close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

389.Тихоокеанский медицинский журнал №1 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ISSN 1609-1175
PACIFIC MEDICAL JOURNAL
2014, № 1
РЕЦЕНЗИРУЕМЫЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
Основан в 1997 году
Выходит один раз в три месяца
Издательство
МЕДИЦИНА ДВ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Главный редактор В.Б. Шуматов
Редакционная коллегия:
Н.Н. Беседнова, Б.И. Гельцер, А.И. Дубиков, Е.В. Елисеева, Ю.В. Каминский, Е.В. Крукович, Ю.В. Кулаков,
П.А. Лукьянов, В.Н. Лучанинова, В.И. Невожай, В.А. Невзорова (зам. главного редактора), К.В. Стегний,
А.В. Ларюшкина (отв. секретарь), В.Б. Туркутюков, Ю.С. Хотимченко, В.М. Черток (зам. главного
редактора), В.В. Шапкин, А.Д. Юцковский
Редакционный совет:
А.С. Белевский (Москва), А.Ф. Беляев, А.В. Гордеец, Ю.И. Гринштейн (Красноярск), С.Е. Гуляева,
Н.А. Догадина, В.А. Иванис, Ю.И. Ишпахтин, В.П. Колосов (Благовещенск), Ю.Ю. Первов, В.А. Петров,
В.Ю. Мареев (Москва), В.Я. Мельников, П.А. Мотавкин, А.А. Полежаев, Б.Я. Рыжавский (Хабаровск),
Л.М. Сомова, Г.И. Суханова, Л.Н. Трусова, Jin Liang Hong (КНР), Moon oh Riin (Республика Корея), Yamamoto
Masahary (Япония), Zhao Baochang (КНР)
Научный редактор О.Г. Полушин
«Тихоокеанский медицинский журнал», 2014, № 1 (55)
Тихоокеанский медицинский журнал
Учредители:
Тихоокеанский государственный
медицинский университет,
Департамент здравоохранения
администрации Приморского края,
НИИ эпидемиологии
и микробиологии СО РАМН,
Краевой клинический центр
охраны материнства и детства
Свидетельство о регистрации
Министерства РФ по делам печати,
телерадиовещания и средств массовых
коммуникаций
ПИ № 77–13548 от 20.09.2002 г.
Адрес редакции:
690950 г. Владивосток, пр‑т Острякова, 4,
Тихоокеанский государственный
медицинский университет
Тел./факс: +7 (423) 245-77-80
Издательство
«МЕДИЦИНА ДВ»
690950 г. Владивосток,
пр‑т Острякова, 4; тел.: 245-56-49;
e-mail: medicinadv@mail.ru
Редактор
И.М. Забавникова
Подписано в печать 12.03.2014 г.
Печать офсетная. Формат 60×90/8
Усл. печ. л. 12,75. Заказ № 456
Тираж 1000 экз.
Зав. редакцией Т.А. Кожевникова
Технический редактор
Е.С. Чикризова
Тел.: +7 (423) 245-56-49
Корректор И.М. Луговая
Отпечатано ИД «Принт-Восток»
в типографии № 1 г. Харбин (Китай)
Цена свободная
Выпуски «Тихоокеанского медицинского журнала» доступны на сайтах http://tmj-vgmu.ru, http://elibrary.ru и http://vgmu.ru
Правила оформления статей и сведения об авторах публикаций находятся на сайтах http://tmj-vgmu.ru, http://vgmu.ru
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
Передовые статьи
Шуматов В.Б., Кривелевич Е.Б.
Социально-медицинские аспекты рождаемости
населения в Приморском крае.......................................................... 5
Обзоры
Швалев В.Н., Реутов В.П., Рогоза А.Н., Сергиенко В.Б.,
Аншелес А.А., Ковалев В.П.
Развитие современных представлений
о нейрогенной природе кардиологических заболеваний......... 10
Петров В.А.
Разработка стратегической концепции оптимизации
питания населения Приморского края......................................... 15
Колдаев В.М.
Абсорбционная оптическая спектрофотометрия
в фармации.......................................................................................... 19
Оригинальные исследования
Попов А.Ф., Колпаков С.Л., Миргородская Н.В.,
Приходченко Т.О., Пузикова С.Ю.
Энтеровирусная инфекция в Приморском крае
в современный период: клинико‑эпидемиологическая
характеристика................................................................................... 23
Шуматова Т.А., Приходченко Н.Г., Григорян Л.А.
Морфофункциональная оценка состояния
слизистой оболочки желудка у детей с пищевой
непереносимостью............................................................................. 28
Гирич А.С., Долматов И.Ю.
Экспрессия генов сигнального пути Wnt при регенерации
и бесполом размножении у голотурий..........................................31
Долматова Л.С., Уланова О.А., Долматов И.Ю.
Сравнительное исследование действия дексаметазона
и нового экстракта из голотурий на уровень
цитокиноподобных веществ в отдельных типах
иммуноцитов голотурии Eupentacta fraudatrix .......................... 34
Просекова Е.В., Нетесова С.Ю., Забелина Н.Р.,
Сабыныч В.А., Сотниченко С.А.
Структура цитокинового профиля назального секрета
при аллергическом рините у детей................................................ 38
Череповский А.В., Шулепин И.В.
NO-индуцированная ранняя дисметаболия
суставного хряща при внутрисуставных переломах................. 42
Гилифанов Е.А., Невзорова В.А., Артюшкин С.А.,
Павлуш Д.Г.
Клинико-функциональная характеристика органов
речи и слуха у пациентов со стабильным течением
хронической обструктивной болезни легких............................. 45
Евдокимов В.В., Матросова И.В.
Сезонные изменения аминокислотного состава
в гонадах корбикулы японской...................................................... 48
Невожай В.И., Федоренко Т.А., Худченко Е.В.
Непосредственные результаты хирургического лечения
больных раком желудка.................................................................... 52
Некипелова А.В.
К эффективности бальнеотерапии у больных
хроническими дерматозами............................................................ 56
3
Дорошенко М.А.
Морфофункциональные особенности обонятельных
желез морских рыб как пример конвергентной
тканевой эволюции............................................................................ 58
Кривенко Л.Е., Полушин О.Г., Вуд Т.Г., Шерстнева Е.П.
Морфологические изменения в легких
при хронической интоксикации хромом..................................... 62
Маркина Л.Д., Баркар А.А.
Межполушарная асимметрия головного мозга:
морфологический и физиологический аспекты......................... 66
Кабалык М.А., Дубиков А.И., Петрикеева Т.Ю.,
Карабцов А.А., Кузьмин И.И., Череповский А.В.
Феномен микрокристаллического стресса
при остеоартрозе................................................................................ 70
Вуд Т.Г., Кривенко Л.Е., Шерстнева Е.П.
Эффективность энтеросорбции при интоксикации
хромом в эксперименте.................................................................... 74
Щербань Н.А., Целуйко С.С., Ландышев Ю.С.
Ренин-ангиотензин-альдостероновая система: ее роль
в развитии микрогемоциркуляторных нарушений
в респираторной системе у нефрологических больных........... 78
Скляр Л.Ф., Маркелова Е.В., Нагорная А.В., Сотниченко С.А.
Особенности клиники и состояния врожденного
иммунитета при сочетанных герпесвирусных
менингоэнцефалитах у ВИЧ-инфицированных пациентов . ..... 82
Кенбаева Д.К., Манамбаева З.А., Лазарев А.Ф.
Влияние специфической иммунотерапии рака
шейки матки на состояние клеточного иммунитета................ 85
Методика
Полежаев А.А., Шаповалов А.С., Белов С.А.,
Бобырева М.Г., Суднищиков В.В.
Применение латексного клея во фтизиохирургии.................... 88
Малинина Е.В., Кулаков Ю.В., Коренбаум В.И.,
Сафронова М.А.
Фонореспирография спокойного дыхания
в комплексной диагностике пневмоний....................................... 90
Белов С.А., Стегний К.В., Сорока А.К.
Технические возможности безгазовой лапароскопии
в диагностике острой абдоминальной патологии
у пациентов с деструктивным туберкулезом легких................ 93
Стародумова С.М., Зайцева Е.А.
Способ быстрой идентификации бактерий
рода Listeria и патогенного вида Listeria monocytogenes
с помощью мультиплексной ПЦР.................................................. 95
Наблюдения из практики
Раповка В.Г., Пономарев А.Ф., Гаврина С.Е.,
Денисенко Л.С., Рогаткина Е.С., Шкуратова О.К.,
Иванов С.П., Соболевская О.А.
О некоторых компенсаторных особенностях
толстого кишечника.......................................................................... 97
Юбилеи
Вадим Николаевич Швалев............................................................. 99
Лариса Михайловна Сомова.........................................................100
Владимир Александрович Петров............................................... 101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Contents
4
Editorials
Shumatov V.B., Krivelevich E.B.
The social and medical aspects of the birth rate
in the Primorskiy region........................................................................ 5
Reviews
Shvalev V.N., Reutov V.P., Rogoza A.N.,
Sergienko V.B., Ansheles A.A., Kovalev V.P.
Development of modern concepts of the neurogenic
nature of cardiac diseases....................................................................10
Petrov V.A.
Development of a strategic concept in the people’s
nutrition optimization in Primorsky Krai......................................... 15
Koldaev V.M.
Optical absorption spectrophotometry in pharmacy...................... 19
Original Researches
Popov A.F., Kolpakov S.L., Mirgorodskaya N.V., Prikhodchenko T.O., Puzikova S.Y.
Enterovirus infection in Primorsky region in the current
term: clinical and epidemiological characteristics........................... 23
Shumatova T.A., Prikhodchenko N.G., Grigoryan L.A.
Morpho-functional assessment of the gastric mucosa
in children with food intolerances..................................................... 28
Girich A.S., Dolmatov I.Yu.
Genes expression of Wnt signaling pathway during regenerative
process and asexual reproduction in holothurians.......................... 31
Dolmatova L.S., Ulanova O.A., Dolmatov I.Yu.
Comparative study of the effect of dexamethasone and new
holothurians’ extract on the level of the cytokine similar
substances in certain immune cells types in the holothurian
Eupentacta fraudatrix.......................................................................... 34
Prosekova E.V., Netesova S.Yu., Zabelina N.R., Sabynych
V.A., Sotnichenko S.A.
The cytokine profile structure of nasal secretion
in children’s allergic rhinitis................................................................ 38
Cherepovskiy A.V., Shulepin I.V.
Nox induced early dismetaboly of the articular cartilage
caused by the intra-articular fractures............................................... 42
Gilifanov E.A., Nevzorova V.A., Artyushkin S.A., Pavlush D.G.
Clinical and functional characteristics of the speech
and hearing organs of the patients having the stable
chronic obstructive pulmonary disease............................................. 45
Evdokimov V.V., Matrosova I.V.
Seasonal changes in amino acid composition
in the Сorbicula japonica gonads....................................................... 48
Nevozhay V.I., Fedorenko T.A., Hudtchenko E.V.
Immediate results of the surgical treatment
of patients having gastric cancer........................................................ 52
Nekipelova A.V.
On the issue of an effectiveness of balneotherapy
for patients affected by the chronic dermatoses............................... 56
Doroshenko M.A.
Morphological and functional features
of the olfactory glands of marine fish as an example
of convergent tissue evolution............................................................ 58
Krivenko L.E., Polushin O.G., Wood T.G., Sherstneva E.P.
Morphological changes in the lungs due
to the chronic chromium intoxication.............................................. 62
Markina L.D., Barkar A.A.
Interhemispheric asymmetry of the brain:
morphological and physiological aspects.......................................... 66
Kabalyk M.A., Dubikov A.I., Petrikeeva T.Y.,
Karabtsov A.A., Kuzmin I.I., Cherepovskiy A.V.
Osteoarthritis and microcrystalline stress phenomenon................ 70
Wood T.G., Krivenko L.E., Sherstneva E.P.
Eficacy of enterosorption during a chromic intoxication test........ 74
Shcherban N.A., Tseluiko S.S., Landyshev Y.S.
The role of the renin-angiotensin-aldosterone system
in development of microhemocirculatory malfunctions
of the respiratory system of the nephrological patients.................. 78
Sklyar L.F., Markelova E.V., Nagornaya A.V., Sotnichenko S.A.
Clinical features and the natural immunity state of the
HIV‑infected patients having herpes meningoencephalitis........... 82
Kenbaeva D.K., Manambaeva Z.A., Lazarev A.F.
Effect of specific immunotherapy of carcinoma
of uterine cervix on the state of cellular immunity.......................... 85
Methods
Polezhaev A.A., Shapovalov A.S., Belov S.A.,
Bobyreva M.G., Sudnischikov V.V.
Application of latex adhesive in phthisiosurgery.............................. 88
Malinina E.V., Kulakov Yu.V., Korenbaum V.I., Safronova M.A.
Phonorespirography of quiet breathing
in the complex diagnosis of pneumonia...........................................90
Belov S.A., Stegniy K.V., Soroka A.K.
Gasless laparoscopy technical feasibility in the diagnosis
of the acute abdominal distress in patients with destructive
pulmonary tuberculosis....................................................................... 93
Starodumova S.M., Zaitseva E.A.
The way of a quick identification of bacteria genus Listeria
and pathogenic species of Listeria monocytogenes by means
of the multiplex polymerase chain reaction...................................... 95
Practice Observations
Rapovka V.G., Ponomarev A.F., Gavrina S.E., Denisenko L.S., Rogatkina E.S., Shkuratova O.K.,
Ivanov S.P., Sobolevskaya O.A.
On the issue of some compensatory features of colon.................... 97
Anniversaries
Vadim Nikolaevich Shvalev................................................................. 99
Larisa Mikhaylovna Somova.............................................................100
Vladimir Aleksandrovich Petrov...................................................... 101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Передовые статьи
5
УДК 314.3: 614.2 (571.63)
Социально-медицинские аспекты рождаемости населения в Приморском крае
В.Б. Шуматов, Е.Б. Кривелевич
Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Ключевые слова: демографический переход, здоровье женщины, репродуктивный потенциал, медицинские кадры.
The social and medical aspects of the birth rate
in the Primorskiy region
V.B. Shumatov, E.B. Krivelevich
Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation)
Summary. The authors have performed a comprehensive fertility as‑
sessment in Primorskiy Krai over the years 1989–2012 based on the
statistics presented by the Federal State Statistics Service and the
regional medical information-analytical center of Primorye. From
1989 to 1999 the total natality in Primorskiy Krai has decreased by
1.93 times. Its growth began since 2000, which was largely due to
the withdrawal from another demographic fail and the increasing
number of women of childbearing age. Since 2006 the total natality
dynamics has been positively influenced by the state policy imple‑
mentation aimed to stimulate the birth rate within the framework
of the parent capital programme and social support for the families
with children. Birth rate in the rural areas has traditionally been
higher than in town. The most intensive growth was recorded in
the period 2006–2012, when it came to 20 % in towns and 22.7 %
in rural areas. From 1992 up to 2012 the population in the Primor‑
skiy region has decreased by 354.7 thousand people, representing
15.4 %. The most intensive depopulation was during the 90s of the
last century. But even in the first decade of the XXI century, when
the natality began to rise, the population over the last 10 years has
decreased by 120.2 thousand people or 5.8 % compared to 2003. At
the same time there has been a structural degradation process of
the people. During the first decade of this century a regressive type
of the population has formed. The results of the analysis show that
in the environment of continuing depopulation it is essential to pay
special attention to the birth stimulating. One of the priorities in
this sphere is ensuring the medical institutions with the physicians
and nurses, enhancing their skills level that determine the availabil‑
ity and quality of medical care.
Keywords: demographic changes, woman›s health, childbearing
potential, health manpower.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 5–10.
Рождаемость, как один из важнейших демографичес‑
ких показателей, играет ведущую роль при формиро‑
вании политики в области воспроизводства населения
[6, 16]. Вступление России в завершающую стадию
второго демографического перехода сочеталось с длив‑
шимся более 15 лет социально-экономическим кри‑
зисом, что не могло не сказаться на демографической
ситуации в стране и формировании процесса депо‑
пуляции населения, одним из проявлений которого
стал «русский крест» [18]. Это наложило отпечаток не
только на глубину депопуляционных процессов, но и
на выраженность неблагоприятного демографического
прогноза для страны на долгосрочный период. [1, 5,
15]. В сложившихся условиях важно оценить много‑
факторную обусловленность процессов естественного
движения населения, выделить управляемые причины,
Кривелевич Евсей Бенцианович – канд. мед. наук, доцент, советник
ректора ТГМУ; тел.: +7 (423) 257-78-46
позволяющие стимулировать рост рождаемости с уче‑
том проявлений «второго демографического перехода»,
составляющими которого являются увеличение удель‑
ного веса гражданских браков и свободных союзов,
замещение семейной солидарности солидарностью
социальной, низкая рождаемость, переход от дето‑
центристской модели семьи к индивидуалистически
ориентированной «зрелой» паре партнеров с одним
ребенком, повышение роли гендерного фактора, что
обуславливает сознательное планирование рождения
каждого ребенка и т.д. [7, 9, 10, 12].
Приморский край – самый крупный по числен‑
ности населения субъект Российской Федерации в
Дальневосточном федеральном округе – удобный
объект исследования. В течение последних 20 лет
он прошел через все стадии становления рыночной
экономики, кризис в 90-х годах прошлого и начале
текущего века, очередной демографический провал.
Имело место значительное падение уровня жиз‑
ни населения и ухудшение основных показателей
здоровья. Поэтому низкие уровни рождаемости в
крае, как в целом в Дальневосточном федеральном
округе и Российской Федерации, стали отражением
объективной закономерности. В ее формировании
ведущую роль играл процесс конвергенции с други‑
ми экономически развитыми странами, для которых
характерна низкая или очень низкая рождаемость
[17]. Существенное влияние оказала общая демогра‑
фическая ситуация, определившая как естественную
убыль населения, так и ощутимый миграционный
отток, что привело к снижению репродуктивного
потенциала [11, 14]. Нельзя недооценивать и нега‑
тивные проявления экономического кризиса, в том
числе падение уровня жизни населения, сыгравшие
важную роль в формировании уровней «отложенной
рождаемости» [13].
Наряду с этим в течение первого десятилетия XXI
века произошло увеличение репродуктивного потен‑
циала за счет вступления в репродуктивный возраст
большой по численности когорты детей, рожденных
в 80-е годы прошлого века. Меры государственной
поддержки стимулирования рождаемости, улучшение
деятельности учреждений охраны материнства и дет­
ства в области планирования семьи, снижение числа
абортов и мероприятия, направленные на антенаталь‑
ную охрану плода, обеспечили стабильный рост рож‑
даемости. Закономерным является вопрос: насколько
стабильна ситуация с рождаемостью в крае?
Комплексная оценка рождаемости в Приморском
крае за 1989–2012 гг., на основе данных федеральной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
6
Динамика изменения показателей естественного движения населения Приморского края в 1989–2012 гг.
Показатель
Таблица 1
1989 г.
1995 г.
1998 г.
2002 г.
2005 г.
2006 г.
2007 г.
2008 г.
2009 г.
2010 г.
2011 г.
2012 г.
Рождаемость, ‰
15,5
10,3
8,3
9,8
10,5
10,4
11,2
11,3
11,8
11,8
12,0
12,6
Плодовитость*
59,6
35,3
30,6
35,5
38,1
36,9
40,1
40,4
42,5
43,7
46,0
49,8
Смертность, ‰
8,9
11,02
11,8
11,4
16,2
14,9
14,6
14,5
13,8
14,3
14,1
13,7
Естественный прирост, ‰
+6,6
–0,72
–3,5
–4,8
–5,7
–4,5
–3,4
–4,2
–2,0
–2,5
–2,2
–1,1
Рождаемость в ДВФО, ‰
–
10,2
9,5
10,6
11,5
11,5
12,3
12,6
13.0
13,2
13,2
13,9
Рождаемость в РФ, ‰
–
9,3
8,8
9,7
8,8
10,2
10,4
12,1
12,4
12,5
12,6
13,3
* На 1000 женщин 15–49 лет.
15
На 1000 населения
Село
13
Город
11
9
1995 г.
1998 г.
2000 г.
2003 г.
2005 г.
2006 г.
2007 г.
2008 г.
2009 г.
2011 г.
2012 г.
Рис. 1. Динамика рождаемости городского и сельского населения Приморского края в 1995–2012 гг.
службы государственной статистики, ее территориаль‑
ного управления и Приморского краевого медицинско‑
го информационно-аналитического центра показывает,
что она в основном копировала общероссийский тренд,
проявлением которого за два последних десятилетия
стал волнообразный характер кривых, характеризу‑
ющих естественное движение населения. С 1989 по
1999 г. значения общего коэффициента рождаемости
снизились в 1,93 раза – с 15,5 до 8 на 1000 родившихся.
С 2000 г. начался его рост, что во многом было обус‑
ловлено выходом из очередного демографического
провала и увеличением числа женщин репродук‑
тивного возраста. После 2006 г. на динамику общего
коэффициента рождаемости позитивно влияла реа‑
лизация политики государства, направленная на сти‑
мулирование рождаемости в рамках программы ма‑
теринского капитала и социальной поддержки семей,
имеющих детей [11]. Это позволило достичь значений
общего коэффициента рождаемости в Приморском
крае в 2012 г. – 12,6 на 1000 населения. Однако за
последние 13 лет так и не удалось превысить уровень
рождаемости дореформенного периода, что свиде‑
тельствует о глубине процессов деструкции воспро‑
изводства населения. Значения общего коэффициента
рождаемости в Приморском крае на протяжении двух
последних десятилетий были стабильно ниже, чем в
ДВФО. При сравнении с данными по стране в целом
они чередовались по годам, но в течение последних
пяти лет были ниже (табл. 1).
Уровень рождаемости в сельской местности был
традиционно выше, чем в городской. Наиболее интен‑
сивный рост показателей отмечен в 2006–2012 гг., когда
он составил в городах 20 %, а в сельской местности –
22,7 %, достигнув значений 12 и 14,6 на 1000 населения,
соответственно (рис. 1).
Об истинности роста рождаемости населения в
последние 10–13 лет свидетельствуют данные динами‑
ки коэффициента плодовитости. Если с 1989 по 1998 г.
его значение уменьшилось в 1,94 раза, то к 2012 г. оно
выросло в 1,63 раза (табл. 1).
Невольно встает вопрос: насколько оптимистич‑
ны перспективы рождаемости в крае? Территориаль‑
ный орган государственной статистики Приморья
прогнозирует, что до 2030 г. уровень рождаемости в
крае составит 8,4 на 1000 населения и станет одной
из причин не только увеличения естественной, но и
абсолютной убыли населения, что определит снижение
численности населения края по сравнению с 2013 г. на
10,5 % [2, 3, 13]. Т.е. налицо выраженное снижение од‑
ной из составляющих человеческого капитала. Каковы
основные причины этого процесса?
Прежде всего, они связаны с изменением полити‑
ки государства, ориентированной в течение предыду‑
щих более ста лет на активный миграционный приток
трудовых ресурсов, что создавало благоприятные
условия для воспроизводства населения. Распад СССР
и сопровождавший его социально-экономический
кризис привели не только к экономическому коллапсу
и снижению уровня жизни, но и росту миграционного
оттока, и уменьшению репродуктивной активности
населения [17]. Это сказалось на демографической
ситуации. Начиная с 1992 и по 2012 г. численность на‑
селения Приморского края уменьшилась на 354,7 тыс.
человек, что составило 15,4 %. Наиболее интенсивно
процесс депопулляции проходил в период 90-х го‑
дов прошлого века. Но даже в первое десятилетие
XXI века, когда уровень рождаемости стал расти,
численность населения только за последние 10 лет
уменьшилась на 120,2 тыс. человек, или на 5,8 % по
сравнению с 2003 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Передовые статьи
7
Таблица 2
Число родившихся на 1000 женщин соответствующего
возраста в Приморском крае в 1989–2012 гг.
Год
Число родившихся на 1000 женщин в возрасте, лет
до 20
20–24
25–29
30–34
35–39
40–44
45–49
1989
70,5
154,5
90,5
53,6
23,6
5,2
0,20
1991
71,3
138,5
76,8
42,6
18,3
4,5
0,20
1992
61,7
122,0
62,8
33,9
15,2
3,6
0,30
1993
55,2
114,2
56,0
28,0
11,4
3,0
0,10
1994
59,1
116,4
60,2
27,0
10,9
2,5
0,10
1995
48,8
112,2
58,5
27,1
10,2
2,0
0,10
1996
41,6
99,5
57,0
26,8
10,8
2,3
0,20
Рис. 2. Динамика удельного веса основных возрастных групп
населения Приморского края в 2003–2012 гг. (данные на
начало года).
1997
40,7
91,3
57,7
25,4
9,9
1,8
0,07
1998
36,8
89,1
58,8
27,9
10,0
2,3
0,06
Одновременно шел процесс структурной деграда‑
ции. В течение первого десятилетия нынешнего века
сформировался регрессивный тип населения (рис. 2.).
Так, если в 2003 г. удельный вес лиц моложе и старше
трудоспособного возраста был одинаковым и состав‑
лял по 17,8 %, то уже в 2012 г. доля лиц моложе трудос‑
пособного возраста уменьшилась до 15,6 %, а старше
трудоспособного возраста увеличилась до 22 % (это
самый большой показатель по ДВФО в 2012 г.).
Нарастал дисбаланс в распределении населения по
половому признаку. Если в 1989 г. доля мужчин рав‑
нялась 49,58 %, а женщин – 50,42 %, то на начало 2012 г.
распределение по полу составило 47,95 и 52,05 % – со‑
ответственно.
О значительном сокращении репродуктивного
ресурса в ближайшие 10–15 лет свидетельствует тот
факт, что только за последние 10 лет в структуре воз‑
растно-половой пирамиды населения края произошло
сокращение численности детей обоего пола: в группе
10–14-летних – на 43 % и в группе 15–19-летних – на
49 % для мужчин и 44 % для женщин. Это дети, рож‑
денные в 90-е годы прошлого века, которые в после‑
дующие 10–15 лет будут определять репродуктивный
потенциал региона. Их убыль не сможет компенсиро‑
вать увеличение численности детей 0–4 лет на 20 %, так
как они только через 15 лет войдут в репродуктивный
период.
Уменьшается и количество женщин фертильного
возраста. Только за последние 10 лет оно сократилось
на 79,6 тыс., а его удельный вес в структуре женского
населения снизился с 53,3 до 48,7 %.
О реальной практике воспроизводства населения
позволяет судить сложившаяся структура частных
домохозяйств и распределение семейных ячеек, вхо‑
дящих в состав частных домохозяйств по размеру и
числу детей моложе 18 лет. При сравнении данных
переписей 2002 и 2010 г. видно, что произошло умень‑
шение численности домохозяйства с 2,6 до 2,4 челове‑
ка. Основная причина – увеличение относительного
количества домохозяйств, состоящих из 1–2 человек,
1999
31,4
85,5
57,8
28,8
11,0
2,1
0,10
2000
29,4
88,0
64,1
32,5
11,5
2,2
0,20
2001
30,9
91,4
69,4
37,5
13,0
2,3
0,10
2002
30,4
94,7
76,4
42,1
14,2
2,6
0,20
2003
31,1
94,8
77,3
44,0
16,4
2,5
0,10
2004
30,1
91,0
79,4
45,2
18,0
2,7
0,10
2005
29,1
87,7
78,3
45,9
18,1
2,6
0,10
2006
30,8
82,6
77,4
46,9
18,9
3,0
0,20
2007
29,8
85,0
85,0
54,3
21,9
3,9
0,10
2008
30,4
84,7
84,8
55,9
23,7
4,2
0,10
2009
32,1
83,6
90,5
60,5
25,8
4,7
0,10
2010
27,8
80,9
89,0
63,7
26,7
4,8
0,20
2011
26,4
83,6
96,0
64,6
29,3
4,8
0,12
2012
30,0
85,9
102,3
70,8
32,8
6,2
0,10
что подтверждено ростом их удельного веса с 52,2 % в
2002 г. до 58,3 % в 2010 г. [3]. Соответственно, умень‑
шилась доля домохозяйств, состоящих из трех и более
человек. Следовательно, снижение репродуктивного
потенциала происходит не только за счет физической
убыли численности мужчин и женщин, в том числе
женщин фертильного возраста, но и изменения струк‑
туры домохозяйств, уменьшения числа домохозяйств,
имеющих детей, и характеризует снижение мотива‑
ционных установок семей на реализацию репродук‑
тивной функции.
Сдерживающим фактором для решения вопросов
планирования семьи является низкий уровень доходов
значительной части населения, прежде всего семей,
имеющих трех и более детей [4].
Углубленный анализ воспроизводства населения
невозможен без повозрастной характеристики рож‑
даемости [11]. Динамика изменений этого показателя
позволяет ответить на несколько вопросов. Во-пер‑
вых, определить тип рождаемости (городской или
сельский) и длительность активного репродуктивного
периода. Во-вторых, установить, какой возраст явля‑
ется наиболее предпочтительным для рождения детей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
8
60 %
50 %
40 %
30 %
20 %
10 %
2003 г.
2005 г.
1-е
2-е
2008 г.
2010 г.
3-и
4-е
2011 г.
2012 г.
5-е и более
Рис. 3. Распределение родившихся в Приморском крае
по очередности рождения в 2003–2012 гг.
В-третьих, определить динамику показателей рожда‑
емости в каждой возрастной группе. Анализ данных
табл. 2 позволяет судить о том, что для Приморского
края характерен городской тип рождаемости с пери‑
одом высокой репродуктивной активности в разные
годы. В конце 80-х и начале 90-х годов прошлого века
максимальные значения повозрастных коэффициен‑
тов рождаемости регистрировались в группах до 20
лет, 20–24 года и 25–29 лет, причем пик рождаемости
приходился на возраст 20–24 года (154,5 ‰). В после‑
дующий 10-летний возрастной период высокие уровни
рождаемости отмечались в группах 20–24 года, 25–29
лет (максимальное значение – 102,3 ‰ в 2012 г.) и 30–34
года. Значения повозрастных коэффициентов рождае‑
мости в группах до 20 лет и 35–39 лет были значительно
ниже, а в группе после 40 лет – незначительными.
В 1989–1999 гг. произошло существенное снижение
рождаемости во всех возрастных группах: до 20 лет – в
2,4 раза, 20–24 года – в 1,8 раза, 25–29 лет – в 1,6 раза,
30–34 года – в 2,1 раза, 35–39 лет – в 2,4 раза, 40–44
года – в 2,9 раза. Эти данные свидетельствуют о еще
одной закономерности. В 90-е годы ХХ века произошло
сужение репродуктивного периода, преимущественно,
до 10-летнего значения (20–29 лет).
Начиная в основном с 2000 г., происходил рост по‑
возрастных коэффициентов рождаемости, но он шел
очень неравномерно. Так, его значения в возрастной
группе до 20 лет увеличились только на 2 %, а в группе
20–24-летних – на 0,5 %. То есть налицо сокращение
числа первенцев, которые рождались у матерей в этом
возрасте. Основной рост коэффициентов произошел в
группах 25–29 лет – в 1,76 раза, 30–34 года – в 2,78 раза,
35–39 лет – в 3,3 раза, 40–44 года – в 3,5 раза. Это еще раз
подтверждает тот факт, что в первое десятилетие нового
века в Приморском крае рост значений рождаемости
происходил в основном среди женщин 25–29 и 30–34 лет,
либо за счет реализации отложенных, либо повторных
беременностей. Подтверждением этой закономерности
служит то, что в 2011–2012 гг. уровни рождаемости в
возрастной группе до 20 лет, стали меньше, чем в воз‑
растной группе 30–35-летних.
Переход к массовому внутрисемейному регулиро‑
ванию рождаемости до конца 90-х годов прошлого века
привел к увеличению доли среди родившихся первых
детей. Если в 40–50-е годы ХХ века на Дальнем Востоке
они составляли не более 38 %, то к началу 90-х годов до‑
стигли 69 % от общего числа родившихся детей. В При‑
морском крае эта тенденция также имела место (рис. 3).
Удельный вес первенцев, среди родившихся живыми,
с 1995 по 2002 г. оставался высоким, хотя в динамике
наблюдалась тенденция его снижения с 61,3 % в 1995 г.
до 57,76 % в 2001 г. В структуре новорожденных дети,
рожденные вторыми, на протяжении последнего пяти‑
летия прошлого века стабильно составляли чуть более
27 %, и только в 2001 и 2002 г. их удельный вес вырос
до 28,63 и 31,08 % соответственно. Реальное увеличе‑
ние удельного веса повторно рожденных произошло,
начиная с 2006 г., после принятия Правительством РФ
программы стимулирования рождаемости на основе
использования материнского капитала. Это привело
к росту доли повторно рожденных до 34,41 % в 2008 г.
и 37,07 % – в 2012 г. Удельный вес детей, рожденных
третьими, только за последние 10 лет вырос на 2,89 %
и составил 9,86 %. За этот же период на 0,45 % выросла
доля детей, рожденных четвертыми.
Анализ значений суммарного коэффициента рож‑
даемости дает объективную картину воспроизводства
населения (число рождений) в течение репродуктив‑
ного периода женщины (15–49 лет). На протяжении
всего периода 90-х годов ХХ века и начала XXI века для
края был характерен суженный тип воспроизводства.
Показатели суммарного коэффициента рождаемости
уменьшались от 1,5 в 1992 г. до 1,08 в 1999 г., а, начи‑
ная с 2000 г., наметилась тенденция их роста до 1,3
в 2002–2003 гг. и далее до 1,532 в 2011 г. Этого явно
недостаточно даже для простого воспроизводства на‑
селения. Однако в 2012 г. все-таки удалось превысить
планку перехода к простому воспроизводству (2,15
рождений на одну женщину) среди сельских житель‑
ниц, суммарный коэффициент рождаемости у которых
составил 2,165. Его значения у жительниц городов,
по-прежнему, оставались ниже – 1,388
В первое десятилетие нового века на фоне роста
общего и специальных коэффициентов рождаемос‑
ти отмечалась благоприятная тенденция снижения
удельного веса детей, рожденных вне брака, – с 38,8 %
в 2002 г. до 29 % в 2012 г., что во многом связано с
повышением уровня жизни и укреплением брачносемейных отношений на фоне мероприятий, проводи‑
мых государством в рамках социальной политики по
стимулированию рождаемости. Это подтверждается
данными, свидетельствующими о росте значений ко‑
эффициента брачности и снижения коэффициента
разводимости и соотношения числа разводов на 1000
браков с 921 в 2003 г. до 535 на 1000 браков в 2012 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Передовые статьи
Удельный вес детей, рожденных вне брака, в сель‑
ской местности был выше, чем в городской. Это на‑
глядно видно на примере динамики снижения данного
показателя за 2005–2009 гг. с 43,3 до 38,7 % в сельских
районах и с 34,2 до 29,8 % – в городах.
Одной из управляемых причин повышения рожда‑
емости является снижение числа абортов. Как один из
методов репродуктивного поведения, они сохраняют
свою актуальность [8]. Число абортов продолжает ос‑
таваться большим, хотя с 2002 по 2012 г. их количество
в крае сократилась в 1,8 раза, а за последние 5 лет абсо‑
лютное число абортов снизилось на 18,1 %. Это опреде‑
лило их существенное снижение в структуре фетоин‑
фантильных потерь за анализируемый период – с 56,3
до 34 % от числа зарегистрированных беременностей.
Однако удельный вес абортов продолжает оставаться
большим, и дальнейшее снижение числа прерванных
беременностей – это путь сохранения здоровья жен‑
щин репродуктивного возраста и потенциальный рост
рождаемости.
Среди комплекса мер по стимулированию рожда‑
емости особое внимание должно быть обращено на
медицинские управляемые причины, обеспечивающие
реализацию профилактических и лечебно-диагности‑
ческих мероприятий по планированию семьи, вына‑
шиванию беременности, антенатальной охране плода
и рождению здорового ребенка. Начиная с 2006 г., в
рамках реализации ПНП «Здоровье», а затем государс‑
твенной программы модернизации здравоохранения
Приморского края на 2011–2012 гг. проведен широкий
спектр мероприятий по укреплению службы охраны ма‑
теринства и детства, ее оснащению современным обору‑
дованием, внедрению пренатального и биохимического
скрининга, 5-ступенчатой клинической оценки течения
беременности с целью своевременного выявления групп
женщин с высокой степенью риска неблагоприятно‑
го исхода беременности, организации трехуровневой
системы работы родовспомогательных учреждений,
внедрению федеральных медицинских стандартов и т.д.
Однако все острее встает вопрос кадрового обеспечения
регионального здравоохранения и, прежде всего, его
первичного звена: врачами акушерами-гинекологами,
терапевтами и работающим с ними средним медицин‑
ским персоналом. Показатели обеспеченности врачами
акушерами-гинекологами в крае за последние 10 лет
снизились на 33,3 %, терапевтами – на 12 %. На этом
фоне остается низкой укомплектованность физически‑
ми лицами врачей: 67 % участковых терапевтов и 59,6 %
акушеров-гинекологов. Особое беспокойство вызывает
сокращение числа фельдшерских и фельдшерско-аку‑
шерских пунктов – с 477 в 2003 г. до 348 в 2012 г. – и
дефицит работающих на них фельдшеров и акушерок.
Это привело к снижению доступности доврачебной
помощи в сельской местности и в отдаленных районах,
в том числе связанной с патронажем беременных и
профилактикой факторов перинатального риска. Так,
по данным ГАУЗ ПК МИАЦ, число медицинских ра‑
ботников, служащих на фельдшерских и фельдшерско-
9
акушерских пунктах сократилось на 18,5 %, а число
обращений к ним – в 2,1 раза.
Отсутствие медицинских кадров является одной
из управляемых причин, определяющей снижение
доступности и качества медицинской помощи бере‑
менным женщинам. Об актуальности данной пробле‑
мы свидетельствует динамика регистрации основных
болезней. Несмотря на положительную тенденцию
снижения числа анемий, болезней органов кровообра‑
щения, поздних гестозов их частота у женщин, закон‑
чивших беременность, превышает данные 1993 г.
Таким образом, результаты приведенного анали‑
за показывают, что в условиях продолжающейся де‑
популяции населения необходимо обратить особое
внимание на стимулирование рождаемости, используя
весь комплекс правовых, социально-экономических,
медицинских, образовательных, этических и др. фак‑
торов. Одно из приоритетных направлений в этой
области – комплектование медицинских учреждений
кадрами врачей и средних медицинских работников,
рост их квалификации, определяющих доступность и
качество оказываемой медицинской помощи.
Литература
1. Авдеев Ю.А., Сидоркина З.И., Цициашвили Г.Ш. [и др.]. Пер‑
спективы социально-демографического развития Приморс‑
кого края до 2025 г. Владивсосток: Дальнаука, 2004. 170 с.
2. Агафонова В.А., Баукова И.Г., Карпова М.И. [и др.]. О демо­
графической ситуации в Приморском крае: аналитическая
записка. Владивосток: Приморскстат, 2013. 37 с.
3. Агафонова В.А., Баукова И.Г., Карпова М.И. [и др.]. Демо­
графический ежегодник Приморского края: статистический
сборник. Владивосток: Приморскстат, 2013. 95 с.
4. Агафонова В.А., Баукова И.Г., Карпова М.И. и др. Здравоохра‑
нение и социальное обеспечение в Приморском крае: статис‑
тический сборник. Владивосток: Приморскстат, 2013. 107 с.
5. Белобородов И.И. Демографическая ситуация в России в
1992–2010 гг. Два десятиления депопуляции. URL: http://
demographia.ru/articles_N/index.html?idR=21&idArt=1926
(дата обращения 30.06.2011).
6. Гасников В.К., Савельев В.Н., Стрелков Н.С. Особенности рос‑
сийского демографического развития // Пробл. соц. гигиены,
здравоохранения и истории медицины. 2008. № 2. С. 8–10.
7. Гусева Е.В., Филиппов О.С., Фролова В.Г. Роль и место абор‑
тов в структуре материнской смертности в Российской
Федерации // Здравоохранение РФ. 2008. № 3. С. 5–8.
8. Денисов А.П., Бабенко А.И., Спинов В.И. Репродуктивные
установки женщин и реализация мер национального проек‑
та «Демография» // Здравоохранение Российской Федерации.
2009. № 5. С. 29–32.
9. Демографический переход. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/
Демографический_переход (дата обращения 20.11.2013).
10. Капица С.П. Сколько людей жило, живет и будет жить на
земле. Очерки теории прироста численности населения
Земли. М.: ИПМ, 2002. 148 с.
11. Луцкая Е.Е. Проблемы социально-демографического разви‑
тия // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и
зарубежная литература. Серия 2: Экономика: реферативный
журнал. 2001. №4. С. 104–108.
12. Лучанинова В.Н., Цветкова М.М., Кривелевич Е.Б. Регио‑
нальные факторы и здоровье детей и подростков Приморс‑
кого края. Владивосток: Медицина ДВ, 2012. 300 с.
13. П римстат. URL: http://Рristat.gks.ru/wps/wcm/connect/
rosstat_ts/primstat/ru/statistics/popylation (дата обращения
30.06.2011).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
10
14. Сидоркина З.И. Население Приморского края: рождаемость,
смертность, продолжительность жизни. Владивосток: Даль‑
наука, 2001. 99 с.
15. Сулакшин С.С. Корреляционный факторный анализ россий‑
ского демографического кризиса // Власть. 2007. № 1. С. 16–28.
16. Ткаченко Н.Н. Демографическая политика в современной
России в контексте национальной безопасности // Филосо‑
фия права. 2009. № 4. С. 116–119.
17. Хромова А.М. Тенденции и динамика демографических
процессов в Приморском крае // Вестник Тихоокеанского
государственного экономического ун-та. 2011. № 2. С. 3–18.
18. Щепин В.О. Общественное здоровье и структурно-функци‑
ональные изменения системы здравоохранения // Вестник
РУДН. 2004. № 1. С. 34–38.
Поступила в редакцию 27.11.2013.
Социально-медицинские аспекты рождаемости населения в
Приморском крае
В.Б. Шуматов, Е.Б. Кривелевич
Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Резюме. Дана социально-медицинская характеристика рож‑
даемости, как одной из важнейших составляющих процесса
воспроизводства населения на протяжении последних двух
десятилетий в условиях завершения проявлений второго де‑
мографического перехода. Проведена оценка влияния на нее
совокупности макроэкономических, демографических и меди‑
цинских факторов. Сопоставлены общие и специальные по‑
казатели рождаемости в Приморском крае, Дальневосточном
федеральном округе и Российской Федерации в целом.
Ключевые слова: демографический переход, здоровье женщины,
репродуктивный потенциал, медицинские кадры.
УДК 616.12-02:616.8
Развитие современных представлений о нейрогенной природе
кардиологических заболеваний
В.Н. Швалев1, В.П. Реутов2, А.Н. Рогоза1, В.Б. Сергиенко1, А.А. Аншелес1, В.П. Ковалев1
1 Институт
клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова Российского кардиологического научно-производственного
комплекса МЗ РФ (121552 г. Москва, 3-я Черепковская ул., 15а), 2 Институт высшей нервной деятельности
и нейрофизиологии РАН (117485, г. Москва, ул. Бутлерова, 5а)
Ключевые слова: нервная система, сосуды, атеросклероз, гипертоническая болезнь.
Development of modern concepts of the neurogenic
nature of cardiac diseases
V.N. Shvalev1, V.P. Reutov2, A.N. Rogoza1, V.B. Sergienko1,
A.A. Ansheles1, V.P. Kovalev1
1 The A.L. Myasnikov Institute of Clinical Cardiology of the
Cardiology Research and Production Complex MZ RF (15a, 3rd
Cherepkovskaya St. Moscow 121552 Russian Federation), Institute of
Higher Nervous Activity and Neurophysiology of RAS (IHNA&NPh
RAS) (5a, 3rd Cherepkovskaya St. Moscow 117485 Russian
Federation)
Summary. The review of modern ideas on the role of neurogenic
factors in the age-related changes of the central and peripheral ner‑
vous system and development of cardiovascular diseases, mainly
based on the native researches of the nervous apparatus of the heart
and blood vessels during ontogeny in connection with an inception
of the mediator stage of their development. Discussion of the clini‑
cal importance of the phenomenon of early involution of sympa‑
thetic nervous system in the development of cardiovascular disease.
Presentation of the results of time-frequency spectral analysis of the
cardiac rate data as well as data of researching the baroreflex regula‑
tion of blood pressure in case of hypertension. Under discussion
also data related with the state of the nervous system during some
forms of vascular disease, obtained by a new method of diagnostic
with the use of neurotropic radiopharmaceuticals.
Keywords: nervous system, blood vessels, atherosclerosis,
hypertension.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 10–14.
Принципиальной особенностью российской медицины
является признание ведущей роли изменений нервной
системы в развитии ряда заболеваний человека. Пред‑
ставления о нейрогенной природе кардиологических
заболеваний, особенно актуальные в наш век высо‑
ких социальных напряжений, были в значительной
Швалев Вадим Николаевич – д-р мед. наук, профессор-консультант
РКНПК ИКК; e-mail: vadim.shvalev@mail.ru
степени разработаны А.Л. Мясниковым, который
характеризовал гипертоническую болезнь (ГБ), как
заболевание, вызванное «первичными нарушениями
корковой и подкорковой регуляции вазомоторной
системы в результате расстройства высшей нервной
деятельности» [7]. Но понять значения нервной тро‑
фики для нормального функционирования тканей
можно лишь в том случае, если изучены все этапы
становления нейро-тканевых отношений. В связи с
этим, в лаборатории нейрогистологии и электронной
микроскопии Российского кардиокомплекса были
проведены гистохимические и ультраструктурные ис‑
следования иннервационных связей в сердечно-сосу‑
дистой системе в возрастном аспекте и при некоторых
кардиоваскулярных заболеваниях [19–21].
В соответствии с нашими представлениями о доме‑
диаторном и медиаторном этапах развития были рас‑
смотрены процессы становления нервно-трофической
регуляции в сердце и кровеносных сосудах человека
[19, 21]. Как оказалось, в конце второго месяца эмб‑
риогенеза в нервные терминали сердца и кровеносных
сосудов активно проникают медиаторы – ацетилхолин
и норадреналин (рис. 1, а). Вследствие этих процессов
происходит становление трофики формирующихся
тканей, а на развитие органов начинает оказывать
влияние нервная регуляция. Таким образом, с началом
плодного периода, наряду с образованием плаценты,
нарастают активные адаптационно-трофические вли‑
яния нервной системы на развивающиеся сосуды и
сердце. При формировании у плода спинномозговых
узлов в стенках сосудов и сердца образуются разнооб‑
разные рецепторные окончания.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обзоры
а
11
б
в
Рис. 1. Возрастные изменения плотности адренергических нервных терминалей в миокарде левого желудочка у плода человека
9 недель (а), мужчины 32 лет (б) и мужчины 64 лет (в). Люминесцентная микроскопия, ×400 (препараты проф. В.Н. Швалева).
Важно отметить, что уже в пренатальном онтогене‑
зе у плода могут возникать предпосылки к сердечнососудистым заболеваниям. В.П. Реутовым [9, 20] была
впервые высказана гипотеза о том, что циклическая
организация свободных радикалов азота и кислорода
является фактором защиты от повреждений клеток и
субклеточных структур. Нарушения названных циклов
могут приводить к образованию пероксинитритов, ди‑
оксида азота и ОН-радикалов. Они являются фактора‑
ми повреждения клеточных мембран и обусловливают
выход протеаз и фосфолипаз, вызывая расщепление
белков цитоплазмы клеток сосудов и накопление в них
липоидных образований. В связи с этими процессами в
организме плода может возникать предрасположение
к развитию кардиологической патологии. Нарушения
развития нервной системы также могут быть основой
ряда врожденных заболеваний, в том числе пороков
сердца [3].
В постнатальном онтогенезе после полового созре‑
вания происходит максимальное развитие иннервации
сердечно-сосудистой системы (рис. 1, б). Согласно
нашим наблюдениям [21], полученным на большом
материале ранних вскрытий здоровых людей, погиб‑
ших в катастрофах, в сердечно-сосудистой системе
после 35–40 лет нередко выявляются начальные на‑
рушения нервной трофики, нарастающие с возрастом
(рис. 1, в). Реактивные изменения адренергических
терминалей постепенно переходят в деструктивные.
Одновременно, согласно закону Кеннона–Розенблюта
[2], усиливается гуморальная компенсация процессов
десимпатизации, связанная с увеличением плотности
адренорецепторов в тканях стенок сосудов и сердца, и
повышением чувствительности этих органов к катехо‑
ламинам. Таким образом, при изучении иннервации
сердечно-сосудистой системы у здоровых людей после
40-летнего возраста был открыт феномен ранних воз‑
растных инволюционных изменений симпатических
нервных сплетений [20, 22], что подтверждается фи‑
зиологическими и биохимическими наблюдениями
[24, 25].
Причины ранних инволюционных изменений сим‑
патических нервных сплетений сердца, возможно, сле‑
дует искать в нарушениях циклической организации
свободных радикалов азота [9, 20, 26]. Как известно,
пероксинитриты, NO2- и ОН-радикалы, возникают
преимущественно в тех областях сосудов, где есть
турбулентное движение крови и большое напряжение
эндотелия. При нарушении цикла оксида азота и су‑
пероксидного анион-радикала появляются условия для
формирования атеросклеротических бляшек [9, 20]. Но
пока в стенке сосудов сохраняются нервные волокна,
выделяющие норадреналин и другие медиаторы, яв‑
ляющиеся фенолами биологического происхождения,
атеросклеротические бляшки развиваются медленно,
поскольку биофенолы являются антиоксидантами,
обладающими антирадикальными свойствами. По
мере инволюции адренергических нервных волокон
и снижения содержания медиаторов-биофенолов в
интиме сосудов активируется образование атеро‑
склеротических бляшек, стимулируются процессы,
приводящие к ремоделированию сосудистой стенки
[9]. В ганглиях сердца NOS/NADPH-диафораза лока‑
лизуется в перицеллюлярных аппаратах, окружающих
внутрисердечные нейроны, где она находится вместе с
ацетилхолинэстеразой [19, 20].
Вполне вероятно, что активное влияние на тро‑
фику сердечно-сосудистой системы оказывает железа
внутренней секреции глиального происхождения –
интраспинальный орган, – впервые описанная в по‑
яснично-крестцовом отделе спинного мозга человека
П.А. Мотавкиным и А.П.Бахтиновым [4]. Деструк‑
ция этой эндокринной железы обычно начинается с
35-летнего возраста, что совпадает с отмеченными
нами сроками начала инволюции симпатического от‑
дела вегетативной нервной системы. Владивостокской
морфологической школе удалось и другое – предста‑
вить убедительные доказательства сосуществования в
сосудах морфологического субстрата «интимального»
и «нейрогенного» механизмов регуляции, расшиф‑
ровать их роль в становлении сосудов в различные
периоды онтогенеза, а также выяснить вклад каждого
из них в развитие ГБ и артеросклероза [5, 6, 16–18].
Подтверждение раннего возникновения нейроген‑
ных нарушений при ГБ получены нами при количест‑
венных нейрогистохимических исследованиях сердеч‑
но-сосудистой системы в онтогенезе и при изучении
возрастных изменений показателей вариабельности
сердечного ритма. По данным ультраструктурного ана‑
лиза, инволютивные изменения эфферентных окон‑
чаний в симпатических ганглиях нарастают при ГБ
после 40 лет (рис. 2). Увеличивается дегенерация крист
митохондрий, происходит накопление в цитоплазме
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
12
а
б
Рис. 2. Образование в нейронах симпатических ганглиев скоплений гранул липофусцина (а), дегенерация крист митохондрий
(б) у мужчины 58 лет. Электронограммы: а – ×20 800, б – ×24 000 (препараты проф. В.Н. Швалева).
300
Прирост мощности
гранул липофусцина. К старости нарастают изме‑
нения нервных структур в кровеносных сосудах и
сердце, рецепторы коронарных артерий постепенно
претерпевают реактивные, а затем дегенеративные
изменения [19–22].
При внезапной сердечной смерти наряду с очаговой
дегенерацией нервного аппарата сердца в одном из
важнейших центров регуляции внутренних органов –
гипоталамусе – наблюдается нарушенное соотношение
основных катехоламинов нейрогуморальной регуляции
тканей – норадреналина и адреналина. Последний до‑
минирует в составе гипоталамических ядер, в то время
как в норме в них преобладает норадреналин [21].
При ишемической болезни сердца в случаях от‑
сутствия дистрофических изменений нервных клеток
увеличивается экспрессия нитроксидсинтазы. Однако
с возрастом, по мере нарастания дегенеративных про‑
цессов, доля NADPH-позитивных нейронов во внутри‑
сердечных ганглиях непрерывно снижается. Эффекты
оксида азота особенно выражены в тех областях мозга,
которые контролируют симпатическую активность
и влияние блуждающих нервов. Таким образом, ок‑
сид азота модулирует трансмиссию вегетативной де‑
ятельности на органы-мишени, воздействуя на уровне
нервных ганглиев и нейротканевых контактов [9, 19].
Нарушения взаимодействий комплекса NO с вегета‑
тивными функциями могут напрямую воздействовать
на нейрогенный контроль кровообращения [26].
Раннее снижение влияния симпатической нервной
системы на сердечно-сосудистую систему у больных
ГБ установлено и при клинико-экспериментальных
исследованиях специально разработанным методом
времячастотного спектрального анализа вариабель‑
ности сердечного ритма в ранних фазах ортостатичес‑
ких проб. Выявлено выраженное снижение суммарной
мощности сердечных сокращений у лиц после 40 лет
по мере старения [12, 22]. Сравнительная оценка ди‑
намики индекса прироста мощности низкочастотного
диапазона в течение ранней фазы ортостаза у здоровых
и больных ГБ I и II степени представлена на рис. 3.
Прием бета-адреноблокатора атенолола приводит к
ГБ I ст.
Здоровые
200
ГБ II ст.
100
0
–50
5с
10 с
15 с
20 с
25 с
30 с
Рис. 3. Сравнительная оценка динамики индекса прироста
мощности низкочастотного диапазона (по вертикали) в
течение ранней фазы ортостаза у здоровых и больных ГБ
(данные Н.А. Тарского и др., 2000).
достоверному снижению частоты сердечных сокра‑
щений. При сопоставлении результатов спектрального
анализа вариабельности сердечного ритма сердца и
гистохимических показателей плотности адренерги‑
ческих нервных сплетений миокарда человека автора‑
ми были отмечены высокие корреляции [12].
В результате изучения барорефлекторной регуля‑
ции артерий при ГБ у больных 35–70-летнего возраста
(рис. 4) установлено, что даже при мягкой форме бо‑
лезни, при сочетании с начальными атеросклеротичес‑
кими поражениями сонных артерий происходит ос‑
лабление синокаротидного барорефлекса, увеличение
вариабельности и снижение выраженности суточного
ритма артериального давления [10]. Возрастные изме‑
нения афферентного контроля кровяного давления,
симпатических и парасимпатических управляющих
воздействий, несомненно, приводит к нарушениям
трофики тканей, способствуют прогрессированию ГБ
и атеросклероза. При умеренной форме ГБ у пациен‑
тов определяются отрицательные возрастные корре‑
ляционные связи между артериальным давлением и
эффективностью синокаротидного барорефлекса. На
рис. 4 отображены результаты изучения барорефлек‑
сов в сочетании с уровнем артериального давления и
частотой сердечных сокращений у пациентов 38 и 62
лет. Эти исследования имели и важный прикладной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обзоры
160
13
мм рт.ст.
150
140
б
130
120
а
150
3710
3720
3730
3740
3750
3760
3770
мм рт.ст.
в
Рис. 5. Оценка нейрональной функции миокарда у пациента с ГБ:
а – планарная сцинтография, б – изображения, нормализованные по
объему (volume-weighted), в - изображения, нормализованные по площади (distance-weighted); однофотонная эмиссионная компьютерная
томография с использованием мета-йод-бензилгуанидина (данные
В.Б. Сергиенко и А.А. Аншелеса, 2014).
140
130
120
110
100
б
а
3240
3250
3260
3270
3280
3290
3300
3310
Рис. 4. Анализ возрастных изменений артериального давле‑
ния при пробе Вальсальвы у добровольцев 38 (а) и 62 лет (б).
При сопоставлении четырех основных фаз проб Вальсальвы во 2-й фазе
у старшего испытуемого отмечается недостаточное снижение кровяного давления по сравнению с ее уровнем у 38-летнего пациента. В 4-й
фазе у испытуемого 62 лет рост уровня кровяного давления значительно продолжительнее и интенсивнее (данные В.П. Ковалева).
аспект – стали основой для создания доступной ме‑
тодики оценки состояния и максимально быстрой
постановки диагноза у пожилых.
Существенный вклад в доказательную базу учения
о нейрогенной природе кардиологических заболеваний
вносят новейшие клинические методы радионуклидной
диагностики с нейротропными препаратами. Имеются
материалы, что мета-йод-бензилгуанидин, меченный
радиоактивным йодом, может быть информативен
для диагностических исследований различных отделов
вегетативной нервной системы [11]. Однофотонная и
позитронная эмиссионная компьютерная томография
наряду с гистохимическими методами в различных
вариациях позволяют обнаружить в тканях сердца па‑
тологические очаги и установить вегетативную де‑
нервацию миокарда, в частности при ГБ (рис. 5). При
изучении природы кардиомиопатий [13, 23] удалось
выделить важное патогенетическое звено – пораже‑
ние центральной и периферической нервной системы.
Количественные гистохимические исследования пока‑
зали, что изменениям миокарда обычно сопутствуют
глубокие нарушения структуры его симпатических
нервных сплетений: наряду с десимпатизацией выяв‑
ляется деафферентация миокарда (дегенеративные из‑
менения рецепторных окончаний), что подтверждается
результатами физиологических наблюдений [21]. Де‑
фицит симпатической регуляции сердечно-сосудистой
системы, проявляющийся наличием зон десимпатиза‑
ции миокарда, выявляется у большинства пациентов с
вазовагальными обмороками [1, 10].
В настоящее время теория нейрогенной регуля‑
ции органов нуждается в развитии. Полученные нами
данные о возрастной инволюции нервной системы
существенно расширяют и углубляют существующие
представления о нейрогенной природе кардиологичес‑
ких заболеваний. Несомненно, практическое значение
имеет фундаментальный вывод о том, что первона‑
чальное избыточное раздражение преимущественно
симпатического отдела вегетативной нервной системы
снижает свойственные ему адаптационно-трофичес‑
кие влияния на органы, в первую очередь на сердеч‑
но-сосудистую систему, инициируя ее патологические
изменения. В результате этих процессов начальные
изменения переходят во вторую заключительную фазу
нарастающих инволюционных изменений симпатичес‑
кой иннервации, что способствует развитию сердечнососудистых заболеваний. Проблему ремоделирования
кровеносных сосудов, как следствие возрастных на‑
рушений адаптационно-трофических и гуморальных
воздействий нервной системы, необходимо учитывать
в клинической практике. Приходится, однако, конс‑
татировать, что влияния центральной и вегетативной
нервной системы на сосуды и сердце еще недостаточно
изучены в практической медицине. Следует еще раз под‑
черкнуть, что повышение адренореактивности тканей
возникает вследствие их функциональной десимпати‑
зации. В десимпатизированных тканях согласно закону
Кеннона–Розенблюта [2] нарастает адренореактивность
тканей, и увеличивается гуморальная компенсация
процессов регуляции сердечно-сосудистой системы.
В связи с этим назначение пациенту адреноблокаторов
направлено не на мнимое снижение «повышенной ак‑
тивности симпато-адреналовой системы», как ошибоч‑
но продолжают утверждать некоторые кардиологи [8],
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
а на блокаду возрастающего в онтогенезе количества
адренорецепторов в связи с проявлениями феномена
ранних инволюционных изменений симпатического
отдела вегетативной нервной системы.
Сегодня важно дальнейшее углубленное изучение
динамики взаимосвязей возрастных особенностей че‑
ловеческого организма и патологических изменений
центральной нервной системы. Фактором, способс‑
твующим прогрессивному росту сердечно-сосудистых
заболеваний, все чаще признается депрессивное со‑
стояние [13–15]. Е.И. Чазов отмечал, что депрессивная
симптоматика встречается у многих пациентов (до 60 %)
с хронической сердечной недостаточностью. «Надо
сказать, – писал автор, говоря о депрессии, – что она
встречается чаще, чем при другом хроническом забо‑
левании, даже онкологическом» [13]. Исходя из сущес‑
тва приведенных в данной статье исследований, при
депрессиях усиливаются инволюционные изменения
периферической нервной системы, особенно в случаях
ее избыточного раздражения, что приводит к потере
адаптационно-трофических влияний на многие органы,
но, прежде всего, на сердечно-сосудистую систему.
Литература
1. Альбицкая К.В., Кучинская Е.А. , Хеймец Г.И. [и др.]. Со‑
стояние симпатической иннервации миокарда по данным
сцинтиграфии с 1231 метайодбензилгуанедином у пациентов
с вазовагальными обмороками // Вестник аритмологии. 2007.
№ 50. С. 11–16.
2. Кеннон В. и Розенблют А. Повышение чувствительности
денервированных структур. Закон денервации. Л.: Иностр.
лит-ра, 1951. 262 с.
3. Миролюбов Л.М., Калиничева Ю.Б. Пороки сердца у ново‑
рожденных (диагностика и лечение). Казань: Изд-во Казан‑
ского мед. ун-та, 2002. 55 с.
4. Мотавкин П.А., Бахтинов А.П. Интраспинальный орган
человека // Арх. анат. 1990. № 10. С. 5–17.
5. Мотавкин П.А., Черток В.М., Ломакин А.В., Пиголкина Е.Ю.
Возрастные изменения нервного аппарата сосудов головного
и спинного мозга // Судебно-медицинская экспертиза. 2012.
№ 3. С. 27–30.
6. Мотавкин П.А., Черток В.М. Гистофизиология сосудистых
механизмов мозгового кровообращения. М.: Медицина,
1980. 200 с.
7. Мясников А.Л. Гипертоническая болезнь и атеросклероз. М.:
Медицина, 1965. 615 с.
8. Ольбинская Л.И. Метаболический синдром у больных с хро‑
нической сердечной недостаточностью: подходы к лечению
// Сердечная недостаточность. 2003. Т. 1. С. 12–14.
9. Реутов В.П., Сорокина Е.Г. Швалев В.Н. Возможная роль ди‑
оксида азота, образующегося в местах бифуркации сосудов,
в процессах их повреждения при геморрагических инсультах
и образовании атеросклеротических бляшек // Успехи биол.
наук. 2012. Т. 43, № 4. С. 73–93.
10. Рогоза А.Н., Бабаев А.А., Панфилов В.В., Атьков О.Ю. Баро‑
рецепторная регуляция у здоровых лиц и больных гиперто‑
нической болезнью // Кардиология. 1990. № 3. С. 26–30.
11. С ергиенко В.Б., Аншелес А.А. Радионуклидная диагнос‑
тика с нейротропными радиопрепаратами. М.: Инфра-М,
2014. 112 с.
12. Тарский Н.А., Швалев В.Н., Салтыков С.Ю. [и др.]. Особен‑
ности время-частотного спектрального анализа сердечного
ритма у здоровых лиц и больных с артериальной гипертензи‑
ей при проведении ортостатической пробы // Кардиология.
2000. № 4. С. 40–45.
13. Чазов Е.И. Депрессия как фактор развития и прогресси‑
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
рования сердечно-сосудистых заболеваний // Сердечная
недостаточность. 2003. Т. 1. С. 6–8.
14. Чазов Е.И. Дизрегуляция и гиперреактивность организма
как факторы формирования болезни // Кардиол. вестник.
2006. Т. I (III), № 1. С. 5–9.
15. Чазова И.Е., Ратова Л.Г. Гипертоническая болезнь // 4. Гипер‑
тоническая болезнь и вторичные артериальные гипертонии.
М.: Медиа медика, 2011. С. 54–98.
16. Черток В.М., Коцюба А.Е. Эндотелиальный (интимальный)
механизм регуляции мозговой гемодинамики: трансформа‑
ция взглядов // Тихоокеанский мед. журн. 2012. № 2. С. 17–26.
17. Черток В.М., Коцюба А.Е., Бабич Е.В. Эфферентная иннер‑
вация артерий мягкой оболочки мозга человека при артери‑
альной гипертензии // Морфология. 2009. № 3. С. 35–41.
18. Черток В.М., Коцюба А.Е., Бабич Е.В. Ультраструктура инти‑
мы артерий мягкой мозговой оболочки человека при артери‑
альной гипертензии // Морфология. 2009. № 5. С. 50–54.
19. Швалев В.Н. Возрастные изменения нервного аппарата серд­
ца и содержания в нем оксида азота в норме и патологии //
Тихоокеанский мед. журнал. 2012. № 2. С. 94–99.
20. Швалев В.Н., Реутов В.П. Рогоза А.Н. [и др.]. Анализ воз‑
растных изменений нервной трофики сердечно-сосудистой
системы в норме и условиях патологии // Морфологические
ведомости. 2012. № 3. С. 6–11.
21. Швалев В.Н., Сосунов А.А., Гуски Г. Морфологические осно‑
вы иннервации сердца. М.: Наука, 1992. 366 с.
22. Швалев В.Н., Тарский Н.А. Морфологические и функцио‑
нальные трансформации симпато- адреналовой системы
при старении как фактор риска сердечно-сосудистых забо‑
леваний // Вестник РАЕН. 2005. Т. 5, № 1. С. 48–54.
23. Guski H., Shvalev V.N., Kapelko V.I. Studies on the neurogenic
pathogenesis of cardiomyopathy // II Florence Meeting on ad‑
vances in cardiomyopathies. Florence, Italy, 1997. P. 24.
24. Schmidt R.E. Age-related sympathetic ganglionic neuropathol‑
ogy: human pathology and animal models // Auton. Neursci.
2002. Vol. 96 (1). P. 63–72.
25. Seals D.R., Esler M.D. Human ageing and sympathicoadrenal
system // J. Physiology. 2000. Vol. 528 (3). P. 407–417.
26. Zanzinger J. Role of nitric oxide in the neural control of cardiovas‑
cular function // Cardiovascular Res. 1999. Vol. 43. P. 639–649.
Поступила в редакцию 19.05.2012.
Развитие современных представлений о нейрогенной природе
кардиологических заболеваний
В.Н. Швалев1, В.П. Реутов2, А.Н. Рогоза1, В.Б. Сергиенко1,
А.А. Аншелес1, В.П. Ковалев1
1 Институт клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова Российского кардиологического научно-производственного комплекса МЗ РФ (121552 г. Москва, 3-я Черепковская ул., 15а), 2 Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии
РАН (117485, г. Москва, ул. Бутлерова, 5а)
Резюме. В обзоре рассмотрены современные представления о
роли нейрогенных факторов в возрастных изменениях цен‑
тральной и периферической нервной системы и развитии
сердечно-сосудистых заболеваний. Приводятся материалы в
основном собственных исследований нервного аппарата серд­
ца и кровеносных сосудов в онтогенезе в связи с появлением
медиаторного этапа в их развитии, обсуждается клиничес‑
кое значение феномена ранней инволюции симпатического
отдела вегетативной нервной системы в кардиоваскулярной
патологии. Представлены результаты время-частотного спек‑
трального анализа сердечного ритма и данные исследований
барорефлекторной регуляции артериального давления при
гипертонической болезни. Обсуждаются данные о состоянии
нервной системы при некоторых формах сосудистой патоло‑
гии, полученные с помощью нового метода радионуклидной
диагностики с нейротропными радиофармпрепаратами.
Ключевые слова: нервная система, сосуды, атеросклероз,
гипертоническая болезнь.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обзоры
15
УДК 613.281: 574.52 (571.63)
Разработка стратегической концепции оптимизации питания населения
Приморского края
В.А. Петров
Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Ключевые слова: пищевая продукция, морские гидробионты, марикультура, зроровое питание.
Development of a strategic concept in the people’s
nutrition optimization in Primorsky Krai
V.A. Petrov
Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation)
Summary. On the basis of long-term studies of the nutritional sta‑
tus for the population in Primorsky Krai along with the analysis
of bibliographic materials, the researchers have developed a stra‑
tegic concept in the people’s nutrition optimization, including 14
courses for its implementation, most of which are specific to the
region. Among them: ensuring the availability of the food based
on marine aquatics, recovering fisheries for the marine mammals,
developing the fish farming, mariculture and food industry based
on non-recyclable materials, developing the baby food industry, ex‑
panding the use of the Far Eastern flora and developing the healthy
food industry, as well as the industry of biologically active food ad‑
ditives, etc. The great importance is attached to the recovery of the
experimental base in Primorye for the medical and biological test‑
ing the food products.
Keywords: food products, marine aquatic life, mariculture, healthy
nutrition.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 15–19.
Решению научных медико-биологических проблем пи‑
тания населения Приморского края научными коллек‑
тивами региона посвящена интенсивная деятельность
в течение более 40 лет [7, 11, 25]. При этом внимание
специалистов было обращено как на изучение усред‑
ненных показателей состояния питания с целью обоб‑
щения концептуальных направлений его оптимизации,
так и на особенности питания отдельных социальных
и возрастных групп населения для обоснования це‑
ленаправленных действий по его коррекции [11, 12,
14, 16, 17, 19, 28, 30]. В процессе этой деятельности
для повышения эффективности результатов научных
исследований изучались смежные проблемы питания
в регионе: экономические, социальные, психологи‑
ческие, природные, экологические. Глубокое изучение
данного комплекса вопросов позволило разработать
стратегическую концепцию оптимизации питания
населения Приморского края, основные положения
которой представлены ниже.
Обеспечение доступности для населения продуктов
на основе морских гидробионтов. Весьма интересный
факт – доступность данной пищевой продукции выше
в центральных регионах России по сравнению с от‑
дельными территориями Дальневосточного региона,
в том числе с Приморьем, которые являются основ‑
ными ее производителями и поставщиками в стра‑
не. Объективные данные, характеризующие уровень
Петров Владимир Александрович – д-р мед. наук, заведующий
кафедрой гигиены ТГМУ; e-mail: gigienapetrov@mail.ru
потребления населением края рыбы и море­продуктов,
свидетельствуют, что он значительно ниже нормиру‑
емого, особенно среди сельских жителей [25]. Объяс‑
нение такого парадокса видится только в механизмах
регионального ценообразования пищевой продукции.
Указанная проблема ставит сложные, комплексные
задачи, которые должны решаться путем государствен‑
ного регулирования рынка морской продукции.
Следует особо отметить медико-социальный аспект
этой проблемы, заключающийся в том, что гидро‑
бионты считаются источниками большого спектра
эссенциальных нутриентов, в том числе микронутри‑
ентов и минорных биологически активных соединений,
дефицитных в питании [10]. Таким образом, с этой
точки зрения вполне обоснованным можно считать
позитивный прогноз динамики уровня здоровья жи‑
телей Приморья.
Восстановление промысла и пищевого использования
морских млекопитающих. Квоты на промысел морских
млекопитающих реализуются сегодня менее чем на
10 %. В результате не востребован важный дополни‑
тельный источник с высоким диетологическим потен‑
циалом (животный белок с высокой биологической
ценностью, полиненасыщенные жирные кислоты, ви‑
тамины А и D, гемовое железо и другие эссенциальные
минералы) в питании населения [3, 8, 9, 13]. Следует
отметить, что проблема неадаптированности населе‑
ния к специфическим органолептическим свойствам
продукции из морских млекопитающих успешно реше‑
на дальневосточными научными школами технологов
и гигиенистов (разработка специальных технологий
обработки сырья, создание комбинированных про‑
дуктов и т.д.) [3, 8, 23].
Автор приветствует возобновление производства
консервов из мяса ластоногих, о чем появились сооб‑
щения в средствах массовой информации. Можно с
уверенностью утверждать, что научным базисом «ре‑
инкарнации» данного производства явились научные
разработки приморских технологов и гигиенистов.
Дальнейшее развитие рыбоводства. В рамках реали‑
зации данного направления необходимо расширение
ассортимента объектов рыбоводства, в том числе во
внутренних водоемах. Если же в сравнительном аспек‑
те оценивать степень развития отдельных направлений
оптимизации питания населения, то именно данное
направление сегодня развивается достаточно актив‑
но и эффективно. Однако Приморский край отстает
в этой области от Камчатского края и Сахалинской
области, которым удалось не только сохранить, но и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
значительно приумножить промысловые запасы рыб,
уровень которых в 80-х годах прошлого столетия не‑
уклонно снижался [10].
Восстановление и развитие производства марикультуры. Имеется в виду восстановление и развитие
производства мидии, устрицы, гребешка, трепанга,
морских ежей искусственного воспроизводства; рас‑
ширение плантаций искусственного воспроизводства
ламинарии и других видов бурых водорослей, что при‑
звано нивелировать региональные проблемы обеспе‑
чения рационов питания животным белком, эссенци‑
альными микронутриентами и другими биологически
активными веществами. Следует отметить не только
высокую пищевую ценность объектов марикультуры,
но и ее значительный диетологический потенциал
[10, 21]. Нельзя не отметить, что в обсуждаемой про‑
блеме наметились позитивные тенденции. В Даль‑
невосточном государственном рыбохозяйственном
университете (Дальрыбвтузе) сформировалась группа
специалистов, активно и эффективно не только иници‑
ирующая восстановление производства марикультуры,
но и практически реализующая данное направление
оптимизации питания населения Приморского края.
Развитие индустрии пищевой продукции из неутилизируемого сырья подразумевает производство про‑
дуктов на основе крови северного и пятнистого оленей,
субпродуктов гидробионтов, в том числе морских
млекопитающих (белковые изоляты, концентраты,
гидролизаты, гематогены, минерально-витаминные
концентраты, обогащенные и комбинированные про‑
дукты). По данному направлению технологами и гиги‑
енистами региона выполнены оригинальные научные
разработки, которые, при соответствующих инвести‑
циях, могут полностью обеспечить реальное внедрение
указанных технологий [10, 22, 26].
Возобновление работ по освоению промысла новых
морских гидробионтов. Данная работа активно про‑
водилась Тихоокеанским научно-исследовательским
рыбохозяйственным центром в 70–80-е годы прошлого
столетия. Тогда началось освоение промысла глубо‑
ководных и полуглубоководных рыб, новых видов
кальмара и других голотурий, антарктического криля.
Гигиенистами были успешно решены проблемы безо‑
пасности перечисленных новых объектов, несмотря на
то, что отдельные их представители получили отрица‑
тельное заключение специалистов системы санитарноэпидемиологической службы. Возобновление процесса,
начатого в прошлом веке, позволит нивелировать реги‑
ональные проблемы с животным белком, эссенциаль‑
ными микронутриентами и большим спектром других
биологически активных веществ [10].
Развитие индустрии детского питания на основе
морских гидробионтов. В указанном аспекте оптимиза‑
ции питания населения Приморья может стать весьма
эффективной реализация (или реанимация) совмест‑
ного российско-американского проекта строительства
во Владивостоке комбината по производству детского
питания на основе гидробионтов, «замороженного»
в сложное время начала 90-х годов ХХ века. Следует
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
отметить, что перспективы от реализации указанного
проекта впечатляют: нивелирование региональных
проблем детского питания по животному белку, мик‑
ронутриентам, минорным биологически активным
веществам. Кроме того, будет достигнуто снижение
степени зависимости состояния детского питания от
импорта. Причем проектные мощности проектируемого
комбината могут решить перечисленные проблемы не
только в пределах Приморского края, Дальневосточного
региона, но и в масштабах всей страны (вклад в обеспе‑
чение продовольственной безопасности России).
Следует отметить и возможности производства
комбинированных белковых продуктов для детского
питания на основе гидробионтов с максимальной био‑
логической ценностью, научное обоснование которого
дано приморскими гигиенистами [10, 15].
Расширение использования в питании уникальной
дальневосточной флоры. Данное направление пред‑
полагает восстановление эффективно работавшей до
начала 90-х годов ХХ столетия системы заготовок и
реализации дикоросов. Весьма важно, что данное на‑
правление оптимизации питания будет способствовать
нивелированию основных дефицитных характеристик
рационов питания дальневосточников, установленных
при изучении состояния питания населения, прежде
всего, острого дефицита эссенциальных микронут‑
риентов [7].
Восстановление и развитие сельскохозяйственного
производства фруктов и ягод. Данное направление
предполагает восстановление и развитие крупных са‑
дово-ягодных хозяйств по производству яблок, груш,
абрикосов, слив, винограда амурского, облепихи, вишни
и других фруктов и ягод, что призвано, как и предыду‑
щее направление, способствовать решению наиболее
сложных региональных проблем питания. То есть по
данному направлению следует реанимировать то, что
эффективно развивалось в Приморском крае до распада
СССР. Старшее поколение до сих пор ностальгирует по
знаменитым на всю страну садово-ягодным хозяйствам
в так называемой «Золотой долине» (Партизанский
район) и в других районах края. Реализация данного
направления призвана в значительной степени снизить
зависимость обеспечения рынка данной продукции от
импорта, обеспечить необходимый уровень продоволь‑
ственной безопасности. Кроме того, с учетом особеннос‑
тей химического состава фруктов и ягод представляется
реальной ликвидация с их помощью острого дефицита
в питании населения Приморья микронутриентов и
минорных биологически активных веществ.
Восстановление и развитие индустрии продуктов
здорового питания. В условиях рынка указанная за‑
дача является особенно сложной для практической
реализации и не только в Приморском крае, но и в
масштабах всей страны. Вместе с тем, даже не иску‑
шенным в политике и экономике специалистам эта
задача представляется вполне решаемой. Прежде все‑
го, необходима целенаправленная коррекция системы
российского законодательства в сферах производс‑
тва и оборота пищевой продукции, подкрепленного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обзоры
распорядительными актами исполнительной власти
федерального и регионального уровней. Например,
почему бы не регулировать импорт в страну пищевых
продуктов, снижая таможенные пошлины за ввоз
продуктов здорового питания, и наоборот, повышая
их для продуктов нездорового питания? Почему бы
не заинтересовать фермеров, производящих сель‑
скохозяйственную продукцию, относимую к группе
продуктов здорового питания, льготными кредитами,
снизить для них налоговое бремя? Безусловно, есть
и другие пути обеспечения экономической заинте‑
ресованности производителей продуктов здорового
питания, рентабельности производства и конкурен‑
тоспособности этой продукции. Главное – глубокое
понимание проблемы и воля властных структур в ее
решении. Тем более, что речь идет о здоровье насе‑
ления, охрана которого закреплена в Конституции
Российской Федерации.
К чести ученых-технологов Приморья нельзя не
отметить их весомый вклад в разработку новых про‑
дуктов здорового, в частности, функционального пита‑
ния, что представляет собой достаточно полноценный
научный базис решения обсуждаемого направления
оптимизации питания населения Приморья [1]. Не
менее важен и тот факт, что именно специалистам
Приморского края и технологам, и гигиенистам, при‑
надлежит приоритет в российском масштабе в разра‑
ботке технологических и медико-биологических аспек‑
тов использования биотехнологий для производства
продуктов здорового питания [1, 6, 24].
В заключение настоящего раздела статьи необхо‑
димо указать, что отнесение конкретной продукции к
группам здорового или нездорового питания должно
производиться на основании выводов ведущих специ‑
алистов-экспертов в области здорового питания.
Дальнейшее развитие индустрии биологически активных добавок к пище (БАД). В Дальневосточном
регионе, и особенно в Приморском крае, существует
неисчерпаемый природный потенциал для разработки
и развития индустрии БАД на основе уникального
животного и растительного регионального сырья. Этот
потенциал в целом достаточно эффективно использу‑
ется, главным образом, учеными и производителями
Приморья. БАД, разработанные и производимые в
крае, востребованы сегодня не только в России, но
и за рубежом (серия БАД «Гербамарин», серия БАД
на основе морских гидробионтов – «Альгилоза каль‑
ция», «Кальций-альгин», «Артротин», «Витальгин»,
«ДНКаС», «Тинростим», «Крусмарин», «Крусхитозан»,
«Маристим», «Моллюскам», «Нуклеатин» и др.). Вместе
с тем имеются неиспользованные резервы в разработке
и производстве БАД из животного и растительного
«наземного» сырья.
Следует особо отметить, что в создании и тести‑
ровании БАД приняли активное участие специалисты
приморской научной школы гигиенистов, которыми
проведены необходимые медико-биологические иссле‑
дования по обоснованию новых БАД, как разработан‑
ных ими (12 наименований), так и представителями
17
других научных и производственных организаций (22
наименования) [11]. Гигиенистам Приморья принадле‑
жит приоритет в медико-биологическом обосновании
пищевого использования ряда компонентов БАД, на‑
пример, хитозана и гумата натрия [18, 24].
Обогащение продуктов массового питания эссенциальными нутриентами. На российском рынке пищевых
продуктов с каждым годом расширяется ассортимент
продукции, обогащенной жизнеобеспечивающими
нутриентами, главным образом, микронутриентами
(витаминами, минералами). Причем важно отметить,
что активную позицию здесь занимают российские
производители. В Приморском крае лидером в реали‑
зации данного направления является ЗАО «Владхлеб»,
производящее и реализующее в настоящее время бо‑
лее 30 наименований обогащенных хлебобулочных
изделий. В создании отдельных видов указанной про‑
дукции активное участие приняли приморские гиги‑
енисты [2, 18, 24].
Решение проблемы дефицита биогенных минералов
в питьевой воде. Данное направление тесно связано с
предыдущим, так как его реализация поможет решить
важную проблему дефицита в питании эссенциальных
(биогенных) минералов, которая стоит на сегодняшний
день весьма остро [7]. Острота этой проблемы усугуб‑
ляется особенностями состава питьевой воды, харак‑
теризующегося дефицитом эссенциальных минералов,
что обусловлено прежде всего использованием для
питьевого водоснабжения поверхностных источников,
отличающихся низкой минерализацией [5]. Оптимизм
в обсуждаемом направлении внушает успешно начатое
освоение Михайловского месторождения подземных
вод, как источника питьевого водоснабжения.
Нельзя не согласиться с авторами, считающими,
что одним из путей ликвидации дефицита биоген‑
ных минералов в питьевой воде является расширение
производства питьевой воды, расфасованной в ем‑
кости, высшей категории, то есть обогащенной ука‑
занными минералами [4]. Вместе с тем, по мнению
автора, данный путь решения проблемы недостаточно
эффективен. Причина данного пессимистического
утверждения проста: производство питьевой воды
высшей категории в значительной степени увеличит
ее себестоимость, что соответствующим образом от‑
разится на ценообразовании. Если учесть средний
уровень покупательской способности населения, то не
следует обольщаться надеждой на востребованность
обогащенной биогенными минералами питьевой воды
массовым потребителем.
Таким образом, если исходить из позиции необ‑
ходимости обеспечения более минерализованной
питьевой водой массового потребителя, то первый
путь представляется белее реальным. Однако рост
благосостояния населения, доходов, прорыв в соци‑
ально-экономической сфере сделают второй путь в
будущем более эффективным для решения этой важ‑
ной проблемы.
Восстановление в Приморье экспериментальной
базы медико-биологического тестирования пищевых
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
18
продуктов. Речь идет именно о восстановлении, так
как до 1993 г. в крае функционировала одна из круп‑
нейших в бывшем Советском Союзе, а затем и в России
экспериментальная база. Имеется в виду единственная
в стране специализированная Межведомственная
лаборатория медико-биологических исследований,
учредителями которой были Владивостокский госу‑
дарственный медицинский университет и НПО «Даль‑
рыбтехцентр». Из-за отсутствия в то время института
аккредитации, упомянутая лаборатория была наделе‑
на широкими полномочиями совместным приказом
Министерств здравоохранения и рыбного хозяйства
СССР, то есть, по современным понятиям, была ак‑
кредитована в области своей деятельности. Специа‑
лизация лаборатории – исследования гидробионтов.
Однако, по индивидуальным поручениям Минздрава,
в лаборатории тестировались самые разнообразные
пищевые объекты. То есть, по существу, в крае функци‑
онировал мощный экспериментальный центр медикобиологических исследований пищевой продукции.
В настоящее время в России сохранились лишь
три подобных центра, аккредитованных в системе
Роспотребнадзора: в Москве, Санкт-Петербурге и
Новосибирске. Конечно же, отдаленность этих цент‑
ров, не обеспечивает оперативное решение проблем
безопасности и выявления каких-либо эффектов био‑
логического взаимодействия пищевой продукции с
организмом человека.
Нельзя замалчивать и другую проблему медикобиологических экспериментальных исследований, за‑
ключающуюся в их высокой себестоимости, а значит
и стоимости услуг, определяющей порой невозмож‑
ность представителям малого бизнеса прибегать к ним.
Данное обстоятельство, по мнению автора, является
существенным фактором торможения в развитии ин‑
дустрии здорового питания.
Вместе с тем сегодня есть перспективная альтерна‑
тива традиционным приемам медико-биологического
тестирования пищевой продукции, внедрение кото‑
рой может решить экономическую сторону проблемы.
Имеется в виду биотис-оценка качества и безопасности
сырья и продуктов с использованием в качестве тестобъекта одного из представителей простейших [29].
На сегодняшний день использование данной методики
имеет разрешительные позиции в отношении водных
объектов. Однако расширение спектра возможных объ‑
ектов исследования здесь вполне реально.
В обсуждаемом направлении важно отметить, что
особенно важны экспериментальные медико-биологи‑
ческие исследования новых пищевых объектов, которые,
к сожалению, далеко не всегда проводятся. Да, сущест‑
вует нормативный документ системы Государственного
санитарно-эпидемиологического нормирования, предъ‑
являющий требования к различным группам пищевых
продуктов по ряду показателей, количество которых
весьма ограничено. Допустим, новый пищевой объект
по этим показателям полностью соответствует гигиени‑
ческим регламентам. Но кто даст гарантию, что в этом
новом пищевом объекте нет какого-либо токсического
агента, непредусмотренного нормативным докумен‑
том? Если бы не жесткие рамки объема публикации,
можно было бы привести ряд примеров, когда по всем
показателям тестируемые объекты соответствовали
регламентам нормативного документа, а при экспери‑
ментальных исследованиях на биологических моделях
демонстрировали высокую токсичность (полуглубоко‑
водная рыба Hoplosthetus atlanticus).
Заключение
В статье обсуждаются проблемы, прежде всего, специ‑
фические для Приморья. Отдельные из них характер‑
ны для России в целом. Ряд проблем и направлений,
общих для страны, не стали предметом обсуждения.
К общей для России проблеме относится необходи‑
мость повышения уровня образования населения в
области питания [27]. Выборочные социологические
исследования показали, например, что у 49% респон‑
дентов пенсионного возраста нарушения принципов
здорового питания связаны не с уровнем доходов, а с
негативными пищевыми привычками и отсутствием
должных знаний в области здорового питания [20].
Существуют и другие общие проблемы, в решение
которых специалисты Приморского края могут внести
достойную лепту.
Литература
1. Белкин В.Г., Каленик Т.К., Коршенко Л.О. [и др.]. Совре‑
менные тенденции в области разработки функциональных
продуктов питания // Тихоокеанский мед. журнал. 2009.
№ 1. С. 26–29.
2. Бережнова Л.В. Гигиенические аспекты использования в
питании населения хлеба с повышенными сорбционными
свойствами: автореф. дис. … канд. мед. наук. Владивосток,
2003. 25 с.
3. Владыкина Т.В. Экспериментальные медико-биологические
аспекты рационализации пищевого использования мяса
дальневосточных тюленей: автореф. дис. … канд. мед. наук.
Владивосток, 2003. 25 с.
4. Иванова И.Л. Влияние региональных факторов окружающей
среды на формирование неинфекционных заболеваний
органов пищеварительной системы: автореф. дис. … канд.
мед. наук. Владивосток, 2012. 22 с.
5. Ковальчук В.К., Иванова И.Л. Особенности обеспеченности
кальцием, магнием и фосфором населения Приморского
края // Гигиена и санитария. 2011. № 1. С. 61–66.
6. Лапардин М.П. Токсиколого-гигиеническая оценка пищевой
и кормовой продукции морского происхождения, получен‑
ной с помощью биотехнологии: автореф. дис. … д-ра мед.
наук. Иркутск, 1994. 39 с.
7. Лапардин М.П., Кику П.Ф., Бондаренко Л.П., Ряхина Д.С.
Питание населения Приморского края // Вопросы питания.
2006. № 2. С. 9–13.
8. Мошенский А.А. Медико-биологические аспекты рациона‑
лизации пищевого использования мяса моржа тихоокеанс‑
кого: автореф. дис. … канд. мед. наук. Иркутск, 1996. 25 с.
9. Мошенский А.А., Владыкина Т.В. Основные результаты
изучения медико-биологических аспектов пищевого ис‑
пользования морских млекопитающих отряда ластоногих
// Тихоокеанский мед. журнал. 2009. № 1. С. 67–70.
10. Петров В.А. Гигиенические аспекты рационального исполь‑
зования белковых ресурсов Мирового океана: автореф. дис.
… д-ра мед. наук. Л., 1990. 44 с.
11. Петров В.А. Развитие научных исследований в области
гигиены питания во Владивостокском государственном
медицинском университете. К 50-летнему юбилею вуза //
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обзоры
Тихоокеанский мед. журнал. 2009. № 1. С. 5–11.
12. Петров В.А. Региональные аспекты политики в области
здорового питания на Дальнем Востоке // Государственная
концепция «Политика здорового питания в России»: матери‑
алы VII Всероссийского конгресса. М., 2003. С. 396–398.
13. Петров В.А., Владыкина Т.В., Мошенский А.А. Диетологи‑
ческий потенциал мяса морских млекопитающих (Mammalia
mare) отряда ластоногих (Pinnipedia) // Тихоокеанский мед.
журнал. 2006. № 3, прил. С. 177–180.
14. Петров В.А., Кокарева А.А., Романова О.Б. Состояние фак‑
тического питания отдельных возрастных и социальных
групп городского населения Приморского края: доклад //
Центры оздоровительного питания – региональная политика
здорового питания населения: доклады и тезисы I всерос.
конф. Новосибирск, 2006. С. 76–80.
15. Петров В.А., Марченко Л.Л., Золотова М.А., Посохова А.В.
Медико-биологическое обоснование оптимальных по бел‑
ковому компоненту комбинированных продуктов детского
питания на основе гидробионтов и растительного сырья //
Пермский медицинский журнал. 2008. Прил. С. 145–147.
16. Петров В.А., Романова О.Б., Кокарева А.А. Социально-ги‑
гиенический мониторинг питания населения края // Мат. Х
Всерос. съезда гигиенистов и санитарных врачей / под ред.
Г.Г. Онищенко, А.И. Потапова. М., 2007. Кн. 1. С. 959–962.
17. Петров В.А., Семанив Е.В., Ковалевская С.М. Состояние
фактического питания в дошкольных муниципальных уч‑
реждениях (ДОУ) г. Владивостока и пути его позитивной
коррекции // Здоровье. Медицинская экология. Наука. 2011.
№ 2. С. 12–15.
18. Посохова А.В. Экспериментальное медико-биологическое
обоснование пищевого использования гумата натрия: авто‑
реф. дис. … канд. мед. наук. Владивосток, 2004. 25 с.
19. Романова О.Б. Состояние фактического питания лиц пен‑
сионного возраста с различными формами организации
питания во Владивостоке // Тихоокеанский мед. журнал.
2009. № 1. С. 74–78.
20. Романова О.Б., Петров В.А. Особенности питания лиц пен‑
сионного возраста г. Владивостока по данным социологи‑
ческих исследований // Пермский мед. журнал. 2008. Прил.
С. 153–154.
21. Семанив Е.В. Экспериментальное медико-биологическое
обоснование рационального использования в питании на‑
селения дальневосточных культивируемых моллюсков: ав‑
тореф. дис. … канд. мед. наук. Владивосток, 1999. 25 с.
22. Семанив М.И. Медико-биологическая оценка нового аромати‑
затора для создания рыбных консервов повышенного качест‑
ва: автореф. дис. … канд. мед. наук. Иркутск, 1992. 24 с.
23. Строкова Л.В. Пищевое использование дальневосточных
ластоногих. Владивосток: Изд-во ДВГЭУ, 2001. 100 с.
19
24. Тарасенко Г.А. Медико-биологическая оценка хитозана из
панциря ракообразных как формующей пищевой добавки:
автореф. дис. … канд. мед. наук. СПб., 1992. 23 с.
25. Трунова И.Е., Лапардин М.П., Кику П.Ф. Гигиеническая оцен‑
ка продуктового набора питания населения Приморского
края // Тихоокеанский мед. журнал. 2009. № 1. С. 42–44.
26. Туркутюков В.Б. Медико-биологическое обоснование полу‑
чения и пищевого использования продуктов из нетрадици‑
онного сырья животного происхождения: автореф. дис. …
д-ра мед. наук. СПб., 1997. 36 с.
27. Тутельян В.А. Гигиена питания: современные проблемы //
Материалы Х Всероссийского съезда гигиенистов и сани‑
тарных врачей / под ред. Г.Г. Онищенко, А.И. Потапова. М.,
2007. Книга 1. С. 1050–1053.
28. Черток А.Г., Семанив Е.В., Кокарева А.А., Тарасенко Г.А. Про‑
блемы санаторного питания в новых условиях его регламен‑
тации // Материалы Х Всероссийского съезда гигиенистов и
санитарных врачей / под ред. Г.Г. Онищенко, А.И. Потапова.
М., 2007. Книга 1. С. 1062–1065.
29. Шульгин Ю.П., Шульгина Л.В., Петров В.А. Ускоренная биотис
оценка качества и безопасности сырья и продуктов из водных
биоресурсов. Владивосток: Изд-во ТГЭУ, 2006. 124 с.
30. Щепина Е.Г. Гигиеническое обоснование организации пи‑
тания плавсостава транспортных судов Дальневосточного
бассейна: автореф. дис. … канд. мед. наук. СПб., 1992. 17 с.
Поступила в редакцию 18.06.2012.
Разработка стратегической концепции оптимизации питания
населения Приморского края
В.А. Петров
Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Резюме. На основании результатов многолетних исследований
состояния питания населения Приморского края и анализа
библиографических материалов, разработана стратегическая
концепция оптимизации питания населения, включающая 14
направлений ее реализации, большая часть которых специфич‑
на для региона. Среди них: обеспечение доступности продуктов
на основе морских гидробионтов, восстановление промысла
морских млекопитающих, развитие рыбоводства, марикуль‑
туры и индустрии пищевой продукции из неутилизируемого
сырья, развитие индустрии детского питания, расширение ис‑
пользования дальневосточной флоры и развитие индустрии
продуктов здорового питания, а также индустрии биологичес‑
ких активных добавок к пище и др. Важное значение придается
восстановлению в Приморье экспериментальной базы медикобиологического тестирования пищевых продуктов.
Ключевые слова: пищевая продукция, морские гидробионты,
марикультура, зроровое питание.
УДК 615.2.011.3: 543.42.062
Абсорбционная оптическая спектрофотометрия в фармации
В.М. Колдаев
Горно-таежная станция им. В.Л. Комарова Дальневосточного отделения Российской академии наук (692533, При‑
морский край, Уссурийский район, с. Горнотаежное, ул. Солнечная, 26)
Ключевые слова: лекарственные препараты, лекарственное сырье, спектрофотометрия.
Optical absorption spectrophotometry in pharmacy
V.M. Koldaev
The V.L. Komarov Gornotayezhnaya station of the Far East Branch
of the Russian Academy of Sciences (26, Solnechnaya Str.
Gornotayezhnaya village, Primorsky Krai 692533 Russian Federation)
Колдаев Владимир Михайлович – д-р биол. наук, профессор, в.н.с.
лаборатории лекарственных растений ГТС ДВО РАН: e-mail: kolvm42@
rambler.ru
Summary. Analysis of Russia`s publications for the last ten years
dedicated to application of the optical absorption spectrophotom‑
etry (OAS) in pharmacy. Methods of the OAS used in pharmacy
can be for convenience divided into three main application areas, 1)
quantitative determination and identification of medicinal prepara‑
tions (drugs), 2) standardization and quality assessment of crude
drug (medicative herbs), 3) improvement of methods of process‑
ing and presentation of the spectrophotometric data for purposes
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
of increasing their information value. Promising application of
derivative spectrophotometry in pharmacy for the improvement
of spectral resolution presumably in accordance with the further
developments.
Keywords: medicinal preparations (drugs), crude drug (medicative
herbs), spectrophotometry.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 19–23.
Абсорбционная оптическая спектрофотометрия (АОС),
основанная на поглощении молекулами веществ моно‑
хроматического света, издавна используется в физикохимическом анализе. Традиционно АОС подразделяют
на группы методов для исследования в ультрафиоле‑
тово-видимом (от 190 до 700 нм) и инфракрасном (от
700 нм до 1 мм) диапазонах [25, 27]. Настоящий обзор
посвящен методам первой группы, которые нашли
применение в фармации и включены в Государствен‑
ную фармакопею РФ [2, 10]. Опубликованные во мно‑
гих изданиях результаты спектрофотометрических
фармацевтических исследований разрозненны, не дают
систематизированного представления о достижениях,
направлениях и перспективах использования АОС для
задач фармации, восполнение этого пробела послужи‑
ло поводом написания настоящей статьи.
Обычно при спектрофотометрии измеряется пока‑
затель поглощения или оптическая плотность, кото‑
рые согласно закону Бера [33] пропорциональны при
определенных условиях концентрации раствора, их
измерения позволяют найти содержание вещества в
растворах неизвестной концентрации. Поэтому одним
из первых прикладных направлений АОС в фарма‑
ции стало определение концентрации компонентов
в жидких смесях и растворах лекарственных веществ
сложного состава, экстрактов лекарственных растений,
фитопрепаратов [2, 4]. Появление в последнее время
цифровых полуавтоматических спектрофотометров,
значительно упростивших регистрацию спектров
поглощения, расширило круг аналитических фарма‑
цевтических задач, решаемых с привлечением АОС.
В настоящее время спектрофотометрические методы
определения концентраций растворов чистых веществ,
синтетических лекарственных препаратов (алкалоидов,
гликозидов и других соединений с хромофорными
группами) довольно хорошо разработаны. Здесь до‑
стигнуты известные успехи: определены спектральные
характеристики веществ, аналитические полосы пог‑
лощения, методы АОС стали рутинными в фармацев‑
тической лаборатории [26]. Для многокомпонентных
смесей сложного состава, например, экстрактов из
лекарственных растений или фитопрепаратов, содер‑
жащих десятки веществ, в каждом конкретном случае
разрабатываются оригинальные методики.
Как известно, биологически активными веществами
многих лекарственных растений являются терпены и их
производные, обнаружение которых в лекарственном
растительном сырье обычными методами аналити‑
ческой химии встречает значительные затруднения,
требует использования многочисленных реактивов.
Методы АОС свободны от этих недостатков. На спек‑
тральных поглотительных особенностях терпенов
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
основаны методики спектрофотометрического опре‑
деления суммы дитерпеновых кислот в пересчете на
карнозоловую кислоту в сырье и суммарных препаратах
шалфея лекарственного с относительной ошибкой не
более 4 % [13]. Для количественного определения суммы
тритерпеновых сапонинов в синюхе, применяемой как
отхаркивающее средство, разработан и апробирован
метод АОС с использованием в качестве стандарта
бета-эсцина при длине волны максимума поглощения
321±2 нм [9]. Другими, довольно часто встречающимися
веществами в лекарственных растениях, например, в
коре крушины ломкой, использующейся как сырье для
слабительных средств, являются производные антраце‑
нов. Количественное их определение методами аналити‑
ческой химии довольно сложно, т.к. включает несколько
стадий. Использование АОС позволило значительно
упростить количественное определение суммы ант‑
рацен-производных в пересчете на франгулин А [24].
Водные извлечения из лекарственных растений
(настои седативных сборов, в частности, включающие
цветки гибискуса, корневища с корнями валерианы,
траву мелиссы и др.) обычно содержат большое коли‑
чество различных сахаров. Сахара переходят в раствор
как балластные вещества при изготовлении настоя
и могут быть противопоказны некоторым больным.
При этом важны состав и количество сахаров в настое.
Существующие аналитические химические методы
определения сахаров недостаточно просты и точны. В
связи с этим разработана методика спектрофотометри‑
ческого количественного определения в сборах поли‑
сахаридов в пересчете на глюкозу при относительной
ошибке 4,45% [31].
Большой интерес привлекают содержащиеся почти
во всех лекарственных растениях фенольные соедине‑
ния – флавоноиды, имеющие обширный набор фарма‑
кологических свойств, проявляющие антиоксидантную
и Р-витаминную активности, седадивное действие и др.
Содержание флавоноидов служит важнейшей характе‑
ристикой лекарственного сырья, и требуются простые
методы их обнаружения. Эта задача облегчается тем,
что флавоноиды легко образуют комплексы с кисло‑
тами Льюиса, в частности с хлористым алюминием.
При этом максимум в спектре поглощения раствора
комплекса сдвигается в сторону более длинных волн
– батохромный эффект, что и является показателем
наличия в растворе флавоноида [22]. Основанная
на батохромном эффекте спектрофотометрическая
методика по сравнению с другими довольно проста:
достаточно зарегистрировать спектры поглощения до
и после прибавления к раствору хлористого алюминия
и затем по разности длин волн максимумов вычислить
не только качественно наличие флавоноидов, но и
количественно их суммарное содержание. Спектро‑
фотометрические методы определения флавоноидов в
растительном сырье на основе батохромного эффекта
в связи с их большой практической значимостью и
вместе с тем простотой широко внедряются. Так на‑
пример, на основе батохромного эффекта разработано
количественное определение суммы флавоноидов в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
траве и гомеопатической настойке чистотела большого
(используя рутин как стандарт), в траве марьяника
лугового (в пересчете на цинарозид), в столбиках с
рыльцами кукурузы, в препарате «Уральская очанка»,
в траве зверобоя и др. [1, 6, 11, 23, 28, 30, 32].
Общеизвестно, что содержание биологически ак‑
тивных веществ в лекарственных растениях варьирует
в течение вегетационных периодов. Спектрофото‑
метрический метод, как наиболее простой, с успе‑
хом применяется для оценки динамики накопления в
растениях различных метаболитов. В частности, для
ореха маньчжурского методом АОС показано, что
максимальное содержание вторичных гидрофиль‑
ных биологически активных веществ разнообразных
групп приходится на вторую половину вегетационного
сезона [14]. Полученные данные, вероятно, можно ис‑
пользовать для уточнения сроков сбора тех или иных
частей лекарственных растений при максимальном
накоплении действующих веществ.
Для соединений, обладающих широкими полоса‑
ми поглощения, или для многокомпонентных смесей,
выделение аналитических длин волн для каждого от‑
дельного компонента из-за наложения полос погло‑
щения становится затруднительным или практически
невозможным. Тогда количественные определения
могут быть проведены путем измерения оптической
плотности при нескольких значениях аналитических
длин волн и решения соответствующих линейных
алгебраических систем уравнений, связывающих сум‑
марную величину оптической плотности смеси при
данной длине волны с величиной оптической плотнос‑
ти для каждого индивидуального компонента (метод
Фирордта) [10]. На основе такого методического при‑
ема разработаны спектрофотометрические методики
определения веществ в лекарственных препаратах
«анальгин-хинин», «панадол экстра», «тетралгин» и
«солпадеин», позволяющие получить достаточно точ‑
ные результаты даже в тех случаях, когда содержание
компонентов различается на порядок и более [7, 8].
Правда, точность этого метода во многом зависит от
выбора аналитических длин волн.
Важной проблемой фармации является контроль
качества, стандартизация, а также фальсификация
сырья, когда вместо растений одного вида ошибочно
заготавливаются растения других близких видов, хотя
последние могут значительно отличаться по лекар­
ственной активности и даже давать противоположные
эффекты [19]. Для решения этих проблем с успехом
используется АОС. Например, разработаны специаль‑
ные методики спектрофотометрии для подтверждения
подлинности лекарственных препаратов, производных
фенотиазина, стандартизации листьев шалфея лекарс‑
твенного, его препарата «Сальвин» и др. [13, 21].
Большая исследовательская работа направлена
на модификацию методов АОС для оценки качества
фитопрепаратов. Например, для ромашки аптечной
разработана методика определения компонентно‑
го состава эфирного масла цветков с целью поиска
21
оптимального стандартного контрольного образца [4].
На основе спектрофотометрии найдены показатели
качества настойки плауна булавовидного, которые
включены, в частности, в раздел «Подлинность» в виде
спектра поглощения в ультрафиолетовой области [20].
С использованием АОС разработан способ стандар‑
тизации жидкого экстракта элеутерококка, лекарс‑
твенных форм фенибута, густого экстракта каштана
конского и др., создан стандартный образец аланто‑
лактона [3, 5, 12, 34]. Для целей контроля разработана
сравнительно простая спектрофотометрическая ме‑
тодика количественного определения водораствори‑
мых витаминов гидрохлорида тиамина, рибофлавина,
пиридоксина гидрохлорида и аскорбиновой кислоты
в лекарственных формах [29].
Наряду с успешным применением в фармации ме‑
тодов АОС для определения концентрации веществ,
получения дополнительной полезной информации из
спектрофотометрических данных, их интерпретация
в случае сложных многокомпонентных растворов ор‑
ганических веществ, например экстрактов из лекарс‑
твенных растений, встречает немало затруднений и
разработана недостаточно полно [15]. Обычно для
спектров колоколообразной формы, аппроксимируе‑
мых функциями Гаусса или Лоренца, определяют дли‑
ны волн и высоты максимумов поглощения, длины
волн «половинного уровня», соответствующие точкам
контура спектральной кривой, где оптическая плот‑
ность составляет половину максимальной. На основе
этого вычисляют коэффициенты асимметрии спект‑
ральной кривой, полуширину полосы поглощения и
интегральную интенсивность поглощения, численно
равную площади полосы поглощения. Указанные
параметры спектральной кривой считаются стан‑
дартными [16]. Однако спектрограммы экстрактов
из лекарственных растений, как правило, по форме
значительно отличаются от кривых Гаусса. Поэтому
определение длин волн «половинного уровня» стано‑
вится невозможным, и для вычисления параметров
спектральных кривых требуются иные подходы. В
этих случаях в качестве опорных точек принимают не
точки «половинного уровня», а точки перегибов спек‑
тральной кривой, а также точки ступенек (если они
имеются), которые считаются дополнительными и
легко определяются по первой производной от спект‑
ральной функции: максимумы первой производной по
абсолютной величине соответствуют точкам перегиба,
а ее минимумы − ступенькам [16]. Дополнительные
параметры дают более обширную информацию об
оптических свойствах экстракта [15]. Такой подход к
обработке АОС реализован для извлечений из многих
лекарственных растений, совокупность стандартных
и нестандартных параметров которых отображает их
индивидуальные особенности [17, 18].
В последнее время стала применяться так назы‑
ваемая «производная» спектрофотометрия (ПСФМ),
основанная на использовании производных разных
порядков от спектральной кривой [15]. Производные
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
спектров полезны там, где их качественная и коли‑
чественная оценка обычными приемами затруднена.
Оказывается, что даже небольшое нарушение мо‑
нотонности исходной кривой четко фиксируется ее
производными, поэтому более точно определяются
положения максимумов и минимумов, ступенек и пе‑
регибов, улучшается разрешение спектров, снижается
или устраняется, что особенно важно для фармации,
влияние фона или растворителя [25].
Анализируя приведенные литературные данные
можно прийти к следующим заключениям. В фар‑
мацевтическом спектрофотометрическом анализе к
настоящему времени сформировались три главных
прикладных направления.
Первое: количественное определение концентра‑
ции органических веществ, имеющих хромофорные
группы, в сложных многокомпонентных смесях и экс‑
трактах из лекарственного растительного сырья ме‑
тодами АОС. В исследовательской фармацевтической
практике благодаря высокой точности, сравнительно
малой трудоемкости, быстроте, почти без затрат до‑
полнительных реактивов, спектрофотометрия при‑
влекательна как экспресс-метод.
Второе: решение вопросов контроля качества и
стандартизации лекарственных препаратов и сырья
на основе АОС. Это направление технически связано с
первым, и различаются они только по целям использо‑
вания спектрофотометрической информации, поэтому
разделение направлений условно.
Третье направление сводится к разработке и со‑
вершенствованию приемов обработки спектральных
кривых, извлечения из них более полной информации
о свойствах веществ. Стандартные и нестандартные
параметры спектральных кривых: максимумы, точки
перегиба, ступеньки, их крутизна и ширина полос пог‑
лощения в своей совокупности позволяют выявлять
тончайшие различия АОС извлечений из лекарствен‑
ных растений, идентифицировать их, что составля‑
ет, так называемый, «спектрофотометрический пас‑
порт», отображающий индивидуальные особенности
экстрак­тов из лекарственных растений и служащий
их отличительным признаком. Все это вместе взятое
расширяет информационные возможности абсорбци‑
онной спектрофотометрии.
Следует в заключение заметить, что методы ПСФМ
еще недостаточно используются в фармации, хотя
в силу своей прецизионности довольно-таки перс‑
пективны по сравнению с обычной АОС. К тому же
математическое обеспечение современной цифровой
спектрофотометрической аппаратуры позволяет вы‑
числять производные первого и высших порядков от
эмпирических спектральных кривых. Можно надеяться,
что методы ПСФМ в скором будущем займут соответ­
ствующее место в фармацевтическом анализе лекарств.
Литература
1. Артамонова Е.С., Куркин В.А. Разработка методов качествен‑
ного и количественного анализа травы чистотела большого //
Химико-фармацевтический журнал. 2008. № 11. С. 30−33.
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
2. Беликов В.Г. Анализ лекарственных веществ фотометри‑
ческими методами // Российский химический журнал. 2002.
№ 4. С. 52−56.
3. Беляков К.В., Попов Д.М. Получение алантолактона стандар‑
тного образца // Фармация. 2004. № 1. С. 37−39.
4. Берже У.Б., Карасавиди А.О., Саканян Е.И. Оценка качест‑
ва препаратов ромашки аптечной // Фармация. 2008. № 6.
С. 19−22.
5. Бокарева С.Ю., Жукович Е.Н., Прибыткова Т.Ф. [и др.]. Стан‑
дартизация жидкого экстракта элеутерококка // Фармация.
2006. № 1. С. 15−18.
6. Власов А.М., Эллер К.И., Чукарина Е.В. [и др.]. Индика‑
торные компоненты водных извлечений травы зверобоя //
Фармация. 2006. № 4. С. 15−18.
7. Власова И.В., Шилова А.В., Фокина Ю.С. Спектрофотомет‑
рическое определение активных компонентов в составе
лекарственных препаратов с использованием метода Фи‑
рордта. Сообщение 1. Анализ препаратов «Анальгин-хинин»
и «Панадол экстра» // Химико-фармацевтический журнал.
2008. № 10. С. 49−53.
8. Власова И.В., Шилова А.В., Фокина Ю.С. Спектрофотомет‑
рическое определение активных компонентов в составе
лекарственных препаратов с использованием метода Фи‑
рордта. Сообщение 2. Анализ препаратов «Тетралгин» и
«Солпадеин» // Химико-фармацевтический журнал. 2008.
№ 11. С. 53−56.
9. Голяк Ю.А., Хишова О.М., Дубашинская Н.В. [и др.]. Коли‑
чественное определение суммы тритерпеновых сапонинов
в корневищах с корнями синюхи // Химико-фармацевтичес‑
кий журнал. 2008. № 8. С. 16−19.
10. Государственная фармакопея Российской федерации. Вып.
12. Ч. 1. М.: Издательство НЦЭСМП, 2008. 704 с.
11. Евдокимова О.В. Валидация методики количественного
определения суммы флавоноидов в столбиках с рыльцами
кукурузы // Фармация. 2008. № 7. С. 14−17.
12. Жукович Е.Н., Шарикова Л.А., Прибыткова Т.Ф. [и др.]. Стан‑
дартизация густого экстракта каштана конского // Фармация.
2005. № 2. С. 12−14.
13. Зилфикаров И.Н., Жилин А.В. Определение дитерпеновых
кислот в сырье и препаратах шалфея лекарственного //
Фармация. 2007. № 2. С. 7−9.
14. Зорикова О.Г., Горохова С.К., Маняхин А.Ю. [и др.]. Изуче‑
ние гидрофильной фракции листьев и плодов ореха мань‑
чжурского, произрастающего на юге Приморского края //
Известия Самарского научного центра РАН. Т. 15, № 3 (2),
2013. С. 716−719.
15. Колдаев В.М. Спектры поглощения экстрактов из лекарс‑
твенных растений Приморья. М.: Спутник+, 2013. 128 с.
16. Колдаев В.М., Ващенко В.В., Бездетко Г.Н. Фотометрические
параметры абсорбционных спектров экстрактов из рас‑
тений // Тихоокеанский медицинский журнал. 2009. № 3.
С. 49−51.
17. Колдаев В.М., Зориков П.С., Бездетко Г.Н. Формализован‑
ное представление абсорбционных спектров извлечений
из растений // Тихоокеанский медицинский журнал. 2010.
№ 2. С. 53−55.
18. Колдаев В.М., Зориков П.С., Бездетко Г.Н. Физико-хими‑
ческие свойства настоек на свежих и высушенных листьях
лекарственных растений // Тихоокеанский медицинский
журнал. 2013. № 2. С. 94−96.
19. Коломиец Н.Э., Калинкина Г.И., Дмитрук С.Е. [и др.]. Про‑
блема фальсификации сырья хвоща полевого // Фармация.
2006. № 2. С. 37−42.
20. Копытько Я.Ф., Даргаева Т.Д., Сокольская Т.А. Исследование
гомеопатической настойки плауна булавовидного // Фарма‑
ция. 2005. № 2. С. 32−34.
21. Кувырченкова И.С. Методики анализа производных фено‑
тиазина // Фармация. 2006. № 6. С. 18−21.
22. Кулагин О.Л., Куркин В.А., Додонов Н.С. [и др.]. Антиокси‑
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
дантная активность некоторых фитопрепаратов, содержа‑
щих флавоноиды и фенилпропаноиды // Фармация. 2007.
№ 2. С. 30−32.
23. Куркин В.А., Артамонова Е.С. Определение флавоноидов в
траве чистотела большого // Фармация. 2017. № 5. С. 10−12.
24. Куркин В.А., Шмыгарева А.А. Определение антраценпро‑
изводных в коре крушины // Фармация. 2010. № 8. С. 9−13.
25. Марченко З., Бальцежак М. Методы спектрофотометрии
в УФ и видимой областях в неорганическом анализе. М.:
БИНОМ, 2009. 711 с.
26. Овчинников М.М., Подгорный Г.Н., Балаховский И.С. Коли‑
чественный спектрофотометрический анализ в ультрафио‑
летовой, видимой и ближней инфракрасной областях // Кли‑
ническая лабораторная диагностика. 2002. № 2. С. 6−11.
27. Петин Ю.А., Курамшина Г.М. Основы молекулярной спект‑
роскопии. М.: Мир. БИНОМ, 2008. 398 с.
28. Петриченко В.М., Голишевская Е.Е. Определение суммы
флавоноидов в траве марьяника лугового // Фармация. 2004.
№ 1. С. 24−25.
29. Ся Юй, Дорофеев В.Л. Использование УФ-спектрофотомет‑
рии для количественного определения водорастворимых
витаминов в лекарственных препаратах // Фармация. 2010.
№ 7. С. 14−16.
30. Фомичева Е.А., Лякина М.Н., Костенникова З.П. Определе‑
ние флавоноидов в гомеопатической настойке чистотела //
Фармация. 2004. № 2. С. 44−46.
31. Чуприков А.В., Сорокина А.А. Полисахариды в седативном
сборе с гибискусом // Фармация. 2006. № 5. С. 12−14.
32. Шестакова Т.С., Сухинина Т.В., Петриченко В.М. и др. Хи‑
23
мический состав и биологическая активность препарата
«Уральская очанка» // Фармация. 2006. № 6. С. 35−38.
33. Шмидт В. Оптическая спектроскопия для химиков и биоло‑
гов. М.: Техносфера, 2007. 368 с.
34. Ярыгина Т.И., Чекрышкина Л.А, Перевозчикова Г.Г. [и др.].
Стандартизация лекарственных форм фенибута // Фармация.
2004. № 5. С. 14−15.
Поступила в редакцию 23.01.2014.
Абсорбционная оптическая спектрофотометрия в фармации
В.М. Колдаев
Горно-таежная станция им. В.Л. Комарова Дальневосточного отделения Российской академии наук (692533, Приморский
край, Уссурийский район, с. Горнотаежное, ул. Солнечная, 26)
Резюме. Проведен анализ отечественных публикаций, посвя‑
щенных применению абсорбционной оптической спектрофо‑
тометрии (АОС) в фармации за последние десять лет. Исполь‑
зуемые в фармации методы АОС условно можно разделить на
три основных прикладных направления: 1) количественное
определение и установление подлинности лекарственных пре‑
паратов, 2) стандартизация и оценка качества лекарственного
сырья, 3) совершенствование способов обработки и представ‑
ления спектрофотометрических данных для повышения их
информативности. Перспективно применение в фармации
производной спектрофотометрии для повышения спектраль‑
ного разрешения, что, по-видимому, в дальнейшем получит
свое развитие.
Ключевые слова: лекарственные препараты, лекарственное
сырье, спектрофотометрия.
УДК 616.98: 578.835.11-036.2 (571.63)
Энтеровирусная инфекция в Приморском крае в современный период:
клинико‑эпидемиологическая характеристика
А.Ф. Попов¹, С.Л. Колпаков¹, Н.В. Миргородская¹, Т.О. Приходченко¹, С.Ю. Пузикова²
¹ Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
² Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае (690091, г. Владивосток, ул. Уткинская, 36)
Ключевые слова: вирусы Коксаки и ECHO, эпидемический процесс, диагностика, пути передачи.
Enterovirus infection in Primorsky region in
the current term: clinical and epidemiological
characteristics
A.F. Popov1, S.L. Kolpakov1, N.V. Mirgorodskaya1,
T.O. Prikhodchenko1, S.Y. Puzikova2
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Center for Hygiene and Epidemiology
in Primorsky region (36 Utkinskaya St. Vladivostok 690091 Russian
Federation)
Background. Object of studies – an evidence-based medicine analy‑
sis of the epidemiological and clinical features of enterovirus infec‑
tions in Primorsky region.
Methods. Learned regularity and specific features of the enteroviral
infection in the Primorsky region in 2006–2011 based on the inves‑
tigation of the in-patient cards in the contagious isolation ward of
the of the 2nd Primorsky regional clinical hospital.
Results. The prevaling forms of the disease were a minor illness
(57 % of diagnoses) and serous viral meningitis (19.8 %). Accord‑
ing to the retrospective epidemiological and operational analysis
of morbidity stated that food had been the prevaling channel of en‑
terovirus infection (oral route) that caused the epidemic represen‑
tations and outbreaks of enterovirus infection in 2006–2008.
Колпаков Сергей Леонидович – канд. мед. наук, доцент кафедры
эпидемиологии и военной эпидемиологии ТГМУ; e-mail: kolpakovsl@
mail.ru
Conclusions. Clinical and epidemiological characteristics of entero‑
viral disease in Primorsky Krai interdependent as well as its diag‑
nostic criteria. In combination with a low frequency of laboratory
confirmation of the infection it can lead to the significant mistakes
and errors. Thus, a comprehensive study of this type of an infection
is expedient and necessary to obtain the reliable data.
Keywords: Coxsackie viruses and ECHO-virus diseases, epidemic
process, diagnostics, channels of infection.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 23–27.
Многообразие патогенных для человека энтеровирусов
в сочетании с клиническим полиморфизмом энтерови‑
русных (неполио) инфекций определяют сложность и
своеобразие клиники и эпидемиологии объединенной
группы болезней. Традиционные методы диагностики
этих инфекций разработаны на клиническом материа‑
ле, без учета особенностей этиологии и эпидемиологии
возбудителя [10]. При отсутствии статистической
отчетности это могло приводить к неполному и од‑
ностороннему рассмотрению проблемы. Именно в
таких условиях формировались представления об
эпидемиологических закономерностях энтеровирус‑
ной инфекции на Дальнем Востоке [2, 5, 9].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
Ситуация по изучению энтеровирусной инфекции
в Приморском крае изменилась в 2006 г., когда была
введена ее официальная регистрация. С 2008 г. здесь
используется полимеразная цепная реакция – доступ‑
ный и эффективный метод лабораторной диагностики.
Это позволило изучать клинику и эпидемиологию на
достоверном материале. Проведенные в Приморском
крае исследования показали актуальность энтерови‑
русной инфекции [1–3, 8]. Однако новые данные об‑
суждаются с теоретических позиций предшествующих
лет, что вызывает необходимость их критического
рассмотрения.
Цель настоящего исследования – анализ особеннос‑
тей клиники и эпидемиологии энтеровирусных инфек‑
ций (ЭВИ) в Приморском крае с позиции доказатель‑
ной медицины, а также установление закономерностей
эпидемического процесса на основе согласованного
рассмотрения клинических, эпидемиологических и
лабораторных данных, полученных в современный
период. На основе полученных данных планируется
разработать рекомендации по клинической и эпиде‑
миологической диагностике, а также профилактике
ЭВИ.
Материал и методы. Материалом исследования пос‑
лужили данные Центра гигиены и эпидемиологии в
Приморском крае по заболеваемости ЭВИ с 1997 по
2011 г. Учитывались материалы по лабораторной диа‑
гностике у лиц с поставленным диагнозом за 2006–2011
гг., данные исследования сточных вод, морской воды,
питьевой воды на наличие полио- и энтеровирусов в
Приморском крае за 2000–2008 гг. Проанализированы
207 историй болезней взрослых пациентов с ЭВИ за
2006–2011г., проходивших лечение на базе инфекци‑
онного отделения Приморской краевой клинической
больницы № 2.
Использовались методы описательной статистики
[4]. Структура больных анализировалась по экстен‑
сивным, заболеваемость – по интенсивным показате‑
лям. Анализ заболеваемости проводился по удельной
инцидентности (IP), рассчитанной как доля больных
контингента на 100 тысяч населения.
Результаты исследования. Средняя заболеваемость
ЭВИ в 1997–2005 гг. составляла 18,1 на 100 тыс. населе‑
ния при слабой тенденции к росту без четкой циклич‑
ности. Группа больных формировалась при постановке
клинического диагноза. Лабораторное подтверждение
не превышало 4 % случаев. Были выделены возбу‑
дители 6 серотипов, но статистический материал не
позволяет сделать достоверное обобщение об этиоло‑
гической структуре инфекции. Однако периодическое
выделение вирусов Коксаки-В (КВ 3, КВ 5) и ЕСНО-18
от больных и внешней среды позволяет предполагать
их эндемичность для Владивостока.
Во второй период (2006–2011 гг.) регистрировалась
эпидемическая и спорадическая заболеваемость. По
характеру проявлений это были крупные вспышки и
сезонные подъемы. При этом на многих территориях
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
Приморского края заболеваемость вообще не регист‑
рировалась, а там, где регистрировалась, отсутствовала
в зимне-весенний период. Спорадические случаи и
вспышки в эти месяцы были редким явлением. Указан‑
ные эпидемиологические особенности нам представ‑
ляются наиболее значимыми, требующими изучения
и объяснения.
В Приморском крае с 2006 по 2011 г. зарегистриро‑
вано 1646 случаев ЭВИ. Диагноз ставился по клинике,
эпидемиологическому анамнезу и результатам лабо‑
раторного обследования, в том числе по обнаружению
РНК энтеровирусов в биологических жидкостях при
помощи полимеразной цепной реакции.
Среди 207 случаев ЭВИ у госпитализированных
преобладали лица молодого возраста: до 20 лет – 33,8 %,
20–29 лет – 40,6 %, 30–39 лет – 8,7 %, 40–49 лет – 8,2 %,
50–59 лет – 3,9 %, 60 лет и старше – 4,8 %. Мужчин было
53 %, женщин – 47 %. Чаще встречалась среднетяжелая
форма болезни (90,4 %), реже регистрировалась тяже‑
лая форма (9,6 %). Летальных исходов не было.
Среди больных ЭВИ в Приморском крае в 57 %
случаев диагностирована «малая болезнь», которая
проявлялась интоксикационным (лихорадка, слабость,
головные боли) и катаральным (гиперемия зева) синд‑
ромами. Иногда присоединялся диспептический синд‑
ром (тошнота, рвота, кратковременная диарея). В 19,8 %
случаев диагностирован серозный вирусный менин‑
гит. Эта форма болезни характеризовалась лихорад‑
кой, интенсивной головной болью, рвотой, наличием
менингеальных знаков, изменением спинномозговой
жидкости. Остальные клинические формы встречались
значительно реже. Так, гастроэнтеритическая форма
зарегистрирована у 7,2 %, эпидемическая миалгия –
у 2,5 %, инфекционная экзантема – у 2,5 %, катаральная
форма – у 1,9 %, герпангина – у 0,9 % больных. В 8,2 %
случаев были одинаково выражены симптомы раз‑
ных клинических форм, что послужило основанием
для диагностики комбинированной формы инфекции.
Клиника ЭВИ характеризовалась полиморфизмом.
Ведущая жалоба – лихорадка – отмечена в 98,1 % случа‑
ев. Тип температурной кривой в 98,8 % наблюдений был
неправильным. Длительность лихорадки колебалась от
1 до 9 дней, в среднем составила 3,3±0,7 дня. У части
больных (20,9 %) длительность субфебриллитета коле‑
балась от 3–4 до 16 дней. Амплитуда температурных
колебаний была следующей: до 37 °С – в 1,9 %, от 37 до
38 °С – в 20,9 %, от 38 до 39 °С – в 52,1 %, от 39 до 40 °С –
в 24,2 %, выше 40 °С – в 0,9 % наблюдений.
Симптомы интоксикации отмечались с высокой
частотой. Слабость, вялость, недомогание выявлялись
в 100 % случаев. Головная боль отмечалась у большинс‑
тва (96,1 %) больных, катаральные явления (гиперемия
задней стенки глотки, заложенность носа, сухой ка‑
шель) регистрировались в 76,8 % случаев. Реже наблю‑
дались тошнота и рвота (67,1 %), боли в животе (44 %)
и диарея (43,5 %). 25,6 % больных предъявляли жалобы
на приступообразные боли в мышцах, усиливающиеся
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
25
35
2008 г.
2009 г.
2010 г.
2011 г.
IP, на 100 000 населения
30
25
20
15
10
5
1–2 года
3–6 лет
7–10 лет
11–14 лет
15–19 лет
20–29 лет
30–39 лет
40–49 лет 50 и более
Рис. 1. Возрастная структура заболеваемости ЭВИ с 2008 по 2011 г.
при движении. Чаще они сочетались с другими про‑
явлениями и формами ЭВИ (23,1 %). В 2,5 % случаев
выраженность болевого синдрома была значительной.
При этом поражались преимущественно грудные и
икроножные мышцы, а также мышцы живота, что
позволяло установить эпидемическую миалгию как
клиническую форму ЭВИ.
Редкими были жалобы на боли в суставах (11,1 %)
и сыпь полиморфного характера (8,7 %). Как прави‑
ло, экзантема сочеталась с другими клиническими
проявлениями, а «чистая» экзантематозная форма
диагностирована в 2,5 % случаев. Везикулярную сыпь
на небных дужках встретилась в 1,9 % случаев, что
послужило основанием для установления диагноза
герпетической ангины.
Картина периферической крови характеризовалась
различными изменениями. Чаще наблюдался нормо‑
цитоз (51,7 %), реже отмечался лейкоцитоз (44,4 %) и
только в 3,9 % случаев регистрировали лейкопению.
Патология в ликворе прослеживалась только у лиц с се‑
розным вирусным менингитом. Плеоцитоз до 100 кл./мл
зарегистрирован у 58,5 %, от 100 до 200 кл./мл – у 24,4 %,
от 200 до 400 кл./мл – у 14,7 % больных. В одном случае
(2,4 %) цитоз ликвора достиг 768 кл./мл. Плеоцитоз
был преимущественно лимфоцитарным (68,3 %). Нор‑
мализация показателей ликвора происходила на 5–8-е
сутки болезни.
При исследовании лабораторного материала мето‑
дом полимеразной цепной реакции в 15 % случаев был
получен положительный результат. Чаще энтеровирус
выявлен в ликворе (80,6 %), реже в кале (12,9 %) и носог‑
лоточных смывах (6,5 %). Вирусологическим методом
из материала от больных в 2006 г. выделялись вирусы
Коксаки-В ( КВ 1, КВ 3, КВ 5), ECHO-8 и ECHO-19, в
2007 г. – КВ 5, ECHO-8, ECHО-18, в 2008 г. – ECHO-30,
в 2009 г. – КВ 5, Коксаки-А 10, в 2010 г. – Коксаки-А 10,
КВ 3, КВ 5, ECHO-11 и ECHO-30, в 2011 г. – ECHO-30,
ECHO-6, КВ 1 и КВ 5.
В 2009–2011 гг. структура заболеваемости изме‑
нилась: в 2008 г. на детей 11–14 лет приходилось 31,9,
15–19 лет – 21,6, 7–10 лет – 18,9 заболевших на 100
тыс. населения (рис. 1). В 2009–2011 гг. основная доля
заболеваемости приходилась на лиц 20–29 лет (3,5, 4,2
и 3,7 на 100 тыс. населения по годам) и 15–19 лет (1,8,
3,9 и 1,2 на 100 тыс. населения по годам). Завершение
эпидемического сезона 2008 г. ознаменовалось сменой
детской заболеваемости на взрослую. Для инфекцион‑
ных болезней такой резкий переход является необыч‑
ным. При этом половой состав больных не менялся: в
2008 г. среди заболевших было 66 % мужчин, с 2009 по
2011 г. – 60–67 %. Не поменялась и структура тяжести
клинического течения. Изменение группы риска по
возрасту можно объяснить сменой ведущего пути
передачи. При этом наиболее лабильным фактором,
определявшим основную эпидемическую надбавку
в заболеваемости, мог быть пищевой, а не водный –
морской акватории (стабильный) – фактор.
При создании пространственно-временной модели
формирования очагов в 2009–2011 году была получена
картина, соответствующая эстафетной передаче возбу‑
дителя, занесенного в коллектив (рис. 2). Тип эпидеми‑
ческого процесса ЭВИ в рассматриваемые годы – про‑
фессионально-корпоративный, а характер очаговости
соответствовал контактно-бытовому пути передачи.
Условием, способствующим распространению воз‑
будителя, было профессиональное и неформальное
(отдых, дружба, развлечения) общение. Так, в 2009 г.
отмечалась заболеваемость операторов телефонных
станций, в 2010 г. – работников баз отдыха и турис‑
тических фирм, служащих охранных предприятий.
Большой удельный вес среди больных приходился на
работников администраций, служащих и работников
сферы обслуживания и торговли. При этом контрастно
выглядела и высокая заболеваемость неработающих
лиц молодого возраста.
В 2009–2011 году регистрировалась высокая забо‑
леваемость ЭВИ среди студентов (8, 13 и 12 случаев,
соответственно). Динамика формирования очагов по
дням в 2011 г. характеризовалась наличием групп одно‑
временно сформировавшихся очагов с чередованием
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
26
Зима
1
2
Весна
4
Лето
7
Осень
10
11
Зима
12
2011
2010
2009
Год
населенных пунктах, а на 14 админис‑
тративно-территориальных образова‑
1–2
ниях Приморского края заболеваемость
3–6
ЭВИ
не встречалась вообще.
7–14
В июле-октябре 2008 г. во Влади‑
15–19
1
1
7 1
1
востоке наблюдалась крупная вспышка
20–29
4
12 3
2
этой инфекции. В процессе расследо‑
30–39
1
1
40–49
1 2
вания было сделано предположение,
50 и более
2
что основной путь передачи – водный,
1–2
при купании в открытых водоемах,
3–6
1
3
преимущественно, морских [1, 3, 7, 8].
7–14
1
3 1
В основе гипотезы лежал логический
15–19
1
14 6
2
прием «сопутствующих изменений».
20–29
3
1
11 8
2
Интенсивность заболеваемости совпа‑
30–39
1
3 3
40–49
1
2
1 2
дала с активностью отдыха и купания
50 и более
3
в акватории Амурского и Уссурийского
1–2
1
заливов. По данным эпидемиологичес‑
3–6
2 1
1
кого анамнеза, «купание в море» уста‑
7–14
6
5
новлено в 76,1 % случаев. Поскольку ги‑
15–19
1
8 7
потетический фактор встречался часто,
20–29
1
2
7 10
2
контрольную группу не сформировали.
30–39
1 2
40–49
4 1
Фактор риска конкретизировать не уда‑
50 и более
2
лось, как и локализовать «территорию
риска», поскольку купание и отдых
Рис. 2. Пространственно-временная модель формирования заболеваемости
энтеровирусной инфекцией во Владивостоке за 2009–2011 гг.
осуществлялся во всех доступных на‑
селению местах. При лабораторном
лиц мужского и женского пола. Случаи среди школь‑ мониторинге морской воды из рекреационной зоны
ников укладывались в те же временные границы, что (121 проба) и водопроводной воды (58 проб) положи‑
и среди студентов, 11 из которых обучались в Дальне‑ тельных находок не было. Из сточных вод (52 пробы)
восточном федеральном университете и, кроме того, было выделено два вируса в июле (ЕСНО-30 и Кок‑
многие проживали в одних микрорайонах Владивос‑ саки-В 3) и один – в августе (Коксаки-В 4). Значимо
тока. Среди неработающих, как и работающих, также и то, что взрослые больные факт купания отрицали
выделялись группы одновременно сформировавшихся
в 46 % случаев.
очагов. Однако по времени они не совпадали меж‑
По нашему мнению, представленные данные свиде‑
ду собой и со студентами. Можно предполагать, что тельствуют против водной гипотезы. В подтверждение
распространение возбудителя ЭВИ среди взрослых в этого можно отметить невысокую заболеваемость в
2009–2011 г. происходило за счет контактно-бытовой Артеме (23,3 на 100 тыс.) и в Надеждинском районе
передачи в условиях «специфического» общения.
(23,1 на 100 тыс.), население которых отдыхало в тех
Обсуждение полученных данных. Изучение ЭВИ в же местах, что и жители Владивостока, среди которых
Приморском крае делится на два периода: до начала заболеваемость достигла 107,8 на 100 тыс. населения.
ее официальной регистрации в 2006 г., и современный Нехарактерной для водного пути инфицирования была
период – с 2006 по 2011 г. (во Владивостоке учет начат низкая заболеваемость взрослых: среди лиц старше
в 1997 г.). Заболеваемость ЭВИ с 2006 по 2011 г. также 18 лет она составила 28,8 среди детей 1–2 лет – 26,7 и
можно разделить на два периода: первый – с 2006 по среди школьников – 718,3 на 100 тыс. соответствую‑
2008 г., второй – с 2009 по 2011 г. Отличительная осо‑ щего населения.
бенность первого периода – формирование крупных
Эксплозивный характер вспышки ЭВИ в 2008 г.
вспышек. Во втором периоде закономерным был рост позволял предполагать воздушно-капельный путь ее
эпидемических подъемов в августе-сентябре. Особен‑ передачи. За возможность такой передачи свидетель‑
ностью стал сдвиг в возрастной структуре заболевших: ствовало выделение антигена ЭВИ из носоглоточных
доля взрослых увеличилась и стала превалировать смывов. Однако все эпидемиологические закономер‑
над детьми (рис. 1). Территориальное распределение ности и особенности ЭВИ в Приморском крае про‑
ЭВИ в 2006–2008 гг. характеризовалось тремя видами тиворечат этой гипотезе. И территориальное распре‑
проявлений эпидемического процесса: эпидемическая
деление заболеваемости, и прекращение вспышки в
заболеваемость регистрировалась во Владивостоке, сезонный период по инфекциям органов дыхания, и
Находке, Артеме, а также в Кавалеровском, Тернейском отсутствие разницы в заболеваемости организованных
и Ханкайском районах, спорадическая – в Арсеньеве, и неорганизованных детей 3–6 лет: 439,7 и 465,6 на
Уссурийске, Спасске-Дальнем и некоторых других 100 тыс., соответственно.
Возраст,
лет
3
5
6
8
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
Заболеваемость ЭВИ в Приморском крае в 2006–
2008 гг. была изучена на соответствие контактно-бы‑
товой передаче и пищевому пути. Против контакт‑
но-бытовой передачи свидетельствуют те же данные,
что и против аэрозольного механизма, в том числе
длительные периоды отсутствия даже спорадической
заболеваемости. Но полностью исключить контакт‑
но-бытовой путь в формировании заболеваемости
нельзя. При оперативном эпидемиологическом ана‑
лизе отмечались семейные очаги и привязка заболе‑
ваемости к микрорайонам проживания. Это говорит
в пользу контактно-бытовой передачи в части очагов,
но в целом, эксплозивный характер заболеваемости
не объясняет.
За возможность пищевого пути передачи гово‑
рит высокий удельный вес импортных продуктов,
реализуемых в Приморском крае. Так, в 2008 г. на
импортную пищевую продукцию приходилось 72 %
санитарно-эпидемиологических экспертиз [6]. В этом
же году в 78,9 % подтвержденных вирусологическими
методами случаев ЭВИ идентифицирован ЕСНО-30.
Однородность возбудителя при вспышечном харак‑
тере заболеваемости говорит в пользу пищевого пути
заражения. Кроме того, вариант ЕСНО-30 характерен
для Китая и ранее на территории РФ не выделялся [1].
Эффективный занос возбудителя и «взрывной» харак‑
тер вспышки являются отличительной особенностью
пищевого пути.
Согласуется с рассматриваемой гипотезой забо‑
леваемость ЭВИ во Владивостоке и крае в 2007 г., ко‑
торая имела ряд значимых для эпидемиологической
диагностики особенностей. В сезонные месяцы случаи
не диагностировались, что необычно для эндемичной
инфекции. В январе выявлено 84 наблюдения ЭВИ.
При этом максимальная заболеваемость была у детей
до года (440,1 на 100 тыс.) и 1–2 лет (325,9 на 100 тыс.).
Характер заболеваемости соответствовал пищевой
вспышке. Аналогичная характеристика заболевае‑
мости зарегистрирована и на ряде территорий края, в
частности в Тернейском районе.
Опыт противоэпидемической работы по ЭВИ в
2006–2008 гг. показал, что расхождение в первичных
и окончательных диагнозах было существенным. Это
объясняется становлением эпидемиологического над‑
зора за ЭВИ. При постановке клинического диагноза
большое значение придавалось эпидемиологическому
анамнезу. А он собирался в соответствии с тради‑
ционным представлением об эпидемиологии этой
инфекции. Несоответствие этим критериям могло слу‑
жить основанием для отказа от постановки диагноза
ЭВИ. А это, в свою очередь, влияло на эффективность
эпидемиологической диагностики и, соответственно,
формировало представления о клинических прояв‑
лениях ЭВИ.
В заключение следует отметить, что клиническая и
эпидемиологическая характеристики энтеровирусных
заболеваний в Приморском крае взаимозависимы, как
27
и критерии постановки диагноза. При низкой частоте
лабораторного подтверждения такое положение может
приводить к существенным ошибкам и заблуждениям.
Поэтому комплексное изучение ЭВИ является целесо‑
образным и необходимым для получения достоверных
данных.
Литература
1. Баранов Н.И., Гореликов В.Н., Цой О.В. [и др.]. Результаты
лабораторной диагностики энтеровирусной инфекции в 2008
г. // Тихоокеанский медицинский журнал. 2010. № 3. С. 95.
2. Король А.А., Красных Т.А. Клинико-эпидемиологические
особенности энтеровирусной инфекции // Тихоокеанский
медицинский журнал. 2010. № 4. С. 94.
3. Новик Е.С, Резник В.И., Каравянская Т.Н. [и др.]. Значимость
водного фактора в возникновении вспышек энтеровирусной
инфекции на территории Хабаровского края и Приморья //
Дальневосточный журнал инфекционной патологии. 2009.
№ 14. С. 6–13.
4. Петри А., Сэбин К. Наглядная статистика в медицине. М.:
ГЭОТАР-Медиа, 2003. 144 с.
5. Протасеня И.И. Клинико-эпидемиологические особенности
энтеровирусной инфекции у детей Хабаровска // Дальневост.
журнал инфекционной патологии. 2009. № 15. С. 21–25.
6. Романова О.Б., Афонина О.Н., Кутукова А.Н. [и др.]. Анализ
деятельности по проведению санитарно-эпидемиологи‑
ческих экспертизы продукции // Здоровье. Медицинская
экология. Наука. 2010. № 1–2. С. 48–53.
7. Скачков М. В., Альмишева А. Ш., Плотников А. О. [и др.].
Водный фактор в циркуляции энтеровирусов в окружающей
среде // Гигиена и санитария. 2009. № 4. С. 29–31.
8. Тарасенко Т.Т., Каленик А.В., Баранов Н.И. [и др.]. Заболева‑
емость энтеровирусной инфекцией на территории Приморс‑
кого края в 2006–2009 гг. // Здоровье. Медицинская экология.
Наука. 2010. № 1–2. С. 147–148.
9. Тимошенко В.С., Полушин О.Г. Клинико-морфологические
проявления энтеровирусной коксаки-инфекции у взрос‑
лых // Тихоокеанский медицинский журнал. 2003. № 2.
С. 61–63.
10. Энтеровирусная инфекция: этиология, эпидемиология, кли‑
ника, диагностика, терапия, профилактика: пособие для
врачей / Протасеня И.И. и др. Хабаровск: Изд-во ДВГМУ,
2008. 84 с.
Поступила в редакцию 20.11.2012.
Энтеровирусная инфекция в Приморском крае в современный
период: клинико-эпидемиологическая характеристика
А.Ф. Попов¹, С.Л. Колпаков¹, Н.В. Миргородская¹,
Т.О. Приходченко¹, С.Ю. Пузикова²
¹ Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), ² Центр гигиены
и эпидемиологии в Приморском крае (690091, г. Владивосток,
ул. Уткинская, 36)
Резюме. Изучены закономерности и особенности энтерови‑
русной инфекции в Приморском крае за 2006–2011 гг. на осно‑
ве историй болезни 207 пациентов инфекционного отделения
Приморской краевой клинической больницы № 2. Ведущей
формой была «малая болезнь», диагностированная в 57 % слу‑
чаев, и серозный вирусный менингит (19,8 %). По данным рет‑
роспективного и оперативного эпидемиологического анализа
заболеваемости обосновывается, что формирование эпидеми‑
ческих проявлений энтеровирусной инфекции в 2006–2008 гг.
происходило посредством ведущего пищевого пути передачи
возбудителя. В 2009–2011 гг. сезонные подъемы формирова‑
лись в августе-сентябре посредством контактно-бытовой пе‑
редачи.
Ключевые слова: энтеровирусная инфекция, клиника,
эпидемиология, заболеваемость
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
28
УДК 611.33.018.25: 616.33-008.13 (053.2)
Морфофункциональная оценка состояния слизистой оболочки желудка у детей
с пищевой непереносимостью
Т.А. Шуматова, Н.Г. Приходченко, Л.А. Григорян
Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова 2)
Ключевые слова: аллергическая энтеропатия, биопсия, пристеночная слизь, фазово-контрастная микроскопия.
Morpho-functional assessment of the gastric
mucosa in children with food intolerances
T.A. Shumatova, N.G. Prikhodchenko, L.A. Grigoryan
Pacific State Medical University (2 Ostryakova Av. Vladivostok
690950 Russian Federation)
Background. The early digestive diseases diagnosis in children in
our time may determine the health level of the adult population.
Methods. The study included 36 children aged 1.5 to 12 months
with symptoms of allergic enteropathy caused by cow’s milk pro‑
teins intolerance. It was conducted comprehensive study involving
fibrogastroduodenoscopy and phase contrast microscopy of pari‑
etal gastric mucus and gastric biopsy.
Results. It was revealed inflammatory mucosal changes (biopsy)
in 15 cases, and 21 patients at the time of its state inspection con‑
form to the standards. When the biopsy study in 5 cases diagnosed
atrophic gastritis (including 2 patients – with intestinal metapla‑
sia ) in 6 cases – lymphocytic gastritis, in 4 cases – eosinophilic
gastritis. It was found cocci, epithelium, neutrophils, lymphocytes
in parietal mucus due to phase contrast microscopy. In 11 cases
cytogram was characterized by normal cellular composition, in
25 cases it was registered the mild (12 cases) and moderate (13
observations) destructive changes in the cells. Moderate degree
of degradation in 4 children was accompanied with phenomena
metaplasia.
Conclusions. Cytological morpho-functional assessment of the
gastric mucosa state due to phase contrast microscopy was tech‑
nically simple, able to reduce the invasiveness survey, informative,
allowing you to quickly obtain reliable diagnostic information and
to improve the quality of disease treatment and prognosis and may
also be recommended to monitor the treatment effectiveness of gas‑
trointestinal food hypersensitivity in children.
Keywords: allergic enteropathy, biopsy, gastric mucus, phase contrast
microscopy.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 28–30.
Своевременная диагностика заболеваний органов
пищеварения у детей во многом определяет уровень
здоровья взрослого населения, так как истоки тя‑
желых форм гастроэнтерологических заболеваний
следует искать в детском возрасте [2, 8, 9]. Желу‑
дочно-кишечный тракт выполняет не только пи‑
щеварительную функцию, но и является главным
иммунным органом, который на протяжении всей
жизни человека взаимодействует приблизительно
с тонной белков, обеспечивая иммунологическую
толерантность [14]. Нарушения формирования этой
толерантности – пищевая непереносимость – зани‑
мает сегодня ведущее место среди причин хрони‑
ческой патологии органов пищеварения [5, 10, 12].
Многообразие клинических проявлений, отсутствие
Приходченко Нелли Григорьевна – канд. мед. наук, доцент кафед‑
ры педиатрии ФПК и ППС, иммунологии и аллергии ТГМУ, e-mail:
prikhodchenko_n@mail.ru
общепринятой классификации, возможности «без‑
граничной интерпретации неизвестных механизмов
реакций» на пищевые продукты, зачастую, приводят
к сомнительному диагнозу и неоправданным огра‑
ничениям рациона питания. Особенно актуально
этот вопрос стоит у детей раннего возраста в период
формирования оральной толерантности к пище [2,
11, 15]. Учитывая трудности клинической и лабора‑
торной дифференциальной диагностики в данной
возрастной группе, для совершенствования протоко‑
лов терапии особенное место в алгоритме диагнос‑
тических мероприятий должно отводится оценке
анатомической и функциональной состоятельности
эпителиального барьера слизистой оболочки же‑
лудочно-кишечного тракта. В связи с этим особую
актуальность приобретает разработка и внедрение
в клиническую практику новых способов ранней
диагностики заболеваний желудочно-кишечного
тракта у детей.
Цель настоящего исследования – оценка диагности‑
ческой значимости изучения состояния слизистой обо‑
лочки желудка у детей с пищевой неререносимостью.
Материал и методы. Под наблюдением находились
36 детей в возрасте от 1,5 до 12 мес. с явлениями пи‑
щевой непереносимости: аллергической энтеропатией,
вызванной непереносимостью белков коровьего мо‑
лока. До поступления в стационар все дети в течение
3–8 недель страдали персистирующей диареей, де‑
монстрировали недостаточную прибавку в массе тела
и отсутствие эффекта от амбулаторной диетотерапии.
В периоде выраженных клинических проявлений с
целью дифференциальной диагностики с другими
наследственными заболеваниями желудочно-кишеч‑
ного тракта (глютеновая энтеропатия, целиакия, гас‑
троинтестинальная аллергия) всем пациентам была
проведена эзофагогастроеюноскопия.
Эндоскопическое исследование осуществлялось
по методике «кратчайшего пути», разработанной
Г.Б. Гершманом [1] для осмотра тонкой кишки ниже
связки Трейца стандартным педиатрическим эзо‑
фагогастроскопом (PENTAX FG 24V) с диаметром
рабочей части 7,8 мм.
Визуальное состояние слизистой оболочки же‑
лудка оценивалось согласно эндоскопической тер‑
минологии международной ассоциации эндоскопии
пищеварительного тракта OMED и макроскопического
(эндоскопического) раздела Сиднейско-Хьюстонской
классификации хронического гастрита [1, 6, 7]. Во всех
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
наблюдениях проводили забор пристеночной слизи
из антрального и фундального отделов желудка с по‑
мощью эндоскопа со щеточной насадкой Pentax. Из
полученного материала готовили мазки для изучения
с помощью фазово-контрастной микроскопии [4].
При наличии признаков воспалительных измене‑
ний выполняли биопсию: в желудке забиралось по два
биоптата из антрального отдела (по большой и малой
кривизне), по два – из тела желудка (передняя и зад­
няя стенка), один – из угла желудка; в тонкой кишке
забиралось 2–3 фрагмента слизистой оболочки на
протяжении до связки Трейца (ступенчатая биопсия).
Полученный материал фиксировали в 10 % нейтраль‑
ном формалине, для гистологического исследования
срезы биоптатов окрашивались гематоксилином и
эозином. Состояние слизистой оболочки желудка
оценивалось согласно критериям морфологического
раздела Сиднейской классификации с учетом до‑
полнений новой международной классификации
гастрита и визуально-аналоговой шкалы с эталонами
полуколичественной оценки морфологических изме‑
нений [3, 6]. Морфометрию проводили с помощью
микроскопа фирмы Carl Zeis и винтового окулярамикрометра МОВ 1-16.
Степень деструктивных изменений слизистой обо‑
лочки желудка при фазово-контрастной микроскопии
оценивали как легкую, умеренную и тяжелую [4]. При
наличии «голых ядер» более 10 %, нейтрофильных гра‑
нулоцитов, гистиоцитов (макрофагов) и/или лимфоид‑
ных клеток более 5 % судили о нарушении состояния
слизистой оболочки желудка. При этом обнаружение
до 15 % «голых ядер» (явления цитолиза с разрушением
цитоплазмы вследствие воспалительного процесса),
уплотнение ядерной оболочки, 10–20 % нейтрофиль‑
ных гранулоцитов, находившихся на разных стадиях
зрелости и деструкции, не более 10 % гистиоцитов и
лимфоидных клеток расценивалось как легкая степень
деструктивных изменений.
Умеренная степень проявлялась наличием до 50 %
«голых ядер», уплотнением ядерной оболочки, из‑
менением структуры ядер с огрубением хроматина,
увеличением нуклеол как в размере, так и в количест‑
ве (1–2 в 50 % клеток); в цитоплазме обнаруживалась
слизь. Фоновый клеточный состав характеризовался
нейтрофильными гранулоцитами (30–40 %), находив‑
шимися на разных стадиях зрелости и деструкции,
гистиоцитами (до 20 %) и лимфоидными клетками
(до 10–15 %).
Тяжелая степень деструктивных изменений диа‑
гностировалась при выраженных воспалительных
процессах и проявлялась наряду с вышеуказанными
признаками увеличением доли «голых ядер» (более
60 % от всех клеток), наличием делящихся «незрелых»
клеток (до 30–50 % от общего числа): ядра значительно
увеличены, гипохромные или гиперхромные, форма
овальная или округлая, нуклеолы увеличены в объеме
и количестве (до 5 в 70 % клеток); регистрировалась
29
кишечная метаплазия. Фоновый клеточный состав ха‑
рактеризовался той же картиной, что и при умеренной
степени деструкции, но выявлялись нейтрофильные
гранулоциты (20–25 %) на разных стадиях зрелости
и деструкции и гистиоциты с вакуолизированной
цитоплазмой.
Результаты исследования. Длительность цитоло‑
гического исследования составила 1 час. В периоде
клинических проявлений пищевой непереносимости
в 15 случаях выявлены воспалительные изменения
слизистой оболочки, а у 21 пациента ее состояние на
момент осмотра соответствовало возрастной нор‑
ме. Эндоскопические характеристики не отличались
специфичностью: определялись гиперемия, отек и
папулы. При биопсийном исследовании в 5 случа‑
ях (33,3 %) диагностирован атрофический гастрит,
характеризовавшийся дистрофическими и атрофи‑
ческими процессами, гипоплазией или атрофией
желез поверхностного слоя, умеренной диффузной
плазмоклеточной инфильтрацией собственной плас‑
тинки слизистой оболочки. В том числе у 2 пациентов
отмечены участки атрофии в сочетании с перестрой‑
кой желудочных ямок и эпителия по кишечному типу
(метаплазия). В 40 % случаев (у 6 детей) в биоптатах
из всех отделов желудка выявлен лимфоцитарный
(гранулематозный) гастрит с выраженной внутриэпи‑
телиальной лимфоцитарной инфильтрацией (более
25 лимфоцитов на 100 эпителиоцитов) [7] и фор‑
мированием лимфоидных фолликулов, тогда как в
собственной пластинке лимфоцитов и плазматичес‑
ких клеток было сравнительно мало. В 26,7 % случаев
(4 ребенка) отмечены изменения слизистой оболочки
желудка по типу эозинофильного гастрита. При этом
в гастробиоптатах из антрального отдела желудка
найдены отек слизистой оболочки и массивная эози‑
нофильная инфильтрация ее собственной пластинки,
лимфангиоэктазии.
Мазки, полученные из пристеночной слизи желуд‑
ка больных, содержали кокковую флору, клетки пе‑
реходного эпителия, плоский эпителий, нейтрофилы,
лимфоциты. Цитологические признаки повреждения
слизистой оболочки желудка характеризовались раз‑
личной степенью дистрофии эпителиоцитов. На фоне
воспалительной инфильтрации имелись клетки с при‑
знаками дистрофии в виде изменений цитоплазмы
(вакуолизация, отек, цитолиз) и ядер (вакуолизация,
увеличение, сдвиг ядерно-цитоплазматического соот‑
ношения в сторону ядра, огрубления структуры хро‑
матина, увеличения количества нуклеол, появления
«голых ядер» и прерывистости оболочки).
11 из 36 браш-цитограмм (30,6 %) характеризовались
нормальным составом лейкоцитов и неизмененными
эпителиальными клетками слизистой оболочки, в 25
случаях (69,4 %) зарегистрированы дистрофические
изменения клеток эпителия. Легкая степень деструк‑
тивных изменений выявлена у 12 (33,3 %), умеренная –
у 13 (36,1 %) детей. Легкие деструктивные изменения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
были обнаружены у 2 детей с атрофическим гастритом
и у 10 – без эндоскопических признаков патологии
со стороны слизистой оболочки желудка. Умеренная
степень деструкции у 4 детей (2 мальчика и 2 девочки)
сопровождалась явлениями клеточной метаплазии.
Тяжелые деструктивные изменения в цитограммах
пристеночной слизи выявлены не были.
Обсуждение полученных данных. При сопоставле‑
нии результатов цитологического и гистологического
исследований получены следующие результаты. При
умеренной тяжести дистрофических изменений эпи‑
телия слизистой оболочки желудка (13 наблюдений)
в 3 случаях был диагностирован атрофический, в 6 –
лимфоцитарный (гранулематозный) гастрит. У 4 детей
отмечены изменения слизистой оболочки желудка по
типу эозинофильного гастрита.
Легкая степень деструктивных изменений выявлена
у 2 детей с признаками атрофического гастрита, диа‑
гностированного при гистологическом исследовании,
и у 10 детей без визуальных изменений со стороны
слизистой оболочки желудка.
Таким образом, участие в осуществлении основных
метаболических и барьерных функций, поддержании
межорганных и межсистемных связей определяют
важную роль желудка в адаптационных реакциях
организма. Одним из основных условий развития
пищевой непереносимости является нарушение пи‑
щеварительного барьера, селективно защищающего
организм от антигенных субстанций [13]. В этой
защите большую роль играет структурно-функци‑
ональная состоятельность эпителиального барьера.
Полученные данные убедительно свидетельствуют о
наличии структурных изменений желудка при пище‑
вой непереносимости у детей. Используемый метод
морфо-функциональной оценки состояния слизистой
оболочки желудка у детей с пищевой непререноси‑
мостью технически прост, способен уменьшить трав‑
матичность исследования, достаточно информативен,
позволяет в короткие сроки получить достоверные
диагностические сведения, улучшить качество тера‑
пии и прогноз заболевания, а также может быть реко‑
мендован в качестве метода контроля эффективности
терапии гастроинтестинальных проявлений пищевой
гиперчувствительности у детей.
Литература
1. Короткевич А.Г., Селькова Е.П., Филин А.В. [и др.]. Эн‑
доскопия желудочно-кишечного тракта. ГЭОТАР-Медиа.
2009. 520 с.
2. Матвеева О.В., Маслякова Г.Н., Федорченко И.В. [и др.].
Морфологические изменения в слизистой оболочке желу‑
дочно-кишечного тракта при лямблиозе у детей // Фунда‑
ментальные исследования. 2012. № 2. С. 83–86.
3. Михалева Л.М., Бархина Г.Г., Щеголева Н.Н. [и др.]. Срав‑
нительная морфология слизистой оболочки желудка у па‑
циентов с бронхиальной астмой при ингаляционной глюкокортикостероидной терапии // Архив патологии. 2013. Т. 75,
№ 2. С. 9–15.
4. Приходченко Н.Г., Шуматова Т.А., Григорян Л.А., Павло‑
ва Я.Е., Родионова О.М. Способ оценки состояния слизистой
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
оболочки желудка у детей: патент Российской федерации
№ 2469324. 2011.
5. Сазанова Н. Е., Шабунина Е. И., Галова Е. А., Хохлова Н. М.
Особенности гастроинтестинальных поражений при пище‑
вой аллергии у детей дошкольного возраста // Сибирский
медицинский журнал. 2009. № 4–1. С. 22–27.
6. Филиппенко П.С., Великородный Г.Г. Морфологическая
классификация хронического гастрита (адаптированный
вариант) // Успехи современного естествознания. 2009. № 7.
С. 107–109
7. Уилкокс М.Ч., Муньос-Навас М., Санг Дж.Д.Й. Атлас кли‑
нической гастроинтестинальной эндоскопии. М.: Практи‑
ческая медицина, 2010. 483 с.
8. Шуматова Т.А., Приходченко Н.Г., Ефремова И.В. [и др.].
Клинико-лабораторный анализ энтеральной нутритивной
поддержки детей с тяжелыми формами нарушения кишеч‑
ного всасывания // Тихоокеанский медицинский журнал.
2013. № 1. С. 38–41.
9. Bischoff S.C. Food allergy and eosinophilic gastroenteritis and
colitis // Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2010. Vol. 10, No. 3.
P. 238–245.
10. Brandtzaeg P. Food allergy: separating the science from the my‑
thology // Nat. Rev. Gastroenterol. Hepatol. 2010. Vol. 7, No. 7.
P. 380–400.
11. Chin S., Vickery B.P. Pathogenesis of food allergy in the pedi‑
atric patient // Curr. Allergy Asthma Rep. 2012. Vol. 12, No. 6.
P. 621–629.
12. Ebisawa M., Nishima S., Ohnishi H. [et al.]. Pediatric allergy and
immunology in Japan // Pediatr. Allergy Immunol. 2013. Vol. 24,
No. 7. С. 704–714.
13. Kuo S.H., Cheng A.L. Helicobacter pylori and mucosa-associated
lymphoid tissue: what›s new // Hematology Am. Soc. Hematol.
Educ. Program. 2013. Р. 109–117.
14. Kvenshagen B.K., Jacobsen M. The value of mucosal allergen
challenge for the diagnosis of food allergy // Current Opin‑
ion in Allergy and Clinical Immunology. 2013. Vol. 13, No. 3.
P. 268–272.
15. Lodge C.J., Allen K.J., Lowe A.J. Overview of evidence in pre‑
vention and aetiology of food allergy: a review of systematic
reviews // Int. J. Environ. Res. Public Health. 2013. Vol. 10, No. 11.
Р. 5781–5806.
Поступила в редакцию 12.12.2013.
Морфофункциональная оценка состояния слизистой оболочки
желудка у детей с пищевой непереносимостью
Т.А. Шуматова, Н.Г. Приходченко, Л.А. Григорян
Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова 2)
Резюме. Обследованы 36 детей в возрасте 1,5–12 мес. с явлени‑
ями аллергической энтеропатии, вызванной непереносимостью
белков коровьего молока. Выполнено комплексное исследова‑
ние, включавшее фиброгастродуоденоскопию с последующей
фазово-контрастной микроскопией мазков пристеночной сли‑
зи желудка и биопсию. Эндоскопически в 15 случаях выявлены
воспалительные изменения слизистой оболочки (выполнена
биопсия), у 21 пациента ее состояние на момент осмотра соот‑
ветствовало норме. При биопсийном исследовании в 5 случаях
диагностирован атрофический гастрит (в т.ч. у 2 пациентов –
с кишечной метаплазией), в 6 случаях – лимфоцитарный гастрит,
в 4 случаях – эозинофильный гастрит. В мазках пристеночной
слизи обнаружены кокки, эпителий, нейтрофилы, лимфоциты.
В 11 случаях цитограммы характеризовались нормальным кле‑
точным составом, в 25 случаях зарегистрированы легкие (12 на‑
блюдений) и умеренные (13 наблюдений) деструктивные изме‑
нения клеток. Умеренная степень деструкции у четырех детей
сопровождалась явлениями метаплазии.
Ключевые слова: аллергическая энтеропатия, биопсия, пристеночная слизь, фазово-контрастная микроскопия.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
31
УДК 577.218:591.16:593.96
Экспрессия генов сигнального пути Wnt
при регенерации и бесполом размножении у голотурий
А.С. Гирич1, И.Ю. Долматов1, 2
1 Институт
биологии моря им. А.В. Жирмунского ДВО РАН (690041, г. Владивосток, ул. Пальчевского, 17),
федеральный университет (690091, г. Владивосток, ул. Суханова, 8)
2 Дальневосточный
Ключевые слова: гены WNT, сигнальные пути, морфогенез, иглокожие.
Genes expression of Wnt signaling pathway during
regenerative process and asexual reproduction
in holothurians
A.S. Girich1, I.Yu. Dolmatov1, 2
1 Institute of Marine Biology named after A.V. Zhirmunskiy, FEB
RAS (17 Palchevskogo St. Vladivostok 690041 Russian Federation),
2 Far Eastern Federal University (8 Sukhanova St. Vladivostok
690091 Russian Federation)
Background. Wnt proteins are the key factors in many morpho‑
genetic processes including the regenerative process. Mammals
compared with invertebrates are definitely limited in the ability to
regenerate the damaged organs although they have the same con‑
servative molecules of Wnt signaling pathways. To activate regener‑
ative process using Wnt proteins it is essential to study the recovery
process in model organisms - echinoderms.
Methods. Holothurians were taken from Peter the Great Bay, Sea of
Japan as well as from the Gulf of Nha Trang, South China Sea. Evis‑
ceration of the holothurians Eupentacta fraudatrix was induced by the
injection of distilled water into the coelomic cavity. On the 3rd, 5th and
7th day after evisceration the aqua pharyngeal complex rudiments and
anterior area of recovering intestine were prosected. Holothurian Cla­
do­labes schmeltzii was dissected in the middle part of the body into
two fragments. The recovering intestine was prosected on the 14th
and 24th day. In addition there were also the organisms engaged in
the process of asexual reproduction (for the gene activity analysis the
tissues from the fission spot have been studied). With the sequenc‑
ing of the transcripts in holothurians the presence of genes WNT1,
WNT2, WNT4, WNT6, WNT7, WNT9, WNT10, WNT16 has been
determined during regenerative process and asexual reproduction.
Results. In E. fraudatrix the genes expression WNT4, WNT6 occurred
only at the late phases of regenerative process. In C. schmeltzii WNT2,
WNT10, WNT16 activated at the early phases of recovery, WNT1,
WNT2, WNT3, WNT4 and WNT7 – at the late phases. With asexual
reproduction of C. schmeltzii the transcripts WNT1, WNT2, WNT4,
WNT7, WNT10 have been revealed. The other members of Wnt sig‑
naling pathway have also been found: β-catenin, frizzled, dishevelled.
Conclusions. The differences in the spectrum of Wnt signaling mol‑
ecules in various species of holothurians obviously reflect different
morphogenesis mechanisms in their anterior and back body struc‑
tures. Identified WNT genes sequences have only 45–67 % of the
similarity level with homologous genes of the sea urchin Strongylocentrotus purpuratus, which is explained by a large evolutionary gap
between the sea urchins and holothurians. Perhaps in the studied
processes WNT genes make a concentration gradient, thereby de‑
termining the organs’ rudiment areas or they directly control the re‑
generative process, making the cells to migrate and form the organs.
Keywords: WNT genes, signaling pathways, morphogenesis,
echinoderms.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 31–33.
Основными активаторами молекулярных процессов
в клетках являются сигнальные молекулы, запускаю‑
щие цепь внутриклеточных реакций и активирующие
целевые гены. Примером таких сигнальных молекул
Долматов Игорь Юрьевич – д-р биол. наук, заведующий лаборато‑
рией сравнительной цитологии ИБМ ДВО РАН; тел.: +7 (423) 231-11-78;
e-mail: idolmatov@mail.ru
могут служить белки семейства Wnt, которые участ‑
вуют в регуляции многих биологических процессов:
формировании оси тела в эмбриогенезе, развитии ряда
органов, регенерации и канцерогенезе.
Существуют три различных сигнальных пути, ко‑
торые активируют белки Wnt: канонический (передача
сигнала в ядро с помощью β-catenin), неканонический
(без участия β-catenin), а также Wnt/Ca2+-путь (изме‑
нения концентрации внутриклеточного Са2+).
Сигнальный путь Wnt играет важную роль в раз‑
личных морфогенезах. В эмбриогенезе млекопитаю‑
щих, как и других позвоночных, гены WNT участвуют в
формировании переднезадней оси тела [7]. Также бел‑
ки Wnt способны активировать миграцию опухолевых
клеток, тем самым приводя к образованию метастазов
[15]. У взрослых животных лиганды Wnt присутствуют
при регенерации кожного эпителия, регенерации сет‑
чатки глаза, а также кончиков пальцев [5, 12, 14].
Регенеративные способности млекопитающих не‑
сравнимы с таковыми беспозвоночных, которые могут
восстанавливать не только отдельные ткани и части
органов, но и даже все тело из небольшого фрагмента.
Все компоненты сигнальных путей Wnt представлены
консервативными белками, которые присутствуют у
большинства Metazoa – от гидры до человека, поэтому
предпринимались попытки запустить Wnt-сигналинг
c целью активации регенерации у различных живот‑
ных [8].
Удобными модельными объектами для изучения
различных аспектов регенерации являются голотурии.
Это класс морских беспозвоночных, относящийся к
типу иглокожих. Голотурии способны в ответ на вне‑
шние раздражители эвисцерировать (выбрасывать)
внутренние органы и затем полностью их восста‑
навливать [1, 12]. Также эти животные могут восста‑
навливать утраченную часть тела после поперечного
разрезания. При этом полностью регенерируют органы
пищеварительной, нервной и дыхательной систем.
У некоторых видов голотурий имеется бесполое раз‑
множение в виде поперечного деления [2, 3].
Разные виды голотурий обладают различным вос‑
становительным потенциалом. В частности, голоту‑
рия Eupen­tac­ta fraudarix из семейства Sclerodactylidae,
обитающая в Японском море, может эвисцерировать
перед­ний комплекс органов – аквафарингеальный ком‑
плекс (АК), в состав которого входят щупальца, нервное
кольцо и ряд других структур. Кроме АК при эвисце‑
рации удаляется вся пищеварительная система и часть
гонад [1]. Закладка основных структур АК и кишки
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
при регенерации происходит в течение 7 суток после
повреждения. Однако при поперечном разрезании осо‑
бей E. fraudarix выживает и восстанавливает утрачен‑
ные части только задний фрагмент, передний погибает.
Другой вид голотурий из того же семейства, Cla­do­
la­bes schmeltzii, способен к бесполому размножению,
но не может эвисцерировать АК [2, 3]. В то же время
C. schmeltzii хорошо восстанавливает не только передние,
но и задние структуры после поперечного разрезания.
К настоящему времени у иглокожих обнаружено 11
генов WNT, при этом большинство исследований были
проведены на морских ежах Strongylocentrotus purpuratus
и Paracentrotus lividus и морской звезде Pa­ti­ria miniata.
В единственном исследовании Wnt-сигналинга у голо‑
турий был определен ген WNT16, а также, обнаружено,
что ген WNT9 участвует в регенерации у Holothuria
glaberrima [9]. В этой связи интересно сравнить учас‑
тие генов WNT в различных процессах регенерации у
E. frau­dat­rix и C. schmeltzii. Также, кроме основного ли‑
ганда Wnt, мы анализировали и его рецепторы Frizzled,
а также другие внутриклеточные белки, участвующие в
передаче сигнала – β-catenin и dishevelled.
Материал и методы. Голотурий E. fraudatrix соби‑
рали в заливе Петра Великого Японского моря и по‑
мещали в аквариумы с аэрируемой морской водой.
Эвисцерацию вызывали инъекцией в целомическую
полость дистиллированной воды. На 3-и, 5-е и 7-е
сутки после эвисцерации препарировали зачатки АК
и передние отделы регенерирующей кишки.
Голотурий C. schmeltzii собирали в заливе Нячанг
Южно-Китайского моря. Животных разрезали в сред‑
ней части тела на два фрагмента. Исследования прово‑
дились на особях, восстанавливающих задний конец.
Для этого препарировали регенерирующую кишку на
14-е и 24-е сутки после поперечного разрезания. Кроме
того, были взяты животные, находившиеся в процессе
бесполого размножения. У них для анализа активности
генов исследованы ткани из места деления.
Материал хранили в RNAlater solution (Ambion) при
–20 °С. С помощью фенол-хлороформеной экстракции с
TRI reagent (MRC) по стандартной методике выделяли
тотальную РНК, которую хранили при –70 °С. В работе
использовали центрифугу Eppendorf centrifuge 5417R
(Eppendorf). Концентрацию РНК определяли на Smart
Spec Plus Spectrophotometer (BioRad).
ЗАО «Евроген» проводился синтез двухцепочной
кДНК и секвенирование транскриптома зачатков АК
голотурий E. fraudatrix, а также регенерирующей киш‑
ки и места поперечного деления C. schmeltzii. Использо‑
вался секвенатор Illumina HiSeq (Illumina). Результаты
анализировали с помощью ресурсов www.ncbi.nim.nih.
gov и программ Blast, Mega 4, Mega 5 и Gene Runner.
Результаты исследования. Секвенированные транс‑
криптомы зачатков АК E. fraudatrix разных стадий
регенерации содержали приблизительно 2 млн нук‑
леотидных последовательностей, средняя длина – 150
нуклеотидов. Транскриптомы C. schmeltzii содержали
1,7 млн последовательностей средней длиной 360 нук‑
леотидов.
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
Анализ транскриптомов E. fraudatrix показал, что
экспрессия генов сигнального пути Wnt зависела от
стадии регенерации. Продукты генов семейства WNT
обнаруживались только на 5-е и 7-е сутки. Всего была
идентифицирована 21 последовательность. Все они
были гомологичны генам WNT4 и WNT6 морского ежа
S. purpuratus. Транскрипты гена WNT4 обнаружились
на 5-е и 7-е сутки, транскрипты гена WNT6 – только на
5-е сутки. Анализ нуклеотидных последовательностей
показал, что гены WNT4 и WNT6 E. fraudatrix имеют
только 45–55%-ную гомологию с соответствующими
генами S. purpuratus.
На всех стадиях регенерации обнаружены транс‑
крипты генов dishevelled и frizzled. Активность гена
β-ca­te­nin наблюдалась лишь на ранних этапах процесса
(3-и и 5-е сутки). У C. schmeltzii обнаружено 28 после‑
довательностей, гомологичных генам семейства WNT.
В процессе поперечного деления экспрессировались
гены WNT1, WNT2, WNT4 и WNT7. Они имели 54–57%ное сходство с гомологичными генами S. purpuratus. На
ранней стадии регенерации задних структур (14-е сутки
после разрезания), в период формирования зачатка
кишки активировались гены WNT2, WNT10 и WNT16.
Они также имели достаточно низкую гомологию с со‑
ответствующими генами морских ежей.
В период роста кишки (24-е сутки) отмечена на‑
ибольшая активность генов семейства WNT. На этой
стадии в зачатках были выявлены транскрипты WNT1,
WNT2, WNT3, WNT4, WNT6 и WNT7. Как и остальные
гены WNT голотурий, транскрипты генов WNT3, WNT4
и WNT6 имели 50–67%-ную гомологию с соответствую‑
щими генами S. purpuratus. Транскрипты β-catenin обна‑
ружены на поздних этапах регенерации и при делении,
dishevelled – только на поздних сроках регенерации. Гены
рецептора frizzled экспрессировались на всем протяже‑
нии регенерации, а также при делении.
Обсуждение полученных данных. Ранее у голоту‑
рий были найдены транскрипты только одного гена
семейства WNT – WNT9 [10, 13]. Нами были впервые
идентифицированы гены WNT1, WNT2, WNT3, WNT4,
WNT6 и WNT10. Кроме того, выявлено, что эти гены
принимают участие не только в регенерации после раз‑
личных повреждений, но и в бесполом размножении.
Сравнительный анализ разных систем регенерации
показал, что имеется различие в спектре сигнальных
молекул Wnt у данных видов голотурий. Эти различия,
очевидно, отражают разные механизмы морфогенеза
передних и задних структур. У E. fraudatrix восстановле‑
ние АК и передних отделов кишки регулируется только
двумя генами – WNT4 и WNT6. У C. schmeltzii при реге‑
нерации задних отделов кишки экспрессируются WNT1,
WNT2, WNT3, WNT4, WNT6, WNT7, WNT10 и WNT16.
Экспрессия генов WNT определяется стадией ре‑
генерации. Одни гены (WNT10, WNT16) экспрессиру‑
ются лишь на ранних, другие (WNT1, WNT3, WNT4,
WNT6, WNT7) на поздних стадиях процесса, третьи
(WNT2) выявляются в течение всей регенерации. Воз‑
можно, причиной такой дифференциальной экспрес‑
сии является различие в механизмах морфогенеза.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
Выявлено, что транскрипты генов WNT участву‑
ют в процессе бесполого размножения у C. schmeltzii.
В него вовлечены гены WNT1, WNT2, WNT4 и WNT7.
При этом соответствующие белки Wnt активируют как
канонический, так и неканонический пути передачи
сигнала, в то время как при бесполом размножении
гидры выявлено участие лишь канонического сиг‑
нального пути Wnt [6, 10]. Большее число генов WNT,
участвующих в регенерации C. schmeltzii, возможно
связано с тем, что у данного вида происходит фор‑
мирование части тела. Белки Wnt создают градиент,
определяющий переднезаднюю ось и регионализа‑
цию восстанавливающейся задней части тела, как
это происходит в эмбриогенезе [4]. Все гены WNT,
выявленные при бесполом размножении C. schmeltzii,
присутствуют и при ее регенерации после поперечного
разрезания. Это, возможно, означает, что подготовка к
восстановлению начинается задолго до повреждения,
еще в процессе деления особи.
Идентифицированные последовательности генов
имеют лишь 45–67%-ный уровень сходства с гомоло‑
гичными генами S. purpuratus, что объясняется боль‑
шой эволюционной дистанцией между морскими
ежами и голотуриями. Из этого следует, что для оп‑
ределения какого-либо гена у голотурий необходимы
методы комплексного исследования экспрессии генов
или анализа последовательности ДНК [13], так как
подобранные на основе животных из других классов
(морские ежи, офиуры) праймеры, с большой вероят‑
ностью не будут работать на голотуриях.
Динамика экспрессии других компонентов сиг‑
нального пути Wnt (β-catenin, dishevelled, frizzled)
также меняется в зависимости от процесса и стадии
регенерации. Это указывает на сложность регуляции
морфогенеза. По имеющимся данным, механизм дейс‑
твия Wnt определяется сочетанием лиганда, рецептора,
корецептора а также других факторов [4].
Благодарности. Авторы выражают благодарность директору
Института океанографии ВАНТ Буи Хон Лонгу и сотрудникам
Департамента живых биоресурсов за возможность работать в
ИО ВАНТ, а также Т.Н. Даутовой и М.П. Исаевой за помощь
в работе. Исследование выполнено при поддержке грантов
Правительства России (№ 11.G34.31.0010), Российского фонда
фундаментальных исследований (№ 14-04-00239) и Президиу‑
ма ДВО РАН (№14-III-В-06-067).
Литература
1. Долматов И.Ю., Машанов В.С. Регенерация у голотурий.
Владивосток: Дальнаука. 2007. 212 с.
2. Долматов И.Ю., Нгуен Ан Хан, Каменев Я.И. Особенности
бесполого размножения, эвисцерации и регенерации у голо‑
турий (Holothuroidea) из залива Нячанг Южно-Китайского
моря // Биология моря. 2012. Т. 38, № 3. С. 227–236.
3. Каменев Я.И. Ультраструктура внутренних органов, бесполое
размножение и регенерация у голотурии Cladolabes schmeltzii:
автореф. дис. канд. биол. наук. Владивосток, 2013. 24 с.
4. Куликова К.В., Кибардин А.В., Гнучев Н.В. [и др.]. Сигналь‑
ный путь Wnt и его значение для развития меланомы //
Современные технологии в медицине. 2012. Т. 3. С. 107–112.
5. Fathke C., Wilson L., Shah K. et al. Wnt signaling induces epithe‑
lial differentiation during cutaneous wound healing // BMC Cell.
Biol. 2006. Vol. 7, No. 4. URL% http://www.ncbi.nlm.nih.gov/
pmc/articles/PMC1388211 (дата обращения 10.12.2013).
33
6. Flatt T., Heyland A. Mechanisms of life history evolution. Oxford
university press, 2011. 478 p.
7. Fu J., Jiang M., Mirando A.J., Yu H.M., Hsu W. Reciprocal regula‑
tion of Wnt and Gpr177/mouse Wntless is required for embryonic
axis formation // Proceedings of the National Academy of Sci‑
ences of the USA. Vol. 106, No. 44. P. 18598–18603.
8. Kawakami Y., Esteban C.R., Raya M. [et al.]. Wnt/betacatenin
signaling regulates vertebrate limb regeneration // Genes &
Development. 2006. Vol. 20. P. 3232–3237.
9. Mashanov V.S., Zueva O.R., Garcia-Arraras E.J. Expression of
Wnt9, TCTP, and Bmp1/Tll in sea cucumber visceral regeneration
// Gene Expression Patterns. 2012. Vol. 12, No. 1–2. P. 24–35.
10. Millera M.F., Cohenb E.D., Baggsc J.E. [et al.]. Wnt ligands signal
in a cooperative manner to promote foregut organogenesis //
Proceedings of the National Academy of Sciences of the USA.
2012. Vol. 109, No. 38. P. 15348–15353.
11. Ortiz-Pineda P.A., Ramírez-Gómez F., Pérez-Ortiz J. [et al.].
Gene expression profiling of intestinal regeneration in the sea
cucumber // BMC Genomics. 2009. Vol. 10. 262 p.
12. Singhl R., MacDonald B.A., Thomas M.L., Lawton P. Patterns
of seasonal and tidal feeding activity in the dendrochirote sea
cucumber Cucumaria frondosa (Echinodermata: Holothuroidea)
in the Bay of Fundy, Canada // Marine ecology progress series.
1999. Vol. 187. P. 133–145.
13. Sodergreen E., Weinstock G.M., Davidson E.H. [et al.]. The ge‑
nome of the sea urchin Strongulocentrotus purpuratus // Science.
2006. Vol. 314, No. 5801. P. 941–952.
14. Takeo M., Chou W.C., Sun Q. [et al.]. Wnt activation in nail
epithelium couples nail growth to digit regeneration // Nature.
2013. Vol. 499. P. 228–232 .
15. Wu B., Crampton S.P., Hughes C.C. Wnt signaling induces matrix
metalloproteinase expression and regulates T cell transmigration
// Immunity. 2007. Vol. 26. P. 227–239.
Поступила в редакцию 12.12.2013.
Экспрессия генов сигнального пути Wnt при регенерации
и бесполом размножении у голотурий
А.С. Гирич1 И.Ю. Долматов1, 2
1 Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского ДВО РАН
(690041, г. Владивосток, ул. Пальчевского, 17), 2 Дальневосточный федеральный университет (690091, г. Владивосток, ул. Суханова, 8)
Резюме. Белки Wnt являются ключевыми факторами многих
морфогенетических процессов, в том числе и регенерации.
Млекопитающие в сравнении с беспозвоночными сильно огра‑
ничены в способности восстанавливать поврежденные органы,
хотя и имеют одни и те же консервативные молекулы сигналь‑
ных путей Wnt. Для того, чтобы активировать регенерацию с
помощью белков Wnt, необходимо изучить процесс восстанов‑
ления на модельных организмах – иглокожих. С помощью мето‑
да секвенирования транскриптомов, определено наличие генов
WNT1, WNT2, WNT4, WNT6, WNT7, WNT9, WNT10 и WNT16 у
голотурий Eupentacta fraudatrix и Cladolabes schmeltzii. Выявлено
участие этих генов в процессе регенерации аквафарингеального
комплекса и кишки после эвисцерации у E. fraudatrix, а также
при регенерации задней части после поперечного разрезания и
бесполом размножении у C. schmeltzii. Кроме того, обнаружены
и другие участники сигнального пути Wnt: β-catenin, frizzled,
dishevelled. У Е. fraudatrix экспрессия генов WNT4, WNT6 про‑
исходила только на поздних стадия регенерации. У C. schmeltzii
на ранних этапах восстановления активировались WNT2,
WNT10, WNT16, на поздних – WNT1, WNT2, WNT3, WNT4 и
WNT7. При бесполом размножении C. schmeltzii обнаружены
транскрипты WNT1, WNT2, WNT4, WNT7, WNT10. Возможно,
в исследуемых процессах гены WNT создают градиент концент‑
рации, тем самым определяя места закладки органов, либо они
непосред­ственно управляют регенерацией, заставляя клетки
мигрировать и формировать органы.
Ключевые слова: гены WNT, сигнальные пути, морфогенез,
иглокожие.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
34
УДК 615.276.324:5934.96:611.019.53
Сравнительное исследование действия дексаметазона и нового экстракта
из голотурий на уровень цитокиноподобных веществ в отдельных типах
иммуноцитов голотурии Eupentacta fraudatrix
Л.С. Долматова1, О.А. Уланова1, И.Ю. Долматов2, 3
1 Тихоокеанский
океанологический институт им. В.И. Ильичева ДВО РАН (690041, г. Владивосток, ул. Балтийская, 43),
биологии моря им. А.В. Жирмунского ДВО РАН (690041, Владивосток, ул. Пальчевского, 17),
3 Дальневосточный федеральный университет (690950, Владивосток, ул. Суханова, 8)
2 Институт
Ключевые слова: пентакан, интерлейкин-1α, γ-интерферон, фагоциты.
Comparative study of the effect of dexamethasone
and new holothurians’ extract on the level of the
cytokine similar substances in certain immune cells
types in the holothurian Eupentacta fraudatrix
L.S. Dolmatova1, O.A. Ulanova1, I.Yu. Dolmatov2, 3
1 Pacific Oceanological Institute named after V.I. Ilichev FEB
RAS (43 Baltiyskaya St. Vladivostok 690041 Russian Federation),
2 Institute of Marine Biology named after A.V. Zhirmunskiy FEB
RAS (17 Palchevskogo St. Vladivostok 690041 Russian Federation),
3 Far Eastern Federal University (8 Sukhanova St. Vladivostok
690950 Russian Federation)
Background. The ‘Pentakan’ preparation – is the extract from the
holothurians (HE), dwelling in the shelf zone of the seas in the Far
East, has a wide range of biological activities including bacteriostatic
and fungistatic ones. In the experiment it prevented the coagula‑
tion of peritoneal fluid due to lower functional activity of peritoneal
macrophages with their decreasing the production of reactive oxy‑
gen species, which are the mediators of proinflammatory cytokines.
However, the HE effect on the cytokines’ level is almost unexplored.
Methods. There has been carried out a comparative study of the ef‑
fect of new HE and dexamethasone on the level of interleukin-1αrelated substances (IL-1α-RS) and interferon-γ-related substances
(IFN-γ-RS) in the two phagocytes’ types (Ph1 and Ph2) derived
from the coelomic fluid of the holothurian Eupentacta fraudatrix.
Results. In Ph2 after 24 hours of incubation the dexamethasone’s
low concentrations (1 and 0.1 mcM) reduced the levels of IL-1α- RS
and IFN-γ-RS in inverse concentration dependence, and after 48
hours they raised the level of IFN-γ-RS in direct concentration de‑
pendence. 100 mcM of dexamethasone increased the level of IFNγ-RS in Ph2 in both the incubation periods and in Ph1, on the con‑
trary, after 48 hours, it was significantly inhibited. The holothurians’
extract (0.01–1 mcg / ml) had the effect on the levels of IL-1α-RS
and IFN-γ-RS in both types of phagocytes similar to that of dexam‑
ethasone and canceled its effects when injected together indicating
the competitive relationships of the preparations.
Conclusions. Dexamethasone is known to affect the apoptosis level
in phagocytes inhibiting the anti-inflammatory cytokines. The re‑
sulting data suggest there is a similarity in the influence of gluco‑
corticoid hormones and HE on the cytokine related substances in
the holothurians’ phagocytes. The data also denote the evolutionary
antiquity of the cytokine-mediated mechanisms of the natural im‑
munity hormonal regulation and support the use of the holothuri‑
ans’ phagocytes as a model in the study of the vertebrates’ immunity
mechanisms, as well as promising research for the opportunities in
use of HE in complex anti-inflammatory therapy.
Keywords: Pentakan, interleukin-1α, interferon-γ, phagocytes.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 34–38.
Известно, что у человека и других млекопитающих
ведущими факторами в развитии воспаления являются
Долматова Людмила Степановна – канд. биол. наук, в.н.с. ТОИ ДВО
РАН; тел.: +7 (423) 231-25-80, e-mail: dolmatova@poi.dvo.ru
некоторые цитокины, в том числе интерлейкин-1α
и γ-интерферон [1]. Показано, что вызвать развитие
сепсиса в эксперименте может одно лишь добавление
провоспалительных цитокинов [13]. Вследствие этого
противовоспалительная терапия направлена, прежде
всего, на снижение уровня этих веществ. Синтети‑
ческий глюкокортикоидный гормон дексаметазон эф‑
фективно ингибирует их синтез и является одним из
наиболее используемых в мире противовоспалитель‑
ных препаратов [1]. Однако показания к гормональной
терапии часто бывают ограниченными из-за побочных
реакций, в связи с чем поиск новых противовоспали‑
тельных препаратов, сочетающих эффективность и
безопасность, становится актуальной задачей.
Новый экстракт из тканей ряда голотурий (Echi­no­
der­ma­ta, Holothuroidea), обитающих в шельфовой зоне
морей Дальнего Востока, обладает широким диапазо‑
ном биологического действия, включая выраженное
бактерио- и фунгистатическое [3]. Препарат получил
коммерческое название «Пентакан» (ТУ 9154-00177418193). В исследованиях на мышах показано, что
его защитный эффект при экспериментальной псевдо‑
туберкулезной инфекции как при профилактической,
так и при терапевтической схемах применения связан
не только с прямым бактериостатическим действием,
но и иммуномодулирующей активностью [4]. При этом
препарат оказался эффективным в предотвращении ко‑
агуляции перитонеальной жидкости у инфицированных
животных. Свой эффект экстракт из голотурий (ЭГ)
демонстрировал на фоне снижения функциональной
активности перитонеальных макрофагов, в частности,
уменьшения ими продукции активных форм кислорода,
которые представляют собой медиаторы провоспали‑
тельных цитокинов. Однако его влияние на уровень
самих цитокинов практически не было исследовано.
Ранее использование фагоцитов иглокожих, являю‑
щихся аналогами макрофагов позвоночных животных,
было предложено в качестве адекватной модели ме‑
ханизмов врожденного иммунитета [5, 8]. Иглокожие
животные в отличие от многих других беспозвоночных
имеют общего предка с позвоночными. При этом у
них есть развитая система врожденного иммунитета
[1], а простота их строения позволяет в достаточной
степени близко сопоставлять данные, полученные in
vitro и in vivo. Кроме того, у иглокожих обнаружены
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
35
предковые формы ряда цитокинов позвоночных, в том
числе и провоспалительных, таких как интерлейкин1α-подобные вещества (ИЛ-1α-ПВ) и интерферонγ-подобные вещества (ИФН-γ-ПВ) и рецепторы к
ним [11]. Кроме того, цитокиноподобные вещества
иглокожих реагируют с антителами к цитокинам че‑
ловека [5].
У дальневосточной голотурии Eupentacta fraudatrix
имеется два типа фагоцитов (Ф1 и Ф2), обладающих
разным уровнем функциональной активности, и, в
частности, по-разному реагирующих на апоптозмоду‑
лирующее действие дексаметазона [9]. Поскольку ци‑
токины участвуют в регуляции апоптоза в иммунных
клетках позвоночных [6], для исследования механиз‑
мов влияния ЭГ представлялось важным исследовать
его действие на уровень цитокиноподобных веществ в
отдельных функционально отличных типах фагоцитов
голотурий. В связи с этим цель данного исследова‑
ния – изучение влияния ЭГ на уровень ИЛ-1α-ПВ и
ИНФ-γ-ПВ в отдельных типах фагоцитов голотурии
E. fraudatrix в сравнении с действием дексаметазона.
Материал и методы. Голотурии E. fraudatrix с длиной
тела 40–70 мм были собраны в заливе Петра Великого
в мае 2009 г. До начала экспериментов животные нахо‑
дились в аквариуме с проточной аэрируемой морской
водой в течение двух недель. Целомическую жидкость,
полученную от 40 животных, собирали в сосуд с рав‑
ным объемом антикоагулирующего раствора, содер‑
жавшим 30 мМ ЭДТА, 31 г/л NaCl, 50 мМ трис-HCl
(pH 7,6) [8].
Разделение фагоцитов проводили центрифугиро‑
ванием в градиенте плотности фиколла-верографина,
как описано ранее [2]. Отбирали фракции фагоцитов
Ф1 и Ф2, полученные в интерфазах между образцом
целомической жидкости и 3-й ступенью градиента
(фиколл-верографин – антикоагулирующий раствор,
1:2 в объемном соотношении) или 3-й и 2-й ступенями
(фиколл-верографин – антикоагулирующий раствор,
1:1), соответственно. Инкубацию полученных клеток
2000
пг на 1 мг белка
1500
1000
500
1
2
3
4
5
6
7
Рис. 1. Влияние дексаметазона и ЭГ на уровень ИЛ-1α-ПВ в
Ф2 голотурии E. fraudatrix при инкубации в течение 24 часов:
1 – контроль; 2 – дексаметазон, 100 мкМ; 3 – дексаметазон, 1 мкМ;
4 – дексаметазон, 0,1 мкМ; 5 – ЭГ, 1 мкг/мл; 6 – ЭГ, 0,01 мкг/мл; 7 – дексаметазон, 100 мкМ + ЭГ, 0,01 мкг/мл (* – разница по сравнению с контролем статистически значима).
проводили 24 или 48 часов при 20 °С с различными кон‑
центрациями экстракта – 0,01, 0,1 и 1 мкг/мл – и/или
дексаметазона (KRKA, Словакия) – 0,1, 1 и 100 мкМ.
Определение уровня ИЛ-1α-ПВ и ИНФ-γ-ПВ осу‑
ществляли с использованием наборов для иммуно‑
ферментного анализа содержания интерлейкина-1α
и γ-интерферона человека («Цитокин», Санкт-Петер‑
бург). Определение белка проводили с использованием
красителя Кумасси G-250.
Результаты обрабатывали статистически, исполь‑
зуя для определения достоверности различий между
группами t-критерий Стьюдента.
Результаты исследования. Инкубация Ф2 с декса‑
метазоном в течение 24 часов приводила к концентра‑
ционно-зависимому снижению уровня ИЛ-1α-ПВ по
сравнению с контролем, при этом зависимость была
обратной (рис. 1). Наибольшее снижение уровня ИЛ1α-ПВ (более чем в 20 раз по сравнению с контролем)
индуцировал дексаметазон в концентрации 1 мкМ.
Инкубация с ЭГ также вызывала значительное сни‑
жение уровня ИЛ-1α-ПВ в фагоцитах: в 4,6 раза по
сравнению с контролем при концентрации 1 мкг/мл
и практически полное подавление синтеза – при кон‑
центрации 0,1 мкг/мл. Таким образом, как и при дейс‑
твии дексаметазона, для уровня ИЛ-1α-ПВ при исполь‑
зовании ЭГ отмечена обратная концентрационная
зависимость. При инкубации фагоцитов одновремен‑
но с дексаметазоном (100 мкМ) и ЭГ (0,01 мкг/мл)
уровень ИЛ-1α-ПВ возвращался практически к конт‑
рольному уровню.
В тот же временной срок инкубации дексаметазон
в низких концентрациях (1 и 0,1 мкМ) также снижал
уровень ИНФ-γ-ПВ в обратной концентрационной за‑
висимости (рис. 2, а). Однако в концентрации 100 мкМ
он уже, напротив, стимулировал рост содержания
ИНФ-γ-ПВ на 30%. ЭГ во всех исследованных концен‑
трациях снижал уровень интерферона в обратной кон‑
центрационной зависимости (на 40, 43 и 74% при кон‑
центрациях 1, 0,1 и 0,01 мкг/мл, соответственно). При
совместном использовании дексаметазона (100 мкМ) и
различных концентраций ЭГ уровень ИНФ-γ-ПВ либо
не отличался от такового при действии одного декса‑
метазона (1 мкг/мл экстракта), либо (0,01–0,1 мкг/мл
экстракта) был достоверно ниже, чем при воздействии
дексаметазона, приближаясь к контрольному уровню.
ЭГ в концентрации 0,01 мкг/мл при совместном при‑
менении отменял действие дексаметазона.
Тем не менее через 48 часов в Ф2 дексаметазон в
концентрации 0,1 мкМ уже не снижал, а в концент‑
рациях 1 и 100 мкМ даже стимулировал рост уровня
ИНФ-γ-ПВ в 9,3 и 7,4 раза, соответственно (рис. 2, б).
ЭГ также стимулировал рост уровня ИНФ-γ-ПВ в
концентрациях 0,1 и 1 мкг/мл (максимально – в 4 раза
при концентрации 1 мкг/мл), но не в концентрации
0,01 мкг/мл. При одновременном действии дексамета‑
зона (100 мкМ) и ЭГ в концентрациях 1 и 0,1 мкг/мл
уровень ИНФ-γ-ПВ не отличался от контрольного,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
36
300
200
180
пг на 1 мг белка
250
160
140
200
120
100
150
80
100
60
40
50
а
300
20
1
2
3
пг на 1 мг белка
4
5
6
7
8
9
10
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Рис. 3. Уровень ИНФ-γ-ПВ в Ф1 голотурии E. fraudatrix при
действии дексаметазона и ЭГ через 48 часов инкубации:
250
1 – контроль; 2 – дексаметазон, 100 мкМ; 3 – дексаметазон, 1 мкМ;
4 – дексаметазон, 0,1 мкМ; 5 – ЭГ, 1 мкг/мл; 6 – ЭГ, 0,1 мкг/мл; 7 – ЭГ,
0,01 мкг/мл; 8 – дексаметазон, 100 мкМ + ЭГ, 1 мкг/мл; 9 – дексаметазон, 100 мкМ + ЭГ, 0,01 мкг/мл (* – разница по сравнению с контролем
статистически значима).
200
150
100
50
б
пг на 1 мг белка
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Рис. 2. Влияние дексаметазона и ЭГ на уровень ИНФ-γ-ПВ в
Ф2 голотурии E. fraudatrix при инкубации в течение 24 (а) и
48 (б) часов:
1 – контроль; 2 – дексаметазон, 100 мкМ; 3 – дексаметазон, 1 мкМ; 4 –
дексаметазон, 0,1 мкМ; 5 – ЭГ, 1 мкг/мл; 6 – ЭГ, 0,1 мкг/мл; 7 – ЭГ, 0,01
мкг/мл; 8 – дексаметазон, 100 мкМ + ЭГ, 1 мкг/мл; 9 – дексаметазон,
100 мкМ + ЭГ, 0,1 мкг/мл; 10 – дексаметазон, 100 мкМ + ЭГ, 0,01 мкг/мл
(* – разница по сравнению с контролем статистически значима).
а при концентрации экстракта 0,01 мкг/мл даже сни‑
жался на 70% по сравнению с контролем.
В Ф1, в отличие от Ф2, дексаметазон, напротив,
через 48 часов стимулировал рост уровня ИНФ-γ-ПВ
в наименьших из исследованных концентраций, а в
концентрации 100 мкМ практически полностью его
подавлял (рис. 3). ЭГ практически не влиял на уро‑
вень ИНФ-γ-ПВ в концентрациях 0,1–0,01 мкг/мл,
но значительно снижал его (в 6 раз) в концентрации
1 мкг/мл. При совместном действии дексаметазона
(100 мкМ) и ЭГ в концентрациях 0,01 или 1 мкг/мл
уровень ИНФ‑γ‑ПВ был равен контрольному или
значительно подавлен, соответственно.
Обсуждение полученных данных. Через 24 часа ин‑
кубации низкие концентрации дексаметазона (1 и
0,1 мкМ) оказывали обратное концентрационно-зави‑
симое ингибирующее влияние на уровень ИЛ-1α-ПВ
и ИНФ-γ-ПВ в Ф2 голотурий. Однако через 48 часов
дексаметазон демонстрировал стимулирующий ИНФγ-ПВ-эффект при всех исследованных концентрациях.
Эти данные соответствуют представлениям об ингиби‑
рующем действии низких концентраций дексаметазона
на уровень провоспалительных цитокинов позвоноч‑
ных и наличии бифазного эффекта в зависимости от
концентрации препарата [1, 7].
Ранее было показано, что дексаметазон в концент‑
рации 100 мкМ через 24 часа инкубации с Ф2 снижал
уровень апоптоза по сравнению с контролем, а в кон‑
центрациях 0,1 и 1 мкМ, напротив, его стимулировал.
Через 48 часов только 0,1 мкМ дексаметазона стиму‑
лировал уровень апоптоза, при этом концентрация
1 мкМ даже снижала его уровень, а 100 мкМ – не влияла
на него [9]. Сопоставление полученных в настоящей
работе и литературных источниках данных свидетель‑
ствует о том, что проапоптотическое действие декса‑
метазона находится в обратной зависимости от уровня
цитокиноподобных веществ (ИЛ-1α-ПВ и ИНФ-γ-ПВ)
в этих клетках. По-видимому, индукция дексаметазо‑
ном апоптоза Ф2 происходит на фоне снижения им
уровня провоспалительных цитокинов в клетке.
Влияние дексаметазона на уровень ИНФ-γ-ПВ в Ф1
через 48 часов инкубации отличалось от такового для
Ф2: он стимулировал выработку ИНФ-γ-ПВ только
в наименьшей концентрации, а в концентрациях 1 и
100 мкМ, напротив, угнетал ее. Тот факт, что в Ф1 для
ингибирующего эффекта требовались более высокие
концентрации дексаметазона, свидетельствовал о бо‑
лее высокой чувствительности Ф2 к этому препарату.
Ранее I.Yu. Dolmatov et al. [9] была показана и более
низкая чувствительность Ф1 по сравнению с Ф2 к
апоптозстимулирующему действию дексаметазона:
через 48 часов инкубации он стимулировал апоптоз в
Ф1 только в высокой концентрации (100 мкМ).
Известно, что у позвоночных эффект некоторых
цитокинов, в том числе γ-интерферона, может быть
разнонаправленным в зависимости от типа клеток.
Так, он может стимулировать апоптоз в тимоцитах, но
подавлять его в нейтрофилах [12]. Кроме того, сам уро‑
вень γ-интерферона может изменяться под действием
одного агента по-разному в различных субпопуляциях
клеток [10]. Разнонаправленное влияние дексамета‑
зона на уровень ИНФ-γ-ПВ в Ф1 и Ф2 свидетельс‑
твует в пользу высказанного ранее предположения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
о различной функциональной активности этих двух
типов фагоцитов [9].
Полученные данные свидетельствуют также о
сходстве характера влияния дексаметазона на цито‑
кины в иммунных клетках позвоночных и цитокино‑
подобные вещества в фагоцитах голотурий. По-види‑
мому, глюкокортикоидные гормоны могут оказывать
иммуномодулирующий эффект в клетках голотурии
по механизмам, сходным с таковыми у позвоночных,
включающим синтез цитокиноподобных веществ, ана‑
логичных провоспалительным цитокинам позвоноч‑
ных. Эти данные указывают также на эволюционную
древность цитокин-опосредованных механизмов гор‑
мональной регуляции естественного иммунитета и
подтверждают возможность использования фагоцитов
голотурий как модельного объекта при исследовании
механизмов иммунитета позвоночных.
ЭГ подобно дексаметазону снижал уровень ИЛ1α-ПВ и ИНФ-γ-ПВ в Ф2 через 24 часа в обратной
концентрационной зависимости. Так же, как и у декса‑
метазона, действие ЭГ менялось на противоположное
через 48 часов: экстракт стимулировал уровень ИНФγ-ПВ при всех исследованных концентрациях. Ф1 были
менее чувствительны к ИНФ-γ-ПВ-ингибирующему
действию экстракта из голотурий, чем Ф2: экстракт
значительно снижал их уровень только в наибольшей
концентрации (1 мкг/мл).
Полученные данные свидетельствуют о том, что
ЭГ может модулировать уровень провоспалительных
цитокинов сходным с дексаметазоном образом. При
этом степень влияния экстракта на ИЛ-1α-ПВ была
сопоставима со степенью влияния дексаметазона, а на
ИНФ-γ-ПВ – только в диапазоне низких концентраций
гормона (0,1–1 мкМ).
При 24-часовой инкубации Ф2 одновременно с
дексаметазоном (100 мкМ) и ЭГ эффект отдельного
действия препаратов на уровень обоих цитокино‑
подобных веществ снижался или, как при действии
наименьшей концентрации экстракта (0,01 мкг/мл),
отменялся. При 48-часовой инкубации практичес‑
ки все концентрации экстракта отменяли эффекты
отдельного применения препаратов в отношении
ИНФ-γ-ПВ как в Ф2, так и в Ф1.
Для многих растительных экстрактов, содержащих
гликозиды, показано сходное с дексаметазоном проти‑
вовоспалительное действие, прежде всего, снижение
синтеза провоспалительных цитокинов [14]. Биоло‑
гическая активность тритерпеновых гликозидов из
тканей голотурий, входящих и в состав ЭГ, в некоторых
случаях значительно выше, чем у растительных глико‑
зидов. ЭГ также оказывал сходное с дексаметазоном
влияние на уровень цитокиноподобных веществ в
фагоцитах голотурий, более того, при их совмест‑
ном применении действие препаратов по отдельнос‑
ти отменялось. Учитывая, что в ряде случаев было
показано, что тритерпеновые соединения, входящие
в состав растительных экстрактов, конкурировали с
37
дексаметазоном за связывание с глюкокортикоидным
рецептором и являются функциональными лиганда‑
ми рецептора к гормону [14], можно предположить,
что компоненты ЭГ могут быть функциональными
лигандами глюкокортикоидного гормона. При этом
цитокинмодулирующее действие ЭГ даже в малых
концентрациях было выше или сопоставимо с таковым
дексаметазона, что подтверждает перспективность
дальнейших исследований возможностей эффектив‑
ного использования пентакана в комплексной проти‑
вовоспалительной терапии.
Выводы
1. Ингибирующее влияние дексаметазона на уровень
цитокиноподобных веществ в фагоцитах 2-го типа
голотурии E. fraudatrix при воздействии в течение 24
или 48 часов находится в обратной зависимости от
его концентрации и также зависит от времени инку‑
бации.
2. Во фракции фагоцитов 1-го типа способность де‑
ксаметазона снижать уровень ИНФ-γ-ПВ при ин‑
кубации в течение 48 часов возрастает с увеличени‑
ем его концентрации, причем низкие концентрации
(0,1 и 1 мкМ) даже стимулируют рост уровня ИНФ-γ-ПВ.
3. Различная чувствительность фагоцитов 1-го и 2-го
типов к модулирующему действию дексаметазона на
уровень цитокиноподобных веществ свидетельствует
в пользу представлений о разной функциональной
активности этих клеток.
4. ЭГ в концентрации 0,01–1 мкг/мл оказывает на уров‑
ни ИЛ-1α-ПВ и ИНФ-γ-ПВ в обоих типах фагоцитов
голотурий действие, сходное с таковым дексаметазона,
и отменяет его эффекты при совместном применении.
5. Цитокинмодулирующий эффект ЭГ может быть
одним из важных механизмов его противовоспали‑
тельного действия.
Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ – ДВО РАН
№ 08-04-99141.
Литература
1. Гусев Е.Ю., Черешнев В.А. Эволюция воспаления // Цитоки‑
ны и воспаление. 2012. Т. 11, № 4. С. 5–13.
2. Долматова Л.С., Елисейкина М.Г., Ромашина В.В. Анти‑
оксидантная ферментативная активность целомоцитов
дальневосточной голотурии Eupentacta fraudatrix // Журнал
эволюционной биохимии и физиологии. 2004. Т. 40, № 2.
С. 104–111.
3. Долматова Л.С., Рахманова С.Н., Юцковский А.Д. Место и
роль дрожжеподобных грибов в развитии угревой болезни
// Дальневосточный вестник дерматовенерологии, дермато‑
косметологии и сексопатологии. 2008. № 2. С. 17–18.
4. Долматова Л.С., Заика О.А., Тимченко Н.Ф. Влияние экстра‑
кта из дальневосточных видов голотурий на оксидантноантиоксидантный баланс и апоптоз в макрофагах мышей
при экспериментальной псевдотуберкулезной инфекции //
Тихоокеанский мед. журнал. 2012. № 1. С. 53–56.
5. Дьячков И.С., Кудрявцев И.В., Сухачев А.Н. Изучение меха‑
низмов межклеточной кооперации в реакциях врожденного
иммунитета иглокожих // Вестник Уральской медицинской
академической науки. 2006. № 3–1 (14). С. 57–60.
6. Чечина О.Е., Биктасова А.К., Сазонова Е.В. [и др.]. Роль цито‑
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
38
кинов в редокс-зависимой регуляции апоптоза // Бюллетень
сибирской медицины. 2009. № 2. С. 67–72.
7. Chantong B., Kratschmar D.V., Nashev L.G. [et al.]. Miner‑
alocorticoid and glucocorticoid receptors differentially regulate
NF-kappaB activity and pro-inflammatory cytokine production
in murine BV-2 microglial cells // Neuroinflammation. 2012.
Vol. 9. doi: 10.1186/1742-2094-9-260.
8. Chia F., Xing J. Echinoderm coelomocytes // Zoological Studies.
1996. Vol. 35, No. 4. P. 231–254.
9. Dolmatov I.Yu., Dolmatova L.S., Shitkova O.A., Kovaleva A.L.
Dexamethasone-induced apoptosis in phagocytes of holothurian
Eupentacta fraudatrix // Proceedings of the 11th International
Echinoderm Conference, Munich, Germany. 2003. London.
2004. P. 105–119.
10. Huebner L., Engeli S., Wrann C.D. [et al.]. Human NK cell subset
functions are differentially affected by adipokines // PLoS One.
2013. Vol. 8. e75703. doi: 10.1371/journal.pone.0075703.
11. Legas E., Vaugier G.L., Bousquet F. [et al.]. Primitive cytokines
and cytokine receptors in invertebrates: the sea star Asterias
rubens as a model of study // Scandinavian Journal of Immunol‑
ogy. 1996. Vol. 44. P. 375–380.
12. L iles W.C., Dale D.C., Klebanoff S.J. Glucocorticoids inhib‑
it apoptosis of human neutrophils // Blood. 1995. Vol. 86.
P. 3181–3188.
13. Muroya M., Chang K., Uchida K. [et al.]. Analysis of cyto‑
toxicity induced by proinflammatory cytokines in the human
alveolar epithelial cell line A549 // Bioscience Trends. 2012.
Vol 6. P. 70–80.
14. Yang C.S., Ko S.R., Cho B.G. [et al.]. The ginsenoside metabolite
compound K, a novel agonist of glucocorticoid receptor, induces
tolerance to endotoxin-induced lethal shock // Journal of Cellular
and Molecular Medicine. 2008. Vol. 12, No. 5A. P. 1739–1753.
Поступила в редакцию 12.12.2013.
Сравнительное исследование действия дексаметазона и нового
экстракта из голотурий на уровень цитокиноподобных веществ
в отдельных типах иммуноцитов голотурии Eupentacta fraudatrix
Л.С. Долматова1, О.А. Уланова1, И.Ю. Долматов2, 3
1 Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичева ДВО РАН (690041, г. Владивосток, ул. Балтийская, 43),
2 Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского ДВО РАН
(690041, Владивосток, ул. Пальчевского, 17), 3 Дальневосточный федеральный университет (690950, Владивосток, ул. Суханова, 8)
Резюме. Исследовано влияние дексаметазона и нового экстра‑
кта из тканей дальневосточных голотурий (препарат «Пен‑
такан») на уровень интерлейкин-1α-подобных (ИЛ-1α-ПВ) и
интерферон-γ-подобных (ИФН-γ-ПВ) веществ в двух типах
фагоцитов (Ф1 и Ф2) голотурии Eupentacta fraudatrix. В Ф2
низкие концентрации дексаметазона (1 и 0,1 мкМ) через 24
часа инкубации снижали уровень ИЛ-1α-ПВ и ИНФ-γ-ПВ в
обратной, а через 48 часов – повышали уровень ИНФ-γ-ПВ в
прямой концентрационной зависимости. 100 мкМ дексамета‑
зона повышали уровень ИНФ-γ-ПВ в Ф2 в оба срока инку‑
бации, в Ф1, напротив, значительно его ингибировали через
48 часов. Экстракт из голотурий (0,01–1 мкг/мл) оказывал на
уровни ИЛ-1α-ПВ и ИНФ-γ-ПВ в обоих типах фагоцитов дейс‑
твие, сходное с таковым дексаметазона, и отменял его эффек‑
ты при совместном введении, что указывает на конкурентные
отношения препаратов. Полученные данные свидетельствуют
об эволюционной древности цитокин-опосредованных меха‑
низмов гормональной регуляции врожденного иммунитета, а
также перспективности дальнейшего исследования возмож‑
ностей использования экстракта из голотурий в комплексной
противовоспалительной терапии.
Ключевые слова: пентакан, интерлейкин-1α, γ-интерферон,
фагоциты.
УДК 616.211-002-056.43:612.017.1-053.2
Структура цитокинового профиля назального секрета
при аллергическом рините у детей
Е.В. Просекова1, С.Ю. Нетесова2, Н.Р. Забелина1, В.А. Сабыныч1, С.А. Сотниченко3
1 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Краевая
дет­ская клиническая больница № 1 (690002, Владивосток, пр-т Острякова, 27), 3 Дальневосточный окружной медицин‑
ский центр Федерального медико-биологического агентства (690022, г. Владивосток, пр-т 100 лет Владивостоку, 161)
Ключевые слова: аллергическое воспаление, интерлейкины, фактор некроза опухоли-альфа, гамма-интерферон.
The cytokine profile structure of nasal secretion
in children’s allergic rhinitis
E.V. Prosekova1, S.Yu. Netesova2, N.R. Zabelina1, V.A. Sabynych1,
S.A. Sotnichenko3
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Regional Children’s Clinical Hospital
No. 1 (27 Ostryakova Ave. Vladivostok 690002 Russian Federation),
3 Far East District Medical Center of Federal Medicobiologic Agency
(161 100-letiya Vladivostoku Ave. Vladivostok 690022 Russian
Federation)
Background. The results of the cytokine profiles study in various
biological substrates for children’s allergic diseases presented in
solitary domestic and foreign publications being often contradic‑
tory that determines importance of this research.
Methods. There was the research of the cytokine profile of nasal
secretion in 120 children with allergic rhinitis (AR), which in 40
Просекова Елена Викторовна – д-р мед. наук, профессор, зав. ка‑
федрой клинической лабораторной диагностики, общей и клинической
иммунологии ТГМУ; тел.: +7 (423) 266-07-19, e-mail: pros.ev@mail.ru
cases combined with bronchial asthma. The control tests rates - 20
healthy peers. The levels of the Interleukins (IL) 4, 8 and 13, tumor
necrosis factor alpha (TNFα) and interferon gamma (IFNγ) were
determined by enzyme-linked immunosorbent assay.
Results. The predominance of IL-8, increased synthesis of IL-13 and
IL-4 in children with AR in the structure of the cytokine profile has
been recorded. During activation of allergic immune inflammation
the proportion of IL-13, IL-8 and IFNγ was substantially similar.
During an exacerbation of the disease the proportion of IL-4 in nasal
secretion was significantly higher than in the remission period and
in mild clinical course of the disease. The content of IL-8 in nasal se‑
cretion during AR exacerbation was significantly higher than in the
remission period. In children with isolated AR the IL-8 level was 3.2
times lower than in children with complex lesions of the upper and
lower respiratory tract but significantly higher than the control tests
rates. During the rhinitis exacerbation a statistically significant in‑
crease of IL-4 concentration in nasal secretion has been recorded. The
INFγ content was definitely different in the disease periods, a correla‑
tion with the activity and severity of allergic inflammation as well as
the presence of allergic pathology have been revealed. The following
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
violation algorithm of the cytokine local regulation: IL-133+, IFNγ2–,
IL-83+, IL-43+, TNFα3+ has been determined.
Conclusions. The researches have revealed the information value
of the cytokine spectrum monitoring of nasal secretion in children
with AR to determine the nature, focus, activity and severity of al‑
lergic inflammation as well as the program effectiveness evaluation
in pharmacotherapy.
Keywords: allergic inflammation, interleukins, tumor necrosis factoralpha, interferon-gamma.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 38–42.
При аллергических заболеваниях вовлечение в вос‑
паление многих типов клеток предопределяет фор‑
мирование сложных механизмов иммунной реак‑
тивности и значимость исследований цитокиновой
регуляции [1, 5, 9–11]. Среди патогенетических ме‑
ханизмов аллергического ринита (АР) выделяют
дисбаланс в системе цитокинов, который приводит
к преимущественной генерации в сенсибилизиро‑
ванном организме Т-хелперных лимфоцитов 2-го
типа, вовлекает через интерлейкины (ИЛ) 4, 5 и 13
в продукцию иммуноглобулина Е В-лимфоциты,
через ИЛ-4 и ИЛ-10 – тучные клетки, а через ИЛ-5 –
эозинофилы, и инициирующий реализацию аллер‑
гического воспаления. Ведущая роль в медиации
аллергических реакций принадлежит ИЛ 6, 3, 4, 5, 13.
Экспрессия цитокинов обеспечивает избирательную
активацию, продление срока жизни и аккумуляцию
эозинофилов, тучных клеток, базофилов в слизистой
оболочке носа [2, 3, 7, 10–12].
Результаты изучения профиля цитокинов в раз‑
личных биологических субстратах при аллергических
заболеваниях у детей, представленные в единичных
отечественных и зарубежных публикациях [3, 5, 8, 10,
11], нередко разноречивы, что и определяет актуаль‑
ность настоящего исследования.
Материал и методы. Структуру цитокинового про‑
филя назального секрета исследовали у 120 детей
(75 мальчиков и 45 девочек в возрасте от 6 до 14 лет) с
персистирующим АР в разные периоды болезни. В 80
случаях отмечалось изолированное течение болезни
39
и в 40 – сочетание АР с бронхиальной астмой. Группу
контроля составили 20 здоровых сверстников.
Абсорбционным способом забирали назальный сек‑
рет и готовили мазок-отпечаток со слизистой оболочки
полости носа. В цитокиновом профиле определяли уро‑
вень и удельный вес ИЛ 4, 8 и13, фактора некроза опу‑
холи-альфа (ФНОα) и гамма-интерферона (ИФНγ). Ис‑
пользовали метод твердофазного иммуноферментного
анализа (реактивы фирмы R&D Diagnostics Inc., США)
с учетом результатов на анализаторе Multiscan. Общий
белок назального секрета определяли для перерасчета
полученных значений цитокинов на содержание белка.
Обработку данных проводили методами вариационной
статистики с использованием пакета программ Statistica
6.0 (Statsoft Inc., США).
Результаты исследования. В назальном секрете здо‑
ровых детей содержание большинства исследуемых
цитокинов варьировало от 1 до 10–20 пг/мл, толь‑
ко уровень ИФНγ определялся в диапазоне от 50 до
180 пг/мл при нормальном характере распределения.
Структура цитокинового профиля здоровых детей
характеризовалась высоким удельным весом ИФНγ и
ИЛ-8, а также преобладанием ИЛ-13 над ИЛ-4 (рис. 1).
Вариации диапазона доверительных интервалов ИЛ
4, 8, 13 и ФНОα в контроле были незначительными
(табл. 1).
У детей с АР в структуре цитокинового профиля
зафиксировано преобладание ИЛ-8, усиление синтеза
ИЛ-13 и ИЛ-4. В период активации аллергического
воспаления удельный вес ИЛ-13, ИЛ-8 и ИФНγ был
практически аналогичным (рис. 1). В период обос‑
трения и нарастания тяжести ринита доля ИЛ-4 в
назальном секрете была значимо выше, чем в период
ремиссии и при легком клиническом течении болезни.
Содержание ИЛ-8 в назальном секрете при обостре‑
нии АР был значимо выше (167,30±2,69 пг/мл), чем в
период ремиссии (59,71±2,69 пг/мл). У детей с изоли‑
рованным АР уровень ИЛ-8 был в 3,2 раза ниже, чем
у детей с сочетанным поражением верхних и нижних
дыхательных путей при удельном весе в структуре
Рис. 1. Структура цитокинового профиля назального секрета здоровых детей и детей с АР:
I – здоровые дети, II – все дети с АР (120 человек), III – дети с изолированным АР (80 человек), IV – дети с изолированным АР в стадии обострения
(80 человек), V – дети с изолированным АР в стадии ремиссии (80 человек) VI – дети с АР и бронхиальной астмой (40 человек).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
Таблица 1
цитокинового профиля 23,97
Цитокиновый
профиль
назального
секрета
здоровых
детей
и
детей
с
АР
и 43,41 %, соответственно.
В период стойкой ремиссии
Контроль
Дети с АР
у детей с изолированным АР
Цитокины
Уровень цитокинов, пг/мл
содержание ИЛ-8 более чем в
М±m
M–tm–M+tm
М±m
M–tm–M+tm
пять раз превышало показа‑
тели контроля, при тяжелом
ИЛ-4
1,78±0,14
1,54–2,03
42,83±1,71
39,99–45,68
течении – в десятки раз (рис. 1,
ИЛ-13
6,31±1,27
4,19–8,42
63,77±2,68
59,32–68,23
табл. 1).
ИЛ-8
16,90±1,84
13,84–19,96
65,04±2,85
60,31–97,77
При утяжелении течения
ИФНγ
136,61±4,89
128,48–144,74
93,45±2,83
88,65–98,24
ринита зафиксировано ста‑
ФНОα
4,93±0,62
3,90–5,96
6,34±0,49
5,53–7,16
тистически значимое увели‑
чение концентрации ИЛ-4 в
ИФНγ/ИЛ-4
77,19±1,84
2,18±0,03
назальном секрете (легкое те‑ РИ* ИФНγ/ИЛ-13
22,70±1,19
1,46±0,02
чение – 28,90±2,4 пг/мл, тяже‑
* Здесь и в табл. 2: регуляторный индекс.
лое – 72,4±3,4 пг/мл). В струк‑
Таблица 2
туре цитокинового профиля назального секрета удель‑
Цитокиновый
профиль
назального
секрета
у
детей
ный вес ИЛ-13 при АР варьировал от 22 до 30 %, при
с изолированным и сочетанным с бронхиальной астмой АР
изолированном течении ринита – в пределах 23,5±1,2 %,
при сочетанном поражении верхних и нижних ды‑
Уровень цитокинов (М±m), пг/мл
хательных путей – 22,3±0,8 %, при тяжелом течении
Цитокины
Изолированный АР
Сочетанный АР
ринита – 30,7±2,2 % (рис. 1). В период обострения
(n=80)
(n=40)
уровень ИЛ-13 достигал 138,09±8,63 пг/мл, в период
ИЛ-4
42,83±1,71
60,22±2,90
клинической ремиссии – 78,17±4,62 пг/мл. У троих де‑
ИЛ-13
63,77±2,68
108,13±5,93
тей с тяжелым клиническим течением заболевания
ИФНγ
93,45±5,77
83,02±3,23
в период обострения уровень ИЛ-13 превышал
ИФНγ/ИЛ-4
2,18±0,03
1,38±0,02
400 пг/мл. У детей с легким течением ринита уровень
РИ
этого цитокина в период ремиссии незначительно
ИФНγ/ИЛ-13
1,46±0,02
0,77±0,01
превышал показатели контрольной группы (10,24±0,36
Примечание. Разница всех показателей с группой контроля и между
против 6,31±1,27 пг/мл). У детей со среднетяжелым и
собой при изолированном и сочетанном течении АР статистически
тяжелым течением АР нормализации данного показа‑ значима.
теля в период ремиссии не зафиксировано.
Содержание ИНФγ достоверно различалось в пе‑ течения. Уровень цитокинов и структура цитокиново‑
риоды болезни, выявлена корреляция с активностью го профиля назального секрета детей с аллергическим
и тяжестью аллергического воспаления и наличием
воспалением дыхательных путей значимо различались
сопутствующей аллергопатологии. В назальном секре‑ в зависимости от топики воспаления (табл. 2). При
те у детей с АР уровень ИФНγ был достоверно ниже, изолированном АР содержание ИЛ-13 и ИЛ-4 было
чем у детей без аллергопатологии (табл. 1). В период
достоверно ниже, а ИНФγ – выше, чем при сочетанном
обострения АР уровень ИНФγ в назальном секрете аллергическом воспалении верхних и нижних дыха‑
снижался до 81,94±2,55 пг/мл, при нарастании степени тельных путей (табл. 2). У детей с сочетанием АР и
тяжести – до 54,48±1,85 пг/мл, а в период ремиссии уве‑ бронхиальной астмы уровень ФНОα в назальном сек‑
личивался до 98,00±3,50 пг/мл, оставаясь достоверно рете в период ремиссии находился в пределах нормы
ниже показателей контроля. В период ремиссии при (4,01±0,49 и 4,93±0,62 пг/мл, соответственно).
легком клиническом течении АР уровень ИНФγ был
При АР у детей определен следующий алгоритм на‑
сопоставим с контрольной группой (доверительный
рушений цитокиновой локальной регуляции: ИЛ‑133+,
интервал от 121,26 до 141,32 пг/мл). У детей с изоли‑ ИФНγ2–, ИЛ-83+, ИЛ-43+, ФНОα3+.
Обсуждение полученных данных. Содержание и
рованным АР при обострении, спровоцированном
вирусной инфекцией, содержание ИФНγ в назальном структура цитокинового профиля назального секрета
у детей при АР достоверно различались в зависимости
секрете равнялось 135–143 пг/мл.
Уровень ФНОα в назальном секрете у детей с АР ока‑ от тяжести течения, периода болезни и наличия со‑
путствующей аллергопатологии. Отмечена активация
зался выше, чем в группе контроля (табл. 1). В период
обострения ринита он увеличивался до 21,32±1,54 пг/мл, локального синтеза ИЛ-8, ИЛ-13 и ИЛ-4 во все периоды
в период ремиссии снижался до 2,43±0,20 пг/мл, при заболевания при снижении в структуре цитокинового
профиля доли ИНФγ. из олир ов а нном те чении ринит а был ра в ен
Содержание ИЛ-4, ИЛ-13, ИЛ-8 и ФНОα в биоло‑
6,34±0,49 пг/мл, в период ремиссии – 1,64±0,10 пг/мл,
что ниже значений контрольной группы. Различия в гических жидкостях у практически здоровых детей
содержании ФНОα в зависимости от периода заболе‑ г. Владивостока сопоставимо с показателями других
вания сглаживались при утяжелении клинического регионов, содержание ИФНγ было несколько выше
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
приводимого в литературе [3, 9, 11]. ИЛ-13 и ИЛ-4 –
костимуляторы пролиферации преактивированных
В-лимфоцитов, активаторы гуморального иммунитета
и участники регуляции синтеза иммуноглобулина E,
потребность в ИЛ-13 у здорового человека без аллер‑
гических реакций минимальна [4].
У детей с АР выявлены активация синтеза и преоб‑
ладание ИЛ-8 в структуре цитокинового спектра. ИЛ-8
является провоспалительным цитокином, синтезируе‑
мым в области внедрения патогена и повреждения тка‑
ней, регулирующим организацию защитной реакции и
местного иммунитета слизистых оболочек [8, 10].
В период обострения АР при его сочетании с брон‑
хиальной астмой удельный вес ИНФγ в структуре
цитокинового профиля назального секрета превышал
показатели периода ремиссии, что, возможно, связано
с триггерностью острых респираторных вирусных ин‑
фекций, способных индуцировать синтез этого цито‑
кина, и сохранением у данных пациентов адекватного
интерферонового ответа.
А.А. Останин и Е.Р. Черных [6], В.И. Коненков и
др. [4] высокие показатели в организме здорового
человека провоспалительных цитокинов (ФНОα и
ИФНγ) объясняли выполнением ими сторожевых
функций – медиаторов первой линии, ответствен‑
ных за запуск и организацию реакций врожденного
и адаптивного иммунитета, регуляторов активации
макрофагов, натуральных киллеров, индукции экс‑
прессии антигенов главного комплекса гистосовмес‑
тимости I и II класса, противовирусной резистент‑
ности. J. Mattes et al. [11] отмечали, что активность
провоспалительных цитокинов находится под опре‑
деленным негативным контролем и сбалансирована
на системном уровне ИЛ‑13. Локальная продукция
ФНОα в очаге воспаления обеспечивает хемотаксис
гранулоцитов и моноцитов, усиление дегрануляции
и микробицидности фагоцитов, продукцию и секре‑
цию реактивных кислородных радикалов, участвует
в защитных реакциях, служит одним из медиаторов
деструкции тканей при длительном, хроническом
воспалении [3, 4, 12].
Е.В. Смольниковой и др. [8] предложен мониторинг
в назальном секрете ИЛ-4 и ИЛ-8 для уточнения ме‑
ханизмов воспаления и клинико-патогенетического
варианта АР. Исследователи заключили, что усиление
локального синтеза ИЛ-8 свидетельствует об акти‑
вации гранулоцитов при остром воспалении любой
этиологии [2, 8, 9].
Выводы
1. У детей с АР отмечена активация локального синтеза
ИЛ-4, ИЛ-8 и ИЛ-13, изменение регуляторных индек‑
сов ИФНγ/ИЛ-4 и ИФНγ/ИЛ-13, снижение уровня
ИФНγ, приводящие к нарушениям в структуре цито‑
кинового профиля.
2. Мониторинг цитокинового профиля и динамики
ИЛ-13, ИЛ-4, ИФНγ назального секрета при АР у де‑
тей диагностически информативен, иллюстрирует
41
характер, направленность и степень активности ал‑
лергического воспаления.
3. Активация синтеза ИЛ-8 в период обострения рини‑
та инициирует участие гранулоцитов в аллергическом
воспалении, что позволяет рекомендовать мониторинг
содержания данного цитокина как дополнительный
критерий оценки эффективности противовоспали‑
тельной терапии.
4. Изменения в локальном цитокиновом профиле у
детей с изолированным течением АР и при его со‑
четании с бронхиальной астмой однонаправлены и
различаются по спектру и степени нарушений.
5. Высокая информативность анализа динамики цито‑
кинового профиля назального секрета в реализации
аллергического воспаления у детей позволяют реко‑
мендовать мониторинг цитокиновых биомаркеров для
диагностики и определения индивидуальных особен‑
ностей течения и оценки эффективности терапии АР.
Литература
1. Аппельганс Т.В., Савинкина Н.С., Махов В.А. [и др.]. Диффе‑
ренциальная диагностика риносинуситов у детей // Новости
«Вектор-Бест». 2008. № 4 (50). С. 2–5.
2. Астафурова О.В., Климов В.В., Староха А.В. [и др.]. Осо‑
бенности профиля цитокинов назального секрета у паци‑
ентов с аллергическим ринитом // Аллергология. 2005. № 3.
С. 14–17.
3. Игнатова И.А., Зенкин Л.В., Смирнова С.В. [и др.]. Кон‑
центрация ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-6 и ИФНγ в назальных смывах
при респираторной атопии и псевдоатопии // Цитокины и
воспаление. 2005. Т. 4, № 2. С. 93.
4. Коненков В.И., Ракова И.Г., Авдошина В.В., Гельфгат Е.Л.
Комплексная оценка уровня спонтанной продукции цито‑
кинов в культуре мононуклеарных клеток периферической
крови здорового человека // Цитокины и воспаление. 2005.
Т. 4, № 2. С. 33–37.
5. Красницкая А.С., Полятика А.Н. Особенности локального
цитокинового статуса у пациентов с хроническим тонзил‑
литом различной этиологии // Тихоокеанский мед. журнал.
2013. № 1. С. 62–64.
6. Останин А.А., Черных Е.П. Сравнительная оценка уровня 17
цитокинов в сыворотке и цельной крови здоровых доноров
методом проточной флюориметрии // Цитокины и воспале‑
ние. 2005. Т. 4, № 2. С. 25–32.
7. Симбирцев А.С. Цитокины в иммунопатогенезе и лечении
аллергии // Рос. аллергол. журнал. 2007. № 1. С. 5–19.
8. Смольникова Е.В., Кочетова Ю.И., Мусалова Н.М., Макра‑
носова М.А. Определение IL4 и IL8 в сыворотке крови и на‑
зальном секрете больных аллергическим и инфекционным
ринитами // Аллергология. 2005. № 4. С. 35–37.
9. Филонова Н.Н., Смирнова С.В., Волкова С.Г. [и др.]. Особен‑
ности концентрации ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-8 и ФНОα в мокроте
при бронхиальной астме и хроническом бронхите // Цито‑
кины и воспаление. 2005. Т. 4, № 2. С. 101.
10. Leonardi А., Curnow S. , Zhan H., Calder V. Multiple cytokines
in human tear specimens in seasonal and chronic allergic eye
disease and in conjunctival fibroblast culture // Clin. Exp. Allergy.
2006. Vol. 36. P. 777–784.
11. Mattes J., Yang M., Siqueira A. [et al.] IL-13 induces airways hy‑
perreactivity independently of IL-4Ra chain in the allergic king
// J. Immunol. 2001. Vol. 167. P. 1683–1692.
12. Wang D.Y., Ito T., Wang Y. [et al.] Maintenance and polarization
of human TH2 central memory T cells by thymic stromal Ivm‑
phopoietin-aetivated dendritic cells // Immunity. 2006. Vol. 24.
P. 827–838.
Поступила в редакцию 13.12.2013.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
42
Структура цитокинового профиля назального секрета
при аллергическом рините у детей
Е.В. Просекова1, С.Ю. Нетесова2, Н.Р. Забелина1, В.А. Сабыныч1,
С.А. Сотниченко3
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Краевая дет­
ская клиническая больница № 1 (690002, Владивосток, пр-т
Острякова, 27), 3 Дальневосточный окружной медицинский
центр Федерального медико-биологического агентства
(690022, г. Владивосток, пр-т 100 лет Владивостоку, 161)
Резюме. Результаты изучения профиля цитокинов в различных
биологических субстратах при аллергических заболеваниях у
детей, представленные в единичных публикациях, нередко раз‑
норечивы. Проведен мониторинг динамики цитокинового спек‑
тра назального секрета 120 детей с аллергическим ринитом (АР)
в различные периоды болезни. Методом твердофазного имму‑
ноферментного анализа определяли уровни интерлейкинов
(ИЛ) 4, 8 и13, фактора некроза опухоли альфа (ФНОα) и гаммаинтерферона (ИФНγ). В период обострения АР зафиксирована
активация синтеза ИЛ-4, ИЛ-8 и ИЛ-13 при незначительном на‑
растании уровня ФНОα, низкое содержание ИФНγ, что иллюс‑
трировалось дисбалансом и изменением цитокиновых индек‑
сов – ИФНγ/ИЛ-4 и ИФНγ/ИЛ-13 – и структуры цитокинового
профиля. Определен следующий алгоритм нарушений цитоки‑
новой локальной регуляции: ИЛ-133+, ИФНγ2–, ИЛ-83+, ИЛ-43+,
ФНОα3+. Проведенное исследование выявило информативность
мониторинга цитокинового спектра назального секрета при АР
у детей для уточнения характера, направленности, активности
и тяжести аллергического воспаления и оценки эффективности
программ фармакотерапии.
Ключевые слова: аллергическое воспаление, интерлейкины, фактор некроза опухоли-альфа, гамма-интерферон.
УДК 616.718.5-001.5:612.128
NO-индуцированная ранняя дисметаболия суставного хряща при внутрисуставных
переломах
А.В. Череповский1, 2, И.В. Шулепин2
1 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
клиническая больница № 2 (690105, г. Владивосток, ул. Русская, 57)
2 Владивостокская
Ключевые слова: травма сустава, остеосинтез, нитроксидсинтаза, оксид азота.
Nox induced early dismetaboly of the articular
cartilage caused by the intra-articular
fractures
A.V. Cherepovskiy1, I.V. Shulepin2
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Vladivostok clinical hospital No. 2
(57 Russkaya St. Vladivostok 690105 Russian Federation)
Background. Analysis of activity of the NO synthase (NOS) of the
articular cartilage of the knee joint as a result of the intra-articular
fractures of the lateral condyle of thibia.
Methods. The NADPH-diaphorase analysis of the hematoxylin and
eosin and toluidine blue imbued tissue samples out of the core of
lateral condyle of the tibia during operations for osteosynthesis on
15 intra-articular fractures patients.
Results. Elicited a statistically significant increment in activity
of the NOS of the chondrocytes in the course of the rehabilt‑
ation along with a valid decrement in amount of glycosamino‑
glycans in cartilage matrix. The given changes available subject
to the structural integrity of the cartilage or in the early period
of presence of an isolated osteochondral fragment after impres‑
sion fracture.
Conclusions. The intra-articular fractures cause an early defect of
anabolism of the cartilage related with an increment in activity of
the NOS. The optimal period of an operation for osteosynthesis
may be within 7–10 days after an injure before degradation of the
functional potency of a cartilage.
Keywords: arrticualation injury, osteosynthesis, NO synthase,
nitric oxide.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 42–44.
Общеизвестно, что внутрисуставные переломы, даже
в случае своевременного и правильного оперативного
лечения, в различные сроки после травмы приво‑
Череповский Антон Владиславович – д-р мед. наук, профессор
кафедры травматологии и ортопедии с курсом ВМХ ТГМУ; врач трав‑
матолог-ортопед III травматологического отделения ВКБ №2; e-mail:
cherepovsky_av@mail.ru
дят к развитию остеоартроза. Вместе с тем остается
неясным, какого рода изменения в хрящевой ткани
предшествуют морфологически позитивным стадиям
артроза и, что не менее важно, в какие сроки эти из‑
менения развиваются. Главной причиной недостатка
информации считается отсутствие биохимических
маркеров, отражающих течение дегенеративно-дис‑
трофического процесса в хрящевой ткани, которые
можно было бы использовать для скрининга пациентов
с высокой степенью риска развития данной патологии,
мониторинга активности и определения прогноза
заболевания [1, 12]. В этом аспекте весьма перспектив‑
ным представляется исследование биологической роли
одного из активных тканевых метаболитов – оксида
азота – в развитии хрящевой дегенерации.
Оксид азота представляет собой продукт активнос‑
ти группы ферментов – синтаз оксида азота. Группа
включает три типа или три изофермента, кодируемых
разными генами [6, 14].
Ранее нами было показано значение индуцибельной
изоформы нитроксидсинтазы (nitric oxide synthase –
NOS) хондроцитов как специфического маркера
ранней дистрофии хряща при посттравматической
нестабильности коленного сустава [3]. Настоящее
исследование посвящено изучению динамики актив‑
ности нитроксидсинтазы в хряще коленного сустава у
больных с переломами наружного мыщелка больше‑
берцовой кости.
Материал и методы. Материалом для исследования
послужили биоптаты хряща центральной части лате‑
рального мыщелка большеберцовой кости, получен‑
ные во время операций остеосинтеза у 15 пациентов
(10 мужчин и 5 женщин) 19–40 лет без клинических,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
43
Таблица
Гистохимические характеристики суставного хряща
коленного сустава при внутрисуставных переломах В2 и В3
Реакция
Интенсивность реакции, ЕОП
на 7–10-е сутки
на 14–21-е сутки
На NADPH-d
24,8±2,8
39,6±3,8
Толуидиновый синий
46,3±2,4
12,6±0,8
Примечание. Разница между обоими показателями в различные
сроки статистически значима.
а
б
Рис. NADPH-диафораза в хондроцитах поверхностной
и промежуточной зоны хряща коленного сустава.
Изолированный костно-хрящевой фрагмент на 7-е (а) и 20-е (б) сутки
после травмы. Метод Hope и Vincent, ×200.
рентгенологических, а также интраоперационных
признаков хрящевой дегенерации (забор материала
осуществлялся с информированного согласия). Сроки
после травмы составляли от 7 до 21 суток. У 4 человек
имелись переломы типа В1 по классификации АО [2]
(чистое раскалывание), у 4 больных выявлены перело‑
мы типа В2 (чистое вдавление), и в 7 случаях обнаруже‑
ны переломы типа В3 (вдавление и раскалывание).
Гистохимическую локализацию нитроксидсинтазы
выявляли, используя метод на NADPH-диафоразу
(NADPH-d), предложенный Hope и Vincent [8]. Ме‑
тод основан на образовании нерастворимого осадка
диформазана в присутствии субстрата – нитросинего
тетразолия и косубстрата – NADPH. Преимущество
данной реакции заключается в том, что плотность
образующегося осадка диформазана считается прямо
пропорциональной молекулярному содержанию NOS,
что дает возможность судить об активности энзима [8].
Общегистологические методы исследования включали
окраску гематоксилином и эозином и 1% толуидино‑
вым синим. Морфометрическая часть исследования
выполнялась на световом микроскопе: определяли
толщину зон хряща, проводили оценку хрящевой ци‑
тоархитектоники. Визуализацию изображения всех
микропрепаратов на компьютере получали с помощью
видеосистемы, смонтированной на микроденситомет‑
ре Vickers M-85. Цифровую обработку изображения
делали с помощью программ Adobe Photoshop 6.0 и
Microsoft Excel 97. Активность фермента (оптическую
плотность гранул) и интенсивность окрашивания
матрикса выражали в единицах оптической плотнос‑
ти (ЕОП). Обработку числовых данных проводили с
использованием методов вариационной статистики.
Результаты исследования. Во всех препаратах вы‑
явлена сохранность зональной структуры хряща. Не
обнаружено участков отсутствия либо повреждения
бесклеточной пластинки. Зональная цитоархитекто‑
ника (расположение и форма лакун) в целом соответс‑
твовала норме.
В отличие от морфологических, гистохимические
характеристики хряща имели ряд существенных осо‑
бенностей. Во всех без исключения препаратах больных
с переломами В2 и В3 в самом раннем периоде после
травмы (7–10-е сутки) регистрировалась значительная
активность NADPH-d (рис. а). Высокая активность
энзима выявлена преимущественно в хондроцитах
поверхностной зоны, однако в некоторых препаратах
окрашиванию подверглись и клетки промежуточной
зоны хряща. При этом окраска толуидиновым синим
не выявила метахромазии матрикса. В то же время у
больных с переломами типа В1 в указанные сроки актив‑
ности NADPH-d, равно как и метахромазии матрикса
при окраске толуидиновым синим, обнаружено не было.
На 14–21-е сутки после травмы при переломах В2 и В3
отмечено статистически достоверное увеличение актив‑
ности NADPH-d (рис. б) по сравнению с препаратами
группы тех же переломов через 7–10 суток с момента
травмы (табл.). При оценке суммарного содержания
гликозаминогликанов во всех препаратах при перело‑
мах В2 и В3 на 14–21-е сутки обнаружено значитель‑
ное снижение интенсивности окрашивания хрящевого
матрикса толуидиновым синим. В поверхностной зоне
оптическая плотность осадка была почти в 4 раза ниже,
чем в препаратах группы переломов В2 и В3 через 7–10
суток после травмы (табл.), при этом интенсивность ок‑
рашивания была низкой как в экстратерриториальном,
так и в территориальном матриксе.
Обсуждение полученных данных. В доступной ли‑
тературе отсутствуют сведения о динамике нитрокси‑
дергической активности суставного хряща при внутри‑
суставных переломах. На основании ранее полученных
данных можно с уверенностью утверждать, что в нор‑
мальном человеческом хряще у лиц молодого возраста
активность NOS не определяется [3, 4] .
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
Повышение уровня продукции оксида азота в хонд‑
роцитах отмечено при избыточных либо аберрантных
нагрузках, действующих на суставные поверхности
коленного сустава [7, 10]. Подобное повышение выяв‑
лено также при остеоартрозе [5, 13]. Структурно деге‑
неративный эффект повышенной концентрации оксида
азота реализуется в основном через угнетение синтеза
протеогликанов хрящевого матрикса [9, 11].
При внутрисуставных переломах, сопровождаю‑
щихся импрессией суставной поверхности, проис‑
ходит травматическая изоляция костно-хрящевого
фрагмента, включающего значительную часть сустав‑
ного плато.
Достоверное увеличение активности нитроксид‑
синтазы в хондроцитах определяется в самые ранние
(7–10-е сутки) сроки существования изолированного
фрагмента. Активность фермента нарастает с течением
времени, прошедшим с момента травмы, и достигает
значительных величин в периоде, морфологически
соответствующем окончанию фазы свежего перелома.
При этом активность энзима в этом периоде статисти‑
чески достоверно выше, чем в фазе свежего перелома
(до 10 суток) и сопряжена с достоверно значимым сни‑
жением содержания гликозаминогликанов в матриксе.
Учитывая, что одной из главных функций хондроцитов
является синтез протеогликанов, резонно предполо‑
жить, что именно повышение активности NOS в дан‑
ных условиях способствует угнетению синтетической
активности хондроцитов.
На основании приведенных данных можно отме‑
тить, что начало активной фазы репаративной регене‑
рации (14–21-е сутки) совпадает по времени с высокой
степенью активности «стрессовой» изоформы NOS
в ультраструктуре хряща. Гистохимический стресс,
скорее всего, является следствием нарушения диф‑
фузионного питания хряща вследствие изменения
свойств синовиальной среды при гемартрозе. С другой
стороны, триггером указанного стресса, вероятно,
служит разрыв сигнальных путей, функционирующих
в условиях интимной связи хряща и субхондральной
кости. Соответственно, анатомическая дезорганизация
субхондральной кости при импрессиях может служить
одной из причин функциональной недостаточности
хондроцитов, реализующейся при посредстве инду‑
цибельной NOS. Важно отметить, что гистохимичес‑
кие изменения развиваются на фоне сохраненной
структурной целостности хряща, что делает данный
процесс морфологически негативным на протяжении
достаточно длительного времени.
С практической точки зрения, оптимальным време‑
нем для операции остеосинтеза может являться период
до 7–10 суток после травмы, когда функциональные
потенции хряща еще не имеют дефекта. Однако следует
констатировать, что полноценные прогностические
критерии структурной реституции хряща с учетом
выявленных гистохимических изменений пока неяс‑
ны. Возможно здесь имеет значение как объем изо‑
лированного фрагмента, так и степень его смещения
(импрессии).
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
Литература
1. Корнилов Н.Н., Новоселов К.А., Корнилов Н.В. Современ‑
ные взгляды на этиопатогенез, принципы диагностики и
консервативную терапию дегенеративно-дистрофических
заболеваний коленного сустава // Травматология и ортопе‑
дия России. 2002. № 2. С. 47–59.
2. Руководство по внутреннему остеосинтезу / Мюллер М.Е.,
Алльговер М., Вилленеггер Х., Шнейдер Р. / пер. с немецкого.
М.: Ad Marginem, 1996. 750 р.
3. Череповский А.В., Дубиков А.И., Никулин С.В. [и др.]. Ак‑
тивность нитроксидсинтазы как маркер ранних стадий
дисметаболии хряща в эксперименте // Бюл. эксп. биол. мед.
2004. Т. 137, № 5. С. 589–593.
4. Череповский А.В., Никулин С.В., Дубиков А.В., Шуматов В.Б.
Посттравматическая передняя нестабильность коленного
сустава: активность нитроксидсинтазы и ранняя дисметабо‑
лия суставного хряща // Вопросы биологической, медицин‑
ской и фармацевтической химии. 2004. № 4. С. 51–54.
5. Amin A.R., Abramson S.B. The role of nitric oxide in articular
cartilage breakdown in osteoarthritis // Cur. Op. Rheum. 1998.
Vol. 10, No. 3. P. 263–268.
6. Bredt D.S. Endogenous nitric oxide synthesis: biological func‑
tions and pathophysiology // Free Radic. Res. 1999. Vol. 31,
No. 6. P. 577–596.
7. Fink C., Fermor B., Weinberg J. [et al.]. The effects of dynamic me‑
chanical compression on nitric oxide production in the meniscus
// Osteoarthritis Cartilage. 2001. Vol. 9, No. 5. P. 481–487.
8. Hope V.T., Vincent S.R. Histochemical characterization of neu‑
ronal NADPH-diaphorase // Histochem. Cytochem. 1989. Vol. 37.
P. 653–661.
9. Jouzeau J.Y., Cipoletta C., Presle N. [et al.]. Modulation of IL-effects
on cartilage by NO-synthase inhibitors: pharmacological studies
in rats // Osteoarthritis Cartilage. 1999. Vol. 7, No. 4. P. 382–385.
10. Kobayashi K., Mishima H., Hashimoto S. [et al.]. Chondrocyte
apoptosis and differential expression of nitric oxide in the medial
meniscus following partial meniscectomy // J. Orthop. Res. 2001.
Vol. 19, No. 5. P. 802–808.
11. Van der Kraan P.M., Vitters E.L., van Beuningen H.M. [et al.].
Role of nitric oxide in the inhibition of BMP-2-mediated stimula‑
tion of proteoglycan syntesis in articular cartilage // Osteoarthri‑
tis Cartilage. 2000. Vol. 8, No. 2. P. 82–86.
12. Lohmander L.S. Proteoglycans of joint cartilage // Bailliere›s Clin.
Rheum. 1988. Vol. 2, No. 1. P. 37–61.
13. Min B.H., Kim H.J., Lim H. [et al.]. Effects of agening and arthritis
disease on nitric oxide productions by human articular chondro‑
cytes // Exp. Mol. Med. 2001. Vol. 33, No. 4. P. 299–302.
14. Nathan C., Xie Q.-W. Nitric oxide synthase: roles, tolls, and
controls // Cell. 1994. Vol. 78. P. 915–918.
Поступила в редакцию 11.02.2011.
NO-индуцированная ранняя дисметаболия суставного хряща
при внутрисуставных переломах
А.В. Череповский1, 2, И.В. Шулепин2
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Владивостокская клиническая больница № 2 (690105, г. Владивосток, ул. Русская, 57)
Резюме. Исследована активность нитроксидсинтазы (NOS)
в суставном хряще коленного сустава при внутрисуставных
переломах латерального мыщелка большеберцовой кости. Вы‑
явлено статистически значимое увеличение активности NOS в
хондроцитах с течением времени после травмы, сопряженное
с достоверным уменьшением содержания гликозаминоглика‑
нов в хрящевом матриксе. Данные изменения обнаружены на
фоне сохраненной структурной целостности хряща и в ран‑
ние сроки существования изолированного костно-хрящевого
фрагмента при импрессионном переломе. Высказано мнение о
раннем развитии дефекта хрящевого анаболизма, связанного с
повышением активности NOS.
Ключевые слова: травма сустава, остеосинтез, нитроксидсинтаза, оксид азота.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
45
УДК: 616.24-002.271-036.12:616.28
Клинико-функциональная характеристика органов речи и слуха у пациентов
со стабильным течением хронической обструктивной болезни легких
Е.А. Гилифанов1, В.А. Невзорова1, С.А. Артюшкин2, Д.Г. Павлуш1
1 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
государственный медицинский университет (191015, г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, 41)
2 Северо-Западный
Ключевые слова: хронический ларингит, отек Рейнке, табачный дым.
Clinical and functional characteristics of the
speech and hearing organs of the patients having
the stable chronic obstructive pulmonary disease
E.A. Gilifanov1, V.A. Nevzorova1, S.A. Artyushkin2, D.G. Pavlush1
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 I.I. Mechnikov North-West State
Medical University (41 Kirochnaya Str. St. Petersburg 191015
Russian Federation)
Background. The affection of the upper respiratory tract (ear, nose,
throat – ENT) is the earliest and most frequent secondary dis‑
eases of the obstructive lung disease known as chronic obstructive
pulmonary disease (COPD), chronic obstructive lung disease or
chronic obstructive airway disease. The above-mentioned combi‑
nation of the diseases significantly reduces the patients` life quality,
results in COPD exacerbation making it necessary to reconsider the
treatment program.
Methods. The examination of 49 smoking patients aged 51–65 hav‑
ing the stable clinical course of COPD from 2 to 3 grades. The con‑
trol group was formed of 50 nonsmoking healthy volunteers. Stud‑
ies by means of otomicroscopy, oto-endoskopy, audiologic exami‑
nation and fibro endoscopic evaluation of larynx, stroboscopy.
Results. Indicators of aerated blood ventilation in the group under
study and C group were within normal limits. COPD led to the most
significant changes in the larynx: chronic catarrhal laryngitis (23
cases), chronic hyperplastic laryngitis (6 cases) and Reinke edema
(6 cases). Significant dysfunctions of the auditory organs were absent.
Conclusions. The damaging effect of tobacco smoke and its com‑
ponents dissolved in saliva stands out against the other reasons of
the functional (incl. phonatoric) imparity of larynx in the time of
stabilization of COPD. Taking into account the findings we can rec‑
ommend adding to the Medical Examination Report of COPD pa‑
tients an otolaryngologist`s advice as its medical comment enables
to complement the treatment program.
Keywords: chronic laryngitis, Reinke edema, tobacco smoke.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 45–47.
Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ)
относится к заболеваниям, увеличивающим соци‑
ально-экономические затраты и сопровождающимся
ростом удельного веса в структуре смертности ци‑
вилизованного общества. Принимая во внимание
возраст пациентов, наиболее часто ХОБЛ протекает
в ассоциации с заболеваниями сердечно-сосудистой
и эндокринной систем, поражением почек и опор‑
но-двигательного аппарата [1]. Одним из наиболее
ранних и частых ассоциированных состояний при
ХОБЛ является поражение ЛОР-органов. Указанная
комбинация значительно снижает качество жизни
пациентов, инициирует обострение ХОБЛ, заставля‑
ет пересматривать программы лечения, в частности,
использование топических глюкокортикостероидов
Гилифанов Евгений Альбертович – канд. мед. наук, доцент кафед‑
ры офтальмологии и оториноларингологии ТГМУ; e-mail: gilifanov@
pochta.ru
и антибактериальных препаратов. В литературе воп‑
росу состояния ЛОР-органов при ХОБЛ уделяется
недостаточное внимание [3, 5, 8]. Целью настоящей
работы стал анализ клинико-функционального статуса
гортани и уха у лиц, страдающих ХОБЛ.
Материал и методы. В исследование включены 49
пациентов (40 мужчин и 9 женщин) в возрасте от 51
до 65 лет (средний возраст – 58,1±4,6 года) с ХОБЛ
II–III стадии, стабильного течения. Контрольная груп‑
па сформирована из 50 здоровых добровольцев (41
мужчина и 9 женщин), сопоставимых по возрасту
(средний возраст 57,5±5,1 года), никогда не куривших и
не имевших заболеваний органов дыхания и слуха. Все
обследуемые включены в исследование добровольно,
дали информированное согласие и направлены в ЛОРотделение Владивостокской клинической больницы
№ 1 из Владивостокского клинико-диагностического
центра. Обследование включало стандартный осмотр,
отомикроскопию, отоэндоскопию, аудиологическое
обследование, фиброэндоскопическое исследование
гортани, стробоскопию.
Индекс курения (число пачко-лет), как достовер‑
ный фактор развития заболеваний дыхательных пу‑
тей [5], рассчитывался, как число выкуренных в день
сигарет умноженное на стаж курения в годах и поде‑
ленное на 20. Уровень сатурации артериальной крови
кислородом (SрO2) определялся устройством Armed
YX300. Отомикроскопия осуществлена с помощью опе‑
рационного микроскопа при 12-кратном увеличении,
отоэндоскопия выполнена оптикой диаметром 2,7 мм,
с углом обзора 30º. Аудиологическое исследование
включало в себя сбор слухового паспорта, тональную
пороговую аудиометрию на аппарате MAICOMA 53,
импедансометрию на установке GSI 38 (США). Обсле‑
дование гортани проведено на видеокомплексе TelePac
(KarlStorz, Германия). Помимо традиционной непря‑
мой ларингоскопии, обследование гортани включало
в себя осмотр жестким ларингоскопом с углом обзо‑
ра 70º, видеофиброларингоскопию и стробоскопию.
Оценка видеофиброларингоскопической картины гор‑
тани проводилась согласно критериям, предложенным
М.А. Рябовой и О.В. Немых [4].
Полученные данные были разделены на две группы
переменных. В первую вошли ранговые и относитель‑
ные переменные. В связи с тем, что их распределе‑
ние в большинстве случаев отличалось от нормаль‑
ного, для сравнительного анализа использовались
методы непараметрической статистики: ранговый
дисперсионный анализ (метод Краскала–Уоллиса) с
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
46
последующей оценкой U-критерием Манна–Уитни с
поправкой Бонферрони [2]. Во вторую группу вошли
поставленные в ходе обследования диагнозы, то есть
категориальные переменные. Их анализ проводился
с помощью Z‑трансформации Фишера с последую‑
щим двусторонним t-тестом с поправкой Бонферрони.
Результаты исследования. Все пациенты основной
группы представлены активными курильщиками
табака со стажем не менее 20 лет. Индекс куриль‑
щика составил 34,2±3,0 балла, подчеркивая высокую
токсическую нагрузку продуктами сгорания табака.
Показатели SpO2 в основной и контрольной группах
статистически значимо не различались: 97,8±0,1 и
98,2±0,9 %, соответственно.
При исследовании состояния органа слуха установ‑
лено, что в основной группе средняя арифметическая и
стандартная ошибка в количественных переменных то‑
нальной пороговой аудиометрии составили 23,9±1,0 дБ,
в контрольной группе – 21,8±1,6 дБ. Тимпанограмма
типа А в основной группе обнаружена в 81, Ас – в 11,
С – в 6 случаях, в контрольной группе – в 86, 12 и 2
случаях, соответственно (т.е., достоверных различий
между группами не обнаружено). При отомикроскопии
и отоэндоскопии в основной группе диагностированы
двусторонний мирингосклероз (2 наблюдения) и экзос‑
тозы слуховых проходов (2 наблюдения). В контроле
выявлены хронический средний гнойный отит в стадии
ремиссии (2 наблюдения), мирингосклероз (4 наблю‑
дения) и экзостозы слухового прохода (2 наблюдения).
Уровень значимости различий частоты встречаемости
указанных диагнозов между основной и контрольной
группой оказался недостоверным.
Наиболее часто функциональные изменения гор‑
тани обнаруживались у пациентов с обострением
ХОБЛ. Только у 14 из 49 пациентов здесь значимых
трансформаций в гортани не выявлено. Достоверно
чаще встречались хронический катаральный и гипер‑
пластический ларингиты, а также отек Рейнке. В кон‑
трольной группе хронический катаральный ларингит
выявлен в единичных наблюдениях (табл.).
У пациентов с ХОБЛ помимо различий в частоте
установленных диагнозов документированы значитель‑
ные функциональные нарушения голосовой функции.
Так, эндоскопические изменения в гортани были пред‑
ставлены диффузной гиперемией слизистой оболочки и
истинных голосовых складок, их утолщением и закруг‑
лением медиального края, наличием слизи во всех от‑
делах гортани. В основной группе они, по М.А. Рябовой
и О.В. Немых [4], оценены в 3,3±0,3 балла, тогда как в
контрольной – в 0,9± 0,1 балла (различие достоверно).
Стробоскопические признаки характеризовались малой
амплитудой колебаний истинных голосовых складок,
несимметричность фаз, малым симптомом слизистой
волны, причем наиболее выпукло эти признаки про‑
являлись при гиперпластических формах ларингита.
Обсуждение полученных данных. Патологическое
воздействие продуктов сгорания табака является до‑
казанным фактором развития заболеваний органов и
систем человека [1, 5, 7]. Однако немногочисленность
Патология гортани у пациентов с ХОБЛ
Таблица
Кол-во наблюдений по группам
Патология*
Основная
Контроль
абс.
%
абс.
%
ХКЛ
23
47
2
4
ХГЛ
6
12
0
0
Отек Рейнке
6
12
0
0
* ХКЛ – хронический катаральный ларингит, ХГЛ – хронический
гиперпластический ларингит.
исследований влияния табачного дыма на верхние
дыхательные пути, их неоднозначность, а порой и
противоречивость заключений, дают основания для
дальнейшего изучения данного вопроса.
Имеется ряд работ, посвященных влиянию табач‑
ного дыма на слуховой анализатор, однако исследова‑
ний состояния уха у лиц с ХОБЛ не проводилось. Так,
достоверно чаще были обнаружены изменения в виде
ретракции в аттик у лиц, курящих кальян, в отличие
от курильщиков сигарет. Авторы связывают указанное
различие с необходимостью создания более высокого
интрафарингиального давления при курении кальяна,
что может через евстахиеву трубу повлиять на интра‑
тимпанальный прессинг [10]. Другими исследователями
у курильщиков не было обнаружено разницы между
уровнем сывороточного котенина и степенью тугоухос‑
ти [12]. Можно предположить, что токсические компо‑
ненты табачного дыма не оказывают влияние на среднее
ухо вследствие трудности проникновения через узкую
слуховую трубу в барабанную полость, а также благода‑
ря мукоцилирному клиренсу. Исходя из изложенного, а
также данных, полученных в настоящем исследовании,
можно сделать вывод, что, несмотря на прогрессивно
протекающее системное воспаление, ХОБЛ не является
значимым фактором развития заболеваний органов слу‑
ха. Учитывая, что в наше исследование были включены
безусловные курильщики, можно сделать заключение,
что курение табака также не сопряжено с риском раз‑
вития заболеваний уха.
Отсутствие значимой разницы по уровню SpO2
между основной и контрольной группами, по нашему
мнению, связано с отсутствием обострения основного
заболевания [13, 15]. В то же время необходимо отме‑
тить, что патология гортани была среди пациентов с
ХОБЛ представлена самым значимым образом (табл.).
Согласно классификации Н. Yonekawa [14], отек Рейн‑
ке, как одна из форм гиперпластического воспаления,
соответствовал 1-й стадии. Надо отметить, что в функ‑
циональном отношении собственно голосовая функция
также была максимально нарушена у данной группы
лиц, которые жаловались на осиплость, быструю утом‑
ляемость голоса, ощущение саднения или першения в
горле, желание прокашляться. Данная симптоматика
появилась на 8–12-м году от начала курения табака и
имела тенденцию к постепенному прогрессированию.
В период обострения ХОБЛ у многих пациентов фона‑
торная функция нарушалась максимально. В доступной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
литературе нами найдены две работы, посвященные
изучению функции гортани при ХОБЛ. Так, по данным
М.А. Рябовой [4], из 46 пациентов с хроническим ла‑
рингитом у 4 (1,6 %) имелась ХОБЛ. Согласно другому
исследованию, в которое были включены пациенты в
период ремиссии ХОБЛ, выявлено нарушение раздели‑
тельной функции гортани, что определено с помощью
рентгенконтрастного исследования [9]. По мнению ав‑
торов, это могло быть связано с дискоординацией мышц,
участвующих в акте глотания. Однако другие исследова‑
тели считают, что микроаспирация секрета ротоглотки –
физиологический феномен, наблюдающийся практи‑
чески у половины здоровых лиц, преимущественно, во
время сна. Кашлевой рефлекс, мукоцилиарный клиренс,
антибактериальная активность альвеолярных макрофа‑
гов и секреторных иммуноглобулинов обеспечивают
элиминацию инфицированного секрета из нижних
дыхательных путей и их стерильность [6].
Можно предположить, что ремоделирование
слизистой оболочки гортани инициировано рядом
причин. К ним можно отнести длительное курение
табака и патологическое воздействие микрофлоры,
содержащейся в откашливаемой мокроте. Сам по себе
длительный кашель оказывает травмирующее действие
на слизистую оболочку голосовых складок и усиливает
воспалительную реакцию [4].
Среди причин, вызывающих нарушение функ‑
ции гортани, в том числе фонаторной, в период ста‑
билизации ХОБЛ можно выделить повреждающее
действие табачного дыма и его растворимых в слюне
компонентов. Кроме этого, изменения в гортани мо‑
гут быть связаны с использованием ингаляционных
кортикостероидов и β2-агонистов, входящих в про‑
токол лечения ХОБЛ [11]. Как известно, дисфония
является доказанным побочным эффектом указанных
лекарственных средств, в частности, в исследованиях
М.А. Рябовой и др. [4] установлено появление субатро‑
фического процесса в слизистой оболочке гортани при
использовании ингаляционных симпатомиметиков.
Все это в совокупности со скудным кровообращением
в гортани, несопровождающимся интоксикационным
синдромом и выраженными изменениями в лабора‑
торных показателях, приводит к стойкому нарушению
функции, способствуя процессам необратимого ремо‑
делирования, в том числе фонаторной способности.
Таким образом, исследование функционального ста‑
туса органов слуха и речи у пациентов со стабильным
течением ХОБЛ показывает существенное увеличение
частоты поражения гортани с нарушением ее фонатор‑
ной функции, в то время, как наличие ХОБЛ не имеет
существенного значения в развитии заболеваний органа
слуха и нарушении его функционального статуса.
Наше исследование подтверждает наличие пато‑
логии верхних дыхательных путей в стадии ремиссии
ХОБЛ. Исходя из полученных результатов, можно ре‑
комендовать включить в протокол обследования таких
пациентов консультацию оториноларинголога, заключе‑
ние которого позволит дополнить программу лечения.
47
Работа выполнена в рамках госконтракта 14.740.11.0186.
Литература
1. Авдеев С.Н. Хроническая обструктивная болезнь легких
как системное заболевание // Пульмонология. 2007. № 2.
С. 104–112.
2. Гланц С. Медико-биологическая статистика. М.: Практика,
1999. 459 с.
3. Невзорова В.А., Гилифанов Е.А., Тилик Т.В. Клинические
проявления патологии дыхательных путей при хронической
обструктивной болезни легких // Рос. оторинолар. 2010. № 6.
С. 83–86.
4. Рябова М.Е., Немых О.В. Хронический ларингит. Принципы
патогенетического лечения. СПб.: Диалог, 2010. 140 с.
5. Чучалин А.Г. Болезни органов дыхания и табакокурение //
Тер. архив. 2009. № 3. С. 5–9.
6. Чучалин А.Г., Синопальников А.И., Козлов Р.С. [и др.]. Вне‑
больничная пневмония у взрослых // Клин. микробиол.
антимикроб. химиотер. 2010. Т. 12, № 3. С. 186–225.
7. Шульцев Г.П., Висин А.Н. Системные эффекты курения //
Клин. медицина. 1992. № 2. С. 17–22.
8. Braunstahl G.J. United airways concept: what does it teach us
about systemic inflammation in airways disease? // Proc. Am.
Thorac. Soc. 2009. Vol. 6, No. 8. Р. 652–654.
9. Cvejic L., Harding R., Churchward T. [et al.]. Laryngeal penetra‑
tion and aspiration in individuals with stable COPD // Respiro­
logy. 2011. Vol. 16, No. 2. Р. 269–275.
10. Effat K.G. Otoscopic appearances and tympanometric changes
in Narghilesmokers // J. Laryngol. Otol. 2004. Vol. 118, No. 10.
Р. 818–821.
11. Molimard M., Le Gros V., Robinson P. [et al.]. Prevalence and
associated factors of oropharyngeal side effects inusersof inhaled
corticosteroids in a real-life setting // J. Aerosol. Med. Pulm. Drug.
Deliv. 2010. Vol. 23, No. 2. Р. 91–95.
12. Nondahl D.M., Cruickshanks K.J., Dalton D.S. [et al.]. Serum
cotinine level and incident hearing loss: a case-control study
// Arch. Otolaryngol. Head Neck Surg. 2004. Vol. 130, No. 11.
Р. 1260–1264.
13. Oliveira M.F., Rodrigues M.K., Treptow E. [et al.]. Effects of
oxygen supplementation on cerebral oxygenation duringexercise
inchronic obstructive pulmonary disease patients notentitledto
long-term oxygentherapy // Clin. Physiol. Funct. Imaging. 2012.
Vol. 32, No.1. Р. 52–58.
14. Sakae F.A., Imamura R., Sennes L.U. [et al.]. Elastic fibers in
Reinke’s edema // Ann. Otol. Rhinol. Laryngol. 2010. Vol. 119,
No. 9. Р. 609–614.
15. Scott A.S., Baltzman M.A., Chan R. [et al.]. Oxygen desaturation
during a 6 min walk test is a sign of nocturnalhypoxemia // Can.
Respir. J. 2011. Vol. 18, No. 6. Р. 333–337.
Поступила в редакцию 29.11.2013.
Клинико-функциональная характеристика органов речи
и слуха у пациентов со стабильным течением хронической
обструктивной болезни легких
Е.А. Гилифанов1, В.А. Невзорова1, С.А. Артюшкин2,
Д.Г. Павлуш1
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Северо-Западный государственный медицинский университет (191015,
г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, 41)
Резюме. Рассматриваются особенности функционального со‑
стояния гортани и уха у 49 пациентов с хронической обструк‑
тивной болезнью легких II–III стадии в период стабилизации.
Наиболее значимые изменения выявлены в гортани: хрони‑
ческий катаральный ларингит (23 наблюдения), хронический
гиперпластический ларингит (6 наблюдений) и отеком Рейнке
(6 наблюдений). Существенных нарушений функции органа
слуха не обнаружено.
Ключевые слова: хронический ларингит, отек Рейнке, табачный дым.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
48
УДК 594:591.4:547.466(321/324)
Сезонные изменения аминокислотного состава в гонадах корбикулы японской
В.В. Евдокимов, И.В. Матросова
Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр (690600, г. Владивосток, пер. Шевченко, 4)
Ключевые слова: Corbicula japonica, гаметогенез, морфология гонад, корбикулин.
Seasonal changes in amino acid composition
in the Сorbicula japonica gonads
V.V. Evdokimov, I.V. Matrosova
Pacific Research Fishery Center (4 Shevchenko Ln., Vladivostok
690600 Russian Federation)
Background. Knowledge of the reproductive process features of
Corbicula japonica is necessary not only to understand the forma‑
tion of the species’ reproductive strategy in the evolution, but also
to arrange the fishing efficiently for the purpose to produce biologi‑
cally active substances.
Methods. There was a research of the shellfish clamed in MarchNovember, 2008 in the estuary of Razdolnaya river from the depth
of 0.8–1m. The external features and histological changes in the go‑
nads have been reviewed supplemented with morphometry.
Results. In the Corbicula japonica’s sexual cycle the following
maturity stages for a gonad have been identified according to the
season’s specificity: 1) sexual inertia, 2) the beginning of the oo‑
cytes’ growth, 3) active gametogenesis, 4) prespawning, 5) spawn‑
ing, 6) postspawning. The content of individual amino acids in the
male gonads was higher than in the female gonads. A tendency to
increase the number of amino acids in the gonads was observed in
the stages of active gametogenesis and spawning, while a tendency
to decrease – in the postspawning stage.
Conclusions. At all sexual cycle stages of the Corbicula japonica, like
other bivalves, the dominant amino acids are glutamic and aspartic.
The results of the chemical composition study showed that the es‑
sential nutrients content in the clam’s soft tissues is changeable and
depends on the season.
Keywords: Corbicula japonica, gametogenesis, gonad morphology,
corbiculin.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 48–51.
Исследования последних лет показали, что большинс‑
тво аминокислот, содержащихся в моллюсках, явля‑
ются непременными участниками белкового обмена
в организме человека. Они оказывают определенное
стимулирующее действие на его функции и необхо‑
димы для жизнедеятельности в качестве питательных
добавок на определенных стадиях развития [2]. В ли‑
тературе отмечается, что аминокислоты необычного
строения, к которым относятся саркозин, фосфосерин,
гидроксилизин, цитруллин, орнитин и некоторые дру‑
гие, преобладают у малоисследованных по химическому
составу моллюсков (модиолус, каллиста, мерценария и
др.), в т.ч. у корбикулы японской, являющейся объектом
промысла [1]. Знание особенностей репродуктивного
процесса Corbicula japonica необходимо не только для
понимания становления репродуктивной стратегии
вида в эволюции, но и для рационально обоснованной
организации промысла с целью получения биологичес‑
ки активных веществ [5]. Из корбикулы вырабатывают
биологически активную пищевую добавку – экстракт
«Корбикулин». Экстракт обладает гепатопротекторным
действием, предупреждает развитие типичных для
Евдокимов Владимир Васильевич – д-р биол. наук, профессор, в.н.с.
ТИНРО-Центра; тел.: +7 (423) 254-29-92, e-mail: evdokimov@tinro.ru
острого и хронического гепатита патологических изме‑
нений в клеточной структуре печени, используется для
профилактики и лечения острых и хронических, в том
числе алкогольных, гепатитов, а также других заболева‑
ниях печени и желудочно-кишечного тракта [10].
Цель настоящей работы заключалась в анализе реп‑
родуктивного процесса у C. japonica в естественных
условиях. Изучали морфологию и аминокислотный
состав гонад самок и самцов моллюска в различные се‑
зоны года, определяли стадии их зрелости, исследовали
динамику клеточного состава половых желез.
Материал и методы. Материалом для исследования
послужили ежемесячные сборы корбикулы в устье
реки Раздольной Амурского залива (Японское море) с
глубины 0,8–1 м, с марта по ноябрь 2008 г. Для изучения
гаметогенеза использовались половозрелые особи с
длиной раковины 35–40 мм. Половозрелость животных
оценивали по весу и внешним признакам, визуальные
наблюдения дополняли гистологическими исследовани‑
ями. Для этого кусочки гонады до 0,5 см в поперечнике
фиксировали в жидкости Буэна. Парафиновые срезы
толщиной 5 мкм для морфологических исследований
окрашивали гематоксилином Эрлиха и эозином [3]. На
гистологических препаратах измеряли диаметр ацину‑
сов, ооцитов, их ядер и ядрышек, а затем вычисляли их
объемы по формуле эллипсоида:
V = π/6 × A × B2,
где А – большой диаметр, В – малый диаметр [6].
Для определения степени зрелости семенников еже‑
месячно на гистологических препаратах при 70-крат‑
ном увеличении учитывали количество ацинусов в
поле зрения микроскопа; к зоне роста относили часть
ацинуса, занятую сперматогониями и сперматоцитами
I и II порядка, к зоне формирования – часть, на которой
располагались сперматиды и спермии. Аминокислот‑
ный состав белков в гонадах определяли на аминокис‑
лотном анализаторе Hitachi L 8800 [9].
Математическую обработку полученных данных
проводили методами вариационной статистики [8].
Результаты исследования. Репродуктивная система
корбикулы японской устроена просто. Она состоит
из гонад и гонодуктов. Зачаток гонады расположен
в районе брюшной стенки перикардия. В ходе фор‑
мирования половой железы образуются трубочки с
многочисленными терминальными и латеральными
фолликулами (половыми пузырьками), проникающими
в соединительную ткань висцеральной массы с правой
и левой сторон. Концевые расширенные участки этих
трубочек носят название ацинусов. Трубочки каж‑
дой гонады в результате серий слияний образуют пару
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
49
со
со
со
по
зя
по
а
б
в
Рис. Яичник корбикулы японской – Сorbicula japonica:
а – посленерестовая стадия, б – стадия активного гаметогенеза, в – нерестовая стадия; по – пристеночный ооцит, со – свободнолежащий ооцит, зя – зрелая яйцеклетка. Окр. гематоксилином и эозином, ×400.
гонодуктов, которые идут каудально и дорзально по
направлению к области половых отверстий. Отверстия
в виде продольных щелей расположены в крошечных
папиллах, локализованных на каждой стороне дорзаль‑
ной вершины висцеральной массы, как раз впереди от
мышцы ретрактора ноги. Строение гонодуктов зависит
от нерестовой активности моллюсков. Осенью, в период
пролиферации оогониев и сперматогониев, и весной,
в период активного гаметогенеза, стенки гонодуктов
утолщены и спавшиеся. В период нереста гонодукт силь‑
но растянут, и складок на его стенке нет. В ходе нереста
гаметы выходят из гонады, проходят по гонодуктам и
направленным током жидкости выводятся из мантий‑
ной полости в воду, и во внешней среде происходит
оплодотворение и все последующее развитие.
При осмотре вскрытых половозрелых особей кор‑
бикулы японской хорошо заметна гонада, она про‑
растает почти всю соединительную ткань мантии. На
основании осмотра половых желез и анализа гистоло‑
гических изменений в них у самок и самцов в течение
года выявлено 5 характерных стадий полового цикла,
согласно имеющейся в литературе классификации для
этих животных [6]. На преднерестовой и нерестовой
стадиях репродуктивного цикла пол корбикулы япон‑
ской можно определить визуально. Цвет мужской
гонады — белый, женской – темно-фиолетовый.
В преднерестовом состоянии корбикула встречалась
с конца июня до середины июля. Половые железы самок
и самцов занимали в это время всю мантийную полость.
У самок в ацинусах преобладали зрелые ооциты, раз‑
мер которых не превышал 60–80 мкм [12]. Они плотно
прилегали друг к другу и имели полигональную форму.
Вдоль стенки ацинусов часто встречались растущие
пристеночные ооциты, среди которых располагались
мелкие ооциты. В гонадах самок во время нереста коли‑
чество ооцитов резко уменьшалось за счет частичного
их вымета, ацинусы спадались. Яйцеклетки, готовые
к вымету, свободно располагались в ацинусе (рис., в),
объем их увеличивался. В ацинусах самцов в конце
июня зона формирования состояла только из сперма‑
тид на разных стадиях спермиогенеза. В июле эта зона
была представлена как сперматидами, так и спермиями.
Ацинусы самцов спадались, в них появлялись просветы,
соединительная ткань между ацинусами была развита
слабо. Нерест корбикулы наблюдался с конца июля и
продолжался до конца августа. Посленерестовая стадия
продолжалась весь сентябрь и до середины октября. Го‑
нады у самок и самцов в это время небольшие, дряблые,
лишены тургора и окраски (рис., а).
Стадия половой инертности у исследованных жи‑
вотных характеризовалась почти полным отсутствием
зрелых половых клеток, как у мужских так и у женских
особей. Ацинусы самок содержали небольшое число
оогониев. В гонадах самцов в просветах ацинусов по‑
являлось небольшое количество сперматогониев.
«Начало роста ооцитов» у корбикулы японской –
самая продолжительная стадия полового цикла. Она
отмечалась с середины октября до середины мая. На ее
протяжении можно отметить довольно резкое увели‑
чение гонады за счет роста ацинусов. Половые железы
самок были окрашены в светло-фиолетовый цвет. Гона‑
ды мужских и женских особей приобретали хороший
тургор по сравнению с посленерестовой стадией. В
начале этой стадии у самок объем ацинусов был не‑
большим – 0,0058 мм3. Ооциты располагались вдоль
Таблица 1
Cодержание свободных аминокислот в гонадах
корбикулы японской
Содержание аминокислот (навеска 10 г), %
Аминокислота
Послене‑
рестовая
стадия,
яичник
Активный
Нересто‑
Нересто‑
гаметоге‑
вая стадия, вая стадия,
нез,
яичник
семенник
яичник
Аспарагиновая
4,9
5,4
5,5
5,9
Треонин
2,5
3,0
3,1
2,9
Серин
1,9
2,0
2,2
2,1
Глутаминовая
8,0
8,4
8,0
9,4
Глицин
3,0
2,9
2,7
3,0
Аланин
4,4
5,0
4,6
5,0
Цистеин
0,8
0,2
0,4
0,4
Валин
2,5
2,8
2,8
2,8
Метионин
0,8
0,4
0,6
0,9
Изолейцин
2,1
2,3
2,4
2,4
Лейцин
3,7
3,8
3,7
4,1
Тирозин
1,5
1,4
1,5
1,6
Фенилаланин
2,2
2,4
2,5
2,4
Лизин
3,7
4,0
3,9
4,2
Гистидин
2,2
2,0
1,7
1,8
Аргинин
3,3
3,4
3,3
3,8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
50
Таблица 2
Состав свободных аминокислот, их биологическое действие и рекомендуемая суточная доза для биологически активных
пищевых добавок по В. Гриффиту [4]
Суточная доза пищевой добавки, мг
Моллюскам
(ТИНРОЦентр)
Аминоват
(Австрия)
Дискавери
(Россия)
Максавит
(Австралия)
28–38
–
–
–
Аспарагиновая
14–47
6
8
0,11
Строительный материал белков
Треонин
14–21
11
4
0,07
Улучшение пищеварения
Аминокислота
Таурин
Биологическое действие
Нейромедиатор, тормозящий синаптическую передачу,
кардиотропное, противосудорожное действие, защита
сетчатки и др.
Серин
11–15
7
3
0,09
Стимулятор метаболизма в мышечной и жировой тканях
Глутаминовая
40–86
9
2
0,29
Нейромедиатор, стимулирующий передачу возбуждения
–
29
4
0,17
Составная часть коллагена
0,03
Нейромедиатор тормозного типа, седативное действие, при
нарушениях мозгового кровообращения
Пролин
Глицин
21–115
17
3
Аланин
14–21
3
4
0,05
Строительный материал белков
Валин
17–22
5
2
0,11
Стимулятор умственных способностей
Метионин
8–14
11
4
0,04
Стимулятор метаболизма в мышечной ткани
Изолейцин
15–20
4
2
0,09
Стимулятор метаболизма в мышечной ткани
Лейцин
21–36
9
4
0,15
Стимулятор метаболизма в мышечной ткани
Тирозин
5–6
15
8
0,09
Антидепрессант, улучшает память, облегчает боль, стиму‑
лирует метаболизм жировой ткани
11–13
9
2
0,08
Стимулятор метаболизма в мышечной и жировой ткани,
участие в синтезе тироксина
8–9
8
1
0,04
Возможно противовоспалительное действие
Фенилаланин
Гистидин
Лизин
23–34
8
6
0,07
Стимулятор роста, выработка антител, гормонов, противо‑
герпесная активность
Аргинин
20–25
4
2
0,06
Иммуностимулятор, гепато- и кардиопротектор, противо‑
вирусная активность
их стенок, соединяясь с ними широким основанием.
В гонадах самцов, с таким же объемом ацинусов, как и
у самок, появлялось небольшое количество спермато‑
гониев и сперматоцитов, а в середине мая количество
тех и других значительно увеличивалось.
Стадия активного гаметогенеза у корбикулы япон‑
ской отмечалась с конца мая по июнь включительно.
Половые железы у самок в это время становились плот‑
ными, окрашенными в темно-фиолетовый цвет. В аци‑
нусах яичников регистрировались генерации половых
клеток от гониев до закончивших рост ооцитов (рис.,
б). В гонаде самцов вдоль стенки ацинусов в несколько
слоев располагаются сперматогонии. Появляется много
сперматоцитов I порядка на разных стадиях мейоза.
Сперматоциты II порядка лежали большими группами
сразу после гониев и сперматоцитов I порядка или вкли‑
нивались между их большими группами. Летом в муж‑
ской гонаде основной ее клеточный состав представлен
сперматидами и спермиями. Состояние женской и муж‑
ской гонад приближалось к преднерестовому периоду.
Известно, что наиболее ярким признаком роста
яйцеклетки является увеличение ее объема. Сравни‑
тельно небольшие клетки, вступившие в гаметогене‑
тический цикл, достигали значительных размеров,
увеличиваясь в десятки раз. Рост ооцитов, как правило,
обусловлен увеличением количества цитоплазмы и
накоплением в ней трофических материалов. Средний
объем ооцитов у корбикулы на разных стадиях поло‑
вого цикла варьировал от 4145 до 134795 мкм3.
Самые мелкие ооциты в гонадах корбикулы наблю‑
дались в сентябре, они характерны для стадии половой
инертности. Их средние объемы увеличивались на
стадии «начало роста ооцитов». Интенсивный рост
ооцитов начинался на стадии активного гаметогенеза.
При этом объемы клеток значительно возрастали по
сравнению с предыдущей стадией.
На нерестовой стадии отмечалось увеличение объ‑
ема клетки, который достигал максимального значе‑
ния – 134795 мкм3, шло быстрое накопление желтка.
Таким образом, в половом цикле корбикулы япон‑
ской нами выделены следующие стадии зрелости го‑
нады, характерные для определенных сезонов года:
1) половой инертности, 2) начало роста ооцитов, 3) ак‑
тивный гаметогенез, 4) преднерестовая, 5) нерестовая,
6) посленерестовая.
Содержание аминокислот в семенниках на раз‑
личных стадиях развития практически одинаковое,
поэтому в работе представлена одна нерестовая стадия
(табл. 1). Количество отдельных аминокислот, в част‑
ности аргинина, в гонадах у самцов было выше, чем
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
в гонадах самок. Это связано, вероятно, с повышенной
потребностью в аргинине, который обеспечивает спер‑
матозоиды энергией, необходимой для передвижения.
У самок наряду с постепенным снижением количества
ряда аминокислот в течение репродуктивного цикла
(табл. 1) содержание глутаминовой кислоты по мере
созревания гонад не изменялось.
Обсуждение полученных данных. У корбикулы
японской стадия пролиферации очень продолжи‑
тельная. C. japonica – теплолюбивый вид, обитающий
на небольшой глубине, ее нерест начинается при про‑
гревании воды до 24 °С [11]. Этим, вероятно, можно
объяснить, что стадии активного гаметогенеза (пред‑
нерестовая и нерестовая) идут почти параллельно и в
сжатые сроки. С началом нереста в июле гаметогенез
не прекращается, а процессы овогенеза наблюдаются
до конца августа.
Переход от гаметогенеза к нересту означает качес‑
твенное преобразование механизмов регуляции и но‑
вое физиологическое состояние организма моллюска.
Это отражается на спектре аминокислот в гонадах.
Биохимический анализ половых желез показал, что
тенденция к увеличению количества аминокислот в
100 г белка отмечается в гонадах на стадиях активного
гаметогенеза и нерестовой (рис., б, в, табл. 1), а тен‑
денция к уменьшению – на посленерестовой стадии
(рис., а, табл. 1).
Нами установлено, что в начале июля 10% живот‑
ных уже отнерестились. К середине августа отнерести‑
лись более 50% особей. Полностью нерест заканчивал‑
ся к 10 сентября. В половом цикле корбикулы японской
рост овоцитов, начавшийся в июне, продолжался до
конца августа. Стадия активного гаметогенеза проте‑
кала в июне. Массовый нерест животных (более 50 %
особей) регистрировался с середины июля до середины
августа.
Знание протекания репродуктивного процесса у
корбикулы японской позволяет сделать вывод о том,
что в различные периоды полового цикла в гонаде
у этого животного образуются вещества в гаметах,
ответственные за формирование желтка, а также плас‑
тические и энергетические функции клетки.
Заключение
Содержание биологически активных веществ, в данном
случае аминокислот, у C. ja­po­ni­ca выше в яичниках на
стадиях активного гаметогенеза и нерестовой и ниже на
посленерестовой стадии. Доминирующими аминокис‑
лотами на всех этапах полового цикла моллюска явля‑
ются глутаминовая и аспарагиновая. Это согласуется
с литературными данными для тканей двустворчатых
моллюсков [5, 7]. Результаты исследований химического
состава корбикулы показали, что содержание основных
питательных веществ в мягких тканях этого моллюска
непостоянно, и зависит от сезона года.
По мнению В. Гриффита [4], многие аминокислоты
являются нейромедиаторами и стимуляторами мета‑
болизма в различных тканях (табл. 2). Поэтому пре‑
параты, обогащенные свободными аминокислотами,
51
представляют собой ценные биологически активные
добавки. В настоящее время разработана технология
получения биологически активной добавки «Моллюс‑
кам», для изготовления которой использовали наряду
с другими моллюсками и Corbicula japonica [5]. Этот
продукт обладает широким спектром биологического
действия с антиоксидантной направленностью и со‑
держит комплекс аминокислот, он может употреблять‑
ся в качестве самостоятельного средства и в составе
пищевых продуктов.
Литература
1. Аюшин Н.Б. Таурин: фармацевтические свойства и перс‑
пективы получения из морских организмов // Изв. ТИНРО.
2001. Т. 129. C. 129–145.
2. Беседнова Н.Н., Эпштейн Л.М. Иммуноактивные пептиды из
гидробионтов. Владивосток: ТИНРО-центр. 2004. 248 с.
3. Волкова О.В., Елецкий Ю.К. Основы гистологии с гистоло‑
гической техникой. М.: Медицина. 1989. 342 с.
4. Гриффит В. Витамины, травы, минералы и пищевые добавки:
справочник / пер. с англ. К. Ткаченко. М.: МГУ, 1998. 300 с.
5. Давидович В.В., Пивненко Т.Н. Аминокислоты двустворча‑
тых моллюсков: биологическая роль и применение в качестве
БАД // Изв. ТИНРО. 2001. Т. 129. С. 146–153.
6. Калинина Г.Г., Матросова И.В., Евдокимова А.В., Евдокимов
В.В. Сезонная характеристика гаметогенеза корбикулы
японской Corbicula japonica // Цитология. 2006. Т. 48, № 2.
С. 149–152.
7. Кудряшов Ю.Б., Гончаренко Е.Н. Современные проблемы
противолучевой химической защиты организмов // Радиац.
биол. радиоэкол. 1999. Т. 39, № 2. С. 197–211.
8. Лакин Г.Ф. Биометрия. М.: Высшая школа, 1980. 184 с.
9. Остерман Л.А. Хроматография белков и нуклеиновых кислот.
М.: Наука. 1985. 315 с.
10. Скляр Л.Ф., Маркелова Е.В., Кропотов А.В. [и др.]. Корби‑
кулин – пищевой профилактический продукт, обладающий
гепатопротекторным и антиоксидантным действием // Па‑
тент РФ № 2219805, МПКА 23 L 1/30. 2005.
11. Явнов С.В., Раков В.А. Корбикула. Владивосток: ТИНРОцентр, 2002. 145 с.
12. Evdokimov V.V., Matrosova I.V. Seasonal characteristics of game‑
togenesis of some marketable hydrobionts // J. Cell and Tissue
Biology. 2009. Vol. 3, No. 6. P. 593–602.
Поступила в редакцию 21.11.2012.
Сезонные изменения аминокислотного состава в гонадах
корбикулы японской
В.В. Евдокимов, И.В. Матросова
Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный
центр (690600, г. Владивосток, пер. Шевченко, 4)
Резюме. Изучен репродуктивный цикл, морфологические осо‑
бенности и аминокислотный состав гонад у корбикулы японс‑
кой – Corbicula japonica. В половом цикле моллюска выделены
следующие стадии зрелости гонады: 1) половой инертности,
2) начало роста ооцитов, 3) активный гаметогенез, 4) пред‑
нерестовая, 5) нерестовая, 6) посленерестовая. Тенденция к
увеличению количества аминокислот в половых железах от‑
мечалась на стадиях активного гаметогенеза и нерестовой, а
тенденция к уменьшению – на посленерестовой стадии. Доми‑
нирующими аминокислотами на всех этапах полового цикла
являлись глутаминовая и аспарагиновая. Результаты исследо‑
ваний химического состава показали, что содержание основ‑
ных питательных веществ в мягких тканях этого моллюска
непостоянно, и зависит от сезона года. Данные по гистологи‑
ческой организации и клеточному составу половых желез ис‑
следованных моллюсков дополнят сведения об их репродук‑
тивной биологии и аминокислотном составе гонад.
Ключевые слова: Corbicula japonica, гаметогенез, морфология
гонад, корбикулин.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
52
УДК 616.33-006.6-089.168.1
Непосредственные результаты хирургического лечения больных раком желудка
В.И. Невожай, Т.А. Федоренко, Е.В. Худченко
Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Ключевые слова: радикальные операции, паллиативные операции, послеоперационные осложнения, летальность.
Immediate results of the surgical treatment
of patients having gastric cancer
V.I. Nevozhay, T.A. Fedorenko, E.V. Hudtchenko
Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation)
Background. Gastric cancer (GC) is one of the most common can‑
cers in the world. Each year registered more than 1 million of new
cases and about 700,000 deaths from this disease.
Methods. Analysis of the results of surgical treatment of 1,389 GC
patients based on data of the surgical department of the Primorsky
Oncological Center for1995-2010.
Results. Radical surgery was performed in 856 cases, palliative one –
in 259 cases. Trial laparotomy applied in 274 cases. Complications
reported within 30 days after the operation in 229 cases, 98 people
died. Case monitoring detects the decrement of a number of the
postoperative complications and mortality.
Conclusions. The problem of the GC therapy does not cease being
topical. Most patients admit to a hospital at the neglected stage of
illness that worsens the conditions and results of operations, as well
as the long-term prognosis. The main ways of reducing postopera‑
tive mortality of the GC patients are the reliable anastomoses and
prevention of cardiac disorders.
Kewwords: radical surgery, palliative surgery, postoperative
complications, mortality.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 52–55.
Рак желудка (РЖ) остается одним из самых распро‑
страненных онкологических заболеваний в мире. Еже‑
годно регистрируется более 1 млн новых случаев и
около 700 тысяч смертей от этого заболевания [1].
Успехи анестезиологии и хирургии РЖ за последние де‑
сятилетия привели к несомненному прогрессу в лече‑
нии данной онкопатологии. Прежде всего, это касается
улучшения непосредственных результатов – снижению
показателей частоты послеоперационных осложнений
и летальности. Отдаленные результаты лечения РЖ, к
сожалению, остаются плохими. В первую очередь это
объясняется значительной долей пациентов, поступа‑
ющих на лечение с поздними стадиями заболевания.
В настоящее время хирургическое лечение является
наиболее эффективным средством борьбы с РЖ, поз‑
воляющим добиться 5-летней выживаемости у 90–95 %
больных при диагностике на ранних стадиях заболева‑
ния. Остаются актуальными вопросы совершенствова‑
ния показаний к различным оперативным вмешательс‑
твам. При экзофитных опухолях антрального или прок‑
симального отделов желудка проводится дистальная и
проксимальная резекции. Во всех остальных случаях
выполняется гастрэктомия. Распространение опухоли
на другие органы и поражение лимфатических узлов,
неудаляемых при обычной радикальной операции, вы‑
Невожай Владимир Иванович – д-р мед. наук, профессор, заведую‑
щий кафедрой онкологии ТГМУ; e-mail: nevozhai@mail.primorye.ru
нуждают выполнять комбинированные и расширенные
операции. В хирургическом отделении Приморского
краевого онкологического диспансера г. Владивостока
накоплен опыт лечения данной категории больных.
Настоящая публикация посвящена анализу непос‑
редственных результатов хирургического лечения РЖ.
Материал и методы. Проанализированы результаты
лечения 1389 больных РЖ в хирургическом отделении
ПКОД с 1995 по 2010 г. (850 мужчин и 539 женщин,
средний возраст – 57 лет). Поражение проксимального
отдела желудка и абдоминального отдела пищевода
диагностировано в 223 случаях (16 %), поражение тела
желудка – в 475 случаях (34 %), поражение дистального
отдела желудка – в 420 случаях (30 %) и тотальное по‑
ражение желудка – в 254 случаях (19 %). 17 пациентам
(1 %) операции выполнялись по поводу рака культи
желудка.
В зависимости от стадии заболевания (в соответс‑
твии с классификацией TNM, 2002) наблюдения рас‑
пределились следующим образом: I стадия – 11 %, II
стадия – 18,4 %, III стадия – 30,2 % и IV стадия – 40,4 %
больных. Таким образом, в 70,6 % наблюдений опе‑
рации выполнялись при распространенных формах
РЖ. Преобладали язвенно-инфильтративные формы
опухоли – 46,1 %, диффузно-инфильтративный РЖ
диагностирован в 25 %, экзофитный – в 28,9 % случаев.
Макроскопическая форма опухоли во многом оп‑
ределяет условия для выполнения радикальной опе‑
рации. Так, среди наших больных с экзофитным РЖ
доля радикально оперированных составила 96 %. У
пациентов с инфильтративными формами новообра‑
зования радикальные операции удалось выполнить
только в 53 % случаев. Осложненное течение РЖ (сте‑
ноз кардиального либо выходного отдела желудка,
кровотечение, сопровождавшееся тяжелой анемией)
отмечено в 207 наблюдениях, что составило 14,9 % об‑
щего числа оперированных. Как правило, осложнения
свидетельствовали о запущенности процесса: у 59 %
этих больных в дальнейшем была диагностирована IV
стадия заболевания.
У 1218 пациентов (87,7 %), преимущественно в воз‑
расте старше 50 лет, имелась различная сопутствующая
патология, среди которой преобладали заболевания
сердечно-сосудистой (1096 наблюдений), дыхательной
(965), мочеполовой (347), гепатобилиарной (218) и эн‑
докринной (107) систем. В 1322 наблюдениях (95,1 %)
в ходе дооперационного обследования выявлены вы‑
раженные нарушения гомеостаза (гипопротеинемия,
анемия, водно-электролитные нарушения), потребо‑
вавшие предоперационной коррекции.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
Результаты исследования. Радикальное оперативное
вмешательство удалось выполнить 856 больным (61,6 %),
в 259 случаях (18,6 %) операции носили паллиативный
характер и в 274 случаях (19,8 %) вмешательство ограни‑
чилось пробной лапаротомией (табл. 1). 1363 операции
выполнены из лапаротомного доступа, в 25 случаях в
связи с переходом опухоли на пищевод потребовался
торакоабдоминальный доступ, 1 пациенту гастрэктомия
выполнена через торакотомический доступ.
Субтотальная дистальная резекция желудка в ком‑
плексе радикального вмешательства была выполнена
446 больным (52,1 %) с экзофитными новообразова‑
ниями антрального отдела желудка, а также с неболь‑
шими опухолями средней трети желудка, если верхний
край опухоли распологался дистальнее условной ли‑
нии, соединяющей точку, расположенную на 5 см ниже
кардии по малой кривизне, и в промежутке между
правой и левой желудочно-сальниковыми артериями –
по большой кривизне.
По методике Бильрот-I проведено 176 операций
(39,5 %). При невозможности включения в процесс пи‑
щеварения двенадцатиперстной кишки, мы выбирали
один из вариантов операций с гастро-энтеральным
анастомозом: по Бильрот-II в модификации Гофмей‑
стера–Финстерера (57,8 % вмешательств), по Бальфу‑
ру (1,4 %), по РУ (0,9 %) и по Рейхелю (0,4 %). После
операций по Бильрот-I и Бильрот-II мы наблюдали
одинаковую частоту осложнений (14,9 и 17,4 %) и не‑
состоятельности швов гастродуодено- и гастроэнтеро‑
анастомоза (1,9 и 2,2 %, соответственно). После опера‑
ции по Бильрот-II нарушение моторно-эвакуационной
функции желудка развилось у 3 пациентов (1,1 %), что
потребовало аспирации желудочного содержимого и
специальной терапии (все осложнения были купиро‑
ваны консервативно).
Комбинированный характер носили 39 (8,7 %) опера‑
ций. Осложнения после них встречались чаще (17,9 %),
чем после стандартных вмешательств (10,8 %).
Гастрэктомия была выполнена у 360 человек (41,9 %).
Показанием к операции были опухоли кардиального
отдела и тела желудка, либо опухоли, поражающие
более 1/3 желудка, а также все опухоли с инфиль‑
тративным ростом. Комбинированные гастрэктомии
выполнены в 85,5 % наблюдений. У 273 больных гас‑
трэктомия сочеталась с удалением селезенки, у 32 – с
резекцией левой половины поджелудочной железы и
спленэктомией, у 6 – с резекцией печени, у 7 – с резек‑
цией поперечно-ободочной кишки и у 5 – с резекцией
диафрагмы. Несоответствие числа резецированных
органов и числа выполненных операций связано с тем,
что чаще всего производили резекцию или удаление
нескольких органов. Это относится главным образом
к дистальным панкреатоспленэктомиям.
За анализируемый период в клинике использова‑
лись несколько вариантов формирования пищеводнокишечных анастомозов. Наиболее часто накладывали
позадиободочный эзофагоэнтероанастомоз на отклю‑
ченной по Ру петле тощей кишки по методу К.П. Ца‑
цаниди (219 больных – 60,9 %). Пищеводно-кишечный
53
Паллиативные операции при РЖ
Таблица 1
Кол-во наблюдений
Операция
абс.
%
Гастрэктомия
43
16,6
Субтотальная дистальная резекция
34
13,1
Обходной анастомоз
108
41,7
Постановка стента в пищевод
24
9,3
Гастро- и еюностома
41
15,8
Экстирпация культи желудка
8
3,1
1
0,4
259
100,0
Эндоскопическая полипэктомия
Всего:
анастомоз по методу М.З. Сигала выполнен у 60 чело‑
век (16,7 %). За последнее десятилетие в клинической
практике получил распространение впередиободоч‑
ный эзофагоэнтероанастомоз по методу РОНЦ им.
Н.Н.Блохина. Пищеводно-кишечный анастомоз по
этой методике был выполнен в 70 наблюдениях (19,4 %).
Оригинальный способ, разработанный в хирургичес‑
ком отделении ПКОД, с включением в пищеварение
двенадцатиперстной кишки был использован в 36
случаях. У 11 больных (3 %) пищеводно-кишечный
анастомоз был выполнен с использованием однора‑
зового сшивающего аппарата. Проанализировав ко‑
личество несостоятельности швов анастомоза после
аппаратного (18,2 %) и ручного кишечного шва (3,7 %)
мы отказались от использования механического шва.
Осложнения после гастрэктомии развивались чаще,
чем после дистальной резекции желудка, и составили
22 %. Увеличение количества осложнений здесь можно
объяснить травматичностью операций, большинство
из которых (85,5 %) носили комбинированный харак‑
тер с резекцией одного или нескольких органов. Только
у 52 человек (14,5 %) с небольшими опухолями верх‑
ней трети желудка выполнена обычная гастрэктомия.
Проксимальная резекция желудка выполнена у 27
пациентов (3,1 %). Эта операция осуществлялась при не‑
больших экзофитных дифференцированных аденокар‑
циномах кардиального отдела. В основном, на заверша‑
ющем этапе использовали методику ОНЦ РАМН (74 %)
для наложения эзофаго-гастроанастомоза. В остальных
случаях анастомоз формировался при помощи цирку‑
лярного аппаратного шва. В 74 % случаев операция но‑
сила комбинированный характер. Послеоперационные
осложнения развились у 5 больных (18,5 %).
Экстирпация культи желудка выполнена 22 боль‑
ным (2,6 %). 7 из этих пациентов ранее были оперирова‑
ны по поводу язвенной болезни желудка. Причем всем
из них резекция выполнена по Бильрот-II. У остальных
пациентов показанием к операции послужил рецидив
опухоли. Послеоперационные осложнения различного
характера развились у 5 пациентов (22,7 %).
В 1 случае у пациента 65 лет с раком тела желудка
I стадии в связи с выраженной сопутствующей па‑
тологией и тяжелым общим состоянием выполнено
минимальное оперативное вмешательство в объеме
клиновидной резекции желудка.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
54
Терапев‑
тические
Хирургические
К сожалению, подавляющее большинство больных
поступают в лечебные учреждения с местнораспростра‑
ненными или генерализованными формами опухоле‑
вого процесса. Основанием для попыток применения
паллиативных операций является сохранение на прием‑
лемом уровне качества жизни оперированного больного
вне зависимости от распространенности процесса. С
1995 по 2010 г. в клинике выполнено 259 паллиативных
операций, среди них – 77 гастрэктомий и резекций
желудка. Гастрэктомия и дистальная резекция желудка
в полной мере отвечают современным требованиям,
предъявляемым к паллиативной помощи. Подобные
вмешательства предотвращают такие осложнения как
кровотечение, перфорацию и стеноз, а также, устраняя
дисфагию и уменьшая болевой синдром, улучшают
качество жизни пациентов. Кроме того, в группу палли‑
ативных мы отнесли экстирпации культи желудка, когда
во время операции были выявлены метастазы в печень
и канцероматоз брюшины. Наиболее часто выполнялось
наложение обходного гастроэнтероанастомоза у боль‑
ных со стенозом выходного отдела желудка. Анастомоз
накладывался впередиободочно с брауновским соус‑
тьем. Когда во время пробной лапаротомии у больных
с дисфагией устанавливался нерезектабельный случай,
выполнялась постановка стента в пищевод. Одному
пациенту в возрасте 81 года с I стадией рака дистального
отдела желудка, которому требовалась субтотальная
резекция, в связи с отказом от операции выполнена
эндоскопическая полипэктомия (табл. 1).
Из 1115 больных, получивших хирургическое ле‑
чение, послеоперационные осложнения развились у
190 (17,1 %) человек, причем у некоторых зарегист‑
рировано по два и более осложнений (табл. 2). Среди
них превалировали гнойные осложнения со стороны
брюшной полости, наблюдавшиеся в 93 случаях. Из
них у 60 больных был диагностирован распростра‑
ненный перитонит. После резекций желудка воспа‑
ление брюшины отмечено у 22, после гастрэктомий и
экстирпаций культи желудка – у 38 человек. В 53,3 %
случаев (32 наблюдения) причиной распространенного
перитонита была несостоятельность анастомоза или
культи двенадцатиперстной кишки. Увеличение объ‑
ема операции существенно увеличивало риск данного
осложнения. Так, в 67 % случаев несостоятельность
швов анастомоза зарегистрирована у больных, кото‑
рым были выполнены комбинированные операции, а у
79 % этих пациентов была III–IV стадия РЖ. Несостоя‑
тельность швов анастомоза с последующим развитием
перитонита является очень грозным осложнением,
часто приводящим к смертельному исходу: среди на‑
ших 32 больных с этим осложнением умерло 24 (75 %).
У 10 человек перитонит развился на фоне панкрео‑
некроза, и в ряде случаев причину распространенного
перитонита нам установить не удалось (табл. 2).
Одной из причин появления внутрибрюшных гной‑
ных осложнений являются абсцессы брюшной полос‑
ти. На нашем материале это осложнение развилось у
2,8 % оперированных. Фактором, способствующим
возникновению данного осложнения, является трав‑
матичность вмешательства у ослабленных больных
и неадекватное дренирование брюшной полости в
послеоперационном периоде.
Поражение поджелудочной железы, развиваю‑
щееся после операций на органах брюшной полости,
является одной из наиболее тяжелых форм остро‑
го панкреатита. В наших наблюдениях послеопера‑
ционный панкреатит мы диа‑
Таблица 2 гностировали у 30 пациентов.
Осложнения и летальность после операций при РЖ
Частота данного осложнения
после резекции желудка соста‑
Кол-во
Умерло
Осложнение
вила 2,3 % (11 человек), после
абс.
%
абс.
%
гастрэктомии
и экстирпации
Несостоятельность пищеводного анастомоза
18 7,9
17
17,3
культи желудка – 4,9 % (19 че‑
Несостоятельность гастроэнтероанастомоза
7 3,1
4
4,1
ловек). На наш взгляд, развитие
Несостоятельность гастродуоденоанастомоза
3 1,3
2
2,0
панкреатита после резекции же‑
Несостоятельность культи 12-перстной кишки
3 1,3
1
1,0
лудка можно объяснить грубым
Несостоятельность толстокишечного анастомоза 1 0,4
–
–
рубцово-спаечным процессом
вокруг опухоли с вовлечением в
Острый панкреатит
30 13,1
–
–
него поджелудочной железы и,
Панкреонекроз
10 4,4
9
9,2
как
следствие, травматичностью
Перитонит без выявленного источника
12 5,2
4
4,1
манипуляций при мобилизации
Внутрибрюшной абсцесс без несостоятельности
39 17,1
6
6,1
желудка, лимфодиссекции, про‑
Спаечная кишечная непроходимость
9 3,9
3
3,1
шивании кровоточащих сосудов,
Анастомозит
5 2,2
–
–
смещении культи двенадцати‑
Кровотечение из острых язв ЖКТ
4 1,7
–
–
перстной кишки при мобили‑
Внутрибрюшное кровотечение
8 3,5
3
3,1
зации.
Среди «терапевтических ос‑
Нагноение раны
5 2,2
–
–
ложнений» преобладала острая
Тромбоэмболия легочной артерии
14 6,1
14
14,3
сердечная недостаточность. Также
Острая сердечная недостаточность
36 15,7
27
27,5
диагностировались послеопера‑
Пневмония
25 10,9
8
8,2
ционная пневмония и тромбоэм‑
Всего: 229 100,0
98
100,0
болия легочной артерии (табл. 2).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
После диагностических лапаротомий (274 паци‑
ента) в течение месяца после операции от сердечной
или дыхательной недостаточности на фоне прогрес‑
сирования основного заболевания умерли 10 чело‑
век – послеоперационная летальность – 3,6 %. Из 1115
больных, перенесших хирургическое лечение, в после‑
операционном периоде умерли 88, послеоперационная
летальность – 7,9 %. Наиболее частой причиной смерти
была несостоятельность анастомозов или культи две‑
надцатиперстной кишки (24 наблюдения или 27,3 %
от всех осложнений). Второй по частоте причиной
летальных исходов стала острая сердечно-сосудис‑
тая недостаточность (20 наблюдений или 22,7 % от
всех осложнений). Третьей по частоте здесь оказалась
тромбоэмболия легочной артерии (14 наблюдений или
15,9 % от всех осложнений).
Обсуждение полученных данных. Вопросы, связанные
с выбором рационального способа наложения соустья
между желудком и отводящей кишкой, продолжают об‑
суждаться. В первую очередь это касается модификации
операции Т. Бильрота (Бильрот-I и Бильрот-II) [2]. За
исключением техники наложения анастомоза, оба вида
операций практически не отличаются и соответствуют
требованиям онкологического радикализма. Вопрос о
способе наложения соустья между желудком и отводя‑
щей кишкой решался нами после удаления макропрепа‑
рата. При этом учитывалась подвижность оставшейся
культи желудка и двенадцатиперстной кишки, позволя‑
ющая наложить анастомоз по Бильрот-I максимально
надежно. Не являясь сторонниками «принципиальных»
резекций по Бильрот-I, при наличии соответствующих
анатомических условий мы отдавали предпочтение бо‑
лее физиологичному желудочно-двенадцатиперстному
анастомозу. Одинаковая частота осложнений после
вмешательств по Бильрот-I и Бильрот-II на собственном
материале подтверждает точку зрения об отсутствии
влияния на их количество методики наложения желу‑
дочно-кишечного анастомоза.
Менее дискутабельным является вопрос об особен‑
ностях течения послеоперационного периода у больных
с различными типами желудочно-кишечных соустий [3].
Наши наблюдения подтверждают тот факт, что у лиц,
оперированных по методу Бильрот I, послеоперацион‑
ный период протекает намного легче; к концу 2-х – на‑
чалу 3-х суток у них восстанавливается перистальтика
кишечника и моторно-эвакуационная функция желудка,
улучшается общее состояние. В данной группе не заре‑
гистрировано явлений анастомозита.
Нами проанализированы результаты хирурги‑
ческого лечения больных РЖ за длительный период
(1995–2010), в течение которого совершенствовалась
хирургическая техника, внедрялись новые методи‑
ки формирования анастомозов, изменялась тактика
пред- и послеоперационного ведения больных. Все
это не могло не сказаться на частоте и характере
послеоперационных осложнений и, соответствен‑
но, послеоперационной летальности. Руководству‑
ясь критериями «Главных правил по изучению рака
55
желудка…» [4], мы включили в группу умерших в
послеоперационном периоде всех больных, погиб‑
ших в течение 30 дней после операции. Пациенты,
прожившие более 1 месяца, считались пережившими
хирургическое лечение.
На собственном материале послеоперационная
летальность при РЖ в последнее пятилетие равнялась
4,4 % (19 из 430 оперированных), а с 1995 по 2000 г. –
11,2 % (56 из 499 оперированных). С 2001 по 2005 г.
после операции по поводу РЖ умерли 23 из 460 опери‑
рованных – летальность 5 %. Несостоятельность швов
пищеводно-кишечного анастомоза после гастрэкто‑
мий и экстирпаций культи желудка за 2006–2010 гг.
равнялась 3 %, а за 1995–2005 гг. – 4,8 %. Частота несо‑
стоятельности анастомоза после дистальных резекций
желудка в 2006–2010 гг. составила 1,1 % и 2,6 % в более
ранний период.
Таким образом, проблема лечения рака желуд‑
ка, несмотря на снижение заболеваемости, не теряет
актуальности. Большинство пациентов поступают в
стационар на хирургическое лечение в стадии мест‑
ного и отдаленного распространения, что ухудшает
условия и результаты операций, а также отдаленный
прогноз. Основными путями снижения послеопера‑
ционной летальности при РЖ являются надежное
формирование анастомозов, а также профилактика
нарушений сердечной деятельности. Совершенствова‑
ние оперативной техники, стандартизация подходов к
лечению и высокое техническое оснащение операцион‑
ной позволит улучшить непосредственные результаты
хирургического лечения этого заболевания.
Литература
1. Мерабишвилли В.М. Рак желудка: эпидемиология, профи‑
лактика, оценка эффективности лечения на популяционном
уровне // Практическая онкология: избранные лекции. СПб.:
Центр ТОММ, 2004. С. 433– 442.
2. Моргошия Т.Ш., Гуляев А.В., Симонов Н.Н. Субтотальная
дистальная резекция желудка по методике Бильрот-I в онко‑
логической практике // Анналы хирургии. 2005. № 2. С. 5–7.
3. Невожай В.И., Федоренко Т.А., Чейшвилли А.М. Cубтоталь‑
ная дистальная резекция желудка в хирургии рака желудка
// Рос. онкол. журн. 2009. № 3. С. 25–28.
4. Japanese Research Society for Gastric Cancer. The generais rules
for the gastric cancer study in surgery and pathology // Jap. J. Surg.
1981. Vol. 11, No. 2. P. 127–139.
Поступила в редакцию 01.07.2012.
Непосредственные результаты хирургического лечения
больных раком желудка
В.И. Невожай, Т.А. Федоренко, Е.В. Худченко
Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Резюме. Проанализированы результаты оперативного лече‑
ния рака желудка у 1389 пациентов на материале хирурги‑
ческого отделения Приморского онкологического диспансера
за 1995–2010 г. Радикальное вмешательство выполнено в 856,
паллиативное – в 259 случаях. В 274 наблюдениях осуществле‑
на пробная лапаротомия. Осложнения зарегистрированы в
229 наблюдениях, в течение 30 дней после операции умерли 98
человек. В динамике отмечено снижение числа послеопераци‑
онных осложнений и летальности.
Ключевые слова: радикальные операции, паллиативные операции, послеоперационные осложнения, летальность.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
56
УДК 616.5-036.12-085.838.97
К эффективности бальнеотерапии у больных хроническими дерматозами
А.В. Некипелова
Институт повышения квалификации специалистов здравоохранения (680009, г. Хабаровск, ул. Краснодарская, 9)
Ключевые слова: Тумнинская минеральная вода, радон, индексы тяжести заболевания.
On the issue of an effectiveness
of balneotherapy for patients affected
by the chronic dermatoses
A.V. Nekipelova
Postgraduate Institute for Public Health Workers (9 Krasnodarskaya
St. Khabarovsk 680009 Russian Federation)
Background. At present a large number of facts available concern‑
ing the high efficiency and safety of radonotherapy under the vari‑
ous pathological states. The object of the study is an analysis of the
efficacy of the nitrogen-siliceous thermal radon water out of the
Tumninsky mineral spring (Khabarovsky region) for after-care of
the chronic dermatoses.
Methods. Evaluation of a balneotherapeutic efficacy based on case
studies of 105 patients with the use of dermatose area and severity
index and biochemical indices.
Results. Under treatment recorded decrement of a Psoriasis Area
and Severity Index (PASI), Eczema Area and Severity Index (EASI)
and SCORoring of Atopic Dermatitis (SCORAD) as well as a pro‑
nounced anti-inflammatory and anti-allergic effect of water corre‑
sponding to the certain biochemical indices.
Conclusions. Efficacy of balneotherapy based on native data amount‑
ed to 92.24 %, number of clinical recovery cases – 14,3 %, significant
clinical improvement – 29.5 % and clinical improvement – 42.9 %.
Keywords: Tumninsky mineral water, radon,
disease severity indices.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 56–58.
Минеральные воды, содержащие радон, использо‑
вались в лечебных целях с давних времен, когда еще
и не подозревали об их радиоактивности. После от‑
крытия явления радиоактивности было сформу‑
лировано новое научное представление о природе
лечебного действия этих вод. Применение радоновых
вод рассматривалось как универсальное лечебное
средство при многих заболеваниях. Известно более
300 курортных местностей с радоновыми водами.
Накоплено большое количество научных фактов о
высокой эффективности и безопасности примене‑
ния радонотерапии при различных патологических
состояниях [1, 7, 10].
Без природного радиоактивного фона, к которому
живые организмы адаптировались тысячелетиями,
жизнь невозможна. Сторонники возможного вред‑
ного действия малых доз радиации умалчивают о
позитивной роли природного радиоактивного фона
для жизни и здоровья. После целевых исследований
многие зарубежные и отечественные ученые признали
полезность радонотерапии и пропагандируют ее для
увеличения продолжительности жизни и снижения
риска хронических заболеваний [2, 3, 9].
Некипелова Алла Владимировна – канд. мед. наук, доцент кафедры
инфекционных болезней и дерматовенерологии ИПКСЗ МЗ Хабаровс‑
кого края; e-mail: rec@ipksz.khv.ru
Полученные факты о позитивном влиянии малых
доз ионизирующего излучения на организм, а также
богатый практический опыт существующих столети‑
ями известных курортов, являются неоспоримым до‑
казательством благоприятного действия на организм
радоносодержащих вод и безвредности их применения
в оздоровительных целях [8, 11–13].
В лечении дерматологических заболеваний на‑
ибольшей популярностью пользуется курорт «Белоку‑
риха», который около полутора веков служит местом
отдыха и оздоровления населения, где основным ле‑
чебным фактором считаются кремнистые термаль‑
ные воды с содержанием радона. Курорт «Белокури‑
ха» – база для проведения научных исследований по
выяснению механизмов действия радоновых вод на
организм человека, изучению показаний и уточнению
противопоказаний к радонотерапии. Благодаря этому
с каждым годом расширялись показания к радоноте‑
рапии, и доказана ее несомненная эффективность и
безвредность [6].
Курорт «Белокуриха» наиболее близок по составу
минеральной воды к бальнеолечебнице «Тумнин»,
которая является единственным радоносодержащим
минеральным источником в Хабаровском крае [5].
Тумнинская минеральная вода (ТМВ) – азотная,
кремнистая, слабоминерализованная, слаборадоновая,
гидрокарбонатно-сульфатно, натриево-калиевая, тер‑
мальная, щелочная (рН 9,65), с дебитом 716 м3 в сутки.
Формула ТМВ по Курлову:
Rn 4–6; H2SiO3 82–85; M 0,2
(HCO3 + CO3) 85 SO4 12
t + 45 °C
(Na + K) 92 Ca 8
Кремниевая кислота, радонсодержание, термаль‑
ность, щелочность, богатый набор микроэлементов
дают право называть ТМВ лечебной, но суммирование
всех этих факторов превращает ее в очень ценную [4].
Цель исследования: анализ клинической эффек‑
тивности и научное обоснование применения ТМВ в
восстановительной терапии у больных хроническими
дерматозами.
Материал и методы. Под наблюдением находилось
105 пациентов (67 женского и 38 – мужского пола)
в возрасте от 6 месяцев до 72 лет (средний возраст –
33,98±0,20 года), получавших бальнеотерапию ТМВ.
По нозологическим формам и количеству боль‑
ные распределялись следующим образом: псориаз –
35, экзема – 33, атопический дерматит – 17, прочие
дер­матозы – 20 человек (среди «прочих» – пруриго,
крапивница, себорейный дерматит, аллергический
контактный дерматит). Перенесенные заболевания
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
выявлены в 92 случаях (87,6 %), сопутствующие – в 41
(39,1 %). Клиническая картина у больных псориазом
оценивалась по РАSI (Psoriasis Area and Severity Index),
экземой – по EASI (Eczema Area and Severity Index),
а у больных атопическим дерматитом – по индексу
SCORAD (SCORing Atopic Dermatitis).
Полученные данные обработаны методами вариа‑
ционной статистики.
Результаты исследования. После бальнеотерапии в
группе больных хроническими дерматозами в течение
10–14 дней отмечалось улучшение общего самочувствия,
снижение зуда, положительная клиническая динамика,
нормализация отдельных биохимических показателей.
PASI у больных псориазом в процессе терапии
под действием ТМВ снижался с 20,3±0,8 до 4,5±0,4.
Динамика клинических симптомов также была поло‑
жительной. Эритема становилась менее выраженной
на 3–4-й день лечения и к концу курса была незна‑
чительной, после бальнеопроцедур ее выраженность
снизилась с 2,1±0,1 до 0,7±0,1 балла. Инфильтрация к
концу курса лечения уменьшилась с 2,1±0,1 до 0,5±0,1
балла. Интенсивность шелушения, выраженного до
лечения, также значительно уменьшилась: с 2,8±0,2
до 1,3±0,1 балла.
EASI у больных экземой под действием ТМВ из‑
менялся с 24,1±0,4 до 4,0±0,3 балла. После бальнео­
процедур выраженность эритемы снизилась с 2,3±0,1
до 0,7±0,1, инфильтрации – с 2,2±0,1 до 0,7±0,1, мок‑
нутия – с 2,2±0,1 до 0,6±0,1, шелушения – с 2,2±0,1 до
0,7±0,1 балла.
Индекс SCORAD у больных атопическим дермати‑
том в процессе терапии под действием ТМВ уменьшил‑
ся с 28,3±0,7 до 8,1±0,4 балла. После бальнеопроцедур
выраженность эритемы снизилась с 2,3±0,2 до 1,1±0,1,
отека – с 2,1±0,1 до 1,1±0,3, мокнутия – с 1,3±0,2 до 0,
экскориации – с 2,3±0,2 до 0,3±0,2, лихенификации – с
2,2±0,2 до 1,7±0,2, сухости кожи – с 2,5±0,2 до 1,9±0,2
балла.
В процессе бальнеопроцедур у пациентов достовер‑
но увеличивались средние показатели общего белка: с
73,92±1,08 до 78,50±1,78 г/л. Отмечена некоторая тен‑
денция к повышению содержания фосфора и кальция.
Показатели С-реактивного белка достоверно снижа‑
лись: с 0,40±0,07 до 0,11±0,06 усл. ед. Уровень сиаловых
кислот также достоверно снижался (с 197,0±17,6 до
156,0±12,5 усл. ед.), что свидетельствовало об умень‑
шении выраженности островоспалительного процесса.
Следует заметить, что биохимические показатели до
лечения достоверно отличались от нормы, а после ле‑
чения содержание их, соответственно, приближалось
к показателям нормы.
Положительные результаты лечения ТМВ зарегист‑
рированы у 97 больных (92,4 %). При этом клиническое
выздоровление отмечено в 14,3 %, значительное улуч‑
шение – в 29,5 % и улучшение – в 42,9 % случаев (про‑
филактическое лечение получили 8 человек – 5,7 %).
Обсуждение полученных данных. Наиболее важным
действующим агентом минеральных радоновых вод
57
является газовая фракция воды – радон. В процессе
бальнеотерапии радиоактивными водами (при при‑
нятии ванн) у дерматологических больных за счет
высокой плотности ионизации в поверхностных слоях
кожи образуется большое количество радикалов, при‑
водящих к радиолизу воды в тканях, что способствует
образованию перекисей, смещению буферной системы
в кислую сторону, улучшению микроциркуляции и
трофики тканей.
Под влиянием минеральных радоновых ванн не
только ослабевает интенсивность воспалительной
реакции, но и улучшаются процессы регенерации тка‑
ней, а также возрастают адаптационные возможности
организма.
Анализ проведенных клинических наблюдений и
данные лабораторных показателей свидетельствуют о
том, что ТМВ обладает высокой эффективностью при
лечении больных хроническими дерматозами. Реко‑
мендуется назначение радоновых ванн при лечении
таких заболеваний, как экзема, псориаз, атопический
дерматит и других дерматозов с экссудативным компо‑
нентом, так как в процессе бальнеотерапии наблюда‑
лось достоверное изменение клинических показателей
индексов PASI у больных псориазом, EASI у больных
экземой и SCORAD у больных АтД.
Приведенный анализ клинических наблюдений,
изменение отдельных лабораторных показателей у
больных хроническими дерматозами на Тумнинском
источнике в процессе терапии показывает, что азотнокремнистые термальные радоновые воды источника
оказывают выраженное противовоспалительное и
противоаллергическое действие и на фоне восстанов‑
ления отдельных биохимических показателей эффек‑
тивность бальнеотерапии составляет 92,4 %.
Таким образом, результаты проделанной работы
позволяют рекомендовать более активно использовать
воды источника «Тумнин» в лечении больных хрони‑
ческими дерматозами.
Литература
1. Ангелов Л.П. Влияние радонотерапии на гуморальные им‑
мунные реакции и показатели микроциркуляции при рев‑
матоидном артрите и системной склеродермии: автореф. дис.
… канд. мед. наук. Пятигорск, 1983. 19 с.
2. Андреев С.В. К оценке риска при радонотерапии // Вопр.
курортологии, физиотерапии и лечебной физ. культуры.
1993. № 3. С. 29–34.
3. Гусаров И.И., Ляшенко С.И., Семенов Б.Н. [и др.]. США: про‑
блемы радонотерапии // Вопр. курортологии, физиотерапии
и лечебной физ. культуры. 2003. № 6. С. 44–49.
4. Завгорудько Т.И., Завгорудько В.Н. Санаторно-курортное
применение азотно-кремнистых термальных вод Дальнего
Востока. Хабаровск: ДВГМУ, 1999. 256 с.
5. Завгорудько В.Н., Батюков С.И., Романишко Н.Д. Тумнин –
первенец радонолечения на Дальнем Востоке // Вопр. ку‑
рортологии, физиотерапии и лечебной физ. культуры. 1990.
№ 3. С. 57–58.
6. Колесников А.П., Эфендиев Б.А. Иммуномодулирующее
действие радонотерапии на курорте Белокуриха // Вопр.
курортологии, физиотерапии и лечебной физ. культуры. –
1993.– № 3.– С. 35–39.
7. Лозинский А.А. Радоновые воды и методика их лечебного
применения. М.: Медгиз, 1956. 83 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
58
8. Пономаренко Г.Н. // Физиотерапия: нац. рук-во. М.: ГЭО‑
ТАР-Медиа, 2009. С. 302–333..
9. Смирнов-Каменский Е.А. Радоновые воды и их лечебное
применение. М.: Медицина, 1966. 216 с.
10. Цитланадзе Г. В. О бальнеологических свойствах Цхалтубс‑
ких минеральных источников // Тер. архив. 1948. Т. 20, № 4.
С. 88–102.
11. Akimochkina R.G, Sych L.I. Dynamics of the morphological
changes in the skin of psoriasis, eczema and neurodermatitis
patients under the influence of radon procedures // Vestn. Der‑
matol. Venerol. 1978. No. 6. P. 69–73 [Russian. PubMed PMID:
354248].
12. Iurchenko S.V. Efficacy of radon baths of different concentration
in psoriatic arthritis // Vopr. Kurortol. Fizioter. Lech. Fiz. Kult.
2003. No. 2. P. 31–32 [Russian. PubMed PMID: 12924191].
13. Mar’iasis E.D, Militenko S.A, Shalygina I.E. Therapeutic efficacy
of dry-air radon baths in the rehabilitation of patients with psori‑
atic arthritis // Vopr. Kurortol. Fizioter. Lech. FizKult. 1987. No. 6.
P. 37–39 [Russian. PubMed PMID: 3445525].
Поступила в редакцию 14.10.2012.
К эффективности бальнеотерапии у больных
хроническими дерматозами
А.В. Некипелова
Институт повышения квалификации специалистов здравоохранения» министерства здравоохранения (680009, г. Хабаровск,
ул. Краснодарская, 9)
Резюме. Оценивалась эффективность бальнеотерапии азот‑
но-кремнистыми термальными радоновыми водами источ‑
ника «Тумнин» у 105 больных хроническими дерматозами.
В процессе лечения наблюдалось снижение индексов PASI у
больных псориазом, EASI – у больных экземой и SCORAD – у
больных атопическим дерматитом, а также выраженное про‑
тивовоспалительное и противоаллергическое действие воды
на отдельные биохимические показатели у дерматологических
больных. Эффективность бальнеотерапии на собственном
материале составила 92,4 %, при этом клиническое выздоров‑
ление отмечено в 14,3 %, значительное улучшение – в 29,5 % и
улучшение – в 42,9 % случаев.
Ключевые слова: Тумнинская минеральная вода, радон, индексы
тяжести заболевания.
УДК 597.5:591.486
Морфофункциональные особенности обонятельных желез морских рыб
как пример конвергентной тканевой эволюции
М.А. Дорошенко
Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет
(690087, г. Владивосток, ул. Луговая, 52б)
Ключевые слова: отряд скорпенообразных, секреторная система, бокаловидные клетки, боуменовы железы.
Morphological and functional features
of the olfactory glands of marine fish as
an example of convergent tissue evolution
M.A. Doroshenko
Far Eastern State Technical Fisheries University (52b Lugovaya St.
Vladivostok 690087 Russian Federation)
Background. Object – a histophysiologic description of the multi‑
cellular olfactory glands of the olfactory organs of marine fish sub‑
ject to the different ecology.
Methods. Studies of the olfactory organs of marine fish, representa‑
tives of group of the ray-finned fish (Scorpaeniformes) by the histo‑
logical, histochemical and electron microscopical methods.
Results. Discovery of the olfactory glands in fishes of Pleurogrammus azonus, Myoxocephalus yaok, Enophrys diceraus, Hemilepidotus
gilberti, Hemitripterus villosus, Podothecus veternus and Liparis dubius. Olfactory glands are also highlighted in the olfactory organs
of fish of the herring family (Clupeiformes) Salmonids (Salmoni‑
formes) and Tetraodontiformes.
Conclusions. Morphology, localization and density of glands in the
olfactory organs of fish associated with the characteristics of their
environment. Morphofunctional organization of these glands is
similar to that of the Bowman›s glands of amphibians (Amphibia)
and can be regarded as an example of convergent tissue evolution.
Keywords: Scorpaeniformes, secretion system, enterocytus
caliciformis, Bowman’s glands
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 58–61.
Изучение роли слизи на поверхности обонятельного
эпителия, химизм и структурирование которой имеют
различный характер у водных и наземных позвоноч‑
ных, направлено на решение одной из важных проблем
Дорошенко Майя Андреевна – д-р биол. наук, профессор кафедры
экологии и природопользования Института рыболовства и аквакуль‑
туры Дальрыбвтуза; e-mail: maya_dorosh@mail.ru
механизмов обонятельной рецепции. Исследования
первичных механизмов трансдукции обонятельного
сигнала, роли гликокаликса, гомеостаза ионного окру‑
жения апикальной части обонятельных рецепторных
нейронов и защиты их от неблагоприятных эндогенных
и экзогенных факторов является актуальным направ‑
лением сенсорной и эволюционной физиологии [2–4,
8, 12, 15]. Показано, что слизь вместе со жгутиками
и микровиллами является неотъемлемой частью ре‑
цепторной клетки, и ее ионный состав обеспечивает
возникновение генераторного потенциала. Электронномикроскопические и гистохимические исследования
подтвердили секреторную роль опорных и секреторных
клеток обонятельного эпителия рыб, определили гете‑
рогенную природу их химизма [2, 3, 6, 9, 11].
При анализе секретообразующих элементов иссле‑
дователи, как правило, отрицают наличие обонятель‑
ных желез в органах обоняния рыб, связывая появление
обонятельных желез типа боуменовых в филогенезе
позвоночных с первыми представителями Tetrapoda –
классом Amphibia [1, 2, 12]. Нами были выявлены
железы в органах обоняния морских и проходных рыб
тихоокеанского региона у следующих представителей
отряда скорпенообразных (Scorpaeniformes): южный
одноперый терпуг (Pleurogrammus azonus), керчакяок (Myoxocephalus yaok), рогатый бычок (Enophrys
di­ce­raus), рогатка-альцихт (Alcichthys elongatus), бычок
шлемоносец (Gymnocanthus pistilliger), получешуй‑
ник Гильберта (Hemilepidotus gilberti), тихоокеанская
волосатка (Hemitripterus villosus), морская лисичка
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
а
59
б
в
г
Рис. 1. Обонятельные железы (стрелки) в сенсорном эпителии представителей видов скорпенообразных (Scorpaeniformes):
а – АОЖ в углублениях между складками керчака-яок, б – АОЖ на боковых поверхностях складок тихоокеанской волосатки, в – АОЖ на верхушке
складки розетки керчака-яок, г – ТОЖ в сенсорном эпителии керчака-яок; а, б, г – окр. гематоксилином и эозином, в – окр. толуидиновым синим,
а, б – ×80, в, г – ×192.
(Po­do­the­cus veternus), липарис дубиус (Liparis dubius).
Наличие желез также отмечено в органах обоняния
рыб отрядов сельдеобразных (Clupeiformes), лососеоб‑
разных (Salmoniformes) и иглобрюхообразных (Tet­ra­o­
don­ti­for­mes) [2, 3, 5, 6, 11]. Цель данной работы – гис‑
тофизиологическая характеристика многоклеточных
обонятельных желез в органах обоняния морских рыб
отряда скорпенообразных с различной экологией.
Материал и методы. Объектами исследования были
морские рыбы, представители отряда скорпенообраз‑
ных: южный одноперый терпуг (P. azonus), керчак-яок
(M. yaok), рогатый бычок (E. diceraus), получешуйник
Гильберта (H. gilberti), тихоокеанская волосатка (H. vil­
lo­sus), морская лисичка (P. veternus), липарис дубиус
(L. dubius).
Обонятельную выстилку рыб фиксировали в 10 %
нейтральном формалине и формалин-кобальт-каль‑
циевой смеси по Мак-Манусу. Общий белок выявляли
с помощью реакции тетразониевого сочетания. Для
изучения липидов применяли окраску суданом чер‑
ным В. Протеогликаны идентифицировали с помощью
диализованного железа по Хейлу, альцианового синего
и толуидинового синего. Для выявления нейтральных
мукополисахаридов применяли метод Шиффа. Актив‑
ность цитохромоксидазы и сукцинатдегидрогеназы
определяли с помощью солей тетразолия (Нитро-СТ),
активность щелочной и кислой фосфатаз – методом
Гомори. Для электронной микроскопии интактные
обонятельные розетки у свежеотловленных особей
обрабатывали и фиксировали жидкостью, содержащей
6 % раствор глутаральдегида, 0,4 % фосфатный буфер
(рН 7,4) и 7 % раствор NaCl в соотношении 2 : 1 : 1 с
последующей дофиксацией в забуференном 1 % рас‑
творе OsO4 при 0–4 °C. Материал обезвоживали в
абсолютном спирте и ацетоне и высушивали в жидком
азоте при «критической точке». Образец напыляли
платиной и углем в аппарате Jeol jee 4C. Препараты изу‑
чали и фотографировали в сканирующих электронных
микроскопах S-405A и YSM 3U. В исследовании были
использованы современные классические гистофизи‑
ологические методы, описанные ранее [2, 3, 6, 11].
Результаты исследования. Многоклеточные обоня‑
тельные железы у исследованных видов расположе‑
ны на боковых поверхностях складок и в углублениях
между ними, в зонах сенсорного эпителия, а также на
верхушках складок в зонах индифферентного эпителия.
По форме концевых отделов выделено два типа обоня‑
тельных желез: альвеолярные и трубчатые (рис. 1, а–г).
Альвеолярные обонятельные железы (АОЖ) харак‑
теризуются округлой формой концевых отделов. Они
располагаются в зонах сенсорного и индифферентного
эпителиев эндоэпителиально, когда их концевые отде‑
лы не выходят за пределы базальной мембраны (рис. 1,
а, в), и экзоэпителиально – концевые отделы находятся
частично или полностью в подлежащей соединитель‑
ной ткани (рис. 1, б; 2 г). Диаметр концевых отделов
альвеолярных желез 37–180 мкм. Плотность этих обра‑
зований на поверхности складки обонятельной розет‑
ки различна: от 1–2 (керчак-яок) до 4–5 (тихоокеанская
волосатка, липарис) штук (рис. 1, а, б).
Выводные протоки обонятельных желез, образован‑
ные однослойным кубическим эпителием, часто бывают
очень короткие, так что железа открывается на повер‑
хность обонятельной выстилки непосредственно вы‑
водным отверстием – устьицем или кратером (рис. 1, г;
2, б, в). Стенка альвеолярной железы керчака-яок обра‑
зована двумя типами клеток: внешним слоем цилинд‑
рических и внутренним слоем уплощенных элементов.
От клеток обонятельной выстилки альвеолярная железа
отделена тонкой соединительно-тканной капсулой. Ядра
железистых клеток располагаются базально. Образова‑
ние зерен секрета происходит по мерокриновому типу. В
состав концевых отделов альвеолярных желез включены
секреторные клетки I типа, что является отличительным
признаком этих структур по сравнению с боуменовыми
железами наземных животных (рис. 1, в; 2, г).
Трубчатые обонятельные железы (ТОЖ) распо‑
ложены в углублениях сенсорного эпителия между
обонятельными складками розеток. По морфогистохи‑
мическим характеристикам эти образования наиболее
близки боуменовым железам наземных позвоночных.
Выводные протоки трубчатых желез построены из
слоя уплощенных клеток, концевые отделы сужены, их
диаметр не превышает 30–40 мкм (рис. 1, г).
Структура и расположение обонятельных желез в
органах обоняния различных видов рыб отряда скор‑
пенообразных, несмотря на общий принцип органи‑
зации, имеют особенности, связанные с их экологией.
Наиболее многочисленны и разнообразны по форме
и расположению эти образования в органах обоня‑
ния донных и придонных видов – у липариса дубиус,
тихоокеанской волосатки, представителей семейства
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
60
а
б
в
г
Рис. 2. Выводные протоки обонятельных желез в органах обоняния рыб:
а – отверстия выводных протоков обонятельных желез керчака-яок, б – кратер обонятельной железы в сенсорном эпителии южного одноперого
терпуга, в – отверстия выводных протоков обонятельных желез липариса в индифферентном эпителии, г – сенсорный эпителий, обонятельные
железы липариса; а–в – сканирующая электронная микроскопия, г – окр. толуидиновым синим, а – ×100, б – ×10000, в – ×3000, г – ×192.
керчаковых (рис. 1, а–г). Локализация концевых от‑
делов обонятельных желез у донных рыб (липарис) не
ограничивается зоной обонятельного эпителия, иногда
они опущены частично или полностью в подлежащую
соединительную ткань (рис. 2, г). В непосредственной
близости от концевых отделов желез в соединительной
ткани обычно просматриваются кровеносные сосуды,
что свидетельствует о возможной двусторонней секре‑
ции этих образований у рыб (не только экскреторной,
но и инкреторной), как это отмечено и для боуменовых
желез наземных позвоночных [1].
Секрет обонятельных желез при окраске толуиди‑
новым синим метахроматичен (рис. 1, в; 2, г), хорошо
воспринимает окраску по Хейлу, альциановый синий и
реактив Шиффа, слабо окрашивается в реакции тетра‑
зониевого сочетания и суданом черным В. Трубчатые
обонятельные железы рыб, морфологически сходные с
боуменовыми железами наземных животных, выраба‑
тывают секрет, позитивно окрашивающийся на общий
белок, липиды и полисахариды. Согласно данным гисто‑
химических исследований секрет обонятельных желез
изученных видов содержит нейтральные полисахариды,
протеогликаны, сульфатированные полисахариды типа
хондроитинсульфатов А и С. Кроме того, секрет обоня‑
тельных желез содержит вещества, близкие к гликопро‑
теинам и липопротеинам. Значительная активность
сукцинатдегидрогеназы, цитохромоксидазы, а также
щелочной фосфатазы выявлена в слизи на поверхности
обонятельной выстилки всех исследованных рыб и в
концевых отделах обонятельных желез [2, 3]. Исследова‑
ние поверхности обонятельной выстилки морских рыб
в сканирующем электронном микроскопе позволило
выявить порядок расположения обонятельных желез
на складках розеток (рис. 2, а).
На сканограммах эпителиальные обонятельные
железы представлены темными выводными протока‑
ми, окаймленными валиком плотной субстанции (рис.
2, а–в). В отличие от выводных отверстий бокаловид‑
ных клеток (секреторных клеток I типа) выводные
протоки желез более широкие, они расположены в
углублениях между складками обонятельной розетки,
на границе индифферентного и сенсорного эпители‑
ев. На всем протяжении обонятельной складки по
направлению к основанию центральной септы обо‑
нятельной розетки просматривается цепочка таких
выводных отверстий (рис. 2, а). Часто выводные про‑
токи альвеолярных желез очень короткие и ограни‑
чиваются только широким устьицем, что, вероятно,
связано с небольшой толщиной слоя обонятельного
эпителия по сравнению с объемом концевого отдела
железы. В целом, процесс развития обонятельных
желез в органах обоняния исследованных видов мор‑
ских рыб сходен с таковым у наземных позвоночных:
боуменовы железы развиваются из опорных эле‑
ментов обонятельной выстилки, закладка железы
погружается в подлежащую соединительную ткань
вместе с переходом в нее центральных отростков
обонятельных клеток [1, 2]. Поэтому в дифинитивном
состоянии органа обоняния концевые отделы железы
тесно соприкасаются с пучками обонятельного нерва
и кровеносными сосудами.
Обсуждение полученных данных. В сравнительных
эволюционно-морфологических исследованиях воз‑
никновение боуменовых желез в органах обоняния
впервые в филогенезе отмечается у земноводных и
связывается с общим явлением ароморфоза при вы‑
ходе позвоночных на сушу [1, 10, 14]. В органах обоня‑
ния рыб констатируется отсутствие многоклеточных
обонятельных желез [1]. Считается, что основными
секретирующими структурами обонятельной вы‑
стилки у рыб являются одноклеточные структуры –
бокаловидные клетки, малые секреторные клетки
и опорные клетки. Появление боуменовых желез у
наземных животных было, очевидно, обеспечено
полифункциональными свойствами опорных клеток,
многие из которых уже у круглоротых и рыб обладают
секреторной активностью [1]. Однако в литературе
отмечены более ранние свидетельства о наличии
многоклеточных секреторных образований у низших
водных позвоночных – бесчелюстных (Agnatha) и
рассматриваются гипотезы о гомологичности опи‑
санных структур боуменовым железам наземных
животных [13].
Морфология обонятельных желез, описанных
нами в органах обоняния морских рыб, имеет значи‑
тельное сходство с морфологией боуменовых желез
(glandulae olfactoria) у наземных позвоночных (рис.
3, а, б). Концевые отделы данных структур у рыб в
основном располагаются в обонятельной выстилке,
однако у некоторых видов отряда скорпенообразных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
61
обонятельные железы морских и проходных рыб по
морфофункциональной организации представляют
собой образования, аналогичные боуменовым железам
(glandulae olfactoria) наземных позвоночных (Tetrapoda),
и являются частным примером гистофизиологических
параллелизмов дивергентной эволюции тканей.
а
б
Рис. 3. Обонятельные железы в органах обоняния рыб
и земноводных:
а – альвеолярная обонятельная железа железа в обонятельном эпителии бычка получешуйника Гилберта, б – боуменовы железы в органе
обоняния травяной лягушки; окр. гематоксилином и эозином, ×192.
(наиболее часто у липариса) наблюдается опускание
дна концевых отделов обонятельных желез в слой
соединительной ткани. Но в основном описанные
структуры приурочены к слоям обонятельного или
индифферентного эпителиев. Подобное положение
отмечено для боуменовых желез обонятельной вы‑
стилки некоторых бесхвостых земноводных, у которых
эпителиальное положение желез объясняется незна‑
чительной толщиной подлежащей соединительной
ткани [1]. Такой характер локализации боуменовых
желез у земноводных объясняется разными стадиями
онтогенеза. Эпителиальное положение железистых
структур в обонятельном эпителии морских рыб в
складках розетки с тонкой прослойкой соединительной
ткани (tunica propria) также можно объяснить, с одной
стороны, узостью слоя сенсорного и индифферентного
эпителиев, с другой – определенной стадией развития
органа обоняния в онтогенезе рыб [2, 3].
Проведенные нами гистохимические исследования
секрета желез в обонятельной выстилке рыб показали
результаты, сходные с реакциями боуменовых желез
наземных позвоночных. Различия отмечены в более
высоком содержании протеогликанов в альвеолярных
обонятельных железах, что связано с функцией сек‑
реторных клеток I типа, входящих в состав концевых
отделов альвеолярных желез у рыб, в отличие от бо‑
уменовых желез наземных позвоночных [2, 3].
Таким образом, наличие альвеолярных и трубчатых
желез в обонятельной выстилке рыб, их структура,
локализация и плотность расположения обусловлены
особенностями экологии. Наиболее многочисленны
данные структуры у донных и придонных предста‑
вителей морской ихтиофауны: семейств керчаковых
(Cottidae) и липаровых (Liparididae).
Анализ многообразия структурно-функциональных
особенностей организации обонятельной системы рыб
позволяет сделать заключение, что эволюция орга‑
на обоняния позвоночных шла конвергентно по пути
параллелизма, дивергенции, идиоадаптации на ткане‑
вом, клеточном и молекулярном уровнях вследствие
приспособления видов к сходным условиям обитания
[2, 3, 7]. Многоклеточные альвеолярные и трубчатые
Литература
1. Винников Я.А., Титова Л.К. Морфология органа обоняния.
М.: Медгиз, 1957. 295 с.
2. Дорошенко М.А. Гистофизиология органов обоняния морс‑
ких рыб. Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2004. 226 с.
3. Дорошенко М.А. Железы в обонятельном эпителии морских
рыб // Вопросы ихтиологии 2007. Т. 47, № 4. С. 529–536.
4. Дорошенко М.А. Нейрофизиология обонятельной системы
морских рыб: эколого-эволюционные аспекты // Тихоокеан‑
ский медицинский журнал. 2012. № 2. С. 83–88.
5. Дорошенко М.А., Девицына Г.В. Сравнительное морфо‑
логическое исследование обонятельного эпителия трех
видов тихоокеанских лососей (Oncorhynchus, Salmonidae,
Salmoniformes) // Сенсорные системы, 2009. Т. 23, № 2.
С. 126–136.
6. Дорошенко М.А., Мотавкин П.А. Структура поверхности
органа обоняния морских костистых рыб // Архив анатомии,
гистол. и эмбриол. 1986. № 10. С. 38–47.
7. Заварзин А.А. Очерки по эволюционной гистологии нервной
системы. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941. 379 с.
8. Касумян А.О. Обонятельная система рыб. М.: Изд-во Мос‑
ковского ун-та, 2002. 87 с.
9. Мотавкин П.А. Курс лекций по гистологии. Владивосток:
Медицина ДВ, 2007. 360 с.
10. Смит К.Ю.М. Биология сенсорных систем. М.: БИНОМ,
2005. 583 с.
11. Doroshenko M.A., Motavkin P.A. Olfactory epithelium of marine
fishes in scanning electron microscopy // Acta Morphologica
Hungarica. 1986. Vol. 34, No. 3. P. 143–155.
12. Eisthen H.L. Evolution of vertebrate olfactory system // Brain
Behav. Evol. 1997. Vol. 50. P. 222–233.
13. Kleerecoper H.G. Olfaction in fishes. London: Indiana Univercity
Press, Bloomington, 1969. 222 p.
14. Laberge F., Hara T.J. Neurobiology of fish olfactoring a review //
Brain research. 2001, Vol. 36. P. 46–59.
15. Zelinski B.S., Hara T.J. Olfaction // Sensory Systems. Neurosci‑
ence. 2007. Vol. 25. P. 1–43.
Поступила в редакцию 02.02.2013.
Морфофункциональные особенности обонятельных желез
морских рыб как пример конвергентной тканевой эволюции
М.А. Дорошенко
Дальневосточный государственный технический
рыбохозяйственный университет (690087, г. Владивосток,
ул. Луговая, 52б)
Резюме. Гистологическими, гистохимическими и электронно‑
микроскопическими методами изучались органы обоняния
у морских рыб – представителей отряда скорпенообразных
(Scorpaeniformes). У Pleurogrammus azonus, Myoxocephalus yaok,
Enophrys diceraus, Hemilepidotus gilberti, Hemitripterus villosus,
Podothecus veternus и Liparis dubius обнаружены обонятельные
железы. Обонятельные железы также отмечены в органах обо‑
няния рыб отряда сельдеобразных (Clupeiformes), лососеобраз‑
ных (Salmoniformes) и иглобрюхообразных (Tetraodontiformes).
Морфология, локализация и плотность расположения желез в
органах обоняния рыб связаны с особенностями их экологии.
Морфофункциональная организация этих желез аналогична
организации боуменовых желез земноводных (Amphibia) и
может рассматриваться как пример конвергентной тканевой
эволюции.
Ключевые слова: отряд скорпенообразных, секреторная система, бокаловидные клетки, боуменовы железы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
62
УДК 611.24:615.916›1:546.76
Морфологические изменения в легких при хронической интоксикации хромом
Л.Е. Кривенко1, О.Г. Полушин1, Т.Г. Вуд2, Е.П. Шерстнева1
1 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Griffith
University, Gold Coast campus – Teaching Centre for Medicine and Oral Health (16 High St. Southport Qld 4215 Australia)
Ключевые слова: гальванический цех, крысы, бронхит, интерстициальный альвеолит.
Morphological changes in the lungs due
to the chronic chromium intoxication
L.E. Krivenko1, O.G. Polushin1, T.G. Wood2, E.P. Sherstneva1
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Griffith University, Gold Coast
campus – Teaching Centre for Medicine and Oral Health (16 High St.
Southport Qld 4215 Australia)
Background. Insufficient previous study of changes in the lungs due
to the industrial chromium intoxication at the early stages of expo‑
sure to permissible concentration of chromium.
Methods. Histological and electron microscopical examining or‑
gans of Wistar›s rats after their exposure to the permissible con‑
centration of chromium during a working shift in an electroplating
shop for the period from two weeks to three months.
Results. Elicited facts of development of the pronounced inflamma‑
tory reactions in the bronchi and lungs after two weeks of exposure
followed by development of the bronchitis, interstitial alveolitis,
pneumosclerosis and emphysema.
Conclusions. Even small concentration of chromium causes an in‑
jurous effect mediated by a toxic, fibrogenic and sensitizing influ‑
ence of its compounds on an organism. Dystrophic changes of the
bronchial epithelium accompanied with an insufficient activity of
macrophages and activation of fibroblasts in the background of the
localized or diffuse alveolitis can cause development of the chronic
inflammatory processes in the bronchi at the initial stages of the
industrial chromium exposure.
Keywords: electroplating shop, Wistar’s rats, bronchitis, interstitial
alveolitis.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 62–65.
Хром (точнее, его соединения – окислы и соли хро‑
мовой кислоты) оказывает токсическое, фиброгенное
и сенсибилизирующее действие на организм даже в
небольших концентрациях вследствие способности к
аккумуляции [2, 6]. Экспериментально установлено,
что морфологические изменения в легких разви‑
ваются независимо от путей поступления хрома в
организм, при этом достаточно быстро развивают‑
ся выраженные склеротические и воспалительные
процессы [7, 9, 10]. В некоторых работах показано,
что при воздействии пыли, содержащей соли хрома,
пневмосклероз формируется уже через 1–2 недели
[2]. Возможно, причиной этого является развитие
токсических васкулитов. Показано, что выражен‑
ность повреждения иммунокомпетентных органов
и воспалительной реакции зависит от длительности
воздействия солей хрома [1, 6, 8].
Вышеописанные данные в основном получены при
опытах в условиях острой, подострой и хронической
токсичности. Изменения легких, возникающие при
Кривенко Людмила Евгеньевна – д-р мед. наук, профессор кафедры
терапии, функциональной и ультразвуковой диагностики ФПК и ППС
ТГМУ; e-mail: criwenko.ludmila@ya.ru
интоксикации хромом в производственных условиях
на ранних сроках воздействия его допустимых концен‑
траций, изучены недостаточно.
Материал и методы. Исследование было проведено
на 30 белых крысах линии Вистар массой 180–200 г.
Животных разделили на 3 группы по 10 особей, ко‑
торые находились в условиях гальванического цеха 2
недели, 1 месяц и 3 месяца, соответственно. Контро‑
лем послужили 10 интактных крыс, содержавшихся в
стандартных условиях вивария.
Клетки с экспериментальными животными нахо‑
дились на территории гальванического цеха в зоне
дыхания в течение рабочей смены, после чего убира‑
лись. Концентрация хромового ангидрида в воздухе
не превышала предельно допустимой. Содержание
крыс осуществлялось в соответствии с приказом № 742
Министерства высшего и среднего специального обра‑
зования СССР от 13.11.1984 г. «Об утверждении правил
проведения работ с использованием эксперименталь‑
ных животных» (приложение 4), крысы находились
в карантине 14 дней. Выведение животных из опыта
выполнялось путем вскрытия сонной артерии, после
чего делали забор крови и взвешивание внутренних
органов.
После фиксации фрагментов органов в 10 % ней‑
тральном формалине и парафиновой проводки про‑
водилось гистологическое исследование легких, серд­
ца, кишечника, печени, почек. Для объективизации
полученных данных качественная интерпретация
морфологических изменений была дополнена полу‑
количественным морфометрическим анализом. Для
электронной микроскопии кусочки легких фиксирова‑
ли в 2 % глютаральдегиде. Препараты просматривали в
электронном микроскопе JEM-100S (Япония).
Результаты исследования. Выраженность морфоло‑
гических изменений в легких зависела от длительности
пребывания крыс в цехе. Через 2 недели у 4 из 10 крыс
1-й группы наблюдались умеренно выраженные явле‑
ния очагового или диффузного интерстициального
альвеолита преимущественно с субплевральной лим‑
фоидно-макрофагальной инфильтрацией межальвео‑
лярных перегородок и формированием склеротичес‑
ких изменений в интерстиции, мышечно-эластических
структурах сосудов и бронхов (рис. 1, а). Отмечалась
выраженная сосудистая реакция: полнокровие с крае‑
вым стоянием лейкоцитов, утолщение и разволокнение
стенок сосудов за счет отека. Регистрировались нерезко
выраженные явления бронхоспазма, дистрофические
изменения и повышение секреторной активности
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
а
63
б
в
Рис. 1. Легкие и селезенка крыс через 2 недели эксперимента:
а – интерстициальный альвеолит: утолщение и полиморфноклеточная инфильтрация межальвеолярных перегородок с преобладанием мононуклеаров; б – бронхоспазм с дистрофическими изменениями эпителия и скоплением слизи в просвете мелкого бронха, перибронхиальная фибробластическая реакция и гиперплазия бронхо-ассоциированной лимфоидной ткани; в – гиперплазия белой пульпы селезенки. Окр. гематоксилином и
эозином; а, б – ×200, в – ×100.
а
б
в
Рис. 2. Легкие крыс через 1 и 3 месяца эксперимента:
а – панацинарная эмфизема и диффузный пневмосклероз через 1 месяц; б – острый гнойный панбронхит через 1 месяц; в – диффузный интерстициальный альвеолит с выраженным ангиосклерозом через 3 месяца эксперимента. Окр. гематоксилином и эозином; а – ×200, б, в – ×100.
бронхиального эпителия. В просвете части бронхов и
бронхиол появлялись скопления эозинофилов с при‑
месью мононуклеаров и слущенных эпителиоцитов
(рис. 1, б). Наблюдавшиеся у части животных пери‑
бронхиальные и периваскулярные инфильтраты со‑
стояли из полиморфноядерных лейкоцитов. У 3 крыс
обнаружены дис- и ателектазы, очаговая эмфизема.
У половины животных выявлена умеренно выражен‑
ная гиперплазия бронхоальвеолярной легочной ткани
и В- и Т-зависимых зон лимфоидных фолликулов
селезенки (рис. 1, в).
Через 1 месяц от начала эксперимента интерстици‑
альный альвеолит той или иной степени выраженнос‑
ти регистрировался во всех наблюдениях. Появлялись
участки плазматического пропитывания и деструкции
стенки сосудов с образованием кровоизлияний, пери‑
васкулярные инфильтраты в виде муфт, у 3 животных
обнаружен склероз стенок мелких артерий. У боль‑
шинства крыс регистрировался бронхоспазм и чаще,
чем в предыдущей группе, наблюдались ателектазы
и очаговая эмфизема легких (рис. 2, а). У 4 живот‑
ных сформировался очаговый перибронхиальный
пневмосклероз, в 2 случаях диагностирован острый
гнойный бронхит, осложнившийся мелкоочаговой
пневмонией (рис. 2, б). У большинства крыс наблюда‑
лась гиперплазия лимфоидных фолликулов селезенки
с преимущественной активацией В-зависимых зон. В 5
случаях обнаружена умеренно выраженная гиперпла‑
зия перибронхиальной лимфоидной ткани.
Через три месяца у большинства крыс оставались
явления интерстициального очагового и диффузного
воспаления легких, выраженная перибронхиальная
лимфоидно-макрофагальная инфильтрация (рис. 2, в).
В половине случаев определялись бронхоспазм и ги‑
персекреция бронхиальной слизи. Чаще, чем в преды‑
дущие сроки, регистрировалась картина очагового или
диффузного пневмосклероза. В 2 случаях диагностиро‑
ван хронический бронхит с поражением бронхов всех
калибров, при этом отмечалась полиморфноклеточная,
преимущественно, мононуклеарная, инфильтрация
всей стенки бронхов (панбронхит), очаговая гипер‑
плазия и метаплазия бронхиального эпителия, явления
бронхоспазма и бронхообструкции.
Данные электронной микроскопии позволили
уточнить особенности воспалительного процесса в
легких. Через две недели эксперимента прослежи‑
вались деструктивные изменения в альвеолоцитах,
септальных клетках (фибробласты, гистиоциты, лим‑
фоциты, нейтрофилы) и альвеолярных макрофагах
(рис. 3, а). В значительном числе альвеолоцитов I и
II типов некротические изменения сопровождались
резким отеком и разрежением кариоплазмы, локаль‑
ными повреждениями перинуклеарной мембраны,
лизисом органелл и резким разрежением цитоплазмы
(рис. 3, б). В альвеолоцитах II типа наблюдалось пов‑
реждение микроворсинок, в альвеолярных макрофа‑
гах и септальных клетках – вакуолизация и явления
цитолиза. Ультраструктурные изменения в легких
через месяц были идентичны вышеописанным. Через
три месяца на фоне картины альвеолита наблюдалось
утолщение стенок альвеол за счет пролиферации
фибробластов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
64
В
Ац I
В
В
Я
Я
Я
В
Я
В
а
б
Рис. 3. Ультраструктура легких крыс, содержавшихся в условиях гальванического цеха:
а – вакуолизация (В) септальных клеток со смещением и деформацией ядер (Я); б – деструктивные изменения альвеолоцита I типа (Ац I) с резким
отеком и разрежением оболочки ядра (Я), лизисом цитоплазматических органелл с образованием вакуолей (В) и резким разрежением цитоплазмы.
Электронограммы, а – ×10 000, б – ×7 500.
Обсуждение полученных данных. Изменения в лег‑
ких крыс, находившихся в условиях гальванического
цеха, представляли собой комплекс стереотипных
структурно-функциональных реакций легкого, воз‑
никающих при воздействии различных техногенных
факторов. К ним относятся альтерация аэрогемати‑
ческого барьера (повреждение альвеолоцитов, эн‑
дотелиоцитов капилляров, их базальных мембран),
склероз интерстиция, повреждение бронхиального
эпителия, нарушение процессов его регенерации
и дифференцировки, склероз слизистой оболочки
бронхов [2, 3].
Особенностью морфологических изменений при
хромовой интоксикации оказалось быстрое развитие
альвеолита с мононуклеарной инфильтрацией стенок
альвеол и фибробластической пролиферацией. Зна‑
чение воспалительной монуклеарной инфильтрации
в формировании хронического воспаления альвео‑
лярной ткани и бронхов состоит в том, что моноциты
активизируют фибробласты, источник стимуляции
которых связан с Т-лимфоцитами, активированны‑
ми продуктами распада тканей [8, 9]. Отмеченные
в ранние сроки повреждения клеточных мембран,
способствуют выходу ферментов и белков из клеток,
а их адсорбция в основном аморфном веществе может
служить пусковым механизмом для развития ауто‑
имунного компонента хронического воспалительного
процесса [5].
Быстрое развитие эмфиземы при хромовой инток‑
сикации, видимо, определяется следующими факто‑
рами. Скопление нейтрофилов в капиллярной сети
альвеол, наблюдавшееся уже через 2 недели, приводит
к истощению местного антипротеазного потенциала,
разрушению структурных элементов альвеол, контак‑
тирующих с терминальными бронхиолами, и форми‑
рованию эмфиземы. Важным элементом патогенного
воздействия нейтрофилов является оксидативный
стресс, который оказывает разностороннее повреж‑
дающее действие на все легочные структуры. Пов‑
реждение эпителия создает благоприятные условия
для имплантации микроорганизмов, а снижение им‑
мунологической резистентности и неспецифических
факторов местной защиты легких приводит к разви‑
тию гнойного бронхита и пневмонии [8, 9].
Нарушению адаптивных реакций клетки способс‑
твовала редукция цитоплазматических органелл, ис‑
чезновение полисом, повреждение клеточных мемб‑
ранных структур. Уже в ранние сроки воздействия хро‑
ма повреждение альвеолярного эпителия приводит к
дефициту сурфактанта, что способствовало развитию
у большинства животных межуточного воспаления,
ателектазов и эмфиземы вокруг участков деструкции
[9, 10].
На всем протяжении эксперимента у крыс обна‑
руживался бронхоспазм, развитие которого можно
объяснить сенсибилизирующим влиянием солей хрома
[6], а также спастической реакцией мелких бронхов и
бронхиол, играющей основную роль в защите дисталь‑
ного отдела бронхов от агрессивных факторов из-за
отсутствия «адвентиции» и хрящей [8].
Токсические васкулиты развивались в легких крыс
уже в первые недели эксперимента. Через 1 месяц
прогрессирование гемоциркуляторных нарушений
приводило к отеку межальвеолярных перегородок,
увеличению контактов макрофагов с фибробластами,
стимулировало пролиферацию и активацию послед‑
них. В результате уже через две недели у некоторых
крыс развивался фиброзирующий альвеолит, а через
месяц – диффузный легочный фиброз, что совпадает с
данными, полученными другими авторами [4, 8].
Учащение случаев формирования пневмосклероза
и эмфиземы легких через 1 месяц эксперимента яви‑
лось следствием прогрессирования продуктивного
воспаления в виде интерстициального альвеолита и
нарушения дренажной функции бронхов. Патологи‑
ческие изменения в легких сопровождались иммуно‑
морфологическими реакциями. Об участии иммунных
механизмов в воспалительном процессе в легких крыс
свидетельствовала гиперплазия перибронхиальной
лимфоидной, а также В- и Т-зависимых зон селезенки
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
[6, 8]. В свою очередь деструкция легочной ткани спо‑
собствовала раннему и прогрессирующему развитию
необратимого компонента бронхиальной обструкции
[5, 8]. Наличие морфологических признаков бронхо­
спазма у крыс отражало глубокие изменения, возни‑
кавшие уже на ранних сроках воздействия хрома в
допустимой концентрации.
Значительная глубина поражения бронхиального
и альвеолярного эпителиев, достигающая базальной
мембраны, имеет важное значение в формировании
хронического воспаления в бронхах. Дистрофические
изменения в бронхиальном эпителии, обнаруженные
у крыс, сопровождались развитием перибронхиаль‑
ного и периартериального фиброза и бронхиальной
обструкции [4, 7, 9].
В комплексе структурных изменений в легких, вы‑
явленных у экспериментальных животных уже на
ранних этапах воздействия хрома, выделялся ряд ком‑
пенсаторных реакций, характерных для гипоксии.
Последняя развивается вследствие редукции легочного
кровотока и альвеолярно-капиллярного блока, кото‑
рые являются не только мощным фактором защиты
органов дыхания, но и механизмами дальнейшего
повреждения морфологических структур легких и
других органов [2, 7, 8].
Некоторыми авторами также было отмечено по‑
ражение легких и кишечника при хромовой инток‑
сикации, то есть воспалительные процессы были
более выражены в органах, в которых постоянно
содержатся микроорганизмы. Гистологические и гис‑
тохимические исследования показали, что наруше‑
ние клеточного и гуморального барьера в слизистых
оболочках способствует проникновению микробов,
вызывающих воспаление тканей по типу аутоинфек‑
ции [1, 5, 6].
Выводы
1. В первые две недели воздействия комплекса тех‑
ногенных факторов в производственных условиях в
легких крыс отмечалось развитие выраженной вос‑
палительной реакции, для которой была характерна
значительная глубина повреждения, наличие аллер‑
гического компонента, формирование ателектазов,
эмфиземы и пневмосклероза.
2. При воздействии хрома в легких крыс отмеча‑
лось развитие стойкой моноцитарной инфильтрации,
бронхоспазма, токсических васкулитов, опосредован‑
ное иммунными механизмами, что способствовало
фиброзированию легочной ткани и пролонгированию
воспалительного процесса.
3. Наличие дистрофических изменений в брон‑
хиальном эпителии при недостаточной активности
макрофагов и активировании фибробластов на фоне
очагового или диффузного альвеолита уже в ранние
сроки воздействия техногенных факторов может спо‑
собствовать развитию хронического воспалительного
процесса в бронхах.
65
Литература
1. Адайбаев Т.А., Умбетов Т.Ж., Нейстеров А.Н. Влияние хро‑
мовой интоксикации на лимфоидные образования тонкой
кишки // Клинические и гигиенические аспекты влияния на
организм хрома и других химических веществ. Актюбинск,
1990. Ч.1. С. 114–116.
2. Блохин В.А., Троп Ф.С. Динамика морфологических измене‑
ний в организме животных, подвергавшихся ингаляционно‑
му запылению окисью хрома и трехзамещенным фосфатом
хрома. // Профессиональные болезни пылевой этиологии.
М., 1974. Вып. 2. С. 157–165.
3. Бондарев О.И., Бугаева М.С., Михайлова Н.Н. Специфич‑
ность морфологических изменений в органах и тканях
на воздействие различных производственных факторов
(экспериментальные исследования) // Влияние окружа‑
ющей и производственной среды на здоровье человека.
Пути решения проблем: мат. XLVII науч.-практ. конф.
«Гигиена, организация здравоохранения и профпато‑
логия» и семинара «Актуальные вопросы современной
профпатологии» / под ред. В.В. Захаренкова. Кемерово:
Примула, 2012. С. 42–44.
4. Бугаева М.С. Специфичность морфологических изменений
в органах-мишенях на действие различных ксенобиотиков //
Вестник Кузбасской государственной педагогической акаде‑
мии. 2013. №1 (26). URL: http://vestnik.kuzspa.ru/journals/31/
(дата обращения 08.12.2013).
5. Гойер Р.А., Клаксон Т.В. Токсическое воздействие металлов //
Токсикология Кассарет и Доул. Основные научные данные о
ядах / ред. С.Д. Клаассен. Нью-Йорк: МакГроХилл, 2001.
6. Гумарова Ж.Ж. Кинетика накопления хрома внутренними
органами // Проблемы медицинской экологии. Караганда,
1995. T. 2. C. 44–47.
7. Кривенко Л.Е. Функционально-метаболические и морфо‑
логические аспекты кардио-респираторных нарушений
при хроническом бронхите: автореф. дис. … д-ра мед. наук.
Владивосток, 1999. 36 с.
8. Мамырбаев А.А. Токсикология хрома и его соединений.
Актобе, 2012. 284 с.
9. Насиров И.Н., Бегалин Т.Б., Омаров С.Д., Тасимова А.Э.
Морфологические особенности течения воспалительного
процесса при подострой хромовой интоксикации // Клини‑
ческие и гигиенические аспекты влияния на организм хрома
и других химических веществ: сб. трудов. Актюбинск, 1989.
Ч. 1. С. 105–108.
10. Шабанова О.М. Содержание хрома и морфологические
изменения в органах при различных путях поступления
хромовых соединений в организм: автореф. дис. … канд.
мед. наук. Ярославль, 1972. 22 с.
Поступила в редакцию 24.12.2013.
Морфологические изменения в легких при хронической
интоксикации хромом
Л.Е. Кривенко1, О.Г. Полушин1, Т.Г. Вуд2, Е.П. Шерстнева1
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Griffith University,
Gold Coast campus – Teaching Centre for Medicine and Oral
Health (16 High St. Southport Qld 4215 Australia)
Резюме. Проведено гистологическое и электронномикроско‑
пическое исследование органов крыс линии Вистар, находив‑
шихся в гальваническом цехе в течение рабочей смены под
воздействием производственных факторов допустимых кон‑
центраций от 2 недель до 3 месяцев. Описаны этапы форми‑
рования картины интерстициального альвеолита, показано
развитие выраженной воспалительной реакции в бронхах и
легких уже через 2 недели воздействия с развитием бронхита,
пневмосклероза и эмфиземы.
Ключевые слова: гальванический цех, крысы, бронхит, интер­
стициальный альвеолит.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
66
УДК 612.825.2:616-073.97
Межполушарная асимметрия головного мозга:
морфологический и физиологический аспекты
Л.Д. Маркина, А.А. Баркар
Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Ключевые слова: электроэнцефалография, когнитивные вызванные потенциалы, μ-ритм.
Interhemispheric asymmetry of the brain:
morphological and physiological aspects
L.D. Markina, A.A. Barkar
Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation).
Background. Interhemispheric asymmetry is one of the most im‑
portant individual fundamental properties of the human brain.
Methods. Studies of the functional interhemispheric asymmetry of
the apparently healthy volunteers aged 20–40 years (100 sinistrals
and 100 dextrals) by methods of the electroencephalography (EEG)
and cognitive evoked potentials.
Results. Description of a complex of indices based on an algorith‑
mic analysis of the EEG and cognitive evoked potentials to be used
for diagnosing the functional interhemispheric asymmetry.
Conclusions. By some new diagnostic methods elicited the valid
sinistral and dextral differences in the form of positive factors of
frequency and amplitude asymmetry of μ rhythm for the sinistral
and negative ones for the dextral as well as a partial blockade of
μ‑rhythm in a dominant hemisphere’s sensorimotor cortical pro‑
jection after feast clenching of a leading hand. At that the latency
index and amplitude of the P300 wave occurred to be shfiting to the
dominant hemisphere.
Keywords: electroencephalography, cognitive evoked potentials,
μ-rhythm.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 66–70.
Взаимоотношение полушарий головного мозга опреде‑
ляется как функция, обеспечивающая специализацию
полушарий, облегчение выполнения регуляторных
процессов, повышение надежности управления де‑
ятельностью органов, систем органов и организма в
целом. Существует закономерная связь между харак‑
тером распределения анализаторных функций между
левым и правым полушарариями и особенностями
течения различных психических состояний. Таким
образом, асимметрия межполушарных отношений
оказывается связанной с функциональным состояни‑
ем человека и является фундаментальным свойством
мозга человека. Впервые современная постановка про‑
блемы функциональной межполушарной асимметрии
(ФМА) у человека возникла после работ П. Брока и
К. Вернике [6], показавших латерализацию речевых
функций у человека. ФМА проявляется в доминирова‑
нии активности структур одного полушария головного
мозга [10]. Кроме того, существует функциональная
специализация полушарий, выражающаяся в том, что
каждое из них специализировано на выполнении отде‑
льных функций. По характеру проявлений различают
моторную, сенсорную и психическую асимметрию.
Первая реализуется в неравенстве участия правой и
Маркина Людмила Дмитриевна – д-р мед. наук, профессор кафедры
физиологии человека ТГМУ; e-mail: markina@vgmu.ru
левой половин тела в движении (правши, левши), вто‑
рая – в неравенстве функций парных органов чувств.
Ведущий глаз первым устанавливается на предмете, ос‑
трота слуха ведущего уха больше, порог обонятельной
чувствительности у 70 % людей выше справа, у 13 % –
слева, у остальных – симметричен [8]. Психическая
асимметрия заключается в том, что левое полушарие
контролирует сенсорную и моторную сферы правой
половины тела, а правое – левой. Однако абсолютного
доминирования не существует: у каждого человека на‑
блюдается индивидуальное сочетание церебрального
доминирования, доминирования руки, ноги, глаза,
уха [10].
Имеются многочисленные данные о том, что, как у
правшей, так и у левшей, полушария мозга различают‑
ся между собой по ряду морфологических, функцио‑
нальных и биохимических показателей, что отражается
на особенностях психической деятельности [7, 8, 10].
В то же время нейрофизиологические механизмы,
обусловливающие особенности организации мозга
левшей и правшей изучены недостаточно. Между тем
в течение последних 55 лет удельный вес «леворуких»
в европейской популяции увеличился в 3–4 раза, что
обусловлено прекращением практики «переучивания».
Это диктует необходимость более глубокого исследо‑
вания проблемы «левшества» с медицинских, нейро‑
физиологических, психологических и социологических
позиций [6, 7].
Нейрофизиологически и нейропсихологически
выявляются серьезные нарушения межполушарной
организации в системной деятельности мозга при
различных психических расстройствах [3, 7]. Извест‑
но, что при одинаковом характере поражения мозга у
правшей и левшей проявления психоневрологических
синдромов различаются [7]. С другой стороны, повы‑
шенный процент леворуких регистрируется в творчес‑
кой среде (артисты, художники, архитекторы), среди
сильнейших теннисистов, боксеров, фехтовальщиков
и алкоголиков. Их много как среди гениев, так и среди
слабоумных, лиц, не способных научиться читать и
писать [4].
Анализ анатомических и гистологических иссле‑
дований свидетельствует о преобладании в левом
полушарии правшей коротко-аксональных связей
(особенно в первичных проекционных областях коры),
а в правом полушарии – интеррегиональных связей
между областями [5]. Особенности строения левого
полушария позволяют обеспечивать «локальные» про‑
цессы обработки информации, а правого – создавать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
возможности для обработки сложной информации.
Последнее характеризуется нейроморфологической
интеррегиональностью и функциональными особен‑
ностями, заключающимися в большей способности
активировать всю кору мозга в целом [7]. Асимметрия
регистрируется и в коре больших полушарий, и в под‑
корковых структурах. A.W. Toga и P.M. Thompson [11]
привели 148 литературных источников, подтвержда‑
ющих асимметрию на морфологическом уровне. В ка‑
честве причин латерализации они выделяли несколько
факторов, которые можно объединить в группы: на‑
следственные (появившиеся в результате эволюции
вида), социальные (связанные с особенностями раз‑
вития конкретного человека), а также патологичес‑
кие (обусловленные нарушениями развития особи).
Асимметрия полушарий и подкорковых структур со‑
пряжена с асимметрией вегетативной нервной сис‑
темы. Периферические симпатические структуры по
числу и общей массе ганглиев и нервных проводников
преобладают слева, а парасимпатические – справа
[13]. Морфологическим субстратом, обеспечивающим
взаимодействие полушарий, являются комиссуры,
наиболее мощная из них – мозолистое тело, которое
отличается по структуре у правшей и левшей. У левшей
его размеры больше, чем у правшей. Это подтверж‑
дают данные магнитно-резонансных исследований:
у левшей больше число волокон, соединяющих раз‑
личные отделы коры [12]. Максимальные размеры
мозолистого тела наблюдаются у левшей, для которых
характерно несовпадение ведущей руки и речевого
центра. Обнаружено, что у правшей межполушарное
взаимодействие через мозолистое тело происходит
с участием механизма взаимного торможения, что
проявляется в динамике созревания мозга: процессы,
необходимые для реализации речевых, зрительно-про‑
странственных и моторных функций, формируются и
сохраняются в одном полушарии при одновременном
их подавлении в другом [8].
Таким образом, то, что называется ФМА, имеет в
своей основе четко выраженную морфологическую
асимметрию. Но причинно-следственные взаимоотно‑
шения между ними неизвестны. Вполне возможно, что
физиологическая активность меняет морфологическую
структуру мозга, порождающую эту активность.
Исследования ФМА характеризуются разнооб‑
разием методических подходов. Наиболее информа‑
тивными здесь являются физиологические методы –
электроэнцефалография (ЭЭГ) и метод вызванных
потенциалов [7, 9]. Проблема ФМА представляется
не до конца разработанной, но актуальной и прак‑
тически значимой, так как позволяет осуществлять
индивидуальный подход к оценке состояния здоровья
человека.
Материал и методы. Обследованы практически
здоровые добровольцы обоего пола в возрасте 20–40
лет: 100 правшей (43 мужчины и 57 женщин) и 100
левшей (49 мужчин и 51 женщина). Обследование
проводилось в первой половине дня (с 10 до 13 часов).
67
Использовались ЭЭГ и метод когнитивных вызванных
потенциалов. ЭЭГ регистрировалась на 21-канальном
компьютерном электроэнцефалографе «Нейроско‑
п420А» (версия 6, biola, г. Москва) в состоянии пассив‑
ного и активного бодрствования с функциональными
пробами. Использовались монополярный и биполяр‑
ный монтажи. Для диагностики ФМА у правшей и
левшей применялся новый способ диагностики [2]
с амплитудно-частотным анализом μ-ритма и с сен‑
сомоторной пробой; сравнительный анализ μ-ритма
с α-ритмом. Анализу подвергались безартефактные
отрезки ЭЭГ длительностью 3 секунды с улучшенной
визуализацией μ-ритма в центральных отведениях при
биполярном монтаже. Анализ μ-ритма проводился
отдельно по полушариям. С помощью программы
«НейроСкоп420А» автоматически вычисляли разность
между максимальными и минимальными значениями
частоты и амплитуды μ-ритма в заданном интервале
(3 с), с последующим расчетом коэффициента часто‑
тной асимметрии (КЧА) и коэффициента амплитудной
асимметрии (КАА) по формулам:
КЧА μ-ритма =
R(Fmax – Fmin)лп – R(Fmax – Fmin)пп
× 100 %,
R(Fmax – Fmin)лп + R(Fmax – Fmin)пп
КАА μ-ритма =
R(Amax – Amin)лп – R(Amax – Amin)пп
× 100 %,
R(Amax – Amin)лп + R(Amax – Amin)пп
где R – разность между значениями частоты или ам‑
плитуды μ-ритма, Fmax и Fmin – максимальная и мини‑
мальная частоты μ-ритма в интервале 3 с, Аmax и Аmin –
максимальная и минимальная амплитуды μ-ритма
в интервале 3 с, лп – левое полушарие, пп – правое
полушарие.
Дополнительно проводилась модифицированная
сенсомоторная проба, позволяющая определить ве‑
дущую руку и, соответственно, биоэлектрический
функциональный фокус доминирования μ-ритма по
картограмме ЭЭГ во время сжимания поочередно
рук в кулак. Сенсомоторная проба осуществлялась по
разработанной схеме: «Закрыть глаза и в течение 10 с
сжимать правую руку в кулаке, затем открыть глаза
и через 10 с разжать правую руку – и через 10 с снова
закрыть глаза», – затем: «Закрыть глаза и в течение
10 с сжимать левую руку в кулаке, затем открыть глаза
и через 10 с разжать левую руку – и через 10 с снова
закрыть глаза».
ФМА исследовалась также с помощью метода ког‑
нитивных вызванных потенциалов на многофункци‑
ональном компьютерном комплексе «Нейро-МВП»
(г. Иваново, Россия) по новому способу, разрабо‑
танному авторами статьи [7]. Стимуляция включала
случайное чередование двух типов тоновых щелчков
при интенсивности от 50 до 100 дБ и частоте 2000 Гц
значимых стимулов и при 1000 Гц – незначимых, при‑
чем интенсивность значимых стимулов была меньше,
чем у незначимых на 10 дБ, и их доля составляла 30 %
от общего количества. Моторную пробу проводили
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
А, мкВ
68
А
N1
5 мкВ 75 мс
P1
Б
восприятие
опознание
N3
N2
P2
принятие решения, счет
AN2
AP3
750
L, мс
LN2
В
P3
LP3
LN3
Рис. 1. Анализ эндогенных ответов на стимуляцию:
Рис. 2. Схема анализа когнитивных вызванных потенциалов
на значимые тоновые щелчки:
А – график на значимый стимул, Б – график на незначимый стимул,
В – анализ ответов на значимый стимул по периодам.
L – латентность, A – амплитуда, N2 – второй негативный пик, N3 –
третий негативный пик, P3 – третий позитивный пик.
отдельно для правой и левой рук по схеме: 1-я стиму‑
ляция – в моменты опознавания значимого сигнала
обследуемый сжимал правую руку в кулак, 2-я стиму‑
ляция – в моменты опознавания значимого сигнала
обследуемый сжимал левую руку в кулак. Анализиро‑
вались эндогенные ответы только на значимый стимул
во время моторной пробы в 1-ю и 2-ю стимуляцию при
их сравнении (рис. 1).
В обоих полушариях регистрировалась латентность
и амплитуда второго и третьего негативных пиков, а
также третьего позитивного пика, причем регистрация
завершалась при фиксации разницы значений ампли‑
туды при равной латентности обоих полушарий, после
чего проводилась обработка полученных данных при
эпохе анализа не менее 750 мс (рис. 2).
Впервые для диагностики ФМА разработаны и
применены формулы расчета индекса латентности и
амплитуды с анализом отдельно по полушариям:
Статистическая обработка при нормальном рас‑
пределении проводилась с вычислением среднего
арифметического и стандартного отклонения, а также
ширины распределения признака: для числовых по‑
казателей рассчитывался 95 %-ный доверительный
интервал с указанием нижней и верхней границ. До‑
стоверность различий проверяли с помощью F-крите‑
рия (с оценкой статистической значимости различий
средних в группах), вычисляли коэффициент корре‑
ляции Пирсона.
Результаты исследования. При анализе μ-ритма
по новому способу выявлено, что у всех правшей
КЧА и КАА μ-ритма были положительными. Средние
значения КЧА μ-ритма составляли 2,96 % (у женщин
этот показатель был выше, чем у мужчин). Средние
значения КАА μ-ритма в центральных теменных
отделах равнялись 10,99 %, и были достоверно выше,
чем в центральных лобных (9,96 %). При сенсомотор‑
ной пробе μ-ритм сохранялся по картограмме ЭЭГ
в центральных отделах левого полушария (средняя
мощность 13,2 мкВ) только при сжатии правой руки
в кулак (рис. 3, а).
У всех левшей КЧА и КАА μ-ритма были отрица‑
тельными. Средние значения КЧА μ-ритма – –1,98 %
(у мужчин они оказались выше, чем у женщин). Сред‑
ние значения КАА μ-ритма в центральных теменных
областях равнялись –11,94 %, а в центральных лобных –
–7,31 %. При сенсомоторной пробе μ-ритм (средняя
мощность 8,56 мкВ) сохранялся в центральных отделах
правого полушария только при сжатии левой руки в
кулак (рис. 3, б).
И у правшей, и у левшей выявлена зависимость
КЧА μ-ритма с коэффициентом асимметрии мощнос‑
ти α-ритма с двусторонней значимостью на уровне
0,01, а также установлена значимая отрицательная
корреляция между КЧА μ-ритма и коэффициентом
ассиметрии мощности α-ритма: у правшей – r = –0,81,
у левшей – r = 0,36.
лп
IP300 =
лп
лп
I N3 – IN2 ,
лп
I P3
пп
I P300 =
пп
пп
I N3 – I N2 ,
пп
I P3
где IлпP , IппP – индекс латентности Р300 для левого и право‑
пп
го полушария, соответственно (мс), Lлп
N , L N – латентность
третьего негативного пика (N3) для левого и правого
полушария, соответственно (мс), LлпN , LппN – латентность
второго негативного пика (N2) для левого и правого
полушария, соответственно (мс), LлпP, LппP – латентность
третьего позитивного пика (Р3) для левого и правого
полушария, соответственно (мс);
300
300
3
лп
AP300 =
лп
AN2 ,
лп
A P3
пп
A P300 =
3
2
2
3
3
пп
A N2 ,
пп
A P3
где AлпP , AппP – амплитуда Р300 для левого и правого по‑
лушарий, соответственно (мкВ), AлпN , AппN – амплитуда
второго негативного пика (N2) для левого и правого
полушария, соответственно (мкВ), AлпP, AппP – амплитуда
третьего позитивного пика (Р3) для левого и правого
полушария, соответственно (мкВ).
300
300
2
2
3
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
69
Таблица
Показатели Р300 в зависимости от профиля латеральной
организации
Группа
Показатель*
лп
I P300
а
пп
б
Рис. 3. Картограмма μ-ритма правши (а) и левши (б) в момент
сжимания ведущей руки в кулак:
I P300
Правши
а – μ-ритм регистрируется в проекции сенсомоторной области левого
полушария, что является отражением коркового представительства
функции правой руки; б – μ-ритм регистрируется в проекции сенсомоторной области правого полушария, что является отражением
коркового представительства функции правой руки, но в то же время
не происходит полного подавления м-ритма в центральных отделах
правой гемисферы.
При анализе когнитивных вызванных потенциалов
выявлено, что в группе правшей устойчивость их ком‑
понентного состава с меньшей латентностью когни‑
тивного комплекса (N2–N3) (165,56±0,72 мс) и большей
амплитудой Р300 (11,00±0,95 мкВ) зарегистрированы
во фронтальных отделах (F3–F7) левого полушария, а
у левшей с меньшей латентностью когнитивного ком‑
плекса (168,40±27,90 мс) и большей амплитудой Р300
(11,00±1,50 мкВ) – в префронтальной области (F4–С4)
правого полушария.
При исследовании с помощью нового способа в
группе правшей средний индекс латентности и сред‑
няя амплитуда Р300 доминировали в левом полушарии,
причем у женщин амплитуды были выше (8,69 мкВ),
чем у мужчин. У левшей средний индекс латентности
и средняя амплитуда P300 преобладали в правом полу‑
шарии (табл.). Индекс латентности и амплитуда Р300 со
стороны доминирующего полушария оказались выше
у мужчин.
Обсуждение полученных данных. Анализ функцио‑
нальной межполушарной асимметрии головного мозга
[2], показал, что у правшей КЧА и КАА μ-ритма поло‑
жительные. При сенсомоторной пробе μ-ритм у них
полностью не блокировался в центральных отделах
левого полушария только при сжатии правой руки в
кулак, у женщин-правшей КЧА был выше, чем у муж‑
чин, и во всех случаях КАА в центральных теменных
отделах был достоверно выше, чем в центральных
лобных. У левшей данные коэффициенты оказались
отрицательными, а при сенсомоторной пробе μ-ритм
полностью не блокировался в центральных отделах
правого полушария только при сжатии левой руки в
кулак. КЧА оказался выше у мужчин-правшей и во
всех случаях КАА μ-ритма в центральных теменных
отделах был выше, чем в центральных лобных.
Расчет латентности и амплитуды когнитивных
вызванных потенциалов с новыми параметрами регис‑
трации и анализа [1], позволил доказать, что:
◆ в случаях, когда латентность когнитивного комплекса
левого полушария меньше латентности когнитивного
лп
AP300
пп
A P300
лп
I P300
пп
I P300
Левши
лп
AP300
пп
A P300
Значение
M±S, мс
0,57±0,10
ДИ, мс
0,55–0,59
F-критерий
1,2
M±S, мс
0,45±0,11
ДИ, мс
0,44–0,46
F-критерий
1,2
M±S, мкВ
8,24±2,44
ДИ, мкВ
7,75–8,72
F-критерий
1,5
M±S, мкВ
6,55±2,20
ДИ, мкВ
6,10–7,00
F-критерий
1,3
M±S, мс
0,41±0,98
ДИ, мс
0,39–0,43
F-критерий
3,4
M±S, мс
0,49±0,13
ДИ, мс
0,47–0,52
F-критерий
5,7
M±S, мкВ
6,71±2,15
ДИ, мкВ
6,28–7,14
F-критерий
14,1
M±S, мкВ
8,00±2,12
ДИ, мкВ
7,57–8,43
F-критерий
16,6
* М – среднее арифметическое, S – стандартное отклонение; ДИ –
95 %-ный доверительный интервал.
комплекса правого полушария, а индекс латентности и
амплитуда Р300 больше в левом полушарии, то ведущее
полушарие – левое;
◆ в случаях, когда латентность когнитивного комплекса
правого полушария меньше латентности когнитивного
комплекса левого полушария, а индекс латентности и
амплитуда Р300 больше в правом полушарии, то веду‑
щее полушарие – правое.
Таким образом, с помощью предложенного комп‑
лекса показателей с алгоритмом их анализа по ЭЭГ и
когнитивным вызванным потенциалам для возрастной
группы 20–40 лет, можно достоверно диагностировать
ФМА у правшей и левшей. Разработанные способы
диагностики ФМА [1, 2] позволяют повысить досто‑
верность и объективность методов оценки с анализом
правого и левого полушарий в комплексе и раздельно.
Диагностика межполушарной ассиметрии головно‑
го мозга с помощью ЭЭГ и когнитивных вызванных
потенциалов может применяться при изучении био‑
логических основ индивидуальных различий между
правшами и левшами, в выявлении роли индивиду‑
ально-типологических свойств в трудовой, учебной,
спортивной деятельности и для оценки прогноза при
заболеваниях нервной системы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
70
Литература
1. Баркар А.А., Маркина Л.Д. Способ диагностики функцио‑
нальной межполушарной асимметрии: заявка на изобретение
№ 2013111553, РФ, МПК А61 В5/00. Заявл. 14.03.2013 г. 29 с.
2. Баркар А.А., Маркина Л.Д. Способ диагностики функцио‑
нальной межполушарной асимметрии у правшей и левшей:
патент № 2483672, РФ, МПК А61 В5/0476. Опубл. 10.06.2013 г.
Бюл. № 16. 16 с.
3. Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асим‑
метрии человека / 2-е изд., перераб. и доп. М.: Медицина,
1988. 240 с.
4. Геодакян В.А. Эволюционная роль асимметризации ор‑
ганизмов, мозга и тела (модель и правило правой руки) //
Функциональная межполушарная асимметрия: тез. докл. XX
съезда физиол. об-ва им. И.П. Павлова. М., 2007. С. 28.
5. Гольдберг Э., Коста Л.Д. Нейроанатомическая асимметрия
полушарий мозга и способы переработки информации //
Нейропсихология сегодня / под ред. Е.Д. Хомской. М.: МГУ,
1995. C. 8–14.
6. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Левши. М: Книга, 1994.
231 с.
7. Жаворонкова Л.А. Правши-левши. Межполушарная асим‑
метрия биопотенциалов мозга человека. Краснодар, 2009.
239 с.
8. Леутин В.П., Николаева Е.И., Фомина Е.В. Асимметрия
мозга и адап-тация человека // Асимметрия. 2007. Т. 1, № 1.
С. 71–73.
9. Методы оценки межполушарного взаимодействия / Хомс‑
кая Е.Д., Привалова Н.Н., Ениколовова Е.В. и др. М.: МГУ,
1995. С. 78.
10. Руководство по функциональной межполушарной асим‑
метрии / под ред. В.Ф. Фокина и др. М.: Научный мир, 2009.
836 с.
11. Toga A.W., Thompson P.M. Mapping brain asymmetry // Cogni‑
tions and emotions. 2003. Vol. 10. P. 387–420.
12. Witelson S.F. The brain connections: the corpus callosum is lager
in left-handers // Science, 1985. Vol. 229. P. 665–668.
13. Wittling W., Block A., Gensel S., Schwieger E. Hemisphere asym‑
metry in parasympathetic control of the heart // Neuropsychology.
1998. Vol. 36. P. 461–468.
Поступила в редакцию 29.11.2013.
Межполушарная асимметрия головного мозга:
морфологический и физиологический аспекты
Л.Д. Маркина, А.А. Баркар
Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Резюме. С использованием электроэнцефалографии и метода
когнитивных вызванных потенциалов исследована функци‑
ональная межполушарная асимметрия головного мозга у 200
практически здоровых добровольцев 20–40 лет обоего пола,
100 правшей и 100 левшей. С помощью новых способов диа‑
гностики удалось выявить достоверные различия у правшей и
левшей в виде «положительных» коэффициентов частотной и
амплитудной асимметрии μ-ритма у правшей и «отрицатель‑
ных» – у левшей, с неполным блокированием μ-ритма в про‑
екции сенсомоторной коры доминирующего полушария при
сжатии ведущей руки в кулак. При этом индекс латентности и
амплитуда Р300 оказались больше на стороне доминирующего
полушария.
Ключевые слова: электроэнцефалография, когнитивные
вызванные потенциалы, μ-ритм.
УДК 616.718.4-02:577.118: 616.72-018.3
Феномен микрокристаллического стресса при остеоартрозе
М.А. Кабалык1, А.И. Дубиков1, Т.Ю. Петрикеева1, А.А. Карабцов2, И.И. Кузьмин1, А.В. Череповский1
1 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
геологический институт ДВО РАН (690022, г. Владивосток, пр-т 100 лет Владивостоку, 159)
2 Дальневосточный
Ключевые слова: тазобедренный сустав, хондрокальциноз, микрокристаллические депозиты, дифрактометрия.
Osteoarthritis and microcrystalline stress
phenomenon
M.A. Kabalyk1, A.I. Dubikov1, T.Y. Petrikeeva1, A.A. Karabtsov2,
I.I. Kuzmin1, A.V. Cherepovskiy1
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Far East Geological Institute of the
Russian Academy of Sciences Far East Branch (159, 100th years of
Vladivostok Ave. Vladivostok 690022 Russian Federation)
Background. The importance of the phenomenon of mineralization
of cartilage due to osteoarthritis (OA) proved by an evidence
of factors contributing to this process. The object of this study
is to determine the clinical and pathogenetic significance of
microcrystallisation of the articular cartilage caused by OA.
Methods. The study embraced 110 persons operated on coxarthrosis
from II to IV grades by (osteoarthritis grading system of) Kellgren
and Lawrence and 50 persons undergone hip replacement after a
coxal fracture. Methods of X-ray structure analysis used for examining
tangential sections of a resected capitular of the femoral bone cartilage.
Results. A phenomenon of mineralization of cartilage due to OA
amounts 72.7 % of records, in C group – 16 %. The prevalence of
microcrystallisation increased in accordance with the progression
of radiographic symptoms of disease. Despite women have the
greater predisposition to OA, mineralization of cartilage has an
even frequency for both sexes.
Кабалык Максим Александрович – ассистент кафедры факультет‑
ской терапии ТГМУ; e-mail.: maxi_maxim@mail.ru
Conclusions. High prevalence of mineralization of articular cartilage
due to OA compared with a comparable C group enables to consider
the microcrystalline deposition to be an important attendant factor
of the pathogenesis of this disease.
Keywords: hip joint, chondrocalcinosis, microcrystalline depositions,
diffractometry.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 70–74.
В свете современных представлений остеоартроз (ОА)
рассматривают как полиэтиологическое и многофак‑
торное заболевание [2]. Особого внимания заслужи‑
вает высокая заболеваемость и распространенность
ОА, и, как следствие, значительные экономические
санкции, которые накладывает это заболевание на
абсолютное большинство развитых стран мира [14].
Логичным и последовательным шагом в изучении ОА
является выделение факторов риска и предикторов,
что потенциально должно способствовать разработке
мер профилактики заболевания [9]. Главным пре‑
пятствием здесь является недостаточность знаний о
патогенетических механизмах, которые позволили
бы сформировать стройную концепцию развития и
прогрессирования ОА.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
71
Одними из ключевых в развитии ОА признаются
проблема методологии изучения типов микрокрис‑
биомеханические факторы, воздействие которых
таллов и способов их депонирования, что может иметь
рассматривается как локальный стресс, ведущий к потенциальную фундаментальную и клиническую
дезорганизации внеклеточного матрикса суставного важность.
хряща и включению механизмов запрограммиро‑
Цель настоящего исследования – определить кли‑
ванной смерти хондроцитов [5]. Другим не менее нико-патогенетическое значение микрокристаллиза‑
важным в патогенезе ОА фактором представляется
ции суставного хряща при ОА.
роль субхондральной кости: считается, что первона‑
Материал и методы. В исследование были включены
чальные изменения при этом заболевании происходят 110 человек, которым проводилось тотальное эндо‑
не в суставном хряще, а в субхондральной кости с ее протезирование тазобедренного сустава по поводу
ремоделированием через изменения минеральной
коксартроза на базе Приморской краевой клинической
плотности и нарушения метаболизма [8, 12]. Ряд
больницы № 1 (г. Владивосток) с декабря 2010 по май
небезосновательных предположений относительно‑ 2012 г. Диагноз ОА основывался на национальных
патофизиологии ОА лежит в области протеомики. Так, клинических рекомендациях с использованием клас‑
рассматривается патогенетическая роль фибрилляр‑ сификационных критериев [2]. Рентгенологическая
ных белков – коллагенов, которые, по мнению ряда оценка проводилась в соответствии с критериями
авторов, способствуют изменениям в архитектонике J.H. Kellgren и J.S. Lawrence. Рентгенограммы были
субхондральной кости и суставного хряща [4].
проанализированы на наличие хондрокальциноза и
Долгое время среди исследователей пользовалась параартикулярной минерализации. Клиническую и
популярностью ферментативно-цитокиновая теория функциональную оценку суставного синдрома про‑
ОА – теория окислительного стресса. Было показано водили с использованием индекса HHS (Harris Hip
существование целого арсенала веществ, которые, по Score) и по ВАШ – визуально-аналоговой шкале боли
мнению авторов, способны разрушать суставной хрящ. (табл.). В исследование не включались пациенты с
Особое внимание здесь заслужили провосполительные сахарным диабетом и другими эндокринопатиями,
цитокины и матриксные металлопротеиназы [1, 3]. ревматоидным артритом, онкологическими заболе‑
Однако нетрудно догадаться, что данные вещества ваниями, гемохроматозом и хронической почечной
являются универсальными спутниками любого вос‑ недостаточностью.
паления и могут рассматриваться в качестве маркеров
В качестве сравнения (контроль) набрана группа
воспалительной реакции – универсального патофизи‑ из 50 пациентов, подвергшихся тотальному эндо‑
ологического механизма.
протезированию тазобедренных суставов по поводу
Активизация изучения патологической минера‑ переломов шейки бедренной кости. Данные пациенты
лизации, наблюдаемая в последнее десятилетие, свя‑ не имели клинических признаков ОА и не принимали
зана, с одной стороны, с очевидной необходимостью лекарств, влияющих на метаболизм костной ткани
поиска «ключа» к патогенезу ОА и невозможностью (табл.).
объяснить изменения в суставном хряще
Таблица
с позиций ферментативно-цитокиновой
Клинико-лабораторная характеристика групп наблюдения
теории, с другой стороны, инициирова‑
на появлением высокотехнологического
ОА
Контроль
Характеристика
оборудования, позволяющего взглянуть
женщины мужчины женщины
мужчины
на процессы патогенеза заболевания с по‑
абс.
70
40
22
28
Кол-во
зиций биоминерализации.
наблюдений
%
64
36
44
56
Подтверждением важности феноме‑
на микрокристаллизации хряща при ОА
M±m
60,6±9,7 55,8±9,5 53,3±20,6 60,0±19,3
является доказательство наличия факто‑ Возраст, годы
Me
60
59
56
64
ров, способствующих его минерализации:
M±m
10,8±8,7 13,2±7,9
–
–
Анамнез ОА,
гипертрофической дифференцировки
годы
Me
9
9
–
–
хондроцитов, ингибиции апоптоза, ио‑
левый
24
22
14
22
нов кальция, изменений фибриллярных
Сустав (кол-во
наблюдений),
абс.
белков матрикса [7, 10, 15]. Все это поз‑
правый
48
18
8
6
волило сформировать многообещающее
II
4
0
–
–
и перспективное инновационное направ‑ Кол-во
наблюдений по
III
36
26
–
–
ление в изучении патогенеза ОА – теорию стадиям АО, абс.
IV
30
14
–
–
микрокристаллического стресса.
Таким образом, феномен микрокрис‑ Уровень боли по M±m
78,6±16,8 76,5±16,9 100,0±0,0 100,0±0,0
таллизации представляет большой инте‑ ВАШ, мм
Me
80
75
100
100
рес с точки зрения инициации и поддержа‑
M±m
49,2±15,5 53,3±21,1 49,8±18,7 58,4±15,8
ния процессов дезорганизации суставного HHS, баллы
Me
45
57
69,5
59
хряща при ОА. Однако важной остается
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
72
Также сравнивалась распространенность микро‑
кристаллических депозитов в суставном хряще среди
женщин и мужчин, так как женщины чаще склонны к
ОА, что, возможно, объясняется биомеханическими
факторами (скорость ходьбы, мышечный тонус), а
также особенностями гормонального статуса.
Исследовательский протокол был одобрен локаль‑
ным этическим комитетом, информированное согла‑
сие было получено у всех участников исследования.
Головки бедренных костей получены в процессе
операции (д-р мед. наук И.И. Кузьмин). Суставной
хрящ поверхностно отделялся с использованием скаль‑
пеля однократного применения, после чего высуши‑
вался в струе разогретого воздуха при температуре
65±10 °C. Образцы герметично упаковывались и хра‑
нились до исследования при –6 °C в среднем 5 дней (но
не более 21 дня).
Образцы хряща изучались на рентгеновском
дифрактометре D8 Discover с GADDS (General Area
Detector Sistem) для поточных измерений (Bruker AXS
GmbH, Германия). Анализ рентгенограмм проводили
в прикладном мультимедийном пакете GADDS. Ис‑
следования проходили в лаборатории рентгеновских
методов анализа Института геологии Дальневосточно‑
го отделения РАН (заведующий лабораторией – канд.
горно-минерал. наук А.А. Карабцов).
Данные количественных показателей представлены
как среднее арифметическое и его стандартное откло‑
нение. Медиану использовали вместе со средним ариф‑
метическим, когда крайние варианты ранжированного
ряда значений по сравнению с остальными оказывались
чрезмерно большими или чрезмерно малыми. Посколь‑
ку полученные величины не соответствовали закону
нормального распределения, для изучения статичес‑
кой значимости различий использовали критерий χ²
(критическое значение для данной выборки – 3,841).
Результаты исследования. У 72,7 % пациентов с ОА –
в 5,3 раза чаще, чем в группе сравнения (16 %), – в
суставном хряще были идентифицированы микро‑
кристаллические депозиты. Хотя на нашем материале
ОА у женщин регистрировался в 1,7 раза чаще, чем у
мужчин, частота обнаружения кристаллов у лиц обоих
полов была практически одинаковой (75 % у мужчин и
71,4 % у женщин, χ²=0,01), однако при ОА они встреча‑
лись значительно чаще, чем в группе сравнения (25 %
у мужчин, и 22,2 % у женщин).
Микрокристаллические депозиты у больных АО
значимо чаще встречались при ОА IV стадии, а на
II–III стадиях в 4,7 раза чаще и на IV стадии – в 5,7
раза чаще, чем в группе сравнения. У женщин с ОА IV
стадии кальцификация суставного хряща регистриро‑
валась в 1,3 чаще, чем у женщин со II и III стадиями
заболевания, у мужчин же статистически значимых
различий по данному параметру обнаружить не уда‑
лось (χ²=1,57). В то же время и мужчины, и женщины
на всех стадиях ОА имели одинаковую частоту обна‑
ружения микрокристаллических депозитов (для II–III
стадий χ²=0,08, для IV стадии χ²=0,05).
%
80
70
66,9
80,9
80,3
75,7
ОА II–III ст.
65,8
65,0
60
ОА IV ст.
50
40
Контроль
30
20
14,0
18,0
16,0
10
Мужчины
Женщины
Всего
Рис. Частота встречаемости микрокристаллических
депозитов в суставном хряще при ОА
У женщин на II–III стадии ОА микрокристаллы
встречались в 4,2 раза чаще, а на IV стадии – в 5,2 раза
чаще, чем у женщин группы сравнения. Мужчины с
ОА также имели статистически значимые различия по
сравнению с контролем того же пола: на II–III стадиях
ОА микрокристаллы обнаруживались в 5,5, а на IV
стадии – в 6,1 раза чаще (рис.).
Не удалось установить статистически значимых
связей со стороной поражения при ОА. Вместе с тем,
были установлены интересные гендерные различия.
Так, у женщин правый тазобедренный сустав в 1,5 раза
чаще подвергался оперативному лечению по поводу
ОА, мужчины же в 1,7 раза чаще оперировались по
поводу поражения левого тазобедренного сустава. В
группе сравнения подобных различий обнаружено не
было – право- и левосторонние переломы регистри‑
ровались с одинаковой частотой (χ²=0,72).
Статистически значимых различий в частоте каль‑
цификации суставного хряща между группой ОА и
контролем в зависимости от стороны поражения об‑
наружено не было (χ²=0,10). Мужчины и женщины
с одинаковой частотой имели кальцификацию вне
зависимости от топографической локализации пора‑
жения (χ²=1,16).
Обсуждение полученных данных. Сложность и гете‑
рогенность процессов, происходящих в организме при
развитии ОА, не позволяют в настоящее время иден‑
тифицировать причины возникающих изменений [8].
В первую очередь эти трудности связаны с отсутствием
совершенных методов анализа, отвечающих современ‑
ному уровню научно-исследовательских технологий.
В связи с этим нами разработаны и апробированы
методы идентификации микрокристаллов в суставном
хряще, позволяющие на основании анализа пространс‑
твенных отношений кристаллической решетки судить
о типовой принадлежности микрокристаллов.
Оценка диагностической значимости данных
методов показала высокую чувствительность и спе‑
цифичность, а также прогностическую значимость
положительных и отрицательных результатов. Так,
рентгеновская дифракция продемонстрировала
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
82 %-ную чувствительность и 84 %-ную специфич‑
ность, что подтверждает высокую диагностическую
значимость разработанных методов по сравнению
с «золотым стандартом» определения кристаллов в
синовиальной жидкости – световой поляризационной
микроскопией, – которая, по данным разных авторов,
демонстрирует уровень чувствительности от 20 до
42 % и специфичности – от 10 до 61 % [15]. Низкая
чувствительность и специфичность поляризационной
микроскопии обусловлена рядом факторов. Во-первых,
только пятая часть кальцийсодержащих кристаллов
проявляет феномен оптической анизотропии. Вовторых, доступное разрешение поляризационного
микроскопа в 1 мкм не позволяет визуализировать
мелкие кристаллы, особенно гидроксиапатита, кото‑
рые часто воспринимаются как детрит, что снижает
чувствительность метода. В-третьих, даже при остром
артрите кальцийсодержащие кристаллы не были заме‑
чены опытными исследователями, что иллюстрирует
существенную субъективную компоненту поляриза‑
ционной микроскопии [15].
В данном исследовании мы предлагаем оценить
клинико-патогенетические особенности микрокрис‑
таллизации суставного хряща при ОА. Как представ‑
ляется, микрокристаллическое депонирование может
быть рассмотрено в качестве ключевого фигуранта
патогенеза этих заболеваний.
Сказанное подтверждают полученные нами резуль‑
таты, свидетельствующие о том, что у 72,7 % больных
ОА в суставном хряще обнаруживаются микрокрис‑
таллические депозиты, в то время как у лиц без ОА
микрокристаллы наблюдались лишь в 16 % случаев.
Похожие данные были получены в других исследо‑
ваниях, когда частота обнаружения кристаллических
депозитов у больных ОА II–IV стадии достигала 100 %
[7, 12]. Упомянутые авторы использовали контактную
цифровую рентгенографию во всех случаях и элект‑
ронную микроскопию лишь в 25 % наблюдений, когда
цифровая рентгенография не давала положитель‑
ных результатов. Нужно подчеркнуть, что ни один из
предложенных методов не позволяет с высокой долей
достоверности отличить аморфные отложения от ис‑
тинных кристаллических структур.
Интересен и тот факт, что ни в одном из наблюде‑
ний мы не обнаружили феномена хондрокальциноза
на дооперационных рентгенограммах тазобедренных
суставов, тогда как M. Fuerst указывал цифру 17,5 %
при исследовании коленных суставов [7]. Это еще раз
доказывает необходимость пересмотра существующих
подходов к изучению эпидемиологии кальцификации
суставного хряща, в том числе с применением рентге‑
нологических методов.
В ходе нашего исследования было установлено, что,
несмотря на более частую склонность женщин к ОА,
гендерные особенности не влияют на микрокристал‑
лизацию суставного хряща, поскольку встречаются с
одинаковой частотой у лиц обоих полов. Вместе с тем,
существуют данные, свидетельствующие о большей
73
склонности женщин к ОА [11, 13, 14]. Однако это не
может объяснить одинаковую распространенность
кальцификации суставного хряща у мужчин и женщин.
Тем более что полученные нами данные согласуют‑
ся с результатами других исследований [7, 12]. Еще
одним свидетельством в пользу независимости каль‑
цификации суставного хряща являются полученные
нами данные о том, что правый и левый тазобедрен‑
ные суставы при ОА одинаково часто подвергаются
кальцификации, в том числе и поликристаллической.
Данный факт согласуется и с данными литературы
[14]. Интересно и то, что микрокристаллические ассо‑
циации в суставном хряще у мужчин формируются на
более ранних стадиях, нежели у женщин, минеральные
ансамбли которых обнаруживаются значительно чаще
на финальной стадии ОА.
Примечательно, что распространенность микро‑
кристаллизации суставного хряща при ОА увеличи‑
вается по мере прогрессирования рентгенологичес‑
ких симптомов заболевания. Наиболее ярко данный
феномен выражен у лиц женского пола, что косвенно
подтверждает высказанное ранее предположение о
предикторах высокой распространенности ОА у этой
категории пациентов. Нужно отметить, что по мере
прогрессирования заболевания происходит сужение
суставной щели, истончение хряща и рост остеофитов,
в связи с чем было выдвинуто предположение о мик‑
рокристаллических предпосылках таких изменений [6].
Можно полагать, что прогрессирование рентгенологи‑
ческих симптомов ОА патогенетически и клинически
связано с микрокристаллизацией суставного хряща.
Литература
1. Комендантова Н.С., Кулаков Ю.В., Синенко А.А., Лукьянов
П.А. Цитокиновый профиль у больных ревматоидным арт‑
ритом с гиперхолестеринемией // Тихоокеанский медицин‑
ский журнал. 2013. №3. 47–48.
2. Ревматология: клинические рекомендации / под ред. Е.Л. На‑
сонова. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. 752 с.
3. Antonelli M.C., Starz T.W. Assessing for risk and progression
of osteoarthritis: the nurse’s role: understanding pathophysiol‑
ogy, epidemiology, and risk will aid nurses who are seeking to
expand their role in management // Orthop. Nurs. 2012. Vol. 31,
No. 2. P. 98–102.
4. Blair-Levy J.M., Watts C.E., Fiorientino N.M. [et al.]. A type I col‑
lagen defect leads to rapidly progressive osteoarthritis in a mouse
model // Arthritis Rheum. 2008. Vol. 58, No.4. P. 96–106.
5. Buckwalter J.A., Martin J.A., Brown T.D. Perspectives on chon‑
drocyte mechanobiology and osteoarthritis // Biorheology. 2006.
Vol. 43. P. 603–609.
6. Eckstein F., Cotofana S., Wirth W. [et al.]. Greater rates of carti‑
lage loss in painful knees than in pain-free knees after adjustment
for radiographic disease stage: data from the osteoarthritis initia‑
tive // Arthritis Rheum. 2011. Vol. 63, No. 8. P. 57–67.
7. Fuerst M., Bertrand J., Lammers L. [et al.]. Calcification of ar‑
ticular cartilage in human osteoarthritis // Arthritis Rheum. 2009.
Vol. 60, No. 9. P. 694–703.
8. Hayami T., Pickarski M., Zhuo Y. [et al.]. Characterization of ar‑
ticular cartilage and subchondral bone changes in the rat anterior
cruciate ligament transection and meniscectomized models of
osteoarthritis // Bone. 2006. Vol. 38. P. 34–43.
9. Iqbal M.N., Haidri F.R., Motiani B. Mannan A. Frequency of
factors associated with knee osteoarthritis // J. Pak. Med. Assoc.
2011. Vol. 61, No. 8. P. 6–9.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
74
10. Kirsch T., Swoboda B., Nah H. Activation of annexin II and V
expression, terminal differentiation, mineralization and apoptosis
in human osteoarthritic cartilage // Osteoarthritis Cartilage. 2000.
No. 8. P. 294–302.
11. McCarthy G.M. Crystal deposition diseases: out of sight, out of
mind // Curr. Opin. Rheumatol. 2005. Vol. 17. P. 312–313.
12. Mitsuyama H., Healey R.M., Terkeltaub R.A. [et al.]. Calcifica‑
tion of human articular knee cartilage is primarily an effect of
aging rather than osteoarthritis // Osteoarthritis Cartilage. 2007.
Vol. 15, No. 5. P. 59–65.
13. Resende R.A., Fonseca S.T., Silva P.L. [et al.]. Power at hip, knee
and ankle joints are compromised in women with mild and
moderate knee osteoarthritis // Clin Biomech (Bristol, Avon).
2012. No. 22. P. 87–92.
14. Sadosky A., Bushmakin A., Cappelleri J.C., Lionberger D.R. Re‑
lationship between patient-reported disease severity in osteoar‑
thritis and self-reported pain, function, and work productivity
// Arthritis Res. Ther. 2010. No. 12. P. 162.
15. Yavorskyy A., Hernandez-Santana A., McCarthy G. et al. Detec‑
tion of calcium phosphate crystals in the joint fluid of patients
with osteoarthritis – analytical approaches and challenges //
Analyst. 2008. Vol. 133, No. 3. P. 302–318.
Поступила в редакцию 24.06.2013.
Феномен микрокристаллического стресса при остеоартрозе
М.А. Кабалык1, А.И. Дубиков1, Т.Ю. Петрикеева1,
А.А. Карабцов2, И.И. Кузьмин1, А.В. Череповский1
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950,г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Дальневосточный геологический институт ДВО РАН (690022 г. Владивосток, пр-т 100 лет Владивостоку, 159)
Резюме. Обследованы 110 человек, оперированных по поводу
коксартроза II–IV стадии по Каллегрену, и 50 человек, подвер‑
гшихся тотальному эндопротезированию тазобедренных сус‑
тавов после переломов (контроль). Срезы суставного хряща
исследовали с помощью методов рентгенструктурного анали‑
за. Минерализация хряща при остеоартрозе зарегистрирова‑
на в 72,7 %, в контроле – в 16 % случаев. Распространенность
микрокристаллизации увеличивалась по мере прогрессиро‑
вания рентгенологических симптомов заболевания. Несмотря
на большую склонность женщин к ОА минерализация хряща
регистрировалась с одинаковой частотой у лиц обоих полов.
Ключевые слова: тазобедренный сустав, хондрокальциноз,
микрокристаллические депозиты, дифрактометрия.
УДК 615.246.2: 615.916›1:546.76
Эффективность энтеросорбции при интоксикации хромом в эксперименте
Т.Г. Вуд1, Л.Е. Кривенко2, Е.П. Шерстнева2
1 Griffith
University, Gold Coast campus – Teaching Centre for Medicine and Oral Health (16 High St. Southport Qld 4215
Australia), 2 Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Ключевые слова: альгинат, микроэлементы, легкие, воспаление.
Eficacy of enterosorption during a chromic
intoxication test
T.G. Wood1, L.E. Krivenko2, E.P. Sherstneva2
1 Griffith University, Gold Coast campus – Teaching Centre
for Medicine and Oral Health (16 High St. Southport Qld 4215
Australia), 2 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave.
Vladivostok 690950 Russian Federation)
Background. As the chromic intoxication accompanied by devel‑
opment of exo- and endotoxicoses the previously investigated is
the preventive effect of pectins and ion-exchanging resins on this
process. In this paper we evaluate the efficiency of the use of salt of
alginic acid as an enterosorbent.
Methods. Examined the content of microelements and state of anti‑
oxidant and nervous systems of the rats exposed to an environment
of the electroplating shop for the period from two weeks to three
months after enterosorption with the use of sodium-calcium alg‑
inic acid (alginate) and under a proper control.
Results. At all stages of the experiment the content of chromium
in the liver tissue of the control animals exceeded the norm in
4-10th times while that of the animals that took alginate it only
doubled. Contents of iron, zinc and manganese coresponded to
the norm while that of the rats not taking enterosorbent was re‑
duced during the experiment. Marked the elevated level of malon‑
dialdehyde (MDA) in blood serum of the rats in the control group.
At the final stage of the experiment changes of the «antiperoxide»
link of the antioxidant system led to an increment in level of gluta‑
thionereductase for rats taking enterosorbent and to a decrement
in level of catalase in the bood serum of the rat in the control
group. The use of alginate enabled to reduce the neurotoxic effect
of chromium resulted in the increased motor activity indices of
the animals.
Кривенко Людмила Евгеньевна – д-р мед. наук, профессор кафедры
терапии, функциональной и ультразвуковой диагностики ФПК и ППС
ТГМУ; e-mail: criwenko.ludmila@ya.ru
Conclusions. Sodium-calcium alginic acid (alginate) has got a high
sorption activity with respect to chromium, improves microelement
homeostasis, increases levels of iron, zinc and manganese, inhibits
lipid peroxidation and increases activity of the antioxidant system.
Keywords: alginate, microelements, lipid peroxidation,
antioxidant system.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 74–77.
Тяжелые металлы относятся к наиболее опасным эко‑
токсикантам, так как они характеризуются высокой
устойчивостью в окружающей среде и биологической
доступностью, способны вызывать негативные эффек‑
ты в очень малых концентрациях. В этом аспекте хрому
и его соединениям принадлежит особая роль из-за
способности к биоаккумуляции. При любых способах
поступления хром накапливается преимущественно в
печени и ретикуло-эндотелиальной системе, в меньшей
степени – в легких, почках, трубчатых костях [2, 7]. Хро‑
ническая интоксикация хромом возникает в результате
длительного систематического действия на организм
этого металла и его соединений в малых концентра‑
циях, проявляется поражением дыхательной, пищева‑
рительной, сердечно-сосудистой, нервной, иммунной
систем, а также нарушениями тканевого гомеостаза,
обусловленными физиологической, биохимической
и морфологической перестройкой паренхиматозных
органов, головного мозга, кровеносных сосудов [1, 4, 7].
Одной из морфологических особенностей воспаления,
возникающего при хромовой интоксикации, является
развитие токсических васкулитов [8, 9].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
Токсичность соединений хрома проявляется в уси‑
лении интенсивности перекисного окисления липидов,
угнетении активности окислительных ферментов, в
том числе каталазы, что способствует развитию хро‑
нического воспалительного процесса [5–7]. Влияние
хрома на нейроэндокринно-медиаторную и иммуно‑
компетентную системы вызывает вторичные имму‑
нодефицитные состояния по Т- и В-типу, снижение
показателей клеточного иммунитета, тромбоцитопе‑
нию, относительный лимфоцитоз и ретикулоцитоз,
уменьшение содержания в крови меди, железа и ни‑
келя. Иммунодепрессивное действие солей хрома свя‑
зывают с гибелью клеток, ответственных за иммунные
процессы [4, 8, 11].
Поскольку хромовая интоксикация сопровождает‑
ся развитием экзо- и эндотоксикоза ранее изучалось
профилактическое влияние на этот процесс пектинов
и ионообменных смол [1, 8]. Однако в литературе не‑
достаточно сведений об эффективности применения
в качестве энтеросорбента солей альгиновой кислоты.
Цель исследования: анализ эффективности энтеро‑
сорбции с помощью натрий-кальций альгиновокисло‑
го (далее – альгинат) в эксперименте при воздействии
хрома в условиях гальванического производства.
Материал и методы. Натурный эксперимент про‑
водился в гальваническом цехе в 3 этапа (2 недели,
1 месяц, 3 месяца), в каждом из которых участвовало по
20 белых крыс-самцов линии Вистар массой 180–200 г,
разделенных на 2 группы по 10 крыс – контрольную
и опытную. Интактным контролем послужили 10
крыс, содержавшихся в стандартных условиях вивария.
Опытная группа крыс на каждом этапе получала аль‑
гинат в дозе 0,2 г/кг в сутки в качестве добавки к пище.
Альгинат был получен в лаборатории биохимии и
технологии морских водорослей ТИНРО-Центра (Вла‑
дивосток) из бурой водоросли ламинарии японской
(Laminariajaponica, Aresh), разрешен к применению
фармакопейным комитетом МЗ СССР от 16.01.1987 г.
(ТУ 9284-010-00472012-93 от 01.01.1994 г.). Выбор
альгината был обусловлен его способностью к сорб‑
ции тяжелых металлов, микроэлементным составом,
свойством выполнять функции предлимфатической
системы вследствие того, что лимфоидные клетки
группируются вокруг гранул сорбента в ассоциации,
напоминающие солитарные лимфатические фоллику‑
лы или фрагменты пейеровых бляшек, и принимают
на себя дренажную, детоксикационную, иммунную
функции [3].
Клетки с экспериментальными животными нахо‑
дились в зоне дыхания в течение рабочей смены, после
чего убирались из цеха. Условия труда в гальваничес‑
ком цехе были отнесены к вредным и опасным I степе‑
ни из-за присутствия в воздухе хромового ангидрида
в виде гидроаэрозоля, уровень которого во время
эксперимента не превышал предельно допустимой
концентрации. Содержание крыс осуществлялось в
соответствии с правилами проведения работ и исполь‑
зования экспериментальных животных (приложение
75
к приказу МЗ СССР № 742 от 13.11.1984 г.). Каран‑
тирование крыс продолжалось 14 дней. Выведение
животных из опыта выполнялось путем вскрытия
сонной артерии, после чего проводили забор крови и
взвешивание внутренних органов.
Содержание микроэлементов в печеночной ткани
крыс определяли после озоления образцов соляной и
серной кислотами на атомно-сорбционном спектро‑
фотометре. Интенсивность свободно-радикального
окисления липидов оценивали в сыворотке крови
животных путем спектрофотометрического определе‑
ния содержания малонового диальдегида (по реакции
с тиобарбитуровой кислотой), активности каталазы
(по реакции с молибдатом аммония) и активности
глутатионредуктазы (методом Bergmeyer).
Фрагменты внутренних органов фиксировались в
10 % нейтральном формалине, гистологические срезы
после стандартной парафиновой проводки окрашива‑
лись гематоксилином и эозином.
Статистическая обработка полученных данных
проводилась с помощью программы Statistica 6.0. Так
как большинство выборок подчинялось закону нор‑
мального распределения, данные представлены в виде
средней арифметической и ее ошибки. Достоверность
различий оценивали по t-критерию Стьюдента для
зависимых и независимых выборок, при неравномер‑
ности распределения использовали непараметричес‑
кие критерии Манна и Вилкоксона.
Результаты исследования. На всех этапах экспе‑
римента содержание хрома в печеночной ткани крыс
контрольной группы было повышено. Через 2 недели
уровень хрома в печени экспериментальных живот‑
ных контрольной и опытной групп увеличился в 4–5
раз. Через 1 месяц содержание хрома в контрольной
группе увеличилось более чем в 10 раз, а в опытной
не изменилось. Через 3 месяца содержание хрома в
печени крыс контрольной группы в 6,7 раза превы‑
шало данные интактных животных, а в печени опыт‑
ных крыс его уровень к концу эксперимента хотя и
превышал данные интактных крыс в 2 раза, но был в
3 раза ниже, чем в контрольной группе. Содержание
в печеночной ткани железа, цинка и марганца у крыс
опытной группы не отличалось от интактного конт‑
роля, а у крыс контрольной группы было снижено на
всем протяжении эксперимента (табл. 1).
Положительная динамика в состоянии микроэле‑
ментного гомеостаза в группе опытных крыс сопровож‑
дались торможением синтеза конечных продуктов пере‑
кисного окисления липидов и увеличением активности
показателей антиоксидантной системы. В сыворотке
крови контрольных животных уровень малонового ди‑
альдегида, одного из конечных продуктов перекисного
окисления липидов, на протяжении всего эксперимента
был повышен. Изменения «антиперекисного» звена
антиоксидантной системы заключались в повышении
уровня глутатионредуктазы у «леченых» животных во
все сроки наблюдения и снижении содержания каталазы
в сыворотке крови крыс контрольной группы к концу
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
76
бронхит, чего не наблюдалось у крыс опытной
группы. У половины животных в обеих группах
на всех этапах наблюдения обнаруживались
Содержание микроэлемента, мкг/г ткани
гиперплазия пульпы селезенки и перибронхи‑
Срок эксперимента
Zn
Fe
Mn
Cr
альной лимфоидной ткани, эмфизема легких,
2 не‑ контроль
85,0±4,21, 2 248,0±18,01, 2 70,0±4,1
56,0±3,31, 2
ателектазы, бронхоспазм, пневмосклероз. Через
дели
1
1 и 3 месяца у крыс опытной группы реже фор‑
опыт
113,0±2,5
310,0±24,0
70,0±2,5
96,0±3,81
мировался ангиосклероз (контроль – 3, опыт –
1 ме‑ контроль 102,0±3,21 240,0±22,01, 2 70,0±3,1
122,0±4,21, 2
1 крыса).
У 2 животных контрольной группы
сяц
опыт
106,0±2,81 306,0±20,01 70,0±2,4
96,0±5,51
был выявлен хронический бронхит с пораже‑
3 ме‑ контроль
73,0±1,51, 2 258,0±16,01, 2 23,0±1,51, 2 118,0±5,61, 2
нием крупных, средних и мелких бронхов, при
сяца
опыт
115,0±4,3
315,0±32,0
46,0±2,21 40±2,61
этом отмечалась полиморфноклеточная (пре‑
имущественно, мононуклеарная) инфильтра‑
Интактные крысы 122,0±4,6
340,0±12,0
69,0±3,7
18,0±1,4
ция всей стенки бронхов, очаговая гиперплазия
Здесь и в табл. 2–4:
и метаплазия бронхиального эпителия и об‑
1 Разница с группой «интактные крысы» статистически значима.
2 Разница с группой «контроль» статистически значима.
струкция мелких бронхов. При этом в группе
крыс, получавших альгинат, случаев развития
Таблица 2
хронического бронхита не зарегистрировано.
Содержание малонового диальдегида (МДА), каталазы (КТ)
Обсуждение полученных данных. Энте‑
и глутатионредуктазы (ГTР) в сыворотке крови крыс
росорбция с помощью альгината способс‑
Содержание вещества
твовала активной элиминации хрома у крыс
Срок эксперимента
опытной группы. Выраженная сорбцион‑
МДА, мкмоль/мл КТ, мкмоль/л•с
ГТР, нмоль/л•с
ная активность исследуемого соединения
134,94±4,02
5,09±0,43
5,07±0,461
2 не‑ контроль
по отношению к хрому была отмечена через
дели опыт
134,22±2,42
6,98±0,541, 2
6,56±0,521
месяц применения, при этом сохранялась и
128,26±3,181
4,09±0,37
6,93±0,581
1 ме‑ контроль
далее. Энтеросорбция также способствовала
сяц
6,21±0,481, 2
опыт
6,07±0,36
110,30±4,111, 2
повышению содержания в органах железа,
цинка и марганца, что в определенной мере
96,78±3,121
4,14±0,22
6,74±0,431
3 ме‑ контроль
можно объяснить составом альгината [7, 11].
2
2
1
сяца опыт
132,14±4,03
5,98±0,36
5,46±0,46
Положительная динамика в состоянии мик‑
Интактные крысы
4,39±0,41
136,10±3,12
4,34±0,42
роэлементного гомеостаза в группе живот‑
ных, получавших энтеросорбент, сопровождалась
эксперимента (табл. 2). При этом наблюдалось снижение торможением синтеза конечных продуктов перекис‑
массы печени, почек, щитовидной железы, надпочеч‑ ного окисления липидов и увеличением активности
ников, легких. Масса тимуса в опытной группе крыс не показателей антиоксидантной системы.
увеличилась, гипертрофия селезенки отмечалась только
Изменение функций нервной системы принадле‑
через 3 месяца исследования.
жит к числу постоянных проявлений хронической
В клиническом анализе крови после энтерособции
хромовой интоксикации [4, 10], и они были зарегис‑
не наблюдалось лимфоцитоза, нейтропении и моноци‑ трированы у крыс уже через 2 недели пребывания в
топении (табл. 3). Уровень гемоглобина, эритроцитов, гальваническом цехе. Применение альгината сопро‑
тромбоцитов у крыс обеих групп не имел существен‑ вождалось значительным уменьшением нейротокси‑
ных различий с интактным контролем, что совпадает ческого эффекта хрома, что, несомненно, оказывало
с данными других авторов [5].
положительное влияние на функциональное состояние
Применение альгината способствовало уменьше‑ других систем.
нию нейротоксического эффекта хрома на всех этапах
Энтеросорбция с помощью альгината способс‑
наблюдения, что сопровождалось увеличением показа‑ твовала уменьшению выраженности метаболическо‑
телей двигательной активности животных. Через две го стресса, снижению функциональной нагрузки на
недели число пересекаемых линий в «открытом поле» легкие, органы экскреции, детоксикации, эндокрин‑
повысилось на 16%, через месяц – на 23%, а через три
ной, иммунной систем. Менее значительное функци‑
месяца – на 19%; показатель вертикального компонен‑ ональное напряжение иммунной системы косвенно
та ориентировочной реакции (количество вставаний
подтверждалось тем, что у крыс, получавших альгинат,
на задние лапки за 2 мин.) возрос, соответственно, на не наблюдалось лимфоцитоза, а отсутствие нейтро- и
31, 55 и 35% в сравнении с контролем (табл. 4).
моноцитопении указывало на его противовоспали‑
Морфологические изменения в легких крыс, при‑ тельное действие.
нимавших альгинат, были менее выраженными, чем
У крыс опытной группы не отмечено случаев ост‑
в контроле. Так, через 2 недели у животных опытной
рого гнойного бронхита и пневмонии, что может быть
группы реже диагностировался альвеолит (контроль – объяснено влиянием альгината на иммунную систему
6, опыт – 4 крысы). У 2 крыс контрольной группы на
и увеличением общей сопротивляемости организма
каждом этапе наблюдения выявлялся острый гнойный
к воздействию инфекционных агентов в результате
Содержание микроэлементов в печени крыс
Таблица 1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
77
Таблица 3
3. Бородин Ю.И. О функциональном взаимодейс‑
твии сорбирующих веществ с лимфатическими
структурами // Проблемы сорбционной деток‑
сикации внутренней среды организма: мат. меж‑
Содержание лейкоцитов, отн. %
дунар. симп. Новосибирск, 1995. С. 3–7.
Срок эксперимента Нейтрофилы Нейтрофилы
Моноциты Лимфоциты
4. 
И
зтлеуов М.К., Мукышева Г.Д., Изтлеуова Г.М.,
п/я
с/я
Изтлеуов Е.М. Гематологические показатели
1,04±0,16 80,44±5,061
3,60±0,311 12,00±1,171
крови у рабочих хром-индуцированным мик‑
2 не‑ контроль
роэлементозом // Актуальные проблемы про‑
дели опыт
5,71±0,522 15,28±1,401, 2 3,11±0,232 72,20±3,111, 2
филактической медицины и естественных, со‑
7,89±0,681
1,06±0,11 86,88±7,441
2,00±0,121
циально-гуманитарных наук XXI века. Актобе,
1 ме‑ контроль
2007. С. 40–43.
сяц
опыт
3,08±0,242 15,92±0,571, 2 2,98±0,222 73,96±4,971, 2
5. Изтлеуов М.К., Изтлеуов Е.М. Диагностичес‑
1,00±0,08 80,00±4,401
2,88±0,141 13,22±1,201
3 ме‑ контроль
кое значение показателей липопероксидации
сяца опыт
биосубстратов организма у рабочих хромового
2,50±0,161 19,60±1,441, 2 2,00±0,18 73,80±5,161, 2
производства // Инновации и информацион‑
Интактные крысы 5,02±0,35 22,00±1,16
2,02±0,14 68,50±2,53
ные технологии в диагностической, лечебнопрофилактической и учебной работе клиник:
Таблица 4
мат. науч.-практ. конф. ЦФО РФ. Тверь, 2009.
Параметры двигательной активности крыс
С. 142–143.
6. Кривенко Л.Е. Функционально-метаболические и морфо‑
Активность, абс. за 2 мин.
логические аспекты кардио-респираторных нарушений
Срок эксперимента
Кол-во пересечений
Кол-во вставаний
при хроническом бронхите: автореф. дис. … д-ра мед. наук.
Владивосток,
1999. 36 с.
1
1
11,64±1,84
30,12±2,44
2 не‑ контроль
7. Мамырбаев А.А., Сакебаева Л.Д., Сатыбалдиева У.А., Засо‑
дели опыт
40,75±4,212
16,74±2,011, 2
рин Б.В. Показатели иммунного гомеостаза рабочих хро‑
1
мового производства. // Медицина труда и промышленная
6,33±1,881
24,24±1,86
1 ме‑ контроль
экология. 2011. № 6. С. 43–45.
сяц
опыт
36,24±3,381, 2
14,25±1,441, 2
8. Палий И.Г. Роль энтеросорбции в лечении заболеваний пе‑
чени // Consilium Medicum Ukraina. 2009. № 3. С. 13–16.
5,42±0,481
19,52±1,441
3 ме‑ контроль
9. Чернихова Е.А., Аниховская И.А., Гатаулин Ю.К. Энтеро‑
1,
2
1,
2
сяца опыт
24,00±2,26
8,25±2,66
сорбция как важное средство устранения хронической
Интактные крысы
40,82±4,68
21,94±2,86
эндотоксиновой агрессии // Физиология человека. 2007.
№ 3. С. 135–136.
10. Юлиш Е.И., Кривущев Б.И. Метод энтеросорбции в лечении
элиминации хрома [9]. Влияние энтеросорбента на раз‑
синдрома интоксикации // Здоровье ребенка. 2011. № 4 (31).
С. 25–28.
витие воспаления в легких зависит от его способности
11. 
A
nderson R.A., Polansky M.M.,Bryden N.A. [et al.] Stability and
элиминировать избыточное количество иммуногло‑
absorption of chromium and absorption of chromium histidinate
булина Е, оказывать иммуностимулирующее и гипо‑
complexes by humans // Biological Trace Element Research. 2004.
аллергенное действие, стимулировать синтез антител
Vol. 101. P. 211–218.
местной специфической защиты слизистой оболочки
Поступила в редакцию 24.02.2012.
Показатели периферической крови крыс
дыхательных путей, в частности, иммуноглобулинов
класса А [8, 9]. Противовоспалительное действие альги‑
ната подтверждалось и отсутствием в опытной группе
случаев формирования хронического бронхита.
У крыс обеих групп уровень гемоглобина, эритро‑
цитов, тромбоцитов не имел существенных различий
с интактным контролем, что подтверждает данные
других авторов о незначительном влиянии хрома на
красный росток крови [5].
Таким образом, натрий-кальций альгиновокислый
имеет высокую сорбционную активность по отноше‑
нию к хрому, способствует улучшению микроэлемент­
ного гомеостаза, повышению уровня железа, цин‑
ка и марганца, торможению перекисного окисления
липидов, повышению активности антиоксидантных
систем.
Литература
1. Абеуова О.А., Ромашов Н.Р., Ахметжанова У.А. Кинетика
хрома в организме при пероральном его поступлении и
влияние на нее энтеросорбции // Академик Е.А. Букетов –
ученый, педагог, мыслитель: сб. тез. междунар. науч.-прак.
конф. Караганда, 2005. С. 37–44.
2. Айбасова Ж.А. Загрязнение атмосферного воздуха выбро‑
сами предприятий хромовой промышленности // Медицин‑
ский журнал Западного Казахстана. 2005. № 3 (7). С. 13–19.
Эффективность энтеросорбции при интоксикации хромом
в эксперименте
Т.Г. Вуд1, Л.Е. Кривенко2, Е.П. Шерстнева2
1 Griffith University, Gold Coast campus – Teaching Centre
for Medicine and Oral Health (16 High St. Southport Qld 4215
Australia), 2 Тихоокеанский государственный медицинский
университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Резюме. Исследовали содержание микроэлементов, состояние
антиоксидантной и нервной систем у крыс, содержавшихся в
условиях гальванического цеха от 2 недель до 3 месяцев, после
энтеросорбции с помощью натрий-кальций альгиновокисло‑
го (альгината), с соответствующим контролем. На всех этапах
эксперимента содержание хрома в печеночной ткани конт‑
рольной группы животных было повышено в 4–10 раз, а у жи‑
вотных, принимавших альгинат, – только в 2 раза, содержание
железа, цинка и марганца не отличалось от нормы, тогда как у
крыс, непринимавших энтеросорбент, было снижено. В сыво‑
ротке крови контрольных животных уровень малонового ди‑
альдегида был повышен. Изменения «антиперекисного» звена
антиоксидантной системы заключались в повышении уровня
глутатионредуктазы у крыс, принимавших энтеросорбент, и
снижении содержания каталазы в сыворотке крови крыс кон‑
трольной группы к концу эксперимента. Применение альгина‑
та способствовало уменьшению нейротоксического эффекта
хрома, что сопровождалось увеличением показателей двига‑
тельной активности животных.
Ключевые слова: альгинат, микроэлементы, легкие,
воспаление.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
78
УДК 626.6 – 036.2 – 06: 616.233-008.8:577.175.852
Ренин-ангиотензин-альдостероновая система: ее роль в развитии
микрогемоциркуляторных нарушений в респираторной системе
у нефрологических больных
Н.А. Щербань1, С.С. Целуйко2, Ю.С. Ландышев2
1 Санкт-Петербургский
государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова (197022,
г. Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, 6/8), 2 Амурская государственная медицинская академия (675013,
г. Благовещенск, ул. Горького, 95)
Ключевые слова: хроническая болезнь почек, ангиотензин, альдостерон, легкие.
The role of the renin-angiotensin-aldosterone
system in development of microhemocirculatory
malfunctions of the respiratory system
of the nephrological patients
N.A. Shcherban1, S.S. Tseluiko2, Y.S. Landyshev2
1 I.P. Pavlov St. Petersburg State Medical University (6/8 Lva Tolstogo
Str. St. Petersburg 197022 Russian Federation), 2 Amur State
Medical Academy (95 Gorky Str. Blagoveshchensk 675013 Russian
Federation)
Background. Though for the time being the role of the renin-angio‑
tensin-aldosterone system (RAAS) in development of the sclerotic
processes associated with the chronic kidney disease results in a
considerable attention, the formation of fibrosis in the respiratory
system still remains understudied.
Methods. The study examines 80 patients having the chronic kid‑
ney disease. With the use of radioimmunoassay determined the
concentration of aldosterone and angiotensin I in serum, studied
biopsies of bronchial mucosa.
Results. Detected a significant increase in the concentration of an‑
giotensin I in all grades and of aldosterone from 4 to 5 grades of
the chronic kidney disease. Subject to the severity of the illness a
variety of changes in bronchi aggravated, i.e. deformation of the
microvascular channels, metaplasia and atrophy of the ciliated
epithelium and mucosal sclerosis until further formation of the
full clinical presentation of the persisting secondary bilateral dif‑
fuse endobronchitis.
Conclusions. An excessive activation of the renin-angiotensinaldosterone system in case of the chronic kidney disease is a
priority-driven factor of development of the microhemocircula‑
tory malfunctions. The RAAS has the vasoconstrictive and fiber
generating effects in the early grades while its effects associated
with the mineralocorticoid aldosterone influence are revealed in
the final grades.
Keywords: chronic kidney disease, angiotensin, aldosterone, lungs.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 79–81.
Ведущая роль в патогенезе хронической болезни почек
(ХБП) отводится ренин-ангиотензин-альдостероновой
системе (РААС), участвующей в поддержании водносолевого гомеостаза, уровня артериального давления,
обеспечивающей почечный и сердечно-сосудистый
баланс и обладающей рядом специфических эффектов.
В последние годы значительно изменились представ‑
ления о РААС, как о классической вазорегулирующей
системе, благодаря открытию ее компонентов свойств,
присущих истинным цитокинам: способности участво‑
вать в синтезе и деградации внеклеточного матрикса,
контроле роста клеток, развитии периваскулярного
фиброза [3, 4, 7, 10]. В настоящее время значительное
Щербань Наталья Анатольевна – канд. мед. наук, ассистент кафедры
пульмонологии с клиникой СПбГМУ; e-mail: scherbann@mail.ru
внимание уделяется роли РААС в формировании
склеротических процессов при ХБП, однако остается
неизученным ее влияние на развитие фиброза в рес‑
пираторной системе [2, 5].
Основным эффекторным гормоном РААС явля‑
ется ангиотензин (АТ) II, образующийся из прогор‑
мона ангиотензиногена, синтезируемого в печени.
Под воздействием ренина, генерированного клетка‑
ми юкстагломерулярного аппарата почек, происхо‑
дит расщепление ангиотензиногена с образованием
неактивного декапептида АТ I. Сывороточная ак‑
тивация АТ I осуществляется ангиотензин-превра‑
щающим ферментом, посредством отщепления двух
аминокислот – гистидина и лейцитина – и образования
мощнейшего вазоконстриктора – АТ II. Существует
ангиотензинпревращающий фермент-независимый
путь образования АТ II из АТ I, в котором принимают
участие клеточные ферменты: химазы, катепсин G,
эндотелиальная пептидилдипептидаза. В артериаль‑
ной стенке 70 % АТ II синтезируется под влиянием
химазоподобного фермента CAGE (chymosin-sensitive
angiotensin II – generating enzyme) [11].
В ряде экспериментальных исследований было
показано, что АТ II за счет этих механизмов может
активно участвовать в воспалительных реакциях, спо‑
собствуя миграции мононуклеаров в интерстици‑
альную ткань с последующей их трансформацией в
макрофаги, которые имеют приоритетное значение
в фиброгенезе [6]. Однако в литературе практически
отсутствуют сведения о влиянии РААС на состояние
респираторной микрогемоциркуляции.
Цель исследования заключалась в анализе роли
РААС в развитии микрогемоциркуляторных нару‑
шений и формировании склеротических процессов в
респираторной системе у больных ХБП.
Материалы и методы. Клинические исследования
были одобрены комитетом по биомедицинской этике
Амурской государственной медицинской академии.
Все пациенты подписывали информированное со‑
гласие.
Группы больных были сформированы соответс‑
твенно стадиям ХБП: 1-я группа – 16 человек, 2-я
группа – 17 человек, 3-я группа –19 человек, 4-я группа
–14 человек, 5-я группа – 14 человек. Средний возраст
больных составил 42,9±2,4 лет, из них женщин – 38
(47,5 %), мужчин – 42 (52,2 %).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
79
Таблица
Определение альдостерона и
Концентрация АТ I и альдостерона (Альд.) в сыворотке крови больных ХБП
АТ I, непосредственного пред‑
шественника сывороточного и
Группа больных (стадия) ХБП
Показатель
Контроль
тканевого АТ II, в сыворотке кро‑
1-я
2-я
3-я
4-я
5-я
ви проводилось радиоиммунным
АТ I, нг/мл
9,3±0,6* 10,2±0,4* 10,6±0,8* 11,2±0,5* 12,6±1,1* 2,9±0,1
методом с использованием стан‑
Альд., пг/мл 91,4±1,6
98,3±1,5 108,9±1,9 124,2±2,1* 173,8±2,4* 89,4±0,6
дартных наборов Immunotech
(Чехия) у пациентов с ХБП и 20
* Разница с контролем (по U-критерию) статистически значима.
практически здоровых лиц со‑
поставимого возраста и половой принадлежности сыворотке крови могло служить причиной развития
легочной вазоконстрикции с нарушением легочного
(контроль).
Для изучения состояния микроциркуляторного газообмена и возникновением гипоксемии.
Вторым, не менее важным компонентом РААС,
русла слизистой и подслизистой оболочек бронхов
и определения роли микрогемоциркуляторных на‑ является альдостерон, механизм действия которого
рушений в формировании бронхолегочных ослож‑ связан с усилением канальцевой реабсорбции ионов
нений проводилась фибробронхоскопия с биопсией. натрия, хлора и воды, тем самым способствующего
повышению объема циркулирующей крови в орга‑
Последняя выполнялась на 1 см дистальнее шпоры
низме. Кроме того, избыточная выработка альдосте‑
верхнедолевого бронха правого легкого.
Обработка биопсийного материала проводилась рона приводит к повышению гидрофильности тканей,
по общепринятым методикам. Для электронной мик‑ транспорту жидкости из сосудистого русла в ткани, что
роскопии полутонкие срезы получали на ультрамик‑ является одним из основных механизмов формирова‑
ния отечного синдрома у нефрологических больных.
ротоме LKB-NOWA, ультратонкие срезы изучали с
Концентрация альдостерона у больных 1–3-й групп
помощью электронного микроскопа Tecnai G2 Spirit
TWIN (FEI Company, Нидерланды) после предвари‑ при значительном повышении уровня АТ I оставалась
тельного контрастирования уранилацетатом и цит‑ практически аналогичной его содержанию в конт‑
роле (табл.). Это было связано прежде всего с тем,
ратом свинца.
Статистическая обработка данных проводилась что уровень альдостерона на начальных стадиях ХБП
изменялся разнонаправленно. Его максимальная кон‑
посредством вычисления средней арифметической и
центрация наблюдалась у лиц с выраженным нефроти‑
ее ощибки (M±m). Определение различий между двумя
независимыми выборками проводилось по U-крите‑ ческим синдромом и низкое содержание – у пациентов
рию Вилкоксона–Манна–Уитни. Наличие связи между с латентным течением заболевания.
По мере прогрессирования почечной недостаточ‑
явлениями устанавливали с помощью коэффициента
ности содержание альдостерона резко возрастало,
ранговой корреляции Спирмена (rs). Анализ таблиц
сопряженности двух качественных признаков прово‑ что вероятно, было связано с нарушением почечной
дили по критерию χ².
перфузии, повышением синтеза АТ II, являющегося
Результаты исследования. Определение уровня
непосредственным активатором секреции альдосте‑
АТ I в сыворотке крови больных ХБП выявило его рона. Была установлена корреляционная зависимость
существенное отклонение от контрольных значений
между содержанием альдостерона в сыворотке крови и
(табл.). Повышение уровня АТ I наблюдалось во всех функцией внешнего дыхания на поздних стадиях ХБП:
исследуемых группах, однако не было установлено отмечались более низкие значения жизненной емкости
корреляционной зависимости между его концентра‑ легких (rs=–0,66), объема формированного выдоха за
первую секунду (rs=–0,81), максимальной объемной
цией и выраженности ХБП. Высокая концентрация
АТ I определялась уже на 1-й стадии заболевания, что скорости в момент выдоха 25 % (rs=–0,74). Это можно
свидетельствовало об инициирующей роли РААС объяснить увеличением объема внеклеточной жид‑
кости и развитием интерстициального отека легких и
в развитии патологических процессов при данной
бронхиальной стенки у лиц с высоким содержанием
патологии.
У пациентов со снижением скорости клубочковой альдостерона.
При морфологическом исследовании биоптатов
фильтрации менее 60 мл/мин определялась тесная
выявлено, что в большей степени структурной пере‑
корреляционная зависимость между содержанием АТ I
и уровнями креатинина (rs=0,72), мочевины (rs=0,67) стройке подвергались слизистая и подслизистая обо‑
и протеинурии (rs=0,74). Среди других факторов, оп‑ лочки бронхов, в связи с чем было проведено их более
ределявших активность РААС, можно назвать измене‑ детальное изучение. Одним из первичных признаков
ние параметров газообмена – парциального давления
морфологической перестройки являлись изменения в
в артериальной крови СО2 (rs=0,82) и О2 (rs=–0,79) клеточных элементах, обеспечивающих мукоцилиар‑
и насыщения гемоглобина артериальной крови O2
ный клиренс. Нарушения последнего были связаны с
(rs=–0,69), – что, вероятнее всего, приводит к гипоксии изменением реснитчатых и бокаловидных клеток, при
кортикального слоя почки и увеличению выработки
этом в зависимости от длительности заболевания изме‑
ренина. С другой стороны, повышение уровня АТ I в нялось вначале их соотношение в сторону увеличения
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
80
а
б
Рис. Изменения бронхов у больных ХБП (полутонкие срезы):
а – метаплазия бронхиального эпителия с утолщением базальной мембраны; 2 – склероз сосудов подслизистого слоя; а – ×520, б – ×1000.
объемной плотности бокаловидных клеток, а в после‑
дующем происходила их постепенная замена клетками,
характерными для многослойного эпителия (рис., а).
На фоне длительного течения ХБП происходила не‑
специфическая трансформация бронхиального эпите‑
лия в многослойный плоский, что позволило выделить
четыре варианта (стадии) его строения:
1 – в 39,6 % случаев определялся нормальный план
строения слизистой оболочки;
2 – в 29,2 % случаев выявлена гиперсекреция бокало‑
видных клеток;
3 – у 10,4 % больных отмечалась начальная стадия
метаплазии эпителия;
4 – в 6,3 % случаев наблюдалась полная перестройка
бронхиального эпителия в многослойный плоский.
Атрофии эпителия на фоне выраженных склероти‑
ческих изменений в подслизистой оболочке бронхов
выявлена у 14,6 % больных (рис., б). Редукция микро‑
циркуляторного русла и гиперфункция бронхиальных
желез была обнаружена у 62,5 % лиц с признаками
дистрофии и метаплазии эпителия.
Микрогемоциркуляторные расстройства приво‑
дили к нарушению обменных процессов в клетках
слизистой оболочки бронхов, гипоксии тканей, что
способствовало возникновению воспалительного про‑
цесса по типу персистирующего вторичного двусто‑
роннего диффузного эндобронхита, который в 5,3 %
случаев осложнился присоединением инфекции.
На начальных стадиях ХБП отмечался отек в со‑
единительной ткани подслизистой основы бронхов.
При этом расстояние между коллагеновыми и элас‑
тическими волокнами возрастало. Коллагеновые во‑
локна приобретали хаотичное направление, часть их
теряла поперечную исчерченность. Возрастало число
различных по толщине эластических волокон, распо‑
ложенных группами около базального слоя эпителия,
окружавших спазмированные кровеносные капилляры
и расширенные венулы. В просвете последних выяв‑
лялись многочисленные форменные элементы крови,
что свидетельствовало о стазе. Наиболее выраженные
изменения отмечались у пациентов с высоким уровнем
АТ I (χ²=6,33) и альдостерона (χ²=6,02).
Были выявлены непосредственные повреждения
эндотелиальных клеток, которые увеличивались в
размере, содержали многочисленные вакуоли в цито­
плазме, нередко образовывали выпячивания в просвет
сосуда. Наиболее часто повреждения эндотелиоцитов
были обнаружены у пациентов с повышенным содер‑
жанием АТ I в сыворотке крови (χ²=4,25) и выражен‑
ной азотемией (χ²=6,79). Часть клеток соединительной
ткани подвергалась дегенеративным изменениям, в
том числе жировой дистрофии.
По мере прогрессирования заболевания проис‑
ходила трансформация эпителия в многослойный
плоский, а в подслизистой оболочке выявлялись оча‑
ги склеротических перерождений. Завершившаяся
перестройка эпителия в многослойный плоский с
выраженным склерозом подслизистой оболочки была
наиболее характерна для больных ХБП с длительнос‑
тью заболевания более 10 лет (χ²=5,46).
Обсуждение полученных данных. Непосредственной
точкой приложения одного из важнейших эффекторов
РААС – АТ II, являются сосуды микроциркуляторного
русла. Персистирующая гиперактивация РААС приво‑
дит к формированию вазоспазма, ухудшению притока
крови в капиллярную сеть и нарушению трофики
тканей, что было обнаружено и у лиц с повышенным
содержанием АТ I в сыворотке крови и длительным
течением ХБП.
Эффекты АТ II настолько разнообразны и не огра‑
ничиваются только вазоконстрикцией. Еще в 1997 г.
G. Wolf et al. описали пролиферативные эффекты
АТ II, которые связаны с индукцией синтеза гладко‑
мышечными клетками сосудов факторов роста, таких
как трансформирующий фактор роста-β, ингибитор
активации плазминогена-1, стимулирующий синтез
моноцитарного хемоаттрактивного протеина-1, об‑
ладающего профибротическими свойствами [1, 8–12].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
Другим, не менее важным компонентом РААС яв‑
ляется альдостерон, способность которого повышать
проницаемость клеточных мембран для натрия и воды,
в том числе и гладкомышечных волокон стенок ар‑
териол, приводит к набуханию сосудистой стенки и
сужению просвета сосудов, что сопровождается по‑
вышением общего периферического сопротивления и
увеличением уровня артериального давления. Кроме
того, повышение концентрации натрия в сосудистой
стенке приводит к увеличению чувствительности нахо‑
дящихся в ней нервных окончаний к циркулирующим
в плазме крови прессорным веществам – АТ II, кате‑
холаминам – даже при незначительном увеличении
их концентрации, что еще в большей мере усугубляет
микрогемоциркуляторные расстройства.
Результаты собственных исследований позволяют
сделать вывод о том, что РААС имеет существенное
значение в развитии патологических изменений при
ХБП. На начальных этапах ХБП инициирующую роль
в этом процессе играет АТ II, который оказывает
непосредственное воздействие на макро- и микроге‑
модинамику организма, вызывая повышение тонуса
сосудов и развитие эндотелиальной дисфункции.
На более поздних стадиях ХБП значительный вклад
в развитие микрогемоциркуляторных нарушений
вносит альдостерон, вызывая развитие водно-элек‑
тролитного дисбаланса и сердечно-сосудистых из‑
менений.
Указанные факторы, имеющие приоритетное значе‑
ние в патогенезе ХБП, могут приводить к изменению
сосудов микроциркуляторного русла слизистой и под‑
слизистой оболочек бронхов и нарушению мукоцили‑
арного клиренса воздухоносной части легких. Под их
воздействием происходит сначала функциональная,
затем структурная перестройка микрогемоцирку‑
ляторного русла, которая сопровождается спазмом
артериол, появлением расширенных венул, стазом
форменных элементов крови в просвете сосудов. На‑
рушение перфузии приводит к снижению доставки
питательных веществ и кислорода в ткани, что влечет
за собой развитие тканевой гипоксии, увеличение
количества коллагеновых и эластических волокон и
формированию фиброза.
Выводы
1. Приоритетное значение в формировании мик‑
рогемоциркуляторных нарушений при хронической
болезни почек имеет избыточная активация ренинангиотензин-альдостероновой системы, которая на
ранних стадиях заболевания оказывает вазоконс‑
триктивное и профибротическое действие, а на более
поздних стадиях реализует свои эффекты посредством
минералокортикоидного действия альдостерона.
2. Длительное течение хронической болезни почек
сопровождается изменением архитектоники микросо‑
судистого русла, развитием склеротических процессов
в слизистой и подслизистой оболочках бронхов, кото‑
рые являются ведущими факторами в формировании
81
атрофии мерцательного эпителия, приводящей к на‑
рушению строения мукоцилиарного аппарата и ухуд‑
шению дренажной функции бронхов.
Литература
1. Бобкова И.Н., Козловская Л.В., Рамеева А.С. и др. Клиничес‑
кое значение определения в моче маркеров эндотелиальной
дисфункции и факторов ангиогенеза в оценке тубулоинтер‑
стициального фиброза при хроническом гломерулонефрите
// Тер. архив. 2007. № 6. С.10–15.
2. Kasacka I., Pilat-Marcinkiewicz B., Pankiewicz W. [et al.]. Mor‑
phological evaluation of the lungs in rats with experimentally
induced renal failure // Rocz. Akad. Med. Bialymst. 2004. Vol. 49,
No. 1. P. 204–206.
3. Li X.C., Klahr S., Morrissey J.J. The role of vasoactive compounds,
growth factors and cytokines in the progression of renal disease
// Kidney Int. 2000. Vol. 57, No. 75. P. 7–14.
4. Li X.C., Zhuo J.L. Nuclear factor-kappaB as a hormonal intracel‑
lular signaling molecule: focus on angiotensin II-induced car‑
diovascular and renal injury // Curr. Opin. Nephrol. Hypertens.
2008. Vol. 17, No. 1. P. 37–43.
5. Ruiz-Ortega M., Ruperez M., Lorenzo O. [et al.] Angiotensin
II regulates the synthesis of proinflammatory cytokines and
chemokines in the kidney // Kidney Int. 2002. Vol. 82. P. 12–22.
6. Ruiz-Ortega M., Lorenzo O., Suzuki Y. [et al.] Proinflammatory
actions of angiotensin II // Curr. Opin. Nephrol. Hypertens. 2001.
Vol. 10. P. 321–329.
7. Ruperez M., Sanchez-Lopez E., Blanco-Colio L.M. [et al.]. The
Rho-kinase pathway regulates angiotensin II-induced renal dam‑
age // Kidney Int. 2005. Vol. 99. P. 39–45.
8. Schlondorf D. The role of chemokines in the initiation and pro‑
gression of renal disease // Kidney Int. 1995. Vol. 47. P 44–47.
9. Schneider A., Panzer U., Zahner G. [et al.]. Monocyte chemoat‑
tractant protein-1 mediates collagen deposition in experimental
glomerulonephritis by transforming growth factor-b // Kidney
Int. 1999. Vol. 56. P. 135–144.
10. Wolf G. Angiotensin II: a pivotal factor in the progression of
renal disease // Nephrol. Dial. Transplant. 1999. Vol. 14, No. 1.
P. 42–44.
11. Wolf G. Molecular mechanisms of angiotensin II in the kid‑
ney: emerging role in the progression of renal disease: beyond
haemodynamics // Nephrol. Dial. Transplant. 1998. Vol.13.
P. 1131–1142.
12. Wolf G., Ziyadeh F.N., Thaiss F. et al. Angiotensin II stimulates
expression of the chemokine RANTES in rat glomerular endothe‑
lial cells // Clin. Invest. 1997. Vol. 100. P. 1047–1058.
Поступила в редакцию 22.06.2011.
Ренин-ангиотензин-альдостероновая система: ее роль
в развитии микрогемоциркуляторных нарушений
в респираторной системе у нефрологических больных
Н.А. Щербань1, С.С. Целуйко2, Ю.С. Ландышев2
1 Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова (197022, г. Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, 6/8), 2 Амурская государственная
медицинская академия (675013, г. Благовещенск, ул. Горького, 95)
Резюме. Обследованы 80 пациентов с хронической болезнью
почек (ХБП): в сыворотке крови радиоиммунным методом
определялись концентрации альдостерона и ангиотензина I,
изучались биопсии слизистой оболочки бронхов. Определе‑
но значительное повышение концентрации ангиотензина I на
всех стадиях и альдостерона – на 4-й и 5-й стадиях ХБП. Па‑
раллельно увеличению тяжести заболевания нарастали изме‑
нения в бронхах: перестройка микрососудистого русла, мета‑
плазия и атрофия мерцательного эпителия и склероз слизис‑
той оболочки вплоть до формирования картины персистиру‑
ющего вторичного двустороннего диффузного эндобронхита.
Ключевые слова: хроническая болезнь почек, ангиотензин,
альдостерон, легкие.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
82
УДК 616-097-022:578:616.831.9-002:612.017
Особенности клиники и состояния врожденного иммунитета при сочетанных
герпесвирусных менингоэнцефалитах у ВИЧ-инфицированных пациентов
Л.Ф. Скляр1, Е.В. Маркелова1, А.В. Нагорная1, С.А. Сотниченко2
1 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
окружной медицинский центр Федерального медико-биологического агентства
(690022, г. Владивосток, пр-т 100 лет Владивостоку, 161)
2 Дальневосточный
Ключевые слова: вирус простого герпеса, цитомегаловирус, вирус Эпштейна–Барр, цитокиновый статус.
Clinical features and the natural immunity
state of the HIV-infected patients having herpes
meningoencephalitis
L.F. Sklyar1, E.V. Markelova1, A.V. Nagornaya1, S.A. Sotnichenko2
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Far Eastern District Medical Center of
the Federal Medical and Biological Agency (161 Prospect 100 years,
Vladivostok 690022 Russian Federation)
Background. Research at systemic and local levels of a variety of
clinical features of meningoencephalitis and levels of cytokines of
28 HIV-infected patients having herpes meningoencephalitis.
Methods. Verification of DNA of herpes simplex virus (HSV), cy‑
tomegalovirus (CMV) and Epstein-Barr virus (EBV) in the spinal
fluid by of polymerase chain reaction. Investigated systemic and
local cytokine status with the use of technique of enzyme-linked
immunosorbent assay (ELISA).
Results. In 11 cases the cause of meningoencephalitis was HSV and
EBV, in 17 cases – by HSV and CMV. Severity of symptoms on a
point scale was higher for the second group of patients that, in addi‑
tion, registered as well the higher level of pleocytosis. Subject to the
level of pleocytosis also detected the severity of the clinic features
of affection of the central nervous system. Detected a valid correla‑
tion between the level of interleukin-4 (IL-4) in serum and general
cerebral symptoms. Detected a valid correlation at local level of the
γ-interferon level and those symptoms as well.
Conclusions. The findings proves that that the pro-inflammatory
potential of HIV-infected patients having affection of the central
nervous system of the herpes cerebral etiology at local level exceeds
the anti-inflammatory potential, and this imbalance plays an im‑
portant role in the development of immunodeficiency and disease
progression.
Keywords: herpes simplex virus, cytomegalovirus, Epstein–Barr
virus, cytokine status.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 82–85.
Конец XX века отмечен ростом частоты иммунозави‑
симых заболеваний с ее реструктуризацией в сторону
превалирования хронических патологических про‑
цессов, развивающихся на фоне дезадаптации им‑
мунной системы, и увеличением числа преморбидных
состояний [9]. Европейское региональное бюро ВОЗ
относит герпесвирусные инфекции к группе болезней,
которые определяют будущее инфекционной патоло‑
гии. Динамика инфицированности и заболеваемос‑
ти герпесом в общей популяции опережает скорость
прироста населения Земли [3]. Вирусы герпетических
инфекций ускоряют прогрессирование ВИЧ-инфекции
[2, 12]. В связи с чем невозможно адекватно оценить
манифестацию клинических проявлений, прогноз
осложнений и исходов при ВИЧ-инфекции без учета
оппортунистических заболеваний герпесвирусной
Скляр Лидия Федоровна – д-р мед. наук, доцент кафедры инфек‑
ционных болезней ТГМУ; e-mail: l_f_skljar@bk.ru
этиологии. Вместе с тем общепризнано, что именно
нейроинфекции герпетической этиологии относятся к
наиболее тяжелым оппортунистическим поражениям
в группе больных ВИЧ-инфекцией с высокой вероят‑
ностью психических и неврологических осложнений, и
соответственно, показатели летальности здесь состав‑
ляют от 60 до 90% в зависимости от стадии основного
заболевания и времени начала лечения [2, 3, 7, 10]. В
литературе имеются немногочисленные сведения об
этиологической значимости герпесвирусов в структуре
нейроинфекционных заболеваний в целом и менин‑
гоэнцефалитов при ВИЧ-инфекции в частности. При
этом наибольший интерес представляет ассоциация
герпесвирусов, таких как вирус простого герпеса (ВПГ),
цитомегаловирус (ЦМВ), вирус Эпштейна–Барр (ВЭБ),
в разных их сочетаниях [3, 6, 11]. Благодаря внедре‑
нию в клинику молекулярно-биологических методов
и инструментальной нейровизуализации в последние
годы частота диагностики рассматриваемой патологии
увеличивается [8]. В связи с этим могут представлять
определенный интерес наши собственные наблюдения
клиники и данные изучения цитокинового статуса на
системном и локальном уровнях при герпесвирусных
менингоэнцефалитах на фоне ВИЧ-инфекции.
Материал и методы. Проведен ретроспективный
анализ историй болезни и амбулаторных карт, а также
проспективное наблюдение и обследование 28 больных
(18 мужчин и 10 женщин) в возрасте 38,5±5,7 года с
ВИЧ-инфекцией и вторичными оппортунистичес‑
кими инфекциями в виде менингоэнцефалитов гер‑
песвирусной этиологии (ВПГ 1-го и 2-го типов, ЦМВ
и ВЭБ), находившихся в стационарном отделении
Краевой клинической больнице №2 Центра СПИД г.
Владивостока. У всех больных диагноз ВИЧ-инфекции
был обоснован эпидемиологическими и клинически‑
ми данными, подтвержден лабораторными методами
и сформулирован в соответствии с международной
классификацией болезней 10-го пересмотра и клас‑
сификацией В.И. Покровского (2001) [2]. С целью
установления этиологии менингоэнцефалита прово‑
дилась верификация ДНК ВПГ, ЦМВ и ВЭБ в ликворе
методом полимеразной цепной реакции (реагенты
и оборудование ЗАО «Вектор-Бест», Новосибирская
обл.) [8]. С целью изучения активности воспалитель‑
ного процесса и напряженности врожденного имму‑
нитета проведено исследование цитокинового статуса
в сыворотке крови и ликворе методом твердофазного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
83
Таблица 1
Балльная оценка клинических данных у пациентов с герпетическим
менингоэнцефалитом, ассоциированным с ВИЧ-инфекцией
Признак
Оценка, балл
1
2
Инфекционно-токсический синдром
Температура тела
До 38,0 °С
38,1–39,0 °С
Слабость
Умеренная
Выраженная
Аппетит
Умеренно снижен
Резко снижен
Общемозговой синдром
Головная боль
Слабая
Умеренная
Рвота
Однократная
Повторная
Сознание
Присутствует
Спутанное
Судороги
Отсутствуют
Единичные
Слабо выражены,
сомнительные
Умеренно
выражены
Менингеальный синдром
Менингеальные знаки
иммуноферментного анализа с использованием диа‑
гностических наборов R&D Diagnostics Inc. (USA).
Расчет количества цитокинов проводили путем пос‑
троения калибровочной кривой с помощью компью‑
терной программы. Контрольную группу составили 20
доноров с негативным ВИЧ-статусом, без клинических
и лабораторных признаков активации герпесвирусных
инфекций, сопоставимых по возрасту и полу.
Для оценки признаков ведущих симптомов исполь‑
зовалась балльная оценка клинических проявлений
менингоэнцефалита по схеме Г.И. Марчука (1991) в
нашей модификации (табл. 1) [4].
Полученные результаты обрабатывали методом ма‑
тематической статистики при помощи компьютерного
пакета Statistica 6.0. При нормальном распределении
переменных проверку гипотезы о равенстве выбороч‑
ных средних выполняли с использованием t-критерия
Стьюдента. В случае отсутствия согласия данных с нор‑
мальным распределением для оценки различий между
зависимыми и независимыми выборками применяли
непараметрические критерии Вилкоксона и Манна–
Уитни, соответственно. Степень зависимости между
различными параметрами внутри исследуемых групп
оценивали с помощью критерия ранговой корреляции
Спирмена.
Результаты исследования. В зависимости от этио‑
логических факторов герпесвирусной инфекции были
установлены две группы пациентов со смешанной фор‑
мой герпетического поражения центральной ­нер­в­ной
системы:
1-я группа – 11 человек: ВЭБ и ВПГ;
2-я группа– 17 человек: ВЭБ и ЦМВ.
Длительность ВИЧ-инфекции от момента установ‑
ления диагноза составляла во всех наблюдениях более
2 лет. При этом в 21 случае (75%) была установлена 4В
стадия болезни с уровнем Т-хелперов 130±51 кл./мл
и нагрузкой ВИЧ более 700 000 копий/мл. У четверти
пациентов (25%) зарегистрирована 5-я (терминальная)
стадия ВИЧ-инфекции, при которой
уровень Т-хелперов был ниже 50 кл./мл
и высокая вирусная нагрузка – более
1 000 000 копий/мл.
Триада симптомов менингита
3
(лихорадка, головная боль, рвота)
регистрировалась у большинства
39,1 °С и более
больных. В то же время частота ре‑
гистрации этих симптомов во 2-й
Адинамия
группе превышала таковую в 1-й
Отсутствует
группе. Кроме того, выраженность
отдельных симптомов этого симпто‑
Сильная
мокомплекса также имела различия
Многократная
в зависимости от этиологического
фактора. В частности, лихорадочная
Отсутствует
реакция была более выраженной у
Частые
лиц с поражением головного мозга
ВЭБ и ЦМВ. Средний балл головной
боли также оказался выше во 2-й
Резко выражены
группе. Симптом рвоты по частоте
регистрации и балльной характерис‑
тике не имел достоверных различий в сравниваемых
группах (табл. 2).
Результаты исследования спинномозговой жид‑
кости, взятой при поступлении в стационар, свиде‑
тельствовали о более высоком плеоцитозе у больных
2-й группы: 155,2±21,2 против 90,2±15,6 кл./мкл в 1-й
группе. Характер плеоцитоза в целом (у 90,6±4,2%
пациентов) был лимфоцитарным. По уровню бел‑
ка в ликворе группы достоверно не различались, и
нормопротеинорахия отмечена у половины больных.
Сравнительный анализ, проведенный между группами
по уровню цитоза ликвора (до и более 100 кл./мкл), по‑
казал прямую зависимость клинической картины ме‑
нингоэнцефалита от числа клеток в спинно-мозговой
жидкости. У больных с плеоцитозом, превышавшим
100 кл./мкл выраженность инфекционно-токсичес‑
кого (1,8±0,1 балла), общемозгового (2,2±0,1 балла)
и менингеального (2,9±0,1 балла) синдромов была
достоверно большей, чем у больных с плеоцитозом
меньше 100 кл./мкл. У больных с плеоцитозом до 100
Таблица 2
Клинические проявления герпетических менингоэнцефалитов
в зависимости от этиологического фактора
у ВИЧ‑инфицированных больных
Симптом
1-я группа
2-я группа
71,0±3,2
88,0±2,92
Лихорадка, баллы
1,9±0,1
2,3±0,12
Головная боль, баллы
1,4±0,2
2,5±0,22
Менингеальная
триада1,
%
Рвота, баллы
Менингеальные
симптомы
Судороги
1 Лихорадка,
2 Разница
1,7±0,2
1,8±0,1
%
81,1±3,5
92,0±2,92
баллы
1,2±0,2
1,8±0,22
%
12,4±1,2
21,3±1,72
баллы
1,1±0,1
1,9±0,22
головная боль, рвота.
с 1-й группой статистически значима.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
84
Таблица 3
Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена (R) между
клинико-лабораторными параметрами и уровнем содержания
цитокинов в сыворотке крови у пациентов с ВИЧ-инфекцией
и герпетическими менингоэнцефалитами
Показатель (симптом)
Цитокин1
ИФНγ
ИЛ-2
ИЛ-4
ИФНα
Длительность болезни
0,48
–0,912
0,34
0,702
Температура
0,50
0,10
0,38
0,40
Тошнота
0,37
0,62
0,40
0,90
Слабость
0,742
–0,692
0,21
0,40
Головная боль
0,672
0,39
0,852
0,60
Рвота
0,48
–0,42
0,842
0,50
–0,20
0,922
0,40
0,60
Нарушение сознания
0,78
Судороги
0,48
0,40
0,892
Плеоцитоз
0,55
–0,30
0,69
0,53
ВЭБ и ВПГ в ликворе
0,45
–0,54
0,39
0,852
ВЭБ и ЦМВ в ликворе
0,65
–0,50
0,60
0,902
СОЭ
0,16
–0,40
0,19
0,842
Лейкоциты
–0,852
0,60
0,70
0,60
Гемоглобин
0,30
0,40
0,66
0,30
1 ИФН
– интерферон, ИЛ – интерлейкин.
2 Достоверность уровней значимости: р<0,05.
кл./мкл содержание белка в ликворе было нормальным
(0,25±0,03 г/л), тогда как у больных с цитозом, превы‑
шавшим 100 кл/мкл, показатель протеинорахии был
достоверно выше (0,69±0,07 г/л).
Исследование системного и локального уровней
цитокинов у пациентов с ВИЧ-инфекцией и сочетан‑
ными герпесвирусными поражениями центральной
нервной системы показало дисбаланс цитокиново‑
го статуса во всех наблюдениях. Зарегистрировано
умеренное увеличение содержания γ-интерферона
в крови (7,92±1,4 против 4,7±0,29 пг/мл в контроле).
Также обращало на себя внимание некоторое увели‑
чение содержания интерлейкина-4 как в сыворотке
крови (5,5±0,3 пг/л), так и в ликворе (7,2±0,2 пг/мл) у
больных герпетическими менингоэнцефалитами на
фоне ВИЧ-инфекции. Сопоставление концентрации
цитокинов в сыворотке крови и ликворе показало
превалирование их на локальном уровне. При этом
выявлена средняя и высокая обратная корреляция для
интерлейкина-2 и γ-интерферона в крови и ликворе
(r=–0,35, r=–0,79, соответственно), а для интерлейки‑
на-4 и α-интерферона – прямая умеренная корреляция
показателей на системном и локальном уровнях (r=0,39
и r=0,40, соответственно).
Сопоставление уровней цитокинов в сыворотке
крови и клинико-лабораторными данными показало,
что на системном уровне достоверная корреляция
обнаруживалась между интерлейкином-4 и обще‑
мозговыми симптомами, такими как головная боль,
рвота, судороги и нарушение сознания. На локаль‑
ном уровне определялась достоверная корреляция
уровня γ-интерферона с указанными симптомами,
а концентрация данного цитокина коррелировала с
обнаружением герпесвирусов в ликворе. Кроме это‑
го, установлена корреляция уровня α-интерферона с
этиологией герпетического менингоэнцефалита как на
системном, так и на локальном уровнях (табл. 3).
Обсуждение полученных данных. При этиологи‑
ческой расшифровке герпетических менингоэнцефа‑
литов у ВИЧ-инфицированных на нашем материале
превалировала ВЭБ-инфекция, сочетающаяся с ЦМВ- и
ВПГ-инфекциями. При этом выраженность клиничес‑
кой картины менингоэнцефалитов была ассоциирова‑
на с ВЭБ и ЦМВ. Умеренное увеличение содержания
γ-интерферона в крови, обусловлено возможной уни‑
версальной реакцией иммунной системы, направленной
на элиминацию вируса [5, 9]. Хотя в случае длительной
медленной внутриклеточной инфекции она не столь
значима по сравнению с другими Т-клеточными факто‑
рами, но сохраняет актуальность в связи со способнос‑
тью γ-интерферона активировать секрецию цитокинов
макрофагами и функции Т-цитотоксических лимфоци‑
тов. И во-вторых, усиленная продукция γ-интерферона
представляет собой частный пример реакции, направ‑
ленной на поддержание иммунной цитотоксичности.
Умеренное увеличение содержания интерлейкина-4
как в сыворотке крови, так и в ликворе у больных с
герпетическим менингоэнцефалитом на фоне ВИЧинфекции может быть свидетельством переориентации
иммунного ответа с клеточного на гуморальный путь и
активации гуморального звена иммунитета. Поскольку
гуморальный тип ответа при хронических вирусных
инфекциях малоэффективен, это может являться одной
из сторон «противоиммунной» стратегии вирусов, т.е.
смещения иммунного баланса в направлении заранее
нерезультативной активации В-клеток. Известно, что
развитие воспаления определяется состоянием системы
цитокинов. Именно провоспалительные цитокины регу‑
лируют интенсивность миграции клеток в очаг воспале‑
ния, их активацию и функциональные характеристики
[9]. В месте внедрения инфекции обычно наблюдается
массивный выброс макрофагами провоспалительных
цитокинов. Таким образом, если системный уровень
цитокинов, обладающих противовирусным эффектом,
снижен, это свидетельствует о нарушении иммунологи‑
ческого контроля над хронической репликацией герпес­
вирусов и способствует генерализации процесса с ор‑
ганным поражением, в частности, центральной нервной
системы [1, 9]. Герпетические менингоэнцефалиты у
ВИЧ-инфицированных характеризуются нарушением
баланса цитокинов Т-хелперов 1-го и 2-го типов, что
сопровождается на фоне повышения проницаемости
гематоэнцефалического барьера в условиях антигенной
нагрузки активацией антигенпредставляющих клеток
с выработкой ими интерлейкина-4, γ-интерферона.
Существование выраженных различий в характере
корреляционных связей на локальном и системном
уровнях свидетельствует о сложных взаимовлияни‑
ях в системе цитокинов на уровнях «кровь–мозг» и
«мозг–кровь». При анализе коэффициентов корреля‑
ции изучаемых цитокинов на системном и локальном
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
уровнях в зависимости от этиологии менигоэнцефалита
выявлено, что имели место наибольшие изменения в
цитокиновом статусе в ликворе, что отражалось обрат‑
ной зависимостью при менингоэцефалитах смешанной
этиологии, особенно ВЭБ и ЦМВ. Исследование ин‑
терлейкина-4 и γ-интерферона в ликворе и сыворотке
крови может служить прогностическим критерием, в
частности, по развитию неврологических нарушений.
Полученные данные свидетельствуют о том, что про‑
воспалительный потенциал у больных с поражением
центральной нервной системы в виде менингоэнцефа‑
литов герпетической этиологии на локальном уровне
превышает противовоспалительный, и этот дисбаланс
играет значимую роль в иммунной недостаточности и
прогрессировании болезни. Причинами выявленных
нарушений цитокинового статуса могут быть как сис‑
темный синтез медиаторов иммунного ответа, так и их
локальная продукция в центральной нервной системе
с последующим выходом в циркуляцию.
Литература
1. Бацкалевич Н.А., Веревщиков В.К., Лагерева Ю.Г. Оцен‑
ка иммунитета и иммунотропной терапии энтеровирус‑
ных менингитов // Инфекционные болезни. 2009. Т. 7, № 3.
С. 30–34.
2. Исаков В.А., Архипова Е.И., Исаков Д.В. Герпесвирусные
инфекции: руководство для врачей. СПб.: СпецЛит, 2006.
303 с.
3. Исаков В.А., Архипова Е.И., Исаков Д.В. Герпесвирусные
инфекции человека: руководство для врачей, 2-е издание
переработанное и дополненное. СПб.: СпецЛит, 2013. 670 с.
4. Исаков В.А., Ермоленко Д.К., Ермоленко Е.И. [и др.]. Герпе‑
свирусные инфекции. Диагностика и лечение: руководство
для врачей. СПб.; В. Новгород, 2007. 76 с.
5. Нагоев Б.С., Камбачокова З.А. Цитокиновый статус у боль‑
ных герпесвирусными инфекциями // Инфекционные бо‑
лезни. 2011. Т. 9, № 1, С. 19–22.
6. Скляр Л.Ф., Маркелова Е.В, Боровская Н.А. [и др.]. Клини‑
ко-иммунологические особенности герпесвирусных заболе‑
ваний при ВИЧ-инфекции // Тихоокеанский медицинский
журнал. 2010. № 3. С. 62–64.
7. Трубченинова Л.П., Гудима Г.О., Трефильева Н.Ф. [и др.].
85
Выявление острой стадии герпес-вирусных инфекций у
ВИЧ-инфицированных пациентов // Российский аллерго‑
логический журнал. 2011. № 4, вып. 1. С. 384–385.
8. Прасолова М.А. Полимеразная цепная реакция в диагности‑
ке герпес-вирусных инфекций человека // Информационный
бюллетень. «Вектор-Бест». 2009. № 4. С. 2–8.
9. Ярилин А.А. Иммунология. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. 752 с.
10. McArthur J.C., Steiner J., Sacktor N., Nath A. Human immuno‑
deficiency virus-associated neurocognitive disorders: mind the
gap // Ann. Neurol. 2010. Vol. 67. P. 710–711.
11. Moriuchi M., Moriuchi H. Increased susceptibility to HIV-1 of
peripheral blood lymphocytes in acute infection wish EpsteinBarr virus // J. Med. Virol. 2003. Vol. 71, No. 3. P. 343–346.
12. Panchenko L.A., Torianik I.I., Ppova N.G. [et al.]. Detection of
markers of acute herpesvirus process, associated wish herpes
simplex and Epstein-Barr herpes viruses in patients wish acute
and chronic laryngitis // Annals of Mechnicov Institute. 2007.
No. 3. P. 18–19.
Поступила в редакцию 12.12.2013.
Особенности клиники и состояния врожденного иммунитета
при сочетанных герпесвирусных менингоэнцефалитах у ВИЧинфицированных пациентов
Л.Ф. Скляр1, Е.В. Маркелова1, А.В. Нагорная1, С.А. Сотниченко2
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Дальневосточный окружной медицинский центр Федерального медико-биологического агентства (690022, г. Владивосток, пр-т 100 лет
Владивостоку, 161)
Резюме. Изучен спектр клинических проявлений менингоэн‑
цефалитов и уровни цитокинов на системном и на локальном
уровнях у 28 больных ВИЧ-инфекцией с герпесвирусными по‑
ражениями центральной нервной системы. Проводилась вери‑
фикация ДНК вирусов герпеса в ликворе методом полимераз‑
ной цепной реакции и исследовался системный и локальный
цитокиновый статус методом твердофазного иммунофермен‑
тного анализа. Полученные данные свидетельствуют о том, что
провоспалительный потенциал у больных ВИЧ-инфекцией
с поражением центральной нервной системы герпетической
этиологии на локальном уровне превышает противовоспали‑
тельный, и этот дисбаланс играет значимую роль в иммунной
недостаточности и прогрессировании болезни.
Ключевые слова: вирус простого герпеса, цитомегаловирус,
вирус Эпштейна–Барр, цитокиновый статус.
УДК 618.146-006.6-085.37:612.017
Влияние специфической иммунотерапии рака шейки матки на состояние
клеточного иммунитета
Д.К. Кенбаева1, З.А. Манамбаева2, А.Ф. Лазарев3
1 Городской
онкологический диспансер г. Астана (010000, Республика Казахстан, г. Астана., ул. Манаса, 7),
2 Государственный медицинский университет г. Семей (007140, Республика Казахстан, г. Семей, ул. Абая Кунанбаева, 103),
3 Алтайский
краевой онкологический диспансер (656000, Республика Алтай, г. Барнаул, ул. Никитина, 77)
Ключевые слова: злокачественные новообразования, лечение, лимфоциты.
Effect of specific immunotherapy of carcinoma
of uterine cervix on the state of cellular immunity
D.K. Kenbaeva1, Z.A. Manambaeva2, A.F. Lazarev3
1 Astana Municipal Oncological Center (7 Manas St. Astana
010000 Republic of Kazakhstan), 2 Semey State Medical University
(103 Abay Kunanbaev St. Semey 007140 Republic of Kazakhstan),
Кенбаева Динара Кумаровна – канд. мед. наук, зав. отделением
гинекологии ГОД; e-mail: dikenb@mail.ru
3 Altai
Regional Oncological Center (77, Nikitina St. 656000
Barnaul Russian Federation)
Background. The object of research is to evaluate the efficacy of the
specific immunotherapy of carcinoma of uterine cervix in a combi‑
nation with the radiation therapy.
Methods. The research covers 81 patients having cervical cancer
from IIB to III grades. Conducted combined radiotherapy (41
cases) and combined treatment (40 cases): radiation therapy and
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
86
specific immunotherapy, i.e. the reinfusions of lymphocytes after
incubation with homogenates of the tumor tissue in vitro and addi‑
tion of interleukin-2. Detected indicators of cellular immunity.
Results. Significant increment of indicators due to the combined
therapy registered exclusively for the absolute content of natural
killer cells in IIB grade and for the relative content of killer T cells in
III grade of the cancer. Normalization of the level of lymphocyte of
all examined phenotypes in blood of the patients having carcinoma
of uterine cervix failed to be achieved.
Conclusions. Based on the results, the conclusion is that the efficacy
of the used methods of stimulation of the antitumour immunity
was insufficient and it suggests developing additional ways to acti‑
vate the cellular mechanisms in vivo.
Keywords: cancer, treatment, lymphocytes.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 85–88.
Иммунотерапию злокачественных новообразований
трудно назвать новым методом в онкологии, посколь‑
ку история ее развития насчитывает уже более 50 лет.
В современных условиях более 15 % исследований в
области лечения злокачественных новообразований
базируются на подходах, связанных с иммунотерапи‑
ей, и до 30 % прикладных работ в области иммуноте‑
рапии ассоциированы с лечением новообразований
[2, 4, 10].
Важнейшими достижениями в области иммуно‑
терапии являются развитие способов лечения широ‑
ко распространенных новообразований – меланомы,
рака почек, рака легких [5, 8]. В то же время остается
широкий спектр опухолей, иммунотерапия которых в
достаточной степени не разработана. Хотя ключевой
причиной этого является малая иммуногенность мно‑
гих новообразований [5], применению иммунотерапии
может препятствовать снижение морфофункциональ‑
ных показателей защитных систем организма, связан‑
ное с наличием опухолевого процесса и применением
специфического лечения [8]. Преодоление обоих этих
ограничений – кардинальное направление развития
иммунотерапии злокачественных опухолей [3].
Рак шейки матки (РШМ) является одним из самых
распространенных онкологических заболеваний у
женщин [7]. Результаты его лечения до настоящего вре‑
мени оставляют желать лучшего. Достаточно высока
частота запущенных форм данной патологии, основ‑
ным методом лечения которых является сочетанная
лучевая терапия. Подходы к иммунотерапии РШМ
в достаточной мере не разработаны, что послужило
основанием для настоящего исследования.
Цель исследования: оценка эффективности специ‑
фической иммунотерапии РШМ в сочетании с лучевой
терапией.
Материал и методы. Осуществлено комплексное
клинико-иммунологическое обследование 81 больной
РШМ (стадия IIВ – 41 и стадия III – 40 случаев) в воз‑
расте от 39 до 65 лет. В крови определялись показатели
клеточного иммунитета в динамике лечения, включав‑
шего сочетанную лучевую и специфическую иммуно‑
терапию (СЛТ и СИТ). Для контроля использованы
данные, полученные при обследовании 45 практически
здоровых женщин аналогичного возраста.
СЛТ осуществлялась в виде дистанционного гаммаоблучения, чередовавшегося с сеансами внутриполост­
ной гамма-терапии. Суммарная очаговая доза в точке В
от дистанционного облучения при завершенном кур‑
се – 40 Гр, средняя по группам – 36,5±1,4 и 34,9±3,2 Гр.
Внутриполостное облучение осуществлялось до сум‑
марной очаговой дозы 50–60 Гр в точке А.
СИТ проводилась по методике, включающей ре‑
инфузию аутолимфоцитов, инкубированных с го‑
могенатом опухолевой ткани и стимулятором роста
T-лимфоцитов/хелперным фактором для киллеров
(интерлейкин-2 – ронколейкин, «Биотех», Россия) –
в течение 12 часов. Данная методика представляет
собой вариант LAK-терапии.
По кластерам дифференцировки (Claster of Dif­fe­
ren­tia­tion – CD) осуществлено иммунофетипирование
(Beckman Coulter) следующих форм иммуноцитов: CD3+ –
зрелые Т-лимфоциты (№ А07746); CD3+CD4+ – Т-хелперы
(№ А07750); CD3+CD8+ – цитотоксические лимфоциты
(№ А07757); CD3–CD56+CD16+ – натуральные киллеры
(№ А07735); CD3+CD56+CD16+ – Т-киллеры (№ А07415).
При статистическом анализе полученных данных
использованы параметрические и непараметричес‑
кие методы. Сравнение количественных признаков
проводилось с помощью критерия Стьюдента, для
непрерывных переменных – парного критерия Стью‑
дента. Ограничения использования параметрических
методов включали анализ распределения по крите‑
рию Колмогорова–Смирнова, а также критерий ра‑
венства дисперсий [1]. При несоблюдении граничных
критериев применимости параметрических методов
использованы непараметрические методы анализа: в
независимых выборках – по критерию Манна–Уитни,
в динамике наблюдения – по критерию Вилкоксона.
Результаты исследования. В группе СТЛ+СИТ была
зарегистрирована тенденция к повышению числа лей‑
коцитов, которая, однако, не характеризовалась досто‑
верными различиями с показателем после проведения
СЛТ. Напротив, сохранялось достоверное снижение
данного показателя относительно контрольной груп‑
пы (на 34,7 %). Тенденция к повышению показателей
была выявлена и при анализе содержания лимфоцитов,
причем средний показатель после СЛТ и СИТ не имел
значимых различий с контрольной группой, в отличие
от СЛТ. Несмотря на наличие умеренной тенденции к
повышению числа Т-лимфоцитов в периферической
крови, их абсолютное и относительное содержание
оставалось ниже показателей контроля – на 21,4 и
14,5 %, соответственно (табл.).
В группе больных, подвергавшихся только СЛТ, сте‑
пень снижения абсолютного содержания CD3+CD4+клеток была незначимой, как и тенденция к его повы‑
шению после СЛТ и СИТ. Существенных различий по
относительному содержанию клеток данного класса в
сравниваемых группах не получено. В обеих группах
больных РШМ не было также выявлено существенных
особенностей в содержании CD3+CD8+-клеток: после
СЛТ и СИТ отмечалось только незначимое снижение
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оригинальные исследования
87
абсолютного и относительного показателей. Содер‑
жание в крови CD3–CD56+CD16+-клеток после СЛТ
достоверно снижалось, как по абсолютному, так и по
относительному параметрам. В то же время после СЛТ
и СИТ оба параметра не имели достоверных различий
с контролем, а абсолютное содержание натуральных
киллеров достоверно превышало (на 36,4 %) таковое в
группе СЛТ. В процессе иммунотерапии была зарегис‑
трирована тенденция к повышению абсолютного и от‑
носительного содержания Т-киллеров, однако она была
незначимой, и различия с контролем оставались весь‑
ма существенными (на 36,7 и 30,2 %, соответственно).
Динамика иммунорегуляторного индекса (CD3+CD4+/
CD3+CD8+) привела к некоторому его повышению в
группе СЛТ+СИТ, хотя и не достигла статистически
значимого различия с контролем (табл.).
При РШМ III ст. содержание лейкоцитов в крови
у больных группы СЛТ+СИТ оставалось сниженным
по отношению к контролю на 39 %. В динамике не
было зарегистрировано практически никаких изме‑
нений в отношении концентрации лимфоцитов, аб‑
солютное содержание клеток данного класса в группе
СЛТ+СИТ было сниженным относительно контроля
на 25,2 %. Аналогичные показатели были характерны
для абсолютного и относительного содержания зрелых
Т-лимфоцитов: по первому из них сохранялось значи‑
мое снижение по отношению к контролю, по второму
различий зарегистрировано не было. В динамике была
выявлена только умеренная тенденция к повышению
содержания CD3+CD4+-клеток в группе СЛТ+СИТ, но
различия с контролем по данному показателю остава‑
лись – снижение на 18 % (табл.).
При РШМ III ст. отмечалось только умеренное и не‑
значимое повышение содержания в крови натуральных
киллеров: по абсолютному показателю превышение над
группой СЛТ составило 20,9 %, по относительному –
24,3 %. В обеих группах показатели были ниже, чем у
здоровых лиц. Выявилось также превышение содержа‑
ния Т-киллеров в группе СЛТ+СИТ над больными, ко‑
торым проводилась только СЛТ. Тем не менее различия
с контролем здесь оставались значимыми (разница на
45,5 %). По относительной величине данного показателя,
напротив, выявлен рост на 56 %, различие с группой
контроля составило 26,4 % (табл.)
Обсуждение полученных данных. В целом резуль‑
таты исследования свидетельствуют, что развившаяся
при СИТ динамика показателей клеточного звена
иммунной системы у больных РШМ не обеспечила их
нормализации.
Особый интерес в данном плане представляет
содержание натуральных киллеров, поскольку, как
следует из результатов ряда зарубежных исследова‑
ний последних лет, основной этиологический фактор
РШМ – папилломавирус – подавляет или резко сни‑
жает экспрессию антигенов MHC I на пораженных
клетках шейки матки [9]. Имеются данные о том, что
вариативность содержания антигенов данного класса
влияет на выживаемость больных РШМ [6], что, по
нашему мнению, непосредственно связано со степенью
эффективности иммунных механизмов при данном
новообразовании.
Однако не только содержание и функциональная
активность лимфоцитов с киллерной активностью оп‑
ределяет эффективность клеточного звена иммунной
системы. Необходимым фактором функционирования
Т-киллеров является их взаимодействие с Т-хелпера‑
ми и другими клетками иммунной системы, актива‑
ция их in vivo обязательно предусматривает участие
цитокин-продуцирующих клеток. Однако негатив‑
ное воздействие специфической противоопухолевой
Таблица
Показатели клеточного иммунитета у больных РШМ при СЛТ и СИТ (M±m)
Показатель
Лейкоциты,
Контроль
×109/л
Лимфоциты, ×109/л
CD3+
CD3+CD4+
CD3+CD8+
CD3–CD56+CD16+
CD3+CD56+CD16+
2 Разница
РШМ III ст.
СЛТ+СИТ, n=20
СЛТ, n=20
СЛТ+СИТ, n=20
6,51±0,31
3,93±0,231
4,25±0,231
3,68±0,261
3,97±0,251
2,10±0,09
1,70±0,091
1,93±0,09
1,53±0,101
1,57±0,091
×109/л
1,45±0,06
1,08±0,051
1,14±0,051
1,02±0,061
1,08±0,061
%
69,0±2,4
63,5±2,7
59,1±2,31
66,7±3,4
68,8±3,1
×109/л
0,89±0,05
0,76±0,05
0,81±0,05
0,69±0,061
0,73±0,051
%
42,4±1,9
44,7±2,4
42,0±2,1
45,1±3,0
46,5±2,7
0,32±0,021
0,30±0,021
×109/л
0,39±0,02
0,35±0,02
0,33±0,021
%
18,6±1,1
20,6±1,5
17,1±1,2
20,9±1,8
19,1±1,5
0,17±0,01
0,11±0,011
0,15±0,012
0,08±0,011
0,10±0,011
8,1±0,5
6,5±0,51
7,8±0,5
5,2±0,41
6,4±0,51
0,11±0,01
0,06±0,011
0,07±0,011
0,04±0,011
0,06±0,011
5,3±0,4
3,5±0,21
3,7±0,31
2,5±0,11
3,9±0,21, 2
2,28±0,13
2,17±0,15
2,45±0,17
2,16±0,16
2,43±0,18
×109/л
%
×109/л
%
CD3+CD4+/CD3+CD8+
1 Разница
РШМ IIВ ст.
СЛТ, n=21
с контролем статистически значима.
с группой СЛТ статистически значима.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
88
терапии, особенно на уровне местного взаимодействия
иммуноцитов в тканях опухоли, может в существенной
степени подавлять противоопухолевую активность
системы иммунитета.
Исходя из полученных результатов, можно сделать
вывод о недостаточной эффективности использован‑
ных методов стимуляции противоопухолевого им‑
мунитета при РШМ, что может служить основанием
для разработки дополнительных способов активации
клеточных механизмов in vivo.
Литература
1. Гланц С. Медико-биологическая статистика / пер. с англ. М.:
Практика, 1998. 459 с.
2. Aguilar L.K., Guzik B.W., Aguilar-Cordova E. Cytotoxic immu‑
notherapy strategies for cancer: mechanisms and clinical develop‑
ment // J. Cell. Biochem. 2011. Vol. 112, No. 8. P. 1969–1977.
3. Berzofsky J.A., Terabe M., Wood L.V. Strategies to use immune
modulators in therapeutic vaccines against cancer // Semin.
Oncol. 2012. Vol. 39, No. 3. P. 348–357.
4. Inamoto T., Azuma H. Immunotherapy of genitourinary malig‑
nancies // J. Oncol. 2012. Article ID 397267.
5. Gajewski T.F. Cancer immunotherapy // Mol. Oncol. 2012. Vol. 6,
No. 2. P. 242–250.
6. Jordanova E.S., Gorter A., Ayachi O. [et al.]. Human leukocyte
antigen class I, MHC class I chain-related molecule A, and CD8+/
regulatory T-cell ratio: which variable determines survival of
cervical cancer patients? // Clin. Cancer Res. 2008. Vol. 14, No. 7.
P. 2028–2035.
7. Krieger N., Bassett M.T., Gomez S.L. Breast and cervical cancer
in 187 countries between 1980 and 2010 // Lancet. 2012. Vol. 379,
No. 9824. P. 1391–1392.
8. Pandolfi F., Cianci R., Pagliari D. [et al.]. The immune response to
tumors as a tool toward immunotherapy // Clin. Dev. Immunol.
2011. Article ID 894704.
9. Reinis M., Stepanek I., Simova J. [et al.]. Induction of protective
immunity against MHC class I-deficient, HPV16-associated
tumours with peptide and dendritic cell-based vaccines // Int. J.
Oncol. 2010. Vol. 36, No. 3. P. 545–551.
10. Van den Broek M., von Boehmer L., Knuth A. Developments in
cancer immunotherapy // Dig. Dis. 2010. Vol. 28, No. 1. P. 51–56.
Поступила в редакцию 21.11.2012.
Влияние специфической иммунотерапии рака шейки матки
на состояние клеточного иммунитета
Д.К. Кенбаева1, З.А. Манамбаева2, А.Ф. Лазарев3
1 Городской онкологический диспансер г. Астана (010000, Республика Казахстан, г. Астана., ул. Манаса, 7), 2 Государственный медицинский университет г. Семей (007140, Республика
Казахстан, г. Семей, ул. Абая Кунанбаева, 103), 3 Алтайский
краевой онкологический диспансер (656000, Республика Алтай,
г. Барнаул, ул. Никитина, 77)
Резюме. Оценивалась эффективность специфической имму‑
нотерапии рака шейки матки в сочетании с лучевой терапи‑
ей. Обследована 81 пациентка с раком шейки матки IIB и III
стадии. Проводилась сочетанная лучевая терапия и комбини‑
рованное лечение: лучевая терапия и специфическая имму‑
нотерапия (реинфузии аутолимфоцитов после инкубации с
гомогенатом опухолевой ткани in vitro с добавлением интер‑
лейкина-2). Определялись показатели клеточного иммунитета.
Значимое увеличение показателей при комбинированной те‑
рапии зарегистрировано только для абсолютного содержания
натуральных киллеров при IIB стадии и для относительного
содержания Т-киллеров при III стадии рака. Нормализации
содержания лимфоцитов всех изученных фенотипов в крови
больных раком шейки матки достигнуто не было, что может
служить основанием для разработки дополнительных спосо‑
бов активации клеточных механизмов in vivo.
Ключевые слова: злокачественные новообразования, лечение,
лимфоциты.
УДК 616.24-002.5-089.84: 678.031
Применение латексного клея во фтизиохирургии
А.А. Полежаев1, А.С. Шаповалов2, С.А. Белов2, М.Г. Бобырева2, В.В. Суднищиков2
1 Тихоокеанский
2 Приморский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
краевой противотуберкулезный диспансер (690041, г. Владивосток, ул. Пятнадцатая, 2)
Ключевые слова: туберкулез, легочной шов, аэростаз.
Application of latex adhesive in phthisiosurgery
A.A. Polezhaev1, A.S. Shapovalov2, S.A. Belov2, M.G. Bobyreva2,
V.V. Sudnischikov2
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Primorsky Regional TB Dispensary (2
Pyatnadtsataya St. Vladivostok 690041 Russian Federation)
Summary. Analysis of efficiency of the use of latex tissue glue in tho‑
racic surgery. Comparison of the rate and quality of aerostasis after
120 operations on the lungs with the use of latex tissue glue with
186 surgical interventions with suturing. Average time of having an
effect of aerostasis for patients of the second group was 32.8±3.9
hours while after application of latex adhesive was 21,2±2,5 hours.
Thus, the adhesive sealing technique significantly shortens the wait
state before inception of aerostasis after lung surgery.
Keywords: tuberculosis, suturing lung tissue, aerostasis.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 88–90.
Шаповалов Алексей Сергеевич – врач торакального отделения
ПКПД; e-mail: poison283@mail.ru
Одной из актуальных проблем в торакальной хирургии
является достижение быстрого и надежного аэростаза.
Традиционно используемые здесь соединение тканей с
помощью шовного материала или наложение аппарат‑
ного шва, зачастую, (до 25% случаев) оказываются не‑
состоятельными, что приводит к длительному сбросу
воздуха в плевральную полость. В условиях сохраня‑
ющегося пневмоторакса создаются предпосылки для
инфекционных осложнений, формирования стойкой
остаточной полости, что может потребовать длитель‑
ного дренирования или повторных вмешательств. Хи‑
рургов давно привлекала возможность использования
тканевого клея вместо швов или в дополнение к ним,
для достижения герметизации соединений с меньшей
травматизацией тканей и остановки паренхиматозного
кровотечения [2, 3, 6, 7, 9–11]. Исследования в этом
направлении ведутся с 50-х годов ХХ века.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методика
Тканевые клеи можно условно разделить на две
категории: биологические и синтетические. Наиболь‑
шее распространение среди биологических получили
композиции с использованием фибрина, а среди син‑
тетических – клеи на основе цианоакрилатов (эфиров
цианоакриловой кислоты) [1, 5, 8].
Учитывая особенности хирургии легкого, сформу‑
лированы требования к клеевым композициям:
1) высокая прочность и адгезивность образующейся
пленки, способной выдерживать давление не менее
20–30 см вод. ст.;
2) эластичность и возможность растяжения клеевой
пленки при увеличении объема легкого;
3) простота методики подготовки раневой поверхнос‑
ти и нанесения клея.
Нами проведен анализ эффективности применения
латексного тканевого клея (ЛТК) во фтизиохирургии
на материале 306 оперативных вмешательств, выпол‑
ненных с июня 2012 по ноябрь 2013 г. Больные были
условно разделены на две группы:
1-я группа (основная) – 120 пациентов (85 мужчин и 35
женщин, средний возраст – 36 лет), которым выполне‑
ны вмешательства с применением ЛТК. Подавляющее
большинство операций сделано по поводу туберкулом
(86), значительно реже оперировались больные с ка‑
вернозным (7) и фиброзно-кавернозным туберкулезом
(22). По одной операции проведено по поводу рака
легкого, абсцедирующей пневмонии, замедленного
расправления легкого, плевроторакального и брон‑
хоплеврального свищей.
2-я группа (контрольная) – 186 пациентов (120 муж‑
чин и 66 женщин, средний возраст – 37 лет), кото‑
рым вмешательства были выполнены без применения
клея. Основное количество операций в этой группе
также были проведены по поводу туберкулом (154),
реже – кавернозного (12) и фиброзно-кавернозного
(17) туберкулеза и злокачественных новообразований
легкого (1). В одном случае поводом для вмешательства
послужила нагноившаяся киста легкого и в одном –
инфильтративный туберкулез.
Частота послеоперационных осложнений и струк‑
тура оперативных вмешательств в обеих группах были
практически идентичной (табл. 1).
Полимерная композиция КЛТ состоит из акри‑
латного латекса и водного раствора поливинилового
спирта. По химическому составу акрилатный латекс
представляет собой коллоидную водную дисперсию
полимеров, ограниченно набухающих в воде [4]. Клей
герметично упакован в пластиковую ампулу, объемом
1 мл. Для нанесения аппликации на линию легочного
шва использовался зажим, что обеспечивало макси‑
мальное извлечение клея из тюбика и возможность
применения его в труднодоступных местах. Далее
осуществлялось высушивание клея – самостоятель‑
ное или струей воздуха (большой разницы в скоро‑
сти полимеризации и надежности аэростаза между
этими способами не отмечено). Оценка эффектив‑
ности аэростаза проводилась по срокам полного
89
Таблица 1
Структура оперативных вмешательств на легком
1-я группа
Операция
Резекция легкого
2-я группа
абс.
%
абс.
%
90
75,0
158
85,0
Лобэктомия
16
13,0
12
6,5
Пульмонэктомия
1
1,0
–
–
Торакоскопическая резекция
10
8,0
15
8,0
Другие
4
3,0
1
0,5
Сроки наступления стойкого аэростаза
Срок, часы
1-я группа
Таблица 2
2-я группа
абс.
%
абс.
%
До 6
67
56,0
67
36,0
До 12
24
20,0
46
25,0
До 24
15
12,0
27
14,0
Более 24
14
12,0
46
25,0
расправления легкого и прекращению поступления
воздуха по дренажам.
После применения ЛТК у большинства пациентов
аэростаз наступил в течение 12 часов после окончания
операции. В группе без применения ЛТК время наступ‑
ления стойкого аэростаза значительно отличалось в
сторону увеличения (табл. 2).
Среднее время наступления аэростаза у пациентов
контрольной группы составило 32,8±3,9 часа, у паци‑
ентов основной группы – 21,2±2,5 часа, т.е. на 11,6 часа
быстрее (разница статистически значима).
Таким образом, применение латексного тканевого
клея является эффективным способом герметизации
швов легкого, бронхов и деплевризированной повер‑
хности ткани после хирургического вмешательства,
значительно уменьшает время достижения эффектив‑
ного аэростаза. Латексный тканевой клей полностью
соответствует предъявляемым требованиям: улучша‑
ет аэростаз легочного шва, удобен в применении (не
требует специального инструментария), применим
при различных видах оперативных вмешательств на
легком.
Литература
1. Абтуев О.В. Экспериментальное и клиническое изучение
нового лечебного средства- фибринового клея // Гематология
и трансфузиология. 2000. № 1. С. 35–37.
2. Высоцкий А.Г., Гюльмамедов С.И., Ступаченко О.Н. и др.
Способы аэростаза при хирургическом лечении буллезной
эмфиземы легких // Донецкий национальный медицинский
университет им. М. Горького, ДОКТМО: сборник статей.
Донецк, 2009. Выпуск 13. Т. 1.
3. Колесников Е.С., Костюченко А.Л., Чепчерук Г.С. Клеевая
пневмоплексия в хирургии легких и плевры // Военно-ме‑
дицинский журнал. 1981. № 6. С. 28–31.
4. Письменный А.К., Корымасов Е.А., Тепикин А.А. Способы
аэро- и гемостаза при атипичных резекциях легких // Первая
международная конференция по торако-абдоминальной
хирургии: сб. тезисов. М., 2008. С. 294.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
90
5. Попов В.А., Сиротинкин Н.В., Головаченко В.А. Латексный
тканевой клей и его применение в хирургии // Полимеры и
медицина. 2006. № 2. С. 25–26.
6. Попов В.А., Сиротинкин Н.В. Физико-химическое и кли‑
нико-анатомическое обоснование применения нового по‑
коления тканевых клеев // Теория и практика прикладных
анатомических исследований в хирургии: мат. Всерос. науч.
конф. СПб: ВМедА, 2001. С. 3.
7. Пышков Е.А. Патогенетическое обоснование применения
латексного тканевого клея для герметизации кишечных
швов: дис. ... канд. мед. наук. СПб., 2004. 157 с.
8. Сафаров И. Клеевой способ герметизации легкого с помо‑
щью безыгольного инъектора: автореф. дис. … канд. мед.
наук. М., 1976. 16 с.
9. Чепчерук Г.С., Шалаев С.А., Попов В.И., Лишенко В.В. Ле‑
чебная тактика при различных степенях негерметичности
поврежденного легкого // Вестник хирургии. 1995. № 1.
Т. 154. С. 45–48.
10. Belda-Sanchis J., Serra-Mitjans M., Iglesias Sentis M. et al. Surgi‑
cal sealant for preventing air leaks after pulmonary resections in
patients with lung cancer // Cochrane Database Syst. Rev. 2010
(1). CD003051.
11. Singhal S., Ferraris V., Bridges Ch. et al. Management of alveolar
air leaks after pulmonary resection // Ann. Thorac. Surg. 2010.
Vol. 89. Р. 1327–1335.
Поступила в редакцию 29.01.2014.
Применение латексного клея во фтизиохирургии
А.А. Полежаев1, А.С. Шаповалов2, С.А. Белов2, М.Г. Бобырева2,
В.В. Суднищиков2
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Приморский
краевой противотуберкулезный диспансер (690041, г. Владивосток, ул. Пятнадцатая, 2)
Резюме. Проведен анализ эффективности использования ла‑
тексного тканевого клея в торакальной хирургии. Сравни‑
вались скорость и качество аэростаза после 120 операций на
легких с применением клея и 186 вмешательств с наложением
бесклеевых швов. Среднее время наступления аэростаза у па‑
циентов второй группы составило 32,8±3,9 часа, а после при‑
менения клея – 21,2±2,5 часа. Таким образом, клеевой способ
герметизации значительно ускоряет время наступления аэро‑
стаза после операций на легких.
Ключевые слова: туберкулез, легочной шов, аэростаз.
УДК 616.24-002-073.96
Фонореспирография спокойного дыхания в комплексной диагностике пневмоний
Е.В. Малинина1, Ю.В. Кулаков1, В.И. Коренбаум2, 3, М.А. Сафронова2
1 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
океанологический институт им. В.И. Ильичева ДВО РАН (690041, г. Владивосток, ул. Балтийская, 43),
3 Школа естественных наук Дальневосточного федерального университета (690091, г. Владивосток, ул. Суханова, 8)
2 Тихоокеанский
Ключевые слова: аускультация легких, акустический метод, специфичность, чувствительность.
Phonorespirography of quiet breathing
in the complex diagnosis of pneumonia
E.V. Malinina1, Yu.V. Kulakov1, V.I. Korenbaum2, 3, M.A. Safronova2
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Pacific Oceanological Institute named
after V.I. Ilichev FEB RAS (43 Baltiyskaya St. Vladivostok 690041
Russian Federation), 3 School of Natural Sciences, Far Eastern Federal
University (8 Sukhanova St. Vladivostok 690091 Russian Federation)
Background. Searching the new diagnostic methods for respiratory
diseases remains one of the most important tasks of modern medicine.
Methods. 36 healthy men and 108 men with community-acquired
pneumonia at the age of 18 to 80 years have been examined. All
inflammatory epicenters were located in the lower lobes, often
from the right. Roentgenologically the pneumonia focus has been
described as the lung tissue’s infiltration in 100 % of cases.
Results. There were developed the spectral criteria for the acous‑
tic diagnosis of a core in patients with pneumonia determined by
standardized phonorespirography by quiet breathing airflow. Ac‑
cording to the examined sample there was reached the maximum
specificity for the healthy group – 80.5 %, the maximum sensitivity
for detection of the epicenters – 83.3 %. Consequently, sensitivity of
the phonorespirography is much higher than the one of subjective
auscultation that presents 45 %.
Conclusions. The achieved values of sensitivity and specificity of
phonorespirography of quiet breathing allow to recommend this
method for inter-roentgen monitoring the focal lesion in the lung
in outpatient and inpatient settings.
Keywords: auscultation of the lungs, the acoustic method, specificity,
sensitivity.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 90–92.
Кулаков Юрий Вячеславович – д-р мед. наук, профессор, заведую‑
щий кафедрой госпитальной терапии и фтизиопульмонологии ТГМУ;
e-mail: ykul@mail.ru
Поиск новых методов диагностики заболеваний ор‑
ганов дыхания остается одной из важных задач сов‑
ременной медицины [1, 6, 11, 13]. Рентгенологические
методы исследования обладают высокой специфич‑
ностью, чувствительностью, но они не безопасны для
пациента и не всегда приемлемы для динамического
наблюдения [7]. Одним из перспективных направле‑
ний в диагностике пневмоний считается применение
акустических методов исследования легких [2, 5, 8, 14],
в частности фонореспирографии (ФРГ) дыхательных
шумов с использованием методов спектральной и
временной обработки сигналов [12, 13]. Известно, что
разность скоростей выполнения дыхательных манев‑
ров обследуемыми ухудшает качество диагностики
[10]. Поэтому наиболее актуален метод ФРГ, основан‑
ный на объективном измерении параметров легочных
звуков на поверхности грудной клетки при постоянной
целевой скорости воздушного потока.
Цель исследования: разработать спектральные
критерии акустической диагностики очага у больных
пневмонией методом стандартизованной по потоку
ФРГ спокойного дыхания.
Материал и методы. Обследованы 36 здоровых во‑
лонтеров мужчин, ненаходившихся на стационарном
лечении, в возрасте от 18 до 80 лет (средний возраст –
43,7 года) и 108 мужчин с пневмонией в возрасте от 18
до 80 лет (средний возраст 43,5 года), госпитализиро‑
ванных в терапевтическое отделение Медицинского
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методика
91
Канал 1, л/с
4
2
Вдох
Выдох
0
–2
Канал 3, мВ
Канал 2, мВ
–4
60
40
20
0
–20
–40
–60
400
200
0
–200
–400
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
Рис. Фрагмент записи стандартизованных по потоку дыхательных шумов:
канал 1 – объемная скорость потока; канал 2 – дыхательные шумы; канал 3 – пульсовые волны.
объединения ДВО РАН (г. Владивосток). Все пневмо‑
нии были внебольничными, с локализацией, преиму‑
щественно (70 %), в нижних долях, чаще справа (68 %).
В 63 % случаев зарегистрировано тяжелое и в 37 %
случаев – нетяжелое течение пневмонии. Впервые 72
часа от начала заболевания было госпитализировано
34 % пациентов. Данные физикального обследования
характеризовались разнообразием, изменчивостью.
Рентгенологический очаг был описан как инфильтра‑
ция легочной ткани в 100 % случаев.
ФРГ спокойного дыхания проводилась всем па‑
циентам при поступлении и здоровым лицам. Запись
осуществлялась сидя. Нос обследуемых закрывался
клипсой. Акустический датчик фиксировали на по‑
верхности грудной клетки с помощью резинового
жгута (бинт Мартенса). Исследование проводилось в
классических точках аускультации легких на повер‑
хности грудной клетки с помощью измерительного
тракта, включающего акустический датчик, в соста‑
ве конденсаторного микрофона типа МК 102 (RFT),
оснащенного стетоскопической насадкой, шумомера,
типа 00023 (RFT), электронного самописца PowerLab
(ADInstruments) и портативного компьютера. Перед
началом записи с помощью переключателя фильтров
на шумомере устанавливались частотная характерис‑
тика типа «А», подавляющая амплитуду регистриру‑
емых сигналов в области низких частот. Сигналы с
микрофона, пропущенные через шумомер, подава‑
лись на один из каналов электронного самописца. На
второй вход электронного самописца был подключен
спирометр (ADInstruments), снабженный трубкой
Лилли. Спирометр позволял в режиме пневмотахог‑
рафа регистрировать объемную скорость проходяще‑
го потока воздуха. На третий вход электронного са‑
мописца был подключен пьезоэлектрический датчик
пульса, фиксируемых на кончике пальца обследуе‑
мого. При записи обследуемый выполнял несколько
вдохов/выдохов через трубку Лилли и самостоятельно
отслеживал скорость потока в реальном времени
на экране компьютера, стараясь дышать так, чтобы
кривая объемной скорости не выходила за пределы
заданного врачом целевого потока 1 л/с [9]. Акус‑
тические сигналы обрабатывали в программе Chart,
ADInstruments (рис.). Вырезались фрагменты с пос‑
тоянной скоростью потока, несодержавшие помех от
ударов пульса.
Далее wave-файл обрабатывался в пакете программ
Spectra-Lab (SoundTech). Для сглаживания разрывов,
образовавшихся при вырезании фрагментов с посто‑
янной скоростью потока, сигнал пропускался через
фильтр высоких частот с частотой среза 10 Гц. За‑
тем вычислялся амплитудный спектр сигнала (лога‑
рифмический масштаб по амплитуде, число отсчетов
1024, перекрытие 50 %, окно Хэннинга). Полученные
спектры сохранялись также в виде текстовых файлов
в программе MS Excel. Было предложено вычислять
два спектральных параметра: частоту среза спектра
по уровню –3 дБ от максимума (f–3дБ) и частоту среза
спектра по уровню –20 дБ от максимума (f–20дБ). Статис‑
тическая обработка данных выполнялась с помощью
программы Statistica (StatSoft).
Результаты исследования. Пороговые значения акус‑
тических параметров определялись методом ROC-ана‑
лиза путем максимизации показателей чувствитель‑
ности и специфичности по обследуемой выборке [4].
При величинах пороговых значений, приведенных
в табл. 1, были достигнуты максимальная специфич‑
ность в группе здоровых – 80,5 % и максимальная чувс‑
твительность выявления у пациента хотя бы одного
очага пневмонии — 83,3 %.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
92
Таблица 1
Пороговые значения акустических параметров у здоровых
Точка обследования*
Граничные частоты спектра, Гц
f–3дБ
f–20дБ
ЗП11
482,7
662,3
ЗП12
396,7
619,4
ЗП13
392,8
664,3
ЗП14
428,0
658,4
ЗП15
459,2
650,6
ЗП16
451,4
631,1
ЗП17
463,1
713,1
ЗП18
443,6
631,1
* Здесь и в табл. 2: ЗП – задняя поверхность; ЗП11 – правая надлопа‑
точная линия, ЗП12 – левая надлопаточная область, ЗП13 – правая межло‑
паточная область (на уровне VI грудного позвонка, околопозвоночная
линия), ЗП14 – левая межлопаточная область (на уровне VI грудного
позвонка, околопозвоночная линия), ЗП15 – правая межлопаточная
область (на уровне VI грудного позвонка, околопозвоночная линия),
ЗП16 – левая межлопаточная область (на уровне VI грудного позвонка,
околопозвоночная линия), ЗП17 – правая подлопаточная область, ЗП18 –
левая подлопаточная область.
Таблица 2
Акустические параметры по точкам обследования
при правосторонней нижнедолевой (S8, S9) пневмонии
Точка обследования
Частоты спектра, Гц
f–3дБ
f–20дБ
ЗП11
233,4
463,8
ЗП12
295,9
538,1
ЗП13
358,2
550,8
ЗП14
288,1
518,5
ЗП15
500,0
707,0
ЗП16
276,2
581,2
ЗП17
472,7
715,1
ЗП18
343,8
588,8
Примечание. Жирным шрифтом выделены значения, превыша‑
ющие пороги.
Для иллюстрации возможностей метода приводим
акустическую картину при правосторонней нижнедо‑
левой внебольничной пневмонии у пациента С., 39 лет,
на 4-е сутки заболевания. В точках ЗП15 и ЗП17 обна‑
ружены акустические отклонения (табл. 2). С учетом
проекции этих точек на поверхность грудной клетки,
очевидно, что справа в проекции 8-го и 9-го сегментов
имелась зона акустических нарушений. Это совпадало
с локализацией очага по данным компьютерной томо­
графии легких.
Обсуждение полученных данных. В целом при об‑
следовании пациентов достигнутые значения чувс‑
твительности (83 %) и специфичности (80,5 %) ФРГ
спокойного дыхания оказались достаточно высоки‑
ми (чувствительность субъективной аускультации –
45 % [3]). Это позволяет рекомендовать ФРГ для меж‑
рентгеновского мониторинга очаговых образований
в легком в амбулаторных и стационарных условиях.
Кроме того, этот метод является безопасным – неин‑
вазивным и неионизирующим, что дает возможность
при необходимости проводить многократный кон‑
троль состояния пневмонического фокуса в разных
клинических ситуациях.
Литература
1. Авдеев С.Н., Чучалин А.Г. Тяжелая внебольничная пневмо‑
ния // Русский мед. журнал. 2001. Т.9, № 5. С. 177–181.
2. Бондарь Г.Н. Проблемы диагностики пневмоний в детском
возрасте // Тихоокеанский мед. журнал. 2009. № 4. С. 61–66.
3. Вотчал Б.Е. Акустические характеристики стетофонендоско‑
пов и их измерение // Мед. техника.1972. № 2. С. 16–20.
4. Введение в доказательную медицину / под. ред. В.В. Власова.
М.: Медиа сфера, 2001. 293 с.
5. Дьяченко А.И. Респираторная акустика // Лазерная и акусти‑
ческая биомедицинская диагностика. 2012. Т. 68. С. 136–181.
6. Ицкович А.И., Шумарова Е.Ю., Коренбаум В.И. Современ‑
ные проблемы анализа дыхательных шумов // Тихоокеанс‑
кий медицинский журнал. 2005. № 2. С. 11–13.
7. Лучевая анатомия человека / под. ред. Т.Н. Трофимовой.
СПб.: МАПО, 2005. 496 с.
8. Коренбаум В.И. Особенности акустических явлений, наблю‑
даемых при аускультации легких // Акустический журнал.
2003. Т. 49, № 3. С. 376–388.
9. Малинина Е.В., Кулаков Ю.В., Коренбаум В.И., Сафроно‑
ва М.А. Способ акустической диагностики очага в легком //
Справка о приоритете от 20.06.2012 г. № 2012125795.
10. Gavriely N. Spectral characteristics of chest wall breath sounds in
normal subjects // Thorax. 1995. Vol. 50. P. 1292–1300.
11. Flanders S.A., Halm E.A Guidelines for community acquired
pneumonia: are they reflected in practice? // Treat. Respir. Med.
2004. Vol. 3. P. 67–77.
12. Murphy R.L., Vyshedskiy A, Power-Charnitsky VA. Automated
lung sound analysis in patients with pneumonia // Respir. Care.
2004. Vol. 49, No. 12. P. 1490–1497.
13. Nakano N., Ishimatsu A., Iwanaga T. Coherence analysis of
lung sounds: Comparison between COPD and normal subjects
// Final program and abstracts of 38th Annual Conference of
International Lung Sounds Association, November 14–15, 2013,
Kyoto Garden Palace. Kyoto, Japan, 2013. P. 23.
14. Pohlman A., Sehati S., Young D. Effect of changes in lung volume
on acoustic transmission through the human respiratory system
// Physiol. Measd. 2001. Vol. 22. P. 233–243.
Поступила в редакцию 18.12.2013.
Фонореспирография спокойного дыхания в комплексной
диагностике пневмоний
Е.В. Малинина1, Ю.В. Кулаков1, В.И. Коренбаум2, 3,
М.А. Сафронова2
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Тихоокеан­
ский океанологический институт им. В.И. Ильичева ДВО РАН
(690041, г. Владивосток, ул. Балтийская, 43), 3 Школа естественных наук Дальневосточного федерального университета
(690091, г. Владивосток, ул. Суханова, 8)
Резюме. Разработаны спектральные критерии акустической
диагностики очага у больных пневмонией, определенные
стандартизованной по потоку фонореспирографиией спокой‑
ного дыхания. По обследуемой выборке была достигнута мак‑
симальная специфичность по группе здоровых – 80,5 %, мак‑
симальная чувствительность выявления очага воспаления –
83,3 %. Следовательно, чувствительность фонореспирографии
намного превышает чувствительность субъективной аускуль‑
тации, которая составляет 45 %.
Ключевые слова: аускультация легких, акустический метод,
специфичность, чувствительность.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методика
93
УДК [617.55-06:616.24-002]-089.85-072.1
Технические возможности безгазовой лапароскопии в диагностике острой
абдоминальной патологии у пациентов с деструктивным туберкулезом легких
С.А. Белов1, К.В. Стегний2, А.К. Сорока2
1 Приморский
краевой противотуберкулезный диспансер (690041, г. Владивосток, ул. Пятнадцатая, 2),
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова 2)
2 Тихоокеанский
Ключевые слова: лапаролифтинг, лапароскопия, карбоксиперитонеум.
Gasless laparoscopy technical feasibility in the
diagnosis of the acute abdominal distress in
patients with destructive pulmonary tuberculosis
S.A. Belov1, K.V. Stegniy2, A.K. Soroka2
1 Primorskiy Regional Tuberculosis Dispensary (2 Pyatnadtsataya
St. Vladivostok 690041 Russian Federation), 2 Pacific State Medical
University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok 690950 Russian
Federation)
Summary. The surgical department of PRTD has developed a tool
for the early detection of acute abdominal distress in patients
with destructive pulmonary tuberculosis (RF Patent for invention
No. 2475196, 2011). This device allows to perform the gasless lap‑
aroscopy in patients with severe respiratory failure. It comprises the
advantages of laparoscopy and minimally invasive laparocentesis,
helps to reduce the operation time and avoid the negative effect of
intense carboxyperitoneum. There have been carried out 17 diag‑
nostic gasless laparoscopies in patients with destructive pulmonary
tuberculosis with suspected acute abdominal distress (III–IV degree
of interference risk according to ASA classification). In developing
the appropriate skills the duration for the gasless laparoscopy has
come to 14.6±2.6 min., and in the experimental group (47 people,
traditional laparoscopy) – 59.2±12.4 min. Any complications asso‑
ciated with the surgical interference have not been registered. The
gasless laparoscopy let to broaden the indications to use videoim‑
age endoscopy for the patients with a high degree of surgical risk.
Keywords: laparo-lifting, laparoscopy, carboxyperitoneum.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 93–94.
Проблемы выявления острой абдоминальной хирурги‑
ческой патологии у пациентов с деструктивным тубер‑
кулезом легких связаны с полиморфизмом основного
страдания, разнообразием клинических проявлений
острой хирургической патологии, наличием одинако‑
вых симптомов, а также тяжелым состоянием, обуслов‑
ленным процессом в легких [5–8, 10–12]. Кроме этого,
они связаны со спецификой контингента больных: за‑
трудненный контакт (алкоголизм, деменция), нередко
вынужденное положение пациента, препятствующее
полноценным физикальному, рентгенологическому
и ультразвуковому исследованиям. Использование в
лечении туберкулеза обезболивающих, седативных
средств, антибиотиков, кортикостероидных гормонов
маскирует или извращает симптоматику острого пато‑
логического процесса в брюшной полости. Лаборатор‑
ные данные обычно малоинформативны потому, что
выявляемые изменения могут быть следствием самого
деструктивного туберкулеза или его осложнений, а не
хирургической патологии органов брюшной полости.
В доступной литературе мы не встретили работ, отра‑
жающих особенности течения и диагностики острой
Белов Сергей Анатольевич – врач-хирург торакального отделения
ПКТД; e-mail: sur_belove@mail.ru
неспецифической абдоминальной патологии у больных
туберкулезом.
Для преодоления диагностических трудностей в хи‑
рургии используются инструментальные методы, одна‑
ко их разрешающая способность далеко не равноценна
[3, 4, 6, 9]. Преимущества видеоэндоскопических тех‑
нологий в неотложной хирургии неоспоримы. Однако
создание напряженного пневмоперитонеума негативно
влияет на функцию дыхания и гемодинамику, особенно
у пациентов с легочной патологией. Метод безгазовой
лапароскопии позволяет избежать этого эффекта. В ми‑
ровой практике используются различные конструкции
лапаролифтов. Каждое из этих устройств имеет свои
преимущества и недостатки. Поэтому создание ориги‑
нальной системы лапаролифта, позволяющей широко
и эффективно применять метод в неотложной клини‑
ческой практике, частично устраняющей недостатки
существующих систем, является актуальной задачей.
Для создания собственной модели использована
идея совмещения в одном инструменте преимуществ
лапароцентеза и лапароскопа: единый прокол с лапа‑
ролифтингом через просвет троакара, оптическая сис‑
тема с автономным источником питания и освещения.
Отличием от предложенных ранее моделей стала ори‑
гинальная конструкция лапаролифта, автономность и
диаметр оптической системы (рис.) [1, 2].
Техника выполнения вмешательства заключается в
следующем. Операционное поле обрабатывается рас‑
твором антисептика, затем после местной анестезии
1
2
3
4
5
Рис. Схема устройства для лапаролифта:
1 – передняя брюшная стенка, 2 – оптическая система (лапароскоп),
3 – троакар, 4 – жесткая тяга, 5 – захватный стержень.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
кожа рассекается на протяжении 1 см и область раны
фиксируется держалкой. Через кожный разрез и под‑
кожную клетчатку по направлению к апоневрозу про‑
водится троакар диаметром 8 мм в собранном виде
со стилетом. Трубка троакара фиксируется рукой и
стилет удаляется. Затем трубка троакара опускается
к передней брюшной стенке, создавая с ней острый
угол. Через просвет трубки заводится устройство для
лапаролифтинга, которое при попадании в свободную
брюшную полость приводится в рабочее положение.
После этого выполняется механическое поднятие пе‑
редней брюшной стенки с целью создания рабочего
пространства в брюшной полости. Через просвет той
же трубки заводится оптическая система диаметром
3 мм с автономным источником питания и освещения.
После осмотра и выполнения манипуляции трубка
троакара приводится в вертикальное положение, и
устройство для лапаролифтинга извлекается вместе с
оптической системой. Брюшная полость дренируется,
через просвет трубки. Затем она извлекается из брюш‑
ной полости и рана ушивается.
С 2000 по 2012 г. мы наблюдали 198 пациентов
(106 мужчин и 92 женщины) с острой абдоминальной
патологией, что составило 3,6% от всех пролеченных
в хирургическом отделении ПКПД. Преобладали лица
трудоспособного возраста (средний возраст – 37,6±6,4
года). У 175 человек (88,4%) при поступлении в стацио‑
нар выявлен деструктивный процесс в легких, зарегис‑
трирована интоксикация с выраженными изменения‑
ми крови. Безгазовая лапароскопия с использованием
разработанной системы проведена 17 больным, 3 из
которых имели III и 14 – IV степень риска по класси‑
фикации ASA. Группу сравнения составили 47 пациен‑
тов с III–IV степенью риска вмешательства, которым
лапароскопия осуществлялась под общей анестезией
в условиях карбоксиперитонеума при давлении газа
10–14 мм рт.ст. При отработке соответствующих навы‑
ков продолжительность безгазовой лапароскопии – от
принятия решения до его выполнения – составила
14,6±2,6 мин., а продолжительность традиционной
лапароскопии – 59,2±12,4 мин. Осложнений, связан‑
ных с вмешательством в обеих группах пациентов не
зарегистрировано.
Применение различных лапаролифтов ассоцииру‑
ются с рядом проблем, связанных с ограниченностью
создаваемого пространства, затрудненным осмотром
органов, расположенных в глубине брюшной полости,
и боковых каналов [3, 4, 6, 9]. Однако на собственном
материале внутреннее операционное пространство у
больных, которым лапароскопические вмешательства
выполнялись по оригинальной методике, незначи‑
тельно отличалось по объему от такового у пациентов,
прооперированных традиционным лапароскопи‑
ческим способом. Предложенная методика лапаро‑
лифтинга дает возможность добиться достаточного
обзора для осуществления диагностического этапа
вмешательства. Кроме того, простота выполнения
значительно сокращает время процедуры и расходы
на диагностику.
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
Литература
1. Белов С.А. Лапаролифт // Патент РФ на изобретение. 2011.
№ 2475196.
2. Белов С.А., Панчоян В.М., Стегний К.В. Лапаролифт // Па‑
тент РФ на полезную модель. 2011. № 114835.
3. Беляев А.Ю., Николаева И.П. Сравнительная оценка газо‑
обмена и кислородно-щелочного состояния при лапарос‑
копических гинекологических операциях, выполненных
по «газовой» и «безгазовой » методике // Эндоскопическая
хирургия. 2000. № 2. С. 10.
4. Бондарев А.А., Мясников А.Д., Работский И.А. Эксперимен‑
тальное обоснование модели лапаролифта для выполнения
лапароскопической холецистэктомии // Эндоскопическая
хирургия. 2005. № 1. С. 20–21.
5. Васильев А.Ф., Братчиков Е.В., Березницкий А.П. Диагнос‑
тическая лапароскопия в неотложной хирургии // Эндоско‑
пическая хирургия. 2007. № 1. С. 27–28.
6. Винник Ю.С., Чердашев Д.В., Миллер С.В. [и др.]. Примене‑
ние лапаролифта для выполнения эндоскопических опера‑
ций у больных панкреонекрозом с высоким операционным
риском // Эндоскопическая хирургия. 2006. № 2. С. 27–28.
7. Ермаков А.А. Диагностическая лапароскопия в лечении
больных с экстренной абдоминальной патологией // Эндос‑
копическая хирургия. 2005. № 1. С. 49.
8. Кибрик Б.С., Челнокова О.Г. Некоторые особенности ле‑
карственной резистентности микобактерий туберкулеза
у больных с остропрогрессирующими деструктивными
формами туберкулеза легких // Проблемы туберкулеза и
болезней легких. 2003. № 8. С. 3–5.
9. Мазитова М.И., Ляпахин А.Б. Безгазовая лапароскопия в
гинекологии как альтернатива классической эндоскопии //
Казанский медицинский журнал. 2008. № 4. С. 498–502.
10. Снегирев И.И., Фролов А.П. Ошибки в дифференциальной
диагностике острых воспалительных заболеваний гениталий
и аппендицита // Бюллетень Восточно-Сибирского научного
центра СО РАМН. 2007. № 4, прил. С. 162–163.
11. Xi X., Shuang L., Dan W., Ting H. [et al.]. Diagnostic dilemma
of abdominopelvic tuberculosis: a series of 20 cases // Jour‑
nal of Cancer Research and Clinical Oncology. 2010. Vol. 136.
P. 1839–1844.
12. Stefanidis D., Richardson W.S., Chang L. [et al.]. The role of diag‑
nostic laparoscopy for acute abdominal conditions: an evidencebased review // Surg. Endosc. 2009. No. 23. P. 16–23.
Поступила в редакцию 20.02.2013.
Технические возможности безгазовой лапароскопии
в диагностике острой абдоминальной патологии у пациентов
с деструктивным туберкулезом легких
С.А. Белов1, К.В. Стегний2, А.К. Сорока2
1 Приморский краевой противотуберкулезный диспансер
(690041, г. Владивосток, ул. Пятнадцатая, 2), 2 Тихоокеанский
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова 2)
Резюме. В хирургическом отделении ПКПД разработан инс‑
трумент для ранней диагностики острой абдоминальной па‑
тологии у больных с деструктивным туберкулезом легких.
Данное устройство позволяет выполнять безгазовую лапарос‑
копию у лиц с тяжелой дыхательной недостаточностью. Оно
сочетает в себе преимущества лапароскопии и минимальноинвазивного лапароцентеза, позволяет сократить время вме‑
шательства и избежать негативного влияния напряженного
карбоксиперитонеума. Проведено 17 диагностических безга‑
зовых лапароскопий больным деструктивным туберкулезом
легких с подозрением на острую абдоминальную патологию.
Осложнений, связанных с вмешательством не зарегистрирова‑
но. Применение безгазовой лапароскопии позволило расши‑
рить показания к видеоэндоскопии у лиц с высокой степенью
операционного риска.
Ключевые слова: л апаролифтинг, лапароскопия,
карбоксиперитонеум.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методика
95
УДК 579.869.1:57.083.1:577.2.08
Способ быстрой идентификации бактерий рода Listeria и патогенного вида
Listeria monocytogenes с помощью мультиплексной ПЦР
С.М. Стародумова1, Е.А. Зайцева1, 2
1 НИИ
эпидемиологии и микробиологии им. Г.П. Сомова СО РАМН (690087, г. Владивосток, ул. Сельская, 1),
государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
2 Тихоокеанский
Ключевые слова: листерии, лабораторная диагностика, молекулярно-генетический метод, праймеры.
The way of a quick identification of bacteria
genus Listeria and pathogenic species of Listeria
monocytogenes by means of the multiplex
polymerase chain reaction
S.M. Starodumova1, E.A. Zaitseva1, 2
1 G.P. Somov Institute of Epidemiology and Microbiology of the SB of
the Russian Academy of Medical Sciences (1 Selskaya St. Vladivostok
690087 Russian Federation), 2 Pacific State Medical University
(2 Ostryakova Ave. Vladivostok 690950 Russian Federation)
Background. The wide polymorphism of the Listeria microbes and
impermanence of their biochemical and biological characteristics
inherent to the freshly isolated cultures of Listeria requires the de‑
velopment of quite new approaches to their typing.
Methods. Investigated possibility of the use of the multiplex poly‑
merase chain reaction (PCR) with primers limiting the sequences of
genes of Phosphoribosyl pyrophosphate synthetase (prs) and Phos‑
phatidylinositol-specific phospholipase (plcA) for a quick identifi‑
cation of bacteria genus Listeria along with a quick differentiation
of the pathogenic species of Listeria monocytogenes. Assessment of
efficacy of the PCR tested on 117 Listeria cultures isolated from the
different foodstaff and organs of the murine rodents.
Results. The use of the multiplex PCR enabled to relate 38 of Liste­
ria cultures to genus L. monocytogenes while the rest to genus Liste­
ria spp. that coincided with the results of microbiological typing
and testing by means of LISTER System.
Conclusions. The proposed multiplex PCR system enables to rela‑
tively quickly (within 3 hours) to screen for the Listeria-suspected
colonies and to simultaneously identify L. monocytogenes in the
samples under research and can be used for nmonitoring Listeria
infection during microbiological and biological research.
Keywords: Listeria, laboratory diagnostics, molecular genetic method,
primers.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 95–97.
Многочисленные вспышки листериоза в ряде стран
мира, связанные с употреблением в пищу инфициро‑
ванных продуктов питания, а также частота носитель‑
ства возбудителя у людей и его широкое распростра‑
нение в окружающей среде требуют разработки новых
подходов к типированию листерий с целью выявления
наиболее значимых, вирулентных штаммов [1, 3, 4, 7,
8, 10–12].
В современной лабораторной диагностике листе‑
риоза широко используются молекулярно-генетичес‑
кие методы, которые значительно ускоряют процесс
идентификации Listeria monocytogenes по сравнению с
длительным бактериологическим исследованием. Осо‑
бое место среди этих методов занимает полимеразная
цепная реакция (ПЦР) и ее варианты – гнездная ПЦР,
мультиплексная ПЦР и др. [8, 14]. Мультиплексная
Зайцева Елена Александровна – д-р мед. наук, профессор кафедры
микробиологии и вирусологии ТГМУ; е-mail: elza200707@mail.ru
ПЦР позволяет одновременно амплифицировать не‑
сколько генов-мишеней, что существенно расширяет
возможности традиционного метода.
Для выявления бактерий рода Listeria и идентифи‑
кации патогенного вида L. monocytogenes в настоящее
время в качестве мишеней для ПЦР используют раз‑
личные гены - 16S и 23S рРНК, prs, gyrB, rpoB, hly, inlA
и inlB, plcA, iap и др. [2–7, 10–13]. Важно отметить, что
выпускаемые в настоящее время коммерческие тестсистемы определяют только один вид листерий – L. mo­
no­cy­to­ge­nes. В это же время существует объективная
необходимость в создании тест-систем, позволяющих
на начальных этапах исследования выявлять другие
виды этого рода c одновременной идентификаци‑
ей патогенной L. monocytogenes. Особенно важным
представляется обнаружение в продуктах питания
L. innocua, которая, часто встречаясь одновременно
с L. monocytogenes, рассматривается как индикатор
возможного присутствия последней [4]. Поэтому для
исследователей, занимающихся лабораторной диагнос‑
тикой листериоза, важно иметь в своем арсенале метод,
позволяющий быстро и эффективно проводить мони‑
торинг листериоза, выявляя не только L. monocytogenes,
но и другие виды этого микроорганизма.
Цель работы – отработать тест-систему в фор‑
мате «мультиплекс» для выявления бактерий рода
Lis­te­ria и патогенного вида L. monocytogenes в одной
реакции.
Материал и методы. В работе использовали 117
культур листерий, выделенных из различных объек‑
тов окружающей среды (продукты питания, органы
мышевидных грызунов), и референтные штаммы лис‑
терий из коллекции лаборатории экологии патогенных
бактерий НИИЭМ СО РАМН: L. monocytogenes EGD,
L. ivanovii NCTC 11846, L. innocua SLCC 3379, L. seeligeri
SLCC 5921, L. welshimeri SLCC 5334 и L. grayi 17.
Микробиологические исследования проводили на
средах с использованием методов, рекомендованных
ГОСТ Р 51921–2002 и МУК 4.2.1122–02 для выявления
листерий.
Молекулярно-генетические методы. В работе ис‑
пользовались олигонуклеотидные праймеры, син‑
тезированные фирмой «Евроген», г. Москва (табл.).
Праймеры, ограничивающие фрагменты изучаемых
генов, были выбраны в 5’- и 3’-областях открытых
рамок считывания с помощью программы Oligo38.
Определение принадлежности выделенных культур к бактериям рода Listeria проводили методом
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
96
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
Рис. 1. Электрофорез продуктов амплификации ДНК
референтных штаммов листерий с одной парой праймеров
prs1–prs2 (1–6 – 211 п.н.) и двумя парами праймеров prs1–prs2
и plc1–plc2 (8–12 – 211 п.н., 13 – 211 и 476 п.н.):
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Рис. 2. Электрофорез продуктов мультиплексной ПЦР с ДНК
различных культур листерий:
1, 13 – L . monocytogenes EGD; 2, 8 – L. ivanovii NCTC 11846; 3, 9 – L. innocua
SLCC 3379; 4, 10 – L. seeligeri SLCC 5921; 5, 11 – L. welshimeri SLCC 5334; 6,
12 – L. grayi 17; 7 – ДНК-маркер (100 bp Ladder, Axygene, США).
1 – ДНК-маркер (100 bp Ladder, Axygene, США), 2 – L. monocytogenes
EGD (положительный контроль, 211 и 476 п.н.), 3 – L. innocua SLCC
3379 (положительный контроль, 211 п.н.), 4–10 – продукты амплификации ДНК культур листерий, выделенных из продуктов питания.
амплификации ДНК бактерий при помощи ПЦР с
праймерами prs1–prs2 для определения гена prs, коди‑
рующего родоспецифический белок общего метаболиз‑
ма – фосфорибозилпирофосфатсинтазу, нуклеотидная
последовательность которого была получена из базы
данных ListiList (http://www.pasteur.fr), содержащей
последовательность генома штамма L. monocytogenes
EGDe (табл.1), как описано [2].
Идентификацию выделенных культур листерий до
вида L. monocytogenes проводили при помощи тест-сис‑
темы «ЛИСТЕР» («Интерлабсервис», Россия) согласно
рекомендациям производителя, а также с помощью
видоспецифических для L.monocytogenes праймеров
plc1–plc2 по программе, описанной Е.А. Зайцевой [2].
Типирование культур листерий с помощью мультиплексной ПЦР проводили с использованием бактери‑
альных лизатов, приготовленных из суточных культур
листерий по методике, описанной Е.А. Зайцевой [1].
Реакционная смесь (25 мкл) содержала 1-кратный
ПЦР-буфер: 75 мМ Tris-HCl (pH 8,8), 20 мМ (NH4)2SO4
(Fermentas, Литва), 2мМ MgSO4 («Интерлабсервис»,
Россия), по 20 пМ каждого праймера, 0,25 мМ смеси
дНТФ (Fermentas, Литва), 5 ед. Taq-полимеразы («Би‑
онем», Россия) и 1 мкл бактериального лизата. ПЦР
проводили в амплификаторе «Терцик» («ДНК-техноло‑
гия», Россия) по программе быстрого регулирования:
1 цикл при температуре 94 °С – 2 мин, затем 35 циклов
при температуре 94 °С – 5 с, 60 °С – 5 с, 72 °С – 5 с.
Электрофорез продуктов амплификации осущест‑
вляли в 1,7 % агарозном геле в сравнении со стандар‑
тным маркером (100 bp DNA Ladder, Axygene, США).
Гель проявляли и фотографировали при помощи гельдокументирующей системы Gel Doc XR (BioRad, США).
Результаты исследования. Первоначально все иссле‑
дуемые культуры листерий были дифференцированы
микробиологическим методом, который показал, что
38 культур принадлежали к виду L. monocytogenes, а
79 культур относились к другим видам рода Listeria.
При помощи ПЦР, используя каждую пару праймеров
(prs1–prs2 и plc1–plc2) в отдельности, а также тестсистему «ЛИСТЕР» («Интерлабсервис», Россия), мы
подтвердили результаты, полученные микробиоло‑
гическим методом. Поэтому в качестве основы для
мультиплексной ПЦР-системы, позволяющей одно‑
временно амплифицировать фрагменты генов prs и
plcA, использовали праймеры prs1–prs2 и plc1–plc2. На
первом этапе работы в серии экспериментов были оп‑
тимизированы условия реакции: концентрация ионов
магния, концентрация праймеров, температурно-вре‑
менные режимы ПЦР.
Возможность одновременного применения прайме‑
ров prs1–prs2 и plc1–plc2 в мультиплексной ПЦР прове‑
рили на референтных штаммах листерий. Было уста‑
новлено, что мультиплексная ПЦР с этими праймера‑
ми приводит к образованию специфических продуктов
амплификации (фрагмент длиной 211 п.н. специфичен
для всех видов листерий и два фрагмента – длиной 211
п.н. и 476 п.н. – для L. monocytogenes), соответствующих
теоретически рассчитанным для данных пар прайме‑
ров (рис. 1).
Анализ результатов мультиплексной ПЦР на основе
разработанной тест-системы, как и микробиологичес‑
кий метод и тест-система «ЛИСТЕР», показал, что 38
культур принадлежали L. monocytogenes, а остальные
79 – другим видам листерий (рис. 2).
Обсуждение полученных данных. Разработанные к
настоящему времени различные коммерческие тестсистемы на основе ПЦР специфичны в отношении
L. monocytogenes, и не позволяют определить при‑
сутствие других Listeria spp. Ген prs, кодирующий ро‑
доспецифический белок общего метаболизма бакте‑
рий рода Listeria фосфорибозилпирофосфатсинтазу,
и ген plcA, кодирующий видоспецифический белок
L. monocytogenes – фосфатидилинозитол-специфичную
фосфолипазу, давно используются в качестве мишеней
для молекулярно-генетического типирования листе‑
рий [2, 3, 6, 11].
В ходе эксперимента было установлено, что ампли‑
фикация ДНК штамма L. monocytogenes EGD с двумя
парами праймеров (prs1–prs2 и plc1–plc2) приводит к
образованию двух продуктов – фрагментов длиной
211 и 476 п.н. Эти длины фрагментов соответствуют
длинам, теоретически рассчитанным для амплифи‑
цируемых участков генов prs и plcA, соответственно.
Амплификация ДНК штаммов других видов листерий
(L. innocua, L. ivanovii, L. seeligeri, L. welshimeri, L. grayi)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наблюдения из практики
с теми же парами праймеров приводит к образованию
лишь одного продукта – фрагмента длиной 211 п.н.,
соответствующего участку гена prs. Таким образом,
сочетание этих праймеров в одной реакции не при‑
водит к образованию неспецифических продуктов
амплификации и может быть использовано в мульти‑
плексной ПЦР.
Предлагаемая мультиплексная ПЦР-система поз‑
воляет сравнительно быстро (за 3 часа от начала ис‑
следования) провести скрининг подозрительных на
листерии колоний и одновременно идентифицировать
L. monocytogenes в исследуемых образцах.
Литература
1. Зайцева Е.А., Пуховская Н.М., Мусатов Ю.С. [и др.] Моле‑
кулярно-генетические особенности и эпидемиологическая
значимость штаммов Listeria monocytogenes, выделенных от
беременных женщин и из абортного материала в дальневос‑
точном регионе России // Клин. микробиол. антимикроб.
химиотер. 2007. Т. 9, № 1. С. 81–89.
2. Зайцева Е.А. Система анализа микробиологических и мо‑
лекулярно-генетических маркеров для выявления высоко‑
вирулентных штаммов Listeria monocytogenes: дис. д-ра мед.
наук. М., 2010. 299 с.
3. Карпова Т.И., Ермолаева С.А., Лопырев И.В. [и др.] Новые
методы идентификации Listeria monocytogenes // Клин. мик‑
робиол. антимикроб. химиотер. 2001. Т.3. С. 266–273.
4. Тартаковский И.С., Малеев В.В., Ермолаева С.А. Листерии:
роль в инфекционной патологии человека и лабораторная
диагностика. М.: Медицина для всех, 2002. 200 с.
5. Bubert A., Hein I., Rauch M. [et al.] Detection and differentiation
of Listeria spp. by a single reaction based on multiplex PCR //
Appl. Environ. Microbiol. 1999. Vol. 65, No.10. P. 4688–4692.
6. Doumith M., Buchrieser C., Glaser P. [et al.] Differentiation of
the major Listeria monocytogenes serovars by multiplex PCR // J.
Clin. Microbiol. 2004. Vol. 42. P. 3819–3822.
7. Lehner A., Loncarevic S., Wagner M. [et al.] A rapid differen‑
tiation of Listeria monocytogenes by use of PCR–SSCP in the
listeriolysin O (hlyA) locus // J. Microbiol. Methods. 1999. Vol.
34, No. 3. P. 165–171.
8. Liu D. [ed.] Handbook of Listeria monocytogenes // USA: CRC
Press, 2008. 552 p.
9. Marranzano M., Pitrolo S., Vicari O. [et al.] Presence of Listeria
97
spp. in vegetables // Ann. Ig: Med. Rev. e communita. 1996. Vol.8,
No. 5. P. 531–535.
10. Meinersmann R., Phillips R., Wiedmann M. [et al.] Multilocus
sequence typing of Listeria monocytogenes by use of hypervariable
genes reveals clonal and recombination histories of three lineages
// Appl. Environ. Microbiol. 2004. Vol. 70, No. 4. P. 2193–2203.
11. Nightingale K., Windham K., Wiedmann M. Evolution and mo‑
lecular phylogeny of Listeria monocytogenes isolated from human
and animal listeriosis cases and foods // J. Bacteriol. 2005. Vol.
187, No. 16. P. 5537–5551.
12. Sallen B., Rajoharison A., Desvarenne S. [et al.] Comparative
analysis of 16S and 23S rRNA sequences of Listeria species // Int.
J. Syst. Evol. Bacteriol. 1996. Vol. 46. P. 669–674.
13. Sue D., Fink, D., Wiedmann, M. [et al.] SigmaB-dependent
gene induction and expression in Listeria monocytogenes dur‑
ing osmotic and acid stress conditions simulating the intestinal
environment // Microbiology. 2004. Vol. 150. P. 3843–3855.
14. Vazquez-Boland J.A., Kuhn M., Berche P. [et al.] Listeria patho‑
genesis and molecular virulence determinants // Clin. Microbiol.
Rev. 2001. Vol. 14, No. 3. P. 584–640.
Поступила в редакцию 12.04.2012.
Способ быстрой идентификации бактерий рода Listeria
и патогенного вида Listeria monocytogenes с помощью
мультиплексной ПЦР
С.М. Стародумова1, Е.А. Зайцева1, 2
1 НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Г.П. Сомова
СО РАМН (690087, г. Владивосток, ул. Сельская, 1),
2 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2)
Резюме. Исследована возможность применения мультиплекс‑
ной полимеразной цепной реакции (ПЦР) с праймерами, огра‑
ничивающими участки генов фосфорибозилпирофосфатсин‑
тазы (prs) и фосфатидилинозитол-специфичной фосфолипазы
(plcA), для быстрой идентификации бактерий рода Lis­te­ria с
одновременной дифференциацией патогенного вида Listeria
monocytogenes. Оценка эффективности метода проведена на 117
культурах листерий, выделенных из разнообразных продуктов
питания и органов мышевидных грызунов. В соответствии с
результатами мультиплексной ПЦР 38 культур листерий были
отнесены к виду L. monocytogenes, а остальные 79 – к Listeria spp.
Данный способ можно использовать для мониторинга листери‑
озной инфекции в работе микробиологов и бактериологов.
Ключевые слова: листерии, лабораторная диагностика, молекулярно-генетический метод, праймеры.
УДК 616.34-009.11
О некоторых компенсаторных особенностях толстого кишечника
В.Г. Раповка1, А.Ф. Пономарев1, С.Е. Гаврина2, Л.С. Денисенко2, Е.С. Рогаткина2, О.К. Шкуратова2, С.П. Иванов2,
О.А. Соболевская1
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет (690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2),
2 Приморская краевая клиническая больница № 1 (690091, г. Владивосток, ул. Алеутская 57)
Ключевые слова: запор, каловый камень, сигмовидная кишка.
On the issue of some compensatory features
of colon
V.G. Rapovka1, A.F. Ponomarev1, S.E. Gavrina2, L.S. Denisenko2,
E.S. Rogatkina2, O.K. Shkuratova2, S.P. Ivanov2, O.A. Sobolevskaya1
1 Pacific State Medical University (2 Ostryakova Ave. Vladivostok
690950 Russian Federation), 2 Primorsky Krai Regional Clinical
Hospital No. 1 (57 Aleutskaya St. Vladivostok 690091 Russian
Federation)
Соболевская Ольга Анатольевна – канд. мед. наук, ассистент кафед‑
ры госпитальной хирургии ТГМУ; e-mail: osobolevskaya@mail.ru
Summary. Constipation is one of the most widespread human dis‑
eases. Women amount at least 70–80 % of all patients having consti‑
pation, and for the first time the disease develops during pregnancy
more than in 50 % of cases while at the age of 18–20 it develops in
20 % of cases. Men often have constipation in their 40–50th. Sub‑
mitted to consideration are three unique clinical observations of
constipation resulted in solid fecaliths that led to two cases of the
surgical judgment.
Keywords: constipation, fecaloma, sigmoid colon.
Pacific Medical Journal, 2014, No. 1, p. 97–98.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
Считается нормой, что пища, принятая в течение 8
часов после последнего опорожнения кишечника,
должна быть эвакуирована в течение последних 24
часов. Однако, многочисленные наблюдения показы‑
вают, что частота стула у здоровых людей колеблется
в довольно широких пределах, что зависит от харак‑
тера питания, образа жизни и привычек. Однократно
ежедневный стул наблюдается у 60–70%, стул чаще
одного раза в день – у 25–30%, стул реже одного раза
в день – у 5% здоровых людей. Считается нормальным,
что примерно у 95% населения имеется стул от 3 раз в
день до 3 раз неделю [1, 3]. Следовательно, надлежит
считать опорожнение кишечника более чем через 48
часов – так называемый запор – самым распростра‑
ненным заболеванием человечества.
За последние десятилетия во всем мире наблю‑
дается явная тенденция к неуклонному росту числа
заболевших, и что самое печальное – запор поража‑
ет людей молодого возраста [2, 5]. Распространение
этого страдания среди жителей городов принимает
катастрофический характер. Возникла концепция
запора, как одной из болезней цивилизованного об‑
щества, причинами которой являются высокий ритм
и малоподвижный образ жизни, стрессы, постоянное
нервное и умственное перенапряжение, оторванность
от здоровых природных условий. Женщины составля‑
ют не менее 70–80% всех пациентов с запорами, более
чем в 50% случаев заболевание впервые появляется в
период беременности, при этом в 20% случаев – в воз‑
расте 18–20 лет. У мужчин запор чаще возникает после
40–50 лет [4, 5]. Приводим собственные наблюдения,
уникальность которых заключается в необычных ком‑
пенсаторных возможностях толстого кишечника при
длительных нарушениях нормального опорожнения.
Наблюдение 1. Больная Н., 52 лет, поступила в гинеколо‑
гическое отделение с диагнозом «кистома яичника». Взята
на операцию. При ревизии выявлено, что в сигмовидной
кишке имелось образование размером 15×15 см тестоватой
консистенции – каловый камень. Ниже в поперечно-обо‑
дочной, сигмовидной и прямой кишках – каловое содер‑
жимое. Сигмовидная кишка расширена до 8–10 см, стенки
ее гипертрофированны до нисходящего отдела. Несмотря
на большие размеры калового камня, у больной не было
клиники кишечной непроходимости, периодически проис‑
ходило самостоятельное опорожнение кишечника. Первым
этапом выполнена обструктивная резекция толстой кишки с
выведением одноствольной колостомы, вторым – наложение
толсто-толстокишечного анастомоза. Пассаж по кишечнику
восстановлен, выписана с выздоровлением.
Наблюдение 2. Девочка, 12 лет, поступила в центр колопро‑
ктологии Приморской краевой клинической больницы № 1 по
поводу кишечной непроходимости. Отсутствие акта дефека‑
ции в течение 30 дней. При поступлении ребенок обычного
телосложения, худощавый. При осмотре живота брюшная
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
стенка мягкая, не напряжена, в левой половине, начиная от
лона и уходя в левое подреберье определялось опухолевидное
образование в виде цилиндра диаметром до 8–10 см – пе‑
рерастянутая калом сигмовидная кишка, безболезненная,
тестоватой консистенции. Больная лечилась консервативно:
сифонными клизмами в течение 8 последующих дней. Выпи‑
сана с выздоровлением.
Наблюдение 3. Больная Е., 34 лет, поступила в центр ко‑
лопроктологии Приморской краевой клинической больницы
№ 1 с диагнозом: «Долихосигма, копролит сигмовидной киш‑
ки, кишечная непроходимость в стадии субкомпенсации».
У больной вторая беременность и повторно, начиная со
второго триместра, полное отсутствие опорожнения кишеч‑
ника. Первая беременность закончилась самостоятельными
родами и резекцией части сигмовидной кишки с копролитом.
В настоящем случае на 3-й день после поступления выпол‑
нена лапаротомия, при которой в сигмовидной кишке обна‑
ружен копролит размером 20×15 см. Выполнена резекция
сигмовидной кишки с наложением анастомоза. Выписана с
выздоровленим.
Известно, что в сутки у человека в среднем об‑
разуется около 100–150 г кала. За месяц в кишке на‑
капливается 3 кг кала, а за 4–5 месяцев – до 12–15 кг.
Приведенные наблюдения показывают, что компен‑
саторные возможности толстой кишки при запоре
весьма высоки.
Литература
1. К линическая оперативная колопроктология / под ред.
В.Д. Федорова [и др.] М.: Медицина, 1994. 430 с.
2. П рактическая онкология: избранные лекции / под ред.
С.А. Туляндина, В.М. Моисеенко. СПб.: ТОММ, 2004 .
840 с.
3. Профилактика, диагностика и лечение колоректального рака:
краткий справочник для специалиста. М., 2011 г. 140 с.
4. Рак прямой кишки / под ред. В.Д. Федорова. М.: Медицина,
1987. 320 с.
5. Филипс Р. Колоректальная хирургия: руководство / пер. с англ.
М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. 500 с.
Поступила в редакцию 26.04.2012.
О некоторых компенсаторных особенностях толстого
кишечника
В.Г. Раповка1, А.Ф. Пономарев1, С.Е. Гаврина2, Л.С. Денисенко2,
Е.С. Рогаткина2, О.К. Шкуратова2, С.П. Иванов2,
О.А. Соболевская1
1 Тихоокеанский государственный медицинский университет
(690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2), 2 Приморская
краевая клиническая больница № 1 (690091, г. Владивосток, ул.
Алеутская, 57)
Резюме. Запор является одним из самых частых заболеваний
человека. Женщины составляют не менее 70–80% всех пациен‑
тов с запорами, более чем в 50% случаев заболевание впервые
появляется в период беременности, при этом в 20% случае – в
возрасте 18–20 лет. У мужчин запор чаще возникает после
40–50 лет. Представлены три уникальных клинических наблю‑
дения запоров с образованием массивных копролитов, в двух
случаях потребовавших оперативного лечения.
Ключевые слова: запор, каловый камень, сигмовидная кишка.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Юбилеи
99
УДК 611(092)
Вадим Николаевич Швалев
К 85-летию со дня рождения
Научная деятельность почетного
профессора Казанского медицин‑
ского университета В.Н. Швалева
последние полвека связана с работа‑
ми многих нейроморфологических
школ России и зарубежья. Юбиляр
родился в Казани 31 мая 1929 г. Его
отец – хирург Н.В. Швалев, пере‑
ехав в довоенные годы работать
в Елабугу, завоевал там высокий
авторитет, и сейчас его именем на‑
звана одна из улиц этого города.
В 1947 г. В.Н. Швалев стал сту‑
дентом Казанского медицинского
института имени С.В. Курашова.
После окончания лечебного фа‑
культета поступил в аспирантуру
на кафедру гистологии, где про‑
водил исследования иннервации
органов мочевыделения под ру‑
ководством проф. А.Н. Миславс‑
кого – заслуженного деятеля науки РФ, ученого, при
котором Казанская нейрогистологическая школа
получила мировое признание. В 1956 г. В.Н. Швалев
успешно защитил кандидатскую диссертацию. В Ка‑
занском мединституте он начинал преподавателем
кафедры патологической анатомии, а затем – важный
этап жизни – участвовал в создании Центральной
научно-исследовательской лаборатории. В Казанском
мединституте она была третьей – после Москвы и
Ленинграда. В 2003 г. за работу по созданию ЦНИЛ и
научные заслуги ученым советом ему было присвоено
звание «Почетный профессор Казанского медицин­
ского университета».
В 1962 г. В.Н. Швалев был приглашен на работу в
Ленинград в лабораторию нейроморфологии Институ‑
та физиологии им. И.П. Павлова АН СССР известным
ученым член-корр. АН и АМН СССР проф. Н.Г. Ко‑
лосовым. Результатом проведенных в этот период
исследований явилась монография В.Н. Швалева «Ин‑
нервация почек» (Наука, 1965), которая была представ‑
лена и успешно защищена им в качестве докторской
диссертации. В 1967 г. В.Н. Швалев избран руководи‑
телем лаборатории нейроморфологии Ленинградского
нейрохирургического института им. А.Л. Поленова.
Возглавляя нейроморфологическое направление в
институте, В.Н. Швалев с сотрудниками представил
динамику нейродистрофических изменений ряда важ‑
нейших внутренних органов при поражениях гипо‑
таламуса, что было отражено в книге «Висцеральная
патология при поражениях ЦНС» (Наука, 1975).
В 1967 г., вскоре после переезда в Москву, В.Н. Шва‑
лев был избран руководителем лаборатории нейро‑
морфологии с группой электронной микроскопии в
Российском кардиологическом на‑
учно-производственном комплек‑
се. В нем он становится активным
участником советско-американ‑
ских исследований по проблеме
«Внезапная сердечная смерть». В
1981 г. тиражом в 100 000 экз. вы‑
шла популярная книга В.Н. Шва‑
лева «Молодость и сердце», ко‑
торая была переведена в Японии
и Литве, а в 1983 г. тиражом в
200 000 экз. была опубликована
другая книга: «Нервная система
и заболевания сердца». В 1992 г.
появилась монография В.Н. Шва‑
лева, написанная в соавторстве с
его учеником А.А. Сосуновым и
немецким профессором Г. Гуски,
«Морфологические основы иннер‑
вации сердца», получившая высо‑
кую оценку у специалистов.
В.Н. Швалев долгие годы сотрудничает с научными
учреждениями Германии, других стран Европы, США
и Кубы. С 1994 г. В.Н. Швалев совмещает работу в Кар‑
диокомплексе с должностью заведующего кафедрой
«Биология человека» Международного университета
«Дубна», где им созданы учебные пособия «Биология
человека» (2005, 2006), а также «Основы биологии че‑
ловека и учения о нервизме» (2008).
Среди научных заслуг проф. В.Н. Швалева следует,
прежде всего, отметить фундаментальные иссле‑
дования в области онтогенеза иннервации почек и
сердца. Он впервые показал нервные взаимосвязи
коркового и мозгового вещества почек у человека и
ряда животных, детально изучил афферентные и эф‑
ферентные нерв­ные сплетения в различных отделах
мочевыводящих путей, установил источники их ин‑
нервации, описал особенности динамики изменений
В.Н. Швалев и А.Н. Миславский. Казань, 1954 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тихоокеанский медицинский журнал, 2014, № 1
100
иннервации почек и сердечно-сосудистой системы
при ряде заболеваний. Изучая возрастные изме‑
нения нервного аппарата сердца и других органов,
В.Н. Швалев сформулировал дополнительные при‑
знаки начала плодного периода развития млекопи‑
тающих и человека, ввел понятие «медиаторный этап
онтогенеза». Существенное значение имеет открытие
В.Н. Швалевым феномена ранней инволюции у людей
адренергических (симпатических) сплетений сердца
и других внутренних органов, изучение циклических
превращений оксида азота в организме человека и их
влияние на генез атеросклероза.
Многие годы В.Н. Швалев консультирует диссерта‑
ционные исследования, среди которых большинство
имеют клиническое направление. К нему обраща‑
ются соискатели докторских и кандидатских диссер‑
таций разных городов страны. Основными темами
защищенных при его руководстве и консультациях 22
докторских и 29 кандидатских диссертаций являются
нейрогистологические исследования изменений орга‑
нов в онтогенезе и в условиях патологии. В.Н. Швалев
являлся членом ВАК, членом редколлегии и ответст­
венным секретарем журнала «Архив анатомии, гисто‑
логии и эмбриологии».
В.Н. Швалев – заслуженный деятель науки РФ,
действительный член Российской академии естествен‑
ных наук, почетный член Международной ассоциации
морфологов. Ученики юбиляра работают в различных
городах России и ряде зарубежных стран, а сыновья
продолжают медицинские традиции.
Сотрудники медицинских университетов Дальнего
Востока, многочисленные соратники и ученики юбиля‑
ра из разных городов России и зарубежья поздравляют
Вадима Николаевича Швалева и желают ему доброго
здоровья и дальнейших успехов в научной и препода‑
вательской деятельности!
УДК 616.98(092)
Лариса Михайловна Сомова
К 70-летию со дня рождения
10 января 2014 г. исполнилось 70
лет со дня рождения и 46 лет на‑
учно-практической деятельности
в области патоморфологии дирек‑
тору ФБГУ «НИИ эпидемиологии
и микробиологии имени Г.П. Со‑
мова» Сибирского отделения Рос‑
сийской академии медицинских
наук, доктору медицинских наук,
профессору Ларисе Михайловне
Сомовой.
Лариса Михайловна в 1968 г.
окончила Владивостокский меди‑
цинский институт. В НИИ эпи‑
демиологии и микробиологии
работает с 1972 г., последователь‑
но занимая должности младшего
научного сотрудника, старшего
научного сотрудника, руководителя лаборатории пато‑
морфологии и электронной микроскопии, заместителя
директора по научной работе, с 2010 г. и по настоящее
время – директора института.
Результаты своих исследований в области пато‑
морфологии Л.М. Сомова отразила в кандидатской
диссертации «Патоморфология и патогенез экспери‑
ментальной инфекции, вызванной вирусом Повассан
(штамм Приморье-40) и в докторской диссертации
«Псевдотуберкулез: пато- и морфогенез». В 2005 г. при‑
своено ученое звание профессора.
Л.М. Сомовой осуществляются комплексные
исследования по проблеме патоморфологии и па‑
тогенеза природноочаговых инфекций (клещевой
энцефалит, энцефалит Повассан, геморрагическая
лихорадка с почечным синдромом, псевдотуберкулез),
распространенных на Дальнем
Востоке. Ею впервые дана интег‑
ральная оценка патологии псев‑
дотуберкулеза, с позиции имму‑
нопатологии охарактеризована
сущность поражений нервной
системы при клещевом энцефа‑
лите, впервые изучена гистопа‑
тология энцефалита Повассан.
В настоящее время под ее руко‑
водством в институте разраба‑
тываются вопросы фагоцитарной
защиты при инфекционных про‑
цессах бактериальной и вирус‑
ной природы, а также проводятся
приоритетные исследования по
ультраструктурной изменчивос‑
ти патогенных бактерий в разных
условиях их обитания.
За весь период работы в НИИЭМ СО РАМН
Л.М. Сомовой опубликовано 250 научных работ (в
том числе 4 методических рекомендации, 7 моно‑
графий, 6 патентов). Под руководством Ларисы Ми‑
хайловны защищены 8 кандидатских и 2 докторских
диссертации.
На протяжении всей научной деятельности
Л.М. Сомова проявила себя как глубоко мыслящий
исследователь, отличный организатор и прекрасный
наставник. Ее имя и мнение высоко ценится в научных
медицинских кругах. Она неоднократно награждалась
почетными грамотами, в том числе и Президиума
РАМН, а также в 2003 г. получила правительственную
награду медаль ордена «За заслуги перед отечеством
II степени».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Юбилеи
101
УДК 613 (092)
Владимир Александрович Петров
К 70-летию со дня рождения
24 ноября 2013 г. исполнилось 70
лет доктору медицинских наук,
профессору кафедры гигиены
ТГМУ Владимиру Александрови‑
чу Петрову.
В.А. Петров в 1967 г. окончил
санитарно-гигиенический факуль‑
тет Пермского государственного
медицинского института, в 1970 г. –
клиническую ординатуру по спе‑
циальности «общая гигиена» при
кафедре общей гигиены указанного
института. В 1971 г. он стал ассис‑
тентом кафедры общей гигиены
Владивостокского медицинского
института, в этом же году защитил
кандидатскую диссертацию на тему
«Гигиеническая оценка ведущих со‑
единений броморганического про‑
изводства в натурных и экспериментальных условиях».
В 1973 г. В.А. Петров организовал на кафедре препода‑
вание военной и военно-морской гигиены, а в 1974 г. – и
радиационной гигиены. В 1975 г. ему было присвоено
ученое звание доцента, а в 1976 г. В.А. Петров пере‑
веден на должность доцента самостоятельного курса
гигиены питания. В 1974–1976 гг. осуществлял руковод­
ство хоздоговорной научно-исследовательской работой
«Гигиеническая оценка труда и питания водолазов», с
1977 по 1988 г. бессменно возглавлял хоздоговорные
исследования с ТИНРО-Центром.
В 1985 г. В.А. Петров переведен на должность заве‑
дующего кафедрой общей гигиены. В 1988 г. произошло
объединение кафедры общей гигиены и самостоятель‑
ного курса гигиены питания, и он возглавил объеди‑
ненную кафедру, которая получила название «Кафедра
гигиены». В 1995 г. курс гигиены питания получил
статус самостоятельного.
В 1988 г., по инициативе В.А. Петрова, была создана
единственная в бывшем СССР специализированная,
комплексная (совместно с промышленным объеди‑
нением «Дальрыбтехцентр») научная лаборатория по
медико-биологическим исследованиям морских гид‑
робионтов, которую он и возглавлял до ее закрытия в
1994 г. в связи со сложившейся тогда социально-эко‑
номической ситуацией в стране.
С 1979 по 1988 г. В.А. Петров возглавлял Примор‑
ский филиал Всесоюзного общества гигиенистов и
санитарных врачей, который в то время был признан
одним из лучших в бывшем СССР. Был делегатом
Всесоюзного (1984) и Всероссийских (1985, 1991, 1997,
2001, 2005, 2001) съездов гигиенистов и санитарных
врачей. В 1990 г. успешно защитил докторскую диссер‑
тацию на тему «Гигиенические аспекты рационального
использования белковых ресурсов
Мирового океана», в 1991 г. полу‑
чил ученое звание профессора. Яв‑
ляется создателем и признанным
главой дальневосточной научной
школы гигиенистов, возглавляет
гигиеническую проблемную ко‑
миссию ТГМУ.
В 1994 г. В.А. Петров прошел
обучение в США на цикле по ре‑
ализации образовательных про‑
грамм и получил международный
сертификат. В 1995 г. был избран
академиком Международной ака‑
демии наук экологии и безопас‑
ности жизнедеятельности (МА‑
НЭБ). В 2005 г. за большой вклад
в развитие проблем медицинской
экологии президиумом МАНЭБ
удостоен почетного звания «Заслуженный деятель на‑
уки» и награжден «Звездой ученого». В этом же году за
развитие науки в Дальневосточном регионе награжден
почетной медалью Профессорского клуба (г. Влади‑
восток). В 1999 г. за научное обоснование и разработку
мероприятий по охране здоровья работников угольной
промышленности в Дальневосточном регионе награж‑
ден знаком «Трудовая слава» III степени.
В.А. Петров – автор 223 научных публикаций (из
них 3 монографии, 12 методических пособий). Подго‑
товил 6 докторов и 22 кандидата наук.
Научную и педагогическую деятельность юбиляр
активно совмещал и совмещает с общественной и
административной работой: в начале 70-х годов ХХ
века – командир ССО института, заместитель декана
лечебного факультета, с 1987 по 1992 г. – декан меди‑
ко-профилактического факультета, с 1993 по 1995 г. –
проректор университета по учебной работе. С 2012 г.
работает профессором кафедры гигиены Тихоокеанс‑
кого государственного медицинского университета.
За большую методическую помощь органам здра‑
воохранения и государственного санитарно-эпиде‑
миологического надзора в 2002 г. награжден знаком
«Отличник здравоохранения». За развитие преподава‑
ния в вузе военно-медицинских дисциплин награжден
медалью «300 лет Российскому Флоту».
Администрация, профессорско-преподавательский
коллектив Тихоокеанского государственного меди‑
цинского университета, коллеги, ученики сердечно
поздравляют глубокоуважаемого Владимира Алек‑
сандровича с юбилеем, желают ему крепкого здоро‑
вья, творческого вдохновения, дальнейших успехов в
научно-педагогической деятельности, благополучия и
гармонии в семье.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вниманию авторов!
иллюстрации предоставляются по согласованию с редакцией).
Редакционная коллегия «Тихоокеанского медицинского жур‑
На обороте второго экземпляра иллюстрации мягким каранда‑
нала» обращает внимание на необходимость соблюдения при
шом указываются ее номер, фамилия первого автора, название
подготовке статей изложенных ниже правил.
статьи, обозначаются верх и низ. Подписи к иллюстрациям да‑
Статья для раздела «оригинальные исследования» ТМЖ
ются на отдельном листе в 2 экземплярах в порядке нумерации
направляется в редакцию в пакете следующих документов:
рисунков. В подписях к микрофотографиям указывают метод
1. Сопроводительное письмо;
окраски и увеличение.
2. Статья в 2 экземплярах;
Таблицы должны быть наглядными, озаглавленными и
3. Иллюстрации в 2 экземплярах или в электронном виде;
пронумерованными, заголовки граф – соответствовать их со‑
4. Пристатейный список литературы, оформленный по ГОСТ
держанию, цифры, приведенные в таблицах, не должны повтоР 7.0.5–2008, в 2 экземплярах;
ряться в тексте. На все таблицы должны быть ссылки в тексте
5. Резюме на русском языке в 2 экземплярах;
в скобках с использованием сплошной нумерации.
6. Реферат для перевода на английский язык в 2 экземплярах;
Библиографические ссылки в тексте приводятся в квад‑
7. Список авторов.
ратных скобках, по номерам – в соответствии с пристатейным
Сопроводительное письмо оформляется на бланке органи‑
списком литературы. Библиография должна содержать как
зации, где выполнялась работа, с круглой печатью и подписью
отечественные, так и иностранные работы за последние 10–15
руководителя учреждения*.
лет. Лишь в случае необходимости допустимы ссылки на более
Статья (первый экземпляр) должна быть собственноручно
ранние труды. В оригинальных статьях цитируются не более
подписана всеми авторами и иметь визу руководителя учреж‑
15 источников. Авторы несут ответственность за правильность
дения, где выполнена работа. Статья должна быть напечатана
библиографических данных.
на одной стороне стандартного листа формата А4 с полуторным
Пристатейный список литературы оформляется в соответст­
интервалом между строками (56–60 знаков в строке, включая
вии с ГОСТ Р 7.0.5–2008. Источники нумеруются и указываются
знаки препинания и пробелы, 29–30 строк на странице). К ста‑
в алфавитном порядке (сначала работы отечественных авторов,
тье прилагается файл набора, выполненного в общеупотреби‑
затем – иностранных) в оригинальной транскрипции. Работы
тельном текстовом редакторе.
отечественных авторов, опубликованные на иностранных язы‑
Оригинальная статья должна иметь следующие рубрики
ках, помещаются среди работ иностранных авторов, а работы
(IMRAD format):
иностранных авторов, опубликованные на русском языке, –
«Введение», в котором кратко излагается современное состо‑
среди работ отечественных авторов. При оформлении работ,
яние вопроса и обосновывается актуальность исследования;
«Материал и методы» с кратким описанием процедур полу‑ опубликованных в Интернете, после библиографической записи
указывается URL (Uniform Resource Locator) и дата последнего
чения результатов (в экспериментальных работах необходимо
обращения (день-месяц­-год)*.
ссылаться на «Правила проведения работ с использованием
Для системы международной идентификации русскоязыч‑
экспериментальных животных», указывать способы обезболи‑
ная часть списка литературы дублируется на английском язы‑
вания и выведения животных из опыта). При статистической
ке, причем фамилии, имена, отчества авторов приводятся в
обработке данных необходимо указывать использованные
транслитерации, названия работ и журналов (сборников) – в
методы и приводить наименования показателей;
переводе на английский язык.
«Результаты исследования», где приводится сжатое и обос‑
Резюме на русском языке должно иметь объем до 0,5 стра‑
нованное изложение конкретных результатов работы без их
ницы (100–250 слов, по ГОСТ 7.9–95: не менее 10 строк, до 850
обсуждения;
знаков, включая пробелы и знаки препинания). Реферат для
«Обсуждение полученных данных» не должно повторять
перевода на английский язык должен кратко отражать основные
«результаты исследования», но представлять итоги их анализа
положения работы в соответствии с IMRAD format (т.е. повто‑
с привлечением данных литературы. В конце «обсуждения»
рять структуру статьи). Требования к англоязычному реферату:
целесообразно суммировать основные положения или сфор‑
объем до 1 страницы (до 1800 знаков вместе с заголовком, Ф.И.О.
мулировать выводы.
авторов, названием и адресом организации, ключевыми слова‑
Объем оригинальных статей не должен превышать 8–10
ми). Каждый раздел заголовочных, подзаголовочных данных и
страниц (за исключением иллюстраций, списка литературы,
текста должен начинаться с красной строки*.
реферата и резюме). Объем обзорных и общетеоретических
Список авторов статьи оформляется по схеме: фамилия,
статей согласовывается с редакцией. В начале первой страницы
имя, отчество (полностью), ученая степень, ученое звание,
указываются: название статьи, инициалы и фамилии авторов,
должность с указанием основного места работы (с почтовым
название учреждения (без сокращения), где выполнена работа,
индексом и адресом), рабочий телефон, адрес электронной
его полный почтовый адрес, а также ключевые слова (не более
почты. Отдельно необходимо выделить автора, с которым при
четырех).
необходимости редакция будет вести переписку.
Все цитаты, химические формулы, таблицы и дозировки
Ставя свою подпись под статьей, автор тем самым передает
препаратов, приводимые в статьях, должны быть тщательно
неисключительные права на издание редакции. Автор гаранти‑
выверены автором. Единицы измерения даются по системе
рует, что статья оригинальная; ни статья, ни рисунки к ней не
СИ. Сокращение слов, имен и названий (кроме общепринятых)
были опубликованы в других журналах. Редакция оставляет
без расшифровки не допускается, количество аббревиатур,
за собой право сокращать и исправлять рукописи. Корректура
словосочетаний, наиболее часто встречающихся в тексте, с
авторам не высылается. Работы публикуются на безвозмездной
расшифровкой – не более четырех. Аббревиатуры приводятся
основе. Авторский гонорар не выплачивается. Поступление
в тексте работы при первом упоминании термина.
статьи в редакцию подтверждает полное согласие автора с
Иллюстрации (фотографии, рисунки, диаграммы, графики
правилами журнала. Непринятые к опубликованию работы
и др.) должны быть представлены в минимально необходимом
авторам не возвращаются.
количестве. К каждой диаграмме и графику даются цифры для
Работы направлять по адресу:
их построения. Все иллюстрации должны быть обозначены в
690950, г. Владивосток, пр-т Острякова, 2.
тексте в скобках с использованием сплошной нумерации. Если
Владивостокский государственный медицинский универиллюстрации предоставляются в электронном виде, они долж‑
ситет, редакция «Тихоокеанского медицинского журнала»;
ны быть приложены в виде отдельных файлов в формате TIFF
e-mail: medicinadv@mail.ru
или JPEG с минимальной компрессией в натуральную величину
с разрешением 300 ppi (точек на дюйм). Если предоставляются
оригиналы, фотографии должны быть черно-белыми, пря‑ * С детальными требованиями к оформлению статей можно ознакомиться на официальном сайте журнала: www.tmj-vgmu.ru
моугольными и контрастными, рисунки – четкими (цветные
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
681
Размер файла
2 425 Кб
Теги
журнал, 389, тихоокеанская, 2014, медицинских
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа