ими оптимизации результатов деятельности в условиях некоторого рассогласования интересов с материнской компанией и независимо от нее.
Однако крупные ВИНК, например НК «ЛУКОЙЛ» (в состав компании
входят 7 нефтедобывающих объединений, 2 НПЗ, 8 крупных региональных
сбытовых предприятий; филиалы, совместные и дочерние предприятия компании работают более чем в 30 регионах России и 16 иностранных государствах), успешно проводят политику консолидации с целью ужесточения централизации управления предприятиями компании. Безусловно, процесс консолидации постепенно должен охватить большинство крупнейших российских нефтехолдингов, что обусловит их переход на более жесткие схемы
взаимодействия в отношениях со своими структурными подразделениями,
потребителями, партнерами и государством. При этом, безусловно, основополагающим явится принцип приоритета общекорпоративного интереса над
локальными интересами отдельных предприятий.
Компании интегрируются по вертикальному принципу для того, чтобы
обезопасить себя от сбоев в поставках сырья, материалов, отслеживать изменения внутренних цен, экономить на трансакционных издержках и оборотных средствах, а также лучше контролировать увязку всех звеньев технологической цепи. Этот способ интеграции продуктивен, так как позволяет усилить потенциал компании, повысить эффективность ее хозяйственной деятельности и укрепить конкурентоспособность. Когда у неинтегрированной
компании происходит спад (во многих случаях потому, что компания исчерпывает ресурс так называемого положительного эффекта масштаба), большинство финансовых консультантов дадут ей похожие советы: интегрировать структуру. Последовав ему, компания увеличивает свои размеры и тем
самым провоцирует продолжение действия положительного эффекта мас-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
126
О.В. Иглакова
штаба. Наиболее ярко действие эффекта масштаба проявляется на примере
естественных монополий. Очевидно, что в потенциально монопольных отраслях (прежде всего, инфраструктурных), например в транспортировке
нефти или газа, наибольшего экономического эффекта в деятельности достигнет крупная компания-монополист, а не ряд мелких. Именно поэтому
компания, объединившая в одну технологическую цепочку весь производственный процесс, достигает самых высоких результатов работы за счет экономии на средних суммарных издержках. Тем не менее не стоит забывать,
что положительный эффект масштаба, если вовремя не предприняты управленческие меры, перерастает в отрицательный. Иными словами, наступит
момент, когда излишне разросшаяся «махина» станет неповоротливой, скорость принятия решений замедлится, аппарат чиновников и многие траты
необоснованно возрастут... Кроме того, такая иммобильность чревата для
компании потерей ориентации на рынке. Так, оппоненты вертикальной интеграции любят приводить в пример недальновидность «пионера конвейера»
Генри Форда, когда он отказался в свое время от использования алюминия в
изготовлении автомобилей только потому, что его производство не было
интегрировано в структуру фордовской компании [6. С. 13]
Экономической основой целесообразности крупных вертикальноинтегрированных компаний является положительный эффект масштаба производства, который действует исключительно на ранних стадиях разработки
и эксплуатации крупных нефтегазовых провинций и месторождений. При
переходе от зрелой стадии развития месторождения к поздней и затухающей
стадиям характер эффекта масштаба становится постоянным, а затем и отрицательным. В структуре нефтедобычи повышается доля трудноизвлекаемых
запасов. Эксплуатация этих запасов требует специализированного подхода к
каждому объекту, вплоть до отдельной скважины. Необходимы гибкость и
изобретательность в поиске путей снижения издержек, склонность к инновациям, готовность к риску. Возникает необходимость в том, чтобы крупные
компании уступили место средним, мелким и мельчайшим. Реализация указанного принципа требует специальных мер регулирования отрасли, в том
числе государственной поддержки малого и среднего нефтебизнеса и льготного налогообложения. В новых, изменившихся условиях экономическая
целесообразность требует от ВИНК не сохранения их присутствия в стареющих, истощающихся провинциях, а концентрации усилий на новых
крупных месторождениях [7. С. 88]
Другая существенная особенность российских ВИНК – достаточно высокая степень государственного участия, вызванная не только наличием государственных пакетов акций и участием государства в управлении вновь созданными компаниями, но и природой российских компаний. Фактически
почти все активы ВИНК были созданы за счет государственного бюджета,
т. е. за счет общества, которое не получило в результате приватизации адекватной компенсации. Поэтому, несмотря на уступку своих пакетов акций,
государство всегда будет иметь поддерживаемое обществом моральное право предписывать компаниям определенную деятельность, противоречащую
их экономическим интересам. Тем не менее расширение участия в акционерном капитале ВИНК частных и иностранных инвесторов ведет в связи со
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Специфика совершенствования управления персоналом в нефтегазовых корпорациях
127
снижением первоначальной доли в капитале компаний к заметному снижению влияния государства [8. С. 143].
На протяжении длительной истории развития мировой системы нефтегазового обеспечения считалось, что главной стратегией повышения эффективности является вертикальная интеграция [9. С. 34]. В состав ВИНК, как
правило, входят дочерние компании, имеющие статус национальных, если
они дислоцируются в других странах. При этом головная организация выступает по отношению к дочерним компаниям материнской компанией. Финансовая служба, сосредоточенная в материнской штаб-квартире, является
главным связующим звеном для предприятий компании, действующих в
различных отраслях и странах. Именно строгий финансовый контроль объединяет пользующиеся значительной хозяйственной свободой подразделения
фирмы и дочерние компании. В деятельности компаний, помимо финансовых, к важнейшим относятся вопросы репутации торговой марки, захват
места на перспективных рынках, программы в области подготовки кадров,
безопасности труда, охраны здоровья персонала, поддержание сбалансированной структуры деятельности компании, снижение издержек производства, мотивация сотрудников к производительной работе, улучшение организации и системы управления.
В начале XXI в. нефтегазовый комплекс России превратился в один из
ведущих секторов экономики, в значительной степени задающий темпы и
направление социально-экономического развития страны. НГК Российской
Федерации, объединяющий предприятия нефтедобычи, нефтепереработки и
нефтепродуктообеспечения и являющийся базовой отраслью народного хозяйства страны, в настоящий момент обеспечивает свыше одной трети всех
налоговых поступлений в бюджет и основные валютные потоки, выступает
гарантом равновесного и сбалансированного развития экономики, ее реформирования и органичной интеграции в систему мирохозяйственных связей.
Главным результатом структурной перестройки нефтяной отрасли стало
создание достаточно мощных вертикально-интегрированных нефтяных компаний, контролирующих всю цепочку технологического цикла (добыча –
переработка – нефте-, -продуктообеспечение). Появление вертикальноинтегрированных структур изменило сущность и характер взаимоотношений
экономических агентов, взаимоотношения с государственными органами
управления. Современный российский нефтяной комплекс представлен 11
вертикально-интегрированными многопрофильными компаниями, обеспечивающими свыше 94% общего объема нефтедобычи, а также предприятиями
нефтепереработки, нефтяного машиностроения, геофизики и геологоразведки, строительства, научного и других видов сервисного обслуживания [10. С.
25]. Кроме того, в девяти регионах России действуют 122 независимые (неинтегрированные) нефтяные компании (ННК) [11. С. 23]. По характеру
функционирования и управления своими дочерними предприятиями образованные в РФ нефтяные компании являются многоуровневыми холдингами.
Однако необходимо отметить, что российские ВИНК, соизмеримые с западными компаниями по объему добычи нефти, значительно им уступают
по капитализации и сбалансированности корпоративных структур. Доля
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128
О.В. Иглакова
России в мировом объеме первичной переработки нефти оценивается в 7%
[12. C. 24].
Создание и функционирование вертикально-интегрированных нефтяных
компаний как средство организации нефтяной промышленности обусловливает необходимость изучения дальнейших путей эффективного развития отрасли в целом и ее составляющих.
Вопросы корпоративного управления нефтегазовыми компаниями, носящие исключительно комплексный характер, объединяют проблемы управления финансовой, технологической, внешнеэкономической и инновационной деятельностью. Степень доминирования ВИНК в нефтяном комплексе
России столь высока, что стратегия развития отдельной нефтяной компании
в решающей степени определяет развитие нефтяного комплекса в целом.
Действительно, в 2000-х гг. в нефтяном комплексе России функционируют несколько вертикально-интегрированных структур, к крупнейшим из
которых относятся ОАО «Роснефть», ОАО «ЛУКОЙЛ» и ОАО «ТНК-BP»,
ориентированные на развитие конкурентных преимуществ, максимизацию
прибыли и расширение рынков сбыта. Из них, например, НК «ЛУКОЙЛ»
контролирует почти пятую часть нефтяного рынка России, имеет широкое
представительство на рынках в государствах СНГ и странах Балтии, входит в
список крупнейших нефтегазовых компаний мира. Вполне естественно, что
стратегии развития крупнейших российских ВИНК сказываются на формировании стратегии развития всего нефтяного комплекса страны.
Как известно, целью инвестиционной деятельности в долгосрочной перспективе, как правило, является максимизация акционерной стоимости нефтяной компании при охвате всех ее бизнес-сегментов, что обусловливает их
сбалансированное развитие; обеспечение устойчивого выполнения корпоративных обязательств и ограничений (производственных планов, финансовых
лимитов, лицензионных соглашений и т.д.) при различных сценариях развития. Специалисты считают, что при всем многообразии трудностей, с которыми сталкивается отечественный нефтяной бизнес, его основной проблемой является инвестиционный дефицит [13. С. 15]. Фактором, препятствующим привлечению инвестиций в российские нефтяные компании, остается
высокий уровень рисков. Установлено, что уровень рисков инвестиций является следствием низкой эффективности корпоративного управления на российских ВИНК по критерию соблюдения прав инвесторов и инвестиционной
привлекательности. Особая роль в корпоративном управлении отводится
повышению информированности, предприимчивости, способности к изменениям, тесной связи целей компаний с жизненными интересами их сотрудников, клиентов, а также всеобъемлющего баланса интересов участников
корпоративного управления и общества в целом.
Для современного бизнеса – сложного производства с коллективным характером труда – коммуникации рассматриваются как средство сотрудничества, взаимодействия, обеспечения достижения целей работников, целей организации и целей общества. Очевидно, что понимание сущности бизнескоммуникаций и владение методами их осуществления – это ведущий фактор в достижении делового успеха.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Специфика совершенствования управления персоналом в нефтегазовых корпорациях
129
Как отметил Т.А. Мерфи, «одним и тем же общим знаменателем в бизнесе и в менеджменте являются люди и отношения с людьми... в конечном
итоге, коммуникации важнее всего... эффективные коммуникации могут
обеспечить успех и неудачу или, по крайней мере, определить степень успеха» [14. С. 18].
Ввиду сохраняющейся роли нефтегазовой отрасли для социальноэкономического развития российского общества проблема совершенствования организационного построения ВИНК и отыскания новых форм внутренних и внешних вертикальных связей приобретает особую значимость.
Вертикальная интеграция, несмотря на все достоинства, обладает определенными недостатками, особенно заметными в контексте современных
условий и задач экономического развития. К числу возможных негативных
проявлений ВИНК специалисты относят снижение мобильности в осуществлении внутренней и внешней инвестиционной политики, падение производственного потенциала в результате изоляции отдельных структурных подразделений от воздействия рыночных механизмов и различий в техническом
уровне производства, чрезмерное расширение аппарата управления и др.
Кроме того, как полагает автор настоящей статьи, вертикальноинтегрированный подход к построению организационных структур управления, позволяющий мобилизовать человеческую энергию и кооперировать
труд людей при решении сложных проектов, не способствует росту потенциала людей, каждый из которых использует только ту часть своих способностей, которая непосредственно требуется по характеру выполняемой работы, а исполнение спускаемых сверху решений провоцирует потерю общего
управленческого интеллекта1. Практика современного управления человеческими ресурсами особое значение придает развитию системы внутренних
коммуникаций в компании. Возможность с минимальными потерями доводить миссию, видение, цели и задачи компании до всех иерархических уровней управления и каждого сотрудника позволяет объединить и скоординировать разнонаправленные векторы интересов, стремлений, практических действий сотрудников, сфокусировать их на реализации стратегии компании.
Зачастую именно отсутствие системности в процессе управления информационными потоками в организации приводит к возникновению как производственных проблем, так и социально-трудовых конфликтов, чреватых
прямыми финансовыми потерями для организации.
Деятельность нефтегазовых компаний характеризуется высокой сложностью управленческих решений, масштаб и стоимость которых в большинстве
случаев существенно выше, чем в других сегментах экономики. Действительно, в условиях ресурсно-сырьевой ориентированности современной России большинство принимаемых на уровне крупнейших нефтяных компаний
управленческих решений, обусловленных изменением доли экспортной составляющей в структуре конечного продукта, управлением сырьевыми активами, консервацией скважин на месторождениях, выработкой ценовой поли1
Под «общим управленческим интеллектом» в рамках настоящей статьи понимается важнейший фактор эффективного корпоративного управления, обеспечивающий четкую работу
больших коллективов людей, работающих на единую цель.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130
О.В. Иглакова
тики на внутреннем и внешних рынках нефтепродуктов, вводом в действие
новых производственных мощностей, не только определяют финансовое состояние нефтяных компаний и их производственно-сбытовые возможности,
но и затрагивают интересы государства в целом [15. С. 165].
Создание дополнительных уровней управления – это естественная реакция компании на рост. Тем не менее стихийное увеличение числа иерархических ступеней может стать серьезной проблемой для любого бизнеса. В общем виде эту проблему обозначил глава московского представительства
консалтинговой компании BCG Штефан Дертниг: «Иерархия хороша в условиях военных действий, когда есть явный враг и приказы командования рядовому составу направлены на одну цель – уничтожение врага. В конкурентной среде такая структура не работает: нет одного врага, зато есть много фокусов внимания» [16. С. 8].
В контексте рассматриваемых проблем, связанных с функционированием
вертикально-интегрированных нефтегазовых компаний, интерес представляет ситуационный анализ состояния кадрового менеджмента на конкретном
предприятии. В качестве объекта исследования мы рассмотрим компанию
«Газпром трансгаз Томск», являющуюся филиалом ОАО «Газпром». В сфере
добычи, распределения и сбыта природного газа в российской экономике
вертикально интегрированная компания ОАО «Газпром» является доминирующей. Она монополист в области транспортировки и экспорта этого энергоносителя, перерабатывает практически весь объем нефтяного попутного
газа, а также управляет единой национальной системой газоснабжения (разрабатывает баланс российского газа, устанавливает лимиты отпуска природного газа российским потребителям, управляет режимами пропуска газа по
магистральным газопроводам). Все это обеспечивает компании чрезвычайно
высокую степень монопольной власти как на российском, так и на внешних
газовых рынках. Другой особенностью рыночного положения компании является такая же исключительно высокая степень ее зависимости от государства. «Газпром» обязан координировать с Правительством РФ свою деятельность во всех отраслях. Как отмечается в отчетах экспертов европейской Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), иногда бывает трудно понять, где кончается бюджет государства и начинается бюджет
«Газпрома» [17. С. 187]. Даже руководители компании признают, что во
многих отношениях деятельность «Газпрома» напоминает работу министерства. «Газпрому» приходится содержать огромную социальную инфраструктуру, а также целые города в удаленных регионах с суровыми климатическими условиями.
Cистема управления ООО «Газпром трансгаз Томск» предусматривает
четкие процедуры и правила, ориентированные на регулярный и жесткий
контроль, на устранение неуверенности, неопределенности, поэтому решающую роль в компании играет жесткая административная иерархия, доминирование вертикальных связей в ущерб горизонтальным, процесс принятия решений крайне централизован, налицо недостаточность полномочий у
функциональных и линейных руководителей, которые передают принятие
решения на уровень вышестоящего руководителя, тем самым перегружая его
текущими проблемами, узкая специализация работников сужает горизонт их
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Специфика совершенствования управления персоналом в нефтегазовых корпорациях
131
профессионального видения, зачастую принижает общеорганизационные
задачи до функциональных.
Доминирование жесткой иерархической структуры управленческих связей, по мнению автора настоящей статьи, может иметь серьезные последствия для любого предприятия. Так, во-первых, подобная организационная
структура способствует нагнетанию сдерживающей внутренней конкуренции между сотрудниками, порой принимающей неэтичные формы, взамен
развитию делового сотрудничества; во-вторых, затрудняет планирование
задач отдельным подразделениям из-за сложности введения и контроля соответствующих показателей качества работы; провоцирует превращение организации в структуру, активно сопротивляющуюся любым изменениям и
мало способную к адаптации; ограничивает число и характер возможных
вариантов решения возникающих проблем.
Так, управленческий процесс в структурных подразделениях ООО «Газпром трансгаз Томск», являющихся относительно обособленными, целенаправленно детерминирован и жестко регулируется нормативными актами,
издаваемыми в администрации (головной организации), что сдерживает развитие инициативы, не способствует росту креативности сотрудников в
структурных подразделениях компании. Готовность к изменениям может
гарантироваться только при наличии достаточно гибкой организационной
структуры.
Высокая степень компьютеризации на предприятии принципиально не
улучшает ситуациию. Информационное взаимодействие между структурными подразделениями предприятия традиционно слабое место для ООО «Газпром трансгаз Томск». Результаты деятельности функциональных служб
оцениваются по показателям, характеризующим выполнение каждой из них
исключительно собственных предметных задач. При этом конечная цель –
эффективность и качество работы предприятия в целом – отходит на второй
план. Как часто случается, все службы или подразделения выполнили свои
функции, а конечного ожидаемого результата не получили. Слабые горизонтальные связи между функциональными подразделениями привели к волоките и уклонению от ответственности при решении проблем, требующих
участия нескольких подразделений. Принятие решения по, казалось бы, наиболее незначительным вопросам осуществляется медленно, «пробуксовывается». Так, например, процесс согласования и утверждения различного рода
договоров, положений, т. е. «внутренних» документов предприятия занимает
очень длительное время – от одного месяца до полугода. На предприятии
существует определенный порядок согласования документов: поступая на
утверждение генеральному директору, договор (в зависимости от его специфики) должен содержать визы не менее десяти-пятнадцати компетентных
работников различного уровня управления. Соответственно, в процессе ознакомления с документом сотрудник каждого звена управления требует,
чтобы в нем были учтены вопросы, касающиеся направления его деятельности, вносит свои коррективы и исправления. Если бы работники имели более
полное представление о деятельности других отделов и подразделений (которое, например, можно было бы получить посредством проведения произ-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132
О.В. Иглакова
водственных совещаний), длительного «хождения» договоров по кругу согласований удалось бы избежать уже на стадии их начальной подготовки.
Бухгалтерия, финансовый отдел, юридический отдел, службы метрологии, безопасности и др. разрабатывают нормативные документы, в которых
вводятся дополнительные условия и ограничения, связанные с качеством
труда, фиксируются функциональные обязанности работников отдела
(службы). Становится необходимым более четкое согласование многих условий и параметров, формулируемых специалистами функциональных подразделений. Примером проявления слабости горизонтальных связей является
несогласованность действий производственных отделов и бухгалтерии (отдела кадров и социального развития). Запрос бухгалтером определенной информации у начальника какого-либо производственного отдела (например, о
стаже работы в газовой промышленности) зачастую вызывает у «производственника» большие затруднения по причине простого незнания, что требуемую информацию можно получить в отделе кадров и социального развития. Таким образом, вопросы, являющиеся смежными для подразделений
предприятия, зачастую «зависают» ввиду неэффективного взаимодействия
сотрудников. Другими словами, иногда невозможно разобраться, кто и за что
в конкретном отделе отвечает. Следствием слабых горизонтальных связей на
предприятии является дублирование ряда функций работников и в конечном
итоге – высокие затраты на содержание управленческой структуры.
Отстраненность нижнего и среднего звена от управленческого процесса
порождает еще одну болезнь иерархии – отсутствие ответственности каждого сотрудника за происходящее в компании. В иерархически выстроенной
структуре, где высшее руководство априори принимает все решения, личная
ответственность работника будет тем ниже, чем ниже его статус. Зачастую
определяющее значение статуса в ООО «Газпром трансгаз Томск» создает
ложную мотивацию. Поскольку руководящих постов на всех не хватает, нередко инструментом карьерного роста становятся так называемые статусные
войны. Энергия персонала направлена не на повышение эффективности работы компании, а на борьбу за власть. Одним из примеров так называемых
«статусных войн» является участие нескольких отделов (либо конкретно назначенных руководством работников) в подготовке внутренних мероприятий
предприятия (ответственное совещание, международный семинар, корпоративный праздник и т.п.). Каждый ответственный отдел стремится «перетянуть одеяло на себя», проявить максимум инициативы и усердия, быть «на
глазах» у руководства, по возможности преподнести руководству недостатки
в работе других отделов при достижении, по сути, общей цели. Масса усилий, нервов и времени уходит не ненужное и бессмысленное соперничество
между отделами, «кулуарные» заговоры вместо нацеленности на эффективное сотрудничество смежных подразделений.
Наряду с недостатками корпоративного управления, вызванными несовершенством организационной структуры, весьма важным является вопрос о
подборе и расстановке кадров в ООО «Газпром трансгаз Томск».
В основу механизма кооптации (подбор и расстановка кадров) на предприятии положена централизация методологической работы по управлению
персоналом: разработка и внедрение политики управления человеческими
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Специфика совершенствования управления персоналом в нефтегазовых корпорациях
133
ресурсами, формирование типовых систем управления персоналом. Существующая система подбора персонала решает текущие производственные задачи по комплектованию предприятия квалифицированными кадрами с точки зрения оперативного подхода. Но в соответствии с постоянно меняющимися условиями внешней среды необходимо учитывать аспекты, которые в
конечном итоге приведут к сбалансированности процесса подбора кандидатов на вакантные должности. А именно вовлеченность линейных менеджеров в процесс планирования и формирования человеческих ресурсов, командная работа, которая ведет к существенной кооперации в рамках организации в целом, полное информирование специалистов о существующей ситуации (количество вакансий в отделе, требования к кандидату, специфика,
срочность заполнения вакансий и т.д.). Повышение эффективных систем
коммуникации, коллегиальность при отборе позволят согласовать требования к кандидату, будут способствовать формированию партнерских отношений со всеми специалистами, участвующими в процессе отбора. Однако недостатки уже сформировавшегося механизма кооптации в компании обусловлены наличием детерминированной жесткой иерархической структуры
управленческих связей. Именно поэтому в ближайшей перспективе ожидать
каких-либо серьезных подвижек в данном направлении не следует.
Длительный опыт практической деятельности автора статьи в ООО
«Газпром трансгаз Томск» позволяет выделить недостатки в работе кадровой
службы, связанные с особенностями коммуникативной среды в компании с
вертикально-интегрированной структурой:
– серьезным недостатком формирующейся модели корпоративного менеджмента, построенной на четких процедурах и правилах, ориентированных на регулярный и жесткий контроль, устранение неуверенности, неопределенности, является консерватизм в управлении, затрудняющий проведение
в компании любых изменений, не позволяющий эффективно адаптироваться
к внешнему окружению1;
– рост масштабов вертикально-интегрированной структуры возводит искусственные вертикальные организационные барьеры между отдельными ее
составляющими (филиалами), приводит к резкому снижению результативности и эффективности как самих производственных процессов, так и оперативного внутреннего обмена информацией между различными структурными подразделениями предприятия (например, процесс согласования и утверждения различного рода договоров, положений и иных внутренних документов предприятия может длиться от одного месяца до полугода), лимитирует эффект синергизма;
– ослабленные горизонтальные связи между функциональными подразделениями ведут к уклонению от ответственности при решении проблем,
1
Российские менеджеры, склонные поддерживать преемственность и традиции, как правило, ориентируются на историю и сохранение того, что уже достигнуто, не видят необходимости в переменах. Поэтому они придерживаются общих заведенных порядков, весьма осторожно относятся к независимому мышлению или открытости, считая такое поведение потенциально ведущим к конфликтам. Неверие в перемены способствовало созданию и сохранению
правил и процедур, жесткому бюрократическому контролю, а не обратной связи с подчиненными.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
134
О.В. Иглакова
требующих участия нескольких подразделений, обусловливают дублирование ряда функций, повышают затраты на содержание управленческой структуры;
– определяющее значение статуса создает ложную мотивацию в компании, «статусные войны» препятствуют эффективности работы компании;
– несовершенный механизм кооптации способствует приему работников
«по рекомендации» и «по знакомству».
Как и любой процесс, протекающий в компании, управление персоналом
должно быть эффективным. Для достижения успеха служба по управлению
человеческими ресурсами наравне с другими структурными подразделениями должна осуществлять целый ряд функций – от обеспечения базовых операций до стратегического планирования. Компания, стремящаяся сохранить
иерархию, должна провести ювелирную работу: с одной стороны, нужно
жестко регламентировать деятельность сотрудников, с другой – обеспечить
проявление инициативы. Так, например, делегирование ряда функций администрации ООО «Газпром трансгаз Томск» в подразделения, придание им
большей самостоятельности будет являться, безусловно, движением в правильном направлении, особенно если очевидно, что на предприятии имеет
место явный недостаток мобильности при принятии решений, реагировании
на изменяющуюся внутреннюю и внешнюю среду. Директора структурных
подразделений смогут достаточно оперативно и самостоятельно ориентироваться на потребности своего коллектива, что, безусловно, повышает эффективность и качество принятия управленческих решений, результаты которых
будут направлены «во внешний мир», и в дальнейшем отразится на конкурентоспособности всего филиала. Необходимо поддерживать эффект синергии с помощью стимулирования инициативы подчиненных, «всеохватывающего стиля управления», который должен быть характерен для высшего руководства, а также создания предпринимательского духа в подразделениях.
Основной акцент в контактах руководства с подразделениями должен делаться на стратегических вопросах. Таким образом, для эффективной деятельности
высшее руководство должно занимать четкую и позитивную позицию по отношению к правам и полномочиям, переданным в подразделения.
Очень большую роль играет эффективный обмен информацией (как вертикальный, так и горизонтальный). Обмен информацией – существенная составляющая высокоэффективных рабочих систем по двум причинам. Вопервых, обмен информацией по вопросам деловых стратегий символизирует
высокую степень доверия по отношению к работникам. Во-вторых, даже мотивированные и обученные работники не в состоянии полноценно участвовать в процессе повышения организационной эффективности, если они не
обладают информацией по важнейшим показателям эффективности и не
подготовлены к интерпретированию и использованию этой информации.
С целью повышения качества отбора персонала необходимо объединить
усилия и ресурсы кадровой службы и заинтересованных руководителей для
осуществления отбора, что позволит сократить время предварительных собеседований и повысить качество отбора. Коллегиальность при отборе кандидатов позволит значительно сэкономить время всех специалистов, участвующих в процессе собеседования, и кандидата на вакантную должность, а
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Специфика совершенствования управления персоналом в нефтегазовых корпорациях
135
также даст возможность более четко определить профессиональную пригодность кандидата.
На настоящем этапе актуальным является вопрос проработки методов
планирования, отбора, найма персонала, формирования комплекса непрерывных, последовательных мероприятий, направленных на своевременное
удовлетворение количественных и качественных, текущих и перспективных
потребностей организации в дополнительном персонале.
Тенденции развития управления персоналом в международной хозяйственной практике подтверждают приоритетность передачи большого объема
функций по управлению людьми непосредственным линейным руководителям трудового коллектива. Негативная сторона этого явления для отечественной хозяйственной практики состоит в превалировании авторитарных
подходов к формированию стиля и методов руководства. При этом неразвитость кадровых служб и неподготовленность руководителей к управлению
персоналом неизбежно сказываются на общей управленческой философии и
культуре компании, морально-психологическом климате в коллективе, взаимоотношениях руководителей со своими сотрудниками, что ведет к неудовлетворенности работников своим трудом, к сковыванию инициативы и творческого начала в работе.
Таким образом, главной задачей службы менеджмента персонала является обеспечение соответствия качественных и количественных характеристик
управленческой деятельности долговременным целям организации.
Более детальное и качественное рассмотрение неиспользованных на данный момент ресурсов улучшения эффективности функционирования российских ВИНК в области управления человеческими ресурсами актуализирует
необходимость развертывания дальнейших многоаспектных исследований.
Литература
1. Нальгиев М.-Б. Оптимизация организационных структур (на примере нефтяного бизнеса Республики Ингушетия): Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2006. С. 23.
2. Мерзляков С.В. Проблемы управления вертикально-интегрированными комплексами в
переходный период. М.: МГАПИ, 2000. C. 17 .
3. Касымова Г.Ф. Вертикально-интегрированные компании как основа развития промышленных кластеров в регионе (на примере Республики Татарстан): Автореф. дис. … канд. экон.
наук. Казань, 2008. С. 15.
4. Бозо Н.В., Шмат В.В. Парадоксы вертикальной интеграции в российском нефтегазовом
секторе // ЭКО. 2007. № 4. С. 70–46.
5. Воронина Е.В., Курашина А.В. Формирование нормативно-правовой базы деятельности
корпоративных структур в России // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 4. С. 103.
6. Сапун A. Прощай вертикальная интеграция? // Нефтегазовая вертикаль. 2005. № 5. C. 13.
7. Богачкова Л.Ю. Совершенствование управления отраслями российской энергетики:
теоретические предпосылки, практика, моделирование. Волгоград: Волгоград. науч. изд-во,
2007. C. 88.
8. Коржубаев А.Г. Российские нефтегазовые компании на фоне крупнейших транснациональных компаний мира // ЭКО. 2004. № 3. С. 143–159.
9. Миловидов К.Н. Тенденции развития мирового нефтегазового бизнеса // Материалы открытого семинара «Экономические проблемы энергетического комплекса». М., 2006. С. 34.
10. Логинов В.В. Развитие управления инвестиционной деятельностью в вертикальноинтегрированных нефтяных компаниях: Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2007. С. 25.
11. Корзун Е. Независимые нефтяные компании России: мифы и реальность // Экономика
ТЭК сегодня. 2007. № 3. С. 23.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
136
О.В. Иглакова
12. Корзун Е. Независимые нефтяные компании России: мифы и реальность // Экономика ТЭК сегодня. 2007. № 3. С. 24.
13. Сапун A. Прощай вертикальная интеграция? // Нефтегазовая вертикаль. 2005. № 5. С. 15.
14. Баронин В.К. Как не стать звездой // Легионер. 2002. № 12. С. 18.
15. Акопов А.С. Системно-динамический подход в управлении инвестиционной деятельностью нефтяной компании // Аудит и финансовый анализ. 2006. № 2. С. 165.
16. Поддубный А. Иерархия – мать порядка // Менеджмент роста. 2006. № 2. С. 8.
17. Богачкова Л.Ю. Совершенствование управления отраслями российской энергетики:
теоретические предпосылки, практика, моделирование. Волгоград: Волгоград. науч. изд-во,
2007. C. 187.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 620.9:332.1(470.44)
В.И. Малый, В.В. Гусев
ВЛИЯНИЕ ПРЕДПРИЯТИЙ ЭНЕРГЕТИКИ
НА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
И КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ РЕГИОНА
(НА ПРИМЕРЕ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ)
Топливно-энергетический комплекс играет важнейшую роль в развитии российской
экономики, является основным бюджетообразуюшим сектором, от которого зависят остальные отрасли и социальная сфера. Несмотря на значительное влияние на
федеральном уровне, нефтяные, газовые и энергетические предприятия могут слабо
влиять или не влиять вообще на ситуацию в отдельных регионах, а их функционирование может быть сопряжено с огромными экологическими и социальными последствиями. Проблемам функционирования предприятий энергетики и их влиянию на
ситуацию в регионах и посвящена данная статья.
Ключевые слова: регион, социально-экономическое развитие, энергетика, модернизация, инвестиционный проект, экология.
Эффективное развитие российского топливно-энергетического комплекса представляется на современном этапе одной из самых главных и приоритетных стратегических задач народного хозяйства. Топливно-энергетический
комплекс (нефть, газ, уголь и атомная энергия) Российской Федерации является одним из локомотивов экономического и социального развития Российской Федерации, стабильное функционирование которого позволяет эффективно решать многие государственные задачи, обеспечивать предприятия и
население всеми видами энергии, наполнять государственный бюджет, обеспечивать энергетическую и экономическую безопасность Российского государства.
В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г. («Концепции-2020») в разделе 1.2 «Вызовы
предстоящего долгосрочного периода» отмечено, что одной из характеристик, оказывающих серьезное влияние на социально-экономические процессы в России в ближайшие 10–15 лет, будет преодоление энергетических
барьеров роста за счет повышения энергоэффективности и расширения использования альтернативных видов энергии при сохранении тенденции к
удорожанию энергоносителей, а также усиление ограничений роста, связанных с экологическими факторами, дефицитом пресной воды и изменением
климата, что создает дополнительные возможности для России с ее огромными запасами пресной воды и экологически благополучными территориями. В разделе 1.3 «Целевые ориентиры» в качестве одной из глобальных целей указано лидерство России в поставках энергоресурсов на мировые рынки, превращение России в логистический узел глобальной энергетической
инфраструктуры и ключевого участника выработки правил функционирования глобальных энергетических рынков (http:// www.economy.gov.ru/). Таким
образом, в стратегических планах государства развитие топливноэнергетического комплекса имеет приоритетное значение. Однако мало об-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
138
В.И. Малый, В.В. Гусев
ладать развитым топливно-энергетическим комплексом как фактором, повышающим конкурентоспособность страны, необходимо также рационально
использовать имеющиеся топливные и энергетические ресурсы. В Послании
Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию 12 ноября 2009 г.
был провозглашен курс на скорейшую модернизацию народного хозяйства,
и в качестве одного из приоритетов модернизации обозначено повышение
энергоэффективности, переход к рациональной модели использования ресурсов [1].
В то же время необходимо отметить, что как ведущие отрасли народного
хозяйства, так и отрасли и предприятия энергетического комплекса не обошел стороной экономический кризис 1990-х гг. Деинвестированием, произошедшим в тот период, можно объяснить современный российский курс
на модернизацию, который возник не сразу и не сам по себе. Как подчеркивается в Послании, производственные комплексы по добыче нефти и газа,
обеспечивающие львиную долю бюджетных поступлений, ядерное оружие,
гарантирующее безопасность государства, промышленная и коммерческая
инфраструктура – «все это создано большей частью еще советскими специалистами, иными словами, это создано не нами… все это стремительно устаревает, устаревает и морально, и физически» [1]. Подавляющее большинство
используемых сегодня производственных и энергетических мощностей было
создано во времена СССР, часто в 1930–1950-е гг., основные фонды ТЭК
должным образом не обновлялись, в нефтедобывающей Российской Федерации начиная с 1970-х гг. не введено в эксплуатацию ни одного современного
нефтеперерабатывающего предприятия, повсеместно происходят аварии в
энергетической системе, что подтверждает факт энергетического кризиса в
Москве, разразившегося несколько лет тому назад, а также случаи перебоев
с энергоснабжением в ряде регионов Российской Федерации (Дальний Восток, Камчатский край, регионы Крайнего Севера).
Таким образом, с одной стороны, налицо необходимость строительства и
ввода в эксплуатацию новых энергетических и производственных мощностей. С другой стороны, новое строительство крупных предприятий ТЭК
(особенно крупные проекты), как правило, вызывает нарекания со стороны
экономистов и экологов, многие проекты являются спорными с экономической и социальной точки зрения, вызывают дискуссии и полярные мнения в
обществе, например проект строительства алюминиевого завода на 4000 рабочих мест компанией «РУСАЛ» с одновременным строительством и вводом
в эксплуатацию 5-го и 6-го энергоблоков Балаковской атомной электростанции (город Балаково Саратовской области), проект строительства Богучанской ГЭС в Красноярском крае для дальнейшего развития Богучанского
энергометаллургического объединения (БЭМО) – крупного предприятия по
производству алюминия, также находящегося в собственности «РУСАЛа»,
проект строительства ГЭС в Якутии, связанный с затоплением больших территорий. Не последнюю роль сыграла здесь и проведенная реформа РАО
«ЕЭС России», в ходе которой современные и прибыльные электростанции
были проданы иностранным инвесторам, а устаревшие и убыточные электростанции остались в собственности российских акционеров (например,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
139
балансодержателем неликвидных активов в энергетике является РАО «Дальний Восток» (г. Хабаровск). На подобную порочную практику реформирования в свое время указывал Б.Ю. Кагарлицкий, причем в ходе реформы
РАО «ЕЭС России» сами иностранные инвесторы выступали с критикой
действий А. Чубайса [2. С. 130].
В то же время ситуация в стратегически важных отраслях народного хозяйства, обладающих опасными в техногенном отношении объектами, в том
числе и в топливно-энергетическом комплексе, является уже не локальным, а
общегосударственным делом. По выражению ученых Российского государственного гуманитарного университета, огромные размеры территории РФ
требуют развитой и мощной инфраструктуры – информатики, дорожнотранспортной сети, связи и энергетики, функционирующих в суровых географических условиях [3. С. 624]. Позиционирование Россией себя как
«энергетической сверхдержавы» и энергетический кризис в отношениях между Россией и Украиной, в ходе которого в заложниках ситуации оказались
страны Западной Европы, вывели данную проблему на европейский и даже
мировой уровень. Подобная ситуация обусловливает необходимость проведения всесторонних исследований в данной области, экономической, социальной и экологической оценки последствий принимаемых инвестиционных
решений, оценку корпоративной и социальной политики, проводимой крупными предприятиями топливно-энергетического комплекса в отношении
регионов.
Саратовская область занимает территорию 101,2 тыс. кв. км и является
одной из крупнейших в Приволжском федеральном округе. В ее состав входит 38 административных районов, 18 городов, 27 поселков городского типа.
Численность населения по состоянию на 1 января 2008 г. составляет 2,6 млн
человек, в том числе 74,1% городского и 25,9% сельского. Численность экономически активного населения – 1,6 млн человек, или 62,4%.
В целом область небогатая, среднемесячная номинальная заработная
плата работников составляла на 1 января 2009 г. 12 тыс. руб., или примерно
75% от среднероссийского уровня. Величина прожиточного минимума в
среднем на душу населения составляет 5,6 тыс. руб., численность населения,
имеющего доходы ниже прожиточного минимума, составляет 23% от численности всего населения области.
Ситуация на рынке труда выглядит следующим образом. В настоящее
время региональное Министерство занятости, труда и миграции говорит
примерно о 32 тыс. официально зарегистрированных безработных (1,4% населения), безработица растет высокими темпами. На наш взгляд, данные
цифры занижены в несколько раз. По мнению независимых экспертов, численность безработных в области с учетом оценок по скрытой безработице
достигает 100 тыс. человек, о планируемых в 2009 г. сокращениях объявили
такие предприятия, как ОАО «Оргсинтез», ООО «Саратовоблгаз», ЗАО
«Волжский дизель имени Маминых», ОАО «Балаковские минеральные
удобрения», ОАО «Саратовский подшипниковый завод», ОАО «Роберт Бош
Саратов», ОАО «Балаковорезинотехника», Балаковская АЭС и Саратовская
ГЭС. В ноябре 2008 г. губернатор Саратовской области П.Л. Ипатов подпи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
140
В.И. Малый, В.В. Гусев
сал распоряжение о сокращении численности работников правительства области на 10%, вторая волна сокращений в правительстве прошла осенью
2009 г. В марте 2009 г. об оптимизации своей численности на 5% заявила и
администрация г. Саратова.
Вся экономическая активность в области сосредоточена в 4–5 районах,
примыкающих к Волге, – г. Саратов и Саратовский район, Энгельсский район, Марксовский район, Вольский район, Балаковский район. Оставшиеся
33 района области представляют собой экономичеки неразвитые территории с преобладанием мелкого предпринимательства, торговли, сельскохозяйственным производством, в основном растениеводством, так как животноводство в области развито очень слабо. Промышленный потенциал небольших городов в этих муниципальных районах практически разрушен, во
многих нет вообще промышленных предприятий, т. е. область в настоящее
время является преимущественно аграрной (справедливости ради следует
отметить, что практически аналогичная ситуация складывается в Тамбовской, Ульяновской и Астраханской областях, и это во многом проблемы руководства регионами). В соответствии с географическими и экономическими
условиями Саратовская область делится на две большие сельскохозяйственные зоны: правобережную и левобережную (Заволжье). Область относится к
зонам рискованного земледелия, и урожайные годы могут сменяться неурожайными. В годы последних советских пятилеток в Саратовской области
была создана мощнейшая мелиоративная система, особенно в Заволжье, которая во многом была разрушена в годы реформирования (для мелиорации
использовались алюминиевые трубы, которые подверглись массовым хищениям в 1990-е гг.), поэтому для населения многих заволжских районов (Алгайский, Новоузенский, Озинский) в настоящее время проблемой становится
наличие элементарных источников питьевой воды, не говоря уже о развитии
сельскохозяйственного производства.
Саратов является типичным городом Поволжья, равно как и Саратовская
область – типичным регионом Российской Федерации по экономическому и
инвестиционному потенциалу, уровню развития и жизни населения. В то же
время топливно-энергетический комплекс области представляет собой высокоразвитую многоуровневую систему генерирующих и сетевых энергетических мощностей, а также газотранспорта и газораспределения (в анализе
делается упор именно на энергетический комплекс, так как нефтедобыча и
газодобыча в Саратовской области в целом представлены незначительно).
На территории области развиты практически все освоенные виды
энергогенераций: атомная станция, гидроэлектростанция, а также
комбинированные источники энергии – теплоэлектроцентрали. Можно
утверждать, что топливно-энергетический комплекс Саратовской области
является одним из столпов и ключевых факторов конкурентоспособности
региональной экономики, благодаря которому во многом существуют и
держатся все отрасли. Особый интерес, на наш взгляд, представляет
энергетическое хозяйство Саратовской области, которое является
крупнейшим в Приволжском федеральном округе. В Саратовской области
ежегодно производится более 41 млрд кВт·ч электроэнергии, две трети
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
141
которой поставляется в дальнейшем во многие регионы Российской
Федерации, в основном через НОРЭМ – Новый (общероссийский) оптовый
рынок энергетической мощности. Из всей электрогенерации 72% приходится
на Балаковскую атомную станцию, 13% – на тепловые станции
(теплоэлектороцентрали), которых в области пять (3 ТЭЦ – в Саратове,
1 ТЭЦ – в Энгельсе, 1 ТЭЦ – в Балакове), примерно 15% – на Саратовскую
гидроэлектростанцию, расположенную также в г. Балакове. Другие
производители электроэнергии в области практически отсутствуют, что
позволяет сделать вывод о значительной монополизации рынка
электроэнергии крупными генерирующими предприятиями, а именно о
существовании олигопольной структуры рынка генерации, когда он поделен
между крупными генерирующими предприятиями. Суммарная мощность и
структура производства электроэнергии в Саратовской области практически
не меняются на протяжении ряда последних лет, хотя имеет место
увеличение суммарной выработки электроэнергии всеми вышеназванными
предприятиями, например атомная станция увеличила свою выработку за
последние 5 лет на 4%, гидроэлектростанция – на 5%. Тепловые станции
вырабатывают электроэнергию практически на одном уровне, что может
быть вызвано факторами износа оборудования, самой дорогой
себестоимостью 1 кВт·ч, получаемого на областных ТЭЦ, а также тем, что
для производства электроэнергии здесь в качестве топлива используется в
основном мазут, что в целом отрицательно влияет на экологическую
составляющую.
Экономические возможности предприятий энергетического сектора
весьма велики в той части, которая касается внутрикорпоративной ситуации
(высокие зарплаты, премиальные, полный социальный пакет для работников), а также содержания объектов собственной инфраструктуры. В то же
время в Саратовской области наблюдается интересная ситуация: предприятия энергетики в настоящее время не то чтобы полностью устраняются от
решения социальных задач региона, но часто участвуют в них для «галочки»,
при этом речь не идет о каких-либо льготных тарифах на электроэнергию, о
содержании объектов социальной сферы, об инвестициях в социальную инфраструктуру. Например, один из респондентов, работник энергетической
отрасли, при проведении социологического исследования в рамках проекта
высказал такие мысли по поводу инвестиций энергетиков в социальную сферу: «Не знаю, как на других предприятиях, в общем-то, особо не слышал, на
нашем ситуация обстоит так, что какой-то долгосрочной стратегии и политики нет, все делается спонтанно и ситуационно, и, как правило, это связано
с двумя мотивами: 1) это реклама, популизм, PR-акции, либо 2) это чисто
экономический мотив, ну, спрятать деньги, от инвесторов, от акционеров, то
есть раздать в помощь, в благотворительных программах поучаствовать,
чтобы занизить свой финансовый результат для определенных целей. Это
все делается опять же таки ситуационно, в каком порядке: дается команда,
письма, собрать письма в каких-то правительственных органах, учреждениях, благотворительные фонды, ветераны, и на них дается ответ, такие небольшие суммы, чисто символические, несколько десятков тысяч рублей, а в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
142
В.И. Малый, В.В. Гусев
целом набегает, в общем-то, неплохо, может быть, и полмиллиончика, может, и меньше, но уже есть, что показать, есть за что отчитаться, в общем, я
считаю, что это для галочки по большому счету, а не для того, чтобы какойто вклад в социальную сферу области сделать».
В качестве ярчайшего примера в подтверждение этих доводов можно
привести ситуацию с женской профессиональной волейбольной командой
«Балаковская АЭС», которая представляла Саратовскую область в элитном
волейбольном дивизионе. Несколько лет назад данная команда была создана
при поддержке губернатора области Павла Ипатова, который в то время
возглавлял АЭС, и в кратчайшие сроки добилась выдающихся результатов,
была даже обладателем Кубка России и успешно выступала на международной арене в Еврокубке, игроки команды неоднократно призывались под знамена национальной сборной России. После перехода на должность губернатора Саратовской области П.Л. Ипатов в силу различных причин охладел к
команде, которую создал. Ныне действующий директор Балаковской АЭС
Виктор Игнатов, по выражению руководства волейбольной команды, «к
спорту был всегда равнодушен». Если в момент формирования команды ее
бюджет во многом формировался атомной станцией и доходил до 32 млн
рублей, то в 2008 г. станция перечислила клубу всего 2 млн спонсорских денег, а с начала 2009 г. вообще отказалась от финансирования команды, причем решение об отказе принималось непосредственно в «Росатоме». В результате в сезоне чемпионата России 2008/09 г. команда обосновалась на
последнем месте в турнирной таблице, 10-е место из 10 команд, имелась пятимесячная задолженность по заработной плате, денег хватало только на
обеспечение командировок на официальные матчи. Итог сколь печален,
столь и закономерен – по результатам текущего сезона команда переведена в
низший дивизион, и в настоящее время руководство команды ставит вопрос
о возможности ее дальнейшего существования. В Саратовской области существует еще один профессиональный волейбольный клуб с характерным
названием «Энергетик», чьим спонсором ранее выступало ОАО «Саратовэнерго», и клуб показывал очень неплохие результаты, но с началом реформирования энергетической системы «Саратовэнерго» также отказалось от
спонсорства, и в настоящее время клуб «Энергетик» играет на периферии
отечественного волейбола, во втором дивизионе (Саратовский взгляд. 2009.
№12 (156). С. 20). Подобная ситуация на предприятиях энергетики и нежелание топ-менеджмента участвовать в социальных программах делает инвестиции в социальную сферу региона со стороны энергетических компаний
незначительными или даже невозможными.
При модернизации энергетического хозяйства и реализации крупных
инвестиционных проектов в энергетике следует выделить два больших
направления инвестиционной деятельности: 1) строительство современных
высоковольтных электрических сетей большой пропускной способности;
2) наращивание действующих генерирующих мощностей в энергетике прежде
всего за счет ввода в эксплуатацию новых энергоблоков атомных станций.
По поводу первого направления можно отметить следующее. В марте
2008 г. Правительство Российской Федерации утвердило Генеральную схему
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
143
размещения объектов электроэнергетики в стране до 2020 г., которая решает
многие энергетические вопросы и регионах, в частности в Саратовской
области. При подготовке предложений в Генеральную схему размещения
объектов электроэнергетики на период до 2020 г. региональным
Министерством промышленности и энергетики учитывался ежегодный рост
потребления электрической энергии в области, который в среднем
составляет 6%. Для поддержания должного внешнего резерва мощности в
дефицитной части Саратовской энергосистемы Министерством было
предложено приведение мощностей Балаковского энергоузла к центру
энергопотребления
путем
строительства
высоковольтной
линии
электропередачи Балаковская АЭС – Курдюм (село на Волге под Саратовом)
протяженностью 206,2 км, что обеспечит наличие резерва и позволит выдать
мощность АЭС в правобережную часть Саратовской области.
Ориентировочная стоимость строительства составит 5 млрд рублей. Кроме
того, запланировано строительство высоковольтной линии электропередачи
мощностью 220 кВ Балаковская АЭС – РП Центральная. Нарастание
потребления при отсутствии ввода новых мощностей постепенно приводит к
тому, что система начинает работать без надлежащих резервов пропускной
способности сети. Как следствие при наличии в целом в Саратовской
области, да и в целом в стране резерва генерирующей мощности отсутствует
возможность его переброски в те регионы, где выросло потребление. По
данным журнала «Эксперт», в Саратовской области в настоящее время нет
сетей, по которым вся выработанная электроэнергия поступала бы в Единую
энергосистему, поэтому получается «сапожник без сапог» (Эксперт-Волга.
Региональный деловой журнал. 2009. №14–16 (143). С. 22 // www. expert. ru).
Именно поэтому в Генеральную схему вошли также мероприятия по
дополнительному укреплению линий электропередачи и выдаче
энергетической мощности Балаковской АЭС за пределы региона, в
Самарскую, Ульяновскую и Волгоградскую области.
Важным направлением обновления российского энергетического
хозяйства является ввод в эксплуатацию новых генерирующих мощностей.
Это направление вполне вписывается в общий вектор федеральной
энергетической политики на глобальных рынках. Например, премьерминистр России В.В. Путин, находясь с официальным визитом в Японии,
12 мая 2009 г. заявил, что в Российской Федерации до 2020–2021 гг. будет
построено и введено в эксплуатацию 28 новых энергоблоков на различных
АЭС, и предложил японским партнерам поучаствовать в совместных
энергетических бизнес-проектах. Данный вопрос в Саратовской области
имеет большую предысторию, и именно по поводу ввода в действие новых
энергоблоков Балаковской АЭС в настоящее время ведется ожесточенная
дискуссия. Осенью 2006 г. в области прошла информация, что концерном
«Росэнергоатом» подготовлен проект достройки 5–6 энергоблоков
Балаковской атомной станции, который был утвержден Правительством
Российской Федерации в целевой программе «Развитие атомного
энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на период до
2015 года». Согласно этой информации, с учетом поручения В.В. Путина,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
144
В.И. Малый, В.В. Гусев
данного по итогам встречи с губернатором области П.Л. Ипатовым,
концерном рассматривается возможность финансирования строительства
атомных энергоблоков из внебюджетных источников, в том числе и
энергоблоков Балаковской АЭС. Объекты станции – 5–6-й энергоблоки –
имеют высокую строительную готовность и обеспечены проектной
документацией (по информации, полученной от респондентов в ходе
интервью, 5-й энергоблок имеет готовность 50%, 6-й – примерно 30%) .
Однако при ближайшем рассмотрении данная информация оказалась
весьма преувеличенной. При пристальном изучении данного вопроса
удалось выяснить, что в новейшей истории Российской Федерации
принималось четыре программных документа, посвященных развитию
энергоатомного комплекса Российской Федерации (www.mnogozakonov.ru/,
www. prof-cons.ru/):
1. Программа развития атомной энергетики РФ на 1998–2005 годы и на
период до 2010 года, утверждена Постановлением Правительства РФ от
21 июня 1998 года №815, Председатель Правительства РФ С.В. Кириенко.
2. Концепция Федеральной целевой программы «Развитие атомного
энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на
перспективу до 2015 года», утверждена Распоряжением Правительства РФ
от 15 июля 2006 года №1019-р, Председатель Правительства РФ
М.Е. Фрадков.
3. Федеральная
целевая
программа
«Развитие
атомного
энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на
перспективу до 2015 года», утверждена Постановлением Правительства РФ
от 06 октября 2006 года №605, Председатель Правительства РФ
М.Е. Фрадков.
4. Программа деятельности государственной корпорации по атомной
энергетике «Росатом» на долгосрочный период (2009–2015 годы),
утверждена Постановлением Правительства РФ от 20 сентября 2008 года
№705, Председатель Правительства РФ В.В. Путин.
Ни в одной из этих программ ничего не говорится о достраивании 5-го и
6-го энергоблоков Балаковской АЭС, сооружение которых было
законсервировано в начале 1990-х гг., в ближайшей перспективе. Также о
необходимости нового строительства ничего не говорится и в региональной
среднесрочной Программе социально-экономического развития, в ней
записано, что «необходима модернизация 1–4-го энергоблоков АЭС». В то
же время в первой программе указываются сроки окончания эксплуатации
действующих блоков Балаковской АЭС: 1-й блок – 2015 г., 2-й блок –
2017 г., 3-й блок – 2018 г., 4-й блок – 2023 г. (мощность каждого блока
1 ГВт). В первой программе вообще было сказано о том, что наиболее
перспективными для строительства новых атомных станций являются
регионы Северо-Запада, Центра и Северного Кавказа, а увеличение
мощности АЭС на Средней Волге (т. е. в Балакове) не предусматривалось. В
концепции второй программы говорилось о необходимости строительства в
Российской Федерации 31 атомного энергоблока
общей мощностью
23,2 ГВт (достройка 2-го энергоблока Волгодонской АЭС – 2009 г.,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
145
четвертого энергоблока Калининской АЭС – 2011 г., строительство трех
энергоблоков нового поколения на Нововоронежской АЭС – 2012 г. и
Ленинградской АЭС – 2014 г.). В четвертой, последней программе,
упоминается необходимость лишь модернизации действующих 1–3-го
энергоблоков Балаковской АЭС с выделением соотвествующих финансовых
средств: 1-й блок – 2009–2015 гг. – 4982 млн рублей, 2-й блок – 2012–
2017 гг. – 3206,5 млн рублей, 3-й блок – 2009–2018 гг. – 2998 млн рублей. По
оценкам тех же программных документов, строительство одного
энергоблока в современных условиях обходится в 55–57 млрд рублей за
1 ГВт установленной мощности. В качестве подтверждения – строительство
энергоблока № 1 на Нововоронежской АЭС, согласно Программе
«Росатома», обходится в 53028,3 млн рублей, достройка энергоблока №5 в
Курской области (г. Курчатов) – в 35546,8 млн рублей.
Иное дело, что в Российской Федерации и Саратовской области в том
числе в крупных бизнес-структурах и региональных органах
законодательной и исполнительной власти имеются конкретные силы,
которые были бы заинтересованы в реализации такого крупномасштабного
проекта, как строительство 5-го и 6-го энергоблоков АЭС. Истоки этой
заинтересованности относятся ко времени руководства Саратовской
областью губернатора Д.Ф. Аяцкова, который по совместительству
руководил федеральной структурой – Союзом территорий и предприятий
атомной энергетики (СТИПАЭ РФ) и уделял достаточно большое внимание
вопросам развития атомной энергетики. В частности, 20 июня 2003 г. в
городе-спутнике Калининской АЭС под председательством Д.Ф. Аяцкова
прошло заседание правления Союза территорий и предприятий атомной
энергетики, в котором приняли участие министр РФ по атомной энергии
А. Румянцев, заместители министра Э. Антипенко и А. Малышев,
генеральный
директор
концерна
«Росэнергоатом»
О.
Сараев,
исполнительный директор концерна С. Иванов, губернаторы атомных
регионов, мэры атомных городов России и Украины, представители
атомных станций. По сообщению пресс-центра атомной энергетики,
участники заседания практически единогласно отметили недостаточный
объем целевых средств резерва на развитие атомных станций на 2004 г.,
предлагаемый Минэкономразвития РФ, и решили, что руководители
субъектов Российской Федерации, на территории которых расположены
АЭС, а также где планируется строительство АЭС и АТЭЦ до 2020 г.,
обратятся в Правительство Российской Федерации с предложением об
увеличении объема средств на инвестиционную программу развития
атомной энергетики в 2004–2006 гг. Кроме того, будет продолжена
разработка альтернативных вариантов привлечения инвестиционных
ресурсов в базовую подотрасль электроэнергетики – атомную энергетику.
Таким образом, бывший губернатор Саратовской области Д. Аяцков
открыто лоббировал продвижение инвестиционных программ, связанных с
развитием Балаковской АЭС, а также с альтернативным, внебюджетным
финансированием строительства блоков.
В апреле 2005 г. Саратовской областной думой по представлению
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
146
В.И. Малый, В.В. Гусев
Президента РФ губернатором Саратовской области был избран бывший
руководитель Балаковской АЭС П.Л. Ипатов, который пришел к власти при
огромном кредите доверия со стороны населения. Население губернии
ожидало, что с его приходом в экономическом плане область осуществит
кардинальный прорыв, в регион придут крупные предприятия со своими
инвестиционными программами. Однако спустя четыре года после прихода
нового руководства область по-прежнему была и остается аграрной.
Политическая нестабильность, крупные коррупционные скандалы (арест
бывшего мэра Саратова Ю. Аксененко, осуждение министра транспорта
Г. Джлавяна и министра сельского хозяйства региона А. Несмысленова,
убийство прокурора области Е. Григорьева) только укрепляют нежелание
федеральных министерств и государственных корпораций включать регион в
свои инвестиционные программы. Не приходят в Саратовскую область и
крупные предприятия, несмотря на наличие специальной структуры в
правительстве области – министерства инвестиционной политики – и усилия
этого ведомства по привлечению инвесторов.
Шанс превратить область в регион-локомотив современной России
появился в 2007 г., когда сразу два крупнейших предприятия российской
металлургии – ОАО «РУСАЛ» и ОАО «Северсталь» – решили построить в
Саратовской области свои предприятия. «РУСАЛ»
выразил желание
построить в Балакове крупнейший в мире энергометаллургический
комплекс, включающий алюминиевый завод мощностью 1,05 млн тонн в год
и одновременную достройку 5-го и 6-го блоков АЭС, а ОАО «Северсталь»
запланировало сооружение мини-завода по производству металлопроката
мощностью 1 млн тонн в год. Реализация данных проектов предполагалась
на основе государственно-частного партнерства, основные участники
финансирования – федеральный и региональный бюджеты, корпорация
«Росатом»,
инвестиционные средства «РУСАЛа» и «Северстали».
Безусловно, сильной стороной данных проектов является создание рабочих
мест, что очень актуально для такого города, как Балаково. Уже называлась
предполагаемое число рабочих мест на алюминиевом заводе – четыре
тысячи человек, плюс еще две тысячи будут обслуживать 5-го и 6-го блоки
АЭС в случае их достройки. Предполагаемый объем инвестиций в
строительство энергометаллургического комплекса – 7 млрд долларов США,
что сопоставимо с затратами на проведение зимней Олимпиалы в Сочи в
2014 г. и является подтверждением глобальности заявленного проекта.
Инвестиции в строительство мини-завода ОАО «Северсталь» – 15 млрд
рублей, предполагается, что продукция только этого мини-завода составит
примерно 10% валового регионального продукта (ВРП) Саратовской
области. Таким образом, проекты весьма интересны и амбициозны, и у них
появились активные «лоббисты» – представители органов областной и
муниципальной власти в Саратовской области во главе с действующим
губернатором, а также руководство данных акционерных обществ.
Однако с самого начала реализация данных проектов стала сталкиваться
с активным сопротивлением экологов и общественности Балаковского
муниципального образования, а в настоящее время реализацию данных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
147
инвестиционных проектов отодвинул на неопределенное время мировой
финансовый кризис, в ходе которого пострадала капитализация обеих
компаний, в наибольшей степени – капитализация «РУСАЛа» (по оценкам
экспертов, «РУСАЛ» потерял более 90% своей стоимости и должен своим
кредиторам более 14 млрд долларов). Весной 2009 г. велась речь о
приостановке «РУСАЛом» строительства Богучанской ГЭС в Красноярском
крае из-за больших долгов компании перед подрядчиками (Коммерсантъ.
2009. 27 апр.). Отметим, что одним из мотивов строительства и ввода в
эксплуатацию Богучанской ГЭС является дальнейшее развитие Богучанского
энергометаллургического объединения (БЭМО) – крупного предприятия в
Красноярском крае по производству алюминия, находящегося в собственности
«РУСАЛа», т. е. производственные мощности по алюминию в большом
количестве уже имеются.
Тем не менее деятельность корпораций по строительству заводов в
Саратовской области в настоящее время медленно, но ведется. По
сообщению саратовского информационного сайта www.redkollegia.ru от
24.02.2009 г., появились официальные документы, подтверждающие
намерение «РУСАЛа» построить в Балакове алюминиевый завод: «В
распоряжение представителей местных СМИ на днях попали официальные
бумаги, подтверждающие намерение «РУСАЛа» построить завод на
территории Балаковского муниципального района. Речь идет о заявлении
представителя ООО «РУС-Инжиниринг» о выделении земельного участка в
1000 га и постановлении главы администрации БМР Андрея Галицина «Об
утверждении схемы расположения земельного участка на кадастровом плане
в границах Матвеевского муниципального образования (бывшие земли КФХ
Жидкова (Николевка) Балаковского района». Данные на официальном сайте
компании свидетельствуют о том, что она создана как управляющая
компания инжинирингово-строительного дивизиона «РУСАЛа». По всей
видимости, несмотря на кризис, компания «РУСАЛ» стремится закрепить за
собой земельный участок для будущего строительства, а будет ли это
строительство в Саратовской области осуществлено, покажет время. Именно
этот объект является стимулом для сооружения 5-го и 6-го энергоблоков, так
как наиболее энергоемкое производство алюминия. По поводу второго
объекта – «Северсталь» – земельный участок под строительство площадью
около 350 га южнее Балакова уже выделен и сдан в аренду, но строительство
завода пока не ведется, также по причине финансовых трудностей головной
компании. Относительно строительства данного мини-завода «Северсталь –
Сортовой завод Балаково» федеральным государственным учреждением
«Главгосэкспертиза России» в 2009 г. было выдано отрицательное
заключение № 023-09/ГГЭ-5831/02/ № в Реестре 00-3-4-0143-09, как будет
развиваться ситуация со строительством, покажет ближайшее время.
По поводу сопротивления строительству данных заводов местных экологов и общественников хотелось бы сказать следующее. Жители Балакова
обеспокоены неблагоприятной экологической обстановкой, повышенной
распространенностью в городе и районе онкологических и легочных заболеваний. В настоящее время ряд депутатов Законодательного собрания БМР,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
148
В.И. Малый, В.В. Гусев
экологи и общественники проводят акцию по сбору подписей для проведения референдума о возможности запрета строительства заводов, собрано уже
более 29 тыс. подписей, и основной мотив сбора подписей и протеста экологов – страх перед неблагоприятной экологической обстановкой и возможностью техногенной катастрофы. Вот что по поводу строительства данных заводов сказала при проведении социологической части исследования председатель Балаковского городского отделения общественной организации
«Всероссийское общество охраны природы» А.М. Виноградова:
Я абсолютный сторонник отказного решения, то есть я абсолютно
уверена, что эти предприятия здесь быть не должны, и в первую очередь по
экологическим причинам. Почему? Потому что Балаково один из самых неблагоприятных в экологическом плане городов России. Он в приоритетном
списке самых загрязненных городов по данным министерства, Гидрометеоцентра, он на самом деле неблагополучен, потому что здесь имеется ряд
химических и энергетических объектов с десятилетними превышениями
загрязнений вредными веществами, есть такой показатель – индекс загрязнения атмосферы (ИЗА), он должен быть в пределах пяти, максимум семи
единиц. В Балаково же этот индекс составляет 15–20, это официальные
данные, что уровень загрязнения атмосферы высокий, даже очень высокий.
Еще в 1987 году вышло постановление Правительства СССР, где был записан ряд городов, в которых запрещалось дальнейшее строительство новых
объектов промышленности и расширение старых в связи с тем, что имеется много причин, но главной причиной является то, что уже был исчерпан
тот самый экологический ресурс и потенциал. В этом списке было 10 городов, в том числе и наш город Балаково. У нас есть нормативные документы, которые показывают, что дальнейшее развитие промышленности
здесь нежелательно, это так называемые СНИПы, по которым определяется место размещения промышленных объектов. В 25-километровой зоне
АЭС они запрещают строительство новых объектов. Есть схемы территориального развития местности, которые сейчас дорабатываются «Саратовгражданпроектом», и там есть такой том третий, в котором написано, что состояние природной среды не позволяет, не соответствует
требованиям по размещению этих объектов, в первую очередь из-за подтопления. Есть том первый в этих схемах, который характеризует состояние самой окружающей среды, и есть глава рекомендаций, там не рекомендуется дополнительной промышленной нагрузки, то есть одно дело – «хочу
я или не хочу», но есть исчерпывающая информация, которая подтверждает экологическое неблагополучие и не рекомендует наращивание этого экологического неблагополучия. Ну, и учитывая то, что в экономическом отношении это объекты, в которых не так много работающих. Например,
«Северсталь», там всего 300–450 рабочих мест, на алюминиевом заводе
также небольшое количество рабочих мест, причем это не будут работники балаковские. У «Северстали», может быть, там какой-нибудь небольшой процент их и будет, а у «РУСАЛа» сложилась своя политика, у них
есть свой строительный десант, они его привозят, строительный десант
отработал, выстроил, и они его увозят на другие объекты, то есть наших
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
149
строителей никто не ждет нигде. Приезжают же рабочие квалифицированные, обученные, и из местных набирают людей на самые слабые, самые
черные работы, и, как правило, там немного людей, даже 30% этого коллектива составляет руководство, его для каждого завода специально обучают и готовят, то есть это тоже не наши балаковцы, это привозные люди, которые на алюминиевых заводах уже продвинулись, и им просто нужно
расти куда-то, вот они и вырастут в новый завод. Поэтому в экономическом плане создание рабочих мест и налоги для местного бюджета – невыгодны эти вещи. В экологическом отношении прямая опасность, потому
что они планируют выбросы в атмосферу и размещение твердых отходов
на нашей земле, поэтому никакой пользы от этих заводов, кроме экологического вреда и нанесения ущерба здоровью населения, я не вижу. Поэтому
активно протестую против строительства этих заводов и поддерживаю
людей, которые также резко отрицательно относятся к новым объектам.
И надо еще сказать об экономическом отношении, что они мало того, что
не принесут выгоды, они нам антивыгоду принесут, потому что я смотрела
презентационные материалы «Северстали», и Правительство Саратовской
области им там наобещало такие льготы в ближайшие годы, на время
строительства и в первые годы жизни завода: и льготы по налогам, и прямые субвенции, и субсидии из регионального бюджета, что у нас эти предприятия еще отберут деньги из бюджета, а не то, что его пополнят. Более
того, смешно, что 350 га земли «Северстали» сдали в аренду за сумму в
73 тысячи рублей в год, у нас дачники больше платят…
В подтверждение данных слов отметим лишь несколько фактов. В апреле
2009 г. в Российской Федерации был опубликован список 38 наиболее загрязненных городов, в который вошло 6 городов Приволжского федерального округа, в том числе Пермь и Соликамск Пермского края, Новокуйбышевск и Сызрань Самарской области, Саратов и Балаково Саратовской области. В целом же в рейтинге, составленном совместно федеральными службами Ростехнадзором, Росстатом и Росводресурсами, из 38 городов в 10 городах расположены крупные предприятия цветной и черной металлургии, в
7 – предприятия химии, нефтехимии и топливно-энергетического комплекса,
и Балаково входит в эти 7 городов. Здесь напрашивается аналогия экологической ситуации в городе Балакове с Братском Иркутской области, городом,
специально построенным для обслуживания Братского алюминиевого завода
и Братской ГЭС при нем, который также входит в данный список и традиционно относится к числу самых неблагополучных в плане экологии городов
Российской Федерации. При проведении социологических исследований из
21 респондента 10 человек являются жителями Балакова. На вопрос об отношении к строительству металлургических предприятий в Балаковском
районе Саратовской области 8 человек сказали, что относятся крайне отрицательно и видят больше минусов в реализации этих проектов, чем плюсов,
и только двое – бывший и действующий работники атомной станции – сказали о том, что относятся к строительству заводов положительно и что оно
приведет Саратовскую область к технологическому и экономическому прорыву, т. е. здесь на практике подтверждается тезис академика Ю.Н. Афа-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
150
В.И. Малый, В.В. Гусев
насьева о тревожном ожидании многими россиянами возможности радиационного облучения [4. С. 227]. В частности, вот что сказала по поводу экологической ситуации помощник депутата Законодательного собрания Балаковского муниципального района, коренная жительница Балакова О.В. Коровникова:
Теперь, смотрите, в городе, это коснулось в частности даже меня и
моего близкого окружения, за последний буквально год столько моих знакомых раковые заболевания лечили. В г. Вольске каждый второй житель областной больницы онкологической – это представители города Балаково. И
это не то, что я вот сказала, это же легко все проверяется. У меня вот две
соседки в данный момент, сваха моя – тоже онкологическое заболевание.
Вот буквально год назад у наших друзей девочка 19 лет умерла – лейкоз. Инсульты, у детей кашель без причины, им не могут определить, почему это
при нормальной температуре тела, здоровый ребенок, а он постоянно «кхекхе», подкашливает в садике. Это значит – экология. И не только это у
детей, это и у взрослых. Поэтому поистине это страшно в городе, в котором мы живем. Знаете, многие люди, молодежь, помимо того, что она
уезжает за заработками куда-то, все рвутся в Москву, они уезжают, потому что здесь страшно жить.
Интервью по данному проекту дал также начальник отдела окружающей
среды Балаковской АЭС С.П. Рязанов, который хотя и назвал атомную станцию лидером в Российской Федерации как по состоянию производства электроэнергии, так и по экологической безопасности, но признал Балаково экологически неблагополучным городом (по его данным, город на 49-м месте в
федеральном списке из 105 наиболее загрязненных городов), а также то, что
станция превышает экологические нормативы по выбросам в атмосферу пыли, сероуглерода и др.
Кроме того, при проектировании возможного строительства 5-го и 6-го
энергоблоков АЭС необходимо учесть два немаловажных фактора. Вопервых, сравнительно недалеко от места строительства (в 70–80 километрах
вверх по Волге, на берегу Саратовского водохранилища) находится Национальный парк «Хвалынский», который является самым крупным и важным
объектом в сети особо охраняемых природных территорий Саратовской области. По информации областного Комитета охраны окружающей среды и
природопользования, Национальный парк был создан постановлением Правительства Российской Федерации от 19 августа 1994 г. № 980 с целью сохранения уникальных и эталонных природных комплексов и объектов для
ныне живущих людей и будущих поколений. Он расположен на площади
25,5 тыс. га, а его охранная зона занимает 114,9 тыс. га. Это единственный
национальный парк в Нижнем Поволжье, это уникальный природный комплекс, расположенный на территории самых высоких на Приволжской возвышенности Хвалынских гор. Сочетание лесистых склонов и степных равнин, ослепительно белых выходов мела, широкая панорама волжских просторов создают прекрасные ландшафты. Здесь множество водоемов и родников с чистейшей целебной водой, уникальные по своеобразию флора и фауна. На территории парка произрастает более 1000 видов растений. Нацио-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
151
нальный парк получил название «Саратовская Швейцария». Близость новых
энергоблоков к Национальному парку «Хвалынский» и увеличение суммарной мощности Балаковской АЭС может создавать потенциальную угрозу для
флоры и фауны заповедника.
Во-вторых, необходимо учитывать сравнительно новое явление для
Саратовской области – сейсмический аспект проблемы. С сентября 2000 г.
Саратовская область отнесена к сейсмически опасным территориям.
25 ноября 2000 г. в области произошло заметное землетрясение силой 4–5
баллов, которое специалисты сочли отголоском сильного землетрясения в
Азербайджане. В 2001 г. сейсмологической службой Балаковской АЭС было
зафиксировано 26 толчков малой силы. Ученые-сейсмологи выражают
тревогу, что землетрясения в зоне Балаковской АЭС будут учащаться, а их
сила – возрастать. По мнению члена-корреспондента РАН, доктора геологоминералогических наук, руководителя общественной геоэкологической
экспертизы 4-го блока Балаковской АЭС Г.И. Худякова, «Балаковская АЭС –
не только курица, несущая золотые яйца, но и непредсказуемый дракон,
сидящий на цепи…» (Экологическая газета. 2002. №3). Поэтому в подобных
условиях наращивать энергопромышленную нагрузку на окружающую среду
вряд ли целесообразно. По мнению экспертов МЧС, в настоящее время в
Российской Федерации потенциально опасны 9 реакторов из каждых 10,
действующих на атомных электростанциях. Вокруг российских АЭС
расположено 1300 населенных пунктов, в которых проживает 4 млн человек,
т. е. название книги Ю.Н. Афанасьева «Опасная Россия» приобретает
реальные очертания, и это также является большой проблемой [4. С. 226].
Многие начинают говорить о «синдроме» Чернобыля. Например, по данным
О.Н. Яницкого, авария на Чернобыльской АЭС уже многократно съела всю
выгоду от ядерной энергетики, и сегодня говорится уже о 800 тысячах
облученных, преждевременном старении населения и росте онкологических
и других заболеваний [5. С. 207]. Директор Центра политической
конъюнктуры К.В. Симонов утверждает, что «еще одна авария в любом
регионе мира, сопоставимая с Чернобылем, поставит крест на атомной
энергетике» [6. С. 246]. Иное дело, что 5-й и 6-й энергоблоки в Саратовской
области все равно придется строить в связи с плановым выводом из
эксплуатации 1-го и 2-го энергоблоков, но мероприятия по модернизации
каждого из этих блоков, прописанные в программе «Росатома», позволят
продлить срок службы каждого из них как минимум на 10–15 лет
(экспертная оценка работника атомной станции), 1-й и 2-й энергоблоки
после модернизации выработают свой ресурс только в 2030 и 2032 гг.
соответственно. Но что практически придется делать с выработавшими свой
ресурс энергоблоками, какие затраты потребуются на их консервацию, с
какими еще трудностями предстоит столкнуться при их выводе из
эксплуатации, пока в Саратовской области этого точно никто не знает.
Кроме того, на площадках Ленинского района Саратова ведется
строительство двух газотурбинных ТЭЦ, которое осуществляют ОАО «ГТТЭЦ Энерго» и ОАО «Энергомашкорпорация», входящие в группу
компаний «Энергомаш». Возможности одной газотурбинной ТЭЦ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
152
В.И. Малый, В.В. Гусев
мощностью 18 МВт таковы, что она может заменить сразу 18 котельных.
Общая электрическая мощность станций – 36 МВт, а тепловая мощность –
160 Гкал/ч. Данный инвестиционный проект начал реализовываться в
Саратове во второй половине 2005 г. Стоимость данного инвестиционного
проекта составляет примерно 2 млрд рублей (в ценах 2008 г.). Это
строительство частично решает проблему дефицита мощности и направлено
на повышение энергоэффективности систем теплоснабжения Саратова на
основе использования комбинированных источников энергии. Специалисты
утверждают, что электрическая и тепловая энергия, полученная от
газотурбинных ТЭЦ, будет значительно дешевле, чем от централизованных
источников.
Кроме Саратова, группа компаний «Энергомаш» реализует более
40 проектов по развитию малой энергетики в 6 федеральных округах России,
в том числе в Барнауле, Белгороде, Орле, Самаре, Екатеринбурге,
Архангельске, Элисте, Ульяновске, и в перспективе эта деятельность могла
бы стать глобальной альтернативой развитию ядерной энергетики.
Безусловно, к числу важных направлений инвестиционной деятельности
предприятий энергетики можно отнести строительство электрических сетей
и трансформаторных подстанций в Саратовской области, что в целом
связано с низкой пропускной способностью и изношенностью сетевого
хозяйства, особенно электросетей в отдаленных районах. Интересной
является попытка развития альтернативных источников получения
электроэнергии и опыт установки 2 ветряных электростанций в отдаленном
Александрово-Гайском районе Саратовской области (приграничный район с
Казахстаном) в 2003–2004 гг., но в настоящее время от развития этого
направления отказались прежде всего по причинам: а) низкого
коэффициента полезного действия (электроэнергия получалась дешевле, чем
у гидро- и тепловых станций, но ее вырабатывалось
очень мало);
б) отсутствия независимых сетей для передачи электроэнергии от ветряных
электростанций (все сети – монополисты); в) наличия в области большого
количества электроэнергии, получаемой из традиционных источников
генерации. В результате, по оценке эксперта в ходе социологического
интервью, в области «получили ситуацию, когда крупным энергетикам это
неинтересно, органы местного самоуправления – не обучены, техническое
обслуживание аппаратов силами пользователя – невозможно» (полупустыня,
неразвитая инфраструктура, низкая плотность населения, нет местных
грамотных инженерных кадров). Поэтому в 2005 г. областная и
муниципальная власти вернулись к закупкам и эксплуатации в отдаленных
районах автономных генераторов электроэнергии на бензине.
Таким образом, предприятия топливно-энергетического комплекса в
целом и энергетики в частности играют важнейшую роль в развитии и
функционировании экономики Саратовской области и являются одним из
главных факторов, повышающих ее конкурентоспособность по сравнению с
другими регионами. Предприятиям ТЭК принадлежит примерно 10%
регионального ВРП, а с учетом взаимосвязанных отраслей – до 1/3 валового
регионального продукта. В целом регион является энергоизбыточным,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Влияние предприятий энергетики на развитие и конкурентоспособность региона
153
большее количество вырабатываемой электроэнергии (две трети от объема
генерации) отправляется за пределы области. Предприятия ТЭК и
энергетики характеризуются высоким уровнем жизни работников, высокими
зарплатами и преференциями для своих работников, в то же время участие
предприятий ТЭК в социальных программах и развитии социальной
инфраструктуры региона можно назвать слабым, носящим нерегулярный,
часто декларативный характер. Функционирование предприятий ТЭК и
энергетики сопряжено с большими экологическими последствиями, это
касается практически всех видов электрогенерации (атомной, тепловой,
гидростанции). Модернизация ТЭК и реализация в энергетике Саратовской
области крупных инвестиционных проектов также сопряжены с большими
социально-экономическими и экологическими последствиями для всего
населения региона, требуют тщательной независимой общественной и
экологической экспертизы и оценки последствий принимаемых
инвестиционных решений в долговременной перспективе.
Литература
1. Послание Президента Российской Федерации Д.А. Медведева Федеральному Собранию
12 ноября 2009 года // www.kadis.ru
2. Кагарлицкий Б.Ю. Происходит ли в России смена элит? // Кто и куда стремится вести
Россию? Акторы макро-, мезо- и микроуровней современного трансформационного процесса
/ Под общ. ред. Т.И. Заславской. М., 2001. 384 с.
3. Советское общество: возникновение, развитие,исторический финал: В 2 т. Т. 2: Апогей
и крах сталинизма / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1997. 761 с.
4. Афанасьев Ю.Н. Опасная Россия: традиции самовластья сегодня. М.: Рос. гос. гуманит.
ун-т, 2001. 432 с.
5. Яницкий О.Н. Россия: экологический вызов (общественное движение, наука, политика).
Новосибирск: Сиб. хронограф, 2002. 428 с.
6. Симонов К.В. Энергетическая сверхдержава. М.: Алгоритм, 2006. 272 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
УДК 316.354:351/354
А.С. Самойлова
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ МОДЕЛИ
СИТИ-МЕНЕДЖМЕНТА В ГОРОДСКОМ УПРАВЛЕНИИ
Предложен социологический анализ института местного самоуправления с использованием новой институциональной теории и структуралистского конструктивизма П.Бурдье. Управление городом рассматривается как процесс согласования интересов местных политических акторов. Проанализирована возможность реализации
модели сити-медежмента в городском управлении. На основе данных социологических исследований показана роль населения города, общественных организаций, местных экономико-политических элит.
Ключевые слова: местное самоуправление, социальный институт, поле городской
политики, сити-менеджмент, интересы, правила, капитал.
Анализ местного самоуправления как социального института является
традиционным для социальных наук. Из множества определений, предлагаемых в рамках различных социологических методологий, чаще всего исследователями используется структурно-функциональный подход, описывающий социальный институт как нормативную и ролевую систему общества, обеспечивающую стабильность социального порядка [1]. Новый институциональный подход к изучению социальных институтов, имеющий источники в экономической науке, строится на иных основаниях. Данный подход
позволяет обеспечить методологическую базу исследования, отвечающую
требованиям современной реальности: не отметая постулата о преобладании
социальных норм, он позволяет обратиться к динамическому аспекту и анализировать изменения, происходящие в социальных институтах, учитывая
при этом интерсубъективный характер общественных отношений [2]. В данной статье рассмотрены возможности применения нового институционального подхода к изучению процесса конструирования институтов, в частности
института местного самоуправления.
Один из основоположников новой институциональной теории Дуглас
Норт определяет институты как «рамки, в пределах которых люди взаимодействуют друг с другом», состоящие из «формальных писаных правил и
обычно неписаных кодексов поведения, которые лежат глубже формальных
правил и дополняют их» [3]. В. Радаев в работе, посвященной построению
исследовательской схемы в рамках нового институционального подхода,
предлагает рассматривать институты как «правила поведения и способы
поддержания этих правил» [2].
Закон РФ «Об общих принципах местного самоуправления» определяет
местное самоуправление как «самостоятельное и под свою ответственность
решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с
учетом исторических и иных местных традиций» [4]. Институт местного самоуправления обеспечивает устойчивый и воспроизводимый характер взаимоотношений, представляя жителям правила взаимодействия – нормы зако-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
155
на и сложившиеся практики, основанные на культуре и традициях данного
сообщества.
Основными исследовательскими вопросами в таком случае становятся: кто и каким образом устанавливает правила, где данные правила реализуются?
В случае с местным самоуправлением реализация установленных правил
происходит в рамках определенного пространства – как географического,
так и социального. Социальное пространство, формирующееся на основе
института местного самоуправления, можно определить, используя идеи социального конструктивизма. Исследовательский интерес в данном случае
представляет то, как создаются «локальные социальные порядки» [4]. Теоретики социального конструктивизма в своих работах развивают основные положения теории символического интеракционизма Герберта Мида о том, что
общество и социальный порядок конституируются в процессе взаимодействия акторов, обменивающихся смыслами [5]. Взаимодействие осуществляется в рамках «полей» (Бурдье), «сцен» (Гофман), «арен» (Турен) – социальных пространств, где происходит представление и борьба за реализацию интересов социальных акторов.
1. Наиболее адекватной для рассмотрения института местного самоуправления в данном контексте представляется концепция П. Бурдье, который определяет поля как структурированные пространства позиций (или точек), свойства которых определяются их расположением в этих пространствах. Социальное пространство конституируется ансамблем подпространств,
или полей. Особенно интересно рассмотреть в таком контексте управление
крупным городом как сложным социальным пространством, состоящим из
множества пересекающихся полей. Для исследования городского управления
важно, что в своей работе «Социология политики» Бурдье уделяет внимание
соотношению физического и социального пространств: «…физическое пространство есть социальная конструкция и проекция социального пространства, социальная структура в объективированном состоянии» [6]. Изучая город, мы анализируем социальные отношения, воплощенные на данной территории. Современный мегаполис, занимая большую географическую территорию, на которой локализовано огромное количество материальных объектов, одновременно содержит в своих границах множество социальных полей, структурирующих его социальное пространство. Исходя из концепции
полей Бурдье, можно заключить, что именно социальное пространство определяющим образом влияет на то, каким образом распределяются в физическом пространстве материальные блага и услуги [7]. Социальные акторы, в
качестве которых могут выступать как отдельные жители города, так и их
группы, вступают в борьбу за эти блага и услуги. В результате этой непрекращающейся борьбы каждый из акторов в определенный момент времени
занимает свое, отличное от других, положение в социальном пространстве –
на пересечении различных полей. Количество социальных полей настолько
велико, насколько многообразен характер социальных отношений. Крупные
поля, на которых разыгрываются основные баталии и положение в которых
во многом определяет позицию актора в других полях, – это поля экономи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
156
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
ческого, культурного, политического производства. Каждый из акторов занимает в многомерном социальном пространстве место, соответствующее
общему объему капиталов и совокупному весу своих капиталов во всех полях, в которых он играет. И как следствие положения в социальном пространстве каждый из акторов имеет свой объем доступа к благам и услугам,
расположенным в данном физическом пространстве.
Ключевым аспектом взаимодействия, на который в результате направлена стратегия каждого актора, является сохранение или изменение распределения специфического капитала поля. В определении капитала мы следуем
позиции П. Бурдье, который не сводил понятие капитала к исключительно
экономическому. Капиталами являются материальные, социальные и физические ресурсы, обладание которыми способствует получению выгод акторов, действующих в определенном поле. Содержание капитала определяется
в зависимости от поля, в котором он функционирует [8]. Помимо экономического капитала, для нашего анализа важны такие формы капитала, как человеческий капитал как совокупность знаний и навыков (в том числе образование), социальный капитал как совокупность социальных связей актора и его
включенность в социальные отношения. Административный капитал связан со
способностью одних акторов регулировать доступ к капиталам и действия
других. Политический капитал как способность к мобилизации коллективных
действий и участию в этих действиях. Символический капитал отражает способность актора к производству мнений или легитимную компетенцию – признаваемое право интерпретировать происходящее [9. С. 22–29]. Любой капитал имеет способность к самопроизводству и конвертации.
2. Взаимоотношения акторов в контексте любого поля, в том числе и политического, строятся по правилам, вырабатывающимся в процессе взаимодействия. В каждом поле действуют уникальные правила – институты, основанные на исторически сложившихся взаимоотношениях между группами. И
каждый актор обладает сложившейся системой координат, помогающей ему
определить, что происходит и какие действия он должен предпринять для
дальнейшего развития взаимодействия. Институты определяют действия в
рамках заданного поля и наделяют социальные отношения смыслами, позволяющими акторам определять свою позицию и стратегии по отношению к
другим. Основная функция институтов в том, чтобы облегчить взаимодействие в рамках данного поля, предоставив всем акторам понятные правила игры.
3. Каждый из коллективных акторов играет в поле городской политики с
целью реализации своих интересов, определяющихся его мотивацией. В
рамках институционального подхода существует множество трактовок того,
какие именно мотивы движут акторами. В социологии чаще используется
сочетание политического, экономического и культурного подходов.
В. Радаев предложил экономико-социологический подход к рассмотрению
структуры мотивов, разработанный на основании политико-культурного
анализа Н. Флигстина [10]. Политическими акторами руководит не только
интерес к получению выгоды. В основе их поведения лежат культурнонормативные схемы, задаваемые законами и традициями и санкционированные обществом. Культурно-нормативные схемы определяют стратегические
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
157
возможности применения акторами институциональных правил. Помимо
собственных мотивов акторов, нельзя не учитывать и возможности власти по
стимулированию или принуждению акторов к определенным действиям.
Структура мотивов политического актора состоит из:
– стремления к максимизации собственной выгоды. В рамках поля городской политики – максимально выгодному для актора использованию материальных и социальных благ, локализованных на данной территории;
– предписанных законом и сложившейся политической практикой моделей поведения;
– возможностей власти повлиять на избранную стратегию поведения актора.
Таким образом, поле городской политики является институционализированным социальным подпространством, в котором разворачивается борьба
за право доступа и распоряжения социальными и материальными ресурсами, локализованными в социальном и физическом пространствах крупного
города. Основной капитал поля городской политики – это легитимная возможность изменять правила игры в других полях, в первую очередь – экономическом. Борьба в политическом поле ведется за изменение расстановки
социально-политических и экономических сил в городе и легитимацию существующей власти. Поскольку каждый житель города имеет свои интересы
по поводу городских ресурсов (благ и услуг, производящихся на территории
города), каждый его житель так или иначе является агентом в политическом
поле (что обеспечивается демократическим характером политики). При этом
далеко не каждый горожанин выступает в роли самостоятельного политического актора (хотя есть и такие фигуры). На политической арене, как правило, действуют коллективные акторы, выражающие интересы отдельных
групп, желающих реализовать свои интересы как в политическом поле, так и
в других полях, с ним связанных, в первую очередь экономическом.
Стратегические действия, разворачивающиеся в поле городской политики, требуют от вовлеченных в них акторов знания институциональных правил и следования им. Правила устанавливаются и изменяются посредством
политических практик, принятых в рамках данного поля. Поле городской
политики структурируется множеством институтов – формальных и неформальных правил взаимодействия. Институт местного самоуправления является одним из основных элементов локального политического пространства.
Различия политических акторов в рамках заданного поля определяются
их «активными характеристиками» (Бурдье) – возможностью действовать
эффективно в политическом поле или условиями доступа к политической
практике. Позиция актора в каждый момент времени определяется структурой политического поля и продуктом встречи политического предложения и
политического спроса, связанного, в свою очередь, с историей отношений
между спросом и предложением. Властью в поле обладает тот актор, который хорошо знает правила игры в нем и способен действовать эффективно.
В поле городской политики в качестве основных акторов, исходя из выраженных интересов, можно выделить:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
158
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
 население («неорганизованное») – те, чья игра в политическом поле
ограничивается реализацией (или нереализацией) избирательного права;
 политические партии и общественные организации (организованное
население) – играют в политическом поле, представляя интересы отдельных
групп или являясь проводником между отдельными группами и властью;
 бизнесмены – играют в политическом поле с целью сохранения или
изменения расстановки сил в экономическом поле;
 мэрия – чиновники, представители аппарата органов власти
производят услуги, связанные с исполнением полномочий власти, в том
числе;
 мэр и/или сити-менеджер – чиновники высшего звена, влияющие на
распределение ресурсов и обладающие ресурсом власти – возможностью
влиять на реализацию правил;
 депутаты городского Совета – представляют интересы населения,
определяют легитимные правила игры в политическом, экономическом и
других полях.
Каждый из перечисленных акторов представляет группу жителей города.
При этом как каждый из акторов имеет свои интересы более чем в одном
поле, так и каждый житель города одновременно может принадлежать к нескольким группам акторов. Принадлежность к конкретной группе акторов в
данный момент определяется приоритетностью интересов жителя. Помимо
акторов муниципального уровня, действующих в поле городской политики,
свое воздействие на поле оказывают и акторы надмуниципального уровня –
региональные и федеральные органы власти. Они имеют широкие возможности для вмешательства, определяя формальные правила, устанавливая законодательные рамки взаимодействия. Флигстин определяет правительства
как «совокупность организаций, которые образуют поля, формируемые притязаниями на выработку правил (институтов), для всех субъектов в рамках
данной географической территории» [4].
Таким образом, с помощью института местного самоуправления в городе
формируется
особый нормативный порядок, складывающийся из
формальных и неформальных ограничений деятельности местных
политических акторов. В качестве формальных правил здесь выступают все
правовые нормы и акты, которые определены в Законе о местном
самоуправлении: международные правовые акты и Конституция РФ, законы
РФ, законы и правовые акты субъектов РФ, уставы городов, решения
местных органов власти, референдумов и сходов граждан и т.д. Роль
неформальных ограничителей выполняют установленные нормы морали и
политической культуры, традиции и обычаи, а также взаимные неписаные
соглашения местных политических акторов.
Основным фактором, определяющим стабильность или нестабильность
политического
поля,
является
эффективность
институтов,
его
конструирующих. Эффективность института в рамках неоинституционального
подхода в большинстве случаев связывается с минимизацией трансакционных
издержек, которые «состоят из издержек оценки полезных свойств объекта
обмена и издержек обеспечения прав и принуждения к их соблюдению» [3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
159
С. 72]. Для политических институтов, представляющих собой соглашения по
поводу сотрудничества между политическим акторами, это издержки
акторов, происходящие в результате соглашений. Для того чтобы соблюсти
баланс интересов, каждый из акторов вынужден нести какие-то потери – они
и являются издержками обмена в политическом институте.
Поскольку в рамках политического института присутствуют отношения
власти, эффективность института, помимо издержек обмена равноправных
акторов, определяется еще и стабильностью субъекта власти: субъект власти
должен быть способен сохранить свое господствующее положение.
Стабильность обеспечивается наличием у субъекта власти ресурсов,
достаточных для реализации своих действий. Издержки определяются
количеством ресурсов, необходимых для осуществления того или иного
действия. Власть обладает различными ресурсами для реализации своих
целей, но только один ресурс власти уникален – это легитимность или
авторитет власти, которую М. Вебер определял как признание за субъектом
власти права на управление, основанное на рациональных или
эмоциональных мотивах или укорененное в традициях общества [11].
Авторитет власти прямо пропорционален ее издержкам при политическом
взаимодействии. Следовательно, эффективность политического института
напрямую зависит от легитимности власти: чем она выше, тем меньше
ресурсов нужно затратить на проведение принятых решений.
Стабильность поля городской политики зависит от двух факторов:
издержек обмена, возникающих во взаимодействии акторов, и степени
легитимности действующей власти как ресурса, который она может
использовать в процессе обмена.
В
роли
главных «институциональных строителей» местного
самоуправления в первую очередь выступают федеральные органы власти,
поскольку именно они устанавливают формальные рамки взаимодействия,
принимая законы, регламентирующие деятельность местного самоуправления.
В рамках установленных правительством законов отдельные вопросы
местного значения могут решаться в соответствии с правилами,
установленными на региональном или местном уровне. В любом случае
порядок действия формальных правил зависит от местных условий и
стратегий местных политических акторов. Далеко не все установленные
формальные правила реально действуют в местных политических
пространствах, либо их действие деформировано. Из всех предложенных в
законах, уставах и постановлениях схем акторы, руководствуясь
соображениями об эффективности взаимодействия, выбирают те, которые в
большей степени соответствуют их возможностям и принципу минимизации
издержек.
Так, основная критика закона № 131-ФЗ «О местном самоуправлении»
заключается как раз в том, что многие формальные сформулированные в
законе нормы реализуются на практике вовсе не так, как хотелось бы их
создателям. В. Глазычев, анализируя последствия реформы местного
самоуправления, говорит о том, что их нужно оценивать по тому, «насколько
хорошо правовая норма ложится на социальную географию страны», иными
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
160
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
словами, насколько она соответствует институциональным условиям или
неформальным правилам, действующим на разных территориях [12]. Среди
норм закона, подвергающихся критике наиболее часто:
1. Закрытый список полномочий органов местного самоуправления – в
основе этой нормы, по мнению В. Глазычева, лежит «глубокое неверие
центральной и региональной бюрократии в то, что органы местного
самоуправления способны сами определить свои приоритеты».
2. Несоответствие экономической (имущественной и финансовой) базы
муниципальных образований объему их полномочий.
3. Отсутствие четкого разграничения полномочий между уровнями
публичной власти – в результате многочисленных поправок в закон
«создалась ситуация, в которой по ряду сфер невозможно определить – кто,
за что и в какой мере отвечает» [13].
В результате действия этих норм даже те муниципалитеты, которые
способны самостоятельно решать свои проблемы, вынуждены обращаться в
региональные и федеральные органы власти. В свою очередь, там, вопервых, существует свое понимание приоритетов развития, а во-вторых,
действуют неформальные правила взаимодействия, основанные на расчетах
«коэффициента лояльности» руководства муниципалитета федеральному и
региональному руководству. Таким образом, можно говорить о
несоответствии формальной нормы объективным условиям, а также о
деформализации нормы, при которой формальные правила используются в
качестве способов давления на других акторов и инструментов реализации
собственных практик [11. С. 136].
Одной из наиболее противоречивых и вызывающих споры формальных
норм местного самоуправления является выбор модели построения местных
органов власти. В законе № 131-ФЗ предусмотрены три варианта построения
местных органов власти: 1) схема «мэр – Совет»; 2) схема «сити-менеджера»
с выбором мэра из числа депутатов Совета; 3) «смешанная» схема, когда при
назначении сити-менеджера мэр выбирается на всенародных выборах. В силах политических акторов – депутатов городского Совета – выбирать (путем
принятия решения об изменении устава города), какая из моделей будет работать. Среди российских муниципальных образований 74% городов, во главе которых стоит мэр, 26% городов, где введена должность сити-менеджера1.
Следовательно, можно говорить о том, что представленное в рамках института местного самоуправления формальное правило – возможность реализации модели сити-менеджмента – остается слабо востребованным местными
политическими акторами.
Мы уже отметили, что эффективность модели местного самоуправления
зависит от того, насколько она соответствует стремлению местных полити1
По данным опроса Института экономики города в 2006 г. Опрошено 84 города и 2 муниципальных района (всего 86 муниципальных образований) из 44 субъектов Российской Федерации (см.: Рагозина Л.Г. Мониторинг реформы местного самоуправления: Сравнительный
анализ исследований “Реализация Федерального закона "Об общих принципах организации
местного самоуправления в Российской Федерации" в муниципальных образованиях городского типа” (2006), "Городское управление в современной России" (2004) / Под ред. А.С. Пузанова. М.: Фонд "Институт экономики города", 2007. 28 с.).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
161
ческих акторов к минимизации издержек, а также позволяет повысить (или
сохранить на прежнем уровне) капитал легитимности местных органов власти. Насколько соответствует внедрение модели сити-менеджмента стратегиям взаимодействия политических акторов местного уровня в современном
российском контексте? Выше мы определили, что в рамках института местного самоуправления в поле городской политики реализуются стратегии таких индивидуальных и коллективных политических акторов, как население –
организованное и неорганизованное, бизнес-элита, политическая элита, в
том числе мэр, сити-менеджер (если он есть) и губернатор как индивидуальные акторы. Рассмотрим, насколько каждый из перечисленных акторов способен повлиять на реализацию модели.
Неорганизованное население – это та часть населения города, которая не
имеет выраженного интереса в политическом участии в управлении городом
и ограничивается возможностью реализации (или нереализации) своего избирательного права. Это наиболее массовая часть городского сообщества,
которая с точки зрения чистоты определения даже не является политическим
«актором», поскольку не имеет выраженных политических интересов и активной стратегии участия в управлении городом. Проведенное в 1995–
2005 гг. исследование «Демократия и местное самоуправление»2 показало,
что у жителей страны отсутствует четкое понимание того, что такое местное
самоуправление и как они могут в нем участвовать. Подавляющая часть населения ограничивается ролью пассивного наблюдателя: «…население, провозглашенное основным субъектом местного самоуправления, не соответствует данному статусу» [17. С. 80]. Практически все формы участия населения в вопросах местного самоуправления организуются по инициативе
сверху [18. С. 46].
По результатам исследований, проведенных в Новосибирске3, стратегия
политического поведения населения и его взаимодействия с органами и
представителями власти может быть охарактеризована как стратегия патронажа-клиентелы. Р. Патнэм описывает отношения патронажа и клиентелы как такие, когда «избирателей влечет к урнам не идея, но привязанность к патрону», при этом граждане «не пользуются возможностью выразить свое мнение по общественным проблемам, поскольку избирательный
бюллетень для них всего лишь способ немедленного и личного получения
тех или иных благ» [19].
2
Исследование выполнялось в рамках международного проекта (руководители К. Островский, Г. Тюни), реализуемого с 1968 г. и охватывающего 28 стран мира. Исследования проводились в основных экономико-географических районах России – Владимирской, Волгоградской, Белгородской, Калужской, Кемеровской, Нижегородской, Новгородской, Новосибирской, Орловской, Пензенской, Псковской, Рязанской областях, Краснодарском, Красноярском,
Приморском и Хабаровском краях и 4 республиках – Башкортостане, Карелии, Татарстане и
Республике Марий-Эл. По единой методике выполнены четыре замера: в 1992 г. в 36 городах и
районах; в 1995 – в 76; в 1999 – в 67; в 2005 – в 49 городах и районах.
3
Исследование «Политические настроения жителей города и причины отказа от участия в
выборах» проведено в Новосибирске в апреле 2008 г. (руководители А. Самойлова, А. Алексеева). В рамках исследования проведен массовый опрос жителей города методом телефонного
интервью, N=800, а также серия полуформализованных интервью с горожанами.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
162
По результатам наблюдений было установлено, что при оценке горожанами эффективности работы местной власти, и конкретно мэра города, решающую роль играет возможность решения личных проблем или городских
проблем, которые беспокоят жителей лично. Выборы в местные органы власти воспринимаются населением как наиболее реальная возможность решить
свои проблемы. Предвыборная агитация зачастую сводится к отношениям
прямого торга избирателей и кандидатов на выборные должности мэра и депутатов.
Когда <…> баллотировалась, мы сделали наказ сделать в подъезде ремонт. И после ремонта у нас была хорошая активность.
У нас была за домом проблемная стенка, которую сделали, и это повлияло на решение жильцов, с которыми я общалась, за кого голосовать.
<…> Сидит два срока, но лично я за него голосовать не буду. У нас ничего не делается. Я не говорю за весь район, мне весь район не нужен. Я говорю за то место, где я живу. И весь наш дом за него не будет голосовать4.
Рядовые избиратели в меньшей степени интересуются вопросами стратегического развития города и тем более политической борьбой. Информанты
сошлись во мнении, что при выборе местной власти они практически не ориентируются на партийную принадлежность кандидатов.
На федеральных выборах партийная принадлежность, конечно, влияет,
а на местных – нет. На местном уровне больше смотрят на кандидата,
которого знают. Смотрят на то, как он общается с народом, что обещает. Вот к нам в детский сад придут, что-нибудь помогут сделать. Для выборов мэра партийная принадлежность тоже не важна. Надо смотреть,
что человек может сделать, когда придет во власть.
…Партийная принадлежность на местных выборах, наверное, все-таки
не так сильно влияет. Не важно, кто у нас мэр – либерал или демократ, если вся работа, которую он проводит, только на улучшение жизни, то народ
пойдет голосовать.
Наиболее активные жители посещают отчеты депутатов и мэра, изучают
предвыборные материалы. Но таких в общем числе крайне мало – до 5%
всех опрошенных горожан. Подавляющее же большинство осуществляет
свой выбор и оказывает поддержку по принципу: «Что он (кандидат) сделал
конкретно для меня?».
Когда выбирают мэра, то здесь проблемы сужаются, они конкретные.
Люди предлагают делать что-то конкретное непосредственно здесь. И им
дают наказы, которые потом можно проверить.
Еще одним свидетельством клиентских отношений между местной властью и гражданами является недоверие ни одному официальному каналу
коммуникации: наиболее эффективным способом взаимодействия жители
считают личное обращение в органы власти и личный прием должностного
лица. Обращение к посредникам в виде общественных приемных, общественных объединений и т.д. считается неэффективным. Так, в ответе на во4
Здесь и далее приведены цитаты из полуформализованных интервью с жителями Новосибирска, проведенных в рамках исследования «Политические настроения жителей города и
причины отказа от участия в выборах» в марте 2008 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
163
прос о том, какой способ общения с городскими властями новосибирцы считают наиболее эффективным, наиболее распространенным вариантом с отрывом от других в 12% был личный прием мэра – его выбрали 28,3% опрошенных жителей города. Оценка наиболее эффективных способов обращения представлена ниже (% от всех опрошенных, N=1158):
Личный прием мэра
Обращение через СМИ
Обращение в общественную приемную
Общение с первыми лицами
Митинги, пикеты, забастовки
Письма, телеграммы
Никакие
Все
Не интересуюсь
Другое
Затрудняюсь ответить
28,3
16,3
12,3
8,7
7,1
5,6
7,9
0,3
1,3
1,9
11,9
В оценке работы власти и решении об электоральной поддержке также
играют роль конкретные дела, четко приписанные в сознании избирателя
определенному лицу.
На местном уровне, когда обращаешься к конкретному человеку, смотришь, кто тебя принимает, он сам или его помощник или заместитель, как
тебя принимают, это очень важно. Контролирует ли выполнение своих
обещаний.
Нужно не просто делать какие-то конкретные дела, но и еще пиарить
себя, чтобы люди узнавали его в лицо.
В случае, когда местная власть, по мнению жителей, не соответствует
ожидаемой стратегии патронажа, они могут отказаться от ее поддержки или
от участия в местной политической жизни вообще. В ходе исследования рассматривались причины отказа от участия в местной политической жизни –
абсентеистского поведения. Его источники можно подразделить на «идеологические» и «прагматические». Под прагматическими причинами понимается отказ от участия в выборах из-за того, что житель города не ощущает на
себе лично позитивных изменений жизни в городе либо важный для него
вопрос не решается властями. Среди тех, кто отказывается участвовать в местных выборах, таких оказалось 73%.
Таким образом, основным критерием оценки эффективности деятельности мэра и источником его легитимности для населения города является соответствие стратегии патронажа-клиентелы, которая выражается в личном
участии должностного лица в решении актуальных для жителей проблем.
Стратегия неорганизованного населения в основном заключается в получении краткосрочных выгод от взаимодействия с властью. Минимизация издержек достигается посредством перехода на уровень личного взаимодействия с представителями власти, при этом основные официальные, «формальные» каналы коммуникации признаются неэффективными.
Стратегию неорганизованного населения также можно описать как «рациональное неведение» [3] в отношении формальных политических правил.
Не разделяя уровни власти и полномочия их представителей, население тем
не менее вырабатывает свою линию политического поведения. Для одной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
164
(растущей) части населения этой стратегией является абсентеизм как выход
за рамки политического поля. Другая вступает во взаимодействие с любыми
политическими акторами, предлагая поддержку в обмен на гарантии предоставления благ и услуг и зачастую выбирая неформальные способы этого
взаимодействия. В такой ситуации рядовые избиратели вряд ли имеют желание и способны повлиять на определение модели местного самоуправления,
тем более самостоятельно (без дополнительной организации со стороны заинтересованных политических сил) выступить за или против реализации модели. Неорганизованное население в данном случае не является заинтересованным актором, имеющим ресурсы для определения политической ситуации в городе.
В условиях падения гражданской активности власти необходимы работающие инструменты согласования интересов, к которым в первую очередь
относится работа с организованным населением – общественными организациями и политическими партиями. Некоммерческие общественные организации создаются для представления интересов разных групп, проживающих
на территории города, и для реализации членами этих групп совместных целей. Широкая сеть общественных организаций и отработанные механизмы
взаимодействия общественности с властью являются гарантией соблюдения
баланса интересов на данной территории. Однако реальность такова, что
общественные организации нельзя назвать сильным и самостоятельным актором в поле городской политики. По данным исследований, в деятельности
общественных организаций участвует 7,7% россиян5, в основном пожилого
возраста. Известность отдельных общественных организаций среди населения не превышает 50%. Но даже если бы и существовала возможность привлечения к общественной деятельности более широких слоев населения, до
настоящего времени не выработано эффективных моделей взаимодействия
власти и некоммерческих объединений.
Анализируя современное состояние гражданского общества, исследователи сходятся во мнении, что власть – как на федеральном, так и на местном
уровне – понимает необходимость взаимодействия с организованной общественностью, однако эффективного системного взаимодействия пока не происходит. В публичном пространстве присутствуют две модели: «патерналистская» и «партнерская», которые конкурируют друг с другом. Органы власти, понимая необходимость «обратной связи» с населением в ситуации усиливающегося отчуждения населения от власти, создают условия для поддержки общественных движений, но только тех, которые демонстрируют
лояльность проводимой политике. Однако в ситуации, когда власть является
инициатором общественных объединений, возникает вопрос о том, насколько эти объединения способны выполнять функцию гражданского общества –
представлять интересы населения, а не создавать видимость, которой рос5
Результаты исследования социальной базы российского гражданского общества, проведенного Лабораторией исследования гражданского общества Государственного университета –
Высшей школы экономики в 2008 г. на основе данных всероссийских репрезентативных опросов населения по технологии Георейтинга (сбор информации проведен фондом «Общественное
мнение»).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
165
сийский политолог Д. Фурман дал название «фасадная демократия». Другая
часть общественных организаций – чаще всего правозащитные, экологические – отказывается от взаимодействия с властью, или даже вступает с нею в
конфронтацию. Но эффективно противостоять или даже представлять свои
интересы эта группа организаций неспособна в силу разобщенности и ориентации на решение исключительно собственных проблем [21, 22]. Общественные организации в том виде, в котором они существуют сегодня, также
неспособны влиять на конфигурацию местных органов власти и не могут
выступить в качестве опоры для формирования действующей системы ситименеджмента.
Исследования, проведенные в Новосибирске6, показали, что, несмотря на
наблюдающийся рост социального капитала общественных организаций, они
пока не могут быть признаны эффективным игроком в поле городской политики. Население города хорошо информировано о работе общественных
организаций на его территории: лишь около трети опрошенных новосибирцев (36%) заявили, что ничего не знают о работе общественных организаций
в городе. Этот показатель заметно превышает средние оценки по России.
Так, в декабре 2007 г. доля граждан, ничего не знающих об общественных
организациях, работающих в их населенном пункте, по России составляла
67%, в мегаполисах – 71%7. Однако, несмотря на общий уровень информированности, только 37% опрошенных горожан смогли самостоятельно, без
подсказки вспомнить хотя бы одну общественную организацию, работающую на территории города. О своем участии в общественных объединениях
заявили лишь 7% опрошенных. На вопрос о возможности участия в общественных организациях свое желание выразили 12% опрошенных, еще 12%
сказали, что участвовали бы при наличии свободного времени. При этом в
2008 г. наблюдается небольшой рост желающих по сравнению с 2006 г.
По результатам исследования зафиксирован заметный разрыв между согласием граждан с необходимостью существования общественных объединений, признанием эффективности их деятельности, в том числе в представлении интересов населения, и готовностью в них участвовать. Иными словами, общественные организации сегодня не в состоянии мобилизовать свои
социальные ресурсы, превратив их в социальный капитал для обмена, что
существенно ослабляет их роль в качестве игрока в поле городской политики. Для определения причин такого разрыва была проведена серия полуформализованных интервью с руководителями и активистами общественных
объединений города. В качестве основной причины разрыва руководители и
активисты общественных организаций указывают недостаточность ресурсов
(или, пользуясь избранной нами терминологией, капиталов) для популяризации своей деятельности.
6
Репрезентативный опрос населения Новосибирска проведен в декабре 2007 и декабре
2008 г., объем выборки N=1200. Серия полуформализованных интервью с руководителями и
активистами общественных объединений проведена в январе 2009 г., общее количество интервью – 14.
7
Репрезентативный опрос населения Российской Федерации, проведенный Государственным университетом – Высшей школой экономики совместно с общероссийским общественным
фондом «Общественное мнение» в 2007 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
166
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
Практически все опрошенные руководители ощущают отсутствие единого информационного пространства и ограниченность информационного или
символического капитала. Низкий уровень общественной активности жителей активисты объясняют, с одной стороны, пассивностью горожан, с другой – отсутствием реальной возможности рассказать жителям города о том,
чем занимаются общественники, сформировать их мнение по поводу общественной работы. Средства массовой информации, как федеральные, так и
местные, по мнению общественников, не ориентированы на популяризацию
общественной деятельности, за исключением отдельных организаций, созданных при участии власти. Коммерческая направленность большинства
СМИ диктует их информационное содержание, и деятельность общественных организаций, не имеющих средств для оплаты рекламных материалов,
остается за пределами информационного поля.
Недостаточно взаимодействия организаций, связанного с обменом опытом или реализацией совместных проектов. Большинство экспертов указало
на разобщенность общественных организаций и даже на конкурентные отношения среди них, в первую очередь – за ресурсы, предоставляемые органами власти (гранты, помещения и т.д.).
Недостаток символического капитала частично формируется недостатком капиталов материальных, который также упоминался большинством
информантов. Практически все охваченные опросом организации нуждаются
в привлечении финансовых средств. Помимо финансовых, общественные
организации испытывают недостаток в таких материальных капиталах, как
помещения, стоимость аренды которых высока.
Отдельные общественные объединения испытывают нехватку человеческого капитала – профессиональных кадров для работы. Эксперты отмечают,
что сегодня для того, чтобы работать в общественном секторе плодотворно,
недостаточно только желания и энтузиазма. Для осуществления своей деятельности, взаимодействия с грантодателями и представителями власти,
привлечения средств сотрудники общественных объединений должны обладать достаточно высоким уровнем квалификации. Они должны понимать
суть общественных процессов, уметь изложить свои программы грамотно и
в доступной форме. С вступлением в силу в 2006 г. поправок в Закон «Об
общественных объединениях» многие из организаций ощутили нехватку
грамотных юристов и бухгалтеров – для перерегистрации и ведения финансовой отчетности требуются специальные знания.
Ограниченный объем ресурсов общественных организаций и сложившиеся условия их развития не позволяют им выступать в качестве полноправного игрока в поле городской политики. Однако в ходе исследования
выяснилось, что не все общественные организации стремятся к приросту
своего социального капитала, привлечению дополнительных сторонников.
Есть и такие общественные организации, которые не считают нужным широко освещать свою деятельность и прилагать усилия для повышения уровня
своей известности, привлечения новых членов. Как правило, это те организации, которые работают с отдельными группами населения (например, ин-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
167
валидами, ветеранами), востребованы среди представителей данных групп и
эффективно взаимодействуют с органами власти.
Таким образом, общественные организации не могут выступать в роли
полноправного игрока в поле городской политики, поскольку капиталы, которыми они должны оперировать, в первую очередь социальный капитал как
основной ресурс общественности, остаются не до конца востребованными
другими акторами поля (населением и властью). Основной стратегией взаимодействия власти и общественных организаций остаются отношения патронажа, при которых власть рассматривает общественность не в качестве
равноправного партнера, а как инструмент для реализации собственных
стратегий. Те организации, отношения с которыми не вписываются в рамки
стратегии патронажа, рассматриваются как нефункциональные, и отношения
с ними не выстраиваются. Причиной такого поведения местной власти является то, что социальные ресурсы общественных организаций не рассматриваются как капитал, достаточный для равноправного обмена. Общественные
организации, в свою очередь, испытывают дефицит возможностей для увеличения своих капиталов и не всегда к стремятся к приросту капитала.
В такой ситуации общественные объединения, действующие на территории города, не могут выступать в качестве посредника между населением и
властью, в частности населением и сити-менеджером, а также не могут влиять на конфигурацию местных органов власти.
Ключевым политическим агентом, определяющим систему местного самоуправления, остается местная политико-экономическая элита как коллективный актор, чьи действия направлены на реализацию «корпоративного»
интереса представителей группы по удержанию и накоплению капитала в
экономическом и политическом полях. К группе относятся представители
крупного бизнеса, депутаты городского Совета, чиновники, занимающие
высшие посты в администрации города. В качестве ресурсов группы выступают возможность манипулировать материальными средствами, посты и
связи во властных структурах, в том числе в законодательных органах.
Одним из основных факторов, влияющих на успешность реализации модели, является наличие работающих механизмов согласования интересов в
группе местной элиты. Н. Лапина и А. Чирикова, изучая региональные политические системы, предложили понятие «модель власти», которая описывает
«утвердившиеся в регионе характер выработки и принятия политических
решений, способы взаимодействия между ветвями власти, а также между
правящей элитой и институтами гражданского общества» [23]. Исследовательницы описали две модели власти, сложившиеся в России с 1990-х гг.:
моноцентричную, основанную на доминировании одной элитной группы, и
полицентричную, когда власть рассредоточена между разными политическими акторами, каждый из которых имеет свой вес и оказывает воздействие
на принятие политических решений. Как правило, сегодня механизм согласования интересов в группе местной элиты характеризуется наличием сильного актора, определяющего характер отношений в политическом пространстве города, – моноцентричной моделью власти. Так, из всех российских городов с населением более одного миллиона человек должность сити-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
168
менеджера введена только в Уфе и Казани – в центрах национальных республик с сильной региональной властью, являющейся определяющим актором в поле местной политики. Успешной представляется реализация модели
в моноиндустриальных городах, где у власти находятся представители одной
корпорации (Норильск, ЗАТО «Северск»).
В полицентричных политических пространствах реализация модели сопряжена с рядом трудностей, в первую очередь по причине того, что связанные с ней изменения затрагивают интересы множества равноправных игроков и нарушают выстроенные системы неформальных договоренностей.
Согласовать интересы удается не всем. Реализация модели в целом успешнее происходит в небольших политических пространствах средних и малых
городов, где согласование интересов проще по причине меньшего количества вовлеченных акторов. Показательным в этом смысле является набирающий обороты процесс отставок мэров, происходящих с подачи городских
представительных органов8. Консолидация депутатов по поводу смещения
действующего мэра происходит в основном в небольших городах (Озерск,
Суздаль), а его инициаторами выступают заинтересованные и имеющие ресурсы политические (Суздаль) или экономические (Озерск) акторы.
Там, где согласовать интересы не удается, модель сити-менеджмента
становится способом борьбы за власть. В Челябинске и Самаре, двух крупных городах, где вводилась должность сити-менеджера, она существовала
менее года. Введение должности сити-менеджера в этих городах может быть
истолковано как «непредвиденное последствие» неработающих формальных правил. Такие последствия, описанные П. Пирсоном [24], возникают,
когда учреждаемые или изменяемые институты используются акторами в
целях, отличных от тех, для которых они предназначаются. Основная цель
внедрения модели сити-менеджмента, по замыслу ее разработчиков, повышение эффективности управления городом посредством привлечения к нему
профессионалов. Однако в названных городах должность сити-менеджера
вводилась как инструмент борьбы за контроль над политическим полем и
защиты от возможных изменений сложившейся системы взаимодействия.
Последствием непрекращающейся борьбы является частая смена ситименеджеров: в Рязани в 2005–2006 гг. их сменилось шесть9. В 2005 г. город
Миасс Челябинской области из-за противостояния парламентских групп более 2 месяцев оставался в ситуации безвластия. В результате были подготовлены поправки в устав, восстанавливающие прямые выборы мэра10.
Существующее состояние политических пространств крупных городов
характеризуется низкой гражданской активностью жителей и фактическим
отсутствием работающих механизмов согласования интересов жителей и
8
Вступившие в силу 24 мая 2009 г. поправки в Закон «Об общих принципах организации
местного самоуправления в РФ» позволяют муниципальным парламентам двумя третями голосов «удалять мэра». Есть три основания для отставки – «действия или бездействие» мэра, в
результате которых образовалась задолженность по долговым или бюджетным обязательствам;
неудовлетворительная оценка деятельности в течение двух лет; невыполнение обязанностей
более трех месяцев.
9
http://news.samaratoday.ru/showNews.php?id=84388
10
«Сити-менеджеры в законе» // Коммерсантъ-Урал. 2006. 28 февр.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.С. Самойлова
169
руководства городов. Стратегия взаимодействия как неорганизованного населения, так и общественных организаций с органами власти и отдельными
ее представителями носит патронажно-клиентский характер, когда политическая поддержка, обеспечивающая легитимность власти, осуществляется в
обмен на прямую выгоду для того, кто ее оказывает. Политические пространства городов полностью контролируются элитными группами. Имеющийся опыт реализации модели сити-менеджмента убедительно доказывает,
что ее успешность напрямую связана с тем, каким образом выстраиваются
отношения основных политических акторов, в роли которых выступают игроки, входящие в местную политико-экономическую элиту. В случае, когда
реализация модели ведет к повышению издержек взаимодействия ключевых
акторов, обладающих ресурсами для борьбы за свои интересы, вероятность
ее успешного внедрения крайне мала.
Институциональный анализ местного самоуправления, направленный на
выявление действующих правил взаимодействия в местном политическом
пространстве, позволяет прогнозировать успешность проведения административных и политических изменений, определив необходимые условия реализации новых моделей взаимоотношений акторов. Критериями эффективности реализации новшеств являются соответствие новых формальных правил сложившимся стратегиям взаимодействия политических акторов, а также готовность и наличие политических акторов, заинтересованных в изменениях.
Литература
1. Гавра Д.П. Понятие социального института // Регион: Экономика, политика, идеология.
1999. № 1–2.
2. Радаев В. Новый институциональный подход: построение исследовательской схемы //
Журнал социологии и социальной антропологии. 2001. Т. 4, №3. С. 109–130.
3. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики.
М.: Начала, 1997. С. 19–82.
4. Флигстин Н. Поля, власть и социальные навыки: критический анализ новых
институциональных течений // Экономическая социология. 2001. Т. 2, №4. С. 29.
5. Мид Дж.Г. Разум, Я и общество: (Главы из книги) // Социальные и гуманитарные науки
(отечественная и зарубежная литература). РЖ. «Социология». 1997. №4.
6. Бурдье П. Социология политики / Сост., общ. ред. и предисл. Н.А. Шматко. М.: SocioLogos, 1993. 336 с.
7. Бурдье П. Некоторые свойства полей // Восток. 2004. №11(23). Режим доступа:
http://www.situation.ru/app/j_art_633.htm
8. Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. 2002. Т. 3, №5. С. 60–73.
9. Радаев В.В. Понятие капитала, формы капиталов и их конвертация // Экономическая
социология. 2002. Т. 3, №4. С. 20–33.
10. Флигстин Н. Рынки как политика: политико-культурный подход к рыночным
институтам // Экономическая социология. 2003. Т. 4, № 1. С. 45–63.
11. Вебер М. Образ общества: Избранное. М.: Гардарики, 1994.
12. Глазычев В.Л. О состоянии местного самоуправления в Российской Федерации.
Режим доступа: http://www.glazychev.ru/publications/doklady/2006-09-29_doklad_MSU.htm
13. Бабун Р.В. Современные вопросы местного самоуправления и задачи АСДГ //
Вопросы местного самоуправления. 2008. № 6.
14. Гельман В.Я., Ланкина Т.В. Политические диффузии в условиях пространственногибридного режима. Институциональное строительство и выборы мэров в городах России //
Политические исследования. 2007. № 6. С. 86–109.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
170
Институциональные условия реализации модели сити-менеджмента
15. Harold A. Stone, Don K. Price, Kathryn H. Stone City manager government in the United
States: A review after twenty-five years. Chicago: Public administration service, 1940.
16. Калдейр Г., Гибсон Дж. Демократия и законность в Европейском Союзе:
Европейский суд и основы его легитимности // Международный журнал социальных наук.
1997. № 19. С. 82–93.
17. Тощенко Ж.Т., Цветкова Г.А. Изменились ли проблемы местного самоуправления за
10 лет? // Социологические исследования. 2006. № 8. С. 78–87.
18. Великая Н.М. Основные тенденции политического участия в местном
самоуправлении// Социологические исследования. 2003. № 8. С. 45–49.
19. Патнэм Р. Чтобы демократия сработала. М.: Ad Marginem, 1996.
20. Дахин В.Н. Кризис институтов представительной власти в России // Куда идет
Россия? Формальные институты и реальные практики / Под общ. ред. Т.И. Заславской. М.:
МВШСЭН, 2002. С. 52–57
21. Сунгуров А. Модели взаимодействия органов государственной власти и структур
гражданского общества: российский опыт. Режим доступа: www.relga.ru
22. Ноженко М. Кто и как взращивает в России гражданское общество // Отечественные
записки. 2005. № 6(26).
23. Лапина Н.Ю., Чирикова А.Е. Стратегии региональных элит: экономика, модели
власти, политический выбор. М.: ИНИОН РАН, 2000.
24. Pierson P. When effects become cause: policy feedbacks and political change // World
Politics. 1995. Vol. 45. P. 595–628.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
ЭТНОСОЦИОЛОГИЯ
УДК 1:316:316.32
А.Р. Умирова
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УКРЕПЛЕНИЯ
МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ЦЕЛЯХ АКТИВИЗАЦИИ
ИНВЕСТИЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
Рассматриваются межнациональные отношения в контексте инвестиционной политики, исследуются причины и условия стабилизации межнациональных отношений
в целях активизации инвестиционного взаимодействия. Определяются актуальные
пути, способствующие оптимизации социально-экономических процессов в обществе, повышению инвестиционной привлекательности конкретной территории.
Ключевые слова: межнациональные отношения, инвестиционная политика, социальноэкономическое развитие, гражданское общество.
Усложнение социокультурной динамики современного социума отражается на развитии социологии, которая обретает рефлексивный характер: с
одной стороны, углубляется предметная спецификация, создаются инновационные, собственно социологические методы, с другой – актуализируются
тенденции взаимодействия с гуманитарными и естественными науками, у
которых заимствуются отдельные термины и даже концепции, которые в
дальнейшем наполняются социологическим содержанием. Само разнообразие социального существования ориентирует социологов к поиску диалога,
более углубленного взаимодействия ради понимания и осмысления социальных, экономических и политических тенденций и процессов в современном
мире. Таким образом, именно с позиций социологии приобретает актуальность рассмотрение проблемы стабилизации и укрепления межнациональных отношений в целях активизации инвестиционного взаимодействия.
Изучение указанной проблемы требует осмысления некоторых социологических теорий. Анализируя труды К. Маркса, можно заключить, что несмотря на определенную абсолютизацию экономического детерминизма,
ясно, что экономические, социальные, политические и духовные структуры
диалектически взаимодействуют друг с другом, т. е. на основе экономической необходимости складывается сложная система взаимосвязанных социальных, политических и духовных отношений, которая определяет характер
общественного сознания, положение субъектов, побуждая их к тем или
иным действиям. Диалектико-материалистическая теория К. Маркса и
Ф. Энгельса рассматривает общественные конфликты и противоречия, пути
их разрешения как главный фактор социальных изменений. При этом следует отметить, что конфликты как социальные факты рассматриваются с ценностной позиции – позитивно или негативно.
На смену марксистскому подходу к общественному развитию как диалектике субъективного и объективного факторов в начале ХХ в. после Первой мировой войны приходят новые политические реалии, которые знаме-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
172
А.Р. Умирова
нуют собой отказ от пассивных политических объектов, востребованными
оказываются активные личности, способные сознательно участвовать в преобразовании общества. Происходит смена моделей социального управления.
Здесь следует упомянуть теорию духовно-политической гегемонии
А. Грамши, предполагающую духовно-политическое, интеллектуальное и
морально-этическое лидерство.
Обращаясь к методологии М. Вебера, следует отметить, что эффективная
инвестиционная политика требует достаточного развития целерациональных
действий индивидов. Соответственно, должны сформироваться институты
гражданского общества, которые предполагают развитие индивидуализма,
личной ответственности. Требуют становления культурные и социальные
реалии, способные оказывать достаточно серьезное противодействие иррациональным влечениям власти.
Так, по мнению ряда представителей социального психоанализа, для части россиян актуальна проблема силой сознания воспринять новые рыночные
и демократические институты или создать видимость их восприятия. Это
приводит к тому, что психика вынуждена оберегать себя с помощью ряда
защитных механизмов, которые вместе с тем примитивизируют поведение
людей.
Так, индивид может защитить себя с помощью отрицания – неприятия
реальной политики, замены ее вымыслами. В российской ментальности содержится большой компонент долготерпения невзгод от иррационализма в
политике – революций и контрреволюций, реформ и контрреформ. Отнюдь
не случайно задача удвоения ВВП воспринимается населением как умозрительный лозунг, ни одна из социально-профессиональных групп населения
не видит в ее решении своей роли, своего возможного выигрыша в случае ее
реализации [1. С. 258].
Стабилизация и укрепление межнациональных отношений как инструмент активизации инвестиционного взаимодействия приобретают значимость для многих регионов России, в том числе и для Саратовской области,
представляющей многонациональный, поликонфессиональный регион, который формировался в процессе многовекового совместного проживания
представителей славянских, тюркских, романо-германских, семитских, финно-угорских и других народов на данной территории.
По данным Всероссийской переписи населения (2002 г.), на территории
области проживают представители 135 национальностей. Наиболее крупные
этнические группы: русские – 85,9%, казахи – 2,9%, украинцы – 2,5%, татары – 2,16%. Также в области проживают: мордва – 0,6%, чуваши – 0,6%, белорусы – 0,48%, немцы – 0,45%, армяне – 0,94%, азербайджанцы – 0,62%.
Сегодня в пределах муниципальных районов области компактно проживают различные этнические группы населения: казахи – в АлександровоГайском, Озинском, Перелюбском, Дергачевском, Питерском, Краснокутском, Ершовском, Федоровском, Краснопартизанском, Марксовском, Энгельсском, Ровенском районах; немцы – в Марксовском, Энгельсском, Саратовском, Красноармейском, Ровенском, Советском, Калининском районах;
чеченцы – в Калининском, Татищевском, Марксовском и Саратовском районах; татары – в Базарно-Карабулакском, Балаковском, Дергачевском, Ер-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-политические аспекты укрепления межнациональных отношений
173
шовском, Новобурасском, Петровском, Ровенском, Саратовском районах;
курды – в Дергачевском, Ершовском, Краснокутском, Озинском районах;
украинцы – в Балаковском, Самойловском, Лысогорском, Саратовском, Татищевском, Федоровском районах; башкиры – в Перелюбском, Пугачевском
районах; армяне – в Саратове, Балаковском, Вольском, Лысогорском, Марксовском, Пугачевском, Балтайском и Татищевском районах; чуваши и
мордва – Базарно-Карабулакском, Балаковском, Вольском, Петровском, Татищевском районах [2. С. 10].
Для реализации практических мер в сфере национальных отношений в
области в конце 1990-х гг. была разработана и принята программа «Социальное и национально-культурное развитие народов Саратовской области на
1998–2001 годы». С 2003 по 2006 г. на территории области осуществлялась
реализация областной целевой программы «Национально-культурное развитие народов Саратовской области». Эти программы явились механизмом
реализации конституционных прав на сохранение и развитие родных языков,
культур представителей народов и этнических групп, проживающих в области, и одновременно – гармонизации отношений между этими народами. В
рамках создания целостной системы государственной поддержки этносоциального развития народов в целях реализации стратегии социальноэкономического развития и национальной политики в Саратовской области
принята областная целевая программа «Национально-культурное развитие
народов Саратовской области» на 2008–2010 гг.
Вышеуказанные программы, прежде всего, ориентированы на распространение идей духовного единства, дружбы народов, межнационального
согласия и российского патриотизма, на сохранение и приумножение культурно-исторического наследия области. Однако данные проекты, по мнению
автора, недостаточно раскрывают проблему пропаганды межнационального
сотрудничества в социальной и экономической сферах, не способствуют повышению эффективности взаимодействия иммигрантов, представителей национальных меньшинств, а также российского казачества с учетом экономической ситуации в области, перспектив социально-экономического развития
региона.
С точки зрения напряженности национальных отношений Саратовская
область сегодня относится к числу благополучных субъектов Российской
Федерации. Активное влияние на межнациональные отношения оказывает
объективное стремление представителей различных этнических общностей,
особенно в местах их компактного проживания, к наиболее полной социокультурной самоидентификации, сохранению и развитию самобытных языка, культуры, традиций, менталитета при одновременном процессе межкультурной интеграции, формировании общих духовно-нравственных ценностей.
Важно отметить, что активизация роста национального самосознания
граждан обусловливает и стремление народов к социально-экономической
самодостаточности. Так, на территории приграничных районов Саратовской
области наблюдаются тенденции формирования «разделенного рынка» по
этническому признаку и ярко выраженное социально-экономическое расслоение населения по уровню образования, дохода, социального статуса (например, в Ершовском муниципальном районе сформировались места ком-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
174
А.Р. Умирова
пактного проживания кавказских этнических групп). Таким образом, актуальной выступает проблема стабилизации и укрепления межнациональных
отношений в целях активизации инвестиционного взаимодействия на территории Саратовской области.
Межнациональные отношения обостряются в двух случаях: при переходе
к резкому и неравномерному повышению жизненного уровня населения и
при резком ухудшении социально-экономического уровня жизни, когда основное население вне зависимости от социальной, национальной, религиозной принадлежности борется за выживание. В связи с этим мировой финансово-экономический кризис способствует развитию межнациональных отношений по второму пути. Монополия представителей одного из этносов в
какой-либо сфере услуг или отрасли народного хозяйства может провоцировать межэтнические конфликты, однако они могут быть урегулированы в
обоюдных интересах, если в полной мере учитывается экономическая составляющая: уровень развития производства, благосостояние населения, наличие достаточного количества рабочих мест.
Интеграция национальных групп, проживающих на территории области,
активное вовлечение народов в экономическое взаимодействие будут способствовать не только снижению межнациональной напряженности и конфликтных ситуаций, но и стимулировать развитие инвестиционной сферы
Саратовской области.
Автор считает, что для стабилизации межнациональных отношений в целях активизации инвестиционного взаимодействия в Саратовской области
первостепенное значение имеет формирование благоприятных условий для
инвестиций: развитие внешнеэкономической деятельности региона, заключение договоров о партнерстве со странами СНГ, проведение единой конкурентной политики, свободное движение товаров, капитала, рабочей силы и
услуг.
Позитивным примером проведения политики межнационального согласия может послужить Программа развития национальных отношений в Республике Дагестан на 2008–2010 годы [3]. Первым пунктом Программы обозначена сфера государственно-правовых отношений. При формировании
прогнозов социально-экономического развития, реализации инвестиционных
программ предпринимались практические шаги по выравниванию уровня
социально-экономического развития муниципальных образований. В сфере
социально-экономического развития рельефно выделяются задачи, прежде
всего, в области сельского хозяйства. С муниципальными образованиями
Республики Дагестан заключены соответствующие соглашения о реализации
мероприятий по программе агропромышленного развития. Подготовлены и
предложены к «Стратегии развития республики до 2020 года» соответствующие предложения. С целью привлечения инвестиций в экономику и социальную сферу задействован институт представителей республики в субъектах РФ и странах СНГ [3].
Инвестиционная деятельность неразрывно связана с этнополитической
ситуацией, межнациональными отношениями. Меры по стабилизации и укреплению межнациональных отношений в контексте инвестиционной политики должны базироваться на использовании комплексного подхода и рас-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Социально-политические аспекты укрепления межнациональных отношений
175
сматриваться как важнейшие компоненты социально-экономической политики области. При этом национальные общественные объединения как институты гражданского общества должны активно участвовать в реализации
инвестиционной политики, а эффективное использование потенциала национальных диаспор будет способствовать повышению инвестиционной привлекательности Саратовской области.
Успешное решение указанной задачи требует разработки комплекса социально-экономических и нормативно-правовых мер, обеспечивающих привлечение национальных групп к развитию традиционных форм хозяйствования и активизацию межнационального взаимодействия в инвестиционной
сфере. Обеспечение взаимодействия с институтами гражданского общества
должно быть положено в основу совершенствования нормативной базы, стабилизации и укрепления межнациональных отношений в контексте инвестиционной политики Саратовской области.
Литература
1. Кравченко С.А. Социология: парадигмы через призму социологического воображения:
Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Экзамен, 2007. 750 с.
2. Областная целевая программа «Национально-культурное развитие народов Саратовской области» на 2008–2010 годы. Саратов, 2008.
3. Политика межнационального согласия должна стать национальной идеей: (По материалам выступления первого заместителя министра по национальной политике, информации и
внешним связям Республики Дагестан З. Ильясова) // Дагестанская правда. 2009. №16.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
АБЛАЖЕЙ Анатолий Михайлович – кандидат философских наук, заведующий сектором социологии науки и образования Института философии и права СО РАН, доцент философского
факультета Новосибирского государственного университета. E-mail: ablazhey@philosophy.nsc.ru
АБРАМОВА Мария Олеговна – старший преподаватель кафедры социологии философского
факультета Томского государственного университета. E-mail: abra@yandex.ru
АРСЛАНОВ Алмаз Владикович – аспирант заочной формы обучения кафедры антикризисного
управления Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина (Саратов).
E-mail: almaz-kama@mail.ru
ВОРОНИНА Татьяна Дмитриевна – старший преподаватель кафедры социальной работы
Томского государственного университета. E-mail: tanyatomsk@mail.ru
ГУСЕВ Владимир Владимирович – кандидат экономических наук, доцент кафедры антикризисного управления, Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина (Саратов). E-mail: vladgus2006@yandex.ru
ЕМЕЛЬЯНОВА Лариса Леонидовна – кандидат географических наук, доцент кафедры социально-экономической географии и геополитики Российского государственного университета
им. И. Канта. E-mail: LEmelianova@kantiana.ru
ИГЛАКОВА Оксана Владимировна – аспирант кафедры социологии философского факультета Томского государственного университета, ведущий специалист отдела кадров и социального развития ОАО «Газпром трансгаз Томск».
E-mail: oksanaigl@mail.ru
КРАСИКОВ Владимир Иванович – доктор философских наук, профессор кафедры философии Кемеровского госуниверситета. E-mail: krasikov@kemcity.ru
ЛАТНАК Диана Викторовна – старший преподаватель кафедры финансов, денежного обращения и кредита Российского государственного университета им. И. Канта.
E-mail: diana-latnak@yandex.ru
МАЛЫЙ Вадим Игоревич – доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой
антикризисного управления Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина
(Саратов). E-mail: sreda@email.ru
МЕЛЬНИКОВА Ольга Олеговна – старший преподаватель кафедры социологии философского факультета Томского государственного университета. E-mail: iliina@yandex.ru
РЫКУН Артем Юрьевич – доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой
социальной работы философского факультета Томского государственного университета.
E-mail: a_rykun@mail.ru
САМОЙЛОВА Анна Сергеевна – аспирант Нового сибирского института (г. Новосибирск),
заведующая отделом социологии мэрии г. Новосибирска. E-mail: asamoylova@yandex.ru
УМИРОВА Александра Рахманкуловна – преподаватель кафедры антикризисного управления, Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина (Саратов).
E-mail: umirova@mail.ru
ФИЛЬКИНА Александра Витальевна – кандидат социологических наук, доцент кафедры
философских и социальных наук, Томский государственный педагогический университет.
E-mail: kav1293@mail.ru
ШЛЯПНИКОВ Сергей Евгеньевич – соискатель кафедры социологии философского факультета Томского государственного университета. E-mail: specnaz-s@bk.ru
ЮЖАНИНОВ Константин Михайлович – кандидат философских наук, доцент кафедры
социальной работы философского факультета Томского государственного университета.
E-mail: ukm55@yandex.ru
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
2010
Философия. Социология. Политология
№1(9)
ABSTRACTS
SOCIOLOGICAL THEORY
P. 5. Krasikov V.I. PHILOSOPHY: THE LOSS OF SOCIOLOGICAL VIRGINITY? Article discusses the use of a sociological approach to understanding the nature of philosophical knowledge and
the history of philosophy. We compare the available historical and philosophical approaches to the
main provisions of the global theory of intellectual change of R. Collins. There have as its new conceptual ideas, and controversies. It is determined a specification of the possible use of the sociological
approach to the history of Russian philosophy.
Keywords: history of philosophy, social theory, Randall Collins.
P. 17. Filkina A.V. NEW RELIGIOUS MOVEMENTS IN CONTEMPORARY RUSSIA: A
PROBLEM OF FORMATION OF A RESEARCH POSITION. In this article, the focus of analysis is
a methodological problem of the ethnographic approach in sociology. It is considered an example of
such a specific domain of domestic sociological research, as the study of new religious movements
(NRM). Three main approaches to the study of new religious movements that exist at present in Russia are identified and described there: "free communication", "the classic participant observation",
"intermediate approach". In these approaches the problem of the research positions is analyzed
through the prism of its aspects, such as personal identity of the researcher (gender, age, professional
status, etc.) and research role, defined by the ratio of insider and outsider components.
Keywords: ethnographic method, formation of a position of the researcher, new religious movements, the insider – outsider role.
P. 29. Shlyapnikov S.E. THE CONCEPT OF THE COURSE OF LIFE IN GERONTOLOGY
RESEARCHES. In article are presented actual tendencies of development of gerontology to Russia,
modern problems of gerontology in a context of the concept of a course of life are presented. Standard
events for older persons, and their emotional estimation are revealed.
Keywords: gerontology, the concept of a course of life, temporal signs, standard events.
SOCIOLOGY OF SOCIAL ISSUES
P. 37. Ablazhey A.M. QUALITY OF THE HIGH PROFESSIONAL EDUCATION: EXPERIENCE OF THE COMPLEX SOCIOLOGICAL ANALYSIS (BY THE EXAMPLE OF HIGH
SCHOOLS OF NOVOSIBIRSK). In article are discussed the criteria of quality of the high professional education, results of application of sociological techniques of their revealing that are resulted in
a some high schools of Novosibirsk. There is also the comparative analysis of “triangle of estimations” (students, teachers, employers) in the article. It is shown, as for direct participants of educational process, and for agents of a labour market similar representations, about directions, volume and
means the formation of the major professional competences for young specialists.
Keywords: high education, quality, criteria, sociological techniques.
P. 45. Voronina T.D. PREPARATION OF EXPERTS IN SOCIAL WORK IN HIGH SCHOOLS
OF MODERN RUSSIA: PROBLEMS AND NEW POSSIBILITIES. Article contains the analysis of
experience of preparation of experts in social work in high schools of modern Russia. In article problems
and features of preparation of experts of the given profile in high school formation are put, possibilities
and prospects of perfection and development of the given educational direction are considered.
Keywords: social work, formation, interaction, forms and training methods, theory and practice
interaction in formation, social sphere.
P. 54. Voronina T.D., Rykun A.Y., Yuzhaninov K.M. OBSERVANCE OF THE RIGHTS OF
CHILDREN-ORPHANS, DEVELOPMENT OF FOSTER FAMILY CARE AND LEVEL OF SOCIAL ADAPTATION OF FOSTER-CARE ESTABLISHMENT GRADUATES (THE CASE OF
TOMSK REGION). Article reflects the results of a number of expert interviews and in-depth personal
interviews with foster-care institutional experts and graduates. The interviews as well as statistical
data used in the article cover various aspects of contemporary foster care, including foster-care graduates post institutional life course, issues of the graduates employment and housing issues, their psychological and social well-being.
Keywords: foster care, foster families, rights of orphans.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
178
Abstracts
EXTRACTING INDUSTRIES AND REGIONAL DEVELOPMENT
IN CONTEMPORARY RUSSIA
P. 85. Abramova M.O., Melnikova O.O., Rykun A.Y., Yuzhaninov K.M. TOMSK REGION
THROUGH CONTEMPORARY CRISIS: SOCIAL, ECONOMIC AND POLITICAL ISSUES. The
article represents the portrait of Tomsk region taken within two weeks in September and October,
2009 in the course of nation-wide research “Regional Russia in contemporary crisis”. Conclusions
and observations based upon mass survey, various statistical data and expert interviews highlight
current state of affairs in regional politics, labor market, business, media and NGO-related areas. The
fact that Tomsk region appears relatively safe in spite of the crisis is, in authors’ opinion, explained by
well developed high-tech industries, large stately sponsored higher educational establishments and the
absence of large scale heavy industries. However, regional advantages appear vulnerable to federal
hyper regulation.
Keywords: Economic crisis, regional Russia, labor market.
P. 102. Arslanov A.V. BUILDING OF THE EFFICIENT CORPORATION MANAGEMENT
SYSTEM. In given article the basic components of the concept of formation of an effective control
system by integration association as economic system are presented. Necessity of application of the
system approach to realisation of managerial process by the vertically-integrated Company of Open
Society "Tatneft" is proved. Scientific approaches in management of such structures as strategic, innovative, resource, marketing and logistical are systematically observed. The basic key directions of
search of reserves of achievement of a strategic target and maintenance of competitiveness of the
Company are defined.
Keywords: a fuel and energy complex, integration association, competitiveness.
P. 109. Emelyanova L.L., Latnak D.V. INFLUENCE OF THERMAL POWER STATION ON
ECONOMY AND SOCIAL DEVELOPMENT OF THE KALININGRAD REGION BY THE RUSSIAN FEDERATION. The results of research in Kaliningrad region within the network project of
CASE (Center for Advanced Studies and Education) “Development of the Russian Fuel-Energy
Complex: social and ecological effects and perspectives” are presented in the article. Assessment of
the regional Fuel-Energy Complex structure, its influence on economy according basic indicators is
given. The Fuel-Energy Complex influence on social sphere including results of sociological survey
in Kaliningrad is analyzed.
Keywords: Fuel-Energy Complex, region, electrical power engineering, oil extraction, social and
economy situation, social climate.
P. 123. Iglakova O.V. PERSONNEL MANAGEMENT IN RUSSIAN VERTICALLYINTEGRATED OIL AND GAS CORPORATIONS: PROBLEMS AND PESRPECTIVES. Recently
the special importance was given to the problem of Russian vertically-integrated oil and gas corporations competetiveness. One of effective levers of maintenance of competitive advantages of the companies of oil and gas complex at both domestic and world markets is perfection of corporate personnel
management systems. The present article is devoted to strengths and weaknesses of contemporary
mechanisms of personnel recruiting, promotion and assessment used in Russian oil and gas companies
as a means of corporate development.
Keywords: Russian oil and gas companies, personnel management.
P. 137. Maly V.I., Gusev V.V. THE INFLUENCE OF FUEL-ENERGY ENTERPRISES ON
SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT AND COMPETITION OF REGION BY EXAMPLE
SARATOV OBLAST. The fuel-energy complex plays the important role in elaboration of Russian
economy; also it is forming of budget. The other economy trades and social sphere depend on income
from the fuel-energy complex. However the oil, gas and energy enterprises have a weak influence on
the development of different region or in general don’t influence, though these companies are significant for federal economy. The operation of fuel-energy companies has grave consequences to the
society and the environmental conditions. The problems of the fuel-energy company's activities and
the its economic effects is set forth in this article.
Keywords: region, socio-economic progress, energetics, modernization, investment project,
ecology.
P. 154. Samoylova A.S. INSTITUTIONAL CONDITIONS OF CITY-MANAGEMENT ON
MUNICIPAL LEVEL. The article provides the analysis of contemporary city management within the
framework of neo-institutional theory and Pierre .Bourdieu structuralist constructivism. The city management is considered as a process of the coordination of interests of local political actors. Author
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Abstracts
179
discusses the plausibility of city-management approach in contemporary regional Russia. The role of
the population of a city, public organizations, local economic-political elite is assessed on the basis of
extended sociological data.
Keywords: local government, social institute, a field of a city policy, city-management, interest
groups, capital.
ETHNOSOCIOLOGY
P. 171. Umirova A.R. SOCIOPOLITICAL ASPECTS OF STRENGTHENING OF INTERNATIONAL RELATIONS WITH A VIEW OF ACTIVIZATION OF INVESTMENT INTERACTION.
In article international relations in a context of an investment policy are considered, the reasons and
conditions of stabilisation of international relations with a view of activization of investment interaction are investigated. In article the actual ways promoting optimisation of social and economic processes in a society, to increase of investment appeal of concrete territory are defined.
Keywords: international relations, the investment policy, social and economic development, a
civil society.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЕЙ В ЖУРНАЛ
«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА. ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ,
ПОЛИТОЛОГИЯ»
Редакция принимает статьи, набранные в текстовом редакторе WinWord. Статьи должны
быть представлены в электронном и в распечатанном виде (формат А4). Иллюстрации (рисунки, таблицы, графики, диаграммы и т.п.) дополнительно предоставляются в отдельных файлах,
вложенных в авторскую электронную папку.
Все рисунки выполняются только в черно-белой гамме, полноцветные иллюстрации не допускаются.
В начале статьи указывается номер по Универсальной десятичной классификации (УДК),
приводятся (каждый раз с новой строки):
1) инициалы и фамилия автора;
2) название статьи (строчными буквами);
3) её краткая аннотация (до 50 слов); аннотация выделяется курсивом и отделяется от текста статьи пропуском строки;
4) ключевые слова (3–5).
Текст набирается шрифтами Times New Roman, размер шрифта – 12 кеглей, межстрочный
интервал – полуторный, поля (все) – 1,5 см, абзацный отступ – 0,5 см.
Нумерация страниц сплошная, с 1-й страницы, внизу по центру.
При использовании дополнительных шрифтов при наборе статьи такие шрифты должны быть
представлены в редакцию в авторской электронной папке.
Ссылки на использованные источники приводятся в тексте в квадратных скобках с указанием порядкового номера источника, тома и страницы, например [1. Т. 2. С. 25]. Список литературы располагается после текста статьи, нумеруется (начиная с первого номера), предваряется словом «Литература» и оформляется в порядке упоминания или цитирования в тексте статьи
(не в алфавитном порядке!). Под одним номером допустимо указывать только один источник.
Примечания оформляются в виде постраничных сносок.
Примеры оформления вы можете посмотреть в разделе «Архив» на сайте журнала:
http://vestnik.tsu.ru/philosophy
Двумя отдельными файлами (а также в виде распечаток) обязательно предоставляются:
1) английский вариант (транслитерация) фамилии, имени, отчества автора;
перевод названия статьи, аннотации и ключевых слов на английский язык;
название организации на английском языке;
2) сведения об авторе по форме:
– фамилия, имя, отчество (полностью);
– учёная степень, учёное звание;
– должность и место работы / учёбы (кафедра / лаборатория / сектор, факультет / институт,
вуз / НИИ и т.д.) без сокращений, например:
ИВАНОВ Иван Иванович – кандидат философских наук, доцент кафедры философии Энского государственного университета.
E-mail: ivanov@yandex.ru
Кроме того, отдельно в том же файле указываются:
– Ф.И.О., должность и место работы научного руководителя (для студентов, аспирантов и
соискателей);
– специальность (название и номер по классификации ВАК);
– почтовый адрес;
– телефоны (рабочий, домашний, сотовый).
Статья и сведения об авторе заверяются подписью автора (и научного руководителя в случае, если автор не имеет учёной степени).
Всего автор оформляет и подаёт 3 электронных и бумажных документа (бумажные – в двух
экземплярах):
1) текст статьи с аннотацией на русском языке;
2) английский вариант имени и фамилии автора, названия своей организации, названия и
аннотации статьи и ключевых слов;
3) сведения об авторе.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Правила оформления статей в журнал
181
Файлы, представляемые в редакцию, должны быть поименованы по фамилии автора в латинской графике (например, Ivanov1.doc, Ivanov2.doc, Ivanov3.doc) и вложены в папку, названную аналогично (например, Ivanov). При передаче электронной папки обязательно использование архиваторов WinZip или WinRar (например, Ivanov.zip или Ivanov.rar).
Авторы должны представить в редакцию письмо, в котором указывается согласие автора
на публикацию статьи и размещение её в Интернете. Письмо должно быть подписано автором
и заверено в организации, в которой работает или обучается автор. В случае соавторства каждый из авторов подписывает и заверяет отдельное письмо. Бланк размещён на сайте журнала:
http://vestnik.tsu.ru/philosophy
Бумажные варианты статей направляются по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36,
Томский государственный университет (ТГУ), философский факультет, редакция журнала
«Вестник ТГУ. Философия. Социология. Политология», Суровцеву Валерию Александровичу
и
обязательно
дублируются
на
сайте
журнала
в
разделе
«Регистрация»:
http://vestnik.tsu.ru/philosophy
Статьи, присланные по электронной почте, не рассматриваются.
После регистрации и прикрепления статьи авторы имеют возможность отслеживать изменение её состояния (получение бумажного варианта, результат рецензирования и т.д.) в своём
личном профиле.
Не рекомендуется посылать статьи ценным письмом или бандеролью, так как это значительно задерживает получение вашего почтового отправления.
В случае несоблюдения каких-либо требований редакция оставляет за собой право не рассматривать такие статьи.
Все публикации в журнале (в том числе аспирантов) осуществляются на некоммерческой
основе.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа